Адепты Владыки: Бессмертный 6 (fb2)

Книга 523869 устарела и заменена на исправленную

- Адепты Владыки: Бессмертный 6 (а.с. Адепты владыки -6) 834 Кб, 228с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Tairen

Настройки текста:



Tairen Адепты Владыки: Бессмертный 6

***


Страница книги

1. Бессмертный – 136


Не спалось. За последний месяц со мной такое впервые. Обычно моя голова ещё не успевает долететь до подушки, как сознание выключается, отправляя меня в забытье. В этот раз я устал не меньше обычного, но то, что я узнал за этот день, не давало мне покоя. И информация о Создателе, ушедшем в отставку, беспокоила меня больше всего. Казалось бы, какое мне до него дело? Ну, решил мужик отдохнуть остаток вечности. Пусть наслаждается. Вот не верю я, что он отдал вообще все свои силы. Скорее всего, всё равно немного, да оставил. Но эта ситуация и впрямь кажется мне странной. Что же должно было такого произойти, чтобы столь могущественная сущность решила уйти на пенсию? Устал властвовать? Или ему надоело жить? Разве такое вообще возможно?

Мои мысли метались в попытках понять причины, медленно смещаясь к Акулине и её желанию прояснить ситуацию самостоятельно. Сможем ли мы на самом деле оказать ей достаточную поддержку? Если к ней и впрямь будут стекаться все демоны Ада, то, как долго мы продержимся? Час? Хорошо если наших способностей хватит на такой срок. Ведь если не успеем быстро добраться до врат, нас просто завалят трупами. И это в случае, если первый попавшийся нам на пути враг не скрутит всю нашу компанию в бараний рог. У меня до сих пор нет чёткого представления о том, какими возможностями обладает местное население. Да, они вроде бы боятся магии… Но остановит ли это их от нападения? Маловероятно. Может быть, кто-то и посчитает, что жизнь дороже награды, но так решат далеко не все.

Я раз за разом прокручивал рассказанный Акулиной план, пытаясь проработать альтернативные варианты. Но моих знаний просто не хватало, чтобы выдать хоть что-то стоящее. Спустя пару часов мозги аж начали гудеть от объёма информации, которую я через них прогонял. Даже медитация не смогла мне помочь. Точнее, я просто не смог достаточно расслабиться, чтобы погрузиться внутрь себя.

«Как же я устал и хочу спать», – подумал я, уже окончательно отчаявшись.

И тут я вдруг почувствовал, как несколько костяшек, собранных в амулет на моей шее, слегка нагрелись. Напряжение пошло на спад, а лишние мысли, как мыльные пузыри начали лопаться, исчезая без следа. В любой другой ситуации я бы напрягся, в попытках понять, что случилось, но сейчас меня всё устраивало. Завтра предстоял тяжёлый день, и хороший крепкий сон вполне мог сделать его чуточку легче. Волнение прошло, а шебуршащие мысли наконец-то перестали мне мешать. Сознание начало отключаться, и я ему в этом нисколько не мешал.

Проснулся я там же, где и уснул – в доме Акулины. Ангелу, в отличие от обычных людей, сон практически не нужен. Она сказала, что спала «всего» неделю назад и сейчас прекрасно себя чувствует. Анисью разместили в соседней комнате. Со мной же на ночь осталась лишь Перла. Ей я тоже приказал расслабиться. Не знаю, сколько в этом было смысла, но лучше пусть каждый из нас отдохнёт и восстановится на максимум. Возможно, это даст нам хоть и крохотный, но дополнительный шанс на выживание. Ну а Маре и никакие команды не нужны. Не знаю как, но ей удалось выбраться из рюкзака, и сейчас лисичка неохотно продирала глаза, почувствовав, что я начал шевелиться.

– Как спалось? – выйдя в коридор, я нос к носу столкнулся с довольно помятой колдуньей. До этого мне не доводилось видеть её в столь растрёпанном виде.

– Паршиво, – слегка щурясь, ответила она. – В последний раз у меня так всё болело, когда я в детстве заснула на полу в мастерской у деда, – девушка покрутила шеей, отчего поморщилась, получив не самые приятные ощущения. – Водички не польёшь? А то мои магические схемы с водным элементом слишком мощные, а я сейчас не в том состоянии, чтобы пытаться их ослабить.

– А у них тут что, нет умывальника? – немного удивился я. Всё-таки мы не у какого-то чернорабочего заночевали, а остановились в доме начальницы цеха. Пусть я и заметил, что никакой особой роскошью тут и не пахло. Голые кирпичные стены, пол и потолок. В комнате, где я спал, из мебели имелась лишь каменная кровать, являвшаяся частью здания, и небольшой деревянный шкаф с какими-то книгами, написанными на неизвестном мне языке. Но чтобы отсутствовали стандартные для нашего времени удобства? Для меня это дикость. Хорошо хоть желание сходить в туалет в Аду не возникает. А то с этим могли бы появиться некоторые неприятные ситуации.

– В цехе есть душ. Но я бы хотела хотя бы просто умыться, перед тем как куда-то идти.

– Тогда, пошли наружу, я и сам собирался освежиться.

Выйдя из дома, я заметил ворона, сидевшего под крышей здания напротив.

– А ты не знаешь, где Дуся и Афанасий?

– Они некоторое время назад ушли в цех. Сказали, что попытаются проработать план.

– План, это хорошо, – задумчиво произнёс я, приказывая духу налить немного воды в руки девушке. – Жаль, что не существует плана, который мог бы предусмотреть вообще всё.

– Не веришь в наш успех? – Анисья окатила лицо ледяной водой.

– Не верю, что всё пойдёт так, как задумано. Слишком много переменных, чтобы имелась возможность просчитать их все.

– Мы по-прежнему можем отказаться, – сделала она жест рукой, таким образом прося налить ещё воды.

– Не можем. Акулина уже рассказала нам причину побега и теперь вряд ли нас отпустит, если мы передумаем. Да и не хочу я отказываться. Второго такого шанса обрести знания у нас больше не появится.

– Согласна, – кивнула девушка, завязывая свои растрепавшиеся волосы в хвост. – Жаль только, что она не стала конкретизировать. Тебе обещала помощь в развитии, а мне «кое-что интересное». Я, конечно, понимаю, что она не абы кто, а бывший жнец. Но хотелось бы больше подробностей. Рисковать жизнью ради эфемерной награды не очень-то приятно, – в её голосе сквозило лёгкое раздражение.

– Но отказываться от авантюры ты тоже не собираешься?

– Ни в коем случае. С самого детства я упорно работала, чтобы достичь вершин своего деда. Из-за отсутствующего источника мне приходилось прикладывать в несколько раз больше усилий, чем ему самому, когда он был в моём возрасте. Иногда мне снились сны, как я бегу за ним, но не могу догнать, как бы не старалась. Комбинация сложных схем, встроенных в моё тело, упростила мне работу, но я по-прежнему чувствую себя отстающей. Он – гений своего времени. А я обычный специалист второго сорта, с которым всё высшее магическое общество даже не подумает иметь дело.

– Ты сегодня необычайно откровенна, – заметил я странность в поведении девушки.

– Спала плохо, – огрызнулась она.

– Ты помнишь дорогу? – решил перевести тему, чтобы не провоцировать конфликт.

– Сейчас активирую магию поиска пути.

– А почему вчера не использовала? Это нам бы очень помогло, когда искали цех.

– Она не так работает, как ты подумал, – девушка зашевелила пальцами правой руки, прикрыв глаза. – Я могу найти места, где уже бывала раньше, если не прошло слишком много времени, – сказав это, она замерла, начав всматриваться в пустоту улицы. – Ага, вижу. Нам туда.

– И что именно видишь? – последовал я за Анисьей, которая, будто бы учуявшая что-то собака, рванула вперёд.

– Свой энергетический след. Тут и чужих много скопилось, но собственный я легко опознаю даже посреди мегаполиса.

Двигались мы довольно быстро, к тому же ни разу не зашли в тупик, отчего спустя минут пять уже стояли перед дверьми нужного цеха. А когда вошли, мне показалось, что с последнего нашего визита совершенного ничего не поменялось. Жар, котлы, чумазые демоны, сильный фоновый шум – всё, как и ранее. Такое ощущение, что работа тут не останавливается ни на секунду.

– Ну, как у вас дела? – поинтересовался я, войдя в кабинет. Как и ожидалось, Дуся, Абрахам и Акулина были здесь.

– Ничего нового, – взяла слово бывший жнец. – Действуем, как и планировали. Идём к печати, оттуда перемещаемся к Чикаго, а дальше двигаемся пешком сквозь зону отчуждения к вратам.

– Врата стоят в Чикаго? – эти сведения она вчера не озвучивала.

– Да, и они вполне рабочие. Точнее, отчасти. Выйти через них можно, а вот войти обратно не получиться. Арка на той стороне слишком сильно повреждена.

– И откуда ты это знаешь, если всё время просидела тут?

– У меня довольно много информаторов. Не вы одни согласились мне помочь за добрый ангельский совет, – её губы растянулись в хищной улыбке.

– Так вот почему тебя местные не любят, – вспомнил я рассказ того паренька.

– По большей части свой образ я создала, целенаправленно распуская слухи, – пожала девушка плечами. – Чем сильнее меня боятся, тем больше мне приписывают возможностей. А это ведёт к тому, что количество моих информаторов лишь растёт.

– Когда выступаем?

– Если вы готовы, то не вижу смысла откладывать, – поднялась она с места, обводя нас взглядом.

– А как скоро начнёт работать метка? – решил уточнить я после того, как мы вышли из кабинета.

– Уже начала. Я чувствую, как по ней течёт энергия.

– А обмануть её никак нельзя? – мне пришлось повысить голос, так как к общему шуму цеха добавился стук наших ботинок по железным ступеням.

– Нет. Она считывает мои намерения. Я и так сдерживалась, пока вы спали. Иначе бы меня сразу после нашей встречи скрутили.

С учётом, что лестница была не закрытой, то с высоты мне открывался отличный вид на цех. Демоны, как муравьи носились с места на место, выполняя свою работу. Вот только всё больше из них начинало замедляться, посматривая в нашу сторону. Они всё ещё занимались своими делами, но исходившее от них внимание я не мог не заметить.

– Что пялитесь?! – по зданию раздался голос Акулины, звучащий будто отовсюду. – Если цех не выполнит план, каждого из вас оштрафуют на месячный объем энергии!

Количество смотрящих в нашу сторону уменьшилось, но некоторые продолжали коситься, даже не смотря на угрозу. Интересно, что они сейчас ощущают? Каким образом Ад с ними контактирует и оповещает о награде? Не выводится же у них перед глазами панель с квестом, как в какой-нибудь РПГ-игре.

– Я так понимаю, что нам предлагать тебя поймать никто не будет?

– Конечно, нет. Вы не местные. На гостей у Ада нет такого влияния, как на тех, кто попал сюда стандартным способом. Иначе бы я ни за что не взяла вас с собой. Тут ведь как, чем ближе ко мне будет находиться демон, тем большую награду ему пообещают.

– Получается, что найми ты в охрану демонов, их бы в любом случае переманили, заставив на тебя напасть?

– Именно так. А столь надёжными товарищами, которые бы не продали меня даже за статус бога, обзавестись в этом месте невозможно.

– Статус бога?

– Ну, я немного преувеличиваю, но…, – она не успела договорить, так как из-за ближайшего котла на неё выпрыгнул рогатый мужик и попытался огреть каким-то куском кривой арматуры. Акулина же лишь слегка взмахнула рукой, и неудавшийся убийца отправился в полёт, исчезнув где-то за трубами. – Но…, – она вдруг снова запнулась. – Ну вот, забыла, о чем хотела сказать.

– Это был телекинез? – раз старая тема затухла, подбросил я для обсуждения новую.

– Да, удобная в хозяйстве вещь. Я в последние годы экономила, стараясь скопить как можно больше сил, а от того и не пользовалась им. В текущей же ситуации не вижу смысла сдерживаться.

Я вновь хотел что-то спросить, но краем глаза заметил странное движение.

– А ну замри! – крикнул я демону, крутившему какой-то вентиль. Амулет на моей шее слегка нагрелся и мои слова и впрямь сработали. Демон застыл, будто парализованный, а я указал группе на небольшой котёл с огненной субстанцией, который на нас чуть было не вылили. Ещё пара градусов наклона и всё это растеклось бы по нашим головам.

– За такое штрафом не отделаешься, – тихо произнесла Акулина, а уже в следующую секунду демон завалился на пол с дырой в голове, как если бы ему туда попала пуля.

– Это чем ты его так? – удивился я, смотря то на мёртвого демона, то на девушку.

– Вот, – она сунула руку в один из многочисленных карманов своего рабочего комбинезона и достала оттуда пригоршню подшипников, каждый по сантиметру в диаметре.

«Ещё один метатель», – подумал я, осознавая, что как-то слишком уж распространённый навык я себе выбрал.

Но не всё оказалось так просто. Буквально через секунду перед лицом бывшего жнеца появился окровавленный шарик, который вылетел из трупа демона, а уже в следующее мгновение вновь отправился в полёт, пробив сустав руки какого-то невысокого уродца, пытавшегося в нас запустить гаечным ключом. Его вопль потонул в шуме цеха, а мы ускорили шаг. После этого убийственный шарик я больше не видел. Не потому, что он потерялся, а потому, что девушка с помощью телекинеза заставляла его летать с огромной скоростью от цели к цели, калеча и убивая местных работников. И чем ближе мы подбирались к выходу, тем больше демонов решалось на нас напасть. До рукопашки дело пока не доходило, но сам факт такой активности уже настораживал. Ведь мы же ещё даже не вышли наружу! А что нас будет ждать за дверьми? Никому из нас не понравится, если там соберётся весь город. Улочки тут узкие – двое встанут, третий не протиснется. Да у нас такими темпами полдня займёт только чтобы до переправы дойти! А на другой стороне нас могут поджидать те охранники, что мы встретили на входе в Огненную Бездну.

– Перла, дверь! – похоже, кому-то поступил приказ не просто нас атаковать, а запереть внутри. Створки закрылись, но никаких засовов с той стороны я не помню. А значит, шанс прорваться наружу всё же есть. И пока Акулина изничтожала всех агрессоров с помощью одного единственного металлического шарика, мой голем бросился вперёд. Удар ногой не только открыл нам путь, но и откинул в сторону демона, который дверь и держал.

Перед цехом столпилось совершенно неприличное количество народу. Я в какой-то мере даже почувствовал себя мэром города, выступающим с трибуны. Всё небольшое пространство было под завязку забито демонами. Благо к нам они пока не торопились подходить, давая возможность сформировать новый план.

– И что теперь? – шепнул я Акулине, одновременно с тем указывая Перле, чтобы та закрыла дверь. – Если их тут уже столько набежало, представь, сколько их будет ждать на той стороне возле переправы или у лифта.

– Давай решать проблемы по мере их поступления, – спокойно ответила девушка, будто не ради неё собралась вся эта толпа. – А сейчас можно попробовать пройти по крышам.

– И как мы на них попадём? – такая идея мне и самому приходила в голову. С учётом плотности застройки можно всю бездну пробежать по верху от и до. Только здания тут не такие уж низенькие и без лестницы наверх не попасть.

– Через три дома отсюда стоит склад, у него есть недостроенное помещение. Там и пол-этажа не возвели. Мы легко заберёмся.

– А с толпой что делаем?

– Ты же как-то смог приказать тому демону. Попробуй и на них повлиять.

В дверь позади нас что-то ударилось, но стоящая на страже Перла даже не шелохнулась. Вряд ли её что-то сможет сдвинуть с места против её воли. А значит, у меня есть немного времени на эксперименты. Странно, что все эти демоны не пытаются напасть. Может быть разным группам приходят различные приказы? И этим что-то пообещали лишь за то, что они придут сюда? Звучит правдоподобно. Сколько бы я не рыскал глазами по их лицам, не похоже, что кто-то из них вот-вот сорвётся и попытается нас огреть какой-нибудь сподручной железякой.

– Разойтись! – гаркнул я, что есть мочи. От собственного голоса аж уши слегка заложило. Я вновь почувствовал увеличение температуры амулета, но никакого эффекта на толпу мой крик не оказал. А может быть я слишком уж опрометчиво расходую свои силы? Одно дело, когда приказываешь одному единственному разумному существу и совсем другое – толпе.

– Ты! – ткнул я пальцем в ближайшего к нам мужика в замызганном кузнечном фартуке. – Отойди!

Демон сначала замер, а затем сделал несколько шагов в ту сторону, в которую я указал. Ну что ж, это уже похоже на результат.


2. Бессмертный – 137


– В сторону! Назад! Отошёл! – я продолжал отдавать команды всем ближайшим демонам. Как оказалось, мне даже указывать не надо. Хватало лишь зрительного контакта, чтобы моё внушение подействовало. Я шёл первым, держа в руках огонь, как какой-то Прометей. Но если тот нёс его людям, то я им запугиваю недоброжелателей. Акулина держалась позади, расталкивая телекинезом тех, кого я пропустил. Как только мы чуть углубились в толпу, я тут же «снял» Перлу с двери, приказав следовать за нами. Уж за кого, а за неё я не боялся. Демоны, которые попытались помешать ей нас догнать были бесцеремонно отброшены в сторону. В теории я её и вовсе мог пустить вперёд, в качестве носа для нашего «ледокола», но сейчас мне очень хотелось опробовать новую способность.

Уже спустя десяток отданных команд амулет на груди нагрелся так сильно, что стал слегка обжигать. Но по своему опыту я знаю, что это своего рода обман. На самом деле нагревается он не в физическом плане, а в духовном. Скорее всего, энергоканалы в нём работают слишком интенсивно, отчего и возникает такой эффект. Так что пока температура всё ещё терпима, ничего страшного случиться не должно. Главное, чтобы он не взорвался. А то ведь он у меня на шее висит. Так и голову потерять можно!

Когда количество демонов уменьшилось, а плотность толпы снизилась, моя грудь аж пылала адским пламенем. В какой-то момент я даже попытался снять амулет, но руку обожгло ещё сильнее, и я решил постараться перетерпеть. Больше приказов не отдавал, а лишь тыкал в лицо огнём тем, кто особенно настырно старался преградить нам дорогу. У нас даже получилось ускорить шаг, так как явной агрессии никто из мешающих нам демонов не проявлял. Не знаю уж, каким образом работает вся эта система с меткой, но мне кажется, что я обнаружил интересную лазейку. Возможно, что Ад не может приказывать кому-то дважды. То есть если местный принял задание «Прийти в такое-то место и не пропустить такое-то существо», то оно таким и останется. Как минимум на какое-то время. А те, кто были в цехе, вероятно, получили приказ «Задержать жнеца и её группу любой ценой». Ну, или как-то так. Пока что не очень понятно, почему не дать всем и сразу команду действовать максимально агрессивно. Может, есть какие-то ограничения? Мне в целом-то вообще не ясно, как именно Ад влияет на местных жителей.

Мы ускорились ещё сильнее, перейдя на полубег. Видать от всех этих жутких взглядов в нашу сторону у меня уже начали сдавать нервы. Когда каждый встречный может оказаться врагом, готовым всадить тебе нож в живот, чувство напряжённости только возрастает. Абрахам, к слову, тоже всё это время держал на руке активную огненную магию. При этом его пламя было раза в два массивнее моего. Так что от него шарахались даже дальше, чем от меня. Дуся, чтобы не мешаться под ногами, забралась к магу на плечо, а Мару я вернул в рюкзак сразу после того, как мы с Анисьей закончили умываться. За Чернохвостом я не следил, но я чувствовал, что он где-то неподалёку. Да и не угрожало ему ничего.

Несколько раз свернув, мы наконец-то добрались до нужного места. К довольно крупному зданию без окон прилегала небольшая пристройка без крыши. Дверь отсутствовала, так что войти внутрь нам удалось без каких-либо проблем. Ну, если не считать демонов, которые чуть ли не дышали нам в спину, двигаясь за нами, как толпа грёбаных зомби. По лесам я забрался первым, за мной последовали и все остальные. Легко перебравшись с недостроенной стены на ближайшую крышу, я вздохнул с облегчением. Отсюда до переправы рукой подать. И так как теперь нет необходимости блуждать по улочкам, доберёмся мы до неё в считаные минуты. Тут даже никакие навыки паркура не нужны. Крыши друг к другу прилегают столь плотно, что разрыв между ними можно просто перешагнуть.

А самое забавное, это то, что местные даже не пытались лезть за нами. Многие из преследователей, увидев, что мы взбираемся наверх, просто развернулись и пошли по своим делам. Самые настырные остались стоять внизу, сверкая глазами. Но Перле я всё равно приказал сломать леса, чтобы лишить шанса нас догнать даже самых злобных и самоуверенных.

И пока мы двигались в сторону ненавистного мной пузыря, я всё пытался понять модель поведения местных демонов. Если представить, что это были люди и им, например, по рации пришёл приказ остановить беглянку, давая за это значимую награду, то действовали бы они совсем не так. В той толпе нас бы просто смяли. Ну или забили бы подручными инструментами. Но эти, вместо этого, лишь стояли. Будто бы… Да, как будто не очень-то им и хотелось делать то, что им приказали. Они вроде как имитировали выполнение приказа, при этом, не беспокоясь о результате. Но ведь внутри цеха происходило всё иначе! Те на нас прям бросались, будто дикие звери. Так в чём же тут разница?

В транспортировочный пузырь сразу залезть не удалось по той причине, что находился он к моменту, как мы подбежали, на другом берегу. Зато у нас нашлось время на то, чтобы найти нормальное место для спуска. Всё-таки сигать с пяти- шестиметровой высоты – не самая лучшая идея.

Взойдя на борт, я отметил одну странность. Нас больше никто не преследовал. Да и на той стороне толпы на причале что-то не видать.

– Может быть, они все у лифта? – предположил я, после того, как озвучил свои наблюдения.

– Вряд ли. Скорее всего, игры кончились. Обычных работников отослали подальше, чтобы не мешались, а по мою душу пойдут демоны посерьёзнее.

– Это ты про тех стражников, что на входе стояли?

– И не только конкретно тех. Огненная Бездна находится под лапой одного очень влиятельного демона и о порядке тут он хорошо позаботился. За это отвечает примерно с полсотни солдат. Экипированы, обучены, приказы выполняют от и до. Если Ад таким даст задание на мою поимку, то церемониться они, как остальные, не будут. Но время пока что на нашей стороне. Бездна большая, собрать всех этих как ты выразился «стражников» за десять минут просто невозможно. Но всё равно будьте начеку.

Пока мы плыли по реке, я мысленно позвал Безликого. Амулет уже остыл и я надеялся, что дух сможет объяснить, что вообще произошло. Всё-таки раньше я за собой способностей к внушению не замечал. Возможно, навык «Трикстер» как-то и влияет на мою речь, но точно не столь сильно. Но от своего подопечного много узнать не удалось. Судя по всему, он и сам не понимал, что происходит. Из его эмоций я только и смог разобрать ощущение усталости. Если мои догадки верны, то артефакт каким-то образом контактирует с духом внутри, давая мне возможность активировать его способности. Довольно интересная синергия получается. А иллюзии я показывать могу?

Я помню слова Дуси о том, что навыки внушения действуют на демонов хуже, чем на обычных людей, а потому для эксперимента выбрал Анисью. И так как мне совершенно не хотелось пугать или как-то ещё обижать девушку на пустом месте, я начал представлять на её плече ворона. Сначала лишь в виде очертаний, затем, добавляя всё больше конкретики, я почти в точности воссоздал Чернохвоста. И когда удовлетворился полученным результат, почувствовал, как амулет в очередной раз потеплел.

– Это что? – скосила девушка глаза на своё плечо. – Он ведь ненастоящий? – и теперь уже посмотрела на меня.

– Да, извини, я тут недавно амулет приобрёл. Практикуюсь использовать его свойства, – говорить о том, что это навыки моего духа, я не стал. Кто знает, по какую сторону баррикад мы окажемся с ней в будущем.

– Пока что выходит не очень, – она вновь взглянула на ворона. – Перья не колышутся, дыхания незаметно, зрачки не ходят, микро-движения отсутствуют.

– Ну что ты сразу с плеча-то рубишь, – расстроился я. – Я же только начал практиковаться. А для первого раза ведь неплохо, да?

– Приемлемо. Но, зная тебя, ты мог бы сделать намного лучше. У тебя же филигранный контроль над электричеством.

– Хочу напомнить, что это наследственная предрасположенность. А то, что ты сейчас увидела, иллюзия, созданная впервые и всего за пару минут.

– Чтобы покорить небо, нужно стремиться к звёздам.

– Это какая-то поговорка?

– Да, означает, что всегда старайся достичь большего.

Не знаю, что она хотела сказать всем этим, но желание практиковаться у меня отпало совершенно. Как минимум ей я свои творения точно больше показывать не буду. Перья, видите ли, у него на ветру не колышутся…

Как только мы достигли берега, на эксперименты и лишние думы время тут же кончилось. Из-за соседних с причалом домов выскочили двое закованных в броню «рыцарей» и с удивительной для их веса и размера скоростью побежали в нашу сторону. Мелкая молния, пущенная духом, лишь мазнула тёмную сталь, не оказав никакого эффекта. В то же время, Абрахам зарядил уже свою версию, отчего, бежавшего на него демона, аж сбило с ног, повалив на землю. Только, похоже, серьёзного урона он не получил, начав тут же подниматься. Сам же я слегка завис, не понимая, что нам делать дальше. Вряд ли мои ножи смогут пробить их защиту. Возможно, получится попасть в уязвимое место, но для этого лучше подойти поближе. Но как мне в таком случае справляться с врагом, что обладает значительно более длинной «ковырялкой» нежели я, непонятно. Можно попробовать сделать ставку на скорость, но тогда мне нужно включить усилитель. В теории там должно было набежать три или четыре процента.

Схватившись за телефон, я инстинктивно сделал шаг назад, выставляя Перлу вперёд. Я не был уверен, сможет ли она справиться, а потому прямого приказа атаковать ей не давал. К моей радости, второй мечник до нас тоже не добежал, споткнувшись на пустом месте.

– Бежим к подъёмнику! – скомандовала Акулина, заставляя упасть и первого нападавшего. Он будто бы поскользнулся, да так, что ноги выше головы взлетели.

Времени терять никто не стал, и мы резко рванули за бывшим жнецом. Вылетевшая на нас откуда-то из-за угла парочка распласталась на дороге так же, как и предыдущие двое. Хорошо, когда есть столь универсальный инструмент, как телекинез. Я уверен, что Абрахам потратил ощутимо больше маны на ту молнию, чем Акулина на то, чтобы подставить магией подножку. И при этом они получили абсолютно одинаковый эффект.

– А ты шлемы с них снимать не можешь? – уточнил я на бегу. Ведь если может, то дальше лишь дело техники. Я уверен, Анисья в таком случае времени терять не будет и нашпигует их глаза спицами. Сколько бы там этих глаз под шлемами не было.

– Доспехи защищены от прямого воздействия магией, – я хотел спросить, а почему она тогда свой шарик не использует. Это мне тяжело попасть ножом в сочленения между металлическими пластинами, а ей-то поразить нужное место проще некуда. Но сделать этого я не успел, так как мне на него дали ответ и без вопроса. – Мои шарики их тоже не пробивают. Все уязвимые места защищены микро-барьерами, а сам сплав металла я максимум могу немного помять.

– И что предлагаешь делать? Убегать постоянно?

– После того как телепортируемся, они за нами не последуют. А дальше уже будет легче.

– Ага, как же, – пробурчал я, не желая продолжать диалог. И так уже начал от бега выдыхаться. Всё-таки мы не трусцой бежим, и в текущем режиме меня надолго не хватит. Хорошо ещё в тот раз не забыл вновь восполнить бутылочку, в которой держал зелье выносливости. Тогда оно мне очень даже помогло. Возможно, и сейчас пригодится. Правда, чтобы его выпить, мне надо убрать из рук либо нож, либо телефон. Второй уже зарядился, но если я перестану подпитывать его электричеством, которое беру из ножа, то он выключится в течение десятка секунд.

– Это что у тебя за артефакт такой? – Акулина обратила внимание на смартфон, когда я решил проверить доступные мне проценты души.

– Потом расскажу, – отмахнулся я, не желая ещё сильнее сбивать дыхание.

Да и некогда нам говорить. Возле лифта нас ожидала группа из четырёх стражников. Какие же они все одинаковые. Складывается ощущение, что их не просто подбирали, а специально выращивали, как клонов из известной космической саги.

– Ну, и? – выжидательно посмотрел я на Акулину, когда мы слегка замедлили бег. – Сможешь раскидать их?

– Они не двигаются. Нужно, чтобы вы начали бой, а я постараюсь их уронить.

– Замечательно, – с максимальным сарказмом произнёс я, а затем окинул взглядом Перлу, Анисью и Абрахама. – Нас четверо и их четверо. Что может быть легче?

– У меня не боевой голем, – тут же отрапортовал маг.

– А у меня не боевое человеческое тело! – со злостью выпалил я, так как не видел выхода из ситуации. Чёртовы стражники намертво перекрыли вход на подъёмник, стоя плечом к плечу. А ведь сзади уже начинает доноситься топот ног. За счёт нашей скорости вроде и удалось выиграть время, но пока мы тут стоим, вся фора пропадает зря. – Перла! Атакуй левого! – скомандовал я, тут же активируя однопроцентный усилитель.

Я не знаю, на что способна Анисья, поэтому говорить ей, что делать просто не могу. Но стоять на месте и ждать непонятно чего – тоже тупо. И не успел я сунуть телефон в карман, как голем уже сорвалась с места, даже не сняв рюкзак. Ну, это уже мой косяк. Насколько бы она хорошо не воспринимала мои команды, Перла по-прежнему остаётся управляемой куклой, пусть и крайне технологичной.

Следом и я рванул в бой. Маной нож зарядил до отказа. Хоть магия доспехи вроде как не пробивает, но на мини-барьеры в сочленениях она должна действовать. Сбоку что-то вспыхнуло и сосед стражника, которого я планировал атаковать, повалился на землю. Похоже, прадед не скупится на ману, тратя её на заклинания, которые в текущей ситуации могут лишь опрокинуть врага.

От взмаха мечом я ушёл довольно легко. Парировать даже и пытаться не буду. У нас с этими демонами не только огромная разница в силе, но и в размере и длине оружия. Благо, что за счёт доспехов они не очень-то и проворные. Первый удар я смог нанести с третьей попытки. Я далеко не специалист по средневековой броне, а потому пришлось потратить время, чтобы понять, куда вообще бить. Да и то, моя атака оказалась не так уж успешна. Нож, сверкая молниями, проскользил по внутренней стороне локтя, прорезав барьер, но, никак не повредив гибкую часть доспеха. Пытаясь найти шанс для повторной атаки, я продолжал уклоняться, в надежде всё-таки заставить стражника сдвинуться с места. Но тот будто прилип к своему месту. В моменты, когда я разрывал дистанцию, он прекращал атаковать. Грёбаный NPC, ей богу! Что же там Ад с ними делает, если они становятся такими узколобыми после получения приказа?!

И только я хотел вернуться к драке, как шлем моего оппонента смяло и унесло куда-то в сторону, будто бы он, сидя на крыше летящего на всей скорости грузовика, головой в мостовую врезался. Стражник пошатнулся, но остался стоять. А я в очередной раз осознал, насколько же силён мой голем. Своего противника Перла просто вбила в землю, превратив его броню в кучку металлолома. Мой же после столь могучего удара ногой тоже долго не продержался. В его голове, которая оказалась такой же конусообразной формы, как и шлем, появилась дыра знакомого мне размера.

Пытаясь оценить нашу текущую ситуацию, повернулся в сторону остальных демонов, что ранее преграждали нам путь. Как выяснилось, прямо возле меня висела сфера, очень похожая на шаровую молнию, и раз в несколько секунд выдавала разряд по лежащему на земле стражнику. Тот отчаянно пытался подняться, но его каждый раз будто бы кувалдой били, вколачивая в землю.

Последний из четвёрки стоял в какой-то неестественной форме, слегка прогнувшись назад. Но оставался он в вертикальном положении лишь потому, что его ноги обволокло грунтом по колено. А так, я думаю, что он уже мёртв. Добрый десяток игл, торчащий из прорези для глаз, говорят мне об этом довольно достоверно. Интересно, это Анисья активировала очередную татуировку на своём теле, или ей маг подсобил? Скорее всего, первое. Насколько я знаю, прадед хоть и владеет огромным количеством заклинаний из разных направлений, но применять ничего кроме молнии и огня не любит.


3. Бессмертный – 138


– Добей, – скомандовал я Перле, смотря на избиваемого молнией демона. Ни сейчас, ни в цехе, я ничего не почувствовал, видя смерти этих существ. Голем по моему приказу подошла со стороны головы к лежачему и вмяла его шлем в лицо ударом ноги. А затем ещё раз. И вновь. И только после четвёртого удара она остановилась, убедившись, что враг мёртв и больше не делает попыток подняться. Я же не ощутил ничего. Бросив взгляд на остальных убитых, лишь слегка поморщился, от вида густой тёмно-бордовой крови, что обильно вытекала из пробитого шариком лба. Но ни сожаления, ни раскаяния, ни каких-либо других схожих чувств не появилось. Похоже, для моего подсознания они не являются живыми существами, убийство которых могло бы вызвать отклик в душе. То ли тут играет роль то, что многие из демонов напоминают людей лишь отдалённо, то ли я латентный расист, не жалеющий никого, кроме своих земляков.

– Заходим, быстро! – крикнула Акулина, толкая меня вперёд. Топот закованных в броню ног раздавался уже в десятке метров от нас. Заскочив внутрь, я увидел, как один из четвёрки бегущих замахивается и кидает в нашем направлении свой меч. Я хотел выйти вперёд и прикрыть нас барьером, но Абрахам меня опередил, предварительно отпихнув меня локтем в сторону, чтобы не мешался. Меч с искрами разрубил первый слой желтоватой стены, плотно увязнув во втором. И судя по всему, там имелся ещё и третий.

Трос лифта натянулся, и наша платформа поползла вверх. А меч остался висеть в воздухе, поднимаясь вместе с нами. Маг же, отключив барьер, ловко поймал, попытавшееся свалиться на пол оружие.

– Неплохо, – констатировал он, пристально пройдясь взглядом по лезвию. – Я подобного качества холодного оружия не видел полтысячелетия.

– У лордов Ада и получше найдётся, – Акулина его восторга явно не разделяла.

– Может и так. Но на Земле такого качества вещи не делают уже несколько веков.

– Какой у него ранг? – решил поучаствовать я в беседе, пока у нас выдалась свободная минутка.

– Восьмой. Но сам набор схем очень интересен. У нас если и ковали клинки, то в обязательном порядке наделяли их силой одной из стихий. Антимагическое оружие было редкостью. А сейчас такое и вовсе не найти. При этом хорошо видно, что это не серийный образец. Если создавший их мастер так поработал над каждым, то мои ему почёт и уважение.

Я ещё ни разу не видел, чтобы Абрахам, проживший неизвестное количество сотен лет, над чем-то восхищался. Правда, до этого момента к нам в руки никаких особо сильных артефактов и не попадало. То же кольцо новым было лишь для меня, а маг с ним в своё время уже успел «наиграться».

– И что собираешься с ним делать? – спросил я, не особо понимая, к чему вообще он начал свою тираду.

– Применять по назначению, что же ещё? Конечно, я мечом не пользовался уже несколько столетий, но навыки так просто никуда не исчезают.

Платформа вздрогнула, останавливаясь. Но удача пока что на нашей стороне, потому остановились мы не на полпути, а там, куда и ехали. Как только мы вышли наружу, Акулина что-то сделала, отчего управляющая передвижением лифта схема вспыхнула и погасла, не подавая признаков жизни.

– А со стеной что делать будем? – уточнил я, смотря на препятствие, которое становилось к нам всё ближе. У меня, конечно, есть с собой верёвка, но перед этим кто-то должен с ней наверх забраться. Может ворона послать? Но как он там её крепить будет?

– Не волнуйся, у меня есть ключ, – мы приблизились к стене, и Акулина приложила к ней руку, как и охранник в тот раз, когда мы сюда только попали. Магическая схема на стене засияла, и кирпичи начали расходиться. В этот момент я слегка напрягся, так как с той стороны нас могли ждать ещё двое. Но ворон, уловивший направление моих мыслей тут же показал мне, что там никого нет. Похоже, той парочке приказали спуститься, чтобы задержать нас у лифта. Ну, так даже лучше.

– Да что ж это за…! – когда мы зашли на платформу, я впервые услышал, как Акулина ругается. Не знаю, на каком языке она говорила, и почему переводчик мне эти слова не перевёл, но она явно была крайне недовольна. – Панель…, – она вновь вставила тираду из непонятных слов, – не работает!

– А в прошлый раз работала? – вспомнил я, что это не первый её побег.

– В тот раз я до неё даже не добралась. Но кто мог подумать, что Ад и на такое способен?! Их же демоны сами построили! Я бы ещё поняла, если бы к ним Создатель руку приложил. Но я-то точно знаю, что нет! Ему нет никакого смысла использовать столь примитивные способы перемещения.

– И что у нас остаётся? Может получится отсюда выбраться как-то иначе?

– На другом конце Бездны находится ещё одна печать, но никто не гарантирует, что она будет работать, когда мы там окажемся.

– А может есть обычный проход? – продолжал я грузить мозг, предлагая варианты. – Выйдем через него и пешочком доберёмся до врат.

– Есть, но… Мы не дойдём. Даже прорваться сквозь солдат будет уже довольно сложно. Сейчас в нашу сторону подтянутся все полсотни и просто задавят нас числом, – после этих её слов, я поднял голову, пытаясь прикинуть, насколько реально взобраться наверх по этим скалам, что давили на нас со всех сторон. – Но проблема даже не в этом. Отсюда до ближайших врат почти две с половиной тысячи километров. Нам придётся фактически полстраны пройти. На столь длинное путешествие наших сил точно не хватит, – я прямо чувствовал, как с каждым словом её уверенность падает всё ниже. Ещё немного и она будет готова отказаться от этой безумной затеи и вернуться на своё место. – Спасибо за помощь, я думаю, что вы заслужили свои ответы…

– Пройдём по остаточному следу, – прервал её монолог Абрахам. – Судя по колебаниям маны, кроме нас тут никто не проходил, да и я привык запоминать идентификатор телепортационной печати, которой воспользовался. Жаль, что полных данных у меня нет, иначе бы мы могли отсюда прямо к вратам переместиться, – мне показалось, что он произнёс это так, будто бы корил себя за что-то. – Затем прорвёмся сквозь город и доберёмся до внешней печати. Даже если ей кто-то за это время пользовался, наш старый след ещё не должен был полностью рассеяться.

Пока маг говорил, я смотрел то на Акулину, то на него. С каждым словом прадеда лицо девушки всё больше разглаживалось, начиная излучать надежду. Вот только я кое-чего не понимал. По какой причине Абрахам это всё затеял? Ведь бывший жнец практически начала рассказывать то, зачем мы сюда пришли. Мы бы получили ответы и спокойно удалились восвояси. Но он не дал ей их озвучить. Почему? Это так на него не похоже. Или я его слишком плохо знаю? Мне казалось, что ради достижения целей он пойдёт на всё, но… Что-то пошло не так. И в данный момент у меня есть лишь один ответ на вопрос «Что именно?». Как и я, он хочет выжать из Акулины всё, что только возможно. И если своими текущими действиями он сможет повесить на неё дополнительный долг, то риск будет того стоить. Да и опять же, иметь в знакомых жнеца, пусть и бывшего, нельзя назвать чем-то малозначительным. Сам факт того, что в момент нужды её можно будет о чём-то попросить, имеет большое значение. Как минимум, именно так ситуацию вижу я, а уж что на самом деле творится в голове моего родственника, сказать сложно.

– Заходите все на печать и готовьтесь, – сказал Абрахам, после того, как ещё с минуту рассказывал девушке какие-то тонкости, в которые я не стал вдаваться. Столь глубокие знания в межпространственных перемещениях пока что не моего ума дело. Всё равно я ими никак не смогу воспользоваться.

– Нас там будут ждать? – уточнил я, начиная вновь заряжать телефон. Пока дрался со стражником, тот успел разрядиться. А без активного усилителя появляться посреди толпы врагов как-то не очень сподручно.

– Не уверена, – слегка задумавшись, ответила мне Акулина. – Будем надеяться, что Ад не в курсе о возможности перемещаться между печатями без использования панелей управления.

Её слова меня ни капли не убедили, и я продолжил насыщать батарею смартфона энергией. Лучше уж перестраховаться. Всё равно включить мысленно усилитель займёт не больше пары секунд. Главное, чтобы оставшихся двух процентов мне хватило на остаток пути. Нет, за двенадцать минут мы, естественно, не успеем проделать столь длинный путь. Но я очень надеюсь, что после выхода из города проблем станет меньше.

– Даже если так, на площади, когда мы оттуда уходили, было довольно людно. И как только мы окажемся там, все сразу на нас набросятся. Кроме наёмников, которые за награду будут готовы порвать любого на кусочки, там ещё и стражников полно. Одно дело пройти через тех, кто не особо-то и желает драться, и совсем другое попасть в толпу, жаждущую нашей крови. Нам точно нужен какой-то отвлекающий манёвр, – после этого я посмотрел на Абрахама, который замер посреди телепортационной печати. Похоже, он что-то делал невидимое для моего глаза, так как совершенно не заметил внимания со стороны.

– Могу использовать анти-магический туман, – предложила решение Анисья. – Правда, он блокирует не только обычное зрение, но и магическое вместе с духовным. После его активации все духи и големы превратятся в слепых котят. Существа, ориентирующиеся с помощью магии, в нём даже чувство направления теряют.

– Это не проблема, – отозвался маг, который, похоже, наконец-то закончил с приготовлениями. – Голем Димиона ощущает своего хозяина на довольно большом расстоянии. А у меня есть маяк, – он показал точно такой же шарик, как дал мне день назад, – так что не потеряюсь. Держите, – он вытащил из своей поясной сумки ещё два аналогичных артефакта, – У Димиона уже есть, но так будет надёжнее.

Девушки разобрали «подарки», а я подал немного маны в собственный маяк, чтобы проверить его работоспособность. В прошлый раз меня нашли раньше, чем потребовалось это сделать самому. В сознании что-то вспыхнуло и я явственно ощутил, что знаю, где находятся остальные три, точнее, четыре шарика. У Абрахама, как оказалось, оставался ещё один в запасе.

– Тебе придётся прорываться через толпу агрессивно настроенных демонов в слепую, уверен, что всё будет нормально? – уточнил я, представляя какого это, сражаться с тем, кого не видишь. Даже глаза закрыл, продолжая подавать ману в артефакт. Ощущение направления никуда не делось, но в таком режиме драться с кем-либо я точно не смог бы.

– Не впервой, – слегка повёл он плечами, будто такое для него обычное дело.

– Хорошо, сейчас подготовлю заклинание, – кивнула Анисья.

– Я так понимаю, наша задача, выбраться из города через те же ворота, через которые пришли? А если их перекроют?

– Мы же будем внутри, так что я спокойно смогу открыть их телекинезом. А если там есть защитная печать, то сожгу её напором маны.

– Я готова, – пока Акулина отвечала на мои вопросы, Анисья уже закончила приготовления.

– Тогда, отправляемся через три, два, один…

Мир вокруг изменился и я узнал знакомую площадь и кучу незнакомых демонов, которые все одномоментно повернулись в нашу сторону. У меня от этого зрелища аж мурашки по спине пробежались. Вид полусотни пар алчных глаз вряд ли может понравиться хоть кому-то. И смотрели они на нас так, будто бы мы золотом нагружены. Неприятное чувство.

Не успели первые из них начать движение в нашу сторону, как возле меня что-то хлопнуло, а мир затянула белая пелена. Тут же активировав зрение ворона, который сразу после нашего перемещения взмыл в небо, я с трудом распознал себя в этом тумане. Пришлось даже руку поднять с ножом, чтобы удостовериться, что эта голова, слегка выступающая над белым маревом, расползающимся по земле, принадлежит мне.

Туман оказался не просто плотным, а практически непроницаемым. И если с высоты птичьего полёта он выглядел как густые облака, спустившиеся на площадь, то для меня всё было не так красиво. Всё, что находилось за пределами печати, на которой мы появились, просто исчезло. Предельная видимость – два метра. А дальше, будто кто-то выставил стену из ваты. Казалось, что можно протянуть руку и получится её пощупать. Своих товарищей по группе я тоже практически потерял из виду. Обернувшись, я смог разглядеть лишь Перлу, а остальные, вероятно, уже начали стремительный побег.

Рванув вперёд, я чуть не наткнулся на шипастую спину какого-то демона. Немного сбавив темп, обогнул его, а потом резко нырнул вниз, уворачиваясь от чьей-то массивной руки. Слева что-то сверкнуло и меня чуть не сшиб пролетевший мимо мужик. Но, похоже, он влетел в кого-то ещё, так как справа донеслось грозное рычание. Площадь полностью скрылась в тумане, а потому я решил отключиться от «вида сверху», так как смысла в этом не оставалось. Только данное действие мне не особо помогло. Я чуть снова на бегу в кого-то не вписался, проскользнув у многоглазого демона прямо перед носом. Но тот меня заметил, и, кажется, что-то понял. Его рука успела зацепиться за воротник моей куртки, но дальше дело не пошло. Характерный и очень неприятный хруст раздался сзади, а после него демон испустил жалобный и крайне громкий вопль. Перла сломала моему обидчику руку в локте, а я, не желая рассматривать последствия её действий, полубегом отправился вперёд. И как ей удалось тут что-то увидеть, если, по словам колдуньи, она должна была полностью ослепнуть?

По дороге мне пришлось ещё ни один десяток раз увернуться от возникающих живых препятствий, а в какой-то момент меня чуть и вовсе головы не лишили. Как я смог избежать того меча и сам не знаю. Видать, включённый сразу после перемещения усилитель ножевого боя всё же оказался не бесполезен. Лезвие просвистело прямо над головой, а я, не задумываясь, всадил нож в возникшее рядом тело. Не знаю уж, куда я там попал, но повторной атаки не последовало. Всё происходило столь быстро, что приходилось сначала действовать, а потом уже разбираться.

Когда меня что-то дёрнуло за куртку, я чуть было не вспорол наглецу руку. Лишь какое-то странное ощущение неправильности ситуации заставило меня посмотреть на нападавшего.

– Ты? – задал я самый тупой вопрос в мире, увидев знакомую девчонку с оторванным крылом.

– Я могу помочь, – она слегка съёжилась, так как ножом я всё же замахнулся, и успел отвести его в сторону в последнее мгновение. Но куртку мою не отпустила.

– Что тебе Ад пообещал за нас? – не расслабляясь, спросил я. Мне неизвестно, сколько времени продержится туман, а значит надо пройти как можно дальше. И вот такая непредвиденная остановка мне совершенно не нравилась.

– Многое, – отвела она глаза в сторону, а затем вновь уставилась на меня. – Но это неважно! Я хочу помочь!

– Какой тебе с этого толк? – у меня нет ни одной причины ей доверять.

– Ты тогда спросил у меня, нужна ли мне помощь. В тот раз я соврала, потому что не могла ничего предложить взамен. А сейчас могу! Я помогу вам скрыться, а вы поможете мне выбраться из Ада.

– С чего ты взяла, что мы можем тебя вывести?

– Раз с вами Акулиэль, значит, она всё-таки решилась на побег. И значит, у вас есть план, как это сделать! – она говорила очень эмоционально, периодически повышая голос. При этом её глаза… Они давали мне больше информации, чем любые слова. Эта девочка настроена серьёзно. Не знаю, всё ли сказанное ей правда, но сейчас она держится за мою куртку так, будто я её последний шанс. Её эмоции даже начали передаваться мне.

– Нам нужно добраться до телепортационной печати за городом, сможешь проводить?

– Я знаю, где находится ещё одна печать. Я отведу вас. Она здесь, в городе.

– Мы не сможем ей воспользоваться, – качнул я головой. – Сюда мы смогли попасть лишь по остаточному следу. Все панели управления выключены.

Мне даже договорить не дали, так как какой-то коренастый демон ухватил меня за плечо, развернув в свою сторону. Нож в его груди оказался быстрее, чем я успел толком рассмотреть своего нового противника. Больше делать ничего не пришлось. Рука мужика выгнулась в обратную сторону, а через мгновение он завалился на спину с переломанным носом. Да, Перла по-прежнему продолжала выполнять команду, атакуя всех недоброжелателей. Странно, что с однокрылой она ничего не сделала. Может быть как раз потому, что зла она мне не желала? Но вопрос с телепортацией оставался открытым.


4. Бессмертный – 139


Я уже планировал избавиться от прилипшей ко мне пиявки, но та вновь начала говорить:

– Та печать используется для контрабанды и она не включена в общую сеть. Её можно активировать без панели управления! А у тех, кто ей пользуется есть специальный артефакт с координатами большинства печатей из общей сети, – видя мою незаинтересованность, девочка начала быстро тараторить, всё сильнее сжимая своими маленькими ручками край моей куртки.

– Если ты меня сейчас обманываешь, то позже пожалеешь о том, что решила со мной связаться, – пригрозил я девчонке максимально серьёзным тоном. И для большей весомости своих слов ещё и огонёк на руке зажёг. С тех пор как я придумал этот фокус, дух из моей левой ладони даже не вылезает. Похоже, ему там намного комфортнее, чем снаружи. Ну кто бы сомневался. Как бы я ни старался перекрыть поток маны, что-то к нему да просачивается.

На мои слова девочка активно завертела головой.

– Я, как и вы, хочу покинуть Ад! Мне незачем тебя обманывать!

– Хорошо, веди, – согласился я, после чего не придумал ничего лучше, чем проорать на всю площадь: – Я нашёл выход! Идите на мой маяк!

Меня тут же потянули в сторону, и я, перестав сопротивляться, побежал за однокрылой девчонкой. Уверен, что кроме моих товарищей, на крик обратили внимание и все демоны, находившиеся неподалёку. И подтверждением моих мыслей стал какой-то бугай, появившийся из тумана, как чёрт из табакерки. Он подхватил, тянувшую меня демоншу и попытался так же быстро скрыться. Но лязгнувшая по ногам молния чуть сбавила его пыл, заставив споткнуться. Благо, что он не завалился всей своей тушей на мою новую спутницу. А нескольких дополнительных секунд, что я получил, хватило, чтобы всадить ему нож под лопатки. Почему-то в этот момент внутри меня бушевала жуткая злость. Будто этот гад забрал что-то принадлежащее мне. Но разобраться, когда это я успел занести украденную в список своего имущества, мне не дали. Дёрнувшись от разряда электричества, которое я пропустил сквозь его тело, мужик отбросил девчонку и чуть было не раскроил мне череп массивным металлическим наручем, что защищал его левое предплечье. Чтобы спастись, мне пришлось отпустить нож и прогнуться в спине, не хуже какого-нибудь акробата. Ноги такого напряжения не выдержали, и я завалился на землю, тут же перекатываясь в сторону. Ботинок со стальным каблуком саданул по месту, где я был ещё секунду назад, выбивая искры из камня.

Метательный нож в моей руке появился будто бы сам собой, и я вскочил, готовясь применить его по назначению. Но, как и в прошлые стычки, довершить дело самостоятельно мне не дали. Перла просто с нечеловеческой скоростью уже избивала моего оппонента. Тот болтался из стороны в сторону, изо всех сил стараясь лишь удержаться на ногах, не говоря уж о том, чтобы увернуться. Демон даже ответить ей не успевал, так как удары сыпались на него ежесекундно. После очередного выпада я заметил, как глаза мужика закатились, и он рухнул в беспамятстве. Хорошо хоть на бок, а не на спину, а то пришлось бы его ещё и переворачивать, чтобы достать нож.

– Ты как? Цела? – найдя глазами однокрылую, уточнил я для проформы.

– Да, идти смогу.

«А бежать, похоже, уже нет», – сделал я выводы после более пристального осмотра. Кажется, ей не только плечи сдавили, но и рёбра слегка попортили.

– Ну-ка, – оценив довольно хилое телосложение девчонки, решил, что с ней на руках пусть двигаться столь же ловко я не смогу, но это всяко лучше, чем тащиться через туман с черепашьей скоростью.

Мелкая пискнула, вероятнее от испуга, нежели от боли, но ничего не сказала.

– Что ты тут делаешь? – возле меня вдруг возникла Анисья. – Я уже почти выбралась с площади, а тут ты со своим дурным криком.

– Идём, – чтобы не терять времени, я пошёл в том направлении, куда меня до этого вели. – Эта мелкая говорит, что в городе есть незарегистрированная телепортационная печать. А у тех, кто ей владеет, имеются точные координаты других печатей.

– И ты ей поверил? – со скепсисом уставилась на меня девушка, бросая недобрые взгляды на молодую особу в моих руках.

– Отчасти, – не стал преувеличивать я. – За свою помощь она хочет пойти вместе с нами. Мне кажется, что возможность выбраться из Ада перевешивает всё то, что ей могли пообещать за возвращение Акулины.

– Смотри сам, – практически прошипела колдунья, давая понять, что она и капли не поверила в мои слова. – Если она ведёт нас в ловушку, свою задницу сам будешь вытаскивать.

– Не волнуйся, моя пятая точка уже привыкла использовать собственные силы для вытаскивания себя из, мягко говоря, не самых приятных ситуаций.

Видать, не такой ответ ожидала Анисья, так как её взгляд стал ещё менее добрым. А что она хотела, чтобы я сказал? Просить её о помощи? Говорить, что собираюсь положиться на неё? Она попала в нашу группу совершенно случайно, и я изначально ничего особенного от неё не ждал.

– Правда, у меня сейчас руки слегка заняты, – и всё же мне вдруг захотелось сгладить отношения между нами. – Так что буду рад, если ты меня прикроешь, пока мы отсюда не выберемся.

– Руки у него заняты, – с огромной долей иронии и пренебрежения она посмотрела на мою ношу. А затем, навострившись как дикая кошка, бросила несколько игл по направлению нашего движения. Из тумана раздались женские стоны боли, после чего Анисья резко дёрнула меня в сторону. Какой-то мужик, будто бы мы находились на поле для регби, чуть не сбил нас с ног. Возникшая у него в колене игла заставила его споткнуться, отчего мы разминулись с ним буквально в десятке сантиметров. – Раз ноги у тебя свободны, давай шевели ими быстрее. А то потом выставлю тебе счёт за потраченный безвозвратно боезапас.

– Я сама могу идти, – промямлила девчонка, но я даже не собирался её слушать.

Сбоку в очередной раз что-то вспыхнуло, и я почувствовал донёсшийся до меня запах гари. Похоже, Абрахам совсем рядом. И он, так же как и мы, совершенно не церемониться с врагами.

Я же продолжал бежать лёгкой трусцой, стараясь не только фокусироваться на окружении, но и экономя дыхание. Пусть эта мелкая пигалица и весила от силы килограмм сорок, но и я далеко не мастер спорта по бегу. Мне и своё-то тело тяжело тащить, что уж говорить про лишний груз. Не прошло и пары минут, как я начал задыхаться. При этом мышцы ног и рук не ощущали хоть какого-то дискомфорта. А вот сердце стучало в груди так, что его удары смогла ощутить даже девчонка. Моё состояние она заметила и вновь попыталась что-то сказать, но мой серьёзный взгляд оборвал её на полуслове.

– Возьмите левее, – всё-таки выдавила она из себя фразу, – там будет узкий проход между домами.

– И как ты тут ориентируешься? – спросил я, после чего тут же об этом пожалел. Пропустив пару вдохов и выдохов, я сильно ударил по своей выносливости. Итак уже держусь буквально лишь на одних волевых. А уж мысль о том, чтобы поставить девчонку на землю, а затем сделать пару глотков зелья, не покидает мою голову, как бы мне того не хотелось.

Однокрылая смутилась, но ничего не ответила.

– Если ты не заметил, то туман блокирует далеко не все чувства, – Анисья, похоже, всё ещё злилась на меня, оттого говорила с интонацией превосходства. Она вдруг пропала из моего поля зрения. Справа кто-то начал ругаться, а через несколько секунд девушка вновь возникла рядом. – Пусть в Аду звуки распространяются не так свободно, как на земле, но и этого вполне достаточно. Да и если ты посмотришь чуть выше, то там туман не такой плотный и все здания хорошо видны.

И впрямь, сейчас мы уже выбрались с площади, и верхушки местных сооружений неплохо просматривались. Возможно, не будь я столь уставшим, и без чужой указки смог бы их заметить.

Яркая вспышка заставила зажмуриться, а после чего я чуть не споткнулся об упавшее прямо под ноги тело.

Вдруг передо мной будто бы материализовалась каменная стена, и я с трудом распознал проход. Девчонку пришлось поставить на землю, отчего та поморщилась, ухватившись за рёбра. Всё-таки тот мужик её конкретно так помял. Сунув руку в карман, я в очередной раз подавил желание выпить зелье. Ситуация не критичная, значит, можно немного потерпеть, а заодно и силу воли потренирую. Да и время отдохнуть есть, пока идём меж домами.

Продолжая убеждать себя, старался контролировать дыхание. Я ещё во времена, когда только начал бегать, осознал, насколько важно правильно дышать. И раз выдалась свободная минутка, активировал маяк, пытаясь понять, как далеко находятся остальные члены моей группы. Абрахам, как я и предполагал, шёл впереди. Он ни разу мне на глаза так и не попался, но сверкавшие до этого молнии явно говорили о том, что он недалеко. Чуть позади я ощутил Акулину. Похоже, она лишь сейчас протиснулась в наш переулок. Ей всяко сложнее было, чем нам. Не знаю, как точно работает на ней метка, но не удивлюсь, если с помощью неё её могут найти даже под землёй.

– Стойте, – девчонка вдруг резко остановилась, отчего я в неё чуть не врезался. Она, кривясь от боли, присела на корточки и начала водить руками по кирпичной кладке, будто бы ища на ней что-то. – Он где-то тут, – она явно нервничала, оттого я не стал спрашивать, о чём именно речь и кто этот «он».

Я всматривался в место, которое трогала однокрылая, но ничего особенного не видел. Стена как стена. И чуть левее, и чуть правее – всё едино. Анисья тоже с интересом уставилась на стену, а я вдруг вспомнил про тайники прадеда в нашем доме под Нижним Новгородом. Сконцентрировавшись, развернул сферу зачарования, постаравшись охватить значимый кусок кирпичной кладки. А это уже что-то. Стена оказывается непростая. Точнее, не вся, а нижняя её часть. Естественно, схемы, нарисованные на ней, распознать я не смог. Но чему-то за эти недели всё-таки научился.

Вернувшись в реальность, я потянулся к кирпичу, который, судя по всему, являлся центром магического построения. Но моя ладонь стены коснуться не смогла, так как легка сверху на руку Анисьи. Наши глаза встретились, и мы посмотрели друг на друга так, будто увиделись впервые. Я как-то уже привык быть самым глазастым в нашей группе, оттого не ожидал, что кто-то меня обставит. А вот чему удивилась девушка, я не знаю.

– Ты проиграл, – хмыкнула она и подала ману в схему.

Я же поспешил убрать свою руку, так как эта ситуация вызвала у меня лёгкую неловкость. Почувствовал себя мелким пацаном, который первый раз коснулся подруги. Странные ощущения для того, кто уже больше десятилетия как не девственник. Видать, и впрямь я давненько с женщиной не спал. Надо будет решить этот вопрос, пока проблема не обострилась.

Кирпичи по уже знакомой мне схеме начали разъезжаться, открывая перед нами какой-то лаз. О нормальном проходе речи тут и не шло. Дыра была хорошо если метр в диаметре, так что забираться туда придётся ползком. Света внутри я не увидел, поэтому послал первым Шустрика. Немного усилий с его стороны и перед глазами предстало помещение, похожее на склад. Засады я не заметил, а потому негласно вызвался разведать обстановку. Правда, вперёд меня туда сиганул ворон, будто бы боясь, что я его оставлю снаружи.

– Всё чисто. Однокрылая, ты следующая, – скомандовал я, готовясь принимать девчонку. Как оказалось, дыра находилась практически под потолком, и от неё до пола было метра два. Ждать долго не пришлось, и я аккуратно подхватил нашу новую спутницу подмышки, медленно опустив на пол. – Что это за место?

– Здесь хранится контрабанда, – озираясь по сторонам, девчонка поковыляла к ближайшему ящику.

– Нас тут не найдут?

– Сегодня поставок не должно быть.

Следующей за Перлой и Анисьей вниз спрыгнула Дуся, а за ней спустилась Акулина, которая успела нас догнать, пока мы возились, открывая этот проход. Абрахам же пролез последним, после чего вернул стену в её нормальное состояние. Похоже, ему не составило особого труда, чтобы вычленить в схеме её активатор.

– И что дальше? – задал я очередной вопрос, продолжая осматривать помещение. Все стены оказались заставлены ящиками разной величины. Почти все. Одно место пустовало, и выглядело так, будто сделано это специально.

– Там, – указала она рукой на незанятое пространство, которое я приметил, – проход в тоннели. Отсюда до печати минут десять.

Когда вопрос по дальнейшему нашему продвижению оказался решён, я начал присматриваться уже к самим ящикам. Заметив знакомые узоры, развернул сферу зачарования, чтобы убедиться. Да, так и есть. К тому же схема тут довольно интересная. Объёмная. Рисунок покрывает все шесть сторон ящика. Если попытаться его открыть, то непрерывность линий будет нарушена. Только непонятно, к чему это может привести. Взорвётся?

– Что за магия используется на ящиках? – решил я всё-таки прояснить ситуацию, так как руки продолжали чесаться при виде всего этого богатства. Не знаю, что там внутри, но вряд ли что-то, чему я не смогу найти применение.

– Если вскрыть, то о нас тут же узнают.

– Эх…, – вздохом выказал я своё разочарование. А в следующую секунду насторожился, заметив странный взгляд Анисьи, направленный на то место, через которое мы сюда попали. – Что там?

– Кто-то только что прошёл возле стены.

– Похоже, надолго нам тут задерживаться нельзя, – сказал я, но при этом уселся на один из ящиков.

– Что-то твои действия не соответствуют словам, – поддела меня колдунья.

– Дай хоть дыхание перевести, – отмахнулся я, прислушиваясь к своему организму. Сил за это утро я уже и так прилично потратил. А последняя пробежка если и не выжала меня досуха, то заставила конкретно попотеть. Так что сейчас я ловил серьёзный отходняк. Если хотя бы минут десять не отдохну, потом станет только хуже. Уж в сигналах собственного тела я разбираюсь досконально. – Однокрылая, тебя как звать-то?

– Я не знаю, – я попытался поймать взгляд юной девушки, но она опустила глаза в пол.

– Это как?

– Не помню, – грустно вздохнула она. – Я вообще мало что помню о жизни за пределами Ада.

– И всё же, как-то же тебя тут называют, – не сдавался я.

– «Однокрылая» – не самый плохой вариант, – она кисло улыбнулась, наконец-то посмотрев на меня. – Ещё зовут «Косой», «Одноглазой», «Оборванкой». И это лишь те, что я слышу чаще остальных.

– Косая одноглазая оборванка с одним крылом, – тихонечко пробубнил я, рассматривая собеседницу.

– Да, это всё про меня, – ответила она, похоже, даже ничуть не обидевшись.

– Не представляю, как ты могла всё забыть. Но ведь что-то же ты помнишь?

– Я…, – было заметно, что её лицо слегка разгладилось, как если бы сейчас она думала о чём-то хорошем, – помню, как мама расчёсывала мои волосы, называя фиалкой. Но, не думаю, что именно так меня и звали.

– Раз ты у нас безымянная, – в разговор вступила Акулина, приблизившись к девчонке, – силой, данной мне Создателем, нарекаю тебя Иолантой.

Не знаю, что произошло, но после этих слов, я почувствовал лёгкое дуновение ветра. В прошлый раз мне довелось ощутить нечто подобное, когда мы вчера общались с бывшим жнецом в её кабинете. Вдохнув полной грудью, на мгновение представил, что нахожусь посреди чистого поля летним утром. Наваждение спало практически сразу же, но то, что я ощутил, показалось мне знакомым. Кажется, что я сталкивался с этим не только вчера. Но вот когда? Если мне память не изменяет, то в момент, когда Владыка отрёкся от своего последователя, воздух в помещении мне тоже показался необычайно свежим и чистым. Получается, что таким странным образом я могу распознать всплески энергии?

– Спасибо, – на глазах девочки появились слёзы, и она уткнулась лицом в живот Акулине, которая её сразу же легонько обняла.

Я, честно сказать, не особо понял всю значимость происходящего. Зачем вообще нужна сила Создателя, чтобы даровать имена? Это какой-то особый ритуал? Он имеет некий смысл, который я не понимаю? А имя, которое я получил от родителей, значит, менее ценное, чем то, что дано Создателем или одним из ангелов? И как это будет проявляться? Влияет ли это на что-то? Вопросы возникали в голове один за другим, пока я продолжал смотреть за плаксивой сценкой. Можно было бы об этом спросить Акулину, но вряд ли сейчас это уместно. Да и если узнаю ответ, то, что мне это даст? Имя у меня уже есть и, судя по фразе, которую сказала девушка перед началом именования, второе мне не получить.


5. Бессмертный – 140


– Какой был смысл в том, чтобы устраивать такую сцену при именовании? – всё-таки поинтересовался я у Акулины, когда мы покинули склад.

Выйти не составило никаких трудов. «Дверь» открывалась точно так же, как и проход, через который мы туда попали. Самым интересным оказалось то, что снаружи стена никак не выделялась. А схема, позволяющая попасть внутрь, начертана посреди коридора. То есть, незнающий человек, даже каким-то образом забравшись в эти тоннели, легко пройдёт мимо, ничего не заметив. Не уверен, как сами контрабандисты находят это место. Шаги, что ли, считают?

– Ты разве не знал, что имя является величайшей ценностью любого существа на планете, обладающего душой? – бывший жнец шла рядом со мной и говорила довольно тихо. Правда, с учётом, как тут распространяется звук, уверен, нашу беседу слышит вся группа.

– К сожалению, как-то не попадались мне в руки умные книжки, в которых бы описывались законы мироздания.

– В моё время такие знания передавались из поколения в поколение.

– Поделишься мудростью предков?

– А нынче люди ещё молятся? – вдруг задала она неожиданный вопрос, который, казалось бы, никакого отношения к нашему разговору не имеет.

– Ещё как молятся, – вспомнил я собственный опыт. Ведь именно это действие, которое я повторял каждый день, будучи на грани отчаяния, и привело меня к Владыке.

– А ты знаешь, почему боги могут слышать эти молитвы?

– Просвети меня, – уклончиво ответил я, чтобы не подтверждать в очередной раз своё невежество в данном вопросе.

– Между всеми разумными существами в этом мире имеется связь, поддерживаемая ноосферой планеты. Правда, в моё время слова «ноосфера» ещё не придумали, а потому мы называли её душой. Душой всего нашего шарика, на котором мы живём. И именно она связывает молящихся с теми, кто имеет силы им помочь.

– А при чём тут имена? Они что, служат идентификаторами, без которых связь не работает?

– Без имени ноосфера и впрямь не может наладить контакт между двумя разумными, но не по той причине, по которой ты подумал, – она посмотрела на меня, хитро улыбнувшись. – Как ты думаешь, кто назвал первого человека, появившегося на земле?

– Ну, если самого первого, то наверняка Создатель. Кто же ещё?

– Неправильно. Никто не называл. У тех существ, что являются нашими далёкими предками, не было имён. Не так чтобы совсем. Как-то они друг друга всё же звали, но с тем, что мы сейчас определяем как «имя», это не имело ничего общего. В те далёкие времена Создатель пытался налаживать контакт с зарождающимся человечеством, но их интеллект к тому моменту недалеко ушёл от животных.

– Не очень понимаю, к чему ты ведёшь.

– Ты сначала дослушай. Чтобы подтолкнуть древних людей к развитию, Создатель решил поделиться с некоторыми из них крохотной частичкой своих сил. Он даровал лидерам тогдашних племён имена, привязав к каждому из них микроскопический фрагмент самого себя. При этом любой из владеющих именем, мог либо передать его кому-то ещё, став безымянным, либо поделиться своей силой, назвав своего последователя как-то иначе. Значительно позже, называть детей стало традицией. И именно так, от одних к другим передавалась сила Создателя, пока в какой-то момент всё разумное население мира не стало носителями его искры.

– Но если сила с каждым разом делилась, то получается, что сейчас в нас её в миллионы, если не в миллиарды раз меньше, чем изначально.

– Всё верно. Но она всё ещё внутри. Именно с помощью неё душа мира может контактировать с нами. Связывать нас. И тому есть множество примеров. Мать, чувствующая, что с её ребёнком что-то произошло. Или люди, ощущающие грусть на одной стороне планеты, когда на другой случилась страшная трагедия, даже не будучи о ней в курсе. Мы все связаны. Являемся частью одной большой структуры. Единым организмом нас, конечно, не назвать, но родственниками – вполне.

– Это всё очень познавательно, но ты так и не объяснила, в чём же заключается эта твоя «великая ценность» имени, – экскурс в историю мне понравился, а то, что я не получил ответа на вопрос, нет.

– Забыв своё имя, человек теряет связь с душой мира, а соответственно и со всем остальным человечеством. Даже стоя в толпе людей, или находясь в компании друзей, он может ощущать себя одиноко. Такое иногда случается и с именованными. Бывает, что искра Создателя тухнет, теряя свои свойства. И тогда, где бы человек ни находился, он не будет чувствовать себя в своей тарелке. Представь, что у тебя из миллиардов знакомых, осталось лишь десять или двадцать.

– Будь у меня десять миллиардов друзей и знакомых я бы свихнулся, – с сарказмом ответил я на её доводы.

– Ты же понял, что я образно говорю, – посмотрела девушка на меня недовольно.

– Получается, ты поделилась с Иолой этой самой искрой? – снова начал я задавать вопросы, пытаясь вывести разговор в нужное мне русло. – А ведь тебе её дал сам Создатель, назвав Акулиэль. Не значит ли это, что девчонка теперь стала значительно сильнее в духовном плане?

– Лишь немножко, – прошептала она мне это на ухо, чтобы никто не услышал. – Но, в отличие от людей, я могу контролировать этот процесс. Её искра нынче так же сильна, как моя, до того, как меня назначили жнецом.

– И что ей это даст? – я тоже убавил громкость голоса. Однокрылая шла в середине нашего строя, и я уверен, что всеми силами вслушивалась в разговор.

– Небольшой толчок в развитии, да и только. Главное, что изменится, это пропадёт чувство одиночества. У тебя есть имя, поэтому ты не знаешь какого это, потерять связь с душой мира.

– А если я откажусь от старого в пользу нового? Например, сам себе придумаю имя и буду им представляться?

– Связь с ноосферой ослабнет, но вряд ли полностью исчезнет.

– Чем-то серьёзным мне это может грозить?

– Я так понимаю, что на самом деле тебя зовут не Димион, да? – я промолчал, но по моим глазам она всё и так поняла. – Не волнуйся, ничего страшного не случится, – успокоила меня Акулина. – С учётом, что тебя уже нельзя назвать обычным человеком, вряд ли ты захочешь кому-то помолиться, чтобы получить его покровительство. К тому же, если глаза меня не обманывают, ты уже принёс кому-то клятву верности.

– Не напоминай, – тяжело выдохнул я, – у меня просто не было выбора.

– Выбор есть всегда. Но иногда альтернативные варианты ещё хуже, – она в очередной раз повернула голову в мою сторону, считывая эмоции с моего лица. – Когда выберемся отсюда, я помогу тебе с развитием. Пусть не сильно, но это увеличит твои шансы на то, чтобы сбросить оковы, что тянут тебя на дно.

– А ты оптимистка. Я вот всё ещё не уверен, что мы увидим завтрашний день.

– Мы справимся. Вряд ли бы я смогла выбраться за пределы Бездны, не будь твоей группы рядом. Для Ада ты как тёмная лошадка, которая меняет условия игры. Скажу честно, на площади меня чуть не завалили телами. Твой крик сбил нескольких моих противников с толку, что дало мне возможность сбежать. А ранее, заточенный в книгу маг помог нам переместиться сквозь номинально не работающую печать. Я даже не была в курсе, что такое возможно. Твоя подруга же скрыла нас крайне редкой магией, применение которой мне ранее не доводилось видеть. Да и голем нам очень помог. Расправиться за несколько секунд с закованным в анти-магическую броню рыцарем – многого стоит. Не знаю, кто её создал, но этот человек гений. Так качественно вплести в сознание духа магические команды, это надо уметь.

– Подожди. О чём ты? Дух внутри Перлы является лишь источником энергии, не более того.

– Разве? – Акулина удивлённо посмотрела на меня, а затем обернулась на девушку с переливающимися волосами, что шла позади. – Может, ты чего-то не знаешь? Примерно одна десятая часть духа сейчас находится за пределами накопителя и постепенно проникает в магические схемы, медленно сливаясь с ними.

– Что случится, когда дух полностью с ними объединится?

– Его уже нельзя будет заменить на какого-то другого. Голем и дух станут единым существом.

«Абрахам, ты слышал? Как это понимать?» – обратился я к прадеду по мысленной связи. – «Она ведь может при слиянии стереть все командные схемы. Надеюсь, ты помнишь, что я туда не „ангела“ посадил?»

«Я вижу тут только два варианта», – со свойственным ему спокойствием начал отвечать маг. – «Возможно, создатель голема где-то напортачил с блокирующей духа магией. Но там множество дублирующих схем, так что негативный исход маловероятен. Скорее сами схемы вплетутся в духовную структуру, став частью заточённого внутри существа».

«А второй вариант?»

«Помнишь, я рассказывал, что учился големостроению на примере этого образца?» – он задал вопрос и замолчал. Я ждал, что он сразу ответит, так как вопрос казался риторическим, но он продолжал сохранять тишину. И тут до меня дошло.

«Ты его сломал? И не сказал мне?!»

«Я был уверен, что собрал всё правильно».

На это заявление я не нашёлся, что ответить и лишь тихо зарычал, пытаясь заглушить негодование.

– Всё нормально? – поинтересовалась Акулина, явно заметив изменения в моих эмоциях.

– Нет, но тут уже ничего не поделаешь, – ответил я девушке, а затем мысленно добавил уже для прадеда: – «Если она на меня нападёт, то долг обнуляется».

«Договорились», – слишком уж быстро согласился на мои условия маг, что вызвало у меня подозрения. Но озвучивать их я не стал. Проблемы нужно решать по мере их поступления. А у нас и без потенциальной опасности, исходящей от голема, не всё здорово.

– АПЧХИИ! – от чиха, раздавшегося позади, я аж вздрогнул. Пришлось сдерживать себя, чтобы не разразиться потоком мата. Когда идёшь в такой тишине, будучи на взводе из-за грядущих проблем, столь резкий звук выбивает из колеи.

Я обернулся к девчонке, которая утирала нос рукавом, делая извиняющееся лицо. На самом деле, я удивлён, что она продержалась так долго. В местных катакомбах никто не убирался, похоже, с того самого момента, как их построили. Пыль покрывала, по-моему, даже потолок. Пол же «зарос» столь толстым слоем грязи, что кирпичная кладка под ногами и вовсе не ощущалась.

– Ты слышал? – со стороны развилки, к которой мы подходили, раздался мужской голос. Я тут же приглушил свет, испускаемый духом.

– Ага, похоже, мелкая опять через тайный лаз пробралась и от работы отлынивает.

– Эй! Грязнуля, это ты там?! – крикнул первый голос. Я же, поймав взгляд Иолы, медленно кивнул.

– Я! – пискляво ответила девчонка.

– Ну-ка иди сюда! Сейчас дядя Винсент расскажет тебе, почему нельзя прогуливать работу.

– Не надо, дядя! Я всего на пять минуточек спустилась! Там на площади что-то случилось, мне стало страшно и я сюда залезла!

– Зря, ой зря ты так. Раз не хочешь подходить, я сам к тебе приду, – шаги ускорились и начали быстро приближаться к нам. – Вышла бы сама, я бы ещё тебя пожалел.

Мне голос демона совсем не понравился. Что это он там вздумал делать с нашей провожатой?

– Перла, – шепнул я голему, – как выйдет из-за угла, бей в лицо со всей силы.

Я бы и сам мог его ножом пырнуть, да электричеством поджарить. Но почему-то захотелось в очередной раз убедиться в лояльности девушки. Особенно после только что произошедшего разговора.

– Где ты, мелкая?! – крикнул мужчина, лишь показавшись из-за угла. И в ту же секунду его нос вмялся внутрь черепа, а его самого откинуло назад. О противоположную стену он ударился затылком с таким хрустом, что даже мне больно стало.

– Винс, что с тобой? – его спутник, скорее всего, не смог толком разглядеть, что именно произошло, так как артефакт, заменяющий светильник был лишь у первого. И тот в момент удара вылетел из руки, покатившись по нашему тоннелю.

– Этого тоже не жалей, – тихонечко произнёс я, и голем меня послушала. Рожа второго демона оказалась менее человечной и несколько более прочной. Но удара Перлы хватило, чтобы выбить у того землю из-под ног и обрушить тушу на пол.

– Вы кто такие? – прохрипел второй, пытаясь подняться. Отвечать ему никто ничего не стал, так как сразу после этих слов, его лицо встретилось с ботинком. Девушка отработала на пять с плюсом, молниеносно вырубив неприятеля.

– Твои знакомые? – поинтересовался я, вновь заставляя Шустрика поддать света.

– Мои мучители, – со странной улыбкой на лице хмыкнула однокрылая. Если я хоть сколько-то разбираюсь в людях, то ей увиденное зрелище очень даже понравилось.

– Куда нам дальше? – я это уточнил, так как кроме поворота налево, откуда эти двое и припёрлись, была возможность пойти прямо.

– Туда, – указала он взглядом на боковой проход. – Только, можно я их добью? – и уставилась на меня так, будто я её папочка, а она моя дочка, которая просит покататься на опасном аттракционе в парке развлечений.

И честно сказать, от возникшей ситуации я слегка подвис. Мне в целом-то всё равно, выживут ли эти двое или нет. Но позволить ребёнку их убить? Это как-то… В общем, не похоже это на правильный воспитательный процесс. Единственное, что склоняет чашу весов в её пользу, так это то, что девочка может быть совсем и не маленькой. Насколько я понял, образ демонов соответствует их внутренней сущности, но при этом абсолютно не отражает их возраста.

– Поглощать энергию умеешь? – прервала мои мысли Акулина.

– Ни разу не пробовала, но много раз видела, как они это делают.

– Давай я тебе помогу, – бывший жнец протянула в мою сторону руку, намекая на то, что я должен туда что-то положить. Мне оставалось лишь вздохнуть и отдать ей свой нож. А вместе с ним и часть воспитательного процесса. Надеюсь, это её решение не сделает Иолу бесчеловечнее. – Держи, – она передала оружие девчонке. – Главное – не распыляй эмоции. Месть, это блюдо, которое должно подаваться холодным. Ты делаешь то, что должна. А их сила, станет тем, что они задолжали тебе за всё это время.

– Хорошо, – кивнула Иола, – я поняла.

И пусть дальнейшие события я не одобрял, ничего делать не собирался. Акулина показала, куда нужно ударить, рассказывая, почему нужно бить именно туда, а не куда-либо ещё. Затем, ножом на груди мужчины они совместными усилиями начертили какую-то простенькую схему. После чего новоявленная мстительница приложила в то место руку, и я заметил, как что-то тёмное начало перетекать из трупа к ней.

«А с людьми такое проделать возможно?» – мысленно уточнил я у Абрахама, когда тот подошёл поближе, рассматривая ритуал.

«Возможно. Но не с той же эффективностью. Потери энергии будут несоразмерно высокими. Душа будет по большей части уничтожена, а итоговый результат заставит рыдать любого, кто хоть немного разбирается в теме. Лучше уж заточить душу в артефакте, так же, как ты это сделал недавно. После чего можно на протяжении очень долгого времени из неё высасывать силы. Пусть этот способ медленный, но потери маны при этом раз в сто меньше».

Со вторым дело у них пошло быстрее и уже через несколько минут мы двинулись дальше.

– Как себя чувствуешь? – спросил я Иолу, надеясь понять, не сорвало ли ей крышу, после всего произошедшего.

– Значительно лучше, чем до встречи с тобой, – её голос звучал немного не так, как ранее. Мне кажется, или он теперь не такой детский?

– Как рёбра? – мне не особо это интересно, но хотелось всё-таки выбить из неё хоть что-то.

– Уже лучше. Твоя таблетка будто бы панацея, – вот вроде бы и сказала особым образом «спасибо», но прозвучало это не так эмоционально, как раньше. У меня прям начало возникать ощущение, что это больше не она. Да, знакомы мы недолго. Но слишком уж сильно Иола изменилась. Голос, выражение лица. Даже походка стала более уверенной. Меньше сутулится, плечи расправила. А ещё крыло… Она больше не прижимает его к спине, а, наоборот, слегка растопырила, будто бы готовясь к скорому полёту.

– Всего лишь сильное обезболивающее. На Земле люди ещё не доросли до того, чтобы лечить все болезни одной-единственной таблеткой, – после этого наш разговор стих, и я больше не нашёл, о чём можно ещё спросить. Поэтому дальше шли уже молча.


6. Бессмертный – 141


– Что нас там ждёт? – прервал я тишину, когда на нашем пути из темноты стала постепенно проявляться вполне себе обычная деревянная дверь.

– Как я уже говорила, поставок сегодня быть не должно. В такие дни там чаще всего дежурит Дэн, либо Лойд.

– А что насчёт артефакта с координатами?

– Его обычно никуда не убирают, и он лежит в ящике, ключ от которого должен быть у дежурного.

– Оглуши всех, кого там увидишь, – шепнул я голему, когда мы оказались возле двери. После чего дёрнул ручку на себя, запуская Перлу внутрь. А следом и сам ворвался. Захват портальной комнаты прошёл даже слишком уж буднично. Мужик и осознать не успел, что происходит. Мощный удар голема сбил его со стула, тут же отправив в нокаут.

Убедившись, что демон не представляет опасности, я начал обшаривать его карманы, одновременно с тем осматривая комнату. Печать заметил сразу. Её с помощью гравировки нанесли прямо на каменный пол. Кроме неё в помещении имелось несколько стульев, небольшой столик и один-единственный ящик. Собственно на этом всё. Да и свободного пространства почти нет. Похоже, всё, что проносилось сквозь печать, сразу отправлялось на склад. В противоположной стороне комнаты имелась дверь, запертая на тяжёлый засов, который аж пылью покрылся оттого, что его никто давно не трогал. Видать, дальше тоннели продолжаются, но местные контрабандисты их не используют.

У отошедшего ко сну в карманах удалось найти парочку мелких кристаллов монстров и какой-то свёрнутый в несколько раз лист бумаги. Развернув его, увидел нарисованные на нём магические схемы.

– Это и есть ключ? – уточнил я, показывая этот потрёпанный от времени листок Иоле.

– Да, – девочка взяла у меня из рук бумажку и поднесла её к ящику. Края крышки слегка засветились, давая понять, что магия сработала. После этого в руках однокрылой оказался артефакт, отдалённо похожий на старый будильник с несколькими циферблатами.

– А инструкции к нему нет? – повертел я странное устройство, пытаясь получше его рассмотреть. По периметру «будильника» расположилось три заводных головки, с помощью которых можно было выставить нужное время на каждом из трёх циферблатов. А сверху красовалась крупная кнопка, которая, скорее всего, и запускала весь механизм.

– Вот, – протянула она мне пять листов, где от руки были написаны «координаты». Как оказалось, для перемещения в нужное место необходимо проставить везде правильное «время».

– С этими часами нужно на печать вставать? – уточнил я, так как никаких конкретных указаний тут не было.

– Вроде бы нет, – как-то слегка неуверенно ответила Иола.

– Ты не знаешь? – мгновенно раскусил её я.

– Мне не разрешали заходить в эту комнату во время приёма и отправки груза, – как-то сразу поникла она.

– Ладно, сами разберёмся. Осталось только найти Москву и можно будет валить, – записанных координат тут хватало. Я даже Анисье передал пару листов, так как в одиночку поиски могли занять слишком много времени. Контрабандисты вели свои записи слегка в хаотичном порядке, не придерживаясь каких-либо стандартов. Да и корявый почерк не улучшал ситуацию.

– Кажется, нашла.

– Ну-ка, – приблизился я к колдунье. – А что это в скобках?

– По-моему, это «GATE».

Я попытался присмотреться, но если слово Москва, разобрать было легко, то вот приписку к нему делал кто-то другой. И писал он, похоже, засунув ручку себе в задницу. Иначе я просто не понимаю, как можно так коряво начеркать буквы.

– А ты уверена, что это не «CAT»?

– А что вот это за закорючка в конце тогда?

– Смайлик? – Анисья посмотрела на меня как на идиота, и я тут же попытался оправдаться: – Или может корона? Я и половины названий здесь разобрать не могу. А в этом месте особо постарались, чтобы ни у кого ничего не получилось понять.

– Дайте мне, – Акулина отобрала у колдуньи лист. – Да, это точно «GATE».

– Это твой ангельский взор тебе подсказал? – со скепсисом отнёсся я к её словам.

– Он самый, – хмыкнула бывший жнец. – При определённых обстоятельствах я могу видеть суть вещей. И сейчас абсолютно уверена, что автор хотел написать именно «Врата», а не как не «Кошка».

– Если нас закинет в жопу гигантской кошки, я буду знать, кого винить, – произнёс я, забирая листок с координатами себе. Смотреть на лицо девушки я не стал, быстро переключившись на настройку артефакта. Что-то мне совершенно не хочется знать, что она обо мне подумала. Я сейчас немного на нервах и, увидев чужое негативное отношение ко мне, сделаю только хуже.

– Выставил, – я ещё раз глазами пробежался по всем циферблатам, чтобы убедиться, что всё верно с точностью до минуты. – Запускаю.

Я нажал на кнопку сверху и… Ничего не произошло. Не знаю, чего я ожидал. Но никакого подтверждения тому, что артефакт сработал, я не заметил. Глянул на телепортационную печать. Но та тоже не подавала признаков жизни. Следующим шагом стал режим зачарования, с помощью которого я убедился в том, что эти часики всё-таки магическое устройство. Вернувшись в реальность, решил насытить «будильник» маной, так как на вид схема выглядела совершенно пустой.

– Заработал, – развеял тишину Абрахам. – Координаты в печати изменились.

– Хм…, – задумчиво протянул я. – Думаю, стоит забрать столь полезную штуковину с собой. Вдруг нам снова понадобится куда-то переместиться?

На самом деле я очень надеялся, что нам больше не придётся никуда телепортироваться. Но уходить без сувенира казалось неправильным.

– Кстати, – я посмотрел на Иолу, – не собираешься и этого прирезать? – Убрав листы и артефакт в рюкзак, который по-прежнему находился на Перле, я достал нож и протянул его девчонке.

– Он…, – однокрылая с моих слов зависла не меньше, чем я, когда она спросила у меня разрешение не убийство. – Он лучше остальных.

– Но недостаточно, ведь так? – я продолжал держать нож рукояткой вперёд. Видя её замешательство, хотелось всё же понять, что у неё творится в голове.

Мои слова подействовали как надо, отчего девочка задышала чаще. Я прямо ощущал, как в ней бурлят противоречия. Скорее всего, по меркам здешнего преступного мира, этот демон не так уж и плох. И возможно, относился к девчонке он чуть лучше остальных. Но раз Иола сомневается, значит, всё-таки и за ним есть грешки.

– Принимай решения на холодную голову, – от руки, что легка на плечо нашей юной спутнице, та аж вздрогнула. – Никто ни на чём не настаивает, – Акулина продолжала говорить спокойно, приводя однокрылую в чувства. – Только ты здесь решаешь судьбу этого человека. Потому ты должна подойти к этому со всей полнотой ответственности. Каждый, кого ты убьёшь сейчас или в будущем, будет на твоей совести.

– Я, – девчонка глубоко вдохнула, а затем очень медленно выдохнула, – не хочу его убивать. Он этого не заслужил. Ему и так достанется из-за того, что потерял артефакт.

– Раз с этим разобрались, тогда идёмте, – махнул я в сторону печати, и подал всем пример, зайдя в круг. Правда, сделал я это не первым. Абрахам уже стоял внутри. Не знаю, чем он занимался, но явно что-то магичил.

В этот раз отсчёт маг давать не стал, и как только все оказались в пределах действия печати, мир тут же преобразился. Мы появились на очередной площади. Под ногами что-то захрустело, и я увидел, как платформа, где мы стояли, пошла трещинами.

– Похоже, если мы попали не туда, куда надо, дальше всё равно придётся топать ножками, – высказал я очевидную вещь, осматривая город, в который нас занесло. И думается мне, что здесь уже давненько никто не жил. Здания вроде бы ещё стоят целыми, но общее запустение так и витает в воздухе. Прямо город-призрак какой-то. И не успел я Чернохвоста попросить о разведке, как он уже поднялся ввысь, давая мне дополнительный обзор. – Но, кажется, мы всё же верно телепортировались. В той стороне, – махнул я рукой, – местность, очень похожая на ту, которая была возле врат.

Пока шли, я продолжал мониторить наше окружение, пользуясь зрением ворона, но было непохоже, что кто-то собирается на нас напасть. Печать сломалась, а значит, нас могут попытаться остановить только те, кто находится неподалёку.

– А ты случаем не в курсе, что могло случиться со здешними городами? – поравнялся я с Акулиной в надежде скрасить скучную прогулку интересной беседой. – Мы побывали ещё в одном и там стояла даже большая разруха. Будто ураган прошёлся.

– Скорее всего, Тьма постаралась.

– Тьма? Это что? Или кто?

– Сложно объяснить.

– Она про тот чёрный туман, что мы видели возле поезда, – Абрахам напомнил мне о нашей с ним первой личной встрече. В тот раз я знатно рисковал, но в итоге полученные деньги за задание того стоили.

– Ты сталкивался с Тьмой? – в её голосе чувствовалось удивление. – И остался жив?

– Ну, во-первых, я был не один. А во-вторых, там стояли хаотичные врата, которые не давали туману нас поглотить.

– Многое вам пришлось пережить, пока вы ко мне шли.

– Не-е, это случилось в прошлый раз, – отмахнулся я. – В этот раз в Аду поспокойнее было.

– Чем больше я о тебе узнаю, тем больше удивляюсь.

– Чему же?

– Тому, насколько разнообразной жизнью ты живёшь. И тому, как много интересных существ тебе удалось собрать вокруг себя за свою жизнь.

– За месяц.

– Что?

– Говорю, за месяц. Не за жизнь, – похоже, это моё уточнение и вовсе поставило бывшего жнеца в тупик. Вероятно, её последние несколько тысячелетий ничем не отличались друга от друга. А я лишь за четыре недели умудрился чуть не сдохнуть минимум пяток раз. Посчитать, что ли, на досуге точную цифру? Или лучше не стоит? А то нервы и так ни к чёрту.

Выбравшись из города без каких-либо происшествий, мы вышли в уже знакомую мне пустошь. Куда точно нужно идти мы знали лишь примерно. Теоретически, врата должны находиться в центре этой «зоны отчуждения», а значит стоит двигаться в противоположную сторону от её края. Осматриваясь и мониторя округу сверху, я продолжал удивляться тому, как всё гладко выходит. Честно сказать, когда соглашался побыть проводником для Акулины, я предполагал, что следующие сутки мы только и будем делать, что сражаться, да безостановочно бежать. Получилось же всё значительно проще. Демоны в цеху не представляли для нас серьёзной угрозы. Те, что вышли встречать нас в самой Бездне, не желали вступать с нами в открытое противостояние. Охранники, пусть и оказались неплохо защищены и организованы, не успели достаточно быстро собраться, чтобы оказать нам ощутимое сопротивление. На площади нам помог туман, а затем мы спрятались под землёй. И даже отдохнуть немного удалось.

Пока шли, я вспомнил, что сегодня ещё не кормил своих духов, чем собственно и решил заняться. Использовал ту же схему, что и днём ранее. По десятке выдал всем самым мелким, двадцаткой насытил Грозного, а Безликий получил полтинник. И я чувствовал, что и сам остался в неплохом плюсе. В данный момент мана мне не нужна, но иметь запас всегда хорошо. Да и не о тех цифрах мы говорим. Я помню, как после «захвата» Безликого у меня имелось аж полторы тысячи уеэ. А сейчас удалось накопить около двухсот пятидесяти. Так что текущих запасов хватит всего на несколько перемещений с помощью портала, да и только. Жаль ещё, что на пути встретилось так мало злых духов. Когда прошёл через врата, собирался их сотнями ловить. Но как это часто бывает, представления не сошлись с реальностью. Может быть, я просто зажрался? В целом-то я и такому рад. Главное – выбраться отсюда живым, а остальное уже вторично.

– Смотрите, – я задумался и не сразу понял, на что указывает колдунья. На горизонте в той стороне, куда мы шли, что-то виднелось. Даже с моим обострённым зрением сложно было сказать, что именно я вижу. Прибегнув к способностям своего разведчика, я попросил его подняться чуть выше. Закрыл глаза и остановился на несколько секунд, чтобы получше рассмотреть показавшееся на горизонте нечто. Но даже так, мне не сразу удалось осознать всю глубину задницы, в которую мы попали.

– Там чёрный туман. И он движется в нашу сторону. Я, кстати, уже вижу врата, но, не пройдя сквозь туман, мы к ним не попадём.

– И как ты в прошлый раз с ним справился? – спросила Анисья.

– Ну, Ад сам выплюнул меня обратно в реальность, так как попал я внутрь через хаотичные врата.

– А защищался как?

– Разлом в пространстве так сильно фонил энергией, что не давал туману приблизиться.

– Значит, с ним вполне можно справиться с помощью мощных магических атак?

– Это как ножом в воду тыкать, – не дал мне ответить Абрахам. – Эффект есть, но тут нужен нож покрупнее и бить придётся чаще.

– Можем попробовать отгородиться барьером, – продолжала форсировать эту тему колдунья. Интересно, чего это она так активно начала проявлять инициативу?

– Обычный барьер туман просто обойдёт. Нужен либо персональный, полностью покрывающий тело, либо что-то вроде сферы. Моего контроля сейчас не хватит ни на первый, ни на второй.

– А если вот так? – девушка подняла вверх руку и за несколько секунд над нами образовался слегка желтоватый полупрозрачный купол.

– Неплохой вариант, – маг сделал шаг к стенке, что отделяла нас от внешнего мира, приложив к ней свободную руку. В правой он по-прежнему держал меч, что прихватизировал у одного из стражей Огненной Бездны. – Слабоват, правда. Туман сдержать сможет, а вот тварей, что в нём обитают, вряд ли.

– Я думаю, что обсуждать варианты лучше всё же по дороге, – прервал я дискуссию, продолжая наблюдать за Тьмой. – Туман движется в нашу сторону, так что, чем дальше пройдём, тем меньшее расстояние придётся идти внутри него.

– Тогда давайте поторопимся, – ответила Анисья, убирая купол.

– Акулина, а у тебя нет каких-нибудь козырей в рукаве? – задал я вопрос бывшему жнецу, ускоряясь. Бежать не хотелось, поэтому я лишь перешёл на быстрый шаг.

– Тьма мне ничего не сделает. А вот над душами умерших власти у меня больше нет.

– А если телекинезом расталкивать? Или же ты можешь попробовать оставить свои шарики за пределами купола и убивать нападающих с помощью них, – теперь уже я вместо колдуньи включился в генерацию идей. Если с защитой мы более или менее разобрались, осталось понять, как держать этих тварей от нас подальше.

– Прямое воздействие отнимает слишком много сил. Чем больший объект пытаешься сдвинуть, тем больше сил расходуешь. Так что в таком режиме меня надолго не хватит. А насчёт атак шариком, ты и сам должен знать, что они не окажут особого эффекта, – и тут я вспомнил, что обычные удары ножом на духов и впрямь почти не действуют. Их раны и сами по себе заживают очень быстро, а если не использовать электричество или другую стихию, то, вероятно, такие повреждения и вовсе никак не скажутся.

– Ты права, совсем забыл про это, – слегка расстроился я, потому что идея казалась мне очень даже интересной. Может, посадить в шарик Грозного? Только пока что он слишком слаб и не сможет выдавать заряд достаточно часто. Да и мощность его атак довольно мала.

– Я могу активировать на ком-нибудь телекинетический барьер. Это аналог персонального барьера, но работающий на других принципах. Он защитит от воздействия Тьмы, и пока остальные пойдут под куполом, вызвавшийся прикроет нас с той стороны.

– Вызвавшийся, говоришь, – я окинул взглядом нашу компанию.

Кошку, висящую на плече у Абрахама, сразу вычёркиваем. Однокрылую демоншу тоже. Анисья будет всех защищать своей магией, так что идти снаружи она принципиально не сможет. Акулина просто не способна ничего противопоставить тварям, что ждут нас впереди. Как минимум, она так говорит. Перла тоже не подходит, так как не обладает магическими атаками. В теории я бы мог дать ей свой нож, но не уверен, сможет ли она им нормально пользоваться. Да и как она его заряжать будет? Чтобы проверить её возможности нужно время, которого у нас нет. Маг же… Я перевёл на него взгляд и он, похоже, понял, о чём я думаю.


7. Бессмертный – 142


– При необходимости я смогу поддержать тебя и из-под купола. Нарисовать магическую схему за его пределами не так уж и сложно. Времени займёт, правда, чуть больше. Но прикрыть от особо крупных врагов не составит труда.

В этот момент я почувствовал, что на меня свалилось бремя, которое я совершенно не хочу нести. Из лёгких вырвался воздух, как будто на плечи и впрямь упало что-то неподъёмное.

– Зато сможешь в кольцо душ насобирать, – попытался в своей манере подбодрить меня прадед. Лучше мне не стало, но хотя бы появился какой-то стимул.

Я вновь прикрыл глаза, прикидывая, как долго придётся прорываться с боем. Если бы речь шла о сотне или паре сотен метров, то можно было бы и не париться вовсе. Анисья бы накрыла нас куполом, и мы бы под ним просто пробежали это расстояние. Даже с учётом не самой удобной дороги много времени у нас бы это не заняло. Проблемы могли возникнуть только в случае, если бы на нас вышло несколько крайне крупных монстров.

Сейчас же, если моя оценка дальности верна, то нам придётся пройти в тумане около километра. Если двигаться в ускоренном темпе, то, с учётом местности, займёт минут пятнадцать. Может, чуть меньше. Но, скорее, больше. Я ведь не знаю, кого Тьма отправит нам навстречу. Вдруг на нас выйдет целая толпа четырёхметровых уродцев, которых за пару ударов не положишь.

И всё это наводит меня на мысль, что с шестью минутами усилителя, которые у меня остались, я вряд ли смогу особо разгуляться. К тому же, имея я возможность кроме «Ножевого боя» активировать ещё и «Электрика», я бы многое выиграл. Но даже если удача на моей стороне, и в данный момент у меня имеется не один, а два процента души, погоды особо это не сделает. Что так, что эдак, мне никак не хватит времени, чтобы дотянуть до финала. И почему я о таких вещах только сейчас думаю? Ведь до начала побега я бы легко мог уговорить Акулину подождать ещё часов шесть или двенадцать. Вряд ли она бы сильно сопротивлялась на этот счёт. Но нет, затупил и теперь расплачиваюсь.

– О чём задумался? – мои размышления прервала бывший жнец.

– О том, как распределить имеющиеся ресурсы, чтобы хватило на весь путь.

– О каких именно ресурсах идёт речь? – она посмотрела на меня так, будто бы и впрямь как-то может помочь. Не знаю, имеет ли смысл раскрывать свои тайны перед, в общем-то, чужим человеком. Да и Анисья тут под боком уши развесила. Наверняка же она ещё в тот раз услышала о том, что я кому-то клятву принёс. Зуб даю, что после этого путешествия она побежит к своему начальству с докладом. И информации обо мне там будет целая прорва. Так что я теряю?

– Тот, кому я присягнул на верность, дал одну способность, которая позволяет резко усиливать некоторые мои возможности, – я постарался сформулировать предложение так, чтобы выдать как можно меньше сведений.

– И? – девушка поняла, что я хоть и замолчал, но недоговорил.

– И для этого мне выделили небольшое количество «зарядов» для её активации, которые восстанавливаются со временем. Так вот у меня остался всего один заряд, и его хватит лишь на шесть минут.

– Как называются эти твои заряды? – у меня возникало ощущение, что я на допросе. Акулина смотрела на меня так, будто пыталась не то что в мозгах покопаться, а в саму суть заглянуть.

– Проценты души.

– Так и называются? Ты уверен?

– Абсолютно.

– Хм…, – она вновь уставилась на меня. Но теперь её взгляд изменился. Такое чувство, что я стал подопытным кроликом, внутренности которого она внимательно изучала. – И ты уже активировал эту способность сегодня?

– Да, дважды.

– Кажется, всё сходится. У тебя сейчас чуть меньше энергии души, чем было с утра. Сколько процентов тебе всего доступно?

– Пять, – я решил, что раз она видит меня насквозь, то нет смысла скрываться. А с Анисьей и коалицией как-нибудь разберусь. Наверняка они смогут сложить один плюс один и легко догадаются, на кого я работаю.

– Значит, моя оценка при нашей встрече оказалась верной. Твой покровитель смог сломать печать, не дававшую тебе пользоваться ресурсами души. Странно только, что ты получил так мало.

– Существует система лояльности. Со временем мне должно было стать доступно больше, – и всё же подробностей я решил избежать. Но и сам интересоваться не стал. Что нужно про эту самую печать мне и так расскажут, а об остальном можно поспрашивать и других.

– Тогда всё понятно, – кивнула девушка. – Я и так планировала это сделать, когда мы закончим, но, похоже, придётся заняться тобой прямо сейчас.

– Что именно ты хочешь сделать? – я догадывался, каким будет ответ, но всё же надеялся услышать его вживую, чтобы понимать, на что подписываюсь. Или уже подписался. Кто вообще в своём уме откажется от возможности стать сильнее?

– Сломаю печать чуть больше. Не уверена, каковы мои пределы в текущем состоянии, но и того, что получится, на этот бой тебе хватит с запасом.

– Что от меня нужно? – таким образом, я намекнул, что готов начинать.

– В глубокую медитацию погружаться умеешь?

– Не уверен, что значит «глубокая», но увидеть собственный источник и энергоканалы могу.

– Отлично, приступай.

Я огляделся. Антураж тут, конечно, так себе. Далеко не лучшее место для того, чтобы уйти в себя. Да и всё приближающаяся чернота лишь натягивает нервы всё сильнее.

– Уверена, что без этого никак? Мы бы могли ещё прилично пройти.

– Столь резкое снятие печати может негативно сказаться на твоём теле. Так что тебе нужно контролировать процесс изнутри. Но если хочешь, можем немного отложить.

– Как долго процедура займёт времени?

– Около получаса, – я увидел, как её зрачки заметались из стороны в сторону в неуверенности. – Наверное. Последний раз я делала это, ещё будучи человеком.

– Лучше бы ты не говорила мне этого, – выдохнул я, чувствуя, как жар поднимается изнутри. Пришлось начать активно дышать, чтобы подавить накатившийся стресс.

– Не хочу врать. Тебе придётся либо довериться мне, либо будем думать, как иначе нам выбраться из сложившейся ситуации.

– Хорошо, – я ещё раз глянул на туман, что неотвратимо двигался в нашу сторону, и уселся на землю, скрестив ноги. – Мне нужно минут пять. Ты же сможешь понять, когда можно начинать?

– Будь в этом уверен. Я уже начала отслеживать все физические и духовные процессы в тебе. Так что, как только погрузишься в глубокую медитацию, я тут же приступлю к работе.

Отречься от мира и уйти внутрь себя оказалось тяжелее, чем я предполагал. Обычно я занимался этим в своей комнате в полной тишине и безопасности. А тут, когда вокруг твориться не пойми что, а серьёзный противник маячит на горизонте, расслабиться крайне трудно. И пусть люди рядом со мной молчат, я всё равно слышу их дыхание и микродвижения. Благо, что в Аду все звуки слегка приглушены. Это хоть немного, но облегчает задачу.

Как сознание оказалось внутри, я даже не заметил. Первое время после этого ничего особо не происходило. Я чувствовал, что во мне что-то меняется, но визуально на моих внутренних энергоканалах это никак не отображалось. Ровно до того момента, как источник не начал светиться сильнее обычного. Казалось, что кто-то пробурил скважину, и из неё в меня хлынули потоки золотистой энергии. Она растекалась по телу, заполняя все доступные каналы. От этого процесса моя температура начала подниматься, за короткий срок достигнув неприятных величин. Я понимал, что ещё немного и организм не выдержит, а я самовоспламенюсь. Вспомнилось, как я однажды в детстве так сильно заболел, что чуть не умер. В тот раз, будучи в бреду, ощущал, будто душа покидает тело, которое стало непригодно для жизни. Сейчас чувствовалось примерно то же самое. И так как напор энергии и не думал прекращаться, решил пустить её в дело. Взяв контроль в свои руки, ограничил бесконечный поток, исходящий из источника, направив энергию на усиление его самого. Жар не спал, но и нарастать перестал. А это уже что-то. Водоворот же, расположившийся чуть выше пупка, закрутился ещё активнее. С каждой секундой он светился всё ярче и интенсивнее, а сдерживать бушующую внутри него энергию становилось сложнее.

Мне вдруг подумалось, что мой организм сейчас похож на огромную магическую схему, которую кто-то без устали накачивает маной. И что я могу сделать, чтобы снизить нагрузку? Могу попробовать «дорисовать» ещё энергоканалов, в которые и уйдёт часть энергии. А ещё можно попытаться расширить уже имеющиеся. Если во время зачарования такое прокатывает, то почему не должно выйти сейчас? Первым же делом, продолжая краешком своего сознания удерживать бушующий в животе вихрь, увеличил те каналы, что напрямую прилегали к источнику. Удивительно, но получилось это очень просто. Энергия чуть ли не сама делала за меня всю работу. Нужно было лишь указать ей направление, как она сама приступала к «бурению скважины». С мелкими каналами всё вышло ещё проще. Я и впрямь будто бы рисовал обычную схему. Только в этот раз делал не по памяти, а импровизировал. Сразу после центральных линий, потрудился над теми, что идут по рукам и выходят в пальцы. Если я правильно понимаю, то в будущем это поможет мне использовать более мощные заклинания. А дальше работа пошла по накатанной. Сюда немного, здесь чуть-чуть. Там расширим, тут добавим.

И сам не понял, как давление на источник снизилось, а температура упала до приемлемой. Вскоре же я ощутил на своих плечах чьи-то руки.

– Ты что делаешь? – непонимающе спросил я, после того как открыл глаза и обернулся.

– Сам не видишь? Разминаю тебе плечи?

– Зачем? – вопрос может показаться глупым, но я и впрямь не понимал, с какой целью Акулина это делает. Я как бы не против, но не в этой ситуации.

– Осмотрись. Тебе скоро в бой.

И только после этого, осознал, что вокруг нас вновь стоит купол. А сразу за ним плещется туман. Мы будто бы оказались посреди моря, которое пыталось поглотить неожиданно образовавшееся препятствие. Волны пока что поднимались не очень высоко, но всё могло измениться в любую минуту.

– Похоже, я просидел чуть дольше, чем планировалось.

– Зато и результат превзошёл мои ожидания.

– Сколько? – произнёс я лишь одно слово, но меня поняли.

– Около трети. На большее моих текущих сил просто недостаточно. Может, лет через десять, будучи на Земле, я и смогу поднять планку, но думаю, что к тому времени ты и без моей помощи справишься, – девушка убрала свои руки, давая мне возможность встать на ноги.

– Кто-то уже нападал?

– Пока нет.

Присмотревшись, понял, что туман не такой уж и плотный. Но чем дальше от нас, тем чернее и гуще он становился. И эта чернота даже не думала стоять на месте, планомерно двигаясь в нашу сторону. А раз так, то нужно готовиться к битве. К тому же очень затяжной. Если до этого я рассчитывал минут на пятнадцать, двадцать, то сейчас и не знаю, сколько это займёт. Врата ещё крайне далеко. Их отсюда и не видно вовсе. Конечно, местность тут не совсем уж ровная, и, возможно, мы находимся в какой-то низине. Но всё же. Путь явно не близкий. При этом на всём его протяжении я буду отдуваться практически в одиночку. Абрахам обещал прикрыть, но многого от него я не жду.

Подготовку к бою начал с проверки экипировки. Поправил наручи с поножами, убедился, что все ножи на своих местах. Возможно, метать их не придётся, но лучше быть уверенным, что если всё же такая необходимость возникнет, то никаких неожиданных заминок не будет. Проверил зелья лечения и выносливости. После чего решил, что если гулять, то с шиком. Поэтому полез в рюкзак за обеими полулитровыми бутылками. Обе хорошо влезли во внутренние карманы куртки. Не то чтобы их стоило носить там постоянно, но особого дискомфорта их присутствие не вызывает.

Пока ковырялся в рюкзаке, наткнулся на завёрнутый в ткань нож, с которым у меня так и не нашлось времени разобраться. Понятно, что сейчас не лучшая ситуация, но, не уверен, что возникнет возможность более подходящая, чем эта.

– Что можешь сказать про этот нож? – показал я оружие Акулине, держа его через тряпочку. Прикасаться к нему я побаивался. Но при этом был готов взяться за рукоять, если другого пути не будет. Я помню, как охотники рассказывали про силу его владельца. Стать рабом артефакта мне не хотелось, но сейчас я готов рискнуть, лишь бы получить хотя бы ещё капельку силы. Как бы я не желал верить в чудо, но на одном только усилителе я полчаса против бесконечной толпы врагов не продержусь.

– Похититель душ? – бывший жнец удивила меня своей реакцией. Она явно узнала оружие. – Откуда он у тебя?

– Достался от одного фанатика, что людей на улицах резал.

– Что же там на Земле творится, если у вас простые фанатики с такими ножами ходят?

– Я в эту историю не вникал, так что подробностей не знаю. Говорят, что он не один такой.

– Похоже, кто-то переделывает артефактное оружие в Похитителей, – девушка задумалась, продолжая внимательно рассматривать клинок.

– Ты мне лучше скажи, могу ли я им воспользоваться? Прошлый владелец помер вскоре после того, как лишился с ним контакта.

– На нём имеется очень интересная система привязок. Одна связывает носителя с оружием, а другая передаёт накопленную энергию его создателю. При этом используется защитная схема, вытягивающая жизненные силы из привязанного к нему человека в случае, если расстояние между ними превышает установленное. Да и создатель артефакта может оказывать некое влияние на того, у кого оружие находится в руках.

– Это значит нет или да? – похоже, меня она даже не слушала.

– Можно попробовать сжечь несколько схем, но тогда его сила резко упадёт. Я бы могла вместо этого создать обходные пути, но с ходу такое не провернуть. Нужно время на работу и испытания. Переделать без потерь столь сложный набор схем с наскока не получится.

– Тогда жги. Всё равно же он по-прежнему будет усиливать владельца?

– Будет, но не так хорошо как ранее.

– Неважно. Становиться чьей-то марионеткой меня прельщает ещё меньше.

Акулина посмотрела мне в глаза и, убедившись, что я не против порчи сильного артефакта, легонько коснулась его двумя пальцами. Нагрев я почувствовал даже сквозь плотную ткань.

– А теперь, дай ему испить твоей крови.

– Разве ты не сказала, что это Похититель ДУШ?

– Я на скорую руку поменяла тип привязки с духовной на физическую. Это должно частично компенсировать потерю сил.

– Как скажешь, – резать ладонь я не решился, так как в ближайшее время планировал в ней держать оружие, а потому, сдвинув наруч, порезал предплечье. С тыльной стороны вен мало, так что такая царапина меня, скорее всего, не убьёт. Кровь же, попав на лезвие, впиталась в него, как в губку. Будто бы артефакт и впрямь её выпил.

Нож в руке лежал просто идеально. Как и планировал, решил использовать его в левой, держа обратным хватом. С учётом его необычной формы, другие варианты казались мне менее эффективными. Став в стойку, немного поигрался, отрабатывая некоторые удары. Многого я не умею, но буду надеяться, что усилитель сгладит углы.

Кстати о нём. Надо же телефон зарядить, пока не поздно. И как только я зашёл в приложение, меня тут же накрыл вал сообщений:

Разблокировано 10% души.

Разблокировано 15% души.

Разблокировано 35% души.

– Ого! – не смог сдержать я восторга. Не соврала. И впрямь треть души открылось. Это же, сколько времени я теперь могу держать усиление? С учётом, что из тридцати пяти, сейчас доступно «лишь» тридцать один, то мне хватит аж на полтора часа. Это при условии, что активирую способность сразу и на «Электрика» и на «Ножевой бой». Можно ещё взять «Метателя», только смысла в этом нет. Мои метательные снаряды не зачарованы, а значит, толку от них будет немного. Тогда остаётся вопрос со временем. Полтора часа я чисто физически не продержусь. Даже под зельями. Может быть, новый ножик как-то подсобит с этим вопросом, но слишком сильно я на него рассчитывать не собираюсь. Поэтому, глянув ещё раз на местность с высоты птичьего полёта, я прикинул расстояние и решил остановиться на шестидесяти минутах. Если уж совсем прижмёт, то попытаюсь активировать усилитель ещё раз. А пока и этого хватит.


8. Бессмертный – 143


Не успел я отвести глаза от телефона, как сбоку раздался звук, будто бы кто-то ударил по толстому стеклу. Когда повернулся, увидел, что возле нас стоит знакомый мне мазутный человек, и в очередной раз замахивается кулаком, в попытке пробить барьер. Ну всё, больше времени у нас нет. Остаётся лишь надеяться, что всей этой подготовки хватит, чтобы мы все вместе смогли добраться до врат.

– Как мне попасть наружу? – обратился я к колдунье, которая и поддерживала нашу защиту. – А барьер на меня уже наложила? – тут же уточнил уже у Акулины.

Задавая эти вопросы, я мысленно применил усилитель.

– Вот так, – Анисья вновь подняла руку вверх, как в тот раз, когда она активировала свою магию, и центральная часть купола разошлась в стороны. С учётом, что высота тут небольшая, я легко достал руками до краёв и, подтянувшись, выбрался наружу.

– Так что насчёт барьера? – свесив ноги в щель, вновь уточнил я у бывшего жнеца.

– А ты не замечаешь? – хитро спросила меня девушка.

Ну а я, чтобы не показаться идиотом, начал себя осматривать. Визуально – никаких отличий. Ни кожа, ни одежда не выглядят как-то иначе. А вот на ощупь разница заметна. Сложно описать те ощущения, которые я получал, пытаясь дотронуться до самого себя. Именно, что пытаясь. Всего меня покрывало что-то вроде упругой плёнки в полсантиметра толщиной. При этом данный параметр я вывел лишь навскидку, так как точное значение определить очень сложно. Как только я хотел её коснуться и начинал подносить руку ближе, тут же возникало ощущение обратной гравитации. Как будто пытаешься соединить два магнита с одинаковой полярностью. На самих же ладонях и пальцах слой защиты явно тоньше, отчего никаких проблем с удерживанием оружия в руке не ощущается.

– Теперь вижу, – дал я ответ, после чего развернулся ногами в противоположную сторону и скатился вниз с купола. Дыра же в его вершине сразу заросла. Ну и правильно, нечего оставлять уязвимые места. Я, конечно, надеюсь, что с воздуха нас атаковать не будут, но всё же.

Первым же делом, как оказался на земле, убил того духа, что пытался пробиться внутрь. Несколько быстрых движений, вспышка электричества и тварь завалилась на землю. Я даже удивился, как просто это вышло. Не то чтобы я ожидал серьёзного сопротивления, но, похоже, моё тело сейчас значительно сильнее, чем полторы недели назад.

Убедившись, что проблем больше нет, я махнул по направлению к вратам. Ведь только я знаю, где они находятся. Не уверен, как долго ещё у нас не будет зрительного контакта. Обзор, что даёт мне ворон, всё так же непривычен. Если найдётся время, засяду с ним и картами на пару часов у себя на крыше дома. Тренировка глазомера в будущем вполне может пригодиться.

Кстати, пока что от птички решил не отключаться. С тех пор как попал в Ад, начал замечать, что меня уже практически не укачивает. А сейчас я и вовсе спокойно иду, анализируя одновременно сразу два визуальных потока данных. У этого режима, разумеется, есть недостатки. Ведь один глаз считай, что не работает. Но это компенсируется тем, что я получаю обзор вокруг себя в триста шестьдесят градусов. Так что со спины или сбоку ко мне подкрасться просто невозможно. Если же прикрыть тот глаз, что даёт мне персональное зрение, то и вовсе будет выглядеть так, как если бы я играл в игру с видом сверху. А если ещё и отвлечься от собственного ощущения тела, переключившись по большей части на глаза ворона, то этот эффект ещё лучше становится заметен.

Я постарался полностью перевести зрение на Чернохвоста, после чего потыкал ножом воздух. А когда вернулся в себя, не смог сдержать улыбки. Ребячество, но хоть иногда хочется немного побаловаться. Повернувшись к своим, заметил какие-то странные взгляды. Даже знать не хочу, что они подумали.

Новый мазутный человек возник резко, будто бы вырос из земли. Да и появился он позади меня. Наверное, он, а может и сама Тьма, рассчитывал, что это будет для меня неожиданностью. Но я ударил ещё до того, как тот успел сделать первый шаг в моём направлении. Бил в этот раз Похитителем. Честно сказать, я и не знал, чего ожидать. Всё-таки на нём нет никаких элементальных эффектов. Поэтому и проверить его решил как можно раньше. Если бы эта атака не удалась, я бы постарался использовать его лишь в качестве защиты. Усиление тела-то он должен давать и так, просто находясь в руке. Но результат превзошёл мои ожидания. Лезвие не просто прошлось по чёрной плоти, а вырвало из него куски, будто бы было покрыто огромными зубьями. К тому же, образовавшаяся на груди рана даже и не думала заживать. Представитель мазутных людей, которые раньше никак особо не реагировали на повреждения, схватился за рану, как если бы пытался остановить кровотечение. Конечно же, никакая кровь из него не текла, так как он не являлся существом из плоти. Второй скользящий удар пришёлся уже на шею. Голова духа, лишившись большей части опоры, запрокинулась и осталась болтаться где-то в районе спины. В этот момент я поблагодарил мироздание, что у этих тварей нет внутренних органов, и меня не залило фонтаном крови.

Я уже планировал добить тварь своим основным оружием, но этого не потребовалось. Тот растаял, как шоколадный человечек, поставленный на раскалённую сковородку. И лишь сейчас я вспомнил про кольцо. Активация, ощущение тепла на пальце и дело сделано. Если не буду забывать проделывать эту процедуру постоянно, то смогу выйти из Ада не только живым и усилившимся, но и жутко богатым. Цена на ману, или как она значится в приложении «условные единицы энергии» довольно высока. Если накопить тысяч десять, то можно вполне неплохо подняться в финансовом плане. Десять миллионов в пусть не очень крепкой, но вполне ходовой валюте позволят мне хорошо развлечься, и может быть, в конце концов, всё же устроить отпуск. А то, если продолжать жить в моём ритме, то, кто знает, насколько меня хватит. Так и перегореть можно.

Удар Похитителем отсёк руку духу, который даже полностью из тумана вылезти не успел, как уже попытался за меня ухватиться. Второй нож я вогнал ему в глазницу, и после нескольких электрических всполохов вновь активировал кольцо. Пока всё идёт довольно неплохо. Я бы даже сказал хорошо. Но не скажу. Чтобы не сглазить.

Ещё пару я убил походя. Одному подрубил шею, а второму вогнал остриё в основание затылка, после того как легко увернулся от захвата. Я думал, что враги будут продолжать нападать именно на меня, но уже спустя несколько минут ходьбы и ещё десятка убитых, те начали менять тактику. Вряд ли это сами духи догадались, что купол является более уязвимым местом, нежели моя закрытая телекинетическим барьером и вооружённая опасными штуковинами тушка. Скорее всего, ими всеми в той или иной мере управляет Тьма. Не знаю, кто или что она такое, но какое-то подобие сознания и разума у неё точно присутствует.

Чтобы отвадить наваливающихся с разных сторон на барьер монстров, лишь очертаниями похожих на людей, пришлось солидно побегать. Защита, которую поставила и удерживала Анисья, имела диаметр метров шесть, что позволяло всем внутри двигаться спокойно и не жаться друг к другу. Но из-за этого, когда враги возникали на противоположных сторонах, мне приходилось тратить время, чтобы до них добраться. И если те, кто появлялся по бокам, не особо-то и мешали, так как шли мы довольно быстро, то вот те, что поднимались из тумана впереди, доставляли массу неудобств. Купол на них напарывался, будто на дерево, что возникло посреди дороги. И, судя по недовольному выражению лица колдуньи, она всем свои телом ощущала давление, которое оказывают мазутные люди на её магию. Девушка шла ровно в центре, и как только кто-то преграждал путь, тут же останавливалась, не имея возможности сделать и шагу.

Из-за этой особенности пришлось мне сместиться вперёд, игнорируя тех тварей, что пытались проломить барьер по бокам. Нет, когда их там скапливалось особо много, я как вихрь врывался в толпу, на ходу раскидывая чёрные тела в разные стороны. Не всех удавалось убить с одного попадания, но я старался действовать максимально эффективно, чтобы сэкономить как можно больше времени. Пока разбирался в одном месте, эти туманные духи начинали напирать в другом. И если по первости всё шло нормально, то, чем ближе становились врата, тем активнее Тьма посылала на нас своих миньонов. Интересно, Ад её тоже подкупил? Уверен, что так. В совпадение не особо верится. С другой стороны же, этот туман, похоже, тут частый гость. Ведь, судя по словам Акулины, именно он мог стать причиной вымирания ближайших городов.

«Абрахам!» – продолжая рубить и кромсать всех тварей, что только попадались мне под руку, я практически выкрикнул его имя. Хорошо, что вовремя опомнился и сжал челюсть, лишь отправив магу мысленный посыл. – «Там слева какой-то бугор из тумана формируется. Боюсь, что пока я буду разбираться с тем, кто оттуда вылезет, вас завалят телами».

«Я возьму его. Мелочь на тебе», – ответил мне прадед.

Больше отвлекаться я не мог себе позволить. Если хоть чуть-чуть расслаблюсь, то и меня тоже могут зажать на одном месте. С каждой минутой и с каждой сотней пройденных нами метров, туман становился всё гуще. И если вначале он доходил лишь до щиколотки, то сейчас я сражался в нём уже по пояс. Вспоминая историю с поездом, не удивлюсь, что рано или поздно меня накроет с головой. Не уверен, как ориентироваться в таких условиях, но есть надежда, что выберемся мы раньше, чем такое произойдёт.

Сквозь давящую тишину Ада я услышал рёв, отчего буквально на мгновение потерял ритм и чуть было не пропустил удар. Благо рефлексы сработали быстрее и рука с активным барьером прикрыла лицо. Ману в этой битве я не жалел. В последние минуты так и вовсе перестал выключать божественное колечко, которое нон-стоп пылесосило духов. Не знаю, сколько их там уже, но энергия оттуда поступает ко мне пусть не потоком, но постоянно. Как только там что-то набирается, я тут же перебрасываю всё в собственный источник.

Чтобы хоть немного отбиться от прущих на меня врагов, пришлось активировать нож и дважды его полностью опустошить, выдав разрушительные по своей мощи заряды. В появившееся временное окно я только и успел, что проскользить взглядом по той твари, что выплюнул туман. Четырёхногое с длинной змеиной шеей и пастью, которой можно заглотить меня целиком. Больше ничего разглядеть не смог, рванув в другую сторону к толпе, что уже успела не то что окружить купол, а начала попытки залезть наверх. Они ползли, используя своих союзников в качестве лестницы. Поджарив молнией парочку самых активных, я как ураган влетел в их сборище.

Как и в тот раз, когда я защищался от водных выстрелов на берегу реки в центре Москвы, так и сейчас моё сознание периодически ускорялось, давая больше времени продумать каждый следующий шаг. Шаг – во всех смыслах. Двигаться в столь плотном окружении было крайне сложно. Одно неверное действие и вот ты уже летишь кубарем, в то время как мазутные люди наваливаются сверху. После такого я уже не поднимусь, как бы того не хотел. Поэтому и приходится просчитывать каждое движение, как в пошаговой стратегии. Как будто я ставлю мир на паузу. Не совсем паузу, разумеется. Да и контролировать этот эффект пока не получается. Но срабатывает он часто и почти всегда, когда надо. Так что все мои телодвижения, которые для стороннего наблюдателя могут показаться абсолютно хаотичными, выверены до мелочей. При этом приходится просчитывать вообще всё. Не только мои собственные действия имеют значение. Частенько удаётся пользоваться атаками врагов так, чтобы они обратились мне на пользу. Тут поднырнул, там увернулся, здесь поставил подножку. Чем более продуманно я двигаюсь, тем больше сил экономлю. Удалось столкнуть двух монстров, из-за чего те слились в долгих обнимашках – отлично. Ушёл от удара так, что острая когтистая лапа чуть ли не сорвала голову нападавшему сбоку – мне меньше работы. И таких моментов всё больше. Чем дольше длится бой, тем лучше я адаптируюсь к ситуации. Да, враги только прибывают, но и я чувствую, как расту. В переносном смысле. Вряд ли в скором времени мне удастся заняться тренировкой с той же интенсивностью, что и сейчас. Безликому крайне далеко до такого уровня контроля иллюзий.

В очередной момент, когда время вокруг замедлилось, мои глаза обожгло яркой вспышкой. Хорошо ещё, что находился я на другой стороне купола и активированная Абрахамом магия не выжгла мне сетчатку окончательно. Да и без этого, пришлось на десяток секунд прикрыть веки, ориентируясь лишь по виду сверху. Ворона я ещё какое-то время назад подозвал поближе, как раз для того, чтобы лучше видеть те атаки, что готовят твари за моей спиной. Было бы совсем хорошо, если бы он мог зависнуть в одной точке. Но и так приемлемо.

Стараясь особо не рисковать, я вырвался из окружения, давая себе несколько секунд отдыха, в надежде, что глаза всё же придут в норму, а картинка перестанет размываться в большое белое пятно. Не знаю, чем там маг жахнул, но походило это на толстый лазерный луч синеватого оттенка. Выглядело это примерно так же, как сильные энергетические атаки изображают в аниме. Я, конечно, особо не присматривался, да и не до этого мне было. К тому же луч просуществовал не дольше секунды. Зато магия и впрямь сработала. Ту тварь с длинной шеей выжгло практически полностью. От такого количества повреждений та растаяла очень быстро. Видать, Тьма решила, что проще втянуть духа обратно в себя, и из остаточной энергии собрать нового. Вот, кстати, тоже вопрос. Являются ли эти существа полноценными разумными созданиями или же они лишь марионетки, куклы, что воплотила в жизнь могущественная сущность? Я бы поставил на то, что когда-то часть из них всё же была людьми. А потом каким-то образом они попали в плен тумана, и после этого над ними хорошенько поработали.

Размышлял я обо всём этом, продолжая двигаться на предельных для себя скоростях. Усилитель ножевого боя совместно с новым ножом даровали мне возможности, значительно превышающие человеческие. Перед боем я просто не успел всё опробовать и осознать все полученные бонусы. Но зато сейчас хорошо ощущаю, насколько сильнее и быстрее стал. Если бы не периодические замедления окружающего мира, я бы за собственными движениями даже поспевать не смог. В какой-то мере тело двигается само по себе. Как минимум именно так это ощущается. Под действием усилителя мышечная память развилась до такого уровня, будто я подобных сражений уже пережил не один десяток, а может, и целую сотню. Я уверен в каждом движении, наперёд зная, какой эффект оно возымеет. Лишь мельком глянув на окружающих меня тварей, я уже понимаю, как они будут двигаться ближайшие секунды, и как мне стоит на это ответить. Текущее моё состояние можно назвать своего рода боевое медитацией. Мозг работает на максимуме оборотов, анализируя обстановку и выдавая команды телу одну за другой.

Из-за происходящего я даже пропустил очередную вспышку света. Повезло, что в то мгновение меня от неё прикрывала парочка монстров, и глаза не пострадали. Немного перестроив свой смертоносный танец, я сделал так, чтобы момент замедления пришёлся на то время, когда я был повёрнут в ту сторону, в которую атаковал Абрахам. Жаль, но даже так мне удалось разглядеть лишь самую малость. Очередная туша высотой в несколько этажей уже растекалась, погружаясь в туман. Мне же ничего не оставалось, как продолжить шинковать врагов, не останавливаясь ни на мгновение.

Не знаю, как много прошло времени, но я начал серьёзно уставать. И это сказывалось не только на дыхании, но и на том, что ошибок в моих движениях становилось всё больше. Поэтому, немного расчистив вокруг себя пространство с помощью нескольких выстрелов молнией, я залпом осушил бутылёк с зельем. Физических повреждений на себе я не заметил и лекарство пить не стал. В этом плане телекинетический барьер вкупе с моей новой защитой, что пошил Висмут, творили чудеса. Да и я сам старался не подставляться, в крайнем случае принимая удар на магию, встроенную в браслеты. Так что проблема заключалась лишь в выносливости. А ведь до врат ещё идти и идти.


9. Бессмертный – 144


Чернота. Чернота застилала мои глаза. Куда ни глянь, везде увидишь одни лишь тёмные силуэты, что бесконечным потоком двигаются в нашу сторону. Скольких я уже убил? Считать просто нет смысла, так как мне не с кем соревноваться и некому похвастаться. Те, кого я защищаю, и так видят, что происходит за пределами магического купола. И всё творящееся там можно легко описать одним словом – Ад.

Моё тело будто бы на автопилоте изничтожает врагов десятками в минуту. Оторванные куски чёрной материи разлетаются в разные стороны, ежесекундно вырываемые Поглотителем душ. В другой же руке неустанно мелькает нож, заряженный электричеством. Всполохи этой стихии являются единственным, что я вижу кроме гнетущей всё больше темноты. Лишь маяк, который непонятно как активировался в моём кармане, позволяет ощущать направление, в котором находятся те, кого я защищаю и ради кого вышел за пределы купола.

Где-то там, вдалеке, мне несколько раз удавалось заметить силуэт врат. Чем дольше я сражаюсь, тем ближе они становятся. Но и сил во мне остаётся всё меньше. Зелье выносливости после первого приёма вернуло меня в норму ещё на какое-то время. А вот выпив его во второй раз, уже не почувствовал того же эффекта. Мне стало лучше, но полностью усталость не пропала. Когда в третий раз присосался к бутылке, при этом другой рукой отбиваясь сразу от двух когтистых мужиков неопределённой наружности, то уже не заметил особой разницы. Да и имелось у меня всего три порции. Так что теперь мне рассчитывать больше не на что. Остаётся лишь держаться, выжимая из организма все соки.

Я не понял, что случилось, но вдруг чья-то рука схватила меня за плечо, с огромной силой потянув назад. Я попытался удержать равновесие, но ноги подкосились и я покатился кубарем. А когда вскочил, до меня не сразу дошло, почему никто не нападает.

– Успокойся, – голос Акулины резко привёл меня в чувство.

– Что происходит? – я тяжело дышал, пытаясь понять, каким образом, и по какой причине оказался внутри купола.

– Дальше ты не выдержишь, используя лишь одни физические ресурсы организма.

– В смысле, не выдержу?

Пока мы разговаривали, Анисья продолжала стоять в центре купола, вновь подняв руку вверх. Даже при условии, что моё зрение из-за усталости слегка просело, мне было хорошо заметно, как с её лица течёт пот. А ещё, сзади неё стоял Абрахам, приложив свободную руку к её спине. С учётом, что на нас сейчас напирает просто непомерных размеров толпа, которая даже «на крышу» умудрилась залезть, то становится легко понятно, чем именно занят маг. Без его помощи колдунья, скорее всего, просто не смогла бы поддерживать барьер против такого напора. Да и мана у неё не бесконечная.

– Я вижу, что твоё тело на пределе. Тебе нужно задействовать ещё и духовные ресурсы. Используй источник не только для зарядки своих артефактов, но и для подпитки тела.

– О чём ты? Это как вообще? – накаченный адреналином мозг отказывался, переключаться из боевого режима в созидательный.

Акулина явно не ожидала, что я буду столь некомпетентен в данной теме, оттого даже не нашлась что сказать. А вот прадед не растерялся и предложил кое-что странное:

– Слейся с одним из своих духов.

– Мне повторить предыдущие свои вопросы или сразу объяснишь, о чём конкретно идёт речь?! – я не выдержал и выплеснул эмоции. Ситуация вокруг нас явно не способствовала спокойной беседе.

– Заставь стихийного духа переместиться в собственный источник. В отличие от тебя, духовные создания умеют пользоваться маной на инстинктивном уровне.

– Чем это может грозить нам? – мне бы не хотелось попасть в ситуацию, в которой я потеряю часть своих способностей. Да и смерть духа для меня будет не менее трагична.

– Как повезёт, – маг вроде бы говорил спокойно, но я ощущал в его голосе некое напряжение. Видать, ему процесс подпитки Анисьи тоже даётся нелегко. – Стихийные духи подстроят твой источник под себя. Изменённая мана тут же начнёт воздействовать на организм, улучшая его свойства. Если бы твои подопечные были сильнее, то такого вмешательства ты бы не пережил. Но сейчас у тебя есть шанс.

– Шанс на что?

– Шанс выжить и выбраться отсюда живым.

– А что произойдёт с духом?

– Так же как тебе повезло, что они слабы, так и им повезло, что твой источник все эти годы не развивался. Будь энергия внутри тебя более концентрированной, их бы просто растворило. Но сейчас, как я уже сказал, есть шанс.

– Хорошо, рискнём, – ничего другого я ответить в данной ситуации просто не мог. До выхода осталось несколько сотен метров, но на всём этом промежутке плотными рядами стоят враги, которые не собираются нам поддаваться. Не знаю, как я держался до этого, но только теперь становится понятно, что до конца я бы не дотерпел. У меня и так сейчас слегка трясутся руки, и мышцы в ногах сводит. Перенапряжение во всей красе. Не говоря уж о том, что я пропускаю через лёгкие огромное количество воздуха, просто чтобы не свалиться в обморок от нехватки кислорода. Если короче – то пыхчу, как паровоз.

Дух электричества, которого я прозвал Грозный и которой, если мама не ошиблась, является неким остатком души моего отца, легко почувствовал мой настрой. Мне не пришлось его упрашивать, хватило лишь направленной мысли. Он спустился на уровень живота, а затем медленно вплыл внутрь. Его присутствие я распознал сразу, а когда он залетел в то место, где находился источник, наша с ним связь значительно усилилась. Изнутри по всему телу начали расходиться лёгкие колики, пока не проникли во все мои мышцы. Мир вокруг вдруг чуть-чуть замедлился. Не так резко, как от усилителя, но достаточно, чтобы я это заметил. К тому же спустя десяток секунд эффект так и не пропал. Моё сознание продолжало работать быстрее обычного, делая мироощущение немного непривычным. Слегка пошевелив рукой, понял, что и та заметно ускорилась. Воздух стал более плотным. Казалось, что я его могу потрогать. Будто под воду погрузился.

Вдруг пальцы начало покалывать ещё сильнее, и давление окружающего газа на мою конечность, да и на всё тело, снизилось. Похоже, что мана, сменившая стихию с нейтральной на электрическую, не просто ускорила меня, но и в какой-то мере разрядила атмосферу вокруг. Это не только ещё больше увеличит мою подвижность, но и позволит уменьшить накопление усталости, так как не придётся преодолевать сопротивление воздуха.

Пока разбирался в своих новых возможностях, заметил, как рот Акулины шевелится. Но понять, что она говорит, мне не удалось. Звуки до меня долетали плохо, а те, что всё же попадали мне в уши, я не смог связать в полноценные слова. Попытался ответить, что готов, но, похоже, и им моя речь не очень-то теперь понятна. Пытаясь выражаться знаками, указал на центр купола, желая выбраться наружу. И, кажется, бывший жнец поняла меня правильно. Но почему-то, вместо того, чтобы открыть дыру сверху, меня взяли под руку и подвели ближе к защищающей нас стене.

Один резкий, даже для обновлённого восприятия, толчок и я неожиданно оказываюсь снаружи, прямо посреди мазутных людей, что только этого и ждали. Размышлять дальше над способом прохождения барьера я не стал, мгновенно включившись в битву. Правда, чем дольше я дрался, тем отчётливее понимал, что изменений намного больше, чем мне казалось изначально. Тело стало невероятно лёгким, а движения рук и ног требовали значительно меньше усилий. Меня будто бы облачили в невидимый экзоскелет, который принимал на себя всю физическую нагрузку. Монстры вокруг умирали ещё до того, как успевали начать атаку. Ножи проходили сквозь их плоть столь просто, что убивали наповал первым же ударом.

А ещё я понял, что теперь ощущаю свой собственный источник. И не только его. Мана, что течёт внутри меня, стала будто бы материальной. Осознание того, что примерно так же я чувствую течение электричества в современной технике, пусть и ввело меня в мысленный ступор, но никак не сказалось на действиях. Смертельный танец не прекращался ни на мгновение. В какой-то мере это можно назвать вторым потоком сознания. Я легко могу обдумывать какие-то простейшие вещи, при этом продолжая аннигилировать сотни врагов вокруг себя. Да, именно сотни. Десятки были раньше. Теперь на каждого гада уходило около секунды. А из-за того, что их количество просто зашкаливало, мне даже не приходилось тратить время, чтобы идти за ними. Каждый новый шаг приносил минимум пяток новых смертей. А шагал я быстро. Очень быстро! И сам не заметил, как отдалился от своей группы слишком далеко, отчего пришлось возвращаться.

Пока часть меня продолжает сокращать популяцию тех кукол, что посылает на нас Тьма, другая часть анализирует новые ощущения. Если мой дух превратил всю ману в ту, из которой состоит он сам, то не значит ли это, что я могу ей управлять так же, как делаю это со стандартным электричеством? Или же нет? Обычно я прошу какой-то прибор, чтобы он сделал что-то для меня. Интересно… Вот мой нож, он же не является электроприбором, но молнии я из него под усилителем пускать могу не напрягаясь.

Сосредоточившись, попытался выпустить заряд не из артефакта, а прямо из руки. Что-то внутри меня тут же откликнулось на моё желание. Голову существа так поджарило, что она осыпалась пеплом. Остальное же тело жертвы эксперимента тут же растеклось жижицей.

Вторая попытка использовать новые способности позволила выкосить одномоментно несколько десятков тварей. Молния, поразив первую цель, начала перескакивать от одного врага к другому, будто бы не имела возможность уйти в землю.

В третий раз я выпустил из всего тела огромное количество электро-маны, отчего жутко громыхнуло. В следующие секунды пытался продолжать атаковать врагов, но после нескольких шагов мой нож так и не смог найти цель. Придя в себя и осмотревшись, понял, что выжег метров десять пространства вокруг. Пропали не только враги. Даже туман расступился и некоторое время висел на расстоянии, будто боясь снова приближаться.

Но ведь не я начал эту войну, а значит, и сдерживаться нет смысла. Дух внутри источника почувствовал мой настрой и меня аж выгнуло дугой от потока маны, прошедшего сквозь тело. Но болевые ощущения резко ушли на задний план, в то время как чувства азарта и предвкушения заполнили всё моё сознание. Мне ещё ни разу не доводилась чувствовать себя настолько… Могущественным? Непобедимым? Абсолютным? Сложно передать словами весь тот спектр ощущений, что испытал буквально за доли секунды до того, как сорвался с места. Бездействовать было просто невозможно. Тело пылало. Каждая частичка внутри меня жаждала битвы.

Воздух вновь уплотнился, но я этого практически не заметил. Будто волнорез, я двигался сквозь него. Казалось, что само мироздание противится моему желанию бежать вперёд. Но мне было плевать. Я как баран игнорировал любое сопротивление, разгоняясь всё сильнее. Тёмные силуэты мелькали возле меня как стоящие вблизи несущегося поезда деревья. Я убивал их быстрее, чем удавалось рассмотреть. Не знаю, пытались ли они что-то сделать, но их жалкие потуги меня не волновали. Смерть настигала их молниеносно, иногда, даже раньше, чем те успевали что-то понять. Давление атмосферы и то доставляло мне больше неудобств, чем стоящие, будто манекены, монстры.

Мир вокруг словно замер, наблюдая за мной. Я ощущал себя центром вселенной. Человеком, что перешагнул за грань. Не знаю, что изменилось, но даже воздух мне казался сладким. Каждый вздох приносил удовольствие, насыщая энергией. Я чувствовал себя превосходно. Или даже лучше сказать – идеально. Не представляю себе ощущений более удовлетворительных, чем эти. Я будто бы стал самой стихией. Ненасытной. Безудержной. Непрощающей. Даже несколько гигантов, что встретились на моём пути, не смогли сдержать тот напор, что я на них обрушил. Все мои удары сливались в один, разрывая и испепеляя плоть врагов. Само время будто бы потеряло надо мной власть.


***

– С ним точно будет всё в порядке? – Анисья согнулась, уперев руки в колени. Магическая татуировка, что активировала барьер, уже давно нагрелась до такой степени, что начала приносить не иллюзорную боль. К тому же девушке приходилось неустанно собирать разлитую в воздухе энергию и пропускать её через себя, чтобы поддерживать заклинание. Сейчас же, когда врагов вокруг стало меньше, а туман немного рассеялся, она позволила себе остановиться и перевести дух. Но купол не отключала.

«Он мой правнук, а значит, подобная мелочь не сможет его так просто убить», – подумал Абрахам, но ничего не сказал. Он и сам понимал всю опасность «стихийного помешательства». Это одна из причин, почему он никогда не пытался изменить свой источник, поменяв его направление с нейтрального на какое-либо другое. Сила велика, но и плата за неё немалая. К тому же он верил, что выбрав направленность, пусть и обретёшь новые способности, но потеряешь возможность идти по пути истинного могущества. Тупиковая ветвь развития. Так он считал. Но видя то, как далеко и стремительно смог шагнуть Димион, он представлял, какой бы мощью обладал сейчас сам, решись он пойти тем же путём столетия назад.

– Его тело на грани, – ответила на вопрос колдуньи Акулина. – Я с самого начала отслеживаю его параметры, и… – она прищурилась, всматриваясь в очередную вспышку, – …и понятия не имею, почему он всё ещё жив. Атомы его тела удерживаются вопреки тому давлению, что пытается разметать их по округе.

– Он упрямый, – решила поделиться своим мнением Авдотья. Пока шли, она успела перебраться с не самого удобно плеча мага, на спину Иоланты, единственное крыло которой не давало соскальзывать вниз. – Если уж вбил себе в голову что-то, то не отступит. Не удивлюсь, если сейчас его желание уничтожить Тьму столь сильно, что перебарывает законы самого мироздания.

– И откуда могло взяться это желание? – девушка непонимающе посмотрела на свою сестру. – Я не чувствую в нём ни ярости, ни ненависти. Он развеивает этих духов с такой невозмутимостью и спокойствием, что меня аж в дрожь бросает.

– Семья, – хмыкнула кошка, удивляясь своим же словам. – Он защищает тех, кто ему дорог.

– Семья, говоришь, – Акулина уставилась куда-то вдаль, погружаясь в события столь далёких дней, что те казались лишь плодом её собственного воображения. Пусть её ангельская память и помогала ей помнить многое, но время брало своё. И сейчас от тех воспоминаний, когда у неё всё ещё был отец, мать, а также множество других чуть менее близких родственников, почти ничего не осталось. Сохранились только малые фрагменты, что она бережно хранила, вновь и вновь прокручивая их в голове, не желая потерять навсегда. С тех пор минули тысячелетия, но ничего нового и столь милого сердцу, как эти образы ей так и не удалось пережить. Так было до этого часа. Этот бой, в котором она практически не принимала участия, запомнится ей на всю жизнь. Она просто не сможет забыть того, кого собственными действиями обрекла на смерть. Пусть косвенно, но именно она виновата в том, что сейчас происходит за стенками барьера. Сила, что она дала столь юному по её меркам человеку, не может быть получена в короткие сроки. К ней идут годами и десятилетиями, постепенно тренируясь и беря энергию души под контроль. Девушка же, просто сорвала кран, пусть не полностью, но и этого оказалось достаточно. Да ещё и этот маг предложил невероятно безумную авантюру, на которую даже в её время не каждый опытный член рода мог бы пойти. И теперь она только и может следить за этим человеком, что всё ещё жив вопреки здравому смыслу, и продолжает защищать их.


10. Бессмертный – 145


– Идёмте, осталось немного, – Акулина отвернулась от битвы, что разворачивалась неподалёку, переводя взгляд на врата.

– Да, – на выдохе произнесла Анисья, стараясь восстановить дыхание. – Идёмте.

Девушка распрямилась, глубоко вдохнула и сделала шаг вперёд. Купол, в центре которого она находилась, сдвинулся следом за ней. Теперь идти стало легче, так как наплыв врагов резко сократился. Десять минут до этого ей приходилось буквально расталкивать налипших на стены барьера тварей. А сейчас даже туман, что окружал их всё это время, отступил. Чёрная дымка всё ещё струилась по земле, но выглядела уже не так страшно, как ранее.

Абрахам, видя, что угроза по большей степени миновала, отошёл от колдуньи, тем самым прекратив насыщать её маной. Он и так за этот поход потратил практически всё, что только успел накопить за дни после столь неудачного воскрешения. Хотя, теперь, поглядывая на своего правнука, его собственная проблема обрела дополнительные пути решения. Если тот научится сливаться со стихией, будучи вне боя, то с такой силой вполне возможно будет выжечь привязку, созданную жнецом. Конечно, тут понадобится ювелирный контроль. Но и так, шансы избавиться от столь некомфортного вместилища резко выросли. А это уже что-то. Разумеется, основной план никто не отменял. И супруга поможет его реализовать.

– Как ты собираешься уговорить стражей врат тебя пропустить? – спросил маг это не из-за праздного любопытства, а потому, что хотел понять, стоит ли ему готовиться к очередной стычке, или же ситуация разрешится мирно.

– Сделаю так, чтобы один из них задолжал мне по гроб жизни, – хитро ответила Акулина.

– Только один?

– На двоих, к сожалению, меня не хватит. Да и этого будет более чем достаточно. Стоят они там в паре лишь для симметричности. Ну и на случай, если что-то произойдёт с кем-то из них. Тогда врата по-прежнему смогут выполнять свои функции.

– А что с Димой? – большую часть времени Анисья смотрела не на приближающуюся арку, которая должна будет отправить её домой, а на мужчину, что буквально испепелял армию оживших теней.

– С Димой, – бывший жнец посмаковала это имя, – не знаю. Не уверена, что в этом состоянии он всё ещё остаётся тем человеком, которого ты знала. К тому же не факт, что Димион из него сможет выйти. А если выйдет, вполне вероятно тут же разлетится по округе пылевым облаком.

Колдунья поджала губы, с грустью смотря на всполохи молний, что отдалились от группы уже достаточно далеко, чтобы невозможно было что-то разглядеть. Они знали друг друга не так долго, но именно сейчас она чувствовала, как её сердце сдавило. Она сама толком не особо понимала причин, но представляя смерть этого человека, ощущала непередаваемую грусть. Правда, надежда в ней всё ещё теплилась. Несмотря на столь бесцеремонные слова Акулины, девушка просто отказывалась признавать такой исход.

Авдотью же, чьё имя Димион с самого начала сократил до «Дуся», тоже мучили смешанные чувства. Но, в отличие от Анисьи, она просто верила. Верила в то, что человек, назвавшийся её семьёй, не может вот так глупо умереть. Только не он. Кто угодно другой, возможно. А этот упрямец обязан выжить. И никакой иной исход кошка даже представлять не собиралась. Если он смог зайти так далеко, то нет ни одной причины для того, почему он не сможет вернуться. Ведь дорога назад никуда не исчезла. А её вера должна послужить маяком, что осветит ему путь. Если и она будет сомневаться, то шансов точно не останется.

– Можешь отключать купол, – произнесла Акулина, когда группа оказалась в десяти метрах от портальной арки. В этом месте туман полностью отсутствовал, как если бы не мог по какой-то причине перебраться за невидимую черту.

Защитный барьер пропал, а колдунья стиснула зубы, схватившись за предплечье. Когда поток маны, проходящий сквозь татуировку, оборвался, та вдруг зачесалась с такой силой, что пришлось напрячь всю свою волю. И лишь спустя секунд десять зуд начал потихоньку спадать, позволяя мышцам расслабиться. Если бы девушка не взяла себя под контроль, то просто бы разодрала кожу до крови. Как не посмотри, а у её магии есть не только положительные стороны, но и отрицательные. К плюсам можно отнести мгновенную активацию любой из начертанных на её теле татуировок, при условии, что не требуется предварительная настройка. В отличие от неё, магам нужно время, чтобы сформировать схему либо снаружи, либо внутри источника. И даже если в этот момент многократно ускорить собственное сознание, на применение некоторых особо сложных заклинаний у магов может уйти вплоть до минуты. Иногда и больше. Но такого рода схемы и ей самой недоступны. Минусов же более чем достаточно. Как раз один из них её сейчас и мучает. Маги, имея огромное количество запасённых ресурсов, могут держать активным заклинание до тех пор, пока не потеряют концентрацию. Её же татуировки не рассчитаны на подобное. Если мана будет безостановочно течь по ним, то спустя какое-то время схема начнёт разрушаться. Чтобы продержаться так долго, весь этот час девушка частично находилась в режиме зачарования, раз за разом восстанавливая повреждённые мана-каналы. И сейчас она уже не сможет вновь активировать купол, как бы этого не хотела. После того как подпитка прекратилась, схема пошла трещинами, практически полностью разрушившись. Чтобы восстановить её после такого, придётся, скорее всего, наносить татуировку заново.

– Эй, ты! – крикнула Акулина, обращаясь к той статуи, что стояла с левой стороны от врат. – Слышишь меня, безымянный страж?

Сначала в движения пришли лишь глаза, а затем и вся голова гиганта повернулась к говорившей.

– Я, Акулиэль, ангел Создателя, силой данной мне моим господином, нарекаю тебя Галактионом! – существо, что охраняло врата долгие тысячелетия, от этих слов вдруг замерло, будто бы вновь обратившись в статую. Но уже через несколько секунд глаза трёхметрового мужчины округлились от удивления. Что-то внутри него изменилось, и он это хорошо чувствовал. – Вместе с именем и его силой, я дарую тебе право жить, а не существовать. Ты имеешь возможность отказаться от своей службы, если сам того захочешь. Ты поработал достаточно и с этого момента можешь сам решать свою дальнейшую судьбу.

– Ад говорит со мной, – грубым голосом произнёс гигант, который так и не сдвинулся с места. – Теперь, когда я стал полноценным его жителем, он предлагает мне награду за тебя, падший ангел Акулиэль.

– Ты слишком долго пробыл в неведении, Галактион. Наш господин отрёкся от своей силы. Нынче его заменяет кто-то другой. Моё наказание отменяется. Раз он решил уйти, значит, ему плевать на нас. На тебя, на меня. На Ад и на весь мир, что находится по ту сторону врат. Именно поэтому я пошла против его воли и даровала тебе то, чего у тебя в противном случае никогда бы не появилось. Подумай хорошенько, кому ты сейчас обязан.

– Чего ты хочешь, Акулиэль?

– Хочу покинуть Ад! Открой проход и пропусти меня и моих товарищей. После этого мы с тобой будем в расчёте.

Мужчина в тунике задумался, а затем повернулся в сторону своего соседа, который незаметно для остальных тоже ожил, наблюдая за происходящим.

– Я не могу. Мой брат не позволит мне этого сделать.

– Твой брат лишь каменный чурбан, что способен действовать только по инструкции.

– Я не пойду против него, – мужчина покачал головой.

– Простой открой врата! А дальше я сама разберусь.

– Хорошо, но я не стану помогать тебе в битве с ним.

– Да будет так! – крикнула Акулина, понимая, что их разговор обернулся совершенно не так, как она планировала. Но подкупить и второго стража она чисто физически не могла. Ей и так пришлось отдать половину искры, чтобы наделить столь могучее существо именем. Если она использует и вторую часть, то не только потеряет связь с Создателем, но и вовсе перестанет быть ангелом. В этот момент она даже не знала, что из двух столь ужасных событий хуже. В первом случае она лишится цели начатого путешествия, так как без каких-либо наводок от искры не сможет отыскать своего настоящего господина. А исчерпав ангельские силы, она не только больше не будет бессмертной по человеческим меркам, но и потеряет полноценный доступ к ноосфере планеты, из-за чего её возможности по анализу живых существ полностью пропадут.

Воронка в арке начала закручиваться, а гигант, что стоял с правой стороны, отмер, сделал шаг и перекрыл собой открывающийся тоннель:

– Пока рядом с вратами находится та, кому нельзя через них проходить, я запрещаю к ним доступ для всех здесь стоящих.

– Уйди с дороги, безымянный страж, или будешь уничтожен, – из карманов спецовки девушки, в которой она проделала весь этот путь, начали вылетать маленькие чёрные металлические шарики. И уже через несколько секунд два десятка шаров завертелись вокруг неё в угрожающем танце.

– У тебя нет пропуска на Землю. Ты не сможешь пройти, – страж оставался беспристрастен. А его брат, который и открыл портал, просто отвернулся в сторону, всем своим видом показывая, что он тут не при делах.

– Тогда, приготовься к смерти, – и только она это сказала, как всё вокруг залило светом. Но это не бывший жнец воспользовалась своими способностями. Над стражем непонятно откуда появилась густая грозовая туча, из которой в того и начали бить молнии. Одна за другой они рассекали воздух, заставляя всех присутствующих зажмурится. А уж громыхало так, будто вся группа стояла в центре ока бури.

– Какой же ты живучий, однако, – неизвестно как, но сквозь этот грохот прямо рядом с ними раздался хорошо знакомый голос. Возле них стоял мужчина, чьё тело ярко светилось голубоватым светом, а по коже то и дело проскакивали такого же оттенка искры.


***

Не знаю, что произошло, но в какой-то момент я осознал, что враги просто кончились. Сначала их стало появляться значительно меньше, а затем поток и вовсе иссяк. Тело всё ещё пылало, жаждя продолжения банкета, но я силой воли заставил себя остановиться. Туман отступил, и куда бы я ни смотрел, видел лишь обычную пустошь, которая когда-то ощущалось мной как очень недружелюбная местность. Но по сравнению с тем, что вывалила на меня Тьма, те, казалось бы, далёкие переживания выглядят теперь совершенно беспочвенными. Лучше уж прогуляться по мёртвой пустыни, чем безостановочно сражаться за свою жизнь и жизнь близких тебе людей. И не совсем людей тоже.

Маяк, который всё ещё продолжал работать у меня в кармане, дал понять, что группа уже успела дойти до врат. И сейчас они наверняка ждут меня. Расстояние до них не малое, но в текущий момент для меня это ничто. Один стремительный шаг, и я уже ощущаю давление воздуха. За первым следует второй, а дальше я уже перехожу на бег.

Приближаясь к цели, заметил, как начинает закручиваться воронка, но при этом одна из статуй оживает, преграждая моим товарищам путь. И судя по действиям Акулины мирно вопрос решить не удастся. Продолжая прорываться через столь неподатливый воздух, я буквально выплюнул из себя солидную «тучку» электро-маны, заставляя ту лететь вперёд. В отличие от меня, на ту не действовали физические законы. Поэтому, к моменту, как я оказался возле врат, моя мана уже преобразилась в какое-то подобие грозового облака, начав извергать из себя весь заложенный потенциал. Но сколько бы молнии ни били гиганта, тот даже не подумал сдвинуться с места. Похоже, что защита от магии у него крайне высокая. Или же тут дело именно в электричестве?

– Какой же ты живучий, однако, – пробубнил я, подпитывая облако ещё большим количеством маны и намереваясь вместо нескольких средних по силе молний, вложить всё в один-единственный разрушительный удар.

Для воплощения идеи в жизнь пришлось немного попотеть. Мой контроль внешней энергии всё ещё довольно плох и базируется одновременно и на усиленном навыке «Электрик» и на возможностях Грозного, что и давал мне сами эти способности.

– Отойдите назад! – я постарался перекричать бушующую возле арки бурю, которую не планировал останавливать, готовясь к основному залпу. Кто знает, возможно, именно мои атаки не дают нашему новому противнику двигаться.

Я просто махнул рукой сверху вниз, обрушивая на цель даже не молнию, а нечто напоминающее искривляющийся поток голубоватого света диаметром в метр. Громыхнуло так, что у меня уши заложило. В мозгах зазвенело, а в глазах появился засвет, который никак не хотел проходить. Когда проморгался, заметил, что голова гиганта из белёсой, стала серой, будто бы слегка обуглилась. Правда, его надменная поза никак не изменилась. Он продолжал стоять на месте, со скрещёнными на груди руками.

Я уж было хотел предположить, что он всё-таки сдох, но услышал крик Акулины:

– Нога! Доломай её!

И только после её слов, я заметил, как целый рой шариков кружит вокруг левой ноги гиганта. Конечность, что до этого имела толщину, сравнимую с колонной, сейчас заметно истончилась. Под прикрытием моей магии девушка усердно прорабатывала план «Б». Если мы его повалим, то сможем попытаться проскочить мимо.

– Перла! – лишь крикнул я, срываясь с места.

Я знал, что голем не подведёт. Пусть мои страхи насчёт её лояльности меньше не стали, но за всё это время она не давала усомниться в своих как физических, так и в умственных способностях. Между нами нет никакой мысленной связи, но она чётко понимает мои намерения, просто отслеживая обстановку.

Подскочив к гиганту, что оказался на целый корпус выше меня, я со всей доступной мне силы полоснул по его скрещённым на груди рукам. Но каменный мужчина лишь отмахнулся от меня, будто от назойливой мухи. Правда, именно этого я от него и ждал. Мне нужно сковать его боем, перед тем как мой голем доберётся до него. Сколько бы я его ни резал, ножи даже не оставляли царапин. Но внимание я привлёк, а это главное.

К моменту, как гигант начал от меня активно отмахиваться, подоспела и Перла. Сейчас наши с ней скорости сильно разнились. Она была быстра, но скорее по человеческим меркам. Мне же удалось выйти далеко за этот предел. К тому же недавнюю битву я рассматривал как уникальную возможность для тренировки. Именно поэтому я смог услышать и разобрать слова Акулины. Уметь контролировать собственные силы очень важно. И к текущей минуте я мог легко управлять разрежённостью воздуха вокруг себя. Да и ускорение тоже подчинилось моей воле. Как минимум то, что давал мне мой дух. Усилитель же ножевого боя так и продолжал замедлять мир в условно произвольные моменты. Тут, скорее всего, без поднятия уровня навыка просто не обойтись.

Сбоку мелькнула нога девушки, которая со всей доступной ей мощью ударила в истончившиеся место на конечности моего противника. Гигант хотел и от неё отмахнуться, но я парировал удар, сместив его траекторию. За такое ножи мне спасибо не скажут. Но лучше так, чем видеть, как Перла отлетает в сторону. Пусть махал руками мужчина и небрежно, но я успел на себе прочувствовать, как много силы в его атаках. Боюсь, что мне хватит одного прямого попадания, чтобы коньки откинуть. Хорошо, если отделаюсь несколькими переломами по всему телу. Что произойдёт в таком случае с големом, я не знаю. Но чинить её некому, а она мне всё ещё пригодится.

Выйдя из-за моей спины, Перла слегка сместилась вбок, и второй раз атаковала, ударив с другой стороны. Что-то хрустнуло, и гигант вновь отвлёкся. В этот раз он не просто отмахнулся, а резким движением потянулся к девушке, которая не поспевала за скоростью стража портала. Он вроде бы и каменный, а движется лишь немногим медленнее меня. Как такое возможно? Представления не имею. Тут явно замешана сила Создателя, не иначе.

Помешать мужику ухватить Перлу я просто не смог. Зато заметил, как под коленом гиганта начала расходится очень солидная трещина. Немедля, я рухнул вниз, всаживая свой нож в образовавшуюся щель и пропуская сквозь оружие максимально возможный для моих текущих сил разряд.


11. Бессмертный – 146


– Отпусти её, тварь! – я практически рычал от натуги, продолжая вливать электро-ману в трещину бесконечным потоком. И в этот же момент почувствовал, как руку накрыла чья-то сила, помогая вдавливать со скрипом продвигающийся клинок внутрь невероятно прочной ноги.

Все события происходили под ускорением, а потому я видел, как медленно болтается в руках гиганта тело Перлы. Она ничего не могла сделать, так как её схватили за шею и держали на весу. Подождите-ка. Болтается? Краем глаза заметил, что движения девушки не такие уж хаотичные. Она будто маятник качается из стороны в сторону, расшатывая баланс стража врат.

Каменный мужик попытался сместить правую ногу, чтобы не упасть, но я не дал ему это сделать, подцепив ту загнутым кончиком своего второго ножа. И в эту же секунду наши усилия дали свои плоды. Трещина разрослась ещё сильнее и гигант, потеряв опору, начал заваливаться по направлению к Перле. Та же, как только ноги оказались не земле, дёрнулась в сторону, вырываясь из хватки. А я, чтобы меня не зашибли, откатился назад кувырком через голову.

– У вас нет доступа! – пробасил каменный мужик, пытаясь подняться.

– Быстрее, идёмте! – пока я сам приходил в себя, возле меня уже пробежала Акулина. Используя тело гиганта как трамплин, она чуть ли не рыбкой проскочила в вихрь, что всё это время продолжал крутиться в арке.

– Дим, ты как? – меня за руку поддержала Анисья. Не знаю, что случилось, но, похоже, в последнюю атаку я влил слишком много сил. Голова слегка кружилась, из-за чего помощь девушки оказалась как нельзя кстати.

– Жив. Пошли, – опираясь на колдунью, я вместе с ней как можно быстрее проскочил мимо развалившегося стража. В самый последний момент обернулся назад, чтобы удостовериться, что мы никого не забыли. В эту же секунду с другого бока меня подхватила Перла, и я, как и на пути сюда, прошёл сквозь портал в компании двух девушек. Правда, в тот раз я их вёл, а теперь уже они меня.

Пространство закрутилось, а затем вновь раскрутилось, выпуская нас в уже знакомом мне подвале. Прошло вроде бы всего ничего, а, кажется, что не был тут целый месяц. Хотя, с учётом ускоренного сознания, может быть так оно и есть. Главное, чтобы нас выкинуло в тот же временной промежуток. А то если с этой стороны минули года, то даже и не знаю, что делать. Как бы мне штрафов не начислили за неуплату коммунальных услуг за квартиру. Мда… Первое, о чем я забеспокоился, так это о денежном вопросе. При этом то, что Владыка к текущему дню уже мог захватить мир, меня как-то не особо заботит.

Сделав несколько шагов за пределы портала, я попытался вдохнуть, но тут же закашлялся. Воздух казался каким-то странным. Сухим. Безжизненным. В нём как будто кислорода не хватало. Или чего-то другого, не менее значимого. С учётом, что мы находимся под землёй, это вроде бы не удивительно. Но всё же. Разница просто колоссальна. На меня даже усталость навалилась ещё сильнее. Я пытался надышаться, но, сколько бы ни старался, силы продолжали покидать тело, как если бы их из меня кто-то вытягивал. В глазах начало темнеть, и только нежелание падать в обморок поддерживало сознание в активном состоянии. Предполагая, что проблема в перегрузке электро-маной, попросил Грозного вылететь наружу. Легче не стало. Если до этого я шёл сам, лишь корректируя направление движения за счёт помогающих мне девушек, то теперь даже ногами сложно стало перебирать.

В какой-то момент я всё же вырубился. Не знаю, когда это произошло, но очнулся уже на заднем сиденье своего автомобиля. Первым, что почувствовал, стала ломота во всём теле. Наверное, именно так чувствую себя люди, попавшие под грузовик. Болело абсолютно всё. Начиная от мышц, связок и внутренних органов, и заканчивая кожей на пальцах. Одежда, будто раскалённая наждачка, въедалась в кожу, принося ни с чем не сравнимые ощущения. Попытка взяться за спинку сиденья, чтобы хоть немного приподняться, закончилась тем, что я с огромным потоком мата отдёрнул ладонь от обшивки. От одного лишь прикосновения к ней мне руку прострелило будто молнией. Кожа стала настолько чувствительной, что даже лёгкие потоки воздуха вызывали жжение. Я осмотрел свои конечности, пытаясь понять, не обгорели ли они. Но визуально всё выглядело нормально.

– Очнулся? – в окно всунулась голова Анисьи, зависнув прямо надо мной.

– Лучше бы не просыпался, – слова давались нелегко, так как челюсть продолжала сжиматься, под наплывом боли, что ощущала буквально каждая клеточка в теле.

– Я у тебя зелье в кармане нашла, выпей его, может, хоть немного полегчает.

Она протянула мне знакомый пузырёк, а мне пришлось приложить просто космического уровня усилия, чтобы удержать его в руке. Пальцы от прикосновения к стеклу жгло будто напалмом. Отщёлкнув пробку, влил себе в рот жидкость. Вкус, конечно, не очень, но потерплю.

– Я тебя немного подпитала жизненной силой. Акулина говорит, что скоро должен будешь пойти на поправку.

– А где она сама? И почему мы никуда не едем?

– Так права только у тебя есть, – хмыкнула девушка. – Да и не поместимся мы теперь в одну машину.

– Вызовите такси, – озвучил я очевидное решение.

– Уже. Акулина попросила у меня денег в долг и, прихватив с собой Иолу с Дусей, отчалила на поиски, как она выразилась, «истинного Создателя».

– Подожди… Дуся тоже с ней уехала?

– Кто-то же должен ей рассказать про новые реалии мира.

– Она просила мне что-то передать? – я подумал, что кошка не могла просто так взять и свалить от меня в неизвестность. Понятно, что теперь у неё есть настоящая семья, а не какой-то левый хмырь со стороны, который её наглым образом украл. Но даже пусть так. Вряд ли бы она уехала не попрощавшись.

– Да. Сказала, что ты худший ученик в её жизни, – Анисья тут же ехидно улыбнулась, показывая своё превосходство. Ну да, я же говорил ей, что Дуся мастер-зачарователь. И раз она назвала меня худшим учеником, значит, колдунья, которая уже, скорее всего, приблизилась к уровню своего деда, в этой стезе значительно подкованнее меня.

– И всё?

– Ещё уточнила, что разрывает контракт.

– Мда…, – грустно протянул я, понимая, что кошку, с которой я провёл последний месяц, и которая и впрямь стала частью моей жизни, я больше никогда не увижу.

– По-моему, она ещё упомянула, что вернёт долг, как только избавится от старых привычек.

«Долг?» – мысленно зацепился я за это слово, не понимая, чем она мне могла задолжать. Да и не ясно, какие именно привычки она имела в виду. За ней я замечал их столько, что можно целый список составить.

– Теперь всё? – поинтересовался я, в надежде, что будут ещё какие-то уточнения.

– Теперь, да.

– Жаль, – сказав это, ощутил, что зелье и впрямь начало действовать. Боль из острой и жгучей, потихоньку перетекала в тупую и менее напрягающую. Хотя от таблеточки я всё равно не откажусь. – У меня в рюкзаке должна быть пачка обезболивающего. Не принесёшь?

– А что взамен?

– Взамен, скажу тебе спасибо.

– Это не так много, как я ожидала, но ладно, помогу тебе в этот раз.

Её голова исчезла, а я задумался над тем, что это вообще были за подколки такие с её стороны. Будучи в Аду, большую часть времени она вела себя как нормальный человек. А как вернулись назад, опять началось что-то непонятное. Мы с ней вроде бы уже не совсем враги, но её отношение ко мне всё ещё какое-то странное.

– Держи, – вместе с головой в окне появилась и рука с упаковкой таблеток.

– Благодарю, – ответил я машинально.

– Это не «спасибо»! Обманул меня!

– Эм… Спасибо?

– Так-то лучше, – удовлетворённо ухмыльнулась она.

– Ты мне вот что скажи, – произнёс я, глотая таблетку, – Акулина выполнила своё обещание?

– Ты про ответы на вопросы? – я моргнул, и ей оказалось этого достаточно. – Не знаю, как Афанасий, а я осталась довольна.

– И что ты у неё спросила?

– А ты сам не догадываешься? Мог бы и поздравить.

Я нахмурился, не понимая, о чём конкретно идёт речь. То, что девушка выглядит весёлой, мне и так понятно. Но причина пока неясна.

– С чем?

– Хм-м-м, – протянула Анисья, уставившись на меня. – Может быть, тебе под этим углом просто не видно. Сейчас зайду с другой стороны.

Её голова скрылась в окне и уже буквально через несколько секунд, я заметил силуэт девушки у той двери, что была у меня в ногах.

– Ну как? – я предполагал, что она откроет дверь и покажет, то, что хотела, но она вновь нагнулась к окну.

– Также, – я совершенно не понимал, что происходит, и куда нужно смотреть, отчего и так дерьмовое настроение начало портиться ещё сильнее.

– Может, ты и магии лишился?

– С чего ты вообще это взяла? – я сдвинул глаза, убеждаясь, что по-прежнему вижу своих духов. А следом, чтобы уж совсем удостовериться, сменил спектр ощущений, пытаясь нащупать текущее в аккумуляторе машины электричество. Это тоже получилось без особых проблем.

– Ну а почему ещё ты можешь не видеть источник? Или так и не додумался включить истинное зрение?

И только после этого все кусочки пазла встали на свои места. Похоже, мозги после пробуждения и впрямь работают как-то вяло. Иначе как я мог не догадаться, что попросила колдунья у бывшего жнеца. Но вот то, что та просто создаст источник с нуля, я не ожидал.

– Поздравляю.

– Ну наконец-то!

– Теперь тебе не обязательно тереться возле меня, чтобы получить место в коалиции. Так что ты тут делаешь?

– Хвастаюсь! – гордо заявила она, а потом будто бы кто-то внутри неё щёлкнул переключателем. Довольное выражение лица сменилось серьёзным и в какой-то мере даже грустным. – К сожалению, не всё так радужно, как ты сказал. Если бы обо мне, так же как о тебе ничего не знали до этого года, то тогда бы я легко смогла вступить, пройдя простенький тест. Но все знакомые деда в курсе, что раньше у меня не было источника. Глава совета не раз приходил к дедушке за артефактами и собственными глазами видел, что я не являюсь магом, – в этот момент в моей памяти проступил давнишний разговор с Дусей о том, что в коалицию принимают лишь тех, кто родился с этой силой.

– Я так понимаю, что тем, кто сам развил в себе источник с нуля, там не рады?

– Это одно из негласных правил, которому все следуют, – в этих её словах я прямо ощутил на себе всю ту печаль, что сейчас давила на девушку. То, о чём она и не смела мечтать, неожиданно сбылось, но цель, к которой она стремилась, всё так же недостижима, как и ранее. Должно быть мерзкое чувство.

– А напомни мне, зачем тебе нужно стать членом коалиции? – я вдруг осознал, что нашёл способ ей помочь. Придётся поставить многое на кон, но уверен, оно того стоит.

– Знания, артефакты, возможность делиться опытом, взаимное доверие. Маги всегда были сплочённым сообществом, работающим на благо общей цели.

– Знания? Ты о тех, что записаны в украденной полвека назад книге? А артефакты, это те, что пылятся без дела в хранилище сотни лет? А о том, чтобы кто-то с кем-то задаром поделился какой-то ценной информацией или безвозмездно помог, я и вовсе не слышал, – я немного преувеличиваю, так как в тот раз в чатике мне и впрямь помогли. Но это скорее похоже на способ наладить контакт. Да и в их же интересах было научить меня сохранять запись иллюзорной дуэли. – Точнее, у меня есть абсолютно противоположная информация. Насколько я знаю, маги – индивидуалисты, которые объединились лишь тогда, когда один довольно сильный их представитель открыл остальным доступ к своим записям, что он вёл на протяжении многих веков.

Пока я говорил, одна моя рука легла на рукоятку ножа, а вторая коснулась телефона. Странно, но почему-то я даже не задумался о том, что у меня может не получиться пропустить электричество от артефакта к мобильнику сквозь себя. И, видать, полная уверенность в собственных силах и помогла реализовать то, что я раньше никогда не делал.

– Откуда ты обо всём этом знаешь? – лицо Анисьи вновь изменилось. Теперь она смотрела на меня с изрядной долей недоверия. – Ты же совсем недавно присоединился. И я не видела, чтобы ты делал запрос по истории основания коалиции.

С трудом поднявшись, я поджал ноги и положил левую руку на ручку двери, что находилась за моей спиной. К этому моменту телефон успел подзарядиться, и я был готов выскочить на улицу в любой момент.

– Семейные тайны, – эта фраза стала ключевой. Посмотрим, как девушка отреагирует. Если набросится, то успею мысленно активировать усилитель, и вытолкнуть свою не очень-то проворную тушку наружу. Обезболивающее и зелье справились с задачей, и за счёт этого наверняка смогу продержаться хотя бы полминуты. А дальше остаётся надеяться, что мне поможет Перла. Да и маг должен быть где-то неподалёку.

– Семейные, – медленно произнесла «колдунья», хотя её так больше и неправильно называть. Я заметил, как её взгляд скользнул куда-то за мою спину, а затем вновь вернулся ко мне. – Понятно. Значит, глава совета был прав. Интересно даже, как много из того, что ты мне наговорил, правда?

– Ну, лапши на ушах у тебя до этого момента столько висело, что удивляюсь, как тебе удавалось ходить прямо, – я слегка подначил её, в надежде увидеть истинные эмоции. Было очень хорошо заметно, что она сдерживается.

– Даже так, – прищурилась она. – Но зачем ты решил раскрыться?

– Чтобы мои слова смогли приобрести вес. Не будь у меня достоверного источника информации, ты бы ни за что не стала меня слушать. А так, кто ещё может рассказать про истинную суть магов, как не основатель коалиции?

– Значит, этот голем – тот самый Абрахам? Он и впрямь смог воскреснуть?

– Не без накладок, но да, – кивнул я, всё ещё будучи готовым к бою. Даже если она вместо того, чтобы атаковать, правильно оценит ситуацию и попытается сбежать, я не могу её отпустить. Пусть её исчезновение и привлечёт внимание, но это лучше, чем открытым текстом подтвердить, что книга со своим законным владельцем находится рядом со мной.

– Ясно, и что теперь?

– Решать тебе. Вариантов немало.

– Кроме захвата тебя и книги? Какие ещё альтернативы? – кажется, что она и сама знала ответ, но очень хотела услышать его от меня.

– Ну, это и впрямь позволит тебе добиться цели. Такой успех даст возможность оказаться там, где ты и мечтала – среди самовлюблённых стариков, не признающих никого, кроме себе подобных. Вряд ли тебя там будут уважать, зная, что ты на самом деле не одна из них, – я взял паузу, давая собеседнице осмыслить сказанное. – Ещё можешь уйти с полученными сведениями. Этот вариант похуже будет, но после того, как маги вернут свою реликвию, шанс, что тебя пригласят, по-прежнему есть.

– Но ты ведь не этого от меня ждёшь, – она не спросила, а сообщила мне это как данность. – Хочешь, чтобы я отказалась от мечты… И ради чего?

На её вопрос я только пожал плечами.

– Могу сказать лишь то, что сейчас ты должна выбрать команду, на стороне которой собираешься играть.

– Какой интересный у меня выбор, – с сарказмом произнесла она. – На одной чаше весов коалиция со всеми её знаниями и поддержкой, а на другой… Ты? И маг, который даже собственного тела не имеет? Акулина с сестрой уехала. Может у тебя есть ещё какие-то карты в рукаве? А то баланс сил явно не на твоей стороне.

– Главное не то, что я имею сейчас, а то, что смогу получить в ближайшее время.

– На что ты намекаешь?

– Я уверен, ты слышала наш недавний разговор с Акулиной о том, что я всех своих духов и ворона получил за месяц. Так вот, это всё правда. А ещё ровно тридцать два дня назад я не знал о существовании колдунов, магов, артефактов, источника и всего остального, – я прервался, пытаясь понять по лицу собеседницы, в правильном ли направлении двигаюсь. – А теперь вспомни, что происходило снаружи купола, пока вы шли под защитой.

– Под моей защитой, – недовольно уточнила Анисья. – Но да, я всё прекрасно видела и вряд ли когда-либо забуду такое зрелище.

– А теперь представь, чего я смогу достичь ещё через месяц? Но главное не это. Подумай о том, чего ТЫ уже достигла, проведя со мной тройку дней. И даже если, имея источник, дальше ты сможешь развиваться и самостоятельно, это не значит, что в моей компании ты не будешь делать это быстрее.

– Хочешь сказать, что собираешься провернуть ещё одну авантюру уровня похода в Ад? Неужто у тебя есть другие знакомые ангелы, которых можно спасти за благодарность? – скепсис в её словах сквозил столь явно, что я даже невольно улыбнулся.

– Ну, один знакомый жнец у меня есть, но сейчас речь пойдёт не о нём, – как же приятно видеть полное удивления лицо. Пусть она и слышала про Симуса во время нашего разговора с Акулиной, но, похоже, не до конца доверяла этим словам. Нынче же, после всего произошедшего, уровень доверия ко мне явно вырос.

Я обернулся и крикнул в открытое окно:

– Абрахам, можешь подойти к нам?

Я ещё с ним данный вопрос не обсуждал, но уверен, что подчистить склад магов он не откажется. Там точно найдётся что-то полезное даже для него.


12. Бессмертный – 147


– Так ты всё-таки решил раскрыться, – произнёс прадед больше утвердительно, чем вопросительно.

– Да, – коротко согласился я, продумывая дальнейшую речь.

– Так что хотел?

– В данный момент вербую нового сторонника, – я с ухмылкой посмотрел на девушку, наблюдая за её реакцией. – И Анисья, в связи с тем, что не очень-то хорошо выполняла свою прошлую работу, не верит, что всё произошедшее в последние дни не случайность. Поэтому хотел у тебя узнать, не желаешь ли ты наведаться в хранилище магов?

– Я как раз собирался тебе это предложить, – меня его ответ слегка удивил, но я постарался не подать виду.

– Это как-то связано с той информацией, что ты получил от Акулины? Она ведь рассказала тебе, как вернуть жену?

– Рассказала. А ещё она сказала, что твой дух электричества является нашим родственником. Ты знал об этом? – он спросил это так, будто бы подозревал меня в чём-то.

– Случайно узнал. Пока мы ходили по магазинам в том первом безымянном городе, я наткнулся на свою маму. Она, оказывается, тоже была колдуньей и смогла каким-то образом поставить на меня маяк, который и привёл отца ко мне. Точнее, то, что от него осталось, – в этот момент я почувствовал лёгкую злость, направленную непонятно на кого, и вдруг кое-что вспомнил. – Кстати, ты вроде говорил, что в Раю ничто никому не угрожает. Может, тогда объяснишь, почему отец в таком состоянии? Его ядро настолько растворилось, что он даже себя не помнит. А прошло ведь всего ничего!

– Мой внук, значит, – маг выслушал мою эмоциональную тираду совершенно спокойно, выделив для себя, то, что имело значение. – Души магов представляют собой достаточно ценный ресурс. И пусть он не развивал свой источник, это не значит, что его душа такая же, как и у остальных людей.

– Хочешь сказать, что кто-то целенаправленно выискивает в Раю самое сладенькое? – начал я размышлять вслух. – Но разве доступ к нему имеет не один лишь Создатель? Если так, то получается, что отцу просто не повезло?

– Я не могу утверждать это со стопроцентной точностью, так как информация о Создателе слишком уж противоречива и является больше слухами, нежели проверенными фактами, но обычно души он поглощает целиком. Вместе с ядром и всей энергетической оболочкой. Если это правда, то над моим внуком поработал кто-то другой. Тот, кому не нужно торопиться и тот, кто недостаточно силён, чтобы одномоментно переварить душу мага.

– Но при этом речь идёт о том, – подхватил я его мысль, – кто так же, как и Акулина, знает способ вернуть человека из Рая.

Я замолчал, чувствуя, как челюсть сжимается в приступе ненависти. Меня лишь хватило на то, чтобы обернуться на Абрахама, в надежде, что тот опровергнет мои слова. Но прадед молчал, только подтверждая этим общий ход наших мыслей.

– О ком вы? – прервала тишину Анисья.

– Симус, – процедил я. – Действующий жнец. Не так давно он мне помог. Но это именно он заточил Абрахама в книгу. И, похоже, что сила, которую он в тот день показал, пришла к нему не сама собой и не за хорошую службу. Если мы не ошибаемся, урод подворовывает души у своего господина. К тому же, судя по всему, делает это уже давно.

– За последние полвека он стал ощутимо сильнее, – подтвердил мои слова маг. – Не исключаю, что это как-то связано с историей про сдавшего свой пост Создателя.

В разговоре вновь образовалась пауза. Как-то неожиданно наша беседа повернула не в ту сторону, и сейчас меня уже не так сильно занимала бывшая колдунья, как мысли о том, как бы так отомстить жнецу за то, что он сделал с моим отцом. Наверняка, когда Симус высасывал его энергию, он ещё ничего не знал о связи со мной и поэтому произошедшее можно списать на случайность. Но мне, честно сказать, всё равно. Я не могу ему простить такое. Но как справиться с ангелом, разожравшимся до его уровня, я не имею ни малейшего представления. Если не убить, то можно попытаться заточить. Дело остаётся за малым – понять куда, а главное, как это сделать. Проработать план, устроить ловушку, лишить сил… Звучит логично. Только моих знаний тут явно не хватит. Просить же прадеда об этом? Не знаю. В любом случае торопиться не стоит. Нужно накопить сил, поднабраться опыта, и уже потом, когда появиться неиллюзорный шанс на победу, можно будет выплеснуть гнев. Месть, это блюдо, которое подаётся холодным. Забавно говорить эти слова самому себе, с учётом, что я слышал их совсем недавно, сказанные другому человеку.

– Так что насчёт нападения на хранилище? – не знаю, на какой срок я ушёл в себя, но вывела меня из раздумий вновь Анисья. – Вы и правда собираетесь ограбить одно из самых защищённых мест в мире?

– «Одно из»? – я не видел, но чувствовал, как маг ухмыляется. – Самое защищённое! Я в тот раз потратил больше года на проектировку и разработку защитных схем. Оно полностью изолировано от внешнего мира. Его нельзя обнаружить ни магическими, ни какими-либо иными видами поиска. И даже если кто-то совершенно случайно попытается пробурить в том месте скважину, то наткнётся на столь крепкий слой камня, что сдастся, сразу после того, как сломает несколько промышленных свёрл.

– Оно тоже под землёй?

– Тоже? – девушка вставила свой вопрос, до того как Абрахам успел ответить на мой.

– Разумеется. Это самый простой способ скрыться от обычных людей с их постоянными войнами. Сейчас, правда, по тому, что я смог узнать, технологии скакнули далеко вперёд, но вряд ли это как-то поможет им найти хранилище.

– А как мы туда сами-то попадём? Но перед этим, хотелось бы понять, что именно тебе там нужно?

– Чтобы вытащить Магду нам понадобиться две вещи. Первая, это маяк, на зов которого её душа и придёт. К счастью, ещё при жизни, я подарил ей одни бусы, к которыми сделал для неё духовную привязку. За те годы, что она их носила, связь с ними должна была значительно возрасти. И если уж, будучи живой, она бы смогла найти их в любом уголке планеты, то и из Рая их легко почувствует, при условии, что те будут находиться рядом с драконьими венами.

– А что они делают в хранилище?

– Они не там. Но я знаю, где они. Моя связь с женой пусть и не так высока, но месторасположение её любимого артефакта я чувствую отлично. Так же как и то, где находятся некоторые из моих собственных вещей, – последнее предложение он произнёс значительно тише и с некой долей презрения. Похоже, кто-то, сам того не зная, обрёк себя на незавидную участь. Ну, я их не жалею. Выгнать, убить, а затем ещё и ограбить того, кто их сплотил и дал знания – это… в общем, они заслуживают того, что с ними сделают.

– Понятно. А что там «во-вторых»? – тему кражи личных вещей я решил не развивать. Это не моё дело.

– В отличие от моего внука, от которого почти ничего не осталось, на душу Магды вряд ли кто-то мог позариться. Это значит, что она всё ещё сильна и сквозь ту щель в драконьих венах просто не пролезет.

– Странно слышать подобное в разговоре о духах.

– Энергетический мир для духовных созданий не менее материален, чем наш для людей, – я сразу почувствовал его нежелание сейчас распинаться о «всем известных фактах». Ну, хоть что-то сказал, и то хорошо. – Поэтому нам необходимо расширить проход, чтобы её вытащить.

– И у магов в хранилище есть нужная вещь?

– Да. Святое писание одного древнего священника. С помощью него можно временно увеличить количество исходящей от драконьих вен дикой маны. Что происходит в результате расширения брешей в них.

– Мощная штука. И почему, интересно, книга не лежит на одном из твоих складов?

– До недавнего времени она мне просто не требовалась. К тому же, описанный мной эффект считается лишь побочным действием. Основной способ применения – перемещение драконьих вен.

– Не очень понимаю, зачем это нужно?

– Для борьбы с особо зарвавшимися представителями церкви. Ну и против братьев магов тоже работает.

– А поподробнее?

– Я надеялся, что ты догадаешься, – выдохнул прадед, хотя и не мог этого сделать, ведь его голос воспроизводится с помощью магии. – После использования артефакта срабатывает мировой защитный механизм и вены уходят вглубь земли, откуда их энергия практически не достигает поверхности.

– Получается, что после применения, мы потеряем наш источник дикой маны?

– К сожалению, – кажется, что ко времени этого разговора он уже смирился с тем, что заплатит серьёзную цену за возвращение жены.

– А если попробовать провернуть операцию где-то в другом месте? Например, в каком-нибудь крупном соборе. Дуся говорила, что их обычно ставят как раз на местах силы.

– В теории, это возможно. Но на практике нам придётся оставить бусы максимально близко к драконьим венам на неопределённый срок. Это довольно рискованно, так как их могут найти, и до того, как мы это поймём, провести ритуал очищения, который превратит мощный артефакт в обычную безделушку.

– Дела…, – протянул я, осознавая всю величину проблемы.

– А место силы обязательно должно быть мощным? – Анисья вступила в наш разговор с вопросом, сразу же предложив нам вариант решения: – У меня есть информация о нескольких слабеньких вариантах, которые никому не принадлежат.

– Чем слабее, тем меньшее количество драконьих вен там имеется и тем дальше они расположены от поверхности. И тем хуже будет ощущаться сигнал от бус. Может быть, нам повезёт, и Магда окажется неподалёку и быстро пойдёт на зов маяка. Но нельзя исключать и то, что в ближайшее столетие она будет находиться в другом полушарии и просто не узнает о том, что я пытаюсь её вытащить. Души в потоке пребывают в бессознательном состоянии, безвольно плывя по течению. И только что-то знакомое может заставить их частично пробудиться. Поэтому в данном случае риск неоправдан.

Пока маг говорил, у меня в кармане телефон разразился вибрацией. Похоже, после включения он наконец-то поймал сеть и начал получать пропущенные сообщения. Хотелось бы мне глянуть, но текущая ситуация всё ещё не разрешена. Анисья слишком опасный противник, чтобы я позволил себе расслабиться. Видно, что наш разговор её заинтересовал, да и предыдущие мои доводы значительно подточили в ней уверенность. Нужен лишь какой-то толчок, своеобразный финальный аккорд в немного затянувшейся балладе. Абрахам ещё не сказал, как мы попадём в хранилище. Но если он озвучит эту информацию, то обратного пути у девушки уже не будет. Хотя и сейчас она должна понимать, что уйти ей никто не даст. Если понадобится, снова сольюсь с Грозным, даже если мне это обойдётся в ещё более сильный откат, нежели я получил, выйдя из Ада. Вот только давить угрозой, пусть и потенциальной, мне не нравится. Пряником, что ли, помахать?

– Анисья, что думаешь? – взял я слово, когда маг договорил. – Есть желание посетить величайшую сокровищницу на всей планете?

– Там не так уж много ценного, – хмыкнула она неуверенно. – Если попаду в коалицию, то смогу туда хоть каждый день ходить. Да и вынести под расписку оттуда можно что угодно.

– Есть закрытая секция, – пришёл мне на помощь маг. – О её существовании знают лишь члены совета. Именно там хранится всё самое ценное, что удалось собрать с момента создания коалиции.

Я видел, как девушка сомневается. Ей явно и хочется, и колется.

– Я… Я не могу, – она вроде бы отказалась, но всё ещё не напала. А значит есть шанс.

– Беспокоишься за своих близких? – не знаю почему, но именно эта мысль вдруг пришла в голову.

– Узнав о моём предательстве, коалиция может начать давить на дедушку. Или, ещё хуже, возьмут в заложники родителей. В последние годы я с ними мало общалась, но так подставить их всё равно не могу.

– И к этим людям ты мечтала присоединиться? – показательно хмыкнул я. – У нас всё ещё есть время. Подготовься. Поговори с дедом. Зная, насколько маги параноики, я уверен, у него уже давно заготовлен план на случай экстренной ситуации.

– Хорошо, – кивнула она, а подумав пару секунд, добавила: – Но только если ты сможешь ответить мне на один вопрос.

– Спрашивай.

– К чему нас это приведёт?

– О чём ты? – мне казалось, что я был готов ко всему. Думал, что она спросит о моём прошлом или о родственниках. Захочет узнать что-то об Абрахаме или его жене. Заставит раскрыть все козыри, рассказав о покровителе, о котором я упоминал в разговоре с Акулиной. Но столь пространного вопроса точно не ожидал.

– Всё это, – она сделала жест руками, будто пыталась обхватить ими весь мир. – Даже если я займу другую сторону, ты же всё равно не отступишь. Вторжение в хранилище произойдёт и этого не миновать. Маги на тебя ополчатся и откроют охоту. Что дальше? Война на уничтожение? Уверен, что сможешь победить? Один раз Абрахама они уже подловили. Не думаешь же ты, что умнее него? Или считаешь, что вдвоём получится противостоять всей коалиции? Я хочу понять, чем это всё кончится, перед тем как делать какой-то выбор.

– Желаешь занять сторону победителя? – не стал я сразу же отвечать, пытаясь разобраться в её мотивации.

– Желаю не сдохнуть! – яростно выкрикнула она, с силой давя руками на дверцу автомобиля. – Какой смысл вообще влезать в это всё, если мы друг друга поубиваем! Не прошло и часа, как я получила то, чему всегда завидовала. Пока ты дрых, я уже начала строить планы по собственному развитию. И вот теперь ты предлагаешь мне ввязаться в безумную авантюру. Знаешь ли, в ближайшие полсотни лет я точно умирать не собираюсь!

– Как и я, – спокойно вставил я несколько слов в её тираду, конец которой пока не намечался.

– Я лучше тихо отсижусь где-нибудь в глухой деревне следующие лет десять. А уж как поднакоплю сил, смогу заявить о себе. В европейской части планеты нет мастеров уровня моего дедушки. А значит и для меня найдётся работа. Изменю внешность, имя, займу место какой-нибудь умершей тётки и буду представляться одним из немногих магов, что всю жизнь держался в стороне от коалиции. И так как у меня уже будет к тому времени развитый источник, никто не сможет даже подумать, что я не родилась с ним. Поэтому и проблем с репутацией никаких не возникнет! – я не совсем понимал, к чему она всё это говорит, но продолжал молчать, давая ей выговориться. Представляю, сколько за все эти годы на неё навалилось переживаний, связанных с тем, что, как бы она не старалась, её никто не воспринимал всерьёз. Похоже, маги ещё большие элитисты, чем я предполагал.

– То есть, ты и впрямь хочешь остаться в стороне?

– Не хочу, – как она это умеет, Анисья мгновенно успокоилась, взяв эмоции под контроль. – Но и рисковать собой ради кого-то другого, тоже не намерена.

– Другого? – моя бровь непроизвольно поднялась. – Раз уж ты высказалась, то и я кое-чем с тобой поделюсь. Мы с Абрахамом работаем совместно лишь потому, что нас связали на духовном уровне. Если я погибну, то он тоже отправится в Ад вместе со мной. При этом помогает он мне только с одной целью – вернуть себе тело и разорвать появившуюся между нами связь. Никто из нас не питает родственных чувств, и контактируем мы друг с другом лишь на договорной основе. Ты думаешь, я решил ворваться в хранилище магов, просто для того, чтобы покрасоваться перед тобой? У меня есть свой вполне конкретный шкурный интерес. И я не предлагаю тебе помочь нам, а хочу, чтобы ты приняла в, как ты выразилась, «безумной авантюре» полноправное участие. Уверен, что никто из нас троих по итогу внакладе не останется.

– Но ты так и не ответил на мой вопрос. Что потом?

– Маги – индивидуалисты. Как и ты, никто не захочет участвовать в войне, если почувствует, что пахнет жареным. Одна лишь информация о том, что основатель воскрес из мёртвых, поможет держать большинство на расстоянии, – не знаю, как там было на самом деле, но кажется, что никто за всю историю магического сообщества ещё не возвращался с того света.

– Большинство, это не все. Совет не останется в стороне. Если они оставят без внимания столь варварское посягательство на собственность коалиции, то грош цена будет их власти.

– Тогда, может им там и не место? Абрахам, – повернулся я к прадеду, – а ты когда планировал отомстить тем ублюдкам, что прокляли твою жену и наследника, а тебя отправили в Ад?

– Чуть позже, – спокойно ответил он, будто бы в уничтожении сильнейших магов мира нет ничего особенного. – Нужно сначала разобраться с воскрешением и немного подготовиться. Но в свете новых обстоятельств этот процесс можно и ускорить.


13. Бессмертный – 148


***

– Привет дедуль, – перед тем как сделать звонок, девушке пришлось дождаться, пока телефон хоть немного зарядится от прикуривателя в машине. Но говорить при всех Анисья не хотела, поэтому сейчас стояла на улице.

– Нися? – маг, зная внучку как облупленную, сразу почувствовал что-то неладное. – Что случилось? Мне несколько раз звонил глава совета, говорил, что ты не прислала ему очередной отчёт.

– Я…, – она замялась, – даже не знаю с чего начать. За последние дни произошло столько всего, что я сама не могу поверить во всё это.

– Что-то связанное с тем магом, за которым тебя отправили следить?

– И да, и нет. Всё вышло из-под контроля.

– Сейчас с тобой всё в порядке?

– Да, но, возможно, всё скоро изменится.

– Так. Хватит ходить вокруг да около. Говори как есть. И мы вместе подумаем, что можно сделать.

– Я, – Анисья набрала побольше воздуха в грудь, – была в Аду! Встретилась с бывшим жнецом смерти! Прорывалась обратно через полчища демонов! Стала МАГОМ!

Девушка выпалила всё это на одном дыхании, отчего старик на той стороне трубки ненадолго завис, переваривая услышанное.

– С тобой рядом кто-то есть?

– Нет, то есть, да, но нас не слышат. Я изолировала окружение от распространения звука, – с этой магией она бы вполне могла говорить и сидя в машине. Но она знала, что вновь сорвётся на эмоции, а потому не желала, чтобы её видели в таком состоянии.

– Я так понимаю, что это не всё, что ты хотела мне сказать, – маг продолжал обдумывать прошлые эмоциональные слова внучки, но прямо нутром чувствовал, что это ещё не конец истории.

– Деда, скажи, – она замялась, боясь ставить своего родственника, который фактически заменил ей отца, перед таким сложным выбором, – кто для тебя важнее, я или коалиция? – как бы ей не хотелось, но без ответа на столь трудный вопрос, дальнейший диалог построить не получится.

– У тебя точно всё хорошо?

– Да, я в порядке. Ответь, пожалуйста.

– Если моей внучке что-то угрожает, и отказ от связей с коалицией ей поможет, то в гробу я видел всех этих древних старпёров. Расскажи, что случилось, и я найду тех с кого можно взыскать старые долги, чтобы помочь тебе.

– Спасибо, – её голос дрогнул, а глаза заблестели от наворачивающихся слёз. Страх того, что единственный родной человек от неё отвернётся, отступил, давая напряжённой нервной системе небольшую передышку.


***

– Ну как прошло? – сидя за рулём, я обернулся на заднее сиденье.

– Он поможет. Спрятать двух обычных людей не так уж сложно.

– А сам он, что собирается делать?

Совет наверняка знает о том, насколько хорошо связана Анисья и Нажир. Значит, когда начнётся заварушка, к нему придут в первую очередь.

– Переведёт мастерскую в осадный режим.

– Этого будет достаточно? Его ведь могут заклеймить предателем.

– У него там защита похлеще, чем в подземных бункерах, рассчитанных на ядерный удар. Быстро его точно не достанут. А в дальнейшем, я надеюсь, ситуация разрешится, – с этими словами она многозначительно посмотрела на меня.

– Разрешится, – кивнул я.

Ничего другого говорить было нельзя.

Наш предыдущий разговор зашёл несколько дальше, нежели я предполагал. Точнее, пока она не начала расспрашивать меня о последствиях столь безрассудных действий, я об этом даже не задумывался. Мне однозначно не хватает жизненного опыта. О том, что придётся сражаться с целой коалицией магов, у меня и в мыслях не возникало. Поэтому пришлось импровизировать и искать решение прямо на ходу. И, сам того не желая, я втянул себя ещё и в убийство членов совета. А ведь, скорее всего, это не просто кучка магов, что дорвались до власти. Не удивлюсь, если они одни из сильнейших носителей источника. Остаётся лишь надеяться, что у Абрахама и впрямь есть план. Иначе наши тела закончат в могилках, а души вновь вернутся в Ад, но уже без права его покинуть, когда вздумается.

– Едем?

– Да.

Не успел я завести двигатель, как смартфон снова завибрировал, напоминая мне о том, что я ещё прошлое сообщение не проверил.

«Домой не возвращайся. Кто-то вломился к тебе в квартиру, устроив там настоящий погром. Моих ребят засекли те, кто пасёт тебя», – прочитал я текст СМС-ки. А в конце красовалась одна-единственная буква «О» в качестве подписи. Номер отправителя мне не знаком.

– Что-то важное? – спросила меня девушка, заметив, как я подзавис.

– Похоже на то, – перед тем как ответить, я ещё несколько раз перечитал короткое сообщение. Точно ли оно предназначалось мне? Некий «О» следил за моим домом и заметил чужую слежку? Или же эти его ребята пришли ко мне в гости и увидели погром, а после засекли ещё и подозрительных личностей, «пасущих» меня? Да и вообще, странный какой-то сленг. Как будто бывший зэк писал. Но у меня вроде бы таких знакомых нет. Или есть? Может быть, «О», это – не имя, а название организации? Например, охотники. Не знаю, зачем они ко мне приходили, но информация лишней не будет.

И раз уж дело дошло до проверки сообщений, открыл пришедшее письмо в приложении от моего куратора.

«Отправитель: Элизабет

С возвращением, Дмитрий.

Не думала, что ты сможешь удивить меня ещё сильнее. Но, кажется, границ твоих возможностей просто не существует. Поздравляю с открытием тридцати пяти процентов души. Не знаю как, но за несколько дней тебе удалось обогнать по этому параметру абсолютное большинство других сотрудников нашей организации и приблизится к моему уровню.

Я надеюсь, что сила не вскружила тебе голову и ты всё ещё на нашей стороне. Если так, то я жду отчёта о прогрессе выполнения задания №7707. И если надумаешь поделиться тем, что произошло в последние три дня, я готова лично с тобой встретиться. За ценную информацию Владыка не поскупится.

Не пропадай надолго, Дмитрий.»

Над этими строками я завис ещё на более долгий срок, чем над прошлой СМС-кой. Чтобы понять, что именно меня смущает, пришлось полистать нашу переписку. Не сразу удалось заметить новый формат обращения к моей персоне. Она перешла на «ты». Кажется, это плохой знак. Или хороший? Она меня стала меньше уважать? Или же, наоборот, больше? А ещё Элизабет написала, что я приблизился к её уровню по объёму доступной души. Это ж какой у неё тогда уровень в приложении? Можно предположить, что за каждый десяток выдают по пять процентов. Если я к ней приблизился, но не догнал, значит, у неё их сорок. А это аж восьмидесятый уровень! У неё же там целая прорва навыков! Да и раскачены все, наверняка, по максимуму. Страшно представить, на что эта женщина способна.

И лишь сейчас в моей голове появилось осознание того, что Владыка-то ещё круче будет! Ведь, это он делится своей силой с другими. Непонятно только, откуда он её берёт. Точнее, как он получил её изначально. Сейчас-то всё вроде бы логично – забирает у проштрафившихся последователей. Но единственный ли это источник энергии? Что-то не особо верится. Может, он имеет какую-то выгоду с тех заданий, что мы выполняем? Но какую? У меня нет идей. А на прямой вопрос мне никто не ответит. Всё-таки уровень отражает не только силу присягнувших Владыке, но и степень доверия руководства к ним. Если я верно понял намёк в письме, то Элизабет сомневается в моей лояльности. К её чести, правильно делает. Когда держишь людей на коротком поводке, постоянно махая пряником в виде безграничной силы, не удивляйся, если они захотят сменить хозяина, увидев пряник побольше да послаще.

– Очнись! – перед моим лицом появилась рука девушки, загородив экран смартфона, и начала щёлкать пальцами.

– Что-то случилось? – немного растерянно посмотрел я на Анисью.

– Мы чуть бойца не потеряли!

– Что? Какого бойца? – я всё ещё витал в собственных мыслях и не понимал, что мне хотят сказать.

– Тебя! Дубина, – девушка фыркнула, легонько постучав мне костяшками по черепу. – Рассказывай, что произошло? Ты аж на пять минут из реальности выпал. Я до тебя никак докричаться не могла.

– Секунду, мне тут надо ответить, – решил, что поговорить можно и по дороге. И пока есть время, нужно подтвердить свою лояльность куратору.

«Расследование по заданию №7707 близится к финалу. Думаю, ещё неделя и у меня будут координаты. Скорее всего, даже удастся оказаться в хранилище лично», – подумав немного, написал ещё несколько предложений: – «Также я готов поделиться тем, как смог стать сильнее. Но сейчас много дел. Предлагаю встретиться после того, как закончу с заданием».

Не знаю, смогу ли я что-то получить от Владыки, рассказав Элизабет про Ад и бывшего жнеца. С учётом, насколько развита сеть последователей, не удивлюсь, если к моменту, как мы встретимся, информация про Акулину уже будет им известна. Даже если так, это неважно. Главное, что этим своим предложением о встрече, подтвердил свою готовность завершить задание в обозначенные мной же сроки. Такой подход должен снять лишние подозрения и как минимум в ближайшую неделю под меня не начнут копать. Кредит доверия, так сказать.

– Всё, едем, – наконец-то закончив с мини-отчётом, я завёл машину и нажал на педаль. Пока выворачивал на шоссе, несколько раз глянул в стекло заднего вида. Нет, я не боялся слежки. Просто, имея множество «питомцев» на своей стороне я, перед тем как двигаться дальше, невольно проверяю, все ли на месте. И отсутствие на заднем сиденье Дуси вызывало у меня лёгкое чувство беспокойства вкупе с раздражением. Моё внутреннее «Я» всё никак не могло поверить, что она больше не с нами. Наши пути разошлись и нужно жить дальше… Но на сердце как-то слишком уж тяжело. Она вроде бы не умерла, но без неё мне как-то не по себе. Будто бы из души вырвали маленький кусочек, и теперь это место неприятно чешется, не давая о себе забыть.

– В общем, – я сумел отвлечься от странных мыслей, перейдя к рассказу о насущных проблемах, – кто-то ворвался ко мне домой. Судя по всему, что-то искали.

– Там есть что-то ценное? – от этого вопроса меня бросило в дрожь. Я на мгновение аж забыл, что девушка теперь на моей стороне.

– Ты точно больше не работаешь на коалицию? – всё-таки спросил я, будучи готовым распознать любое микродвижение мышц на лице Анисьи. Это, правда, чуть не стоило мне проблем с законом, так как ехавший впереди водитель как-то уж резко тормознул на светофоре, и я успел остановиться сантиметрах в десяти от него.

– Боишься, что теперь я двойной агент? – заулыбалась она.

– Всегда нужно стремиться к большему, – философски произнёс я. – Кто знает, с кем ты успела поговорить, пока стояла на улице. Да и пока я в отключке был, ты могла легко отправить пару СМС-ок своим нанимателям.

– Ты и впрямь считаешь, что я ни во что не ставлю собственные слова? – голос её стал серьёзным.

– Знания ведут к силе, а хорошие связи помогут проще пройти этот путь, – вновь не пожелав отвечать на прямо поставленный вопрос, отделался умными словами, которые сгенерировал мой мозг на ходу.

– Подожди-ка, – подозрительно произнесла девушка, – ты ведь буквально пятнадцать минут назад втирал мне, что коалиция – это плохо, что тамошние знания мне ничего не дадут, а все маги лишь ищут личную выгоду и ничем ценным не поделятся за просто так.

– Ну, так и есть. Но откуда мне знать, насколько мои слова в реальности подействовали на тебя. Свою реакцию ты вполне могла и отыграть. Не так уж хорошо я читаю людей, – тут я, конечно, слегка приврал. После того, как стал развивать наблюдательность, мои способности по распознаванию эмоций начали постепенно расти. А уж после получения навыка «Трикстер», так и вовсе рост в этом направлении не прекращается ни на минуту. Чем больше взаимодействую с людьми, тем лучше понимаю их намерения. Но одно дело – догадываться, и совсем другое, получить подтверждение.

– Зато врёшь просто отменно, – с вызовом прокомментировала она мои слова.

– Если ты не шпион, который притворяется моей сообщницей, то зачем тебе знать, было ли у меня в квартире что-то ценное?

– Да просто интересно! Посочувствовать тебе хотела! – она насупилась. – А теперь уже не хочу. Теперь вот жду, когда увижу твоё расстроенное лицо. Если тебе не нужно моё сочувствие, то хоть посмеюсь злорадно.

– А умеешь?

– А то. В детстве часто представляла, как стану самым великим магом, превзойдя самого Абрахама! Даже репетировала свой победно-надменный смех перед зеркалом.

Почему-то после последних слов Анисьи, я ощутил необычное тепло на душе. Возникшее непонятно откуда чувство дежавю, начало согревать изнутри, поднимая старые воспоминания. Вначале я не понял, что происходит, но потом осознал. Именно так выглядела наша беседа, когда мы сидели на кухне, ужиная, и рассказывая друг другу истории из жизни. Её открытость и непринуждённость подкупала. Что это? Она снова натянула маску? Или же эта личность и впрямь часть неё? Какая Анисья на самом деле? Добрая и общительная или же циничная и язвительная?

От противоречивых мыслей по телу прокатилась волна ненависти, смывшая приятное чувство без следа. Нужно срочно развеяться. Как разберусь с проблемами, что пытаются клюнуть меня прямо в задницу, схожу на свиданье. Мой взгляд невольно скакнул на бардачок, в котором по-прежнему должен лежать листочек с номером телефона. Надеюсь, после звонка меня не пошлют далеко и надолго. Всё-таки не каждая девушка готова так долго ждать своего рыцаря.

– В квартире ничего ценного нет, – ответил я, когда в салоне повисла тишина. – Все и всё, что имеет для меня ценность, находится в этой машине. А дома остались лишь воспоминания.

– Тогда зачем мы туда едем? – её вопрос выбил меня из колеи.

«И правда, зачем?» – спросил я сам себя.

Если никого кроме врагов меня там не ждёт, то, нужно ли подставляться? Моё тело сейчас не в лучшей форме. Обезболивающее всё ещё работает, но я чувствую, что как на физическом уровне, так и на духовном образовалась огромная куча повреждений, которые стоило бы залечить, перед тем, как лезть в бой. По телефону Анисья разговаривала слишком мало и я просто не успел погрузиться достаточно глубоко в медитацию, чтобы подробно рассмотреть самого себя изнутри. Мельком глянул и сразу вышел. Если описать коротко, то всё плохо. Если в два раза длиннее, то «очень плохо». Энергоканалы потрескались, как если бы пролежали на палящем солнце неопределённо долгое количество времени. Источник потускнел и практически перестал делиться энергией с остальными частями системы. И это привело к заметным проблемам. Зрение стало хуже. Не так, чтобы носить очки, но острота пропала. Когда перед отъездом перекусывал шоколадкой, почти не ощущал её вкуса. Наверняка и со слухом тоже есть проблемы, но их я не заметил пока. Так что боец из меня нынче такой себе. Не уверен, как всё сложилось, если бы не удалось уговорить бывшую колдунью перейти на мою сторону. А про слияние с духом и вовсе лучше забыть на ближайшие дни. Иначе последствия будут для меня смертельными.

– Надо понять, кто такой дерзкий решил покопаться в моей собственности, – нашёл я причину. – Может я и не высокого полёта птица, но без ответа такое оставлять нельзя.

– Я удивляюсь, как ты вообще жив остался, не то чтобы кому-то «отвечать». А ведь и со мной драться собирался, – ухмыльнулась девушка, вероятно, вспоминая, как я готовился к её нападению.

– Сегодня я ничего предпринимать не планирую. Приедем, посмотрим, что там да как, и отчалим. Кстати, а у тебя нет места, где мы можем остановиться?

– Только квартира родителей и мастерская деда. Но в первом месте нас вполне могут поджидать, а во второе незнакомцев не пускают.

– Номинально мы с ним знакомы и он даже приглашал меня.

– Не тебя, а бывшую твоей кошку. Ты ему вряд ли интересен.

– Даже после того, как помог его внучке получить источник? – я скосил глаза на зеркало. Интересно, как много девушка успела рассказать Нажиру?

– Это не ко мне вопрос. Вот встретишься и сам спросишь. А пока, нам туда дорога закрыта.


14. Бессмертный – 149


Когда Анисья сказала про встречу с её дедом, то, скорее всего, забыла, что я вполне могу попробовать связаться с ним через чат. К тому же если случится нечто серьёзное, то вряд ли старый маг откажет внучке и её компаньонам в убежище. Но ничего этого говорить я не стал. Проще снять квартиру, чем с ней спорить. И желательно искать варианты подальше от метро. К сожалению, после моих покупок, совершённых перед походом в Ад, наличных средств осталось не так уж и много. У меня всё ещё есть чуть меньше двух тысяч эллипсов. При моей старой жизни их хватило бы на несколько месяцев безработного времяпрепровождения. Но желания тратить ресурсы, которые можно напрямую конвертировать в силу, во мне так и не возникло. Лучше быть сильным скупердяем, чем слабым транжирой. Наличные деньги мне слегка вскружили голову, но пережитое за последние полдня вернуло сознание в норму. Когда смерть наступает тебе на пятки, сто раз успеешь переосмыслить жизненные ценности.

– Насчёт нашего предыдущего разговора про двойного агента…

– Да прекрати уже! – вспылила девушка. – Ни с кем я не связывалась кроме деда!

– А почему?

– Что? – мой неожиданный вопрос ввёл её в ступор.

– Нам ведь нужно время, чтобы подготовиться. Тебя не было несколько дней, – пока имелась свободная минутка, убедился с помощью интернета в том, что мы не попали в аномалию и не перескочили парочку лет. – Я помню, что когда ты ко мне пришла, говорила про какое-то совместное задание от коалиции. Разве ты не должна отчитаться о ходе его выполнения? Для нас будет лучше, если тебя не начнут искать слишком рано.

– Поздно пить боржоми, когда почки отвалились.

– Уже ищут?

– Несколько раз звонили деду, спрашивая, не знает ли он где я.

– Но ведь в момент твоего звонка на его мастерскую ещё никто не нападал. А значит, до серьёзных дел так и не дошло.

– А кто, думаешь, к тебе в квартиру вломился?

– Хм…, – я на пару секунд задумался, – возможно, ты права. Но знакомств со всякими не очень приятными людьми у меня хватает.

В целом я с ней согласен. С большей вероятностью ко мне припёрлись именно маги. Но ведь и ребят из РосМагНадзора нельзя исключать. Может быть, они заметили, что телефон находится на одном месте и решили заглянуть, проверить. Им никто не ответил, после чего был вызван спецназ и следственная группа. Или ко мне наведались оборотни? Хотели отомстить за избитого Сергея, не нашли меня дома, рассвирепели и всё порушили. Да и охотников с прихвостнями Владыки я не исключаю. Первые могли прийти за артефактами, а СМС-ку использовали как отвод глаз. Вторые же… Да чёрт их знает. Заподозрили что-то, да пошли поковыряться в моём грязном белье. Фетишисты хреновы. Кто ещё попадает под подозрения? Вампиры? Ну, эти вряд ли. Тот тип, кажется, остался мне благодарен. Вроде бы на этом список можно закончить. И так уже вариантов набежало немало.

– Не умеешь ты контакты налаживать, – хмыкнула на мои слова Анисья.

– Ещё как умею. Не умел бы, был бы уже мёртв. А так, худая дружба лучше доброй ссоры.

Больше тем для разговора не нашлось и дальше ехали молча.

– Так, – произнёс я, паркуясь в двух домах от своего теперь уже бывшего места жительства, – план такой: сидим тут, а Чернохвост там всё разведает.

– Маги знают, что у тебя есть питомец. Если его увидят, то сразу поймут, что ты где-то неподалёку. Давай лучше я схожу. Всё-таки моя съёмная квартира тоже там. Моё появление не вызовет подозрений.

– Вот если бы ты связалась с начальством и сообщила, где пропадала, тогда да. А так, на тебя у них тоже пунктик. Как только тебя увидят входящей в подъезд, тут же попытаются захватить, избить, допросить. И не обязательно в таком порядке.

– Я не такая уж пай-девочка, чтобы меня так легко застали врасплох, – оскалилась Анисья.

– Они могли расставить ловушки.

– Я справляюсь. А если нет, то тогда зачем тут ты?

Говорить о том, что из меня нынче боец хуже, чем из самого забитого офисного клерка, не стал. Под усилителем вкупе с поддержкой Похитителя душ сколько-то времени я продержусь. Будет тяжело, а потому лезть в пекло и надрывать жилы не хочется. Мне бы сейчас не помешал полноценный восьмичасовой сон с предварительным сеансом глубокой медитации. Да и пожрать нормально нужно. На шоколадках далеко не уедешь. В общем, держусь на одних волевых. И если придётся спасать эту дуру, то мне подобное безрассудство может в будущем аукнуться. Перла, естественно, поможет, да и Абрахам в стороне не останется, если припрёт. Не знаю, сколько у него маны есть, но ни за что не поверю, что в предыдущей битве он осушил себя до дна. Такие, как он всегда оставляют что-то про запас, даже в самой критичной ситуации.

– Предлагаю всё же не подставляться. Если тебе есть что забрать в квартире, это одно. Если же ты просто надумала зачем-то доказать свою полезность, то оно того не стоит, – вышло немного грубо, отчего девушка отмахнулась, отвернувшись в сторону.

– Делай что хочешь.

– Как и всегда, – прошептал я одними губами, давая мысленную команду ворону на активацию способности. Если его заметят, то всё равно ничего плохого не произойдёт. Слишком мало шансов у магов что-то сделать с пернатым.

В первую очередь мы с Чернохвостом пролетели вдоль улицы. Я напрягал всю свою зрительную память, пытаясь найти те машины, которых раньше тут не видел. Получалось плохо, но несколько вариантов недалеко от подъезда всё же приметил. Только перед тем как сближаться, нужно понять, что там вообще с квартирой случилось. Сначала попросил птичку заглянуть во все окна. А уже потом, когда убедился в правдивости написанного в СМС-ке, залетел вместе с вороном в подъезд. Одно из окон на лестничной площадке этажом выше было не закрыто и уже через десяток секунд я в полной мере смог рассмотреть ту разруху, что учинили неизвестные. Все имеющиеся полки и ящики открыты, мебель сдвинута, ковры взъерошены. Всё, что раньше лежало аккуратненько сложенным, валялось на полу. А вот чего я не увидел, так это оставшихся частей големов. Похоже, грабители забрали их с собой. Это, и ещё то, что со стены в моей комнате содраны обои, говорит о том, что версия с магами оказалась верной. Видать, как только Анисья перестала выходить на связь, коалиция тут же активизировалась. Вряд ли они так испугались из-за пропажи никому не нужной внучки артефактора. Думаю, они предположили, что Абрахам достаточно восстановился после возрождения, раз смог раскрыть и обезвредить посланного шпиона, и решили, что бездействовать больше нельзя.

– Они твоих големов украли, – прокомментировал я увиденное.

– Не страшно, – маг понял, что я обращаюсь именно к нему, – скоро мы это компенсируем.

Больше никаких зацепок внутри я не нашёл, поэтому вывел ворона наружу. С учётом, что зависнуть на месте Чернохвост не может, попросил его сесть на козырёк над подъездной дверью. Одна из примеченных мной машин как раз стояла ровно напротив него. И не успел я хорошенько всмотреться в тонированные стёкла, как из легковушки вылез мужик и тут же уставился прямо на меня. В смысле, прямо на ворона. Такой расклад показался мне жутко подозрительным, а уж когда заметил какие-то странные движения пальцев на руках мужчины, тут же дёрнул своего подопечного в сторону.

Увидев, как чёрная птица отпорхнула, уходя с траектории неизвестного мне заклинания, маг лишь недовольно цыкнул. Следом за ним из транспорта появился чуть более упитанный, но, скорее всего, не менее опасный противник. Не успел я скомандовать Чернохвосту, чтоб валил оттуда куда подальше, тот, будучи не в силах удержать равновесие после предыдущего манёвра, уселся на другой край козырька. И больше не смог взлететь. А судя по злорадной улыбке первого мага, всё так и задумывалось.

– Там какие-то два ушлёпка из машины вылезли, и теперь ворон прилип к кирпичу и не может от него лапы оторвать.

– А крыльями махать в состоянии?

Я слегка удивился вопросу прадеда, но всё же ответил:

– Да.

– Думаю, это микроконтроль гравитации. Заклинания с преобразованием материи либо слишком затратны, либо чрезмерно сложны в исполнении. Пусть попробует направить силу взмахов параллельно земле. Область покрытия у этого типа магии обычно крайне маленькая, так как расход маны с увеличением площади растёт экспоненциально.

Команду питомцу я передал, но пока у того не очень-то получалось освободиться. То ли что-то не так делает, то ли заклинание оказалось сильнее, чем того хотелось.

Пока ворон безрезультатно тратил силы, я заметил новых действующих лиц. Из неприметного автомобиля, припаркованного возле соседнего подъезда, вылезли ещё двое. Первой моей мыслью стало: «Хорошо, что мы туда не полезли самостоятельно. С четырьмя магами было бы справиться трудновато». Но потом начали происходить странности. Мужчина из второй машины что-то крикнул в сторону первой пары. Чернохвост звуки передавать не мог, но его прекраснейшего зрения хватало, чтобы я легко смог распознать движения рта и гортани. Тот, который применил до этого магию, оскалился и рявкнул в ответ. Тем его слова совершенно не понравились, и они пошли на сближение, доставая некое оружие из-за пазухи, при этом опуская на глаза чёрные очки. Толстяк что-то резко сказал своему компаньону, и тот быстрым шагом направился к ворону. Сам же мужчина лишь махнул рукой на приближающихся людей, как те вдруг отпрыгнули в разные стороны, будто уворачиваясь от невидимого тарана. Один спрятался за ближайшим припаркованным транспортом, второй же залёг в кустах возле дома.

Ворон в попытках улететь, постоянно мотал головой из стороны в сторону, поэтому наблюдать за происходящими событиями было довольно сложно. Единственное, что умудрился заметить, так это показавшиеся в руках незнакомцев неизвестные мне стволы. Оружие походило на какой-то футуристический лабораторный прототип лазерного пистолета. Неказистое, с торчащими отовсюду проводами, оно больше выглядело как игрушка, нежели чем что-то реально работающее.

– Ну, что там? – нетерпеливо прервала меня Анисья.

– Кто-то напал на магов.

– Кто?

– Люди.

Она что-то ещё намеревалась сказать, но я шикнул, не желая отвлекаться на болтовню.

Дальнейшие события я пропустил, так как один из магов оказался возле моего ворона и потянул к нему свои загребущие руки. Птица рефлекторно дёрнулась назад, когти проскользили по кирпичу, и я, будто сам там находился, почувствовал, что давление спало и небо вновь доступно. Несколько мощных взмахов и вот мы уже отлетели на потенциально безопасное расстояние от нахмурившегося мага.

Не знаю, как так получилось, но в это же время его коллега кубарем летел по дороге, а «люди в чёрном», которые на оригинальных походили лишь оружием и очками, потому что никаких костюмов не носили, короткими перебежками подбирались всё ближе. Упустивший добычу маг тут же включился в битву. Сложно сказать, что там вообще происходило. Похоже, у моего питомца зрение совершенно обычное и никакие проявления магии он не замечает. Как собственно и не видел кошку, когда я приносил её статуэтку на чердак. Поэтому разворачивающиеся события в его глазах выглядели как детская игра в войнушку. С одной стороны «космические десантники» с «бластерами», а с другой «могущественные волшебники». Первые укрывались за препятствиями, периодически отстреливались из своих пушек невидимыми мне снарядами, да то и дело отскакивали от каких-то, предположительно, особо мощных атак. О том, что атаки мощные я мог судить лишь по тому, как вмялся капот одного из автомобилей, что служил временным укрытием «десантнику». «Волшебники» же махали руками, странно крутили пальцами, да что-то выкрикивали, вероятно, матерное. Чем в них стреляли, я не знаю, но в одном месте заметил, как стесало асфальт, будто там кто-то прошёлся алмазными граблями с мелкими зубчиками.

Их детская войнушка закончилась тем, что толстячок с помощью телекинеза выкатил несколько припаркованных машин, перегородив дорогу нападавшим, после чего они запрыгнули в свой транспорт и укатили в неизвестность.

– Чудеса…, – не веря тому, что увидел, протянул я.

– Ну? – даже не видя её, я чувствовал, что она сидит будто на иголках.

– «Десантники» прогнали «волшебников»…

– Кто и кого там прогнал?

– Сложно объяснить.

Тут я заметил, как один из «людей в чёрном» помахал мне рукой. Этого мужчину я не знал, как собственного и его компаньона. Но никаких агрессивных действий по отношению к ворону они не проявляли. Из оружия не целились, подозрительно пальцы не скручивали. А когда тот, что махал, увидел внимание птицы, то вытащил из кармана корочку, раскрыв ту над головой. Так как парил пернатый довольно высоко, разглядеть ничего не удалось. Поэтому, скрепя сердце, всё же отдал Чернохвосту команду садиться. Пролетев над головами, он приземлился на крышу их машины, при этом не сводя с подозрительных людей взгляда. Мужики подошли ближе, мой питомец на них гаркнул, указывая клювом на корочку, которую один из них продолжал держать в руке. И когда мне её вновь показали, я понял, что это коллеги тех, с кем я уже единожды встречался. Правда, непонятно, откуда им знать, что ворон принадлежит мне. Но догадаться довольно просто. За мной следили. Возможно, не очень пристально, но что-то да узнали. Видать, не особо доверяют технологиям.

– Мне нужно отойти, – открыл я дверь машины. – Перла, за мной.

– Может, мне стоит тебя прикрыть? – девушка подорвалась следом.

– Скажу начистоту – может быть и стоит. Но я не хочу, чтобы ты услышала мой разговор.

– Разве мы теперь не на одной стороне? – в её голосе сквозили многие эмоции, но главной из них являлась обида.

– Именно поэтому я ответил тебе честно, а не стал юлить.

– Да уж, – скрестила она руки на груди. – Ты сама учтивость.

– Я ненадолго. Перекинусь парой слов и вернусь, – и секунду подумав, добавил: – Если меня там грохнут, ты об этом узнаешь по переставшему реагировать на окружение Абрахаму, так как его затянет в Ад вместе со мной.

– Он и так ни на что не реагирует, – хмыкнула Анисья.

– Особенности голема, – ответил сам за себя маг. – Не было времени настраивать передачу микродвижений.

– Видишь, раз может говорить, значит, ещё жив, – улыбнулся я. – Можешь попробовать этим воспользоваться.

– Ладно, я подожду тебя тут, – девушка пусть и согласилась, но моё решение её точно не устроило.

Я же выбрался наружу, прихватив с собой Похититель, для которого у меня пока нет ножен, захлопнул дверь и глубоко вдохнул. Лёгкие отдались болью, отчего я чуть не закашлялся. А спустя несколько шагов, понял, что обезболивающее перестаёт действовать и стоит закинуться ещё одной дозой. Драться я не планирую, но лучше моим будущим собеседникам не знать, в какой я сейчас форме. Повернувшись в сторону машины, увидел, что Перла пошла за мной вместе с рюкзаком. Поэтому, после того как запил таблетку, вернулся назад, закинув ненужную поклажу обратно в салон. Пусть мой голем и доказала, что способна сражаться даже с таким грузом, это не значит, что без него ей не будет проще.

Идти тут вроде бы недалеко, пара сотен метров всего, но и этого достаточно, чтобы понять, насколько мне тяжело даётся такое простое действие, как ходьба. У меня уже через полминуты одышка началась. А ведь двигался я прогулочным шагом. Да и спать жутко хочется. И пожрать охота. И помыться. Пока сидел, это всё не так сильно давило. Но как только вышел, все желания неестественно обострились. Я бы сейчас и вовсе лёг прямо здесь на асфальте. Уверен, сделай я так, тут же бы уснул несмотря на холод, шум, и жёсткую «кровать». Возможно, стоило подогнать машину поближе, но… Я не знаю потенциальных пределов магии. Не представляю, на каком расстоянии Абрахам и Анисья могли бы услышать мой разговор. Мне, в общем-то, нечего скрывать, но всё же. Хочется, чтобы личные дела оставались личными. Мне всё-таки не детей растить с этими двумя. Будь девушка чуть посдержанней, может, я и присмотрелся к ней. А так, думаю, больше проблем с ней будет, чем радости.


15. Бессмертный – 150


Перед поворотом к своему дому остановился, облокотившись рукой о холодную кирпичную стену. Я прямо чувствовал, как из меня уходят последние силы. Если бы был ранен, то точно бы сказал, что нахожусь при смерти. Сделал несколько глубоких вдохов, но состояние лучше не стало. А выходить в таком виде к этим ребятам, я не хочу. Не знаю, к чему приведёт разговор, но необходимо выглядеть сильным, иначе на меня могут начать давить. Ведь не просто так они тут торчат. Вероятно, им что-то нужно. И если я покажу слабость, то это «что-то», возможно, обойдётся им дешевле.

– Так дело не пойдёт, – отстранился я от стены, пытаясь собрать последние остатки силы воли. – Перла, зачитай-ка мне что-нибудь. Пришло время для убойного средства.

Девушка достала сборник и, как я её и учил, открыла на случайной странице:

На предвечной колеснице

Мчится жизнь в венце из роз

Блещут огненные спицы

Окровавленных колёс.

И спокойною рукою

Сыплет жизнь дары судьбы,

И бегут за ней толпою

Властелины и рабы.

Кто силён – тот побеждает,

Кто упал – не встанет вновь.

И дорогу покрывает

Человеческая кровь.

Заглушает смех рыданье.

С песней слит предсмертный крик.

И над всем царит в сиянье

Равнодушный, вечный лик.

– Ха-а…, – я выдохнул в момент, когда по телу от самой верхушки головы и до кончиков пальцев на ногах прошлась приятная волна. Как если бы кто-то открыл невидимый кран и выпустил из меня всё негативное, что накопилось внутри. Одновременно с этим моё тело наполнилось чем-то тёплым и близким сердцу. Возникло ощущение, будто я снова стал ребёнком, и сейчас меня заключила в свои нежные объятия мама, даруя чувство комфорта и безопасность.

В позвонке что-то хрустнуло и слегка сгорбившаяся спина распрямилась. Плечи разошлись назад, выводя грудь вперёд. Живот втянулся, а я в очередной раз глубоко вдохнул. На мгновение даже показалось, что воздух стал таким же сладким, как был в Аду во время нашего побега.

– Спасибо, – поблагодарил я девушку, давая понять, что можно остановиться. И та, без лишних указаний, закончила читать. – Как там было? Кто силён, тот побеждает, а кто упал, не встанет вновь? Ну что ж, я пока ещё стою на ногах.

Выйдя из-за угла, понял, что тело по-прежнему ослаблено. Единственное, что я получил, так это кружку воли, разбавленную зарядом бодрости. Надолго этого не хватит, но поговорить с ребятами, разобравшимися с магами, точно смогу.

Пока шёл, продолжал наблюдать за незнакомыми мужчинами с помощью ворона. Те о чём-то разговаривали, периодически косясь на птицу, но уезжать не спешили. Чуть дальше от них начали собираться зеваки, останавливающиеся посмотреть на перфоманс из двух машин, перегородивших проезд. Легковушки даже на пешеходную дорожку заехали, отчего людям приходилось буквально протискиваться вдоль оградки с кустами.

– Дмитрий Анатольевич? – спросил один из «ФСБшников», когда я подошёл достаточно близко.

– Да, а вас как звать? А то предыдущие ваши коллеги мне даже не представились.

– Не думаю, что имена в текущей ситуации имеют значение.

– А что у нас за ситуация?

– Поговорим в машине? – на его предложение я кивнул, при этом отправляя ворона в полёт. Отключаться от него не буду. Думаю, есть смысл последить за окружением. Если маги так шустро свалили, это не значит, что они не вернутся вновь уже с подкреплением.

– Где вы были и почему не взяли с собой ваш второй телефон? – как я и думал, как только мы оказались внутри «Лады», начался откровенный допрос.

– Может, сначала на мои вопросы ответите?

– Сразу после того, как вы ответите на наши, – со мной разговаривал лишь один из мужчин, сидевший в данный момент на сиденье водителя. Второй же молчал, изредка косясь на Перлу, которая, как и положено, находилась рядом и не отсвечивала. При этом в них ничто не выдавало государственных служащих. Одежда простая, в такой ходят все подряд. По телосложению ничего особо не скажу, но чем-то они мне напоминают Игоря с Ильёй. Это, которые охотники. Наверняка под куртками скрывается хорошая мускулатура, поддерживаемая постоянными тренировками. Иначе бы они просто не могли выдавать те акробатические трюки в виде перекатов, которые я видел во время их стычки с магами.

– Вышел в магазин на пять минут, стал возвращаться, а тут вы стоите, – начал я свой рассказ-месть за нежелание идти на уступки. – Претензии предъявляете. Имена не называете. Что-то требуете.

– Говоришь так, будто случайно нас увидел, и ворон твой совсем ни при чём, – эмоционального отклика на лицах собеседников я не заметил, но то, что мужчина перешёл на «ты», о чём-то да говорит.

– Ворон? – сделал я недоумевающее лицо. – А-а-а, это тот, что сейчас на вашей машине сидел? Да вижу его иногда. Даже несколько раз подкармливал. Он в моём подъезде на чердаке живёт.

– Может, хватит из себя дурака-то строить? – он стал говорить серьёзнее. Похоже, мой рассказ начал его раздражать. – Мы всё знаем.

– Не знаете, – я так же стал серьёзным. – И не то что всё, а вообще ни хрена. Вы совершенно не понимаете, что происходит и что грядёт.

– Так может, поделитесь информацией? – пусть я в реальности и не в курсе ни про всю подноготную этого мира, ни об интригах, что плетутся за спинами простых смертных, но дыму напустить мне удалось. Как минимум интерес в глазах этих доблестных воинов из РМН появился.

– Сразу после того, как услышу, что вы делали возле моего дома.

– Трекер показывал, что телефон, на котором ты запустил программу, находится больше суток на одном месте. К тебе подъехал один из наших, чтобы поговорить по душам и объяснить, что так делать нельзя. Но вместо этого он застал взломанную квартиру, и на ограбление это было не похоже. Когда уезжал, заметил каких-то странных типов, которые в открытую пялились по сторонам. Он за ними немного последил, после чего сюда вызвали уже нас.

– А вы, собственно, кто? Спецназ?

– Не совсем, но близко. Боевое крыло.

– На игрушки свои дадите посмотреть?

На самом деле я уже успел с помощью сферы зачарования проверить как солнечные очки, так и «бластеры». Первые в этом плане вообще ничего не показали. Не зачарованы и точка. И тем они были ещё интереснее. А вот оружие оказалось гибридом магических и технических… кхм… технологий. Внутри ствола стояло несколько артефактных пластин. При этом друг с другом их ничто не соединяло. Вероятно, в зависимости от того, какая пластина активировалась, такая магия и применялась при стрельбе. В рукояти же имелась массивная батарейка, которая, каким-то образом запитывала всё остальное устройство. Как там всё соединено и работает – неизвестно. У меня нет рентгеновского зрения. Если б не моя чувствительность к электричеству, то и этого узнать не удалось бы.

– Нет, – ответил мне мужчина, слегка удивлённо переглянувшись с коллегой. Похоже, они думали, что я не видел происходящего. Тогда как они узнали, что ворон мне о них рассказал? Или они решили, что птичка лишь позвала меня? Логично. Кто вообще мог предположить, что пернатый у меня столь талантлив?

– Я же коллекционер, не забыли? Утолите моё любопытство. Дайте хотя бы на очки взглянуть.

– Держи, – перед тем как залезть в карман, он на несколько мгновений застыл, похоже, взвешивая все «за» и «против».

– Они постоянно активны? – уточнил я, осматривая модель солнечных очков типа «терминатор».

– Переключатель на дужке.

Я лёгким движением сдвинул пластину, которую при первом осмотре даже не заметил. В базовом положении понять, что этот элемент подвижен, практически невозможно. Уж очень он органично вписывался в дизайн. Естественно, сразу после активации, тут же нацепил это необычное устройство себе на голову. Чтобы убедиться в своих догадках, мысленно отключил «Обнаружение сокрытого» и попросил одного из духов вылезти из моего тела. И как только скрывающийся от чужих глаз Грозный вылетел наружу, предположения подтвердились. Я даже несколько раз снял и вновь надел очки, чтобы удостовериться.

Заметив мои манипуляции, второй безымянный мужчина тоже достал «магический визор», решив поглядеть, на что я смотрю. Но как только я увидел его действия, тут же спрятал духа.

– Интересно, – протянул я гаджет обратно его владельцу, одновременно с тем наблюдая за недовольной рожей его компаньона. Нет, ребятки, никакой дополнительной информации без моего желания вы не получите. – А что там на дороге случилось? – продолжил я задавать вопросы, кивнув на всё увеличивающуюся толпу людей. Ко всему прочему добавился ещё один автомобиль, водитель которого очень хотел проехать, и оттого нон-стоп жал на клаксон.

– Те, кто за тобой следили, увидели твоего ворона и попытались его захватить. Мы решили, что это хороший шанс, чтобы вмешаться.

– И вы не знаете, кто это был? – я старался сдержать удивление, но не знаю, насколько хорошо получилось. Мне-то думалось, что они этих мужиков вычислили заранее.

– Судя по способностям, скорее всего, кто-то из коалиции, – мне показалось, что он специально не добавил слово «магов», чтобы посмотреть на мою реакцию.

– Понятно, – задумчиво произнёс я, показывая, что понимаю, о какой именно коалиции идёт речь. Мне в целом их открытость понравилась, так что решил всё же поделиться частично тем, что знаю: – Хорошо, если у вас есть вопросы, спрашивайте.

– Где вы были и почему не взяли с собой телефон? – непонятно по какой причине, но он снова перешёл на «вы». Может быть, в машине стоят микрофоны, и наш разговор записывается? Пока он отвечал, заранее выключил оборудование, а как только всё вернулось в обычное русло, так снова пустил запись. И видать, по правилам им можно общаться со мной лишь в официальной манере.

– Там, где я провёл последние три дня, не ловят телефоны. Да и вообще с электроникой всё плохо. При этом мне бы очень не хотелось, чтобы вы нашли это место.

Честно сказать, я немного удивился вопросу о моём месторасположении. Ведь если мы говорим о правительственной организации, разве это не подразумевает, что у них есть доступ к данным операторов связи? Даже если я выключу в телефоне все функции отслеживания, это лишь несколько усложнит задачу по моему поиску. Точность навигации упадёт с одного метра до примерно десятка. Проблему можно решить, только включив «самолётный» режим, в котором не работает никакая связь. Но, если судить по всяким шпионским фильмам, даже в таком случае меня могут отследить. А батарейку из современного смартфона не вытащишь. Но по какой-то непонятной мне причине очередной агент пошёл ко мне домой. Это при условии, что всё сказанное правда. Но я почти уверен, что это так. В противном случае, при выходе из врат, меня бы уже ждала целая толпа народу, состоящая из следователей, учёных и «боевого крыла». Но там никого не было. Да и физической слежки я не заметил, пока ехал обратно. В общем, странно.

– Что-то ещё? – похоже, не такого ответа ожидал мужчина, отчего мне самому пришлось напомнить, зачем мы тут собрались. – Или вы считаете, что я вам должен рассказать абсолютно всё и без каких-либо ответных одолжений?

– Дмитрий Анатольевич, знаете ли вы это место? – мой собеседник просто проигнорировал мои последние слова. Похоже, запись всё ещё идёт, и он пытается следовать предписанному начальством курсу.

Я взял из рук «ФСБшника» протянутую визитку. И чёрт меня побери, если бы я не вспомнил, где уже видел её. Точно такая же лежит в моём бардачке.

– Место знаю, но лично там не бывал, – протянул я карточку обратно, но мне жестом дали понять, что могу оставить её у себя.

– Нам бы хотелось, чтобы вы сходили туда, – продолжил говорить мужчина, скорее всего, заученные фразы. Слишком уж официальной казалась мне текущая форма общения.

– С какой целью?

– Есть подозрения, что там проводятся не самые хорошие ритуалы.

– Конкретнее.

– Возможно, там убивают людей, с неизвестными нам целями.

– И вы хотите, чтобы я, обычный человек, пошёл туда и всё разнюхал?

– Обычный? – мужчина чуть ли не подавился этим словом. Интересно, что такого обо мне они успели узнать, пока я отсутствовал? – Судя по тому, что нам о вас известно, вы можете видеть значительно больше, нежели обычные люди. Разве это не так?

– Могу, а разве вы, с помощью ваших новомодных очков не способны на то же самое?

– Тут вопрос не в наших возможностях, а в доверии. Посторонних туда не пускают.

– А с чего решили, что меня пустят?

– Во время того инцидента, из-за которого наш отдел узнал о вас, вам довелось столкнуться с одним из руководителей клуба. Мы не знаем, что точно произошло, но у нас есть надежда, что вы для них больше не незнакомец, – мне кажется, что мужику самому противно говорить столь официально.

– Хорошо. Допустим, я попаду внутрь, – подтверждать явно наличие негласного приглашения я не буду, а то ещё запишут в соучастники массовых убийств, – и что дальше? Не хотите же вы, чтобы я пошёл к их главному, к которому меня не факт, что пустят, и спросил напрямую, не убивает ли он тут массово людей?

– Этого не нужно. Просто осмотритесь. Возможно, удастся заметить что-то странное или подозрительное. Для того чтобы получить ордер нам необходимо хоть какое-то подтверждение. Даже если оно будет косвенным.

– Я вас услышал, – добавил я в голос немного стали. – Что взамен?

– Мы не знали заранее, что вы захотите, поэтому можем лишь предложить более тёплые отношения в будущем.

– Как насчёт материальной поддержки? – сделал я очень жирный намёк.

– По нашим сведениям, вы сейчас довольно хорошо трудоустроены. Вряд ли мы сможем выделить вам достаточно средств.

– Сто тысяч. Рублей, – не знаю, зачем я уточнил валюту, но мне не хотелось недопонимания. – Столько же вы осилите? И плюс экскурсию по вашему научному отделу с возможностью пощупать «игрушки». Сделаете шаг навстречу мне, и в будущем моё отношение к вам тоже может стать теплее.

– Мне нужно уточнить у руководства, – отчеканил мужчина фразу так быстро, что я понял, подобный вариант они тоже предполагали.

– Хорошо, тогда на этом закончим, – я потянулся к ручке двери. – Раз вы знаете про мой основной телефон, то пришлите СМС-ку с вашим решением, – и уже будучи снаружи, перед тем, как захлопнуть дверь, спросил: – А почему вы меня по нему отследить не могли?

Тот, с кем я всё время говорил, на мгновение задумался, а затем, приняв какое-то решение, тоже вышел из машины.

– Надеюсь, ты понимаешь, что то, что я скажу, ты не должен знать, – подошёл он ко мне поближе. – Да и вообще нам запретили делиться с тобой хоть какой-то информацией.

– Понимаю, и охотно верю, – улыбнулся я.

– У нашего отдела всё не так хорошо, как кажется. У парней, с которыми ты встречался ранее, ушло много сил, чтобы выбить те видеозаписи. Они буквально носом землю рыли, обхаживая всё вышестоящее руководство. Уровень бюрократии просто запредельный. Нам и пёрнуть нельзя без соответствующей бумажки. И если получить парочку записей ещё реально, то для доступа к данным оператора надо заполнить столько форм, что свихнёшься. Благо, я этим не занимаюсь, но ребята из крыла следователей просто волком воют. Поэтому наши умники и написали приложение, чтобы обойти все эти бюрократические проволочки.

– Россия…, – понимающе протянул я.

– Да тут дело не в этом. Нас просто никто ни во что не ставит. Вон, в соседнем отделе мужики обычно подходят к начальнику, и тот за час всё решает. А нас все считают за каких-то клоунов.

– Представляю. Смотрел «X-files»? Там весь отдел из трёх человек состоял. Руководитель, да два следователя.

– Ну, у нас чуть получше. И если по финансированию всё не так уж плохо, то с уважением ситуация куда хуже. Нам бы какое-нибудь серьёзное дело раскрыть, да в отчётах засветиться с красивыми числами. Высокое начальство только этого и ждёт, чтобы потом похвастаться перед ещё более значимыми людьми. Вертикаль власти, чтоб её, – он даже сплюнул, показывая всю свою неприязнь.

– Спасибо, что рассказал. Если мою просьбу одобрят, сделаю всё возможное, чтобы разобраться с убийствами. Думаю, такое дело в дальний угол не задвинут.

– С тобой приятно иметь дело, – мужчина протянул мне руку.

– С тобой тоже, – ответил я.


16. Бессмертный – 151


Вместо того чтобы возвращаться к машине, я всё-таки решил заглянуть домой. Чернохвост сейчас патрулирует местность, так что если кто-то подозрительный появится на горизонте, я это тут же увижу. Понимаю, что риск всё равно есть. Но… Не знаю. Хочу попрощаться, что ли. Да и свой основной рюкзак забрать надо, а то таскаться с походным по улицам как-то не очень сподручно.

По пути в сторону подъезда, незаметно обернулся, желая ещё раз осмотреть «ФСБшников». Ну вот как не глянь, а обычные мужики. Обучают ли их тому, чтобы выглядеть «обычно»? Или может, специально подбирают в отдел самых неприметных? А так, хоть разговор изначально не задался, у меня к ним претензий нет. Я даже им благодарен, что узнали ворона и вступились за него. Пусть в итоге и не смогли толком оказать реальную помощь, увязнув в бою. Но сам факт того, что им удалось впоследствии выиграть, удивляет. То ли маги попались слабые, то ли «бластеры» и впрямь хороши. Ещё больше этого вопроса меня интересует то, какими заклинаниями перестреливались обе стороны. Почему ворон их не видел?

Когда зашёл в подъезд и убедился в отсутствии людей вокруг, вновь отключил своё особое зрение и позвал духа огня. Пламя, что он создал, было вполне обычным и выглядело так, будто я применяю какую-то магию. Или как очень хитрый фокус. В то же время заклинания сражавшихся не давали внешних проявлений. Может, телекинез? Или некая форма магии воздуха? Слишком мало я знаю, чтобы дать точный ответ. Но интерес от понимания этого факта меньше не становится.

Оказавшись в квартире, ощутил на душе некую пустоту. Будто бы у меня отняли нечто столь ценное, что всегда находилось при мне. В этом месте я вырос. Здесь потерял родителей, а впоследствии встретился с рекрутёршей Владыки. Даже если я попытаюсь разложить всё по местам, родной дом уже не будет прежним. Атмосфера привычного мне уюта полностью уничтожена. Тут просто нечего восстанавливать. Хрупкий порядок обернулся неконтролируемым хаосом.

Перед тем как покинуть отчий дом навсегда, собрал быстренько рюкзак, побросав туда всякую мелочовку, которая может понадобиться в ближайшее время. И уже когда стал выходить из своей комнаты, решил осмотреть портальную печать. Если память меня не подводит, то никакие линии не повреждены. Маги сорвали обои, но краску на стене и энергоканалы не тронули. Может, надеялись, что я вернусь назад именно через неё? Но к их сожалению, я ещё не дорос до того, чтобы обзавестись портальной сетью, как у Абрахама. Да и недешёвое это удовольствие.

Подождите-ка! А что там с моим кольцом?! После какого-то момента в той битве я перестал его выключать, пылесося «убитых» духов одного за другим. Помню, что отключил лишь перед тем, как отправился к самим вратам.

– Так-так-так, – не сдержал я довольной улыбки.

Артефакт оказался не просто заполнен, а аж прям ломился от того количества духов, которые умудрились в нём поместиться каким-то чудом. Но при этом, их там сидело значительно меньше, чем несколько сотен. Или речь и вовсе должна идти о тысячах? Скольких я там убил – неизвестно. После того, как в меня вселился Грозный, я слабо помню свои действия. Вроде сражался. В голове остались лишь какие-то образы, да странное чувство… Могущества? Сложно сказать.

Только моя радость быстро сошла на нет. Я уж надеялся, что увижу второе кольцо-накопитель полностью заполненным, но обломался. Оно оказалось пустым. К тому же вся мана, поступающая в него от духов, тут же куда-то уходила. То ли она рассеивалась, то ли…

Я не удержался. Отключился от ворона и уселся медитировать прямо на полу посреди разбросанных вещей. Спустя десять минут мне довелось лицезреть преинтереснейшую череду событий, происходящих внутри моего… как это вообще называется? Пусть будет духовное тело. Так вот, мой источник без моего участия работал как слабенький насос, качающий ману отовсюду, откуда только удавалось. И так как делать это из воздуха, судя по всему, довольно трудно, тянулась она в основном из моего кольца. Но удивило меня не это. Я проследил путь энергии от начала и до конца, а затем вдобавок к этому попытался оценить, как много сейчас маны собрано в источнике. И её там не было. Совсем. Попадая внутрь вихря, она просто исчезала. Будто бы там находился бездонный колодец. От увиденного, я настолько опешил, что не смог оставаться спокоен и вывалился обратно в реальность.

Не знаю, что тут происходит, но это мне совершенно не нравится. У меня ведь источник ранее не пустовал. За время похода удалось скопить немного «уеэ», которое я планировал либо перевести в эллипсы, либо сохранить на всякий пожарный. Но теперь ничего из этого больше нет. Внутри меня зияет дыра, которую я не знаю, как закрыть. Мне срочно нужна консультация специалиста!

До машины я практически бежал. Если бы моё тело не казалось таким тяжёлым и не болело так сильно, то и вовсе перешёл бы на спринт.

«Абрахам!» – мысленно крикнул я, заваливаясь на водительское кресло. Говорить не мог из-за дикой одышки. Да и перед Анисьей показывать свою неосведомлённость и слабость тоже побоялся.

«Что случилось?» – я уверен, что он заметил моё встревоженное состояние, но вопрос задал как всегда спокойно. Ну хоть тянуть не стал, и на том спасибо.

«У меня мана в источнике пропадает!» – хотелось кричать, но дышать хотелось ещё сильнее. Мама, не быть мне спортсменом.

«Давай посмотрю», – он повернулся полубоком ко мне и приложил руку к плечу.

– Что происходит? – девушка, сидевшая сзади, всё-таки заметила странность в нашем поведении.

– Ничего…, – вдох-выдох, вдох-выдох, – такого…

– За тобой демоны, что ли, гнались? – одновременно и с долей ехидства и с долей беспокойства поинтересовалась она. И как ей удалось передать в голосе такое сочетание?

– Нет… Сейчас… Дай отдышаться.

«Успокойся ты уже», – вновь услышал я голос Абрахама у себя в голове. – «Я тебе не жнец, чтобы легко различать всю энергоструктуру человека на расстоянии в сотню метров. Твоё напряжённое состояние мешает мне сосредоточиться».

«Секунду», – я постарался расслабиться, при этом контролируя дыхание. Но тело отказывалось признавать отсутствие нагрузки, продолжая требовать кислород в промышленных масштабах.

Позвав Амёжку, плеснул себе на лицо ледяной воды. Полегчало. Не сильно, но достаточно, чтобы сердце хоть немного сбавило обороты. Сейчас бы зелье выносливости глотнуть. Жаль, что уже все порции выпил. А может, у меня ещё и из-за него такой отходняк? Помню, то ли Чеге, то ли его брат что-то об этом говорили.

«Ну, у тебя там и жуть творится», – от этих слов у меня аж мурашки по спине пробежали, – «Такое состояние энергосистемы я видел лишь единожды, когда один придурок запасся столетним объёмом маны и решил узнать, как много он за раз сможет поглотить».

«И что с ним случилось потом?» – осторожно спросил я, боясь услышать ответ.

«Его духовное ядро разорвало на такое количество частиц, что и Создатель не смог бы собрать всё воедино. А энергоканалы в трупе выглядели примерно так же, как у тебя. Честно сказать, ты меня удивил. Впервые за время нашего знакомства. Не думал, что после таких повреждений ещё можно оставаться в живых».

«Я рад, что мне удалось тебя удивить», – мой ответ так и сочился неприкрытым сарказмом, – «Но может, всё-таки расскажешь, куда девается мана?»

«Пока ты спал, мне получилось кое-что выведать у Акулины насчёт тебя. Да и перед побегом мы многое обсудили».

«И?», – не сдержался я, когда он сделал слишком уж длинную паузу.

«Я как-то упоминал о том, что начал общаться с Магдой потому, что решил расширить свой кругозор и узнать больше информации про путь, по которому идут колдуны. Тогда мне так и не удалось выяснить, от чего конкретно зависит магическая сила человека, не имеющего источник. Но ваш разговор с Акулиной натолкнул меня на кое-какие мысли. И когда я спросил её прямо, всё подтвердилось».

«Абрахам. Не томи уже. Ты же говоришь про доступные проценты души? Что тебе удалось узнать?»

«Возможно, для тебя правда окажется не самой приятной. Иногда лучше жить в неведении».

«Помнится, именно ты сказал мне, что Рай является большим хранилищем пищи, из которого Создатель периодически подпитывается. И про Ад тоже ты мне рассказал. Вряд ли сейчас прозвучит что-то, что сможет ещё раз перевернуть моё мировоззрение с ног на голову».

«Как знаешь», – он сделал паузу, чтобы убедиться, что я не передумал и стал рассказывать: – «Наш мир лишь кормушка. Сущность, которую мы ныне зовём Создателем, вложила огромные силы в зарождение всего живого на этом гигантском куске камня. По большей степени именно он влиял на эволюцию, двигая развитие планеты в нужную для него сторону. В процессе длительного отбора появились первые люди. Как оказалось, чем более совершенно существо в интеллектуальном плане, тем больше оно генерирует энергии созидания, из которой изначально и состоял Создатель и которую он хотел приумножить. Наши стремления, эмоции, мечты, тяга к самосовершенствованию и прогрессу – всё это постепенно формировало внутри нас ядра души. Со временем они крепли, а дети начали рождаться с пусть слабым, но всё же вполне нормальным духовным ядром. И так как представителей нашего вида становилось всё больше, Создатель перестал успевать поглощать те души, что оставались после смерти. Так был создан Рай, а после него и Ад, как свалка, куда сбрасывалась непригодная пища».

«Это ещё не всё, да?» – в целом, я примерно так себе всё и представлял. Но узнать подробности практически из первых рук дорогого стоит.

«Это только предисловие. Современные колдуны – жалкая тень того, кем были их предки. Некоторые из тогда живущих умудрялись научиться пользоваться всей той энергией, что генерировало их тело вкупе с сознанием. Создателю такой расклад не понравился. Ведь если ты вместо того, чтобы бесконечно запасать питательный материал, постоянно его расходуешь, то после смерти душа будет непригодна к поглощению. Поэтому на всех существ, у которых к тому моменту в той или иной мере сформировалось ядро души, было наложено ограничение. Смертные потеряли доступ к сверхъестественной силе, а их детям передавалось ядро уже с навешанным замком».

«Я так понимаю, что кто-то всё же смог вернуть часть возможностей?»

«Да. В древности, когда и родились Акулина с Авдотьей, существовали особые „магические“ рода. Туда принимали только тех, кто тем или иным образом мог управлять энергией как в своём теле, так и за его пределами. Некоторым из них удавалось возвыситься настолько, что их начинали называть богами. Рода, пошедшие от них, величались красивым словом пантеоны. Я предполагаю, что семья наших знакомых сестёр состояла в одном из довольно могущественных родов. Скорее всего, не божественного уровня, но всё равно очень сильного даже по тем меркам».

«И что случилось? Почему столь сильные представители человечества не дожили до наших дней?»

«В какой-то мере дожили. Я пусть и родился значительно позже, но моя семья знала о магии. Немного, но кое-какие знания мне от них удалось получить».

«Чувствуется, что с семьёй отношения у тебя не сложились».

«Я стремился развиваться, тянулся ко всему новому и необычному. Мои же родители ставили мне палки в колёса, ограничивая со всех сторон».

«Почему?»

«Боялись. В моё время, среди нашего сообщества ходили древние легенды о том, как кто-то из богов покусился на силу самого Создателя, после чего был безжалостно уничтожен вместе со всеми, кого он любил. И сегодня я убедился, что это всё правда. Акулина подтвердила, что после того случая разразилась масштабная война божественного уровня. Многие погибли. А те, кто выжил, потеряли большую часть своих возможностей».

«Не очень понял, за что они сражались?»

«Обычная междоусобица. Одни поддерживали Создателя, другие говорили, что рано или поздно придут и за ними, а потому надо объединиться и выступить общим фронтом. Вторые оказались правы. После войны, все оставшиеся в живых обнаружили, что сама планета начала противиться их усилению, а замок на душе стал ещё более крепким и увесистым. Ослабли абсолютно все. Могущественные магические животные, которые ранее угрожали своим появлением целым городам, теперь могли умереть от простой стрелы. Боги, вертевшие стихией, как им заблагорассудится, вдруг ощутили себя обычными смертными со способностями, ранее считавшимися чуть выше средних. Род Акулины тоже ослаб, но так как она к тому моменту уже являлась жнецом, на них ограничения сказались не настолько значительно. Всё-таки каким бы ни был в наших глазах Создатель ужасным существом, он помнит о тех, кто ему служит».

«Это… Многое объясняет», – у меня аж начала болеть голова от объёма свалившейся информации. – «Всё, кроме одного. Что со мной происходит?!»

«Я бы об этом уже рассказал, если бы не твои вопросы. В промежутке между первым и вторым событиями произошло много всего интересного. Изначально маги, колдуны, шаманы и прочие люди, способные управлять энергией, никак не разделялись. Существовали лишь направления, в которых они работали. Такие, как я, занимались артефактами, потому что наши способности отлично подходили для тонкой работы. Некоторые имели повышенную связь с душой мира, а оттого могли контролировать погоду. Третьим хорошо удавалось влиять на других, что позволяло как насылать проклятья, так и лечить от болезней. Кто-то общался с духами, а кто-то мог взаимодействовать с растениями».

«Получается, про источник никто не знал?» – мне очень хотелось понять, насколько опасно моё текущее состояние, но раз Абрахам не торопится, значит, либо всё не так уж плохо, либо меня уже ничего не спасёт. Поэтому можно постараться выведать чуть больше потенциально полезной информации.

«Знали. Изначально его считали аномалией. Точнее сказать – это своего рода брешь в ядре души, которая соединяет материальный и духовный миры. От поколения к поколению эта маленькая прореха в установленной Создателем защите приобретала всё новые очертания. Над ядром начал формироваться дополнительный слой, который позволял хранить и управлять энергией. И так как в те времена он всегда передавался детям, источник стал значимым атрибутом и показателем силы рода. Те, кого мы зовём колдунами, пошли по другой дороге. Не имея столь полезного инструмента, они старались улучшить контроль над душой, тем самым постепенно расшатывая защитную печать на ядре. То, что ты зовёшь процентами души, отражает одновременно и степень снятия блокировки и объём доступных духовных сил. Насколько мне известно, существует ещё и третий путь. В Азии местные колдуны, за счёт упорных физических тренировок научились формировать свой собственный аналог источника. По слухам, развивая его, они также увеличивали и прореху в замке, открывая себе всё больший доступ к душе».

«Значит, источник напрямую связан с душой. Если я правильно понимаю, то сейчас вся приходящая в него мана уходит именно на подпитку души?»

«Не знаю, что сделала с тобой Акулина, но, похоже, она не просто сняла почти треть ограничений, но и улучшила твой источник, позволив тому работать в качестве прямого туннеля между душой и твоим телом. На данный момент я не обладаю сведениями ни об одном маге, который имел бы схожие возможности».

«И что мне это даёт?»

«По сути, твой источник получил широкий двусторонний канал к ещё одному резервуару с энергией, способному восполняться автоматически до тех пор, пока живо твоё тело и мозг».

«Бесконечная мана…?»

«Не совсем, разумеется. Твой организм тоже имеет свои пределы и объём выработки энергии. К тому же духовное истощение – это не шутки. Если маг может полностью опустошить свой резерв и не ощутить вообще никаких последствий, то ты, потратив слишком много сил, можешь и умереть. Если бы не дуэт колец, из которых твоя душа ежесекундно тянет энергию, ты бы так быстро не проснулся. Возможно, с учётом повреждений энергоканалов и вовсе бы впал в кому на пару недель».


17. Бессмертный – 152


– Ты знал? – мысль, осенившая мою не самую светлую голову, затмила собой всё, что я узнал про историю мира несколькими минутами ранее. – Ты знал, что слияние с духом может убить меня?

Только сейчас я осознал, что задаю вопросы вслух. Но меня в данный момент это волновало меньше всего. Если бы не случайное стечение обстоятельств… Точнее, целая череда из них, я был бы уже мёртв. Или же в лучшем случае валялся в коме. Хорошо, если бы Абрахам при этом додумался зарядить меня маной, восстановив таким образом часть духовных энергетических запасов. А если бы нет? Истощение души – не шутка. Со смертью тела я бы отправился снова в Ад. И неизвестно как бы моя судьба сложилась далее. Будучи столь ослабленным, не уверен, что справился бы с местными тварями. Да и самого мага туда перенесёт без его нового тела, которое служит проводником маны и даёт возможность применять хоть какие-то заклинания.

– Потенциально тебя может убить что угодно. Не существует безопасных магических практик.

– Ты не ответил на вопрос.

– Ответил, – мы одновременно повернулись, многозначительно посмотрев друг на друга. – Всегда имеется риск. Всегда. Запомни это. Если ты не готов рисковать, то лучше забудь про этот путь. Доживи свою жизнь. У тебя ещё есть шанс попасть в Рай, где за последующие тысячелетия твоя душа мирно растворится, отправившись в небытие.

– Я тебя услышал, – сдерживая порыв ненависти, процедил я. – Но всё же я хочу узнать, как ты оценивал мои шансы, давая свой совет.

– Что тебе это даст?

– Это позволит мне лучше понять, насколько я могу доверять твоим словам в будущем.

Маг ухмыльнулся. На его лице это почти не отобразилось, но я уже привык к скудной мимике голема.

– Рекомендую впредь доверять только той информации, которую ты можешь проверить из других источников. Неважно, кто и что тебе сказал. Пусть то отец, брат, кум или иной родственник. Даже слова лучшего друга или жены не должны быть истиной в последней инстанции, независимо от того, сколь сильно ты им доверяешь. Если полученные сведения хоть немного могут повлиять на твою жизнь – убедись, что кто-то ещё считают так же. В нынешнее время это сделать очень просто. Когда учился я, мне приходилось набивать собственные шишки, ты же легко можешь посмотреть на шишки других и взрастить на этом своё персональное мнение.

– Так сильно не хочешь отвечать, что вместо этого решил поделиться жизненной мудростью?

– Если ты так настаиваешь, – он вновь многозначительно посмотрел на меня, после чего выждал паузу и наконец-то перешёл к нормальному ответу: – Шансы на выживание были очень велики. Высокая связь с духом и неразвитый источник гарантировали, что ты не сможешь пропустить через себя столько энергии, чтобы она могла тебя убить. Я бы никогда не предложил тебе что-то, что точно бы тебя убило. Ни тогда, ни сейчас в этом нет никакого смысла. Наш договор по-прежнему в силе.

– А в будущем?

– Следуй правилу, о котором я рассказал ранее. Это поможет тебе выжить там, где более доверчивые идиоты погибают сотнями.

– Так что пошло не так? – я дёрнулся, услышав голос Анисьи, о которой совсем забыл.

– Многое, – кажется, только я запамятовал, что мы тут не одни. – Похоже, то, как он тратит энергию души, влияет на всё его тело. А объединение с духом стало последним шагом, который позволил ему даже со столь убогим источником впитывать окружающую ману. Если бы мы находились в тот момент в этом мире, то ничего страшного не случилось бы. Но в Аду концентрация маны в воздухе до десяти раз выше. Да и чистота оставляет желать лучшего. Он же всё это начал поглощать, совершенно не фильтруя. К тому же добавился ещё поток маны из кольца. В итоге через его тело проходили такие огромные объёмы энергии, что тут можно лишь строить догадки, как он не упал замертво прямо во время битвы от полученных внутренних повреждений.

– Акулина что-то такое говорила, – вспомнила девушка.

– Когда я её спросил об этом, она не нашлась что ответить, – уточнил маг, давая понять, что и сам интересовался этим вопросом.

– То есть, хочешь сказать, что я жив вопреки всему? И причина не в кольце, которое продолжало снабжать меня маной, пока я был в отключке?

– Оно помогло. Но вряд ли стало решающим фактором.

– Вот это дела… Ни бывший жнец, ни древний маг не знают, как я смог выжить? – я встретился взглядом с Абрахамом, а затем ещё зачем-то посмотрел на Анисью. Как будто у неё могут быть ответы. Но мне кажется, с вопросами мне надо обращаться не к этим двоим. Если мой прадед ничего не знает, то есть ещё один человек, с которым я не знаком лично, но который повлиял на мою жизнь больше, чем того хотелось бы. – Ладно, проехали. Надо заняться более важными проблемами, – я вновь повернулся к девушке. – Нашла нам квартиру?

– А, – она открыла рот, в попытке спросить что-то вроде «А должна была?». Но промолчала, потянувшись к телефону.

– Сейчас вместе поищем, – я не стал заострять внимание на её недальновидности. Пусть такой команды от меня и не приходило, но я тут не лидер и она не мой подчинённый. А значит, вполне могла бы заняться делом, пока я отсутствовал.

Хотел бы я найти трёхкомнатный вариант жилья, но что-то цены мне совсем не нравятся. Оставшихся средств хватит только на двухкомнатную квартиру. А с учётом, что владельцы частенько просят оплатить за пару месяцев вперёд, мне и так придётся просить девушку разделить со мной оплату. Хм… А почему я вообще решил оплачивать всё из своего кармана? Она же тоже там жить будет.

– Как тебе? – показал я Анисье экран смартфона.

– Это же где-то в этом районе?

– Да, на соседней улице.

– Не слишком рискованно?

– Ты сначала скажи, нравится тебе или нет?

– Приходилось жить в местах и похуже, – ответила она после того, как полистала пальцем фотографии.

– Отлично, – начал я вбивать номер телефона. – Причин, почему я решил поселиться недалеко от бывшего дома несколько. Во-первых, Чернохвост. Точнее, его гнездо. В прошлый раз мне пришлось попотеть, перевозя его «дом». Его подруга и так в обиде из-за этого. Не хочу, чтобы она бросалась на меня, как только увидит. Если уж вновь перевозить, то окончательно, – в трубке прозвучало мужское «Да?» и я на несколько минут отвлёкся, узнавая детали о нашей будущей временной квартире. – Так вот, – нажал я на отбой, договорившись о встрече через полтора часа, раньше мужчина приехать просто не мог, – во-вторых, мой ворон вполне может последить за обстановкой возле бывшего жилья и в случае чего оперативно передать информацию.

– А почему не установить парочку беспроводных камер? – высказала предложение Анисья, отчего я секунд на пять завис, оценивая данный вариант. – Всяко надёжнее, чем полагаться на птицу, которой нужно есть и спать.

– Дорого, слишком заметно, да и как её скрытно разместить тоже непонятно. Жители дома точно обратят внимание, и кто-то особо ответственный обязательно позвонит в специальную службу. Наше оборудование снимут тем же днём.

– Не такие уж большие деньги. К тому же спрятать электронику от глаз простых людей не составит никакого труда.

– А от глаз магов?

– На камеры не работают заклинания, позволяющие ощущать чужое внимание. Закрепить в ветках дерева или где повыше и её либо не заметят, либо просто не дотянутся.

– Займёшься? – думать об этом самому совершенно не хотелось. Раз предложила, то пусть лучше у неё голова болит.

– Сваливаешь мужскую работу на девушку? – в её голосе звучали нотки ехидства. Но при этом никакого недовольства я не заметил.

– У меня есть некоторые другие дела, на которые я хотел бы потратить время в ближайшие дни, – аккуратно переложил я ответственность. И подумав мгновение, добавил: – А ты, судя по всему, разбираешься в этом вопросе. Так что лучше каждый из нас будет делать то, что умеет.

Анисья прищурилась.

– Какими-такими делами ты собираешься заняться?

– Пока Абрахам разрабатывает план по вторжению в хранилище, мне надо посетить одно место.

– Об этом ты разговаривал с теми, кто, по твоим словам, прогнал магов?

– Да, – не стал я отнекиваться. – Меня попросили об одной услуге, и я не хочу отказываться.

– Насколько это опасно?

Перед тем как ответить, я полностью развернулся к заднему сиденью, уставившись на девушку своими собственными глазами, а не через зеркало заднего вида. Интересно, почему она это спросила? Беспокоится обо мне, что ли? С чего бы вдруг? Неужто мы стали настолько близки после произошедшего за эти дни?

– Не опаснее обычного дружеского визита.

– У тебя разве есть ещё союзники? Я думала мы трое против всего мира, – хмыкнула она.

– Не союзники. Просто знакомые, которые давно меня приглашали, но не было повода сходить.

– Значит, драка не планируется?

– Я очень надеюсь, что всё пройдёт мирно, – чтобы она мне поверила, посмотрел ей прямо в глаза.

– Хорошо, – ответила девушка, сместив взгляд. – Что сейчас делаем?

– Едем в магазин за продуктами, а оттуда на новую квартиру.

Следующий час наша небольшая компания занималась тем, что закупалась съестным. Я не собирался брать ничего, что пришлось бы долго готовить. А вот Анисья наоборот, не признавала полуфабрикаты и брала только то, что не было законсервировано. Я хотел ей объяснить, что разницы особой нет, но вспомнил, что на эту тему мы уже говорили ещё при нашей первой и на данной момент единственной культурной встрече за ужином. И так как сил спорить не было, я просто брал то, что хотел сам, а она покупала для себя. В целом же меня любая еда устраивает. Главное – соблюдать нормы БЖУ и время от времени разнообразить рацион, чтобы организм получал достаточное количество микроэлементов. Я даже в близстоящий аптечный ларёк заглянул, прикупив там упаковку мультивитаминов. Думаю, в текущем состоянии мне не повредят пищевые добавки.

С владельцем квартиры встретились ровно в назначенное время. Я ещё по телефону узнал, что он сдаёт только на продолжительный срок. Поэтому пришлось уверять о своих намерениях остаться тут жить надолго. В общем-то, такие условия меня нисколько не отталкивали. Хотя и не думаю, что мы тут сильно задержимся.

– Сразу скажу, что кровать в спальне только полторашка. Вас же это устроит? – уже лысеющий к своим предположительно сорока годам мужчина слегка занервничал, увидев, что нас пришло аж четверо. – В гостиной диван тоже не самый широкий, и чтобы поместиться вдвоём его придётся каждый раз раскладывать.

– Всё нормально, не беспокойтесь, – улыбнулся я. – Нам не привыкать.

– А почему съехали с предыдущего места?

– Мы раньше отдельно жили, а теперь решили нашей небольшой компанией вместе поселиться, – придумал я на ходу легенду. – Дешевле выходит.

– А чем занимаетесь?

Представления не имею, зачем ему вся эта информация, но отвечать «не твоё дело» было как-то слишком уж грубо. Всё-таки деньги мы ему ещё не перевели и ключи он нам не отдал.

– Фрилансеры. Раньше учились вместе, а теперь вот работаем на удалёнке.

– И хорошо зарабатываете? – а вот это уже явно неуместный вопрос.

– На жизнь хватает, – пожал я плечами. – Но, как видите, на собственную квартиру денег пока не накопили.

И до того, как он решится спросить очередную бесполезную хрень, я перехватил инициативу:

– Так что? По рукам?

– Да, – немного неуверенно кивнул мужчина и протянул мне мятый листочек с номером карты.

Я же невозмутимо повернулся к Анисье, передав ей бумажку. На счету у меня почти ничего не осталось, поэтому мы договорились, что она оплатит, а я ей наличкой отдам свою часть.

– Чур, я в спальне! – как-то совсем по-детски выкрикнула девушка, когда дверь за арендодателем закрылась.

На это я сначала глубоко вздохнул, а спустя пару секунд выдал:

– Тогда в душ я первый.

– Эй! Нужно уступать девушкам.

– Как станешь МОЕЙ девушкой, так и поговорим, – молниеносно ответил я, даже не подумав.

Анисья бросила на меня нечитаемый взгляд.

– Ну, иди тогда первый. Пока ужином займусь.


***

Молодой парень шёл по улице, постоянно шмыгая носом. Лёгкие кроссовки, светлые джинсы, серая толстовка с капюшоном – не самая лучшая одежда для конца октября. И если днём в таком «прикиде» ещё относительно тепло, то к вечеру, когда температура падает ниже нуля, становиться уже не так комфортно. И только нежелание возвращаться в дом заставляло парня продолжать мёрзнуть, бродя по улицам города. Он уже обзвонил всех друзей, но, как назло, все оказались заняты какими-то своими делами.

– Чёрт побери! – пнул он металлическую банку из-под какого-то напитка, пытаясь хоть как-то выместить своё раздражение.

Ему бы ещё часок-другой где-то перекантоваться, перед тем как идти назад. Если вернётся сейчас, то обязательно наткнётся на пьяного отца, вернувшегося с работы. А с батей нормального разговора просто не бывает. Или запряжёт в магазин бежать, хотя и сам бы вполне мог зайти по дороге, или начнёт докапываться до мелочей. Проще переждать и не показываться ему на глаза.

– Эй, пацан, – откуда-то из переулка донёсся незнакомый голос.

Парень сначала вздрогнул, но затем быстро успокоился. В десятке шагов от него стоял невзрачный мужчина. Эдакий работяга, проработавший всю свою жизнь на заводе и ни разу не перешедший черту закона за это время.

– Чего тебе, дядя? – на последнем слове молодой человек ухмыльнулся.

– Поди сюда, покажу кое-что.

– Э-э-э, – стушевался он, – мне ничего не нужно.

– Да подойди ты, не пожалеешь.

– У меня с собой нет денег, – парень сделал шаг назад, готовясь, в случае чего, тут же бежать.

– Да не нужны мне твои кровные, – мужчина резко обернулся, услышав чьи-то шаги.

Из-за угла вышла женщина с сумками и, не обращая ни на кого внимания, прошла мимо.

– Я же вижу, что ты скучаешь, – продолжил уговоры незнакомец. – А у меня как раз есть кое-что, что поможет тебе развлечься.

– Не, дядь, я не употребляю.

– Ты не стой там, – мужчина махнул рукой, делая несколько шагов вглубь переулка. – Мне твоя помощь нужна. Если хочешь, даже заплачу. Пятьсот рублей, – подозрительный незнакомец достал из внутреннего кармана купюру.

– И что надо делать?

Освещения тут было маловато, и разглядеть номинал банкноты парень не мог, но желание подзаработать начало отодвигать страхи в сторону. Ведь на эти деньги и впрямь реально чуток оживить вечер. Пить пиво в одиночестве ему не нравилось, а вот затариться энергетиками и чипсами вполне можно. Ноги сами шагнули следом за «дядей» предлагавшим работу.

– Смотри, – мужчина достал что-то из кармана и разжал кулак, показывая его содержимое.

На ладони лежала россыпь небольших голубоватых таблеток явно кустарного производства.

– Всё-таки наркота? Я это принимать не буду даже за полкосаря.

– А если так, – наркодилер ссыпал всё обратно в карман, оставив в руках лишь одну таблетку. После этого он разломал её пополам, а затем ещё раз. Оставшуюся четвертинку он закинул в рот. Парень стоял будто столб, не понимая, что вообще происходит, и зачем это дурацкое представление. В его районе нариков всегда хватало, и на этих вечно трясущихся ушлёпков он насмотрелся достаточно. Когда перед глазами есть столь красноречивый пример, никакие уговоры не помогут.

Дальше случилось то, чего парень никак не ожидал. Прямо из плеча мужика, закинувшегося собственным товаром, начала расти слегка светящаяся голубоватым третья рука. Казалось, будто в человека вселился призрак, который вдруг решил выбраться наружу. Тело паренька невольно застыло. Он оказался в состоянии, в котором не мог ни нормально соображать, ни шевелиться, продолжая невольно наблюдать за непонятным ему событием.

«Кажется, мне что-то вкололи», – пронеслась мысль в его голове, когда рука незнакомца полностью отросла. – «Иначе откуда эти глюки?».

– Ну как тебе? – мужчина сжал и разжал кулак новой конечности. – Четверть дозы даёт ослабленный эффект. Да и по времени длится недолго. Пара минут и исчезнет. Я рекомендую пить таблетку целиком. А то не уверен, сможешь ли ты вообще увидеть разницу.

– У меня тоже рука отрастёт? – мозг парня был девственно чист. Он не мог ни на чём сфокусироваться. Мысли даже не пытались зародиться в голове, а оттого он спросил первое, что пришло на ум.

– Возможно. Но скорее всего, нет. Если примешь прямо сейчас, дам тебе обещанную пятихатку. И в дорогу ещё одну порцию дам.

От пережитого удивления логическое мышление парня будто бы вырубило напрочь. Он не мог ни о чём думать, кроме выросшей на его глазах третьей руке. Поэтому, бросив взгляд на раскрытую ладонь с таблетками, он схватил одну, на мгновение застыл, а затем закинул её себе в рот.

«Значит, вот как подсаживаются на всякую дрянь», – подумал он, глотая довольно неприятный на вкус кругляшок.


18. Бессмертный – 153


Продрав глаза, увидел над собой незнакомый потолок.

«Кто вообще додумался туда обои поклеить?» – подумал я, пытаясь осознать, где нахожусь.

Мозг, будто бы старый компьютер начал постепенно подгружать в оперативную память события последних дней. Вроде бы я из Ада вернулся только вчера, а, казалось, что побывал там уже очень давно. Похоже, духовное истощение вкупе с повреждениями энергоканалов неплохо так ударило по памяти. Вроде бы ничего не забыл, но все воспоминания покрылись какой-то плёнкой, и разглядеть подробности уже не удавалось. А вот как я оказался на диване и вовсе не помню. Весь остаток вечера просто вылетел из головы, как если бы я по-жёсткому нажрался.

Со своего ложа я поднялся с большим трудом. Тело жутко ломило. Особенно меня беспокоила шея, так как спать я завалился, даже не раздеваясь и совершенно забыв о подушке. Перед тем как проверять работоспособность ног, сделал небольшую зарядку для корпуса. Жить стало чуть легче. И когда всё же решился полностью встать, чуть не рухнул лицом в пол. Мир в глазах закрутился и лишь наличие неподалёку Перлы спасло меня от встречи с выцветшим ковром. Девушка подхватила меня под руки и продолжила так держать, пока я вновь не почувствовал силу в ногах.

– Спасибо, – тихонечко поблагодарил я её за непрошенную, но столь своевременную услугу.

Кроме своей помощницы в комнате я обнаружил ещё и Абрахама. Он сидел в углу в позе для медитации, держа на коленях свой новый меч, и не обращал на происходящее внимания. Свободного места тут было маловато, но я всё же провёл небольшую зарядку. Покрутился, повертелся, посгибался и поразгибался. Чуток поприседал и совсем немного поотжимался. Разогнавшееся сердце ускорило кровоток, и моё состояние начало приходить в норму. Относительную, разумеется. Организму ещё восстанавливаться и восстанавливаться. Но если придётся постоять за себя, то силы для этого у меня найдутся.

И только я об этом подумал, как в воспоминаниях возник образ того вампира, что двигался на невозможных для человека скоростях.

– Ну, если снова сольюсь с Грозным, то и его уделаю, – одними губами произнёс я, так как не хотел отвлекать мага от его, несомненно, важного занятия.

Только вот не чувствую я, что готов к такому. Мне бы ещё день-другой и уже можно будет не беспокоиться о серьёзных последствиях. А это значит, что сегодня ни на какую встречу я не пойду. Отсутствие столь мощного козыря в рукаве слишком уж давит на меня.

– Или пойду? – по какой-то причине озвучивание собственных мыслей помогало лучше сосредоточиться.

Пойду. Однозначно пойду. Но не к вампирам. Порывшись в куртке, которую бросил вчера вечером на один из стульев, нашёл нужную мне бумажку. И, перед тем как набирать номер, прислушался. Вроде всё тихо. Не хотелось бы, чтобы мой разговор услышала Анисья. Если прадед и так в курсе всех моих дел, то вот посвящать в свои интрижки колдунью, я не намерен.

– Она же уже не колдунья…, – сам себя поправил я, забивая цифры в телефон. – Да и никогда ей, в общем-то, и не была.

– Слушаю, – в трубке раздался женский голос, который я не очень-то и узнал. Скольким количеством слов мы с ней в тот раз перекинулись? Не уверен, что хотя бы два десятка наберётся. Вот умора будет, если я её ещё и при встрече не узнаю…

– Привет, Мария, меня Димой зовут. Ты оставила свой номер в том переулке, – и, услышав в ответ тишину, добавил: – Ночью.

– А-а-а… – протянула она, похоже, с трудом вспомнив, о чём вообще идёт речь.

– Извини, что долго не звонил. Совсем закрутился, полностью утонув в делах.

– Понимаю, у самой свободного времени почти нет.

– Может, встретимся? Посидим где-нибудь, пообщаемся.

– Не знаю, Дим, – ответила она, немного подумав. – В последнее время столько всего произошло. Не хочу вываливать свои проблемы на других.

– Скажу честно, этот месяц моей жизни прошёл очень неоднозначно. И мне тоже не с кем поделиться всем тем, что довелось пережить. Так что мы вполне могли бы помочь друг другу.

– Хочешь поплакаться мне в плечо? – чувствовалось, что говорит она это с улыбкой.

– И подставить своё, конечно же.

– Где? Во сколько? – выпалила она чуть ли не мгновенно, будто бы боялась, что я сам откажусь в последнюю секунду. – Я буду свободна после восьми.

– Если знаешь хорошее место, где мы можем пообщаться по душам, предлагай. А то я редко куда-то выбираюсь.

– Я подумаю. Если что в голову придёт, скину тебе СМС-кой.

– Отлично. Я тоже что-нибудь поищу, – оставлять этот вопрос лишь на девушку было как-то не по-мужски.

– Тогда, до вечера.

– До вечера, – попрощался я и нажал на красную кнопку.

– Будь осторожен, – из угла донеслась очередная рекомендация Абрахама, который, скорее всего, слышал всю беседу от и до.

– О чём ты?

– Просто предупреждаю.

– Для этого есть какой-то повод? Ты что-то о ней знаешь?

– Есть кое-какие подозрения.

– О которых ты мне не расскажешь?

– Возможно, она не совсем обычный человек.

– Маг? Колдун? Оборотень? Или ещё кто?

– Не хочу зря сотрясать воздух, – разговаривая со мной, он даже не удосужился глаза открыть.

– Да уж…

– Не расслабляйся слишком сильно. Это всё что я могу тебе сказать. Если я прав, то ты не в силах подготовиться к этой встрече достаточно, чтобы её пережить. А значит, тебе стоит либо отказаться, либо быть готовым к тому, что может произойти что-то совершенно невероятное.

– Она что, монстр какой-то?

– Скорее, даже хуже.

– Ну ты прям мастер загадывать нерешаемые загадки! – перешёл я на повышенные тона. Но маг мне на это ничего не ответил.

Поэтому, будучи жутко раздражённым, я пошёл в душ. Пусть я и споласкивался вчера вечером, но сейчас после этого разговора хотелось вновь смыть с себя налипшие эмоции. Ну вот что ему стоило просто поделиться со мной своими догадками? Да ничего! Но этот старый хрыч решил поиграть в мудреца, который что-то знает, но прямо об этом не говорит.

Что мне теперь делать-то? Сбросить девушке СМС с текстом «Извини, но планы поменялись. Давай как-нибудь в другой раз»? Нет уж! Увольте! Да и вообще что-то тут нечисто. Если мне и впрямь может грозить какая-то опасность, то почему Абрахам сразу об этом не сказал? Ведь ещё вчера он говорил, что я для него важен. Вряд ли за день он успеет как-то освободиться от нашей связи. Получается, что риск есть, но он… гипотетический? Это как ходить рядом с клеткой со львом. Если он сыт, то всё в порядке, а если голоден, то может попытаться вырваться и оттяпать руку. Значит ли это, что мой лев сыт, но по-прежнему потенциально опасен? Слишком сложная головоломка.

От всех этих мыслей голова жутко разболелась, и я поспешил забраться в душ.

– Анисья, ты ещё спишь? – постучался я в закрытую дверь, после того как привёл тело и мозги в порядок.

Тишина стала мне ответом, и я аккуратно зашёл внутрь. Кровать заправлена, живых людей не наблюдается. Мёртвых, к моей радости, тоже.

– А который вообще час? – и глянув на смартфон, сильно удивился. В первую очередь тому, что не заметил этого, когда двадцать минут назад звонил и назначал встречу. Время подходило ко второму часу. То есть я проспал не только завтрак, но и обед. – Но от плотного полдника меня никто не остановит.

Пока харчил консервы с горбушей, запивая это дело соком и закусывая хлебушком, который ещё не успел потерять свою свежесть, пытался придумать себе занятие на день. Но, кроме медитации, ничего в голову не приходило. Ускорить своё восстановление, это, конечно, правильное решение, но и о саморазвитии не стоит забывать. Вот только… Непонятно, куда двигаться дальше. Хотелось бы продолжать укреплять органы с помощью внутренней энергетики, но с текущим состоянием энергоканалов это просто невозможно. Глаза до сих пор не вернулись в норму. Они видят лучше, чем вчера, но не так хорошо, как раньше. Что там ещё в моём списке? Истинное зрение? Вроде как для него нужен развитый источник. Или нет? Без разницы. Всё равно свободной маны у меня нет, всё уходит на подзарядку души.

Какие ещё направления мне доступны? На то, чтобы что-то улучшить через приложение средства отсутствуют. Заданий в последнее время что-то совсем мало, а без них пополнить эллипсы мне неоткуда. Была бы свободная мана… Но, увы. Если так подумать, то поручений от Владыки стало приходить меньше с тех пор, как мне выдали квест на поиск хранилища магов. Связаны ли эти два события? Возможно, Элизабет не хочет меня отвлекать? Тяжело строить догадки, когда не понимаешь, как вообще работает вся эта система.

Ладно. Что там дальше по списку? Изучение новых схем зачарования. А оно мне надо? За последнее время так много всего случилось, что я уж и забыл, какие планы строил. Начать, что ли, записи вести? А то ведь так можно и что-то важное пропустить. Задумавшись, я даже минут на пять выпал из реальности, забыв жевать. Но зато, когда очнулся, удалось частично восстановить в памяти поставленные ранее цели. Во-первых, моя жутко дорогая нательная броня всё ещё не покрыта всеми возможными слоями зачарования. Сколько их там? Три? Четыре? Что-то мозги нынче совсем не варят. Во-вторых, метательные ножи. Изначально я собирался сделать разные варианты с различными эффектами. Не знаю, насколько важна элементальная направленность, но класть все яйца в одну корзину не выглядит умным решением. С другой стороны, электричество – мой конёк. Как минимум стоит начать с изучения схем, которые используют именно его.

– А это может быть интереснее, чем казалось на первый взгляд, – пробубнил я, выстраивая в голове довольно необычную модель поведения в бою.

Каждый заряженный нож может некоторое время служить источником электричества. И если вдруг мне придётся сражаться внутри помещения с особо шустрым противником, то промахи не только не будут страшны, но и помогут мне победить. Ведь я легко могу попросить все свои ножи разрядиться в один момент. И если их наберётся десяток, то от такого вряд ли получится увернуться.

– Хе-хе, – глупо захихикал я, представляя, как поджарю того вампира. Он мне, правда, пока что не враг, но кто знает, как ситуация обернётся.

Что у меня там ещё осталось из способов стать сильнее? Духов, к сожалению, я сейчас подкормить не могу. Я их даже попросил внутрь меня не залезать. Не думаю, что смогу их «выпить», но лучше не рисковать. Кто знает, на что способен мой обновлённый источник.

Можно ещё попробовать чуток позаниматься физически, но скажу честно, сил на это совсем нет. Утренняя суперлёгкая разминка показала, что тело к нагрузкам по-прежнему не готово. А раз так, то вариантов больше не осталось. Придётся заняться зачарованием.

Закинув в рот витаминку, я вернулся в комнату. Но перед тем как начать доставать прадеда просьбами, решил убедиться кое в чём. Зарядить свой основной нож маной даже на минимум удалось с большим трудом. После этого я положил оружие на подоконник, а сам отошёл в сторону.

– Эм… Нет, лучше не рисковать, – меня вдруг осенило, что применять молнию в помещении слишком необдуманно. Тут как бы и телевизор стоит и розеток много, и лампочки в люстру вкручены.

Поэтому, активировав по дороге однопроцентный усилитель, я выскочил на лестничную площадку. Прислушался. Тишина. Встав так, чтобы меня нельзя было разглядеть ни в один из дверных глазков, положил нож на пол, и приказал тому атаковать стену. Здание не новое и ремонт тут делался уже давно. Так что ещё одного куска с отваливающейся краской никто и не заметит. Вспыхнуло и грохнуло практически одновременно. Звук был не так чтобы очень сильный, но от стен он разнёсся, наверное, по всему подъезду. Поэтому я быстренько подхватил своё оружие и со скоростью пули скрылся за дверью съёмной квартиры.

Эксперимент удался. До этого мне ни разу не доводилось приказывать магической схеме, будучи на расстоянии от неё. И раз всё удалось, то и идея с метательными ножами тоже должна сработать. Вот бы ещё я ими мог управлять! Но для этого мне нужен либо телекинез, либо возможность использовать магнетизм. Разумеется, я в курсе про электромагниты, но тут есть множество проблем. Даже если мне каким-то чудом удастся закрутить потоки электричества таким образом, что смогу намагнитить лезвие, это не значит, что у меня получится заставить его лететь туда, куда нужно. Для этого потребуется совсем другой объём сил, пока что мне недоступный. Идея интересная, но к данному моменту не осуществимая.

Как вернулся назад, тут же погрузился в изучение той схемы, что была начерчена Абрахамом на ноже. Вроде бы прошло всего ничего, но я уже не воспринимаю данный уровень зачарования как нечто невозможное. Воспроизвести сходу не выйдет, но если потренируюсь, то к вечеру точно что-то да и получится. Сначала я хотел напрячь мага, чтобы он мне выдал что попроще, но затем передумал. Не вижу смысла делать ширпотреб. Раз уж взялся, то лучше научусь чертить что-то стоящее.

Так как запомнить за один присест столь сложный узор не представлялось возможным, приходилось часто прыгать внутрь ножа, а затем, шаг за шагом перечерчивать увиденное в блокнот. Благо средства для письма я додумался прихватить с собой из старой квартиры.

– Чем занят? – голова Анисьи появилась прямо возле меня, уставившись в мои не очень-то красивые рисунки. – Какой интересный контур. Правда, почему-то я не вижу предохранительной системы. Ещё не доделал?

– Предохранительная система? – я бы хотел сделать умный вид, но эти слова сами вырвались из моих уст.

– Ну да, – девушка посмотрела на меня с лёгким удивлением. – А то если оставить как есть, то при перенасыщении маной схема может не выдержать и покалечить владельца артефакта.

– А, ты об этом. Так и задумано, – хитро улыбнулся я, вспоминая своё первое приключение в Аду.

– Уверен? С учётом максимально возможного объёма насыщения взорваться может очень сильно. Я бы не рекомендовала наносить это на одежду. Кстати, а что эта схема вообще делает?

– Сама не догадываешься? Я думал, что ты уже превзошла своего деда, но, похоже, тебе до него далеко.

– Не выдумывай! – раздражённо фыркнула она. – Магических схем бесчисленное множество. Есть десятки разных способов их построения. Одни и те же эффекты можно реализовать с помощью довольно сильно отличающихся рисунков. И сказать со стопроцентной уверенностью, что конкретно делает то или иное зачарование возможно только в случае, если ты уже видел его в деле. Так что хватит из себя умника строить. Я тоже могу тебе свои татушки показать. Боюсь, ты там вообще ничего не поймёшь.

– Вот это ты прямо завелась, – почему-то мне хотелось её немножко подтрунить.

– Да потому что ты глупости говоришь, – на это я лишь улыбнулся.

– Молниями стреляется. Собираюсь на свои метательные ножи нанести, чтобы их урон поднять.

– Помощь нужна?

Её вопрос выбил меня из колеи на несколько секунд. Непривычно слышать такие слова от кого-то из своего окружения. Что из Дуси, что из Абрахама, всегда приходилось всё вытаскивать клещами. А уж про то, чтобы они мне с чем-то подсобили, так и речи никогда не шло.

– Почём? – задал я, казалось бы, логичный вопрос.

– Что почём?

– Твои услуги.

А вот эти слова, похоже, неслабо так ударили по мировоззрению Анисьи. Иначе с чего бы она вдруг, как и я совсем недавно, зависла на несколько секунд, не зная, что ответить.

– Так мы же команда? Разве нет?

– Так и есть, но… – я отчаянно пытался придумать отмазку, при которой я бы не выглядел алчным сукиным сыном. – Ты ведь и сама занята? Чем с утра занималась?

– Камеры ставила, – легко перескочила девушка на новую тему. Как самый настоящий фокусник она материализовала в руке планшет и, сделав по нему пару свайпов, повернула его экраном ко мне. – Вот смотри.

Четыре объектива глядели в противоположные стороны и были установлены в совершенно разных позициях и на различных высотах. Одна, судя по изредка мешающей листве, висела где-то на дереве. Другую, похоже, вмонтировали куда-то в стену на уровне третьего этажа. Следующая находилась прямо под одним из выпирающих балкончиков соседней многоэтажки. А последняя, если я правильно ориентируюсь на местности, висела на вершине фонарного столба. При этом обзор Анисья настроила так, что мы легко могли лицезреть довольно большую площадь как возле моего подъезда, так и недалеко от дома.

– Неплохо, – удивлённо произнёс я, продолжая рассматривать качественное изображение.


19. Бессмертный – 154


– Это ещё не всё, – Анисья ткнула пальцем в соседнюю вкладку браузера на планшете, и я увидел другой набор из четырёх картинок.

У меня ушло с полминуты, чтобы понять, что эти следящие устройства расставлены вокруг нашего нового жилища. Вот это она заморочилась, конечно. Купила, установила, подключила. Плюс наверняка ещё и питающие артефакты сделала, с целью продлить автономное время работы. Во сколько интересно она встала, чтобы всё это успеть? Мне даже немного стыдно. Она трудится, а я сплю. Теперь мне ещё и помощь предлагает. Понятно, что свой вклад я уже внёс совсем недавно и мне положен заслуженный отдых. Но почему-то эта отговорка меня абсолютно не удовлетворяет.

– Ты не устала?

– Я же уже говорила, что у меня много жизненной силы. Да и не привыкла я без дела сидеть.

– Мне тут ещё кое-что доделать надо в схеме, может, пока картинку с камер на телевизор вынесешь? Так удобнее будет следить.

Анисья с большим скептицизмом глянула на сорокадюймовую панель.

– Не уверена, что в этом китайце есть нужный софт. Но я попробую.

Она ещё и в электронике разбирается. С каждым новым днём я всё больше удивительных вещей узнаю о ней. Чувство стыда, которое удалось загнать на задний план, вновь усилилось из-за обмана про схему. Ведь в реальности она давно готова, да и создана не мной, просто я всё ещё её не запомнил до конца. Вот и тяну время.

Спустя минут тридцать и примерно такое же количество матерных выражений со стороны девушки у неё всё же получилось подключить камеры к телевизору, установив на тот некую кастомную прошивку с расширенным функционалом. По мне так проще через провод картинку транслировать с планшета. Но, видать, это было делом принципа.

– Перла, тебе особо ответственное задание, – голем уставилась на меня со всем вниманием. – Пока мы будем заниматься зачарованием, сидишь и смотришь в экран. Наблюдай за людьми, которые подолгу сидят в машине или стоят на одном месте. Если кого-то подобного заметишь, покажи Абрахаму, а он уже свяжется мысленно со мной.

Она ответила мне кивком и уселась напротив телевизора. А я тем временем достал несколько своих ножей, положив их на один из свободных стульев в комнате. Стола тут, к сожалению, не было, но и без него обойдусь. Нарисованную на листочке схему я отдал вызвавшейся мне помочь девушке, а сам, расположившись поудобнее на диване, ушёл в режим зачарования.

Пока я занимался делом, меня никто не беспокоил. Когда вернулся в реальный мир, в нос тут же ударил аромат жареной курочки. Анисья уже хлопотала на кухне, а передо мной лежало пять ножей. То, что они располагались на стуле не так, как я их оставил, навело на определённые мысли, которые я и поспешил проверить. Зачарованы. Все пять. То есть, пока я сидел корпел над одним, моя… моя… Кто она мне нынче? Соучастница? Одногруппница? Единомышленница? Может, подруга? Лучше буду называть её спутницей. Пусть мы как бы никуда не идём в физическом смысле, это не значит, что мы не движемся вместе по дороге судьбы. Как пафосно-то загнул. В общем, девушка успела не только выучить схему, но и сделать значительно больше меня. Так ещё и освободилась раньше. И если до этого момента я сравнивал свои навыки с древними существами, имеющими просто невообразимый опыт, то теперь меня уделала ровесница. Тогда я думал: «Однажды и я доберусь до такого уровня», но сейчас понимаю, что того, кто двигается со столь значимой форой мне просто никогда не догнать. Только если она остановится. Но с учётом её целеустремлённости, вряд ли это когда-либо произойдёт.

Телефон показывал шесть часов вечера. Пятнадцать минут назад мне пришло сообщение от Марии. Она написала адрес и спросила всё ли в силе, если встретимся полдевятого. Я возражать не стал и ответил утвердительно. Но перед тем как идти на кухню, проверил место нашей будущей встречи. Мелкая московская кафешка, каких в столице тысячи. Может, ей от работы там недалеко? Ну, или же есть какая-то иная причина, почему она хочет пойти именно туда. Мне, честно сказать, вообще без разницы. Главное – не место, а человек, с которым хочешь увидеться. С приятными людьми можно и на ступеньках в подъезде посидеть, образно выражаясь.

– Не думала, что ты не умеешь ускорять сознание в режиме зачарования, – как бы невзначай сказала Анисья, накладывая мне в тарелку рис и поливая его куриной подливой. В фартуке она выглядела как самая обычная жёнушка, заботящаяся о хорошем питании своего мужа.

– Я не врал, когда говорил, что начал учиться всему лишь месяц назад, – немного расстроенно отреагировал я. Мысль о том, что я навсегда останусь в этом деле в лучшем случае вторым, всё продолжала витать на задворках сознания.

– Верю, – мягко ответила она, будто бы чувствовала моё слегка подавленное настроение. – Если будет нужна снова помощь, говори.

– Да, спасибо. Но тебя это точно не утруждает?

Моё естество всё ещё твердило, что нехорошо пользоваться чьими-то услугами, не давая ничего взамен. И если когда мы были в Аду, я думал, что у её помощи есть какие-то корыстные мотивы, то сейчас моё мнение начало меняться. Может быть, она просто хороший человек? Характер у неё так себе, но это не мешает ей делать что-то безвозмездно, лишь из собственного желания.

– Практика никогда не бывает лишней, – девушка сняла фартук и уселась за стол.

– Мне надо будет через часок отъехать по делам.

– Хорошо.

Больше никто из нас за время ужина не промолвил и слова. Вроде бы и нет у нас тем для беседы, но принимать пищу в абсолютной тишине было как-то напряжно. Я никак не мог понять, что за маску она надела в этот раз, а оттого не знал, как подступиться. Почему же молчала Анисья, мне неизвестно. А потому это вводило меня в ещё больший ступор. Как минимум при нашей первой встрече она себя так не вела.

Перед тем как ехать в кафе, я построил маршрут так, чтобы заскочить в магазин ножей. Мне требовались ножны для Похитителя Душ. С учётом его формы, не уверен, что удастся быстро разобраться с этим вопросом. Благо мне попался опытный консультант, который сразу вывалил на меня кучу потенциально подходящих вариантов. И спустя всего двадцать минут я уже вновь сидел в машине, довольный новой покупкой. Да, пришлось почувствовать себя маленькой девочкой, которая наряжает свою миленькую куколку в множество платьев, но оно того стоило. Нож сидел просто идеально. И если предыдущий я повесил рукоятью вниз, то с этим всё сделал с точностью до наоборот. Таким образом, схватив его левой рукой, он сразу будет лежать в ладони нужной стороной. Да и достать оба своих оружия я могу одновременно, что тоже огромный плюс. Зачаровать бы их ещё на скрытность, чтобы не спалиться с ними где-нибудь.

Перед входом в кафе я решил провернуть старый трюк. Набрал номер Марии и, слушая гудки, вошёл в зал. Ведь с нашей первой и единственной встречи прошло время, а значит, девушка вполне могла сменить причёску или перекрасить волосы. Да и темновато было в том переулке. К тому же не очень-то я и старался в тот момент запомнить внешность незнакомки. Сейчас же я активно шарил глазами, пытаясь заметить ту, которая полезет в сумочку за своим мобильником.

– Слушаю.

– Я на месте, ты ещё не подъехала?

– Уже в пути, буду минут через десять.

– Я пока столик займу.

После этих слов я отключился и направился к единственному свободному месту на две персоны. Людей тут находилось немного, но и площадью кафешка похвастаться не могла. Главное, что отделка хорошая, да и за состоянием помещения персонал следит. Как только приземлился на пятую точку, ко мне тут же подошёл молодой паренёк и принёс меню. Выбор, на мой взгляд, слегка маловат. В основном салатики и лёгкие блюда. Зато перечень напитков довольно большой. Жаль что цены тут ничем не лучше, чем где-либо ещё.

Ровно в половину девятого в зал вошла прилично одетая девушка. Не знаю, как это описать, но вот по ней сразу видно, что зарабатывает дама не кисло. Бежевый пиджачок на ней сидел столь идеально, будто она весь день потратила на поиск и примерку. Ну, либо его и юбку того же цвета ей сшили на заказ. Пришедшая огляделась, а затем начала набирать что-то в смартфоне. У меня зазвонил телефон и я понял, что кто-то решил воспользоваться тем же трюком, что и я недавно.

– Я в кафе, – не дала она мне даже ничего сказать.

Я молча поднял руку, привлекая её внимание. Она сразу меня заметила и сбросила звонок. Что-то мне теперь даже как-то неловко стало. Пусть куртку я почистил перед выходом, но она всё равно выглядит слегка потрёпанной. Хорошо ещё, что её не порвали в той битве. Зачарование на укрепление сделало своё дело на ура. Стоило бы её снять, да там у меня целая вереница ножей. Если бы Абрахам не лез со своими советами, то я бы не стал надевать боевую экипировку. Хотя мой образ в футболке вряд ли бы выглядел лучше.

– Привет, – поздоровалась она, подойдя ближе.

– Привет, – ответил я, пытаясь найти в её лице черты той, кого я видел в переулке. Вроде похожа. Наверное. Не знаю. Я решил сходить на свидание не из-за каких-то чувств, а просто потому, что хотел пообщаться с кем-то по душам. Только вот после слов мага я уже и не особо рассчитываю на это.

– Заказал уже что-то? – девушка скинула пиджак на спинку стула, красуясь передо мной красивыми узорами на белоснежной блузке.

– Да, по мелочи. Я не шибко голодный.

– А я вот от плотного ужина не откажусь.

Я особо не слушал, что она там говорила официанту, так как рассматривал свою новую знакомую. Сейчас её каштановые волосы были заплетены в высокий пучок и удерживались в таком положении с помощью длинной заколки. Когда она отдавала меню, на запястье я заметил множество разных браслетов, среди которых мелькнули очень аккуратненькие золотые часы.

«Точно не бедная», – подумал я, одновременно с тем пытаясь придумать, как бы так преподнести себя во время разговора, чтобы не показаться нищим мужланом. – «Может, стоило хотя бы цветы купить?» – размышлял я об упущенных возможностях. – «И что-то же она во мне нашла в тот момент?» – я вроде бы и не нервничал, но от непонимания ситуации в голове рождалось всё больше вопросов. – «Почему она выбрала именно это место? Решила, что я бедняк и ресторан мне не по карману?»

Пока ждали заказа, наша беседа проходила вполне обыденно для двух взрослых состоявшихся личностей. Она что-то спрашивала у меня, а я показывал свой интерес к ней. В какой-то мере это больше походило не на свидание, а на собеседование в свободной форме. Во времена моей юности всё выглядело как-то проще. А сейчас мы присматривались друг к другу, пытаясь найти общие интересы. Узнавали, кто что любит, смотрит, слушает, читает. Она поинтересовалась о том, кем работаю, и мой ответ про сисадмина в крупной иностранной компании её довольно сильно удивил. Видать, она сразу по моему внешнему виду решила, что я какой-нибудь грузчик или разнорабочий. Хотя если она выбрала второй вариант, то в определённой мере оказалась права.

– Ты говорил, что в твоей жизни много всего случилось за последнее время. Это как-то связано с работой? – Мария довольно тактично подошла к той самой теме, на которую я обещал с ней пообщаться.

– В основном, да, – я состроил грустное лицо, постаравшись полностью отдаться эмоциям. – В этом году я потерял обоих своих родителей, после чего решил кардинально изменить свою жизнь.

– Соболезную, – вставила она слово, когда я сделал небольшую паузу.

– Спасибо. Но с потерей близких людей жизнь не заканчивается. Тогда я многое поменял в своём ежедневном расписании, и вот буквально месяц назад нашёл хорошее место в иностранной IT-фирме. Перспективы выглядели потрясающе, но меня заставили подписать фактически рабский контракт, по условиям которого я не смогу долгое время уволиться.

– Слышала о таком. В некоторых организациях очень не любят текучку кадров.

– И всё бы ничего. Мне даже выдали материалы для повышения квалификации. Только вот уровень моих знаний и близко не соответствовал тому, чем приходилось заниматься. Лишь чудом удавалось выкручиваться. Если бы не мои знакомые, то упал бы в грязь лицом и там бы и остался. Да ещё и коллеги тоже не пальцем деланные. Видимся мы с ними редко, так как работаем все на удалёнке, но когда я их встречаю, каждый раз удивляюсь и в какой-то мере завидую их способностям. Конкуренция между нами пусть и не особо сильная, но ощущение, что я самое слабое звено, у меня не пропало до сих пор. Платят там, конечно, хорошо, но желание уволиться продолжает напоминать о себе каждый день.

– Во всём надо искать положительные моменты, – решила поддержать меня девушка, когда я закончил рассказ. – Опыт никогда не бывает лишним. Я уверена, что за это время ты уже многому научился и ещё большему научишься. А как почувствуешь, что достиг потолка, контракт можно попробовать и расторгнуть. Лазейки есть всегда.

– Одна моя знакомая, которая помогала мне по работе, говорила то же самое. И способ разорвать контракт я уже нашёл, но для этого мне нужно чуть приподняться по карьерной лестнице. А с моими текущими навыками это будет сложновато.

– Видишь, не так уж, оказывается, всё и плохо, – Мария улыбнулась, а на душе у меня сразу немного потеплело.

– Осталось лишь вытерпеть этот безумный темп, что я сам себе задал.

– Не ты один бежишь сломя голову. С каждым годом человечество движется всё быстрее.

– Это, да, – так как сказать было больше нечего, решил повернуть разговор в другое русло. – Ты ведь тоже говорила, что свободного времени почти нет?

– Кручусь как белка в колесе, лишь бы пробиться на самый верх, – вновь улыбнулась она, но в этот раз как-то совсем без искорки.

– Мир всё ещё полон предрассудков. Как бы все ни кричали про равенство и толерантность, мужчинам развернуться проще, нежели женщинам.

– Согласна. Но и у нас есть свои козыри в рукаве. Думаю, ещё год, другой и смогу занять место своего начальника, – если бы не моя экстраординарная наблюдательность, то я бы и не заметил странных скачков в эмоциях собеседницы. Когда она говорила, было видно, что её настроение росло вверх. Но как закончила, её лицо вновь стало каким-то слишком уж серьёзным. Будто бы по ходу дела она вспомнила о каком-то препятствии, что встало на её пути к вершине. Это всё мои догадки и домыслы, а потому надо бы их как-то проверить.

– Но не всё идёт так гладко, как хотелось бы, да?

Она перевела взгляд с меня на пустую тарелку, а затем тяжело вздохнула.

– Расскажешь?

– Не хочу показаться бестактной, ведь ты совсем недавно потерял родителей, а в моей жизни была лишь мама. Отца я никогда не знала. И вот буквально на днях он появился передо мной, – Мария сжала вилку, которую зачем-то взяла в руку, начав свой рассказ. – Как чёрт из табакерки выскочил. Всё время прожила без него, а тут он припёрся и начал диктовать свои правила. Мама в одиночку растила меня, воспитывала. А этот гад, спустя тридцать лет, вспомнил, что у него есть дочь и решил закрыть свой отцовский долг. Только родитель из него никакой! – её голос стал чуть громче, а лицо выразило неприкрытое отвращение. – Напыщенный кретин, который считает, что ему все вокруг должны, а он весь такой из себя пуп земли. Мол, раз я его дочь, то в чём-то там ему обязана. Ага! Дважды! Обрюхатил маму, когда ей ещё только восемнадцать стукнуло и свалил по своим делам. А теперь явился и начал угрожать!

– Он как-то сможет тебе навредить?

– К сожалению, – она медленно выдохнула, пытаясь успокоиться, – ещё как сможет. Он довольно могущественный… человек. Его сил достаточно чтобы разрушить всё, чего я добивалась, и превратить мою жизнь в ад. Он даже решил запугать меня угрозами моей маме и людям, помогавшим ей растить меня.

– Кажется, он та ещё сволочь.

– Не кажется. Это сложившийся факт, отрицать который он и сам не станет. Ему всё равно, чего хочу я. Ему плевать на мои чувства и желания. Отец преследует лишь свои собственные цели, и я удивительным образом оказалась вплетена в его планы.


20. Бессмертный – 155


Подняв веки, вновь увидел незнакомый потолок. Кажется, это уже начинает входить в привычку. Так как я совершенно не понимал, где очнулся, начал рыскать глазами по комнате. Обстановка минималистическая, но довольно уютная. По количеству личных вещей, а точнее, по их отсутствию, могу предположить, что нахожусь в каком-то не самом дорогом отеле. На двухспальной кровати рядом со мной никого нет. Но судя по ещё не выветрившемуся знакомому аромату духов, раньше тут лежала Мария.

После того как поднялся и чуть более пристально осмотрел комнату и кровать, пришёл к выводу, что мы с ней отлично провели тут время. Но, чёрт побери, почему я ни черта не помню?! Последнее из сохранившихся воспоминаний относится к её рассказу о семье. Вроде как какие-то проблемы с особо дерзким папашей. Я не очень-то понял, что он там от неё хотел, но, вероятно, ничего приятного. Иначе бы девушка не стала так негативно о нём отзываться.

Никаких вещей Марии я не обнаружил. Это значит, она не просто куда-то отошла, а свалила окончательно. Может, на работу убежала? Часы показывали десять утра, так что этот вариант вполне можно назвать логичным. Осталось понять, куда делись мои воспоминания. Возможно, она меня чем-то опоила. Но какой в этом смысл? Девушка она более чем привлекательная и если хотела весело провести время, то могла бы просто намекнуть. Хотя, конечно, к такому я был не готов. Даже презервативы не брал. Кто вообще мог подумать, что первое свидание с незнакомкой может закончиться сексом? Всё-таки не в клубе на танцполе встретились. Заветные резинки, правда, могли быть у неё. Только что-то все мусорки пусты. Подозрительно. Может, ничего не было?

Пока одевался, на телефон пришло сообщение:

«Извини, что так получилось. Мария».

Я тут же набрал её номер, но она сбросила после первого же гудка. И сразу отправила мне ещё одну СМСку:

«Не могу сейчас говорить, давай позже».

– Мда…, – выдохнул я, пялясь в экран смартфона. – Ну хоть номер в чёрный список не добавила.

К слову, кроме сообщений от моей новой знакомой, я заметил ещё и несколько пропущенных звонков от Анисьи. Если быть точным, то одиннадцать штук.

– Привет, – первым поздоровался я, когда понял, что гудки прекратились.

– Так ты всё-таки ещё жив, – сколько же желчи вылилось на меня в этой короткой фразе, словами такое не передать, нужно слышать интонацию.

– Жив, здоров и нахожусь в целостности, – тут я попытался пошутить про то, как когда-то давно ходили слухи о похищении людей, в процессе которых им вырезали органы для продажи. Чёрный юмор – наше всё.

– Почему на звонки не отвечал? – строго спросила девушка на том конце трубки.

И тут я задумался. Нужно ли мне ей что-то рассказывать?

– Встреча несколько затянулась, и по стечению обстоятельств я не мог пользоваться телефоном.

– А сейчас ты где?

– Заночевал в отеле.

– Скоро вернёшься?

– Нет, – я сразу сообразил, что представления не имею, где нахожусь и как далеко отсюда моя машина. – Нужно ещё кое-чем заняться, – и пока она не задала очередной вопрос, быстро перехватил инициативу: – А у вас там как?

– Твой голем ведёт себя как-то странно, – неуверенно ответила Анисья.

– Как это проявляется?

Мне ещё проблем с Перлой не хватало.

– Она продолжает сидеть перед телевизором, но всё время косится на Абрахама.

– Может, что-то на камерах заметила?

– Я тоже так подумала и просмотрела запись на быстрой перемотке. Вроде бы там всё чисто.

– А сам Абрахам что?

– Молчит, как и обычно. Только выдал мне портальную схему и попросил где-нибудь её нарисовать.

– Ясно. Тогда, я как со всем закончу, вернусь.

– Поняла, – фыркнула в трубку девушка и отключилась.

Похоже, она обо мне волновалась, а я как последний мудак заставил её нервничать. Нехорошо получилось. Как-то слишком уж я привык к тому, чтобы быть вольной птицей и лететь туда, куда хочется. К слову, о пернатых. Я сосредоточился и понял, что Чернохвост находится совсем недалеко от меня. Жаль, что он не сможет рассказать о произошедших вчера событиях. Ещё у меня есть несколько духов, которых всё-таки пришлось спрятать внутри себя. Но те и вовсе общаться нормально не умеют. Диалога с Безликим тоже не сложилось. Так как команды сидеть в моей голове я не отдавал, показать вечерние события он не может. А полноценно разговаривать он по-прежнему не научился. Получается, свидетель как бы есть, но ничего от него мне не добиться.

Застёгивая поножи, я вдруг осознал, что весь мой боекомплект лежал на виду возле кровати. Мария просто не могла не заметить этого. Да и если мы тискались ещё до попадания в постель, то ощутить под курткой выступающие объекты легче лёгкого. Так за что же она извинилась в СМС-ке? И если она была обычной девушкой, то разве она бы не испугалась всех этих ножей? Она точно не так проста, как кажется. Может, она меня приняла за кого-то, кем я не являюсь? А оттого и споила? Как же мне хочется ей позвонить и развеять недопонимание. Но сейчас нельзя. Могу сделать только хуже.

Пока сдавал ключ от номера и вызывал такси, осознал один интересный факт. Моё самочувствие значительно улучшилось. Приложение показывало полный заряд процентов духа. Все тридцать пять оказались мне доступны для использования. А это значит, что и источник перестал так рьяно тратить мою ману. Правда, по дороге я этого проверить не мог. До кафешки таксист довёз меня всего за пятнадцать минут. И слава удаче, моя машина стояла там, где её оставил. Если бы её не нашёл тут, то пришлось бы заявлять об угоне. К сожалению, в мою старушку не встроена система обнаружения с возможностью найти её, куда бы её ни занесла судьба. Чтобы купить что-то с таким функционалом, придётся не просто продать текущее средство передвижения, но и доплатить.

Первым делом, после того как расплатился с таксистом и перебрался в свой собственный авто, ушёл в режим медитации. Нужно же понять, как обстоят дела у моего духовного тела. Ну, не буду приукрашивать, всё не слишком здорово. Энергоканалы выглядят так же паршиво, как и вчера. Сейчас они похожи на потрескавшиеся стеклянные трубки. Но есть и один очень значимый плюс. Внутри них течёт энергия. И если мне не кажется, то её даже больше, нежели до похода в Ад. Источник тоже не ощущается пустым. Судя по приложению, в нём накопилось всего полсотни маны, но это уже что-то. Если она не будет утекать в пустоту, то скоро у меня наберётся достаточно, чтобы вновь поделиться ей с духами. Нужно поскорее поднять их на тот уровень, при котором их присутствие перестанет быть чем-то бессмысленным. А то только Грозный меня и выручает.

– Никогда бы не подумал, что отец будет даже после смерти мне помогать.

Итак. Что у нас дальше по плану? Раз уж выбрался в город, то есть смысл навестить тот клуб и поглядеть на вампиров. Не уверен, правда, открыто ли заведение в этот час. Но ехать тут не очень далеко, так что можно попробовать и разведать обстановку. Только перекушу сначала. Переведя взгляд на кафешку, рядом с которой продолжало стоять моё транспортное средство, я невольно мотнул головой.

– Лучше бургер вточу! Сэкономлю и время, и деньги.

На здании, к которому я подъехал, красовалась большая вывеска «15-й Век». Интересное название для вампирского гнезда. Дверь на входе выглядела закрытой, да и никого похожего на секьюрити возле неё не наблюдалось. Но для надёжности я всё же припарковался неподалёку и подошёл поближе, чтобы убедиться наверняка. «Время работы с 18-00 до 8-00» – гласила табличка. Ну что ж, теперь я знаю, чем себя занять сегодня вечером.

Перед тем как ехать домой, решил осмотреть окружение с помощью ворона. Тот, как самый верный товарищ следовал за мной всё это время. После пары кругов вокруг здания ничего интересного я так и не заметил. Это если не считать входа для персонала в переулке. Заглянуть внутрь не удалось, так как во все окна были вставлены тёмные матовые стёкла. Не уверен, что они вообще какой-либо свет пропускают.

Когда ехал обратно, по привычке свернул в сторону своего старого дома. Хорошо хоть вовремя опомнился и, сделав небольшой круг, припарковался возле нового места жительства. Одно радует – арендодатель выдал нам несколько копий ключей. А то лицезреть недовольное лицо Анисьи мне совсем не хотелось. Правда, встречи избежать не удалось. Как только закрыл за собой дверь, тут же столкнулся с девушкой, вышедшей из своей комнаты.

– Смотрю, ты хорошо провёл время, – с этими словами она демонстративно сделала глубокий вдох носом, будто бы принюхивалась к чему-то.

– Не настолько хорошо, как тебе подумалось, – огрызнулся я, разуваясь.

У меня несколько лет не было секса, а после того как удалось наконец-то спустить пар, я всё забыл. Можно ли в таком случае вообще обнулять счётчик? Из-за непонимания ситуации с Марией у меня сейчас настроение и так довольно скверное. А ещё и эта сыпет соль на рану.

– Мне вечером надо будет снова отъехать, – припечатал я Анисью, пока та думала, как бы ещё так сострить, чтобы меня задеть.

– Это не моё дело, – злобно ответила она, развернулась и ушла в свою комнату.

Мне лишь оставалось смотреть ей вслед, пытаясь понять, с чего бы она так завелась. Мы вроде бы не в отношениях, а ведёт себя так, как если бы она ревновала.

– Абрахам, – я зашёл к себе, закрыв дверь. – Есть разговор.

– Слушаю, – ответил он.

Я же в этот момент обратил внимание на Перлу, которая, сидя возле телевизора, развернулась и внимательно смотрела на меня. Складывалось ощущение, будто она меня лет сто не видела. Может быть, она тоже волновалась? В ней вообще есть подобные алгоритмы? Или это дух внутри неё продолжает брать контроль над телом? Но с чего бы древнему и злобному существу париться насчёт меня?

– Секунду, – сказал я магу и уселся рядом с големом. – Есть результаты?

Девушка ещё более внимательно уставилась на моё лицо, а потом медленно качнула головой из стороны в сторону.

– Ты молодец. Продолжай следить. Если что, сразу тормоши меня или Абрахама, – она кивнула, а я, почувствовав некий порыв, прижал её к себе. – Не волнуйся, со мной всё хорошо.

К моей неожиданности Перла чуть подалась в мою сторону, прижимаясь ещё сильнее. Словно живой человек. Это меня так сильно удивило и… напугало, что я поспешил подняться, переместившись на диван. Кажется, проблема с «одушевлением» моего голема даже более серьёзная, нежели я предполагал. Мне, конечно, импонирует, что она в какой-то степени привязана ко мне. Но страх того, что эта машина смерти однажды выйдет из-под контроля слишком уж велик. Сейчас на духа действуют специальные магические алгоритмы, заставляющие его следовать моим приказам. А если у него получится их всех перебороть? Всё может обернуться ой как несладко. С одной стороны, в моих руках находится крайне сильный инструмент, а с другой, бомба замедленного действия. И если она взорвётся, когда я не буду готов, то мгновенная смерть станет для меня самым лёгким исходом. А ведь она может попытаться мне отомстить за все мои приказы. Кто знает, насколько злопамятным окажется дух. И пусть я не даю девушке каких-либо непосильных поручений, это не значит, что древнему существу внутри нравится их выполнять.

«Предлагаю поговорить мысленно», – чётко подумал я, переведя взгляд на мага.

«Я не чувствую следящей магии», – ответил мне прадед, даже не шелохнувшись. Он, как и вчера, сидел со скрещёнными ногами в углу комнаты.

«Если ты не чувствуешь, это не значит, что её нет».

«Дерзишь. Я так понимаю, встреча прошла не так, как ты планировал?»

«Меня опоили и трахнули! И самое обидное – я ничего не помню!»

«Интересно. Такого я не ожидал».

«А я и подавно! После твоих слов я был готов драться на пределе своих сил, а вышла какая-то хрень».

«Расскажешь подробнее?»

«Только если ты поделишься своими домыслами», – отрезал я, не желая идти на поводу у старика.

«Дай мне информацию, и я попытаюсь сложить все кусочки пазла воедино».

«В общем-то, ничего особенного. Встретились, поболтали о всяком. А потом я очнулся голым в отеле, при этом аромат её духов на кровати очень хорошо ощущался».

«О чём именно говорили?»

«Я ей рассказал, как меня подбили на бессрочный контракт, обещая золотые горы, а она поделилась историей о своём отце, которого она никогда не видела, и который появился недавно и начал её к чему-то принуждать».

«Отец, говоришь».

«Да, он вроде как какая-то влиятельная шишка».

«Это всё ещё не объясняет, зачем она тебя отравила, но картина того, кем именно она является, стала чуть чётче».

«Давай уже, говори».

«Скорее всего, она юная богиня».

«Что?» – мыслительный процесс в голове просто остановился.

«Точнее, полукровка с очень хорошими шансами получить признание остальных небожителей».

«Типа как Геракл из мифов?»

«Что-то вроде того. Но если Геракл унаследовал от родителей лишь физическую силу, то твоя новая девушка, похоже, смогла развить в себе божественные способности. Думаю, это как-то связано с открытием возможностей души. После разговора с Акулиной у меня появилась теория, что, открыв полный доступ и полностью сломав замок, можно стать кем-то вроде бога низшего эшелона. Это колечко, что у тебя на пальце, как раз было добыто у одного из них. Я помню, насколько сильно светился он в духовном зрении. И… как её там зовут?»

«Мария».

«И Мария при той вашей встрече тоже испускала довольно большое количество духовных частиц. До даже самого слабого бога в тот момент она не дотягивала, но потенциал явно есть. К слову, ты сейчас светишься тоже значительно сильнее, чем до того, как с тебя частично сняли ограничения. Правда, по-прежнему слишком слабо даже для полноценного мага».

«А почему ты мне всё это не рассказал ещё тогда в переулке?»

«История бывшего жнеца очень многое расставила по своим местам. В то время мои знания были крайне разрозненны, и я лишь мог догадываться, от чего конкретно зависит „яркость“ души. А делиться неподтверждённой и неструктурированной информацией я не привык. Ты бы начал задавать вопросы, на которые у меня просто не могло быть ответов».

«Понятно», – хоть и нехотя, но я принял его отговорку. Такой уж он человек. Ему проще промолчать, чем выставлять себя глупцом. Сотни лет жизненного опыта привели его именно к этой модели поведения. Тут ничего не поделать. – «А какие есть мысли на счёт её отца?»

«Если мифы не врут, то боги очень любили показывать свою фривольность и сношаться со всеми, кто им в той или иной мере приглянулся. Мать Марии, скорее всего, как раз и стала такой девочкой на одну ночь. Но раз отец появился в жизни дочери, значит, он каким-то образом отслеживает всех своих детей. И возможно, если те показывают некие результаты, является к ним, чтобы подгрести их под свою руку. Сильные последователи, на которых у тебя имеются рычаги давления, никогда не бывают лишними. Ни для богов, ни для кого-либо ещё».

«Это… занимательно и грустно одновременно. Поматросил и бросил, а затем, через три десятка лет припёрся поглядеть, а не вышло ли из этого чего-то стоящего».

«Сильные мира сего могут позволить себе любую вольность».

«А какие вольности позволял себе ты, „величайший маг своего времени“?», – внутри меня вдруг что-то щёлкнуло. Ведь Абрахам тоже не слабак, раз мог на равных сражаться с богами, пусть и самыми хилыми из них. Не знаю даже, зачем я задал вопрос, ведь список его прегрешений может быть столь длинным, что и целого дня не хватит, чтобы всё перечислить.

«Некоторые», – пришёл ответ от мага спустя несколько минут. Продолжать разговор не хотелось, поэтому я всё это время просто молчал. – «Желая понять природу вещей, я занимался множеством экспериментов. В результате часть подопытных погибали. Иногда в ужасных муках. Кто-то из них обретал крайне специфические способности, не свойственные ни магам, ни колдунам. Плюс товарищи по коалиции частенько приглашали меня посмотреть на свои безумные опыты. В процессе их проведения погибло немало как магов, так и обычных людей. Боюсь, если бы ты побывал хоть на одном из них, то сошёл бы с ума от тех ужасов, которые там происходили».


21. Бессмертный – 156


«Это было… Откровенно», – ответил я прадеду, услышав его короткую историю. – «И зачем ты это мне рассказал? Мог бы промолчать как обычно».

«Раз уж ты поинтересовался, то я решил, что мне нет смысла это скрывать. Ты должен понимать, с кем связали твою душу, и у кого ты периодически просишь совета и помощи».

«Хочешь сказать, что, имея с тобой дело, я тоже постепенно утопаю в дерьме?» – я чувствовал, как внутри меня горит огонь. Где-то в глубине души и так лежало знание о том, кто такой Абрахам на самом деле, но я прятал его подальше. Сейчас же, когда он вывалил это всё наружу, хочется рвать и метать. Мой родственник оказался бесчувственным маньяком, способным легко наблюдать за чужими страданиями. Познание мира для него важнее эмоций и боли других людей.

«Каждый сам выбирает свой путь. Неважно с кем ты идёшь, имеет значение только сама дорога. Если посчитаешь, что спутник тянет тебя не в ту сторону, ты всегда можешь свернуть и пойти дальше в одиночестве. Это твой выбор и тебе с ним жить».

На его философствования я лишь тяжело вздохнул. Сейчас нам с ним и правда по пути. И как бы мне ни хотелось в эту секунду с ним распрощаться, я не могу этого сделать. Его помощь нельзя переоценить. Он тот ещё говнюк, но многовековые знания, которыми он обладает, мне однозначно пригодятся. Да и следующую операцию без него никак не провернуть. В хранилище магов с наскока не ворваться.

«Кстати, как обстоят дела с составлением плана?»

«Мне нужно больше маны. С текущими запасами, если что-то пойдёт не так, нас отправят на тот свет ещё до того, как мы успеем найти нужные нам вещи».

«Так вот почему ты медитируешь».

«Именно. Параллельно с этим я вспоминаю всех знакомых мне магов и их способности. А также прорабатываю варианты сражения против них. Неизвестно, кто окажется недалеко от хранилища в тот момент. Мои силы сейчас крайне ограничены, и чистой мощью задавить всех не получится».

«Может, есть смысл сгонять в какой-нибудь из твоих тайников и запастись магическими предметами?» – я задал этот вопрос не просто так, а потому, что мне очень хотелось побывать и в других убежищах Абрахама.

«Большинство артефактов имеют крайне узкую направленность. Я ещё перед походом в Ад взял несколько вещичек, которые могли мне помочь в бою. Всё остальное слишком ситуативно. Чаще проще самому применить заклинание, чем активировать его с помощью какого-либо из имеющихся предметов. Но я об этом подумаю».

«А что насчёт украденных у тебя вещей? Наверняка же там было что-то, что нам может пригодиться».

«Есть вероятность, что как только мы начнём убивать магов одного за другим, некоторые члены совета попытаются укрыться в хранилище».

«А разве собрать их всех в одном месте, это не хорошая идея?»

«Если бы у меня на руках имелось что-то достаточно убойное, чтобы разом всех прихлопнуть, то да. Но сейчас моих сил не хватит даже для активации такого артефакта, не говоря уж о том, чтобы произнести подобное заклинание самостоятельно. Поэтому лучше пока не высовываться и попытаться забраться в хранилище, привлекая как можно меньше внимания».

«Как мы вообще в него попадём?», – я вдруг осознал, что этот вопрос мы так и не обсудили. – «Порталом?».

«Да. Я оставил несколько лазеек в портальных и защитных схемах на случай, если у меня возникнут разногласия с советом. И, как оказалось, сделал это не зря».

Мой телефон завибрировал, прерывая нашу беседу. Доставая мобильник, я надеялся увидеть сообщение от Марии, но, к моему сожалению, это оказался Висмут. Он спрашивал, не надумал ли я ему продать ещё мана-пыли. Похоже, дела у мастера идут хорошо.

«Абрахам, а скажи, насколько сложно создать мана-пыль?»

«Если есть все нужные для этого артефакты, а также доступ к драконьим венам, то довольно легко».

«Мне тут один товарищ предлагает продать ему мана-пыль по цене в полтора раза дороже, чем из неё генерируется маны. Как думаешь, пока мы всё ещё не вытащили твою жену, может есть смысл немного навариться?»

«Я не уверен насчёт конкретных значений, но могу сказать точно, что на создание пыли уходит в два раза больше дикой маны, чем получается при обратном процессе».

«В два раза?», – сразу погрустнел я. – «А напомни мне, зачем её тогда вообще хранить в таком виде? Ведь можно просто передать нужный объём через амулет».

«В общих чертах я уже об этом говорил, но так уж и быть, повторюсь. Чаще всего мана-пыль получают из повреждённых камней маны. Фактически это лишь вторичный продукт. Никто никогда не ставит перед собой цель конденсировать ману сразу в пыль. Обычно из неё пытаются сделать камни душ. Но процесс этот долгий и жутко энергозатратный. Поэтому в результате может получиться камень маны, который чаще всего используют для одноразовой активации какого-то мощного заклинания. А то, что от него после этого останется, можно сдать ремесленникам. Для производства высококачественных артефактов маны нужно тоже крайне много», – он на несколько секунд замолчал, похоже, собираясь с мыслями, а затем продолжил: – «Ну а про передачу ты и сам должен догадываться. Для хранения дикой маны в чистом виде нужны очень качественные артефакты. Не у каждого они есть и не каждому по карману их купить. Поглощать же её ни один дурак не станет… Точнее, дураки-то как раз могут. Я множество раз видел последствия столь необдуманного действия. И советую тебе на себе не проверять. Я бы не хотел, чтобы ты умер таким глупым образом», – он снова задумался. – «Хотя если твою душу разорвёт, то есть шанс, что моя привязка успеет слететь до того, как меня перенесёт в Ад. Так что если вдруг захочешь умереть одним из самых страшных способов из мне известных, обращайся, подсоблю».

Как бы мне хотелось услышать в его голосе хоть каплю иронии или сарказма. Маг говорил всё это таким тоном, что мне даже немного страшно стало за свою жизнь. Было жутко проснуться ночью и увидеть, как мне в рот засыпают мана-пыль. В общем-то, я доверяю Абрахаму. Но сам факт того, что моя смерть может принести ему пользу, настораживает. Конечно, вряд ли бы он всё это рассказал, если бы всерьёз обдумывал такой шаг. Больше похоже на попытку укрепить свой образ безжалостного и алчного маньяка, готового пойти на любой шаг, ради собственной выгоды. И если это так, то ему всё удалось. Меня аж пробрало от его слов.

Ещё какое-то время мы просидели в тишине, пока я не решил, что всё же нужно чем-то себя занять. И теперь передо мной встал выбор – либо начать изучать новые схемы для зачарования ножей, или же добавить к своей броне эффект «невидимости». Первый вариант сложнее и дольше, но усилит мои атакующие возможности. Второй же могу попытаться воплотить прямо сейчас, так как нужная схема и так есть в моей голове.

– Абрахам, – мне надоело общаться мысленно, поэтому позвал его вслух, – а какова вероятность того, что мне попадётся враг с иммунитетом к урону электричеством?

– Только если тебе «повезёт» наткнуться на элементаля с соответствующей стихией.

– И чем лучше всего такого убивать?

– Не «чем», а «как».

– Хорошо. Как?

– Зависит от размера. Вообще, полностью развоплотить любого элементаля довольно сложно. Нужно повредить его духовное ядро. А для этого надо атаковать его чем-то мощным и максимально концентрированным. Лучший вариант – копье маны. Это при условии, что ты сможешь поднять плотность заклинания выше, чем плотность ядра.

– Эм-м…, – я попытался сказать, что как бы совсем не это хотел узнать. Спрашивал-то я в контексте ножей, а получил ответ, который мне никак не поможет. Но меня прервали.

– А если такими навыками не обладаешь, то всегда можно попробовать электрического элементаля либо утопить, либо закопать. Тут опять же многое зависит от силы противника. В некоторых случаях достаточно будет его просто откинуть подальше простейшей воздушной техникой.

– Спасибо за информацию, – я постарался ответить максимально нейтрально. – Но меня интересует, чем лучше всего зачаровать ножи, чтобы в случае если электричество окажется малоэффективным, я бы мог воспользоваться альтернативным вариантом.

– Если речь про элементалей, то без разницы. Главное лишь объём маны, который ты сможешь вложить в оружие. Стихия же имеет вторичное значение.

– А против магов, что лучше будет?

– Те из нас, кто хоть немного умеет шевелить мозгами, носят при себе универсальный защитный артефакт, способный поглотить абсолютно любую стихийную энергию, – после этих слов я вспомнил битву с тем «нумизматом». Мои атаки на него не оказывали никакого эффекта. – В теории их можно перегрузить, если ударить сразу чем-то очень сильным, либо атаковав с маленьким промежутком разными стихиями. Первый вариант более надёжен, но надо точно знать, с какой силой бить. А второй сложнее исполнить, так как противник на месте стоять не станет. Да и в любом случае у них тоже есть свой предел. Так что если битва затянется, то преимущество будет на стороне того, у кого амулет классом выше. Это если не учитывать все остальные нюансы, разумеется.

– Всё ясно.

Я чувствовал… разочарование. До этого момента идея с разнообразными стихиями в ножах мне казалась крайне интересной. А сейчас выяснилось, что всё это бессмысленная возня. Не совсем, конечно. Но в ближайшее время это мне никак не поможет. Зато теперь я точно знаю, чем заняться. Набор из усиленного метательного оружия у меня уже имеется, поэтому поработаю над бронёй и ожерельем из костяшек. Лучше скрою всё своё магическое снаряжение от чужих глаз. А то, чувствую, мне мой прикид может вскоре аукнуться. Да и проще будет распознать тех, кто обладает особым зрением. Они просто не смогут не обратить внимания на мой арсенал на груди. Подождите-ка. Если я зачарую броню, то скроются ли ножи? Они же как бы не являются её частью. Именно это я и решил уточнить у прадеда.

– Зависит от того, как зачаруешь.

– Поподробнее, если можно.

– Тебе нужно вывести энергоканалы наружу в реальный мир в местах соприкосновения с ножами. Тогда и они тоже окажутся в поле действия печати.

– И как мне это провернуть?

– Помнишь, как ты рисовал портальную схему и объединял рисунок на стене с тем, что вывел на духовном плане? Вот собственно тебе нужно сделать так же. Только в этот раз в реальном мире не будет продолжения схемы, и она останется незамкнутой.

– Подожди, но ведь если её не замкнуть саму на себя, начнутся сильные потери в мане. Ты же сам мне об этом говорил!

– Не такие уж и большие потери. К тому же если есть возможность сэкономить, закольцевав схему, то лучше так и сделать, а если по объективным причинам так не получится, то переживать особо не стоит. Всё упирается в эффективность. В твоей ситуации это будет самым правильным решением.

– Есть и другие варианты?

– Конечно, есть. Например, можно усилить схему и сделать так, чтобы её эффект распространялся и на окружающие объекты. Но в таком случае расход маны значительно вырастет. Да и скрываться начнёт ещё и другая одежда и возможно, в какой-то мере ты сам.

– То есть я могу создать броню-невидимку?

– Не уверен, что твои навыки уже достаточно хороши для такого, но в целом, да, это вполне реализуемо. Единственное, что маны жрать она будет довольно много. Да и придётся постоянно контролировать уровень насыщения. Если тот упадёт слишком низко, то эффект ослабнет.

– А если сделать так, чтобы она автоматически подзаряжалась от носителя?

Я заметил, как на лице мага проступила улыбка.

– Ты только что придумал концепцию проклятых предметов, которая существует с появлением первых артефактов.

– Почему проклятых?

– А потому, что носящий их часто не чувствует, как из него высасывают силы. И если маг или на худой конец колдун ещё как-то может заметить и своевременно снять предмет, то обычный человек продолжит надевать его вновь и вновь, несмотря на побочные эффекты. Ведь ему будет казаться, что даваемая артефактом сила бесконечна. В какой-то момент бедняга уже не сможет себе представить жизнь без него. Он добровольно будет отдавать свою жизненную силу на подпитку. А когда человек умрёт, а сделает он это довольно скоро, проклятая вещь перейдёт к следующему, и цикл повторится. Люди будут умирать до тех пор, пока опытный маг не найдёт артефакт и не уничтожит. Ну или оставит его себе. В хозяйстве всё пригодится.

– Ты об этом рассказываешь так, будто сам сталкивался с подобным и не раз.

– Так и есть.

Никогда бы не подумал, что столь полезные вещички могут принести в мир так много смертей. Сегодня прямо день откровений. Осталось лишь съездить в вампирское логово и там ещё чему-нибудь удивиться. Будет забавно, если там повсюду окажутся развешаны кишки, куски мяса разбросаны по полу, а объёмы разлитой крови превратят танцевальный зал в болото. Ух! Я аж вздрогнул, в красках представляя себе всё это.

Обед я как-то случайно пропустил, даже и не заметил. Всё время до ужина только и делал, что висел в режиме зачарования, вычерчивая схему на разных частях своей экипировки. Процесс показался мне немного нудноватым, так как рисовать одно и то же по несколько раз было совершенно неинтересно. Да и чертёж в моей голове хранился в столь идеальном состоянии, что никакого даже малейшего шанса на ошибку не существовало. Единственное, пришлось чуток попотеть с выводом энергоканалов наружу. Без отрисованной схемы в реальном мире у меня просто отсутствовал хоть какой-то ориентир, поэтому кучу времени я убил на разные эксперименты в этой области. Но как только разобрался в технологии, дело тут же пошло по накатанной.

К вечеру удалось повесить зачарование сокрытия реальности на все пять элементов брони. А вот с ожерельем произошла заминка. Судя по всему, уже имеющиеся в нём схемы занимают всё доступное пространство. То есть, параметр мана-вместимости использован на максимум. Как бы я ни старался, но создать ещё один слой, мне так и не удалось. Как перебороть эту проблему я не знал, и спрашивать пока не стал. Сил, да и времени для дальнейшей работы просто не осталось. К тому же по возвращении в реальность почувствовал чарующие ароматы с кухни. Похоже, Анисья не только умеет, но, в отличие от меня, ещё и любит готовить. Не помню, чтобы я так часто решался потратить на готовку больше часа.

Во время приёма пищи мы оба молчали. Я предполагал, что она на меня обиделась, но не видел никакой причины, за что бы мог извиниться. Не те у нас отношения. Будь она моей сестрой или девушкой, тогда, да, есть косяки. Мы же с ней лишь временные союзники. Ну и в какой-то мере знакомые. Не уверен, что «хорошие», но всё же.

После небольшого отдыха пришло время навестить вампиров. В этот раз Перлу тоже взял с собой. Она не столь быстра, как тот мужик, но силушки ей не занимать. В крайнем случае выступит в качестве ледокола, который позволит мне пробуриться сквозь толпу врагов. Да и вообще, мне с ней как-то спокойнее. Пока схемы сдерживают её внутреннего «демона», я чувствую, что могу на неё положиться в любой ситуации. Про Абрахама или Анисью я такого точно не скажу.

Дорога по вечерней Москве не заняла слишком много времени. Всё-таки в такой час все едут в область с работы, и лишь немногие вроде меня, направляются в сторону центра. Перед тем как приблизиться к клубу, вновь провёл разведку средствами своего пернатого друга. Его я, кстати, в этот раз не забыл позвать. Даже больше скажу, я сначала передал ему пачку кальмаров, а после того как он отнёс её в гнездо, направился в путь.

Как и следовало из графика, заведение открыто и работает. Когда кто-то заходит, слышна играющая музыка. На входе же стоит какой-то амбал с такими ручищами, что захоти он, сможет стальной лом в рогалик завязать. Как минимум именно такое представление о себе вызывал секьюрити. Всех подряд внутрь не пускали. Каждый вошедший предъявлял визитку, которых у меня было аж две. Выглядели они абсолютно одинаково и отличались лишь по штрихкоду на задней стороне. Не знаю, есть ли разница, но я подготовил именно ту, что выдал мне тот ночной незнакомец и, собравшись с силами, вышел из машины.


22. Бессмертный – 157


– Добрый вечер, – поздоровался я и протянул здоровому мужику карточку.

Тот оценивающим взглядом окинул мой довольно-таки простецкий прикид, но ничего не сказал и лишь просканировал с помощью смартфона штрихкод на визитке. После этого его лицо слегка изменилось, и он тут же поспешил открыть передо мной дверь. Интересно, что же там такое он увидел на дисплее? Но это не особо важно, главное – я и Перла оказались внутри. Хорошо ещё, что нас двоих пустили вместе. Но в любом случае у меня имелся и запасной пропуск.

Очень давно не бывал в клубах. Лет десять, наверное. Из-за этого чувствую себя каким-то стариком. Но в целом тут всё выглядит примерно так же, как мне и запомнилось. С одной стороны стоит довольно длинная барная стойка, за которой сидят как парочки, так и одиночки. Чуть дальше расположилась скромная площадка для танцев. Там же на небольшой возвышенности установлена панель для диджея. Молодой паренёк крутил вполне себе интересный микс. Не знаю, запись ли это, или же он на ходу сочиняет, но звучит очень неплохо. Даже на мой вкус. А я как бы вообще электронную музыку не слушаю и в её стилях совершенно не разбираюсь. В противоположной стороне раскинулись диванчики для больших компаний, и там всё было забито под завязку.

Осматривая людей, я двинулся к бару. Что-то не похожи они на вампиров. Или же я чего-то не понимаю? Есть ли возможность отличить одних от других? Что я вообще ожидал? А, ну да. Озеро крови и всё-такое. Но тут вроде бы всё вполне себе нормально. Молодёжь танцует, бухает, целуется. Не вижу ничего экстраординарного или выходящего за рамки моего представления. Есть народ и постарше, но их не так и много.

Пройдясь взглядом по стенам, насчитал два прохода, уходящих куда-то вглубь здания. Также возле двери, через которую я вошёл, оказалась лестница, ведущая вниз. Четыре секьюрити разбросаны по залу, но сами коридоры и спуск никто не охраняет. Надо бы последить, кто туда ходит и как часто, а потом можно будет попробовать аккуратно проскочить. Чувствую себя каким-то шпионом на особо ответственном задании. Даже коктейльчик себе заказал, и чтобы не палиться, и чтобы хоть чуть-чуть унять начавшие разбалтываться нервишки.

Спустя полчаса я даже немного привык к здешней атмосфере. Музыка пусть и громкая, но по ушам не долбит. Коктейли вкусные. Не знаю, как называется, но я просил что-нибудь со сливочным ликёром. Ещё вчера перед встречей с Марией я вывел себе на карту пятьдесят тысяч. И с учётом, что сегодня они все по-прежнему лежали на моём счету, девушка всё оплатила самостоятельно. Если бы вечер закончился, как и планировалось, то я бы, разумеется, заплатил за себя и за неё сам. При этом, невзирая на то, что её достаток наверняка больше моего.

Пока сидел и наблюдал, пытался завязать разговор с барменом. Но тот явно не был настроен на беседу. А из-за того, что я уже находился рядом с такой красоткой как Перла, девушки ко мне тоже не подходили, да и я к ним идти не собирался. Поэтому приходилось довольствоваться лишь визуальной информацией. Если сегодня ничего не узнаю, в следующий раз оставлю голема снаружи.

За время, проведённое в клубе, я понял назначения всех проходов. Первый точно вёл на кухню. Народ, разместившийся на диванчиках, делал заказ с помощью электронного меню, а после к ним выносили готовые блюда. Технический прогресс во всей своей красе. Пройдёт пара десятилетий и живого персонала в подобных заведениях почти не останется. Назначение второго прохода я определил ещё раньше. Туалет. Ага. Так просто. А вот лестница ведёт куда-то в более интересное место. Пока я тут торчу, вниз спустилось уже несколько человек. И каждый из них был явно старше всех этих тусовщиков. Один раз туда прошла пара из мужчины и женщины, каждому из которых уже стукнуло под полтинник. Да и одеты все спускающиеся были заметно более строго и официально. Похоже, там проводятся мероприятия иного рода. Ещё через десять минут поток людей, желающих попасть в подвал, значительно увеличился. При этом их никто не останавливал. Может, и внизу охрана есть?

Не желая пропустить самое интересное, я вклинился в толпу и начал спускаться. А тут неплохая отделка. Лакированный деревянный пол, стены из бежевого мрамора. Под потолком проходит линия из барельефов с нечитаемым рисунком. Да и вообще тут всё сделано очень хорошо.

– Пропуск, – от рассматривания потолка, на котором тоже красовались некие узоры, меня отвлёк грубый мужской бас.

Я опустил голову и посмотрел в глаза очередному секьюрити. А этот не такой уж и широкоплечий. Но взгляд серьёзный. С ним лучше не шутить, вмиг скрутит. Поэтому я просто протянул ему карточку, по которой и попал в этот клуб.

– Проходите, – и если предыдущий охранник явно разнервничался, увидев что-то на смартфоне, то этот лишь слегка поклонился, жестом показывая, что меня никто задерживать не собирается. Складывается впечатление, будто это не какая-то картонка со штрихкодом на ней, а платиновая банковская карта с привилегиями королевского уровня.

После того как я сделал несколько шагов в сторону не очень-то большого зала с креслами и трибуной, я услышал, как мужчина на входе что-то кому-то сообщил по рации. Когда обернулся, тот уже принимал пропуска у следующих посетителей. Не нравится мне всё это. Слишком уж подозрительно. И вроде бы не похоже на ловушку, но чувство беспокойства не отступает.

А ещё я заметил одну странность. Всех остальных проверяли индивидуально. То есть каждый из проходивших сам предоставлял свою карточку. И только меня пропустили со спутницей. Не нравится мне это особое внимание, жуть как не нравится.

Чтобы особо не отсвечивать и иметь возможность быстро свалить в случае опасности, я не стал далеко ходить и приземлился на последний ряд на одно из крайних мест. Пока народ продолжал подходить, я пытался соединить части пазла воедино. Зачем вообще все эти люди собрались тут? Очевидно, хотят посмотреть какое-то представление. Но где они взяли пропуска? Такие вещи где попало не купишь. К тому же откуда-то все они знают время начала этого шоу и, соответственно, подтягиваются к этому моменту. Плюс, в моей визитке, похоже, вбита какая-то особенная информация. На других гостей секьюрити так не реагировали. Ещё вопрос: почему молодёжь сюда не спускается? У них же тоже есть карточки. Без них в клуб вообще не попасть. Может, им не интересно? Или же пока рановато? Сколько бы я ни всматривался, но среди пришедших видел лишь довольно взрослых, а иногда и откровенно старых людей. Ощущение, будто мы в опере или театре. Но не в обычном, а только для самых искушённых.

Пока я размышлял, не заметил, как выключился основной свет и на сцену вышел немного худощавый мужчина в абсолютно белых одеждах. Нет, это был не деловой костюм, а скорее больничная пижама. Просторные хлопковые штаны и такая же рубашка без каких-либо изысков или рисунков. Шмыгая по полу одноразовыми тапками, которые частенько можно увидеть в отелях, артист дошёл до центра и низко поклонился. Освещение на сцене тоже выключилось, оставляя видимым лишь выступающего. Из-за кулис раздался странный звук, после чего зажёгся второй прожектор. В абсолютно идентичных одеждах к нам на обозрение вышел чуть полноватый человек, толкая перед собой тележку со стеклянным тазиком. Когда я заметил, что внутри этого сосуда плескается что-то густое и бордовое, моё тело тут же напряглось.

– Расслабьтесь, – я резко повернулся на голос и увидел, что на пустовавшим ещё минуту назад кресле, появился отдалённо знакомый мужчина. – Они лишь покажут часть наших возможностей.

Разумеется, ни о каком расслаблении речи больше не шло. Я чуть сильнее расстегнул куртку, открывая быстрый доступ к своему оружию. На входе в клуб имелась раздевалка, но я ей, естественно, не воспользовался. Всё-таки я успел зачаровать лишь броню, а про ножны как-то совсем забыл. Мог бы заняться ими вместо поножей, но в тот момент думал я совершенно не об этом. Да и идя в логово к потенциальному врагу, лучше не светить «железом». Откуда мне знать, кто они такие и насколько хорошо могут видеть сквозь сокрытие реальности. Я со своим низшим уровнем и то отлично различаю свою экипировку. Так что все эти фокусы, скорее всего, помогут только во взаимодействии с обычными людьми.

Тем временем Тонкий, буду звать его так, слегка засучил рукава и подошёл к тазику. Зачерпнув ладонями кровь, он каким-то чудом скатал из неё шарик, размером с теннисный, и начал им играться, как это обычно делают в цирке. Подкидывал, ловил необычным образом, чеканил, а под конец зажал подбородком. При этом его белоснежная одежда ни капли не испачкалась. А вот оголённые руки окрасились тёмно-красным. Мужчина вновь вернулся к тазику и слепил из крови ещё несколько шаров. После чего он приступил к жонглированию, подбрасывая их на разную высоту. Шоу закончилось тем, что артист, очень зрелищно играясь с шариками, начал их «выжимать» один за другим обратно в таз. Выглядело так, будто жидкость вдруг вспомнила, в каком состоянии она должна находиться и стала терять навязанную ей сферическую форму.

– Сейчас начнётся второе действие, – прокомментировал мой сосед, в то время как Тонкий поклонился под аплодисменты.

Похоже, теперь пришёл момент славы Толстого, так как именно его осветил прожектор. А ещё я заметил, что в стенах тоже появились лучи света. Пока, правда, непонятно, что они освещают. В зале стало чуть светлее, да и только. Мужчина подошёл к тазику и тут же выплеснул его содержимое в зал. Первые ряды охнули, а в следующую секунду воцарилась мёртвая тишина. А всё потому, что капли крови застыли в пространстве в полуметре над зрителями. Всё это выглядело так, будто кто-то остановил время. Затем зависшая жидкость начала прямо в воздухе собираться воедино, образуя очередной шар, только уже значительно более крупного размера. Из-за кулис послышался звук выкатываемого объекта, и перед нами появился Тонкий с целым стендом всякого холодного оружия. Силами Толстого кровавая сфера вернулась на сцену, в то время как второй артист выбирал, за что бы ему взяться.

Первым делом он выбрал обычный ножик и тут же начал неистово тыкать им в огромный сгусток багровой жидкости. Но та продолжала парить как ни в чём не бывало. Тогда он схватился за небольшой меч. Взмах и брызги с лезвия улетают в зал. Снова раздались звуки удивления зрителей, когда до них так ничего и не долетело. Вся бордовая жидкость вновь вернулась обратно. Следующим оружием стала бейсбольная бита. От её ударов из сферы вылетали целые пласты крови. Зал охал, но как я понял, ни один зритель так и не запачкался. Под конец на стенде остались только булава и бензопила, которая непонятно как вообще затесалась в этот список. Тонкий всеми своими движениями показывал, что задумался, затем, развернувшись к залу, улыбнулся и схватил пилу. Та дико зарычала, и понеслось! Шар превратился в нескончаемый фонтан кровищи, разлетавшийся брызгами не только по сцене, но и охватывая как минимум первые пять рядов. Секунд через пятнадцать рёв стих и я увидел, как целые мириады капель висят над зрительским залом, в то время как сцена и артисты, как были белоснежно чистыми, так и остались.

Несколько мгновений тишины и зал взорвался аплодисментами.

– Ну как вам? – спросил мужчина возле меня.

– Не очень понимаю, к чему все эти демонстрации? Вы же всё это показываете, не для того, чтобы просто людей развлечь, – я уже давно отдал Грозному команду, и тот подполз максимально близко к источнику. Если вдруг начнётся заварушка, он тут же прыгнет внутрь и зарядит мою ману. Я с самого появления подозрительного типа сижу как на иголках. Как он вообще смог оказаться рядом так, что я и не заметил? И это со всей своей наблюдательностью?!

– Конечно, нет. Считайте это рекламой для ограниченного круга заинтересованных, – я попытался получше разглядеть его лицо, но царивший тут полумрак не давал разобрать детали. – О, смотрите, сейчас финальное действие начнётся.

Продолжая держать своего потенциального противника в поле зрения, я частично переключился на сцену. Тонкий и Толстый уже давно скрылись из виду, а к нам вышли спортивного вида парень лет двадцати и крайне привлекательная и фигуристая девушка того же возраста. Эта парочка смотрелась столь гармонично вместе, что внутри у меня даже начала зарождаться лёгкая зависть. А за ней тут же последовала грусть. Красивые, молодые. Выглядят абсолютно здоровыми, да и смотрятся рядом они как идеальные муж и жена. Они отлично бы подошли для рекламы счастливой семьи. Странные чувства. Размышляю, будто какой-то старикан. Не помню, чтобы я раньше кому-то в чём-то завидовал.

В этот раз артисты оделись нормально. Или, лучше сказать: «Разделись нормально». Парень был в одних лишь бриджах, а его напарница в бикини и с летним полупрозрачным платком, повязанным вокруг талии. Как на пляж собрались. Интересно, что же они нам покажут?

На сцене вновь показались Тонкий с Толстым. Будучи в тени, они что-то передали основным действующим лицам. Когда те скрылись, парень и девушка достали из-за спины ножи. У первого он был по размеру примерно как у меня. Длинное лезвие, удобная большая рукоять. Таким можно и огурцы нарезать и врагов в фарш кромсать. В хрупких ручках дамы же я увидел ножичек поменьше. Режущая кромка короче десяти сантиметров. Если он складной, то легко поместиться в карман.

И тут как началось. Парень рванул с ножом наголо в сторону своей компаньонки, а та будто акробатка, сделала двойное сальто назад. Зал охнул и в следующее мгновение девушка скрылась в тенях сцены. Её прожектор погас, и мужчина остался один. При этом он стоял в боевой стойке, озираясь по сторонам. Не знай я, что это постановка, и впрямь поверил бы в угрозу жизни для этого парня. Скрывавшаяся в тенях появилась будто бы из воздуха, всадив нож в оголённый торс. Но её противник среагировал быстро и на вытянутой руке полоснул той по горлу. Кровища брызнула во все стороны и девушка, очень реалистично захлёбываясь, упала на сцену. Мужчина же вытащил нож из бока и, зажимая рану, встал рядом с ней на одно колено. При этом крови там натекло необычайно много. Если бы не маленький желобок на краю сцены, то всё это вылилось бы в зал.

Свет потух, и я слышал, как там что-то происходит. Когда прожектор включился вновь, оба артиста вышли из-за кулис. Они были все перепачканы в крови и выглядели как жертвы какого-то маньяка. Вроде бы они оба улыбались, но что-то как-то выражение лица девушки мне не нравилось. Я сидел далековато, а потому не мог точно разобрать. Казалось, что она скрывает свои эмоции. Выступающие поклонились, а затем вновь взялись за ножи. Но вместо того, чтобы драться, они выставили левую руку вперёд, и начали делать на ней довольно сильные порезы. Кровь вытекала из ран и капала на пол. А я всё больше сомневался в том, что это постановка. Затем парочка перешла на живот. Нет, тыкать они себя не стали, вместо этого так же резкими движениями оставляли хорошо видимые порезы. Закончилось всё выходом Толстого и Тонкого, которые принесли им несколько влажных полотенец. После того как вся кровь оказалась смыта, артисты встали к нам лицом, показывая раны на теле. Затягивались те прямо на глазах. Секунд через тридцать на руке даже следов не осталось. Живот заживал дольше, но когда и на нём всё исчезло, выступающие поклонились и покинули сцену под нестройные аплодисменты. Народ однозначно был шокирован. Как, в общем-то, и я.

Вот тебе и кровавые ритуалы.

– Ну как вам?

– Интригующе, – не стал я кривить душой. – Она и впрямь выжила, после того как чуть не захлебнулась собственной кровью?

– Такой финал не входил в наши планы, но да, вы правы. Перед повторным выходом ей, скорее всего, пришлось прочистить желудок и лёгкие, неприятно, конечно. Но согласитесь, зрелищно!

– А то, – кивнул я. – В следующий раз, когда буду пытаться кого-то убить, постараюсь отрубить голову. После такого вы же не воскреснете?

– К сожалению, нет, – грустно ответил незнакомец, совершенно не поведясь на мою провокацию.


23. Бессмертный – 158


– И что дальше? – спросил я, заметив, как мимо прошло несколько молодых девушек с папками в руках.

– Сейчас мы проведём опрос и запишем тех, кто желает вступить на новый путь.

– А что будет с остальными? – информация про «путь» интересовала меня больше, но чувствует моё сердце, про него мне и так расскажут.

– Заберём пропуска и заставим подписать контракт, по условиям которого они забывают всё здесь увиденное, а мы оставляем их в живых.

– Дорогое удовольствие на каждого контракт тратить, – мне вдруг вспомнился наш договор с Чеге. Там всё было написано жутко мелким шрифтом на одном единственном листе. Собственно именно из-за этого я и предположил, что стоят они недёшево.

– Мы ничего не теряем. Каждый из них заплатил приличную сумму просто за то, чтобы побывать тут. А если они захотят вступить на наш путь, то им придётся поделиться половиной своего состояния.

– Половиной? – я тут же представил, насколько же все эти люди влиятельны и богаты. – Значит, такова цена бессмертия?

– Не совсем, – всё это время мужчина разговаривал со мной крайне спокойно и в очень уважительной манере. Своим стилем общения он мне напоминал то ли аристократа, то ли умудрённого годами старика, который всё знает и уже давно ничему не удивляется. Хотя я бы ему больше сорока не дал. – Мы лишь показываем им новую дорогу. Она длинная, ухабистая. На ней встречаются канавы, ямы и даже целые пропасти. Но мы стараемся предоставить новичкам как можно больше информации о том, как со всем этим справиться.

– Вы уже дошли до конца этой дороги? – я вдруг вспомнил, что тоже представлял свой текущий путь развития примерно так же.

– Я и некоторые мои старые товарищи ушли далеко вперёд. Сейчас я на той стадии, когда пытаюсь преодолеть очередное препятствие. Не знаю, получиться ли у меня, но я очень хочу увидеть, что же там будет дальше.

– А вы в курсе, что за вами следят ребята из РосМагНадзора? – не уверен, есть ли смысл из этого делать тайну. Думаю, раскрыв этот факт, я узнаю чуть больше и, возможно, смогу чуть лучше втереться в доверие к этому вампиру.

– Ах, эти, – он сказал это так, будто говорил о назойливо жужжащей мушке где-то на периферии зрения. – Да, они частенько кружат неподалёку. Даже пару раз наведывались к нам в гости.

– Я так понимаю, на это шоу их никто не приглашал?

– Конечно же, нет. Если хотят заглянуть, пусть, как и все остальные платят за вход.

– А если не секрет, почём нынче билетик?

– В этом нет никакой тайны. Десять миллионов рублей, – после этой фразы у меня аж ком в горле встал.

– Но ведь по условиям контракта они всё забудут, как только выйдут из клуба.

– Всё верно, – понятно, почему РМН отправили меня. Надеялись, что я смогу всё разузнать, при этом не потеряв память.

Секунд пятнадцать я обкатывал в голове одну мысль и всё-таки решился спросить:

– Мне вот интересно. Как вы поступаете с теми, чьё состояние и составляло те десять миллионов, которые они отдали за билет?

– Такое случается нечасто. К тому же есть же ещё не только счёта в банках, но и машины, дома, драгоценные металлы, акции и тому подобное.

– И всё же?

– Если представить гипотетическую ситуацию, в которой человек продал всё, что имел и купил пропуск к нам на мероприятие, то мы всё равно не откажем ему. Ведь это значит, что мы встретили кого-то, кто, как и мы когда-то, всеми фибрами души желает вступить на новый путь. Материальные блага с собой в могилу могли забрать только древние египетские фараоны, – я заметил лёгкий проблеск улыбки на лице собеседника. – Да и то им они вряд ли пригождались на том свете.

– Мне вы тоже хотите предложить встать рядом с вами?

– Ни в коем случае. У вас свой путь. И я чувствую, что он не менее интересен, чем мой.

– Чувствуете?

– Сложно объяснить. Считайте это развитой интуицией.

– Так зачем же вы меня сюда пригласила?

– Хотел поделиться своим прогрессом с тем, кто в этом что-то понимает, – мужчина посмотрел в мою сторону с лёгкой улыбкой. – Тяжело чего-то добиться, когда нет того, кому можно похвастаться своими достижениями.

Такого ответа я совсем не ожидал и завис, пытаясь всё осмыслить и разложить по полочкам. Если он не врёт, то ему обо мне что-то известно. Откуда? Неужто при той мимолётной встрече он смог настолько хорошо всё проанализировать? Похоже на какую-то форму предвидения. Видит ли он моё будущее? Или же это работает как-то иначе?

– Кажется, девочки со всем закончили, – мужчина начал подниматься с кресла. – Пойдёмте, скоро начнётся вторая часть.

Я встал следом и тут же спросил:

– Извините, а как вас зовут?

– Ох, где мои манеры. Мы с вами так мило беседовали, что я и забыл о том, что мы официально не знакомы. Моё имя Владимир, – он протянул мне руку.

– Димион, – ответил я, мысленно зацепившись за слово «официально». Неужто он ещё успел под меня копнуть, пока я был в разъездах по Аду?

– Прозвище? – слегка удивился мужчина.

– В последнее время я только так и представляюсь. Можете считать это моим вторым именем.

– Я вас понял, – отпустил он мою руку, – вопросов больше не имею. Кроме одного. Как зовут вашу спутницу?

– Перла.

– Это имя ей очень идёт, – девушка же на его слова никак не отреагировала, продолжая делать безразличный вид. Всё как мы с ней репетировали.

Часть людей пошла на выход, но большинство выстроились в очередь и не торопясь заходили в неприметную дверцу возле сцены.

– Их обратят? – шепнул я, заглядывая в глаза тем, кто шёл к нам навстречу, отказавшись от «чести» стать вампиром. Они отдали по десять лямов, а завтра уже не вспомнят, что же тут такое произошло. Не удивлюсь, если кто-то попытается подать в суд или самостоятельно придёт разбираться. Даже для богача, такие деньги не шутки. Хотя если речь зайдёт о людях из ТОП-10 «Forbes», то для них это мелочь, на которую ничего толком не купишь. Вряд ли тут есть кто-то из этого списка.

– Не сегодня. Этот вечер лишь показательный. Мне не нравится, когда меня обвиняют в том, что я не рассказал обо всех подводных камнях. А их, знаете ли, не мало. Поэтому сейчас они все увидят свою судьбу. И если и это не заставит их передумать, то в своём решении они смогут винить лишь себя.

От его слов мне стало как-то не по себе. Складывается ощущение, что вскоре толпе покажут нечто столь ужасное, что это будет способно оттолкнуть даже самых отчаянных. Следуя за людьми, мы пришли в ещё один небольшой зал. Только в этот раз не было никаких стульев и сцены. В десяти метрах от нас стояло две больничных койки. А рядом с ними находилась своего рода ширма, из-за которой вышел старичок в свободной светлой пижаме. Его лицо выглядело как поле боя, по которому провели артобстрел. Ямки переходили в засохшие от старости наросты, а точный цвет кожи я и вовсе распознать не мог из-за множества непонятных пятен. И посреди всего этого «великолепия» красовался огромный нос, будто гигантская гора, примостившаяся там по воле внеземного разума. Старик горбился и еле держался на ногах. Даже не берусь определить его возраст. Но, судя по всему, жить ему осталось от силы пару лет. Или всего несколько месяцев – в такие тонкости я не полезу.

Одна из девушек, которая и привела всех сюда, сняла с себя походный термос, висевший у неё под рукой на ремне, и налила его содержимое в крышку. Старик, трясущимися руками взял стальную кружку, будто бы ему протянули священный Грааль. На лице отображалось нетерпение, но он сдерживал себя и пил жидкость маленькими глотками, стараясь не пролить ни капли. После этого он вернул посуду и улёгся на кровать. Две другие девушки тут же подошли к нему и стали пристёгивать его ремнями, будто бы какого-то психа. При этом пациент совершенно никак не сопротивлялся. Похоже, ему рассказали, как всё будет проходить. Или даже не так. Вероятнее всего, когда-то и он стоял с нашей стороны и наблюдал за обращением.

Не прошло и минуты, как с телом старика начало что-то происходить. Я видел, как напряглись мышцы на его сухеньких ручках. Он дёрнулся, но ремни крепко держали его руки и ноги. Да и кровать была прикручена к полу. Видать, уже бывали случаи, когда во время буйства люди переворачивали койку, роняя её на себя. Пациента выгнуло дугой, и он захрипел от боли. Началось что-то вроде судорог. Мышцы на конечностях продолжали хаотично сокращаться, из-за чего казалось, будто в обращаемого вселился демон. Или даже не один. Жуткое зрелище. Изо рта пошла пена, а зрачки начали ходить ходуном, как заведённые.

Среди толпы пошли шепотки. Некоторые отвернулись, в то время как другие, словно заворожённые следили за процессом, не отрывая взгляда. Я же не знал, как к этому относиться. Мне почему-то вспомнился сегодняшний рассказ Абрахама о том, как его приглашали на всякие эксперименты, где он был почётным гостем. Испытывал ли он те же чувства, что и я сейчас? Или же ему было совершенно плевать? А вообще… Если так подумать, то и я за жизнь старичка не особо переживаю. Он и так стоял одной ногой в могиле. Но вот то, каким образом наступила смерть, мне не нравится. Неужто стать вампиром способен не каждый? Есть какие-то критерии? Может, надо быть моложе?

Сам же несчастный замер, не подавая признаков жизни. Ну, как я и предполагал. Его так «колбасило», что оставалось бы только удивляться, если бы он после этого не отдал Создателю душу. Одна из девушек вытерла старику рот от пены и осталась стоять рядом, в то время как из-за ширмы вышел ещё один «подопытный». В это раз перед нами предстал высокий тучный мужчина. Его пижама была на несколько размеров больше, чем у старика, но даже так, его массивный живот всё норовил вырваться наружу. На вид ему лет сорок или около того. Как он успел за это время нажрать под две сотни килограмм, ума не приложу. Это ж сколько он на еду бабла спускал?

И пока я размышлял о вечном, девушка с термосом вновь занялась своими обязанностями. Мужчина довольно быстро всё выпил, а затем под скрипы бедной кровати принял горизонтальное положение. Его тоже привязали, и началось томительное ожидание. Первое, что я заметил, так это странная рябь, прошедшая по слегка оголившемуся животу. А потом у него в желудке так заурчало, будто он не ел сто лет, и там зародился всепоглощающий дикий зверь. Мужчина сжал кулаки, а кожаные ремни натянулись. Похоже, процесс пошёл. И вроде бы выглядит это не так болезненно, как у предыдущего, но испытываемые мужиком ощущения точно не из приятных. Живот вновь зашевелился, как если бы там завёлся Чужой и именно сейчас решил выбраться наружу. Обращаемый начал дёргаться и стонать, пока в какой-то момент и вовсе не заорал от боли.

Некоторые не выдержали и отвернулись, заткнув уши. В основном женщины, конечно. Но и у мужиков тоже начали сдавать нервы. Один из них даже подошёл к девушке с термосом и что-то ей прошептал. Та ему так же тихонечко ответила. Слов я не слышал, но по выражению лица мужчины понял, что он хотел узнать, всё ли в порядке. И ему явно сказали, что всё в норме. Отчего он как-то слегка скривился, но вернулся к остальным. Сейчас в его голове наверняка поселились сомнения. Пережить такое и это лишь ради призрачного шанса на бессмертие? Не каждый отважиться на подобный шаг.

Процесс обращения продолжался, и легко было заметить, как мужчина начал резко терять в весе. Я уже упоминал Чужого. Так вот, теперь этот некий монстр будто бы ползает у него под кожей и в огромном количестве поглощает жир. Непонятно только куда он после этого девается, ну да не важно. К моменту, как и этот человек вырубился, он выглядел словно жертва безумного пластического хирурга. Кожа пластами лежала на кровати, а внутри неё находился либо мёртвый, либо потерявший сознание относительно худой мужчина. Кого-то вырвало. А затем ещё кого-то. Зрелище не из приятных. Со старичком как-то даже менее мерзко прошло.

Кстати, о нём. Пока все смотрели на второго будущего вампира, первый неожиданного ожил. Его кожа потеряла несколько оттенков, став пепельно-серой. Но зато лицо уже не выглядело так ужасно, как ранее. Пусть он и походил больше на труп, но труп не старика, а скорее мужчины в самом расцвете сил.

– Димион, – тихо шепнул мне хозяин этой «пыточной», – не подсобите?

– Каким образом?

К нам подошла одна из девушек со шприцем в руке.

– Не поделитесь для этих двоих небольшим количеством своей крови?

– Я вам что, дойная корова? – злобно ответил я, инстинктивно потянувшись за ножом.

– Нет, что вы! – слегка поднял руки вверх Владимир, показывая, что он не собирается на меня давить. – Никто вас не принуждает. Это лишь маленькая просьба.

Я хотел отказаться, но мне не дали вставить слово.

– Посмотрите, – он указал на привязанного к кровати «зомби».

Мой взгляд на мгновение скользнул на бывшего старика.

– Он смотрит сюда.

– Не просто сюда. Он смотрит конкретно на вас.

– И чем же я ему приглянулся?

– Если объяснять по-простому, то в вас течёт очень много энергии. В десятки раз больше, чем в тех, кто пришёл сегодня поглазеть.

– А как же вы?

– Я и мои ассистентки немного из другого теста. Считайте, что мы с ним теперь родственники. К тому же именно моя кровь с некоторыми модификациями привела его в такое состояние.

– То есть ему нужна кровь тех, кто на него не похож, – мужчина кивнул, а я всё-таки решил расставить все точки на «ё». – Так, почему я? Точнее, почему вы хотите, чтобы кровь сдал именно я?

– Этот господин за свою жизнь смог скопить очень много средств и имущества. Он один из самых значимых наших инвесторов за последние полвека. Люди не равны. И их вклад в наше дело тоже. Кто-то пришёл к нам без гроша в кармане, но при этом проявил недюжий энтузиазм. А кто-то пожертвовал такими богатствами, которых хватило бы на создание небольшой страны. И сейчас, я хочу помочь ему, дав лёгкий толчок в развитии. Ваша насыщенная кровь, выпитая сразу после обращения, нивелирует множество побочных эффектов, с которыми неофитам приходится бороться годами.

– А второй?

– Он мой очень, очень дальний родственник. Женщина, которую я любил, давно мертва, но её наследники до сих пор живы. И с учётом, что этот молодой господин смог найти нас по всем правилам, а так же, как и остальные, заплатил полную стоимость за билет, я хочу сделать ему небольшой подарок в память о жене.

– Хорошо, – я начал снимать куртку, – на мне же это никак не отразится?

– Нет-нет, что вы. Ваша жизнь в полной безопасности. И я гарантирую, что никакой зависимости от вашей крови у новообращённых не будет. К тому же пока они в таком виде, они ничего не запомнят.

– А как вы называете это их состояние? – я протянул руку девушке. Та лишь мазнула взглядом по наручу с ножами и подошла ближе.

– Мы зовём их низшими, – с учётом, что мы стояли вместе с остальными, абсолютно все слышали наш разговор. И как раз для толпы будущих вампиров, похоже, он решил добавить ещё немного информации: – Если долго не пить кровь, мы теряем способность мыслить. Наши движения замедляются вместе со всеми другими процессами в организме. Если же доступа к крови так и не появится в течение нескольких дней, то низший полностью теряет рассудок, постепенно становясь монстром. Эти твари жестоки. Бросаются на всех, кого видят. Им мало одной крови. Они жрут плоть, разрывая жертву на куски.

– Я так понимаю, для них дороги назад уже нет? – спросил я, смотря, как заполняется вторая пробирка.

– Есть лишь малый шанс, что они смогут отыскать и сожрать кого-то достаточно сытного, – он незаметно для остальных окинул меня взглядом, показывая, о ком именно идёт речь. – Тогда процесс может пойти вспять. Но станет ли он до конца тем, кем был ранее, неизвестно.

Закончив, девушка пошла к первому превратившемуся. Второй за время нашей беседы тоже начал подавать признаки жизни. И когда помощница проходила мимо, резко дёрнулся, с треском разорвал ремни и рухнул на пол в неестественной позе. Он всеми силами пытался дотянуться до замеревшей возле него цели, но крепления на ногах оказались прочнее и не поддавались. Девушка же, убедившись, что всё в рамках нормального, пошла дальше. Бывший старик тоже сначала дёргался, но силёнок вырваться ему не хватало. А как понял, что кровь несут ему, тут же замер, открыв рот.


24. Бессмертный – 159


Пока ассистентка поила бывшего старика, я окинул взглядом второго обращённого. Если до этого его кожа сидела на нём как уродливый водолазный костюм, имевший на пяток больший размер, нежели нужно, то после пробуждения ситуация изменилась в лучшую сторону. Кожа, будто футуристическая самоподстраивающаяся одежда, подтягивалась и всё меньше и меньше свисала с сильно похудевшего тела. Теперь уже на мужчину можно было смотреть, не испытывая отвращения. А то некоторые до сих пор от увиденного отойти не могут. Такие ужасы только в хоррорах показывают. Да и то, там они на экране, а тут всё по-настоящему.

После того как первого «подопытного» напоили, он немного успокоился и перестал на меня так откровенно пялиться. Я заметил, как цвет его лица постепенно начинает принимать здоровый вид. После такой метаморфозы ему больше сорока никто не даст. Да и то, с натяжкой. Скорее, честные тридцать пять.

В это время девушка уже успела напоить и дальнего родственничка главного вампира. Он даже самостоятельно вернулся на своё ложе. Похоже, кровь после поглощения начинает действовать практически мгновенно.

Через несколько минут обоих обращённых отстегнули от кровати, и они поднялись, показывая нам свои новые тела во всей красе. И если первый просто помолодел и стал выглядеть чуть выше, за счёт того, что больше не горбился, то второй теперь казался совсем другим человеком. Перед нами стоял высокий плечистый парень лет восемнадцати. Ему бы чуток мышечной массы набрать и от представителей женского пола, желающих с ним «познакомиться поближе», отбоя не будет.

На этом необычное шоу закончилось и всех повели на выход.

– Я бы хотел с вами ещё немного пообщаться, – шепнул мне мужчина, когда мы пошли вслед за остальными.

– Мне тоже есть о чём поговорить, – ответил я, прокручивая в голове те темы, которые бы хотел затронуть в первую очередь.

– Замечательно, – обрадовался он. – Как вы относитесь к чаю? Мне тут привезли один очень редкий экземпляр, чашечку которого я буду не против разделить с вами.

– Выпить можно, но отношусь без особо энтузиазма.

– Понимаю. В последнее время жизнь становится всё быстрее и у людей просто не хватает времени на то, чтобы сесть и заварить что-то качественное и изысканное. Кинул пакетик, и дело с концом.

Я бы, может, и хотел поддержать эту бессмысленную беседу, но и впрямь никогда не являлся ценителем каких-либо напитков. Поэтому пока мы двигались в сторону лестницы, решил поговорить о чём-то более интересном.

– Расскажите, как так получилось, что тот низший оказался на улице посреди ночи. Вы не следите за своими людьми?

– Они не мои люди. Точнее, – он на секунду задумался, – это не совсем так. Ещё до процедуры будущий неофит должен показать свои намерения и отдать нам то, что обещал. Те двое после этого вечера вольны будут заниматься, чем им угодно. Я никого не держу и не заставляю силком тренироваться. Это их выбор и их путь. У каждого он свой. Я лишь помогаю им сделать первый шаг.

– Хотите сказать, что сейчас в городе множество потенциальных вампиров, которые могут слететь с катушек?

– М-м-м, – мужчина состроил непонятное выражение лица. – Не люблю это слово. Я и раньше не считал себя вампиром, а после того как начался весь этот бум с книгами и кино, это слово у меня начало вызывать жуткое отвращение.

– И как вы себя называете?

– Я не вижу причин придумывать какое-то особое название. Я до сих пор считаю себя человеком. Пусть и не совсем обычным.

Мы поднялись в основной зал клуба и направились в тот проход, который должен вести на кухню. Говорить под звуки музыки было не очень-то удобно, а с учётом, что именно я хотел сказать, так ещё и опасно. Мы прошли небольшой коридор, разминулись с официантом и встали перед толстой дубовой дверью. От лёгкого касания рукой моего нового знакомого она распахнулась, и мы оказались в просторном кабинете. Окна отсутствовали, но и без них всё выглядело неплохо. Если бы попросили описать это место двумя словами, то я бы сказал «строгость и уют». Ощущалось, что хозяин проводит тут значимую часть своей жизни. Но при этом ничего необычного я не увидел – большой письменный стол, несколько полок с книгами. С правой стороны стояло два глубоких кресла с невысоким столиком между ними. Именно туда и пошёл Владимир.

– Но ведь вы и сами понимаете, что сходство налицо, – вернулся я к разговору. – Пьёте кровь. Размножаетесь, обращая других в себе подобных. Чувствуете жажду и превращаетесь в монстров, если её не утолите. Да и живёте, судя по всему, веками. Разве я в чём-то ошибаюсь?

– Нет, – перед тем как сесть в кресло, он достал с близстоящей полки небольшую металлическую коробочку. – Вы всё верно говорите, – мужчина открыл чайницу и сыпанул несколько ложек её содержимого в вычурный заварной чайничек с гжельским узором. – Наверное, я просто не хочу считать себя каким-то монстром. Вы же и сами видели выступление. Наши способности по управлению кровью многогранны. Мы не какие-то мутанты и не заражены страшным вирусом. Я и мои ученики достигли этих вершин упорным трудом. А насчёт крови, так эта проблема сохраняется только первые несколько столетий.

– Получается, что конкретно вас жажда не мучает?

– Жажда, это слишком громко сказано, – рядом с сервизом мужчина поставил на стол ничем не примечательный электрочайник и подключил тот к розетке. – Скорее, простое желание попробовать что-то новенькое. Я уже забыл, когда пил кровь обычного человека. Мне, как и любому из людей, хочется разнообразия. Все мы ищем новые впечатления. Например, ваша кровь вполне может стать для меня чем-то необычным. И пусть мне доводилось дегустировать и более насыщенные образцы, это не значит, что в этом плане вы меня не интересуете.

– То есть вы за пару дней в низшего не обратитесь?

– Конечно, нет. И за пару столетий тоже. Правда, мне ещё не приходилось так долго сдерживаться, но думаю, ничего страшного не случится.

– Что-то я не слышу от вас просьбы поделиться своей кровью, – подозрительно хмыкнул я.

– Потому что я и не прошу. Вы и так уже мне сегодня помогли. И я бы не хотел ещё больше увеличивать свой долг. Вы же позволите мне отплатить вам?

– И о какой плате идёт речь? – я аж подобрался, готовясь получить в свои руки очередной козырь, который поможет мне в борьбе с Владыкой.

– А что вы хотите?

– А…, – слегка растерялся я. – А что вы можете предложить?

– За годы жизни у меня накопился довольно богатый опыт. Могу проконсультировать по многим темам. Плюс у меня есть специалисты, готовые подсказать в вопросах ведения бизнеса. Хотите, предоставлю вам первоклассного юриста? Или если будет нужно, дам на время парочку своих лучших менеджеров, чтобы они наладили вам рабочие процессы.

– Знаете, я как-то совсем не этого ожидал от, – хотел сказать вампира, но решил не давить на больное, – человека, живущего несколько столетий.

– Тысячелетий, – поправил он меня. – Мы с моими товарищами начинали свои опыты ещё в те времена, когда боги были значительно ближе к людям, а начать заниматься магическим искусством мог каждый.

– Прям совсем каждый? Что-то не припоминаю, чтобы нам на уроках по истории рассказывали о кучах волшебников, сражавшихся в битвах с помощью заклинаний.

Я помнил рассказ прадеда, но там и речи не шло о том, что любой желающий мог начать магичить. Может, Акулина что-то недоговаривала?

– Теоретически, да. В тот период Создатель ещё не чувствовал угрозы от богов. Вы ведь слышали о нём? – на это я лишь кивнул. – Несколько глупцов, посчитавших, что им мало силы, решили покуситься на жизнь сильнейшего существа на планете, – мужчина замолчал, уставившись в пустоту. – Знаете, за годы моей жизни всякое случалось. И я прекрасно понимаю поступок Создателя. Дети вышли против своего праотца. Пусть его нельзя назвать родителем в прямом смысле, но он способствовал развитию всего человечества. Меня тоже предавали, и я тоже всегда действовал жёстко. Но карал я лишь только тех, кто был причастен. С людьми же поступили ещё хуже. Наказание Создателя затронуло не просто всех живых, но и все будущие поколения. Лично я бы ни за что не пошёл на такой жёсткий превентивный шаг.

– На вас как-то сказался более увесистый замок на душе?

– Не просто сказался, – грустно ухмыльнулся мужчина, – можно считать, что весь наш путь и появился из-за этого. Ещё юнцом я с друзьями увлекался мистикой. Люди много чего рассказывали, а мы, будучи жутко любопытными, всё пытались проверять на себе. Став чуть постарше, мы начали заниматься врачевательством. Не из-за желания помогать людям, а всё из-за той же неумеренной тяги познать мир и самих себя. Днём на страждущих мы проверяли наши новейшие разработки, а ночью воровали свежие трупы, чтобы лучше разобраться в устройстве человеческого организма. В те времена подобные изыскания считали чем-то вроде чёрной магии. Но нам удавалось хорошо всё скрывать. Да и кто подумает на известных врачей, что они могут заниматься столь ужасными вещами?

– Согласен, неплохая конспирация. Так, как вы стали… В смысле, как вступили на новый путь?

Мужчина благодарно кивнул, понимая, какое слово я только что хотел сказать.

– В те времена мы многого не знали. Мы экспериментировали, изучали, творили. Но в какой-то совершенно ничем не примечательный день всё закончилось. Сила, которую мы открыли в себе ещё в юности, куда-то пропала. Вчера она была, а сегодня исчезла, оставив от себя лишь крохи. Нам пришлось поднять все связи и потратить немалое количество честно заработанных денег, чтобы просто выяснить правду. И понимание ситуации что-то изменило во мне. Да и в моих друзьях тоже. Та часть мира, которую мы исследовали, вкладываясь в это дело без остатка, вдруг просто исчезла. Скрылась за непроницаемой пеленой. Создатель за одну ночь уничтожил дело нашей жизни. До сих пор помню то жгучее чувство обиды. Во мне будто бы что-то сломалось. Потухло. Я не видел смысла в своём существовании. И если бы тогда рядом со мной не оказались друзья, то я бы сейчас с вами не разговаривал.

– Да, представляю, – согласился я, наблюдая за закипающим чайником.

– Немного погоревав об упущенных возможностях, мы вновь приступили к работе. Но если ранее мы как безумные шахтёры копали сразу во все возможные стороны, то теперь мы сфокусировались на одной-единственной цели. По ходившим тогда слухам, магия не исчезла окончательно, а лишь спряталась ещё глубже. И чтобы её отыскать, нам могло понадобиться много времени. Я думаю, вы понимаете, к чему я клоню? – спросил меня Владимир, наполняя заварной чайничек.

– Вы решили найти путь, ведущий к бессмертию, – хмыкнул я, понимая, насколько тривиальной оказалась история.

– Мы провели больше десяти лет исследований, тратя все заработанные средства на артефакты, которых не коснулась кара Создателя. В итоге мы собрали достаточно сил и знаний для проведения ритуала, нами и разработанного. И хоть к тому моменту нам стукнуло уже лет по сорок, я понимаю, насколько мы были глупы и наивны. Мы не хотели никому навредить, а потому решили проверить всё на себе. Так как доступ к душе отсутствовал, мы придумали, как зарядить наши тела той энергией, что хранилась в собранных магических предметах. По нашим расчётом, это могло вновь открыть нам пути к магии.

– Что-то пошло не так? – божественный аромат чая наполнял кабинет, а Владимир что-то не торопился разливать его по чашкам.

– Не знаю. Никто из нас не знает. Могу рассказать только то, что запомнилось. Вот я стою в кругу, читая заклинание, а вот я уже просыпаюсь в каком-то амбаре, будучи перепачканный весь в крови и кишках коровы. И если мне повезло в беспамятстве найти животное, то остальным на пути встретились люди. Как показали наши дальнейшие эксперименты, я стал слабейшим из пятёрки. Мы много думали об этом, а под конец и вовсе разругались. Каждый чувствовал в себе силу и понимал, что взялась она не из воздуха. Я не хотел принимать участие в убийствах, а потому решил пойти по своему собственному пути.

– Ну, как минимум сейчас у вас дела обстоят довольно неплохо, – я указал лёгким кивком на кабинет, где мы находились.

– Да и, насколько мне известно, по личному росту я уже обогнал всех ещё пару столетий назад, – собеседник наконец-то приступил к разливу чарующего своим ароматом напитка, отчего у меня невольно начала выделяться слюна.

– И впрямь неплохой чай, – прокомментировал я ощущения, чуток пригубив из чашки.

– Мне интересно, заметите ли вы, – он с любопытством посмотрел на меня, после того как с наслаждением сделал несколько небольших глотков.

– Замечу что?

– Этот чай имеет одну особенность. Его выращивают в уникальном по своим свойствам месте.

Я отпил ещё немного, пытаясь сообразить, что именно от меня хотят. Ну, вкусно, да. Этого не отнять, но… И тут я почувствовал внутри необычное тепло. Сначала причиной ощущений мне показалась температура самого напитка. Но вскоре я почувствовал, как по всему телу начала разливаться энергия. Эффект быстро пропал, и я поспешил сделать ещё глоток. О да! Это похоже на забористый энергетик. Очень близко к тому, что я пил в экстремальных ситуациях. Только воздействие более мягкое и приятное.

– Вижу, вы наконец-то смогли полностью его распробовать, – улыбнулся Владимир, с наслаждением продолжая смаковать чай.

– Да, необычно. Не думал, что в нашем мире можно вырастить растение со столь неординарным эффектом.

– Это моё хобби. Я потратил много сил и времени для того, чтобы лишь правильно подготовить землю. А уж сколько ушло на создание этого сорта, вы себе не представляете.

– Знаете, мы как-то слишком далеко отклонились от начала нашего разговора. Вы хотели мне отплатить, но, к сожалению, сейчас у меня нет собственной фирмы или средств для её открытия. Может быть, вы мне сможете помочь советом?

– Я весь внимание, – он поставил чашку на столик, показывая, что готов слушать.

– Вы не в курсе, как можно разорвать магический контракт?

– Смотря какого он рода. Расскажете поподробнее?

– Я поклялся кое-кому в вечном служении под действием обстоятельств. Но ситуация изменилась, и я бы хотел прервать нашу связь.

– Я знаю лишь один вариант. Вам надо каким-то образом заставить вашего покровителя расторгнуть контракт. Если он со своей стороны никакую клятву не давал, то для него это должно пройти безболезненно.

– У меня есть информация, что это можно сделать и самостоятельно.

– Магия сильна, но не всесильна. Всё зависит от прочности тех уз, что связывают вас. Если у вас есть знакомый бог, то, возможно, он бы смог вам помочь. Правда, не представляю в насколько хороших отношениях вы с ним должны быть, чтобы он был готов потратить такое огромное количество энергии.

Я не смог сдержать грустный вздох. Подружиться с богом? Да ну, безумие какое-то. Правда, у меня есть одна знакомая полубогиня. Может быть, она как-то сможет подсобить?

– Не расстраивайтесь так. За столь долгую жизнь я понял одну вещь – пока мы живы, всегда есть возможность всё исправить. Моя интуиция говорит мне, что ваш путь далёк от завершения. Я бы не стал приглашать к себе в гости и заводить знакомство с мертвецом. У вас ещё многое впереди.

– Спасибо за совет, – поблагодарил я, допивая чай. – У меня тогда к вам ещё один вопрос.

– Слушаю.

– Чья это карта? – я вытащил из кармана визитку, которую мне передали ребята из РМН.

Владимир нахмурился, будто бы каким-то образом что-то понял. Он взял карточку и, перевернув штрихкодом вверх, просканировал её своим смартфоном.

– Так и думал. Одного из моих ребят повязали госслужащие. Это принадлежит ему.

– А за что его могли схватить?

– Мой бизнес пусть и легален, но некоторые вещи просто невозможно провернуть законным путём, как бы я не старался. Недавно мы проводили сделку по продаже нескольких артефактов, и кто-то со стороны заказчика проболтался. Трое моих ушли, а одного загнали, как зверя, напичкав снотворным.

– Так значит, вы ещё и артефактами торгуете? – произнёс я, мысленно потирая руки.


25. Бессмертный – 160


– Лучше сказать, что мы занимаемся древностями. Реликвиями, часть из которых по прошествии многих сотен, а то и тысяч лет обзавелись необычными свойствами. И если для простых смертных такие предметы могут иметь невероятную ценность, то для нас с вами это лишь интересные безделушки.

– А я могу посмотреть список?

– Конечно, – Владимир поднялся с кресла и подошёл к своему рабочему столу. Там он вырвал лист из блокнота, взял ручку и вернулся ко мне. – Напишите свой адрес электронной почты, и завтра я вам пришлю полный перечень с описанием всех известных нам свойств, имеющихся на данный момент артефактов.

– Благодарю, – ответил я, выводя на листе бумаги буквы.

– Но я рекомендую вам снизить градус ожиданий. Скорее всего, вы не найдёте там ничего стоящего. Как я уже сказал, всё это баловство и не более того.

– Пока не посмотрю, точно не узнаю, – почему-то мне казалось, что этот тип не хочет со мной делиться ценными вещами. Возможно, во мне говорила жадность, так как причин этому я не видел. – Кстати, насчёт РосМагНадзора. Вы будете не против, если я расскажу им в общих чертах о шоу, которые вы тут периодически закатываете?

– Хм…, – мужчина сделал задумчивое лицо.

– Вы же уже догадались, откуда у меня эта карточка, – если интуиция моего собеседника настолько развита, насколько он говорит, то он уже давно всё знает. А поэтому не вижу смысла что-то скрывать и утаивать. Почему-то у меня складывается острое ощущение, что открытость в общении с этим «человеком» даст мне больше, нежели попытка утаить часть фактов. – Ребята из РМН попросили меня провести тут разведку в обмен на более дружественные отношения. Сейчас они мне тоже только лишь мешают, но связи в госструктуре, как по мне, в будущем могут пригодиться. К тому же я могу попробовать попросить их отпустить вашего… работника. Не уверен в результате, но шанс есть. Да и зная о вас чуть больше, вероятно, они не будут так настырно пытаться добраться до сути.

– Слишком много переменных, – ответил Владимир, наливая и мне и себе вторую порцию чая. – Когда я впервые с ними столкнулся, мне довелось их изучить. У них довольно свободное образование. Часто инициатива о расследованиях идёт снизу вверх. У них много личного времени, которое они тратят, как пожелают. Я бы уже давно поговорил с руководством, но по моим данным, это ничего не даст. Желающих побольше разузнать о моей деятельности меньше не станет. Так что не уверен, сможете ли вы как-то мне помочь.

– Так значит, я не могу поделиться увиденным тут?

– Почему же? – мужчина посмотрел на меня с лёгкой хитринкой в глазах. – Каждый волен делать то, что он захочет. Никаких контрактов мы с вами не подписывали, поэтому вы можете рассказать о моём клубе кому захотите.

– Опять ваше чутьё? – догадался я. – Вы наверняка поняли, что я не из тех, кто будет трепаться обо всём подряд с каждым встречным.

– Мне нравится общаться с вами, – улыбнулся собеседник. – Я очень рад, что дал вам в тот раз пропуск. Единственное, нам надо бы уже закругляться, – он посмотрел на свой Ролекс, но, кажется, сделал это лишь демонстративно. – У меня совсем скоро состоится ещё одна очень важная встреча.

– Погостили и хватит, – понимающе кивнул я и залпом осушил чашку.

– Заходите в удобное для вас время, – протянул мне мужчина руку на прощание. – В рабочие часы клуба я почти всегда на месте.

– Загляну, – пообещал я, – но только с делами разберусь.

– Понимаю, мне тоже в последние годы всё реже и реже удаётся найти минутку, чтобы потратить её на самого себя. Кстати, – в этот момент я уже потянул входную дверь, – а вы не сможете меня познакомить с мастером, который сотворил столь невероятное создание?

– О чём вы? – обернувшись, увидел заинтересованный взгляд, направленный на Перлу, которая всё это время словно идеальная служанка стояла тенью рядом.

– О вашей спутнице. Сколько живу, а големов подобного уровня встречать не доводилось.

– Так вы поняли, что она неживая?

– Конечно же, в ней же нет ни капли крови, – Владимир посмотрел на меня так, будто не ожидал такого глупого вопроса.

– Я ещё не в полной мере осознал ваши возможности, – попытался сгладить я свою крайне невыразительную проницательность. – А насчёт её создателя, то, увы, его уже нет в живых.

– Это…, – он поменялся в лице, – ужасно. Представляете, сколько всего он мог ещё сотворить?

– Представляю, но не все из нас успевают за столь короткий срок обрести бессмертие.

– Да, законы нашего Создателя неумолимы.

Мы вновь попрощались, и я направился в сторону выхода. Музыка в зале по-прежнему играла на полную катушку, и только сейчас я осознал, что в кабинете главного вампира стояла абсолютная тишина. То ли я чего-то не знаю о современных звукоизоляционных материалах, то ли тут замешаны артефакты. И вроде бы уже давно должен был свыкнуться с мыслью, что магия существует, но всё равно продолжаю удивляться её бескрайним возможностям.

Выйдя на улицу, я глубоко вдохнул вполне свежий осенний воздух. Пусть мы и не в лесу, но ночью город пахнет как-то иначе. Может быть причина в уменьшенном потоке машин и количестве выхлопных газов? Или же сказывается пониженная относительно дневного времени температура? Но есть у меня и другая мысль. Всему виной мана, которая из-за неизвестных обстоятельств вместе с заходом солнца разливается по улицам, будто горная река. Всё это домыслы, конечно. И почему мне так подумалось, даже и не знаю.

Своё авто я припарковал чуть в стороне, так что пришлось пройтись. Но это не вызвало у меня негативных ощущений. Наоборот, я наслаждался этими моментами безмятежности. Я выбрался из вампирского гнезда и не только остался цел, но ещё и завёл ценные связи. Пусть Владимир слегка странно разговаривает, да и знает явно больше, нежели рассказывает, но я не чувствую от него опасности. Вероятнее всего, он предугадал, когда я приду, и именно в этот день организовал представление. Другой причины, почему конкретно сегодня ритуал проходили столь ценные кадры, я просто не вижу. Вампир однозначно может видеть будущее. В какой форме и как далеко – неизвестно. Если бы он мог знать абсолютно всё, то та сделка не сорвалась бы. А значит, у возможностей этого бессмертного существа есть предел. Вряд ли мне когда-либо придётся пойти против него и его сподвижников, но лучше иметь это в виду во время составления плана по уничтожению его вампирской империи. Очень надеюсь, что до этого не дойдёт.

Только я пикнул сигнализацией, сзади на дороге загорелись фары. Не успел я никак отреагировать, как меня сильным порывом ветра снесло на обочину. Меня кувыркало так, будто рядом что-то взорвалось. Я пытался остановиться, но лишь руки об асфальт исцарапал. Погасить инерцию получилось в момент, когда с силой ударился о ступеньки ближайшего магазина. На самом деле от начала моего полёта и до остановки прошло всего несколько секунд, но оборотов вокруг собственной оси я сделал не меньше десятка. Подняться удалось с трудом. Голова кружилась, а спина, которой я долбанулся со всего размаху, жутко ныла. Кое-как удерживаясь за лестничные перила, попытался понять, что же произошло.

Перла валялась там же, где и стояла до странного порыва ветра. Её как будто и не задело вовсе. Это если не считать того, что почему-то она просто лежала на земле в слегка неестественной позе и совершенно не подавала признаков жизни. Я сделал шаг вперёд и мне показалось, будто я вешу в десять раз больше обычного. Тело одеревенело и не слушалось. В моей крови разлился адреналин и сердце взвинтило обороты до максимума. Это чуть улучшило ситуацию, и я поплёлся к своей пострадавшей от, не пойми чего, спутнице. Но не успел пройти и пары метров, как возле голема затормозил автомобиль и двое мужчин, выскочившие оттуда, начали резко затаскивать Перлу на заднее сиденье.

– Эй! – окликнул я их, но те не обратили на меня никакого внимания, продолжая заниматься воровством моей собственности.

– Усилить «Метатель» на один процент, – бубнил я себе под нос, вытаскивая непослушными руками нож. – Отпустите её!

Мои слова на бандитов никак не подействовали, и я замахнулся. Как и надеялся, особый эффект сработал, и время остановилось. Один из мужиков уже находился в салоне, затаскивая бесчувственную девушку внутрь, в то время как второй помогал снаружи. Прицелившись в область спины, я позволил своему навыку сделать всё остальное. Рука начала движение, но сразу стало понятно, что что-то не так. Даже особая способность не смогла побороть скованность в мышцах, и снаряд пролетел мимо, лишь слегка поцарапав крышу автомобиля.

Дверь хлопнула, мужик заскочил на водительское сиденье и машина со свистом стартанула.

– Суки! – выкрикнул я, наливаясь целым перечнем не самых приятных эмоций. Злость, совместно с обидой и разочарованием в собственных силах бурлили в крови, заставляя тело шаг за шагом приходить в норму.

– Да чтоб вас! – стукнул я по капоту, увидев просто неприличных размеров шипы, воткнутые в переднее колесо. Они заранее, что ли, подготовились? – Чернохвост, следуй за ними!

Видать у меня сегодня тенденция говорить вслух то, что я обычно прокручиваю в мыслях. Ворон же после моей команды сразу установил связь. Как оказалось, дерзкие грабители ещё не успели слишком далеко уехать. Я их и своими глазами неплохо видел. Только сейчас они уже свернули с нашей улицы на соседнюю. Клуб находился не так уж близко к основной дороге, и чтобы сюда приехать, надо солидно поплутать между домами. А значит, у меня есть шанс.

Прикинув расстояние и с высоты птичьего полёта оглядев плотность застройки, я тут же сорвался с места к ближайшему переулку. Тело всё ещё казалось слегка ватным, но уже вполне меня слушалось. Не знаю, чем таким они жахнули в нас, но я крайне удивлён последствиям. И тут речь не только обо мне. Не помню, чтобы Абрахам рассказывал мне о слабых местах Перлы. Разве её можно выключить, не вытащив источник питания? Если бы она была обычным человеком или, например, магом, то я бы подумал о сотрясении мозга. Неудачно ударилась о дверцу машины и тут же вырубилась. Но она к людям не относится. А камень душ внутри неё закреплён крайне надёжно. Такой лёгкой встряской его из пазов выбить просто невозможно. Это значит лишь одно – у похитителей имелось особое оружие, способное вывести из строя даже столь хорошо собранного голема.

Пролетев несколько десятков метров меж домами, я оказался на небольшой детской площадки. Мгновенно сориентировавшись, рванул к одному из прогалов между многоэтажками. Если поспешу, то смогу догнать уродов как раз к тому моменту, как они будут выезжать на трассу. Нёсся я с такой скоростью, будто за мной кто-то гнался. Или даже быстрее. Мысль о том, что у меня украли мою ненаглядную сладкоголосую девушку, просто сжигала изнутри, давая невероятный выброс сил. Боль в спине и общая скованность тела давно прошли, пока ноги несли меня вперёд. Я не заметил, в какой момент, но моё зрение вдруг пришло в норму, и окружающая полутьма отступила, давая более хороший обзор. Одним глазом я всматривался в потенциальные кочки и канавы на дороге, а другим наблюдал за бандитами, несущимися на четырёх колёсах по переулкам.

Будто бы в каком-то боевике, прямо перед моим носом сверкнули красным задние габариты, и машина пролетела мимо. Я не успел. Всего каких-то нескольких секунд не хватило, чтобы их перехватить. Окажись я перед ними, закидал бы ублюдков ножами, сделав из них крайне необычных ежей. А затем бы ещё и поджарил для надёжности.

– Грозный! – прохрипел я, задыхаясь от нехватки кислорода. Всё-таки метров триста бежал на пределе собственных возможностей.

Дух понял мой намёк и тут же слился с моим источником, пока я продолжал перебирать ногами, мысленно активируя усилитель для электрика и ножевого боя. Не уверен, нужен ли мне второй, но вроде как он неплохо сочетается с навыком метателя. По телу побежали колики, которых я практически не ощутил. Зато уменьшившееся сопротивление воздуха изменило ситуацию к лучшему. Тело стало будто бы чуточку легче, а начавшие неметь мышцы ног тут же вернули свою подвижность.

Так как всё происходило очень быстро, я и не заметил, как мы оказались на проезжей части. На выезде на шоссе преследуемая мной машина слегка замедлилась, и это дало мне шанс. Сконцентрировался в попытках найти в их средстве передвижения цепи питания. Но к сожалению, их автомобиль оказался довольно старым. Единственное, что смог нащупать, так это аккумулятор да лампочки. Никакой управляющей двигателем электрической платы там не было и в помине. Одна сплошная механика. Так что остановить я их не мог, а вот подгадить – вполне! Приказал передним фарам не жалеть себя и выдать максимум из возможного. В таком режиме они продержатся не больше полминуты, после чего этим уродам придётся ехать вслепую. Хотелось бы мне по-злодейски потереть руки и злобно похихикать, но ситуация не располагала.

Я как заправский атлет мирового уровня нёсся по шоссе, обгоняя спешащих по своим ночным делам водителей. Не знаю, какую скорость я развил, но похитители не хотели сдаваться. Они виляли из стороны в сторону, подрезая и обруливая транспорт в потоке. Несколько раз даже на встречку выскочили. Ну ничего, сейчас фары погаснут, посмотрим, как они будут ехать.

Мир вокруг меня проносился с невероятной скоростью. Лёгкие я вентилировал безостановочно. Если бы имелось зелье, то я бы его уже давно выпил, но, к сожалению, о столь необходимой вещи в последние дни я совсем забыл. Как вернусь домой, если не забуду, закажу себе ещё ингредиентов. Ах да. И обязательно выпрошу у Абрахама рецепт чего-то столь забористого, чтобы даже мёртвого могло на ноги поставить. Как бы я ни отнекивался от зелья последнего шанса, иметь такое всё же нужно.

Впереди что-то хлопнуло и я понял, что наконец-то мой план сработал. Фары рассыпались стеклом по асфальту, и машина стала вилять чуть менее активно, а оттого слегка замедлилась. Но расстояние всё ещё слишком большое. Даже под усилителем я не смогу метнуть нож достаточно точно, чтобы в них попасть. Была бы ситуация не столь безумной, тогда, да. А так, на бегу, да ещё и по движущейся мишени… В общем, пробовать бессмысленно. Только боезапас зря потрачу.

Эти мысли о собственной беспомощности вновь вызвали волну злобы. Не уверен даже, на кого я больше злился, на этих ушлёпков, которые увели у меня столь ценного союзника, или на себя. Вдруг я почувствовал какое-то, не знаю, как это лучше описать, присутствие, наверное. И шло оно не откуда-то со стороны, а прямо из меня. Точнее, из-под правой подмышки, где висел Пожиратель душ. Не сбавляя темпа, я схватился за рукоять и тут меня будто молнией ударило. В тело хлынул такой поток энергии, что я чуть не запутался в своих же ногах. А вместе с силой и бодростью в меня полилась и безумная жажда крови. Желание всадить клинок в моих врагов на секунду затмило сознание, отчего я ещё сильнее ускорился.

Когда смог вернуть себе контроль и отделить собственные порывы и стремления от навязанных артефактом, расстояние между мной и автомобилем сократилось до жалких пяти метров. Один из зачарованных метательных ножей появился в руке будто бы сам собой. Заднее стекло посыпалось осколками, а в приборной панели возник новый металлический предмет. Я попытался зайти чуть сбоку, но снова промахнулся. Второй нож застрял в лобовом стекле водителя. Ну хоть обзор слегка ему ухудшит. Через такое количество трещин следить за дорогой будет явно сложнее. Третий снаряд угодил в спинку водительского кресла. И в этот момент я позволил себе наконец-то улыбнуться.

– Попались уроды.


26. Бессмертный – 161


Приказать схемам внутри ножей атаковать напрямую того, кого я толком не вижу, было невозможно. Раньше я об этом не задумывался, но выходило, что зрительный контакт при такой команде обязателен. Зато я отчётливо видел застрявший в кресле нож, ставший ориентиром для двух других.

В салоне вспыхнуло так, будто кто-то устроил там праздничную вечеринку с фейерверками. Происходящего я не видел, но точно знал, что именно случилось. Сейчас молнии активно поджаривают того гада, который сидит за рулём. После такого заряда не только сердце остановится, но и внутренние органы поджарятся. Ублюдку не выжить.

Как я и надеялся, машина вильнула, вылетела на встречку и лишь каким-то чудом смогла пронестись дальше, не устроив аварию. Последней остановкой для этих ребят стало толстое дерево, одиноко росшее в специально отведённой для него части посреди широкого тротуара. Я же, следуя за ними, чуть ли не перелетел две полосы и начал аккуратно замедлятся. С какой скоростью я там бежал? К сожалению, под рукой спидометра у меня не было, но навскидку километров сто в час. И где знаменитые московские пробки, когда они так нужны?

Чтобы быстрее остановиться, пришлось просить Грозного отключить эффект ускорения. Воздух стал ощутимо плотнее, но даже так, пробежал лишних метров двадцать. К моменту, как начал возвращаться, из машины вывалился один из воров. Выглядел он слегка помято, но по какой-то неизвестной мне причине всё ещё вполне стоял на ногах. Из чего он вообще сделан? После такого столкновения так быстро в себя не приходят. Я не специалист по ДТП, но в таких авариях люди обычно умирают. А этот открыл слегка помятую дверь и теперь пытается вытащить Перлу наружу. Он что, всё ещё надеется уйти отсюда живым? Одно убийство уже легло на мои плечи, и я не отступлюсь, пока и второй урод не отправится в Ад. А уж в каком экстазе пребывает Пожиратель! Его предвкушение немного передаётся и мне. Не представляю, как сильно бы он смог влиять на моё сознание, не ослабь его Акулина.

Подбежав поближе, я со всего размаху долбанул мужику рукоятью куда-то в район носа. Отпустив ноги девушки, за которые он вытаскивал её из салона, несостоявшийся грабитель повалился на землю. Я перевёл на него свой полный ненависти взгляд и… Не увидел на его лице никаких эмоций. Как будто ему было совершенно всё равно. Да и кровь из носа по какой-то причине не хлещет. Мужчина попытался встать, но я прервал попытку, со всего размаха зарядив ему ботинком по подбородку. Почему-то такое безразличие лишь подстегнуло пылающую в груди ярость. Его затылок по инерции врезался в асфальт. И я уж подумал, что всё. Собственноручно грохнул человека. Но не успел я переключиться на свою спутницу, как краем глаза заметил движение. Мой оппонент начал вновь подавать признаки жизни. Да как так-то?! Подобный удар должен вызвать как минимум сотрясение. А как максимум и вовсе прикончить.

– Ты что, бессмертный?! – не выдержал я. – Кто ты такой, мать твою?!

Я тут же приблизился к мужику и прижал Пожиратель к его горлу. Но тот молчал, лишь безразлично наблюдая за моими действиями. Надавил лезвием сильнее. Кожа чуть разошлась, но крови не последовало.

«Не человек», – пролетела мысль в моей голове.

Сомнения пропали. Всё-таки, похоже, я и впрямь где-то на уровне подсознания отделяю людей, от всех остальных существ. Быстрое движение ножом. И ничего. Кожа рассеклась, а дальше я почувствовал, будто дерево пилю.

«Неужто…?!» – удивительная догадка посетила моё сознание и я, давя ботинком на горло бандиту, расстегнул его куртку.

До чего я докатился? Раздеваю незнакомцев на улице. Мужик пытался убрать мою ногу, но я не боялся ничего ему сломать, а потому давил всем весом. Несколькими быстрыми движениями я сделал большой квадратный разрез на животе и содрал с него кожу, будто бы кусок резины. Чувство отвращения отсутствовало. Я уже знал с кем, или точнее, с чем имею дело. Вытащив свой основной нож, я со всей силы вонзил его в деревянную поверхность. Пробить не удалось. Тогда я буквально на мгновение активировал сферу зачарования и уже в следующую секунду ударил в шов, который при обычном зрении был совершенно неразличим. Немного усилий и передо мной показались внутренности голема. Никаких механизмов, лишь одиноко стоящий мелкий камень души. По сравнению с тем, в котором обитает Перла, этот раз в десять меньше.

Ох, как тут взвыл Пожиратель. Его желание поглотить всё содержимое камня чуть не заставило меня вновь потерять контроль. Правда, я и так собирался подкормить свой новый ножичек, но столь грубый порыв всё равно подавил. Сейчас явно не время. Поэтому я просто выдернул камень души, и мужик тут же прекратил попытки вырваться и обмяк.

Оглядевшись, понял, что времени мало. Какой-то особо беспокойный водитель остановился неподалёку и уже выходил из машины. Хотел бы я ещё и из второго душу вытащить, но, к сожалению, просто не успею. Пришлось быстренько осматриваться по сторонам, в надежде найти прогал между домами. И такой нашёлся буквально в трёх десятках метров от места аварии.

Я вытащил Перлу, взял её на руки и быстрым шагом направился подальше от шоссе. Тот тип, который желал помочь пострадавшим, меня заметил и что-то крикнул, отчего пришлось немного ускориться. А чтобы уж точно не догнали, Грозный по моей просьбе вновь запустил режим слияния. Два раза за вечер, это, конечно, перебор. Но лучше так, чем потом объясняться перед полицией. Я бы мог того доброжелателя просто вырубить, но как-то это уже не по-людски. Он ведь и впрямь помочь хочет. Людей, готовых безвозмездно откликнуться на чужую беду и потратить на это своё бесценное время и так крайне мало в нашем мире. Не хочу, чтобы их стало ещё меньше по моей вине.

Перейдя на лёгкий бег, я быстро скрылся в подворотне и, петляя, стал удаляться всё дальше от дороги. В жилом секторе камер не так уж и много, но на всякий случай я всё же просканировал местность вокруг и отключил все авторегистраторы. Да и видеонаблюдение на подъездах в одном доме тоже имелось. Но я наученный горьким опытом, больше не допускал старых ошибок. Точнее, не совсем… Ведь пока бежал по шоссе, а затем пока разбирался с вором, я совершенно не думал о конфиденциальности. В тот момент меня наверняка засняли десятки водителей.

– Стану звездой интернета, – грустно пробубнил я, усаживая и себя и девушку на лавочку в безлюдном сквере.

Такси подъехало минут через пятнадцать, дав мне время перевести дыхание. Всё-таки голем весит не меньше, чем реальный человек. Если бы не накачка тела электро-маной, я бы так долго не выдержал. Тело уже было на пределе после безумной сверхскоростной пробежки. Тут мне ещё силы Пожирателя помогли. Без них я и вовсе рухнул бы сразу, как только остановился.

К слову о ноже, он сейчас очень активно протестует, вися в ножнах. Похоже, он отлично ощущает наличие камня души у меня в кармане, а оттого требует свою заслуженную награду.

– Ты, дружок, и так в Аду поел на славу, чего тебе ещё надо? – спросил я его, не особо рассчитывая на ответ. На что почувствовал изменившийся эмоциональный фон. Будто бы он обиделся на меня. Ощущение, как при общении с Безликим. Наш с ним диалог выглядит примерно так же. Погодите-ка. Это ж что получается, в ноже тоже сидит дух? Я попытался продолжить контакт, но тот затих, полностью меня игнорируя. Похоже, и впрямь обиделся.

– Я отдам тебе камень чуть позже, – эти мои слова пусть и вызвали отклик, но какой-то слабый. Кажется, дух впал в своего рода сон и не очень хорошо слышал меня.

Приложение на телефоне показало, что водитель ждёт на соседней улице, так как подъехать ко мне просто не может. Не удивительно. Я специально выбрал дворик без возможности заезда автотранспорта. Сканировать нон-стоп местность на предмет электроприборов слишком утомительно. Да и продлевать усилитель не было желания. Поэтому я не хотел, чтобы меня и тут заснял вездесущий видеорегистратор.

– Извините, она чуток перебрала, – ответил я на удивлённый взгляд мужчины. Чтобы уложить Перлу, пришлось немного повозиться. Если бы она и впрямь была пьяна, но в сознании, таких проблем бы не возникло. А так, я будто бы пытался разместить мешок с чем-то очень тяжёлым, но крайне хрупким. Понятно, что голему ничего не будет. И всё же приходилось делать вид, что я о ней забочусь. Или же я и впрямь хотел побыть в нашей команде тем, кто оберегает своего спутника. Поменяться ролями, так сказать.

– Привет, откроешь дверь, а то у меня руки заняты, – набрал я Анисью, когда мы подъехали к дому.

– Ты что-то купил или…? – не знаю как, но она явно что-то почувствовала.

– Подъездную тоже открой, пожалуйста, – я сначала не хотел отвечать на её вопрос, но всё же добавил: – Сама увидишь всё, как спустишься.

Девушка оказалась внизу раньше, чем я успел вытащить голема из машины.

– Что с ней? – спросила моя компаньонша, когда такси отъехало.

– Вечеринка прошла на славу, – попытался отшутиться я.

– А если серьёзно?

– Не хочу повторяться. Сейчас поднимемся, и я вам с Абрахамом всё расскажу.

С учётом, что действие всех усилителей давно закончилось, девушку до квартиры я еле донёс. Времени, проведённого в дороге, не хватило для восстановления моих жизненных сил. Даже скажу больше. Тело всё сильнее начинало ломить, как после забористой тренировки в зале. В который я не ходил… Да. Сравниваю вещи, о которых ничего не знаю. Ну, я думаю, что именно так ощущают себя спортсмены после высоких нагрузок. Чем я собственно хуже их? Пусть не тягаю железо и не гоняю по кругу ленту на беговом тренажёре, но мои занятия «спортом» не менее сильно влияют на организм. Отличие лишь в том, что если я не выжму из себя максимум, то либо умру сам, либо потеряю нечто ценное. Мотивация, как говаривал мой дед, едрить её за ногу.

– Вижу, ты интересно провёл вечер, – я только и успел войти в свою комнату, как услышал голос мага.

– А то! Пообщался с необычными людьми, немного побегал, чуток подрался, потягал тяжести. Полный комплект!

Аккуратно положив Перлу на ковёр посреди комнаты, я обессиленно рухнул на диван. И даже не стал себе отказывать в том, чтобы развалиться на нём. Сил находиться в вертикальном положении совершенно не осталось. Наверное, ещё чуть-чуть я бы смог из себя выжать, но запасы воли просто иссякли.

– Так что случилось? – Анисья не выдержала нависшей тишины. – Или вы снова мысленно общаетесь?

– Нет, не общаемся, – делая над собой волевое действие, я всё же ответил ей. Но глаза, которые закрылись сами по себе, открывать не стал. – Какие-то особо дерзкие ребята вырубили её с помощью какого-то подобия воздушной волны. Они прокололи мне колесо, поэтому пришлось пробежаться, чтобы объяснить, как они были неправы. В итоге оказалось, что меня чуть не обокрала пара големов. Представляете?

– Големов? – переспросила девушка.

– Ага, таких же, как Перла, только камень души внутри стоял похуже. Вот, – я достал из куртки кристалл, показывая его всем присутствующим.

– Не знала, что духовные камни бывают такие маленькие.

– Любой камень маны может являться носителем души, – вставил свои пять копеек Абрахам. – Только вот в такой человеческая душа не влезет. Не говоря уже о ком-то посильнее.

– И чья же там тогда душа? – слегка удивился я. – Не собаки же.

– Дай посмотреть, – маг протянул руку, продолжая сидеть в углу комнаты.

– Вы там его только не сломайте, а то у меня на него ещё планы, – серьёзно заявил я, навесом бросая камешек магу.

На мои слова никто не обратил внимания, а я вновь завалился на диван.

Наступила тишина, и я сам не заметил, как вырубился. Когда очнулся, за окном уже начали появляться первые лучи солнца. Новый день вовсю спешил отогнать затянувшуюся осеннюю ночь. Анисьи в комнате не оказалось, вероятно, она ушла спать к себе. Прадед же, похоже, с вечера так и не шелохнулся. Хорошо ему в теле голема. Ничего не затекает, ничего не болит. Правда, наверное, есть некоторые проблемы с восприятием мира, но минусы имеются у любой формы существования.

– Абрахам, ну что там? Удалось выяснить хоть что-нибудь?

– Нам попался очень интересный образец. Твои предположения насчёт собаки не оправдались. Внутри вообще не душа в том смысле, в котором мы это понимаем. Кто-то сделал то, что я считал невозможным.

– О чём именно речь? – маг, как обычно, замолчал на самом интересном месте. Как же мне, оказывается, приятно было общаться с Владимиром. Он таких фортелей себе не позволял. Пусть он говорил как какой-то аристократ из фильма про девятнадцатый век, но надменности в его голосе я совсем не ощутил.

– Внутри этого камня маны находится очень плотный сгусток энергии. Предположительно, кто-то отрезал от чьей-то души кусочек и засунул его туда. При этом я не вижу ничего похожего на ядро, а значит, некто смог совершить невозможное – отделить энергетическую составляющую души от её центра.

– То есть, вот этот вот кусок души не обладает собственным «Я»? Ведь именно в ядре хранится память и всё прочее, да?

– Если мои догадки верны, то да, это так.

– Поправь меня, если я где-то неправ. Если кто-то научился отделять ядро от остальной части души, то он может спокойно поглощать эту энергию, не боясь потерять себя из-за чужих воспоминаний? Да и делать он это сможет не в течение десяти лет, медленно рассасывая душу, а почти мгновенно. Собрал сливки, а остатки выкинул на помойку.

– Всё верно.

– И получается, мы столкнулись с существом, способным в кратчайшие сроки нарастить свою мощь до невиданных высот?

– На усвоение столь плотной энергии всё равно понадобиться время. Но да, на это уйдёт в сотни раз меньше, нежели если поглощать душу постепенно. Кто-то уровня низшего бога и вовсе мог бы за день усвоить десяток человеческих душ, если бы у них отсутствовало ядро. В тебе же, даже столь мелкий кусочек будет растворяться около недели.

– И какая тут часть? – спросил я, имея в виду процент от размера обычной души.

– Может четверть. Или около того.

– Хочешь сказать, там так много энергии?

– Очень много. Душа является крайне плотным энергетическим образованием. Это как сравнивать воду в замороженном и парообразном состоянии. Именно поэтому существует такое количество заклинаний, способных взаимодействовать с душой. Всякие маяки, привязки, проклятья – всё это может работать лишь потому, что на душе вполне реально оставить некий след, который сам по себе никуда не денется и не сотрётся.

– Понятно. А с Перлой как быть? – я бросил взгляд на лежавшую на полу девушку. – Судя по всему, она сама не очнётся.

– С ней ничего страшного не произошло, – спокойно ответил маг. Похоже, он успел её осмотреть, пока я спал. – Кто-то явно хорошо разбирается в големах. Ей перегрузили энергетические каналы с помощью направленного всплеска маны. Такое очень сложно провернуть, если не знать, куда, как и с какой интенсивностью бить.

– А почему меня при этом откинуло, если они хотели вырубить лишь Перлу.

– Я рассказываю тебе о своих теоретических познаниях. Мне никогда не доводилось применять подобное заклинание на практике. Возможно, у него есть какой-то побочный эффект. Или же тебя отшвырнуло потоком воздуха. Пока не увижу момент активации лично, большего сказать не смогу.

– И как мне её вернуть в рабочее состояние?

– На этот случай в големе заложена специальная защитная схема, с помощью которой вновь его запустить может лишь тот, к кому он привязан. Сделано это намеренно, чтобы избежать кражи и попытки перепривязать. Просто дотронься до её камня душ.

– Значит, они бы всё равно с ней ничего не сделали?

– Не совсем. Привязка основана на источнике питания, если его вытащить и вставить другой, то запустится протокол первичной инициализации и можно будет выбрать иного владельца. Тут главное то, что если голем хранил в себе какую-то информацию, то новому хозяину её рассказать не сможет, так как та останется внутри изъятого камня.

– Ну, хоть что-то, – вздохнул я и коснулся живота девушки.

Вскрывать ножом не пришлось. Системы меня распознали, и дверка открылась автоматически. И я был этому рад. Резать Перлу мне не хотелось от слова совсем. Пусть она бы ничего и не почувствовала. Но всё же.

Духовный камень внутри выглядел немного странно. Если присмотреться, можно заметить небольшие наросты сверху и снизу. Он будто бы врос в держащие его захваты. Уверен, попытайся я его сейчас вытащить, что-нибудь бы да отломал. Поэтому я лишь слегка коснулся гладкой поверхности. По пальцам пробежали колики, и я тут же отдёрнул руку. Отсек на животе закрылся, а моя спутница открыла глаза.

– С добрым утром, соня, – ласково произнёс я, чувствуя тепло на душе.



Конец шестой книги


Послесловие @books_fine


Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Telegram каналу @books_fine.


У нас вы найдете другие книги (или продолжение этой).

А еще есть активный чат: @books_fine_com. (Обсуждение книг, и не только)


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора наградой, или активностью.

Страница книги: Адепты Владыки: Бессмертный 6



Оглавление

  • ***
  • 1. Бессмертный – 136
  • 2. Бессмертный – 137
  • 3. Бессмертный – 138
  • 4. Бессмертный – 139
  • 5. Бессмертный – 140
  • 6. Бессмертный – 141
  • 7. Бессмертный – 142
  • 8. Бессмертный – 143
  • 9. Бессмертный – 144
  • 10. Бессмертный – 145
  • 11. Бессмертный – 146
  • 12. Бессмертный – 147
  • 13. Бессмертный – 148
  • 14. Бессмертный – 149
  • 15. Бессмертный – 150
  • 16. Бессмертный – 151
  • 17. Бессмертный – 152
  • 18. Бессмертный – 153
  • 19. Бессмертный – 154
  • 20. Бессмертный – 155
  • 21. Бессмертный – 156
  • 22. Бессмертный – 157
  • 23. Бессмертный – 158
  • 24. Бессмертный – 159
  • 25. Бессмертный – 160
  • 26. Бессмертный – 161
  • Послесловие @books_fine




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики