По ту сторону моста (fb2)

- По ту сторону моста [publisher: SelfPub] 1.51 Мб, 41с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Лери Пэн

Настройки текста:



Лери Пэн По ту сторону моста

У меня нейдет из головы,

что нaш мир – создaние сумрaчного божествa,

что я и сaм – чaстицa его мрaкa.

Умберто Эко

Машина заглохла прямо на середине моста. Девушка в истерике забила ладонями по рулю, проклиная колымагу. Несколько раз она дернула ключ в зажигании, но все было тщетно, мотор сдох. Джессика проверила заблокированы ли двери, только после этого она посмотрела в зеркало заднего вида. Кровь отлила от лица, внутри все сжалось, руки начали трястись…ОНИ все еще были там. Две высокие фигуры стояли у подножия моста, не ступая на него и смотрели голодными горящими глазами. Девушка почти физически ощущала их злость и жажду, будь она ближе, то эти существа вцепились бы в ее плоть зубами, разорвали, растерзали, как они делали до этого.

Инстинкт самосохранения вопил ей, что нужно бежать, но как? Куда? Она застряла посреди проклятого моста. Джесс вжалась в кресло автомобиля. Хотя бы здесь она на время в безопасности. Без машины ей не убежать, они все равно догонят. Она уже видела, на что они способны, когда неслась на полной скорости на своем пикапе по сельской местности, то съезжая в кюветы, то возвращаясь на дорогу. Все это время они были рядом, бежали вровень с кабиной ее пикапа, заглядывали в окна и скалились. Она пыталась их сбить, вдавить колесами в землю, но эти существа были быстрее любого автомобиля.

Джессика всхлипнула, слезы застлали глаза, крупные капли двумя дорожками прокатились по щекам, слились в одну на подбородке. Девушка нервно дернула головой, вытирая слезы о плечо, когда заметила в кармане двери большой гаечный ключ. Наверное, Сид оставил его, когда ремонтировал автомобиль. Мысли о друге привели Джесс в чувства. Она будет защищаться до конца, решила Джессика, и вооружившись ключом, решительно открыла дверь.

Они все еще были там, в начале моста, замерев на месте, выжидательно следили за движениями возле пикапа.

Джессика покрепче обхватила ключ руками, понимая, что против этих тварей он бесполезен, но каким-то образом холодный металл в руках придавал ей немного уверенности.

– Чего вам надо?! – Закричала девушка, готовясь нанести удар, если они двинутся в ее сторону. – Идите и закончите, то что начали!

Монстры встрепенулись и оскалились.

***
Краски осени только коснулись листьев клена, стояла промозглая погода. Синева неба спряталась за тучами, а город мирно спал под пеленой тумана, когда старая мокрая брусчатка заскрипела под колесами красного потрепанного пикапа. Машина со скрежетом затормозила на городской площади возле каменного дома с обшарпанной дверью и крыльцом-верандой, увитой бурыми листьями плюща. Девушка, чьи волосы рыжей копной торчали из под воротника куртки, выпрыгнула из кабины и открыла пассажирскую дверь.

– Все-таки как удачно, что ты проезжала мимо, – сказала пожилая женщина, неуклюже выбираясь из машины. – Вот-вот начнется буря, дождь бы застал меня прямо у реки.

– Ну что вы, это мне повезло, – ответила девушка, вытягивая ведро из кузова. – Если бы я не подобрала вас, то так и плутала бы по этой дороге. Удивительно, почему здесь нет никакого указателя? Я была уверена, что буду на месте как только проеду железный мост.

– Да, указателя нет уже некоторое время. Прошлый ураган снес его, а новый так и не установили, – тут женщина о чем-то задумалась и, хлопнув себя по лбу, подхватила ведро. – Совсем забыла об одной встрече. Говорят, у меня старушечье занятие, рыбная ловля-то. Наверное, отсюда пошло это обращение ко мне, бабушка Ким. А возможно, просто потому что я уже не молода. В любом случае, когда рыбачу, забываю обо всем на свете.

Девушка улыбнулась. С детства она считала, что рыбная ловля – это мужское дело. Она помнила, как однажды отец взял ее с собой на рыбалку, они часами бродили по лесу в поисках удачного места у реки, и она даже утонула по колено. Позже, хлюпая мокрыми ногами в резиновых сапогах, девушка думала, что этот день не прошел зря. Но это было совсем другое время, даже другая жизнь.

– Так зачем же ты к нам пожаловала, молодая и красивая…?

– Джессика, – ответила девушка, заправляя мокрую от тумана прядь за ухо. – Я переезжаю сюда.

–Ну что же, – бабушка Ким подхватила свое ведро и выудила из кармана огромную связку ключей. – Ты приехала очень вовремя, дорогая. Очень вовремя. Добро пожаловать в Бриджмор.

Женщина развернулась и направилась со своим уловом восвояси. Что же, подумала Джесс, вовремя или нет, это мы еще поглядим. Девушка запрыгнула в кабину, и колеса вновь заскрипели по мокрой и скользкой брусчатке.

***
Тяжелое небо нависло над маленьким городом, каменные домики которого укрылись в холодной сырости тумана. Желтые листья кружились в небе и осыпались дождем, устилая старую брусчатку городской площади. Часы на ратуше пробили час, и по крышам мерно зазвенели тяжелые капли.

Опять дождь, с тоской подумала Джессика, перелистывая страницу книги. Ее иногда посещала мысль, что, возможно, она выбрала не очень удачное место для переезда, – здесь примерно четыре раза в неделю шел дождь, а все остальное время стояла мрачная погода. Самый подходящий город для Хэллоуина, с таким климатом его можно праздновать хоть круглый год. Недавно соседи Джесс начали готовиться к празднованию Дня всех святых. Девушка видела, как братья-близнецы, такие же рыжеволосые, как и она сама, вырезали странные зубастые лица на тыкве, одновременно кидаясь друг в друга ее внутренностями. Сыновья мэра, они совсем не были похожи ни на своего темноволосого привлекательного отца, ни на свою белокурую мать, которую красавицей мог назвать только слепой. Высокие и тощие, братья все время были вместе, как и положено близнецам. Соседские дети не очень жаловали этих двоих, как заметила девушка, и старались держаться от них подальше.

Ну что же, кто-то очень шумно ждет Хэллоуин, а кто-то хочет остаться максимально незаметным. Вот почему Джессика приехала в этот мрачный город с его старыми каменными домами, дорогами из брусчатки и серой дождливой погодой. Здесь не бывает туристов, поэтому никто тебя не узнает, а местные хоть и довольно любопытные, но не лезут с вопросами о прошлом. И Джесс это вполне устраивало.

Девушка перелистнула еще одну страницу книги, которую взяла на полке. Хозяин книжного магазина мистер Норберт, человек замкнутый и слегка грубоватый, сразу согласился взять Джесс на работу, узнав, что когда-то та работала журналистом. Спрашивать почему она бросила работу в большом городе и перебралась с такое захолустье, он не стал, и девушка была ему за это благодарна. Мистер Норберт любил книги больше чем людей, частенько он запирался в своем кабинете, поручив Джесс работу с покупателями. Временами его лысеющая шевелюра появлялась между книжными рядами, но очень быстро скрывалась за массивной деревянной дверью кабинета. Джессика могла читать любые книги, пока не было покупателей, все полки были в ее распоряжении, кроме одной. Эта самая полка находилась в кабинете мистера Норберта, куда вход был запрещен всем, кроме самого хозяина магазина. Мистер Норберт как-то сказал, что самые старинные и дорогие его сердцу фолианты хранятся здесь, в специальных условиях, в которых должны находиться старинные книги.

Джессика протяжно вздохнула и посмотрела в окно, хоть в помещении было тепло, но она будто кожей ощущала сырость холодного осеннего дождя. Только ненормальный придет в книжный в такую погоду?

Неожиданно зазвенел дверной колокольчик и в магазин вбежал мужчина. Он провел рукой по светлым волосам и с растрепанного ежика разлетелись брызги. С рабочего комбинезона стекала вода, но мужчина этого не замечал. Он небрежно бросил сумку возле стойки, и та тяжело рухнула на пол. Джессика сложила руки на груди и недовольно уставилась на вошедшего.

– Ну ладно тебе, Джей, – скорчил лицо тот, а затем улыбнувшись ткнул пальцем на стойку. – Опять умные книжки читаешь?

– И тебе бы не помешало, – ответила девушка, кивая на грязные лужи, оставленные на полу после него. – Если бы ты это делал хотя бы изредка, Сид, то, уверена, от тебя не было бы столько проблем.

Джесс открыла подсобное помещение и извлекла оттуда швабру.

– Ты уж постарайся, – сказала она, вручая эту швабру мужчине.

– Да-да, – протянул Сид, размазывая грязь по полу магазина. Тут он замер, и его лицо приняло то выражение, которое Джессика за недолгое время их дружбы прозвала таинственным. Сид что-то знал и очень хотел ей рассказать.

– Лаааадно, – вздохнула Джессика, забирая швабру. – Что там у тебя?

Сид деловито облокотился на стойку.

– Вчера, когда я чинил машину помощника мэра мистера Адамса, а как ты знаешь я часто чиню автомобили местной верхушки, то сам мэр, то его жена, теперь помощник…

– Ближе к делу, – прервала его Джесс, начиная раздражаться.

– Точно. Так вот, когда я чиню машины, мои клиенты не всегда замечают меня под капотом, и я часто становлюсь свидетелем разговоров, которые бы слышать не должен. Вчера я подслушал телефонный разговор мистера Адамса и узнал , что пропал человек. Молодой парень. Я его знаю, зовут Тибо, он местный, его родители умерли несколько лет назад. Ну как пропал, просто не выходил на работу несколько дней. Родственников у него нет. Связаться с ним не могут. Может быть, конечно, он решил все бросить и уехать, но благополучно забыл предупредить об этом. Но насколько я помню до этого были уже подобные случаи. Вообще нормальный парень был. Нас иногда после уроков в школе оставляли. Да, в школе я был тот еще лоботряс.

– И что же, его никто не ищет? Все решили оставить это? И что значит подобные случаи?

– Ну, – Сид замялся и почесал затылок. – Люди, которые вот так пропадали ни с того ни с сего…физически их нашли, этих людей. В лесу. Сначала девушку, потому еще двоих парней. Одного я даже знал. А виною дикие звери, их много в округе. Глупцы просто решили прогуляться по лесу. А туда, знаешь ли, лучше не соваться, особенно в развалины замка. Уф, помню мальчишкой туда бегал с друзьями, уже тогда это место считалось опасным. Конечно, мы не задержались там надолго.

Девушка не подала виду, но она почувствовала как в груди всколыхнулось что-то забытое. Порою это чувство вело ее к тем невероятным историям, которые она записывала, работая журналистом, которые должны были услышать люди, ведь они имели право знать правду. Эти истории текли по ее жилам, разливались горячими реками внутри и изливались на бумагу. Писательство было ее страстью, и именно эта страсть одним знойным утром разрушила ее жизнь. Девушка почувствовала озноб, а кожу покрыли мурашки.

– Что за развалины замка?

– Ну да, – Сид навалился всем своим весом на стойку, что та затрещала. – Обычные такие развалины, жутковатые. Подвалы там всякие, остатки стен. Вроде когда-то принадлежал местному лорду или его жене. Вообще, я в местной истории не силен, лучше в своих книжках поищи.

– Ты когда-нибудь выезжал за пределы города? – Джесс убрала швабру и накинула теплый оранжевый шарф в клетку.

Сид пожал плечами, в этом был весь он, веселый и беспечный, словно ребенок, в зеленых глазах которого горят задорные огоньки.

– Мало кто выезжал за пределы города, – спокойно ответил он. – У нас все есть. А если что-то нужно, то все доставляют по реке. У нас просто нет нужды ездить куда-то еще.

Джессика молча уставилась на него, в ее голове слова складывались в витиеватые строки, которые она пробовала на вкус. Никогда не покидать город. Она живо представила клетку, решетка которой не выпускала ее за пределы этих мрачных и сырых домов, стелющегося на рекой тумана и объятий холодной осени. Джесс вздрогнула, когда голос Сида вырвал ее из плена задумчивости.

– Может попьем кофе?

– Я думала, ты никогда не предложишь, – с облегчением ответила она, накидывая шерстяное пальто.

***
В баре “Мадам Роза” пахло сигаретным дымом, дешевым алкоголем, подгоревшей яичницей и жженым кофе. Все эти ароматы резко били в нос входящего, нередко вызывая слезотечение, а у некоторых, наверное, и приступы астмы. Джесс привыкла к запаху, она бывала и не в таких местах. Что до местных, то, казалось, будто им вовсе нет дела. Сама владелица заведения, в честь которой оно носило такое название, ходила вдоль столов, подливая из огромного кофейника горячий напиток в кружки посетителей. По-хозяйски она похлопывала по плечу своей худой, но широкой ладонью, то одного, то другого гостя. Когда мадам Роза улыбалась, то обнажались ее большие желтые зубы, и она сразу становилась похожа на лошадь. Сегодня в баре собралась человек пятнадцать, прячущихся от осенней погоды.

Кофе здесь бывал горьким, но другого места в городе не было, все местные ходили сюда. Джесс отпила из своей кружки, поморщилась и поставила ее на стол.

Три девицы за соседним столиком не стесняясь обсуждали мэра и его жену, которые тоже в ненастную погоду вместе со своими долговязыми рыжеволосыми близнецами зашли погреться и выпить чего-нибудь горячительного.

– Нэнс, да ты вообще видела его улыбку? – Восхищенно сказала одна из девушек. – А эти широкие плечи. Все бы отдала, чтобы он только прижал меня к себе.

– Держи карман шире, – усмехнулась брюнетка. – Сначала тебе придется обойти этого рыбоголового монстра.

– Ты о его жене? – спросила та, кого звали Нэнс. – Интересно, что он в ней нашел?

– Она его приворожила, точно вам говорю, – ответила первая. – Не может ТАКОЙ мужчина посмотреть на такую как она. Как там ее зовут Жус, Жас…а, неважно. Как рыбу не назови, птицей она не станет.

– И давно ты такая умная стала? – девушки громко засмеялись.

За другим столом сидела пожилая женщина, а вместе с ней уже знакомая Джессике бабушка Ким. Старушки что-то активно обсуждали, когда к ним подошла мадам Роза с кофейником.

– Нет, дорогая, – сказала пожилая женщина. – Ты мне плесни чего покрепче, а то от твоего кофе зубы сводит.

Мадам Роза взяла со стойки бутылку и налила из нее в стакан.

– Вам бы, миссис Ноэл, поберечь себя, – сказала она, поставив его перед женщиной.

– Вот и поделись секретом, – глотнув из стакана, хитро прищурилась миссис Ноэл. – Помнится много лет назад ты помирала от какой-то болезни, но смотри-ка живехонька. Куришь как паровоз, пьешь свой дрянной кофе, а не постарела ни на день.

– Вы как всегда весьма любезны, миссис Ноэл, – мадам Роза попыталась улыбнуться. Старая женщина довольно крякнула в ответ и занялась своим напитком.

– Наверняка, это гены, – сказала бабушка Ким, засовывая в рот ломтик картофеля.

Джессика еще раз отпила из своей кружки. Гадость редкостная.

– Лучший кофе, – причмокнул Сид, с удовольствием делая глоток.

– Просто другого ты и не пробовал, – ухмыльнулась Джессика, водя пальцем по ободу кружки.

К их столику подплыла мадам Роза со своим кофейником в одной руке и зажженной сигаретой в другой. Выпуская ядовитые клубы дыма и улыбаясь, она радушно подлила напиток Сиду.

– Как обжилась, ma chérie? – Спросила хозяйка заведения на французский манер, обнажая зубы в лошадиной улыбке. Ее худые плечи изредка вздрагивали, будто от нервного тика.

– Неплохо, – ответила Джесс прикрывая ладонью чашку от вездесущего кофейника. – У вас здесь много посетителей, болтают разное. Наверняка вы слышали что-то о пропавшем парне.

Лицо мадам Розы застыло в немой улыбающейся маске, ни один мускул не дрогнул, а широко распахнутые глаза навыкате смотрели то на Джесс, то на Сида, который даже отставил свой кофе.

– Пропавший парень? – Переспросила она, продолжая улыбаться так, что Джессике на секунду стало страшно. – Мне ничего об этом не известно. Ничего такого не слышала. Да и мало ли, что люди могут болтать. Кажется, у мистера Мура и его жены закончился кофе. Пойду наполню их чашки.

Мадам Роза затушила окурок в пепельнице на их столе, и девушка успела заметить витиеватый браслет на ее руке. Затем женщина прикурила новую сигарету и двинулась прочь. Джесс посмотрела вслед удаляющейся хозяйке, выдыхающий клубы сигаретного дыма. Мадам Роза подплыла к мэру, сидевшему в дальнем конце зала вместе со своей супругой и близнецами. Девушке показалось, что хозяйка заведения слишком близко наклонилась к нему для того, чтобы налить кофе. Мистера Мура можно было назвать настоящим красавцем, на чьем фоне терялась его жена с вытянутой челюстью, жидкими светлыми волосами, похожими на паклю, рыбьими глазками и крючковатым носом. Он всегда был одет с иголочки, волосы аккуратно подстрижены и уложены. Да уж, не одно девичье сердце растаяло от его улыбки. Мистер Мур сверкнул белоснежными зубами мадам Розе и перевел взгляд на девушку. Джесс почувствовала себя не в своей тарелке и быстро отвернулась. Играть в гляделки с женатым мужчиной она точно не собиралась.

– Мне показалось, или она напряглась от твоего вопроса? – Заметил Сид после короткой паузы.

– И это странно, – Джессика сложила вместе пальцы. – Где, говоришь, работал пропавший парень?

– Кассиром в бакалейном магазине, что вниз по улице. Только не говори, что пойдешь туда.

Девушка поджала губы. Чутье ее никогда не подводило, со всей этой историей было что-то не так, она пока не знала, что именно, но внутри себя она уже приняла решение.

– Зачем тебе это? – Спросил Сид, глядя, как Джесс накидывает шарф.

– Если бы ты пропал, разве тебе не хотелось бы, чтобы тебя искали?

– Наверное. Но я уверен, что шериф работает над этим делом.

Если бы шериф работал, то все бы уже были в курсе, в особенности сплетница мадам Роза, – отрезала Джесс, поднимаясь из-за стола. Сид последовал за ней.

У девушки закружилась голова от холодного осеннего воздуха, ворвавшегося в легкие после накуренного помещения. Дождь прекратился, только струйки воды стекали с крыш. Глоток свежести помог прочистить мозги и составить план действий. До окончания перерыва в книжном магазине оставалось еще двадцать минут, а до бакалейного магазина рукой подать, значит Джесс успеет вернуться вовремя.

– Я не пойду с тобой, – сказал Сид, закидывая на плечо свою тяжелую сумку. – Мне нужно работать, машины сами себя не починят. Узнаешь что-то интересное, дай знать.

Джессика кивнула и пошла в противоположную от него сторону. Она даже не почувствовала, что две пары внимательных и холодных глаз наблюдают за ней.


***
Шагая по мокрой брусчатке, Джесс замечала призрачные отражения домов в зеркальной поверхности камня. Укутанные желтыми и красными листьями плюща, однотонные здания жались друг к другу, выстроившись рядком вдоль дороги. С треугольных крыш еще падали последние капли, разбиваясь о холодные каменные плиты. Окна, словно пустые глазницы, смотрели чернотой или были занавешены. То тут, то там на верандах на фоне серости яркими пятнами горели тыквы, кое-где цвели осенние цветы или стояли растения в горшках. Джесс показалось, что с реки слышались заунывные крики птиц, круживших над черной водой. Близился Хэллоуин, и отсрочить его было нельзя.

Девушка сильнее укуталась в пальто и поспешила в тепло бакалейного магазина. В здании кирпичного цвета, шпили которого упирались в свинцовое небо, магазинчик манил покупателя своим уютным светом. В отличии от мрачной наружности, внутри он и правда был уютным. Джесс обратила внимание на старинные люстры, сильно отличавшиеся от общего внутреннего декора. Пахло сдобой и чем-то еще. Полки, на которых красовались не только продукты, но и разные предметы для дома, уходили вглубь зала. Джесс медленно двинулась вдоль рядов. Разглядывая различные предметы она думала, почему не заходила сюда раньше. Несмотря на уют Джессике почему-то захотелось посильнее завернуться в пальто, по телу забегали мурашки, а внутри появилось какое-то противное тягостное чувство.

За кассовой стойкой стояла темноволосая стройная женщина. Чтобы не вызывать подозрения своими вопроса, Джесс захватила с собой первую попавшуюся вещь – кружку. Она здесь, как покупатель.

– Добрый день, – огромные серые глаза, казалось, видели Джессику насквозь. Женщина взяла кружку из ее рук и улыбнулась, обнажая ровные белые зубы.

– Не видела вас здесь раньше, – сказала она, принимая оплату. – Недавно переехали?

– Да, – только и нашлась, что ответить девушка. Наверное, она отвыкла от работы. Профессия журналиста научила ее легко находить общий язык с каждым. Но сейчас она почему-то чувствовала себя не в своей тарелке. То ли из-за больших серых внимательных глаз, то ли причиной была невероятная красота этой женщины, из-за которой девушка стала себе казаться серой мышью. Это раздражало. Джесс смахнула прядь рыжих волос, пытавшуюся залезть в глаз. – Я Джессика.

– Вивьен. Вы приехали вовремя, Джессика, – продолжая улыбаться, женщина пожала протянутую ей руку. – Очень вовремя.

– Почему же? – спросила Джесс, завороженно глядя на эти белые зубы.

– Ну, в это время осень самая прекрасная. Вы так не считаете?

– Все, что я видела, – это дождь и серое небо, – усмехнулась Джесс. Она вспомнила наконец зачем пришла. – Кстати, я тут недавно, но уже слышала, что парень, который работал здесь пропал. Нерадивый работник?

Женщина перестала улыбаться и нахмурилась. Даже сейчас ее лицо было прекрасным.

– Ах, Тибо, – Вивьен подняла свои огромные глаза к потолку. – Я чувствовала, что с ним однажды может что-то случиться. Этот парень был совсем не готов к этому жестокому миру. Родных нет, и еще эти его увлечения…

–Какие увлечения?

Вивьен стала теребить кулон на шее, напоминавший какой-то замысловатый ключ.

– Ах, позвольте я закурю. Выйдем?

Оказавшись снаружи, женщина чиркнула зажигалкой, извлекая искру и выдохнула дым. Джессика невольно залюбовалась ее длинными изящными пальцами, державшими сигарету. Черные замысловато уложенные волосы блестели, кожа была идеально гладкой, без тени неровности и следа морщин.

– Тибо был очень… ранимым, – продолжила Вивьен. – Он рано потерял родителей, это сказалось на его восприятии мира. Он красил волосы в черный, подводил глаза,я даже несколько раз отправляла его умываться. Нельзя же обслуживать покупателей в таком виде. С ним не все гладко было, подозреваю, что он принимал наркотики. Я наняла его, потому что мне было жаль парня.

– Что случилось, когда он не вышел на работу?

– Я позвонила ему, никто не ответил. Я была в ярости. А когда он не появился и на второй день, то я позвонила шерифу Блоу. Вот и вся история. Наверняка он нанюхался чего-нибудь с этой ведьмой из магазина с волшебной чушью, и пропал где-нибудь в канаве. А почему вас так заинтересовала эта история?

– Просто случайно услышала, – быстро ответила Джесс. – Думала в маленьких городах ничего не происходит.

– Не волнуйтесь, шериф во всем разберется. Хорошего дня.

Джесс пожала руку женщине, и когда та скрылась за дверями своего магазина, достала из кармана телефон. После нескольких продолжительных гудков Сид взял трубку.

– Где находится магазин с магическими штуками? – Выпалила девушка.

Тем временем тонкие и изящные пальцы набирали номер на старом телефонном аппарате.

– Слушаю, – раздался хриплый мужской голос в телефонной трубке.

– Кое-кто приходил ко мне и интересовался парнем. Нам нужно срочно встретиться.


***
О холодный мертвый камень мерным ритмом разбивались капли. В полной тишине этот звук капающей воды отражался от стен и разлетался эхом под сводами. Солнце сюда не заглядывало, поэтому запах сырости заполнил все пространство. Покрытая слизью каменная кладка уходила паутиной коридоров во тьму. В углу каменной комнаты с земляным полом стояла клетка, в которой на отсыревшем матрасе сидел человек, обхватив себя руками, он тихо поскуливал. Сколько он пробыл здесь, человек не смог бы ответить. Здесь всегда было темно, граница между ночью и днем истончилась, осталась только всепоглощающая беспросветная темень. Крашенные черные волосы человека сбились в грязные колтуны, лицо заросло щетиной. Был ли он молод? Теперь об этом сложно было судить.

Глаза человека привыкли к темноте, что он даже различал очертания помещения, в котором находился. Это точно был подвал. Он раньше бывал в таких, давно, наверное, в другой жизни. Очнувшись однажды в полной темноте, мужчина сначала подумал, что умер. Дикий ужас и паника окатили его, словно ледяной водой. Он не мог вспомнить, что случилось. Он кричал очень долго, пока его голос не перешел на сдавленный хрип. Никто его не слышал, он был один в кромешной тьме пустых коридоров, наполненных запахом сырости. Вскоре ему принесли пищу. Сначала в темноте появился едва различимый свет, а затем выплыл факел. У мужчины заслезились глаза, он не смог разглядеть того, кто держал факел в руке.

– Прошу вас, – взмолился он. – Помогите. Я ничего дурного не сделал. Прошу отпустите меня.

Но его мольбы остались без ответа, лишь тарелка звякнула, касаясь прутьев клетки. Человек заплакал от безысходности. И так повторялось множество раз, приходил некто, оставлял тарелку, и каждый раз мольбы оставались без ответа. Кормили его часто, даже слишком. Первое время он не притрагивался к еде, но вскоре понял, что так сделает только хуже, ему нужны были силы, поэтому стал съедать все до последней крошки. В этой темноте не оставалось ничего другого, только есть.

Вот и сейчас к звуку капающей воды добавился уже знакомый звук шагов, и тьма коридоров стала расступаться перед светом факела.

– Прошу, – простонал мужчина, зная, что ему не ответят.

Но в этот раз все было по-другому.

– Уже скоро, – под сводами потолка разнесся звук хрипловатого голоса. – В месяце первый день…

– Нет, – прошептал мужчина, хватаясь за голову. Теперь-то он понял почему он здесь, и зачем его откармливали. Внутри все сжалось. “В месяце первый день…”Он закричал, что хватило сил. – Неееееет!!!

Но его голос так и потерялся в коридорах пустого подвала.


***
Джессика резко подскочила в кровати, очнувшись от крика. Этот был ее собственный крик. Она сидела в темноте, чувствуя кожей холод, наполнивший комнату. Сквозняк колыхал фиолетовые занавески, и девушку стал бить озноб. Ее все время преследовал один и тот же кошмар, каждый раз во сне она возвращалась в тот день, когда ей пришлось бросить все и уехать, начать жизнь с чистого листа.

В то время она уже работала журналисткой, и ей было поручено вести блог журнала в интернете. У нее это получалось отлично, редакторы были довольны, поэтому дали ей свободу самостоятельно выбирать темы для статей. Как сейчас, Джесс помнила, как к ней пришла ее подруга и рассказала, что одна из девушек в студии известного актера, обвинила его в домогательствах, но ее тут же уволили. У этого самого актера было огромное количество связей и море фанатов. Джесс решила встретиться с девушкой и узнать подробнее. Как выяснилось, девушка была не одна такая, и с другими женщинами одними домогательствами история не закончилось. Они были изнасилованы. Никто из этих женщин не хотел идти в полицию, у них не было доказательств, да и страшно было, ведь их жизнь могла быть разрушена в одночасье. Они были бессильны, а Джессика была единственной, кто мог им помочь избавить город от насильника. С детства отец учил ее бороться с несправедливостью, оставаться честной и всегда идти до конца. И девушка всегда следовала его советам, даже когда его не стало.

Джесс добилась разрешения на интервью со звездой, а затем прикинулась ярой фанаткой. Актер был очарован девушкой и пригласил ее поужинать в свой особняк. Джесс ликовала, доказательства были почти у нее в руках, только вот она не учла одного факта. В доме актера стояли заглушки для прослушки. Бесстрашная, но глупая Джесс сама почти стала жертвой насилия, спасла ее лишь антикварная ваза, которой она огрела мерзавца по голове и выскользнула из его дома с тем, что ей удалось записать на диктофон.

В ту же ночь статья в блог была готова, а утром к ней пришла полиция и задержала за незаконное проникновение и нанесение вреда здоровью. Ее выставили сумасшедшей фанаткой. А потом началась череда разбирательств, разговоры с адвокатами, публичное унижение. Дело замяли, потому что могли всплыть подробности личной жизни известного актера, но Джессику лишили работы в журнале. Сейчас она как в тумане вспоминала то время, когда ее узнавали на улице, показывали пальцем. Фанатки актера не давали ей проходу, пачкали стены ее дома грязными надписями, кидали в нее камнями, яйцами и гнилыми овощами. Это была ужасно. Так длилось долгое время, и никто не хотел об этом забывать, тему мусолили по всем каналам, новостям и сайтам. Джессика не помогла не только пострадавшим женщинам, она теперь и себе-то помочь не могла, она была морально уничтожена.

Девушке повезло, что однажды, случайно увидев объявление о продаже дома в глуши, о которой никто не знает, она сразу же собрала вещи и переехала.

Сидя в темноте, Джессика старалась глубоко дышать, чтобы успокоить выскакивающее из груди сердце. За окном в такт ее сердцебиению застучали капли дождя. Джесс посмотрела на часы, до работы оставалось еще много времени, но девушка решила больше не ложиться. Она спустилась вниз на кухню и поставила кофе вариться. На кухонном столе лежала книга с мифами и легендами, которую Джессика взяла почитать буквально вчера. Она открыла книгу и стала листать, когда заметила, что в ней не хватало страниц. Это издание не было выставлено на продажу, она взяла его с полки, на которой стояли книги с браком. Но страниц не хватало не потому что, при печати была допущена ошибка, а потому, что кто-то неаккуратно их вырвал и оставил неровные клочки бумаги их месте. Джессика посмотрела оглавление, чтобы понять какие именно страницы исчезли. Пропажа значилась как “Немного о Белой богине”. Джесс нахмурила брови. Кому понадобилось вырвать две страницы никому неизвестной легенды, тем более во времена интернета? Кофейник засвистел и Джессика тут же забыла о книге. Перед работой она собиралась заехать в магазин эзотерики и поговорить с подругой пропавшего парня.


На двери звякнул колокольчик, оповещая о посетителях. Джессике понадобилось несколько минут, чтобы привыкнуть к полумраку. В малоосвещенном помещении горели свечи, источая теплый желтый свет, разгоняющий темноту. Дурманящий аромат лаванды, апельсина и можжевельника вскружил девушке голову, вызывая воспоминания из детства о теплых вечерах у камина. Она заморгала, стараясь отогнать наваждение. С потолка свисали мешочки и различные травы связанные в венички, а на полу в горшках стояла зелень. Да, вполне хотелось верить, что в таком уютном месте жила магия, но Джесс понимала, что все это всего лишь мишура. Посетителей не было, в такую погоду люди предпочитают прятаться по домам, а за специями и свечами можно зайти и в другой раз. Девушка остановилась возле полки с различными баночками. Что она здесь делает? Зачем она лезет во всю эту историю? Для чего это нужно ей? Она давно не работает в журнале, а играть в сыщика как-то глупо. Джесс протянула руки и взяла баночку с коричными палочками. Пряный аромат вернул ее в те времена, когда они с отцом вместе пекли булочки с корицей, отец ей рассказывал забавные истории о своих путешествиях, а она мечтала посетить все эти места вместе с ним. Отец говорил, что путешествия – это то, что делает его живым. “Найди то, ради чего ты захочешь просыпаться каждое утро. То, что будет наполнять тебя энергией и желанием жить” – всегда говорил он.

Отца уже давно не было в живых, но Джесс помнила его слова. Она знала, что открывать правду, спрятанную ото всех, и рассказывать эту правду людям и было тем, ради чего она хотела просыпаться каждый день.

– Древние верили, что корица может даровать бессмертие, если ни тела, то души.

Джесс вздрогнула и обернулась. Высокая белокурая девушка в черном длинном платье наблюдала за ней из-под густо накрашенных ресниц.

– Посетители сюда часто заглядывают перед Хэллоуином, – тихо и вкрадчиво произнесла она. – Что же ищете вы?

– Я пока сама не знаю, – призналась Джессика, возвращая банку с корицей на место. – А что здесь самое популярное?

– Обереги. От сглаза, от порчи, для защиты от темных сил. Хэллоуин не самый любимый праздник в этом городе.

Ее тихий голос медленно обволакивал девушку словно паутинка.

– А как же сладость или гадость? – спросила Джесс, медленно двигаясь за девушкой, чье платье шуршало по полу будто осенняя листва.

– В этом городе все иначе. Многие люди в эту ночь предпочитают прятаться по домам и занавешивать окна поплотнее.

– А Тибо тоже так делал? – Джессика поймала на себе тяжелый взгляд девушки и застыла на месте. Та некоторое время молча ее изучала, а затем, что-то решив внутри себя, поманила Джесс за собой в комнатку, занавешенную черной шторой. Это оказался небольшой, но уютный склад.

– Я знаю, зачем вы здесь, – сказала девушка. – Вы должны были прийти ко мне рано или поздно. Мы с Тибо были друзьями, поэтому я расскажу вам все, что знаю. Но обещайте, что будете осторожны.

Джессика непонимающе моргнула.

– Тибо был хорошим мальчиком и очень любознательным. Вы уже слышали, что многие в городе не празднуют Хэллоуин. Суеверия в этом городе настолько сильны, что местные, стараются не выходить из дома, как только сгущаются сумерки. Они верят, что настоящие призраки выходят из могил и завывают под их окнами. Ну еще из-за животных. С приходом холодов пищи для них становится меньше, и они чаще нападают на людей. Люди, действительно, осенью пропадают чаще. Тибо однажды мне сказал, что установил некую закономерность, что раз в три года жертв больше. Он сказал, что среди них в это время чаще жертвами являются приезжие или те, кого не будет никто искать, у кого нет семьи. Тибо не верил в версию о животных, хотя тела были действительно растерзаны зубами. Это и не удивительно, ведь приезжие ничего не знают о местной природе и опасности, которая она таит в себе. Поисковые отряды во главе с шерифом Блоу первого числа всегда исследовали лес и находили пропавших, истерзанных когтями и зубами. Хотя некоторые люди и боятся Хэллоуина, но всегда найдутся те, кто в этот праздник веселится от души.

– Почему в городе говорят, что вы продаете наркотики?

– Это Вивьен вам сказала? – усмехнулась девушка. – Бедняжка распускает слухи о том, что мои травы и микстуры – это отрава, что я продаю галлюциногенные отвары, которые вызывают видения. И все лишь потому, что люди приходят за специями ко мне, а не в ее магазин. У меня больше покупателей, и число их растет. Все, что я делаю, – помогаю людям. Готовлю припарки, отвары, настойки от различных заболеваний. Ну и, конечно, продаю специи. Так, что не верьте этим глупым сплетням, как и тому, что Тибо принимал наркотики.

Девушка поднялась на цыпочки и сняла с полки деревянную резную шкатулку. Откинув крышку, она извлекла потрепанную тетрадь и протянула ее Джессике.

– Это дневник Тибо, – пояснила она. – Он отдал мне его за пару дней до исчезновения. Я его не читала, лишь сохранила, надеясь, что он все-таки вернется.

– Почему вы отдаете его мне? – Удивленно спросила Джесс. – Вы меня видите в первый раз.

– Не в первый, – усмехнулась девушка. – Я предупреждала Тибо, чтобы он был аккуратен, у меня были дурные предчувствия. Но он не послушал. Я не знаю, где он и что с ним случилось, это не в моих силах. Но я знаю, что вы сможете помочь.

– С чего вы взяли? – нахмурилась Джесс.

– Отчасти слухи в городе обо мне – правда. Кое-что я все-таки умею.

– Фиона, – послышался чей-то голос и звук колокольчиков на двери.

– Это миссис Ноэл пришла за своим лекарством от ревматизма. Вам пора, – отодвинув черную штору, девушка указала Джессике на выход. Джесс словно в тумане направилась к двери.

– И, Джессика, – Фиона, тронула локоть девушки, и та посмотрела на светловолосую хозяйку магазина. – Они внимательно следят за вами.

– Кто? – Туман в голове сгущался, казалось, что все, что Джесс видит и слышит просто иллюзия.

– Те, кто помнит. Те, кто не принадлежит ни себе, ни этому миру. Я не знаю, под чьими масками они прячутся, просто будьте осторожны.

Ничего не понимая, встряхнув рыжими волосами, Джесс выплыла из магазина и села в машину. Люди сновали туда-сюда, кто-то бежал на работу, кто-то просто по делам. Дождь застучал по лобовому стеклу, и этот шум смыл остатки морока, и только тут Джессика поняла, что она не называла хозяйке магазина своего имени.


***
Не успела Джесс отъехать от магазина, как мотор ее пикапа забарахлил. Чертыхнувшись, девушка достала телефон и позвонила единственному знакомому ей механику.

– Соскучилась по мне? – послышался веселый голос Сида. – Наверное, хочешь пригласить меня на завтрак, раз звонишь так рано?

– Сейчас уже десять, – возмутилась Джесс.

– Мой день начинается как минимум в двенадцать, – зевнул Сид. – Я проснулся только из-за твоего звонка. Что там у тебя?

– Сдох мотор. Я у лавки с травами.

– Буду через пятнадцать минут.

Когда Сид приехал на своей машине, чтобы отбуксировать пикап в мастерскую, Джесс листала дневник Тибо. Без должного внимания в этих записях было трудно разобраться, поэтому она просто сунула его в сумку, надеясь заняться расшифровкой позже.

Когда пикап уже стоял в мастерской, Джесс и Сид отправились в бар, чтобы позавтракать. Выпивох всегда хватает в каждом городе, и Бриджмор не был исключением. В это утро в баре “Мадам Роза” собралось много людей, желающих промочить горло крепким алкоголем.

Джесс вспомнила, когда в первый и последний раз попробовала местное пиво, от которого на следующий день у нее раскалывалась голова. Она как раз только приехала в город и искала место, где перекусить. По дороге в бар пикап ее снова подвел и заглох посреди улицы. Ей повезло, что случайный прохожий оказался механиком. Он заглянул под капот, что-то покрутил и машина завелась. Девушка поблагодарила его и предложила подвезти, оказалось, он тоже направлялся в бар, чтобы залить грусть от расставания с женщиной. Так Джесс и познакомилась с Сидом. Она помнила, как они тогда набрались, и она рассказала ему почему переехала сюда, он единственный знал эту историю. В его глазах было настоящее сочувствие. Он потрепал ее по плечу и сказал, что все будет хорошо. Сид же нашел в ней слушателя, которому можно было излить боль от пережитого предательства. Ни ему ни ей не были нужны отношения, поэтому с тех пор они стали лучшими друзьями. Им обоим казалось, что они знают друг друга всю жизнь, у них не было трудностей обсуждать все, что в голову взбредет. Джесс нравилось, что Сид был веселым, остроумным и очень сердечным человеком. Его маленькая мастерская процветала, потому что мужчина был настоящим мастером своего дела.

– Прошу, миледи, – Сид сделал жест рукой, будто снимал шляпу, и приземлился напротив девушки. – Чего желаете? Сегодня в меню подгоревший омлет и недожаренные сосиски.

– Пожалуй, обойдусь вашим отвратительным кофе, – ответила Джесс, подражая его тону.

Через несколько столиков от них собралось несколько человек. Громкие мужские голоса разносились по всему бару.

– Я видел огромного волка, то бишь гигантского, – сказал старик. Его седая борода закрывала пол лица. Мужчина развел руками в стороны, изображая размеры животного. – То бишь как бык был.

– Да где ж ты его видал? – спросил кто-то.

– Дык возле леса, то бишь на опушке, – ответил старик, скручивая папиросу. – Огромный такой, то бишь. Я как его увидал, таки припустил быстрее домой.

– Думаешь оборотень? – спросил кто-то.

– Да кто ж его, то бишь, знает. А и оборотень вправду.

– Так может это он-то людей-то наших-то поедает? – спросил другой старик.

– То бишь может и он. А может еще какой зверь.

– Суеверные стариканы, – крикнул кто-то басом. – Зачем народ пугаете? Сказки какие-то рассказываете. Из-за вас Хэллоуин совсем праздновать перестанут.

– А ты шериф, лучше бы народ собрал на зверя-то охотиться, – ответил кто-то.

Шериф Блоу оказался мужчиной, которого действительно можно было бы назвать необъятным. Маленькие глазки терялись на лице, спрятавшись под огромными кустистыми бровями. Огромное его тело не помещалось за столом, на котором, теперь уже пустые, стояли горой тарелки.

– А наш шериф только есть горазд, – пошутил кто-то и по бару разнесся одобрительный смех. Блоу покраснел от злости и, с трудом выбравшись из-за стола, грузно зашагал прочь.

Джесс и Сид еще немного посидели и послушали местные байки о привидениях, оборотнях и еще каких-то монстрах.

– Суеверия, да и только, – сказал Сид. – Мои родители никогда не верили во всю эту ерунду, что говорят в городе. Они умерли год назад. Единственное, что правда во всех этих рассказах, так это то, что здесь, действительно, есть хищные звери. Но это никакие не оборотни, а обычные волки.

Джессика вспомнила, что ей пора бежать на работу. Попрощавшись с Сидом и укутавшись в свой шарф, она выскочила на улицу. По дороге в магазин, у девушки было ощущение, что кто-то идет следом, но каждый раз оборачиваясь, она никого не замечала.

В магазине мистер Норберт нагрузил ее работой, и Джесс весь день расставляла книги по полкам в правильном порядке, наклеивала бирки и вбивала книги в электронную картотеку. К концу дня она настолько выбилась из сил, что даже не вспомнила о том, что забыла сумку с дневником Тибо в своей машине.


***
Для Джессики Хэллоуин не был особым праздником, они с отцом его почти не праздновали, с тех пор как умерла мама. Вот и сегодня это был обычный рабочий день. Девушка сделала крюк и зашла в мастерскую к Сиду. Он ее заметил не сразу, и Джесс некоторое время наблюдала, как мужчина выделывает танцевальные кульбиты под звуки тяжёлой музыки, возле капота ее машины. Когда песня закончилась, Джесс захлопала в ладоши, сказав, что она пришла за сумкой, а получила целое представление. “Извращенка! Нельзя подглядывать за людьми в такие непристойные минуты их веселья” – сказал ей Сид, посмеиваясь, вручил забытую ею сумку и выставил за двери мастерской.

Оказавшись возле работы, Джессика дернула дверь книжного магазина, и та оказалась не заперта. Наверное мистер Норберт пришел раньше ее, но обычно он не появлялся здесь раньше одиннадцати. Джесс бросила сумку на привычное место за стойкой и хотела плюхнуться в уютное кресло, но услышала голоса, доносившиеся из-за двери кабинета мистера Норберта. Она не собиралась подслушивать, но голоса были очень громкими, так что девушка превратилась в невольного свидетеля разговора. До нее доносились обрывки некоторых фраз.

– Нам нужно было быть готовыми, что однажды это произойдет, – послышался голос хозяина магазина.

– Люди пропадают. Это вызывает подозрение, – ответил незнакомый мужской голос.

– Просто делай свою работу. Этого достаточно. Не помню, когда ты стал таким трусом, Блоу?

Значит, в кабинете у мистера Норберта находился шериф полиции, решила Джессика.

– Ты знаешь, что я не трус, – рявкнул шериф, и послышался странный стук, будто что-то упало. – Но ты должен разобраться с этим, да побыстрее. Мы не знаем, во что все это выльется.

– Я разберусь, когда придет время. У меня есть план лучше. Ведь нам нужен был третий человек. И будь любезен, не ломай мне мебель, это антиквариат. И не ешь в этом кресле! Ты и так уже в него не помещаешься.

Послышались кряхтенье, а затем шаги, и Джессика притихла.

– Слишком много правил, – пробурчал шериф, открывая дверь кабинета. Он боком протиснулся в дверной проем, подбирая все свои телеса руками, чтобы не мешали. И как только на нем форма не лопнула? – усмехнулась про себя Джессика. Наверняка, догнать преступника для него невыполнимая задача. Шериф что-то пробормотал и уставился на девушку.

– А, Джессика, – улыбнулся мистер Норберт, выглядывая из-за туши шерифа. – Давно ты здесь?

– Пару минут назад зашла, – ответила девушка, глядя на густые брови огромного мужчины.

– Будут проблемы, обращайтесь, – сказал шериф Блоу, деловито подтягивая ремень штанов. На кармане его куртки красовалась замысловатая булавка, напоминающая ключ, что-то подобное девушка уже видела. Джессика поблагодарила, и шериф, тяжело переместив свое тело к двери, ушел. Мистер Норберт, не сказав больше ни слова, заперся в своем кабинете.

Дождь превратился в морось, с реки на город наплыл туман, спрятав под своим покровом и дома и старую брусчатку. Мистер Норберт ушел, плотно закрыв дверь кабинета. Что он там прятал, Джессика могла только гадать. У каждого есть свои секреты, а секреты мистера Норберта ее не особо интересовали. Просто старый продавец книг, помешанный на этих самых книгах.

Оставшись одна, девушка достала из сумки дневник. Она была уверена, что никто не придет в такую погоду, если только Сид нагрянет, поэтому расположилась в мягком кресле, стоявшем в глубине книжного зала.

Тетрадь была потрепанной и кое-где порванной. Раскрыв ее, Джесс поняла, что записи сделаны в разное время и на разных листах бумаги. Разобрать почерк было очень сложно. Кое-где были пометки из каких-то книг. Джессика долго пыталась собрать все вместе, чтобы хотя бы что-то понять. Потеки чернил смазывали некоторые фразы. Весь дневник казался бредом сумасшедшего.

“В месяце первый день, он был назван обутою в красное благосклонной” здесь чернила размазались и следующие строчки невозможно было прочесть. Фраза заканчивалась: “чтобы так тому и быть”

"Я искал везде. Я перерыл кучу книг, это все кажется легендой, но город не выпустит путника… порождения дьявола вгрызаются в плоть, я уверен, что скоро придут за мной…я даже поверил в бога… Первый день в месяце и новой луны – страшный день. Она придет и будут ждать дети ее. Все упоминания о ней вырваны из книг. В этом городе не осталось ничего. Все уничтожено…

места, где находили трупы… они возле старого замка. Я уверен, что черная ночь для мертвых подходящее время… Я должен сходить туда, в ночь на Хэллоуин. Я должен помешать им. Я пока не знаю, кто они. Но они чудовища… Боже храни всех нас…”

Джесс молча закрыла тетрадь, и подойдя к компьютеру, открыла поисковик. Новая луна должна была появиться в ночь тридцать первого октября, как раз сегодня. Новолуние совпадало с Хэллоуином.

Должны же где-то здесь в магазине быть книги с историей Бриджмора. Джессика порылась в картотеке, но нашла лишь одну, которая хранилась на недоступной ей полке, в кабинете мистера Норберта. Джесс любопытства ради дернула дверь в кабинет, и она оказалась не заперта. Девушка помялась возле двери, не решаясь зайти, это было неправильно. Но любопытство взяло вверх. Кабинет был просто завален книгами, где искать ту самую, нужную именно ей? Пробежавшись по названиям книг на полке и ничего не обнаружив, она стала разглядывать корешки на столе. Нужная книга оказалась прямо здесь. Это была удача. Джесс схватила ее и начала листать. Бриджмор построен…Не то, ах вот, замок. В книге значилось, что замок Мор был построен еще до основания города, и использовался местными лордами как тюрьма. Всех преступников свозили сюда, в этом замке они находили свою смерть. Смотрители замка заводили семьи, и те разрастаясь, образовали город Бриджмор. Но, когда замок был разрушен и не мог использоваться по назначению, те, кто жил в нем просто переехали в город. Ну конечно, кто же ещё мог основать город в такой мрачной сырости здешней природы, как ни бывшие заключённые и их надзиратели. Этой информации Джессике было достаточно. Положив книгу на место, она плотно закрыла дверь кабинета и достала телефон.

– Джей, я уже думал, что тебя украли, – в трубке зазвучал веселый мужской голос.

– Сид. Будь у меня через пару часов. Кажется я знаю, где Тибо.


***
Джесс выглянула в окно. Снова туман, подумала она. В этом городе вообще бывает другая погода? Сид сидел рядом и разбирал фонарь, который совсем недавно работал.

– Я не понимаю, – сказал он, взъерошив светлые волосы. – Ты так доходчиво и не объяснила, зачем нам развалины? В это время года там могут быть дикие животные.

– Тибо писал в своем дневнике об этих развалинах, – ответила Джесс, выпивая вторую чашку кофе. – Я нашла книгу с историей города. Раньше там держали преступников. Вполне возможно, что Тибо может быть там.

– С чего ты взяла?

– Помнишь историю, которую я тебе рассказывала про маньяка-педофила? Никто не верил, что это был школьный учитель. Но у меня было предчувствие. И оно меня не подвело. Просто поверь мне, хорошо?

– Это не защитит нас от зверей, – сказал Сид, закидывая фонарь в сумку. – Я возьму нож и выходим, пока еще светло. Лучше видеть волка днем, чем быть съеденным ночью.

Улица была довольно оживленной, кое-кто ходил ряженым, не изменяя традициям праздника. Никто не заметил как две фигуры скрылись за деревьями на опушке леса.

– Что мы должны увидеть там? – спросил Сид, который шел впереди и оглядывался по сторонам.

– Не знаю, – неуверенно ответила девушка. – Я даже не уверена, что правильно все поняла. Но мое чутье… Оно никогда не подводит, понимаешь?

Сид усмехнулся. Все казалось ему забавным приключением. Он не особо верил, что в развалинах замка они что-то найдут, но он верил Джесс. За последнее время она стала ему настоящим другом. Они некоторое время шли в молчании и оглядывались по сторонам, опасаясь встретить волка или кого-то опаснее, пока впереди не показалась громада старого разрушенного замка.

– Тише, – вдруг Сид резко дернул Джесс за плечо.

– Что ты делаешь? – возмутилась девушка.

– Ты разве не слышишь? – Прошептал он. Джессика на секунду замерла, вслушиваясь в тишину.

– Это же барабаны!

Сид взял девушку за руку, пригнувшись насколько возможно к земле, они пошли туда, откуда доносился звук. По периметру широкой круглой площадки, окруженной остатками стен, стояли факелы. Сид и Джессика подобрались так близко, насколько было возможно, и спрятались за одной из разрушенных каменных кладок. Фигуры в черных плащах сидели спиной к ним, поэтому лица было различить невозможно. Джесс насчитала всего девять человек. Постепенно начали сгущаться сумерки. В воздухе пахло дымом. Бой барабанов резко прекратился, и девушка с мужчиной притаились, наблюдая за происходящим.

В середину вышла одна из фигур, лицо человека было прикрыто маской, так что нельзя было различить, мужчина это или женщина. Фигура воздела руки к небу, голос был мужским, но маска его искажала.

– О, тьма троякая! О, мрачное величье! ты, луна, сокрытая от смертных! О, грозная охотница! О, демон, царящий над утратившими царство! – Произнес человек, извлекая из недр мантии огромный кинжал. Раздалось заунывное пение, каждая фигура подхватывала его, и звук голосов разносился по округе. Джессика напряглась и сжала руку Сида. Человек в маске вновь произнес. – Дети твои к тебе взывают, услышь нас, мать. Несу тебе жертвенный дар туда, где мерцает кладбищенским светом алтарь. Вот подношения: цветок ночной, взращенный в сумерках и сорванный во мраке, под тающей луной, в полночный час, не чающий рассвета.

Одна из фигур, молча положила цветы к подножию платформы, которую Джессика сначала восприняла за еще одну часть обрушившейся стены.

– И агнец этот, из лона черной матери закланной. Прими дары, богиня, и внемли, как пробуждает песнь из-под земли твой жрец избрáнный.

Две фигуры подошли к платформе и потянули за веревки так, что она поднялась. Джессика резко вздохнула. К платформе был привязан человек. Он был жив, но без сознания. Джесс в ужасе посмотрела на Сида, его глаза были обращены к ней. Его губы беззвучно прошептали имя. Тибо.

– Нам ему не помочь, пока они там, – прошептал Сид, крепче сжимая ее руку.

Тем временем жрец подошел ближе с пленнику и громогласно объявил:

– Клятва произнесена братья и сестры, теперь мать будет ждать три свои подношения. Мы помним, что первая жертва всегда самая важная, поэтому первому ритуалу мы придаем особое значение. Да обагрится земля эта кровью, да насытятся дети преисподней.

С этими словами он одним взмахом ножа перерезал пленнику шею.

Джессика почувствовала, как ее крик сдерживает мощная ладонь. Сид зажал ей рот, его руки были мокрыми.

– Тихо, уходим, – стараясь не терять самообладания прошептал он девушке в ухо. Та кивнула, сдерживая слезы. Они постепенно отступали вглубь леса. Последним, что Джесс увидела, как несколько фигур впились зубами в тело несчастного и раздирали его плоть на части. А потом резко спустившаяся темнота. Они бегут через лес, подсвечивая путь фонарем, ветки безжалостно бьют по щекам, откуда-то раздается волчий вой.

Джессика не помнила, как они оказались в городе и сколько времени прошло. Она бросилась стучаться во все двери и звать на помощь, но ответа не было. Ни в одном доме ей не открыли дверь.

– Жалкие трусы! – в отчаянии закричала она, обвиняя местных жителей в безразличии.

– Джесс, – Сид схватил ее лицо, заставляя посмотреть ему в глаза. – Я звонил в полицию, никто не берет трубку. Успокойся, мы что-нибудь придумаем. Иди домой, закройся на все засовы, зашторь окна, притаись. Я пойду в участок, если там никого нет, то в мастерскую. Твой пикап там, еще раз проверю мотор, приеду и заберу тебя, хорошо?

– Да, – прохрипела Джесс. Сид крепко обнял ее напоследок.

– Все будет хорошо, – сказал он. Джесс кивнула и направилась в свой дом.


Прошло уже несколько часов, до рассвета оставалось всего ничего, а Сида все не было. Джесс звонила ему несколько раз домой и на мобильный, но никто не взял трубку. Ни в полицейском участке, ни в баре мадам Розы ответа не было. Чертов город, чертов праздник, чертов Сид! Джесс не находила себе места. Она посмотрела на часы, стрелки показывали пять утра. Телефон звякнул и на экране высветилось сообщение от Сида: “Я в мастерской. Ты мне нужна”. Больше ждать нельзя, решила она, накидывая пальто.

Дверь в мастерскую была открыта, и Джесс зашла. Стояла непривычная мертвая тишина, хотя обычно, когда Сид работал, все вокруг гремело и играла музыка.

– Сид? – еле слышно позвала она друга, медленно двигаясь в полутьме. – Сид, ты здесь?

Джессика увидела свой пикап стоявший с распахнутыми дверьми носом к западному выезду. Девушка медленно двинулась к машине, обходя ее. Ботинки наступили во что-то тёмное и липкое, разлитое на полу, и чавкали при каждом шаге. В полумраке возле машины лежал Сид в огромной темной луже. Его голова была вывернута неестественным образом.

Руки девушки затряслись, дыхание в груди сперло, на негнущихся ногах она подошла к своему мёртвому другу.

– Боже, – прошептала она, медленно оседая на корточки. Широкая длинная полоса пересекла шею мужчины и остановила его жизнь. Зеленые глаза больше не улыбались, а глядели в потолок, но уже ничего не видели. Джесс закрыла рот ладонью, сдерживая крик. – Это я виновата…

За спиной послышались шаги.

Девушка резко подскочила.

– Тише, все хорошо, – шериф Блоу шел ей навстречу, подняв руки к верху, показывая, что безоружен.

– Шериф, – всхлипнула девушка, стоя возле тела. Сдерживая рыдания, она глотала слова. – Я не знаю как. Эти люди. Они убила того парня. А потом. Сид, о боже мой.

– Все в порядке милая. Полиция здесь. Мы тебе поможем.

– Конечно. Поможем, – за спиной шерифа появился мистер Норберт. – Джессика, давай отойдем от тела.

– Да, милая, так будет лучше, – мадам Роза оголила зубы в своей лошадиной улыбке.

Джесс попятилась к машине, постепенно осознавая, что здесь происходит.

– Не нужно бояться, – сладко пропела Вивьен, расставляя руки в стороны. – Мы здесь, чтобы помочь тебе. Глупая девочка, неужели ты думала, что сама находила все эти подсказки? Твой друг нам очень помог в этом, рассказывая о разговорах, которые никто не должен слышать. Твое любопытство сыграло нам на руку.

– А историю о том, что раньше в старом замке держали пленников, ты совершенно случайно нашла в книге, которая совершенно случайно оказалась на столе твоего начальника. – Мистер Мур и его жена вплыли в комнату за ней, вытягивая руки в пригласительном жесте. Они постепенно обступали девушку полукругом, отрезая все пути к выходу.

Джесс в ужасе прижалась к машине. У мистера Норберта в руке оказался нож, тот самый, что был в руках у жреца. Пазл вдруг сложился. Сид стал их второй жертвой, а она была третьей! Джессика, больше не раздумывая, запрыгнула в открытую дверь машины и захлопнула ее, молясь чтобы Сид успел все починить.

Ключи оказались в зажигании, у Джесс не было времени думать почему они здесь, она их просто повернула. Мотор взревел, но тут же заглох.

– Ее нужно остановить! – Закричал мистер Мур и стукнул свою жену по плечу. Та свистнула, что было сил. Вивьен и мадам Роза попытались вырвать дверь и выбить лобовое стекло, но, видимо, ни у той ни у другой на это сил не хватало. Шериф Блоу с трудом перекинул свое огромное тело через бортик кузова, собираясь разбить заднее стекло в кабине.

Мистер Норберт, размахивая кинжалом попытался забраться в кабину через другую дверь, но Джесс мощным ударом ботинка в лицо, вытолкнула его, хлопнула дверью и вновь повернула ключ. В этот раз пикап завелся, и девушка, вжав педаль газа в пол, рванула с места. Протаранив дверь, она скинула мадам Розу с лобового стекла, резко развернула пикап, и шериф всей своей огромной массой вывалился из кузова.

Девушка мчала на всей скорости прочь из города. Плевать на вещи, плевать на все. Руки не слушались, из глаз брызнули слезы. Джесс повернула голову и увидела в окно нечто ужасное. Один из близнецов бежал рядом с машиной и скалился, показывая окровавленные клыки. Джесс взвизгнула и резко дернула руль, пытаясь задавить его. С другой стороны ей улыбался второй близнец, оскалив обагренные красным зубы. Чудовища! Джессике казалось, что в тот момент она была не в машине, а смотрела на все со стороны. Руки слушались не ее, а просто делали то, что делали. Все это было слишком нереально, чтобы быть правдой. Близнецы, уже не похожие на людей, неслись со скоростью автомобиля, то обгоняя, то запрыгивая на крышу, пока Джесс не въехала на мост. Здесь машина заглохла. И сейчас, находясь здесь, на мосту, с гаечным ключом в руке, девушка ждала, когда эти монстры разорвут ее на клочки, как сделали это с бедным Тибо, а, возможно, и с Сидом.

– Чего вам надо?! – Закричала девушка, готовясь нанести удар, если они двинутся в ее сторону. – Идите и закончите, то что начали!

Монстры встрепенулись и оскалились. В ответ послышался злорадный смех и улюлюканье.

– Она напугана, дрожит как бедная овечка, – рычало одно существо, давясь от смеха.

– Мы просто хотели попрощаться, – вторило первому второе. Оба монстра развернулись и исчезли в ближайшем лесу.

Джессика еще некоторое время стояла глядя туда, где только что скалились пожиратели плоти. Все кончилось? Она не могла в это поверить. Джесс медленно осела на землю. Здесь она дала волю чувствам, оплакивая смерть Сида. Но долго на мосту оставаться было нельзя, нужно завести чертов пикап. С пятой попытки мотор снова заработал. Уже почти рассвело, над горизонтом показались первые лучи солнца.

Джессика не знала, куда ехала, лишь бы подальше от этого города и всего, что в нем произошло.

Глядя в окно, она вдруг кое-что поняла.

– Нет, нет, нет, – девушка затрясла головой. – Не может быть!

Пейзаж не менялся, и вот старый пикап колесил по знакомой дороге обратно в Бриджмор. Джесс остановила машину и вышла. Не может быть! Она что, сошла с ума? Она ведь выехала из города, она съехала с моста. У реки сидела знакомая сутулая фигура. Это где-то уже было, но тогда Джесс намеренно ехала в Бриджмор. Бабушка Ким! Неужели она пришла так рано ради своей рыбалки? Сумасшедшая старуха. Девушка прихватила с собой гаечный ключ, на случай если появятся монстры, поедающие плоть, и побежала к ней, размахивая руками.

– Бабушка Ким, – кричала она взволновано. – Отсюда нужно уходить! Быстрее!

– Уходить? – пожилая женщина медленно повернулась к девушке. У Джесс застыла кровь в жилах. На нее смотрели два нечеловеческих глаза.

– Ты куда-то собралась, милая?

В руках у старухи появился нож, и быстрыми прыжками бросилась к девушке. Джесс поняла, что ей не сбежать. Раздался крик. Удар. Вспышка. Все погасло.


***
Девушка открыла глаза и увидела серое небо, которое очень сильно отличалось от ее привычного мира. В последний раз небо было красным. Она сразу посмотрела на свои руки. Они были не как обычно, они были руками молодой женщины. Девушка коснулась лица, ни морщинки! Она поднялась с земли и огляделась. О да, это он, прекрасный мир, только в нем она не чувствует себя как прежде. Она полна сил, полна энергии, вся сила вернулась к ней сполна. Она не помнила, когда в последний раз чувствовала свое могущество на Земле в полной мере.

Девушка огляделась по сторонам: недалеко стоял автомобиль, у воды лежало тело старухи, а вокруг нее листва, окрашенная чем-то бурым. Вот так ирония, старая ключница, ее пленительница была мертва. Девушка подошла к телу и усмехнулась, в мертвых невидящих глазах отражалась голубизна неба, а рядом с телом валялась связка ключей. Девушка подняла и сунула связку в карман.

– Какая жалость, старуха, – девушка присела рядом, тряхнув волосами. – Каждые три года ты воровала мою силу, запирая меня в своем теле. И ради чего? Ради процветания жалкого городишки? Ради удовлетворения жажды власти? И посмотри, что с тобой стало.

Девушка обхватило старческой тело и без усилий подняла его в воздух.

– Ты больше не сможешь запереть меня в этом городе, старая ключница, – усмехнулась она, небрежно запихивая тело в кузов машины. – Твои ключи у меня, а остальные я заберу, как и свои силы, которыми ты бездумно одаривала всех этих мерзких людишек. Да, мать должна одаривать своих детей. Но я слишком жадная мать, поэтому я высосу все, до последнего дыхания.

Она рассмеялась диким утробным смехом, а затем подошла к зеркалам автомобиля и заглянула в них. Ах, хороша. Эти рыжие волосы то, что нужно, теперь она не была обременена старостью. Ни одна печать, ни один ключ не удерживал ее, она была с своем полном распоряжении. Девушка запрыгнула в машину и завела ее. Ее дети ждали, и она тоже с нетерпением ждала этой сладкой встречи.


Холодные стены подвалов разрушенного замка тянулись далеко под землей и выходили в пещеру, где сейчас в ожидании сидели полукругом люди. Они ждали чуда, вновь пришедшей в мир магии, которая питала их жадные души. Последняя жертва была принесена, и их богиня уже должна была явиться к ним, но почему-то в этот раз она припозднилась. Мадам Роза, выдыхая пары табачного яда, недовольно бубнила, что, возможно, причина в том, что ключница уже очень стара и нужно выбрать новый сосуд для проявления божественной силы, того, кто крепче здоровьем. Вивьен поддакнула, поправляя темные кудри, уложенные в замысловатую прическу. Но лучше выбрать кого-то моложе и прекраснее, утверждала она. Мистер Норберт молчал. Синяк, оставленный ботинком Джессики на его лице болел, но это совсем скоро пройдет. Он поглаживал огромный том с заклинаниями и ритуалами, ему вскоре предстояло, как главному жрецу совершить еще один ритуал, распределить силу богини между присутствующими, и мистер Норберт с наслаждением представлял этот миг. Он еще помнил то невероятное чувство, когда магия проникает под кожу и заполняет каждую клетку тела. Жаль, что срок годности у нее всего три года, она истончается и исчезает, как и эффект от ее присутствия. Шериф Блоу раскуривал трубку, фантазируя, как прекрасно было бы отведать пирога, нет, не одного, а десять пирогов. Он вальяжно погладил свое пузо, представляя, как в вскоре снова станет сильным и стройным, несмотря на свою “диету”. Мистер Мур в своей голове строил план того, что еще он мог себе позволить купить, ведь почти все здания уже принадлежали ему, а его жена поглаживала ему руку, глядя на него своими рыбьими глазами, полными любви и преданности. Мистер Мур на нее не то, что не смотрел, он не помнил даже ее имени. С каждым годом она становилась ему все противнее и противнее. Близнецы были будто вовсе не причастны к этому ожиданию, они возились в углу, дурачились и кусали друг друга.

– Да где же эта старуха? – подпрыгнула на ноги мадам Роза, закуривая очередную сигарету. – Она уже должна быть здесь.

– Я знаю, как тебе не терпится глотнуть силы, – сказал мистер Норберт, поднимая руку в успокаивающем жесте. – Нам всем этого хочется, но наберись терпения.

– Не хочу я ничего ждать! – Взвизгнула та. – Мы и так три года ждали! Я чувствую, что силы покинули меня. Я уже не так полна энергии, как раньше.

– Три года ждали, подождем еще, – надменным тоном заявила Вивьен.

– Подожди-подожди, у тебя как раз морщины стали появляться, да и цвет лица уже не тот. Стареешь.

Вивьен зарычала, как бешеная кошка и бросилась на мадам Розу, шериф Блоу попытался подняться, но тяжелый живот тянул к земле. Мистер Мур и мистер Норберт кинулись разнимать женщин, напоминая о правилах приличия.

Откуда-то из темноты послышался звонкий смех, и все присутствующие замерли на месте.

– Так-так-так, смотрю силы для вас как наркотик. Как три года проходят, так начинается ломка? – Джессика вышла из темноты на свет, наслаждаясь недоумением на лицах присутствующих. – Давно не виделись.

– Но ты ведь должна быть…

– Мертва? – Девушка надула губки. – Вот так незадача. Разве так приветствуют свою мать? Моим детям стоило бы проявить уважение к Трехликой Богине.

Ужас накрыл всех присутствующих и они упали ниц перед девушкой, распростершись на каменном холодном полу пещеры.

– Великая Геката, – с трепетом и страхом произнес мистер Норберт. – Но как же…

Девушка протянула руку в темноту и бросила перед ними тело старухи. Оно словно тряпичная кукла в неестественной позе приземлилось на пол перед последователями богини.

– Что-то пошло не так, – усмехнулась она. – Кажется в этот раз вы где-то допустили оплошность. Вот так незадача, третья жертва смогла за себя постоять. В момент, когда кровь старой ключницы обагрила землю, мое перемещение состоялось в другое тело, что находилось рядом. Кровь троих пролилась. И вот я здесь, в молодом и прекрасном теле девушки, полная чудовищных сил.

В пещере повисла зловещая тишина, все знали, что значат слова Гекаты. Ее больше не сдерживали ни магическая ловушка города, ни старческое тело в волшебных татуировках. Она свободна и сильна, а еще полна злобы. Кто-то громко сглотнул.

– Ну что же вы, поднимитесь, дети мои, – Геката обнажила зубы в подобии улыбки. Она подходила к каждому из присутствующих по очереди. – Вивьен, разве я не дала тебе красоту и молодость, о которых ты так мечтала? А ты, Мур, разве я не одарила тебя богатством? А тебе, при твоей-то внешности, разве не подарила я любовь избранного тобою мужчины? Не тебе ли я дала недюжий ум, Норберт, чтобы ты был способен запоминать каждую книгу наизусть? Роза, а как твое здоровье, не шалит? Ну а тебе, Блоу, разве не был дан дар утолять свое чревоугодие столько, сколько ты хочешь и не страдать от этого?

Никто не ответил, все со смесью страха и восхищения смотрели на свою богиню, чей облик становился все ужаснее и ужаснее. Ее глаза разгорались все ярче и ярче, напоминая два кроваво-красных факела во тьме, медно-рыжие волосы шевелились. Ее голос громом гремел под сводами пещеры.

– Я, Трехликая Богиня, мать ночи и луны, покровительница магии, повелительница мертвых, удовлетворила все ваши порочные желания. И вот как вы мне отплатили. Вам было все мало, вы хотели больше силы, больше власти. Больше и больше. И вы решили, что можете запирать меня в теле старой ключницы, в ловушке города с помощью зачарованных ключей? Вы запирали людей, чтобы они не могли покинуть город, и каждые три года у вас были три новые жертвы. Но вот беда, ведь вы вынуждены находиться в этом городе, как в темнице, точно также как и я. За пределами города вы не смогли бы использовать силу, и даже ваши обереги-ключи не запечатали бы ее внутри. Силы бы вырвалась и вернулась ко мне. И ты, Вивьен, уже не смогла бы быть выглядеть как молодая девушка на протяжении двенадцати лет, учитывая, что тебе за шестьдесят, как и ты, Роза, давно бы превратилась в прах, как должна была двенадцать лет назад. Все вы так долго наслаждались тем, что вам было даровано, потому что моя сила была внутри вас. Единственной, кто жил еще дольше вас и повидал те времена, когда меня призывали, как помощницу, а не делали пленницей, когда ваш город только строился, была старуха, которая лежит у ваших ног. Ей, как и вам было даровано исполнение желания, она боялась умереть от старости. Поэтому она умерла от удара гаечным ключом. Глупые бывают желания. Ну а вы. Вы использовали мои дары против меня.

Геката замолчала, глядя горящими глазами на своих “детей”. Тут она свистнула, и откуда-то из темноты появились близнецы и стали на четвереньки у ее ног, тряхнув рыжими волосами.

– Вы еще и моих любимцев пленили, – яростно прошипела богиня. – Асмодей, Астарот, хватит вам носить эти жалкие людские личины.

В одно мгновение тела близнецов покрыл огонь, он пробивался сквозь кожу и она сползала, плавилась воском. Наконец, пещера озарилась ярким светом пламени огромных огненных псов, с клыков которых капала слюна, растворяя холодный камень. Псы оскалились и зарычали.

– Так-то лучше, – злобная улыбка украсила лицо рыжеволосой женщины, а в глазах разгорелось безумие. – Мать не прощает жадность. Никогда. Придется все вернуть сполна.

Она свистнула и псы бросились вперед. По стенам растеклись алые горячие пятна. Из пещеры послышались крики ужаса, боли и отчаяния. Они длились некоторое время, а потом все стихло. Из той пещеры больше уже никто не вышел.

***
Красный пикап остановился посреди моста. Девушка с рыжими волосами, которые блестели на солнце, подкрасила губы, глядя в зеркало заднего вида. На руке сверкнул браслет. Девушка поправила ожерелье в виде ключа и пристегнула похожую булавку на блузку. Рядом на сидении лежали два огромных питбультерьера.

– Ну что, песики, – она погладила жесткую рыжую шерсть. – Мы едем развлекаться. У нас целых семь дней до окончания новолуния, и нам придется вернуться домой, а девочка вернется в свое тело. Ну а пока повеселимся. У нас с вами есть одно дельце. Сопроводим одного джентльмена в царство мертвых. Насильники долго не живут.

Пикап сорвался с места, съехал с моста и скрылся за поворотом.

Историческая справка
Прим. автора. Статья взята из интернета.

Геката – древнегреческая богиня лунного света, покровительница ночи, всего таинственного, магии и колдовства. Древние греки иногда отождествляли её с богиней Луны Селеной. В религиозных практиках, подобно поклонению Анубису (в египетской мифологии), почитание Гекаты было вызвано обычным человеческим стремлением контролировать (или, по крайней мере, понимать) нашу смертность. Поскольку греческое понимание загробной жизни было довольно простым, многогранная личность Гекаты была по понятным причинам сложной, что привело к ее более поздним магическим ассоциациям.

Ранние изображения Гекаты дают нам возможность узнать, как менялся ее облик со временем. Первоначально ее изображали в женском обличье с одним лицом. Затем немного видоизменилась богиня – можно встретить изображения с тремя и даже четырьмя лицами.

Три лица богини греки объясняли так – Геката могла видеть все три временных отрезка – прошлое, настоящее и будущее. Ее временем была ночная пора, пустынные земли, кладбища. Если где-то она проходила, то собаки, всегда чувствовавшие приход потусторонних сил, лаяли или выли. Так люди понимали, что где-то рядом Геката.

Ее еще часто называли богиней Луны – в последний день месяца греки отдавали ей свои жертвоприношения и просили о чем-либо. Все подарки и подношения необходимо было отдать либо в специальных храмах, либо на перекрестках дорог, где находилась статуя Гекаты. Если подношение не понравится богине, то человека могут ждать неприятности (богиня могла наслать безумие, призраков, чтобы преследовали несчастного, различные видения), поэтому все греки старались задобрить грозную богиню, преподнося ей лучшие продукты, а именно молоко, яйца, мед и ягнят. Считалось, что Геката выходит по ночам на охоту в сопровождении адских псов.

Имена Гекаты со временем менялись, как и ее силы.

Геката Хтония.

Немногие из олимпийских богов имели эпитет «Подземный». Это были Зевс, Деметра и Гея, Гермес (единственный из олимпийцев, вхожий в Аид) и, конечно, Геката – Геката Хтония. Именно она вызывала кошмары и безумие и наводила такой ужас, что многие древние называли ее только «Безымянная». Так называют и смерть.

Геката Урания.

Мало что уже известно об этом образе богини. Однако это отголосок тех времен, когда Геката была одновременно и Хтонией, и Уранией, богиней небесной и подземной.


Мать колдовства.

В этой ипостаси Геката дошла до наших дней. Шекспир упоминал ее как вдохновительницу всех ведьм в «Макбете». Современные неоведьмы воспринимают ее тоже большей частью как покровительницу темного колдовства (не черной магии, но всяких ночных действ).


Геката Пропилея

Геката – Защитница молодых и беспомощных, столь известная в древние времена, позже стала поверенной обиженных девушек и женщин, стремящихся вернуть свое женское счастье и для того прибегающих к чарам. В «Энеиде» (4-я книга) к Гекате, перед тем как заколоть себя кинжалом, обращается брошенная Энеем возлюбленная, призывая месть богини на всех троянцев. Среди мистиков рубежа нашей эры Геката вновь возникла и почиталась как хранительница тайн и дорог, по которым идут избранные.


Покровительница свадеб и деторождений

Факелы, по некоторым воззрениям, могут трактоваться как классический атрибут богини деторождения. Так, Кассандра в «Троаде» Еврипида взывает к Гекате по этому поводу. Кинжал в руках Гекаты также ассоциируют с инструментом перерезания пуповины ребенка в момент рождения.


Геката Энодия («Дорожная»)

Это основная роль Гекаты в воззрениях мистиков. Также Геката была спутницей (проводницей?) Персефоны – Царицы Подземного царства. Возможно, в этой роли Геката была представлена в элевсинских мистериях. В «Энеиде» (6-я книга) Геката является покровительницей и «учительницей» Сибиллы Кумской, даруя ей власть блуждать по дорогам Тартара.


Богиня пределов

Геката была божеством порогов, перекрестков и пределов, всех тех мест, где смыкается «то и это», «наше и иное», «посюстороннее и потустороннее». Эта богиня во многих древних таинствах считалась охранительницей врат.





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики