Дмитрий Коваль (fb2)

Марина Кистяева Дмитрий Коваль

Пролог

— Не пришел сегодня твой сталкер?

— Тетя Аня…

— Радуйся. А то, глядишь, повадился.

— Тетя Аня, да я…

Она замолчала, не зная, что сказать.

— Всё, давай-ка закругляйся и иди домой. Мы с Михайловной закроем. Нечего ждать его больше.

— Я и не жду.

— Конечно. А сама так и зыркаешь в угол, в котором он обычно сидит.

Ирине хотелось сказать, что не угол, а столик. Самый дальний. Его всегда облюбовывают те, кто предпочитает уединение.

Он — предпочитал.

Девушки пришлось напомнить себе, что тетя Аня права. Ей не стоит его ждать.

Стоит бояться, держаться подальше от него.

Она и пытается…

Но взгляд снова скользнул к столику. Неделю он сидел там, а сегодня не пришел.

Может, что случилось? Она не ждала — волновалась. Мало ли что…

Пришлось напомнить себе про некоторые обстоятельства текущих дней.

Всё, что ни делается, — к лучшему.

Ирина переоделась, проверила, заперта ли касса, и вышла на улицу.

Вечер был теплым. Она любила такие вечера. Ни дуновения ветерка, ни облачка. Гуляй, наслаждайся жизнью. Только у неё не получалось. Никак.

Ирина поежилась и осмотрелась по сторонам.

Никого…

Никого, кого бы она хотела видеть.

Сжав губы и обругав себя, девушка выдвинулась в сторону.

Не думать.

Ни о чем.

Тем более о сталкере. О незнакомце без имени.

На шуршание шин за спиной она не обратила внимания. Едет машина и едет. Ирине нет никакого дела.

Но через несколько секунд её мнение кардинально изменилось.

Машина ехала за ней?

Тонированное боковое стекло медленно начало опускаться. Ирина не видела этого — интуиция подсказала.

А у Ирины возникло ощущение, что кто-то достал ржавый гвоздь и провел им по натянутым и без того нервам девушки, оставляя скупой, но заметный отпечаток.

Она не выдержала. Весь день на пределе.

Ирина не утверждала, что машина прицепилась к ней. Возможно, кто-то заблудился и ищет дорогу. А она нафантазировала черте что.

Поэтому Ирина приняла решение пройти домой дворами. Сейчас свернет и…

Не успела.

Доли секунды.

Большой черный внедорожник, резко ударив по газам, преградил ей путь.

Ирина даже не успела испугаться, как задняя дверь, рядом с водительской, распахнулась, и оттуда выпрыгнул мужчина в черном камуфляже.

Одновременно открылась и другая задняя дверь.

Похищение! Сколько раз о подобном читала Ирина и видела аналогичные кадры в кино? Следующим шагом было нападение. Её схватят, прижмут платок к лицу, и она потеряет сознание. А дальше… Неизвестность. Плен. Рабство. Насилие. Что угодно.

Она интуитивно открыла рот, глаза распахнулись, в них раненой птицей забилась тревога.

— Тихо. Не кричи.

Она и не думала. Никто не придет на помощь.

Не в этом районе…

— Что вам от меня надо? Послушайте… Я… Вы ошиблись.

— Садись, Ирина.

Его голос она узнала бы из тысячи. Он доносился из салона.

И всё же…

Всё же он был немного другим.

Изменился?

Всего за сутки?

Не может быть.

Она не верила.

Потом она сотню раз задавала себе вопрос: что толкнуло её туда, в салон, обтянутый дорогой кожей, и с приглушенным светом?

Мужчина в форме без опознавательных знаков или нечто другое?

Некто другой…

Чужая рука приблизилась к её.

Ей хотят помочь сесть, но она интуитивно шарахнулась.

Не надо её трогать!

Она сама…

Скользнула внутрь салона.

Между задним диваном и водительским местом находилось звуконепроницаемое стекло.

Это единственное, на что обратила внимание Ирина, потому что в следующее мгновение её обволокло невидимой паутиной — его голосом.

Молодой мужчина разговаривал по телефону:

— Коваль слушает.

Глава 1

Её смена подходила к концу.

Ещё полчаса и кафе закроется.

Отлично.

Что-то Ирина вымоталась. Даже не ожидала. На то было несколько причин: день рождения отмечали веселой компанией, а потому работы навалилось много. Хорошо, что компания попалась адекватная, к официанткам не приставали, ни буянили.

Ирина повела плечами и, когда не помогло, подняла руку и дотронулась до затекших мышц.

— Я на минутку выйду, подышу.

— Давай, — её напарница Алена кивнула. Со столов убрано, можно и расслабиться. По факту девушки выжидали время, когда можно будет закрыть двери и уехать домой. Практически все посетители разошлись, остались две молодые женщины, что пили зеленый чай и никуда не спешили в столь поздний час.

Ирина направилась к запасному выходу.

Что-то она сегодня задыхается. А причину своего состояния объяснить не могла. Скорее всего, причины и не было. Просто накатила усталость.

И это плохо. Впереди целая рабочая неделя. А скоро сессия, подготовиться надо.

Ирина заправила выбившийся локон из «дульки» и толкнула дверь. Хм… Дверь оказалась не заперта. Надо будет сказать на кухне, что они оплошали. Безопасность — прежде всего. Пусть у них в кафе и есть охрана — каждый вечер дежурят двое крепких парней, — лишняя предосторожность не помешает.

Учитывая, что Ирина выходила одна на задний двор, подобные мысли противоречили её же действиям.

Но посторонним на задний двор попасть было нелегко. Высокий забор с двух сторон, один из которых больше напоминал деревянную стену, и два пятиэтажных здания надежно оберегали приватность кафе. Ирина часто выходила сюда на пять-семь минут. Перевести дыхание. Да и другие девчонки бегали курить. Каждой из них иногда требовалось уединение.

Она не курила. Ирина улыбнулась, вспомнив, как в своё время договорились, что и у неё будет «перекур». Коллеги подымят, она подышит. Естественно, свежим воздухом, а не в качестве пассивного курильщика.

Вот сейчас она и взяла тот самый «перекур».

Ирина спустилась с небольшого крыльца в три ступени и подняла голову к небу.

Звездно. Много-много звезд. Прекрасная пора. Ирина даже поддалась фантазии: вот бы оказаться где-нибудь на берегу реки с палаткой. Развести костер, абстрагироваться ото всех и всего. Побыть наедине с природой. И с собой. Даже ни о чем не думать, ничего не решать. Просто насладиться тишиной и уединением. Ничего большего.

Конечно, это только фантазия. Ирина вряд ли осмелилась бы осуществить подобное в жизни. Она трусиха и не представляла, как люди могут ночевать вне города. В лесу или на берегу реки — тем более.

Уже собиралась возвращаться в здание, когда услышала легкое движение. Шуршание. Сначала решила, что коты, они частые завсегдатаи их дворика.

И едва не вскрикнула, когда увидела темную мужскую фигуру рядом.

Мужчина сидел на корточках в паре метров от двери. Одет в плотную флисовую кофту, на голове натянут капюшон, полностью скрывающий лицо.

Сердце Ирины сделало кульбит, она даже схватилась за горло, чтобы совладеть с паникой. Сразу с десяток вопросов возникли в голове и первый: как он сюда попал?

Теоретически попасть на задний двор их кафешки возможно. Перелезть через заборы — не составит большого труда, даже для не тренированного мужчины. При желании — сделается. Загвоздка в том, что ни разу за время работы Ирина не видела тут никого постороннего.

Естественно, она испугалась.

Парень — а ей почему-то думалось, что мужчина молод — сидел, зажав голову руками. И не шевелился. Сердцебиение Ирины участилось, по коже побежали мурашки.

Господи… Что она стоит, как дурочка? Понятное дело, что с мужчиной что-то не то. Наркоман, которого ломает от отсутствия дозы? Пьяный? Просто обкуренный?

Инстинкт самосохранения, обострившийся в эти бесконечно долгие минуты, кричал, чтобы она немедленно возвращалась в кафе. Даже ноги развернулись. Но… На этом всё. Ирина смотрела на слегка сгорбившуюся спину, на широкие плечи, на руки, которые рассеивающийся свет от фонарей не давал возможности рассмотреть.

А хотелось.

Сегодня желания поражали Ирину.

Что с ней не так?

Уходи.

Немедленно.

И не смей с ним разговаривать!

Уходи…

— Вам… плохо?

Слова сорвались с губ самопроизвольно.

Ирина спросила и сразу же прикусила нижнюю губу. Сильно. Едва ли не до крови. Она часто так делала, когда волновалась, из-за чего её губы очень часто выглядели неряшливо. Она боролась с пагубной привычкой, начала пользоваться гигиенической помадой и блеском.

— Есть хочу.

Его голос, вернее интонацию, она запомнит на всю жизнь.

С Ирой разговаривали по-разному. Как, наверное, и с большинством людей. Кто-то ласково, кто-то жестко. Бывало и властно. На той же работе администратор и владелец порой перегибали палку. Ирина мягко их ставила на место. Научилась. Она никогда не грубила, не повышала голоса, просто объясняла, разъясняла.

Были в её жизни люди, которые разговаривали с ней покровительственно, словно с маленькой, нерадивой девочкой.

Ирина не считала себя взрослой и самостоятельной. Ей всего двадцать. Она мало что умела, на многое не отваживалась. Но она училась. Каждый день.

Это же голос…

Она даже не могла понять, что с ним не так. Жесткий, словно железо. Острый, как лезвие.

Всего два слова, а у Ирины подкосились ноги. Чем обуславливалась подобная реакция, сложно объяснить. Мужчина говорил так, словно привык, что его слова — бескомпромиссная истина, которую никто не смел оспаривать.

За ними скрывалась сила.

Ирина повела головой и сильнее сжала руку на горле. Она переработала, иначе не скажешь. Или, возможно, ночь так влияет на её восприятие. Искажая реальность.

Голос, как голос. Да, хрипловатый. Надсадный. С отголосками боли, которая, видимо, мучила молодого человека, подтверждая её первую мысль, что он не в себе, и что от него следует держаться подальше.

Ирина снова посмотрела на него. Даже сидя на корточках, он производил впечатление физически крепкого человека. И плечи… Широкие. Сильные. В области желудка у девушки зажгло. Сильный мужчина всегда мог воспользоваться своими физическими данными. Особенно, если в чем-то нуждался.

Она негромко выдохнула воздух, что скопился в легких, и сделала шаг назад, уперевшись пяткой в первую ступень. Всего три шага — и она будет за дверью. Защищена. Если же он начнет ломиться, она закричит, позовет охрану, и его быстренько утихомирят. Выпроводят.

В голове Ирины яркой сценой возникла картина, как охранники заламывают ему руки, начинается потасовка. Тревога огненной лавой полилась по венам. За год работы в кафе Ирина многое повидала, приходилось прибегать и к услугам охраны. Порой зарвавшиеся посетители воспринимали её спокойное «нет», как повод для начала игры. Охоты. Считали, что она ломается, набивает себе цену.

Но здесь…

С момента, когда незнакомец озвучил своё желание, не прошло и минуты. Это у неё в голове и в душе происходил полный раздрай, которого не должно быть. Одинокая девушка на безлюдном дворе всегда должна помнить о безопасности. Но, видимо, то, что за спиной располагалось кафе, давало уверенность.

В конце концов, не все ублюдки!

Мужчина в темном капюшоне повернул голову в её сторону, отняв руки от лица.

Испуганная птица в груди Ирины затрепыхалась ещё сильнее. Во рту пересохло, адреналин ударил по вискам.

Лица незнакомца по-прежнему не было видно.

— Ты голоден? — более идиотского вопроса Ирина и не могла задать.

— Да.

И снова от его голоса по ее телу пошла реакция.

Он не говорил — бросал камни.

Ирина медленно кивнула.

— Сейчас вынесу что-нибудь с кухни.

Она, стараясь не делать резких движений, никак не провоцируя возможную агрессию с его стороны, повернулась боком и поставила ногу на первую ступеньку. Потом ещё и ещё.

Всё.

Дверь.

Ирина сглотнула.

Не оборачивайся… Просто заходи.

Открывай и заходи.

А потом сразу же поворачивай дверь на засов.

Ирина взялась за ручку, на мгновение прикрыв глаза.

Незнакомец молчал. Но в области затылка появилось легкое покалывание. Говорят, такое бывает, когда кто-то пристально смотрит на тебя. Ирина первый раз сталкивалась с подобным ощущением. Она не сказала бы, что оно было неприятным — крайне настораживающим.

Девушка всё же потянула ручку на себя, открыла дверь, и теплый воздух коридора коснулся её лица, возвращая в реальность.

Больше Ирина не колебалась. Быстро переступила порог и хлопнула дверью. После чего прижалась к ней спиной.

Сердце грохотало в груди. Казалось, она слышит его яростный стук. Ирина уперлась ладонями в прохладный металл двери, пытаясь прийти в себя. Что это сейчас было?

Почему у неё такая реакция?

Она сделала глубокий вдох и приказала себе успокоиться.

Всё.

Она в тепле.

Всё.

Защищена.

И что дальше?

Ирина провела рукой по лицу.

Она обещала, что вынесет ему еды. Безрассудно, конечно.

С другой стороны, обещание надо сдерживать. Это первое. Второе. Ну, не может она оставить человека голодным! Каждый первый её знакомый сказал бы, что она сошла с ума. Что в наш век нельзя оставаться настолько наивной дурочкой, чьей добротой пользуются все кому не лень.

Но Ирина не хотела очерствляться. Не хотела превращаться в бессердечную стерву, прокладывающую себе дорогу в светлое будущее, как принято говорить, по чужим трупам.

Пусть это делают другие…

Она будет жить с чистой совестью.

И её уровень жизни касается только её.

Девушка оттолкнулась от двери и решительно направилась на кухню. Повара уже ушли. Ира открыла холодильник, достала нарезку, что оставили на утро, на завтрак. Им разрешалось пользоваться простой едой. Деликатесы, конечно, персоналу никто не давал, а тот же сыр, ветчина, зелень — пожалуйста.

Ирина быстро сделала большой бутерброд, в большой пластмассовый стакан налила кофе, посластила его и добавила сливок. Сверху накрыла крышкой.

Минимум, что она может сделать. Уже собираясь выходить, порывисто открыла ящик, достала пакет, в него сложила яблоко и два банана — то, что попало на глаза.

Все эти нехитрые манипуляции она проделывала на автомате, с не утихомирившимся ещё сердцебиением.

В глубине души Ирина хотела, чтобы незнакомец ушёл.

Что мешает ему встать и так же, перепрыгнув через забор, скрыться в темноте?

И больше никогда не появляться?

Ничего.

Но он сидел на том же месте, в той же позе.

Ирина открыла дверь и замерла. Очень сложно оказалось сделать навстречу ему первый шаг.

Она боялась.

Кто-то назвал бы её глупой и неразумной. Причем сразу по двум причинам. И то, что она опасалась незнакомца, и то, что вышла к нему. Откуда ей знать, что скрывается под толстым свободным джемпером?

— Держи.

Она сказала, ещё даже не спускаясь. Ноги налились тяжестью, словно к икрам привязали по пудовой гире. Сдвинуть их оказалось сложно.

Мужчина снова медленно повернул голову в её сторону.

Девушка ожидала, что он встанет, направится к ней, примет пакет, кофе, бутерброд.

Но он как сидел, так и продолжил сидеть.

Точно не в себе.

Черт…Черт. Черт!

Ирина снова прикусила губу.

И заставила себя спуститься. Раз подписалась, то нечего теперь сдавать назад. Она всегда может закричать. Что он способен с ней сделать? Ирина оборвала себя. Не стоит думать о плохом, к тому же она специально не стала закрывать дверь, чтобы создать дополнительный свет от коридора. И в случае, если она закричит, кто-нибудь её да услышит.

— Вот, — она подошла к нему, но приближаться близко не стала. — Возьми. Здесь немного… Перекусишь. Кофе горячий, не обожгись.

Секунда… Вторая…

Ирине казалось, что мужчина сразу же возьмет у неё продукты.

Она ошиблась.

Он так же, не спеша, точно у него впереди была уйма свободного времени, протянул руку.

Глава 2

— Ты всё? Как домой добираться будешь?

— Я прогуляюсь.

— Слушай, там Игорь тебя ждет.

— Алена, я тогда первой выйду. Можно? Пожалуйста, не хочу с ним сталкиваться.

— Ладно, неприступная ты наша, беги уж. Через смену сама с ним объясняться будешь.

— Спасибо-спасибо.

Игорь у них работал недавно. Его ЧОП направило к ним на подмену. Игорь отработал две недели и сказал, что остается. При этом недвусмысленно смотрел на Ирину. Та же отвернула голову.

Он ничего не знал… А объяснять она не собиралась.

Её «нет» для любого адекватного мужчины должно быть достаточно.

Со всеми охранниками (три смены по два человека) у неё сложились приятельские отношения. Четверо из шести были женаты, поэтому сразу же между ними возникли дружеские отношения. Она и другие девочки обменивались с ними шутками, прикалывались, по-легкому подтрунивали. Василий, один из холостяков, даже ни на кого из сотрудниц кафе не обращал внимания.

Игорь же запал на Иру, чему она рада совсем не была. Тетя Аня, уборщица, посмеивалась:

— Добегаешься, девочка. Прижмет тебя кто-нибудь в углу. И дружки брата не помогут. Когда он у тебя возвращается? ...

Скачать полную версию книги





MyBook - читай и слушай по одной подписке