Уязвимость (fb2)

- Уязвимость [publisher: SelfPub] 2.16 Мб, 93с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Валерьевич Пяткин

Настройки текста:



Дмитрий Пяткин Уязвимость

Серая, непроницаемая водная гладь временами играла бликами фар редких машин, проезжавших по мосту в поздний час. Ветер гудел  в вантах  моста, соединявшего две части спящего города, которые стремилась разлучить широкая бурная река. Леша не помнил, как долго он здесь стоит и всматривается в холодную бездну. Всё кроме этой бездны перестало существовать и иметь значение. Даже звуки проезжающих авто, порой очень громкие, Леша будто бы не слышал. Он сосредоточенно смотрел вниз, выбирая момент для того, чтобы шагнуть в неизвестность. Если бы всего пару дней назад ему кто-то сказал, что он будет стоять здесь ночью на городском мосту,  планируя прыгнуть вниз, с высоты 40 метров, он бы просто покрутил пальцем у виска. "Прыжок в воду с 40 метров? Да это же верная смерть! Я что – самоубийца?" – изумленно выкрикнул бы он и развёл руками. Ответ на последний вопрос, к слову, он и сам пока точно не знал. Потому что, если бы знал, то уже давно бы прыгнул, а не стоял тут черт знает сколько времени. Но чем дольше он стоял, всматриваясь в темноту, тем больше ему казалось, что ответ вот-вот станет утвердительным. Леша начал мысленно прогонять по кругу все события прошедших дней, приведших его сюда, и сердце начинало с болью сжиматься от злобы, отчаяния и бессилия. Удивительно как быстро мир может разрушиться до основания, причем почти без каких-либо предпосылок. А мир этот был очень даже неплох, уютен и полон прекрасного.


Леше всего 27, он –  перспективный и крайне востребованный фронтенд-разработчик в международной IT-компании. Сервисами, в разработке которых он участвует, пользуются люди по всему миру. Леша очень любил свою работу за возможность непосредственного участия в улучшении жизни огромного количества людей. Его привлекало и вдохновляло, что он может, находясь где угодно, делать вещи, которые способны изменить жизнь человека в любом уголке планеты. Привлекало и то, что за свою работу он получал очень неплохие 5 тысяч долларов в месяц, которые позволяли ему быть совершенно самодостаточным, а главное – обеспечивать не только себя, но и  своих близких. Самыми близкими людьми у Леши были родители, а также любимая девушка Юля, с которой они встречались уже целых 2 года и которой он в скором времени планировал наконец-то сделать предложение. Круглую сумму, которая позволяла делать жизнь близких такой беззаботной он и сейчас получал, просто теперь, всё это, равно как и грандиозная миссия по развитию мира, перестала иметь хоть какое-то значение. Мир, для которого Алексей готов был вдохновенно трудиться, перестал существовать всего за пару последних дней.


Всё началось месяц назад. Алексей привычно коротал досуг, читая статьи на популярном IT-сайте. Там он любил делиться мнением с коллегами, общаться и узнавать новости о современных технологиях. Это было полезно для общего развития, а что-то можно было позаимствовать в качестве идей для основной деятельности. Так Алексей наткнулся на статью, опубликованную на официальной странице  компании StarChat – одного из самых популярных и надежных в мире мессенджеров, которым пользовался и сам Леша. Одной из главных фишек мессенджера была сфокусированность на безопасности персональных данных и приватности пользователей. В статье рассказывалось о том, как компания работает в этом направлении и в частности описывался один из способов поиска критических уязвимостей в системе. Компания предлагала всем желающим совершить попытку взлома мессенджера, с целью получения доступа к перепискам пользователей. Если это удастся сделать, первый сообщивший о найденной уязвимости, получит от компании солидное вознаграждение в виде 100 000 долларов. Таких людей называют багхантерами, Леша о них слышал и раньше, но никогда серьезно не погружался в эту тему. Хакером он никогда не был и вопросами сетевой безопасности не занимался. Он имел лишь общее представление об алгоритмах шифрования, и последний раз имел с этим дело еще в институте. И всё же в нем проснулся азарт – а что, если ему всё-таки удастся обнаружить уязвимость и получить 100 000 долларов? "Ведь я совершенно ничего не теряю. Это могло бы стать моим развлечением на ближайшие месяца два, к тому же заодно я смогу подтянуть знания по криптографии и браться за новые интересные задачи. Прокачаю себя как специалиста и интересно проведу время. А если надоест, то всегда можно бросить", – рассуждал Леша. Для участия в поиске уязвимостей нужно было подать заявку. Он заполнил несложную форму и приступил к поиску.


С этого момента и почти каждый вечер он копался в архитектуре StarChat, пытаясь уцепиться за какую-нибудь неточность в коде, которая могла бы намекнуть на возможность доступа к переписке пользователя. Чем больше он работал над поиском багов, тем больше восхищался работой своих коллег, а вот энтузиазм напротив угасал пропорционально восхищению. За первые две недели он проверил практически все потенциальные места взлома  – при регистрации в мессенджере, при отправке аудиосообщений, при совершении видео-вызовов, он даже пытался получить доступ с помощью специально написанного им бота, который маскировался под инструмент для создания собственных стикеров. Леша всё больше чувствовал себя героем фильма про хакеров, но ничего из перепробованного не приближало к нахождению уязвимости.


"Может, это просто их PR-ход и они давно уже закрыли все уязвимости?" – размышлял Леша. И действительно, за всё три года существования мессенджера, не было ни единого случая утечки данных, ни единого скандала. Мессенджер полностью оправдывал репутацию самого надежного и безопасного средства общения, что невероятными темпами сказывалось на количестве активных пользователей – за последний год их число увеличилось в целых три раза: по статистике, двести миллионов людей по всему миру заходили в мессенджер хотя бы один раз в месяц. "Ладно, поковыряюсь ещё недельку и ну его нафиг" – решил Леша. Но все-таки возможность получить 100 000 долларов грела ему душу. Не то чтобы он был зациклен на деньгах, это было совсем не так. Леша смотрел на деньги философски и  видел в них инструмент, с помощью которого можно улучшить мир и в первую очередь – улучшить жизнь дорогих ему людей. В тайне он мечтал купить своим родителям роскошный большой дом. Он знал, что мама с папой давно мечтали о нем, но даже со своей солидной зарплатой Леша не мог позволить просто взять и купить дом мечты. Он мог позволить себе очень неплохую квартиру средних размеров или просто залезть в большой кредит, но ему хотелось сразу сделать всё идеально, не залезая ни в какие долги. А еще он держал в уме свое намерение сделать предложение своей любимой Юле. И оно тоже должно было стать идеальным. Леша давно готов был сделать предложение, но, но как и в случае с домом для родителей, хотел создать совершенные условия. Его мечта состояла в том, чтобы отправиться с любимой в Париж, и оказаться в знаменитом ресторане Le Jules Verne, расположенном прямо в Эйфелевой башне. В идеале он бы хотел арендовать этот ресторан, чтобы в торжественной и романтичной обстановке, оставшись с Юлей один на один, преподнести возлюбленной дорогое и красивое кольцо. Все эти смелые мечты могли бы легко воплотиться в реальность, если бы он справился с задачей и нашел эту злосчастную уязвимость, которой, возможно и вовсе не существует. Только эти мечты и заставили Лешу дать себе еще неделю на поиск решения. И вот эта неделя подходила к концу. Вечером, после довольно загруженного рабочего дня, Леша раскинулся в кресле перед своим домашним компьютером. Мысли о рабочих задачах никак не выходили из головы и быть может, поэтому он смог посмотреть на проблему с иного ракурса. "Кажется, я проверил почти всё. Или нет? Регистрация, отправка сообщений, голосовые чаты, видеоконференции – всё проверено. Попробую пройтись заново. Итак, регистрация, как она осуществляется? На официальном сайте можно скачать приложение, также можно получить ссылку на регистрацию от друга, просто переходим по ссылке и попадаем на официальный сайт…" – на этом моменте Леша застыл, глядя в монитор.  Он понял, что для рассылки приглашений StarChat  использует не один из своих субдоменов, а отдельный домен, который никак не связан с основным приложением даже названием. Домен именовался forwardAUTOload.co.uk и использовал небезопасное http-соединение. Леша понял, что это может быть зацепкой. Он проверил логи SQL-запросов на предмет наличия ошибок и с удивлением для себя понял, что он может свободно формировать запросы самостоятельно, хотя он не должен был иметь такую возможность. Это означало, что он может произвольно видоизменить приглашение в мессенджер, сделав из него что угодно. Теперь, с помощью найденной лазейки, нужно было попытаться прочесть чью-либо переписку. Леша придумал способ. Он сможет отправить уведомление в мессенджер, замаскированное под сообщение от официального внутреннего аккаунта StarChat, с помощью которого мессенджер уведомляет о своих обновлениях. Пользователю достаточно просто прочитать этот уведомление и в теории Леша сможет получить доступ ко всему списку чатов, сможет читать переписку и даже отправлять другим пользователям сообщения от имени аккаунта "жертвы". Причем, ему даже не нужно будет знать логин и пароль от аккаунта! Для того, чтобы подтвердить гипотезу, Леша быстро зарегистрировал новый аккаунт в  StarChat и добавился к нему со своего личного профиля. Он быстро набросал абракадабру из произвольных букв в чат между своим профилем и профилем-фейком. Это была переписка, которую он должен суметь обнаружить с помощью гипотетической уязвимости. Еще час ушел чтобы перенастроить стандартные запросы сервера, подменив их собственными. И вот он, момент истины. Леша отправляет фальшивое сообщение об обновлении от аккаунта StarChat, читает его с помощью фейкового аккаунта и… Лицо Леши медленно расплывается в улыбке – перед ним на экране вся переписка, которую он только что смоделировал. Способ работает! Он получил доступ к переписке и теперь может читать её в режиме реального времени! От возбуждения Леше срочно потребовалось встать и пройтись по комнате, его переполняли эмоции. "100 000 долларов! Так просто! Ответ был на поверхности! И это самый надежный мессенджер в мире? Я даже не специалист в этой области, а сумел взломать переписку всего за 3 недели! " – Леша был вне себя, он чувствовал себя так, словно по дороге домой нашел чемодан с деньгами. "С другой стороны, мы же все пользуемся этим мессенджером и всё это время в нем есть такая дыра? А что, если я не первый, кто нашел эту уязвимость? Что если в мире куча хакеров, которые не сообщают о своей находке, а просто тихонько воруют данные, зарабатывая на их продаже гораздо больше, чем эти 100 000 долларов? Лешина радость резко сменилась тревогой. Он представил как все его переписки, а также переписки его родственников и  друзей могут стать добычей совершенно незнакомых ему людей, с непредсказуемыми намерениями. Но тут, мимолетная мысль о переписках близких свернула в совершенно неожиданное русло – Леша вдруг понял, что он прямо сейчас может запросто зайти и почитать абсолютно любую переписку кого-то из своих знакомых. Леше стало противно – почему такие мысли вообще лезут к нему в голову? Это же отвратительно! А хотел ли бы он, чтобы кто-то также вторгался в его личную жизнь? Леша решительно зашел на официальный сайт StarChat нашел раздел "разработчикам" и перешел к форме обратной связи, которую надлежало заполнять багхантеру, чтобы уведомить мессенджер о результатах своей работы. "Сейчас я сообщу о проблеме и они быстро всё залатают" – подумал Леша, набирая сообщение. Но вдруг раздался звонок.


На экране смартфона появилась знакомая Леше физиономия – это был Гарик, друг детства. Они виделись с ним не очень часто, интересы у них пересекались весьма относительно, но всё же Гарик был приятным человеком и Леша старался поддерживать отношения.

– Леха, здорова! Я тебе не помешал?

– Привет, Гар, не всё в порядке, ты как?

– Да всё отлично. Слушай, я много времени не займу, перехожу к сути – у меня тут намечается небольшой сабантуйчик – хочу отметить новоселье, а то заехал в свою трёшку еще полгода назад, но так никого и не собрал по этому случаю.

– Круто, а сколько народу планируешь собрать?

– Да человек 10.

– Хаха, и это ты называешь "небольшой сабантуйчик"? – засмеялся Леша.

– Ну да, я прикинул, как раз все поместятся. Помнишь, ты меня еще как-то знакомил со своим другом, Юрой, не помню как его по фамилии… В общем, его тоже позови, а то у меня его контактов нет. Ну и Юля, разумеется, пусть тоже приходит, я всех зову.

– Спасибо большое за приглашение, Гар, мы постараемся обязательно быть. Давай, чтобы честно было, я тебе чуть позже сегодня наберу и точно скажу, смогу я или нет.

– Да без проблем, Леш, но я очень рассчитываю тебя видеть, имей в виду, – добродушно настаивал Гарик.

– Ясно, тогда жди звонка.

– Жду, жду. Давай, пока!

Леша только успел завершить вызов, как тут же услышал звонок в дверь. "Кажется Юля вернулась, что-то поздновато сегодня" – подумал Леша и пошел открывать дверь.


– Привет, зайчик, это я, пустишь меня – из-за двери донесся веселый звонкий голос Юли.

– Может быть и пущу, если ты пообещаешь не кричать на весь подъезд о том, что я зайчик – весело и громко ответил Леша, приоткрывая дверь.

– Ну брооось, кому какое дело? Ты думаешь, соседям важно, как мы друг друга называем? – спросила Юля, заходя в только что открытую дверь квартиры.

– Да не то чтобы меня это беспокоило, но все-таки немного неприятно, когда совершенно посторонние люди могут слышать что-то, что адресуется исключительно тебе.

– Это всё какие-то скрытые комплексы, милый, – назидательно проговорила Юля, снимая пальто, – мне вот совершенно неважно, что обо мне думают посторонние, и тебе тоже пора научиться не обращать внимания на это.

– Да, ты как всегда совершенно прав, Юльчонок, – Леше нравилось называть так свою девушку. Ему слышалось в этом прозвище что-то среднее между волчонком и бельчонком, что по его мнению весьма точно отражало переменчивый и противоречивый характер Юли. Она была словно полной противоположностью Леши по темпераменту, но именно этот факт парадоксальным образом уравновешивал их отношения.

– Ты опять меня так называешь? – сердито воскликнула Юля, – я же тебе сто раз говорила, что мне не нравится это дурацкое коверкание моего имени!

– А мне думаешь, всегда хочется быть зайчиком? – с улыбкой возразил Леша.

– Ну чего ты придираешься, а? Я же любя, тем более зайчик – это мило, а твой "юльчонок" – это фигня какая-то, честно слово, – с досадой фыркнула Юля, – у меня сегодня был очень тяжелый день, репетиция затянулась допоздна, Юрий Рейнольдович нас решил не щадить перед выпускным экзаменом.

– Да, я как раз хотел спросить тебя, как прошла репетиция, – тихо заметил Леша,

– Ой, это кошмар! Ты знаешь Риту? Помнишь, мы как-то сидели все вместе в ресторане "Букет Виктории"?

– Да, припоминаю, – задумчиво произнес Леша, хотя на самом деле он абсолютно не помнил никакую Риту и даже не особо припоминал этот ресторан со странным названием "Букет Виктории".

– Так вот, Юрий Рейнольдович так на неё кричал, что она три раза бегала в гримерку, чтобы выплакаться.

– Какой-то садист этот ваш Юрий Рейнольдович, а на тебя он тоже кричал? – с легким возмущением в голосе спросил Леша.

– На меня он ни разу еще не кричал, – гордо ответила Юля, – и потом, ты не прав насчет садизма. Это просто методы его работы с творческими людьми. В актерском ремесле никак без дисциплины, а Рита – просто тупица, до которой по-другому не доходит. Если бы она не забывала свои реплики и не путала интонации, всё было бы отлично.

– А тебе не приходило в голову, что ты так говоришь только потому, что он на тебя никогда не кричал? – иронично заметил Леша.

– Нет, ну вот зачем ты опять начинаешь? Я же тебе говорю – на меня он никогда не станет кричать, потому что я прекрасно понимаю свою задачу и хорошо готовлюсь к роли. И вообще, я же тебя не учу, как программировать твои программы. Знаешь, давай просто отдохнем, мне так не хочется говорить про театр сегодня. Он у меня уже вот где, – Юля характерным жестом провела воображаемую линию по своей шее.

– Да, милая, давай не будем. Я тут еды заказал, твои любимые мидии и wok с креветками, ты будешь? А еще в холодильнике стоит замечательная бутылка твоего любимого французского вина.

– Ты просто мой спаситель и настоящий рыцарь! – голос Юли смягчился, она нежно прижалась к Леше и быстро поцеловала его в губы.

***
Следующие два дня пролетели почти незаметно. Лешу захлестнул круговорот рабочих задач, которые отнимали всё его внимание и силы. Он совсем забыл про уязвимость, найденную в понедельник, и вспомнил про нее лишь вечером в четверг, когда ему снова позвонил Гарик. "Блин, я же ему обещал перезвонить в тот же вечер насчет вечеринки" – опомнился Леша.

– Привет, Леха! Ну что насчет пятницы? Ты обещался позвонить. Ждать вас с Юлей? – напористо произнес Гарик.

– Привет, Гар, да прости, я совсем замотался, тяжелые деньки. Я не забыл, давай через минут 10 перезвоню, только у Юли спрошу и сразу перезвоню. Сорри, правда, как-то неловко вышло.

– Да не парься, всё в порядке, я понимаю.

– Короче, жди звонка не позднее чем через 10 минут.

– Окей.


Леша направился в гостиную. Юля уютно устроилась на диване в легком домашнем халате. Она изящно держала в своей ладони бокал вина и смотрела свое любимое телешоу.


– Милая, прости, что отвлекаю.

– Я же просила не отвлекать меня когда я смотрю "Женщины против мужчин", ты ведь также злишься, когда я захожу в твою комнату, пока ты копаешься в своих закорючках.

– Да, прости, я знаю. Просто тут Гарик звал нас с тобой на новоселье в эту пятницу, хотел узнать, как ты на это смотришь, а то я еще в начале недели обещал ему ответить.

– В эту пятницу? То есть завтра?

– Ага.

– Мне нравится идея, мне как раз хотелось развеяться, а еще интересно посмотреть, как Гарик устроился, я готова пойти.

– Ну, вот и отлично, сейчас ему наберу.


Леша открыл список контактов, набрал номер Гарика. Пошли длинные гудки, затем последовали короткие и сообщение "Абонент не отвечает". "Хм, видимо, занят, попробую чуть позже" – подумал Леша и вернулся в свою комнату. Его не покидало чувство неловкости. Он ведь обещал перезвонить старому приятелю, а в итоге забыл про него. Мысленно Леша представил как Гарик должно быть злится на него. Лешу всегда сопровождали болезненно-навязчивые мысли по поводу мнения других людей о собственной персоне. Иногда он просто ненавидел себя за это, но в конечном итоге всегда оправдывал эти переживания в собственных глазах, убеждая себя в том, что это лишь следствие критического отношения к своим поступкам. "Раз я переживаю о своих поступках и о том, как они выглядят, значит у меня есть совесть, а раз так, значит эти мысли делают меня лучше как человека" – рассуждал Леша.  Думая о реакции Гарика и ожидая обратного звонка, Леша машинально открыл страницу программы, которую он написал для доступа к перепискам в StarChat. Мысль, которая уже посещала его на днях, вернулась вновь, имея теперь новую, более твердую почву – Леше действительно было интересно, что сейчас про него мог бы написать или подумать его старый приятель. Рука сама потянулась к клавиатуре и Леша не заметил, как быстро проделал все необходимые подготовительные шаги для получения доступа к переписке Гарика. Оставалось только вбить адрес его профиля. "Что ты, мать твою, творишь такое?" – пронеслось в голове у Леши. "Да почему бы, черт возьми, и нет? Просто разовый прилив любопытства. Я же не буду читать все его переписки, просто гляну, что он мог писать про меня. Это просто маленькая шалость. К тому же, я проделал большую работу, чтобы отыскать эту уязвимость. Разве я не заслужил удовлетворения маленького любопытства?" – мысленно ответил себе Леша и уверенным жестом вбил нужные данные. Оставалось подождать, когда Гарик прочитает это сообщение и его переписка будет как на ладони.  Прошло 5 минут, Леша уже начал сомневаться, что его метод в принципе работает и возможно он что-то сделал неправильно. Но он все же решил подождать еще немного. Как-никак, это было "боевое крещение" разработанного им метода, а ради чистоты эксперимента можно и набраться терпения. Наконец, он увидел, как его программа запустилась и прямо в интерфейсе мессенджера, он увидел весь список чатов Гарика. "Работает!" – чуть было не вскрикнул Леша, тут же себя одернув. Он почувствовал себя доктором Франкенштейном из старого фильма, кричащим "It's alive!".  По спине Леши  пробежал легкий холодок, пальцы задрожали от прилива возбуждения и он приступил к просмотру профиля. Поначалу, в чатах не было ничего интересного. Вот сообщения от мамы Гарика, которая просит его обязательно купить пачку её любимого печенья к чаю, когда тот поедет её навестить. Вот переписка с коллегой, в которой Гарик обсуждает своего начальника. Начальник этот любит ставить задачи в самом конце рабочего дня, из-за чего Гарику постоянно приходится задерживаться на работе допоздна. Текст изобилует матерными эпитетами,  самым приличным из которых является "ссаный мудозвон". Леша тихонько похихикал, и продолжил листать список чатов дальше. Внезапно поводы для смеха и улыбок исчезли. Перед глазами Леши был чат с названием "мое новоселье!". В нем было 8 участников. "Гарик говорил, что на вечеринке будет 10 человек. 8 – это минус я и Юля. Так, стоп. Почему он просто не пригласил меня в чат?" – недоумевал Леша. Он тут же зашел в чат, чтобы посмотреть, что же такого там обсуждают. Он промотал переписку к саму началу и приступил к чтению. Сначала было не очень интересно – все обсуждали где лучше заказать еду, кто и какие напитки предпочитает, но очень скоро Леша увидел первое упоминание своего имени.


Знакомый Гарика по работе №1 (3№1):Гарик, ты этого Леху своего будешь добавлять?

Гарик(Г): Да не, ну его нахер, позвоню просто. Всё равно опять отморозится скорее всего. Придет, так придет, а нет – да и пофигу.

(3№1): А че он кстати делает? Чем воще по жизни занимается?

(Г): Да он программер, работает в какой-то неебической корпорации, бабла рубит столько, как наш отдел вместе взятый. Три или четыри тыщи баксов в месяц, прикинь.

(3№1): В натуре? Хера себе. Наверное на Мазератти приедет ))

(Г): Да не, он не такой. Он же задрот по своей программерской теме, ему наши плебейские приколюхи не интересны, он на своей волне.

(3№1): Ахах, ну не знаю, я бы если столько получал, то как минимум бы старый Инфинити себе прикупил, баб цеплял бы пачками.

(Г): Приземленно же ты мыслишь, вот поэтому у тебя нет ни одной тыщи баксов))

(3№1): Можно подумать, у тебя есть! Слушай, а что он вообще за человек? Ну в смысле норм с ним общаться?

(Г): Да как тебе сказать. Ну он такой, немного пыльным мешком пришибленный. Говорю ж, на своей волне чувак, но в принципе нормально можно пообщаться.

(3№1): Короче, не совсем душнила, да?

(Г): Когда как, поэтому я его в чат и не добавляю. Щас бы начал всякие рационализаторские предложения вносить, как, что и где закупить и т.д. Короче позвоню и просто скажу чтоб приходил.


Леша читал переписку и постепенно свирепел. Он никогда не думал, что Гарик у него за спиной выражается о нем так уничижительно. Нервным движением Леша продолжил скроллить переписку, пытаясь найти очередное упоминание о себе. Искать долго не пришлось, сообщения, датированные этим понедельником:


Знакомый Гарика по работе №2 (З№2): А этому своему гику звонил, че он там?

Гарик (Г): Да всё как я и предполагал, звоню ему, говорит надо подумать, перезвоню вечером, вот до сих пор жду))

Знакомый Гарика по работе  №1 (3№1): может нахер его тогда звать вообще? Че это за выебоны?

(Г): да ладно, может забыл, сам потом еще ему наберу ближе к делу.

(3№1): Я бы на хер послал, если честно, но дело твое, твой же праздник.

(Г): Посмотрим, видно будет. Меня это, честно говоря тоже нервирует, почему сразу нормально не сказать, "да – да", "нет – нет". Но вот такой он человек, что поделать.

(З№2): Бля, мне уже даже интересно его увидеть, чего это за тип. В засаленном свитере и огромных очках, наверное и с немытой головой. Будет рассказывать нам про лучшие игры на Sega Megadrive))

(Г): Неее)) Он не настолько гик)) Хотя хз, я может чего-то не знаю конечно, мы с ним редко видимся. Но насчет прикида – нормально у него всё. Я бы так конечно не одевался, но терпимо))

(З№2): Ахаха, ну ок, глянем на этого перца))


Лицо Леши стало каменным, внутри как будто всё потяжелело. Как будто ему в грудную клетку накидали целую гору огромных тяжелых булыжников. Хотелось провалиться сквозь землю, спрятаться куда-нибудь под стол, накрыться сверху пледом, свернуться в клубок, как делают ежи, и больше никогда не показывать миру свое лицо. "Чего я так депрессую? Гарик – просто друг детства, мы с ним не такие уж близкие друзья,  мало ли чего думает обо мне он и его дегенеративные дружки по работе? Права всё-таки Юля, я слишком парюсь на счет этого. Вот как я сделаю – если он сейчас позвонит, я отвечу, что мы идем. Да! Прикольно будет посмотреть на все эти рожи, зная, как они обо мне думают! Посмотрим, кто еще будет ржать" – злорадствуя, решил Леша. Словно по заказу, в тот же момент зазвонил телефон. Это был Гарик.


– Привет, Леха! Ты мне звонил? Ну что, решил?

– Да, Гар, привет! Мы придем, всё в силе, ко скольки часам подходить?

– О, супер! Давайте к восьми вечера, как раз все начнут собираться.

– Заметано, будем к восьми.

– Класс! Жду вас!


Каскад из пережитых эмоций, взбудоражил Лешу настолько, что он решил как можно скорее отвлечься и поиграть в свою любимую онлайн-игру. Но мысли о прочитанном никак не отпускали. Игра была командной, и из-за невнимательности он постоянно подводил свою команду, получая в свой адрес гневные комментарии. Такие комментарии были обычным делом, и Леша всегда пропускал их мимо ушей. Но в этот раз они ранили его почти по-настоящему. Он понял, что в данный момент особенно уязвим и настроение играть пропало. "Что ж, по крайней мере, все эти ребята честно высказывают мне всё прямо в лицо, а не как некоторые", – грустно подумал Леша и выключил компьютер. Он прошел в комнату, где Юля по-прежнему смотрела телевизор, но теперь уже какой-то сериал.


– Всё в порядке, дорогой?

– Что? А, да, норм, просто голова что-то болит, наверное, пересидел за компом. Звонил Гарик – я ему сказал, что мы придем завтра.

– А, отлично, как раз будет повод выгулять мое новое платье. Ты пойдешь спать?

– Да, наверное попробую уснуть, извини.

– Отдыхай, милый, – Юля нежно взглянула на Лешу, от чего ему сразу стало спокойнее на душе.

– Я говорил тебе, что ты лучше всех? – ласково произнес Леша.

– Нет, – с хитрой улыбкой ответила Юля.

– Вот, теперь говорил, – улыбнулся Леша.


Он прошел в спальню, быстро разделся и плюхнулся на огромную мягкую кровать. В обычное время, он засыпал на ней сладким сном за считанные мгновения. Но на этот раз мысли не давали ему покоя. Он продолжал прокручивать в голове прочитанные про себя фразы. "Не совсем душнила",  "пыльным мешком пришибленый". На душе было гадко, Леша успел сто раз пожалеть, что решил прочитать эту переписку. "С другой стороны, что лучше – жить в счастливом неведении или всё-таки узнать неприятную, но правду? – размышлял он, распластавшись на кровати, – в конечном счете, вопрос даже не в том, что они всё это про меня пишут, а в том, что я как выясняется, завишу от их оценок. Это надо проработать. Иначе я просто не усну. Все эти люди не имеют никакого отношения к моей жизни. Они никак на нее не влияют, а я не собираюсь никак влиять на их жизнь. У них свой мир и свои критерии его оценки. Я не обязан вписывать себя в их систему координат и соответствовать их ожиданиям. Они для меня абсолютно никто и всегда будут оставаться никем. Всё, что я делаю в жизни – я делаю не для того, чтобы им понравиться, а для того, чтобы моя жизнь и жизнь моих близких стала лучше. Юля, мои мама и папа – вот те люди, мнение которых для меня действительно важно. Ну и пожалуй, еще Юра  – мои лучший друг. Кстати, он тоже был в чате, но гадости про меня не писал. Он вообще ничего не писал. Вот, что значит настоящие друзья!  Это мой мир. А Гарик и его приятели – просто небольшой кусочек общей картинки, и с чего бы мне переживать и эмоционально реагировать на их оценки?"

Экспресс-сеанс психоанализа закончился. Леша почувствовал, что ему стало заметно легче. Приятно потянувшись, он повернулся на бок, закрыл глаза и даже не заметил, как погрузился в сон.

***
Пятница прошла на удивление спокойно, Лёша даже ни разу не вспомнил о том, что было вчера вечером. Работа действовала на него терапевтически, и когда разум был занят решением интересной задачи, в нем не оставалось места для рефлексии. Неприятный эмоциональный осадок напомнил о себе лишь в конце рабочего дня, когда он получил SMS от Гарика с текстом: "жду в 6". Лёша немного поморщился, как будто съел что-то кислое. Он позвонил Юле, и они договорились встретиться на месте. Им всё равно нужно было добираться на такси из разных частей города.


По дороге, вглядываясь в окно такси, Лёша размышлял о том, как он будет вести себя на вечеринке, что будет говорить и как будет реагировать на вопросы приятелей Гарика. Ещё он радовался, что идёт на вечеринку не в одиночку, а вместе с Юлей – она всегда умела создавать вокруг себя приятную ауру и легко находить общий язык с совершенно незнакомыми людьми. Лёша приписывал эту черту Юлиного характера к числу основных причин, по которым та и решила стать актрисой – умение легко примерять то в один, то другой образ, предполагает высокий уровень эмпатии и способности быстро улавливать характерные особенности поведения окружающих. "В конце концов, пусть всё будет, как будет, надо просто отпустить ситуацию и отдыхать" – думал Лёша, отгоняя лишние мысли, – "пожалуй, позволю себе немного больше вина чем обычно, и всё сразу станет проще".


– Кого я вижу! Ну, здравствуй, дружище, – Гарик радостно простер руки для объятий.

– Привет, Гар, сто лет, сто зим, – спокойно улыбнулся в ответ Лёша.

– Мне кажется или ты как будто немного поправился?

– Вряд ли, я в последнее время так занят работой, что и вовсе забываю поесть, – признался Лёша.

– А может, ты просто не помнишь и ешь по ночам, типа как лунатик? – заулыбался Гарик.

"Ну вот, начались его фирменные дебильные шуточки" – подумал Лёша.

– Ладно, проходите, располагайтесь, – Гарик сделал гостеприимный жест ладонью, указывая в сторону гостиной, – Юля, выглядишь как всегда потрясающе!

– Спасибо, Гарик, ты просто сама галантность, – саркастически заметила Юля.

Все трое проследовали в гостиную. Посреди комнаты стоял стол, на котором небольшой стопкой возвышались пластиковые тарелки, а также раскрытые коробки с пиццей и роллами. "Я решил, что пластик будет практичнее, да и с блюдами особо заморачиваться не люблю, все свои, чего уж тут разносолами хвастаться" – объяснил Гарик. "Признайся, ты просто не хочешь мыть посуду, а в твоей любимой доставке была скидка на пиццу" – Юля продолжала подкалывать хозяина новенькой трёхкомнатной квартиры, наполняя первый бокал вина. "Сдаюсь, ты меня раскусила!" – Гарик поднял руки вверх, словно показывая, что он безоружен и засмеялся.


Праздничный стол располагался в окружении большого дивана, двух мягких кресел и пары стульев, на диване сидела пара совершенно незнакомых Леше парней и одна девушка. Они живо общались между собой и почти не обратили внимания на Лешу, Юлю и Гарика. Видно было, что они друг друга хорошо знают.


– Леша, Юля, знакомьтесь – это Света, Игорь и Антон, мои коллеги из отдела логистики, – отрапортовал Гарик.

– Очень приятно, – проговорил Леша, пытаясь добавить в голос немного энтузиазма,

– Леша у нас – разработчик, я вам про него рассказывал,

– А, да, точно, Леша , приятно познакомиться, – один из парней протянул руку и немного привстал с дивана.


Отвечая на рукопожатие, Леша против собственной воли подумал о том, кто же из этих коллег был участником той переписки. Быть может даже оба. "Наверное, сейчас мысленно оценивают меня по всем параметрам" – пролетело у него в мыслях.


– Лёх, ты как будто лимон проглотил, что с тобой, – донесся откуда-то сбоку голос Гарика,

– Что? А, да не всё норм, – ответил Леша. Он только сейчас понял, что на его лице появилась странная гримаса, вызванная размышлениями о двух незнакомых ему чуваках на диване.

– Налей себе уже вина и расслабься, – посоветовал Гарик.

– Отличный совет, дружище, – сказал Леша и подошел к кухонному столу, где стояли бокалы и бутылки с разнообразным алкоголем.


Пока Леша откупоривал бутылку, он понял, что ничего не может сделать со своими мыслями, сейчас он стоял спиной к остальным, но ощущал, будто в этот момент все взгляды в комнате или уж по крайней мере, мысли всех присутствующих так или иначе обращены на него. Это, конечно же, было не так, но  Леша ничего не мог поделать с этим ощущением, он словно стоял тут перед всеми без одежды, делая вид, что всё в порядке. Леша бросил взгляд на Юлю, будто в поисках моральной поддержки. Та, как всегда чувствовала себя как рыба в воде. Она уже во всю о чем-то болтала с коллегами Гарика и постоянно заливалась хохотом. Стало понятно, что она вряд ли готова разделить с ним тягостные мысли, которые витали в голове, не давая полноценно расслабиться. Леша налил бокал с вином почти до краев и тут же отхлебнул половину. "Воу-воу, полегче" – засмеялся Гарик, увидев, как Леша уничтожает белое полусладкое, – Тебя так быстро накроет, ты хоть пиццы съешь. "Всё под контролем" – спокойно ответил Леша и в этот же момент зазвонил домофон. "О, кажется, Юрец подоспел" – Гарик побежал к домофонной трубке. "Фух, как же хорошо, что Юра тоже сегодня тут", – обрадовался Леша. Это был лучший друг Леши по универу и, пожалуй, самые близкий человек после родителей и Юли. Он как и Леша был разработчиком. С Юра заменял Леше родного брата, которого у него никогда не было. С ним он всегда делился самым сокровенным и важным, мог полностью положиться в любом вопросе и доверял больше, чем себе. Не так давно они познакомились и с Гариком тоже, когда вместе сидели в баре. Поэтому Гарик решил позвать Юру на вечеринку , чтобы закрепить дружеские связи. Теперь Леша почувствовал, что вечер будет гораздо лучше. Юра зашел в квартиру, в руке у него был небольшой подарочный пакет, который он тут же вручил Гарику и, разувшись, быстро прошмыгнул в гостиную.

– Юра, привет! – весело помахал ему Леша, всё еще находясь рядом с кухонной столешницей.

– Леха! Здравствуй, дорогой, я смотрю, ты времени зря не теряешь, – радостно ответил Юра, глядя на бокал с вином, который Леша заполнил чуть ли не до краев, – ты решил сегодня налечь на винишко?

– Да что-то потянуло, неделька выдалась тяжелой, – пожал плечами Леша.

– Ладно, сейчас быстренько помою руки, а то я после улицы, – деловито произнес Юра и направился в сторону ванной комнаты,

– Окей, возвращайся, – улыбнулся Леша.


Выпитое вино и приход друга, имели самый благотворный эффект на Лешино душевное состояние, наконец-то тяжелые мысли его отпустили, а переживания о взглядах незнакомых ему людей, сидящих на диване, совершенно перестали задевать. "Да пусть хоть что обо мне думают, мне плевать", – с некоторым вызовом подумал Леша и уверенно отхлебнул еще почти полбокала. Юра вернулся из ванной комнаты, подошел к Леше, а точнее к тому месту, где стояли напитки, но вместо вина предпочел открыть бутылку пива.


– Ты зря меня раньше не знакомил с Гариком, прикольный чел, классно тогда в баре посидели. Он когда меня добав… то есть позвонил, – осекся Юра, – я сразу решил, что надо идти, будет весело.

– Да, он такой. Что ж, рад, что всё так получилось, и все мы тут собрались, – слегка улыбнулся Леша, а сам тут же напрягся из-за услышанной осечки.

Он чуть было не выпалил в ответ: "Да, я знаю, что у вас был чат, в который вы не стали меня добавлять", но вовремя одернул себя. А потом его внезапно осенило. "Когда Гарик звонил мне в понедельник, он попросил, чтобы я сам позвал Юру на вечеринку. Я про это только сейчас вспомнил, однако Юра тем не менее здесь. Выходит у Гарика всё-таки был его номер? Да ну, бред, я начинаю загоняться. Гарик мог спросить у кого-нибудь из общих знаком… Стоп. У них же нет никаких общих знакомых кроме меня. Леша было открыл рот, чтобы прямо спросить об этом Юру, но снова одернул себя, а Юра тем временем заметил его смятение.


– Друг, ты сегодня немного не в себе как будто. Точно всё в порядке?

– Да, да, всё хорошо, просто обдумывал одно интересное решение для проекта, над которым сейчас работаю, – рассеянно ответил Леша.

– Тебе надо научиться хотя бы иногда оставлять работу на работе, – заметил Юра, – ну что мы здесь стоим, пошли к столу, к остальным, познакомимся.

– Ага, – всё также рассеянно проговорил Лёша и не пошел, а, скорее, поплыл в сторону стола, где собрались остальные.

– Мы еще кого-то ждём? – спросила Света, сидящая на диване.

– Да еще пара человек из отдела маркетинга, – сухо ответил Гарик, – вы их наверное помните – Таня и Сергей, кстати – Гарик скорчил хитрую гримасу и продолжил шепотом заговорщика,  – при них об этом лучше не говорить и не намекать, но у них похоже это самое, – Гарик по-дурацки сморщил лоб, приподнимая бровь и потер указательные пальцы друг об друга. Это должно было выглядеть как намек на некоторую степень близости Тани и Сергея.

– Гарик, ну что ты ей богу как ханжа какой-то, – засмеялась Юля, – или тебе просто завидно, что у людей счастье?

– Никакой я не ханжа, и вообще мне до этого дела особо нет, просто решил поделиться.

– А как думаешь, приятно ли им было бы, если бы они узнали, что ты про них тут сплетни распускаешь, – попытался присоединиться к беседе Леша.

– Ой, да ну вас всех, тоже мне моралисты! – Гарик изобразил обидные интонации, хотя было видно, что его совершенно не тронули все эти упреки, – уж не хотите ли вы мне сказать, что сами никогда не обсуждали никого за спиной.

– Я вот особо не припомню, чтобы я так делал, – заявил Леша, хотя уже сам успел подумать, что сильно лукавит.

– Дай-ка я на тебя взгляну, что это у тебя на голове? Ой, да это же нимб! Смотрите, к нам пришел святой человек! Так, ну-ка все быстро встали на колени и прочли "Отче наш" три раза! – захохотал Гарик.

– Иди-ка ты в задницу, приколист, – засмеялся в ответ Леша.

"И действительно, чего это я взъелся? Тоже мне, святой действительно." – подумал Леша. И тут же, со скоростью молнии в его голову влетело словосочетание из прочитанной переписки "не совсем душнила". "Похоже, совсем" – грустно подумал Леша и ощутил, что хочет просто провалиться на месте или как минимум, больше не произносить ни слова в течение целого вечера. Он молча отошел в сторону, чтобы вновь налить себе вина. Он и не заметил, как осушил второй по счету бокал, который ко всему прочему и наполнял гораздо больше, чем это обычно делается.  Раздался еще один звонок и Гарик пошел открывать дверь Сергею и Тане, про которых успел рассказать еще пару скабрезностей, а Леша окинул взглядом квартиру и людей, которые веселились, общались, шутили и как будто бы знали друг друга сто лет. Его лучший друг, его любимая девушка в этот момент казались в большей степени друзьями Гарика и его коллег, нежели близкими Лешиными людьми, от чего становилось невыносимо одиноко и грустно. Как будто они обязаны были тонко чувствовать его состояние и уделять ему больше внимания, нежели другим участникам вечеринки. Леша почувствовал, как действие вина усиливается, расползаясь по телу теплом и расслабленностью. На секунду показалось, что вином можно решить все проблемы. Если более трезвый Леша прекрасно знал, что это самообман, то текущая версия Леши, которая содержала в себе почти бутылку белого полусладкого, выпитую за каких-то полчаса,  была уверена, что вся проблема состоит в том, что выпита всего одна бутылка, а не две. Сделав еще один лихой глоток, Леша вновь направился к столу. Он почувствовал, как его слегка пошатывает, но постарался придать своим движениям вальяжность, чтобы это пошатывание выглядело естественно. По крайней мере, ему казалось, что оно выглядит именно так. За столом уже расположились вновь прибывшие коллеги Гарика и все вместе они о чем-то рассказывали друг другу с невероятным энтузиазмом. Несмотря на то, что Леша присел за стол рядом, он почти не слышал, о чем они говорят, по отдельным фразам он понимал, что речь шла о каких-то рабочих передрягах, забавных случаях и просто актуальных сплетнях. "Сидят, перемывают друг другу косточки, а где-то сейчас сидит такая же компашка их коллег, и делает то же самое. «И так повсюду, везде, постоянно, – Леша мысленно представил весь земной шар, миллионы таких же квартир, дач, баров, ресторанов, поездов, самолетов и людей, которые сидят в них и льют тонны словесных помоев на тех, кого нет рядом в данный момент, даже не подозревая, что при них сейчас говорят в тех же самых выражениях или гораздо хуже, – одна сплошная грязь. Кому это нужно? Почему мы такие? Почему все не говорят друг другу в лицо всё, что думают? Всё просто – потому что не умеют и не хотят нести ответственность за свои слова. Потому что привыкли, что слова ничего не стоят. Потому что не хотят понимать, насколько слова могут ранить, а иногда и вовсе убить. Мерзость, одна сплошная мерзость", – Леша думал об этом и лица людей, находящихся в комнате будто бы становились всё уродливее и уродливее с каждой секундой. Исключение он делал только для Юли и Юры, хотя в отношении последнего Леша уже не был так уверен, вспоминая, что тот каким-то образом обменялся контактами с Гариком в обход него. Глупая мысль о том, что подобный шаг словно бы надо было согласовывать с Лешей, упорно лезла в голову и казалась в этот момент абсолютно логичной, как будто у него было право собственности на своего друга.


– Не знаю, я вот например, считаю, что ипотека – это классный финансовый инструмент. Смотрите, я – руководитель отдела, – Гарик слегка стукнул себя кулаком в грудь, – да, у меня довольно-таки неплохая зарплата, но что если бы я просто копил деньги, чтобы купить квартиру за наличные? Да их бы десять раз сожрала инфляция. А так – я уже могу пользоваться жильем, по документам оно мое, а я спокойно погашаю кредит и всё отлично.

– А ты не думал, что ты банку процентами отдаешь гораздо больше, чем инфляция сжирает стоимость твоего жилья, – ехидно заметил Леша.

– Лех, братан, слушай, ты вот иногда такой невыносимый становишься, – воскликнул Гарик, – ну это же чистой воды занудство, ты не находишь.

– Да, я душный…, – тихо и не совсем внятно произнес Леша. Количество вина в его организме уже почти достигло отметки в две бутылки.

– Что? – озадаченно произнес Гарик.

– Ну, скажи честно, я душный тип, да? Или не совсем? – Леша смотрел на друга почти стеклянными глазами.

– Зайчик, кажется, ты немного перебрал, – тихо заметила Юля, пытаясь перевести всё в шутку.

– Я же просил, не называть меня зайчиком при посторонних,  – огрызнулся Леша.

– Ну вот, мы тут все посторонние теперь, – иронично заметил Гарик,

– Дружище, извини, но ты сегодня и правда, не в духе, я это вижу, – вступил в разговор Юра.

– Юр, всё в норме, я абсолютно адекватен.

– Дорогой, может тебе такси вызвать, – озабоченно произнесла Юля, – тебе правда уже хватит вина, сколько ты выпил?

– Немного, – мрачно ответил Леша, бокалов три, четыре…,  – Леша поднял глаза к потолку и начал загибать пальцы, подсчитывая в уме количество выпитых бокалов.

– Считай сразу в бутылках, так будет точнее, – засмеялся Гарик, – короче, всё ясно, надо вызвать такси. Дружище, ты сам нормально доберешься? Или нет, какое к черту такси, давай ты немного полежишь в спальне, тебе полегчает, и всё будет хорошо, ладно?

– Не, я сейчас вызову сам всё, – сбивчиво ответил Леша. Он уже чувствовал, с каким трудом ему дается каждое слово. Язык как будто стал в три раза больше и в десять раз тяжелее. Сорри, Гар, все-таки немного перебрал видимо.

– Да без проблем, Леха, – с явным облегчением ответил Гарик, хотя по его виду было понятно, что проблем он как раз таки ожидал.

– Ладно, я пойду, всем пока, – Леша неопределенно помахал ладонью в сторону сидевших за столом гостей. Боковым зрением он заметил, что все взгляды прикованы именно к нему.

"Кажется, я сегодня – звезда вечеринки" – мысленно ухмыльнулся он, надевая куртку и ботинки. Он даже забыл попрощаться с Юлей, которая совершенно не планировала уходить так рано – в общей сложности они пробыли в гостях не более трех часов.


Выйдя на свежий воздух, Леша сразу почувствовал облегчение. Казалось, что оно было вызвано не столько воздухом, сколько долгожданным высвобождением из общества людей, с которыми ему было абсолютно не интересно. "Душный. Душный, да? Это не я душный, это не вам со мной стрёмно, это мне с вами дышать одним воздухом противно!" – со злостью думал Леша, садясь в такси. Он ехал домой и уже знал, чем займется сразу по приезду – его до сих пор не отпускала мысль о своем друге, который казался ему каким-то предателем. Он корил Юру за то, что тот не поддержал и не вступился за него, а встал на сторону всех остальных. Леша твердо решил, что должен взглянуть на его переписку.


Приехав домой, Леша быстро прошел в свою комнату, плюхнулся в рабочее кресло и запустил компьютер. Жгучее любопытство, подкрепленное действием вина, которое не могло так быстро выветриться из головы, заставляло с особенным нетерпением ждать загрузки операционной системы. Наконец, запустив все необходимые программы и проделав  все те же манипуляции, что и в предыдущий раз, когда он взламывал переписку Гарика, Леша проник в аккаунт StarChat под ником @you_ri0n  – это был аккаунт Юры в мессенджере. Быстро пролистав кучу чатов, он нашел чат с аккаунтом @garagarik  – это был аккаунт Гарика. Он зашел в чат, попутно вспоминая, когда они все вместе познакомились в баре. "Кажется, это было месяц назад, точно не больше, да, пятое число, а сегодня как раз седьмое, чуть больше месяца" – вспомнил Леша. Открыв переписку, он обнаружил, что ее история начиналась шестого числа прошлого месяца. То есть, буквально с того же дня, когда состоялась та встреча в баре. "Выходит, контакты были всё это время, так зачем же было от меня это скрывать?" – недоумевал Леша. Он начал активно пролистывать переписку, в надежде найти что-то про себя. Искать пришлось недолго, так как, судя по всему, обсуждение Леши было чуть ли главной общей темой в разговорах между Гариком и Юрой.


Гарик (Г): Слушай, Юрец, ты же Леху давно уже знаешь?

Юра (Ю): Мы с первого курса универа дружим.

(Г): Я вот его еще с детства знаю, но в школах мы разных учились, видеться стали редко, а в универе так и вообще почти перестали на какое-то время. Скажи, а он всегда такой в универе был? Заносчивый что ли? Как будто ему все должны или как будто он лучше других?

(Ю): Да слушай, трудно сказать. Мне он не кажется таких уж прям заносчивым. Но вообще с ним бывает трудно общаться да. Он уверенно гнет свою линию всегда, и не любит, когда с ним не соглашаются. В такие моменты он становится совершенно невыносим.

(Г): Вот и я тоже заметил, такой с виду вроде тихий, а на самом деле ведет себя иногда странно. Я просто подумал, может я его не знал совсем, в детстве-то мы все можем быть другими, еще только формируется человек как-никак, а я вот сейчас вспоминаю, и мне кажется, он всегда таким был, немного не от мира сего и на своей волне.

(Ю): Ну, что есть то есть, как говорится. Хотя он всё равно человек неплохой.


Прочитав последние фразы, Леша немного взбодрился, всё-таки Юра не писал про него гадостей, зря он так плохо подумал про друга. Он даже отчасти согласился с некоторыми оценками насчет своей невыносимости. "Гребаное вино, больше никогда не буду его пить" – подумал про себя Леша, быстро найдя в вине не истину, как утверждал Плиний Старший, а главную причину всех  сегодняшних невзгод. Но оптимизм в отношении Юры быстро сошел на нет, когда Леша продолжил читать переписку.


(Г): Юр, привет, как смотришь на небольшую вечеринку через недельку? Я хату планирую обмыть, вот как раз решил, что есть повод встретиться.

(Ю): Гарик, привет! Я был бы очень рад заглянуть, а кто еще будет?

(Г): Да вот не знаю, пока думаю коллег собрать, ну и Леху тоже позову наверное.

(Ю): Может не стоит звать его?

(Г): Чего так?

(Ю): Да как тебе сказать… Ну, он конечно мой друг и все дела, но… Короче, он опять всех заебет, я прям чую. Он когда выпьет, сразу становится таким, знаешь, типа: ща я вас научу как надо правильно жить. Хочешь такую радость на свою голову, тогда зови)))

(Г): Да ладно тебе, как минимум поугараем с него, если что) Не знаю, по-моему ты краски сгущаешь, впрочем, может тебе и видней.

(Ю): Решай сам, я просто высказал мнение.

(Г): Я всё-таки его позову. Только давай если что – я его попрошу типа, чтобы он тебя пригласил, типа у меня нет твоих контактов. А то он обидится, когда узнает, что мы с тобой уже давно знакомы.

(Ю): Хорошо, это разумно.


"Уже давно знакомы", –  повторил про себя Леша. Эта фраза сбила его с толку. Он ведь сам только что видел, что переписка берет начало шестого числа, всё совпадало по времени, но зачем тогда это уточнение "уже давно?" Леша еще раз вернулся в самое начало переписки и понял – число было верным, и даже месяц совпадал, но это было шестое число прошлого года! "Как так? Почему мой лучший друг из университета, скрывал от меня тот факт, что он знаком с моим давним приятелем из детства? А потом эти слова "он всех заебет"… Эх, Юра, Юра. За что ж ты так? Ты ведь мой друг, я тебе полностью доверяю и никогда бы ничего такого не сказал про тебя! Или теперь уже правильнее будет говорить "доверял"? Теперь уже не знаю… Впрочем, это никак не отвечает на первый вопрос – зачем скрывать факт знакомства?  Для начала Лёша ещё раз пробежался по переписке. Надо было сразу заметить, что она гораздо объёмнее и продожительнее, что должна быть переписка длиной в месяц. Лёше было легко объяснить себе, почему он не заметил этого при первом просмотре – конечно, всё дело в вине и лёгкой сонливости, которая начинала проявляться к этому моменту. Желание отправиться в кровать становилось сильнее любопытства, а задача разобраться в причинах странного поведения Юры и Гарика, путем пролистывания их переписки за целый год, энтузиазма не вызывала. На часах было уже 00:48, вероятно вечеринка должна была скоро подойти к концу, и Лёша уже хотел было написать Юле о том, что он дома, спросить её о времени возвращения домой, а затем отправиться спать. Но именно в этот момент переписка Юры и Гарика ожила. Леша вспомнил, что найденная им уязвимость позволяет читать переписку пользователя в реальном времени. Представлялся любопытный шанс проверить, как это выглядит на практике. В чате стали один за другим появляться сообщения, Лёше оставалось лишь успевать их читать.


(Ю):?

(Г): Подожди немного.

(Ю): Разве им уже не пора?

(Г): Как ты себе  это представляешь – я просто выгоню их всех, угоржая шваброй?)

(Ю): Ну, придумай что-то.

(Г): Что? Если я всех резко выпровожу, а ты останешься, это будет явное палево.

(Ю): У тебя просто паранойя) чего такого-то? Могу притвориться, что меня резко затошнило.

(Г): не очень-то я уверен, что это будет выглядеть правдоподобно – ты ведь от силы 3 бутылки пива выпил, а не как кое-кто сегодня)

"Ну да, как же не вспомнить про лучшего друга Лёшу" – с сарказмом подумал Лёша, продолжая читать новые сообщения. Он всё меньше понимал, что происходит.


(Ю): Заценил твою новую кровать, в прошлый раз она была явно поменьше. Когда купил?

(Г) : На прошлой неделе. А тебе так не терпится её опробовать?)

(Ю): Дурак!

(Г): Прости, я не хотел тебя задеть..

(Ю): Лучше придумай способ как их тактично выгнать.

(Г): Хорошо, только всё-таки подожди немного:*


"Поцелуйчик? Что?!" – от неожиданности Лешино лицо перекосило. Если бы он видел сейчас свое отражение, он бы нашёл в выражении лица все признаки инсульта. Леша быстро пробежал глазами по переписке, взгляд снова зацепился за упоминание кровати и смайл в виде поцелуя. Получается, они не просто знакомы целый год. "Они… пара?! Мой друг детства и друг по университету – геи и встречаются минимум год, а я узнаю об этом только из их переписки, и только потому что сам же её и взломал?" Лёшу совершенно не трогал тот факт, что его лучший друг оказался геем, хотя от неожиданности это шокировало. Лёша гораздо больше недоумевал по причине того, что человек, которого он искренне считал лучшим другом, полностью доверял ему и делился самым сокровенным, включая даже некоторые подробности их интимных отношений с Юлей, ни разу даже не намекнул о том, что его сексуальные предпочтения столь кардинально отличаются от тех, что он публично демонстрировал. Нет, конечно же, друзья не обязательно должны обсуждать нечто подобное при каждой встрече, однако зная человека на протяжении стольких лет, резонно ожидать, что рано или поздно такая тема всплывёт и это нормально. Но Юра никогда даже близко не подходил к таким темам. Выходит, он никогда не доверял Лёше также, как Лёша доверял ему? Если за последний день с небольшим Лёша и перенёс несколько по-настоящему гадких моментов, то после этого внезапного открытия, у него и вовсе не осталось никаких эмоций. Не помня себя, он медленно прошёл в ванную, подошёл к раковине, умылся холодной водой и посмотрел на себя в зеркало. Он словно надеялся, что сможет смыть с лица всё, что случилось за последнее время и увидит  ту обычную версию себя, которая каждый день улыбалась ему из зеркала раньше. Но чуда не происходило, на него смотрели пустые и измученные глаза совершенно незнакомого человека. "Чего же ещё я не знаю о собственной жизни? Точнее не так – а я что-то вообще про неё знаю?" – Лёше просто хотелось забыть обо всём происходящем. Ему не хотелось больше ничего анализировать, психика отказывалась брать на себя нагрузку по обработке всех этих противоречивых эмоций. Вероятно поэтому, вопреки ужасному настроению, Леша уснул как убитый. Ему снилось, как он стоит посреди поля и видит Юлю, далёкие силуэты всех своих друзей, знакомых, родственников и даже почему-то свою бывшую. Во сне посреди поля стоял огромный праздничный стол, изобилующий разнообразными закусками и напитками. Все, кого видел Лёша перед собой, сидели за этим столом и о чем-то оживленно общались, смеясь и поднимая тосты. Леша попытался сделать несколько шагов вперёд, чтобы приблизится к столу, но у него ничего не получилось, стол с гостями оставался на том же расстоянии, как будто являлся всего лишь миражом. Тогда Лёша ускорил шаг и постепенно стал переходить на бег, но ситуация не изменилась. Продолжая отчаянно бежать, энергично размахивая руками, Леша что-то громко кричал всем сидевшим за столом, называл их по именам, но никто и не думал оборачиваться. Вдруг Лёше стало настолько одиноко и обидно, что прямо во сне ему захотелось горько заплакать навзрыд. Он упал на колени, сжав в кулаках пучки полевой травы, и медленно припал к земле. Сон закончился. Леша открыл глаза – сквозь шторы проглядывали первые лучи утреннего солнца, на кровати рядом мирно спала Юля. Глядя на любимую, Леша почувствовал как бессилие и отчаяние, пережитое во сне, отпускает его из своих цепких объятий. На душе стало спокойно и легко. Этот дурацкий сон и эта дурацкая вечеринка остались где-то далеко позади, напоминая о себе лишь небольшим похмельем от изрядного количества вина, выпитого на вечеринке. Но это уже не имело большого значения. Леша искренне надеялся, что этот день всё исправит и всё понемногу встанет на свои места. А сейчас надо просто встать и заварить чашечку кофе. Пора просыпаться.

***
Утро субботы поначалу оправдывало все смелые надежды – остатки похмелья выветрились из головы после контрастного душа и капучино. К Леше вернулась полная ясность ума и даже нечто, что можно было бы назвать хорошим настроением. Он проследовал в свою комнату, полный решимости отправить репорт о найденной уязвимости, получить долгожданные 100 000 за свою находку и начать воплощение задуманных планов. Он живо представил реакцию Юли при виде двух билетов в Париж, в котором она давно мечтала побывать, он видел радостное лицо папы, по-хозяйски осматривающего территорию вокруг красивого большого особняка с уютным патио и красивым металлическим мангалом ручной работы. Он представил, как все они вместе будут собираться в этом доме по выходным и смеяться от души, обсуждая простые житейские вопросы, а что касается Юры с Гариком, то и в этом плане все обязательно наладится – просто нужно немного времени, чтобы привыкнуть к их качественно иному статусу, но разве они перестанут от этого быть его друзьями? Возможно напротив, если Леша проявит понимание и не станет осуждать их за утаивание факта своих отношений, то это станет отправной точкой для нового этапа в их дружбе. Кто знает? Ну а пока надо просто закрыть этот ящик Пандоры. На экране компьютера появилась привычная заставка рабочего стола, которой служило романтическое фото с Юлей, сделанное на прогулке в городском парке месяц назад. Леша нежно посмотрел на Юлино лицо, глядевшее на него с фотографии и собрался было открыть браузер чтобы зайти на официальный сайт StarChat, однако в этот же момент он спиной почувствовал, что смотрит на экран не один . Он инстинктивно обернулся – в дверном проеме он увидел силуэт Юли. Очевидно, она только что проснулась, лицо её было заспанное, волосы немного смяты и взъерошены. Всем перечисленным можно было легко объяснить её недовольный вид, но Леша почувствовал, что за недовольным выражением лица скрывается что-то еще.


– Доброе утро, – сухо произнесла Юля.

– Доброе утро милая! Прости, я так тебе и не позвонил и не написал по приезду домой. Если честно, я почти сразу завалился спать, мне такой странный сон снился, ты не поверишь! – Леша излучал позитив каждой интонацией, инстинктивно стараясь выровнять тем самым эмоциональный фон, царивший в помещении, сведя его хотя бы в нейтральное состояние.

– Ты был в сети в StarChat до трех часов ночи. Уехал ты около полуночи. От квартиры Гарика до нас ехать от силы минут 25, может 30,  – отрывистыми фразами произнесла Юля. Таким тоном в детективных сериалах и фильмах говорят следователи, которые отыгрывают роль "плохого копа". Поскольку кроме Юли и Леши в квартире сейчас никого не было, ждать "хорошего копа" было бессмысленно.

– Ну, наверное, на компе забыл выключить, – виновато начал отвечать Леша и сам тут же проклял себя за эти оправдательные интонации. Он точно знал, что абсолютно ни в чем не провинился перед Юлей, но теперь начинал злиться на себя за то, что своими интонациями давал поводы для продолжения этого импровизированного допроса.

– Я знаю, что ты всегда выключаешь компьютер перед сном, – вновь коротко заметила Юля.

– Что ты хочешь мне этим сказать? – удивился Леша.

– Я просто не знаю, что думать и что от тебя ожидать. Ты весь вечер вел себя странно, был как будто не в себе, напился, чего обычно не делаешь, уехал, не отвечал на мои звонки, не написал, но просидел в StarChat'е еще минимум два с лишним часа после приезда. Или ты не поехал домой? Или ты переписывался  допоздна с кем-то, с кем тебе было явно интереснее, чем вчера на вечеринке со мной? – по лицу Юли можно было сделать вывод, что она вот-вот готова заплакать.

– Я не… Послушай, вчера у меня было не очень хорошее настроение, но я видел, как тебе было весело общаться с ребятами и я просто не хотел тебе мешать, – сбивчиво начал было Леша.

– Не хотел мешать? Леш, ау, Гарик – не мой друг, а твой, и пошла я туда с тобой, а не чтобы слушать эту идиотку Свету, которая весь вечер рассказывала о том, что хочет уйти из отдела логистики,  переехать на дачу, выращивать помидоры, а для заработка заниматься продажами косметики в сетевой компании, а еще нарожать кучу детей! Ты серьезно думаешь, что мне было интересно слушать всю эту ахинею? Я ждала, что ты подойдешь  и мы будем вместе веселиться, но ты стоял около кухонного гарнитура со своим долбаным вином и хлестал его как не в себя! А что мне оставалось делать? Конечно, я общалась со всеми этими лохудрами, одна тупее другой. Что еще мне было делать, ответь мне? – Юля кричала, а по щекам её катились слезы. Это не был крик глубокой обиды, это скорее был крик заказчика, которого ужасно не устроила выполненная работа. Таких интонаций в голосе Юли раньше почти никогда не встречалось, поэтому Леша сначала просто опешил от неожиданности. Он ненавидел и прекрасно чувствовал любое эмоциональное давление, даже то, в основе которого лежали вполне объективные причины. Леша выдержал короткую паузу, длиной в один вдох и выдох, после чего ответил:

– Если тебе там так не нравилось, почему ты не уехала вместе со мной?

– С тобой? Значит, ты своей кислой физиономией и равнодушием испортил мне настроение с самого начала, и я должна была уехать с тобой, чтобы у вечера вообще не осталось никаких шансов? Ты  мне  это хочешь сказать?! – Юля завелась еще сильнее.

– Нет, просто я не понимаю, что ты хочешь от меня услышать в данный момент, –  спокойно заметил Леша, уже с трудом скрывая раздражение.

– Я хочу сказать тебе только одно – не смей так больше делать, понятно?! Я тебе не кукла и не аксессуар, который можно просто взять и вот так оставить где попало! Я не игрушка! Ты обязан уделять мне внимание! – не унималась, Юля. Казалось, она вот-вот накинется на Лешу и расцарапает ему всё лицо как дикая кошка.

– Во-первых, перестань орать на меня, – начал заводиться Леша, – во-вторых, я же тебе объяснил, что у меня была тяжелая неделя, что еще я тебе должен сказать? Думаешь, я специально изводил тебя и игнорировал, ради того чтобы позлить? Думаешь мне больше нечего делать?! И что это еще за интонации? Что это вообще за тон? "Не смей", "Ты обязан" – ты серьезно сейчас? Ты живешь в моей квартире, я помогаю тебе оплачивать твое обучение в театральном институте, я зарабатываю, я оплачиваю счета, я покупаю продукты, мы ходим в рестораны, которые выбираешь ты, но плачу за них всегда я, ты покупаешь одежду в интернет-магазинах, оплачивая их с моей карты и даже не спрашиваешь, когда берешь ее, ты…, – Леша осекся. Он выпалил всё это на эмоциях, но даже в процессе своей гневной тирады начал жалеть о сказанном. Несмотря на то, что это было чистейшей правдой, звучало это очень низко и, сказав эту правду, он поставил себя в крайне невыгодное положение. Теперь Юля могла морально раздавить его в считанные секунды. И она не преминула воспользоваться этим прекрасным шансом.

– Так, ты решил мне счет выставить?! Ну давай. Давай-давай, может сядем и вместе посчитаем сколько я тебе должна? Кто я для тебя? Ты кем меня считаешь? Ты что, всё это время думал, что покупаешь меня? Я просто хочу, чтобы ты вслух сказал – кто я для тебя?! – Юля смотрела на Лешу исподлобья, а из глаз у нее вот-вот готовы были полететь молнии.

– Переигрываешь, так и экзамен завалить недолго, – хмыкнул Леша в ответ. Он и так себя закопал предыдущими репликами, поэтому решил, что терять уже нечего и можно бить бронебойным снарядом – самым циничным и язвительным сарказмом, на который он был способен.

– Я… ты… до пошел ты нахуй, урод! – Юля хлопнула дверью так, что зазвенели оконные стекла. За закрытой дверью послышались быстрые шаги. Судя по звуку, шаги удалялись в сторону спальни. Послышался еще один хлопок дверью, а через секунду – громкие всхлипывания.

Леша молча слушал эти всхлипывания. Услышав нечто подобное вчера или в любой другой день, он бы бросился к Юле, постарался успокоить, а любого, кто стал причиной хотя бы одной её слезинки, просто раздавил бы на месте. Но сейчас он ничего не чувствовал. В какой-то момент это его испугало, но по большому счету даже на внятный испуг энергии уже не осталось. Юля во многом была права – вести себя так, как он вел себя на вечеринке, действительно не стоило. Переводить стрелки на неё и ждать, что она сама себя развлечет там, где никого не знает – тоже некрасиво, даже несмотря на всю Юлину коммуникабельность и самостоятельность. Но эти требования и ультимативный тон не позволяли полностью проникнуться чувством вины за единолично испорченный вечер. Юля никогда, за все два года, что они были вместе, не позволяла себе говорить с ним подобным образом: предъявлять требования, оказывать моральное давление, стыдить. Собственно, за это Леша её возможно и полюбил. Он всегда старался быть самодостаточным, она – тоже. Он окружал её заботой, дарил подарки и проявлял свою любовь искренне, ничего и никогда не ожидая получить взамен. Ту любовь, которой отвечала ему Юля, он воспринимал как самый настоящий подарок, который она вовсе не обязана была ему преподносить. Он стремился уважать её личные границы и видел, что она уважает его границы тоже. Неужели и здесь он ошибался? Как такое возможно? Неужто он вообще не разбирается людях? Или дело совсем не в этом? Может, он просто слишком наивен? И вновь, как и прошедшей ночью, Лешины руки сами потянулись к клавиатуре и мыши. Несколько простых, отточенных  до автоматизма операций и он снова читает чужую переписку. На этот раз – переписку своей возлюбленной. Или, по крайней мере той, кого он считал таковой до недавнего времени.


Переписок было очень много, Леша поначалу растерялся. Большинство имен, указанных в чатах ни о чем ему не говорили. Леша только сейчас вдруг осознал, что за все два года, что они с Юлей вместе, она не познакомила его почти ни с кем из своих подруг и знакомых. Исключением была лишь пара-тройка совместных посиделок в ресторанах и барах, настолько редких, что Леша быстро выбросил из головы имена подруг, которых ему представляла Юля. Леша вообще старался хранить в голове только действительно важную информацию и имена подруг Юли в этот список явно не входили. Леша судорожно стал припоминать хотя бы одно имя, чтобы не искать важную переписку наугад. Он бы потратил на это очень много времени, если бы не недавний разговор с Юлей, одним из вечеров. Он вспомнил, что она называла имя одной своей подруги по институту, которая бегала плакать в гримерку. "Как же её звали? Что-то крутится… Инга? Нет, Инна… тоже нет… там точно была буква "и", имя короткое. Рита! Точно, Рита!" . Уцепившись за эту информацию Леша вбил это имя в поиск по чатам. Поиск по чатам выдал сразу три контакта с подобным именем, но зная Юлю, которая часто была злой на язык в отношении своих одногруппниц по театральному, Леша сразу понял, что нужная ему Рита скрывается под незатейливым именем контакта "Рита Бездарная Шлюшка". Даже сохраняя чувство досады, Леша не смог удержаться от небольшого смешка при виде этого словосочетания. В мыслях против воли промелькнула фраза: "мой Юльчонок как всегда отжигает", но тут же сама погасла от продолжения, которое Леша сам себе и подсказал: "Вот и посмотрим сейчас, мой Юльчонок или не мой".  Копаться в переписке пришлось довольно долго, искать приходилось вручную, потому что поиск по ключевым словам "Леша", "Алексей" не выдал ничего интересного. Очевидно, если Юля что-то и обсуждала с Ритой насчет него, то его имя она не использовала. Пришлось просмотреть тонны бесполезных сообщений с расписаниями занятий и репетиций, короткими переписками, посвященными результатам зачетов и обсуждением бездарности других студентов. Вот Рита рассказывает, что запала на какого-то паренька с параллельного потока. "Скука, скука, скука. Секунду! Я напрасно решил, что Юля не вела себя так вызывающе до сегодняшнего дня. За последний месяц было пару очень похожих, хоть и не настолько ярких моментов. А я совершенно не придал им значения. Да, детектив из меня откровенно хреновый. Надо  пролистать переписку только за прошедший месяц. Посмотрим, что из этого получится" – внутренний голос Леши проговаривал все эти размышления азартной интонацией. "По крайней мере, копаться в переписке интереснее, чем сидеть и ныть в одиночестве" – как будто убеждал себя Леша. Он медленно начал листать всю переписку, строчку за строчкой. И вот наконец бинго! Переписка двухнедельной давности и речь идет явно обо мне.


Рита (Р): Ну тебе-то хорошо, тебе в общаге жить не приходится, у тебя есть ОН.

Юля(Ю): Ты думаешь, это прямо счастье такое несусветное, с бабочками в животе и прочей подобной хренью?

(Р): А разве нет?

(Ю): Пфф, ты просто его не знаешь. Он повернут на своих программах и железках, и даже когда пытается сделать что-то милое, выглядит так неуклюже, что хочется иногда сквозь землю провалиться.

(Р): Да?

(Ю): Один раз подарил мне новый телефон, а он, сука, на гребаном Андроиде. Хотя я ему полгода намекала, что хочу айфон. Сказал, что Андроид – гораздо более гибкая платформа и еще рассказал какую-то херню про хранение файлов.

(Р): Капеец!

(Ю): А самое смешное, что я эту срань продала на сайте объявлений через неделю и купила себе Айфон, правда хватило только на семерку. Так он ДАЖЕ НЕ ЗАМЕТИЛ! Хотя уж казалось бы, он-то со своими железяками на "ты", как можно такое не заметить. И вечно пропадает на своей работе, возвращается поздно. Хочешь честно? У нас секса не было как-то раз месяца полтора. Полтора, прикинь! Он намеков вообще не понимает и ведет себя как болван постоянно. Еще называет меня знаешь как? "Юльчонок"! "Юльчонок" я ему, блять. Я ему сто раз говорила, что меня это бесит, а он всё продолжает и все время еще так лыбится, как щенок, который только что обоссал ковёр и просит прощения.

(Р): Жесть воще. Слушай, ну он же все-таки деньги зарабатывает итд.

(Ю): Рит, вот ты честно иногда просто ведешь себя как овца. Думаешь деньги – это главное? А как же внимание? А как же, например, ну не знаю, быть адекватным хотя бы иногда?


Леша читал это всё и к своему ужасу сам уже был готов согласиться  со многими претензиями Юли. Да, он и вправду многого не замечал. Но не потому что ему было плевать, а потому что он считал определенные бытовые вещи не столь существенными. Он искренне думал, что заботиться  о действительно важных вещах и уж это Юля точно заметит и оценит. Но почему бы не поговорить об этом? Почему честно не высказать все претензии и убрать недопонимание? И тут же сам ответил себе на вопрос: "А ты бы стал слушать? Ты бы отшутился или просто бы не счел это важным. Ты бы и дальше тешил себя иллюзией, что один знаешь как правильно и что важно. Вот она и не пыталась. А зачем?" – Леша помрачнел, хотя, казалось бы, куда уж дальше, а вон оно как. Хоть куда, как выяснилось. Но продолжение переписки готовило ему новые сюрпризы.


(Р): Юль, слушай, я тебя все равно понять не могу. Да, ты опять мне напишешь, что я тупая, да-да-да, окей, но скажи – а нафига ты с ним живешь тогда, если он такой тормознутый и странный? Чисто из-за денег? Ты ж мне тут только что втирала, что деньги не главное и бла бла бла.

(Ю): Да я давно уже собираюсь. Но пока не могу. Да, тут есть финансовый аспект, но я от своих слов не отказываюсь, даже не жди. Просто сейчас реально такой момент трудный – экзамены, выпуск, нельзя ни на что отвлекаться. И если я сейчас от него уйду, мне надо будет искать срочно квартиру, родаки мои живут у черта на куличках, да и не особо я с ними горю желанием жить, если честно. Но сейчас будет выпуск, а там Юрий Рейнольдович уже намекал мне, что есть место на роль в одном сериале, ты ни за что не поверишь в каком ;)

(Р): Только не говори, что в "Буднях гувернантки" 0_0

(Ю): Ага, только тссс! Если не будешь чесать языком, я и про тебя словечко замолвлю.

(Р): Офигеть, Юль, а это он прям серьезно говорил прямым текстом?

(Ю): Ну почти, когда мы с ним виделись в прошлый раз, он мне намекнул, что знаком с продюсером сериала лично, что они старые друзья вообще, прикинь? Так вот, и Юра сказал ему про меня, что я идеально подойду на роль Софьи, помнишь ведь такую?

(Р): Да это же одна из моих любимых героинь! А что, её будет кто-то другой играть в новом сезоне? Не Миклашевская?

(Ю): Не знаю, но разговор был именно такой.

(Р): Блииин, это всё так интересно. Юлька, скажи честно у вас ним всё серьезно?

(Ю): С ним, это с кем?)

(Р): Да не придуривайся, ты же поняла, что я не про твоего программиста))

(Ю): Ну как тебе сказать. Он клевый, и даже то, что разница в возрасте, ты знаешь, совершенно не чувствуется. Он такой проникновенный, чуткий. С ним можно часами беседовать, вообще обо всём забываешь… И когда я наконец-то выпущусь из театрального и получу роль, я стану абсолютно самодостаточной и тогда нам уже ничто не помешает быть вместе.

(Р): А тебя не смущает, что он, ну, как бы, женат например? Нет?

(Ю): Он сам говорил мне, что развод – это лишь вопрос времени, что их с женой уже давно ничего не связывает. Неужели ты думаешь, что при этом он предпочтет её вместо меня?

(Р): Ну не знаю, всякое бывает.

(Ю): Слушай, ты просто пессимистка и вечно видишь во всем подвохи. Поэтому тебе и роли такие достаются, у тебя на лице написано: "Буду играть кактус в углу комнаты до самой пенсии или умру в конце спектакля от обезвоживания, нормальные роли не предлагать".

(Р): Ха-ха-ха, какая ты юмористка, блин!

(Ю): Ладно, потом спишемся. Пока!

(Р): Пока!


Леша читал всё это и не верил своим глазам. Он перечитал этот кусок переписки раза три или четыре, и только после этого смог наконец сформулировать то, в принципе и так было ясно после первого прочтения: "она изменяет мне со своим художественным руководителем". Если редкие всхлипывания, доносящиеся из спальни еще хоть как-то трогали Лешу, то после прочтения этой переписки, в душе не осталось ничего. Это была пустота, которую он ощущал почти что физически. Леша увидел в списке чатов контакт с именем Юрий Рейнольдович и хотел было зайти туда, чтобы узнать еще больше компрометирующих подробностей их отношений, но очень быстро осознал, что если он это сделает, то его может в буквальном смысле стошнить. К тому же это не имело ни малейшего смысла. Что он там хочет увидеть? Романтическую переписку? Точные даты их свиданий? Для чего? Чтобы припомнить все дни, когда Юля задерживалась на репетициях допоздна и понять, в какие именно моменты она была со своим великовозрастным ухажером, пока Леша был дома и скучал по ней, дожидаясь её возвращения? Чтобы появилось еще больше поводов для самоистязания? Нет, хватит на сегодня этого безумия. Но что теперь делать? Идти в комнату к Юле он точно не хотел. Он совершенно не понимал, что он может ей сейчас сказать и не был уверен, что вообще когда-либо захочет с ней говорить в принципе. Леша стал думать, что ему сделать прямо сейчас и на ум приходил лишь один вариант. Он взял в руки телефон и набрал один из номеров, который знал наизусть.

– Алло?

– Мам, привет, папа занят да?

– Папа смотрит новости, а ты знаешь, как он громко включает звук, пока он до своего телефона добежит, я сто раз трубку сниму, что-то случилось, сынок? Или  просто соскучился? – ласково спросила мама, а из трубки тем временем доносились звуки телевизора и шипение масла, очевидно мама готовила обед.

– Нет, ничего особенного не случилось, – слукавил Лёша, – просто подумал, почему бы не заехать к вам в гости сегодня.

– Ой замечательно! Приезжайте, конечно! А то мы вас с Юлечкой давно уже не видели. Я на вечер как раз приготовить мясо собиралась, твоего любимого. Прямо как чувствовала, что вы приедете.

– Мамуль, я один приеду.

– Почему? – раздосадовано спросила мама.

– Юля… Ну… Ты же знаешь, она очень переживает насчёт экзаменов и… Видимо из-за этих переживаний, у неё разыгралась мигрень.

– Ох, пусть скорее выздоравливает, отдыхает и не переживает ни о чем, всё будет хорошо, я тебе рецепт потом напишу, от головной боли помогает, я  вычитала недавно на одном сайте… Слушай, может, ты в другой раз приедешь, может тебе стоит побыть с Юлей? – забеспокоилась мама.

– Да нет, мам, она наоборот хотела как раз немного в тишине отдохнуть одна, а я только отвлекать буду.

– А, ну хорошо, приезжай сынок, мы будем ждать. Ты сейчас собираешься поехать?

– Да, буквально пару дел сделаю и поеду, через час или полтора у вас уже буду.

– Хорошо, ты тогда не обедай, я тебе оставлю котлеток, папа свежего мяса на рынке купил, очень вкусные котлетки получились, вот дожариваю последнюю сковороду.

– Хорошо, мамочка, целую тебя!

– Пока, сынок.


Детские воспоминания о маминой еде в мгновение ока оживились, и Леша даже почувствовал, как непроизвольно сглотнул слюну от пробудившегося аппетита. С родителями он виделся относительно редко, мог заезжать несколько недель подряд, а мог не навещать пару месяцев. Всё зависело от загруженности по рабочим задачам, а также эмоционального состояния, которое не всегда вызывало желание беседовать с родителями. Когда Леша начинал делиться с  ними своими размышлениями или переживаниями, за этим, как правило, следовала пачка жизненных советов, которые родители подавали с очень серьезным и назидательным тоном. Леше всегда это не нравилось, но он относился к этому снисходительно, а сам не забывал регулярно отправлять им денежные переводы,  чтобы те ни в чем не нуждались. Но бывали моменты, когда сам факт нахождения рядом с родителями был жизненно необходим, просто, чтобы почувствовать, что на свете есть люди, которые точно всегда его поймут и поддержат, даже если в чем-то с ним не согласны. И сегодня как раз был один из таких моментов. Пожалуй, еще никогда это не было для Леши так важно, как в эту секунду. Леша быстро собрался, взяв с собой только сумку с ноутбуком. Звуки всхлипываний из спальни больше не доносились, Леша не знал, хорошо это или плохо, но и не хотел об этом думать. Он лишь постарался как можно тише открыть дверь своей комнаты, осторожно прошмыгнул в коридор, надел первые попавшиеся кроссовки и также осторожно и тихо вышел из квартиры, стараясь особо не шуметь ключами.  День был солнечным, природа получала от солнца максимум тепла, на которое то было способно. И то же самое сейчас требовалось Леше – простого человеческого тепла.


Квартира Лешиных родителей находилась на другом конце города, в одном из отдаленных спальных районов. Чтобы добраться до нее, нужно было пересечь мост через реку. Мост был большим и довольно протяженным, почти два километра над водой, и являлся местной достопримечательностью. Издалека мост выглядел впечатляюще, но если подойти к нему поближе, можно было заметить множество трещин,  все металлические части конструкции были покрыты ржавчиной и в некоторых местах бетонные опоры как будто покусал таинственный монстр, обитающий на дне реки. По-настоящему красивым мост становился лишь в темное время суток.  По ночам на нем зажигалась красивая подсветка и влюбленные парочки по обоим сторонам реки выходили гулять по набережным, взявшись за руки. Они ели мороженое, обнимались и устраивали долгие фотосессии на фоне моста, пока подсветка переливалась разными оттенками. Мост загорался, то зеленым, то желтым, то красным, то фиолетовым, и настоящим шиком считалось собрать у себя коллекцию фото, где ты запечатлен в одной и той же позе, но с разными оттенками моста на заднем фоне. Леша смотрел на внушительные ванты – толстенные металлические тросы, поддерживающие конструкцию моста. Они, казалось, уходили куда-то в небо и не имели конца. По крайней мере, так ощущалось, когда проезжаешь по мосту в самой его середине. Леша вспоминал, как он еще школьником прибегал взглянуть на мост и на его разноцветные огни, потом вспомнил, первые свидания , на которых он тоже  делал кучу дурацких фотографий на фоне моста, веселился, улыбался. Потом был первый поцелуй, переписки в чате до самого утра, звонки с нежными признаниями. "Если подумать, всю мою жизнь можно описать, рассказывая исключительно про этот мост, – подумал Леша, – да и вообще любую жизнь можно описать через концепцию моста. Мост предназначен для того, чтобы связывать места, которые без него были бы недосягаемы или труднодоступны. Вот и мы всю жизнь строим такие мосты к тому, что нам важно, куда мы очень хотим дотянуться, к чему хотим иметь доступ.  И с годами все мосты, которые мы строим, завязываются в единую транспортную сеть. Иногда мы так увлекаемся постройкой этих мостов, что даже не замечаем, насколько сильно начинаем зависеть от каждого из них в отдельности. Ровно до тех пор, пока один из мостов внезапно не обрушится. И тогда мы вдруг понимаем, что этот мост был своего рода транспортным хабом – без него нам больше не добраться в нужное нам место и все остальные мосты перестают иметь смысл. Но один разрушенный мост – не беда, можно худо-бедно, на скорую руку смастерить какой-нибудь временный мостик из подручных материалов. Но что делать, когда мосты рушатся все и практически одновременно?"


Размышления Леши прервал голос таксиста, сообщавшего о том, что они приехали. Поездка пролетела незаметно, и Леша как будто вошел в какой-то транс, погрузившись в свои мысли. Он рассеянно поблагодарил таксиста и вышел из машины. Подойдя к знакомому с детства подъезду с обшарпанной дверью бордового цвета, он набрал на домофоне знакомый с детства номер квартиры. Алло, – послышался из динамика родной женский голос. Мам, это я, – произнес Леша, стараясь отвечать настолько бодрым голосом, насколько это было возможно. Дверь подъезда с характерным звуком открылась, и на Лешу пахнуло непередаваемой смесью знакомых запахов. Они не были противными, как того вполне можно было ожидать. Это была смесь из запахов сырости, бетона (если, конечно, у бетона вообще может быть запах) и разной еды, которую в это время готовили почти в каждой соседской квартире. Леша вдруг осознал, как много воспоминаний навеивает ему этот запах и удивился тому, что за последние годы совершенно перестал его замечать. А сейчас ему так хотелось чувствовать каждую мельчайшую деталь, которая могла бы стать мостиком в его детство. Будто если достаточно постараться, то можно в буквальном смысле перенестись туда как на машине времени и, быть может, сделать всё как-то иначе. И не было бы всего этого кошмара, возможно, он бы даже не стал программистом, может быть он стал бы геологом, как мечтал в шестом классе. Он уже и сам не помнил, почему именно геологом хотел быть, помнил, что ему эта профессия казалась настоящей сказкой – путешествовать по неизведанным уголкам страны, изучать горные породы, находить что-то новое, наслаждаться природой и романтикой палаточного лагеря, выходить по ночам из палатки, поеживаясь от прохладного ночного ветра, поднимать голову и смотреть на усыпанное звездами небо. Но потом родители купили компьютер и вместо того, чтобы наслаждаться красотой мира естественного, Леша открыл для себя возможность наделять существующий мир  новыми качествами и создавать целые новые миры с нуля. Родители поощряли его любознательность, направленную на изучение программирования, часто говорили о том, насколько востребованной и хорошо оплачиваемой является эта профессия, но Леше просто было интересно создавать, открывать и преобразовывать мир. По существу, ему годился любой способ для этого, но он остановился на программировании и теперь даже не был уверен, действительно ли это было по-настоящему его решение или он просто сам не заметил, как это решение внушили ему родители. Он теперь вообще не был ни в чем уверен. И запах знакомого с детства подъезда был сейчас чуть ли не единственным объективным доказательством реальности окружающего мира. Он поднялся на третий этаж пешком. Дверь квартиры со знакомым номером 34 была слегка приоткрыта. Мама всегда так делала, когда Леша приходил в гости, за что Леша всё время пытался её отчитывать – мало ли кто может зайти. Но мама не изменяла своим привычкам. Из квартиры доносился аппетитнейший запах домашних котлет. Леша еле заметно улыбнулся и открыл дверь.

***
– "Приятного аппетита, сыночек, – ласково сказала мама, усевшись напротив Леши, с завидным аппетитом уплетавшим свежеприготовленные котлеты, – как у тебя дела? А то давно не писал ничего, а уж было хотела написать, да вот, с домашними делами закружилась совсем, вчера смотрим с потолка в ванной капает, мы быстрее к соседям сверху, а их дома нет, на дачу уехали, мы скорее к тете Свете, которая напротив живет, слава богу они ей ключи оставили, зашли а там уже лужа в коридоре огромная, мы скорее за ведром и тряпками, все вместе кое-как собрали быстро воду и кран перекрыли. Вот вернутся с дачи соседи, буду с ними ругаться, а то уже не в первый раз  –  то шум от них, музыка играет, то вот это".

– Сильно протекло? – поинтересовался Леша, – может, я мастеров закажу, чтобы отштукатурили заново и потолок подкрасили?

– Да нет, там не сильно, – возразила мама, – ты не беспокойся за нас, мы сами всё там подкрасим, ты лучше свою жизнь обустраивай.


Леша быстро понял, о чем сейчас пойдет речь. Это будет очередной упрек ему за то, что он до сих пор не сделал предложение Юле. Родители часто заводили эту тему, когда оставались с ним один на один. Мама искренне не понимала, зачем Леша до сих пор тянет, пытается найти идеальный момент. "Девочка-то прекрасная, умная, молодая, тебе так повезло, а ты всё тянешь, думаешь, она вечно ждать будет? – недоумевала мама". "Мать тебе дело говорит, – добавлял папа, – будешь тянуть, уведет твою Юльку какой-нибудь актеришка молодой, потом будешь локотки кусать!" Зная теперь то, что по Юлиным вкусам, как оказалось, даже Леша в свои 27 был, судя по всему, еще ребёнком, подобный разговор сейчас бы прозвучал особенно комично. Леша давно бросил попытки спорить на эту тему с родителями. Он понимал, что вряд ли что-то сможет им доказать. Их система координат сложилась очень давно и по большому счету совершенно не их вина, что все эти советы имели мало общего с реальным положением вещей. Главной задачей молодой девушки давно перестало быть замужество, а возможности, которые предоставлялись для реализации своих способностей и амбиций давно выходили за пределы создания уютного семейного гнездышка для тихой и спокойной жизни. Темп жизни изменился, время изменилось, а родители остались где-то в своем, хорошо знакомом им мире с понятными им ценностями. В конце концов, ценности-то эти вовсе не такие уж бесполезные и наверное даже хорошо, что мы в какой-то момент перестаем так сильно меняться, делая выбор в пользу проверенных и понятных путей, думал Леша. Он вспомнил свои размышления про мосты и подумал про себя, что, должно быть, в определенном возрасте мосты становятся настолько прочными и обрастают настолько прочным железобетонным каркасом, что их уже ни реконструировать,  ни снести. Даже переставая выполнять свое прямое предназначение, они просто остаются памятниками архитектуры: памятником незыблемости принципов и жизненного уклада.


– Когда же ты, наконец, повзрослеешь? – со скорбью в голосе начала мама, помешивая чай, – ты нас с папой постоянно заставляешь нервничать. Мы вот тебе не говорим, а у самих корвалол литрами уходит. Думаем, когда уже семья наконец-то появится, детки пойдут. Время-то идет, а тебе всё так, шуточки.

– Мам, можно я хотя бы пообедаю, без обсуждения этой темы? – умоляющим тоном произнес Леша.

– Да ешь, ешь… Просто думаю вот, что за поколение ваше такое бестолковое – мы в вашем возрасте уже все стремились, чтобы семья была, дети. Ты как раз на свет появился, когда нам с папой было по 27 лет.

– Ну, тогда время другое было, – пространно заметил Леша, ему совершенно не хотелось продолжать этот диалог, но просто молча слушать мамины замечания, превращая их в монолог, было еще невыносимее.

– Да причем тут время? – живо возразила мама, – дело вот в этом, – тут мама легонько постучала пальцем в области собственного виска, – головой думать надо и за ум, наконец, браться. Вот у Юли и мигрень, наверное, поэтому разыгралась, а не от экзаменов. Она-то станет актрисой, будет играть в кино, в сериалах, а там знаешь, сколько мужчин симпатичных  – они же там все на подбор, все из себя чего-то корчат. А Юля – красавица, они за ней мигом приударят, а ты так и останешься с носом.

– Так если они за ней приударят, и она готова будет к кому-то из них уйти, думаешь, ей кольцо на пальце помешает? – улыбнулся Леша.

– Не говори ерунды, – отрезала в ответ мама, – она приличная девушка и уж будь уверен, знает цену узам брака. А сейчас у неё есть полное право взять и уйти, потому что ты не проявляешь инициативы. Это я тебе как женщина говорю, – это был излюбленный мамин аргумент, на который было бесполезно что-либо отвечать.

– Хорошо, мам. Я подумаю над этим вопросом, – дипломатично ответил Леша, надеясь, что такой ответ поможет поскорее прекратить этот разговор.

– Подумает он, ишь, деловой какой, думает он… – повторила мама с недовольной гримасой на лице, – додумаешься скоро, не о чем будет думать.


Появившийся было аппетит и радость от нахлынувших детских воспоминаний, улетучилась от очередных маминых нотаций. Леше было обидно и горько, что, несмотря на его не самый молодой возраст, мама продолжала разговаривать с ним так, будто ему всё еще 8 лет.  Он не понимал, что он делает не так. Устроившись на свою нынешнюю работу, он стал получать в месяц больше денег, чем родители получали за год в виде пенсии. Он сам обеспечивал себя всем необходимым и старался обеспечивать их. Весь дом был обставлен новой мебелью, в квартире был сделан современный ремонт, Леша купил много дорогой техники и регулярно отправлял родителям по 1000 долларов в месяц просто на жизнь. Он был искренне уверен, что это навсегда отобьет у них желание по-прежнему видеть в нем несмышленого ребенка. Но каждый раз, когда Леша брал очередную профессиональную вершину, родители, а в особенности мама, постоянно находили всё новые и новые поводы для упреков. А он устремлялся к решению новой задачи, будучи искренне уверенным, что уж на этот-то раз он развеет ненавистный стереотип. От чего же тогда, спрашивается, его так тянет порой приехать к родителям в гости, раз почти любая подобная поездка заканчивалась для него напрочь испорченным настроением? Да потому что Лешам всё равно очень любил своих родителей. Они не только вечно попрекали его за нерадивость. Они очень много сделали для него, когда он учился в школе, помогали готовиться к поступлению в университет, покупали на последние деньги учебники и хорошую одежду. В самые трудные времена они всегда его поддерживали добрыми словами, а упреки начинались ровно в тот момент, когда у Леши всё наконец-то налаживалось. Видимо, советская привычка видеть в спокойствии и счастливой безмятежности недоброе предзнаменование грядущих невзгод, невольно заставляли их оценивать спокойствие как безответственность. Они начинали беспокоиться, и свое беспокойство транслировали на Лешу, который всегда был, по их мнению, недостаточно готов к отражению жизненных неприятностей.  По грустной иронии, они сами сделали всё, чтобы он не был к ним готов и на все сто процентов зависел от них, если не физически, то уж как минимум эмоционально. И с этой психологической дилеммой Леше не удалось полностью разобраться до сих пор.


– Извини сынок, если я грубо, – мама заметила, как Леша погрустнел и задумчиво уставился на противоположный краешек стола, – но просто пойми, мы с папой о тебе беспокоимся.

– Я знаю, мамочка, я знаю, – спокойно и ласково ответил Леша.

– У вас точно всё хорошо? – недоверчиво поинтересовалась мама.

– Да, всё хорошо, просто неделя была тяжелая, поэтому захотелось вас увидеть, поболтать

– Конечно, сынок, ты всегда можешь на нас положиться, – мама совершенно смягчилась. Прежнего назидательного тона в его голосе словно и не было никогда, – пойдем в комнату, посидим, все вместе. Папа все никак не может оторваться от своего любимого сериала, даже не вышел, сейчас мы ему сделаем нагоняй, – шутя, сказала мама, и они вместе проследовали в гостиную.


В гостиной стоял огромный кожаный диван и пара кресел из одного с ним комплекта. Эту мебель Леша приобрел совсем недавно, и в комнате до сих пор можно было уловить еле заметный запах кожи. В одном из кресел уютно расположился папа. Он был так увлечен просмотром сериала, что даже не заметил, как в комнату вошли мама с Лёшей. Убавь ты свой сериал дурацкий, сил моих больше нет! Хоть бы с сыном вышел поздороваться, Леша уже пообедать успел, а ты всё сидишь тут как сыч, – деловито и резко заявила мама. Папа не спеша протянул руку к пульту и также медленно убавил громкость.

– Привет, сынок! Как доехал? – осведомился папа, поправляя очки.

– Всё в порядке пап, на такси за полчаса долетел, – улыбнулся Леша.

– Ты осторожней с этими таксистами, я вчера в новостях смотрел, рассказывали, как банда орудует – заказывает человек такси, а его в лес увозят и кирдык, – папа театрально прижал ладонь к горлу, изображая процесс удушения.

– Хорошо, пап, буду иметь в виду, – сухо ответил Леша. В отличие от мамы,  папа никогда особо не настаивал на продолжении диалога, и пары коротких доброжелательных ответов было достаточно, чтобы у него пропадало всякое желание развивать одну и ту же тему слишком долго.

– А Юля где? – поинтересовался папа.

– Я же тебе говорила, что она не приедет, у неё голова разболелась, забыл что ли? – резким тоном спросила мама.

– Да, точно, совсем забыл. Жаль, а я хотел угостить вас своей икрой кабачковой, вчера сам закручивал! – с досадой добавил папа.

– Да уж конечно, сам он закручивал, а банки кто  кипятком обдавал? А кабачки кто нарезал вчера весь день? – вновь набросилась на отца мама, – ишь ты какой деловой.

– Не переживай пап, в следующий раз обязательно попробуем, – ответил Леша.

– Сынок, ты не сильно торопишься? – спросила мама.

– Нет, мам, совершенно не тороплюсь, я даже больше тебе скажу – я тут подумал, пусть Юля сегодня отдохнет, а я может, у вас переночевать останусь? – вкрадчиво спросил Леша.

– Вы там не поругались случайно? А то, что-то подозрительно, – недоверчиво спросила мама.

– Да нет же, мам, говорю тебе всё хорошо, я что, не могу у вас остаться хоть раз?

– Да можешь, конечно, просто беспокоюсь, – ответила мама.

– Не о чем беспокоиться, – спокойно ответил Леша.


До самого ужина Леша болтал с родителями, а точнее, слушал как они рассказывали ему все сплетни про дальних родственников и соседей, про то как дядя Женя, сосед с первого этажа снова напился до чертиков и чуть не помер со страху, приняв развешанную в коридоре простынь за привидение, когда вставал ночью в туалет по малой нужде. Леша слушал про то, как в соседнем доме поселился какой-то паренек на иномарке и каждый вечер проезжает под окнами с громкой музыкой, и достает весь подъезд. Про то, как мама случайно встретила в магазине Лешину одноклассницу и заметила у нее небольшой живот. На этом моменте Леша снова напрягся, справедливо опасаясь, что тема разговора снова свернет в самое популярное у мамы направление, но к счастью, в этот раз обошлось. Леша изредка вставлял свои ремарки, но почти ничего не говорил. Пару раз он вскользь упомянул про интересную рабочую задачу, которую он решал на этой неделе, но по выражению лица мамы, он понял, что ей это слушать не очень интересно, хоть она и пыталась всеми силами изобразить любопытство. Папа иногда вставлял свои реплики  в наиболее безопасные места маминых рассказов, чтобы не навлечь очередной поток ответных обвинений в коверкании деталей истории. Незатейливость и простота родительских историй равномерно заполняла все трещины на душе Лёши, которые паутиной расползлись по всем самым важным уголкам этой самой души, не оставив ни одного целого участка. В одно мгновение, время решило остановиться и возможно даже повернулось вспять. Леша живо представил себя восьмилетним мальчиком, но на этот раз, он совершенно не возражал им побыть. Напротив, он радовался, что скоро отправится в комнату, которая выполняла функцию детской, когда он был маленьким. Мама разложит кровать-полуторку, которую отказывалась заменить на новую, несмотря на то, что могла сделать это давным-давно. Родители не решались тратить деньги, которыми их регулярно снабжал сын, откладывая большую часть из них "до лучших времен". Что именовалось "лучшими временами", было загадкой даже для них самих, но Лёша уже перестал возражать. В данный момент он даже радовался, что такой артефакт детства как кровать в его бывшей комнате по-прежнему находится здесь, а ему сейчас особенно хотелось почувствовать связь с прошлым, потому что связи с его настоящим почти не осталось.

– Будешь спать на всем свежем, я постельное белье только позавчера перестирала, чтобы затхлого запаха не было. Всё таки чуяло материнское сердце, что ты к нам в гости заглянешь, – сердобольным голосом произнесла мама, глядя на Лёшу так, словно не может налюбоваться сыном.

– Спасибо, мамочка, я как раз, наверное, пораньше спать лягу, неделя была трудной.

– Правильно, а то, как ни погляжу, всё время допоздна в своих соцсетях сидишь, а надо режим соблюдать, – назидательно произнесла мама.

– Что ж, вот и начну его соблюдать с сегодняшнего дня, – с улыбкой ответил Лёша.

– Сынок, ты что-то грустный сегодня, – обеспокоенно заметила мама, – вроде улыбаешься, шутишь, а всё равно какая-то грусть чувствуется. У тебя точно всё хорошо? Ты ничего от меня не скрываешь?

– Нет, мам, ничего не скрываю, всё в порядке, не переживай, – вновь подтвердил Лёша, а сам подумал, стоит ли потом сказать маме о случившемся и как не получить упрёков за то, что не сказал обо всём сразу.

– Ну хорошо, отдыхай, мы с папой тоже скоро спать будем ложиться, – ответила мама, хотя в её голосе по-прежнему сквозило лёгкое недоверие.

Дверь в комнату захлопнулась. Леша лёг на кровать и укрылся одеялом. Запах свежего постельного белья и знакомые очертания комнаты, внешний облик которой, казалось, совершенно не изменился за многие годы – всё это было сейчас самым реальным и самым желанным и единственным, что хотел видеть и чувствовать Лёша прямо сейчас. Он мысленно поблагодарил себя за решение приехать в гости к родителям и отдельно поблагодарил себя за решение остаться ночевать в родительской квартире. Он понял, что прямо сейчас на свете нет ни единого места, где ему было бы также спокойно и хорошо. Он искренне радовался, что у него есть такое место и с грустью подумал о том, что бы он делал, если бы такого места не существовало. "А ведь есть люди, которые выросли без родителей или те, кто с родителями в ссоре. Есть люди из неблагополучных семей, у которых слова" мама" или "папа" ассоциируются с пьяными скандалами и тумаками, получаемыми каждый день просто так, потому что отец не в настроении из-за отказа соседа занять ему 150 рублей на опохмел. И у всех этих людей нет такого вот островка безопасности, нет места, куда они могут прийти в момент полного отчаяния. А у меня такое место есть. Так может, зря я расстраиваюсь из-за всей этой ситуации? Может я зажрался и желаю от жизни слишком многого, хочу, чтобы она была слишком идеальной и предсказуемой, в то время как она на самом деле вот такая? А что, если всё на самом деле важное и всё, что когда-либо было важным, сосредоточено здесь, в этой комнате и никогда не было иначе? Лёша не был готов отвечать сейчас на все эти вопросы. Он даже не был готов ответить на вопрос "что делать завтра?". Надо было понять, что и как сказать родителям, понять, что он скажет Юле. Как бы ему не хотелось просто выставить её из дома, не произнося ничего, он понимал, что все равно не сможет быть настолько холодным и циничным. Как бы там ни было, она всё-таки не была для него чужим человеком и даже теперь, когда он знал про её измену, он ничего не мог поделать с тем, что по-прежнему думает о Юле с некоторой долей теплоты. Леша решил, что сейчас лучше отпустить все эти путанные мысли и позволить себе просто побыть в тишине, в этом спасительном покое родных стен. А завтра, когда свежие душевные раны немного затянутся и перестанут ныть так сильно как сейчас, к нему обязательно придут правильные ответы на все вопросы. Леша расслабился и посмотрел на часы, стоявшие на небольшом письменном столе, за которым он делал уроки, будучи школьником. Часы показывали 9:41. "Так рано я не ложился спать уже лет 26, – с усмешкой подумал Лёша, – но сейчас надо отдохнуть и набраться сил. Всё будет хорошо, я уверен, – уже засыпая, Лёша опять повторил себе эти слова, словно читая мантру, – всё будет хорошо, всё обязательно будет хорошо ".

***
Лёша проснулся довольно рано. На часах было 7:49 и обычно Лёша не просыпался в такое время, даже в рабочие дни. Работал он по свободному графику, часто и вовсе оставаясь дома, а в офис он приезжал от силы пару раз в месяц, да и то ненадолго. Поэтому привычным временем пробуждения для Лёши было 10 утра, а иногда и позже. Позднее пробуждение он компенсировал самозабвенной работой до позднего вечера, часто забывая об обеде, особенно если ему в руки попадала задача, над которой было особенно интересно работать. А это были почти все задачи, которые ему поручали. В квартире царила полнейшая тишина, лишь из окна доносились редкие звуки автомобильных моторов. Утро воскресенья в спальном районе по определению не могло быть слишком шумным. "Может тоже переехать из центра на окраину? – подумал Лёша, – а может и вовсе за город, сниму коттедж. Хотя получится как-то нечестно. Я ведь так хотел, чтобы родители переехали в частный дом, а так получается, что я за них исполню их мечту. Можно, конечно, им тоже снять дом, но разве они согласятся жить в съемном жилье? Лёша сразу представил, как он уговаривает родителей осуществить подобное мероприятие, и тут же понял, насколько это была бы безнадежная затея. И тут он вновь вспомнил про StarChat, найденную им уязвимость и про свое намерение получить за свою находку законное вознаграждение. Его ноутбук лежал на столе, рядом с часами, показывающими 8:21 и Лёша понял, что ему настолько лень тянуться к ноутбуку, что он предпочтет заняться всеми этими вопросами позже. "Сегодня в конце концов воскресенье, а я так постоянно пялюсь в экран, – резонно заметил про себя Лёша, – можно же побыть немного наедине с самим собой и просто беззаботно поваляться в кровати?"


Лёша заметил, что отсутствие Юли рядом с ним не только не расстраивает его, как было бы ещё день назад, а наоборот, вызывает чувство облегчения. "Кажется, я начинаю окончательно приходить в себя, – решил Лёша, – жаль, что нельзя остаться у родителей ещё хотя бы на денёк, а то у мамы появятся вопросы и она с ума меня сведёт своими догадками. Кстати, надо подумать, как сказать обо всём родителям. "Говорить о том, что он тайно взломал переписку Юли, он совершенно не хотел, родители бы ни за что не поняли его действий и, по большему счету, были бы совершенно правы. Может просто сказать, что прочитал переписку случайно? Но как это можно сделать случайно – взглянул через спину Юли, когда та переписывалась со своим худруком и назначила ему свидание? Бред. Может сказать, что мне об этом сообщил кто-то из общих друзей, случайно видевший их вместе? Но это уже откровенная ложь, хоть и кажется, будто бы имеет благую цель. А в жизни Лёши за последние дни обнаружилось столько лжи и разочарований, что становиться автором всё новой и новой лжи, ему совершенно не хотелось. Но всё же немного слукавить вероятно придётся. "Ладно, это будет вынужденной мерой – скажу, что и вправду случайно подсмотрел её переписку с этим Юрием Рейнольдовичем, – Лёше было даже немного противно мысленно произносить это имя, – в конце концов, это будет почти правдой, и пусть мне не удастся избежать потока гневных нотаций за не самое красивое поведение, это лучше, чем вовсе скрывать от мамы с папой разрыв отношений с Юлей. Лёше нравился этот план своей взвешенностью и простотой. Немного понежившись в кровати, он решил, что пора вставать. Настроение было уже гораздо лучше, чем в это же время вчера, когда они с Юлей обменивались гневными репликами в адрес друг друга. Леша оделся и открыл дверь комнаты, чтобы проследовать на кухню и выпить стакан воды. Он был уверен, что родители ещё спят, потому что в квартире было очень тихо. Он очень удивился, обнаружив на кухне маму, сидящую за кухонным столом. Рядом на столе стояла мамина любимая чайная чашка. Мама сидела, сжимая в руках свой телефон, и смотрела куда-то в стену, никак не реагируя на появление Лёши в комнате. Леша всё понял. Он догадывался, что это, скорее всего, произойдёт. Очевидно, мама не поверила его вчерашним словам и решила сама написать Юле.

– Доброе утро, мам, – тихо произнёс Лёша.

Мама взглянула на него с выражением досады на лице. В её взгляде читалось что-то вроде: "ну за что же мне достался такой непутевый ребёнок?".

– Я же тебя спрашивала, все ли хорошо, – сказала мама с драматизмом, которому позавидовала бы большая часть Юлиного актёрского курса, – скажи, пожалуйста, зачем врать матери?


Лёша не знал как реагировать на эти слова. Он не имел ни малейшего понятия, что конкретно произошло. Интуитивно он понимал, что мама написала Юле, но он не представлял, что именно та могла написать маме, а поэтому не знал как реагировать и что отвечать. Поэтому он решил ответить как можно более пространно и общо, чтобы, исходя из ответов, понять как себя вести.

– Ты насчёт чего, мам?

– Ты сейчас издеваешься надо мной? – чуть не плача спросила мама, – ты меня совсем дурочкой считаешь? Говорил мне тут про то, что у Юли мигрень, что она приболела, врал мне прямо в лицо и даже глазом не моргнул! – мама была готова перейти на крик, но всем видом показывала, что сдерживает себя из последних сил.

– Мам, пожалуйста, успокойся и объясни в чем дело, – Лёша максимально мягко попытался произнести каждое слово.

– Ты из меня совсем-то сумасшедшую не делай! – грозно произнесла мама, – думаешь, я бы не узнала всё?

– Да о чем ты говоришь?! – взмолился Лёша.

– Ну хорошо, раз ты не хочешь мне ничего объяснять, тогда придётся мне самой разобраться, – мама произнесла эти слова так, как будто через секунду планировала устроить Лёше невероятную по масштабам взбучку. Собственно говоря, так и было, – ты что себе позволяешь, негодяй?! Как ты мог поднять руку на Юлю?! И не надо мне тут уклоняться и мямлить! Я больше от тебя лжи не потерплю! Объясни мне, как ты посмел даже подумать о таком? Как у тебя вообще рука поднялась?!

Лёша совершенно опешил. Он ожидал чего угодно, но такой подлости от Юли он предвидеть не мог. От возникшей злости и  недоумения он был не в состоянии нормально сформулировать ни одной мысли.

– Я не… Я к ней даже рукой не притронулся, мы просто немного повздорили из-за пустяка, она заплакала и ушла в спальню, а я приехал к вам. Я собирался сказать, но не смог сразу, хотел сегодня…

– Ты мне не ври! Зачем, по-твоему, Юле всё это выдумывать? Ты дурачком тут мне не прикидывайся!

– Да потому что она мне изменяет! – не выдержал Лёша.

– Ох, ну вы посмотрите на него! Мало того, что врет матери, так теперь ещё выдумывает тут на ходу, думает мать совсем дурочка! Ты сам-то себя слышишь? Лишь бы оправдаться! Ох, я не могу, опять весь день Корвалол глотать. Это ещё скажи спасибо, что я отцу пока ничего не стала говорить! – мама сделала глубокий вдох, из-за чего в воздухе повисла тяжёлая гнетущая пауза, после чего приложила руку к груди, показывая, что ей нехорошо.

– Мам, всё в порядке? – забеспокоился Лёша, но мама жестом показала, чтобы он ничего не говорил, а сама продолжила:

– В общем, ты сейчас едешь домой и молишь у Юли прощения и сам помолись, чтобы она не подавала заявление в полицию. Честно говоря, я даже сама готова была это сделать, когда Юля мне написала, но сдержалась, потому что ты всё-таки мой сын. Но знай, что я просто в ужасе! Я тебя такому не учила, я не понимаю, как вообще так можно было сделать! Может, я тебя не знаю вообще? Что еще от тебя ожидать?

На последней фразе Лёше захотелось заплакать от бессилия. И не потому, что на его глазах происходило что-то абсурдное, трагическое и до ужаса несправедливое, а потому что он сам не знал ответа на последние вопросы.

– Мам… Скажи, кому ты больше веришь, девушке, которую знаешь около двух лет и которую видела за всё это время от силы раз десять, или своему родному сыну, который заботится о вас с папой, помогает и…

– Не надо уходить от темы! – рявкнула мама, – это здесь вообще не при чем! Мы и сами о себе можем позаботиться, ты на жалость мне тут не дави! Ты уже давно должен был повзрослеть и научиться нести ответственность за свою жизнь и за свои поступки. Мы с отцом ни в чем не нуждаемся! – последние слова мама произнесла с особо гордой интонацией, – а вот ты, как я вижу, до сих пор ничему не научился, даже элементарно с людьми отношения выстраивать. Видимо твои компьютеры тебе ближе живых людей.

– А кто мне постоянно твердил, чтобы я шёл учиться на программиста? – с обидой произнёс Лёша, – кто мне все уши прожужжал на эту тему и кто потом говорил спасибо, когда я помогал вам? Вы, а точнее, ты, мама, всегда хотела, чтобы всё было только так как хочешь ты, а мои желания никогда ни во что не ставила! Ты сама сделала всё, чтобы я не был самостоятельным, чтобы все мои решения были не моими на самом деле, а твоими личными и в чем ты теперь хочешь меня упрекнуть? В том, что я стал самостоятельным, несмотря на все твои усилия сделать обратное?! Что ты от меня хочешь? Чтобы я жил своей жизнью или был просто заводной куклой, которой ты будешь крутить и вертеть, как пожелаешь? – в голосе Лёши было столько отчаяния, что им можно было физически заполнить помещение вместо воздуха.

– Ну конечно, теперь мы с папой у него виноватые, – обиженно ответила мама, но уже без того эмоционального запала, что был минутами ранее, – в общем сынок, мы тут раскричались конечно, но…

Мама не успела договорить свою примирительную фразу. Её прервал хлопок двери. Леша закрыл дверь в комнату, чтобы быстро собрать вещи и поскорее покинуть родительскую квартиру. Пока он одевался и клал ноутбук в свой рюкзак, он слышал стуки в дверь и обрывки маминых причитаний. Что именно говорила мама, он практически не слышал, несмотря на то, что дверь была очень тонкой. Он просто не готов был больше слушать никаких доводов, увещеваний и нравоучений, он чувствовал себя самым одиноким человеком на земле, человеком, которого только что окончательно лишили того островка безопасности, существованию которого он успел было обрадоваться. Он не знал точно, куда отправится, но оставаться было невыносимо. Открыв дверь, Леша увидел немного испуганное лицо мамы. Та прекратила все свои увещевания ровно в тот момент, когда Лёша открыл дверь комнаты. Почти не глядя в сторону матери тот последовал в коридор и быстро обулся, затем открыл дверь и, бросив последний быстрый взгляд на коридор и удивлённо-испуганное лицо мамы, вышел, закрыв за собой дверь.


Лёша шёл по улице, особо не разбирая направления движения. Интуитивно он двигался в направлении центра города, в сторону городского моста, хотя пешая прогулка заняла бы добрые полтора часа, но он пока не решил, куда именно направится, ему необходимо было пройти определённое расстояние пешком, чтобы клокочущие внутри эмоции хоть немного улеглись. Леша не понимал, кого именно он сейчас ненавидит, Юлю за подлость, которую она повернула, маму, за то, что даже не попыталась понять и выслушать или себя, за то, что своей наивностью, невнимательностью и вечными попытками всем угодить, довёл ситуацию до такого состояния. Он уже даже не сожалел о том, что взломал аккаунты своих близких, его гораздо больше страшила перспектива прожить ещё несколько лет, а может и всю жизнь, в окружении иллюзий, в постоянном обмане, недомолвках и манипуляциях. Думая об этом, он поймал себя на мысли, что ему до жути интересно, о чем именно сказала Юля в переписке с мамой. Подумав об этом, Леша быстро стал искать какую-нибудь кофейню или нечто подобное, чтобы зайти в свою программу и взломать ещё один аккаунт – аккаунт мамы. Да, это было необязательно, он мог посмотреть переписку и от имени уже взломанного аккаунта Юли, но ему хотелось заодно увидеть и переписку мамы – вдруг она в разговоре с кем-то из родственников писала про него что-то, что ему теперь было бы полезно знать. Тем более, раз уж он решил разрушить все иллюзии, то почему бы не пойти до конца?


На пути попалась популярная сетевая кофейня, встретить которую на окраине города было неожиданностью, но Лёша не был готов размышлять на эту тему. Он зашёл, быстро заказал обычный капучино и поскорее уселся за столик, чтобы достать ноутбук. С каждым разом он тратил всё меньше времени на взлом и невольно подумал о том, что быть хакером – это даже круто. Перед ним на экране были все мамины чаты. Их было совсем немного. Мама поддерживала связь с несколькими подругами с последнего места работы, вела переписку с несколькими родственниками, самым близким из которых была родная сестра, Лешина тётя. Она была на пару лет старше и обладала ещё более авторитарным характером, нежели мама. У них с мамой было нечто вроде заочного соревнования, кто больше приструнит окружающий мир, подчинив каждое в нем событие своей воле. Правда, соревнование это, по наблюдениям Лёши, было интересно в основном лишь маме. Сестра же всегда делала вид, будто ничего особенного не происходит. "Что ж, не у одного меня есть детские травмы и комплексы, – с горькой иронией подумал Лёша".


Первым делом он зашёл в мамин чат с Юлей и стал изучать вчерашнюю переписку. Она была не очень длинной:


Мама (М): Юлечка, здравствуй, дорогая! Как ты себя чувствуешь? Очень жаль, что ты не смогла сегодня приехать:( Лёша сказал мне, что у тебя мигрень и ты отдыхаешь. Поправляйся скорее, очень буду рада тебя увидеть.

Юля(Ю): Ольга Владимировна, здравствуйте… У меня всё хорошо, никакой мигрени нет.

(М): Не понимаю, Лёша мне написал, что ты приболела…

(Ю): Нет, со мной всё хорошо. Это скорее вопрос к Лёше…

(М): Юля! Что он там натворить успел? Расскажи мне, я ему быстро мозги на место поставлю! Что случилось?

(Ю): Мне не очень удобно это рассказывать, я рассчитывала с Лешей всё лично обсудить когда он вернётся. Он уехал и не сказал куда, но я так и подумала, что он вас навестить поехал.

(М): Если это что-то важное и серьёзное, касающиеся его поведения в отношении тебя, то не стесняйся, расскажи мне сразу. Так будет гораздо проще и быстрее. Пока он тут, он у меня в ежовых рукавицах, я быстро объясню ему как себя вести! Так в чем дело?

(Ю): В общем… он последние несколько дней ведёт себя очень странно, будто сам не свой. Он меня даже немного начал пугать… А сегодня утром я хотела с ним поговорить на эту тему, а он на меня наорал, нахамил, и начал угрожать… Я поначалу не восприняла это всерьёз, потому что знаю, что он никогда не сделал бы мне ничего плохого. Но он взял и… В общем, он замахнулся на меня рукой и сказал, чтобы я убиралась подальше, пока он не заехал мне по лицу…

(М): Господи какой Ужас!!! Юлечка, он тебя не тронул? Он случайно не пил вчера?!

(Ю): Да, мы были на новоселье его друга Гарика и Лёша выпил больше всех.

(М): Он тебя не бил?

(Ю): Нет, он просто уехал и больше я с ним не общалась.

(М): Юлечка, дорогая, ради бога, прости пожалуйста! Я сейчас с ним всё это буду обсуждать! Он у меня пожалеет! Не переживай ни о чем, такого больше не повторится, обещаю тебе!

(Ю): Да всё хорошо, я не переживаю, я просто сама беспокоюсь за него, он явно не в себе последнее время. Я даже хотела предложить ему сходить к психотерапевту или может даже к психиатру…

(М): Всё будет хорошо, я сама со всем разберусь! Отдыхай, доченька, если что – немедленно мне сообщай о таких случаях, на будущее тебе говорю.

(Ю): Хорошо.


"Вот же подлая сука! – возмущённо подумал Лёша, – что она ещё задумала? В психушку меня упечь, чтобы было комфортнее жить в моей квартире, спокойно готовиться к экзаменам, а затем торжественно воссоединиться со своим престарелым хахалем?" Лёшу буквально трясло. "Ваш капучино, – любезно произнёс официант, подавая чашечку ароматного напитка, – благодарю, – ответил Лёша и вновь уставился в экран. Текст переписки расползался перед ним, и он как будто на время разучился читать. Он смотрел на экран, а сам всё думал о том, в какой странной ситуации он сейчас находится. С одной стороны, в нем кипела ненависть, но при этом он только не видел способа дать ей выход, но и не испытывал желание этот способ искать. Его накрывала апатия. Ему просто хотелось, чтобы всего этого никогда не случалось, что его самого никогда не существовало, чтобы кто-то нажал на тумблер и всё исчезло. От невозможности подобного действия, Лёшу бросало то в жар, то в холод, но он всё-таки решился прочесть переписку мамы со своей тётей. Их взаимоотношения всегда были весьма своеобразны, они часто спорили и ругались, но потом почти всегда мирились, поэтому их общение изобиловало острыми темами. Леша не стал специально выбирать какую-то конкретную дату, а просто ткнул наобум. Это была переписка двухнедельной давности:


Тётя Света (ТС): Как там Лёша поживает? Как у них дела с его девушкой?

Мама (М): Да всё также, без изменений. Я уже устала с ним биться – никакого чувства ответственности. Говорю ему постоянно, что надо уже обозначить серьёзность своих намерений, а ему всё хиханьки да хаханьки.

(ТС): А тебе не кажется, что ты слишком сильно на него наседаешь в этом плане? Может он назло не хочет делать что-то под давлением?

(М): Свет, ну о каком давлении может идти речь? Ему уже 27, он вроде бы взрослый. В таком возрасте подобные вещи уже самому надо понимать. И не я виновата, что он такой нерасторопный.

(ТС): А может, ему самому виднее как управиться со своей жизнью, без посторонних подсказок? Он же не на шее у тебя сидит, а очень неплохо зарабатывает. Тем более, вспомни себя в его возрасте – ты же ведь тоже не хотела замуж, а потом мама насела, и ты в итоге сдалась. Или скажешь, не так было?

(М): во-первых, не так и ты сама это прекрасно знаешь! Мы с Игорем любили друг друга и свадьба была лишь вопросом времени. А во-вторых, если бы у тебя были свои дети, ты бы понимала мои чувства, а ты всегда была как та стрекоза из басни – лето красное пропела и, кстати, до сих пор также мыслишь. А мама наша дело говорила и я вышла замуж не из-за её наставлений, а потому что у нас с ней объективно сходились взгляды по этому вопросу.

(ТС):Оль, да знаешь, мне-то всё равно, можешь себя сколько угодно убеждать, что всё так и было. А что насчёт детей, то ты не хуже меня знаешь, почему так получилось или я должна испытывать в сравнении с тобой чувство неполноценности только потому, что у тебя не было три выкидыша подряд, а у меня – были? Или ты думаешь, что моего жизненного опыта недостаточно, что заметить твоё объективно странное поведение в отношении единственного сына? Может напомнить тебе, кто выбивал вам с Игорем квартиру по линии профсоюза, пока ты жила вместе со своим женихом в квартире вместе с мамой? Или напомнить, как ты жаловалась мне на мать за то, как она тебя изматывает своими постоянными едкими замечаниями? А скажи-ка мне, чем ты в итоге от неё отличаешься теперь? Сама мучилась, а теперь и Лешке жить не даёшь своими советами.

(М): Не смей меня отчитывать и учить жизни и уж тем более воспитанию детей. Вон ты всегда была себе на уме, маму не слушала и что из этого получилось? Счастья добилась? А что касается того, что я там якобы на что-то жаловалась тебе, то не выдумывай! Я делилась с тобой некоторыми деталями, потому что доверяла тебе! И вообще, знаешь поговорку – кто старое помянет, тому глаз вон. Так что прекращай этот дурацкий разговор.

(ТС): Эх, Оля, Оля. Думаешь, ты всех перехитрила? А с твоим-то счастьем что? Ты осталась всё той же закомплексованной маленькой девочкой, которую мама так любила, что не давала шагу шагнуть самостоятельно. И вместо того, чтобы повзрослеть, девочка научилась во всем видеть чужую вину и пытаться контролировать всё вокруг, включая то, что контролю не подлежит. И ты тут сейчас мне написала про моё счастье и знаешь, что я тебе скажу – да, я счастливая, потому что жила и продолжаю жить так как считаю нужным и никогда не у кого ничего не выпрашивала, а что касается поговорки, которую ты тут решила вспомнить, то к твоему сведению, у неё есть продолжение – кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет – тому два. В общем, я всё что хотела уже сказала и услышала. Мне, как и тебе, этот разговор не особо приятен – делай, как хочешь, мне всё равно. Просто за Лёшу обидно – он столько делает для вас с Игорем, а ты по-прежнему думаешь, что можешь им управлять и манипулировать. Всего тебе хорошего, сестричка!


Лёша был немало удивлён. Тётю Свету он воспринимал как более суровую, ультимативную версию матери и всё детство, как, впрочем, и по сей день, откровенно её побаивался. Однако, как оказалось, в её оценке ситуации всегда было гораздо больше здравомыслия и заботы, чем во всех словах мамы за прошедший день. У Лёши просто пухла голова от этих смысловых кульбитов, но прочитав слова тёти, он припомнил то, что ускользало от его внимания раньше – за всё детство он считанные разы видел бабушку, мамину маму. У него остались очень смутные воспоминания о том, какой она была, а мама даже почти не упоминала про неё в семейных разговорах. Теперь он понимал, что у мамы было полно своих скелетов в шкафу, а также лучше понимал природу её отношения к жизни, к его воспитанию и природу извечного стремления всё контролировать. Он только теперь осознал, насколько он был подвержен этому влиянию на протяжении всей своей жизни и даже никогда по-настоящему этого не понимал. Но никакой злобы и ненависти по отношению к маме он не испытывал. Он понял – всё то, что происходило в его жизни, является исключительно его личной ответственностью. И, несмотря на то, что корни его стремления контролировать свою жизнь берут свое начало из детства, ему не в чем упрекнуть никого кроме себя. Даже поведение Юли, хоть и было беспримерной подлостью, всё же являлось прямым следствием его невнимательности, его неумения видеть ситуацию вне призмы собственных иллюзий и заблуждений. Будь он чуть менее погружен в себя и в постоянные попытки сделать всё по своему, даже не спрашивая мнения окружающих о том, что им действительно важно, он бы мог сделать всё совершенно по-другому. И теперь, всё на что он был способен – это ненавидеть, ненавидеть всем сердцем, и ненависть эта имела чёткого адресата. Им был он сам.


Лёша медленно захлопнул ноутбук, также медленно встал из-за стола, так и не притронувшись к кофе. Он вышел из кофейни и вызвал такси, не указывая конечного адреса. Когда такси прибыло, он сел в машину и отрывисто  проговорил таксисту: "На набережную, к мосту".

***
Солнце медленно спускалось к горизонту. Ему предстояло проделать путь, который займёт, по меньшей мере, три часа, прежде чем оно сможет окунуться в речную воду, расползаясь по ней яркими багрово-оранжевыми кляксами. Лёша смотрел на мост, чьи изъяны на фоне солнечных лучей были особенно заметны и думал, что именно так сейчас, должно быть, выглядит его собственная душа. Окинув взглядом набережную, он приметил одно заведение, в котором уже бывал раньше. Оно носило незатейливое название "Якорь" и было чем-то средним между баром и ночным клубом. Здесь часто проходили шумные ночные вечеринки, а сейчас здесь можно было просто посидеть в относительно спокойной обстановке. Леше не хотелось ничего конкретного, но боль которую он испытывал, издавна было принято лечить одним простым, хоть и совершенно бесполезным способом – алкоголем. Решил прибегнуть к этому способу и Лёша, особо не заботясь о долгосрочном эффекте такого лекарства. В баре было относительно немноголюдно – лишь треть столиков были заняты, а музыку почти не было слышно. Леша уселся за один из свободных столиков в углу, где было самое слабое освещение, и заказал себе бутылку текилы. Этот напиток он пил в своей жизни от силы раза два, каждый раз ему становилось плохо, но в этот раз он с усмешкой вспомнил поговорку про "клин клином" и решил, что хуже ему уже всё равно не будет. Он выпивал стопку за стопкой, а в промежутке между этим смотрел украдкой на входящих в бар людей и на краешек моста, который виднелся сквозь витринные окна бара, выходившие на набережную. Он думал о том, кто среди всех этих людей, на самом деле осознаёт, что происходит в их жизни. Понимают ли они на самом деле, кто их друзья, а кто враги? Знают ли они себя или пребывают в жестоком плену многочисленных иллюзий, слой за слоем накапливающихся с каждым прожитым годом их жизни. И нужна ли эта ясность и беспощадная честность к себе, чтобы быть по-настоящему счастливым? А может, лучше и правда ничего не знать, и именно в этом и заключается рецепт душевного спокойствия и всего того, что принято называть счастьем? Лёша не знал ответа ни на один из этих вопросов. Знал он лишь то, что откатить свою жизнь назад, до предыдущей версии он уже не сможет, как он легко бы мог сделать с любым приложением, в разработке которого он принимал участие. И он был совершенно не уверен, что способен собрать стабильную версию приложения из тех подручных материалов, что остались у него теперь. Вливая новые порции дурманящего мексиканского яда, Лёша неожиданно поймал себя на мысли, что хочет выкурить сигарету. Он никогда не был курильщиком, лишь несколько раз в жизни баловался сигаретами в компании университетских друзей, но текущий момент казался ему наиболее подходящим для того, чтобы напомнить лёгкие едким дымом. Он решил выйти из бара, в надежде стрельнуть сигарету у кого-то из посетителей. Перед баром находилось специально оборудованное для курильщиков пространство, надпись рядом так и гласила: "Зона для курения". Лёша прошёл мимо этой надписи и увидел лишь одного, одиноко стоящего парня примерно своих лет. Парень затягивался сигаретой, не отрываясь глядя в экран своего смартфона, что-то печатая большим пальцем правой руки. Испытывая лёгкую неловкость, Лёша подошёл к парню и поинтересовался:

– Извините, у вас не найдётся сигареты?

Парень перевёл взгляд на Лёшу, молча достал из кармана пачку, открыл её пальцами свободной левой руки и призывно протянул в его сторону. Леша, не привыкший доставать сигареты из пачки, да ещё и успевший выпить несколько шотов текилы, долго и неуклюже пытался достать сигарету из пачки, чем уже успел обратить на себя дополнительное внимание парня. Наконец-то справившись с задачей, Леша вынужден был обратить на себя внимание снова, попросив зажигалку. Парень еле заметно ухмыльнулся и протянул ему огонь. Леша быстро прикурил, маскируя предшествующую неловкость, быстро протянул зажигалку владельцу и сделал глубокую затяжку, после которой громко закашлялся и слегка зашатался. Парень взглянул на него с более заметной ухмылкой, в которой было больше сочувствия, чем насмешки и протянул руку:

– Я Серёга.

– Алексей, – представился Лёша,

– Извини, если лезу не в свое дело, но судя по всему, у тебя произошло что-то масштабное. Только не могу понять, со знаком "плюс" или со знаком "минус".

– Со знаком "ноль", – усмехнулся в ответ Леша.

– Это как?

– Это значит, что мне теперь настолько насрать, что хоть как называй ситуацию, а все равно ничего не изменится,– лицо Лёши выражало безразличие, а глаза стали будто стеклянными и неживыми. Это было явным следствием текилы. Серега понял, что состояние его нового приятеля далеко от идеала и оставлять его наедине со своими мрачным мыслями лучше не стоит.

– Леха, ты где сидишь?

– Там, – показал взглядом Лёша и продолжил смотреть куда-то в сторону. В его зубах тлел сгоревший до фильтра окурок, но он даже не замечал этого.

– Пошли, присядем, расскажешь че как, – предложил Серега, и они вместе пошли в сторону Лешиного столика. Леша медленно шёл, почти не оглядываясь по сторонам и особо не глядя под ноги. Если бы не его новый знакомый Сергей, он точно бы снёс пару-тройку столиков прямо вместе с сидящими там людьми и так же невозмутимо продолжил бы свой путь.

– Эх, брат, ну ты конечно, даёшь, – то ли с опаской, то ли с иронией заметил Серега, – ты хоть закусывал чем или так, чистоганом фигачишь?

– Нахер закуску, – невозмутимо проговорил Лёша.

– Понятно. Короче, слушай. Я тебя, конечно, не знаю, но скажу прямо – выглядишь ты откровенно херово. Я бы конечно мог забить, твоё дело и всё такое. Но я и сам пару раз бывал в таких ситуациях и если бы не добрые люди, оказавшиеся поблизости, то черт знает, что бы со мной было. Поэтому я не могу тут оставить тебя, меня потом совесть загрызет, если я тебя в таком состоянии тут брошу. Ибо мало ли чего в твою мутную голову сейчас может прийти. Вид у тебя мрачнее некуда и взгляд нехороший. Поэтому план сейчас такой – я попрошу официанта кувшин воды, ты его залпом выпиваешь, а потом мы идём в туалет, и ты выблевываешь все полбутылки текилы, что в тебе сейчас есть. Мне пофиг как ты это сделаешь, но пока ты не придёшь в себя, я от тебя не отстану. А потом закажешь чаю, и поведаешь мне всё по порядку.


Лёша готов был возразить, но у него начал сильно заплетаться язык. Даже думать о том, что собираешься произносить, стоило огромных усилий. И потом, его останавливало то, что, по сути, совершенно незнакомый ему человек, сейчас проявляет в его жизни больше участия, чем все друзья и близкие вместе взятые, совершенно ничего не ожидая в ответ и даже готовый выслушать его историю. Ему действительно захотелось выговориться и, понимая, что в своём текущем состоянии он это сделать вряд ли сможет, он решительно выпил залпом целый литр воды прямо из кувшина, который уже успел принести официант. Вызывать тошноту искусственно даже не пришлось.


Спустя примерно 20 минут Лёша и его новый приятель Сергей, сидели за тем же столиком в углу. Серега сидел с кружкой пива, и неспешно потягивая пенный напиток, слушал немного сбивчивый Лешин рассказ обо всём, что с ним приключилось за последние дни. Леша опустил ключевую подробность относительно взлома переписки и даже рода своей деятельности, он просто рассказывал о последствиях. Серёга внимательно выслушал его, ни разу не перебив за весь рассказ. Лёша это оценил. Давненько он не мог вот так выговориться, не опасаясь быть непонятым. И хотя эта возможность высказаться была довольно слабым утешением в данный момент, это всё же было гораздо лучше, чем молча заливать в себя алкоголь, не понимая даже зачем именно это делаешь. Закончив свой рассказ, он замолчал и отхлебнул ромашкового чая, который попросил принести Серёга, чтобы Лёша поскорее пришёл в себя после текилы. Серёга выдержал небольшую паузу и заговорил:

– Да, история скверная, братан, теперь я прекрасно понимаю, почему ты так налегал на текилу, на твоём месте я бы может тоже так сделал, впрочем… Ты знаешь, по-моему, это всё-таки хорошо. Маски сброшены, ты теперь ясно и чётко всё видишь, а значит, сможешь теперь всё поменять.

– Может быть, только зачем? Где гарантия, что спустя некоторое время я вновь не стану жертвой очередного нагромождения иллюзий. Но только теперь их обнаружить будет ещё сложнее, потому что я буду думать что всё понимаю, а на самом деле всё будет также.

– Ну а голова-то тебе на что? – воскликнул Серёга, – и потом каких ты гарантий ждёшь от жизни? Тебе вообще когда-нибудь давали хоть какие-то гарантии? Я вот однажды ставил себе пластиковые окна в квартире, мне давали гарантию 10 лет на то, что с ними ничего не случится. Через год одно окно стало продувать. Я позвонил, приехали мастера из фирмы, где я эти окна заказывал, поглядели, походили, сказали: "не гарантийный случай, это всё из-за усадки дома", я им говорю: "какая, нахрен, усадка может быть у дома, которому 35 лет?", те руками разводят, мол, ничего не знаем. Орал на них, звонил, ругался, всё без толку. Вот тебе и гарантия. А ты что хотел, чтобы пришёл добрый волшебник и всё тебе на блюдечке принёс?

– Да нет, конечно, – грустно ответил Лёша, – просто сложно заставить себя… Ну, как бы это сказать… Особого энтузиазма искать решения у меня сейчас нет.

– Слушай, в таком состоянии эмоциональном как у тебя сейчас, об этом лучше вообще не думать. Надо немного переждать пока эмоции не улягутся, и тогда всё вернётся на свои места. И "энтузиазм" проснётся, не волнуйся.

– А если нет?

– Если бы да кабы, опять хочешь гарантии получить? Иногда нужно просто поверить. Хотя бы ненадолго. Говорю тебе, всё нормализуется, значит всё так и будет! – сказал, как отрезал Серёга.

– А у тебя самого бывали подобные ситуации?

– Прям как у тебя, ну, врать не стану, чтобы прямо так жёстко, пожалуй, что нет.

– Тогда откуда ты можешь знать, что всё придёт в норму? – Лёше как будто хотелось в чём-то уличить Серёгу, хотя он и сам понимал, что смысла в этом никакого нет.

– Послушай, я же вроде как помочь тебе хочу, а ты как будто разоблачить меня пытаешься, – Серёга будто прочитал мысли Лёши, – если не хочешь, то ок, я умолкаю.

– Извини, – вовремя одумался Лёша, – я тебе и правда, благодарен, ты ведь совершенно не обязан был всё это делать. Черт знает, что бы со мной было, если бы вторая часть текилы была использована по назначению.

– Да ничего, всегда к вашим услугам, – Серёга в шутливо-артистической манере отвесил лёгкий поклон кивком головы, – а по поводу текилы, тут ты не прав, по назначению она бы не ушла. Этот напиток надо пить, когда душа поёт и хочется танцевать зажигательные танцы, а не когда ты в жёстком депрессняке.

– В следующий раз закажу водку – официального спонсора русской хандры и безысходности, – попытался пошутить Лёша.

– Лучше постарайся, чтобы другого раза больше не было, – спокойно и с улыбкой ответил Серёга.

На часах было чуть больше полуночи, Леша машинально взглянул на мост, всё также видневшийся сквозь большие окна бара. Мост уже во всю переливался яркими огнями.

– Я наверное пойду, – сказал Лёша, – спасибо тебе огромное, если что-то нужно, всегда обращайся, – Лёша достал из кармана смартфон и попросил Сергея записать его номер.

– Ты уверен, что всё в порядке? – с сомнением спросил Серёга.

– Да, в полном, если не считать, что меня до сих пор слегка подташнивает, – улыбнулся Лёша, – сейчас немного прогуляюсь по набережной проветрю голову и поеду домой или может отель на ночь сниму, чтобы мысли немного переварить. Слушай, давай я хоть за пиво тебе заплачу, а то ты сидел тут со мной столько времени.

– Да, забей, – простодушно ответил Серёга, – мне было не сложно. К тому же я рад был познакомиться, может, ещё свидимся.

– Обязательно, – ответил Лёша, – ну, ладно тогда, пойду.

– Бывай, – произнёс Серёга, – и это, не бери в голову, всё будет в порядке.

– Надеюсь, – ответил Лёша, – ну, пока.


Выйдя на набережную, Леша почувствовал прохладный вечерний ветерок, от которого можно было продрогнуть. Приближалось начало лета, и ночи пока не радовали особым теплом. Леша шёл вдоль набережной, не спуская глаз с моста, и размышлял обо всем произошедшем и о внезапно обретенном новом товарище по имени Серёга. "Блин, я даже не спросил, чем он вообще занимается, он почти ничего про себя не рассказал, – подумал Лёша, – впрочем, вряд ли бы я запомнил что-либо в таком состоянии. А что, если за его отзывчивостью тоже что-то стоит? Вдруг я опять по своей наивности решил, что встретил хорошего человека, который мог бы даже стать другом, а на самом деле этот Серёга просто любит подсесть на уши и каждый день слушает такие же пьяные исповеди, исключительно ради развлечения? А что если он таким образом втирается в доверие и потом выведывает твой адрес и выносит из твоей квартиры всё до последней занавески? "Социальная инженерия, – вслух произнёс Лёша." Его сейчас всё равно никто не мог услышать. Он подошёл к самому мосту, здесь набережная кончалась, и до этого места обычно никогда не доходили те, кто любил прогуливать на фоне ночной иллюминации. Мост в этом месте был слишком близок, чтобы разглядеть его целиком. На время вернувшаяся надежда на восстановление душевного равновесия, вновь растворилась из-за догадок по поводу Серёги и его мотивов. Всё Серегины слова поддержки больше не действовали. Леша не верил этим словам, не верил себе, не верил, что когда-то станет легче. Не верил и в то, что есть хоть какой-то смысл ждать облегчения. Он машинально посмотрел на проржавевшую металлическую лестницу, ведущую на специальный технический этаж, расположенный под дорожным полотном. Будучи подростком, он часто забирался сюда с пацанами, потому что отсюда открывался шикарный вид на оба берега реки. Технический этаж был довольно протяженным, но перейти по нему на другой берег было нельзя. Он заканчивался примерно на четверти пути, но и этого было достаточно, чтобы удалиться от берега на целых полкилометра. Здесь было относительно тихо, лишь звуки машин изредка доносились откуда-то сверху, напоминая, что ты здесь не совсем один. Леша без труда перемахнул через невысокое ограждение, ведущее к лестнице, затем совершил небольшой прыжок на вертикальную лестницу и довольно лихо взобрался по ней на технический этаж. "Надо же, столько лет прошло, а руки и ноги всё помнят, – усмехнулся про себя Лёша." Стремительным шагом он шёл по техническому этажу, всё больше удаляясь от берега, сквозь пол, состоящий из толстых проржавевших металлических прутьев была прекрасно видна бурная река. Леша быстро дошёл до места, где заканчивался технический этаж. Свет иллюминации сюда не доставал, и Лёша был абсолютно не виден снаружи. Никто сейчас не знает, что он здесь находится, и никто не придёт, даже если он во весь голос закричит – шум машин сверху и шум реки снизу заглушали даже самый звонкий человеческий крик. Леша ещё раз взглянул вниз. Он вспомнил о том, что место, где он сейчас находится, довольно знаменито среди горожан. И слава у этого места мрачная – этот технический этаж был излюбленным местом тех, кто решил свести счёты с жизнью.

***
Леша стоял и безмолвно вглядывался в темные воды реки бушующей где-то внизу. Это зрелище полностью поглотило его. Казалось, если он продолжит вглядываться в этот поток также пристально, то из воды появится рука неведомого речного чудовища, схватить его и утащит на самое дно. Леша вспомнил новости о найденных утопленниках, такие новости периодически появлялись в новостных лентах городских СМИ и группах в социальных сетях. Как правило, такие новости сопровождались комментариями судмедэкспертов, которые говорили, что по их оценкам, труп пробыл в воде не менее двух недель, а то и месяца. Находили их, как правило, где-то на окраине, там начиналась дамба. Мысль о том, что в случае чего Лешу обнаружат не ранее чем через пару недель, а может и не обнаружат вовсе, даже не пугала Лешу, а звучала сейчас даже обнадеживающе. "Всего одно простое движение и больше никаких проблем, никакой боли, никакой необходимости распутывать все эти сложные хитросплетения моих взаимоотношений с Юлей, с мамой, с друзьями. Всего одно движение и я могу просто бесследно исчезнуть. Тишина и забвение. Разве не этого мне бы хотелось сейчас больше всего?"– Леша словно пытался вновь и вновь рационализировать все аспекты того, действия, над которым он раздумывал вот уже более двух часов. Впрочем, сам Леша понятия не имел, сколько прошло времени с момента, как он сюда поднялся. Ночь была непроглядно темной, и ничто пока не намекало на её окончание. Один шаг и ночь никогда не закончится. Решительным  движением Леша пролез сквозь узкие перила, отделявшие его от бездны. С обратной стороны был лишь узкий выступ, на котором едва ли можно было долго устоять. От свободного падения, Лешу отделяло лишь то, что он до сих пор крепко держался за узкие перила. Внутри будто всё съежилось, ощущение было таким, будто все внутренние органы вот-вот воспламенятся. Временами это ощущение больше походило на щекотку, но описать эти ощущения было сложно – Леша никогда ранее и близко не испытывал ничего подобного. Леша почти решился сделать шаг, который не оставит ему никакого выбора. Он окинул взглядом оба берега с многочисленными огоньками домов и уличных фонарей, искренне считая, что смотрит на них в последний раз. В мыслях снова пронеслись тяжелые воспоминания последних дней. Леша и сам не заметил, как заплакал. Заплакал горько и почти беззвучно. Редкие слезы скатывались по щекам, улетая куда-то вниз, туда, куда следом за ними намеревался отправиться и сам Леша. Но он по-прежнему стоял и крепко держался за перила. Он словно ждал, что жизнь всё-таки подарит ему напоследок хоть какой-то знак, который поможет разубедить его в необходимости осуществлять задуманное. И именно в этот момент телефон завибрировал от пришедшего сообщения. Звук сообщения словно выдернул Лешу из транса и тот понял, что просто не сможет прыгнуть до тех пор, пока не прочитает это сообщение. Всё-таки, неутолимое любопытство всегда было отличительной чертой Лешиного характера. По иронии, оно же в определенном смысле и привело его туда, где он сейчас находился и оно же, возможно, подарит спасительный аргумент, чтобы покинуть это место иным маршрутом, нежели Леша предполагал пару секунд назад. Леша вновь прошмыгнул под перилами, но уже в обратную сторону и достал из кармана куртки свой телефон. На заблокированном экране он увидел начало сообщения в мессенджере StarChat от неизвестного номера. Леша зашел в мессенджер, интерфейс которого стал ему ненавистен за прошедшие дни и открыл сообщение. "Чувак, я не знаю, что именно ты задумал, но, пожалуйста, ничего не делай. Оставайся там же, где ты сейчас находишься, я скоро буду. Это Сергей из бара." Леша с недоумением огляделся по сторонам. Вокруг было по-прежнему темно и безлюдно. Леша начал набирать сообщение:

– Серега привет! Откуда ты знаешь, где я?

– Будь там, я всё объясню. Повторяю: БУДЬ ТАМ!!!

– Хорошо, я жду здесь.

– Дай мне буквально пару минут, а если не сложно, то можешь подойти ближе к лестнице, по которой ты поднимался, тогда мне не придется тащиться к тебе через весь этаж.

– Ок, подойду поближе.

Леша шел обратно к лестнице, даже особо не осмысливая происходящее. Он надеялся получить ответы через пару минут, а пока ему просто было интересно узнать, чем всё кончится. Он подошел к самому началу моста, к той самой лестнице, по которой он поднимался сюда несколько часов назад. На площадке перед лестницей по-прежнему никого не было. Вдруг, снизу послышался металлический грохот и несколько отрывистых матерных выкриков. Мат сменился гулкими отрывистыми постукиваниями – очевидно, кто-то поднимался по лестнице вверх, потому что звук становился всё громче. Наконец, показался темный силуэт в капюшоне. Леша вспомнил, что Серега как раз был в толстовке с капюшоном. Силуэт запрыгнул на ровную поверхность технического этажа, после чего включил фонарик на своем телефоне и посветил перед собой. Увидев в свете фонарика Лешу, силуэт направился к нему, не произнося не слова.

– Серега, это ты что ли?

– Погоди… дай отдышаться. Да.. да, это я, – Серега говорил с трудом преодолевая одышку, – ты не мог найти какое-нибудь менее труднодоступное место, а? Я чуть не сдох, пока сюда залезал и в воду чуть не плюхнулся, когда на лестницу запрыгивал. Та же метров 10-15 до воды – уже достаточно, чтобы разбиться к хренам собачим.

– Извини, это было спонтанным решением, – ответил Леша, так будто отчитывался перед начальством за несвоевременно сданный проект, совершенно забыв, что речь идет о его попытке самоубийства.

– Короче ладно, рад что застал тебя в добром здравии, – бодрым голосом заговорил Серега, – ты наверное хочешь меня спросить о том, как я тебя отыскал, да?

– Ну как бы да, узнать бы не помешало, – с оживлением ответил Леха. Серега еще раз глубоко выдохнул, чтобы окончательно восстановить дыхание и сказал:

– Ты когда мне всю эту историю рассказывать начал, я почему-то так сразу и подумал, что мы с тобой коллеги, – Серега хитро улыбнулся.

– Коллеги? Так ты тоже разработчик?

– Да, хотя всё же не совсем. Я занимаюсь вопросами кибербезопасности, – ответил Серега.

– Охренеть! То есть погоди, ты… взломал мой телефон? – на лице Леши застыло недоумение.

– Да, да, да, извини пожалуйста десять тысяч раз, – саркастически ответил Серега, – хотя что-то мне подсказывает, что в этом плане тебя тоже святым не назовешь. Ты же понимаешь, о чем я, верно?


Леша опустил глаза и вздохнул.


– Конкурс для багхантеров от StarChat с призовым фондом в 100 000 долларов, да?

– Как ты узнал это из переписки? Я про это ни с кем не говорил.

– Никак. Я это узнал не из переписки, а благодаря твоей истории.

– Но я же ничего не упоминал про взлом.

– А это и не нужно.

– Не понимаю.

– Всё, что ты описал, практически на 100% совпадает с тем, что случилось со мной, правда месяца четыре назад.

– Погоди, то есть ты хочешь сказать, что ты уже давно…

– Примерно полгода как, – перебил Серега, – ты же тоже нашел эту тему с левым сайтом без сертификата безопасности, да?

– Ага, недели за три управился, – с внезапно проснувшейся гордостью сказал Леша.

– За три недели? Неплохо-неплохо. Я – за пару дней, – засмеялся Серега.

– Ну это вообще-то не мой профиль, так что…

– Да ладно, шучу, реально крутой результат. Справедливости ради, мне было несколько проще. Моя контора специализируется на этой теме. Мы проводим внешний аудит для компаний, вроде твоей, или того же StarChat'а в том числе на предмет наличия уязвимостей. Ты же не думал, что они уповают исключительно на багхантеров?


Леша думал об этом, но так увлекся процессом поиска уязвимостей, что совсем не придал этому значения.


– Так вот,  я был одним из тех, кому было поручено провести этот аудит для StarChat'а, – продолжил Серега, – и когда я нашел эту уязвимость, согласно протоколу должен был о ней сообщить. Но что-то меня остановило. Бес попутал. Просто обычно мне в руки попадаются дыры в безопасности конторок средней руки, а здесь – целый мессенджер, да еще и один из самых популярных в мире. Представляешь, каков был соблазн почитать чужие переписочки? Ну, впрочем, кому я это объясняю, – Серега вновь с легким укором посмотрел на Лешу. Тот стоял и всем видом давал понять, что готов просто слушать дальше, ничего не произнося.

– Так что же ты сделал? – формально спросил Леша, чтобы услышать продолжение истории.

– Ну, первым делом, я взломал переписку своего босса и увидел кучу откровенных фоток в переписке к какими-то девками, вероятно с сайтов знакомств, – было забавно, но не более того. Потом я решил взломать аккаунт своего приятеля и прочитал про себя много всякого дерьма. Затем я взломал переписку своей девушки и, как и ты, обнаружил адюльтер. И с кем бы ты думал? Конечно с моим приятелем, которым за спиной рассказывал про меня всякие гадости, а в лицо улыбался и делал вид, что мы чуть ли не родные братья. Хотя я не припомню, чтобы по-братски разрешал ему трахаться со своей девушкой. Я решил, что не стану выяснять отношения напрямую. Я решил действовать тоньше и, как мне казалось, гораздо более оригинально. Ты же помнишь, что эта уязвимость позволяет не только читать переписку в реальном времени, но и самому писать от имени взломанного аккаунта, верно?

– Да, но я этим не стал пользоваться, – ответил Леша.

– А вот я стал, да и еще как. Я написал своей девушке от имени приятеля, приглашая на свидание. Было очень забавно наблюдать, как она выдумывает на ходу причины, по которым ей "срочно нужно увидеться с одной подругой". Приятель про это был ни слухом не духом, я специально подгадал время, когда он будет не в сети, хотя это и было непросто. А затем, просто взял и удалил всю эту переписку, так чтобы когда он снова зашел в сеть, от нее сообщений видно не было. Я назначил встречу в дорогом ресторане, а потом долго угарал, как они истерично переписывались, обвиняя друг друга по всех возможных грехах. Моя девушка изрыгала проклятия за то, что он её обманул, а тот нелепо оправдывался, не понимая, что вообще происходит. Потом я провернул обратное и теперь уже от имени своей девушки позвал его встретиться, якобы, "для примирения". И снова целый час угарных наблюдений за их перепиской, где один обвиняет другого, а второй ничего не понимает. Я собирался так поиграться еще пару раз, а потом просто сказать своей девушке всю правду о том, что мне известно об измене. Но я не успел довести игру до логического завершения. В одну из встреч, которые состоялись после всего, что я описал, мой приятель убил её. Дело было в его квартире. Очевидно, они начали выяснять отношения и обвинять друг друга. Слово за слово и тот схватил какой-то бюст из папье-маше и натурально швырнул ей в голову. Насколько мне потом стало известно, он скончалась почти сразу. Приятель мой, даже не пытался прятаться – сам вызвал полицию, сам во всем признался. Сначала это хотели квалифицировать как непредумышленное убийство, ему светило года два, но прокурор попался въедливый и суровый и в итоге дело переквалифицировали в убийство. Теперь мой бывший приятель проведет следующие 12 с половиной лет за решеткой. Без права на досрочное освобождение.


Серега замолчал. Леша мрачнел на протяжении всего рассказа и теперь не мог выдавить ни слова.


– Видишь, как бывает, братан. Так что в твоем случае всё закончилось еще очень неплохо. По крайней мере, никто не пострадал физически. А что касается психики, то это, знаешь ли, дело поправимое. Я ведь долго размышлял обо всём этом. Винил себя. И знаешь к чему я пришел? Это ведь я её, по сути, и убил. Да, измена есть измена, но анализируя то, как развивались наши отношения, я всё больше и больше понимал, что она бы никогда так не поступила со мной, если бы я в какой-то момент попросту не забил на неё. Я действительно стал больше уделять внимание работе, думал, что всё как-то само по себе будет идти своим чередом, что самое главное я делаю, что я лучше всех знаю как правильно. А на самом деле я ни черта не знал и, наверное, даже не знаю до сих пор. Это я убил её своим безразличием. Что до приятеля, то мне его не слишком жалко, хотя откровенно говоря, такого огромного срока он не заслужил. Кто знает, сколько он проживет, выйдя из тюрьмы, и выйдет ли он вообще?

– Ты не должен себя в этом винить, – тихо проговорил Леша.

– Я тоже долго себя пытался в этом убедить, – ответил Серега, – да вот не получается никак. Это как если бы нацист из концлагеря, говорил, что просто приоткрыл дверь в газовую камеру, а не заставлял узников туда заходить. Нет, Леха. Я виноват во всём, что произошло. Я и только я. А хочешь еще одну интересную подробность? Ты первый, кому я решился всё это рассказать.

– Тебе стало легче? – участливо спросил Леша.

– А тебе стало легче, когда ты мне рассказывал свою историю там, в баре?

– Даже не знаю, – честно признался Леша, – по крайне мере, мне точно было приятно и важно, что нашелся человек, готовый меня выслушать.

– Ну вот и у меня примерно те же ощущения, – безэмоционально ответил Сергей, а затем продолжил, – и знаешь, к чему я дальше пришёл в своих умозаключениях?

– К чему же?

– Да ровно к тому же, что и ты, если судить по месту, где мы с тобой сейчас находимся, – Серёга окинул взглядом всё окружающее пространство, только я рассматривал куда менее экзотичный вариант, подумывал о петле или чем-то похожем.

– И что же тебя остановило?

– А остановило меня, Лех, осознание того, что сделав это, я окончательно стану именно тем, кем я предстал в собственных глазах после всего, что произошло. Понимаешь, я ведь никогда не считал себя совсем уж плохим человеком. Да, я далеко не идеальный, но и хорошие вещи мне делать тоже удавалось. Я ведь рос в небольшом городке, сам карабкался вверх, всему учился, старался поддерживать старые связи, помог некоторым из своих старых знакомых подыскать хорошую работенку, cловечко замолвил перед кем нужно. Да и про родителей своих никогда не забывал, как собственно и ты, за что тебе, безусловная уважуха. И покинув этот мир, я навсегда остался бы тем уязвленным эгоистичным придурком, пальцы которого стучали по клавишам, сочиняя текст чужой переписки на эмоциях и из самых эгоистических побуждений. Я не оставил бы себе ни единого шанса сделать еще хоть что-то хорошее и всё из-за какой-то уязвимости?

– Да, я и сам тысячу раз пожалел, что нашел этот баг, – искренне признался Леша.

– Леха, я сейчас не про баги тебе рассказываю, – ответил Серега, – я про нас с тобой. Мы всё это время были слабы и уязвимы, даже не догадываясь об этом. Твой эмоциональный триггер – попытка доказать родителям и особенно маме свою "взрослость" и как следствие, нелепые попытки "причинять добро", даже не спрашивая о том, нужно ли оно такое хоть кому-то кроме твоего эго. Мой эмоциональный триггер – это легкомысленность в отношении тех, за кого я на самом деле нес ответственность. Это наши с тобой уязвимости. И теперь, когда у тебя впервые в жизни появился шанс по-новому взглянуть на собственную жизнь, принять её такой, какая она есть и внести изменения с учетом этой критической уязвимости, ты по-прежнему хочешь прыгнуть отсюда? – Серега указал взглядом куда-то вниз, в сторону реки, – много ли ты написал программ, в которых с первого раза не обнаруживалось ни единого бага? М? А много ли ты смог бы написать программ, если бы после каждой обнаруженной уязвимости, сносил всё к чертовой матери и начинал писать заново? Да даже если иногда так и вправду нужно делать, то жизнь-то наша – не программа. Её под эту метафору никак не подгонишь. Она одна и перезапуститься не получится. Так может всё-таки стоит попробовать сделать с ней что-то хорошее, а? Как ты считаешь?


Леша слушал и всё больше понимал, до какой же степени он накрутил себя, не сумев увидеть во всём происходящем возможность, а не приговор. Как в череде постоянных разочарований прошедших дней, он совершенно забыл о том, что он живой и что он по-прежнему может всё изменить, научиться жить так, как сам считает нужным, забыв об попытках доказать кому-то значимость своей жизни. Он понял, что на свете есть один человек, которому он должен продемонстрировать эту значимость – это он сам. И поняв это, ему тут же захотелось как можно скорее покинуть этот мост и начать первые шаги по возвращению полного контроля над собственной жизнью. Серега замолчал и закурив сигарету, посмотрел куда-то вбок, в сторону противоположного берега. Как раз туда, где находилась Лешина квартира.


– Что-то холодновато тут стоять, – заметил Леша.

– Да неужели, блин, – сардонически ответил Серега, – может, уже пойдем? Если хочешь, можем в бар заскочить ненадолго, там бармен – мой хороший товарищ, может даже за счет заведения разочек налить.

– Да не, Серег, мне на сегодня уже точно хватит. И еще – спасибо тебе большое! Огромное спасибо!

– Мне-то за что? Себя благодари, что всё-таки не решился на непоправимое. А я тут так, скорее, для мебели.

– Я так не думаю, ты – хороший человек. Уверен, что у тебя тоже всё будет хорошо.

– Тоже? Так значит у тебя уже всё хорошо? – засмеялся Серега.

– Ну, работы еще много, но я уже не сомневаюсь, что всё как-нибудь образуется, – улыбнулся Леша.

– Ну, вот и славно, полезли вниз, и смотри аккуратнее, а то было бы так нелепо навернуться с моста на такой позитивной ноте.


Вновь оказавшись на набережной, Леша попрощался с Серегой, вновь и вновь пытаясь подобрать подходящие слова благодарности. "Да хватит тебе уже, если хочешь – угостишь меня пивком как-нибудь на выходных, если тебе станет от этого легче, обещаю, что отпираться не буду", – сказал Серега, прощаясь. Леша напоследок еще раз бросил взгляд на мост, а затем вызвал такси и поехал домой. Его уже не беспокоило то, как его встретит Юля и что он будет ей говорить, он знал как поступить и был полон решимости уладить все неурядицы последних дней. На часах было 5:52, постепенно проявлялось утреннее зарево, заполняя небо яркими красками. Леша давно уже не видел этой красоты и рад был, что увидел её снова именно сейчас. Ему виделся в этом некий символизм, который еще больше убеждал его в правильности сделанного, а точнее, несделанного этой ночью. Доехав до дома, он еще пару минут постоял, вдыхая прохладный утренний воздух и радовался, что может всё это чувствовать. Он поднялся на лифте и не спеша зашел в квартиру. Дверь в спальню была приоткрыта. Оттуда доносилось тихое посапывание. Юля мирно и крепко спала, не проснувшись от Лешиного прихода. В комнате у Леши был небольшой диван, на который он любил для разнообразия перемещаться, когда надоедало сидеть за рабочим столом. Леша прилег на этот диван, подложив под голову небольшую декоративную подушку. Это было далеко не самое удобное из всех мест, где ему когда-либо доводилось спать, но это было его место и с этой мыслью, он сам того не заметив, уснул. Наступало яркое и солнечное утро понедельника.

***
Леша проснулся примерно в полдень. Несмотря на то, что он спал от силы пять часов, настроение и состояние было превосходным. Пройдя по всем комнатам, он понял, что в доме больше никого нет. Впрочем, это совершенно не удивляло, у Юли сегодня были пары. Он достал из-под подушки свой телефон и по привычке полез в  StarChat. Там было несколько сообщений от руководителя проекта. Руководитель просил представить промежуточный отчет о работе над текущим проектом. Леша почти закончил работу еще на прошлой неделе, так что времени у него в запасе было хоть отбавляй. Еще одно сообщение было от мамы. "Сынок, прости, пожалуйста, что так на тебя надавила вчера. Может я и не права, что так взъелась на тебя и не стала слушать. Перезвони, пожалуйста. У тебя всё хорошо?". Леша улыбнулся и решил сразу написать маме:

– Мама, привет! У меня всё в порядке, вчера допоздна засиделся в баре с одним своим коллегой. Очень хороший человек, кстати. Я не сержусь на тебя. Просто мне было очень досадно видеть, что ты совершенно не желаешь слышать меня и мою точку зрения. Обсуждать это в переписке смысла не вижу, так что мы это с тобой еще обязательно подробно обсудим, когда я приеду в следующий раз. Планирую сделать это на следующих выходных. И еще раз – я на тебя совершенно не сержусь. Я вас с папой очень люблю. Просто не беспокойся обо мне, я прекрасно позабочусь о своей жизни самостоятельно. Целую, до встречи!".


Написав маме, Леша обнаружил еще одно непрочитанное сообщение. Это было сообщение от Юли. Леша решил немного повременить с его прочтением. Он не ожидал увидеть там ничего интересного. Вместо этого он направился в ванную, чтобы принять душ, а затем заварил себе чашечку любимого кофе со сливками. Не спеша попивая любимую ароматную арабику, Леша подошел к окну. Яркое полуденное солнце заливало своими лучами двор и крыши соседних домой, листва казалась зеленее и гуще, чем обычно, а небо было таким, словно неизвестный художник пролил на него вдвое больше голубой акварели чем нужно. Леша чувствовал себя превосходно и знал, что этот день пройдет также. Он вернулся в свою комнату и с головой погрузился в работу. Закончив все дела уже к шести вечера, он снова вспомнил про сообщение от Юли. Он открыл мессенджер и прочитал:

– Леш, извини за мою дурацкую выходку вчера. Надеюсь, мама там не сильно на тебя кричала. Я знаю, что поступила подло. Давай всё обсудим сегодня вечером, ок?

"Обязательно обсудим, дорогая" – подумал Леша и зашел в другой чат:

– Серега привет! Это Леха.

– Ну здравствуй, полуночный озорной гуляка)) Как оно? Пришел в себя?

– Да, всё отлично и даже лучше, чем я мог бы предполагать. Слушай, я насчет той уязвимости в StarChat'е.

– Всё таки хочешь выручить кругленькую сумму, да?))

– Ну, просто я еще пару дней назад собирался это сделать, но раз ты нашел её первым, то вот я и пишу тебе.

– Если ты насчет того, не возражаю ли я, чтобы ты получил сто штук вместо меня, то не переживай, можешь им написать и получить заслуженное вознаграждение.

– А может, мы его поделим тогда хотя бы, чтобы всё было по справедливости?

– Не, Лех, я пас. Мне эта сумма поперек горла встанет. Слишком много неприятных воспоминаний связано у меня с этим багом. Так что дерзай. Уверен, ты теперь сможешь грамотно распорядиться этой суммой. За меня не переживай, у меня работа в этом плане ничем не хуже твоей, так что с голоду не помру.

– Ясно. Ну хорошо, тогда с меня пиво, как и договаривались:)

– Уговорил-уговорил)) Тогда спишемся, если что.

– Ага, до связи!


Леша зашел на официальный сайт StarChat, заполнил форму обратной связи и подробно описал технологию доступа к перепискам пользователей, а также сопроводил свой ответ рекомендациями по устранению данного бага. Проделав всё это, Леша спокойно откинулся на спинку кресла и умиротворенно уставился в потолок. Не прошло и десяти минут, как зазвонил домофон. Леша встал и открыл дверь в подъезд, а затем снова вернулся в свое кресло. Он еще точно не знал, что именно скажет Юле, но был уверен, что точно сможет найти нужные слова. В двери послышался звон ключей, дверь отворилась и в коридор вошла Юля. Всё это Леша слушал, сидя в кресле, даже не поворачиваясь в её сторону.

– Зайчик, привет! У меня отличные новости! Кажется, у меня хорошие шансы успешно сдать экзамены. Юрий Рейнольдович сегодня меня особо выделил и похвалил на репетиции! А еще я зашла в магазин и купила твои любимые чипсы. Можем посидеть и посмотреть какой-нибудь фильм на твой выбор. Зайчик, ты где? Ты даже меня не встретишь?

Леша медленно встал из кресла и вышел в коридор. Взгляд его был спокоен, а на лице играла еле заметная улыбка. Юля растерянно посмотрела на Лешу своими большими глазами, не понимая как ей реагировать на его появление. Леша заговорил первым:

– Привет, Юля. Ты выглядишь немного уставшей, может тебе заварить чаю?

– Не надо, то есть да, давай… Леш, всё хорошо?

– Да, всё в полном порядке, пойду заварю чай пока что.

Юля сняла свое легкое летнее пальто, сняла новенькие туфли, которые Леша недавно подарил ей на годовщину, и в полном недоумении прошла на кухню. Леша стоял к ней спиной и заваривал чай.

– Лёша, ты какой-то загадочный сегодня. Опять на работе полный завал? – Юля изо всех сил пыталась сделать разговор хотя бы отдаленно похожим на обычный.

– На работе всё отлично, сегодня сдал большой проект, руководитель был очень доволен, – спокойно ответил Леша.

– Супер! Не у меня одной сегодня хорошие новости! Может, есть повод немного отметить это? – оживляясь, произнесла Юля, посмотрев на полку, где стояли бутылки вина.

– Нет, Юль, я сегодня предпочту чай. Вчера перебрал текилы в баре.

– Ты? Текилы? Ты же её терпеть не можешь, – удивленно воскликнула Юля.

Леша повернулся к Юле лицом. В руке у него было две чашки чая, с которыми он проследовал к столу. Одну чашку он поставил напротив Юли, а вторую рядом, усевшись наискосок.

– Юля, – начал Леша.

– Да, милый, – ласково ответила Юля.

– Я должен перед тобой извиниться.

– Тебе не за что извиняться, это я повела себя как идиотка и совершила подлый поступок. Мне правда очень стыдно, – лицо Юли приобрело выражение невообразимого страдания. Впрочем, он не было показным. Леша видел, что Юля действительно искренне сожалеет о содеянном.

– Я тебя ни в чем не виню, – продолжил Леша, – и извиниться я бы хотел не за то, что вел себя странно в последние дни. А за то, что не был достаточно внимателен к тебе, не видел, что для тебя действительно важно и думал, что всё можно решить дорогими подарками и прочими побрякушками. Сейчас я понимаю, что тебе нужно было совсем не это.

– Милый, ну что ты такое говоришь, – Юля казалось, вот-вот заплачет от умиления, но Леша продолжал,

– А еще я был слишком эгоистичен и недостаточно разборчив в собственных чувствах. Если бы я не был таким эгоистом и не пытался подстроить мир под себя, я бы сразу понял, что я никогда не смогу дать тебе того настоящего внимания, которое тебе необходимо, – произнося это, Леша вдруг почувствовал, что и сам готов пустить слезу, но мысли сами продолжали литься, а ему оставалось лишь просто озвучивать их, превращая в слова, – поверь, я ни в чем тебя не обвиняю и никогда не буду обвинять. Ты хороший человек и очень талантливая актриса, которую ждёт восхитительная карьера.

– Леша, я не понимаю, к чему ты это всё говоришь, – Юля умоляюще посмотрела Леше прямо в глаза, не понимая, как реагировать на услышанное.

– Я обо всём знаю, Юль. И ни в чем тебя не виню.

Глаза Юли расширились так, будто были нарисованными. В уголках глаз начали скапливаться две крупные блестящие слезинки. Юля застыла в таком недоумении, какого Леша еще никогда не видел на ее лице.

– Откуда ты… Как? – Юля не знала, куда себя деть, – это Рита? Скажи, это Рита проболталась?

– Юля, это неважно.

– А мне важно! Я с этой твари шкуру спущу! – яростно закричала Юля.

– Это узнал я сам, – тихо ответил Леша,  – я обнаружил критическую уязвимость в StarChat, с помощью которой я смог взломать твою переписку.

– Ты? Ты читал мою переписку?! – с невыразимым отчаянием прокричала Юля.

– Да. И это еще один повод перед тобой извиниться. Я знаю, что это чудовищно подло. И я не рассчитываю, что ты меня когда-нибудь за это простишь. Но, в конечном счете, я всё-таки рад, что так получилось, потому что теперь мы сможем перестать мучать друг друга отношениями, которые всё равно бы в скором времени прекратились.

– И что же ты теперь будешь делать? Выставишь меня за дверь? – всё также отчаянно произнесла Юля, сохранив в своем голосе гордые интонации.

– Ни в коем случае, – ответил Леша, – если хочешь, можешь остаться и пожить у меня до экзаменов или даже немного подольше, если того будет требовать ситуация. Я не собираюсь выставлять тебя на улицу перед одним из самых главных событий в твоей жизни, я понимаю, насколько это важно для тебя. Если тебе не хочется видеть мою физиономию дальше, что ж, я это прекрасно понимаю. В этом случае я помогу тебе с арендой квартиры на пару месяцев. Если хочешь, могу найти жилье поближе к институту, чтобы тебе не пришлось добираться каждый день из другого конца города. Но большего я тебе, увы, предложить не смогу. Я полагаю, что это будет максимально честным решением, исходя из сложившейся ситуации. В остальном же, меня совершенно не будет интересовать, что ты делаешь и когда ты приходишь домой. Но и я в свою очередь буду заниматься теми вещами, которые посчитаю важными, находясь в своей квартире. Тебе не обязательно отвечать мне прямо сейчас, я тебя никуда не тороплю. Просто хотел еще раз извиниться и быть с тобой предельно честным хотя бы теперь, – сухо проговорил Леша, удивляясь собственному спокойствию и рассудительности.


Юля смотрела на него, не в силах найти ни одного подходящего слова в ответ. По её выражению лица было сложно понять, ненавидит ли она его, прощает ли или быть может её даже впечатлила та обескураживающая честность и спокойствие с которым Леша высказал все эти слова прямо ей в лицо. Вполне возможно, что имела место некая хаотичная комбинация из перечисленных эмоций. Леша не собирался гадать. Он спокойно допил чай, встал из-за стола и, убрав чашку в посудомоечную машину, направился в свою комнату.

***
Наступила среда. Леша привычно проснулся от звуков ключей. Это Юля вновь уходила на занятия. С момента их разговора, они почти не общались и судя по всему, она пока таки не решила, что будет делать дальше. Ей необходимо было всё взвесить и обдумать, и Леша её по-прежнему не торопил. Он спокойно взглянул на часы, было около девяти утра. Проделав свой ежедневный ритуал с чашечкой кофе у окна, он уселся за свое рабочее место, первым делом решив почитать почту. На экране среди множества спама, было письмо от support@starchat.co. В нем официальный представитель сервиса выражал благодарность за проделанную работу и уведомлял, что уязвимость успешно устранена. Также письмо гласило, что положенное вознаграждение поступит на указанный Лешей банковский счет до конца текущей недели, но возможно и раньше, так как всё зависит от Лешиного банка. Письмо пришло еще вчера, и поэтому Леша решил на всякий случай проверить возможное зачисление в мобильном приложении банка. К его удивлению, сумма уже поступила в полном объеме. Леше еще не доводилось видеть на своем счету сумму с пятью нулями и единицей впереди в сочетании с символом "$". Леша против собственного желания не смог сдержать улыбку. Он стал думать, что же сделать с этой суммой. В мыслях снова всплыли планы о покупке большого дома для родителей, но теперь он не был уверен, была ли это мечта чьей-то, кроме как его собственной. В мобильном приложении банка был специальный раздел "Благотворительность", прямо из него каждый клиент банка мог пожертвовать любую сумму на то, что считал важным – перед глазами у Леши появился целый список благотворительных фондов. Леша обратил внимание на фонд с названием "Фонд поддержки городского благоустройства". Леша зашел в поисковик, и вбил название фонда, чтобы побольше узнать о его деятельности. Он тут же нашел официальный сайт фонда и стал внимательно читать. Оказалось, что еще несколько лет назад, группа энтузиастов, устав ждать от администрации города решения наиболее острых проблем благоустройства, решила самостоятельно собирать деньги, чтобы улучшать городскую среду. Можно было просто пожертвовать деньги в фонд, и его учредители самостоятельно определяли направления трат, вынося на голосование те или иные городские объекты, а можно было осуществить целевое пожертвование на улучшение конкретного объекта городской среды или памятника архитектуры. Леша нашел среди объектов городской мост. Описание цели сбора средств было лаконичным: "На осуществление работ по капитальному ремонту центрального городского моста".  Леша открыл платежный шлюз и вбил туда реквизиты своей банковской карты. В поле "Сумма" он указал 100 000$. В комментариях к пожертвованию можно было добавить любое пожелание, которое необходимо учесть при реализации проекта. Леша написал: "Прошу уделить особое внимание безопасности технических этажей. Исключить доступ посторонних лиц в технические помещения моста в целях предотвращения несчастных случаев", после чего нажал на кнопку "Отправить".


На душе у Леши стало очень спокойно. Так спокойно и радостно он не чувствовал себя уже очень давно, а возможно и вовсе никогда. Расставание с огромной суммой денег его совершенно не заботило. Он был свободен, полон сил  и уверен, что всё в его жизни только начинается. Ведь он уже заплатил за свою уязвимость.


Оглавление

  • Дмитрий Пяткин Уязвимость




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики