Разбивая зеркало (fb2)

- Разбивая зеркало 2.28 Мб, 113с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Виктория Николаевна Селезнева

Настройки текста:



От автора

Уважаемые читатели, эта книга была написана мною достаточно давно, так же как и «Режим безвизового въезда», и я уже было бросила это занятие. Под давлением моего любимого мужа, я снова пробую себя в писательском деле. Но одна из первых проб пера тоже может быть удостоена вашего внимания. Очень надеюсь, что она вам понравится и побудит прочитать и другие мои произведения!

Глава 1

От Бога требовать нельзя – сделки возможны только с Дьяволом.

(Михаил Мамчич)

Солнце слепило так, как будто явилось на небо в последний раз. Я вздохнула и огляделась по сторонам. Да, завидую я тем девушкам, которые идут в мини-юбках или макси-майках. Им может и в кайф такая погода. А вот мне в черных брюках и белом топике совсем не айс. Ну что поделать, какая работа такая и одежда.

Я направлялась в офис на 20 этаж двадцати этажного здания. Там располагалась контора, в которой я работала. Официально, это было детективное агентство "Альбинос". Странное название. Мы до сих пор гадаем, то ли у нашего шефа зашкалила фантазия, то ли это какой-то намек нашим НАСТОЯЩИМ клиентам.

Впрочем, как бы то ни было, но детективными делами мы тоже занимались: искали украденные документы, выслеживали любовниц и любовников и маялись прочей ерундой. Во-первых, это было необходимо для отвода глаз. Согласитесь, если в офис заходит клиент раз в 2 месяца, а благополучие конторы расцветает – это как-то минимум странно. Ну а во-вторых, в то время пока пара человек занималась НАСТОЯЩИМ заданием, остальным приходилось плевать в потолок. Поэтому-то на остальных и вешали сбежавших кошек и обнаглевших привидений.

Как я уже сказала, офис наш находился на 20 этаже, что практически на 100 процентов исключило случайное попадание случайных лиц.

Я начала подъем наверх. Не подумайте, лифт в этом здании имеется, вон, стоит парочка в ожидании оного, наверное, в брачный салон на 4, а вон бредут старушки в САБЕС или что-то в этом роде. Я же проскочила мимо лифта, как раз в сторону уходящих ввысь ступенек. Объясняю: наша работа требует нахождения в отличной физической форме, а если шеф заметит, что ты поднялся на лифте, без разговоров отправит к тренеру, после месяца занятий с которым, можно выносить тебя на носилках. Уж лучше 20 этажей каждый день по лестнице. К слову, наш шеф тоже игнорировал лифт, так что все честно.

Сегодня с утра мне позвонил начальник и сказал, что меня ждет задание, а сам он ждет меня в кабинете. На самом деле, меня это малость смутило. Как-то не в правилах нашего шефа лично оповещать о задании. Просто с утра на всю контору оглашалось имя человека, который идет на дело, и тот находил у себя на столе пухленький конверт. А тут вдруг шеф вызвал меня к себе. Неспроста это.

Я ушла в себя, размышляя над странным поведением шефа, однако уже на 18 этаже все мои сомнительные мысли улетучились, и осталась одна – всего 2 этажа!

Я немного притормозила возле двери, восстанавливая дыхание. Это позорное действие выполняла вся наша контора, за исключением шефа. Иногда мне даже казалось, что шеф – это биоробот: работает от батареек, а в заднице пропеллер. Это бы все объясняло: и спокойной восприятие любой физической нагрузки, и постоянно бодрый вид, и энергию, хлещущую через край.

– Кама, привет, заходи.

Я прокашлялась, и неохотно переступила порог кабинета. Кама это я. На самом деле меня зовут Карина, Карина Камалова. Отсюда и Кама. У нас не принято называть друг друга по именам. Есть несколько причин. Во-первых, чем меньше людей слышат твое имя, тем лучше. Специфика профессии. А во-вторых, имя – это что-то личное. Согласитесь, как приятно слышать, когда человек называет вас по имени. А у нас личные отношения – это не то, чтобы табу, но, в общем, не стоит. Нет, мы общаемся с коллегами, даже вне работы. Но это скорее визиты вежливости, нежели искренняя дружба. Впрочем, каждый из нас знал, на что идет, так что мы не жалуемся.

Вот почему каждому из нас дается "подпольное" имя. Особо не запариваясь, оно в основном является производным от фамилии или же отличительной чертой человека.

Другое дело шеф, Эдуард Владимирович. Черт его знает, настоящее это имя или нет, но мы его зовем так.

– Чай, кофе?

Я выплыла из грез и сглотнула. Шеф предлагает мне чай, и даже кофе?! Так, меня отправляют на расстрел?! Или мы спалились и я должна взять всю вину на себя?!

– Нет, спасибо… Шеф, что случилось? – вне задания я никогда не скрывала своих эмоций.

– Карин (назвал по имени, совсем плохо), ты знаешь, как я дорожу тобой, и что ты у меня далеко не на последнем месте.

Я кивнула, что толку строить из себя овцу, когда все знают, что я одна из лучших сотрудников.

– И ты знаешь, что потерять тебя я хотел бы меньше всего…

Так, мое терпение закончилось.

– Стоп-стоп! Вы меня увольняете?!

Шеф запнулся, видимо я сорвала готовившуюся целую ночь речь.

– Что ты, Боже упаси! – шеф почесал голову и продолжил,

– Карин, ты знаешь, что мы не единственные в своем роде, – я снова кивнула. Действительно, помимо нас было еще как минимум одна контора, занимающиеся аналогичными вещами, – но так вот, одним из наших …хм… напарников (читай: конкурентов), нужна помощь. Они попросили у нас одного сотрудника на одно задание… в долг.

Вот так номер.

– То есть, вы хотите сдать меня в аренду?! – ну это уже слишком.

Шеф вздохнул и продолжил.

– Кама, я не могу тебя принудить или приказать. Я прекрасно понимаю, как долго притираются друг к другу напарники. Так же прекрасно понимаю, что все работают по своим правилам, и, да, получается, что я тебя отправляю в клетку с тиграми. Ты вправе отказаться, поверь, это никак не повлияет на мое отношение к тебе. Только прежде, чем ты дашь ответ, я должен сказать о вознаграждении.

Задание выполняется втроем, соответственно, 60% гонорара вы делите между собой (я кивнула, у нас так же, 40 % в компанию), плюс, за то, что ты будешь работать на чужую контору, тебе причитается вот такая сумма, – шеф протянул мне листок с цифрами. Я присвистнула. Сколько же стоит задание, если за меня дается такая сумма. А если учесть, что шеф работает тоже не за спасибо…

– А почему именно я? – задала я мучавший меня вопрос.

Шеф отметил без промедлений.

– Не буду юлить, им нужна девушка, причем девушка, которая не только глазки умеет строить.

Ну, понятно, или роль шлюхи, или овцы – одно из двух. Простую сопровождающую на какое-то мероприятие или продавщицу цветочного магазина может выполнить даже новичок. Другое дело, если надо сыграть роль соблазнительницы, да так, чтобы клиент повелся, или разыграть из себя дурочку, наивную девочку, тут да, даже одного актерского таланта мало. Помниться, пришлось мне однажды играть роль психопатки с диагнозом, так даже я боялась провалиться. Если кто не понял, то выполнять свою роль мне предстояло перед психиатром.

Я вернулась в реальность и глянула на шефа. К слову, этот человек навряд ли будет раздавать своих сотрудников налево и направо, и деньги тут роли не играют. Значит, есть еще что-то…

– В общем, вот тебе почва для размышлений. Ответишь завтра, – вернул меня Эдуард Владимирович к реальности.

Шеф отвернулся, всем своим видом показывая, что сказал достаточно, дальше я сама должна решить.

Я протянула руку и взяла заветную бумажку с числом, оканчивающимся множеством нулей на конце. Ухмыльнувшись, я выдала в спину шефа:

– Не нужно ждать завтра, я согласна.

Даже со спины я поняла, что шеф тоже ухмыляется.

На следующее утро, в аэропорту, Эдуард Владимирович передал мне конверт с досье на моих напарничков.

– Задание получишь по прибытии…

Тут он слегка запнулся и неуверенно продолжил:

– И да, Карин, будь осторожна.

Я ухмыльнулась.

– Что, шеф, все так серьезно?

Он вздохнул.

– Я просто не хочу терять своего лучшего сотрудника.

– Ну, прям таки лучшего! – я хлопнула шефа по плечу. – Не бойтесь, я не останусь во вражеском стане. Быстренько сыграю отведенную мне роль, и домой, под крыло любимого шефа!

– Кама, твой язык – твой враг! Аккуратнее, это мы привыкли к тебе, а они чужие, будь посдержаннее.

– Есть сэр! – я отсалютовала шефу, и пошла на посадку.

Внутри меня трепыхались сотни бабочек. Предвкушение дела, стоящего дела! Говорят, такое же чувство испытываешь, когда влюблен. Не знаю, не была. Но я знаю точно, что я безумно хочу выполнить это задание, любой ценой.

В самолете я вскрыла конверт с информацией на людей, с которыми буду работать.

– Замечательно, два мужика. И рожи криминальные какие-то, – пробубнила я себе под нос.

Я все-таки слегка трусила. Не задания боялась, а того, что придется работать с чужими людьми. Я и со своими-то коллегами предпочитала не сходиться в задании. И вообще я по жизни одиночка, а работа в паре или тем более трио требует умения сотрудничать. У меня это умение напрочь отсутствовало, хотя бы потому, что делала я все по-своему.

Ну вот, скажем, нужно вам решать, как вы будете подбираться к дому. Есть несколько вариантов, выбирается путем голосования. Но лично мое решение никогда не зависело от исходов голосования, я делала так, как считала нужным. К слову, я еще ни разу не ошиблась. Зная мою интуицию, люди, работавшие со мной, доверяли мне всецело. К тому же я все равно сделаю по-своему. А тут как быть? Два мужика будут слушать тощую девчонку, видом напоминающую полудохлого воробья?

Ладно, прорвемся, одно задание!

Я улыбнулась, мысленно представив себе число с множеством ноликов. Я давно хотела приобрести жилье. Но все как-то не попадалось. А тут я присмотрела такой замечательный домик. Правда и стоил он замечательно, но если все пройдет на ура, у меня будет возможность его купить.

– Шампанского? – прервала мои мысли стюардесса.

– О, нет, спасибо, минералку, если можно.

К слову я не пью. Совсем. От алкоголя я моментально теряю рассудок, и к тому же на следующий день ничего не помню. С вами тоже такое бывало, скажете вы. Но не с глотка вина же! Вот-вот, а я улетаю мгновенно, такое ощущение, что спирт, игнорируя желудок, идет ко мне сразу в мозг.


 Я продолжила копаться в досье. Вообще я не люблю читать всякую воду, перехожу сразу к сути задания. Но тут я читала внимательно.

Так, напарник намба ван. Романов Денис, на задании Дик. Я ухмыльнулась, еще бы Шарик обозвали. Давным-давно, еще в другой жизни, у меня была бабушка. А у бабушки был лохматый пес, которого звали Дик. Ладно, что еще есть забавного в этом напарничке? Так, 27 лет, не женат (я бы удивилась, если бы было наоборот), общителен, приветлив и бла-бла-бла. Нет, погорячилась, все не дочитаю.

С фотографии на меня косился этакий русский парень, русые, слегка вьющиеся волосы, улыбка до ушей и хитрющие глаза. Ему бы погоняло Лис подошло.

Ну ладно, с одним более или менее разобрались, перейдем ко второму.

Второй тип мне не понравился гораздо больше. С фотографии на меня смотрел мужчина мечты любительниц слюнявых женских романов. Я к таким, слава Богу, не относилась, так что на меня он впечатления не произвел. Темноволосый, с цепким взглядом, не тени улыбки, слегка заостренные скулы, карие, почти черные глаза. Такой не будет строить из себя милого приветливого друга, такой не прощает ошибок, очень сильный телом и духом и всегда уверен в себе на сто процентов. Как я. Поэтому мы с ним не сойдемся, оба лидера по натуре, оба волки-одиночки.

Я вздохнула. Одно задание, я справлюсь. Мысленно пересчитала нули на чеке и продолжила читать. Так, Станислав Ветров, Вирт по кличке. Его досье я прочитала поподробнее, что еще больше убедило меня в том, что в диагнозе я была точна как никогда.

Работал раньше всегда один, до появления Дика. С Диком сошелся в тандем, и мальчики стали преимущественно работать в паре. На счету 19 отлично пройденных дел и ни одного провала. В хорошей физической форме, отлично стреляет, в тандеме является главным.

Я хмыкнула. Может в тандеме он и главный, а про трио никто ничего не говорил.

Самолет плавно приземлился. Пилот пожелал всем счастья в личной жизни, ну или что-то типа этого, и я с легким сердцем покинула железную птицу.

Уже стоя в аэропорту, я подумала, что вроде как встретить меня никто не обещал. Ладно, разберусь на месте. В конце концов, всегда могу связаться с шефом.

– Кама?

Я медленно обернулась. Ага, две знакомые по фотографиям рожи. Все-таки встретили.

– Добрый день, – проявила я чудеса вежливости, – Кама.

– Дик, – представился светловолосый, – а это Вирт.

Я достала из своего арсенала одну из самых милых улыбок.

– Очень рада знакомству.

Читай: мне плевать, давайте перейдем к делу.

– Так, хватит церемонии разводить, – встрял Вирт, – мы оба знаем, что это ни к чему. Давайте уже двинем на квартиру.

Я убрала улыбку с лица, у меня их, этих самых улыбок, не так много, чтобы тратить их на всяких Виртов.

– Согласна, – прошипела я в своем истинном облике. Затем подхватила дорожную сумку и, обогнув мужчин, пошла вперед.

За дверьми аэропорта я все же притормозила. Куда дальше идти, на указателях написано не было, к сожалению. Через пару секунд меня обогнул сначала один, потом и второй напарник, продвигаясь к стоянке.

Мы наконец-то притормозили у одной из машин. Дик с улыбкой открыл мне дверь, приглашая в салон ничем не примечательного авто. Я бросила свою сумку, а затем устроилась сама.

Всю дорогу ехали молча, точнее молчала я, а эти двое на первом сидении о чем-то тихо переговаривались. У меня нет привычки подслушивать, если это конечно не задание, поэтому я погрузилась в себя. Если быть совсем честной с собой, я уже не чувствовала вкус задания, мне хотелось оказаться в родной конторе, даже можно с каким-нибудь липовым делом. Как-то паршиво, когда тебя воспринимают как ненужный довесок. Ладно Дик, он еще старался казаться вежливым, а этот второй припадочный сразу набросился на меня. Даже Я постаралась казаться приветливой. А, к черту! Не впервой.

Мне 10 лет, у меня день рождения, первый так сказать юбилей. Тетя купила кило ирисок, со словами: "Только все сразу не ешь, а то зубы слипнутся… И это, с днем рождения" Нет, она не была злой, я даже не могу сказать, что она меня не любила… Просто время тогда было такое, что всем было тяжело, и морально, и материально… Тут не знаешь, как своих детей на ноги поднять, а еще я в довесок… Самое печальное, что я в свои 10 лет это понимала, и даже не обижалась, просто грустно было, что ли…

– Эй, уснула? – вывел меня голос свысока.

Похоже, я и впрямь задремала. Мы подъехали к блочной десятиэтажке, с милым двориком, каких миллион в любом городе. У нас мы тоже предпочитали снимать квартиры вот в таких местах.

– Место встречи изменить нельзя, – пробубнила я под нос.

– Что? – обернулся Вирт, вытаскивающий что-то из багажника.

– Какой этаж, спрашиваю, – крикнула я ему почти в ухо.

– Седьмой, – гаркнул, косящий под полковника напарник.

– Ладно, мальчики, жду вас наверху, – промурлыкала я, перекидывая сумку в другую руку. Командировка командировкой, а спортивные тренировки еще никто не отменял.

Пришла я раньше парней, что вообще неудивительно. Седьмой, это вам не двадцатый.

– У нас вообще лифт работает, – пробубнил Вирт.

– У нас вообще лифты игнорируют, – в тон ему ответила я.

– Ну и дураки, – с улыбкой прокомментировал, проходящий мимо меня в квартиру Дик.

Я проглотила дальнейшие замечания, как-то через полчаса знакомства устраивать перепалку мне не хотелось. Мне хотелось уже приступить к заданию, а если быть точнее, то уже закончить его…

Мужчины разулись при входе, обув на ноги какого-то страшного вида тапки. Я проигнорировала предложенное великолепие, протопав в кедах в комнату.

– Кама, какого черта, у меня там ковер чистый лежит! – взревел мне в след "главный" из напарников.

– Так это не подставная квартира? – удивилась я.

– Тебе какая разница? – вопросом на вопрос ответил Вирт.

– А тебе какая? – не осталась я в долгу, – все равно ковер уже грязный, что зря ноги позорить вашими тапочками.

Напарник напрягся, я даже подумал, что мне сейчас влетит хук справа, но он прошел на кухню, задев меня лишь плечом.

Дик стоял в дверях и ухмылялся.

– Кама, а ты в гостях себя всегда так ведешь?

– А что, тоже желаешь пригласить меня в гости? – вернула я колкость парню, что его, по-видимому, совсем не расстроило.

– Вы там так и будете торчать? – раздался голос с кухни. – Или может, приступим к обсуждению.

Я вздохнула побольше воздуха и направилась на кухню. Сейчас начнется…

На столе лежала папка, задание, как я поняла. Удивительно, что мне не дали заранее с ним ознакомиться, имела бы хоть примерное представление, на что подписалась.

На самом деле я не отказалась бы от кофе, да и перекусить не помешало. Еда, проглоченная в самолете, провалилась куда-то глубоко в желудок, который уже придирчиво ворчал. Но, по-видимому, в этом доме угощать меня не будут…

– Так, наш объект, Степнов Георгий Николаевич, 1960 года рождения, в данный момент находится на должности исполняющего обязанности мэра небольшого городка в нашей области, точнее поселке городского типа, – начал Вирт вводить меня в курс дела. Я взяла папку в руки и стала медленно листать. С первой же странице на меня уставилось нечто лупоглазое и жабообразное. На следующей же странице я смогла лицезреть Георгия Николаевича так сказать во всю красу.

– Просто мэр из анекдота, – прокомментировала я фотографии. – В сказки "Королевство кривых зеркал" был такой Абаж, сходство легендарное!

– Кама, мы будем сказки обсуждать или продолжим о деле? – тут же вставил свои пять копеек напарник.

– Как угодно полковнику, – протянула я, продолжая вникать в досье.

А смотреть было на что. Биография данного субъекта, слабо говоря, смущала. Жил, рос, ничем не отличался, окончил какой-то техникум, работал в автомастерской, а потом бац! Вначале председатель Колхоза, затем невысокий чин в администрации города, а потом и.о. мэра. Интересно знать, за какие это заслуги?

– А у вас принято входить по карьерной лестнице от автослесаря до и.о. мэра за какие-то три с половиной года? – спросила я, прочитав даты в биографии.

– То-то и оно, – ответил Дик, – откуда взялся данный субъект, точнее как он вылез из своей мастерской – непонятно. Более того, кто-то активно продвигает его дальше и дальше. И да, предыдущий мэр был отправлен в отставку. Да, возраст, никто не спорит, но в таком небольшом городке 60 лет – это не тот возраст!

– И какая суть задания? – наконец-то перешла я к интересующему меня вопросу.

– А суть проста, – ответил Вирт, глядя мне в глаза, – узнать, кто у нас пересмотрел "День выборов", что решил внедрить свою марионетку, зачем все это нужно, но и, конечно, не дать Георгию Николаевичу вступить в должность в полную силу.

Значит, ему вставлять свои ассоциации с фильмами в комментарии можно, а я не могу похвастаться знанием сказок!

Суть задания для меня не оказалась сюрпризом. Нечто подобное я и подозревала.

– Заказчик?

– А заказчик фантом, – почему-то весело ответил Дик.

Вот это мне не понравилось. Фантомом у нас принято называть тех, кто захотел оставаться инкогнито. Лично наш шеф брал такие заказы ну крайне редко. В основном заказчик объяснял цель обращения полностью, и если суть заказа сводиться к мести или личной неприязни, то такие заказы мы не брали. С фантомами сложнее. Они каким – либо способом присылают задание, не объясняя ничего. И вполне может оказаться, что Георгия Николаевича просто хотят подставить.

– И на каком основании вы взяли заказ у фантома? – поинтересовалась я. – Или это у вас в порядке вещей?

Дик с Виртом переглянулись, как бы решая, говорить мне или нет. Затем Вирт вздохнул и обратился ко мне.

– В том то и дело, шеф дал нам задание лично, никто из сотрудников не в курсе, что мы что-то исполняем. На вопрос о заказчике, он замялся, а затем нехотя сказал, что Фантом.

– Личная просьба…

Так-так, во что мы вляпываемся, я не знаю, но это мне заранее не нравится.

Глава 2

 Мы еще немного пообсуждали задание, затем я сдалась.

– Так, вы как хотите, а мне необходим обед, последний раз я ела в самолете, если это можно назвать едой.

Напарники вздохнули, однако стали собирать бумаги, явно готовясь уходить.

Мы приехали в небольшое, но достаточно уютное заведение. Каждый столик отделяли небольшие ширмы, что видимо и привлекало парней.

Пока мы ждали заказ, у меня появилось несколько вопросов относительно задания.

– Я так понимаю, план уже есть, иначе меня бы не вырвали из дома?

– Да, план есть, однако он требует некоторых корректировок, – ответил Дик, и, немного подумав, добавил, – к тому же нам нужно твое мнение.

Я в удивлении уставилась на напарников.

– Вы собираетесь считаться с моим мнением? Удивлена…

– Не хочу тебя огорчать, – встрял Вирт, – нам плевать на твое мнение, но твою роль исполнять тебе, и очень бы хотелось, чтобы тебя все устраивало.

– Ааа, – протянула я, – а я уж было, наивная, решила, что в вас проснулось человеколюбие.

Вирт посмотрел на меня из-под бровей, но промолчал. Дик ухмыльнулся, но тоже не сказал ни слова.

Наконец нам принесли долгожданный обед, и я решила на время забыться.

Пока все молча ели, я втихую рассматривала напарников. Дик держался непринужденно, со спокойным лицом увлеченно поедал обед. Так посмотришь на него, но вот вылитый офисный клерк, пришедший на обед в ресторан.

Другое дело Вирт. Маска вместо лица, не выражающая ничего, загадочный и опасный…

В то время как я мысленно составляла описание напарников, Вирт поднял глаза, посмотрев прямо на меня. Я как девчонка, которую уличили в чем-то нехорошем, опустила взгляд и с удвоенным энтузиазмом принялась за пищу. Трудно нам будет вместе работать, трудно. Хотя, когда мне было легко…

Мне 7 лет, родители решают, что я крайне редко бываю на свежем воздухе, а, как известно, в городе свежего воздуха нет. Поэтому было принято решение снять домик в деревне и отвезти меня туда на лето.

Домик нашелся удивительно быстро, хороший, уютный… По крайней мере, так сказали родители, я ведь там так ни разу и не побывала…

– Кама, а расскажи про себя, – вдруг не с того, не с сего спросил Дик.

– Ммм, что же вам рассказать, что вы не прочитали в деле? – размышляла я вслух.

– А я вообще дело не читал, – весело ответил на мои мысли Дик, – так, только необходимое. Вирт с недовольством покосился на него, но промолчал.

– Работаю, довольно удачно… Собираюсь приобретать собственное жилье… Что еще?

– Сколько у тебя было дел? – спросил вдруг Вирт.

– Я не считала, – с притворной улыбкой ответила я ему.

– Да ладно, – протянул он.

– Ну, 20-30, как-то так…

На самом деле, я, конечно же, соврала. Дел было 24, это 25ое, юбилейное, можно сказать. Ну не хотела я, чтоб они знали количество, это личное, что ли. А раз спрашивает, значит, в дело эту информацию не внесли, такой как Вирт, я уверена, прочитал мое дело дважды, выискивая подводные камни.

Вирт посмотрел на меня и продолжил есть.

– Кама, а у тебя есть мужчина? – с улыбкой поинтересовался Дик.

– Дик, место вакантно, но ты отборочный не пройдешь, – едко ответила я.

– Да ладно, что же у тебя огромный конкурс?

– Ты не представляешь насколько!

– Так! – вдруг гаркнул Вирт. – Препираться будете, когда дело разрешим.

– Что, не с той ноги встал? – пробубнила я.

– Кама, детка, я не знаю, что за 24 дела у тебя было до этого, но на своем двадцать пятом, будь добра, сконцентрируйся.

Я аж воздухом поперхнулась, вот козел! И зачем спрашивал, если знал наперед. Впрочем, это я у него и спросила.

– Раз спросил, значит, нужен был твой ответ, который ты, кстати, мне не предоставила!

– Хорошо, Вирт, моя очередь! Кто тебя назначил главным в вашем тандеме? Так сказать, самопровозглашение?!

Вирт резко подскочил, перегнувшись через стол. Я думала, он мне треснет и уже собралась давать отпор.

– Так, так, ребята, – прошептал Дик, усаживая обратно Вирта, – на нас уже публика коситься, хоть и не видит нас, это по вашему "тихо посидели"?

Мы переглянулись с Виртом, но разговор продолжать не стали, слишком высока вероятность, что кто-нибудь, кого-нибудь убьет.

Принесли счет, я полезла за деньгами.

– Стой, стой, ты все-таки девушка, – с улыбкой остановил меня Дик, – странная, но девушка.

За меня редко платили в ресторане, да и не люблю я это, остается ощущение, что осталась должна.

– Не стоит проявлять джентльменские качества, я не девушка для тебя, а, как бы прискорбно это не звучала, коллега.

– Да ну что же, ты задеваешь мое самолюбие, – не сдавался Дик.

– Оно уже давно сдохло, так что успокойся, Дик.

Пока мы обменивались любезностями, Вирт положил деньги и встал из-за столика. Нам ничего не оставалось, как пойти за ним.

И все же я оставила себе мысленную зарубку, отдать деньги при любом раскладе. Я не умею "забывать" про долги. Раз и навсегда отучили…

Мне 13, и я взяла у одноклассника в долг 200 рублей, неплохие деньги по тем временам, учитывая, что у меня таких никогда не водилось. Я решила купить моему первому мальчику подарок на день рождения, красивый шарф! Деньги мне должны были отдать в конторе, в которую я устроилась подрабатывать: разносила бесплатные газеты, расклеивала объявления. Но вот в чем загвоздка, зарплату мне должны были отдать на следующей неделе, а день рождения на этой. Краснеть и говорить, что подарок будет позже, я не хотела. Учитывая, что, ко всему прочему, будет много гостей.

Однако, деньги мне не заплатили, свалив на мою некомпетентность. Я тогда подумала, что, может, одноклассник забудет про долг, учитывая, что родители у него не из бедных. Но он не забыл, и я теперь никогда не забуду, что долги нужно возвращать…

К слову, со своим первым мальчиком я рассталась на его же дне рождении, обнаружив, что его вниманием не была обделена ни одна девочка. С тех пор я не люблю не долги, не шарфы…

Мы ехали обратно на квартиру. Меня клонило в сон, но признаваться я в этом не собиралась, надо будет, будем продумывать план всю ночь. Не впервой.

Я приняла душ, и, пока парни что-то обговаривали, явно не касаясь рабочих моментов, я решила прилечь отдохнуть, и отключилась. Снилась мне откровенная ерунда. Будто я с Виртом иду куда-то, главное я в вечернем платье, а он в маскировочном костюме цвета хаки. Я еще спрашиваю его, что ты, типа, не переоделся, а он улыбается и ничего не говорит. В общем, бред какой-то.

Глава 3

Проснулась я, когда за окном было еще темно. Я посмотрела на часы, 3.40, ну да, я постоянно просыпаюсь именно в это время. Говорят, что если постоянно просыпаешься в одно и то же время, то это смерть передает тебе весточку, намекая на час, когда придет за тобой. Я во всю эту чушь не верю, предпочитая теорию о биологических часах.

Странно, что напарнички не разбудили меня, я думаю, им должна была моя пробудка прибавить настроение.

Но чудеса на этом не заканчивались. С удивлением я обнаружила, что меня заботливо укрыли, да еще и подушку под голову подсунули. Странно, что я этого не почувствовала, в основном я сплю очень чутко.

Я поняла, что я абсолютно выспалась, и решила, что за чашку чая меня уж не убьют, если конечно чай в этом доме водиться.

Перед тем как пойти на кухню, я решила заглянуть в соседнюю комнату, дабы убедиться, что коллеги не бросили меня здесь.

Когда я уже почти засунула свою лохматую голову в комнату, она нещадно столкнулась в темноте с какой-то другой, не менее лохматой.

– Черт! – в один голос воскликнули мы с Виртом.

– Что тебе не спиться? – со злостью добавил он.

– Выспалась, – шепотом пробурчала я.

– Не удивительно – с восьми часов в отключке.

Я слегка сконфузилась, как-то не в моих привычках отключаться, когда необходимо работать. Видимо сказался перелет и не слишком приятная компания.

Я развернулась в сторону кухни, что я не одна в квартире, я убедилась, теперь осталось попить чаю, как я и планировала.

– Ты-то что поднялся? – проворчала я, не оглядываясь.

– Тебе-то что? – ответил Вирт, скрываясь за дверью туалета.

Я ухмыльнулась и начала ревизию кухонных шкафов. Как ни странно, нашелся и чай, и кофе.

Я щелкнула чайником и стала ждать. В туалете раздались знакомые бурлящие звуки воды, и следом появился Вирт в одних трусах, видимо ничуть меня не смущаясь. Он, вопреки моим ожиданиям, в спальню не пошел, присоединившись ко мне на кухне.

Чайник вскипел, Вирт налил себе и мне кофе и уселся напротив.

– Может, хотя бы оденешься? – не выдержала я.

– Я тебе смущаю? – без капли раскаяния поинтересовался Вирт.

– Ну, я как бы девушка, и не должна видеть твоих трусов.

– Закрой глаза, – пробубнил он в ответ.

Я решила закрыть тему, уяснив, что ни стыда, ни совести у данного гражданина не имеется.


– Чем занимаемся? – раздалось из-за спины.

– Да вот, проводим собрание полуночников, – ответила я, – присоединяйся!

– С удовольствием, – ответил Дик, – если мне кто-нибудь кофе нальет.

Ни я, ни Вирт не пошевелились. Дик пожал плечами и самостоятельно направился к чайнику. Этот хотя бы в штанах был.

– Раз всем не спиться, предлагаю перейти к обсуждению, раз кто-то не смог сделать этого вечером, – пробормотал Вирт, прихлебывая кофе.

Язык намеков мне не ясен, поэтому я осталась сидеть с каменным лицом.

– Встал пописать, – буркнул Дик, не оборачиваясь.

Вирт проигнорировал его и устремил свой взгляд на меня.

– Давай, Кама, твои мысли по этому поводу?

Я не отвела взгляд, меня не пересмотришь.

– У вас же вроде план имеется, может, введете меня в курс дела, а я уже внесу свои коррективы… если понадобятся, – добавила я, столкнувшись с сощуренным взглядом Вирта.

– Окей, – как-то легко согласился тот, – план такой, мы засылаем тебя в роли любовницы, а ты уже все выясняешь. Ну, как тебе?

– Замечательно, – проскрипела я, – а вы, мои дорогие, чем будете заниматься, в то время как я буду, простите, окружать любовью мэра, в прямом и переносном смысле этого слова?

Дик ухмыльнулся и принялся вводить меня в курс дела.

– Ложиться тебе под него не обязательно, нужно потусоваться с ним, соблазнять, пообещать веселых ночей. Главное, попасть к нему в дом и провести нас. Это начальный план, сделаем это, тогда уж будем действовать на основе найденных материалов.

– Понятно – буркнула я. Ненавижу роль девок, даже не потому, что это грязная роль, знаю не понаслышке, приходилось ложиться под людей, но не это главное. В этой роли приходиться быть милой девочкой, соблазнительницей, страстной, роковой – в общем настоящей женщиной, а я по жизни пацанка, и до леди мне далеко.

– Ну, что тебя не устраивает? – вывел меня из размышлений Вирт.

– Что будем делать, если он на меня не поведется?

– А мы думали, ты лучшая? – с мнимой изумленностью проговорил Дик.

– Дело не в этом, – не поддалась я на провокацию, – есть категория мужчин – семьянинов. Секс их, в их возрасте, уже особо не интересует, развлекаются они с газетой в руках, а молодой любовнице предпочитают старую сварливую жену. Что если он из таких?

– Не переживай, – ухмыльнулся Дик, – была недавно у нашим старичка любовница, да помоложе нашла себе папика, так что в этом проблем не возникнет.

– Вы извините, ребята, – не выдержала я, – но неужели у вас в компании не нашлось ни одной девчонки, сумеющей соблазнить старикана? Почему меня надо было вызывать?

Вирт с Диком переглянулись.

– На самом деле, мы и сами этого не понимаем, – закончил Вирт, попивая кофе.

– Кама, ты не думай, мы не против тебя, – тут же встрял Дик (хотя по глазам Вирта читалось именно это), – просто странно это. Ты же прекрасно знаешь, что мы, то есть наши компании друг друга не касаются, а тут нате – не много, не мало, всего лишь общее задание. Мы думали, ты нам свет на это прольешь.

Я впервые задумалась над этой ситуацией. Все произошло так неожиданно, что у меня не было времени размышлять, насколько все это необычно. Наши компании не были врагами, но, как минимум, являлись конкурентами и старались, ну, как бы помягче, поставлять палки в колеса. А тут вдруг работают вместе.

Наверное, меня подвела моя самовлюбленность, я, было, решила, что лучшая в своем деле и меня прямо так все хотят. А сейчас, размышляя на остывшую голову, я понимаю, что задание бредовое, с ним бы и новичок справился. Так что же тут происходит?

– Я не в курсе. Если честно, я до этого момента особо не задумывалась об этом, – поделилась я своими мыслями с мужчинами.

Вирт с Диком переглянулись, но развивать тему не стали.

Обговорив детали плана, мы, часов в 9, разошлись по комнатам. Я решила доспать свое, поскольку обоснованно предполагала, что в ближайшее время мне это не удастся.

Через какое-то время сквозь дремоту я услышала тихий разговор, и поворачивающийся ключ в замке.


 "Ушли" – сквозь сон, подумала я.

Было огромное желание осмотреть квартиру в их отсутствие, но я подозревала, что здесь на каждом шагу камеры и жучки. Лично я бы точно поставила. Поэтому я благополучно отказалась от этой идеи и продолжила спать.

Напарники пришли через полчаса после того как я проснулась. Я уже хотела начинать бить тревогу, очень уж хотелось кушать.

На этот раз меня по ресторан водить не собирались. Это я поняла по пакетам с маркой продуктового магазина.

– Проснулась, спящая красавица? – с улыбкой спросил Дик.

– Как чудовища вернулись, так и проснулась, – пробубнила я, мимоходом заглядывая в пакеты.

– Мне кажется, ты сказки путаешь, – подколол меня Дик. – У спящей красавицы был принц, который ее разбудил.

– Жаль, что мне достались чудовища.

Я заметила, в то время как мы с Диком соревновались в остроте собственных языков, Вирт молчал, старательно делая вид, что нас не слышит. Я конечно от них обоих не в восторге, но с Диком у нас как-то образовался дружеский нейтралитет, мы задеваем друг друга, однако, не переходя границ. С Виртом же у меня не образовывалось ничего, он старательно пытался забыть о моем присутствии, и это задевало, если честно. В конце концов, я тоже не виновата, что мы работаем вместе.

– Женщина, готовь, – с этими словами Дик вручил мне пакеты.

– То, что я женщина, не делает меня поваром, – попыталась как-то я отбрыкаться.

Оба мужчины посмотрели на меня, и продолжили о чем-то разговаривать.

Я вздохнула и направилась на кухню. В другое время я стояла бы на своем, но сейчас очень хотелось есть, и, как не печально, желудок победил гордость.

Мы молча пообедали. Было очень уж соблазнительное желание подсыпать напарникам соли и перца в тарелку, но я не стала поддаваться такому искушению. Пора было заканчивать с ребячеством и приступать к работе.

– Приступаем сегодня, – словно прочитав мои мысли, сказал Вирт. – Сегодня наш объект идет на открытие в их городе торгового центра, будет перерезать ленточку, говорить всякую чушь – все как всегда. А вот после открытия будет фуршет для высокопоставленных лиц, если такие есть в этой деревне, – усмехнулся Вирт.

– А я, с какого боку припеку там буду? – а в том, что я там буду, я уже не сомневалась.

– Ты – одна из тех немногих счастливчиков, которые получили приглашение на банкет в подарок, при покупке товаров свыше 10000 рублей.

– Я счастлива, – процедила я.

– Тебе несказанно повезло, – поддел меня Дик.

Я оскалилась, но промолчала. Я-то надеялась, что я буду в роли высокопоставленной личности, так проще войти в контакт. Я уже представляла себя в роли светской львица, а придется играть, простите, роль базарной девки.

– Кама, главное войти в контакт, чтобы он запал на тебя, назначить свидание. Не пытайся сразу напроситься домой, на это будет время.

Перспектива, что придется провести с мерзким старикашкой много часов меня пугала. Но таковы условия игры.

– Хорошо, я все поняла. Во сколько банкет?

– В 22.00, тебе еще платье надо купить.

Я совсем скисла, что же день-то так не удался. Обед, старикашка, а теперь и магазины. Ладно бы еще джинсы или куртку покупать, а это платье…

– Ну, я пошла тогда за платьем? Надеюсь, его стоимость мне оплатят?

– Не волнуйся, – прижимистая ты наша, – успокоил меня Дик, – оплатят, и платье подарят.

– На кой оно мне… – начала я, потом махнула рукой, пусть будет. На халяву и уксус сладкий.

– Я с тобой пойду, – поднялся Вирт.

– Папочка, с таким сложным заданием, как покупка платья, я справлюсь самостоятельно.

– Я отвечаю за задание и должен следить за всем.

Я скуксилась окончательно.

– В примерочную не пущу, – буркнула я.

Дик хмыкнул.

– Было бы на что смотреть, – парировал Вирт.

Глава 4

– Вирт, ты рехнулся?

Я переводила взгляд с ценника за платье на него.

– Ты должна его поразить, – невозмутимо продолжил Вирт.

– Эй, начальник, ты понимаешь, что я иду по халявному билету пожрать и подцепить мужика? Если мужик не дурак, то заподозрит, что что-то не так, глядя на платье за сотню кусков!

На нас уже косились продавщицы элитного бутика, но это нас ничуть не смущало.

– Кама, прости, конечно, а чем ты его цеплять будешь?! Сиськами первого размера, или ростом метр с кепкой?! Ты думаешь, ты одна такая умная? Там процентов тридцать баб будут модельной внешности, тебе, по сравнению с ними и остается лишь суперским нарядом цеплять!

Я с чувством залепила ему пощечину. Давно рука чесалась. Хотелось с кулака дать, но это было бы очень не в тему.

Продавщицы разве что не аплодировали мне, такой восторг мною читался в их глазах.


 В глазах Вирта я видела лишь гнев. Сам напросился, и этот разговор ему еще воздастся, и не карой свыше. Я пострашнее буду.

– Сиськи у меня, что б ты знал, 2 размера, – шепнула я Вирту. – И еще, иди ты к черту, Вирт!

Я развернулась и вышла из магазина. Я, конечно, не считаю себя супер красоткой, но и отсутствием мужского внимания никогда не страдала. К тому же, вопреки распространённому мнению, считаю, мужики падки не на внешность, а на грубую ничем не прикрытую лесть. А уж растекаться мыслью по древу я умею.

Я оглянулась по сторонами и направилась в непримечательный, небольшой магазинчик.

– То, что надо, – пробормотала я, глядя на платье за три с половиной тысячи рублей.

Вирт догнал меня, когда я уже направлялась в примерочную.

– Кама…

– Не мешай мне работать, шеф, – произнесла я, скидывая его руку со своего плеча. Вирт проскрипел зубами, но руку убрал.

– Кама, это бред, ну серьезно, как ты его будешь завлекать в этом дешевом наряде?

– Это не твоя забота, Вирт. Или хочешь вместо меня выступить? То-то же.

Я скрылась в примерочной.

Платье сидело как влитое. Светло-шоколадного цвета, оно облегало фигуру, как вторая кожа, высотой чуть выше колен, оно не открывало хорошего обзора, но и давало полет к фантазии. Я улыбнулась своему отражению, глаз алмаз. Если бы я выросла как любая нормальная девочка…

– Карина, детка, послушай. Ты уже взрослая, я не имею возможности оплатить твое дальнейшее обучение в ВУЗе, да и содержать тебя мне на старости лет сложновато. Устроилась бы ты на работу, а когда станешь нормально зарабатывать, обучишь себя…

В тот день я шла как опущенная в воду. Я хотела быть дизайнером. Я достаточно неплохо рисовала, мне нравилось придумывать одежду, и я уже присмотрела ВУЗ себе. Загвоздка в том, что там нет бесплатных мест. Я, конечно, понимала, что тетя не сможет оплатить мне учебу. Но я надеялась, поступить на заочное отделение, и, работая, отдать тете долг и в дальнейшем самой оплачивать сессии. Но тетя дала мне понять, что таких денег, даже на первую сессию, у нее нет, да и надоело ей меня кормить и одевать. И вообще, все это мое дизайнерство – сплошное баловство. Да.

После того разговора, я ни разу не рисовала…

– Кама, ты оделась? – вывел меня из моих мыслей Вирт.

Вот заноза в заднице.

Я вышла из примерочной. Не буду врать, что у Вирта перехватило дыхание и повысилось потовыделение, но он был удивлен. Да, платье преображает девушек. И я не исключение

– Ну, в общем, неплохо, – вынес свой вердикт начальник, – но в том платье…

– Ой, давай закроем тему моих сисек. Берем, – крикнула я продавщице.

Мы зашли за туфлями и сумочкой. Вирт даже не оспаривал мой выбор, видимо все-таки чувство вины ему не совсем чуждо. Дальше наши пути расходились.

– Я в салон, встречаемся на квартире, дорогу найду, – сразу пресекла я предложение встретить меня. Хотя не уверена, что оно поступило бы.

– Хорошо, – кивнул напарник.

Вирт мешкался в холле торгового центра, не спеша уходить. И вдобавок раздражая меня.

– Вирт, можешь идти!

Он кивнул, и, не оглядываясь, ушел. Я смотрела ему в спину, а сердце обливалось кровью. Хотела бы я иметь Вирта в друзьях. Да, да, как это звучало бы не смешно, мне иногда хотелось, что бы у меня был надежное плечо. Я даже не говорю о мужчине, я давно не хочу не с кем встречаться. Я занята в данный момент зарабатыванием денег, а романтика я в себе убила в возрасте 15 лет. Мужчины для секса периодически появлялись, но ничего большего мне от них не было нужно.

А вот друзей мне не хватало. И как раз от такого друга как Вирт, я бы не отказалась. Но, не судьба.

Дома я была часа через три. Вся такая красивая, что даже сама залюбовалась. Дверь открыл мне Дик.

– Девушка, вы к кому?

– Хватит комедию ломать, – попыталась я пробиться внутрь.

– Девушка, вы что вытворяете? – наигранно возмущался напарник. – Здесь живут два красивых мужчины (ну один чуть красивее) и еще одна пацанка. А девушек тут не бывало!

Я, наконец, оттолкнула Дика и вошла внутрь.

– Заметь, я и сейчас в штанах, и да, кто меня с утра красавицей называл?

– Я тебе льстил, – шепнул, как бы по секрету, мне Дик. – А сейчас ты действительно красотка. Я уже не шучу.

– Я почти поверила, Дик! – улыбнулась я. – Хотя твой напарник считает, что мной никого не подцепишь.

– А, так он с детства головой не дружит, – махнул рукой Дик.

Я улыбнулась. А настроение-то в предвкушении дела повышается.

Из комнаты вышел хмурый Вирт.

– Что опять не так, шеф? – не смогла удержаться я от колкости. – Вы снова не довольны моим видом?

Он оглядел меня с ног до головы, приподнял бровь, и, ничего не сказав, направился на кухню.

– Нормально так, – прокомментировала я.

– Не обращай внимания, – шепнул мне Дик. – Солдафоны не умеют говорить девушкам комплименты.

Я прокручивала снова и снова в голове план действия, чтобы выполнить его автоматически. Прийти, выпить бокал, в моем случае воды, осмотреть всех гостей, незаметно сфотографировать всех, с кем хоть слегка общается наш объект, подойти к объекту где-то через полтора часа, зацепить, взять номер телефона, дать свой, в идеале, договориться о следующей встрече. Вроде все.

С Виртом я старалась не общаться. Он был явно не в духе, а портить себе настроение перед делом я не хотела.

– Дик, следующую встречу назначать на завтра?

– Можно на сегодня, – ответил напарник, домывая посуду, – даже в идеале на сегодня. И ты помнишь – гостиница не вариант. Дом или офис.

– Кто-то говорил, что мне под него ложиться не надо будет? – спросила я, чувствуя, как настроение снижается.

– И не надо. Даже не в коем случае. Он не должен ничего от тебя получить, нам надо будет с ним еще встречаться.

– Нам, – усмехнулась я.

– Терпи, Кама, такова твоя судьба! – улыбнулся Дик, убирая последнюю тарелку.

– Главное, не забудь сфотографировать всех, кто с ним общается. Даже официантов, – ставил свои пять копеек в напутствие Вирт.

Я сдержала на языке колкость.

– А если он уйдет куда-нибудь? Идти за ним?

– Не стоит, – ответил Вирт. – Он может что-то заметить.

Я кивнула. Ну-ну, все равно буду действовать по ситуации.

– Так, пора, – потер руки Дик. – Кама, если ты его на сегодня заманишь, дай нам знать. Если что, мы будем рядом с торговым центром. И еще, не переусердствуй, мы все-таки читали твое дело, в данном случае риск не оправдан.

Я кивнула. Было непонятное чувство, как будто, Дик заботиться обо мне, а не об исходе дела. Я тряхнула головой. Много нулей на конце в чеке, вот о чем он заботиться, и не стоит обольщаться.

Городок оказался в получасе езды по трассе. Ехали молча. Я думала о своем задании, параллельно размышляя, почему же меня выдернули из моей конторы сюда. Дик периодически подпевал артистам в приемнике, как будто ехал на выходные за город. Вирт дремал. Или делал вид.

По отношению к напарникам у меня было двойственное чувство. Дик. Старался казаться милым, по делу действительно говорил нужные вещи и, в принципе, не вызывал негативных эмоций. Это с одной стороны. При всем при этом он никогда не касался в разговоре темы работы или совсем личных тем. Просто дружелюбный незнакомец. Я не знала, чего от него ждать. Я не удивлюсь и ножу в спину, и отданной жизни взамен моей. Как ни странно, он оказался такой же темной лошадкой как и Вирт.

Вирт. Отдельная песня. Даже не пытается быть дружелюбной. Считает, что мозгов у меня нет, не доверяет, как в прочем и я ему. Старается казаться хамом и деспотом. Это с одной стороны. С другой… По сути, другой-то и не было, по идее, это все, что можно сказать про него по отношению ко мне. Но в целом мне нравился его характер, мне нравилось, как он ставит себя, как относится к делу. С ним бы я пошла в разведку. Ему я даже, наверное, доверяла капельку больше, чем Дику.

Впрочем, я знала, что нахожусь в волчьем логове, так что иллюзиями я себя не тешила.

– Приехали, – сказал Дик. – Кама, детка, твой выход.

– Я не в твоей постели, Дик.

– Окей, а в постели я можно тебя деткой буду называть?

– А мне-то, – пожала я плечами, – в своих снах ты вправе называть меня как угодно.

– Вы сюда работать пришли, или свидание друг другу назначать? – сквозь зубы процедил Вирт. – Кама, вперед. И без глупостей.– Есть, шеф, – отсалютовала я полковничку.

Глава 5

Торговый центр и впрямь оказался большим. Для жителей ПГТ, наверняка, этот день стал действительно праздником.

Я подошла ко входу. Перед поездкой Дик показал мне карту здания и магазины, в которых я, якобы, совершила покупки. На всякий случай.

Меня вежливо попросили предъявить пригласительный. Охрана была явно не из села. Я окинула взглядом обувь и часы. Даже если часы подделка, то хорошую обувь я в любом случае отличу. И это удивляло. Неужели не нашлось в селе достойных, чтобы быть охраной. В большинстве случаев, им и платить меньше нужно. Но и доверия им меньше, нежели своим. Так что же такого знаменательного на этом банкете, что его так охраняют? Неужто наш Георгий Николаевич?

Внутри было немало народу. Несколько человек я выделила из толпы, которые, так же как и я выиграли билетик. Ну, или почти так же.

Степнова я пока не видела. Оно и не удивительно, я пришла почти к открытию, а он явно придет через час или даже позже.

У меня было время осмотреться. Итак, помимо счастливых обладателей халявных пригласительных, на банкете так же присутствовало несколько скучающих девиц модельной внешности (что как раз обещал мне Вирт), несколько мужчин в пиджаках обговаривали что-то крайне неинтересное, а так же было несколько семей, явно друзья и близкие хозяина торгового центра или мэра. Было еще несколько человек, которые не попадали ни в одну из рассмотренных мною категорий. Первый, а точнее первая, девушка, одета в простое платье, балетки, на носу очки. Радости в ее глазах не было, навряд ли она была счастливым обладателем пригласительного, к тому же по разыгранным пригласительным в основном все были парами, а девушка была одна. Она крайне внимательно рассматривала все вокруг и явно кого-то искала.

Вторым странным субъектом был мужчина лет сорока пяти. Вначале я решила, что он один из партнеров или родственников учредителя, но вскоре меня смутило, что он ни с кем не общался. Да и одет был гораздо проще.

И наконец, третий уникум был молодым парнем, в дорогой одежде, который всем мило улыбался и постоянно цеплял кого-то взглядом. Я вначале подумала, что он тоже выиграл пригласительный, но затем меня смутило его откровенное отсутствие интереса к происходящему и присутствие чрезмерного интереса к окружающим.

Было несколько людей еще из местной знати, но думаю, им приглашение было заготовлено заранее.

Я надеялась, что сойду за одну из моделек, вопреки субъективному мнению моего напарника.

Народ постепенно начал оживляться и потянулся ко входу. Приехал и. о. мэра, наш дорогой Георгий Николаевич.

– Приехал, – сказала я в незаметный микрофон, маскируемый у меня под сережку, – пока один.


 Удивляло, что Георгий Николаевич был без семьи. Насколько я узнала из досье, у него была жена и дочка, их он не привел. Очень странно.

Я прошла чуть ближе и стала наблюдать. Наш объект начал задвигать речь про пользу городу от торгового центра, о развитии их ПГТ и что-то еще не менее скучное. Дальше было представление учредителя центра, пропелись ему оды, и, наконец, будущему мэру принесли ножницы, и он перерезал красную ленту, отделяющую холл от зала, где состоится банкет. Как я поняла, в дальнейшем там будет ресторан.

Народ ломанулся есть бутербродики и пить халявные напитки. Я не торопилась. Мне было крайне необходимо не упустить из вида Степнова.

Я подобралась поближе к сегодняшней персоне номер один. Сначала он поздравлял учредителя, потом подошли к ним еще несколько человек, тоже с поздравлениями. На всякий случай, я сфотографировала всех, с кем стоял мэр камерой, замаскированной под пудру. Слава великим технологиям.

Наконец мэр соизволил пройти в зал, где проходил фуршет. Это было как-никак, кстати, в горле пересохло и хотелось пить, а оставить без присмотра наш объект я не могла. Еще несколько раз к мэру подходили какие-то люди, я их тоже сфотографировала, но, по моему мнению, ничем интересным пока и не пахло.

Я заметила девушку, которую я приметила ранее, и которая не попала ни под одну из определенных мною категорий гостей. Она стояла за колонной и явно старалась остаться незамеченной. Выходило из рук вон плохо, однако личность, за которой она следила, действительно не замечал ее, вовсю обнимаясь с длинноногой блондинкой. Ну вот, один из странных субъектов расшифрован. Жена, следящая за своим мужем. Небось, выкупила у кого-то пригласительный. Интересно, как он объяснил ей, что не может ее взять с собой? В любом случае, она выбывает из моего списка подозрительных личностей, хотя в течение вечера я все равно буду за ней приглядывать, на всякий случай, так сказать.

Вечер протекал вяло. Георгий Николаевич постоянно с кем-то общался, не давая ни шанса подобраться к нему. Молодой человек, замеченный мною ранее, продолжал флиртовать со всеми подряд, выделяя одиноких и богатых. Вполне вероятно, что альфонс, или же пытается под него косить. В общем, его со счетов не сбрасываем. Мужчину в дорогом костюме я упустила из виду. Если что, все равно замечу.

Наконец клиент остался один. Георгий Николаевич облокотился на стойку, попивая какую-то жидкость из бокала, и поочередно оглядывал моделек. Значит все-таки и вправду кобелина. В тот момент, когда я об этом подумала, его взгляд остановился на мне. Я не растерялась и отсалютовала ему бокалом, улыбнувшись как можно призывнее. И не прогадала. Георгий Николаевич оторвался от стойки и направился ко мне.

– Он идет ко мне, – еле слышно озвучила я в микрофон.

Я приняла достаточно вульгарную позу и уже придумала красноречивое приветствие, когда из ниоткуда между мной и клиентом вырос тот самый мужик в костюме. Он что-то сказал будущему мэру и, развернувшись, они стали удаляться от меня.

– Черт! Его увели.

Представляю, какие эпитеты добавили мои напарники. Слава Богу, я их не слышу.

Я пару секунд подумала, попредставляла, что сделает со мной Вирт за самовольничество, а потом плюнула и пошла в ту сторону, куда удалились Георгий Николаевич с незнакомым субъектом. В конце концов, всегда могу озвучить старое – доброе "Искала туалет".

– Я пошла за ними, – коротко сказала я в микрофон.

Тут же раздался телефонный звонок. Высветился Вирт, собственной персоной. Сначала я хотела малодушно сделать вид, что не услышала телефона, потом все-таки решила взять трубку, все-таки, это может быть что-то важное.

– Не смей, – тут же услышала я после "Алле".

– Я уже иду.

– Кама, я тебе задницу надеру, ты спалишь всю контору, возвращайся!

– Я тебя плохо слышу, Вирт, потом созвонимся.

С этими словами я отключилась и поставила телефон на беззвучный. В конце концов, он мне не указ, а интуиция меня ни разу не подводила.

Я шла по заснувшему торговому центру, гадая, куда же запропастились эти двое. Где-то вдалеке была слышна музыка и голоса, а впереди была только лишь тишина. Я шла медленнее и медленнее.

Неожиданно для меня, и скорее всего, не только меня, на очередном повороте я столкнулась с человеком. От неожиданности я вскрикнула, но тут же собралась. Это был тот самый мужчина, который ушел с нашим клиентом.

– Ой, вы меня напугали, – с милой улыбкой начала я разговор. – Этот центр такой большой, и туалет куда-то от меня спрятался, не подскажете, где он?

Мужчина улыбнулся.

– Не только подскажу, но еще и провожу! Здесь действительно немудрено запутаться!

– Точно!

Мы направились куда-то дальше, вглубь торгового центра. Я прокрутила в голове план здания, и сообразила, что один из туалетов есть рядом с фуршетным залом. Но этот тип меня туда не повел, это настораживало.

– Вы по пригласительному сюда попали? – завел он разговор.

– О, да! Повезло, так сказать! Ни разу не была на мероприятиях такого типа. А вы?

– У меня, так сказать, индивидуальный пригласительный – он улыбнулся, – ну вот и пришли.

Мы подошли к какому-то тупичку. Я оглянулась.

– А где туалет?

– А ты уверена, что его искала?

Я посмотрела снова на него. Улыбка исчезла, а черты лица обострились.

– Вы о чем?

– Как тебя зовут? – неожиданно спросил он.

– Карина, – протянула я ему руку. Всегда говорила свое настоящее имя, полагая, что если я и спалюсь, то точно не из-за имени. А вот забыть имя, которое выдумала, для меня ничего не стоило.

Он руку не пожал, и свое имя в ответ не сказал. Я пожала плечами, озираясь вокруг. Надо было протянуть время.

– Так, где туалет?

– Карина, ты кто такая?

– В смысле, – похлопала я ресничками. Наклеенными.

– Что ты здесь вынюхиваешь?!

– Ну, знаете ли! Я вынюхиваю туалет! Да кто вы вообще такой?!

Вот почему во всех фильмах перед тем, как убить кого-нибудь, негодяи рассказывают всю свою подноготную. Думаю, убивать меня никто не собирался, но и отвечать на мои провокационные вопросы тоже.

Глава 6

– Давай-ка прокатимся, детка.

– Я тебе не детка! – с этими словами я вонзила ему шпильку в ногу и добавила ударом по коленке. Пора все-таки сваливать, не ведется дядя на мою милую внешность, и видимо, настроен серьезно. Но я не рассчитала! В последний момент он схватил меня за волосы. Давно хочу постричься.

– Ах ты тварь! – разогнувшись, прошипел он.

Я попыталась увернуться, но видно было, что мужик не промах, а предыдущая моя микро победа состоялась благодаря лишь эффекту неожиданности.

Он схватил меня за горло и притянул свое лицо к моему.

– Ты попала, детка!

И неожиданно упал. Я чуть было не повалилась следом за ним, устояла каким-то чудом, подняла взгляд и наткнулась на Вирта.

– Живо отсюда!

Он схватил меня за руку и потащил какими-то окольными путями.

– Что ты с ним сделал? – крикнула я напарнику в спину.

– Ничего, минут через пять очухается.

Мы вышли на улицу, там я уже разулась и побежала босиком к машине. Только мы сели, Дик тронулся. Вирт сел сзади и взгляд его не предвещал ничего хорошего.

– Денис, отъедешь подальше, притормози, – сказал Вирт, не отрывая от меня взгляда.

Дик кивнул.

Впервые Вирт назвал при мне своего напарника по имени. И это меня напугало, сильно напугало.

Я, как истинная девушка, решила, что лучшая защита – это нападение.

– Ну что, Вирт, начинай меня материть прямо сейчас. Я готова.

Вирт не ответил.

Мы проехали еще несколько поворотов и оказались на каком-то пустыре. Дик притормозил. Я решила для себя, что я не выйду из машины ни под каким предлогом. Внутри как-то спокойнее.

– Выходи, – коротко приказал мне Вирт.

– Не хочу.

– Если ты не выйдешь, я сам тебя вытащу.

Голос Вирта был спокоен, но я чувствовала, что он закипает.

Я поняла, что он точно вытащит меня силой, и решила не придуриваться.

Дик порывался выйти с нами, но Вирт остановил его.

– Сиди в машине.

– Стас…

– Не вылезай! – рявкнул Вирт.

Он захлопнул дверь и повернулся на меня.

– Ты что творишь, девочка?! Ты решила нас всех тут живьем закопать?! Я тебе четко сказал, не суйся! Твое дело было зацепить старикашку, а не играть в разведчика, тебе не понятно задание?!

Вирт напирал на меня. Я дала себе слово, что буду молчать, пусть выговорится и отстанет от меня. Но я не сдержалась.

– Какого черта ты указываешь, что мне делать? Заметим, я ни одной операции не завалила! И кто тебя, черт побери, выбрал начальником?! Я сама по себе, Вирт! И ты мне не указ, я лучше знаю, что мне делать и когда!

Он схватил меня за плечи и подтянул мое лицо к своему.

– Не смей со мной так разговаривать, малолетка! Я тебя одним движением могу уничтожить! Спрячь свой характер подальше, пока я тебя не зацепил!

Из машины вышел Дик, видимо увидев, что дело дошло и до рук.

– Стас, Вирт, черт возьми, не трогай ее!

Вирт не обратил на него никакого внимания, не отпуская меня, он прошипел:

– Твое дело мужиков ублажать, запомнила?! Или тебе объяснить популярно?!

– Может ты хотел сказать наглядно?! – не отставала я от него. – Так вот, Вирт, убери свои руки от меня, и не вздумай больше сравнивать меня со шлюхой!

– А кто ты? – насмешливо спросил он.

Я не выдержала и залепила ему пощечину. Уже вторую. От неожиданности, он ослабил хватку, чем я и воспользовалась.

Я вывернулась от него и пошла прочь. Отойдя на безопасное расстояние, я повернулась.

– Еще раз, Вирт, и я сумею превратить твою жизнь в ад. Не смей со мной так обращаться.

Затем развернулась, и пошла куда-то.

Я даже не оглядывалась. Просто шла куда то, босая, в вечернем платье, лохматая. Было прохладно, а главное тошно. Меня давно никто не сравнивал с грязью, я никому не давала вывести меня из себя. Максимум чего удостаивался оппонент, так это моей иронии. А тут я взвилась, психанула, дошла до рукоприкладства. Что будет дальше, я не представляла. Как мне дальше с ним работать?

Я села на лавочку. Наверное, придется все-таки писать прошение об отстранении от дела. Такой минус репутации и такой плюс Вирту…

Черт! Против воли скатилась слеза. Я ее сморгнула с ненавистью. Вот только я сегодня и не плакала, еще не хватало опуститься до этого.

Больше всего меня зацепило не хамство Вирта, а то, что частично он говорил правду. Мне приходилось два раза спать с клиентами, тогда это было необходимо. И это ужасно. После дела я выпивала бокал мартини, мне хватало, чтобы отключиться, и проваливалась в сон на целый день.

Так я кляла себя, Вирта и всех кого смогла вспомнить около 20 минут. Замерзла как зяблик и уже всерьез задумывалась развести костер.

Вскоре я почувствовала, как на скамейку присел кто-то. Я повернула голову. Вирт, выследил. Сейчас продолжит читать мне морали, а может, доехал, чтобы сдачи дать.

Мы около минуты молчали, затем он выдал:

– Поехали.

– Куда? – отстраненно спросила я.

– Домой.

Он посмотрел на меня, потом встал и пошел к машине. Я несколько секунд подумала, но затем пошла следом за ним. Решу, что мне делать, лучше в тепле.

Дика в машине не было. Я села вперед, явно из чувства вредности.

Пока мы ехали, я начала отогреваться и у меня непроизвольно начали стучать зубы. Вирт покосился на меня, протянул руку на заднее сиденье и достал свой пиджак. Молча положил мне его на колени. Физическое желание согреться победило гордость, и я быстренька укуталась в него.

Дика не оказалось и на квартире. У Вирта я не стала спрашивать, где он.

Я направилась в свою комнату, когда Вирт остановил меня.

– Карин, нам надо поговорить.

– Я Кама, – сквозь зубы процедила я, – однако прошла с ним на кухню.

– Как угодно, – пожал он плечами.

Я села за стол, Вирт начал готовить чай. Все это время он молчал, я тоже не начинала разговор.

Он поставил передо мной чашку с горячим чаем, за что я была ему благодарна, а сам сел напротив меня.

Я уткнулась в чашку, почему-то мне не комфортно было на него смотреть. Как будто я виновата во всем, хотя я себя виновной признавать не собиралась.

– Кама, – начал, наконец, Вирт, – нам с тобой сложно. Мы оба слишком вольные и сильные, и пытаемся сломать друг друга. Если так будет продолжаться и дальше, мы завалим задание. Просто не найдем общий язык. Я знаю, что я иногда слишком перегибаю палку, но ты тоже не подарок. Я подумал, наверное, нам стоит стать терпимее друг к другу, как минимум, и попытаться стать партнерами, как максимум. Что скажешь?

Я отвернулась в окно. Вирт признал меня лидером наравне с собой. Интересно, что привело к этому? И на какую сделку с дьяволом я сейчас пойду, соглашаясь с ним?

Я вздохнула и перевела взгляд на Вирта. Он так же пристально смотрел на меня, ожидая ответа.

– Очень неожиданно слышать от тебя все это. – Вирт слегка улыбнулся. – Да, я тоже думаю, что нам обоим не помешает проявлять хоть каплю терпения, и я соглашусь попытаться стать образцовым напарником, если впредь ты будешь следить за своим языком.

– Тогда по рукам? – Вирт протянул мне руку, которую я тут же пожала. Слабый мир был восстановлен. Неизвестно, насколько нас хватит, но хотя бы мы оба желаем прекратить начатую войну. Естественно ради дела.

Я посмотрела на часы. Было ровно полчетвертого утра.

– Я спать, – зевнув, сказала я.

Я отдала Вирту его пиджак и повернулась в сторону комнаты.

– Кама. – Окликнул меня Вирт.

Я обернулась на него.

– Прости, за то, что наговорил. Я так не считаю.

– Извинения приняты, – улыбнулась я.

Заснула я мгновенно, даже не успев проанализировать все, что приключилось со мной.

Когда я проснулась, часы показывали одиннадцать часов утра. И это учитывая то, что обычно я сама встаю в восемь.

Я подорвалась, нацепила халат и отправилась на кухню. На кухне уже сидел Дик с Виртом, рассматривая мои вчерашние фотографии.

– Доброе утро, – бодрячком поприветствовал меня Дик. – Кофейку?

Я кивнула, сев рядом с Виртом, уткнувшимся в ноутбук.

– Что-нибудь необычное вчера заметила? Ну, помимо твоего предполагаемого похитителя? – спросил Вирт.

– Ну, во-первых эта девушка привлекла мое внимание, – показала я на фотку ревнивой жены. – Но потом я поняла, что она, скорее всего, на банкете, ради слежки за мужем. Но со счетов ее сбрасывать не стоит. – Вирт кивнул. – Дальше еще один тип, – я показала фотографию молодого человека, флиртовавшего со скучающими дамами. – По-моему это альфонс, но проверить его стоит, может просто хорошо играет. И последний собственно мой несостоявшийся похититель.

Я показала фотографию мужчины, который любезно предложил проводить меня в туалет.

Пока мужчины рассматривали фотографии, я, согревая руки о чашку с кофе, задумалась.

– Все равно не понимаю, – тряхнула я головой, решив поделиться своими мыслями с парнями, – я ничем не выдала себя на приеме, как не крути, даже мой поход в туалет не мог показаться настолько подозрительным, там столько глупых куриц было, максимум в чем меня можно было бы заподозрить, что я хочу что-нибудь стянуть под шумок.

– Если только… – протянул Дик.

– …Он знал, кто я и зачем там, – закончила я за него.

Было понятно, что план провалился. Даже если наш объект обо мне и не знает, обо мне знает кто-то другой.

Мы сидели на открытой веранде в уютном кафе. Солнце грело так, как будто мы на курорте. Вот тебе и конец лета.

– Сейчас бы на пляж, – мечтательно протянул Дик, – ну или хотя бы холодного пивка.


– Выполнишь задание, и слетаете куда-нибудь, – оборвал его Вирт.

СлетаеТе? Меня удивило множественное число. Но я не стала переспрашивать, в конце концов, абсолютно не мое дело.

– На повестке дня у нас несколько вопросов, – начал Вирт. – Первый и самый главный – кто этот человек, который мечтал похитить нашу недалекую модельку, второй – как нам устроить еще одну встречу с нашим мэром, и третий – как связан наш объект с нашим похитителем, мы же не забыли, что они ушли вместе.

– Только далеко не дошли, – перебила я Вирта.

Он вопросительно глянул на меня.

– Ну, смотри. Меня он перехватил через три минуты, как я пошла за ним, а мэра с ним не было. Либо он сразу заметил слежку и отправил мэра восвояси, а сам подкараулил меня, либо же он проверял, пойду ли я за ними, что еще раз подтверждает наше предположение, что на нас кто-то донес.

Мы замолчали, раздумывая над сложившейся ситуацией. Я прервала тишину, первой нарушив молчание.

– Есть еще и четвертый вопрос. – На самом деле, я раздумывала, нужно ли обсуждать это с напарниками, но пришла к выводу, что наверняка их это тоже интересует.

– Какой?

– Почему мы занимаемся этим делом?

– В смысле, – переспросил Дик.

– Я не верю, что вы не задавались этим вопросом. Дело-то яйца выеденного не стоит, а на него мало того, что бросают лучших из лучших, еще и берут человека из другого подразделения. Что все это значит?

– Ну… – протянул Дик, – например заказчик попросил лучших из лучших.

– Ага, и ваш шеф глянул на дело и решил, что оно мега сложное и надо следовать желаниям клиента.

– Может дело не так просто, как кажется на первый взгляд, – предположил Вирт.

– Тогда ваш шеф знает что-то такое, что неизвестно нам, потому что лично мне дело сложным не кажется: поднять несколько документов, соблазнить и разговорить объект, сделать свои выводы. Что сложного?

– Кама, мне кажется, ты все усложняешь, вызвали нас, значит, нам надо работать, а на философские темы мы поговорим потом.

Я вздохнула, может я действительно что-то придумала себе, а в реальности все просто.

– Хорошо, – Вирт хлопнул ладонями по столу, – я выясню, что это за человек, подниму список гостей, Дик, проследи за мэром, а ты, – Вирт задержал на мне взгляд, – отдохни, тебя еще ждет выступление.

– Вирт, я не собираюсь сидеть дома и ждать своего выхода.

– Почему? – удивился напарник.

– Потому что я не марионетка, чтобы ждать, когда меня дернут за ниточки.

– Никто и не выставляет тебя куклой, но, Карин, тебе действительно абсолютно нечего пока делать.

– Хорошо, – я встала из-за столика, – и да, я Кама.

Дик посмотрел на Вирта, тот лишь пожал плечами.

– Окей, если это принципиально.

Я кивнула и пошла прочь, естественно я и не собиралась бездельничать.

"Отдохни, Кариночка, ты, наверное, устала" Я и действительно очень устала, весь день на ногах, да ко всему прочему бессонная ночь. "А как же шеф, если приедет?" "Не приедет, я слышала, что у него сегодня совещание, а потом он сразу домой." Какая у меня хорошая напарница, первая работа и так повезло. Я прилегла в коморке и тут же погрузилась в сон, правда недолгий. Разбудил меня шеф, у которого, как оказалось, никакого совещания и не намечалось. Правда намечалось сокращение мест, про который напарница знала, а я нет.

Как я поняла, моих напарников ничего не смущало в этом деле. Все не состыковки они сваливали на совпадения, а все странности на моих тараканов. Но я не верила, что у меня вдруг неожиданно началась паранойя. Если чутье кричит "Ахтунг", значит надо к нему прислушаться.

Глава 7

В связи со спецификой моей профессии, у меня появилась туча знакомых в разных сферах деятельности. Большинство из них, скажем так, мне должны. И как раз одному выпадает шанс отработать свой должок.

Есть один субъектик, который ведет некоторое досье на нашего брата. В свое время я спасла его шкуру, и он торжественно при мне сжег досье на меня. Ну, я же не дура, прекрасно понимаю, что это была копия. Но сделала вид, что поверила, а про долг не забыла.

Я набрала его номер, и, после череды длинных гудков, раздалось наконец недовольное "Слушаю".

– Привет, Ромка.

На том конце трубки ненадолго замолчали.

– Кама… Тебя еще не пристрелили?

– Твоими молитвами… А тебя еще не подорвали вместе с твоими писульками?

– Твоими проклятьями…

Обмен любезностями был закончен, и пора было приступать к делу.

– Ром, мне нужна информация на одного человечка… Но не его подноготная, а вся информация за последнее время о его действиях: где был, с кем встречался и т.д.

– Не вопрос, что есть, все твое! Что, завела себе наконец-то любовничка среди ваших молодцев? – хрюкнул должник в трубку.

– Не совсем. Шеф "Ангелов".

В трубке замолчали, через какое-то время я даже начала думать, что насовсем.

– Тебе жить надоело, – произнес, наконец, Рома. – Кама, куда ты вляпалась?

– Не твое дело. И ты мне должен, – поспешила я напомнить.

– Не лезь, он раздавит тебя как муху, ваш шеф и рядом здесь не стоял.

– Не трогай святое, то есть нашего шефа. Ну, так как?

Рома опять замолчал, видимо, взвешивая все за и против. Наконец мы продолжили.

– Кама, ты понимаешь, что если он обратится ко мне с аналогичной просьбой, я предоставлю ему всю информацию, в том числе и то, что ты интересовалась им у меня.

– Понимаю, – ответила я.

– Хорошо, когда и где?

– Есть еще одна небольшая заминочка, я не у нас в городе.

– Ты офигела?

– Билеты на самолет я оплачу, – поспешила я внести ясность.

– А еще проживание в отеле, культпоход и ресторан.

– Хорошо, вымогатель!

На этом и сошлись. Как он еще не попросил президентский номер и ванну из шампанского? Я бы попросила.

Так, одно дело я решила, то есть, результата нет, но от меня теперь мало, что зависит. Теперь нужно дождаться Ромку и тогда будем делать выводы. А сейчас можно и действительно отдохнуть. Посмотреть город, в конце концов, я же не лошадь. Иго-го!

Но мой заслуженный отдых видимо оказался незаслуженным. Телефон противно запиликал в кармане, на экране засиял Вирт.

– Ты дома?

Так и хотелось ответить "нет", но интерес, на кой я ему понадобилась, перевесил.

– Предположим, а что, без меня справиться не можете?

– Сейчас приедем, никуда не уходи.

Их не поймешь, то иди, отдыхай, то сиди и работай.

Вирт с Диком приехали где-то через полчаса.

– План меняется, – с порога произнес Вирт.

– А он у нас, простите, был?

Ребята переглянулись.

– Ну, мы хотели сегодня организовать вторую попытку соблазнения, узнали, что мэр едет вкушать яства и напитки в местную рестрацию, но теперь план другой, – виновато произнес Дик.

Я нахохлилась.

– То есть, я бы о ваших планах узнала где, уже в забегаловке? Типа, Кама, давай сходим покушаем, ой, а ты не переспишь случаем с нашим объектом? Смотрите-ка и он здесь!

– Не язви, – прервал меня Вирт, – мы как раз собирались ехать к тебе, рассказывать о планах, но тут всплыла интереснейшая информация.

Я решила, позлюсь в следующий раз.

– Наш таинственный похититель, не кто иной, как главный следователь в нашем городе и его районах, Антон Романович.

– Вы что же, не знаете в лицо таких людей? – удивилась я.

Оба отрицательно махнули головой.

– Не приходилось встречаться, – ответил Вирт.

– А своего-то мэра вы хоть знаете?

Мое замечание пропустили мимо ушей.

– Ну, и что это значит? – вернула я нас, и в первую очередь себя, в нужное русло разговора.

– А это значит, что на нас охотится полиция,– крикнул Дик с кухни.

– Три ха-ха. С чего вдруг? Большинство из них, а может и все, даже не подозревают о существовании наших организаций.

Я посмотрела на Вирта.

– Что ты молчишь?

– Я думаю, – ответил тот. – Возможно, что он и не знал на кого охотится. Придется, видимо, поговорить с ним лично.

Вот ввязались. Если честно, всегда боялась сесть в тюрьму, как ни смешно и маловероятно это не звучало бы. Дело в том, что наши действия осуществляются на свой страх и риск. Конечно, есть в верхушках, кому отстегивается немалый процент от наших организаций, и если что, думаю, они смогут замять дело. И то не факт. К тому же, смотря на чем прокололись, застукали в квартире какого-нибудь Господина N или застали над трупом губернатора. Согласитесь, разные вещи. Вполне вероятно, что наша коррупционная власть может далеко не все, так что шанс оказаться всеми брошенными в тюрьме есть всегда.

– Что ты имеешь ввиду? – обратилась я к Вирту.

– А ты как думаешь? Когда я говорю, что надо пообщаться лично, это значит – надо пообщаться лично.

– И как ты себе это представляешь? – не отставала я от напарника. – Типа, привет, это тебя послали за нами следить? Если что, мы из секретной организации и выполняем поручения людей, скажем так, из верхушек. Так что не парься! Так что ли?

– Ну, типа того, – не смутился Вирт. – Только вначале выясню, что ему нужно от нас и кто ему про нас донес. А о том кто мы, можно и умолчать.

Я посмотрела на коллегу в недоумении. Тот лишь улыбнулся и ушел на кухню к Дику.

– Все равно не понимаю, – крикнула я ему вдогонку.

– Вечером поймешь, – вернулось мне эхо с кухни.

– Кстати, – высунулась голова Дика с кухни, – мы проверили твоих подозреваемых. Чисто.

Но хоть здесь какая-то удача, минимум подозреваемых, максимум результативности. Ну, по крайней мере, я на это надеюсь.

Через час ребята свалили, оставив мне скудный ужин и живое любопытство, велев никуда не уходить.

Ромка прилетал только завтра, так что я не придумала ничего лучшего, чем посмотреть телевизор, лет пять его уже не смотрела.

Когда я уже было задремала под монотонный бубнеж диктора, рассказывающего о невероятных подвигах самца лемура, дверь хлопнула.

Дик влетел в комнату, и чуть ли не хватая меня за руку, крикнул "за мной".

Я подорвалась как ошпаренная, и кинулась за ним на улицу, по дороге обувая кроссовки.

Вирта, как ни странно, в машине не оказалось.

– А где Вирт? – спросила я Дика, который как сумасшедший газанул вперед.

– Ждет нас. Не один, – улыбнулся мне Дик.

– Ты за дорогой следи, – на секунду перепугалась я, глядя на едущий грузовик впереди. А то обидно вот так вот погибнуть, когда есть множество различных вариантов смерти.

– А с кем он? – до меня наконец-то дошла вторая часть фразы.

– Увидишь и познакомишься.

– Если что, я не люблю сюрпризы, – напрягалась моя персона. – Лучше скажи сейчас, чтобы я знала как себя вести.

– Веди как обычно, – снова улыбнулся Дик, – в данной ситуации хамство не будет лишним.

– Я что, по-твоему, хамка?! – возмутилась я.

– А по-твоему? – по-еврейски вопросом на вопрос ответил Дик.

Я не стала отвечать, решила, что это никому не нужно.

Но через минуту мне надоело молчать.

– Дик, а почему Вирт постоянно порывается назвать меня по имени? У вас так принято?

– У нас с ним, в общем, да, а в компании нет, а что, напрягает?

– Ну не то что бы сильно, – смутилась я, – просто я не привыкла.

Дик пожал плечами.

– Вирт вроде понял, что тебе это не нравится, я думаю, он учтет.

Я кивнула и стала следить за дорогой. Хватит уже болтовни. И так, зачем я у него спросила? Ну, нравится ему называть меня по имени, буду, если что, каждый раз поправлять. Мужчины, они же такие, поддаются дрессировке. Вот только какой сахарок ему предложить?

Минут через двадцать мы приехали к дому постройки так времен царя Гороха. Но судя по занавескам на некоторых окнах, здесь все еще кто-то проживал, не смотря на треснутые стекла, покосившиеся рамы и отсутствующую дверь подъезда. Да впрочем, и самого подъезда тоже.

– Ты куда меня привез? Если хочешь потихоньку меня прирезать, то сделай лучше это в каком-то красивом месте, не хочется, чтобы последним, что я увидела, были рваные шторы в горошек, – дернула я Дика за рукав.

– Обещаю, если соберусь тебя прирезать, отвезу на Мальдивы, – как всегда не остался в долгу напарник.

– И все-таки?..

– Кама, ты сама сейчас все увидишь.

Мы поднялись по деревянной лестнице, которая угрожала обвалиться прямо под нами. На третьем этаже (а для этой постройки последнем) мы остановились у двери, обитой, как и остальные, дешевым дерматином, кстати, оправдывавшем свое название.

Нам открыл Вирт.

В комнате было достаточно темно. Одна лампочка Ильича сиротливо освещала небольшую, метров на 10, комнату. Но ее оказалось достаточно, чтобы увидеть привязанного к стулу человека.

– Это кто? Здрасьте… – проявила я чудеса вежливости. Привязан человек или нет, пока в сознании надо здороваться.

На приветствие мне не ответили, зато ответил Вирт.

– А ты не узнаешь?

Мужчина приподнял лицо, попав наконец-то в свет лампы, и я узнала.

– И снова здрасьте… Какими судьбами, Господин следователь?

Глава 8

Мне кажется, они переборщили. Нет, ну серьезно, что дальше? Ну, даже если он сознается? Убьем его после этого?

Впрочем, я не стала теряться в догадках и спросила самих парней.

– Решим потом, – коротко ответил Вирт.

– Ну, конечно, шеф. Фигня какая, ну, подумаешь, следователь, подумаешь, похитили, подумаешь, пытаем…

– Но-но! – перебил меня Вирт. – Его никто не пытал. Пока, по крайней мере. Я думал, ты рискованнее…

– Я благоразумнее, Вирт.

– Я, конечно, дико извиняюсь, – встрял Дик, – но может, вернемся к нашему заложнику, а то он заскучал.

Мы вернулись в комнату, где все так же, привязанный к стулу, сидел Антон Романович.

– Добрый день! – начал приветливо Вирт.

– Ну, для кого как, – ответил следователь. – Лично мне он добрым никак не кажется. Я надеюсь, вы представляете, какое наказание вы понесете за похищение и удержание вне воли представителя правоохранительных органов?

– Представляем, – коротко ответил Вирт. – А вы, я надеюсь, понимаете, что сейчас козыри у нас в руках?

– Ненадолго. Завтра я не выйду на работу и коллеги забьют тревогу.

– Не думаю, – спокойно ответил Вирт, – я уже отправил сообщение на работу с твоего телефона о срочной командировке. Конечно, они скоро догадаются, но время у нас есть.

Следователь ненадолго замолчал.

– Хорошо, – наконец сдался тот, – что вам надо?

– Вот это деловой разговор, – встрял как всегда позитивный Дик.

– Нам нужны ответы. Кто тебе дал наводку на нее и зачем ты за ней следил, – тыкнул в меня пальцем Вирт.

Я подумала, что я, наверное отличаюсь от той, которая была на банкете, та была расфуфыреной, в красивом платье, с прической, макияжем, а не в спортивном костюме и с наскоро завязанным хвостом. Каждая девушка знает, как она может измениться за счет хорошей косметики и элегантной одежды. Но, как ни странно, Антон Романович меня явно узнал, причем, как я только вошла, хотя я старалась оставаться в тени. Ну их, в похищении мне совсем не хотелось быть замешанной.

– Была наводка, что она выслеживает и.о. мэра для получения некой информации и еще является угрозой его жизни, – нехотя выдавил из себя следователь.

– От кого поступила информация? – спросил Вирт.

Антон Романович ненадолго замолчал.

– Мы не знаем, – наконец ответил следователь.

– А если подумать? – угрожающе спросил Вирт.

– Я же сказал, не знаем, – сквозь зубы процедил похищенный, – к нам подбросили конверт с ее фотографией и подробным описанием, где и когда можно будет ее встретить. А кто подбросил и зачем, я не в курсе. Но так понимаю, не зря мне слили информацию, она ведь актуальна, не так ли, Карина?

Я демонстративно промолчала. Так я и выдала все карты, жди.

Зато Вирт оказался не из молчаливых.

– Ты разговаривай со мной, что еще тебе было известно?

– Ничего. Пошел на банкет, чтобы проверить информацию. Хотел поговорить с Георгием Николаевичем, может он прольет свет на все это, но заметил, как эта мадам последовала за нами. Тогда и решил ее задержать, но так понимаю, дружки вовремя пришли на помощь. Зачем вам мэр?

– Здесь не я отвечаю на вопросы, – ответил Вирт. – И что же ты успел про нее узнать?

– Я больше ничего не скажу, – заупрямился вдруг следователь. – Мне тоже нужны ответы.

– А с чего ты решил, что они будут?

– А с того, что я подозреваю, вас каким-то образом интересует становление Георгия Николаевича мэром, вас же для этого наняли? Я только не знаю, кто вы такие, на частных детективов не похожи, те не настолько наглые, – ухмыльнулся следователь.

– Ты понимаешь, что сейчас не в том положении, чтобы задавать вопросы, – встрял неожиданно Дик. – Сейчас зависит от нас каким образом ты выйдешь отсюда: по частям или целиком, а если целиком, то дыша или нет. Нам нужны ответы, кто-то переходит нам дорогу. Мы никогда с вашим братом не пересекались, и дальше не хочется ни вести дружбу, ни воевать, но если будет необходимо, мы пойдем и на то, и на другое. Поэтому, чем быстрее мы выясним, кто о нас знает и пытается подставить, тем лучше для всех.

Ух, ну ничего себе. Таким я Дика еще не видела, офигеть! Мне кажется, даже Вирт притих, само воплощение дьявола, вот тебе и милый каламбурщик. А я догадывалась, что здесь не чисто!

– Я сказал, больше ни слова, пока не услышу ответов, – следователь оказался не настолько впечатлителен.

– Ладно, сделаем передышку – прервал Вирт собирающегося что-то сказать Дика.

Мы вышли из комнаты, оставив следователя наедине с его мыслями.

– Что думаете? – спросил Вирт.

– Если он говорит правду, то у нас проблемка, – опять весело констатировал Дик. Может у него раздвоение личности? Интересно, а он об этом знает?

– Ага, а если неправду, то две, – наконец и я подала слово. – Ну и что мы узнали? Ничего! Кто-то знает о наших планах, и пытается на нас донести.

– Не знает, а знал, – поправил меня Вирт. – Следователя мы похитили без проблем.

– А вы в отчете об этом говорили? Я-то точно нет, я была не в курсе ваших планов.

– Ты же не думаешь, что наша же организация пытается нас слить? – взъерошился Вирт. – Кама, что у тебя за мысли?!

– Может кто-то просто перехватывает ваши отчеты, – решила не признаваться я, что именно так и думаю.

– Не может быть, наша почта защищена сильней, чем пентагон, – ответил Дик.

– Ну а вдруг? Вы же не можете знать наверняка. Окей, а какие у вас варианты? вы кому-нибудь говорили? Я нет. Может у тебя прослушка в квартире, а, Вирт?

Было видно, что я парней раздражаю, хотя я не понимала почему. По-моему, я единственная пытаюсь докопаться до истины, а не трясу ничего не знающих следователей.

– Давайте с этим пока подождем, вначале надо решить, что делать со следователем, – наконец произнес Вирт.

– Вот вы и решайте, это была ваша дурная затея, лично я попытаюсь узнать, откуда утекла инфа.

– А может мы ее убьем и закопаем, – внезапно встрял Дик, – все равно от нее пользы немного.

– Но-но! – возмутилась я. – В свете последних событий, мне твое предложение не кажется шуткой.

– Каких событий? – не понял Дик.

– Ну, ты был там так строг, я даже испугалась.

Сдержать улыбку я все-таки не смогла.

– Дик, ты оказывается зловещ!

– Так что не зли меня, Камочка, – ответил напарник.

Ну, вот это я вообще не поняла, шутит он или нет. Я теперь всегда буду сомневаться.

– Эй, – донеслось из соседней комнаты.

– Кажется, наш следователь вновь обрел дар речи, идем, – предположил Вирт.

Мы вернулись в комнату к Антону Романовичу. Тот все так же сидел, привязанный к стулу. Не, ну а что вы хотели, это только в фильмах, пока плохие герои шушукаются, хорошие успевают себя развязать и замочить парочку охранников. И да, я причисляю нас к плохим.

– Что такое, Антон Романович, вы хотите нам еще что-то рассказать?

– Я хочу заключить с вами сделку, – неожиданно предложил тот, – если бы вы хотели меня убить, вы уже это сделали бы. А раз вы тянете, значит вам это не нужно. Я повидал много отморозков за свою жизнь, и думаю, что вам нужна только информация. Мне, как ни странно, тоже. Ну и плюс, мне моя жизнь все-таки дорога, мы с ней вместе уже 48 лет.

– Какая вам нужна информация, – спросил Вирт.

– Мне нужно знать, зачем вам мэр и что хотела сделать та девушка с ним на презентации.

– И вы нам прям так и поверили, – съязвил Дик. – А потом рассказали нам все, что знаете, и мы, пожав руки, разойдемся по домам?

– Как знать, – без тени иронии ответил Антон Романович. – У меня есть кое-какая информация в машине. Я могу вам ее предоставить, но более раскрыто расскажу, если мы будем сотрудничать.

– Подозрительный вы тип, Антон Романович, – не выдержала я. – Вас похитили, связали, заставляют что-то рассказывать, а вы предлагаете сотрудничество? Попахивает западней!

– Это ваше дело, верить мне или нет. Вообще, вокруг этого мэра как-то много стервятников вьется, меня это смущает. А вы, видимо, знаете немало. Но и я вам нужен, не так ли?

– Где машина, – вместо ответа спросил Вирт.

– Там, где вы меня забрали.

– Едем, – коротко заключил Вирт.

Всю дорогу мы молчали. На следователя надели наручники. Не, ну а пусть почувствует себя на другой стороне своей профессии, я считаю, лишним не будет. Но руководствовались мы конечно тем фактом, что без наручников его опасно везти.

Машина стояла, как и сказал следователь, там, где мои мега умные напарники совершили похищение. Мы все вышли на улицу, видимо, для массовки, так как со следователем собрался идти один Вирт.

– Вы уже и в машине успели покопаться, – покачал головой следователь.

– В смысле? – остановился Вирт.

– Ну, машина снята с сигнализации, хотя и закрыта.

– Мы не залезали в твою машину,– напрягся Вирт.

– Хм… Может кто-то успел в нее залезть, – предположил Антон Романович. – Надо проверить, что украли.

– Стоять! – вдруг остановил всех Вирт. – Ты точно на сигнализацию ставил?

– Естественно, я пока в своем уме, – обиженно ответил следователь. – А что?

– В машине может быть взрывчатка, – заключил Вирт.

– С чего ты взял? – покосилась я на него.

– У меня был такой случай, машина тоже была снята с сигнализации, а как только дверь открыли, произошел взрыв, – ответил Вирт.

– С тобой?! О Боже, ты выжил? – театрально воскликнула я, и уже нормальным голосом добавила, – Вирт, что за бред? Машина не стоит на сигнализации. Это означает, что она не стоит на сигнализации. И все!

– Кама, ты меня раздражаешь, – коротко кинул мне Вирт и, уже повернувшись к Дику сказал, – съезди за "пищалкой".

– Есть, сэр, – отсалютовал Дик.

– Что такое "пищалка" и с чем ее едят? – спросила я, почувствовав себя тупой, потому как похоже остальные, включая следователя, знали, что это.


– То такой прибор, который обнаруживает некоторые виды взрывчатки и при этом противно пищит. Отсюда и название.

– На придумывают всякой ерунды, – буркнула я.

– И эту забери, будь добр, – крикнул отъезжающему Дику напарник.

– Что значит забери? – возмутилась я. – Я остаюсь.

– Тогда не трепи мне нервы!

Я показательно отвернулась. Не больно-то и хотелось. К тому же, ну, не верю я в эту ерунду с бомбой! Бред сивой кобылы, точнее сивого напарника.

У меня очень кстати зазвонил телефон, и я под этим предлогом отошла от машины, надоели они мне.

– Кама, я через пять часов буду у тебя, ты мне забронировала номер.

Рома.

– Забронировала. Ты везешь, что я просила?

– Нет, просто так на экскурсию лечу! – раздраженно ответил Ромка.

Ну да, глупо вышло.

– Завтра утром я тебе позвоню, – сказала я и повесила трубку. Пусть не забывает, кто здесь босс.

Через минуту телефон зазвонил снова, я даже к машине подойти не успела.

– И Камочка, с тебя завтра вкусный ужин в дорогом ресторане.

И гудки. Вот нахал!

Я еще несколько минут потолклась возле кустов, потом уже вернулась к Вирту со следователем.

– С кем ты там шушукаешься? – подозрительно спросил Вирт.

– С любовником, – оскалилась я. – Имею я право на личную жизнь?

– Право-то ты имеешь, а вот жизнь ту личную… – философски протянул Вирт.

– Что? – возмутилась я. – Тебе-то, откуда знать о том, что у меня в жизни происходит?

– Да у тебя на лицо неудовлетворенность, ну, во всех смыслах этого слова.

У меня краска прилила к лицу, но не от смущения, а от злости.

– Знаешь, что, Вирт…

На этих словах следователь хмыкнул. Вообще обнаглел.

– Что?

– Дик едет, – сменила я тему.

И правда, из-за угла показалась машина, как он быстро.

– Как ты быстро! – озвучил мои мысли Вирт, как только Дик вышел из машины.

– Это талант, – без ложной скромности ответил напарник.

Дик передал Вирту какую-то странную штуку, я таких не видела, и тот направился с ней к машине.

Надеюсь, он попрыгает с этим бубном возле автомобиля и оставит свою теорию заговоров.

Но, к всеобщему изумлению, как только Вирт поднес прибор к машине, тот начал издавать не очень приятные для слуха звуки.

– Только не говорите, что это значит, что Вирт прав? – повернулась я к Дику со следователем.

Глава 9

– Сам в шоке, – ответил мне напарник. – Вирт, надо бы валить.

Вирт кивнул, и поспешил отойти от машины подальше.

– Стоп-стоп, – вдруг подал голос следователь, – надо сообщить о взрывчатке, могут пострадать посторонние люди!

– Он прав, – поспешила согласиться я со следователем.

– Хорошо, – поддержал нас Вирт, – позвоним из машины.

Мы вернулись на квартиру. Следователя не стали связывать, как-то по дороге сама собой завязалась беседа, и мы решили, что стоит друг другу помочь. Тем более, я так подозреваю, подставить хотели нас. Думаю, чутье меня не обманывает.

– Антон Романович, может, есть еще какие-то личности, жаждущие увидеть вас по кусочкам? – в очередной раз спросил уже дома Дик.

– Да говорю же, врагов у меня не мало, но последнее время ничего страшного не происходило. Конечно, не стоит со счетов сбрасывать волю случая, и что все так вот совпало, но я почему-то, наверное, благодаря профессии, не верю в совпадения.

– Я тоже, – подал голос Вирт. Он как-то подозрительно молчал последние минут десять. – Я считаю, что мы сами помогли нашим злопыхателям, похитив следователя. Что же такого скрывает наш будущий мэр, что из-за него не брезгают убирать всех со своего пути?

Риторический вопрос. Вот странно, казалось бы дело выеденного яйца не стоит, а столько уже проблем.

– Так может вы расскажете, что вам нужно от Георгия Николаевича? – задал наконец ожидаемый вопрос следователь.

Мы переглянулись.

– Хорошо, – начал Вирт, – всего мы рассказать не можем, но вы должны знать, что мэру нашему мы ничего не собирались делать, нам лишь необходимо узнать, за счет чего он так активно ползет по карьерной лестнице.

– А зачем вам это? – ухватился сразу за ниточку Антон Романович.

– У нас заказ, – коротко ответил Вирт. – И на этом все, большее вам знать не положено.

– Хм, – не удержался от ухмылки следователь. – Вам, ребята, наглости не занимать.

– Заметим, мы вас от смерти спасли, – встрял Дик.

– Вполне вероятно и спасать бы не пришлось, не похить вы меня, – отбил удар Антон Романович.

– А вот в этом я сомневаюсь, – втянулся в беседу Вирт. – Вас уже ввязали в этот клубок, прислав анонимку. Вы теперь с нами под одной крышей.

– Неплохо бы знать, с кем с нами.

– Это лишнее, – отрезал Вирт.

– Что мы дальше-то будем делать? – подала я голос. Не, работа, конечно, работой, но помыться, поесть и поспать совсем не лишнее.

– Я думаю, разойдемся, – ответил Вирт.

– А что со мной? – спросил Антон Романович. – Вы же понимаете, что меня хватятся.

– Понимаем, – ответил Вирт, – вы можете идти.

Мы с Диком недоуменно уставились на напарника.

Впрочем, следователь тоже не ожидал такой развязки.

– Вот так вот просто? И вы не боитесь?

– Антон Романович, вы же понимаете, посадите нас за похищение и на этом все, круг замкнется. Вы никогда уже не узнаете, кто пытался подорвать вас. А может, попытается еще раз, если ему мешаем не только мы.

– Логично. Ну, тогда я пошел?

– Конечно, только ответьте, что было в машине?

– Мне подкинули конверт, на нем было написано " Интересная история про вашего будущего мэра", но я закрутился и так и не открыл конверт, хотел вечером без свидетелей почитать.

– Печально, теперь в ближайшее время не прочесть, но что поделать, – сказал Вирт. – Мы с вами свяжемся.

– А если у меня будет необходимость?

– Я оставлю свой номер вам.

Как только следователь вышел за дверь, мы с Диком повернулись к Вирту. И на лице у нас была отнюдь не благодарность.

– Вирт, это что было? – первая не выдержала я.

– Дик, – вместо ответа мне, обратился Вирт к напарнику, – езжай за ним, потом все объясню.


 Тот молча повернулся и ушел вслед за следователем.

Ну а я тупо исполнять приказы самодура не собиралась.

– Вирт, как это понимать? Нас сегодня же свяжут за похищение следователя. Ты это понимаешь? Я не собираюсь остатки своих дней гнить в тюрьме!

– Кама, – спокойно повернулся ко мне Вирт, – с нашей профессией нужно быть готовой попасть в тюрьму, тебе же это известно?

– Как и то, что когда можно этого избежать, я предпочту последнее!

– Да успокойся ты, никто нас не посадит, тут два варианта: либо следователь в курсе дела и тогда их задача уж точно не посадить нас, либо он сам в шоке и будет копать глубже. Поверь мне.

– Твоя логика не логична! Теперь я буду вздрагивать от каждой ментовской машины!

– Поехали домой, – не стал вступать со мной в спор Вирт.

Чтобы напарник не говорил, мне было неспокойно. Ну не верила я, что можно вот так вот похитить человека, и не просто человека, а мега охраняемого законом, и со спокойной совестью поехать домой. Бред.

Дома мы ждали Дика. Я уже почти спала, как дверь хлопнула.

– А я думала, тебя первого за решетку посадили, – сонно пробубнила я.

– Мечтай, дамы вперед, – как всегда мило огрызнулся напарник.

– Что-нибудь выяснил? – как обычно, сразу к делу перешел Вирт. Мне иногда кажется, что он робот.

– Выяснил, следователь печется о своей машине и смотрит, чтобы она случайно не взорвалась, и он явно хочет найти тех, кто ее хотел приподнять в воздух.

– Как думаешь, он что-то знает?

– Если и знает, то только что-то, что еще больше путает все карты. По-моему, его действительно просто приплели сюда, как крупного свидетеля.

– Понятно… Ну давайте не будем забывать, что дело так и остается делом. Завтра выходим на охоту, Степнов ужинает в ресторане, это я знаю точно, пойдем туда, и, Кама, тут уж твой выход.

Я кивнула, хотя мысли мои были совсем о другом.

Я уже даже и про следователя забыла, какая-то назойливая мысль пыталась пробиться в моей голове, но что конкретно, я уловить не могла. У меня было очень нехорошее предчувствие, а мое чутье не раз спасало мою шкуру. Поэтому, я ему доверяла, но парням я решила ничего не говорить, они с моим чутьем не знакомы, только на смех поднимут.

– Кама, ты тут? – донесся до меня голос Вирта.– Что-то ты подозрительно молчишь.

– Я просто хочу спать, – решила слиться я. – Завтра тогда обсудим подробности.

– Спокойной ночи, – неожиданно проявил любезность Вирт.

– Спокойной, – удивленно ответила я.

– И пусть тебе приснится тюремная камера, – добавил с той же любезностью напарник.

– Смешно, – а чего я, в общем хотела? Любви и взаимоуважения. Ха-ха.

Самое интересное, мне и правда приснилась тюрьма, только в ней была не я, а Вирт, а его спасала. Какой бред. Стала бы я его спасать. Но во сне все выглядело логично, и то, что я копала подземный ход, и то, что тащила на себе Вирта, когда у того закончились силы. Я бы с утра посмеялась над всем этим, но во сне присутствовала такая доля романтики, что я отойти не могла, и мне было совсем не смешно, а как-то… мило, что ли.

Поэтому даже на кухню я вышла окрыленная и решила не вступать в полемику, чтобы мне не говорила два медведя, проживающих, слава богу, временно со мной. Ну, или я с ними.

– Всем доброе утро! – вежливо поприветствовала я, сидящих парней. – Кто будет таким милым, что сделает с утра даме кофе?

– Я бы сделал, – отозвался Дик, – да вот только дамы-то нет.

Однако встал и включил чайник.

– И я тебя считаю, Дик, супер джентльменом!

– Оу, Кама, ты с утра выпила, что ли?

– Нет, просто у меня хорошее настроение.

– С чего бы? – вступил неожиданно в разговор Вирт.

– Да так, сон хороший приснился.

– Ааа, – протянул Вирт. – Как тебе мало для счастья надо.

Нет, ну они точно испоганят настроение с утра.

Чтобы этого не случилось, я взяла чашку и пошла в комнату, за ноутбук, надо посмотреть, во сколько Рома прилетает. За этим занятием и застал меня Вирт.

– Собралась улетать? Уже?

– Чёрт! – я закрыла ноутбук. – А тебя стучать не учили, а, Вирт? А если бы я голая была?

– Поверь, это меня мало бы шокировало. Или тебе есть, что скрывать?

– Ага, я мужчина, – буркнула я.

– Так я и думал. Предлагаю сходить прогуляться, ты как? – без переходов вдруг предложил Вирт.

– В смысле, прогуляться?

– Ну что сидеть в душной квартире?

– А Дик идет? – уточнила я.

– Нет, мы вдвоем, типа свидание, – спокойно ответил Вирт.

Я уже набрала воздуха в грудь, чтобы достойно ответить, но напарник меня перебил.

– Конечно, идет, что за глупости, Кама. Нам надо обсудить план на вечер.

Ну, вот что за человек, даже я не такая пакость.

На набережной я купила себе мороженое, эти двое поржали надо мной, но всю дорогу бросали завистливые взгляды. Вот пусть теперь мучаются, раз такие взрослые.

– Так, сегодня ты идешь в ресторан вечером, – ткнул в меня пальцем Вирт.

– Я попрошу, – убрала я его руку от себя, – а откуда ты, кстати, знаешь, что наш объект будет там?

– Знаю, – буркнул Вирт.

– А, ну да, конечно, это все объясняет, а я то думала…

– Ну, вот тебе не все равно, – завелся напарник, – есть у меня люди, которые могут кое-что нам подсказать.

– Не все равно, – взвилась я, – эти люди должны быть у нас, а не только у тебя, кто знает, кто нас сдает!

– Поверь, я лишнего не болтаю.

– И с чего я тебе должна верить? Мы на брудершафт не пили!

– А сама? Кого это ты ждешь сегодня? – поймал меня Вирт.

– Не твое дело! Это к делу не относится! – буркнула я.

– Откуда мне знать? Мы на брудершафт не пили! – копируя мою интонацию, спародировал меня Вирт

Я сжала кулаки, готовая ринуться в бой, но между нами встал Дик.

– Так мы до вечера можем здесь проторчать. Может вам и все равно, но я хочу расправиться с этим делом побыстрее.

Мы отвернулись друг от друга, а Дик продолжил.

– Значит, вечером, Кама, ты идешь в ресторан, там будешь делать вид, что кого-то ждешь, мы специально забронируем заранее столик. Поглядывай на часы, томно вздыхай, привлекай, короче, к себе взгляд мэра. Ну, ты сама знаешь, не мне тебя учить.

Я кивнула.

– А дальше что? Я еду с ним?

– По возможности, ну, по крайней мере, назначь следующую встречу, и, желательно, чтобы он пригласил тебя к себе домой, а не в какой-нибудь отель.

– Я поняла.

– Мы будем рядом в машине, – вступил в диалог Вирт. – Главное, постарайся, чтобы он тебя подцепил, а не наоборот, все должно выглядеть естественно.

Я снова кивнула. Не люблю я это дело, ой как не люблю. Но выбора нет. Работа есть работа.

Как ни странно, дальше обошлось без скандалов. Мы прогулялись, а затем я пошла в салон, а ребята домой.

Когда я вышла из салона, я набрала Рому. По идее, он должен был уже прилететь. Абонент оказался недоступен, как всегда, наверняка, рейс задержали. Блин, хотела вечером еще успеть с ним встретиться, но видно не судьба. Пора уже было приступать к нашему плану.

Ресторан оказался довольно приличным. Я прошла за заказанный мне столик и попросила официанта принести только воды. Хотя, я бы с удовольствием поужинала от души, но легенда есть легенда. Не могу же я ждать спутника и в одиночку на заказывать жратвы? Или могу? Ладно, потерплю.

По воле случая, либо информатор Вирта знает слишком много, но мэр обедал за столиком напротив. Я как бы невзначай подняла на него глаза, встретилась с ним взглядом и смущенно опустила ресницы. Старый кобель весь оживился. Вот ненавижу таких сальных мужиков, которые мнят себя суперменами. Но еще больше ненавижу девиц, которые вешаются к ним на шею, невзирая не на что, лишь бы заполучить от них хрустящую бумажку. И себя я сейчас как-то недолюбливаю.

Я знала, что ребята сидят в машине неподалеку и слышат все вокруг меня. Хотелось сказать что-то неприличное, но останавливало, что Степнов сидел совсем близко и мог тоже услышать из уст прекрасной девушки отнюдь не прекрасные слова.

Через какое-то время я "начала нервничать", смотреть на часы, озираться по сторонам, сотый раз пролистывать меню (кстати, вот это меня действительно выводило из себя, потому как есть хотелось безумно) и томно вздыхать. Пару раз я бросила взгляд на Георгия Николаевича, но тут же отвела. Я не могу оплошать, он по любому ко мне подойдет.

И я не ошиблась. Не прошло и получаса моих терзаний, как официант преподнес мне бокал шампанского, шепотом сообщив, от какого оно джентльмена. Хотя я и так знала.

Я мило улыбнулась мэру, и сообщила официанту, что я не пью алкоголь, и если ему не сложно, пусть передаст мэру мое большое спасибо.

Мэр не заставил себя ждать. Он поднялся из-за стола и направился ко мне.

– Я извиняюсь, что отказалась от вашего напитка, но я действительно не пью, – заискивающе начала я.

– А от чашечки кофе вы не откажетесь? Или вы кого-то ждете?

А то не видит, что жду.

– Ждала, – вздохнула я, – но видимо зря, поэтому, если вы составите мне компанию, я буду безмерно вам благодарна.

Глава 10

– Это я должен благодарить такую милую девушку за такой сюрприз мне посреди ужина, – нелепо отбил комплимент Степнов и поцеловал мне руку. Фу! Я с трудом поборола желание вытереть ее тут же о скатерть и еле-еле удержала милую улыбку на лице. Теперь у меня от руки курицей будет вонять. И его слюнями. Фу, как же переключиться?

– Мы с вами раньше не встречались? – наконец вернул меня в реальный мир мэр.

– Возможно, вы видели меня на банкете.

– Точно-точно, как я мог забыть, где видел такую красоту!

Ну не умеешь ты говорить изысканные комплименты, что пыжишься? Как он меня раздражает!

– Эй, официант!

Воспользовавшись тем, что мэр крутит головой в поисках гарсона, я все же вытерла руку о скатерть, ну противно мне!

– Что вы будете? – обратился ко мне Степнов.

"Всего и побольше" – пронеслось в моей голове.

– Я, наверное, съем салатик из морепродуктов.

"И молочного поросенка" – мысленно прибавила я.

– А вы знаете, что морепродукты являются отличным афродизиаком? – хитро прищурившись, спросил меня Георгий Николаевич.

"Да ты что? И где слова-то такие умные выучил?"

– Неужели? – кокетливо вслух ответила я.

Вот вы только задумайтесь, насколько отличаются наши мысли и слова. И это у всех. Абсолютно.

– Да-да, – и шепотом добавил, – поверьте, проверено лично.

Да уж, таких грубых, тошных и откровенно позорных подкатов у меня еще не было. И еще надо как-то естественно всему этому умиляться.

Я скромно улыбнулась, не буду ничего отвечать, а то мало ли что вылетит.

– Так как говорите вас зовут?

"О, Господи, это уже не баян, это аккордеон какой-то".

– Меня Карина, а вы можете не представляться, кто же вас не знает!

"Никто, кроме нашей тройки. И прокурора".

– Зовите меня Жора, Кариночка.

И опять поцеловал мою руку. Ну что ты к ней привязался?! Свою целуй!

Я опять скромно улыбнулась, и, потупив глазки, извинилась, что выйду на секундочку попудрить носик.

В туалете меня прорвало, я набрала Вирта.

– Если он еще раз обслюнявит мою руку, я ему точно врежу! – начала я без приветствий.

– Карина, спокойно!

Я даже не прицепилась к тому, что он меня по имени назвал.

– Ты представляешь, какой он тошный?! Меня сейчас вырвет.

– Ну, ты же с ним не целовалась. Пока.

У меня, наверное, краска сползла с лица.

– Вирт, не надо… Зря тебе позвонила, теперь мне реально плохо.

– Успокойся, – сдерживая смех, продолжил напарник, – дыши глубже, потом 2 часа постоишь под душем, и все будет в порядке.

– Фу! Ладно, я пошла.

Нацепив в туалете самую милую из улыбок и десять раз помыв руки, я вернулась за столик. Мэр никуда не ушел. К сожалению.

Знаю, что не профессионально, но я все-таки тоже девушка, а не бревно бесчувственное.

– Кариночка, я вынужден вас покинуть, дела не ждут, – неожиданно выдал мэр.

Какие это у него дела на ночь глядя?

– Как, уже? Как жаль, что не удалось побеседовать…

Давай же, олух, назначь встречу. Ну!

– А как вы относитесь к ужину тет-а-тет? Завтра, у меня дома?

Да!!!

– Так сразу? Мне необходимо подумать, наверное.

Представляю, как Вирт с Диком сейчас там воют, бояться, что сорву все. Но я знаю, что делаю.

– Вот мой номер, Кариночка, позвоните мне сегодня, если надумаете.

– Хорошо, – потупила я глазки.

– Я буду ждать вашего звонка, и рассчитываю на положительный ответ.

И снова полез к моей руке. Ну что он к ней прицепился?!

– Хорошо, до встречи… – как бы осеклась я. – То есть, созвонимся…

– До свидания.

"Кобелина"

– Надеюсь, вы догадаетесь следовать за ним? – сказала я напарникам, как только мэр покинул меня. Представляю, что они мне сказали в ответ. Хорошо, что я их не слышу.

Посидев для приличия в ресторане еще минут пятнадцать, после того как я слопала салат, я решила, что можно уже и честь знать. Я бы заказала еще чего-нибудь, но вдруг в ресторане засланные казачки. В супермаркет зайду.

К чести Степнова, счет он все-таки мой оплатил. Хотя бы не жмот прижимистый

Ребят на месте не было. Я набрала Вирта.

– Кама, что ты творишь?! – начал он.

– И тебе добрый вечер! Как тебе погода?

– Ха-ха, ты почему не согласилась на встречу?

– Я девушка-загадка.

– Нам только ребусов сейчас и не хватало, – рыкнул Вирт. – Он же может соскочить!

– Поверь, он мог бы соскочить, если бы я сразу согласилась. Я знаю что делаю.

– Я надеюсь, – как-то подозрительно быстро согласился со мной Вирт.

– Вы где?

– Направились за Степновым, пока еще едем.

– Я тогда такси вызову и домой.

– Хорошо, – ответил напарник.

– Я зайду в магазин, есть хочется безумно, вам что-нибудь взять?

– Ну да, какой-нибудь еды быстренькой, мы тоже голодные.

– Окей.

Уже положив трубку, я задумалась, насколько наш разговор получился дружеским. Вроде пустая болтовня, а как многое определяет в отношениях. Когда не задумываешься перед тем как сказать что-то, а просто разговариваешь в любом направлении. Похоже, мы начинаем ладить. И даже не знаю, хорошо это или плохо.

Парни пришли где-то на час позже меня.

– Ты позвонила ему? – с порога спросил Вирт.

– Не волнуйся, птичка в клетке.

Я и в самом деле, позвонила мэру как пришла домой. Сказала смущенным голосом, что я буду рада отужинать с ним завтра. Степнов хрюкнул трубку, и, довольный собой, отпустил еще парочку тупых комплиментов. На этом и распрощались.

– Ну а куда наша птичка полетела? – задала я встречный вопрос.

– Доехал до администрации, – ответил Вирт, – а дальше мы не смогли за ним пройти. Был там минут пятнадцать и поехал домой. Вышел с какой-то папкой. Если сможешь, завтра найди ее.

– Постараюсь, – сказала я, пытаясь скрыть отвращение о предстоящей встрече.

– Да расслабься, – неожиданно мягко ответил Вирт, – тебе и надо только поужинать с ним да по дому пошелестеть, а мы тебя выдернем как-нибудь, как он только начнет оказывать тебе знаки внимания.

– Ну-ну, а то я не знаю, как проходят эти ужины, будет ручки свои гадкие тянуть вовсюда, бррр, – передернуло меня. – Пойду лучше в душ.

Через полчаса, вся распаренная и готовая ко сну, я вышла из душа. Как ни странно, парни, похоже, даже и не собирались спать.

– Вы куда-то намылились? – спросила я их, вытирая голову.

– Не вы, а мы, – ответил Дик.

– Не поняла.

– Надо развеяться, пошли в клуб сходим, есть у нас одно хорошее место…

– Ребят, я пас, – пошла я на попятную, – я уже спать собралась.

– А тебя никто и не спрашивает, иди собирайся, – ответил Вирт.

– Да щас!

– Предупреждаем, – вновь вступил в диалог Дик, – сама не пойдешь, отнесем вот так, в халате и с полотенцем на голове, – и устрашающе двинулся на меня.

– Ну, ребят, серьезно, я устала, – начала отступать я.

– Кама, не придуривайся, посидим пару часов и домой, – продолжил уговоры Вирт, – у нас наконец-то свободный вечер, все равно ничего не сможем предпринять, пока ты не навестишь мэра, да и тебе расслабиться надо.

И в самом деле, что я как бабка на печи.

– Уговорили, едем! Дайте мне только полчаса.

Клуб оказался действительно ничего. Даже с учетом того, что я не фанатка громкой музыки и дергающихся тел.

Мы присели за столик, где было потише. Еще по дороге в клуб я дважды пыталась дозвониться до Ромы. Телефон упорно твердил, что абонент не отвечает. Может, прилетел и завалился спать? Вообще, Ромка очень легкомысленный, и владея таким количеством информации, удивляюсь, как он еще жив.

Я вроде дома наелась наконец-то, поэтому заказала себе только сок. Ребята взяли что покрепче.

– Ну, Кама, расскажи о себе, – начал Дик. – Мы наконец-то можем поговорить в неформальной обстановке.

Не люблю я эти задушевные беседы. Да и эта фраза "расскажи о себе". Если я начну рассказывать о себе, нам и недели не хватит.

– Что вы хотите узнать? – задала я встречный вопрос.

– Меня всегда интересовало, – встрял Вирт, – почему молодая, в меру симпатичная (тот еще комплимент) девушка выбирает такую странную профессию? А как же мальчики, шмотки, путешествия? Дети, в конце концов?

– А со стороны парней разве эта профессия тоже не выглядит странно? Мужикам со временем тоже хочется детей, семью… Да и жизнь без друзей, редкие встречи с родными… Тоже не тянет на счастливое будущее, не так ли, Вирт?

– Ну, все-таки, мужчины – это одно, это все с детства: войнушки, пистолеты, беганье, лазанье… А девочки – куклы, дочки-матери и прочая фигня. Ну, Кама, не переводи стрелки.

Я повернулась в сторону танцпола. Ну, вот что я им должна рассказать? Сопливую историю девочки-неудачницы? Не это они хотят от меня слышать. Да и хотят ли вообще чего-либо?

– Просто жизнь повернулась так, что я встретила шефа. Ну а дальше как-то само собой получилось.

Он, наверное, в какой-то степени, заменил мне отца, и я решила следовать за ним.

И так слишком откровенно получилось.

– А что с твоими родителями? – спросил Дик.

– Погибли. Но давайте без задушевных бесед. Лучше расскажите, как вам работается вместе? Никогда не хотела напарников, без обид.

Глава 11

– Оно и видно, – как всегда не мог не съязвить Дик.

– Да нормально, – ответил Вирт, – вначале тяжело было потом сработались. Со временем понимаешь, что хорошо, когда есть кому прикрыть спину.

– Видимо, я до этого не дошла. Ну да ладно, что мы сюда болтать приехали, пойдемте потанцуем!

Сама от себя не ожидала. Не, ну а в самом деле, почему бы и не потанцевать в клубе.

Как ни странно, эти двое согласились без проблем.

Я как-то вошла во вкус. Песню за песней я отжигала на танцполе, пару раз со мной пытались познакомиться, но напарники, видимо, стерегли мою честь, потому как тут же вырастали как "двое из ларца, одинаковых с лица".

Я даже медленные танцы не пропустила. Один раз с Виртом и дважды с Диком. Вирту специально два раза на ногу наступила, ну, просто так, из вредности.

Ребята потихоньку накатывали, а я, как непьющая, постепенно начинала уставать. В очередной раз, когда Вирт пошел к бару за текилой, я попросила принести мне какой-нибудь освежающий коктейль, пить хотелось безумно.

– Только безалкогольный, – крикнула я ему вслед. Он кивнул, и, продолжая пританцовывать, направился к бару.

Когда я напилась, а коктейль был и правда освежающий, я начала было подумывать о том, что неплохо бы и свалить. И уже собралась сказать об этом ребятам, как заиграла хитовая песня, и ноги сами понесли меня танцевать. Потом еще одна, потом мне улыбнулся ну очень симпатичный парень, угостил меня каким-то напитком. И тут, в моем уже сильно затуманенном сознании, начала закрадываться мысль, что что-то тут не так. Об этом я и хотела сказать Вирту, но почему-то получалось плохо. Это меня очень рассмешила, а вот напарника озадачило.

– Кама, ты как?

– Я? Без понятия, – с трудом выговорила я. Затем я все-таки поймала мысль, не дающую мне покоя.

– Ты что, купил мне алкоголь? – спросила я Вирта, слегка путая слова.

– Эээ… – что-то проблеял напарник, но я его уже не слушала. Я пошла в разгул. Ведь предупреждаю всех, мне нельзя алкоголь, непереносимость у меня на него. Эх.

Дальше все как в тумане. Помню себя, танцующую на чьем-то столике, с кем-то пью на брудершафт, потом Вирт – перекидывает меня через плечо и куда-то несет, а я за это его бью кулаками по спине, мне же весело, зачем мне домой? Затем мы чего-то ждем на улице, я лезу целоваться к Вирту, он улыбается и что-то мне тихо говорит. Потом мы едем в машине, а потом все. Пустота.

Очнулась я, когда на улице было светло. Ну, это и не удивительно, все-таки лето, сейчас и в 6 утра светло. Но солнце было достаточно высоко, отчего я сделала вывод, что сейчас часов 10-11.

Я повернула голову и… Нет-нет-нет!

– Доброе утро, дорогая, как спалось?

Черт!

Я упала лицом в подушку, этого не может быть! Я и Вирт! Хотя почему не может, я пьяная, он наглый, секса у меня не было давно… Ой, еще как может!

– Карина, ку-ку, я тут, – донесся до меня голос напарника (теперь, видимо, не только по работе).

– Вирт, пожалуйста, скажи, что у нас ничего не было, – жалобно протянула я, поднимая голову.

– Зачем я буду тебе врать? – ответил мне Вирт и, потянувшись, поцеловал в губы.

– Тьфу, – оттолкнула я его, – не смей так делать!

– Да? А вчера ты просила еще…

– Ты козел! Ты воспользовался ситуацией, которую, между прочим, создал сам!

– Да ну? – изумленно изогнул бровь напарник.

– Именно! Какого черта ты принес мне алкоголь?!

– А ты знаешь, я ни сколько сейчас об этом не жалею… Дорогая!

– Пошел вон! – я швырнула подушкой в Вирта, тот, к моему сожалению, ни сколько не расстроился, а только поржал.

– Карин, ну что ты так расстраиваешься, все же хорошо, всем понравилось…

– Да ну? – уперла я руки в бока. – Ты мне сейчас можешь говорить что угодно, я же не помню ничего, может мне вовсе и не понравилось!

– Поверь мне, – нагнувшись, прошептал Вирт, – еще как понравилось.

И вышел из комнаты.

Вот же попала, так попала! И главное с кем! Идиотка!

Я еще минут двадцать пролежала в постели, затем решила, что не могу я вечно прятаться, да и есть хочется… В конце концов, раз я не помню, значит, ничего не было!

Я выползла на кухню, хмурая как никогда. Вирт ничего не говорил, но я прям видела, как его распирает. Вот же бабуин! Нашел чем гордиться! Пьяную бабу в постель затащил!

Напарник поставил передо мной чашку с кофе.

– Что за жест доброй воли? – с недоверием покосилась я на напиток.

– Ну, традиционный завтрак в постель не вышел… Вроде как по жанру полагается наливать кофе девушке, с которой провел ночь.

– Ха-ха. И долго мы это мусолить будем?

– Пока мне не надоест, – без тени улыбки ответил Вирт.

Я совсем приуныла.

В прихожей хлопнула дверь – приехал Дик.

– Привет, ребята, вы как? Особенно Кама.

– А что сразу Кама? – буркнула я себе под нос.

– Ну, ты вчера такое шоу в клубе устроила, – протянул Дик.

– Мы переспали, – в ответ ему выпалил Вирт.

– Вирт! – вскрикнула я. – Ну ты Козел! Вдвойне!

– Ничего себе, какие новости, – присвистнул Дик.

– Пошли вы… – я взяла чашку и поплелась в комнату.

– Ну, по крайней мере, Кама так думает, – донеслось мне вслед от Вирта.

– Что? – развернулась я. – Ничего не было?

– Плохо ничего не помнить, да, Карин?

– Вирт, ответь мне, у нас что-нибудь было?! – чуть ли не кричала уже я.

– Ну, что-нибудь так точно. Или тебя интересует что-то конкретное? – продолжал язвить напарник.

– Вот ты… – не закончила я предложение.

– Тебя не поймешь, переспал с тобой – козел, не спал – тоже кто-то нехороший. Я даже не знаю, что тебе говорить.

Я развернулась и ушла в комнату, демонстративно хлопнув дверью. Похоже, все-таки ничего не было. Ну, мне так кажется. Я бы наверняка запомнила какие-нибудь отрывки. Мое больное воображение тут же подкинуло мне пару картинок, как все могло бы выглядеть, что я даже смутилась. Мужика мне пора, но точно не Вирта.

Я вспомнила снова про Рому, но не в плане мужика, а в плане информатора. Телефон опять оказался выключенным. Меня это уже начало тревожить. Конечно, Рома тот еще кадр, но даже для него это слишком. К тому же, навряд ли он будет оплачивать отель, слишком он для этого жаден.

Я набрала номер аэропорта. Оставался небольшой шанс, что рейс ну на очень долго задержали.

– Аэропорт, слушаю, – раздалось в трубке.

Я назвала номер рейса, которым должен был прилететь Рома, и спросила, когда он прибыл.

– Вчера в 19.40 по московскому времени, – ответили мне в трубке.

И что это значит? Самолет прилетел вовремя, следовательно, либо Рома не летел этим рейсом, либо потерялся где-то в городе.

От всего этого у меня разболелась голова. А может, и вчерашний алкоголь давал о себе знать.

В комнату вошел Вирт, снова без стука. Я демонстративно легла в постель и повернулась к нему пятой точкой, может, уйдет?

– Кама, – не уйдет, – ты так расстроилась, что у нас ничего не было?

– Как смешно, – не выдержала я, – Вирт, зачем ты меня напоил? Я же говорила, что мне нельзя алкоголь!

– Во-первых, – начал Вирт, присаживаясь ко мне на кровать, – ты говорила, что ты не пьешь, а не то, что тебе нельзя алкоголь.

– Какая разница? – недоуменно спросила я.

– Большая, когда девушка говорит, что она не пьет, скорее всего, это кокетство.

– Вирт, очнись, где я и где кокетство?

– Я думаю, после того, что между нами вчера было, мы можем обращаться друг к другу по имени.

– Между нами ничего не было, – то ли спросила, то ли утвердила я.

– Ну, до постели дело не дошло, – успокоил меня напарник, – точнее я не довел.

Я смутилась. Все-таки отрывки вчерашнего моего представления у меня в памяти остались. И среди них отчетливо выплывают мои попытки совратить Вирта.

– Спасибо, что не воспользовался, – буркнула я.

Напарник улыбнулся.

– Кстати, а что ты тогда делал в моей постели? – вдруг вспомнила я.

– Ну как я мог не воспользоваться ситуацией и не подлезть к тебе утром, тут и дураку понятно, что ты наверняка ничего помнить не будешь.

Все-таки он негодяй.

– А если серьезно, – продолжил Вирт, – твоя реакция на алкоголь – большая проблема, особенно в нашей работе.

– Спасибо, Кэп! – съязвила я. – А я как будто об этом не знаю.

– Я могу помочь. У меня есть знакомый, который торгует всякими интересными "лекарствами". Среди них есть таблетки, которые блокируют алкоголь. То есть, можно пить литрами и не опьянеешь.

Единственный побочный эффект, с утра от них плохо как с похмелья, но пропорционально тому, сколько ты выпьешь.

Я с недоверием посмотрела на напарника. Я слышала про это чудо-средство, но если честно, не верила, что оно существует.

– Какова цена вопроса?

– Это мой подарок тебе, – ответил Вирт.

– Спасибо не надо, день рождения мой уже прошел.

– Считай, что это благодарность за проведенную ночь, – уже в дверях сказал напарник.

Я кинула в него подушкой, но попала в уже закрытую дверь. Интересно, а как бы он себя вел, если бы мы действительно переспали?

На вечер у меня было свидание со Степновым. Я весь день продолжала слушать подколы от напарников. В игру резво включился и Дик, которому Вирт с удовольствием рассказал последний акт моего выступления. Куда в итоге свалил второй напарник, раз не видел окончание моего концерта, я не в курсе. Я тоже узнала много своих скрытых талантов. К примеру, оказалось, что танцую я лучше, чем девочки go-go, по крайней мере, по мнению зрителей.

В течение всего дня я пробовала дозвониться до Ромы, но абонент упорно твердил, что он недоступен. Я начинала нервничать. В конце концов, даже для бестолкового Романа это слишком.

Вирт заметил в итоге мои метания и напрямую спросил, что случилось. Пришлось врать, что переживаю из-за встречи с мэром. Он, естественно, мне не поверил, но понял, что лезть бесполезно и отстал.

К вечеру шутки в мою сторону закончились и все как-то собрались. План был прост до ужаса. И это делало его на девяносто процентов исполняемым. Я прихожу к Степнову, вожу там с ним шуры-муры. Ребята за мной следом влезают в дом, и ищут там хоть какую-нибудь зацепку. Я же, активно подпаивая Георгия Николаевича, вытаскиваю из него информацию. Что найдем, все наше. Хотелось бы надеяться, что что-то да вылезет.

В шесть часов вечера я была готова. На себя нацепила платье с огромным декольте. Вирт настоял. Я безрезультатно пыталась прикрыть все это безобразие, но получалось еще хуже.

Глава 12

– Я надену что-нибудь другое, – в итоге психанула я.

– Нет, – прервал мои попытки переодеться напарник, – нам нужно, чтобы объект весь вечер пускал слюни на твои… хм… глаза.

– Иди ты, – буркнула я. Ненавижу свою работу, своих напарников и в первую очередь это платье.

Степнов жил в неплохом таком домике на краю города. Я бы тоже от такого не отказалась. Главное, собирается становиться мэром ПГТ, а сам живет в городе. Эх, какой не патриотичный.

– На какие шиши, интересно, приобретена сия недвижимость? – вслух озвучила я нашу общую мысль.

– Ну, явно не на кровно заработанные, – ответил Дик. – Вот мы скоро и узнаем.

Я вышла из своего "такси" и направилась к воротам дома. Я знала, ребята отъедут на небольшое расстояние и, как я подам сигнал, вернуться в дом.

Степнов открыл мне дверь, как я только позвонила. Видимо караулил в коридоре.

– Очень рад, – полез к моей руке Георгий Николаевич, – надеюсь, вы тоже?

Я улыбнулась своей замечательной улыбкой.

– Конечно, Георгий Николаевич.

– Жора, зовите меня Жора.

"Кобель, зовите меня кобель".

– Жора… Но знаете, мое решение прийти вот так к вам в гости далось мне нелегко!

– Я очень рад, что вы приняли мое предложение, поверьте, вы останетесь довольны, – уже чуть ли не на ухо прошептал мне старикашка. Небось, устриц нажрался, или по старинке, Виагрой закинулся.

– Я тоже надеюсь, что мы хорошо проведем этот вечер, – скромно ответила я.

Ну, у каждого из нас свои ожидания на сегодняшнюю встречу, его-то точно не оправдаются, а вот на свои я рассчитываю…

Мы прошли в гостиную, где был накрыт стол, к слову сказать, довольно таки приличный. Устриц, к моему удивлению, на столе не было, неужели на свои силы рассчитывает?

– Вина? – спросил меня мой ухажер.

Поскольку Вирт еще не принес мне волшебные таблеточки, от вина пришлось отказаться.

– Я сожалею, но мне нельзя пить, желудок алкоголь не переносит, боюсь весь вечер в туалете провести, – практически искренне смущаясь, произнесла я.

Если скажу, что от него я моментально пьянею, этот гад обязательно этим воспользуется, надеюсь, вид блюющей девушки не приводит его в экстаз.

– Кама, смотри, чтобы он тебе ничего не подлил, – прозвучал голос Вирта у меня в голове, сегодня у нас была двусторонняя связь, мы решили подстраховаться. Георгий Николаевич как раз вышел на кухню за соком, не ожидал, что я не употребляю алкоголь.

– Я буду следить, но если почую неладное, дам сразу знать, – тихо ответила я Вирту.

– А я, с вашего разрешения, все же выпью немного вина, – произнес вернувшийся Степнов.

"И не немного, я уж за этим прослежу".

– Конечно-конечно, – вслух ответила я. – Вообще, я заметила такую странную закономерность, чем больше вокруг меня пьют, тем веселее становлюсь я, видимо от запаха, – глупо хихикнув, отпустила я "смешную" шутку. Он со своим интеллектом заценит.

Вообще будущий мэр явно любил гульнуть, его заплывшие и помутневшие глазки выдавали его.

– Ну что ж, видимо мне придется сегодня пить за двоих, – ответил мне достойной шуткой Георгий Николаевич.

Дальше пошел разговор ни о чем. Я все пыталась повернуть его в русло мэрства, но Степнов как-то не распылялся на эту тему. Ничего, расколешься, вот бутылочку опустошишь и расколешься.

На самом деле, пока все шло довольно прилично, мэр руки не распускал, интимные подробности не выведывал, разговор казался пустой болтовней. Я в какой-то момент даже слегка расслабилась.

– Кама, хватит жрать, поворачивай разговор в нужное русло, – прошептала совесть в моей голове голосом Вирта.

– Я на секундочку… Где у вас туалет? – обратилась я к Степнову.

– По коридору и налево, – ответил мне мэр.

Я, не спеша поднялась из-за стола, но за углом ускорила шаг. В конце коридора было окно, правда, с решетками.

"Только бы открывались" – промелькнула мысль.

Решетки, к моему и счастью напарников, открывались.

– Ребята, путь открыт, дальнее окно в коридоре, – произнесла я парням.

– Отлично, если двинетесь куда-то из гостиной, дай знать.

А то я сама бы не догадалась.

Я для приличия зашла в туалет, вымыла руки и пошла обратно к своему ухажеру.

Тот так же ждал меня за столом, продолжая поедать деликатесы и запивать вином.

– Мы в доме, – сказал Вирт.

Я в ответ улыбнулась, пусть Степнов думает, что улыбка направлена ему.

Пока ребята шуровали по дому, мэр накатывал.

– Кариночка, – уже слегка заплетающимся языком произнес Георгий Николаевич, – не хотите ли посмотреть мою коллекцию ножей?

О, да наш мэр еще и коллекционер?

– С удовольствием, – ответила я. – А где вы храните свою коллекцию?

– В спальне, – ничуть не смущаясь, ответил мэр. Видимо решил, что уже пора.

– Ну, тогда пойдемте в спальню, – громко произнесла я.

– Понял, – донесся голос Вирта.

Мы проследовали к супружескому ложу. Даже боюсь представить, сколько проституток прошло через него. Фу.

– Ну, где ваша коллекция? – спросила я. Кстати, интерес у меня действительно был, я люблю оружие.


 Георгий Николаевич подвел меня к шкафу, который явно был заказан специально.

– Вот, моя гордость, – с трудом шевеля языком, произнес мэр. – Нравится?

Я кивнула. На самом деле, я разочаровалась. Хотя, на что я рассчитывала? Большинство ножей не представляло ничего интересного, такие можно купить в любом оружейном магазине. И что это за коллекция такая? Где раритеты? Я уже было собралась улыбнуться и сменить тему, как мое внимание привлек один из ножей. Как он затесался среди остального хлама, было непонятно. Клинок был покрыт затейливым рисунком, ручка – сочетание кожи, металла и чего-то еще, по-моему слоновой кости.


– Какой интересный экземпляр, – указала я на данный экспонат.

– У вас хороший вкус, – с трудом поняла я от мэра. – Это мой самый ценный нож!

"Я бы сказала, единственный ценный".

– Ммм, вы его приобрели на каком-то аукционе? – чтобы поддержать беседу спросила я.

– Нет, это большая тайна, откуда он у меня, но я могу вам ее поведать, если вы, конечно, никому не расскажите? – ответил мне мэр подбираясь сзади, и норовя поцеловать меня в шею. Я резво увернулась, сделав вид, что ничего не заметила.

– Расскажите, обещаю молчать!

Может, пока болтает, охладит свой пыл. Хотя, тяжело будет не зевнуть, слушая его хвастовство.

– Я оказал кое-кому услугу, принимая пост мэра. За это мне и подарок!

О-па! Вот что называется, повезло, так повезло. Наконец-то вышли на нужную тему.

– Не может быть, – притворилась я неверующей, – наверняка много желающих на этот пост, зачем кому-то за это еще презенты отстегивать?

– Просто я в ториавтете!

– В чем? – на полном серьезе не поняла я.

– В торите, – опять попытался выговорить Степнов.

– В авторитете? – дошло до меня.

– Именно… Кариночка, а может мы выпьем? – спросил мой "ухажер", потянувшись к бутылке. Бутылка, к его жалости, оказалась пустой.

– Как же так? Ик… Я пойду еще за одной, – заявил наш авторитет и направился к двери.

– Алкаш, – пробубнила я, когда Георгий Николаевич скрылся в коридоре. – Ребята, что у вас?

– Да пока путного ничего не нашли, – ответил Дик. – Единственная зацепка – перевод на 20 тысяч долларов, думаю, не маленькая для Степного сумма. Пока зафиксировали номер счета, откуда пришел перевод… ну, в общем, и все, ищем дальше. А у тебя?

– Буду дальше колоть, кто же предложил ему такое вакантное место? Правда, чем дальше, тем труднее ему говориться…

– Давай, тряси старикашку, – послышался голос Вирта, – на тебя сейчас вся надежда!

– И что бы вы без меня делали? – не смогла не съязвить я.

– Что бы я делал сегодня ночью без тебя, дорогая? – ответил мне Вирт.

– Не отвлекайся, Дорогой, – прорычала я ему в ответ.

– А, кстати, куда дедуля направился? – спросил меня Дик.

– На кухню, ему вина оказалось маловато. Кстати, не столкнитесь с ним, – запоздало вспомнила я.

– Спасибо, что предупредила, – пробубнил Вирт.

– На здоровье, кушай не подавись.

– Что-то долго твой ухажер ходит? – влез в наш диалог Дик.

Словно услышав его слова, на кухне раздался грохот.

– Все, мэр готов, – уныло констатировала я. – Интересно сам встанет?

Мы на минуту притихли.

– Иди, поднимай своего мужчину, – вынес вердикт Вирт.

– Типун тебе на язык, – привычно отбила я колкость.

Но делать нечего, надо приводить в чувства Георгия Николаевича, мне еще с ним разговоры разговаривать.

Я двинулась по направлению к кухне.

– Георгий Николаевич! – крикнула я в надежде, что он сам очухается. В ответ раздалась тишина.

Я зашла на кухню. Из-за стола торчали ботинки Степнова, как бы намекая, где их хозяин.

– Свинья, – прошипела я. В ухе раздался смешок.

– Георгий Николаевич! Жора… – продолжала я нараспев звать Степнова.

Я обогнула стол и на несколько секунд замерла.

– Ребят, – наконец отмерла я, – тут кровь… Похоже, он головой тюкнулся, когда падал.

– Кама, проверь, дышит? – тут же среагировал Вирт.

Степнов лежал лицом вниз, и под его головой образовалась немалая лужа крови.

Преодолевая тошноту, я приложила пальцы к шее.

– Вирт, – почему-то я обратилась именно к нему, – он не дышит…

– Ты уверена? – переспросил напарник.

Я кивнула, забыв, что он меня не видит.

– Кама, – позвал Вирт.

Я приподняла голову и осмотрела кухню. Обо что он мог удариться?

С трудом собравшись с мыслями, я сжала волю в кулак и перевернула мужчину, тут же взвизгнув.

– Кама! – уже чуть ли не кричал Вирт.

– Ребят, в него стреляли!

Тут же, как в американских боевиках раздался вой сирен полицейских машин.

– Сваливаем, – крикнул Вирт, – Кама, ты через окно, в которое мы залезли. Встречаемся возле машины.

Я побежала по коридору, стараясь сохранять спокойствие. Отдышалась я только возле машины.

Полиция проехала мимо, направляясь к воротам дома несостоявшегося мэра.

Через минуту ко мне подошел Вирт.

– Где Дик? – спросила я его.

– Сейчас подойдет, – ответил напарник, вглядываясь в темноту.

– Дик, – позвал Вирт по рации, – Дик!

В ответ из дома Степнова раздались выстрелы.

– Денис… – прошептал Вирт, и рванул по направлению к дому. В последний момент я успела схватить его за куртку.

– Стой! Ты ему сейчас не поможешь!

– Отпусти, я не оставлю его там, – попытался оттолкнуть меня Вирт.

– Стас!

Видимо то, что я впервые назвала напарника по имени, охладило его пыл. Он обернулся на меня, тяжело дыша.

– Ты будешь нужен ему живым и свободным, так ты ему не поможешь.

– Дик! – в надежде, что стреляли в кого-то еще, снова позвал Вирт напарника по рации. Ответа мы не услышали. Через пару минут вновь раздался вой сирены, уже машины скорой помощи.

Мы подождали, пока из дома вынесли носилки. Вирт посмотрел в бинокль, к сожалению, подойти мы не могли.

Глава 13

– Это Дик, – наконец выдохнул он. – Жив.

Я тоже выдохнула, что ни говори, но пока медики шли, сердечко-то у меня остановилось.

– Так садись в машину, – неожиданно выдал напарник.

– Что ты придумал? – спросила я, направляясь к машине.

– Его повезут в больницу, которая сразу за городом, на 99 процентов. Туда возят при перестрелках. Будет по дороге одно место, километров пять, примерно, свободное от жилых домов. Там мы их и перехватим.

Все это он мне выпалил, пока заводил машину. Я не стала спорить, во-первых, бессмысленно, а во-вторых, идея не самая плохая. Смущало одно.

– Вирт, но ты не медик, а Дику нужна помощь.

– Я – нет… – коротко ответил мне напарник. Дальше я могла только догадываться. Впервые я полагаюсь полностью на кого-нибудь, не имея при этом ни одной здравой мысли в голове. Не подведи же меня, Вирт.

– Бабуль, мы найдем тебе лучшую клинику, – уже в сотый раз повторяла я бабушке.

Бабушка молча кивала и улыбалась. После смерти родителей, она осталась единственным по-настоящему близким мне человеком. К сожалению, растить она меня не могла, но лето я проводила у нее. И мы разговаривали, пили чай, ходили гуляли… Лето я ждала. А вчера у нее случился инсульт. Тетя пообещала, что мы найдем лучших врачей, и с бабушкой будет все в порядке. Она сказала, чтобы я положилась на нее.

А на следующий день бабушки не стало…

Я тряхнула головой. Не лучшие воспоминания, да и не к месту.

Вирт скосил на меня глаза.

– Все будет хорошо, – тихо сказал он, скорее себе, чем мне.

Я кивнула. Верилось с трудом.

Мы ехали за скорой минут двадцать, как неожиданно выехали за черту города. Вирт угадал.

Через пару минут последние дома и фонари скрылись из виду и мы оказались практически в лесу.

– Пора, – выдохнул Вирт.

Мы прибавили скорость и обогнали машину скорой помощи, одновременно прижимая ее к обочине, вынуждая остановиться. Нам еще повезло, что полицейская машина не поехала со скорой. Она вообще приехала одна на место происшествия, там и осталась, видимо дефицит в машинах. Но стоит ли говорить, что нам это на руку.

– Какого?! – начал водитель скорой.

– Вылезай, – указал Вирт пистолетом.

Водитель живо смекнул, что жизнь дороже, и с поднятыми руками вылез из кареты скорой помощи.

Вирт открыл дверь скорой. Внутри сидели два врача. Оба тут же как по команде подняли руки.

– Так, ты вылезай, – указал Вирт на одного, – а ты поедешь с нами. Что с ним? – спросил Вирт у врачей, кивая на Дика. Я сглотнула, глянув на напарника. Он вообще не подавал признаков жизни, был бледен и как-то по неживому спокоен.

– Ему нужна операция, срочно, – спокойно ответил один из врачей, тот, что постарше, которому Вирт велел выйти. – Поэтому позвольте отвезти его в больницу.

– Вылезай, – еще раз указал Вирт пистолетом врачу. Тот не стал больше спорить и вышел из машины.

– Кама, садись к Дику, смотри, чтобы этот (второй врач, в смысле) ничего не выкинул.

Я кивнула, вынула свой пистолет (да, у меня он тоже есть) и села внутрь машины. Вирт сел за руль.

– Как его состояние? – спросила я у молоденького врача.

– Стабильно, но нужна срочная операция, вам его самостоятельно не выходить!

– Не твое дело, – оскалилась я. Хотя, если честно, я не представляла, не куда мы едем, не зачем и уж тем более я не знала, как мы будем лечить напарника.

Дальше ехали молча. Я то и дело посматривала на напарника, но он не хотел отвечать мне взаимностью.

Минут через пятнадцать машина остановилась. К нам заглянул Вирт.

– Как он?

– Пока стабильно, но ему нужно срочно в больницу, – завел свою песню молодой врач.

– Вылезай, – ответил ему напарник.

– Что? – уже удивилась я. – Что мы будем делать без врача?

Вирт еще раз указал доктору пистолетом и тот молча вышел.

Напарник тут же закрыл дверь скорой, и через несколько секунд мы тронулись. Я молча сглотнула. Я не знала, как долго мы будем ехать, что мне делать, если один из приборов в машине скорой начнет вести себя как-то иначе. Очень захотелось помолиться, но, к своему стыду, я не помнила ни одной молитвы. А ведь бабушка меня учила…

Я уже почти вспомнила третью строчку молитвы, как к моему удивлению и радости машина остановилась.

Вирт открыл дверь, и я увидела, как из ближайшего здания к нам направляется заспанный мужчина. Увидев Вирта, он ускорил шаг. По ходу дела, мы к нему.

– Стас? Что происходит, что за срочность? – спросил мужчина, подойдя к нам.

– Папа, ему срочно нужна операция, – указал Вирт на Дика.

Папа?! Я как-то не готова знакомиться с родителями…

– Здравствуйте… – встряла я.

– Доброй ночи, – вежливо ответил мне отец Вирта. И тут же перешел к основному:

– Что с ним?

– В него стреляли, я не знаю…

Мужчина уже осматривал Дика, а я в то время перебралась поближе к Вирту.

– Твой отец врач? – не сдержалась я от расспросов.

Вирт молча кивнул. Вот так поворот.

Тем временем отец Вирта звонил кому-то по телефону.

– Бригаду, срочно, к черному выходу.

– Па, нам без огласки, никто не должен знать, что мы здесь, – перебил его Вирт.

– Не волнуйся, все свои работают, никто ничего не узнает. Во что вы вляпались? – спросил нас мужчина.

Мы с Виртом переглянулись.

– Это долгая история, – наконец выдавил из себя напарник.

– Может, ты представишь меня девушке?

– А, да, это Карина, моя… напарница, – чуть замешкавшись, ответил Вирт.

– Михаил Викторович, – представился врач.

– Очень приятно, – проявила я чудеса вежливости, на самом деле, не совсем уместной в данной ситуации. И не говорите мне, что вежливость всегда уместна!

Наконец выбежали люди в халатах, и нас оттеснили от машины.

Вирт присел вдоль стены и опустил голову. Сердце защемило. Я тихонько подошла к нему и села рядом.

– Стас, твой отец хороший врач? – тихо спросила я.

Вирт молча кивнул.

– Значит все обойдется, Дик поправится, – уверенно сказала я напарнику.

Вирт поднял взгляд.

– У меня отец – врач от Бога. Но он не есть Господь Бог… – куда-то вдаль тихо проговорил напарник.

Я вздохнула. Он прав, теперь от нас мало чего зависит.

Так мы просидели минут двадцать. Затем Вирт поднялся.

– Нам нельзя быть здесь. Больницы могут обыскивать, отец в свою клинику без ордера не пустит, а пока пройдет вся бумажная волокита, Дик тоже уже здесь будет с документами. А вот мы можем подставиться. Поехали.

Я молча встала и пошла за ним.

Вирт еще оставил в клинике записку для своего отца, и мы двинулись в путь. Куда, я опять не знала.

Всю дорогу ехали молча. Каждый думал о своем. Лично мне вообще лезла в голову какая-то чушь. И как я не выбивала ее, она упорно думалась.

Наконец мы приехали к какому-то зданию.

– Еще одна твоя квартира? – без эмоций спросила я. В принципе, мне было все равно, просто снова молча идти за ним было совсем на меня не похоже.

– Нет, это гостиница, где не спрашивают паспортов. Для своих, так сказать.

– Ааа… – протянула я. Отец – врач, гостиница для своих… Чему мне сегодня еще удивляться?

Мы подошли к так называемому reception.

За стойкой стояла потрепанного вида девица. Жуя жвачку, она монотонно пробубнила:

– Добрый вечер, рады видеть вас в нашем отеле.

– Нам нужен номер, – перебил ее Вирт.

– 500 баксов за ночь, – перешла на привычный жаргон местный администратор.

Вирт молча выложил деньги на стойку, видимо его местные расценки не смущали. Взамен нам выдали ключ.

– Второй этаж, двенадцатый номер, – так же со скучающим видом произнесла девица.

Мы поднялись по шаткой лестнице наверх.

– Нда… – произнесла я, как только мы зашли в номер, – а они часом не прифигели, брать за этот бордель пятьсот баксов за ночь?!

– Они деньги берут не за номер, а за нашу безопасность, – невозмутимо ответил напарник. – Если им даже покажут нашу фотографию и будут говорить, что мы международные террористы, нас не выдадут.

– Ну-ну, – не стала я спорить. В конце концов, платила не я, и в кой-то веки я не собираюсь отдавать деньги.

Я прошлась по комнате. Все ее убранство состояло из видавшей виды кровати, шкафа советских времен и пыльного ковра. Ковер могли бы и выкинуть, шарма номеру он точно не прибавлял, а вот на пыль явно не скупился.

Ванная была еще "интереснее" и включала в себя покосившийся и заржавевший унитаз и душ, как в дешевых спортзалах, ну, вы понимаете. Но, не смотря на всю загаженность номера, усталость брала свое, и хотелось уже в душ и спать. И плевать, кто мылся в этом душе и спал на этой постели.

Плевать.

– Я в душ, – крикнула я уже из ванной комнаты. Вирт ничего не ответил, но, надеюсь, меня он услышал, так как защелка в данном санузле не была предусмотрена. Вернее была сломана.

Я представила, как сейчас сполоснусь под прохладным душем, снимая напряжение всего дня, а потом лягу в кровать и просплю всю ночь, не просыпаясь.

Я включила воду и уже прикрыла глаза, представляя предстоящее блаженство, как краем глаза заметила какое-то движение. Я приоткрыла глаза пошире, в надежде, что мне показалось и тут же завизжала.

Вирт влетел в ванную в ту же секунду. Подозреваю, что если бы защелка и была, она бы его не остановила. В руках у него был пистолет, а во взгляде читалась решимость. Я быстренько спряталась за него и перестала визжать. Меня даже не смущало, что на мне нет одежды.

– Кама, что случилось? – повернулся ко мне напарник, опуская пистолет. Видимо понял, что места для третьего, потенциального злодея, в этой комнате уже нет.

– Там паук, – указала я на поддон душа.

Действительно, ничего не подозревающее членистоногое мирно ползло в сторону слива.

Ну не могу я ничего поделать с собой. Боюсь этих тварей до ужаса. У меня паника, когда я их вижу. Это еще с детства, когда я жила у бабушки, я могла сутками не посещать уборную, потому что там жил паук Митя, и в туалет я ходила, только когда Мити не было дома. А в остальное время я ходила под кустики. Зато урожай у нас всегда был хороший.

– ПАУК?! – зло переспросил напарник, затем подошел и смыл его в слив. – Кама, ты вообще соображаешь?! Я думал, тебя тут убивают!

Вирт зло уставился на меня, но постепенно его взгляд стал меняться, и я как-то вспомнила, что я, вообще-то, пардон, голая.

– Что уставился, дай мне полотенце, – буркнула я.

Вирт подал мне полотенце, продолжая, однако, сверлить взглядом.


– Что?! – нагло переспросила я.

– Ничего, – ответил Вирт, улыбаясь и медленно приближаясь ко мне.

Я наспех замотала полотенце вокруг себя и стала отступать. В принципе, отступала я три шага, а дальше моя спина встретилась со стеной. Напарник не останавливался.

– Эй, без рук! – предприняла я слабую попытку сопротивления.

– Без рук, так без рук, – ответил Вирт, хватая мои запястья и поднимая руки наверх за голову.

– Ну вот, как ты просила, без рук, – нагло прошептал Вирт.

Тут, как по чьему-то злому умыслу, мое наспех завязанное полотенце упало к моим ногам, и я осталась в первоначальном состоянии, то есть совсем без одежды.

Я опустила взгляд, оглядев себя, и мысленно констатировала тот факт, что нашим чисто деловым отношениям пришел конец.

Я подняла взгляд на Вирта, тот молча облизнул губы и продолжил смотреть на меня.

– Ну, чего ты ждешь? – спросила я неожиданно даже для себя.

Напарник ухмыльнулся, и второй раз повторять не пришлось…

Глава 14

Через полчаса я наконец-то смогла дойти до душа без пауков и Вирта. Хотя теперь, наверное, его правильнее Стас называть…

Я вышла из ванны в полутемную комнату. Вирт лежал на кровати, прям поверх одеяла и, как мне показалось, спал. Я тихонько подлезла с другой стороны кровати под одеяло. Вирт тут же встал и направился в душ.

"Даже ничего не сказал" – промелькнуло у меня в голове, и я тут же усмехнулась. А чего я, собственно, жду? Как говорится, постель – не повод для знакомства.

Я уже почти заснула, когда напарник вышел из душа. Он аккуратно лег с другого конца кровати, повернувшись ко мне спиной, и миро засопел. Я вздохнула и решила вернуться ко сну. Мне уже начала сниться какая-то чушь, как это бывает, когда только засыпаешь, как я почувствовала, что Вирт придвинулся ко мне и обнял. Я слегка улыбнулась. Все-таки девушка есть девушка. И пусть хоть кто-то из нас утверждает, что ей хотелось просто секса с мужчиной, а дальше ей на него плевать, все это чушь. Мы так устроены, что тут же ждем эмоциональной опоры, подтверждения, что все это не просто животный инстинкт.

Я может и дальше бы пофилософствовала, но меня наконец-то вырубило.

Проснулась я от вибрации телефона, слава богу, не моего. Я бы все равно не смогла встать. Чуть приоткрыв глаз, я увидела как Вирт на ощупь шарит на тумбочке возле кровати. Наконец-то телефон был пойман и использован по назначению.

– Да, – скорее прохрипел, чем проговорил напарник. Но тут же сел в кровати, мгновенно проснувшись.

– Да пап, как Денис?

Я тоже открыла глаза и уставилась на Вирта.

Его лицо наконец-то расслабилось, и я поняла, что все самое страшное позади.

– Спасибо, па, я тебе потом все объясню. Сейчас мне надо на время затаиться, если ты сможешь, проведи Дениса по ложным документам, чтобы вопросов не возникло.

Вирт еще какое-то время говорил с отцом, а я сидела молча и завидовала, завидовала той поддержке и взаимопомощи между отцом и сыном. Как и мне бы хотелось иметь за спиной такого человека, на которого я всегда могла бы рассчитывать.

– Ну, как Дик? – спросила я напарника, когда тот закончил разговор.

– Стабильно, отец говорит, что самое главное, что он перенес операцию, теперь должен идти на поправку.

– Хорошо, – ответила я, потому что что-то ответить было необходимо.

Вирт посмотрел на меня.

–Ты как? – неожиданно спросил он.

Я не совсем поняла, что он имеет ввиду: наше вчерашнее приключение в доме мэра или наше вчерашнее приключение в ванной. Поэтому я неопределенно пожала плечами.

– Нормально…

– Ну и хорошо, – тоже как-то неопределенно ответил напарник, – пошли, позавтракаем.

В кафе было достаточно многолюдно, несмотря на то, что наше утро началось в 9 часов.

Мы молча пили кофе, если честно, мне вообще не хотелось ничего обсуждать. Навалилась какая-то усталость, хотелось на море, валяться на песчаном пляже и не думать вообще ни о чем. Но в реальности один из моих напарников сейчас в реанимации под чужим именем, другой вчера совратил меня в грязном душе странной гостиницы, информатор исчез, а объект убит. Видимо, не время для отдыха.

– Карин, – неожиданно прервал мои размышления Вирт, – тебе надо исчезнуть. Я помогу. Документы тебе сегодня сделаем и отправим тебя на какой-нибудь курорт.

Он что, мысли читает?

– Интересно, а что же будешь делать ты?

– Я буду искать того подонка, что нас заложил, – глядя прямо мне в глаза ответил Вирт.

– Интересное кино, Стас, ты решил сплавить меня куда подальше, как будто вся эта ситуация меня не касается? Может, тебе покажется странным, но я тоже хочу отомстить за Дика, и мне тоже не очень нравится, когда меня хотят подставить. Так что я остаюсь.

– Кама, – понизил голос напарник, – не будь идиоткой. У меня уже один друг валяется в реанимации, давай еще ты куда-нибудь влезешь!

– Послушай, Вирт, – перешла на его тон я, – я в любом случае буду выяснять все обстоятельства этого дела, с тобой или без тебя. Если ты хочешь, я сейчас уйду, но отступать я не собираюсь!

Напарник посмотрел мне в глаза и откинулся назад на стул.

– Карина, ну вот что ты такая упертая? – уже спокойным голосом спросил он. – Почему ты не можешь быть как все девушки?

– А я не все, Стас, – расслабившись, ответила я ему.

– Я знаю, – неожиданно мягко ответил напарник. – Поэтому ты сейчас сидишь со мной здесь.

– То есть это типа ты разрешил, да? – офигела я от такой наглости.

Вирт слегка улыбнулся, но потом снова сделался серьезным.

– Надо что-то решать. Что мы имеем?

– Вирт, – перебила я его. Раз уж вместе, то надо быть до конца честными. – Я тебе должна что-то рассказать.

Напарник изогнул бровь, ожидая продолжения.

– Помнишь, я интересовалась расписаниями самолетов? Ну, так, вот, ко мне должен был кое-кто прилететь.

– Хахаль? – перебил меня Стас.

– Не смешно. Не перебивай. У меня есть один знакомый, который владеет информацией практически на всех агентов наших компаний.

Вирт снова изогнул бровь.

– Ты хотела узнать обо мне все самое сокровенное, – продолжал юморить напарник.

– Не о тебе, – повернувшись к окну, ответила я, – о вашем шефе.

Даже не глядя на Вирта, я почувствовала, как он напрягся.

– И? – наконец выдавил из себя напарник.

Представляю, каких трудов стоило ему сейчас не взорваться.

– Он пропал. Мы с ним договорились, когда он прилетит, как мы встретимся, а он исчез. Телефон не отвечает. Он тот еще балбес, но не на столько. К тому же, это его способ зарабатывать деньги.

Я, наконец, повернулась к Вирту. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

– Карина, мать твою, ты хоть понимаешь, что делаешь?! Ты у нас за спиной собираешь инфу на нашего шефа, а когда твой информатор пропадает, ты вместо того, чтобы сообщить об этой "небольшой странности" нам, просто забиваешь! Ты понимаешь, что знай мы эту информацию, все могло бы быть по-другому?! К примеру, Дик мог бы не получить пулю в живот!

– Ну здрасьте! Еще скажи, что я во всем виновата! – вспылила я. – Когда мы шли на задание, я думала Рома, информатор который, просто решил загулять. К тому же я прекрасно представляла твою реакцию, скажи я тебе про все это.

Вирт забарабанил пальцами по столу, а я отвернулась в окно. Кончилась идиллия.

– Хорошо, – наконец выдавил из себя напарник, – твой дятел долетел?

– Я не знаю, – буркнула я. – Самолет его приземлился, а был ли он на борту – я не в курсе.

Вирт скрипнул зубами и стал кому-то звонить.

– Номер рейса, имя, фамилию, и дату прилета, – набирая номер, спросил у меня напарник.

Я назвала всю необходимую информацию и решила, пока он говорит, сходить в туалет. Если честно, унитаз меня особо не манил, просто хотелось сходить развеяться. В такие моменты жалею, что я не курю. Сейчас вышла бы с сигареткой на улицу…

Когда я вернулась, Вирт уже не разговаривал.

– Прилетел твой информатор, – сказал мне напарник, пока я садилась. Я даже зависла ненадолго в воздухе над стулом.– Как прилетел?

Я достала телефон и набрала снова Рому. Но чуда не случилось, телефон был отключен.

– А где же он? – спросила я у Вирта.

– А я откуда знаю, – огрызнулся тот. – В любом случае, в город он попал. Ну, либо в его окрестности. В полиэтиленовом мешке.

Я сглотнула.

– Ну и шуточки у тебя.

– А я и не шучу.

Тут я все-таки вспомнила из-за кого я выдернула Рому и поспешила поделиться с Виртом своими подозрениями.

– Стас, если его кто и перехватил, то только тот, кто не хотел, чтобы о нем рассказали чего лишнего…


 Вирт отвернулся от меня. Было видно, что до него эта мысль тоже дошла. И даже наверняка раньше, чем до меня.

– Не будем делать поспешных выводов, – наконец процедил напарник сквозь зубы.

– Но и не будем игнорировать эту информацию, – вставила я свои пять копеек.

Мы еще посидели молча, думая о своем. Лично я думала о Роме. Где он сейчас? Жив? Не сказать, что мы друг друга очень хорошо знали, хотя, подозреваю, что он-то меня точно хорошо изучил. Тьфу ты, что я о нем в прошедшем времени, может вообще парень познакомился в самолете с какой-нибудь красоткой и затусил с ней. Дай Бог.

– Карина, раз мы и дальше работаем вместе, надо решать, что дальше делать, – наконец первым отмер Вирт.

Я кивнула.

– Для начала, я думаю, будет правильно, если мы прервем все контакты с начальством, – начала я.


 Напарник тоже кивнул.

На самом деле, что мы еще должны сейчас сделать, я придумать не могла. Мэр мертв, по идее и задание теряет смысл. Но мы теперь вроде как на себя работаем. Нам как минимум надо снять с нас обвинение.

– Я предлагаю, – продолжил Вирт, видя мое замешательство, – все-таки продолжить выяснять, кто продвинул нашего покойного мэра на этот пост. В конце концов, похоже, это нам мешали узнать.

– Только теперь мы в сложной ситуации, мэр-то, вроде как, говорить не может.

– Мэр да, но мы кое-что все-таки нашли у него и из первого визита. Во-первых нож, ты говоришь что он реально дорогой и что это подарок.

Точно, я и забыла про него.

– Да, и ты сам можешь в этом убедиться, – улыбнулась я Вирту.

– Ты его сперла? – удивленно поднял бровь напарник.

– Стас, что за мысли, нет, конечно, но я его сфотографировала.

Я достала телефон и показала снимки напарнику.

– Ну, насколько я понимаю, вещь действительно достаточно ценная. Но я в этом не очень смыслю, однако есть люди, которые, я думаю, смогут многое рассказать про этот экспонат. Возможно, даже назвать хозяина.

Я скинула Вирту фото, слава современным технологиям, которые очень экономят наше время.

Вирт позвонил кому-то из своих "спецов", как он выразился, те пообещали выяснить как можно больше по фото.

Мы вернулись в гостиницу. Девушка за стойкой проводила нас скучающим взглядом. Даже боюсь представить, кто может быть у нас в соседях, слева террорист, справа серийный убийца. Конечно, такой отель нас спасает, но, в общем, место жутковатенькое.

– Какие у нас дальше планы? – спросила я Вирта.

– Мы еще кое-кому забыли позвонить, – загадочно ответил напарник.

– Ммм?

Вместо ответа Вирт набрал номер и включил громкую связь.

– Слушаю, – раздался смутно знакомый голос.

– Привет, следователь, как поживаешь?

Я поперхнулась пирожком, который прихватила из кафе. Он совсем умом тронулся?

Вирт посмотрел в мои весьма округлившиеся глаза и усмехнулся. Думаю, следователь был в шоке не меньше нашего, потому как ответил не сразу.

– А ты наглец…

– Я не наглец, я хочу кое-что прояснить, – спокойно ответил напарник.

– Вы же сказали, что не собираетесь трогать Степнова, – сразу взял быка за рога Антон Романович.

– Мы его и не трогали, – ответил Вирт.

– Да ну, слегка только пулей приласкали.

А он юморист.

– Повторяю, мы его не трогали, но кто-то очень хотел, чтобы думали на нас.

Следователь какое-то время помолчал, затем спросил:

– Почему я должен вам верить?

– А почему бы и нет. Нам нет смысла тебя звонить и оправдываться перед тобой. Моего друга ранили, я не хочу, чтобы еще кто-то пострадал. Поэтому говорю тебе то, что знаю, Степнов, похоже, был просто пешкой в чьей-то крупной игре. Ему заплатили, чтобы он пошел на пост мэра. И этот кукловод сделал нашему несостоявшемуся мэру подарок – нож для его коллекции.

– Какой? – только и спросил Антон Романович. Если он и не верит нам на сто процентов, то хотя бы заинтересован информацией.

– Он единственный представляет ценность в его хламе, ты поймешь.

– Что еще?

– Какой ты хитрый, – усмехнулся Вирт. – Я даю тебе информацию, чтобы ты тоже искал, мне необходимо найти ту тварь, которая с нами играет.

– Хорошо, – после небольшой паузы ответил следователь, – давай встретимся и все обсудим.

Вирт засмеялся.

– Ну, не держи меня за идиота. Может ты мне и веришь, но долг никто не отменял. Я сам тебя найду, когда надо.

– А как же я смогу с тобой связаться, если что-то выясню? – цеплялся Антон Романович за последнюю соломинку.

– Никак. Я сам тебя найду.

Вирт повесил трубку. Я уставилась на него, даже не зная с какого ругательства начать.

– Ну, что ты так смотришь, – первый начал напарник. – У него есть возможности, помощь нам не повредит.

– Стас, ты хоть понимаешь, что, скорее всего сюда уже едут люди с мигалками?! – наконец отмерла я.

– Понимаю. И поэтому мы уходим.

Глава 15

Вирт положил свой телефон на пол и резко наступил на него ножкой стула. Затем сломал сим-карту и повернулся ко мне.

– Тебе нужно особое приглашение? Пошли.

Я встала и поплелась за Виртом.

– И сколько так телефон отошло в лучший мир? – спросила я, оглядываясь на обломки смартфона.

– Немало. У меня всегда с собой несколько сим карт со всеми номерами, на вот такой случай. Так что, осталось только телефон прикупить.

А что, умно. Мне, если, не дай бог, с телефоном что-то случится, как минимум половину контактов будет не восстановить.

– Ну и куда мы теперь?

Автомобиль Вирт еще вчера взял у отца, так что передвигались мы хотя бы не на своих двоих.

– Машину надо будет вернуть, отца могут все-таки трясти. Надо где-то обзавестись транспортом.

Ну, вот только я подумала, что с этим у нас нет проблем…

– Есть идея? – спросила я, особо ни на что не рассчитывая.

– Есть друзья, – подмигнул мне Вирт.

Вернув машину отцу Вирта и справившись о самочувствии Дика, мы прошли пару кварталов пешком и оказались возле автосервиса.

– Тут как бы чинят поломанные машины, а не дают в прокат рабочие, – протянула я, осматривая вывеску.

– Кому как, – опять туманно ответил Вирт и подтолкнул меня к входу.

– Что хотели? – раздался мужской голос из темноты.

– Виски и колу, – ответил Вирт.

Обладатель голоса вышел на свет и улыбнулся во все тридцать два.

– Балтика семерка пойдет?

– Пойдет, – в ответ улыбнулся Вирт, пожимая руку таинственному незнакомцу.

– Стас, дружище, сто лет тебя не видел! Как ты?

– Долго рассказывать, – не стал вдаваться в подробности Вирт.

– А что за прелестная спутница с тобой? Может, ты женился, – подмигнул мужчина.

– Карина, – протянула я руку. – И мы, слава богу, не женаты.

– Игорь, – ответил на рукопожатие мужчина. – Что же ты теряешься, друг?

Стас молча улыбнулся в ответ. А он и не теряется, но малознакомым людям об этом знать явно не стоит.

– Мы вообще-то по делу, – решил не продолжать тему наших отношений Вирт. – Игорек, нам нужна машинка.

– Надолго?

– Не знаю, – честно ответил напарник.

– Ауди пойдет?

Вирт кивнул.

– Тогда за мной.

Вот она мужская дружба. Ни расспросов, ни нудных уточнений…

Мы сели в машину, и опять Вирт без разъяснений меня куда-то повез.

– Куда на этот раз? – спросила я уже просто для приличия.

– У Дика есть квартирка, в ней пока остановимся. Я взял ключи в больнице, они у него были с собой.


 Квартира – это хорошо. Не какой-то грязный отель с сомнительными соседями.

– А что это за машина? – спросила я, дабы продолжить разговор.

– Лучше не спрашивай, – усмехнувшись, ответил Стас, – не добавляй себе еще статью к делу.


 Я проглотила ком в горле и решила, что мне это и не особо интересно.

Квартира оказалась милой. Я бы даже назвала ее уютной, и, поскольку я доверяю своему чутью, могу сказать, что здесь явно побывала женская рука.

– Стас, а у Дика кто-то есть?

– С чего ты взяла? – резко обернулся на меня Вирт.

– Ну, просто эта квартира напоминает жилище семейного человека.

Напарник ухмыльнулся.

– И как ты только подметила…

– Ну, так что?

Вирт вздохнул, видимо решаясь, говорить мне или нет, затем повернулся ко мне.

– У Дениса есть жена и дочка. И после этого задания он собирался уйти из агентства и уехать с ними. Так то. И кстати, в компании об этом никто не знает, – уточнил напарник.

– Если ты к тому, чтобы я не болтала, так я никому и не собираюсь говорить, – даже слегка обиделась я. – А где они сейчас?

– Уехали. Я им посоветовал, когда Дена подстрелили.

После этого Вирт отвернулся и ушел куда-то в глубь квартиры. А я в свою очередь поняла, что с расспросами стоит заканчивать. Или хотя бы повременить.

Мы перекусили, ополоснулись (в этот раз обошлось без пауков), и перешли к обсуждению плана действия.

– В доме мы ничего путного не нашли. Значит, что-то по любому должно быть на работе. Придется туда наведаться.

– Ночью? – грустно предположила я. Так хотелось поспать…

– Ночью – ночью, – "обрадовал меня напарник".

Ночь наступила неожиданно быстро. Пока мы в сотый раз уточнили все детали плана, пока Вирт десять раз поел "на дорожку", уже стало темно.

Неудивительно, что кабинет нашего объекта находился в администрации. Удивительно, что администрацию, оказывается, ночью никто не охраняет. Я понимаю, что это поселок, что вроде как все друг друга знают, но неужели там нет ничего ценного?!

– Все ценное растащили по домам, – предположил Вирт.

В здание мы пробрались без проблем. С таким замком и школьник бы справился. Внутри все тоже было тихо: не сигнализаций, не камер, не даже дедушки сторожа.

– Вирт, тебе не кажется это подозрительным? – озираясь, спросила я у напарника.

– Кама, сплюнь, и надейся, что госпожа Удача повернулась к нам передом.

– Ага, – вроде как начала надеяться я.

Но на этом удача нас покинула. Нечего было вообще вспоминать эту привереду.

Вначале мы долго не могли найти кабинет зам. мэра. Представляете?! Это же не какой-то ответственный по швабрам, это зам. мэра!

Оказалось, кабинет был спрятан за дверью с табличкой секретарь – открываешь, а там еще одна дверь, как раз та, которая нам нужна.

Затем оказалось, что Степнов был Плюшкиным и неряхой в одном флаконе. Чего только мы не нашли у него в кабинете!

В общем, просидели мы над бумагами часа два. Хотелось безумно спать от этих маленьких буковок и монотонной работы.

– Все, Стас, мне надо хотя бы полчаса передохнуть. Иначе я сейчас помру, – начала ныть я.

– Ляг, поспи на диване, – не поднимая головы от очередного документа, ответил Вирт.

– Ты серьезно? – не поверила я.

– Конечно, – Вирт наконец посмотрел на меня. – Если ты уже плохо соображаешь, можешь пропустить что-то важное, так что ты мне нужна отдохнувшая.

Я благодарно посмотрела на напарника и легла на диван. И тут же отключилась. Мне снилось море, я шла по пляжу и отдыхала. Было так легко и спокойно, что хотелось жить, по-настоящему хотелось!

– Кама, Карина, – кто-то настойчиво вырывал меня из этой сказки.

Я приоткрыла глаз. Лежу, скрючившись на диванчике мэра, а надо мной стоит напарник. Блин, хочу жить в том сне.

– Сколько я проспала? – пробубнила я. По ощущениям, минут пять.

– Полтора часа, – отмахнулся Вирт.

– Сколько?!

Очуметь. Все-таки я фиговый напарник. Пока кто-то работает, я смотрю цветные сны.

– Да неважно, смотри, что я нашел!

Вирт сунул мне под нос какие-то чертежи. Я и так в схемах не очень, а спросонья мне они показались вообще какой-то головоломкой.

– Ммм… А что это? – не стала я корчить из себя мисс всезнайку.

– Это план нового торгового центра.

– Странно, зачем мэру план торгового центра?

– Да это как раз ни странно, мало ли какие соглашения, подписи, разрешения, странно другое, – заинтриговал Вирт.– Что? Не томи!

С меня даже сон разом слетел.

– Вот смотри, – Вирт практически ткнул меня носом в один из квадратиков. – Видишь?

Я подняла голову. Придется признавать, что я балбес…

– Стас, объясни, пожалуйста, для тупых…

Вирт ухмыльнулся, как будто ничего другого и не ждал.

– Карин, здесь на плане указано одно из ответвлений зданий. Оно здесь последнее. Но, по интересному стечению обстоятельств, мы с тобой были как раз в этом конце, когда сбегали от следователя. И я точно знаю, что это не конец здания. Там дальше был коридор и за ним дверь. А на чертежах этого не указано.

Я с недоверием посмотрела на Вирта.

– Ты уверен? Не подумай, что я тебе не доверяю, просто это… странно…

– Еще как! Поэтому мы завтра же туда наведаемся и проверим, что скрывается за таинственной дверкой.

– Опять ночью? – скуксилась я.

Напарник засмеялся.

– Выше голову, сама отказалась ехать куда-нибудь на курорт. И пойдем мы вечером, когда в здании куча народу. И куча плюс два никого не смутит. А сейчас домой.

– Ты хочешь сказать, что просмотрел все бумаги пока я спала? – округлила я глаза.

– Поехали, спящая красавица. С тебя массаж, только не приставать, я сегодня устал, наработался…

– Юморист, – ткнула я куда-то под ребра напарника. – Стас, мне действительно стыдно…

Вирт приобнял меня за плечи и притянул к себе.

– Придется отрабатывать…

Если вы думаете, что дальше была ночь любви и страсти, то вы никогда не работали ночью. Мы приехали на квартиру к Дику и завалились спать. У меня даже не хватило сил дойти до душа, Вирт, вроде как пошел, но не уверена. Легли мы в разных комнатах, и поэтому я не слышала, как быстро заснул напарник. Я отключилась, как только коснулась подушки.

Проснулась я неожиданно, и поняла, что выспалась. Я посмотрела на часы, еще даже не было 8 утра. Ничего себе, я получается поспала 4 часа. Но организм упорно твердил, что ему хватит.

Я протопала на кухню и налила себе кофе. На столе лежали чертежи, видимо, Вирт просмотрел их еще раз. Я раскрыла их на столе и стала пытаться вникнуть. С трудом, но я смогла перенести в воображении чертеж на воспоминания о торговом центре. И да, Стас все-таки оказался прав, я тоже вспомнила, что был коридор, который в чертежах не указан. Конечно, мы можем идти по ложному следу, но это пока единственная зацепка.

Тут в моей памяти всплыло кое-что, что заставило меня еще больше увериться, что с торговым центром что-то не чисто.

Мне тут же захотелось поделиться этим с Виртом, и я не смогла отказать себе в этом желании.

Я прокралась в комнату к напарнику, тот спал, раскинув руки и ноги, как звезда. В какой-то момент я решила его не будить, но потом передумала.

Я вскарабкалась к нему на кровать, легла рядом на живот и стала теребить руками волосы. Стас что-то простонал и отвернулся от меня.

– Стааас, – шепотом позвала я его. – Стас, я тут кое-что вспомнила…

– А это кое-что не может подождать пару часов? – пробубнил напарник из-под одеяла и тут же засопел.

Ах так!

– Стас, а я без одежды…

Вирт резко развернулся ко мне, и уставился на меня абсолютно проснувшимся взглядом.

– Что ты врешь, – разочаровано протянул он.

Да, я пакость, но а сколько он надо мной издевался? Пришло время платить по счетам!

– Доброе утро! – улыбнулась я ему.

– Кама, утро могло бы быть добрым, но и тут ты все испортила… Ладно, что у тебя там?

– Короче, – я по детской привычке подтянула ноги под себя, – когда мы ездили на открытие торгового центра, я приметила кое-что странное: охраны было очень много, и она была явно дорогая, не из их поселка, а какая-то элитная. Тогда я не придала особого значения этому, решила, что захотелось хозяину выпендриться, а сейчас понимаю, что что-то там явно не чисто.

– Ммм, – сонно протянул Вирт.

Я уже решила, что он уснул, пока я говорила и хотела его пнуть от души, но он меня опередил.

– Кама, что ты там говорила про "без одежды"?

– Стас, ты меня вообще слышал? Про охрану? Или на фразе "без одежды" у тебя отключился мозг?

– Все я слышал, сегодня все и проверим!

Пока я размышляла, как мне игнорировать, на его безразличие к такой ценной информации, Вирт подскочил, схватил меня и затащил к себе под одеяло.

– Вирт, отпусти, – порыпалась я для приличия.

Но Вирт не был таким приличным как я и не отпустил…

Через часик мы молча лежали в постели. Ну, как молча. Вирт-то молчал и, мне даже кажется, дремал. А вот на меня напал монстр по имени "А поговорить". Такие нападают на пьяных людей и на девушек после секса.

– Стас, – позвала я напарника.

– М? – немногословно откликнулся Вирт.

– А какое у вас было мнение обо мне, когда я только начала с вами работать?

– Тебе честно или польстить? – приоткрыв один глаз, спросил Вирт.

Я надулась и отвернулась от него. Но надолго меня не хватило.

– Но оно хотя бы изменилось? – жалобно простонала я.

– Как у Дика не знаю, а у меня да.

– В лучшую сторону? – уже более радостно спросила я.

– Ага, теперь я знаю, что ты не фригидна.

– Придурок, – разозлилась я и стала одеваться.

– Кама, ну что ты пристала. Какое было о тебе мнение? Не нравилась ты мне. И на твоем месте любая бы не понравилась, я вообще не люблю людей, а незнакомых тем более. Довольна?

Я перестала одеваться и села обратно на кровать.

– А сейчас?

– Что сейчас? – спросил Вирт, убирая мне за ухо непослушную прядь волос.

– А сейчас что ты обо мне думаешь?

– Кама, я с тобой переспал. Дважды. А с теми, кто мне не нравится, я не сплю. Принципиально.

Выводы сама сделать сможешь?

На этом Вирт закончил наш разговор и стал тоже одеваться.

Я пожала плечами. Это лучше, чем "ты не фригидна".

Вечер наступил незаметно, пока провалялись в постели, пока позавтракали, пока изучили план здания… Вирт еще вспомнил про перевод Степнову, квитанцию на который нашли в кабинете ребята. Как то он с последними событиями выпал у нас из головы, и если бы не номер счета, с которого был совершен перевод, и который Вирт записал на бумажку и сунул себе в джинсы, мы бы, наверное, и не вспомнили.

Пока ехали в торговый центр, Стас опять набрал кому-то из своих знакомых, уже в банке, и попросил узнать на кого зарегистрирован счет. Ответ опять будем ждать.

– Кстати, что по нашему ножичку? – спросила я у напарника, когда он закончил говорить по телефону.

– Мне позвонят, – ответил он, делая музыку в машине погромче.

– На что? – язвительно спросила я.

– На телефон, Карина! – не догонял напарник.

– Стас, вообще-то ты разбил свой телефон и симку сломал!

– Да? – переспросил Вирт, который, как будто, был не в курсе.

– Соберись! – командным голосом приказала я напарнику.

Он сгримасничал и набрал номер специалиста по ножам, включив громкую связь в салоне.

– Стас, ну, я тебе звоню-звоню, а ты не доступен и не доступен! – запричитали на том конце провода после приветствия.

– Прости, номер сменил, что у тебя? – особо не церемонился Вирт.

– Ты был прав, нож и вправду хорош, и даже есть имя владельца, Шипов Юрий Юрьевич.

– Спасибо, – коротко поблагодарил Вирт и отключился.

– Кто это, Шипов?

– Знакомая фамилия, – забарабанил по приборной панели Вирт, – сейчас вспомню. Шипов… Шипов… Точно! – ударил по рулю напарник.

– Что точно? – в нетерпении переспросила я.

– Кама, все дороги ведут…

– В Рим?– В торговый центр! Это его владелец!

Глава 16

Но вот это уже точно не может быть совпадением!

– Это хорошо, значит мы на верном пути! – оптимистично заявила я.

– Это значит, что у Степнова с Шиповым были какие-то темные делишки, так что радоваться рано.

Пессимист хренов.

– Ну, он же заплатил Степнову, чтобы тот вступил на пост мэра!

– Это да, – наконец-то поддался моим доводам Вирт. – Вообще не хватает Дика, он бы сейчас связал все логически, человек-логик!

– Как он, кстати?

– Не звонил, – коротко ответил Вирт. – Боюсь отца подставить, выжду хотя бы пару дней…

На этом мы замолчали. Как-то пришли к грустной теме, и желание болтать сразу пропало.

В торговом центре было действительно много народу, это стало понятно еще до того как мы вошли – на парковке практически не было мест.

– Ничего себе поселочек, – присвистнула я. – Инфинити, лендкрузер, мерседес… Тут тепа рублевки, что ли?

– Ну а что ты удивляешься, – остался невозмутимым Вирт, – это же в стиле русского народа – купить крутую машину в кредит на 10 лет и даже не иметь средств на то, чтобы заправлять ее.

– Все равно странно, – не унималась я.

Вирт пожал плечами и вышел из машины. Мне ничего не оставалось, как сделать то же самое.

Я вошла в торговый центр, а Вирт пошел к заднему входу. Для начала мы убедились в отсутствии камер. Точнее я убедилась, а вот Вирт сообщил, что возле задней двери, как раз отсутствующей на плане части задания, камера присутствует. Поэтому, Вирту пришлось уйти из зоны ее видимости.

Я для приличия зашла в пару магазинов, как раз пока напарник бегал вокруг торгового центра, а затем двинулась в нужном мне направлении.

Мы не ошиблись. Здание действительно не заканчивалось, существовал еще коридор с дверью на конце.

– Стас, мы были правы, – сообщила я напарнику.

– Я не сомневался, – раздался самоуверенный голос Вирта. – И Карина, давай без самодеятельности.

Я скривила рожу телефону и пошла к тайной двери.

Конечно, она была закрыта, на что я еще могла рассчитывать.

– Вирт, тут заперто. Попробую открыть.

– Подожди, – остановил меня напарник. – Сейчас тебе ее откроют изнутри. Только ты куда-нибудь скройся, чтобы не смели.

Я ничего не поняла, но скрылась за ближайшим поворотом. Не прошло и трех минут, как завыла пожарная сигнализация.

– Ну, Вирт, – усмехнулась я. – Напарник, надеюсь, ты меня живьем не зажаришь? – спросила я, учуяв запах дыма.

– Не волнуйся, из тебя получится невкусный шашлык, ты очень костлявая, я знаю, я щупал, – раздался смешливый голос в трубке.

– Джентльмены предпочитают не хвастаться своими победами, – пожурила я его.

– Кама, я не джентльмен!

Я хотела еще что-то добавить, но тут таинственная дверь начала открываться.

– Вирт, крысы бегут с корабля.

– Будь осторожна, не попадайся на глаза, – сразу стал серьезным напарник.

Я отошла подальше в тень. Мимо меня спешили люди, хорошо одетые, в дорогой обуви и за версту воняющие пафосом. Шли они, естественно, к черной двери.

– Стас, идут к тебе.

Я услышала, что дверь закрывается, и осторожно выглянула, но увидеть ничего не успела. И уже хотела начать надеяться на напарника, что ему что-то удастся выяснить, как, неожиданно, я заметила кое-что на полу. Кто-то не осторожно выронил одну маленькую деталь, которая поставила все на свои места.

– Стас, можешь не преследовать их, я знаю, что там такое? – сказала я напарнику, поднимая с пола фишку. – Там подпольное казино.

– Казино?! – искренне удивился Вирт. – Ты уверена?

– Уверена, сомневаюсь, что кто-то носит с собой повсюду фишки.

– Хорошо, спускайся ко мне.

Я осторожно прошла по коридору и спустилась к машине. Стас уже был там. Я показала ему фишку.

– Похоже, ты права, – забарабанил он по рулю. – И что мы имеем?

Я мысленно сопоставила все факты, и в моей голове тут же вырисовалась вся картинка.

– А пазл сошелся, Вирт, – с улыбкой ответила я. – Шипов под прикрытием торгового центра недалеко от города, в обычном поселке открывает казино. Чтобы не давать каждому на лапу, ему выгоднее посадить на главный пост своего человека. Он находит Степнова, его, если что, и не жалко. Открывает казино, и всем вроде хорошо. Но тут под Степнова начинают копать, и все может вылиться в свет, и Шипов принимает решение убрать главного свидетеля. К тому же, убийство все-таки, как ни крути важного лица, отвлечет от торгового центра. Задание выполнено.

В эту же секунду зазвонил телефон Стаса. Он что-то проугукал в трубку, сказал спасибо и повернулся ко мне.

– А ты права. Сейчас мне позвонили из банка. Деньги отправлены со счета, открытого на имя нашего дорогого Шипова Юрия Юрьевича. Я думаю, доказательств хватает, а с казино, пусть разбираются заинтересованные в этом люди. И одного я знаю.

– Подожди, Стас…

Вирт недоуменно повернулся ко мне.

– Что-то не так?

– Не сходится… Ведь кто-то пытался нас подставить, кто-то знал наши ходы и опережал всегда нас на шаг. Мы что-то упускаем…

Я посмотрела в окно, уже и пожарные к зданию подъехали, и народ копошится, смотрит на вечное зрелище.

– К тому же, нас обвиняют в убийстве… – тихо добавила я.

– Карина, – после долгой паузы заговорил Вирт, – нашей задачей было выполнить задание, узнать, кто двигает Степнова и почему. Мы узнали. Лично я хочу получить деньги и свалить куда подальше, я устал… Поехали со мной?

Неожиданно. И не вовремя.

– Стас, я… я не знаю…

– Понятно, – протянул Вирт. – То есть все что было, это просто так? Секс ради секса.

– Наверное, это должна была быть моя речь, – усмехнулась я. – Это все очень быстро, я не готова…

– Ладно, забудь. Сейчас отправим отчет и дело с концом. А дальше разбежимся кто куда.

Я отвернулась. Ну, вот что он все испортил? Все так хорошо было.

– Кстати, все-таки надо натравить на эту тварь нашего следока.

– А ты не уверен, что он не один из них?

– Уверен, – ответил Вирт, набирая номер.

– Слушаю, – ответил строгий голос.

– Привет, как дела? – весело спросил Вирт.

– А, это ты, – тоже весело ответил Антон Романович. – У меня для тебя новости!

– У меня тоже, – перебил его Вирт. – Начинай ты.

– Хорошо, я не гордый, – не стал ломаться следователь. – С вас снято обвинение в убийстве.

– Как?! – влезла я от неожиданности.

– О, добрый вечер, Карина, – поприветствовали меня на том конце провода. Хотя, какие провода у мобильных…

– Здрасьте, – смутилась я.

– А так, – продолжил Антон Романович. – Вам крупно повезло, что наш покойный исполняющий обязанности мэра любил, скажем так, женщин. В больших количествах. И в какой-то момент жена, а ныне вдова Степнова решила собрать доказательства адюльтера ее суженного. И установила по всему дому скрытые камеры. О которых не знал никто. И на записи, четко видно, где вы находитесь в момент совершения убийства.

– А лицо убийцы видно? – спросил Стас.

– Нет, на нем маска. Но с вас обвинения сняты. Хотя, не расслабляйтесь, проникновение в жилье никто не отменял, так что, советую не попадаться мне на глаза.

– Не волнуйся, не встретимся, – усмехнулся Вирт. – Ты узнал кто владелец ножа?

– Нет, пока еще не выяснил.

– Не напрягайся, – усмехнулся Стас. – Шипов Юрий Юрьевич, в курсе кто это?

– Ну, – насторожился следователь. – И если ты поторопишься, то обнаружишь в его торговом центре казино.

– Ты это серьезно?

– Как говорится, лучше один раз увидеть…

Мы услышали, как следователь отвлекся, давая указания насчет поездки в торговый центр.

– Ну, спасибо, что ли… – неуверенно произнес Антон Романович.

– Кушайте на здоровье, – усмехнулся Вирт.

На этом мы закончили наш разговор.

– Ну вот, – повернулся ко мне напарник, – теперь с нас сняты обвинения, мы свободны, сейчас я напишу отчет и куча денег у нас в кармане.

– Стас, может, не будем торопиться с отчетом? – спросила я неуверенно. – У меня плохое предчувствие.

– Не смеши меня, предчувствие предчувствием, а задание выполнено. Все, я устал. Хочу навестить друга в больнице и уехать куда-нибудь отдохнуть. А ты можешь делать что угодно. Наши партнерские отношения окончены.

До дома ехали молча. Я хотела заговорить с Виртом, сказать, как я рада была с ними познакомиться, что это задание запомниться мне надолго, что я хочу и дальше поддерживать с ними отношения, с ним в частности.

Но все это я проговорила только про себя.

Мы вернулись на квартиру к Стасу, теперь можно было не прятаться. Вирт скинул отчет и созвонился с шефом. Шеф поздравил нас с успешно выполненным заданием, сказал, что доказательств достаточно, спросил о самочувствии Дика и велел завтра приходить за деньгами.

– А напарница ваша получит деньги в своей конторе, у своего шефа. Я сейчас переведу их туда.

Я кивнула и пошла собирать вещи. Ну, вот и все, дом моей мечты, жди меня.

– Когда улетаешь? – спросил появившийся в дверях Вирт.

– Эээ, я посмотрела, в 5 утра есть вылет, думаю, этим рейсом и полечу.

– Не терпеться домой?

– Есть немного, – слукавила я. Домой не хотелось, и вообще было как-то грустно, что все это закончилось так неожиданно. – Жалко, что к Дику не попаду.

– Я передам ему привет. Папа сказал, что ему лучше.

– Я рада.

По-моему говорить было больше не о чем.

– Ну, ладно, не буду мешать, – сказал Вирт после неловкой паузы.

Я осталась одна в комнате. Какое-то двойственное чувство не покидало меня: с одной стороны, я хотела скорее сбежать отсюда, вернуться в свою размеренную жизнь, с другой – я увидела другую сторону медали, и не уверена, что мне она не нравится. Друзья, мужчина, с которым ложишься в постель не только, потому что есть физические потребности; вечера не одной, просыпаешься – всегда кто-то есть. Все то, от чего я бежала последние лет семь, настигло меня в этой чужой, но уже такой привычной квартире.

А ведь прошла всего неделя как я прилетела. А кажется, что года. Так много было пройдено с напарниками, и так мало осталось времени…

Я тряхнула головой. Все временно, и все проходит. Надо двигаться дальше. И первым на моем пути встает аэропорт.

Глава 17

Я отказалась от предложения Вирт подвезти меня до аэропорта. Не хочу ненужных расставаний.

Такси уже ждало у подъезда.

– Ну, я поехала, – повернулась я к напарнику. Бывшему.

– Удачи, – коротко попрощался Вирт.

– Передай привет Дику и мои пожелания скорейшего выздоровления.

– Обязательно.

Такой холодный, что у меня руки даже покрылись мурашками. Ну и правильно, не к чему объятия и пустые обещания звонить.

Как ни странно, рейс не задержали, такси не застряло в пробке, а лифт резко не остановился на полпути. Через пять часов я оказалась дома, на своей съемной квартире, и тут же завалилась спать.

Проснулась я, когда за окном было темно. Часы показывали 22.00. Вот уже и темнеет рано, лето скоро закончится. Хотя, закончится оно у тех, у кого нет времени и денег, а у меня и того, и другого скоро будет предостаточно. Полечу на месяц на Кубу, или в Мексику… В общем, жизнь-то только начинается!

Я посмотрела на телефон – 10 пропущенных! И все от шефа, я же даже не отзвонилась ему, что прилетела!

Я тут же набрала его номер.

– Кама, ну наконец! Я уже было начал переживать, что что-то случилось! Ты прилетела?

– Да, еще утром была дома, просто завалилась спать и не слышала телефон.

– Понимаю, тяжелое дело, – сочувственно сказал шеф, и я сразу представила как он при этом хмурится по своей старой привычке.

– Я бы хотела отпуск, – не стала я тянуть кота за… хм… рога.

– Конечно, о чем разговор. Вот только я завтра улетаю, на неделю, почему я тебе целый день и звоню. Мне же тебе чек надо передать. Или ты неделю подождешь?

Неделю тухнуть в городе?! Ну, уж нет.

– А вы во сколько летите?

– В шесть утра, но если хочешь, приезжай ко мне домой, я тебе дома чек передам.

Я мысленно запрыгала от радости.

– А не напрягу вас? Все-таки вам завтра рано вставать…

– Не придумывай, ты же не на полночи ко мне.

– Ну, все, через часик буду!

Я освежила лицо, расчесала спутавшиеся волосы и поехала к шефу. Вообще, я бы у него посидела, рассказала бы про особенности дела, про Вирта… Он меня всегда понимал, и поддерживал. Но, он завтра рано улетает, как-нибудь потом.

Такси приехало быстро и так же быстро доставило меня к месту назначения.

– Кама! – встретила меня с распростертыми объятиями шеф. – Ты похудела!

Я обняла его, почувствовав, наконец, что я дома.

– Ты располагайся, сейчас я схожу в кабинет за чеком.

Я кивнула и стала рассматривать дом. Вот уже раз десятый у него дома, а каждый раз как первый. Здесь столько всего интересного! И какие-то картины, и старинная мебель, и коллекция сабель на стене… Ух, как в музее!

– Кама, – позвал меня шеф.

Я расписалась в том, что получила деньги и взяла чек. Сумма вызывала восторг! Завтра же, как откроется банк, пойду и получу свои деньги! И сначала отдых, а потом квартира. Пора уже обзаводиться жильем!

– Ну, я поехала, – решила я больше не напрягать шефа.

– Давай, как прилечу, мы с тобой посидим с крепким чайком, и ты мне все расскажешь! Думаю, тебе есть, что рассказать! – подмигнул мне шеф.

– Вы даже не представляете насколько, – улыбнулась я.

– Ой, кстати, у меня есть для тебя подарок, в честь завершения дела во вражеском логове, – понизив голос сказал шеф.

Я засмеялась.

– Ну, все оказалось не так страшно!

– И все-таки, посмотри!

– Где он? – спросила я, сгорая от любопытства.

– Возьми, пожалуйста, сзади тебя на тумбочке. Специально выставил, чтобы не забыть отдать.

Я развернулась за своим подарком, и свет погас.

Голова раскалывалась. Это было первое, что я поняла, когда очнулась. Второе – руки связаны. И мне это даже не понравилось больше, чем головная боль. Я, было подумала, что упала в обморок (хотя раньше таким не страдала), но почему тогда связаны руки?!

Я огляделась. Сижу у шефа в гостиной, привязана к стулу. Так, похоже на шефа напали, и меня тоже зацепили.

– Шеф! – позвала я. – Шеф!

"А если его убили?!" – промелькнула ужасающая мысль в голове. Надо как-то освобождаться…

– Шеееф! – с надрывом в голосе снова позвала я.

– Карина, не кричи, – услышала я сзади.

– Шеф, ну, слава богу! Похоже на нас напали, освободите меня!

К моему удивлению, шеф не разрезал мне веревки, а обошел вокруг и сел напротив меня.

– Кариночка, на нас не нападали, только на тебя. И это был я.

– Что? – мне показалось, что я не расслышала. Может, я умом тронулась? – Шеф, что за шутки?!

– Это не шутки. Мне очень жаль, Кама, против тебя я ничего не имею. Но вам так подфартило, что жена Степнова расставила везде камеры и с вас сняли обвинения… Поверь, было бы лучше, если бы вас посадили. Отсидели бы срок и снова вышли на свободу. Но, теперь нам приходится действовать по плану Б. И по этому плану ты пропадаешь без вести. Извини.

– Шеф, что за глупости? Почему?

У меня навернулись на глаза слезы. Но это не были слезы страха. Слезы предательства, опять… Я думала, в моей жизни появился человек, который является для меня опорой и поддержкой. А он превзошел всех! Ему не просто плевать на меня, ему плевать на мою жизнь. Я по жизни груша для битья. И, наверное, хорошо, что моя жизнь оборвется так рано.

– Карина, опять же повторюсь, ничего личного. Ты мне глубоко симпатична, но так ложится карта. Было бы больше времени, может, все бы остались живы и здоровы. А у нас нет времени на лучший план, так что прости. Обещаю, я сделаю все быстро. В идеале, ты вообще не должна была бы очнуться, но, видимо, голова у тебя каменная. И, раз так получилось, я не хочу пачкать свой дом, поэтому, мы сейчас прогуляемся.

– А Вирт? – задала я единственный интересующий меня вопрос. – Его вы тоже уберете?

– Вирту повезло больше, он сядет за убийство Шипова. Представляешь, он почему-то озверел, передал своему шефу сообщение, что подкараулил Шипова. А потом убил его. Точнее убьет, через пару часов.

На меня навалилась апатия. Разбитая голова, наверное, тоже сыграла свою роль. Но больше всего меня подкосило предательство близкого для меня человека. Я искала врагов где угодно, а под носом посмотреть не догадалась.

– Я же считала вас отцом, – прошептала я в спину шефу. – Верила вам, рассчитывала на вас, молилась за вас. Единственное, на что я сейчас надеюсь, что когда-нибудь вам все вернется бумерангом.

– Проникновенная речь, Кама, – повернувшись сказал шеф, – я бы с тобой поговорил, как мы любили это раньше делать, но мне правда некогда. В шесть утра я действительно улетаю, а по дороге в аэропорт мы с тобой попрощаемся.

Он хотел еще что-то сказать, но тут тишину дома взорвал звук разбивающегося стекла, и в дом влетела какая-то дымящаяся вещь.

"Дымовая шашка" – мелькнула у меня в голове. И видимо не только у меня, я увидела, как шеф сиганул куда-то в сторону, видимо, к черному выходу. Дальше начал клубиться дым и в горло постепенно переставал поступать кислород. Я все так же была связана, поэтому сбежать, как шеф, я не могла. Единственное, что у меня получилось, так это завалиться на стуле на бок, на полу было чуть больше возможности дышать. Я уже постепенно начала отключаться, как чьи-то руки схватили меня и потащили прочь из дома.

Свежий воздух ударил по легким очень неожиданно и достаточно болезненно. Я закашлялась, пытаясь восстановить дыхание.

– Дыши ровнее, не торопись, – раздалось такое родное бурчание над ухом.

– Вирт, – единственное, что я смогла произнести, прежде чем снова закашлять.

– Благодарности потом, эта скотина похоже сбежала.

– Как ты… здесь? – как можно понятнее задала я вопрос. И не дождавшись ответа, продолжила, – шеф, и твой, и мой…

– Я знаю, – коротко прервал меня Вирт. – Ладно, тебя вытащил и уже хорошо. Вставай, поехали.

Я схватилась за протянутую руку и тут же плюхнулась обратно, неосознанным движением, дотрагиваясь до головы. Видимо, все-таки сотрясение.

– Что там? – среагировал моментально Стас. – Дай посмотрю!

Я отняла руку.

– Вот же… Пусть мне только попадется!

Я снова начала вставать.

– Стас, у него самолет в шесть часов. Сколько сейчас времени?

– Четыре. Посиди еще минуту.

Стас снова посадил меня на землю и стал кому-то звонить.

– Антон, у него вылет в шесть утра. Откуда я знаю куда?! Кто из нас прокурор? Пусть все вылеты проверят!

Ничего себе, а за сутки Стас скорефанился с Антоном Романовичем.

– Поехали, тебя надо показать врачу, – обратился ко мне Вирт, закончив телефонный разговор.

– Может, лучше домой? – вяло начала сопротивляться. Очень хотелось спрятаться от потрясений сегодняшнего дня где-нибудь под одеялом.

– Нет, вначале к врачу, а потом домой, – не поддался Вирт на мои жалобные интонации.

– Обещаешь? – проскулила я.

– Обещаю, обещаю, – как с полоумной засюсюкал со мной Стас.

Мы поехали к врачу, оказалось, что у меня сотрясение, но угрозы для жизни не было, поэтому от госпитализации я отказалась.

Один раз я предприняла попытку узнать от Вирта, как он оказался здесь и что вообще происходит, но он сказал, что позже все расскажет. А я и не настаивала, мне было как-то все равно. Внутри было пусто. Лишь процентов пять моей души радовались появлению Вирта в моей жизни. Но их было недостаточно, для того, чтобы почувствовать вкус к самой жизни.

По приезду домой, я сразу поплелась спать.

– Нам завтра придется лететь обратно, так что отдохни, – уже уложив меня как ребенка в кровать, сказал Стас.

– Хорошо, – безучастно ответила я. – Стас, останься со мной.

Вирт без вопросов разделся и лег ко мне в постель. Я свернулась возле него клубочком, он прижал меня поближе к себе и обнял.

– Все будет хорошо, – прошептал он мне. – Я тебя не дам в обиду.

Глава 18

Утром я уже не чувствовала себя такой опустошенной и во мне, как и должно было бы быть, проснулась злость. И жажда мести, желательно кровожадной.

Когда я проснулась, Стас еще спал. Я сходила в душ, выпил кофе, и решила, что пришло то самое время "позже", чтобы разузнать, что же произошло.

Я начала теребить Вирта. Сначала тихонько, а когда он не пожелал проспаться, стала его конкретно трясти.

– Кама, ну ты садистка, – прорычал Вирт. – Я сутки без тебя жил в кайф.

– А что же тогда прилетел? – язвительно спросила я.

– Спасать твою красивую задницу, – ухмыльнувшись и косясь куда-то мне за спину, ответил напарник.

Ах да, бывший.

– Ну, рассказывай, – в нетерпении начала я стучать по Стасу руками.

– Сначала завтрак, потом сказки дядюшки Сэма, – отмахнулся от меня Вирт.

Пришлось готовить мне ему завтрак и смотреть, как он не спеша, чинно, словно аристократ, смакует свою еду.

– Ты издеваешься? – не выдержала я.

– Просто думаю, как начать, чтобы поэффектнее все выглядело.

– Начинай, как хочешь, – уже всерьез начала я злиться.

– Ладно-ладно, – поднял руки Вирт. – Слушай.

Давно, еще в середине девяностых годов в России, наравне с различными преступными группировками, нарисовалось несколько организаций при поддержке, неофициальной, конечно, государственной власти. Эти организации назывались просто – компании. А их задачей было решение чьих-то вопросов и проблем, желательно мирно, а зачастую путем нахождения каких-либо провокационных материалов, улик, затыкающих любой рот. В основном в эти организации обращались приближенные к власти.

Менялись времена, менялась и сущность организаций. К нашему времени, они больше стали походить на детективные агентства, просто на уровне макси, так сказать. В них продолжали обращаться высокопоставленные лица, и компании продолжали оставаться достаточно тайными. По крайней мере, в простом народе о их существовании речи не шло. Конечно, ходили слухи, но если верить всем сплетням…

На этом Стас замолчал и вопросительно посмотрел на меня.

– Пока все ясно?

– Стас, я это все знаю и без тебя, конечно ясно!

– Хорошо, тогда перехожу поближе к сути.

В данный момент осталось только две организации, которые официально не превратились в детективные агентства или не распались, думаю, не стоит объяснять какие.

– Я думала больше, – перебила я Вирта.

– Я тоже. Но оказывается, нет. Наши организации кардинально отличаются от других. Хотя бы работниками. У нас нет нормированного рабочего дня, когда в шесть часов вечера ты заканчиваешь работу и идешь домой к семье, а по выходным ездишь на природу и ходишь в гости. У нас нет семей и нет близких друзей, мы готовы к тому, что в один прекрасный день мы полностью поменяем имя и место жительства, тем более о никаких трудовых нормах и найму через объявления речи быть не может.

Если говорить о специфике работы наших организаций, то это в основном неофициальные государственные заказы или заказы высокопоставленных лиц. Представь, сколько информации прошло через нас!

И естественно, что к данному моменту времени мы просто не можем взять и закрыться. Никто не разрешит, никто не отпустит просто так работников, знающих все и вся.

А к слову сказать, оба наших шефа изначально руководили нашими компаниями, а это уже, как никак лет 20.

Но, в последнее время, наши компании стали слегка затухать. Многие из наших заказчиков поняли, что выгоднее нанять одного человека, и только он будет знать твой секрет, чем обратиться в целую, пусть и зарекомендовавшую себя компанию.

Короче, заказов становилось все мало, и все они были дешевые. Естественно, что наших шефов это не устраивало, но и просто так уйти они не могли.

Ну, это была присказка, а теперь сказка.

Я замерла в ожидании, похоже, сейчас будет самое интересное!

– А сказка такова. Встретились три друга в баньке под пивко. И разговорились. И вот два из них – твой и мой шеф – начали жаловаться на судьбинушку, типа, денег мало, хотели уйти, но тут тонко намекнули, что не стоит этого делать и все такое. А третий им говорит, а давайте вложитесь ко мне в казино, прибыль будет идти, а вы вроде как и не при делах, будете сидеть и дальше, лживых мужей фотографировать.

– Это был Шипов? – удивилась я. – Они друзья?! И наши шефы дружат? Я Думала, они как минимум конкуренты.

– Более того, друзья детства. Ну, естественно, эти двое согласились. И вроде опять настало хорошее время, пока не пришел в нашу компанию заказ, выяснить, что происходит в одном из пгт, как раз там, где открывалось новое казино.

Кстати, заказчик был не фантом, а вполне конкретное лицо – старый мэр поселка, которого очень смутила его отставка. Но нам решили не озвучивать, дабы у нас не возникло желания поговорить с заказчиком. Им было выгоднее, чтобы мы думали, что это личная просьба.

Так вот. Собрались наши три молодца на собрание, типа, что делать. И в их, уже староватой голове созрел, по моему мнению, абсолютно дурацкий план. Может, сказалось отсутствие времени на подготовку, может, уже возраст начал давать себе знать…

– Так какой план? – перебила я этого сказочника.

– В общем, они, естественно, берутся за расследование. Но в этом расследовании, мы, исполняющие, по какой-то причине убираем следователя. Нас находят (они постараются подбросить улик), сажают в тюрьму и выходят на обе компании. Именно для этого, тебя отправили к нам. Чтобы подставить обе организации. Естественно, они рассекречиваются и перестают существовать в том виде, в котором есть сейчас.

– А они не подумали, что будет с ними? – спросила я у Вирта. – Их наверняка не отправят просто на пенсию.

– Подумали. Твой шеф с сердечным приступом ляжет в больницу, там и скончается. А моего кто-то застрелит и подожжет в машине. Все просто, пока все будут читать по ним панихиду, они будут греть пятки где-нибудь на Бали.

– Все равно не понимаю, – мотнула я головой. – А почему бы не сделать так изначально, без вовлечения нас в это дело, просто сбежать?

– Ну, ты сама подумай, Кама, неожиданно, оба шефа погибают, буквально в один день. Мы, преданные компании, оставили бы сей факт без внимания? Наверняка бы начали свое расследование, а если вдруг что-то накопали? Но еще раз повторюсь, план изначально был бредовый, и в нем много того, что они пустили на самотек.

Глава 19

Ну, продолжаю. Следователь, по чистой случайности, не погиб, хотя и попал к нам в руки. Здесь мы поступили по их плану. Дальше подставлять следователя становилось опасно, он тоже был введен в курс чьей-то жестокой игры. И тогда наши работодатели решают убить простоватого и крайне себялюбивого Степного. Особенно мы им упростили задачу, когда вперлись в его дом все втроем. Но и тут им облом! Вроде же все как по маслу, как только мы объявим шефу о том, где мы, считай, что мы за решеткой. Но, жена Степнова, оказывается, расставила камер по всему дому и на них четко видно, что это не мы.

И тут, совсем обозленные дедки решают ввести третий план, тем более что мы уже прознали про казино, и уже Шипов оказывается под ударом.

Нас хвалят за проделанную работу, оплачивают ее, дабы по бумагам везде проходило, что мы свои деньги забрали, а затем я решаю отомстить за Дика и убиваю Шипова. Какая я мстительная сволочь, да?

Я в такт кивнула, Вирт тут же укоризненно посмотрел на меня.

– Не задавай вопрос, если не хочешь знать ответ, – показала я Стасу язык. – Ну, а меня-то зачем убивать? И куда наши шефы денутся?

– Ну, опять же, из-за моего мстительного характера страдают обе компании, тут все по плану, оба шефа как-нибудь погибнут, один от горя, другой еще от чего-нибудь, ну а ты пропадешь без вести, ты слишком много знаешь про это дело, тебя нельзя оставлять в живых.

Итог: Дик жив, но он не особо-то в курсе последних событий, я за решеткой, ты где-нибудь в лесу. Шипова убил я, кстати, они даже уже бомжа нашли, чтобы поджечь в машине. Пообещали ему кучу денег за "небольшое представление"; мой шеф где-то убит, видимо людьми, которые боялись, что их секреты откроются, как только компании перестали быть тайными, а твой в больнице скончался от сердечного приступа. А потом, где-нибудь в Америке или в Европе, три милых пожилых человека откроют свой мааааленький бизнес. Хэппи энд, не находишь?

Меня передернуло.

– Это же идиотизм!

– Согласен. Но он почти сработал, если бы не одна маленькая деталь, которая открыла мне на многое глаза.

– Кстати да, – вспомнила я. – Как ты оказался у дома шефа?

– А я уж было думал, что ты не вспомнишь про мое геройство, – разулыбался Вирт.

Прихожу я, значит к шефу за деньгами. Настроение не очень, скажем так, но запах денег радует мою взгрустнувшую душу. Шеф вызвал к себе, все как полагается, но тут оказывается, что в принтере закончилась бумага, а его секретарь в отпуске. Ну и шеф, матерясь, идет в приемную за бумажкой. А я от нечего делать, начинаю рассматривать всякую атрибутику у него в кабинете. И вот надо же был ему так опростофилиться! Вот правда говорят, старость – не радость. На полочке стоит фотография, с которой улыбаются три до боли знакомых лица: твой и мой шефы и Шипов. И главное надпись – "Три мушкетера". Я бы конечно поржал над подписью, но мне было не до этого. Уж я не настолько силен в логике, но сложить два и два не составила труда. К тому же ты давно подозревала моего шефа в чем-то плохом. В чутье тебе не откажешь.

– Ну-ну, – ответила я, – когда я очнулась с пробитой головой, связанная, я в первую очередь подумала, что с шефом, жив ли он? И у меня даже мысли не возникло, что это все сделано его руками.

– Ну, это другое, – оправдал меня Стас. – В близких людях многого не замечаешь.

– И что ты сделал? – сменила я болезненную для меня тему.

– Приставил пистолет к его виску, когда он вошел. Затем связал и велел рассказывать. Он пытался сначала давить на то, что мы команда, потом на жалость, потом на страх, а затем мне надоело, и я прострелил ему колено.

– Ну, ты зверь, – то ли с восхищением, то ли с удивлением прокомментировала я.

– Достал. К тому же я начал подозревать, что тебя там тоже может ожидать что-то интересное. В итоге он все рассказал. Я записал все на диктофон и вызвонил Антона. Как только тот узнал, что за план был у этих троих, так сразу выстрел в колено признал самообороной. Ну, и после этого я полетел выручать ничего не подозревающую тебя. И вроде успел вовремя. Вот и все.

На некоторое время мы замолчали. Я пыталась переварить услышанное. Мы оказались втянуты в жестокую игру, игру ради лучшей жизни, ради денег. Но даже это не так переворачивало сознание, как мысль о том, что компаний-то больше нет. Что будет дальше? Отпустят нас восвояси или попробуют всех перебить? Чем я теперь буду заниматься?

Все это так сложно и невозможно принять сразу. Должно пройти какое-то время, чтобы вся эта история перестала казаться дурным сном.

Я кивнула. Хотя бы план минимум нам известен.

– Кстати, – заулыбался Стас. – Твой Рома нашелся!

– Он жив? – подскочила я.

– Жив, здоров и боится тебя как огня. Пока он летел к тебе, в самолете познакомился с соседом. Тот оказался владельцем одного из наших клубов. Предложил ему отдохнуть. Тот по прилету набрал тебя один раз, но, по воли случая, твой телефон не отвечал, может, что со связью. И Рома решил потусить. Короче, на следующий день он проснулся в другом городе, без телефона, зато с владельцем клуба и какими-то бабам. Как добирался он обратно, это отдельная история.

– Вот же козел! – возмутилась я. – Я его уже похоронила и главное думала, что это все из-за меня!

Но в душе я была рада, что Рома жив. Прямо камень с души.

– Нам нужно лететь ко мне, дать показания в прокуратуре, – продолжил Вирт.

Вскоре мы уже были на малой родине Вирта. Меня уже тошнит от аэропортов, так уже хочется спокойствия.

Но покой нам только снится. По прилету мы сразу отправились в гости к Антону Романовичу.

Мы дали показания, шеф Стаса и Дика был задержан, моего не смогли найти. Антон Романович говорит, что это вопрос времени, а мне плевать. Шипов тоже в розыске. Вообще поднялась такая шумих вокруг наших копаний, что сомневаюсь, что нас захотят убрать, мы теперь народное достояние, объект для сплетен и плевков. Что я только не слышала про нас. Доходит до того, что мы занимались заказными убийствами и все крупные висяки – это наших рук дело. Да пусть говорят, что хотят. Скоро новые "танцы со звездами", переключатся на них.

Раз уж я вернулась в эпицентр всех событий, то решила навестить и Дика.

Когда мы со Стасом пришли к нему в больницу, у него уже были посетители. Милая светловолосая девушка и такая же ангельски привлекательная девчушка. Вот и познакомилась я с его семьей.

Дик нас представил, гордо сказал, что закрыл нас своей грудью от пуль, а на замечание Вирта, о том, что он просто медленно бегает, сказал, что не хочет слушать бредни спятившего человека который все расследование кого-то "убивал".

По тому, что Дик опять напропалую шутит, я поняла, что он большими шагами идет на поправку.

И когда мы уже стали собираться, Дик неожиданно стал серьезным.

– Кама, а что ты собираешься делать?

Для меня вопрос стал неожиданным, я старалась не думать об этом. Вирт тоже выжидающе уставился на меня.

– Я… я не знаю, – честно ответила я. – Слетаю, наверное, куда-нибудь отдохнуть.

– Я так понимаю, мое предложение слетать вместе снова будет отвергнуто, – подставил меня Вирт.

И вот уже четыре пары глаз – три голубых и одна почти черная – смотрят на меня. Ну, Вирт, ну зараза.

– Я пока не знаю, – наконец выдавила я.

Дик с Виртом переглянулись, и я поняла, что Вирт ему уже все про нас донес.

– Ну, и какого черта? – спросила я как мы только вышли из больницы.

– Что? – непонимающе уставился на меня Вирт.

– Твое приглашение при всех, вот что!

– Что ты так завелась? Я просто еще раз спросил. Я же не настаиваю.

– Нет, – взвилась я. – Ты как раз настаиваешь! А я не готова! Меня столько раз предавали и последний был меньше двух суток назад. Я не хочу отношений! Не сейчас!

– Кама! – прервал меня Вирт. – Карин, я просто спросил. Совместный отдых – это совместный отдых! Не семьи, не детей, не знакомство с родителями! Максимум периодический секс! И то неизвестно, друг с другом или по отдельности, это же отдых!

И правда, с чего я решила, что Вирт предлагает мне отношения? Он меня зовет просто отдохнуть, чтобы вдвоем веселее было.

Только меня почему-то этот факт не обрадовал. Странные мы женщины.

– Я подумаю, – выдавила я из себя.

– Окей, – коротко ответил Стас.

Этим же вечером я улетела домой. Все-таки деньги у меня есть, я считаю, я их заслужила, поэтому надо вплотную заняться покупкой дома.

Вирт в этот раз проводил меня на самолет. Никакой сцены из романтических американских мелодрам не было, он просто махнул мне рукой и отправился прочь из аэропорта.

Прошло уже около месяца. Наше общение с ребятами практически сошло на нет. А жаль. Я очень долго надеялась, что Вирт снова объявится у меня, но он не появлялся.


 А по редким звонкам я понимала, что у него и без меня все в жизни прекрасно.


 Шефа не нашли, как и Шипова. А по мне главное, чтобы они не появились у меня в жизни, а на остальное плевать.


 Дом я себе не купила. Решила, что его обслуживание мне дорого обойдется. Поэтому приобрела небольшую двухкомнатную квартиру. Хотела однушку, но закралась мысль, а вдруг когда дети, а я не зарабатываю больше огромных денег. Да и вложение в недвижимость вроде как самое правильное. Но, если честно, в этой квартире мне одиноко. Ее мне много.


 Отдохнуть я так и не полетела. Не знаю, почему. Наверное, ждала повторного предложения от Стаса. Но его не поступило, а мне как-то перегорело.


 В один из дней я возвращалась из спортзала. Все-таки форму терять не хотелось. Уже возле дома у меня зазвонил телефон. Я с удивлением увидела, что это Вирт.


– Привет, – как можно непринужденнее поприветствовала я бывшего напарника.


– Привет, ты чем занята?


– Ээээ, – как-то не хотелось отвечать, что в семь часов вечера иду домой смотреть телевизор. – Да особо ничем, думаю, куда заглянуть вечерком.


 Никакой красивой лжи я не смогла придумать.


– Сможешь вписать меня в свои планы. Я тут одним днем у тебя в городе…


 Сердце бешено заколотилось, а ноги начали подкашиваться. Но потом мозг охладил мою пылкость. Он проездом. Это значит, встретились, посидели, поболтали. Возможно, даже переспали. И все. Он уехал и забыл, а я буду страдать.


 Нет уж, лучше даже не видеться.


– Кама, – не дождался ответа Вирт.


– Стас, я бы с радостью, но у меня планы, я просто не хотела говорить, у меня свидание, – выпалила я.


– Ничего себе, – по-моему, даже не огорчился Стас. – Ты уже собираешься на него.


– Да, вот думаю что надеть. Перебираю свои платья.


 Вот как начнешь врать, так не остановиться!


– Ну, он хотя бы хороший? – спросил Вирт.


 И вот что привязался?


 Я села на качели.


– Да, очень хороший, и со мной очень милый…


– А ты с ним уже спала?


 Я даже слегка прифигела…


– Что за вопросы, Вирт?


– Нет, ну просто интересно, кто из нас лучше в постели?


 Вот что за мужская фишка? Кто лучше… Откуда я знаю…


– Можно я оставлю это без ответа?


– Нет, – твердо воспротивился бывший напарник. – Мне интересно.


– Он лучше, – пошла я тоже на вредность.


– Ты врешь, – ответил Вирт.


– С чего бы это? – возмутилась я. – Ты считаешь, что совершенен?


– Нет, а вот тебе идет спортивная форма…


 Приехали.


– Ну, и где ты? – начала крутить я головой.


 Вирт вышел из-за деревьев. Осенью в семь часов уже темно, мог бы и не прятаться, я бы и на соседней лавочке навряд ли бы узнала его.


– И что за спектакль? – спросила я.


– Это я у тебя хочу спросить, – подойдя ко мне, ответил Стас. – Боевой товарищ проездом в городе, а ты не хочешь его видеть.


– Я не не хочу тебя видеть, – вздохнув, ответила я. – Просто я только немного пришла в себя, отошла от всех прошедших событий, а тут ты, бередишь душу…


 Стас вздохнул, а потом посмотрел на меня в упор.


– Карин, я спрошу только один раз. Я не хочу за тобой бегать, это не в моих правилах, да и ты тоже упертая. Ты поедешь со мной? Сегодня же. Я дал тебе месяц, чтобы разобраться в себе. Приехал я из-за тебя сюда. Если ты ответишь нет, значит, я тут же встану и уеду. Навсегда. Если согласишься, то собираешь все необходимое и переезжаешь ко мне. Сейчас же.


 Я замерла.


– Я должна подумать, – выдала я из себя.


– Нет, я убедился, когда женщина думает, все очень плохо заканчивается. Я жду ответ в течение 10 секунд. Время пошло. Десять, девять…


– Ты можешь хотя бы не считать! – прервала я его.


 Вирт посмотрел на меня и продолжил:


– Семь, шесть… Время вышло…


 Я зажмурилась, потом открыла глаза и посмотрела на Вирта.


– Нет.


– Хорошо, – проглотив комок в горле, ответил напарник.


 Я выдержала серьезную мину, но потом предательская улыбка все-таки вылезла.


– Я не могла не посмотреть на твое лицо. Я за вещами.


 Вирт хитро улыбнулся, и его лицо постепенно расслабилось.


– Тебе пятнадцать минут.


– Ты издеваешься? – округлила я глаза.


– Это моя маленькая месть. И я не откажу себе в удовольствии смотреть, как ты бегаешь по квартире. Время, кстати, пошло.


 Я ухмыльнулась и не спеша направилась к подъезду. В конце концов, где паспорт, телефон и кошелек я знаю, а остальное наживное. А свой скептический мозг я заткнула, все, что я делала до встречи с Виртом, приносило только плохой результат. А я всегда в первую очередь доверяла уму. Может, стоит раз послушаться сердца?

Послесловие

Вот и закончилась эта история! Спасибо, что дочитали до конца, для меня это важно, это вдохновляет на дальнейшее творчество! Не забудьте подписаться на автора, чтобы видеть новые опубликованные книги! Очень буду рада Вашим комментариям!

Больше книг этого автора находятся на другом ресурсе LitNet: https://litnet.com/ru/viktoriya-selezneva-u1352976

Всем спасибо! :)

Для обложки использована фотография https://www.pexels.com/photo/man-and-woman-lying-on-bed-1450155/


Оглавление

  • От автора
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Послесловие




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке