Менталист. Аннигиляция (fb2)

- Менталист. Аннигиляция [СИ] (а.с. Выиграть у времени -5) 839 Кб, 231с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Андрей Еслер

Настройки текста:



Андрей Еслер Менталист. Аннигиляция

Глава 1


* * *

— Иди в задницу, сраный ублюдок.

— Убить.

Рени будто лимон проглотил, лицо исказил гнев.

Настя с ужасом посмотрела на стоящее чудовище, что-то в облике зверя казалось знакомым. Рени отошёл к своим людям, видимо боялся запачкаться.

— Али? — тихо произнесла она.

Огромные голубые глаза застыли.

Глаза Насти наполнились слезами, она всё поняла.

Столько лет поисков, столько версий и теорий, а встретились они в таком неожиданном месте. Два загнанных зверя, сейчас они смотрели друг на друга и время будто замерло.

Старая женщина, старый монстр, два осколка прошлого.

— Убить! — чуть громче воскликнул Рени, что-то сделав в магическом плане.

Ошейник центуриона заискрился разрядами, Али глухо зарычал, но не сдвинулся с места. Удары усиливались, настолько что превратились в единую цепь молний, запахло горелым.

Зверь стоял на месте.

Настя не могла сдержать слёз, она плакала будто маленькая девочка. Сейчас, когда воспоминания обрели плоть и старый друг стоял так близко.

Две израненные души сражались, но они обе устали жить.

Настя сделала шаг, прикоснувшись к морде центуриона, она будто хотела передать ему часть своего тепла. Али прикрыл глаза, он боролся, сколько мог.

— Да какого хрена?! — задумчиво произнёс Рени Лаосский.

Маг усилил заряд до такой степени, что лапы зверя начали дрожать, но он не стал выполнять приказа.

Внезапно Али открыл глаза, пристально посмотрев в на Настю. Она от неожиданности вздрогнула, подумав, что он сдался. Но зверь не двинулся, он лишь повёл мордой, его ноздри жадно вбирали воздух, с каждой секундой он становился всё живее, будто годы пошли вспять.

Настя была готова поклясться, что центурион улыбнулся, такое ощущение у неё создалось. Али попятился, с трудом, метр за метром он увеличивал расстояние.

— Всё приходится делать самому.

Рени показательно вздохнул, на его руке сформировалась молния.

Ветвистый разряд грохотал, он был толщиною с ногу взрослого мужчины и слепил до рези в глазах. Когда маг послал его в сторону Насти, она поняла, что это конец.

Мгновения, между жизнь и смертью, говорят в такие моменты вспоминаешь всё. Но Настя жила столько лет, что ей бы не хватило мгновения.

Порыв ветра сзади колыхнул волосы, вызвав улыбку. Она помнила, видимо сейчас испуганный разум играет с ней, подсовывая привычные картинки.

С порывом ветра весь ангар погрузился во тьму. Вокруг не было видно ничего, кроме летящей молнии, но и та исчезла, когда ударилась во что-то невидимое, прямо перед Настей и растеклась по полусфере.

Тьма исчезла так же быстро как и пришла.

Рени стоял и удивлённо смотрел на Настю, будто не мог поверить своим глазам. Она тоже не верила.

Суори уставился за спину Насте, его лицо стало испуганным.

— А ты ещё кто такой?

Но ответа не последовало.

Лаосский снова сформировал молнию и кинул в Настю.

Сердце в груди женщины сжалось, она даже не успела испугаться.

Новый и такой знакомый хлопок, порыв ветра. Перед ней появляется затянутая в костюм фигура. Глаза снова начинает щипать, а сердце пропускает удар. Волосы парня цвета крови, но лица не видно.

От него исходит сила, сила не сравнимая с магами Суори, не сравнимая ни с чем. Она давит на плечи, заставляет прижиматься к земле, не даёт дышать.

Молния испаряется, сожранная лентой тьмы, вылетевшей из руки парня.

На Настю смотрит её собственный внук. Теперь его лицо приобрело жёсткость, глаза завораживают тёмными как сама вечность провалами.

— Здравствуй дорогая, я вернулся.


Глава 2


Лок

В стекло припаркованной в доке машины громко постучали. Резкий звук заставил Лока вздрогнуть.

Стучавший наклонился, в окне автомобиля появилась синекожая морда.

Суори стучал стволом пистолета, а затем им же махнул, приказывая выйти. Лок с тоской посмотрел на вторую дверь, в её окне тут же появился ещё один гигант.

Покинув машину, Лок прищурился. Солнце уже собиралось покидать небосклон, его лучи слепили глаза. Возможно этот вид станет последним, Лок не исключал такого исхода событий.

— Что ты тут забыл? — поинтересовался один из Суори, тот что стучал в окно.

— Просто остановился… — Лок не знал что сказать.

— Зачем тебе останавливаться в доках?

Оба Суори были массивными и сильными, выше Лока на пару голов, а он считался крупным представителем своей расы. Парочка носила смокинги, очевидно они работали на Рени.

Лок приуныл, понимая к кому попал в руки.

— Вижу ты парень неглупый, всё понял. — кивнул первый, говорил он один, второй был молчалив и больше смотрел по сторонам. — Рассказывай…

Послышался рык, а затем земля содрогнулась, в уши ворвался раскат грома.

— Бери его, пойдём глянем, что происходит! — отдал приказ первый.

Лока взяли под руки и повели в сторону окружённого ангара, который они с Алексом так удачно проехали. Надо было вставать куда дальше, но сейчас поздно что-то менять.

Лок очень надеялся, что Алекс ещё жив.

Дело не обошлось без магии, да парень помнил, что его малолетний наниматель имеет опыт устранения магов, но вот повезёт ли сейчас?

Чем ближе Лока подводили к ангару, тем более страшные звуки слышались изнутри. Кричали люди, рычал зверь, кто-то говорил.

Когда парочка громил втолкнула Лока внутрь ангара, он увидел Алекса.

Подросток стоял перед лидером серого района, позади него стояла по всему видимому искомая ими дама. Старушка замерла, наверняка, от страха.

Рядом с Рени находился гигантский центурион, он носил ошейник и выглядел измотанным, с шеи капала густая кровь.

Алекс медленно повернулся к родственнице и с тёплой улыбкой произнёс.

— Здравствуй дорогая, я вернулся.

Старушка попыталась сделать шаг вперёд, но не смогла, она рухнула как подкошенная.

Лицо Алекса изменилось, скулы стали острее, глаза безумнее, он стал похож на дикого зверя. На руках Рени заиграла молния, он воспользовался шансом и ударил в спину.

С громогласным рыком центурион закрыл собою Алекса, падая на бетонный пол ангара. По телу монстра пробегали разряды, он дёргал лапами тяжело дыша.

Алекс растерянно обернулся, смотря на центуриона.

Вокруг него появилась уже знакомая тьма, она выплеснулась из тела, будто нефть. Рени сотворил ещё одну молнию, но та завязла во тьме, просто канув в неё, будто спичка в озеро.

Локу стало страшно.

Какой силой надо обладать, чтобы не замечать одного из сильнейших магов города.

Суори из свиты Рени подняли оружие, они окружили Алекса, готовые стрелять. Но прежде чем кто-то успел нажать на курок, тьма резко разрослась и шагнула вперёд, забирая всех стоящих на пути. Они растворились в ней, бесшумно от чего ещё более пугающе.

Но на этом Алекс не остановился. А был ли он вообще Алексом? Сейчас Лок не представлял кто стоит перед ним. Ему в лицо ударила воздушная волна, тьма накрыла его и охранников, после чего парень замер, как испуганный кролик.

Но ничего не происходило. Так прошла минута, самая страшная минута в жизни Лока. Вокруг раздавались выкрики, Суори погибали, но он оставался цел.

Минуту спустя, когда тьма опала, словно раньше была дымом, но потяжелела насытившись, она струилась в ногах, втягиваясь назад в стоящего на коленях Алекса. Он поднял голову вверх, Лок увидел два тёмные провала вместо глаз.

Руки Алекса покоились на груди лежащей женщины.

Едва слышный толчок, будто удар сердца и радиус тьмы сокращается, она втягивается в Алекса, а он в свою очередь передаёт силу дальше. Подобного Лок не видел, не слышал, не представлял.

На глазах Суори происходило что-то исключительное. Он уже давно понял, что ввязался в историю которая станет главной в его жизни. Когда Шляпник что-то увидел в глазах Алекса, Лок лишь утвердился во мнении, а сейчас он стал свидетелем чего-то нереального, за рамками понимания.

Новый толчок, тьма втягивается.

Вокруг глаз Алекса проявляются вены, лицо бледнеет, будто тьма пожирает его изнутри.

— А-а-а-а-аа! — чудовищный крик боли потрясает ангар.

Кричит Алекс, он снова и снова заставляет силу входить в тело под его руками.

Толчок, почти вся тьма собирается в теле Алекса. На полу не остаётся ни единого тела, все кто здесь был исчезли, кроме пожертвовавшего собою центуриона.

Зверь выглядит лучше, наверняка, он выкарабкается.

Теперь, когда тьма не скрывает обзора, Лок видит, что перед Алексом лежит кто-то другой. Молодая девушка, удивительно красивая, её грудь еле заметно вздымается.

На девушке нет совершенно ничего из одежды.

Алекс с трудом снимает пиджак и накрывает нагую подругу.

— Отвези нас в безопасное место. — его голос хрипит от крика, он сорван. Он поворачивается к тяжело дышащему зверю. — Жди тут, я приду.

— Нас? — глупо переспрашивает Лок.

Алекс откидывается назад, теряя сознание.

Алекс

Пришёл в себя толчком, вот разум путешествует где-то в царстве Морфея, а вот я уже вскакиваю в холодном поту.

Звук падения привлекает внимание, рядом с пола поднимается Лок. Парень сидел на стуле, очевидно раскачиваясь, я напугал его и он упал.

— Где она?

В ответ на вопрос Лок кивает в сторону.

Действительно, на диване рядом с моим лежит укрытая пледом девушка. Анастасия, теперь я вижу её такой, какая она была.

С трудом поднимаюсь на ноги, чтобы подойти и посмотреть на её лицо.

— Она будет долго спать. — предупреждаю Лока. — Когда проснётся будь готов её кормить, есть станет много, не накормишь — съест тебя.

Глаза Лока испуганно округляются.

После всего увиденного моя шутка может быть расценена всерьёз.

— Не пугайся, я пошутил. — успокаиваю помощника. — Просто её тело перестраивается, ей надо много энергии и материала.

— Понял. — кивает Лок.

Смотрю на дисплей смартфона, чуть ли не седея от количества пропущенных от мамы. Время приближается к утру, а ведь сегодня первый учебный день.

Как не вовремя.

Приходится собираться и оставлять Настю.

Лока отвлекать не стал, он остался присматривать за Настей. Мию он забрал по дороге в бар, куда и отвёз нас всех.

Вернулся домой примерно в шесть часов, на кухне горел свет, поэтому с тяжелым сердцем пошёл получать по жопе.

— И где вы были Алексей Дмитриевич, позвольте вас спросить? — сразу же с козырей зашла мама.

Она сидела на кухне и пила чай, глаза красные и мокрые.

— Прости, надо было тебя предупредить. Я уснул у друзей, совсем устал за день, много работали над проектом.

— Ты понимаешь, что я придумала себе? Через несколько часов мы собирались идти в полицию, чтобы сообщить им о пропаже ребёнка.

— Прости. — только и смог выдавить я.

С одной стороны я понимал чувства мамы, но с другой стороны был настолько усталым, что если бы мир вдруг рухнул в тартарары, я бы бровью не повёл.

Источник еле заметно восстанавливался, но настолько медленно, что было некомфортно. Наверняка, играет роль плотность природных потоков, сейчас мир истощён, Суори разрывают его на части в погоне за энергией.

В попытке спасти Настю, я зашёл далеко.

Внутренний резерв был выжат насухо, в ход даже пошла энергия тела.

— Ты меня вообще слушаешь? — доносится вопрос мамы.

— Угу. — зеваю, не специально.

— Немного поспи, сегодня у тебя трудный день. — смягчается она, видимо понимая, что я уже не слушаю.

— Какой день у меня не трудный.

Ворчу себе под нос и поднимаюсь наверх.

Есть пара часов на сон, а значит надо поспать.

Просыпаюсь от стука в дверь.

— Алекс, поднимайся, опоздаешь в школу.

Вот бес! Это действительно не сон и происходит со мной?

В душ я попал последним, сразу после Лео, он же при мне ждал минут сорок, пока Вика наведёт красоту. Быстро приняв душ, захватил со стола пару ароматных блинчиков и пошёл за братом с сестрой.

Лео водил машину, поэтому в школу мы поехали на маминой.

Есть ещё второй вариант, как я узнал от Вики, которая мимоходом просвещала меня в таких вопросах. Автобус, можно было добираться до школы на автобусе.

На подъезде к огромному зданию школы, Лео остановил на парковке и сказав, что заберёт к двум часам, уехал.

— Куда он? — только и спросил я. — Разве не на уроки?

— Не думаю. — покачала головой Вика. — Снова прогуливает, это уже не весело. Я волнуюсь за него.

— Надо его прижать.

— Он ничего не говорит, я пробовала, после нашего разговора, сказал не лезть не в своё дело.

— Это он зря, дело как раз таки наше.

— Не могу не согласится. Пошли?

— Пошли.

На входе пять сотен ступенек, на которых сидят ученики разного возраста.

Следом десять колонн, подпирающих некий козырёк на входе. Несколько больших дверей, сейчас распахнутых.

Мы вошли с общим потоком, я бы сказал нас буквально занесло.

— Куда мне? — спрашиваю Вику.

— А, точно. — она высматривала кого-то в толпе, совершенно забыв, что я ничего не помню. — Смотри, к нам идёт твоя одноклассница. Она проводит тебя.

— Алекс! — позади слышится шипение. — Поговорим?!

Разворачиваюсь на пятках и натыкаюсь на гневный взгляд Алисы.

— Я пожалуй пойду. — сливается Вика.

— Ты! Я же просила! Кретин! — шипит Алиса на ухо, до боли сжимая мне руку своими коготками.

— О чём ты? — я и правда не понимаю.

— Моя работа, ты обещал не говорить никому!

— Я и не сказал. — недоумённо качаю головой.

— Слушая, я думала ты нормальный парень, а ты просто очередной козёл! Даже не хватает смелости признаться. Пошёл ты…

Алиса быстро убегает, толпа учеников расступается перед ней, кажется девушка плачет. Я растерян.

Замкнувшись в свои мысли, методом проб и ошибок нахожу расписание, которое тут же летит в галерею фото на смартфоне. Первым идёт история, отлично, мне как раз нужно побольше узнать об обществе.

В поисках кабинета закономерно опаздываю на урок. Когда же аудитория была найдена, прошло около пяти минут.

Войдя в класс, вижу пару десятков удивлённых глаз и такую знакомую рыжеволосую девушку.

— Здравствуйте, Алёна Евгеньевна. — непонимающе хлопаю глазами.

— Здравствуй, Алексей. — повторяет она приветствие. — Садись скорее, или ты так рад снова попасть на мой урок, что растерялся.

По классу разносятся смешки.

Рыжеволосая прищуривается, а затем глазами показывает на пустую парту в первом ряду.

Вот и первый день в школе, как сделать так, чтобы он не стал последним?


Глава 3


Рыжая проводила меня красноречивым взглядом.

За партой было неуютно, терзали мысли о мотивах нового посвящённого в мои тайны человека. Необходимо уже отходить от легенды потерявшего память, она начинает трещать по швам.

Зачем она солгала, что является библиотекарем? Когда поняла, что я ничего не помню? Что теперь будет? Не хватало, чтобы родители узнали.

С другой стороны, девушка не заявляла, что работает в библиотеке, это я сделал такой вывод. Это не отменяет того, что она всё поняла.

Да и сейчас, рыжеволосая будто помогла мне сориентироваться.

Одни вопросы.

Урок прошёл незаметно, я что-то записывал, что-то искал в интернете. Алёна Евгеньевна не трогала меня, только скользила по мне взглядом, который заставлял нервничать.

Когда прозвенел звонок, я выдохнул, но не тут-то было.

— Сменил имидж? — спросила какая-то девчонка проходя мимо.

— Что?

— Твои волосы! — она указала пальцем мне на голову, после чего улыбнулась и пошла дальше.

Включив фронтальную камеру на смартфоне, осмотрел себя.

Вот же чёрт, принятая частица хаоса буквально смыла краску из волос, слава создателю, что цвет не такой насыщенный. Ещё не такой насыщенный.

Догнав удаляющийся хвост свой группы, пристроился рядом.

Копна волос Алисы мелькала где-то впереди. Хотел поговорить с девушкой, но передумал, когда тебя дважды посылают куда подальше, это повод подумать. Очевидно, она не горит желанием говорить со мной.

Новый урок проходил в похожем кабинете. Быстро глянув в расписание, понял, что сейчас будет алгебра.

Заняв свободную парту, случайно услышал разговор.

— Прикинь!

— Да ладно?!

Разговаривали две девушки. Типичный диалог, одни эмоции.

— Я тебе говорю, есть видос. Она реально работает там.

— Получается она врала, вся такая из себя не обойти не объехать, а на деле работает во вшивом салоне.

— И не говори.

Несложно было догадаться о ком идёт речь.

В этот момент в класс вошла Алиса, все притихли. Девушка прошла к первой парте и села спереди от меня. Спина неестественно ровная, все эти обсуждения её сильно коробят.

Следом вошла компания парней, а у меня в голове всё встало на свои места. Среди группы шагал породистый высокий парень, который был в салоне, когда Алиса стригла меня.

Я подумал, что он фотографирует, но он снимал видео, которое потом показал остальным. Сейчас парень стрельнул глазами в сторону Алисы, победно улыбнувшись.

— Привет, Алиса. Выглядишь усталой! — произнёс он. — Проблемы на работе?

— Знаешь, пожалуй, да. Но тебе ведь неизвестно, что такое работа, не так ли Ваня? — пожала плечами девушка.

— Тут я с тобой полностью согласен. Может нанять тебя, чтобы ты называла меня Иван Сергеевич? — парень собирался пойти дальше, довольный своей шуткой, но я его остановил.

— Ц-ц-ц-ц, — цокаю языком. — Понравилась, да?

— Чо? — усмехнулся Ваня.

— Что слышал, — я встал и подошёл к компании. — Внимание проявляют по другому. Но, ты мог бы стать её подружкой? И это не потому, что у тебя нет яиц. Их и правда нет. Но дело в другом, ты любишь сплетничать за спиной, как тупая сука.

Моя отповедь была услышана, весь класс молчал. Я говорил это без гнева, спокойно и сухо. Тут не надо доказывать, я констатирую.

Ваня достал руки из карманов, кажется сейчас должна была начаться драка. Остановили нас хлопки, кто-то хлопал в ладоши.

В кабинет вошёл громила Кирк с парой шестёрок.

— А ты не теряешь времени Алекс. Но не торопись, первым с тобой разберусь я.

— Вставай в очередь придурок. — не полез далеко за словом я.

— Мне даже нравится твоя дерзость, — он подходил медленно, ожидая, когда в моих глазах появится страх. — Это будет даже интереснее.

— О своих предпочтениях можешь рассказать своему психиатру, или мамочке, а сейчас иди нахер, а!

Ваня отошёл, его компания вообще как-то разом уменьшилась.

Кирк покраснел, это выглядело забавно учитывая цвет его лица, я улыбнулся.

— Что здесь происходит? — строго спросил мужской голос.

— Тебе снова повезло сучёныш… — процедил Кирк.

Отвечать ничего не стал, пусть оставит последнее слово за собой.

Остановил нашу перепалку пришедший учитель, старик, лет шестьдесят на вид. Пока урок не начался, взял рюкзак и переставил рядом с Алисой. Девушка посмотрела на меня, но ничего не сказала.

— Итак, всем занять места, начинаем урок.

На алгебре пришлось попотеть, я и в прошлой жизни не был прилежным учеником, а в этой и вовсе начал со старшей школы. Точные науки никогда не были моей сильной стороной.

Помогла Алиса, она убрала левую руку с тетради и положила её себе на колени, открывая обзор на тетрадь.

Уроков было всего четыре. Дальше они шли в этой аудитории, перебежки на сегодня закончились. Складывалось ощущение, что система образования несколько кастрирована. Не было стандартной химии, только биология, иностранных языков, физкультуры.

В классе вместе со мной были одни люди, но откуда появился Кирк? Я так понимаю, классы Суори располагались отдельно.

На перемене Ваня не стал устраивать разборки, но его взгляд на спине ощутимо колол все три часа. Уверен, меня подловят где-то за школой, наивные засранцы, придётся сломать кому-то пару рук.

Когда уроки закончились, я быстро собрался и пошёл в сторону выхода. Специально решил сделать крюк и немного помелькав перед потоком, нырнул в незнакомый пустой коридор, отличное место для драки.

Энергии в источнике не много, процентов пять, но сейчас это не играло роли. Написав сообщение Локу, чтобы он забрал меня, продолжил путь.

Когда сзади раздались шаги, обернулся, ожидая увидеть кого угодно, но не Алису.

Девушка прижимала к груди пару учебников. На ней сегодня была футболка с каким-то логотипом, возможно музыкальной группы и рваные джинсы.

— Так это не ты? — возмущённо ткнула она пальцем мне в грудь.

Возмущением она прикрывала свою вину за скоропалительный вывод.

— Совсем не похоже на извинения. — раздражённо ответил я, высматривая вокруг хоть кого-то из обиженных сегодня.

— Извини. — согласно кивнула она.

— Теперь мне можно идти? — нетерпеливо спросил я.

— Иди. — пожала плечами Алиса.

Мы остановились как раз у женского туалета, поэтому ситуация была глупой. Алиса зашла внутрь. Собравшись продолжить путь, заметил приближающихся одноклассников.

— Вот теперь поговорим. — довольно произнёс Ваня.

Меня обступили с трёх сторон, закрывая пути к отступлению.

Но это было лишним, бить я начал сразу.

Неудавшийся видеооператор привёл всего двоих, даже на вид они были тупыми, а размер мускулов меня не впечатлил.

Первый акселерат получил в челюсть и не успев ничего понять упал без сознания.

Ваня попятился, но я не дал ему шанса убежать, поставив подножку.

Второй подручный Ивана Сергеевича собрался меня придушить, но был переброшен и мешком упал на пол, расцепив руки.

Пнул скулящую шестёрку, но больше для острастки и направился к виновнику торжества.

Долговязый полз в назад активно суча ногами, совсем как таракан.

— Ну, вот зачем ты всё усложнил. А мог просто извиниться, и всё! — увещевал я.

— П-п-прости… — проблеял парень.

— Создатель простит, убогий ты мой, не передо мной извиняться надо было.

Хлопнув себя по лбу, подошёл вплотную и со вздохом приступил к делу.

Времени оставалось мало, скоро выйдет Алиса.

Дорогие кожаные туфли купленные на бандитские деньги были невероятно удобны, я пинал скулящего Ваню будто мячик, раз за разом уделяя внимание рёбрам придурка.

Перед глазами встала красная пелена.

Вспомнился тот момент, когда парень пасанул перед Кирком и его приятелями. Если все люди такие трусы, как Ваня, как мой отец, то может они этого заслуживают?

Пришёл в себя на особо громком всхлипе паренька.

Волосы упали на лоб и прилипли, я немного вспотел. Откинув их назад, достал из нагрудного кармана платок и промокнул лицо, бросая его на пол.

Одноклассник согнулся и тихо плакал. Вот же ничтожество, сам нарвался, получил, а теперь я начинаю чувствовать себя чудовищем.

С языка слетел недоуменный вопрос.

— И где вас таких делают.

— А где делают таких как ты? — неожиданно прозвучал вопрос.

Медленно поворачиваю голову. Алиса, стоит и смотрит на меня, скрестив руки на груди.

— И давно ты тут?

— Примерно с того момента, когда ты решил причастить раба создателя Ивана к его пастве, говоря о всепрощении.

Я огляделся и пошёл дальше по коридору. Алиса пристроилась рядом.

— Осуждаешь? — спросил я, украдкой глядя на неё.

— Нет. — лаконично ответила она. — Кстати, хороший цвет, тебе идёт, говорю как мастер.

— Бес! — выругался я, вспоминая о деликатной проблеме. — Поможешь закрасить?

— Зачем?

— Лучше не спрашивай.

— Нет, не смогу. Я больше не работаю там, ушла. Но если ты купишь краску, могу покрасить.

— У тебя дома?

— Размечтался. — закатила глаза девушка. — Тебе надо, значит у тебя. И ещё, придётся заплатить.

— Тогда давай прямо сейчас.

— За срочность придётся доплатить. — тут же добавила она.

— А тебе палец в рот не клади.

— Ну почему же, иногда можно. — Алиса мило улыбнулась и пошла вперёд, а я так и застыл в ступоре. — Давай быстрее, время деньги.

Вот зараза.

В штанах стало тесно, говорить такое в расцвет пубертата у подростка, не самая лучшая идея. Моя фантазия быстро развернула слова Алисы в воображении, пришлось посчитать ступени на выходе, чтобы отвлечься.

Странно, но Кирка нигде видно не было, а ведь обещал мне кары небесные, два раза уже. Отбросив размышления о Кирке, слава создателю они помогли отвлечься, догнал Алису.

— Ладно, сделаем у меня, едем сейчас.

Издали заприметив Лока, двинулся к нему.

Длинный коричневый от ржавчины седан смотрелся жалко, но мне было всё равно. На глазах у нескольких одноклассников галантно открыл дверь Алисе и сел следом.

— Алиса, скажи адрес Локу, Лок — это Алиса, едем потом в бар.

Я выдал просьбу как скороговорку.

— Какой бар? — запротестовала Алиса.

— Не беспокойся, пить не будем, просто… эээ… — Лок удивлённо уставился в зеркало заднего вида, услышав моё блеяние. — Просто я там работаю.

— Ты работаешь? — удивилась Алиса.

— Ну, да. Немного.

— Я удивлена. — Алиса отвернулась, смотря в окно, но через секунду продолжила. — А меня вот заклеймили, узнав, что я работаю.

— На самом деле не понимаю почему.

— Я два года подряд выигрывала в конкурсе, королева красоты, — буднично пояснила она. — Так получилось, что все хотели общаться со мной. Пришлось создать образ беззаботной девчонки. Потом начались подкаты Вани, а затем вот это всё.

— М-да. — только и выдавил я.

— Лок, как наша гостья? — поинтересовался я.

— Спит.

— А гость?

— В порядке.

— Мия дома?

— Да. Происшествий не было, поэтому думаю всё в порядке.

— Хорошо.

По дороге купили краску. Алиса сама выбрала производителя и расходники, перчатки, кисть, несколько чаш.

Алиса внимательно слушала наш диалог, вопросов не задавала и на том спасибо. Когда мы приехали в бар, она внимательно изучила всё, было видно в подобном месте она впервые. Оставив девушку и глазами показав Локу задержать, прошёл в зал.

Подняв спящую Настю, отнёс в недоделанную комнату на третьем этаже. Кровать была уже собрана в отличии от всего остального.

Когда спустился вниз, Лок и Алиса уже были в главном зале.

При виде меня девушка прищурилась и взяв меня за локоть, оттащила в сторону, натянуто улыбнувшись Локу.

— Во первых, ты не говорил мне, что это стриптиз-бар! Во вторых, что с тобой происходит?! Либо говоришь сейчас, либо я ухожу отсюда, крась себя сам.

— Что ты хочешь услышать? Бар сейчас не функционирует, а в остальном, уточни.

— Ты не узнал меня, когда пришёл на стрижку. — обличительно заявила Алиса. — Я не учусь с твой сестрой, но да, я старше, позже в школу пошла.

— Уже понял. — кисло признал я.

— Что происходит? — повторила Алиса.

— Ударился головой, частичная амнезия. — «признался» я.

— Это могло бы объяснить многое. — прошептала она себе под нос. — Но не то, что ты отделал троих парней из класса. Власов, я похожа на идиотку?!

— Ну, тут ничем не могу помочь. Что тут удивительного? Ну отделал и отделал, тренировался на досуге.

— Ладно, бес с тобой. — сдалась она. — Пошли наводить красоту.

Выдохнув, отправился следом за девушкой.

Пришлось раздеться до пояса, накидки как в салоне не нашлось, поэтому пришлось снять рубашку.

Алиса покраснела, но быстро взяла себя в руки.

Я растерялся, даже Лок смотрел на меня с удивлением. Наверняка, тело сильно изменилось. Но я не ощущал этого, видимо потому что привык к другому телосложению и сейчас возвращал форму.

Рельефный, плечи широкие, но не хватает мяса, существенно не хватает.

— А почему бар не работает? — спросила она, когда я сел на найденный Локом стул посреди расстеленной строительной плёнки.

— Ещё не готово, персонал надо набрать, отрепетировать. Кухню запустить. — перечислил я. — А что? Хочешь устроится.

— Сейчас покрашу в розовый, договоришься мне. — пригрозила она. — Ещё я стриптизёршей не работала, вот будет смеху, когда подобное видео попадёт в школу.

— Я вообще-то имел ввиду другое. Но не прочь посмотреть как ты танцуешь.

В спину ударил острый кулачок.

— Мечтать не вредно.

— Ладно-ладно, только не розовый.

Покраска прошла весело, условились повторять её, почему-то я был уверен, что скоро понадобится снова. Как долго придётся это делать, неизвестно, но пока работает почему бы и нет.

Когда закончили, я предложил Алисе подвезти её.

По хорошему, следовало проверить Шляпника и решить, как поступить с пленником, но сначала Али.

Оставшийся в ангаре центурион наверняка уже оправился, но времени оставалось мало, скоро Рени станут искать, не обойдут стороной и предмет последней «сделки».

Алиса жила неподалёку от доков, в Малой Венеции. Мы остановились на линии, после которой земли не было, только стоящий на воде район.

Девушка быстро выскочила из машины и не оглядываясь поспешила домой.

Лок поехал дальше и уже через несколько минут мы были у ангара. Тут ничего не изменилось, всё также стояли машины мафии. Слава создателю и грузовик остался на месте.

Мне показалось, или машин стало даже больше? Это что обратный эффект после устранения плохих парней, вселенная воздаёт?

На улице стемнело, попросил Лока подъехать вплотную к дверям, не выключая фар.

Внутри была кромешная тьма, когда машина встала на место, увидел несколько потёков крови, части человеческих тел, разбросанное оружие.

— Ай-ай-ай, Али, кто так встречает гостей, где ты там бродишь.

В темноте напротив загорелась пара жёлтых глаз, свет не доходил до этого места, поэтому зверь успешно скрывался.

— Ну, привет, старый друг.

Али вышел ко мне, показываясь во всей красе.

Теперь он был копией центурионов легиона, даже крупнее и величественнее. Броня напоминала камень, шкура серая, глаза золотые и по прежнему бездонные. Возраст будто и не затронул его в отличии от Насти.

Зверь осторожно подошёл ко мне, каждый шаг был наполнен неуверенностью. Али склонил голову, глаза центуриона оказались прямо перед моими, ноздри с шумом втягивали мой запах.

— Что, не узнаёшь? — ухмыльнулся я. — А так?

Накачиваю тело тьмой, она выступает за спиной, будто щупальца осьминога, глаза заволакивает.

Али фыркает, а когда представление завершается, утыкается мне носом в плечо. Размеры уже не те, я с трудом могу достать до макушки чтобы погладить его, а дотянуться за пластины на морде не хватает руки.

— Пошли домой, дружок. Да? Всё потом, потом, соберёмся все вместе, я Настя, ты… Подумаем, что делать дальше.

— Рррр…

— Правильно говоришь, тоже синим не верю.

— Рррр!

— Спросим у неё сами, вот удивится, да?

— Руууаррр?!

— Нет, голову оставим на месте, а как она говорить по твоему будет.


Глава 4


Алиса

Алиса подошла к невысокому каменному дому.

Ночь уже опустилась на город, потянуло прохладой. Но если весь город мог отдохнуть от неестественно жаркого дня, в Малой Венеции было достаточно холодно.

Девушка обхватила свои плечи руками и застыла перед двухэтажным домом, не решаясь зайти внутрь.

Над районом поднялся туман, бледные фонари безуспешно пытались разогнать темноту, на всех поверхностях появилась испарина. Холодало.

Глубоко вздохнув, Алиса поднялась по ступеням и вошла.

Внутри дома расположились шесть квартир, по три на каждом этаже. Самые разные двери вели к самым разным жизням. Одна была обрамлена небольшим еловым венком, он приятно пах хвоей, а в его центре висел букетик. Тут жила милая старушка, дети называли её Капитошка. Женщину звали Капиталина Ивановна, она часто подкармливала детишек выпечкой, позволяя называть себя именем персонажа из мультфильма.

Вторая дверь была разрисована карандашами, на двери красовалась детская картина. Два взрослых человека, между ними девочка с волосами цвета соломы, позади солнце и деревья.

Дальше шли двери скучнее, на них были номера и кожаная оплётка, какая-то чище, а какая-то грязнее, зависело от жильца. У одной стояла детская коляска, у другой инвалидная.

Но была тут дверь, от которой всё внутри Алисы сжималось.

Она прошла на второй этаж.

Дверь в которую постучала девушка, старая и обшарпанная. Она долго не открывалась, за ней царила абсолютная тишина.

Только спустя пару минут, когда Алиса постучала снова, послышались шаркающие шаги.

Дверь распахнулась, появился закутанный в халат не первой свежести мужчина. На голове проплешина, волосы седые и клочковатые. Глаза впалые, красные, полуприкрытые.

Он молча развернулся, уходя в пустоту.

Из открытой дверь дохнуло лекарствами и алкогольным перегаром. Алиса со вздохом прошла в прихожую, снимая обувь.

Квартира небольшая, несколько комнат, кухня на которой горел неяркий свет. Там сидел всё тот же мужчина в халате, выставив перед собой бутылку. Без закуси, чтобы быстрее подействовало.

Это был отец Алисы, когда-то был, до того, как опустил руки.

Проходя в комнату, Алиса остановилась перед дверью в спальню родителей, она была приоткрыта.

Заглянув внутрь, девушка не смогла уйти.

В спальне родителей было две кровати, на одной из них лежала худая женщина с платком на голове. Она тяжело дышала, из груди вырывались хрипы. Каждый такой вздох мог стать последним, каждый день Алиса приходила домой и была готова.

Женщина с трудом открыла глаза.

— Алиса… Алисонька, зачем… кха-кха… — на губах женщины появилась кровь.

Алиса быстро наклонилась и взяв с тумбы платок, промокнула потрескавшиеся губы.

— Тише, тише… — прошептала она, гладя женщину по щеке. — Всё в порядке, я с работы пришла.

На вопросительно поднятую бровь, Алиса продолжила рассказ.

— В школе всё в порядке, учусь, ну, конечно хорошо, как иначе. — Алиса села на край кровати. — Работа не тяжёлая, мне в радость. Всё в порядке, а как иначе, это же я!

Девушка горделиво подняла голову, на самом деле пытаясь скрыть слёзы. Дождавшись, когда женщина устало закроет глаза, Алиса встала и пошла к себе.

— Алисонька, лисичка моя… — услышала она покидая комнату.

— И я люблю тебя мама.

Переодевшись в пижаму, Алиса вошла на кухню и наполнила стакан водой. Отец спал на столе, опустив голову на руки.

Девушка вернулась в свою комнату легла в кровать.

Её мысли так или иначе возвращались к текущим проблемам. Как платить за жильё, после потери работы. На что брать лекарства. Что вообще делать дальше?

Глаза пробежались по полкам над кроватью.

Кубок за первое место на соревнованиях по гимнастике, россыпь медалей, несколько фото с рекламной кампании в магазине одежды, корона королевы красоты, благодарности за отличную учёбу.

Она справится, найдёт работу, сделает всё, чтобы не провалится дальше.

С этими мыслями девушка провалилась в сон. Кончился ещё один день, ещё одна битва, но завтра новая, а значит нужны силы.

Завтра она приступит к поиску работы.

Настя

Настя открыла глаза.

Мысли вяло перемещались в голове, не собираясь оформляться во что-то достойное внимания. Она смотрела на потолок и размышляла.

Невероятно реалистичный сон. В нём, давно не молодая женщина встретила своего первого возлюбленного. Кто бы мог подумать, что когда-то став пленницей простого мальчишки мага, она так привяжется к нему.

Это нельзя описать словами, с каждым днём Настя понимала мотивы парня всё больше и больше, не заметив, как они стали захватывать её саму.

Это не похоже ни на что.

Наследница рода и раньше имела отношения, но они были не такими. Чаще всего мальчики, а иначе назвать их не поворачивался язык, просто волочились следом за ней.

Они выполняли каждую прихоть, смотрели в рот. Они были не интересны, в них не было стержня. Все они были тенью своих родителей, не плохие по сути, но безвольные, словно марионетки.

Мужчины постарше также не вызывали чувств. Да, среди них были достойные, но что-то не давало ей совершить выбор. Может это что-то знак судьбы?

Всё изменилось когда она встретила Фёдора.

Точнее будет сказать по другому, изменилась она, она почувствовала влечение. Но в жизни самого парня ничего не изменилось.

Сначала это была страсть, самая обыкновенная. Затем чувства переросли в нечто большее. Её чувства. Относительно чувств Фёдора, она не могла угадать. Он был чем-то неизвестным и далёким. Как кот, приходил когда хотел, уходил, брал что пожелает.

Так незаметно девушка стала скучать, у неё пропадало настроение когда он долго не приходил спать. Она расстраивалась, когда просыпалась одна, засыпала одна.

Раньше аристократка и помыслить не могла, что будет делить своего мужчину с кем-то. Но вот она, жестокая реальность. А может не такая и жестокая?

Однажды Настя поняла, что Лара не в восторге от происходящего, но выбора у девушек не было. Так у неё появилась подруга.

Она чуть не умерла, когда его не стало. А может умерла.

Настя потянулась, с удовольствием вспоминая сон.

Во сне он появился в самый нужный момент. Встал рядом, защитил, спас.

Девушка улыбнулась и перевела взгляд с потолка на стену, а затем и на пол.

Улыбка Насти медленно гасла. Она явно находилась не в своём доме.

Скинув одеяло, прилипла взглядом к обстановке, не замечая ничего вокруг.

Комната была осмотрена вдоль и поперёк. Новая кровать с матрасом посередине, незаконченная отделка, строительный инвентарь.

Выбравшись в коридор, прошла по нему, быстро найдя лестницу.

В теле чувствовалась лёгкость, словно сон и не ушёл, а продолжался.

В коридоре царил полумрак и тишина.

Второй этаж имел законченный ремонт. Тут нашлась спальня, две закрытые комнаты, ничего интересного. Настя как в бреду спустилась дальше, оказавшись в баре. Шесты и помосты намекали на специфику.

Быстро осмотревшись, Настя услышала тяжелые шаги. Они раздавались не со стороны входа в клуб, а с той стороны, где Настя ещё не была. Но она логично предположила, что это чёрный ход.

Оттуда вышел синекожий громила, что-то бурча себе под нос.

— Это Али, он будет жить с нами. Ты не против Лок? — парень будто кого-то копировал. — Нет, что вы, мистер, я совсем не против. А если он захочет кого-то сожрать!? Я отдам свою ногу, конечно мистер.

— Стоять! — Настя указала пальцем на Суори, будто в руке был пистолет.

— Какого хрена?! — воскликнул Суори.

— Эй, Босс, тут твоя подруга хочет меня пристрелить пальцем. — синекожий смутился. — А ещё она голая.

Из-за звери, через которую пришёл Соури, раздался громкий рык.

По спине Насти пробежались мурашки.

Дверь открылась, там мелькнула морда гигантского зверя, совсем такого же, какой был во сне. А затем в помещение вошёл её внук, Алекс.

Или не Алекс? Настя схватилась за голову и села на диван.

Только сейчас она поняла, что руки не могут принадлежать ей.

Тем временем Алекс зашёл за бар, он молчал и не спускал с Насти глаз. Если сон не врёт, его волосы были цвета крови… Сейчас они снова были русыми. Настя растерялась.

Алекс достал стаканы и быстро наполнил их. Один отправился к присевшему за стойку Суори, а два других он взял с собой, присаживаясь на диван напротив.

— Держи, тебе похоже надо. — Алекс протянул стакан.

— В моём возрасте алкоголь… — по привычке начала она.

— В каком возрасте? — весело спросил Алекс. — На вид тебе не дашь и двадцати.

— Мне конечно льстит, но…

Тут Настя снова посмотрела на свои руки, затем на ноги, а затем залилась краской. Она действительно была голой.

— Мать моя женщина. — прошептала девушка. — Так это правда?

Настя несколько секунд осматривала свою помолодевшую руку, после чего взорвалась фонтаном эмоций.

Она с визгом кинулась на шею Алекса. Крепко обхватив его руками и ногами, словно тот мог испариться.

Лок с ухмылкой отодвинул стакан и поднявшись ушёл к себе.

Настя не могла остановиться, чувствуя себя полной дурой. Она будто маленький котёнок прицепилась к спасительной ветке. Ей казалось, что отпусти она его, он тут же исчезнет.

Руки парня гладили её по голове, по спине, отчего по всему телу телу бежали мурашки.

Так они и просидели неизвестно сколько времени, пока в животе Насти отчётливо не заурчало.

— Пошли, покормлю тебя, не одна ты сегодня не ела.

Алекс

Лок хорошо закупился, в холодильнике нашлось всё что нужно для хорошего ужина.

Настя скрылась с другой стороны стола, она положила голову на руки и наблюдала за мной, практически не моргая. Я посматривал на такую знакомую девушку, параллельно доставая продукты.

На столе появилась бутылка воды, сковородка, несколько кусков мяса, яйца, овощи. Выгрузив снедь, стал думать, что можно приготовить. В голове ровно ноль вариантов.

На выручку пришла спасённая подруга. Она отодвинула, мелькнув своим упругим задом и занялась готовкой.

Сняв пиджак. накинул его на плечи нагой девушки.

— Надо подыскать тебе одежду. — задумчиво отметил я.

— Это верно. Но не думаю, что что-то из моего прежнего гардероба подойдёт. — Настя жизнерадостно рассмеялась. — Поедем и купим.

— Спасибо тебе. — произнёс я. — Что верила, что сохранила часть моей сущности.

Власова замерла, её глаза наполнились влагой.

— Знаю, знаю, родная. Было сложно. — кивнул я. — Это для меня не прошло и месяца, а ты прожила тут целую вечность.

— Ничего, всё в порядке. Теперь ты тут, а вместе мы что-то придумаем. — ободряюще улыбнулась красотка. — Только…

— Он умер. — поняв о чём она, ответил я. — Его ударили по голове, судя по всему. А меня забросило в него, он лучше всего подходил, генетически. Но я не он, почти. С каждым днём я всё больше превращаюсь в себя прежнего. Уверен, через месяц ДНК перестанут совпадать.

— Будто его и не было. — поникла Настя.

— Я стараюсь об этом не думать, у меня не было выбора.

— Ты не виноват, забудь про это. — строго произнесла девушка.

— Мне уже ничего не забыть. Как и тебе. Теперь, когда мы вместе, ты должна будешь объяснить, что здесь происходит. Мне нужна короткая версия и длинная, длинную расскажешь после школы.

— Зачем ты вообще туда пошёл? — улыбнулась Настя.

— Это ты жила тут пять сотен лет, а мне надо понять, что с этим обществом не так.

— С чего же начать, — задумчиво покрутила локон волос Настя. — Начнём с того, что первое тебе пришло в голову. Тея не полностью соблюла договор, но я склонна считать, что она так и осталась жертвой обстоятельств и её вины нет.

— Я знаю про Лару. Она забрала моих детей, такое сложно понять.

— Она не могла поступить иначе, — покачала головой Настя. — Она их спасла. Думаешь, это она убила всех причастных к тебе после войны? Нет, это были другие лидеры Суори. Её народ разделился, они хотели власти, они её получили. Тея с трудом удержала наш кластер, она не ангел, но у неё не было выбора. Думаю она чувствовала вину перед тобой, поэтому решила забрать детей у Лары, чтобы сохранить им жизнь.

— Что стало с Ларой? — затаив дыхание спросил я.

— Она обезумела, попала в лечебницу. Милослава ничем не смогла помочь, после чего Лара погибла. Пожар, больница сгорела.

— Я начинаю думать, что ты защищаешь Тею, а как же твои слова у нас дома? Про Суори и про то, какие они плохие.

— Суори — зло, в чистом виде. Но как и люди, не все они виновны. Ты не знаешь, что происходит в других кластерах. Тея создала из России утопию, оберегая и защищая её. Я же пыталась зародить искру протеста, потому что понимала, скоро всё рухнет. Кластеру всё сложнее держаться в стороне. Вольные генералы по всему миру собираются в Альянсы. Да, сейчас они воюют между собой, но стоит появится сильному лидеру и вся эта шваль набросится на нас и растерзает.

Настя выдохнула и зажгла плиту.

Сковорода опустилась на огонь, девушка смазало дно маслом и начала укладывать ингредиенты. В животе снова заурчало.

Мы молчали, каждый думал о своём.

— Давно ты тут? — нарушила молчание Настя.

— С твоего ужина на той неделе. — пожимаю плечами.

Девушка смотрит на меня неверяще.

— И ты не пытался ничего сказать! — воскликнула она.

— Что сказать? Привет, Настя, я вернулся. Но еле на ногах стою, а ещё не понимаю что вокруг происходит. У меня не было магии, понимаешь. Чем бы тебе помогло осознание моего возвращения.

— Ты прав. — вздохнула она. — Значит тебе помог осколок. После твоей смерти, остался только он. Когда я его подняла, явился голос. Он был твоим, ты сказал, чтобы я его сохранила и ждала.

Вот Альес, вот сукин сын! Я был благодарен ему, ещё бы узнать, что случилось с симбиотом.

— Я нашёл Али. — решил сменить тему. — Он вымахал в целую образину. Это он был зверушкой Рени.

— Помню. — кивнула Настя. — Сначала думала, что это сон, но я так рада, что всё реально.

— Надеюсь у тебя не будет проблем с возвращением домой? Генетически всё должно совпадать.

— Думаю сложностей не будет. Что мне делать дальше?

— Разберись со своим омоложением дома, возможно надо будет тебя убрать из игры, скажем так, ты уехала очень далеко на отдых, оставила помощницу. А может даже свою дочь. Я пока занят, поэтому будем играть по ходу.

— Открываешь стриптиз бар? — улыбнулась Настя. — Кажется поздний ужин готов.

Тарелок не было, поэтому ели прямо со сковороды, слава создателю нашлись приборы. Нет, это не ложки или вилки, а китайские палочки.

— Нет, занимаюсь тем, что внедряюсь в криминальный мир. Хочу сделать оппозицию.

— Хорошая затея. Но стриптиз бар мне нравиться больше. — подмигнула Настя, подходя ближе и забираясь мне на колени. — Может покажу тебе пару движений.

— Куда класть чаевые?!

Только и успел спросить, перед тем, как наши тела сплелись в единое целое. Мысли о родство и прочее даже не появлялись в голове. Да и когда им появиться, когда взгляду открывается идеальная женская грудь.

Еда была забыта.

Моя одежда полетела на пол. Настя целовалась жадно и с таким пылом, что будь на мне что-то кроме часов, оно бы мигом сгорело.

Каждое прикосновение к девушке, вызывало в ней дрожь, будто мои пальцы были кусочками льда. Девушка изгибалась, кусалась и кричала, пришлось закрыть ей рот ладошкой, чтобы не разбудить Мию.

Когда лоснящееся от пота тело девушки содрогнулось последний раз, а её ноги крепко сжали мне бёдра, наступил рассвет. Мы лежали на столе, доедая ту нехитрую еду, что была приготовлена до.

— Пора идти, иначе мама Влада меня потеряет. — грустно произнёс я, поднимаясь.

— Даже не хочу отпускать. Вдруг ты снова пропадёшь?

— Если и пропаду, то обязательно вернусь.

Поцеловав Настю в припухшие после ночного безумия губы, спрыгнул на пол, собирая вещи.


Глава 5


Перед тем, как идти в школу, заглянул к Шляпнику.

Мужчина снял пиджак подстелив его под голову, он содержался в комнате где лежал один матрас. Условия не самые лучшие, на секунду появилось угрызение совести, но тут же испарилось.

— Как он ходит в туалет? — вырвалось у меня.

Стоящий рядом Лок заразительно зевнул перед тем, как решил ответить.

— Вообще никаких проблем, слушается, всё исполняет.

— Не буянил?

— Нет, вообще ничего. Только сказал, что с тобой поговорить должен, и что готов ждать сколько потребуется.

— Сколько потребуется говоришь? — ухмыльнулся я. — Тогда пусть ждёт.

Я развернулся и пошёл на выход.

Лок отвёз меня домой, где я быстро поднялся к себе и приняв душ оделся в свежее. К школе приехал к тому моменту, когда возле неё остановился автобус и оттуда повалили студенты.

Заметил в толпе Алису, помахав рукой. Девушка улыбнулась и ответила тем же, после чего пошла в кабинет.

Сверившись с расписанием, убедился, что не будет истории. Сейчас я не готов общаться с псевдо-библиотекаршей.

Один из предметов вызывал вопросы, практика дара?

Когда мы с Алисой встретились в кабинете, выглядела она уставшей. Под глазами появились круг, видно было, что девушка не выспалась.

— Всё нормально? — поинтересовался я.

— Да, всё хо-о-о-орошо, — зевнула Алиса. — Просто пришлось рано встать, чтобы сделать пару заданий для проекта.

— Блин, а нам что-то задавали? — ужаснулся я от перспективы делать домашку.

— Нет, тебе ничего не будут задавать до конца учебного года, а тут осталось немного, месяц. Работа проектная, места уже нет, но могут включить в чью-то группу.

— Что будешь делать на практике дара? — невзначай спрашиваю девушку.

— Как обычно. — пожала плечами Алиса. — Зажжём свечи, посидим поболтаем, может ещё что-то будет.

Расспросы пришлось закончить, пожаловал преподаватель и мы начали заниматься.

Грубияна Ивана в школе не замечено, видимо я сильно его отделал и он ещё не вернулся. Кирка на горизонте тоже видно не было, поэтому день складывался как никогда хорошо.

На практику дара мы вошли в большую аудиторию. Бетонные стены, по бокам скамейки на манер амфитеатра. В центре площадка пять на десять метров, по её краям желобки очерчивающие ровный прямоугольник.

Мы как раз заняли места, когда прозвонил звонок и в аудиторию быстро вошёл пожилой Суори.

— Профессор Скади сегодня без зверушки. — прошептал кто-то рядом.

— Добрый день. — прозвучал сухой лекторский голос.

Когда класс поздоровался в ответ он продолжил.

— Сегодня задача никак не изменится, вы должны чувствовать свой дар, поэтому начнём с зажигания свечей.

Одна из девчонок раздала всем по свече. Я покрутил свою в руках, смотря на Алису.

— Что? — спросила она. — Зажимай руками и вперёд.

Мы начали, а я так и замер поражённый.

Это уровень магии? Одарённые и в моём времени не были особенно сильны, но по сравнению с тем что я увидел, это был божественный уровень.

Только треть одноклассников смогла зажечь свечу. Я был в их числе, по понятным причинам. Но это не значит, что я не пытался. Всеми силами стараясь воздействовать на свечу, добился лишь того, что чуть не вырвал её из своих же рук.

Телекинез всё так же действовал, но вот предрасположенности к огню у меня никогда не было.

Губ преподавателя коснулась презрительная ухмылка.

— У вас проблемы, Алексей? — лукаво спросил он. — Я и раньше не замечал в вас потенциала, но вы могли зажечь свечу.

— А вы можете? — в ответ спросил я.

— Что я могу и умею, вас не касаеться. — отрезал профессор. — А теперь будьте добры, зажгите свечу иначе у вас будет неудовлетворительная оценка.

— У меня проблемы с даром, после травмы. — я опустил голову, но не потому что расстроился, а чтобы спрятатть гнев.

— Как же хрупка человеческая натура. — хмыкнул Соури и продолжил занятие.

Всё-таки я не удержался, зажжённые свечи в аудитории заплясали, заметались из стороны в сторону, мои кулаки сжимались всё сильнее. Все в аудитории зашептались, но профессор не обратил на это внимания.

Сжав кулаки до хруста, разом погасил все свечи.

Отпустило.

Скади обернулся и разразился тирадой, суть которой сводилась к тому, что никто не может удержать пламя свечи ровным. При должной сноровке любой одарённый может зажечь свечу или создать ветерок, поэтому свеча горела у стольких студентов разом.

Очевидно людей ограничивали в развитии. Но снова таки, могут ли их ограничить — если они сами против? Дар можно развивать где угодно, отследить невозможно. Опять сталкиваемся с тем, что многим людям это не нужно.

Этот урок тянулся целую бесконечность, но и он кончился.

Покидаю аудиторию в числе первых, на выходе нос к носу сталкиваясь с здоровенной рожей легионера.

Глаза на автомате затапливает тьма, сила готова сорваться с рук и уничтожить тварь. В последний момент останавливаюсь, чтобы не натворить глупостей.

Глаза приходится закрыть, слишком много вопросов вызовет тьма внутри них. Глубоко дышу, чтобы успокоится и загнать силу обратно в источник.

— Не навали в штаны, человечек. — улюлюкает кто-то.

— Видели, каково, а? — засмеялся ещё один. — Он чуть не умер от страха.

— Слабак!

Кто-то берёт меня под локоть, поворачиваюсь и смотрю. Это Алиса, пытается меня увести, тут же прикрываю глаза и мы покидаем набитый Суори коридор.

Как я не мог догадаться, тот прямоугольник — он так напоминает полигон академии. Вот где творится настоящая магия, там тренируются Суори. А твари это их источники силы.

Я почитал про них, Суори могут управляться и обычными кристаллами, некоторые так делают, но большинство любит возится с монстрами, это статус. Чем больше зверей в свите одарённого, тем круче его статус.

Глаза давно пришли в норму, но выпускать руку девушки я не спешил. Мы так и шли по коридорам разрезая толпу учащихся.

На выходе меня привлёк знакомый голос. Выпустив руку Алисы, направился туда.

— Куда ты? — потянула девушка.

— Это моя сестра, что-то не так. — быстро пояснил я.

Сестра и правда нашлась неподалёку, дорогу ей преградил Кирк с прихвостнями. Вику не трогали, но не давали пройти, девушка в ответ громко ругалась.

— Привет, сестричка. — протискиваюсь мимо синекожих. — А я тебя везде ищу!

— Алекс! — воскликнула Вика. — Нужно позвать директора, этот дикарь снова не даёт мне пройти.

— Мне нравится, когда ты так называешь меня. — ухмыльнулся Кирк. — Всегда считал, что человеческим мужчинам не хватает темперамента.

— Это не повод начинать спать с животными. — отбрила Вика.

— Из твоего ротика это звучит как комплимент.

Кирк не желал сдаваться.

Я взял сестру за руку и пошёл прочь. С Кирком привычно два телохранителя, сам парень и не шевельнулся, а вот один из громил преградил дорогу.

— Отойди жертва зоофилии.

От Суори послышался весёлый хохот.

Не нахожу ничего лучше чем хорошенько ударить его в голень, после того как Суори согнулся, он тут же получил коленом в голову. Один — ноль в мою пользу.

Кирк умён, я давно это понял.

Вот и сейчас, он не стал нам препятствовать.

Мне был не до конца понятен его план, это здорово нервировало. Он раз за разом отступает, хотя, давно мог бы мне устроить курорт в больничку.

Приятно удивила лёгкость с которой я уделал Суори, к слову, не меня одного. Сестра была обескуражена, она шагала рядом, но была далеко в своих мыслях.

Алиса ждала неподалёку, мы вместе покинули здание школы. Меня не отпускало ощущение, что кто-то смотрит в спину. Лок уже ждал на парковке, девушки безропотно сели в машину, захлопнув двери сел рядом с Локом.

В салоне повисло молчание, но ненадолго, я решил воспользоваться моментом и вытащить из сестры причину конфликта.

— Что ему нужно?

— Кирку? — вынырнула из своих мыслей Вика. — Не знаю, думаю всё то же самое что и любому парню.

— Конкретнее, Вика. — раздражённо стучу пальцами по подлокотнику.

— Он несколько раз приглашал меня в ресторан, писал, звонил. — Вика пожала плечами. — Это не отменяет того, что он придурок. Я слышала, что он делает с девушками. У него богатая семья в его кругу привести с собой человеческую девушку это весело, как дорогая побрякушка. После всего тащит в кровать, кто не соглашался потом неделями не появлялся в школе.

— Бил?

— Да.

Неожиданно я понял, что девушки скованы в присутствии Лока.

— Не беспокойтесь, Лок свой парень.

— А ты знаешь, что этот «свой парень» работает на местную группировку? — ядовито спросила Вика. — Он в нашей лавке часто бывал, дань собирал.

Показалось, или Лок покраснел?

— Сейчас он не работает на мафию. Чист, аки младенец. — успокоил я.

— Совесть замучила? — Вика источала яд.

— Не на кого больше работать. — пожал плечами Лок. — Группировки в Сером районе больше нет, если и появится новое объединение оно будет другим.

Лок выразительно глянул на меня, что не осталось незамеченным.

— Будет. — проворчал я, закрывая тему. — С Кирком надо что-то решать. Спрошу о нём у нашего друга, уверен он многое знает.

— Пожалуйста, не вмешивайся. — попросила Вика. — Ты не понимаешь всей ситуации. Пусть всё остаётся как прежде, я потерплю.

— Всё уже изменилось и не станет как прежде.

Мы доехали до дома, Вика вышла. На прощание сестра обняла меня за плечи и прошептала спасибо.

— Подкинь до бара, а потом отвези Алису куда попросит.

— На самом деле мне надо в центр, не успела сказать. — виновато улыбнулась Алиса. — Но скоротала время с вами, всё равно к четырём на встречу.

— Вот и славно.

Возле здания на парковке стоял длинный чёрный автомобиль представительского класса. Помещение бара встретило меня полумраком и запахом чистящего средства, не до конца выветрилось после уборки.

А ещё в баре находилась Настя.

— Что ты здесь делаешь?

— Закончила с делами и сразу приехала.

Девушка стрельнула глазами и подошла ближе, прижимаясь всем телом.

— Или ты не рад меня видеть? — оторвалась от моей груди она.

— Нет, просто не ожидал, что ты так быстро справишься.

— У нас немного времени, скоро я поеду на встречу в центр. — глаза Насти сияли. — Теперь, когда мне не угрожает мафия, надо брать всё в свои руки. Бизнес не может ждать. Как долго я ждала такого момента, скоро мы хорошо нарастим наши возможности, этот мир не изменить одной силой.

— Мы? — хмыкнул я.

— Конечно мы, ты будешь совладельцем моей новой компании. — довольно улыбнулась Настя, не преминув впиться в губы жарким поцелуем. — Компания будет покрывать широкий спектр потребностей. Я хочу сколотить портфель из самых популярных направлений, но не только в русском кластере, а также по всему миру.

— Всё ещё не слышу ничего про себя.

— Ты защитишь меня! — обезоруживающе улыбнулась Настя. — С твоей помощью мы нарастим финансовую мощь, миром правят деньги, за пять сотен лет ничего не изменилось.

Энтузиазм Насти был хорошим подспорьем, но вот у меня закрадывались сомнения в своих способностях. Серый районе обезглавлен, надо прибрать его к рукам, а значит пора поговорить с Шляпником.

Оставив Настю, поднялся к пленнику.

— Ну, здравствуй… — поприветствовал меня мужчина, как только я вошёл. — Алекс? Или может мне лучше называть вас, Фёдор Константинович.

— Значит ты у нас смышлённый. — кивнул сам себе я. — Тогда у тебя одна минута, чтобы убедить не скормить тебя одному недовольному центуриону.

— Мне надо будет куда меньше. — ухмыльнулся Шляпник. — Начнём с того, что я не желаю тебе зла и полностью поддержу тебя, ведь у нас одна цель.

— Вот ты и использовал свой шанс, знаешь, ты меня не убедил.

Из ладони появилось щупальце, извиваясь будто струйка дыма.

— Постой! — вот тут Шляпник слегка испугался, что и было нужно. — Я докажу тебе, как это сделать?

Я запер хаос внутри.

— Сначала, ты должен рассказать всё, что тебе известно. А потом у тебя будет задание. Начнём с некоего Кирка, что учится в центральной школе.

Шляпник расслабился и присел на матрас, откуда в панике вскочил после демонстрации магии.

— Кирк… Сложный вопрос. Один из сыночков аристократического круга семей этого города. Лаосских ты уже знаешь, есть ещё Энри, но в отличии от первых, семья Кирка никогда не была замечена в радикальных взглядах.

— Что ему может быть нужно от моей сестры?

— Как и всем парням…

— Странно он проявляет своё внимание! — перебиваю Шляпника.

— Кто как умеет. — пожимает плечами Шляпник. — В общем это одна из богатейших семей, не радикалы но и не сторонники политики Теи.

Шляпник рассказывал, а я слушал.

Мы провели около часа за неторопливой беседой. Вышел из комнаты пленника с ещё большими сомнениями касательно Кирка. Всё ещё неизвестно, чего он хочет.

Зато насчёт всего остального прояснилось. Шляпника решено было отпустить, чтобы он вернулся назад. Мне не помешает свой человек по ту сторону, а вот насколько он честен предстоит выяснить.

Навестил Али, который сейчас отдыхал в небольшом гараже под крышей бара.

Только сейчас понял, как зверь постарел. С виду он казался каменной скалой, но его время было на исходе.

Моё времяпровождение с питомцем прервал звонок. Звонила Вика.

— Алекс! Приезжай пожалуйста, мы едем в больницу, Лео в реанимации.

Алиса

Алиса была довольна собой, она нашла работу менее чем за сутки. Это отличный результат.

Сейчас девушка бодрой походкой направлялась в сторону многоэтажного бизнес центра. Планы предельно простые, усилить свои сильные стороны. Алиса не имела колоссального опыта, поэтому решила искать работу в сфере женской красоты.

Перебирая вкладки салонов всё утро, чуть не забыла сделать домашнее задание для школы, но результат того стоил. Нет, она не нашла работу в салоне, но попался вариант получше.

Одна компания искала опытного визажиста, а Алиса успела многому научится за кулисами конкурсов красоты. Люди которые позвали на собеседование собирались открывать собственный салон прямо в центре и им требовался главный мастер.

Девушка с небольшим волнением заходила в блестящий от чистоты и лоска центр, не веря своим глазам. Возможно именно эта работа станет началом чего-то большего. Загадывать нет смысла.

Выбросив все мысли, Алиса нашла кабинет офиса и постучала.

Дверь открыла невысокая женщина с глубоким грудным голосом и ещё более глубоким вырезом на груди.

— Здравствуйте, я… на собеседование. — Алиса чуть не хлопнула себя по лбу, главные мастеры салона красоты так не говорят.

— Начальница опаздывает. — смерив девушку взглядом ответила женщина. — Думаю она будет в течении получаса, присаживайтесь.

Алиса прошла в кабинет и села на аккуратный диванчик.

Офис имел панорамные окна, всего десятый этаж, но вид на бурлящий город открывался красивый. Два стола, один у окна и один у стены. Женщина открывшая дверь прошла к столу у стены и села за компьютер, полностью забыв о присутствии Алисы.

Девушка украдкой достала зеркальце и быстро проверила макияж. Для собеседования была подготовлена боевая раскраска, лучшее что смогла сделать будущая мастер визажист.

Да, макияж не главное, но преимущество в том, что Алиса умела обращаться со всем, что было под рукой. Она делала стрижки, наносила макияж, укладку, даже умела делать маникюр.

Лекарства для мамы кончились, процедуры по химиотерапии стоили безумно дорого, при таком раскладе работа жизненно необходимо.

В ожидании прошло больше получаса. Больше часа.

С каждой минутой Алиса всё больше нервничала, даже потянула пальцы к губам, но вовремя одёрнула себя.

Когда к концу подходил второй час, девушка встала и решила уйти. Дама за компьютером даже не обратила внимания.

Немного постояв, Алиса пошла к двери, но стоило руке коснуться ручки, как та открылась.

На пороге стояла невероятно красивая девушка в лёгком летнем платье и солнцезащитных очках. Она сдвинула их на кончик носа и осмотрела Алису, будто та была букашкой.

— Вы на собеседование? — ехидно улыбнулась Алиса. — Пожалуйста проходите, надеюсь у вас есть свободные пара часов.

Уже собираясь обойти незнакомку, Алиса замерла от стального голоса.

— Вообще-то нет, я собираюсь вас нанять. — сняв очки, та прошла в кабинет. — И готова сразу обсудить наш план, если у вас есть пара свободных часов. Естественно я оплачу задержку.

— Что? — разом растеряла весь пыл Алиса.

— Работа нужна?

— Да…

— Тогда закройте дверь и давайте знакомиться. — девушка прошла к столу у окна и села в кресло, бросив на стол сумочку и очки. — Меня можете называть Анастасия Александровна, а вас как величать?


Глава 6


Больничные коридоры пахли так же как и всегда. В прошлом мне довелось не раз бывать тут. Бабушка любила своё отделение, я любил бабушку. Больница впиталась в её одежду и волосы, даже запах дорогого парфюма, подаренного отцом на день рождения не мог перебить его.

Неожиданно, но больница вызвала бурю переживаний в душе. Тянул за нитку, а вытянул целый клубок.

Родственники убежали далеко вперёд, удаляясь по коридору в ту сторону, куда махнул рукой уставший врач.

Отца вызвали с работы, вся семья сейчас была рядом с Лео. Только по одному этому я понял, что картина предстоит не самая приятная. Так и оказалось. Войдя в палату я увидел израненного брата.

Лицо разбито, кожа в нескольких местах схвачена крупными швами. Губы превратились в месиво, зубы целы. Тело под белой простынёй, но уверен на нём не один синяк. Судя по дыханию брата, сломано как минимум одно ребро.

Я присел у кровати. Мама отвернулась к окну, по её лицу стекали слёзы. Отец стоял позади меня, просто смотрел на сына. Они уже успели перебросится словами, пока я шёл следом. Вика не зашла, она осталась в коридоре, сидела и плакала.

В палату вошёл одетый в халат мужчина, в голове поселилась седина, а на носу толстые линзы в простой пластиковой оправе. На бейджике имя, Виктор Ларионович.

— Добрый день, хочу отчитаться о состоянии молодого человека, так сказать. — доктор что-то полистал в кипе бумаг закреплённой на планшетке и убрал её за спину. — Причин для опасения нет, состояние стабильнее некуда, хоть в космос. Отлупцевали парня знатно, но до свадьбы будет как новенький, так сказать. Мозг в порядке, внутренние органы тоже, глаза и слух в норме. Повезло, что били без посторонних предметов, несколько Суори, хотели дать урок.

— Суори? — вскинул бровь отец.

— Повреждения хоть и не критичные, но очень весомые. Такие даже здоровый мужчина не нанесёт, а Суори генетически крупнее и логично сильнее, так сказать.

— Ясно. — кивнул отец.

— Когда будет кто-то из полиции? — спросила мама, утерев слёзы и посмотрев на доктора красными от слёз глазами.

— Полиции не будет, юноша упал с лестницы, так сказать.

— А кто это «так сказал»?! — передёрнула мама.

— Ваш сын, я полагаю. — пожал плечами доктор. — Если я больше вам не нужен, откланяюсь, так сказать. Всего доброго.

— До свидания. — чуть ли не хором сказали родители.

Я молчал, просто смотрел на Лео, он смотрел на меня. Он хотел что-то сказать, но наедине.

— Можете выйти? — попросил я. — Лео хочет поговорить.

— Хорошо.

Родители быстро вышли, думают я что-то узнаю и скажу им.

Когда мы остались одни, Лео тихо прошептал.

— Кирк, это был Кирк… Сукин сын, подловили на улице, будь настороже…

Мне было достаточно и этого. Молча опустив глаза, встал и пошёл на выход.

— Не глупи! Слышишь?! — прохрипел Лео мне вслед.

Не стоило мне этого говорить. Для прежнего Алекса это было бы полезно, он бы постарался не привлекать внимания Кирка, забился в самый дальний угол. Но с прежним Алексом, Лео бы не попал в такие неприятности, кажется я слишком увлёкся играя в школьника.

Вышел в коридор и прикрыл за собой дверь.

Мне в плечи впились острые ноготочки.

— Это Кирк!? — прошипела Вика. — Я знаю, что это он. Всё из-за тебя! Зачем ты разозлил его?

— Остынь.

Холодно окидываю её взглядом, но Вике всё равно. Она нисколько не пугается меня, наоборот, она пылает будто костёр, продолжая давить на плечи.

Мы замираем, будто два хищника.

— О чём она? — хмуро спрашивает отец.

— Спросите у неё.

Отвечаю грубо, но Вика сама подняла эту тему.

— Вика? — мама на взводе, для Вике она страшнее меня, сестрёнку тут же отпускает мои плечи.

— Алекс побил одного из друзей Кирка в школе. — цедит она, и добавляет уже для меня. — Я же говорила, что сама справлюсь, этот придурок не первый раз пристаёт.

Если сначала лица родителей помрачнели, то когда Вика добавила вторую часть фразы, они впали в задумчивость.

— Побил? — эхом отозвался отец.

— Приставал? — спросила мама.

— Кирк не давал пройти, — нехотя начала вдаваться в подробности Вика. — Алекс как раз проходил мимо, вот он и встрял. Нас не хотели отпускать, он ударил одного, мы прошли.

— Побил… — неверяще прошептал отец.

Родители вошли в палату, Вика набралась смелости и прошла следом. Пришла моя очередь сидеть в коридоре.

Вика вышла одна, она встала напротив меня, скрестив руки на груди.

— Ты хоть понимаешь за что я злюсь? — мягко спросила она.

— Нет. — честно ответил я.

— Так и думала, — вздохнула Вика. — Отец работает в фирме родителей Кирка. Поэтому я не говорила ничего, ему нравится, да и получает он не плохо. Сейчас я не знаю что произойдёт, но точно ничего хорошего.

— Понял.

— Что ты теперь будешь делать?

— Ничего. — пожимаю плечами.

— Ничего? — повторяет Вика и показательно фыркает. — Если бы ты сказал мне месяцем раньше, я бы поверила. А теперь я не верю.

— Почему?

— Ты потерял память, изменился, я тебя знала, теперь не знаю. — Вика говорила взвешивая каждое слово. — Но я точно знаю, что сегодняшний Алекс это так не оставит.

— Не оставит. — признался я.

— Тогда делай что знаешь и будь что будет.

Вика положила руки мне на плечи, я смотрел на неё подняв голову, она поцеловала меня в макушку и отдалилась, снова зайдя в палату.

Её мотивы мне были понятны, сначала она переволновалась за брата, но затем увидела, что произошло. Вику посетил гнев, как меня минутой ранее. Она жаждет мести.

Из больницы ехали молча, говорил один отец. Его будто прорвало, видимо стресс, он весь на взводе и не понимает как теперь относится к работодателю.

— Какого говоришь он был роста? — не забывая рулить спрашивал он у Вики.

— Как в любой Суори, под два метра. — в который раз отвечала сестра.

— И он ударил по ноге? А потом коленом в голову? — восхищённо крутил головой отец. — Надо же…

По приезду возле дома уже стоял седан с Локом за рулём. Без слов я вышел и не говоря ни слова пересел в другую машину. Суори тронулся, а я отвернулся от окна в котором замерла картина провожающих меня взглядами домочадцев.

Думаю каждый из них сегодня что-то понял для себя. И думаю каждый знает, что я намерен отомстить. Око за око.

По дороге набрал Шляпнику, который уже вернулся в серый район.

— Кирк, мы говорили о нём, мне нужна вся информация о нём и дружках, где бывают, что делают.

— Будет. — незамедлительно ответил Шляпник. — Ребят вам в помощь?

— Нет, я сам нанесу визит вежливости.

— Когда мы делаем грязную работу, мы надеваем перчатки. — попытался настоять он.

— Не сегодня.

Когда приехали в бар, возле него снова стояла машина Насти. Лок решил убрать наш авто в гараж, я стоял на улице и дышал свежим воздухом. Парень ругался и не мог совладать с дверью, она не хотела открываться.

— Что там у тебя?

— Кажется батарейки сели. — Лок продемонстрировал прямоугольный пульт от ворот.

Подойдя поближе, я взмахнул рукой, ворота стали быстро подниматься вверх. В гараже развалился центурион, слава создателю ворота выходили в тупик, никто не мог видеть зверя.

Мне в голову пришла неожиданная мысль. Я быстрыми шагами направился к Али, заглядывая в глаза.

— Да ты же устал дружок, — произнёс я потрепав его по морде. — Иначе говоря, у тебя сели батарейки. Ты же одна большая батарейка. А что если тебя подзарядить?

Идея казалось очень привлекательной.

Новый звонок Шляпнику, и новое поручение.

— Достань мне сферу, срочно.

— Когда надо?

— Вчера.

— Будет дорого.

— Неважно.

Нет, накачивать питомца своей силой, которой он держался подальше сколько я себя помню, вот так сразу. Нет. Но вот если сфера примет энергию, тогда можно подумать.

Шанс мизерный, но вдруг сработает.

Настя нашлась у бара, девушка наливала себе выпить, сразу из трёх бутылок.

— Пьёшь без компании, ещё и днём, что-то произошло?

— Трава зелёная. — произнесла Настя и залпом выпила получившийся коктейль. — Ухххх…

Девушка выдохнула и закусила кусочком лайма.

— Ты о чём? — не понял я.

— Я думала мы перечисляем очевидные факты. — пожала плечами Настя, смешивая очередной убойный микс.

— Нет…

— Отлично! — меня снова перебили. — Ато мне показалось, что ты собирался прочитать наставления. Прости, но я взрослая девочка, даже очень.

Настя снова выпила.

— Что-то случилось?

— Нет, просто праздную. Арендовала сегодня офис, выкупила пару салонов красоты, наняла сотрудницу. Тебе понравится, красивая девочка.

— Сватаешь? — хмыкнул я.

— А если и да? — прищурилась Настя, её рот скривился. Да она же уже в стельку! — Раньше тебе это не мешало спать с двумя за раз.

— Так. — я забрал бутылки. — Рассказывай, что случилось.

— Ничего…

Настя прошла за бар и взяв бутылку пошла наверх.

Вот и поговорили. И кто мне объяснит, что происходит?

За девушку не волновался, она намного старше меня со своими тараканами разберётся сама. Выкинув из головы инцидент, убрал все открытые бутылки.

От уборки оторвал телефонный звонок.

— Нашли сферу. Привезти в бар?

— Да, жду.

Настя нашлась в недостроенной комнате на третьем этаже.

Девушка сидела с ноутбуком на коленях и прикладывалась к бутылке.

Денег на сферу у меня не было, того что осталось после покупки бара и наведению порядка вряд ли хватит, поэтому пришлось брать в долг у Насти.

Она молча протянула свою карту и продолжила надираться.

Оставив решение проблемы с девушкой на потом, вернулся в зал. Шляпник искал информацию, а до этого момента оставалось только ждать.

Сфера приехала спустя час.

Я принял посылку из рук парнишки моих лет в капюшоне, он быстро взял карту и провёл через небольшое устройства, после чего кивнул, вернув её назад.

Зайдя обратно в бар, открыл коробку за большим столом у сцены.

Спустя годы ничего не изменилось, перламутровая сфера испускала слабый свет и была тёплой на ощупь.

Покрутив кристалл перед собой, стал готовиться к действию.

Постарался именно передавать силу, а не развоплощать, как в случае с лентами. Отделить эти две грани оказалось труднее чем я думал. За попытками и занятием самоконтролем прошло не мало времени.

Но сфера попросту не принимала силу. Тьма будто обтекала вокруг.

Попытавшись сменить вектор, стал накачивать сферу энергией жизни, которую влил в Настю в купе с органикой. Но предмету не нужен ресурс для перестройки, может он возьмёт силу?

Но и тут ждал облом, вся энергия уходила в пропасть. Или у сферы такой большой объём или я что-то делаю не так. В любом случае отступать поздно, дело должно быть доведено до конца.

Усилив исходящий поток, стал ждать.

Кристалл под ладонями разогревался, но оставался цел.

Вены на руках начали чернеть, хаос искал выхода. Может быть древний элемент думал, что телу что-то угрожает? С чего бы это?

Из носа потекла кровь.

Попытка отнять одну из рук, чтобы утереться ни к чему не привела. Вот тут стало по настоящему страшно. Попытка отменить вливание ничего не изменила.

Тем временем вены на тыльной стороне ладони вздулись и почернели, я решился на крайний шаг. Выпустить энергию хаоса, чтобы она уничтожила накопитель.

Внутри всё возликовало, будто прорвало плотину, я чувствовал как жгуты силы проникли в структуру сферы. Я почувствовал, что могу отнять руки. Тут же сделав это, стал наблюдать за интересной картиной.

С моих ладоней свисали тёмные щупальца, по одному на руку, они заканчивались внутри перламутрового шара. Забор энергии сократился, он стал регулируемым, появилось понимание, сколько ещё надо вкачать.

А вот сфера чувствовала себя не очень. Она на глазах чернела, будто была хрустальным шаром и в нём сейчас рождалась буря, закрывая небо чёрными тучами.

Снова звонок.

Пришлось закончить с экспериментами, изменившая цвет сфера отправилась в ящик в котором приехала, а я взял трубку.

Из разговора с Шляпником мне стало известно где бывает Кирк и парочка его громил. На лице растянулась хищная улыбка, сегодня будет весёлая ночка.

Ночная поездка закончилась у популярного в центре клуба. Снова воспоминания из прошлого бесцеремонно вторглись в разум. Дорогие машины, алкоголь, наркотики, веер красавиц которых интересует глубина твоего кошелька.

Кирк появился не один. Я улыбнулся, обстоятельства складывались как нельзя лучше.

Немного выждав, иду к входу.

Высоченный бодигард у дверей смерил меня взглядом, его более щуплый приятель уткнулся лицом в планшетку с именами. Вот оно как, а вечер перестаёт быть томным. Вечеринка вип уровня, не иначе.

— Вас нет в списке. — разводит руками щуплый.

— Наверное ошибочка вышла. — улыбаюсь и показываю щуплому пару купюр.

— Ничем не могу помочь. — щуплый улыбается одними губами, вежливо, но непреклонно.

— Чувак! Не тормози!

Позади меня образовалась очередь, начинается ропот.

Миролюбиво поднимаю руки и иду прочь.

На ближайшем переулке сворачиваю. Если не пускают тут, надо зайти с чёрного хода. В любом заведении есть чёрный ход, надо попробовать все варианты.

Позади клуба идёт разгрузка, приехал фирменный алкоголь. Ряды бутылок в куче поролона, деревянные ящики открыты. Водитель со смартфоном у грузовика, грузчик таскает всё внутрь.

Уверенной походкой подхожу к машине.

— Наконец-то вы приехали! — подхожу и заглядываю в кузов.

— Чем-то могу помочь? — спрашивает усатый мужчина в синем поло и такого же цвета бейсболке.

— Нет, это я вам могу помочь. — протягиваю руку. — Охрана. Обхожу периметр здания, только закончил, вы не представляете как к нам пытаются попасть с разных входов.

— Да уж. — неверяще качает головой мужик. — А не молод для охранника?

— Восемнадцать только, лицензию в прошлом месяце получил, даже оружие пока не доверяют. Но я боксом занимаюсь, поэтому тут. Ладно, бывай!

Хватаю один ящик и иду к входу.

— Э-э-э-й, ты куда? — останавливает меня мужик.

— Внутрь, всё равно туда иду, помогу донести. Быстрее уедете же? Или не надо, тогда я поставлю…

— Да нет, иди, — смущается мужик. — Не вор же ты, какой вор будет тащить дорогое пойло назад на место.

— Точно! — киваю и иду дальше, тихо добавляя. — Не вор я, не вор…

Внутри прикрываю лицо ящиком и прохожу мимо персонала. Справа в коридоре комната из которой выходит второй мужик, что таскает ящики. Иду в эту комнату, чуть задерживаюсь ожидая пока грузчик уйдёт подальше. Достаю из коробки одну бутылку.

Виски, большая литровая бутыль, толстостенная с гравировкой.

Беру в руки и отряхиваясь иду дальше.

На кухне приветливо машу удивлённым поварам и вываливаюсь в основной зал.

Музыка бьёт по ушам, в центре зала большая толпа народа, человек триста-четыреста. Есть второй этаж, на нём вип ложи, сикрет-румы, переговорные. По всему залу стоят платформы на которых кружатся девушки, кто-то в латексе, кто-то в нижнем белье, кто-то полностью в золотой краске.

Съедобной краске к слову говоря, я то знаю, проходил.

Диджей разгоняет очередной сэт, волна людей и суори прыгает в экстазе дожидаясь дропа, мощной кульминации на дорожке, что-то типо припева в песне.

Родная сердцу атмосфера.

Ищу глазами Кирка, задача ни разу не простая.

Чьи-то руки обвивают шею, в ухо жарко дышит миловидная девица Суори в обтягивающем платье. Выбираюсь из объятий, девчонка трясёт головой и оставляя меня пританцовывая идёт дальше.

Провожаю аппетитную фигурку взглядом. Нет, сперва задание, а вот потом домой, Настя сегодня всё равно в баре останется.

Кирка найти не удаётся, но я замечаю его подельника. Громила забирается на платформу и стаскивает оттуда позолоченную девицу.

Суори вместе с добычей отправляется в одну из вип комнат на втором ярусе. Запоминаю расположение и поднимаюсь с другой стороны зала.

Примерно дойдя до места, одёргиваю шторку уютного ложе для богачей.

— Мужик, какого хера?! — спрашивает какой-то парень, его оседлала стройная стриптизёрша, кажется я помешал.

— Прости. — пожимаю плечами и иду дальше.

Вот же бес, ошибка вышла.

А вот теперь всё в порядке, зашёл по адресу.

Из соседней комнаты выходит мужчина в смокинге, выправка военная, телохранитель видимо.

— Так, а ты ещё кто такой?

— Я алкоголь, — показываю бутылку в руках. — Бью прямо в голову.

Мужику хватает одного удара, чтобы упасть без сознания.

— Совсем не умеешь пить! — качаю головой, перешагивая тело.

Захожу в следующую випку.

На столе извивается златовласка, она уже лишилась лифчика, приятель Кирка стягивает трусики. Девушка не громко плачет. Сам виновник торжества наблюдает развалившись на диванчике и потягивая кальян.

— Надо же, она прям вся золотая! — присвистываю от удивления.

— Алекс?

— Алекс! — согласно киваю.

Плотно задёргиваю шторку за собой, после чего на лице снова появляется улыбка.


Глава 7


На лицах Суори отпечаталось удивление, девчонка особо громко пискнула привлекая внимание.

Громил рядом с Кирком я не различал, они были для меня не более чем два столба на дороге. Пришлось повозится, а ещё, я лишился бутылки.

Первый вставший получил ногой в живот, переворачиваясь через диван. Второй успел замахнуться, но получил по голове бутылкой. Не смотря на крепкое стекло и не менее крепкий алкоголь, бутылка не выдержала столкновения.

Повсюду разлетелись брызги, девица забилась в самый угол. Дорогу на выход перегородил я и она не рискнула пройти. Кирк встал и с рёвом направился на меня.

Слава создателю, что музыка играет настолько сильно, что не будет слышно и грома, не то что какого-то засранца Суори. Но Кирка опередил второй приятель, который укатился за диван в самом начале.

Сейчас он выбрался и рванул на меня, куда быстрее чем делал это Кирк, за что и поплатился.

Я всё ещё держал в руках горлышко бутылки.

Короткий размах и розочка входит в глаз разогнавшегося Суори.

Ноги Кирка подкашиваются, она падает назад на диван. На лице полное ошеломление, неожиданный поворот. Я думал, что этот парень крепче, держался он до этого момента хорошо.

Но судя по всему это обычный мажор. Наверное, когда-то я бы отреагировал так, но не сейчас.

Заворочался последний выживший из свиты, пришёл в себя наконец-то.

Встав на колени, он попытался подняться. Опускаю ногу на ему на спину, прижимая к полу. Из Суори с громким выходом вышел оставшийся воздух, он пробороздил усыпанный осколками пол лицом, визжа от боли.

Не отводя взгляда от Кирка, который сдерживает рвотные позывы, подхожу к трупу первого, доставая из глаза розочку. Нарочито медленно, чтобы мой друг оценил момент.

Кирка мутит, он блюёт прямо на стол.

Качаю головой, снова возвращаюсь к стонущему Суори. Удар ногой переворачивает тело на спину, а вошедшая в горло розочка заставляет крик заглохнуть в горле. Из разрезанной плоти льётся густая кровь, белеет порезанная трахея.

Суори пытается собрать кровь руками, закрывая рану. Его ноги дёргаются, будто он хочет отползти, но силы в движениях нет, он умирает.

Присаживаюсь на корточки, поднимая упавшую розочку.

Стряхиваю кровь, аккуратно кладу оружие на грудь агонизирующего мертвеца и достаю из кармана его пиджака платок.

Мокрые от крови руки отлично оттираются, кровь ещё тёплая и не засохла. Откидываю платок, забирая розочку. Только сейчас слышу тихое.

— Нет… нет… нет…

— Не хочешь умирать? — Кирк переводит на меня шальные глаза.

— Нет… нет…

— Знаешь, а ведь я не хотел. — я подошёл вплотную, так близко, что в нос ударил запах рвоты. — Но ты меня вынудил, Кирк. Ты понимаешь это?

— Я не хотел! — оживает он. — Хочешь денег? Да что угодно, но пожалуйс…кха… кха…

Его безусловно выгодное бизнес предложение пришлось закончить.

Так полюбившийся мне кусок стекла прервал жизнь Кирка. А ведь не собирался убивать его, говорил правду, но когда он предложил деньги, всё стало понятно. Минусом в карму Кирка послужила и златовласка.

Столкнув тело с дивана, устало присел.

В голову только сейчас ворвались мысли о последствиях и жестокости. Не смотря на моё спокойствие, я не могу защитить всех. С другой стороны, эта ситуация за рамками нормального, они избили невинного парня, моего брата.

Взяв со втола трубку кальяна, затянулся.

— Дерьмо… кха… кха… — горло разодрал кашель. От фруктового мотива хотелось блевать. — Сраные Суори не способны даже кальян нормальный заказать.

Пора уходить, поднявшись направился к выходу.

Бес! Девчонка стриптезёрша, она же слышала моё имя.

— Так, — поворачиваюсь к ней и наставляю на неё палец, имитируя пистолет. — Никому ни слова о том, что слышала. Какой-то парень зашёл и всех покрошил, молча, иначе я приду и убью тебя.

Имитирую выстрел, по телу девушки пробегает волна дрожи.

Снаружи плотно прикрыл шторки випки, а заодно затолкал внутрь телохранителя. Добравшись до кухни, прошёл сквозь неё, захватив стоящий на столике выдачи сэндвич.

По улицам шёл пережёвывая еду и размышляя о жизни, точнее о том, как обезопасить своих близких. Судя по всему, надо ускорять захват города, точнее его теневой структуры. Если предположить, что серый район уже наш, осталось всего четыре. Начнём с ближайшего, Венеции, там как раз живёт Алиса, надо бы поговорить с ней.

Только пройдя пару кварталов, заметил за собой хвост.

Золотистый такой хвостик, и заметил его не специально. Просто услышал позади перепалку какого-то отребья и знакомый писк.

— А, а, а, стоять! Ля какая… — мужской голос восхищённо причмокнул.

— Интересно, она везде золотая?

Немного поколебавшись, развернулся и пошёл к парочке мужиков, которые зажали златовласку.

— Да, везде золотая. — вклиниваюсь в их диалог. — А ещё она со мной, так что катитесь отсюда нахрен.

— Гвоздь, пошли, а…

Один из мужичков, пониже и видимо потрусливее что-топ почувствовал и потянул напарника за собой.

— Ты чо? Не, пасовать не варик… Оу….

Разводить церемонии не стал, просто врезал по лицу. Мужик упал, словноп подкошенный. Второй прихватил его за шкирку и стал тащить в переулок, не сводя с меня глаз.

Посмотрев по сторонам, убедился, что больше никого не будет.

Златовласка стояла на асфальте босыми ногами, всё в том же позолоченном белье. Руки обхватили плечи, зубы стучат так что слышно за два километра.

— И что мне с тобой делать? — спрашиваю у неё. — Не отвечаешь? Жаль…

Девчонка что-то показала жестами, очень плавно и складно, что навело меня на определённые мысли.

— Понял тебя, пошли уже, кажется я знаю куда тебя пристроить.

Девчонка неверяще подняла на меня глаза, но тут же робко улыбнулась. Сняв пиджак, накинул ей на плечи, после чего вызвал такси. Всю дорогу водитель машины пялился на сидящую возле меня девушку.

Возле бара расплатившись с таксистом, зашёл внутрь, сперва запустив гостью. Девушка настороженно зашла внутрь и с любопытством осмотрелась. Есть поговорка, что в новый дом надо запускать кошку, а в новый стриптиз бар наверное, стриптизёршу, всё логично. У нас с Локом было запланировано скорое открытие, так что девица попалась весьма вовремя.

— Я купил бар недавно, это стриптиз-бар, если хочешь я могу предложить тебе работу.

В ответ златовласка быстро закивала.

Мы прошли на кухню, где я решил найти что-то поесть. Сэндвич не особо утолил голод, придётся приготовить что-то существеннее.

Доставал ингредиенты из холодильника нарочито медленно, думая, что в какой-то момент меня остановят и возьмутся за приготовление, в честь моей доброты или за спасение хотя бы.

Но златовласка лишь провожала глазами каждый вытащенный из холодильника продукт, глазки так и блестят. Вот бес!

Рассмотрев на свету новое приобретение, пришёл к выводу, что это очень хороший выбор. Высокая, спортивная, фигуристая будто пантера, да ещё и немая в подарок. Лицо симпатичное, волосы золотистые, при рассмотрении даже не крашеные, а естественные.

А вот поведение… Дикая непосредственность, она так и плещет эмоциями.

— Как тебя зовут то?

В ответ пожимает плечами, не отводя взгляда от шкварчащего на сковороде бекона.

— Будешь, Злата.

Кивает, всё так же гипнотизируя еду

Может у неё от стресса аппетит прорезался?

Через десяток минут заканчиваю с огромной яичницей. Половина отправляется к истекающей слюной златовласке, вторая мне. Молча едим, она украдкой смотрит на меня, я на неё.

Пока жую, думаю, куда можно поселить незнакомку. Помещений больше не было, но недавно закончили ремонт кабинета у моей спальни, там есть диванчик. Гостевые ещё не готовы, да и надо её держать поближе к себе.

После еду поднимаемся наверх, где девчонка получает полотенце идёт в душ.

Перед сном, показываю место, даю плед и подушку.

Сам отправляюсь в спальню, есть немного времени до утра.

* * *
— Так, так, так! Кот из дома, мыши в пляс? Хотя нет, я же была в доме.

Голос Насти вырывает меня из сна.

— Уже пора вставать? Сейчас встану.

— Встанет он! Ты мне объясни, что у тебя в кровати?

— Что?

Тут я наконец просыпаюсь полностью и начинаю чувствовать неладное. На животе стройная ножка, на груди чья-то рука, вероятнее всего обладательницы ноги. Поворачиваюсь и вижу, как рядом сонно ворочается златовласка. Она стягивает подушку и суёт под неё голову, отворачиваясь от меня и выпуская из объятий.

— Вот срань!

— Лучше бы начал с «прости».

— Да не за что извиняться. Я вчера помог ей, оставил спать у себя в кабинете, а проснулся вот так.

— Очень хочется верить. — Настя разворачивается и уходит.

Быстро одевшись, спустился вниз.

Лок и Настя завтракали, когда я вошёл на кухню.

— Ты не забыл? — спросил Лок. — Сегодня открытие.

— Уже сегодня?

Да, мы договаривались, что Лок найдёт несколько работниц, после чего запустит заведение. Деньги кончались, поэтому это необходимый шаг.

— Понятно. — кивнул Лок. — Имей ввиду.

— Хорошо. У меня в спальне лежит девушка, она танцевала в клубе в центре, бери её.

— Вот это новость. — покачал головой удивлённый Лок.

— Ага, а представь как я была удивлена. — ядовито добавляет Настя.

— Да, что с тобой происходит-то? — меня начинает бесить ситуация. — Ты же не такая! Но полагаю, гормоны берут своё. Ты снова в молодом теле, но старайся держать себя в руках, хорошо?

— Гормоны? — Настя задумалась.

— А как иначе, ты сама не чувствуешь как изменилась? Импульсивное поведение, ревность, обида. Это свойственно телу твоего возраста, всё-таки это химия, все процессы в организме связаны с его состоянием. Гормоны играют не последнюю роль.

— Спасибо. — смутилась Настя. — Я не думала об этом, а ведь это может многое объяснить.

— Да ничего, я сам через это проходил, даже сейчас трясёт.

Так и не позавтракав, развернулся и пошёл в гараж

— Лок, поехали, опаздываю в школу. Последний день и выходные, как же приятно бес побери.

— Уже иду. — буркнул Лок, разом допивая кофе.

Заехали по дороге домой, я подумал, что родители будут волноваться.

Отец и мама сидели за столом, Вика ещё не спустилась. Когда я вошёл в дом, было видно, как напряжение отпускает их.

— Как ты? — мама погладила меня по щеке.

— В порядке. — пожимаю плечами.

— Ты всегда можешь рассказать нам обо всём. — как-то странно сказал отец.

— Я знаю. Спасибо.

* * *
В бизнес центр пошла делегация Суори в чёрном.

Один Суори в центре, пять по бокам, грамотная коробочка. Смотрят по сторонам будто волки, взгляд пронизывающий, руки на уровне пояса, готовы достать оружие.

Поднявшись на последний этаж, делегация выходит из лифта остановившись у стола секретарши. Последняя смерила их взглядом и ничего не сказав кивнула в сторону двери.

Три телохранителя остались в коридоре, два двинулись вместе с сопровождаемым. Вошли в кабинет и быстро осмотрев его, покинули.

В кабинете за широким столом из красного дерева сидел хмурый Суори.

— Привет, Эддарт. — кивнул вошедший.

— Здравствуй, Санни, чем обязан?

— В первую очередь соболезную тебе, дружище. — вошедший сел напротив стола и поднёс ладонь к сердцу, склонив голову. — Сыновья наше всё, я сам потерял своего младшего совсем недавно.

— Рени был хорошим мальчиком. — смягчился хозяин кабинета. — Уверен, они с Кирком могли бы стать друзьями.

После этих слов Санни окаменел.

— Но они не станут! — закончил он стальным голосом. — Не буду ходить вокруг да около, скажу сразу. Я знаю, кто убил твоего сына.

— Что? — подался вперёд Эддарт. — Кто?

— Тот же человек, что убил моего сына. Кстати, его отец работает в твоей компании, Дмитрий Власов.

— Я услышал. — хищно оскалился Эддарт.

— Нет, ты не услышал. — встал Санни. — Не надо недооценивать эту букашку, как наши сыновья. У меня есть план, ты примешь участие? Ради мести за наших мальчиков, ради собственного спокойствия.

— Конечно. Чем могу помочь?

* * *
Если кто-то думает, что по настоящему богатые люди живут в городе, он глубоко заблуждается. В городе нет простора, нет размаха, мало кто готов оставаться в бетонном муравейнике обладая деньгами и могуществом.

В пригороде Питера стоял громадный особняк. Высотою в три этажа, площадью в три тысячи квадратных метров. Рядом с домом разбито собственное озеро и сад, несколько гектаров леса, гигантский гараж с десятками автомобилей.

Мало кто знал настоящего короля города, но даже кинув мимолётный взгляд на эти владения, каждый скажет, что они королевские.

Сейчас дом, а лучше сказать дворец, гудел, будто разбуженный улей.

Утро уже вступило в свои права, солнечный диск грел воздух, весна почти испарилась, наступало лето. Тут и там можно было заметить бегающих людей.

Прислуга проверяла каждый метр, каждую комнату, каждый шкаф.

В озере у дома плавали несколько лодок, вот из под воды появился водолаз. Он поднял руку и к нему тут же направились две лодки и катер. На берег был вынут куль замотанный в пластиковый пакет.

На лужайке у озера появился подтянутый пожилой человек, он что-то сказал водолазам, после чего протянул несколько купюр. Через несколько минут куль был помещён назад на дно озера.

Проследив за работой, пожилой мужчина отправился в дом, где поднялся в кабинет короля Санкт-Петербурга. Встав рядом с письменным столом, мужчина вытянулся и дождался, пока хозяин кабинета закончит писать.

— Водолазы по второму разу проверили озеро. Нашли нашего общего друга, который когда-то строил препятствия. Я всё уладил. Но думаю их надо заворачивать, иначе накопают что-то ещё, стоит вам напомнить, что там не один он.

— Так и сделаем. — задумчиво постучал пальцами владелец кабинета. — Что ещё?

— Дом проверен, лес заканчивают. Следов нет.

— Бесы! — мужчина ударил ладонью по столу. — Она не могла растворится в воздухе! Я не прощу себе, если моя единственная дочь погибнет. И никому не прощу, если кто-то похитил её. Никто не выходил на связь? Выкуп не просили?

— Нет.

Стоящий на столе стационарный телефон внезапно ожил.

— К вам пришла Анна Михайловна, запускать?

— Да.

— Антон, ты знаешь язык жестов? — поинтересовался хозяин кабинета.

— Немного. — пожал плечами дворецкий. — Что вы хотите у неё узнать, господин?

— Хочу узнать, что ей говорила дочь в последний раз. Она много общается с ней.

— Она заменила ей мать, не удивительно. — пожал плечами Антон.

В кабинет вошла сухонькая женщина лет пятидесяти, на глазах очки в роговой оправе, на плечах платок. Ровная спина и поднятый подбородок, женщина не походила на прислугу, она была почти частью семьи.

— Что ж, начнём. — вздохнул мужчина за столом. — Анна Михайловна, читайте по губам. Расскажите, о чём вы говорили с моей дочерью в последнюю встречу.

Женщина внимательно посмотрела на говорившего, а затем начала жестикулировать.

— Что, что она сказала, Антон?! — нетерпеливо спросил мужчина.

— Сейчас, она не договорила, немного терпения.

Когда женщина закончила, дворецкий пару секунд подумал, а затем начал рассказ.

— Она говорит. что Елена долго разговаривала с кем-то. Затем плакала, она смотрела на фотографию, какая-то фотка улетела в сеть, там её жених был в компании девушки, кажется это было в каком-то клубе.

— Готовь машину, мы едем к Залесским. Я сам вытрясу из сосунка подробности.

— Разумно ли так спешить?

— Моя дочь пропала! Антон! — прогремел хозяин кабинета. — Машину мне, быстро.


Глава 8


В школе произошло то, чего я так долго ждал.

А точнее, урок истории с любящей притворяться преподавательницей. Сегодня она весь урок сверлила меня взглядом, только чудом не привлекая внимания одноклассников.

Когда урок закончился, весь касс двинулся на выход, а я услышал такое ожидаемое.

— Алексей, попрошу вас задержаться, есть вопрос.

— Конечно, Алёна Евгеньевна. — понурив голову я присел за первую парту.

Когда весь класс вышел, девушка подошла к двери и провернула ключ. Встреча неожиданно набрала обороты.

Девушка прошла ко мне и присела на край парты. Надо заметить, что это выглядело невероятно странно. Можно подумать, что она решила меня соблазнить, такое начало больше подходит какому-то фильму с рейтингом восемнадцать плюс, где-то на ночном канале для взрослых.

Не самая длинная юбка чуть задралась, обнажился край чулков, от которых дальше под ткань уходили лямки удерживающие их на крутых бёдрах. Только сейчас заметил, что блузка растёгнута, чётко видны приятные полушария груди, стиснутые тугим лифчиком, который еле держался, казалось он вот вот лопнет под давлением больш… большого и доброго сердца.

Сердце застучало часто-часто, но внешне я никак не проявил своих чувств. Недавнее изучение старых возможностей нового тела Насти, приятно разрядило. Случись историчке вытворить «такое» на пару дней раньше и меня бы посадили за домогательства.

Всё это время девушка неотрывно следила за выражением моего лица. Периодически покусывала чувственные губы, но я видел нечто большее, торжество разгорающееся в её глазах.

— Чем могу помочь, Алёна Евгеньевна? — мой вежливый вопрос прерывает затянувшуюся паузу.

— Ничем.

Девушка поправляет волосы, причём двумя руками, выгибая спину. Грудь оказывается настолько близко к моему лицу, что я чувствую сладковатый запах геля для душа вперемешку с дезодорантом.

— Тогда зачем я тут? — закономерный вопрос с моей стороны.

— Был вопрос, касательно информации в библиотеке, — а сама так и смотрит на меня, выжидающе, будто застывшая перед мышкой кошка. — Мало кто интересуется последней войной, не находите?

— Моя семья в какой-то момент была близка к Фёдору Фонвизину. — пожимаю плечами. — Точнее бабушка, которая стала очевидцем тех событий, моё любопытство весьма обоснованно, а вот ваше, нет.

Показалось или девушка смутилась?

— Мне и самой интересна эта сфера. Моя мама работает в библиотеке, поэтому вы так часто меня там встречаете, а не потому, что я якобы слежу за вами, как вы могли подумать… — она окончательно смешалась.

— Я так не думаю.

— Конечно, конечно! Просто предположила, какой странной могла показаться ситуация.

— Мне пора, я вам нужен ещё?

— Да. То есть нет. Можете идти.

Я поднялся и взял рюкзак. Девушка так и не изменила положения, сидя на краю парты, поэтому пришлось протискиваться очень близко к ней. Телодвижения привели к новой неловкости, что не добавляло душевного спокойствия.

Выходя из класса, я слышал её шёпот.

— Преследовала? Кто так говорит, бес тебя побери, Алёна…!

Начинаю переживать за свою учительницу. Что с ней происходит?

Возле школы уже стоял Лок.

В толпе выходящего потока, привычно нашёл Алису, предлагая подвезти.

— Нет, я сразу на работу. — девушка светилась от радости. — Представляешь, я нашла работу. Очень хорошую, не какой-то салон! Точнее салон, если совсем точно два, я буду там руководить… Ииии….

— Поздравляю.

Лок подвёз до бара, где вовсю царила оживлённая атмосфера. По дороге мне позвонила Вика, она спрашивала, поеду ли я на выходные за город. Оказывается, родители собираются отдохнуть у какого-то озера, отец развёл бурную деятельность не став никого посвящать, такой вот сюрприз.

Ответил отказом, для меня вообще это было подарком небес, можно не возвращаться домой пару дней и не отчитываться перед родителями. Почти как взрослый. Так смешно, что даже грустно.

Машина остановилась у бара.

— Пожалуйста не удивляйся. — попросил Лок перед тем, как мы вошли.

— Чему?!

Чему, я понял сразу.

В клубе играла приятная музыка, зал был битком забит. На входе нам преградили путь два мордоворота вдвое больше Лока. Оба Суори.

— Свои! — предупредил Лок. — Пускать всегда, это ваш… начальник.

Лок в своей манере донёс до охранников ценные указания и мы двинулись дальше

Только очутившись в зале и пару раз столкнувшись с клиентами, понял, что так напрягало. Танцовщицы, откуда? Много красивых девушек танцевали по всему залу, но вот златовласки я не видел.

Девчонка нашлась за одним из помостов. Она что-то активно растолковывала одной из танцовщиц. Что странно, одета в обычные джинсы и футболку, на ногах пара лёгких кроссовок.

В тот момент когда мы подошли ближе, златовласка уже не использовала язык жестов, она показывала какие-то неприличные вещи, махая руками словно ветряная мельница. В конце, когда танцовщица уставилась на неё непонимающим, а на нас полным надежды взглядом, всё прекратилось.

Златовласка отправила вздохнувшую с облегчением девушку работать, смачно ударив себя по лбу, после чего повернулась к нам.

— На тебе слишком много одежды, ты не считаешь? — хмыкнул я.

Девчонка смерила меня взглядом, подняв бровь, видимо предлагала попытаться поговорить на её языке.

— Она здорово помогала, — засмущался Лок. — Я прям растерялся. Никто не пришёл, люди в зале, танцовщиц нету. А она пропала, потом появилась, куча девчонок, все готовы работать. Правда за час работы много больше берут, но оно того стоит, так ведь?

— Всё так, ты молодец. — похлопав парня по плечу, обошёл парочку работников и направился к себе.

В кабинете ремонт давно закончился, сейчас это было необходимо как никогда. Закрыв дверь, отрезал шум музыки. Видимо хозяин заведения знал толк в своей работе, сделал хорошую изоляцию.

На столе лежал знакомый ящик с сферой. Усевшись в кресло, откинул крышку, да так и застыл с открытым ртом, будто деревенский дурачок.

— Что за хрень?

Сфера стала полностью чёрной, антрацитовой. Внутри то и дело что-то мелькало, вспышки и ураганы, словно кто-то заключил в этот шар мощную бурю.

Пальцы сами потянулись к сфере, прикоснувшись я ощутил смесь тревоги и восхищения. Такое бывает, когда взлетает самолёт, тебя прижимает к креслу, где-то в животе появляется тянущее приятное ощущение.

Одёрнув руку, задумчиво уставился на артефакт. Однозначно, я придумал что-то необычное и незнакомое мне, а возможно всему миру. А ещё, сфера не развалилась, значит моя энергия может помочь Али.

Али поднял голову, когда я вошёл в гараж, чтобы увидеть друга.

— Как дела дружок?

— Ррр..

— Знаю, скучно, я слышал из последних новостей, что стареньким центурионам необходимо много спать и кушать куриный бульон.

— Руааарр!

— Согласен, так себе шутка. Но кажется у меня есть выход.

— Ррр?

Я сел на пол и скрестил ноги.

Махина центуриона расположилась напротив.

Вытянув ладонь, я стал выпускать щупальца энергии, не спеша, чтобы не напугать зверя. Помнится, Али никогда не жаловал Симбиота.

Альес был бы полезен сейчас, но я не уверен, что хочу его возвращения. Симбиот всегда был при своём мнении и интересах. С другой стороны, он существенно помог в драке с советом, без его помощи пришлось бы не просто.

Али отодвинулся и утробно зарычал, будто здоровенный бензиновый генератор. Я помнил звуки генераторов, прошлое изобиловало такими фрагментами. Та же поездка за город, сейчас — это реальность, в прошлом же никто бы и не додумался покинуть стены родного города.

Ленты энергии летали между мной и Али, я хотел чтобы он привык, не считал силу такой опасной.

— Ты готов, дружище? Сделаем это?

— Ррр….

— Уверен ничего страшного не произойдёт.

— Ррр!

— Я всё ломаю?! Ты себя видел? Ходячий танк, не для полива цветочков ты придуман товарищ, если боишься то закрой глаза, так уж и быть.

— Руаррр!

— Что? Прям вообще ничего? Сейчас проверим…

Я подобрался ближе, отставляя уже изменённую сферу в сторону, и стал потихоньку вливать жизненную энергию. Снова падение в пропасть, как раньше, но уже контролируемое. Али заворочался и заурчал, где-то в районе груди у зверя разгорелось ярко красное пятно.

Ленты силы начали делиться, истончаясь до размера нити, разгорались, стало даже теплее. Али зарычал громче. Надеюсь в баре не слышно, но вот тем кто выйдет со стороны улицы и решит отлить в переулке… советовал бы захватить туалетной бумаги.

Энергия кончилась настолько быстро, что я не был к этому готов. Первая сфера потребовала намного меньше, поэтому я решился на такое. Но вот резерв показал дно, начиная высасывать мои собственные силы.

Я застонал от боли, процедура неприятная, что тут сказать.

— Рррр!

Али зарычал на что-то справа от меня.

— Что? Злорадствуешь… Сдохну вот щас, кто тебя кормить будет, морда такая.

— Ррррыы!

— Да?

Смотрю туда же, куда смотрит центурион. На полу лежит чёрная сфера с бурей внутри.

— А ты рисковый парень, представь что внутри тебя произойдёт. У меня нет унитаза такого размера.

— Рр!

— Да, пожалуй хватит сортирного юмора. Хотя ты прав, бумаги столько тоже нету.

Дотянувшись до сферы, взял её в руку.

Вытянуть энергию? Пожалуйста, только не взорвись…

Вот тут я совершил ошибку, которая чуть не стоила мне жизни, а так же чуть не угробила всех в баре. Привычно впитывая энергию, сразу потерял контроль.

Это как разводить костёр из простых поленьев и поленьев вымоченных в авиационном топливе. Сила ворвалась в организм пятнадцатиметровым цунами, прокатываясь по каналам и растягивая их.

На минуту я забыл как дышать. Али почувствовал что-то неладное, но ничего не могу сделать.

Дикая необузданная энергия бушевала внутри и не собиралась успокаиваться. Из носа хлынула кровь, в отражении сферы, что всё ещё была в руках стало видно как вены вокруг глаз налились чернотой, сами глаза превратились в тёмные провалы.

Между мной и центурионом возник поток энергии, настолько концентрированный, что напоминал струю из плазменного резака или автогена.

Во мне билась условная тысяча литров, а я мог выдавать только по одному в минуту. Сколько прошло? Не знаю. Может час, а может и три.

Поток не ослабевал, но я чувствовал себя лучше с каждой минутой. Всё нутро болело, но это не физическая боль. Это боль тонкого энергетического тела, которое сегодня получило просто гигантскую нагрузку.

А я получил неплохой такой урок, не играть с игрушками которые не знаешь. Не трудно представить, что бы произошло, не выдержи мой источник, он бы просто выгорел, а меня разорвало от энергии которая осталась внутри без оков.

Когда связь распалась, я даже не заметил.

Али обессиленно распластался напротив, выглядел зверь не очень, но бока размеренно вздымались, что радовало.

В гараже было душно, магическое воздействие здорово взгрело воздух, хотелось просто дышать.

Еле встав, я направился к двери.

В переулке уже сгустилась тьма, время позднее, где-то по улице прошла парочка гуляк. Я прижался плечом к стене, дыша прохладным ночным воздухом.

Позади кто-то спросил.

— Эй парень, есть сигарета?

— Иди н…

На голову опускается что-то вроде мешка. Свет выключают, как и меня, молодецким ударом по голове. «Вот что за люди! Нет чтоб вежливо попросить?», проносится последняя мысль.

* * *
Бар «ЛСП» полностью соответствовал своему названию, ложь-страсть-порок. Стройные девушки крутились на шестах часами, диванчик ожидания у вип-комнат не пустовал ни разу за вечер.

Неон врезался в глаза, обнажённая женская красота раскрылась со всех сторон. Смотри, но не трогай, главное правило.

Организовавшая открытие парочка стояла у бара, девушка с отливающими золотом волосами пила свежевыжатый сок, а вот огромный Суори рядом цедил бутылочное пиво, щерясь во все сколько у них там зубов.

Казалось, что ничего не могло нарушить спокойствия, это их вечер, победа.

Они не замечали, как через толпу гуляк к бару направились сразу несколько Суори. Затянутые в смокинги с каменными лицами, они не походили на офисный планктон и пришли не за развлечениями. Охрана клуба сделала вид, что ничего не заметила, пропуская светивших оружием профессионалов.

Рядом с Локом пристроился один из каменнолицых, а в следующую секунду в рёбра парню упёрся ствол пистолета.

— Не дёргайся. Просто иди к чёрному ходу.

Девушка рядом получила такие же указания, хозяева вечеринки были быстро выпровожены на выход, пройдя через вход для разгрузки. На улице уже ждал небольшой тонированный микроавтобус. Парочку втолкнули внутрь, один из конвоиров залез внутрь, второй сел к водителю, двигатель завёлся, машина поехала прочь набирая скорость.

— Где их главный? — спросил водитель.

— Кто-то нас опередил. — глухо ответил сидящий на переднем сидении. — Взяли его помощников, этот заправляет баром, эта помогает Власовой, правая рука.

Златовласка возмущённо уставилась на похитителей, покрывая их матом на языке жестов, красочно показывая, что им надо сделать друг с другом.

— Они будут довольны, мы в любом случае получим рычаги воздействия.

— Верно.

* * *
Я пришёл в себя.

Кто-то хлопал по щекам, достаточно бесцеремонно.

— Ты приводишь меня в чувства, но делаешь это без уважения. — горло пересохло, вышло не так убедительно как хотел.

— Хм…

Открываю глаза, находимся в каком-то гараже, куча суперкаров вокруг, я лежу на полу у минивэна, видимо оттуда меня сгрузили, как какой-то мешок с картошкой. По обе стороны два мордоворота, оба люди, не особо накачанные, но массивные.

— А неплохой гараж. — руки связаны за спиной, с трудом сажусь, голова раскалывается. — У меня тоже есть гараж, жаль вы туда не зашли. Так такая машина классная стоит…

Машина смерти — добавляю про себя, вспоминая оскал Али.

Так, анализируем.

Скорее всего меня похитил кто-то из людей, я заметил такую тенденцию, что у Суори служили в охране подобные им. Что за расовая дискриминация? ЛГБТ активистов на них нет, самых фанатичных желательно, вот они их точно строем ходить за кашей научат, с флагами радужными.

— Парни, у меня мало времени, я опаздываю, давайте ускоримся.

Ноль внимания.

Проверяю резерв, капля в море, даже два процента не наскребу. Но могу попробовать распилить верёвку или скотч, чем меня там связали.

Освобождаться не приходится. Позади раздаются шаги, в поле зрения появляется высокий мужчина с аккуратной бородкой в прямоугольных очках. На голове залысины, волосы покрыты проседью, будто инеем.

— Знаешь, кто я такой? — со злой усмешкой спрашивает он.

— Честно? — виснет тишина. — Нет.

Шаблон сломан, седовласый наклоняет голову, думает.

— Девушка, высокая, волосы золотистые. — описывает он. — Ты привёз её к себе в этот отстойник, где она?

— Полегче, мы приличное заведение, проституцией не занимаемся. — пробубнил я на автомате, как учил Лок.

— Повторю один раз, где она?

— В баре не смотрели? Она помогала с организацией? И вообще, что вам нужно? Если вы тоже из тех придурков, которые её хотят изнасиловать, идите нах..р.

— Изнасиловать? — мужчина щурится, чувствую, что он готов взорваться. — О чём он?

Вопрос адресован одному из бодигардов.

— Я не знаю босс.

— А должен, Валера, должен! Вы нашли трупы синекожих мажоров, сказали мне, что они с этим не поделили что-то и он убил их.

— Это одна из теорий. — буркнул Валера.

— Теория гавно, честное слово, Валера. — вклинился я.

— Рассказывай. — это уже мне.

— Каюсь, убил придурков я, забрал девчонку тоже я, она свидетель, что делать?

— Ты их убил из-за неё? — седовласый заинтересовался.

— Нет. — пожимаю плечами. — Когда я пришёл на огонёк, они её как раз раздевали. Но я выходит сексуальнее, потому что возбудил их знатно. Вот мы с моим маленьким другом и повеселились, а златовласка наблюдала, может ей нравится, я не в курсе вообще.

— Да что ты бес побери такое несёшь? — скривился седовласый.

А я нёс полную ахинею, чтобы потянуть время и заполнить источник хоть на каплю.

— Какой ещё маленький друг? — брезгливо сморщился Валера.

— Алкоголь. — пожимаю плечами. — Мы с ним большие друзья.

Седовласый смачно хлопнул себе по лицу ладонью.

— Где девчонка? — взорвался он.

— Да в баре! — повысил голос я, вышло так себе, горло пересохло если кто не забыл.

— Нет её в баре. — встрял Валера.

— А вот это интересно. — это уже я.

— Поехали в бар, хватай это тело. — командует седовласый. — И заруби себе на носу, если её там не будет, тебя найдут в двадцати разных пакетах.

— Ну хотя бы найдут. — пробурчал я. — Да и какие двадцать пакетов? Вы меня видели, там максимум двенадцать.

— Кто нибудь, заткните его.

Мне в рот поместили кляп, а на голову надели мешок.

— Фы фо фумавете иа буфу малфять?!

— Оооо… — простонал седовласый.


Глава 9


Чёрный микроавтобус подъехал к загородному дому, колёса шуршали по грунту, солнце отражалось от глянцевых боков автомобиля. Воздух над капотом искажается от жара, авто долго гнали до этого места, о чём говорил пыльный кузов.

Из салона вышли двое Суори, один из них обошёл авто по кругу и распахнул заднюю дверь. Оттуда появился ещё один синекожий и грубо вытащил на свет пару молодых людей.

Суори и человек, парень и девушка, странное сочетание.

— Шевелитесь! — он толкнул своего сородича в спину и пошёл позади.

— Куда вы нас ведёте? — хмуро спросил Лок, а это был именно Лок.

— Вы крупно попали, поэтому мой господин пригласил вас на беседу.

— Пригласил… — глухо повторил Лок. — Причём здесь мы?

— Не ломай комедию. — посоветовал похититель, а затем сглотнул при взгляде на златовласку, благо сзади ракурс открывался чудесный. — А теперь заткнись и иди молча, как твоя подружка, вон какая молчаливая. Пожалуй мы заглянем к ней сегодня вечером, такой экземпляр не должен пропадать.

Лок хмуро окинул взглядом скалящегося Суори. Но в его словах была и ценная информация, значит они доживут до вечера, это важно. Цель не они, нет, кому нужна какая-то стриптизёрша, хоть и смазливая. Или молодой Суори из серого района? Даже не смешно.

Нет, люди организовавшие такое похищение гораздо выше, взять даже особняк в который их привезли. Людей способных позволить себе такое можно посчитать по пальцам. Одной руки.

Кому же ты перешёл дорожку Алекс?

Парочку привели в подвальное помещение, где заперли в неотделанной пустой комнате с парой кроватей вмонтированных в стену.

Злата устало присела на одну из них. Они были узкими и неудобными, как самые дешёвые места в поезде. Но выбирать было не из чего. Либо холодный бетонный пол, либо кусок металла торчащий из стены, устланный тощим матрасом.

Суори, которые привели пленников в комнату, остались за дверью.

Только двое, третий ушёл докладывать об окончании операции.

Но и этих двоих хватало, чтобы запугать девушку как следует. Они обсуждали, что сделают с её телом, когда наступит ночь.

— Нет, ты её видел? Видел? Эта сучка явно нуждается в хорошей взбучке.

— Рифма. — как-то безразлично заметил второй.

— Она прям в соку! Молодая, горячая, сиськи видел?

— Лет двадцать.

— Короче, ничего не знаю, но я первый. Ты понял? Не приведи Аматеру, кто-то вперёд полезет.

— Понял.

Информативный диалог. Челюсть Лока сжалась, на лице заходили желваки. Златовласка залезла на кровать с ногами и обняла колени, по её щекам лились слёзы.

Лок неловко поднялся и сделав пару шагов, сел рядом. Ему было неудобно, он никогда не испытывал такого острого желания помочь кому-то и всерьёз думал, что не умеет этого.

Суори видел, что в таких случаях надо обнять человека, молчать, давая ему время прийти в себя. Но план встал на месте, стоило ему сесть рядом. Сердце вдруг бешено заколотилось, Лок застыл, он не понимал, что происходит.

Лицо начало гореть, будто его припекало жаркое солнце.

Но через секунду Злата сама ткнулась в огромное плечо парня своим лицом, обхватив руку и горько заплакала уже не скрывая слёз. Рубашка Лока быстро стала мокрой, а сердце было готово разорваться.

Лок испугался, непонятные ощущения заставили его покрыться мурашками. Но тут всё кончилось. Снаружи снова начался разговор.

— Он спускается. — сказал любвеобильный своему приятелю. — Говорит, что пока мы ездили, босс сам взял помощницу Власовой.

— А кто тогда у нас?

— Не знаю, мой друг, не знаю. Но это значит…?

— Что?

— Что я точно сегодня развлекусь по полной.

Послышались шаги, а затем женский голос, всё громче и громче.

— Сраный ты ублюдок, убери руки, мать твою об асфальт! Я знаешь куда тебе твою голову засуну?

— Воууу! — восхищённый голос любвеобильного. — А эта тоже горячая. Вот это везение, этих лошадок надо обкатать.

— Обкатай свою руку дебил! — презрительно ответила незнакомка.

— Так, закиньте её в камеру, а я пошёл.

— Есть!

Лок стал догадываться, кто за дверью. Больно знакомый голос.

Дверь открылась, в проёме появилась Настя. Её толкнули в спину, как и Лока десятью минутами раньше, а затем один из Суори смачно шлёпнул девушку по заднице.

— Ну всё, буду ждать нашей встречи дорогуша.

— Приготовься ждать долго… Например вечность, кретин!

Дверь закрылась, Настя окинула взглядом комнату.

— Привет, сокамерники.

— Как тебя взяли? — поинтересовался Лок.

— Ездила на встречу с инвесторами, там представилась. Вот он меня и узнал так.

— Кто он?

— Так вы не знаете? — Настя усмехнулась. — Мы в гостях у Лаосских. Не знаю, как им хватило смелости на такое. Может создали альянс с кем-то?

— Вот же бес! — выругался Лок и добавил пару непечатных слов. — Чем им насолил Алекс? Могу угадать, я чего-то не знаю?

— А откуда по твоему вот это чудо взялось? — спросила Настя, вопросительно выгибая бровь.

Златовласка лишь крепче обняла свои колени.

— Кстати, это бы многое объяснило. Семья того придурка в его школе, он же грохнул его. Вот они с Лаосскими и стали неожиданными союзниками…

— Грохнул кого? — ошеломлённо выдавил Лок. — Как его там, Кирка?

— Да. — кивнула Настя. — Наслушалась уже от этих мордоворотов. Не удивлюсь если наша златовласка, как назвал её Алекс, перестала говорить после того вечера.

— Даже не представляю, что там произошло. А где это случилось? — поинтересовался Лок.

— В клубе, мажористое местечко. Алекс пришёл туда и вырезал эту весёлую компашку.

— Зарезал? — Лок поморщился.

— Горлышком бутылки, розочкой.

Настя рассмеялась, Лок сначала подумал, что это берёт своё шок. Но потом понял, что девушке действительно смешно. С другой стороны, эта девушка в двадцать раз его старше.

— Что будем делать? — спросил Суори.

— Ждать Алекса, а что ещё мы можем сделать?

— Он справится? — Лок вспомнил произошедшее в ангаре и поёжился.

— Должен, он же бесова гроза Суори. Думаю эту семейку ждёт весёлая ночка.

— Надеюсь. — проворчал Лок.

Настроение потихоньку возвращалось и будущее уже не казалось таким безнадёжным. Компания расселась по своим местам и молча принялась ждать. Это всё, что они могли сейчас сделать.

* * *
До бара ехали целую вечность, но в этот раз я не провёл всю дорогу в бессознательном состоянии. Беседовать быстро надоело, да и не самая приятная компания, будем честными до конца.

Что потребовалось этому человеку? Златовласка не так проста? Но что может быть проще стриптизёрши, у них вся душа нараспашку, и не только душа…

Машина остановилась. Два мордоворота достали меня из салона минивэна, будто мешок с картошкой и поставили на землю. Ноги подкосились, я упал, кляп поглотил стон.

Ноги затекли, сейчас к ним возвращалась чувствительность. В отличии от остальных я ехал на полу. Кляп вынули, я снова мог говорить, чем воспользовался почти сразу.

— Вставай давай! — не смотри щас на нас главный, Валера бы меня пнул.

— Отвали питекантроп, не видишь ноги затекли. Или сделай массаж, а не бубни.

— Босс, можно я его приложу? — заклянчик Валера.

— Валера, мы его потом не соберём, давай заканчивай. Саша, проверь помещение, заходим.

Второй бодигард ушёл в разведку. Нравится он мне, молчаливый.

Валера рывком поднял меня с земли и толкнул вперёд.

В баре никого не было, только два охранника, которых нанял Лок. Они как раз собирали алкоголь, складывая в ящики. У бара их и застали. Вряд ли они собирались протереть полки, скорее внаглую меня обносили.

— Вот су… ори проклятые. — выругался я. — А ну быстро на колени, лицо в пол.

— Мы перераспределением алкоголя! — поднял руки один телохранитель.

Второй изобразил тупую рожу и просто обтекал, а может и не изобразил.

— Ага, перераспределением моей собственности в ваш карман? — мой голос источал яд.

— Валера?

Валера кивнул и быстро скрутил парочку неудачников.

Босс сел на диванчик, его люди поставили охранников на колени, начался допрос с пристрастием.

Стоило Валере показать нож, как парочка тут же сдалась.

Оказалось, что никакие они не секьюрити, а просто качки из местной качалки. Лицензию подделали, к ним особо никогда не докапывались из-за монструозной комплекции, решили делать деньги таким способом.

— Так, жертвы стероидов! — хлопнул в ладоши седовласый, поправляя очки на переносице. — Быстро по вчерашнему вечеру, здесь была девушка. волосы золотые, весёлая такая.

— Злата? — спросил один другого.

— Похоже. — ответил второй и оба разом сжались.

— Так, одноклеточные, где девушка? — прогремел седовласый.

— Суори, забрали Суори, напали, скрутили нас, прям как вы… — начал лепетать говорливый.

Второй только тупо смотрел перед собой, похоже поражаясь изобретательности своего партнёра.

— Точнее, иначе сейчас Валера отрежет тебе ухо.

— Это точно Лаосские, знаю одного из охраны. — сдался секьюрити.

— Что им было надо?

— Не знаю, схватили девчонку и Лока, да уехали.

— Какого ещё Лока?

— Вон, этого спросите. — кивнул секьюрити.

— Мой бизнес партнёр. — пояснил я.

— Валера, едем к Лаосским, будь на чеку. Кавалерию брать не будем, просто поговорим, похоже они не поняли кто к ним попал. Надеюсь на тебя, если что будешь вытаскивать.

— Настало твоё время, Валера. — шутку он не оценил, смерил меня испепеляющим взглядом. — Там ещё гараж есть, может проверим его?

— Зачем? — седовласый мыслит слишком здраво.

— Просто, вдруг что-то найдём. Да бросьте, парни, не играли в детективов в детстве? С вами понятно, вы в монополию играли. — киваю очкастому. Валера трогает пистолет, желание пристрелить меня так и крепнет. — Хотя, могу поспорить, Валера мучил щенков в детстве.

— Босс?

— Не сейчас. — седовласый молча изучает меня. — Валера, проверь гараж.

— Понял.

— Отлично! — расплываюсь в улыбке. — Валера, пока-пока.

Пока бодигард проверяет гараж, я жду свою кавалерию. Сейчас Али покажет ему, как правильно разговаривать с реинкарнированными императорами.

Прошло полминуты, криков паники и рычания нет.

Валера возвращается назад.

— Ничего нет. — пожимает плечами он.

Снова поездка, снова на полу. Вот же срань, источник заполнился на пять процентов, не больше.

К особняку Лаосских приезжаем уже ночью.

Нас уже ждут, дверь открывается и вот уже улыбчивый мажордом Суори провожает нас в дом. Хороший такой особняк, несколько этажей, камень, лепнина, гладкий паркет.

Нас заводят в просторную столовую, где во главе стола сидят несколько Суори.

— Эддарт, Санни. — кивнул сидящим очкастый и сел за стол.

Названный Эддартом сидел в костюме, а вот Санни был одет в бежевые брюки и серый пуловер. Эдакий стиль гольфиста и офисного работника, колоритная парочка. На лицо звероватые Суори, ничего необычного. Массивные надбровные дуги, глаза с вертикальными зрачками, синяя кожа и витые рога.

— Здравствуй, Андрей. — кивнул Эддарт.

Санни промолчал, его ноздри ходили ходуном, он был зол.

— Я пришёл за своим человеком. Девушка, волосы цвета золота. Вы взяли её в баре этого человека, вместе с Суори.

— Хочешь её забрать? — ухмыльнулся Эддарт. — Но почему?

— Я своих людей не бросаю. — седовласый сидел спокойно и расслабленно, он привык играть с акулами, он сам был акулой куда большей чем разумные напротив.

— Вижу ты привёл нам того, кого мы так долго искали.

— Обмен.

— Согласен, хорошая сделка. Приведи это отребье, всех — крикнул Эддарт одному из стоящих у дверей охранников.

Санни что-то горячо зашептал своему приятелю. Стол широкий и массивный, они сидят достаточно далеко, ничего не слышно.

Спустя полминуты в зал вталкивают моих людей. Лок, Настя, Злата, все целы, что уже хорошо. Они улыбаются при виде меня, но заметив мои связанные руки мрачнеют.

— Вот твоя девчонка. — бросает Эддарт.

Златовласка бросается к очкастому, он обнимает девушку, но не отводит глаз от Эддарта.

— Но мы тут приняли решение… — делает паузу Лаосский. — Что можем убить двух зайцев разом. Нам нужна доля в твоей транспортной компании, место в совете.

— С чего ты взял, что я пойду на это? — процедил седовласый.

— С того, что иначе мы заберём твою дочь.

Лицо очкастого дрогнуло.

— Елена Покровская? — усмехнулся Эддарт, обращаясь к златовласке. — Верно?

Златовласка гневно посмотрела на Суори.

— Папа, не надо, они блефуют. — сказала она.

Вот тут я выпал в осадок.

Златовласка оказалась Еленой, а Елена — это дочь Покровского, то бишь аристократка, но более того, она говорит. Пока я стоял с открытым ртом, ко мне приблизилась Настя.

— Какой план? — прошептала она.

— Никакого. — пожимаю плечами. — Энергии кот наплакал, и то особо не стараясь. Импровизируем.

Настя помрачнела ещё больше. Лок, следивший за нашим разговором всё понял, его лицо стало каменным.

— Ты не знаешь, на что идёшь. — процедил Андрей Покровский.

— Как раз знаю. Это твоя дочь сбежала из дома и наделала тебе проблем, а у меня стоит тебе напомнить и вовсе нет ребёнка. Он убит. Как и у Санни, так что не тебе говорить, что мы можем, а чего нет. Да и не многое на кону, ну, будешь ты закрывать глаза на некоторые шалости, что изменится? Скажи ты построил бизнес не разу не замаравшись?

— Я делал то, что было нужно. Вы же понимаете, что за этим последует?

— Может его просто убить? — скучающе спросил Санни.

— Он полезнее живым. Хотя… Я расскажу тебе, почему ты согласишься на все требования и не станешь перечить. Айн, зайди.

Повисла тишина, открылась неприметная дверь, которая как мне казалось ведёт на кухню. В комнату вошёл человек в чёрном истрёпанном балахоне, лицо скрыто, виден лишь гладко выбритый подбородок.

Судя по тому, как побледнел Покровский — это что-то да значит.

— Не может быть… — выдохнул он. — Королева не станет тебя поддерживать, а значит…

— Да, я сам его контролирую. — довольно блеснул глазами Эддарт. Санни лишь расхохотался увидев лицо Андрея.

Я по прежнему ничего не понимал. Настя попыталась придвинуться ко мне, её лицо было напряжённым.

— Ты введёшь нас в компанию, дашь места в совете, станешь слушаться, будто кроткий кролик, — Эддарт был на взлёте, его лицо светилось, а Покровский с каждым словом будто становился меньше. — А может мы сосватаем моего младшего с твоей дочерью? Как вариант, если станешь себя хорошо вести, то останешься жив ты и твоя семья. Ты меня понял?

— Понял… — тихо прошептал Покровский.

— Я что-то не расслышал, а ты Санни?

— И я ничего, может кто-то испортил воздух?

— Возможно… Итак, повторим?

Парочка Суори втаптывали Покровского ниже и ниже. Что же заставило такого человека испугаться? Очередной маг, их так мало, что их боятся? Нет, слишком просто.

Златовласка, а теперь Елена Покровская, вцепилась в руку отца и опустила голову. Плечи подрагивали, она плакала. Театр набирал обороты. Настя смогла незаметно подойти ко мне.

— Это твоя гвардия, — прошипела она. — Ты должен что-то сделать?

— Какая гвардия? — я недоумевал.

— Ты их ещё окрестил Стражами Равновесия.

Всё стало понятно в один миг. Я вспомнил Альеса и подготовленных им кукол. Вот оно как, спустя столько лет они остались живы. Ещё раз посмотрев на пафосного Эддарта, меня начал разбирать смех.

Сначала робко, затем сильнее, и вот дикий хохот распирает грудь, воздуха не хватает. Я даже падаю на пол, в уголках глаз собираются слёзы.

— А парень то, того… — задумчиво пробормотал Эддарт. — Умом тронулся от страха.

Встаю на ноги и одним движением освобождаю руки выпуская еле заметные ленты хаоса. Фигура в балахоне не двигается. Но Эддарт отдаёт приказ, видимо опасается меня.

— Убей его, Айн.


Глава 10


Фигура мгновенно начинает двигаться, быстро сокращая расстояние.

— На колени! — вкладываю в голос всю свою величественность, но выходит неловко.

— Точно умом тронулся. — усмехнулся Эддарт.

Страж продолжает идти ко мне. Кажется сейчас кого-то будут убивать.

— На колени! — не работает, осталась пара метров. В резерве всё те же пять процентов. Что делать? Надо выпустить силу, но её так мало, значит нужно только её проявление, чтобы он идентифицировал меня.

Выпускаю хаос, на вытянутой руке появляется язычок пламени, тёмного пламени. Наверняка, сейчас мои глаза затопила тьма.

— Я сказал, на колени, Страж!

Моему слову нельзя сопротивляться, оно усилено хаосом, настолько, что даже обычные люди чувствуют груз. Их прижимает одной только волей, которая усилена божественной искрой, будто гигантский каменный атлант положил тебе на плечи руки и прижал к земле.

— Встал… — тихо прошептала Настя.

— Что? — это уже Эддарт.

— Повелитель… — прошелестел Айн.

Его голос густой и обволакивающий, он стоит передо мной на коленях. Скидывает капюшон. Под ним обычный мужчина, гладко выбритая голова и подбородок, небесно голубые глаза и татуировка на лбу, знак элиты Альеса, знак жертв Альеса.

— Они не говорят… — уверенно произнёс Санни. — Что за цирк Эддарт?

— Этого не может быть, — покачал головой Эддарт. — Она управляет настоящими убийцами, это точно. Тут что-то другое.

— Та девчонка, что тебе помогает? — поморщился Санни. А затем поднял руку, произнося. — Взять их, если кто-то решит своевольничать, убить.

Вокруг нас ту же стало тесно. Около десятка охранников взяли на прицел мою компанию и меня самого. А я так и смотрел в глаза стража, меня переклинило, будто снова попал туда, на войну.

Снова умирала Влада, снова кричали люди, снова Альес забирает контроль.

Сила так и текла, будто уходящее из дома тепло. Кто-то открыл дверь на мороз, дом быстро вымерзал, моя душа вымерзала. Её сковал холод, стало не по себе.

Страж смотрел, не в силах отвести глаз.

— Эй ты, чего замер? — мне в плечо ткнулось дуло автомата одного из охранников.

— Не прикасайся ко мне.

Поворачиваюсь к нему, он отступает на шаг назад.

Снова все напряглись.

— Фальшивый Страж, какой-то полоумный мальчишка, чего вы встали тупицы! Всё за вас сделать? — Санни был зол, он встал из-за стола и направился ко мне, занося руку для удара.

Стоило Суори приблизится, как страж мгновенно встал и переместился ему за спину, беря в захват. Хрупкая фигура человека была сильна, намного сильнее ста Суори.

— Хррр… Эддарт! — прохрипел он.

— Знаешь, — вдруг спросил я. — Почему я сделал стражей именно из людей?

Санни бился в захвате, Эддарт замер у стола. Охрана не понимала, что делать.

— Почему? — согласился играть в мою игру Санни.

— Потому что вас ублюдков тогда ещё не было! — руку обволакивает хаос. Опускаю ладонь на голову Санни, он кричит, но его крик обрывается, тело оседает прахом, а во мне начинает бурлить прилив физической силы.

— Убить их! — орёт Эддарт.

— Захвати Эддарта живым. — отдаю приказ Стражу.

Сам же я должен разобраться с охраной. Да, Страж бы сделал это намного быстрее и эффективнее, но мне нужно тепло. Холод войны и прошлого едва коснулся меня, но остался глубоко внутри, это пугало. Требовалось победить это.

Я убивал голыми руками, тарелками, вилками и ножами на столе.

Когда заканчивалась сила, я выпивал ещё одного Суори и продолжал.

Один из охранников получил в голову канделябр, который пробил её насквозь. Второй был нанизан на спинку резного стула, третьему я оторвал голову, пришлось её провернуть, чтобы было легче.

Кровь заливала меня с ног до головы. Пиджак разорвался, рубашка пропиталась.

Ещё одному Суори телохранителю я оторвал челюсть.

Был ли я в себе? Определённо нет. Всё пошло не так, когда я увидел глаза Стража, вспомнил те дни, они вернулись в памяти. Почему глаза? Потому что у всех стражей они были одинаково небесно голубого цвета, Альес как-то менял их.

Когда Альес собирал силы, он убивал всё вокруг, выпивая послушных марионеток стражей. Тогда я видел медленно затухающие глаза вокруг, как обесточенная гирлянда.

Тогда чуть не погасли глаза моих близких, погасли только мои.

Когда охранники кончились, я пошёл в дом. Убивая всех на своём пути. В доме было много прислуги, да и не все телохранители присутствовали в столовой.

Сколько это продолжалось? Не знаю.

Наверное, пока у меня окончательно не кончилась энергия.

В себя пришёл стоя перед сжавшейся служанкой Суори. Она держала на руках ребёнка, маленький Суори. Вокруг был полный хаос, стену забрызганы кровью, под ногами несколько мужчин, все синекожие.

— Пожалуйста, не убивайте! Мы не сделали ничего плохого! — шептала она, женщина опустила голову, целую в лоб малыша и заливая распашонку слезами.

Она и сама не верила, что выживет.

Я опустился на пол, смотря на эту картину.

В голове встал вопрос, готов ли я убивать? Нет, не просто бороться с Суори которые пытаются тебе навредить, а намеренно уничтожать их. Ведь всё это так просто не закончится, кто-то должен положить этому конец.

— Уходи. — охрипшим голосом прошу служанку.

— Спасибо, спасибо, спасибо… — шепчет она, будто молится.

Обойдя меня по широкой дуге, женщина скрывается в коридоре. Минутой позже туда иду и я, чтобы найти своих людей.

В коридоре лежат тела Суори, простых слуг, охранников. Некоторые горкой праха, кто-то висит на люстре, кто-то по частям. Сколько оказывается существует способов убить себе подобного. Даже не представлял, что способен на такое.

Немного тошнит, но я иду, не отводя взгляда.

Вот моя истинная натура. Вот к чему я шёл. Почему не доволен?

Решил сделать мир во всём мире легальным способом, только правильные поступки? Хочешь раз за разом терять своих близких? Мальчишка во мне умирал, он верил в хорошее и жил по правилам, но мне не нравилось то, что заступало на его место.

Когда я появился в столовой, меня ожидала неприятная картина.

Все столпились в центре и смотрели на меня испуганными глазами. Настя встала спереди и прикрывала остальных, будто наседка. Я смотрел в испуганные глаза и не понимал.

Отделка столовой изобиловала зеркальными поверхностями, в одну из которых я посмотрел. Полоска зеркала, где я увидел себя. Нет, того, кем стал.

Красный Император. Видимо так меня представляли люди. Полностью вымазанный в крови, рубашка висит лоскутами, на лице выделяются лишь белки глаз. Провожу ладонью по лицу, только больше размазал кровь.

— Алекс? — с надеждой спрашивает Настя.

Медленно качаю головой.

Срываю остатки рубашки и ухожу. Надо подумать.


Глава 11


Если разложить всё в голове, можно сказать абсолютно точно, что я снова ошибся.

Ошибся, попытавшись допустить, что смогу понять Тею, понять этот народ. Альес, по сути центр всего конфликта это бог хаоса, который и стал оружием для Суори. Они раскопали топор войны, придётся снова доставать свой.

На улице было прохладно, приятный ночной воздух обдувал тело. Заметив неподалёку озеро, направился в ту сторону. Надеюсь с моими людьми ничего не случится, пока я отсутствую. Угроза была нейтрализована, никто не нападёт, надеюсь.

Вспомнились слова Насти.

— Алекс?

Холодная вода обволакивает тело, медленно погружаюсь на дно. Водная толща искажает яркий диск луны на безоблачном небе. Лежу на песке вперемешку с липким илом.

Воздух постепенно выходит из тела, вместе с воздухом выходит моя злость и сожаление. Кровь отходит от кожи и поднимается вверх, окрашивая воду.

Мозг уже отошёл от проблем с самоидентификацией, я наконец-то стал тем, кем был. Ещё бы гормоны не давали о себе знать, стало бы намного легче. Но это биохимия, она не подчиняется никому.

Настя

— Твою мать… — протянул Покровский.

Настя огляделась.

Действительно, бизнесмен точно подобрал слова. Вокруг царила разруха, тела лежали ломаными куклами в самых разных местах, один из охранников висел нанизанный на металлическую люстру, словно мотылёк. Люстра медленно покачивалась, издавая тихий скрип.

— Что будем делать? — взялся за голову мужчина.

— Присаживайтесь… — жестом руки пригласила Настя.

— Ааааххаххррррр…

Крик в коридоре быстро затих, но затем раздался новый, выстрелы и удары, некоторые сотрясали дом. Только остановившись, люстра снова закачалась.

— Нет, пожалуй я не буду сидеть. — выдавил Покровский. — Валера, возьми оружие.

— Не советую. — покачала головой Настя.

— А если он и нас прикончит? — резонно заметил Андрей.

— Пока не прикончил, значит контролирует себя.

— Я больше доверяю Валере и его оружию. — поднял руки мужчина.

— Вы правда верите, что это поможет? — Настя посмотрела на бизнесмена с жалостью, он испытал шок, но быстро придёт в себя. Она ускорит его приземление. — Сейчас за тридцать секунд были убиты больше десяти человек. Голыми руками. У них были пушки, одну из них сейчас поднимает ваш Валера. А ведь он даже магию не использовал.

Настя покачала головой.

— Магию? — Покровский приходил в себя.

— Да, магию. — кивнула Настя. — Он контролирует себя, просто… разозлился.

— Разозлился? — Андрей зашёлся смехом. А затем стал шептать себе под нос. — Это бред, просто бред.

Эддарт, которого страж оглушил в самом начале, со стоном пришёл в себя. Когда Суори открыл глаза, то сразу наткнулся на Айна. Подобрав под себя ноги, он быстро огляделся по сторонам, его лицо посинело ещё больше.

— Деньги? — найдя взглядом Андрея спросил он.

— Не мне решать твою судьбу. — безразлично пожал плечами Покровский.

Дом снова сотрясся. Крики разнеслись по коридорам, грохнул взрыв.

— Что там происходит? — спросил Эддарт.

— Он убивает. — просто ответила Настя.

— Кто?

Тут в дверях появился Алекс, он был полностью покрыт кровью. Все тут же сгрудились в центре, не зная чего ожидать. Настя на всякий случай вышла вперёд, чтобы прикрыть собою. Её он точно не должен тронуть.

Его грудь вздымалась спокойно, а на лице застыла гримаса отвращения.

Он посмотрел на себя в зеркало, бровь приподнялась.

— Алекс? — с надеждой спросила Настя.

Парень медленно покачал головой. Она всё поняла, Алекса больше нет, даже следа. Только его тело, которое уже почти полностью изменилось.

* * *
Вернулся в дом через пол часа.

Настю нашёл в столовой, они так и не покинули её, ожидая меня.

Эддарт сидел на стуле, позади него стоял страж. Снова в балахоне, лицо скрыто. Уверен, стоит Суори подумать о каком-то фокусе, Айн тут же снесёт ему голову. Покровский переместился за стол, Елена рядом с отцом, Лок и Настя смотрят на меня, видимо чего-то ждут.

— Где твоя семья? — Эддарт дёргается, будто от пощёчины. — Не бойся, я не причиню им вреда. Но ты бы не пожалел моих, верно? Если бы нашёл.

Я вижу Эддарта насквозь.

— Будешь молчать. Тогда они точно умрут. Я тебе расскажу, что будет дальше. — поворачиваюсь к Насте. — Дом очистить, вызови нужных людей. Приготовь юристов для передачи собственности. Лок, свяжись с няней Мии, ты остаёшься тут.

Когда ценные указания были розданы, наступило время нашей беседы. Лок вышел, Настя ушла следом.

— Ты будешь играть роль моей марионетки, Эддарт. — Суори молчал, он анализировал. — Только это поможет спасти твою семью. Станешь говорить то, что я тебе скажу, делать то, что я тебе скажу. И тогда, возможно, я отпущу тебя.

— Послушай, Алекс. — начал Покровский. — Я понимаю, что ты хочешь сделать. Позволь я расскажу, как всё будет на самом деле?

Андрей поправил очки.

— Просвяти. — я сел и откинулся на спинку стула.

— Я имею вес и влияние в городе, не просто так, я понимаю, как они мыслят. Ничего не получится, шансов мало. Они почувствуют неладное. Сколько ты будешь их обманывать? Месяц, два? А что потом?

— Мне хватит и пары недель.

— Для чего? — вопросительно поднял брови Андрей.

— Чтобы убить их, всех. — в полной тишине смотрю сначала на Эддарта, затем на Андрея, Елену. — Что? Ты подумал, что я буду вытягивать деньги или шантажировать? Ты всерьёз думаешь, что мне что-то нужно от них? И создателю ради, не вставай у меня на пути, я вижу твои корыстные мыслишки, я чувствую твою жажду наживы.

Андрей слегка побледнел.

— Я ничего такого…

— Ничего? — делаю вид, что облегчённо выдыхаю. — А я уже подумал… Так где они, Эд? Тебе нравится сокращение? Мы же теперь друзья. А впрочем, ты недостаточно быстро отвечаешь. Айн, вырви ему все ногти на одной ноге.

— Твою мать! — вскочил Покровский. — Лена, выйди сейчас же. Что ты творишь? Ты серьёзно решил это сделать?

Тем временем Айн уже привязывал бессознательное тело к стулу. После этого он приведёт вырубленного Эддарта в сознание и приступит.

— Я думал мы поняли друг друга. — прищуриваюсь. — Или все эти люди, что умерли сегодня, не натолкнули тебя на мысль, что я бл. ть серьёзен, как никогда!

Покровский молча пошёл на выход.

— Мне стоит говорить тебя о молчании?

— Нет.

Вот и славно.

Местные аристократы забронзовели. Но увы, я был аристократом, когда многих из них даже не было в этом мире, моём мире. Брюзжу, как старый пень, что происходит?

Мысли возвращаются к отпущенной служанке, не расскажет ли она кому-то о нападении? С другой стороны, что это изменит. Суори жив, семьи в доме нет, да и не осмелится она что-то рассказать.

Крики Эддарта тонут в стенах его же дома. Ночь близится к рассвету, Суори пытается что-то сказать, но ещё три раза кричит, три ногтя вырванные из его ног.

А он держится, по лбу струятся капли пота, зубы скрипят, но смотрит решительно.

— Убей меня.

— Зачем? Ты мне нужен, какой прок от мёртвого Суори. Только мне спокойнее, не более. Я готов пожертвовать своим покоем.

— Я ничего не скажу! — выплёвывает он кровавый сгусток, видимо прикусил губу или язык.

— Ты решил, что это конец? Только потому, что ногти на ногах закончились? Айн!

Айн приступает к рукам, крики снова заполняют коридоры особняка.

Эддарт решает говорить. когда кровоточат шесть пальцев. Прогресс явно есть, мы ломаем его.

— Совет тебя подери… — шипит Эддарт, раздавлен и сломлен.

— Совет… Интересно, как-то раз они пытались.

Эддарт качается на волнах пульсирующей боли, его разум не воспринял моей последней фразы. Сведения получены, разворачиваюсь, чтобы уйти.

— Кто ты такой? — в дверях стоит Лена.

— Пожалуйста.

— Что?

— Прости, я думал ты так говоришь спасибо за то, что спасена.

Девушка поджимает губы, прохожу мимо.

— Айн, вынеси мусор. Ты будешь отвечать за него, приглядывай, чтобы он вёл себя правильно.

Страж легко цепляет тушу еле дышащего Суори и тащит в отдельную комнату.

На улице взошло солнце. К особняку приехали пара белых грузовичков с рабочими. Из первого вылез благообразный старичок лет семидесяти. Живчик, бородатый и жилистый.

Одет в потрёпанный костюм тройку песчаного цвета и шляпу с потёртыми краями. На переплетённых венами запястьях звенят разнообразные браслеты, какие-то из бусин, какие-то их цепей.

Он закурил, ноздрей коснулся запах вишни.

— Что, молодчик, наломал дров? — прищурился он.

Браслеты как-то интересно звенят, в их звоне я чувствую силу. Словно меня обнюхивает здоровенный пёс.

— Наломал. — соглашаюсь.

— Ничего, всякое бывает, щас мы быстро приберём тута всё. Вот после корпоративов, это да, убирать не переубирать. Ты ток представь, что находится, штуки диковинные да изуверские.

— Добро, старик. — улыбаюсь его простоватому говору и мы бьём по рукам.

— Зови меня Михаил.

— Хорошо, меня можете звать Алексом.

— Не к чему это выканье, чай не зубастые в лесу сидим. А точно Алексей то ты?

— А что, что-то не так? — мне и правда интересно.

— Не похож ты на Алексея, дружок. — старик лукаво прищуривается и заходит в дом.

Следом за Михаилом, заходят и его помощники.

Каждый в комбезе, как ни странно белом. Несут пылесосы, инструменты, человек шесть-семь, за ними шагает девушка затянутая в комбез, тащит рулон с полиэтиленовой плёнкой. На плече коса, сама рыжая и не высокая, на лице веснушки, ну огонь девчонка, ничего не скажешь. Она весело подмигивает мне, отвечаю тем же. Точно, я же стою по пояс голый.

Кто-то отвешивает оплеуху. Знакомый голос полон яда.

— Только отвернись, а он уже на баб заглядывается. Но на эту не засматривайся, дорого обойдётся.

— Дороже тебя? — поворачиваюсь к Насте, хватая её за тонкую талию.

— Дороже. — серьёзно говорит она. — Внучка Гремучника это, а он её в обиду не даст.

— Что за Гремучник? — в голову закрадываются подозрения.

— Оккультист, заведует уборкой. Зовут Михаил Григорьевич.

— Знакомы. — киваю.

— Когда успел?

— Да, секундой раньше.

— Просто будь с ним осторожнее.

— Такой опасный?

— Не знаю. — Настя ёжится. — Но порою, мне кажется, что он старше меня.

— Понял, буду аккуратнее. — я поцеловал Настю.

Настя ушла, оставляя меня одного.

Из особняка стали появлятся парни в комбезах, они таскали завёрнутые целофан тела.

— Ну и горазд ты. — сзади незаметно подкрались.

Михаил Григорьевич, ходит тихо. Гремучник значит? Интересно, вот зачем кольца.

Старик снова дымил, тот же запах, вишня. Молча развожу руками, мне нечего ему сказать.

— Порадовал старика. — довольно усмехнулся он и пошёл прочь.

Странный тип, пожалуй Настя права.

В доме меня встретил Айн, молча проводив в комнату, где охранял Эддарта.

— Как? — только один вопрос.

Айн молча показал на скрытый клинок в изголовье кровати.

Перед нами лежал мёртвый Эддарт. Планы рухнули не успев набрать высоту. Больно, но вполне терпимо.

— Зачем он это сделал? — только и смог прошептать я.

— В коридоре он вёл себя не как обычно. Потом стал плакать, когда мы проходили мимо трупов.

— Не может быть!

Выбегаю на улицу, останавливаю отъезжающий фургон. Сеть быстро показывает мне фото младшего сына Эддарта.

Вскрываю плёнку одну за одной, пока не нахожу знакомое лицо. Вот срань! Семья Эддарта была тут, младший сын, брат Рени, мать. Демоново отродье, служанка! Точно, откуда у служанки малыш? Не иначе это ребёнок Эддарта. Ищу в сети, всё верно, аристократическая семья завела малыша.

Вот зачем Эддарт решил убить себя. Так я не смогу найти или что-то понять о его жене. А сам он в себя не верил, думал, что может рано или поздно расколоться. Глупо, своей смертью он открыл мне глаза.

Ко мне подбежала взволнованная Настя. Ей хватило одного взгляда на труп парня.

— Скажи мне, что у тебя есть план.

— Есть. — успокаиваю, а в голове ни одной мысли. — Так, на уборку осталось два часа. Вещи не чинить. Убрать трупы и кровь — это главное. Дальше разберёмся.

— Ты куда-то собираешься?

— Да, мне надо найти подкрепление.

В автопарке Лаосских много автомобилей, выбираю тёмный внедорожник. Единственная машина с затемнёнными окнами. Надо отыскать Али, зверь выжил. Но вот где он? Помощь сейчас не помешает, уже к концу дня все будут знать, кто убил Лаосских, а значит на меня объявят охоту. Надо опередить их.

Где-то…

Проезжая часть ровной серой лентой расчерчивала густой сосновый лес. Деревья так плотно прилегали к дороге, что каждый новый поворот мог стать сюрпризом. Благо сосны росли не густо, поэтому солнечный свет проходил хорошо, будто сквозь решётку.

Семейный минивэн тихо ехал по дороге, звуки касания шин скрадывал подступивший лес, семья лениво перебрасывалась фразами. Два взрослых, два ребёнка, девочка и мальчик, примерно одного возраста.

— Дети, остался последний день выходных. Куда бы вы хотели пойти?

Отец семейства вёл автомобиль, он говорил так, будто читал книгу, читал без выражения.

— В аквапарк? — спросила дочь.

На вид лет четырнадцать, как и мальчику, волосы заплетены в корзинку, русые.

— Ещё слишком холодно. — задумчиво заметила мать.

— Поэтому в аквапарк… — закатила глаза дочь.

— Может, просто в парк? — предложил мальчик. — Мороженое захватим.

— Стой! — закричала женщина.

Машина резко затормозила, мальчик растерялся и ударился об сиденье.

— Все целы? — быстро скомандовал отец.

— Да.

— В порядке.

— Ай, я кажется нос разбил!

Перед автомобилем замерла испуганная женщина Суори с младенцем в руках.

Мужчина вышел из автомобиля и миролюбиво поднял руки.

— Что случилось? Вам нужна помощь? — его лицо будто расцвело доброжелательностью.

— Да, да, спасибо! — она подошла ближе. — Я живу недалеко, на наш дом напали. Мне надо в город, срочно!

— Хорошо, хорошо. — улыбнулся мужчина. — Садитесь в машину. Дети, подвиньтесь!

Когда все уселись, мужчина поехал вперёд, периодически посматривая на женщину в зеркало заднего вида. В салоне повисла тишина.

— Что случилось? Вы от кого-то бежите…

— Лина, меня зовут Лина. — отозвалась Суори.

— А меня Ася, это Олег, наши дети, Ксюша и Антон.

Лина едва заметно сморщилась. Но быстро спрятала непонятное выражение глубоко за улыбкой.

— Я живу в доме неподалёку, у моего мужа проблемы, на нас было совершено покушение.

— Ближайшее жилое строение здесь — это особняк Лаосских. — задумчиво произнёс Олег, смотря на женщину позади.

— Да, я Лина Лаосская. — нехотя произнесла она.

— На вас напала другая семья? Слышала такое часто бывает. — Ася осторожно выбирала тему.

— Нет, что вы. — вежливо улыбнулась Лина.

— Значит люди. — пробормотал Олег.

Снова повисла тишина, но уже в разы тяжелее.

— Да. — признала Лина.

Она снова сморщилась, но сейчас мелькнула ярко различимая эмоция, презрение. Малыш будто почувствовав неладное заплакал. Машина медленно затормозила.

— Что вы собираетесь сделать? — лицо Лины стало каменным. — Напомню, живая я стою денег, мой труп доставит одни неприятности.

— Кто напал на вас? — со сталью в голосе спросил Олег и достал что-то из кармана в дверце.

Щёлкнул курок.

Лина беспомощно посмотрела на детей. Но они и сами смотрели на неё, с любопытством, на лице мальчика было сожаление.

— Так кто же рискнул напасть на Лаосских? — Олег повернулся и направил пистолет на Лину.

— Я не знаю. — сдалась она. — Наш сын был убит, его убил какой-то одарённый, мы нашли его и пленили. Он вышел из себя и стал убивать. Всё что я знаю.

— Интересно. — протянул Олег и передал Асе пистолет.

Машина развернулась и направилась в обратную сторону.

Лина едва дышала, её охватила паника, Ася молча держала пистолет, всё происходило в тишине.

Через несколько километров мимо пролетел чёрный внедорожник с тонированными окнами. Лина конечно же узнала его, но ничего не сказала. Минивэн отправился к особняку.


Глава 12


Москва, когда-то это был центр всей цивилизации, сжатый до немыслимых размеров, окружённый опасностями и смертью. Люди со всего континента, да что там говорить — со всего мира, ехали, летели, шли в это место.

Постоянно сужающееся кольцо зла пугало людей. Вещи чуждые пониманию сегодняшнего поколения происходили в недалёком прошлом.

Гордая человеческая раса. Как много в этом словосочетании.

Лицом к лицу со смертью, когда солдат стоит перед несущейся волной тварей, он боится. Когда груды монстров начинают дьявольские хороводы под стенами родного дома, он боится. Когда рядом слышно рычание сотен кровожадных глоток, тысяч голодных до плоти созданий, он боится.

Но стоит только одному рубежу на стене пасть, стоит только закричать мирным людям, как страх рассеивается, будто дым в чистом небе. Мы боимся за себя, мы боимся умереть или быть покалеченными, но когда на кону чужая жизнь, девять из десяти будут её защищать.

Это служит топливом для людей, они погибали тысячи лет. Кто-то за деньги, кто-то за идею.

Что же изменилось?

Москва, сейчас — это центр цивилизации, больше не сдерживаемый кольцом стен. Он растёт и развивается, его население давно превысило все рекордные показатели.

День и ночь здесь горит жизнь. Огонь большого города питается новыми и новыми людьми, сдирая с них шкуру, заставляя отдать всё тепло, чтобы их пепел стал фундаментом для более успешных.

Город раскинулся на десятки километров и не собирается останавливаться. Теперь в городском парке, некогда переоборудованном под госпиталь, раскинулся положенный ему сад.

И только в самом сердце города, где-то за фасадами только отделанных зданий в безлюдных уголках, можно было найти выбоины на стенах, оставленные пулемётными очередями. Росчерки гигантских когтей, кое-кто даже говорит, что слышит давно умерших. Как и в любом большом городе, тут есть сумасшедшие.

Люди и Суори живут бок о бок, Русский Кластер имеет исключительную политику и она даёт свои результаты. На улицах можно встретить грузно шагающего легионера, на спине которого притулилась хрупкая фигура одарённого. А можно встретить богатого человека в сопровождении двух прекрасных синекожих нимф.

Это город возможностей.

Таким его видела Тея.

Женщина смотрела город из самой высокой башни, она любила высоту и могла какое-то время здесь работать. Можно тут же вспомнить кучу факторов, про которые говорит служба безопасности относительно высотки, но всё-таки, как это красиво.

Тея изменилась.

Суори живут значительно дольше людей, но даже на её памяти сменилось три поколения. Никто не знал причины такого долголетия королевы, но теории ходили самые разные.

Впрочем, народ подхватил самую нелепую байку.

Тея обожала заводить фаворитов. Разного рода молодые люди постоянно кружились вокруг, словно пчёлы подле прекрасного цветка, который вот вот распустит руки и затащит к себе в спальню, чтобы одурманить сладкой пыльцой и возвысить.

Как правило, она выбирала не самых знатных. Обычных мальчиков с улицы. Они приходили и уходили, навсегда.

Нет, Тея не убивала своих любовников. Просто любой мужчина замеченный в её компании, так или иначе получал порцию ненужного внимания и пару дуэлей, который заканчивались чьей-то смертью. И не важно кто умрёт, молодой и никому не известный паренёк получит по полной при любом раскладе.

Поэтому они просто брали деньги и уходили.

Сказать, что это как-то трогало Тею. Наверное, так когда-то было, но прошло спустя первую сотню лет.

Люди в городе быстро разнесли слухи об очевидных фактах. Парни проходят через постель королевы и исчезают. А женщина выходит в свет сияя будто бриллиант.

Увы — это было неправдой, она не выпивала жизнь, а могла бы.

Вдохнув, женщина решила вернуться к работе. Город требовал труда, чтобы процветать, порою ей казалось, что это он секрет её долголетия. Но это было не так, она знала.

Вернувшись с балкона в кабинет, Тея обнаружила сидящего в кресле статного Суори, тот поднялся, чтобы сделать поклон.

— Рад вас видеть, госпожа Тея. — произнёс он мелодичным голосом.

— Я же просила, Алонсо.

— Ничего не могу с собой поделать. — пожал плечами парень. — Ваше сиятельство слепит меня каждый раз, когда я задумываюсь о другой манере разговора.

— А, бес с тобой. — махнула рукой Тея.

— Какое человеческое выражение. — заметил Алонсо. — Они так называли Суори, не задолго до нашего прихода.

— Ты же знаешь, во мне много человеческого. — вздохнула Тея.

— Знаю и рад этому. — прикрыл глаза в знак согласия парень. — Но некоторые господа из малого круга не рады.

— Снова? — поморщилась Тея. — Что они хотят?

— Собирают совет. — безэмоционально сообщил Алонсо. — Снова будут ратовать за свои архаичные законы.

— У меня не осталось козырей. Они всегда считают, что люди им что-то должны. — Тея задумчиво замерла. — Кто на этот раз?

— Сагсы, Эллоны, Аньено.

— Итак, основатели попечительского совета в главном университете города, дай угадаю… Будут продавливать привилегии в обучении своих чад. Эллоны снова по налогообложению, а вот Аньено — что-то новенькое.

— Полагаю, они собираются поднять тему военной подготовки людей.

— Мы еле выстояли в прошлом году.

— Думаю выстоим и в этом. — убедительно произнёс Алонсо.

— Их главный аргумент смешон. — фыркнула женщина. — Люди не станут бить в спину при вооружённом конфликте, те кто на передовой точно, а те что в тылу, какой смысл.

— Как обычно, никакого смысла. — Алонсо позволил себе иронию. — Ко всему прочему с вам хотел поговорить мэр Питербурга.

— Что ему нужно?

— Откуда мне знать, помилуйте, госпожа. — сделал испуганные глаза парень.

— Назначь разговор на послеобеденное время. Сейчас я хочу побыть с близкими.

Тея поднялась и вышла, следом за Алонсо.

Женщина плавной походкой прошла в спальню, где открыла большую гардеробную. Платье в котором была королева лёгким движением руки упало на пол.

В зеркале появилась подтянутая фигура буквально излучающая красоту и здоровье. Кожа не синего, как у соплеменников, а больше фиалкового цвета, стройная фигура напоминала песочные часы, ноги длинные и стройные, зад такой же упругий, не смотря на шестую сотню лет.

Тея провела ладонями по бёдрам, после чего переместилась на грудь, пропуская вишенки сосков между пальцев и несколько раз сжимая её. Каждым движением она выдавливала из себя стон.

— Соберись, надо дождаться вечера. — сказала она сама себе.

Быстро приняв ванну, девушка вернулась в гардеробную, чтобы надеть на себя спортивный костюм, до безумия подчеркнувший аппетитную фигурку.

Летящей походкой грозная королева прошла до лифта, после чего спустилась на первый этаж. Машина уже ожидала на улице, телохранители взяли женщину в круг и довели до машины, подозрительно оглядываясь вокруг.

Дорога к ближайшему стадиону, где она устроила встречу с внуками была короткой.

На теннисном корте уже стояли три фигуры. Невысокая девушка и два парня справа и слева от неё, одного возраста, чуть больше двадцати.

— Привет бабуля. — помахал рукой высокий парень с фиолетовыми волосами и тёмной щетиной на лице, его глаза весело сияли.

— Святослав, я просила не называть меня так. — нахмурилась королева.

— Ты думаешь он помнит? Сложно собрать мозги в кучу под наркотой. — фыркнула темноволосая невысокая девушка, на щеке у неё был шрам, длинный и старый, что существенно портило симпатичное личико.

— В этом вся Ника, использовать любой повод чтобы уничтожить противника. — иронично произнёс третий присутствующий.

Густые брови, крючковатый нос, который не делал парня менее привлекательным, наоборот добавлял изюминку. Он выглядел как ворон, чёрные блестящие глаза, вечная ирония и спокойствие.

Но не стоит забывать, что у ворона есть когти.

— Константин, приятно удивлена. Не ожидала тебя тут увидеть. — оценивающе посмотрела на него Тея.

— Где наши родители на этот раз. Точнее насколько это опасно, что ты лично нас развлекаешь? — спросила Ника.

— Ничего серьёзного, страхуют наши войска на границе, пока производятся учения. — отмахнулась Тея, внутренне готовя ответы на последующие вопросы, численность войск, характер учений, но их не было.

Вместо этого Вероника лишь ухмыльнулась и пошла на другую сторону корта.

— Учения, да? — снова эта ирония, Константин посмотрел таким взглядом, что Тея сразу поняла, что он знает.

— Ваши родители близнецы, они самые сильные одарённые в нашем кластере, вы должны понимать, что на них держится весь наш мир. — увещевала Тея.

— Когда мы будем помогать? — задал вопрос Святослав. — Мы не слабее чем они, наш предок одарил всех в равной степени. А вместо этого мы должны прозябать тут и заниматься полной хренью.

— Кто на что горазд. — хмыкнул Константин.

— Ворон, заткнись! — прошипел Свят. На лбу парня выступила испарина и виной тому не жаркое солнце, глаза лихорадочно бегали, он машинально перебирал пальцы.

— Отвратительно выглядишь. — удивившись на вспышку агрессии, Константин посмотрел на брата. — Может закинешься?

— Нет, я обещал. — со стоном ответил парень. — Я смогу. Играть! Пошлите играть! Ты с Теей!

Он побежал на другую сторону корта, а Константин остался один на один с королевой.

— Так что, когда ты пристроишь этих двоих к делу? Они разнесут город.

— Не знаю. — вздохнула Тея. — Как только найдётся что-то подходящее. Желательно запутанное, чтобы он подольше были заняты.

— Как собаки, которым швыряют кость.

— Собаки умеют только это.

— Родители в порядке? — сменил тему Константин, пока они растягивались и разминались.

— Да, всё нормально. Мы контролируем ситуацию, но ты же знаешь, меня заботит малый круг, но есть ещё и большой. Слава богу, что мы с ними видимся раз в году.

— Скоро совет будет собран. — заметил парень.

— Этого я и боюсь, ваши родители должны вернуться раньше.

— Они справятся. Есть мало вещей, которые не подвластные таким одарённым. Однажды я видел, как отец остановил машину одним лишь телекинезом, а затем откинул её, будто игрушечную.

— В них говорит кровь. Ваш предок тоже делал нечто подобное.

— Ты мало говоришь о нём. Почему?

— Стараюсь забыть. — Тея закончила разминку и выбрала ракетку. — Например, он как-то стёр целый дом в труху.

— Большой дом? — загорелись глаза Константина.

— Особняк, огромный особняк. — парень улетел в размышления, а Тея довольно усмехнулась. — А теперь давай играть.

Игра проходила с переменным успехом.

Тея только недавно начала заниматься теннисом, поэтому сталкивалась с рядом проблем. Только реакция тренированного тела Константина могла помочь победить и это почти получилось.

Виной всему конечно же стал Святослав. Он играл импульсивно и рвано, будто его постоянно били электрическим током. Ника делала всё, чтобы победить, для неё это было важно. Она всегда побеждала.

Девушка носилась как сорванный ветром листок, кружась и отбивая атаки. Всякий раз, когда команде Тея и Константин удавалось уйти вперёд по очкам, Ника непременно догоняла.

Когда счёт в очередной раз сравнялся, Ника уже обессилела. Щёки горели пламенем, а изо рта вырывались хриплые вздохи. Но она не сдавалась.

Свят просто лежал на земле, распластавшись будто морская звезда.

Видя такую картину, Константин намеренно пропустил пару мячей. Тея лишь усмехнулась, но играла изо всех сил, чтобы у Ники не было повода думать, что ей поддались.

— Я говорила, что уделаю вас? — еле волоча ноги подошла девушка, когда игра закончилась. Позади неё поднимался брат.

— Говорила. — спокойно произнёс Константин. И прежде, чем она продолжила, добавил. — Ты хорошо играешь Ника, мне до тебя как до звёзд. Заслуженная победа.

Парень улыбнулся, а Ника потеряла все слова, лишь чуточку покраснев, что было едва заметно после интенсивной игры.

— Так, мне пора. — прочитав что-то на смартфоне сказала Тея и обняв каждого по очереди, пошла к машине.

Троица так и осталась стоять на месте, смотря вслед королеве. За ней потянулась вереница телохранителей, которые стояли по всему периметру корта и изображали ветошь.

Череда автомобилей тронулась, только после этого троица отмерла.

— Пошли поедим? — умоляюще предложил Свят.

— Согласна. — подтвердила Ника. — Костя?

— Я пас, не хочу. Вы идите, я скоро вернусь.

Константин чуть подумал, а затем исчез в фиолетовой вспышке портала.

Тея тем временем ехала на собрание малого круга.

Идея совета была когда-то похоронена, после того, как доказала свою нестабильность. Но сейчас, всё снова вставало на круги своя. Королеве это не нравилось, но иначе нельзя.

Чтобы эффективно править народом, надо дать им иллюзию свободы.

Аристократы сегодняшнего времени такой же народ. Им нужна свобода даже ещё больше чем обычному жителю кластера. Отличие аристократии в том, что у них есть амбиции, да зачастую необоснованные, но каждой амбиции нужен простор.

Тее было всё равно на их подковерные интриги, собрания, дебаты и дискурсы. Она знала обо всём в городе. О настроение толпы, о каждой беседе не кухне, она по праву считала себя создательницей самого прогрессивного общественного строя в двух мирах.

Она видела мир Суори, видела мир людей, Тея хотела почерпнуть лучшее.

Поднимаясь в переговорную, Тея почувствовала лёгкое раздражение.

В переговорной уже ждали пять человек, место во главе стола было занято. Там сидел похожий на жабу Суори. Толстый с широким ртом и не менее толстыми губами. Пальцы увенчаны перстнями, голова лысая.

Увидев королеву, он не спеша встал, чтобы пройти на своё место. Гадкая улыбка растеклась по его лицу.

— Ваше высочество, а я как раз стерёг ваше место. — поклонился он, но с таким пузом поклон выглядел как кивок головы.

Конечно, если можно кивнуть, не имея шеи. Исполнив нечто несуразное, толстяк занял место за овальным столом из красного дерева.

— Спасибо, Люциус. — едва поборов гнев сказала Тея. — Итак господа, вы готовы?

— Готов. — высокий сутулый Суори с впавшими глазами.

— Готов. — здоровяк с широким лбом и выпирающими скулами.

— Готов. — жаба Люциус.

— Готов. — скрытое капюшоном лицо, видны только тонкие пальцы из под рукавов балахона, меж которых проскальзывают искры.

— Готов. — завершает церемонию развязной щёголь, стройный, без лишних мышц, обладает шикарной шевелюрой и не дюжим обаянием, одет в лучшие костюмы, не экономит на аксессуарах.

— Готова. — произносит Тея и они приступают к обсуждению.

Не успевает Тея произнести вступительного слова и озвучить повестку, как в дверь негромко стучат. Стук повторяется через несколько секунд. После разрешения в переговорную входит молодая девушка, секретарь.

— Простите, ваше величество, звонок из Питера, срочно.

— Это может подождать. — бросает Тея, готовая вернуться к собранию.

— Боюсь нет. — секретарша мнётся, после чего быстрым шагом подходит к Тее, чтобы прошептать ей на ухо.

Лицо женщины меняется.

— Продолжим после моего разговора.

Тея выходит из переговорной, направляясь к кабинет, где берёт трубку.

— Что там случилось? — хмурится женщина. — Как убиты? Разрушено офисное здание? Что вообще происходит, вы там совсем мышей не ловите господин мэр? Так может подумать о пенсии? Всё, разговор окончен, я вышлю людей, они выяснят. Одарённый? Пффф… Они тоже одарены, я не знаю ни одного одарённого, который бы справился хоть с одним из них. А тут трое. Всё, до связи.

Тея положила трубку и откинулась в кресле.

Несколько минут прошло в тишине, после чего она достала смартфон и позвонила.

— Да, Костя я по делу. Возьми Нику и Свята, летите в Питер, там какой-то спятивший одарённый к бесам разнёс офисное здание в центре, среди убитых есть аристократы из числа семей имеющих вес в городе, надо замять. Привезите мне это существо, живым или мёртвым.


Глава 13


Машина неслась по дороге с очень большой скоростью.

Тёмный внедорожник входил в повороты кренясь, будто дерево на сильном ветру. Каждый такой раз мог стать последним.

Мимо промелькнуло пятно какого-то семейного микроавтобуса, но я даже не обратил внимания. Сейчас заботило одно, где жена Лаосского и как много она успеет сделать до того момента, пока я не доберусь до неё.

Город приближался, через минут двадцать я был в его черте.

Сразу включилось радио.

— Утро воскресенья, что может быть прекраснее? На улице первый день лета…

Радио выключил, слишком жизнерадостным был голос.

До бара добрался в кратчайшие сроки. Утром в выходные поток минимальный, все предпочитали нежиться в постели после субботних и пятничных посиделок, собираясь с силами перед новой трудовой неделей.

Бар закрыт.

Ключей не было, а входную дверь ломать не хотелось. Поэтому пошёл к той, что вела в гараж, где до недавних пор был Али. Под ударом ноги она выгнулась внутрь, но устояла, после чего я открыл её на себя. Обнаружив к своему стыду несколько деталей. Она мало того что открывается в другую сторону, так ещё и не заперта.

— Дружок, ты где? — позвал я.

Еле добравшись до включателя, зажёг свет.

Гараж пуст, центуриона нигде нет.

Уже собравшись было покинуть стену, заметил странность.

В углу, где стояли бочки с топливом и старый стол из зала, была неправильная тьма.

Вокруг бочек и под столом, будто растеклась нефть. Готов спорить, что свет падает прямо между бочек, но не освещает пола или ещё каких-то деталей. Как такое может быть?

Под столом та же ситуация, сплошной мрак, ничего не видно.

Медленно подойдя углу, я только убедился в том, что что-то тут не так.

Тьма действительно была кромешной. Хотелось потрогать рукой, настолько не верилось в такую картину. Глупость совершать не стал. Просто отступил на пару шагов назад и медленно ушёл.

Сейчас не до охоты на сверхъестественное, а я не один из Винчестеров.

Вошёл в бар и быстро поднялся на свой этаж.

Оказалось, что закрыла помещение няня Мии. Женщина с миловидным лицом похожим на луну. Она сидела с девочкой в кабинете и рисовала, при моём появлении вежливо встала и доложила о делах.

Мия тут же вцепилась с расспросами, где её брат, на что я ответил, что мы работаем за городом. Так же переоделся, сняв всю рваную и грязную одежду, что осталась на мне после боя в особняке Лаосских. Снова чист и невинен, аки младенец.

— В гараж не ходить, пока не разрешу. — уже уходя предупредил я.

— Да мы и не собирались. — пожала плечами женщина. — Тем более всю ночь оттуда какой-то странный шум, когда на кухню ходила слышала, кладовка как раз рядом расположена.

— Какой шум? — не сразу понял я.

— Будто бочками кто-то грохочет, потом снова тишина и так несколько раз.

— Вас это не смутило? — удивился я.

— А должно было? Вдруг вы пришли, я же специально дверь не закрыла.

— Тут вы правы. — я чуть не покраснел, бесовы гормоны. — Ладно, в общем вы поняли. До скорого.

Выйти решил снова через гараж, но тут меня ждали неприятности.

Войдя в слабо освещённое помещение, где стояла наша машина, наткнулся на парочку Суори в смокингах. Мы настороженно замерли, все трое.

Я пришёл в себя быстрее чем синекожие, обегая машину с противоположной стороны. Теперь между нами препятствие, если они станут стрелять, то не смогут меня достать. Одна проблема, их всё ещё двое. Если быть совсем точным, проблемы всё-таки две.

— Куда? — рявкнул один Суори на другого, когда он двинулся вокруг автомобиля. Оба здоровые и накачанные, костюмы так и скрипят на этих жертвах стероидов. — Она сказала убить.

— Живой я гораздо ценнее, а ещё приятнее. Представляете как потащите мою окровавленную тушку, костюмы запачкаете…

— Заткнись! — рявкнул всё тот же тип.

Оба достали пистолеты, у одного был револьвер, кажется, кольт, а вот второй носил пистолет пулемёт. Ситуация скверная.

Суори встали ровно так, что бочки которые магическим образом стучат по ночам, оказались за их спинами. Металлические бока бочек вдруг почернели, что-то тёмное поднималось из-за них.

— Э-э-э-э-й, парни! Сзади! — проорал я.

— Думаешь, мы купимся на такое?! А? За кого ты нас принимаешь, кретин. — завёлся актив.

Второй Суори, пассив, ещё не произнёс ни одного слова, что в принципе уже делало его на порядок умнее. Я представлял, что он решает в голове логарифмические уравнения.

Тьма позади поднялась уже на метра полтора от земли, после чего скакнула. Будто бегущий по двору пёс, который врезается в висящие на верёвке простыни. Мне показалось, что там, за тьмой кто-то был.

Живая нефть оформилась в пасть с акульим оскалом, после чего откусила голову умника.

Второй понял, что дело нечисто, а очень даже грязно. Он быстро повернулся.

— Твою мать! — два выстрела.

Всё что успел сей достойный муж сделать за короткий миг.

Как бы смешно не было, я в этот момент струсил не меньше, пытаясь понять, что за хрень поселилась у меня в гараже. Может Лок давно не убирался? Завелись мыши…

Какие мыши! Завопило сознание.

И правда, какие мыши?

У меня что, биполярка?

Тем временем антогонист мистера Пропера не желал исчезать.

Тьма выливалась из угла, выступая на свет. Масса невесомая, будто густой дым, она катилась захватывая гараж. Половина помещения включая выходы была им перекрыта.

Разрезанная на два комната, в одной половине я и несколько ламп, а в другой клубящаяся тьма магического происхождения. Вдруг из полотна магии выстрелило щупальце тьмы, оно ударилось в метре от сплошной стены и стала обрастать другими щупальцами, будто забор побегами плюща.

Через секунду появилась лапа. Такая знакомая лапа.

Силуэт монстра прорисовывался с каждым ударом сердца. Он будто пытался вместить расплескавшуюся силу в себя.

Али, кто же ещё. Я улыбнулся, встречая старого друга.

Рёв невероятной мощи раздался в гараже, чуть ли не сотрясая бар.

Али уже почти воплотился, но судя по его морде, давалось это не просто.

Задняя часть туловища представляла сплошную энергию в пространстве, развеваясь будто шлейф платья или балетная пачка. Сантиметр за сантиметром он строил себя.

Пространство заметно освободилось. Я прошёл к зверю, дотронувшись до носа, чтобы погладить. Метаморфозы заканчивались.

Взгляд наткнулся на стоящую в дверном проёме что вёл в бар, Мию. Девочка восхищённо смотрела на Али. Всё бы хорошо, но позади неё стояла няня с отвисшей до груди челюстью.

— Я нашёл причину шума, мыши.

— Что? — впала в новый ступор няня.

— Мыши завелись говорю. — повторил я.

— А это я так понимаю кошка? — нервно хихикнула женщина.

— Кот. — я потрепал закончившего с трансформацией Али по морде. — Котик.

Няня увела Мию, буквально унесла на руках.

— Неплохо выглядишь, дружок. — похвалил я Али. — Жаль всех прибил, нам бы не помешала информация.

Зверь принюхался и рыкнул в сторону входа.

— Там? — удивился я. — Точно, возможно их кто-то привёз. Побудь тут, постарайся больше не рассыпаться старичок.

— Ррррр….

— Всего пятьсот пятьдесят? Юбилей.

На улице никого не было, переулок пуст. Но вот со стороны парадного входа в бар, прямо у моего внедорожника стоял точно такой же. Одно уточнение, он загородил проезд, а два передних колеса моей машины оказались спущены.

Как только я вышел из переулка, меня заметили. Водитель вышел из машины и укрываясь за дверью, направил на меня пистолет. Пришлось собирать крохи энергии и перемещаться, он сразу открыл огонь не оставляя мне выбора.

Переход за спину и касание в районе шеи, он осыпается прахом, я получаю энергию. Что делать с Али? Сейчас ясный день, я не могу привлекать так много внимания.

Возвращаюсь к питомцу, чтобы попрощаться до вечера.

— Жди меня, я обязательно приду. — даю наставления.

— Рррр…

— Не могу взять тебя, слишком много внимания. Кто поверит, что у какого-то человека такой питомец?

— Рауррр?

— Друг, друг, точно, прости…

Али вдруг снова распадается. Разлетается, будто пыль. Короткий шлейф проносится мимо меня, что-то кружит вокруг, еле заметно, будто играющие в лучах света пылинки.

— Али?

На мой зов, питомец возвращается в исходное состояние, на пару метров дальше. Трансформация даётся намного легче чем в первый раз, да и силы он расплескал не так много.

— Понял, неправ. Но сколько ты можешь держать такое состояние? — спросил больше сам себя, но получил утвердительное рычание. — Что ж, давай попробуем.

Ключи от внедорожника Суори нашлись в зажигании. Как неожиданно, не правда ли? Быстро отодвинув смещённое кресло, под свою небольшую тушку, вбил в навигаторе последний адрес, поехав туда.

Через открытое окно было видно, как на всём протяжении пути меня сопровождает едва заметный шлейф энергии. В физическом плане это небольшой сквозняк, а вот в магическом уже нечто интереснее. Будто млечный путь.

Я так понимаю, Али получил способности. Чем незаметнее он тем дольше будет собираться в физическом плане, чем заметнее, тем быстрее.

Адресом откуда прикатили убийцы, стало к моему удивлению офисное здание в самом центре.

Вопрос, как много информации уже рассказала жена Эддарта?

Может она сразу организовала целое совещание?

Сидя в машине, стал размышлять, как лучше всего поступить.

То, что прислала убийц беглянка, сомнений не вызывает. Иначе кто? Да и Суори говорили про заказчика в женском лице. Она сказала, она приказала, она, она, она…

Зайти и убрать её как можно тише?

Сейчас это возможно, плюс есть поддержка центуриона. Может быть она ещё не успела всем разболтать о ужасном школьнике убийце. Смешно, даже очень.

К решению подтолкнула парочка приехавших машин, их них в сопровождении нескольких охранников быстро вышли пара мужчин и женщина, все направились в здание.

Может собрание только предстояло? Да и в любом случае, все кто будет присутствовать сегодня рядом с Лаосской и поддержат её, замешаны в криминале.

Вздохнув, вышел и направился в сторону здания. Решу на месте, что делать. По дороге прошёл мимо пацана лет десяти, который пробегал совсем рядом и лишился бейсболки.

— Э-э-э-эй! — раздалось его обиженное, но я пошёл дальше, а малец не стал делать из отобранной вещи трагедию.

Попав в холл, заметил как приехала очередная дорогая машина. Мимо меня прошла делегация из Суори, которые не скрывая обсуждали свои дела.

— Зачем это совещание? Этот старый пердун совсем выжил из ума? Мы только решили скупать сибирский лес, нам важно строится. Вопрос с камнем решится день ото дня.

— Ты же знаешь старика, он уже давно опутывает всех, хочет получить контроль.

— Согласен…

Так, совещание явно не про убийство целой семьи из круга аристократии. Или это прикрытие.

Тут завибрировал смартфон.

— Да?

— Алекс, жена Эддарта у нас. — быстро сказала Настя.

— Как? — сказать, что я удивился, не сказать ничего.

— Тебе лучше самому всё увидеть. С тобой хотят встретится те, кто привёз её.

— Хорошо, еду.

С облегчением вздохнув, повернул на выход.

Именно этот момент бог коварства, если он существует, выбрал для очередной своей шутки. Я услышал знакомый голос, настолько знакомый, что хотел его забыть долгими ночами.

— Аня, скажи, что я буду в своём кабинете.

Голос ледяной, стервозный.

Слышу дробный стук каблуков по кафелю позади меня.

Обернувшись, натягиваю кепку на глаза, иду следом за хрупкой женской фигуркой. Белые волосы, шикарный вид сзади, красное платье. Идёт властно величественно, фигуру похожа на колосок, лёгкая, как и пять сотен лет назад.

Она заходит в лифт, чуть отстаю, делаю вид, что завязываю шнурки на туфлях.

Замечаю как она нажимает кнопку с цифрой тридцать.

Лифта два, захожу во второй, как только он приезжает. Слабый ветерок обдувает ноги, чувствую Али рядом, он безмолвной тенью следует за мной по пятам.

На тридцатом моё сердце колотится быстрее чем следует.

Выхожу в коридор, ориентируясь на далёкий стук каблуков и шлейф парфюма. Преследование продолжается, приводя меня к кабинету, судя по всему она зашла в него.

Нет! Остановись, даже если она жива, сейчас не время.

Сомнения одолевают, чуть не сдаюсь и не вхожу. Разворачиваюсь, чтобы уйти.

Она стоит рядом, на расстоянии вытянутой руки. Чуть постаревшая, выглядит на тридцать, но черты лица узнаваемы.

— Ну, здравствуй, дорогой.

Питер

— Вот зачем мы тут? — раздражительно спросила Ника.

— Мы так хотели сделать что-то полезное, а сейчас ты недовольна. Где логика? — глаза Святослава были полуприкрыты, белки красные, походка ленивая и размеренная, перед полётом он хорошо вкинулся.

— Что-то полезное, а не расследование убийства какого-то чинуши.

— Тея неспроста послала именно нас. — заметил Константин.

— Даже если там какой-то сильный одарённый, неужели не нашлось никого в Питере? Сейчас бы забивать тараканов кувалдой. — снова начала по кругу Ника.

— Кувалдой, гы… — Свят тихо рассмеялся.

— Ты не много потеряла. Тут лететь полтора часа, уже к ужину будешь дома.

— Поехали уже, умник. — сдалась Ника.

Машина администрации забрала троицу присланных для расследования одарённых, после чего они поехали сразу к месту убийства.

— Главным образом, успевшие собраться на совет директора умерли от разрушений. Не думаю, что нападавший хотел их убить. — седой мужчина в очках выглядел на сорок, он крутился тут с самого утра. — Мне приказано ввести вас в курс дела. А ещё, показать записи с камер, их видел только я.

— Так давайте быстрее. — проворчала Ника.

Троица Москвичей прошла в переговорную, где следователь зашторил весь опен спейс, а затем приглушил свет. Флешка была вставлена в компьютер, проектор транслировал изображение на стену.

Ника со вздохом устроилась на стуле и недовольно засопела. Константин был заинтересован и ничем не выдавал своего настроения, впрочем, как всегда. Свят шумно пил воду, руки парня тряслись, последовал откат.

Следователь скосил глаза на приезжих, но ничего не сказал, просто включая запись. Когда все увидели обычный кипящий жизнью холл офисного центра, Ника хлопнула ладошкой по лбу.

— Немного терпения. — пояснил следователь. — Мы собрали все кадры с участием нападающего, поэтому чтобы у вас была полная картина, всё с самого начала.

Троица молчала.

Кадры сменялись один за другим.

— Вот наш молодой человек, джинсы, пиджак, бейсболка. Стоит и смотрит. Затем ему поступает звонок. Далее смотрите сами.

Вот парень на экране замечает красивую женщину в красном платье, её волосы белые как снег. Он идёт за ней, камеры меняются, ракурс тоже. Бейсболка закрывает часть лица, виден лишь подбородок.

— Мы приехали бороться с маньяком? — взрывается Ника.

— Потерпи. — стальным голосом прерывает открывшего было рот следователя Константин. Парень сверкает глазами, Ника слегка сжимается.

— Вот ды даёшь. — качает головой Свят. — Так довести Костика, надо уметь. Не повезёт твоему мужу.

— Завали. — шипит Ника.

Тем временем преследовавший женщину парень, поднимается на тот же этаж, что и она. После чего теряет её из вида. Но на камерах видно, как вышедшая первой женщина, доходит до кабинета, стоит пару секунд, а затем идёт назад, заходя в переговорную, прикрывая за собой дверь.

Когда парень подходит к кабинету в который должна была зайти женщина, он останавливается. По позе видно, как он сомневается. Тем временем женщина тихо выходит позади него.

— Звук? — поднимает бровь Константин.

— Сейчас.

Добавляется громкость.

Голос женщины под стать внешность, кровь и снег.

— Ну, здравствуй, дорогой. — мурлыкает она, будто большая тигрица.

— Здравствуй. — повторяет парень, зачарованным голосом.

— Будем драться? — в голосе женщины проступает колючая проволока.

— Ты как всегда не оставляешь выбора. — отвечает парень спокойно, он пришёл в себя.

Девушка поворачивает руку в странном жесте.

Часть стены просто рассыпается прахом, из руки вылетают ленты тьмы, они устремляются в сторону парня, который стоит очень близко. Она будто раскручивает хлыст.

— Что?? — взрывается Ника.

— Всё так же скучно? — иронично спрашивает Константин.


Глава 14


Хаос, крайне сильная стихия, одна из сильнейших во всём мироздании. Разрушительная и неумолимая, как цунами, как лесной пожар, как само время.

Плеть в руке женщины набрала ускорение, попутно оставив глубокие дыры в стене. Последствия такого удара не трудно предугадать, казалось, что фигура парня напротив упадёт на землю рассечённая надвое.

Но он просто исчез. Тёмная вспышка, будто капля чернил, что упала в чашу с кристально чистой водой с приличной высоты.

Появившись за спиной противника, он снова остановился. Дамочка почувствовала что-то, резко развернулась и снова выбросила руку. На этот раз из ладони появилось тёмное дымное щупальце. Магия столкнулась с полупрозрачным щитом закрывающим парня.

Щит напоминал кружевную вуаль, чёрную, разве что узор постоянно перемещался и плавал.

— Так вот кто послал убийц в мой дом. — прошелестел он, по голосу стало понятно, что внутренние усилия которые он прилагает к обороне, больше чем кажутся.

Женщина почувствовала слабину, её губы накрашенные ярко красной помадой растянулись в улыбке.

— Да ты никак ослаб. Что произошло, любимый? — она усилила давление.

Вылетевшее из второй ладони щупальце ударило так сильно, что парня унесло на пару метров назад. Он стоял, но под ногами остались борозды.

— Слабый, — довольно заключила женщина, а затем хищно повела носом. — Ничтожный… К тому же глупый, раз пришёл сюда.

Парень молчал, на подбородке собрались капли пота, губы поджаты.

— Тебе не уйти, сдавайся, останешься жив. Сделаю тебя своей постельной игрушкой, после того, как сломаю.

— Всегда знал, что тебе нравятся безвольные овощи, прямо как Ананьев.

Следователь и Москвичи завороженно смотрели за происходящим в коридоре офисного центра на тридцатом этаже высотки.

— Чокнутая стерва! — выплюнула Ника.

— А она ничего… — задумчиво протянул Свят.

— Сейчас будет самое интересное. — подключился следователь.

Позади замершей парочки открылся лифт из которого вышли двое. Парень и девушка, оба стажёры, написано на бейджиках. Они испуганно уставились на магов.

Женщина в красном хищно прищурилась, после чего одно из щупалец устремилось к парочке пятившихся стажёров. Парень растворился в воздухе, схлопнув щит. Хаос, что давил на него, ударил в лифт, буквально разнося конструкцию и открывая здоровенную дыру с видом на город.

Парень оказался у стажёров, вставая на пути магического удара. Новый щит, уже на порядок меньше развернулся прямо перед лицом. Удар был страшен, парень устоял на ногах, даже не отступил. Но ударная волна кинула парочку стажёров к краю провала, как раз где раньше был лифт и несколько квадратных метров стены.

Девушка скатилась вниз, парень попытался её схватить, но пиджак порвался. Она полетела с тридцатого этажа, а следом и второй стажёр, так неловко пытавшийся спасти коллегу, тем самым подписав себе приговор.

Камера снимала женщину в красном сзади. Перед ней зиял провал, стояла одинокая фигура парня с щитом, но тут позади прямо в бетонный пол коридора в сантиметрах от пропасти вонзилась громадная лапа, одна, вторая.

Тёмное пятно с массивными дымящимися лапами и оскалом достойным фильма ужасом тащило в пасти парочку стажёров, будто котят. Выбросив их, монстр встал позади парня.

— Что! Это! За! Хрень?! — взялся за голову Свят.

Странная картина. Четыре тёмные лапы, будто сотканные из тьмы, еле различимая фигура окутанная мраком и оскал, увидев который любому человеку потребуются годы терапии и сна при включенном свете.

Одно было ясно абсолютно точно, монстр на стороне парня в бейсболке.

— Твою то мать! — пробормотала женщина в красном. — Это что, твоя зверушка? Я думала он уже окончательно загнулся.

— Руаррр!!! — пророкотал дымный монстр.

— Тише, малыш, тише. Она просто завидует, — еле слышным шёпотом произнёс держащий щит маг. — Посмотри на неё, одни морщины, грудь поди уже до пупа свисла.

— Ах ты, с. кин сын! — выдохнула женщина.

Снова два столба тьмы ударили в сжимающийся щит.

Тьма разбивалась надвое, щит мага разделял её, будто ледокол хрупкую корку льда.

Здание позади перестало существовать. Люди остались на маленьком островке, в полуметре от жавшихся к спине спасителя стажёров пропасть. Ветер трепал волосы девушке стажёрке, парень держал её за руку. А вот монстр пропал, вот он был, а вот его нет.

— Замедли и отмотай назад! — приказал Константин.

Следователь послушно исполнил требуемое.

— Вот же хитрец! — цокнул языком парень.

На видео было видно, что когда женщина потеряла контроль от злости, монстр растворился и еле различимой змейкой полетел в её сторону.

Щит мага в кепке истощался, но перед полным уничтожением. Женщина ослабила натиск, когда от щита уже оставались крохи.

— Последнее слово, дорогой супруг.

— Посмотри назад. — посоветовал парень устало.

За спиной женщины сформировалась огромная лапа, которая снесла хрупкую фигурку. Будто котёнку дали оплеуху, лопатой экскаватор.

Магичка изломанной куклой пролетела несколько метров, после чего извернулась будто кошка, вставая на ноги. Но оправится от удара ей не дали.

Парень развёл руки в стороны и с силой схлопнул их. Стены, что остались после драки, смялись словно бумага, погребая под собой тело женщины.

Маг отдал последние силы, он упал на пол, а стажёры воспользовавшись моментом побежали к лестнице. Парень хотел остановится и забрать защитника, но девушка потащила его на буксире.

Вокруг тела мага завертелся тёмный вихрь, после чего стал появляться уже знакомый монстр. Он будто заключал хозяина в объятия, но на самом деле поглощал. Когда тело монстра сформировалось, маг оказался внутри.

В коридоре офисного центра появился чёрный центурион гигантских размером, после чего выпрыгнул в зияющий пролом, прямо с тридцатого этажа.

— Ушёл в канализацию. — предвкушая вопрос ответил следователь. — Смотрите, это ещё не всё.

На видео было видно, как завалы пришли в движение. Из под них появилась женщина в красном. Платье порвалось в нескольких местах, на коже ссадины и раны. Она потянулась, кости стали с характерным щелчком вставать на место, раны заживать.

Посмотрев по сторонам, она услышала поднимающихся людей из службы спасения. Лицо дамочки тут же изменилось, она скривилась, ноги задрожжали.

Когда крепкие мужчины в специальной противопожарной форме вошли в коридор, перед ними предстала раненая женщина, еле говорившая от испуга.

— Актёрские таланты на высшем уровне. — хмыкнул Свят.

Остальные молчали, а следователь начал вводить компанию в курс дела.

— Записи были стёрты, этот экземпляр попал ко мне не иначе как чудом. Кстати, видели ту парочку, что спас наш террорист?

— Да, сучка та ещё. — выплюнула Ника.

— Они мертвы.

— Вот же бесовское отродье! Хотите сказать она их убила? — спросила эмоциональная девушка.

— Думаю да, но из доказательств у нас только эта запись. Говорить о феномене местным Суори не стали, да и нет у них магов такой силы. Плюс эта женщина человек, так что это в нашей юрисдикции.

— Поэтому бабуля послала нас. — проворчал Свят.

— Бабуля? — следователь улыбнулся.

— Королева Тея. — иронично пояснил Константин. — Советую её так не называть, она всё-таки женщина.

Следователь тут же стал серьёзным, шумно проглотив ком.

— С чего начнём, господин следователь? — подсказал растерявшемуся мужчине Константин.

— Думаю надо поговорить с ней, женщина в красном никуда не делась, сейчас находится дома.

— С этого и надо было начинать. — пробурчала Ника. — Едем.

Алекс

Сознание возвращалось порывами.

Я видел покачивающуюся землю под ногами, под лапами…

Я бежал, быстро и ловко, миновал хитросплетения канализации, точно зная, куда мне надо. Моё обоняние настолько усилилось, что я чувствовал каждую крысу в пределах полукилометра, чувствовал запах ходящих сверху людей, слышал машины и разговоры.

Может это сон? Лучше даже не пытаться осмыслить увиденное, так я решил для себя.

Окончательно почувствовал пробуждение от холода. Как оказалось, я лежал наполовину в воде, как раз у того прудика, что был вблизи поместья Лаосских. Стояла глубокая ночь, рядом находилось что-то опасное, оно смотрело на меня. Но опасность не направленная, а рассеянная, именно такие ощущения.

Посмотрел по сторонам, натыкаясь на лежащего центуриона.

— Привет… — горло кольнуло, оно знатно пересохло. Сел и зачерпнул ладошками воду из прудика, совершенно плевать насколько та чистая. — Спасибо тебе приятель.

Как только смог говорить, поблагодарил зверя, за то, что тот вытащил меня.

— Рррр… — ворчливо зарычал Али.

— Да кто ж знал. Тут больше неожиданностей, чем я предполагал.

— Ррр?

— Пошли, чего уж там, надо привести себя в порядок. Мы выиграли немного времени.

До особняка дошёл достаточно быстро, раны уже затянулись. Энергии совсем мало.

У главного входа стоит незнакомый минивэн. Наверняка, это те люди, которые привезли беглянку.

Не смотря на позднее время, окна горят. Открыв дверь, распахнул вторую створку, чтобы Али прошёл следом. Из столовой раздавались звуки разговора, поэтому пошёл в ту сторону.

Когда я появился в дверях столовой, все замолчали.

Настя сидела во главе стола беседуя с незнакомой парочкой людей. Мужчина и женщина, он высокий и сутулый, нос горбинкой, редкие волосы, взгляд серых глаз цепкий и серьёзный. Она миловидная, широкие бёдра, небольшая грудь, фигурка ладная, волосы тёмного цвета связаны в хвост.

Настя тут же встала и подбежала ко мне, буквально повиснув на груди. Парочка людей тоже встала, чуть приблизившись, но они тут же отошли, на их лицах проступил страх.

Чувствую за моей спиной появилась морда Али, он из любопытства заглянул в столовую, но не вошёл, лишь маячил на горизонте.

— Что случилось? — тут же спросила Настя. — Привет Али, подожди немного, я найду тебе поесть.

— Рррр….

— Говорит на говядину аллергия. — пошутил я.

— Рассказывай. — строго произнесла она.

— Нарвался на старых знакомых. — морщусь. — Не поладил с бывшей, но давай не при людях.

— Полагаю вы о том инциденте в офисном здании, самый центр города, — вежливо улыбнулся мужчина, а потом пояснил. — Новости, мы уже знаем. Меня зовут Олег, а это Ася.

— Алекс. — жму руку.

— Рады познакомится. — кивает Олег. — Можно поинтересоваться, что произошло?

— Встретил бывшую, мы немного повздорили, она всё такая же стерва. — пояснил я.

— Что же бывает, когда вы миритесь. — присвистнул Олег.

— Такого не бывает.

— Настя, ты подготовила документы?

— Работаю над этим. — вздохнула девушка. — Вот Олег, хочет поговорить с тобой. Они с женой подобрали Лину Лаосскую на дороге. В разговоре выяснилось, что её дом разрушил сильный маг человек, Олега это заинтересовало.

— Странные у тебя интересы, Олег. — честно высказался я.

— Я делаю всё в интересах людей, скажем так. — снова улыбнулся он. — Так понимаю, вы тоже? Значит нам попути.

— Олег, полагаю у тебя есть семья? — не стал ходить вокруг да около я.

— Да, у нас двое прекрасных детей. — подтвердил он. — Но мы…

— Так вот, Олег. — я специально акцентировал внимание на имени. — Тебе надо делать всё в интересах только одной группы, конкретно, твоей семьи. Ты меня не знаешь, я тебя не знаю.

— Позволь доказать тебе свою полезность. — попросил он.

— Зачем тебе это? — прямо спросил я.

— Ты не дал мне закончить. У нас семья, но мы не родные друг другу. Мы одинокие души, которые каждый день продолжают играть роли, не свои. Семья? Так удобнее вжиться в социум. — горько усмехнулся Олег. — Когда я услышал о человеке, который против Суори, я решил познакомится поближе.

Я сел за стол.

— Расскажи мне.

— Моё имя и правда Олег. Я воевал на границе русскоязычного кластера, почти всю свою жизнь. Повидал много дерьма, но это меня не испугало, только ожесточило. Я правда не думал, что когда-то смогу любить, но Ася доказала обратное. — Олег с любовью посмотрел на жену. — У меня никого не осталось, я из приюта, даже родителей не знаю. Суори здорово портили мне жизнь в детстве, а однажды компания этих животных изнасиловала мою подругу, она была на пару лет младше меня. Они заперлись в туалете, где сначала избили её, а затем сделали свои дела.

Олег замолчал.

— Но не из-за этого я стал таким. А потому что не смог её спасти, не в тот день, когда это произошло, а много позже. Она стала боятся этих тварей, постоянно вздрагивала, когда слышала громкий звук. Плакала, когда видела любого Суори. А этих ублюдков даже не наказали. Я терпел, у меня не было поддержки, а загреметь в больницу и оставить её одну, нельзя. Я ждал и надеялся, что предстанет момент, когда мне повезёт. Такой момент настал, я поймал главного, воткнул ему кусок арматуры прямо в сердце. Как я был собой доволен, шёл в комнату, а на сердце было так легко. Пока не нашёл на тумбе записку от неё. Бежал как безумный, но не успел. Когда выбили дверь в её комнату, она уже была мертва. Болталась в петле.

Олег замолчал, он говорил сухо, будто читал отчёт, но порою в нём что-то вспыхивало.

— Попал в армию, стал убивать легально. Но прежним стать так и не смог.

— Я собирала его по частям, когда он чуть не потерял ноги. — включилась Ася, её глаза были влажными. — Медсестра в третьем стрелковом. Сама из южной Франции, когда-то эти территории были под властью баронов, потом Тея присоединила их, но я росла в другом мире. Работала в школе, по образованию врач педиатр. Когда русский кластер начал присоединение, школьников вывезли на прогулку, в основном до пятого класса. Всего сто семьдесят четыре человека. Я поехала с ними. Когда дети проголодались и озябли, сопровождающие выезд на природу Суори местного патриарха, сварили кастрюлю какао, которым напоили их. Я забегалась с одеждой и координацией толпы детишек, поэтому не сразу заметила странности. Только когда дети стали падать, один за другим, мне стало понятно. Они просто отравили их. Меня заметили, я бегала и пыталась привести в чувства хоть кого-то. Но всё было напрасно. Тех кто не выпил, просто зарезали, они не хотели шуметь и стрелять, поступили куда хуже. Меня поймали быстро, затащили в автобус и стали по очереди насиловать. Кто-то при этом душил, кто-то бил по голове. Когда всё было кончено, меня схватили за волосы и выбросили из автобуса. Заставили бежать, сами ехали рядом. Если я останавливалась, выходили и били. Вот так я и бежала, голая в минусовую температуру, осенью. Забежала в болото и оторвалась от них, так и смогла выжить. Детей завести не смогу, слишком сильные повреждения, да и не хочу давать жизнь в таком мире.

Я сидел и слушал людей с каменным лицом.

А чего ты ожидал? Спрашиваю себя снова и снова. Это была война, она и сейчас есть. Так ли виновата Тея, она выстроила мир, целый мир.

Сказать было нечего. Я лишь глянул на Настю, что была рядом со мной. Она кивнула, подтверждая сказанное.

— Война жестока, каждая из сторон. Вы пришли ко мне, но я не тот, кто вам нужен. Заключать сделку с дьяволом, не самое лучшее решение.

— Я часто вспоминаю. — Ася вытерла слёзы. Воспоминания давались сложно. — Тогда не заметила подробностей, а потом они стали появляться в памяти. Как дети хрипло дышали, как плакали, эти синие личики, мёртвые глаза. А ведь это просто дети. Старших расстреляли, кто не успел бежать с семьями. Королевские войска пришли позже, они не успели. Дома порушили, сожгли, людей убили, ничего не оставили. Моя цель поквитаться с этим выродком, что обрёк целый край на смерть. Если для этого надо продать душу, дайте грёбанный договор. Но боюсь добыча вас не утешит мистер дьявол, от моей души остался один уголёк.


Глава 15


Ася сидела и молча плакала. Особое состояние уставшего человека, когда глаза и лицо остаются серьёзными, только серебряные ниточки слёз на щеках способны выдать настоящее настроение.

Она даже не испытывала стыда, за то, что рассказывала подобное молодому парню, который не в силах понять её. Муж убедил, что в обязательном порядке нужно открыться этому человеку.

Они приехали как раз в разгар уборки, наблюдая сокращающееся расстояние до дома по бледному лицу сидящей на заднем сидении Суори. Она начала трястись от страха, Ася и Олег видели такое впервые. Обычно люди трясуться в присутствии высшей рассы.

Но когда гости вошли в дом, то всё поняли.

Ася поблагодарила себя за предусмотрительность, ведь оставила детей в машине.

Всюду сновали люди в рабочей форме. Они чистили и тёрли, заворачивали и носили. Мёртвые тела, обломки некогда богатейшего интерьера, испорченные вещи.

Суори, Суори, Суори… одни синекожие, ни одного человека.

Чем дальше парочка людей проходила по бывшему когда-то наикрасивейшим особняку, тем больше их сковывала робость и неуверенность.

Потёки крови, сломанная мебель, лежащие тут и там охранники. Некоторые просто разорваны надвое, другие так и умерли с выражением ужаса на лице.

Невольно, Ася сделала шаг назад. Но тут послышался весёлый женский голос.

— Только вперёд милочка, отступать поздно.

Повернувшись, Ася увидела красивую молодую девушку. Она криво улыбалась, ей самой было не по себе поняла женщина. А ведь в профессии военного медика ещё не такое увидишь.

Лицо Олега говорило больше, даже он не встречал подобного в своей карьере наёмника. Вот так две израненные души, путешествующие и постоянно выбирающие из двух зол, нашли большее.

Потом был разговор в столовой, где Олег с фанатично горящими глазами заявил, что хочет говорить только с самим магом от которого бежала Лаосская.

Девушка, что встретила парочку, только выругалась. Позвонила магу и доложила о том, что Лина поймана. Как оказалась, он поехал перехватить её.

Висящий прямоугольник телевизора в столовой что-то рассказывал на беззвучном, но через несколько минут прервался на экстренный репортаж. Напарница мага взяла пульт только под конец, когда увидела кадры летящего с высотки чёрного монстра, исключительного цвета центурион приковывал взгляд. Ася такого не видела.

— Вот срань! — ругнулась девушка. — Алекс, твою девизию, куда ты встрял.

Ася прислушалась к новостям.

— Дуэль магов развернулась в самом центре города. Как раз в это время в одном из высочайших зданий города в новом современном офисе вели переговоры члены совета правления городской администрации. Была назначена встреча с представителями попечительского совета города, свободными меценатами и самыми старыми семьями нашего города. Именно в этот момент произошло нападение, оба неизвестных скрылись с места преступления, но масштаб трагедии поражает. О точных цифрах раненых и убитых пока неизвестно….

— Он там? — жадно спросил Олег. — Это он?

— Да. — спустя пару секунд ответила девушка. — Снова нашёл проблем.

— Видимо кто-то решил его остановить. — пожала плечами Ася.

— Вот это и пугает… — прошептала девушка, но её услышали.

— А вы думали, что никто не встанет против?

— Я думала, что в городе не будет человека, способного на такой поединок. Всё сложнее. Не знаю когда он вернётся, поэтому готовьтесь ждать, а я пока пойду навещу Лину. У неё ребёнок и что с ним делать? — вслух спросила девушка. — Я вырастила Владочку, я не готова снова возится с ребёнком.

— У вас есть дочь? — удивилась Ася.

— Есть, правда она уже взрослая. — улыбнулась сама себе девушка, но тут же пришла в себя, понимая что сболтнула лишнего.

— Я могу позаботиться о нём, есть небольшой опыт. — Ася улыбнулась как можно более доброжелательно.

— Хорошо. Но не дай бог что-то с ним случится.

Потянулись часы ожидания.

Столовая два раза наполнилась людьми, был обед, затем ужин.

Кроме не лезущей за словом в карман девушки появилась ещё парочка персонажей, старик в потёртом костюме тройке, курящий трубку, рыжая озорная девица с веснушками, больше похожая на лисичку.

Они неспешно разговаривали за столом, но ничего важного не обсуждали. Теперь новостной канал работал всегда, чтобы в случае чего знать обстановку.

Поздней ночью, когда Ася и Олег уже клевали носом, а дети давно спали в одной из спален особняка. Женщина вдруг услышала толчки, будто проходил очередной марш на плаце. Ритмичные и знакомые, так звучали прыжки, собак, кошек, центурионов… Затем с террасы послышалось негромкое рычание, после чего всплеск воды.

Девушка сидящая за столом и ожидающая своего напарника, отставила бокал с вином. Она давно вернулась с допроса Лины, но так и не проронила ни одного слова.

Снова послышалось рычание, на этот раз болезненное.

Так они и просидели около часа, прислушиваясь к тишине, пока не услышали шаги в коридоре. В дверях появился молодой парень с русыми волосами сквозь которые пробивалась на первый взгляд кровь. Но нет, это всего лишь пряди волос другого цвета.

Он обвёл всех задумчивым взглядом.

— Как ты? Что произошло? Надо поговорить! — выпалила красивая девушка.

— А как же, напоить, накормить, спать уложить? Настя, ты меня расстроила. — покачал головой маг.

— Я тебе что, какая-то там ведьма с болот, которая хочет сожрать? — прошипела названная Настей.

Тем не менее девушка удалилась, как позже выяснилось за едой.

Маг подошёл к столу и выдвинул стул, после чего со стоном сел на него и вытянул ноги.

— А вы кто такие? Уж простите, на вежливость и политесы сегодня настроения нет. — тяжелый изучающий взгляд буквально вытряхнул из Аси душу, когда она случайно поймала его.

— Это мы привезли беглянку. — начал Олег. — Это Ася, моя жена. Мы путешествуем, нам интересен каждый, кто является противником Суори. Враг моего врага, мой друг.

— Что вам нужно конкретно от меня? — спросил маг.

— Скажите, какую цель вы преследуете сражаясь с Суори?

— А если у меня нет цели? — прищурился одарённый.

— Вы здорово рискнули напав на одну из богатейших семей города, а к тому же устроили переполох в центре. У вас либо есть цель, либо вы настолько могущественны, что для вас окружающие не представляют угрозы. — сделал вывод Олег.

— Может просто жажда смерти замучила. — пожала плечами Ася, сама не ожидав от себя такой иронии.

— А бессмертие, никак? — впервые улыбнулся маг.

— Не тянете вы на бессмертного, — ответила Ася. — По вам видно, что вы вышли из тяжёлого боя, там в центре.

— Какой силой ты бы не обладал, всегда найдётся кто-то сильнее. Оставайтесь до завтра, вечером решим, что с вами делать.

Тут в столовой появилась настя с полным подносом еды.

— Куда ты собрался, Фонвизин?! — воскликнула она.

— Я иду допрашивать нашу пленницу. — ответил парень с ироничной улыбкой, а затем подошёл к девушке. — Найди для меня комнату, мне надо немного поспать.

После этих слов он поцеловал её, а затем взял с подноса ароматный кусок хлеба и аккуратно открыв миску с подливой, макнул его туда. Засунув добычу в рот, он ушёл направо по коридору, покинув столовую и что-то мурча себе под нос.

Через открытую дверь было видно, как мимо столовой двигалась громадная туша зверя. Затем зверь прыгнул, догоняя мага, Ася услышала короткий диалог.

— Эй, это мой хлеб! Ты чо творишь?

— Руарррр…

— Ах ты засранец! В тебя же тонна мяса влазит, куда ты на мой кусочек позарился, ну верни…

— Рррр!

— На диету посажу. Вот увидишь! Будешь центуриняшкой, мышцы там, кубики пресса.

— Рррр?!

— А ты сам свой живот видел? Да-да, а ещё хлеб жрёшь…

— Р… крррхххрр….

— Ну, зачем сразу выплёвывать, всё, теперь испортил всю еду.

Странная парочка удалялась с каждой секундой. Настя поставила поднос на стол, пододвинув к Асе и Олегу.

— Поздний ужин, ранний завтрак, принимайте как хотите.

Девушка побежала за магом. Завязалась небольшая перебранка, но уже ничего не было слышно.

Алекс

Разговор с Линой прошёл гладко. Суори изрядно напугана, что сыграло главную роль. Настя возьмёт на контроль все дела Эддарта и Санни, один минус, у Санни был ещё один сын, младший.

Что делать с парнем, не ясно. Учился он в той же школе, несколкими классами младше.

Со всеми делами, совсем забыл про Злату, точнее теперь уже Елену и её отца, Андрея Покровского. Настя рассказала про него, это один из местных небожителей и единственный человек, способный играть на нужном уровне.

Но меня смущал факт того, что он смог остаться на плаву и не потерять темпа, учитывая его расу. Покровский всё ещё находился в особняке, как и его дочь, сегодня обязательно надо поговорить с ним, чтобы он смог вернуться домой.

Осталось три семьи, которые владели большей частью города. Если конкретно, то две. Андрей как оказалось, тоже входил в число китов рынка, а он у нас в кармане. Если отбросить тот простой факт, что он знает на что я способен, он банально обязан жизнью. Я спас Елену, я спас его в нужный момент, если в нём есть что-то человеческое не только снаружи, но и внутри, сюрпризов ожидать не стоит.

Сегодня утром предстояло вернуться домой. Родители приедут с загородного путешествия, да и школу никто не отменял, хотя тут осталось три недели. Школа сейчас сыграет на руку, там я и присмотрюсь к младшему наследнику Энри.

Когда мы закончили с Линой. Настя повела меня в подвал, говоря, что покажет что-то интересное.

Али к несчастью потащился с нами. Зверь снова стал молодым, а значит любопытным. Почему к сожалению? Сейчас расскажу.

— У каждой семьи есть свои питомцы. — таинственно сказала она, а потом открыла смотровое окошко большой кованной двери.

В подвале тянуло прохладой, жёлтый свет ламп создавал некую атмосферу, а когда я прильнул к окошку, так и вовсе удивился не на шутку. На меня из окошка уставилась пара здоровенных как блюдца глаз.

Центурион, у Лаосских был ручной центурион.

Али заинтересованно принюхался, а потом и сам заглянул внутрь.

Видели когда нибудь возбуждённого и растерянного монстра?

Али извернулся и отодвинул нас с Настей в сторону, прильнув к окошку. А зетем отпрыгнул и вовсе спрятался за нас, осторожно выглядывая наружу.

— Что это с ним? — подозрительно спросила Настя.

— Заболел. — вздыхаю. — Заразу подцепил страшную.

— Какую?

— Любовь называется.

— Придурок. — осторожно хлопнула меня по лбу она. — Так это девочка? Интересно. В общем я хотела спросить, продавать или нет?

— Продавать, значит усиливать врага. Это нам не нужно, оставим пока тут. А теперь, ради всего святого, дай мне отдохнуть.

— Не обещаю.

Настя хитро улыбнулась и мы стали подниматься назад.

Девушка довела меня до спальни, где я быстро смыл с себя грязь и задёрнув шторы рухнул на чистые простыни. А Суори знают толк в кроватях, а с виду зверьё. В комнате поселилась тьма, сама собой убаюкивая лучше снатворного.

Глаза закрывались, медленно и неотвратимо, оставалось три часа сна, перед выездом домой.

Уже засыпая, почувствовал, как под одеяло забралась женская фигурка. Ласковые ладошки тут же начали массаж тела, которое несмотря на усталость отозвалось как надо.

Уже через минуту я подмял под себя пискнувшую девушку, наваливаясь сверху. Она приняла меня с томным вздохом, после чего мы забылись, покачиваясь на волнах удовольствия.

Удивительно, но на этот раз Настя была другой, податливой и нежной, а не горячей и страстной. Она не обжигала, она грела. Коготочки не вспарывали кожу на спине, она не кусалась и не кричала.

Засыпал я в то утро с улыбкой. Настя выскользнула из кровати и ушла, больше я ничего не запомнил.

* * *
Проснулся в одиночестве.

О прекрасной ночи напоминали только смятые простыни и определённый аромат женского тела, витающий в воздухе.

Быстро найдя в гардеробе Эддарта несколько вещей подходящих по размеру, спустился вниз, собираясь поехать домой.

Отвлёк аромат еды из столовой, на что желудок тут же отозвался руладами. Так и не дойдя до выхода, повернул к столовой. Возле столовой находился Айн. Он как большой нахохлившийся филин стоял на страже, поприветствовав меня поклоном.

— Айн, я прошу тебя сопровождать Настю. Сохранить ей жизнь твоя главная задача, она сейчас будет на виду и занята очень важным делом. Приказ понятен?

— Будет исполнено. — снова поклонился Айн.

Зайдя в столовую, чмокнул выставляющую на стол еду Настю, после чего сел. В столовую пришли Олег и Ася, следом за ними Андрей и Елена. Лока не было, он уехал в бар, няне надо было отъехать по делам. Да и не нужен сейчас Лок, как охранника хватало Айна. Когда все сели, неожиданно вошли новые действующие лица.

Гремучник и внучка. На мой вопросительный взгляд, Настя негромко прошептала.

— Много работы, поэтому они остались до утра. — махнула рукой она. — Кушай быстрее, тебе надо ехать. Как отдохнул?

— Благодаря тебе, значительно лучше. — улыбнулся я.

— Это замечательно, — просияла Настя. — Я так и подумала, что тебе нужно просто поспать. Но закрываться, это уже слишком.

Я застыл. Надо было видеть мою натянутую улыбку в тот момент.

— Закрываться? — глупо переспрашиваю.

— Ага, — просто ответила девушка, насаживая кусочек авокадо на вилку. — Я даже обиделась, правда ненадолго, на минут десять.

Всё интереснее и интереснее.

Погружаясь в сон, я слышу, как кто-то пришёл, а затем этот кто-то забирается в постель и мы занимаемся чувственным сексом. Есть только две вещи, которые я знаю наверняка. Этот кто-то девушка, эта девушка, не Настя.

Обвожу всех внимательным взглядом.

В числе подозреваемых несколько девушек, Елена и Ася. Есть ещё внучка Михаила Григорьевича, но это самый последний вариант. Мы даже не знакомы.

— Не представите вашу внучку? — тут же вежливо спрашиваю старика.

Гремучник по обыкновению дымит, запах вишни наполняет комнату. Старик мерит меня оценивающим взглядом. Рыжий огонёк с виснушками краснеет, настолько непосредственно, что я даже отвожу глаза. Нет, она точно не могла сделать чего-то подобного.

Девчонка растрёпанная, будто воробушек, одета в растянутый свитер, и комбез с лямками, которые свисают с пояса.

А вот Елена.

Златовласка красива и знает это. Смотрит вокруг сквозь приспущенные глаза, да и мотив есть, подобраться ко мне.

Ася? Снова таки, зачем ей это? Но она больше похожа на женщину могущую подстроить подобное, нежели рыжая малявка. Поэтому пока подозрение падает главным образом на Елену.

— Её зовут Маша. — произнёс Гремучник. — Моя самая любимая внучка.

— Самая любимая, потому что единственная. — краснея от смущения ответила колкостью она.

— Тем не менее. Гордость и отрада.

— Спасибо, Михаил Григорьевич. — киваю ему.

Жаль нет времени разобраться. Пора ехать, часы показывают, что я уже задержался на десять минут, а ведь по дороге могут попасться пробки. Быстро доедаю приготовленную яичницу с помидорами и снова целую Настю, смотря на дочку Покровского.

Никакой реакции.

Ладно, я могу подождать, время у меня есть.

До школы добираюсь со звонком. Даже не успел заехать домой. Хорошо, что ездил на тонированном внедорожнике, никто не остановил. Пришлось оставить машину в квартале от школы, чтобы не мелькать. Особенно, учитывая, что младший сын покойного Санни здесь.

Войдя в класс, не обнаружил Алисы. Честно сказать хотел увидеть девушку. Первый урок прошёл быстро, но стал неожиданностью, из разговоров сидящей парочки одноклассниц спереди, узнал, что у Алисы заболела мама, ей осталось немного, поэтому девушка сейчас рядом.

Планы изменились, после уроков надо посетить Малую Венецию.


Глава 16


Золотое трио

— Вот что мы имеем в итоге? — спросил сам себя Свят.

Парень сидел на переднем сидении внедорожника, его трясло, сказывались первые сутки без дозы. Сам по себе, он мог сколько угодно предаваться наркотическому опьянению, а вот когда попадал в компанию родственников, старался не делать подобного.

— Она скоро вернётся, пошла в магазин. — уверенно заявила Ника.

— Да ладно, а может она бежала из города! — ядовито спорил Свят, доза адреналина в споре с Никой тоже служила вариантом.

— С тряпичной сумкой для овощей и в спортивном костюме? — урезонила брата девушка.

— Постарайтесь сосредоточиться. — закрыв на секунду глаза попросил Константин. — Мы единственные знаем её адрес, мы способны с ней справиться, просто не забывайте, что нам в первую очередь нужна информация.

— А почему просто не грохнуть её? — заинтересовался Свят, смахивая пот со лба.

Парень кутался в полы пиджака, несмотря на то, что на улице было тепло.

— Нам надо выяснить личность второго мага.

— У нас будет дамочка, которая размотала пол офисного здания. Зачем нам второй? Он явно слабее, чудом выжил. — воскликнул Свят.

— Ты такой кретин! — процедила Ника. — Во первых, ты когда-то видел тварь которая его спасла? Я вот нет, хоть и знаю все классификации химер. Во вторых, она говорила, что он уже убивал её, а значит побеждал. Человек, который победил один раз, а во второй раз не допустил поражения, мне интереснее.

— Может тебе парнишка просто понравился? — засмеялся Свят.

— Пошёл ты…

— Идёт! Всем приготовиться, как только войдёт в дом, зайдём следом и скрутим. — начал отдавать приказы Константин. — Переход прямо под дверь, Ника выбивает, я ставлю щит, работаем кинетикой, это самое понятное сейчас. Глиф концентрации не забыли? У всех есть перстни? Свят, ты должен сделать ей наручники. Итак, три, два, один…. Поехали!

Троица молодых людей растворилась, перемещаясь к только что закрывшейся дверь. Три вспышки и вот Ника выбивает дверь, будто та не тяжелее пожухлого листика.

Воздух перед девушкой сгущается и сносит препятствие.

Похожий на ворона парень в чёрном костюме и рубашке, тут же ставит сияющий щит. А вот Свят стоял позади, тщетно прикуривая сигарету.

Парочка родственников закатила глаза.

— Что? — поднял бровь он.

— Свят! — прошипела Ника.

— Вот бл…ть! — он откинул зажигалку, сведя руки с заметным усилием.

Тут же на еле успевшую среагировать женщину со всех концов дома полетели металлические предметы. Они были пластичны и принимали нужную заклинателю форму, заключая пленницу в кандалы.

— Хорошо сработано! — похвалил всех Константин.

Дверь сама собой поднялась и подлетев, встала на место. Константин отвёл руку, после чего посмотрел на стоящую на коленях женщину в спортивном костюме.

Ноги её были скованы как и руки, но тем не менее она улыбалась.

— Времени у нас вагон, но тебе надо отвечать быстро. — начал Константин, подходя вплотную. Свят наконец-то прикурил сигарету, но брат забрал её и присаживаясь на корточки перед пленницей, затянулся, выдыхая дым в лицо. — Как тебя зовут?

— А ты интересный. — ответила она, пронизывая парня взглядом. — Вы все интересные. Дайте догадаюсь, столичные?

— Как ты узнала? — заинтересовался Свят.

— Помолчи, а? — дала парню подзатыльник Ника.

— Это просто, слишком разный уровень силы, тут бы и Свят догадался. — бросил Константин.

— Ты не прав. — наклонила голову женщина. — Хлопки порталов, по ним я всё поняла. Вы же ручные зверушки Теи, я видела вас раньше, много раньше. А вы выросли. К вашему сожалению, вы стали мне нужны.

— Что ты имеешь ввиду? — напряглась Ника.

Девушка окинула пространство взглядом, после чего сложила руки. Вокруг неё разошлась волна красного цвета, быстро растворяясь. Константин обернулся и поднял бровь, отдавая сигарету Святу. При этом он держал её так, будто это была ядовитая змея.

— Никого. — покачала головой Ника на немой вопрос брата.

— Зачем мы тебе? — спросил Константин.

— Так получилось, что мне нужны три балла в переговорах с одним старым знакомым.

Все металлические кандалы вдруг стали чернеть, будто их пожирала какая-то гниль. Настолько быстро, что уже через секунду они осыпались прахом.

На прямой удар Ники, перед женщиной развернулся щит. Она наклонила голову, будто любопытная пташка, после чего вскинула руку. Из руки бывшей пленницы вырвался шар тьмы, он пролетел расстояние со скоростью пушечного ядра, после чего тело девушки вылетело из дома пробивая спиной хрупкую стену типового домика.

— Минус один. — улыбнулась женщина.

Парни молчали. Константин был в неком оцепенении, мозг парня вскипел тысячей вариантов, но он не мог придумать стратегию против настолько превосходящего противника.

Свят попытался снова пленить одарённую, но все металлические предметы сгорели на подлёте, их пожрала уже знакомая тьма. В ответ, он неожиданно заметил, как в него выстрелило какое-то чёрное щупальце, впившееся в быстро построенный щит, словно пиявка, это стало последним, что увидел парень перед тем, как потерять сознание.

Константин остался один на один с неизвестным врагом. Он не тешил себя иллюзиями, но был искренне рад, что его брат и сестра без сознания, а не мертвы.

Одарённая дёрнула подбородком и парня захлестнула тьма, комната полностью погрузилась в неё. Но остановилась, не коснувшись Константина. Она замерла в нескольких сантиметрах.

Тьма звучала, она обрела голос.

— А это интересно! Ты так хорошо орудуешь кинетикой, что остановил сам хаос. Перспективный молодой человек. Но дай угадаю, никто не считает тебя таковым. — голос усмехнулся, а Константин сжал зубы до скрежета. — Ты развивал своё оружие, тренировался тысячи часов. А что ещё остаётся, не сдаваться же… Верно?

Константин напрягся, тьма начала отступать. Из носа хлынула кровь, глаза заволокла красная пелена, но он давил, сантиметр за сантиметром.

Казалось, что прошла целая вечность, но на деле удалось выиграть лишь чуть меньше чем пол метра. Силы покидали парня, вытекали и он был уверен, что к этому причастна одарённая хаосом.

Он слышал о таких людях, они жили когда-то очень давно, до войны, до переселения Суори.

Тея рассказывала о тех временах. Они пленили поистине могущественное существо, заставили его силы служить им, но не рассчитали все последствия.

Как итог, существо погибло, не желая более служить никому. Бог хаоса выступил на стороне людей, приняв облик и заключив договор с Фёдором Фонвизиным, бывшим некогда императором разрозненной России.

Ходили слухи, что сила хаоса и поныне присутствовала в мире, но он не верил в это. Даже когда смотрел видеозапись, надеялся, что это обычная адептка, которая использует силу Его, но не контролирует.

Константин горько усмехнулся, сейчас он как никогда жалел о своём поступке, ведь именно по его вине пострадали Ника и Свят. Поэтому он боролся, боролся как никогда в жизни.

Но липкие щупальца хаоса обнимали ядро дара, выпивая саму энергию.

Последнее что увидел парень, это полную тьму. Его собственная сила погасла, он погрузился во мрак, а уже потом потерял сознание, провалившись в кроличью нору дважды. В мире реальном и мире иллюзий и сновидений.

* * *
Малая Венеция встретила солнечными бликами на воде и приятной прохладой. Иля по плавучей улице, я неосознанно улыбнулся и расслабился впервые за несколько часов.

Домик Алисы нашёл быстро, зашёл в парадную сверился с адресом, что получил в школе и постучал в дверь.

— Да? — дверь распахнулась мгновенно.

Девушка еле стояла, а надежда в её глазах буквально испарилась за доли секунды.

— Что тебе нужно? — спросила она, устало, горько, немного стыдливо обнимая себя за плечи.

— Ждала кого-то другого? — вопросом на вопрос ответил я.

— Да, мы ждём врача. — неохотно пояснила Алиса.

— Можно войти?

— Входи. — она отступила в сторону, пожимая плечами.

Волосы спутанные, собраны в пучок, шорты и майка для домашнего использования. На лице нет макияжа, лицо само по себе потухшее, веки припухли, глаза слегка красные, она плакала.

Всё это моё сознание отмечало бесконтрольно, просто походя, когда я задумывался и открывал разум.

— Чаю? — безразлично спросила девушка.

— Давай.

Мы прошли на кухню.

Квартирка тесная в воздухе запах перегара. Через приоткрытую дверь в другую комнату увидел капельницу и руку торчащую из под одеяла. В школе сказали, что болеет её мама.

Я не был дураком и понимал, что могу помочь, теперь требовалось как-то убедить Алису. Пока девушка механически делала чай, я написал сообщение Насте, нужна была оборудованная машина для транспортировки.

Настя ответила практически сразу, обещала найти.

Алиса поставила передо мною кружку с чаем, села напротив. Вздохнув, я решил сказать прямо.

В дверь снова позвонили, на этот раз это был врач. Женщина, лет сорока-сорока пяти, довольно высокая. Застиранный халат, очки в старой роговой оправе, усталый взгляд и добрая улыбка. За спиной толкается низенький мужик чуть помоложе, водитель видимо. Носит саквояж с красным крестом.

— Ну, провожая красавица. — улыбается она Алисе. Алиса и сама будто расцветает, как же, добрый волшебник откликнулся на зов и пришёл.

Девушка ведёт доктора в ранее замеченную мной комнату. После чего выходит сама, плотно прикрывая дверь.

Подхожу ближе, чтобы не слышал водитель стоящий в прихожей и скучающе рассматривающий бедный интерьер. Алиса опустила взгляд и завела руки за спину, прижимаясь к стене.

— Я могу помочь. Позволь мне это сделать.

— Ты думаешь мне нужна от тебя помощь? — подняла глаза девушка. — Алекс, какого лешего ты вообще пришёл? Жалеть меня?

— Нет, как тебе объяснить, я действительно хочу помочь и обладаю… — аккуратно подбираю слова. — Ресурсами для этого. Но взамен я попрошу…

— Что?! — взорвалась казалось бы выгоревшая девушка. — Ты себя слышишь? Что ты собрался мне предложить и что я тебе буду должна? Знаешь сколько таких предложений я уже услышала? Лучше уходи.

Я смотрел ей в глаза, прикидывая все варианты.

Что она видит? Одноклассника, да изменившегося, но всё того же шестнадцатилетнего парня. Который приходит к ней домой и предлагает помочь, намекая на что-то взамен.

Сейчас она подавлена и надеется на что-то иное, врачи, городская администрация.

От размышлений отвлекает звонок Насти.

— У нас проблемы, срочно приезжай в бар. — голос напряжённый, я чувствую она боится.

Отключаюсь, смотря на Алису.

— У твоего дома будет машина скорой помощи. Если вдруг решишь принять помощь, они отвезут тебя в нужное место. — киваю ей на прощание и выхожу.

Девушка молча проводила меня и закрыла дверь, утирая слёзы тыльной стороной ладони.

Я побежал к оставленному неподалёку внедорожнику.

— Что случилось?

В баре меня ждала Настя, но не одна. Рядом с ней громоздился коренастый мужчина с накачанными руками, затянут в бронежилет, короткий ёжик волос и безжизненный взгляд.

— Воланд. — протягивает руку он. — В миру Владимир.

— Алексей, просто Алекс. — пожимаю в ответ.

— Это глава моей службы безопасности, приступил к работе сегодня, я наняла его по рекомендации старой подруги. Сейчас я опишу ситуацию, если коротко. Света вышла на связь, она хочет встретится. Говорит есть важная информация, тебе надо узнать, взяла в заложники кого-то важного тебе, не говорит кого.

— Она не тот человек, который будет блефовать в такой ситуации. Она сейчас в более лучшей форме, просто хочет меня добить. — качаю головой.

— А может это всё таки игра? — скрещивает руки на груди Воланд. — Стоит допустить такой вариант. Тем более она не говорит, кого взяла в плен. Вы теряли связь с каким-то близким человеком?

— Нет. — качает головой Настя и начинает листать лист контактов.

Я пишу Вике, чтобы проверить, все ли на месте. В ответ получаю раздражающий смайлик «ОК».

— Нет. — подтверждаю следом за девушкой.

— Тем более нельзя идти на эту встречу. — выступил голосом разума Воланд, таким спокойным и даже безэмоциональным голосом.

Энергии практически нет. Источник максимально пуст, хорошо, что он вообще восстанавливается. Люди в сегодняшнем мире лишены даже этой возможности, скоро магия будет какой-то сказкой, не более.

Наливаю себе выпить, не лучший способ расслабится, но другого нет.

Сажусь на диван, мучительно стараясь придумать, кто может быть в плену у Светы. С этой стервы станется раскопать что-то.

Тонкая дымчатая линия проскальзывает в клуб, собирается у моих ног.

— Мне стоит волноваться? — Поднимает бровь Воланд.

— Нет, всё в порядке. Пойдёмте на кухню, — уводит его Настя. — Я вас чаем напою.

Когда Воланд и Настя скрываются за дверью, Али уже практически полностью появляется в помещении. Любуюсь громадным зверем, создатель милостивый, что за существо получилось из частицы хаоса и генной инженерии Суори.

— Привет, дружок. Прости, гладить не буду, вставать не хочу.

— Рррр?

— Энергия? Тебе нужна энергия?

— Рррр!

— Мне нужна энергия? — глупо пытаюсь разобрать эмоции и подтекст рычания.

Может я попросту схожу с ума?

— Рраааарр! — кажется это фейспалм на центурионском.

— Прости, я не понимаю. — развожу руками, чуть не расплескав вино из бокала. Да, вино, мне шестнадцать, виски меня сейчас выбьет из седла быстрее Светы.

Али крутится на месте, как большой кот. После чего садится на задницу, опуская морду на уровень моих глаз.

Я смотрю в большие озёрца, как в два кусочка неба. Его зрачки сужаются и расширяются. Меня даже обдувает воздухом из носа.

— Ты что, тренируешься на мне перед свиданием? — недоуменно качаю головой.

— Рррааа!!!!!

Видимо я выбесил его. Из груди зверя выстреливает сноп щупалец, которые ударяются в мою грудь. Так неожиданно, что я даже не успеваю среагировать.

— Что ты делаешь? — щупальца переплетаются на глазах, образуя ветку. По ней пульсируя проносятся светящиеся пятна, будто это гирлянда.

Мой источник начинает наполнятся с бешеной скоростью. Алкоголь выветривается в ту же секунду, накрывает эйфория.

— Хватит! Я полный! — говорю Али, когда чувствую заполнившийся резерв.

— Рррр!

— Спасибо, буду тебе должен, дружок! — радуюсь, словно ребёнок.

— Рррр?

— Освободить твою подружку?

— Ррр!

— Не умеешь? Так я научу, с центурионскими женщинами думаю такая же схема. Но давай потом, мне надо сходить пообщаться с нашей старой подругой. Ты со мной?

— Ррррр….

Али сокрушённо опускает голову на передние лапы. Его тело будто выделяет энергию в виде плотного дыма каждой порой на коже, но он не может принять форму. Видимо он отдал всё.

— Хорошо, отдыхай, я справлюсь сам.

Иду к Насте, за подробностями. Настя сидит на столе и что-то пишет в смартфоне, а Воланд жуёт сэндвич в наушниках.

— Вы не могли потише? — ворчит она, как только видит меня.

— Ты отлично справилась.

— Обращайся. Что решил насчёт Светы? — она снова напряжена.

— Во сколько назначено? — спрашиваю у Насти, улыбаясь во все тридцать два. — Не вежливо будет опаздывать.

* * *
— Извините, повреждения слишком обширны. Метастазы в лёгких…

— Это всё?

Алиса смотрела на доктора с надеждой, но женщина лишь грустно улыбалась своей тёплой улыбкой.

— Боюсь, что это действительно конец. Эту ночь ваша мама уже не переживёт. Будьте рядом, это ваша последняя возможность сказать ей что-то.

— Спасибо. — глаза Алисы погасли, как гаснут утром фонари.

Доктор молча ушла, оставляя девушку в одиночестве.

Алиса вошла в кухню и набрала воды из под крана, быстро выпивая стакан. Слёзы начинали душить, пространство сжиматься, она подошла к окну на ватных ногах и открыла его, впуская свежий дневной воздух.

Стало легче.

Сфокусировавшись, Алиса увидела стоящую у дома машину скорой помощи, а рядом с ней ещё одну. Доктор, которая осматривает маму села в первую, она тут же завелась и поехала.

Вторая так и осталась на месте.

Сомневаться не было времени, возможно — это последний шанс.


Глава 17


Где может пройти встреча двух осколков прошлого?

Оба естественно для большинства суперзлодеи, а ещё, они управляют оружием, которое может полностью уничтожить любой квартал города. Останется горка пыли, в лучшем случае, в худшем аннигилирует даже пыль и приличный кусок земли матушки.

А прах который остаётся после разрушений хаоса, годится на удобрение? Надо подумать над этим.

Света назначила встречу в самом людном месте города, на его центральной площади, где под вечер сгрудилась огромная толпа народа. Люди гуляли и развлекались, солнце только только приблизилось к горизонту, поэтому было достаточно светло.

Я пошёл один, группу поддержки удалось уговорить на некие ограничения. Они окружили участок улицы, на котором должна была проходить встреча, вмешаются только в крайнем случае.

Походка пружинила, даже Света сегодня не могла испортить настроения. Источник давно не ощущался таким наполненным и целым, я будто жил без конечности.

Снова таки надел бейсболку, чтобы избежать лишний раз взглядов стеклянных глаз видеокамер. В этот раз решено было надеть ещё и солнцезащитные очки, перед встречей удалось даже покрасить волосы, в общем шёл будто на свидание.

Смотря по сторонам, не сразу заметил Свету.

Она стояла в центре улицы, смотрела прямо на меня и улыбалась.

Годы не пощадили некогда прекрасное лицо. Нет, сейчас Света не была уродлива, но носила отпечаток всех тех лет, что провела под этим небом. Черты лица заострились, глаза стали спокойными, в них не было ничего, кроме смерти. Она напоминала мне хищника, гепарда, такая же поджарая и грациозная.

Одета в обычные джинсы и блузку, на ногах кожаные ботинки. Расслабленная и улыбающаяся.

— И снова здравствуй. — иронично произнесла она, стоило мне приблизится.

— Здравствуй. — киваю ей.

В её глазах мелькает тревога, нет не так, настороженность. Я веду себя по другому, неожиданный поворот. Словно расцветший цветок, я маню и излучаю силу, моё ядро скрыто клубящимся мраком, посомтреть в глаза невозможно.

В образ жертвы идущей на переговоры никак не вписываюсь.

— Где пленники? И почему именно тут? Думал ты забьёшься в какой нибудь ангар на окраине и будешь разыгрывать злодейку.

— Кина пересмотрел? — фыркнула бывшая. — Тут много переменных, ты же не позволишь невинным людям умереть.

— Ближе к делу, у меня плотный график, так что там… — делаю вид, что листаю на ладони ежедневник. — Надрать зад одной высокомерной сучке, ты её знаешь, слово из пяти букв, начинается на «С».

— Фонвизин, перестань разыгрывать комедию. — зло процедила она.

— Это ты играешь. — пожимаю плечами. — С чего тебе встречаться и разговаривать со мной, чего ты добиваешься. Разве не хочешь покончить побыстрее, я убил твоих близких, не забыла? Заставил твою мать убить твою же сестру, а затем ты вонзила ей нож в сердце. Расстроила мамочку…

— Я остыла… — вдруг стала спокойной Света. — Тем более, мы квиты.

— Что ты имеешь ввиду? — я напрягся.

— Ты убил моих близких, я убила и убью твоих. Твоя мамочка долго плакала, мочилась от боли, но не говорила ничего. Кричала, что не знает, куда ты делся, но я знала, что рано или поздно ты снова придёшь.

Света говорила это с удовольствием, произнося каждое слово чётко и громко.

Мы стояли по центру пешеходной улицы, вокруг нас шли сотни людей, обтекая будто воды океана одинокий айсберг. Я слушал и не слышал. Надежда на то, что родители живы, оставалась до самого конца, но сейчас была грубо растоптана и похоронена.

— А ты тоже повзрослел, — заметила она. — Хорошо держишь удар. Чтобы стать человеком, понадобилось пол тысячи лет?

— Нет. Для меня прошло чуть больше месяца.

Глаза Романовой распахнулись, она что-то быстро просчитала и всё поняла.

— Ты переместился сразу… — девушка рассмеялась, буквально до слёз, хватаясь за живот. — Господи, ты же по сути так и остался ребёнком. Я долго не могла понять, почему ты поступаешь так нелогично. Смотри.

Она показала направо, налево, назад, вокруг нас в толпе стояли три пары людей. Три громилы держались позади двух парней и одной девчонки, уверен пленникам в спину сейчас упирается что-то очень смертоносное.

— Кто это? — неподдельно удивился я.

— Твои родственники, которых ты даже не знаешь. — усмехнулась Света, стирая слёзы. — Родные дети дали потомство, это внуки. А знаешь, я отпущу их, я отпущу тебя. Мы встретимся позже, а пока я буду наблюдать.

— Почему я должен тебе верить?

— А ты и не должен. Просто я почему-то даже рада, что ты снова тут. — Света смотрела в сторону. — Что из этого получится, не знаю. Но скоро ты поймёшь, что к чему.

Она развернулась и пошла прочь.

Я посмотрел на громил, они по очереди отпустили всех пленников и разошлись, растворяясь в толпе. Профессионалы, ничего не скажешь.

Света использовала пленников, чтобы спокойно поговорить со мной. Не стала использовать для этого кого-то из близких, хоть и знала о них, решила, что от такого мне точно крышу сорвёт. Использовала неизвестные переменные.

Троица неверяще смотрела по сторонам, очень скоро их внимание сосредоточилось на мне. Романова выжала всю энергию, сейчас это обычные люди.

Убедившись, что им ничего не грозит, я переместился в тёмном вихре, растворяясь в воздухе.

Тея

— Мразь! — Тея выдохнула и залпом вылила в себя стакан с абсентом.

Алонсо, точёный, будто кукла молодой Суори сидел напротив королевы, заложив одну ногу на другую.

— Это ожидаемо, ваше величество. — позволил вступить в разговор парень.

— Что ожидаемо? Что Вильнус начнёт лапать меня? Или что долбанный Люциус снова заладит про вето? — чуть успокоившись спросила она.

— И первое, и второе, — кивнул Алонсо. — Вы давно держите Вильнуса на коротком поводке, он поддакивает всем вашим решением. Его семья, да и он сам прекрасно понимают, какое место его ждёт. Место подле вас. А Люциус, к сожалению он необходим, никто не знает финансовую сторону нашего кластера так, как он. Но порою, деньги кружат голову, дают ложную отвагу.

— Если они будут согласны возвратить вето, ты понимаешь, чем это грозит? Их купят, быстро купят… — дальше шли непечатные выражения.

— А может уже купили? — вздёрнул бровь Алонсо.

Тея замерла и смотрела в глаза своего ассистента несколько долгих секунд.

— Ты прав. Иначе зачем им сейчас это право? Ты очень умён, Алонсо, стоит признать. — Тея цокнула языком.

— Не надо преувеличивать мои скромные заслуги, — поднял ладони парень. — Я сделал нехитрые выводы из поступивших с границе новостей. Боюсь всё плохо.

— Что ты имеешь ввиду? — напряглась Тея. — Что-то с Васей или Виктором?

— Нет, с ними всё в порядке. — тут же успокоил королеву помощник. — Я об обстановке в целом. Но их это тоже касается. Местные лидеры собираются с силами, концентрация войск на границе сейчас самая большая. Мы перешли черту.

— Поэтому ты думаешь, что их купили? Кого-кого, а вот Суини купить не удасться.

— Я не говорю, что купили нашего танка, но он и никому не нужен. Для голосования хватит и троих, это большинство.

— Аньено, Сагсы, Эллоны. — выдохнула Тея и снова налила себе выпить.

— Вася и Виктор не смогут помочь. — подлил масла в огонь Алонсо.

— Знаю, — досадливо сморщилась Суори. — Стоит дать слабину на границе, полетят головы. Надеюсь наше трио не подкачает. Кстати, как они там?

Алонсо понятливо кивнул, вопросы о детях близнецов успокаивали Тею. Это было своеобразным способом терапии, прерываться раз в день и справиться о делах великовозрастных деток.

— По вашему задания полетели в Питер, на связь выходили пока один раз, докладывают, что всё в порядке. Второй контрольный звонок пропустили, но перезвонили сами спустя пять часов, сказали задержались на совещании с местными полицейскими. Голос у них был странный, вероятнее всего нашли проблем на свои задницы и только вылезли из передряги.

Тея рассмеялась.

— Вот и отлично. Пусть развлекаются, дай им полный карт-бланш, хочу чтобы они привыкали к своим силам.

— Вы уверены, ваше величество?

— Конечно, Алонсо, конечно.

— А что будем делать с советом? — спросил в свою очередь помощник.

— Воевать, что нам ещё остаётся. Выстроим стратегию, устроим слежку, узнаем самые слабые места, а потом ударим именно туда. Меня больше беспокоят альянсы с континента.

— Чем-же?

— Они не просто так подняли голову, ой не просто. Что-то в рукаве у этих дикарей есть.

Тея называла дикарями почти весь остальной мир. Алонсо был солидарен с госпожой, почему-то только у этой Суори была созидательная жилка и она умела прививать такой настрой своему окружению в отличии от свободных.

— Думаю у них просто появился лидер в кое-то веке. — улыбнулся Алонсо.

— Это тоже страшно, человек сумевший объединить стаю диких зверей… Будет сложно.

Питер, дом Власовых

— Тебе уже лучше? — Вика заботливо подоткнула подушку, когда брат решил изменить положение.

— Ой, я же не инвалид, в самом-то деле! — запротестовал Лео, но всё-таки лёг на подставленную пирамиду спиной.

— У меня есть вопрос, — Вика не знала, как начать разговор. — В общем, пока ты тут отдыхаешь, возле нашего дома постоянно стоит странная машина. Сначала я думала, что это за младшим.

На этих словах Лео фыркнул.

— Он конечно важничает, рад что у него получается зарабатывать в интернете, но не тот уровень.

— А чей? Твой? — прямо спросила сестра.

— С чего ты взяла?

— Я вспомнила, что видела эту машину раньше. Каждый раз, она ехала за нами до школы, где ты потом не приходил на уроки и пропал хрен знает где. Если не расскажешь мне, будешь придумывать нелепые отмазки перед отцом.

— Ну, всё, хватит… — быстро сдался Лео. — Это действительно касается меня.

— Рассказывай! — потребовала Вика.

— Знаешь… Я даже не уверен, что тебе это нужно…

— Лео!

— Хорошо. Я состою в сопротивлении.

— ***ть, — выругалась Вика.

— Говорил же, ты не поймёшь. — нахмурился брат. Лео скрестил руки на груди и отвернулся.

Синяки с лица парня так и не прошли, губы ещё кровили, но за эти три дня особенно на свежем воздухе за городом он здорово восстановился.

— Трудно такое понять. С каких пор туда берут семнадцатилетних?

— Мы больше как культурная основа. — замялся парень. — Учимся не забывать наши корни, что мы люди в первую очередь. Ну и по мелочи, убираемся, занимаемся ремонтом, передаём послания.

— Бабушки на тебя нет. Вот бы порадовалась, внук — разнорабочий.

— Она бы поняла, в отличии от тебя или отца. Тот вовсе готов целовать этих Суори в зад.

— Не смей так говорить! — Вика ударила брата по лбу, единственному целому месту на лице. — Бабушка не призывала бороться, а просто помнить. Не все рождаются бойцами, пойми ты это.

— Я боец. — упрямо заявил Лео. — Вот почему ты не веришь? Я пропадаю, но и младший тоже постоянно вне дома. Даже родители стали на это опускать глаза, просто звонят ему и всё.

— Он арендовал офис, там спит. А ещё он пока не пропускал школу. Веские аргументы? — подняла бровь сестра.

— Не аргументы вовсе. — вяло вздохнул Лео.

Спор быстро вытянул силы, тело ещё оставалось слабым.

— Как бы это странно не звучало, но Алексу я верю больше чем тебе. Вот нет у меня ощущения, что он попадёт в неприятности, а ты ходячая катастрофа. Вот чего твоему сопротивлению надо напротив нашего дома?

— Они следят, чтобы я не предал их, плюс защищают от возможных атак Суори, пока член фракции слаб.

— От кого тебя защищать? Ты знаешь о том, что Кирк погиб? А, ты же не ходишь в школу… — Вика быстро набрала что-то в смартфоне и передала его брату.

Глаза Лео забегали по строчкам на сайте новостей.

— Убит в ходе пьяной потасовки в клубе… ранения в область… нашли тела спустя полтора часа, родители были оповещены… Что?!

— Так бывает. — там внизу есть фото.

Глаза парня пробежали вниз и остекленели, изо рта вырвался рвотный позыв, Лео попрощался с обедом, оставив месиво прямо на одеяле. Вика забрала смарт и глянула на фото с место преступления, равнодушно пожав плечами, а затем показала брату большой палец.

— Реакция настоящего революционера! Зато на ужине влезет больше, всё-таки ты ранен, тебе надо много кушать.

Вика сгребла одеяло и унесла в ванну, после чего спустилась вниз. Мама готовила ужин, оставалось немного времени.

— Почему ты ещё не переоделась? — удивлённо подняла она брови, глядя на дочь.

— С каких пор мы переодеваемся к ужину? — не менее удивлённо спросила Вика.

— Сегодня не просто ужин, Алекс вернётся не один. — мама загадочно улыбнулась.

— Это то о чём я думаю? — затаила дыхание Вика. После кивка матери, она взорвалась радостным смехом. — Не может быть!

— Марш переодеваться, быстро!

Девушка вихрем взлетела на второй этаж.

Скинув с себя джинсы и майку, она стала перебирать платья одно за одним, хоть выбор и был небольшим. Напевая популярную песню и прикладывая одежду к телу, чтобы прикинуть без примерки, она провела немало времени в поиске.

Когда же наряд был выбран, обычное тёмное платье оставшееся с выпускного, она вышла из комнаты.

Мама заканчивала приготовления, когда Вика спустилась в гостинную.

Выглянув в окно, чтобы посмотреть не приехал ли отец, она наткнулась на чёрный седан слежки. Эмоции взяли верх, поэтому Вика вышла и направилась прямиком к тонированному автомобилю.

— Эй вы, там! — постучала она по стеклу, когда перешла дорогу. — Какого беса вы пристали к брату? Ему надо учиться, а не прислуживать вам. Если на то пошло, платите зарплату!

Стекло неожиданно опустилось, оттуда показался лысый парень лет двадцати пяти, он был за рулём. Его лицо растянулось в улыбке, зубы кривые и неровные.

— О чём ты, красавица, ничего не понимаю.

— Слушай ты… — начала закипать Вика, но стекло снова поднялось, отрезая разгневанную девушку.

— Давай я попробую. — раздался голос сзади.

Резко обернувшись, Вика увидела улыбающегося брата.

Алекс стоял в шаге от неё и как она не заметила его приближения. Поддавшись чувствам, она обняла его. Брат сомкнул удивительно крепкие руки на её талии, она почувствовала себя в безопасности.

Через несколько секунд, всё те же руки аккуратно отлепили девушку от тела, а затем Алекс подошёл к машине, постучав в злополучное стекло.

— Странно, не отвечают. — пожал плечами он с лукавой улыбкой, Вика сразу поняла, что хорошим это не кончится. — Ты слышала?

— Что?

— Кажется я слышу плачь, в машине определённо ребёнок, надо помочь!

С этими словами Алекс размахнулся и одним ударом выбил стекло. Когда осколки осыпались внутрь автомобиля, девушка увидела испуганное лицо лысого. Только секундой позже Вика залилась краской, она поняла, что это ей нравится, как испытывает страх шпион сопротивления.

— Чтобы я тебя больше здесь не видел. — грубо прорычал Алекс, а затем взяв лысого за шиворот, будто котёнка, несколько раз ударил об руль.

— Бип, бипп, биииип!

— Вот и всё, — Алекс поправил пиджак, а затем подал локоть сестре. — Вы сегодня обворожительны сударыня, позвольте вас сопроводить.

— Всенепременно, сударь.

Алекс повёл сестру в сторону дома, только сейчас она заметила стоящую на дорожке девушку.

Красива, очень красива, тут же отметил мозг.

Вика ревностно глянула на улыбающуюся, как она уже окрестила её — стерву. Радость от ужина почему-то стала утихать, сейчас она почувствовала ревность.

На подружке Алекса было отличное платье, оно плотно облегало бесподобную фигурку, что не добавило Вике настроения. Когда они с братом приблизились, она улыбнулась, конечно же до тошноты сладко.

— Не успела я оглянутся, а ты уже кого-то нашёл. Ты в своём репертуаре… — девушка вдруг замолчала, будто сказала лишнего. — Простите, где мои манеры. Меня зовут Анастасия.

Она протянула Вике руку.

— Прямо как нашу бабушку. — задумчиво протянула Вика, пожимая ладошку.

— Кх… кха… — закашлялся Алекс. — Ага.

Настя взяла брата под ручку с другой стороны и они направились к дому.

Вика кисло улыбнулась, предстоял не такой весёлый семейный ужин.


Глава 18


Пригласить Настю на ужин было спонтанной идеей.

Когда я вернулся после встречи с Светой, она не удивилась, а наоборот кивнула сама себе.

— Что это значит? — тут же спросил я. — Такое ощущение, что ты знала, как пройдёт наша встреча.

— Нет, не знала. — Настя присела за барную стойку в «ЛСП». — Догадывалась.

— Расскажешь? — мягко спросил я, Настя выглядела уставшей, поэтому решил не давить.

— За эти годы, я узнала о Свете чуть больше, чем знала раньше. Как бы это странно не звучало, она не самый плохой человек в кластере. Знаю, она убила всех твоих близких, но после этого стала другой. Словно заглохла, сильно изменилась, какие бы отношения у неё не были с родными, она долго отходила от их смерти. О ней мало что известно, но я была уверена, что она тебя не тронет. Просто поговорит, не более.

— А зачем все эти танцы с службой безопасности?

— Si vis pacem, para bellum. — произнесла она на латыни.

Прикрыв глаза в знак согласия, я приобнял Настю. Она положила голову мне на плечо, так мы и застыли на несколько минут, как каменные статуи.

Пора было возвращаться домой, чтобы отметится о том, что я жив и здоров. Настя нехотя выпустила меня из объятий, вид у неё был грустный. На мой вопрос, она пожала плечами.

— Я скучаю по ним. Не забывай, что это мои родные. Жаль, что пока у меня нет возможности их навестить.

— Думаю ты ошибаешься. — протянул я. — Что мешает пойти со мной? Ты пра-пра-пра в каком-то поколении бабушка, не думаю что где-то сохранились фото тебя двадцати-двадцати пяти лет.

В тот момент я просто хотел отплатить Насте за заботу и немного повеселить.

Девушка и правда ожила, после чего пошла звонить и раздавать указания. Мама получила сообщения, что я приведу на ужин подругу. Уверен, реакция Влады и Вики сейчас самая бурная. Когда я переоделся и вышел, она уже нетерпеливо топала ножкой в туфле, строго глядя на меня.

Подойдя ближе, Настя поправила воротник рубашки и огладила плечи пиджака. Я был удостоен быстрого поцелуя, а затем утянут на буксире в сторону выхода.

Без эксцессов не прошло.

Когда авто бесшумно подкатилось к дому, мы вышли и с волнением направились к входу. В этот момент из кондитерской, что примыкала к дому, вышла Вика и целеустремлённо пошла к какой-то синей машине на обочине.

Короткая перепалка, во время которой я успел подойти вплотную, а затем обидчик из какого-то там сопротивления был наказан. Из ближайшего дома вышел сосед, привлечённый звуком клаксона, я помахал ему рукой и показывая, что всё отлично.

Надеюсь не вырубил лысого засранца за рулём, лучше бы ему без промедлений покинуть этот район.

Взял девушек под ручки, повёл к дому. Казалось, что от напряжения между ними волосы встанут дыбом. Когда мы вошли, Вика прошмыгнула вперёд. Из прихожей было слышно, как они с мамой разговаривают.

— Ты куда убежала? Мне как раз нужна была помощь.

— Я выходила подышать свежим воздухом.

— Всё хорошо, милая? — обеспокоенно спросила мама.

Тут появились мы с Настей, после чего началось настоящее представление. Мама поднесла ладошки к лицу, после чего как мне показалось, смахнула пару слезинок.

Настя замерла, будто кролик, боялась, что её каким-то образом узнают.

Но всё обошлось, вместо этого мама подошла и обняла нас по очереди.

— Какие вы красивые и взрослые! — прощебетала она.

— Мам, это Настя, Настя это моя мама…

— Влада Валерьевна, — протянула мама руку, внимательно глядя на Настю, после чего встрепенулась и бросилась в сторону кухни, откуда доносилось грозное шкварчание. — Вы пока садитесь, я быстро!

— Я помогу.

Настя вывернулась из моих объятий и пошла следом.

Мы остались вдвоём с Викой, смерили друг друга взглядом и рассмеялись.

— Она классная. — вздохнула Вика.

— Это правда.

С кухни подоспели мама и Настя, они несли еду, выставляя её на стол.

Я поспешил помочь, но был прогнан.

Отец приехал через минут десять, он вошёл в дом, повёл носом и слегка потёр ладони.

— Люблю когда у нас гости!

Произнёс он, лукаво смотря на маму, одну руку держит за спиной, нам за столом видно, что это цветы, а вот для начавшей было возмущаться мамы это оказалось сюрпризом. Не найдя слов, она уткнулась в букет лицом и обняв своего супруга, отправила мыть руки.

Когда глава семейства только вошёл в дом, лицо Насти стало каменным. Да, она всегда недолюбливала его взгляды, а сейчас, находясь в юнном теле, контролировать себя всё сложнее. Но сцена с букетом растопила сердце Насти. Будь она в прежнем состоянии, она бы не смогла так быстро переключится.

Лео спустился со второго этажа и хмуро глянув на меня сел за стол рядом с нами.

Все заняли свои места, Вика и мама на одной стороне, во главе стола отец, напротив него Лео, ну и мы с Настей под взглядами мамы.

Пошла вялотекущая беседа, рядовые вопросы и ответы, но всё это в тёплой семейной обстановке с изумительной по вкусу ризоттой. Мне даже не было стыдно, правда-правда, мама не вынесла альбом с моими голыми фотографиями в возрасте трёх лет, все были своими, правда мало кто об этом знал.

Идиллия продолжалась до тех пор, пока Лео не накосячил с приборами, он полез грязной вилкой в морковный торт, за что мгновенно получил по рукам от Насти.

В полной тишине Настя забрала у него вилку, после чего вставила в руку другую, только потом подняв глаза и краснея в полной тишине.

— Эээ… Кого-то ты мне напоминаешь. — протянул отец.

— Простите… — покаянно опустила голову Настя. — Просто привыкла с братишкой своим нянчиться, постоянно путает что-то.

— У него одна из форм аутизма. — не нашёл что сказать я, глядя в глаза Лео.

Брат понял, кому была предназначена шпилька и гневно засопел.

— Не повезло ребёнку! — подхватила мама, ситуация была спасена.

Далее пошли обсуждения детей с аутизмом, из которых выпали практически все особи мужского пола.

Буря миновала, мне оставалось сидеть и набивать живот, как я думал, пока мама неожиданно не спросила.

— А где вы познакомились? Одноклассники?

— Нет. — обличительно покачала головой Вика.

— Мы? — глупо переспросил я, смотря на Настю.

Этот момент мы не учли, хоть он и в самой первой главе учебника «сходи на ужин с молодой бабулей и не спались». Несколько секунд глядя друг другу в глаза, мы кивнули и выпалили.

— На улице! — я.

— В аквапарке! — Настя.

Настя наклонила голову, будто спрашивая, я выгнул бровь.

— То что ты пялился на меня в купальнике, ещё не знакомство. — выкрутилась Настя. — А потом мы встретились на улице, через пару кварталов. Ну и пошло, «это судьба», «вы так красивы»…

— Кто ещё на кого пялился… — пробурчал я.

Отец смотрел на это с ухмылкой, а после моей фразы дал мне пять.

— Не думал, что мой сын на такое способен, признаю, удивил. Отхватил себе такую красотку, штучный товар.

— Вот уж правда. — снова я.

— Молчи уже… — шепчет Настя.

— Как вы красивы? Судьба? Я что клеил тебя в средневековье? — возмущаюсь.

— А что не так? — парирует она.

— Бес!

Крыть нечем, познакомились мы и правда давно.

Вечер прошёл в приятной атмосфере, даже вышло забавное прощание.

— Я будто тебя уже много лет знаю. — весело произнесла мама. — Почаще заходи, всегда будем рады тебя видеть.

— Спасибо. — только и ответила Настя.

Были мысли, что всё пройдёт куда хуже, но я ошибся.

По легенде Анастасия Власова сейчас в длительной командировке, пока мы не решили, как реализовать её исчезновение.

Мама наконец-то решила ослабить контроль, не знаю что повлияло на такое решение, два бокала вина или то что сыну уже семнадцать, и он привёл домой девушку.

День рождения Алекса был в середине лета, осталось совсем немного.

Учёба подходила к концу, поэтому о ней переживать явно не стоило, а вот о чём стоило, так это о ситуации с Алисой. Выяснив, где находится частная больница в которую поместили больную, мы поехали прямиком туда, чтобы навестить девушку.

Какого было моё удивление, когда я понял, что Настя и Алиса знакомы. Девушка спала возле кровати матери, на соседней, всего в палате было два койко-места. Разбуженная небольшим шумом одноклассница не сразу пришла в себя, а когда смогла встать и протереть глаза, удивлённо уставилась на Настю.

— Анастасия? Вы… вы…

— Я, я… — кивнула Настя. — Вот думаю, куда пропала моя будущая управляющая.

— Пока сидела, набросала пару стратегий… — начала Алиса, только тут я заметил ноутбук и кипу исписанных бумаг.

— Остановись. Не сейчас. — мягко забираю из её рук планшетку. — Настя, займись салонами позже, пусть она недельку отдохнёт. Как дела с новыми мощностями? Не уверен, что ты всё освоила. Ресурсы у наших друзей большие.

— Большие, займусь этим. — вздохнула Настя. А затем обратилась к ничего не понимающей Алисе. — Тебе и правда надо отдохнуть милочка, а сейчас я так понимаю, мне надо оставить вас наедине.

— Спасибо. — я поблагодарил Настю, получил поцелуй и тихое. — Встретимся дома.

Повисла неловкая тишина, как только стук каблуков Насти удалился, а затем и вовсе исчез.

— Прости. — нарушила молчание Алиса. — Я зря нагрубила тебе, ты и правда помог.

Она отвернулась, наверное, ей сейчас стыдно за свои слова. Но я здесь не затем, чтобы стыдить убитую горем девушку.

— Я говорил не о такого рода помощи. — сажусь рядом с лежащей без сознания женщиной. — Доктора должны были лишь стабилизировать её.

— Есть какое-то лекарство? — Алиса подошла, пытаясь заглянуть мне в глаза.

— Есть.

Соглашаюсь, продолжая смотреть на измученную болезнью женщину.

Лицо осунулось, кожа и кости, глаза запали внутрь. Она даже перестала дышать, о чём свидетельствует трубка искусственной вентиляции лёгких. Она должна была умереть по всем правилам, как умирают люди больные смертельным недугом.

Зачем я помогаю? Да затем же, что и делаю всё остальное, потому что могу. Потому что хочу так поступать. А может просто ищу себе место.

Рука зависает над грудью женщины, из неё выстреливает щупальце хаоса, одно, второе, третье. С ними появляется густая дымка силы, она расплёскивается по телу, больничная одежда и простынь рассыпаются пеплом, на смену им приходит непроглядная тьма, сила, что покрывает женщину целиком. Медленно и неотвратимо.

— Постой! — кричит Алиса. — Что ты делаешь?

— Даю жизнь. — пожимаю плечами.

Хаос почти полностью покрывает тело.

Алиса боязливо отошла на пару шагов.

— Что ты такое? — она шепчет сквозь слёзы, полное непонимание происходящего, плюс истощённая стрессом нервная система.

Когда отток энергии сигнализирует о восстановлении, убираю силу. Разворачиваюсь, чтобы уйти, Алиса суетливо накидывает простынь со своей кровати на обнажённое тело матери.

Вижу, как девушка замирает с тканью в руках. Не хватает только упавшей челюсти, а так все признаки очень удивлённого человека. Хаос уходит растворяясь в воздухе, а под ним открывается вид на практически здорового человека. Немного худого, но тем не менее уже самостоятельно дышащего и быстро приходящего в сознание.

— Алиса? — голос хриплый, ей надо попить.

— Да мам… — она плачет.

Оставляю счастливую парочку, сейчас им не до меня.

Вот и закончился вечер, время близится к часу ночи, а я только захожу в поместье Лаосских. Ждёт решения ситуация с Покровским и его дочерью, спускаю это на усмотрении Насти. Как она повяжет его, какими договорённостями, мне не интересно.

Еле нашёл свою комнату, устало падая на кровать.

Сил восстановление организма больной женщины потратил не мало.

На завтра запланирован один интересный ход, который точно заставит Тею напрячься. От предвкушения улыбаюсь сам себе, после чего проваливаюсь в сон.

Особняк Лаосских


По коридору дома тихо шествовала одетая в один коротенький халат девушка. Она напоминала дикую кошку, такая же хищная и бесшумная. Так же хищно водила носом и блестела глазами.

Рыжие волосы спадали до выпирающей из под халата попки, раскачиваясь и волнуясь, будто лепестки пламени. Она подошла к двери комнаты в которую десятью минутами раньше зашёл уставший парень. Но не открыла дверь, а снова принюхалась.

Ей в нос ударил запах вишни. В темноте зажёгся огонёк, тишину нарушил еле слышный треск сгораемого табака, а затем выдох.

— Зачем ты это делаешь, милая? — спросил стоящий в тени старик.

Девушка молчала. Она смотрела на старика, знала, что он не договорил.

— Разве ты не понимаешь, что это может быть опасно. Такая связь опасна.

— Ты должен больше всех понимать, зачем мне это? — тихо произнесла девушка и взялась за ручку двери.

— Ты совершаешь ошибку. Эта лишь мнимая безопасность, он не даст тебе покоя.

— А кто сказал, что я хочу покоя? — прошипела она. — Если кто-то и сможет мне помочь, то только он.

— Что он сделает, когда узнает о твоём обмане? Ты подумала об этом?

— Давай не сегодня.

Девушка открыла дверь и аккуратно проскользнула внутрь.

Старый маг остался в коридоре, делая новую затяжку. Выпустив из лёгких дым, он покачал головой и пошёл в другую сторону.

Тем временем девушка прошла к кровати, где в темноте виднелся силуэт спящего парня. Халат бесшумно упал на пол, а кожа покрылась мурашками от холодного воздуха и адреналина.

Проскользнув в кровать, девушка потёрла ладони между собой, а после того как они согрелись, провела ими по груди спящего. Парень заворочался, но гибкая фигура уже оседлала его, он даже через ткань белья должен был почувствовать жар девичьего лона.

Два человека синхронно вздохнули, наполняя темноту звуками настолько древними и понятными, заставляющими трепетать все фибры.

Девушка наклонилась и стянула с парня последнюю преграду.

Плоть прижалась к плоти, обжигая жаром, сильные руки схватили ночную гостью за волосы, выгибая на редкость податливую фигуру, резкий полу-стон, полу-всхлип ознаменовал проникновения. Фигуры начали ритмично раскачиваться, в ход пошли ногти и зубы…

Следующий день, Москва

Низенький полноватый мужчина семенил к лифту на предельной скорости. На лбу собиралась испарина, рубашку украшали два пятна пота в районе подмышек, а очки так и норовили сползти на подбородок.

В лифт он вошёл будто шар в боулинге, выбив целый страйк.

Народ загудел, кто-то пролил кофе, кто-то уронил бумаги. Но толстяку было всё равно, он скопом отменил все кнопки уровней в лифте, нажал на последний этаж и грозно шикнул на всех позади.

— У меня послание, для САМОЙ!

Народ притих. Этажи проносились стремительно, будто пейзажи за стеклом автомобиля. Когда лифт достиг самого верха, толстяк важно вышел и поправил очки покатившись дальше.

Тея сидела в кабинете и читала последние доклады с границе, её лицо не предвещало ничего хорошего. Алонсо ушёл за кофе, но если бы он тут был, то не смог бы миновать раздражительно-язвительного настроения королевы самого большого кластера на Земле.

Дверь открылась, в неё вошёл Алонсо, причём спиной, держа стаканы с кофе в руках. А вот следом за ним вошёл персонаж которого Тея не видела вот уже лет двадцать.

— Иван Васильевич? Что-то случилось? — спросила она полноватого мужчину в очках.

— Да, конечно, иначе я бы вас не побеспокоил. — степенно кивнул толстяк. — Вот информация.

На стол Теи легла папка.

Она открыла её и быстро пробежала глазами по тексту, коего было не больше одного абзаца.

— Как это понимать? — прорычала она.

Лицо толстяка побледнело, Алонсо поставил кофе и приготовился давать дёру.

— Когда получена информация? Почему я не знаю?

— Регистрация прошла пару часов назад, пока до Москвы дошло. — сжался толстяк.

— Найти и принести мне голову этого шутника. — Тея ударила по столу ладошкой.

Толстяка сдуло, он буквально выбежал прочь.

Алонсо взял со стола лист и прочитал.

— ООО «Фонвизин Фёдор Константинович», предприятие с уставным капиталом… бла-бла-бла… компания зарегистрирована в 11:32, город Санкт-Петербург, род деятельности… Ритуальные услуги…


Глава 19


— Вот что ты наделал? — возмущённый голосок вырвал из медитации, которая грозила перейти в банальный сон если бы не вертикальное положение тела.

Я сидел на газоне возле прудика, когда Настя нашла меня.

Вид прекрасный, самое удобное место для того, чтобы изучить источник.

Выводы следующие, сейчас восстановление энергии идёт медленнее обычного, то есть медленнее чем с того момента, когда была найдена частица. Это наводит на мысли, что для нормального функционировании надо постоянно поглощать частицы бога хаоса.

На этой простой мысли меня и настигла кара за небольшую шутку.

— Не понимаю о чём ты. — я твёрдо решил всё отрицать.

— Ты создал подставную компанию со своим именем. — Настя упёрла руки в бока, её ноздри гневно раздувались. — Вот чем ты думал?

— Ты ничего не докажешь.

— Фонвизин! Создатель милостивый, дай мне сил. — она уставилась в небо, разводя руки. — Пожалуйста, будь аккуратнее, предупреждай о таких поступках.

— Так точно, — я козырнул парой пальцев и закинул пробный шар. — Как сегодня спала?

— Не спала ещё! — отрубила Настя, а я успел порадоваться, перед тем, как она меня разочаровала. — Работала всю ночь, задачку ты же и подкинул, как организовать власть городе.

— Значит работала… — протянул я. — А насчёт задачи, твоя роль управлять финансовой стороной вопроса, максимум распределение ресурсов, власть я сам буду наводить.

— А сможешь? — иронично спросила Настя.

— Смогу.

Настя фыркнула и ушла в дом, я проводил взглядом виляющие бёдра и поднялся на ноги испустив усталый вздох. Значит ночью меня снова посетила незнакомка, а я даже не стал ловить её. Стоит признать, она хороша, может поэтому мозг не забил тревогу, а просто отключился. Мысль была потеряна, значит пора заняться реальными делами, начать стоит с посещения Али.

В доме царило спокойствие, на его страже стоял Воланд.

Дядька взял под контроль особняк, гостей пока не было, но что-то мне подсказывало, что долго так продолжаться не будет.

Покровский с дочерью отправился домой. Искренне надеюсь, что он внял моим словам. Посыл простой, не становись у меня на пути. Пока он мирится с мыслями о бессилии, его ждёт ещё большее потрясение в ближайшем будущем. Когда начну возвращать свою власть, первым кирпичиком станет именно он.

Город населён Суори и людьми в равной степени, можно подумать, что война расколет их на две противоборствующие стороны. Я думал иначе.

Сейчас эти две расы как никогда сплетены, общий вектор развития и практически истончившаяся грань социализации…

Из размышления вывел голос Айна.

— Мой господин, я должен сообщить вам об остальных стражах равновесия.

Это разговор должен был произойти, но я всё выбирал для него подходящий момент.

— Рассказывай.

Я со вздохом остановился.

— Нас не так много, но есть ещё около сотни дееспособных представителей. Мы долго служили тому, кто олицетворял собою хаос…

— Свете. Я знаю об этом, кто ещё мог обладать связью с симбиотом на должном уровне.

— Верно.

— Ты знаешь расположение таких как ты? — заинтересовался я.

— Не точно, только отрывочные сведения, где и у кого на службе.

— Почему Света сама не использовала вас в погоне за властью?

— У меня нет на это ответа, но я точно знаю, что у неё есть двадцать пять стражей, такого количества нет ни у одной семьи.

— Странно.

Задумчиво трогаю затылок, взъерошивая отросшие волосы.

— Я должен сказать, что подчиняюсь вам всецело, но чувствую неправильность, нет чувства завершённости.

— Знаю, Айн, знаю. Надеюсь скоро всё решится.

— В противном случае может появится ещё кто-то, кто будет носителем большей части нашего бога.

— Думаешь такое возможно?

— После вашего появления, возможно всякое.

— Спасибо.

Поблагодарив стража, я задумчиво побрёл в сторону подвала. Он поселил во мне много мыслей. Одна из которых была максимально простой, что будет, если поглотить самого Айна.

Не очевидный вариант, признаю, но я должен был его рассмотреть. Проверить стража в деле и выяснить коэффициент его эффективности, после чего решить, оставить на службе или нет.

Есть вероятность, что ничего не выйдет. Думаю Света за пять сотен лет приходила к такой мысли, если стражи ещё живы, значит у неё не вышло.

Внизу встретил сидящего у входа в подвал, Али.

Зверь явно был расстроен, хвост нервно колотил по полу выбивая каменную крошку, уши чуть прижаты к голове. При виде меня, он отвернул свою морду, явно не желая общаться.

— Что случилось приятель?

— Ррууррр…

— Вот только не надо грубить, я же из лучших побуждений.

Тут из коридора ведущего в подвал раздалось рычание чуточку другой тональности, видимо в ответ.

— А-а-а-а, так вот в чём дело! — догадался я. — У тебя проблемы с девушкой. Ну, слушай, тут я спец…

— Рррр!

— Ты сам знаешь, она была той ещё стервой и заслужила суп в голове.

— Рр? — зверь наклонил голову на бок.

— Да, я с ней встречался, да от меня не пахнет кровью и кишками, я оставил её в живых, потом расскажу. Давай лучше решим твою проблему. Ты пробовал цветы?

— Рррр! — Али попытался укусить меня.

— Ай! Не надо, не шутка это, правда! Все девушки любят цветы…

Али растворился, я только и успел заметить исчезающий за пределами двери шлейф мрака. Постояв с минуту, заметил летящий в меня букет, он остановился в метре от лица, Али снова обрёл плоть, цветы оказались в его зубах.

— А ты шустрый!

— Ррр…

— Учился у лучших говоришь? Ато, я хорош в этом. У меня вопрос, как ты восстановился так быстро? Не то что я завидую, ну, разве что чуть чуть.

— Ррр…

— Веди тогда.

Али оставил букет на полу и повёл меня вглубь подвала, осторожно обходя дверь за которой была заключена центурионша.

Мы шли мимо многочисленных дверей, они носили надписи и маркировки. Стараясь не отставать, я заглядывал в некоторые, дивясь запасливости Эддарта.

В основном тут была провизия и оружие, несколько рядов винтовок и разложенные на столе пистолеты. Рационы питания для солдат, какое-то обмундирование и защита, а также взрывчатка. Вот псих, хранить такое в подвале и спокойно спать, надо дать приказ Айну переместить взрывчатку в другое место.

Чем дальше мы шли, тем коридор становился всё менее освещённым.

Али привёл к большой двери, открыв которую мы оказались в рукотворной пещере. Выдолбленная в скале комната по центру которой возвышался постамент на котором лежала привычного цвета сфера, правда больше обычного, раз в пятьдесят.

— Так, так. так…

Обошёл сооружение по кругу, но так и не решился прикоснуться. Помнится эксперимент с маленьким шариком не увенчался ничем хорошим, поэтому надо всё обдумать.

Пока размышлял, Али присел на пол и блаженно закрыл глаза.

По его морде было видно. что он получает удовольствие. Да и я начал чувствовать странное тепло исходящее от сферы, будто светило солнце.

Тут я наконец обратил внимание на свой источник, приятно удивившись. Траты на лечение матери Алисы уже начали восстанавливаться, но я был готов поклясться, что шёл в подвал и проверял заполненность, всего восемьдесят процентов, не больше. Сейчас же энергия неуклонно ползла вверх.

— Так его не надо выжимать, это же маносборник про который говорила Настя. Так вот как они выглядят, только непонятно, зачем все эти декорации в виде пещеры, может просто Эддарт был поклонником такого дизайна?

— Рррр…

— Согласен, кретином он тоже был, даже больше чем поклонником странных дизайнерских решений.

Мы вышли прочь через минут сорок, за это время источник восстановился полностью, да и Али судя по всему заправился.

— А знаешь что, мой дорогой друг, это просто шикарное подспорье в наших будущих делах! — радостно заключил я, когда мы закончили. — В общем, думаю пора начинать покорять этот город.

Я шёл и улыбался, всё встало на свои места, теперь есть место силы. Осталось только понять, как работают маносборники, полностью завладеть имуществом семей и решить, как мы будем восстанавливать справедливость в городе.

Эта неделя будет чертовски сложной…

Золотое трио

— Я всё! — откинулся на спинку дивана Свят.

Троица Москвичей расположилась в небольшой гостиной общего номера класса люкс. Всё пространство вокруг было уложено распечатками, лежала пара открытых ноутбуков, что мерцали мертвенно синим цветом.

Часы показывали три часа ночи.

— Я тоже… — простонала Ника, падая рядом с братом.

Один Константин сохранял бодрый вид, он стоял у окна, спиной к друзьям и курил в открытое окно. Рядом с вороном на журнальном столике стоял полупустой кофейник, сам парень потягивал горький кофе и выпускал клубы дыма, усиленно размышляя.

— Костя-я-я, давай спать. Сегодня мы уже ничего не придумаем. — заканючила Ника.

— Ты права. — согласился ворон. — Можете идти спать, подъём через шесть часов, едем на пристань.

Парочка застонала от бессилия.

— Думаешь мы что-то там найдём? — спросил Свят.

Фиолетоволосый выглядел лучше прежнего, сказывалось постепенное очищение организма. Да, под глазами ещё гнездились тёмные круги, но его уже не било дрожью и не кидало в пот, одна зависимость сменилась другой, охотничий азарт.

— Найдём, обязательно, хоть что-то, что приблизит к пониманию этого человека. — кивнул ворон, так и не повернувшись лицом.

— Зачем искать того, кто не хочет чтобы его нашли. Тем более, он вроде как хороший. Мы уже неделю тут и не нашли обратного. Да, разрушил пол здания, но мы видели, как эта странная баба его спровоцировала. — слышать от Свята что-то разумное и логичное было в новинку.

Ника хмыкнула, но согласно кивнула, доводы весомые.

— Мы не можем это так оставить. Дело даже не в том, чего хочет этот человек, любого можно купить, сегодня он на нашей стороне, завтра на стороне врага, как бомба замедленного действия под нашими задницами.

— Я так не думаю, он идейный. — заметила Ника, девушка подобрала под себя ноги, удобно разместившись на диванчике и начала загибать пальцы. — Не понимаю почему ты отрицаешь такие очевидные факты. Факт первый, этот человек мог убить нас, но не стал. Факт второй, он не сделал ничего плохого. Факт третий, тебя просто бесит то, чего ты не понимаешь.

— Вот скажи, если бы ты занималась всем тем, чем он. Обладала такими ресурсами, что бы ты дальше делала?

— Навела порядок во всём городе… — протянула Ника.

— Подчинила бы себе всё. — расшифровал ворон. — А что потом?

Ника замолчала, задумчиво глядя на мудрого ворона.

— Э-э-э-э, а что дальше? Кино кончилось? — растерялся Свят. — Можно пояснений.

— Он захочет подчинить себе другие города, а затем и весь кластер, Святик, понимаешь? — грустно сказала Ника перебирая волосы.

— Логично. — согласился фиолетоволосый.

— Мы должны если не остановить его, то хотя бы понять. А теперь идите спать, через шесть часов мы должны быть на ногах.

Брат и сестра встали и потянулись в свои спальни.

Ворон остался у окна, его фигура была овеяна дымом и практически растворялась в куске ночного неба, что торчал в открытом окошке.

— А ты? — спросила Ника.

— Сейчас, докурю и пойду к себе. — так и не обернувшись ответил Константин.

Ника доверчиво кивнула и закрыла дверь.

Через полчаса все уже спали, а ворон так и стоял у окна. Его не отпускали воспоминания, бессилие и гнев, а ещё удивительно правдивые слова пленившей их женщины.

Головоломка никак не хотела складываться, он раз за разом прокручивал у себя в голове все данные, но не мог сложить. Рассказывать Тее о провале никто не собирался, миссия растянулась, но ничего ещё не кончено.

* * *
Утром Свят и Ника обнаружили ворона на том же месте, он будто и не отходил от окна. Единственное, что могло его выдать, это пепельница, полная окурков, будто диковинные ёж.

— Готовы? — позавтракаем по пути, мне уже звонил детектив, есть разговор, голос ворона тоже не изменился.

Не дав никому ответить, Константин прихватил пиджак со спинки стула и вышел из номера. Брат с сестрой переглянулись и пошли следом.

До пристани добрались в рекордные сроки, даже не собрав ни одну пробку. Уже знакомый полицейский, который некогда показывал им запись с камер встретил их крепким рукопожатием. Он дымил сигаретой, ворон тут же похлопал по карманам и сморщился.

Следователь правильно понял, протянув открытую пачку парню.

— Спасибо. — ответил ворон, вытягивая сигарету. — Рассказывайте.

— Ну, начнём. — потёр ладони мужчина. — Ситуация рядовая, если брать в расчёт всё происходящее за последнюю неделю. Пойдёмте, кое-что покажу.

Троица пошла за следователем, удаляясь от причала в хитросплетения многоэтажных конструкция из морских контейнеров. Петляя между них, они встречали всё больше полицейских, пока не дошли до причины.

Выйдя на небольшой пятачок, они сразу заметили несколько раскуроченных контейнеров. Толстые металлические дверцы были попросту вырваны с корнем, много открытых контейнеров, ещё больше людей.

На асфальтированной площадке грудилось около ста женщин разного возраста, многие из них были беременны, что сразу бросалось в глаза.

— Твою то мать… — присвистнул Свят.

— Ато. — поддержал следователь. — Крупная партия, они должны были уехать за границу этой ночью. В других кластерах много отваливают за женщин, особенно беременных.

— Мерзость.

Ника сморщилась, казалось сейчас её стошнит.

— Снова наш знакомый? — спросил ворон, как ни в чём не бывало.

— Да, знак тут. — следователь махнул рукой, проследив за которой можно было увидеть странный знак на боку одного из контейнеров, «ФФ». — Что бы это ни значило, но всё сходится.

— Что говорят женщины? — с любопытством спросил Свят.

— Лёш! Позови ту, говорливую! — крикнул следователь и поскрёб щетину. — Щас, сама расскажет.

Сотрудник помоложе привёл высокую девушку восточной наружности. Чёрные волосы, стройная, несмотря на округлившийся животик. Она с вызовом смотрела на троицу, но под взглядом ворона тут же сжалась.

— Расскажи пожалуйста всё что сможешь. — попросил ворон.

— Я немного знаю. — пожала плечами она. — Мы сидели в контейнере, слышали что скоро приедет корабль, рыбацкий, нас перегонять в трюмы собирались и дальше везти.

— Ну, корабль пришёл… — хохотнул следователь, а девушка содрогнулась.

— Сначала мы услышали шум, а потом удары. В конце уже стрелять начали. — продолжила свидетельница. — В какой-то момент земля стала дрожать, удар сильный, потом дыра в контейнере начала появляться, знак две буквы «Ф». Двери вылетели, их вырвали просто. Всё.

— Всё? — нахмурился ворон.

— Не густо. — резюмировал Свят.

— Ещё была фигура, но может показалось мне, стояла вон там.

Девушка показала на самый верхний контейнер.

— Спасибо. — поблагодарила Ника.

— Сейчас будет самое интересное. — потёр ладони следователь.

— Куда уже интереснее. — проворчал Свят.

Мужчина отвёл троицу в сторону и они стали обходить контейнеры, снова держа путь к причалу. Когда все оказались у воды, открылось занимательное зрелище.

— Какого б…ть беса?! — взялся за голову Свят.

— А точнее и не скажешь. — задумчиво сказал ворон протягивая руку за новой сигаретой.

Перед компанией стоял небольшой рыбацкий кораблик, он качался на волнах, а вокруг него копошились несколько десятков людей в ярких жилетах.

Но самым странным была парочка пятнадцати метровых контейнеров, что были просто воткнуты в кораблик, будто свечи в торт.

— Всё ещё хочешь найти нашего мстителя? — весело спросила Ника.

— Теперь ещё больше. — с блеском в глазах ответил ворон.


Глава 20


Москва

— Вильнус, рад видеть тебя.

Суори произнёс приветствие и расплылся в благожелательной улыбке. Небольшой приплюснутый нос и толстые широкие губы, казалось, что огромная жаба по ошибке залезла в костюм и была поймана в аркан из галстука, волоча роль придворного интригана.

— Люциус… — кивнул вошедший Суори.

Погруженный во мрак кабинет освещал только искусственный камин. Заснятое когда-то пламя усердно отбрасывало тени и даже имитировало шум, но не грело.

Люциусу не нужно тепло, как и любая жаба он холодный и скользкий.

Вильнус смерил казначея взглядом и в очередной раз подивился, как плохо сидит на этом существе маска разумного. Гад, самый настоящий гад, как змея или ящерица, как жаба…

Губы растянуты в улыбке, но глаза говорят об обратном, они застыли, взгляд немигающий и пристальный.

А может одежда вдруг упадёт и на Вильнуса устремится настоящая змея, может она сейчас готовится к прыжку внутри этого безразмерного костюма, скручивает тело тугими кольцами гипнотизируя цель взглядом…

Вильнус потряс головой прогоняя навеянные этой неприятной встречей фантазии и вопросительно посмотрел на казначея.

Люциус снова расплылся в улыбке.

— Я не просто так позвал тебя сегодняшним вечером. У меня есть коммерческое предложение, готов услышать?

Снова этот гипнотический взгляд. Вильнус кивнул, далось это ему сложно, он оцепенел, но постарался беззаботно улыбнуться, как всегда делал в таких ситуациях.

— Вильнус Сагс, один из самых завидных холостяков в нашем кластере, красив будто сам создатель, образован, прекрасный бизнесмен и политик, один из сильнейших магов с прекрасной семейной школой… — Люциус сделал паузу, надулся, Вильнус готов был услышать кваканье, но услышал звуки куда страшнее. — Ты убьёшь золотую троицу наших ангелов хранителей.

Вильнус облизал пересохшие губы.

— Ты в своём уме, Люциус?! Тебе надо к доктору… — воскликнул он, но так и не расслабился.

Люциус не тот разумный, чтобы просто так раскидываться словами, сейчас последует предложение от которого невозможно отказаться. Если была бы возможность не слушать этого выродка, маг бы многое за неё отдал. Вопрос Вильнуса скорее риторический, но он даёт возможность списать всё на шутку, но жаба Люциус не шутил.

— Иначе все узнают твой маленький секрет.

— Не понимаю о чём ты! — Вильнус сжался ещё сильнее.

— Всё ты понимаешь, Сагс. Я жду ответа, немедленно.

— Ты просишь убить троицу внуков Лары, приближённых нашей королевы? Не говоря о том, что скажут на это их родители, Вася и Виктор придут и сотрут нас всех…

— Об этом не думай, всё под контролем, я знаю что у тебя есть связи в Санкт-Петербурге, сейчас троица максимально далеко. Мне надо чтобы ты их уничтожил.

Вильнус смотрел на своего собеседника и до последнего надеялся, что это глупый розыгрыш. Но мозг уже давно всё просчитал.

— Я не соглашусь. И раз ты всё просчитал, то должен понимать почему я этого не сделаю.

— Гарантии будут, не сомневайся. — Люциус был доволен, он лучился довольством, а ещё он был на шаг впереди. — Она не узнает, что ты сделал.

— Будешь знать ты, этого уже достаточно. — скривился Вильнус, безуспешно думая, как выкрутится из ловушки расставленной для него старым интриганом. — Я сам могу рассказать Тее, ты не подумал об этом.

— Подумал. — казначей снова расплылся в улыбке. — Просто представь, ты рассказываешь самому могущественному человеку такую историю, как она должна отреагировать? Звучит как анекдот. Простите ваше величество, но я вот уже пару лет трахаю вашу возлюбленную.

Вильнус горько усмехнулся, а ведь правда, надо быть смертником чтобы сказать такое Тее.

— Совет с тобой, старый ты маразматик! Что от меня нужно!

Люциус гадко рассмеялся, Вильнусу почудилось, что он услышал кваканье.

— Я знаю ваша семья проводит эксперименты с магией, знаю что вы добились прогресса.

Вильнус дёрнулся, но Люциус покачал пальцем.

— Даже не думай. Ты и представить не можешь, сколько у меня сведений. — предостерёг казначей. — Теперь о деле….

Золотое трио

Компания молодых людей присела на веранде летнего кафе. Пока официантка суетливо убирала с соседнего стола, Константин покачивал ногой, что добавляло в движения бедной девушки больше суеты.

Не удивительно, богато одетые молодые люди, красивые и ухоженные, явно не постоянная клиентура студенческой забегаловки коей являлось данное заведение. В воздухе витал аромат чаевых, больших чаевых.

Официантка сгребла оставленную шумной компанией посуду на поднос и резко развернувшись, поспешила унести. К сожалению именно в этот момент каблук решил попрощаться с хозяйкой и уйти на покой. Нога подвернулась, центр тяжести резко сместился, девушка устояла на ногах, но посуда полетела вниз.

Испуганный вздох замер в её груди, когда она не услышала звука падения.

Посуда замерла в полуметре над землёй.

Высокий молодой человек одетый во всё чёрное, лениво махнул рукой. Кружки, стаканы, блюдца — всё вернулось на свои места, плавно левитируя в воздухе.

— С… спасибо… — девушка почему-то покраснела.

Сейчас она растерялась ещё больше, ведь в компании оказался маг.

— Пожалуйста. — ответил парень в чёрном, а затем обратился в спутникам. — Где ноутбук?

— В машине. — проворчала девушка.

— Я щас! — парень с цветными волосами вдруг исчез в фиолетовой вспышке, а через секунду снова появился на том же месте, но уже с ноутбуком.

— Спасибо. — кивнула девушка.

Троица посмотрела на застывшую гипсовой фигурой официантку.

Девушка покраснела и развернувшись аккуратно пошла на кухню.

— Похоже она на тебя запала. — задумчиво протянула Ника.

— А может на меня?! — обиделся Свят.

— Может займёмся делом? — оборвал начавшийся было спор Константин, он обвёл парочку взглядом и продолжил. — Итак, что нам известно?

— Нихрена нам неизвестно. — взорвался Свят подскакивая и начиная ходить туда обратно возле стола. — Мне кажется он и не подозревает, что его ищут, просто делает своё дело и всё.

— Мы знаем, что он истребляет преступников, знаем, что борется на стороне людей. Преступность по вине Суори быстро сокращается, много жалоб в полицию. — пожала плечами Ника.

— Зверь? — понимающе кивнул ворон.

— Да, в основном. Появляется и исчезает. Свидетели только люди, нападающих Суори просто убивает.

— А если зачинщики люди? А? — Свят остановился и упёр руки в спинку стула.

— Думаю их ждёт такая же судьба. Но пока известно только о нарушениях по вине Суори. — ответила Ника.

— Народный мститель… — задумчиво протянул ворон. — Что по статистике.

— По первичным данным, практически половина города уже так или иначе связана с ним. Он перемещается в трёх из пяти районов более открыто в остальных реже, делаю вывод, что он ещё не подконтрольны. — отрапортовала Ника.

— То есть им надо ждать нападения? — заинтересовался Свят.

— Думаю нет, прямо он ещё ни разу не нападал.

— Это исходя из того, что известно нам. — резонно произнёс ворон.

— Есть непроверенная инфа от нашего ручного детектива. Говорит, что девушки рабыни с доков рассказали кое-что интересное… — Ника замолчала и посмотрела на спутников.

— Не тяни! — не выдержал Свят.

— Их нанимало одно и то же агенство. Они нашли его, подставная фирма, но удалось проследить парочку закупок на её имя. Принадлежит она угадайте кому?

— Одной из семей не подчинённых кварталов! — воскликнул Свят.

— Правильно. — улыбнулась Ника.

— Конвудам. — кивнул ворон.

— Как ты узнал?! — сделал обиженное лицо фиолетоволосый.

— Они владеют венецией, так у кого по твоему будет туда допуск и личное судно? — иронично поднял бровь Константин.

— Бл**! — хлопнул себя по лбу брат. — Я постоянно на шаг позади.

— Думаю он придёт к ним. — резюмировала Ника.

— Опередим его? — азартно вскинулся Свят. — Сейчас точно отыграемся.

— Только сейчас надо подготовится.

Ворон улыбнулся, предвкушающе, в этот момент официантка подошла к столику, чтобы принять заказ. Откинула прядь волос и приготовилась записывать, но стоило ей наткнуться на выражение лица парня в чёрном, как у неё мгновенно что-то потянуло в животе, улыбка походила на хищный оскал, вызывала страх.

Секунда и перед ней снова обычный парень.

— Мне пожалуйста кружечку кофе, чёрного, без сливок, без сахара.

Алекс

— Что ты учуял малыш?

— Руррр…

— Ограбление? Не интересно, там сами разберуться, давай что-то покрупнее, может снова работорговцы?

— Ррр?

— Согласен, мы знатно проредили их.

— Рррр!

— Да, помню-помню, они лодку заводят и по газам, а тут такой подарочек сверху, пришпилил их будто бабочку.

— РррР!!

— А кто спорит? Ты тоже хорош, кошмарил их будто самый настоящий демон!

— Рррр… Архх…

— Что? Не демон? Ты себя когда в зеркале последний раз видел? Посмотри… Демонам до тебя далеко.

Я потрепал Али за ухом. там где между костяных пластин пряталась мягкая и нежная кожа. Зверь расслабленно лежал рядом, а я сидел на краю крыши свесив ноги.

Нам открывался изумительный вид на город. Сотни тысяч огоньков, целые бульвары и проспекты. Мы будто супергерои смотрели вниз, ожидая когда мир позовёт на помощь.

Неделя прошла в бешеном ритме.

Мы разбирались с контрабандистами, работорговцами, нечистивыми на руку чиновниками, воевали с бандитами и бандами, спасали простых людей.

Я практически изучил весь город, знал каждую улочку и каждое здание.

Границы наших территорий приобрели физический характер, я расставил метку «ФФ», поделив город на две половины. Шляпник отлично помог в захвате, он работал от моего имени и мог агитировать людей в наши ряды.

Бандиты быстро смекнули, что происходит что-то из ряда вон. Некоторые банды собрались половить рыбку в мутной воде, но встретили там акул. Мы с Али прошлись по их логовам, всюду куда могли добраться, чтобы показать насколько они неправы.

В основном ловили бандитов по одиночке, не влезали в бой с группами где присутствовали маги, не штурмовали сами дома и квартиры, просто методично истребляли преступников.

К концу недели уже ни один уголовник в нашей половине города не решался и носа показать.

Вторая половина города, вторая половина теневого мира жутко обеспокоилась текущим положением. Логически размышлять они умели, хватило всего трёх дней, чтобы понять, что я не останавлюсь.

Тогда началась настоящая война.

Она проникла на все уровни, даже обычный мирный слой населения начал замечать странности. Полиция носилась по городу будто ужаленная в задницу, все отделения мобилизовали и вывели на улицу. Камеры стали фиксировать многочисленные появления давно разыскиваемых преступников, ко всему прочему в отделение стали поступать доносы на людей с оружием и странные сборища.

На нашей половине в этот момент царил порядок. По всему периметру где я отметил свои владения знаком, собирались подозрительные группы людей. Стояли одни и те же машины, на крышах можно было легко заметить наблюдателей.

По сути, против меня выступали только две семьи. Странно, но чистым в этой ситуации смог остаться только Покровский. Перетряхнув всё известное, я уличил его в парочке рядовых нарушений, но не более. Никакой работорговли, наркотиков, убийств.

Настя активно занималась тем, что поглощала имущество наших недавно почивших партнёров. Кусок оказался великоват, процесс затягивался, Настя днями и ночами пропадала в городе. Мы же так и остались в поместье Суори.

Я вычислил ночную гостью.

Это оказалось проще чем я думал. Закончив свои дела уехал Гремучник, с ним уехали его люди, с ним уехала Маша.

Больше визитов в свою спальню я не наблюдал, чему даже расстроился. Мотивы девицы непонятны, но ничего плохого я в наших развлечениях не видел.

Лок запустил в работу бар, нанял новую прислугу и торжественно открылся во второй раз. Вот уже третьи сутки подряд наше заведение радует гостей отменной выпивкой и красивыми девушками.

Школа… Сколько боли в этом слове. Оставалась последняя неделя, точнее шесть дней.

Алёна Евгеньевна будто сошла с ума.

Молодая учительница что только не делала, чтобы вывести меня из равновесия. Задавала вопросы по истории, исключительно в разрезе последних лет, быстро поняв, что я там плаваю.

Периодически смотрела на меня на уроках, будто прикидывая, чем легче всего вскрыть череп. Уверен, она с удовольствием бы покопалась у меня в голове.

Я пока не понимал, что именно хочет от меня девушка в самом расцвете, но явно не то, что приходило в голову первым делом.

Олег и Ася остались с нами. Они получили комнату в особняке и стали формировать будущий штаб. Асе требовалось повысить квалификацию в медицине и найти нам целителя. Не помешает иметь собственное больничное крыло под боком.

Олег меня удивил.

Внешне, он не тянул на человека который прошёл через всевозможные мясорубки и вооружённые конфликты, но это лишь на первый взгляд.

Когда мы начали беседу о будущем Олега, он сумел меня удивить. На вопрос, чем он может быть полезен, он ответил максимально плохо.

— Командный человек с высоким уровнем подготовки, владею тремя языками, прошёл подготовку по выживанию и маскировке, активно применял на службе, как на пересечённой местности, так и в городских условиях. Владею практически всеми известными видами огнестрельного оружия, неплохо подготовлен в физическом плане, был инструктором по рукопашному бою, обучен тактике ведения боёв в городских условиях…

— Остановись! — попросил я. — Впечатлил, я бы пожалуй проверил твой уровень в рукопашном бою, но боюсь не оценю.

— Я могу показать на нём. — равнодушно пожал плечами Олег, показывая на Айна.

В этот момент удивился не только я, но и каменное лицо стража изменилось.

— Ты знаешь кто это? — с любопытством спросил я.

— Да, — снова равнодушно ответил Олег. — Мы имели дело со стражами, одолеть я его не смогу, но если вы прикажете не убивать меня, думаю будет понятен мой уровень подготовки.

— Хорошо. — с сомнением в голосе протянул я.

Дело происходило в коридоре, где и начался своеобразный спарринг.

Фигура Айна массивная и тяжёлая даже на вид, он мускулистый и подобен камню. В противовес ему Олег жилистый и невысокий, обычный мужчина с серой внешностью, ничего примечательного. Смотрит на Айна всё так же равнодушно, настолько, что даже мне захотелось выбить из него эмоции.

Айн не реагировал, он откинул полы балахона и встал в стойку. Расслабленный и спокойный, настоящий страж равновесия.

Я не успел заметить как Олег растворился, превратился в полоску. Такие полосы можно увидеть за окном едущего на большой скорости автомобиля, если посмотреть на землю. Невозможно различить детали.

Серия быстрых ударов сотрясла стража.

Олег действовал скупо и профессионально. Его кулаки касались тела стража, я чувствовал как кукла Альеса содрогается под ударами.

Айн видимо не ожидал подобного, что ещё раз говорит о том, насколько он стал человечным.

Страж начал блокировать удары, наращивая темп. В один момент передо мною стояли две ветряные мельницы в ураган. Олег не мог нанести ни единого удара, Айн блокировал всё.

На этот раз нарастил темп страж, Олегу было дальше некуда, но он пол минуты сопротивлялся, блокируя железобетонные панчи древнего существа.

Айн извернулся и ударил Олега, тот отлетел на несколько метров, быстро вставай и подбираясь, будто готовый к прыжку кот.

— Достаточно, — остановил я бойцов. — Я увидел достаточно, пожалуй лучшего кандидата сейчас не найти. Айн мне пригодится в будущем, на него можно рассчитывать исключительно как на боевую единицу.

— Спасибо. — кивнул Олег.

Парень удалился прочь, я заметил как он хромал, но пытался это скрыть.

На смарт пришло сообщение от Насти.

«Бал маскарад сегодня в двенадцать, ты знаешь где.»

Конечно знаю, загородный дом одной из неподвластных мне семей, где соберётся последний оплот криминалитете.

Я улыбнулся, вспоминая тот день.

Сейчас мы с Али сидели на здания и наслаждались только что наступившей ночью, сегодня нас ждал бал.

Москва

Тея закрыла за собой дверь и устало припала к стене.

Ноги освободились из туфлей, сковывающая волосы резинка полетела прочь, локоны растеклись по плечам.

Простая квартирка в центре, одна из нескольких. Тея предпочитала что-то статуснее, но сегодня она была гостьей.

С кухни доносилось пение, запахи еды, звуки лёгких шагов.

— Ты долго будешь там стоять? — раздался весёлый женский голос.

— Сейчас, дай перевести дыхание. — улыбнулась Тея.

— Ужин уже готов.

Тея поставила сумку на пол и вошла в гостинную, после чего прошла на кухню. Спиной к королеве стояла стройная темноволосая девушка, человек, много моложе Теи, на вид лет двадцать пять.

— Прекрасно выглядишь. — сделала комплимент Суори, наблюдая за ней.

— А вот ты выглядишь выжатой. — попеняла она, так и не повернувшись.

— Управлять государством не простое дело. — усмехнулась Тея.

— Иди ко мне, я заставлю вспомнить о по настоящему важном.

Девушка обернулась и с улыбкой подошла к Тее.

Обняв стройную Суори, она нежно поцеловала её в ухо, отчего по коже королевы прошла толпа мурашек. Спускаясь всё ниже и ниже, темноволосая осыпала шею Теи поцелуями, бессовестно обхватив полную грудь аккуратными ладошками.

Бюстгальтер не выдержал натиска и пал, после чего губы темноволосой переместились на вишенки сосков.

— Лара… — прошептала Тея в порыве страсти погрузив пальцы в волосы девушки. — Что ты со мной делаешь… безумие…

— Оправдываю своё имя. — усмехнулась темноволосая. — Лара Безумная, так меня зовут, или ты забыла? Тогда идём в кровать, стоит напомнить…

— А ужин? — игриво улыбнулась Тея.

— Подождёт.

Лара накрыла губы Суори поцелуем и принялась срывать с неё одежду.

На плите медленно шипела сковородка, квартиру наполнили женские стоны.


Глава 21


Али растворился, распался на миллионы частиц и улетел.

Я ещё какое-то время сидел на крыше, пока не закончился кофе.

Под ногами несколько десятков метров пустоты, до земли далеко, редкие прохожие с такого расстояния кажутся маленькими. Хватаю стаканчик и приподнявшись на руках просто падаю вниз.

Дыхание захватывает, незабываемое чувство полёта. Визжит какая-то девушка, наблюдает за моим падением. В метре от земли исчезаю во вспышке, чтобы появится у мусорки, куда отправляется захваченная тара.

Подмигиваю громкой девице и снова ухожу порталом.

Поместье встречает тишиной и спокойствием. Вижу ещё одного любителя крыш, Айн бдит на углу левого крыла, его фигуру можно и не заметить, но я чувствую в нём хаос.

Прохожу по пустым коридорам, спускаясь вниз.

Необходимо восстановить энергию перед выходом.

Али появляется спустя пол часа.

— Попал в пробку? — не могу не подколоть зверя.

— Рррр!

— Да знаю-знаю…

Перемещение со зверем отнимает много энергии, мы выяснили это опытным путём, поэтому он перемещается сам.

Когда зарядка закончилась, поднялся в столовую, где меня ждал небольшой сюрприз. Две очаровательные девушки расы Суори. Высокие, кожа отливает нежно-фиолетовым.

Губы сами собой растягиваются в улыбке.

Обе как на подбор, будто близняшки.

— Меня зовут, Нана, а это Лилу.

Видимо отличия есть, одна явно посмелее. Смотрит с иронией, будто видит насквозь. Обе в обтягивающих платьях, острые скулы, пухлые губы, наслаждаюсь картиной пару секунд.

Та что назвалась Наной решает, что я смутился.

— Сегодня ты сможешь делать с нами всё, что угодно. — шепчет бесовка подойдя ближе.

Искринки в глазах показывают, что девица настроена на развлечения. Она берёт мою руку и кладёт себе на грудь, сжимая ладонь.

Поясню ситуацию, девушки из эскорта, по совместительству самые высокооплачиваемые проститутки города. Ну, это чисто мой вывод. Официально спать с клиентами запрещено, но менеджер работающий с Настей, а именно она выбирала девиц, дал ясный намёк, что за определённую сумму можно абсолютно всё.

Намёк был понят, девушки выкуплены на сутки за полный прайс, я действительно мог делать всё что угодно, только не убивать. Но уверен, если так получится, что кто-то из них не выживет, найдётся цена и на жизнь.

Сейчас же девчонки увидели перед собой молодого паренька, закономерно решив, что я просто наивный экспериментатор. А может и вовсе девственник.

Я не прочь провести несколько экспериментов, но не сейчас.

— Прям всё-всё? — поддерживаю игру.

— Да… — сексуально шепчет Нана.

— Отлично.

* * *
Бал поражал размахом.

Самый настоящий дворец был сверху донизу набит Суори. Удивительно, как обычная закрытая тусовка может олицетворять собой все пороки общества.

Дворец стоял на холме, он будто возвышался над всем сектором, что добавляло пафоса. Три этажа, картинные галереи, два объединённых зала для торжественных приёмов, полторы сотни прислуги.

Дорогие авто выстроились на парковке, слуги то и дело отгоняли новые машины и встречали знатных Суори.

Они приезжали в масках, одетые в перья и золото, будто павлины, бриллианты, причудливые наряды, роскошь и блеск. От такого обилия зачастую безвкусных украшений разбегались глаза.

Но главным атрибутом каждого уважающего себя богача были не наряды или автомобили, а рабы. Мужчины Суори приходили в окружении целого цветника из девушек, женщины вели под руку высоких статных красавцев, они гарцевали будто племенные жеребцы, что производило впечатление.

Кто сказал, что рабства в кластере Теи нет?

Рабство есть в любом обществе, особенно в такой замкнутой и работающей системе которую построила королева. Правда теперь это обусловлено не правом силы, а властью денег. У всего есть цена.

Корпоративное рабство и погоня за цифрами на банковском счету, от такой картины тошнило. Но всё таки многие из присутствующих оказывались в рабах из-за жизненных обстоятельств.

Каких?

Простой пример. Если бы я не помог Алисе неделей раньше, я бы вполне мог встретить её здесь.

Одна из Суори, первая встреченная мною пожилая представительница расы пришельцев, любила нечто другое. Рядом с ней крутились два ребёнка лет десяти, одеты как мальчики пажи, но что-то в их внешности было неправильным, слишком красивые лица.

Служками старухи были коротко стриженные девочки. Они подносили бокалы с алкоголем, еду, непременно целуя перстень на руке после каждого подношения. А когда старушка очевидно заскучала, то по щелчку пальцев пажи начали прыгать и кривляться, крутить колёса и смешно падать на пол.

В холле гостей встречали гардеробщики, все слуги в этот вечер конечно же были людьми.

Бал набирал обороты.

Лавирующие девушки носили на подносах дорожки белого порошка, таблетки и туго скрученные косяки. Любой желающий мог взять немного дури и отойти в угол, чтобы получить ещё больше удовольствия.

Балом это собрание могло зваться с великой натяжкой. В самой традиции осталось мало человеческого, как и во всём мире.

Вот стоящий в уголке у колонны Суори лапает за грудь свою служанку, две других массируют плечи и что-то шепчут в уши.

Ещё один звероватый самец выходит из коридора заправляя рубашку, его ширинка не до конца застёгнута. Он с улыбкой жмёт руку своему приятелю. Следом из того же коридора появляется невысокая блондинка, платье на ней порвано, она еле удерживает его, ноги трясутся, на скуле алеет кровоподтёк, губы покусаны, потёки туши дополняют картину двумя росчерками.

Она понурив голову направляется к сияющему будто медный чайник Суори, который только что совершил удачное знакомство и закрепил его целым рукопожатием. Он берёт девушку за подбородок и рассматривает с отвращением рассматривает, как рассматривают царапину на автомобиле или грязь на белом ботинке.

Шоу продолжается, оно только набирает ход.

Пары кружатся в танцах, будто причудливые чудовища. Есть поговорка, волк в овечьей шкуре, тут же зверь в личине ещё большего зверя и ему это нравится.

Две лестницы ведут вверх, где на балкончике стоят сами виновники торжества, одна из двух семей, что пока имеют влияние в городе.

Были тут и гости, которые напрочь выбивались из общей картины.

Например троица молодых людей в масках. Они не отходили друг от друга, лениво перебрасывались фразами у одной из стен, периодически позволяя слугам обновить шампанское в фужере.

— Мы тут как белые вороны. — процедила Ника, параллельно поправляя подол пышного платья. — А ещё эти маски с красными полосами.

Маски людей и правда были повязаны красными лентами, маленькие бантики слева.

— Иначе нас бы приняли за прислугу. — пожал плечами ворон. — А тебя бы утащили в укромное местечко по дороге в туалет. Не самая радостная перспектива.

— Пусть только попробуют. — угрожающе произнесла Ника.

— Расслабьтесь, друзья! — воскликнул слушающий спор брата и сестры Свят. — Отдохните хоть на полчаса, пожалуйста!

— Он что, закинулся? — брови Ники взлетели на лоб. Она посмотрела на влажные глаза брата с широкими зрачками. — Свят, скотина, мы на задании!

— Мы на задании… — передразнил фиолетововолосый. — А как ты мне предлагаешь пережить этот цирк уродов? А?

— Что тебя не устраивает? — скрестила руки на груди Ника.

— Да ничего сестричка, НИЧЕГО!

— Будто ты не понимал, куда мы идём.

— Мы люди, Ника, люди… — Свят горько усмехнулся, а затем продолжил уже тише. — Это могли быть мы, если бы не родились в комфортных условиях. Как такое может происходить в наше время? Ворон, чего ты скалишься?

— Не ожидал от тебя подобного морализаторства. — пожал плечами Константин. — Тут всё законно, ты должен понимать. Просто деньги, они решают многое. Все присутствующие их имеют, а присутствующие тут люди очевидно нет. Это выборка, ты не видишь всей картины. В городе полно людей, все они свободны, а места у трона никогда не будут пустовать. Всю бедность не искоренишь.

— Но… Это не правильно! — не нашёл что сказать Свят.

— Это жизнь. Думаешь во времена, когда на планете были одни только люди, не было рабов?

— Были… — хмуро согласился Свят. — Но сейчас жестокость сменилась зверством. Ты сам слышал от родителей, что происходит за границей. Там люди представляют собой разумный скот.

— За границей! — оборвал Константин. — А не здесь. Мы тут, они там, всех не спасёшь, говорю ещё раз.

— Долго мы ещё будем тут стоять? Чего мы ждём? Он не станет нападать вот так в лоб. — заполнила паузу Ника. — Может пойдём отдыхать? Уверена, завтра этот гадёныш добавит нам работы.

— Это хорошая возможность изучить врага, мы её не упустим.

— Да мы даже не узнаем его, это же бал маскарад! — приложила руку к лицу Ника.

Не успел Константин ответить, как по залу прошлась волна возгласов и вздохов, а затем Суори в едином порыве начали шептаться.

Троица пробилась вперёд, чтобы понять причину переполоха. Когда маги вышли к первым рядам, то увидели забавную картину. В зал входил высокий парень в красной маске с белыми клыками. На его голове покоилась корона, походка уверенная и ровная.

Но не это так взволновало публику, а спутники гостя.

Он держал в руках два поводка, слева и справа от него на четвереньках шли две девушки Суори. Красивые и грациозные, они будто пантеры обводили всех взглядом раскосых глаз.

— Бл***! — выругался обыкновенно спокойный ворон. — Этого ещё не хватало.

— А мне нравится! — расплылся в довольной улыбке Свят. — Эстетичненько так.

Сквозь толпу гостей прошёл хозяин бала. Он встал перед пришедшим гостем и смерил его взглядом, после чего в повисшей тишине прозвучал вопрос.

— По какому праву вы здесь? — нахмурился массивный Суори, буквально нависая.

— Упс… ха-ха-ха, — прозвучал тихий смех. — Разве это не благотворительный бал, где собираются все достойные разумные этого города.

— Не думаю, что вы достойны быть вхожим в это общество. — парировал хозяин дома.

Снова тишина.

Троица инстинктивно напряглась. Этому поспособствовал жест пришедшего, он наклонил голову в маске, в прорези для глаз было видно, как он прищурился.

— Помню, вход сюда стоит вступительного взноса. — скучающе произнёс он. — Пожалуйста, вот он.

Парень вытянул руку с чеком, но собеседник не шелохнулся. Отпустив лист бумаги, гость пожал плечами, наблюдая как тот плавно падает на пол.

— Тем не менее, вам здесь не рады. — в голосе хозяина появились рычащие нотки.

— Как жаль… — сделал паузу гость. — Что мне плевать.

Хозяин кивнул кому-то в толпе.

Откуда-то слева вышла служанка человек, она подняла лист и поднесла его хозяину. Он глянул на сумму пожертвования и удостоверившись, что всё правильно, кивнул.

— Надо повысить минимальную сумму, — улыбнулся он, а затем обратился ко всем. — Простите, дамы и господа, не знал, что низшие сегодня настолько богаты. Хорошо живут в наше время, верно?!

— Да!

— ДА!

Повсюду раздались крики согласия и только один тихий смешок гостя в короне.

— Развлекайтесь.

Хозяин отсалютовал бокалом с вином и отправился назад наверх.

Троица переглянулась, они инстинктивно напряглись и ожидали чего-то более кровавого. Тем временем их общий объект наблюдения двинулся вперёд. Пока парень шёл сквозь толпу, каждый считал своим долгом что-то сказать ему. Суори рассчитывали на дуэль.

Молодая девушка встала на пути.

— Как вы смеете использовать представителей нашей расы, будто они какие-то домашние питомцы?! Вы ничтожество, грязь…

— А разве это не так? — с улыбкой спрашивал он. — То что вы научились говорить на нашем языке, ещё не значит, что мы на равных.

— Вы… Вы…

Он обошёл девушку и направился дальше.

Троица шла следом, а Свят впал в какой-то экстаз от происходящего, постоянно хихикая и давясь шампанским.

Вот очередная нападка, перед гостем встаёт громадный Суори, на его поясе кобура. Оружие на светском рауте можно носить только силовым органам, скорее всего бывший вояка.

— Как жаль, что мы не перебили вас всех раньше! — рычит он.

— Тогда кто бы вам сделал этот пистолет? — парень качает головой, его глаза озорно блестят. — Боюсь вы бы так и махали копьями и ездили на крокодилах, туземцы, дикари-с…

— Может быть ты смелый не только на словах? — кивает в сторону выхода громила.

— Простите, у меня чуточку другие планы. Видите какие прекрасные у меня зверушки? — он поочерёдно гладит стоящих на четвереньках девушек в обтягивающих вечерних платьях. — Хочу попробовать зоофилию…

Ещё один ругающийся Суори остаётся позади, перед тем, как навстречу гостю выходит одетый костюм тройку аристократ под ручку с супругой.

— Вы отвратительны! — цедит он.

— Вы скучны. Это всё? Мне очень нравится обмениваться с вами любезностями, но я хочу выпить.

— Искренне желаю вам подохнуть от срамных болезней, после того, как вам вырежут ваш грязный язык.

— Зависит от того, что я буду делать, спать с вашей женой или придерживаться ваших взглядов. — равнодушно пожимает плечами гость.

Парочка остаётся за бортом.

— Его же прикончат. — шепчет Ника, она обескуражена, на что Свят только смеётся.

— А вот я уже не уверен. — сомневается ворон.

— Чего он добивается? — спросила Ника. — Ты хоть что-то понял?

— Пока нет, думаю просто заявляет свои права.

Тут мимо ворона незаметно появился тот самый вояка, что минутой раньше перебрасывался оскорблениями. Он намеренно качнулся и толкнул зевающего Свята в плечо, после чего парень крутанулся будто волчок и упал на пол. Толпа растеклась в стороны, послышался звон разбитого фужера.

— Смотри куда идёшь, отребье! — прорычал вояка. — Или ты хочешь мне что-то сказать?!

Он наклонился над лежащим магом.

Свят со стоном перевернулся на спину и увидев рожу обидчика, просто плюнул в неё.

— Ах ты мразь… — прорычал силовик и схватился за кобуру.

— Не советую. — оборвал резвого Суори спокойный голос ворона. — Иначе ваши останки будут собирать по всему залу.

Вояка посмотрел на Константина и усмехнулся.

На вытянутой руке громилы загорелось пламя, сжав кулак он потушил его.

— Дуэль?

Ворон насторожился, слишком странное настроение было у оппонента. Игривое и удовлетворённое, но никак не злое и обиженное.

— Отказываюсь. — внутренняя чуйка сделала своё дело, на лице Суори проступило разочарование и злость.

— А вот я надеру тебе зад! — встал Свят.

Громила расхохотался и пошёл сквозь толпу, туда, где должна была пройти дуэль. Зрители почувствовав запах крови двинулись следом, будто хищные пираньи.

Хозяин бала поморщился, но ничего не сказал, жестом руки давая разрешение на использование площадки.

— Свят, используй замену, ты под кайфом! — шептала Ника.

Парень отмахнулся.

— Думаешь он меня сделает? Кто он вообще, сам создатель?! Успокойся…

Ника беспомощно посмотрела на ворона. Тот пожал плечами и они пошли дальше. На секунду обернувшись, девушка заметила наблюдающего за ними парня в маске. Он покачал головой и исчез в тёмной как сама ночь вспышке.

Спереди раздался такой знакомый и насмешливый голос.

— Ты куда собрался, орангутанг? Мы ещё не закончили.

— Если есть яйца, соглашайся на дуэль. — процедил мигом разозлившийся вояка. — Проучу тебя сразу же после этого сопляка. А противники мельчают, да народ?!

— Точно!

— Сопляки…

— Так им и надо!

Ника встала рядом с братом.

Ворон не отводил взгляда от маски, цель была так близко, но рушить всё он не стал.

— Так и знал, что ты струсишь.

Парень сделал вид, что собирается уйти. Его голос приобрёл язвительные нотки, которые так и напрашивались на трёпку.

— Вы только и можете лаять, а вот укусить… Эх…

— В круг! — взорвался вояка, совершенно позабыв про Свята.

— Эййй! Я сам разберусь! — завопил фиолетововолосый.

Свят попытался пойти за парочкой дуэлянтов, но нарвался на холодный взгляд из под маски. Ника услышала, как он сказал:

— Остынь! Ему это и нужно, между прочим громила по вашу душу пришёл…

— Что?! — обескураженно произнёс Свят.

— Стоим… — прошипел ворон, больно сжав плечо.

— Посмотрим, чего ты избежал? — повеселела Ника.


Глава 22


Громадного размера вояка мне сразу не понравился.

Двигался ко мне, но сам постоянно искал кого-то взглядом. Когда поиски увенчались успехом, я проследил за траекторией взгляда.

Конечно! Знакомая троица родственников, стоят в масках, но светятся будто новогодние ёлки. Человека среди этих зверей сразу заметишь, как не прячь свою внешность.

Повадки Суори немного отличаются от людских, они более примативны, выражают агрессию.

Это обусловлено самой сутью их расы. Они склонны уважать только силу и прислушиваться к более сильному в социальном кругу. Общество людей с приходом ремесленничества, а затем и искусства существенно помножило варианты развития.

Люди развиваются по системе ранжирования, выстроенной самими людьми, а не природой. Мы научились находить своё место в обществе с помощью окружающих людей и инструментов. В то время как Суори только проходят этот путь, сейчас у них два варианта получить устойчивое положение в обществе.

Первый вариант материальные блага, второй — личная сила.

На поприще финансов сейчас сидят те, кто в своё время смог удачно влиться в мир людей, откусить побольше и прожевать. В силе всё упёрлось в магию, маги вершина боевой мощи, но они подсели на иглу энергии.

А вот энергию регулируют бизнесмены, поэтому магии стало так мало, это угроза самого существования для многих дельцов.

Это ли не эволюция? Они становятся подобны людям, но в отличии от людей олицетворяют собой все пороки.

— Эй, мешок с костями, дуй в круг! — прорычал громила. — Меня зовут…

— Мне плевать… — голос пришлось слегка усилить, поэтому он с лёгкостью заглушил тираду военного. — Зачем узнавать имя будущего покойника?

— Ты пожалеешь, сильно пожалеешь, я выбью из тебя извинения.

— Поехали, рогатый, время умирать. — я встряхнул руками, будто сбрасывая напряжение.

Два глаза наполненных злобой оказались напротив.

Присутствующие на балу гости высыпались в каменный дворик внутри поместья. Здесь очень красиво, каменную кладку обвивает плющ, над двором уже давно горит диск луны. Фонари по периметру добавляют света, но луна завораживает своим сиянием.

Снова перевожу взгляд на готовящегося к бою громилу.

— Я допускаю данный поединок! — за пределами круг стоит сам хозяин дворца. — Сторона принимающая вызов, какие ваши условия?

Смотрит на меня с насмешкой, может быть ждёт, что я выберу бой до потери сознания или мы будем стреляться, а может и вовсе махать мечами.

— Магия, до смерти.

Ветер разносит взметнувшиеся шепотки.

Троица родственников смотрят с пониманием, даже неким пренебрежением. Ребята маги, явно привыкли к силе, для них воин не противник, не воспринимают всерьёз.

Что может этот огневик в их понимании? Пара другая фаеров, одна или две стрелы, щит? Смешно, поэтому они расслаблены.

Буду рад, если всё именно так. Но слишком много странностей с этим разумным, думаю меня ждёт увлекательная схватка.

Слуги предлагают снять маску, но громила не соглашается, ещё одна странность. Секунданты забирают у Суори пистолет, ко мне никто так и не подходит. Не станет никто из Суори секундантом такому как я, а хозяин не спешит отправить ко мне слуг.

Девчонка из тройки спасаемых этим вечером птенцов не выдерживает и быстро шагает ко мне.

— Оружие? Если есть сдавай. — пытается смотреть в глаза, но роста не хватает.

— Нет, не ношу оружия.

— А стоило бы! — язвит она. — Маску снимать не будешь? Я так и поняла.

Она развернулась, чтобы кивнуть судье, роль которого исполнял хозяин. Но не подала знак, а снова посмотрела на меня.

— Мы конечно благодарны за помощь. Но зачем это тебе? — смотрит испытующе, глаз не отводит.

— Ненавижу еб*чих Суори. — даю волю эмоциям и чувствую, как хос застилает глаза превращая их в тёмные провалы, теперь это станет моей официальной фишкой.

Хотела посмотреть мне в глаза? Смотри…

Она содрогнулась, будто от сквозняка, кивает судье, три мага накидывают купол. Какая роскошь, если раньше это было чем-то обычным, сегодня картина удивляет. При местном то уровне магического развития.

Как только купол отрезает нас от зрителей, противник начинает действовать. Руки Суори воспламеняются, он стряхивает в мою сторону пару быстро ускоряющихся сгустков.

С гулом фаеры пролетают в десяти сантиметрах от тела, просто уворачиваюсь, но не атакую в ответ.

Ещё одна пара сгустков, но уже на порядок быстрее.

Что делать? Показывать хаос и ленты тьмы, достаточно рискованно. Всё таки пока я известен не всем, стоит сохранить инкогнито. Выпускаю силу чуть дальше от тела, укутываюсь ею, буквально на сантиметра, чтобы не загорелась одежда.

Фаеры разбиваются об руки, последний я просто ловлю в ладонь, где он быстро гаснет, эффектно раздавленный на потеху публики.

Суори на удивление спокоен, это настораживает ещё больше, лучше бы он метался от ярости. Руки всё так же горят пламенем. Краем глаза смотрю на лица троицы, челюсти молодых людей на груди, они уже сбились со счёта, сколько фаеров метнул вояка.

То ли ещё будет, дорогие мои потомки.

Суори делает шаг вперёд, вставая на колено и выбрасывает обе руки вперёд. Чувствую какую-то подлянку и она не заставляет себя ждать. Концентрированный поток огня длинною в десять метров выстреливает тугими жгутами.

Пламя скрывает меня из вида, приходится развернуть щит, чтобы хватило кислорода продержаться какое-то время. В крайнем случае уйду порталом, но не хочу его светить раньше времени.

Девчонка из трио видела как я перемещался, но для них это не новость.

Поток иссякает, спустя секунд десять. Колоссальная мощь, но откуда?

— А ты живучий низший! — как-то даже восхищённо рокочет он.

Именно рокочет, словно внутри него огромная мясорубка дробит камни. Стаёт интересно, кто это вообще такой? Да, ребятки, влипли вы в историю, может поясните дедушке, что нахрен происходит.

Вопросительно смотрю на трио, поднимая бровь. Мол, что происходит?

В ответ ловлю еле осмысленные взгляды, они сами в шоке. Лишь парень в чёрном просто пожимает плечами, руки скрещены, смотрит по сторонам. Неужели он решил меня вытащить? Ты ж мой хороший, не стакан воды, но тоже ничего.

Видимо родственнички решили, что я сейчас отойду к праотцам.

Парень в чёрном смотрит на вояку, его пальцы еле шевелятся. Качаю головой, запрещая влезать.

Вояка вытягивает руку, земля начинает пучится, из под слоя почвы вылазят булыжники разного размеры. Они скатываются к фигуре Суори, буквально прилипая к нему, он начинает гореть, будто факел. Камни липнут не хуже чем спичка на супер-клей, мне это не нравится.

— Узри силу низший! — хохочет он.

Теперь передо мною целый голем. полностью каменный Суори. Он разминает кулаки и собирается ко мне.

Буквально слышу, как по брусчатке двора начинают сыпаться челюсти всех присутствующих, а не только троицы моих фанатов.

Пожалуй я насмотрелся, надо начинать прощупывать почву.

Все процессы в теле ускоряются, метаболизм начинает выдавать энергию забирая из сахара в крови, не до конца растворённой пищи, части рассеянной энергии и небольшого процента жирка, на пять с небольшим минут хватит.

Голем уже закончен, он делает шаг в мою сторону, с его рук начинает лететь камни, скорость как у долбанного пулемёта, ну, может чуть меньше.

С трудом уворачиваюсь на безумно разогнанных рефлексах, изгибаясь будто кот. Один из ударов всё таки настигает, задевая бедро. От кинетической силы тело разворачивает и отбрасывает на купол, дыхание сбивается.

— Вот урод… кха… кха…

— Проси пощады! Моли о прощении мясо! — хохочет каменным обвалом воин.

Лежу на спине переводя дыхание, но моя рука поднимается, чтобы показать ему средний палец. После такого движения приходится быстро встать на ноги и менять дислокацию, иначе тушка станет похожа на отбивную.

Камни сыпятся градом, когда же они у него закончаться?

Концентрируюсь на энергии внутри, кружа вокруг неповоротливого голема. А что, если просто оторвать ему голову, руками окутанными хаосом?

Идея хорошая. Ускоряюсь и захожу за спину, прыгая на врага.

Хватаюсь за голову громилы, камень горячий будто сковорода, руки быстро покрываются волдырями. Но процесс пошёл, чувствую, как камень исчезает под ладонями, истончается.

— Блоха! Как ты смеешь! — орёт он.

Неожиданно голова начинает поворачиваться в мою сторону.

Секунда, другая, и вот руки выворачиваются наружу, голова заканчивает оборот, перед глазами мерзкая рожа.

— Да что ты мать твою такое! — ору словно ошпаренный, хотя, почему словно.

Удар левой руки пропускаю, снова приветствуя лицом знакомый купол. Маска раскололась, осталась её малая часть закрывающая левый глаз, часть лба и щеки.

С трудом встаю, смотря на то, как зарастают ожоги на ладонях.

Щупаю челюсть, губа разбита, нога саднит.

Выплёвываю сгусток крови, утирая губы.

— Вот это ты зря…

Бес! Голос разносится над площадкой, я же пользовался усилением, но так и не убрал его.

Хаос, частица испепеляющая всё на своём пути. Но это концентрированный поток антиматерии, теоретически, если его уменьшить, он может сработать как телекинез. Только не общего плана, а направленного, у меня появятся всё те же ленты, но прозрачные, практически невидимые, но способные влиять на реальность.

Когда-то я делал что-то подобное но с обычным даром. Вышло довольно неплохо, сделал ремонт в поместье Игнатьевых.

Голем идёт в мою сторону, камни наконец-то закончились.

Есть несколько секунд, прикрываю глаза, чтобы рассеять хаос и сделать его менее убойным. Сейчас внутри меня создаётся кольцо силы, энергия проходит несколько стадий очистки, перед тем, как вырваться вовне.

С удовольствием отмечаю, что на выходе силы гораздо больше.

Тут в груди появляются новые ощущения и это не бабочки.

Будто гигантская стальная лошадь пнула, не иначе.

Ноги отрываются от земли, чувствую спиной, как рассекаю воздух, лечу в купол.

* * *
— Что это идиот делает?! — взялась за голову Ника.

— Так понравился? — иронично спросил Свят, он и сам нервничал.

— Шевелись, болван! — чуть ли не кричала девушка.

Тем временем парень в разбитой маске просто встал столбом и закрыл глаза.

— Почему он не использует ту силу, которой сражался в офисе? — задумчиво произнёс ворон.

— Не хочет показывать, по каким-то причинам. — Свят был не менее задумчиво, наркотическое опьянение уже выветрилось под натиском адреналина, он понимал, что давно мог стать трупом, там, на арене. — Боюсь без симбиота у него нет шансов.

— Может он пуст? — закинула теорию Ника.

— Пустым он бы не пошёл на бал. — не согласился ворон. — Сейчас поймём.

— Он снова швыряет камень! Вот это булыжник! — прокричал Свят.

Голем отломил кусок от своей ноги и запусти в замершего противника. Попал удачно, прямо в грудь. Фигура парня взмыла в воздух и он полетел на купол, голем захохотал.

— Бл… — не упел Свят закончить предложение, как ситуация изменилась.

Тело парня замерло в метре от купола, спина расцвела диковинным цветком из десятка еле видимых, прозрачных щупальцев.

Он завис, как огромный паук.

Голем снова оторвал булыжник с ноги и запустил во врага.

Камень разлетелся, будто пиньята от удара бейсбольной биты, его встретило одно из щупалец.

Парень плавно опустился на землю, щупальца становились всё прозрачнее и прозрачнее, пока не исчезли вовсе.

Голем зарычал и побежал на парня в разбитой маске.

— Что за хрень происходит? Что за магия? — первым высказался Свят, не отрывая глаз от поединка.

Тем временем быстро сокращающий расстояние голем был встречен взмахом руки. Что-то тяжёлое, многотонное, ударило груду камней. Фигура голема упала и прокатилась несколько метров. Он поднял голову и потряс ею, посыпалась каменная крошка.

Маг медленно шёл на казалось бы минуту назад могущественного каменного воина, без страха, уверенно и неотвратимо.

Он поднимает руку и сжимает кулак, обрушивая его вниз. Пытающийся встать голем получает мощнейший удар, что-то невидимое обрушивается на голову, вдавливает в землю, выбивает килограммы камней.

— Низший… — вояка что-то бормочет. — Ты знаешь у кого ты встал на пути?!

— Мне. Совершенно. Плевать. — с каждым ударом тело голема осыпается камнем, обнажая горящего внутри огненного элементаля. — Я. Засуну. Тебя. В. Ту. Задницу. Откуда. Ты. Вылез.

Голем уже напоминал груду щебня, когда новый жест поднял его над землёй. Вояка зарычал, тело вспыхнуло с новой силой, только теперь на фоне пламени стали видны детали.

Тело голема удерживали десятки тех самых щупалец, маг дирижировал ими будто оркестром.

Он подошёл к куполу, смотря на трёх магов, что его держали. А затем посмотрел на хозяина дворца.

Суори попытался помериться взглядами и у него это вышло, пока прямо перед ним не ударилось тело голема. Заставляя моргнуть и отшатнуться. А затем снова и снова.

Пламя уже не горело. Удерживаемый магией голем выглядел ветошью, маг стоял и бил его об купол, раз за разом, даже когда тот перестал гореть. Даже когда тело Суори испустило последний вздох.

Курсирующие по поверхности куполе струи воздуха разносили крови, словно капилляры в глазах, постепенно купол полностью стал багровым. Когда все уже перестали видеть фигуру мага, они слышали удары о купол.

Вечеринка затихла сама собой, все напряглись.

— Хватит! — раздался голос мага.

Маги удерживающие купол вопросительно посмотрели на хозяина дворца. В их глазах явно читалось, а стоит ли выпускать этого монстра? Хозяин сомневался.

Очередной удар сотряс купол особенно сильно, маги упали будто кегли, купол осыпался кровавым дождём более не поддерживаемый силой, концентрация сбита. Внутри в кругу обагрённом кровью стоял маг, а рядом с ним лежало то, что раньше было удивительной силы магом.

Парень производил жуткое впечатление, покрытый кровью с ног до головы. Он поднял с земли корону, которая упала после первого удара и надел себе на голову.

— Хорошая вечеринка, мне понравилось… — усмехнулся он, а затем подошёл к хозяину, взяв с маленького столика фужер с шампанским.

Маг что-то прошептал, отчего хозяин стал бледным, оказывается бледнеть могут даже Суори.

Парень отсалютовал толпе, его спутницы уже были рядом, он по очереди поднял каждую из них с колен, оставляя на подбородке следы крови, после чего демонстративно поцеловал одну, а затем другую.

Суори молчали, а маг обняв красоток пошёл к выходу.

Когда он поравнялся с троицей, Ника выступила вперёд, чтобы поговорить, но получила лишь пустой фужер и не менее пустой взгляд усталых глаз.

Слова сами собой застыли в горле.

Она только сейчас поняла, что произошло. Сколько почти смертельных ударов было получено этим парнем одного с ней возраста. Голова закружилась от непонимания, зачем он делает то что делает.

— Я не понимаю… — прошептала Ника.

Ворон обнял сестру.

— Никто не понимает, — он обвёл жестом руки всех присутствующих. — Но я бы очень хотел знать, кто это вообще такой.

— Сегодня мы узнали чуть больше. — приободрил друзей Свят. — Почти увидели лицо, складываем пазл по частям.

— Ты уверен, что картина нам понравится? — неожиданно спросила Ника.

Ворон выпустил Нику из объятий, принимая вызов со смарта.

— Да. Всё в порядке, правда. Что случилось? Говори.

Ворон какое-то время слушал, а затем отключился. Посмотрев на друзей, он зло усмехнулся.

— На границе начались конфликты, наши родители не приедут, пока не закончат.

— Чувствую всё это как-то связано… — проворчал Свят. — Но не понимаю, как.


Глава 23


— Этот кретин провалил задание! — с раздражением жаловался на жизнь Люциус.

Жабоподобный Суори лежал на софе, его голова покоилась на коленях человеческой девушки. Она гладила редкие волосы и смотрела с улыбкой, будто понимающая мать.

— Вот стоило этому отбросу связываться с каким-то магом на балу? Была чёткая задача, Вильнус не умеет контролировать своих людей. Такая семейная мощь, они подчинили себе стихию, но не могут побороть разногласий и воссоединиться. Где невеста самого Вильнуса? Эта рыжая потаскуха. Где-то прячется, стоило только заключать брак с низшей. Думали познать секреты деда, а потом выбросить на помойку, но не вышло. Сын вылизывает ноги этой самозванке на троне, попутно трахая её любовницу…

Люциус перевёл дыхание. Девушка подала ему трубку кальяна, Суори тут же затянулся. Клубы дыма вырвались из его лёгких, вместе с кашлем, сказалась неудобная поза.

Но не обращая внимания на кашель, от которого толстое лицо со складками приобрело красный цвет, он разошёлся ещё сильнее.

— Я устраиваю целый вооружённый конфликт на границе, спонсирую восстание, через других разумных договариваюсь с континентальными лидерами, всё работает будто часы. А этот кусок дерьма лажает на ровном месте. И что он вообще делает в совете? Суори бесхребетнее этого я не встречал.

В дверь кабинета постучали.

— Господин Люциус, время встречи, гости уже ожидают.

Люциус принял вертикальное положение.

— Ангуст! Забери её…

В кабинет вошёл высокий Суори с сеточкой шрамов на лице и холодным взглядом. Его волосы были белоснежными, что в купе с оттенком кожи создавало поразительную контрастную картину.

Он подошёл и схватив девушку за локоть, встряхнул и поднял её, грубо и бесцеремонно.

— До скорого, дорогая. — мерзко ухмыльнулся Люциус.

Ангуст увёл рабыню. Люциус снова потянулся к трубке, делая очередной затяг. Новая порция кашля сотрясла грузное тело.

Суори встал на ноги и несколько раз вздохнул, после чего прошёл за стол, где сел в скрипящее кожаное кресло. Постаравшись придать себе грозный вид, он приглушил свет в кабинете и стал ожидать гостей.

Когда вошли остальные участники беседы, всё было на уровне. Люциус сидел в полумраке и улыбался своей самой гадкой улыбкой. Момент слабости прошёл, он снова начал плести интриги, словно жирный майский паук.

Вошедшие были Суори, да ещё какими. Представители знатных семей, разумные вхожие в совет королевы.

Один высокий с впалыми глазами и щеками, он производил впечатление умертвия, как внешне, так и по поведению. Удивительно спокойный и безэмоциональный.

Второй же, полная противоположность. Пыщащий здоровьем звероватый воин, но к сожалению, а может и к счастью, обделённый разумом.

— Как дела Аньено? — задумчиво спросил Люциус.

— Лично мои, замечательно. Если интересуют подробности моей работы над нашей общей целью, предлагаю конкретизировать. — бесцветно, но с некоторой долей иронии ответил Суори.

Люциус мрачно посмотрел на оппонента. Он практически никому не позволял так с собой разговаривать, исключения составляли всего несколько разумных во всём кластере, один из них сидел напротив.

— Что с оружием против ручных собачек Теи? — выгнул бровь Суори.

— Всё идёт по плану. Мы уже пробудили божество, потребовалось много маны, очень много, но цель выполнена. — сухо ответил Аньено.

— Замечательно. — кивнул Люциус и обратился к здоровяку Суини. — Служба безопасности дворца взята под контроль?

— Да, да, к-к-конечно… — быстро закивал Суини.

Аньено закинул ногу на ногу и с презрением посмотрел на генерала.

— Я приготовил тему для собрания, нужные люди уже ждут отмашки. Осталось дождаться, пока существо наберёт достаточную мощь, чтобы победить. — уверенно заявил Люциус и тонко улыбнулся. — Сейчас обсудим детали и вы свободны.

Аньено сморщился от шпильки Люциуса, будто укусил лимон. А Суини выдохнул, он не любил отчитываться, больше любил когда отчитываются перед ним.

* * *
— Вы следующие, если не исчезните с моего пути.

Именно эту фразу услышал хозяин бала, когда кровавый гость уходил.

Было глупо полагать, что после такого, меня не попробуют прикончить. произошло это даже раньше, чем я предполагал. Во втором зале через который лежал путь, открылись сразу все двери.

Меня окружила пара десятков охранников и один маг.

Мага узнать е трудно, это практически всегда человек, который одет не по общему дресс-коду.

Напряжённые лица отслеживали каждое моё движение. Я осторожно поднял руку и помахал им, после чего исчез во вспышке. Последнее, что я слышал, это выстрелы по пустому пространству, где был секунду назад.

Магия перенесла к поместью Лаосских, которое как-то само собой стало нашим основным местом пребывания.

Настя нашлась в бывшем кабинете Эддарта, снова закопалась в бумагах, я накидывал работы быстрее, чем эта акула капитализма могла проглотить.

— Как прошло? — не отрываясь от чтения очередного документа спросила она.

— Всё в порядке. — вздыхаю, смотря на прекрасное лицо в свете настольной лампы.

— Было весело?

— Не слишком, поэтому пришлось развлекать себя самому.

— Что это значит? — Настя оторвалась от работы и посмотрела на меня, её глаза быстро расширились, она вскочила из-за стола. — Мать моя женщина! Фонвизин, ты в порядке?! Прости, прости, прости… Совсем заработалась.

Девушка, нет скорее женщина, подбежала ко мне и начала проводить ревизию имущества.

— Что произошло? — с тревогой спросила она.

— Это не моя кровь, всё в порядке. Просто я была на дуэли. — пожимаю плечами, останавливая Настю. — Всё в порядке, пойдём спать.

Взяв Настю за плечи, смотрю прямо в глаза. Через несколько секунд она сдаётся и становится послушной и мягкой, обнимаемся и идём в спальню.

По пути замечаю, что не мы одни сегодня не спим. В малой столовой, что стала пунктом переговоров, горит свет. Заходим туда, чтобы посмотреть кому не спиться.

Во главе стола сидит Алиса, девушка закинула ноги на стул и обхватила колени руками. При виде нас насторожилась будто почувствовавшая опасность лисица.

— Не спиться? — мой голос заставляет её вздрогнуть.

На столе перед Алисой чайник, чувствую запах мяты и ромашки.

— Алекс? — она прищурилась. — Анастасия Александровна? Что произошло.

Настя жестом остановила собравшуюся встать девушку.

— Всё в порядке, спасибо.

— Насть, я догоню.

Делаю жест глазами, Настя понимает правильно, целует в грязную щёку и уходит. Думаю Алисе будет намного легче общаться со мной одним. Мы так и не обсуждали момент с излечением её мамы.

— Как мама?

— Очень хорошо, — лицо девушки озарила улыбка. — Она быстро восстанавливает форму, спасибо ещё раз…

Она мнётся, видимо мысленно возвращается к тому моменту, про который мы разговаривали ранее. А точнее, про оплату такого широкого жеста.

— Не беспокойся. Я не стану требовать от тебя чего-то аморального.

Алису это не успокаивает, она лишь усмехается.

— Поверь, проще, если бы плата была такой низкой.

— Размышляешь на удивление взросло. — похвалил её я.

— Жизнь заставила рано повзрослеть, но мой возраст не идёт в сравнение с твоим. — она посмотрела на меня, будто пытаясь заглянуть в самое нутро, но так и не нашла требуемого ответа. — Кто ты такой? Мой одноклассник? Умелый боец, который прятал свои навыки все эти годы? Может быть маг, каких не видели уже сотни лет? Или организатор, ведь Анастасия Александровна подчиняется тебе… Я сразу это поняла.

— Всё из вышеперечисленного. Но в первую очередь, я человек. — сажусь рядом. — Мне понадобятся сторонники.

— Для чего?

— Для того, чтобы отвоевать назад место под солнцем, чтобы всё было как прежде.

— А как? Ты знаешь каково было раньше? — затаив дыхание спросила Алиса.

— Да, знаю. — девушка содрогнулась и по-новому посмотрела на меня. Очевидно, она ждала такого ответа, но не была готова к нему. Меняем тему. — Твоя мама, чем она занималась раньше? До болезни…

— Она была шеф поваром в ресторане… — задумчиво протянула Алиса.

— Думаю, мы найдём ей занятие, пока вы находитесь у меня в гостях.

— А если я не хочу этого? Не хочу участвовать в конфликтах с Суори? — спросила девушка.

— Ты так или иначе сделаешь это. Мы выбираем, даже когда не делаем выбор. Мир не такой большой, кластер Россия ещё меньше, она запылает будто спичка, спрятаться не выйдет, надо выбрать сторону.

Я встал и посмотрев на задумчивую девушку, отправился к Насте.

Алиса не глупая, она всё понимает и станет поддерживать нас, просто решила узнать, об альтернативном варианте. Особенно, после того, как я спас её маму. Такой человек в окружении будет нелишним.

То, что она не стала подстилкой очередного знатного Суори в обмен на блага и лекарства для близкого человека, говорит о силе характера. Сейчас она в смятении, но скоро эмоции улягутся.

Войдя в спальню, выбросил все мысли и собрался уже нырнуть под одеяло, как срабатывает сигнализация.

Вой сирен, красные всполохи, даже не думал что домик оснащён подобным средством защиты. Настя скинула одеяло и начала поспешно одеваться. Я слава создателю ничего не снял.

По телу уже начинал ползти зуд, хотелось скинуть окровавленные тряпки и подставить кожу под плотные струи воды, а тут ещё это нападение. После дуэли прошло не так много времени, да и не мог хозяин дворца узнать о том, где я обитаю.

Выхожу в главный холл особняка, где с удивлением натыкаюсь на парочку Суори. Одеты неожиданные визитёры странно, она в вечернем платье, мужчина в костюме. Они стоят на коленях, на головах мешки, позади как ни в чём не бывало стоит Айн.

Сирены замолкают.

— Периметр проверен, найдены эти двое, больше никого. — Айн.

— Ещё я заметил машину, она уезжала, эти уже были связаны и с мешками на голове. Кто-то подкинул их, как котят. — более подробно рассказал Олег. — Не знаете, кто может быть таким доброжелателем?

— Не представляю. — качаю головой. — Давай посмотрим, что это за птички.

Айн и Олег снимают с парочки синекожих мешки.

Стоило мешкам покинуть головы парочки, как я увидел карнавальные маски.

— А вот это уже интереснее… — протягиваю я. — Что вы забыли тут голубки?

— Ты! — маска женщины сползла, поэтому все могли видеть её расширившиеся глаза.

— Я, а кто же ещё? — поясничаю. — А вот кто такие вы?

— Ты! — снова мычит она, но сейчас решает расширить словарный диапазон. — Это ты убил Кара, ты тот ублюдок в маске с короной.

— Нет… Молчи! — прошипел второй пленник.

— Поздно. — довольно улыбаюсь. — Олег? Мне надо, чтобы ты сделал что угодно, но к утру я обязан знать, какое отношение эти господа имеют к дуэли, Кару, чем занимаются, где живут, в общем все детали.

— Будет сделано. — кивнул Олег.

— Айн, а ты проследи за нашим покоем до утра. Вдруг подкинувшие нам этих клоунов люди вернуться.

Клоуны молчали, лишь сверлили меня ненавидящими взглядами.

— Ты умрёшь, смертный! — прошипела девка, перед тем, как Олег с Айном увели её.

— Все мы смертны. — философски пожимаю плечами. — Как оказалось ваш друг ещё и туп, раз вышел против меня.

— Су…а! Сдохни, мразь!

Девушка рычала и бесновалась, но я лишь смерил её равнодушным взглядом и кивком велел увести.

Настя стояла рядом, в руке у неё покоился дробовик. Тут же стояла и Ася с винтовкой, вышедшая из столовой Алиса в обнимку с матерью.

— Все по койкам, надеюсь сегодня нас больше не потревожат.

* * *
Последний день в школе. Вот бы не подумал, что школа может быть такой скучной, оказывается я ничего не потерял, когда не посещал данное заведение в своё время.

Ровно месяц с моего прибытия, именно сегодня.

За окном жарит солнце, белый пух летает по улицам, все нарядные и красивые, даже не подозревающие о жизни, что ждёт их за этими стенами.

Чувствую чужой взгляд, вот уже несколько минут.

Поворачиваюсь влево, Алиса, кто же ещё.

У девушки диссонанс, она не знает как меня воспринимать.

Днём я на несколько часов посещаю школу, бываю дома, но одновременно являюсь по ночам в крови с ног до головы, а руководительница крупного холдинга греет мне постель.

Преподавательница подрабатывающая библиотекарем, а теперь и являющаяся моим личным сталкером, посматривает и облизывается, будто кошка на сметану. Сегодня нервничает чуть больше обычного, наверняка надо ждать какую-то бяку.

Так оно и выходит, Алиса пристраивается рядом и мы идём к машине, как только звенит последний звонок.

— Алексей! — зовёт Алёна Евгеньевна. — Подожди пожалуйста, мне надо с тобой поговорить.

— Иди, не ждите меня, доберусь сам.

Алиса удаляется к автомобилю из гаража Насти.

Лок водит только в редких случаях, сейчас она занят развитием бара, я доверил ему всю внутреннюю кухню. Парень совершает ошибки, банальные, по неопытности и из-за нервов. Настя смотрит на него с жалостью, постоянно норовит сделать сама, но я шлёпаю её по рукам.

Это она многолетняя акула бизнеса, а вот молодой Суори только делает первые шаги.

— Чем могу служить? — спрашиваю подошедшую преподавательницу.

— Алексей, не знаю как начать. — мнётся она. — В общем, я давно хочу пригласить вас…

Она снова начинает теряться.

— Простите, но вы знаете сколько мне лет? — делаю недоумённый вид.

— Что ты! — она чуть ли не отпрыгивает прочь, не смотря на высоченные каблуки. — Я не это имела ввиду.

— Тогда давайте ближе к делу. — скрещиваю на руки на груди.

— В общем, хочу предложить вам посетить несколько собраний… Исторических. Я заметила ваше отношение к истории, отношение к Суори, в общем будет интересно.

— Не интересует… — отмахиваюсь от учительницы.

Кружки? Нет!

Вообще не планирую больше учиться, а уж внеклассные занятия.

— Ваши брат и сестра состоят у нас… — в голосе учительницы появились странные нотки, заговорщические, я бы так это описал. — Поэтому ждём вас.

— Так-так, а когда собрание? — в голове зашевелились шестерёнки.

— Ближайшее завтра в пять. — довольно улыбнулась Алёна Евгеньевна.

— Хорошо, я подумаю.

— Вот адрес. — она сунула мне стикер, где красивым почерком значилось место. — До завтра.

Я промолчал, развернувшись пошёл дальше.

Ещё долго чувствовал спиной взгляд преподавательницы, но слишком занят собственные мысли.

Итак, что меня заинтересовало в предложении учительницы, странной надо сказать учительницы. А именно, упоминание брата и сестры.

Постоянные делишки Лео, странная слежка за домом…

Чтобы узнать наверняка, необходимо поговорить с Викой. Как раз именно сегодня обещал заглянуть домой, убью двух зайцев одним махом.

Завернув за угол, исчез во вспышке телепорта.

Дом милый дом.

— Сынок! — мама встретила меня объятиями.

Она слегка нервничает.

Сегодня детям предстоит узнать одну крайне интересную новость, но я уже знаю. Ведь именно я организовал всё таким образом, чтобы это случилось.

— Сынок! — отец искренне обрадовался мне и обнял. — Вижу тебя всё реже и реже, так не годится.

— Много дел папа, работаю. — пожимаю плечами.

Знал бы он чем занимается его чадо, его бы хватил удар.

Ничего, скоро вы узнаете правду, а пока делаем заинтересованную мордаху и искренне радуемся новости.

— Дети, у нас с отцом очень важное заявление… — начала мама.

Мама и отец переглянулись с нежностью, Вика и Лео с подозрением. Я сохранял светское выражение заинтересованности, не хватало оттопыренного мизинца и нижней губы.

— В общем, мы переезжаем! — выдохнула Влада.

— Куда?! — в один голос воскликнули брат с сестрой. — Мы не поедем в деревню, да и город поменьше это треш, мы останемся у бабушки…

— Мы переезжаем в Москву. — тихо сказал отец и стал со смехом наблюдать расширившиеся глаза детей.

Я же внутренне ликовал.

Да, как можно было легко догадаться, я подстроил данный переезд. И на то было несколько причин.

Подумав несколько дней об обеспечении безопасности для родных, я не пришёл к чему-то определённому. Кластер маленький, враги могущественные, выходить из тени рано или поздно придётся.

Получается, что единственным рабочим вариантом будет держать родичей поблизости, контролировать и оберегать. Но как, если ты семнадцатилетний пацан?

Тут в роль вступает компания на которую работает отец. Она неожиданно замечает всё сделанное этим безусловно самым усердным работником года, после чего отправляет работать в другой город, удваивает зарплату.

Вот с зарплатой не подкопаешься, в отличие от переезда. Дел у отца появилось больше, по сути, он теперь основной бухгалтер всего нашего с Настей состояния, но пока об этом не знает.

Всё складывается как надо, осталось дождаться нескольких событий.

Нападения последних семей, полного контроля над городом, восстановления поместья. Да, я выкупил территорию, на которой когда-то стояло поместье Фонвизиных.

Самое интересное, что это место превратили в сквер. От самого здания не осталось и следа, но я знал, что где-то неглубоко под землёй сохранился остов. Надо будет только поставить на него новый дом.

Строительство уже начато, сквер выкуплен через подставное лицо. Официальная цель проведения работ, реставрация местности и подготовка нового памятника.

Думаю, Тея очень удивится, когда увидит последствия.

Но если всё будет идти по плану, к тому времени уже ничто не сможет меня остановить.

Так, возвращаемся в беседу, имитируем всеобщее настроение радости и позитива. Отличная работа пап, ты хорошо работал, получай плоды своего трудолюбия.

После общего обеда, я взял Вику за руку и отвёл на веранду, что выходила прямиком на задний двор домика. Девушка непонимающе смотрела мне в глаза, пока я не спросил.

— Рассказывай, что за собрание завтра в пять часов, юлить не советую.

Вика возмущённо на меня посмотрела, после чего решила пойти в атаку.

— А ты не забыл, что я твоя старшая сестра? Решил устроить мне допрос, мелкий, а?

— Давай, рассказывай, куда ты влезла старушка. — ехидно подкалываю её.

— Ничего я тебе не буду рассказывать, пока не извинишься! — обиделась она. — Ну, если немножко… Короче, я туда вообще случайно попала, чтобы вытащить одного олуха.


Глава 24


Троица Москвичей разместилась на ступеньках одной из Питерских забегаловок. Тут же стояла парочка стаканов с соком, бургеры и картошка. Все трое работали челюстями смотря в одну точку.

Первой тишину нарушила неугомонная Ника, она вытерла губы салфеткой и поправила волосы тыльной стороной ладони.

— Слушайте, вы давно вот так сидели и ели ночью?

Парни переглянулись и снова уставились перед собой.

— Я хочу сказать, — продолжила Ника. — Что всё к лучшему, что бы не происходило. Уверена, вы согласитесь, что это задание и этот город самое интересное за последние пару лет. Мы побывали в куче мест, нас чуть не прибили пару раз, Свят слез с наркоты, ну, почти… Я хочу сказать, что мы будто почувствовали… Как же…

— Вкус жизни.

Сказал Свят и мечтательно уставился на звёздное небо.

— Да, в точку! — радостно воскликнула Ника. — Ворон, скажи?

— Я и раньше был рад своей спокойной и размеренной жизни. — проворчал Костя, привычно запахиваясь в пиджак.

— Только она была пресной, будто подошва ботинка по сравнению с этим прекрасным, сочным, изумительно пахнущим бургером. — перечислив прелести булки с мясом, Свят впился в неё зубами, восторженно закатывая глаза.

— Мы преследуем цель, раз за разом отставая, когда последний раз такое было? — снова завелась Ника. — Мы живём в самом сердце мира, в Москве. И там нет никого, кто мог бы бросить нам вызов. А тут, стоило прилететь в Питер, как мы тут же получаем по носу. Происходят вещи, которые я даже не понимаю и мне это нравится.

— А вот мне не очень. — добавил свою ложку дёгтя ворон. — Мне не нравится рисковать жизнью в погоне за тем, кого мы не в силах понять или пленить.

— Не надо его понимать! Главное на поверхности, он не причинит нам вреда, вот уже второй раз мы влазим в неприятности и нас вытаскивают оттуда, будто нашкодивших котят. — Ника подумала над метафорой и поморщилась. — Да, звучит не очень, но фактом быть не перестало.

— Мы не знаем его мотивов. — прибег к последнему аргументу Константин. — И кто этот громила? Что ему было нужно? Может если бы не Свят…

— Что? Хочешь сказать я виноват? — перебил фиолетововолосый. — Ему нужен был повод, он бы его нашёл рано или поздно. Лично я рад, что выжил! Уверен, ты бы говорил по другому, окажись на моём месте. Знаешь, что я пережил, когда увидел на что был способен этот урод. Хотелось даже помолиться, чтобы он сдох, иначе мы были бы следующими.

— Факт. — буркнула Ника. — Это вообще что-то невероятное. Знаете кого он мне напоминает? Родителей. Может он наш брат?

— Не исключено. — задумчиво протянул Константин.

Ника подобрала полы платья, укрыв ноги.

Стояла глубокая ночь, становилось прохладно, но никто не хотел подниматься. Всегда подмечающий детали ворон заметил жест сестры и снял пиджак, накидывая на плечи Ники. Благодарно кивну, сестра положила голову на плечо брата, он обнял её.

Свят устроился слева, потягивая сок из стакана и уже в свою очередь положив голову на плечо Ники.

— Друзья… — неожиданно начал Свят. — Мне кажется или на крыше того здания кто-то есть?

Свят указал пальцем на крышу девятиэтажки через дорогу.

Все тут же начали всматриваться в практически сливающуюся с небом крышу.

Ника смотрела до боли в глазах, пытаясь различить неясную тень и результат не заставил себя ждать. Девушка побледнела и быстро встала.

Потревоженные парни хмуро на неё посмотрели.

— Быстро! Убираемся отсюда! — полушёпотом сказала она и пошла к машине, не отрывая глаз от крыши.

— Что ты увидел? — спросил ворон у Свята.

— Какую-то тень, она перемещалась. — пробормотал растерянный парень.

— Ника?! Что за детский сад.

— Я не знаю как вы, но мне страшно, там какое-то чудовище… — с дрожью в голосе произнесла девушка и ускорилась.

— Чудовище? — Константин посмотрел наверх, пытаясь разглядеть то, что так испугало сестру.

Компания дошла до машины и быстро села.

Двигатель обиженно зарычал, когда педаль газа под женской туфлей опустилась к полу. Машина резво набрала скорость и понеслась по пустынным ночным улицам.

— Вижу! — воскликнул Свят.

— Что вы курили?! — нахмурился ворон. — Я вот ничего не вижу. Либо прекращайте ломать комедию, либо поделитесь!

— Там! — прокричал Свят и чуть не проткнув глаз брату, показал пальцем в сторону пятиэтажки слева.

Ворон вытянул шею и уставился в окно, открыв его для верности.

— Твою то мать! — проорал он. — Что это за хрень? Хотя, постой… Это же та тварь, которая ходит с нашей целью.

— С коронованным? — Ника уже успокоилась.

— У него новое имя? — поинтересовался Свят.

— За неимением никакого, я назову его коронованный.

— Может тогда уж король? Хотя, забей, просто гони, быстрее оторвёмся, мне приключений хватит.

— Выжимаю максимум. — процедила Ника.

— А так и не скажешь, он легко держится рядом. — задумчиво отметил ворон, он внимательно наблюдал за преследователем.

Тем временем центурион без труда перемещался с крыши на крышу. Со стороны он был похож на летящую тень с двумя лучинами глаз, именно это так испугало девушку. Несколько раз он вовсе опередил машину на целый квартал и ждал сидя на углу здания, почти полностью воплотившись.

Никто не понимал, что ему нужно, но все расслабились, если бы хотел напасть, давно бы напал.

— Кажется оторвались! — повертел головой Свят.

— Похоже. — посмотрела в зеркало заднего вида Ника.

— А что это вообще было? — спросил ворон. — Я не пони…

В этот момент машину сотряс удар.

Прямо в бок несущегося внедорожника с троицей Москвичей врезался грузовик с весёлой надписью «Усатый-Морж». Судя по эмблеме, это был фургон с мороженым.

Как на зло, на улице не было ни души. Только несколько окон загорелись желтоватым электрическим светом, когда произошёл удар. Дёрнулась пара шторок и свет тут же потух. Никто не хотел вмешиваться в чужие разборки.

Внедорожник с троицей лежал на крыше, шлейф стекла и пластика тянулся на пару десятков метров. Фургончик с мороженым сделав своё дело стоял неподалеку, из под капота бил пар, водителя в салоне не было.

Троица зашевелилась, Свят был без сознания, удар пришёлся с его стороны. Он сидел на переднем пассажирском и в отличии от ворона получил сполна.

— Костя, вытащи его! — сипло попросила Ника.

По виску девушки бежала струйка крови, она заливала правый глаз, атласная девичья кожа покрыта порезами лопнувшего стекла. Ника тихо постанывала, но смогла подняться на ноги.

Ворон выглядел лучше, растрёпанный и с хорошим таким синяком на лбу. Сейчас он больше походил не на ворона, а на разбуженного совёнка.

Свят застыл в неестественной позе, повиснув на ремнях безопасности. Лишь сохранившееся ровное дыхание говорило о том, что он в порядке.

Компания выбралась из машины, Свята оттащили подальше. Отчётливо пахло бензином, стоило поторопиться.

— Кто-то едет! — Ника была напряжена и готова поставить щит, позади неё ворон пытался привести Свята в сознание ударами по щекам.

Через несколько секунд и до Константина донёсся звук нескольких автомобилей.

— Вот бл. ть! Похоже сейчас нас будут убивать… — отметил ворон.

— Я буду держать щит, а ты лупи чем сможешь. — коротко бросила Ника и встала в направлении противника.

К месту аварии подъехал кортеж из пары автомобилей. Два тонированных внедорожника по типу того на котором ездили Москвичи.

Когда машины остановились, на свет вышел интеллигентного вида Суори в костюме тройке и очках. Он машинально застегнул пиджак на одну пуговицу и стряхнув с рукава несуществующую пылинку, уставился на ощетинившихся магов.

— Колар? — недоуменно воскликнул ворон. — Колар Сагс, что ты здесь делаешь? Бабушка послала за нами? Осторожно, тут где-то псих-водитель фургона!

По мере монолога Константин вышел вперёд и расслабленно обвёл взглядом несколько Суори в костюмах, что вышли из машин следом за хорошо знакомым придворным.

— Костя! — прошипела Ника, но не успела.

— Убить.

Тихое слово со стороны названного Коларом и охранники тут же наводят оружие на парня в чёрном. Брови ворона взлетают вверх, он не понимает что происходит, либо не хочет верить.

Автоматная очередь прорезает пространство, крик Ники, ворон не успевает поставить щит.

На пути быстро несущейся смерти возникает размытая фигура, а через секунду на асфальте уже стоит центурион. Тёмный, как сама ночь, по размерам не уступающий машинам на которых приехали убийцы.

Пули бессильно отскакивают от брони, зверь громогласно рычит. Вереница автомобилей припаркованных по обеим сторонам улицы разрывает тишину визгливым воплем сигнализации.

— Какого… — только успевает спросить Колар.

Центурион прыгает на предводителя киллеров, один удар лапой и тело летит в сторону, голова лопается будто арбуз, асфальт покрывается кровью и содержимым черепной коробки.

Теперь сопровождающие Сагса уже не думают об убийстве, они думаю о спасении своих жизней. Все стволы направлены на беснующегося зверя, но пули не причиняют ему вреда.

Ника смотрит на разгорающийся бой широко открытыми глазами. Подбежавший к сестре ворон трясёт её за плечи.

— Ника!

Девушка приходит в себя.

Строй убийц быстро редеет, но она замечает, как один из них достаёт длинный тубус из машины. Суори в панике, он дрожащими руками открывает футляр и оттуда появляется гранатомёт.

Ничего страшного для пятитонного монстра, но вот наконечник снаряда светится ядовито зелёным светом. Зверь занят истреблением разбегающихся двуногих, поэтому не замечает нацеленного орудия.

Расстояние далёкое, руки трясуться, она может не попасть в гранатомётчика. Безумное решение приходит в чудесную голову. Ника срывается с места и бежит к зверю.

Десять шагов и она за спиной центуриона, молиться создателю, чтобы он не растоптал. Суори стреляет, снаряд быстро набирает скорость, росчерк в темноте и взрыв. Полусфера щита окутывает фигуру девушки, она улыбается, щит выдержал.

Центурион заканчивает с последним противником, почувствовав неладное, резко разворачивается.

Перед Никой возникает оскаленная пасть. Два диска глаз смотрят на девчонку с вековой мудростью. Она знала, что центурионы полу разумны, но первый раз смотрела так близко.

Зверь оскалился и зарычал, Ника закрыла глаза от страха, последним что она увидела, это прыгнувшего на неё монстра.

Прошла секунда, потом другая, а Ника оставалась жива. Девушка открыла глаза, непонимание поселилось в её голове. Она осторожно повернулась, позади неё в паре метров лежал тот самый Суори с гранатомётом. В его руках был пистолет. Голова отсутствует, лишь лоскуты кожи и лужа под телом.

— Охренеть! — ворон устало садится рядом со Святом.

— А что произошло? — приходит в себя фиолетововолосый.

— Да ничего важного, братишка. — нервно смеётся ворон. — Просто ещё один день в Питере.

Ника начинает хихикать, смех поглощает её, она не может остановится. Никто не может остановиться, все начинают истерически хохотать на зависть одному копытному.

Отсмеявшись, Ника смотрит по сторонам. Взгляд сам по себе проходится по крышам, вдруг зверь где-то там.

Но никого нет, он уже ушёл. А вот на соседней крыше зрелище интереснее, на фоне поднимающегося диска луны стоит одинокая мужская фигура.

— Смотри! — Ника тычет пальцем.

Ворон тут же становится серьёзным и пытается разглядеть, что же увидела сестра.

— Что? — осторожно интересуется он.

— А…

Ника снова посмотрела на крышу, но там никого не было.

Алекс

Ночка вышла загруженной, устало вытянув ноги, я открыл коробку с пиццей. Ветер разносил ароматный запах сыра и ветчины, а под ногами простиралась пустынная улица, где-то ниже, этажей на двадцать.

Кажется, это становится ритуалом, есть на крыше этого здания.

— Руаррр!

— Знаю, малыш, всё знаю… Ты бы сам уделал этих хулиганов, девчонка только мешалась.

— Ррр…

— Не обижайся, ты самый сильный и могучий зверь, бесспорно.

— Рррр?!

— Скоро я её выпущу, только разберусь с более важными делами.

Как настоящий джентльмен, Али интересовался свободой подружки центурионши. Я пока был не готов к разгуливающему не подконтрольному зверю, поэтому уходил от ответа.

Список дел на сегодняшнюю ночь был сделан, троица спасена, снова.

Пару часов назад Олег закончил допрос парочки Суори, которых нам подкинули в поместье. От них я и узнал о нападении, которое успешно отбил мой питомец.

Они оказались членами второй группы из Москвы, целью которой было уничтожение моих внуков.

Некто Вильнус Сагс организовал это дело, подослал своего мага на бал, а когда план с дуэлью не сработал, его помощник решил лично доделать начатое.

По плану троица должна была потерять одного на дуэли, а оставшаяся парочка бы кинула вызов в порыве ярости. Трио бы полегло в любом случае, не им тягаться с такими гигантами от магии. И откуда этот Суори взялся? Явно стихия земли и огня, но какое воплощение, очень хочу пообщаться с кем-то из этой шайки.

Больше парочка синекожих не знала, поэтому они стали не нужны, но послужили отличным материалом для меня. Хорошим самочувствием и аппетитом я обязан именно этой парочке.

Руки чесались пообщаться с Вильнусом поближе, поездка в Москву становилась необходимостью. Осталось дождаться срабатывания плана, а уже затем переместится.

Родители собираются выезжать уже сегодня, Вика и Лео остаются в городе до окончания экзаменов. Слава создателю я младше, поэтому мне подобное не грозит.

Экзамены можно сдать и в Москве, чую причина промедления братца и сестры в другом.

Закончив с пиццей, тут здорово помог Али, я спрыгнув вниз. Как же прекрасно свободное падение, никогда бы не подумал, что такое может нравится. С другой стороны, когда ты понимаешь, что это тебе ничем не грозит, ощущения строго положительные.

Переместился за город, оказавшись на дорожке перед особняком.

Айн как обычно сидел на крыше, он почти не спал и не ел, но любил встречать рассветы. Каждому своё.

В коридоре наткнулся на Олега, мужчина патрулировал особняк с автоматом наперевес.

— Айн разберётся, тебе бы спать сейчас. — посетовал я.

— Уснёшь тут, — хмыкнул он. — Кто-то подбрасывает нам ценные источники информации. Но больше всего меня раздражает то, что они прошли как к себе домой.

— Сигнализация их засекла. Всё в порядке. — успокоил я бывшего наёмника.

— Если бы у меня было больше людей… — закинул удочку тот.

— Скоро будет, обещаю.

Где бы их взять?

Но, обещание дано, необходимость давно зреет, на крайний случай возьму ребят мистера командос, подручного Насти, Воланд, кажется так его зовут.

Сна не было ни в одном глазу, особенно после двух коктейлей из силы жизни. Оставшееся время до утра провёл восстанавливая энергию в пещере под особняком.

Войдя в столовую утром, обнаружил там странную картину.

Настя завтракала с Андреем Покровским.

— Рад вас видеть. — как-то чересчур быстро встал бизнесмен.

— Чем обязан? — я его не вызывал.

— Я его позвала. — Настя отхлебнула из кружки, подобрав ноги под себя. Девчонка, как есть девчонка, вернулась молодость и дурость. — Мне нужна помощь, чтобы разобраться с бизнесом и всеми ресурсами под нашим контролем.

Я прищурился посмотрев на Настю изучающим взглядом.

Устраивать лекцию на тему введения новых непонятных людей в наши дела устраивать не стал, просто кивнул Андрею и вышел прочь.

Настя удивила, мало того, что она не посоветовалась со мной, так ещё и не предупредила. Это не похоже на неё. Вводить в курс дел постороннего человека… Да, обязанного нам, да боящегося меня. Но он в первую очередь делец, а уже потом человек. Нажив такое состояние, он наверняка продал все принципы в другое я не верю.

Находится на вершине можно двумя способам либо торгуя душой, либо забирая силой. Покровский не похож на человека обладающего силой.

Что ж, посмотрим, что будет дальше.


Глава 25


Меня разбирал смех.

Если коротко, Вика стала сектанткой. Дерёха не придумала ничего лучше, чем вступить в организацию, в которой состоял Лео.

Название сие творение носило крайне пафосное, «Сопротивление». Именно так с большой буквы и никак иначе.

Разговор с Викой, пролил свет на экивоки Алёны Евгеньевны, молодой преподавательницы, а по совместительству и агента движения против Суори. Девушка носила звание куратора и Вика её пару раз видела на собраниях их тайного ордена.

Уверен, она поступила обучать молодое поколение только с одной целью, иначе ей нечего делать в стенах школы. Красивая и молодая, такой ресурс простаивает. Но к сожалению, девушка судя по всему идейная, иначе снова таки вопрос, что она делает в школе.

Неужели с сопротивлением всё так серьёзно? Что они собой представляют я узнаю уже через несколько минут. Но как обычно, чем ближе ты к цели, тем больше ненужных мыслей в голове.

Волосы изрядно выросли, плюс цвет я скрывал с трудом, почти после каждого серьёзного применения магии он снова возвращался к естественному.

Ещё одна деталь, которую я не сразу заметил, глаза, они изменились, были карими, а стали болотно зелёного цвета, как у меня прежнего. Скулы, они немного изменились или мне показалось? Отслеживать изменения в себе было некогда, поэтому я просто продолжал подкрашиваться у Алисы и выбросил мысли о возвращении облика подальше из головы.

Чему быть, того не миновать, древняя как сам мир мудрость.

Машина остановилась недалеко от места сбора. Не хотел светится перед Лео и Викой.

— Жди меня тут, если будут какие-то шевеления снаружи, сразу напиши.

— Если меня снова не возьмут в плен. — проворчал Лок.

— Ты уж будь внимательней. — я хлопнул парня по плечу и пошёл к нужному зданию.

Собрание проходило на стыке двух районов, один их которых подконтролен мне, а вот второй тому самому Суори, что устроил бал. Как иронично, под боком у синекожих зреет такая бомба замедленного действия.

С другой стороны, маловероятно, что они об этом не знают, что-то мне подсказывает, что всё сложнее чем выглядит на первый взгляд.

Высокие многоэтажные домики, прохожие, постоянный гул машин. Я перешёл через две улицы и остановился у подвального помещения. Одинокая дверь чуть ниже уровня тротуара, вниз ведёт пыльная бетонная лестница.

Спускаюсь вниз, останавливаясь прямо перед металлической дверью с подозрительным прямоугольником на уровне лица.

Натягиваю капюшон и приспускаю бейсболку. В голову не пришло ничего лучше чем пнуть дверь ногой, несколько раз.

Бесовы конспираторы, они правда думают, что скрываться здесь лучший вариант? Наверняка, основатель этой секты воспринял термин «подпольная организация», буквально. А помещение под полой основного здания нашлось только здесь, иначе выбор места нельзя оправдать.

Тот самый подозрительный прямоугольник отъехал в сторону, на меня уставилась пара глаз. Ого, азиаты привратники, это сразу добавляет организации пару очков.

Осмотрев меня с ног до головы, привратник открыл дверь. Вот те на, а как же спросить, «кто я такой?» и «какого хрена здесь делаю?», совсем расслабились местные революционеры.

— Стоять!

— Стою…

Как только вошёл внутрь, оказался в некой буферной зоне перед ещё более массивной дверью. Вот это уже лучше, чую запах основательности.

Азиат ниже меня на голову, он сказал остановиться, я остановился. Жду что будет дальше.

Мужик без труда заглядывает мне в лицо, после чего обшаривает, проводит портативным металлоискателем, что висит на поясе, как дубинка.

— Проходи!

А чего орать то?

Громкий малый, ничего не скажешь. Подхожу ко второй двери, азиат держится правее и открывает мне её, а сам возвращается на пост. В его закутке четыре на четыре метра стоит небольшой диванчик, напротив него журнальный столик, у стены полицейский щит, очевидно он готов к обороне.

Рука встречается с лицом, создатель всемилостивый дай сил выдержать испытание твоё. Да лучши бы они поставили тут картонное изображение человека, как ставят рекламные стенды фигур знаменитостей в супермаркетах.

Следующее помещение выглядит на порядок лучше. Длинный коридор, заканчивается занавеской. Слева и справа двери, но я слышу шум который издаёт толпа, особенный шум десятков шепчущихся людей.

Коридор делят несколько ступеней, я всё ниже и ниже, уклон достаточно большой, становится прохладно после городского пекла.

За занавеской предстаёт вытянутая комната с высоченными потолками. Больше похоже на бывший спортзал, полы деревянные, стены покрашены в два цвета, синий и белый.

Вот так оно и бывает, десятки доверчивых людей приходят на семинары и тренинги, обещающие им раскрыть пятую чакру или привести деньги в дом. Деревянные скамейки, напротив небольшая сцена, люди сидят и переговариваются, я успел до начала.

Стою у самого входа, надо мной есть что-то вроде театрального балкона, там стоит группа людей. Видимо кураторы и организаторы всего этого.

Нахожу в толпе знакомые лица брата и сестры, стараюсь сделать так, чтобы меня не заметили.

— Здравствуй, Алексей. — елейный голосок позади меня заставляет обернуться.

— Добрый день, Алёна Евгеньевна… — развожу руками. — А у вас тут мило.

— Ты ещё не слышал наших спикеров. — чуть ли не мурлычет она.

Так рада моему присутствию? С чего бы это? Может ей выдают премию за каждого приведённого.

— Слова то какие, современные… — бормочу под нос, но она слышит.

— Идём в ногу со временем.

Преподавательница пропала так же незаметно как и появилась.

Среди сидящих подавляющее большинство — это взрослые люди. Удивительно, я думал сопротивление строится на доверчивых подростках. На лицах молодёжи предвкушение и удовлетворение, лица людей постарше напряжены, они хмурятся.

На сцене стоят трое мужчин, они что-то обсуждают, самый молодой парень активно жестикулирует и повышает голос, идёт спор.

— …нужна эта акция! Мы покажем всем, что ничего не кончено! — распыляется рыжий.

Парень одет в чёрные брюки и белую мятую рубашку навыпуск, казалось бы ему плевать на окружающих, он показывал это всем видом. Морщился и не слушал своих собеседников двух пожилых мужчин, скучающе водил по залу взглядом, улыбался девушкам.

— К бесу! — рыжий хлопнул в ладоши, после чего обратился к публике, игнорируя тех с кем беседовал.

— Здравствуйте, друзья! Всем кто пришёл первый раз, всем кто уже с нами давно, рад вас видеть на правильной стороне. Что за сторона? — он сделал вид, что задумался. — Сторона сопротивления!

Люди поддержали его внезапный возглас рукоплесканием. Где-то среди этих звуков затесался мой удар по собственному лицу, второй раз.

Рыжий улыбнулся, хитро и по звериному, после чего продолжил.

— У меня есть хорошая новость, уверен вы меня поддержите и разделите мою радость. — пожилые собеседники рыжего попытались его вразумить, но он сделал шаг вперёд и продолжил. — Как глава этого филиала, я хочу заявить права на этот город, показать Суори, что нас надо слушать! Вы все знаете, что законы ужесточаются с каждым годом, скоро мы станем официальными рабами их расы. Но этого не произойдёт, если мы…

Вот тут я ожидал чего-то достойного, но вышло слабо.

— … если мы не будем отстаивать свои права…

— Как мы это сделаем? — голоса из зала.

— Скажи!

— Да-а-а-а!

— Мы соберёмся на акцию протеста! — заявило это рыжее недоразумение с одухотворённым лицом.

— Да-а-а-а… — уже не так активно.

В основном поддержали его идею молодые люди одного возраста, они наверняка уверены, что революция — это массовые гуляния на площади с плакатами, где силовики разливают кофе и выдают бутерброды, тебя замёрзшего укутывают в плед полицейские, ты удачно возвращаешься домой.

При всей ущербности режима Теи, он был безопасен.

Обычно магия растекалась по телу, вырываясь в реальный мир сквозь узлы на руках и ногах, но сейчас мне потребовалось пустить энергию в голосовые связки, думаю это значительно исказит голос.

— А что мы будем делать, когда они начнут стрелять? — спросил я.

Голос оказался густым и бархатным, будто он принадлежал сорокалетнему джаз исполнителю.

— К-к-как стрелять? — запнулся рыжий.

— Вот так, — складываю пальцы пистолетиком и направляю в голову ближайшей девушки с большими глазами. Она смотрит на меня настороженно, когда пальцы почти касаются её лба, озвучиваю. — Бу! Ты почти мертва, но отделаешься синяком, если выживешь, пули резиновые, ведь они пойдут в ход, сразу после водомётов, а если не поможет то слезоточивый газ. Но если и это не остановит вас, допустим вы реально заинтересованы в смене режима, тогда начнётся бойня с применением магии и огнестрела.

В зале воцарилась тишина. Я улыбнулся, нужный эффект получился, даже с лихвой, все взгляды собранные на мне направились в сторону рыжего, ждут что ответит лидер.

— Кхм… кха… — откашлялся рыжий. — Мы за мирные протесты, это инструмент привлечения внимания к проблеме, а не единственное и верное решение, сперва попробуем переговоры…

— Другими словами, вы заранее готовы к провалу, и даже сами не верите в эту акцию. — перебиваю рыжего. — Пожалуй выражу очевидную проблему, понимание которой зарождается в каждом из присутствующих, а зачем это нам слушать вас, тем более идти?

— Я…

Рыжий повернулся к бывшим собеседникам, мужчины только подняли руки, мол мы не причём. На лице рыжего возникло затравленное выражение, сейчас начнёт кусать. Сами же организаторы, а это именно они, смотрели на меня с задумчивым выражением на лице.

Позади тихо переговаривались на балкончике. Кто это? Самое высшее руководство? Но вот почему я чувствую, что-то знакомое. Краем глаза кинув взгляд на балкончик, который сейчас отлично просматривался, увидел фигуру в капюшоне в компании с очередным мужчиной в костюме.

Столько носителей смокингов, будто это официальная структура.

— Я как никто другой имею свои счёты с властью, ты прав, люди не обязаны меня поддерживать… — к рыжему возвращалась уверенность, он выждал театральную паузу и продолжил. — Но кто иначе? Кто бросит вызов пришельцам? Может быть прямой потомок человека, которого когда-то боялись все Суори, кто стал сказками и легендой ещё при жизни, человека возглавлявшего страну в то время, когда она стояла на грани войны, а он только стал совершеннолетним.

Парень откинул волосы, рыжие волосы, будто акцентируя на этом внимание. Его фигура приобрела гордую осанку, он словно расцвёл. А вот я находился в некотором ступоре. Ещё один родственник, не может этого быть.

Крыть нечем, пока я не буду обладать всей информацией.

Развернувшись, ухожу прочь. Меня догоняет преподавательница, Алёна Евгеньевна тяжело дышит, смотрит с некой долей злости.

— Что ты устроил? — начинает с обвинения.

— О чём вы? — хлопаю глазами.

— Ты знаешь! Какого беса надо было устраивать это представление?! Да ещё с кем, с самим Елисеем, обесцениваешь все страдания его семьи. Это немыслимо, я очень разочарована, ты показался мне разумным юношей.

Девушка перевела дыхание.

— Закончили? — спросил я. — Могу идти?

— Можешь, если не хочешь кое-что сказать… — она намекает на извинения.

Меня бросило в жар от злобы, но я постарался её скрыть. Вместо этого, я взял кураторшу за плечо и прижал к стене коридора в котором мы встали. Она попыталась вырваться, но силы были не равны. Разгневанная девушка выглядела даже красивее чем обычно.

— Знаешь, вы не сила, а кучка детей и скучающих стариков, а рыжий не мессия и тем более не революционер, он Гамельнский крысолов, тащит вас всех на дно.

Отпускаю тяжело дышащую девушку, она тут же отвешивает мне звенящую пощёчину, смотрит с торжеством и вызовом. Ну, что ж дорогая, в прошлом тебе стоило бы отрубить руку за нападение на монаршескую особу, но не сейчас.

— Завтра, когда всё пойдёт не по плану, ты вспомнишь мои слова. Если с моими братом и сестрой что-то случится… — я не стал продолжать.

— Пошёл вон! — девушка разгневанно кричит.

Достаю визитку и засовываю ей в карман рубашки, которую распирает объёмная грудь, сколько же стервозности в таком красивом теле.

Пора заняться реальной революцией.

Сделаем выводы из всего увиденного. Разобщенная кучка людей, основной костяк идейных это молодёжь, набирают адептов в университетах и школах. Вопрос, для чего?

Есть и старшее поколение, но ведут они себя странно, нелогично я бы сказал. Очевидно, они раньше сталкивались с Суори и готовы на всё что угодно ради мести, снова таки идейные.

Пожалуй я не поспешил, когда назвал данное сборище сектой. А главную скрипку там играет якобы мой потомок. Вон как люди рукоплескали, когда я ушёл.

Причина моего ухода очевидна, он использовал сильнейший довод, я сразу понял это. Загнанная в угол мышка бросилась на человека. Если всё строится вокруг родственной связи моего потомка, другие аргументы будут иметь слабый вес.

Какая статистика? Только месть.

Потери? Вот когда будут, поговорим.

Есть другой выход? Не говорите ерунды.

С ложей тоже не всё понятно, кто там был, что за наблюдающая фигура в капюшоне. Что-то мне подсказывало, что это не человек.

Вернулся в особняк витая в своих мыслях, быстро прошёл по коридору, чтобы подняться в кабинет. Перед дверью услышал смех Насти, изрядно удивившись. Вероятно она заняла кабинет для работы.

Захотелось поделится с ней своими размышлениями, она всегда давала верные советы. Войдя в кабинет, обнаружил там гостя.

— И снова здравствуйте. — киваю Андрею.

Покровский в этот момент что-то увлечённо рассказывает, Настя сидит на столе, тут же пара бокалов с янтарным напитком, девушка раскраснелась, посмотрев на бутылку, понял, что осталась половина.

— Фёд… Алекс… — запнулась Настя. — Не думала, что ты так быстро закончишь с собранием, вот, решила пока выпить с нашим партнёром.

Перевожу взгляд на Покровского, затем снова на Настю, явно бросается в глаза задравшаяся на Насте юбка, пьяная девушка не заметила этого, но я вижу.

— Я не закончил, просто вернулся за кое-какими документами.

Улыбаюсь и подойдя к столу, беру первую попавшуюся папку. Аккуратно поправляю юбку на Насте и телепортируюсь. Вникать в поведение Насти нет желания, прихожу в столовую, надеюсь там есть что-то съедобное.

На кухне встречаю маму Алисы. Женщина замирает при виде меня.

— Здравствуйте, я меня зовут…

— Я знаю вас… — перебивает она, а затем смущается. — Простите.

— Ничего страшного, вижу вам уже лучше…

— Нина, просто Нина. — отвечает она, поняв причину моей задержки. — А вы покушать пришли? Я тут приготовила…

Нина радует меня удивительно вкусными и простыми блюдами. Ароматное пюре и несколько пузатых котлет, уминаю всё в считанные секунды, пока женщина с умилением смотрит на меня.

Она почти здорова, на щёки вернулся румянец, волосы уже немного отросли, голову покрывает короткий ёжик.

— Привет, босс. — на кухню заходит Олег.

Приветствую наёмника.

— Кажется я решил нашу проблему с кадрами…

Начинаю издалека, рассказывая про фанатиков на собрании. Нина тактично покидает нас, оставляя наедине, перед нами пара кружек изумительно пахнущего чая.

Выслушав меня, Олег надолго замолкает, размышляя.

— Хочешь сказать, все более менее взрослые там имеют зуб на Суори?

— А иначе зачем им вступать.

— Вот именно, зачем? — настаивает Олег. — Там одна молодёжь.

— Потому что нет альтернативы, какие ты знаешь оппозиционные движения?

— Никаких, твоя правда. — кивает Олег. — Но, как их привлечь?

— Сначала привлеку их лидеров, ну и устрою завтра представление. Они сто процентов наткнутся на неприятности, эта массовка сейчас никуда не упёрлась местным семьям, они готовятся к войне, дай им повод и гнев выплеснется.

— Странные дела… — Олег неожиданно начинает смеяться.

— Что? — удивляюсь.

— Ты почти захватил город, тебя боятся крупнейшие семьи, три из пяти уже мертвы, остальные дрожат от страха…

— Всё так! — я нарочито приосанился, еле сдерживая улыбку.

— Если бы они знали, что нас всего с пяток человек, чтобы они подумали? — заржал Олег.

— Думаю, они бы боялись сильнее. — улыбаюсь. — Ведь если их поимели всего пять человек, что же будет, когда нас станет больше?


Глава 26


Граница кластера

На одном из шпилей горного хребта, что разделял земли, находилась замаскированная база самого сильного кластера в обозримом мире. Еле заметные углубления окон и хорошо спрятанные доты с готовыми показаться наружу крупнокалиберными пулемётами. Накрытые сеткой болотного цвета противовоздушные орудия, небольшой гараж арка которого покоилась под отвесной горной породой, успешно скрывая вход.

Несколько точек вокруг имели секреты, каждый день там посменно дежурили снайперы, посты менялись раз в двенадцать часов, все окрестности хорошо просматривались, вид с гор открывался изумительный.

Позади хребта степи и леса, родная земля и всем знакомые города. Тут, на границе, не было людей и Суори, были разумные. Вражда если не прекращалась полностью, то точно остывала на время несения службы. Каждый был обязан доверять своему напарнику, иначе не выжить.

Вооружённые конфликты редки, но возможны. В основном это контрабанда и нелегальные граждане. Всех пришедших к границе людей принимали в лоно цивилизации, а вот Суори нет. Реже всего происходили намеренные нападения, где дикари решались разжится оружием и припасами, собираясь в группы и штурмуя форпосты.

Синекожие могли поселится в кластере, но сначала должны будут пройти миллион проверок, либо иметь специально завышенные параметры для переселения. Владение собственным бизнесом, переезд к родным не ниже одного колена, физическое здоровье на приемлемом уровне, сдача тестов и экзаменов на знание законов, правил дорожного движения, письменности и прочих элементов.

Такие требования приводили к бунтам и восстаниям, долгое время Суори не могли принять законы новой королевы, пока не сменилось первое поколение. Тут-то картина и прояснилась, все увидели в разрезе к чему привела такая жёсткая политика.

Разумные в центральном кластере и разумные континента стали разными. Окуклившийся кластер, будто впал в спячку, но теперь все видели потенциал и верили, что однажды он превратится в прекрасную бабочку.

Так и произошло, спустя две с половиной сотни лет.

Упорядоченная система стала приносить первые плоды. Законы и порядки людей трансформировались, Суори быстро переняли многие принципы человеческих отношений, стали разбираться в устройстве и активно внедряться в процессы.

Жизнь за границей была другой и все знали об этом.

Обычная пропаганда, не более того, Тея хорошо усвоила урок человеческих информационных войн. Постоянно появлялись документальные фильмы с континента.

Были показаны зверства обеих рас, голод и разруха, постоянные боевые столкновения. Разумные населяющие кластер Теи стали ценить общество, а значит стали больше работать над его будущим.

Но не всегда было просто.

Самое начало не запомнилось людям и Суори, а его было бы полезно знать. Как прорывалась к власти самопровозглашенная королева, как огнём и мечом были выжжены все остальные претенденты на власть в разрозненном мире.

Каждый военный, особенно служащий на границе понимал всю серьёзность. Ссоры тут происходили редко, все просто делали свою работу, делали хорошо.

На продуваемую ветрами площадку базы вышла высокая красивая женщина. Не смотря на то, что неизвестная находилась на военном укреплении высоко в горах, она одета в кожаный плащ поверх свитера прикрывающего горло, на ногах высокие шнурованные ботинки, обычные джинсы.

Достав из кармана пачку сигарет, женщина вытряхнула одну и прикоснувшись к ней кончиком пальца, впустила в лёгкие дым. Лицо женщины смазалось из-за задумчивости, взгляд покрылся дымкой, движения замедлились, она подошла к краю площадки и остановилась.

Далеко внизу лето вступило в свои права. Долина на глазах распускалась, появился зелёный ковёр, река пронизывающая степь докуда хватало глаз искрилась на солнце, картина успокаивала и умиротворяла.

Только безудержно холодный ветер высоко в горах и не растаявшие шапки на пиках напоминали о не так давно минувшей зиме. Поток воздуха снова порывом залетел за шиворот, вызвав мурашки, а затем поиграл с огненно рыжими волосами.

— Высоко сижу, далеко гляжу… — сзади подошёл одетый в форму мужчины, не менее высокий, лицо волевое и таящее опасность, особенно в прищуре, он обнял её за плечи. — Чего грустишь, Васька?

— Я не грущу. — она попыталась пожать плечами, но у неё не вышло. — С чего ты взял?

— Вот только мне можешь не заливать. — весело хмыкнул он. Со стороны их можно было принять за пару, если бы не его цвет волос, он был таким же как у неё. — Я тебя как облупленную знаю. Колись давай, чего приуныла?

— Ты удивительно назойлив. — поморщилась Вася. — Если бы ты знал меня по настоящему, то понял, что это моё обычное состояние.

— Я знаю тебя по настоящему, поэтому понимаю, что это отговорка. — вздохнул Виктор, но не стал больше задавать вопросов, лишь смотрел туда же, куда и его сестра.

Через несколько минут, Василиса разорвала молчание.

— Хочу увидеть Костика, Нику, Святослава.

— Тоже скучаю по ним. — согласился Виктор. — По Жене скучаю.

— Я притаскивала тебе её не так давно. Вот же мужики, с виду такие непробиваемые, а на самом деле…

— Чувствительные и ранимые. — закончил Виктор. — Мне её не хватает, я и не представлял, что смогу любить с каждым годом только сильнее.

— Вот освоишь прыжки сквозь пространство, можешь хоть каждый день прыгать к ней в кровать. — Василиса ткнула брата локтем.

— Ты же знаешь, мне эта способность не даётся. — тяжёло вздохнул Виктор. — Уже полтысячи лет не могу освоить, кажется не суждено.

— Как думаешь, сколько нам осталось? — неожиданно спросила Вася.

— Что осталось? До конца дня, до конца службы, до конца жизни?

— Последнее.

— Думаю до полутора тысяч дотянем, если не будем совать голову в пекло. — призадумавшись ответил Виктор. — А с чего такой фатализм?

— Не знаю, наверное устала. Эти постоянные сигналы… — Василиса задрала рукав, часы сверкнули в солнечном свете. — Вот уже шесть часов нас никуда не отправляют, прогресс.

— Такая работа. — снова вздохнул Виктор.

— А когда мы будем жить? — Вася обернулась и заглянула брату в глаза.

— Разве мы не живём? Я думал ты успела пожить за эти годы. — иронично усмехнулся Виктор.

— Ато ты не знаешь, как же, пожили мы. Может лет до двадцати пяти ещё да, а затем пришло всё это. Сколько мы уже тут, на границе? Да почти всю жизнь. Я устала жить в напряжении, бояться за детей, бояться за тебя.

— Бойся за себя, каждый должен отвечать только за себя. Это выматывает.

— Я боюсь, что однажды перед этими горами встанут дикари с континента, что страну зальёт кровью, снова этот ужас. — сигарета давно закончилась, Василиса снова достала пачку и прикурила, вызвав огонёк на кончике пальца.

— Минусы долгой жизни. — безрадостно пожал плечами Виктор. — То, что большинство считает байками, часть нашего опыта. Мы помним те переломные моменты. Как выстраивались границы, как лезли отряды дикарей, какие зверства они устраивали…

— Постой! — воскликнула Василиса.

— Тяжёлые воспоминания, прости, что поднял такую тему… — виновато улыбнулся Виктор.

— Тихо! — снова чуть повысила голос Вася и стала вертеть головой.

Виктор уже и сам слышал нарастающий свист, а затем снизу раздались ритмичные удары.

Близнецы подбежали к краю площадки и посмотрели вниз.

Несколько фигур в средневековых доспехах с завидной быстротой поднимались по отвесной скале. Руки каждого кончались когтями, которые были частью доспеха.

Атакующие вбивали руки в скалу, каменная крошка летела вниз, до площадки оставалась какая-то сотня метров.

— Бой! — неожиданно закричал Виктор.

Вася тут же отпрыгнула и сменила позицию, Виктора рядом уже не было, мужчина прыгнул в другую сторону. В то место, где секунду назад стояли маги, коршуном упала ещё одна фигура в доспехе.

Прибывший доспех имел крылья, около пяти метров в размахе, созданные из металла, блестящие стальным блеском, они сложились за спиной нападающего в плащ, он снял с пояса меч.

— Двуединые? — недоуменно бросил Виктор. — Ты ещё кто такой и где взял доспех?

— Аргххх… — зарычал нападающий.

Именно зарычал. После такого представления, верить, что под бронёй что-то разумное было бы глупостью. Брат и сестра встали плечом к плечу напротив, принимая боевые стойки.

Василиса отвела руку в сторону, на ладони разгорелось жаркое пламя. Виктор в свою очередь вытянул руку, его ладонь побледнела и покрылась инеем, за секунды в его ладони появился кусок льда, напоминающий огромную сосульку. Два удара сердца и он приобретает форму клинка блестящего в свете солнца ледяного меча.

Огонь срывается с руки Василисы, с виду обычный поток пламени, но девушка не останавливается, она поворачивает рукой, поток сжимается и изгибается, превращаясь в плеть.

Крылья доспеха раскрываются, чтобы принять на себя удар.

Зеркальные перья покрываются налётом сажи, но не более, сам носитель остаётся невредимым. Сирена громким воем разрывает пространство, отражаясь от скал. Позади пары магов на площадку выбегают солдаты. Доспех сводит крылья вместе, как раз за секунду до того, как на него обрушивается шквал выстрелов.

Удары о скалу всё ближе и ближе, подмога не за горами, как бы это иронично не звучало.

Солдаты стреляют меняя обойму за обоймой. Некоторые пули усилены, воздух разрезают синие и красные вспышки, Виктор и Василиса лично заклинали патроны на досуге.

Закрытый крыльями двуединый начинает хохотать, так громко, что этот зловещий звук перекрывает выстрелы десятка военных.

Плеть мелькает раз за разом нанося бесполезные с виду удары.

Рядом стоит Виктор, с его левой руки срываются игловидные куски льда, бессильно разбиваясь о бронированные крылья.

Доспех прекращает смеяться, чем вызывает воодушевление всех присутствующих солдат. Выстрелы учащаются, хотя казалось бы, куда больше.

Неожиданно крылья разлетаются в стороны, раскрываясь, будто причудливый веер.

Предчувствие опасности секундой раньше впивается в мозг Василисы будто сотня раскалённых игл. Она ловит взгляд Виктора и падает на землю, брат повторяет манипуляции, оба замирают. Ровно через мгновение с крыльев двуединого срываются вытянутые стальные лезвия, разлетаясь во все стороны.

Половина солдат падает пронизанные насквозь.

Виктор встаёт, занося меч над головой.

Чувство тревоги заставляет Василису закричать.

Обратное движение крыльев и снова свист ветра разрезаемого десятками лезвий, они летят назад, вставая на места. Все солдаты мертвы, Вася быстро бросает взгляд назад и медленно встаёт.

Справа и слева от доспеха из-за края площадки выпрыгивают три фигуры закованные в латы. Весь комплект тут.

— Васька… — хрипит Виктор.

Василиса поворачивается, чтобы с ужасом увидеть, как изо рта брата течёт кровь, обагряя подбородок. На форме два кровоподтёка, два сквозных ранения.

Прикрывая брата собой, чтобы он успел регенерировать, Василиса встаёт перед группой в доспехах.

— Что вам нужно? — оскаливается магиня.

Обе руки загораются пламенем, магия готова высвободиться, получить форму и испепелить любого.

Нападающие молча расходятся в стороны, заключая девушку в круг.

Женщина холодно смотрит по сторонам, делая шаг назад. Сирены продолжают вопить, скоро все посты будут уведомлены о нападении. Она уже слышит топот ног бегущих к месту боя военных.

Перед женщиной встаёт сложный выбор, спасти брата или спасти состав поста.

— Ублюдки! — бросает Вася, поворачиваясь к брату.

Схватить за плечо и перенести на сотни километров.

В момент перехода женщина замечает, как к ней быстро приближается крылатый. Он разрезает воздух на невероятной скорости не подвластной простому смертному.

Всё замирает, вспышка перехода разгорается сильнее и сильнее, готовая захватить обеих людей и унести прочь. Свет затапливает всё вокруг, Василиса улыбается.

Внезапно руку прорезает болью, ощущения настолько сильные, что горло раздирает крик. Василиса выпадает из перехода в украшенном вязью коридоре на личном этаже королевы Теи.

Виктора рядом нет. Вместо руки красуется обрубок, кровь толчками выходит из ровного среза. Магиня хмурится, стряхивая кровь и рычит от гнева.

Назад не вернуться, снова выбор, скончаться от кровопотери или попытаться спасти брата вернувшись на остатках ополовиненного резерва.

Как назло рядом нет ни одного предмета, которым можно было бы закрыть рану.

На левой руке загорается огонь, женщина прикусывает губы прижигая отрубленную культю.

Оставляя за собой кровавые следы, Василиса пошла на поиски её величества, облегчённо выдохнув, когда из-за угла появился Люциус, семенящий куда-то с озабоченным видом. Увидев Василису, он побледнел, но затем взял себя в руки, молча смотря на неё.

— Так и будешь смотреть? Или может позовёшь кого-то на помощь? — вызверилась Вася.

Взгляд жабы Люциуса скользит ей за спину.

Успевшая обернуться Вася замечает громадного Суори с белоснежными волосами, затем удар прикладом пистолета и накрывающая сознание спасительная тьма.

* * *
Итак, это весьма интересно, в воздухе витает напряжение, того и глядишь, между людьми и плотным кольцом силовиком проскользнёт первая искра электрошокера.

Торжественно шествующая линия оппозиционного движения за права людей наткнулась на строй органов правопорядка. Всего на шествии около тысячи человек, не такое большое количество, но внушает.

Они не дошли до центра, поток людей остановили и взяли в кольцо.

Сейчас по улице разносится голос рыжеволосого предводителя сопротивленцев. Он что-то говорит опираясь на историю, прецеденты, его активно поддерживают свои люди, рукоплескание коих и мотивирует этого болванчика.

Типичный теоретик, собрал людей, а что делать дальше не подумал.

Я скучающе смотрел на зрелище сидя в арке небольшого чердака. Центр Питера всегда радовал архитектурой, замерев будто бетонная горгулья, наблюдаю за акцией.

Ничего криминального не происходит, полицейские пытаются остановить шествие не давая пройти дальше к центру. Народ скандирует короткие кричалки и пестрит плакатами, смех да и только.

Вижу пару знакомых фигурок на передовой, рядом с рыжим, как его там зовут…. Елисей кажется.

Люди воодушевлены слабым сопротивлением, они продолжают напирать, цепочка силовиков отходит дальше шаг за шагом.

От наблюдения за беспорядками меня отрывает вышедший на связь Шляпник.

— Слушаю.

Из динамика смарта доносятся шипящие звуки, не сразу разбираю крики и выстрелы, сначала кажется, что у митингующих что-то идёт не так.

— Алекс! — динамик говорит голосом Шляпника. — Алекс! На нас нападают…

Снова шипение.

— Кто?! — удивляюсь.

— Суори в основном, взяли серый район в кольцо, решили прибрать к рукам. Думаю оставшиеся семьи не иначе, никто больше не сунется.

— Сколько вы продержитесь? — размышляю, где я нужен больше.

— Около получаса, не больше. Тут маги, нас попросту сожгут в бараках, они перешли все рамки. — Шляпник взволнован, снова слышу крики и стрельбу.

Шипение в динамике.

— Чувствую у вас нет получаса?

На вопрос никто не отвечает, дела плохи.

Али устроился на соседней крыше, перемещаюсь к нему.

— Надо прогулятся, дружок.

— Ррр?!

— Всё как ты любишь, кровь кишки и оторванные конечности.

— Ррр!

— Оставить немного тебе? Ну, как получится, ты должен успеть.

Бросаю взгляд на стоящее сборище и киваю одинокой фигуре на тротуаре. Айн присмотрит за братом и сестрой, а мне пора закончить давно начатое дело.


Глава 27


Пули со свистом резали воздух, заканчивая свой путь в бетонных стенах и дверных косяках, куда реже в бронежилетах прячущихся людей, ещё реже обрывали чью-то жизнь.

Огонь настолько плотный, что люди Шляпника не пробуют даже огрызнуться. Как только кто-то рискует выглянуть из окна или дверного проёма, на него обрушивается град пуль.

Я разместился на крыше, через один барак от того самого, где когда-то был пленён. Монструозные суори были одеты в спецодежду, на каждом больше похожий на мотоциклетный. Рядом стоит пара грузовиком на которых они приехали. На боку эмблема городской управы, а точнее полицейский значок.

Что же это значит? У оставшихся семей суори есть влияние на полицию.

Как я сразу не догадался! Стали бы они устраивать перестрелку в густо населённом районе, если бы не были уверены, что это им сойдёт с рук.

По спине пробегает холодок, Али появляется рядом. Ещё один интересный эффект, когда он в состоянии сгустка энергии рядом с ним холодно.

— Наконец-то! — качаю головой. — Старичок, а ты всё медленнее и медленнее.

— Руууаррр!

— Нет, откусывать мне голову плохая затея. Сейчас я найду для тебя жертву.

Смотрю на разворачивающееся зрелище, бессильно пытаясь что-то придумать. Тем временем к плотному кольцу приближающихся к бараку полицейских подошёл высокий мужчина в костюме тройке тёмно синего цвета. Наверное, это их босс…

Мысль закончить не удалось, мужик оказался магом. Бойцы расступились, после чего с рук мага сорвалось несколько огненных шаров подряд. Огонь ударил по выходам и части окон, даже при учёте полного отсутствия того, что могло гореть в бетонном бараке, пламя будет полыхать пока не кончится заложенный запас сил.

Бойцы замерли и прекратили стрельбу, сейчас они активно перезаряжались и брали на прицел оставшиеся выходы. Люди Шляпника будут выбегать спасая свои жизни, тут то их и застрелят.

Что ж, пора действовать и спасать своё маргинальное пополнение в ряды революционеров.

На то, чтобы спустится ушла секунда. Али взял тех что слева, я что справа. Ещё центурион не должен был подпустить их к машинам, всё под контролем.

Вытянутый двухэтажный барак, вокруг пустырь, затем стена из бетонных прямоугольных плит, а затем снова пятьдесят метров пустыря. Местные бандиты, что обосновались тут до моего прихода отлично расположились.

Послышался первый крик и до безумия довольный рык Али.

Малыш пошёл в разнос, сейчас полетят головы. Смеяться долго не пришлось, все повернулись к левой стороне, где носился тёмный сгусток энергии хаоса. Пока элита полиции отвернулась, появляюсь сзади, чтобы высосать энергию из парочки стоящей ближе всего.

Ощущения круче любой наркоты, теперь моя скорость увеличилась в несколько раз, реакция человека не настолько хороша.

Главная проблема маг, остальное на один зуб мне или Али, тут как повезёт.

Костюм уже поливает с двух рук в сторону Али.

Магию тратить не хочу, поэтому выдёргиваю из рук упавшего бойца штурмовую винтовку. В хаосе и криках мало кто слышит лязгающий затвор, передёргиваю и быстро беру на мушку одного, затем второго.

Странно, оба бойца в которых я стрелял просто упали, но живы. Шлемы настолько хороши? Стрелял строго в голову, вот же срань, похоже придётся сменить тактику.

На меня обратили внимание, несколько бойцов разом повернулись и начали стрелять. Вспоминаю интерьер барака внутри, помню я видел там на стене несколько древних реликтов, сабля и пара булав с топором.

Исчезаю во вспышке портала, чтобы появится прямо посреди слегка дымного зала в бараке. На меня тут же направляют два десятка самого разного огнестрела.

Вперёд выпрыгивает Шляпник, буквально повисая на дулах некоторых особо ретивых.

— Стоять! Свои!

Широко расставив руки, он поворачивается к напряжённым бандитам лицом и отступает ко мне. Будто огромный надутый индюк. Пожимаю плечами и иду к стене, где висит сабля. Сдираю железку, проверяя баланс, помнится как-то давно меня учили фехтованию.

Полоска стали рассекает воздух, снаружи раздается взрыв.

— Вот бес!

— Господин… — шляпник к удивлению подельников низко кланяется. — Что прикажете?

— Не высовывайтесь сколько сможете, а я пока займусь придурками снаружи.

Перемещаюсь на старое место, поблизости один из шлемоносцев в броне. Сабля змеёй проскальзывает между шлемом и жилетом, пронзая горло.

Обратное движение и струя крови шлейфом тянется за клинком, мои ботинки запачканы. Неприятно, но терпимо.

Маг поворачивается на крик, мы встречаемся взглядами, не нравится мне его настрой, даже не испуган. На крайний случай уничтожу его хаосом, он мне не противник.

На ладонях босса полиции разгорается пламя, не даю ему сделать удар, цепляю левой рукой одного из бойцов и швыряю в мага. Да, сейчас после двух выпитых энергетиков я могу и не такое, потом будут болеть мышцы и связки, но на пять минут я невероятно силён физически.

Мага смело выстрелившим телом подчинённого.

Осталось около десятка бойцов, убить их дело не хитрое и не долгое. Пропадаю во вспышке перехода, чтобы появится за спиной первого. Удар ногой под колено, аккуратный прокол в районе шеи.

Ещё один прыжок, операция повторена, третий получает саблю под жилет снизу, чтобы избежать выстрела в спину и не жать испытать мучения, сворачиваю ему голову. В отражении стекла шлема вижу своё спокойное лицо, поворачиваю его в другую сторону.

Подхожу к барахтающемуся на земле магу, он сел на задницу и испуганно смотрит на рычащего Али. Попыток магичить не делает, что уже хорошо, умный малый, оценивать свои возможности умеет.

Из дымящегося барака начинают вываливаться люди Шляпника.

Бандиты кашляют и падают на землю, сам главарь стоит уперев руки в колени и тяжело дышит. Налюбовавшись картиной, возвращаю внимание к пленнику.

— Кто прислал? — скучающе спрашиваю мага.

— П-п-полиция Санкт-Петербурга… — блеет маг.

— А если подумать? — делаю круглые глаза.

— Вы и сами знаете… — вздыхает маг.

Паренёк ещё, лет двадцати пяти, просто комплекция большая, поэтому издалека принял за мужчину.

— Знаю… А теперь, вали отсюда.

Маг неверяще смотрит на меня, не теряя времени подскакивает и пятится прочь. Жду пока он не удалится.

— Зачем? — рядом появляется Шляпник.

— Людей итак мало, слишком мало, особенно магов.

— Он же расскажет всё как было. — качает головой бандит.

— Расскажет, ещё как расскажет. — соглашаюсь с ним. — Но это уже не имеет значения, шаг сделан, я спровоцировал нападение, они напали. Теперь в праве забрать их жизни.

— Зачем такие сложности? — недоумённо спрашивает главарь.

— Я же человек, у меня есть принципы.

— Вот уж не думал. — усмехается Шляпник.

— Думал я настоящий монстр? Нет, но могу таким стать, если стану убивать разумных без морального обоснования.

— Мораль, после такого…

Шляпник разводит руками. Смотрю. Поляна усыпана трупами, разные позы, разное количество крови. Сторона Али и вовсе напоминает свалку у мясокомбината, морщусь.

Сам зверь стоит тут, ждёт приказа, бандиты не смеют пошевелиться. Они в ужасе и чуточку в восхищении, кажется или Али улыбается?

— Они первые начали. — я нахмурился.

— Как по взрослому. — смеется Шляпник.

— Так-так, субординация. Сейчас у меня к тебе будет небольшая просьба. Собери людей, как только я отправлю на покой последних аристократов, нам надо взять под контроль оставшуюся часть города. Дальше вы выходите из тени, подготовь характеристики людей, самых отпетых отсеем, из остальных сформируем костяк будущей организации. Через неделю весь город должен быть под контролем. И ещё, Шляпник…

— Да? — участливо переспрашивает он, набирая все указания в заметки на смарте.

— Если я узнаю, что ты мне не верен, я буду разочарован. У тебя есть уникальная возможность стать для этого мира значимой фигурой, не потеряй её. Хочешь величия?

— Да, да, конечно… — часто кивает мужчина. Сейчас он как никогда серьёзен.

— Я дам тебе его.

Зову Али, мы идём прочь.

— А чего ты хочешь? — задаёт вопрос главарь банды, когда я отдаляюсь на пару шагов.

— Что? — переспрашиваю.

— Чего хочешь ты? У тебя есть всё, власть, величие, ты оставил след в истории… — Шляпник виновато улыбается. — Я пытаюсь понять.

У меня пока нет ответа на этот вопрос, поэтому молча исчезаю во вспышке портала. Магия переносит в особняк, напоследок растрёпывая волосы на голове. Перемещаюсь ко входу в дом, поэтому сразу замечаю странности.

Перед входом стоит незнакомая машина. Когда подхожу ближе из неё выходит уже знакомая личность.

— Привет. — кивает она.

— Привет, Маша.

Рыжеволосая девушка с веснушками, безумная и неутомимая любовница, как оказалось позже. Сейчас будет представление, я просто уверен.

— Дай угадаю. Ты беременна? — усмехаюсь.

— Ты прав. — не стала юлить она.

— Что тебе нужно, деньги? — пытаюсь прочесть на её лице хоть что-то, при упоминании денег она поморщилась.

— Нет, мне нужно, чтобы ты убил одного Суори. — как ни в чём не бывало отвечает она.

— Зачем мне это делать?

— Иначе, он убьёт меня.

Приехали.

Хлопает дверь, слышу шаги. А вот и второй участник нашей маленькой сцены.

— Что-то случилось, тебя прислал Михаил Григорьевич? — к нам подошла Настя.

Значит Маша приехала не так давно.

Молчим, я смотрю на бесовку и поражаюсь её наглости, она смотрит на меня в глазах вызов. Настя переводит взгляд с меня на неё, после чего начинает заводится. Её женская интуиция не говорит, она кричит, что что-то тут не так.

— Может просвятите меня? Фёдор, что она тут делает?

— Она поживёт у нас. — принимаю решение.

— Позволь спросить почему? — пытается спрятать гневные нотки Власова.

— Потому что я мать его ребёнка. — подмигивает Насте рыжая и проходит между нами. — Пошлите прислугу за чемоданами, мне сейчас нельзя напрягаться.

— Объяснишь? — сверлит взглядом Настя.

— Не сейчас.

Ищу Олега.

Нахожу в оружейной, наёмник с любовью протирает винтовку. Да, заскучал он уже тут, но теперь пора начать использовать наработанные навыки на полную.

— Есть дело. Надо помочь скоординировать людей, лови контакт, зовут Шляпник, слепи из его отребья что сможешь. Следи за дисциплиной, командует пусть сам, исполняй роль полководца.

— А если будут неприятности? — ухмыляется он.

— Они будут, поэтому я тебя и отправляю, чтобы подстраховать.

Сбегаю по лестнице вниз, чтобы подзарядить резерв.

Надо как можно быстрее наполнить источник и рвать когти из особняка. Я готов снова воевать с отрядом спецназа, но не готов оставаться в центре холодной войны между двумя женщинами.

Приходит сообщение от Айна, мою сестру и брата забрали с полицию. Начинаю глупо хихикать, не в силах остановиться. Представляю лицо Айна, как он отреагировал, вроде и нарушение приказа, а с другой стороны им ничего не грозит.

Перемещаюсь на площадь.

* * *
Пожилой следователь обвёл глазами троицу присланных сверху Москвичей. Вид у ребят был надо сказать не очень, ссадины и синяки, усталый взгляд.

— Как Питер? Понравился? — ехидно спросил он.

Парень в чёрном и девушка нахмурились, а фиолетововолосый выругался себе под нос.

— Мы пришли сказать, что завершили все дела в городе. Собираемся покинуть его, самолёт через час.

— Отлично. Был рад знакомству. — мужчина сделал вид, что увлечён чем-то на экране компьютера.

Троица сидела в центре участка, вокруг стояли столы других следователей, чуть дальше кабинет главного, за плотно закрытыми жалюзи сложно что-то разглядеть, но они периодически открываются, босс бдит.

— Пойдёмте, я вас провожу. — решил ускорить прощание следователь.

Москвичи молча поднялись и пошли на выход, минуя столы занятых следователей и выходя в главный коридор. Ответвление справа скрывало идущие друг за другом камеры временного содержания, куда сейчас заводили пару девушек и парня.

— Молодые, бунтари, чтоб его. — процедил следователь, смотря на свежее пополнение. — Митинги эти, кому вообще понадобилось такое устраивать?

Вопрос был риторическим, но Константину стало интересно.

— Какие митинги?

— Да хрен пойми, там в центре собрались эти защитники прав человеческих. Всё им неймётся. — мужчина махнул рукой.

Тут в здание вбежал парень лет двацдати пяти, он был одет в тёмно синий костюм тройку, весь в грязи и пыли, глаза бешенные.

— Что это с ним? — спросила Ника.

— Сейчас спросим. — пожал плечами следователь. — Мне тоже интересно.

— Иван Владимирович, что случилось, выпали из машины? — несколько полицейских рядом заржали.

— Иди ты… — бросил названный Иваном.

— Что?! Как со старшим по званию разговариваешь, сопляк? — рыкнул пожилой следователь.

— Ничего! — отбрил парень, но видимо почувствовал, что перегнул. — В переделку попал, пришли брать логово бандитов, а тут появился хер пойми кто, весь отряд положили у меня…

— Ты же маг! — удивился собеседник.

— А он тоже маг. Причём телепортами ходит, за секунды всех вырезал, а меня отпустил. — только когда парень подошёл поближе, стало видно насколько тому страшно.

На лбу выступили испарины, нижняя губа дрожала, пальцы тоже.

— Тогда бегом на доклад к шефу. — более опытный коллега тряхнул парня за плечи и толкнул в ту сторону, откуда только что вышло трио.

— Мне сейчас некогда. В общем, прощайте. — следователь пошёл за взбудораженным парнем.

Троица осталась наедине вразнобой попрощавшись с полицейским.

— Он? — поднял бровь ворон.

— Скорее всего. — вздохнула Ника.

— Теперь я точно запутался в мотивах. — простонал фиолетововолосый. — Так он хороший парень или нет?

— Не знаю. — ответила Ника.

Москвичи пошли дальше к выходу, чтобы через секунду нарваться на предмет обсуждения. Парень был в бейсболке скрывающей глаза.

— Ты?! — выдохнула Ника.

— Я. — подтвердил он. — Давайте без истерик, я тут по делам.

— Решил добить сбежавшего парня? — нахмурился ворон.

— Нет. А он уже тут? — губы мага скривились в улыбке. — Быстрый.

Глаз из под бейсболки видно не было, только нижняя часть лица, но этого хватало. Парень нисколько не жалел, наоборот, ему было весело.

Ника собиралась высказать всё что думает о нём, но её остановил звонок.

— Да…

— Радуйся, мы уезжаем. — тем временем сказал Свят. — Пока ты можешь спокойно спать.

— У меня в общем и целом нет проблем со сном.

Тут разговаривающая на расстоянии пары шагов Ника побледнела и всхлипнула, прижимая ладошку ко рту.

— Что случилось? — напрягся ворон.

— На них напали, база разрушена, отец пропал.

— А моя мама? — Свят ждал ответа.

— Тоже… — виновато выдавила Ника.

— Твою мать! — взорвался обычно спокойный ворон. — Мы немедленно вылетаем.

— Значит началось. — хмыкнул парень в бейсболке.

— Что ты сказал? — нервно спросил Свят.

— Присмотрите за Теей, ей нужна будет помощь. — туманно произнёс маг. — До скорой встречи.

Парень пошёл в сторону камер временного содержания, как раз туда, куда только что завели троих участников митинга.

— Он что-то знает. — отметила Ника.

— Уходим. — дёрнулся ворон и троица покинула полицейский участок.

Над городом завис алый диск солнца, близился вечер.

Где-то на улицах города происходили редкие бои, верхушка аристократов тряслась в своих хоромах в ожидании прихода нового хозяина. Власть менялась, как и время года.

Где-то на окраине взлетал самолёт. У иллюминатора устроился парень в чёрном и смотрел за борт, поза была настолько напряжённой, что его можно сравнить со статуей. Напротив девушка в наушниках, нервно отбивающая ритмичный мотив о подлокотник. Фиолетововолосый заперся в туалете и медленно стекал по стене, его рука была перевязана жгутом, а из вены торчал висящий шприц.

Как только самолёт подлетит к Москве они переместятся, длинный переход им не выдержать без опустошения источника.

Всё шло своим чередом, близилось начало, начало конца…


Глава 28


Пройти через рамку не составило труда, сказал, что родственник одного из задержанных. И это правда. Но вот кого я не ожидал увидеть в камере временного содержания, так это Алёну Евгеньевну.

— Здравствуйте, господа арестанты.

Смотрю на брата и сестру сквозь прутья. Выглядят испуганными и взволнованными, надо же, как мало надо человеку, чтобы испугаться. Всего-то страх быть отшлёпанными мамочкой или папочкой. Уверен, наша мама устроит целое представление в лицах, а затем придумает что-то уничтожительное.

— Лёша? — Вика вскочила и подошла ближе.

Алёна Евгеньевна при виде меня лишь скрестила руки на груди и отошла к стене, Лёня хмуро смотрел, но ничего не сказал.

— Лёша, Лёша, выходить собираемся? — вздыхаю, Викина заплаканная мордочка вызывает улыбку.

— Я думала приедет мама. — вздохнула она, слёзы снова полились из её глаз.

— На эту тему мы с тобой позже поговорим. — Я протянул руку сквозь решётку и стёр слезинку со щеки сестры. — Ну-ну, давай без луж. Я сейчас лучший вариант, и мама, и папа, и бабушка в одном лице.

Киваю полицейскому, он скучающе подходит.

Обычный сутулый мужчина лет тридцати, смотрит скучающе.

Оглядываюсь по сторонам и закидываю удочку.

— Эти двое мои брат и сестра, уверен это легко подтвердить. Забрали с митинга, молодые, глупые, что сказать…

В камере разом фыркают непутёвая преподавательница и мой брат. Будто какое-то потрие, глупость называется. Кидаю на них злой взгляд.

— А ты стар и мудр я так понимаю? — усмехнулся полицейский.

— Вы зрите в корень, господин…

— Сержант, Васенков Егор Афанасьевич. — Снова с усмешкой поддерживает беседу он. — Чем могу помочь, молодой человек?

Какая интонация, сержант так хорошо выделил словосочетание, «молодой человек». Стараюсь не морщиться, тут явно кто-то кого-то троллит. И не уверен, что это я.

— Отпустите их, Егор Афанасьевич, я в долгу не останусь. Отплачу добротой. У вас такая трудная профессия, вам не хватает добра, вы только скажите сколько нужно. — старательно слежу за реакцией полисмена, каждая фраза может стать последней.

— Не думаю, что у вас столько найдётся, а теперь пройдёмте на выход, свидание состоялось. — он показывает в сторону рамки.

— Да, конечно.

Киваю, а сам достаю смарт и нахожу оповещение банка о счёте на карте индивидуального пользования. Сумма приличная. Показываю экран сержанту, он запинается, его глаза начинают бегать в поисках камер.

— Ну, пожалуйста. Вы же видите, как я добр, страдает душа, когда близкие не со мной.

Вика слушающая наш диалог начинает усиленно кашлять. Почему это так похоже на смех?

Сержант смотрит по сторонам и одними губами кидает.

— Триста, и все трое выйдут.

— Триста так триста, только мне двоих вытащить надо, красотку себе оставьте.

— Тогда двести. — хмурится полисмен, сто куском пролетели мимо.

Киваю.

Сержант уходит за документами, а я остаюсь его ждать.

Понявшая, что происходит Алёна Евгеньевна возмущённо смотрит на меня.

— Алексей! Вы обязаны мне помочь!

— Алексей Дмитриевич, для начала. И ничем я вам не обязан. — отбриваю наглую девицу.

— Вы же состоите… Состоите в рядах моих учеников! — сверкает глазами она, намекает на причастность к одной организации. — Мы помогаем друг другу.

Вика всё понимает, смотрит на меня с огромным знаком вопроса в глазах.

— Ошибочка вышла, я не состою в рядах ваших учеников. То что я пришёл на собрание ни о чём не говорит, лучше самостоятельно отрезать себе яйца и сдаться в этот калоприёмник, чем состоять в одной организации с такими дебилами. — Похоже перегнул. — Без обид, Вика, тебя это не касается.

— А меня касается?! — встрял задетый Лео.

— Тебя да, — сегодня я не стесняюсь выражений. — Начнёшь на плечах голову вместо задницы носить, поговорим.

— Никто тебя не просил нас вытаскивать! Оставь меня тут, раз такой умный. — обиделся Лео.

— Хорошо. — пожимаю плечами. — Вика, ты тоже остаёшься?

Девушка вздохнула. На её лице проскользнула борьба, разум победил.

— Нет, я с тобой. Но его надо вытащить.

— Захочет, сам выйдет.

— Не захочу. — пробурчал Лео. — Вообще не понимаю, какого беса ты пришёл. Помои вылить на нас?

— Во первых не на всех, во вторых вы сами начали. — пока сержант в пути, вполне можно подискутировать на тему ошибок не такого делёкого прошлого. — В третьих, попал за решётку и в эту странную шайку ты сам, так в чём проблема принять руку помощи, если ты в дерьме по пояс?

— Это мой сознательный выбор, тебе не понять. Бабушка понимает. Они понимают, как ты назвал, шайка.

— Расскажи мне, пока у нас есть минутка. Что изменила организация?

— Много чего!

— Конкретнее, пожалуйста. — Я прижался плечом к решётке. — Ты ведь наверняка знаешь, что в городе есть район доков. Так вот оттуда каждый четверг отправляют по сто беременных девушек через пролив, затем снова землёй, а затем на острова к дикарям. Наверняка, я тебя не удивил, уверен у вашей конторы они давно на карандаше. А ещё в сером районе недалеко от нашего дома есть притон, там старая Суори по прозвищу Жужу сдаёт в пользование девочек и мальчиков до десяти лет. Что с ними делают объяснить?

Среди троицы повисла тишина.

— В лучших клубах этого города кутят дети аристократических семей города. У них новое развлечение, затаскивать девчонок и насиловать прямо в вип кабинках. Ну, это ты тоже знаешь. Суори отнимают бизнесы у любого, кто не готов умереть за него, а умирать за деньги глупо, поэтому люди проигрывают и на этом поприще. Но, это ты и без меня знал.

Я перевёл дыхание и продолжил уже тише.

— Так с чем борется твоя организация и каких успехов достигла? Вы даже не знаете, кто вами управляет. Та фигура в плаще на балкончике, кто она?

— Это наш создатель, мы точно не знаем… — пролепетала растерянная учительница.

— Не знаете, что? Что это грёбанная Суори?

Вот тут челюсти со звоном упали у всех троих.

Продолжить не дал вернувшийся сержант.

— Теперь мне нужна одна. — хмуро показываю на Вику.

— Эм, мы так не договаривались. — даёт заднюю сержант.

— Ходить надо быстрее! Так что, сделка? — смотрю прямо в глаза.

Сержант играет в гляделки, я зол, поэтому ловить тут нечего. Желваки на лице Егора Афанасьевича заходили ходуном, но я уже знал, что он сдастся.

— Да.

Лео остаётся с учительницей.

Этот вариант тоже хорош, по крайней мере я знаю где он и что с ним. А подумать любому молодому человеку полезно. Да и эта бесова агитаторша не даст заскучать.

— С чего ты взял, что главный Суори? — спросила Вика, когда ей вернули вещи и мы вышли в главным зал у входа.

— Просто знаю, может с полом ошибся, но что Суори, это сто процентов.

— Странные у тебя знания. — подозрительно произнесла Вика. — И откуда столько денег?

— Работаю. — отрезал я, но затем смягчился и обнял сестру за плечи. — Пошли, Вик, потом все вопросы.

Сестра кивнула и положила мне голову на плечо. Мы тихо двинулись в сторону выхода, чуть-чуть не успев уйти.

Из коридора слева вышел мой давний знакомый, а точнее тот маг, которого я отпустил после побоища, именуемое спасательной операцией «Шляпник». Он замер испуганным оленем в свете фар, глаза парня быстро расширялись, брови ползли наверх, это привлекло внимание Вики.

— Спокойно парень, я тебе ничего не сделаю. — я поднял руку в миролюбивом жесте.

— Нет-нет-нет, — зашептал он и стал пятится. — Какого беса, что происходит?!

К нему подошёл усатый пожилой мужчина в гражданском, видимо следователь.

— Иван Владимирович, что с вами? — он взял паренька за плечо. — Вы будто призрака увидели!

Он засмеялся, а Иван побледнел, совсем как хамелеон.

Я сразу понял, что ничем хорошим это не закончится.

— Это же он…!

Крик мага заглушила магия перехода, вспышка и мы снова перед камерой временного содержания, где Лео и Алёна Евгеньевна стоят друг напротив друга надутые будто воздушные шарики.

Жаль, такой спор прервали.

Вика после перемещения отпрыгнула от меня, как ошпаренная.

— Что это было? — испуганно спросила она и начала оглядываться.

— Потом расскажу, а пока, нам надо убираться, меня тут видели будут интересоваться вами.

Рука расцвела щупальцами хаоса, пара ударов и прутья осыпаются.

— Вот он! — из коридора выбегают двое полицейских, тот самый усач в гражданском, второй в форме, оба достают табельное и направляют на меня.

— Стоять! Руки над головой, вздумаешь что-то наколдовать нашпигуем, патроны усилены, пробивают на раз. Ещё не таких пробивали. — предупредил усатый, знает с чего заходить, самые козыри выкинул.

— Ну, таких как я вы вряд ли могли встретить. — скромно замечаю, после чего уже обращаюсь к Лео с Алёной. — Быстрее, возьмите меня за руки, перенесу в безопасное место, иначе все погибнете.

Парочка словно сомнамбулы идут навстречу, Вика отошедшая на несколько метров делает рывок ко мне. Полицейские начинают стрелять.

Тентакли вылетают из рук опережая пули, кружевная защита, будто паук оплёл коридор, пули бессильно растворяются в хаосе, он поглощает любую структуру, это как опустить клубок сахарной ваты в кипяток.

Хватаю Вику и ребят, после чего делаю прыжок сквозь пространство.

На этот раз что-то идёт не так. Будто прорываюсь сквозь толстый слой воды. Давление невероятное, наверное так рвут мышцы спортсмены. Источник подвергается титаническому давлению, кажется я перестарался.

Теряю сознание, снова прихожу в себя в полной темноте, снова теряю.

— Алекс!

— Алекс!

— Алекс! Пожалуйста…

Ветер играет с волосами, открываю глаза и вижу чистое небо. Кто-то хватает меня за рубашку, рядом Вика, она напугана, справа за руку держаться Алёна и Лео.

— Пожалуйста! — плачет Вика.

Прихожу в себя, мы на высоте в несколько тысяч километров, летим вниз. Киваю Вике, глаза прикрываю, придётся собрать все силы.

При попытке обратится к источнику, каждую клетку тела прорезает невероятная боль, будто сжигают заживо. Крик вырывается из горла, слёзы летят каплями наверх…

До земли пара тысяч метров, чувствую её приближение по меняющимся лицам людей вокруг.

Сейчас.

Нет, я не смогу.

Но я должен!

Обращение к силе сквозь боль, черпаю хаос, точнее соскребаю остатки.

Тело выкручивает наизнанку от боли, невозможно открыть глаза, но мне удаётся. Чувствую переход, я дотяну, я смогу.

Отключаюсь, молясь всем богам, чтобы мы не умерли, чтобы они не умерли.

* * *
В сознание прихожу рывками.

Вот слышу громогласный рык… Скорее всего Али, либо я угодил на закуску к какому-то другому центуриону. Испуганные возгласы вокруг меня. Перед глазами морда Али, всё-таки я попал куда надо. Зверь берёт меня за шкирку, будто маленького котёнка и тащит в подвал…

* * *
Снова прихожу в себя от рыка. На этот раз слышу ещё и разговор.

— Ну, пусти меня, ты же хороший, я тут рыбки принесла… — голос Вики.

— Руаррр…

— Он не ест рыбу… — шепчу еле слышно и снова ухожу темноту.

* * *
В последний раз выныривая из беспамятства, стойко ощущаю, что я наконец перестал болтаться над пропастью. Состояние отличное. Резерв полон под завязку, тело исхудало, но мы же знаем, как поправить положение.

Ноги еле слушаются, все мышцы затекли, сколько я провалялся на полу пещеры?

Аккуратно встаю и выхожу наружу, дверь всё равно открыта.

Вижу справа кресло и стол, на столе блюдо с мясом и овощами, рядом небольшой кувшин лимонада, видно остывшее, но всё равно картина вызывает адский спазм в районе желудка.

Рядом на кресле дремлет Вика, она свернулась калачиком и не громко сопит, больше никого нет.

Решаю не будить сестру, набрасываюсь на мясо, давлюсь лимонадом запивая самую вкусную пищу в мире. Мозг полностью отключается, снова будто потерял сознание, остановился когда приличное такое в размерах блюдо опустело.

Вопрос, а где кости?

— Да, такого аппетита я давно не видела. Точнее никогда.

Я и не заметил, как пришла Нина с новым подносом еды. Рядом стоит образина Али, который тут же начинает облизывать меня. Закончив с этим, отходит и ложится на бетонный пол.

— Мда…

А это проснувшаяся Вика. На меня смотрит с тревогой.

Тянусь ко второму блюду и сметаю дополнительную порцию.

Голод слегка уняли, а значит можно приступить к вопросам. Нина стоит, смотрит, уверен готова идти за новой порцией.

— Олег выходил на связь?

— Он в особняке, ждёт вас, я уже отправила сообщение. — оперативно отвечает Нина.

Я удивился, сколько же прошло времени. Получается он уже завершил дела со Шляпником, только бы не было больших потерь.

— Настя?

— Уехала с господином Покровским, какая-то сделка. Только сегодня покинула вас, была всё время тут.

— Кто ещё в особняке, что-то важное происходило? Сколько я провалялся?

— Ничего критичного, вы были в отключке пять дней. — Нина грустно улыбнулась.

Я выругался.

— Новости в СМИ какие-то важные были? — напрягся я.

Нина подумала, затем покачала головой.

— Хотя, — подняла она палец. — Сегодня в двенадцать какое-то собрание, так говорят в новостях. Королева инициировала эту встречу, будут решать что-то важное по развитию кластера.

— Сколько сейчас времени? — замер я.

— Одинадцать часов.

Я взлетел прямо из стула и побежал наверх.

На выходе мне попался Олег, он хотел что-то сказать, но я прервал его, проносясь мимо.

Куда же спешить человеку вернувшемуся с того света? Как куда? Конечно же обратно.

Когда мы разговаривали по душам с подкидышами, которых нам привёз некий доброжелатель, выяснилось много инетерсного. А точнее, то, что вокруг Теи готовят заговор, вот уже долгое время.

Шпионы оказались крайне любопытными и знали намного больше чем им положено, почти половину, но по отрывочным данным я собрал картинку в целом и понял что к чему.

Нападение на моих детей — это первый шаг, далее перехват власти в Москве, который уже успешно сделан, одно не удалось, устранить трио. Сегодняшнее собрание не просто так, это завершающий этап, новая власть сформируется именно там.

Если говорить коротко, сегодня у Теи будут забирать её трон.

Я этому помешаю.

Одевшись, приготовился к прыжку к поместью, восстанавливая в памяти, каким оно было.

Смарт пикнул, пришло уведомление. Номер неизвестен.

Какая-то фотография, грузится долго, секунд десять.

Фото открывается, интересно, ракурс очень удачный, окно какой-то гостиницы судя по убранству. На фото Покровский с оседлавшей его девицей, он улыбается, без очков его глаза выглядят мельче. Он жадно держится за упругую грудь, будто это самое большое сокровище в его жизни. Его лицо искажено истомой, от чего ещё уродливее.

Нет, наверное я просто себя накручиваю из-за злости.

Какой злости?

Я знаю девушку на фото. К сожалению, это Настя.

Собрание региональных лидеров кластера Россия, Тея

Люциус был на высоте, всё шло по плану.

Если подумать, Суори никогда не был так близок к провалу, как в тот день, когда встретил в коридоре высотки Василису. Сам Люциус только получил известие о том, что план сработал не до конца, нападение произведено, но магиня успела уйти порталом.

Как он злился, Люциус и не подозревал, что может так негодовать.

Чётко выверенный план начинал осыпаться прямо на глазах. Годы подготовки, создание личной гвардии, что приведёт его к могуществу.

Сложнее всего было не начать раньше чем следовало.

Латы были готовы вот уже четыре месяца, но партнёры постоянно что-то упускали, план был под угрозой срыва бесчисленное количество раз, но всё-таки сработал.

Да, сработал.

Сейчас Люциус сидел во главе стола, собирая привычные усмешки и косые взгляды совета. Он изредка так делал, будто примеряя чужую вещь, крутился перед зеркалом и снова убирал в шкаф.

Сегодня всё иначе, сегодня он не отдаст так понравившуюся вещицу.

Время собрания приближалось, всё кто был посвящён в план по смене власти предвкушающе улыбались. Ничего не могло пойти не так.

Люциус сегодня будет в центре внимания, в центре всего, власть, деньги, влияние, весь мир у его ног. По крайней мере ощущал он себя именно так.

Тея вошла в зал и совершенно поглощённая своими мыслями проследовала к своему месту.

По залу разнеслись смешки, но даже это не привлекло её внимание. Она держала в руках смарт, постоянно поднося его к уху, видимо пыталась кому-то дозвонится.

Люциус на секунду залюбовался своим врагом, отдавая уважение его труду, но только на секунду.

Когда Суори подошла к трону, она наконец-то заметила откровенный смех и занявшего кресло Люциуса.

Тея прищурилась, она была зла ещё до входа в зал, появилась отличная возможность выплеснуть гнев. Но что-то не давало ей начать разнос, что-то в поведении Люциуса отличалось, он буквально сиял и ждал, когда она начнёт разговор.

Тея стояла и молча бурила казначея взглядом, сейчас — это лучшая техника, Суори прекрасно знала, какое он трепло, не пройдёт и полминуты, как начнёт болтать.

— Присаживайтесь, Тенария. — промурлыкал он.

— Десять секунд… — хмыкнула Тея.

— Что? — сбился Люциус.

— Ничего важного. — махнула рукой Суори и села на край стола, юбка опасно натянулась под давлением, Люциус сглотнул, он был мастером интриг, но вот с женщинами чаще всего пасовал. — Жду объяснений.

— Присаживайтесь, пожалуйста. — Люциусу приложил не мало усилий, чтобы как ни в чём не бывало продолжить беседу. — У меня есть небольшая новость, лучше вам послушать.

Голос Люциуса приобрел угрожающие нотки. Тея прислушалась и повернула голову, будто любопытная птичка, после чего сделала пару шагов назад и села на свободное место.

Женская интуиция вопила о том, что что-то сейчас происходит, но вот что?

— Господа! — воззвал к вниманию Люциус.

Многие смотрели на казначея с неодобрением, ещё больше с непониманием и разгорающейся злобой, но посвящённые были готовы.

— Я рад вам сообщить, что мы сегодня изберём нового правителя. — Люциус хохотнул и не давая всем присутствующим высказаться, продолжил. — Я не стал ходить кругами, многих в этом зале, многих в кластере беспокоит ситуация с правлением Тенарии. Она стала слишком лояльной и мягкой по отношению к людям, она дала им больше свобод, чем они заслуживают, всё это неминуемо ведёт к краху. — Суори зароптали, волна разговоров нарастала. — Но прежде чем вы выскажитесь, я добавлю. У меня есть информация о том, что континент готовит восстание против кластеров, они скоро будут тут, нам ни за что не победить без сильной руки во главе. Все согласны?

Посвященные в детали заговорщики кивнули, кто-то похлопал.

Люциус продолжил.

— Я не прошу власти, я её беру, по праву силы, как оно было всегда. — Торжественно закончил Люциус.

— Бред! — подскочил один из участников собрания, региональный лидер.

Выстрел и крикун валится на своё место с расплывшимся пятном крови на груди.

— Кто-то ещё не согласен? Кажется только что появилась вакансия, мэр Архангельского региона. — довольно улыбнулся Люциус.

Поднявшийся шум стих, все уставились на казначея.

В повисшей тишине особенно громко прозвучал смех Теи. Она похлопала в ладоши и встала.

— Заканчивай спектакль, Люциус. Чтобы что-то забирать силой, надо эту силу иметь. Близнецы сотрут тебя в порошок, не говоря о нашем золотом трио. Ты можешь подкупить всех внутри города, да хоть весь кластер. Я пройду огнём по изменникам и каждый получит своё.

Слова Теи вызвали бурление, многие одобрительно закивали. Королева тонко улыбнулась. Но Люциус не выглядел обеспокоенным, он откинулся на спинку кресла и сделал неопределённый жест рукой.

Дверь зала где собрались все чиновники открылась, внутрь ввели скованную по рукам и ногам женщину. Глаза Теи расширились, ведь вёл пленницу Диагон, единственный крылатый доспех, который должен быть в хранилище.

Сразу стало понятно, почему Люциус так спокоен, нашёл способ контролировать доспех.

Бледное лицо, вместо правой руки омерзительная культя, одежда мятая и грязная, на шее и скуле два огромных синяка.

Тея разом выдохнула.

— Вася… — прошептала она. Лицо Суори исказил нечеловеческий гнев, она посмотрела на Люциуса. — Ты умрёшь, никто не посмеет трогать моих детей.

— Ты не в том положении, чтобы мне угрожать. — скучающе произнёс Люциус. — Лучше подумай, как спасти свою жизнь…

— Он, он, Витя… — всхлипнула Василиса.

— Что с Виктором?! — приказным тоном спросила Тея.

Люциус поморщился, но ответил.

— Он жив, но ненадолго.

Василиса ощутима выдохнула.

— Трио? — подняла бровь Тея. — Тоже у тебя?

— Какая ты догадливая. — Люциус снова поднял руку, в зал вошли обычные бойцы Суори, вводя троицу молодых людей.

— Мама! — бросился к женщине фиолетововолосый парень.

— Святик, нет…! — воскликнула Василиса.

Но было поздно, Суори с удовольствием отходили парня, пиная до тех пор, пока тот не затих.

— Зря я не уничтожила латы. — покачала головой Тея. — Кандалы я так понимаю из них же?

— Догадливая. — кивнул Люциус. — Переплавленный Ласурит, мы долго экспериментировали, получилось впечатляюще, ты не находишь?

В хорошо освещённом сотней ламп зале стояла тишина, все понимали, что это шах и мат. У королевы забрали последнее оружие.

Василиса смотрела на своего сына и племянников. Людей поставили на колени, это нельзя было назвать ничем иным, чем поражение.

Дверь переговорной слетает с петель, буквально разлетаясь мелкой щепкой. Внутрь входит темноволосая женщина, лицо искривлено гневом, в глазах поселился огонь.

Диагон ударом кулака вырубает Василису, вставая между Люциусом и вновь прибывшей.

— Лара… — облегчённо вздыхает Тея.

Лара вытягивает руку, зал наполняет ветер.

— Лара! — снова кричит Тея, но уже испуганно.

Позади Лары появляются три закованные в латы фигуры, женщина успевает увернуться от удара Мефистофеля, после чего начинается бешенная схватка. Сформировать магический удар невозможно, мало времени. Удары сыплются на магиню с разных сторон со скоростью пулемёта. Доспехи закружили хоровод вокруг бывшей пустышки, буквально выбивая из неё жизнь.

Когда вихрь распадается, все видят пытающуюся встать на четвереньки одарённую. Диагон заносит над ней крыло, лезвия хищно блестят, они готовы разрубить хрупкую женскую фигуру надвое.

— Стоять! — командует Люциус. — Не так быстро, сначала я хочу чтобы умерла её дочь.

— Увы, это не ново, придумай что-то своё… — шепчет сплёвывая кровь Лара.

Удар сотрясает здание.

Дрожь конструкции из стали и бетона чувствую практически все.

Свет в зале начинает моргать, лампы с гудением светят ярче и ярче, а порою отключаются на несколько секунд погружая всё пространство во тьму. В переговорной нет окон, она в самом центре здания, окружена метровыми стенами, для безопасности и звуконепроницаемости.

Стоящие по периметру зала скалоподобные Суори охраны, начинают вертеть головами. Стоящие в доспехи не смотря на полностью искусственное происхождение двигаются из стороны в сторону, обнажив оружие.

— Что это за хрень?! — восклицает Люциус. — На нас напали? Но, кто?!

Свет в очередной раз погас, а затем загорелся.

Все чётко услышали крик одного из охранников.

Когда появилась возможность рассмотреть происходящее, взгляд всех присутствующих наткнулся на небольшую горку пепла.

Снова темнота, новый приглушенный крик и порыв ветра.

— Что это? Говори сука! — орёт Люциус на Тею. — Прекрати это, иначе я убью её!

Пухлый палец указывает на стоящую на коленях Василису.

Тея непонимающе смотрит, её лицо бледнеет на глазах, она молчит.

— Убить! — кричит казначей.

Василиса последний раз встречается взглядом с той, кто её воспитала. Тея закрывает рот ладонями. Магиня что-то шепчет.

Диагон расправляет острое крыло, удар совпадает с новым погружением во тьму. В этот раз никаких криков, только скрежет металла.

Когда свет снова начинает гореть, лампы освещают только одну половину зала, вторая же погружена во тьму. Все взгляды присутствующих скрещиваются на Люциусе. Толстяк начинает краснеть от гнева.

— Чего уставились болваны? Напомнить, кто здесь король?!

— Напомни пожалуйста. — слышит казначей ироничный вопрос.

Голос не знаком, мурашки бегут табунами по спине Люциуса. Суори резко оборачивается, наблюдая, как из темноты выкатывается голова Диагона.

Сам Диагон в этот момент падает на пол, орошая всё вокруг кровью носителя.





Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики