Так начиналась Мещура  (fb2)

- Так начиналась Мещура  2.59 Мб, 155с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Татьяна Ануфриенко

Настройки текста:



Татьяна Ануфриенко ТАК НАЧИНАЛАСЬ МЕЩУРА РОМАН-ХРОНИКА

90-летию посёлка Мещура посвящается


Автор выражает глубокую благодарность своему земляку, однокласснику, мещурцу ГЕННАДИЮ ВАСИЛЬЕВИЧУ ЛАПИНУ, кандидату исторических наук, преподавателю Сыктывкарского государственного университета, за неоценимую помощь в сборе документального материала об истории посёлка Мещура.

ПУТЬ

Баржа медленно, нехотя ползла вверх по реке вслед за буксиром. На палубе не было свободного места, всюду лежали и сидели измученные люди. Больные глухо стонали, как могли, терпели. Знали, всем тяжело, всем худо.

— Мамочка-а, — пронзительно закричала девушка и разрыдалась.

Многие перекрестились.

— Отмучалась, — прошептал дед.

Тяжело вздохнула рядом женщина.

— Чш-чш-чш, — укачивала плакавшего ребёнка молодая женщина.

— Ма-а-ам, я кушать хочу, — попросил мальчик, сидевший рядом с ней.

— Терпи, сынок, — тихо ответила мама и только крепче прижала к себе сына и грудного ребёнка.

Мальчик вздохнул и закрыл глаза.

— Гляньте, красота-то какая! — воскликнул русоволосый кудрявый парень.

— До красоты ли нынче, — отозвался сидевший рядом мужчина.

— Воздух хоть свежий, и то слава Богу, — поддержал его сосед. — Не то что в душной теплушке. Вспомнить страшно.

— Из нашего телячьего вагона только половина своими ногами вышла, не больше. Остальные так и остались лежать. Кто Богу душу отдал, а кто, может, и живой, да сил не было даже пошевелиться. Там разберутся, кто жив, кто не жив.

— Они уж разберутся, — прошептал третий мужчина.

Все замолчали. Слышны были только пыхтение катера, тянувшего баржу, да плеск воды вдоль бортов.

Девушка уже не плакала. Она закрыла лицо матери платком и тихо сидела, время от времени всхлипывая. Сидевшая рядом женщина тронула её за плечо:

— Доченька, может, отпеть матушку надо?

— Да где ж батюшку-то взять? Да и позволят ли?



Пересылочный пункт в Макарихе (Архангельская область)


— Батюшки нет с нами, арестовали его. А мы с дочкой, как умеем, отмолим.

И женщина вполголоса начала нараспев читать молитвы. Ей подпевала дочь. Несколько голосов присоединилось к знакомым молитвам, кто-то крестился, большинство просто молчало. Дорога научила людей молча переносить все тяготы.

Молитвы закончились, как-то легче, светлее стало на душе. У всех, даже не молившихся.

Русоволосый парень медленно пробирался к девушке, стараясь меньше беспокоить людей и, не дай Бог, не наступить на чью-то руку или ногу. Он слегка потеснил мужчину, извинившись, попросил подвинуться бабушку, освободил для себя небольшое место и сел рядом с девушкой. Долго молчал, сочувственно поглядывая на неё. Толстая коса девушки свисала через плечо на грудь, голова была прикрыта белым платком. «Красивая», — подумал парень.

— Ты одна? — обратился он, наконец, к девушке.

— Теперь одна, — со вздохом прошептала она.

— И я один.

— А где твои?

— Матушка с батей в вагоне умерли. Их вынесли на какой-то станции. Я и не знаю, на какой. Темно было. Меня с ними не пустили.

Девушка подняла глаза, посмотрела на парня:

— Моего папаню куда-то забрали. А нас с матушкой — сюда. Теперь я одна… — и слёзы снова хлынули из её глаз.

Парень терпеливо дожидался, пока она успокоится…

— Виктор, — сказал он тихо.

— Таня, — всхлипнула она.

Они надолго замолчали.

Чуть поодаль расположилась многодетная семья Маркиных: ещё молодые родители, сын-подросток, копия отца, и три младшие девочки, рыженькие, похожие друг на друга. Рядом с ними сидел мужчина постарше. Его отрешённый взгляд скользил по берегу реки. Иногда он долго и пристально смотрел на облака, будто хотел там, в небесах, что-то или кого-то увидеть.

— Никифор, — протянул ему руку глава семейства.

Мужчина словно очнулся, посмотрел на Никифора и тоже протянул ему руку:

— Александр Дмитрич, можно просто Дмитрич. Так привычней.

— Ты один?

Дмитрич вздохнул, помолчав, ответил:

— Да, уже один. Макариха проклятая сожрала мою семью и не подавилась.

— Извини, — только и нашёлся Никифор.

Дмитрич опять вздохнул и замолчал.

Здесь же, на барже, молодая пара — Нина с Кириллом и их годовалый малыш. Сынишку трудно удержать, всё норовит куда-то уползти, уйти на своих неуверенных ножках. Глаз да глаз за ним нужен, только и слышно:

— Егорушка, посиди. Егор, не лезь. Егор, иди к нам…

Непоседа никого не раздражал. Люди с улыбкой смотрели на шустрого малыша.

Небо совсем заволокло тучами, подул холодный ветер. Люди прижимались друг к другу, пытаясь хоть немного согреться. Сначала тихо, потом всё сильнее полил дождь. Промокшие и озябшие люди пытались укрыться всем, что было под рукой. Но тряпки быстро намокали, и от этого становилось только холодней.

Таня дрожала, и Виктор молча обнял её, прижал к себе. Немного согревшись, измученная девушка уснула.

К вечеру дождь прошёл, но холодный ветер не давал согреться. Охранники раздали по ломтику хлеба. А воды из речки пей, сколько хочешь.

— Какой хлебушек вкусный, — мальчик отщипывал от ломтика по чуть-чуть и клал в рот. Старался быстро не глотать, но не получалось, хлеб будто таял в его руке. Мальчик прижался к маме, она съела лишь половину своего пайка, вторую половину положила в карман.

Вскоре проснулся второй ребёнок, заплакал. Качая его, мать пыталась успокоить малыша, но он не унимался, плакал всё громче.

— Ма-ам, Ванюшка кушать хочет.

— Ох, знаю, сынок, — женщина достала оставшуюся половину хлеба, завернула в марлю и, как соску, сунула ребёнку в рот. Ванечка почмокал, почмокал и успокоился.

— Где же ваш хозяин? — спросил сидевший рядом старик.

— Батя захворал, его с теплушки сняли, — не по-детски взросло ответил мальчик.

— Как тебя звать-величать-то, малец? — спросил дедушка.

— Я не малец, я Никола, а маму мою зовут Марией, — с достоинством произнёс мальчик.

— А я дед Архип. Теперь все вместе жить будем. Не серчай, внучок, — голос у деда был добрый, мягкий.

Никола внимательно посмотрел на старика, потом медленно окинул взглядом людей на барже. Он не знал никого, но слова деда Архипа о том, что они будут жить вместе, воспринял буквально.

Некоторые, примостившись поудобней, уже спали.

— Ещё не ночь, а они спят, — сказал мальчик.

— Ночь уже, внучок. Тут, на севере, летом ночи белые, то есть светлые. Так что привыкай. Спи, не жди темноты.

— А зимой?

— А зимой как раз наоборот. Дни очень короткие. Всё больше темно. Только и свету на улице, что от снега.

— Откуда ты всё знаешь? — недоверчиво прищурил глаза Коля.

— Ой, внучок, поживёшь с моё — и ты будешь много знать.

Мать мальчика дремала, держа на руках маленького Ванюшу.

— А ты, доченька, облокотись на меня, не стесняйся, да поспи чуток. Измаялась, поди, одна с детишками-то, — обратился дед Архип к Марии.

— Спасибо, — поблагодарила Колина мама, склонила голову на плечо деду и уснула. Коля прижался к ней и тоже уснул.

Утро выдалось солнечным, спокойным. Катер всё так же монотонно тянул баржу с людьми.

— Вроде как берега поближе стали, — сказал Виктор проснувшейся Тане.

— Спасибо, — Татьяна поёживалась, освободившись из тёплых объятий парня. Она огляделась по сторонам и вздохнула. — Как бы матушку похоронить…

— Может, скоро уже приедем. Вишь, охрана начеку. Потерпи чуток.

Постепенно люди начали просыпаться. Рядом с Виктором и Татьяной ещё спит, крепко прижавшись друг к другу, семья: муж, жена и между ними дочь. Укрылись большим шерстяным платком в серую клетку, под головами у всех троих неполные мешки.

— Смотри, успели хоть что-то прихватить, — без злобы, глядя на спящих, сказал Виктор. — А нас выставили из дома в чём были. — Чуть помолчав, он добавил: — Да, были бы хоть немного теплее одеты, может, и не застудились бы, не умерли мои батя с матушкой.


«Боже, какая глушь!» — с тоской подумала Клава. Ей вспомнились родное село, их небольшой и небогатый, но такой родной дом, запах пирогов из печки… Слёзы сами текли по щекам. Совсем не радовала её северная, чужая красота.

Жили и жили себе. И не думали, что это и было счастье. Трудно приходилось, вставали чуть свет скотину убирать, но это были своя корова, свой поросёнок, свои куры. Были… и нет ничего. И брат Андрей куда-то пропал. По дороге сбежал. Жив ли? Хорошо хоть матушка с отцом рядом. Клава перевела взгляд на родителей. Они сидели друг подле друга, отец обнял матушку, ей было холодно — приболела в дороге.

«Хоть бы родители выжили! — сердце сжалось от предчувствия. — Нет-нет, ничего плохого не случится», — гнала от себя Клава тяжёлые мысли. Она придвинулась ближе к матери, обняла её.

— Так теплее, — прошептала девушка.

Мама чуть приоткрыла глаза и снова задремала.

Вдруг катер забуксовал, баржа остановилась. Мель.

— Толкать, всем толкать! — закричала охрана.

— Марфуша, полежи, я сейчас, — отец бережно подложил под голову жены мешок с одеждой и спрыгнул в воду.

— Пап, я с вами, — кинулась за ним Клава.

— Сиди, — цыкнул отец, — ещё натолкаешься.

Она покорно вернулась, села.

Мужчины попрыгали в воду — кому по колено, кому по пояс — и стали толкать баржу, помогая катеру, но баржа не сдвинулась ни на метр.

— Сказано, всем толкать! — снова закричала охрана. — Чего сидим, бабы?

— А сам-то чего, замочиться боишься? — Нашлась бойкая женщина. — Али малохольный? — И первой спрыгнула в воду.

За ней полезли с баржи остальные. Клава встала рядом с отцом.

— Вот зверьё! — со злостью покосился на охранников отец. Но сказал негромко, только дочь и услышала.

На барже остались лишь малые дети и больные, она стала немного легче, да и толкало её много народу. Потихоньку-потихоньку обогнули песчаную косу и вышли на глубокую воду. Подождали, пока все снова заберутся на баржу. Катер медленно потянул её дальше.

Солнце было уже высоко. Утром ветер поменял направление, заметно потеплело. Люди сушили намокшую одежду, у кого было во что, переоделись, а у кого не было смены, сушили на себе. Куда деваться?

Опять раздали по куску хлеба. Поели. Пригревшись на солнышке, многие снова уснули, только время от времени раздавались чей-то тяжкий вздох, всхлипывание ребёнка, стон больного… Казалось, не будет конца этому мучению. Но ближе к вечеру баржа пристала к берегу. Люди оживились.

— Неужто приехали?

— Наконец-то. Кажись, прибыли.

Те, кто только проснулся, ничего не понимая, озирались по сторонам.

— С вещами, вылазь, — скомандовал охранник.

Люди медленно, по одному стали спускаться по узкому, шаткому трапу. Мужчины старались помочь женщинам и детям. На барже осталось совсем мало народу.

— А как же мама? — растерялась Таня.

— Ты возьми свои вещи, а я маму, — Виктор поднял на руки умершую женщину, спустился по трапу и отнёс её в сторону, в тень.

На него никто не обращал внимания. К смертям в дороге привыкли.

— Глянь, село какое-то.

— Кажется, немалое. Ну, ежели среди людей, всё легче, — переговаривались между собой прибывшие.

А на берегу уже собирался деревенский народ. Кто хмуро, кто с сочувствием оглядывали толпу высадившихся из баржи людей.

Главный сопровождающий передал список коменданту, распорядился выгрузить провизию, инструменты. Катер, развернув баржу, потянул её вниз по реке.

Несмотря на множество народа, на берегу стояла тишина, все молча провожали взглядами баржу.

— Так, внимание, — крикнул комендант, — вы все теперь в моём распоряжении. Зовут меня Николай Петрович. Располагайтесь на берегу. Ничего. Тепло. Не замёрзнете. Ежели что сварить надо, можете развести небольшие костры. Только аккуратно мне тут, а то, не дай Бог, пожар. Подальше от строений, подальше от кустов-деревьев. У самой воды. Слышали? У самой воды. И два-три костра, не более. Варите по очереди.

— А что варить-то? У нас ничего нет, — крикнул кто-то.

— И у нас ничего. И у нас, — поддержали его несколько голосов.

— Я говорю про тех, у кого есть. А остальным — паёк хлеба по списку.

К коменданту подошёл Виктор.

— Николай Петрович, можно спросить?

— Чего тебе?

— Нам бы женщину схоронить, по дороге умерла.

Комендант повернулся к местным:

— Настасья, иди сюда. — Подошла женщина. — Настасья, помоги парню. Иди, она всё покажет, — обернулся он к Виктору.

В помощь коменданту оставили двух охранников. Так, для порядка…

Прибывшие начали расходиться по берегу. Большие семьи держались обособленно. У них и вещей было побольше, и продуктов, и посуды. А у тех, кто по одному или по двое, почти ничего не было. Эти люди сходились друг с другом, знакомились. Все старались поддержать, помочь друг другу. Без этого не выжить.

После холодного дождя некоторые простыли. Заболел и маленький Егорка.

К переселенцам стали подходить местные. Некоторые из них приносили угощение детишкам: варёную картошку, пареную репу, шаньги… Говорили по-коми, прибывшие ничего не понимали.

К Марии подошла женщина, протянула Коле шаньгу:

— Босьт (возьми).

Мальчик развернул ладошки навстречу доброй тёте. От запаха шаньги у него закружилась голова. Он бережно, не дыша, протянул маме тётин подарок. А Мария смотрела на женщину глазами, полными слёз и благодарности:

— Дай Вам Бог здоровья, добрая женщина!

Она взяла шаньгу, аккуратно разломила её пополам, половину — ещё пополам, дала кусочек Коле, другой завернула в марлю — Ванятке, остальное аккуратно уложила в чистую тряпочку — детям на завтра.

А Коля не знал, что с этим добром делать. Сразу проглотить — жалко, хотя искушение было огромным. Он с упоением нюхал драгоценную шаньгу, откусывая от неё понемногу, вернее, всасывал её, чтобы растянуть удовольствие. И всё равно шаньга быстро закончилась. Коля вздохнул, но долго ещё наслаждался послевкусием и запомнившимся запахом. Сейчас он бы съел их три, пять, нет, десять штук. Ел бы и ел…

И Ванятка с удовольствием чмокал своё угощение, не мигая, глядел на маму.

К трёхлетнему Серёже и его старшей сестре Тамаре подошёл коми мальчик и протянул им две картофелины в мундире, запечённые в печи. Серёжа жадно схватил своё угощение, Тамара осторожно взяла своё.

— Что надо сказать? — напомнила их мама Шура.

— Спасибо. Спасибо, — дружно ответили ребята.

Съели картошку без соли. Очень вкусная. А вот о маме они и не подумали. Да она и не взяла бы, отказалась. «Голод не тётка», — оправдала она своих детей.

Угостили местные жители и больную, лежавшую на песке Марфу, и старого деда Архипа, и ещё, кого смогли — деток и больных. Они и рады были бы всех накормить, да сами вдоволь ли едят. У многих на постое такие же раскулаченные.

Среди подошедших к новоприбывшим были и русские. Разговорились. Оказывается, это село Турья, и здесь живут несколько семей спецпереселенцев. Их привезли ещё зимой, расселили по местным домам. Весной, как спала вода в реке, мужчин отправили куда-то дальше, вверх по реке — что-то там строить. Остальные здесь живут, ждут своей очереди.

Подъехал комендант. На телеге — мешок с нарезанным хлебом. По списку начал раздавать хлеб, заодно и сверял прибывших.

— Так, ночуем здесь, я уже сказал. Через день-два отправляемся дальше. Не своевольничать, не лазить по селу. Всем ясно? Охранники будут приглядывать.

Сел на телегу и уехал.

Костры никто не жёг. Расположились кто как мог. Оказывается, ещё не прибыли на место. Ещё куда-то…

А «куда-то» — это вверх по Выми, затем по Ёлве. Около сотни километров. И идти им предстояло пешком, по охотничьим тропам, по берегам рек, по бездорожью целых шесть суток.

Рядом с Турьей прожили полторы суток. Прибыла ещё одна баржа с людьми. И их тот же комендант Николай Петрович расположил на берегу.

К вечеру комендант снова появился на берегу, медленно обошёл всю огромную толпу людей, тыкая пальцем: «Остаться, остаться…» Отбирал грудных детей, больных людей и глубоких стариков. Но остаться согласились не все — не хотели расставаться с семьями. Никто не знал, что их ждёт, а вместе вроде и легче, и спокойнее.

Клава с отцом не захотели оставлять больную Марфу. Может, и схоронят, да сами, а не чужие. И Мария не захотела оставаться с детьми. Вдруг муж Владимир объявится, а, может, уже и поджидает где. Может, пока она с детьми по пересылочным пунктам маялась, он выздоровел, и его отправили по назначению. Этой верой и жила.



Прибытие спецпереселенцев


И Нина с Кириллом не захотели разлучаться. Решили вместе идти с больным ребёнком. Будь что будет.

Человек пятьдесят набралось таких, что остались в Турье.

А рано утром 17 июля 1930 года все собрались в путь — и те, кто прибыл на двух баржах, и те, кто с зимы ждал своей участи. Некоторые идти не хотели, сопротивлялись или прикидывались тяжело больными, но глаз коменданта безошибочно определял, где больной, а где симулянт. Самых скандальных арестовали и отправили под конвоем в Усть-Сысольск.

Как бы то ни было, а 400 человек отправились пешком из Турьи. По реке на лодках везли груз и больных. Туда попали Марфа, Нина с Егоркой и ещё человек пять. Было двадцать лодок и восемьдесят человек, сопровождавших их. Против течения гружёные лодки поднимать трудно.

Впереди во главе пешей колонны шёл проводник, житель деревни Кони Николай Иванович Куштысев. Будучи охотником, он знал эти места. И сенокосные угодья его были как раз на берегу Ёлвы. Николай Иванович вёл под уздцы лошадь. Замыкал колонну, тоже с лошадью в поводу, комендант. Сбоку от колонны шли два охранника. Грудных детей было мало, матери привязали их к себе, иначе никакие руки не выдержали бы.

Вначале шли бодренько, силы ещё были, да и солнышко не припекало. Одно было тяжко — изнуряли ненасытные комары. Сначала люди отмахивались от них, как могли, а потом перестали обращать внимание. Многие от укусов уже опухли, всё тело горело и чесалось. Только под палящим солнцем комаров не было, но зной отнимал последние силы.

Ближе к обеденному часу подошли к реке, к песчаной косе, расположились на отдых. Люди, побросав нехитрую поклажу, кинулись к воде. Кто пил, кто умывался, а кто прямо в одежде ложился в воду. Немного набрались сил.

Подошли лодки. Комендант вытащил один из мешков. Там были заготовленные заранее сухари. Раздал всем по списку. Эти сухари путники размачивали тут же, в воде, и ели. Больше ничего не было.

Отдохнув, двинулись дальше. Шли уже медленно, силы были не те, что утром. Время от времени раздавался плач ребёнка. Дети постарше шли молча, не хныкали. Всем было одинаково тяжело.

К вечеру они опять вышли к реке. Снова — вода, снова — лёгкий отдых, снова на ужин — сухари по списку. Но сухари были розданы не все. Людей недосчитались. Та-ак, умерших по дороге не было, значит, сбежали? И охрана не заметила? А что, и охранники тоже шли пешком, тоже смотрели себе под ноги, чтобы не споткнуться, тоже устали. Мало ли кто по нужде в сторону отошёл. И не вернулся…

Клава кинулась к лодке, где лежала Марфа:

— Матушка, как вы тут?

— А что я? Я как королевишна. Лежи себе, — пыталась пошутить мама, — вам-то с батей каково?

— Да мы ничего, мы, как все. Держитесь, матушка.


Третий переход в этот день был короче. Усталые люди шли медленно, многие были босиком или в ветхой, истоптанной обуви, чаще стали спотыкаться, падать. Дети плакали, их не утешали.

Остановились у реки. Лодки уже поджидали колонну. Расположились спать кто как мог. Настолько все измучились, что уснули, не обращая внимания на комаров.

Раным-рано комендант всех поднял, и — в путь. На этот раз комендант позволил взять в лодки ещё нескольких мальцов. На каждом переходе малолетние пассажиры менялись. И то слава Богу! И то облегчение.

Ближе к вечеру второго дня подошли к деревне. Она была на другом берегу. Там уже были причалены лодки, сопровождавшие колонну. При виде вышедших из леса людей с противоположного берега отошли несколько свободных лодок.

— Внимание всем, — крикнул комендант, — сейчас переправимся в деревню Ёлдино, не расходиться. Отдыхаем на берегу. По домам не разбредаться. Кто хочет — можно вплавь. Остальных перевезут. Здесь и отдохнём. Никуда сегодня больше не пойдём.

Ёлдино стояло в устье реки Ёлвы. Вымь здесь текла слева, а её приток Ёлва — справа от деревни.

К людям на берегу уже бежали местные жители. Их было немного, всё-таки деревня небольшая. Вначале они стояли и рассматривали измученных людей, потом, не сговариваясь, женщины бросились к прибывшим и стали буквально хватать малых детей с их мамами и тянуть к себе, в свои избы. Комендант было запротестовал, но потом махнул рукой:

— A-а, идите, всё равно никуда не денетесь.

Пока располагались и осваивались на берегу, поужинали порцией сухарей, а из деревни опять прибежали крестьянки, кто в мешочке, кто в корзинке, кто в деревянном ведре принесли картошку, ещё горячую, в мундире, раздали прибывшим, мешая коми слова с русскими, приговаривали:

— Сёй, сёй (ешь), чем богаты, тем и рады.

Малых детей они оставили у себя на ночёвку, накормили их, молоком напоили. И утром, провожая, с собой картошки дали, а некоторых и шаньгами угостили.

Наутро все собрались на берегу. Комендант сам ходил по домам и собирал людей. На этот раз пришлось посадить в лодки матерей с детьми. Дети ещё с вечера температурили. В одну из лодок сели Мария с Ванюшей, в другую — Нина с Егоркой.

— А как же я Колю оставлю? — забеспокоилась Мария.

— Не переживай, дочка, он со мной будет, — успокоил её дед Архип.

— И мы присмотрим, — заверили Виктор и Таня.

— Вон нас как много. Главное, чтобы Ваня поправился и ты отдохнула, — совсем по-взрослому рассуждал старший сын. А самому-то шесть годков всего.

После отдыха шагалось легче. По крайней мере, в первую половину дня. Пообедали и отдохнули на поляне, реки поблизости не было. После небольшого привала — опять переход. С каждым переходом покрывали всё меньшее расстояние — усталые, голодные люди с детьми и стариками быстро идти не могли.

Ближе к ночлегу проводник привёл их на берег, где уже поджидали лодки.

— Мама, — кинулся Коля к одной из них.

Мария с Ванюшей сошли на берег.

— Сынок мой, — обняла Мария Колю, — спасибо вам, люди добрые, что приглядели за ним.

К Нине с ребёнком подошёл Кирилл. Она сидела притихшая, сильно прижимая дитя к груди.

— Ниночка, пойдём, дай Егорку, — протянул ей руку муж.

Она подняла на него глаза, полные слёз и боли.

— Он умер, — прошептала она, — он умер… — И вдруг закричала: — А-а-а!..

Её крик разлетелся по реке.

Кирилл бережно взял ребёнка из рук жены, помог ей выйти из лодки. Кругом молчали. Подошёл комендант, сказал буднично:

— Пойдём, схороним ребёночка.

Шатаясь, Нина пошла следом за ним и мужем. Ещё несколько раз в небо взлетал крик обезумевшей от горя матери.

Утром не проснулись двое: муж и жена. Уже немолодые. Так и умерли, обнявшись. Их вместе и похоронили, рядом с Егоркой. На перекличке недосчитались многих — сбежали. Ушли и Кирилл с Ниной.

Проводник только сокрушённо качал головой:

— Ой-я да ой-я, вот бедолаги. Кругом тайга, болота, дикие звери. Сгинуть могут.

Молчаливые и подавленные, все двинулись дальше. В последние два дня и две ночи потеряли ещё много народа. Одиннадцать человек умерло, сколько сбежало, не считали.

На шестой день пути, 22 августа, прибыли в назначенное место. Измученные, голодные, ко всему безразличные. Из четырёхсот вышедших из Турьи осталось только сто пятьдесят человек.

Проводник Николай Иванович сказал:

— Всё, доставил к месту, вот лес — стройтесь. — Сел на лошадь и поехал обратно.

ШАЛАШИ И ЗЕМЛЯНКИ

— Да, — подтвердил комендант, — здесь и будете жить.

Они стояли в густом сосновом бору.

— Как здесь? Здесь же ничего нет, — возмутились люди, — хоть бы жильё какое…

— Ну, палат царских вам не уготовлено. Что построите, в том и будете жить. А сейчас все — к реке. Отдохнём — и за дело, — комендант первым пошёл к спуску.

За ним спустились по песчаному крутому склону остальные. С дороги помылись, те, кто посмелее, искупались. Вода была холодная.

— Мам, мам, смотри, кто идёт, — Варя показывала на крутой склон.

Глубокий овраг разрезал левый берег Ёлвы. По дну оврага тёк ручей с прозрачной водой. По крутому склону другой стороны оврага спускались пятеро мужчин. Они спешили, почти скатывались. Впереди всех летел паренёк лет шестнадцати.

— Варька, мама, — подбежал парень.

За ним еле успевал отец.

— Федя, Пашенька, Олюшка, мама, Варенька, отец, — восклицала крепко обнявшаяся семья.

Остальные трое мужчин растерянно разглядывали прибывших — своих среди них не было.

— Ничего, мужики, со следующими и ваши прибудут, — успокоил их комендант и добавил: — Да, вот что, как бы организовать быстренько что перекусить? Видите, какие мы пришли? Может, грибную похлёбку какую?

— Сейчас организуем, — с готовностью отозвались мужчины, — один костёр уже есть. Остальные мигом соорудим. Нас пятеро — будет пять костров.

На берегу застучали топоры.

— Мы — с вами, — кинулись помогать отдохнувшие мужчины.

— Ребята, — обратился к подросткам Матвей, один из пятерых, — нужно быстро собрать грибы. Кто пойдёт?

— Я, я, я, — подбежали дети, будто и не было долгого трудного пути.

— Тогда слушай сюда. Грибы белые, так называются. Шляпки тёмно-коричневые, крепкие.

— A-а, мы видели там, наверху.

— Там белый бор, там вы и видели. Стойте, послушайте сначала, — еле сдержал ребятню Матвей, — срывайте только шляпки, и только средние, большие и старые не берите. И смотрите, чтобы червей не было. Ясно? А теперь у родителей попросите сумки, мешки — что есть. И пулей. Чтоб, как вода закипит, грибочки готовы были. Ясно?

— Ясно, — уже убегали ребята.

— Охо-хо, где мои шестнадцать лет? — почесал затылок дед Архип, глядя вслед ребятам.

— Вот и лодки на подходе, — сказал комендант.

Из-за поворота реки показались лодки.

— Бабоньки, — обратился Николай Петрович к женщинам, — те, кто покрепче, помоложе, принимайте кухню. Я мужиков забираю на разгрузку.

Женщины пошли к кострам. В вёдрах, висевших на перекладинах, уже грелась вода. Все были голодные, и женщины с готовностью принялись варить. Было бы что.

А по склону уже спускались грибники. Наперегонки.

— Ма-ам, у меня вон какие…

— А у меня вон сколько…

Такими азартными детей давно не видели.

Грибной, манящий запах очень быстро разнёсся по берегу.

— Бабы, вёдра освободились, ещё надо ставить грибницу. Мужики придут — кормить надо.

— Да-да, конечно. Да и самим нам не хватило.

— Ничего, потерпим. Теперь уже потерпим.

У женщин словно открылось второе дыхание. Эта страшная, казалось, бесконечная дорога позади. Здесь как-никак на месте. Какая будет жизнь — время покажет. Но они на месте.

Клава с отцом помогли Марфе выбраться из лодки. Родители разобрали детей, которые тоже плыли на лодке. Всех — ближе к костру, к грибной похлёбке. Ох и вкусна горячая грибница!

А комендант распоряжался на разгрузке:

— Так, мешки с продуктами в одну сторону. Инструменты, топоры, пилы — в другую. Домашнюю утварь отдельно.

Помогал разгружать и один из охранников. Второй стоял, только указывая и покрикивая: то не так, да это не эдак.

Лодки наконец отчалили от берега и поплыли обратно.

— Да-а, харчей негусто, — раздался из толпы старческий голос, когда разгрузка закончилась.

— А вы что, жрать сюда приехали? — со злостью прикрикнул охранник, тот, который не помогал.

Все повернули к нему головы. Наступила жуткая тишина. Даже комендант посмотрел на него с укоризной.

— А что, не так, что ли? — растерялся охранник, оглянувшись на своего напарника. Но тот его не поддержал.

— Ладно, — сказал комендант, — идите перекусите, потом разберёмся.

Все поели. Николай Петрович дал немного отдохнуть.

— А теперь слушаем меня, — комендант встал. — На первое время будем сооружать шалаши. Вот там, — он показал на высокий, очень крутой берег, откуда спустились пятеро.

— А как же на этой стороне?

— На этой будет посёлок. Его сразу не построить. Пока устраиваемся там, — и он опять указал на крутой склон.

— А что, и зимой в шалашах?

— Нет, к зиме надо построить землянки. Тесно будет, но ничего не поделаешь.

— Можно? — поднял руку Матвей.

— Говори.

— Мы, пятеро, пришли сюда в мае. За два месяца освободили наверху место, сколько смогли. Пилили деревья, обрубали сучья. Из веток строили шалаши. Для себя и своих семей. И не только. Знали, что пригодятся. Предлагаю отдать готовые шалаши мамочкам с детьми и больным. А семьи, где есть мужчины, — себе сами сделают. Сегодня с утра мы лес валили. Веток можно набрать и нарубить много. Хорошо покрывать шалаши сосновым лапником. Дождь лучше стекает.

— Договорились, — одобрил комендант, — сейчас мужчины, что покрепче, берут малых детей на руки и поднимают их. Неважно, свои, чужие. Гора крутая, у мамаш с непривычки может закружиться голова. Потом пообвыкнете. Остальные мужики и ребята постарше берут пилы и топоры. Женщины, дети, прихватите свои вещи по силам. Придётся осваивать эту крутую тропинку жизни. Деваться некуда. Внизу вода, наверху жильё.

И он первым, взяв на руки трёхлетнего Серёжу, понёс его по тропинке вверх. За ним — мама мальчика с семилетней Тамарой. И потянулись вереницей остальные. Поднимались медленно, помогая друг другу.

Взору прибывших открылись небольшая поляна и несколько готовых шалашей на её краю.

— Вот здесь и пристраивайтесь, — комендант поставил мальчика на ноги.

Люди постояли, отдышались, огляделись. Матвей подвёл Марию с детьми к готовому шалашу:

— Это ваш временный дом, живите.

— Спасибо, — Мария взяла Ваню на руки.

Коля уже нырнул в шалаш и выскочил оттуда:

— Мам, мы тут будем жить? Здорово!

Мария только вздохнула, уложила маленького Ванюшу в шалаше, прикрыла ему голову платком, чтобы комары не кусали.

— Ну что, Коленька, будем располагаться?

— Будем, будем, — радовался сын.

Подошёл дед Архип:

— Дочка, не возражаешь, ежели я рядом расположусь?

— Ой, конечно же, нет. Очень хорошо, дедушка Архип. Коля, подсоби деду, — попросила она сына.

— Ага, а как?

— Пошли веток раздобудем. Вещи свои я тут оставлю, — предложил дед Архип.

— Конечно, конечно, иди, Коля, с дедом.

Чуть погодя сын прибежал с ветками берёзы.

— Мам, там дядька на дереве написал: м-м-м… Ой, как его?

— Ну, Николай, за тобой и не поспеешь, — с длинными кольями пришёл дед Архип.

— Где ж вы столько нарубили? — удивилась Мария.

— Повезло. Там ребята рубят себе на шалаши. Попросил маленько — не отказали. Дай Бог им здоровья.

— Дед, дед, что там дядька на дереве написал? Я что-то забыл.

— A-а, это название нашего посёлка. Обтесал маленько сосну-то. И химический карандаш у кого-то нашёлся. Вот и написал: «Мещура».

— Ага, Мещура, — кивнул Коля. — А что это такое, Мещура?

— Кто ж его знает. Может, место такое, недоброе, страшное, а может, и наоборот.

Никола поёжился, огляделся, затем расправил плечи:

— А мы ничего не боимся. Правда, дед Архип?

— Правда, герой…

Скоро и у деда Архипа стоял свой шалаш.


Клава с отцом поставили рядом два шалаша, один для Марфы с дочерью, другой — для отца, Ивана Михайловича. Девушка в работе ничуть не отставала от бати. За долгую утомительную дорогу крестьянские руки соскучились по работе. Шалаши получились крепенькие, густо покрытые лапником.

— Матушка, идёмте, — Клава с отцом повели Марфу в шалаш.

— Ну, слава Богу, на месте, — вздохнула женщина.

Александра с сыном Серёжей и дочкой Тамарой заселилась в готовое жильё. Детям тоже понравилось в шалаше — лучше, чем в вагоне.


Виктор обнял Таню:

— Мы один будем строить дом или по отдельности?

Татьяна смущённо отвела взгляд:

— Не знаю.



Большинство семей были многодетными


— Давай вместе. Вместе легче. Да и… очень ты мне понравилась…

Девушка пристально посмотрела в глаза парню.

«Знал бы ты, как я тебя полюбила», — подумала она, но застеснялась и быстро опустила глаза, чтобы Виктор не заметил. Но он заметил, улыбнулся и прижал девушку к себе.

«Никому не дам тебя в обиду», — подумал он.

«Не давай», — так же мысленно ответила она.

— Выбираем место? — обрадовался Виктор. — А вот, около деда Архипа. Можно? Не прогоните?

— Что вы! Что вы! Очень рад. Вокруг одна молодёжь. Чего ещё желать? Могу и подсобить.

— Да, можем подсобить, — поддержал Никола.

— Тогда пошли за ветками, помощник, — улыбнулся Виктор. — Знаешь, куда?


Для большой семьи Никифора Маркина поставили три шалаша. И рядом четвёртый — для Дмитрича. Он теперь всё время был с ними. И в дороге помогал, и здесь вместе строились. Девчушки бегали здесь же, старались помочь взрослым, подавали небольшие ветки. Их никто не отгонял — пусть привыкают к труду. Хоть и помех было больше, чем помощи.


Только молчаливая бабка Дарья спокойно, уверенно сооружала себе жильё сама. Будто всю жизнь только этим и занималась. Седая, морщинистая, с потухшими глазами, худая, но крепкая женщина отказывалась от любой помощи. За вечер не управилась, оставила работу на завтра.

Рядом с ней пристроили три шалаша для Степана и Серафимы Казаковых и их пятерых детей.


Пожилая Анна Семёновна и её взрослая дочь Анастасия заняли уже готовый шалаш. Это они отпевали на барже маму Татьяны.

— Боже милостивый, — перекрестилась Анна Семёнова, — где же наш батюшка? Жив ли? Свидеться бы ещё.

— Свидимся, матушка. Ложитесь, отдыхайте, — отозвалась Анастасия.


И охранники молча сооружали себе шалаши, но не рядом со всеми, а чуть поодаль. Комендант устроился в конторе, поставив в углу раскладушку.

Не считая маленькой баньки на берегу, из построек была здесь только контора, здесь же склад. И навес — рядом, для лошади. Николай Петрович привёл её, обогнув овраг. Оказывается, не такой уж длинный овраг этот, через несколько сотен метров он сходил на нет, только ручей оставался, а через этот ручеёк уже и мост был кем-то заботливо сооружён, даже на телеге можно было проехать.

Ближе к ночи комендант обошёл спящий стан.

— Все разместились? Вот и лады.


Одному из охранников не спалось. И устал, как все, но тяжёлые мысли не давали уснуть. «Эти-то кулаки, понятное дело, враги народа, а я-то за что должен страдать и мучаться? Мог бы жить себе спокойненько дома, так нет, послали. Вот гады!» — непонятно кого ругал он. Именно он при случае срывал своё зло на людях. Те отмалчивались и терпели — спорить и оправдываться было себе дороже.


В конце июля ночи в Мещуре уже тёмные и длинные. Чуть забрезжил рассвет — Дарья за корзинку и в лес, знакомиться. Далеко не уходила, оглядывала деревья, кустарники, примечала, какие ягоды растут. И грибы заодно собирала. И не только белые, в низинах, где влажности больше, красивые сыроежки попадались. Дарья аккуратно срезала каждый гриб, подносила к лицу и с наслаждением вдыхала лесной аромат. Сыроежка — нежный гриб, чуть придавишь — раскрошится. Попадалась и очень вкусная спелая черника, но Дарья сегодня её не собирала, срывала ягоды и отправляла в рот. Вместо завтрака.

Когда она вернулась, Николай Петрович был уже на ногах. И не только он. Крестьянская жизнь приучила всех рано вставать. Комендант, кого встречал, предупреждал:

— Как все поднимутся, приходите на берег, будем распределять продукты: крупу, макароны, соль, сахар. Посуду прихватите.

Люди собрались, а у коменданта всё уже готово: на ящиках с хозяйственным мылом стояли весы, под рукой — тетрадка.

— Слушаем все, — начал Николай Петрович, — продукты получите на десять дней, до конца месяца. Работающим — норма, неработающим — половина нормы. Уж извините, так положено. Мыло раздам, когда весы уберём. После завтрака мужики и бабы — на работу. Валим лес, рубим сучки, корчуем и так далее.

— Но мы не умеем, мы крестьяне, а не лесорубы.

— Придётся научиться. Потому как основная наша задача — валить лес. Вон пятеро ваших уже умеют, с мая работают. Они и научат.

Началась раздача продуктов. Следом и похлёбка закипела, с крупой и грибами.

Первый рабочий день в посёлке был организационно-учебно-трудовой. Все знакомились друг с другом, входили в курс дела, учились работать в лесу.

Только ребятишкам — радость и раздолье. Они так наскучались в пути, что здесь не могли набегаться. Старались помочь родителям. Мальчишки быстро обнаружили, что в реке, у самого берега, очень много мелкой рыбёшки.

— Мам, дай наволочку, — прибежал Коля, нетерпеливо теребя Марию.

— Что случилось? Зачем?

— Там рыба, ой, там рыба. Давай скорее, а то всю выловят.

— Не выловят, — улыбнулась Мария и дала сыну наволочку. — Интересно, как ты этим рыбу собираешься ловить?

Но Никола уже не слушал. Он чуть не кубарем скатился вниз по крутой тропинке. Внизу, навстречу ему — Демидка Казаков.

— Колька, ты куда?

— Рыбу ловить.

— Я с тобой, — развернулся Демидка и побежал догонять своего нового друга.

— Во, хорошо, вдвоём сподручнее, — совсем по-взрослому рассудил хозяин наволочки. — Я с этой стороны, а ты с той. Раскрываем наволочку, потихоньку идём, как рыба заплывёт, сразу вместе поднимаем. Ясно? Вода стечёт — рыбка наша.

— Ага, ясно! — И они полезли в воду.

Несколько пар мальчишек и девчонок таким же образом уже рыбачили.

— Ой, а куда её? — растерялись рыбаки, держа в руках мокрую наволочку с первым уловом.

— Вон, мама собирается готовить кушать, пошли к ней, — показал пальцем Демидка.

Они подбежали к Серафиме.

— Мам, куда нам рыбу девать? Смотри сколько.

— Да вот, в ведро. Как раз Петрович сегодня всем вёдра раздал. Постой, набери сначала туда немного воды.

Демидка подбежал к реке, зачерпнул воды. Вывалили из наволочки улов.

— Ух ты, много получилось, — похвалила их Серафима.

— А мы ещё наловим, — обрадовались пацаны и побежали к воде.

В этот вечер все ели рыбный суп. Дети наловили и своим семьям, и раздали всем, кто готовил еду. Правда, уха была без картошки, но всё равно все были очень довольны и хвалили маленьких рыболовов.


А Дарья пошла достраивать шалаш. Свой продуктовый паёк она отдала Серафиме, у которой, кроме отца и матери, пятеро детей.

— С нами и будешь есть, — согласилась соседка, — одной-то тебе готовить не с руки.

Девятилетняя Лена, дочка Серафимы, всё приглядывалась к Дарье. Нравилась ей бабушка. Только почему-то она всё время молчала.

— Можно я с вами, баба Дарья? — напросилась Лена, когда увидела, что та куда-то собралась. Дарья посмотрела на девочку, но ничего не сказала, повернулась и пошла. Лена — за ней. Принесли ветки, стали достраивать бабушкин шалаш. Он получился особенный, из двух отсеков и двух ярусов, хоть и невысокий. Лена ни о чём не спрашивала, только наблюдала и при случае помогала.

Дарья опять засобиралась куда-то, взяла корзину и нож.

— Я — с вами, — попросилась Лена.

Не прогоняют, значит, согласны. Она нырнула в свой шалаш: «Что бы взять?» Корзинки не было. Увидела небольшую сшитую сумку, схватила её.

— Пойдёт? — спросила бабу Дарью.

Та посмотрела на девочку и опять ничего не сказала.

— Значит, пойдёт, — махнула Лена рукой и побежала следом за Дарьей.

Шли они вдоль оврага до самого моста, перешли на другую сторону. Шли неторопливо, знакомились с лесом. Если находили много черники, собирали её. И в корзинку, и в рот. И грибы брали.

Как-то само собой получалось, что грибы клали в сумку Лены, а ягоды — Дарье в корзинку.

— Бабушка, корзинка тяжёлая, давайте я понесу, а вы вот сумку с грибами, — предложила Лена.

Дарья молча отвела руку Лены и сама понесла корзинку. Девочка вздохнула и пошла рядом.

На верхнем ярусе шалаша Дарья постелила марлю и насыпала слоем чернику, аккуратно расправив её. А грибочки отобрала мелкие и крепкие, нанизала на берёзовую ветку, прикрепила снаружи к шалашу. Со стороны стало похоже на ёжика, только вместо иголок — ветки с грибами. Теперь Лена поняла, зачем Дарья построила такой причудливый шалаш.

Оставшиеся ягоды и грибы отдали Серафиме. Она хозяйка кухни.


Рабочие расширяли поляну, по другую сторону от шалашей валили лес. Пятеро знающих это дело делились опытом. Показывали, как правильно пилить:

— Главное, смотрите, куда падает дерево, направляйте его вот так, — рассказывал и показывал Матвей.

Фёдор с сыном Павлом показывали, как правильно работать двуручкой. Все пятеро старожилов целый день обучали новичков, смотрели, у кого как получается, указывали на ошибки. Завтра всем придётся работать самостоятельно. Подростки учились вместе со взрослыми. И женщинам, и девушкам работа была — рубить сучья и ветки, оттаскивать их подальше.



Расчистка участка


Вечером, когда все собрались на берегу, комендант объявил:

— Завтра полный рабочий день. Работающих записываю в табель на оплату. Работать всем, кроме детей и престарелых.

И распределил, кто идёт на раскорчёвку, кто на рубку леса — всем работы хватит. На кухню, на пригляд за детьми и больными оставил девочек-подростков и ослабших женщин.

— Ничего, девчата уже не маленькие — справятся. И пацаны им в помощь: дровишек принести, водички. Ну а если опять ухой сумеют накормить или грибным супом, будем только рады. Всем всё ясно? Утром разбужу рано, — сказал комендант, и все разошлись.


Утром все услышали звон от ударов металла о металл, это у конторы комендант подвесил кусок рельса и бил по нему молотком.

— Вот и гудок подали, на работу зовёт, — пошутил дед Архип.

Было ещё очень рано. Все спустились к реке, умылись, водичку попили — и на работу. Завтракать времени не было. Собирались у конторы. Дед Архип пришёл одним из первых.

— А ты куда, дед? — удивился комендант.

— Как куда? Куда и все. На работу.

— Послушай, дед. Давай так договоримся, если ты понадобишься, позовём, а пока обойдёмся без тебя. Ты лучше вот что — оставайся здесь за старшего. Детей, сам видишь, много, а женщин мало. Сам понимаешь, пригляд нужен. Так что будешь, дед, за старшего. Это очень ответственно, — остановил деда Архипа комендант.

— Ну, ежели так, тогда, конечно, — согласился Архип.

Комендант раздал пилы, топоры, лопаты — кому что.

— Кому инструмента не хватило — будете меняться. Охранники вам в помощь.

— Да уж, хороший помощник, — проворчал Иван Михайлович, глянув на насупившегося, злого от того, что рано разбудили, охранника.

Разошлись по участкам.

Вначале работалось хорошо, но потом у людей стали появляться мозоли. Без рукавиц ладони горели, руки опухли, пузыри полопались. Совсем невозможно стало работать, но надо. И не только ладони, болело всё тело: спина, поясница, руки, плечи. Особенно тяжело было подросткам, ведь с них спрос, как со взрослых.

Никифор с сыном Алексеем работали на пиле-двуручке. Шестнадцатилетнему Алёше тяжело было с непривычки, ручка пилы покраснела от его кровавых мозолей.

— Давай подменю, — подошёл Дмитрич.

Но и рубить сучья оказалось не легче. Теперь уже топорище было в крови от Лёшиных мозолей.

— Отец, я больше не могу, — парень сел прямо на мох, дуя на окровавленные ладони.

К нему подскочил охранник. Тот самый.

— А ну, встать! — заорал он, словно только и ждал, чтобы отыграться на ком-нибудь.

— Пусть маленько отдохнёт, пацан ведь совсем, — заступился Никифор за сына.

— Я кому сказал, встать! — не унимался охранник и пнул сидевшего мальчика.

От неожиданности Алексей упал набок. Ещё пинок, и Лёша свернулся калачиком, чтобы защититься.

Подошёл Дмитрич:

— Оставь мальца, — он схватил охранника за руку. — Мою семью в Макарихе загубили, теперь здесь изгаляетесь!

Охранник с силой оттолкнул Дмитрича и начал неистово пинать мальчика.

— Вставай! — яростно кричал он.

— Ах ты, гад! — Дмитрич мгновенно схватил топор и со всей силы рубанул охранника по голове, — это за всё тебе, сука.

Никифор и работавшие рядом замерли. А Дмитрич, не бросая топора и оглядываясь по сторонам, попятился и побежал в лес. Только его и видели.

Работа в лесу остановилась. Люди медленно подходили к убитому охраннику. Алексей уже поднялся и стоял рядом с отцом.

Наступившая в лесу тишина насторожила коменданта, ещё издали заметил он скопление народа.

— Что тут за сборище? — пробрался он к центру толпы и замер, увидев зарубленного охранника.

— Кто? — поднял голову комендант.

— Он в лес убежал, — сказал кто-то.

— Как это случилось?

Чуть помолчав, Никифор рассказал, как было дело.

— Ладно, пошли составлять протокол. А этого схоронить. Ты, ты и ты, — выбрал он похоронную команду.

— Кто ещё видел? — снова обратился к толпе Николай Петрович.

— Ну, мы, мы рядом работали, — хмуро за всех ответил Иван Михайлович.

— Ты тоже пойдёшь, остальным работать, — приказал комендант.

Все стали расходиться. Жалели Дмитрича.

— Эх, хороший был мужик.

— Может, уцелеет, может, не сгинет.

— Дай-то Бог.

— Э-хе-хе.


Вечером работники спустились к реке — помыться, поужинать. Обсуждали случившееся.

— Мам, — Алексей протянул Анисье свои руки.

— Ох, сынок, — она взяла ладони сына в свои, опустила в них лицо и горячими слезами омыла кровавые от мозолей ладони.

— Ладно, мам, — засмущался парень.

— Иди, опусти руки в ручей, боль утихнет, — посоветовала мама, — да приходи ужинать.

Комендант молча наблюдал, с каким трудом измученные парни держали ложки опухшими пальцами.

— Ладно, пацаны, завтра отдыхайте. Но имейте в виду, только один день.

— Спасибо тебе, Петрович, — благодарили матери, чьи сердца разрывались от жалости за своих детей.

А дед Архип всё сокрушался о Дмитриче:

— Да-а, хороший был мужик.

— Почему был? Он же не умер, — возразили ему.

— Так ведь с нами больше нет его, вот и жаль. А этот злыдень сам напросился. Зло возвращается, вот и ему возвернулось.

После ужина работники сразу пошли спать, сильно устали. Первый рабочий день — самый тяжёлый. Вскоре раздался по всему шалашному посёлку дружный, крепкий мужской храп. Дети старались не шуметь.


На другой день Никола подозвал друга:

— Демидка, собери пацанов. Дело есть.

— Какое?

— Потом узнаешь. Жду в овраге.

Демид, хоть и был на год старше Кольки, ему уже полных семь лет исполнилось, но во всём слушался друга. Побежал собирать сверстников.

Когда все собрались, Никола заявил:

— Здесь будет наш штаб. Чуть что — сюда.

— А что за дело? — не терпелось мальчишкам.

— Надо одно место сравнять с землёй. Чуете, смердит?

— Не-ет, — не поняли пацанята.

— Что за место? — спросил Антон.

— А злодея вчера схоронили, слышали?

— Угу, — закивали ребята.

— Так вот, слушайте…

И Коля выложил свой план. Он хоть и был самый младший среди собравшихся, но его план всем понравился.

В этот же день ребята разобрали шалаш убитого охранника. Весь. Ни веточки не оставили, всё побросали в овраг. Чтоб ничто о нём не напоминало. А внизу, в овраге, развели огонь и все ветки сожгли. Взрослые пришли с работы, а место чистое. Комендант только покачал головой.

Как только спала утренняя роса, Дарья засобиралась в лес.

— Можно, я с вами? — спросила Лена.

Бабушка не прогнала, значит, можно. Сегодня они пошли на лесную поляну. Дарья внимательно разглядывала растения. Нашла листья подорожника. Лена заметила и тоже начала искать такие же листья. Нашла несколько крупных листочков, собрала из них букетик, показала Дарье:

— Такие подойдут?

Та посмотрела, кивнула головой и сунула девочке корзинку. Лена положила в неё свой букет и побежала искать дальше. Подорожника набрали полную корзину, принесли на берег овражного ручья, промыли.

Дарья подошла к Алексею:

— Покажи руки.

Это были первые слова, которые от неё услышали. Лёша протянул свои опухшие, израненные ладони. Дарья наложила на них листья подорожника:

— Перевяжи.

К бабе Дарье подошли и остальные парни, чьи руки сильно болели от вчерашней работы. Всем она приложила листья подорожника. Целый день ребята ходили с перевязанными ладонями. На ночь Дарья поменяла всем листья на свежие. Утром парни почувствовали себя намного лучше.

— Теперь знаем, к кому идти за помощью, — благодарили они Дарью.

Лене тоже было приятно, ведь это она помогала собирать лекарственные листья. А ещё она узнала, как ими лечат раны.

В посёлке бездельников не было. Девочки мыли посуду, стирали, ходили в лес по грибы и ягоды, приглядывали за малышами, помогали старым и больным, когда взрослые были на работе. У мальчишек тоже свои дела: таскали воду, приносили дрова для костров, где готовили еду, бегали по грибы и ягоды. Иногда ловили рыбу. Да мало ли дел у детей? Только и слышно:

— Принеси, унеси, сбегай, отдай, возьми…


Марфа лежала в своём шалаше. Муж работал в лесу. Дочка Клава — по хозяйству. Её в пятнадцать лет в лес не брали. Время от времени Клава наведывалась к маме, вечером принесла ей ужин.

— Мамочка, я вам поесть принесла.

Марфа повернула голову к дочери:

— Съешь сама, доченька. Или бате отдай, замаялся совсем.

— Ешь, ешь, Марфушка, — поддержал дочку отец.

— Что уж на меня продукты-то переводить? — Слабым голосом отказывалась женщина. — Всё одно, скоро Бог приберёт. Ох, скорей бы уж. Устала я.

— Мам, не надо так. Вы ещё поправитесь. Вон какой тут воздух чистый и вода вкусная, из ручья брали.

— Так, деточка, всё так. Ну хорошо, дай немного похлебать. Не отстанешь ведь.

— Не отстану, — обрадовалась Клава и поднесла ложку ко рту матери. Марфа поела совсем немного.

— Всё, больше не могу.

— Ну, ладно, отдыхайте, — дочка заботливо подоткнула со всех сторон одеяло, чтобы мама не мёрзла.

Через несколько дней Марфы не стало. Заплаканная Клава прибежала к Анне Семёновне:

— Матушка, отпойте, пожалуйста, мою маму, вы умеете.

— Конечно-конечно, — засобиралась Анна Семёновна, — мы с дочкой.

У шалаша Марфы собралось несколько старушек. Анна Семёновна с дочкой Анастасией вполголоса прочитали молитвы.

Затем Клава пошла к коменданту:

— Николай Петрович, маму схоронить надо.

— Сходи в лес за отцом, и пусть ещё кого из мужиков прихватит. Вон там, на пригорке, уже могилка есть. Можно рядом.

— Нет, — запротестовала девушка, — только не рядом с этим злодеем.

— Какая разница? Им там всё равно.

— Нет, не всё равно, — заупрямилась Клава.

— Хорошо, — согласился комендант, — схороните с другой стороны. Какое место понравится, то и выберите.

К вечеру Марфу похоронили. Клава никак не могла успокоиться, плакала. Павел Лопырев, из тех, кто прибыл ранее, часто наблюдал за Клавой. Она ему нравилась. Он хотел подойти и успокоить девушку, но не решался. А Клава никого и ничего вокруг не замечала.


Дни шли за днями. Один похож на другой: работа, работа и работа. Бывшие крестьяне методом проб и ошибок осваивали новую для себя профессию лесоруба. У кого-то получалось сразу, а некоторые никак не могли приноровиться. Тогда комендант отправлял их на корчёвку и подготовку ям для строительства землянок.

Бабка Дарья каждый день ходила с Леной то в лес, то вдоль по берегу реки. Собирали какие-то листья, травы, коренья и сушили всё это в Дарьином особенном шалаше. Бабушка нашила мешочков из простыни, складывала в них высушенные травы и коренья. Лена тоже стала молчаливой: зачем спрашивать, если в ответ молчание.

А на берегу днём женщины варили вёдрами морс из черники, которую собирали дети. Его пили вечером, а главное, утром. Завтракать не успевали, а так хоть морсу напьются, всё не простая вода.

Второго августа прибыла вторая колонна спецпереселенцев. Их привёл тот же Николай Иванович Куштысев, проводник из деревни Кони.


Никола принёс к костру охапку сушняка, Ванятка сидел здесь же, мама варила морс. По косогору на берег спускались прибывшие люди, уставшие и измученные. Вода в реке была уже холодной, поэтому купаться мало кто отважился, только умывались и пили из ладоней.

— Ба-тя, — звонкий детский голос разорвал напряжённую тишину.

Коля кинулся к вновь прибывшим. Бежал, спотыкался, падал, поднимался и снова стремглав. Прибывшие в ожидании замерли: чей?

Мария выпрямилась и, не дыша, следила за сыном. Неужто?

— Ба-тя, — подскочил малец к очень худому, изнурённому мужчине. Тот попытался поднять сына, но не хватило сил. Он присел на корточки и обнял его:

— Коляша, сынок… А где мама? Ванятка?

— Идём, идём, — нетерпеливо тянул сын отца за руку.

Мария стояла с младшеньким на руках. Не в силах была шевельнуться. Ей хотелось бежать навстречу, но ноги не слушались.

— Родные мои, родные мои, — только и повторял отец, крепко обняв жену и детей. Грязные слёзы стекали по его давно не бритым щекам.

— Володенька, живой, Володенька, — повторяла счастливая Мария.

Только Ванюша ничего не понимал и вертел головой.


К прибывшим подошёл комендант. Проводник передал ему список. На этот раз прибыло двести пятьдесят человек, очень многих недосчитались.

— А где продукты, инвентарь?

— Едут, скоро будут.

— Я тут подготовил список продуктов. И обувь, обувь нужна, рукавицы. Передай им обязательно, — говорил комендант.

— Хорошо, всё передам. Я поехал, — взял листок проводник.

— Вижу знакомые лица, — комендант подошёл к тем, кто сбежал из первой колонны. Их поймали и вернули. Среди них были Нина и Кирилл, которые потеряли в дороге своего ребёнка.


— Володенька, выпей горячего морса. Ничего, вместе всё одолеем. Коля, позови тётю Нину и дядю Кирилла, ты их знаешь, — не умолкала Мария.

Мария и Нина обнялись, как добрые знакомые. Морс грел и успокаивал не только тело, но и душу.

— А можно и нам горяченького? — стали подходить изнурённые люди.

— Конечно, пейте на здоровье, — только и успевала разливать горячий морс по кружкам Мария.

— Люди добрые, подходите, — стали приглашать и другие хозяйки.

Днём полагался только морс, а ужин — вечером, когда работники вернутся из леса.


Матвей Власов, узнав о вновь прибывших, прибежал на берег. Он с надеждой вглядывался в толпу, пытаясь найти своих.

— Стеша, доченька! — увидел он свою семилетнюю кровиночку. — А где мама?

Дочка опустила глаза. Взрослые, которые приглядывали за ней в дороге, сказали, что её маму схоронили два дня назад.

— Стешенька, доченька моя, — Матвей поднял девочку на руки, крепко прижал к себе, так и пошёл с ней, пошатываясь и причитая: — Как же так? Как же без мамы? Стешенька. Хочешь пить?

Он подошёл к ведру с морсом, который разливала Клава. Увидев новую девочку и растерянного Матвея, она налила горячий напиток в свою кружку и протянула девочке:

— Осторожно, горячий, подуй, чтобы не обжечься.

— Да-да, не обожгись, — опомнившись, Матвей опустил дочку на землю.

Та осторожно взяла кружку и стала потихоньку пить, глядя на заботливую девушку.

— Меня зовут Клава, а тебя?

— Стеша, её зовут Стеша, — машинально ответил за дочь Матвей. — Попей, доченька, отдохни. И пойдём ставить тебе шалаш, тебе понравится. Как же так? — Он никак не мог принять печальную весть.

— Что случилось? — решилась спросить Клава.

— Наша мама не дошла. Так долго терпела, но не дошла.

Клава вздохнула. Она знала, как тяжело терять близкого человека.

— Ничего, Стешенька, ничего, мы одолеем. Сейчас тебе шалашик соорудим, тебе понравится, — повторял Матвей.

— А зачем ей шалашик? — Вмешалась девушка: — пусть со мной живёт. У меня просторно. Я теперь одна. Будешь моей подружкой? — Обратилась она к девочке. Та молчала. — Мы с тобой будем дружить и секретничать, ладно? — Клава повернулась к её отцу. — Матвей, пусть она будет у меня. Тебе на работу надо. Когда с ней возиться? А я посвободней, будем всё делать вместе. Я вон её с детьми познакомлю. Да, Стешенька?

Девочка нерешительно кивнула головой.

— Вот и хорошо. Матвей, иди, покажи дочке посёлок, а я тут управлюсь и приду. Сам-то морса попей.

Общая беда сблизила девочек. И неважно, что одной из них было пятнадцать лет, а другой только семь. За свою недолгую жизнь обе уже нахлебались горя.


А Мария никак не могла нарадоваться на мужа. Расспрашивала его обо всём подробно. И Николка, прижавшись к отцу, слушал его весь вечер. Шалаш для Владимира поставили быстро. Уже научились. Рядом не было места, поставили чуть поодаль. Но это неважно. Главное, семья в сборе.

— До чего же ты худой, — Мария гладила мужа по плечам.

— Ничего, были бы кости, мясо нарастёт, — шутил он, — главное, я вас нашёл.

— Переход из Турьи тяжёлый был? — спросила Мария, хотя по себе знала, как было тяжело.

— Да, многие не выдержали, — вздохнул отец, — многих похоронили. Особенно девочку жалко. Одна осталась. Где-то твоего возраста, Николаша. Ты её в обиду не давай. Женщин вообще надо уважать, а судьбой обиженных — особенно. Должен был её отец встретить. Не знаю, нашли они друг друга или нет.

— Завтра узнаем, — заверил сын.

— Ты у меня совсем взрослый стал, — теребил отец за вихры сына.


Наутро Колька оббежал весь посёлок, везде всё узнал. Сначала отметил, что людей стало значительно больше, и шалашей о-го-го сколько новых. А главное, узнал про новую девочку, где и с кем живёт, но пока её не нашёл. Побежал к деду Архипу:

— Дед, а дед, а что такое судьбой обиженная? Вот новая девочка судьбой обиженная.

— Да, внучок, растёшь ты не по дням, а по часам.

— Это как?

— Вопросы серьёзные задаёшь. Ладно, слушай.

Вот ты с папой, мамой живёшь. Трудно, но вы вместе, поддерживаете друг дружку. А ежели кто без родителей, вот и говорят: судьбой обиженный. Хотя, если разобраться, все мы тут судьбой обижены. Жили себе дома, никому не мешали… Да ладно. Рано тебе ещё и ни к чему. Ступай себе.

Мальчик дождался, когда Клава со Стешей пришли из леса с корзиной ягод, протянул новенькой руку и серьёзно представился:

— Николай Владимирович.

Девочка растерялась, нерешительно подала свою руку:

— Стеша.

— Вот, Стеша, если кто обидит, скажи. Хотя никто тут не обидит. Но всё равно обращайся. Ладно, я пошёл, а то некогда, — и убежал.

Клава с улыбкой наблюдала за этим знакомством. Ей нравился не по-детски самостоятельный, умный, сообразительный мальчишка.

Но не прошло и часа, Коля опять прибежал:

— Стеша, пошли что-то покажу.

Девочка вопросительно посмотрела на Клаву.

— Иди, иди, — разрешила та.

Мальчик привёл её к сосне, на которой было написано название посёлка.

— Видишь, написано «Мещура» — это наш посёлок. Я видел, как писали. Я первый.

Стеша недоверчиво посмотрела на Колю.

— Не веришь? Пошли у деда Архипа спросим. Мы с ним были, — обиделся было Никола.

— Верю, почему нет, — пожала плечами девочка.

— А ещё у меня друзья есть. И штаб у нас есть. Как-нибудь покажу, — Коле хотелось чем-то удивить Стешу, но она воспринимала всё очень спокойно, чем озадачивала нетерпеливого хозяина посёлка.

— Мне надо домой, — сказала она.

— Хорошо, пошли, — и он отвёл Стешу к Клаве.

Рабочих рук прибавилось, строительство землянок ускорилось. Лопатами выкапывали котлованы, обкладывали их со всех сторон стволами деревьев. Топчаны делали из жердей — досок не было. И сверху укладывали жерди, укрепляли эту крышу берёзовой корой, еловым и сосновым лапником: летом — защита от комаров, осенью — от дождя, зимой — от морозов. Как ни крути, вся работа тяжёлая: что на валке леса, что на строительстве землянок.

— Хорошо, дни тёплые стоят, а то у нас, на севере, всяко бывает, — радовался комендант.


Как-то прибежала Наталья, из новеньких:

— Тётка Дарья, нам посоветовали к вам обратиться. Помогите мужу. Моего Петра из лесу привели чуть живого. То ли поясницу прихватило, то ли что. Ни повернуться, ни шелохнуться не может. Посмотри, тётка Дарья, только на тебя и надежда.



Строительство землянок


Дарья взглядом позвала с собой Лену.

Пётр лежал на земле около шалаша ничком. Дарья ощупала его позвоночник, выпрямилась, разулась, подала одну руку Лене, другую — Наталье и, встав на спину больному, начала потихоньку топтаться.

— Ой, бабка, ты что? Ой, больно же, — не выдержал Пётр, — я что, танцплощадка, что ли? О-о-ох…

Ещё чуть потоптавшись, знахарка сошла со спины, опять ощупала позвоночник. Пётр ойкнул ещё пару раз и успокоился. Дарья с Леной ушли.

— И что, это всё? А говорят, что бабка лечит. Потанцевала на моей спине и ушла. А как же я?

— Петя, может, в шалаш потихоньку переберёшься?

— Ой, мать, не знаю. Помоги, может, сумеем.

Пётр потихоньку перевернулся — ничего не болело.

— Не понял, — сказал он удивлённо и сел. — Ай да Дарья, ай да молодец! — обрадовался он.

— А ты ругал её, — упрекнула Наталья.

— Да кто ж знал-то?


Николай Петрович дал задание подросткам:

— Ребята, чурки распиленных деревьев надо катить к оврагу и сбрасывать вниз, ближе к реке. Только глядите мне, сегодня все работаем наверху, целый день, а завтра все пойдёте с оврага перекатывать эти чурки к баньке и там укладывать. Ясно? Сегодня для всех одна работа, завтра для всех другая.

— Дед Архип, — обратился к старику комендант, — проследи за ними, чтобы не зашиблись и друг друга не покалечили.

— Не волнуйся, командир, пригляжу, — с готовностью откликнулся дед.

— Да, скоро и баньку топить будем, — продолжил Николай Петрович, — хоть и маленькая, и по-чёрному, но пока другой нет. Так что дрова нужны. Погода хорошая, грех ребятам прохлаждаться.

У подростков закипела работа. Вначале она воспринималась как игра. Дети катили чурки наперегонки, смеялись, толкались, но вскоре начали уставать, стало не до шуток. Дед Архип дежурил на краю оврага:

— Стой, дай я сам, близко к краю не подходи. Беги за другой. И ты бросай, дальше я сам, — дед Архип не давал ребятам подходить к оврагу, сам скидывал дрова. Мало ли что.

На другой день, когда собирали чурки, дед Архип был у баньки, помогал дрова складывать:

— Во-от, эти потолще вниз, рядком, рядком. А эти сверху. Вот так. Молодцы. А ты, Антон, вон те, что потоньше, наверх клади, и ты, Семён, туда же, — руководил дед Архип. Самую тяжёлую работу он брал на себя, хоть и силы были уж не те.


Дарья с Леной заготавливали и сушили травы и коренья. Знали, что врачей нет и не предвидится. Зима долгая, пригодится. Их работать не заставляли, понимали, что полезное дело делают, тем более что к Дарье стали обращаться за помощью всё чаще.

В этот солнечный день пошли вдоль ручья Лёкчий. Поднялись на горку — далеко видно. А река — вот она, под ногами.

— Какая красота, бабушка, только посмотрите.

Они присели на поваленное дерево. И вдруг Дарья запела.

Это было так неожиданно, что Лена затаила дыхание.

То не ветер ветку клонит,
Не дубравушка шумит,
То моё, моё сердечко стонет,
Как осенний лист, дрожит…
Песня лилась такая красивая, такая певучая, такая печальная. И голос у Дарьи оказался чистым, никак не подходил к её внешности. Женщина пела и плакала. Лена сидела не шелохнувшись, боялась спугнуть песню, помешать Дарье выплеснуть, выплакать накопившуюся боль. Слёзы заливали морщинистое лицо Дарьи, она их не замечала.

Песня закончилась. Но вся окружающая природа будто продолжала её слушать, даже птицы затихли. Лена прижалась к Дарье, та обняла её. Когда обе успокоились, девочка спросила:

— Бабушка, сколько вам лет? У вас такой молодой голос.

— Мне-то? Сорок два.

Лена удивлённо подняла брови.

— Да, Леночка, сорок два. А все кличут бабкой.

— А как же?..

— Я тебе потом, при случае, расскажу. Пока не могу. Тяжело ещё, больно. Пошли.

Это был последний тёплый день лета 1930 года.


Ночью поменялся ветер, заморосил дождь. Даже не хотелось выходить из шалашей, но надо. Да и в шалашах стало неуютно, тоже холодно.

— Сынок, пригляди за Ваняткой. Мне к реке надобно. Сидите в шалаше, а то под дождём намокнете. Где сушиться-то?

— Ага, а ты осторожно там, — по-взрослому предупредил сын.

— Хорошо, — улыбнулась Мария.

В шалаш заглянула Клава:

— Никола, примешь гостью? А то мне идти надо, а ей одной скучно будет.

— Конечно, Стеша, заходи, — обрадовался мальчик.

— Вот и хорошо. Тогда мы пошли по делам.

— Мам, а вы одни управитесь? — поинтересовался сын.

— Дед Архип поможет.

— Завсегда готов, — отозвался сосед.

И взрослые ушли на берег. Пошли все хозяйки, чьи костры остались у реки.

Серафима наказывала:

— Демидка, остаёшься с Ильёй. Гляди, чтоб не бегал под дождём — застудится. А вы, Ксеня и Антоша, со мной пойдёте. Помощь ваша нужна.

И потянулись цепочкой женщины со своими помощниками в обход оврага. Далековато, зато безопасно.

— А что мы здесь пошли, а не по склону? — спросил Антон.

Ксеня ответила:

— Ты что, там же сыро и скользко.

— Можно сильно ушибиться или оцарапаться, — добавила Серафима.

Обошли овраг и по песчаному пологому склону спустились к реке.

— Ну что, хозяйки, разбираем? — дед Архип взялся вытаскивать из земли рогатины для костров, — ох, крепко забили.

Все взялись за дело, разбирали кострища, собирали и укладывали посуду, вёдра, кастрюли.

— А где мы теперь готовить будем? — спросила восьмилетняя Настя у мамы Анисьи.

— Пойдём в овраге место искать.

Когда управились на берегу, потянулась цепочка людей обратно. Только теперь они несли кто посуду, кто колья и перекладины. Опять пошли в обход. Как только перешли мостик, стали приглядывать себе удобные места. Овраг здесь ещё неглубокий, и вода из ручья рядом.

— Во, мам, давай здесь, — предложил Антон.

— Хорошо, сынок, здесь так здесь.

Все нашли места для своих костров и стали обустраивать «кухни» — вбивать рогатины.

Моросящий дождь промочил уже всю одежду, но здесь, в овраге, хоть ветра холодного не было, не доставал. И огонь можно было развести — ветер его не затушит. На готовые костры сразу ставили вёдра — кипятить воду. Это чтобы согреться и детей согреть. Позже у шалашей поставили несколько столов и скамеек из жердей, и своё варево хозяйки приносили вёдрами, раздавали за столами: кому в миску, кому в котелок, кому в кастрюльку. Если не было дождя, ели в этой открытой столовой, в дождь прятались по шалашам. Это было именно варево, потому что по-другому эту баланду не назовёшь. Варили из того, что есть, а были только крупа и макароны, и то понемногу. Хорошо, если удавалось разбавить пишу грибами и сдобрить какими-нибудь травами.


В шалаш к Николке и Стеше заглянули Демидка с младшим братом:

— Колька, можно мы к тебе, а то скучно?

— Заходите, только осторожно, шалаш не развалите.

И пошли разговоры. Мальчики рассказывали, как они жили раньше. Стеша слушала и ничего не говорила.

— Стеш, расскажи что-нибудь, — попросил Коля.

— Не хочу, — опустила глаза девочка.

— Ну как хочешь, — не стал настаивать хозяин шалаша.


Рабочие спешили — достраивали первые землянки. Нина с Таней работали вместе, в одной бригаде. Они уже заложили жердями потолок и теперь накрывали его сосновым лапником.

Подошёл комендант:

— Как, девчата, сдадим к вечеру жильё? Вон те две бригады уже заканчивают.

— И мы закончим, Николай Петрович, — ответила Нина.

— Ну и ладно. Пойду дальше, узнаю, как они там.

К вечеру закончили устройство четырёх землянок. Комендант по списку определил: поселятся мамы с малыми детьми. Папы и дети постарше, а также пожилые люди пока остаются в шалашах.

— Надо как можно больше детей спрятать от холода и дождя, — объяснил он.

Никто не возражал. Всем и так было всё понятно.

В одну землянку селили столько людей, сколько помещалось на ночь на топчане.

— Мам, а вон ещё сколько места, весь угол свободный, — заметила Тамара.

— Значит, так надо, поживём — увидим.

— А вот и столик, — обрадовалась пятилетняя Валя, — только весь неровный.


Рабочие не жалели сил, чтобы каждый день сооружать хотя бы одну-две землянки. Холод и дождь торопили.

А люди стали болеть, согревались горячей похлёбкой вечером и горячей водой днём. Тёплой одежды почти не было. Да и что проку от тёплой одежды? За день промокнешь до ниточки, а сушить негде. И так изо дня в день — холод, сырость, скудное, редкое питание.



Река Едва


— Что же так долго не везут продукты, обувь, одежду, — с тревогой всматривался комендант в даль реки. — Вот ситуация.

Подошёл дед Архип:

— Слышь, Петрович, у людей харчи заканчиваются. И откуда ещё силы берут работать?

— Знаю, Архип, знаю. Видишь, сам жду каждый день. Ни связи нет, ни гонца не пошлёшь. Да и печки уже надобны в землянки, холодно.

— Прибудут. Не печалуйся, Петрович.

Каждый день выходили комендант и дед Архип на высокий берег Ёлвы, на тот берег, где планировался будущий посёлок. Отсюда как на ладони видна была вся река. Вся, до поворота.

— Смотри, Петрович, а воды-то прибавилось.

— Да, заметно. Это из-за дождей.

ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ

Второй охранник, Юрий, работал чуть ли не наравне со всеми. Он, конечно, и присматривал за спецконтингентом, но не стоял в сторонке, презрительно сплёвывая, а при случае старался помочь. За это его уважали.

— Послушай, Юра, — обратился к нему Николай Петрович, — скоро должны груз привезти. Если хочешь, напиши рапорт о переводе. Буду отправлять бумаги, заодно и передам.

— Нет, товарищ комендант. Если можно, я останусь.

— Что так? Сам видишь, как тяжело здесь.

Чуть помолчав, охранник ответил:

— Влюбился я, товарищ комендант, мочи нет.

— Да, это причина. И кто твоя избранница?

— Знаете вы её. Ольга Левашкина. Она ещё с младшей сестрой здесь.

— Я всех тут знаю. Да, хорошая девушка, скромная, трудолюбивая и красивая. Уже встречаетесь?

— Нет ещё, только примеряюсь.

— Ты не очень-то тяни. Уведут — всю жизнь локти кусать будешь. Нравится — действуй.

— Ясно, товарищ комендант, буду действовать, — обрадовался охранник. Как будто только и ждал разрешения начальства.


— Всё, перекур, — объявил бригадир лесорубов.

Расселись на сваленном дереве. Курящие достали махорку, другие просто расслабились.

— Ох, мальчики, — улыбнулась сучкоруб Анна Андреевна, — сейчас бы к нам в село. Я баньку бы вам истопила, попарила, за стол усадила, угостила бы от души. И спать бы уложила. На сеновале. Мечта!

— Не трави душу, Андреевна — и так тошно. Вон желудок к позвоночнику уже прилип, руки от работы, как подошвы сапог.

— Что верно, то верно, — согласилась Анна, глядя на свои грубые ладони.

— Интересно, обувку-то привезут хоть какую-нибудь? — рассуждал Кирилл, — скоро босиком будем работать.

— Не унывайте, мальчики. Доживём и мы до лучших времён.

— Твоими бы устами, Андреевна, да мёд пить.

— А вот интересно, мёд здесь в лесу есть?

— Кто ж его знает? Лето короткое. Не слышал про мёд, — ответил рассудительный Владимир Степанович.

— Степаныч, а у кого ты дочурку оставляешь? — поинтересовалась Анна.

— Там, в землянке, со всеми детьми. Там две мамаши с ними. Я один наверху, в шалаше мёрзну.

— Может, прийти к тебе согреться и тебя согреть? — пошутила Анна.

— А что, приходи. Я гостеприимный хозяин, — поддержал шутку Степаныч.

Все засмеялись.

— Ох, и бедовая ты баба, Анна. И нашёлся же мужик, что обуздал тебя. Двое детишек вон подрастают.

— Угробили того мужика, — вздохнула Анна.

— Ладно, всё, за работу, перекур окончен, — встал бригадир Иван Михайлович.


Настя Бердникова и Ольга Левашкина обустраивали землянки.

— Лапник закончился, пошли за новым, — скомандовала Настя.

Они пошли к лесорубам. А это уже было неблизко — лес валили всё дальше от шалашей.

— Настя, вот этот сук пообрубать надо, очень большой, — показала Ольга.

— Девушки, вам помочь? — подошёл охранник.

— Помогите.

— Топорик, — попросил Юрий.

Настя протянула инструмент. Мужчина легко управился с работой. Вскоре образовалась большая куча лапника.

— Ого, нам носить-не переносить, — заметила Оля.

— Можем помочь, — пристально посмотрел на неё охранник.

— Да ладно, я пошутила, мы сами, — засмущалась девушка.

Настя заметила их переглядки и вздохнула. Вот бы и для неё парень нашёлся. Юра ей тоже нравился, но разве она соперница красавице Ольге.

— Ну глядите, а то мы запросто, — Юрий явно не торопился.

— Идите уж, мы сами управимся, — отправила его Настя.

Девчата набрали лапника и пошли к своей землянке.

— Он тебе нравится? — спросила Настя.

— Кто?

— Юрий.

— Нравится. По-моему, он хороший.

— Ага, не то что тот, первый.

— И не вспоминай. Аж мороз по коже. И почему люди такие разные?

— Там лапник ещё остался. Сразу принесём или потом сходим?

— Давай принесём. Вдруг другие заберут. Придётся новый рубить.

— Хорошо, пошли, — они свалили у землянки принесённые ветки и пошли за оставшимися.

Ольга украдкой выглядывала по сторонам Юрия, но его нигде не было. Девушка вздохнула.

— Что, не нашла милого? — уколола её подружка, — ничего, ещё встретитесь.


Филипп Поганкин — не молодой и не старый, ему всего-то сорок два года. Он озлоблен на весь свет, но труслив. И потому ещё более злой, что не может выплеснуть свой гнев. Он сторонился людей, и они с ним не сближались. Жена его, Меланья, была заметно моложе мужа, ей двадцать семь. Но тоже молчаливая и замкнутая. Они и между собой-то не общались. Только иногда слышалось злобное шипение мужа:

— Цыц, дура. Молчи, дура. Не твоего ума дело, дура.

В бригаду их не брали, оба хиловатые. Поставили на землянки. Он топориком подгонял жерди, Меланья с Натальей Фроловой накрывали их лапником.

Общительной Наталье трудно было привыкать к замкнутой Меланье. Что ни спроси, что ни скажи — молчит, в лучшем случае кивнёт. И всё на мужа оглядывается.

Подошла как-то Наталья к коменданту:

— Николай Петрович, а можно Филиппа от нас перевести в другую бригаду?

— Что такое? Плохо работает?

— Не-ет, просто Меланья его боится. А мне молчать целыми днями уже мочи нет. С тоски скоро загнусь. Пожалуйста, Николай Петрович, сделай милость. Только не говори, что я просила. Идёт?

— Ох, трещотка. Идёт.

К вечеру подошёл комендант:

— Филипп, завтра выходишь на другую работу. Лопату возьмёшь и топор.

— Какую ещё другую?

— Завтра узнаешь. Новая бригада формируется. Всё расскажу, покажу.

Комендант ушёл, а Филипп ещё долго со злостью что-то бурчал. Наталья торжествовала.


Утром комендант собрал новую бригаду из шести человек.

— Пока вас шестеро. По готовности землянок бригада будет увеличиваться. Взяли лопаты и топоры и за мной.

Повёл их Николай Петрович по тропинке на север, в лес. Немного прошли — засветлела дорога.

— Вот и работа. Поздней осенью и зимой эту гужевую дорогу будем заливать водой, чтобы образовалась ледянка. По ней будем вывозить лес.

— А сейчас что будем делать?

— А сейчас в шахматном порядке роем по обеим сторонам колодцы. До воды. Из этих колодцев потом и будем заливать дорогу. Ясно? За старшего Матвей. Вы его знаете. Он с этими местами чуть больше нас знаком. Все вопросы — к нему. А я — к реке. Поджидаем груз.

Рыть колодцы вначале было не тяжело — песок. Но он осыпается, значит, надо укреплять стенки, делать срубы, а для этого рубить деревья. Так что работа оказалась не из лёгких. На каждый колодец встали по два человека.


На другой день Наталью и Меланью поставили на новую землянку. Впрочем, это была ещё не землянка, а только огромная яма для неё. Третьим в их бригаду поставили Порфирия Фомичёва, мужчину шестидесяти двух лет. Невзирая на возраст, дед Порфирий ловко управлялся с топором, обрубая и выравнивая жерди. Собрав несколько штук, он опиливал их, а женщины укладывали готовый материал внутри землянки: на пол, на стены, на потолок, на топчаны. Столик дед делал сам. Порфирий работал умело, не то что Филипп, который чуть не засыпал на ходу.

— Ну и шустро ты орудуешь, Фёдорыч, за тобой не поспеть, хоть нас и двое.

— А вы пошевеливайтесь. Аль зимовать в шалаше собрались?

— А что, с милым рай и в шалаше, да, Меланья? — нарочито громко засмеялась Наталья.

Но напарницу было не расшевелить.

Рядом братья Ивановы готовили новый котлован для землянки. Старший Семён двадцати шести лет, младшему Никите двадцать два года. Крепкие, ладные парни работали дружно, легко разбрасывая землю. Время от времени Семён поглядывал в сторону работающих женщин. Наталья заметила интерес парня.

— Ох, Семён, и кто ж из нас тебе приглянулся? Я али Меланья? Имей в виду, мужья у нас. Ревнивые, строгие, гляди, не пострадал бы. — И засмеялась.

Меланья молчала. Она сама украдкой поглядывала на Семёна, и сердечко её часто-часто билось. Хорошо, что никто этого не видит. Меланья поднялась за жердями наверх, неловко зацепилась ногой за торчащий пенёк и полетела вниз, прямо на руки Семёна. А он подхватил её, будто ждал.

— Осторожно, красавица, так можно и разбиться. Кто тогда работать будет? — его глаза так и играли шутливым огнём.

— Простите, я нечаянно, — испугалась женщина.

— Эх, а я думал, специально. Обрадовался.

Взгляды их встретились.

«Неужели так бывает?» — удивлённо подумала она.

«Боже, я пропал, я просто утонул в её глазах», — поразился он.

Женщина освободилась из его объятий, а Семён помог ей выбраться из ямы.

— Ну и как оно? Муженёк-то не заревнует? — подколола напарницу Наталья. — Вот меня бы кто поймал. Уж я бы не вырывалась.

— Не гневи Бога, Наталья, у тебя мужик хороший, — укорил её Порфирий.

— Да я ничего. Так, для словца. Я своего Петра ни на кого не променяю.

— Ладно, балаболка, работать не забывай, — осадил её дед.

— С тобой забудешь. Пошли, Меланья, набирай жерди.


Вечером пришёл Поганкин, усталый, злой. Впрочем, как всегда. Легли спать.

— Надо тикать отсюда, — прошипел он, — ни еды, ни тепла, только ишачь да ишачь. Надо тикать, слышь ты, Меланька, — ткнул он кулаком жену в бок.

Та стерпела, промолчала.

— Дура и дура, — отвернулся муж.

А душа Меланьи пела и радовалась, перед глазами стоял взгляд Семёна. Хорошо, что темно, — муж не видит её мечтательных глаз.

Утром Меланья как на крыльях летела на работу. Хотелось быстрее увидеть Семёна. Рядом с ним и дышалось легче, и день был теплее, и молодая кровь просыпалась от спячки. Увидела, что идут братья Ивановы, быстро опустила взор. Она старалась на людей не смотреть, чтобы случайно себя не выдать, но наблюдательную Наталью не проведёшь.

— Пропала девка, — только и вздохнула она.

— Девоньки, доброго утречка, — подошли братья.

— И вам не хворать, — зазвенел голос Натальи.

— Здравствуйте, — тихо ответила её напарница.

— A-а, ну да, живём без завтрака, вот и голоса нет, — как всегда, подколола подруга.

— Хорош балаболить, за работу, — приказал дед Порфирий.

— Эх, дед, не даёшь ты разгуляться молодой душе. Как будто сам молодым не был. А что, ты и сейчас ничего, крепенький. Старый конь борозды не портит, ага? — не унималась Наталья.

— Трещотка, — усмехнулся Порфирий Фёдорович.


Прибежал Антошка:

— Дяденькам всем на берег, разгружаться.

— Продукты привезли? — спросила Наталья.

— Не знаю. Там шаланды толкают, скоро причалят. Велено всех созвать.

— Сейчас придём, — откликнулся Семён, проходя мимо Меланьи, остановился. — Вот и разлучают нас. Но не скучайте, мы вернёмся.

Молодая женщина мельком глянула на Семёна. Природная застенчивость и внутренний страх сдерживали её, ей хотелось броситься ему на шею и поцеловать парня…

Дед Порфирий остался:

— Я уж не пойду. Что от меня там толку?

— Конечно, должен же с нами кто-то остаться, а то мы без мужиков засохнем, — не унималась Наталья.


Большая лодка медленно подплывала к посёлку, её тянули на лямках несколько мужчин. На берегу стояли Коля с отцом — Владимира сняли с рытья землянок. А Никола… Ну разве мимо него может пройти такое важное событие?

— Пап, а почему баржа пришла, а катера нет?

— Во-первых, воды прибавилось, речка стала глубже. Во-вторых, это не баржа, а плоскодонка, шаландой называется.

— Как это, плоскодонка?

— Как корыто, только большое, дном ни за что не цепляется.

— А-а-а. Дядькам, наверно, тяжело.

— Да уж, несладко. Вон груза сколько.

— Ещё и лошадь, и телега.

— Видишь, как много всего. Конечно, тяжело.

— А дяденьки тоже раскулаченные? Как и мы?

— Нет, это заключённые, осуждённые за какие-то преступления. Политические, наверно.

— А-а-а, — протянул Никола, хотя не знал, кто такие политические и почему они должны тянуть в такую даль эту плоскодонку с грузом.

Шаланда причалила. Для разгрузки народу было достаточно. Сняли всех мужчин с землянок и подростков, которые лёгкий груз вполне осилят. Да и ребятня под ногами крутилась, старалась хоть что-то перенести.

Вывели лошадь. Сняли телегу.

— Тимофеич, запряги лошадь и поднимись по откосу. Степаныч тебе поможет, — распорядился комендант.

— Хорошо, Петрович. Запрягать — это наше, крестьянское дело. С удовольствием. Степаныч, помогай.

— Наверху ждите. Будем груз поднимать и там нагружать. Лошадь в песчаную гору телегу с грузом не осилит.

— Ясно дело. Животное беречь надо. Фураж-то привезли?

— Привезли. Разгружают.

Разгрузили быстро. И продукты, и обувь, и печки с трубами.

Комендант вздохнул:

— Вроде и груза немало, а сейчас всё пораздадим, ещё и не хватит.

Он взял у сопровождавшего конвойного накладные документы, отдал свои подготовленные заявки.

— Если бы все заявки выполняли, ещё бы ничего. А так… посмотрим, сколько и чего прислали. Семён, — обратился он к парню, — сейчас всё поднимем наверх. Затем прихватишь по пути что-нибудь и пойдёшь первым. Ко мне на склад. Будешь там всё принимать и складывать: что под навес, что в помещение. Продукты на улицу нельзя, отсыреют. Сам разберёшься. А я отсюда буду отправлять. Ну и телегу там поможешь разгрузить. В общем, командуй.

— Хорошо, Николай Петрович, — Семён взял мешок крупы на плечо и пошёл к песчаному склону. Там уже поднималась лошадь с пустой телегой. Ей помогали двое пожилых мужчин.

Всё, что выгрузили с шаланды, теперь предстояло поднять наверх и там, вокруг оврага, нести на себе. Самое тяжёлое перевезёт лошадь.

— Ничего, перевезём, перенесём, было бы что. Дождались. На первое время хватит. А там опять будем ждать, — размышлял вслух Николай Петрович.

Мальчишки брали, что по силам, и поднимали наверх. Лентяев не было.

Весь оставшийся день комендант с Семёном сверяли полученный груз с накладными, сортировали, укладывали, перекладывали.

Никита вернулся один, чтобы продолжить работу на рытье землянки.

— Где ж ты братца своего потерял? — не удержалась Наталья.

— Его Петрович у себя помощником оставил.

— Ну вот, потеряли мы кавалера. Э-эх.

Никто не поддержал разговора, и Наталья тоже замолчала.


К вечеру комендант обошёл хозяек:

— Завтра с утра буду продукты раздавать. Приходите к складу со своими мешочками.

— Как же мы будем рассчитываться за этот паёк, Петрович? — спросила одна их женщин.

— Рассчитаетесь. Отработаете и рассчитаетесь, куда вы денетесь.

— Да уж, деваться нам некуда. Вон хвосты какие, — указала на ребятишек мамаша.

— Обуви прислали мало, поэтому только работающим и только тем, у кого совсем прохудилась. Сам проверять буду.

Весь следующий день комендант выдавал продукты под роспись. Надо было взвешивать крупу, сахар, макароны, всё записывать. Потом по этим спискам люди будут рассчитываться.


— Тимофеич, Степаныч, для вас очень серьёзная работа. Надо в землянках установить печи. Там в углах для них место оставлено. Но главное, трубы вывести и проверить, чтобы все были целые. Они асбестовые, огнеупорные, но вдруг где трещина какая.

— Сделаем, Петрович, не сомневайся. Для себя же, для ребятни.

— Правильно. Печки с трубами к землянкам подвезут на лошади.

Жить стало намного веселее. Над заселёнными землянками задымили трубы. Там же стали готовить еду. Только воду носили из оврага. И обувку кое у кого обновили. А главное, продукты опять есть. Скудно, конечно, но хоть что-то, чем совсем ничего.

— Да, ожиреем на этих харчах, — съязвил себе под нос Филипп.

Меланья привычно смолчала.


— Ну, мальчики, теперь заживём, — начался рабочий день в одной из бригад лесорубов.

Анна Андреевна примеряла новые рукавицы:

— И рукавицы прислали, и Кириллу обувку дали, и пилу даже новую получили. Вот сколько сразу радости.

— Да уж, — отозвался бригадир Иван Михайлович, — только работай.

— Значит, будем работать, — поддержал Владимир Степанович.

Чуть поработали — пошёл дождь, довольно сильный. Никуда не спрячешься — надо валить лес.

— Берегись! — двое толкали шестами падающее дерево.

У одного шест соскользнул с мокрого ствола, и дерево повалилось не туда, куда направляли. Прямо на Ивана Михайловича и Анну. Отскочить они не успели.

Секундная тишина — и бригада бросилась на выручку. С силой отвалили дерево. Бригадир лежал с закрытыми глазами. Хотели его поднять — он глухо застонал. Быстро соорудили носилки из двух жердей и веток, бережно уложили Ивана Михайловича и понесли в посёлок. Он весь был в крови. Анне досталось намного меньше. Её сильно хлестнуло ветками и задело сучком.

Клава сердцем почуяла беду. Она бежала навстречу носильщикам и шептала:

— Батя, батя…

Бригадира положили у шалаша.

— Я сбегаю за Дарьей, — спохватилась его дочь.

Знахарка расстегнула фуфайку и начала медленно ощупывать раненого. Клава стояла рядом, крепко прижав к груди кулачки. От страха у неё словно дыхание остановилось.

— Батя, ну, пожалуйста, батя, пожалуйста, — шептала она.

Наконец Дарья выпрямилась, молча покачала головой и перекрестилась.

— Не-е-ет! — заплакала дочь.

Стеша подошла к ней, прижалась и тоже заплакала.

Матвей узнал о случившемся только вечером, на рытье колодцев они работали довольно далеко. Он молча обнял Клаву. Она горько заплакала, уткнувшись в его грудь. Стеша обнимала их обоих.

— Матвей, переходи в батин шалаш, — предложила Клава, — мне тяжело будет смотреть на пустое жильё. И к нам со Стешей ближе.

— Конечно-конечно, сегодня же перейду, — согласился отец Стеши.

Анна Андреевна в посёлок пошла сама, но сильно хромала, под руку и за талию её поддерживал Владимир Степанович.

— Может, на руки тебя взять? — беспокоился он.

— Ладно, Володенька, поддержи и достаточно. Уж больно я тяжёлая.

Владимир Степанович довёл её до шалаша, помог улечься.


Похоронили Ивана Михайловича рядом с женой Марфой.


Весь вечер в посёлке стояла скорбная тишина. Даже дети притихли. Но жизнь продолжается. С утра всем на работу: кому в лес, кому на колодцы, кому на землянки, кому к ручью за водой и к кострам. Только у Клавы ком в горле и слёзы на глазах, совсем осиротела в пятнадцать лет. Хорошо хоть девочка рядом да её отец. Поддерживают. И совсем не подозревала девушка, что её очень жалеет незнакомый ей шестнадцатилетний паренёк Паша Лопырев, но не смеет открыто к ней подойти. Павел видел, как она плакала на груди Матвея, и ему очень хотелось быть на его месте, самому утешать девушку.

Павел с отцом работал на лесоповале, поэтому утром вместе со всеми вынужден был идти в лес. Он только поглядывал в сторону Клавиного шалаша.

Ушёл Матвей со своей бригадой. Девочки остались одни.

— Стешенька, пойдём сходим на могилки?

— Пойдём, — согласилась девочка.

По дороге они набрали брусничные веточки с ягодами. Принесли на холмики.

— Матушка, батенька, спите спокойно, Царствия вам Небесного, — шептала Клава и плакала, плакала. Стеша, обняв её, стояла рядом.

Они вернулись в посёлок. На душе немного полегчало. Дома принялись за обыденную работу, а вечером вместе дожидались Матвея, единственного мужчину на две когда-то отдельные семьи.

На девятую ночь после гибели Ивана Михайловича Клаве приснился сон: отец укорял дочь за то, что его не отпели и он не может быть вместе с женой своей. Девушка встала рано утром и побежала к Анне Семёновне, рассказала ей о своём сне.

— Хорошо, Клавочка, сходим, отпоём твоего отца. Только чуть позже. Так рано с утра не положено их тревожить.


Анна Андреевна в тот трагический день тоже послала дочку Веру за бабкой Дарьей. Та осмотрела её царапины, ощупала ногу, на которую жаловалась больная: перелома нет, только вывих. Дарья резко дёрнула ногу. От неожиданности и боли Анна заорала так, что в шалаш заглянули испуганные дети Вера и Коля:

— Мам, ты что?

Но боль сразу прошла, как и не бывало.

— Ну и лечение у тебя, тётка Дарья. Но всё равно спасибо. А царапины что — до свадьбы заживут, — встала Анна Андреевна.

Дарья кивнула ей и вышла из шалаша.

На другой день Анна вышла на работу, но для вида похрамывала. Решила схитрить, чтобы привлечь внимание Владимира Степановича. И действительно, вечером он опять вызвался её проводить, всё-таки натрудила больную ногу. Так же помог ей улечься в шалаше. Только собрался уходить — она обвила его шею руками и шепнула:

— Останься.

От неожиданности он замер, потом осторожно поцеловал её в губы и шепнул:

— Приду позже.


Всё больше землянок заселялось переселенцами. Теперь они объединялись семьями, забирали маленьких детей из первых землянок. Селились так же плотно. В шалашах оставались в основном одинокие и бездетные. Хозяйки переносили свои кухни из оврага в землянки. Только за водой приходилось ходить далеко.

Бригадиром вместо Ивана Михайловича поставили Никифора Маркина, а бригаду дополнили Семёном Ивановым, старшим из братьев, так что Меланья совсем перестала его видеть и заскучала. Она и так-то неразговорчивая, а тут и вовсе глаза на мокром месте: Наталья пошутит, чтобы отвлечь подругу, а та вдруг заплачет.

— Понимаю, всё понимаю, — вздыхала напарница, — ничего, что-нибудь придумаем, потерпи.

НОВЫЙ КОМЕНДАНТ

А у Филиппа Поганкина аж руки чесались, так хотелось сделать что-нибудь поганое. Сам не зная, зачем, он в шалаше, в полутьме, написал донос на коменданта: что не разбирает несчастные случаи и что дружит с врагами народа. Подписал: «доброжелатель».

Через две недели привезли груз. Поганкин отпросился с работы, сказав, что у него сильно болит живот, а когда все ушли на берег разгружать шаланду, он стороной-стороной побежал за будущий посёлок, вниз по течению, стал ждать возвращения пустой плоскодонки. Дождался — начал махать руками. Лодка причалила. Отдавая треугольник-анонимку конвойному, Филипп сказал:

— Это командиру, очень важно, — и скрылся.

Ещё недели через три снова прислали груз. И не только. Прибыл незнакомый мужчина, сошёл на берег.

— Кто здесь комендант?

— Я за него, что хотели?

— Меня прислали на замену. На вас поступил анонимный донос.

Никита Иванов шепнул подростку:

— Антошка, бери пацанов и собирай всех из лесу на берег, шустро.

— Ага, — мальчишки разбежались по бригадам собирать людей.

Сам Антон что есть мочи побежал к Матвею, к бригаде, которая рыла колодцы. Пока велись разговоры на берегу, пока разгружали груз, собрались все люди посёлка.

Новый комендант был маленьким, суетливым и каким-то несерьёзным, полная противоположность рассудительному, хозяйственному и, как оказалось, всеми уважаемому Николаю Петровичу.

Все от мала до велика вышли на берег провожать коменданта. Стояли молча, понимали, что с этой минуты меняется жизнь. И, похоже, меняется не к лучшему.

Ликовал в душе лишь Поганкин. «Чем хуже всем, тем мне лучше», — думал он. И не осознавал, что он-то как раз со всеми, что ему в первую очередь аукнется смена коменданта.

— Зовут меня Кочегаров Акакий Африканович, — объявил новый комендант. Несоответствие фамилии, имени и отчества резало слух.

— Кака африканская, — послышалось в толпе. Сказано было тихо, но услышали все. Повисла звенящая тишина.

Новый комендант на секунду замер, затем глаза его округлились и стали наливаться гневом, он начал задыхаться.

— Кто? — злобно прошипел он и завизжал неожиданно высоким голосом. — Сгною, уничтожу. Кто? — Он врезался в толпу, тыча пальцем. — Ты? Ты? А может, ты?

Но все опускали глаза, никто не признался и не выдал охальника.

— Охранник, где тут охранник? — выбежал Акакий из толпы.

— Здесь я, — вышел к нему Юрий.

— Почему ты там? Среди этих врагов народа? Ты должен охранять.

— Я и охраняю.

— Кого? Кого ты охраняешь? Ты должен охранять меня.

— От кого? — удивился Юрий.

— От них, от них, балбес. Чего стоите? Почему не на работе? Живо работать.

Люди повернулись и пошли, некоторые презрительно сплюнули в сторону Акакия. Он, к счастью, этого не увидел.

Филипп вертелся рядом с новым комендантом, но вдруг услышал:

— Узнаю, кто написал эту проклятую анонимку, жизни не дам, — сквозь зубы прошипел новый комендант.

— Что так? — поинтересовался охранник.

— Из-за этого гада меня в вашу дыру послали. Сидел бы сейчас дома, чаи гонял. Вот зараза!

Надежда Поганкина на то, что он сблизится с новым комендантом и будет его помощником, рухнула. А тут ещё Акакий его заметил:

— А ты чего здесь ошиваешься, подслушиваешь? Может, это ты донёс?

У Филиппа все внутри похолодело:

— Нет-нет, я ничего не знаю.

— Тогда шагом марш за всеми. Развелось лодырей, лишь бы не работать.

Бригада Матвея не спешила расходиться по колодцам. Обсуждали происшедшее. И здесь Филипп услышал:

— Эх, узнал бы, кто на Петровича анонимку написал, удавил бы собственными руками.

Поганкин втянул голову в плечи, будто приготовился к удару. Он задавал себе вопрос: «Зачем я это сделал?». И не находил ответа. Всю ночь он крутился и вздыхал, злости уже не было, был страх: «Вдруг узнают». Даже Меланью ни разу не обругал.


Новый комендант обратился к охраннику:

— Идём, познакомишь меня с бытовыми условиями.

— Чьими? — не понял Юрий.

— Моими, конечно. Другие меня не интересуют. По крайней мере сегодня.

Пришли в контору-склад.

— Вот здесь Николай Петрович спал.

— А ты где?

— Я в шалаше, вместе со всеми. Только чуть в сторонке.

— Теперь будешь спать здесь, вон на полу.

— Не беспокойтесь, Акакий Африканыч, я там привык, мне и там хорошо.

— А мне нет. Сказал, будешь спать здесь. — Не мог он признаться охраннику, что боится этих людей, боится спать один.

— Как скажете, — подчинился Юрий.

— А как я буду питаться? Кто меня будет кормить?

— Не знаю, Николай Петрович ел вместе с одной семьёй. Относил туда свой паёк. Хозяйка отливала ему в миску похлёбку, как и всем.

— Что-о? Кулацкую похлёбку? Я? Комендант? Нет, так не пойдёт. Найди надёжную женщину. Пусть мне готовит отдельно.

— А продукты?

— Какие продукты?

— Ну из чего вам готовить.

— Коменданту спецпаёк положен. Ищи.

Пришлось охраннику копаться среди неразобранного груза. Нашёл спецпаёк.

— А с этим что делать? — спросил новый комендант, указывая на груз.

— Раздавать населению по спискам.

— Кто должен раздавать?

— Вы.

— Я? Я же ничего здесь не знаю. Вот что, Юрий Николаевич, займись-ка этим сам. А меня уволь.

Пришлось охраннику искать учётную тетрадь и самому распределять продукты.


Следующее утро началось с претензии нового коменданта:

— Очень холодно было спать. Почему нет печки?

— Все печки прислали для землянок, — ответил охранник.

— Ничего не знаю. Сегодня же чтобы было тепло. И про повариху не забудь.

— Хорошо. Приведу.

— И готовит еду пусть мне здесь, а не где-то. Чтобы я видел. Посуду пусть вымоет хорошенько. Кулаки всё-таки, враги народа.

Ночами он спал плохо. Просыпался от каждого шороха, от каждого стука. Всего боялся, несмотря на то что здесь же, на полу, спал охранник. «Своего не тронут, а меня убьют», — крутилось у коменданта в голове. Почему-то охранника он посчитал своим для переселенцев.

И потянулись тяжёлые дни для Акакия Африкановича Кочегарова. Утром он спал, сколько хотел, все дела за него делал Юрий. После завтрака, ближе к обеду, надо было делать обход. Этого-то и не любил новый комендант. «И чего его делать, этот обход? Каждый знает свою работу. Ну и пусть себе работают. Он-то зачем»? — размышлял он, но шёл вместе с охранником, изображал из себя знающего руководителя, с важностью всё разглядывал, кивал, если ему нравилось, с укоризной мотал головой, если что-то не нравилось, а чаще всего начинал качать права: то не так делаете, это неправильно. Ругал до тех пор, пока самому не надоедало. Люди молчали, а за глаза так и прилипла к Акакию кличка: «Кака африканская». Проведать бригаду Матвея, которая рыла колодцы, у коменданта так и не нашлось времени. Далеко.

Обходили строящиеся землянки.

«Ну делают и делают себе. И чего на них глазеть? Что со мной, что без меня, всё равно будут строить. Только время терять. Лучше бы поспал. Днём-то спать спокойно, все на работе», — размышлял Кочегаров.

Посёлок жил сам по себе, новый комендант — сам по себе, вся работа теперь держалась на бригадирах и, само собой получилось, на охраннике, Юрии Николаевиче. По всем вопросам обращались к нему. Если кто спрашивал о чём-то у коменданта, он всё равно отправлял к охраннику. Со временем люди поняли, что комендант у них только для видимости. Частенько добром вспоминали Николая Петровича. Его очень не хватало.


А Филипп Поганкин совсем потерял покой. Его постоянная злость переросла в поедающий душу страх: не мог спать ночью, боялся всех днём. Даже про жену, казалось, забыл. Но нашёлся доброжелатель, который шепнул Филиппу о переглядках его жены с Семёном утром перед работой и вечером после работы. Это был уже перебор. Поганкин не мог работать, от бешенства у него тряслись руки. Наконец он не выдержал, отпросился у Матвея, сказав, что ему плохо, побежал в посёлок, нашёл Меланью, выволок её из землянки, в которой она работала, и у всех на виду стал избивать:

— Ах ты, курва, ах ты, подстилка! На молодого потянуло? — он в ярости бил и бил её, а когда она упала, начал пинать с такой злобой, что люди кинулись оттаскивать его от жены.

— Ты что, Филипп, так же нельзя. Ну повоспитывал немного и будет. Ты ж её забил, поди, до смерти.

— Убью! Ничего с ней не будет, она живучая, — не унимался Поганкин.

Меланья лежала, не подавая признаков жизни. Подошли бабы, попытались привести её в чувство — не получилось.

— Надо послать за Дарьей, — наконец сообразила Наталья.

Пришла Дарья, обследовала Меланью по-своему, по-знахарски, сказала:

— В нашей землянке место освободилось. Надо отнести её туда. Дело непростое.

Вечером с работы из лесу пришёл Семён, ему сразу доложили о случившемся. Он рассвирепел, кинулся в шалаш к Филиппу, вытащил его, как кутёнка, и, не опуская на землю, затряс за грудки:

— Тронешь ещё Меланью хоть пальцем, убью! — Не кричал, а тихим голосом вбивал он угрозу в голову Поганкина. — Тебе ясно? Не слышу, тебе ясно?

— Ясно, ясно, — прохрипел чуть ли не задушенный муж.

Семён не поставил, а бросил Поганкина. Тот еле удержался на ногах и с ненавистью сплюнул вслед Семёну.

Этой же ночью Филипп сбежал.


— Акакий Африканыч, Акакий Африканыч, — тормошил коменданта охранник.

— Что случилось? — испугался тот.

— Сбежал. Один из переселенцев сбежал.

— Как сбежал? А почему ты его не поймал?

— Так он ночью сбежал, когда все спали. Узнали, когда не вышел на работу. И пожитки свои прихватил.

— Как он посмел у меня сбежать? И что теперь делать? — растерялся Кочегаров.

— Наверно, объяснительную писать, — подсказал Юрий.

— Да-да, объяснительную. Вот мы вместе её и напишем, — достал тетрадку Акакий. — Слушай, а почему он сбежал? — догадался наконец спросить комендант.

— Что-то там на бытовой почве. Жену, что ли, приревновал.

— A-а, тогда я не виноват, тогда я не при чём. Она что, гулящая?

— Не-ет, нормальная, скромная женщина.

— Всё-таки странные эти раскулаченные. Враги народа они и есть враги народа. Пиши объяснительную.


Дарья приводила в чувство Меланью, делала отвары, замачивала в них тряпочку и накладывала компрессы на лоб, на виски и на грудь. Лена ей во всём помогала. На второй день молодая женщина открыла глаза, увидела Дарью — всё поняла и вспомнила. На тревожный взгляд Меланьи знахарка ответила:

— Не тревожься. Сбёг он. Этой ночью и сбёг. Поискали вокруг — не нашли.

Меланья успокоилась.

— Крепко он тебя. Всё тело чёрное, — вздохнула Дарья, — но ничего, заживёт. Теперь будешь жить.

Меланья осталась жить в землянке вместе с Дарьей и многодетной семьёй Казаковых.

В шалашах оставалось совсем немного народа. Каждый день стали топить баню, которая стояла на берегу. Мылись по очереди, те, кто при посёлке — днём, рабочие — вечером. Жители шалашей пока не мылись, так как после бани в холоде можно сильно застудиться и схватить воспаление лёгких, а землянки уже отапливались.


Вечером к Меланье пришёл Семён, принёс большую охапку брусничных веток с ягодами.

— Как ты? — Участливо спросил он. — Прости, это всё из-за меня.

Она попыталась встать.

— Нет-нет, лежи, — он уложил её обратно.

Она молчала, но счастливый взгляд и слёзы выдавали её.

— Теперь всё будет хорошо, — вмешалась Дарья, — только отлежаться маленько придётся. А брусничка — это хорошо. Чай будем заваривать.

— Я подумал, что по лесу вам ходить сыро. А мы всё равно работаем, вот и набрал.

— И молодец. Поешь с нами? — предложила Дарья.

— Спасибо, не откажусь.

Пришли Степан с Серафимой:

— Вон он где! А я думаю, куда это он так быстро от бригады убежал.

— Проведать зашёл.

— Всё верно, Семён, всё верно. А Ксеня, хозяюшка наша, всех покормила?

— Да, папа, всех. Только Вы с матушкой голодные.

— И гостя?

— Я поел, спасибо. Ладно, пойду, не буду мешаться, а то и так тесно. Меланья, поправляйся. И Вам, тётка Дарья, спасибо, и тебе, Ксеня.


В начале октября ударил заморозок. Но часть людей ещё оставалась в шалашах.

— Вить, Вить, — тормошила Таня Виктора, — я что-то голову не могу поднять.

— Что там у тебя? Ох ты, — сразу проснулся муж, — да твоя коса примёрзла. Погоди, нож возьму. — Рукояткой ножа он разбил лёд, освободил косу.

Вышли из шалаша. Над землянкой, в которой жили Истомины, курился дымок.

— Пошли к Марии, погреемся, не выгонит же, — предложила Татьяна.

— Конечно, заходите, — обрадовалась Мария, — попейте горячего чайку, на брусничном листе заварила.

— У Тани вон даже коса примёрзла, ножом отбивал, — Виктор двумя руками держал горячую кружку.

— А вот что, — сказала хозяйка, — перебирайся-ка, Татьяна, к нам. Ничего, ещё потеснимся. В тесноте, да не в обиде. И тебя, Виктор, куда-нибудь пристроим. Я подойду к Юрию, обговорим это дело.

— Через несколько дней землянки заканчиваем, — прихлёбывая кипяток, сказала Татьяна, — нам бы только в эти дни как-то всем разместиться. Не только мы мёрзнем.

Виктор добавил:

— Человек шестнадцать-семнадцать всего и осталось нас, в шалашах-то.

— Вот я с Юрием и поговорю. Двоих-то нам не поместить, а по одному можно.

— А комендант не будет против? — засомневалась Татьяна, — Юрий-то, конечно, всех бы разместил.

— Можно ему и не говорить. Какая ему разница, кто где спит, — предложил Виктор.

— Пора мужчин поднимать на работу, — забеспокоилась Мария, — Володя, Савелий, подъём.


Как только все ушли на работу, а Мария с Настей по делам, Николка пристал к деду:

— Дед Архип, расскажи что-нибудь.

— Что же тебе рассказать? Я уж много чего тебе поведал.

— А как вы в детстве шкодили.

Дед покачал головой и ухмыльнулся в усы.

— Это верно ты подметил, шкодили мы.

— Вот и расскажи.

— Дай-ка вспомнить. Ага, бывало, соберёмся мы, шпаньё. Ну что делать? А давай стукалку Лаптевым сделаем. Наверно, неплохие были люди, но мы, пацаны, что-то невзлюбили их.

— А как эту стукалку делать?

— Пока хозяева не видят, прикрепили длинный гвоздь к раме окна, привязали нитку. Сами засели через дорогу в кустах и дёргаем за эту ниточку. Гвоздь стучит о стекло, хозяин думает, что кто-то в окно постучал, выглянет, а там никого. А мы, бестолковые, давимся в кустах от смеха. Чуть затихнет всё, опять дёргаем за ниточку. Хозяин опять выглядывает.

— А потом?

— А потом он догадался. Подошёл к окну, снял гвоздь и по ниточке к нам, в кусты. Мы — врассыпную. Он ругается, вслед кулаком грозит.

— Неужели, дед Архип, это был ты?

— Мне теперь и самому не верится. Но жизнь долгая, всяко бывало.

— О-о, я придумал, — осенило Николу, — а что, если сделать такую стукалку между землянками. Если что надо, дёрнул за верёвочку, вот и сигнал. Только гвоздики в обеих землянках надо прицепить. Я Демидке, например, стучу, а он мне.

— Ну ты, Никола, прям Кулибин.

— А кто это?

— У-у, умный был мужик.

— Дед, пригляди за Ваняткой, я щас. — Никола помчался в землянку к Казаковым.

— Демидка, слышь, чо я придумал…

Идея другу понравилась.

— А знаешь, — развил её Демид, — можно договориться о специальных сигналах.

— Это как?

— Ну, например, один удар — приходи ко мне, два удара — я приду к тебе, три удара — ко мне нельзя.

— Ну ты, Демидка, прям Кулибин.

— А кто это?

— У-у, умный был мужик.

Посидели, покумекали, как бы лучше всё сделать, где взять два длинных гвоздя и верёвочку или шпагатик. Нитка тут не пойдёт, сразу порвётся. Решили поискать, поспрашивать.

— Ладно, ты думай, а я пойду, а то Ванятку деду оставил — маманя заругает.


Рано утром, когда комендант ещё сладко спал, Юрий отправлял бригады в лес, давал задания, обходил строящиеся землянки, оценивал их готовность. Это было то счастливое время суток, когда он мог увидеть Ольгу. У той землянки, где работала Оля, он стоял дольше, чем у других, и всё искал повод для разговора. У девушки от радости загорались глаза.

Как-то отошли вдвоём в сторонку, он начал оправдываться:

— Не могу я вечером прийти. Комендант, как проснётся, ни на шаг от себя не отпускает, а так хочется с тобой побыть. Ты мне очень нравишься, Оленька.

Девушка зарделась, опустила глаза. Потом вздохнула, взглянула на парня, улыбнулась и пошла работать. Охранник с сожалением глядел ей вслед.

Тут к нему и подошла Мария:

— Юрий Николаевич, сегодня заморозок был.

— Вижу, — со вздохом ответил он.

Люди обращались к Юрию как к коменданту, забыли, что он всего-то охранник, а ему волей-неволей пришлось выполнять не свою работу. Кочегаров фактически самоустранился.

— Так вот, — продолжила Мария, — в шалашах люди совсем замерзают. У Тани вон коса сегодня примёрзла. Еле Виктор отодрал.

— И что ты предлагаешь? Землянок свободных нет, ты же знаешь.

— Знаю. Может, мы их по одному как-то расселим по землянкам? Это же ненадолго. Их-то, шалашников, человек шестнадцать-семнадцать осталось.

— Пожалуйста. Договаривайтесь с хозяевами. Я не против. Но этим сами займитесь. Мне некогда.

— Вот и хорошо, — обрадовалась Мария и пошла по землянкам разговаривать с жильцами, убеждала:

— Ведь они работают наравне с нашими мужиками. А ночью и согреться негде, даже чаю не попить.

— Что ты нас уговариваешь, Мария, разве мы не понимаем?

Все, конечно, согласились, знали, что такое спать на холоде. Распределили, кого в какую землянку возьмут, и вечером, когда работники вернулись из леса, им объявили, кому куда идти.


Неожиданно из Ёлдино приехал уполномоченный с двумя помощниками. На лошадях. Подъехали к единственному дому — конторе-складу. Охранник, как всегда, отправил всех на работу, проверил строительство землянок. Возвращаясь, увидел чужих.

— Где комендант? — спрыгнул с лошади уполномоченный.

Юрий молча показал на дверь конторы. Начальник шагнул в неё. Там ещё крепко спал Акакий Африканович.

— Товарищ Кочегаров, подъём! — скомандовал уполномоченный.

Тот вскочил, ничего не понимая.

— Я, я, я сейчас, — растерянно засуетился комендант.

— Я подожду на улице, — уполномоченный вышел. — А Вы кто, товарищ? — обратился он к Юрию.

— Я охранник, Юрий Николаевич Щанов.

Выскочил Кочегаров. Он то ли испугался, то ли обрадовался — непонятно, чего больше.

— Товарищ комендант, доложите обстановку. Как идёт работа? Подготовка к зиме? Покажите учёт работающих в лесу, учёт снабжения. Это мои помощники, они в ваших записях разберутся.

— Да-да, сейчас. Юра, иди-ка сюда, — они зашли в контору. — Где тетради?

— Вот, у Николая Петровича были записи. А ваши, я не знаю.

— Не знаешь, не знаешь, их не было. Не знает он. Мог бы и записывать.

— Я и вправду не знаю, что и когда писать.

— Ладно, иди, — комендант снова выскочил на улицу. — Вот, товарищ уполномоченный, эти тетради я нашёл. А последние куда-то сунул, не могу найти, запамятовал. Здоровье моё барахлит.

— Ясно. Отдай тетради помощникам. Идём, объекты покажешь.

— Можно, Юра с нами пойдёт? Он у меня за заместителя. Я болею, сердечко пошаливает, так он за меня.

— Ну что ж, пусть идёт. Охранник всё-таки.

Юрий повёл уполномоченного по бригадам. А те и без коменданта знали своё дело. Работой лесорубов уполномоченный остался доволен.

— Но нас интересует ледянка. К зиме она должна быть готова. Выделяем сто лошадей, чтобы зимой по ней возить лес.

— Какая ледянка? — испугался комендант.

— Ну отсыпка дороги, строительство колодцев. Где у вас? Пошли, посмотрим.

— Э-э-э, — моргал глазами Акакий, глядя на охранника.

— Да-да, идёмте, — не растерялся Юрий. Он повёл их к бригаде Матвея.

Сделано было мало — шесть колодцев и отсыпка дороги между ними.

— Да, маловато. Такими темпами к зиме не управимся, — покачал головой проверяющий.

— Можно? — спросил охранник.

— Да, что скажешь?

— Заканчиваем строительство землянок, оставим там только одну бригаду, освободившихся мужчин направим сюда. Так ещё Николай Петрович говорил.

Кочегаров молчал. Он только удивлённо осматривал объект, который видел впервые.

— Что скажете, товарищ комендант?

— Да вот стараемся, как можем, — оправдывался он.

— В бараке у лесорубов были? Они не помогают вам? — поинтересовался проверяющий.

И опять — растерянный, беспомощный взгляд коменданта. Видно было, что он слышит об этом впервые.

— Товарищ комендант, — не выдержал уполномоченный, — вы вообще чем тут занимаетесь? За это время, что вы здесь, можно и получше узнать свои объекты. Не такое уж большое пространство вам вверено.

Акакий стоял, как нашкодивший школьник, по стойке «смирно», виновато опустив глаза.

— Далеко барак? — спросил начальник Юрия.

— От посёлка километрах в трёх. Местечко называется Красное. Туда эта дорога, которую мы отсыпаем, и ведёт.

— Ладно, сегодня не пойдём. Тем более они сейчас наверняка на работе в лесу. А ты, Акакий, наведайся. Потом спрошу. Ещё землянки посмотрим.

— Да-да, — чуть не вприпрыжку побежал следом Кочегаров.

И тут он толком не смог ответить ни на один вопрос. Всё пояснял охранник.

Вернулись к конторе-складу. Помощники доложили, что записи велись аккуратно, но они старые, от предыдущего коменданта, а от этого записей нет.

— Положил куда-то, запамятовал, — опять принялся оправдываться Акакий.

— Картина ясная, — подытожил уполномоченный.

— Можно обратиться? — умоляюще сложил руки на груди комендант.

— Ну.

— Рапорт. Я написал рапорт. По состоянию здоровья. Я здесь не могу. У меня останавливается сердце. Замените меня, пожалуйста. И люди здесь… люди здесь… Они меня не уважают. Они меня обзывают.

— Как обзывают? — заинтересовался начальник.

— Они меня назвали… они меня… плохо они меня назвали. Так что прошу отозвать меня из Мещуры. По состоянию здоровья. Мне противопоказана эта местность, эти люди. Я очень плохо себя чувствую, не сплю, задыхаюсь, сердце останавливается…

Он говорил, не умолкая.

— Всё, я понял. Неси рапорт. Передам. Рассмотрим. О решении узнаешь.

— А сейчас что?

— А пока работай, работай, дружище, — похлопал его по плечу уполномоченный. И на прощанье, уже верхом на лошади, сказал: — Вот из-за таких недоучек и работничков, как ты, Акакий, люди и не любят Советскую власть. А ты, охранник Юрий Николаевич, мне понравился. Надеюсь, ещё встретимся.


После отъезда проверяющих Кочегаров пообедал и лёг, не вставал до вечера — так велико было потрясение. Даже охранник испугался, не заболел ли действительно комендант.

Но вечером он встал:

— Юра, дай-ка мне записи Николая Петровича и чистую тетрадку с карандашом приготовь. Утром разбуди — вместе пойдём. — Вечером, при лампе, Кочегаров изучал записи бывшего коменданта и что-то записывал уже в свою тетрадь.

С этого дня комендант чаще стал бывать на людях и уже не выглядел барином, но Юрий везде его сопровождал. Людей Акакий всё-таки побаивался.

Через несколько дней он с охранником побывал даже в бараке у местных лесорубов. Приехали вечером на телеге, познакомились, поговорили, обсудили рабочие вопросы.

Увидев перемены в новом коменданте, Юрий решился на вечер отпроситься.

— Хорошо, сегодня иди, — отпустил его Акакий, — но завтра будешь со мной, сколько мне понадобится. Надо составить заявку на груз.

— Есть! — по-военному отрапортовал охранник и не пошёл, а буквально помчался на свидание с любимой.

Вызвал Ольгу, и пошли они гулять вдоль оврага, по другую сторону оврага, на высокий берег реки. Из-за туч время от времени выглядывала половинка луны.

— Смотри, Юра, луна растущая. Это хороший знак.

— Какой?

— Если на растушую луну начинается какое-то дело или событие, то оно будет удачным, счастливым.

— Ага, понял. Это — наше первое свидание. И на растушую луну. Значит…

— Что это значит? — лукаво улыбнулась девушка.

— Это значит, что ты мне очень нравишься и у нас с тобой всё будет хорошо. Правда?

— Правда, — шепнула Ольга.

Он притянул её к себе, и они впервые поцеловались. Это была песня. Это были жаворонки в небе. Это был тёплый, солнечный день в осеннюю ночь. О чём говорили, они и сами не знали. Время от времени останавливались для поцелуев.

— Ой, Юра, завтра же на работу. Пошли домой, — наконец опомнилась Ольга.

Он проводил её до землянки.

— Теперь будем чаще видеться, — обнял её на прощание Юрий, — как буду свободен, приду. Будешь ждать?

— Буду, — счастливо улыбалась Оля.

Наутро уже комендант тормошил Юрия:

— Вставай, гуляка, на работу пора. Видно, ладную кралю себе завёл, если так долго гуляешь. Только это же враги народа. Не советую.

— Ладно, разберусь, — пробурчал сонный Юрий.


Через несколько дней заселили три новые землянки. Теперь уже разместились все, даже из тесных землянок можно было перейти в новую. Достраивались ещё две, но это были особые землянки, не для жилья, а для лазарета.

В одной из новых землянок поселились Татьяна с Виктором, Нина с Кириллом, и Ивановы — Семён, Никита и их пятнадцатилетняя сестра Матрёна.

— Ну вот наконец-то и мы получше заживём, — вздохнула Нина.

— Да, компания молодая. Это что, я самый старший, получается? — засмеялся Семён.

— А я самая маленькая, — поддержала брата Матрёна.

— Вот ты у нас и будешь за главную хозяйку, — серьёзно сказал Кирилл.

— Точно, мы все работаем, а тебе, Матрёнушка, придётся для нас готовить. Справишься? — спросила Нина.

— Спра-авлюсь, — ответила Матрёна.

Взрослые уходили на работу, Матрёна оставалась одна. Надо натаскать из ручья воды, натопить печь, чтобы сварить ужин, да и тепло в землянке нужно поддерживать. Самая тяжёлая обязанность — стирка. Девочке приходилось стирать и на себя, и на братьев.

Стирка — особый ритуал. Осенью день уже короткий, надо всё успеть. Чуть свет собираются хозяйки на реку. А хозяйки — это и женщины любого возраста, и девочки одиннадцати-пятнадцати лет.

— Вера, ты идёшь? — заглянула к Левашкиным Матрёна.

— Да-да, сейчас. А Дуся идёт?

— Ещё не спрашивала. Пошли к ней.

— Как же без меня, — собралась третья подружка, — как же я без вас? — Девочки как-то сразу подружились и всё старались делать вместе.

У каждой хозяйки в тазу бельё и кусок хозяйственного мыла, не было таза — брали ведро. Шли вокруг оврага, по песчаному спуску к реке, замачивали бельё, раскладывали на берегу, намыливали с двух сторон и оставляли — пусть мыло поработает, а сами брались за другую вещь. Вот всё бельё намылено, разложено на берегу, начинается сама стирка. Берётся вещь и отбивается о землю. Слава Богу, берег песчаногравийный, чистый. Хорошенько вещь отбита, теперь её полощут в студёной воде. Босиком в воду не зайдёшь — холодно, сапог ни у кого нет, хорошо, что мужчины ещё с лета связали по три бревна, разложили их так, чтобы река не унесла, получился настил, скользкий, не очень удобный, но полоскать с него можно. Таких настилов было несколько, так что хозяйки полоскали, не мешая друг другу. С маленькими вещами было проще, их можно стирать просто в руках.



Стирка на реке


Матрёне было нелегко, у братьев вещи большие, а намокнут — тяжёлые. Она уж старалась, старалась. К концу стирки руки были красные, опухшие от холодной воды, болела спина.

— Матрёна, давай помогу выжать, вон какие большие у тебя рубашки, — подошла к ней Вера.

— Ага, давай, а то сил не хватает.

— У меня сегодня стирки немного, помогу. У Дуси больше.

— Спасибо, Верочка.

Подошла Дуся:

— Ну что, девочки, идём?

— Идём, — взяли свои вёдра маленькие прачки.

— В ведре хоть нести легче, — подняла бельё Матрёна.

Между уцелевшими деревьями протянули хозяйки верёвки, на них и сушили бельё, вешали и на сучки деревьев. В землянках сушить было негде, но находчивые хозяйки умудрялись досушивать бельё и в своих жилищах.

С бельём Матрёна разобралась. Теперь ведро в руки — и к ручью. Принесла воды, сил уже нет, а надо растопить печь, на всех ужин готовить. Хорошо, что мужчины с вечера дров накололи.


И так почти каждый день. Если не стирка, и нет дождя, то — в лес с подружками за клюквой, брусникой и брусничным листом к чаю. Редко удаётся посидеть с подружками и пощебетать просто так, без работы, но зато сколько разговоров, секретов, шуток, смеха, усталости — как не бывало. Воспринималось всё безропотно, будто так и надо.

Так повелось, что прежде охранник вставал очень рано, топил печь, разогревал большой медный чайник, пил чуть остывший кипяток и шёл на работу. Теперь они с комендантом пили утром кипяток и шли на работу вместе. Повариха Прасковья Семёновна, жена Алексея Степановича, приходила в контору ближе к обеду. Принесёт воды, наварит еды и уходит. А дальше — сами.

В это утро собрались у конторы работники, которые освободились после завершения строительства землянок.

— Матвей, — распорядился Юрий, — забирай мужчин на колодцы. Их шестеро, как раз получится вторая бригада. Всё им покажешь, расскажешь.

— А женщин сегодня пятеро, где ещё одна? — спросил комендант.

— Татьяна болеет, у неё температура, — сказала Нина, — наверно, простыла.

— Куда женщин определим, товарищ комендант? — спросил Юрий.

— Надо подумать, — сказал Акакий, а сам не может оторвать взгляда от Ларисы, женщины двадцати восьми лет.

Подбежал Алексей Степанович:

— Акакий Африканыч, Юра, бабка Прасковья слегла. Ни сесть, ни встать не может. Не иначе, радикулит прихватил. Не сможет она сегодня прийти кашеварить. Испереживалась вся, а что поделать? Так что извиняйте уж.

— Ладно, не переживай, Степаныч. Найдём замену. Иди, успокой жену. Так, товарищ комендант? — повернулся к Кочегарову Юрий.

— Да, конечно. Вон как раз и женщины освободились. Одна из них и заменит Прасковью.

Юрий заметил интерес коменданта, подошёл к Ларисе:

— Готовить умеешь?

— Какая же крестьянка готовить не умеет? Конечно, умею. Было бы из чего.

— Значит, остаёшься. Остальные сегодня на бане, замените женщин. Пусть отдохнут. Там вода, дрова — ну сами знаете. Целый день баня топится.

Комендант повёл Ларису в контору.

— Вот здесь мы живём. А работа такая: принести воды, сварить еду. Продукты вон там. В общем, хозяйничай. А мы пошли, — и комендант заспешил к Юрию.

По дороге в бригады Акакий не удержался и спросил:

— А эта Лариса тоже раскулаченная?

— Кроме нас с вами, здесь все раскулаченные.

— Как-то и не похожа на врага народа, — засомневался Кочегаров.

— А кто похож? Дети? Женщины? Вы их видите каждый день.

— Ну мужики какие-то угрюмые, молчаливые. Не знаешь, что у них в голове. Может, что замышляют.

— Я думаю, Акакий Африканыч, они от жизни такой угрюмые и молчаливые.

— Но написано же, что кулаки — враги народа.

— Ну, если написано, значит, так и есть.

— Вроде не совсем и враги, получается.

— Уж сами решайте, товарищ комендант, враги они или не очень.

Обошли бригады — всё было в порядке, все работали.

— Куда дальше? К Матвею пойдём, на ледянку? — спросил охранник.

Комендант замялся:

— Да я бы на склад вернулся. Заявку ещё недоработал.

— А, ну да, конечно, заявка, это надо. Что, понравилась? — в лоб спросил Юрий.

— Хороша-а, — губы Акакия так и растянулись в улыбке.

— Красивая баба, ничего не скажешь. Губа у вас не дура, товарищ комендант. Идите, идите, а я к Матвею сам схожу, проведаю, как там новые работники осваиваются.

Быстрым шагом комендант устремился к конторе. Он бы и побежал, но статус не позволял. Встречные с ним здоровались.

Каково же было его разочарование, когда он не застал Ларису.

«Неужели так быстро всё сделала и ушла? — расстроился он. Огляделся — кругом всё прибрано. — Чувствуется женская рука», — подумал он.

И еда была сготовлена, и чайник, полный кипятка, отодвинут.

«Ну вот, ушла», — разочарованно сел Акакий за свой стол. Но работать не хотелось. Ничего не хотелось.

И тут открылась дверь.

— Лариса, — вскочил комендант, — вернулась, а я подумал, что уже ушла.

— Ой, Акакий Африканыч, вы так быстро пришли. А я в лес сбегала, нарвала вам к чаю брусничного листа. А то что же вы пустую воду хлебаете?

— Ты такая заботливая, Лариса, такая хозяйственная.

— Сейчас я вам чайку заварю и уйду, не буду мешать, — засуетилась женщина.

— Нет-нет, Лариса, как раз не спеши. Или тебя кто-то ждёт? — спросил Кочегаров. Его вдруг пронзила страшная мысль: «А вдруг у неё здесь муж и куча детей? Что тогда он будет делать?»

— Никто меня не ждёт. Одна я, — вздохнула Лариса.

— Ну тогда и не уходи. Сейчас заваришь чай, вместе попьём. А то давай и поедим.

Он то с одной стороны к ней подходил, то с другой. Женщина была почти на целую голову выше Акакия, но он не обращал на это внимания, от желания у него кружилась голова. Ему казалось, что он теряет рассудок.

Но её спокойный, строгий взгляд привёл его в чувство.

— Акакий Африканыч, я всё сделала. Могу идти?

— Да, — автоматически ответил он и сел на стул.

Лариса вышла.

«Что это было?» — комендант машинально перекладывал на столе тетради, карандаши. Непонятные мысли крутились в голове.

Вошёл охранник:

— Ларису встретил. Всё уже сделала? Ух ты, чисто как. Что с вами, Акакий Африканыч?

— А? Что? Да-да, всё в порядке.

— Эк вас разобрало, товарищ комендант.

— Нет, ты представляешь — ушла. Я приглашаю пить чай, поесть со мной, а она ушла. Как это, Юра?

— Э-э, Акакий Африканыч, привыкай. Женщины — особый народ. Ты не смотри, что они загнаны обстоятельствами, женщина всегда остаётся женщиной. К ней подход нужен, — охранник разговаривал с комендантом как равный с равным.

На самом деле у Юрия никакого опыта в любовных делах не было, и Ольга у него была первой девушкой. А то, что он говорил, всё это из услышанного от мужиков, но он так убедительно всё объяснял, что комендант, наконец, успокоился.

Наутро все бригады разошлись по своим рабочим местам, остались только работники, которые ждали распределения. Среди них стояла и Лариса.

— А ты чего тут стоишь? — как ни в чём ни бывало спросил Акакий Африканович, — у тебя постоянная работа в конторе.

В этот день привезли груз на барже, которую по большой воде тянул катер. На катере прибыл уполномоченный с двумя вооружёнными охранниками. При нём был чемодан.

— Товарищ комендант, нам надо серьёзно поговорить, лучше в конторе.

— Юрий Николаевич, останешься за старшего, я занят, — крикнул Акакий, и они поднялись на высокий берег.

Здесь стояли две лошади, запряжённые в телеги. Ожидали груз.

— Степаныч, отвези нас в контору, — подошёл к возчику комендант, — пешком долго.

Уполномоченный, двое его охранников и комендант сели в телегу и поехали в контору. Руководители зашли, охрана осталась на улице.

— Так, Африканыч, слушай и запоминай, а лучше запиши. — Комендант приготовился записывать. — Я привёз зарплату за август. Ведомость и деньги — в чемодане. Чемодан освободи, я его обратно заберу.

— Куда же я деньги дену? Вот, ящик из-под мыла пойдёт?

Уполномоченный улыбнулся:

— Пойдёт, только прикрой чем-нибудь. Слушай дальше. Скоро 7 ноября, тринадцатая годовщина Великой Октябрьской Социалистической революции. Этот день — выходной.

— Записал.

— Дальше. Я привёз продукты. Крупы, макароны можешь раздавать пока по списку, как и раньше. А вот к празднику муку, масло растительное, треску солёную, сахар — только за деньги. По нормам, но за деньги. Записал?

— Записал.

— Дальше. В праздничные дни смотрите с Юрием Николаевичем в оба. Чтобы в посёлке был порядок. Мало ли что? Можешь привлечь надёжных ребят. Время от времени делайте обход.

— Хорошо, постараемся.

— И последнее. По воде груза больше не будет. Теперь только на санях, как лёд окрепнет. Я там сколько-то валенок привёз, тёплой одежды. Ими поощри на празднике лучших работников. Кажется, всё сказал.

— Всё записал, товарищ уполномоченный, будем выполнять.

— Да, чуть не забыл. Насчёт твоего рапорта. Пока замены нет, так что работай.

— Есть работать, — обрадовался Акакий, — а можно отозвать рапорт?

— Что так? Есть причина?

— Да, есть, — засмущался комендант.

— Ну смотри сам. Хорошо, отложим твой рапорт.

Комендант накрыл ящик с деньгами одеялом, и они вышли. На телеге вернулись на берег.

Груз перевозили и переносили долго, его было больше, чем раньше.

Уже на высоком берегу реки уполномоченный, глядя на густой сосновый бор, сказал:

— Вот ещё что. Велено лесорубов перевести на строительство посёлка. У вас здесь он будет?

— Да, здесь.

— Так вот, сразу после праздника начинайте зачищать место. Уберите лес. В общем, приведите участок в готовый вид. И заготовленную древесину сюда перебросьте на лошадях. Из неё будете строить дома. План посёлка привезём позже. Вопросы есть?

— Всё ясно.

— Отчёты, заявки все мне отдал?

— Все.

— Сейчас, товарищ комендант, ты мне больше нравишься, — похлопав Кочегарова по плечу, уполномоченный поднялся на катер. Баржа на буксире двинулась обратно.


Акакий вернулся в контору. Там уже у печки хлопотала Лариса. Комендант встал в дверях как вкопанный. Два чувства боролись в нём: радость от встречи и беспокойство за деньги, которые лежали в ящике, накрытом одеялом.

«Только не это, — подумал он, — ведь даже за маленькую растрату — тюрьма». — Это он знал точно.

Ничего не сказав, он шагнул к своему рабочему столу:

— Много документов пришло, надо разобраться, — сказал он то ли себе, то ли Ларисе, а сам время от времени поглядывал на женщину. Ему нравились её движения, её телосложение — всё. Но он помнил слова Юрия о том, что к женщине нужен подход.

Подходом ему сегодня заниматься было некогда, поэтому, когда Лариса стала уходить, он её не задерживал. Изнутри конторы палкой закрыл дверь, достал ведомости и начал пересчитывать деньги. Их было, в общем-то, немного, но купюры оказались большие, чуть ли не с тетрадный лист. Суммы сошлись. Акакий с облегчением вздохнул, ведь он и при уполномоченном не пересчитал деньги, и сейчас так безответственно оставил их в открытой конторе. Он успокоился и тут же устыдился:

«Как я мог подумать плохо о любимой женщине? Нет мне оправдания. И правильно, что она не обращает на меня внимания. Я её не достоин. Как я мог?»

Вошёл охранник:

— Всё, управились. Груз на месте. Много его на этот раз. Хорошо.

— Хорошо-то хорошо, только до ледостава больше ничего не будет. Так что мы теперь зависим от матушки-природы. Будут морозы — мы с продуктами. Нет — придётся подтянуть животы.

Утром пошёл снег. Крупные хлопья спокойно, основательно ложились на землю.

Собрались все у конторы. Комендант объявил:

— Сегодня после работы зайдёте за зарплатой. Будет выдана тем, кто работал в лесу, на ледянке и на землянках. За август месяц. По расценкам.

— Наконец-то до денег дожили, — послышались голоса.

— Не радуйся, много не дадут.

— Да, негусто, — подтвердил Акакий, — но что есть, то и получите. И ещё, 7 ноября — праздник, выходной день. Так что сможете отдохнуть.

— А как насчёт продуктов?

— Продукты? — вздохнул комендант, — сегодня по списку, опять в долг будем выдавать макароны и крупу. А завтра — остальное, но только за деньги.

— Что там остальное?

— Масло растительное, мука, солёная треска и сахар.

— Ну хоть что-то.

— Повторяю, это только за деньги. Такой приказ.

Бригады ушли работать, женщин, которые остались, Акакий послал, чтобы привели хозяек за продуктами.

Комендант с охранником зашли на склад, в соседнюю комнату. Глядя на все эти мешки, бочки, ящики, Кочегаров вздохнул:

— Слушай, Юра, тебе не кажется, что нам нужен продавец? Не могу я быть привязанным всё время к продуктам.

— А кого можно поставить? Надо его научить.

— Вот я и думаю: кого бы взять?

— А если Ларису Сергеевну? Она женщина крепкая, хваткая. У неё должно получиться.

— Кто ж тогда нам готовить будет?

— По-моему, она со всем справится. Всё на одном месте. Люди пришли — отпускай. Никого нет — хозяйничай.

— Молодец, Юра, здорово придумал. Не зря тебя уполномоченный хвалил.

— При чём тут уполномоченный?

— Это я так, к слову. Ладно, пойду составлю списки выдачи продуктов на завтра. На сегодня уже готовы. Придёт Лариса, начну её учить.

— А я наколю дрова и пойду по объектам, проверю всё. — Охранник ушёл.

Скоро пришла Лариса, взяла вёдра — и за водой.

— Лариса Сергеевна, вернётесь — поговорить надо, — предупредил её Акакий.

Стали собираться люди, образовалась очередь. Комендант начал выдавать продукты по спискам. В контору вошла Лариса с водой.

— Лариса Сергеевна, присоединяйся, помогай, — пригласил её комендант.

И они вдвоём стали распределять и отпускать продукты. Женщина быстро освоилась с новой работой.

— Вот, Лариса, теперь ты будешь сама заниматься этим, — сказал Акакий, как только они остались одни.

— Я не сумею, — испугалась женщина.

— В первое время будем вместе, пока не привыкнешь.

— А как же готовить вам еду, прибирать?

— Успеешь, всё успеешь. Раз в день сготовить для умелой хозяйки — дело пустяковое.

— Конечно, управлюсь. Только страшно как-то. Может, кого другого возьмёте?

— Это решено. А сейчас, пока никого нет, можешь хозяйничать по дому.

Так и повелось. В первые дни, когда продуктов было много, Кочегаров работал вместе с Ларисой, затем она стала управляться одна. Целый день женщина проводила в конторе, только спать уходила к себе в землянку.


К ноябрьскому празднику сдали последние две землянки. Мать и дочь Бердниковы напросились в одну из них с условием, что будут ухаживать за больными, если они поступят. Комендант был не против. А на вторую свободную землянку у него были свои планы.

Однажды вечером Лариса, управившись со всеми делами, собралась уходить.

— Лариса, поужинай со мной, куда тебе спешить? — сказал Кочегаров.

Та замялась было, но согласилась.

За ужином Акакий поинтересовался:

— Откуда ты, Лариса?

— С Дона я.

— Казачка, стало быть.

— Стало быть.

— Сразу видно, хваткая.

— Была хваткая, да вся вышла.

— Не-ет, ещё не вышла, ещё осталось. Нравишься ты мне, Лариса. Боюсь сказать, но, наверно, люблю я тебя. Переходи ко мне жить.

— Сюда?

— А куда же ещё? Другого жилья у меня нет. И при конторе я должен быть.

— Как же Юрий Николаевич?

— Решим. Так ты согласна?

Глядя на его вопросительно-умоляющее лицо, женщина улыбнулась. Он воспринял это как согласие. Схватил её руку, прижал к груди:

— Солнышко моё, ты об этом никогда, никогда не пожалеешь. А я тебе хоть чуточку, ну хоть чуточку нравлюсь? — опять тот же вопросительно-умоляющий взгляд.

— Нравитесь, — снова улыбнулась Лариса.

Ему хотелось обнять и поцеловать её, но он боялся спугнуть своё счастье и поэтому взял себя в руки, сдержался.

— Тогда завтра же переноси ко мне свои вещи, договорились?

Она молча встала, оделась.

— Так ты придёшь? Насовсем, — забеспокоился Акакий.

— Приду, — опять улыбнулась Лариса и вышла.

Оставшись один, Кочегаров начал весело напевать и пританцовывать, время от времени кружась от радости.

За этим занятием и застал его охранник.

— О-о, сколько веселья! Ни разу не видел вас таким.

— Я сам себя таким ни разу не видел.

— Что за причина?

— Очень даже хорошая причина. Завтра Ларисочка ко мне переходит жить.

— Куда же меня? — опешил Юрий.

— Юра, я всё продумал. У нас есть свободная землянка — для тебя. Я специально туда никого не заселял.

— Во-от оно что. А я думаю, что это целая землянка пустует?

— Пока с Ларисой было неясно, я молчал. А теперь…

— Я понимаю так, что она согласилась.

— Вот именно! Я самый счастливый человек на свете.

— Так она же из раскулаченных. Когда-то вы не советовали мне с ними связываться.

— Я ошибался. Она самый прекрасный человек!

Кочегаров долго ещё восхищённо говорил о своей Ларисе. А Юрий наблюдал за ним и улыбался. Он знал, что такое любовь. Особенно, если она первая. Может быть, и единственная.


Праздничный митинг провели у конторы. Стоя на невысоком крыльце, комендант поздравил всех с тринадцатой годовщиной Великой Октябрьской Социалистической революции.

— Хочется отметить, — сказал он, — что рабочие нашего посёлка пришли к этому дню с неплохими результатами. Несмотря на все трудности, а их у нас хватает, бригады работали хорошо. Лучших бригадиров и лесорубов сегодня отметим наградами. — И комендант пофамильно перечислил, кто и чем награждается. Кто валенками, кто тёплой одеждой.

Когда закончилась торжественная часть, он сказал:

— С завтрашнего дня переходим на берег, в наш будущий посёлок. Будем освобождать участок под строительство домов.

— Все переходят?

— Нет. Пока три бригады, — комендант перечислил имена бригадиров.

— А остальные?

— Остальные продолжат работу в лесу. И на ледянке бригады остаются. А сегодня отдыхайте. Ещё раз с праздником всех! Семён, Никита, Кирилл, Виктор, подойдите ко мне.

Комендант попросил мужчин время от времени обходить посёлок. Чтобы всё было спокойно.

— Выпивки нет, будет тихо, — с усмешкой заметил Семён.

— Это так. Но на всякий случай.

— Проследим, — пообещали мужчины.


В этот праздничный день по всему посёлку расплылся вкусный запах. Люди, давно не евшие хлеба, пекли лепёшки. А что ещё? Закваски нет, молока нет, яиц нет. Только лепёшки на воде и остаются. Но и это было вкусно. Из солёной трески варили рыбный суп. Нарежут столько кусочков рыбы, сколько жильцов в землянке, вода и крупа — вот и весь суп. Но после однообразной похлёбки и это было празднично.

— Матрёна, — Нина перевернула очередную лепёшку, — возьми три штуки, отнеси Прокофьевым. Знаешь, где они?

— Знаю, — начала одеваться Матрёна.

— Правильно, — поддержал жену Кирилл, — у них семья большая, а на всю землянку денег получили мало. Надо помочь. Праздник — он для всех праздник.

Люди делились друг с другом. В одних землянках было несколько человек, работавших в лесу. Значит, и денег они получили больше. А в других землянках много малолетних детей и стариков, которые не в силах работать, один или двое работающих на девять-десять ртов — денег, конечно, не хватило, чтобы выкупить всё, что положено, поэтому и праздничный стол у них скудный. Но сердобольные соседи приносили в такие землянки свои лепёшки, так что праздник почувствовали все.

День прошёл спокойно. Люди вышли на воздух, переговаривались, шутили. И впервые пели песни. Пели мужчины и женщины, подхватывали подростки и дети.

— Шёл отряд по берегу, шёл издалека, — начинал Николай Андреев.

— Шёл под красным знаменем командир полка, — подхватывал его брат Максим.

— Э-э-э, командир полка, — подпевали уже все.

Заканчивалась одна песня, начиналась другая. Многие знали новые советские песни и с удовольствием пели.

— Смотри-ка, — покачал головой дед Архип, — сколько месяцев мучались, сколько голодали, сколько перенесли горя, сколько работали, а песня как рукой снимает тяжесть с души. Глянь, с каким удовольствием все поют.

— Соскучились по песне, — согласился с ним сосед Илья Лыков.

— И слова-то, слова все знают.

Комендант с охранником обходили посёлок, со всеми здоровались, поздравляли.

— Ты заметил, Юрий, как красиво поют?

— Как же такое не заметить? Молодцы.

— А вот построим клуб, и будут наши певцы концерты ставить, на все праздники, — размечтался Акакий.

— Здорово будет. Только вот когда?

— Ничего, с весны начнём строить дома. Время идёт. Всё будет. Только потерпеть надо.

— Уж чего-чего, а терпенья народу не занимать. После всего пережитого и так душевно поют.

ВДОЛЬ ПО БЕРЕГУ

Вечером молодёжь вышла гулять. Излюбленным местом стал высокий берег реки, там, где будет посёлок. Гуляли вдоль берега.

Три девушки завели песню:

— Калинка, калинка, калинка моя, в саду ягода-малинка, малинка моя…

Те, кто посмелее, пустились в пляс.

Только закончили про калинку, другая группа девушек затянула:

— Во ку, во ку-узнице, во ку, во ку-узнице, во кузнице молодые кузнецы, во кузнице молодые кузнецы…

Спели про утушку луговую, «Во саду ли, в огороде».

— Ты смотри, девчата как распелись, — удивлялись парни.

— А что, очень даже ничего поют.

— Красиво.

— Девчата, примите нас в свой хор, — не выдержали ребята.

— А вы петь-то умеете?

— Так вы научите.

И пошли шутки, смех, веселье. Забыли, что завтра опять трудовые будни.


Павел взглядом искал Клаву, а как увидел, кровь хлынула в голову. Она весело разговаривала с Васькой Давыдовым. Он что-то ей рассказывал — она смеялась. Павел сжал кулаки.

«Ну нет, тебе-то я её не отдам», — направился он к парочке.

— Отойди от неё, — схватил он Василия за руку и повернул к себе.

— Она что, твоя, что ли? — усмехнулся парень.

— Моя, — твёрдо ответил Павел.

Девушки удивлённо переглянулись.

— Клавка, это правда? — обернулся Вася.

Та неопределённо пожала плечами.

— Ну вот видишь, она не знает, что твоя. А может, моей будет? — Вася вызывающе прищурил глаз.

— Не будет, — набычился Павел и первым ударил соперника.

Завязалась драка. Совсем молодые, но крепкие шестнадцатилетние парни дрались за девушку. И перед другими девушками. Тут уж отступить — смерти подобно. Когда драка явно затянулась, их начали разнимать. Победителя и побеждённого не было, дрались на равных, никто не ударил в грязь лицом.

Клава подошла к Павлу:

— Ой, у тебя кровь. Дай вытру, — наклонилась, набрала в руки снега и попыталась смыть кровь с лица парня.

Павел готов был подраться ещё сто раз, лишь бы вот так она была рядом. Он с радостью подставил ей лицо, а сам непроизвольно обхватил её руками и прижал к себе:

— Никому тебя не отдам.

— Ой, отпусти. Ух, и силища у тебя. И откуда только?

— Так ведь в лесу работаем, не орешки щёлкаем, — улыбнулся счастливый парень.

Молодёжь гуляла всю ночь.

Утром Лопыревы, Павел с отцом, как обычно, пошли на работу.

— Погулял? — спокойно спросил отец, взглянув на огромный синяк под глазом сына.

— Угу, — угрюмо пробурчал Павел.

— Бывает. Надеюсь, не оплошал?

— Не оплошал.

У конторы к ним подошёл Василий, тоже с синяком под глазом.

— Здорово, — первым заговорил он и протянул руку.

— Здорово, — чуть помедлив, протянул руку и Павел.

— Так вы теперь братья по кулакам? — усмехнулся отец.

— Получается так, — засмеялся Василий.

Они работали в разных бригадах, но задание было одно — готовить площадку под будущий посёлок. Располагались на безопасном расстоянии, чтобы не навредить друг другу при валке леса. Во время обеденных перекуров Василий приходил и садился рядом с Павлом, заводил лёгкие, ни к чему не обязывающие разговоры. Павел был молчаливым, казалось даже, угрюмым, зато Василий ему — полная противоположность. Нет, он был не пустобрёхом, которому лишь бы что-то сказать, разговаривать с ним было интересно и легко.

— Ты не думай, у меня с Клавкой ничего, — заговорил новоявленный друг, — просто приятная, симпатичная девчонка. Чего ж не поговорить?

Павел молчал.

— Если хочешь знать, мне даже другая нравится.

Он подождал, думал, что Павел поинтересуется, кто эта другая. Но тот не проявил интереса.

— Смотри, как красиво, — переменил тему Василий.

Противоположный берег Ёлвы был низким, вся тайга — как на ладони. Бескрайний простор.

Замолчал и Василий. Каждый думал о своём.

С тех пор они вместе ходили на работу и с работы и не заметили, как стали необходимы друг другу. Завязалась та дружба, которая бывает навек. И помешать этой дружбе ничто не могло.


Клава тайно вздыхала по Матвею, отцу Стеши, но он относился к ней, как к дочери. Может, потому, что был вдвое старше её, а может, потому, что ему нравилась другая женщина — Марьяна Бочукова. Она вместе со своей младшей сестрой, четырнадцатилетней Зоей, жила в их землянке. А ещё с ними ютилась пожилая пара — Алексей Степанович и Прасковья Семёновна Басенковы. И подселили к ним одинокого молчаливого молодого мужчину — Павлова Михаила. Ему было двадцать два года. Жили дружно. А чего делить? Работы всем хватало. Добра ни у кого не было.



Излюбленный вид мещурцев


Клава отчаянно ревновала Матвея к Марьяне, но это было где-то глубоко-глубоко в душе. Может, и из-за этого она к Зое, сестре Марьяны, относилась с холодком, никуда её с собой не звала. Впрочем, внешне всё было нормально.

Зоя была тихой, замкнутой девочкой. И никто не заметил, что на неё положил глаз Михаил. В тесной землянке он всегда оказывался рядом с Зоей. Кроме самой девочки, на это никто не обращал внимания.

— Красавица, — шепнул ей Михаил и незаметно прижал к себе.

Девочка вспыхнула, огляделась — на них никто не смотрел.

Другой раз, словно невзначай, он положил руку ей на колени, шепнул:

— Я так тебя хочу, — Зоя смутилась, опустила глаза.

Михаил работал у Матвея, на ледянке. Однажды, зная, что днём никого не будет, прикинулся больным и не пошёл на работу. В этот день были дела у всех жителей землянки. Остались только Зоя и Михаил. Такой возможности он упустить не мог, схватил девочку, принялся её целовать, шептал жаркие слова и овладел ею. Она не очень и сопротивлялась. Его малозаметные знаки внимания сделали своё дело.

Зоя замкнулась в себе ещё больше. Теперь, чтобы встречаться с ней, Михаил звал девочку в лес. Вечером, после работы, когда все уже были дома и собирались отдыхать, они по очереди выскальзывали из землянки. Всё это и нравилось, и пугало девочку. Она понимала, что это неправильно, но её, как магнитом, тянуло к Михаилу.

Их свидания случайно обнаружил двадцатилетний Венька Шишков. Он курил на улице и заметил, что сначала вышел Михаил, направился в лес, чуть погодя и Зоя вышла. Венька — за ней. Так всё и увидел.

«Ага, ясненько», — сказал он сам себе. Парень тоже работал на ледянке, занят был целый день.

«Как же подловить Зойку?» — крутилось у него в голове. Стал вечерами следить за парочкой и заметил, что встречаются они не так уж и часто. Чтобы не вызвать подозрения.

Однажды вечером послали Зою в соседнюю землянку:

— Отнеси-ка угощение деткам.

Тут и подловил её Вениамин.

— Зоечка, добрый вечер!

— Здравствуйте.

— Зоечка, ты мне нравишься. Что мне делать?

— Не знаю, — растерянно пожала плечами девочка.

— А я, наверно, знаю. Пойдём со мной в лес сходим. Туда, где ты с Мишкой бываешь.

Девочка вспыхнула.

— Не пойду, — прошептала она.

— А не пойдёшь, завтра все узнают, чем вы вечерами с Мишкой занимаетесь.

Пришлось Зое согласиться.

Теперь она ходила в лес то с Михаилом, то с Венькой и не знала, как ей выйти из этого положения.

Не выдержала Зоя, и как-то, когда они были в землянке втроём с Клавой и Стешей, заплакала. Горько, безысходно. Клава растерялась, ей стало жалко соседку, на которую она обращала мало внимания, она начала её утешать:

— Зоечка, не плачь. Ты, наверно, родителей вспомнила, прежнюю жизнь? Так мы все это помним. Но жить надо дальше. Всё будет хорошо. Вот увидишь.

— Не будет, не будет хорошо, — Зоя захлёбывалась слезами.

— Да что случилось? — испугалась Клава.

И Зоя рассказала ей обо всём. Больше молчать она не могла.

— Я хотела наложить на себя руки, да боязно, — шёпотом призналась девочка.

— Не смей даже думать! Грех это, не смей, — обнимала её Клава, — всё пройдёт, всё наладится. Главное — чего ты сама хочешь?

Чуть успокоившись, Зоя сказала:

— Я Мишу люблю.

— Значит, надо ему всё рассказать.

— Нет-нет, что ты! Он меня бросит, — снова расплакалась девочка.

— Ладно, не плачь, что-нибудь придумаем, — Клава гладила по спине плачущую Зою.

Вечером молодёжь по обыкновению собралась на берегу реки. Некоторые уже определились с парами и гуляли по двое. И Клава с Павлом пошли вдоль берега, в сторону Круглого озера. Снег был неглубокий, идти было легко.

«Сказать — не сказать», — крутилось в голове Клавы.

В глубине души она надеялась, что спокойный и надёжный Павел сможет помочь Зое. Наконец, решилась:

— Паш, у меня есть очень большой секрет. Зое нужна помощь, а я не знаю, как помочь, — и всё рассказала Павлу.

— Вот такая грустная история, — заключила Клава, повернувшись к парню, — что скажешь?

— А что скажешь? С кондачка тут не решить, обмозговать надо. Ладно, я подумаю, как ей помочь. Ты лучше о себе расскажи. Чем занималась?

— О тебе думала.

— Это правильно, — Павел обнял её и поцеловал.

А днём, на обеденном перекуре, Павел отозвал в сторонку Василия, подальше от случайных ушей, и рассказал историю Зои.

— Вот, оказывается, какие дела у нас творятся, а я и не знал.

— Кончай трезвонить. Сам понимаешь, не мужское дело — разносить сплетни. Подумать надо, как Зойке помочь. Меня Клава попросила.

— Чего тут думать? — разгорячился Василий, — набить морду этому Веньке, и всё.

— Ага, и сразу все всё узнают. Главное, она боится, что Мишка её бросит. Любит, понимаешь?

— Если любит, не бросит.

— Любит — не любит, в чужую душу не заглянешь.

— Пашка, а давай с Венькой поговорим. Один на один. Вернее, двое на одного. По-нашему, по-мужски, по-хорошему, — и показал кулак.

— Ну это запасной вариант. Лучше попытаемся спокойно ему всё объяснить.

Вечером состоялся мужской разговор. Крепкие, серьёзные ребята смогли без мордобоя убедить Вениамина отстать от Зои. А главное, молчать. Мужик всё-таки, не сплетник.


В землянке, наконец, заметили связь Михаила и Зои. На их совместные отлучки трудно было не обратить внимания. Когда парочка отлучилась в очередной раз, состоялся семейный разговор. Начала его Марьяна:

— По-моему, у Зои с Михаилом что-то происходит.

Клава со Стешей молчали.

— Да, трудно не заметить, — сказал Матвей.

— Но ведь она совсем ещё ребёнок, — заплакала Зоина сестра.

— А любовь, доченька, в любом возрасте приходит, — вздохнула Прасковья Семёновна.

— И что делать? — сквозь слёзы спросила Марьяна.

— Что уж тут поделаешь? Смириться надо. Всё одно ничего не изменить, — посоветовал Алексей Степанович, — запрещать бесполезно. Хуже будет.

Все замолчали. Только Марьяна плакала. Матвей подсел к ней, обнял, прижал к себе:

— Всё наладится, — успокаивал.

Клава смотрела на них и вдруг почувствовала, что нет уже в её душе той ревности, что была раньше.

«Наверно, потому, что у меня есть Паша», — подумала она.

Когда пришла Зоя, а через какое-то время Михаил, Матвей сказал:

— Вот что, молодёжь, хватит прятаться. Только застудитесь. Мы всё уже знаем. Миша, ты любишь Зою?

— Очень, — с испугом и в то же время с облегчением выдохнул парень.

— А ты, Зоя?

— Да, — прошептала девочка и опустила глаза.

— Вот и не прячьтесь больше, — подытожил Матвей.

Зоя кинулась к сестре. Они обнялись и обе заплакали.

В первое время девочка боялась преследования Веньки, но он её больше не трогал, и она успокоилась.


Весь ноябрь сильных морозов не было. Шёл снег. На ледянке колодцы уже не рыли, только доставали из них воду и заливали дорогу. Отсутствие морозов тревожило коменданта. Запасы продуктов таяли. Беспокоило и то, что у лесорубов изнашивалась обувь. Это же были осенние ботинки и сапоги, зимой в снегу работать в них холодно. А что будет, когда ударят морозы? Да и одежда тёплая была не у всех. У кого-то износилась, а у кого-то её и не было. Но на работу пока все ходили исправно. Люди замерзали, простужались, многие болели, кашляли.

Среди рабочих начался ропот:

— Пусть присылают валенки и тёплую одежду. Не выйдем на работу.

— Чего ругаетесь? Ну нет морозов. Не может пройти к нам обоз. Потерпите, — просил комендант.

— Сколько можно терпеть? Значит, останавливаем всю работу. У печки будем сидеть.

— Нельзя бросать работу. Поймите, потерпите, — уговаривал комендант. А что он мог сделать?

В посёлке было несколько бригад женщин и подростков, которые заготавливали для всех дрова. Валили сухостой, ёлки, берёзы, обрубали сучья, брёвна распиливали на чурки, которые на лошадях привозили к посёлку. Здесь их разбирали по землянкам. Сами хозяева землянок кололи эти чурки на поленья. Работы хватало всем. И подросткам баловаться и бездельничать, когда все работают, даже в голову не приходило.


А Зое становилось всё хуже. Она всё время лежала, не хотела выходить на улицу.

Днём, когда мужчины и Марьяна были на работе, Прасковья Семёновна сказала:

— Клава, позови-ка Дарью. Не нравится мне, как Зоенька киснет.



Работа в лесу зимой


Дарья внимательно осмотрела девочку и, чуть помолчав, сказала:

— Беременна она. Не знаю, как и справится. Очень уж слабенькая.

— Пожалуйста, помогите, как сможете.

— Буду приходить, но… — Дарья вздохнула и покачала головой.

Девочка таяла на глазах. Каждую ночь Михаил лежал с ней в обнимку, крепко прижав к себе, хотел передать ей своё здоровье, свою силу. Он укорял себя за то, что не удержался и слишком рано соблазнил любимую. Но изменить уже ничего не мог.

«Надо было дать ей подрасти, окрепнуть», — запоздало думал он.

Но где уж тут окрепнуть? В таких условиях и с таким питанием продержаться бы и то хорошо.

Михаил не спал, прижимал к себе Зою и с болью в душе прислушивался к её слабому дыханию. Под утро она дышать перестала. Парень молчаливыми слезами заливал волосы и лицо любимой.

Дарья сделала всё, что было в её силах, но спасти девочку не удалось.

— Сестрёнка моя, прости, что не уберегла, прости, что не уследила, — убивалась Марьяна.

Зою хоронили все свободные от работы жители посёлка.

Михаил потемнел от горя. Скоро его нашли на дереве. Он свёл счёты с жизнью на том самом месте, где они встречались с Зоей. Похоронили его рядом с ней.

Некоторые возражали:

— Нельзя, он же сам наложил на себя руки.

Но Марьяна решила:

— Если они так сильно любили друг друга здесь, на земле, то пусть и там, на Небесах, будут вместе. Может, Боженька и простит ему.

На несколько дней посёлок погрузился в траур. Не то что шуток и смеха — даже разговоров было мало. Эта трагическая история задела всех.


А декабрь выдался морозным. Даже студёным. Коменданту волей-неволей пришлось отменить работу.

— Объявляется актированный день, — сказал он утром на ежедневном сборе, — из-за сильного мороза.

— Давно бы так, — расходились по скрипучему снегу работники.

— Когда уж обоз придёт? Не знаешь, что и делать, — жаловался Акакий охраннику, — спросят ведь с меня по полной. А как тут быть? Пообмораживаются — ещё хуже будет. — Он нервно ходил по комнате. — Хоть бы фельдшера какого прислали. Да ему нормальное жильё надо. А где его взять, нормальное? Вон уже почти все кашляют. Того и гляди, слягут.

— Есть у нас фельдшер.

— Кто? — от неожиданности Акакий остановился посреди комнаты.

— Николай Фролович Гололобов.

— Что же ты молчал?

— Сам недавно узнал, случайно.

— Зови его, зови скорее, — не терпелось коменданту.

Как только Гололобов вошёл, Кочегаров накинулся на него:

— Что ж ты молчал, что лекарь? На четыреста человек ни одного лекаря, а ты молчал.

Николай Фролович топтался на месте, теребя в руках шапку:

— Я спецпереселенец. Кто мне позволит?

— Ах, ты ж посмотри на него. Особого приглашения ждёт, — не унимался комендант. — Ты вот что, сейчас же напиши, какие медикаменты тебе нужны, самые необходимые. Придёт обоз — передадим заявку.

Пока Гололобов составлял заявку, Акакий Африканович в возбуждении отмерял шаги по конторе:

— Свой лекарь — и молчит…

— Вот, всё самое необходимое написал, — подал список Николай Фролович.

— Вот и хорошо, вот и молодец. Ты, э-э…

— Николай Фролович, — подсказал охранник.

— Да-да, Фролыч, ты в курсе, что у нас оставлена землянка для больных? Там и будешь принимать, ежели появится необходимость.

— А как насчёт работы? — поинтересовался лекарь.

— Пока больных нет, работай, как и раньше. Кстати, в какой ты бригаде?

— На ледянке.

— Не пойдёт, — задумался комендант, — очень далеко. В случае чего не добежишь до тебя. Вот что, Юрий Николаевич, переведём его сюда, на посёлок. Надо подумать, как это лучше сделать. Всё, можешь идти. Будешь у нас лекарем. Пока неофициальным, но я начальству отпишу. Там, в больничной землянке, мать с дочкой живут. Но они не помешают. Наоборот, в случае чего помогут.

Оставшись вдвоём с Юрием, комендант взял список:

— Так, что он тут запросил? Карболка, йод, зелёнка, хлорка, пирамидон. Это хорошо. Набор инструментов, бинты, вата. Ну на первое время хватит.

— Лишь бы всё прислали, — засомневался Юрий.

— Что пришлют, то и пришлют. Была бы заявочка. Ждём обоз, ждём обоз, — комендант положил бумажку ко всем подготовленным документам.


Мать и дочь Бердниковы неспроста напросились жить в землянку-лечебницу. Это была семья священника, отца Иоанна. Самого его арестовали ещё дома, а жену и дочь отправили сюда. Женщины не теряли надежды, что рано или поздно семья воссоединится, молили об этом Бога. Вставали утром рано и молились. Ложились поздно, весь вечер тоже молились. Вполголоса — нельзя было открыто. Потому и отделились, чтобы от людей подальше. Многие знали, что они молятся, но молчали.

Как-то днём встретились Бердниковой две женщины:

— Семёновна, можно мы вечером придём? Очень уж помолиться хочется, душа просит.

— Приходите, пока больных в землянке нет, только лишнего не говорите. Сами понимаете.

— Конечно, понимаем. Спасибо, Семёновна, до вечера.

С тех пор время от времени собирались женщины у Бердниковых на молитвы.


Шёл уже пятый актированный день. За водой на ручей мужчины ходили сами, женщин не пускали. В ручье вода не замерзла, а на реке укрепился лёд. Воду для бани брали тоже из ручья, так как на реке прорубь сразу затягивалась льдом.

— Танюш, что-то ты вялая в последнее время, — подсела к соседке Нина, — что-нибудь болит?

— Сама не знаю. Наверно, застудилась, неможется мне.

— Я тоже заметил, что-то неладно с моей любимой, — поддержал Нину Виктор.

— Может, за Дарьей сходить? — предложила Матрёна.

— Не надо, пройдёт, — отказалась Таня.

— Я всё-таки позову, — начала одеваться Матрёна.

— Сиди, такой мороз. Сам приведу, — остановил её Виктор.

Пришла Дарья, сняла пальто, подсела к Тане.

— Мальчики, выйдите, покурите. Мне надо её осмотреть, — приказала она мужчинам.

— Некурящие тоже? — пошутил Семён.

Через некоторое время Дарья сообщила:

— Будет жить ваша Татьяна. Простуда пройдёт. В ней новая жизнь зародилась. Радуйтесь.

— Как хорошо! — подсела к подруге Нина, обняла её, — и у меня ребёночек будет.

За короткое время Дарья стала необходима людям. Бабкой её уже не кликали, не подходило к ней это имя, всё чаще тёткой Дарьей или просто Дарьей называли. Она заметно похорошела, помолодела. Время лечит, а может, просто заглушает даже самые больные душевные раны. Её часто звали помочь, и она откликалась. Постоянно рядом была девочка Лена, которая тоже отвлекала Дарью от тяжёлых воспоминаний. О себе Дарья по-прежнему никому ничего не рассказывала. Лена расспрашивала её, но Дарья со вздохом отвечала:

— Не время ещё, Леночка, потом расскажу.


Меланья страдала. Она работала в лесу на заготовке дров, Семёна почти не видела — он работал на расчистке участка для посёлка.

«Почему он даже не ищет встреч? — ломала она голову, — ведь я уже свободна».

Она так и жила с Дарьей в семье Казаковых, но всё ждала, что Семён её позовёт к себе. Они виделись по утрам у конторы, иной раз он подходил, и они обменивались несколькими ничего не значащими фразами, но чаще он издалека с улыбкой кивал ей — здоровался. И всё. Время шло. Надежда на то, что они соединятся с Семёном, у Меланьи таяла, она страдала, ночами иногда плакала.

А причина была банальная — Семён влюбился в Елену Погорелову, которая работала сучкорубом в соседней бригаде. Раньше он её почти не видел. Вдруг понял он, что Меланья — это просто увлечение, а вот Елена… Елена — это совсем другое.

Однажды он с интересом обернулся на её заразительный, переливчатый смех. Она с кем-то весело разговаривала. «Хотел бы я слышать этот смех рядом с собой», — впервые подумал он о девушке.

— Кто такая? — спросил Семён стоявшего рядом Кирилла.

— A-а, это Лена, сучкоруб. Что, понравилась? — улыбнулся Кирилл, — интересная девушка. Не замужем, между прочим.

— Понравилась, — улыбнулся в ответ Семён, — с кем она живёт?

— С Гололобовыми и Давыдовыми.

— Не знаю таких. Может, и видел, а так — не знаю.

— Откуда ж нам всех знать? Работа-дом-работа. И у них так.

— Хорошо она смеётся, чувствуется, что душа открытая.

— Она и так ничего, симпатичная.

С тех пор он стал обращать на девушку внимание. Из-под платка Елены выбивались крупные кудри, вроде ничего особенного, но глаза озорные. Если бы не смех и эти озорные глаза, может, Семён и не обратил бы на неё внимание. В свои двадцать четыре года она ловко управлялась топором. Видно было, в работе умелая, быстрая. Это тоже понравилось Семёну.

Зимой дни короткие, с работы шли затемно, но из-за снега этой темноты не чувствовалось.

— Девушка, можно вам помочь? — догнал её Семён.

— Чем? — Отстранилась Елена. — Топорик уже привычный, вовсе и не тяжёлый. А больше у меня ничего и нет.

— Ну, если топорик не хотите отдавать, то хотя бы разговором до дома помогу.

— A-а, ну это пожалуйста.

— Меня Семёном величают, а вас?

— А я — Елена Прекрасная, — засмеялась девушка.

«Смех, этот смех я хочу слушать и слушать», — обрадовался парень.

И пошли разговоры. Обо всём и ни о чём.

С тех пор они каждый вечер вместе возвращались с работы в свои землянки, а спустя некоторое время и утром на работу шли рядом.

Меланья работала совсем в другой стороне, поэтому о новом увлечении Семёна даже не догадывалась. Она ждала…


— Что же так долго не везут груз? — возмущался комендант, — уже и морозы сильные были, и снова потеплело, а их нет и нет.

Как-то к конторе подъехала лошадь с санями. Коми мужчина ловко выпрыгнул из саней и направился в помещение.

— Бур лун! (Добрый день!), — поздоровался он.

— И вам доброго дня, — отозвался Акакий, — по какому вопросу, товарищ?

— Me картупель вая Пегышысь.

Комендант с Юрием переглянулись.

— Ты понял, что он сказал? — спросил Акакий.

— Он картошку привёз. Из Пегыша. Это коми деревня вверх по Ёлве.

— A-а, ну хорошо. Рады, очень рады, — подошёл к мужчине Кочегаров и пожал его руку двумя руками.

Мужчина позвал их за собой, откинул в санях тёплый тулуп. Под ним было два мешка картошки.

— Босьтöй.

— Берите, — перевёл Юрий.

— Конечно, конечно, — Акакий с Юрием схватили мешок с двух концов и быстренько занесли в контору, чтобы картошка не успела замёрзнуть. Тут же вернулись за другим мешком. Когда они вышли, чтобы поблагодарить мужчину, лошадь была уже за поворотом.

— Не без добрых людей на свете, — глядя вслед, проговорил комендант.

— Будем делить на всех? — спросил Юрий.

— Да, по списку. Посмотрим, сколько картошин каждому достанется.

— Люди-то как обрадуются, а то совсем картофельный вкус забыли, — поддержала разговор Лариса.

— А мы даже имя у мужика не спросили на радостях, — спохватился комендант.

— Ладно, ещё узнаем, — успокоил его Юрий.

— А я прямо сейчас же в суп и добавлю, — Лариса взяла из мешка картофелину, тонко-тонко очистила кожуру, порезала и бросила в кастрюлю.


Только в конце декабря прибыл обоз из десяти лошадей. Приехали уполномоченный с охраной и ещё незнакомый мужчина.

— Как дела, товарищ комендант?

— Живём помаленьку, товарищ уполномоченный. Давно вас поджидаем.

— Отчёты, документы — всё готово?

— А как же, всё в порядке. Более того, я заявку на оформление лекаря написал. У нас, оказывается, свой есть. И список необходимых медикаментов приложил. И деньги за продажу продуктов приготовили. Вон в мешке. Так что готовы к вашему приезду.

— Пока выгружают товар, отойдём, поговорим, — уполномоченный увлёк Кочегарова в сторону.

— Вот что, Акакий Африканыч, дело такое. Хоть ты и просил отозвать твой рапорт о переводе, но делу уже дали ход. Так что привёз я тебе замену.

— Это вон тот что ли?

— Не знаю, как себя в работе покажет, новенький, молодой ещё. Но вот, прислали.

— А как же я?

— Тебя в другое место переводят. По-моему, тоже к спецпереселенцам. Поближе к центру.

— А как же Лариса? Мы с ней…

— Придумаем что-нибудь. Можно о переводе поговорить. Там ведь тоже раскулаченные.

В это время Лариса с вёдрами воды зашла в контору.

— Кто это? — спросил новоиспечённый комендант Юрия.

— Помощница и жена коменданта.

— Спецпереселенка?

— Да.

Вошли уполномоченный с Акакием Африкановичем.

— Вот, товарищ комендант, ваша замена.

— Но Ларису я забираю. Вы обещали.

— Всё оформим.

И они занялись на складе своими делами.

А молодой комендант подумал:

«Это что же, он уедет и с собой эту кралю увезёт? Пойти хоть побаловаться с ней…»

Улучив момент, он юркнул в дверь конторы, где у печки хлопотала Лариса.

— А ты без фуфайки и платка ещё краше, — не церемонясь, подступил к ней мужчина.

— Чего вы хотите? — насторожилась Лариса.

— А чего мужик хочет от бабы? Сейчас и узнаешь, чего я хочу. Он грубо стал сдёргивать с неё одежду. Лариса не поддавалась. Наконец, не выдержала, закричала:

— Акакий, Юра!

Услышав через стенку возню и зов о помощи, мужчины бросились в контору.

— Что здесь происходит? — первым заскочил комендант.

От неожиданности сменщик с силой оттолкнул Ларису. Та упала, ударившись головой о железную печку. Лужа крови разливалась из-под её головы.

— Лариса! — Кинулся к ней Акакий, затем повернулся к новоиспечённому коменданту. — А-ах, ты… — Лицо его вытянулось, глаза потемнели от гнева. Он медленно потянулся к кобуре с револьвером. — Ты зачем её убил? Ты зачем мою жену убил?

Выстрелить он не успел. Новоиспечённый комендант опередил его.

На выстрел вбежал уполномоченный с охраной.

— Сдать оружие! — приказал он. — Охрана, арестовать и вывести.

Уполномоченный подробно расспросил Юрия о случившемся, составил протокол. На прощанье сказал:

— Вот что, Юрий Николаевич Щанов, остаёшься за старшего. Сам понимаешь. Документы, накладные я оставил. Разберёшься. Ты парень головастый, я уже присмотрелся. Подумай, может, в партию вступать решишь, я рекомендацию дам. Такие, как ты, нам нужны. В случае чего подучим. Так что обдумай всё. А коменданта мы пришлём. — И добавил: — Схорони их, пожалуйста. Жаль, в общем-то, неплохой был мужик. Кто мог подумать, что так случится.

Уполномоченный и охранники с арестованным уехали на двух санях. Восемь лошадей с санями оставили в посёлке возить по ледянке лес.

Акакия с Ларисой похоронили вместе. Провожал их весь посёлок. В последнее время к коменданту стали относиться с уважением, а о позорной кличке давно все забыли.


В помощники Юрий выбрал Виктора Гуреева. Кудрявый, общительный и отзывчивый парень нравился ему. Вместе они сидели то в конторе, то на складе, разбирались с документами, с товаром.

— Надо в продавцы взять крепкую, шуструю женщину, — предложил Щанов.

— Подумаем.



Уполномоченный приезжал на санях

НА КРАЮ ЖИЗНИ

Очень тяжело жилось в это время детям. Многие вынуждены были безвылазно находиться в землянках — не в чем было выйти на улицу. То, что взяли с собой, у многих давно износилось, а новое достать было просто негде, донашивали друг у друга. В тесных, сырых землянках было всегда темно, только и света, когда днём лаз приоткроют, да от печки, когда топилась. Свечей не было, ламп — тоже, всю зиму жили в темноте. Взрослые хоть работали на свежем воздухе, а малыши целыми днями ползали, сидели, лежали на грязных, завшивленных топчанах, дыша спёртым, тяжёлым воздухом. О фруктах-овощах только мечтали, а многие даже забыли, что это такое. Дети слабели, болели, становились вялыми. Вечером, после скудной похлёбки, все ложились спать.

Валя прижалась к маме своим худеньким тельцем.

«В чём и душа держится?» — ёкнуло сердце Анисьи.

В тишине раздался слабый Валин голос:

— Я скоро улечу на небушко. Там солнышко тёплое-тёплое, светлое-светлое, там облака такие красивые, там птички поют и ангелы летают. И я вместе с ними.

Слёзы хлынули из глаз Анисьи, и она крепче прижала к себе пятилетнюю дочку.

— Держись, доченька, — сказал Никифор, — доживём до весны. Там и солнышко, и облака, и птички, и цветы — всё будет. — Утешал он дочь, а у самого ком в горле стоял.

— Нет, папочка, я раньше улечу. Там так хорошо.

И с улыбкой уснула. Навсегда.

В ту ночь умерло ещё двое детей: годовалый Аркаша и трёхлетняя Настенька. Это были первые дети, которые не выдержали страшных условий жизни. А ведь было только начало зимы.

У стариков одежда и обувь сохранились лучше, поэтому они каждый день, шатаясь от слабости и истощения, гуляли по посёлку.

Вера с Дусей шли с ручья с вёдрами воды.

— Ой, кто это там лежит?

Подошли, попытались перевернуть старушку.

— Кажись, Фёдоровна.

— Жива?

— Не знаю. Надо взрослых позвать.

— Я к Михайлычу, он в нашей землянке, должен быть сегодня дома, — схватив ведро, поспешила Вера.

Дуся осталась около старушки.

Скоро вернулась Вера с Егором Михайловичем, по пути позвали Порфирия Фёдоровича.

— Жива? — спросили мужчины.

— Не знаем, — дуэтом ответили подруги.

— Где её землянка?

— Идёмте, покажу, — отозвалась Вера.

Дуся пошла в свою землянку.

Надежда Фёдоровна, семидесятидвухлетняя женщина, протянула недолго — к вечеру, не приходя в сознание, умерла.

Редко какая неделя проходила без похорон. Иногда в день умирало несколько человек, тогда хоронили их в общей могиле. Оплакивать не было сил. В основном умирали малолетние дети и старики. От истощения, от слабости, от малоподвижного образа жизни, от грязи и спёртого воздуха в землянках.

— Володенька, даже домой боюсь идти.

— Не думай о плохом, Маша, всё будет хорошо, — поддерживал муж жену, идя с работы.

Родители действительно боялись идти домой: все ли дети живы? По утрам матери со страхом ощупывала своих малышей — тёпленькие ли, прислушивались к их дыханию.

От слабости и истощения умирали и на работе. Не удалось спасти Анну Николаевну, жену лекаря. Работала она на заготовке дров, упала прямо в лесу, смотрела на товарок виноватым, измученным взглядом. В посёлок привезли её на лошади. Муж — лекарь, но что он мог сделать? Изменить условия жизни? Накормить? Вылечить? Чем лечить? Ещё ничего не прислали.

Прожила Анна Николаевна два дня. Николай Фролович овдовел. С ним остался семнадцатилетний сын Анатолий, который работал на ледянке.

Нового коменданта прислали быстро. Не прошло и недели. Это был основательный мужчина лет сорока. Осипов Виталий Иванович.

— Юрий Николаевич, — обратился он к Щанову, — это вам. — И передал записку от уполномоченного. Тот просил охранника ввести нового коменданта в курс дела и, по возможности, помогать ему, особенно в первое время.

Зашли в магазин-склад. Юрий представил новую продавщицу:

— Это — ваша помощница во всём. И продукты населению отпускает, и вам готовить будет. Знакомьтесь, Ульяна Давыдова. — Новый комендант пристально посмотрел на женщину. — Ульяна, это наш новый комендант Виталий Иванович.

— Здравствуйте, — с чисто женским любопытством взглянула на новенького женщина.

— Ульяна всего несколько дней работает, тоже только привыкает, но уже справляется, — сообщил Юрий.

Нового коменданта интересовало всё, он подробно обо всём и обо всех расспрашивал, а вечерами скрупулёзно изучал постановления, отчёты, графики, накладные.

«Он порядок наведёт», — подумал охранник.

Юрий приходил в свою землянку поздно, усталый, но это было уже не холостяцкое жильё. Его ждали две женщины: Ольга и её младшая сестра Вера. Он сразу пригласил Олю к себе, как только получил землянку. Девушка с радостью согласилась. Но с условием, что сестра перейдёт вместе с ней.

— Наконец-то вернулся наш хозяин, — обняла его Ольга, — целых пять дней не было.

— Ты же знаешь, контору и склад нельзя оставлять без пригляда, вот и жил там, пока не прибыл новый комендант.

— Ну и как он, новый наш начальник?

— Серьёзный мужик, — ответил Юрий.

Через месяц прибыл очередной обоз. Тот же уполномоченный сообщил Щанову:

— Собирайся, Юрий Николаевич, поедешь со мной. Хватит уже быть здесь на подхвате. Я договорился, поедешь в Сыктывкар на курсы. А там поглядим, может, и в партию примут. Ты себя показал с хорошей стороны, я рекомендовал. Так что не подведи.

— А у вас как дела, Виталий Иванович? — обратился он к новому коменданту, — уже освоились? Вот помощника вашего забираю. Простым охранником прибыл, а, поди ж ты, талант работы с людьми открылся. Подучиться только надо.

— Спасибо, товарищ уполномоченный, осваиваюсь.

— И хорошо, что осваиваетесь. Люди здесь трудолюбивые. Главное, правильный подход к ним найти, и всё будет в порядке.

Юрий пришёл в землянку. Ольга была в лесу, на заготовке дров.

— Вера, я уезжаю. Приказ, — сказал он и начал собирать свои нехитрые пожитки.

— А что Ольге сказать? Вы вернётесь?

— Ничего пока не знаю. Поцелуй от меня сестру, — чмокнул Веру в щёчку и ушёл.

Курсы, приём в партию, назначение на новое место работы, курсы повышения квалификации, новое назначение с повышением в должности… В эту жизнь Юрия Николаевича Щанова никак не вписывалась спецпереселенка Ольга Левашкина.


В землянках на целый день оставались малые дети и старики, которые не могли работать по старости или по состоянию здоровья.

— Дед Илья, а как вы раньше рыбу ловили? — поинтересовался любопытный Демидка.

— О-о, у нас были удочки, мы их сами делали.

— А как? Весной научишь?

— Я бы и прошлым летом вас научил, да нужны леска и крючок. На худой конец, иголка, её согнуть можно.

— Мама иголку не даст.

— То-то и оно. А удилище мы сами сделаем. Тут ивы полно. Хоть вдоль ручья, хоть вдоль реки.

— А леску где взять?

— Попробуем толстых ниток в два-три слоя скрутить. Опять же, где эти нитки взять? Не всякая хозяйка расстанется со своим добром. Магазина-то нет. Да и денег тоже нет.

— И что теперь, без рыбалки? — опечалился Демидка.

— Ты, внучок, раньше времени не горюй. Придёт весна, тогда и будем думать. Всё может измениться.

Почти в каждой землянке заводились какие-то интересные разговоры.


В семье Казаковых пятеро детей и одна пара зимних сапог. Неважно, что кому-то они великоваты, а кому-то маловаты, эти сапоги отдыхали только ночью. То старшая Ксеня обует: воды принести или к подружке сбегать. Только разуется, уже Антон убежал за дровами, а, может, к друзьям, а то Демидка перехватит и к другу Николке мчится поделиться новостями или деда Архипа послушать.

Лена ходила в этих сапогах с Дарьей на строящийся посёлок. Они собирали молодую хвою со срубленных веток сосны. Дарья рекомендовала хозяйкам:

— Эту хвою время от времени заваривайте и пейте. От цинги убережёт и силы поддержит.

Только четырёхлетнему Илье приходилось всё время быть в землянке. Уж слишком велики ему были эти сапоги.

Так и в других землянках. Если находилась хоть одна пара пригодной для детей обуви, обували её по очереди. И неважно: свои — не свои. Все свои. Впрочем, был строгий уговор: целый день одному в обуви не ходить. Другим тоже надо.


Худо ли бедно, зиму пережили. Наступил март, самый прекрасный месяц после зимы. День уже достаточно длинный, солнышко ярко светит и даже пригревает, ночами, правда, заморозки. И луж непроходимых ещё нет. Разве можно усидеть в землянке?

Забежал Антошка, схватил лопату.

— Ты куда? — спросила вдогонку Ксеня.

— Я щас, — и убежал.

— Я тоже хочу, — пригорюнился было Демид, и тут его осенило. — А можно я осенние ботинки обую? Тепло же.

— Обувай, всё равно тебя не удержишь, — согласилась сестра и сама стала подыскивать себе осеннюю обувку.

— И мне посмотри, — попросила Лена.

— Девочки, оденьте-ка Ильюшу потеплее, в мамин платок укутайте. Я вынесу его на солнышко на несколько минут, — предложила Дарья.

— А почему на несколько минут? — спросила Ксеня.

— После долгой темноты и зимовки в землянке нельзя сразу надолго на солнышко. Заболеть может.

— Лучше потом ещё прогуляться. Да, тётя Дарья? — спросила Лена.

— Верно, можно часто, но понемногу. И каждый день всё дольше и дольше. Так и привыкнет.

Пока шли разговоры, Илью укутали-замотали — осталось открытым одно лицо. Дарья вынесла малыша.

Казалось, весь посёлок высыпал на солнышко погреться. Мальчишки лопатами сгребали снег со столов и скамеек, которые были сколочены ещё осенью.

— Правильно, молодцы, ребята, — похвалила их Дарья.

Многие вынесли из своих землянок малышей, укутанных так же, как и Илья. Детские личики были бледно-зелёными, с впалыми глазами. Малыши часто-часто моргали, слёзы заполняли их глаза, безучастные ко всему.

— Всё, пока достаточно, — Илью занесли в землянку, — потом ещё выйдем.

Несколько дней выносили ослабленных малышей на улицу. Столы и скамейки на солнышке подсохли, уже не надо было держать детей на руках. Малыши начали оживать, уже с интересом смотрели вокруг, сопротивлялись, когда их заносили обратно в землянки. И бледность, казалось, отступала.

Через неделю такой солнечно-морозной погоды Дарья предложила:

— Давайте, ребята, завтра в землянке сделаем генеральную уборку.

— А как?

— Я расскажу. И друзьям своим скажите, пусть подключаются.

Назавтра выдался такой же солнечный день. Малышей одели и рассадили на столах, бабушек попросили за ними проследить, чтобы не упали.

— Ребята, — руководила Дарья, — идите на стройку. Там сучкорубы сосновые ветки обрубают. Натаскайте этих веток как можно больше. В общую кучу. А мы разберёмся.

— Надо и других пацанов позвать, — сообразил Никола, — быстрее будет.

— Верно. Всем надо. Носите, — одобрила Дарья.

— А нам что? — спросила Лена.

— А мы, девочки и хозяюшки, будем выносить из землянок весь старый лапник, весь мусор. Все тряпки, какие есть, вытрясем и на солнышке оставим. Пусть проветриваются.

— А нам, мужикам, какая работа? — не утерпел дед Архип.

— Да-да, про нас забыла, что ли, Дарьюшка? — упрекнул Илья Спиридонович.

— Не забыла. И вам работа. Сжечь весь старый лапник, весь мусор, который мы будем выносить из землянок. Согласны?

— С удовольствием сожжём всю нечисть, что набралась за зиму.

И закипела работа, будто только этого все и ждали. Мальчики носили сосновый лапник. Ничего, что далеко, вокруг оврага. Из первых сосновых веток делали метёлки. Освобождали землянки, выносили всё: что на просушку, что в костёр. С удовольствием сжигали старый лапник, уже засохший и оттого колючий, грязный, завшивленный, свежими метёлками обметали потолки, стены, стол, топчаны, пол. И весь мусор — в костёр, в костёр…

— Теперь пусть проветрится землянка, и занесём свежий лапник.

Ещё раз вытряхнули проветренные и просушенные простыни, покрывала — у кого что. И всю одежду, тряпки, какими пользовались.

К приходу родителей все домочадцы сидели уже в чистых, обновлённых землянках.

— Ой, что это? — удивились Степан и Серафима, как только вошли к себе.

— А воздух-то, воздух какой! — подхватила Меланья.

В эту ночь все спали крепким, здоровым сном, не крутились, не кряхтели, не вздыхали. И малыши не хныкали. Утром дети проснулись позже обычного.


— Стеш, пойдём в лес сходим. Там такая брусника сладкая выглядывает. Я уже пробовал, — предложил Никола.

— Пошли, только недолго, а то Клава заругает.

— Мы здесь, недалеко.

Снег в лесу уже осел. По ночам ещё гуляли сильные морозы, поэтому в тени деревьев образовался плотный наст. А на солнышке наст подтаивал, сквозь него можно было легко провалиться. Зато вокруг древесных стволов уже появились проталины, где большие, где поменьше, и на этих проталинах радовали глаз красивые зелёные кустики с брусникой. Ягода была крупная, бордовая, сладкая — вкуснее, чем осенью.

— Сапоги чуть великоваты, я у Сашки взял. Ну, ничего, мы бегать не будем.

— Я нашла, — побежала Стеша к проталине.

— И я нашёл. Я Ванятке соберу.

От дерева к дереву шли, время от времени переговаривались.

— Вот, смотри, сколько я Ванятке набрал, — повернулся Коля к Стеше и обомлел.

Напротив девочки, злобно оскалившись, стояла огромная серая собака с прямым хвостом. Стеша стояла ни жива ни мертва, даже дышать перестала. Коля мгновенно огляделся, схватил подвернувшуюся большую ветку и…

— А-а-а, — со страшным криком кинулся он к собаке. Та повернулась в его сторону, снова оскалилась, злобно зарычала и боком-боком ушла в лес.

А Коля запутался в больших сапогах и на бегу рухнул в снег лицом.

Стеша опомнилась, подбежала к другу:

— Ты живой?

— Ага, — поднял он голову. Его лицо было в ледяном снегу.

— Ты меня спас. Какой ты смелый! Вставай, — пыталась помочь ему Стеша.

— Я не смелый. Я… я очень испугался, — заикаясь, признался он.

— Нет, ты смелый — такой большой собаки не испугался. А вот я очень испугалась. Думала, она меня съест.

— Эх, ягоды рассыпал, Ванятке собирал.

— Это ничего, мы сейчас вдвоём быстренько ещё наберём.

— Ага, только смотри по сторонам. Вдруг она вернётся, — предупредил Никола. Сам он тоже время от времени всматривался в глубь леса.

Вечером, не успел Матвей переступить порог землянки, Стеша тут же доложила:

— Пап, меня Никола от большущей собаки спас. Он такой смелый, хоть и младше меня.

— А вы что, в лес ходили?

— Да, там ягода очень вкусная.

— В другой раз возьмите больше друзей. Вдвоём, и тем более одна, больше не ходи. Договорились?

— Угу, — кивнула дочь.

Клава спросила:

— Откуда тут собака? Ни у кого даже дворняги нет.

— Скорее всего, это волк, — заключил Матвей.

Клава всплеснула руками:

— Так страшно!

— Чему тут удивляться? В лесу живём. В одиночку ходить нельзя. И палку с собой надо брать. На всякий случай.

НАЧИНАЕТСЯ СТРОИТЕЛЬСТВО

В марте призвали на работу всех подростков четырнадцати лет, в их число попали и двенадцати-тринадцатилетние, кто покрепче. Как сойдёт снег — начнут ставить деревянные дома. Брёвна, которые заготовили для строительства, надо ошкурить, иначе они быстро сгниют, в них заведутся жучки-древоточцы, которые очень скоро превратят древесину в труху. Ошкуривание поручили подросткам. Каждому дали двуручный металлический скребок, надо было оседлать бревно и этим скребком снимать кору.

— Вера, у тебя получается? — спросила подругу Матрёна.

— Пока не очень, но ничего, научусь.

— А у тебя, Дуся?

— Приспосабливаюсь.

— И я приспосабливаюсь.

Иной раз кора отделялась легко, а другой раз скребёшь-скребёшь на одном месте, еле очистишь. Переворачивать брёвна помогали друг другу.

Ближе к обеду стали болеть плечи, спина, руки. Во время «перекуров» ребята ложились навзничь на дерево, вытягивали руки над головой и так отдыхали. Вечером дорога до дома дальняя, но то уже хорошо, что можно идти, а не работать в одном положении.

Самое тяжёлое в первые дни — ранний подъём. После трудового дня голова чугунная, никак не хочет отрываться от подушки, хоть плачь. Но надо. И вставали, и шли вместе с родителями, вместе со взрослыми. Уже через несколько дней стало легче, и просыпались легко, и тело не болело, как в первое время.


За зиму обоз приходил несколько раз, на складе было достаточно продуктов и товаров — запасались на весеннюю распутицу. Время от времени работникам выдавали небольшие суммы денег, так что некоторые семьи к весне могли купить не только еду, но и кое-какую одежду, обувь. А где кормильца не было — хоть по миру иди. И шли. Кто сможет выдержать взгляд голодного ребёнка? Женщины брали плошки и шли по землянкам, по тем, где достатка побольше. Кто жменю крупы насыплет, кто несколько макаронин даст, а кто и кусок сахара положит. На этом можно было продержаться сколько-то дней. А потом — опять с протянутой рукой. У кого было что дать — давали, а нет — так и нет. И на том спасибо, что хоть не гонят.

Стали приходить письма. От родственников, от бывших соседей.


— Олечка, ты всегда такая грустная. Не знаю, как тебя и утешить, — обняла Вера старшую сестру. Они так и остались вдвоём в землянке охранника.

— Верочка, сестричка моя, уже скоро два месяца, как Юра уехал. Хоть бы письмецо написал. Забыл меня.

— Разве можно забыть такую красавицу? Напишет. Или приедет.

— Уж и не верится. О самом главном он не знает. Наверно, уже и не узнает, — вздохнула Ольга.

— Ты о чём? — обернулась к ней Вера.

— Я о том, что у меня будет дочка.

— Как здорово! — Снова обнялись сёстры. — А почему девочка? Вдруг — мальчик?

— Не знаю, почему-то жду девочку.

— Она будет такая же красивая, как и ты.

— Главное, чтобы счастливая была. А моё счастье, наверно, уже закончилось, — Оля заплакала.

— Не плачь. Всё будет хорошо. И ты будешь ещё самой счастливой на свете. Вот увидишь. Не плачь, а то я тоже заплачу. Ребёнку вредно, если мы будем плакать.

— Не буду, — улыбнулась Ольга сквозь слёзы.

Оно, конечно, вдвоём в землянке просторно. Но раньше Юрий и дров наколет-занесёт, если есть время, протопит. Теперь всё надо делать самим. Пока зимой Вера не работала, все заботы по дому были её обязанностью, но с марта она с другими подростками вышла на стройку, и домашние дела приходилось выполнять после работы.

— Вера, бери вёдра и за водой. А я дров наколю и печку истоплю.

Сестра схватила вёдра и убежала к ручью. Ольга принялась колоть дрова.

За этим занятием увидал её Никита Иванов:

— Кто такой красавице разрешает дрова колоть?

— Больше некому, — не останавливаясь, ответила девушка.

— Разреши, — Никита отобрал топор и сам взялся за дело.

— Всё, спасибо, на сегодня хватит, — попыталась остановить его Ольга.

— Пусть будет с запасом.

Парень легко управлялся с дровами, а Ольга стояла и любовалась им:

«Что-то я раньше его не замечала? Такой ладный, такой сильный».

— Всё, Никита, спасибо. Иди, отдыхай. Ты же с работы идёшь.

— Как скажешь, Ольга Прекрасная. Если не возражаешь, могу приходить, помогать с дровами.

— Не возражаю, — засмеялась Ольга.

Пришла Вера с водой.

— Так много дров наколола! И уже печка топится. Быстро ты сегодня.

— У меня помощник объявился.

— Кто?

— Никита Иванов.

— Хороший парень. — Вера обняла сестру.

Приготовили еду на быструю руку — и спать. Завтра обеим на работу.

Бригада Матвея, прежде работавшая на ледянке, теперь перевозила по этой дороге лес, который рубили и вольнонаёмные, они жили в бараке на Красном, и несколько бригад спецпереселенцев. Древесину с вырубок перевозили на лошадях до катища Смертельного. На сани укладывали комель, на подсанник — вершинку, закрепляли, и ну-у, пошла, лошадушка. На катище работала бригада вольнонаёмных, они принимали и укладывали брёвна так, чтобы было удобно скатывать их в реку.

Разгружали древесину, которую привёз Матвей.

— Фёдор, — обратился он к вольнонаёмному, — а почему катище называется Смертельным?

Тот остановился, передохнул:

— Ты видел, какая высота? От воды метров тридцать будет. Неправильно уложишь брёвна, они сами покатятся и за собой другие увлекут. Если под обвал кто попадёт, считай, погибель, или брёвнами придавит, или вниз вместе с ними улетишь. Были такие случаи. Погибали люди. Потому и Смертельное.



Смертельное катище


— Да, опасное дело.

— Опасное, а работать надо.

Весной брёвна скатывали в Ёлву и по высокой воде сплавляли. Работали без всякой техники, шестами. Помогала взаимовыручка. Иначе никак.


Меланья поняла, что Семён теперь дружит с Еленой Погореловой. Да и как не понять? После утреннего сбора у конторы они всегда уходили вместе. Женщина со слезами смотрела им вслед. Но что тут поделаешь? Плачь — не плачь, насильно мил не будешь. На заготовке дров Меланья работала в одной бригаде с двадцатидвухлетней Настей Бердниковой. Она знала, что девушка с мамой вечерами читают молитвы и некоторые женщины приходят к ним помолиться.

— Настя, можно я вечером приду? Сил больше нет, — слёзы потекли по щекам Меланьи.

— Приходи, конечно, — девушка ни о чём не спросила. Не в её характере было лезть в душу. Если надо, человек сам всё расскажет.

С тех пор Меланья стала часто бывать в медицинской землянке у Бердниковых, а потом и вовсе перешла туда жить.

Хоть и была зима тяжёлая, хоть и болели и умирали многие, но ни одного человека не привели в медицинскую землянку, ухаживали за больными сами, как-то управлялись. Жители землянок считали себя одной семьёй, а отдавать больного куда-то было стыдно. Да и чем там могли помочь? Медикаменты кое-какие давно прислали, но они пока так и не были востребованы — никто не обращался. Гололобов так и работал на подготовке участка под строительство посёлка.

Но однажды к нему прибежали:

— Николай Фролович, там Веньке Шишкову ногу разрубили, — запыхавшись, докладывал одиннадцатилетний Сашка Бойников.

Гололобов подбежал к саням:

— Тимофеич, подкинь к землянкам, там из лесу парня привезли.

— Садись. А ты, Санька, чего стоишь? Прыгай в сани.

У медицинской землянки стояла лошадь с санями, в них лежал Венька. Штанина — в крови, рядом — перепуганная Александра Фомина.

— Тимофеич, Санька, подсобите, — Николай Фролович с помощниками занёс больного в землянку, где уже хлопотала Анна Семёновна, грела воду.

Топчан был разделён занавеской на две части, на одной спали женщины, на другую половину положили Веньку. Лекарь снял с больного валенки, как-то стащили ватные штаны, Гололобов осмотрел рану.

— Как же так? Как это могло случиться? — приговаривал он.

Александра в растерянности пыталась объяснить:

— Я вот сучкоруб. У меня топор. А Венька лес возит по ледянке. Приехал на загрузку. Ну и вот… Поскользнулся, упал, я в снег провалилась, а топор как-то сам… Ну вот…

— Да-да, топоры сами летают, ноги рубят, — обрабатывая рану, приговаривал лекарь. — А вы чего тут? На работу, все на работу. Ничего страшного. Кость цела, мясо нарастёт. Хорошо, что штаны ватные.

— Ну вот, Анна Семёновна, тебе и больной. Два-три дня полежит, я буду приходить, перевязывать, а там посмотрим. Да он молодой, быстро заживёт.

Утром Гололобов пришёл рано. Настя с Меланьей ещё были дома.

— Подождите, девушки, вместе до конторы дойдём, — сказал лекарь.

Заглянул он и вечером. Меланья с Настей как раз садились ужинать.

— Поужинайте с нами, Николай Фролович, — пригласила Анна Семёновна.

— Спасибо, не откажусь. А больного накормили?

— Да, я уже поел, — отозвался Вениамин.

— Ты вот что, хозяйка, завтра сходи в контору, на больного паёк положен. Что уж — не знаю, но на два-три дня возьми. Не помешает.

— Спасибо, Николай Фролович.

Лекарю приглянулась Меланья. Правда, она почему-то грустная всё время. «Ясно дело, радости мало в нашей жизни», — думал Гололобов.

На работе во время перекура он разговорился с Кочетковым:

— Тимофеич, знаешь Меланью?

— Как же не знать? Знаю. Не слышал, что ли? Шумная история была. Муж у неё… этот… как его… Ну грибная фамилия ещё такая.

— Не знаю такого.

— Ну который по осени сбёг.

— A-а, Поганкин.

— Во, он самый. Избил её, эту Меланью, до полусмерти. Еле Дарья откачала.

— За что избил-то?

— Кто их разберёт. Тут в своей семье ничего не знаешь, а в чужой и подавно.

— Стало быть, теперь она одна?

— Видимо, так. А что, глаз положил? Вроде баба неплохая, работящая.

— Не знаю.

— А чего? Ты вдовый. Не век же одному куковать. Вдвоём легче. Анатолий вон твой женится скоро, вовсе один останешься. Так что, ежели понравилась, бери.

Александра каждый вечер прибегала навестить Вениамина. Она чувствовала себя виноватой в происшедшем.

— Венечка, прости. Сам видел, нечаянно получилось.

— Прошу, Шурочка, прошу, когда поцелуешь, — на полном серьёзе, никого не стесняясь, ответил он.

— А вот выздоровеешь, и поцелую, — отшутилась Александра.

— Вы дошутитесь, я чувствую, — закончил перевязку Николай Фролович.

Женщина с парнем переглянулись и рассмеялись.

— Рана затягивается, так что до свадьбы заживёт.

— До чьей свадьбы? — спросил Венька.

— До твоей, до твоей. Меланья, проводи меня, — лекарь вышел из землянки. Следом, одевшись, вышла Меланья.

— Прогуляемся? — предложил Гололобов.

Чуть замешкавшись, женщина согласилась.

Вначале говорили ни о чём, вышли на дорожку в сторону Красного.

— Ты мужа любила? — спросил Николай Фролович.

Меланья не ответила.

— Прости, не хочешь — не отвечай.

— Почему же? Нет, не любила.

— Но замуж-то пошла.

Нехотя женщина начала рассказывать:

— Я совсем молоденькой была. Отец задолжал Филиппу денег. Не мог отдать. — Меланья снова замолчала.

— И что, тебя взамен долга?

— Да. Отец долго думал, но выхода другого не нашёл.

Ещё чуть прошли, повернули обратно.

— Я зимой овдовел. Ты знаешь…

— Знаю. Анна Николаевна с нами на заготовке дров работала. Там ей плохо и стало.

— Худо одному, — вздохнул он.

Дальше до самой землянки шли молча. И, уже прощаясь, Николай Фролович взял её руки в свои, сказал:

— Ты мне понравилась, Меланья.

Она вздохнула, но ничего не сказала.

— Спокойной ночи, — попрощался он.

Она кивнула и зашла в землянку.

Она долго не могла уснуть, нахлынули воспоминания, тревожило признание Гололобова.


Апрель — мокрый месяц, не знаешь, как и обуваться: в валенках уже сыро, в ботинках сыро и холодно — снег и лужи, сапоги мало у кого есть. Но, как бы ни одевались, как ни обувались, работать было надо. С утра до вечера, каждый день. Кашель — для всех привычное дело.

В конце апреля тронулся на Ёлве лёд. Весь посёлок высыпал на берег. Те, кто работали на стройке, с утра и во время перекуров любовались этим весенним зрелищем, те, кто оставались в землянках, вышли на обрыв, а те, кто работали в лесу, пришли к реке вечером, после работы. Вначале лёд шёл только посередине реки, но вот ближе к берегам стали откалываться мелкие льдинки, и вдруг треснула крупная глыба, сдвинулась, замерла, словно раздумывая, плыть или ещё подзадержаться у родного берега, но упрямое течение не дало ей много времени на раздумье. Медленно развернулась глыбина и поплыла.

— Так и нас оторвало от родного берега и понесло куда-то, — не замечая скупых слёз, произнёс дед Архип.



Ледоход на Ёлве


У каждого в душе возникали свои чувства — и тревога, и надежда на перемены, надежда на лучшее. Хотелось, чтобы лёд унёс с собой всё плохое. А плохого пока ой как много. Человеку всегда верится, что скоро всё изменится, и изменится к лучшему. Без веры жить невозможно.


Скоро белые ночи. Разве есть что-то, что заставило бы молодых людей сидеть вечерами в землянках? Только неволя. Но здесь они были относительно свободны, поэтому каждый вечер уходили на гулянья. Среди них и те, кто уже начал работать, и те, кто пока не работал. Обычно парни собирались у моста в самом начале оврага, поджидали девчат, и они подходили группами по пять-шесть человек. Затем большой ватагой молодёжь шла по другой стороне оврага к строящемуся посёлку и дальше по берегу реки до Круглого озера. Сначала шутили, смеялись, затем отделялись парочки. А те, кто ещё не определился, так и держались группой, баловались, рассказывали всякие байки. Парни развлекали девушек как могли. Радость и полученная от гулянья энергия давали силы на будущий тяжёлый день, а днём они с нетерпением ждали вечерней встречи, ночных прогулок.

Но однажды девчата решили подшутить:

— А давайте сегодня к парням не пойдём, уйдём в другую сторону.

— Ага, да так, чтобы они не заметили.

— Интересно, что будет?

— Только глядите, ни гу-гу.

Девушкам пришлось проявить смекалку. Когда все ребята ушли к мосту, девчата незаметно, по одной, проскользнули в лес, в сторону ледянки. Кто прятался за развалинами шалашей, некоторые подключили стариков:

— Дед Архип, Спиридоныч, выручайте.

Старики с удовольствием подыграли озорницам — прикрыли девчат, пока они не отошли от землянок и не юркнули в лесную чашу. Да парни особо и не присматривались, не ожидали подвоха, переговаривались, шутили, кто-то покуривал, сплёвывая сквозь зубы.

Шло время, девушек не было. Ещё подождали — нет девчат. Стали беспокойно поглядывать в сторону землянок, потом не выдержали, отправили гонцов — мальчишек помоложе:

— А ну, пацаны, гляньте, где там наши крали.

И что же? Вернулись гонцы и сказали, что девчонок нигде нет.

— Где же они? — растерянно переглянулись парни.

— Наверно, по крутому склону спустились и уже на посёлке, — предположил кто-то.

Ребята наперегонки рванули к посёлку, на берег. Девчат нигде не было. Пацаны даже до Круглого озера сбегали.

— Куда же они делись? — удивлённо разводили руками парни.

— Ну не могли так много девчонок пройти, чтобы мы их не заметили, — гадали они.

Унылые, вернулись к землянкам.

— А может, они на Красное ушли? — предположил Алексей.

— Зачем?

— Ну так, пошутить.

— Айда на Красное, — и вся гурьба по ледянке двинулась в сторону озера. За первым же поворотом дороги увидели девушек, которые с визгом кинулись убегать. Ребята бросились за ними. Весело!

— Ах вы, безобразницы, — наверняка сказал каждый парень своей девушке.

В эти белые ночи гуляли и взрослые. Так же по дороге, так же к реке, так же до Круглого озера. А здесь красота, а здесь запах — черёмуха цветёт. И мужчины ломали своим женщинам цветы.


На месте будущего посёлка песчаный грунт высох быстро. Стали ставить дома. Все бригады из леса перекинули на строительство.

— Виталий Иванович, — говорили коменданту знающие мужики, — брёвна-то не просохли. Нельзя жильё ставить.

— Сам знаю. Но приказ. Требуют срочно. Нельзя не подчиниться, — нервно бросив окурок папиросы, ответил комендант.

— И что же это будет?

— Что будет, то и будет. Мы народ подневольный.

И ставили дома из сырого дерева.

Одновременно заложили два жилых четырёхквартирных дома вдоль берега, соорудили деревянные фундаменты из лиственницы для клуба, для магазина и под два барака. Это уже чуть вглубь посёлка. Работа кипела, хотелось быстрее всё построить и перейти из землянок в дома.

Не остались без дела и дети. Им поручили приносить из леса мох.

— А зачем он?

— Мох уложим между брёвнами, чтобы не было щелей, чтобы теплее было зимой, — объяснил Виталий Иванович, — только смотрите, белый мох не берите. Он высохнет и рассыплется, как труха.

— А какой брать? — спросил Никола.

— Мох нужен зелёный, мягкий, вот такой, — Виталий Иванович показал ребятам, какой нужен мох. — Он хоть и высохнет, но не рассыплется, так волокном и останется.

— Где ж его взять?

— Он растёт на сырых местах и ближе к болотам. Но на болото далеко не ходите, можете провалиться. Берите только по краю. И ходите группами, а не по одному. Поняли меня?

— Поняли.

— А как его принести? — поинтересовался Никола.

— Я вам сейчас покажу. Возьмите палку, накрутите на неё мох. Так и носите.

— Ага, пошли.

Детей много, хоть и приносили небольшими порциями, но куча мха росла.


Лёд с реки почти ушёл, остались небольшие отдельные льдины, вода поднялась высоко.

— Смотрите, к нам кто-то едет, — первыми закричали дети, увидев поднимавшуюся по реке баржу.

Люди побросали работу и стояли на берегу, переговариваясь:

— О-о-о, полная баржа народа.

— Интересно, это к нам или ещё куда повезут?

Катер с баржой причалил. К ним спустился комендант. Навстречу ему сошёл с катера сопровождающий:

— Вот, товарищ комендант, принимай пополнение — четыреста человек по списку, — и передал документы.

— Чем же их кормить будем?

— Следом ещё баржа идёт, не сегодня-завтра прибудет. Так что распишись и принимай.

С баржи стали осторожно спускаться на берег уставшие, измученные люди.

— Точь-в-точь, как мы, — вздохнул дед Архип.

Люди сразу поднимались по песчаному склону к строящемуся посёлку.

— Ох и много вас! И как только поместились все в такой барже? — удивлялся Иван Тимофеевич.

Прибывшие большой толпой стояли посреди строящихся домов.

— И где же мне вас разместить? — Виталий Иванович обходил толпу.

Началась перекличка по списку. Семьи были большие, поэтому это заняло немного времени.

— Бердников Иван Андреевич, — назвал комендант очередного прибывшего.

— Есть, — глухо ответили из толпы.

— А это не родственник нашим Бердниковым? — спросила Анна Андреевна.

В это время Настя была на заготовке дров, Анна Семёновна по старости не работала, была у себя в медицинской землянке. Они ничего не знали о вновь прибывших.

— Ну что ж, будем уплотняться в землянках. А кто не поместится, придётся ставить шалаши. Идёмте за мной, — скомандовал комендант. — Андреевна, возьми себе напарниц, поможете мне разместить людей. В первую очередь, с детьми.

И толпа двинулась вокруг оврага к землянкам. Анна Андреевна взяла ещё троих девушек-помощниц. У медицинской землянки она выкрикнула:

— Иван Андреевич Бердников, сюда.

Анна Семёновна, услышав это, села, ничего не понимая, на топчан. Вошёл мужчина, ещё крепкий, но уставший, постаревший, седой.

— Ваня, — держа одну руку на груди, а другой отмахиваясь, как от привидения, произнесла женщина.

— Аннушка, — кинулся к ней муж, сел рядом и крепко обнял.

А она, уткнувшись ему в грудь, плакала.

Заглянула Анна Андреевна:

— Ну что, нашлись? Это хорошо. А мы пошли дальше.

За зиму места в землянках освободились — очень многих похоронили. В такие землянки и подселили прибывших, в основном старых да малых с мамами. Те, кто не поместился, начали обустраивать шалаши. Разбирали прошлогодние колья, прутья оставляли. Им показали, где можно нарубить новые ветки.

В лес, где бригады женщин заготавливали дрова, на лошади приехал Алексей Степанович за очередной партией дров, сообщил новость:

— Там полную баржу новичков привезли, сейчас расселяют. Бают, Бердников отозвался. Не твоя родня случайно. Анастасия?

— А имя? Как звать его?

— Я и не запомнил.

Настя, схватив свой топор, побежала в посёлок. Алексей Степанович развернул телегу и покатил за ней:

— Настя, погоди, садись на телегу, подброшу. Что ж ты впереди лошади бежишь-то?

Девушка запрыгнула на телегу.

— Гони, Степаныч!

— И откуда прыти столько? — удивился возчик.

— Гони! — громче крикнула Настя.

На ходу девушка спрыгнула с телеги и забежала в землянку:

— Батюшка, — кинулась к отцу.

И горькие, и радостные слёзы смешались в едином семейном объятии.


А вечером пришла баржа со стройматериалами и продуктами для вновь прибывших. Все мужчины и парни, которые работали на стройке, остались разгружать баржу. Вначале выгрузили продукты, их было немного, в телегу поместились.

Комендант напутствовал:

— Тимофеич, отвези продукты на склад. Передай Ульяне, пусть сложит отдельно. Завтра выдадим под запись прибывшим.

Груза было много. Здесь и доски, половые и на крышу, и двери, и рамы, и стекло, и инструменты для работы — полная баржа, так что выгружали и укладывали почти до утра. Отправили баржу обратно и на несколько часов пошли отдыхать — перекусить и поспать.

— Жду вас к обеду, — разрешил отдохнуть комендант.

СВЕТЛАНА

Новеньких встретили в посёлке с сочувствием, накормили чем могли и уложили. Назавтра на стройплощадке было уже много народа. Прибывшие втянулись в работу быстро, крестьянские руки соскучились по настоящему делу.

— Виктор, идём со мной, — позвал комендант, — сопровождающий сказал, что готовят ещё партию спецпереселенцев к нам.

— Куда же, Виталий Иванович?

— Вот и я думаю, куда? Давай-ка посмотрим, где их можно разместить, где поставить шалаши.

— Там небольшой овраг спускается к реке. Неплохое место. И до воды недалеко, и стройка рядом. А столы для еды сами соорудят. Как мы в прошлое лето.

— Ты, Виктор, займись ими, как прибудут. Помоги устроиться. А мне на стройке надо быть.

Баржа с новыми людьми прибыла через три дня. Людей разместили на противоположной стороне посёлка. А ещё через три дня пришла баржа с третьей партией спецпереселенцев.

Комендант схватился за голову:

— 1405 человек, 307 семей, и ни одного квадратного метра жилья. Что мне с ними делать?

Но уже через неделю, пока вода не спала, на двух баржах привезли стройматериалы и продукты. Часть переселенцев увезли обратно — тех, кто прибыл в два последних заезда. Открывался новый посёлок Выльордым, их отправили туда. В Мещуре осталось около восьмисот человек. Без жилья.

— Работаем, мужики, работаем. Строим посёлок, — приговаривал комендант. Пока он был единственный за старшего.

Поскольку всех уплотнили, в медицинскую землянку перешли Гололобов с сыном Анатолием, всё-таки здесь кое-какое медицинское оборудование, оно должно быть под руками лекаря. Теперь здесь жили шесть человек, включая Меланью и Ивана Андреевича Бердникова.

Венька Шишков ушёл к себе, вернее, перебрался к Александре Фоминой и её детям — Венька с Шурой доигрались, как и предупреждал лекарь.


Дарья проводила каждый день в лесу. С детьми. Добывала с ними мох для строительства посёлка. Вставала с утра пораньше, обходила местность, примечала, где можно брать нужный мох.

— Ну что, ребята, пошли, — забирала она первых прибывших на работу детей. Те возвращались с мхом и приводили в лес остальных. Дарья собирала мох, помогала детям закрепить его на палках и отправляла группами в посёлок. Следила, чтобы не заблудились, чтобы не забрели в глубь болота. И так целый день. Её труд был незаметен, но очень важен. Дети одни бы не справились.


Алексей Степанович Басенков, как всегда, привязал лошадь, дал ей корм и пошёл домой. В лесу бригады заготовляли дрова, в одной из них он и работал — перевозил дрова в посёлок. В другой бригаде возчиком был Порфирий Фёдорович. Они почти ровесники: одному 64 года, другому 63.

Зашёл Алексей Степанович в свою землянку и остолбенел. За столом сидела такая женщина, о какой он не мог и мечтать.

— Вот, к нам подселили. Знакомься, Лёша, это Светлана Константиновна с детками Володей и Анечкой, — хлопотала у печки его жена Прасковья, — ну что встал, проходи, присаживайся тоже, сейчас покормлю.

— Доброго вам вечера, — выдавил из себя Басенков. «Эк, забрало», — подумал он.

— Я, пожалуй, встану, спасибо, уже поела, — женщина вышла из-за стола. — Ребята, идём знакомиться с посёлком.

Они вышли. Клава выскочила за ними:

— Я вам всё покажу.

Владимир, восемнадцатилетний сын Светланы, был очень высоким. Он устроился отдельно, в шалаше, но его позвали поесть вместе с мамой и сестрой.

Гуляли они допоздна. Клава показывала, рассказывала, довела до Круглого озера. Павел заметил их издали, и сердце его сдавила глухая ревность, аж в глазах потемнело.

А Алексей Степанович не мог спать, ворочался, вздыхал.

— Что с тобой, не заболел? — забеспокоилась жена.

— Спи.



Заготовка дров


«Что делать? Что делать? — гвоздём стучало в мозгу Алексея Степановича. — Я же не смогу рядом с ней жить. Это неправильно, но не смогу».

И он принял решение. Утром заявил жене:

— Семёновна, я поставлю себе шалаш. Душно что-то в землянке, не высыпаюсь.

— Как знаешь, Алексей. Может, так и лучше, — поддержала его жена, не догадываясь о настоящей причине его ухода. — Ужинать-то заглядывай.

— Ну да, — хмуро согласился хозяин и вышел.

Он чуть не бегом побежал к повозке. Как будто убегал от непонятно откуда взявшегося на старости лет чувства.

— Бывает же такое, — запрягая, сообщил он лошади.

Тридцатишестилетнюю Светлану Константиновну определили во вторую бригаду по заготовке дров. «Уф, слава Богу, — облегчённо вздохнул Басенков, — подальше от глаз, подальше от греха».

Подкатил к конторе на телеге Порфирий Фёдорович:

— Женщины-красавицы, кто со мной? Подкину с ветерком.

— Нет уж, Фёдорович, мы прогуляемся. Погода чудесная, да не так уж и далеко топать.

— Как знаете, а то я с удовольствием.

— А я, пожалуй, сяду, — отозвалась его жена Елена.

Подсели ещё несколько человек. Села и Светлана.

— У нас новенькая, — заметил её Порфирий. — Как звать-величать, красавица?

— Светлана… Константиновна, — сказала она, оглядывая сидевших рядом женщин, словно знакомясь сразу со всеми.

У Елены Петровны сжалось сердце от дурных предчувствий.

Стеша с Аней подружились сразу. Обеим было уже по восемь лет. Клава утром напутствовала:

— Стеша, иди сегодня с Аней на сбор мха, научи её всему и смотри, всегда будь рядом.

— Да, конечно, — обещала девочка.

На стройке они подошли к мальчикам:

— Аня, знакомься, это мой друг Никола, а это Демидка Казаков.

— Ага, мы все дружим, — Коля разглядывал новенькую, — вот, Демидка, тебе и невеста, — толкнул он друга, и они принялись бегать друг за дружкой.

Аня целый день вместе со всеми таскала мох.


А Порфирий Фёдорович обучал новенькую непривычной для неё работе. Елена Петровна время от времени неприязненно поглядывала в их сторону. Наконец не выдержала:

— Фёдорыч, а не пора ли тебе грузить дрова да уже ехать? А то забылся, смотрю.

Тут же, как по команде, начали подкалывать его работающие женщины:

— Да-да, хватит новенькую обхаживать.

— Что, Порфирий, седина в бороду, бес в ребро.

— Лошадка-то, поди, застоялась ожидаючи.

Порфирий Фёдорович нагружал телегу и тоже отшучивался:

— Вот балаболки, лишь бы языки почесать. Уж и помочь нельзя.

— А то без тебя бы не помогли, — съязвила Елена Петровна.

Женщины приняли Светлану в бригаду тепло, только с Еленой сразу возникло взаимное напряжение.

А Клава утром пришла на стройку с Владимиром. Видно было, что он не крестьянской крови, интеллигент, к тяжёлой работе не привыкший. Девушка познакомила его со всеми, показала, как они работают, и указала место на бревне рядом с собой, чтобы при случае помочь.

Павел не выдержал, подошёл:

— Ну как тут новенькому работается? Клава, познакомь, что ли, — не спуская с Владимира глаз, обратился он к своей девушке. А про себя отметил: «Длинный, но жидковатый. Такого и бить стыдно».

— Да-да, знакомьтесь. Паш, это Володя, а это Павел, мой кавалер.

— Вот именно, кавалер, — подчеркнул Павел и протянул руку.

Это заявление никак не тронуло Владимира, он с радостью протянул Павлу руку.

«Кажется, между ними ничего нет», — отлегло от души у Павла.

Виталий Иванович обратил внимание на высокого парня. «Что-то не очень у него получается работать с бревном», — отметил он про себя и подошёл к нему.

— Новенький? Как звать?

— Владимир, — вытянулся тот перед комендантом.

— Идём, поговорим, Владимир.

Они пошли вдоль дороги.

— Ты откуда? С кем приехал?

— Из Бугуруслана. С мамой и сестрой.

— Где учился?

— Закончил семь классов и учительские курсы. Хотел в школе детей учить.

— Чувствуется, физическая работа не для тебя. Вот что, Володя, Владимир… как по батюшке?

— Фёдорович.

— Вот что, Владимир Фёдорович, в этом году будем открывать в Мещуре школу, а учителей нет. Ты и возьмёшься за это дело. С теорией знаком, а практики со временем наберёшься.

— А где учить-то, в землянке?

— Почему в землянке? Видишь, строимся. Ещё только начало лета. К осени, думаю, школу сдадим.

— Тогда другое дело. Детей-то, вижу, много.

— Да, детишек хватает. Будут только начальные классы. Ты всех обойди, лучше вечером, когда и дети, и родители дома, перепиши всех с 8 до 13 лет. Этих и будешь обучать. Дано указание составить списки детей к началу учебного года. Ежели много получится школьников, подберёшь себе ещё кого-нибудь в учителя, подучишь. Время есть.

— Ясно. Спасибо за доверие, — улыбнулся Владимир. Ему по сердцу пришёлся такой поворот дела.

Виталий Иванович подвёл парня к работающим ребятам:

— Вот, знакомьтесь, наш учитель Владимир Фёдорович. Будет учить наших детишек.

— Как хорошо! — захлопали девушки.

Комендант ушёл, а Владимир взялся за свой скребок.

Вечером с тетрадкой и карандашом, которые дал ему комендант, он пошёл по землянкам переписывать детей школьного возраста. На это ушло несколько вечеров.


Светлана привыкла, что она нравится мужчинам, её это уже не трогало. Привыкла она и к тому, что отношения с женщинами у неё напряжённые, а то и агрессивные, они ревновали к ней своих мужчин. На всё это она не обращала никакого внимания, жила заботами о своей семье, о детях. Её сердце было занято одним человеком — мужем, только его любила, его ждала.

Спустя несколько дней обратил на неё внимание и комендант, удивился, как это раньше не замечал такой красоты.

— Вы, женщина, где работаете?

— На заготовке дров.

— Мне нужна помощница по дому. Приготовить, порядок навести. У Ульяны времени не хватает. Всё больше при магазине.

Светлана молчала. Виталий Иванович продолжил:

— Сейчас все разойдутся, и я введу вас в курс дела. Как вас зовут?

— Светлана Константиновна.

— Тоже Константиновна, как и Ульяна. Хорошо.

И новенькая стала работать в доме коменданта. Как освобождалась, помогала Ульяне. В магазине и на складе работы было много. Женщины сдружились.


— Что грустишь? — подкалывали работницы Порфирия, — увели твою красотку.

— Ничего она не моя, с чего вы взяли? — отбивался Порфирий.

Жена с ним не разговаривала. Она была на семь лет моложе его, но не могла простить мужу даже лёгкого увлечения.

— Еленочка моя, ну не сердись, — обнимая жену, уговаривал её Порфирий. Ему нравилось, что молодая жена его ревнует.

— Иди к своей крале, не трогай меня, — отодвигалась Елена Петровна.

— Ты моя краля, ты же знаешь. А всё это так, хотел проверить, любишь ты меня ещё или нет. Вот честное слово. Кроме тебя, мне никто не нужен.

Эта словесная игра нравилась обоим и быстро примиряла любящую даже в почтенном возрасте пару.


И Алексей Степанович, и Порфирий Фёдорович, конечно, сразу заметили, что комендант оставил Светлану при себе. Ближе к обеду первым подъехал к конторе Порфирий:

— Бабоньки, принимайте дрова, — крикнул он с улицы.

Выскочили Ульяна и Светлана.

— Вот отборные, чудесные дровишки, — похвастал Порфирий.

— Ну что ж, разгружай, — распорядилась Ульяна.

— Для вас, красавицы, могу и поленницу сложить.

— Ага. Вон там, — указала Ульяна и пошла на склад.

Светлана стояла рядом и улыбалась, она здесь только осваивалась.

Порфирий играючи выгружал и складывал дрова. Перед Светланой работалось легко и радостно.

— Всё, принимай, хозяйка, работу, — обратился он к ней.

— Спасибо, Порфирий Фёдорович.

Он легко запрыгнул на телегу и уехал, а сам подумал: «Хорошо, что жена не видела, как я тут кузнечиком перед новенькой скакал».

Через некоторое время к конторе подкатил Алексей Степанович.

— Девчата, дрова приехали, — крикнул он.

Светлана и Ульяна снова вышли.

— Что это вы сегодня один за другим? Вон, привезены уже дрова и даже сложены.

— Дык, отборные, сухие, ровные, специально для вас.

— Ну коль так, разгружай, лишними не будут. Может, сразу и сложишь?

— Можно и сложить, — оживился Степаныч.

Ульяна ушла, Светлана осталась.

Алексей Степанович с лёгкостью расправлялся с дровами, время от времени поглядывая на женщину.

— Ой, что же я стою? — опомнилась она и убежала в контору.

У Алексея Степановича сразу иссякла энергия, и дрова вдруг потяжелели, и движения замедлились. Пропал интерес.

— Ну, Порфирий, обошёл-таки, — с ухмылкой качал он головой.

А Ульяна со смехом подкалывала Светлану:

— Мужики к тебе, прям, в очередь. Да ещё и поскладали. Такого не бывало. Не иначе глаз на тебя положили, Светочка.

— Да ну их, — отмахнулась та.


Лето выдалось жарким. «Гудок» поднимал людей очень рано, вечером работали допоздна, зато днём, в самую жару, было два больших перерыва.

— А-а-а, я быстрее, — кидались дети наперегонки к реке.

Резвилась и молодёжь постарше.

На высоком берегу стояли комендант и дед Архип, глядели, как купаются люди в тёплой, ласковой воде.

— Глянь, прям, кипит река, — нарушил молчание дед Архип.

— Поработали — пусть отдохнут, — поддержал разговор комендант.

— Это ты правильно придумал, Иваныч, что сделал большие перекуры днём. Легче потом работается.

Они замолчали, глядя на купающихся детей и взрослых. Только степенные мужики стояли чуть поодаль по пояс в воде, обмывая тело и лицо, иногда ныряя с головой.


Владимир Фёдорович переписывал будущих школьников. Зашёл он и в землянку к Истоминым.

— Как нас зовут? — обратился он к Николе.

— Истомин Николай Владимирович, — отрапортовал мальчик.

— Ясно. И сколько Николаю Владимировичу лет?

— Семь, — так же громко произнёс Никола.

— К сожалению, придётся ещё подрасти. Через год запишемся, — учитель закрыл тетрадку.

На лице мальчика одновременно отразились и испуг, и недоумение, и неверие в то, что происходит.

— A-а… Стеша, Демидка? — наконец спросил он.

— Их я уже записал. Они по возрасту подходят.

Никола перевёл недоумённый взгляд на папу, затем на маму. В глазах его стояли слёзы.

Отец не выдержал:

— Владимир Фёдорович, может, запишем Николку, ведь ему всего два месяца не хватает.

— А когда у него день рождения?

— Седьмого ноября, — упавшим голосом произнёс Коля.

— Та-ак, — глядя на мальчика, задумался учитель и наконец решил, — ну, если день рождения в такой большой праздник и если всего двух месяцев не хватает, то, пожалуй, запишем. — Он снова открыл свою тетрадку и вписал в неё Николу, будущего первоклассника. Будущий школьник был счастлив.

Учебный год ещё не начался, но Коля чувствовал себя учеником и не мог дождаться, когда же в школу.


За долгую зиму жить в землянках уставали, поэтому многие, особенно мужчины и парни, отстраивали себе шалаши. Старые за зиму пришли в негодность, их просто обновляли. И кушать в землянки уже не заглядывали. Хозяйки поднимали готовую еду, сваренную на печках, на столы на улице, работники наливали её в свои миски и ели на свежем воздухе.

Матвей тоже обновил свой шалаш, там и спал. Воздух чистый, вкусный, как будто не вдыхаешь его, а пьёшь. С Марьяной у них не сложилось. Когда случилась беда с Зоей, Матвей поддерживал её, как мог, даже мелькнула мысль, что она заменит ему жену. Но со временем понял, что нет, не станет она матерью для его Стеши. Стеша — самый дорогой, самый близкий, самый любимый человек, а Марьяна и его дочка были просто вежливыми соседками.

Дети уходили со стройки рано, поэтому Стеша ждала папу с работы. Одна не ела. После ужина они вдвоём шли гулять.

— Пап, куда сегодня пойдём?

— Как всегда.

И они шли в сторону ледянки, затем по дороге в глубь леса. Разворачивались, доходили почти до Красного, затем — обратно домой. Им вдвоём было хорошо.

— Пап, а почему мы всегда здесь гуляем?

— А где ещё?

— Многие идут за посёлок, на Круглое озеро, там красиво.

— Ты права, многие. А мне хочется побыть с тобой. И больше ни с кем.

— Ты не любишь людей?

— Люблю, но иногда нужно человеку быть одному, поразмыслить, порассуждать. Может, и вспомнить чего.

— Но ты же не один, ты со мной. Я тебе не мешаю?

— Что ты, доченька! Ты ж моя кровинушка. Как ты можешь мешать? Наоборот, мне уютно и спокойно с тобой.

— Ой, пап, смотри, — девочка отбегала за каким-то красивым цветком или причудливой сухой веткой. Любопытная и любознательная, она в обычных вещах видела необыкновенное.



Приём пищи


Анечка со своей мамой Светланой тоже каждый вечер ходила гулять. Только в другую сторону. Светлана целыми днями была либо в конторе, либо на складе и с удовольствием шла с дочерью к строящемуся посёлку.

— Мамочка, смотри, как школу быстро строят.

— Да, молодцы. И не только школу. Все дома стали за день выше.

— А вот сюда мы складываем мох.

— Труженица ты моя. Посёлок построят, и вы, дети, скажете: «Мы тоже строили».

— Мы помогаем, мы стараемся.

Этот диалог повторялся почти ежедневно.

Затем они стояли на высоком берегу реки, любовались противоположной панорамой.

— А вон там мы купаемся.

— Тебе нравится?

— Очень. Вода такая тёплая. И маленькие рыбки прямо рядом с ногами плавают, даже щекотно.

— Взрослые тоже купаются?

— Купаются, только дальше от нас.

— Идём к Круглому озеру.

— Идём, — Аня взяла маму за руку.

В этой стороне гуляло много народа, все здоровались со Светланой.

— Мам, а это правда, что наш Володя будет учителем в школе?

— Правда. И его надо звать Владимиром Фёдоровичем.

— А почему? Ведь он же мой брат.

— Дома зови как хочешь, а на людях и в школе обязательно полностью. Договорились?

— Угу, — согласилась дочь.

Чуть помолчав, Аня спросила:

— Мам, а папа приедет?

Светлана вздохнула:

— Не знаю. Его же забрали перед нашим отъездом. И где он, что с ним, неведомо. Надеюсь, знакомые напишут или сам объявится. Я письмо соседям отправила. Будем ждать.

— Будем, — отозвалась девочка.

Подошли к Круглому озеру. Светлана не выдержала:

— До чего же красиво! А воздух какой, не надышишься. Вот только комары мешают.

Поздно вечером девочки встречались в землянке:

— Аня, а мы сегодня с папой…

— Стеша, а мы сегодня с мамой…

— Всё, девочки, спать. Утром на работу, — прерывала их щебетание Светлана.

ДЕТИ

Жуткий, пронзительный, протяжный крик посреди дня заставил всех вздрогнуть. Даже на стройке. Работа остановилась, люди переглядывались, стараясь понять, что случилось. В землянках почти не было народа. Что могло произойти? Первое желание у всех — побежать и узнать. Комендант, предвидя это, послал мальчишек:

— Ребята, ну-ка узнайте, что там.

Мальчишки помчались напрямую — к реке и по крутому склону. Очень скоро вернулись и, перебивая друг друга, начали рассказывать:

— Это тётка Груня…

— Там Валик, Валик…

— Что Валик? — не выдержала Клава.

— По-моему, помер, — сказал Саша.

— Ах ты! — всплеснула руками Елена.

— Последний у Груни…

— Троих зимой схоронила.

— Как же она переживёт-то?

Стояли и рассуждали жители, но вскоре разошлись по своим местам. Работу никто не отменял.

Тётка Груня ходила сама не своя. Она заглядывала во все землянки и шалаши:

— Мои ребятки не у вас? Где ж они попрятались?

Кого по дороге встретит, всех спрашивает:

— Не видали моих сорванцов? Голодные, поди, гуляют.

Её жалели, старались накормить. Она немного съедала сама, остальное сливала в небольшой котелок, который всё время носила с собой.

— Извините, это моим деткам. Они голодные.

И шла дальше. Даже на стройке искала своих детишек.

— Что это с ней? — спросила Аня у Демидки.

— Умом тронулась. Не видишь? У неё все дети умерли, — негромко объяснил мальчик.

Однажды тётка Груня пришла на берег, когда все купались.

— Во-он они где, — с радостной улыбкой широкими шагами спускалась она по песчаному косогору. — А я вас ищу, ищу. Выходите из воды, вы ведь плавать не умеете. Валик, ты же старший, выходи и остальных выводи. А то утонут. Что я тогда буду делать?

Подбежала к ней Клава:

— Тётушка Груня, ваши ребята уже ушли, их тут нет. Идите к землянкам.

— Да? А я их там не нашла.

— Они там, — Клава выпроводила тётку с берега.

Неделю ходила Груня по посёлку в поисках детей, а потом пропала. Не сразу её кинулись искать, думали, бродит где-то. Кто-то видел, будто она спустилась к реке, организовали поиски в лесу, вблизи посёлка, вдоль реки и по берегам Круглого озера. Не нашли. Так и сгинула.

После каждого трагического случая в посёлке наступал негласный траур. Любое горе переживалось как личное. Знали люди, что с каждым из них всё может случиться.


В августе Нина Зотова, жена Кирилла, родила мальчика, через две недели и Татьяна Гуреева подарила Виктору дочку. На работу женщины ходили до последнего дня. Хотя какие женщины? Татьяне только семнадцать, Нина чуть старше, ей двадцать.

Татьяна оставалась с детьми, а Нина пошла на работу.

— Ну вот, Олежек, мама покормит тебя и уйдёт, а ты ешь, набирайся сил, будь крепеньким, умненьким, — говорила Нина, подставляя грудь сыну.

Татьяна была слабее своей подруги, поэтому на работу пока не ходила. Но и по дому ей дел хватало. С двумя-то новорождёнными. Уложит их — и к реке, пелёнки постирать. Только заглянет к соседке:

— Прасковья Семёновна, я на речку. Приглядите за детишками. Они спят, а я быстро.

— Конечно, Танечка, пригляжу. Иди, стирай.

А то и два раза за день постирать сбегает. И воды надо натаскать, и ужин приготовить. И это всё, приглядывая за детьми.

К вечеру иной раз заходила Дарья. Посмотреть на ребятишек и дать советы молодой маме. У Нины как-никак опыт материнский был с сыном Егоркой, но о нём старались не вспоминать. У Олега, надеялись родители, будет другая судьба.

На рассвете Татьяна убегала в лес. Пока все спят, пока все дома. По грибы, по ягоды — что попадёт. То тут, то там мелькали фигуры сборщиков лесных даров. Чуть позже всем на работу. Когда ещё в лес? Прибежав домой, тут же чистили грибы и, нанизав их на прутики, выставляли на просушку. Надо запастись на зиму, да и после зимней однообразной постной еды грибы были желанным лакомством.

И дети после работы уходили в лес, тоже собирали грибы и ягоды.

Впрочем, с рассветом вставали не только любители леса, весь берег заполоняли заядлые рыболовы, забросив удочки, терпеливо ждали клёва. В основном это были мужчины разных возрастов — от пацанов, которые с трудом держали удочки, до стариков. Были среди них и женщины.

Дед Илья как в воду глядел. К весне действительно в магазин завезли разный нужный в хозяйстве товар, были бы деньги, так что Демидке и его друзьям помогли собрать удочки, а удилища они нарезали сами, соревновались, у кого длиннее.

Летом жизнь в посёлке кипела с рассвета до темноты. Дни были длинные, ночи короткие.

— Ничего, зимой выспимся, — говорили многие.

Дарья с Леной не упускали свободной минуты, чтобы пособирать целебной травы и кореньев.


Владимир Фёдорович составил список детей. Получилось сто двадцать учеников.

— Это на четыре класса, — доложил он коменданту, — где столько учителей взять?

— Не знаю, нам не дают ни одного. Говорят, своими силами управляйтесь.

— Придётся в две смены, — предложил Владимир. — Тогда достаточно найти ещё одного учителя.

— И кого? Не приметил ещё?

— Да вот, пригляделся к людям, список всех жителей посёлка изучил. Должна подойти Загрядская Любовь Андреевна. Ей двадцать лет, спокойная, уважаемая, грамотная девушка.

— Вот и обучай, ежели подходит. Да поспеши, время-то быстро убегает.

— А здание под школу успеете построить?

— Постараемся.

В тот же вечер Владимир пригласил на прогулку Загрядскую. Она удивилась, но пошла.

— Любовь Андреевна, вы знаете, что в этом году мы открываем школу, — начал серьёзный разговор молодой учитель, — детей набирается много. Мне одному не справиться. Предлагаю вам стать моим коллегой.

Девушка остановилась, такого поворота она явно не ожидала.

— Я? Учительницей?

— Вы очень даже подходите. И по характеру, и по образованности.

— Вы в курсе моего образования?

— Не в курсе. Но так, по интуиции. Какое у вас образование, если не секрет?

— В наше время лучше молчать, особенно если не спрашивают. Но вам скажу. Отец отправлял меня в женскую гимназию.

— Ого, — Владимир остановился и повернулся к Любе, — такие ценные кадры нам нужны. Так что, договорились? Будем вместе работать?

Девушка рассмеялась:

— Ишь, даже подумать не даёт. Хотя о чём тут думать? Конечно, согласна. Только у меня просьба: не говорите никому о моём образовании. Неизвестно, кто, где и как на это посмотрит.

— Договорились, — обрадовался Владимир, — тогда давайте вместе обсуждать, как будем строить учебный процесс.

— Хорошо, — засмеялась Любовь Андреевна, — днём работаем на стройке, а вечером, во время прогулок, обсуждаем работу школы.

С этого дня началась их совместная работа с детьми. Началась и их дружба, которая быстро переросла в любовь, а затем — в крепкую семейную пару. Редко кто видел их друг без друга.


Количество бригад на заготовке дров увеличили. На стройке необходимы были в основном мужские руки, а дрова нужны и сейчас, и впрок. И школа, и клуб, и магазин — всё отапливаться будет дровами. Да и для жилых домов и землянок немало дров надо заготовить. Кроме того, женщин и подростков отправили на сенокос, чтобы запасти сено лошадям. Пока тепло, работалось легко, только комары и мошкара одолевали. Спасу от них нет.

Ближе к осени ребятня по вечерам толклась у школы. Заглядывали в окна, приоткрывали двери, чтобы посмотреть, как там внутри, но не заходили, чтобы не запачкать полы.

К учёбе подготовили две большие классные комнаты.

— А мы все поместимся? — беспокоились дети. Они ещё не знали, что будут учиться в две смены.

— Владимир Фёдорович, — не удержался как-то Николка, — а когда начнём учиться?

Молодой учитель понимал, что детям не терпится:

— А вот закончим строить дом под школу, так сразу и начнём. Я обязательно всех приглашу.

— Скорее бы уж, — вздохнул мальчик.


Пришли лодки, на которых привезли продукты, необходимые товары в магазин, в школу прислали наглядные пособия и справочный материал для учителей, лампы, мел, чёрную краску для классных досок, тетради и ручки пока полагались только учителям. Учебников не было.

Получили люди и письма.

С замиранием сердца развернула Светлана письмо от бывших соседей. Вдруг она побледнела и с отчаянием посмотрела на Ульяну.

— Что, Светочка, — почувствовала неладное подруга и обняла её.

— Моего Федю… убили, — слёзы градом полились из глаз Светланы.

Ульяна стояла молча, прижав её к себе.

Вечером на прогулку с Аней Светлана позвала и Владимира. Они пошли в лес, подальше от людей.

— Мама, что случилось? — с тревогой спросил сын.

— Володя, Анечка, вашего папы больше нет, — полушёпотом проговорила Светлана.

Аня заплакала, Володя сжал кулаки и ходил вокруг матери и сестры.

— Где письмо? — остановился он.

— Вот, только там никаких подробностей нет, — Светлана протянула сыну треугольник.

— «Вашего мужа Филатова Фёдора Терентьевича расстреляли восемнадцатого июня», — прочитал громко Владимир, — и больше ничего.

Они ходили по лесу вдали от всех, не хотели никого видеть. Это было их личное горе, и они переживали его сами, вспоминали прошлую жизнь с отцом.

Это был вечер памяти, вечер прощания семьи с мужем и отцом.


Наконец-то школьники дождались начала учебных занятий. Накануне Владимир Фёдорович и Любовь Андреевна обошли по списку всех учеников и предупредили о начале учёбы. Была уже середина сентября.

В назначенный день Никола ни свет ни заря побежал к друзьям.

— Стеша, ты не забыла, сегодня в школу?

— Я собираюсь.

Побежал в землянку к Казаковым. Там четверо школьников: Ксеня, Антошка, Лена и Демидка.

— Демидка, ты не спишь?

— Да какой там, — отозвалась тётка Дарья, — кажись, и ночью не спали, всё вскакивали.

— Всё, иду, — побежал за другом Демид.

По дороге к ним присоединились Стеша с Аней. Они оказались первыми у конторы, где был назначен сбор. Подошёл Владимир Фёдорович:

— Что, ребята, не спится?

— Нет, в школу пора, — отозвались ученики.

— Пора так пора. Будем созывать остальных. — И он ударил в рельс три раза.

Дети собрались быстро, и все вместе во главе с учителями пошли в школу, в обход оврага. Так происходило каждый день: учителя поджидали ребят у конторы, вместе шли до школы, и обратно, из школы, тем же путём. Так же и во вторую смену. Одних школьников не отпускали.

Любовь Андреевна завела своих первоклассников и второклассников в учебную комнату, Владимир Фёдорович пригласил к себе учеников третьего и четвёртого классов.

За общим длинным столом по обеим сторонам на скамейках очень тесно уселись все ребята. Владимир Фёдорович смотрел на них, и ком подкатывал к горлу.

«Вот они, все чистые, причёсанные, серьёзные, сидят перед ним и ждут. А что он им скажет? Чему научит? Так ли уж много сам знает? Всё, что знаю, расскажу», — успокоил он себя и начал занятие.

В то время ученики ходили в школу без портфелей, без тетрадей и ручек. И учебников не было, были только беседы учителя со школьниками и работа с наглядными пособиями. Но в Мещуре тогда было главное — школа, два учителя и сто двадцать учеников.

Учителя объяснили, как будет проходить учёба, прочитали списки ребят по сменам:

— Ориентироваться будем пока по стуку о рельс. И в первую, и во вторую смену.

Часов в семьях почти не было.

Занимались в школе до тех пор, пока ребята не начинали уставать. Они поднимали руки:

— Можно выйти?

— Кто ещё хочет выйти?

Поднималось несколько рук.

— Всё, ребята, отдыхаем.

Заслышав шум, отпускали учеников и из другого класса. Дети бегали по улице, резвились.

Как взрослые работали без выходных, так и в школе учились без выходных, а для отдыха учителя выводили ребят в лес на экскурсии. Дети узнавали много нового и интересного, чего до этого не знали, на что просто не обращали внимания. Школьникам учиться очень нравилось.



Занятия в школе


Стройка в посёлке на этот сезон заканчивалась. Кроме дома под школу, были уже готовы клуб и магазин, завершали строительство начатых жилых домов.

Утром у конторы комендант объявил:

— С сегодняшнего дня лесорубы возвращаются в лес. Бригады те же, что и в прошлом году. С участками бригадиры ознакомлены. Инструменты разбирайте под навесом.

— А мы как? — спросил один из тех, кто прибыл летом.

— А вы заканчивайте строительство домов, потом сформируем новые бригады.

— Мы на ледянке были, нам как? — поинтересовался Матвей.

— Да, Матвей, забирай и ты своих молодцов. Проверьте колодцы, скоро снова заливать дорогу надо будет. Морозы не за горами.

Все разошлись по своим участкам.

КЛУБ И КВАРТИРЫ

— Баржа должна прийти, — закуривая, сообщил Виталий Иванович.

— Видимо, последняя, — предположил Виктор.

Они часто были вместе. Коменданту нужен был кто-то рядом, а Виктору он доверял.

— Клуб закончили, и что теперь с ним делать? Специалиста должны прислать, — продолжал рассуждать комендант.

— Жить-то он, наверно, при клубе будет? — спросил Виктор.

— А где же? Там каморка найдётся.

— Скорее бы уж бараки достроили. Многие ещё в шалашах маются. Кто мог, перебрались обратно в землянки, потеснились, но всё равно многие в шалашах, — сокрушался Виктор.

Он вспомнил, как прошлой осенью волосы его Татьяны примёрзли к земле.

— Недолго ждать, сам знаешь. Думаешь, в бараках хорошо будет? Тоже теснота.

— Всё лучше, чем в землянках. А кто будет переселяться в бараки?

— В первую очередь лесорубы. С семьями и одиночки. И, конечно же, те, кто зиму прожил в землянках.

Чуть помолчали.

— Страшная была зима, — вздохнул Виктор.

— И эта навряд ли будет легче, — тоже вздохнул комендант, бросив докуренную папиросу, — пошли отдыхать, завтра рано на работу.


По уже высокой воде вскоре прибыла баржа.

— Продукты выгружаем сразу в новый магазин, и товар — туда же, — распорядился Виталий Иванович.

В новом магазине товар принимала Ульяна, а при конторе и складе осталась Светлана.

Прислали две бочки керосина для ламп, а главное, зимнюю одежду и обувь.

— Маловато одёжки-то, — качал головой всезнающий и всепонимающий дед Архип, — опять на всех не хватит.

На катере прибыли уполномоченный с охранником и незнакомая девушка.

— Вот, Виталий Иванович, знакомься, Потапова Ирина Аркадьевна, ваш культработник, комсомолка.

— Здравствуйте, — протянула руку девушка.

— Очень рад, — комендант двумя руками пожал руку Ирины.

— У меня там вещи, — махнула она рукой в сторону баржи.

— Ну это мы организуем, — Виталий Иванович обернулся к парням, — Игнат, помоги девушке. Отнесите всё в клуб. Пока она остановится там.

— О, это мы с удовольствием, — подскочил парнишка из тех, кто прибыл летом.

— Игнат, — протянул он девушке руку.

— Ирина. Идёмте со мной. Только мы вдвоём не справимся.

— Ладно. Лёнька, иди сюда, — махнул Игнат товарищу.


— Ого-го, — ребята переглянулись, — вот это приданое!

Кроме раскладушки, постели и чемодана, было несколько довольно тяжёлых коробок и ящиков, а также бумажные рулоны, так что ребятам пришлось потрудиться, чтобы перенести всё это в клуб. Ирина им помогала, носила то, что полегче.

А комендант обратился к Виктору:

— Проследи за выгрузкой, нам с товарищем уполномоченным надо по делам съездить.

Иван Тимофеевич на лошади доставил их к конторе. Там была Светлана.

— И откуда вы берёте таких красивых женщин? — пристально посмотрел на неё уполномоченный.

Комендант ничего не ответил.

Они обменялись отчётами, накладными, заявками, комендант передал выручку от продажи в магазине, получил зарплату для рабочих.

Уполномоченный начал серьёзный разговор:

— Виталий Иванович, с этого времени ты не один будешь за всё отвечать. Кроме спецпереселенцев, здесь много будет и вольнонаёмных. Около ста человек.

— Да, я ходил на Красное, видел, что они второй барак поставили и конюшню расширили.

— Так вот, своих лесорубов передашь в подчинение начальнику лесопункта. Там же организуются первичная партийно-комсомольская ячейка и профсоюзная ячейка. Все вопросы будете решать совместно.

— Ясно, товарищ уполномоченный.

— А культработник с учителями будут вести просветительскую работу здесь, в посёлке.

— Будем работать со всеми рука об руку, — заверил комендант.

— Рад, что ты всё понял, поехали на берег. До свидания, красавица, — обернулся он к Светлане.

Иван Тимофеевич уже поджидал их на улице.

Перед отплытием уполномоченный сказал:

— Ну что ж, живите, держитесь. Теперь будем ждать зимнюю дорогу. Если что срочное — на лошадях до Ёлдино, а там свяжемся.


— Ну вот и дождались, — Мария остановилась в дверях новой комнаты.

Вперёд протиснулись Николка, Дунечка Стрелкова и Саша. Двухгодовалые Ванятка и Зиночка сидели на руках родителей.

Дед Архип вошёл после всех, прошагал к окну, повернулся и развёл руками:

— Что, соседушки, с новосельем!

— В тесноте, да не в обиде, — поддержала Мария Андреевна, мама Саши Бойникова.

— Светло-то как, — удивлённо хлопала глазами пятилетняя Дуняша.

— Ну что ж, будем располагаться, — глава семейства Стрелковых Савелий посадил Зиночку на деревянный топчан.

Заселяли восемнадцатиквартирные бараки. Это были дома с длинными сквозными коридорами, в два крыльца с торцов. С обеих сторон по коридору располагались по девять комнат, в каждой из которых селились по девять-двенадцать человек. Как большой семьёй жили в землянке, так все и переселились в комнаты. За редким исключением. У единственного окна стоял стол, рядом с дверью — печка, а всё остальное пространство вдоль стен было занято двухъярусными топчанами, только в отличие от землянок топчаны были сколочены из досок, а не из жердей. И стол был из досок, и скамейка.

— Да, тесновато, — присел на скамейку отец Николки, — но ничего, всё лучше, чем в землянке.

Кому где спать, разобрались быстро. Детвора шустро полезла наверх.

— Ребятки, оставьте мне там место, — пошутил дед Архип.

Чуть постояв, повздыхав, женщины начали раскладывать нехитрый скарб, посуду.

Все прибывшие в прошлое лето уплотнились и заселились в эти два барака. Даже одну угловую комнату выделили под фельдшерскую. Но и землянки пустыми не остались. Они тоже были битком набиты спецпереселенцами, которых доставили летом 1931 года. Из шалашей все перебрались в землянки.

Один четырёхквартирный дом занимала школа, половину второго такого же дома подготовили под ясли-сад, из двух оставшихся квартир одну отдали под учительскую, ещё одна пока оставалась свободной. Для начальства.

Но Виталий Иванович не переселялся. Он считал, что должен жить при конторе и складе.

— Найдутся жильцы, — махнул он рукой.

И действительно, нашлись. Скоро туда заселился начальник лесопункта Богатырёв Сергей Петрович. Его семья ещё не прибыла, но с открытием зимней дороги её ожидали.

В учительскую квартиру перебрались Владимир Фёдорович с мамой и сестрой, а вскоре и Любовь Андреевна с ними стала жить.

Что из себя представляла в то время квартира? Это — всего две комнаты, в первой комнате, которую называли кухней, были печка, стол, самодельная скамейка или табуретка. Ещё помещалась в ней узкая одноместная кровать или раскладушка. Другая комната была побольше, там все спали. Для хранения одежды вбивали в стену гвозди, на кухне — для верхней и рабочей, в комнате — для платьев и более нарядной одежды, у кого она была. Да, ещё в кухне стоял тазик для умывания. Если не было табуретки, его ставили на чурку, не было умывальника — поливали друг другу из ковшика или другой посуды. Так и жили. Но и такая отдельная квартира казалась роскошью.

Все считали правильным, что в единственной на тот год квартире жили учителя. Даже, перебравшись в новый посёлок, Владимир Фёдорович и Любовь Андреевна трижды в день ходили за ручей к конторе — встречали и провожали учеников. Тех, которые остались в землянках.


Ночью Ольга Левашкина почувствовала, что скоро рожать. Она растолкала Никиту. К тому времени они уже жили вместе.

— А что мне делать? — испугался он.

Проснулась Вера, сестра Ольги.

— Что случилось?

— Кажется, Ольга рожает, а я не знаю, что делать.

— Пойду за доктором, — Вера в темноте обулась, накинула кофту.

Николай Фролович жил в том же бараке.

— Ведите её в фельдшерскую, я сейчас приду, — распорядился он.

Пока вели Ольгу по коридору, доктор зажёг лампу, застелил топчан чистой простынёй, распорядился:

— Затопите печь. На ней ведро с тёплой водой, но надо ещё подогреть.

— Я затоплю, — отозвался Никита, он не знал, как ему себя вести.

— А может, тётку Дарью? — между схватками с мольбой в глазах спросила Ольга. — Всё-таки женщина, не так стыдно.

— Ты смотри, застыдилась, — хмыкнул Николай Фролович. — Ну, если хочет, зови, — обратился он к Вере.

Пришла Дарья. Ольга благополучно родила дочку.

— Ну вот и обновили фельдшерский пункт, — сказала Дарья, уложив ребёнка рядом с мамой, — это хороший знак.

— Да, наверно, — согласился доктор. — Ну что ж, спасибо, коллега, можете идти отдыхать, а я подежурю.

— Можно, я подежурю, — попросила Вера.

— Пожалуйста. Тогда я тоже пошёл досыпать. Никита, пошли, пусть женщины остаются.


А клуб, как магнит, притягивал к себе молодёжь. Осенние вечера уже были тёмные, дождливые, неуютные, гулять не хотелось. А в клубе на длинном столе стояло несколько ламп. На этом столе разрисовывали и писали разные плакаты. Руководила всем Ирина. Весь вечер пели песни, и революционные, и лирические.

— Сегодня проводим собрание, — объявила как-то Ира.

Все расселись на скамейки и приготовились слушать.

— Ребята, скоро праздник, четырнадцать лет Великой Октябрьской Социалистической революции. Надо подготовиться. Плакаты скоро будут готовы, а нам надо подготовить концерт.

Ребята загудели. Ирина продолжила:

— Я предлагаю несколько номеров, вот послушайте. Две небольшие сценки, песни, пирамида…

— Гармониста не хватает, — раздался звонкий девичий голос.

— Да, с музыкой было бы веселее, — согласилась Ирина.

И гармонисты скоро нашлись. Правда, гармонь была одна на двоих, но это ничего, даже лучше, что оба играют. На Красном жили вольнонаёмные лесорубы, молодые коми парни из Пегыша. Прознав, что молодёжь по вечерам после работы собирается в клубе, они отпросились у начальника лесопункта на один день и пошли пешком в свою деревню. За гармошкой. На лодке плыть было опасно, по реке уже шла большая шуга, а путь был неблизкий. В Пегыше многие парни дружили с гармонью. Правда, мало у кого она была.

И вот музыка зазвучала в клубе. Радости девчат не было границ, а ребята с опаской поглядывали на коми парней — соперники всё-таки, ведь девушки любят гармонистов — всем известно.

Началась подготовка к празднику.


Никита курил на крыльце барака. Уставший после работы, он собирался лечь спать. Ольга укладывала дочку, он не хотел мешать. Когда-то обратив внимание на красивую девушку, он так и остался с ней, беременность Ольги от Юрия его не испугала.

— Никита, пошли в клуб, — пробежала мимо Матрёна с подружками.

Степенно подошли Павел и Василий:

— Никита, в клуб не идёшь?

— Нет, ребята, я спать.

— А зря. Весело там. Усталость как рукой снимает. А то пошли, там много народу. Готовимся к празднику.

— Как готовитесь-то?

— Сценки, песни, даже пляски будут. Интересно же, пошли.

Никита бросил папиросу:

— Ладно, идём, посмотрим, что там у вас.

Ирина сразу обратила внимание на новенького: статный, ладный парень, чуть старше других. Он ей понравился.

— Проходи, проходи.

— Да я только посмотреть, — замялся парень.

— А чего тут смотреть? Клуб для всех одинаков. Не хочешь в сценке поучаствовать? Как раз для тебя роль есть.

— Я не сумею. Никогда не участвовал.

— Попытаться никогда не поздно. Идём, ознакомлю с ролью. Меня Ириной зовут.

— А я Никита, — он чувствовал себя неловко рядом с этой общительной, интересной девушкой.

— Да ты не стесняйся, — по-свойски улыбнулась она, — это только вначале страшно, потом привыкнешь. — И принялась рассказывать сюжет сценки.

Парень больше смотрел на девушку, чем слушал её рассказ.

— Ну как, понравилось?

— Не знаю, я мало что понял, — честно признался он.

— Ничего, по ходу поймёшь. Главное, чтобы ты согласился, — не сдавалась она.

Желающих стать артистами было достаточно, но Ирине очень захотелось, чтобы именно Никита сыграл одну из ролей. Она влюбилась в парня с первого взгляда и не хотела его отпускать. Даже сама ещё не поняла, что случилось.

Никита пришёл домой поздно. Оля, умаявшись с ребёнком, спала. Парень лёг рядом, а уснуть не мог, перед глазами стояла Ирина. Он уже знал, что будет ходить в клуб.

Молодёжи в клубе собиралось много, и, чтобы не мешать друг другу, Ирина составила график репетиций. В одни дни репетировались песни, в другие — сценки. Один вечер отводился на подготовку пирамиды. Люди приходили только вечерами после работы. По воскресеньям устраивали для всех танцы под гармонь. Несмотря на то что и этот день был рабочим, клуб был набит битком. Приходили и те, кто постарше. Каждый день с утра неработающие подростки помогали прибираться и топить в клубе печки. Ирина составляла планы, отчёты, рисовала графики. У неё была своя работа.


В этот день, по плану мероприятий, в клубе было расширенное партийно-комсомольское собрание. Оно было согласовано с парторгом, все были предупреждены. Первая партийно-комсомольская ячейка, которая образовалась осенью 1931 года в Мещуре, насчитывала шесть человек: два коммуниста и четыре комсомольца, включая Ирину, все, кроме девушки, вольнонаёмные лесорубы. Парторг и председатель профкома — бригадиры в лесу. Из приглашённых — комендант и учителя.

Первым слово взял парторг. Он рассказал об организации работы в лесу и о плане по заготовке и вывозке леса на зиму, отметил, что часть леса пойдёт на продолжение строительства посёлка летом будущего года, представил список для поощрения рабочих к празднику.

Слово взяла Ирина. Она рассказала о подготовке к празднику, зачитала план его проведения, затем поставила задачу перед учителями:

— На школу налагается особая ответственность. Детей надо переделать психологически, перевоспитать в активных, целиком преданных советской власти строителей новой жизни. — Она предложила план мероприятий, которые должны проводить учителя в школе. — Если что-то непонятно, я всегда приду и помогу. Днём я свободна, приглашайте.

Завершило собрание выступление коменданта. Он отчитался о завершении строительства посёлка за первый сезон, обобщил коммунальные проблемы, которые пока невозможно решить.

— А главная проблема — нет колодцев, — подчеркнул он. — Опять придётся зимой брать воду из ручья. Вода залегает глубоко. Пока не добрались. — Комендант подал свой список наиболее отличившихся за лето работников для поощрения к празднику.

Парторг зачитал общую резолюцию собрания, в которой красной нитью проходила агитационная работа среди молодёжи и школьников.

Несмотря на сложность эпохи, бедность, тяжёлый труд, жизнь продолжалась. В ней было место и подлинному энтузиазму, и развлечениям.


Никита участвовать в сценке категорически отказался, но в клуб заглядывал часто, а потом и вовсе стал приходить каждый день. Садился подальше и наблюдал, как Ирина проводит репетиции.

Сегодня репетировали пирамиду:

— И-и раз, и-и два, и-и три, четыре, — считала девушка и на каждый счёт хлопала в ладоши. — Держим, держим фигуру. И-и пять, и-и шесть, и-и семь, восемь — выстраиваемся, молодцы. Теперь перестраиваемся: и-и раз, два, три, четыре. Хорошо, начинаем новую фигуру…

Весь вечер оттачивали пирамиду, она состояла из двух простых фигур, так как времени для подготовки было мало, да и новое это было дело для молодёжи.

Никита и на других репетициях был, так же сидел в глубине зала, чтобы никому не мешать. А Ирина время от времени поглядывала в его сторону. Хоть и трудно было разглядеть его в темноте, но она знала, что он здесь, и ей было легко и приятно.

Ольга как-то спросила сестру:

— Вера, чем там Никита занимается, пропадает в клубе каждый вечер?

— Ничем. Сидит и смотрит, как мы репетируем.

— Интересно, — пожала плечами Ольга, но Никиту расспрашивать не стала. Если ему там нравится, пусть ходит. Она знала, как тяжело работается в лесу.

К парню она испытывала симпатию, благодарность, уважение, но любила Ольга… Юрия. И, если бы он приехал, не раздумывая, ушла бы к нему. Его не было, и она держалась за Никиту. Он был ей опорой. Поэтому в ней не возникло жгучей ревности, скорее досада и боязнь остаться одной с ребёнком в это тяжёлое время.


Наступил праздник, нерабочий день 7 ноября 1931 года. Народу в клубе собралось много. На скамейках сидели вплотную. И по бокам зала вдоль стен стояли. Артисты толпились в Красном уголке за кулисами. Их тоже было много.

Всё прошло по намеченному плану: и поздравили, и наградили, и напутствовали, а молодёжь показала отличный концерт. Когда пели знакомые песни, подпевал весь зал. Все остались довольны.

Завершился праздничный день танцами.

Ольга тоже сбегала в клуб — на торжественную часть и на концерт. За дочкой согласилась приглядеть соседка. Ольга вернулась домой, а Никита остался.

У Ирины был очень напряжённый и эмоциональный день. Волновалась, как всё пройдёт. Гармонисты сменяли друг друга, так что перерывов в танцах не было. Кадриль, падеспань, краковяк, полька-тройка, все знали эти танцы и любили их. Конечно, хотелось бы и вальс, и танго. Но они не были рекомендованы, так как телесное сближение на людях не приветствовалось.

Но вот все разошлись, кто пошёл сразу домой, кто ещё погулять — группами и парами. Парни провожали девушек до дома. И ночь выдалась, как по заказу, — лунная, светлая.

Клуб опустел, только Никита сидел в углу. Ирина закрыла изнутри двери и подошла к нему. Он привлёк её к себе и посадил на колени, она подчинилась. Долгожданный поцелуй заставил их забыть обо всём на свете… Никита пришёл домой под утро.


В эту же ночь разыгралась трагедия.

Венька Шишков ещё днём, когда в клубе была торжественная часть, отправился на Красное к вольнонаёмным. Здесь тоже не все пошли в клуб. Некоторые праздновали с самогоном, привезённым из дома. К ним-то и присоседился Венька.

Выпившие мужики задиристые, и Венька не промах, слово за слово — заспорили, подрались, Веньку избили и выгнали. Злой, пьяный, он пришёл в посёлок, зашёл в барак, в свою комнату, озарённую луной.

— Ну что, скоты, сейчас всех порежу, — схватился он за кухонный нож.

От неожиданности все замерли. Дети на верхних полках заплакали. Это ещё больше раззадорило Веньку:

— А ну цыц, шантрапа, сказал убью, значит, убью, — и полез наверх.

Александра схватила его за штанину и сдёрнула вниз:

— Угомонись. Выпил, так ложись.

— Ах ты, сука. Против меня?

На шум заскочили Дарья и Меланья. Венька замахнулся ножом на Саню, но Дарья оттолкнула её, а сама отскочить не успела — нож вонзился ей в грудь. Все охнули. Дарья медленно осела на пол.

— Э-э, ты что? Я же пошутил, — Венька, пошатываясь, хлопал испуганными глазами.

Меланья побежала за доктором. Николай Фролович пришёл сразу, но было поздно. Нож вошёл прямо в сердце.

— Коменданта зовите, — приказал Гололобов.

Иван Шипов, из этой же комнаты, побежал в контору, так как клуб уже был закрыт.

Виталий Иванович прихватил верёвку. Связали Веньку по рукам и ногам и кинули в угол склада, рядом с конторой, свободного помещения не было. А с утра пораньше комендант расспросил о случившемся жильцов, составил протокол и с Иваном Тимофеевичем на телеге повёз Веньку в Ёлдино, там уже была связь с Турьёй. Сдали его милиции вместе с протоколом допроса.

Хоронили Дарью всем посёлком.

— Эх, какую бабу угробил! — сокрушался Пётр, — золотое сердце было.

— Да, многим она помогла, — вздыхали женщины.

На работу вышли только после похорон, но начальник лесопункта не ругался, хоть и совсем не знал Дарью.

Жители посёлка почувствовали, что они враз осиротели. Пока Дарья была рядом, все знали, что в случае чего в любое время дня и ночи есть к кому обратиться за помощью. Не всегда у неё получалось помочь, не всё было в её силах, но люди ей верили, любили её. Успокаивало одно её присутствие. А теперь этой надежды не стало. Тихая, скромная, нужная всем женщина в одночасье ушла из их жизни.

Конечно, доктор в Мещуре был, и его тоже уважали, но такого доверия, как Дарья, он ещё не заслужил, к нему мало кто обращался. Посёлок погрузился в скорбь. По вечерам молодёжь так же собиралась в клубе, но ни песен, ни веселья, ни смеха не было. Проводили беседы, вели разговоры, обсуждения, составляли планы и молча расходились.

Мещурцы надолго сохранили о Дарье добрую память.


У Виталия Ивановича появилось чуть больше свободного времени. Лесорубы перешли в подчинение начальника лесопункта, школа и клуб были в надёжных руках. Он следил за тем, чтобы вовремя завозили дрова в школу, в магазины и в клуб, чтобы в посёлке был порядок. С переходом людей в бараки открылся в новом посёлке и новый магазин. Здесь работала Светлана. Комендант отпустил её от себя.



Первый магазин


Всё лето она была при конторе, а он её почти не видел. Женщина понравилась Виталию Ивановичу, но, видя её равнодушие, добиваться её он не стал. А Ульяна поглядывала на него недвусмысленно, поэтому он решил оставить её при себе. Да и магазин за ручьём для людей в землянках тоже нужен. Продукты продавали хоть и за деньги, но по норме. Если кто-то не мог выкупить свою норму за десять дней, его продукты пускали в свободную продажу. Такое случалось часто. Денег у многих не было, жили впроголодь. За лето некоторые запаслись ягодами, сухими грибами, листом смородины и брусники, иван-чаем. Но этого было мало.

Как-то Ульяна собралась после работы домой. Виталий Иванович подошёл к ней, взял её руки в свои и тихо сказал:

— Может, останешься, ты мне давно нравишься. — Она внимательно посмотрела на него, а он продолжил: — Мне хозяйка нужна, а лучше тебя не найти.

Она молча прижалась к нему, он её обнял. Ульяна осталась жить у коменданта.


Наступила зима. Такая же суровая, как и предыдущая. Лесорубы бунтовали:

— Не будем работать без валенок, без тёплой одежды, без шапок. Замерзаем, руки и ноги уже обморозили.

Несмотря на то что комендант исправно посылал заявки для всех рабочих, спецодежду привозили с перебоями и в малом количестве.

И дети не ходили в школу. У них не было тёплой одежды. Даже если были у кого-то валенки или пальто, всё равно на улице было очень морозно. Учителя объявили перерыв в учёбе до более тёплой погоды.

В клубе вечерами тоже мало кто появлялся.

— И план работы висит, и печки все протоплены, а никого нет, — жаловалась Ирина Никите.

Он-то был у неё постоянно.

— Ты же знаешь, Ира, как тяжело зимой в лесу работается. Приходим мокрые, усталые, голодные. Одежда за ночь не просыхает.

— Знаю, — со вздохом прижималась она к парню.

— Это я без тебя жить не могу, — продолжал он, обнимая девушку, — а им отдохнуть надо. Вот с весны все снова начнут ходить. Ещё устанешь, — утешал он подругу.


И опять голодное и полуголодное существование, и опять начался мор… Больше всего умирали дети и старики в землянках. Всё повторялось, как в прошлую зиму. Но как только умирал кто-нибудь из барака, к коменданту тут же приходили жители землянок:

— Виталий Иванович, разреши перейти во второй барак. Там женщина умерла.

Без разрешения коменданта не позволялось никакое перемещение внутри посёлка. Конечно же, освободившиеся места в бараках сразу кто-нибудь занимал. Чаще всего старались перевести туда детей.

Но вот позади ещё одна страшная зима. Наступила весна 1932 года. Начались занятия в школе.

В первый же день учителя объявили:

— Ребята, с сегодняшнего дня занятия у нас будут проходить по урокам.

— Это как? — первым, как всегда, спросил Никола.

— Будет урок арифметики, урок чтения, урок русского языка. И все уроки по 45 минут. Вот и будильник нам для этого прислали. А между уроками — перемены.

С 1 января 1932 года школы Коми автономной области перешли на новые предметные программы, основной формой учебной работы в школе был признан урок.


Ударно работали лесорубы, стараясь наверстать то, что не выполнили за холодную зиму. Не будет плана — не будет денег.

Ирина в клубе за зиму оформила избу-читальню. Какие-то книги ещё с собой привезла, кое-что заказывала, и ей привозили с санными обозами. Литература в основном была политическая: труды Ленина, Сталина, «Капитал» Маркса, стихи Маяковского, пьесы классиков, педагогическую литературу брали учителя. Много было агитационного материала.

К весне выросла и партийно-комсомольская ячейка, она насчитывала уже шестнадцать человек. В партию и комсомол вступили комендант посёлка и новенькие из вольнонаёмных. Спецпереселенцев, конечно же, в партию тогда не принимали, их детей не принимали в пионеры, а подростков — в комсомол.

СЕЛЬХОЗАРТЕЛЬ

В середине мая 1932 года было объявлено большое собрание жителей посёлка в клубе. Вечером собралось всё взрослое население. Выступил комендант:

— Товарищи, мы получили инструкцию об организации в спецпосёлках сельхозартелей.

— Что за артель такая? С чем её едят? — раздались голоса.

Виталий Иванович продолжил:

— Вы знаете, что все трудоспособные поселенцы обязаны заниматься общественно полезным трудом. А у нас часть людей не задействована.

— Работы нет, мы что, виноваты? Семьи кормить надо, а работы нет.

— Вот государство и предлагает создать в посёлках сельхозартели. Мы сами будем обеспечивать себя овощами, мясом, молоком. Все, кто не работает в лесу и на строительстве, будут на сельхозработах.

— А платить-то будут?

— Да, зарплата предусмотрена. По факту полученной продукции.

— Пока эту продукцию получишь, сдохнешь, — опять недовольный голос из зала.

— Кроме того, — продолжил комендант, — разрешено самим строиться и заводить личное хозяйство. Для этого выделяется лес на корню. Оплатить его можно будет со второго года после получения билета, в рассрочку.

Зал зашумел:

— Ну уж нет, научены горьким опытом.

— И свои дома были, и хозяйства — всё отобрали.

— Теперь опять обзаводись? Нет уж, дудки.

— Всё равно скоро домой вернёмся…

Комендант поднял руку, продолжил:

— Насчёт личного хозяйства — это дело добровольное, а вот артель надо создать обязательно. Это приказ. И работать начнём с завтрашнего дня. На это лето очень большие планы, так что остаётся засучить рукава.

— Что за планы? Иваныч, введи уже в курс дела, раз начал.

— Ну, во-первых, надо построить скотный двор, конюшню, кузницу, овощехранилище. Это всё помимо жилья. Во-вторых, закажем семенной материал, надо его успеть посадить. Лето короткое, нужно, чтобы всё созрело. Ну и, в-третьих, чтобы посадить, надо подготовить и вскопать поля, а для этого раскорчевать участки вдоль реки. Вот вкратце самое малое.

— А откуда скот возьмём для скотного двора?

— Сколько-то должны прислать. А разводить придётся самим. Так что видите сами, работы много. Всем хватит. Сегодня мы должны выбрать председателя артели. Сами понимаете, мужик должен быть хваткий, хозяйственный.

— Все мы тут хозяйственные, иначе бы не выгнали из дома да не поотбирали всё.

— Ладно-ладно, не начинайте. Лучше выдвигайте кандидатуры. Лесорубов не трогаем. У них уже есть занятие на лето — стройка.

Посыпались предложения. Кто-то их отвергал, кто-то поддерживал. Голосовали открыто, поднятием руки. Больше всех рук было за Ермолаева Захара Петровича, 43-х лет, постоянной работы нет, хоть мужик и старательный.

— Всё, прошёл Захар Петрович. Он составит список жителей посёлка. В артель войдут все семьи, кроме лесорубов и интеллигенции — учителей, доктора, культработника. Вопросы есть? — комендант подождал и подвёл черту. — Если нет вопросов, завтра с утра ждём у конторы. Инструменты и инвентарь там. А ты, Захар Петрович, останься, надо кое-что обсудить.

Расходились люди с собрания не спеша, обсуждали услышанное, качали головами. Кто-то безнадёжно махнул рукой. У некоторых появилась надежда:

— Может, с продуктами хоть лучше станет, а то совсем скудный паёк.

— Может, и станет. Только доживём ли?

Наутро Захар Петрович вооружил людей лопатами и топорами, и все вместе отправились вдоль берега вниз по течению Ёлвы.

— Вот эту низину и будем освобождать от ивняка и кустарников. Короче, расчищаем место для огородов. До прибытия семенного материала надо управиться.

— А что делать с кустами, ветками? Куда их?

— Мелочь всю сжигайте. Анна, ты ответственная, приглядывай тут, — обратился он к пожилой, но ещё крепкой женщине.

— А большие ветки тоже сжигать? — спросил парнишка.

— Нет, их складывайте отдельно, пригодятся. Вот ты и будешь помощником Анны. Как тебя зовут?

— Родион.

— Анна, Родион — твоя правая рука. Бог вам в помощь, а я пойду, дела. Загляну ещё.

И началась работа по очистке участка под поля, под посевы. Одни рубили иву и кустарники, другие стаскивали ветки к костру. Там их сортировали, что в огонь, а что ещё пригодится. На вырубленном участке тут же шла раскорчёвка. Работа кипела. Теперь заняты были в Мещуре все, кроме самых маленьких и самых немощных.

Председатель сельхозартели и комендант подбирали место для строительства скотного двора, конюшни, кузницы. Кузница нужна обязательно, ведь инвентарь и инструменты ломались, тупились, а новые почти не присылали, так что кузницу ставили в первую очередь. Строителей распределили так, чтобы и жилые дома по плану за лето построить, и все строения хозяйственного назначения успеть сдать до зимы.



Раскорчёвка участка


Светлана подошла к коменданту:

— Виталий Иванович, давайте изменим режим работы магазина. Целый день все на работе, делать мне нечего. Предлагаю открывать магазин только вечером, когда все идут с работы.

— А вы чем займётесь?

— Пойду корчевать, как и все.

— Ну что ж, резонно, я согласен.

Так же поступила и Ульяна. И Ирина не усидела. Что делать одной в клубе летом? Тоже пошла на раскорчёвку. Клуб открывала только вечером.

— Эх, скорее бы раскорчевать, — выпрямившись, Анна оглядывала фронт работы.

— Успеем ли до прибытия семенного материала? — вслед за Анной выпрямилась Ульяна.

— Надо успеть. Народу гляди сколько работает, и подгонять не надо.

— Всем хочется скорее что-нибудь посадить да вырастить.

Анна оглянулась на уже очищенный участок:

— Это ведь всё ещё перелопачивать надо да выровнять, пробороновать.

— Всё сделаем, Анна. Видишь, какие люди у нас. И подростки не отстают.

— Одолеем, бабоньки. С такой подрастающей сменой всё одолеем, — выпрямилась Светлана, — да, отвыкли мы от физического труда. Спина устаёт.


Прошёл год, как не стало мужа Светланы. Мужская часть посёлка, ошеломлённая её красотой, успокоилась — всё равно она ни на кого не обращает внимания. Успокоились и женщины, не видя в ней больше соперницы. Время затягивает душевные раны. С тихой грустью вспоминала Светлана своего мужа. Но жизнь продолжалась, и этой неприступной красавице понравился мужчина. А он был к ней абсолютно равнодушен, для него был один свет в окошке — дочь Стеша. Так думала эта молодая женщина. И ошибалась…


В школе продолжались занятия, а после уроков дети вместе с учителями шли в лес на заготовку мха. Взрослые были заняты, а мох в строительстве по-прежнему очень нужен. Домой дети возвращались поздно, вместе с родителями. И так каждый день, без выходных. На скорую руку мамы готовили незатейливый ужин. Многие, умывшись, поужинав, шли гулять. Всё-таки белые ночи.

Стеше уже девять лет, но она с удовольствием проводила вечера с отцом. Как и в прошлое лето, они каждый вечер ходили гулять. Только теперь в другую сторону, не к Круглому озеру, а по Усть-Коинской дороге, которая проходила там, где впоследствии построили Мещурский аэропорт.

Как-то Аня сказала Светлане:

— Мам, а пошли сегодня вот по этой дороге, а то мы всё на озеро да на озеро.

— Тебе что, надоело?

— Нет, с тобой не надоело.

— Пошли, если тебе так хочется, — и они тоже двинулись по Усть-Коинской дороге.

Через некоторое время обе пары встретились.

— Стеша, Аня! — Кинулись подружки друг к дружке, будто давно не виделись.

— Ну, девчонки, — улыбаясь, покачал головой Матвей.

Они пошли дальше вместе. Девочки шли впереди и о чём-то оживлённо щебетали, то забегая вперёд, то отходя в сторонку, если видели что-то интересное. А Светлана и Матвей шли сзади и говорили о своём, о взрослом.

С тех пор так и повелось. Все четверо стали ходить по этой «ихней» дороге. И Светлане, и Матвею, и девочкам такие прогулки пришлись по душе.


Наконец, прислали семенной картофель, ящик с рассадой капусты и семена репы, редьки, моркови, свёклы. Всё это с большой радостью посадили — хоть какие-то будут овощи, а то уже и вкус их забыли. Чуть проклюнулся картофель, чуть принялась рассада, сорняки тут как тут. Все силы бросили на прополку.

Середина июня. Днём жарко, но вода в реке ещё ледяная, на Круглом озере теплее, но купаться всё равно ещё холодно. А для мальчишек — в самый раз. Разве что-то их удержит?

Днём, во время перерыва, усталые женщины расселись на траве, рядом с посевами, кое-кто лёг на землю, чтобы спину выпрямить, расслабиться. Ребятня и подростки побежали к озеру, от огородов оно недалеко. Глядь, бегут обратно, испуганные, что-то кричат. У Софьи недобро сжалось сердце.

— Тётя Соня, тётя Соня, — кричали ребята, — ваш Валерка утонул, и Родька…

Все побежали к озеру.

На берегу Софья бросилась на колени и в исступлении, рыдая, взмолилась:

— Господи, отдай мне сына, отдай мне моего сына, молю тебя, Господи! Матерь Божья, помоги.

Упав на землю, обнимая её руками, она рыдала, затем обратила лицо к озеру:

— Озеро, милое, пожалуйста, верни мне сына.

И тут… на глазах у изумлённых людей в нескольких метрах от берега всплыло тело мальчика. Слегка развернувшись в воде, оно медленно подплыло к берегу.

Софья вскочила, кинулась к сыну, сделала два шага и упала. Сердце её не выдержало. Валеру вытащили из воды и положили рядом с матерью.

— А Родька, где Родька? — вдруг вспомнили о подростке.



Круглое озеро


Мальчики стали рассказывать, перебивая друг друга:

— Мы купались. Сначала Валерка утонул. Нырнул — и нет его. Родька кинулся его спасать, тоже нырнул и не вынырнул.

— Ребята, чего стоите, живо на стройку. Там Родькин отец, Иван, зовите его сюда.

Мальчишки гурьбой кинулись к посёлку:

— Дядя Иван, дядя Иван, Родька утонул…

Родиона искали долго, ныряли мужчины и молодые парни, так и не нашли.

Круглое озеро — одно из самых красивых, самых любимых, самых уютных мест в Мещуре, оно действительно круглое, а посередине его тоже круглый остров, на котором густо растут деревья и кусты. Но оно и коварное, время от времени озеро забирало себе людей. Кого-то находили, а кто-то так и сгинул. Поговаривают, что местами оно не имеет дна. Впрочем, до сих пор некоторые жители с удовольствием там купаются, ведь каждый уверен, что с ним-то уж точно ничего не случится.

После этого несчастного случая ребята долго на озеро не ходили. Сильное было потрясение. Но со временем беда стала забываться, и мальчишки, да и взрослые, как и прежде, охлаждались и плескались в водах Круглого озера.


Лето пролетело как один день. Световой день длинный, и рабочий день длинный. В посёлке не было ни одной пары свободных рук. Работали все, кто мог хоть что-то делать. Кроме основной работы, в июле-августе заготавливали для себя грибы и ягоды, с утра пораньше атаковали речку рыболовы, непонятно было, когда люди спали, и спали ли они вообще.

Виктор Гуреев был первым помощником коменданта по строительству жилых домов. В этом году строили два 18-квартирных дома, два двенадцатиквартирных и три четырёхквартирных, кроме того, возводили обязательные хозпостройки, кузницу и овощехранилище. Виктор следил за ходом строительства, к нему обращались по любому поводу, но и сам он работал засучив рукава, в пример остальным. Стройку начали ранней весной, раньше, чем в прошлом году, и опыт у людей уже был, поэтому и успели за лето сделать больше прошлогоднего.

Досталось и сельхозартели. Начали с того, что подготовили участок под огородные культуры, посадили и вырастили урожай. Ещё надо было заготовить сено для будущего скота и, самое тяжёлое, подготовить участки на противоположном берегу для посева злаковых и турнепса на следующий год. Власти обещали прекратить поставку фуража для лошадей и корма для скота. Надо было управляться самим для себя, ещё и сдавать государству. Облегчало работу то, что для раскорчёвки большого участка выделили лошадей.

На июль-август учёбу в школе отменили. Владимир Фёдорович пошёл рыть котлован под овощехранилище, Любовь Андреевна работала с детьми то на заготовке мха, то на прополке и окучивании овощей. Вечерами уже мало кто гулял. Уставали так, что еле успевали донести голову до подушки.

Уже в конце сентября люди увидели результаты своего изнурительного труда.

— Ну наконец-то хоть из-под земли выбрались, — облегчённо вздыхали они, заселяя новые 18-квартирные бараки.

И комендант был доволен, что всех переселили из землянок в дома.


Как-то после работы Матвей заглянул в магазин к Светлане. Подождал, пока уйдут все покупатели.

— Светлана Константиновна, — начал он почти официально, — я хотел бы с тобой поговорить.

— Ты меня пугаешь, Матвей. Так серьёзно?

— Да. Я подожду тебя после работы на нашем месте.

— Хорошо, — согласилась женщина.

А место это — поворот на Усть-Коинскую дорогу.

Уже темнело, Матвей ждал, нервно курил, не замечая моросящего дождя. Прибежала Светлана:

— Ну и погодка. Так и будем под дождём?

Матвей огляделся:

— Пошли к овощехранилищу. Под козырьком укроемся.

Они побежали в укрытие.

— Что случилось, Матвей? Что за пожар?

Вместо ответа мужчина привлёк её к себе и поцеловал. Она ответила, обвив его шею руками. Это вселило в Матвея надежду.

— Светлана Константиновна, Светочка, давайте жить вместе.

Она весело рассмеялась:

— А я думала, ты никогда не решишься. Всё ждала, ждала.

— Но ты такая неприступная, всем отказываешь. Разве я мог надеяться?

— Мог-мог, — Светлана прижалась к Матвею, — давно мог.

Он крепко обнял её. Так и стояли они, обнявшись.

— Где же мы будем жить? — спросила Светлана.

— Завтра пойдём к Виталию Ивановичу, попросим квартиру. Всё-таки нас четверо с дочерьми.

— Да, пока всё не заселили, надо попросить.

Они ещё долго стояли, обнявшись. И говорили, говорили. Теперь уже о совместной жизни.

— Мне не верится, что мы будем вместе, — чуть отстранилась Светлана.

— И мне не верится, что ты согласилась быть моей, моя неприступная красавица.

Они опять поцеловались.

— Пошли уже, а то нас потеряют, — засмеялась Светлана, и они поспешили по домам.

Комендант согласился выделить им квартиру в новом 4-квартирном доме.

— Ну что, определилась, Светлана? А то растревожила наших мужиков. Хорошего мужа выбрала, молодец. Так что заходите в новое жильё и живите. Ещё и деток нарожаете.

— Как получится, — засмеялась счастливая женщина.


В этом же доме выделили квартиру и Ирине. Как специалисту, как комсомолке.

— Никита, я перехожу в свою квартиру. Ты со мной? В клубе я больше жить не буду.

— Ты меня приглашаешь в свою квартиру?

Миниатюрная девушка любила сидеть на коленях у крепкого, надёжного парня. Вот и сейчас вместо ответа она обняла его, посмотрела ему в глаза:

— А ты как думаешь? Я ведь тебя люблю. И очень ревную.

— Не ревнуй. Моё сердце занято только тобой. А Ольга поймёт. Тем более что она всё ещё любит своего Юрия, а я так, помогаю.

— Значит, ты со мной?

— С тобой. Только это как-то неправильно. Мужчина должен к себе приглашать свою женщину, а не наоборот. Получается, что я у тебя в примаках.

— Ничего не получается. Хочешь, я тебе открою секрет? Мне отдельную квартиру выделили только потому, что я сказала, что выхожу замуж, — схитрила Ирина.

— Интересно, за кого это ты замуж собралась? — улыбнулся парень.

— За тебя, за тебя, дурачок мой.

— А почему я об этом не знаю?

И началась игривая перепалка двух любящих сердец.


Получили отдельную квартиру и Истомины. Восьмилетний Николка не мог нарадоваться. И Ванюшке уже было три года.

— Тем более что у нас скоро будет братик или сестричка, — по-деловому рассуждал мальчик в кругу своих сверстников.

И многодетная семья Казаковых скоро переселилась в свою квартиру. Отдельные квартиры распределяли в первую очередь передовым многодетным лесорубам. Всего в таких квартирах в это время жило 37 семей, остальные ютились в тесных бараках. По мере расселения и там становилось немного просторнее.

Новых поступлений спецпереселенцев больше не было, только по каким-то неизвестным соображениям происходил обмен семьями между спецпосёлками. Кузнеца в Мещуру перевели из Божьюдора, потому что своего не было, некоторые семьи переселяли из Мещуры, другие приезжали сюда из Усть-Коина и Божьюдора. Но это так, небольшие перемещения, на общую численность людей в посёлке они почти не влияли. Надо отметить, что семьи не разъединяли, если куда-то переселяли, то только всей семьёй.


В начале октября по высокой воде пришла баржа со скотом.

— Ну наконец-то, — радовались женщины, — а то скотный двор пустой стоит.

— Кого же нам прислали?

— Ага, три коровы, две тёлочки и молодой бычок.

— А в ящике кто? Поросятки — пять свинушек и кабанчик.

— Негусто. Ну что ж, будем сами разводить.

— А вот козочки — это хорошо. Молоко будет детям.

В скотный двор перегнали коров и коз, перенесли поросят.

— Ну вот, живность на месте, слава Богу, — с облегчением вздохнула Анна.

Её определили ответственной за скотный двор.

А комендант напутствовал председателя сельхозартели:

— Захар, подбери доярку, скотника, свинарку — и в бой. Помни главное: сохранить и умножить.

На скотном дворе работали с удовольствием. Это же их родное, привычное занятие. Первое молоко сдали в ясли-сад и в школу.

С маленькими детьми работала Клава Афанасьева. Она хоть и молодая, но серьёзная и ответственная девушка. И любит детей. Ей помогала Ксения Степановна Абрамова, женщина 52 лет, мама Дуси. Прошлой зимой в садике было всего трое малышей, их мамы работали в лесу, а сидеть с детьми некому. К весне один из них умер. Питание было очень скудным. Что в магазине, то и в садике — крупа, макароны, чай, сахар. Из муки пекли лепёшки и оладьи. Ксения Степановна топила печи, носила воду из ручья. Воды надо было много, кроме приготовления пищи и уборки, сами стирали пелёнки и запачканную одежду, тут же и сушили.

Детей стало значительно больше с открытием сельхозартели. Почти всех малышей приводили к Клаве, потому что работы на полях было очень много. Звали её теперь уважительно — Клавдия Ивановна. На лето она попросила себе в работницы Лену Казакову, которой исполнилось 11 лет, и она была хорошей помощницей.

С тех пор как не стало Дарьи, девочка затосковала. Она ходила в школу, но тоску ничто не могло заглушить. А здесь, в яслях-садике, она успокоилась — некогда было грустить. Она видела, что нужна детям, Клавдии Ивановне. Даже когда начались занятия, Лена после уроков прибегала к Клаве, помогать.

В комнате, где спали дети, предусмотрительно вдоль стен встроили топчаны с ограждениями. Дети спали в рядок, помещались все.

С питанием легче стало с осени, когда собрали урожай овощей, их поместили в овощехранилище и продавали через магазин. Кто мог, покупал. Брали выращенное и в садик, и в столовую. Ещё лучше стало, когда появилось молоко.

Но детей по осени стали забирать из садика. Сельскохозяйственная страда закончилась, некоторые мамы и бабушки освободились. Но главная причина — у людей не было денег на оплату садика.

Всё лето Клава практически жила в садике. Не все забирали детей на ночь домой, так как очень много работали. Это её даже радовало, в барак не очень-то хотелось возвращаться: тесно, душно, шумно. Даже осенью, когда детей стали водить мало, и на ночь их уже никто не оставлял, девушка не уходила из садика. Никто не запрещал, она и радовалась.

Павел приходил к ней после работы каждый вечер. В садик, а не в барак. Знал, что она здесь.

— Клав, пошли в клуб. Там сегодня танцы.

— Пошли.

И они убегали на весь вечер.

В другой раз придёт:

— Клава, сегодня вечер — красота, луна светит. Идём гулять?

— Идём.

Они гуляли по посёлку. И не только они. Люди шутили, веселились, пели песни. Нагулявшись, Павел провожал её к садику.

А то придёт парень, принесёт несколько кусков сахара. На тёплой печке постоянно стоял большой чайник с горячей водой, а у Клавы в маленькой кастрюльке всегда заварка из листьев брусники или чёрной смородины. Зажигали лампу и пили чай с сахаром, рассказывали, у кого как прошёл день. Потом лампу тушили — керосин надо было экономить, садились рядышком. Павел обнимал девушку, и они мечтали:

— Клав, давай поженимся.

— Ага, поженимся. А где будем жить?

— Ко мне пойдём. Нам ведь квартиру дали.

— Вас и так уже четверо. Спите все в одной комнате.

— Ну и что. И ты со мной.

— Нет, я боюсь.

— Глупенькая. Так же все живут.

— Ну и пусть все. А я боюсь.

— Так у нас с тобой никогда детей не будет.

Свои мечтания они прерывали долгими поцелуями.

— А знаешь, Паш, давай мы будем с тобой хорошо-хорошо работать…

— Мы и так хорошо работаем.

— Ну да. Я вот думаю, следующим летом опять будут строить дома. Мы с тобой поженимся и попросим себе квартиру.

— Я тоже так думал, — согласился парень.

— Представляешь, — продолжала Клава, — вечером пьём чай в своей квартире. Понимаешь, в своей. Только я и ты. Вся кухня наша. И вся комната наша. Я занавески красивые повешу.

— А где ты их возьмёшь?

— В магазине ситчик красивый лежит. Заработаем с тобой денег и купим. Я сама пошью.

— Мечтательница ты моя.

Так они весь вечер говорили и целовались.

— Паш, иди уже. Скоро на работу вставать, а мы и не ложились.

— Не хочется от тебя уходить.

— Но надо. Вот поженимся, тогда и будем вместе.

Павел нехотя уходил.

Одну из квартир выделили под столовую. Конечно, это громко сказано, но так её называли. Первая комната с печкой и двумя столами — кухня. На одном столе стопками посуда — миски, кружки, стаканы, на полотенце ложки, на другом столе готовили еду. Во второй комнате стоял сколоченный из досок длинный стол, по бокам — скамейки. Есть приходили в основном одинокие мужчины. И подростки иногда прибегали с котелками, брали еду на семью.

Заведовала столовой Меланья. Работала одна: и за водой на ручей ходила, и печку топила, и варила, и посуду мыла. Управлялась легко, так как столовую посещало очень мало народа. С дровами ей помогал Гололобов — колол, заносил, печку растапливал, а подкладывала дрова она уже сама.

Николаю Фроловичу как фельдшеру тоже выделили отдельную квартиру. В ней он жил с сыном Анатолием и Меланьей.

— Миланушка, ты не жалеешь, что согласилась жить со мной? — время от времени спрашивал он.

Он любил её, но ответной любви не чувствовал.

— Нет, не жалею. Успокойся, наконец, — с грустной улыбкой отвечала она.

Женщина уважала Гололобова, держала дом как хорошая хозяйка, но где-то там, в глубине души, любила Семёна и ничего не могла с этим поделать. Меланья понимала, что у них никогда и ничего с парнем не будет, но душа ныла. Семён был с Еленой Погореловой. Меланья знала, что от весёлых, пусть и не очень красивых девушек парни не уходят, и смирилась.

Как-то заглянул в столовую комендант:

— Меланья, пришло постановление — кормить школьников бесплатно. Готовься.

— Хорошо. А чем кормить?

— Будут привозить молоко. Хлеба нет — придётся печь лепёшки. Будешь делить их на несколько равных частей. Не мне хозяйку учить. Муку подбросим.

— Ученики здесь будут питаться?

— Да, группами. Тут недалеко, прибегут.

Завтрак нехитрый — полкружки кипячёного молока и кусочек лепёшки, но, если учесть, что дома люди сидели впроголодь, это была очень большая подмога.

— Эх, жалко, что я не хожу в школу, — жалели дети, которые ещё или уже не подходили для учёбы по возрасту. А ученики не пропускали ни одного дня: учиться интересно, и кормят бесплатно.

Николай Фролович постоянно находился в фельдшерском пункте. Не стало Дарьи, и люди потянулись к нему. Народу много, работы хватало. Чем мог, Гололобов помогал людям, но перед массовым голодом и истощением он был бессилен.


— Виталий, — как-то по осени обратилась к коменданту Ульяна, — все из землянок перешли в посёлок, а мы что же, тут одни за ручьём останемся?

— Не беспокойся, Ульяна, я уже всё продумал и предпринял. Завтра же переходим в квартиру.

— А контора? А склад?

— Для конторы я оставил угловую комнату в новом бараке. Туда и перевезём все бумаги, документы. А из склада оставшиеся продукты и товар отвезём в магазин к Светлане.

— Я что, без работы останусь?

— Что ты, просто вы будете работать с ней по очереди. Я же сказал, что всё продумал.

— Хорошо, — прижалась она к коменданту. Чуть погодя, спросила. — А этот дом будет стоять пустым?

— Почему же? Я поговорю с жильцами барака. Думаю, найдутся желающие перейти сюда. Всё свободнее, чем в бараке. И ничего, что от всех далеко.

— Правильно, комендант должен жить ближе к народу, — опять прижалась к нему Ульяна.


К зиме урезали паёк лесорубам, почти вдвое, перестали привозить аванс за уже отработанные дни, а с декабря и вовсе сократили почти всех лесорубов из спецпереселенцев, оставив только одну бригаду. Власти почти перестали поддерживать оказавшихся здесь не по своей воле людей.


Из документов: «В декабре 1932 года начался массовый выход спецпереселенцев из лесозаготовок из-за отсутствия продовольствия и невыплат денежных авансов, люди уходят. Наблюдаются побеги целыми партиями. В спецпосёлках население голодает, часть их бродят по деревням».

Начинался 1933 год. Страшный год. Многие не выдержат испытания голодом… Из-за известных событий в стране, а также голода, болезней, бегства спецпереселенцев численность населения Мещуры сократилась наполовину…


Так начиналась Мещура…

ДОКУМЕНТАЛЬНО

Из докладной записки начальника Коми облотдела ОГПУ от 10.12.1930 года:

«…Семьи спецпереселенцев сразу же по прибытии водворены в шалаши. Леспромхозы, лесоучастки, а также районные партийные, советские органы в вопросе расселения спецпереселенцев и строительства посёлков рассчитывали на самотёк и на ОГПУ. Все циркуляры, постановления об организации жизни и работы спецпереселенцев-кулаков выходили только с 1931 года. До этого всё происходило хаотично».


Первый населённый пункт на Ёлве появился ориентировочно в конце XIX века. Это была деревня, точнее, выселок Пегыш. Появление новых населённых пунктов на Ёлве было связано с индустриализацией и коллективизацией в 1930-е годы. На этой территории была организована заготовка леса и транспортировка его до перерабатывающих предприятий. Из-за недостаточного количества рабочей силы, привлекаемой для этой цели из вымских и верхнемезенских деревень, было решено использовать выселяемых из центральных районов страны части крестьян, отнесённых к категории эксплуататорских элементов деревни, кулакам. Для них на местах их будущей работы было решено создавать специальные посёлки с особым режимом проживания во главе с назначаемыми органами ОГПУ-НКВД комендантами. Первым таким населённым пунктом, основанным в 1930 году в 42 километрах от устья Ёлвы, стал посёлок Мещура.

К лету 1930 года на территории Мещурского участка для приёма и размещения спецпереселенцев имелся лишь один барак, принадлежавший тресту «Комилес» (в местечке Красное). К концу лета было закончено строительство конторы и бани, отапливаемой по-чёрному.



Проводник первой партии спецпереселенцев на Мещуру житель деревни Кони Николай Иванович Куштысев с женой


Из 300 семейств, назначенных к отправке на Мещуру, первый этап в количестве 194 семей двинулся из села Турья 17 июля 1930 года. Кроме того, 80 человек везли на лодках груз, состоявший из продовольствия и строительных инструментов. Предстояло по берегу реки пешком преодолеть около ста километров. В основном это были уроженцы различных волостей бывшей Самарской губернии.

Как сообщалось в сводках областного отдела ОГПУ, в Турьинском участковом леспромхозе переселенцы, отправляемые на место строительства, материально были обеспечены плохо. У большинства не было обуви, одежда растрёпана. В дороге часть переселенцев сбежала. Всего из отправленных 400 прибыли к месту назначения 22 июля 150 человек, которые и были размещены в шалашах для временного проживания. Они же приступили к рубке леса и очистке мест под усадьбы. Всего на начало августа в Мещуру был пригнан 401 спецпереселенец. К зиме 1930–1931 года не имелось постоянного жилья.

К работе в Мещурском лесопункте спецпереселенцы приступили летом 1930 года. Силами переселенцев началась отсыпка полотна дороги и рытьё колодцев для поливки водой и намораживания льда по трассе с целью ввода её в действие в осенне-зимний лесозаготовительный сезон 1930–1931 годов. Первым комендантом в Мещуру в июле 1930 года был назначен сельский инспектор милиции из села Турья Конин (Коканин?), беспартийный, с начальным образованием. Ему давалась следующая оценка: «…по характеру боевой, но ввиду горячего характера от него можно ожидать перегибов».

Комендатуры определяли выбор места и характер работ спецпереселенцев, давали разрешение на использование их на разных работах. Жители посёлка не имели права отлучаться без разрешения комендатуры. Не выдавалось никаких удостоверений и видов на жительство.

Вторая волна спецпереселенцев пришлась на 1931 год. К этому времени в Мещуре скопилось до 307 семей общей численностью в 1405 человек, вскоре часть из них была перенаправлена в другие посёлки района, часть бежала, часть умерла от голода и болезней. На 1 мая 1932 года в посёлке оставалось 826 человек.

В 1930–1931 учебном году дети спецпереселенцев в школе не учились. Только с середины 1930 года по середину 1933 года в Мещуре умерло 48 и бежало 17 детей в возрасте до 16 лет. К созданию школ для детей, высланных в Коми, приступили в начале 1931 года. В Мещуре под школу был приспособлен 4-квартирный дом. Большинство учителей в первые годы работы школ были спецпереселенцами. По состоянию на 5 апреля 1932 года в Мещурской школе насчитывалось 119 учащихся, из них русских — 64 человека, мордвы — 29 человек, чувашей — 26 человек. Первым учителем был Фёдор Александрович Рогачёв, спецпереселенец.

К лету 1933 года в Мещуре было построено 17 домов, в 4-квартирных домах, кроме жителей, располагались школа, клуб, детские ясли, имелись также строения бытового и хозяйственного назначения: конюшня, скотный двор, овощехранилище, кузница.

К началу 1932 года в деловых документах уже пишется: Мещурский лесопункт Турьинского леспромхоза. Имелись здесь также администрация предприятия и партийная ячейка ВКП(б), насчитывавшая вместе с комсомольцами 16 человек. Одним из первых начальников лесопункта в 1932 году упоминается С.П. Богатырёв. Комендантом посёлка был И. Нестеров.

Кроме работы в лесу, бывшие сельские жители, спецпереселенцы, в обязательном порядке должны были объединяться в неуставные артели по обработке земли. Инструкция ОГПУ № 123 об организации такого типа сельхозартелей последовала 6 мая 1932 года.

Все происходившие с ними события новосёлы воспринимали своеобразно. Первоначально спецпереселенцы, в том числе и жители Мещуры, считали своё пребывание в посёлке временным и не проявляли рвения ни в обустройстве, ни в работе в лесу. Администрацией отмечалось в целом враждебное отношение поселенцев к советской власти. Не обзаводились жители и домашним хозяйством. «Мы же скоро должны возвратиться на родину», — заявляли они. В Мещуре в сельхозартель было объединено 81 хозяйство, 300 человек, из них способными к труду считались 90. Заниматься должны были земледелием и животноводством, чтобы обеспечить себя и лесозаготовителей продовольствием.

С самого начала своего существования посёлок Мещура был плохо обеспечен питьевой водой из-за её глубокого залегания под слоем песчаного грунта. Когда зимой загоралось какое-либо строение, его просто нечем было тушить. Телефонной связи с административным центром не было. Почта оттуда доходила через полмесяца.

В результате вспыхнувшей из-за скученности и голода эпидемии только в 1930–1933 годы в Мещуре умерли свыше ста человек, в основном дети. Первым заведующим медпунктом был Николай Фролович Гололобов, спецпереселенец.

С самого начала заселения переселенцы могли переписываться со своими родными. Уже в 1931 году были созданы почтовые отделения по обслуживанию спецпосёлков. Спецпереселенцам предоставлялась возможность в счёт зарплаты подписаться на газеты и журналы, но подписные издания до посёлков либо не доходили, либо поступали с большими перебоями.

Спецпереселение было направлено не на уничтожение неугодных советскому режиму лиц, а на их перевоспитание. В первую очередь через труд. В начале 1930-х годов перед культпросветучреждениями ставилась задача: «Переделать спецпереселенцев, классово чуждых людей, в активных участников нашего строительства путём включения их в процесс производства». Главными элементами исправительной политики оставались труд и культмассовая работа. Выполнение этих задач было возложено на клубы, красные уголки, избы-читальни, библиотеки и школы. Особая ответственность налагалась на комсомольцев и коммунистов, работавших в спецпосёлках. Клубы были одними из первых обязательных зданий в спецпосёлках, там проходили все собрания и вечера. И все официальные праздники.


Татьяна Ануфриенко (Татьяна Ивановна Габова) родилась в посёлке Мещура Княжпогостского района Коми АССР.

Как и многие мещурцы, она очень любит свой посёлок. У неё часто возникал вопрос: «А как всё начиналось?» Скудные воспоминания некоторых старожилов об их далёком детстве не могли раскрыть полную картину происходящего.

В поисках ответа на этот вопрос и появилась данная книга.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ПУТЬ
  • ШАЛАШИ И ЗЕМЛЯНКИ
  • ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ
  • НОВЫЙ КОМЕНДАНТ
  • ВДОЛЬ ПО БЕРЕГУ
  • НА КРАЮ ЖИЗНИ
  • НАЧИНАЕТСЯ СТРОИТЕЛЬСТВО
  • СВЕТЛАНА
  • ДЕТИ
  • КЛУБ И КВАРТИРЫ
  • СЕЛЬХОЗАРТЕЛЬ
  • ДОКУМЕНТАЛЬНО




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики