Адепты Владыки: Бессмертный 4 (fb2)

- Адепты Владыки: Бессмертный 4 (а.с. Адепты владыки -4) 811 Кб, 225с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Tairen

Настройки текста:



Tairen Адепты Владыки: Бессмертный 4


* * *

1. Бессмертный — 84



Сегодня идёт двадцать третий день с момента, как безымянная девушка пришла в мой дом и предложила мне поклясться в верности некоему Владыке. С тех пор моя жизнь кардинально изменилась. Мне больше не нужно ходить на рутинную работу, чтобы в конце месяца получить фиксированную заработную плату. Сейчас я достиг того момента, когда за одно единственное задание, пришедшее на телефон, могу получить больше, чем за месяц в моей «прошлой» жизни.

Но даже так, я не чувствую себя достаточно счастливым. Не в деньгах счастье. Никогда не думал, что скажу это. Сколько бы я не заработал, я не могу купить себе бессмертие. Точнее, это не совсем так. Всего за двести тысяч рублей мне доступна разовая активация омолаживающей магии, которая должна будет скинуть один год жизни. И, казалось бы, чего ещё желать?

Средства к существованию имеются, а молодость доступна лишь по клику в телефоне. Только почему-то мне этого недостаточно. Люди слишком уж алчные существа и я не исключение. Чем больше мы имеем, тем большего нам хочется. И вроде бы, ещё «вчера» я не имел ничего, а сегодня уже ворочу нос от того, чего желал долгое время.

Или же это не алчность? Человечество в целом всегда стремилось к прогрессу. И пусть этот самый прогресс двигали единицы, это не значит, что все остальные не приложили к этому своей руки. Представим себе обычного древнего торговца. Сначала он покупает что-то в одной части города, а позже с крохотным наваром перепродаёт в другой. Затем, желая заработать больше, покупает повозку и начинает затариваться уже в другом городе, значительно увеличивая свою прибыль. У него на руках появляется ещё больше денег, и он вкладывает в расширение бизнеса, нанимая себе подчинённых, которые будут делать то же, что делал он сам. Сначала появляется ещё одна повозка. Затем две. Три. И вот через десяток лет человек уже владеет целой торговой сетью, которая обеспечивает товарами десятки городов.

С одной стороны, наш торговец желал лишь одного — личного богатства. С другой же, его бизнес привёл к тому, что множество людей получили новые рабочие места. А у простых жителей городов появился доступ к значительно большему перечню товаров, чем было изначально. Да, может быть цены на привозимые вещи не самые лояльные, но лучше уж иметь возможность купить что-то нужное, пусть и втридорога, чем не иметь такой возможности вообще. Алчность одного привела к улучшению уровня жизни множества.

И таких примеров не мало. Правители, которые захватывали земли, а затем, чтобы люди на них не бунтовали, давали им льготы и послабления, по сравнению с предыдущим владельцем. А ведь изначально те, кто стояли у руля, не преследовали цели облегчить жизнь простым пахарям. Они желали расширения собственного влияния. И они его получили. Но и население не осталось внакладе. Естественно в истории были и другие примеры, закончившиеся не столь радужно, как описал я.

А если вспомнить учёных, изобретения которых меняли мир семимильными шагами? А ведь редко когда люди, обладающие выдающимся разумом, творят что-то ради других. Некоторые, возможно. Только многие из них делают это ради любопытства. Во все времена они пытались открыть или придумать что-то новое, о чем никогда не слышало человечество. Далеко не все из них изначально знали, что в итоге получится. Они просто что-то делали и в конце получали результат, менявший весь мир.

Только я не правитель, не торговец и не учёный. Моя алчность направлена лишь на обретение собственного могущества, которое вряд ли как-то поможет кому-то ещё. Имея деньги и потенциальную возможность не стареть, я хочу большего. Разве можно назвать бессмертным того, кто может погибнуть в простой автокатастрофе? Или истечь кровью от сосульки, что случайно упадёт на голову с крыши многоэтажки? А с учётом моего текущего рода деятельность список того, от чего я могу умереть, расширяется до небывалого количества пунктов. Да и от десятка пуль, выпущенных из автоматического оружия, мой лёгкий бронежилет не спасёт. Меня может разорвать или даже растоптать особо крупный монстр. К тому же моё сознание не менее уязвимо, чем физическая оболочка. Один приказ, и моё тело без моего желания прыгает с небоскрёба. А ведь ещё кроме телесной, есть смерть духовная. Мою душу может поглотить какой-нибудь божок, особо жадный до силы. Или в Аду меня сожрёт кто-то, чьи силы будут на порядок выше моих.

Спустя три недели работы на Владыку я стал значительно сильнее, как в физическом, так и в духовном плане. Но я по-прежнему уязвим для обычного стрелкового оружия. Да, я способнее среднестатистического человека, но это не значит, что кто-то с должным вооружением не сможет меня убить. Что уж говорить про монстров и других сверхлюдей. Богов и приспешников Создателя вообще обсуждать нет смысла. Эти сущности совсем на другом уровне.

Получается, что если нет гарантий победы даже над простым человеком, как моё текущее состояние вообще можно называть бессмертием? А с учётом опасности работы, так и вовсе шанс умереть у меня значительно выше, чем у среднестатистического обывателя. И именно понимание этого толкает меня вперёд. Того, что имею, недостаточно. Мой верный дух-компаньон Безликий показывал мне момент боя Абрахама и Симуса. Жнеца смерти окунули в кислоту, которая за мгновения сжигала деревянную мебель. А он вышел оттуда без единого ожога. А затем ему и вовсе руку отрубили, а та приросла обратно уже в следующую секунду. Вот примерно такой уровень я могу назвать бессмертием. И именно к нему я собираюсь стремиться.

Но и про своих союзников нельзя забывать. Дух-инспиратор Безликий уже давно стал частью моей семьи. Защитница места Авдотья Митрофановна, которую я ласково называю «Дуся», тоже входит в состав пусть маленькой и странной, но всё же семьи. Ведь семья это не только родственники по крови. Пусть остальные говорят, что хотят, но для меня семья это те, ближе кого просто нет. Эти два духа для меня единственные, с кем я могу поделиться своими переживаниями. А так же они те, кому я готов помочь просто потому, что эта помощь им необходима. Разве не так должны поступать те, кто считают себя семьёй? Я принял их со всеми их недостатками, а они поддерживают меня в стремление к моей цели.

Есть правда у меня и родственник. Он сейчас не в самой лучшей форме, да и тела у него человеческого нет. И вот его я не считаю своей настоящей семьёй. У меня и Абрахама скорее деловые отношения. Их нам навязали, но это только сплотило нас. Я знаю, к чему стремится мой прадед, а он понимает, чего хочу я. И мы стараемся оказывать друг другу помощь в рамках нашего соглашения. Правда, пока что могущественному духу, что желает выбраться из книги и обрести плоть, я ещё не особо-то помог. Проблема заключается в том, что я всё ещё слишком слаб, чтобы обеспечить выполнения его планов.

Поэтому, день ото дня я работаю над собой, стараясь стать сильнее. Мне это выгодно. Абрахаму это выгодно. Моей семье это выгодно. Может быть, моя алчность и не так уж персональна? Ведь обретённая мной сила послужит защитой не только мне, но и тем, кто мне близок. Кроме выше названных в этот список ещё входит ночной дух Мара. С тех пор, как я её подобрал, от неё не было никакого толка. Но… Чутье подсказывает, что она не так проста, как кажется. Не знаю, как это описать, но я чувствую, что она не просто тёмный комочек дыма со светящимися глазами. Что-то в ней точно есть. Какой-то нераскрытый потенциал, о котором мне не ведомо. Да, ночью она поглощает мою духовную энергию, что отображается в уменьшающихся зарядах души. Но этого недостаточно, чтобы я её прогнал. Иногда я просыпаюсь ночью и ощущаю возле себя маленькую пушистую лисичку. Пусть сейчас она слаба, но я верю, что однажды её сил хватит, чтобы спасти моё недостаточно бессмертное тело.

А ещё на чердаке живёт ворон по прозвищу Чернохвост. Его самого и его супругу я периодически подкармливаю. Сам же пернатый служит мне глазами в те моменты, когда моей собственной пары недостаточно. И пусть у него есть своя собственная семья, он мне тоже близок и очень дорог.

Жить одному тяжело. Но когда вокруг столько существ, способных сгладить одиночество, даже тёмные тучи над головой выглядят не столь ужасно. И даже дождь, что сейчас будто бы непроходимое препятствие стоит за окном, не кажется таким уж непреодолимым. Вчера на улице висел непроглядный туман, а сегодня небо будто бы прорвало. Белёсая дымка осела, дав дорогу нескончаемому потоку воды.

Стоя у окна в гостиной, я наблюдал за тем, как люди, прикрытые зонтами, куда-то спешат. Я не видел их лиц, и практически не различал одежды, но по одному лишь виду зонта старался угадать, кто под ним скрывается. Под большим и чёрным идёт, скорее всего, солидный мужчина. Его машина сейчас в сервисе, от того приходится, как и все остальные, ехать на работу, используя общественный транспорт. Почему он не заказал такси? Возможно, обслуживание машины обойдётся слишком уж дорого, и он хочет сэкономить на всём, на чём только возможно. А вот под тем розовым зонтом с цветочками бежит девчонка, опаздывая в школу. Как обычно бывает, родители разбудили слишком поздно, отчего и пришлось торопиться.

Я не Шерлок Холмс и не могу быть уверенным в своей правоте на сто процентов. Но мне этого и не нужно. Аналитика не мой конёк.

Только что я дрался против двух иллюзий, которые создал для меня Безликий. Навыки, что я получил после вчерашней тренировки, которые я затем ещё и опробовал в реальном бою, сразившись с группой монстров во время задания, хорошо усвоились, пока моё сознание окутывал ночной сон. В сегодняшнем тренировочном противостоянии я это хорошо заметил. Если вчера меня «убивали» чуть ли не каждую минуту, в этот раз мне удавалось продержаться как минимум две. Прогресс очевиден, но расти ещё есть куда. Жаль, что в гостиной места слишком уж мало. Если завтра утром не будет проливного дождя, попробую выбраться на крышу и потренироваться там. Хотя, навык сражения в ограниченном пространстве тоже важен.

Прикрыв глаза, я слегка покрутил кистью. Вроде и не болит, но лёгкая скованность в движениях всё ещё чувствуется. Вчерашняя миссия не прошла бесследно. Слишком большая нагрузка на руку привела к тому, что вечером я не мог в ней даже вилку держать. К моей радости, в тот же день я неожиданно для себя открыл новый путь развития. По телу любого человека растекается энергия, которую невозможно заметить с помощью стандартных средств. Как её только не называют. Кто-то говорит, что это «ки», для других это «мана», для третьих — то ли духовная, то ли жизненная энергия. И хрен разберёшься, кто прав. Знаю я лишь одно. Если перенаправить эту энергию к одному из органов или конечностей, то это их значительно усилит и улучшит способности к восстановлению. Правда, действовать надо аккуратно. Не просто же так в теле эта энергия распределена равномерно. Если слишком сильно перенагрузить какой-то орган, то это может ему лишь навредить или даже разрушить. Потерять зрение или способность ощущать вкусы я не хочу. Поэтому приходится ограничивать себя малым. Но даже небольшое увеличение притока энергии к руке, позволило ей восстановиться меньше, чем за сутки. Изначально я боялся, что на полное выздоровление уйдёт дней пять. А так, к вечеру я уже буду полностью в норме.

А ведь на вечер у меня есть планы. К сожалению, не свидание. Моя жизнь слишком опасна, чтобы втягивать в неё простых людей. В то же самое время встречаться с колдуньей, что живёт двумя этажами ниже, я тоже не хочу. Мы существуем в разных мирах. Владыку, на которого я работаю, мало кто чествует. Он для них лишь выскочка, что появился несколько лет назад и попытался заграбастать кусочек власти в свои руки. Самое интересное тут то, что, похоже, у него это получилось. Сейчас его сети раскинуты как минимум по всей Москве и области. Возможно, у него есть последователи и в других городах. Я даже уверен, что есть. Колдуны не любят тех, кто лезет в их дела. А спрашивается, кто вообще любит? Поэтому от моего текущего покровителя желают избавиться, наверное, чуть ли не все. И пусть разрушительных войн не происходит, это не значит, что подготовка к ним не ведётся. Я даже не исключаю, что Анисью подселили ко мне специально, чтобы та втёрлась в доверие. Не знаю только, что такого из меня можно достать, чтобы навредить Владыке. Ничего из того, что я знаю, не может хоть как-то помешать его планам. О которых я, кстати, совершенно не в курсе. Из информации, которая имеет хоть какую-то ценность, это месторасположение его дома, в котором нынче живёт ещё толпа детишек со сверхспособностями. Ребят и девчат я практически собственноручно вытащил из тайного убежища, где над ними проводили опыты. Мне, конечно же, немного помогли с этим делом.

Будучи неоперившимся цыплёнком, я познакомился с Чеге, который заказал у меня пачку амулетов. После этого мы не раз сотрудничали. И именно вместе с ним и его братом мы вытащили юное поколение из лап монстра. Монстра, скрывающегося под человеческим обличьем. И пусть он тоже, как и я, желал лишь личного могущества, грань явно переходить не стоило. Всегда можно найти способ лучше, чем убийство детей. Он внедрял в их тела артефакты, в надежде потом пересадить их уже себе. Только вот вытащить прижившийся артефакт из тела человека можно лишь с его смертью. И пусть Владыка давал нам это задание, действуя в своих интересах, он не стал уподобляться монстру. Если его слова правдивы, то сейчас все эти дети спокойно живут у него дома, ходят в местную школу и обучаются управлению собственными экстраординарными способностями. Да, я понимаю, что он растит собственную лояльную себе армию. Но как минимум у этих детей есть хоть какой-то шанс на нормальное будущее. В том подвале у них его точно не было.

А что я? Моё будущее всё ещё под сомнением. Возможно, сегодняшняя ночь станет для меня последней на свободе. Я ведь иду грабить музей. Кто знает, как сложатся обстоятельства? Если всё пройдёт хорошо, то никто даже меня не заметит. Но любая, даже самая крохотная деталь может всё испортить. И главное, что не пойти я не могу. За помощь, что оказала мне Дуся, я пообещал достать ей новую статуэтку, в которую она сможет переселиться. Её предыдущая не так хороша, как ей бы хотелось. А вот в музее, в котором проходит выставка египетских древностей, есть интересные экземпляры. И вперёд меня толкает не только данное слово. Эта кошка является частью моей семьи. Если она станет сильнее, то и я стану.

При этом моя совесть никак не реагирует на желание украсть чужую вещь. Да, мне неприятно воровать у города в целом и у музея в частности. Но вреда своими действиями я практически никакого не нанесу. Никто не должен будет погибнуть или потерять средства к существованию. Для обычных людей ничего не изменится. Да и выставка не станет менее интересной. Одна маленькая статуэтка никак не скажется на общем антураже, что царит в стенах музея. Более того, если о пропаже напишут в новостях, это привлечёт людей, что захотят посмотреть на столь ценные древности, пусть в них и будет не хватать одного экземпляра.

К тому же, мне нет смысла оправдываться. Ни перед собой, ни перед кем-то ещё. Я и моя семья — вот что имеет для меня ценность. Всё остальное вторично. Если будет выбор между тем, чтобы пожертвовать самым дорогим, что у меня есть, ради спасения всего мира, то… Для меня это даже не выбор. Мир — лишь место, в котором я живу и от этого я не чувствую к нему какой-либо привязанности. Но при этом я не считаю себя маньяком, способным убить кого угодно. Я ценю жизнь в любом её проявлении. Просто никакое количество чужих жизней не может перевесить мою собственную. И я пойду на всё, чтобы её сохранить.



2. Бессмертный — 85



Дождь гипнотизирует. Проверив время на телефоне, понял, что стою возле окна уже, по крайней мере, полчаса. В целом ничего страшного. После тяжёлого боя с иллюзорными братьями-близнецами всё равно нужен был отдых. Сейчас организм немного восстановился, а значит можно начать заниматься зачарованием. До вечера я планирую закончить как минимум один браслет, нанеся на него две разные схемы. Одна будет отвечать за магию барьера, а вторая за управление. В итоге я хочу получить артефакт, что будет создавать возле моей руки полупрозрачный щит, способный отразить как магию, так и кинетическое воздействие. Не уверен, что барьер выдержит попадание из пистолета или другого более крупнокалиберного оружия. Но ведь надо же с чего-то начинать? Пусть текущая барьерная схема и выглядит довольно просто, у Абрахама в книге есть её старшая сестра, от лицезрения которой у меня просто начинает закипать мозг. Пока что столь сложные рисунки мне просто физически недоступны. Нужно привыкать постепенно. Возможно, в один день я и смогу, как и мой прадед, создавать сложнейшие плетения за секунды. Я всё-таки реалист и свои силы оцениваю вполне здраво.

— Абрахам, — повернулся я в сторону журнального столика, где лежал древний артефакт, — у тебя нет случаем в книге статьи о том, как научиться накладывать зачарования в два слоя?

— А почему не меня спрашиваешь? — вклинилась со своим вопросом Дуся, не дав магу сказать и слова. — Тебе мои советы уже не нужны?

И вот что я должен ей ответить? Я даже толком не могу понять по её интонации, злится она на меня или нет. Эти вопросы она задала с лёгкое долей ехидства. Возможно, так она скрывает обиду? Нет бы прямо высказать, что она думает, вместо этого скрывает свои истинные чувства за сарказмом и иронией. Если я сейчас ей скажу, что готов её выслушать, это никак не улучшит ситуацию. С её стороны это будет выглядеть так, будто я согласился на это, лишь потому, что она о себе напомнила.

— Так ведь ты всегда говорила, чтобы я старался разобраться во всём сам, — этим ответом попытался сделать вид, что спросил совета не у Абрахама, а у «книги». — Разве нет? А что лучше может помочь разобраться, как не книга?

Дуся фыркнула, принимая мою отмазку. Но пометку себе в голове она точно сделала.

— Нет, нету, — проигнорировав наш диалог, ответил мне маг. — Столь простые и распространённые вещи в книгу никогда не заносились.

— Жаль, — честно прокомментировал я его слова, усаживаясь в любимое кресло. — Дусь, не поможешь?

— Что, не удалось «разобраться самому», да? — как же было хорошо, когда она могла лишь писать мне в чат, и я не мог слышать её голос. Не то чтобы проблема была именно в нём самом, а скорее в том, что теперь она легко может выражать им всё, что думает обо мне, при этом, не произнося ни единого плохого слова. Надо бы что-то придумать, а то эта атмосфера в моём доме мне совсем не нравится.

— Да, план «Б» провалился, не успев начаться. Поэтому и приходится использовать план «А», — надеюсь, информация о том, что изначально именно на неё и рассчитывал, растопит её холодное сердце хоть немного.

— Расскажи, в чем именно заключается проблема? — она всё-таки решила мне помочь. Ещё бы не решила. Тогда бы ей снова пришлось быть второй, так как у меня есть Абрахам, который вполне мог бы всё рассказать, не кривляясь.

— Предметы в духовном плане для меня выглядят как плоские листы бумаги. И я совершенно не понимаю, как можно там нарисовать ещё один слой. Из описания управляющей схемы для своего артефакта, я понял, что она должна соединяться в определённых местах со схемой, которой и будет управлять. И судя по записям, эти две схемы должны находиться друг над другом. Управление снизу, барьер сверху. Но как реализовать подобное в одной плоскости я совершенно не понимаю. И как выйти за её пределы, тоже не понятно.

Ничего не говоря, кошка спрыгнула со спинки кресла на журнальный столик и подошла к лежащему там блокноту. Помнится, в прошлый раз она мне так показывала барьерную схему. Интересно, что будет в этот? Вырвав лист зубами, она положила на него лапы секунд на десять, а затем уселась рядом.

— Загляни внутрь, — кивнула она на оторванный листок, — и расскажи потом, что увидел.

Спрашивать ничего не стал. Просто взял в руки лист и «нырнул» в него. Обычная барьерная схема. Точно такая же, как и та, что выучил я. Правда в некоторых местах есть совсем крошечные изменения. Я насчитал четыре точки, что казались чуть больше, чем должны быть. Может это дефект? Всё-таки кошка справилась всего за десяток секунд.

— Вижу барьерную схему, — дал я ответ, как только вернулся в реальный мир.

— И всё? — спросила Дуся, как-то странно на меня посмотрев.

— Ну, единственное, что заметил, так это несколько жирных точек, стоящих в местах ответвлений.

— Сконцентрируйся на одной из них и представь, что точка, это лифт, идущий на этаж вниз. Проследи за её движением и отыщи место, куда она прибывает.

Посмотрев на сидящую рядом призрачную кошку, я попытался понять, она сейчас серьёзно или это очередная подколка. Но ничего подозрительно в её взгляде я так и не заметил. Поэтому, откинувшись на спинку кресла, принялся выполнять её указания.

Висел в духовном плане я долго. Но результата всё же добился. Сначала я вообще понять не мог, чего именно она от меня хочет. Как вообще точка, может быть лифтом? Она же двумерная! Точнее одномерная, но эти точки достаточно большие, так что их можно считать маленькими кругами. Рассматривая их с разных сторон, мне вдруг в голову пришёл образ многоэтажки, у которой нет крыши. Таким образом, если заглянуть в шахту лифта, то движущаяся кабина будет выглядеть двумерной. Но при этом ведь я точно знаю, что она не такая! А значит, если поверить, что и эта точка, тоже имеет объем, можно попытаться вообразить её маршрут. Представив, что несуществующий лифт ушёл вниз, я мысленно прыгнул в шахту, надеясь спуститься до самого низа. Вдруг, мой ракурс обзора изменился, приблизившись к точке в упор, и я провалился внутрь неё, как в яму. С учётом, что тела у меня тут нет, было сложно понять, куда именно я лечу. То ли вверх, то ли вниз. То ли просто вперёд. Особенно было странно ощущать, что в том направлении меня ничего к себе не тянет. Я как Супермен, вытянув невидимую мной руку, летел по собственному желанию. Путь, как и стоило ожидать, довольно скоро закончился, а я попытался выбраться из шахты и осмотреться. Мой обзор тут же вновь изменился, открывая мне вид на совершенно другую схему, кардинально не похожую на барьерную. Но при этом у неё имелись те же самые четыре точки, на том же самом удалении друг от друга. Слегка приблизив взгляд к рисунку, я представил, как от этих точек вверх идут столбы, пристыковывающиеся к другому этажу. Слегка наклонив «камеру» обзора, я и впрямь их заметил. А затем вдруг осознал, что вижу и второй этаж, с которого я только что спустился. Ещё немного поигравшись с собственным видением окружающего пространства, я наконец-то научился легко переходить от одной схемы к другой. А в итоге мне даже удалось отдалиться настолько далеко, что я смог увидеть всю структуру целиком.

— Вау, — только и смог произнести я, вернувшись в своё тело. Правда после этого путешествия у меня сильно закружилась голова, отчего на прозвучавший сразу за этим вопрос Дуси, я ответил спустя лишь несколько минут.

— Получилось?

— Да, — сознание всё ещё крутилось и вертелось, но тошнило уже не так сильно.

— Не благодари, — спокойно произнесла она, запрыгивая обратно на спинку кресла.

— А, — я хотел ещё спросить про то, как мне самому создать ещё один «этаж» в схеме, где существует лишь один слой, но быстро передумал. — Ладно, не буду. Но мою благодарность тебе это не отменяет, — пусть она не хочет слышать моё «спасибо», но не мог же я оставить её без внимания.

Когда мозги восстановились, я встал с кресла и немного походил по комнате, чтобы убедиться, что теперь всё нормально и координация не пострадала. Затем, нарыв с нижней части журнального столика один из листков с барьерной схемой, которую я не успел сломать, проверяя на прочность, я вновь упал в кресло. В этот раз предстояло уже самому нарисовать свои собственные «шахты лифтов», чтобы те открыли мне дорогу к новому слою. В целом, оказалось не так уж и сложно. Когда знаешь, что это возможно, добиться результата значительно проще. К тому же, теперь я в курсе, что на холст со схемой можно смотреть не только сверху, но и сбоку. И даже снизу, если очень хочется. Процесс придания объёма изображению мне напомнил некое видео, где какой-то парень рисовал с помощью 3D ручки. Собственно именно этот образ и помог мне. Правда, когда я вёл линию вниз, почувствовал, как схема начала неиллюзорно колебаться. Пришлось приложить довольно много усилий, чтобы уже нарисованная на первом слое картинка не пошла трещинами. Второй, третий и четвёртый столб дались легче, но всё равно приходилось постоянно удерживать всю эту объёмную структуру под полным контролем.

Чтобы убедиться, что я всё сделал правильно, нарисовал на втором слое схему накопителя первого уровня. Правда, по сложности это мне напомнило то, как я впервые зачаровывал колибри. Только тогда сама схема имела довольно высокую сложность. А тут из-за двухуровневой компоновки мне приходится удерживать уже готовый рисунок в стабильном состоянии, пока я черчу второй. Не знаю, как это можно было бы объяснить кому-то, кто никогда не занимался зачарованием. Я вроде как просто хочу, чтобы она не развалилась и структура меня слушается. Только, чем сильнее тряска, тем сильнее всё пытается рухнуть и тем мне приходится прикладывать больше волевых усилий. И не забываем, что в это же время я ещё должен создавать на холсте новые линии, иначе процесс разрушения никогда не закончится.

К моменту как добил вторую схему, я уже совершенно выдохся. Да, процесс занял всего минут сорок, но сил я угрохал просто море. Скорее всего, придётся потратить ещё сколько-то просто на восстановление. Вторую попытку подряд я не потяну. Но результатом остался доволен. Полученные две схемы оказались вполне стабильны и не пытались развалиться без моего присмотра. Только вот, когда я напитал лист маной, а затем попытался проверить его на прочность, постучав по тому пальцем, мои труды рассыпались в пыль. В прямом смысле этого слова.

— Мда…

— У бумаги очень низкая мана-вместимость. Она и один слой тянет еле-еле, а ты на неё два нанёс, — ответил на незаданный вопрос Абрахам.

— Что-то я об этом совсем забыл, — с лёгкой грустью сказал я, смотря на то, что осталось от моей упорной работы.

Посидев немного с закрытыми глазами, я всё же решил, что готов для нового подвига. Поднялся с места и пошёл за коробкой с украшениями. У мамы было много всего. Она любила на руках и шее таскать всякие необычные побрякушки, собранные из камешков или каких-то других странных материалов. Золото она не носила, а серебро покупала довольно редко. Открыв шкатулку, я понял, что не представляю, что из этого мне подойдёт лучше. Да уж. До чего дожил — выбираю, что из женских украшений стоит надеть. Есть в этом какая-то ирония. Ведь обычно я вообще ничего не ношу. Ну не считая того камешка, что я продал в качестве накопителя энергии. Но его заставила надеть именно мать. А теперь у меня на шее висит амулет из трёх камней, в котором живёт Безликий. Плюс я собираюсь ещё и на каждую руку надеть по браслету, чтобы получить защиту в виде барьеров.

— Народ, подскажите, что из этого лучше всего поддаётся зачарованию? Может есть что-то, что вместит три слоя? Просто планирую туда ещё и схему сокрытия впихнуть, — Дуся на мои слова лишь повела ухом, а Абрахам помочь всё же согласился. Всё-таки метательный нож же он мне помог выбрать. У него истинное зрение включено по умолчанию, иначе он вообще ничего видеть не сможет. Так что эта помощь ему ничего не будет стоить.

— Выкладывай на стол и разложи их в несколько рядов, — попросил меня прадед. Логичное действие. Ведь даже если он может видеть коробку насквозь то, как он мне сообщит, какой именно из браслетов нормальный? — Третий во втором ряду. И там же, только восьмой, — я ещё даже не успел закончить, когда мне указали на два лучших варианта. — И тот, что у тебя сейчас в руке, тоже отложи. Он чуть похуже, но три слоя вытянет.

— Ага, — глянул я на ничем не примечательный браслет, собранный из каких-то непонятных, вероятно серебряных фигур. — Спасибо.

Два других тоже ничем особым не отличались. Один из тёмно-зелёных побрякушек, другой из фиолетовых. Мои знания о бижутерии слишком уж слабы, чтобы я мог понять, что именно нанизано на цепочку. Главное, чтобы к лету я научился наносить на предмет три слоя, иначе меня люди на улицах просто не поймут. И пусть браслеты не то, чтобы прям совсем женские, но и на мужские не похожи. Только вот вариант «унисекс» меня тоже не устраивает. По-хорошему бы стоило наведаться в ювелирный вместе с Абрахамом и подобрать себе там что-нибудь. Но по мне это лишняя трата времени и средств. В осеннее и зимнее время вполне можно скрывать украшения под одеждой. Да и к лету, если останусь жив, научусь рисовать уже более качественные барьерные схемы, тогда и раскошелюсь на что-то более качественное и мужское.

— Только выводи схему не на одном из элементов, а черти, сразу охватив их все, включая цепочку.

— Так и сделаю, — кивнул я, закидывая оказавшиеся ненужными украшения на их родное место в шкафу.

Только перед тем, как начать портить браслет, я решил ещё немного попрактиковаться в начертании двухслойных схем. Отрезал небольшой кусочек от простыни, которая к этому моменту уже никогда не будет использована по своему назначению, и приступил к практике. Ткань я решил взять вместо бумаги, так как ещё с одной из первых бесед с Дусей помню, что та не разрушается при повторной активации схемы, в отличие от бумаги. А это означает, что мана-вместимость у ткани больше. Всё-таки мне хочется убедиться, что я всё сделал правильно. А как это проверить, не наполнив схему энергией? Ответа я не знал, потому и пошёл по уже проверенному пути.

Спустя два часа, я усталый побрёл обедать. Всё удалось. И управляющая, и барьерная схема, нанесённые на духовный план отреза ткани, работали как надо. Проверять прочность самого барьера, я не стал. Вместо этого, после того как перекусил и чуток отдохнул, начал подкручивать настройки, чтобы получить нужный мне размер щита. Кстати говоря, выглядел висящий в воздухе барьер довольно интересно. Висел он на расстоянии в три сантиметра, и был похож на обычное, слегка желтоватое стекло прямоугольной формы со слегка закруглёнными краями. То есть, скажем, если воспользуюсь им ночью, враг даже может его не заметить. Если не будет использовать магическое зрение, естественно. Уточнив у Абрахама, узнал, что этот мой щит для него очень даже хорошо заметен и чуть ли не светится.

— Главное, чтобы защищал, — сказал я сам себе, жалея, что не смогу удивить противника.

Ещё несколько часов ушло лишь на то, чтобы придать барьеру нужную форму. Как оказалось, даже расстояние от простыни легко регулировалось, но лишь в определённых пределах. Создать защищающую меня стену в десяти метрах от себя не выйдет. В теории такое возможно, но только если я сам научусь пользоваться магией. Но до этого пока далеко. Так что на данный момент предел находится в десяти сантиметрах. Прикрепив простыню к руке, я активировал схему и начал активно двигать рукой. Ведь защита непроницаема с обеих сторон. А значит, мне нужно настроить расстояние так, чтобы щит никак не сковывал мои движения. В целом ничего сложного. Немного измерений и готово.



3. Бессмертный — 86



Итоговый результат меня очень даже порадовал. «Стекло» получилось шириной в двадцать сантиметров, а длиной в тридцать пять. Этого было достаточно, чтобы полностью прикрыть предплечье и кисть руки. Плюс суммарно два браслета будут давать ширину в сорок сантиметров. Надеюсь, этого хватит, чтобы прикрыть мою тушку. А при острой необходимости, я могу свести предплечья вместе, как бы наложив два барьера один на другой. С учётом, что в такой позе мои плечи буду сведены вместе, с боков меня ничего не должно будет задеть. Я надеюсь. В крайнем случае, если пойму, что ширины недостаточно, после боя смогу её немного подкрутить. Слишком уж сильно увеличивать базовую форму щита я не хочу. Чем он больше, тем его легче пробить, так как вложенная в него энергия распределяется на большую площадь.

Чтобы зафиксировать полученные результаты, перенёс чертёж настроенной схемы на лист бумаги. В теории я бы мог не париться и просто при зачаровании браслета нырять то в одну, то в другую схему, сравнивая параметры. Но я ведь ещё не закончил. Сейчас я хочу сделать для барьера второй режим. Рабочее название — «Стена». Такой вариант пригодится, когда в меня начнут стрелять чем-то слишком уж массивным. Тогда мне будет достаточно влить в артефакт маны больше определённого значения, и схема автоматом активирует режим «стены». Но для того, чтобы это реализовать, нужно, во-первых, разобраться, как много маны может выдержать моя двухслойная схема. И так как в процессе эксперимента я могу случайно всё сломать, я и создал резервную копию настроек. Не хотелось бы всё делать заново.

А во-вторых, нужно определиться с размерами этой самой «стены». Этим я и решил заняться в первую очередь. Присев на корточки, я попытался найти удобное положение, представляя, что неведомая сила давит на меня спереди. После нескольких минут, и десятка проверенных вариантов, я нашёл довольно удобную позу, в которой не падаю. Получалось, что одна нога согнута под девяносто градусов, а другая коленом упирается в землю. Я пробовал менять ноги, сравнивая ощущения, но в целом пришёл к выводу, что так сидеть очень даже удобно. А главное опуститься в такую позу и прикрыться щитом не составляет никакого труда. Измерив рулеткой расстояние от пола до макушки головы, получил сто десять сантиметров. Но немного поразмышляв, решила накинуть туда ещё десяток. Лучше перестраховаться, чем потом ходить лысым. К ширине тоже решил чуток добавить. Пяти дополнительных сантиметров должно вполне хватить, чтобы мне не подпалило бока. К тому же я в любом случае планирую прикрываться сразу двумя щитами одновременно. А значит, нет смысла слишком уж увеличивать площадь барьера там, где это не нужно.

Далее следовала более опасная часть опытов. Я бы хотел просто взять и спросить Абрахама или Дусю о том, сколько моя схема может вместить маны, но ни первый, ни вторая не оперируют маной в числах. А поделиться собственными ощущениями они со мной не смогут. Поэтому придётся всё делать самому. Метод проб и ошибок. И чтобы ошибок было как можно меньше, решил увеличивать приток маны по единичке. Вряд ли схема выдержит целую сотню, а значит, даже такими микроскопическими шажками я скоро дойду до потолка.

Решил делать так — влить единичку маны, активировать барьер, а затем нырнуть в схему, и посмотреть, всё ли с ней в порядке. С учётом, что сам факт активации барьера почти не потребляет маны, процесс оказался не очень-то и затратным. К тому же развоплощать барьер не было никакого смысла. Управляющая схема поддерживает функцию подпитки. То есть я вполне могу увеличивать плотность барьера прямо во время боя. Правда, Абрахам мне сообщил, что моя текущая барьерная схема не поддерживает функцию восстановления. А это значит, что если после вражеского попадания в защите появится трещина, то убрать я её смогу лишь отключив барьер, а затем создав его снова. Да, на это действие уйдёт всего несколько секунд, но во время интенсивного сражения врагу может хватить и этого. Но именно на такой случай у меня два защитных артефакта, а не один.

Результат моих изысканий оказался не так хорош, как я ожидал. Уже на девятой единице маны, я заметил, что схема начала сиять слишком уж сильно. Но никаких видимых разрушений структуры не происходило, отчего я влил туда ещё чуток маны. И вот тут-то и началось. Обе моих схемы пошли ходуном, будто бы в духовном плане поднялся ураганный ветер. Энергоканалы заискрились и начали расходиться трещинами. Пришлось быстро откачивать всю ману обратно и чинить повреждения. Если бы трещины не заделал, то после повторного насыщения энергией там бы всё вскоре развалилось. А ведь я ещё вторую форму барьера не начал настраивать.

В общем, когда со всем разобрался, солнце уже потихоньку начало клониться к закату. Осень. Световой день слишком уж быстро заканчивается. Но до ужина у меня ещё есть время. Поэтому я перенёс на бумагу новый вид управляющей схемы с дополнительными настройками, а затем решил всё же заняться воплощением всего этого в браслете. Надо обязательно успеть закончить до ночи. И желательно бы ещё, чтобы хватило времени на сон. Не хочу идти на дело, будучи невыспавшимся.

После плотного ужина, сел доделывать артефакт дальше. Это только может показаться, что процесс идёт легко и просто. На самом деле приходится постоянно следить за тем, чтобы схема не начала ни с того ни с сего разрушаться. Плюс надо точно помнить, где и какого размера должна быть очередная загогулина. Чуть где-то переборщишь или не дорисуешь и после активации можешь получить горстку пепла. Наверное, так себя чувствуют инженеры при проектировании деталей для каких-то новых устройств. На миллиметр промахнулся и всё, деталь можно выкидывать. У меня примерно так же. С единственным отличием, что пока не наполню схему энергией всё ещё можно исправить, если вовремя заметить. Из-за этого даже уже готовый чертёж приходится перепроверять по несколько раз, чтобы убедиться в его точности. Лучше я потрачу десять минут на осмотр, чем потом засяду на очередные два часа, делая всё с нуля.

— Оно живое! Живое! — спародировал я персонажа одного старого фильма, когда смог наконец-то активировать барьер в браслете. Я практически целый день над ним работал и вот наконец-то достиг результата.

Единственное, что омрачило мою радость, так это неправильное расположение барьера, относительно руки. Я когда наматывал себе на руку простыни, чтобы откалибровать положение, не подумал, что браслет будет висеть около запястья, а не на предплечье. Из-за этого мне понадобилось ещё пятнадцать минут, чтобы сдвинуть висящее в воздухе желтоватое «стекло» в нужную позицию. А после этого пришлось ещё и сам браслет дорабатывать. Суть в том, что барьер появляется строго в определённом месте и если, например, слегка повернуть браслет вокруг руки, то и барьер изменит своё положение. Чтобы всё держалось на той позиции, которая нужна, пришлось вплести в украшение обычную канцелярскую резинку. Надеюсь, этого будет достаточно.

Зато, когда стал проверять режим «стены» вдруг заметил, что схема при зарядке на девять единиц маны, выглядит не так пугающе, как при тестах на простынях. Приготовившись к любым последствиям, зарядил ещё единичку. Тут же нырнув в духовный план браслета, не увидел ничего серьёзного. Всё продолжало работать в штатном режиме, без каких-либо намёков на неполадки. Так вот в чем заключается повышенная мана-вместимость. Металл — явно более прочный материал, что в лучшую сторону сказывается на работе схемы. Продолжив вливать ману, остановился на пятнадцати единицах. По силе сияния, я понял, что больше она не выдержит. Ну вот, уже какой-никакой опыт наработал. Правда, получив новую информацию, пришлось немного подкрутить настройки схемы. До этого я ставил активацию увеличенной формы барьера на восемь маны, но с новым пределом, решил переключить активатор на десятку. Так будет значительно удобнее. Постоянно заряжая нож до его предела, я уже привык к этому числу и могу его легко отмерить даже во время боя. Поэтому теперь обычная форма барьера активна при зарядке от единицы и вплоть до девяти, а режим стены активируется с десяти маны и держит в себе аж до пятнадцати единиц.

Жаль только, что я представления не имею, как много урона моя защита может остановить. По-хорошему, стоило бы включить барьер, снять браслет с руки, и попробовать побить чем-нибудь в защитное желтоватое стекло. Но в таком случае, артефакт начнёт жрать ману, а лишние траты мне ни к чему. В целях экономии придётся проверять эффективность созданной мной защиты прямо во время очередной заварушки.

— Интересно, может ли барьер остановить пулю? — тихо произнёс я, рассматривая результат своей деятельности.

— Может, — вдруг ответил мне мой прадед.

— А, — я хотел спросить про калибр, но Абрахам меня перебил.

— Но вот твоя поделка, вряд ли справится. Пуля концентрирует силу удара на очень маленькой площади. А твой барьер не умеет автоматически перераспределять энергию в места с наибольшей нагрузкой. Да и общий запас маны в нём как я вижу, не велик. Так что рекомендую от пуль прикрываться чем-то более надёжным.

— Эх… — после его слов я только и смог, что тяжело вздохнуть. Нужно будет продолжать прокачивать навыки начертания схем, иначе так и буду ходить с низкоуровневыми «поделками».

Где бы только взять на все мои планы время? Я и так сейчас параллельно качаю ножевой бой, навыки метания и энергоконтроль. Плюс к этому добавим периодические медитации, для отслеживания энергопотоков внутри себя. А ведь я ещё в зал хотел записаться! А ещё у меня уже несколько дней лежат ингредиенты к зельям, на варку которых я никак не могу выделить время.

— Да… — я откинулся на спинку кресла, закрыв глаза. Столько дел, а времени в сутках крайне мало. И при этом я даже не имею возможность компенсировать это сном. Если буду плохо спать и выйду на задание не в форме, могу случайно сдохнуть от какой-нибудь мелкой ошибки. И так жизнь постоянно на волоске висит. Не хочется усугублять ещё больше. Да и заниматься зачарованием, будучи уставшим, не менее тяжело.

Проверил время. Уже девятый час. Нужно пойти немного поспать, иначе к моменту выхода на дело меня начнёт срубать. Не ожидал, что работа над амулетом так затянется. Вроде бы и ничего не сделал, а времени потратил просто уйму. Одно хорошо, теперь у меня есть хоть какая-то защита. Пусть выстрел из пистолета и не выдержит, но от какой-то магии да прикроет. По мане, конечно, затратно, но умирать, ещё затратнее. Даже не представляю, сколько уйдёт сил, чтобы вернуться из Ада в мир живых. И времени. Абрахам там больше полувека проторчал. Только у него был на такой случай план «Б», а как буду выбираться я, непонятно.

Проснулся по будильнику без часу полночь. Смысла лезть в музей сразу после его закрытия я не видел. Оставался не иллюзорный шанс, что там кто-то будет ещё сидеть, или ещё хуже, бродить. А так, если приеду посреди ночи, то все кто хотел, уже давно уйдут домой. Плюс я надеюсь на не очень ответственных охранников, которые решат, что нет никакого смысла делать обход каждый час и останутся сидеть в своей комнате с камерами.

Прикинув размеры статуэтки, которую присмотрел Абрахам, я освободил немного места в рюкзаке. Может стоит для переноса краденого приспособить обычный пакет? Будет обидно, если то, что я выложил, мне вдруг понадобится. Я естественно очень надеюсь, что никаких монстров в музее не объявится и всё пройдёт гладко. Но жизнь она такая… Как не планируй, всегда что-то пойдёт не так, как должно. Но и нести в пакете столь ценную вещь я не хочу. Опять же, вдруг какой-то бой, а у меня рука занята. Да и разбить могу ненароком. А рюкзак всегда на мне. На всякий случай свернул рулон из обрезков простыни и запихнул в рюкзак. Если обмотаю тканью, то даже при падении на спину будет шанс сохранить статуэтку целой. А пакет — точно не вариант.

Выглянул в окно. Дождь. По-моему он с утра так и не прекращался. Зонт брать не стал, опять же, чтоб не занимал руку. Откопал в одном из ящиков прихожей «одноразовый» дождевик, который я пару раз надевал ещё в том году. Развернул, посмотрел. Надел. Глянув в зеркало, решил, что это ещё и маскировка отличная. Ночью под ним не видно моей одежды, а если натянуть капюшон пониже, то и лицо будет скрыто.

Ещё раз перепроверил, что всё в порядке и отправился на выход. А когда вышел в коридор, понял, что что-то не так. Пришлось возвращаться и запихивать книгу, в которой нынче живёт Абрахам, в рюкзак. Если бы не её вес, то так бы и ушёл. И этот гад мне главное про себя «забыл» напомнить. Я ведь без подстраховки в лице великого мага больше никуда не хожу. Слишком уж весомый это аргумент в любой ситуации. Он и словом может помочь и делом.

Как обычно сначала поднялся на чердак, принеся птичкам гостинцев. Чернохвост вроде как порывался полететь со мной, но я его отговорил. Как минимум мне так кажется. Лишняя пара глаз мне может и пригодилась бы, но зачем ворону мокнуть? Погода явно не лётная. Пусть лучше дома сидит, за женой приглядывает.

— Слушай, Абрахам, у меня к тебе есть просьба личного характера, — начал я говорить, когда мы уже выехали на шоссе. — Было бы здорово, если бы ты с Дусей подружился.

«Мы с ней не враги», — в своей обычной манере прозвучал голос мага в моей голове.

— Ага, но и не друзья. Дуся с людьми не общалась довольно долгое время. И теперь, мне кажется, пытается конкурировать с тобой за моё внимание.

«Я готов ей уступить».

— Но даже так, она всё равно будет видеть в тебе конкурента. Пусть это всё происходит неосознанно и, возможно, она даже не понимает этого. Но ситуация отражается уже на мне. И пока не увидит в тебе компаньона или товарища, так и будет язвить и пытаться меня подначить на пустом месте. И что бы я ей не сказал, ситуации это не изменит. Может и существуют правильные слова, но я их не знаю.

«Так что ты от меня конкретно хочешь?»

— Может ты ей поможешь с чем-нибудь? И желательно это сделать так, чтобы она не осталась тебе должна, но при этом была очень благодарна.

«Хочешь, чтобы я потратил своё время и получил взамен хорошие отношения, вместо очередного долга?»

— Да, — кивнул я, бросив взгляд на рюкзак с книгой, что лежал на соседнем сиденье. — Ты мне этим очень поможешь. К тому же, Дуся вполне может выразить свою благодарность в каких-то конкретных положительных действиях. Я до сих пор не знаю грани её возможностей. Ты же с ней не был знаком раньше?

«Нет, и никогда не слышал о ней. Возможно, когда я родился, она уже была духом».

— Считай, что так ты делаешь мне небольшое одолжение. И в будущем я буду готов пойти тебе навстречу уже с твоей просьбой. Не хочу считать это долгом, скорее обмен любезностями. В знак хороших отношений между нами.

«Хороших отношений? Собираешься простить мне то, что я захватил твоё тело и планировал держать твою душу в плену десять лет?» — в его голосе прослеживались нотки удивления. — «Помнится ты меня за это сжечь собирался».

— Если тебе угодно, то пусть будет так. Ты наладишь отношения с моей кошкой, а я забуду этот момент в нашей совместной истории. И все наши дальнейшие дела будут строиться на том, что этого события никогда не происходило.

«По рукам».

И пусть я и сказал, что забуду, но смогу ли я это сделать на самом деле? Обиды вроде бы уже нет, но чувство дискомфорта всё же осталось. Это ощущение, когда тебя предаёт единственный «живой» кровный родственник останется со мной навсегда. Может быть, я и смогу простить Абрахама, но забыть то, что он сделал, не получится, наверное, никогда.



4. Бессмертный — 87



Близко к зданию музея подъезжать не стал, остановив машину на соседней улице. Думаю, что не стоит светить свой автотранспорт. Всегда есть шанс, что какой-нибудь случайный прохожий заметит подозрительную машину, что остановилась недалеко от места кражи, и обязательно сообщит правоохранительным органам. Сознательность граждан, это конечно, хорошо. Но в данном случае я стою по другую сторону баррикады, и есть смысл перестраховаться. Понятно, что бродить по улочкам ночной Москвы в одиночку не так безопасно, как хотелось бы, но и я не беззащитен. С текущими навыками я уверен, что легко раскидаю группку бандюганов с ножами. А от случайных порезов всегда прикроет бронежилет. Не зря же я его ношу?

Нацепив рюкзак и накинув сверху дождевик, я вышел из своего транспортного средства. Огляделся, будто бы выбираю маршрут. На самом деле, куда идти я знал, но надо же понять, не наблюдает ли кто за мной. Если вдруг попадётся случайный свидетель, то лучше изменить маршрут и прийти к музею, сделав небольшой крюк. Но сколько бы я не всматривался сквозь стену дождя, так никого и не увидел. Подумав о том, что за мной могут наблюдать ещё и из окна ближайшего здания, чуть было не поднял голову. Хорошо, что быстро себя одёрнул. Всё равно ничего не увижу, а так только вызову чуть больше подозрений к себе.

Из-за риска быть замеченным, всё же решил пойти не по кратчайшему маршруту, а в обход. Тогда вероятность того, что мужчину в дождевике, что вышел из машины и отправился куда-то по своим делам, вряд ли свяжут с ограблением. Нет, конечно, если мне попадётся наблюдатель с особой паранойей, то он обо мне доложит в любом случае. Тут я ничего поделать не могу. Остаётся лишь надеяться на удачу и то, что во тьме ночи сквозь столь сильный дождь номера машины разглядеть не получится.

Вместо десяти минут, до музея шёл все двадцать. Крюк я сделал солидный. Правда и спешить мне некуда. Вечерний сон снял всю усталость, и я готов бодрствовать ещё минимум часа четыре. А за это время уж точно всё успею сделать. Фактически-то мне и надо всего-ничего. На дорогу в один конец времени ушло больше, чем мне понадобится на саму кражу.

«Абрахам, если можешь, постарайся активнее следить за округой. Всё-таки у меня всего два глаза, а ты своим зрением даже сквозь рюкзак отлично видишь», — попросил я своего прадеда, надеясь, что он не станет отнекиваться от столь малой просьбы.

«Хорошо», — спокойно согласился он. Ну и славно.

Когда уже подходил к входу для персонала, старался, не вертя головой, осматривать округу. И даже усилитель включил, чтобы увеличить дальность обнаружения электроники. И сделал это я явно не зря. Как оказалось, на соседнем здании возле крыши висела камера, направленная прямо на ту дверь, к которой я и шёл. Благо, что я её сначала ощутил, а потом ещё и смог найти глазами, до того, как попал в поле её обзора. Не знаю, подключена ли она напрямую к пульту управления охраны, но думаю, стоит её вырубить на всякий случай. Совсем выключать я её естественно не стал. Да, понятно, что охранники посреди ночи и в столь сильный дождь не будут вызывать ремонтников, но вполне могут насторожиться. Поэтому я попросил камеру немного ухудшить картинку. Разрешения «240p» должно быть более чем достаточно, чтобы на экране вообще ничего невозможно было разобрать. Работает? Да. А то, что хуже обычного, ну так погода влияет.

Вскрыть замок не оказалось чем-то сложным. С учётом, что навык взлома я продолжал качать через приложение вместе с остальными способностями, то и его эффективность ощутимо подросла. Жаль, что время для практики найти просто невозможно. Приходится жертвовать тем, что меньше всего влияет на мою силу в бою. Собственно взлом замков и попал в эту категорию. Но и без практики я замечаю, что процесс даётся мне легче, чем раньше. Более того, я чувствую все внутренности замка будто не отмычкой их прощупал, а собственными глазами посмотрел. Раньше этот эффект тоже возникал, но мне его приходилось активировать, а теперь то же самое доступно в пассивном режиме.

В общем два замка не стали для меня препятствием. И даже то, что один из них оказался закрыт аж на четыре оборота, сильно меня не задержало. После первого раза, взломать его ещё трижды оказалось плёвым делом. Приятно чувствовать, что можешь попасть куда угодно, где есть дверь. На данный момент я знаю только один способ, способный меня остановить. Если дверь будет не иметь физической замочной скважины, и рядом с ней не будет отпирающей её схемы. То есть открыть дверь в таком случае возможно лишь с пульта управления, который находится достаточно далеко. Тогда я не смогу дотянуться своим сканированием до «умной» электроники и соответственно не смогу попасть внутрь. Только я даже не могу представить себе место, дверь в которое можно открыть только изнутри.

Ах, да… Есть ещё одна преграда, способная меня остановить. Магия. Если дверь или замок будут полностью магическими, то я с ними ничего не сделаю. И это я вспомнил к тому, что на мне по-прежнему висит задание по поиску хранилища артефактов. Сколько я не думал об этом, так и не смог пока найти способа сблизиться с магами достаточно хорошо, чтобы они мне его сами показали. Вряд ли такое можно осуществить за год. Может, если постараться, то и получится, но нужен хорошо проработанный план. А пока что я даже и не начинал его составлять. Не до этого. Владыка со своими хотелками подождёт. У меня и своих дел полно.

Внутрь я входил со всей возможной осторожностью. Камеру в коридоре сразу попросил зациклить изображение, ещё до того как открыл дверь. В тот момент я не был уверен, заденет ли она меня или нет, но лучше не рисковать. К тому же мне это ничего не стоило. Да и камера оказалась вполне доброжелательна.

Включать фонарь сначала не планировал, но попав внутрь, понял, что без этого никак. Никакого аварийного освещения тут не наблюдалось, а окна и вовсе отсутствовали. Да и как бы они мне помогли? На улице темень непроглядная. Сначала хотел нацепить на фонарь кусочек наволочки, что я предусмотрительно взял с собой, но потом аккуратно ударил себя по лицу. Надеюсь, этого никто не слышал. Зачем извращаться, если я грёбанный мастер в управлении электричеством, и всё, что на нём работает, мне подчиняется? А уж то, что держу в руках, вообще отказать мне не может ни при каких обстоятельствах. Тем более, когда речь заходит про обычный фонарь. Иногда я просто удивляюсь тому, что забываю про такие простые вещи. Поставить камеру на паузу? Легко! Уменьшить яркость фонаря? А так можно было?! Мда…

В общем дальше я двигался уже не во мраке. Но всё равно светить старался только себе под ноги. И пусть я зациклил все камеры, что должны были встретиться мне на пути, и даже несколько тех, что просто находились не далеко, это не значит, что можно перестать скрываться. Плановые обходы никто не отменял. Конечно, я более чем уверен, что их просто никто не делает. Не на склад же с сотовыми телефонами я залез. Музеи обкрадывают довольно редко. Слишком уж тяжело сбыть награбленное. Если и идти за какой-то вещью, то за той, которую кто-то заказал и сто процентов её у тебя купит. А так, всё это бессмысленно. Искусство стоит ровно столько, сколько за него готовы заплатить. И покупателя на столь специфический вид товара найти нелегко. Да и не заплатят за ворованную вещь её полную цену. Хорошо если десятую часть выручишь. Точных цифр у меня, естественно нет, но что-то в этом я понимаю. Ведь про ограбления музеев я уже раздумывал, ещё тогда, когда получил навык взлома замков. И невыгодность этих действий стало одной из причин, почему я забросил эту идею в дальний угол.

В музее тихо и темно. Было, пока я сюда не пришёл. Теперь коридоры освещает тускло светящийся фонарик, а тишину нарушают скрипящие под ногами половицы. На самом деле, когда подо мной что-то в первый раз скрипнуло, у меня аж сердце в пятки ушло. Слишком это оказалось неожиданным. В тот момент я даже начал продумывать пути отхода, если вдруг услышу приближающиеся шаги. Замерев в одной позе, и простояв так пару минут, пошёл дальше. Похоже, местные ребята спят и видят красивые сны. Ну, либо привыкли ко всяким странным звукам. Здание пусть и получило хороший внутренний ремонт, но само по себе довольно старое. А значит, в ночной тишине разные странные звуки не являются редкостью.

Добравшись до нужного мне зала, начал осматривать решётку. И хорошо, что я в первую очередь сделал именно это, а не сразу попросил электронный замок открыться. Кроме держащего её магнита, на решётке висел ещё и обычный навесной замочек. После того, как снял это недоразумение, тут же отключил подачу электричества к магниту. Как я и думал, после этого действия дверь под собственным весом начала открываться, и будь мини-замок всё ещё на месте, раздался бы хорошо слышимый металлический звук. Такой точно не спишешь на скрипящие от времени доски.

Чтобы избежать лишнего шума, решётку сильно открывать не стал, отодвинув её лишь настолько, чтобы иметь возможность пройти внутрь. Камеры в зале я уже давно выключил, а потому пошёл прямиком к своей цели. С учётом, что именно в этом месте я провёл довольно много времени, забыть, где находится нужная мне статуэтка, было просто невозможно. Более того, дайте мне время, и я по памяти смогу провести инвентаризацию всего зала. Ну, может не всего, но большую часть предметов искусства я точно вспомню.

Присев возле нужного мне предмета искусства, аккуратно снял дождевик, а за ним и рюкзак.

«Сзади!», — крик Абрахама пусть и оказался совершенно неожиданным, но подействовал на меня как надо.

Ещё только поворачиваясь, я успел влить в свой, пока что единственный браслет, немного маны, активируя защитный барьер. И вовремя. Желтоватое стекло пошло трещинами, а в нижней его части вдруг возникла застрявшая там… Игла? Больше похоже на небольшую хорошо заточенную спицу для вязания. Это если говорить про размер. А так, эта штука явно предназначена не для созидания, а для уничтожения. Воткнись она мне в спину, мало бы не показалось.

— Ты что, совсем сдурела?! — первое, что вырвалось у меня, когда на другом конце зала я увидел приближающуюся ко мне знакомую фигуру. Кричать я не мог, поэтому эту фразу пришлось прошипеть. Но надеюсь, Анисья поняла мой посыл.

— Не ожидала, что успеешь защититься, — спокойно произнесла она, продолжая не спеша подходить. Мой фонарь был тут единственным источником света, но я вполне хорошо её разглядел. И скажу больше, узнал я её не по лицу, которое немного прикрывал плотный капюшон. Эту фигуру, я вряд ли смогу спутать с чьей-либо ещё. Особенно когда девушка одета в обтягивающий чёрный костюм, будто бы косплеит женщину-кошку из известной вселенной комиксов. Только вместо маски — капюшон, как у кого-нибудь ассасина.

— Я тебе не конкурент. Бери, что хочешь, и вали отсюда, — говорил я, пытаясь вытащить спицу, застрявшую в барьере. Но та въелась в него конкретно, отчего пришлось буквально на мгновение выкачать ману, а затем снова подавать её в браслет для переактивации. Я боялся, что девушка воспользуется моментом и снова атакует, но ничего не произошло. Хотя в руках она и держала ещё по парочке точно таких же спиц. И боезапаса Анисья прихватила с собой не мало. У неё на ляжки нацеплены специальные ремешки, где этих игл просто не меряно. Стоит ей только захотеть и никакой барьер мне не поможет. Как пить дать превращусь в ежа. Чёрт, а ведь я тоже планировал быть метателем.

— Мне ничего тут не нужно, — она аккуратно обвела взглядом всё вокруг, на секунду задержавшись лишь на той статуэтке, что, по словам Абрахама, содержала какого-то древнего и вероятно злого духа.

— За мной пришла? — мне очень хотелось побыстрее упаковать добычу в рюкзак, но я просто не имел права отводить взгляда от Анисьи, что остановилась в центре зала. Если она хочет меня убить или захватить, то вариантов у меня не так и много. На потолке восемь одиночных ламп и плюс три камеры. Этого должно будет хватить, чтобы её хотя бы отвлечь. Вряд ли она пришла не подготовленной. А если на ней надет амулет с защитой от электричества, то таким небольшим количеством молний я его не пробью. А возможность с ней сразиться даже нет смысла рассматривать. Почему? Если бы у неё имелись в запасе только иглы, я бы ещё может и подумал. Но как я помню, всё её тело усеяно неизвестными мне магическими схемами. С таким количеством мгновенно активируемых заклинаний, я ей не противник. Даже если наши скорости будут равны, всегда остаётся шанс того, что она сможет меня подловить и атаковать чем-то, к чему я буду не готов. Поэтому, чтобы минимизировать риск, я вижу лишь один вариант — побег.

— Ты же ко мне не заходишь, вот я сама решили к тебе наведаться.

— Разве это место похоже на мой дом? — я демонстративно обвёл правой рукой зал, где мы находились. В то же самое время левой рыскал позади себя, стараясь нащупать статуэтку. Без неё я отсюда уходить не собираюсь. Если останутся следы моего вторжения или мы устроим тут погром, то боюсь, что второй раз сюда пробраться просто уже не выйдет. Охрану усилят, местность оцепит полиция. И не факт, что музей вновь откроют до окончания тематической выставки. А если статуэтку увезут, то наладить отношения с Дусей будет в разы сложнее. Не так уж и много она меня попросила за всё то, что она для меня сделала безвозмездно.

— Ну, я подумала, раз ты в прошлый раз так легко согласился остаться у меня, значит не очень-то и хотел приглашать меня к себе, — девушка пусть и не выпускала из рук свои иглы, но держалась довольно расслаблено. Как минимум делала вид, что не особо-то она меня и боится.

— Слушай, давай уже на чистоту. А то мне совершенно не нравится ходить вокруг да около. Зачем ты здесь?

— Странно, — всмотрелась она в моё лицо, — но мне кажется, что ты совершенно не удивлён. Возможно, даже ожидал моего появления?

— От колдуньи можно много чего ожидать, но не то, что она вместо приветствия начнёт кидать в тебя спицами, — собственно именно поэтому я и был так возмущён, когда меня атаковали, даже не поздоровавшись. Ведь если бы она и впрямь хотела меня убить, то возможностей для этого она могла найти предостаточно. Зашла бы ко мне в гости и с порога всадила бы свою иглу мне в горло. Я бы даже слова сказать не успел. А тут, кроме того, что я полностью экипирован и готов к бою, она сама, даже не попыталась попасть в неприкрытую шею. Да и кинуть лишь один снаряд в цель, которую пытаешься застать врасплох и убить — глупо. А значит она тут не за этим.

— Я не калду…! — она вдруг резко замолчала, прикрыв рот рукой. Всё-таки кричать в месте, в котором находишься незаконно, не лучший вариант. — Так ты уже знаешь?

— Знаю что? — как и все предыдущие фразы, эту я произнёс максимально уверенно. Нельзя, чтобы она подумала, что я боюсь её или, что не владею ситуацией. К этому моменту я уже нащупал статуэтку, и начал, не глядя, оборачивать её в простыню.

— Ты хотел, чтобы я говорила начистоту? Так может сам перестанешь играть в игры? Разве обычный ничего не знающий человек стал бы называть девушку в такой одежде колдуньей?

— Ну, будь мы сейчас в средних веках, — я обвёл её взглядом с ног до головы, особенно заострив внимание на подтянутых ягодицах, — то вполне. За столь вызывающий наряд тогда и сжечь могли.

— Только мы не в средних веках и ты не простой человек, — чуть повысила она голос.

— Просто скажи, что ты от меня хочешь, — на выдохе произнёс я, делая вид, что уже утомился от разговора, — и мы мирно разойдёмся.

— Кто ты такой и как связан с Абрахамом? — выпалила она с нажимом, а по моей спине пробежал ощутимый холодок.



5. Бессмертный — 88



«Она знает!» — моя собственная мысль прозвучала невероятно громко, заглушив всё остальное. Я почувствовал, как резко начали потеть руки от навалившегося стресса. Странно, что прадед молчит, его совет как никогда бы мне пригодился. Но на вопросы времени у меня нет. Нужно срочно придумать стратегию и двигаться, следуя ей.

Единственное, что мне непонятно, так это откуда она получила информацию о том, что я связан с давно умершим магом. Догадка ли это? Или же она в этом полностью уверена? Судя по её вопросу, она думает, что я знаком, или может быть был знаком с Абрахамом, но не знает сути наших отношений. Но откуда у Анисьи эта информация? С учётом, что переехала она совсем недавно, это значит, что её кто-то на меня навёл. А может и вовсе она моя дальняя родственница? Например, правнучка жены моего прадеда. Но даже если это так, то я всё равно не понимаю, где прокололся.

— Моё имя ты знаешь, — продолжая делать вид, что совершенно спокоен, сунул статуэтку в рюкзак. Как минимум, если мой ответ ей не понравится, то я смогу провернуть отвлекающий манёвр и свалить. — А вот про Абрахама, кто бы он ни был, я тебе ничего не скажу, — после этой фразы попытался вглядеться в её лицо, чтобы угадать эмоции. Кажется, она мне не особо поверила. Ладно, добавим ещё немного правды в эту почти что не ложь: — Впервые я услышал это имя от магов, с которыми общался в чате.

— А откуда у тебя этот артефакт? — продолжила она допрос.

— Давай конкретнее, — медленно застегнул я молнию на рюкзаке и начал подниматься с корточек. — О каком именно артефакте ты говоришь? Или хочешь, чтобы я тебе о всех своих игрушках рассказал?

— Тот, что в рюкзаке.

— Случайно нашёл, когда разбирался в старых вещах после смерти родителей, — вроде бы у меня там ничего кроме книги нет, но как она не назвала конкретную форму предмета, так и я не собираюсь ей говорить больше, чем нужно. Вдруг Абрахам смог скрыть облик своего вместилища, превратив его во что-то совсем иное.

— А твои родители случайно не в Нижнем Новгороде жили? — очередной её вопрос заставил похолодеть ноги. Получается, что в какой-то момент сама девушка или кто-то вышестоящий смог обнаружить пропавшую книгу, и дальнейшие поиски привели Анисью ко мне. Но что-то как-то она не торопится у меня её отбирать. Может быть она не уверена, что это та самая книга?

— Нет, подмосковные мы, — подлил я чистейшей правды в бочку с и так разбавленной ложью. — Ещё что-нибудь спросишь?

Девушка немного нахмурилась, как будто мои ответы не совпали с тем, что она надеялась услышать. Только и нападать она по-прежнему не хочет. А это значит, что я не сказал ничего такого, что бы раскрыло меня. Не знаю, чувствует ли она ложь, но я старался говорить так, чтобы в какой-то мере все ответы были правдивы. Не стоит откровенно врать той, о чьих способностях ты совершенно не в курсе.

— Я знаю, что ты мне чего-то не договариваешь, но никак не пойму что именно.

В этот момент мне подумалось, что слова можно использовать не только как щит, чтобы защититься от вражеской атаки, но и как меч, способный ранить в самое сердце. Помнится, в начале нашего диалога она довольно эмоционально отреагировала на одну мою фразу.

— Что ты у меня спросила, то я и ответил. Общаться по душам с колдуньей, которая готова нашпиговать меня иглами, я не горю желанием, — к этому момент и рюкзак и дождевик я уже успел нацепить на себя, а потому был готов в любой момент сорваться с места. Я не такой уж мастер слова, чтобы лишь с помощью риторики достичь нужного результата. А потому нужно быть готовым к любой реакции. Жаль, что нахожусь в неудобной позиции. Мне придётся пробежать мимо девушки, чтобы добраться до выхода. И если молнии ей, скорее всего, не нанесут вреда, то вспышки света от них должны будут дать мне с десяток секунд.

— Я не колдунья! — злобно прошипела Анисья, будто бы змея, готовая впиться в жертву ядовитыми клыками.

— А кто тогда? Точно уж не маг, — эти мои слова похоже переполнили чашу её терпения.

И только я подумал, что как раз самое время свалить отсюда, как девушка меня опередила. До того, как я успел дать приказ лампочкам об атаке, «не колдунья» дёрнулась в сторону, схватив статуэтку с древним духом, после чего с силой разбила ту о пол. Ошарашенный произошедшим, я застыл на месте, забыв, что собирался сделать.

— Если выживешь, ещё поговорим, — донеслись до меня слова со стороны выхода из зала, а сразу за ними, я услышал щелкнувший на решётке миниатюрный замок, который я оставил на входе.

— Чтоб тебя демоны съели, — произнёс я самое страшное проклятье, которое только мог представить, наблюдая за тем, как из разбитой статуэтки поднимается чёрный густой дым.


***

Несколькими днями ранее в доме одного престарелого человека раздался телефонный звонок. Брать трубку городского телефона пожилой мужчина не хотел, так как знал, что ничего хорошего не случится. Сотовый на время работы он выключал, оставляя лишь домашний, номер которого знали немногие.

— Слушаю, — поднял он трубку, после того как продолжительная трель закончилась, а затем пошла на второй круг. Человек, что его вызванивал, ну уж очень хотел с ним поговорить.

— Привет, Нажир, — динамик телефона воспроизвёл до боли знакомый голос.

— Что тебе нужно? — мужчина, чей возраст уже давно перевалил за восемьдесят, не собирался церемониться. — Я сейчас занят и не собираюсь выполнять никакие твои заказы.

— У меня есть к тебе интересное предложение, — не смотря на грубость со стороны старика, мужчина на той стороне линии продолжал говорить спокойно, будто бы уже давно привык к манере общения человека, которому он позвонил.

— Я же сказал, что занят, — ему не хотелось продолжать разговор, но просто так взять и закончить его он не мог. Слишком уж важной фигурой был звонящий. Настолько важной, что возможно, ему придётся отложить текущий заказ, взявшись за ту работу, что ему сейчас предложат. Естественно он был вправе отказаться. Но хорошее отношение с председателем совета коалиции магов так просто не заслужить. А потому терять столь ценные связи на пустом месте он не хотел.

— Помнишь, как примерно десять лет назад ты попросил меня включить в коалицию свою внучку?

— Помню. А ещё я очень хорошо помню, в насколько грубой форме получил отказ, — те воспоминания пронеслись в памяти старика. Он многие годы безотказно работал на членов совета, в надежде завоевать их доверие и протолкнуть свою внучку в коалицию. В свои тридцать его считали гением артефакторики, способным переплюнуть магов древности. А потому, от желающих сделать у него заказ никогда не было отбоя. И до сих пор, даже спустя полвека его график распланирован на несколько месяцев вперёд. Ныне живущих магов, способных так же искусно наносить на предметы схемы, как это делает он, можно пересчитать по пальцам рук. А среди тех, кого официально нельзя причислять к магам таких мастеров ещё меньше. И его внучка является удивительным исключением.

В отличие от своего отца, который никогда особо не вникал в то, чем занимался Нажир, Анисья, ещё будучи пятилетним ребёнком, прониклась интересом к столь необычному виду деятельности. Создание артефактов путём зачарования уже готовых предметов является довольно сложной наукой, не терпящей ошибок. И пусть у девочки, как собственно и у её отца, отсутствовал источник, это её не оттолкнуло. Наоборот, она начала перенимать знания у своего деда, впитывая те, как губка воду. А старик ей и не запрещал. Ему было отрадно, что в его семье родился хоть кто-то, не обделённый талантом, и кто сможет продолжить его дело. Естественно маг в ближайшее время помирать не собирался, но и понимал, что с его родом деятельности бессмертия ему не достичь. Хорошо, если получится выкроить себе дополнительные полстолетия. А дальше либо придётся менять направление развития, переключаясь на работу с жизненной энергией, либо доживать оставшиеся деньки, занимаясь делом, которое он любил всю свою жизнь.

Десять лет назад, когда его внучке стукнуло двадцать, он решился на отчаянный шаг. Если точнее, то решились они вместе. К тому моменту Анисья по уровню навыков ничем не уступала Нажиру. Конечно же, старик обладал большим опытом, но опыт, дело наживное. А потому, внучку расценивал как мастера своего уровня. И без её помощи вряд ли стал бы экспериментировать на собственных родственниках. Тем более на той, кто на тот момент уже прожила с ним целых пятнадцати лет, став самым близким человеком.

Суть эксперимента состояла в том, чтобы создать внутри человеческого тела накопитель энергии, по своим свойствам ничем не уступающий источнику магов. Сложность тут заключалась даже не в том, чтобы спроектировать столь сложную схему, а в том, что наносить зачарование придётся на живой организм. При этом данная процедура значительно отличается от того, чтобы просто выбить на руке татуировку с активируемым заклинанием. Фактически, после успеха мероприятия его внучка станет единственным в мире живым артефактом. Само это событие достойно того, чтобы войти в летопись. Не говоря уже о том, что таким образом она получит все те преимущества, которыми обладают люди, изначально рождённые магами.

Естественно не обошлось и без недостатков. Если Анисья по каким-то причинам всё же умрёт, то в загробный мир она попадёт, лишившись всех своих способностей. Ведь зачаровывать они собрались тело, в то время как душа останется нетронутой. Но если всё пройдёт успешно, то девушка сможет со временем укрепить свою физическую оболочку, значительно увеличив её жизненный срок. А имея время, можно заняться и развитием души.

Сложнейшая процедура зачарования проходила в течение десяти часов реального времени. Сколько минуло дней в субъективном сознании ни старик, ни девушка сказать не могли. Возможно, прошли недели, перед тем как удалось всё закончить. Без навыков разгона сознания, позволяющих наносить схемы в десятки раз быстрее, браться за столь рискованный эксперимент вообще не было бы никакого смысла. Но и без того, фокусироваться на работе столь долгое время задача не из лёгких. В одиночку Нажир бы, скорее всего, не справился. Да и пробовать бы даже не стал.

Но результат себя оправдал. И когда все тесты возможностей подтвердили, что Анисья теперь даже будучи полностью голой, может создавать заклинания, собирая ману прямо из воздуха, старый маг решился на ещё один шаг. Он подал запрос на включение его внучки в коалицию. Естественно, он приложил все возможные документы и записи, подтверждающие возможности девушки. Но ему отказали, и как он думает, даже толком не посмотрев бумаги. Нет врождённого источника — не маг. Нажир и сам это понимал, но надеялся, что в память о его заслугах перед советом для него сделают исключение. Ведь остальным членам коалиции не обязательно знать, что у Анисьи на самом деле нет источника. К тому же, даже при личной встрече, вряд ли кто-то из магов будет специально проверять, есть ли у присутствующих источник. Использовать столь высокий уровень истинного зрения довольно маназатратно и без особой необходимости этого никто делать не будет.

— Ты уж прости нас, — продолжил беседу человек на другой стороне трубки после небольшой паузы. — Сам же знаешь правила. Наше сообщество слишком уж консервативно и если бы я сделал исключение, меня бы просто не поняли.

Говоривший мужчина прервался, давая собеседнику вставить фразу, но так и не услышал ни единого слова от ушедшего в свои мысли старика.

— Я предлагаю твоей внучке работу. Я знаю, что даже после нашего отказа, твоя лояльность коалиции нисколько не уменьшилась. И я уверен, что и Анисья всецело на нашей стороне. Дело слишком важное, чтобы доверить его кому-то не из своих. И если она его выполнит, я гарантирую место в коалиции. Члены совета тоже не будут против. Как минимум я приложу все усилия, чтобы их убедить.

— И что от неё требуется? — услышав необычную просьбу, Нажир очнулся от размышлений, но жёсткого тона в голосе не поменял. Как бы на его единственную наследницу не взвалили что-то, что будет ей не по плечу. Слишком уж велика награда. Это сейчас внучка может работать по своей специальности лишь потому, что её дед берёт заказы. Но как только старик умрёт, никто из сообщества магов к ней не обратится. Пусть её и так многие знают, но чужим доверия нет. А значит вместе с его смертью, ей придётся искать работу среди колдунов. Или, что ещё хуже, среди последователей богов. Первым просто нечем заплатить за столь высококлассную работу, а вторые, прикрываясь своим покровителем, могут и кинуть с оплатой. Тогда, если она останется без постоянного притока маны, то не сможет проводить дальнейшие исследования и умрёт, возможно, даже в более раннем возрасте, чем он сам.

— Мы заметили магический сигнал от книги Абрахама, — от услышанных слов у Нажира невольно округлились глаза. Хорошо, что разговор шёл по телефону и собеседник этого не увидел. — Но, к сожалению, он быстро пропал.

— И? — старик постарался скрыть удивление в голосе, а потому лишь задал короткий вопрос.

— Практически в то же самое время возник человек, обладающий монетой, принадлежащей Абрахаму. А ещё он сдружился с его вороном.

— Я понял о ком ты. Я был и сам удивлён. Но насколько я понял, он никак не связан ни с Абрахамом, ни с книгой.

— Возможно, так оно и есть. Только на данный момент он наша единственная зацепка. К тому же, нам так и не удалось выяснить, кем являлись родители его деда. Ни имён, ни каких-то других сведений или записей найти не удалось. Кроме одного. Отчество его деда — Абрахамович. Если и это лишь совпадение, то даже и не знаю, что тут говорить.

— Что потребуется от моей внучки? И почему ты хочешь, чтобы этим занялась именно она? — старик уже догадался, в чем заключается задание. Если Анисья сможет вернуть книгу, то этого будет более чем достаточно, чтобы её приняли в коалицию.

— Есть вероятность, пусть и небольшая, что Абрахам смог воскреснуть. Пока никаких подробностей рассказать не могу. Да и это всего лишь догадки. Поэтому для выяснения обстоятельств нам нужен человек, не имеющий источника. Даже если он и заметит слежку, то ни за что не подумает, что мы подослали к нему человека не из своих. А если он и впрямь всё ещё мёртв, мы всё равно не знаем, что умеет тот парень. Поэтому лучше перестраховаться, чтобы себя не выдать. Но в то же время, нам надо протестировать его способности. Нужно попробовать поставить его в сложные условия и посмотреть, как он выкарабкается. Если погибнет, то не так уж он и важен для коалиции. Если справится, то мы сможем узнать о нём значительно больше.

— Я ей передам, — произнёс старик, не желая соглашаться здесь и сейчас.

— Материалы по делу я тебе уже отослал. Буду ждать результатов, — голос в трубке даже и не подумал идти на попятную. И это понятно. Если старик с внучкой откажутся, то девушке уже никогда не видать поддержки коалиции.

Не желая больше разговаривать, мастер-зачарователь просто повесил трубку. Его поставили в сложные условия. С одной стороны появился шанс наладить жизнь внучке, а с другой навис смертельный риск. Ведь следить она будет не за каким-то магом-недоучкой, а за тем, кто потенциально является правнуком самого Абрахама. И если она его подставит, а тот выживет, то девушка может обрести проблемы на всю свою жизнь. И даже членство в коалиции тут не поможет. Неизвестно как много знаний смог передать великий маг своему кровному родственнику. К тому же, если книга и впрямь у него, то ситуация становится ещё хуже. В этом артефакте содержится достаточно знаний, чтобы стереть человеческий мир с лица земли, не говоря уж о том, чтобы убить обычную девушку, пусть и обладающую кое-какими способностями. Риск слишком велик. Но и отказаться старик не может. Сама мысль о том, что ему в руки попадёт древний артефакт будоражит сознание.

— Чтоб и ваши дети рождались без источника, — произнёс маг самое страшное проклятье, которое только знал, и отправился в соседнюю комнату за сотовым телефоном.



6. Бессмертный — 89



Тёмное облако всё продолжало расширяться, закрывая мне путь к отступлению. Насколько же могущественный дух был заперт в статуэтке, что смог вымахать до такого размера? Если сравнивать его с Безликим, то мой противник раз в пятьдесят больше. Не уверен, что размер точно отражает силу, но рисковать я не хочу. Чем именно рисковать? Ну, так первой моей идеей стало прорваться сквозь эту чёрную пелену. Только что-то меня остановило. Подсознание слишком уж сильно отдаётся тревогой, когда я пытаюсь рассмотреть этот вариант. Да и непонятно, смогу ли я быстро вскрыть замок, когда окажусь у решётки. С учётом, что его защёлкнули снаружи, мне придётся довольно неудобно вывернуться, просунув руки сквозь прутья. И даже если в такой позе я смогу справится за два десятка секунд, будет ли этого достаточно? Под усилителем, конечно, выйдет ещё быстрее, но я всё равно не уверен, в правильности данного решения.

Пока я стою на месте, мой потенциальный противник пока что тоже бездействует. Но вот как он поступит, попытайся я пройти сквозь него — неизвестно. К тому же, я понятия не имею, какими способностями обладает древний дух, и насколько он сейчас адекватен. И даже если он настроен умеренно доброжелательно, я всё равно являюсь тут единственным живым существом. А духу без привязки к артефакту или живому телу существовать тяжеловато. А значит, он может, особо не думая, просто взять и вселиться в меня, захватив контроль над телом. И как Безликий не смог мне помочь справиться с Абрахамом, так и с этой чёрной тучей он вряд ли что-то сможет сделать. Слишком уж разные весовые категории.

Спустя десяток секунд, в течение которых я взвешивал все за и против, а так же старался придумать хоть какой-то план противодействия столь могущественной сущности, меня всё-таки заметили. Дым к этому моменту уже полностью покинул разломанную на осколки статуэтку, сформировал яйцевидную форму и медленно поплыл в мою сторону.

А я готовился. Точно не скажу к чему. Наверное, к каким-то более резким действиям противника. Подключившись ко всем лампочкам и камерам, настроился на то, чтобы в любой момент отдать команду об атаке. В то же время вытащил своё оружие из ножен, крепко сжав рукоять. Я чувствовал, как по всему телу бегают колики от невероятно высокого стресса. Когда попадаешь в ситуацию, выхода из которой просто не видишь, организм пытается подключить все доступные ресурсы, но при этом иногда делая только хуже. Если я начну волноваться хоть ещё чуточку больше, то, скорее всего, даже руки начнут трястись. Чтобы этого не произошло, сжал нож ещё сильнее, влив в тот энергии чуть больше положенного. Печать на лезвии затрещала, расходясь видимыми искорками, которые тут же попытались прокусить мои перчатки.

Но тут произошло что-то странное, чего я совсем не ожидал. Кольцо, что я уже давно носил на своём пальце лишь потому, что оно показалось мне достаточно стильным, начало слегка переливаться. Будучи практически полностью чёрным, оно явственно начало отдавать зеленцой, как будто сквозь чёрный металл изнутри пытался пробиться свет. Но это я заметил во вторую очередь. Сначала я почувствовал, как что-то начало ощутимо нагревать мой палец. Похоже, я неосознанно влил ману не только в нож, но и в этот артефакт, что был наглым образом украден у какого-то бога.

Первым порывом я захотел стянуть кольцо с пальца, но потом сдержал себя. Вряд ли ситуация станет ещё хуже, чем сейчас. К тому же, оно вроде как умеет всасывать в себя большие объёмы энергии. Да и помнится, прадед говорил, что его можно использовать в качестве камня душ. А ведь сейчас на меня надвигается не что иное, как большая чёрная злая душа, и она вряд ли желает мне добра.

Не зная, как правильно активировать артефакт, я просто сделал то же, что и обычно — поддал в него ещё немного маны. А затем ещё чуть-чуть, продолжая наблюдать за всё усиливающимся свечением. Выставив руку вперёд, заметил, что облако вдруг остановилось, будто бы что-то почуяв.

— Кушай, радость моя, кушай, — неосознанно пробубнил я, продолжая напитывать артефакт. И тот, как послушный мальчик, ложку за ложкой ел мою ману. Я не знал, сколько потребуется для его полной активации, но чувствовал, что пока что предел вместимости ещё не достигнут.

Примерно на отметке в пятьдесят единиц кольцо вспыхнуло, окрасив весь зал в зелёный цвет. Меня ненадолго ослепило, но даже так я смог увидеть, что с тучей начали происходить изменения. Она вдруг стала неестественно вытягивать, будто бы кто-то включил мощный пылесос и старается её засосать. И как легко догадаться этим пылесосом стало моё колечко, которое продолжало сиять, усиленными темпами поглощая слишком уж большого духа. Как мне показалось, тот какое-то время пытался сопротивляться. Он даже начал двигаться в противоположном направлении. Только вот артефакт оказался значительно сильнее, не дав этой сущности и шанса на спасение.

Дым маленькой ниточкой приблизился к руке и стал исчезать в ярком свете. Если бы дело продолжалось с такой скоростью, то на весь процесс ушло бы минут десять. Но кольцо не только поглощало то, что находилось прямо рядом с ним, но и притягивало то, что было неподалёку. Поэтому-то и туча, что пыталась уплыть в другой угол зала, уже вскоре оказалась прямо возле меня. После этого, действие ускорилось и буквально секунд за десять всего духа всосало внутрь.

Как только я убедился, что опасности больше нет, тут же откачал из артефакта всю оставшуюся в нём ману. Вернулось ко мне немного, но зачем зря переводить ресурсы? Я и так уже сжёг большую часть энергии, что досталась мне от Безликого. С моими затратами вообще удивительно, что этого хватило на столь большой срок. Нужно в ближайшую неделю или две научиться поглощать ману из воздуха с помощью источника. Иначе мои запасы опустеют, и я потеряю возможность использовать артефакты.

Из ножа тоже не забыл убрать всю энергию. Я и так, похоже, слегка повредил печать. Боюсь, что продержи я нож заряженным ещё минут пять и от оружия бы ничего не осталось. Всё-таки превышать лимит в два раза, это не нормально. Если бы не рассчитал и потратил ещё чуть больше, мог бы и вовсе взлететь на воздух вместе с залом и этим древним духом. И вроде бы стараюсь всё время контролировать свои эмоции, но страх, что иногда накатывает на меня, слишком уж силён. Это в ситуациях, когда я знаю, что делать, и уверен в своих силах, я чувствую себя нормально. А как только сталкиваюсь с чем-то невероятным и запредельно сильным, сознанию просто не удаётся удержать контроль над телом в полной мере. Ну, ничего. В ближайшем будущем больше не должно будет остаться никого и ничего, что смогло бы у меня вызвать это мерзкое чувство.

Зал вновь погрузился в темноту, развеиваемую лишь моим фонариком, а я глубоко вздохнул. Это было близко. Не уверен, что этот дух попытался бы в меня вселиться в тот момент, как мы оказались рядом, но я рад, что до этого не дошло. Теперь у меня в кольце есть чья-то крайне могущественная душа, и я не представляю, как бы мне ей так воспользоваться, чтобы стать сильнее. Надеюсь, что как выберусь, Абрахам мне в этом вопросе подскажет.

Точно! Надо отсюда сваливать! Мы тут так нашумели, что и глухой бы услышал. И не то чтобы я боялся быть обнаруженным. Скорее мне не хочется встречать местных охранников потому, что я не знаю, как мне их вырубить так, чтобы они не пострадали. Всякие там приёмы из художественных фильмов не так эффективны, как о них говорят. И при этом крайне травмоопасны. Например, ударом в висок можно вызвать неслабое такое сотрясение. А усыплять человека с помощью захвата с удушением нужно уметь. Если неправильно надавить можно и вовсе превратить живого в мёртвого. Да даже если я просто пырну ножом в живот, есть шанс, что человек истечёт кровью, не дождавшись скорой. Так кроме этого, он ещё и останется вполне дееспособным и легко меня застрелит, как только я отвернусь. Из этого всего делаем вывод, что лучше битв, где у меня нет цели убить, избегать.

На секунду прислушавшись к окружающим звукам и убедившись, что не услышал приближающихся шагов, быстро направился к решётке. Замок, как я и предполагал, находился в крайне неудачной позиции. Боюсь, что если бы я попытался его впопыхах открыть, мог бы и вовсе отмычку из рук выронить. Тогда бы пришлось лезть в рюкзак за запасной. Аккуратно просунув руки с инструментами через решётку, ненадолго замялся, пытаясь понять в какую сторону нужно будет крутить механизм. Как оказалось, среди моих знаний не нашлось тех, в которых бы кто-то взламывал навесной замок, когда тот повёрнут замочной скважиной в противоположную от тебя сторону. Вроде бы и кажется, что разницы особой не много, но всё упирается в привычку и отточенные до автоматизма действия. А когда одно из вводных условий вдруг меняется, вся отлаженная система просто рушится. Да ещё и эти прутья мешаются, создавая ощущение, что я бегу из какой-то тюрьмы.

Когда наконец-то выбрался из зала, вновь вслушался в окружение. Взламывать замок я старался максимально тихо. Пусть изначально на шум никто не пришёл, это не значит, что при его повторении произойдёт так же. Пока шёл к выходу, постепенно возвращал функциональность камер к их изначальному состоянию. Понятно, что из-за разбившейся статуэтки с утра о краже станет известно, но лучше не давать следователем догадок о том, как это всё было сделано. На данный момент единственной зацепкой для них станет странное движущееся пятно, которое смогла заснять внешняя камера. Её-то я отключать не стал, лишь уменьшив качество снимаемого видео.

Кстати, о ней. Перед тем как выходить на улицу, прислушался. Похоже, дождь слегка утих и уже не является столь плотным. А значит, стоит картинку камеры ухудшить ещё чуть сильнее. Думаю, «120p» будет более чем достаточно. С учётом расстояния я буду выглядеть как размытое нечто, неопределённой наружности.

Невольно на моем лице появилась улыбка, когда я представил себе лица следователей, которые будут просматривать видеоматериалы. Некий неопознанный движущийся объект проник через заднюю дверь в музей. Но при этом ни на одной из камер внутри не осталось никаких записей произошедшего. Точнее записи будут, но на них никто ничего не увидит. Интересно, после такого кто-то поверит в магию? или как всегда найдут вполне логичные объяснения? В целом, такое провернуть наверняка можно и с помощью современных технологий. Поэтому скептики точно будут говорить лишь о группе крайне умелых воров с хорошей подготовкой и оборудованием.

Выйдя из музея, потратил ещё несколько минут, чтобы закрыть двери на оба замка. А когда отошёл чуть подальше, вернул качество съёмки последней камеры в норму. Ну, вот собственно и всё. Осталось добраться до машины и через час после этого уже буду дома. Единственное, что мне не даёт покоя, так это действия прадеда во время всей этой заварушки. Точнее его бездействие.

«Абрахам, расскажи мне, как так получилось, что какая-то там колдунья смогла к нам подобраться со спины?» — вопрос я произнёс мысленно, чтобы не привлекать внимание потенциальных свидетелей. Конечно, в наш современный век, я вполне мог просто приложить к уху телефон и делать вид, что с кем-то разговариваю с его помощью. Но лучше уж я буду вести себя как можно тише и незаметнее.

«Она использовала высокоуровневое заклинание сокрытия», — как только он начал говорить, я тут же захотел подловить его на том, что великий маг не смог увидеть какое-то жалкое высокоуровневое сокрытие, но ничего сказать не успел, так как мои слова предугадали. — «И сразу скажу, что с помощью истинного зрения можно распознать любое магическое сокрытие. Просто эта девчонка почему-то решила, что против тебя надо использовать самый мощный вариант из ныне известных. Будто бы она заранее предполагала, что активируй она что-то слабее, то ты тут же её раскроешь. И как ты, надеюсь уже догадался, я не могу себе позволить держать истинное зрение на его максимуме постоянно».

«Слишком много маны расходует?», — сложил я всё сказанное воедино.

«Именно так. Магия сокрытия и магия обнаружения уравновешивают друг друга. Кто вложил в заклинание больше маны, тот и победил. И она очень хорошо вложилась, чтобы гарантировано подкрасться незамеченной. Даже я, когда ещё был жив и знал, что за мной могут прислать убийц, не держал столь высокий уровень истинного зрения активным постоянно. Затраты себя просто не окупят».

«Интересно», — мысленно произнёс я, продолжая идти к своему автотранспорту. Старался двигаться не слишком быстро, чтобы не выглядело так, будто бы я особо тороплюсь, но и не прогулочным шагом шёл. — «А что насчёт остального? Откуда она узнала о твоей связи со мной?»

«Догадки есть, но тебе они ничего не дадут. Нужно смотреть на её следующий шаг».

«И не поделишься? Догадками?» — честно сказать, никогда не любил, когда кто-то что-то знает, но без причины это скрывает.

«Как будет о чем сказать, сразу это сделаю».

«Хорошо», — подумал я, тяжело выдохнув. Вряд ли я смогу выдвинуть достаточно веские доводы, чтобы его переубедить. А потому, лучше и не напрягаться даже. — «А почему с духом не помог?»

«Помог».

«Ка…», — я даже не успел довести вопрос до конца, как в голове проскочила довольно реалистичная догадка: — «Так это ты кольцо активировал?»

«Да. Так как ты не изменил привязку, артефакт по-прежнему считает меня своим владельцем. А значит, ты сам просто не смог бы его включить».

«Мда…», — моё лицо сморщилось, будто бы съел дольку лимона без сахара. — «Надеюсь, что завтра ты мне расскажешь, как менять привязку?»

«Обязательно. Не думал, что кольцо тебе так скоро понадобится, вот и не упоминал об этой особенности».

Сначала я хотел ему что-нибудь сказать такое эдакое и обвинить во всех смертных грехах, но почему-то передумал. Наверное, я так решил не делать потому, что даже расскажи он мне о возможности привязывать артефакты заранее, в данной ситуации это бы ничего не изменило. Ему бы всё равно пришлось мне напомнить про столь ценную вещичку, с помощью которой можно поглощать и удерживать души. А ведь на обучение пришлось бы ещё и время потратить. В общем, как-то даже не за что его ругать.

Когда до поворота к моей машине осталось пройти всего один дом, я вдруг услышал женский крик из подворотни буквально в полсотни метров от меня. Тело напряглось, и я чуть было не сорвался с места, но силой сознания всё же смогут подавить первичный порыв. Нет. Один раз я уже поддался эмоциям и больше так делать не собираюсь. В тот раз мне повезло, а что будет в этот — неизвестно. Как минимум стоит принимать решение взвешенно и не действовать импульсивно.

Что мы имеем? Недалеко от меня кричала женщина, с которой посреди ночи просто не может произойти ничего хорошего. В этом плане нам мужчинам чуть попроще. Но всё же. Человеку нужна помощь. Смогу ли я её оказать? У меня осталось ещё два процента зарядов души, которые я могу потратить на усилитель. Я экипирован по своему текущему максимуму и вполне бодр. В теории, будь там обычный насильник или вор, то у него просто нет шансов. Обычных людей я раскидаю и без усилителя. А если там что-то более серьёзное? Моя задница нынче очень легко находит приключения. Не хотелось бы влезать во вторую заварушку за ночь. И пусть я вряд ли буду испытывать угрызения совести, если оставлю всё как есть и пройду мимо, это не значит, что именно так и стоит поступить. Честно сказать, я бы не хотел жить в мире, в котором есть лишь такие люди как я. Не будь в нашем словаре таких слов как «взаимовыручка» и «взаимопомощь», человечество бы сейчас всё ещё жило бы в каменном веке. А если что, сбежать я всегда смогу. Да и, в крайнем случае, если там будет что-то слишком уж сильное, то я могу попытаться выманить это существо на аллею, по которой я иду, и испепелить гада с помощью местных фонарей, что натыканы тут чуть ли не как забор.



7. Бессмертный — 90



Мысли пролетели в голове буквально за несколько секунд, в то время как тело продолжало поддерживать напряжение в мышцах, оставаясь в готовности сорваться по первой же команде. И эту команду я отдал. Нужно спасать. Не девушку. Человека. И пусть женский крик в мужчине пробуждает какие-то древние инстинкты, заставляющие того действовать, это не значит, что моё текущее решение изменилось бы, если бы там кричал мужчина. Более того, если бы я услышал мужской крик, это даже с большей вероятностью сподвигло бы меня к положительному решению. Всё-таки кричащий от страха мужчина — редкость.

Когда поравнялся с нужным переулком, в свете ближайшего фонаря смог разглядеть довольно-таки худощавого мужчину с жутко бледной кожей. Своими костлявыми пальцами он вцепился в плечи девушки, в то время как та, всеми силами старалась оттолкнуть от себя его голову. Он целоваться лезет что ли? Это её нажравшийся бойфренд? Или насильник? Чёрт, ничего не понимаю. И уж тем более не знаю, как на это всё реагировать. Может просто развернуться и уйти, будто бы ничего не видел?

— Девушка, вам помощь нужна? — поинтересовался я для очистки совести. Где-то читал, что в Америке крайне противопоказано кому-то помогать, пока человек не попросит об этом. Так помощничка вполне могут засудить за неправомерные действия. У нас с этим вроде бы всё нормально, но лезть в чужую ссору, у меня желания нет.

— Да! Пожалуйста! — громко произнесла потерпевшая, лишь искоса мазнув по мне взглядом. При этом она продолжала одной рукой давить мужчине в грудь, а другой куда-то в район лица. В теории она вполне могла бы выколоть ему глаза. Но видать ситуация не настолько критичная. А значит и мне лучше не начинать с мордобоя.

— Эй, мужик! — подошёл я и ухватился за плечо слишком настырного типа. — Может отстанешь от дамы?

Попытался отдёрнуть его руки от плеч девушки, но он будто клещ вцепился и даже не собирался отпускать. Чтобы дать «пленнице» возможность вырваться, обхватил сзади мужика локтем за шею, и потянул на себя. Слегка дёрнув, удалось ослабить хватку, и незнакомка, чуть присев, всё же смогла освободиться.

— Это твой знакомый? — уточнил я, продолжая надёжно держать рвущегося к девушке, будто какой-то зомби, бледного мужчину.

— Первый раз его вижу, — ответила она, поправляя блузку. И судя по интонации, я понял, что это был не сарказм.

— Ясно, тогда можешь идти. Мужик походу белочку словил, если не успокоится, я ему скорую вызову, — сказал я, обдумывая, что на самом деле случилось с этим мужчиной и можно ли вообще теперь ему помочь. Видал я несколько раз тех, кто кукухой по пьяни поехал, и вот так себя они не вели. Да и эта странная худощавость с бледностью не дают покоя. Может и правда, зомби? Если так, то у меня есть один знакомый на примете, с которым можно по этому вопросу проконсультироваться.

— Может тебе помочь? — участливо уточнила она. А когда попыталась сделать пару шагов, чтобы подойти к нам чуть поближе, мужик так резко дёрнулся вперёд, что чуть не опрокинул и себя и меня вместе с ним. — Ой!

— Не, лучше не надо, — я прижал буйного ещё сильнее, одновременно надеясь, что он и не вырвется, и что случайно не задохнётся от слишком сильно пережатой артерии. Пока я не выясню, кто это, убивать его мне совершенно не с руки. — Видишь, как он на тебя реагирует? Видать воздерживался слишком долго. Совсем одичал, — слегка улыбнулся я собственной шутке. — Сейчас ты уйдёшь, ему должно будет полегчать.

— Но он не выглядит пьяным, — сказала девушка с расстояния в пяток метров, не делая больше попыток приблизиться.

— Наверняка ещё и ширнулся чем-то, сейчас на улицах куча непонятной дряни ходит, — про наркоту я особо ничего не знал, но тут главное уверенность в голосе.

— Хорошо, — посмотрела мне в глаза незнакомка, одобрительно кивнула, развернулась и пошла прочь из переулка. Но не успел я выдохнуть, что разобрался с одной проблемой, как девушка вдруг резко развернулась и пошла снова к нам. Остановившись неподалёку, она достала из маленькой сумочки блокнотик с ручкой и что-то там написала в две строчки. Затем снова пробежав по мне взглядом сверху вниз, ещё раз кивнула и, свернув листочек в два раза, придавила его мелким камушком к земле. — Позвони, как будет время.

Я не выдержал и всё-таки выдохнул в тот момент, как она скрылась из виду. Не хватало мне ещё свиданья устраивать с девушкой, которую спас ночью на улице от укурка. Раньше бы я согласился, и даже был бы рад такому. Я не очень её разглядел, но в целом выглядела она нормально, и это с учётом, что её немного помял этот тип. А раз ничего неприятного во внешности не увидел, значит и выглядела она хорошо. Обычно недостатки бросаются в глаза раньше достоинств. Только сейчас мне не важно, как выглядит девушка. Я не собираюсь идти на встречу с ней просто потому, что не хочу тратить своё время на такие вещи. Вот обрету бессмертие, там и можно будет разгуляться. А сейчас лучше воздержусь. Да и силу воли заодно покачаю.

— Ну и что мне с тобой делать? — тихо произнёс я мужику, которого продолжал удерживать. Он, кстати говоря, вроде бы перестал так сильно вырываться и как-то даже немного поник, будто бы потерял цель в жизни.

Я резко его отпустил, тут же перейдя в ту сторону, куда ушла потерпевшая. Ну и заодно быстренько поднял листочек, на котором обнаружил имя и номер телефона. Хотел порвать и выкинуть, но… Не хватило силы воли. Этот показатель у меня всё ещё прокачан явно недостаточно. А значит, будем стараться лучше. Убрав в задний карман бумажку, что станет для меня своего рода тренажёром, я переключил внимание на мужика. По-моему, он сейчас выглядит даже хуже, чем раньше. Лицо осунулось ещё сильнее, а глаза какими-то мутными стали. Смотрит вперёд, будто бы сквозь меня. Я на мгновение даже обернулся, на случай, если там и впрямь кто-то есть. Но переулок оказался пуст. А когда я повернулся обратно, «зомби» вдруг всё-таки увидел меня. Двигаться в мою сторону он начал не с таким энтузиазмом, как когда тут находилась предыдущая цель, но всё же я его чем-то заинтересовал.

А когда он подошёл достаточно близко, резко рванул вперёд, и ситуация с предыдущей жертвой чуть было не повторилась. Но даже без усилителя моей реакции более чем достаточно, чтобы увернуться от столь вялого нападения. Поднырнув под его руками, я легонечко ударил ему локтем в бок, после чего встал за его спиной. Удивительно, но мужик по странному стечению обстоятельств меня потерял. Он выпрямился и стал крутить головой.

— Я здесь, — решил подыграть я этому товарищу, так как смотреть за его жалкими потугами меня найти, было как-то грустно. Голоса оказалось достаточно, и мужик наконец-то ко мне развернулся. Как минимум я теперь знаю, что со слухом у него всё в порядке. А вот с реакцией и зрением какие-то проблемы. И с соображалкой видать тоже что-то не то.

Зато с желанием мной перекусить у него всё в порядке. Вон как скалится. Улыбкой я это точно назвать не могу. Мне даже показалось, что некоторые его зубки слишком уж острые. Не уверен на все сто, так как освещение тут ни к черту, но кажется, что я смог разглядеть выпирающие клыки. Может это гуль? Только суть в том, что от моих догадок мне ни холодно, ни жарко. Ну, узнаю я, во что превратился мужчина, а толку-то? У меня, к сожалению, нет под рукой гайда, как нужно обезвреживать того или иного монстра. Да и в книге Абрахама вряд ли что-то есть. Может, конечно, он сам и знает что-то. Но пока ситуация не выглядит патовой, не вижу смысла к нему обращаться. Дуся говорила, что я должен научиться решать проблемы самостоятельно, а не спрашивать каждый раз совета. И в какой-то мере, это правильно. Если я не научусь выходить из сложных ситуаций без чужой подсказки, то никогда не достигну своих целей. Спрашивать совета не зазорно. А вот не уметь действовать самостоятельно, это плохо. Да и раз прадед молчит, значит, не видит смысла вмешиваться.

Поэтому нужно разобраться самому. Сначала надо бы его вырубить. Нож доставать не буду, попробую использовать старые добрые кулаки. И пусть я далёк от уличных драк, это не значит, что я ничего не могу. Как минимум реакция на действия противника у меня отменная. Все эти тренировки, что я провёл с Безликим, не прошли зря.

Когда «зомби» начал приближаться, я вместо того, чтобы ждать, пока он вновь попытается меня обхватить, атаковал первым. Сжал кулак посильнее и со всей дури долбанул ему в левое плечо. Мужика аж слегка развернуло от удара, а мне пришлось уворачиваться от пролетевшей возле лица руки. А у него на пальцах ещё и коготочки не маленькие. Такими можно и кожу пропороть и глаза попортить. Сначала я думал, что опасность только в зубах, но, похоже, я ошибался. К тому же, мой удар пусть и выглядел мощно, не принёс толком никакого результата. Я уверен, что ударь меня кто-то с такой силой, сейчас бы плечо просто адски болело. Да и вообще, как бы рука не отнялась. А на следующий день в том месте и вовсе бы вырос гигантский синяк. Только мой противник даже и не почесался. Он восстановил равновесие и вновь пошёл на меня.

Что-то в этот момент внутри меня поменялось. Лёгкая улыбка расплылась по лицу. Даже и не уверен, что меня так обрадовало? Наверное, где-то в глубине я жуткий садист, и появление живой груши для битья вызвало во мне некий отклик. Когда ещё выдастся возможность потренироваться в бою на кулаках?

Решив оставить разбор собственных ощущений на потом, я просто приступил к планомерному избиению этого «существа». И я не просто молотил в одно место, а старался и впрямь практиковаться, придумывая как лучше вырубить эту не чувствующую боли тварь. При этом ещё и старался использовать обе руки. В лицо мужика стал бить уже только после того, как количество ударов перевалило за десяток. Всё-таки я всё ещё не совсем уверен в нечеловеческой природе своего противника, а потому не хочу оставлять его без зубов. Да и слышал я, что в челюсть бить довольно больно. И в последнем утверждении я убедился практически сразу же. Даже плотные перчатки не особо помогли. Но если бы их не было, на моих костяшках точно бы остался след. А так лишь немного отдалась болью кисть, которая ещё не до конца зажила после вчерашнего задания. Или точнее сказать позавчерашнего? Ведь уже давно за полночь.

Удары моих кулаков сыпались на мужика целым градом. В какой-то момент он даже перестал успевать восстанавливать равновесие, от чего ему приходилось шаг за шагом отходить к концу переулка. Но самое интересное, что он так и не подумал защититься руками. Те просто болтались из стороны в сторону, будто верёвки. Иногда он пытался меня ими ухватить, но скорости на это действие ему не хватало. От его попыток, что казались мне слишком уж вялыми, я уходил играючи, совершая затем очередной удар.

Закончилось всё тогда, когда я уже почти выбил мужика из переулка, и вместо очередного удара, поставил ему подножку, которой он никак в тот момент не мог избежать. «Зомби» упал, а я упёрся рукой в холодную кирпичную кладку ближайшего здания, дабы чуток передохнуть. И вроде бы у противника не было против меня ни единого шанса, но вы только посмотрите на меня и на него. Я весь уставший и потный как собака, а он как скалился в самом начале, так и продолжает это делать, не подавая хоть каких-то признаков того, что его последние несколько минут избивали, будто боксёрский мешок. Вон он даже уже вставать начал, а я всё ещё не пришёл в себя. Организм явно устал и мне требуется крепкий сон. Не уверен, что выдержу ещё одну столь интенсивную тренировку подряд.

— Ну и что мне с тобой делать, а? — спросил я медленно поднимающегося мужика, не ожидая услышать никакого ответа. Мне его даже связать нечем. С завтрашнего дня обязательно буду носить с собой моток верёвки. В целом этот нужный предмет и для других случаев может пригодиться. Даже странно, что когда раздумывал над содержимым рюкзака, мысль про верёвку меня не посетила.

Оторвал руку от прохладного кирпича, достал смартфон и сделал несколько фоток, а так же снял коротенькое видео своего противника. У того с подъёмом возникли какие-то сложности, поэтому времени на всё это дело мне вполне хватило. Дождь уже давно прекратился, но лужи от этого никуда не делись. Собственно именно из-за этого «зомби» никак и не мог подняться. Я его уронил прямо в слякоть, и теперь он в ней барахтается как кот на льду. Только у животных четыре лапы, а этому надо каким-то образом удержать равновесие на двух.

И пока я наблюдал за его потугами, в моей голове начали складываться варианты. Оставлять его тут без присмотра точно не стоит, поэтому я вижу только два выхода из ситуации. И как ни странно, первый из них это вызов скорой. Фото- и видеоматериалов мне хватит с лихвой, чтобы маги из чатика смогли подсказать насчёт того, что это за существо. Это на случай, если Абрахам вдруг окажется не в курсе или откажется отвечать. Конечно же, мне не хочется светиться тут перед государственными службами, особенно с учётом, что всего в квартале отсюда «кто-то» ограбил музей. И если это решение меня по итогам размышлений не устроит, то можно прихватить мужика с собой. Среди обрывков простыни, которыми я обмотал статуэтку, есть несколько довольно длинных. Ими вполне можно связать новому попутчику руки. А довести его до машины не составит труда. Да он сам легко за мной пойдёт. И идти-то тут всего ничего. Буквально метров сто и мы на месте.

Но не успел я определиться, как возле барахтающегося в грязи мужика возникла фигура. Я даже и не понял, в какой момент этот человек там появился. Понятно, что я стою в переулке, а он мог идти вдоль дома, от того я его и не заметил издалека. Но как-то уж слишком резко всё произошло. Вот я блуждаю в своих мыслях, а вот уже у меня перед глазами не один, а двое. Второй мужчина был одет в непонятного цвета осенний плащ, туфли и кожаные перчатки. Ночью вообще сложновато разглядеть какие-то детали, но его одежда меня особо и не интересовала. Как минимум на бандита не похож и то хорошо.

Ухватив за руку «зомби», новый незнакомец резко его поднял, а после чего и вовсе закинул того на плечо, будто бы мешок картошки. Очень лёгкий мешок картошки. Скажу честно, я бы такой фокус проделать не смог. Мой теперь уже бывший противник пусть и выглядел худощаво, дрыщем явно не был. Там минимум килограмм семьдесят в теле. А может и поболее. Я хотел сфоткать открывшуюся мне картину, но дёрнулся из-за того, что где-то сбоку прогремел выстрел. Фотография смазалась, но это меня в текущий момент слабо волновало. Когда оторвал глаза от экрана смартфона, увидел, как мужчина одной рукой придерживает ношу, а другой вертит между пальцев пулю, которой ещё секунду назад там точно не было.

Бросив злобный взгляд в сторону, откуда раздался выстрел, мужчина в плаще заострил свой взор уже на мне. Я же, будучи не глупым, слегка поднял руки в примирительном жесте.

— Он совсем не в себе был, я ему помочь хотел, — решил всё же сказать пару слов, чтобы прояснить ситуацию. Сражаться с тем, кто может поймать пулю голыми руками мне сейчас совсем не хотелось. Может, через пару недель?

Мужчина сощурился, а затем, порывшись в кармане, бросил в мою сторону какую-то карточку. В момент, когда я её поймал, напротив меня уже никого не оказалось. Так же как этот человек появился, так же и исчез. На самом деле в этот раз в моих глазах остался чуть смазанный образ рванувшего в противоположную от стрелявшего сторону силуэта. Не настолько я глуп, чтобы отвлекаться на такой простой трюк. Но даже так, скорость незнакомца просто поражала. Скорее всего, он двигался не медленнее того курьера, который у меня в тот раз забирал мох, и который согласился за проценты продать амулет с энергией.

Услышав приближающееся шлёпанье ботинок, сунул, не глядя, визитную карточку в задний карман джинс и приготовился к новой встрече. Когда же эта ночь уже кончится?



8. Бессмертный — 91



В переулок вбежало двое мужиков с оружием. Один держал в руках обрез, а другой оказался вооружён пистолетом. Увидев меня, мужики переглянулись, похоже, оценивая боеспособность, а затем тот, что с обрезом, указал взглядом в ту сторону, куда убежал мужчина в плаще. Второй ответил ему кивком и тут же скрылся из виду.

А я тем временем пытался оценить свои перспективы. На меня идёт человек, вооружённый таким стволом, от выстрела которого хрен увернёшься. Даже если активирую барьер, боюсь, что с такого расстояния картечь разнесёт как его, так и оттяпает большую часть руки. У меня самого же в наличие только несколько метательных ножей, которые ещё надо успеть кинуть. Ладно бы этот тип шёл на меня расслабленно, вместо этого он держит своё оружие наготове. Пусть и не целится, но всё же. Любое подозрительное движение с моей стороны и придётся Абрахаму время откатывать, ибо после попадания из этой дуры я уже не встану. И я уверен, что мой противник точно не промахнётся. Мужик на вид суровый. Да и то, что после пробежки он ни капли не сбил дыхание, уже о чем-то да говорит.

Но ведь у меня есть другое оружие, которое иногда режет покруче закалённой стали. Главное умело им воспользоваться. Сегодня мне уже удалось с помощью него ранить самомнение одной сомнительной особы, может и сейчас получится выкрутиться?

— Мужик?! Какого хрена?! — я собрал всю волю в кулак и, сделав абсолютно серьёзное лицо, приступил к тираде. — Я его почти завалил! А вы его своими пукалками спугнули! Как будто не знаете, что этих ребят обычные пули не берут?!

— Завалил? — мужчина прекратил приближаться, чуть ниже опустив обрез. — Голыми руками что ли?

— На первого и этого оказалось достаточно. Второй тоже был на крючке. Он бы просто не смог оставить своего товарища в беде. А как только напал бы, я бы тут его и порезал, — слегка оттянув куртку в сторону, показал нож, висящий на груди.

— На них порезы за минуту затягиваются, — немного надменно произнёс мой собеседник, всё ещё не особо мне доверяя.

— Только не тогда, когда их режешь этим, — я вытащил нож, и влил в него достаточное количество маны, чтобы печать на лезвии ярко засветилась.

Мужик, не веря своим глазам, сделал ещё один шаг вперёд и удивлённо уставился на необычное по человеческим меркам оружие.

— Кельтский? — уточнил он.

— А то! Одной царапины достаточно, чтобы эта тварь неделю кровью истекала.

— Ты всё равно его один на один не убил бы, — мужчина продолжал стоять на своём, но уже не так уверенно как раньше.

— Так и не собирался, — пожал я плечами. — У них тут где-то гнездо есть. Обычно их как чуток полосанёшь этой штукой, так тут же пытаются свалить восвояси. А уж по следам бесконечно текущей крови проследить за живчиками труда не составит. Не первый день охочусь всё-таки, — после этой фразы пришло понимание, что моя импровизация зашла как-то уж слишком далеко. Гнездо? Охочусь? Кельтский нож? Только судя по лицу мужика, он каким-то чудом во всё это поверил.

— Ладно, — опустил он ствол окончательно. — Прости, что сорвали охоту.

— Да, ничего. Не сегодня, так в течение недели на них точно выйду.

— Игорь, — протянул он мне руку, перебросив оружие в левую.

— Дмитрий, — ответил я, удивляясь тому, насколько мощным оказалось рукопожатие.

В этот момент я услышал шаги, а мужчина тут же «ощетинился» наставив обрез на выход из переулка. Через несколько секунд к нам вышел второй из этой пары.

— Ну как? — спросил тот, что стоял возле меня.

— Сам видишь, — он показал пустые руки, помотав головой, — он как сквозь землю провалился. За первым же поворотом его потерял.

Я почему-то сначала подумал, что он каким-то образом и пистолет умудрился потерять, но потом заметил торчащую из-под куртки рукоять. Кобура у него находилась в том же месте, где и мои ножны.

— Жаль. А то мы тут, оказывается, чужую охоту испортили, — Игорь указал взглядом на меня.

— Дмитрий, — подошёл я ближе и первым протянул руку.

— Илья, — с некой долей недоверия ответил мне мужчина. Кстати говоря, его рука оказалась не менее крепкой и мозолистой, чем у первого. Чем они вообще занимаются? Грузчиками что ли работают? Или в зале железо каждый день тягают? Пусть я и не чувствую себя слабаком, но эти двое по чистой мышечной массе у меня выигрывают с запасом. Причём ребята не качки, набирающие массу, а скорее атлеты, которые и физические нагрузки любят и от бега не отказываются.

— Ладно, мужики, — я глянул на экран смартфона, демонстративно проверяя время, — вряд ли сегодня ещё кого-то удастся встретить.

— Согласен, — кивнул Игорь, — может в бар сходим? Пообщаемся. Поделимся охотничьим опытом. Не каждый день встретишь одиночку, что успешно с вампирами борется.

— А почему бы и нет? — ответил я, пытаясь расставить всё увиденное и услышанное по полочкам. Вампиры? Ну, судя по поведению первого, довольно похоже. Только он скорее был низшим и не очень-то разумным. А вот его собрат явно на голову сильнее.

— На машине?

— Да, — кивнул я, — у соседнего дома припарковался.

— Знаешь где бар Вязевский?

— Не слышал о таком.

— Открой карту, покажу, — и после того как у меня на навигаторе нашлось нужное место, я распрощался с новыми знакомыми, договорившись встретиться на месте. По их словам они оставили машину довольно далеко отсюда, а потому сказали, чтобы я их не дожидался.

Пока шёл к своему транспортному средству, думал о том, что может быть лучше я отказался от затеи посидеть вместе с этими «охотниками»? Узнать-то у них может что и получится, но как бы самому не проколоться. Заврался-то я знатно. И как после этого всего выкручиваться? Придётся, наверное, врать ещё больше. Да уж. Но если в предыдущие мои слова поверили, то почему бы им и не поверить в те, что я скажу в баре? Главное, чтобы моя «правда» не противоречила их «правде». Да и что случится, если вдруг они поймут, что никакой я не охотник? Не застрелят же? Хотя, в этом я быть уверенным не могу. Слишком уж серьёзные ребята. На вид они больше похожи на матёрых головорезов на службе у какого-то авторитета. Да и одежда их была будто бы из секонд-хенда — потёртые джинсы и поношенные осенние куртки. В таком виде только ночью по подворотням и бегать.

Плюхнувшись в кресло своего скромного автомобиля, вспомнил про визитку. Когда доставал её из заднего кармана, заодно зацепил и листочек с номером той девушки.

— Эх, Мария, — прочитал я снова её имя, тяжело вздыхая. — Не суждено нам снова встретиться.

После этого закинул листочек в бардачок, а сам принялся разглядывать визитку, полученную от того мужчины в плаще. От вампира. Ага. До чего мир докатился. Или это я докатился? Корешусь с вампирами и охотниками, общаюсь с духами и духовными зверями, создаю артефакты и краду древние статуэтки… Ах да, я ещё про магов забыл и одну агрессивную колдунью. Про Владыку и его последователей я вообще вспоминать не хочу. Мне кажется, мой список знакомств слишком уж разношёрстный. Как бы все мои «друзья» не встретились случайно разом. Боюсь, Москва этого не переживёт. А я и подавно.

Через полчаса я уже был на месте. Кафе-бар оказался ничем не примечательным. Скажу честно, я бывал, наверное, в десятке похожих. Тёмная деревянная мебель без изысков. Слабое освещение, чтобы посетители не замечали затёртый от обуви пол. Играющая на фоне нейтральная музыка. Практически всё свободное пространство заставлено столами, дабы использовать площадь помещения по максимуму.

Оглядевшись, понял, что мои новые знакомые ещё не подъехали, и пошёл к одному из столиков на четверых. Кстати говоря, я был не единственным посетителем. В глубине зала сидели двое мужчин, жадно поглощая куриные ножки и запивая еду пивом. Через два столика от них примостился довольно молодой парень. Перед ним стояла пустая тарелка и стакан с недопитым соком. Сам же «студент», откинувшись на спинку стула, активно что-то читал с экрана смартфона. Вот собственно и весь контингент.

Вместо официанта ко мне подошёл бармен, который, похоже, в ночную смену работал сразу на двух ставках. Или скорее на двух половинках двух ставок. Кто вообще будет людям двойную зарплату платить? Тем более, ночью, когда посетителей раз-два и обчёлся. Днём тут наверняка оживлённее.

Есть особо не хотелось, но я всё же решил заказать себе тарелку случайно выбранного овощного салата и стакан апельсинового сока. Надеюсь, что столь серьёзные мужики меня не засмеют за такой выбор. Я, конечно, плевать хотел на их мнение, но составление правильного образа довольно неплохо способствует беседе. Только вот ничего жареного я сейчас не хочу, а про алкоголь даже говорить нет смысла. ЗОЖ — наше всё.

Мои новые знакомые подъехали как раз к моменту, когда передо мной поставили заказ.

— Извините, мужики, не знал, что вы любите, поэтому ничего не заказывал.

— Да, ничего, сейчас по пивку возьмём и нормально, — сказал Игорь, махнув бармену. На самом деле в темноте того переулка я не очень-то хорошо разглядел их лица. Но зато мне запомнился их неброский вид. А имена я привязал к оружию. Игорь, это тот, что с обрезом, а Илья — с пистолетом. И оба вошли бар со своими стволами. Только у Ильи под курткой его было почти не заметно, а вот Игорь лишь обернул свою пушку в пакет и вошёл, держа тот в руках. Уверен, что ему потребуется всего секунда, чтобы расчехлить оружие и сделать выстрел в экстренной ситуации. Это они на мой счёт так перестраховываются? Или это у них стандартная ситуация? Не удивлюсь если они со своими «игрушками» и в кровати не расстаются.

— Ну что, мужики, рассказывайте, как вы вообще на то место вышли? — решил начать я с вопроса, как только мои собеседники расселись по местам. Не стоит давать им шанса вести беседу. Нужно сначала выбить из них как можно больше информации, а уже потом на её основе придумать свою собственную историю.

— Так, один аналитик из сообщества наводку дал, — ответил Игорь, переглянувшись с товарищем.

— Сообщества? Я думал, вы только вдвоём работаете.

— Вдвоём? — усмехнулся «мистер-обрез». — Да мы в таких случаях на вылазки хорошо если раз в месяц выходили бы.

— Или наоборот, каждую ночь шатались бы по улицам, проверяя десятки зацепок, — поддержал его Илья, активно поглядывающий на наливающего пиво бармена.

— А ты сам-то как на вампиров вышел?

Перед тем как ответить, я недоверчиво посмотрел сначала на одного, потом на другого.

— У меня есть осведомитель. Информацию даёт не часто, но ещё ни разу не было пустышки.

— Значит, всё-таки тоже не один работаешь, — хмыкнул Игорь.

— Ну, если так судить, то да. Но я с ним только заочно общаюсь и вживую видел лишь единожды, — как я собственно и привык, свою ложь решил основывать на правде. Так более складно выходит. Поэтому, когда говорил, держал образ Абрахама в голове. Общаюсь с ним заочно? Да, ведь лица я его не вижу. Встречался единожды? Тоже да. — А у вас, говорите, есть целое сообщество? В какой-то соцсети?

— И в соцсетях тоже. В основном пользуемся закрытыми чатами, — мужчина прервался, дожидаясь пока на столик не поставят кружки с пивом, и продолжил говорить: — Технологии работают не только в нашу пользу, но и в их тоже. Если в открытом доступе начнёт появляться информация о замеченной нечисти, а потом знакомые этой самой нечисти вдруг заметят, что их товарищ пропал, то довольно легко смогут сложить один плюс один. А нам совершенно не хотелось бы, чтобы упыри после огласки информации вдруг залегали на дно. Поэтому и приходится шифроваться.

— Дим, — обратился ко мне Илья, с удовольствием отхлебнув из кружки, — мне Игорь про нож твой рассказывал, можешь показать?

— Конечно, — кивнул я и, держась лишь тремя пальцами за рукоять, вытащил оружие из ножен и положил на стол.

— Хм…, — вертя нож в руках, протянул мужчина. — А почему сейчас не светится? — спросил он это, рассматривая сложную гравировку на лезвии. — Похож на тот, которым я рыбу разделываю, — добавил он, не дожидаясь моего ответа.

— Не светится, потому что не в те руки попал, — возможно, серьёзнее, чем стоило, произнёс я. — Давай покажу.

Охотник протянул мне нож рукояткой вперёд, а я в этот раз сжал его уже как надо. После чего просто взял и пустил в нож ману. Десяти единиц более чем достаточно, чтобы даже при текущем освещении можно было легко различить голубоватое сияние. Пусть Игорь и видел уже этот фокус, но удивление на его лице всё же промелькнуло. А Илья, так и вовсе рот слегка приоткрыл, будто бы великую магию узрел. Хотя это и есть магия. Но о том, что я что-то знаю, им лучше не говорить. Мне всё ещё непонятно, кто именно является их целями. Может быть, они и колдунов с магами не жалуют?

Опустив оружие обратно на стол, я, убирая руку, резко откачал из него ману обратно.

— Этот нож мне по наследству достался, — легенду я придумал ещё по дороге, а потому решил вопросов не дожидаться. — От прадеда. Я не так давно в подвале разбирался и нашёл, как его, так и множество других интересных вещей. Да ещё получил ко всему прочему целую книгу, принадлежавшую прадеду. Собственно из неё я многое и узнал, — в этот момент в моей голове раздался смешок, который никому другому, кроме как Абрахаму принадлежать не мог. — И как я понял, это оружие реагирует лишь на меня. Если беру его в руки с желанием убить, то оно чувствует и наполняется силой. О свойствах я Игорю уже говорил. Нечисть режет на раз-два. А если удачно ударю, так и вовсе положу гада мгновенно.

— Да, интересная игрушка, — в этот раз к ножу потянулся уже Игорь. — Говоришь и другие подобные предметы есть?

— Что-то да есть, но я бы не хотел раскрывать все свои секреты, — сбавил я градус доброжелательности. Всё-таки я о них ничего не знаю, не стоит показывать, будто бы я готов первому встречному рассказать что угодно. Таким не сильно-то доверяют.

— И правильно, — вернул мне нож мужчина, — это с нами тебе просто повезло. А вот нарвёшься на подражателей и из-за своей беспечности легко в могилу отъедешь.

— Подражатели? Это кто вообще?

— Да, та же нечисть. Носят с собой стволы, притворяются охотниками. Втираются в доверие. А как отвернёшься, втыкают нож в спину, — после этих слов он так на меня посмотрел, будто это я им собрался спину дырявить.

— Вот как, — сжал я нож, подавая в него ману, — значит, пригласили меня сюда, решив, что я один из них? — на каждом слове я чуть-чуть повышал громкость, давая понять, насколько я возмущён подобным заявлением. — Сначала сорвали мне охоту, пытаясь застрелить вампира из обычного оружия, а теперь пытаетесь меня обвинить, что я играю за другую сторону? — я говорил с надрывом, стараясь всем своим видом выражать крайнюю степень недовольства их заявлением. Все возможные мышцы напряг до предела, давая понять, что ещё чуть-чуть и начну заварушку. — Может быть, это вам стоит доказать, что не являетесь подпевалами упырей?! — вместе с этими словами я начал медленно вставать со стула.

— Эй-эй, успокойся, — показал обе руки Игорь, который всё это время держал одну из них на завёрнутом в пакет обрезе, что лежал у него на коленях. — Здесь все свои. Вон, видишь там мужики сидят? — сказал он, но я даже не подумал обернуться. — Они тоже из нашего сообщества. А тот парень в углу один из наших проверенных информаторов.

Грозно и с недоверием глянув на Игоря, я перевёл взгляд на Илью, который, в отличие от товарища, руки с рукояти пистолета не убирал. Правда, после того, как получил лёгкий тычок локтем от соседа, всё же оторвался от оружия, положив руки на стол.

— Хорошо, — сказал я, вытягивая из ножа ману и присаживаясь обратно на стул. — Но если хотите, могу продемонстрировать свои навыки. Ведь вы наверняка всё равно не поверили, что я могу лишь с одним ножом вампира забороть.

Мужики переглянулись и как-то хитро заулыбались. А я понял, что только что подписался на что-то, в чем бы мне участвовать совершенно не хотелось.



9. Бессмертный — 92



— У нас периодически состязания среди наших проводятся. Следующее как раз через пару дней намечается. Там и деньжат поднять можно, — Игорь хитро посмотрел на меня. — Если конечно сможешь победить.

— Скажу честно, мужики. Обычно я в таких мероприятиях участия не принимаю, — я сделал паузу, глотнув сока. — Но в то же время, мне совершенно не нравится, какого вы обо мне мнения. Может быть, я и не похож на вашего брата и не бегаю с огнестрелом наперевес, — хотел в этот момент достать метательный нож, да бросить его в какую-нибудь цель, чтобы мои слова выглядели более весомыми, но не решился. Тратить деньги на восстановление чужого имущества я не собираюсь. — Только это не делает из меня слабака, которого вы во мне видите. Я много тренировался по методикам прадеда, перед тем как выйти на охоту. И уж вам я точно не проиграю.

— Да, мы поняли, — отмахнулся Игорь. — Главное снова не закипай.

— Так и вы не нарывайтесь, — чуть расслабился я. — Вампиры ваши пукалки не используют, вот и я тоже без них легко обхожусь. Думаете, охотники появились только вчера? Такие как я и мой прадед существовали всегда. Так же как и всегда существовала нечисть. И если бы не предки, которые защищали наш мир из тени, калёным железом уничтожая врагов человечества, возможно, ни вы, ни я тут не сидели бы.

Мои последние слова заставили мужиков призадуматься, а я продолжил есть свой салат.

— А если не секрет, то, сколько уже гнёзд зачистил? — прервал тишину Илья.

— Несколько, — уклончиво ответил я, давая понять, что моё отношение к ним стало хуже, чем было до начала беседы.

— А какие-нибудь наводки или советы дать можешь? Вампиров-одиночек нам уже убивать доводилось, а вот в гнезде ни разу не были. Как оно хоть выглядит?

— Как выглядит? — пренебрежительно переспросил я, будто бы услышал наиглупейший вопрос. — Оглядитесь по сторонам. Вот так и выглядит обычное гнездо.

— А они разве не в заброшках ютятся? — понял Илья мой намёк.

— Да что им там делать? Вы обычного вампира среди толпы ни за что не заметите. Так зачем им скрываться? Они живут дольше нашего, а потому и деньги у них водятся. Открывают свои кафешки или магазинчики, владеют ночными клубами и офисными зданиями, — всю эту информацию я взял не из воздуха. Та визитка, принадлежала владельцу какого-то клуба, что в купе с внешним видом вампира, собственно и навело меня на такие мысли. — А тех, кого ловите вы среди ночи, это либо совсем новички, либо сорвавшиеся, которые по каким-то причинам не смогли долго пить кровь, — свои догадки я озвучил таким тоном, будто это непреложная истина.

На мои слова мужики переглянулись и вновь задумались. Надеюсь, что моё аналитическое мышление меня не подвело, и я не наговорил какой-то ерунды.

А тем временем тарелка с салатом опустела, и я начал собираться.

— Раз мы закончили нашу беседу, то я пойду, — встал я со стула, положив деньги за еду на стол. Мелочи нет, придётся чаевые оставить. Не охота ждать, пока сдачу принесут.

— Номер свой дашь? — спросил Игорь, напомнив мне про подпольные бои охотников. — Я тебе завтра скину инфу, где и во сколько состязание будет проводиться. Там много наших соберётся. Думаю, никто не будет против посмотреть на того, кто охотится по старинке без огнестрела.

Я продиктовал номер, после чего вышел из кафе. Несколько раз глубоко вдохнув прохладный ночной воздух, отправился к машине. И только когда уселся в кресло и почувствовал себя в относительной безопасности, позволил себе расслабиться. Вот тут-то на меня и накатил отходняк. Руки затряслись так, что я даже ключ зажигания вставить не смог. В мозгах будто бы зацикленный на повтор фильм, начали прокручиваться события от момента встречи с охотниками и до текущей минуты. Снова и снова. Раз за разом мозг прогонял в себе всё, что я говорил, боясь при очередном повторе нащупать какое-то несоответствие, на котором меня могли поймать за руку. Собственные слова разбирались по составляющим, анализировались, а затем процесс начинался сначала.

Отпустило меня минут через пять, да и то только из-за того, что я, закрыв глаза, начал медитировать, стараясь сознательно «охладить» вскипевший мозг.

— Да, — произнёс я вслух, заводя машину, — я ещё никогда так много не импровизировал.

«Ты хотел сказать „врал“?» — прозвучал голос прадеда.

— Ну, и это тоже, — не стал увиливать я от правды, отъезжая от кафе, и наконец-то направляясь в сторону дома. Нервное напряжение никуда не делось. Оно лишь слегка ослабло. Но, ничего. Сон всё исправит. С утра от головной боли и неуверенности в себе не останется и следа.


***

— Ну, что думаешь? — спросил Игорь, вышедшего следом за ним из кафе Илью.

— Странный он, — поправив чуток съехавшую кобуру, ответил его товарищ. — Всё время пока мы с ним говорили, казалось, что он выдаёт себя за кого-то другого.

— Ага, мне тоже. Но говорил уверенно, этого у него не отнять.

— Думаешь, про вампиров правду сказал? — задав вопрос, мужчина почувствовал вибрацию в кармане и достал смартфон.

— Не знаю. Звучит правдоподобно. Надо наших аналитиков напрячь, может и раскопают что-то, — Игорь замолчал, наблюдая за тем, как его напарник читает пришедшее сообщение. — Ну что там?

— Машина зарегистрирована на него. Фотка на водительских правах вполне похожа, так что как минимум про своё имя он не соврал.

— Что-то ещё?

— Пока нет. Ночь же, — он оторвал взгляд от экрана. — Завтра после обеда должны будут полное досье прислать.

— Отправь ещё им номер телефона, пусть тоже проверят на кого оформлен.

— Сейчас, сядем в машину, а то печатать на ходу неудобно.


***

Получена дополнительная награда за задание № 6201 — 400 Э

Я долго всматривался в появившуюся на экране надпись, пытаясь правильно сфокусировать зрение. Похоже, что моё состояние находится довольно далеко от целевого. Целью, естественно, было выспаться. А получилось не пойми что. Сейчас уже одиннадцать утра, а желание подняться с кровати отсутствует полностью. Номинально поспать удалось на немного дольше обычного, но фактически, кажется, будто бы вообще за ночь глаз не сомкнул. Вот как отражается на теле нарушение режима. Когда привыкаешь ложиться и вставать в одно и то же время, очень трудно перестроиться.

Проморгавшись, проскролил панель оповещений чуть назад.

Получена дополнительная награда за задание № 6201 — 520 Э

Так, это мне начислили вчера. Найдя самое первое сообщение о награде, посчитал общее их количество. Да, всё верно, это седьмое. Последнее. Больше халявы не будет. Даже если остались на том поезде пропавшие, которые в ближайшем будущем вернутся, мне за это уже ничего не дадут. Но и так вышло прилично. Сейчас у меня на счету есть 4842 Э, которые я пока не планирую ни на что тратить. Мне же ещё с мастером за вещи надо чем-то расплатиться. Хотя, он вроде бы был не против принять плату мана-пылью. А её у меня с запасом. На заказанные ножи наличности тоже вроде бы хватает. Забавно получается. Деньги есть, а потратить некуда. Только и остаётся, что отложить на поднятие уровня. Хотел, конечно, подкопить и сразу взять тринадцатый. Там новый слот под способности откроется, плюс всем остальным навыкам смогу уровень увеличить. Тут задумка в том, что вдруг получиться так, что я потрачусь, а потом БАЦ и обрету невероятную силу, которая позволит мне соперничать с Владыкой. А деньги-то уже всё, как говорил мой дед — «тю-тю». Только звучит это слишком уж оптимистично. К тому же от поднятия уровня толк всё же есть. Как минимум мне будут давать более сложные задания с более хорошей наградой. Да и не совсем уж я «бомжом останусь».

Одно нажатие и всё готово. Плюс один в профиле в графе «уровень» и минус 2925 эллипсов на моем виртуальном кошельке.

Всеми этими размышлениями я занимался лёжа на кровати, потому что тело всеми силами противилось моей воле и никак не хотело покидать мягонькую постельку. И только после того, как потерял почти триста тысяч рублей в одно мгновение, понял, что удовольствия от пребывания в лежачем положении больше не получаю. Нужно срочно подняться и пойти умыться, чтобы поскорее забыть столь грандиозные потери.

После завтрака немного пообщался с Безликим, уточняя у него, сможет ли он создать для меня трёх противников разом. И пока он практиковался, я обыскивал всю квартиру, пытаясь вспомнить, куда родители запихнули старый ковёр. Даже не то чтобы вспомнить, скорее, просто отыскать, так как я не особо вообще когда-либо следил за перемещением старых и ненужных вещей в доме. Хранила их мать, а контролировал её отец. Мне в этот процесс вмешиваться практически не приходилось. Обыскав все углы и перекопав большую часть хлама на балконе, пришёл к выводу, что его увезли под Нижний Новгород. Придётся, похоже, заниматься на крыше, стоя на холодном бетоне. Естественно я планировал обуться, но падения никто не исключал. А драть руки и портить одежду не входит в мои планы.

— Что искал хоть? — спросила меня кошка, когда я расстроенный и уставший вернулся в гостиную.

— Ковёр, — грустно произнёс я, рассматривая получившихся у Безликого болванчиков. Теперь, когда их стало трое, черты лица братьев ещё больше сгладились, отчего они стали больше походить на каких-то андроидов, нежели на людей.

— Случайно не тот, что лежит в шкафу в прихожей?

— В шкафу? — меня это заявление столь удивило, что я даже не сразу понял, что Дуся совершенно не шутит. — Сейчас гляну.

За кучей одежды, из которой моей не было вовсе, и впрямь нашёлся жутко пыльный ковёр. Он столько времени тут пролежал нетронутым, что я бы не удивился, увидев на нём паутину. Перед тем как вытаскивать этот раритет, сбегал на кухню за марлевой маской. Не хватало мне ещё пылью надышаться. Я не брезгливый и не аллергик, но вдыхать эту дрянь не хочу. Вытряхну его прямо на крыше. А как закончу, унесу на чердак. Нечего всякому хламу дома валяться.

— Ну что, надумала? — услышал я голос Абрахама, когда вошёл в комнату.

— Слишком рискованно. Где я тебе ещё такую качественную статуэтку найду?

— Рискованно, это семь слоёв накладывать. Шесть отлично лягут. Поверь моему опыту, — уговаривал Дусю прадед.

— У меня и своего опыта предостаточно. И если исходить из него, то пять слоёв — безопасный предел. А дальше уже сплошное казино, — и вроде бы кошка отнекивалась, как могла, но что-то такое в её голосе всё-таки проскакивало. Казалось, что она хочет убедить саму себя, а не древнего мага.

— Давай вместе зачаруем. Ты сама нанесёшь, что захочешь, а я подстрахую.

— Да я последний раз делала что-то столь сложное, ещё когда жива была! — выпалила она, а потом по её морде стало понятно, что она осознала, только что сказанное. По-моему это впервые, когда я увидел её смущённой. Тяжело, видать, ей признаваться в том, что она чего-то не может. Особенно передо мной.

— Тогда давай подберём тебе нужные схемы, и я всё сделаю сам. К тому же я не обижусь, если ты меня подстрахуешь. Я пока мёртв был, тоже не особо много практиковался.

— Хорошо, — кошка ненадолго задумалась, а затем кивнула. Но мне показалось, что кивнула она всё же сама себе. Ай да прадед, ай да молодец. Он буквально заставил Дусю согласиться на свою помощь, к тому же ещё и привлёк её к участию, чтобы не обидеть.

И пока кошка сидела возле книги, разглядывая и обсуждая с Абрахамом какие-то тонкости, я вновь подошёл поглядеть на моих будущих противников.

«Это максимум?» — мысленно спросил я Безликого. Всё-таки сами фигуры получились не очень хорошо, но хотя бы в этот раз ему удалось сделать так, чтобы края были не слишком размытыми. А то, что детализация хромает на обе ноги, ну это можно пережить. Мне главное их движения видеть, а складки на лбу меня совсем не интересуют.

В ответ мне пришло разочарованное подтверждение моего вопроса.

«Не страшно. Для первого раза вполне себе сносно. Никто не идеален. Сам же видишь, что с каждым днём всё лучше получается», — эти слова вызвали у духа чувство благодарности и желание действовать. — «Тогда сворачивай их, сегодня заниматься будем на крыше. Ты же сможешь их быстро восстановить?»

Безликий мне «кивнул» и я пошёл одеваться.

— Я на крышу, вернусь через полчасика, — сообщил я кошке и говорящей книге, но никто из них на это никак не отреагировал. Ну и ладно, пусть общаются.

Вместе с ковром прихватил угощения для воронов, а так же специальную пластиковую штуку для выбивания пыли и поехал на чердак. Интересно, у этого предмета существует какое-то название? По-моему мать называла её «хлопушкой», но что-то как-то не звучит.

Ковёр выбивал, повесив его прямо на дверь, что вела на крышу. Шума я создавал немного, так что пришествия агрессивных соседей не боялся. К тому же уже почти обеденное время. Да и будний день, вообще-то. Все на работе сейчас.

Когда справился с первой задачей, приступил к следующей. Двигались мои противники-клоны не так чтобы очень активно. Похоже, дух испытывает серьёзные трудности в контроле. Не знаю даже, чем я ему могу тут помочь. Остаётся только тренироваться вместе со мной. Возможно, однажды, он будет по моему приказу создавать тысячи иллюзорных воинов в головах тысяч зрителей в десятках километров вокруг себя. Ну а пока работаем с тем, что есть. Ему бы тоже раздобыть амулет помощнее, а то слишком уж сильно в последнее время его развитие замедлилось.

— Чтоб тебя! — взвыл я, пропустив удар сбоку. Иллюзорный нож попал как раз туда, где заканчивался бронежилет, вспоров куртку вместе с футболкой, а заодно и оставив серьёзный порез на коже. Даже с учётом, что мой подопечный двигает своими марионетками не очень-то и живо, но трое опытных противников это вам не лёгкая прогулка. Если бы не предыдущий опыт битвы с двумя, сейчас бы меня разделали на жаркое за несколько движений. А так, вроде бы барахтаюсь. Тяжело, больно, но терпеть можно. Двигайся они хоть чуточку быстрее и уже бы за всеми поспевать не смог. Да и в текущей ситуации мне всё равно приходится крутиться как юле. Пока отбиваю или уворачиваюсь от удара одного, наблюдаю за вторым, и готовлюсь отвечать на действия третьего. Мозги от такой тренировки нагружаются не слабее тела.

Упав после очередного поражения на ковёр, я зажмурился и начал тереть глаза. В них будто бы песка насыпали. Неудивительно в общем-то, что я ощущаю такой эффект. С учётом того, что моргать в таком смертоносном танце абсолютно противопоказано, я старался делать этот как можно реже. Каждый раз, как находил момент, чтобы моргнуть, тут же отхватывал очередной порез. Слишком уж быстро происходят вокруг события. Вот теперь и отдуваюсь. Надеюсь, что когда немного попривыкну, станет проще.

Спускаясь вниз, подумал, что заниматься на свежем воздухе довольно приятно. Так-то я и в квартире мог открыть окно нараспашку. Но это всё равно не то. Да и сейчас я был полностью экипирован, как если бы сражался где-то на улице. Я, конечно, понимаю, что лучше особо не рассчитывать на бронежилет. Наверняка найдётся оружие, которое пройдёт сквозь него так же легко, как через тонкую футболку. Но всё же. Драться в условиях, приближенных к реалистичным, намного более комфортно.

— Нет, мне это не нужно! — услышал я возглас Дуси, как только вошёл в комнату, где они с Абрахамом продолжали что-то обсуждать.

— Почему нет? Да я бы годовой запас маны отдал, лишь бы у этой книги выросли ноги и появились нормальные глаза!

— А я нет!

— Что, нет? Не хочешь, вновь начать ходить? — наседал прадед на кошку. — Или тебе так нравится зависеть от других? Нашла себе молодого парня и села ему на шею!

— Это он меня нашёл!

— Ещё хуже! Сама ничего добиться не можешь!

— Причём тут это?!

— Притом! Ты кошка или кто? Разве кошки не гуляют сами по себе?

— Я и гуляю!

— Ага, — чуток сбавил он голос, — в пределах дома. Даже в открытое окно боишься высунуться.

В этот момент Дуся наконец-то заметила меня, и вместо того, чтобы продолжать отстаивать свою точку зрения, нырнула в свою старую статуэтку. А я уж и забыл, когда она в последний раз в ней сидела.



10. Бессмертный — 93



Я молча подошёл к журнальному столику и заглянул в открытую книгу. Там красовалась очередная невероятно сложная схема под заголовком «Полный контроль». Немного почитав описание, понял, что предлагает Абрахам, и отчего так настырно отказывается Дуся. Он хочет превратить её новую статуэтку во что-то похожее на марионетку с возможностью управления изнутри. Если он убедит кошку, то та сможет не только гулять в своей духовной форме, но получит ещё и возможность передвигаться, используя свой новый «дом». Но, похоже, у моего первого духа есть какая-то фобия на этот счёт. От живого тела отказывалась, когда я предлагал, а теперь и не живое ей тоже не нравится.

Сбегав быстренько в душ, решил заняться тем, на что в последние дни никак не мог найти время.

— Абрахам, пошли на кухню, поможешь мне зелье сварить, — произнёс я вслух, чтобы кошка не подумала, что я собираюсь говорить с магом у неё за спиной. Я естественно так и намеревался сделать, но без алиби слишком уж рискованно. Не хватало, чтобы она ещё на меня обиделась.

— И что у нас тут? — сам себя спросил я, раскладывая пучки с травами на столе. И в этот момент я вдруг вспомнил, что сегодня как раз надо выпить очередную порцию зелья жизненных сил.

Теперь не только запах вызывает негативные воспоминания, но и лишь одни мысли о предстоящем мучении заставляют тело вздрагивать. Поэтому решил воспользоваться своей предыдущей идеей и съесть что-нибудь сладенькое. У меня как раз шоколадка лежит, которую я не доел во время «туманного» задания.

— Ну, с богом! — произнёс я и уже было хотел глотнуть, но подумал, что больше не питаю хоть каких-то положительных чувств к божествам. — Вздрогнем! — поправил я сам себя и влил в рот содержимое стакана.

Шоколадка в целом помогла. Я и перед тем как выпить эту дрянь, кусочек съел, и после того как опустошил стакан, сразу начал жевать новую порцию. Нынче в сладостях столько сахара, что ими что угодно заесть можно. А ведь есть же ещё и сахарозаменители. Вон у меня где-то валяется упаковка с сукралозой. Так она в несколько раз слаще обычного сахара. Я думал с ней чай пить, но вкус мне совершенно не понравился. Да и с порцией я так и не разобрался. Насыпешь чуть-чуть — не сладко. Насыпешь чуть больше — и полчаса не можешь избавиться от приторного вкуса во рту.

— Абрахам, а можешь открыть мне страничку с тем зельем, повышающим регенерацию организма?

«Ты и сам можешь его найти, — немного недружелюбно ответил прадед, похоже, ещё не отойдя от спора с Дусей. — Прикоснись рукой к обложке, и представь то, что хочешь увидеть».

Я проделал сказанные им действия, отчего выгравированная на лицевой стороне книги схема засветилась. А после этого и вовсе почувствовал, как книга начала снизу вверх давить мне на ладонь, пытаясь открыться. Мешать я ей не стал. Несколько секунд ожиданий и вот передо мной нужный рецепт. Ещё раз освежив всё в памяти, приступил к работе. В общем и целом процесс чем-то напоминает приготовление супа, только с меньшим набором ингредиентов. Ну и объем, естественно, не столь большой. Кстати говоря, дробить ничего не стал и решил сразу приготовить все четыре порции. Опыт у меня уже какой-то есть, так что думаю, что справлюсь с первого раза. Да и нет ничего тут сложного. Количество травы я покупал ровно столько, сколько нужно на четыре зелья. Тут ошибиться уже не получится. Единственное, в чем состоит отличие от готовки зелья жизненных сил, так это в том, что одну из трав надо предварительно на пять минут бросить в кипяток, после чего слить всю жидкость и уже после этого добавлять травку в основное варево. Как я понял, она изначально даёт слишком много сока, и перед началом варки приходится избавляться от его части.

«Как думаешь», — мысленно обратился я к магу, пока мелко резал что-то очень похожее на обычный репчатый лук, — «тебе удастся убедить Дусю, чтобы она согласилась на превращение её новой статуэтки в аналог обычного тела?»

«Не знаю», — его интонация говорила, что общение с древней кошкой не даётся ему легко. — «Я сделал всё, что мог, чтобы её убедить. Если откажется, то это её выбор», — при этом я чётко ощущал, что этот выбор прадеду точно не нравится. — «Если хочет, пусть и дальше прозябает остаток вечности в своей темнице».

«В темнице…», — мысленно повторил я за Абрахамом, косясь на окно.

Могу ли я ей чем-то помочь? Из небольших статей по психологии, которые случайно попадались мне на глаза, я знаю, что заставлять человека что-то делать нельзя. Тем более, когда мы говорим о каком-то страхе. Если человека, боящегося пауков, засунуть в комнату с этими самыми членистоногими, то есть очень большая вероятность получить обратный эффект. Страх может усилиться настолько, что побороть его станет вообще невозможно. В идеале нужно создать такие условия, при которых человек сам захочет преодолеть свою фобию. Или же можно попытаться объяснить и наглядно показать, что его страх не имеет под собой достаточно веских причин. Но что конкретно пугает кошку? Я помню, она обиделась на меня за то, что когда я её украл, то оставил в коридоре на полу, даже не вытащив из пакета. Страх темноты? Боязнь остаться одной? Но как это всё связано с наличием физического тела? И тем более с нелюбовью к перемещениям?

А ведь если так подумать, то однажды мне довелось вытащить её из квартиры, и при этом она сама меня об этом попросила. Это случилось в тот раз, когда я приютил у себя Чернохвоста. Тогда она говорила, что уже давным-давно не видела духовных зверей. Получается, что любопытство смогло перебороть страх?

Закинув последний набор ингредиентов в маленькую кастрюльку, я засёк время и вновь покосился на окно. Когда я нахожусь на кухне, она всегда сидит на подоконнике, внимательно наблюдая за происходящим снаружи. Подождите-ка. Так и в комнате она постоянно проводит время на кресле, которое находится ближе к окну. С его спинки наверняка открывается обзор даже лучше, чем с тамошнего подоконника. И что мне это даёт? Знание того, что она любопытна? То, что спустя несколько тысячелетий её интерес к окружающему миру всё ещё не угас? Но при этом выходить наружу ей по-прежнему страшно. Может быть, получится как-то подогреть её интерес? Только вот… Я знаю о ней столь мало, что даже и не представляю, что бы смогло её заинтересовать настолько, чтобы она захотела сама шагнуть за пределы квартиры.

— Чёрт…, — тихо выругался я, понимая, что совершенно бессилен. Я никак не могу ей помочь преодолеть страх. Я не психолог, да и другом её не являюсь, чтобы найти нужные слова.

«А точно ли тут нужны слова?» — молнией пронеслась в сознании мысль, дарую пусть и небольшую, но хоть какую-то надежду на успех.

Снова глянув на время, я убедился, что у меня ещё есть десять минут, перед тем как придётся насыщать полуготовое зелье маной, и направился в гостиную. Когда вошёл, сразу оглядел комнату. Но кошки нигде не было видно. А значит есть практически стопроцентная вероятность, что она по-прежнему сидит в статуэтке. Взяв фарфоровую кошку на руки, я сел на кресло и положил её на колени. После этого, представляя, что на мне развалилось живое существо, начал её гладить.

— Что ты делаешь? — услышал я Дусю, спустя несколько минут.

— Глажу тебя, — спокойно ответил я, будто данное занятие входит в список моих ежедневных дел.

— Зачем? — спросила она ещё спустя минуту. — Я ведь ничего не чувствую.

— А могла бы.

— Хватит, — стараясь скрыть раздражение, произнесла она после небольшой паузы.

— Нет, — категорично отрезал я, продолжая поглаживать статуэтку, как если бы она была живая.

— Прекрати уже. Особое зачарование на контроль не сделает меня снова живой.

— Вот именно. Так чего ты боишься?

— Я не боюсь.

— Тогда и не отказывайся. Ни Абрахам, ни я, не желаем тебе зла. Ты же хотела получить свой шанс на новую жизнь? — я вдруг вспомнил те странные слова, которые она мне сказала, рассказывая про защитное усиление, которое она на меня тайно наложила. — Так вот, ты не просто получила шанс. Ты уже обрела жизнь. Здесь и сейчас. Вместе со мной. И если ты считаешь иначе, то возможно, нам и вовсе не по пути.

Я взял статуэтку и аккуратно переложил её на своё место, после чего поднялся с кресла и молча отправился на кухню. И пока заряжал отвар маной, обдумывал свои действия. Получилось ли у меня хоть как-то повлиять на неё? Смог ли я задеть нужные струны души? Фактически я поставил её перед выбором — либо она соглашается на предложение мага, либо может проваливать на все четыре стороны. Конечно, всё прозвучало не в такой жёсткой форме, но я уверен, что она поняла это именно так. Она умная кошечка. Скорее всего, даже слишком умная. Остаётся лишь надеяться, что она сделает правильный выбор. И правильным он будет не только для меня, но и для неё самой. Ведь нельзя просто взять и перебороть страх, с которым живёшь тысячелетия. Но даже столь небольшой шаг должен будет хоть немного, но всё же помочь. Если уж я это понимаю, то она и подавно.

Пока варил первую партию зелий, успел ещё и пообедать. Плохо, что отойти от кастрюльки надолго не получится. В рецепте сказано, что содержимое надо периодически помешивать. Да и процесс вливания маны тоже иногда повторять приходится. Правда, если на зелье жизненных сил я тратил по три условных единицы на порцию, то тут всего лишь две. Но и это не мало. Я буду очень рад, если зелье из книги окажется значительно мощнее, нежели то, что продаётся на торговой площадке за ту же цену.

А вообще, стоило бы сварить какое-нибудь «зелье последнего шанса». Что-то столь убойное и забористое, что могло бы даже полутруп на ноги поднять. Я даже почти уверен, что нечто подобное в книге имеется. Но я пока не уверен, что готов вложиться во что-то такое. С одной стороны, иметь возможность выжить, даже будучи нашпигованным сотней пуль — это очень здорово. С другой же, знание того, что я даже после такого не умру, может привести к нежелательным последствиям. Я и так стараюсь не думать о том, что у прадеда есть возможность откатить время. Подобные способности, которые эффективны лишь в самый критический момент, слишком уж расслабляют. Одно знание того, что они существуют и доступны мне, может ослабить моё внимание. Зная же, что второго шанса не будет, я смогу сражаться, выкладываясь на все сто. Не должно быть никаких послаблений. Не хочешь, чтобы в тебя попали из пистолета? Будь быстрее пули! И если сказать такое обычному человеку — глупо, то такой как я и впрямь сможет воплотить данное напутствие в жизнь. Надо лишь быть уверенным, что пуля меня убьёт. Без всяких «но». Поэтому мысли о столь сильных зельях пока отложим на неопределённый срок. Вот как научусь и впрямь уворачиваться от пуль, так и вернусь снова к этой теме. Всё-таки ситуации бывают разные, иметь план «Б» не будет лишним.

А вообще лучше ещё запастись планами «В», «Г» и «Д». Запасных вариантов не бывает много. Не будь тот же Абрахам достаточно предусмотрительным, не превратил бы монету магов в маяк, который даже из Ада можно увидеть. Да и ворон его жив остался. А это явно говорит о том, что к своей смерти прадед готовился заранее. Да я не удивлюсь, если он её и вовсе рассматривал как решение некоторых своих проблем! От него и такого не убудет!

Я же пока что готов обеспечить себя зельями, что пусть и помогут в трудную минуту, но вряд ли станут решающим фактором. Ах да! Ещё же надо портальную схему нарисовать. Как-то я совсем про неё забыл. И по поводу неё нужно ещё кое-что узнать.

— Абрахам, расскажи, возможно ли прыгнуть на домашнюю портальную схему, будучи, например, в плену? Или прямо во время боя? Или падая в жерло вулкана? Ну, ты меня в общем понял.

«Можно. Портальная схема ничем не отличается от любого другого заклятья. Создаёшь в своём источнике объёмную схему, состоящую из маны. А когда приходит время, выводишь её наружу через энергоканалы. В целом перемещение таким образом выйдет немного затратнее, чем перемещение между стационарными точками, но для экстренных ситуаций более чем подходит. Главное заранее знать, что такая ситуация наступит. Потому что даже мне нужно время, чтобы сотворить соответствующую схему. И за время того, пока падаешь в жерло вулкана, даже я не успею провернуть такое. Всё-таки тут нужна очень высокая концентрация».

— Вот как, — произнёс я на выдохе. Опять всё упирается в источник и умение творить магию. — А если, например, создать кольцо или другой амулет со схемой заранее? А потом в экстренной ситуации лишь активировать?

«Такой вариант тоже возможен. Но ты же тут упомянул плен. Какой дурак оставит у мага кольца и другие артефакты? В таких случаях обычно раздевают догола, а затем ещё и надевают анти-магические кандалы».

— Анти-магические? В них нельзя использовать магию?

«В них лишь сложнее сконцентрироваться, отчего создать что-то хоть сколько-то сложное крайне трудно. Но я встречал и те, которые поглощают испускаемую носителем ману. Правда, обычно такую функцию выполняет сама камера, где тебя держат».

— Приходилось бывать в такой ситуации? — с учётом, как прадед обо всём этом говорил, казалось, что либо он сам имеет такую тюрьму, или же бывал в ней лично по ту сторону решётки.

«Да», — он ответил столь кратко, что стало понятно, что говорить об этом он не горит желанием.

— И как удалось выбраться? — я был бы не я, если бы не спросил.

«У кандалов есть одна особенность. К ним привыкаешь. Пусть они и вибрируют особенным образом, из-за чего искажаются потоки маны, но их колебания всегда одинаковы. На первый день не то, чтобы создать схему, даже ману по энергоканалу сложно провести. На второй, медленно начинает возвращаться контроль. На третий, при должной сноровке, можно применить что-то очень простое вроде кинетического толчка. Естественно, это при условии, что окружающие стены, не выпьют исходящую из тебя ману раньше. На четвёртый день циркуляция маны приходит в относительную норму, и становятся доступны простейшие схемы. На пятый день я уже вполне мог создавать что-то, способное убить мага-новичка. А на шестой день ко мне пришли в камеру, чтобы поменять кандалы на аналогичные, но с другой схемой вибрации. Ну и ты догадываешься, что произошло после».

— Ты их всех уничтожил самым зверским способом, который только мог представить, — даже не спросил, а скорее утвердительно произнёс я. — А почему они пришли менять кандалы так поздно? Меняй бы они их каждые три дня, и ты бы не смог сбежать.

«Потому что считается, что обычно маг начинает восстанавливать свои способности лишь с седьмого дня. Поэтому и меняют их обычно раз в неделю. Но со мной они решили перестраховаться и пришли на день раньше».

— Но что-то пошло не так, — улыбнулся я. — А что, получается, что чтобы продержать мага «на привязи» достаточное количество времени, нужно иметь огромное количество этих особенных кандалов?

«Нет. Достаточно лишь двух наборов. После того, как ты постепенно начинаешь привыкать к одной схеме вибрации, тебе становится трудно применять магию, когда она пропадает. Именно поэтому смена кандалов считается безопасной процедурой. То есть твоё собственное стандартное течение маны кажется тебе неправильным, и к нему приходится привыкать заново. И уж тем более вибрация кандалов будет ощущаться крайне неестественно, даже если такой тип вибрации ты уже ощущал ранее».

— А как ты справился со стенами, которые у тебя ману поглощали? — если уж Абрахам разговорился, то надо выпытать у него всё, что можно. Кто знает, в какую ситуацию я попаду. Нужно знать свои слабые стороны.

«Сейчас тебе будет это сложно понять. Как научишься создавать магию, я тебе расскажу».

— Хорошо, — мне только и оставалось, что кивнуть на его слова.



11. Бессмертный — 94



Закончив с варкой, я понял, что кое о чем забыл. Одна маленькая деталь почему-то совершенно вылетела у меня из головы и до сего момента я даже и не думал об этом. И, казалось бы, ну не вспомнил своевременно о том, что надо ещё и бутылочками для зелий закупиться, ну и что с того? Да вот только в отличие от зелья жизненных сил, которое я в домашних условиях могу налить в стакан ровно столько, сколько нужно, как я буду проделывать то же самое во время боя? Хорошо ещё у меня осталась бутылочка от предыдущего покупного зелья, которое я выпил после боя Абрахама с Симусом. Только прямо сейчас я планирую начать варить ещё и зелье выносливости. И его разливать уже будет некуда. Да и вдруг я захочу выпить не одно зелье, а два? Ну вот ситуация окажется столь критической, что без второго зелья восстановления просто не выживу, и что тогда?

Пока что я вижу лишь одно более или менее адекватное решение. Куплю пару полулитровых бутылок и разолью в них остатки зелий. Плюс маркером сделаю отметки, чтобы, когда буду пить, было видно, как много надо принять. Подумав ещё немного, мысль о том, чтобы вылить купленное за 100 Э зелье и заправить бутылочку зельем восстановления выносливости, я отбросил. Слишком расточительно. К тому же у меня дома и так найдётся, что можно вылить.

Поставив воду кипятиться, подошёл к одному из ящиков на кухне, который в квартире играл роль аптечки. Скажу честно, тут так много лекарств, что я не знаю о предназначении и половины из них. Я когда собирал свой маленький походный аптечный набор, гуглил разные варианты. И оказалось, что у меня дома есть почти всё, что нужно. Мои родители держали в ближайшей доступности лекарства на все случаи жизни. С учётом периодических проблем у отца, я этому не удивлён. На самом деле стоило бы тут разобраться, да выкинуть просроченное. Но ни времени, ни желания на такой шаг у меня нет. Долго. Муторно. А главное бессмысленно. Я и так всё, что нужно ношу с собой. А остальное всегда можно купить в ближайшей круглосуточной аптеке. И я очень надеюсь, что со временем моё мнение на этот счёт не изменится. Ведь если… когда я усилю своё тело, то и болезни мне будут не страшны.

Выудив из ящика с десяток разных пузырьков нужного мне объёма, начал рассматривать их содержимое и наклеенные этикетки. На шести из десяти я не смог найти ни дату изготовления, ни срока годности. Видать эти данные печатались на картонной упаковке, которую выкинули сразу после покупки. И всё же определиться удалось вполне легко. Этикетка на одной из бутылочек оказалась столь затёртой, что я даже название препарата прочитать не смог. А раз я не знаю, что внутри, то и пить это не стану.

Открыл на всякий случай крышку, чтобы понюхать. Пахнет спиртом. Видать какая-то настойка. Но судя по тому, что на дне виднеется плотный слой из осадков, куплена она была очень и очень давно. Да и состояние этикетки говорит о том же. Поэтому, совершенно не жалея, я вылил содержимое в раковину и максимально хорошо прополоскал саму бутылочку. После этого наполнил водой и оставил «настаиваться». Возможно, какие-то частицы лекарства всё ещё остались на стенках, и пока готовится моё зелье, вода их впитает в себя. Потом всё внутри вытру досуха и получу отличную бутылочку за копейки. Уверен, что на торговой площадке они стоят раз в сто дороже.

— Абрахам, — я в очередной раз за сегодня обратился к магу, в то время как толок в мисочке лепестки какого-то цветка, — ты же наверняка уже об этом успел подумать. О духе, которого удалось поймать. Что нам с ним делать? Из него как-то можно извлечь энергию? Мне бы мана очень даже пригодилась бы.

«Это не самый лучший вариант. Ты же видел, какого он цвета?»

— Чёрного? Из-за этого могут возникнуть какие-то сложности?

«Энергия разрушения, которая имеет чёрный окрас, и которая превалирует в его душе, очень плохо сочетается с энергией созидания, с помощью которой мы и творим заклинания. Фактически, это две кардинально противоположные энергии. И преобразовать одно в другое невероятно сложно. Точнее, напрямую это сделать и вовсе невозможно. Помнишь я говорил про Создателя? Если бы тёмную энергию души можно было бы легко преобразовать в светлую, то никакого Ада бы просто не существовало».

— Мне тут вспомнилось, что кроме Ада и Рая должно существовать ещё некое чистилище, где очищаются души грешников.

«Есть такое. Вроде бы оно находится где-то в Аду или рядом с ним. Подробностей никаких не знаю. Информации о нём слишком мало. И что там делают с душами тоже не ясно. Возможно, и впрямь очищают от тьмы».

— Так какие у нас варианты? Я так понимаю, что «очищать» духа смысла нет никакого. Энергию из него тоже в нормальном объёме не получить. Что тогда остаётся?

«А я ведь тебе рассказывал про големов. Уже забыл?»

— Не то, чтобы забыл, — слегка приврал я, так как и впрямь не подумал о них, — просто не знал, что их можно подпитывать энергией разрушения. Да и где собственно я возьму голема? Вряд ли моих текущих навыков хватит, чтобы сконструировать собственного. И если я начну его делать с нуля, то, сколько на это уйдёт времени? Будет ли результат стоить затраченных усилий? — все эти вопросы возникли у меня в голове практически одномоментно и я с той же скоростью обрушил их на прадеда.

«Всё верно говоришь. Големостроение это целая наука. У такого новичка как ты уйдут годы проб и ошибок, перед тем как ты сможешь создать что-то стоящее. Даже работай мы совместно, всё равно потратим столь много времени, что оно не окупится. Да и материалы придётся где-то добывать. Не уверен, что все те мастера, с которыми я был знаком полстолетия назад, всё ещё живы».

— Могу, конечно, попробовать поискать что-то на торговой площадке. Там вроде бы есть раздел с магическими материалами, — я замолчал, прокрутив в голове всё сказанное Абрахамом ранее. — Но ты бы не стал же просто так упоминать про големов, а затем тут же говорить, что этот вариант тупиковый. У тебя есть план?

«Есть. Не могу гарантировать, что за время моего отсутствия всё осталось в сохранности, но у меня имеется небольшой склад, на котором есть то, что нам нужно», — на эти его слова я невольно хмыкнул. Ну кто бы вообще сомневался! Живи бы я несколько тысячелетий, тоже бы наделал себе тайников со всем, что только может понадобиться. Чем больше запасов на складах, тем спокойнее на душе. А ведь у него наверняка есть и схрон с драгоценными металлами. Золото всегда ценилось. Пусть он и говорил, что мирские деньги не важны, без них в нашем мире никуда.

В этот момент в моей голове всплыла фраза Симуса о том, что всё принадлежащее Абрахаму, теперь моё. Но кратковременный приступ жадности я быстро подавил. Во-первых, слова жнеца — ложь. Право на частную собственность у человека никто не забирал. И ни под каким предлогом я не смогу доказать магу обратное. Поделиться он, может быть, и поделиться, только этого он уже никогда не забудет. Всё, что он сейчас делает для меня как бы безвозмездно, на самом деле идёт в оплату моей помощи ему по вызволению из книги. И я не хочу перегибать палку и выходить за эти лимиты. В будущем с меня в этом случае обязательно стребуют долг. А если я не захочу или не смогу его отдать? Получить во враги великого мага мне ой как не хочется. Прадед не тот оппонент, с которым я готов сражаться. С учётом его опыта и знаний он наверняка найдёт способ, как мне отомстить за невыплаченный долг. Так что нет. Ни о каких хранилищах с золотом заикаться даже не стоит. Обойдусь теми средства, что сам заработаю.

— И как нам попасть на твой склад? Он далеко отсюда? — в этот момент я подумал, что прадед может иметь тайники не только в России, но и во всём мире. А у меня загранпаспорта нет.

«От Москвы да, далековато. Только мы туда не сможем попасть обычным для тебя способом. Конечно же, если ты сможешь собственноручно проделать тоннель на глубину в сто пятьдесят метров, а затем ещё и пробить зачарованную стену в метр толщиной, то могу дать тебе координаты. От такого шоу я не откажусь даже ценой сохранности того, что лежит внутри», — по-моему, это в первый раз, когда я услышал от него что-то похожее на шутку.

— Очень смешно, — не оценил я юмора и тут же перевёл тему с меня на него: — Ты же сказал, что не уверен, что там всё сохранилось? И как бы кто-то вообще смог туда попасть? Да и как ты сам туда добирался? Телепортировался, что ли? — последний вопрос я произнёс с некой доли ехидства в голосе, но в тот же момент осознал, какую глупость сморозил. Ведь он и впрямь МОГ туда телепортироваться. Если бы мои руки не были заняты нарезкой ингредиентов для зелья, я бы точно отвесил себе смачный фейспалм.

«Именно так и попадал. А что тут собственно удивительного?» — он явно заметил интонацию в моем голосе. — «А вот причина, почему я не уверен, что там всё осталось на месте, есть довольно веская. Я уже рассказывал тебе про ключи-активаторы, с помощью которых можно защитить портальную схему. Так вот, их, как и другую рабочую информацию, я хранил в своём дневнике. Только держал я его в не столь уж и защищённом убежище. За столько лет его вполне могли найти. Пусть дневник и защищён магией, а так же ещё и зашифрован, это не значит, что его нельзя прочитать при должном желании».

— Так дом, в котором мы недавно были, остался цел, — сразу нашёл я неувязочку в его рассказе. — Если бы твой дневник обнаружили и расшифровали, то из него бы уже давно всё вынесли.

«Это моё последнее убежище. И так как я им некоторое время активно пользовался, я не видел смысла заносить его ключ-активатор от портала в дневник. Обычно я записывал лишь то, что потенциально мог забыть. Так что все остальные мои убежища сейчас вполне могут быть пустыми».

— Но проверить всё же стоит, — соглашаясь с собственными мыслями, кивнул я. В мои ближайшие планы создание портальной схемы и так входило. Просто теперь, похоже, придётся пододвинуть этот пункт чуть поближе. — Покажешь мне схему?

«Перед тем как её тебе показать, её надо сначала разработать, так как каждая портальная схема должна содержать свой собственный идентификатор для того, что бы можно было на неё переместиться. Плюс ещё и ключ-активатор надо встроить», — он замолчал на десяток секунд, задумавшись, а затем выдал то, что я собственно от него и ожидал: — «Мне нужен чистый лист бумаги и полчаса тишины».

— Сейчас организую, — сказал я, глянул на часы, засекая время варки, и пошёл в свою комнату.

Когда я появился на кухне с листом формата А4, то тут же услышал в своей голове слова прадеда:

«Положи его сверху», — после того, как выполнил указания, книга захлопнулась, закрывая мне обзор на процесс начертания схемы.

Я хотел спросить ещё кое-что, но не решился отвлекать Абрахама. Я всё ещё помню, насколько резко он на меня огрызался, когда я пытался отвлечь его от рисования защитного построения для дома. Нервировать великого мага по пустякам точно не стоит.

Пока сидел на кухне и периодически помешивал зелье, получил сообщение от Игоря. Один лишь факт того, что SMS пришла от охотника, заставил лёгкую дрожь пробежаться по телу. Узнать бы, кто меня ночью за язык тянул, и оторвать нахрен его руки. Слишком уж сильно я заврался. Раньше никогда такого не происходило. Если уж и врал, то только тогда, когда и впрямь нуждался в этом. Никогда ранее я не обманывал людей просто так, без какого-либо особого смысла. И если поначалу я ещё могу оправдать себя наставленным на меня дулом обреза, то на кой чёрт я согласился с ними сходить в бар — неизвестно. Я вроде бы хотел узнать об их организации чуть больше, но в итоге получил слишком мало информации. Да я говорил больше, чем они! В общем, не нравится мне эта тенденция. Надо бы за собой последить. Может, мне кто-то мозги промыл, а я этого не заметил? Жаль, что Безликий не может защищать моё сознание, пока сидит в амулете. А держать его внутри черепушки постоянно, это не выход.

На подготовку к состязанию охотников у меня есть, грубо говоря, два полных дня. Если точнее, то проходить оно будет послезавтра в восемь часов вечера. Адрес мне тоже прислали. Поисковик говорит, что это место раньше было довольно популярным боксёрским клубом. Там даже мелкие соревнования проводились. Но судя по имеющимся данным, он уже как два года закрыт. Вряд ли Игорь ошибся и прислал что-то не то. Скорее всего, просто тамошний зал кто-то выкупил и переоборудовал под арену для подпольных боев. Ну а чем ещё может являться это «состязание»?

Надо ещё подумать над тем, как бы мне его выиграть. А то наговорил я много, но не уверен, что смогу оправдать свои слова. Драться на кулаках я не умею. Почти не умею. Этой ночь мне удалось немного поспаринговаться с тем вяленьким вампиром. Но только это всё больше походило на избиение, чем на реальный бой. Опытный боксёр или кикбоксер меня очень легко отделают. Да и если там у них все такие накаченные, то я по одной лишь массе проиграю. В теории, я могу активировать усилитель. Без ножа эффект будет похуже, но скорость и реакция всё же значительно вырастут. Учиться драться придётся на ходу, но ускоренные рефлексы должны будут компенсировать отсутствие навыков. Завтра с утра попробую ещё с Безликим потренироваться. Может из этого хоть какой-то толк выйдет.

К тому моменту как я доварил зелье и вылил одну четвертую часть в вымытый пузырёк, Абрахам уже закончил с портальной схемой.

— А её обязательно рисовать в духовном плане? — стало первым, что пришло мне в голову и что я тут же спросил, увидев получившийся чертёж.

«Обязательно. Переверни лист».

— Это что?! — спросил я, увидев очередную схему, не менее сложную, чем первую.

«Второй слой. Он обязателен, если ты не хочешь, чтобы кто угодно мог телепортироваться к тебе домой».

— Ты же не издеваешься, да? — уточнил я на всякий случай, так как мне предлагают выучить две схемы, каждая из которых состоит из такого количество элементов, как две или даже три «обычных». Возможно, для прадеда такой уровень и является чем-то нормальным, но я начинаю теряться только от того, что смотрю на эти витиеватые художества.

«Тут нет ничего сложного. Тебе нужно лишь понять, как и для чего тут сделано, и ты всё легко запомнишь».

— Ага, — буркнул я. — Не сложнее, чем выучить стишок в первом классе.

Ещё минут пять я тупо пялился на рисунки, пытаясь разбить их на более мелкие элементы, чтобы проще было запомнить. Но процесс не шёл. Эти попытки привели меня только к тому, что жутко начала болеть голова. И я решил ненадолго отложить это дело и отдохнуть. Только мозг почему-то наотрез отказался прекращать работу. Даже с опущенными веками передо мной мелькали знакомые силуэты схем, то наслаиваясь друг на друга, то распадаясь. Пусть я и хотел расслабиться, запущенные аналитические процессы так и продолжали активно функционировать.

После получаса мучений, я поднялся с кровати и пошёл вместе с листом в гостиную. Похоже, что за последние недели я настолько привык вкалывать, что забыл, что значит отдыхать. Когда я вообще последний раз смотрел фильм или сериал? В интернет захожу лишь, чтобы прочитать сводку последних новостей. И, кстати говоря, о моей краже уже стало известно. Я бы удивился, если бы оказалось иначе. Всё-таки они на время этой выставки работали без выходных и сегодня, как и всегда, должны были открыться. Но не открылись. Журналистам пока никаких подробностей не дают, отмахиваясь стандартными словами. Это меня, конечно, немного нервирует. Но я уверен, что сделал всё возможное, чтобы замести следы. Максимум мог остаться волосок с головы. Хотя я был в шапке, так что это тоже вряд ли. Ну ещё остаётся вероятность того, что камеры имелись ещё где-то и я вполне мог попасть на них. Но в ту погоду меня разглядеть будет крайне сложно. Да и дождевик скрывал моё лицо и одежду. Так что на этот счёт я почти спокоен.



12. Бессмертный — 95



— Абрахам, — что-то сегодня я зачистил с обращениями к нему, — А зачем ты все схемы всегда рисуешь не только в духовном плане, но и в физическом? Ловушки, что сторожили вход в подвал, портальная схема, да даже на моем ноже потрудился сделать гравировку. Зачем это всё? У меня все зачарования и без этого отлично работают.

— Для надёжности, — вся наша троица находилась сейчас в гостиной, потому мы могли общаться голосом, как нормальные люди. Хотя, кто тут нормальный?

— По подробнее расскажешь? Я просто думаю, нужно ли готовиться к тому, что придётся измалевать всю стену «сатанинскими рисунками» или можно не париться.

— У тебя остались воспоминания о том, когда я находился в твоём теле?

— Эмм, — не понял я, почему он так резко переключился на совершенно не связанную тему, но всё же ответил: — Да, частично. Мой дух помог мне их восстановить.

— Помнишь, как Симус, когда вошёл в дом, отключил активированную мной ловушку над дверью?

— Момент тот помню, но пока ты сейчас не сказал о том, что там была ловушка, я и не осознавал этого.

— Так вот, так может сделать абсолютно любой подготовленный маг. И даже особо сильные колдуны тоже способны на такое. При этом чтобы провернуть это, нет необходимости знать какие-либо особенные магические заклинания. Нужно лишь послать на активируемую схему волну маны с достаточно высокой частотой колебания.

— Это что-то сродни действию тех анти-магических кандалов, о которых ты говорил?

— Да, в какой-то мере похоже. Но кандалы вибрируют постоянно и на гораздо более низкой чистоте. Для создания помех магу этого достаточно. А вот, чтобы разрушить почти готовое заклинание — нет. И если в магическом бою маги чаще всего заняты подготовкой собственных заклинаний и на прерывание чужого времени обычно нет, то выключить магическую ловушку, которую успел заметить заранее, вполне реально. Для защиты от такого воздействия я, да и многие другие маги, разбирающиеся в вопросе, дополнительно укрепляем схему, дублируя верхний слой в физическом мире.

— То есть, чем крепче схема, тем сложнее прервать заклинание, которое с помощью неё должно активироваться?

— Да. В целом, схемы можно укреплять и просто усложняя их. Но в таком случае и на активацию уйдёт больше времени. Глупо создавать ловушку, мимо которой может пройти кто угодно неспешным шагом.

— Слушай, а как Симус смог спуститься в подвал? Там же тоже было полно ловушек.

— Ты, наверное, этого не заметил, но от него исходит столь сильная аура, что большинство магических структур просто сами собой разрушаются при попытке активироваться.

— Подожди, а как ты тогда смог его ударить молнией? А потом ещё и в кубе запечатать и кровью облить?

— Ты меня плохо слушаешь. Большинство — не значит все. Будучи вплотную к нему я бы и сам не смог произнести ни одного заклинания обычным способом. Поэтому, я сначала активировал уже две имеющиеся в доме схемы, предварительно укрепив их структуру, а затем нарисовал на барьере ещё одну собственной кровью. Правда, из того, что я увидел, он, вероятно, мог бы и эти схемы разрушить, если бы захотел. Но то ли не успел этого сделать, то ли решил не тратить силы.

— Понятно. Значит, если речь пойдёт о среднестатистическом маге, то он не сможет прервать накопление энергии у моего ножа?

— Нет. Гравировка на металле способна защитить внутреннюю схему практически от чего угодно. Скорее сам нож разрушится раньше, чем кто-то сможет нивелировать его магический эффект.

— Хорошо, с ловушками всё понятно. С боевыми артефактами вроде тоже. А зачем рисовать портальную схему у себя в убежище? Вряд ли возникнет ситуация, когда тебе придётся убегать через неё в последнюю секунду, и кто-то ворвавшийся в подвал, успеет прервать её действие.

— Теоретически и такое возможно. Маги защищают ловушками свои убежища не просто так. Всегда найдётся кто-то возжелавший имущества ближнего своего. Но кроме ситуации, которую ты описал у начертания портальной схемы красками есть ещё одно преимущество. Есть одно заклинание, называющееся «Магическая буря». Оно довольно затратное, но с помощью него можно дестабилизировать все схемы в радиусе его действия. Под влиянием этого заклинания магам очень сложно применять заклинания. А неукреплённые схемы в убежище и вовсе перестанут работать. Поэтому, чтобы всегда иметь под рукой запасной выход, я и укрепляю портальную схему.

— Как всё у магов сложно, — выдохнул я, раздумывая над тем, что на любое действие врага, вполне реально найти противодействие. А лучше и вовсе предсказать все возможные варианты и подготовиться сразу к ним всем. Собственно, именно так и делает Абрахам. И в этом у него стоит поучиться.

Я встал с кресла и потянулся. Надо на сегодня заканчивать. Сколько я уже просидел над изучением этих двух схем? Начал заниматься ими ещё до ужина, а сейчас уже без часу полночь. Как оказалось, схемы хоть и запутаны, но довольно похожи друг на друга. Отличий не так много, как мне показалось на первый взгляд. Поэтому я, как и раньше, постарался разбить оба рисунка на более простые элементы, после чего начал шаг за шагом их учить. А чтобы не запутаться, рассортировал все элементы на три группы. Первая — общие элементы для обеих схем. Вторая, уникальные для первого слоя, а в третью попали уникальные для второго. Сначала выучил общие, а уже затем начал учить те, что относятся к первой схеме, которая будет располагаться сверху. И на стене.

Мысль о том, что надо подстраховаться никак не давала мне покоя. Паранойя прадеда вполне понятна. Но зачем мне-то париться? Если он варился во всём этом магическом обществе, то, причём тут я? С какого перепугу магам, способным призывать «Магическую бурю» нападать на меня? Да и жнеца я в гости тоже не жду. Я — никто. Новичок, у которого ничего нет. Про то, что у меня есть их реликвия они знать не должны. На данный момент меня смущает лишь Анисья, обладающая какими-то сведениями обо мне. Только вот какими, тоже не ясно. Но она и не сможет помешать мне свалить из квартиры, если я почувствую, что пахнет жареным. Точнее, с большей вероятностью она меня просто убьёт ещё до того, как я доберусь до портальной схемы. Так ради чего мне всё-таки заморачиваться?

Я долго думал над этим вопросом. И вывод, к которому я пришёл, меня вполне устроил. Он звучит так — «Перестраховок много не бывает». Нельзя предугадать и предвидеть всё на свете. И даже если кажется, что прямо сейчас у меня нет достаточно сильных врагов, которые могут напасть в любую минуту, это не значит, что в ближайшее время ситуация не изменится.

И после этого я ещё потратил минимум полчаса на то, чтобы выбрать место для размещения портала. Хотел сначала в гостиной, но тут просто нет ни одной свободной стены. Раньше эта комната принадлежала родителям. Когда они умерли я единственное, что сделал, так это выкинул кровать. На ней провела последние часы моя мама, и я просто не мог оставить этот предмет мебели. Вместо этого купил небольшой диванчик, чтобы заполнить появившуюся пустоту. Больше тут ничего я не трогал. Ну, если не считать слегка пододвинутых ближе к стене кресел. А так как мама была барахольщицей, то и места под её вещи ей требовалось много. Поэтому вся комната и завешана всякими полочками, да уставлена шкафами по периметру. На то, чтобы во всём разобраться и выкинуть лишнее, уйдёт ни один день. А я не хочу тратить столько ценного времени на бытовые проблемы.

Немного обсудив вопрос с прадедом, я решил всё же нанести схему в своей комнате. Там как раз есть свободный участок стены напротив кровати. Но портить обои я не хочу. К тому же, не очень-то будет здорово, если вошедший сразу увидит схему. Пусть то маг или обычный человек. Первому понадобится время, чтобы понять, куда я пропал, а второй может просто испугаться, увидев подобное художество. Поэтому решение напрашивается само собой. Отклеить обои, сделать рисунок, и приклеить их обратно.

После того как закончил вечерний моцион, подошёл к стене, которую я ещё часа два назад смочил водой, и оглядел результат. Пока не очень, но кое-где отходить уже начали. Сходив в ванную комнату за ведёрком, я ещё раз хорошенько прошёлся по стене мокрым валиком. Главное, пока буду отклеивать, не порвать. Где-то должны валяться ещё несколько отрезов, оставшихся с момента поклейки этих обоев. Но того количества просто не хватит, если я всё испорчу. Максимум можно подклеить пару участков, если где-то что-то порвётся.

Первым делом с утра снова проверил обои. Уже лучше. Но схемы пока что я ещё выучил не до конца, поэтому можно подождать ещё немного. Правда, несколько участков, которые особо хорошо отходили, я всё равно оторвал. Аккуратно оторвал. Пока что всё вполне остаётся целым и пригодно к повторной поклейке. Мама всегда выбирала самые плотные обои. Поэтому такой фокус с переклейкой вполне можно проделать на любой стене в квартире.

Снова смочив обои, отправился завтракать. А после этого на тренировку с Безликим. Сегодня в планах попытка отработать рукопашный бой. И так как для этого мне много места не надо, решил спарринговаться в гостиной. Естественно начал с практики один на один. Перед тем как учиться драться с толпой, надо разобраться, как побеждать хотя бы одного.

Скажу честно. Без ножа, драка выглядела как-то нелепо. Ни у меня, ни у Безликого толком не имелось никаких знаний, а потому мы с иллюзией просто друг друга избивали. Было больно. Даже больнее, чем когда тебя режут ножом. Порез-то даже не всегда в пылу схватки заметишь. А когда тебе в глаз прилетает кулачище, последствия ощутимы сразу. После первого раунда моё лицо представляло какую-то кашу. Из-за эффекта иллюзии я даже чувствовал во рту кровь, отчего мне постоянно хотелось сплюнуть на ковёр. И только знание того, что никакой крови во рту нет, а ковёр мыть от слюны не охота, заставляло меня сдерживаться.

Взглянув на свою разбитую рожу в зеркало, попросил Безликого убрать иллюзию. Смертельных повреждений за бой я не получил, но и опыта почти никакого не набрался. Какой тут опыт, когда враг ничего не умеет? И так как я всё-таки хотел хоть чему-то научиться, решил всё утро потратить на дальнейшие тренировки.

Сначала скачал себе книжку по рукопашному бою, но чтиво не зашло. Слишком уж муторно. Да и картинки какие-то не очень понятные. Видео намного лучше. Нашёл канал какого-то мужика, где он в разных роликах показывал разнообразные приёмы. По большей части там всё сводилось к самообороне, но в целом я всё равно почерпнул довольно много полезной информации. А самое главное, что всё показанное я прямо на месте отрабатывал. Сначала пробовал проделать сам, а потом просил Безликого, чтобы он опробовал тот же финт на мне. Я же должен понимать, как себя будут ощущать мои враги? Да и методики противодействия в роликах не всегда оглашались. А ведь наверняка на любой приём можно найти контрприём. Просто пока что мне для этого опыта не хватает.

Ближе к обеду после нескольких десятков спаррингов и моих попыток изучить разнообразные движения, я всё же решил на сегодня закончить. Устал. Недостаточно ещё моё тело пришло в норму, чтобы несколько часов к ряду так над ним издеваться. Не уверен только, что все мои старания хоть как-то окупятся во время завтрашних боев. Единственный неоспоримый результат, который я смог получить за утро, так это то, что привык к ударам по лицу и другим частям тела. Сначала я каждый раз отвлекался на боль, так как не привык к такому её количеству, но со временем она перестала меня беспокоить. Понятно, что ощущение боли никуда не делось. Я просто теперь могу драться, не сильно обращая на неё внимание. Уж этот фактор в кулачном бою мне точно поможет. Если, конечно, меня не начнут бить ещё и ногами. Как на это отреагирует моё тело, пока непонятно.

После душа и обеда принялся восстанавливать в памяти всё то, что я за вчерашний вечер успел изучить. Перед этим естественно снова сходил «проведать» обои. Они всё ещё живы, здоровы. Отклеив ещё пару участков, вновь прошёлся по ним валиком и довольный, пошёл обучаться. Точнее зубрить. Ничем иным этот процесс не является. Да, я немного разобрался в устройстве схем. Точнее, разобрался чуть лучше, чем ранее. Я уже давно начал находить в известных мне плетениях схожести и закономерности. Только пока что это лишь наработки, которые ничего толком не дают. Вряд ли в ближайшее время я смогу с нуля придумать своё собственное заклинание. Да и предупреждение Дуси на этот счёт я помню.

Кстати о кошке. Мои вчерашние действия всё же не пропали даром. Моя сожительница всё-таки решилась на предложенный Абрахамом вариант зачарования. И сейчас, пока я сижу в своей комнате, те двое продолжают вести какие-то дискуссии в гостиной. Вероятно, обсуждают детали. Всё-таки Дуся довольно-таки дотошная. Уверен, маг ещё пожалеет, что согласился на мои условия. Нервы она ему потреплет. Интересно, а можно ли стать более нервным, будучи духом? Тела-то нет, а значит и физических нервных окончаний тоже. С духами вообще всё сложно. Лучше не буду заморачиваться. Да и вопросом этим я задался лишь потому, что от бесконечного запоминания и от перерисовывания схем у меня уже голова пухнет. Просто захотелось хоть чуток, но отвлечься.

Никакие задания от Владыки или Элизабет мне в течение дня не приходили, потому я спокойно занимался своими делами. Примерно часов в шесть вечера, я понял, что готов. И морально и физически и как угодно ещё. Оба рисунка заняли своё место в моей памяти, и мне только и остаётся, что нанести их на стену.

Поужинав, принялся аккуратно отклеивать обои. Как приятно иногда заняться чем-то столь обыденным. К тому же процесс практически не отнимал у меня сил. Никогда бы не подумал, что подобное занятие смогу назвать отдыхом! Кажется, мне нужен отпуск. Ещё месяца не прошло, а я уже устал как собака. Съездить что ли куда-нибудь? Без загранпаспорта выбор, правда, не велик, но всё же. Страна у нас северная, поэтому не уверен, что в южной её части в октябре всё ещё достаточно тепло, чтобы купаться в море. Может в лес? На недельку! Закупиться припасами, взять палатку и спальник. Можно даже отцовский спиннинг позаимствовать. Я пару раз в детстве ходил с ним на рыбалку. Ему нравилось. А мне не очень. Но так и было это порядка пятнадцати лет назад. Кто знает, может сейчас и мне этот медитативный процесс зайдёт?

Как закончил с обоями, пошёл искать краску. Я уверен, что у нас, и она где-то да завалялась. Мои предположения оказались правильными. Краска не только «завалялась», но и засохла. Поэтому пришлось на ночь глядя бежать в хозяйственный. Благо тот, что находился недалеко от дома, ещё не закрылся. Проконсультировавшись с продавцом, подобрал правильную краску и пошёл домой. Хорошо ещё когда меня спросили про то, какой мне цвет нужен, не ляпнул «Какой угодно». Меня бы точно не поняли. Поэтому под свои светлые обои взял и белую краску.

Рисовал по памяти. Подглядывать в лист не стал, чтобы убедиться, что всё знаю. Хотя я и так был в себе уверен. Всё-таки, как эту, так и вторую схему я уже по несколько раз полностью начертил на бумаге. Иначе как бы я узнал, что всё запомнил? Рисовать на стене мне понравилось даже больше, чем карандашом. И так же, как и с отклеиванием обоев, я почувствовал, что отдыхаю. Неторопливо макая кисть в банку с краской, я и не заметил, как закончил. На часы я не смотрел, но мне показалось, что я управился минут за десять, хотя, естественно так быстро я чисто физически справиться бы не смог.

Осмотрев результат и довольно хмыкнув, пошёл к прадеду, консультироваться по поводу дальнейших действий.

— Маной сейчас насыщать? — спросил я, зайдя в гостиную.

Но ответа не последовало. Да и не до него сейчас было. На столе «сидела» новая статуэтка, украденная из музея, и неторопливо крутила головой.



13. Бессмертный — 96



— Дуся?! — спросил я, когда немного отошёл от шока. Сейчас был уже вечер, и увидеть в комнате подвижную статуэтку сравни тому, что частенько происходит в фильмах ужасов. Особенно с учётом, как странно она двигалась. Так и казалось, что вот-вот её шея повернётся на 180 градусов, и затем на меня бросится жуткий монстр.

— Да, — ответила мне фарфоровая кошка, слегка приоткрыв рот. Затем она ещё несколько раз беззвучно подвигала челюстью, как будто разминая её. — Что-то тесновато мне.

— Так и должно быть, — ответил ей Абрахам. — Ты просто ещё не привыкла. Я когда тело правнука надел, тоже чувствовал себя не очень комфортно. Ты главное двигайся больше. Через несколько дней магия подстроится под тебя, и неприятные ощущения пройдут.

Ничего себе у них тут доверительная атмосфера возникла. Не думал, что маг так ответственно подойдёт к моей просьбе.

— Хорошо, — она поднялась на лапы и сделала несколько неуверенных шажков по столу, после чего вновь уселась на попу. — Расход энергии выше, чем я ожидала.

— Так и скорость, и радиус поглощения маны из воздуха у тебя выросли в несколько раз. Вспомнишь хоть как источником пользоваться. А то у тебя приход и расход были столь мизерные, что он там наверняка закостенел весь, — на эти слова кошка лишь бросила взгляд на книгу, промолчав. Видать прадед в точку попал, и ей просто нечего противопоставить. — А как разработаешь источник, станешь на шаг ближе к той, кем ты являлась раньше.

Дуся вновь поднялась на лапы и аккуратно подошла к книге. Выглядело это немного забавно. Она будто котёнок, который только учится ходить.

— Что ты делаешь? — спросил Абрахам, когда кошка боднула книгу головой, слегка её сдвинув. — Авдотья? — но кошка не останавливалась. Она продолжала толкать книгу до тех пор, пока та с грохотом не повалилась на пол.

— Вот теперь мне полегчало, — удовлетворённо произнесла кошка и рухнула без сил там, где и находилась.

А я стоял и просто офигевал от происходящего.

— Тебя поднять? — спросил я у прадеда, подойдя ближе к столу. — Или ты сам с помощью какого-нибудь телекинеза взлететь можешь?

— Взлететь не могу. Книга защищена от внешнего магического воздействия. И неважно кто это воздействие оказывает, я или кто-то другой. Сейчас как раз работаю над изменением одного из слоёв схемы, чтобы обойти это ограничение.

— Ты не ответил на вопрос, — я усмехнулся, понимая, что прадед не хочет меня о чем-то просить, показывая свою слабость. А не так уж и далеко он характером ушёл от Дуси. Похоже, нежелание принимать простую помощь является общей чертой всех долгожителей.

Я подождал ещё с полминуты, ожидая ответа. Но его так и не последовало. Видать на полу ему не очень-то и нравится, но недостаточно, чтобы попросить меня о помощи.

— Ладно, хватит валяться, — улыбнулся я, — пошли, совет твой нужен, — поднял книгу и пошёл в свою комнату.

«Как прошла операция? С ней всё будет нормально?» — мысленно уточнил я, чтобы убедиться, что всё хорошо. А то ей он может говорить одно, а ситуация на самом деле может быть иной.

«Да. Теперь у неё есть тело, являющееся артефактом шестого ранга. Может перемещаться и говорить».

«А речь как реализована? Лёгких-то у неё нет», — я на мгновение задумался. — «Или есть?!».

«Нет. Все функции основаны на магических схемах. Речь работает точно так же, как и та схема, которую ты нанёс на потолок в гостиной».

«А какие-то ощущения у неё присутствуют? Чувствует она тепло или прикосновения?»

«Пока что нет. Она не хотела, чтобы я закладывал эту возможность в схемы. Но я всё равно это сделал. Через какое-то время под действием поступающей энергии, отвечающая за это часть схемы начнёт работать, и Авдотья обретёт ощущения близкие к человеческим. Только, чтобы не травмировать её психику, я слегка ослабил эффективность, так что ощущения будут довольно слабыми».

«Спасибо», — искренне поблагодарил я прадеда. — «Ты отлично поработал. Правда, я не понял, почему она столкнула тебя со стола?»

«Женщины», — расплывчато протянул Абрахам. Похоже, даже ему не удалось до конца понять эту кошку.

— Так что мне делать со схемой? — спросил я вслух, закончив приватный разговор.

«Порядок действий такой. Сначала пропускаешь ману через краску, чтобы в ней образовались мана-каналы. Затем заходишь в режим зачарования, включая в него как стену, так и нарисованную на ней схему. После этого создаёшь в духовном плане двухслойную печать и соединяешь её с каналами, появившимися в краске».

— Звучит сложно.

«Сложно это может быть только для того, кто ничего из перечисленного не умеет. Ты же не только умеешь, но и проделывал это на практике. Смотри на это, как на трёхслойную схему, один из слоёв которой на момент начала уже будет создан».

— Ладно, — я быстро глянул на часы и, прикинув свои возможности, решил оставить дело на завтра, — с утра займусь. Через несколько часов уже спать ложится, и две столь объёмные схемы я ну никак не осилю за такое время.

Зато, что я наверняка осилю, так это создание ещё одного браслета с магическим барьером. Что-то мне как-то совсем не понравилось, что Анисья своей спицей смогла так легко продырявить мою защиту. Если мне придётся с ней сражаться, то дополнительный защитный слой должен будет значительно помочь. Это при условии, что тот бросок был сделан на пределе её сил. А ведь возможно, что она просто игралась. Может быть, её текущих возможностей достаточно, чтобы швыряться спицами с такой силой, что они будут бетон крошить? Тогда мои слабенькие барьеры тут не помогут. Абрахам же говорил, что пули они плохо держат. А тут мы и вовсе говорим о зачарованных снарядах. Но на более крутой артефакт у меня нет ни материалов, ни должных навыков. Если завтра всё пройдёт успешно, то можно будет считать, что теперь я умею создавать трёхслойные схемы. Точнее «двухсполовинные», так как всё-таки одна из них уже будет готова до начала. Дальше останется лишь купить браслеты с нужной мана-вместимостью и попытаться освоить более сложную барьерную схему.

Перед сном, когда уже закончил с артефактом, выделил полчаса на медитацию. Ничего особенного я «внутри себя» сначала делать не хотел. Просто убедился, что все потоки энергии в порядке. Но вместе с тем, всё равно решил ещё и чуток поэкспериментировать. Глаза усилены, язык тоже. Что там у нас ещё есть? Тактильную чувствительность и обоняние решил оставить на потом, сконцентрировавшись на слухе. На уши много энергии подавать не стал, ограничившись усилением на те же пять процентов, что и раньше. Не хватало ещё, чтобы я уснуть не смог из-за слишком увеличившейся громкости окружающих меня звуков.

Я ведь до сих пор не могу привыкнуть к новым вкусовым ощущениям. Фактически вся пища ощущается теперь немного иначе. Не сказать, что еда стала хуже. Скорее в какой-то мере даже наоборот. Мне удаётся разобрать такие оттенки вкусов, которые я раньше не замечал. Плюс приходится заново учиться дозировать соль и специи. Боюсь, что больше никого своей едой я угостить не смогу. Ведь для них, приготовленная по моему вкусу пища, будет пресной. А я даже в овощном салате нынче ощущаю столько ноток вкуса, что он мне кажется невероятно изысканным блюдом. И это всё лишь от небольшого увеличения притока энергии к языку. Я никогда не забуду те ощущения, что я испытал во время «туманной» миссии, когда попробовал съесть шоколадку. Меня от взрыва ощущений чуть не разорвало. Если я и смогу когда-нибудь дойти до такого уровня, то точно не в ближайшее время.

Может, кроме слуха всё-таки ещё немного глаза усилить? Совсем чуть-чуть? Язык пока трогать не буду, а вот улучшенное зрение мне не помешает. К той силе потока добавил ещё немножечко, боясь переборщить. Не хочу случайно ослепнуть. Да и другие повреждения тела мне не нужны. Так что в этом направлении буду стараться продвигаться крайне аккуратно. Всё равно слишком уж быстро и не получится. Объем энергии, циркулирующий по каналам, ограничен. С последнего раза он чуток увеличился, но не настолько, чтобы я смог просто взять и усилить абсолютно всё. Не говоря о том, что такой поступок может меня просто убить. Мне просто на всё не хватит ресурсов. Ведь если куда-то добавляешь, то откуда-то убывает. И убывает оно в первую очередь из источника.

Если же всмотреться в сам источник, что выглядит как водоворот, расположившийся чуть ниже рёбер, то можно заметить, что он стал немного… Плотнее? Насыщеннее? Ярче? Сложно сказать точно. Я просто чувствую, что в нём стало чуть больше энергии, нежели раньше. Похоже, зелье жизненных сил и на него влияет. Да и я сам в тот раз пытался слегка увеличить приток энергии к нему. И судя по результатам, мне это удалось. Не знаю, с какой скоростью он развивался раньше, но сейчас прогресс меня вполне устраивает. Понять бы только, сколько ещё ждать, пока источник не станет полноценным и не сможет поглощать окружающую меня духовную энергию. Правда, теперь дома есть и без меня кому её поглощать. Абрахам наверняка ежесекундно пылесосит все духовные частички, которые попадают к нему в радиус. Теперь ещё и Дуся будет делать то же самое в ускоренном темпе. А мне-то что-то останется вообще? Безликий вроде потребляет немного, но его я и вовсе всегда ношу с собой. Так что его тоже стоит учитывать.

Вернувшись в реальность, прислушался. Сейчас уже почти полночь и в доме довольно тихо. Звуки в основном доносятся с улицы из приоткрытого окна. Но сказать, что я начал слышать лучше, я не могу. Может и стал. Но, как и со зрением, эффекты не факт, что будут заметны сразу. Всё-таки прибавку к потоку энергии я сделал крошечную. Вот если бы я его удвоил, тогда да, сейчас бы наверно оглох от огромного количества звуков, попытавшихся ворваться мне в уши.

Насчёт зрения тоже ничего особого не заметил. Если только то, что в текущем полумраке я вижу теперь ещё чуточку лучше, чем раньше. Но это не точно. Если бы я не знал, что должны быть какие-то изменения, то ничего бы и не заметил. Для проверки слез с кровати и заглянул под неё. Сапфировые глаза оказались на месте вместе с их носительницей. Или носителем. Нет, я вроде как всё же решил, что буду считать Мару девочкой. Как минимум имя обязывает. А уж когда из неё что-то вырастет, тогда и посмотрим.

Не сводя взгляда с духа, выключил «обнаружение сокрытого». И, как и следовало ожидать, глаза пропали. Но Мару я всё ещё вижу. Не так, чтобы хорошо, но какие-то очертания всё же прослеживаются. Отвернувшись и подождав немного, чтобы зрительный образ пропал из памяти, снова посмотрел в угол с духом. Определённо вижу. Уверен, что если она сдвинется и замрёт в другом месте, я всё равно смогу её различить. Но это только при условии, что я буду знать, что она где-то под кроватью. Если бы мы играли в прятки, используя всю квартиру, то есть вероятность, что я бы проиграл. Одно дело всматриваться в небольшую область и совсем другое рыскать глазами по всем тёмным уголкам моей жилплощади. Конечно, мою квартиру нельзя назвать большой ни в каком смысле, но и этого достаточно, чтобы в темноте я не смог отыскать Мару. Но, думаю, ещё парочка усилений глаз и даже такая задача станет мне по силам.

Утро нового дня начал с завтрака и последующей тренировки с Безликим. Бегать в такой холод мне как-то не очень комфортно. При этом заниматься на крыше полностью одетым вполне неплохо. Я просто не поддеваю под куртку свитер. Этого вполне хватает, чтобы не перегреваться во время довольно интенсивных боев. Правда, сначала решил вспомнить всё то, чему научился вчера. Это я про кулачный бой и связанные с ним приёмы. Движения получались немного рваными и какими-то неуверенными. Вряд ли против умелого бойца мне удастся что-то из этого провернуть. Поэтому, после того, как мы с иллюзией немного подрихтовали друг другу физиономии, перешли уже к основному блюду.

Надо продолжать учиться противостоять нескольким противникам. Реакция реакцией, но когда не знаешь, чего от врага ожидать и за чем следить, такой сложный бой выиграть не сможешь. Пырнут ножом в самый неподходящий момент и всё — труп. А этих неподходящих моментов во время столь интенсивной битвы возникает целая куча. Я «умираю» даже чаще, чем при драке с двумя. Если раньше я как-то вытягивал за счёт своей скорости и изворотливости, что появились у меня вместе с навыком ножевого боя, то теперь это уже не играет такой роли. Сейчас бой длится даже не минуту. А иногда меньше десятка секунд. Да и Безликий чуть улучшил свой контроль. Так что я нынче свой результат отсчитываю ни ранами на противнике, как было в дуэли против одного, и ни секундами, как в потасовке с двумя, а движениями. Вот сейчас мне удалось сделать шесть движений и во время седьмого меня «убили». Мне показалось, что я увидел брешь в защите одного из них и попытался напасть, как на шее появился лёгкий порез. Я инстинктивно дёрнулся, пытаясь проверить серьёзность раны, и тут же другой всадил мне нож в бок. Дальше продолжать раунд не стали и дух по моей просьбе отменил иллюзорные повреждения.

На самом деле, чем сильнее я углубляюсь в изучение ножевого боя, тем больше мне это напоминает игру в стратегию. Возможно, сравнение странное, да и думать на таких скоростях крайне сложно. Но именно так для меня всё и выглядит. Или… Точно! Это как играть в игру жанра «Rougelike». Такие игры отличаются довольно высокой сложностью и в них смерть хоть и окончательное явление, но фактически не означает конец игры. С каждой смертью ты учишься играть, запоминая способности противников и придумывая как их обойти. И с каждым новым прохождением ты доходишь всё дальше и дальше, пока в итоге не проходишь игру до конца. Так и я. Пусть мои оппоненты и пытаются разнообразить свои движения, я с каждой новой попыткой всё лучше и лучше предсказываю их дальнейшие действия. Сложно. Очень сложно. И больно. Но это уже не очень. То ли я начинаю привыкать к тому, что это всё иллюзия, и от того с каждым днём всё меньше чувствую боль от порезов, то ли само тело перестаёт так сильно реагировать на повреждения. Но проверять это я не буду. Не хватало ещё самого себя ножом резать. Как будто в этом мире мало тех, кому я могу случайно или намеренно перейти дорогу. Когда такое случится, вот тогда и узнаем, какой из вариантов правильный.

— Ещё раз… — неудовлетворённый результатом, устало произнёс я. Близнецы расступились, делая по несколько шагов назад, а смертельные раны исчезли, как будто их никогда и не было. — Нападайте!

Домой вернулся в край вымотавшийся, но довольный. Тринадцать движений. Более чем удвоил результат за время тренировки. Не уверен, как далеко я смогу зайти, с учётом, что и контроль Безликого не стоит на месте. Завтра он наверняка заставит иллюзорных братьев биться ещё яростнее. Но так даже лучше. Я готов к трудностям. Иначе бы даже и не задумывался о предательстве Владыки. С самого начало мне стало ясно, что придётся впахивать за десятерых, чтобы нагнать этого монстра по силе. И я всё ещё столь далёк от него и других сильных мира сего, что даже в мусор под ногами не гожусь. Для многих из них я никто и ничто. Существо столь мелкое, что и внимания не достойно. До уровня комара, жужжащего над ухом мне ещё расти и расти.

— Мда, — упёрся я рукой в кафель, уменьшая температуру воды в душе, надеясь таким образом прочистить мозги. — С такими мыслями я далеко не уйду.

От вырвавшейся из душа струи воды тело дёрнулось, и на размышления в голове не осталось место.

Из ванной комнаты вышел бодрым и в хорошем расположении духа. Жизнь продолжается. Если уж я сам задал такой темп, то нет никакого смысла ни снижать его, ни тем более останавливаться. Ехать мне ещё далеко. Зато в конце пути меня ждёт нечто, что просто недоступно ни одному другому обычному человеку.

— Бессмертие, — покатал я на языке это сладкое слово и отправился в свою комнату, готовиться к длительному процессу создания портальной схемы.



14. Бессмертный — 97



Перед тем как начать зачаровывать стену, съел пару яблок, чтобы восполнить потерянные за тренировку калории. У меня нет ни малейшего представления, как долго весь этот процесс займёт, так что лучше подстраховаться. Я даже возле стены соорудил себе удобное ложе из подушек, на котором можно будет спокойно просидеть в неподвижности несколько часов. Ещё раз пробежавшись глазами по обеим схемам и убедившись, что всё хорошо помню, сел спиной к стене. И в момент, когда уже собирался нырнуть внутрь, заметил Дусю, неторопливо идущую в мою сторону в своём новом обличье. Её духовная форма несколько отличалась от статуэтки, поэтому видеть её в обновлённом образе несколько непривычно. Это как когда девушка вдруг решает изменить внешний вид, и резко меняет цвет волос и причёску. Вроде бы девушка всё та же самая, а случайно с ней встретившись, можешь и не узнать.

— Как себя чувствуешь? — спросил я, повременив с началом процесса зачарования.

— Сам видишь, — немного недовольно ответила она, — учусь ходить заново.

— Это у тебя ещё количество ног не изменилось, — попытался пошутить я. — Представь, что было бы, если бы согласилась на человеческое тело, во время нашего тогдашнего разговора.

Глаза статуэтки шевельнулись, и кошка бросила в меня довольно хорошо читаемый взгляд. Её мнение по поводу живого тела по-прежнему никак не изменилось. Да и кошачий облик её почему-то устраивает более чем полностью.

— Ладно, — я понял, что шутка не удалась, — меня не отвлекать. Прервать процесс зачарования, не доведя его до конца, я не могу. Так что не мешайте. Схему я черчу на несущей стене, и если что-то пойдёт не так, нас тут всех похоронит под обломками.

Ни Абрахам, ни Дуся мне ничего не ответили. Остаётся надеяться, что всё пройдёт нормально, и я всё же вернусь в реальность, а не улечу сразу в Ад. Плана по тому, как из него выбраться я ещё пока не разработал.


***

— А-а-а, — попытался разогнуться, но в пояснице что-то стрельнуло. — Моя спина…

Как оказалось, ложе вышло не очень-то и удобным. Или же сел я как-то неудачно? Вместо того чтобы подняться, я просто разложил подушечки и улёгся на пол. Кроме спины, оказывается ещё и плечи болят. Не так сильно, но вполне заметно. Да и вообще всё тело затекло, будто я в этой позе весь день просидел. Сколько вообще времени прошло?

— Что?! — я не верил своим глазам. Телефон показывал, что сейчас уже семнадцать сорок девять. А начал я примерно часов в десять. Получается, что я возле стены проторчал почти восемь часов?! — Охренеть.

Я, конечно, предполагал, что быстро не получится. Ну, четыре часа. Ну, шесть. Но восемь?!

— Жрать хочу… — в тишину произнёс я. Мне вдруг просто захотелось кому-то пожаловаться. Быть сильным и целеустремлённым сложно. Терпеть боль… больно. А сейчас на меня накатывает и колоссальная усталость и довольно сильный голод, а вместе с ними ещё и спина мучает.

Прикрыв глаза, я постарался немного отдохнуть, чтобы хоть как-то восстановить силы. Спать ещё рано. Надо как минимум поесть. Плюс я собирался уже сегодня сгонять в убежище мага. Сразу было понятно, что сил после столь сложного зачарования у меня не останется. А потому ничего серьёзного и не планировал. Но того, что я не смогу даже подняться с пола, не ожидал.

Из полудрёмы меня вывело изменившееся ощущение в руке. Я сжал пальцы и нащупал что-то похожее на упаковку с шоколадным батончиком. Слегка приподняв голову, увидел рядом с собой кошку.

— Дуся? — я даже и не знал, что спросить, а потому просто назвал её имя.

— Заслужил, — кивнула она мне на руку.

— Спасибо, — поблагодарил я её за такую вроде бы и не очень большую услугу и, разорвав упаковку зубами, впился ими же в батончик. И как она его достала? Он же на кухне на одной из верхних полок лежал. После того как доел, этот вопрос я ей тут же и озвучил.

— В пределах охраняемой мной жилплощади я теперь могу спокойно перемещать небольшие предметы. После того, как поднакоплю сил, смогу перемещать и большие.

— Это твои собственные силы или очередное умение от ненавистного тобой Владыки?

— Мои собственные, — гордо заявила она.

— Круто, — выдохнул я, облизывая сладость с губ. Одной шоколадки явно мало. Но просить её принести ещё одну не буду. Сейчас ещё минутку полежу и поднимусь. Всё-таки нужно нормально поесть. Пусть в батончике калорий и предостаточно, но полного спектра полезных веществ он не даёт. А на одних углеводах я долго не протяну. И без витаминов тоже.

— И, раз! — скомандовал я сам себе и резко сел на попу. В спине прострельнуло, но уже не так сильно, как впервые. — И два! — облокотившись рукой о кровать, поднял себя в вертикальное положение. Древним стариком я себя однажды уже ощущал. Теперь неожиданно примерил на себе шкуру инвалида. Ходить, конечно, могу, но спина жутко трещит. На кухню шёл несколько минут, аккуратно делая каждый шаг и, придерживаясь за стену. А самое забавное, что кошка шла рядом со мной с той же черепашьей скоростью. И, похоже, ей нравилось, что её движения оказались даже чуть более быстрыми, чем мои. Позёрша.

Ужинал я в полной тишине. Дуся сидела недалеко от меня на полу и смотрела в сторону окна. Похоже, что запрыгнуть на подоконник у неё ещё не получалось. Она могла бы меня попросить, но не стала. Сделать это ей не дала то ли гордость, то ли понимание моего текущего состояния. Да и я к ней не лез. Вряд ли я сейчас смогу без проблем нагнуться.

Немного отдохнув после приёма пищи, сделал несколько разминочных упражнений, чтобы привести организм в некое подобие нормы. Каждое движение отдавалось болью в теле, но уже не такой острой, как ранее. Ещё пару часов и уже буду в полном порядке. Но и сейчас я вполне готов к тому, чтобы отправится в небольшое путешествие.

— Абрахам, а существует ли вероятность того, что телепортировавшись в твоё убежище, мы не сможем вернуться обратно?

— Если речь идёт про неисправность портальной печати, то такое маловероятно. Слишком уж специфично надо её попортить, чтобы она по-прежнему работало на вход, но не работала на выход.

— Но ведь если убежище разграбили, то и такое могли провернуть?

— Могли.

— Так, и? Как нам потом оттуда убраться? Даже если там не будет врагов, то мы всё равно окажемся на глубине в сто пятьдесят метров под землёй. Придётся либо ломать потолок, либо рисовать новую печать. И оба варианта мне не особо нравятся.

— Не волнуйся. Я это предусмотрел. Там есть и запасной выход. А самостоятельно нанести на те стены ты всё равно ничего не сможешь. На них наложена защита от этого. На самом деле я, когда делал запасную портальную схему, даже и не думал, что ей когда-либо придётся воспользоваться. Всё-таки в те времена я мог и самостоятельно открыть портал, просто начертив схему с помощью маны в воздухе.

— А сейчас?

— А сейчас я активно разрабатываю энергоканалы книги, чтобы иметь возможность сделать хоть что-то. Знаешь ли, эта книга, в отличие от других гримуаров, не задумывалась в качестве магического проводника. А значит, и произносить с помощью неё заклинания нельзя.

— Но ты ведь как-то активировал откат во времени.

— Это стоило мне больших усилий. Именно после того случая я и начал проводить улучшения этого артефакта. Слишком сложно мне даётся магия. А если я сам не смогу использовать нужные заклинания, то для своего освобождения придётся ждать неизвестно сколько, пока уже ты этому не научишься.

— Мда… Насолил тебе жнец, конечно.

— Ты даже не представляешь, как сильно. У меня на полках всё в том же подвале стояло несколько довольно неплохих гримуаров. Запечатай он меня в одном из них, и проблем с использованием магии не возникло бы. Да и высвободиться из них было бы проще.

— Так, значит, уйти мы сможем, — вернулся я к основной теме. — Это уже радует. Не хотелось бы сейчас собирать себе сухпаёк на пару недель на случай неожиданного переселения в убежище без окон и дверей.

— За две недели ты бы всё равно не смог проломить стену. И за два года тоже. Там стены представляют собой сложные магические конструкции, пробить которые возможно либо крайне сильной атакой, или же с помощью очень тонко подстроенной под их структуру магией. Ни первый, ни второй вариант для тебя сейчас недоступен, — он замолчал, и когда я уже собирался вставить фразу в свою защиту, грустно продолжил, — как и для меня.

— Какие твои годы, — пусть эти слова я и произнёс, желая подбодрить древнего мага, но адресовал их я, в том числе и сам себе. Когда-нибудь всё изменится, и Абрахам уже не будет смотреть на меня, как на новичка. А я не буду видеть в нём древнего и опытного наставника, просто потому, что научить он меня уже ничему не сможет. Эх, мечты-мечты. — Что-то ещё мне нужно знать, перед тем как мы отправимся? Или может ты хочешь как-то подготовиться?

— Главное, чтобы у тебя хватило маны на обратный переход. Если там и впрямь всё разрушено, то и источник резервного питания тоже могли сломать или украсть. Тогда запасная портальная схема будет разряжена. А без маны её активировать не получится. И с учётом, что просто собрать ты ману не сможешь, то застрянем мы там ровно до того момента, пока ты не умрёшь.

— Не нравится мне думать о том, что собственная смерть может решить какие-то проблемы. Хотелось бы избежать столь неприятного опыта, как истощение от голода. Маны на обратный прыжок нужно же столько же, сколько и на перемещение туда?

— Да. Если преодолеваемое тобой расстояние одинаково, то и затраты в мане не изменятся.

— Отлично, — ещё раз прокрутил в голове возможные проблемы, но так и не придумал, что ещё может нам там угрожать. — Дусь, не хочешь с нами?

— Переживу, — вильнула она хвостом, продолжая смотреть на всё ещё недоступное ей окно.

— Как знаешь, — я подхватил книгу и пошёл в прихожую. На всякий случай оденусь. А то вдруг там враги, а я в тапочках, трениках и без бронежилета?! Засмеют же. Перед тем как надеть рюкзак, вернул в него всё то, что выложил перед походом в музей. Верёвку тоже положил. Её я купил в тот раз, когда ходил в хозяйственный за краской. Хороший магазинчик. Всё есть.

— Так, ну что? Как мне её активировать так, чтобы попасть в нужное место? — спросил я, стоя перед портальной схемой, будучи полностью экипированным. Ведь раньше мне доводилось активировать артефакты просто насыщая их энергией. Тут такой фокус не пройдёт.

«Тебе нужно маной нарисовать ключ активатор от соответствующего места и приложить его к этой схеме».

— Так я же ещё не умею создавать плетения из маны напрямую, — я слегка удивился, так как обычно маг не ставил передо мной задачи, которые я не могу выполнить.

«Я знаю. Поэтому подожди немного, сейчас я сам всё сделаю. Как увидишь свечение, начинай вливать ману».

— Хорошо, — обозначил кивком готовность, дожидаясь пока прадед выполнит свою часть. Представляю, как он себя сейчас чувствует. Вещи, которые раньше он мог сделать по щелчку пальцев, даже не задумываясь, теперь для него представляют серьёзные трудности. Я бы после потери большей части своих сил наверняка бы впал в отчаяние на несколько месяцев. Всё-таки эта сила далась ему не сама собой. Он её культивировал тысячелетия. А сейчас при нём остались лишь знания, с помощью которых он и надеется вывернуться из своего довольно печального положения.

Как только краска начала слегка светиться, я тут же протянул к ней руку и заставил ману течь в сторону печати. Десять, двадцать… Пятьдесят… Что-то дорого как-то. Сто… Может, я что-то не так делаю? Будет обидно, если вся моя мана уйдёт в пустоту. А такое вполне может произойти ещё и в том случае, если стоимость окажется выше двух с половиной сотен. У меня-то запасено всего чуть больше пятисот. Если на обратный путь не останется, то прыгать я не буду. Дурак я, что ли?! А, ну у меня ещё пыль есть. В крайнем случае её «обналичу».

Повезло. На отметке в 155 маны я почувствовал, что печать заполнена. Краска на стене засияла ещё сильнее, но ничего не произошло.

— Так, а теперь что?

«А теперь шагай», — ответил мне прадед таким тоном, будто я спросил несусветную глупость.

— Шагать куда? — я оглянулся, на случай, если где-то возле меня появился портал или что-то подобное.

«Внутрь», — в его голосе я отчётливо разобрал нотки жалости к глупцу в моем лице, который не понимает простых истин.

И даже после этого, не будучи уверенным, что делаю всё верно, протянул ещё раз руку вперёд и слегка надавил на стену. Да, нет. Она как была твёрдой, пока я заряжал печать, так и осталась.

— Я…, — хотел сказать, что не понимаю, что он от меня хочет, но не успел.

«Шагай, а не трогай!» — повысил Абрахам голос. Нервный он какой-то стал после общения с Дусей. Жаль, что валерьянки предложить не могу. Пить ему её нечем. Может сверху полить?

Не желая злить старика ещё больше, приготовился к тому, что отобью либо ногу, либо лоб об каменную стену и, закрыв глаза, сделал неуверенный шаг вперёд. Но удивительным образом, нога со стеной так и не встретилась. А когда открыл глаза обратно, увидел, что оказался уже не в своей комнате. У меня потолки пониже будут. Тут же пришлось задирать голову, чтобы их увидеть. Но толком разглядеть я всё равно ничего не смог. Освещение очень слабое, потому понять, где конкретно нахожусь и что меня окружает довольно сложно.

— Темновато, — одними губами произнёс я и полез в рюкзак за фонарём. Надо было его в руку сразу брать ещё до телепортации. Но что-то не додумался.

«В двух шагах слева магическая печать», — не успев достать фонарь, я повернул голову. Там находился небольшой столик, на верхней части которого бледно-жёлтым еле-еле светилась какая-то схема. И «светилась» это сильно сказано. Если бы не прадед, я бы её и не заметил в этой темноте. — «Положи меня на неё».

Вместе с фонарём вытащил ещё и книгу, аккуратно водрузив её на указанное место. Теперь мне этот столик больше напоминает какой-то пьедестал, потому что артефакт занял на нём восемьдесят процентов всего места. Как бы и книга не маленькая, но и столик размерами не блещет.

— Какие-то трудности? — уточнил я, после того как несколько минут бегал лучом фонаря по окружающему меня пространству. Похоже, что я попал на какой-то склад. Что вполне ожидаемо. Меня больше удивляет его размах. Даже с силой моего не самого слабого фонарика я не могу разглядеть дальнюю от себя стену. Зато ближайшее окружение даёт хорошее представление о том, что это не просто какое-то убежище. Кроме высоченных штабелей с разными ящиками и коробками, мне удалось разглядеть несколько столярных станков. Правда, все инструменты находятся в таком состоянии, будто тут полвека никого не было. А, ну да.

— Готово, — я резко дёрнулся, уставившись в ту сторону, откуда донёсся голос. А прилетели звуки откуда-то то ли с потолка, то ли с вершины одного из штабелей. И сразу за этой фразой непонятно откуда стал появляться свет. Честно сказать, я так и не понял, что именно светится. Казалось, что приятное глазу равномерное освещение исходит сразу и от пола и от потолка и отовсюду сразу. — Иди вперёд.

Я было спохватился забрать прадеда, но голос мне помешал:

— Книгу не трогай. Если уберёшь её с той печати, то включаться защитные системы. Я не могу поддерживать комплекс в разблокированном состоянии, не имея нормального тела.

— Ты даже такое предусмотрел? — спросил я, подразумевая то, что он предполагал, что может попасть в это место, не имея живого тела.

— Всякое случается, — ответил мне голос, эхом разносясь между штабелей. — Иди. Я подсветил нужный путь, не заблудишься.



15. Бессмертный — 98



Ну, я и пошёл. Но торопиться не планировал. Когда ещё удастся побывать в столь грандиозном сооружении? И пусть тут нет каких-то вычурных столбов или фресок на стенах. Пусть пол залит обычным бетоном и не представляет никакой художественной ценности. Всё это не имеет значения. Важно лишь то, что содержится во всех этих ящиках и коробках. Если бы имелось время, я бы мог тут на месяц засесть, разгребая содержимое стеллажей. При этом я уверен, у каждой коробки есть своя история, которую Абрахам помнит, и которой вполне мог бы поделиться. Вряд ли, конечно, он станет это делать. Но мне бы очень хотелось послушать рассказы о его жизни, попутно рассматривая артефакты древности, что он насобирал за столь долгий срок. Надеюсь мы проживём достаточно, чтобы у него нашлось время и желание обо всём мне рассказать.

— Налево, — прозвучал над головой голос, когда я чуть было не прошёл мимо поворота.

Подсвеченный путь привёл меня в новую часть склада, которая несколько отличалась от предыдущей. Слева и справа от меня расположились своего рода невысокие постаменты. На каждом из них стояли манекены в той или иной мере похожие на людей. Подойдя к одному из них, заметил, что сделана «статуя» вполне дотошно. Эта модель мужчины больше похожа на куклу или марионетку, у которой руки и ноги могут сгибаться в тех же местах, что и у человека. И даже на пальцах есть шарниры, позволяющие задать им нужную позицию. Подошёл к соседнему манекену. Вроде бы он похож на предыдущий, но чем-то неуловимо отличается. Ах да, и волосы у этого есть. Прошлый был полностью лысым. А у третьего лицо лучше проработано. Да и вообще он немного другого цвета. Возможно, разные сорта дерева использовались.

— Ого! Прямо как какая-то Шива, — озвучил я первое, что пришло в голову при виде очередного манекена, в этот раз шестирукого. — Или Шива мужчина? — поправил я сам себя, осматривая явно женские пропорции очередного деревянного творения. Кроме просто потрясающего внимания к деталям, этот образец обладал ещё невероятно пышной шевелюрой синего цвета, переливающейся как перламутр. Да и в отличие от других манекенов, которые больше походили на рабочие образцы, этот явно завершён. К тому же и сделан очень реалистично. Не будь лишних двух пар рук, с расстояния в десять метров я бы вполне мог спутать эту марионетку с живой женщиной.

Обернувшись, беглым взглядом пробежался по всем остальным, но так и не увидел ничего хотя бы отдалённо близкого по качеству исполнения к этому шедевру.

— Её сделал один мой старый знакомый в благодарность за услугу, — Абрахам решил поделиться со мной частичкой истории.

— Выглядит очень круто. Создавший её и впрямь мастер. А остальные?

— Остальные являются моими собственными разработками. Я экспериментировал с разными материалами и магическими контурами, стараясь приблизиться к мастерству того человека. Жаль, что ныне он, скорее всего, уже мёртв. Его не интересовало ничего кроме големов и он никогда не занимался исследованиями по продлению жизни и особо не развивал свой источник. Сейчас бы ему уже было за сто тридцать. Но обычные люди столько не живут. Слабые маги тоже.

— Да, — согласился я, продолжая осматривать работу выдающегося человека. — Если бы гениальные люди могли жить дольше, к этому моменту человечество давно бы уже бороздило вселенную.

— Если голем тебе нравится, можешь забирать. Или опять скажешь, что не хочешь оставаться моим должником?

Согласившись на телепортацию в это место, я уже осознавал, что просто так ничего не получу. И уж тем более я не надеялся найти тут настолько искусно сделанного голема, что даже сам Абрахам похвалил его создателя.

— Я так понимаю, что если выберу из големов попроще, то и долг будет поменьше? — уточнил я на всякий случай, хотя ни о каких других вариантах и думать не мог.

— Конечно. Моим поделкам ещё далеко до завершения. Они все, естественно работают, но ни один из них не идеален.

— Тяжело будет скрыть её руки, если соберусь с ней куда-то пойти, — попытался включить критическое мышление и перестать пускать слюни.

— Они отсоединяются. А в двурукой форме можно активировать режим иллюзии. Если надумаешь использовать её как охранника, никто из обычных людей не увидит в ней голема.

— А камеры?

— Неважно. Это не какая-то техника внушения. Иллюзии создаются из воплощённой маны. Потому их и видно невооружённым глазом. Естественно любой, кто владеет самым простым магическим зрением, сразу же увидит подвох. Это тебе не техника сокрытия реальности, которая создаёт пусть локальный, но всё же другой слой пространства. Иллюзии довольно экономны по мане.

— Ладно. Ты меня уговорил. Что делать?

— Я её разблокировал. Прикоснись рукой к животу и подай немного маны.

Стоять возле обнажённой девушки, хоть и собранной из деревянных деталей, было немного неловко, так что я постарался проделать процедуру как можно быстрее. Слишком уж человечным казался этот манекен.

Как только мана начала просачиваться внутрь, под моей рукой расползлись силуэты какой-то печати. А уже через секунду, казалось, монолитный живот распахнулся, открывая мне своё содержимое. За деревянной дверкой обнаружился довольно большой кристалл голубого оттенка, удерживаемый сверху и снизу металлическими штырями. Мне он своим видом немного напомнил мана-пыль спрессованную вместе. Возможно, это и есть духовный камень?

— Прикоснись кольцом к камню, я активирую передачу души, — скомандовал Абрахам, и я тут же вспомнил о том, что собирался узнать о привязке предметов, но как-то так и не нашёл времени расспросить мага по этой теме.

Кольцо нагрелось, и я увидел, как чернота начала расползаться по голубому кристаллу, заполняя всё его внутреннее пространство.

— А она на меня не нападёт? — вдруг спохватился я, в момент, как процесс завершился.

— Нет. Всё продумано до последней мелочи. Магические схемы настроены так, чтобы сознание души никак не могло влиять на голема.

— Получается, что функционал голема строго ограничен? Я-то думал, что получу более или менее живое существо, способное к принятию собственных решений, — честно сказать, я предполагал, что голем лишь позволит мне управлять заточенным внутри духом. В каких-то пределах. А в итоге я получил «бездушную» марионетку. Облом.

— Не совсем так. Ты видишь перед собой венец големостроения за последние тысячелетия. Даже наука этого века ещё не способна на подобное. Она не просто голем, способный беспрекословно выполнять команды владельца. Она саморазвивающееся существо, чьи магические схемы способны к адаптации и в какой-то мере к развитию.

— Она может обучаться? — я закрыл крышку на животе и та встала так плотно, что и щели не осталось.

— У неё даже речевой модуль есть. Правда, её создатель итальянец, так что по-нашему говорить она не может. Но команды понимает на восемнадцати языках. В том числе есть и русский.

— Хм…, — сделал я пару шагов назад по-новому смотря на своё приобретение. И когда мой взгляд дошёл до лица, я осознал, что веки девушки теперь открыты, и она смотрит точно на меня. — Кажется, она уже работает.

— Да. Она довольно чувствительна к мане, так что тот, кто её зарядит, тот и станет хозяином. К тому же месторасположение хозяина она может определить в трёх десятках метрах от себя, даже не смотря в его сторону. С помощью её магического сканера можно следить и за другими магами при необходимости.

Я сделал шаг в сторону, и взгляд девушки последовал за мной. Ещё шаг, и она слегка поворачивает голову, чтобы не потерять меня из виду. Что-то мне немного не по себе от того, что она так на меня смотрит. Отсутствующие на лице эмоции пробуждают внутри меня странное чувство нервозности.

— Абрахам, ты говорил что-то про иллюзии. Как их активировать?

— Попроси её. Ты же теперь её хозяин и тебе с ней работать.

— Подойди ко мне, — смотря прямо в глаза голему, скомандовал я.

Девушка вдруг моргнула, будто бы соглашаясь с моими словами, и шагнула на пол. Слегка пошатнувшись из-за разницы высоты между двадцати сантиметровым пьедесталом и бетонным полом, она поймала баланс и сделала ещё несколько шагов, пока между нами не остался метр расстояния. При виде идущего на меня существа, чей вид продолжал вызывать у меня странные чувства двойственности, во рту всё пересохло. Надо эту проблему срочно решать. А то ведь я спать не смогу.

— Тебя будут звать Перла, — дал я девушке имя, бросив взгляд на её красивые переливающиеся волосы. — Поняла?

Когда за моим вопросом последовал короткий кивок, я облегчённо выдохнул. А то неизвестно как много команд вложил в неё итальянец. Список ведь мог быть и крайне коротким: «бей», «беги», «убей» «иди за мной».

— Хорошо. А теперь используй иллюзию, — я на мгновение задумался, как лучше выразить свою мысль, — чтобы выглядеть более человечно.

Сразу после моих слов деревянная девушка начала преображаться. Прямо на моих глазах её тело начало покрываться кожей, в то время как лицо становилось ещё более детализированным и живым. Даже губы, из которых так и не вылетело ни слова, стали выглядеть столь натурально, что я не заметил, как вместо голема передо мной оказалась абсолютно обычная девушка. Если, конечно, не считать шести рук, которые к слову, тоже выглядели вполне естественно. Я и до этого момента чувствовал себя немного неловко, когда рассматривал ещё неподвижную марионетку, а теперь я ещё более засмущался. Ну, хотя бы внутренняя нервозность от вида движущегося человекоподобного существа пропала. И вроде бы я знаю, что она не живая. Но выглядит она теперь абсолютно естественно. А я голых представительниц женского пола в последние годы видел лишь на экране монитора. По-моему у меня даже пульс слегка участился.

— Абрахам, а у тебя одежды тут нет никакой? — слегка отвернулся я в сторону, чтобы девушка не подумала, что я обращаюсь к ней.

— Обычной, нет, — когда голос мне ответил, я заметил, как девушка подняла голову, вслушиваясь в прилетевшие с потолка слова.

— Ладно, — понял я намёк мага. — Тебе самому тут ещё что-то нужно?

— Да, прихвати големов под номерами два и семь, — а пока я всматривался в нумерацию пьедесталов, он добавил ещё одного: — И под номером девять тоже возьми.

— А чего мелочится? — съязвил я, оценивая вес каждой из марионеток. — Может все заберём? У меня же дома места просто навалом.

— Они мне нужны для воплощения моего плана по освобождению из книги. Или ты думаешь, я от скуки решил заняться големостроением?

— Да понял я! — его доводы не оказались сюрпризом. — Как только я их утащу?

— Вон, рядом с тобой стоит монстр, что заряжен древним духом. Она на своём горбу может несколько штабелей отсюда вынести, а ты мне про трёх големов говоришь.

Я бросил взгляд на шестирукую девушку, которая не казалась такой уж сильной.

— Перла, возьми големов со второго, седьмого и девятого пьедесталов, — я был не уверен, что она осилит столь сложную задачу. Откуда ей знать что такое «пьедесталы» или что такое «голем». Так что после этих слов я уже готовился указать ей цели самостоятельно.

Но не потребовалось. Девушка огляделась, нашла на собственном пьедестале цифру, вырезанную на деревянной табличке, и наметила ближайшую цель.

— И поаккуратнее с ними, — раздался голос сверху.

— Перла, не волочи его, закинь на плечо, — подкорректировал я задание по требованию мага. А то ведь девушка, особо не парясь, просто взяла нужный манекен за руку и потащила за собой к следующему.

Меня она услышала, после чего на её плече оказался сначала один манекен, а затем и второй. Только идти после этого ей оказалось сложновато. Но не из-за веса, а из-за того, что её сильно перекашивало на один бок. И только я хотел помочь ей советом, как она сама поняла, что что-то не так и перераспределила нагрузку поровну между левой и правой стороной. Третьего она вместо того, чтобы закинуть сверху, взяла в нижнюю пару рук.

— Молодец, — похвалил я девушку и вновь скомандовал, — пошли.

Имени я не называл. Команду на движение сформулировал так, что её можно было бы и не понять. Всё-таки такого варианта могло и не быть в её словаре. Но голем отреагировал именно так, как я и представлял. Не отпуская свою ношу, Перла пошла следом. Я даже обернулся, пытаясь найти в её лице проблески сознания. Интересно, насколько быстро она обучается? И сможет ли научиться говорить?

— Абрахам, — в моей голове созрел ещё один вопрос, — а насколько хватит её заряда? И что случится, когда он кончится?

— С учётом силы души, предположу, что в нормальных условиях при бытовом способе использования голема, заряд никогда не закончится. Затраты маны на базовое перемещение и постоянное поддержание простенькой иллюзии крайне малы. Пассивное восстановление должно покрыть всё с лихвой.

— Я так понимаю, кроме бытового есть ещё и другие варианты использования? Боевой?

— Да. Точно не скажу, потому что не знаю всех параметров, как голема, так и духа внутри него, но в настоящий момент это существо будет сильнее тебя. А в режиме максимальной боеготовности, скорее всего намного сильнее. Но сколько она в нём проработает — неизвестно. Может десяток минут, а может и пару часов.

— Так, а потом, что? Отключится?

— При полном истощении, скорее всего, так и произойдёт, — он на секунду замолчал. — Произошло бы, если бы мы говорили об обычном големе. В этом должны быть какие-то режимы безопасности, не позволяющие врагу повредить или захватить духовный камень. Поэтому драться до последней капли энергии она наверняка не будет. Но точной модели поведения я не знаю. Итальянец был той ещё занозой в заднице и своих секретов не раскрывал. Всё, что я тебе рассказал об этом големе, я узнал сам, шаг за шагом анализируя встроенные в него схемы.

— А в случае чего, как мне её зарядить?

— У неё в груди встроено два резервных камня души меньшего объёма. Можешь скормить ей чью-нибудь душу, и она за её счёт восполнит свой основной заряд.

— Ещё варианты? — озвученную возможность я пусть и откинул в дальний угол, но на всякий случай запомнил. Ещё не хватало превращаться в монстра, жрущего чужие души. Пусть и не лично, но пока что я не готов уподобляться Создателю.

— Можешь подзарядить её от потока душ в подвале нашего дома. Пусть энергия там сырая и для прямого использования не подходит, но голему это никак не помешает.

— Так, а если и к нему доступа не будет?

— Тогда, просто оставь её лежать в месте, где присутствует мана в воздухе. Через какое-то время она зарядится до предельного минимума и снова начнёт работать.

— Подожди, а разве мана в воздухе есть не везде? К чему это уточнение?

— Кто знает, куда тебя занесёт. А потом ещё будешь ссылаться на мои слова и говорить, что я тебя обманул, и что голем всё никак не хочет включаться.

— То есть ты хочешь сказать, что на нашей планете есть места, где в воздухе нет маны? Это где?

— Ничего такого я не хотел сказать и не сказал. Не надо придумывать. В жизни бывает всякое. И я могу привести десяток вариантов того, почему вокруг тебя не будет достаточного количество маны. Если такое случится, ты всегда можешь напитать голема собственной маной.

— Я понял. Просто подумал, что ты бывал где-то, где нет маны.

— Бывал. И возможно ещё побываю. И ты, возможно, побываешь. Поэтому и предупреждаю.

— Хорошо, — ответил я, понимая, что он рассказывать о том, где эти места находятся, не собирается.

Когда мы добрались до выхода, прадед снова заговорил:

— Прихвати ещё вон ту коробочку возле станка, — я глянул на «коробочку» и понял, что с моей всё ещё немного побаливающей спиной тащить это я не собираюсь.

— Перла, — повернулся я к девушке, но продолжить фразу не успел. Она тут же кивнула, и пошла к станку за «коробочкой», которая по размеру могла содержать в себе что угодно, вплоть до танкового снаряда. Подхватив указанный деревянный ящик в оставшуюся свободными пару рук, девушка вернулась ко мне. И будь я проклят, если на её лице не проскользнула удовлетворённость от проделанной работы.



16. Бессмертный — 99



— А мы через портал нормально вдвоём пролезем? — уточнил я у прадеда, перед тем как начать заряжать схему. — Маны больше предыдущего не потребуется? А то телепортация вроде как отнимает тем больше маны, чем больше ты с собой людей переносишь, — мне вспомнился момент моего первого межпространственного перехода, когда мы в спешке покидали подземную «тюрьму» вместе с детишками. В тот раз один из детей что-то такое упоминал.

— Портальная схема, которую ты выучил, и которую я использую во всех своих убежищах, соединяет две точки пространства. При таком подходе энергия тратится лишь на сам факт поддержания данного соединения. Главное успеть проскочить за отведённую минуту. А там можешь хоть целый поезд с вагонами через него протащить, если успеешь.

— Подожди, а зачем нужна целая минута, когда можно и за десять секунд легко пройти? Это же сколько маны лишней тратится!

— Ты, наверное, не так понял. Большую часть маны отнимает активация портала. А затем уже энергия расходуется на поддержание. При этом затраты маны при открытии портала на десять секунд и на шестьдесят, почти никак не отличаются.

— Получается, что портал можно и на целый час открыть, если понадобится? Или и вовсе соединить два места в пространстве постоянным порталом, который никогда не будет выключаться.

— Впервые, когда я только узнал о таком типе порталов, тоже об этом подумал. Но само мироздание противиться данному виду смещения пространства. Поэтому, чем дольше ты держишь портал активным, тем сильнее возрастает пространственное напряжение и тем больше становится расход маны. И даже если представить гипотетическую возможность подключения потока душ напрямую к порталу для бесконечного доступа к мане, то всё равно после определённого момента портальная схема не выдержит и разрушится.

— Интересно…, — я попытался представить себе все эти процессы по соединению двух точек пространства. Мне сразу вспомнилось какое-то видео, где мужик объяснял нечто подобное. Он там брал ткань и сводил две её точки вместе. На двухмерной модели это выглядело довольно просто. А вот как то же самое происходит в трёхмерном мире, даже вообразить сложно.

— Абрахам, жду, пока ты не активируешь схему, — напомнил я прадеду, что самостоятельно это проделать я всё ещё не могу. Да и ключ-активатор от схемы в собственной квартире он мне не дал.

— Готово, — ответил он мне через десяток секунд. Кажется, в этот раз у него вышло быстрее. Или тут причина в том, что он всё ещё лежит на той схеме, и она помогает ему управлять убежищем?

— Перла, — я начал вливать ману в печать и одновременно с тем обратился к голему, — когда я скажу, ты должна будешь шагнуть вперёд вот здесь, прямо в стену. Это портал. Он перенесёт тебя в другое место. Как переместишься, немного отойди от стены, чтобы не мешать мне пройти за тобой следом.

Будет забавно, если она встанет так, что я не смогу попасть обратно в квартиру. Или есть возможность переместиться лишь частично? Ну там, голову просунуть? Хотя, рука же не хотела проходить отдельно от тела. В этот раз глаза закрывать не буду, хочу увидеть, как происходит перемещение.

— Поняла? — уточнил я, так как не заметил у неё никакой реакции на мои слова.

Молчаливый кивок стал мне ответом. Хорошо, хоть такой жест она знает. Если бы она вообще не умела никак общаться, было бы в разы хуже.

— Всё, пошла, — скомандовал я, отойдя от портала в сторону и направляясь за книгой. Груженная големами и ящиком девушка исчезла в стене, будто бы та была лишь иллюзией. Ни вспышек, ни каких-то ещё спецэффектов, которых я подсознательно ожидал увидеть. Она просто прошла сквозь стену, что казалась совершенно бесплотной.

А тем временем свет на складе потух, погружая это величественное место в полутьму. Как я понял, тут используется «аварийное» освещение, иначе бы тут и вовсе я ничего не смог разглядеть. Окон-то нет.

Ещё раз окинув взглядом залежи накопленного добра, я заметил несколько тускло светящихся печатей на ближайших стеллажах.

— А что бы случилось с теми, кто попытался бы сюда прорваться силой, не выключив защиту? — задал я возникший в голове вопрос, забирая книгу со столика.

«Вот как станешь достаточно сильным», — перешёл он на мысленное общение, так как потерял связь с местным громкоговорителем, — «настолько, чтобы найти это место и проломить зачарованные стены толщиной в метр, так обязательно попробуй. Обещаю, это приключение, ты никогда не забудешь».

Проходя сквозь портал, я размышлял над его словами. Это что, было приглашение? Или уверенность в моих силах? Он и впрямь считает, что у меня когда-нибудь получится такое провернуть? Или это такой сарказм? Вроде бы говорил он серьёзно.

Сам же переход между точками пространства оказался… Банальным? Никаких особенных ощущений или специфических зрительных образов. Это как перешагнуть через порог, дверной проем над которым закрывают жалюзи или что-то подобное. Вот ты стоишь снаружи и не видишь того, что находится внутри. Делаешь шаг и ты уже внутри, а обзор другой стороны для тебя закрыт.

Когда «вошёл», посреди комнаты уже стояла Перла, медленно вращая головой в попытках осмотреть окружение. А со спины она тоже неплохо смотрится в своём человеческом обличье. Надо будет с ней на рынок съездить, одежды накупить. А то в таком виде с ней никуда выйти не получится. Или лучше это сделать в одиночку? Будет странно, если я буду помогать ей одеваться. А если поеду один, то, как мне с размерами определится? Сделать замеры, а потом ходить с рулеткой и прикладывать к вещам? Да и в целом покупать женские шмотки как-то… странно? Тем более я буду брать всё минимум в трёхкратном количестве. Или даже больше. Она всё-таки боевой голем. А зачаровывать одежду ещё и ей, я не собираюсь. На себя времени не хватает. Подождите-ка. А если она сломается, то, как её чинить? Мастер давно мёртв. У Абрахама и своих дел полно. Мда. Получается, я приобрёл «телевизор» без гарантии и без доступного сервисного центра. А цену за эту игрушку мне маг выставит наверняка не маленькую. И пусть он сам этим големом не пользовался, это не уменьшает его ценности. А значит, и расплачиваться я буду по полной. Чтоб его! Нашёл идиота, которому смог сбагрить ненужный ему хлам. А я даже радовался приобретению… Чтоб меня! Почему мозги включаются только тогда, когда уже поздно?

Теперь надо придумать, куда мне всё это добро, что мы притащили в мою небольшую квартирку, скинуть. В спальне места нет. Тут всё заставлено так, что есть только небольшой проход, позволяющий пройти её насквозь. На балконе места тоже нет. Точнее, в теории оно там есть. Но если я туда ещё и големов скину, то оттуда уже ничего вообще достать не смогу. Остаётся только гостиная. Но там я время от времени тренируюсь, и захламлять её чужим барахлом не хотелось бы. Отнести на чердак? Тогда как маг будет со всем этим работать? Похоже, мне нужно больше места. Но тратить целую гору денег на покупку квартиры побольше, я пока не готов. Снимать? Вариант неплохой, но и это удовольствие не из дешёвых. За трёх- или четырёхкомнатную квартиру я буду отваливать ежемесячно больше, чем зарабатывал на прошлой своей работе. Да и просто решится на переезд, дело не простое. Всё-таки я в этом месте прожил всю свою жизнь. Каждый коврик и каждый шкафчик напоминает мне о родителях, которых я совсем не хотел бы забывать. Они дали мне жизнь, вырастили, вложились материально и духовно. И я хочу продолжать хранить память о них в благодарность за всё хорошее, что они для меня сделали.

— Перла, пошли, — повёл я за собой девушку. — Складывай големов и ящик в том углу, — в гостиной между шкафом и окном оставалось немного незанятого места, вот собственно на него я и указал. А когда девушка наклонилась, я невольно сглотнул. Чтоб её. Слишком высокая детализация у этой «человеческой» иллюзии. И ведь сексом с ней не займёшься. Во-первых, потому что она как бы и не человек вовсе, а во-вторых, потому что половых органов у неё на самом деле нет и то, что открылось моему взгляду лишь крайне хорошо выполненная магия иллюзий.

— Пойдём, — снова махнул я ей, когда её ноша оказалась на полу, — найдём тебе одежду. А то ты меня скоро с ума сведёшь.

Искать пришлось долго. Я выгреб почти весь свой гардероб в попытках найти хоть что-то в чем девушка могла бы выйти на улицу. Да что там девушка! Я и сам в большей части этой одежды ни за что на людях не покажусь! И всё же, несколько вариантов вроде бы подошли. Но мне всё равно не понравилось. В моей одежде она стала похоже на девушку-пацанку. Кстати говоря, о том, как надевать вещи, она была не в курсе. Пришлось её учить. На собственном примере, ага. А потом я ей ещё и помогал. И после того, как она облачилась в мои вещи, я понял, что ей ещё надо обязательно купить лифчик. Иначе будет мужиков ловить целыми пачками. Фигура у неё и без иллюзии хороша, а уж с ней и того лучше. А мне лишнее внимание ни к чему.

Ещё раз пристально осмотрев получившийся образ, решил всё-таки попытать удачу и заказать вещи онлайн. Время ещё позволяло и я понадеялся, что если куплю всё сегодня, то завтра днём уже заберу из рук курьера. В будние дни с этим проблем нет. Главное найти магазин, с быстрой доставкой. Кроме магазина, пришлось искать в интернете ещё и типоразмеры женской одежды, чтобы понять, что конкретно заказывать. Мне у неё даже грудь пришлось измерить! И бёдра! Никогда не думал, что буду в своей жизни проделывать что-то подобное. Но мне понравилось. Хоть и ненадолго, я почувствовал себя каким-то модельером, подбирающим наряд девушке для выхода в свет.

Лишние руки перед всей этой примеркой пришлось «отстегнуть». И пусть в мои футболки она легко влезала и с ними, мне всё равно хотелось посмотреть на то, как она смотрится без них. Снимались они, кстати, довольно просто. Ну, как минимум так это выглядело. Я попросил её их снять, и девушка просто взяла и одним движением, используя те конечности, что исходили из плеч, открутила пару тех, что находились посередине. А затем так же быстро отсоединила и нижнюю пару. Когда она закончила, на их месте оказались видны пазы с крайне сложной резьбой. Но рассмотреть всё хорошенько я не успел. Спустя несколько секунд пазы полностью скрылись за слоем иллюзорной кожи, которая даже на ощупь не отличалась от настоящей. Почему её вообще называют иллюзорной? Ведь даже если кто-то попробует полапать мою спутницу за интересные места, он не заметит никаких отличий от реальных. Я бы назвал эту магию «искусственная кожа» или как-то так. Или даже «человеческая трансформация». В дракона же некоторые превращаться умеют. А под иллюзиями в нашем мире понимается нечто иное. Но, похоже, магам закон не писан. Как хотят, так и величают свои заклинания.

Когда в дверь позвонили, я как раз занимался подбором одежды, рассматривая симпатичных моделей на сайте интернет-магазина.

— Сиди тут, — обновил я команду Перле, чтобы та ненароком не вышла в коридор и случайно не засветилась перед тем, кто ко мне пожаловал.

— Кто там? — подошёл я к двери и глянул в глазок. Я вроде бы никого не жду.

— Открывай.

— Мне что-то твой тон не нравится, — узнал я свою новоявленную соседку с третьего этажа, но открывать, естественно, не стал. Я и так не горю желанием её видеть. А когда мне кто-то что-то говорит в приказном тоне, так и вовсе всё желание что-то делать для этого человека пропадает. — Может, поумеришь пыл?

— Хорошо, — вдруг изменила она интонацию голоса после небольшой паузы, — это Анисья с третьего этажа. Откроешь?

— Ты же не собираешься меня убивать? — я и так знал ответ, но мне просто хотелось услышать её версию.

— Пока не планирую, — вполне искренне ответила она. — Нужно поговорить.

— Минуту, у меня в квартире не прибрано.

— Если собираешься что-то спрятать, то это у тебя вряд ли получится, — донеслось из-за двери, когда я уже шёл в гостиную.

— Абрахам, — начал шептать я, — там Анисья. Хочет зайти. Мне имеет смысл тебя прятать? Или лучше вообще её выставить вон?

— Пусть заходит. Книгу она не узнает.

— Хорошо, — сказав это, пошёл обратно к двери. — Прошу в мой скромный обитель, — повернул несколько замков, впуская девушку внутрь.

— Спасибо, — она не торопясь зашла внутрь, осматриваясь. — Уютненько, — остановилась она посреди коридора, обернувшись ко мне, — я боялась увидеть классическую квартиру одинокого мужчины.

— Родители умерли ещё не так давно, — хмуро отреагировал я на её слова, — так что не успел ещё всё испортить.

Она посмотрела на меня, но ничего не сказала. Зато я чётко заметил, как в её глазах что-то блеснуло. И это явно была не слеза сожалению. Мне кажется, она только что активировала какую-то магию, которая неким образом улучшает её зрение. Высматривает что-то?

— Проходи дальше, — указал я взглядом на гостиную. — Раз хотела поговорить, то зачем стоять?

— Я ненадолго, — она так и не сдвинулась с места, осматривая полки, что висели в коридоре. При этом мне показалось, что несколько раз её взгляд останавливался на пустых участках, будто бы в этот момент она смотрела сквозь стену. — Кто тебя научил рисовать портальные схемы?

— Ты об этом хотела поговорить? — уточнил я, продолжая наблюдать за странным поведением девушки.

— И об этом тоже. Знаешь ли, не каждый день ощущаешь такой большой всплеск маны дважды за один час. Ты что, на другой край планеты летал?

— В Лос-Анджелес, — я на ходу прикинул разницу в часовых поясах и начал генерировать умеренно правдоподобную ложь. Она, конечно, не поверит, но правды ей точно не видать. — Там есть один отличный магазин, торгующий пирожными. И с утра, после того как их только испекут, они прям ну просто пальчики оближешь. Хотел бы я тебя ими угостить, да я их прямо там и съел. Не было сил терпеть до дома.

— Понятно, — как-то отстранённо ответила она. Похоже, моё оправдание она даже не слушала. — Так кто тебя этому научил?

— Чему именно? — я спросил именно это, хотя на языке так и крутилось «Врать?».

— Начертанию портальных схем.

— Один из моих духов. Я немного владею искусством шаманизма. С духами говорю, погоду предсказываю. Ну, что я тебе рассказываю, сама, наверное, знаешь, что такое шаманизм.

— Знаю, — кивнула она, и наконец-то посмотрела на меня. Блеск в её глазах пропал, а значит и «зрительная» магия больше не активна. Интересно, она нашла, что искала? — Значит и в музее ты смог договориться с тем духом?

— Было непросто. Я планировал там новую статуэтку подобрать для одного из уже имеющихся, — начал я с правды, — и ещё и того, что ты высвободила, с собой прихватить. Но из-за тебя пришлось его отпустить. Знаешь ли, я не так уж и силён, чтобы подчинить древнего духа.

— И где он теперь?

— Кто знает, — пожал я плечами, — небось, вселился в одного из охранников.

После этой моей фразы, она глянула на мою руку, на которой было надето божественное колечко, но ничего не сказала. Ведь даже если она смогла оценить его мощь, то сейчас артефакт пуст. Только мне непонятно, смогла ли она своим особым зрением увидеть Перлу или нет. Если смогла, то почему про неё не спросила в первую очередь. А если не смогла, то, что ей помешало?

— Анисья, — не давая ей задать очередной вопрос, решил сам узнать про девушку хоть что-то. — Кто ты? В том плане, что вот я шаман. А ты? Если не колдунья, то кто?

— Я маг, — с чувством собственного достоинства заявила она. Хотел я ей напомнить про источник, но не стал раскрывать свою осведомлённость в этом вопросе. — Знаешь Дим, я думаю, что я узнала всё, что хотела, — она прошла мимо меня по направлению к двери. — В следующий раз буду ждать тебя в гости с теми пирожными, о которых ты рассказывал.



17. Бессмертный — 100



Только когда девушка ушла, и я закрыл все свои имеющиеся двери, позволил себе расслабиться и устало выдохнуть. Вот чую я, что увидела она значительно больше, чем спросила. Представления не имею, как она сопоставила всю имеющуюся информацию, но уходила она вроде бы удовлетворённой. Ну, как минимум недовольства на её лице я не заметил. Главное, чтобы она через полчаса снова не наведалась ко мне в полном боевом облачении. Уверен, что она и голой могла бы за счёт своих татуировок навалять мне как следует, но подстраховок никогда не бывает много. Так что на её месте, если бы надумал меня убить, то подготовился бы по максимуму.

Собственно именно поэтому я всё ещё не решился на предательство Владыки. Одного лишь кольца, чтобы поглотить выкаченную из меня силу, недостаточно, чтобы спокойно уйти из его дома. Мне нужен артефакт, способный защитить меня от ментального воздействия. И желательно, чтобы эта вещичка была не ниже десятого ранга. Или грейда? Что-то я уже запутался во всех этих градациях. В общем, хотя бы десятислойная. Плюс нужно проработать способы отхода. Например, создать артефакт с портальной схемой, которую можно активировать мгновенно. Ещё к тому же нужно запастись амулетами от всех возможных атак. В том числе обязательна и защита от кинетического воздействия. Вдруг у него там снайперы сидят? Одних барьеров в браслетах не хватит. Да и не успею я их активировать. Пуля быстрее будет. Не говоря о том, что мою текущую защиту она пробьёт как бумагу. И вот когда все кусочки данного плана будут собраны воедино, тогда можно и попробовать.

А пока меня вполне устраивает такой тип занятости. Ведь кроме всего перечисленного есть ещё кое-что, о чем не стоит забывать. Деньги. Владыка позволяет мне довольно неплохо зарабатывать. И с каждой неделей оплата за миссии только растёт. Где я ещё найду столь хороший источник дохода? Над этим тоже надо поработать. Может, магов поспрашивать? Пусть мирские деньги, по словам Абрахама, для них значат не многое, но как-то же они выживают. А с учётом их способностей, наверняка найдётся ни один десяток способов заполучить деньжат. Конечно, хотелось бы узнать честный способ. Но и условно криминальные варианты мне тоже подойдут. Банк, естественно, я грабить не буду, хотя и мог бы. Я просто надеюсь, что есть и другие альтернативы, которые не приходят мне в голову. Всё-таки грабежи это единичный способ дохода. Мне же хотелось бы иметь возможность зарабатывать на более или менее постоянной основе. Примерно как сейчас, но без столь сильной зависимости от стоящих сверху.

— Что скажешь? — зашёл я в гостиную, когда нервные мысли в голове немного улеглись.

— Похоже, мои предположения оказались верны. Она работает на коалицию магов.

— А я думал, что маги никому кроме своих не доверяют, — пусть я и слышал собственными ушами, что она назвалась магом, но в такое стечение обстоятельств всё равно не очень-то и верилось.

— Так и есть. И именно на этом знании они и хотели сыграть. Если бы не её реакция на то, когда ты назвал её колдуньей, я бы ни за что не стал бы рассматривать подобный вариант. Только маги столь высокомерны, что не приемлют, когда их называют неправильно.

— Сказал маг, — улыбнулся я.

— Пусть я и создал коалицию, я почти не участвовал в её развитии. И весь этот элитизм сформировался сам собой. Да и до моего рождения маги считали себя выше всех остальных. Меня же вся эта вражда не особо интересует.

— Да, я в курсе. И всё же, где они её нашли? Может она какой-то наёмник?

— Родственник. Иначе просто быть не может. Она явно выросла рядом с магом, впитав все его убеждения. К тому же, скорее всего этот маг ещё и хороший зачарователь. Маловероятно, что она могла самостоятельно накопить достаточно средств, чтобы ей сделали все эти татуировки. Там работы на годы. Я почти уверен, что она и сама неплохо разбирается в зачаровании. Без собственного источника этим заниматься несколько неудобно, но имея хорошего учителя, столь малая проблема быстро отойдёт на второй план.

— Понятно, — кивнул я, соглашаясь с его доводами. — А ты уверен, что она ничего не увидела?

— Я заметил её ещё до того, как она к двери подошла. А когда она включила истинное зрение, я тут же активировал сокрытие реальности более высокого уровня. Так что для неё я выглядел как обычный гримуар.

— А что с големом?

— Заметить, что в нём заточён дух из музея, она не могла. Этот конкретный голем практически не излучает ману, а потому его духовный кристалл с помощью магии не обнаружить. А вот иллюзорное покрытие на големе она абсолютно точно увидела. Не уверен, правда, как она это трактовала. Всё-таки без визуального контакта возможности истинного зрения сильно урезаны.

— А ведь я приглашал её зайти. Почему она отказалась?

— Побоялась, что ты попытаешься её запечатать. Помнишь барьер, в котором я запер Симуса?

— Который он смог сломать с нескольких ударов?

— Возможности жнеца, похоже, превысили все разумные пределы. Он уже поднялся минимум до уровня младшего бога. Может и выше. Тот барьер был не рассчитан на таких сущностей. А вот для колдуньи, вроде твоей Анисьи, его хватило бы с лихвой. Более того, такую печать легко подпитывать извне. Если бы хотел её убить, тебе бы даже не пришлось ничего делать. Запер её, а спустя месяц получил труп. Никакого риска, только результат.

— И она верила, что я способен на такое? Имеется в виду сама возможность создания запечатывающей схемы. С чего бы вдруг она взяла, что я обладаю такими навыками?

— Думаю, что коалиция её предупредила. У меня есть предположение, что они смогли заметить момент, когда книгу достали из контейнера. А затем каким-то образом пришли к выводу, что её достал лично я. Но как они вышли на тебя, сказать затрудняюсь.

— Чат, — в моей голове что-то щёлкнуло, и я выдал это слово до того, как успел разобраться в появившейся логической цепочке.

— Чат?

— Приложение на телефоне, которое позволяет общаться людям, находящимся в разных местах планеты, — я включил телефон и запустил нужную программу. — Конкретно в этом чате можно зарегистрироваться лишь по номеру монеты.

— И ты зарегистрировался, используя мою монету, — это даже был не вопрос. Похоже, он во всём разобрался быстрее, чем я ожидал. — Этого кусочка пазла мне как раз и не хватало. Осталось понять, почему она так легко отступила? Будь я сейчас в совете коалиции, я бы насел на тебя более серьёзно. И даже не важно, имеешь ли ты реальную причастность или нет.

— Вломился бы в квартиру, пока меня не было. Обыскал бы всё от и до. А потом бы ещё и мозги просканировал с помощью ментальной магии, — высказал я собственные мысли. А затем кивнул сам себе в ответ: — Да. Я бы тоже так поступил, будь на кону столь ценный артефакт.

— Возможно, что у текущего председателя совета есть какие-то планы на тебя? — он помолчал несколько секунд и добавил: — Или на меня. Он действует слишком аккуратно, как будто боится спугнуть свою добычу.


***

— Председатель? — в трубке раздался женский голос.

— Да, Анисья. Это я. Рассказывай, — мужчина развалился в своём кресле, наблюдая за шумным городом через большое панорамное окно, расположившееся на двадцатом этаже высотного офисного здания.

— Реликвию обнаружить не удалось, — начала она с плохой новости, чтобы не мучить саму себя. Ведь возможно, что вся остальная собранная ею информация просто не будет иметь никакой ценности, если книга так и не будет найдена. Поэтому она хотела сразу выговориться. И если после этих слов ей скажут искать дальше, то больше ничего рассказывать и не придётся. — Я прошлась истинным зрением по его квартире, но там её не оказалось, — девушка ещё хотела добавить то, что, возможно, он книгу где-то прячет, но не стала. Её наняли не ради домыслов.

— Удалось проверить его способности?

— Отчасти. Он умеет управлять электричеством, причём на довольно хорошем уровне. Далеко не каждый шаман на такое способен.

— Да, Мормагон мне скидывал запись иллюзорной дуэли. Что-то ещё?

— Владеет навыками взлома, постоянно держит активной базовую версию духовного зрения. Занимается зельеварением. В его квартире я обнаружила довольно много духов. Одного из них он носит в амулете на груди.

— Сильные?

— Не очень. Я бы даже сказала, что они довольно слабые для его возможностей. Если он научился столь тонко управлять электричеством, что может вскрывать электронные замки и отключать дистанционно камеры, то проблем с управлением сильными духами у него быть не должно. Но у него дома я таких не увидела. Единственное, у него есть один очень странный дух в человеческом обличии. По какой-то причине мне не удалось разглядеть его ядра.

— Была видна лишь оболочка? — мужчину не особо интересовали заморочки шаманов, но дух без ядра является редкостью. Обычно такие остаются после крайне специфических ритуальных убийств, проводимых некоторыми колдунами.

— Да.

— А в обычном зрении он как выглядел?

— Мне не удалось посмотреть на него вживую.

— Почему? Этот Димион тебя к себе не пустил?

— Он использует для перемещения крайне сложную портальную схему. Я такую видела лишь единожды, когда дед водил меня в хранилище…

— Нажир водил тебя в наше хранилище? — голос мужчины звучал довольно спокойно, но девушка сразу поняла, что только что сказала лишнее.

— Да, — не стала она отрицать сказанное, — но мы дальше первой зоны не заходили. И я ничего не трогала.

— Ты вообще не должна была знать о его существовании, не говоря о том, чтобы побывать внутри, — мужчина замолчал, ожидая дальнейших оправданий, но их не последовало. Анисья хорошо понимала всё, что сказал председатель совета коалиции. Ей, «не магу», там просто не место. И то, что дедушка её туда сводил, это удар по его репутации. — Ладно. Будем считать, что я этого не слышал. Так к чему ты начала говорить про портальную схему?

— Я побоялась, что человек, способный нарисовать столь сложную схему, обязательно наставит в своём доме множество не менее изощрённых ловушек, — она хотела продолжить, но её прервали.

— Я тебя понял. Правильно сделала, что не стала рисковать. Как думаешь, он что-то скрывает?

— Да. Этим вечером он куда-то телепортировался с помощью печати. Вряд ли кто-то вроде него будет использовать столь затратную магию ради развлечения. К тому же, его источник развит крайне скудно. Не уверена даже, что он умеет осознанно накапливать в нём ману.

— Тогда, откуда он взял ману на перемещение?

— Не знаю. Никаких сильных артефактов для концентрации маны я тоже не обнаружила. Возможно, он хранит самые ценные артефакты где-то ещё. Правда, на его пальце я заметила довольно любопытное колечко, которое по ощущениям можно отнести не менее чем к восьмому грейду. В тот момент оно было не заряжено, так что точнее не скажу. Есть вероятность, что оно и вовсе имеет десять слоёв зачарования.

— И где он этот артефакт взял, неизвестно?

— Нет. При нашей первой встрече оно уже было на нём.

— Хорошо. Продолжай и дальше следить за ним. Есть вероятность, что он скрывает даже больше, чем ты считаешь. Если получится, попробуй втереться к нему в доверие.

— Не исключаю, что он узнал о моей связи с коалицией, — девушка не хотела в этом признаваться, но тот её ответ «Я маг» был дан явно на эмоциях.

— Не страшно. Намекни ему, что тебя послали проверить его способности, как нового члена коалиции. Возможно, в ближайшее время я даже придумаю для вас какое-нибудь задание, чтобы ты могла лучше с ним сблизиться.

— Спасибо, председатель. Сделаю всё возможное.

— И если обнаружишь ещё что-то подозрительное, сразу меня информируй, — мужчина не стал дожидаться ответа и нажал на сотовом телефоне кнопку сброса звонка.

Жизнь научила его не верить в совпадения. И если в чьём-то доме вдруг ни с того ни с сего появилась портальная схема, очень похожая на ту, что в незапамятные времена нарисовал его учитель, то нужно начинать бить тревогу. Абрахам никогда не отличался сильным человеколюбием. И если этому монстру удалось каким-то чудом сбежать из Ада, то над всей коалицией нависла не иллюзорная угроза уйти в забвение. Ибо гнев этого человека не переживёт никто из них.


***

После небольшой беседы с прадедом я вновь вернулся к себе в комнату. Девушку-голема я обнаружил там же где и оставил — сидящей на кровати. Собственно в моей комнате, кроме компьютерного кресла и «спального ложа» примоститься было и негде. И только когда я уселся за стол, чтобы продолжить с покупками, я осознал, что что-то немного не так. В первую очередь заметил, что шторы на окне не до конца закрыты. Не люблю, когда мне на монитор падает свет, а потому в моей спальне практически всегда царствуют сумерки.

Одёрнув шторы, заметил ещё кое-что столь же незначительное, как и первая деталь. Девушка сидела не на середине кровати, а на самом её краешке. Будто бы она впопыхах возвращалась на своё место. Всмотревшись в миловидное личико, я так и не смог обнаружить на нём проявления хоть каких-то эмоций. Для интереса вновь встал с места и заглянул на балкон. Вроде бы всё на своих местах. Если, конечно, в этом хаосе вообще можно увидеть хоть какой-то порядок.

— Перла, — позвал я девушку, вновь плюхнувшись в кресло, — подойди. — Голем подчинился, а я чуть повернулся, чтобы ей лучше был виден монитор. — Как тебе вот эта футболка? Нравится красный? Или может вот эту синюю купить? Смотри, тут и другие цвета есть, — говоря всё это, я продолжал следить за реакцией этой «куклы». Если она нарушила мой приказ, значит в ней всё же есть какая-то толика самосознания. Нужно лишь понять, насколько она на самом деле человечна. — Тут есть и другие фасоны. Вот эта модель менее приталена. Или может кофточку? Есть вот такая, вязаная. Как думаешь, хорошо будет на тебе смотреться? — я продолжал говорить с ней, кликая по разным ссылкам и показывая разные варианты одежды. Сидел я полубоком, так что от меня не могло ускользнуть ни единого её действия. В какой-то момент я заметил, как она опустила голову вниз, после чего уставилась на очередную модель на экране. — Подожди. Сейчас мы слегка облегчим тебе возможности для сравнения, — я поднялся с места и рванул в коридор за навесным зеркалом. Оно, конечно не в полный рост, но внешний вид по нему оценить вполне возможно. — Вот, смотри, сравнивай, — зеркало поставил прямо на стол, прислонив его к стене. Немного настроив угол, я убедился, что моя новая сожительница сможет в нём покрасоваться.

Проделав все эти манипуляции, я слегка отошёл в сторону, встав так, чтобы не попадать в её обзор. Понятно, что она всё ещё знает, где я нахожусь, так как чувствует моё расположение в духовном плане. Но теперь, когда она потеряла зрительный контакт, есть вероятность, что это поможет ей немного расслабиться и стать чуть более раскованной. Если такие слова вообще применимы к созданному магией голему, у которого в животе расположен духовный камень. Надеюсь, что я случайно не нарвусь на какого-нибудь жнеца, который сразу поймёт, что за источник заставляет эту «куклу» двигаться. У меня пока что нет ни возможностей, ни желания тягаться с этими монстрами.

А моя подопытная тем временем повела себя так, будто бы увидела своё отражение впервые. Сначала она и вовсе не реагировала. Интересно, что она почувствовала, увидев «человека», который виден ей лишь только с помощью обычного восприятия. Ведь у отражения нет души, ауры или чего-то там ещё в этом же стиле. Затем я заметил, как её глаза начали двигаться, пока вдруг не остановились на мне. На том мне, что находился в отражении за её спиной. Я ей помахал, и она тут же развернулась, уставившись на меня уже вживую. Затем, сделав шаг назад, стала рассматривать то одного меня, то другого. Наблюдать за её действиями оказалось невероятно забавно. Будто бы смотрю, как играется котёнок. У меня даже улыбка от умиления на лице проступила.



18. Бессмертный — 101



— Это зеркало. В нём ты можешь посмотреть на себя и свою одежду, и сравнить с той, что я показывал тебе на мониторе, — будем надеяться, что мозги у неё ни как у ребёнка и информацию она запоминает и анализирует значительно быстрее. Да и может ли быть иначе? Как бы тогда она могла выполнять указания, кроме тех, что в неё заложили?

Она вновь встала перед своим отражением, теперь уже не стесняясь себя рассматривать. А затем начала ещё и на экран поглядывать. А по прошествии нескольких минут и вовсе повернулась в мою сторону.

— Ну что? Показываю дальше? — и когда в ответ получил лёгкий кивок, почувствовал, как внутри меня всё начало ликовать. Приятно, когда подтверждаются твои догадки. Остаётся надеяться, что девушка останется мне лояльна и не превратится однажды в настоящего человека со всеми своими хотелками. Дополнительная морока на пустом месте мне точно не нужна.

С выбором мы заморачивались до самой ночи. Пока я открывал разные варианты, девушка смотрела то на них, то на саму себя в отражении. Похоже, это и впрямь ей помогало представить, как та или иная вещь будет смотреться. Только вот указать на то, что ей понравилось, она толком не могла. Вряд ли в голема заложили чувство вкуса. А своё собственное ещё не развилось. Поэтому, когда я уже начал уставать, просто показывал ей что-то из того, что мне самому понравилось, и спрашивал её, берём ли эту вещь. И пусть на каждый мой вопрос она утвердительно кивала, данная схема фактически заставила девушку каждый раз делать осознанный выбор. То есть это не я решил купить эту футболку или эти джинсы. Это она одобрила покупку, а значит и решение принадлежит ей. Вроде бы мелочь, но мне кажется, что это ускорит формирование полноценной личности. Ведь мне не очень-то комфортно общаться с послушной куклой. Меня больше устроят подчинённые, которые могут сами принимать решения в экстренных ситуациях. Да и к тому же, если я соберусь куда-то, где имеются люди, Перле будет проще прикинуться живым человеком. Сейчас же, увидь я такую девушку, ни за что бы не пошёл знакомиться. От неё так и веет холодом и отрешённостью от мира сего. Такая посмотрит на тебя, как на грязь и отвернётся, не сказав и слова. Может быть, такой образ и подойдёт для некоторых ситуаций, но явно далеко не для всех.

— Перла, пойдём, — когда мы закончили, и я намеревался пойти спать, позвал девушку за собой в гостиную. — Будь в этой комнате. Можешь стоять, ходить, лежать, сидеть. Можешь смотреть на любые вещи и даже трогать их. Главное, чтобы к утру всё было на своих местах, — и, не дождавшись от неё никакой реакции, продолжил: — И давай договоримся, что если я тебе что-то говорю, то ты киваешь мне в ответ, если поняла свою задачу. А то по тебе не понятно, услышала ли ты мои слова или нет.

Когда она кивнула, я со спокойной совестью отправился в кровать. Не спать. В первую очередь — медитация. Не знаю, даёт ли мне что-то сам факт того, что я ныряю в самого себя или нет, но я решил отводить на это действие как минимум по полчаса перед сном. Да и про усиления нельзя забывать. Мало-помалу, но развивать тело тоже необходимо. Так что хоть немного, но что-то каждый день я хочу усиливать. Как минимум таков мой план. В реальности же я буду отслеживать общее состояние духовных сосудов и объем текущей в них энергии. Если замечу, что в каких областях начался упадок после моих действий, попробую вновь перенаправить потоки, чтобы уравновесить систему. Сегодня пришёл черед слухового аппарата стать чуточку сильнее. Вчера я никакого эффекта не заметил, но это не значит, что его не будет сегодня.

Закончив с внутренним осмотром, я как обычно слегка увеличил течение энергии в выбранных мной областях и вернулся в реальность. Прислушался. Мда… Похоже, в этот раз опять безрезультатно. С глазами эффект был явно весомее.

Проснулся я посреди ночи. Просто открыл глаза и несколько минут не мог понять, что меня разбудило. Мара, как и всегда, лежала рядом со мной в форме лисёнка. Погладив свою ночную гостью меж ушками, вдруг осознал, что как-то вокруг шумно. Какой-то странный равномерный звук доносился из коридора, и я никак не мог понять, что происходит. Первая мысль, что поразила голову, словно молния, была — «Перла!». Может она там что-то делает? Спать-то ей не нужно. Как бы она мне всю гостиную не уничтожила. Или может Абрахам со своими големами развлекается? Когда мы вернулись, я не заметил, чтобы он с ними что-то делал. Интересно, как он вообще собрался с ними взаимодействовать? Без рук и ног что-то мастерить довольно проблематично.

Полежав ещё немного, и так и не дождавшись, пока звук прекратится, аккуратно обогнул лисицу, которая всё же проснулась от моих действий, и пошёл на разведку. Но уже когда открыл дверь в комнату, вдруг понял, что это странное равномерное звучание слышится слишком уж знакомо. До гостиной так и не дошёл. Остановился я напротив настенных часов, которые с незапамятных времён висели в этом месте. Им уже, наверно, лет пятнадцать. Или больше. Выглядят они вполне современно, но за возраст их всё равно можно уважать. Так вот в ночной тишине секундная стрелка переключалась столь громко, что мне казалось, что сейчас ко мне прибегут соседи, а за ними ещё и хранители порядка приедут и оштрафуют за нарушение общественного спокойствия.

Пока стоял возле часов, понял, что звук постепенно стихает. Минуты через две стрелки хоть и не двигались как раньше — бесшумно, но уже их звук не отдавался в моей голове набатом. Похоже, что мозг из-за общей тишины начал фокусироваться на звуках, которые в дневной какофонии просто не замечаешь. Решив, что кризис миновал, я повернулся в сторону комнаты, и чуть было не споткнулся о Мару, которая неожиданно увязалась за мной. Пока я стоял, она сидела возле меня, прижавшись к ноге. Взяв сонную лисицу на руки, пошёл досыпать оставшиеся мне три часа.

Утром — всё как обычно. Подъем, водные процедуры, завтрак. Затем очередная тренировка с Безликим на крыше дома. Для разнообразия сначала попрактиковался в кулачном бою, а потом перешёл к ножу. В квартиру вернулся уставший, как собака.

— Только не говорите мне…, — я с ужасом глянул на дату. — Опять…

Вроде бы вот только вчера пил это треклятое зелье, но оказывается, нет! Сегодня уже семнадцатое, а последний раз я «травился» четырнадцатого. Прошлая моя попытка заесть эту мерзость шоколадкой в целом оказалось довольно успешной. Но тратить шоколад на такое каждый раз мне не по душе. Надеюсь, кусочек рафинированного сахара подсластит мою «пилюлю» достаточно, чтобы меня не вырвало. А то каждый последующий приём вызывает всё большие трудности. Причём проблемы явно не в организме, а в голове. Слишком уж сильно этот мерзкий вкус впивается в память. Сейчас меня даже немного трясёт в моменты, как представляю процесс возлияния. Чувствую, что когда через очередные три дня придёт время снова отведать этого напитка, я «случайно» пролью его, или и вовсе пропущу назначенную дату. А уж речи о том, чтобы телепортироваться в дом прадеда и приготовить ещё немного, вообще и не идёт. Я этой пытки больше не выдержу. Может, после перерыва? Или же и вовсе никогда.

— За моё здоровье! — произнёс я максимально ободряюще, сунул в рот сахарок и залил туда же четвёртую порцию зелья жизненных сил. По телу пробежала не иллюзорная дрожь, но все попытки организма избавиться от содержимого желудка я остановил железной волей. Не для того я терпел. К тому же, сегодня у меня вечером подпольные бои с охотниками. Мне понадобится весь имеющийся у меня запас выносливости. На всякий случай и зелья с собой возьму. Да, и без Перлы я тоже к ним не поеду. Подстраховка в виде управляемого мной «монстра» с огромной физической силой не помешает. Конечно, в случае если всё пойдёт не по плану, я всегда могу обесточить всё здание и свалить в темноту ночи. Но даже при этом, боевой голем лишним не будет. В последние недели я всё больше склоняюсь к мнению, что вообще ничего лишним не будет. Любая малость может сыграть свою роль и спасти жизнь. Поэтому нужно обзавестись таким количеством козырей, какое только влезет в мои рукава. Если не сработает план «А», то должен быть ещё целый алфавит из запасных планов, чтобы у моих недоброжелателей просто физически не было возможности всё предусмотреть.

Не знаю, что там в головах у этих охотников, но недооценивать я их не собираюсь. Вот нет у меня ощущения, что в тот раз они мне поверили. По их виду, они вообще никому не верят, тем более незнакомцам с улицы. И если та парочка поделилась своими мыслями с остальными, то в головах этих людей могли зародиться совершенно невероятные вещи, на основе которых они могут попытаться меня прикончить. Я ещё пока завтракал, быстренько пробежался поиском по соцсетям и нашёл несколько групп с похожей направленностью. Не знаю, они ли это или нет, но общение тех людей больше походило на каких-то радикалов. Члены тех сообществ крайне негативно относились не только ко всяким духам, вампирам, оборотням, нежити, монстрам и другой «нечестивой» братии, но также плохо отзывались о ведьмах и колдунах. Некоторые и вовсе предлагали вырезать всех, кто гадает по руке и предсказывает будущее. Я-то в целом к шарлатанам отношусь нейтрально. К ним идут либо уж совсем отчаявшиеся, либо идиоты, либо люди с лишними деньгами. Я никогда ни к одной из этих категорий не относился, так что и не заморачивался особо. И тот камень, что мать «зарядила» у какой-то гадалки, я носил без энтузиазма.

Так вот эти ребята в своих чатиках к своим врагам причисляли не только нечисть, но и всех людей, обладающих хоть какими-то сверхъестественными способностями. Мол, они черпают свою силу у самого Дьявола и должны быть уничтожены вместе с остальными приспешниками зла. Это практически цитата одного из отписавшихся. И если среди тех, кто будет сегодня вечером в клубе, найдутся те, кто поддерживает подобное мнение, то меня могут конкретно подставить. Не знаю, до чего додумаются их светлые головы, но я практически уверен, что иду в ловушку. Даже если ничего криминального не случится, мне однозначно попытаются начистить рожу. Тут и к гадалке ходить не надо, чтобы понять. Придётся драться до тех пор, пока смогу стоять на ногах. А в момент, когда упаду, нужно иметь достаточно сил, чтобы в экстренном случае вскочить и побежать.

— Перла? — всё это время дверь в гостиную была закрыта, и я только после принятия внутрь зелья впервые за утро туда заглянул. Моему взору открылась интересная картина. Девушка сидела на полу, а вокруг неё были разложены детали всех трёх големов, что она собственноручно сюда притащила. На моё появление девушка лишь повернула корпус и замерла, держа в руках какую-то деталь.

— Она мне помогает, — ответил за девушку прадед.

— Помогает? Тебе? — что-то внутри меня начало закипать. — А ты ей кто? Отец? Или может мать? Или уважаемый мастер, что собрал её из говна и палок? Абрахам?! Какого хрена?!

— Она запомнила мой голос, когда мы были на складе, — абсолютно спокойно ответил прадед, только подлив масла во всё разгорающийся во мне огонь.

— И всё?! Может она ещё и Анисье будет подчиняться? Её-то голос она тоже наверняка слышала! А если я пройдусь по городу вместе с ней, то, что тогда? Ей каждый сможет приказывать, кто просто прошёл мимо? Что за х**ня тут происходит?! Ведь ты сказал, что я её хозяин. Или опять скрыл от меня какие-то условности, как было с кольцом?

— Ворчишь как старый дед, — язвительно прокомментировал мою тираду Абрахам. — Она помогла мне, во-первых, потому что это не выходило за рамки её изначального приказа. А во-вторых, она меня помнит как человека, которому была подарена впервые. Так что не волнуйся ты так. Никого другого она слушать не будет. Все остальные живые существа, кроме мастера, для неё лишь пыль перед глазами. И кроме тебя, только я и её создатель существуем в её сознании.

— Перла, — вновь обратился я к девушке-голему, — помнишь указания, которые я тебе дал вечером? — не сводя с меня глаз, она неторопливо кивнула. — Похоже ли состояние комнаты и вещей в ней на то, которое было в момент моего ухода? — её взгляд быстро просканировал стены, а затем прошёлся и по полу, который превратился в небольшую то ли мастерскую, то ли свалку. А затем я впервые увидел, как она отрицательно мотнула головой. — Раз нет, значит, ты не выполнила своих обязательств. Я поставил тебе задачу, а ты с ней не справилась. Я тобой недоволен, — когда произнёс последние три слова вновь увидел, как по лицу собеседницы пробежала какая-то эмоция. Слабая, скудная, появившаяся буквально на долю секунды. Но я понял, что своими словами задел её за живое. Как бы это «живое» не выглядело. — Исправляй, — отдал я короткую команду, а сам завалился в кресло, переложив огромный талмуд с душой своего прадеда на колени.

Разговаривать с магом я не хотел. Этот пройдоха везде найдёт лазейку и прошмыгнёт через неё так грациозно, будто бы прошёл через парадную дверь. И пока МОЙ голем собирал всех остальных в первичное состояние, я, воспользовавшись магическим поиском, нашёл описание ритуала привязки. Нужно за сегодня успеть привязать к себе браслеты, кольцо и амулет с Безликим. Зачем? Ну, с кольцом всё ясно. Раз мне разрешили его взять, не сказав о каких-либо условиях, значит оно теперь моё. И я не позволю прадеду иметь над ним контроль. Пусть он потом локти кусает, что отдал столь хороший артефакт. А что насчёт остальных? На этот вопрос я нашёл ответ уже в книге. Там говорилось, что привязка служит для того, чтобы иметь возможность включать артефакты на некотором расстоянии от себя. Обычно, человек, использующий артефакт, должен иметь физический контакт, чтобы его активировать. Это условие верно и для тех предметов, которые имеют собственный накопитель энергии. Но есть и исключения. Например, их можно настроить так, чтобы они активировались с помощью голоса. Тогда, долетевшая до артефакта звуковая волна сможет заставить его работать независимо от расположения.

Привязка же позволяет использовать магические предметы на расстоянии, активируя их лишь силой мысли. В какой-то мере после того, как предмет станет «персональным» он сможет чувствовать духовные колебания своего владельца. Именно через них и передаётся команда на активацию. Дальность зависит от размеров и мощи артефакта, а также от силы души владельца. Плюс к этому нужно учитывать ещё и физические препятствия, которые тоже могут значительно мешать распространению духовных волн. Стандартный минимум для самого простого артефакта и довольно слабого владельца — двадцать сантиметров. Описанные в книги средние значения в коалиции магов равны пяти метрам при прямой видимости. Максимум не указан. Но я буду не я, если не предположу, что Абрахам способен влиять на свои «игрушки» с расстояния в сотню метров.

Ну а мне и пары метров будет достаточно. Например, если с меня сорвут амулет, я всё равно смогу связаться с Безликим и попросить того взять под контроль нападающего. Без привязки такой финт просто не пройдёт, так как наше мысленное общение работает именно через амулет. А голос может быть недоступен по разным причинам. Да и возможность кольца втянуть в себя всю окружающую духовную энергию тоже может пригодиться. Идей по этому поводу нет, но это лишь пока. В экстренных ситуациях мозг под адреналином начинает работать быстрее и вполне может выдать хорошую мысль. Сейчас же, мне только и остаётся, что изучить ритуал и попытаться его провести. При этом, крайне желательно, чтобы грёбаный маг находился от меня как можно дальше. Не хочу, чтобы он каким-то образом всё испортил.



19. Бессмертный — 102



Углубившись в чтение довольно интересной статьи про персонализацию артефактов, обнаружил ещё одну причину, почему стоит привязывать к себе все боевые артефакты. И причина до боли проста. Если магический предмет персонализирован, то твой противник не сможет во время ближнего боя использовать его против тебя. Не знаю уж, как часто маги дерутся на столь близкой дистанции, но раз об этом упоминается в записях, вероятно, такое иногда всё-таки происходит.

Оторвавшись от чтива, обвёл глазами комнату. Перла всё ещё пыхтит над сборкой големов. Не уверен, на какой она стадии, но пока что ни один из разобранных ею «братьев» не вернулся в первоначальный вид. Ну хоть деталей на полу стало явно меньше. Только, похоже, ковёр придётся выкидывать. Часть элементов оказалось смазано в масле и коврик, который лежал тут ещё до моего рождения, теперь безнадёжно испорчен. Он и так выглядел потрёпанным и бледным, а теперь на нём ещё и пятен добавилось.

Вдруг внутри меня возникло странное чувство беспокойства. Не понимая, что происходит, я прошёлся взглядом по полу, затем перевёл его на спинку кресла, что стояло напротив меня. После этого осмотрел и все остальные объекты, на которых потенциально могла находиться кошка. Но её нигде не было. К тому же, я её за утро и вовсе ни разу не видел. Обычно во время завтрака она обязательно недалеко от меня крутится, делая вид, что оказалась в том же месте, что и я, совершенно случайно. Тогда у меня уже проскакивала мысль на этот счёт. Но я решил, что она осталась в гостиной, дверь в которую я закрыл ещё вечером. Только почему-то я забыл про её новые способности. Владея телекинезом, она легко может повернуть ручку и войти туда, куда захочет.

— Абрахам, а ты Дусю не видел?

— Видел, — ответил мне прадед с лёгкими нотками недовольства в голосе. И я знаю, что ему не понравилось. Он ночью вместе с Перлой над чем-то работал, а сейчас мой голем обесценивает потраченное им время. Я хорошо помню, как он относится к собственному времени. Удивительно, что на этот счёт он не сказал мне и слова. Ведь достаточно одной небольшой просьбы и я пойду ему навстречу. Я не вижу проблемы в том, чтобы поделиться с ним свободными руками. Тем более в моменты, когда эти самые руки мне не нужны. Но кто-то слишком гордый, чтобы просить о такой мелочи.

— Ага, — мой вопрос оказался слишком уж широким и маг не планировал говорить больше положенного. Я потратил его время, теперь он тратит моё. — А не подскажешь, где она сейчас?

— А когда ты собираешься сам научиться использовать духовное зрение?

— Как только это станет необходимо, — уклончиво ответил я. Пока что мне вполне хватает и «Обнаружения сокрытого», чтобы видеть духов и другие вещи, невидимые обычным людям. Но я его понимаю. Без названного им типа зрения невозможно научиться рисовать магические схемы. В теории их можно подготавливать заранее внутри своего источника и выводить в мир уже готовыми, но этот вариант ещё сложнее и до него мне далеко. — Пока что мой источник слишком слаб. Не вижу смысла учиться чему-то, что не принесёт мне выгоды здесь и сейчас.

— А возможность найти потерявшуюся кошку, разве не является выгодой?

— В таких редких случаях я могу попросить о помощи своего прадедушку, и он наверняка не откажет мне в помощи, — бросил я камень в его огород.

— Она под диваном, — сдался Абрахам.

Вернув книгу на журнальный столик, упал на ковёр. Кошка и впрямь оказалась там. Вот только никаких признаков активности она не проявляла. Под диваном лежала обычная статуэтка. Глаза не двигались, хвост не шевелился.

— Что с ней? — спросил я, не отводя взгляда от «окаменевшей» Дуси.

— Схема, дающая доступ к человеческим чувствам, активировалась. Похоже, для неё это оказалось столь большой неожиданностью, что она ушла в себя.

— И как её оттуда вернуть?

— Сама вернётся, — вопрос я задал слегка в шутливой форме, но прадед ответил со всей серьёзностью. — Похоже, что даже урезанный вариант ощущений оказался для неё перебором. Со временем привыкнет.

— Хорошо, — я поднялся с пола, немного подумал и пошёл на кухню. С кошкой всё ясно. Это мы, живые, не замечаем всего того, что ощущают наши тела. А перечень там не маленький. Даже если прадед вернул ей лишь тактильные ощущения, этого уже может оказаться достаточно. Ведь наша кожа ощущает всё, к чему мы прикасаемся в каждый момент времени. Мы чувствуем попой стул, на котором сидим. Ступни соприкасаются с полом. Одежда прилегает к телу. И это, не говоря о бьющемся в груди сердце, запахах и всём остальном. Наш мозг учится всего этого не замечать. Лишние чувства уходят на задний план, и мы о них не думаем. В то же время, если человек от рождения лишённый зрения вдруг начнёт видеть окружающий его мир, ему будет жутко дискомфортно. В мозг начнёт вливаться огромное количество неведомой ему информации, которую надо обработать и структурировать. По прошествии какого-то времени всё должно прийти в норму, но поначалу, наверняка, Дусе будет непросто. И я уверен, что Абрахама ждёт крайне серьёзный разговор. Остаётся надеяться, что кошка вдруг не решит стереть часть схемы, чтобы вновь стать «бесчувственной». Иначе, получится, что всё было зря.

На кухню я пришёл не просто так. Именно здесь я буду проводить ритуал привязки. На самом деле, процесс совершенно не сложный. Уверен, что даже без подсказок мага я легко справлюсь. Единственное, что мне надо, это нацедить немного крови. В книге сказано, что при должных навыках, можно всё проделать и быстрее. Крови-то нужно всего пара капель не зависимо от размера и силы артефакта. Но насытить маной собственную кровь прямо на ходу, я вряд ли смогу. А именно это и нужно сделать. Поэтому я добавлю в процесс ещё одну стадию.

Достал маленькое блюдечко и нож, после чего уставился на свою ладонь. Вот что-что, а резать себя любимого мне не нравится. Поэтому сначала просто тыкнул остриём в безымянный палец, как делают в больницах. Кожу проткнуть не удалось. На удивление, она оказалось довольно-таки прочной. Пришлось идти за иголкой. Новый инструмент сделал своё дело. Правда, не с первой попытки, но всё же. Только крови из пальца натекло ну уж очень мало. Видать, дырочка мелковата. Поборовшись с самим собой, просто резанул ножом по соседнему пальцу. Если и это не сработает, придётся кромсать ладонь, как это делают в фильмах.

Изгваздав всё блюдце в крови, я всё-таки набрал достаточно этой жидкости, чтобы иметь возможность и самому к ней прикоснуться и потом ещё и макнуть в неё свои артефакты. Окунув палец в эту мелкую лужицу, я стал аккуратно вливать в неё ману. Там нужна всего пара единиц. А после того, как закончил, обмакнул кольцо в насыщенную кровь. Визуально ничего не изменилось, потому я нырнул в духовный план. В книге говорилось, что духовная составляющая предмета должна измениться после ритуала. Только вот как выглядело кольцо до привязки, я как-то забыл посмотреть. Поэтому перешёл к браслетам. Если описание процесса не врёт, то макать их целиком не нужно. Спустя минуту заглянул и в их духовный план. Вроде всё как обычно. Может я накосячил где-то? Или просто не вижу очевидного?

Последним пошёл амулет с Безликим. Забыв выгнать духа наружу, я смочил зачарованные камушки кровью. И только я это сделал, как почувствовал, что Безликий «поёжился». Меня до сих пор в дрожь бросает от того, что я чувствую его действия, будто бы вижу их собственными глазами и в какой-то мере даже ощущаю на себе. Стерев кровь салфеткой, положил амулет на стол и откинулся на спинку стула.

«Безликий, как ты там?» — задал я направленный вопрос, пытаясь понять, работает ли между нами связь. В ответ мне прилетело довольно чёткое непонимание происходящего. — «Я привязал к себе амулет, чтобы в случае чего, мы могли общаться на расстоянии».

В этот раз ответом мне стало одобрение. Значит, всё-таки всё работает. Думаю, стоит проверить это на чём-то ещё. Коснувшись кольца, передал ему несколько единиц маны, а затем, убрав руку, пожелал, чтобы оно активировалось. Визуально ничего не произошло, но когда я вновь попытался вернуть кольцо на палец, почувствовал, что оно сильно нагрелось.

— Интересно… — пробормотал я, вынимая из кармана телефон. Абрахам говорил, что в колечке есть ещё и накопитель. Иначе как бы оно могло содержать душу, столь насыщенную энергией? В момент активации кольцо поглощает всю окружающую энергию. А это значит, что? То, что я обладаю довольно крутым артефактом, способным пылесосить вокруг меня энергию, которую мой источник по-прежнему не может собирать самостоятельно.

Сканер на телефоне обнаружил неопознанный накопитель энергии, позволив мне самому указать ему имя. С моей лёгкой руки артефакт теперь зовётся «Божественное кольцо».

В ближайшем радиусе источников энергии не обнаружено. Для взаимодействия доступны следующие накопители:

Димион — 187 уеэ.

Безликий — 549 уеэ.

Конденсирующий амулет — 0 уеэ.

Божественное кольцо — 0 уеэ.

Ноль? Почему ноль? Оно же должно было всосать в себя некое количество энергии. Или оно умеет хранить в себе только души? Странно. Ничего не понимаю. Похоже, без совета эксперта тут не обойтись.

Прибравшись на кухне после кровавого ритуала, я хорошенько помыл руки и заклеил оба пострадавших пальца пластырем. После чего вернулся в гостиную. Перла уже собрала одного из трёх големов. Два других всё ещё выглядели как поломанные игрушки, но девушка не сдавалась. Хорошо иметь абсолютную память. Иначе как ей удалось такое провернуть? Я бы точно не смог вернуть такое количество деталей на их места, даже если бы собственноручно их с этих мест снимал.

— Абрахам, я тут попытался с помощью кольца поглотить окружающую ману, но в итоге кольцо оказалось пустым. Не подскажешь в чем проблема? Даже та мана, которую я в него влил, исчезла.

— Ничего не исчезает в никуда. Для поддержания работы артефакт использовал ту ману, что поглощал.

— Вот это он жрёт! А не жирно ему будет?

— Ты с помощью него заточил древнего духа, который мог бы легко сжечь твою душу, если бы подселился в тело. Или ты думаешь, что таких существ так легко поймать? Кольцо всасывает в себя ману с огромной силой. Для этого требуется много энергии. Скорее всего, оно и создавалось для отлова духов, а не для того, чтобы конденсировать ману. В теории, если бы здешняя среда была энергетически более насыщена, то оно бы могло уходить в плюс. Пассивного же режима в нём не предусмотрено.

— Печально, — я расстроенно вздохнул. Нынче бы мне не помешал генератор маны. А то ведь скоро и вовсе дно пробью. Одна лишь телепортация в убежище вместе с обратным возвращением съела у меня более трёх сотен. Нужно как можно скорее развить источник, иначе останусь и без возможности варить зелья, и без зачарований, и без барьеров. Практически на всё требуется духовная энергия. И если она закончится, я буду чувствовать себя уязвимым. Ещё более уязвимым, чем сейчас.

Так. Что там у меня дальше по плану? Обычно после физической тренировки, я трачу время на развитие сознания. А если точнее, то тренируюсь в зачаровании. Только никаких новых схем у меня сейчас нет. А смысла практиковаться в том, что уже умею, не вижу смысла. Странное ощущение. У меня вдруг возникло свободное время, и я не знаю, на что его можно потратить. Удивительно. Давненько такого не было.

Поднявшись с кресла, решил пройтись по дому, размышляя над вариантами. Сидя думать тоже неплохо. Но Перла, мелькающая перед глазами, слишком уж отвлекает от этого процесса. По-хорошему, нужно учить новые схемы из книги. Например, было бы неплохо и впрямь защитить своё жилище с помощью магических ловушек. Обычные двери ни магов, ни последователей Владыки не удержат. Но в то же время, для защиты этого места у меня есть Дуся. Не зря же я в неё пять сотен условных единиц энергии вбухал. Да и с новым телом она ускорит своё развитие. И если сейчас она может влиять лишь на духовные и неживые объекты в пределах квартиры, то не удивлюсь, если в будущем её сил станет хватать и на живых.

Зайдя в свою комнату, уставился на портальную схему. Спустя несколько минут, насчитал с десяток мелких дефектов. Где-то краска потекла, где-то я не очень удачно кистью мазнул. Взяв нож для бумаги, потратил некоторое время, чтобы слегка подрихтовать своё художественное произведение. А затем мой взгляд упёрся в сложенные обои, что я оставил неподалёку. Про то, что их надо вернуть обратно на стену я и забыл. Вот и нашёл себе занятие.

Вдруг мне представилось, что возвращаясь к себе в квартиру через портал, я вместо того, чтобы оказаться в комнате, упрусь лицом в обратную сторону обоев. Но, об этом я уже думал. И даже спрашивал Абрахама. Он сказал, что портал выводит цель в двадцати сантиметрах от себя. И так же во время перехода. Схема чувствует намерение человека, которое выражается в виде шага, и переносит его в другое место. То есть обои не только не помешают выходу, но и входу.

Как только я закончил с поклейкой и присел отдохнуть, кто-то позвонил в домофон. Курьер. А я, честно сказать, про него и забыл. Забрав несколько фирменных пакетов у молодого паренька, заглянул в гостиную. Перла уже закончила со своим заданием, сложив големов в тот угол, куда я ей изначально и указал. В данный момент девушка просто стояла напротив них, застыв столбом. Спустя несколько секунд она сделала шаг вперёд, слегка сдвинула ногу одной из кукол, и снова отошла назад, осматривая результат. Так она, похоже, старается ещё и вернуть их в то же самое положение, в котором они оказались в самом начале. Дотошная. Эта её черта характера мне однозначно нравится.

Подойдя поближе, я демонстративно осмотрел как големов, так и всю комнату. Естественно я не помню, как они там валялись. И тут причина скорее в том, что в тот момент, когда их складывали, я смотрел совершенно не на них. Да и кто будет запоминать такие мелочи?

— Молодец, — одобрительно кивнул я. — Тут тебе подарочки подъехали. Сейчас принесу зеркало, будешь примерять, — вручил Перле пакеты и ушёл к себе в комнату за навесным зеркалом, которое я вчера забыл вернуть на своё место.

Время до обеда пронеслось словно ветер. Да и чего бы ему было задерживаться? Я стал свидетелем отличного шоу, в котором миловидная стройная девушка не торопясь переодевалась, красуясь перед зеркалом. И передо мной, разумеется. Я же одобрительно кивал, говоря, что ей идёт. И врать мне не приходилось. Казалось, что на неё можно надеть что угодно, и это будет выглядеть просто великолепно. Как говорится: «Не вещи красят человека, а человек вещи». И я сейчас убедился в правдивости данной пословицы. И пусть Перла как бы и не человек вовсе, это не отменяло её привлекательный для людей вид. Особенно для людей мужского пола. Чувствую, сегодня вечером, пока я буду драться, с неё взгляд сводить не будут.

После обеда вновь вернулся на крышу, но уже для того, чтобы потренироваться в метании. Практика приносит свои плоды. Медленно, но верно мои навыки улучшаются. Конечно, приходится тратить на это время. И в данном случае — много времени. Но оно того стоит. Будь я обычным обывателем, ни за что не стал бы заниматься подобными вещами. Зачем вообще простому айтишнику уметь ножами кидаться? Только если это приносит удовольствие. То же самое можно сказать и про взлом замков и ножевой бой. Да и бег по утрам, и занятия в спортзале тоже вполне входят в эту категорию. И кстати, о последнем. Надо уже выкроить время и хотя бы разочек посетить это заведение. Может, мне даже понравится?



20. Бессмертный — 103



Когда начал спускаться с крыши, решил оставить свою самодельную мишень на чердаке. Вряд ли на неё кто-то позарится. Более того, я уверен, что оставь я тут паллет с золотом, накрытый брезентом, и спустя месяц не пропадёт и слитка. Это место не то, в котором хочется находиться дольше обычно. Тут сыро, темно, воняет тухлинкой и птичьим помётом. Стены и потолок оплетает вездесущая паутина, а на голову постоянно что-то сыпется. В общем, я уверен, что ни представители провайдера, ни лифтёры тут долго задерживаться не будут.

Поэтому, бросив мишень в один из тёмных углов, я пошёл по лестнице вниз. Когда есть настроение, я и поднимаюсь тоже по ней. Времени занимает не сильно дольше по сравнению с лифтом, а тренировка вполне себе неплохая. Может выносливые ребята от поднятия собственного тела на пять этажей вверх ничего и не почувствуют, а я же вполне себе выдыхаюсь. И даже зелье жизненных сил не сильно улучшило ситуацию. Если бы не моя врождённая лень, может быть и вовсе ходил бы пешком постоянно. Помню, как в детстве застрял в лифте. Мне тогда пришлось просидеть в нём почти два часа. Лифтёры не торопились, ага. После того случая я несколько лет не пользовался этим «страшным» средством передвижения в вертикальном пространстве. А потом страх поутих, и лень вновь взяла своё.

Подходя к своему этажу, услышал на площадке шаркающие звуки. Кто-то там ходил. Или скорее топтался на месте. Замедлив шаг, постарался идти как можно тише. Не сходя со ступенек, выглянул за угол. Возле моей двери стояли двое мужчин непонятной наружности. Может охотники? В голове сразу закрутились мысли о том, как они меня смогли вычислить и зачем вообще припёрлись. Ну, на первый вопрос ответ довольно прост. Если у них есть связи, то они могли пробить мой номер машины. А вот, почему они пришли? Может хотят «пригласить» меня на подпольные бои? Я-то и так планировал приехать, но видать им захотелось убедиться в том, что я точно буду.

— Господа, вы к кому? — вышел я из-за угла, решив, что нападать первым не стоит. Всё моё оружие при мне, а расстояние между нами слишком маленькое, чтобы они смогли своевременно воспользоваться огнестрелом. Даже держи они стволы в руках, я бы всё равно успел подскочить в упор и отвести от себя выстрел.

— А вы случаем не Минников? Дмитрий Анатольевич? — начал говорить кучерявый блондин, чьё осеннее пальто по своему виду, казалось, досталось ему ещё от деда.

— А вы по какому вопросу? — не стал ни подтверждать, ни опровергать его слова. Хотя, наверняка для себя они уже всё решили.

— По поводу ограбления и вандализма в музее, — после этих слов я так и застыл. Я ожидал кого угодно, но не следователей. Охотников, магов из коалиции, посланников от Владыки, да даже если бы ко мне демоны из Ада наведались, я бы не так удивился. Это ж где я так прокололся, что меня выследили всего за несколько дней?

— Документы покажете? — не зная, что делать, решил хоть немного потянуть время. Убить я их не могу. Просто убежать, тоже. Если покину квартиру сейчас, то вернутся уже не получиться. Меня будут пасти, и забрать свои вещи не выйдет. А оставлять тут Абрахама и Дусю я не намерен. Да и Мару надо забрать. Куда же я без неё?

На мой вопрос второй мужчина хмыкнул и потянулся рукой к внутреннему карману куртки. На вид, этот следователь был старше первого лет на десять. Может, новичка тренирует, от того и молчит? Я же на его действие слегка напрягся. Кто знает, что он там сейчас вытащит? Он стоит чуть дальше и если в его руке вдруг возникнет ствол, я просто не успею ничего сделать. Максимум отпрыгну обратно за угол. Но тогда путь к квартире мне будет отрезан.

— Прошу, — мне повезло, и следователь достал из кармана не оружие, а какой-то документ.

— ФСБ? — я поднял глаза от удостоверения, осматривая своих гостей. — А где группа захвата? Мне казалось, что федеральная служба безопасности в таких вопросах не церемонится.

— Если диалог не получится, то и нас двоих вполне хватит, — ответил мне старший со слегка пресной улыбкой на лице. — Пустите в квартиру? Или тут поговорим?

— Если что-то пропадёт, напишу на вас заявление, — на полном серьёзе ответил я, отдавая корочку и перемещаясь ближе к своей двери. — Прошу. Большая комната справа.

Когда вошёл вслед за представителями закона, увидел Перлу, сидящую на диване рядом со старшим следователем. Младший же расположился в кресле.

— Присаживайтесь, — махнул он рукой, будто бы это не они ко мне пришли, а я к ним.

Я завалился в кресло, периодически поглядывая на девушку, которая делала вид, будто пришедших людей не существует. Она сидела полубоком, смотря в сторону окна.

— Дмитрий Анатольевич, расскажите нам, зачем вам понадобилась невзрачная статуэтка? И зачем вы разбили экспонат, представлявший наибольшую историческую ценность?

— Сначала вы расскажите мне, с чего вы решили, что я что-то там украл. А то без хоть каких-то доказательств нам с вами не о чем разговаривать, — я знал, что они знают. Но делиться с ними информацией на безвозмездной основе в мои планы не входило. Нужно же, в конце концов, понять, где я наследил.

Старший хмыкнул, но ничего не сказал, давая право вести допрос своему коллеге. Кучерявый же без лишних слов залез в карман брюк и вытащил оттуда смартфон. Спустя полминуты я смотрел на самого себя, идущего по улице под дождём. Мужчина провёл пальцем по экрану, переключая на следующее видео. Дождь почти кончился и видно, как та же самая фигура, уже не так сильно укутанная в дождевик, идёт в обратную сторону. Ещё одно движение пальцем, и вот я сажусь в машину.

— Ну а что было дальше, вы, наверное, и сами догадываетесь? — я мысленно ударил себя по лицу. О камерах в самом музее и рядом с ним я позаботился, а вот про все остальные позабыл. А ведь там Москва, а не какое-то захолустье. Камеры стоят чуть ли не над каждой дверью, возле каждого подъезда. Да и магазины видеозапись ведут. Наверняка мне показали лишь самые удачные кадры. В то время как фактически я прошёл мимо двух десятков следящих устройств.

— Проследили за машиной по дорожным камерам?

— До первой из них, — самодовольно ответил следователь. — А дальше уже по номеру вышли на вас.

Мне снова захотелось себя ударить. Да побольнее. Желательно так, чтобы навсегда запомнить в какое время я живу.

— Ну так что? Поделитесь с нами вашими мотивами? Или к нам в отделение поедем?

— Я коллекционер, — начал врать я, смотря мужчине прямо в глаза. — Люблю всякие редкости.

Вообще, мне было совершенно непонятно, почему эти люди так церемонятся. У них на руках есть улики, которые даже я считаю вполне себе неопровержимыми. Так зачем весь этот цирк? Или их целью является прямое признание вины? Ну, так бумажки никакие подписывать я не буду. А в крайнем случае на суде скажу, что меня вынудили. Я это понимаю, они это тоже наверняка понимают. Так в чем же причина столь милого обращения ко мне? Я не вижу всей картины, и это очень сильно раздражает.

— Как, например, эта книга? — блондин пододвинулся ближе к журнальному столику, потянувшись к артефакту. — Она зачарована? — этот вопрос мужчина задал, развернув талмуд на середине. И не дожидаясь того, пока я соображу, что сказать, продолжил: — Вы можете это прочитать? — он слегка приподнял книгу, повернув её в мою сторону.

— Могу, — ответил я лишь на последний его вопрос, проигнорировав остальные. Когда он сказал слово «зачарована» в моей голове будто бы поднялся целый шторм из мыслей. Жаль, но большая часть из них были вопросительны. Кто на самом деле эти люди? Откуда они знают про зачарования? И что в реальности им от меня нужно? — А вы не можете? — косить под дурачка всегда легко и приятно.

Младший бросил взгляд на своего товарища, но тот никак не отреагировал.

— А те манекены вам зачем? — следователь кивнул себе за спину, где в углу валялись големы.

— Люблю устраивать по выходным кукольные шоу, — пожал я плечами, не придумав ничего толкового.

— Дмитрий Анатольевич, — мужчина сложил пальцы в замок, — давайте на чистоту. Чем вы занимаетесь? И зачем разбили дорогой музейный экспонат?

— Его разбил не я, а… мой конкурент. Мы случайно оказались в одном месте в одно время и… ну знаете… повздорили, — я старался добавить на лицо побольше экспрессии, чтобы всё выглядело как можно более правдоподобно. — И к слову, ту статуэтку я брать не планировал. Не знаю, поняли ли вы это по оставшимся осколкам, но она была проклята. Такие вещи слишком опасно хранить дома.

Я решил дать этим людям то, что они хотят услышать. Если эти ФСБшники и впрямь считают меня знатоком всего необычного, то пусть так и будет. Всё равно с пустыми руками они отсюда не уйдут. И лучше они покинут это место спокойно, чем поломают мне всю квартиру. Естественно я не верю, что эта парочка сможет меня одолеть, но и проверять не хочется.

— Так всё-таки вы не простой коллекционер? — слегка прищурился мой персональный дознаватель. — И та статуэтка, что вы забрали, тоже не обычная?

— Необычная, — после моих слов из-под дивана донёсся шорох. Неужто Дуся очнулась? Как не вовремя-то.

— Что там? — тут же среагировал мужчина, глянув в сторону дивана. Его коллега, который на этом самом диване и сидел, тоже слегка напрягся.

— Статуэтка, — максимально равнодушно ответил я, будто бы и не произошло ничего экстраординарного. — Дусь, покажись.

Из-под дивана прямо на глазах парочки гостей грациозно выползла кошка в своём обновлённом обличье. Безразлично осмотрев сначала мужчину в кресле, она обернулась и искоса глянула на того, что сидел на диване. Сделав вид, что эти люди её никак не интересуют, начала по-кошачьи умываться. Не помню, чтобы она так когда-либо делала за время нашего знакомства.

— Это же…? — блондин начал хаотично тыкать пальцем в телефон.

— Да, та самая статуэтка, — в этот момент я от всей души наслаждался обескураженными рожами этих мужиков. — А вы что подумали? Что я буду врать сотрудникам службы безопасности?

Умыв мордочку, кошка пошла в мою сторону, после чего легко и непринуждённо запрыгнула на колени. Немного покрутившись, она улеглась, прикрыв глаза. И в эту же секунду я услышал щелчок фотокамеры на телефоне старшего следователя.

— Это для протокола, — тут же объяснился он, поймав мой взгляд. — Макс, дай Дмитрию Анатольевичу нашу визитку.

Кучерявый блондин, который в это время всё ещё продолжал пялиться то в свой смартфон, то на кошку, вышел из транса и полез во внутренний карман пальто. Кстати говоря, никто из них верхней одежды не снимал. И даже не разувался.

— РКМ, — прочитал я на хорошо сделанной пластиковой карточке с переливающимся значком Российской Федерации. — И что это значит? Кто вы на самом деле такие, и зачем мне ваш номер телефона?

— Росмагнадзор, — ответил младший, наконец-то придя в себя. — Расследуем все мистические события в стране. А в случае угрозы национальной безопасности устраняем тех, кто эту угрозу несёт.

— Я так понимаю, что раз вы оказали мне визит вежливости и не стали сразу «устранять» угрозу в моем лице, это значит, что я теперь завербован?

— Взяты под контроль, — отчеканил он заученную фразу.

— Кошку я вам не отдам.

— Она нам не нужна, — младший что-то хотел сказать, но его прервал старший коллега.

Блондин обернулся и, увидев что-то в глазах товарища, еле заметно кивнул.

— Мы закроем глаза на ваши прошлые прегрешения. Но вы должны гарантировать, что без нашего ведома больше не будете вламываться в государственные учреждения.

— А…

— А перед тем как что-то пытаться украсть у частников, вы должны нас уведомить по указанному номеру телефона.

— Я правильно вас понимаю, вы мне даёте добро на… «коллекционирование» предметов?

— Именно так. Но мы должны знать, что, где, когда и зачем будет изъято из частной коллекции. Так же, нам бы хотелось, чтобы вы нас информировали о местонахождении предметов, которые вам не нужны, но при этом обладают некоторыми необычными свойствами.

— Это все требования?

— Возможно, нам могут понадобиться ваши услуги. Как мы смогли убедиться, вы довольно хороши в проникновении даже в столь защищённые места. Да и в артефактах разбираетесь, — он скользнул взглядом по спящей кошке. — Также вы будете обязаны установить наше приложение и зарегистрироваться по номеру на обратной стороне визитки, — вместе с этими словами я перевернул карточку и обнаружил на ней двенадцатизначную цифру, а также URL-ссылку. — Если вы этого не сделаете в течение двух следующих дней, мы будем считать это как отказ от сотрудничества.

— Будете следить за мной через программу?

— Естественно, — улыбнулся старший следователь, вставая с дивана. — И обязательно держите включённой геолокацию, иначе мы можем начать нервничать. А вы наверняка не хотите видеть нас в своём доме снова. Тем более нервными.

— Я вас понял, — я тоже поднялся с кресла, аккуратно сняв кошку с колен, — под колпаком жить комфортнее, чем в тюрьме.

— Приятно работать с умным человеком.

Закрыв за мужчинами дверь, я вдруг осознал, что звук уезжающего лифта почему-то направился не вниз, а вверх. Неужто решили чердак проверить? Ну, там им ничего не обломится. Да и нет там ничего ценного, кроме гнезда с воронами. Артефакты я в таком месте хранить бы не стал.

Вернувшись в гостиную, увидел, как кошка сидит на книге Абрахама, всем своим видом показывая полное превосходство.

— Дусь, ты в порядке? — за прадеда я не переживал. Помнится он говорил, что книгу невозможно уничтожить. Так что кроме как его самолюбия, ничего пострадать не могло.

— Это ты его подговорил?

— Нет, — сказал я чистейшую правду, — но я знаю, что он сделал. И я считаю, что он действовал тебе во благо, пусть и против твоей воли.

— Да ты знаешь, что мне пришлось пережить?! — вскрикнула она, начав активно долбить хвостом по книге.

— Это было даже хуже, чем когда я тебя чуть не убил, передав слишком много духовной энергии?

Удивительно, но эти слова сбили её с мысли, отчего даже хвост перестал шевелиться.

— Примерно так же, — более спокойно ответила кошка. — Но ты не знал, что делал. А этот гад всё прекрасно осознавал!

— Немного мучений, зато теперь ты можешь лучше ощущать физический мир.

— НЕМНОГО?! Да я десять часов провела в медитации! Мне пришлось полностью отключиться от этого мира! Без этого я бы с ума сошла! Ты даже не представляешь, что я ощущала! Будь на моем месте кто-то другой, и в итоге вы бы получили мстительного духа, только и способного к ненависти и разрушению.

Я подошёл к кошке и, бесцеремонно подняв её, прижал к себе.

— Отпусти, — она попыталась вырваться, но мои объятья оказались крепче.

— Скажи, что ты чувствуешь?

— Ничего не чувствую, — фыркнула кошка.

— Врёшь ведь. Когда ты лежала на коленях, я заметил, что ты реагировала на мои поглаживания.

— Я просто играла роль обычной кошки.

— Знаю. Но не ощущай ты прикосновений, не смогла бы делать это столь достоверно.

— Отпусти уже.

— Сначала ответь на вопрос.

— Не знаю, что я чувствую! Не привыкла ещё! Я большую часть своего существования провела в форме духа!

— Спасибо за честность, — поблагодарил я ту, что стала первым членом моей новой семьи. — Надеюсь, ты не станешь отказываться от подарка Абрахама. И не будешь держать на него зла.

— Когда он извинится, тогда и поговорим, — сухо ответила кошка, перебираясь с места, куда я её положил, обратно на книгу.

— Ну, это уже без меня, — заставлять мага сделать нечто подобное — бессмысленно. Не уверен, что наше с ним соглашение простирается столь далеко. — Пойду немного помедитирую, и возможно, посплю.

Объявив о своих планах, я отправился в спальню. До восьми часов время ещё есть, а значит надо отдохнуть и как минимум морально подготовиться к встрече с охотниками. А по дороге себе ещё телефон куплю. Одно дело, когда за мной следит Владыка, который в мои дела не лезет. И совсем другое дело — государство. Удивительно, но демону я доверяю больше, чем правительству. И как я до такого дошёл?



21. Бессмертный — 104



Во время медитации экспериментировать с органами не стал. Вместо этого временно перенаправил большую часть энергии на формирование источника. В неподвижном состоянии всё равно мне эта энергия не нужна. А так хоть немного, но ускорю своё превращение в полноценного мага. Мне бы достать где-нибудь методичку по этому виду саморазвития. Только где ж её взять? Вот и приходится постоянно на собственной шкуре проверять новые варианты, в надежде найти правильный путь. Спустя примерно час вернул энергетические потоки в нормальное состояние, после чего завалился спать. Но сон после медитации как-то не особо-то и шёл. Да и не успел я устать. Я же в первую половину дня ничем особо сложным не занимался.

Устав лежать, поднялся и пошёл обратно в гостиную. Надеюсь, Абрахам и Дуся уже разобрались друг с другом, и мне не придётся слушать их спор. Когда вошёл, увидел, что книга лежит на полу, а кошка, активно виляя хвостом, сидит на спинке кресла. Мда… Похоже, беседа закончилась не лучшим образом. Говорить ничего не стал. Поднял артефакт с пола и вернул его на своё обычное место. После этого я лишь махнул рукой Перле, в очередной раз проверяя, понимает ли она жесты, и не торопясь пошёл в спальню.

— Всё время смотришь в мою сторону, — начал я объяснять модель поведения девушке, рассказывая про то, чем мы будем заниматься этим вечером. — Если к тебе кто-то подходит, бросаешь на него быстрый взгляд, после чего вновь переводишь его на меня. Никаких кивков или мотания головой. Ты должна выглядеть так, будто бы тебя никто кроме меня не интересует. Со слов Абрахама я и так знаю, что все остальные для тебя не существуют. Но нам важно, чтобы ты всё-таки выглядела живой. А значит пусть и малую крупицу, но уделять внимание другим тоже нужно. Иногда, немного, но всё же нужно.

После этого я ещё и поиграл с девушкой в ролевые игры. Не компьютерные. И не сексуального характера. Просто задал ей точку, в которой предположительно нахожусь я, после чего заходил в комнату, и она должна была бросить на меня мимолётный взгляд, будто на незнакомца. Поначалу она даже не очень поняла, что я от неё хотел. Но после нескольких попыток нам вроде бы удалось найти общий язык. Тяжело работать с кем-то, кто не может задать тебе вопрос, спросив о том, что не понимает. Приходится угадывать, перефразировать, подходить с разных сторон к объяснению, применять сравнения и метафоры. Да за эти полчаса я неслабо так во владении русским языком попрактиковался! Это даже можно назвать полноценной тренировкой!

И всё же, конечный результат меня более чем обрадовал. Со столь холодным взглядом, описанное мной поведение, выглядело в её исполнении абсолютно натурально. Да если б в мою сторону так девушка посмотрела, меня бы в дрожь бросило.

В итоге, прикинув время, я слегка перекусил, выбрал совместно с Перлой для неё прикид, лучше всего подходящий для места, где мужики будут бить друг другу рожи, и, посетив ворона, проложил маршрут до нужной точки на навигаторе. Хотел по дороге ещё заехать телефон купить, но вспомнил, что где-то дома должен лежать простенький смартфон, который остался после матери. Не уверен, что я смогу его найти, но хоть в мелочах, но попытаюсь сэкономить. Да и «симка» в нём должна быть. Я, кстати, очень надеюсь, что оператор её ещё не выключил. А то в наше время довольно сложно купить SIM-карту без регистрации по паспорту. Ещё лет десять назад в любом переходе можно было сколько угодно таких взять. А сейчас, всё. Запретили. Хочешь пользоваться сотовой связью, будь добр предоставить свои личные данные. Анонимность у государства нынче не в почёте. В теории, можно попробовать в каком-нибудь салоне связи скосить под дурачка и сказать, что забыл паспорт. А потом уточнить, что наизусть помню свои данные и могу их продиктовать. Можно даже надавить на жалость, сказав, что «симка» очень нужна, а ехать за паспортом далеко. У них же там ежедневный план по операторским комплектам. Так что вполне может и прокатить. Ну, а в крайнем случае полазаю по переходам возле станций метро. Где-нибудь на «нелегальные» SIM-карты да и наткнусь.

По адресу прибыл за час до назначенного времени. Место довольно непримечательное, как собственно и весь район. После разговора с представителями РМН я всё ещё ощущал лёгкую паранойю, а потому включил усилитель и просканировал местность на всю электронику с функцией видеозаписи. Как я и думал. В отличие от центральных районов Москвы, тут данные устройства стоят лишь в машинах в качестве видеорегистраторов. Меня они особо не пугали, но на всякий случай на всех близстоящих машинах вырубил автоматическую активацию съёмки по движению.

Кроме этого я осознал ещё кое-что. До сего момента я почему-то совсем не обращал внимания на одну деталь. Ведь в наш век все люди носят с собой электронные устройства. Минимум, смартфон. А полный список я устану перечислять. Так вот, раньше, я как-то не обращал на мобильные устройства внимания. Ну, заметил при сканировании, что у кого-то лежит телефон в кармане, и что с того? А ведь считай, что смартфоном обладает каждый человек. Без этого гаджета никто из дома не выходит. А это значит что? То, что я неожиданно для себя обрёл возможность узнать о количестве людей в том или ином месте! Эта способность, конечно, не так хороша, как рентгеновское зрение, но и ей применение вполне можно найти. Когда твоими врагами являются не монстры, а люди, при должной осторожности вполне можно узнать о подготовленной засаде. А если, например, придётся прорываться по зданию с узкими коридорами, наполненными вооружёнными представителями человечества? Я же смогу узнать о том, где, кто и в каком направлении движется. Спланировать маршрут. Застать кого-то врасплох.

— Уау… — протянул я, купаясь в собственных фантазиях. Это же какой простор для манёвра мне открывается. Жаль, что без усилителя дальность обнаружения объектов не очень-то велика. Скорее даже крайне мала. Не уверен насчёт точного радиуса, но десяти метров точно не превышает. А вот будучи усиленной, она метров на сто бьёт. Естественно, что на такой дальности я ничего с электроприборами делать не могу. Максимум, что доступно из информации, это сам факт существования этого объекта. Чем ближе, тем точнее я могу понять, что это за устройство, каков его размер, как много тока оно через себя пропускает и так далее.

И вот сейчас, сидя в машине недалеко от нужного места, я ощущаю всего десяток устройств, похожих на телефоны, которые расположились где-то под землёй. Похоже, что толстый слой бетона и грунта серьёзно влияет на мои способности. А ещё, я уже смог найти серьёзный недостаток данного способа подсчёта людей. Посылая вокруг себя широковещательный запрос, я получаю слишком уж «шумный ответ». В голове загораются сотни объектов, подходящих под запрос. И это очень сильно отвлекает. Одно дело, когда сидишь в машине и не двигаешься. И совсем другое, если мне нужно будет проделывать тот же фокус во время движения или драки. Вообще, я так уже делал, но запросы тогда я посылал более узкие. В большинстве случаев меня интересовали осветительные приборы, и искал я именно их. То же самое с камерами. Я формулирую желание, и нужные электроприборы подсвечиваются в моём сознании. Но с телефонами так почему-то не выходит. Сколько не пытался сейчас, так и не получилось выделить эту группу устройств по какому-то признаку. Приеду домой, попробую разобраться в этом деле. Может получиться отслеживать их по вольтажу?

Выйдя из машины, взял Перлу под ручку и пошёл к двери, которая больше всего напоминала вход в нужное мне место. Но она оказалась закрыта. Ещё раз сверившись с картой, убедился, что я не ошибся. Пришлось идти в обход. Если официально клуб закрыт, но бои всё равно проводятся, значит, существует альтернативный способ попасть внутрь. И он нашёлся довольно скоро в одном из соседних переулков. Правда, я не был на сто процентов уверен, что это точно он, а потому решил поинтересоваться у стоящего в паре метрах от него мужчины.

— Не подскажете, здесь бои проходят? — честно сказать, я был не уверен, что стоит проявлять свойственную мне вежливость. Охотники мне показались людьми довольно дикими. Как бы от обращения на «Вы» у них отношение ко мне не ухудшилось. Я же вроде как наоборот пришёл сюда доказать, что чего-то стою. И не только им, но и себе.

— Новенький? — спросил у меня в ответ дымящий сигаретой мужик. По его голосу, а также внешности, он мне напоминал какого-то работягу с завода. Потёртая одежда, мозолистые крупные руки. Уставшее лицо покрывала жёсткая щетина, а засаленные волосы то и дело спадали на глаза. На самом деле, этот человек выглядел так, будто бы только что закончил двенадцатичасовую смену и после этого перекура заступит на ещё одну такую же. Некая обречённость легко читалась в его глазах.

— Что-то вроде того. Вольный охотник, — забросил я удочку, упомянув слово на букву «О».

— Понятно, — мужчина затянулся и немного поёжился от порыва ветра, сильнее запахнув куртку. — Тогда проходи, — как я и думал, он не стал церемониться и сразу перешёл на «ты».

— Тоже будешь драться? — перед тем как шагнуть на лестницу, ведущую в подвал, решил попробовать получить хоть какую-то информацию.

— А куда я денусь с подводной лодки? — как-то недобро он на меня зыркнул, а затем ещё и покосился на Перлу. — Интересная с тобой девушка пришла.

— И чем же тебя она заинтересовала? — я тоже глянул на свою спутницу, чтобы убедиться, что выглядит она так же, как и в момент выхода из машины.

— Она ведь не человек, да? — этот его вопрос меня огорошил и поставил в тупик. Уж чего-чего, а то, что первый же встречный раскусит столь хорошую маскировку, я не ожидал. Может он видит больше, чем я? Неужто духовное зрение?! А я думал, охотники терпеть не могут магов и всех остальных «ненормальных» людей.

— Как ты пришёл к этому выводу? — постарался построить фразу так, чтобы если его ответ был лишь какой-то глупой догадкой, я смог бы легко ретироваться, сказав, что он ошибся.

— Пахнет она странно, — он демонстративно втянул воздух ноздрями, вытащив сигарету изо рта. — Точнее, не пахнет. Будто и не живая вовсе.

— Тебе сигаретный дым весь нос забил. Да и ты что, ищейка что ли, чтобы человеческие запахи с такого расстояния ощущать?

Мужчина как-то недобро оскалился, но затем махнул рукой и отвернулся. Продолжать разговор с этим странным типом я больше не горел желанием, а потому решил всё же спуститься вниз.

— Дим! — услышал я своё имя, когда моя голова ещё не до конца скрылась под землёй.

— Игорь? — я остановился, сделав шаг на ступеньку вверх.

— Ты что так рано? — шёл он в мою сторону вместе со своим товарищем.

— Время свободное было, вот и приехал пораньше.

— Этот пёс на тебя не лаял? — протянул мужчина мне руку, как-то странно глянув на курившего.

— Да нет, нормально всё.

— Это хорошо, — улыбнулся мне Игорь, — а это кто с тобой?

— Перла, — кивнул я в сторону девушки. — Она итальянка, по-русски не разговаривает. Да и понимает далеко не всё. Так что я, когда драться буду, вы к ней не приставайте.

— Не боись, не уведём твою бабу. Хотя желающих повеселиться с такой красоткой найдётся не мало. Расскажешь, где нашёл? Может там ещё есть?

— Сестра одного моего старого знакомого. На экскурсию приехала. Хотела Москву посмотреть.

— И ты привёл её первым делом к нам?

— Не первым делом, конечно. Но если уж захотела посмотреть город, то надо показывать его весь, а не одну мишуру.

— Правильный подход, — согласился он, обернувшись на своего товарища. — Ну что, идём?

— Пошли, — я кивнул, сделал несколько шагов вниз и толкнул металлическую дверь. Мне в лицо сразу пыхнуло запахом пота вперемешку с алкоголем. Странное сочетание. Будто бы попал в бар для дальнобойщиков. На вид же это место больше походило на обычный тренировочный зал с возвышающимся по центру боксёрским рингом. Правая же часть помещения была освобождена от мешающихся тренажёров и там в три ступени стояло несколько лавок. Своего рода трибуна для болельщиков. И там уже сидели несколько человек. Но в целом людей я насчитал меньше, чем при сканировании. То ли смартфонов у каждого больше, чем один, то ли где-то тут ходит кто-то ещё.

— Ну как тебе? — из-за спины спросил Игорь.

— Даже не знаю, что ответить. Не бывал раньше в таких местах, — а после этого кивнул в сторону трибуны и спросил: — А здесь только охотники бывают?

— Да, это место одного из наших ребят. Чужих не пускаем.

— И как будут проходить бои?

— Как кому захочется. Но обычно, раздеваемся по пояс и дерёмся лишь голыми руками. Всё-таки тут все свои и калечить друг друга, смысла нет.

— И зачем тогда это всё? Нравится своим друзьям лица бить?

— Ещё как! — хохотнул Игорь. — После тяжёлых суток, упустив свою цель, так и хочется кому-нибудь навалять. Можно, конечно, и в каком-нибудь кабаке драку навязать, да только зачем? Тут всегда есть те, кто разделяет твои желания и не против начистить морду хоть тебе, хоть кому-либо ещё.

— Значит, пар выпускаете.

— Работа нервная, что поделать. А ты сам что, никогда не хотел после неудачной вылазки кому-нибудь по роже проехаться?

— Если скажу, что у меня неудачных ещё не было, — слегка повернул я голову к идущему сзади собеседнику, — ведь не поверите, да? Ну, если не считать той, где вы мне помешали, — последнюю фразу произнёс так, будто мне и впрямь есть дело до их появления в ту ночь.

— Да не рычи ты так. Не нашёл что ли ещё их логово?

— Другими делами занимался, — покосился я на свою спутницу.

— А, ну это тоже важно, — одобрил он мой намёк на приятное времяпрепровождение с девушкой.

— Бои раньше времени не начинаются? — мы уже дошли до лавок, но знакомить меня ни с кем не стали.

— Да толком ещё и нет никого, — Игорь окинул взглядом трибуну. — Пиво будешь?

— И дерётесь и бухаете? — глянул я на вынутую из пакета бутылку.

— И бухаем и дерёмся! — улыбнулся собеседник, отвинтив одним движением крышку и тут же присосавшись к горлышку.

— Мы сегодня только смотрим, — последовав примеру товарища, сделал глоток Илья. — Тут и без нас желающих хватает.

«И как они не толстеют с такой диетой?» — пронеслась в голове мысль, когда из пакета показалась упаковка чипсов. — «Если бы я бухал еженедельно и жрал такое количество углеводов, то на утренних пробежках и половину того, что пробегаю осилить бы не смог. Вот как, оказывается, выглядит врождённая выносливость».

Мы просидели ещё минут пятнадцать, перед тем как в зал начали постепенно подтягиваться новые лица. Ничем не примечательная масса людей, состоящая процентов на восемьдесят из мужчин. Женщины тоже присутствовали, но уж в очень скромном количестве. Но те, что посетили это заведение, отличались довольно подтянутым видом. В отличие от мужчин. Я-то думал, что тут все будут как мои знакомые — жилистые, плечистые, высокие. Но, нет. Из этой толпы даже баскетбольную команду собрать не выйдет. Многие имеют лишний вес, а некоторые даже очень серьёзный лишний вес. Не уверен, что они вообще смогут за кем-то бежать дольше пары минут. Заметил несколько довольно молодых парней, которые тоже не могли похвастаться хорошим телосложением. Не дрыщи, конечно, но в спецназ бы их не взяли.

И когда все лавки забились до отказа, на ринг вкатился какой-то не особо приметный мужичок.

— Рад вас всех видеть сегодня на нашем еженедельном мероприятии, — говорил он без какого-либо микрофона, но с учётом близости ринга, слышно было хорошо. — У нас сегодня довольно насыщенный вечер. Запланировано семь боёв, в одном из которых будет участвовать наш новичок Виктор, — мужчина указал на кого-то в толпе. — А сражаться он будет с нашим гостем, — и вот тут рука и взгляд упёрлись точно в меня. — Дмитрий, охотник-одиночка. По его словам ему удавалось не раз накрывать логово вампиров. Мы ему, конечно же, не верим, — в толпе вокруг меня раздались смешки, — но показать свои навыки позволим.



22. Бессмертный — 105



— И пока все более-менее трезвые, предлагаю с этого боя и начать. Вы как мужики, не против? — оратор заскользил глазами между мной и моим соперником, которого я никак не мог рассмотреть среди сидящих.

— Я только за, — раздался довольно молодой голос откуда-то сзади.

Я демонстративно встал с лавки и развернулся, чтобы посмотреть на будущего противника. Ох, мать… Это подстава. Парню на вид лет двадцать, но в плечах он даже шире моих «друзей». Мне и через куртку видна не малая толщина его рук. Да и шея у него не маленькая.

— Конечно, почему бы и нет? — ответил я, повернувшись к ведущему. После чего начал снимать куртку и другую верхнюю одежду. Сняв ножны, секунду поколебался, а затем нацепил их на Перлу. Не хватало, чтобы мои знакомые своими шаловливыми ручонками моё имущество трогали. Это я и про нож и про голема. Внаглую они к девушке не полезут, а если всё-таки решат распустить руки, то ей на этот счёт даны некоторые инструкции. Отчаянный крик боли от сломанных пальцев я с ринга точно услышу.

Без оружия уверенность сразу поползла вниз. Как будто только что лишился чего-то очень важного и ценного. Собственно говоря, так оно и было. И если в битве на ножах я бы вряд ли проиграл какому-то дилетанту, то вот кулачный бой — не мой конёк.

Со стороны моего оппонента удалось расслышать некоторые напутствующие слова. Я заметил, как какой-то невысокий, но спортивный мужичок хлопает этого амбала по плечу. Кто бы мне что-то подбадривающее сказал, а? У этого здоровяка и без слов поддержки шансов явно больше.

— Я вижу, что вы готовы, — оценил нас ведущий, — поднимайтесь на ринг, расскажу правила.

Я, стараясь слишком сильно не пялиться, вновь глянул на противника. Чёрт, да с таким телом он вполне и мастером спорта может быть. Я, конечно, тоже не хлюпик. А за последний месяц и лишний жирок сбросил и рельефности набрал, но с этим парнем мы находимся в совершенно разных категориях. Не удивлюсь, если он гвозди руками гнёт так, будто бы они из мягкого пластика.

— Первое. Колюще-режущее оружие запрещено. Второе. Металлическая защита запрещена, — он перевёл взгляд с меня на Виктора. — Но вы, я смотрю, и так об этом уже в курсе. Ну и никаких калечащих приёмов. Глаза не выдавливаем, на горло не наступаем, пальцы не ломаем. Это всё-таки дружеский бой. Ну и чтобы вам было интереснее, победителю от меня достанется небольшой денежный бонус, — после этих слов он повернулся к трибуне. — Если кто желает сделать небольшие ставки, готовьтесь, я сейчас к вам спущусь, — он вновь повернулся к нам. — Ах, да. Забыл сказать. Бой идёт либо до потери сознания одного из участников, либо до добровольной сдачи, либо пока я не скажу вам остановиться. А теперь, — мужчина вылез за натянутые тросы, — начали!

Никто с кулаком наголо вперёд не побежал. Я попытался встать в стойку, но как правильно стоять во время безоружного боя, не имею ни малейшего представления. Да и стиля у меня никакого нет. Так что получилось не пойми что.

— Привык с ножом драться? — заговорил мой соперник.

— Так заметно? — кинул я быстрый взгляд на свою пустующую правую руку.

— Ещё как. Мне мужики несколько стоек показывали, и ты стоишь очень похоже.

— А сам-то? В чём КМС? — вряд ли он в таком возрасте уже стал мастером.

— Боевое самбо, — гордо ответил он. — Правда, мне больше нравится в зале железо тягать. А единоборство лишь хобби.

— По тебе видно, — усмехнулся я, — начнём?

— Погнали, — он коротко кивнул.

Сразу после своего вопроса я уже включил усилитель. Не уверен, поможет ли он мне, но без него шансов у меня мало. Всё что я знаю о самбо, это то, что они часто используют броски и болевые приёмы. А это значит, что лучше получить тяжёлым кулаком в плечо, чем подставиться под захват. С учётом разницы в силе и моей неопытности, я после первого же броска выйду из боя.

С кулаком я разминулся сам не знаю как. Тело среагировало раньше, чем я осознал увиденное. Корпус ушёл слегка вправо и вперёд, а рука инстинктивно потянулась в сторону живота противника. Удар цели достиг, но получился слишком уж слабым. Глазомер, который привык, что у меня в руках есть нож, был не рассчитан на уменьшившийся радиус поражения. Да и сам замах вышел совершенно неудачным.

Замерев в этом странном положении, я чуть не нарвался на загребущую руку, которая попыталась меня обхватить за корпус. Чтобы увернуться, пришлось чуть ли ни к полу прижаться. Пальцы самбиста лишь проскользили по спине, после чего я резко дёрнулся, разрывая дистанцию.

— А ты шустрый, — похвалил он мою изворотливость.

— Вот повоюешь с нечистью с моё и не такому научишься, — так как наш разговор было отлично слышен с трибуны, я решил немного углубить свою легенду.

Он вновь пошёл на меня, а я несколько раз сжал и разжал кулак, представляя, что роняю нож на землю. Возможно, такого рода самовнушение позволит лучше оценивать дистанцию. Виктор и так выглядит крепко, а если я буду его бить еле-еле, то никакого результата точно не добьюсь.

Снова замах огромной руки, и я ныряю прямо под неё. Распрямившись, делаю резкий удар в бочину, после чего ухожу от удара наотмашь. Разница в нашей реакции довольно велика. А потому, если не совершу ошибки, у меня есть все шансы выйти отсюда с целым лицом и без выбитых позвонков.

Парень повернулся ко мне, потирая бок. Не уверен, что есть хоть какой-то смысл бить куда-то кроме головы, но перед этим надо хотя бы немного размяться. Да и отвлечь его не помешает. Пусть думает, что я нацелен лишь на корпус. А когда откроется, тогда и попытаюсь нанести удар.

При своей следующей попытки он вместо того, чтобы повторять в третий раз то же самое движение, попытался просто меня схватить. Но для меня, что две руки он использует, что одну, разницы никакой. Я сделал быстрый джеб с шагом вперёд, после чего отпрянул назад. Он на это даже толком среагировать не успел. Правда и я попал ему куда-то в плечо. Ну, собственно, не принципиально.

Мы продолжали «плясать» на ринге ещё несколько минут. Я вспоминал все просмотренные мной уроки, стараясь применить показанные там движения на практике. Более чем в половине случаев выходило не очень. Но во главу угла я ставил именно отработку приёмов с живым человеком, а не победу. После этого спарринга, я смогу практиковать рукопашный бой и у себя дома. Ведь Безликий больше не будет выглядеть как истукан. Основываясь на моём опыте, он будет двигаться так же, как двигаюсь я сейчас. А значит и мне против него будет биться значительно сложнее.

— Если бы тут кто-то вёл подсчёт очков, то я бы уже победил, — вновь быстро уйдя в сторону, я заговорил, желая немного отдышаться. И, похоже, что дыхание сбил тут только я. Что-то незаметно, чтобы Виктор выглядел хоть сколько-то уставшим. Его лицо, правда, изменилось. Если вначале он относился ко мне с лёгкой долей пренебрежения, то теперь я вижу неприкрытую злость и раздражение. Его бесит, что только он раз за разом получает удары, в то время как мне до сих пор удавалось уклоняться.

— Да мне одного удара хватит, чтобы тебя завалить.

— Уверен, что так оно и есть. Но может, всё-таки сдашься?

— Пока твоё лицо не отведает моего кулака, я отсюда не уйду, — как-то недобро проговорил парень и рванул ко мне.

Сделав последний глубокий вдох перед началом нового раунда, я мысленно продлил время усилителя и шагнул прямо в сторону противника. Тот, не веря своему счастью, тут же попытался сжать меня в радостных обнимашках, попади я в которые, у меня бы рёбра затрещали. Будь мы в одной весовой категории, я бы мог попытаться врезаться ему плечом в живот, чтобы сбить с ног. Но в данном случае такой финт ушами мог лишь сыграть в пользу оппонента. Поэтому я резко пригнулся, избегая загребущих лап и, делая шаг вправо, подцепил ему ногу. С учётом, что Виктор совершенно не ожидал такой подлости, он не смог удержать равновесие и завалился лицом в пол. Благо, что руки вовремя подставил, а то бы нос разбил.

Когда он поднялся, я понял, что надо было просто его ударить как обычно. Его лицо не выражало больше ничего хорошего. Теперь ему просто хотелось меня отметелить. И я его понимаю. После моей подсечки зрители довольно сильно оживились. Кто-то открыто засмеялся. Кто-то стал переговариваться с теми мужиками, которые курируют Виктора, высмеивая их навыки обучения. Кто-то даже выкрикнул моё имя в качестве поддержки. Наверняка деньги на меня поставил, не иначе.

Парень шёл на меня, напрягая все возможные мышцы тела. Мне даже показалось, что он стал ещё чуточку больше, нежели до боя. Он не замахивался, не поднимал руки для будущей попытки захвата. Здоровяк просто двигался в мою сторону как большая стена, готовая отреагировать на очередной мой финт. В этот момент мне даже показалось, что у него просто нет уязвимых мест. Я представления не имел, как правильно нападать, а потому и играл весь бой от защиты. Он что-то делал, я как-то реагировал. А вот как мне поступить сейчас — непонятно. Ведь если я начну движение первым, он может успеть на него отреагировать. Если ему при этом удастся меня схватить, то на этом всё и закончится. Не то чтобы я прямо очень жаждал победить, но проиграть после всего этого будет как-то обидно.

Не видя решения проблемы, решил, что пришло время для финального удара. На ринге места свободного практически не было, поэтому я слегка отскочил в сторону, разрывая дистанцию на максимум и давая себе несколько дополнительных метров для разгона. Оттолкнувшись от пола, будто собираюсь бежать спринт, полетел к Виктору так, как если бы хотел сбить его с ног. Но в последнее мгновение резко затормозил, выставив ногу вперёд, пригнулся, а затем не менее резко распрямился. Мой кулак словно ракета «земля-воздух» устремился прямо в подбородок моего противника. В эту атаку я вложил всё, что у меня было. Удар вышел столь сильным, что я почувствовал боль не только в костяшках, но и в кисти.

Массивные руки, которые практически прижали меня к себе, опали и парень завалился на пол. Жаль, упал он не до конца. У него подкосились ноги, и он уселся на попу, часто моргая и мотая головой. Надеюсь, что хотя бы зубы с языком у него целы.

— Прекратить бой! — зазвучал голос ведущего. Забравшись на ринг, он подошёл ближе к контуженному. — Похоже, у нас есть победитель!

— Я ещё могу драться! — Виктор попытался опереться на руку, в попытке подняться, но и та его подвела.

— Так, сынок, иди отдыхай. Ты не Рокки, и у нас не бои на смерть. Поговори со своими наставниками, они помогут понять, что ты сделал не так. В следующий раз с новыми силами и знаниями попытаешься снова, — мужчина перевёл взгляд на меня. — Наш победитель, Дмитрий! — он взялся за мою руку и поднял ту вверх.

Когда спустился с ринга и подошёл к трибунам, меня окружило несколько человек, включая моих знакомых.

— Вот это ты отличился, — протянул мне руку Игорь. — Скакал по рингу будто бы молодой козлик.

— Ты и с вампирами так же сражаешься? — спросил какой-то довольно молодой паренёк.

— Это был дружеский матч. Вампирам обычно так не везёт, — расплывчато ответил я.

— А учеников берёшь? — снова задал вопрос тот же парень.

— Нет. Я ещё не настолько стар, — я окинул взглядом толпу. — Так, народ, расступитесь, дайте отдохнуть.

Мои слова подействовали и после ещё нескольких рукопожатий и дурацких вопросов от молодых охотников, я наконец-то прорвался к Перле. К моей радости, девушка оказалась в порядке. Нож тоже никуда не делся. Интересно, подставы на сегодня закончились? Или меня ждёт что-то ещё?

На следующие два боя меня оставили в покое. Если, конечно, не считать Игоря, рядом с которым я сидел, и который не переставал закидывать меня вопросами: «Где я так научился драться?», «Есть ли у меня какие-то ещё артефакты кроме ножа?», «А что за браслеты у меня на руках?», «Не знаком ли я с кем-то из тех, на кого охочусь?», «Кого ещё доводилось убивать, кроме вампиров?». И так далее. На уши он мне подсел конкретно. Правда он пытался как-то смягчить вопросы и задавал их будто бы невзначай. Но я-то понимал, что это фактически допрос. И пусть никто не проверял правдивость моих слов, приходилось придумывать правдоподобные ответы. Короткие «Да» и «Нет» моему собеседнику совершенно не нравились. Когда я так отвечал, он начинал задавать наводящие вопросы, в попытках раскопать что-то интересное. После нескольких таких заходов, я решил изначально придумывать правдоподобную завершённую историю, чтобы случайно не начать самому себе противоречить.

Во время третьего спарринга ко мне подошёл организатор.

— Ты довольно интересно дерёшься, — вся лавка была занята, поэтому мужчина подтащил маленький раскладной стульчик и уселся впереди меня полубоком. — Не хочешь ещё один бой провести? У нас есть очень интересный кандидат к тебе в пару.

— Скажи честно. Ты и Игорь с Ильёй, надеялись, что этот ваш Виктор меня по полу раскатает, да? — я прошёлся взглядом по мужикам, что сидели около меня. — А когда мне удалось выиграть, решили на этом не останавливаться? Кого теперь собираешься подсунуть? Профессионального боксёра в супертяжёлом весе? Или ещё кого похлеще?

— Извини, что так получилось, — похоже, что он совершенно не удивлён такой реакции. — Но ты сам должен понимать. Расхаживаешь ночью без нормального оружия. Говоришь, что охотишься в одиночку. Носишь при себе непонятный артефакт в виде ножа. Рассказываешь какие-то байки про вампиров. Наверняка ты догадываешься, что мы о тебе подумали.

— Я в вашем обществе не кручусь, а потому ваших понятий не знаю. Поэтому я представления не имею, что вы там себе напридумывали, — после моих слов безымянный мужчина кинул взгляд на Игоря. Тот в ответ лишь слегка пожал плечами.

— Культист-демонопоклонник.

Я сначала открыл рот, попытавшись сказать что-то связное, но озвученное словосочетание просто замкнуло мне мозг. Поэтому ничего кроме короткого «Кто?», выдать не удалось.

— Эти ребята нас уже в край достали, — ответил за организатора боёв Игорь. — Шляются ночью по улицам, похищают людей, а потом приносят их в жертву во имя хрен знает кого.

— А причём тут мой нож? И зачем вы решили проверить меня в бою? Разве это что-то доказывает? Или как-то снимает с меня подозрения? — пока что ничего из сказанного ими не объясняло ситуацию.

— Нам с Ильёй удалось взять одного. Крайне мутный тип. Вроде с виду и обычный человек, но силой обладает просто невероятной. Мы его еле скрутили. Да и то удалось лишь после того, как Илюха ему руку с ножом прострелил. Он как свой артефакт выронил, будто усох весь. Я его тут же под себя подмял и дело с концом.

— И где он теперь? — история про странного человека, лишившегося сил после потери оружия, меня заинтересовала.

— Мы его сюда привезли, но… Толком ничего из него выбить так и не удалось. Спустя два дня он зачах, как древний старик. А до этого момента он вёл себя будто закоренелый нарик, лишившийся дозы. Из такого и слова не вытащишь. Ни о чем кроме ножа он даже думать не мог.

— А вернуть ему артефакт не пробовали?

— Да ну, ты что? Я пока с ним дрался, себе плечо выбил. До сих побаливает. А Илью он метра на три от себя отшвырнул, когда тот пытался его удержать. Возвращать этому монстру его игрушку, у меня и в кошмарном сне не приснится.

— А что сразу не пристрелили?

— А как бы мы тогда об остальных узнали? Ни он один в Москве промышляет. Их тут целая секта. Несколько наших ребят тоже с ними сталкивались. Но так же как нам им не повезло. Еле живыми ушли. Один до сих пор в больнице с переломами лежит.

— Получается, теперь, когда я сразился с этим бугаём без своего оружия, вы мне поверили? — Игорь переглянулся с мужичком, сидящим напротив, и неуверенно кивнул. — Тогда может покажете мне оставшийся от культиста нож?



23. Бессмертный — 106



— Дим, ты меня, конечно, извини, но мы ещё не настолько тебе доверяем, — Игорь положил свою не самую лёгкую руку мне на плечо, заглянув в глаза.

— Ну, как знаете. У меня есть некоторый опыт в работе с артефактами, поэтому я вполне мог бы что-то о вашем ноже рассказать, если бы его увидел.

— Если согласишься на предложенный мной бой, то мы подумаем об этом, — влез в наш разговор организатор.

В этот момент я вновь почувствовал себя в грёбанной онлайн-игре. Уже давно эта мысль меня не посещала, и тут, на тебе, опять. Чтобы продвинуться по квесту, нужно сначала выполнить несколько предварительных условий. И одно из них — репутация. А что лучше всего поднимает её в глазах других? Правильно, победа над сильным противником. Поэтому, если удастся выиграть навязываемый мне бой, то мужики пусть и с условиями, но наверняка согласятся. В случае же, если проиграю, то отложат «встречу» с артефактом на будущее.

— Уговорили, черти, — дружелюбно хмыкнул я. — Посмотрим, кого вы там против меня выставите.

— Отлично, — хлопнул себя по коленям организатор и поднялся со стульчика, забирая его с собой. — Я уверен, тебе понравится.

Когда мужчина ушёл, я повернулся к Игорю и тихо спросил:

— Не намекнёшь о ком он?

— Если сам ещё не догадался, то я тебе ничего не скажу.

— А это случаем не тот мужик будет, которого я на входе встретил? — не знаю, с чего я вдруг так решил. Просто заметил, что среди людей на трибуне его нет. Да и в боях он пока не участвовал, хотя говорил, что будет драться.

— Он самый.

— И? Он так хорошо дерётся?

— Увидишь, — улыбнулся мой собеседник.

Мне ничего не оставалось, как отвернуться и продолжить смотреть очередной бой.

У меня в запасе осталось лишь два процента души. Этого хватит всего на шесть минут «Ножевого боя». Почему только шесть? Потому что последний заряд для усилителя я должен оставить на экстренный случай. Пусть охотники и поделились со мной своими подозрениями на мой счёт, но в свои ряды ещё не приняли. Один бой просто не может дать достаточно доверия. А значит, не исключаю, что они рассматривают и другие варианты. Помнится Игорь упоминал нечисть, которая косит под людей. И мою скорость они вполне могут оценить как экстраординарную. Пусть двигался я неуклюже, зато быстро. Будь у меня в руках нож, у них бы и вовсе все сомнения отпали по поводу моей человечности. Под усилителем я и другие последователи Владыки двигаются с недоступной обычным людям скоростью. У меня на телефоне по-прежнему валяется запись того моего поединка с иллюзорным противником. Увидь любой из них нечто подобное, и отсюда бы меня уже не выпустили. От пуль-то я всё ещё уворачиваться не научился.

«Абрахам, как далеко ты видишь с помощью истинного зрения?», — пока было время, решил слегка поднять свой уровень осведомлённости.

«Если ты хочешь узнать, могу ли я найти артефакт, о котором вы говорили, то что-то похожее лежит в той комнате, что за дверью справа от трибун», — к моему удивлению маг не стал выкаблучиваться и, предсказав мой вопрос, сразу на него ответил. Всё-таки бывают ситуации, когда мне очень нравится с ним работать.

«Артефакт только один? Или ещё есть?» — во мне неожиданно заговорила меркантильность. Всё равно охотники лишь огнестрелом пользуются. А это значит, что интересные безделушки они вполне могут где-то хранить. И раз им они не нужны, то я бы от такого подарочка не отказался.

«Вижу лишь один. Да и тот хорошо упакован. Духовная сила до меня доходит еле-еле. Поэтому ни его силу, ни форму определить нет возможности. Там вполне может лежать не то, о чем они говорили».

Отвечать прадеду ничего не стал. Что бы там не лежало, я хочу на это взглянуть. Хотелось бы ещё достать телефон, да пройтись камерой по той двери, на которую указал маг. Но слишком это будет палевно. Сидел бы я ближе к правому краю трибун, тогда может и смог бы как-то это провернуть. А так, лучше не делать лишних подозрительных движений. Подумают ещё, что я кого-то или что-то фоткаю. После этого мне придётся долго и упорно объясняться. Надо будет написать письмо Элизабет. Может существует версия сканера, которая работает сама по себе? А то наводить телефон на объекты не очень удобно, когда вокруг тебя много людей. На всякий случай всё же запустил программу, которая находит возле меня источники энергии. Но та ничего не дала. Видать радиус слишком маленький.

Пока ждал своей очереди, пытался придумать способ попасть за ту злосчастную дверь в случае поражения. Да, даже если выиграю, артефакт мне никто не подарит. Возможно, даже потрогать не дадут. Хотя я и сам бы не хотел к нему прикасаться. Что они там сказали? У мужика ломка началась, когда он расстался с ножом. Интересно, что это было? Проклятье? Или какая-то форма жёсткой привязки? Только не вещи к человеку, а наоборот, человека к вещи. Такое вообще возможно? И кому эти демонопоклонники свои жертвы приносят? На Владыку не похоже. Он столь грязно не играет. Как минимум у меня о нём сложилось более хорошее впечатление. Заставлять людей убивать ни в чем неповинных прохожих не в его стиле. Может быть, я чего-то не знаю… Но всё равно не верится в подобное. Скорее тут промышляет кто-то ещё. Кто-то, кто не особо заморачивается насчёт скрытности.

Зато у меня есть мысли по поводу того, зачем вообще убивать людей. Как Владыка может высосать силу из своих последователей, так, наверняка, есть и другие возможности для того, чтобы поглотить энергию человеческой души. Может не целиком, но хотя бы частично. Жертвоприношения богам в наших мифах существуют с начала времён. Я уверен, что данная форма «дара» вполне работает. И после смерти душа улетает не в Рай или Ад, а отдаётся тому, ради кого была принесена жертва. Похоже на некую форму насильственного контракта. Нужна лишь правильно построенная магическая схема и конкретный инструмент. Ритуальный нож. Ага. Не просто же так этот тип оружия получил собственное название. Если бы цель можно было убить любым оружием, то в нашей речи данное словосочетание вообще не появилось бы.

— Господа охотники! — организатор вновь оказался на ринге. — Сегодня никто из вас не решил драться с нашим постоянным участником соревнований, Сергеем. И я вас понимаю. Вервольфы дикие создания. И даже в своей человеческой форме они представляют серьёзную угрозу, — в этот момент я покосился на Игоря, который, заметив мой взгляд, ехидно заулыбался. Уроды. У меня слов нет никаких кроме матерных. А пока я перебирал в своей голове проклятья, оратор продолжал говорить: — Но нашёлся один смельчак, которого такие обстоятельства не пугают. К тому же, он решил зайти ещё дальше и сразиться с нашим чемпионом в его промежуточной форме, — на этих словах зал загудел, а я невольно заскрипел зубами. К такому дерьму жизнь меня не готовила. Моё имя ещё не прозвучало, но падающие на меня взгляды я чувствовал даже затылком. Если в прошлый раз мне в противники дали пусть и новичка-охотника, но довольно сильного по меркам людей человека, то сейчас они хотят, чтобы я сразился с грёбаным оборотнем! Если он хотя бы вполовину так же быстр, как тот вампир, что дал мне визитку, то без ножа у меня нет и малейшего шанса. А после всего сказанного этим мерзким мужиком, я просто не могу отказаться от боя. — Встречайте знакомого вам по первому бою, Дмитрия! — он указал рукой на меня, а я, взяв себя в руки, поднялся с лавки и уверенно оглядел собравшихся. Никто не должен понять, насколько я сейчас растерян и зол. Уверенность в своих силах, вот что я пытался продемонстрировать в каждом мускуле лица и тела. Никакого страха, лишь желание победить.

Уверенность, что я излучал, начала немного передаваться и мне самому. К чёрту сраных охотников. Пусть засунут в жопу свои проверки и правила. Скинув с себя куртку, бронежилет и футболку, которые я давно успел надеть, не обращая ни на кого внимания, дёрнул нож, всё ещё висевший под левой подмышкой Перлы, и, не слушая возгласы толпы, уверенной походкой направился к рингу. Пусть организатор попробует хоть слово против моего оружия сказать, я ему глаз на жопу натяну.

— Я уверен, что вы все понимаете, что с вервольфом в его промежуточной форме без оружия справится невозможно, — начал говорить мужчина, переводя глаза с моей правой руки на лицо. — Поэтому разрешим Дмитрию воспользоваться его любимым ножом, которым он прирезал ни одного вампира. Если он сумеет одолеть Сергея, то я засчитаю это как честную победу. К тому же, если вы не забыли, то мы уже как полгода откладываем деньги в нашу чемпионскую копилку. Возможно, именно сегодня залежавшиеся купюры найдут своего нового владельца! — трибуны в очередной раз загудели, а параллельно со мной на ринг влез уже знакомый мне потрёпанный жизнью мужик. А ведь он не выглядит как местный непобедимый чемпион. Скорее он похож на боксёрскую грушу, на которой местные завсегдатаи отрабатывают удары. Может быть и такое практикуется? Просто это не афишируют среди всех?

Организатор боев выбрался за пределы ринга, шепнув нам, что начнём с минуты на минуту. Я же перехватив нож обратным хватом, размышлял над возможностями противника. Если он и впрямь так быстр и силён, как мне представляется, то лезть напролом бессмысленно. Любой мой выпад он легко прочитает. А если неудачно подставлюсь, то легко лишусь своего оружия и потеряю своё единственное преимущество. Поэтому предварительный план заключается в том, чтобы давать противнику атаковать первым, как это было в бою с Виктором. Только в тот раз я был совершенно не в своей лодке. Теперь же в моем распоряжении десятки идеально оттренированных движений. Кстати говоря, обратным хватом я начал драться не так уж давно. Мне в голову пришло попробовать такой вариант только когда я начал спарринговаться одновременно с двумя иллюзиями. И сейчас я планирую вести бой примерно так же, как и во время тренировок. Делаем упор на уклонения. Оцениваем движения противника. Атакуем только скользящими движениями по тем местам, по которым получится. Скорее всего, это будут запястья и предплечья, возможно, удастся резануть по груди.

Вынырнув из собственных размышлений в реальность, я неприкрыто уставился на своего противника. На вид мужик не слишком-то молод. Сейчас, когда я вижу его голый торс, это заметно ещё лучше, чем по одному лицу. Сколько ему? Может, уже даже полтинник стукнул? Тело всё в ссадинах и ещё не успевших рассосаться синяках. Ни капли лишнего жира. Жилистый, но я бы не сказал, что особо накаченный. Если бы тут не упомянули вервольфа, я бы и не ожидал от него хоть чего-то стоящего. Понятное дело, что отсутствие выдающейся мышечной массы ничего не говорит о навыках. Но Виктор смотрелся реально внушительно, в то время как Сергей ничем не выделяется на фоне остальных охотников.

Но одна черта бросается в глаза, сколько бы я не пытался её игнорировать. В тот раз я этого не заметил из-за высокого воротника куртки. Но сейчас, когда одежды нет, мне всё никак не даёт покоя ремешок у него на шее. Не будь он человеком, сказал бы, что это ошейник. Сделано «украшение» из толстой чёрной кожи. С правой стороны заметно небольшое уплотнение, будто бы туда что-то вшито.

В какой-то момент я просто взял и ни с того ни с сего запустил сканирующую волну. А когда электроприбор в ошейнике ответил, я почему-то даже не удивился. Ненависть к охотникам, которая слегка утихла в последнюю минуту, разгорелась с новой силой. Они ведь его здесь и впрямь держат как самого настоящего сторожевого пса. То есть слова Игоря, которые он сказал на входе в зал, не были шуткой.

Мысленно «пообщавшись» со штуковиной в ошейнике, удалось выяснить, что та не только отслеживает положение, но и может подавать электроразряд на внутренние металлические пластины. Заряд пусть и небольшой, но попади такой в шею, мало не покажется. Мозги не поджарит, но некоторое время придётся пускать слюни на паркет. Ну, или куда ты там упадёшь в конвульсиях? Бр-р… Представил себе, что меня ударит такой штукой. Наверняка почувствовав подобное единожды, больше никогда не захочешь повторять.

— И как тебе тут? — тихо спросил я, пока организатор общался с толпой возле трибун. Наверняка же вновь ставки собирает.

— Кормят неплохо, — пожал он плечами. — Работы только много.

— А свалить не хочешь? — сделал шаг чуть ближе, чтобы никто точно моих слов не услышал.

— Я же тебе уже говорил, — он слегка оттянул пальцем ремешок на шее. — Куда я денусь с подводной лодки?

— Это не проблема.

— Его не снять. Там внутри бомба, — после этой фразы ещё раз просканировал управляющую плату вдоль и поперёк. С учётом, что теперь я стоял чуть ближе, связь стала лучше, но никакой информации о детонаторе я так и не нашёл.

— Говорю же, это не проблема. Я в любой момент могу отключить это устройство, — про отсутствие бомбы решил не упоминать. А то и впрямь сам снимет, а я останусь ни с чем. Ну да, не только же ради благих намерений я ему это предложил. Ещё один сильный союзник мне очень даже пригодится.

— И какие условия? Ты же не станешь мне предлагать променять одного хозяина на другого?

— Ну, телохранитель у меня уже есть, — я слегка качнул головой в сторону Перлы, — но как ты сам понимаешь, свиты мало не бывает.

— Так всё-таки она и впрямь не человек, — довольно ухмыльнулся оборотень.

— Не человек, — не стал я раскрывать всех карт. — И мне бы пригодился кто-то вроде тебя для совместной работы. Ничего конкретного обещать не могу. Пока что мои планы существуют в виде набросков, но я крайне амбициозен, — подумав чуток и оценив довольно вялую реакцию на мои слова, решил пойти от обратного: — Здесь у тебя нет никаких шансов на нормальную жизнь. Эти люди тебя не ценят. Помыкают тобой. Избивают. Называют сторожевым псом. Разве такой жизни ты хотел?

— Ты можешь предложить лучше?

— Могу, — уверенно кивнул в ответ.

— Хорошо. Давай посмотрим насколько ты силён. И если сможешь оправдать мои ожидания, то я приму твоё предложение.

— И так! — раздалось со стороны трибуны. — Все ставки сделаны! — краем глаза я заметил в руках организатора какой-то пульт и в ту же секунду звук цепей оповестил о том, что что-то падает нам на голову. Сделать ничего я не успел и лишь подпрыгнул от грохота, когда огромная решётка рухнула с потолка. Мы с оборотнем оказались в ловушке. Нечто подобное я видел ещё в своей юности, когда увлекался рестлингом. Разумеется, я не участвовал, а лишь смотрел бои по телевизору. И у них существовал особый вид матча, когда ринг окружался стальной решёткой с возможностью выбраться из неё лишь через отсутствующий потолок. Там это называлось вроде бы «Боем в клетке» или как-то так. Никогда бы не подумал, что попаду в ситуацию, когда мне придётся драться в аналогичных условиях.

— Это зачем? — задал я резонный вопрос организатору.

— Для безопасности.

Я не удержался от того, чтобы хмыкнуть. Сейчас он говорит явно не о моей безопасности. Видать даже ошейник не может гарантированно вырубить обратившегося вервольфа. Ведь разъярённый волк может легко перемахнуть через канаты и грохнуть какого-нибудь ненавистного ему охотника до того, как вообще успеют нажать на нужную кнопку.

— Скажу по секрету, — шепнул мне стоящий напротив меня мужчина, — мне приказали не сдерживаться. И обещали заказать еды в моём любимом ресторане, если я «случайно» порву тебя на кусочки.

На это я лишь слегка качнул головой, принимая сказанное им за правду. Не удивлён. Как много ещё подозрений обо мне я не услышал? И скорее всего не услышу. Но не потому, что сдохну в этой выгребной яме, а потому что отправлю всех этих мудаков в Ад, где ими полакомятся местные демоны. Номинально, живых людей я ещё ни разу не убивал. Но если уж начинать, то сейчас. Лучших кандидатур просто не найти. Чем собственно эти типы отличаются от монстров, что пытались меня прикончить? В моих глазах — ничем. Наличие интеллекта не делает живое существо хорошим или плохим. Способность мыслить даёт лишь право выбирать свой собственный путь. И они его выбрали.



24. Бессмертный — 107



— Сергей, у тебя минута! Время пошло! — я сначала не понял, о чем это говорит организатор. Но так как обращались не ко мне, перевёл взгляд на моего соперника. Руки мужчины в ту же секунду начали обильно покрываться густой шерстью. Он и так был довольно волосат, а тут и впрямь стал походить на дикого зверя. Пальцы на руках слегка удлинились, а ногти на них подросли и заострились. Правда, эти изменения можно считать самыми незначительными. Десятисантиметровую прибавку в росте я заметил гораздо раньше. А то, что мышцы на его конечностях увеличились в размерах, я считаю самым серьёзным изменением. Если до этого в физической силе я уступал ему не сильно, то сейчас этот разрыв превратился в пропасть. После трансформации от него так и исходит неведомая мощь. Видно, что все его мышцы находятся в идеальном состоянии. А сам мужик из обычного рабочего, превратился в легкоатлета на пике формы. — Закончил!

После слов организатора Сергей прекратил меняться. Не знаю, как должна выглядеть финальная форма, но и эта неплоха. Хотя бы лицо осталось человеческое. Правда, оно тоже солидно заросло, из-за чего, получившийся образ мне напомнил Росомаху из кино-комиксов.

— Наши участники готовы, а потому объявляю начало боя! — всё это мужчина говорил, не решаясь близко подойти к нашей клетке. А если я смогу уделать вервольфа, разве он не станет бояться меня так же, как и его? Ведь на мне никакого ошейника нет.

Я срываться с места не стал, лишь стараясь по максимуму напрячь мышцы ног. С учётом, что возможностей противника я не знаю, для верности и моргать перестал. Даже в бою без усилителя доли секунд решают многое. А уж когда дерёшься со сверхчеловеком, любая оплошность тут же приведёт к смерти.

Моим терпением полуволк не обладал и рванул ко мне практически сразу после команды к началу боя. Как и планировал изначально, я выделываться не стал и просто уклонился от размашистого замаха когтистой лапой. Кулаками он драться явно не собирается. Да и как? С его-то ногтищами! Если он руку сожмёт в кулак, всю ладонь себе исцарапает.

Атака с другой стороны не заставила себя ждать. Но так как я к этому был вполне готов, от неё ушёл тоже довольно легко. В целом наш бой вполне походил на тот, где я дрался с иллюзорным двойником под усилителем. Только тогда я ещё и сам бил в ответ, а тут лишь пытаюсь не подставиться. Наши скорости примерно сравнимы и только лишь незнание стиля боя противника ставит меня в невыгодное положение. Да и то, что у врага два «оружия», а у меня лишь одно, не улучшает ситуацию. К тому же он немного выше, и руки чуть длиннее. С какой стороны не посмотри, а преимущество на его стороне.

Спустя десяток ударов, я заметил, что начинаю невольно отступать. Да, мне удалось оставить несколько мелких царапин на его руках, но это никак не замедлило зверя. Не уверен, что он вообще заметил их. Я не просто так назвал его «зверем». Дерётся он неистово. При этом машет руками совсем не бесцельно. В его фокус попадают мои самые уязвимые места. Он даже пару раз мне чуть глаза не выцарапал. Зрение удалось сохранить просто чудом.

Чем больше вервольф видел мою слабость, тем активнее наступал. Я всеми силами пытался дать отпор, но меня всё сильнее загоняли в угол. В какой-то момент, при очередном уклонении, я почувствовал, как ботинок во что-то упёрся. И не успел я сориентироваться, как когтистая рука понеслась к моему горлу.

Пальцы мужика пробили поставленный левой рукой магический барьер и застыли в нескольких сантиметрах от моей кожи. А ведь я не планировал использовать браслет. Видать активировал его на одних лишь инстинктах. И смотря правде в глаза, сделал это не зря.

Из-за того, что потерял контроль над ситуацией, мой оппонент тут же прижал руку с ножом к решётке. Второй же он так и продолжал давить на барьер, желая добраться до «мякотки». Я старался сопротивляться, но давил-то он всем телом, а защищался я лишь одной рукой.

— Ты сам напросился, — прохрипел я, продолжая бороться.

На активацию усилителя для навыка «Электрик» ушло не больше секунды. И как только почувствовал, что электроприбор на шее волка стал относиться ко мне значительно дружелюбнее, тут же попросил его активировать функцию электрошока. Долго ждать не пришлось. Мгновение и тело, что прижимало меня к решётке, дёрнулось, отпрянуло, а затем рухнуло на землю так, будто бы его поезд сбил. Мужик ухватился обеими руками за ошейник, задёргал ногами, но ничего так сделать и не смог.

— Мог бы и фору мне дать, — прошептал я, сам не знаю для чего. Полуволк меня уже не слышал.

И только я приказал ошейнику прекратить издевательства, как вдруг во всём зале погас свет. Вместе с этим со стороны трибун поднялся гул, и начали один за другим зажигаться фонарики на смартфонах. В то же время я расслышал какие-то звуки, идущие от входной двери в зал. Кто-то сюда явно проник. К тому же не один.

— Вервольфы! — кто-то закричал среди толпы, каким-то чудесным образом разглядев двигающиеся в их сторону силуэты.

— Целая стая! — закричал ещё один, и тут же начала раздаваться пальба. Первого поддержал второй, а за ним и третий. Не удивлён, что даже отдыхать охотники ходят во всеоружии.

— Окружаем их! — смог я разобрать ещё один крик. С учётом, что на такое большое помещение света телефонных вспышек явно не хватало, даже и не знаю, как они собрались проделывать озвученное.

Больше я толком ничего разобрать не смог. Началась откровенная неразбериха. Кто-то что-то кричал, постоянно велась пальба. Будучи благоразумным, я ещё после первого выстрела упал на пол. Пусть в эту сторону никто стрелять не должен, но лучше перестраховаться. Уверен, что и среди охотников найдутся слепые и косорукие. А рисковать совсем не хочется.

— Перла! Ко мне! С вещами! — прокричал я, в надежде, что девушка каким-то чудом сможет разобрать мой голос в этой вакханалии. Перебираться через ограждение слишком рискованно. Какой-нибудь нервный тип может заметить мой силуэт и пальнуть наугад. Поэтому остаётся надеяться лишь на голема.

Быстро включив фонарик на телефоне, который я благоразумно не стал оставлять на скамейке, увидел, что моя спутница уже стоит возле решётки.

— Сможешь приподнять клетку, чтобы я проскочил? — в ответ я получил лишь кивок. Перла одним движением закинула вещи, что держала в руках, себе на плечо и, сделав шаг ближе, ухватилась за прутья. Несколько секунд ничего не происходило, и я подумал, что слишком многого пожелал. Но уже спустя пару мгновений моя «тюрьма» слегка накренилась, образовав небольшую щель. Только у меня через неё даже голова не пролезет. Поняв это, девушка перехватила решётку за низ, приподняв её ещё чуть выше.

С ринга я слетел дельфинчиком, немного неприятно ударившись руками об пол.

— Спасибо, — тихо поблагодарил я девушку, пригибаясь, и заставляя её тоже опустить голову. На фоне ринга нас почти не видно, и лучше так и будет оставаться. Свой собственный фонарь я слегка приглушил с помощью навыка, чтобы не палиться. И пока одевался, пытался вникнуть в происходящее.

Если на охотников и впрямь напали вервольфы, то пришли они явно не просто так. Кое-кто, не будем показывать пальцем, держал тут их собрата. Но если они пришли за ним, то зачем напали именно сейчас? Не проще было бы проникнуть по-тихому, в любое другое время? Или же они, таким образом, объявили войну? Или это не война, а аннигиляция? Хотят вырезать всех до одного? Ну, в таком случае момент подобран неплохо.

Когда я уже накинул рюкзак, рядом со мной упало чьё-то тело. Мужик был ещё жив, но изрядно ранен — из-под порезов на куртке сочилась кровь. Он что-то прохрипел, но я не смог разобрать слов. В ушах от этой какофонии жутко звенело, и боюсь, что я и свою-то речь не услышу.

Шум не затихал. Мужики ругались, палили во всё подряд, орали, командовали. Но ситуацию это никак не меняло. В лучах слабеньких фонарей постоянно мелькали тени. Нападавших я не видел, но крики боли слышал хорошо. Не удивлюсь, если кто-то ещё и в своих попал.

И тут я подумал, что пока меня никто не замечает, стоит наведаться в одну интересную комнатку. Главное самому не нарваться на вервольфа. Но надеюсь, что всё пройдёт нормально. Вряд ли кто-то обратит внимание на меня в такой суматохе. У нападающих и без того ещё полно живых и активно сопротивляющихся противников.

Вырубив фонарь окончательно и, ориентируясь лишь на свет из других источников, я схватил Перлу за руку. Пригибаясь, быстрыми перебежками начал двигаться в сторону нужной мне двери.

— А-А-А-А! — завопил от боли какой-то парень прямо рядом со мной. Не знаю, что там произошло, но мне на лицо прилетело несколько капель крови.

Не желая тут задерживаться ни на секунду, я ускорил темп и почти что бегом рванул в нужном направлении. Дёрнув ручку, понял, что дверь заперта. Времени ковыряться в замке сейчас нет, а проценты души кончились.

— Перла, — прижавшись к уху девушки, начал говорить я, — выломай дверь.

За коротким кивком последовал крайне изящный удар ногой. Рама хрустнула, прогнулась, но не поддалась. Второй попытки оказалось достаточно. Щепки разлетелись в разные стороны, а дверь на огромной скорости соединилась со стеной. Интересно, она хоть в эту сторону открывалась вообще?

Свет резанул по глазам, и я тут же заскочил внутрь, втягивая за собой и голема. Чтобы снова закрыть дверь, её пришлось в прямом смысле отдирать от стены. Она буквально въелась в штукатурку, образовав солидную вмятину.

«Абрахам, где он?» — времени на то, чтобы играть в слова и объяснять, что я имею в виду, просто не было.

«Дверь справа», — мгновенно ответил он.

— В чулане? — невольно вырвалось у меня, когда я посмотрел на эту «дверь». За такими обычно хранят что-то, что не представляет никакой материальной ценности, по типу грязных половых тряпок или поношенной одежды, которую никто никогда больше не наденет.

— Что ты тут делаешь? — на меня уставились удивлённые глаза организатора этих боёв.

— За выигрышем пришёл, — говоря это, я рванул к мужику, в одно движение прижимая его к стене. Локтем надавил на горло, чтобы у него и мысли дёрнуться не возникло. — Ну и где нож?

— Так мы были правы, — захрипел он, оттягивая время, в нежелании делиться информацией. Но ответ я и так знал. Абрахам сообщил мне, что артефакт лежит в одной из коробок на нижней полке ближайшего ко мне стеллажа.

— Ни капли. Я не один из этих безумных культистов-наркоманов, — признался я в их абсолютной неправоте, а затем, повернувшись к девушке, сказал: — Перла, проверь вон ту коробку внизу.

— Тогда зачем…? — говорить ему было сложно, так как я продолжал давить на шею.

— В отличие от вас, смертников, я смогу найти нормальное применение этому артефакту.

Из неприглядной коробки девушка достала что-то похожее на металлический ящик для инструментов.

— Открой его, — скомандовал я.

Навесной замок не имел никаких шансов против боевого голема и взорвался металлическими осколками, когда та его «слегка» сжала. Благо я успел отвернуться, и несколько этих осколков протарабанили по затылку, а не попали в лицо. Как вернёмся, обязательно сделаю ей выговор. У мужика, кстати, от увиденного аж глаза округлились. Да, на его месте я бы тоже удивился, если бы хрупкая на вид девушка смогла проделать подобное с железным замком.

Внутри ящика в прозрачном пакете лежал крайне интересный нож. Как лезвие, так и рукоять покрывала вереница каких-то символов, сплетённых в один непрерывный рисунок. Сама форма оружия прямая, но лезвие в конце загнуто. Пырнуть таким никого не получится. Им можно либо рубить, как мачете, либо отбиваться, держа обратным хватом. Для первого варианта клинок слегка коротковат. А вот для второго — в самый раз. Странный выбор для ритуального инструмента.

В руки это чудо брать не решился, захлопнув крышку ящика и приказав Перле взять его с собой.

— Зачем вы сказали волку меня убить? — перед тем как уйти, решил всё-таки узнать подробности.

— Потому что люди так драться не могут, — злобно зыркнул на меня мужик, что делать с которым, я пока не определился.

— А, ну-ну. Где призовые? — объяснять ему что-то не хотелось, поэтому перешёл сразу к делу. — Или мне их тоже самому искать?

— Наверху, — слегка повёл он глазами, — в шкатулке.

— Ты что, в этом закутке вообще всё ценное хранишь? — задал я риторический вопрос, после чего кивнул девушке: — Перла, проверь.

— Тут никто ничего искать не будет, — всё-таки ответил он мне.

— И то верно, — согласился я, мельком глянув на пачку купюр, что лежали в маленькой коробочке. Вряд ли там много, но деньги лишними не бывают.

Сказав девушке засунуть коробочку в мой рюкзак, задумался над тем, что делать с этим говнюком, который решил убить ни в чем неповинного человека, лишь исходя из каких-то своих заблуждений. Убивать не хочется. Как-то подостыл я, видя всю ту резню, что происходит сейчас в зале. В какой-то мере месть уже свершилась и желания брать грех на душу совершенно нет. Но и оставлять его в живых тоже опасно. Найдёт ведь. Да и другие охотники могут пережить сегодняшний вечер. Не добивать же мне всех раненых? Как-то это уже чересчур. Но и уйти просто так нельзя, оставив врага за спиной. Не сейчас нападёт, так позже.

— Знаешь, — я слегка ослабил давление на шею, — я думаю, вашей организации стоит стать чуточку терпимее к тем, кто не похож на вас. Пересмотреть цели. Разве убийство тех, кто никак не вредит обществу, не ставит вас в один ряд с безмозглой нечистью?

— Предлагаешь мне выйти в зал, найти вервольфа и начать с ним обниматься? — съехидничал мужик, имя которого я так и не узнал.

— Предлагаю не убивать всех без разбору. Сам видишь, к чему привела ваша нетерпимость.

— Это ты их на нас натравил?

— Я не знал о существовании вервольфов до сегодняшнего дня, — моё признание вызвало лёгкое недоверие у собеседника. — Я не охотник.

— А кто тогда?

— Коллекционер, — вспомнил я свой ответ людям из РосМагНадзора. — Можешь считать меня специалистом по артефактам, — убрав руку с его шеи, сделал шаг назад, готовясь к тому, что он припрятал в кармане что-то острое. Но нападение не последовало. — Если выживешь, то у Игоря и Ильи есть мой номер. Нужна будет консультация — звони.

Развернувшись в сторону двери, я быстро покинул подсобное помещение, ведя Перлу за собой. Не знаю, насколько она бронебойная, но её хотя бы починить можно, в отличие от меня. Пусть мне и показалось, что моя речь в какой-то мере всё же дошла до местного управителя, но выстрела в спину я всё равно опасался. Найдя на стене выключатель, я только сейчас задумался о том, почему тут свет был, в то время как в зале отсутствовал. Неужто позаботились о резервном источнике питания специально для этого помещения? Я обернулся, раздумывая над тем, стоит ли пройтись и осмотреть тут всё, но решил не тратить время. Нужно поскорее отсюда выбираться, пока одна из сторон не одержала окончательную победу.

Щёлкнув переключателем, я погасил свет и аккуратно приоткрыл еле державшуюся на петлях дверь. Стрельба стихла, а вместе с ней и звуки боя. Похоже, что всё закончилось. То там, то тут мелькал свет от фонарей, но вервольфов нигде не было видно. Чтобы не нарываться на ненужные взгляды, пошёл к выходу в обход. Большая часть охотников сидела, лежала, кряхтела и стонала со стороны трибуны, где собственно их и застали врасплох. Я же, пригибаясь, добежал до ринга, а затем начал двигаться вдоль него. Когда один из фонарей мазнул недалеко от меня, заметил, что внутри клетки никого нет. То ли Сергей сам очнулся и смог выбраться наружу, то ли ему помогли его дружки. Жаль, что не вышло его завербовать. Дрался он отменно. И ведь это была не полная его сила. Имея такого бойца в команде, можно многого добиться.



25. Бессмертный — 108



Есть только одна проблема с набором новых соратников. У меня ни для кого из них нет заранее спланированного места. Как бы сильно я не хотел самостоятельно управлять своей жизнью, иногда мне кажется, что я нахожусь посреди бурной реки в маленькой лодчонке. Я гребу так сильно, как только могу, и даже чуть сильнее! Но этого всё равно не хватает, чтобы перебороть ревущий поток. Брызги то и дело накрывают меня с разных сторон. В последние секунды я кое-как успеваю уворачиваться от разного бурелома, что несёт река вместе со мной. С трудом огибая камни, я стараюсь не выпасть из моего плавсредства. Но всех моих усилий хватает лишь на то, чтобы удержаться на плаву. Речи о том, чтобы прибиться к берегу или тем более повернуть вспять, даже не идёт. И будучи в таком состоянии, мне крайне сложно что-то планировать. Тут бы со своей жизнью разобраться. Что уж говорить про других.

От мыслей меня отвлёк мужик, прошаркавший в нескольких метрах передо мной, но так и не заметивший две подозрительные фигуры. Сейчас бы подключиться ко всем смартфонам, да вырубить их. Только надо было думать об этом раньше. Все мои усилители уже иссякли, и я остался без сверхчеловеческих способностей. Не совсем, конечно. Но на что-то столь серьёзное меня не хватит, это уж точно.

Продолжая пригибаться, мы с Перлой сделали очередной рывок и довольно быстро оказались у приоткрытой входной двери. Внимания на нас никто не обратил, и мы легко прошмыгнули наружу. Поднимаясь по лестнице, я глубоко вздохнул. Всё. Наконец-то это приключение закончилось. Мне пришлось потратить все заряды души, но я справился. Ни голем, ни я не пострадали, а значит можно сказать, что всё прошло довольно гладко. Победил бы я ещё Сергея в честном бою, и вовсе можно было бы считать это «приключение» безупречным. Но, к сожалению, этот бой показал, что до непобедимости мне ещё далеко. Я об этом и так догадывался, но проигрывать всё равно неприятно.

— Ого! Ты выжил! — поднявшись наверх, я нос к носу столкнулся с Игорем. Он выглядел слегка помято, но без серьёзных повреждений. — А я-то думал, куда ты запропастился? А то смотрю, эти сволочи Сергея тащат, думал и тебя прихватили в придачу, — он заглянул мне за плечо. — И девушка твоя цела. Вы прямо удачливые сукины дети! — говорил он это как-то странно, отчего не удавалось понять, то ли он радуется за нас, то ли наоборот жалеет, что не сгинули вместе с его коллегами.

— Ага. Удача, — пресно произнёс я, показывая отношение к его словам. — Ну, мы пойдём. Я так понимаю, что сегодня больше ничего интересного не намечается.

Вновь схватив Перлу за руку, потащил её за собой. Она и сама шла, но мне так было спокойней.

— А что это у неё за ящик в руках? — окликнул меня охотник, когда мы отошли шагов на десять.

— Трофей, — не оборачиваясь, откликнулся я, медленно заводя руку ближе к внутреннему карману куртки.

— Мы кубки за участие не выдаём, — я почувствовал, как в его голосе сквозила открытая неприязнь. Если раньше он старался отыгрывать роль добродушного приятеля, то, похоже, терпение его окончательно иссякло.

— Это раньше не давали. Потому что Сергея ещё никто не побеждал, — продолжая стоять спиной к мужику, ухватился за кончик одного из своих метательных ножей.

— Хватит выделываться! Я сам видел, как у него ошейник коротнул! — перешёл он на повышенный тон. — Ты ведь нож спёр?! Говори, зачем он тебе, иначе пристрелю и тебя и твою девку!

В такой ситуации отдать приказ Перле я не мог, поэтому пришлось действовать самому. Одновременно с тем, как начал разворачиваться, одним резким движением отправил нож в противника. Я надеялся на замедление времени, но оно почему-то не сработало. На мгновение страх пробежал по всему телу. Ведь бросок я делал практически вслепую, ориентируясь лишь на голос охотника. Но удача и впрямь была сегодня на моей стороне. Заточенное лезвие пробило левую руку, которой Игорь придерживал свой обрез. Пользуясь замешательством, я рванул к нему, уходя слегка вправо. Если он нажмёт сейчас на спуск, то меня не должно будет задеть.

Прогремел выстрел, и мне обожгло левое плечо. А он успел восстановиться значительно быстрее, чем я ожидал. Хорошо хоть прицелиться у него времени не хватило. Подлетев к нему в упор, грубо вырвал у него пушку из рук, отбросив ту в сторону. Не уверен, остались ли у него там ещё заряды, но и проверять этого не хочется. Ударив мужику в челюсть, тут же вырвал из него свой нож. Тот взвыл от боли, но быстро пришёл в себя. От хука правым я уклонился довольно легко. После чего вновь проехался ему костяшками по лицу. Я не знал, есть ли сейчас у него под курткой какая-то защита или нет, а потому целился только в единственную открытую часть тела — голову. После серии ударов, мне удалось удачно подцепить его ногу и толкнуть от себя. Мужик упал на пятую точку, а я прижал его к земле ещё сильнее, приставив к горлу нож.

— Ну, давай! Сатанист сраный! Режь! — рычал он мне в лицо.

— И лишить мира такого умелого охотника на нечисть? — хищно улыбнулся я, поднимаясь. — Да ни за что! Кто-то же должен на всех этих уродов охотиться. Не мне же одному отдуваться.

Сделав несколько шагов в сторону, я пнул обрез, чтобы тот отлетел ещё чуть дальше.

— Нож я забираю себе, если уж не в качестве трофея, то в качестве компенсации за причинённый моральный ущерб. Он у вас всё равно пылился в чулане, а я смогу найти ему достойное применение, — и после секундной паузы добавил: — не связанное с ритуальным умерщвлением людей.

На это Игорь лишь злобно зыркнул на меня, сплюнув кровь из разбитой губы.

— Если снова попадёшься мне на глаза, пристрелю, не задумываясь, — донеслось до меня, когда мы с Перлой вновь двинулись прочь из этого переулка.

— Я тоже не буду сдерживаться, — махнул я ему рукой. Ну не удачи же ему желать в этом начинании?

К оставленному неподалёку транспортному средству шли довольно быстро. Не хватало ещё кого-нибудь встретить. И если остальные охотники могли просто пройти мимо, то вот Илья вполне мог попытаться нас пристрелить, так же как и его друг.

На улице уже давно стемнело, но света фонарей вполне хватало, чтобы ориентироваться. Запрыгнув в машину, тут же завёл двигатель и дал по газам. Надо валить отсюда. А то ведь Игорь вполне может прийти в себя и попытаться застрелить меня прямо на ходу. Не хотелось бы тратиться ещё и на стёкла. Странно, что в первую очередь я подумал именно о финансовом вопросе, а не о том, что попытка убийства вполне могла окончиться удачно. Какие-то у меня нынче приоритеты странные. Или это я так уверен в своей бессмертности?

— Наивный чукотский юноша, — пробубнил себе под нос, понимая, что слишком уж я зарвался.

Перед тем как выезжать на шоссе, притормозил в одном из переулков и полез в рюкзак за бинтами и другими средствами походной медицины. С каждой минутой плечо болело всё сильнее, а левая рука уже заметно побелела. Стащив с себя куртку, понял, что её придётся выкинуть. Это вам не пулевое попадание, которое можно зашить. Чтобы полностью осмотреть свою рану пришлось снять и футболку с бронежилетом. Мне повезло. Выстрел прошёл вскользь, и в меня попало не так уж много дроби. Моя защита в виде бронежилета практически не помогла. В ней обнаружилось всего две вмятины от попавших шариков. Остальное пришлось на плечо и верхнюю часть руки.

Оперировать самого себя дело не из лёгких. А делать это впервые, да ещё и одной рукой, это как играть в сапёра на максимальной сложности. Каждое неверное движение вызывало боль. Хорошо, что я вообще додумался с собой щипцы взять. Скажу честно, у меня и в мыслях не было, что они мне когда-нибудь пригодятся. Всё-таки мои противники — это монстры. На то, что придётся драться с людьми, у которых есть огнестрел, я не рассчитывал.

Вытянув левую руку, я со всей силы сжал её на руле. После этого развернул зеркало заднего вида так, чтобы дать себе пусть небольшой, но всё же дополнительный обзор. Правой же рукой приступил к процедуре. Сначала обработал множественные раны спиртом, а затем уже взялся за щипцы. Ковыряться в самом себе было не только неудобно, но и эстетически неприятно. И больно. Сквозь слезы выковыряв из себя первую дробинку, вколол прямо в плечо сильное обезболивающее. Не представляю, как это всё терпят герои боевиков. Когда достал второй шарик, рабочая рука уже вся тряслась от напряжения. И только лишь понимание того, что нельзя заливать коагулянтом рану, пока в ней есть чужеродные элементы, заставляло меня работать дальше. Третий снаряд засел прямо в мышце, отчего процедура усложнилась в разы. И чем больше я пытался его достать, тем, казалось, он глубже уходил внутрь. Обезболивающее подействовало, но чувства отвращения и дискомфорта никуда не делись. В какой-то момент пришлось даже прерваться, потому что нервное напряжение перевалило все разумные пределы. Даже левая рука, которой я продолжал сжимать руль, заметно тряслась. Что уж говорить про правую. Она и вовсе дрожала так, что мне пришлось на неё сесть, чтобы хоть чуть-чуть успокоить.

Спустя десять минут я раздраконил рану просто до безобразного состояния, но всё же вытащил оттуда последнюю дробинку. За время процедуры я потерял немало крови, отчего голова начала серьёзно кружиться, а в сердце что-то щемило. У меня ушло немало сил, просто чтобы попшыкать на себя коагулянтом, так как даже пальцы начали неметь. Перевязку доверил своей спутнице. Одной рукой это делать слишком уж сложно. А в моём состоянии и подавно. В теории, можно было и вовсе всю операцию возложить на Перлу. Только что-то пока я не очень доверяю голему, «родившемуся» буквально на днях. Я видел, как она следила за моими действиями, так что, возможно, в следующий раз если такое повторится, то и отдам ей право позаботиться о хозяине.

И пока меня довольно неуклюже обматывали бинтами, в затуманенные мозги начали лезть мысли о самом неприятном. Смерть постоянно ходит недалеко от меня. Один неверный шаг, один просчёт или случайное стечение обстоятельств, и душа покинет тело, отправившись в Ад. Если такое произойдёт, то будет несколько обидно. И пусть моё существование не прекратиться, тушку-то уже я вернуть не смогу. А то как-то я уже привязался к этому телу. Пусть оно слабое, но всё же — моё.

Дорога домой заняла значительно больше времени, чем ожидалось. Мне дважды приходилось останавливаться, так как сознание неожиданно начинало выходить из-под контроля. Да и без этого старался двигаться по шоссе как можно медленнее. Под столь сильным обезболивающим реакция ни к черту. Удивительно, как вообще смог добраться без происшествий. Не был бы я столь упрямым, вызвал бы такси. А так, не хотел оставлять свою машину не пойми где.

В квартиру ввалился уставший как морально, так и физически. Сил хватило только на то, чтобы вточить яблоко, да сполоснуться. Коагулянт подействовал на славу и когда отрывал от тела бинты, кровь уже почти не шла. Душ частично привёл меня в чувства, но общее состояние опустошённости никуда не делось. Перебинтовку же вновь отдал на откуп голему. Пусть тренируется.

И уже собираясь идти спать, вспомнил, что не вытащил книгу из рюкзака. Наверняка же магу там не очень удобно. Я всё ещё помню, как отреагировала Дуся, когда я оставил её в пакете при первом нашем знакомстве.

— Дим, — вдруг заговорил Абрахам, когда я положил его на журнальный столик, — не одолжишь прадедушке своего голема на ночь? Мне бы пригодились свободные руки.

Улыбка, что растянулась на моём лице, даже мне показалась слишком уж жуткой. Значит, так ты заговорил, старый хрыч. В целом-то я не против. Но то, что он прибег к тому же козырю, что и я сегодня, немного меня напрягает. Ведь мне известно, что никаких родственных чувств у него ко мне нет. Я лишь инструмент, который должен помочь ему вернуть былое могущество. От этого слышать просьбу в такой форме для меня столь странно, что и не передать. Даже попроси он меня как маг, я бы всё понял, и согласился. Причём безвозмездно. В моём понимании такого рода помощь всё ещё можно считать обоюдовыгодной.

— Перла, до утра помогай Абрахаму в том, что он тебя попросит. Из комнаты выходить запрещено, — и шагнув за порог гостиной, добавил: — Предметы мебели тоже не трогай. И чтобы с утра тут был порядок.

Дождавшись кивка, я со спокойной душой отправился спать. Надеюсь, я всё учёл. Может, стоило сказать, чтобы стены тоже не ломала? Или это уже перебор?

Очередное утро. Сколько их было уже в моей жизни? И с чего это вдруг я задумался об этом именно сейчас? Сколько было, столько ещё и будет. А если все мои усилия не окажутся напрасными, то просыпаться я буду ещё очень и очень много раз. Главное отогнать ненужные мысли и продолжать двигаться вперёд.

Поднявшись с кровати, осмотрелся. Вроде бы всё в порядке. И почему я решил, что должно быть как-то иначе? Может, подсознательно я боялся того, что Перла вновь не до конца выполнит мой приказ и покинет комнату? Кто знает, что там ей этот древний маг мог наговорить. Да и как мой приказ помогать ему будет сочетаться с запретом на выход? Ведь любая его просьба, фактически является равнозначной тем установкам, что я выставил собственнолично. Ну, как минимум так оно выглядит в моём сознании. А как будет на самом деле — неизвестно.

Перед тем как одеться, в очередной раз снял свою повязку. Через ту проступало несколько пятен крови, но на кровати я ничего не заметил. Сами же раны выглядели довольно некрасиво. Они покрылись корками и неприятно зудели. Пришлось даже легонько помассировать вокруг них, чтобы хоть как-то уменьшить желание почесаться. Перематываться вновь не стал, лишь приклеив к себе несколько крупных пластырей. Перед сном я пытался немного помедитировать, сфокусировав потоки энергии на повреждённых участках. Правда, по ходу дела случайно уснул. Надеюсь, мои потуги как-то улучшили ситуацию.

— Так, и что у нас тут? — зашёл я в гостиную, сразу после того, как умылся. Глаза забегали по полу, а затем перекинулись на предметы мебели. Ничего необычного не вижу. Это если не считать масляных пятен, которых на ковре стало ещё больше. Пока выбрасывать его не буду. Как они закончат с големами, так и отнесу на помойку. Или? Возможно, стоит оставить его на чердаке? Всё-таки тот коврик, на котором я там занимаюсь, поменьше этого будет.

Пока я осматривал свои «владения» Перла сидела на диване, внимательно наблюдая за моим взглядом. Интересно, а эмоции она считывать умеет? Такой навык ей бы пригодился, как в общении со мной, так и при выходе в свет.

— Они всю ночь тут возились, — ответила за остальных Дуся.

— И как успехи? — обратился я к прадеду. — Абрахам?

— Если бы не твои вчерашние заскоки, сегодня бы уже всё было готово, — похоже, трудная ночь не пошла магу на пользу. За последние дни его нервы и так потрепала одна зазнавшаяся особа.

— Мне кажется, или ты только что сказал: «Мне не нужна помощь голема, я и сам прекрасно доделаю всё остальное»? — я не потерплю называть мой праведный и обоснованный гнев «заскоком». — Ну?

— Мне нужно закончить как можно быстрее. У нас с тобой появилось кое-какое дело и для этого мне пригодится пусть и искусственное, но всё же тело, — так вот зачем ему големы. Я-то думал он собирает себе помощников, а, оказывается, хочет сам залезть внутрь. Неплохой промежуточный вариант. Всё-таки неизвестно, когда ему удастся обрести нормальное тело.

— Любишь ты уходить от ответа, переводя разговор в другое русло, — я уселся в кресло, понимая, что сейчас будет что-то интересное. — Рассказывай.

— Нам нужно попасть в Ад.



26. Бессмертный — 109



— Снова?! — услышав слово на букву «А», я чуть ли не закричал. Как-то не отошёл я ещё от увиденного там. Да и боль в плече напоминала о собственной уязвимости.

— Да, — коротко ответил маг, глупо надеясь, что я отстану и не буду расспрашивать его дальше. Ага, как же.

— И зачем же? — честно сказать, меня ещё очень сильно интересовал вопрос «Как?», но его решил отложить. Всё-таки причина на данный момент важнее, нежели способ.

— Там есть кое-кто, кто может помочь вытащить из Рая Магду.

— Магда…, — я напряг извилины пытаясь вспомнить, кто это, — это же твоя жена?

— Да.

— Так. Может уже нормально расскажешь, с чего вдруг ты подорвался именно сейчас? Я думал, у тебя освобождение от книги стоит в приоритете.

— Я не знаю, насколько сложно вернуть душу из Рая, а потому, чем раньше мы получим нужную информацию, тем быстрее начнём подготовку. Никто не мешает мне заниматься собственными проблемами, а также параллельно собирать ресурсы для спасения Магды.

— Это не тот ответ, который я хотел услышать. Почему сейчас?

— Потому что я ему вчера вечером дала наводку, — молчание Абрахама прервал голос кошки.

Так я был прав! Дуся просто не смогла оставить столь значительную помощь без оплаты.

— Хочешь сказать, что у тебя есть знакомый в Аду? Да ещё и настолько осведомлённый, что знает то, что не знает великий маг? — меня накрыло чувство, что вот-вот узнаю о своём первом новом члене семьи что-то новое.

— Не знакомый. Моя сестра.

— Сестра? — новая информация меня слегка удивила. Она ведь что-то говорила про то, что не осталось в живых тех, кто мог бы её вспомнить. Так значит, всё-таки кто-то да есть. К тому же, не знакомый или друг, а целая сестра! Теперь и у меня появился стимул отправится в этот поход. Шанс познакомиться с кем-то, кто знал Дусю с её рождения, нельзя упускать. Понятное дело, что без меня Абрахам бы туда не пошёл. Вряд ли даже имея тело в виде голема, он сможет там нормально развернуться. — Родная?

— Роднее некуда. Правда, виделись мы последний раз, когда ещё были живы. Так что не знаю, помнит ли она меня до сих пор. Но за оказанную услугу, уверена, она сможет подсказать, как вытащить определённую душу из Рая.

— А откуда у неё такие знания?

— Она бывший жнец, — этот разговор по количеству шокирующей информации скоро перейдёт все разумные пределы.

— Жнец? И теперь она в Аду?

— В Огненной Бездне, — слегка кивнула усатая.

— Это что ещё такое?

— Место, в которое нам нужно будет попасть, — как истинный капитан Очевидность, Абрахам не преминул вставить своё слово.

— И оно находится в Аду?

— Да.

— Там, наверное, жарко, да? Мне плавки брать? — я попытался отшутиться, представляя себе море вечного огня и жарящихся в нём грешников.

— Только если огнеупорные, — ответила на мою шутку кошка. — А ещё нужно заранее подготовить что-нибудь для моей сестры для обмена на информацию. Я не знаю, чего ей может понадобиться, но в Аду есть одна вещь, которая нужна абсолютно всем…

— Энергия, — тут же выпалил я, не дожидаясь, пока она закончит.

— Умнеешь на глазах, — съязвила Дуся, ехидно прищурившись.

— Спасибо за комплимент, — отвечать что-то другое было бессмысленно. Сейчас не время начинать новый спор. — И как нам её собрать? Мои собственные запасы стремительно тают. Вряд ли этого хватит, чтобы выменять такого рода информацию.

— Развоплотим несколько душ, и ты поглотишь их кольцом, — в этот раз ответ мага оказался по делу.

— А в него влезет достаточно?

— Это кольцо десятого ранга. Ты в нём хранил столь сильную душу, что ей бы и Люцифер не побрезговал закусить. Что уж говорить про всякую мелочь.

— Люцифер? Он не выдумка? Первый падший ангел и впрямь существует? — я упомянул «первый» не просто так. Ведь если сестра Дуси была жнецом, а жнец, это фактически ангел, то павших как минимум двое. А скорее всего, их несколько больше. Раз есть двое, то почему не может быть трое или четверо? С сотворения мира прошло прилично времени. За такой срок «пасть» могла и целая сотня. С учётом, что по информации прадеда ангелов делают из людей, тут нет ничего удивительного. Мы не идеальны.

— Слышал, что да.

— Существует, — категорично заявила кошка. — И многие другие демоны тоже.

Так после падения, ангелы становятся демонами? Интересная информация. Запомним.

— Это ты от сестры узнала? — поинтересовался я.

— Да, она периодически упоминала некоторых из них. Только она не очень-то любила рассказывать про свою работу, но что-то да удавалось выцепить.

— А ты знаешь, за что её «уволили»?

— Это не моя тайна, — кошка отвернулась к окну, мотнув хвостом. — Как встретите, так сами и спросите.

— Подожди-ка, а ты с нами не собираешься? — я удивился собственному предположению. Будь там мой близкий родственник, с которым я не общался уже вечность, мне бы наверняка захотелось пойти.

— В Ад? — она вновь повернулась и посмотрела на меня как на умственно отсталого. А когда я кивнул, ответила: — Я ещё не настолько сильно хочу помереть, чтобы лезть в пасть льва по собственной воле.

— Разве не хочешь повидаться с сестрой?

— Я её не видела тысячелетия. Думаю, как-нибудь переживу ещё столько же.

— Врёшь ведь, — не стал отступать я, — она единственная, с кем бы ты хотела встретиться из тех, с кем была знакома ещё до смерти. Она не просто последний человек, знавший тебя ещё в древние времена, но и твой последний родственник, о местоположении которого ты знаешь. А может и вовсе последний существующий. И не говори, что это не так.

— В Ад я не попрусь!

— Не говори «Нет» столь кардинально. Может, ещё надумаешь. Не завтра же мы туда собираемся… Или завтра?! — я вдруг осознал, что Абрахам очень торопился с големом, и именно поэтому был сегодня так расстроен. Похоже, если бы успел всё доделать, то постарался бы заставить меня отправиться уже чуть ли не прямо сейчас.

— Чем быстрее уйдём, тем быстрее вернёмся. Мне осталось доделать совсем немного, плюс нужно провести несколько экспериментов. Так же понадобится три, четыре часа, чтобы привыкнуть к управлению. Голем не настолько удобен, как живое тело. Но завтра к обеду я уже точно смогу передвигаться на своих двоих.

— Ты коней так не гони. Упадём же! Может и мне стоит подготовиться, не? Есть какие-то советы, что стоит прихватить с собой в туристическую поездку в Ад? Я же смогу туда взять обычные вещи? Я имею в виду лекарства и не зачарованную одежду. Или только артефакты пролезут? — я всё ещё не знал, как мы туда попадём, отчего было сложно ориентироваться. Ведь хаотичный разлом в пространстве это одно, а целенаправленное перемещение — совсем другое.

— Можешь взять, что захочешь. «Духовный переход» для этой задачи нам не подойдёт. Нужно идти через стационарные врата. Авдотья мне подсказала месторасположение одних из них. Так что бери всё, кроме еды. В Аду никто не испытывает обычные для людей потребности. Даже те, кто попал туда вместе со своим физическим телом.

— А в целях саморазвития не подскажешь, что такое этот «духовный переход»?

— Перенос души между измерениями. Ты оставляешь своё тело в качестве маяка, выводишь дух наружу и отправляешься им туда, куда нужно. Правда, чтобы попасть в Ад таким способом, тебе нужен маяк и на той стороне. Умершие родственники для этого подходят как нельзя лучше.

— И почему этот вариант нам не подходит? Такой способ явно быстрее и удобнее, чем переться к каким-то там вратам, — я сразу предположил, что причина в том, что Дуся не хочет идти с нами. А в Аду родственник есть только у неё.

— Потому что мы будем крайне уязвимы. Ты же видел насколько местные агрессивны. Физические тела дадут дополнительную защиту от любых атак. Бестелесную душу намного проще повредить и уничтожить. К тому же никакие артефакты таким образом перенести не выйдет.

— Да, ты прав. Такое нам однозначно не подходит.

Все замолчали, и я впал в мыслительный транс. Поход в Ад, это не то же самое, что выйти на прогулку в парк. Нужно подготовиться по максимуму. Только что в реальности я могу сделать? Ещё больше увеличить время тренировок? Я и так выжимаю из себя не мало. А перегружать организм перед столь сложным мероприятием точно не лучшее решение.

Что ещё? Можно попробовать купить какие-нибудь амулеты. Денег у меня, правда, маловато. На две тысячи ничего толкового не взять. Цены на площадке исходят из того, что выполнив одну миссию, ничего стоящего не купишь. Если только расходниками затаришься для будущих заданий. Но зелья у меня и так есть. Хотелось бы приобрести какую-нибудь пассивную защиту от неожиданных атак. Но универсальные варианты стоят просто космических денег. Два десятка тысяч — самый дешёвый. Естественно есть, выражаясь современным языком, модели и попроще. Фактически в свой лимит средств я могу купить только что-то очень простое, да и то только в единственном экземпляре. Можно выбрать защиту от какого-то элемента. Или защиту от кинетического воздействия. Правда в описании написано, что защищает максимум от травматического оружия, или от стрелы, пущенной с большого расстояния. С учётом, что в Аду и вовсе, скорее всего, никто оружием не пользуется, мне это будет бесполезно.

Отфильтровав по цене, начал листать страницы со списками товаров одну за другой. Слишком много всего. А главное, много похожего от разных продавцов, отчего список становится просто безразмерным. И так как мне быстро стало понятно, что ничего стоящего в категории «Защита» я не найду, переключился на «Поддержку». Может, тут будет что-то интересное? В новом перечне оказалось много товаров крайне узкой направленности. В теории где-то тут должно быть что-то, что пригодится мне в столь опасном месте, в которое я собираюсь. Или же вернуться назад и купить защиту от высоких температур? Всё-таки не загорать иду, а в саму Огненную Бездну намереваюсь попасть. И раз мне о ней ничего не рассказали, вероятно, ни кошка, ни маг, толком ничего и не знают. Или же не стоит париться и нанести нужное защитное зачарование на свою новую броню?

Стоп. А какое сегодня число? С трудом вспомнив, как давно я был у Висмута, предположил, что мой «супергеройский» костюм должен быть близок к завершению. Поэтому, перед тем как продолжить выбирать новую игрушку на торговой площадке, написал ему сообщение. Он же вроде бы обещался прислать мне фотографии для одобрения.

«Я сегодня как раз хотел тебе написать», — довольно быстро ответил он мне. — «Нужно, чтобы ты подъехал для примерки. Большая часть элементов твоей экипировки готова, осталось лишь подогнать и зачаровать. Если сегодня к обеду подъедешь, то завтра к вечеру всё будет готово».

«А если раньше приеду?», — ведь на данный момент я не особо-то и занят, так чего тянуть?

«То придётся подождать. Мне нужно ещё немного времени».

«Понял. Буду к обеду», — отписав мастеру, решил ещё и накатать вопросик Элизабет. Разливаться соловьём не стал и просто спросил, есть ли возможность проводить сканирование телефоном, не направляя камеру. Но в отличие от Висмута, женщина отвечать мне не торопилась.

И только к этому моменту я осознал, что ещё не только не завтракал, но ещё и не занимался. А тренировки, как и приёмы пищи, лучше не пропускать. Загрузил меня маг, конечно, новой информацией.

Пока завтракал, продолжал прикидывать разные варианты покупки амулетов. Плюс ещё пытался придумать хорошие доводы, которые бы разожгли в Дусе желание сходить на встречу с сестрой. И если по первому пункту вариантов было множество, то по второму — пустота. Мне даже сложно представить, что заставит её оторвать свою жопу от насиженного места и отправиться вместе с нами в грёбанный Ад.

— Абрахам, — после завтрака и довольно интенсивного боя против трёх иллюзий на крыше дома, я завалился на кресло. — Я тут подумал, что помощь тебе с женой не является частью нашего соглашения. Ты так не считаешь? — то что я ему тоже должен за голема, упоминать не стал. Лучше попытаться сейчас получить от него что-то, чем погасить взаимный долг.

— Не волнуйся, я не тот кто забывает свои долги, — мне интересно, а если бы я ему про это не сказал, то он бы тоже «не забыл»?

— А может, отдашь долг авансом?

— Говори, что хочешь.

— У тебя в одном из убежищ случайно не завалялся какой-нибудь амулет, который может генерировать электричество по более выгодному курсу и в больших объёмах, чем зачарованный тобой нож? — когда дрался с иллюзиями, в голову ударила паническая мысль о том, что без своего оружия я совершенно беззащитен. Выбьют у меня нож из рук, и я лишусь единственного источника электричества во всём Аду. В то же время, висящий под одеждой амулет никуда не денется.

— С учётом, что я сам довольно хорош в этой стихии, мне никогда не требовались подобные атакующие амулеты. Если что-то и попадалось, то я их продавал за ненадобностью.

Я тяжело вздохнул. Такая рыба сорвалась. А ведь был шанс получить что-то столь мощное, что больше не пришлось бы париться об окружающих меня источниках электричества. Понятно, что затрат маны совсем не избежать, но столь сильная козырная карта могла бы пригодиться. И не раз.

— Но зная, как ты управляешь электричеством, — маг вдруг неожиданно продолжил свою речь, — у меня для тебя есть более интересный вариант.

И он замолчал. А меня аж трясти начало от нетерпения.

— Ну, говори. Что там за вариант?

— Помнишь, при нашей первой встрече, когда узнал о твоих навыках, я спросил, есть ли у тебя под контролем стихийные духи?

— Помню, — кивнул я, хотя тот разговор я видел лишь в перемотке, когда мне воспоминания показывал Безликий.

— Так вот, мы можем поймать тебе духа с элементом электричества. К тому же в Аду ты сможешь подзаряжать его за счёт местных. И как ты, надеюсь, знаешь, чем сытнее покушает дух, тем он сильнее.

— Звучит интересно, — оживился я. Ещё один помощник мне не помешает. — Где они водятся? Раз ты торопишься, то времени у нас немного.

— Кхм… Спасибо, что напомнил про время, — он что, забыл, что ещё час назад собирался отправиться в Ад как можно быстрее? — Наверное, проще будет воспользоваться другим вариантом. А на духов поохотимся в другой раз.

— У тебя по-прежнему остались запасные варианты? — я устал удивляться. Его рукава забиты козырями до отказа.

— Ты правильно сказал, что времени у нас не много. Поэтому предлагаю вместо того, чтобы ловить духа, сделать его самим.

— Искусственные духи?! — и это не я сказал, а Дуся, прокричав эти два слова на всю квартиру.

— Что-то не так? — как всегда спокойно отреагировал маг.

— Решил поиграть в Создателя?

— А почему бы и нет? Технология появилась уже давно. С тех пор как мы научились кристаллизировать ману, многие из нас думали над возможностью собрать из маны духовное ядро. Ведь в одну сторону процесс возможен, а значит и в обратную тоже должно работать.

— И почему я об этом ничего не слышала?

— Напомни, как давно ты состоишь в коалиции магов? — его вопрос заставил кошку замолчать, давая очевидный ответ. Подобные тайны маги никому не рассказывали. Наверняка у них ещё много секретов, которые они тщательно скрывают от всего остального мира.

— Получается, ты хочешь создать новое разумное существо? — вновь пришла моя очередь задавать вопросы. — Даже не верится, что такое возможно.

— Не очень-то разумное, если честно. А если точнее, то интеллект, свойственный людям, в таких духах ни разу не проявлялся. Но ведь нам это и не нужно. Нам необходим портативный источник электричества, который ты бы мог, как подпитывать за счёт нападающих на нас врагов, так и разряжать в них же по необходимости.

— И хочешь сказать, что создать нечто такое быстрее, чем поймать обычного духа?

— Электрические духи не так часто встречаются. Часто их можно найти во время грозы. Но сейчас у нас нет ресурсов, чтобы прыгать порталом по миру в потенциально подходящие места. А сидеть и ждать погоды мы не можем. С учётом реалий текущего мира, вероятно, таких духов можно встретить в местах, где скапливается больше всего электричества. Но, даже зная это, на поиски уйдёт время. А вот искусственного духа с желаемой элементальной направленностью можно создать за минуты. Нужны лишь материалы. После этого сделаем духовную привязку, и созданный дух останется с тобой даже после смерти физического тела.

— И эти материалы у тебя есть?

— Ты забыл про убежище с двумя пересекающимися драконьими венами? За время пока нас не было, там накопилось достаточно дикой маны для создания нескольких мелких духов. Осталось лишь найти металл, способный выдержать четырёхслойную схему. Ну и нужен источник электричества. Но с этим проблем быть не должно.

Я мечтательно улыбнулся, представляя, как вокруг меня парит целая орава мелких духов, ожидая команды. А если их ещё и хорошенько покормить, то и Ад мне будет не страшен! Когда всё получится, я наконец-то перестану быть столь зависимым от окружения. Духи последуют за мной куда угодно, а значит, я больше никогда не останусь без готового выстрелить оружия. Наконец-то!

Ад, жди меня!






Конец четвёртой книги




Оглавление

  • 1. Бессмертный — 84
  • 2. Бессмертный — 85
  • 3. Бессмертный — 86
  • 4. Бессмертный — 87
  • 5. Бессмертный — 88
  • 6. Бессмертный — 89
  • 7. Бессмертный — 90
  • 8. Бессмертный — 91
  • 9. Бессмертный — 92
  • 10. Бессмертный — 93
  • 11. Бессмертный — 94
  • 12. Бессмертный — 95
  • 13. Бессмертный — 96
  • 14. Бессмертный — 97
  • 15. Бессмертный — 98
  • 16. Бессмертный — 99
  • 17. Бессмертный — 100
  • 18. Бессмертный — 101
  • 19. Бессмертный — 102
  • 20. Бессмертный — 103
  • 21. Бессмертный — 104
  • 22. Бессмертный — 105
  • 23. Бессмертный — 106
  • 24. Бессмертный — 107
  • 25. Бессмертный — 108
  • 26. Бессмертный — 109




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке