Том и Джерри и 1 000 000 долларов (fb2)

- Том и Джерри и 1 000 000 долларов (а.с. Том и Джерри ) (и.с. Издательство Минск) 4.91 Мб, 156с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Игорь Евгеньевич Войнич

Настройки текста:



Том и Джерри и один миллион долларов

Литературно-художественное издание

ТОМ И ДЖЕРРИ И 1 000 000 ДОЛЛАРОВ

Повесть-сказка


Подготовка текста Войнич Игорь Евгеньевич

Ответственный за выпуск Л. В. Шейко

Редактор С. М. Зайцев

История о том, откуда взялись Том и Джерри

В нескольких милях от одного большого города, скорее всего Нью-Йорка, хотя многие считают, что, может и возле Лос-Анджелеса или Чикаго, стоял обыкновенный фермерский дом.

Хозяйкой этого дома и всего фермерского участка была негритянка Кэтти... или, не исключено, – Молли, а может быть, и Элизабет... – это в нашей истории не так важно, потому что такие истории могут происходить буквально в любом доме, в любой квартире, в любом кафе или концертном зале... В общем, везде, где может обитать обыкновенная серая мышка.

Так вот, в этом самом доме на окраине одного большого города завелась мышь. Ее, а вернее его, звали Джерри. Он, в отличие от всех живущих в доме у человека животных, занимался тем, что воровал сыр из мышеловки, иногда забирался в холодильник или кладовку, чтобы полакомиться находящимися там деликатесами.

Еще Джерри пугал с удовольствием своим писком хозяйку дома...

Всем известно, если в доме заводится мышь, то там, непременно, должен быть и кот. У хозяйки этого самого дома жил большой серый кот. Хозяйка его звала Томасом, хотя для всех остальных он был просто Томом.

Том, как уже нам известно, был серым, но не просто серым, а темно-серым котом, с довольно пушистой шерсткой и хвостом необыкновенной длины и толщины, являвшимся предметом особой гордости кота. Животик у него был светленький, а лапы, мордочка и кончик хвоста, как у всех котов приятной наружности, – ослепительно белыми.

Кот, как и все немного избалованные коты, любил поспать, вкусно поесть и иногда совсем забывал об основной своей обязанности в доме – ловить мышь. Хотя об этом ему постоянно напоминала хозяйка.

После очередного окрика Томасу ничего не оставалось делать, как ловить надоедливую мышь или хотя бы создавать видимость, что он ее ловит, ведь все живущие у человека животные должны были делать какую-нибудь полезную работу.

В конце концов Тому надоело, что его постоянно попрекают, будто он зря пьет в доме молоко и он решил непременно поймать эту вездесущую мышь.

Но Джерри был довольно хитрой мышью и ему удавалось постоянно обманывать Тома и всегда избегать самых неприятных моментов. Кот постоянно оказывался в дураках.

Об этом и первая наша история...

Том получает пинка от хозяйки

Том, хорошенько вылизав свою шерстку, чтобы от него поменьше пахло котом, спрятался недалеко от мышиной норки и, не сводя с нее настороженных глаз цвета свежей травы, поджидал, когда оттуда наконец появится Джерри. Ожидание было не долгим. Вскоре из норки показалась маленькая мордочка.

Джерри не подозревал, что Том, напившись вкусных сливок, станет его ловить. Грызун смело семенил к холодильнику, в котором, как он точно знал, должен был быть кусочек сыра.

Внезапно Джерри почувствовал, что его кто-то удерживает за хвост. Он оглянулся. Прямо на него глядели два больших зеленых глаза.

– Это же кот! – вскричал Джерри и со всех ног бросился наутек, стараясь вырвать свой злополучный хвостик из лап кота.

Но Том прыгнул вперед, подставил свою морду прямо по ходу предполагаемого движения мыши и, обнажив острые зубы, широко открыл пасть. Том не сомневался, что мышь туда забежит сама собой.

«Сейчас можно и хвостик отпустить», – подумал Том и тотчас разжал лапу.

Джерри остановился в дюйме от разинутой пасти кота, моментально развернулся и побежал обратно к норке.

«А может, мне его не есть, – мечтательно подумал кот, – а поиграться с ним для возбуждения аппетита? Ведь сливки-то у меня еще не переварились...»

Том подождал, дока мышонок добежит до самой норки, а потом легким взмахом хвоста подбросил беглеца вверх и, поймав его все тем же хвостом, выгнулся, образовав своим гибким телом горку. Джерри покатился по пушистой шерсти кота прямо ему в пасть.

Но мыши снова удалось избежать неминуемой гибели, Джерри оттолкнулся от языка Тома задними лапами, скатился на пол и, оглядываясь на кота, снова бросился наутек.

Том в три прыжка догнал Джерри, встал у него на пути, снова раскрыл пасть и закрыл глаза, представив, как мышь сама вбежит к нему в желудок.

– Мне не придется даже глотать, – улыбнулся от удовольствия кот.

Джерри вбежал в пасть коту и, добежав до зева, бросился обратно. Пасть Тома захлопнулась позади кончика мышиного хвоста.

Грызун снова избежал неминуемой смерти.

«Я вижу, мышь достаточно ловкая, – усмехнулся кот, снова бросаясь за Джерри, – нужно ее спринтерские способности использовать... – Том оглянулся по сторонам и заметил на письменном столе незакрытую чернильницу. – Это как раз то, что мне нужно...» – обрадовался Том и вскочил на стол.

Не теряя ни секунды, Том сунул лапу в чернильницу и быстро нарисовал на стене небольшое отверстие, очень похожее на вход в мышиную норку, и повесил сверху табличку «Это вход в самый лучший мышиный дом». Сделав это, Том спрятался за углом.

Джерри, пробегая мимо стены увидел вход в жилище. Он нерешительно остановился. «Наконец-то я достиг спасительной норки! – мелькнуло в голове у мышки и Джерри, не раздумывая, побежал к нарисованному отверстию.

Джерри со всего размаху стукнулся в стену и свалился на пол. Второпях он не заметил, что это не настоящий вход, а нарисованный. «Интересно, – как это я мог промахнуться мимо входа в жилище», – подумал Джерри, вскакивая на ноги. Он тут же снова бросился к норке, и, снова наткнувшись на стену, упал на пол.

Том в это время стоял за углом и, слыша удары мыши головой о стену, посмеивался.

– Этот безмозглый Джерри от страха, видно, совсем ослеп, – усмехался Том. – Ну-ка, еще один удар головой...

Том осторожно выглянул из-за угла и увидел, что ничего не понимающая мышь, по-прежнему, разбегаясь, стукается головой о стену. Том от смеха упал на пол и схватился за живот.

– Ну уморил меня этот Джерри, – смеялся он, – хорошую я потеху придумал...

Еще два или три раза ударившись о нарисованную котом дыру, Джерри в изнеможении свалился на пол и больше не смог подняться. Голова кружилась, он был не в силах ничего сообразить, в мозгу стучало только одно: «Что это за преграда встала передо мной?»

Том подошел к беспомощно лежащему на полу Джерри. Тот даже не реагировал на его появление.

– Ну вот потешились, а теперь пора приступать к трапезе... – усмехнулся кот. – Но ведь не буду же я есть чокнутую мышь... Надо помочь этому грызуну немного очухаться...

Том подскочил к стоящему рядом аквариуму и, набрав пригоршню воды, брызнул на мышь. Пока грызун приходил в себя, кот лег у него за спиной и в предвкушении пира зажмурил глаза.

Джерри немного оклемался, осмотрелся вокруг. Кота нигде не было видно. Грызун внимательно посмотрел на стену и наконец понял, что дыра ненастоящая.

– Клянусь всеми помойными котами, что лично защекочу того, кто нарисовал эту дыру! – воскликнул Джерри. – Я тут едва спасся от разъяренного кота, а мне подсовывают фальшивый вход в жилище... Слава мышиному Богу, что этот подлый котище не заметил, как я тут чуть было не разбился...

Джерри ступил шаг назад и уперся во что-то мягкое и пушистое. «Интересно, что бы это могло быть?» – подумал грызун, ощупывая передней лапой то, на что напоролся. Его тоненькие коготки зацепились за чей-то длинный волос. Это была одна из ресниц левого глаза Тома.

«Мне кажется, этот волос принадлежит коту, – снова подумал Джерри. – Впрочем, никогда не поздно проверить...»

Не успел грызун так подумать, как Том открыл глаза. Джерри обернулся, чтобы удостовериться в истинности своего предположения и обмер. Его мордашка находилась прямо возле зеленого кошачьего глаза.

«Мне кажется, что нужно отсюда срочно делать ноги», – промелькнуло в голове у мыши. Джерри тут же состроил из пальцев «козу» и ткнул Тома прямо в глаз. Кот взвыл от боли и негодования и подскочил, как ошпаренный. А Джерри, пользуясь моментом, бросился наутек.

– Ах ты подлый грызун! – закричал Том. – Я, можно сказать, его освежил, помог подняться, а он меня тыкать в глаз? Не потерплю такого унижения! Теперь, мышь, тебе не будет никакой пощады!

Кот бросился в погоню. Он промчался по гостиной, мимо горящего камина, и завернул за угол. Но не рассчитал сил на повороте и врезался головой в подставку под цветочным горшком. Стоящий наверху горшок качнулся раз-другой и упал вниз, прямо на голову разъяренного кота. При этом рассыпался на мелкие осколки. По всему дому разнесся звон.

Том хотел было пуститься дальше за скрывшейся на кухне мышью, но в этот момент раздался голос хозяйки:

– Ах ты негодник! Что за безобразный кот. Что же ты наделал?

Том обернулся. В гостиную вошла хозяйка, она держала в руках щетку для подметания полов.

«Сейчас она начнет меня бить, – подумал кот. – Она даже не станет выяснять, прав я или виноват... Нужно быстрей смываться».

– А ну иди сюда, несносный кот! – продолжала кричать хозяйка дома. – Вместо того, чтобы заниматься полезным делом, он цветочные горшки переворачивает! Я тебе покажу как безобразничать...

Том, видя явное нерасположение к себе, хотел уж было спрятаться. Он приготовился для прыжка, чтобы рвануть на кухню, но негритянка опустила на волочащийся по полу хвост Тома тяжелую щетку, не дав сделать коту и малейшего движения.

– Минуточку, негодное существо! – вскричала женщина. – Ты не выслушал меня до конца!

«Вот теперь по моей спине погуляет щетка, – вздохнул Том. – Раз уж я попался на глаза хозяйке, нужно исполнять любые ее прихоти, а иначе она начнет меня колотить или, того хуже, выгонит из дома...»

Женщина подняла кота за шкирку и ткнула мордой в разбитый горшок.

– Ты только посмотри, что натворил? – грозно кричала хозяйка. – Ты разбил горшок с моим любимым цветком!

Кот сжался в комок, согласный выслушать любые нравоучения, только бы его не били.

– Значит так, негодник – продолжала отчитывать кота негритянка, – если ты еще раз хоть что-нибудь разобьешь, то я тебя выгоню... Выгоню на улицу, – властно повторила хозяйка. – Ясно тебе?

Кот не в силах был даже мяукнуть в ответ.

Джерри в этот момент забрался на кухонный стол и спрятался в подсвечнике. Ему было прекрасно видно, как хозяйка дома ругает кота.

«Идея хозяйки мне нравится, – подумал Джерри. – Если кот что-нибудь разобьет – его тотчас вышвырнут... Не мешало бы приблизить этот момент...

– Тебе понятно? – в последний раз произнесла негритянка, обращаясь к коту. – Разбей что-нибудь – и я тотчас вышвырну тебя... А сейчас проваливай с глаз долой и не мешай мне убирать!..

Сказав эти слова, женщина подбросила кота и стукнула ему щеткой под зад. Том, пролетев футов десять, шлепнулся на кухне и тут же бросился бежать что было духу, но не заметил, как напоролся на столик, на котором стояла голубая декоративная ваза.

Ваза тотчас зашаталась и полетела вниз.

У Тома в глазах помутнело: ведь если она сейчас разобьется, его выгонят из дома. Кот стремглав бросился к месту, где должна была упасть ваза и, распластавшись по полу, сумел ее все-таки поймать.

– Уф! – сказал Том, переводя дух. – Еще бы мгновение и можно было распрощаться с моими любимыми сливками... Хозяйка из-за разбитой вазы меня бы точно выгнала.

Джерри высунул голову из стакана подсвечника и, увидев какие выкрутасы выделывает Том, чтобы поймать падающую вниз вазу, ехидно засмеялся своим тоненьким голоском, совершенно забыв о мерах предосторожности.

Чуткие уши кота уловили писк мыши. Том грозно посмотрел на подсвечник и увидел Джерри.

– Это был твой последний смешок! – воскликнул кот и, аккуратно поставив вазу, не теряя ни секунды, вскочил на стол.

Но Джерри тоже времени не терял. Он выскользнул из подсвечника и бросился к стоящим на кухонном столе хрустальным рюмкам и графину. Грызун, не мешкая, схватил одну рюмку, подбежал к краю стола и наклонился, грозя сбросить рюмку на пол.

Том в нерешительности остановился. «Если я схвачу этого подлого грызуна, то рюмка, какую он удерживает, полетит вниз и разобьется... – подумал он. – Тогда я погиб...»

– Пусть этот кот еще что-нибудь попробует разбить!.. – донесся голос хозяйки из гостиной. – Я ему голову сверну!..

Кот испуганно оглянулся на дверь. Женщина убирала черепки от разбитого цветочного горшка. Пришлось коту скрепя сердце развернуться и отойти от хитрой мыши.

«Пожалуй, с ним мы разберемся позже, а сейчас лучше мышь не трогать...» – решил Том, на вся кий случай мельком поглядывая на врага.

– Так-то будет лучше! – усмехнулся Джерри и, поставив рюмку на стол, довольно потер лапы.

Это была его первая победа над котом. Джерри зажмурил от счастья глаза. Этого только и ожидал кот. Он снова развернулся и начал незаметно подкрадываться к мыши.

Том уже был в каком-то дюйме от Джерри, и уже готов был схватить ненавистную мышь. Но грызун неожиданно открыл глаза и, увидев перед собой кота, тотчас снова схватил рюмку и размахнулся ею, чтобы скинуть на пол.

– Нет! – закричал Том, замерев на месте. – Только не это! Я ухожу... ухожу... спокойно...

Коту ничего не оставалось делать, как снова убираться восвояси. Джерри, пользуясь безнаказанностью, огрел бедного кота рюмкой по кончику носа и снова выставил лапу с рюмкой над краем стола.

Том не мог ответить на такую наглую выходку. Он мирно развернулся и, даже не оглядываясь, пошел прочь.

А Джерри решил больше не искушать судьбу. «Кот все равно меня будет преследовать, – подумал он. – Лучше все-таки разбить рюмку. Кота выгонят, а я буду единовластным хозяином холодильника...»

Мышонок размахнулся, бросил рюмку на пол и посмотрел на удаляющегося кота. Тот даже и не подозревал о мышином коварстве.

– Эй, подлый котище! – крикнул Джерри. – Попрощайся с теплым домом!

Кот обернулся и увидел, что брошенная мышью рюмка уже почти достигла пола. Он стремглав бросился вниз и все-таки успел поймать рюмку. Но не успел Том ее поставить, как заметил, что вниз летит еще одна рюмка, брошенная мышью, а затем и стеклянный поднос. Том, сделав неимоверное усилие, и показывая чудеса эквилибристики, поймал хвостом рюмку, а лапы подставил под поднос.

Отдыхать ему не пришлось. Сверху летели очередные рюмки, а за ними спикировал и хрустальный графин. Кот еле успевал ловить летящие предметы и ставить их на поднос. Джерри запустил последнее, что можно было запустить. Это оказалась хрустальная корзинка с цветами. У Тома все лапы были заняты и ему ничего не оставалось делать, как подставить под корзинку свою пушистую голову.

Джерри больше ничего не стал сбрасывать. Он оставил последнюю рюмку для собственной безопасности и с гордым видом, не спеша, направился к своей норе.

«Да, этот негодный грызун очень хитер, – подумал Том, тяжело вздохнув. – К нему так просто не подойдешь...»

Кот повертел головой и его взгляд остановился на стоящем в гостиной диване. На нем лежала дюжина подушек. В голове у Тома созрел грандиозный план. Кот, пока Джерри вышагивал по кухонному столу, стремглав бросился в гостиную и, захватив с собой подушки, быстро устлал ими пол кухни.

«Теперь пусть попробует разбить рюмку», – усмехнулся Том и подбежал к мыши.

– Привет, дружок, – промурлыкал он в самое ухо Джерри.

– Проваливай отсюда, гнусный котище! – презрительно ответил тот. – А не то я сейчас разобью рюмку.

– Ну что ж, попробуй, – усмехнулся Том. – Посмотрим, как это у тебя получится.

– Ах ты мне еще хамить вздумал! – гневно закричал Джерри. – Так получай же подлый кот! Это была твоя последняя минута проживания в доме!

Том, услышав угрозы мыши, и ухом не повел. Он сладко зевнул и мило улыбнулся. Эта улыбка вывела Джерри из Терпения. Он подбежал к краю стола, тотчас сбросил рюмку и посмотрел на кота. Тот и не думал бросаться за падающей рюмкой.

«Интересно, – подумал Джерри, – кот не боится гнева хозяйки? Это что-то новенькое...» Он прислушался и не услышал звона бьющегося хрусталя. Джерри поковырял у себя в ухе и снова прислушался. Звона так и не было, а кот, как ни в чем не бывало, по-прежнему мило улыбался.

Джерри посмотрел вниз. Его удивлению не было предела. Целая и невредимая рюмка лежала на одной из диванных подушек.

«Да, кот меня провел, как самого глупого мышонка», – подумал Джерри. – И надо мне было играться с котом... Ведь всем мышам известно его коварство...»

Не успел Джерри так подумать, как Том обхватил его хвостом и подбросил вверх. Мышь летела прямо в широко раскрытую пасть кота...

Но Джерри и на этот раз избежал неминуемой смерти. Кот подбросил его так высоко, что он подлетел до потолка и зацепился передними лапами за стоящую на верхней полке декоративную тарелку. Тарелка качнулась и полетела в пасть коту, а мышь осталась на полке...

Том, предвкушая удовольствие, как он будет есть мышь, закрыл глаза и не заметил, что вместо мягкого грызуна к нему в пасть влетела тарелка.

– Что же это я такое съел? – удивился кот. – Это мало похоже на мышь...

Том тут же засунул в пасть лапу и достал из чрева тарелку. «Если это не мышь, тогда, где же она находится?» – подумал кот и вскинул глаза. То, что он увидел наверху, заставило его забыть обо всем.

На верхней полке, идущей вдоль стены и заставленной блюдцами, тарелками и чашками, хозяйничал Джерри. Он бежал по полке и сбрасывал все стоящее на ней. На стол уже летела одна тарелка, а за ней другая, третья...

Кот бросился ловить падающие тарелки, чашки и блюдца. Через несколько секунд у него в лапах собралась целая гора посуды. Том, проявляя чудеса ловкости сумел поймать все, что скинула с полки противная мышь. Горка посуды выросла почти до потолка. Под ее тяжестью Том согнулся и оперся на стену.

Пот градом катился с кота. «Если я хоть чуть-чуть пошевелю лапой, вся посуда разлетится вдребезги», – думал он.

То же самое подумал и Джерри. Он сидел на полке и держал последнюю не сброшенную тарелку.

– Эй, котяра! – крикнул Джерри. – Посмотри, что у меня есть. – Джерри приветливо помахал тарелкой Тому. – Ты эту тарелочку ни за что в жизни не поймаешь...

Сказав это, мышонок бросил тарелку на стол. Та разлетелась на мелкие кусочки. Уставший кот, согнувшись под тяжестью остальной посуды, не смог поймать эту последнюю тарелку.

Звон услышала заканчивающая уборку в гостиной хозяйка дома.

– Ах ты паршивец! – закричала она. – Ты, мерзкий кот, снова что-то разбил? Считай, что здесь уже не живешь.

По шарканью шлепанцев Том догадался, что хозяйка направляется на кухню.

Находчивый мышонок тут же бросился вниз, по посуде, удерживаемой Томом, – как по лестнице. Он остановился на голове кота и посмотрел на дверь. Хозяйки еще не было видно.

– Кто смел, тот умел! – воскликнул Джерри. – Я еще не успел искупаться в свежих сливках!

Он скатился по спине кота, проехался по хвосту и плюхнулся с него, как с трамплина, прямо в кошачью миску, доверху наполненную сливками. Проплыв на спине от одного края миски до другого и вернувшись обратно, Джерри вылез и, не найдя ничего более подходящего, вытерся хвостом кота.

Том ничего не мог поделать. Он знал, что из- за одной разбитой тарелки хозяйка его, может быть, и простит, но если разобьется все, удерживаемое им в лапах, то дорогу к дому можно забыть навсегда.

Том терпел все, что с ним вытворял Джерри.

А Джерри, вытершись хвостом кота, подошел к своему злейшему врагу и раздвинул ему под хвостом шерстку. Затем, усмехнувшись, размахнулся задней лапой и со всей силы ударил кота. Том подскочил. Находящиеся наверху пирамиды из посуды два блюдца предательски закачались и скользнули вниз. Кот попытался их поймать, но не удержался и упал. Вместе с ним обрушилась вся посуда, она со звоном разлетелась по кухне...

Джерри стремглав бросился к своему жилищу и, уворачиваясь от летящей посуды, чуть было не попал под ноги вошедшей на кухню хозяйки. Хорошо, что рядом находилась дыра в норку. Джерри юркнул туда и стал наблюдать, как хозяйка расправляется с котом...

– Вон отсюда, подлый котище, – кричала женщина, схватив Тома за хвост. – Вон отсюда!..

Чтобы и духу твоего здесь не было!..

Кот, получив от хозяйки щеткой под зад, вылетел из кухни и пустился наутек...

Джерри остался доволен. Теперь он мог без особых трудов воровать сыр из холодильника...

Закуска среди ночи

Поздно ночью, когда в доме должны были уже все уснуть, мышонок Джерри залез в холодильник. Его, как обычно, интересовал исключительно сыр. Мышиная жадность была такой безграничной, что Джерри взял всю головку и, сгибаясь под тяжестью, потащил ее к себе в нору.

Джерри, едва передвигая ноги, шел по кухонному столу и не замечал, что за ним следовал Том. Кот мягко ступал по полированной поверхности стола и обдумывал, как бы ему наказать наглую мышь, которая осмелилась воровать сыр прямо из холодильника.

Вдруг Джерри остановился и осмотрелся по сторонам. Том не растерялся, он схватил абажур от лампы и натянул его себе на голову, замаскировавшись таким образом под настольную лампу. Джерри не заметил ничего подозрительного. Он снова взвалил на плечи головку сыра и потащил ее дальше.

Том заметил, что мышь тащит сыр из последних сил и решил нагрузить воришку еще больше. Он поставил на головку сыра блюдце, на нее водрузил чашку, на них еще одно блюдце, затем небольшую вазочку, а сверху положил сырое яйцо.

Джерри еле волочил ноги. Он не замечал, что позади проделывает кот. А тот, смеясь над мышью, в два прыжка опередил ее и придумал новую забаву. Он выстроил из ломтиков хлеба нечто наподобие лестницы, а в конце последнего кусочка положил скалку для раскатывания теста.

Все получилось, как и задумывал кот. Джерри поднялся по кусочкам хлеба вверх и оказался на крутящейся, как барабан, скалке. Мышиные лапки побежали сами собой. Не выдержав темпа, Джерри свалился на стол, и его тут же накрыло головкой сыра.

Джерри, однако, не растерялся. Он шмыгнул в одну из дыр в сыре, показался наверху головки и тут же замахал руками, как заправский боксер, чтобы отправить в нокаут любого противника.

Но посыпалась посуда, находящаяся секунду назад на сыре. Прямо на голову мыши шлепнулось яйцо и разбилось. Джерри зажмурил от страха глаза. И когда он их открыл, то увидел перед собой кота. Тот сидел в хлебнице и мило улыбался.

– Ты, дружок, я вижу, совсем совесть потерял, – произнес кот. – Воспользовавшись моим временным отсутствием, решил оставить весь дом без сыра?

Джерри виновато улыбнулся. Ему нечего было сказать в свое оправдание.

– А ну-ка, бессовестный грызун, сейчас же тащи сыр обратно в холодильник! – скомандовал Том.

Джерри тяжело вздохнул и поволок так аппетитно пахнущую головку сыра туда, где она находилась несколько минут назад. Кот услужливо открыл дверцу холодильника. Мышонок положил сыр на тарелку и, заметив, что кот не смотрит в его сторону, отломил от головки маленький кусочек.

Зажав кусочек под мышкой, Джерри выбрался из холодильника и хотел уже броситься наутек, но от Тома ничего нельзя было утаить. Он учуял, что у мыши есть кусочек сыра, и, схватившись, за хвост Джерри, ехидно произнес.

– А ну-ка, подними лапы!

Джерри виновато потупил взор, ему ничего не оставалось делать, как отдать маленький кусочек сыра коту.

– Да, нехорошо воровать из хозяйского холодильника, – промолвил Том и отнес сыр на место.

Он уже хотел вылезти из холодильника, как его острые когти предательски зацепились за лежащий рядом небольшой кусочек свинины. Мясо в одно мгновение оказалось в пасти у кота. Он даже не сообразил, как это получилось.

Прожевав мясо, кот подумал: «А не съесть ли мне и вон ту сосиску, одиноко лежащую на верхней полке?.. Только что скажет хозяйка?..»

И в этот момент раздался писклявый голос Джерри, повторившего фразу, сказанную котом полминуты назад:

– Эй, Том, а тебе не стыдно воровать из хозяйского холодильника?

– Молчи, мышь! – прикрикнул кот. – Хозяйка поручила мне охранять холодильник от тебя, значит все, что в нем находится, принадлежит по праву и мне...

Вдруг в голове кота родилась одна мысль: «А не списать ли мне потом все съеденное на мышь? Я посажу Джерри в холодильник и всем станет все понятно...»

Обдумав это, Том прыгнул к стоящему неподалеку от холодильника утюгу, приподнял его и опустил на мышиный хвост.

– Что ты делаешь, Том? – запищал Джерри. – Мне же больно.

– Ничего потерпишь, – ухмыльнулся кот. – Боль пройдет, когда ты будешь сидеть в холодильнике.

Джерри понял, что Том хочет съесть в холодильнике все самое вкусное, а потом все списать на него. Догадка тут же подтвердилась. Том залез в холодильник и начал, облизываясь, осматривать продукты.

И чего там только не было: и молоко, и сливки, и сметана, бутерброды и окорок свинины, сосиски, сандвичи, два пирожных-трубочки и пудинг с вишней, а также целиком зажаренная курица и желе из сваренных костей... В общем – всего не описать и, пожалуй, не списать.

Глаза кота разбежались в стороны. Но он все же решил начать с присмотренной ранее сосиски. Том тут же взял ее, понюхал, облизнулся, отрезал кончики сосиски клешней вареного рака, засунул в рот, как будто это была огромная сигара, и откусил кусочек.

Прожевав, Том подумал: «А не попробовать ли мне съесть сосиску с кремом? – недолго думая, он тут же макнул оставшуюся часть сосиски в крем и, хорошенько вымазав ее, запихнул в рот. – Да, вкус незабываемый!» – снова подумал Том и мельком взглянул на мышь.

Это было сделано как раз вовремя. Джерри, видя, что кот не обращает на него никакого внимания, приподнял утюг и, вытянув хвост, хотел уже было убежать.

Том погрозил кулаком. Джерри вздохнул и нехотя сунул хвост обратно под утюг. Кот продолжил трапезу.

– Эй, Джерри, ты, наверное, слюной изошел? – усмехнулся Том, съев ложку студня.

Мышонок не отвечал. Он с завистью смотрел на уписывающего за обе щеки кота.

– Ты, я вижу, даже язык проглотил, – снова произнес Том. – Я сейчас это проверю...

Том взял в одну лапу головку сыра, а в другую пирожное-трубочку и поднес сыр к носу Джерри. Тот закрыл глаза, думая, что кот решил доставить ему. удовольствие, но когда он попробовал откусить кусочек, кот резко отдернул лапу. Зубы Джерри щелкнули, и он почувствовал, что у него во рту ничего нет.

– Не успел! Не успел! – радостно засмеялся кот. – Давай попробуем еще раз.

Том снова поднес сыр к мордочке мыши. Тот вытянулся в струнку и завис над столом, пытаясь дотянуться до сыра зубами, но прижатый утюгом хвост Джерри не давал ему продвинуться дальше. Том отдернул сыр и Джерри упал на стол.

– Теперь я окончательно удостоверился, что мыши любят сыр, – произнес кот. – Я и не знал, что у сыра такой вкусный запах?.. А теперь посмотрим, как ты любишь пирожное.

Произнося это, Том сунул трубочку под самый нос Джерри, тот смог без особого труда лизнуть крем. Но хитрый кот дунул в трубочку с другой стороны. Крем тотчас обдал мышь с головы до кончика хвоста. Том, засмеявшись, произнес:

– Было пирожное-трубочка, а стало заварное пирожное, не хватает только одной детали.

Кот окинул взглядом продукты и нашел то, что ему было нужно. Он тотчас отделил от пудинга вишенку и водрузил ее на, голову мыши.

– Вот и порядок! – воскликнул Том. – А теперь я, пожалуй, проверю, вкусно ли пахнет сыр.

Он поднес головку сыра к носу и принюхался.

– Фу! – закричал кот. – Да этот сыр пахнет носками моей хозяйки!

Он швырнул сыр в сторону, не заметив, что бросил его прямо в стеклянный шкафчик. Стекло разбилось. Звон услышала хозяйка дома и тут же вскочила с постели. Накинув халат и захватив лампу, она направилась на кухню.

– Томас!? Томас!? – воскликнула хозяйка. – Это ты там на кухне шалишь, мерзкий кот?

Том заметался по кухне. Он даже забыл закрыть дверцу холодильника. Его взгляд упал на слизывающего с себя крем мышонка. Кот, не теряя ни секунды, схватил Джерри, засунул его в холодильник и плотно закрыл за ним дверцу.

Теперь Тому нужно было позаботиться о том, куда бы самому спрятаться. Такое место было быстро найдено. Том нырнул в корзинку для овощей.

– Ох уж этот кот! Лучше бы он сдох! – воскликнула женщина, войдя на кухню и увидя, что стеклянная дверца шкафчика, где хранились сыпучие продукты, разбита. – И когда он только перестанет безобразничать!

Хозяйка взяла головку сыра и, шаркая шлепанцами по полу, направилась к холодильнику. Но как только она открыла дверцу, то увидела, что в холодильнике сидит серенькая мышка.

Негритянка взвизгнула от испуга и вскочила на находящуюся рядом табуретку.

– Томас! – закричала она. – Томас! Здесь огромная мышь. Немедленно поймай ее.

Кот высунул морду из корзины и улыбнулся. «Кажется, меня зовет хозяйка, – подумал он. – Нужно спешить ей на помощь».

Том выскочил из корзины и, не теряя ни секунды, стремглав помчался к холодильнику. Но Джерри тоже не терял зря времени, он бросился к тарелке со спагетти и, зацепившись за одну вермишелину, спустился по ней, как настоящий альпинист. Нужно было спешить к спасительной норе.

Джерри пробежал мимо табуретки, на которой стояла хозяйка дома. К нему наперерез мчался Том, мыши ничего не оставалось делать, как резко повернуть и укрыться за ножкой табуретки. Кот проскочил мимо. Джерри перебежал к другой ножке табуретки, подтянулся на перекладине, снова спрыгнул на пол, и перебежал к следующей ножке.

Том не отставал ни на шаг. Но Джерри так запутал кота, что его хвост затянулся в узел вокруг ножки, и Том не смог двигаться дальше. Кот взревел от негодования: какая-то наглая мышь! Снова перехитрила его и смогла улизнуть прямо из-под носа.

Том сделал неимоверное усилие, резко рванулся и наконец освободился из неожиданного плена. Табуретка качнулась, стоящая на ней женщина потеряла равновесие и рухнула на пол.

– Нет, здесь не место для дамы, – воскликнула хозяйка, поднявшись. – Пусть кот Томас сам разбирается с этой подлой мышью...

Женщина, кряхтя и охая, удалилась из кухни и закрыла за собой дверь.

А Джерри в это время подбегал уже к мусорному ведру с автоматически открывающейся крышкой. Том, казалось, догнал мышь. Но Джерри неожиданно остановился, и кот, пробежав мимо, оказался за мусорным ведром. Его голова находилась как раз над крышкой. Джерри, не мешкая, прыгнул на педаль. Крышка открылась и ударила кота. Тот отлетел к стене.

Воспользовавшись небольшой паузой, Джерри забрался на кухонный шкафчик по прислоненной к нему метле и юркнул в стоящую там тостерницу. Но это не осталось тайной для Тома. Он вскочил на шкафчик и, подойдя к тостернице, хитро улыбнулся. «А не зажарить ли мне мышь? – подумал кот. – Тосты – одно из моих любимых кушаний. Посмотрим, будет ли мне по вкусу мышь, подрумяненная в тостернице...»

Том нажал лапой на рычаг подогрева.

Через полминуты над тостерницей поднялся легкий дымок, и еще через несколько секунд оттуда выскочил Джерри. Его хвост дымился. Он огляделся, увидел доверху наполненную водой мойку и стремглав помчался к ней. Джерри бежал, как метеор, мимо стиральной доски, а также умирающего от смеха кота.

«Хорошо, что хозяйка не имеет привычки сразу мыть посуду, – подумал Джерри, окуная подпаленный хвост в воду.

Том, наконец придя в себя, и все еще держась за живот, помчался за мышью. Но Джерри уже карабкался по жалюзи на карниз. Взобравшись, он прыгнул на большой шкаф и обнаружил, что попал в западню. Со шкафа некуда было спрыгнуть – разве если только на пол. Но после такого прыжка пришлось бы прыгнувшего отскребать ложкой.

«Теперь за мою жизнь даже последний драный кот не даст заплесневевшего кусочка сыра из мышеловки...» – решил Джерри и от страха прикрыл лапками глаза.

Том, увидев, что мышь никуда не денется, снова улыбнулся.

– Вот ты, гнусный грызун и попался, – крикнул он. – Я из тебя сейчас отбивную котлету сделаю, а потом съем с превеликим удовольствием...

Сказав это, кот разбежался и попробовал вскочить на шкаф, но не рассчитал силы прыжка и повис на дверце.

«Ничего, – подумал Том, – сейчас подтянусь и влезу на шкаф». Но не успел он так подумать, как дверца предательски скрипнула и наклонилась. Кот, чтобы не упасть, панически задрыгал лапами и задел какую-то кнопку с внутренней стороны дверцы. Та резко поехала вниз, тут же снова поднялась и стала на прежнее место. В результате этого хвост бедного кота оказался зажатым в щели. Том беспомощно висел на дверце, чертыхаясь и мяукая.

Сидящий наверху Джерри услышал эти звуки, открыл глаза и обрадовался: ведь на этот раз ему удалось избежать смерти. Кот так и не добрался до него.

Мышонок подбежал к коту и хотел было пнуть его под зад, но не смог дотянуться. Он оглянулся и увидел, что кот висит напротив распахнутой дверцы холодильника. И тут в голову Джерри пришла гениальная мысль.

– А не засадить ли мне тебя, дружочек в холодильник, как это ты проделал со мной? – воскликнул он.

Кот испуганно оглянулся. Было заметно, что Джерри настроен решительно. Не теряя ни секунды, мышонок спустился по жалюзи, схватил первую попавшуюся вилку и поднялся вместе с ней к Томасу.

Подойдя к ненавистному коту, Джерри прицелился и воткнул ему вилку чуть пониже того места, откуда растет хвост. Том взвыл от боли, уперся лапами в дверцу и тут же сорвался вниз. Он упал в мойку, разбросав посуду, взлетел вверх, в воздухе перевернулся, проехался мордой по рифленой поверхности стиральной доски, опять перевернулся, промчался по той же доске уколотым задом и плюхнулся прямо в холодильник. Находящиеся там продукты обрушились на Тома, образовав кашу, и выплеснулись на пол. Дверца закрылась и кот оказался запертым в холодильнике.

В этот самый момент хозяйка дома, услышав звон бьющейся посуды, решила, что с мышью наконец покончено. Она открыла дверь в кухню и всплеснула руками.

– Ай-яй-яй! – воскликнула хозяйка. – Кругом такой беспорядок... Это не мышь, а монстр какой-то!..

Кричать было из-за чего: часть посуды, оставленная накануне в мойке, лежала на полу в виде осколков. Возле холодильника пол был забрызган какой-то жидкостью непонятного цвета. Мусорное ведро – перевернуто. Дверца от шкафа – отодрана.

Женщина покачала головой и направилась к холодильнику.

– Томас! – позвала она кота. – Ты здесь, мой тигренок?.. Если ты избавил дом от этой ужасной мыши, то сейчас получишь целую миску вкуснейшей сметаны...

Хозяйка открыла дверцу холодильника и схватилась за голову. Внутри холодильника сидел кот. Он, как и все вокруг, был обляпан кремом, соусом и сметаной. На его голове находилась перевернутая баночка горчицы...

– Что же ты натворил? Ах ты негодник! – закричала женщина и, схватив Тома за хвост, ударила его о холодильник...

Джерри сидел на головке сыра, отщипывал маленькие кусочки и отправлял их в рот, наблюдая одновременно за тем, как хозяйка дома расправляется с глупым котом...

Ночь перед рождеством

В ночь перед Рождеством никто в доме не спал... Никто... Даже маленькая мышь...

Джерри высунул любопытный нос из своей норки и принюхался. В доме пахло не так, как всегда. Мышонок поглядел на оставленную возле норки мышеловку. Сыр в ней был перевязан красивой красной ленточкой.

«Наверное, сегодня какой-то большой праздник, – подумал Джерри. – Нужно сходить и все разнюхать...»

Мышонок осторожно прокрался мимо мышеловки, чтобы не задеть ее и вскоре оказался возле большой сверкающей огнями елки, стоящей посередине зала. Взобравшись вверх по гирлянде, Джерри оглядел помещение повнимательнее.

Вокруг струился ослепительный свет, все искрилось и благоухало. Джерри влез на большую коробку, перевязанную шелковой алой лентой, и поднял глаза. Прямо на него смотрела мышь с огромной мордой и маленькими лапками, и почему-то она была лилового цвета.

Джерри, испугавшись, отпрянул назад. Но любопытство у него было сильнее страха. Не прошло и нескольких секунд, как он снова подошел к тому месту, где видел мышь непонятного размера и невиданного цвета. Перед ним возникло то же самое лиловое существо.

Но на этот раз, Джерри решил быть смелее. Он оскалил зубы и заметил, что находящаяся перед ним мышь тоже оскалила зубы. Джерри поднял лапку и помахал ею, мышь сделала то же самое.

У маленького грызуна отлегло от сердца.

– Так это мое изображение, – воскликнул он. – Оно не страшное, оно не живое... И как это я сам себя испугался? Как не узнал сам себя?..

Джерри еще раз посмотрел на елочную игрушку, окинул взглядом елку и призадумался. «Если в доме наряжается елка, значит, сегодня веселый праздник – Рождество... – вспомнил мышонок. – А на Рождество всем дарят подарки. Как я люблю получать подарки... Надо выбрать себе подходящий...

Джерри прошелся по гирлянде, высматривая на елке что-нибудь вкусное, и вдруг заметил свисающую с ветки сладкую конфету-сосульку.

– Это как раз то, что я хотел! – воскликнул мышонок и устремился к конфете.

На ходу он высунул язык и, подбежав к вожделенной конфете, сразу же начал ее облизывать, но не удержался и свалился на стоящее внизу кресло-качалку. На мышонка тотчас упала сидящая в кресле кукла, произнеся: «Мам-мма».

Джерри запищал от страха и бросился наутек. Он предпочел спрятаться в гриве лежащего на полу игрушечного льва. Когда мышонок немного пришел в себя, он решил высунуть свой любопытный нос и посмотреть, кто это его так испугал.

Но никого поблизости не было. Испуг у мышонка тотчас прошел. Джерри обнаружил, что находится в гриве льва.

– А сейчас, – воскликнул расхрабрившийся Джерри, – я буду укротителем львов!

Он прыгнул на грудь игрушечного льва, открыл ему пасть и смело засунул туда свою мышиную голову.

– Аплодисменты! – снова воскликнул Джерри, изображая из себя настоящего укротителя.

И в этот момент пасть льва закрылась. Мышиная голова оказалась в ловушке. Джерри поднатужился, уперся лапками в глаза-пуговицы игрушечного льва и вылетел словно пробка из бутылки из его пасти. Приземлился он на мягкий львиный животик. Лев издал характерный писк мягкой игрушки, что очень позабавило мышь.

Джерри тут же принялся скакать на животе льва. При каждом прыжке, тот пищал. Мышонок от удовольствия закрыл глаза. Он очень распрыгался и не заметил, что прыгает уже не на животике игрушечного льва, а на мерно посапывающем рядом живом коте Томе.

«Почему это лев перестал издавать смешные звуки? – подумал Джерри. – А может быть, я недостаточно хорошо на него надавливаю?» Мышонок подпрыгнул выше и со всей силы ударил ногами коту в живот. Тот издал хрипловатый рык животного, которому заехали под дых.

«Вот так будет лучше!» – подумал Джерри и стал снова скакать...

Том проснулся оттого, что на его животе кто-то уж очень нагло прыгал. Кот помотал головой, выгнул спину и вскочил на ноги. Джерри скатился по его спине и оказался на полу прямо перед носом Тома. Но так как глаза мыши были закрыты, он кота не заметил.

– А, это ты посмел нарушить мой сон? – зашипел кот, оскалив клыки.

Джерри только сейчас открыл маленькие глазки и запищал тоненьким голоском:

– Я... я... я не нарочно... Я случайно попал на вас...

Кот не захотел его слушать, он попробовал сцапать грызуна острыми когтями, но тот отскочил назад и наткнулся на мешок с рождественскими подарками. Джерри тотчас обернулся. На мешке висела этикетка: «Не открывать до Рождества», она была едва прикреплена. Находчивый мышонок сорвал табличку и сунул ее в нависшую над ним открытую пасть кота.

Пока Том разбирался с этой этикеткой, недоумевая, почему это он не может открывать свою пасть до Рождества, Джерри успел от него улизнуть. Он подбежал к маленькой игрушечной пушке. Том помчался за ним со всех ног.

– Стой! – воинственно пискнул Джерри. – Не видишь, боевое оружие!

Том в нерешительности остановился и в этот момент мышонок дернул рычаг пушки, та выстрелила в морду кота пробкой, но так как пушка была все-таки игрушечной, она не причинила Тому никакой боли. Кот даже ехидно улыбнулся.

Джерри снова бросился наутек. Он пробежал по ленте серпантина и прыгнул в гнездо выкрученной лампочки из елочной гирлянды. Том подскочил к Джерри и схватил его. Но так как нижние лапы кота касались пола, он получил электрический разряд.

Том взревел от негодования – мышь снова ускользнула от него. Джерри в это время прятался за спиной оловянных солдатиков, выстроившихся в ровную шеренгу прямо под елкой. Кот прошелся вдоль шеренги, но не заметив мыши, решил вернуться, и снова осмотреть строй солдатиков – уже более внимательным взглядом.

На этот раз удача улыбнулась ему. Он увидел выглядывающий из-за спины одного солдатика мышиный хвостик. Кот вытянул шею, посмотрел на солдатика поверх головы, и хотел схватить мышь. Но Джерри, заметив, что его обнаружили, не растерялся и тут же приставил правую лапку к уху, отдавая коту честь.

Том ухмыльнулся. «А мышь меня уважает и считает своим начальником, раз отдает честь», – решил он. Но не успел кот так подумать, как Джерри уже был таков. Он прыгнул в сторону и попал внутрь настоящей боксерской перчатки.

Том прыгнул за ним, но Джерри, пытаясь вылезти из перчатки, огрел ею кота прямо по носу. Кот получил легкий нокдаун и оказался на полу. Однако он и не думал сдаваться. Вскочив, Том натянул себе на лапу вторую боксерскую перчатку и бросился к сидящему внутри первой перчатки Джерри. Но кот снова получил удар по носу.

Столь необычная ловушка оказалась для Джерри спасением. Мышонок, сам того не замечая, дважды отправил своего злейшего врага в нокдаун.

Наконец, Джерри смог вытащить задние лапы из перчатки, и, прикрываясь ею, подбежал к ящичку с «сюрпризом». Не долго думая, он юркнул внутрь. Поднимающийся с пола Том, заметив движение мыши, тут же направился к ящичку.

«Нажми на кнопку», – прочел на ящичке кот и улыбнулся.

– Теперь он от меня точно не уйдет, – воскликнул Том, стукнул кулаком по кнопке и, приняв боксерскую стойку, приготовился к нападению.

К его удивлению, крышка ящичка не открылась.

– Так он вздумал от меня прятаться за тоненькой стенкой? – гневно закричал кот. – Да я эту мышь вместе с ящиком разнесу!

Том на секунду расслабился, размахиваясь для повторного удара по ящику, но в этот момент крышка открылась, оттуда стремительно выскочила боксерская перчатка, надетая на резиновую фигуру, и двинула коту прямо в челюсть. Том подлетел вверх на несколько футов и, сделав тройное сальто в воздухе, приземлился рядом с ящичком. На этот раз он был в глубоком нокауте.

Из боксерской перчатки вылез Джерри и, досчитав до десяти, победно вскинул вверх правую лапу.

– В решающем третьем раунде победителем объявляется Джерри! – пискнул он.

Рядом лежала небольшая веточка мимозы. Джерри по праву победителя взял ее себе.

Том в это время уже пришел в себя. Он хотел схватить ничего не подозревающего Джерри, но тот обернулся, сунул в лапы коту цветок, подпрыгнул и поцеловал его в усатую морду.

– Это тебе! – пискнул Джерри. – Поздравляю тебя, Том, с Рождеством!

Кот растерялся, он не подозревал, что грызуны столь воспитаны. И пока он раздумывал, принимать ему подарок или нет, Джерри размахнулся, ударил его ногой под зад и бросился наутек. Том не ожидал такого вероломства и в который уже раз взревел от негодования.

– Ах ты, подлый сырогрыз! Снова меня обманул!

Он отбросил в сторону цветок и кинулся за Джерри. А тот, подбежав к входной двери, юркнул в почтовую щель и оказался на улице. Не долго думая, Джерри скатал снежок и изготовился к меткому броску.

Но кот и не думал выбегать на улицу. Он приоткрыл щель и посмотрел вслед убегающей мыши. Джерри, увидев, что Том выглядывает из дома, бросил снежок в почтовую щель и попал коту прямо в глаз.

Иссякла последняя капля терпения Тома. Он тут же схватил табурет, закрыл сидением почтовую щель, чтобы мышонок не смог вернуться в дом, и с легким сердцем, захватив подушку, отправился спать к камину.

Джерри оказался один на лютом морозе. Разгоряченный беготней, он почувствовал, что его шерстка начинает покрываться корочкой льда.

Тому не спалось...

Завывающий в каминной трубе ветер напоминал ему о том, как сейчас холодно и неуютно на улице. «Как там бедный Джерри? – подумал кот. – Наверное, замерз?.. Эх, зря я забаррикадировал почтовую щель... А впрочем, так ему и нужно...»

Том сладко зевнул и снова попытался уснуть. Но по-прежнему воющий в камине ветер напоминал ему о мышонке.

У Тома было доброе сердце, он и не думал обижаться на Джерри за его проказы. Кот поднял голову с подушки и снова подумал: «Такова уж наша жизнь. Мне нужно догонять мышь, а ей убегать, а если мышь замерзнет на улице, мне некого будет ловить и хозяйка меня, пожалуй, выгонит за ненадобностью... Пойду-ка я посмотрю, как там мается бедный Джерри...»

Том подбежал к двери, отодвинул табуретку и осторожно, чтобы снова не получить от мыши в глаз, приоткрыл почтовую щель. Джерри нигде не было. На пороге только виднелся небольшой бугорок, занесенный снегом.

«Куда он мог подеваться?» – подумал Том, и тут его пронзила ужасная догадка: мышь – это и есть занесенный снегом бугорок.

Кот открыл дверь, выскочил на улицу и разгреб снег. Действительно, он обнаружил Джерри. Тот уже почти замерз: покрылся льдом и не подавал никаких признаков жизни. Том прослушал его сердце. До чуткого слуха кота донеслось слабое биение.

– Жив! – воскликнул Том и бросился в дом.

Чтобы Джерри быстрей отогрелся, Том решил подержать его над огнем камина. Через минуту тот оттаял и кот положил своего недавнего противника на подушку.

Когда мышонок открыл глаза, он увидел перед собой приветливую морду кота. Джерри хотел было пуститься наутек, но кот воскликнул:

– Постой, Джерри! Я тебе приготовил подарок. Мне кажется, ты очень любишь конфеты-сосульки?

Мышиный ротик растянулся в милой улыбке. Джерри с радостью принял леденец и, лизнув его, с благодарностью бросился коту на шею.

– Спасибо, Том! Ты – настоящий друг! – радостно пищал Джерри.

– Да не стоит благодарности, – застеснялся Том. – На Рождество нужно всем доставлять радость...

Растроганный кот вильнул хвостом и, как бы показывая свое миролюбивое настроение, побрел к миске с молоком. Он боялся соблазниться аппетитным мышиным запахом и случайно съесть Джерри. Но едва кот открыл пасть, чтобы опустить в молоко язычок, как Джерри пронзительно закричал:

– Том, не делай этого, подожди!

Кот недоуменно посмотрел на мышь. «Оказывается, Джерри не избавился от своей наглости и, пользуясь моей добротой, хочет выпить еще и мое молоко», – подумал он. Но мышонок и не пытался этого сделать. Но подскочил к миске и ткнул подаренной конфетой как раз в то место, где пару секунд назад должен был опуститься язычок кота.

Раздался щелчок. Джерри поднатужился, достал из миски мышеловку и, когда поставил ее рядом с собой, повернулся к коту.

– Я решил тебе, Том, тоже сделать подарок... – сообщил он. – И если бы твой язык попал в мышеловку, ты бы мог запросто захлебнуться в молоке.

Кот благодарно похлопал мышонка по плечу...

В эту ночь перед Рождеством Том и Джерри спасли друг друга от неминуемой гибели...

Собачья неприятность

Джерри бежал во всю свою мышиную прыть, грустно размышляя о том, что не имеет возможности даже вытереть пот со лба. «Странная это скатерть, по которой я бегу, – думал он, – она вроде бы не должна быть такой длинной...»

– Скатертью тебе дорожка... – радостно напевал Том, лихорадочно перебирая передними лапами, стягивая со стола скатерть, по которой бежал мышонок.

В голове у бедного Джерри пронеслось: «Все-таки я сделал роковую ошибку, я избрал неверную дорогу... К холодильнику существует десятки других, более надежных путей, но меня, никчемную мышь, за которую не дадут и разбитой бутылки из-под молока, угораздило почему-то выбрать этот, самый опасный... Я наказал себя...»

Том ликовал. Скатерть должна была скоро кончиться, и Джерри не сможет убежать. Кот оправдывал свои действия такими доводами: «Если Джерри успел залезть в холодильник, украсть и съесть сыр, это бы был с точки зрения моей хозяйки безнравственный поступок, а если мышь съем я, то этот поступок будет безнравственным с точки зрения Джерри... Каждый делает то, что ему нужно делать, мышь ест сыр, а я ем мышь...»

Скатерть тем временем, действительно, кончилась и Джерри, таким образом, получил возможность продвигаться вперед. Кот увидел, что мышь так и не попала к нему в пасть. «Но ничего, – снова подумал Том, – у мышей короткие лапы, на путь по полированному и скользкому столу он затратит гораздо больше времени, чем я... Я в два прыжка опережу его...»

В одно мгновение Том оказался на другом конце стола. Зацепившись передними лапами, он повис на его краю и глянул вперед. К нему на всех парах приближалась мышь.

Джерри испуганно вытаращил глазки, но ничего поделать не мог. Он набрал бешеную скорость и по инерции несся прямо на кота. Том усмехнулся и быстро проговорил:

– Извини, брат, но ты сам наталкиваешь меня на эту мысль...

И кот широко раскрыл пасть. Джерри пронзительно пискнул. Он попытался затормозить, но только скользил по гладкой поверхности стола. Джерри оказался в пасти кота и был бы непременно съеден, но в самый последний момент зацепился коготком за кошачий ус и, вынырнув из пасти, бросился прочь от ненавистного врага.

Мышонок спрыгнул со стола, перевернулся в воздухе, и оказался возле спасительной норы. Не теряя ни секунды, он юркнул в нее. Том подбежал к мышиному убежищу и постучался. Джерри и не думал показываться на глаза хитрому коту.

Тогда Том улегся рядом с дырой и стал ожидать появления мыши. «Не вечно же этому грызуну сидеть в неуютной норе? – думал Том. – Он, наверняка, захочет сыра и попытается снова подойти к холодильнику».

И действительно, вскоре появился Джерри. Но он вылез не из этой дыры, а из соседней, расположенной прямо под розеткой. Мышонок оказался за спиной кота и, пока тот его не заметил, бросился к холодильнику. Когда он пробегал мимо мышеловки, ему в голову пришла замечательная идея.

«А не прищемить ли мне этой мышеловкой хвост кота? – подумал он и тут же стал воплощать в реальность свой грандиозный замысел. Он схватил мышеловку и тихонько подтащил ее к хвосту Тома.

Ничего не подозревающий кот вильнул хвостом, задел пружину мышеловки, пружина сработала, и кончик его хвоста оказался крепко зажатым. Кот взвыл от боли, тотчас обернулся и увидел убегающего от него Джерри.

– Ах ты негодник! – гневно вскричал Том. – Теперь уж я тебя точно съем.

Пока кот освобождал хвост из мышеловки, мышонок пробежал всю гостиную, свернул в коридор и бросился к открытой двери на улицу.

На пороге дома отдыхал хозяйский пес Спайк. Это был мощный бульдог красивого светло-серого окраса. Он, как и все собаки, любил мясо, колбасу, сосиски и ненавидел котов. Основными его задачами были: сторожить дом, лаять и кусать непрошеных гостей.

Вообще, когда Спайка выводили из себя, он кусал любого, кто попадался под его мощные клыки. Спайк задевал всякого, кто проходил мимо него. Единственный человек, которого он боялся и уважал, это была его хозяйка...

Убегающий от кота Джерри чуть не налетел на спящего бульдога. «Хорошо, что Спайк спит, а то бы я в одну секунду был им растерзан», – облегченно вздохнул Джерри и, не долго думая, горкнул в сторону, спрятавшись за дверь.

Бегущий следом за мышью кот на всей скорости врезался в бульдога. Спайк тут же вскочил на свои кривые лапы, схватил кота, осмелившегося его разбудить, и гневно посмотрел на него.

– Ах это ты, паршивый котяра, потревожил мой сон?! – зарычал Спайк. – Да я сейчас из твоей шкуры прокомпостированный талон сделаю!

Спайк щелкнул острыми зубами, намереваясь оттяпать полголовы кота, но Том каким-то неимоверным способом извернулся, вырвался из лап пса и кинулся обратно в дом.

Спайк пустился в погоню за котом. Том, все время догоняющий, на этот раз оказался в роли беглеца.

Всем известно, что собака бежит быстрее кота, но кот умеет лазить по заборам и деревьям. Этим преимуществом и воспользовался Том. Он подбежал к торшеру, и когда, казалось, Спайк уже настиг его, в мгновение ока забрался наверх и повис на абажуре.

Бульдог подпрыгнул, его мощные челюсти сомкнулись в каком-то дюйме от кончика кошачьего хвоста. Поняв, что ему кота не достать, Спайк бешено залаял на него.

Джерри вышел из укрытия и, увидев, как кот завис на торшере, едва унеся ноги от собаки, засмеялся. Чуткое ухо Спайка уловило писк. Бульдог оглянулся и увидел умирающую от смеха мышь. Спайк рассвирепел еще больше.

– Так ты, гнусная мышь, надо мной смеяться вздумала! – гневно зарычал Спайк, бросаясь к Джерри. – Сейчас ты у меня не только по торшерам, а и по потолку забегаешь...

Бульдог был недалеко от истины. Джерри, чтобы спастись от собаки пришлось показать всю свою ловкость. Он вскочил на гири висящих в коридоре часов-кукушки и в один миг взобрался по цепочке наверх.

Грызун забирался так стремительно, что сам не заметил, как оказался прямо на механической кукушке. Большая и малая стрелки стремительно завертелись, остановились ровно на двенадцати. Дверцы часов открылись, и птица, с сидящим на ней Джерри, высунувшись из домика, сказала свое: «ку-ку». Мышонок едва не сорвался и не попал в пасть поджидающего внизу бульдога.

– Уф, – прошептал Джерри, вытирая пот со лба, – не успеешь убежать от занудливого кота, как тебя уже сторожит бешеная собака...

Бульдог снова остался ни с чем. Он был вне себя от гнева, ведь и второй беглец смог улизнуть от него. Спайк начал подпрыгивать, пытаясь острыми зубами дотянуться до мыши.

Том решив, что опасность миновала, стал спускаться вниз. Но к тому времени, когда его задние лапы коснулись пола, рассвирепевший Спайк понял, что мышь ему не достать. Он оглянулся и, увидев, что кот пытается от него улизнуть, бросился к торшеру.

Том был вынужден снова вскарабкаться наверх...

Пока Спайк пытался достать кота, Джерри решил попытать счастья и спуститься вниз, выбравшись из своего временного укрытия, он начал спускаться по цепочке, бульдог был тут как тут. Его острые зубы клацнули совсем близко от мыши.

Джерри в мгновение ока снова взлетел на кукушку. Как и в первый раз, стрелки часов стремительно завертелись, дверцы открылись, кукушка высунулась из своего домика, но сказать «ку-ку» ей не пришлось. Спайк подпрыгнул так высоко, что механическая птица, оказавшись в его черной пасти, рассыпалась на мелкие детали. Джерри чудом избежал неминуемой смерти: он вовремя зацепился за большую стрелку, повис на ней, подтянулся, залез на крышу домика и только после этого смог перевести дух.

Он трясся от страха. Спайк, увидев, что и на этот раз он не достал мышь, обиженно залаял...

А в это время Том мягко спрыгнул на пол, но половая доска, на которую он ступил, предательски скрипнула. Спайк тут же метнулся к коту.

Кот, не имея возможности снова запрыгнуть на спасительный торшер, бросился наутек, бульдог от него не отставал ни на шаг.

«И надо было мне спрыгивать с торшера, – думал Том, – сидел бы себе... Немного неудобно было, но зато в безопасности... А теперь этот бешеный бульдог меня точно разорвет на клочки...»

Собака за котом в две секунды сделала круг по гостиной. Бульдог, казалось, вот-вот схватит кота за задние лапы. Но Том метнулся в сторону, прыгнул к стене и оказался в коридоре прямо под часами, где находился мышонок.

Спайк пронесся мимо...

– Эй, Том! – крикнул сверху Джерри. – У тебя проблемы?

– Ты изволишь шутить в такой неподходящий момент, когда за мной гонится готовый на все бульдог... Ты бы лучше подсказал, как от него избавиться, ведь у тебя опыта поболее.

Джерри усмехнулся и пискнул:

– Тогда лезь быстрей сюда, забирайся на часы, тут ты будешь в безопасности... Так уж и быть, я потеснюсь...

Том вздохнул.

– Я не могу, приятель, – вздохнул он. – Я не умею так высоко прыгать.

Но выбирать коту не пришлось. Прямо на него уже несся успевший развернуться Спайк. Еще мгновение, и он бы перемолол бедного кота своими мощными челюстями. Том что было сил прыгнул вверх, его прыжок был так высок, что кот точно занял бы первое место на кошачьих олимпийских играх, если бы такие проводились.

Кот допрыгнул до часов, но от страха забыл выпустить когти и стремительно начал падать вниз. Хорошо, что не растерялся Джерри. Он в последнюю минуту схватил Тома за усы и не дал ему опуститься в пасть бульдога.

Когда Джерри поднял Тома на часы, тот рассыпался в благодарностях.

– Спасибо, Джерри! Ты спас меня от зубов этого бесноватого Спайка. Он бы точно разорвал меня на сотни маленьких кусочков... Меня бы не склеил даже самый сильный суперклей.

– Не стоит благодарности, – ответил Джерри. – Теперь ты представляешь, каково быть в роли вечно убегающего.

– Да-а! – ответил кот. – Теперь я обещаю больше никогда тебя не ловить. И в знак дружбы держи мою лапу.

Джерри хотел ответить на лапопожатие, но не удержался и упал. Приунывший бульдог, отчаявшийся достать Тома и Джерри, увидя, что мышь летит вниз, обрадовался. Он широко разинул пасть прямо под Джерри, и, в предвкушении удовольствия, закрыл глаза.

На этот раз не растерялся Том. Он махнул своим пушистым хвостом и сумел вытащить Джерри прямо из пасти бульдога, прежде чем она захлопнулась.

Когда попрощавшийся с белым светом Джерри открыл глаза, он увидел, что находится не в желудке собаки, а снова на часах, и перед ним сидит улыбающийся Том. Грызун понял, что кот спас ему жизнь.

– Спасибо, Том! – сказал он и протянул ему лапку.

Кот и мышь пожали друг другу лапы и обнялись, как старые добрые друзья. Они с надеждой посмотрели вниз. Однако бульдог и не думал уходить. Он улегся прямо под часами, изредка посматривая на них и недовольно тявкая.

– Что же мы будем делать? – уныло сказал Том. – Не вечно же нам сидеть на часах?

– Сейчас придумаем, – ответил Джерри и посмотрел по сторонам.

И тут ему на глаза попался лежащий на диване в гостиной недовязанный свитер с двумя мотками пряжи.

– Придумал! – воскликнул Джерри.

Он попросил кота нагнуться и прошептал ему на ухо план дальнейших действий.

– Да! Планчик хорош! – одобрительно закивал головой Том. – Если он нам удастся, хозяйка уже ни за что на свете не впустит Спайка в дом.

– Не волнуйся Том, все будет сделано на пять с плюсом. Ты только не забывай хорошенько дразнить этого скверного бульдога.

Сказав это, Джерри прыгнул на бордюр. Пробежав по нему, соскочил на карниз и спустился по занавеске прямо на диван к недовязанному свитеру.

А Том в это время сунул в пасть лапу и свистнул, дразня бульдога. Затем скорчил ему рожицу и показал язык. Спайк встрепенулся и гневно посмотрел на кота. А тот, как ни в чем не бывало, свесил хвост и помахал им прямо перед носом ничего не понимающего пса.

Такого непочтения Спайк не мог стерпеть. Он тут же клацнул зубами, намереваясь откусить Тому хвост. Но тот его поднял. Пес остался ни с чем.

Том снова опустил хвост и помахал им перед глазами собаки. Спайк опять попробовал его укусить, но и на этот раз его ждала неудача. Фокус с хвостом Том проделывал все лучше и лучше, пока не научился его делать даже с закрытыми глазами.

А Джерри в это время, обвязавшись ниткой, начал путешествовать по гостиной. Он несколько раз обежал вокруг лампы, обкрутив ее ниткой, связал ручки чайного сервиза, прыгнул на пол, сделал несколько кругов вокруг стола, опутал рюмки и прыгнул на письменный стол. Затем обмотал ниткой чернильницу, вазу с цветами, снова спустился на пол, вскочил на торшер, обвязал и его, и только после этого, взглянув на комнату и оставшись довольным работой, привязал оставшийся кусок нитки к ножке торшера.

Вся гостиная была опутана нитью, словно паутиной. Оставалось только позвать собаку. Джерри посмотрел на пса. Тот по-прежнему пытался укусить за хвост издевающегося над ним Тома.

Джерри незаметно подкрался к Спайку и со всего размаху пнул его задней лапой под зад. Бульдог, не ожидавший ничего подобного, взлетел вверх, сделал в воздухе тройное сальто, и опустился прямо перед обнаглевшей мышью.

Грызун тут же натянул отвисшую нижнюю губу бульдога на выпирающие клыки и состроил ему рожицу. Это окончательно взбесило Спайка. Он вскочил на ноги и в ярости бросился за мышью.

Джерри забежал за угол и затаился. А бульдог на полной скорости, будто паровоз влетел в гостиную и тут же задел одну из протянутых мышью нитей. Так как все предметы в комнате были опутаны, они тут же попадали на голову ничего не понимающего бульдога.

Том и Джерри, чтобы не слышать звона разбивающейся посуды, грохота падающего стола, торшера и лампы, закрыли лапами уши. Шум поднялся такой сильный, что был слышен даже на улице.

Его услышала работающая во дворе хозяйка. Она ворвалась в дом и гневно закричала:

– Что это еще здесь происходит?

И тут увидела запутавшегося в нитях посредине гостиной бульдога. У него на голове находился абажур. По всей комнате валялась разбитая посуда.

Женщина схватилась за голову.

– Как ты здесь оказался? – закричала она на бедного пса. – Что ты делаешь в доме?.. Вместо того, чтобы быть возле дома и сторожить его как следует, ты, негодный Спайк, безмозглое, тупое существо забрался в дом... Убирайся отсюда подлая бесполезная собака! Ты не оправдываешь даже обглоданных костей, которые мы тебе бросаем каждый день.

Негритянка хотела схватить Спайка за хвост и вышвырнуть его на улицу, как это частенько проделывала с котом, но вспомнила, что хвост у бульдога подрублен. Хозяйке пришлось браться за ошейник.

Выбежавший из-за занавески Джерри и спустившийся с часов Том приветливо помахали лапами Спайку, влекомому негритянкой на улицу.

– Уф! – вздохнул Том. – Я не думал, что с собакой так тяжело справиться...

Не успел он это произнести, как раздался щелчок мышеловки. Том взвыл и оглянулся. Его хвост был в мышеловке. Кот гневно посмотрел на мышь.

– Это не я, – пропищал Джерри, но Том не желал его слушать.

Он хотел схватить Джерри и, если бы не мышиная ловкость, то грызун очутился бы в лапах возмущенного кота. Джерри со всех ног бросился убегать, следом за ним мчался кот.

Дружеским заверениям Тома цена была – грош...

Кот и гулянка

Том, засадив Джерри в пустую банку, в которой до этого стояли декоративные цветы, смотрел, как мышь пытается вылезти наружу. Но мышиные лапки были до того маленькими, что сколько Джерри ни старался, он скользил по гладкой поверхности стеклянной банки.

Наконец грызун изловчился, удачно подпрыгнул и, подтянувшись к горлышку банки, попытался вылезти. Ему бы это непременно удалось сделать, но в тот момент, как он уже хотел спрыгнуть вниз, ухмыляющийся кот дал ему щелчок по носу. Мышонок снова оказался внутри банки.

Неожиданно раздался звонок у двери. Том насторожился.

– Одну минуточку, сейчас иду! – раздался со второго этажа голос владелицы дома.

По лестнице застучали шлепанцы. Том здесь сообразил: если хозяйка увидит, что он, вместо того, чтобы ловить мышонка, забавляется с ним, она не погладит кота по головке.

Том быстро схватил Джерри, сгреб другой лапой валяющиеся рядом цветы, сунул их в банку и прыгнул к письменному столу. Засунув мышь в один из ящиков стола, кот, как ни в чем не бывало, лег под стол. Хозяйка прошествовала мимо него.

У двери снова позвонили.

– Иду, иду... Я уже открываю, – произнесла женщина.

«Интересно, – подумал кот, – кто это так настойчиво ломится в двери? Пойду-ка разведаю...»

Том вбежал в коридор, спрятался за ящиком для обуви и стал наблюдать.

– Это соседка, – догадался кот, увидев рыжие волосы соседской девочки Дженни. – Ничего вкусного от нее не дождешься...

Том решил уже пойти обратно в гостиную, но почему-то задержался и подслушал разговор.

– ...Нет никаких проблем, – говорила его хозяйка соседке. – Она может у нас немного пожить... Она совершенно не стеснит меня...

«Ну вот, – подумал кот, – сейчас в нашем доме поселят какого-нибудь ежа или, того хуже, комнатную собаку и мне придется делиться с кем-то сливками...»

– ...Я о ней буду заботиться как о себе... – продолжала говорить негритянка. – Она не причинит мне никакого беспокойства... Всего доброго! Приятно вам провести уик-энд...

Сказав это, хозяйка закрыла дверь и прошла в гостиную. В ее руках, заметил Том, действительно, было какое-то животное.

«Я, как всегда, был прав, – вздохнул кот. – Нам подбросили еще какого-то жильца... Нужно пойти выпить мое молоко из миски, а то его, ненароком, могут отдать этому непрошеному гостю... И все же, что за зверя нам подкинули?» – задался вопросом Том и проследовал за хозяйкой.

Негритянка подошла к дивану, положила на него то, что держала на руках, и произнесла:

– Ты можешь посидеть на диване. Здесь тебе очень понравится... Она такая милая, такая красивая, ну просто сказка...

Негритянка от умиления вскинула руки и покачала головой. Том прислушивался к словам женщины и его настроение все больше падало. Последняя произнесенная ею фраза прямо-таки разожгла его любопытство.

«И кто это может быть таким милым и красивым, если наша скупая на комплименты хозяйка, так за-щебетала?..» – удивился кот и решил во что бы то ни стало увидеть, кому предназначались эти комплименты... Но ему все время мешал толстый зад хозяйки.

Когда женщина наконец удалилась, глаза Тома чуть не выскочили из орбит. Он увидел, что на диване сидела очаровательная белая кошечка с алым бантом на шее и маленьким бантиком на голове.

Сердце Тома тут же воспылало к ней любовью, из груди вырвался вой влюбленного кота. Том забыл обо всем на свете. Его сверлила одна-единственная мысль, как понравиться этой милашке и завоевать руку и сердце.

Кот метнулся к зеркалу и принялся делать на своей пушистой голове модный начес с бриолином. Затем он подкрутил усы, завил пушистый хвост спиралью, сильно надушился одеколоном и, посмотревшись в зеркало, остался доволен своим внешним видом.

– Теперь можно идти знакомиться, – мурлыкнул себе под нос Том.

Он напоследок покосился в зеркало, потянулся, великолепной дугой выгнул спину, раскрыл сверкающие от любви глаза цвета свежей травы и направился в гостиную.

Проходя мимо кошечки, Том остановился и вожделенно посмотрел в ее сторону. Та стеснительно заулыбалась и прикрыла ресницами свои янтарные ярко-желтые глаза. Кот тотчас подскочил к ней и промурлыкал на самое ушко:

– Сударыня, разрешите вам представиться... Хозяин этого дома кот Томас.

– Туддлз, – скромно ответила кошечка.

Кот присел рядом с ней и запустил лапу в стоящий рядом на столе аквариум.

– Не желаете ли откушать свежей рыбки? – галантно произнес он, достав из аквариума вуалехвоста.

– Нет, – ответила Туддлз, покачав головой, – в ней слишком много костей.

Том бросил рыбку через плечо, и та плюхнулась точно в аквариум.

Том вынул из клетки канарейку и снова предложил своей возлюбленной:

– А может быть, желаете птичку?

– Нет, спасибо, – снова ответила отказом Туддлз. – Я не люблю ощипывать перья.

Кот отпустил канарейку и тут же вспомнил о припрятанной мыши.

– Туддлз, – радостно воскликнул Том, подпрыгнув на диване, – вам, наверное, хочется попробовать вкусную мышь?

Не дожидаясь ответа, влюбленный кот соскочил на пол и горделивой походкой направился к письменному столу, где он несколько минут назад спрятал Джерри. Небрежно открыв задней лапой ящик, Том взглядом показал кошке на мышь.

– Тебе такая подойдет?

– А нельзя ли ее поднести немного поближе? – воскликнула Туддлз.

– Это мы мигом.

Джерри, пока кот обменивался фразами с кошечкой, выскочил из ящика и со всех ног бросился к своей норке. Том в два прыжка догнал грызуна и прижал лапой его хвост к полу.

Мышонок приложил все усилия, чтобы освободить свой бедненький хвостик. Он так старался, что закрыл от усердия глаза.

Том, воспользовавшись тем, что грызун не смотрит, куда бежит, повернул его на сто восемьдесят градусов и тут же отпустил, а сам, обогнав мышь, прыгнул на диван и улегся рядом с кошечкой. Затем кот подставил лапу и Джерри со всего разбегу взобрался на него, пробежал по плечам, пронесся по другой лапе и оказался у самого носа кошечки...

Только сейчас Том решил схватить мышь. Он, удерживая Джерри двумя когтями перед кошечкой, произнес:

– Туддлз, дорогая, ты не хочешь ли посмотреть фокус?

– С удовольствием...

– Ну тогда, смотри и восторгайся! – сказал Том и начал комментировать свои действия: – Я зажимаю мышь в кулаке, считаю до трех, разжимаю лапу и...

Кошечка с удивлением посмотрела на пустую лапу кота. Мыши в ней не было.

– И как ты думаешь, где мышь? – спросил Том у своей подружки.

– Не знаю? – удивленно пожала Туддлз плечами.

Джерри в этот момент висел с тыльной стороны передней правой лапы Тома, и кошка не могла видеть его.

– А вот где! – продолжил комментировать свои действия Том. – Я хлопаю в ладоши – и мышь оказывается у меня в другой лапе... Смотри!..

Кот незаметно для подружки переложил Джерри в левую лапу и тут же разжал кулак. К большому удивлению Туддлз, мышь, действительно, оказалась в другой лапе Тома.

– А сейчас, – снова воскликнул кот, – я тебе покажу еще более интересный фокус... Я хлопаю в ладоши, мышь снова исчезает...

– И где же она теперь? – улыбнулась Туддлз.

– В твоем очаровательном бантике, – хитро ответил Том.

Кошечка всплеснула лапами.

– Неужели?

– Посмотри сама!

Том тут же, поднеся свою лапу к алому бантику на шее у кошки, произвел еле заметную манипуляцию и сделал вид, что достал Джерри именно из кошачьего бантика.

Удивлению Туддлз не было предела.

– Браво! Браво, Том!.. – воскликнула она. – Ты настоящий маг и волшебник.

– Это еще что!.. – промурлыкал Том, которому, как и всем котам, нравилось, когда его хвалили. – Сейчас я покажу новый фокус... Я подбрасываю мышь в воздух, ловлю, но ее нет ни у меня в лапах, ни у тебя в бантике... Мышь находится вот в этой коробке с конфетами.

Том взял со стола большую коробку конфет-ассорти, незаметно сунул туда Джерри и преподнес коробку кошечке.

– Попробуй, дорогая, открой коробку...

Туддлз открыла крышку и восхищенно улыбнулась – мышь, действительно, находилась внутри коробки, среди конфет.

Джерри неприязненно посмотрел на кота, потом перевел взгляд на кошечку, тяжело вздохнул и, чтобы подсластить свое горькое житье, съел одну конфету. Он вынужден был терпеть все прихоти кота.

А Том, тем временем, решил провести с Джерри новый фокус; он взял со стола полотняную салфетку, обкрутил ею мышь, завязал концы узлами и сказал своей подружке:

– А вот смотри еще один гениальный фокус. Он называется «Мышь, вылезающая из завязанной салфетки».

– Как интересно! – промурлыкала Туддлз.

Том тем временем подбросил вверх находящегося в салфетке Джерри, и тому, чтобы не разбиться, пришлось приложить всю свою силу и умение: шутка сказать – выбраться из салфетки и приземлиться на ней, как на парашюте, снова в лапы кота.

– А теперь мой последний и самый таинственный фокус! – воскликнул Том.

Он незаметно для Туддлз, молниеносным движением спрятал Джерри под себя, а сам дунул на лапу, в которой только что находился грызун, и разжал ее. Как и ожидалось, мыши там не было.

– Как ты думаешь, где сейчас может находиться мышь? – спросил Том у кошечки.

– Может быть, снова в коробке для конфет? – попыталась она угадать.

– Нет! – улыбнулся Том, обдумывая про себя, где бы на этот раз спрятать мышь.

Но пока он это обдумывал, Джерри высунулся из-под него, подтащил к себе поближе шляпу с заколкой, снял заколку и, не долго думая, воткнул ее острие в зад кота.

Том даже не пикнул, он, не желая пасть лицом в грязь перед дамой, только сжал от боли зубы. Засунув под себя лапу, кот попытался схватить Джерри, чуть не опозорившего его перед кошечкой, но того уже и след простыл. Грызун в этот момент был уже на электропроигрывателе.

Том, забыв про Туддлз, бросился вслед за мышонком. И когда кот тоже вскочил на электропроигрыватель, он не заметил, что наступил лапой на кнопку включателя.

На кота, тут же, так как он находился на диске, автоматически опустилась пластинка, и Том завертелся со скоростью семьдесят восемь оборотов в минуту.

Покрутившись таким образом, пока не закончилась пластинка, кот окончательно забыл о мыши и даже о кошечке. Он, как пьяный, сделал несколько неуверенных шагов по проигрывателю, свалился вниз и уснул крепким сном.

Джерри остался в комнате один на один с кошечкой. Он, будучи настоящим кавалером, точно так же, как и Том несколько минут назад, метнулся к зеркалу, сделал на голове модный начес с бриолином, завил хвост спиралью, надушился одеколоном и подошел к кошечке.

Пока недоумевающая Туддлз не сообразила, что перед ней находится мышь, Джерри поцеловал ее и в приподнятом настроении помчался к себе в норку...

Стриженый кот

Недалеко от дома, где жили Том и Джерри, находился небольшой пруд. Возле воды мама-утка свила гнездо, в котором отложила всего одно яйцо. Утенок должен был вот-вот вылупиться...

Рано утром утка проснулась, сладко потянулась, зевнула, два раза крякнула и решила искупаться. Она вылезла из гнезда, погладила свое единственное яйцо крылом, поцеловала его и направилась вразвалку к воде.

Но как только утка вышла на бережок и едва прополоскала горло, она услышала позади себя какой-то подозрительный шум. Будущая мамаша насторожилась, хорошенько огляделась, но, не заметив ничего подозрительного, нырнула.

И в этот самый момент возле утиного гнезда появился Том.

– Ох уж эти современные родители! – вздохнул он, увидев в гнезде яйцо. – Ограничиваются всего одним ребенком... Из-за этого мой завтрак сегодня будет состоять лишь из одного жареного яйца... Что ж, приходится довольствоваться малым или не есть ничего...

Не долго думая, приунывший Том схватил яйцо и, пока беспечная утка его не заметила, бросился во всю прыть в дом.

Он прибежал прямиком на кухню, для порядка надел поварской колпак, зажег газ, поставил на огонь сковородку и разбил яйцо, не заметив, что из него на сковородку плюхнулся утенок.

В предвкушении вкусного завтрака, кот закрыл глаза. Он, не глядя, посолил утенка, посыпал его перцем, и тут к своему удивлению, услышал не шипение яйца, а какой-то тонкий писк. Том открыл глаза и только сейчас заметил, что на сковородке находится не яйцо, а живой утенок.

У кота от удивления отвисла челюсть. Утенок, в меру сдобренный специями, чихнул, протер глаза и уставился на Тома. Он пока еще не понимал, что с ним делают и кто это перед ним стоит.

Удивление кота было не долгим. Он схватил огромную книгу по кулинарии и, быстро пролистав ее, открыл на странице «Как готовить утку». Пробежав глазами несколько строк, кот взглянул на сковородку, и представил утенка в жареном виде. Том чуть не захлебнулся слюной. Он снова посмотрел в книгу.

– «Раздел 1, – прочел кот. – Утка с начинкой».

«Так, – подумал Том, оглянувшись по сторонам, – для начинки, пожалуй, подойдет вон тот батон хлеба...»

Быстро порезав хлеб на кусочки, кот взял утенка за лапу и поднес его к такой вот оригинальной начинке. Малыш стал за обе щеки уплетать предложенную ему пищу и за каких-нибудь пять секунд съел почти половину буханки.

«Ну, думаю, начинки хватит», – решил Том. Он схватил самый большой нож – тот, что для рубки мяса, – и, хорошенько размахнувшись, попытался отрубить утенку голову. Но промахнулся, так как утенок вовремя заметил опасное движение кота, спрыгнул на пол, и, включив самую большую скорость, на которую был способен, побежал прочь.

Том бросился в погоню, размахивая ножом, как заправский кавалерист саблей. Казалось, он сейчас нагонит бедного малыша. Но тут утенок заметил в стене небольшую дырку, он быстро юркнул в нее и оказался в жилище у Джерри.

Грызун в это время мирно посапывал в кроватке, сделанной из консервной банки из-под королевской трески. Вбежавший в его жилище утенок от испуга забрался к мыши под одеяло и задрожал от страха.

Почувствовав, что он уже не один, Джерри открыл глаза, откинул одеяло и увидел тесно прижавшегося к нему маленького желтого утенка. У того были закрыты глаза, и весь он дрожал от страха.

– Скорей бежим... бежим отсюда! – испуганно крякал утенок.

– Эй, приятель! Что ты здесь делаешь? – пискнул Джерри, ткнув утенка лапкой в бок.

Тот перестал дрожать и открыл глаза. Он увидел перед собой мышь такого же, маленького роста, как и он сам, и немного осмелел.

– Ну вот! – воскликнул утенок, – пока ты тут дрыхнешь, какой-то большой и усатый хочет меня самым настоящим образом сожрать.

Джерри посмотрел на утенка и покачал головой.

А тот повторил:

– Ты что, не понял? Меня собирается съесть такой большой и усатый, Он, понимаешь, есть меня будет! Есть... есть... есть!.. – ударил желтоперый малыш себя крылышком по шее. – А это такой кошмар!

Утенок снова юркнул под одеяло и задрожал, как и прежде.

«Это что-то новенькое, – подумал Джерри, – до сих пор Том гонялся только за мной. Пойду-ка я посмотрю, что этот подлый кот задумал сделать».

Но едва он высунул из норы любопытную мордочку, как Том, увидя, что кто-то в дырке появился, i со свистом опустил тесак прямо перед носом Джерри. Если бы мышонок ступил еще шаг, он был бы разрублен на половинки. Джерри отпрянул назад.

– Да, действительно, у кота самое гнусное настроение, – покачал головой грызун. – Я это так просто не оставлю. Эй, приятель, – позвал Джерри утенка, – смотри, что мы сейчас предпримем.

Он вылез через запасной выход, что находился под розеткой, и оказался позади кота. Недолго думая, Джерри схватил того за хвост, втянул этот хвост в свое жилище и высунул кончик из дыры, возле которой затаился кот. Том, увидя, что из мышиной норки что-то появилось, немедля стукнул тесаком по собственному хвосту и заревел от боли.

– Эй, дружок! – крикнул Джерри своему новому приятелю. – Бежим быстрей к твоим родителям, пока кот занят своим хвостом... Они должны быть где-то около пруда и уже, наверное, сбились со своих плоских и кривых лап, разыскивая тебя...

Воспользовавшись моментом, мышь и утенок бросились из дома. Вскоре они были на пруду.

– Мама! Мама! – кричал утенок, пробираясь с Джерри среди камышовых зарослей. Но мамы- утки нигде не было видно.

Пройдя еще несколько шагов, они услышали кряканье, только почему-то доносившееся не со стороны пруда, а со стороны дома. Утенок стремглав бросился обратно.

– Стой! – закричал ему умудренный жизненным опытом Джерри. – Утка не может находиться в доме. Она плавает в пруду.

Но утенок ничего не хотел слушать. Джерри был вынужден бежать за ним. Он догнал утенка почти у самого сарая и, остановив его, тут же начал читать нотации:

– Ты, глупый птенец, не должен доверять своему слуху. Не забывай, что кот очень хитер!..

– Но я же слышал, как крякнула моя мама- утка!

– Посмотрим, какая это утка, – усмехнулся Джерри.

Он осторожно выглянул из травы и увидел, что с другой стороны забора появился кот, который время от времени дул в утиный манок. В лапах у Тома было охотничье ружье.

– Ну, сейчас я тебе устрою, хитрый котяра, – воскликнул Джерри, – в запасе у меня всегда есть что-нибудь интересное для тебя!

Грызун вытащил взрывпакет, поджег фитиль и осторожно подполз к забору, как раз к тому месту, где должен был выглянуть Том. Кот не замедлил появиться. И в тот момент, когда он хотел в очередной раз дунуть в манок, Джерри ловко подменил этот манок, подсунув Тому уже дымившийся взрывпакет.

Кот что было сил дунул. И тут раздался сильный взрыв...

Когда дым развеялся, можно было заметить, что вся шерсть на морде у кота оказалась опалена. Только сейчас кот увидел убегавших от него мышь и утенка.

– Ах, это вы, подлые твари, украли у меня манок и подсунули взрывпакет?! – гневно вскричал кот. – Ну я вам сейчас задам порцию дроби под зад!

Он схватил откинутое взрывом охотничье ружье и бросился за беглецами. Те укрылись в расщелине старого дуба.

– Вот вы мне и попались, голубчики! – воскликнул Том, подбежав к дубу.

Он, не раздумывая, сунул двухстволку в расщелину, но перестарался – ствол вылез из расположенного чуть выше дупла и нацелился прямо в него. Кот, нажав на спусковой крючок, взревел от боли и негодования. Он попал сам себе в зад. Теперь выгорела и задняя часть его тела.

Мышь и утенок снова бросились наутек. На этот раз они спрятались в брошенной посредине двора автомобильной покрышке. Кот подбежал к покрышке и, не найдя ничего более разумного, стукнул по ней кувалдой. Кувалда отскочила от резиновой покрышки и огрела Тома по лбу.

Кот свалился на землю. А мышь и утенок стремглав выскочили из покрышки и бросились к птичьему двору. Через пару секунд Том пришел в себя. Он вскочил, огляделся и увидел газонокосилку. Кот довольно усмехнулся.

– Ну теперь вы, голубчики, от меня точно не уйдете! – радостно воскликнул он.

Том схватился за газонокосилку и, заведя ее, побежал вслед за беглецами...

Мама утка беспокойно ходила по птичьему двору и отчаянно звала своего пропавшего утенка:

– Роби!.. Роби!.. – плакала она. – Крошка!.. Где ты? Я твоя мама. Ищу тебя!

Вдруг она увидела, что прямо на нее несется ее утенок, сопровождаемый мышью, а следом бежит с газонокосилкой ужасный котище. Не успела утка крякнуть, как мышь с утенком проскочили мимо нее и спрятались за кормушкой, а она сама попала под газонокосилку.

Когда утка выскочила из-под стригущего агрегата, то заметила, что перья у нее от груди до самого пупка начисто выбриты. Утка изумленно крякнула и стыдливо прикрылась крыльями.

К ней подскочил утенок:

– Мама!.. Мама!.. – закричал он.

– Детка моя! Где же ты пропадал? – радостно закрякала утка, потянувшись к своему отпрыску и пытаясь приласкать его.

Но ее опередил злющий Том. Он выхватил прямо из материнских крыльев утенка и зажал его в левой лапе. Утка грозно посмотрела на кота и вырвала своего отпрыска обратно.

– Мама... Мама! Этот противный и усатый собирается меня съесть, – начал жаловаться утенок, оживленно жестикулируя маленькими крылышками. – Представляешь, он будет меня кушать, кушать, кушать... – утенок для убедительности провел себе крылом по шее. – Вот так он будет меня кушать и бить... бить меня своим большим тесаком... Ты же не дашь ему меня съесть? – повернулся малыш к матери.

Та с ненавистью посмотрела на кота и грозно крякнула:

– Эй, ты!..

– Ну, я! – передразнил таким же утиным голосом кот. – Я!.. Ну, и что ты мне сделаешь?

Утка тут же обернулась к пруду и громко закричала:

– Ки-и-ви!!!

Через секунду возле нее возник большой селезень. Его грудь была вся в наколках, как у заправского моряка.

– Вот этот подлый кот, – пожаловалась утка супругу, – собирается съесть нашу деточку, которую я, между прочим, – утка обнажила свою голую грудь, – сама вскормила!

– Ну ты, котяра!.. – грозно крякнул селезень, попытавшись схватить Тома за усы.

Кот не стал слушать, что выскажет утка-папа, он пустился со всех ног наутек, но, не заметив стоящий на его пути старый дуб, врезался в него. Он попытался влезть на дерево, но селезень уже был тут как тут.

Кот успел заметить, что тот держал в лапах газонокосилку. Через секунду спина кота была выстрижена до самых корней, можно сказать – до синевы...

В благодарность за спасение утенка, мама-утка все лето катала Джерри по водной глади пруда.

Конец обидам

Стояло прекрасное солнечное утро. В воздухе царили тишина и спокойствие. Но это безмятежное утро было нарушено внезапным шумом из дома: звоном разбиваемой посуды, треском ломающихся стульев и табуреток, а также рвущихся штор, занавесок и покрывал.

Через несколько минут грохот уже стоял во дворе. Дверь из дома открылась и на крыльцо вылетела фарфоровая чашка, которая врезалась в перила и тут же разлетелась на мелкие кусочки.

Следом за чашкой на крыльце появился мышонок Джерри. Он, не оглядываясь, побежал прямо к сараю. И в этот момент из дома выбежал кот Том. Он тоже не стал задерживаться. Схватив лежащую на крыльце сковородку, побежал за мышью.

Том вовремя сиганул с крыльца: в том месте, где он только что находился, приземлилась табуретка. Ее метнул бульдог Спайк, выбежавший последним из дома.

Пес схватил ножку от разломавшейся табуретки и, размахивая ею, как битой для игры в бейсбол, бросился вслед за мышью и котом...

Том догнал Джерри у самого сарая и хотел уже было хлопнуть мышонка сковородкой по голове, но тот схватил валяющуюся на земле ржавую трубу от водопроводного крана и двинул ею кота по лапе.

Кот взвыл от боли и вознамерился ответить мыши точно таким же ударом. Он занес сковородку над головой и, сам того не заметив, огрел ею по зубам подбежавшего сзади Спайка. Джерри в этот момент снова изловчился и заехал коту куском трубы по задней лапе...

Том снова замахнулся сковородкой, целясь в Джерри и уже во второй раз чебурахнул ею по зубам бульдога. Пес даже не успел ему ответить ударом на удар. Быть может, благодаря сковородке у Спайка в этот момент в голове созрел замечательный план, как покончить с извечной распрей между ним, котом и мышью.

– Стойте! – закричал он, отбросив ножку от табуретки и разняв Тома и Джерри. – Подождите минуточку! Что это у вас здесь за драка?

Кот и мышь удивленно посмотрели на пса. А тот, немного отдышавшись, грозно взглянул в глаза Тома и сказал громким голосом:

– Кошки не могут победить собаку! Не так ли?..

Кот, соглашаясь с бульдогом, утвердительно кивнул, трясясь от страха. И еще не зная, что тот задумал. А Спайк, тем временем, повернулся к мыши и продолжил:

– А мыши не могут победить котов! Ты со мной согласен?

Джерри, хитро усмехнувшись, еще сильнее зажал в лапах кусок трубы и, в отличие от Тома, отрицательно покачал головой. Бульдог тут же показал ему клыки. Это произвело должное впечатление на Джерри, и он тут же поменял свою точку зрения на противоположную.

Спайк спрятал клыки, и его морда расплылась в дружественной улыбке.

– Вот и хорошо, господа! – сказал он более спокойным тоном. – Давайте поищем согласия...

Том и Джерри снова удивленно переглянулись, потом посмотрели на улыбающегося Спайка и тоже мило улыбнулись.

А тем временем пес продолжал:

– ...Давайте будем друзьями...

Он ласково обнял правой лапой кота, а левой погладил мышь по голове.

– Что вы скажете на это? – спросил Спайк. – Вы согласны подписать соглашение?

Том без лишних вопросов ответил:

– Согласны!

А Джерри, для порядка немного призадумавшись, пискнул:

– Я тоже согласен... Меня это устраивает...

Спайк, Джерри и Том, побросав возле сарая орудия насилия и дружно взявшись за лапы, бодрым шагом направились к дому, чтобы там за столом, в более уютной обстановке, подписать соглашение о мире и согласии.

Как более рассудительный из всех, писать вызвался Спайк. По этому случаю он где-то достал красивый лист бумаги, по краям которого были изображены амуры со стрелами, а наверху белый голубь с миртовой веточкой, и написал следующий текст: «Договор заключен между собакой, котом и мышью, по которому они с этой минуты обязуются жить в мире и согласии. Отныне мы будем жить вместе, не нарушая условий договора. А кто не будет его соблюдать, тот будет ВОНЮЧКА!»

Последнее слово Спайк выделил красными чернилами и трижды подчеркнул.

– А теперь, друзья мои, – сказал бульдог, – подпишем договор.

Пес, кот и мышь по очереди поставили подписи в низу листа и, улыбнувшись, пожали друг другу лапы. Договор остался у Спайка.


На следующий день в доме можно было видеть идиллическую картину: у камина обнявшись, мирно спали пес Спайк, кот Том и мышь Джерри...

В открытое окно ветерок внес розовый лепесток. Он опустился прямо в пасть храпящего кота. Тот, поперхнувшись лепестком, закашлялся и вскочил. Он думал, что это над ним подшутил кто-то из новых друзей. Но Спайк и Джерри продолжали сладко спать.

Том поправил сползшее с мыши покрывало и, свернувшись калачиком, снова заснул.

И в этот момент за шиворот Джерри скатилась капля слюны, упавшая с языка, находящегося над ним Спайка. Джерри проснулся и гневно посмотрел на пса, но, вспомнив о недавно подписанном договоре, тут же сменил гнев на милость.

Грызун тихонько поднялся, свернул высунувшийся из пасти язык Спайка в трубочку и засунул его подальше в пасть бульдогу, чтобы тот ненароком его не прикусил.

После этого Джерри снова улегся и стал досматривать прерванный сон...

Через некоторое время зазвонил будильник. Вскочивший первым Спайк тут же нажал кнопку будильника, чтобы не тревожить сон своих новых друзей. Немного погодя, он подложил пуфик под голову кота и отправился на кухню готовить завтрак.

Вскоре поднялись Том и Джерри. И пока они занимались утренним туалетом, Спайк приготовил кушанье и позвонил из кухни в колокольчик, зовя друзей на завтрак.

– Пожалуйте к столу! – радостно тявкнул бульдог.

Он водрузил Джерри на самый верх пирамиды, которую мигом построил: на стул сложил стопку книг, чтобы мышонок без проблем мог доставать со стола все, что ему будет угодно.

– Спасибо, сэр! – пискнул Джерри, поклонившись заботливому другу.

Точно так же галантно пригласил Спайк к столу и вошедшего вслед за мышью кота.

– Благодарю, Спайк! – ласково промурлыкал Том.

– Не стоит благодарности, – ответил расторопный бульдог, – ведь мы же теперь друзья.

Спайк, как впрочем и Том с Джерри, был сама любезность. Он сел за стол и, открыв бутылку молока, разлил содержимое в три одинаковых высоких бокала, следя за тем, чтобы всем досталось равное количество.

– Ну что же, друзья! Выпьем за нашу крепкую дружбу – сказал бульдог тост.

Кот и мышь тоже подняли бокалы, чокнулись и залпом выпили молоко.


Заключенное перемирие длилось уже третьи сутки. Кот, мышь и собака не только вместе ели, вместе пили и вместе гуляли, но даже по очереди слизывали сметану с крышки и пользовались одной зубочисткой.

Но однажды Джерри решил прогуляться один. Заведя дружбу с котом и собакой, он совсем забыл об осторожности. Джерри вышел во двор...

А в это время в помойных бачках рылся бездомный кот Батч. Он нес в лапах покоробленную крышку одного из бачков, служащую ему подносом. На ней уже лежали два ломтика лимона, выброшенных. из чая, но все еще не потерявших сочности, один кусочек заплесневевшего хлеба и немного подпорченный лист салата.

Батчу не хватало главного: мясного блюда. Кот заглянул в очередной мусорный бачок, но оттуда на него повеяло такой затхлостью, что Батч, недовольно поморщившись, тут же закрыл бачок крышкой.

Кот подошел к третьему бачку, когда увидел, что к нему приближается мышь. Батч тут же схватил ее, завернул в лист салата и уже было приготовился съесть...

В этот момент на порог дома вышел Том. Он потянулся, сладко зевнул и увидел, что его кошачий собрат черный кот Батч держит в лапах Джерри и уже облизывается, приготовившись съесть мышь. Том стремглав бросился к Батчу и, выхватив Джерри из его лап, надел бандиту на голову крышку от мусорного бачка. Два ломтика лимона прилипли к глазам ничего не понимающего Батча, а на носу вздулась огромная шишка. И когда он пришел в себя, то увидел, что Том отряхивает мышонка от налипших на его шкурку кусочков салатного листа.

Батч не поверил своим глазам. Он подумал, что это ему показалось, ведь лимонный сок обжег роговицу его глаз и он еще довольно плохо видел. Черный кот помотал головой, хорошенько протер глаза, проморгался и снова посмотрел на собрата.

То, что он увидел, заставило его удивиться еще больше. Том отряхнул мышь, нежно поцеловал ее, погладил по голове и, поставив на землю, отпустил.

Батч подумал, что тот сошел с ума. Ведь в мире еще не было кота, который бы так яростно защищал мышь от собратьев. Батч бешено заорал, и его тут же хватил глубокий обморок...

Том, переступив через черного кота, мурлыкая себе под нос какую-то песенку, вышел на улицу и двинулся вдоль забора в гости к соседской кошечке. Задумавшись, он не заметил, что с него не сводит глаз, грызущий старую кость, соседский дворовой пес.

Этот пес насторожился, отбросил кость в сторону и, как только кот поравнялся с ним, схватил его за шкирку. Пес затем уложил кота в миску наподобие жареного поросенка.

«Такая еда гораздо вкуснее кости», – подумал удовлетворенный пес. Он обложил Тома огрызками яблок, закрутил хвост крючком, как у свиньи, и засунул ему в пасть почти целое зеленое яблоко.

– Такое и в ресторане не подают! – весело произнес он, сладко облизнулся и обнажил свои острые клыки, чтобы откусить голову кота вместе с яблоком.

Но тут перед ним появился Спайк.

Он выхватил миску из лап дворняги и наградил того мощным ударом правой лапы в челюсть. Из бедного пса посыпались на землю зубы.

– Эй, Том! Ты в порядке? – спросил у кота Спайк, приводя его в чувство.

Том пришел в себя и, посмотрев на Спайка грустными глазами, так ничего и не смог ему ответить: у него из пасти торчало огромное яблоко.

– Только ответь мне, Том... Ответь! –продолжал трясти его Спайк.

Кот показал лапой на свою пасть.

– А! Понял... Ты подавился яблоком?! – снова воскликнул бульдог. – Сейчас мы это исправим.

Спайк, вместо того, чтобы вынуть яблоко из пасти кота, толкнул его дальше, и яблоко намертво застряло в глотке несчастного Тома. Кот тут же закашлялся, схватил себя за горло.

«Что-то я его никак не пойму – подумал про себя бульдог, – нужно похлопать бедняге по спине». Спайк так и сделал, но не рассчитал силу удара и так двинул бедного кота, что тот распластался на земле...

В этот день Том так и не попал к соседской кошечке.

После этого случая Том, Джерри и Спайк решили больше никуда по отдельности не ходить.


Прошло еще два дня...

Трое друзей: кот Том, собака Спайк и мышь Джерри решили прогуляться по городу. Им нужно было перейти на другую сторону, но на их пути оказалась огромная грязная лужа, оставшаяся после дождя.

– Нет проблем! – воскликнул Спайк. – Полезайте, друзья на меня... Нам незачем мочить лапы всем троим. Я без больших усилий перенесу вас на себе...

Но как только Том и Джерри вскарабкались на Спайка, мимо них проехал автомобиль, развозивший по магазинам мясо. Из-под колес брызнула грязь прямо на друзей, окатив их с головы до кончика хвоста.

Возмущению обляпанных грязью друзей не было предела. Но гнев их сменился радостью, когда они заметили, что из незакрытой задней дверцы машины выпал небольшой кусок мяса. Довольные находкой, друзья быстро подобрали мясо и быстрым шагом направились к своему дому.

Они решили приготовить мясо по всем правилам кулинарного искусства с добавлением специй и приправ...

Через час кушанье было готово. Жареное мясо так вкусно пахло, что у мыши, кота и собаки слюни текли ручьями.

– Как будем делить этот кусок? – пискнул Джерри.

– Очень просто! – ответил Спайк.

Он тут же прочертил вилкой на мясе две полосы, разделив таким образом его на три неравные части, и взволнованно произнес:

– Вот этот, кусок с косточкой, будет тебе, Том... Вот этот, с сальцем, тебе, Джерри. А вот эта серединка, так уж и быть, мне.

Кот и мышь недоверчиво посмотрели на собаку. Ведь Спайк выбрал себе самую большую и самую вкусную часть.

– Нет! – воскликнул Том, покачав головой. – Делить надо так...

Он схватил свою вилку и ловким движением нарисовал на мясе свой план его разделки. Теперь та часть, которая была с косточкой, доставалась бульдогу, серединка – Тому, а с сальцем, как и прежде, – Джерри.

– Так дело не пойдет! – воскликнул грызун. – Вы оба неправильно делите.

Джерри быстро переделил мясо по-своему, оставив Спайку и Тому по маленькому кусочку мяса, рядом с косточкой и сальцем, себе же взяв все остальное.

Бульдог усмехнулся и пожурил берущего на себя слишком многое Джерри.

– Нет, дружок, мне как самому большому и самому рассудительному достанется и самый большой кусок мяса, – сказал Спайк.

Он больше не стал рассуждать, а просто отделил от мяса косточку, отдал ее коту. Вырезал сало, подсунув его под нос Джерри, а сам воткнул вилку в середину оставшегося огромного куска мяса.

Том, не выдержав такой наглости со стороны Спайка, со всего размаху воткнул в его лапу вилку. Бульдог заскулил от боли, выдернул вилку из лапы, схватил кота за грудки и влепил ему звучную оплеуху. Том закачался, как пружина.

Занятый разборкой с котом, бульдог не заметил, что Джерри, взвалив на себя самый большой кусок мяса, помчался прочь от своих друзей.

Когда Спайк обернулся, Джерри уже был на другом конце стола.

Пес преодолел это расстояние в два прыжка. Он широко раскрыл пасть, подставляя ее под пытающегося спрыгнуть на пол мышонка, и, непременно, проглотил бы Джерри вместе с мясом, если бы не подскочивший кот. Тот выпустил острые когти и вырвал лакомый кусочек прямо из пасти Спайка.

Завязалась жестокая борьба за обладание самого вкусного куска. Джерри тянул его на себя, кот на себя, а пес на себя.

Мясо растягивалось, как резиновое...

Первым, не выдержав, отпустил его более слабый мышонок, следом за ним кот. Но мясо так сильно растянулось, что, ударив по морде победившего бульдога, улетело в окно, разбило стекло, пролетело через весь двор и опустилось на улице, где плюхнулось в небольшой ручеек, бегущий по тротуару к канализационной решетке.

Потоки воды, как бы нехотя, подхватили мясо и понесли его за собой.

Кот, собака и мышь бросились на улицу, пытаясь настичь ускользающее от них мясо. Они уже почти настигли его, но в этот момент лакомый кусочек провалился через решетку в ливневую канализацию, откуда его достать уже было невозможно.

Том недовольно покосился на Джерри:

– Это из-за тебя, подлая мышь, мы упустили мясо! – гневно вскричал он.

– А кто же первым начал неправильно делить его? – в ответ сказал грызун. – Не Спайк ли?

Бульдог тоже нахмурился, посмотрев на друзей. Он хотел огреть своей тяжелой лапой сразу и кота, и мышь, но не успел это сделать, так как Том попытался сделать то же самое с Джерри.

Грызун бросился наутек. За ним побежал кот. Посмотрев им вслед, Спайк вынул из-за пазухи мирный договор, со злостью посмотрел на него и в порыве гнева разорвал на мелкие кусочки.

Собака, кот и мышь нарушили условия договора... Они мчались к тому месту у сарая, где несколько дней назад оставили орудия защиты и нападения.

Все трое были вонючки...

Унылая мышка

Кот Том мирно похрапывал у камина. Казалось, ничто не предвещало беды. Ему снился приятный сон, как хозяйка дома угощала его вкусной жареной курятиной и подливала в миску сладкие сливки. От чудного видения Том захрапел еще сильнее.

Но в это время его неутомимый враг и друг мышонок Джерри не дремал. Он, пользуясь моментом, решил во что бы то ни стало сделать так, чтобы кота вышвырнули из дома вон.

Джерри взобрался на камин и втащил туда огромную фарфоровую вазу. Через несколько секунд мышонок оказался прямо над спящим котом. Джерри хорошенько прицелился и легким движением передней лапы сбросил вазу прямо на голову коту. Ваза разбилась на сотню маленьких кусочков, оглушив при этом Тома.

Тотчас раздался возмущенный голос хозяйки, вбежавшей на шум в гостиную:

– Томас! Это ты безобразный кот? Просто вредитель какой-то!..

Женщина, не разбираясь, прав кот или виноват, схватила за его шкирку и понесла на улицу, при этом приговаривая:

– Убирайся вон отсюда, никому не нужный кот! И чтобы духа твоего здесь не было! Будешь жить теперь на улице...

Открыв ногой дверь, негритянка вышвырнула кота, а тот, пролетев с десяток футов, плюхнулся на крыльцо, посчитал задом все ступеньки, проехал юзом по земле и стукнулся головой о забор.

Том никак не мог сообразить, почему хозяйка вышвырнула его на улицу. Он приподнялся у земли, посмотрел на захлопнувшуюся за ним дверь, тяжело вздохнул, перевел взгляд на окно и заметил в нем смеющегося Джерри. Мышонок, увидев, что кот смотрит в его сторону, состроил наглую рожицу, показал длинный язык и, повернувшись задом, похлопал по нему лапкой.

Только теперь коту стало ясно, что мышь его крупно подставила.

– Это чудовищная несправедливость! – завыл Том, подскочив к двери и забарабанив в нее. – Это все подстроила подлая мышь!..

Но, как известно, люди не понимают звериного языка. Поэтому хозяйка Тома к его мяуканью оставалась совершенно глуха.

«Поживи немного на улице, – думала она, – померзни ночью под дождем... Потом будешь думать, прежде чем решиться снова бить вазу».

Коту ничего не оставалось делать, как улечься под забором и греться только воспоминаниями о теплом камине...

А Джерри с этой минуты стал в доме единственным хозяином над молоком и сыром... Он спрыгнул с подоконника, метнулся к своей норке и через несколько секунд вывесил табличку: «Сдается комната на длительный срок».

Теперь Джерри мог жить в доме в любом месте, где ему только вздумается, совершенно не опасаясь кота. Он мог дремать у камина как когда-то Том, занять специально отведенную коту кроватку, пить молоко из кошачьей миски, безбоязненно воровать из холодильника сыр: в общем, делать все, что ему вздумается.

Пройдясь вразвалочку мимо кошачьей миски, Джерри для начала решил искупаться в молоке. Он тут же нырнул в миску, проплыл брассом к другому краю, повернулся на спину, сделал круг, остановился, чтобы отдышаться, попил молока и, не вытираясь, бросился на кровать.

«Что бы мне еще такого сделать? – подумал Джерри. – Подрисовать что ли усы на портрете кота?.. Свечки сгрызть или подушку изорвать? – грызун почесал в затылке. – Пожалуй, начнем с третьего, – решил он.

Ни секунды не медля, Джерри прогрыз большое отверстие в подушке и начал скакать по ней. Через минуту по всей комнате летали перья.

– Теперь порядок! – решил Джерри. – Теперь можно съесть кусочек сыра, – грызун сладко зевнул, – и пойти поспать возле камина...

...Мышиная радость продолжалась ровно три дня. Джерри делал все, что хотел. Он чувствовал себя хозяином в доме...

Но жизнь без приключений, когда тебе все разрешено, когда тебя никто не ловит, не угрожает тебе и не наказывает, вскоре надоела мышке.

Джерри загрустил. Молоко в миске стало кислым, сыр из холодильника – не вкусным и даже кусочки сала из колбасы не лезли в рот.

Джерри приуныл. Он подошел к окну и посмотрел на улицу. Том, как и три дня назад лежал под забором и грустно вздыхал. Его глаза были полны печали. Он, казалось, был забыт всеми на свете. Даже хозяйка не кидала ему вкусных косточек от рыб и шкурок от колбасы.

«Наверное, ему так же грустно, как и мне... – подумал Джерри про кота. – ...Никому он не нужен: ни хозяйке, ни собаке, ни даже мне. Он, наверное, простыл на холоде...»

Джерри отошел от окна. Внезапно ему в голову пришла одна мысль:

– А что если попробовать вернуть кота?.. Если я, как следует, испугаю хозяйку, она наверняка вернет Тома в дома... Мне и Тому станет жить гораздо интереснее, мы сообща станем дразнить бульдога Спайка, пить молоко из общей миски, есть сыр...

Джерри снова выглянул в окно. Том по-прежнему лежал под забором и тяжело вздыхал по своей прежней сытой и беззаботной домашней жизни.

– Все!.. Решено! – махнул лапой Джерри. – Я, чего бы это мне ни стоило, верну кота в дом.

Оторвав от простыни кусочек белой материи и насадив ее на обыкновенный карандаш, Джерри отправился на улицу.

– Кис-кис-кис, – позвал он кота, на всякий случай спрятавшись и выставив из-за угла флаг с белым полотнищем.

Том встрепенулся, огляделся по сторонам и, увидев виновника всех его неприятностей, тут же вскочил на ноги. Он без промедления бросился к мыши.

Джерри по привычке хотел было убежать от кота, но спохватился, обернулся и ткнул Тому под нос карандаш с белым полотнищем.

– Ты что, не видишь? – грозно пискнул он. – Я же к тебе на переговоры явился!

Том в недоумении застыл на месте.

– Какие еще переговоры? – удивился он.

– А ты хочешь вернуться назад в дом? – хитро ответил грызун вопросом на вопрос.

Том кисло улыбнулся:

– Последние три дня я только об этом и думаю, – сказал он, на всякий случай приподняв лапу, чтобы в случае чего одним махом накрыть мышь.

– Прекрасно! – воскликнул Джерри. – Я тебе помогу в этом.

Кот покачал головой:

– Ну, и как ты собираешься это делать?

– Слушай!.. – ответил грызун и прошептал на ухо коту план действий: – Ты незаметно пробираешься в дом и прячешься за занавеской... А я попробую испугать хозяйку так, чтобы она непременно позвала тебя на помощь... И тут являешься ты.

По мере того, как Джерри излагал свой план, морда Тома все больше и больше расплывалась в улыбке.

– ...Мы с тобой разыгрываем перед хозяйкой фантастический спектакль, просмотрев который, она должна в полной мере убедиться, что только ты можешь избавить ее от меня... – продолжал нашептывать Джерри на ушко коту. – И в результате, хозяйка навсегда оставляет тебя жить в доме.

– А ты не подведешь? – недоверчиво покосился кот на мышь.

– Мой план обречен на успех! – ударил себя в грудь Джерри.

– Ура! Я спасен! – радостно воскликнул Том.

Через несколько минут Том и Джерри приступили к выполнению грандиознейшего замысла по возвращению кота в дом.

Заговорщики пробрались в жилище. Том, как они и договаривались, спрятался за занавеской. А Джерри подкрался к хозяйке дома., которая в этот момент открыла дверцу холодильника, залез к ней под юбку и, оттянув резинку чулка, хлопнул женщину по бедру.

Негритянка от неожиданности подскочила. Она оглянулась и увидела, что рядом с ней находится мышь. Женщина взвизгнула от страха и тут же забралась с ногами на табуретку.

Джерри продолжил наступление на хозяйку. Он состроил ей ужасную рожицу, показал язык и злобно щелкнул зубами. Та продолжала визжать от страха. А Джерри, пользуясь безнаказанностью, подбежал к табуретке, на которой стояла негритянка и, схватившись за ножку табуретки, начал ее трясти изо всей мышиной силы.

Из дырявого кармана хозяйкиного халата начали падать на пол пуговицы, булавки, кубики для игры в кости, катушка ниток, бигуди, шпильки, безопасная бритва и даже запасная вставная челюсть. Последней опустилась на пол нижняя юбка женщины, накрыв распоясавшуюся мышь с головой. Негритянка тут же определила юбку на место.

А Джерри продолжал свои бесчинства. Он схватил опасную бритву и, широко ей размахнувшись, как косой, отсек кусок дерева от ножки табуретки. Табуретка затрещала, ножка тут же переломилась, и негритянка с грохотом, и визгом рухнула на пол.

– Том! – закричала она. – Где ты, мой любимый котик? Спаси меня от кровожадной мыши!

Сидящий за занавеской кот встрепенулся и подумал: «Теперь настает мой черед действовать...» Он отважно бросился на кухню, откуда доносились отчаянные крики хозяйки.

Кот бежал так стремительно, что задел когтями занавеску, которая тут же сорвалась с петель и теперь волочилась за ним по коридору.

Через несколько секунд Том находился у ног поднимающейся с пола женщины. Та, по-прежнему, продолжала визжать и звать на помощь кота, но, увидя, что тот уже сидит рядом с ней, немного успокоилась.

– Мышь там... в гостиной... – показала она рукой. – Я видела, как этот подлый грызун именно туда шмыгнул.

Кот услужливо помчался в гостиную и сделал вид, что усердно ищет мышь.

– Эй, Том! Я здесь, – пискнул из-под портьеры Джерри. – Давай сюда, у меня уже все приготовлено.

Кот тотчас юркнул к мыши.

Джерри уже приготовил для разбития чайный сервиз. Для придания большей правдоподобности «поединку» Том и Джерри стали крушить блюдца и чашки, не забывая при этом громко визжать, кричать и стонать.

Сидящая на кухне негритянка, услышав доносящиеся с гостиной крики и визг животных, а также звон разбиваемой посуды, испуганно всплеснула руками:

– А я-то обижала моего любимого котика Томаса... Он так смело бросился на помощь, защищая меня от мыши.

Тем временем хитрецы, добив последнюю чашку, снова бросились на кухню. Негритянка, опять увидев мышь, взвизгнула и взгромоздилась с ногами на газовую плиту. Джерри тут же подскочил к плите и, чиркнув спичкой, зажег газ прямо под женщиной. Та закричала еще сильней и снова упала на пол...

Погоня промчалась мимо открытого холодильника. Том не преминул оторвать от аппетитной курицы ногу и, размахивая ею, словно саблей, побежал за мышью.

А Джерри притормозил возле шкафа, чтобы перевести дух. Кот остановился рядом, откусил от украденной ножки и, протягивая ее мыши, произнес:

– На, подкрепись немножко. Нужно набраться сил для последней и самой решающей сцены затеянного нами спектакля.

Мышь долго уговаривать не пришлось. Джерри откусил от предложенной ему ноги кусочек и, едва прожевав, пискнул:

– А теперь забираемся в шкафчик. Там можно хорошо погреметь кастрюльками и сковородками.

Забравшись по предложению Джерри в шкафчик, кот и мышь, взяли в лапы ложки и вилки, словно это были барабанные палочки, и начали, как настоящие музыканты из оркестра, бить ими по всему, что попадалось на глаза.

На кухне поднялся такой звон, что впору было затыкать уши.

Вдоволь настучавшись, Том и Джерри выскочили из шкафчика и, на глазах у продолжавшей трястись от страха хозяйки, затеяли мушкетерский поединок. У кота в лапах был нож, а у мыши вилка.

Женщина не в силах вынести такого зрелища, закрыла глаза руками. А Том и Джерри, подскочив к хозяйке, поочередно пару раз укололи ее в толстый зад своим оружием.

Хозяйка не выдержала такой атаки. Она пулей вылетела из кухни. Только сейчас Том и Джерри по-настоящему перевели дух.

– Нам надо все время быть у нее на виду, – шепнул кот на ухо мыши.

– Я с тобой согласен.

– Тогда бежим за ней в гостиную, – снова произнес Том.

На что Джерри ответил:

– Не мешало бы нам для начала хорошенько вымазаться томатным соусом, чтобы наш спектакль был похож на настоящую кровавую схватку.

Не мешкая, они вскочили на стол. Том выдавил на мышь полтюбика пасты, хорошенько растер ее по всему телу Джерри, потом вымазал себя и схватил лежавший рядом большой тесак для рубки мяса.

Только после этого Том и Джерри бросились в гостиную вслед за хозяйкой. Кот, размахивая теса ком, крушил все подряд, что только попадалось ему. Были разрезаны на мелкие куски шторы, разрублен журнальный столик, вместе с находящимися на нем книжками, разбиты две фарфоровые чаши и один глиняный кувшин.

Кот так развоевался, что едва не разрубил на половинки и самого Джерри. Это случилось, когда убегающая мышка залезла в хрустальную вазочку с фруктами. Кот в три секунды превратил лежащие там фрукты – яблоки, виноград, персики и три банана – в фруктовый винегрет.

Джерри, чудом выскочивший из вазочки целым и невредимым, гневно произнес:

– Том, надеюсь, ты не забыл, что это только спектакль?

– Конечно, – ответил кот.

– Ну, ладно, – вздохнул Джерри, – тогда бежим дальше.

Погоня снова пронеслась мимо хозяйки дома. Женщина, вооружившись веником, стояла на кресле и пыталась оглушить мышь. Но со всего размаха треснула по лбу Тома. Кот стерпел этот удар и продолжил погоню.

Сделав круг по комнате, Джерри снова оказался возле кресла, на котором стояла хозяйка, дома. Та снова хотела ударить мышь, но опять промахнулась и удар пришелся по коту. Удар был так силен, что Том выпустил из лап тесак.

Когда погоня в третий раз мчалась мимо хозяйки, Том затормозил возле нее, выхватил у негритянки веник и, разодрав его на две части, мяукнул:

– Если вы меня третий раз ударите, то мышь я никогда больше не поймаю...

Хозяйка, не поняв кошачьей речи, пожала плечами, а Том вручил женщине то, что осталось от веника, и снова помчался за мышью.

Джерри в этот момент уже залез под ковер. Женщина решила сама с ним разобраться. Она спрыгнула с кресла и начала, что было сил, колотить ковер, пытаясь убить находящуюся под ним мышь. Над Джерри сгустились тучи.

Коту непременно нужно было что-то придумать, чтобы его другу не оказаться раздавленным обезумевшей женщиной.

Том, быстренько сбегав к холодильнику за помидором, подсунул овощ под ковер и свистнул, сигнализируя этим хозяйке дома, что поймал мышь. Та обернулась и крикнула:

– О, Том! Какой ты молодец! Держи ее, не выпускай, я сейчас.

Она размахнулась остатками веника и стукнула по ковру. Из-под него во все стороны брызнул красный сок.

– Ну, как?.. Я попала? – поинтересовалась негритянка.

Кот осторожно заглянул под ковер и горько вздохнул. По его унылому виду можно было понять, что с мышью навсегда покончено.

А Джерри в это время преспокойно выбрался из-под другого конца ковра и, совершенно не опасаясь за свою жизнь, пробрался на кухню. Это было правильное решение, так как минуту спустя хозяйка пригласила Тома к холодильнику и предложила ему на выбор любое кушанье.

Том, уже хорошо перекусивший куриной ногой, выбрал взбитый крем со сливками.

– Ты сегодня заслуживаешь самой большой похвалы, – ласково сказала женщина коту, снимая с верхней полки холодильника большую тарелку с кремом, – Я с превеликим удовольствием дам тебе полакомиться всем, чем ты только пожелаешь.

Негритянка поставила тарелку перед котом. Том аппетитно облизнулся.

– Я всегда говорила, что ты самый замечательный мышелов, – снова произнесла хозяйка и, погладив кота по голове, удалилась.

Том снова облизнулся и уже приготовился поглощать крем со сливками, как из-под холодильника раздался мышиный писк:

– Эй, Том!.. Ты меня не забыл позвать?

Кот искоса глянул на мышь и подумал: «Вот еще нашелся нахлебник. Стану я с ним делиться моим любимым кремом со сливками! Так он потребует, чтобы я с ним своей едой каждый день делился».

Пока Том раздумывал, делиться ему с Джерри или не делиться, грызун разбежался и кинулся прямо в крем. Но он не долетел до тарелки каких-нибудь полдюйма. Том резко отодвинул тарелку и бедный Джерри растянулся на полу, больно ударившись зубами.

Пока мышонок так лежал и обдумывал – попробовал он крем или нет, – кот отодвинул его задней лапой к шкафчику, а сам открыл рот, чтобы как можно быстрее расправиться с лакомством.

Но не успел Том это сделать, как пришедший в себя Джерри подбежал к нему и со всей мышиной силы пнул задней лапой под зад. Затем он резко развернулся и направился к своей норе.

– И все-таки ты никому не нужен! – злобно произнёс Джерри. – Никчемное ты, Том, существо.

А кот, плюхнувшись мордой в миску, разбрызгал весь крем по полу, оставшись, таким образом, без угощения. Том был наказан за свою жадность.

Наилучший пернатый друг

Джерри, рыская в поисках еды, забрел в амбар. Он уже хотел проделать дырочку в мешке с зерном, как заметил в углу амбара мышеловку, в которой лежал в качестве приманки кусок сыра.

Грызун тут же подкрался к мышеловке. Сыр так аппетитно пах, что Джерри не выдержал.

– Эх, была не была! – пискнул он и ловким движением вырвал сыр из ловушки.

Мышеловка с шумом захлопнулась и прижала самый кончик мышиного хвоста.

Тут как. тут был кот Том.

– Ну что, дружочек, попался? – ехидно спросил он у попавшегося в ловушку мышонка. – Я так и знал, что ты не устоишь против запаха сыра.

– Ты, Том, как всегда, прав! – пискнул в ответ Джерри. – Но не станешь же ты есть меня вместе с мышеловкой?.. На, лучше подержи сыр, я как-нибудь сам выкарабкаюсь...

Пока кот стоял и думал, что ему делать, мышонок сунул ему в лапы сыр, освободил свой хвост из мышеловки и пустился наутек...

В самом углу амбара курица-наседка сделала себе гнездо, чтобы в укромном месте высидеть цыплят. Под нее и юркнул Джерри, спасаясь от кота.

Бежавший за мышью Том, подскочил к курице и, ни секунды не медля, засунул под нее свою когтистую лапу, пытаясь достать мышь. Но раз за разом ему попадались только куриные яйца.

Спящая наседка почувствовала что-то неладное. Она открыла глаза и увидела перед собой обнаглевшего кота, запустившего в гнездо лапу.

Том не подозревал, что курица, защищая своих детенышей, даже еще и не вылупившихся, может стать настоящим коршуном.

Наседка набросилась на кота и стала его с остервенением клевать. Не ожидая такой активной атаки со стороны какой-то курицы, Том вынужден был ретироваться. Наседка снова взгромоздилась на гнездо, успокоилась и, сладко зевнув, задремала...

Когда Джерри вылез из-под курицы, то увидел, что кота нигде нет. «Какое прекрасное место! – подумал Джерри про куриное гнездо. – И, главное – безопасное!.. Никакой кот мне здесь не страшен... Но не мешало бы найти брошенный кусок сыра, зря я что ли так рисковал...»

Джерри спрыгнул на землю и отправился к потерянному во время погони куску сыра. Не успел он отыскать сыр, как на него набросился прятавшийся неподалеку Том.

Джерри со всех ног снова бросился к гнезду. Он юркнул под курицу как раз в тот момент, когда кот уже готов был схватить его.

Том не успел затормозить и со всей силы врезался в наседку. Курица, встрепенувшись, ответила целой серией ударов клювом в темя кота. Том снова остался ни с чем.

«Как же мне сцапать эту поганую мышь? – думал он, выбегая из амбара. – Пожалуй, здесь надо действовать хитростью».

Кот снова забрался в амбар, на цыпочках подкрался к курице сзади, но, когда он уже хотел снова сунуть под нее лапу, его задняя лапа задела жестяную миску. Миска с шумом подскочила и стукнула кота по лбу. По сараю разнесся звон, разбудивший курицу. Но прежде чем она открыла глаза, кот уже сидел у коровы в стойле с надвинутым на глаза чепчиком и изображал из себя хозяйку.

Наседка с недовольным видом осмотрела сарай и, не заметив ничего подозрительного, снова закрыла глаза.

– Уф, – вытер Том пот со лба и снял чепчик, – чуть было эта подлая наседка меня снова не ударила острым клювом.

Он опять подкрался к гнезду и осторожно, чтобы не разбудить курицу, засунул под нее лапу. Том очень хотел найти между яйцами спрятавшегося Джерри. Но мышонок, в отличие от наседки, не дремал.

Джерри тут же положил в кошачью лапу яйцо и двинул курицу под зад. Та с кудахтаньем подлетела и, приземлившись, увидела перед собой ворующего яйца кота.

Курица гневно посмотрела в глаза Тома. А тот, заметив, что у него в лапах яйцо, а не мышь, приветливо ей подмигнул и аккуратно положил яйцо па место.

Убедившись, что ее еще не вылупившийся детеныш в безопасности, курица хотела снова клюнуть Тома, но того уже и след простыл. Наседка пересчитала яйца. Удовлетворившись, что все шесть яиц на месте, довольно улыбнулась и снова уселась на них...

Том не сдавался. Он решил во что бы то ни стало наказать обнаглевшую мышь. Кот взял мышеловку, положил туда кусочек сыра, и, привязав мышеловку веревками, подкрался к насесту. Затем он сунул этот опасный предмет под курицу и спрятался за мешком.

Действия кота не остались без внимания Джерри. Мышонок тут же понял, что задумал Том.

Джерри осторожно взял мышеловку, подкрался сзади к коту и поставил ее прямо под кошачьим хвостом.

Через несколько секунд мышеловка сработала. Том тут же дернул за веревочку и почувствовал, что его кто-то тащит за хвост. Каково же было его разочарование, когда он увидел в мышеловке собственный хвост. Том вынужден был искать новый способ поймать хитрую мышь.

Его взгляд упал на маслобойку. В голове у кота тут же созрел план. «А что, если мне спрятаться внутри маслобойки и подкрасться к курице?.. Она, пожалуй, меня не заметит...»

Кот так и сделал.

Но ему нужно было устроить так, чтобы курица хоть на время покинула насест. Для этого кот решил использовать обыкновенную вилку. Он ткнул острием вилки под зад наседке, та взлетела к самым стропилам, и пока она не опустилась, Том обшарил все гнездо.

Когда недоуменная курица опустилась, она оглянулась по сторонам, но кроме стоящей рядом маслобойки, ничего не увидела.

«Странно, – подумала наседка. – Видно, показалось что меня кто-то уколол». Не успела она так подумать, как кот опять сильно уколол ее вилкой. Курица с кудахтаньем подскочила под потолок.

На этот раз она успела заметить, как из маслобойки вылезла серая когтистая лапа и обшарила ее гнездо. Приземлившись, наседка тут же выскочила из гнезда и притаилась позади маслобойки. Через секунду оттуда показалась кошачья лапа с вилкой.

Наседка хоть и была глупой курицей, но все же догадалась, что это был подлый кот. Она тут же выхватила вилку, откинула мощным ударом лапы маслобойку и взгромоздилась на кота.

– Ах, это ты, несчастный котяра, вздумал похищать яйца?! – гневно закудахтала курица. – Ну сейчас ты у меня получишь!

Она размахнулась и воткнула вилку коту в зад. Тот, как ужаленный, бросился наутек. Курица сидела на нем, снова и снова тыкая вилкой, как заправский наездник колет своего коня шпорами.

Но тут до нее донесся слабый писк вылупившихся цыплят. Наседка бросила обезумевшего от боли кота и направилась к гнезду и действительно, там бегали шесть вылупившихся пушистых желтых комочков.

– Ах вы, мои деточки! – закудахтала курица. – Ах вы, мои красивенькие цыпляточки! Вы ну прямо в вашего папочку... В нашего славного петушка.

Нежно обхватив цыплят крыльями, она поставила их на землю и провела на птичий двор – похвастаться потомством перед утками, гусями, индюками и, прежде всего, перед петухом.

Ничего не подозревающий Джерри выбрался из гнезда и заметил, что спасительной курицы поблизости нет. А вместо нее возле него возникла ухмыляющаяся морда Тома. Джерри стремглав бросился на улицу. Он догнал курицу и спрятался в ее перьях. Бежавший за ним кот столкнулся с мамашей и, пока та снова не ударила его, бросился наутек.

Джерри, выдернув из курицы несколько перьев, воткнул их себе в голову и в хвост. Изображая из себя настоящего цыпленка, прилег отдохнуть посередине птичьего двора, где грелся на солнышке и поклевывал камушки весь куриный выводок.

Отдыхать ему пришлось не долго. Один из цыплят, приняв мышиный хвост за вкусного червяка, клюнул его и проглотил. Джерри с трудом вытащил хвостик обратно из клюва ничего не понимающего цыпленка. И тут раздалось призывное кудахтанье курицы, означавшее, что все цыплята срочно должны бежать к своей заботливой мамаше и идти с ней на луг пощипать свежей травки.

Цыплята послушно выстроились в колонну и пошли за курицей. Позади всех тащился Джерри.

Куриный выводок шествовал вдоль забора, за которым спрятался кот. Он видел чудесное превращение и, просунув лапу в дырку, решил схватить идущего последним в выводке Джерри. Но он ошибся и вместо мыши схватил идущего предпоследним цыпленка.

Довольный Том приготовился уже съесть пойманную мышь, но увидел, что у него в лапах трепыхается не мышь, а желтенький цыпленок.

– Мама, мама! – пищал тот. – Меня схватил какой-то большой и усатый.

Курица тут же примчалась на писк птенца. Она не стала долго разбираться с обнаглевшим котом. Вырвав из его лап своего дорогого цыпленка, она натянула на голову кота лежащую рядом ржавую консервную банку...

Джерри, крутясь между цыплятами, не заметил, как оказался в выводке точно таких же желтых утят. А те как раз направлялись поплавать в ближайшей луже.

Кот там и подкараулил потерявшего бдительность Джерри. Хорошо, что грызун вовремя заметил кота. Он со всех ног бросился к куриному выводку, мирно клевавшему пшено, специально рассыпанное хозяйкой. Том, схватив ножницы для стрижки овец, побежал вслед за мышонком, пытаясь разделать его на половинки, но тот все время ускользал от кота.

Джерри пробежал под согнувшейся над миской с водой курицей, и кот, снова налетев на нее, случайно выстриг у бедняжки весь хвост. Оставалось лишь одно перышко.

Когда кот спохватился, было уже поздно. Курица, заметив, что рядом с ней стоит кот, держащий в лапах ножницы, а ее зад похож на недобритую голову панка, надвинула на лоб гребешок, готовясь дать коту такую взбучку, от которой ему больше никогда бы не захотелось появляться на птичьем дворе.

Том, видя, что снова попал в незавидное положение, что сейчас курица отметелит его как следует, виновато улыбнулся и решил изобразить из себя парикмахера. Он тут же поднял с земли осколок зеркальца.

– Ну как, вам мое искусство парикмахера? – спросил он у курицы, показывая ей в зеркальце, как выглядит обстриженный хвост сзади.

У птицы глаза налились кровью, словно это была не курица, а грозный бойцовский петух.

– Я знал, что вам не понравится стрижка под панка, – снова сказал Том, потупив зеленые глаза. – Я вас лучше наголо подстригу...

И он тут же состриг с хвоста курицы последнее перышко...

Это переполнило чашу терпения птицы. Она выхватила у кота ножницы, умелым борцовским приемом перевернула его с лап на голову и, обкрутив полотенцем кошачий зад, остригла шерсть Тома от задних лап до самого кончика хвоста...

Курица надолго отбила у кота желание наведываться на птичий двор. А Джерри, пока не подросли цыплята, жил в курятнике, где под крылом своего лучшего пернатого друга – курицы-наседки – чувствовал себя в полной безопасности.

Страдающие коты

Том наконец поймал Джерри и решил с ним немного поиграться, прежде чем съесть. Он привязал к мышиному хвостику леску и отпустил грызуна.

– Что это с ним? – подумал Джерри. – Неужели он сошел с ума? Или пресытился молоком, не желая сегодня есть мышь?.. Но тем не менее, надо попытаться от него улизнуть.

Джерри совершенно естественно бросился наутек. Он завернул за угол, пробежал под батареей и уже готов был юркнуть в свою норку, но почувствовал, что не может этого сделать. Грызун распластался по полу. Кто-то его стремительно тянул назад за хвост.

Через несколько секунд Джерри уже сидел рядом с Томом. Он заметил, что у того в лапах удочка. «Так и есть, – подумал, вздохнув, Джерри, – я теперь стал у кота наживкой...»

– Привет, приятель! – воскликнул Том. – Как тебе нравится моя новая затея?

Джерри надулся и ничего не ответил.

– Тебе, я вижу, моя затея пришлась по вкусу? – продолжал кот. – Я вот подумал и решил стать рыбаком. Мне уха последнее время больше нравится, чем мышиные косточки. Пока я потренируюсь закидывать удочку, а на днях пойду на рыбалку. Ты как, не против послужить живой наживкой?

Джерри снова не отвечал. А Том с довольным видом схватил лежащую рядом широкополую рыбацкую шляпу и, надвинув ее на лоб, состроил ужасную рожу.

Джерри от страха подскочил и снова бросился от злого кота. На этот раз он побежал на кухню. Схватив лежащий на столе нож, Джерри перерезал леску и тут же привязал ее к пакетику с надписью «Вяленая баранина».

Теперь можно было убегать от кота по-настоящему.

А Том в это время, наматывая леску на барабан, почувствовал, что мышь вроде бы стала упираться.

– Ну, это что за фокусы? – гневно зафыркал кот, со всей силы дергая удочку.

Застрявший под батареей пакет с мясом порвался, Том упал на спину, ударившись головой об стенку, тут же вскочил и увидел, что у него в лапах находится вместо мыши обрывок бумажной упаковки с надписью: «баран».

Кот вскипел от злости:

– Это я-то баран? – зашипел он, бросившись на кухню. Том успел заметить, что мышь прыгнула через открытое окно на улицу. – Ты гадкая, несносная мышь! – завопил Том, – Да будет проклят тот день, когда я тебя впервые решил поймать!

Том вскочил на подоконник и выпрыгнул на улицу.

А Джерри тем временем убегал подальше от раскрытого окна. Он не мог видеть, что за углом в мусорном бачке возится еще один кот – самый черный кот во всей округе – Батч, по прозвищу Мясник.

Мясником он был прозван за свою кровожадность и фантастический аппетит. К тому же он слыл самым сильным котом в округе и постоянно ввязывался в драки. В одной из недавних передряг он сломал себе хвост, и теперь тот был перевязан бинтом.

Джерри, завернув за угол дома, как раз и столкнулся с этим черным бездомным котом, который кстати искал, чем бы поживиться.

– Ой, извините, сэр, – пропищал Джерри. – Я совсем не хотел мешать вашему завтраку.

И пока кот решал, что ответить, Джерри со всех ног бросился в обратную сторону. Тут он заметал, что ему навстречу бежит разъяренный Том. Джерри снова повернул к черному коту и, прыгнув ему в лапы, чмокнул в щеку.

– Я ваш навеки! – прошептал он ничего не понимающему Батчу на ушко.

Кошачья морда расплылась в довольной улыбке. А Джерри тем временем продолжал:

– Я думаю, вы не отдадите меня этому несносному коту Тому?

– Нет, что ты, крошка! – промурлыкал Батч, ласково погладив Джерри по спине. – Я всех мышей, и особенно таких упитанных, как ты, очень люблю.

Еще раз томно улыбнувшись черному коту, Джерри повернулся к подбежавшему к ним Тому и показал ему свой длинный язычок. Том опешил. И пока он так в нерешительности стоял, думая, что делать, Джерри еще раз чмокнул Батча в морду и ласково подкрутил его длинный черный ус.

– Эй, приятель, у тебя какие-то проблемы? – подмигнул Батч подбежавшему коту.

Том растерянно мычал, он хлопал глазами и обдумывал, как быть.

– Чего, сопляк, смотришь на меня? Я тебе не кошечка... – снова произнес Батч.

Но Том и не думал отвечать на дерзкие вопросы своего собрата. Он выхватил мышь и, выгнув спину дугой, грозно зашипел.

– Ах, ты так, вонючий котяра! – воскликнул его соперник и, подскочив к Тому, молниеносным движением лапы вырвал у него Джерри.

И тоже выгнул спину дугой и грозно зашипел. Том увидел, что спина у соперника гораздо выше и круче, а голос звучит громче.

«Да, мне с ним сейчас не сладить», – подумал Том и вынужден был ретироваться.

Довольный Батч снова улыбнулся. Он пошарил в мусорном ящике свободной лапой и достал кем-то выброшенный недоеденный батон. Кот недовольно поморщился, подумав: «Что ж, это не самое лучшее, что можно найти... Но, тем не менее, – почесал Батч в затылке, – батон с мышью прекрасно сочетается по вкусовым качествам...»

Он разодрал батон на две части, положил внутрь мышь и снова пошарил в мусорном ящике.

– Да тут и перчик есть! – весело воскликнул кот, доставая из бачка перечницу. – Сырая мышь, хорошо сдобренная перцем, да еще с великолепным батоном будет для меня самым изысканным завтраком за последние три дня.

Поперчив хорошенько Джерри, Батч облизнулся и широко раскрыл пасть, чтобы за раз проглотить весь сандвич.

В этот момент мышонок, посыпанный перцем, громко чихнул. Сила его чихания оказалась настолько большой, что Джерри пулей вылетел из батона. Батч увидел, что его завтрак самым настоящим образом ускользает из-под носа.

Черный кот бросился за мышью. А Джерри, не будь дураком, догнал находящегося уже у самого крыльца Тома, прыгнул ему на спину, перескочил на плечо и, чмокнув в нос, показал язык приближающемуся Батчу.

Батч затормозил и, выхватив мышь из лап собрата, стукнул того батоном по голове. Том не стерпел такого непочтительного к себе отношения и, изловчившись, выдернул из наглой морды черного кота самый большой ус.

Это становилось уже интересным. Батч нахмурился, и, оглядевшись по сторонам, увидел старую консервную банку. Он быстренько засунул в нее Джерри и закрутил ключиком жестянку, чтобы мышонок не мог сбежать. Теперь его лапы были свободны.

Черный кот тут же набросился на Тома и в одно мгновение повырывал почти все его усы. Том в долгу не остался. Он заревел, как десяток безумных котов, и сделал со своим противником то же самое.

Батч в отместку схватился левой лапой за уши Тома, приподнял его над землей и, сжав другую лапу в кулак, приготовился двинуть его в челюсть. Но тут услышал, как заскрежетала консервная банка, в которой должен был находиться Джерри. Черный кот обернулся и увидел, что мышь пытается от него улизнуть.

– А ну, назад! – закричал он во всю глотку.

Джерри виновато улыбнулся и снова залез в консервную банку, закрывшись жестяной крышкой.

Так-то будет лучше, – усмехнулся Батч.

Он снова повернулся к Тому и собрался продолжить разборку. Но увидел, что у него в лапах находится уже не кошачий собрат, а комнатный цветок в горшке. Батч аж подпрыгнул от неожиданности.

– Улизнул, мерзкий котяра! – гневно закричал он. – Но от меня не уйдешь.

Черный кот оглянулся по сторонам и увидел, что Том, схватив консервную банку с мышью, со всех ног улепетывает от него. Батч бросился в погоню. И уже было схватил Тома за хвост, как Том, вбежав через калитку на хоздвор, закрыл ее за собой. Бегущий следом черный кот на всей скорости врезался лбом в калитку и распластался на земле.

Батч не долго отдыхал. Едва очухавшись, он вскочил на ноги, перемахнул через калитку и настиг соперника возле поливочного шланга. А Том, приветливо ему улыбнувшись, протянул консервную банку, в которой должна была находиться мышь.

Джерри в банке, естественно, не было. Том его предусмотрительно вынул и спрятал в траве, придавив хвостом.

Батч вырвал банку из лап Тома и тут же заглянул внутрь.

– А где же мышь? – зарычал он.

– Не знаю, – сделал удивленную мину Том и показал, что у него в лапах ничего нет.

Батч снова посмотрел в консервную банку. Том, пользуясь моментом, привязал конец хвоста своего собрата к шлангу.

– Эй ты, серый! Не обманывай меня! – зашипел Батч.

– А я тебя и не думал обманывать, – снова развел лапами Том и вдруг подскочил вверх на десять футов.

Это дал о себе знать Джерри. Он, найдя в траве кем-то выброшенную изогнутую вилку, ткнул кота в зад и, пользуясь моментом, бросился наутек. Приземлившийся на землю Том побежал за ним.

– Ах ты, хитрая тварь! – закричал Батч. – Ты все-таки обманул меня и спрятал мышь!

Черный кот тоже бросился в погоню. Он пробежал пару десятков шагов, резиновый шланг, привязанный к его хвосту натянулся, и Батч, словно камень из пращи, полетел в обратную сторону.

Кот врезался в торчавший из-под земли водопроводный кран, и на него тут же хлынул поток холодной воды.

Тем временем Джерри шмыгнул в калитку и был уже около дома. Но Том, бегающий, как известно, гораздо быстрее мыши, нагнал его и, схватив, вознамерился проглотить. Но все же решил оглянуться и посмотреть, как там дела у противника.

А Батч, уже отвязавший хвост от шланга, стремительно приближался. Том посмотрел по сторонам и увидел беспечно оставленный хозяйкой на подоконнике пирог. Том, кинув этим пирогом в несущегося Батча, снова бросился наутек. Но, убегая, не заметил стоящего на пути мусорного бака и на всей скорости ударился в него.

К Тому подскочил пришедший в себя Батч. Он тут же выхватил у него мышь и с довольным видом удалился.

Том очухался, осмотрелся, увидел, что возле него лежит кем-то выкинутая старая сковорода. «Это будет как раз кстати», – подумал Том.

Он схватил сковородку и подбежал сзади к Батчу. Том так ударил его по голове, что тот выпустил Джерри и растянулся на земле. Мышонок оказался прямо на сковородке у Тома.

– Есть!.. Мышь у меня! – довольно закричал Том, от радости забыв, что Джерри тоже может бегать.

А Джерри, пользуясь относительной свободой, тут же спрыгнул со сковородки на землю и юркнул в сарай через маленькую щелку.

Том бросился вслед за ним. Но, как только он просунул голову в щель, получил от Джерри потрясающий удар куском трубы. Том вылетел из щели, как ядро из пушки.

– Эй, бездельник, ты чего тут разлегся? – закричал на него подбежавший Батч. – Лучше отвечай, куда подевал мышь?

Том, очухавшись, помотал головой и любезно указал на щель.

– Прошу, сударь, заходите, – нарочито ласковым голосом промурлыкал он. – Мышь там уже заждалась...

Батч ехидно улыбнулся и сунулся в щель, но тут же получил точно такой же потрясающий удар по зубам. Черный кот растянулся на земле.

Том засмеялся над неудачей собрата:

– Я вижу, он оказал тебе довольно ласковый прием.

А Джерри тем временем уже мчался к дому. Он свернул за угол и спрятался в прислоненной к стене щетке. Коты подбежали к дому и начали поиск мыши уже совместными усилиями.

– Эй, ребята, кого ищете? – пискнул Джерри, загримировавшись щетиной щетки под крота.

– Да вот, одну обнаглевшую мышь... – мяукнул Том, рыская глазами по траве.

– Которая никак не может понять, что мы ее все равно съедим, – вторил ему Батч.

– Тогда вам нужно искать там, – показал лапой Джерри, – в саду...

– Спасибо, друг! – рявкнули коты и бросились в сад, но, пробежав несколько шагов, резко остановились.

– Эй, Том!.. А тебе не кажется, что этот крот не слишком был похож на крота? – мяукнул Батч.

– Я об этом хотел как раз сказать... – ответил его собрат. – Мне сдается, что это совсем не крот...

Коты тотчас повернули назад, но Джерри уже и след простыл. Он в этот момент находился в водосточной трубе.

– Мышонок где-то неподалеку, – уверенно сказал Том. – Я его повадки хорошо изучил.

Коты в бессильной злобе схватили щетку и в несколько секунд лишили ее щетины, не заметив, что в это время Джерри вылез из водосточной трубы и связал их хвосты. Сделав свое дело, грызун пробежал под носом обалдевших котов и направился в сад.

Более шустрый Батч первым бросился за ним и потянул за хвост замешкавшегося Тома. Но он недолго так волочил своего собрата. Том быстро понял, что от него нужно. Он вскочил на лапы и побежал рядом с Батчем. Коты, связанные хвостами, второпях не обратили внимания, что один из них пробежал слева от дерева, а другой – справа. Хвосты напоролись на препятствие, и коты, обмотавшись вокруг ствола, стукнулись лбами.

Пока они развязывались, Джерри разбросал вокруг себя найденные возле улья кнопки...

У котов из глаз брызнули потоки слез, когда они пробежали мягкими лапками по кнопкам. Преодолев это препятствие, они все же догнали Джерри у большой колоды для рубки дров, в которой торчал топор.

Но как только Джерри оказался в лапах котов, они снова перессорились и начали тузить и царапать друг друга. Джерри, бедный малыш, оказывался то в лапах Батча, то в зубах у Тома.

Казалось, коты разорвут друг друга, а заодно и маленькую мышь. И вдруг дерущимся котам на глаза попался топор.

– Слушай, Батч, а чего мы деремся? – воскликнул Том. – Давай поступим разумно: разрубим мышь на две части и каждый возьмет себе по половинке...

– Ты прав! – мяукнул Батч. – И как это мы раньше не догадались?

Коты тут же положили Джерри на колоду. Батч держал его за лапы, а Том, прочертив острым коготком пунктир на животе Джерри, замахнулся топором.

– Стойте! – закричал Джерри, – мне нужно убедиться, хорошо ли заточен топор!

Коты удивленно переглянулись.

– Пожалуй, грызун прав! – сказал Батч.

Но не успел он закрыть пасть, как Джерри, освободив лапу, вырвал из его морды последний ус и попробовал разрезать его топором. Топор был острый, как бритва.

– Ну все... Я пропал! – воскликнул Джерри и шлепнулся на колоду.

Том снова размахнулся топором.

У Джерри в голове лихорадочно завертелись мысли. «Мне нужно сию секунду что-нибудь предпринять, – думал он, – А иначе я точно буду разрублен. Надо попробовать снова поссорить котов...»

Джерри начал исполнять танец живота. Его маленький, но довольно пухленький животик то поднимался вверх до самой шеи, то опускался к ногам. Линия пунктира замельтешила перед глазами Тома.

– А ну, перестань дергаться! – воскликнул Батч, щелкнув его пальцем по носу. – А то мой напарник ненароком отрубит себе большую часть.

Волей-неволей Джерри пришлось угомониться. Он попрощался с белым светом, тяжело вздохнул и закрыл глаза. Еще секунда, и его маленькое тельце будет разрублено на половинки кровожадными котами.

Но мышиный бог, а вернее, черт смилостивился над бедным Джерри. Этот черт, сильно смахивающий на мышь, только с рогами и раздвоенным хвостом, держащий в лапах трезубец, внезапно возник за ухом размахнувшегося топором Тома.

– Эй, приятель! Подожди минуточку, – шепнул мышиный черт на ушко Тому. – Неужели ты согласился разделить мышь с этим облезлым котом? – кивнул черт на Батча, удерживающего мышь. – Ты же можешь один насладиться вкусом этой толстенькой мыши.

Лапы Тома слегка дрогнули.

«А как же я это смогу сделать?» – подумал он.

Черт в ту же секунду прошептал:

– А вот как... Смотри и слушай!

Черт вскочил на голову Батча и нарисовал ему крестик на затылке. Потом снова появился возле уха Тома и прошептал:

– Видишь вон тот яркий крестик меж ушей твоего соперника?

Том кивнул.

– Вот туда и бей... Понял? – повысил голос черт.

Том снова кивнул. Он не отдавал своим действиям отчета, а просто повиновался какой-то неведомой бесовской силе.

Когда черт вроде бы исчез, Том направил удар прямо между ушей ничего не подозревавшего Батча.

«Что же это я делаю?» – тут же мелькнуло в голове у Тома. Он едва смог остановить топор у затылка собрата.

– Меня какой-то бес попутал... Будь он трижды проклят! Соблазнил на такую авантюру! Чтобы я из-за какой-то мыши убил своего, можно так сказать, лучшего друга?

Том снова замахнулся топором, чтобы на этот раз наверняка разрубить мышь. Но мышиный черт с рогами и трезубцем в лапах снова появился у него на плече и грозно прорычал:

– А я и не знал, что ты такой трусливый кот... Но ты же помнишь, как Батч тебе усы повырывал, обзывал тебя сопляком и вонючим котярой?

Том тяжело вздохнул: черт был прав. Батч действительно его так обзывал и, действительно, повырывал ему почти все усы.

А черт тем временем продолжал науськивать Тома против Батча. Он несколько раз шлепнул Тома по щекам и снова произнес:

– Ты же, Том, любишь мясо. А в таком деликатном деле, как дележ пищи, каждый должен быть сам за себя... Никто ни с кем не должен делиться... Бей поскорее туда, куда я тебе показал, и мышь вся будет твоя... Я думаю, на этот раз промаха не будет? Ты меня понял? – повысил голос черт.

Том кивнул головой, соглашаясь с чертом.

– Ну, тогда, давай! Бей!.. А не то все будут считать тебя самым трусливым котом во всей округе...

На этот раз черт раззадорил Тома основательно. На морде кота появился ужасный оскал, глаза налились кровью. Он занес топор еще выше и не заметил, что тот соскочил с топорища и упал на землю.

Том со всей силы стукнул деревяшкой между ушей Батча. Удар был таким сильным, что топорище переломилось, а у Батча на голове вскочила огромная шишка.

– Ты что, паршивый сопляк! Совсем офонарел? – заорал черный кот, гневно посмотрев на серого собрата. – Да я тебя сейчас живым в землю этой самой деревяшкой вгоню!

Он отнял у Тома то, что осталось от топорища, и попытался нанести ему ответный оглушительный удар по голове. Но Том, уже достаточно узнавший силу своего противника, вовремя отскочил в сторону и бросился наутек.

Батч побежал следом, размахивая топорищем, как заправский мушкетер шпагой.

Коты напрочь забыли о лежащем на «плахе» Джерри. А тот вскочил на ноги и бросился к калитке, ведущей на улицу...

Батч догнал Тома и успел огреть его два раза по голове.

– Стой! – закричал Том. – Мы забыли про мышь! А ведь она убежит от нас.

Коты остановились и, обернувшись, увидели, что грызун со всех сил улепетывает в противоположную сторону. Батч и Том, не сговариваясь, сорвались с места и бросились за мышью.

Они настигли грызуна у самого выхода со двора. Коты сделали последний прыжок, чтобы схватить его, но Джерри в этот момент юркнул под калитку и преследователи, врезавшись в нее, застряли головами и лапами между штакетинами.

Они так крепко застряли, что не могли ни протиснуться вперед, ни вылезти обратно. Джерри, заметив это, повеселел. Он вразвалочку вернулся к калитке и, подмигнув котам, радостно пискнул:

– Не умеете вы работать, голубчики! Столько гонялись за мной, а так и не сумели поймать.

Коты, высунув языки, с ненавистью смотрели на расхаживающего перед ними грызуна, который еще и вздумал читать им нотации.

– Как вы знаете, – продолжал Джерри, – нерадивых учеников следует наказывать...

Коты удивленно и немного встревоженно переглянулись между собой.

«И какое же мне придумать наказание?» – подумал Джерри. Он взглянул на застрявших котов и ему на глаза попалась табличка, висящая прямо над ними: «Всю корреспонденцию опускать сзади».

– Придумал! – радостно воскликнул Джерри, победно вскинув лапы вверх.

Коты снова переглянулись, на этот раз еще более встревоженно, пытаясь догадаться, что же там решил грызун им сделать.

А Джерри, подняв лежащее рядом с котами разбитое топорище, насвистывая, прошел через калитку и оказался позади котов. Он остановился и скомандовал:

– А ну-ка, хвосты вверх!

Коты боязливо выполнили его команду.

– А теперь получите заслуженное! – пропищал Джерри и принялся охаживать топорищем зады Тома и Батча.

Киска-ребеночек

Летом к хозяйке дома, в котором жили Том и Джерри, приехали родственники. С ними была маленькая дочь, которую звали Дженни. Девочка все время плакала, так как забыла дома свою любимую куклу Нэнси. И сердобольная хозяйка сказала ей:

– Дженни, перестань плакать! В том нет большой беды, что ты забыла любимую куклу... Мой покладистый кот Томас с большим удовольствием тебе ее заменит.

Дженни расплылась в улыбке от счастья. Она тут же поймала кота, водрузила на его голову чепчик, натянула на лапы специальные перчатки для младенцев в виде пинеток, а на заднюю часть тела надела подгузник.

Тому это, конечно, не очень понравилось. Как только девочка на мгновение от него отвернулась, он тут же залез под стол, чтобы стянуть с себя роскошный наряд младенца. Но Дженни, вытащив кота из-под стола за хвост, пеняла ему:

– Это очень, очень плохо, когда такой маленький ребеночек убегает от своей любимой мамочки. Я ведь так беспокоилась, моя маленькая, ломала себе голову, куда же ты подевалась?

Девочка взяла возмущенного кота на руки и понесла его в кроватку для кукол.

– Нэнси, ты же еще слишком мала, чтобы разгуливать, – на ходу приговаривала она. – Я же очень беспокоюсь за тебя. Ты еще должна находиться все время в своей кроватке.

Девочка положила Тома в кроватку и сунула ему в пасть бутылочку с молоком.

– А сейчас для тебя настает время обедать. Вот тебе молочко, пососешь немного из соски... – снова заботливо произнесла Дженни. – А я тем временем схожу в центр города, куплю продукты на ужин, а для тебя новый цветастый чепчик... Но я скоро вернусь. Ты должна лежать в своей кроватке, я приду и проверю... До свидания, моя крошка... Будь умницей!

Дженни помахала коту маленькой ручкой и вышла из комнаты. Том посмотрел ей вслед, и когда она закрыла за собой дверь, откинул одеяло, вылез из кроватки и, сняв с бутылочки соску, одним глотком выпил полбутылки молока.

«А что, может, и совсем неплохо быть куклой у маленькой девочки... – подумал, усмехнувшись кот. – Никаких забот, валяйся себе в кроватке, попивай молочко и ни о чем не думай...»

Он снова натянул соску на бутылку и, растянувшись в кроватке, пососал немного молочка, чмокая губами.

«Да, это совсем неплохо быть ребеночком, – снова подумал Том и, еще раз пососав молока, произнес, как младенец:

– О-гу-гу-гу... Ди-ди-ди-ди...


Джерри вылез из своей норки и услышал, что Том как-то странно мяукает. Это был скорее детский лепет, чем кошачье мяуканье и мурлыканье. Подбежав поближе, грызун увидел, что Том лежит в детской кроватке с чепчиком на голове и в перчатках на лапах, посасывая через соску молоко и, периодически отрываясь от бутылочки, как-то глупо улыбается и лепечет всякую чушь.

«Наверное, кот сошел с ума», – подумал Джерри.

А Том, как бы в подтверждение этих мыслей грызуна, оторвался от соски, выпустил из пасти фонтан молока и пролепетал:

– А-гу-гу-гу... А-ди-ди-ди...

Джерри не верил своим глазам. Он отхлестал себя лапой по щекам и снова посмотрел на кота. Тот, как маленький ребеночек, забавлялся с погремушкой и продолжал бессвязно лепетать:

– Угу-гу-ди... Ди-ди-гу-гу...

Джерри усмехнулся и, посмотрев по сторонам, подбежал к электропроигрывателю. Он поставил детскую пластинку и нажал на кнопку. Из динамика раздались звуки колыбельной песенки:

«Спи, моя крошка, баю-бай-бай,
Глазки свои побыстрей закрывай.
Пусть тебе снятся сладкие сны,
Спи, мое солнышко, радость, усни.
Угу-гу-гу, ди-ди-ди-ди.
Спи, моя крошка, радость, усни!»
Джерри улегся прямо на проигрывателе и, передразнивая кота, засунул большой палец к себе в ротик.

– У-гу-гу-гу... ди-ди-ди-ди...

Спи, мой котенок, радость, усни... – подпевал он.

Кот вскочил с кроватки и, вне себя от негодования, зашипел:

– Ах, ты, подлая мышь! Вздумал меня дразнить?! Сейчас я тебя в бутылку засажу!

Он тут же сорвался с места и бросился к Джерри. А тот был начеку, спрыгнул с проигрывателя на пол и юркнул в домик для кукол, повесив на двери надпись: «Только для взрослых. Детям до шестнадцати вход воспрещен».

Разгневанный Том попробовал открыть дверь домика, но у него ничего не вышло. Он обошел вокруг и обнаружил незакрытое окно, через которое было видно, что Джерри залез в ванну и, изображая из себя купающуюся элегантную даму, тщательно трет себе спину щеткой, при этом напевая на мотив колыбельной песенки, следующее:

«Маленький котик, баю-бай-бай,
Ты свои глазки быстрей закрывай.
Пусть тебе снится сыр с колбасой,
Ты свои глазки скорее закрой!»
Кот сунул в окно лапу, чтобы схватить мышь и, непременно сделал бы это, если бы у него на лапе не красовалась детская пинетка...

Джерри почувствовал, как ему кто-то пробует потереть спинку. Он, продолжая изображать невинную девушку-купальщицу, томно вздохнул и обернулся. Грызун увидел в окошке кота и, как подобает в таком случае всякой уважающей себя леди, выскочил из ванны и громко запищал, прикрывая лапками пикантные места.

Кот опешил. А Джерри, улучив момент, двинул его щеткой по носу. Потом закрыл окно ставнями, побежал в спальню. Он юркнул под одеяло с головой и, заметив, что в постели находится не один, снова громко запищал – на этот раз от страха.

Грызун тут же кинулся к выходу и хотел уже выскакивать из дома, но вовремя вспомнил, что там его ждет не дождется кот. Джерри остановился и, как существо достаточно любопытное, решил все же посмотреть, кто же это находится в детской кроватке.

Он осторожно шмыгнул в спальню и увидел, что там никого страшного нет. В кроватке мирно сидела маленькая резиновая кукла, одетая в красивую ночную сорочку. В стороне на кресле лежали розовые панталончики, цветное батистовое платье и соломенная шляпка. Тут же стоял зонтик от солнца.

Мордочка мыши засветилась от счастья. Джерри тут же придумал, как незаметно выйти из домика и прошмыгнуть мимо кота, который в этот момент, взломав окно в домике, шарил лапой по ванной комнате в поисках мыши. Джерри немедля облачился во все эти принадлежности женского туалета и, раскрыв над собой зонтик, вышел из своего временного укрытия.

Том прекратил поиски и удивленно посмотрел на мышь, пока еще не догадываясь, что это за экстравагантная дама идет мимо него. В этот момент к великой радости кота, у дамы слетело платье. Том хотел было стыдливо прикрыть глаза, но успел заметить, что из-под красивых женских панталончиков выглядывает мышиный хвостик.

«Ах, вон оно что! – ехидно подумал кот, усмехнувшись. – Ну и хитер, решил меня таким образом провести».

Он тут же опустил лапу на мышиный хвост и мяукнул на ухо Джерри:

– Сударыня, далеко ли собрались?

Тот не отвечал, закрывая от кота мордочку зонтиком. И тут он почувствовал, что его крепко держат за хвост. Джерри резко обернулся и увидел: его хитрость раскрыта. Грызун, что было сил, дернул хвостом и, вырвавшись из лап кота, бросился назад в кукольный домик.

Том снова не смог его удержать в лапах, так как на них были детские перчатки. Со злости стянув их и разорвав в клочья, Том подбежал к домику. Вне себя от ярости, он приподнял крышу домика и засунул внутрь свою усатую морду.

Неожиданно из-за дверей послышался детский окрик:

– Деточка, я, как вижу, ты проснулась?

У Тома все внутри оборвалось. «Мне нужно срочно отсюда убегать...» – подумал он.

И надо же такому случиться, что в этот момент на него опустилась поднятая им же самим крыша кукольного домика. Том понял, что не успеет убежать и ему придется снова быть куклой у этой несносной девчонки.

Пока кот выбирался из домика, девочка была уже рядом. Она снова начала читать ему нотации:

– Я гляжу, Нэнси, ты решила лечь в чужую постельку? Но она же тебе мала?.. Ты должна немедленно вернуться в свою...

Дженни, не мешкая, взяла кота на руки и, натянув ему на лапы новые перчатки, снова уложила Тома в кукольную кроватку.

– Если ты встанешь из кроватки еще раз, – пригрозила девочка коту, – я потреплю тебя за носик.

Она накрыла свою живую игрушку одеяльцем и сунула ей в ротик бутылочку с молоком.

– И только попробуй меня ослушаться, я тебя сильно накажу... Вот так! – Дженни легонько хлопнула по кроватке.

Через несколько секунд девочка удалилась из комнаты. А Том, позабыв все свои злоключения с мышью, снова принялся сосать из бутылки молоко, периодически лепеча под нос:

– А-гу-гу-гу... А-ди-ди-ди...

Джерри высунулся из кукольного домика и увидел, что Том опять находится в кроватке, сосет молоко и лепечет, как маленький ребенок. Мышонок нахмурился:

– Этот несносный Том вроде бы снова начал сходить с ума, – произнес он негромко. – Нужно срочно звать на помощь его сородичей, бесцельно шатающихся по помойкам...

Джерри вскочил на подоконник и, что было сил, громко свистнул. Тотчас из мусорных бачков высунулись три кошачьи морды: черная, рыжая и светло-серая с голубыми глазами.

– Котятки, – загадочно пискнул Джерри, – не хотите ли поиграть в кошки-мышки? – мышонок закатал надетые на него панталончики повыше колен.

А коты, увидя мышь в таком элегантном ночном наряде, многозначительно облизнулись и со всех ног бросились к раскрытому окну. Они друг за другом вбежали в дом и моментально потеряли всякий интерес к мыши, так как их внимание было привлечено к лежащему в кукольной кроватке Тому, который не подозревая, что за ним наблюдают три его собрата, продолжал чмокать и лепетать себе под нос, балуясь погремушкой и посасывая из бутылочки молоко.

Три кота переглянулись между собой и, передразнивая Тома, замурлыкали песенку:

«Ди-ди-ди-ди... Гу-гу-гу...
Спать на помойке я не могу»...
Они дружно сунули себе в пасть лапу и начали ее, причмокивая, сосать.

Том вскочил с кровати и увидел, что на подоконнике сидят три его собрата и дружно насмехаются над ним. У Тома от стыда покраснели кончики ворсинок шерсти. Он готов был провалиться вместе с кукольной кроватью сквозь землю и, не желая показаться перед сородичами трусом, набросился на них с кулаками – сразу против всех.

Его остановил стоящий ближе других большой черный кот Батч, и три кота в один голос закричали:

– А-гу-гу-гу...

Том сконфуженно замигал глазами. Батч, воспользовавшись замешательством Тома, завязал узлом чепчик на его голове и тут же засунул его голову в подгузник, сворачивая бедного Тома колесом. Затем со всей силы двинул задней лапой Тома под зад и тот, словно футбольный мячик, покатился по ковру.

Том стукнулся головой о ножку стула, подскочил вверх и приземлился прямо в детскую постель. Он тут же надвинул на себя одеяло и схватил недопитую бутылочку молока.

А Батч был уже рядом:

– Баю, баюшки, бай-бай, спи, мой котик, засыпай! – пропел он на ушко Тома и затряс кроватку так, что Том быстро пожалел, что туда залез. – Ну как, детка? Ты еще не заснул? – ехидно сиро сил Батч.

Том высунулся из-под одеяла, открыл было рот, чтобы ответить, но тут черный кот заметил у него в лапах недопитую бутылочку молока. Батч не дал своему счастливому собрату сказать и полслова, он тут же выхватил у него бутылку и, сорвав с нее соску, натянул эту соску прямо на морду Тома. А пока тот пытался от нее освободиться, Батч быстро вылакал все молоко, чтобы не делиться с друзьями.

Набравшись таким образом сил, черный кот снова подскочил к Тому и начал изо всех сил дуть во все еще находящуюся на его морде соску.

Соска раздулась, как большой мыльный пузырь. Батч тут же царапнул ее острыми когтями. Соска с треском разорвалась, оглушив при этом Тома. Пока тот приходил в себя, Батч схватил его за шкирку и подбросил вверх.

– Как ты быстро растешь! – воскликнул Батч, поймав Тома. – А ну-ка, попробуем еще разок!

На этот раз черный кот подбросил Тома так высоко, что тот, больно ударившись головой о потолок, пулей полетел вниз. Батч не стал его ловить. Том упал на пол, чуть не переломав себе кости.

– Изумительно! – воскликнул Батч. – А как ты относишься к футболу? Я думаю, игра в футбол тебе понравится...

Черный кот снова схватил Тома и, не давая ему опомниться, швырнул прямо в рыжего кота Фрэнки. Тот попинал Тома ногами и перебросил его на голову голубоглазого кота Блуафа. Тот мастерским ударом отправил Тома прямо в аквариум.

Не успел Том выкарабкаться из аквариума, три кота были тут, как тут.

– Ах ты наш бедненький! – запричитал Фрэнки. – Наш малыш обмочился с ног до головы.

– И как его угораздило попасть в аквариум? – поддержал друга голубоглазый кот.

– А ну, быстрее тащи его сюда! – крикнул на него Батч.

Блуаф, самый меньший среди собратьев, под бежал к промокшему Тому.

– А ну, малыш, давай быстро на пеленание! – воскликнул он, дернув Тома за хвост.

Тот скоренько оказался в коляске. Голубоглазый кот Блуаф через несколько секунд подкатил коляску к гладильной доске, возле которой уже стояли остальные коты.

– Пациента на стол! – скомандовал Батч.

Блуаф и Фрэнки, грубо схватив Тома, бросили его на гладильную доску. И пока тот не сообразил, что от него хотят его собратья, Батч громко скомандовал:

– Обезболивание!

Голубоглазый кот, схватив деревянный молоточек, изо всех сил ударил Тома по голове. Тот сразу же отключился.

– Теперь порядок! – уже более спокойным тоном сказал черный кот и снял с Тома мокрый подгузник.

Проделав эту нехитрую процедуру, Батч протянул рыжему коту свою лапу. Фрэнки стоял в задумчивости и не сразу понял, что от него хочет самый сильный из них кот.

– Что стоишь, болван! – закричал Батч. – Давай подгузник!

– Подгузник? – переспросил рыжий.

– Да! И побыстрее!

Как только рыжий кот подал черному свежий подгузник, тот бросил ему в морду старый, мокрый.

Батч быстро перепеленал, все еще не пришедшего в себя Тома, и снова скомандовал:

– Присыпку!

На этот раз Фрэнки не дремал и моментально подал ему детскую присыпку. Батч обсыпал тальком упитанный зад Тома.

– Масло! – прорычал Батч.

Рыжий кот сунул Батчу в лапу бутылочку с маслом. А тот облил маслом все то же место у Тома, откинул бутылочку в сторону и произнес:

– Зажим!

Фрэнки передал черному коту английскую булавку, и тот, не мешкая, вонзил ее в зад только что пришедшего в себя пациента.

Том, подскочив чуть не до потолка, взвыл от боли. Батч гневно посмотрел на голубоглазого.

– Добавь обезболивающего, – зашипел он.

Его ассистент, голубоглазый кот Блуаф, тотчас же огрел приземлившегося Тома молотком по голове. Тот снова впал в забытье.

– Пинцет! – скомандовал Батч, протягивая лапу другому ассистенту.

Фрэнки сунул ему щипцы для выдергивания гвоздей, и черный кот, приложив немалую силу, с трудом выдернул из-под хвоста Тома изогнутую булавку.

– Трусы! – произнес он снова, вытирая пот со лба.

Ассистент Батча подал розовые детские панталончики, и тот, приподняв зад Тома, натянул их на него по самую шею.

– Что бы еще такого сделать нашему малышу? – задумчиво произнес Батч.

И тут его окликнул голубоглазый кот, находившийся уже возле аквариума.

– Эй, Батч! Пора бы нашему ребеночку научиться ходить. Я думаю, ему в этом поможет рыбка из аквариума.

Морда черного кота просияла. Он оттянул резинку панталонов, которые только что натянул на Тома и крикнул:

– Давай, бросай сюда рыбку!

Блуаф тотчас же подцепил когтями рыбку из аквариума и метким броском отправил ее прямо в детские панталоны.

– Теперь порядок! – радостно воскликнул Батч.

Он щелкнул резинкой панталонов Тома по животу и, пнув его под зад, весело засмеялся. Его друзья тоже смеялись от души. А вместе с ними хихикал стоящий за занавеской Джерри.

Том извивался на полу как уж. Рыбка, находящаяся у него в трусах, дико его щекотала.

– А теперь танцуем твист! – закричал рыжий кот, поставив на проигрыватель пластинку.

Веселящиеся коты подскочили к Тому. Черный кот схватился за его левые усы, а рыжий – за правые. Оба, изображая из себя заправских музыкантов, начали дергать бедного Тома в такт раздающимся из динамика звукам.

Самый маленький из котов – голубоглазый Блуаф, нарядившийся негритянкой, схватил детские погремушки и, гремя ими, будто маракасами, закружил по комнате, выкидывая коленца и трясясь в такт музыке.

Батч и Фрэнки запели дуэтом:

«Раз, два, три, четыре... Эй, пригнись!
Пять, шесть, семь... Мы слушаем твист!
Восемь, девять, десять... Эй, друг, не зевай!
Одиннадцать, двенадцать... Ты нам подпевай!..»
Коты наделали столько шума в комнате, что его услышала находящаяся на кухне Дженни. Она решила посмотреть, что это там творится в детской.

– Эй, братцы! Пора смываться! – крикнул Батч, услышав шаги за дверью.

Коты, побросав все, бросились к открытому окошку. А бедный Том повис на подгузнике, зацепившись им за край гладильной доски. И в этот момент дверь в комнату раскрылась и показалась девочка Дженни.

– Ах ты мод деточка! – воскликнула она, всплеснув руками. – И как же это ты смогла заползти сюда? И что же ты здесь наделала? Сломала мне кроватку?! Ты очень плохой ребенок!

Девочка взяла кота на руки и обнаружила, что у него в трусах трепыхается рыбка. Она тут же бросила рыбку в аквариум и погрозила коту пальчиком.

– Ах ты какая нехорошая! Ты, видно, хочешь рыбки! Но ты еще совсем маленькая для такой тяжелой еды. Тебе только можно есть рыбий жир или касторовое масло, которым угощают всех не послушных детей.

Дженни усадила Тома в детское кресло, а сама подошла к полке с медикаментами и взяла бутылочку с касторовым маслом. Налив касторки в ложку, девочка снова подошла к Тому и произнесла:

– Ты, моя куколка, явна больна... Поэтому тебе надо сейчас же выпить горькое касторовое масло. Ну-ка, открой ротик!

Том понюхал касторку. Он понял, что если хоть одна капля этой зловонной жидкости попадет ему в пасть, его непременно потянет на рвоту. Кот стиснул зубы и отвернул морду в сторону.

– Эй, Нэнси! А ну-ка, открой свой ротик! – повторила девочка. – Ну-ка, давай, я жду!

Кот упорно не желал выполнять указания девочки, и когда она потеряла уже всякое терпение, к ней на помощь пришел Джерри. Хитрый грызун схватил зажим для белья и, улучив момент, когда кот вильнул хвостом, прищепил хвост зажимом.

Том заревел от боли. Дженни ловко влила ему в пасть полную ложку касторки. Проглотив ее, Том почувствовал, что касторовое масло попроси лось назад. Кот выкарабкался из кресла и бросился к открытому окну, задев стоящую на столике бутылочку.

Джерри так громко смеялся над незадачливым Томом и так широко раскрывал рот, что не заметил, как проглотил несколько капель пролившейся на него касторки из упавшей бутылочки. Джерри тут же почувствовал позыв к рвоте. Он прикрыл рот лапами и бросился тоже к окну.

Мышонок-уборщик

Хозяйка дома, где жили Том и Джерри, наводила порядок. Уборка уже подходила к концу. Оставалось только вымыть пол в коридоре.

Наконец, и с этим было покончено. Женщина с трудом разогнула спину, хрустнув суставами, и, схватившись за левый бок, промолвила:

– Теперь дом блестит, хотелось бы, чтобы он остался таким чистым надолго.

Негритянка смахнула пот со лба и еще раз взглянула на чисто убранное помещение...

А в это время по двору кот гнался за мышью. Он не вписался в поворот и влетел в грязную лужу. Том не стал отряхиваться – ведь до мыши было так близко. Он снова бросился за ней.

Джерри тем временем вбежал в дом и спрятался за дверью. Кот, не увидев этого маневра, вбежал в коридор, но споткнулся о порожек, растянулся на чистом полу, оставив на нем и на стоящем рядом шкафчике для обуви грязь.

Том вскочил на лапы и бросился рыскать по дому в поисках спрятавшейся мыши. Он приподнял ведро, стоящее возле хозяйки дома, заглянул под швабру, находящуюся у нее же в руках. Мыши нигде не было. Кот коснулся грязной лапой халата женщины, оставив на нем черное пятно, и хотел было побежать дальше. Но хозяйка огрела его шваброй и, прижав к полу, закричала:

– Ты посмотри, мерзкий кот, как ты наследил! А ведь я здесь все чисто вымыла.

Том приподнял голову и осмотрелся.

В помещении, действительно, было все вымыто, стены блестели, пол сверкал. Но от входной двери до самой хозяйки вел грязный след, оставленный кошачьими лапами. Том посмотрел на свои лапы и догадался, что грязь в дом принес именно он.

– Ну-ка вставай, чего разлегся! – крикнула на него хозяйка дома. – Быстренько бери швабру и мой это теперь сам!..

Женщина вручила оторопевшему коту швабру и щетку и, двинув его под зад, снова грозно произнесла:

– Чтобы я через пять минут уже не видела грязи, какую ты принес в дом.

Том лихорадочно начал тереть щеткой пол, а негритянка пошла переодеваться. В этот субботний день ей нужно было сходить на рынок за продуктами.

Через несколько минут женщина, переодевшись, стояла у порога. Том вытирал последнее грязное пятнышко, оставленное им на ящике для обуви.

– Значит, так! – сказала ему хозяйка. – Если я замечу хоть одну грязную вещь в доме, я заставлю тебя здесь все перемывать.

Кот глядел на женщину преданными глаза ми, а та, натянув на руки зеленые перчатки, добавила:

– Томас, ты понял меня?

Кот кивнул в знак согласия.

Точно так же кивнул выглядывающий из-под дивана Джерри.

– И убери вот эту грязь! – показала негритянка, ткнув неуспевшего спрятать язык кота в нос, возле самой двери.

Женщина вышла на улицу. Том, которому надоело слушать нотации хозяйки, как только за ней закрылась дверь, состроил ей рожицу и, показав язык, заулюлюкал, передразнивая.

В этот момент дверь снова открылась. Негритянка, ткнув неуспевшего спрятать язык кота в нос, грозно произнесла:

– Тебе все ясно?

Кот снова преданно посмотрел в глаза хозяйки, кивнул и с усердием принялся тереть пол щеткой.

Наконец с грязью, которую кот принес в дом, было покончено. Том облегченно вздохнул и смахнул пот со лба. Капля грязного пота упала на пол, и кот, заметив это, тут же бросился устранять непорядок. В этот момент мимо него пролетела муха. Она села на оконное стекло, оставив на нем едва заметное грязное пятнышко.

Том стремглав бросился к окну. Он потер стекло занавеской, всмотрелся снова. Пятнышко, оставленное нечистоплотной мухой, не исчезло. Том полизал языком лапу, провел ей по запачканному месту и снова протер занавеской. Теперь был порядок.

Неожиданно до Тома донесся шум из гостиной. Вбежав туда, он заметил, что на полу бело от рассыпанной пудры. Впопыхах кот не заметил, что ее рассыпал сидящий на трельяже Джерри.

Кот быстренько сбегал за веником и совком, в несколько секунд навел идеальную чистоту.

Но тут до него опять донесся шум. Том обернулся и увидел, что Джерри, неся круглую коробочку, оставляет за собой широкую дорожку пудры.

Кот вскипел от негодования.

– Ах, это ты, подлая мышь, оставляешь тут грязь, – гневно вскричал Том.

Он был вне себя от злости. Аккуратно положив веник с совком на пол, кот бросился на кухню, схватил лежащий на столе помидор и запустил им в обнаглевшую мышь.

Джерри, увидя, что в него летит некий предмет, тотчас же пригнулся. Со свистом пролетевший над ним помидор стукнулся в стену и расплылся по ней красными разводами.

– Что же я наделал? – закричал кот, схватившись лапами за голову.

Ему уже было не до мыши. Он сбегал за ведром с водой и тряпкой и начал отмывать стену от помидорного сока.

А между тем Джерри придумал новый способ, как досадить коту. Он взял с письменного стола авторучку и, незаметно подкравшись к ведру, выпустил туда чернила.

Через некоторое время кот заметил, что он не столько моет стену, сколько еще больше ее пачкает, – на этот раз в синий цвет. Том удивленно посмотрел на воду, а затем на тряпку – они были точно такого же синего цвета.

– Как это я не обратил внимания на то, что эту воду нельзя использовать для мытья? – растерянно воскликнул Том, зло бросив тряпку в ведро, еще не подозревая, что с ним сыграл злую шутку Джерри.

И тут он увидел виновника всех неприятностей... У Тома вылезли глаза из орбит, когда он заметил, что мышонок пытается из авторучки выдавить чернила на занавеску.

Кот подскочил к грызуну и, упав перед ним на колени, взмолился:

– Джерри, не делай этого! Я тебе разрешу лазить в холодильник и брать оттуда самые аппетитные кусочки сыра...

Мышонок, хитро улыбнувшись, наставил перо на занавеску и дернул за рычажок ручки. Кот закрыл глаза, чтобы не видеть этого безобразия. Но когда он их открыл, то увидел, что занавеска осталась такой же чистой, как и ранее. Чернила, оказывается, из авторучки не выдавились.

Том, свирепо посмотрел на Джерри, выхватил у него из лап ручку и ехидно засмеялся:

– Что, сырогрыз! Забыл ручку чернилами заправить?

– Нет! – пискнул в ответ Джерри. – Чернил там достаточно. Наверное, в механизме что-то заело.

– В механизме, говоришь? – переспросил кот и, забыв о всякой предосторожности, нажал на рычажок.

Грызун оказался прав. Из авторучки: брызнули чернила и попали прямо на занавеску.

Испуганный кот тут же сорвал занавеску с не те ль и бросился к стиральной машине. Хорошо, что у хозяйки был самый лучший стиральный порошок. Кот за полминуты отстирал посаженное им же чернильное пятно, так же быстро высушил занавеску в сушильном аппарате и, выгладив, повесил ее на место.

Она выглядела еще лучше, чем раньше.

– Уф! – облегченно вздохнул кот. – Наконец-то я смогу спокойно отдохнуть на коврике возле камина.

Немного отдышавшись, он направился в гостиную. Но не успел кот ступить и двух шагов, как услышал, что из кухни доносится какая-то возня.

Том стремглав бросился на кухню и обомлел от ужаса. Джерри, натянув между плитой и кухонным столом веревку, как заправский циркач, шел по веревке, жонглируя в воздухе сразу пятью куриными яйцами.

Том подскочил к этому новоявленному акробату и одновременно жонглеру и подставил под него лапы, боясь, что мышь уронит яйца на пол.

А Джерри, увидя, что кот находится уже под ним, метнул яйца в стену. Кот стремглав бросился за ними. Он перехватил яйца у самой стены и начал подкидывать их точно так же, как только что это делал Джерри. Жонглируя яйцами, Том медленными шажками продвигался к столу, где находился лоток из-под яиц.

Грызун не мог спокойно смотреть, как кот разрушает его гениальные планы. Он тут же столкнул со стола большую миску с киселем.

Однако кот, войдя в роль заправского жонглера, показывая чудеса эквилибристики, успел схватить со стола вилку. Падающая миска опустилась прямо на зажатую в зубах Тома вилку. Кот, не давая миске упасть на пол, начал ее раскручивать, замотав головой. Теперь он выглядел как настоящий цирковой артист.

Джерри был тут как тут. Он, недолго думая, воскликнул:

– Але, оп!

И резким движением вытащил из-под задних лап кота половик.

Яйца и миска с киселем тут же подскочили вверх, а сам Том распластался на полу. Но он вовремя вскочил, схватил со стола лоток и подставил его под падающие яйца. Те приземлились каждый в свою ячейку.

Кот не разбил ни одного яйца, но летящая последней миска опустилась прямо ему на голову, облив Тома до самого кончика хвоста липким киселем.

Том был вне себя от ярости. Он пообещал себе, что после обязательно расправится с мышью. А сейчас он поставил лоток с яйцами в холодильник, а сам пошел в ванную смывать с себя кисель...

Когда Том вернулся, он увидел, что посредине гостиной стоит грязная старая кляча – лошадь Хорса. Ее, чтобы досадить коту, пригласил в дом, конечно же, способный на выдумки, неутомимый Джерри. Он с веселым видом стоял у раскрытой двери и наблюдал за происходящим.

Том понял, что если лошадь сейчас разляжется, то она оставит на ковре море грязи. И пользуясь всеми чистящими средствами: половой тряпкой, веником, щеткой и даже пылесосом, он не уберет эту грязь и за два дня.

Собрав все свои силы, кот поднатужился и, приподняв лошадь, вынес ее из дома. А следом выкинул вконец обнаглевшую мышь. Закрыв за ними дверь, кот только сейчас смог по-настоящему от дохнуть.

Он высунул до пола язык и заковылял в гостиную. Едва Том добрался до коврика, он тут же повалился и, откинув лапы, заснул мертвецким сном.

Оказавшийся на улице Джерри не сдавался. Он решил во что бы то ни стало, досадить коту. Про никнув в дом только ему известным способом, через потайную дырку в стене, мышонок взял на письменном столе штемпельную коробочку и, подкравшись к спящему коту, намазал его лапы мастикой.

«Это замечательно! – подумал Джерри. – Сейчас весь дом будет в отпечатках кошачьих лап...»

С удовлетворенным видом он подошел к голове кота и двинул его лапой в нос. Том открыл глаза и, увидев обнаглевшего до крайности убегающего грызуна, вскочил и бросился вслед в погоню. Джерри мчался, кидаясь из стороны в сторону. Он понесся по дивану, вскочил на журнальный столик, несколько раз обежал вокруг него, снова вскочил на диван, прыгнул на штору, пробежал по полу. Кот летал за ним, не отставая. Через минуту гостиная была сплошь в отпечатках кошачьих лап.

Том в конце концов настиг грызуна и, схватив за хвост, хотел уже его разорвать на части, но Джерри сдавленным голосом воскликнул:

– Стой, Том! Посмотри вокруг!

Кот обернулся и посмотрел по сторонам. В глазах его зарябило от кошачьих следов. Они были повсюду: на полу, на диване, на журнальном столике и на находящихся на нем книгах и газетах, на телевизоре, стульях и даже на стенах и потолке.

Кот обомлел от ужаса и посмотрел на часы. Хозяйка вот-вот должна была прийти. Том выбросил Джерри в мусорник, а сам, смыв с лап мастику, принялся убирать свои же следы.

Кот заглянул в окно и увидел, что хозяйка дома уже появилась на дороге, ведущей к дому.

Том понял, что нужно спешить. Он привязал к хвосту щетку, в лапы взял швабру, а зубами схватил тряпку...

Джерри, пролетев через мусорный коллектор, попал в подвал и свалился в бачок. Он тут же вылез и увидел, что в окошко у самого потолка подвала вставлен желоб для подачи угля.

– Так это же идея! – воскликнул приунывший было Джерри. – Я, пока еще не поздно, направлю этот желоб не в подвал, а в дом... Грязи там будет!.. За неделю не вычистишь...

Мышонок, не мешкая, перевязал желоб верен кой, забрался на подоконник, раскрыл окно, ведущее в гостиную; затем он приподнял желоб, направляя его прямо в центр комнаты.

Подъехавший к дому грузовик начал поднимать кузов, доверху заполненный углем. Не успел грызун спрыгнуть с подоконника, как большие и малые куски угля покатились с грохотом в гостиную.

Том в это время, вытерев последние следы в коридоре, закинул тряпку и щетки в угол и присел у дверей, чтобы встретить хозяйку, ступившую уже на порог.

В этот момент, когда женщина открыла дверь, уголь потоком хлынул из гостиной в коридор, сметая все на своем пути. И без того черная негритянка, вымазавшись с ног до головы в угле, оказалась на улице.

– Господи! И что же это такое в доме творится? – воскликнула она, вылезая из черной кучи. – И когда же я смогу избавиться от этого несносного кота, от этого ублюдка и бесполезного существа?

Тут из угля показалась черная, как смоль, голова Тома. Его не узнала даже хозяйка.

– Эй, ты! – обратилась она к Тому. – Ты тут кота одного, такого серого с белыми лапками, не видел?

– Нет, мэм! – ответил Том, натянуто улыбнувшись и на всякий случай отодвигаясь подальше от рассерженной женщины. – Я не видел здесь никакого кота... Ни кота, – повторил он, – ни людей... ни дома... ничего...

Он сгорбился и, опасливо косясь, отодвигался от женщины все дальше и дальше. Наконец, убравшись на безопасное расстояние, Том отряхнулся и негритянка увидела, что это ее серый кот Томас.

Женщина вскипела от злости.

– Томас! – крикнула она. – Это ты, мерзкий, противный кот!

Негритянка схватила кусок угля и бросила в кота, но промахнулась. Том повернулся и показал хозяйке язык. Женщина рассвирепела еще больше. Она взяла в левую руку пригоршню угля и начала, как заправский бомбометатель, бросаться в кота. Том бросился наутек.

Мимо него просвистели несколько кусочков угля и когда он, казалось бы, достиг недосягаемого расстояния, самый последний кусочек угодил ему прямо в зад...

Тише, пожалуйста!

Бульдог Спайк, пользуясь тем, что хозяйки не было дома, улегся у камина. Он устроился на мягкой подушке и хотел уже закрыть глаза, как мимо пробежал мышонок Джерри, а следом и кот Том.

Бегущий последним кот размахивал на ходу сковородкой, стараясь огреть ею ускользающую от него мышь. Он так резво и широко махал, что пару раз задел сковородкой Спайка.

Пес недовольно покосился на кота, но решил пока что его не трогать, так как сон был ему все-таки дороже. Бульдог сладко зевнул и закрыл глаза...

Но поспать ему так и не пришлось: его разбудили выстрелы из охотничьего ружья. Спайк вскочил, но ему тотчас же пришлось броситься на пол и прижаться к нему как можно плотнее, так как в этот момент над его спиной просвистели несколько шальных пуль. Пес повернул голову и увидел, что рядом с ним точно так же, прижавшись к полу, лежит мышонок Джерри.

«Я гляжу, в доме становится жить еще хуже, чем на улице», – подумал бульдог, когда выстрелы прекратились.

Он поднял голову и тут же получил по лбу оружейным прикладом. Это кот бросил в находящуюся рядом с бульдогом мышь ставшее уже ненужным ружье. Спайк схватился за голову и помотал ею, но когда он пришел в себя, – ни кота, ни мыши рядом не было.

«Если этот несносный кот вздумает меня в третий раз разбудить, – подумал пес, – я ему лапы повыдергиваю». Спайк снова устроился на коврике у камина, закрыв голову подушкой, чтобы ничего больше не слышать...

А между тем кот с мышью, сделав очередной круг по дому, снова промчались мимо пса. На этот раз в лапах у Тома был топорик, которым он все крошил на своем пути, пытаясь достать мышь.

В гостиной стоял невероятный шум. У Спайка гудела голова, несмотря на то, что она была накрыта подушкой. «Если это снова кот, – решил бульдог, – то ему мало не покажется!»

Спайк высунул голову из-под подушки и тут же получил по ней два раза обухом. Крепкая голова собаки вынесла эти удары, а он, выхватив топор у кота, нанес ему точно такие же два удара.

– Послушай ты, кисуля! – рявкнул Спайк, схватив Тома за грудки. – Я тут пытаюсь немного вздремнуть... отдохнуть... А ты выводишь меня из себя, понимаешь? Я, как ты знаешь, парень нервный, могу и пришибить ненароком...

У кота тряслись поджилки. Он действительно знал, какой у бульдога тяжелый кулак, какие острые клыки и скверный характер.

А между тем: Спайк продолжал поучать кота, брызжа на него слюной:

– Я тебя, котяра ты несносная попрошу больше не шуметь в этой комнате!.. А если я еще услышу хоть один звук, – повысил голос Спайк, – я с тебя шкуру спущу! Понял?

Обезумевший от страха Том кивнул головой.

– А если понял, то пошел! – рявкнул ему в ухо бульдог и изо всей силы заехал кулаком коту в ухо.

Том пролетел через комнату, стукнулся головой о кресло, сделал кувырок в воздухе, врезался в стену и сполз по ней на пол...

Весь разговор собаки с котом слышал затаившийся за занавеской Джерри. Он удовлетворенно потер лапы и стал обдумывать план, как бы ему посильнее досадить коту. Но пока в голову не приходило ничего путного. Джерри просто нарисовал на стекле усатую морду кота и подписал жирными буквами: «ВОНЮЧКА»...

Том, увидев эту карикатуру, рассвирепел. Он бросился к новоявленному художнику, но тот, соскочив с подоконника, схватил лежащую на полу сковородку и большую поваренную ложку, подбежал к спящему бульдогу и хитро произнес:

– Том, как ты думаешь, Спайк проснется, если я громко постучу черпаком сковороду над его ухом?

Кот в ужасе отпрянул. Его спина покрылась холодным потом. Он в страхе подумал: «Если этот несносный грызун разбудит бульдога, мне несдобровать».

– Не делай этого, Джерри! – взмолился Том. – Я не стану больше за тобой гоняться.

Мышонок усмехнулся и, желая удостовериться, что кот не лжет, стукнул его черпаком по носу. На это Том только мило улыбнулся и, попятившись назад, скрылся за углом. На прощание даже махнул лапой.

Но он и не думал отпускать мышь просто так. Прошмыгнув через проходную комнату, Том обежал Джерри, и, тихонько подкравшись сзади, выхватил у потерявшей всякую бдительность мыши из лап сковородку и черпак.

Джерри оглянулся и увидел позади себя грозно ухмыляющегося кота.

– Привет, Том! Давно не виделись! – как ни в чем не бывало произнес Джерри и со всех ног бросился наутек.

Кот, не ожидавший такой прыти от мыши, немного задержался со стартом, и грызун, улучив момент, незаметно для преследователя протянул от торшера к креслу электрический провод. Том зацепился за провод, взлетел на три фута над полом и непременно шлепнулся бы на стол, на котором хозяйкой дома были неосмотрительно оставлены стеклянные рюмки. Но Тома спасла кошачья ловкость. Он каким-то чудом сумел подобраться в воздухе, распустил веером пушистый хвост и опустился чуть дальше того места, где должен был упасть.

Кот плюхнулся на подушку дивана, не произведя в гостиной ни одного звука.

А Джерри, тем временем, подсыпав в охотничье ружье порцию соли, подобрался к Спайку. Он, не долго думая, нажал на оба спусковых крючка. И прогремели бы выстрелы, если бы не все тот же неутомимый Том...

Чтобы предотвратить нежелательные для него последствия, кот засунул передние лапы в оба ствола ружья, приняв на себя, таким образом, весь заряд соли.

Сжав зубы, Том даже не посмел вскрикнуть от боли, про себя проклиная и ружье, и мышь, и собаку, и всех их вместе взятых...

Джерри, по-прежнему пытался разбудить бульдога. Упершись спиной в стену, а передними лапами в часы, он прилагал неимоверные усилия, желая уронить часы на пол. И это ему удалось. Часы упали с таким звоном, что разбудили бы, наверное, мертвого.

Но Спайк не проснулся... Том, в самый последний момент заметив, что придумал обнаглевший до крайности грызун, предусмотрительно зажал уши пса своими простреленными солью лапами.

А между тем Джерри продолжал бесчинствовать. Забравшись на шкафчик, он позвал кота:

– Эй, Том! Ты как, еще не забыл профессию жонглера?

Кот удивленно вскинул голову и посмотрел на шкафчик: в лапах у мыши были две лампочки. Джерри бросил вниз одну лампочку и за ней другую. Том, как заправский спринтер, сорвался с места, подскочил к шкафчику и поймал летящие лампочки почти у самого пола.

Джерри скинул вниз еще семь лампочек. Том, приложив максимум усилий и демонстрируя чудеса ловкости сумел поймать все лампочки. Три были зажаты в когтях одной передней лапы, две в другой, еще три находились в левой задней лапе. А самую последнюю лампочку кот поймал зубами. Сам Том стоял на задней правой лапе, как цапля на болоте в поисках съедобной лягушки...

А Джерри тем временем сунул хвост кота в розетку. Том затрясся, а лампочки загорелись ярким светом... И пока кот пребывал в «ослепительном» положении, хитрый мышонок подставил под его свободную от лампочек заднюю лапу роликовый конек и толкнул кота прямо на спящего бульдога.

Мышиная выдумка была так хороша, что кот ничего не смог с собой поделать – он на всей скорости врезался в Спайка... Лампочки с грохотом посыпались на пол, а сам бульдог недовольно поднял голову, еще окончательно не придя в себя после сна.

Коту не оставалось ничего иного, как схватить Спайка в лапы и попробовать убаюкать его, напевая при этом колыбельную:

«Баю, бай, мой песик Спайк,
Поскорее засыпай!
Пусть тебе приснится кость
И исчезнет твоя злость.
Баю-баюшки, бом-бом...
Спи, мой песик, сладким сном!..»
Том пел песенку таким вкрадчивым, мурлыкающим голоском, что бульдог, так и не успев разобраться, что же над ним гремело, снова уснул крепким сном.

Том, продолжая убаюкивать собаку, лихорадочно думал, как бы ему сделать так, чтобы бульдог и дальше во сне не обращал на шум никакого внимания: ведь мышь, явно, на достигнутом не ус покоится.

Том, убаюкивая пса у себя на плече, забрел на кухню и тут ему на глаза попалась медицинская аптечка. «Так ведь в аптечке есть снотворное, – промелькнуло в голове у кота. – Кажется, я знаю, что делать!»

Том немедленно достал бутылочку со снотворным и, раскрыв собачью пасть, вылил в нее все содержимое.

Теперь Спайка не разбудил бы даже рев реактивного двигателя.

Довольный собой, Том небрежно бросил пса на пол и злобно огляделся в поисках мыши. Джерри незамедлил появиться. Он, чуть раньше заметив, что Том, убаюкивая пса, прошел на кухню, нашел где-то в старых вещах детский барабан, и сейчас шел на кухню, громко стуча в него.

Джерри прошелся мимо бульдога. Но тот не реагировал на шум. Мало того, Спайк даже стал громко храпеть.

– Эй, Джерри, может, тебе помочь? – ехидно произнес Том.

– Да нет! Я как-нибудь и сам справлюсь, – ответил новоявленный барабанщик и застучал еще сильнее, подойдя к самому уху спящего пса.

– Эй, ты, длиннохвостый! Посмотри, как надо играть! – воскликнул кот.

Он подскочил к грызуну, забрал у него барабанные палочки и начал выбивать дробь на голове у спящего Спайка. Затем он пересчитал барабанными палочками собачьи ребра, отбивая такт задней лапой по бульдожьей морде.

Пес спал, как ни в чем не бывало...

Кот, воодушевленный своей безнаказанностью, вскочил на бульдога, отбил у него на голове чечетку, постучал палочками по его острым клыкам и победоносно взглянул на мышь.

Джерри в изумлении смотрел то на кота, то на собаку, не веря своим глазам. А Том тем временем спрыгнул с бульдога и ехидно произнес:

– Теперь Спайка даже пушкой не разбудишь. Смотри, что я ему подсунул!

Он показал мыши пустую бутылочку из-под снотворного.

У Джерри от изумления открылся рот. Мышонок понял все: хитрый кот напоил Спайка снотворным, и теперь пес спит мертвецким сном.

Чтобы спастись от кота, грызуну нужно было что-то срочно предпринять. Не долго думая, он вскочил на кухонный стол и громко крикнул:

– Эй, Том! Ты не будешь против, если я напишу завещание перед тем, как ты меня съешь?

Кот удивленно посмотрел на мышь и сказал:

– Я-то вообще не против, но мне бы хотелось узнать, в Пользу кого ты составляешь завещание.

– Об этом ты сейчас сам узнаешь! – хитро воскликнул Джерри и взялся за ручку.

За какую-то минуту он написал небольшое завещание и, подписавшись, протянул листок коту. Том прочел следующее:

«Моему любимому коту Тому я оставляю самое дорогое, что у меня есть, – пирог в сладком соусе».

– Пирог? – удивленно воскликнул Том, обернувшись к мыши. – Так дай мне его!

В этот момент брошенная грызуном тарелка с пирогом в сладком соусе попала прямо в морду коту. И пока кот облизывался, хитрый грызун спрятался под подбородком бульдога и, напрягая свои голосовые связки, рычал, как собака, стараясь этим рычанием напугать кота.

Том догадался об этой маленькой мышиной хитрости. Подойдя к бульдогу, он приподнял его отвисшую щеку и, сунув под нее свой нос, увидел рычащего Джерри.

Кот усмехнулся и покачал головой, а грызун два раза тявкнул как собака, затем высоко подпрыгнул, укусил потерявшего на время бдительность кота за нос и, пользуясь моментом, бросился наутек. Том, потерев лапами укушенное место, немного задержался и потому отстал от убегающей мыши...

Джерри, пробежав все комнаты, снова оказался у спящего Спайка. У него в лапах была большая сапожная игла. Мышонок вонзил ее в зад собаке, иголка согнулась, но пес так и не проснулся.

Кот уже был рядом. Он, в свою очередь, держал в лапах молоток, пытаясь им ухлопать мышь.

– Том, постой! – воскликнул Джерри, откидывая в сторону ставшую уже ненужной иголку. – Зачем тебе колотить меня таким маленьким молотком? Вон, посмотри!.. На кухонном столе лежит огромный молоток для отбивки мяса. Им ты меня отобьешь гораздо лучше.

«А, что? – подумал кот. – Мышь иногда дает полезные советы!»

Он тут же бросил свой молоток на пол и потянулся к другому – более большому.

Джерри не преминул воспользоваться представленной ему возможностью ударить наивного кота по лапе брошенным им же молотком. Том взревел от боли, прыгая по кухне на одной лапе. Ушибленная же лапа была в этот момент похожа больше на плоскую гусиную, чем на кошачью.

И тут его глаза едва не повылезали из орбит: он увидел, что Джерри сунул под спящего Спайка взрывпакет и зажег фитиль.

«Если взрывпакет взорвется под бульдогом, то непременно разбудит его», – пронеслось в голове у кота. Он бросился к собаке и, упершись лапой в морду пса, стал вытягивать из-под него взрывное устройство.

Спайк во сне почувствовал, что ему кто-то царапает морду. Он открыл глаза и, увидя перед собой кота, злобно зарычал.

Том моментально бросил свою затею. Он глуповато улыбнулся Спайку и, незаметно для него, начал заталкивать задней лапой взрывпакет еще дальше. Кот пропел две строчки из колыбельной и бросился наутек.

Спайк хотел уже снова закрыть глаза, но в этот момент взрывпакет наконец взорвался, подбросив ничего не понимающего бульдога до потолка.

Когда бульдог приземлился, то увидел, что его короткая шерсть во многих местах опалена. Спайк взревел от негодования:

– Ну все, паршивый кот, ты у меня окончательно доигрался...

Через минуту, догнав бедного Тома, Спайк задал ему такую взбучку, что тот еще долгое время ходил на костылях с перебинтованной головой и перевязанной передней левой лапой. Правой лапой он бывало качал кроватку, в которой спали бульдог и Джерри, вывесившие табличку: «Не беспокоить».

Кисулька с узором в горошек

Том поймал Джерри и, обвязав его резинкой, начал с ним забавляться, как с попрыгунчиком...

Но и эта забава не веселила кота. Уже близился вечер, а хозяйка дома после одного случая, произошедшего с Томом, посчитала лучше на ночь выгонять Тома на улицу. А Тому ох как это не нравилось. Он бы с удовольствием поспал на мягком коврике у камина, поигрался со своим хвостом или с мышью, как он это делал сейчас.

Кот так призадумался о своем горестном житье, что не заметил, как в гостиную, где он находился, вошла хозяйка.

– Томас!.. – позвала она. – Томас!.. Тебе пора уже идти на улицу.

Кот встрепенулся, спрятал мышь под подушку и, бросившись на коврик возле камина, свернулся калачиком, показывая, что он самый добропорядочный из всех живущих на свете котов.

– А, Томас!.. Вот ты где, маленький мой шалунишка? – снова воскликнула негритянка, подойдя к коту.

Она потеребила кота за щеку и прошла к окну. На улице сгущались тучи. Вот-вот должен был хлынуть ливень.

– Томас! – обратилась хозяйка к коту. – Ты только посмотри, какая гроза сейчас будет на улице.

Том подбежал к хозяйке и посмотрел в окно. И в этот момент на улице мелькнула первая молния. Том задрожал от страха и отпрянул от окна.

– Ты что, Том, боишься грозы? – удивленно воскликнула женщина.

Том кивнул головой, и с надеждой посмотрел .на хозяйку. Может быть, она смилостивится и оставит его ночевать в доме. Но та как ни в чем не бывало, произнесла:

– Тебе, Томас, не повезло с погодой. Но не переживай, ведь ты можешь отсидеться в сарае, не правда ли?

Кот тяжело вздохнул и с грустным видом, опустив глаза и хвост, побрел к выходу. Его надеж дам, казалось, не суждено было сбыться.

Джерри, стараясь освободиться от связывающей его резинки, вылез из-под подушки и послал коту воздушный поцелуй.

Но в этот момент хозяйка дома, как бы между прочим, произнесла:

– Да, в эту погоду простудиться – пара пустяков...

Вышедший на крыльцо Том вдруг повеселел. Последняя произнесенная негритянкой фраза помогла ему придумать маленькую хитрость. Оп сунул ус в ноздрю и громко чихнул. А затем еще и еще раз. После чего пошатнулся и, растянувшись на крыльце, прикинулся тяжело больным.

– Томас! – удивленно воскликнула негритянка. – Ты что, заболеваешь?

Кот утвердительно закивал головой и, чтобы окончательно убедить хозяйку в своей болезни, еще раз громко чихнул, а затем, зашмыгав, попробовал вытереть нос халатом женщины.

Та одернула Тома и произнесла:

– Ну раз ты простудился, то я не вправе выгонять тебя этой ночью из дома... Так уж и быть, оставайся тут.

Сказав это, женщина впустила кота в дом, закрыла дверь и прошла в коридор. В душе у Тома все ликовало. Ему только это и надо было: остаться на ночь в доме. Он побрел за хозяйкой, не показывая ей, однако, истинного своего состояния.

– Только этого мне еще не хватало, – говорила на ходу негритянка, – чтобы ты, Томас, простудился.

Она прошла мимо кресла, в котором уже расположился Джерри, а идущий за ней Том погрозил мыши кулаком.

Неожиданно хозяйка обернулась.

– Ты мне, Томас, говоришь правду, что простудился? – строго спросила она.

Наткнувшийся на женщину кот медленно, как бы нехотя, поднял глаза, утвердительно кивнул и, в знак того, что говорит правду и только правду, поднял правую лапу, начертив левой на груди крестик.

Находящийся чуть позади него Джерри зацокал языком. Кот мельком взглянул на него и увидел, как тот отрицательно мотает головой, показывая женщине, что кот врет. Том посмотрел опять на хозяйку и облегченно вздохнул. Действия мыши остались ею незамеченными.

Кот сжал сзади в кулак когтистую лапу и пригрозил мыши...

Негритянка взяла кота на руки, пристроила его на коврике у камина, подложив под голову грелку, и заботливо укрыла одеялом.

– Если я узнаю, что ты меня обманываешь, – строгим голосом сказала она, погрозив пальцем, – то я тебя накажу.

Том кивнул головой и, чтобы его ответ был более убедительным, закашлял.

– Ну ладно, моя киска, – промолвила негритянка, – давай, выздоравливай.

Женщина пошла к себе в спальню и, еще раз обернувшись у дверей, пожелала:

– Спокойной ночи!

Кот закрыл глаза и притворился, что спит. Когда женщина удалилась из гостиной, он отбросил одеяло и побежал к креслу, в коем все еще находился Джерри, по-прежнему пытающийся освободиться от резинки. И делал он это при помощи кусочка мыла, натерев им свое маленькое тельце.

Том схватил мышь и грозно зашипел:

– Ну, что ты там хозяйке пытался сказать про меня, сырогрыз хвостатый?

Джерри не отвечал. Но едва кот снова разинул пасть, мышонок сунул ему меж зубов кусок мыла.

Намыленная шкурка Джерри была уже достаточно скользкой для того, чтобы он без труда выскользнул из лап кота. И Джерри стремглав помчался к себе в норку.

Том не успел догнать его, сумев только зацепить когтями конец резинки, тянувшейся за мышью. Кот потянул за резинку, та натянулась, но... Вместо грызуна из мышиной норки к коту примчалась мышеловка. Она больно ударила его по зубам, ее пружина тотчас с шумом захлопнулась и прищемила коту нос.

Том взвыл от боли, проклиная Джерри и всех его мышиных предков. Кот перевязал нос и, чувствуя себя совершенно больным, наконец-то улегся по-настоящему спать.

Через некоторое время Джерри, выглянув из своей норки, увидел, что кот, растянувшись на коврике у камина, сладко спит. Грызун подбежал к коту, пощекотал подушечки его лап и, удостоверившись, что тот действительно спит, помчался в кладовку, где еще с вечера заметил баночку красной краски.

Джерри, пользуясь моментом, что Том изображал из себя больного, решил хорошенько разыграть его. Мышонок подбежал к коту осторожно, чтобы тот не проснулся, и снял с носа повязку. А затем, окунув кисточку в краску, нарисовал на кошачьей морде с десяток красных точек. Теперь Том был похож на настоящего больного корью.

Удовлетворившись своей работой, Джерри спрятал баночку с краской и кисточку за оконной занавеской. Затем взял последний номер «Таймс» и, усевшись на журнальном столике, стал через соломинку попивать молоко из кошачьей миски.

Чуткий слух кота уловил чавкающие звуки. Том повернул уши, как локаторы, и, вскочив сразу на четыре лапы, увидел, что Джерри самым нахальным образом попивает молоко из его миски.

Возмущению кота не было предела. Он подбежал к грызуну и хотел дернуть его за свешивающийся с журнального столика длинный хвостик, но тот обернулся и немного удивленным голоском пропищал:

– Том, что это с тобой?

– Ничего! – еще более удивленно произнес, кот. – А что такое?

– Да вот взгляни, что в газете написано.

Недоумевающий кот посмотрел в газету и увидел, что на первой странице жирными буквами было написано: «ЭПИДЕМИЯ КОРИ УГРОЖАЕТ НАЦИИ». Дальше, уже более мелким шрифтом шло: «Чиханье и шмыганье носом – первые симптомы».

Том усмехнулся и с угрозой посмотрел на мышь:

– Ну, и что ты мне хочешь сказать? – спросил он, выдвигая на всякий случай когти вперед.

А тот показал лапкой на абзац и ответил:

– А ты читай... читай вот тут!

Кот еще раз недоверчиво посмотрел в газету и прочел вслух:

– «Второй период течения этого инфекционного заболевания – период высыпания на коже крупнопятнистой красноватой сыпи. Появляется сыпь на носу, на щеках, возле рта и за ушами...»

Кот покачал головой, думая, что это за комедию вздумал разыгрывать перед ним грызун, и грозно посмотрел на него, но тот, уловив этот взгляд, достал зеркало и, протягивая его коту, пискнул:

– Том, ты взгляни на свою прыщавую морду!

Том недоверчиво взял зеркало и осторожно посмотрел на свое отражение. Каково же было его изумление, когда он увидел, что мышь не врет. Действительно, у него вся морда была усеяна яркими красноватыми прыщами. Кот вскрикнул от ужаса:

– Ай-яй-яй! Я сам себе накаркал, навлек на себя болезнь... И что же мне теперь делать?

Джерри попробовал его успокоить.

– Ты, главное, не робей! – сказал он, подмигнув коту и хитро улыбнувшись. – При помощи одной умной книжки я твою болезнь быстро вылечу.

– А может, я и не больной вовсе? – спросил у него Том, взглянув в газету и прочитав еще о нескольких симптомах, среди которых была повышенная температура и учащенное сердцебиение.

– А мы сейчас в этом быстро удостоверимся! – пискнул грызун, доставая с полки справочник домашнего лекаря.

Он открыл книгу на нужной странице и прочел:

– «Первым делом нужно прослушать больного и измерить температуру».

Джерри тут же сбегал за фонендоскопом, термометром и, на всякий случай – за молотком. Засунув слуховые трубочки фонендоскопа себе в уши и, приставив к груди вздыхающего кота капсулу с усиливающей мембраной, он с умным видом произнес:

– Да, Том! Твои дела плохи...

От услышанного у Тома, действительно, что-то екнуло в груди. Он дрожащим голосом прошептал:

– Джерри, дай и мне послушать!

Мыши ничего не оставалось делать, как воткнуть трубочки в уши коту и, пока тот вслушивался в ритм своего сердца, незаметно подсунуть к усиливающей мембране громко тикающий будильник. Ход часового механизма отозвался в мозгу кота стуком кузнечного молота о наковальню.

– Слышишь? – пискнул грызун.

– Слышу! – похолодевшим от страха голосом промяукал кот.

И в этот момент, умело заведенный мышью будильник зазвонил...

В ушах у кота стоял такой грохот, что тому казалось: его голова сейчас расколется на части. Он сорвал с себя фонендоскоп и настороженно посмотрел на подскочившего к нему грызуна, который снова знающе пропищал:

– А сейчас посмотрим какие у тебя нервы... Положи заднюю левую лапу на правую.

Кот выполнил указание мышонка, а тот, постукивая по коленке лапкой, незаметно двинул кота молотком. Лапа Тома, разогнувшись, чуть не подскочила вместе с котом до потолка, а сам Том вскрикнул от боли.

– С нервами у тебя все в порядке, – заметил грызун и сунул в раскрытую пасть кота термометр. – А сейчас мы измеряем температуру, – пропищал он. – Тебе нужно не двигаться в течение двух минут.

Ожидание результата длилось меньше. Хитрющий Джерри зажег под термометром зажигалку, ртуть тут же зашкалила и, немного задержавшись на самой высокой отметке, выплеснулась наружу.

– Да у тебя, голубчик, жар!–воскликнул Джерри, всплеснув лапами.

Он полистал справочник домашнего лекаря и остановился на параграфе: «Как сбить температуру».

– «Температура сбивается холодом... – прочел новоявленный доктор Джерри. – Лучше всего больного обложить льдом...» А ну-ка, Том, – воскликнул мышонок, – марш в холодильник!

Коту было все равно. У него сделался такой унылый вид, что и пером не описать. Через минуту он сидел в морозильной камере холодильника, весь обложенный льдом.

– Что-то ты не достаточно сильно дрожишь, – заметил грызун. – Видно, мы сбиваем тебе температуру снаружи, и совсем забыли, что не мешало бы ее сбить и внутри. А ну-ка, открой пасть!

Кот с большим трудом выполнил и это указание Джерри, а тот, смеясь над наивностью Тома, насыпал ему в пасть целую пригоршню льда и, выскочив из холодильника, закрыл за собой дверцу.

Через три минуты Том так затрясся от холода, что вместе с ним заходил ходуном и холодильник.

– Может быть, с него хватит холодных процедур? – удовлетворенно промолвил Джерри.

Он открыл дверцу холодильника и увидел, что Том уже представляет из себя большой кусок льда.

– Ах ты, Боже мой! И что же мне делать? – растерянно промолвил Джерри и тут же заглянул в справочник домашнего лекаря.

«При переохлаждении больного, нужно срочно его согреть», – прочел Джерри и, ни секунды не мешкая, бросился к трясущемуся Тому.

Посадив кота на противень, он засунул его в духовку и разжег огонь; включил обогрев на среднюю мощность. Через две минуты горе-лекарь Джерри вынул Тома из духовки. Тот по-прежнему трясся от холода и был все еще больше похож на большую льдину, чем на кота.

Джерри полил его маслицем и, добавив мощности, снова засунул кота в духовку.

Вскоре до чуткого к запахам носа Джерри донесся запах паленой шерсти. Грызун открыл дверцу духовки и понял, что в очередной раз с котом перестарался. Том был красным, как переспевший помидор.

Джерри ткнул его пальцем и тут же запищал от боли: на его маленьком пальчике в одну секунду вскочил большой желтый волдырь.

На этот раз мышонок не стал заглядывать в справочник домашнего лекаря. Он схватил специальные варежки для переноски горячих кастрюль и потащил дышащего жаром Тома в душ.

Когда Джерри открыл воду, вся душевая наполнилась густым паром. Через минуту из клубов пара вышел живой и невредимый Том. Но он по-прежнему имел довольно удрученный вид...

Почувствовав себя большим лекарем, Джерри продолжал убеждать кота, что тот очень болен. Голова Тома была укутана полотенцем, на его плечах красовались два халата, а к задним лапам были привязаны резиновые грелки...

Проходя мимо большого зеркала, кот как бы невзначай посмотрел на свое отражение и двинулся дальше.

«Вроде бы пятна исчезли...»– подумалось ему в этот момент.

Вдруг, осененный этой догадкой, Том снова бросился к зеркалу. Действительно, у него на морде было всего одно, и то, едва заметное, красное пятнышко – прямо на носу.

«Неужели я выздоровел?» – подумал кот.

Он потер это одно-единственное пятнышко лапой и заметил, что оно пропало, а на лапе остался след от красной краски. И тут коту на глаза попалась выглядывающая из-за шторы баночка с краской. Пока все еще не догадывающийся о том, что мышонок его обманывает, кот вразвалочку подошел к банке и, взяв ее, вернулся к зеркалу.

«Какие-то странные у меня были пятна? – снова подумал он. – Их цвет уж слишком был похож на краску из этой баночки...»

Кот окунул кисточку в краску и попробовал нанести себе на морду несколько точек. Их цвет невероятно совпадал с цветом инфекционной коревой сыпи, бывшей у него на морде несколько минут назад.

Наконец-то до Тома дошло, что над ним и его мнимой болезнью жестоко посмеялся Джерри. «И какой же я осел!» – подумал Том.

Он с лютой ненавистью поискал глазами Джерри, но того уже и след простыл. На полу лежала только книжка «Справочник домашнего лекаря».

– Будь ты трижды проклят, сыроед поганый! – закричал в лютой ярости Том, бросая оземь банку с краской. – Я тебе сейчас наставлю самых настоящих кровавых пятен...

Разгневанный кот подскочил к камину, над которым висели две коллекционные турецкие сабли и, схватив одну из них, бросился к мышиной дыре.

К его большому удивлению, Джерри сидел в гостиной, недалеко от своего жилища и никуда не думал убегать.

– Сейчас ты мне за все ответишь! – злобно воскликнул Том, предвкушая месть.

Он приставил саблю к горлу мыши, но грызун даже не пошевелился.

– Ты что? Игнорируешь меня? – гневно закричал кот.

Он схватил лапой Джерри и поднес его к своей пасти. У того был такой грустный и безучастный вид, что если бы ему сейчас Том и отрубил голову, то он бы этого даже не заметил.

– Что с тобой, приятель? – удивленно спросил кот у мыши, сменяя гнев на милость.

Джерри по-прежнему не отвечал.

Том в раздумье внимательно посмотрел на опечаленного грызуна и заметил, что у того на мордочке вскочил красный прыщик, за ним второй... третий... четвертый... Вскоре все тело мыши было усеяно красной сыпью.

Испуганный кот понял, что эта сыпь не поддельная, не нарисованная краской, а самая что ни на есть настоящая.

И в этот момент Джерри зашелся непрерывным кашлем. Том с отвращением бросил его на пол, посмотрел на свою лапу, в которой только что находилась инфекционная мышь, и со всех ног бросился к умывальнику.

Он вымыл лапу с мылом, затем потер ее порошком, подраил щеткой. Потом смазал ее лосьоном и побрызгал одеколоном. Но этого Тому показалось мало. Он помчался к медицинской аптечке и, открыв ее, стал поглощать все находящиеся там лекарства, запивая их валерьянкой, касторкой, рыбьим жиром и даже йодом и зеленкой...

Но коту ничего не помогло. Он, как и Джерри, все-таки по-настоящему заболел корью. Хозяйке пришлось объявить в доме карантин...

С этой поры ни Том, ни Джерри не пытались симулировать болезнь, чтобы ею, не дай Бог, не заболеть на самом деле.

Божественный кот

Кот Том, свернувшись калачиком, мирно посапывал на коврике у зажженного камина. По его безмятежной улыбке и легкому подрагиванию лап, можно было догадаться, что ему снится сон, как он поймал мышь...

А Джерри тем временем вылез из своей норки и, увидя, что кот спит, легкими перебежками, прячась на всякий случай то за ножкой стула, то за занавеской, направился к столику, на котором еще находились неубранные остатки от ужина.

Джерри не заметил, что как только он забрался по скатерти на стол, кот приоткрыл один глаз. Грызун прошел мимо ножа с вилкой, взглянул на изящный подсвечник, в котором стояла одна свечка, и, увидев в вазе печенье, протянул к ней лапку.

Но в этот момент возникший позади него кот схватил со стола нож и со всего размаху ударил мышь по лапе. Джерри едва успел ее отдернуть. Острый нож отсек лишь кончик коготка.

– Ну, что, подлый грызун, попался? – злобно воскликнул кот, снова замахиваясь на мышь ножом. – Я сейчас тебя искромсаю не мелкие кусочки.

Кот непременно сделал бы это с бедным Джерри, если бы тот не шмыгнул под подсвечник. Удар Тома пришелся прямо по свечке. Он разрубил ее на две равные части.

А Джерри тем временем спрыгнул со стола и, бросившись вон из комнаты, побежал по лестнице на второй этаж. Кот мчался за ним. Подбежав к лестнице, застланной половиком от низа до самого верха, он, не долго думая, схватился за половик и потянул его на себя.

Джерри тут же начал скатываться прямо в пасть обрадовавшегося кота.

Но Том рано радовался... Потянув на себя половик, он сдвинул и находящееся на втором этаже пианино. Инструмент, перевернувшись, покатился вниз.

Джерри, первым заметивший это, сумел вовремя отскочить в сторону, едва не переломав себе лапы. Тяжелое пианино с грохотом опустилось прямо на кота, придавив его насмерть...


Душа Тома вышла из тела. Она посмотрела на свою бренную плоть, распластавшуюся на полу под тяжестью инструмента, и полетела вверх, к облакам, двигаясь над излучающей золотисто-яркий свет небесной дорогой.

Вскоре душа кота оказалась на небесах...

Том огляделся и увидел высокую золотистую ограду, на которой висела табличка-стрелка с надписью: «Посадка на «Небесный экспресс».

Только сейчас Том обратил внимание, что за оградой невдалеке стоит поезд-экспресс такого же золотисто-яркого цвета.

В вагоны поезда садились коты, кошечки и котята, чьи души в этот момент попали на небеса. И все они, прежде, чем сесть на поезд, проходили через ворота, охраняемые пожилым белым котом ангелом с небольшими розоватыми крылышками. На носу у ангела сидели роговые очки, и он все время заглядывал в какую-то толстую книгу.

Том снова посмотрел на ограду. Через нее было невозможно перелезть либо протиснуться между прутьями. Коту ничего не оставалось делать, как занять очередь, ведущую к воротам...

Впереди Тома стояли знакомые ему коты, среди которых оказались гроза округи, черный забияка Батч и соседский кот Фрэнки.

«Что ж, неплохая компания подбирается, – подумал Том. – Только как-то странно получается. И я, и Батч, и Фрэнки, и вон те маленькие котята, которых я видел еще вчера играющими па лужайке, погибли в одно время...»

Размышляя так, Том наблюдал за продвижением очереди...

Кот-ангел произнес:

– Бойцовский кот Батч!

Черный кот Батч сделал шаг вперед и с гордым видом посмотрел на кота-ангела. Тот взглянул в книгу зарезервированных мест на небесный экспресс в этот день и прочел:

– Был травмирован в смертельной драке с собакой-футболистом. Скончался от полученных ран...

Батч согласно кивнул головой.

Ангел оторвался от чтения, посмотрел на черного кота и покачал крылышками. У Батча действительно был удручающий вид: глаз подбит, щека заклеена лейкопластырем, передняя лапа в гипсе, грудь перебинтована, а на хвосте прочно сидели вставные собачьи челюсти.

– Проходите, – почтительно сказал кот-ангел.

Батч, ковыляя, пошел к экспрессу. Следом за ним волочился его изодранный хвост, гремя на ходу собачьими челюстями.

– Фрэнки! – назвал ангел следующего кота.

Вперед вышел рыжий кот в шляпе-цилиндре и вежливо поклонился. По его внешнему виду трудно было догадаться, отчего он умер. Это был кот в самом расцвете сил.

Ангел, взглянув в свой фолиант, прочел:

– Побит хозяином-кузнецом.

Фрэнки поднял цилиндр. Ангел посмотрел на него поверх очков. И невооруженным глазом было заметно, что Фрэнки прятал под шляпой огромнейшую шишку.

– Так, понятно! – кивнул ангел. – Проходите.

Рыжий кот важно прошествовал к «Небесному экспрессу».

– Следующий! – снова воскликнул кот-ангел.

К нему подкатил толстый кот. Но он казался толстым, если на него смотрели сзади или спереди. Этот кот предстал перед ангелом именно анфас, и ангел подумал, что тот умер от чрезвычайного обжорства. Но это было совершенно не верно.

Кот-ангел, покачав головой, прочел в книге:

– Попал под асфальтовый каток, перебегая улицу на красный свет...

Кот-ангел оторвался от чтения и воскликнул:

– Замечательно!

Он только сейчас увидел, что стоящий перед ним кот вовсе не толстый, а всего лишь напоминает лист бумаги.

– Проходите! – кивнул ему кот-ангел.

Плоский кот полетел к экспрессу, как опавший осенний листок.

– Кто там у нас следующий? – снова произнес охранник ворот. – Флаф, Маф и Таф?

К нему тут же прошлепал мокрый мешочек, из которого вывалились три котенка. Они, не задерживаясь ни на секунду и играясь друг с другом, помчались прямо к «Небесному экс прессу».

– Чего только не придумают, чтобы попасть в рай! – вздохнул кот-ангел.

И без заглядывания в книгу можно было понять, что этих троих, только что родившихся котят, утопили в ближайшем пруду.

Том, видя, что кот-ангел снова, напялив на нос очки, уткнулся в книгу, решил незаметно прошмыгнуть мимо него к «Небесному экспрессу». Но, как известно, Бог и его помощники – ангелы все видят. Мимо них никто и никогда не прошел незамеченным.

– Томас! – воскликнул неожиданно охранник ворот, открывая нужную страницу книги, где было написано все и обо всех.

Том вытянулся перед ангелом в струнку и заискивающе улыбнулся. А тот, ехидно хмыкнув, начал читать:

– Практически всю свою жизнь серый кот Том пытался поймать мышку...

Том в смущении опустил глаза, а кот-ангел повернулся к нему и с сожалением в голосе произнес:

– Если бы это не было написано в книге, я бы тебя, конечно же, пропустил... Но мне очень жаль, Томас...

– Что же мне делать? – удивленно воскликнул Том.

Кот-ангел порылся в одном из ящиков своего стола и достал оттуда какую-то бумажку.

– Я знаю, как тебе попасть на этот поезд, – сказал он, протягивая листок недоумевающему серому коту. – Если ты уговоришь мышку Джерри поставить свою подпись в этом свидетельстве о прощении, то сможешь беспрепятственно пройти к «Небесному экспрессу».

Том заглянул в листок и прочел на нем всего три слова: «Я прощаю все». Внизу нужно было поставить подпись Джерри.

Кот тяжело вздохнул, понимая, что он ни за что не сможет вымолить прощения у этой мышки.

– Ты огорчен? – спросил кот-ангел.

Том поднял глаза. По его виду можно было догадаться, что он, действительно, не слишком обрадовался.

– Но ты можешь оказаться и вот здесь, – снова произнес принципиальный контролер «Небесного экспресса», и набрал по видеотелефону номер пекла.

Экран тут же засветился зловещим красным светом. Сквозь языки пламени Том увидел очертания большого котла, наполненного доверху смолой, и стоящего рядом с котлом жуткого черта в образе собаки, очень похожего на знакомого ему бульдога Спайка, только с рогами, гораздо более острыми клыками. Черт держал в лапах трезубец, которым, как догадался Том, он удерживал жертву в котле.

– Давайте мне его! – хрипло закричал черт. – Давайте поскорее. Давайте мне этого дурака!..

Он так жутко засмеялся, что у бедного Тома от страха встала шерсть дыбом, и затряслись поджилки. На его исказившейся от страха морде можно было прочесть, что он приложит все усилия, чтобы не попасть в пекло.

Том схватил свидетельство о прощении и побежал к дороге, ведущей на землю.

– И запомни, Томас, у тебя есть всего один час, – назидательно крикнул ему вдогонку белый кот-ангел.

Душа Тома не стала задерживаться на небесах. Она тотчас же вернулась в еще не успевшее остыть тело кота...


Том тяжело поднялся с пола. У него болели лапы, голова, тело, хвост и даже усы на морде...

Кот огляделся по сторонам и увидел, что рядом с ним лежит сломанное пианино. Том вспомнил, что с ним произошло...

«Интересно, – подумал он, – я попал на небеса по-настоящему или мне это только приснилось?»

И тут Том заметил, что у него в лапах находится свидетельство, в котором нужно было поставить подпись Джерри Мауса. Кот понял, что «Небесный экспресс» и кот-ангел ему не приснились. Том вскочил на лапы и завертел головой, в поисках часов.

И перед ним возникло видение сияющих небесных часов и Божий глас промолвил:

– Торопись, у тебя совсем немного времени!

Кот сорвался с места, побежал на кухню, выкрал там из холодильника большой шоколадный пирог, утыкал его свечками и, подбежав с пирогом к мышиной норке, постучался в стену.

Через несколько секунд из норки показалась сонная мордочка грызуна.

– Ты чего тут ломишься ко мне в жилище посреди ночи? – гневно пискнул Джерри.

– Да вот, пирог принес, – ответил вкрадчивым голосом кот.

– Ты что, этот пирог мне принес? – удивился Джерри.

– Да!

Мышонок потянул носом воздух – от пирога шел очень аппетитный запах. Недолго думая, грызун набросился на него и через пять секунд от пирога уже ничего не осталось. На полу лежали только невкусные свечки.

Управившись таким образом с пирогом, Джерри преспокойно отправился к себе в норку спать.

– Эй, Джерри! – снова постучал Том в мышиное жилище. – У меня еще не все... Ты бы не смог подписать вот это свидетельство о прощении?

Недовольный грызун, с плотно набитым животиком, нехотя вылез из своей норки и проворчал:

– Какое еще свидетельство о прощении?

– Да вот! – ответил кот, протягивая мыши авторучку и показывая на лежащий на полу листок. – Тебе нужно только поставить свою подпись внизу этого листка, в котором сказано, что ты прощаешь мне все обиды.

Джерри взял ручку из лап Тома, немного призадумался, затем хитро усмехнулся и, так и не прочитав, что написано на листке, выпустил в морду кота чернила. Сделав это черное дело, он бросился обратно в норку, так и не подписав свидетельства.

Кот рассвирепел. Забыв обо всем, он засунул свою когтистую лапу в мышиное жилище и хотел поймать грызуна, столь бессовестным образом обманувшего его, и разорвать на части. Но в этот момент над его головой возникли небесные часы, напомнившие, что до отправления в рай «Небесного экспресса» осталось не более получаса.

Том тут же поднял с пола свидетельство, заправил ручку новыми чернилами, почесал в затылке и решил попросту подделать мышиную подпись. Но как только перо его ручки прикоснулось к листку, раздался грозный Божий глас:

– Томас! Ни-ни!..

Кот боязливо покосился на небеса и тут же отказался от своей затеи...

«Как же еще можно задобрить мышь? – подумал он. – Пожалуй, лучше принести Джерри его любимое кушанье – сыр...»

Кот сбегал на кухню, принес к мышиной норке целую головку сыра и снова постучал в стену.

– Джерри! – позвал он.

Через несколько секунд из норки вылез грызун. У него был еще более недовольный вид, чем в первый раз. Том ласково обратился к нему:

– Ты поставишь подпись в низу этого листка, а я тебе за это дам вот вкуснющую головку сыра.

Джерри на этот раз прочитал свидетельство, посмотрел на кота и воскликнул:

– Мыши свою совесть не продают за сыр.

Он тут же разорвал бумагу в мелкие клочки и, победно вскинув вверх лапу, выставил два пальца латинской буквой V, что означает – «Виктория!» – «победа!»

Обалдевший от такой наглости, Том схватил Джерри и хотел огреть его стоящей у камина кочергой. Но в этот момент позади кота возникло видение черта. Тот громко крикнул:

– Классный ты парень, Том! Бей побыстрее эту мышь. И давай ко мне!

Черт хрипло засмеялся, обнажив острые клыки.

– Нет! – закричал обезумевший от страха Том.

– Я не хочу!

Он отбросил в сторону кочергу и, расцеловав ничего не понимающего Джерри, аккуратно поставил его на пол. Пока грызун, пребывая в удивленном состоянии, стоял у входа в свое жилище, Том собрал кусочки свидетельства о прощении, склеил их с обратной стороны лейкопластырем и, положив перед мышью, бухнулся на колени.

– Пожалей ты меня, Джерри! – взмолился кот. – Поставь, пожалуйста, свою подпись на этом злосчастном документе... А не то меня не пропустят в рай. И я окажусь в страшном пекле. Меня будет там варить в смоле такой ужасный черт, у которого клыки размером больше моих лап. А рога больше моего хвоста...

Том заплакал самыми настоящими крокодильими слезами. Мыши, конечно же, стало жаль своего вечного противника, с которым он прожил, можно сказать, бок о бок всю свою жизнь.

– Ладно! – махнул лапой Джерри. – Давай сюда ручку, подпишу твое свидетельство.

Том тут же перестал рыдать и сунул в лапы грызуна ручку. Тот принялся старательно выводить на листке свою подпись. Но, как часто бывает, в самый ответственный момент чернильная ручка не писала...

Кот схватился за голову.

– Что за напасть? – огорченно воскликнул он. – Ведь ручка у меня только что писала.

Он выхватил из мышиных лап ручку и встряхнул ее, как градусник. На пол брызнули чернила.

– Сейчас должна записать, – облегченно вздохнул Том, передавая авторучку мышонку.

И в этот момент над головой кота возникли небесные часы, начавшие отбивать последние секунды до отправления «Небесного экспресса».

– Джерри, поторопись! – испуганно вскричал Том. – У меня уже почти не осталось времени.

Мышонок поставил на свидетельстве свою размашистую подпись, и кот немедля бросился к видимой только ему дороге на небеса.

Но как только он ступил на нее и пробежал несколько шагов, сверкающая ослепительным светом дорога исчезла. Под Томом разверзлась земля, объяв его кроваво-красным пламенем.

– Прощай, друг! – крикнул кот мыши и полетел в пекло.

Том упал в самый большой котел со смолой, и над ним тотчас выросла свирепая морда черта. Кот, лихорадочно перебирая лапами, попытался вылезти из котла, но черт, разразившись диким хохотом, проткнул его трезубцем и опустил на самое дно котла.

Кот закрыл глаза от охватившего его безмерного ужаса и почувствовал страшное жжение на самом кончике хвоста....

Том открыл глаза, вскочил на задние лапы и увидел, что у него горит хвост. Задув пламя, кот облегченно вздохнул. Ему, оказывается, всего лишь приснился жуткий сон, где был и «Небесный экспресс», и кот-ангел, и черт-бульдог и свидетельство о мышином прощении...

Заснув в гостиной комнате на своем излюблен ном половичке, Том во сне не заметил, что его хвост случайно попал в камин.

Кот на радостях подбежал к мышиной норке и осторожно постучался, и когда из норы вылез заспанный Джерри, Том схватил его и расцеловал, как самого лучшего друга.

Грызун только пожал плечами...

У кота миллион долларов

Однажды через почтовую щель двери дома, и котором жили Том и Джерри, опустилась телеграмма. Забавляющийся с мышью кот на время оставил свое занятие, подбежал к двери, распечатал конверт и, раскрыв телеграмму, прочитал следующий текст: «Мадам, в соответствии с завещанием безвременно ушедшего из жизни Вашего дядюшки Гарри, Вашему коту Тому была оставлена сумма в один миллион долларов...»

Кот удивленно пожал плечами, свернул телеграмму и, засунув ее обратно в конверт, хотел уже снова идти забавляться с мышью, как до него дошел наконец смысл прочитанного.

Том опять раскрыл телеграмму, пробежал ее глазами и, пронзительно вскрикнув, от радости потерял сознание. Но он быстренько пришел в себя, запрыгал по комнате, подбежал к аквариуму, выловил из него рыбку, расцеловал ее, бросил обратно в аквариум, схватил корзину с цветами и разбросал все цветы по полу.

Привязанный веревкой к стулу, Джерри пожал плечами.

– С чего это Том потерял ко мне всякий интерес? – обиженно произнес он. – Неужели его так потрясла эта телеграмма?.. Не мешало бы мне ознакомиться с ее содержанием...

Быстро развязавшись, Джерри подошел к брошенной котом телеграмме и, прочтя ее, точно так же, как и Том, в радости запрыгал по дому. Он подбежал к коту, двинул его лапой под зад, затем расцеловал и, как только недоуменный Том попробовал ударить его кулаком, подскочил к телеграмме и показал коту на три приписанные в самом низу строчки.

Том срывающимся от волнения голосом прочел:

– «Вся завещанная сумма денег прекращает принадлежать коту Томасу, если он нанесет ущерб хоть какому-нибудь живому, существу. И даже мыши».

– Вот-вот, – пискнул Джерри, – запомни последнюю строчку – «И ДАЖЕ МЫШИ!»

Том насупленно посмотрел на грызуна и тяжело вздохнул. Чтобы не потерять миллионное состояние, ему теперь придется забыть свои привычки.

«Ну, ничего, – подумал кот, – ради таких денег можно отказаться от ловли птиц, рыб и даже мышей...»


Через неделю страницы американских газет пестрели следующими заголовками: «Обыкновенный серый кот Том заимел состояние в миллион долларов», «Кот Томас принимает молочные ванны», «Кот в рыбе и чипсах», «Томас низвергает общество», «Томас устраивает грандиознейший банкет», «Кот Том переезжает на Парк Авеню».

Все сообщения про новоявленного миллионера кота Томаса были богато иллюстрированы фотографиями. На одних кот сидел окруженный горами банкнот, золотых слитков и мешков с монетами, на других он купался в сливках, на третьих и четвертых был изображен небоскреб, где он снимал апартаменты, интерьер его комнат в различных ракурсах.

Том, действительно, стал самым богатым котом в мире. Он теперь ходил с тросточкой, на передние лапы надевал дорогие замшевые перчатки, а на задние – точно такие мягкие замшевые туфли. На голове носил фетровую шляпу-котелок, а на шее – ослепительно белую манишку, на которой висела черная бабочка. Курил Том исключительно сигары, предпочитая кубинские...


В один из дней, когда Том вышел из подъезда небоскреба, где он жил на пятьдесят шестом этаже, из мышиной норки этого же небоскреба вышел Джерри. У него в лапах была точно такая же, как у кота, тросточка, только уменьшенных размеров, на голове сидел цилиндр, а в зубах, как и у Тома, торчала сигара.

Казалось, он передразнивает кота...

Том тут же подскочил к Джерри и хотел было отдубасить его тросточкой, но тот щелкнул пальцами, из цилиндра выскочила уменьшенная копия телеграммы, напомнившая забывчивому коту, что он не должен никого обижать. Кот застыл перед мышью.

– Эй, Том! – хитро воскликнул Джерри. – Ты, как вижу, забыл об условиях завещания?

– Да нет! – натянуто улыбнулся кот, скрипя зубами. – Я только решил поздороваться с тобой.

Сказав это, Том, действительно, обнял Джерри и поцеловал его как старого доброго друга.

В этот момент скрипнули тормоза черного лимузина, поданного к подъезду для миллионера Томаса. Кот был в этот вечер приглашен на званый ужин.

Он аккуратно поставил мышь на землю, бросился к автомобилю и, заскочив в него, небрежно закрыл за собой дверцу.

– Давай, трогай! – в волнении крикнул он водителю.

Когда автомобиль тронулся с места, Том облегченно вздохнул. «Я хоть на время избавлюсь от этого обнаглевшего грызуна, – подумал он. – А то ненароком зашибу его, и тогда – прощай мое состояние...»

Том попробовал затянуться сигарой, но вспомнил, что она у него не зажжена.

– Прикуривайте, пожалуйста, – пискнул кто-то у него над самым ухом, поднося зажигалку.

– Спасибо! – ответил Том и тут же позеленел от злости: рядом с ним сидел Джерри.

Кот хотел было воткнуть зажженную сигару в мышиный глаз, как Джерри напомнил:

– Если кого-нибудь обидишь, то сразу же лишишься состояния...

Кот тут же сменил гнев на милость, приветливо улыбнулся и на полном ходу автомобиля, чтобы не видеть Джерри и не слышать противный мышиный писк, выскочил в окошко и показал грызуну язык.

При этом он налетел на фонарный столб...

Увы, Том так и не попал на званый ужин.

Вернувшись домой пешком, он хотел было полакомиться кремом со сливками – блюдом в виде пирамиды и с клубничкой на самом верху, как в обеденном зале появился Джерри.

Потянув скатерть на столе и пододвинув, таким образом, крем со сливками к себе, грызун съел его так быстро, что Том не успел моргнуть глазом. На блюдце осталась лежать лишь одна ягода. Том, подскочив к мыши, хотел было слопать клубничку, но Джерри, показав чудеса ловкости, выхватил ее вилкой прямо из пасти кота.

На этот раз кот не выдержал. Он схватил Джерри, засунул его в стоящую рядом супницу, накрыл крышкой и обвязал скатертью, в пылу не заметив, что Джерри выскочил из супницы через маленькую щелку для черпака.

Том, думая, что мышь по-прежнему находится в супнице, выскочил из обеденного зала и в несколько секунд забаррикадировал вход креслом, тумбочкой и столом, взгромоздив сверху диван.

«Такую дверь, – думал Том, – не только мышь, даже слон не откроет».

Выбившийся из сил кот направился в спальню. Сладко зевнув, он залез под одеяло огромнейшей кровати и... Каково же было его изумление, когда он услышал рядом с собой тоненький храп мыши.

Том потянул на себя одеяло и увидел, что, действительно, на соседней подушке пригрелся Джерри.

– И как же он все-таки смог вылезти из супницы? – хмыкнул кот. – Ведь я ее, казалось бы, скатертью хорошо закрутил, и двери в обеденный зал завалил.

В это время Джерри слегка поежился, пошарил по спине в поисках одеяла и, нащупав кошачий хвост, надвинул его на себя.

Том со злостью выдернул свой хвост из мышиных лап, и, накрывшись с головой одеялом, отвернулся от ненавистного врага, которого, к большому сожалению, не мог даже тронуть пальцем.

Через некоторое время Джерри, проснувшись, перетащил на себя одеяло и столкнул спящего кота на пол. Тому пришлось всю ночь провести на коврике у кровати. Сытая, беззаботная жизнь миллионера уже отучила его спать в таких, когда-то привычных для него, условиях.

За ночь Том продрог и поднялся утром в весьма скверном настроении. Он пошел в ванную, но к удивлению заметил, что там уже заперся вездесущий Джерри. Прошла минута, другая, за ней третья, четвертая, пятая... – Джерри все не появлялся.

Том нетерпеливо постучал в дверь.

– Эй, Джерри! Тебе не кажется, что ты слишком долго занимаешь ванную? – гневно закричал кот

Грызун не замедлил отреагировать. Но он и не думал уступать ванную. Едва открыв дверь, он пискнул:

– С добрым утром, Том! Как тебе спалось?

Кот сжал зубы. «Мышь еще и издевается надо мной!» – с ненавистью подумал он.

И в этот момент Джерри снова пропищал:

– Ах, Том! Ты такой заботливый... Спасибо тебе за полотенце.

Сказав это, мышонок ловким движением выдернул из лап кота полотенце и снова исчез в ванной, запершись на крючок.

«Ну, все! – подумал Том. – Мое терпение лопнуло... Я от него избавлюсь во что бы то ни стало... И что бы мне такое с ним сделать?.. Отравить что ли?.. А может быть, повесить, зарезать или взорвать? Нет, лучше всего, размозжить топором голову?»

И в этот момент кот услышал, как из обеденного зала позвонили в колокольчик. Этот звон означал, что завтрак подан. Том тут же представил аппетитную яичницу, бодрящий кофе с легким дымком над чашкой...

Внезапно Тома осенила блестящая идея. «А не устроить ли мне здесь небольшой пожар?» – подумал он и бросился к раскрытому окошку. Посмотрев вниз, кот остался доволен. «Если мышь бросится сюда, то непременно разобьется, – продолжал он обдумывать грандиозный план. – Ведь мы находимся на пятьдесят шестом этаже».

Кот тут же закрыл окошко, повесил на нем табличку: «Аварийный пожарный выход», подбежал к ванной и развел перед дверью небольшой костер.

Когда дым наполнил коридор и через дверную щель начал пробиваться в ванную, Том во все горло закричал:

– Пожар! Пожар! Помогите!

После этого кот, для большей убедительности, взвыл пожарной сиреной и как только заметил, что дверь в ванную открылась, спрятался за стенкой.

Появившийся из ванной Джерри поверил, что дом, действительно, горит. Ни секунды не медля, он бросился в окошко, на котором висела табличка «Аварийный пожарный выход», и полетел вниз с пятьдесят шестого этажа.

Радости Тома не было предела.

– Наконец-то я избавился от этой несносной мыши! – ликующе закричал он, подпрыгнув до потолка.

Кот быстро залил водой разведенный в коридоре костер, чисто вымылся и прошел в обеденный зал, чтобы там в полнейшей тишине, без назойливой мыши, позавтракать в самом прекрасном настроении, которого не было у него с тех пор, как он стал миллионером.

Но едва только кот уселся за стол и повязал себе на шею салфетку, то увидел, что рядом с ним сидит Джерри. Тот, оказывается, в самый последний момент сумел зацепиться хвостиком за карниз и, пока Том мылся в ванной, проник в обеденный зал.

Кот с изумлением смотрел на грызуна, а тот, положив рядом с собой телеграмму, где было написано о завещании, взял вилку и нож и принялся быстренько уплетать за обе щеки яичницу. Затем он вытер хлебом остатки желтка с тарелки, съел сыр и, взглянув на онемевшего кота, попытался привести его в чувство.

Пользуясь своей безнаказанностью, Джерри метнул в один глаз кота масло, а во второй, сжав лежащий на столе лимон, брызнул лимонным соком.

Кот скрипнул от негодования зубами. А Джерри, продолжая по-прежнему над ним издеваться, изо всей силы дернул завязанную на шее у кота салфетку.

Иссякла последняя капля терпения кота. Он весь покраснел от ярости, схватил телеграмму, разорвал ее на мелкие куски и бросил на тарелку.

– Том, ты что, совсем с ума сошел? – пискнул Джерри.

– Это я с ума сошел? – гневно закричал Том, щелкнув пальцем по носу мыши. – Это ты меня, подлый грызун, довел до сумасшествия.

– Том, ты забыл, что сказано в завещании? Ведь тебе нельзя никого обижать, даже мыши! – воскликнул Джерри и, порывшись в обрывках телеграммы, нашел там клочок со словами: «...и даже мыши».

– И даже мыши!.. И даже мыши!.. – безумно закричал Том.

Он схватил Джерри и запихал этот клочок бумаги ему в рот. За ним еще несколько таких же клочков.

– Ну как, вкусно? – продолжал орать кот. – Я из-за тебя разорвал миллион долларов, но я об этом сейчас ничуть не жалею... Я счастлив, что наконец могу тебе дать хорошую взбучку...

Телохранитель

Том так разозлился на мышь, что Джерри ничего не оставалось, как, убегая от кота, выскочить на улицу. Грызун остановился, чтобы перевести дух...

Кота пока что поблизости не было...

И вдруг Джерри услышал чей-то приглушенный голос:

– Эй, дружок!.. Выпусти меня, пожалуйста, отсюда... Открой!..

Джерри оглянулся и увидел, что голос принадлежал бульдогу Спайку. А тот находился в будке автомобиля, на которой было написано: «Отлов собак».

«И как это его угораздило попасть к собачнику? – подумал Джерри. – Ведь у Спайка даже ошейник есть?.. Но, тем не менее, стоит ему помочь, так как собаки, как и мы, мыши, не любят котов».

Не успел грызун так подумать, как машина завелась. Спайк заметался по клетке и заскулил еще громче:

– Эй, Джерри, давай, поработай чуть-чуть... Вытащи меня из этой клетки, а то меня на мыло отправят, а мне совсем этого не хочется.

«Как бы Спайк ко мне плохо не относился, его все равно следует спасти», – снова подумал Джерри и бросился к автомобилю.

К счастью Спайка, дверца клетки была закрыта только на задвижку, и в петле вместо замка едва держалась щепка. Джерри заскочил на подножку и взялся лапами за задвижку.

– Залезай, вот так, очень просто! – подгонял мышь бульдог. – Отодвинь скорей эту задвижку и я буду свободен...

Джерри и без подсказок знал, как открыть такой легкий замок. «Это же не холодильник и не дверца в кладовку, – думал он.

Грызун, поднатужившись, наконец вытащил щепку из петли...

В этот момент автомобиль дернулся, дверца клетки открылась, и бульдог вместе с мышью оказались на земле. Когда пыль рассеялась, Спайк, довольный тем, что снова на свободе, протянул Джерри свою мощную лапу.

– Спасибо, Джерри! Ты настоящий друг! – воскликнул пес. – Это было так благородно с твоей стороны... В любое время, когда я тебе понадоблюсь, ты сделай вот так: Спайк сложил губы трубочкой и негромко свистнул. – Вот так, понял? – повторил бульдог. – Только свистни и я тотчас буду возле тебя...

Грызун кивнул головой.

– А теперь, пока, дружок! – пожал бульдог лапу мыши и побежал по своим собачьим делам.

Джерри усмехнулся и направился к калитке, чтобы попробовать, пока кота нигде не было, вернуться в дом. Но не успел он дойти до крыльца, как кот оказался тут как тут. У него в лапах были блюдце и вилка с ножом.

– О, ты как раз кстати! – воскликнул Том. – У меня наступило время завтрака.

Джерри, позабыв обо всем на свете, пустился наутек. Но кот бегал гораздо быстрее мыши. Оп обежал дом с обратной стороны и снова предстал перед запыхавшимся грызуном...

Джерри не успел вовремя остановиться и оказался прямо в лапах у кота. Тот отработанным движением сунул его между половинок разрезанной булочки, сверху бросил две маслины, полил соусом и, облизнувшись, начал разрезать получившийся гамбургер.

У Джерри все похолодело внутри. Он чувствовал, как нож подбирается все ближе и ближе к его маленькому тельцу. «И что же мне делать? – мелькнуло в голове у Джерри, – Этот ненасытный кот меня сейчас, разрезав, сожрет, как самую обыкновенную колбасу».

И вдруг он вспомнил, что ему на прощание говорил бульдог. Джерри громко свистнул. В эту же секунду перед ним явился Спайк. Тот схватил за горло кота и, прижав его к забору, спросил у мыши:

– Дружок, у тебя все в порядке?

Джерри вылез из гамбургера, отряхнулся от налипших крошек и соуса и, согнув два пальца буквой «о», что означало у него – «все о’кей», победно пискнул:

– Да, Спайк, со мной все в порядке! Только вот путаются под ногами какие-то коты вроде того, которого ты держишь в лапах.

Спайк грозно посмотрел на Тома и, брызжа на него слюной, прорычал:

– Слушай сюда, кисуля! Если что-нибудь случится с моим дружком, то я тебе голову оторву, понял?!

Кот утвердительно кивнул головой, вытирая себе морду от собачьей слюны.

Спайк продолжал его стращать:

– Я из тебя гармошку сделаю!

Спайк еще сильнее сжал горло кота, другой лапой взялся за хвост и, как это делают при игре на гармошке, растянул его, как меха, затем сжал и, бросив на землю, вытер о него лапы.

– Ты понял, кисуля? – рявкнул еще раз Спайк, трясущемуся от страха коту в самое ухо.

У того не было сил, как следует ответить.

Пес снова повернулся к мыши и произнес более спокойным голосом:

– Просто свистни мне, дружок!

Сказав это, Спайк испарился.

«Так, – подумал Джерри, – нужно, на всякий случай, проверить появится ли бульдог, когда я свистну в очередной раз».

Он поднял с земли небольшую щепку и приблизился к уже окончательно пришедшему в себя коту. Набравшись смелости, Джерри грозно пискнул:

– Эй ты, а ну проваливай отсюда! Чего стоишь у меня на дороге и мешаешь пройти к жилищу, где я сейчас веду ремонт!

Том посмотрел вслед исчезнувшему за поворотом бульдогу и, удостоверившись, что тот теперь ему не угрожает, перевел взгляд на мышь и тут же оскалил свою пасть:

– Что это ты там пропищал, длиннохвостый?..

«Впрочем, – тут же подумал он, – меня это совершенно не волнует».

Кот легким щелчком выбил из лап мыши щепку и замахнулся для удара...

Джерри только этого и ждал. Он, быстро сунув два пальца в рот, громко свистнул. Бульдог был тут, как тут. Он с разбегу влепил коту такую оплеуху, что тот, пролетев несколько ярдов, врезался в стену дома и, как кисель, сполз по ней на тротуар.

– В любое время, дружок! – сказал бульдог мыши и снова удалился.

Теперь Джерри окончательно удостоверился, что с таким телохранителем, как сильный бульдог Спайк, ему никакой кот не страшен. Он победно посмотрел на Тома и показал ему язык.

Тот, еще не осознавая, почему бульдог появляется именно тогда, когда он хочет схватить мышь, попытался ударить Джерри находящимся у него в правой лапе куском трубы.

Грызун едва успел отскочить и тут же бросился за удаляющимся бульдогом.

Кот, размахивая куском трубы, как саблей, уже, казалось, настиг мышь, но в пылу не заметил, что Джерри взобрался на плечо собаки...

Бульдог тут же показал коту острые клыки Том обаятельно улыбнулся, открыв свои ослепительные зубы, осторожно взял грызуна в лапы, любезно поцеловал его и посадил в находящуюся рядом детскую колясочку.

– Я его догонял, – оправдывался перед собакой Том, – чтобы покатать в этой колясочке... Я знаю, что мышь очень любит быструю езду...

Спайк усмехнулся. И Том, воспользовавшись доброжелательным настроением собаки, покатил детскую колясочку с сидящим внутри Джерри подальше от бульдога. Но как только он завернул за угол, тут же схватил грызуна, закрыв ему лапой рот и довольно улыбнулся:

– Теперь ты в моей власти, – произнес он, еще крепче сжимая мышь.

Предвкушая удовольствие от предстоящего завтрака, Том дьявольски засмеялся...

В этот момент его чуткий слух уловил едва слышное, милое мурлыканье. Том осмотрелся по сторонам и увидел, что в нескольких шагах от него проходит соседская кошечка Туддлз с алым бантиком на шее и кокетливо виляет пушистым хвостиком.

Том тут же забыл о мыши.

Чтобы обратить на себя внимание кошечки, кот негромко свистнул. Туддлз даже ухом не повела. Она, как и все уважающие себя дамы, никогда не откликалась на свист...

Но на свист явился бульдог Спайк. Он снял с мусорных бачков крышки и ударил ими по ушам засмотревшегося на кошечку Тома.

Кот упал между мусорных бачков, как громом сраженный.

– Как самочувствие, дружок? – спросил Спайк у выбравшегося из-под кота мышонка.

– Все о’кей! – пискнул Джерри, переводя дух. – Я думаю, он меня больше не станет трогать.

– Ну смотри, – усмехнулся бульдог, – ты знаешь, как меня позвать!

Когда Том очухался, то увидел, что ни мыши, ни собаки и даже кошечки рядом не было. Он одиноко лежал около грязных и вонючих бачков, и к тому же у него сильно болели уши.

Тяжело поднявшись с земли, Том попробовал проанализировать все, что с ним произошло, и наконец догадался о причине своих неудач. Виноват был самый обыкновенный свист. Как только мышь или он сам свистели, тотчас появлялся бульдог, который и расстраивал все его планы.

«Нужно чем-нибудь закрыть рот мыши, – подумал Том. – А самым идеальным средством для этого служит клей или оконная замазка... Но так просто этот хитрый грызун ни за что не будет кушать замазку, да и, пожалуй, не станет пить клей... Тут нужно действовать хитростью».

Углубившись в размышления, кот шел по улице и напоролся на автомат, продающий жвачку. Стукнувшись головой об этот автомат, Том закричал:

– Эврика! Я придумал!

Так как кот не имел ни одной монетки, он со всей силы начал колотить автомат. Через несколько секунд цель была достигнута. Из автомата высыпалось несколько разноцветных шариков надувной жевательной резинки. Том, не мешкая, схватил две жвачки, одну из которых обмазал оконной замазкой, а вторую сунул себе в пасть и подбежал к мышиной норке.

Он стал так аппетитно чавкать и надувать жвачку, наполняя воздух клубничным ароматом, что Джерри не выдержал и высунул любопытный носик из норки. У Джерри потекли слюни от зависти, когда он увидел, что рядом с его жилищем мирно лежит кот, со смаком жует жевательную резинку и периодически надувает пузыри.

– Эй, Джерри! – воскликнул Том, увидев, как сладко облизывается мышь. – Ты что, тоже хочешь попускать пузыри?

– Я бы не отказался. – Ответил тот, принюхиваясь к приятному запаху.

Он и не догадывался о коварных замыслах кота...

А тот, казалось, была сама любезность. Он протянул мыши шарик жвачки и, натянуто улыбнувшись, промолвил:

– На, бери! Мне для тебя ничего не жалко...

Джерри с жадностью набросился на жвачку. Он немного пожевал ее и вдруг почувствовал, что жвачка у него начинает сковывать челюсти. Грызун попробовал выдуть пузырь, но у него ничего не вышло.

– Ну как, Джерри! Тебе нравится моя жвачка? – хитро спросил Том.

Джерри ничего не отвечал. Он даже не мог открыть рта – не то, что произнести слово. Грызун стоял перед котом, как провинившийся ученик перед учителем, и беспомощно хлопал глазами. Он еще окончательно не осознал, что ему подсунул коварный кот.

Джерри попробовал свистнуть, но у него получилось только тихое шипение.

– Что-то я не расслышал твоего ответа, – ехидно заметил кот. – Может, ты попробуешь свистнуть?

Кот злорадно засмеялся...

Он так долго смеялся над мышонком, что Джерри успел скрыться от него.

Мышонок забежал за угол и попробовал еще раз свистнуть. Как и в предыдущий раз, у него ничего не вышло. Джерри оглянулся – кот бежал следом. Грызун тотчас бросился к забору, стремясь пролезть через маленькую щелку. Но щелка была так мала, что он, просунув голову и переднюю часть тела, застрял в ней, не имея возможности ни пролезть дальше, ни вернуться назад.

– Ну, вот ты мне и попался! – самодовольно воскликнул кот, подбежав к мыши. – Для начала я тебя, как следует, отхлещу по заднице, а затем уже можно будет и покушать...

Схватив, лежащий рядом кусок доски, Том размахнулся и в этот момент увидел, как невдалеке проходит бульдог Спайк. Кот тут же отбросил доску в сторону, закрыл своим телом мышь и мило улыбнулся проходящему псу...

Бульдог, не обратив на кота никакого внимания, завернул за угол забора, и прошел мимо застрявшего Джерри.

– М-м... м-м... – промычал грызун, показывая собаке на свой рот, пытаясь дать знать, что он не может произнести и слова.

Спайк, ничего не понимая, пожурил его и сказал:

– А, мой дружок! Ты, никак, развлекаешься?

Мышонок ничего не отвечал. Он дулся из последних сил, пытаясь произнести хоть слово, а заодно и вылезти из злополучной щели. Джерри размахивал лапами, показывал на свой рот и на находящегося за забором кота. Но бульдог его по-прежнему не понимал.

– Если я тебе понадоблюсь, только свистни! – сказал он на прощание и пошел дальше.

Кот, увидев, что бульдога нигде нет, снова схватил доску и изо всех сил ударил по застрявшему в заборе Джерри. Тот вылетел из щели, как ядро из пушки, пролетел над Спайком и врезался в калитку.

Он тут же вскочил на лапы и, отчаянно жестикулируя, снова начал показывать бульдогу, что его преследует кот, а он сам не может свистнуть. Спайк по-прежнему ничего не понимал.

Отчаявшись что-нибудь объяснить недогадливому псу, Джерри сел на четвереньки и снова попробовал свистнуть:

– Пс-с... Пс-с... – доносилось из его рта.

Услышав это, Спайк рассмеялся:

– А ты, гляжу, догадливый малыш! – сказал он, ласково потрепав Джерри за щеку. – Твой детский лепет привел меня в восторг... Ты правильно показываешь мне на дверь. Я как раз иду! – сказал Спайк на прощание, прошел через калитку, и закрыв ее, поднял лапу над ближайшим кустом.

Джерри изо всех сил забарабанил в калитку, пытаясь достучаться до непонятливого пса. И тут он увидел, что прямо на него несется кот. Грызун бросился наутек. А Том на всей скорости влетел головой в пасть открывшего калитку Спайка.

С большим трудом вырвав голову из пасти пса, кот дружелюбно улыбнулся бульдогу и рассыпался перед ним в извинениях:

– Ой, простите, Спайк! Я совершенно не хотел беспокоить вас. Я случайно проходил мимо и ненароком заглянул в эту калитку.

Бульдог тут же закрыл калитку. Ему в этот момент было не до кота. Том опять бросился на поиски Джерри...

А тот спрятался за углом и, прилагая неимоверные усилия, все еще пытался выплюнуть застрявшую у него во рту резинку. Он позеленел от натуги, и ему в конце концов удалось выдуть из жвачки большой пузырь...

Когда кот подбежал к грызуну, пузырь достиг такого размера, что еще одно малейшее усилие мыши и жвачка бы разорвалась, а из мышиного рта вырвался бы, наконец, свист.

Том понял, что ему теперь несдобровать. Джерри припомнит ему все обиды. Кот, не мешкая, вырыл яму, составил завещание, в котором написал, что оставляет все свое имущество обществу милосердия и защиты животных, и лег в могилу.

Том не ошибся.

Как только пузырь лопнул, изо рта Джерри вырвался такой свист, что на него прибежал не только Спайк, но явились и все, проживающие рядом, собаки...

Увы, бульдог снова попал в клетку для бродячих собак, но теперь его никто не мог выручить.

Молочный подкидыш

Однажды поздно-поздно вечером, когда в доме все уже спали, в наружные двери жилища Джерри кто-то постучал. На этот стук Джерри не обратил никакого внимания, ведь он уже видел третий сон...

А сон был страшный...

Джерри снилось, что он никак не может убежать от своего вечного врага Тома. И кот в конце концов поймал Джерри и начал больно бить его по голове...

Джерри проснулся в холодном поту. И в этот момент стук в двери повторился.

– Ну, кто там еще посреди ночи беспокоит меня? – рассерженно воскликнул грызун, поднимаясь с нагретой постели. – И кого еще там нелегкая принесла?..

Он открыл дверь и увидел, что на пороге, кроме маленькой скорлупки от грецкого ореха, никого нет.

– Это что еще за шуточки? – воскликнул грызун.

Он удивленно посмотрел в одну сторону, затем во вторую и хотел уже было вернуться в постель, как из скорлупки раздался тоненький писк.

Джерри обернулся и недоверчиво посмотрел на скорлупу. Его глаза чуть не повылазили из орбит: скорлупка была накрыта детским одеяльцем, и внутри что-то шевелилось.

– Эй, кто там? Отзовитесь?! – дрожащим от страха голосом спросил Джерри, осторожно постучав по одеяльцу.

Вдруг оттуда что-то выскочило и, обежав вокруг Джерри, направилось в его жилище. Впотьмах грызун даже не сумел разобрать, что это такое было.

– Эй, постой, куда ты! – крикнул Джерри, бросаясь за непрошеным гостем. – Это частная собственность... Это мое жилище!..

Когда Джерри сбросил с таинственного незнакомца закрывавшее его детское одеяльце, то увидел, что это был маленький, недавно родившийся, мышонок. Его крохотные розовые лапки сжимали небольшой листок, на котором, как разобрал Джерри, были написаны от руки несколько фраз.

Грызун выхватил из лап своего юного собрата листок и прочел: «Пожалуйста, позаботьтесь о маленьком Нибблесе. Он всегда голоден». Внизу был постскриптум: «Почаще поите его молоком».

Услышав последнюю фразу, малыш пискнул и показал лапкой себе на рот.

Джерри тяжело вздохнул. «Этого мне только не хватало, – растерянно подумал он. – Подкинули мне малыша, просят, чтобы я о нем позаботился, молока ему давай... А где я возьму молока?.. Разве что украду из кошачьей миски? – Джерри в раздумье заходил по своему жилищу. – Да, пожалуй, так и нужно сделать. Подкрасться вместе с маленьким Нибблесом к кошачьей миске...»

Пока Джерри раздумывал, как покормить маленького мышонка, тот обшарил все углы жилища своего приемного родителя и, не найдя ничего съедобного, вылез из норки и бодрым шагом направился прямо к кошачьей миске, доверху наполненной молоком, совершенно не пугаясь того, что рядом с миской спал кот.

На его мышиное счастье, Джерри вовремя спохватился. Он вовремя поймал мышонка за коротенький хвостик, втащил обратно в норку и назидательно сказал:

– Прежде чем выйти из жилища, нужно трижды убедиться, что поблизости нет кота. И только затем, двигаясь короткими перебежками, можно приблизиться к молоку или сыру.

Нибблес не стал дослушивать, что ему скажет старший товарищ. Его интересовало только одно: как бы быстрее добраться до миски с молоком и наполнить свой желудок.

Он снова вылез из норки и бодрым шагом направился к миске. Джерри ухватил его за хвост в самый последний момент.

– А теперь переходим к практике, – сказал новоявленный родитель Нибблеса. – Смотри и повторяй за мной все движения!

Джерри вылез из норки и, оглядываясь по сторонам, осторожно, на цыпочках стал приближаться к спящему коту, рядом с которым стояла полная миска молока.

Нибблес даже не посмотрел в его сторону. Он выскочил из норки и, не соблюдая никаких мер предосторожности, подбежал к миске, забрался по лапам и морде кота ему на нос и спрыгнул на край миски.

Но он не рассчитал силы прыжка, зашатался на краю миски и, чтобы не свалиться на пол, ухватился за свисающий ус Тома...

Кот почувствовал во сне, что его кто-то дергает за ус. Он помотал головой и хотел приподняться, и если бы кот увидел перед собой мышонка, то, не раздумывая ни секунды, с огромным аппетитом съел бы его.

Осознавая это, Джерри со всех ног бросился к Нибблесу, схватил его и, прежде, чем кот открыл глаза, нырнул вместе с малышом в молоко, подняв фонтан брызг.

Том, окончательно проснувшись, так ничего подозрительного и не увидел. Он сладко зевнул и решил немного попить молочка. Лакая, Том даже не заметил, как слизнул вместе с молоком и сидящего на дне миски маленького мышонка.

Но это не ускользнуло от внимания Джерри. Он, прощупав место, где только что сидел Нибблес, догадался, что тот попал в пасть кота. Джерри туг же выскочил из миски и двинул пришедшего в изумление Тома по зубам. Тот, ничего не понимая, открыл пасть.

Заботливый родитель вынул из кошачьей глотки своего испуганного приемыша как раз в тот момент, когда малыш уже начинал проваливаться в желудок. Не медля ни секунды, Джерри схватил малыша под мышку и бросился наутек. Но, неожиданно споткнувшись, растянулся на полу...

Нибблес увидел, что за ними гонится кот. Он сгреб в охапку своего приемного родителя и помчался к спасительной норе еще быстрее, чем до этого мчался сам Джерри.

На этот раз им удалось избежать острых зубов кота. Но Нибблес по-прежнему нуждался в молоке. А так как Том теперь спал в обнимку с миской, Джерри ничего не оставалось, как придумать новый способ похищения молока...

Он соединил несколько соломинок для питья коктейля в одну длинную соломину, протянул ее из мышиной норки через всю гостиную и, опустив один конец в кошачью миску, другой дал Нибблесу.

Мышонок наконец стал по-настоящему насыщаться молоком. Но он пил недолго. Хитрый кот только притворялся спящим. Как только он услышал несущиеся из мышиной норки причмокивания, тут же открыл глаза и увидел, что мышиный детеныш из-под самого его носа ворует молоко достаточно хитроумным способом.

«Ты хитрый, – подумал Том. – А я еще хитрее...» Он тут же сунул соломинку себе в пасть и втянул воздух, всасывая таким образом маленького Нибблеса себе в пасть.

Но как и в прошлый раз, на помощь юному другу пришел Джерри. Бесстрашно бросившись на кота, он вырвал соломинку из его пасти как раз в тот момент, когда мышонок уже был возле кошачьего носа.

Джерри, набрав в легкие как можно больше воздуха, что было сил дунул обратно в соломину, Нибблес вылетел с другой стороны, как ядро из пушки, и стукнулся головой о стоящий на его пути шкафчик.

Спасши таким образом подкидыша от неминуемой смерти, Джерри должен был теперь позаботиться о своей собственной шкуре. Он бросился обратно в нору.

Но Том на этот раз не зевал. Он в три прыжка настиг Джерри и, схватив его в лапы, приготовился откусить ему голову, но в этот момент из мышиной норки показался маленький Нибблес. Он нес молоток. И пока Том облизывался в предвкушении позднего ужина или раннего завтрака, состоящего из живой мыши, малыш со всего размаха ударил молотком по его хвосту.

Кот, выпустив из лап Джерри, взвыл от боли и подпрыгнул до потолка. И пока он не приземлился, Джерри, схватив Нибблеса, побежал с ним к кошачьей миске, чтобы мышонок, воспользовавшись хоть небольшой передышкой, мог попить молока.

Нибблес смог сделать лишь несколько глотков. Прямо на мышей несся злой кот.

– Эй, малыш! – шепнул мышонку на ушко Джерри. – Нам пора убегать...

Нибблес с неохотой оторвался от миски и выпустил струю молока прямо в морду подбежавшему коту, охлаждая его разгоряченный пыл. И пока тот откашливался и отфыркивался от попавшего ему в нос молока, обе мыши выскочили в коридор и спрятались в ящике для обуви.

Джерри понимал, что они долго в этом ящике не высидят. Рано или поздно кот их найдет. И тут ему в голову пришла блестящая идея.

– Эй, Нибблес! А ну тащи сюда щетку для обуви. Мы сейчас будем друг из друга родственников хозяйки дома делать.

Когда малыш подтащил щетку, Джерри открыл баночку с гуталином и вымазал сначала себя, а потом и младшего сородича.

Теперь они были, как две капли воды, похожи на негров, только очень маленького роста.

Оставшись довольным своей затеей, Джерри пискнул:

– Нибблес, не забудь только спрятать свой маленький хвостик. А не то этот противный кот может увидеть, что мы вовсе не негры.

– Все будет о’кей, – Сказал мышонок, пряча хвост в подгузник.

– Ну тогда пошли!

Вымазанные от ушей до задних лап, мыши выскочили из ящика для обуви и двинулись прямо на кота.

– Привет, мистер Томас! – бодро воскликнул Джерри и помахал коту лапой. – Мне про вас много рассказывала ваша хозяйка, – он повернулся к подкидышу и снова пискнул: – Эй, где ты там, давай, пошевеливайся.

Следом за Джерри показался и маленький Нибблес. Вымазанные гуталином под негров, мыши прошмыгнули мимо изумленного кота.

И надо же было такому случиться, что у маленького Нибблеса в этот момент сползли на пол подгузники, и кот увидел, что у прошедшего мимо него негритенка сзади торчит хвостик.

Кот сразу обо всем догадался.

– Ах, вот оно что! – гневно воскликнул Том и попытался схватить мышонка за его, так нелепо показавшийся, маленький хвост.

Хорошо, что Нибблес в этот момент оглянулся. Он быстрым движением лап подтянул подгузник и бросился к своему старшему товарищу, который уже догадавшись, что их хитрость раскрыта, затаился за углом, держа в лапах сковородку.

Ею Джерри и огрел несущегося за Нибблесом кота по зубам. Пока Том приходил в себя, растянувшись на полу и высунув из пасти язык, Джерри прыгнул на его морду. Бедный кот прикусил сам себе язык.

Том в который уже раз за эту ночь взвыл от боли.

– Эй, Нибблес! – крикнул Джерри. – Держи сковородку! И всякий раз, как я буду пробегать мимо тебя, колоти ею бегущего за мной кота... Понял?

– Понял! – пропищал подкидыш. – Я непременно так и сделаю.

Сказав это, Нибблес притаился за углом, а Джерри, видя, что кот уже несется на него, бросился наутек.

Сделав круг по комнате, Джерри оказался возле затаившегося со сковородкой Нибблеса. И тот вместо того, чтобы огреть ею кота, со всего размаха треснул по лбу своего нового родителя.

Джерри выдержал этот удар и продолжал убегать от кота. Ему некогда было разбираться со своим незадачливым маленьким другом.

Через несколько секунд погоня снова пронеслась мимо Нибблеса. Тот, пытаясь ударить сковородкой кота, снова промахнулся и удар пришелся по Джерри. Едва оправившись, Джерри вскочил и снова помчался от кота, так как тот был уже совсем рядом.

Когда погоня в третий раз мчалась мимо Нибблеса, Джерри затормозил и гневно пропищал:

– Если ты и в третий раз так поступишь, то от меня только блин останется... Ты не меня колоти, а бегущего за мной кота.

– Я это и пытаюсь сделать, – пожал плечами Нибблес. – Но сковородка так для меня тяжела, что я не могу с нею управиться.

– Ладно, смотри, как это делается! – воскликнул Джерри и, выхватив сковородку из лап мышонка, двинул ею по морде подбежавшего в это мгновение Тома.

Тот снова растянулся на полу. А мыши, пользуясь моментом, спрятались под ковер, продвигаясь под ним к спасительной норе.

Том, поглядев на ковер, сразу увидел, где спрятались мыши и куда они двигались. Он схватил стоящую рядом пустую бутылку из-под молока и бросился к тому месту, где, по его предположению, должны были появиться из-под ковра беглецы.

Его расчеты не подвели. Бегущий первым Джерри на всей скорости влетел в стеклянную ловушку. Кот закричал от радости, думая, что в бутылку попали обе мыши. Он закрыл лапой горлышко и заметил, что его радость была преждевременной. В бутылке сидела только одна мышь.

Маленький Нибблес, уставший от беготни, уже не мог быстро, как это делал его старший товарищ, передвигать лапками, и немного отстал.

Это как раз и спасло его от западни, подстроенной хитрым котом. Выскочив из-под ковра, мышонок увидел, что кот поймал его нового родителя.

Нибблес тут же сообразил: «Если я сейчас незаметно исчезну, кот непременно сожрет Джерри. А если я его окликну, то он вынужден будет его оставить на время и кинется за мной... Если я приму второе решение, то смогу немного потянуть время, и Джерри что-нибудь придумает...»

– Эй, драный котище! – крикнул мышонок. – Ты сумел поймать взрослую мышь, а со мной, маленьким и слабым, так и не смог справиться. Фу!.. Позорник!

Самолюбие кота было задето. Он тут же начал рыскать глазами по сторонам: куда бы спрятать пойманную мышь, но так ничего и не найдя, поставил бутылку на пол, горлышком вниз и залез под ковер, пытаясь настигнуть дерзкого мышонка.

А тот уже выскочил из-под ковра с другой стороны и, видя, что враг приближается, забрался на кухонный стол, взял чашку с киселем и скинул ее на голову появившегося кота.

Теперь Нибблес мог совершенно спокойно подкрепить силы молоком. Он подбежал к кошачьей миске и начал торопливо пить. К нему быстро возвращались утраченные силы.

Кот, отряхнувшись от киселя, наконец сообразил, где можно найти мышонка. Он бросился к своей миске и обрадовался: маленький грызун, действительно, находился возле нее. Довольный своей сообразительностью, кот схватил Нибблеса. Но тот был настолько мал, что без проблем улизнул из лап кота, спрятавшись в его же пушистой шерстке.

По движению ворса на шкуре Том догадался, что мышонок движется к его хвосту. Кот усмехнулся, достал игрушечный пистолет, стреляющий пистонами и, подняв хвост, приставил дуло как раз к тому месту, где должен был появиться маленький грызун.

Но тот, как бы почувствовав опасность, немного задержался, и кот, выстрелив из пистолета, опалил себе пламенем кончик хвоста.

Ярости Тома не было предела. Он уже в который раз за эту ночь сам себя наказывал.

Схватив лежащую рядом с ним мухобойку, Том решил во что бы то ни стало расправиться с дерзким мышонком, со всех ног убегающим от него. Отчаянно размахивая мухобойкой, кот бросился в погоню за Нибблесом и вскоре загнал его в угол.

Мышонку ничего не оставалось делать, как подставить под удар разгневанного кота свое самое мягкое место. Кот не преминул этим воспользоваться и начал в запале хлестать бедного Нибблеса по заднице.

Это жуткое зрелище не осталось без внимания сидящего в бутылке Джерри. Увидев, что кот безнаказанно хлещет его приемного сына, грызун рассвирепел...

Наверное, всем известно, в какую ярость впадают родители, когда обижают их маленьких детей, – они становятся настоящими львами. Так и Джерри, почувствовав в себе львиную силу, расколотил бутылку вдребезги, насупившись и оскалив зубы, подошел к коту, проводящему экзекуцию над Нибблесом и вырвал мышонка из его лап. Сняв с малыша подгузник и взглянув на его раскрасневшийся зад, Джерри оглушительно взревел.

От такого мощного и ужасающего рева душа кота ушла в пятки. Том спрятал за спину мухобойку и хотел было уже убежать от разъяренной мыши, но Джерри схватил его за хвост, покрутил в воздухе и несколько раз шмякнул о пол...

После такой взбучки кот стал будто шелковый. Он еще целую неделю отдавал свое молоко Нибблесу и кормил его из ложечки, – пока Джерри не отвел малыша в ближайший мышиный детский приют.

Джерри и Золотая рыбка

Как и всякое другое разумное существо, Джерри не мог жить без друзей... И их у него было великое множество. Но самым лучшим другом Джерри считал Золотую рыбку.

Рыбка жила в аквариуме и грызун часто ее навещал, чтобы полюбоваться ею, покормить сладкой булочкой или вкусным сыром, а чаще всего – хрустящим печеньем.

В один из вечеров, когда Золотая рыбка уже отошла ко сну, Джерри влез на стол, где стоял аквариум и постучал в стеклянную стенку.

– Эй, подружка, проснись! Я тебе вкусное хрустящее печенье принес!

Рыбка тут же проснулась и весело закружила по аквариуму. Ее золотая чешуя заиграла всеми цветами радуги.

– Ну-ка, красавица, алле-оп! – воскликнул Джерри и, отломив кусочек печенья, бросил его в аквариум.

Рыбка выскочила из воды и на лету схватила печенье, как самый настоящий дрессированный пес.

– Ну молодец! – усмехнулся грызун. – За это ты получаешь все печенье.

Довольная рыбка уселась на краю аквариума, нетерпеливо двигая плавниками. Джерри протянул рыбке ее любимое кушанье. Та опустила его в воду, чтобы оно немного размякло и с наслаждением стала уплетать его за обе щеки.

Доев печенье, она подозвала Джерри и, когда тот приблизился, чмокнула его в нос, подскочила над аквариумом и, сделав тройное сальто, нырнула в воду.

Джерри приложил свою лапку к прозрачной стенке аквариума, а рыбка приложила плавник со своей стороны. Обменявшись таким образом рукопожатием, мышь и рыбка пожелали друг другу спокойной ночи.


Кот Том дремал на коврике у камина и слушал радио. Приятный голос диктора рассказывал о секретах кулинарии:

– А теперь глава первая... Мы расскажем секрет одного замечательного блюда. Вкуснее его вы еще никогда ничего не пробовали...

Кот, услышав эти слова, приподнял голову и с любовью посмотрел на радио.

– У этого деликатного блюда, – продолжал диктор – неповторимый вкус!

При этих словах пасть Тома раскрылась, из нес потекли слюни. Кот торопливо облизнулся, проглотил слюну и горестно вздохнул.

А диктор, разжигая аппетит слушателей, продолжал:

– Что за прекрасное блюдо! Вы уже подготовились записать рецепт его приготовления?..

Кот, зачмокав, утвердительно кивнул головой.

– Ну тогда слушайте! – сказал диктор, смакуя каждое слово. – Ставьте воду на огонь, подождите, пока она закипит, покрошите туда две морковки, опустите лук, укроп, петрушку, картофель... – диктор заразительно рассмеялся, еще больше подзадоривая слушателей. – А в конце, и это самое важное, – подчеркнул рассказчик, – положите в кипящий бульон маленькую свеженькую рыбку.

Том, представив полученное блюдо, тяжело вздохнул и, опустившись на коврик, закрыл глаза.

– Желаю вам приятного аппетита! – сказал на прощание диктор. – И не забудьте в приготовленную уже уху добавить соли.

Внезапно Тома осенило. Он вспомнил, что у них в доме в аквариуме как раз водится маленькая рыбка. Кот вскочил, оглянулся по сторонам и, удостоверившись, что хозяйки дома нет, подполз к аквариуму, схватил его и бросился на кухню.

Поставив аквариум на газовую плиту, Том разжег огонь и начал вспоминать, как готовить уху.

«Для начала надо кинуть нарезанную морковку, – наконец, вспомнил он. – Затем петрушку, перец, затем еще что-то... А-а! – махнул кот лапой, – Это совсем не важно. Главное, чтобы там была рыба...»

Он поискал в ящике для овощей лук и морковь и, забыв их помыть и почистить, стал крошить в аквариум...

Золотая рыбка почувствовала во сне, что температура воды в аквариуме начинает повышаться. Но не успела она открыть глаза, как кот достал ее черпаком. Ему не терпелось испробовать свое первое кулинарное блюдо. Он облизал шершавым языком рыбку и остался недоволен. Рыбка явно оставалась еще сыроватой и пока что совсем не годилась для употребления.

И тут коту вспомнилась самая последняя фраза, сказанная диктором. Том схватил солонку и, посолив рыбку, снова пустил ее в нагревающийся аквариум.

Но кот не выдержал томительного ожидания. Через несколько секунд он снова зачерпнул воду ложкой, попробовал ее на вкус и поморщился:

– А-а! – вспомнил Том, вскинув лапами. – Я же забыл добавить сюда петрушку, перец и картофель.

Кот, взяв необходимые продукты, побросал их в аквариум и помешал ложкой. После этого попробовал – теперь вкус был что надо.

А Золотой рыбке стало в аквариуме уже довольно горячо. «Где же мой дружок Джерри?.. И почему он не придет мне на помощь?» – думала она, посылая слабые импульсы к мышиной норке.

Но, как известно, мыши не могут улавливать мысли на расстоянии. И поэтому все призывы Золотой рыбки о помощи остались неуслышанными.

Но ей все-таки повезло...

Джерри, проголодавшись, направился на кухню, чтобы заглянуть в холодильник и выкрасть оттуда кусочек сыра. Каково же было его удивление, когда он увидел, что у плиты стоит кот и, помешивая ложкой в аквариуме, пытается сделать из Золотой рыбки себе уху.

Грызун подскочил к плите, резким движением открыл духовку и, воспользовавшись своим неожиданным нападением, запихал кота внутрь. Плотно прикрыл за ним дверцу.

Затем он быстренько снял аквариум с огня и, пока было еще не поздно, помчался в ванную, чтобы поменять в аквариуме воду. Жизнь Золотой рыбки была спасена...

Но кот не отказался от своей затеи. Он во что бы то ни стало решил съесть рыбку. Том подождал, пока Джерри не выйдет из ванной, выхватил из его лап аквариум и снова помчался на кухню.

Джерри сумел опередить его. Он схватил скалку и двинул из-за угла коту прямо в лоб. У Тома из глаз посыпались искры. Он растянулся на полу, выпустив из лап аквариум. Вода моментально выплеснулась вместе с рыбкой.

– Что же я наделал? – воскликнул Джерри.

Он тотчас схватил стоящий на столе стакан, налил туда воды и, пока Золотая рыбка не успела задохнуться, сунул ее в стакан.

В это время кот уже пришел в себя и снова попытался отнять рыбку. Джерри пришлось показать всю свою ловкость. Он вместе со стаканом отскочил в сторону и кот, промчавшись мимо на большой скорости, врезался в стену и растянулся на полу.

Казалось бы, после такого сильного удара у кота надолго исчезнет желание есть рыбу...

Джерри со спокойной душой снова налил в аквариум воды, водрузил его на стол, на положенное место, и хотел было уже запустить в него спасенную рыбку.

Но опять появился подлый кот. Он так ловко отодвинул аквариум, что рыбка оказалась на подставленной им сковородке.

Не мешкая, Том снова побежал на кухню. Схватив рыбку со сковородки и обваляв в муке, он не стал ее жарить, а просто, подкинув вверх, проглотил целиком.

Не успела бедная рыбка достичь желудка кота, как подоспевший вовремя Джерри выхватил из лап Тома сковородку и двинул его по затылку. Том от этого поперхнулся, рыбка, как камень из пращи, выскочила из кошачьей пасти. Джерри едва успел подставить чашку с водой и, поймав рыбку, бросился к спасительной мышиной норке...

Кот рассвирепел не на шутку – эта подлая мышь уже в третий раз уносит рыбу из-под его носа. Кот в ярости выскочил из кухни, и сняв со стенки старинный мушкет, повешенный там для украшения, выстрелил в чашку.

Выстрел был точен: чашка разбилась, Золотая рыбка упала на пол, оказавшись таким образом в лапах у кота. На этот раз Том решил зажарить ее на вертеле...

Джерри, вбежав в норку, облегченно вздохнул. Он не заметил, что у него в лапе только донышко от чашки.

– Ну вот мы и в безопасности! – сказал Джерри, немного отдышавшись.

Он посмотрел, как там его рыбка, и чуть не упал в обморок. Чашка была разбита, а рыбки, соответственно, не было. Джерри выглянул из норки и увидел сидящего у камина кота, пытающегося насадить рыбку на вертел.

Грызун в одно мгновение подскочил к коту, надел ему на голову медный кувшин и с силой двинул по нему кочергой. В голове у кота все загудело. И он снова выпустил рыбку из своих лап...

Джерри вместе с рыбкой уже в который раз убегал от кота. Он почти добежал до мышиной норки, однако находчивый Том дернул за половик. Джерри растянулся, а рыбка, взлетев вверх, опустилась прямо в подставленную котом тостерницу.

Том, не мешкая, включил тостерницу в розетку, нажал на рычажок и, в предвкушении вкусного блюда, облизнулся. Желание съесть рыбку у него было так велико, что он, не выдержав положенного времени приготовления, вынул рыбку из тостерницы, хотя рыбка не успела даже нагреться, и положил ее между двух гренок.

Не успел он открыть пасть, как почувствовал, что его кто-то тянет за хвост. Кот обернулся и увидел, что его лютый враг, этот несносный грызун Джерри, зажал его пушистый хвост между валиками для отжимки белья и изо всех сил крутит ручку.

Кот тут же забыл о бутерброде и попробовал было зацепиться за тостерницу, но мышонок, увидев, что рыбка в безопасности, на радостях сильно крутанул ручку, и кот, пройдя через валики, имел вид вроде как у выжатого лимона...

Но и после этого кот не думал сдаваться. Схватив со стола скороварку, он так ловко ею перехватил из лап Джерри рыбку, что тот, не заметив пропажи, вбежал в норку один.

– Ну теперь я точно полакомлюсь рыбкой! – удовлетворенно воскликнул Том и задвинул вход в мышиную нору шкафчиком.

Джерри оказался взаперти. Выход из его норки в гостиную был закрыт. Но мышь не была бы мышью, если бы в ее жилище был всего один выход.

Пробежав по лабиринтам в стенах дома, Джерри вылез из розетки прямо на кухне, где в это время кот, прижав рыбку задней лапой к полу, ставил скороварку на плиту и крошил картошку.

Джерри быстро сообразил, что можно сделать. Он откинул в сторону лежащую рядом с котом морковку и подложил шашку динамита. Затем незаметно вытащил рыбку и сунул под лапу коту его же собственный хвост. Радующийся Том, предвкушая предстоящую трапезу, даже не заметил подмены.

Он вместо морковки покрошил в скороварку динамит и, засунув туда собственный хвост, закрыл крышку и накрепко прикрутил ее к кастрюле.

Коту некуда было спешить. Он был твердо уверен, что мышь не выберется из своей норы...

Неожиданно Том почувствовал слабое жжение в кончике хвоста. Жжение все усиливалось и усиливалось. Том попробовал вильнуть хвостом и не смог этого сделать. Осмотревшись, он увидел, что его хвост находится в скороварке. Кот взвыл от боли.

– Опять эта подлая мышь! – в ярости закричал он и дернул хвостом, в гневе забыв о том, что стоило бы сначала открутить крышку.

И в этот момент динамит, нагревшийся в скороварке до критической температуры, взорвался...

У Тома был опален весь зад. А от его красивого пушистого хвоста осталась только красная обожженная кожа. К тому же еще хвост в нескольких местах был переломан. Коту ничего не оставалось делать, как искать ветеринара...

После этого случая кот еще долгое время не мог смотреть без содрогания на рыб.

А Джерри, пустив Золотую рыбку обратно в аквариум, как прежде кормил ее вкусным печеньем. И даже несколько раз надев подводную маску и ласты, забавлялся вместе с ней в аквариуме.

Приятель, работающий на полставки

Вечером, перед тем, как лечь в постель, хозяйка дома поучала кота:

– Это, Томас, для тебя небольшая, но самая последняя возможность уберечь холодильник от посягательств мыши... И если ты будешь плохо охранять холодильник, я тебя наконец вышвырну из дома!

Негритянка сунула Тому в лапы метлу и, приставив палец к его носу, снова грозно произнесла:

– Ты понял меня?

Том кивнул головой.

– И запомни, ты теперь в карауле! – погрозила коту женщина.

Кот вытянулся в струнку.

– Так точно, мэм! – сказал он на своем кошачьем языке.

Негритянка вышла из кухни, тяжело вздыхая.

Том положил на плечо метлу, как карабин и, поглядывая по сторонам, стал расхаживать по кухне, охраняя холодильник. Распрямив плечи и подняв высоко голову, он так старался быть похожим на караульного, что не заметил, как вылезший из норы Джерри, убрал решетку из отверстия для слива воды в канализацию.

Не прошло и минуты, как Том угодил в глубокую шахту. Путь в холодильник для мыши был свободен и Джерри, забыв от счастья поставить решетку на место, бросился к холодильнику.

Открыв дверцу, он решил начать ужин с находящейся ближе всего к нему ароматной вареной кукурузы. Грызун облизнулся, закрыл глаза от предстоящего удовольствия и хотел уже запустить свои остренькие зубы в початок, как почувствовал, что в лапах у него ничего нет.

Джерри открыл глаза и увидел перед собой ухмыляющегося кота...

Том, выбравшись из канализации, помешал мыши поужинать. Он попытался схватить грызуна когтистой лапой, но промахнулся, так как тот успел соскочить на пол и теперь бежал подальше от холодильника.

Джерри остановился у стенки, где стояло несколько пустых бутылок, и мельком посмотрел, что делает кот. А Том, упустив мышь, решил новым прыжком накрыть грызуна наверняка. Он бросился к Джерри, но тот, не будь глупцом, подставил вместо себя бутылку, скинул на пол вторую, третью, четвертую и прижался к стене.

Кот, прокатившись на бутылках, как на роликовых коньках, въехал в дверь, ведущую в подвал, стукнулся головой о порожек, пересчитал задом все ступеньки и, взлетев в воздух, попал прямо в бочку с вином...

Услышав плеск, доносящийся из подвала, Джерри понял, что Том попал в какую-то жидкость.

«Может, ему помочь надо?» – подумал мышонок и начал спускаться по лестнице, на всякий случай с опаской поглядывая по сторонам, – вдруг кот задумал какую-то хитрость.

Тома нигде не было видно. Только из угла, где стояла бочка с вином, раздавалось какое-то бульканье. Джерри подошел к бочке, приложил к ее стенке ухо и понял, что кот находится именно там.

«Нужно скорее его спасать, – решил Джерри, – а не то он захлебнется в вине». Но как только грызун собрался что-нибудь предпринять, над бочкой показались кошачьи лапы, а затем и голова кота.

Том громко икнул и попробовал подтянуться. Но его подвели задние лапы. Они предательски поползли вниз и кот снова плюхнулся в вино.

По его неверным движениям, мутным глазам и частому иканию Джерри понял: Том нахлебался вина в таком количестве, что совершенно опьянел и не сможет самостоятельно вылезть из бочки.

Но на этот раз Джерри ошибся...

Кот снова попытался выбраться из бочки. На этот раз его попытка оказалась более удачной. Он с трудом перевалился через край бочки, шлепнулся, как тюфяк, на стоящий рядом с бочкой ящик, тут же сделал неуверенный шаг на банку с консервированными помидорами, перескочил на мешок с картошкой и, потеряв координацию, свалился на пол.

– С тобой все в порядке? – пискнул Джерри, на всякий случай держась от кота на некотором расстоянии.

Прилагая огромные усилия, Том медленно поднялся, икнул и, еле ворочая языком, произнес:

– С-сс-со... м-мной в-все... в порядке. Лучше б-быть не может... Ик-ик... По-пошли... д-друг... за-закусим, как с-следует...

Джерри недоверчиво покосился на Тома, но все его опасения остались позади, когда он увидел добродушную морду кота. Такого пьяного кота можно было не опасаться. Грызун подал Тому лапу, кот искренне пожал ее и, оперевшись на Джерри, шатаясь, вышел из подвала.

– Се-сейч-час мы... ус-строим гранд-диознейший... п-пир, – заплетающимся языком говорил Том.

Мышь и пьяный кот прошли на кухню и подошли к холодильнику.

– Постой, друг! – произнес Том, икнув два раза. – Посмотрим, что у нас там припасено.

Он схватился за ручку холодильника, но не удержался на лапах и растянулся на полу. Однако тут же приподнялся, опершись на край шкафа, и снова попытался уцепиться за ручку холодильника.

На этот раз удача улыбнулась ему. Открыв дверцу, кот взял первое попавшееся блюдо – желеобразный пудинг, протянул его мыши и произнес:

– Пудинг будешь есть?..

Джерри, усмехнувшись, ответил:

– Обычно начинают с чего-нибудь более существенного...

– Да? – удивился Том и так громко икнул, что чуть не выпустил пудинг из лап. – Ну тогда пудинг оставляем на десерт...

Кот снова громко икнул. На этот раз пудинг не удержался в лапах кота, вместе с тарелкой выскользнул на пол и разлетелся во все стороны.

– Ай-яй-яй! – воскликнул  Джерри. – Такой вкусный пудинг уронил!

– Не беда, – махнул лапой Том. – У нас вон еще сколько продуктов – целый холодильник.

Том взял две бутылки содовой и снова протянул их мыши.

– На, попей пока что!..

– Да нет, Том, – хитро ответил грызун. – Ты бы лучше подал вон ту бутылочку молока. Мне оно как-то больше по вкусу.

– Понял! – ответил пьяным голосом кот.

И в этот момент его задние лапы самым предательским образом разъехались в стороны. Чтобы не потерять равновесие и не упасть на пол, Том замахал передними лапами, в которых были бутылки с содовой.

Из растрясенных бутылок тут же повыскакивали пробки и, что самое удивительное, попали в оба глаза коту. Тот снова растянулся на полу.

– Что за невезение! – гневно воскликнул Том, отбрасывая бутылки в сторону.

Он приподнялся и потянулся к бутылке молока. Он сунул лапу как раз в запеченную куриную тушку и так, с надетой на лапу курицей, попробовал снять с бутылки крышечку, но у него ничего не получилось.

– Тьфу ты, черт! – ругнулся Том. – Ну-ка, Джерри, подержи молоко, сейчас я с этой курицей расправлюсь.

Джерри взял бутылку, а кот, вместо того, чтобы просто снять курицу со своей лапы, просунул в тушку голову, затем тело и вылез с другой стороны, в результате чего, курица оказалась у него на задней лапе...

– Ах, да! Я же совсем забыл! – снова воскликнул Том. – Ты же, Джерри, любишь сыр... – Том снова повернулся к холодильнику и потянулся к самой верхней полке, где среди других продуктов лежала большая головка сыра.

Том зацепился лапой за полку, попробовал подтянуться, но полка в этот момент выехала наружу, и все продукты, находящиеся на ней: баночка сметаны, кефир, клубника в чашке, ветчина и яйца в миске – с грохотом посыпались на пол...

Раздавшийся на кухне шум услышала хозяйка дома. Она сначала подумала, что это ей приснилось, но когда шум усилился, вскочила с постели и крикнула:

– Господи! Что там еще происходит внизу?

Женщина встала, надела тапочки, накинула халат и вышла из спальни...

А Том и Джерри в этот момент ныряли по очереди в пышный торт, облизывая один с другого сладкий крем.

Внезапно чуткий слух Джерри уловил приближающиеся шаги хозяйки. Грызун тут же спрятался за дверью, напрочь позабыв о своем друге, который принялся забавляться тем, что, разлегшись на полу, пробовал проглотить последние неразбившиеся яйца.

– Томас, Томас! – раздался из-за двери разгневанный голос женщины. – Если это, паршивец, ты натворил, я с тебя шкуру спущу...

Этот возмущенный крик усовестил Джерри: он должен позаботиться не только о себе, но и о своем пьяном товарище. Он потянул кота за хвост и спрятался с ним за дверью как раз в тот момент, когда на кухню вошла рассерженная хозяйка дома.

Женщина увидела, что дверца холодильника раскрыта, и почти все продукты лежат на полу.

– Так! – яростно воскликнула она, склонившись над разбросанными продуктами. – Основное все разорено и уничтожено... Как я устала от беспорядка!..

Том вылез из укрытия и, увидев перед собой толстый зад хозяйки, хитро прищурился и хотел двинуть ее задней лапой. Но вовремя высунувшийся за ним Джерри, предостерегая его от такого опрометчивого поступка, успел в самую последнюю секунду одернуть его.

Кот отступил, но не отказался от желания досадить хозяйке. Он давно собирался отомстить ей за все свои обиды, но ему не хватало смелости сделать это. А вино, как всем известно, добавляет смелости. Но, подчеркнем: дурной смелости...

Хозяйка продолжала гневно кричать:

– И кто же это вывернул холодильник наизнанку? И притаился где-то... Смотри, я до тебя доберусь!

Том снова вылез из своего укрытия. У него в лапах был коробок спичек. Не долго думая, он подложил несколько спичек под пятку женщины, поджег их и стал наблюдать, какой эффект это произведет.

Но тут как тут был Джерри. Он отлично осознавал, что негритянка за такие безобразные выходки не погладит кота по головке. Грызун, набрав в легкие как можно больше воздуха, задул спички как раз в тот момент, когда огонь уже подбирался к пятке женщины.

Джерри, посмотрев на Тома, покрутил у виска пальцем и снова затолкал кота за дверь, пряча подальше от глаз женщины. Та, продолжая охать и причитать, в гневе замахала кулаками:

– Парень, я поймаю тебя за руку! Я заставлю отвечать тебя за свои поступки!..

И в этот момент кот громко икнул. Женщина обернулась и удивленно воскликнула:

– Где ты, Томас?

Кот снова икнул. Хозяйка непременно догадалась бы, где спрятался Том, если бы Джерри вовремя не прикрыл ему пасть.

– Как-то странно все, – покачала головой негритянка. – Может, мне это все мерещится? Пойду я, пожалуй, приму снотворное, разберусь с этим мерзким котом утром, на свежую голову.

Женщина вышла из кухни и зашлепала тапочками по ступенькам, поднимаясь в спальню.

Том высунулся из-за двери, показал ей вслед язык и, повернувшись к мыши, сказал:

– Враг трусливо бежал из кухни, а мы продолжаем пир!

Он нетвердой походкой направился к холодильнику, но, наступив на разбитое яйцо, поскользнулся и растянулся на полу возле холодильника. При этом он зацепил носом ручку сифона. Из сифона тотчас же ударила струя газированной воды, приводя в чувство пьяного кота.

После такой освежающей процедуры, Том посмотрел на окружающий его беспорядок совершенно трезвым взглядом.

«Что же я наделал?» – подумал кот, схватившись за голову. – С меня же хозяйка три шкуры сдерет. И угораздило же меня в бочку с вином попасть...

А Джерри в этот момент, оторвав от курицы ногу, подошел к коту, весело подмигнул и воскликнул:

– Эй, Том! Не желаешь ли попробовать курочки?

Том насупленно посмотрел на мышь и ничего не ответил. Джерри, еще не осознавая, что кот уже в трезвом уме, снова произнес:

– Ну как хочешь, Том! Я думаю, что после сыра и колбасы печеная курица – самое вкусное, что можно придумать.

Сказав это, грызун отхватил от куриной ноги большой кусок мяса и начал тщательно его прожевывать. Том выхватил куриную ногу из лап Джерри, в гневе отбросил ее в сторону и показал грызуну кулак.

А тот, как ни в чем не бывало, пожал ему лапу и собрался запить мясо разлитым на полу молоком.

– Эй, ты, хвостатый, – зашипел на него кот, – это из-за тебя тут такой беспорядок?

Джерри внимательно посмотрел на кота. У того был довольно грозный вид. Грызун понял, что если он сейчас не унесет ноги, то ему несдобровать. Так и не ответив коту, Джерри бросился вон из кухни. Том ринулся за ним.

Выскочив в коридор, Джерри заметил открытую дверь в ванную комнату. Он забежал туда и, сбросив на пол мыло, завис на полотенце.

Вбежавший вслед за ним кот наступил лапой на мыло, поскользнулся, взлетел в воздух и стукнулся головой о зеркальный шкафчик, на котором хозяйкой неосмотрительно был оставлен лосьон, содержащий, как. известно, в своем составе спирт.

Флакон упал со шкафчика, попав горлышком в раскрытую пасть кота. Содержимое флакона полностью вылилось Тому в глотку.

Том снова был вдребезги пьян. Он громко икнул и тут же протянул мыши лапу. Джерри недоверчиво покосился на него, но по добродушной, глупо улыбающейся кошачьей морде понял, что с котом снова можно водить дружбу.

– А с-сейчас... ик... ик... мы ид-дем обедать! – заикаясь, произнес Том и, схватив мышь, потащил ее в обеденный зал.

– Но мы уже достаточно плотно поели! – возразил грызун.

Кот не хотел его и слушать. Он посадил мышь за стол, повязал ему на шею салфетку, уселся сам, обвязавшись вместо салфетки скатертью, и, взяв в лапы нож и вилку, нетерпеливо позвонил в звоночек, чтобы хозяйка дома подавала обед.

– Том, что ты делаешь? Ведь сейчас может появиться хозяйка!

– Я этого как раз и хочу! – в пьяном угаре воскликнул кот и снова позвонил в звонок. – Кто в доме хозяин! Я или она? Женщина должна обслуживать меня!..

Негритянка, приняв снотворное, не слышала, что творится в ее доме. Она, конечно, и не думала вставать с постели и, тем более, подавать еду осмелевшему от алкоголя коту...

А Том уже начал сердиться не на шутку. Он со всей силы застучал вилкой и ножом по звонку и возмущенно закричал:

– Обед сюда немедленно! Я и мой друг уже чертовски проголодались!

– Ты что, Том! – пискнул подбежавший к нему Джерри, закрывая пасть кота своей лапой. – Совсем офонарел? Хочешь разбудить хозяйку?

– Ах, она спит! – совершенно озверев, воскликнул кот. – Ну я ей сейчас покажу, как спать, когда хозяин дома голоден.

Он подошел к лестнице, ведущей на второй этаж, где располагалась спальня и, засунув два пальца в пасть, громко свистнул...

Из спальни по-прежнему доносился ровный храп женщины. Кот схватил зонтик и, постучав им по перилам, хотел уже подняться по лестнице, как перед ним возник Джерри, не перестававший отговаривать кота от опрометчивых действий:

– Том, перестань! Тебе же хуже будет!

– Не мешай! – ответил кот, отодвигая мышь в сторонку. – Это мое личное дело. Я сейчас этой женщине покажу, кто в доме хозяин!

Взбежав наверх, Том небрежно открыл задней лапой дверь спальни и подошел к спящей хозяйке. Он окинул невидящим взглядом комнату, взял стоящий на тумбочке кувшин с водой и, приблизившись к хозяйке, пропел:

«Бокал дам кисуле,
Второй – для мышей.
А третий – бабуле,
Четвертый – взашей».
Пропев последнюю строчку, кот вылил воду из кувшина прямо за шиворот спящей женщине...

Что ту началось! У негритянки пропал всякий сон, хотя она приняла двойную дозу снотворного. Женщина вскочила с кровати и, заорав благим матом, принялась колотить кота всем, что ей попадалось под руку.

В бедного Тома полетела табуретка, затем лампа, бигуди... А кувшин, из которого он облил женщину, оказался у него на голове. Кот, в один миг отрезвев, бросился вон из спальни, но наткнувшись на стоящий в коридоре пианино, распластался на полу.

Хозяйка выскочила следом за ним. У нее в руках была половая щетка. Она изо всей силы ударила ею кота. Находящийся на голове Тома кувшин разлетелся на мелкие осколки. Не дожидаясь, пока рассвирепевшая женщина совсем убьет его, кот вскочил и во всю прыть помчался вниз по лестнице.

Грузная негритянка скатилась чуть позже...

Пользуясь тем, что хозяйка на некоторое время задержалась, кот, вышибив входные двери, выбежал на улицу. Следом за ним полетела брошенная женщиной швабра...

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • История о том, откуда взялись Том и Джерри
  • Том получает пинка от хозяйки
  • Закуска среди ночи
  • Ночь перед рождеством
  • Собачья неприятность
  • Кот и гулянка
  • Стриженый кот
  • Конец обидам
  • Унылая мышка
  • Наилучший пернатый друг
  • Страдающие коты
  • Киска-ребеночек
  • Мышонок-уборщик
  • Тише, пожалуйста!
  • Кисулька с узором в горошек
  • Божественный кот
  • У кота миллион долларов
  • Телохранитель
  • Молочный подкидыш
  • Джерри и Золотая рыбка
  • Приятель, работающий на полставки
  • Иллюстрации




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке