Пепел тлеющих звёзд (fb2)

- Пепел тлеющих звёзд [publisher: SelfPub] 2.13 Мб, 196с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Александрович Морозов - Станислав Юрьевич Капица

Настройки текста:



Александр Морозов, Станислав Капица Пепел тлеющих звёзд

Пролог

Горестный плач догонял летящий по воздуху пепел,

но даже столь искреннее раскаяние не могло остановить

безжалостное веретено, плетущее нити судьбы.


Из «Жизнеописания Её Величества Элеоноры Рийской»

Ежели вам при посещении столицы удалось хотя бы украдкой взглянуть на долину цветов – можете считать себя счастливым человеком. Королевский сад, раскинувшийся у подножия крепости, разумеется, тщательно охраняется, но хитрые горожане давно облюбовали места, с которых открывается превосходный вид на покрытую разноцветьем землю. Особо не скрываясь, смельчаки собираются на крышах домов или на верхушках деревьев поодиночке или же парами. Обычная их забава – постараться угадать, какие же цветы испускают столь пьянящий аромат, что вдохнувшему его впору плакать от счастья.

С возвышения хорошо видны тонкие, мощенные камнем дорожки, петляющие между причудливо остриженными кустами. Ярко-желтые калужницы, обрамляя сложную систему прудов, постепенно переходят в красное неистовство тюльпанов. То здесь, то там проглядывают тёмно-синие люпины, держащиеся с достоинством поистине королевским. Добавляют буйства красок маргаритки, танцуют под порывами ветра лютики, уверенно напоминают о себе камнеломки, а при взгляде на здешние колокольчики и вовсе можно потерять дар речи. Но самое ценное – пурпурный лилейник – остаётся достоянием лишь королевской семьи. От посторонних глаз его надёжно закрывает вишневая роща, слава о нежно-розовых цветах которой распространилась далеко за пределы столицы.

Хоть и кажется, что подобная красота не может иметь возраста, саду не более десяти лет. Таким стал свадебный подарок правителя Рии своей невесте – принцессе Элеоноре, тоскующей по родным местам. Видимо, план удался, ибо с тех пор, как свежеиспечённая королева переступила порог своего нового дома, никто ни разу не заметил у нее на лице даже признака грусти. Лишь на похоронах супруга щёки владычицы блестели от слёз.

Со смертью короля наступили тяжёлые времена. Слухи о грядущей войне витали в воздухе, усиливая царящую повсюду атмосферу страха и неуверенности. И вскоре над полями Рии раздался звук рожка, поднимающего вражеское войско в атаку…

Порой решимость одного человека может изменить ход истории. Так и Элеонора, прозванная впоследствии Рийской, сумела переломить ход войны. На вороном коне объезжала она свою армию и всякий раз, появляясь на поле брани, укрепляла решимость в сердцах защитников Рии.

Принц Эйвинд, сын Элеоноры и почившего короля Арана, тем временем рос в столице. Под присмотром придворного мудреца Фроуда принц постигал письмо, основы астрономии и алхимии. Наставник нередко отмечал успехи Эйвинда в точных науках, хотя сам принц с гораздо большим удовольствием занимался фехтованием и верховой ездой. Тис, капитан королевской стражи, не раз восхищался азартом своего подопечного во время тренировочных боёв и всё чаще шутил, что вскорости принцу придётся искать более умелого учителя.

Порой Эйвинд тосковал по матери, постоянно пропадающей в походах или на военных советах, и в такие моменты ноги сами собой несли его в королевский сад – место, волею случая ставшее свидетелем начала и конца этой истории.


Книга 1. Эйвинд

Рождение наследника народ Рии воспринял с подлинным ликованием! Празднества не утихали много недель, а королева, обычно серьёзная, не переставала улыбаться…

Из "Жизнеописания Её Величества Элеоноры Рийской"
Принц вновь вернулся во дворец весь в грязи.

В последнее время его озорство становится всё более заметным.

Возможно, стоит запретить ему посещать сад без сопровождения?

Из дневников Фроуда, придворного учёного 

Глава 1

Эйвинд стоял перед пышным кустом роз и полной грудью вдыхал их дразнящий аромат. Ветер ласково трепал волосы принца, словно стараясь приободрить. На лице мальчика отражалось предвкушение.

– Можешь не прятаться, я тебя услышал, – громко произнёс Эйвинд, но оборачиваться не стал. – Топаешь как Тис на тренировке.

Позади раздалось недовольное сопение, а в следующий момент сильный удар в плечо едва не сбил принца с ног.

– Эй! – возмущенно крикнул Эйвинд, оборачиваясь с твёрдым намерением отомстить обидчику. Впрочем, едва их взгляды встретились, жажда крови стремительно угасла.

– Что-то случилось, Ваше Высочество? – манерно произнесла девочка, смешно растягивая слова. – Мне кажется, вы споткнулись?

– Очень смешно, Мария! – недовольно проворчал Эйвинд, потирая ушибленное плечо. – Так и не научилась вести себя в приличном обществе?

На лице девочки засияла озорная улыбка.

– Ну как, принёс?

Мальчик виновато пожал плечами.

– И совсем ты врать не умеешь! – вздохнула девочка и одним быстрым движением достала свиток, выглядывающий из кармана камзола принца.

– Ах ты! – грозно крикнул Эйвинд, но не стал отбирать пергамент у скачущей перед ним девчонки. – Смотри, осторожнее с ним! Если вдруг что-то случится, Фроуд мне…

Принц многозначительно замолчал, хотя и сам не знал, что такого с ним может сделать наставник. Впрочем, на девочку его слова подействовали. Перестав скакать, она аккуратно развернула свиток и восхищенно присвистнула.

– Ого, сколько букв… Пойдём? – и, не дожидаясь ответа, зашагала в сторону скамейки.

– Эх, Мария… И как я на это согласился? – едва слышно вздохнул принц, идя вслед за девчонкой.

Остаток вечера дети провели сидя на скамейке. Мария, слегка приоткрыв рот, восхищенно следила за пальцем принца, скользящим вдоль витиеватых рядов букв. Добравшись до конца текста, Эйвинд с облегчением выдохнул и прикрыл глаза.

– Не притворяйся, что так сильно устал! – раздался над ухом сердитый голос Марии.

Принц неохотно проворчал:

– А я и не притворяюсь. Дай посидеть спокойно… – мальчик не врал. В горле пересохло от необычайно длинной речи, а голова разболелась от усилий, потраченных на разбор слов.

Какое-то время они сидели молча. Затем Эйвинд услышал, как Мария спросила:

– Хочешь, покажу фокус?

Голос девочки звучал так загадочно, что принц не выдержал и открыл глаза.

– Ну, давай, показывай… – проворчал мальчик, стараясь скрыть заинтересованность.

Мария словно только этого и ждала. Подняв один из камешков, лежащих возле дорожки, девочка крепко сжала его в кулаке.

Какое-то время ничего не происходило.

– Ну и долго еще…? – начал было Эйвинд, но тут же осёкся, прерванный ярко-красной искрой, скользнувшей сквозь пальцы Марии.

Лицо девочки озарилось торжеством:

– Видел? Получилось!!! – прокричала она, принявшись приплясывать.

Эйвинд ошалело смотрел на подругу. Выбить искру из камня не так уж и сложно, но чтобы всё это проделать одной рукой? Да и камень-то не похож на кресало, обычная галька… Как ей это удалось?

Мария, довольная произведенным эффектом, звонко расхохоталась.

– Видел бы ты себя сейчас!

Эйвинд, спохватившись, постарался придать лицу безразличное выражение. Затем, подождав, пока Мария слегка успокоится, спросил абсолютно бесстрастным голосом:

– А как ты …?

Губы девочки растянулись в широкой улыбке. Наклонившись к самому уху принца, Мария тихо прошипела:

– Сеекрееет… Чур ты водишь! – Её ладонь хлопнула по плечу Эйвинда, а сама девчонка резко отпрянула в сторону и что было сил припустила по дорожке в сторону вишнёвой рощи.

– Ах ты… – только и выдохнул принц, вскакивая с лавочки и бросаясь вслед за ней. Напускное высокомерие мигом сменилось азартом. Все события сегодняшнего дня отступили на второй план, освобождая место простой истине – он догонит эту наглую девчонку хотя бы для того, чтобы согнать самодовольную усмешку с её лица!

– Не догонишь, не догонишь! – словно в ответ на его мысли, весело прокричала Мария, ловко юркнув между кустами сирени.

– Вот же… – охнул принц в тот самый момент, когда ветки кустарника чиркнули его по лицу. Крепко зажмурившись, Эйвинд продолжил бежать, но спустя мгновение столкнулся с чем-то большим и мягким. Не удержав равновесия, мальчик упал на землю.

– Ваше Высочество, – раздался низкий раскатистый голос. – Вы целы?

Открыв глаза, принц увидел испуганное лицо садовника Барди. Мария, спрятавшись за спиной отца, то и дело выглядывала, корча рожи.

– Да, все нормально, Барди, – пробормотал Эйвинд, цепляясь за протянутую садовником руку и стараясь не дышать. От садовника всегда пахло дикой смесью ароматов навоза и роз. – С Марией играли…

После того как принц поднялся на ноги, садовник внимательно осмотрел его со всех сторон и удовлетворенно хмыкнул.

– Ну и видок у вас, Ваше Высочество – хоть сейчас во дворец! Снова Фроуд ругаться будет…

Мария, по-прежнему прятавшаяся за спиной отца, довольно захихикала. Эйвинд с сожалением посмотрел на покрытый грязью камзол и вздохнул.

– Что ж поделать, Барди… Поможешь мне?

Густая борода садовника заходила ходуном в такт его смеху.

– А то, Ваше Высочество…

–Эй! – вскрикнула Мария, когда отцовские ладони крепко схватили ее за плечи. Юный принц неспешно подошёл к ней и снисходительно похлопал по руке.

– Ты водишь! Эй, Барди, отпустишь её, как я добегу вон до того куста, хорошо?

– Жулик!!! – прокричала Мария вслед убегающему принцу, а затем, почувствовав, как разжались отцовские ладони, рванула следом. – А ещё принц!!!

Двое детей бежали по королевскому саду, подгоняемые раскатистым смехом садовника.


В связи с проявленной на поле боя доблестью повелеваю назначить

Тиса Широкоплечего капитаном дворцовой стражи.

Надеюсь, вскоре он полностью поправится

и сможет вернуться в строй!


Из приказа Её Величества Элеоноры Рийской 

Глава 2

– Ай!

Принц тяжело дышал, потирая ушибленное плечо. Удар, хоть и частично смягчённый контрвыпадом, едва не перебил кость.

– Мы еще не закончили, Ваше Высочество! Враг не будет дожидаться, пока Вы залижете раны! – весело выкрикнул высокий поджарый мужчина, одетый в лёгкие кожаные доспехи. Сталь в его руке сверкнула, заставив Эйвинда отпрыгнуть в сторону.

– Подожди… Тис, давай прервёмся… – выдохнул мальчик, едва успев разминуться с лезвием тренировочного меча.

На узком веснушчатом лице капитана стражи заиграла довольная улыбка.

– Ну уж нет, Ваше Высочество, сражаться – так до конца!

– Да чтоб тебя… – прошептал мальчик, едва успевая подставлять клинок под град ударов, сыплющихся на него со всех сторон. Ушибленное плечо онемело, и меч пришлось переложить в левую руку. Медленно отступая, Эйвинд пытался придумать, как выйти из схватки победителем, но Тис старался не оставлять времени на раздумья. Чередуя выпады с элегантными пируэтами, он постепенно загонял принца в угол двора.

– Отступать некуда, Ваше Высочество! – торжественно объявил Тис. Его клинок застыл в воздухе, слегка подрагивая. Притупленный кончик меча оказался нацелен на синюю жилку, отчаянно вздрагивающую на шее принца. – Иногда стоит просто признать своё поражение…

Эйвинд не ответил. На его опущенном вниз лице не отражалось эмоций, а пальцы судорожно сжимались, крепко обхватывая рукоять меча.

– Должен заметить, это был неплохой бой… – мечтательно протянул Тис, продолжая держать меч перед горлом ученика. – Хотя порой вы и отвлекались, но изредка случались действительно интересные удары. Если бы мой брат сражался хотя бы вполовину так же умело, то… Ох…

Резкий удар мечом в бедро прервал монолог капитана дворцовой стражи. Согнувшись, он нанёс контрвыпад, но мальчик увернулся, ускользнув буквально перед носом наставника. Холодное лезвие скользнуло по кожаному доспеху учителя, поднялось вверх и замерло на уровне сердца. Тис, стараясь не обращать внимания на ноющую боль в ноге, улыбнулся и разжал пальцы, позволяя тренировочному мечу упасть на землю. Затем мягко отвёл в сторону клинок ученика.

– Слишком безрассудно, Ваше Высочество! Могли и не увернуться. – Тис положил руки на тяжело вздымающиеся плечи принца и опустился на одно колено для того, чтобы встретиться с ним взглядом.

Эйвинд тяжело дышал. На его лице, покрытом потеками пота, застыло выражение торжества, смешанного с отчаянием. Рука, до сих пор не выпустившая меч, мелко подрагивала.

«Может быть, слишком на него давлю? – пронеслось в голове у Тиса – Всё-таки это не какой-то зеленый новобранец, которого через месяц пошлют на убой… Возможно, не стоит так спешить?»

– Но ведь я победил! – разорвал тишину слегка дрогнувший голос принца. – Ради этого можно и рискнуть!

Тис хотел было ответить, но ему помешали редкие, чрезвычайно звонкие хлопки. Повернув голову, капитан увидел высокого, очень худого человека средних лет, стоящего возле оружейной подставки. Чёрные глаза вместе с тёмными одеждами, делали его похожим на старого мудрого ворона.

– Прекрасно, Ваше Высочество, прекрасно… – сказал гость, тщательно чеканя каждую букву. Его руки тем временем не переставали отвешивать редкие аплодисменты. – Подходи вы с таким же рвением к нашим занятиям, быть может, мне не приходилось бы повторять всё по десять раз…

– Доброе утро, Фроуд! – весело крикнул Тис, поднимаясь на ноги. Эйвинд, чьи щёки отчаянно пылали, пробормотал что-то невнятное. – Разве сегодня у принца запланированы с тобой занятия?

– Конечно же, нет, капитан! – язвительно протянул Фроуд, делая шаг вперёд. – Мне всего лишь отчаянно захотелось прогуляться в наиболее удаленную от моих покоев часть замка и посмотреть на вашу тренировку. Безо всяких на то причин!

Рот учёного изогнулся в издевательской усмешке.

– Прошу прощения за это недоразумение! – улыбнулся Тис, стараясь отвлечь внимание учёного от зардевшегося принца – Эйвинд в самом деле упоминал о ваших планах, но у меня напрочь всё вылетело из головы…

– Вот поэтому и не стоит тренироваться без шлема, – съязвил Фроуд, а затем крикнул: Ваше Высочество, сколько мне ещё ждать?

Тис лишь вздохнул, когда принц, понурясь, направился к выходу с тренировочного дворика, на ходу снимая с себя доспехи.

– Подумать только, а ведь пару секунд назад казалось, что это я слишком суровый преподаватель… – пробормотал капитан себе под нос, провожая взглядом две удаляющиеся фигуры.

***

Шаги Фроуда эхом отдавались от каменных стен. Принц торопливо шёл следом, безрезультатно стараясь подстроится под стремительную поступь наставника. Наконец они подошли к двери комнаты, в которой обычно проходили занятия.

Фроуд слегка замешкался, а затем неуловимым движением обернулся и уставился на Эйвинда. От этого холодного проницательного взгляда угольно-чёрных глаз принцу, как обычно, стало не по себе.

– Стоит, вероятно, предупредить Ваше Высочество, что сегодняшнее занятие будет тяжелее, чем обычно… – при этих словах у Эйвинда встали дыбом волосы на загривке, а по спине забегали мурашки. – Сегодня мы с вами постараемся изучить правила придворного этикета!

Эйвинд с облегчением выдохнул и даже слегка ухмыльнулся, что, однако, не осталось незамеченным.

– Я бы не спешил радоваться, Ваше Высочество! – отчеканил Фроуд, сверля принца взглядом. – Подобные приёмы не проходили в наших краях уже очень давно.

Заметив непонимающий взгляд принца, Фроуд вздохнул и медленно, словно разговаривая с несмышлёным ребенком, пояснил:

– Через десять дней состоится пир, в том числе и для гостей из близлежащих государств. Королева прислала мне письмо, в котором очень просила позаботиться о том, чтобы её сын не производил впечатление неотёсанной деревенщины.

– Мама… – выдохнул принц, но тут же смутился от собственной несдержанности.

Фроуд внезапно улыбнулся – едва заметно, одними глазами.

– Королева должна прибыть через день-другой. Война закончилась…


Сложно перечислить все те заботы, что свалились на мою голову в связи с неожиданным празднеством.

Даже свадьба короля, кажется, не была столь роскошной…


Из записок камердинера Её Величества Элеоноры Рийской 

Глава 3

На улице царило оживление. Монотонный гул множества голосов то и дело нарушали звучный хохот и возмущенные вскрики. Мария, ловко лавируя между людьми, заполонившими улицы, удивлялась тому, как сильно изменился город всего за один день. Слегка пригнувшись, чтобы не зацепить огромную цветочную гирлянду, висящую между домами, девочка вышла к воротам замка.

Подойдя к стражникам, Мария склонилась в грациозном поклоне.

– Добрый вечер, господа!

Один из стражников толкнул своего напарника локтем и указал на девочку:

– Видал? Когда еще с нами так поздороваются… Привет, Мария! Дела во дворце?

Девочка кивнула, с любопытством глядя на стражника. Затем робко спросила:

–Можно пройти?

– Конечно, но… – стражник картинно закатил глаза – У нас тут чёрт знает что творится. Постарайся никому не попасться под ноги. Эй, куда прётесь!!!

Широко разведя руки, стражник пошёл наперерез процессии мужчин, ведущих под уздцы дюжину груженных осликов.

Мария, подгоняемая звуками разгорающейся перепалки, прошмыгнула сквозь ворота, выйдя в центральный двор. Пройдя через облако пыли, поднятой выбивающими ковры служанками, девочка скользнула в крытую галерею, шедшую вдоль правой стены замка. Спустя две двери следовало повернуть направо и пройти чуть вперёд. Пальцы девочки нервно мяли кусочек пергамента, спрятанный в ладони. Первое в её жизни письмо…

Наконец, тесные каменные коридоры расширились, уступая место зелени. Небольшой парк, со всех сторон окруженный высокими стенами, всегда казался Марии неуютным. То ли дело её сад… Осмотревшись по сторонам и убедившись, что за ней никто не наблюдает, девочка осторожно направилась к лавочке, скрывающейся в тени раскидистого молодого дуба.

В парке царила тишина. Мария задумчиво обошла лавочку по кругу, рассматривая изящные узоры, струящиеся по потемневшему от времени дереву. Присев, девочка аккуратно расправила письмо, улыбнувшись при виде знакомого почерка. Нежно поглаживая пальцами буквы, Мария увлеклась чтением и едва не выронила записку из рук, когда совсем рядом раздался громкий озорной голос:

– Всё-таки научилась?

Девочка испуганно оглянулась по сторонам, но никого не увидела рядом. Невидимка тем временем рассмеялся.

– Да я здесь, наверху.

Подняв голову, Мария встретилась взглядом с улыбающимся принцем, сидящим на ветке дуба.

– А я тебя давно заметила! – выкрикнула Мария, вскакивая на ноги и пряча письмо в карман передника.

– Ну да, конечно… – засмеялся Эйвинд, затем неуловимым движением соскользнул вниз, повиснув на ветке. Слегка раскачавшись, мальчик разжал пальцы и грациозно приземлился на покрытую травой землю.

– Задавака, – хмыкнула Мария, показывая язык. – Зачем звал?

Принц подошёл поближе. На его лице сияла улыбка.

– Ты ещё не слышала? Мама завтра приедет! Война закончилась!

Мария охнула, прикрыв рот ладошкой. Подскочив к Эйвинду, она крепко обняла его, но почти тотчас отпустила.

– Так, значит, вот к чему готовятся… Ты, наверное, очень рад, столько не видел маму… – девочка осеклась и залилась румянцем.

– Через несколько дней будет праздник в честь перемирия! – воскликнул Эйвинд, широко улыбаясь и как будто не замечая смущения Марии. – Будут танцы, фокусники, барды. Фроуд рассказывал, что к нам во дворец приедут правители соседних государств, короли, королевы…

– И принцессы? – фыркнула Мария, озорно ухмыльнувшись.

– Да! То есть нет! Фроуд ничего о них не говорил… – на мгновение замялся принц. – Ты бы хотела прийти?

– Посмотреть на принцесс? – насмешливо изогнула бровь Мария.

– Сдались тебе эти принцессы! – начал злиться Эйвинд. Дерзкая девчонка вновь выводила его из себя. – Не хочешь, так и скажи!

– А меня разве пустят на праздник? – с сомнением протянула Мария, осматривая своё видавшее лучшие времена платье. – Да и как себя на нём вести, я не знаю…

Принц посмотрел на покрасневшую девочку, столь непохожую на дерзкую нахалку, постоянно подтрунивающую над ним в саду, и улыбнулся.

– Маму я упрошу тебя пустить. А насчёт хороших манер можно будет, наверное, поговорить с Фроудом. Он хоть и посмеется, но, думаю, поможет.

Мария несмело улыбнулась.

– А как же платье? Боюсь, мои не слишком подойдут…

– Мы что-нибудь придумаем! – уверенно произнес Эйвинд, любуясь надеждой, вспыхнувшей в глазах Марии.

До слуха детей долетел хлопок двери и едва слышный выкрик:

–Ваше Высочество!

Принц что-то беззлобно пробормотал, состроив выразительную гримасу.

– Должно быть, Фроуд меня ищет. Обещал показать сегодня опыты с солнечным светом и стекляшкой. – произнёс Эйвинд чуть громче. – Мне пора!

– Увидимся! – прошептала Мария, но её слова заглушил резвящийся в листве ветер.


Поступь коня вороного звоном скользила по крышам,

доспехи златые победы затмили сиянием солнце…


Из песни придворного барда Роуфа Шепелявого 

Глава 4

Город взорвался криками, едва королева показалась на горизонте. Шум нарастал по мере приближения процессии, а в момент, когда владычица вступила на улицы столицы, гул множества голосов превратился в радостный рёв. Люди плакали, усыпали мостовую цветами и порой дрались друг с другом в тщетной попытке заполучить лучшие места.

Элеонора Рийская, облаченная в золотистые доспехи, счастливо улыбалась, мерно покачиваясь в седле. Её лицо, на котором не смогли оставить следа тяготы и лишения войны, по-прежнему лучилось благородной красотой.

Увидев, что владычица подняла руку в приветственном жесте, толпа зашумела с новой силой. Особо активные зеваки попытались пробраться сквозь заслон стражников, но были остановлены затрещинами и негромкими проклятиями, усмирившими их пыл. В общий шум вплетались крики и смех, приветствия и едва слышные ругательства.

Со стороны казалось, что королева не замечает царящей вокруг вакханалии. Её глаза скользили по лицам подданных, но мысли Элеоноры занимала лишь неотрывно приближающаяся громадина замка, сулящая долгожданную встречу.

Оставив бушующий людской океан позади, процессия ступила под холодные каменные своды замковых врат. На мгновение гул улицы стих, и королева ощутила едва заметный укол страха – чувства, которое, как она думала, давно умерло на полях сражений. Сделав глубокий вдох, Элеонора ступила на вымощенный камнем внутренний двор замка.

Первым делом королева заметила Фроуда, расположившегося перед входом в жилые покои. Чёрный костюм и нарочито-торжественное выражение лица придавали учёному загадочный и важный вид. Перед ним стоял Эйвинд, нерешительно переминающийся с ноги на ногу. При взгляде на принца сердце Элеоноры застучало быстрее, но лицо осталось бесстрастным.

Чуть поодаль от входа в замок собралась толпа придворных, из-за спин которых выглядывали многочисленные слуги. Королева скользила взглядом по лицам, и в памяти сами собой всплывали имена: Иерин, Тис, Натар… Немногим больше десяти лет назад Элеонора впервые въехала в этот двор и ни за что бы не поверила, что когда-нибудь сможет полюбить это место. И все-же, сейчас даже высокие серые стены казались ей по-особенному уютными.

Взглядом остановив камердинера, бросившегося ей на помощь, Элеонора соскользнула с коня, и в тот же миг двор потрясло громогласное:

– Да здравствует королева!

Словно повинуясь порыву ветра, присутствующие склонились в грациозном поклоне, а ввысь взметнулись белоснежные комочки выпущенных голубей.

Королева ощутила ком в горле. Обернувшись, она встретилась взглядом с посланником, приехавшим для участия в празднествах по случаю перемирия. На его смуглом лице отразилось удивление, и Элеонора едва заметно улыбнулась. Воистину, победить стоило хотя бы ради этого момента.

– Приветствую вас, мои добрые подданные! – голос королевы, многократно отраженный от стен, звучал звонко и величественно – Спасибо за столь тёплый приём! Время войн закончилось, и отныне каждый сможет дышать полной грудью! В честь примирения я прошу вас позаботиться о наших гостях! Пусть знают, что жители Рии могут быть столь же гостеприимны на пиру, столь и безжалостны на поле битвы!

Едва королева закончила говорить, как, повинуясь коротким приказам камердинера, из толпы выскочило несколько слуг и торопливо направилось к процессии, чтобы помочь гостям спешиться.

Элеонора тем временем заговорила вновь:

– Знаю, многие хотели бы побеседовать со мной, но прошу, дайте передохнуть с дороги! Для разговоров ещё найдётся время!

Королева гордо вскинула подбородок и двинулась ко входу в замок. Придворные при её приближении почтительно склоняли голову и отступали в сторону, образуя живой коридор. Чувствуя на себе взор сотен глаз, Элеонора приблизилась к Фроуду:

– Приветствую тебя, мудрец! Как продвигаются твои изыскания? – произнесла королева и ободряюще улыбнулась стоящему перед ней учёному.

Фроуд слегка склонил голову, прежде чем ответить:

– Благодарю, госпожа, в последнее время опытам сопутствовала удача, но, к сожалению, времени на всё не хватало из-за… кхм… сопутствующих дел…

Владычица коснулась плеча Фроуда, словно стараясь приободрить.

– Благодарю тебя за старания, мудрец! Постараюсь сделать так, чтобы никто не отвлекал тебя в ближайшем будущем.

Фроуд кивнул и отошел в сторону, поняв, что с формальностями покончено. Королева тем временем опустилась на колено, чтобы её лицо оказалось на одном уровне с ярко-пунцовым лицом сына. Разведя руки в стороны, Элеонора широко улыбнулась и в следующий миг сжала в объятиях Эйвинда.

– Я вернулась, малыш! Теперь всё будет хорошо! – прошептала королева и поцеловала принца в щёку, почувствовав на губах слёзы.

***

Мария задумчиво рассматривала куст сирени и едва слышно напевала песенку собственного сочинения. Из раздумий её вырвал шорох шагов, прозвучавший совсем рядом. Повернув голову, девочка увидела рослого парня, держащего в руках объемистый сверток.

– М…М…Мария? – запинаясь, спросил незнакомец и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил: М…м…мне п-п-поручили отдать т-тебе вот это!

Гонец неловко поклонился и передал свёрток Марии. Сердце девочки забилось сильнее, едва она заметила прикрепленный к ткани небольшой свиток пергамента, скрепленный королевской печатью.

Бережно вскрыв печать, Мария неторопливо прочла письмо, и улыбнувшись, закружилась вокруг оторопевшего посыльного.

– Ч-ч-что-то хорошее? – спросил гонец, не сводя с девочки недоуменных глаз.

– Еще бы! – звонко захохотала девочка, продолжая выкидывать коленца. Затем, чуть успокоившись, Мария гордо подбоченилась и выпалила:

– Я пойду на праздник!


Неприятности всегда случаются неожиданно и, как нередко кажется, беспричинно… Если бы людям дано было знать о том, что им уготовила судьба, мы, вероятно, уподобились бы богам. Но, может, в этом и есть суть человеческого существования – превозмогать лишения?

И, может, в этом же заключена сила, дающая преимущества перед богами, которым страдания неведомы?


Из записок Фроуда, придворного ученого.  

Глава 5

Шагая по рыночной площади, Мария едва успевала уворачиваться от снующих туда-сюда людей и лошадей. В воздухе витали ароматы пряностей, дублённой кожи и застарелого пота. Порой девочке казалось, что ещё немного и людской поток подхватит её и унесёт прочь, далеко-далеко от замка. Мария поёжилась и крепче сжала ладонь отца, размеренно идущего рядом с ней.

– Волнуешься? – спросил Барди, заметив смятение дочери.

Мария покачала головой, хотя в её глазах скользнула неуверенность.

– Ты ведь знаешь, что тебе не обязательно туда идти? – пробасил садовник, немного замедлив шаг. – Можешь сказаться больной или…

Барди умолк, заметив, что Мария крепче сжала его огрубевшую руку и вновь покачала головой.

– Ладно, твоё дело… – вздохнул великан, задумчиво озираясь по сторонам. – Как там в твоей записке сказано было? Под часами?

В дальнем углу площади царили относительная тишина и полумрак от отбрасываемой замком тени. Выдохнув, садовник отпустил руку дочери и прислонился к каменной стене, оказавшись как раз под башенными курантами.

– Ну, вот мы и на месте, кажется. А где же…?

– Эй! – прозвучал откуда-то сбоку звонкий мальчишеский голос. – Вы не торопились!

Повернув голову, Барди встретился взглядом с высоким статным юношей лет четырнадцати. На его смуглом лице ярко горели изумрудно-зеленые глаза.

– Меня Ингемар зовут, но лучше зовите просто Ином! – представился парень, широко улыбнувшись. – Я брат Тиса, капитана стражи. И мне поручено объяснить некой Марии как всё пройдёт вечером. Это ведь ты?

Мария осторожно кивнула и постаралась улыбнуться. Всё-таки, прочитав письмо, она надеялась увидеть Эйвинда или, на худой конец, Фроуда, но никак не этого мальчишку. Хотя парню, казалось, не было никакого дела до ожиданий Марии да и до самой девочки тоже.

– Пойдём! – приказал Ин и, не дожидаясь ответа, зашагал в сторону замка.

– Можно мне с вами? – пробасил Барди, сверля спину парня глазами. Юнец совсем ему не понравился.

–Мне поручено пообщаться с девочкой, больше ни о ком не предупреждали, – бросил Ин через плечо, не останавливаясь.

Мария умоляюще посмотрела на отца, но тот только развёл руками, словно говоря: «Решай сама». Мгновение поколебавшись, девочка припустила за посыльным, стараясь не отставать. Парень шагал быстро, а людей вокруг было чересчур много, так что девочке пришлось схватить Ина за руку, чтобы не потеряться. Мальчик сперва дёрнул кистью, словно надеясь избавится от захвата Марии, но затем передумал и потащил её вперёд, ускорив шаг.

– Я думала… Эйвинд придет… – выдохнула Мария, слегка запыхавшись.

Ин хмыкнул и ответил, не сбавляя темпа:

– Как будто у принца сейчас других забот нет! Достаточно и того, что он поручил это дело моему брату…

Парень осекся и кивнул стражникам, стоящим у входа в замок. Те лишь лениво махнули рукой в ответ и отошли в сторону, давая им пройти.

– Ты, наверное, уже бывала здесь? – уточнил Ин, свернув в сторону крытой галереи. – Тебе нужно будет добраться до дверей кухни, а потом идти в сторону тронного зала, но не доходя до комнаты камердинера, свернуть налево к двери в конце коридора, за ней…

Мария честно пыталась запомнить указания, но слова Ина сливались в какой-то бешеный круговорот звуков и постепенно теряли смысл. Наконец они остановились перед огромной дубовой дверью, из-за которой доносились звуки голосов и шорох шагов.

– Вот сюда придешь вечером! Платье можешь с собой взять, а здесь переодеться, чтоб не вымазать по пути…

Парень умолк и окинул девочку задумчивым взглядом:

– Ты, что, ничего не запомнила?

Мария мотнула головой из стороны в сторону, закусив губу, чтобы не расплакаться. Ин слегка замялся, а затем взял девочку под локоть и куда-то повёл. Они всё время петляли, но Мария даже не старалась запомнить дорогу. Всё происходящее казалось неправильным, и девочке отчаянно хотелось вырваться из цепких пальцев Ина, убежать в свой сад и спрятаться там.

– Пришли! – прервал её страдания звонкий мальчишеский голос. – Эй, Анна, найдется чего-нибудь перекусить?

Мария сморгнула набежавшие на глаза слёзы и осмотрелась по сторонам. Ин привёл её на кухню.

– Сейчас перекусим, и станет повеселее! – хмыкнул её спутник, принимая от поварихи две миски с похлёбкой. – Пойдём туда в уголок, я тебе ещё раз всё объясню.

Варево источало сильный запах сала и чеснока, но оказалось на удивление вкусным. Чувствуя, как тепло наполняет желудок, Мария слушала объяснения Ина и постепенно успокаивалась.

– Ладно, допустим, я поняла, как найти дорогу… – неуверенно протянула девочка, после того как проглотила последнюю ложку похлёбки. – Но как мне себя там вести и что делать?

Ин что-то невнятно пробормотал, затем схватил миску обеими руками и выпил остатки супа, пролив немного на рубашку. Отрыгнув, вытер рукавом рот и смачно, во весь рот зевнул. Взглянув на оторопевшую Марию, мальчик весело рассмеялся.

– Вот так лучше не делай!

Мария прыснула и вскочила на ноги. Её переполняли лёгкость и уверенность в собственных силах.

– Но всё-таки? – спросила она, даже не пытаясь скрыть охватившее её волнение. – Не хочу оказаться посмешищем…

Ин вздохнул и закатил глаза:

– Когда-то я задал этот же вопрос Фроуду, и знаешь, что он мне ответил? Не ходи как утка! Вот и всё – теперь ты знаешь этикет не хуже меня!

Мария улыбнулась и сделала книксен.

– Благодарю вас, Ингемар, за науку! Обещаю не посрамить столь выдающегося наставника.

Ин лишь отмахнулся, а затем, словно спохватившись, начал рыться в карманах:

– Вот, чуть не забыл. Твой пропуск.

Мария бережно взяла в руки слегка примятый кусочек пергамента, покрытый вензелями. От него пахло бузиной и, почему-то, солёными огурцами.

– Так, а теперь нам пора уходить! – протянул Ин, картинно оглядываясь по сторонам. – Анна хоть и добрая, но обычно надолго её не хватает, слышишь, уже ворчит? До праздника ещё много времени, поэтому предлагаю отдохнуть. Пойдешь домой?

Мария кивнула и протянула руку:

– Ведите меня, мой рыцарь!

Мальчик слегка покраснел, но всё-же крепко сжал её ладонь.

– Не думаю, что смогу стать рыцарем… Эй, ты ведь говорила, что запомнила дорогу!


Праздник прошёл практически безупречно!

О, если бы не эти маленькие неурядицы с обслугой!


Из записок камердинера Её Величества Элеоноры Рийской 

Глава 6

На Рию опускались тёплые летние сумерки. Стражники, покрутив в руках приглашение, недоверчиво хмыкнули и отошли в сторону, позволяя Марии войти. Девочка нерешительно переступила с ноги на ногу и умоляюще посмотрела на отца, стоящего рядом с ней.

– Может, лучше домой? – ласково проворчал Барди, чувствуя неуверенность дочери. – Ещё не поздно…

Мария перевела взгляд на ярко освещённые окна замка, пронзающие тьму подобно светлячкам в саду. Там, за этими толстыми стенами, её ждала еда и напитки, развлечения и, конечно же, Эйвинд. При мысли о принце Мария почувствовала, как задрожали коленки. Как она будет выглядеть рядом с ним? Даже в роскошном новом платье она по-прежнему останется дочерью садовника, а он – наследным принцем Рии. Да и все эти гости, придворные, принцессы…

Размышления девочки прервал ворчливый голос стражника:

– Ну, и долго вы будете тут торчать?

Мария робко взглянула на отца и неожиданно для себя прошептала:

– Я пойду…

Барди вздохнул и, наклонившись, крепко обнял дочь, поразившись тому, насколько холодной оказалась её щека. Затем, сдавленно крякнув, выпрямился и подтолкнул девочку в сторону замка.

– Иди, повеселись… – обычно громкий голос садовника теперь звучал едва слышно – Мама бы тобой гордилась…

Мария, поддерживая руками пышную юбку, пошла вперед. Ветер нежно теребил её золотистые кудри, а уши ласкали переливистые трели сверчков. Наконец, войдя сквозь широко открытые двери главного входа, девочка оказалась внутри замка. Прямо перед ней висел гобелен с вытканным гербом Рии – золотым кубком на чёрно-красном щите.

Мария глубоко вдохнула, успокаивая бешено колотящееся сердце, и пошла по коридору, стараясь не заблудиться. Налево, прямо, затем снова налево… Мимо сновали придворные и слуги, но девочка не обращала на них внимания, стараясь вспомнить указания Ина. Совсем скоро она оказалась перед той самой дверью, на которую ей указали днём.

На мгновение Мария остановилась, прислушиваясь к едва различимым голосам, позвякиванию посуды и смеху. Осмотрев себя со всех сторон, девочка последний раз поправила платье и, затаив дыхание, толкнула дверь.

Осознание пришло не сразу. Вместо зала пиршеств Мария оказалась в небольшой, тускло освещенной комнате, полной людей. В основном это были юноши и девушки, часть с подносами, часть с напитками. Они постоянно двигались, исчезали за дверью в другом конце комнаты и возвращались обратно. Глядя на всю эту суету, Мария почувствовала в животе стремительно нарастающий холод.

– Эй, ты! – раздался над ухом девочки чей-то властный голос. – Подойди-ка сюда!

Повернув голову, Мария встретилась взглядом с высокой статной женщиной, одетой в тёмное платье. Не до конца понимая, что делает, девочка осторожно приблизилась к ней.

– Ты Мария, верно? – уточнила женщина и, дождавшись утвердительного ответа, слегка улыбнулась. – Меня зовут Ида! Не волнуйся, всё будет хорошо! Вот, держи!

Женщина протянула девочке изящный серебряный кувшин, заполненный красноватой жидкостью с терпким запахом.

– Пойдём!

Проведя Марию сквозь комнату, Ида приоткрыла дверь в зал пиршеств.

– Видишь там человека в золотых одеждах? Это посол! Тебя удостоили высочайшей чести ухаживать за нашим гостем!

– Но… – голос девочки дрогнул, – что мне нужно делать?

Ида едва заметно улыбнулась и подтянула девочку к себе, освобождая дверной проход, сквозь который незамедлительно юркнули двое парней, несущих огромное серебряное блюдо с лежащим на нём запечённым поросёнком.

– Просто стой в шаге за его спиной и, как увидишь, что кубок опустел – подливай вино. И не разговаривай, пока тебя не спросят!

Мария почувствовала, как Ида настойчиво подтолкнула её в спину. Вздохнув, девочка быстро пошла вперёд, опустив голову и стараясь не смотреть по сторонам. Остановившись возле указанного человека, Мария взглянула на его кубок и с облегчением отметила, что он ещё наполовину полон.

Чувствуя, что отчаянно краснеет, девочка постаралась успокоится и украдкой осмотрелась по сторонам. Прямо перед столами выступали несколько акробатов, подгоняемых шутливыми песенками бардов. Скользнув взглядом по гостям, Мария увидела Эйвинда, зачарованно следящего за представлением. Сморгнув набежавшие на глаза слёзы, девочка заметила, как посол поставил опустевший кубок на край стола.

Пока Мария подливала вино, музыка стихла. А следом зазвучал голос королевы – величественный и звонкий.

– Много лет наш замок не слышал столь весёлых песен и не видел таких выступлений! Но сегодня мы отмечаем окончание давней вражды, а значит, не должно быть преград для нашей радости! Веселитесь что есть сил! Особенно это касается наших гостей!

Посол, к которому приставили Марию, поднялся и поклонился. Девочка, пересилив робость, бросила быстрый взгляд на Эйвинда и увидела, что принц весело улыбался. Ей.

«Я не за этим сюда шла!» – хотела крикнуть Мария. – «Ты обещал мне совсем другое!». Но язык словно прилип к нёбу. Когда шум сердца слегка утих, девочка вновь услышала музыку.

– Не желаете ли потанцевать? – раздался совсем рядом чей-то весёлый голос.

Мария подняла голову и встретилась взглядом с парнишкой в нарядном камзоле. Горделивая осанка выдавала в нём сына аристократа. Девочка, слегка опешив, оглянулась по сторонам и, убедившись, что обращались к ней, неуверенно переспросила:

– Потанцевать? – кувшин в её руках внезапно стал чрезвычайно тяжёлым – Но ведь…

– Не переживай из-за гостя, – протянул парень, слегка понизив голос. – Пару минут он сможет и обойтись без выпивки. Или, быть может, ты считаешь виконта Альмода недостойным партнёром для танца?!

Мария бросила быстрый взгляд на Эйвинда и увидела, что принц внимательно наблюдает за ней. Чувствуя, как в груди зарождается незнакомое ей ранее чувство, девочка кивнула и поставила кувшин на стол:

– Я не против станцевать!

Виконт улыбнулся и взял её руку в свою, однако спустя мгновение улыбка превратилась в гримасу отвращения.

– Это что, шутка?! – прошипел Альмод, яростно сверкая глазами. – Я думал, ты придворная! А судя по мозолям – ты просто служанка!!! Где ты взяла такое платье?!

Вырвав руку, виконт резко развернулся на каблуках и пошёл прочь, бормоча проклятия. Мария беспомощно оглянулась по сторонам и заметила, что Эйвинд уже не смотрит на неё, а танцует с какой-то нарядной девчонкой посреди зала. Словно сквозь пуховое одеяло до девочки донёсся требовательный стук, с которым посол поставил пустой кубок на стол.

Подхватив кувшин, Мария подлила гостю вина и вновь отступила на шаг назад, застыв подобно резному изваянию. Время замедлилось. Остаток вечера девочка старалась не обращать внимания на происходящее вокруг, сосредоточившись на своих обязанностях. Наконец, когда в кувшине почти не осталось вина, посол встал и, обогнув стол, оказался перед королевой и принцем. Пусть и не сразу, но Мария обратила внимание на его речь.

– … народы прошли сквозь настоящий ад! И кому, как не тем, кто испил вместе столько страданий, надлежит объединиться ради блага наших государств! От имени своего владыки я предлагаю принцу Эйвинду руку принцессы Зумрат, владычицы верхней и нижней Эрраты и наследницы престола!

Посол подал едва уловимый жест, и в следующий момент к нему подбежали двое слуг, бережно неся накрытый парчой предмет. Элегантно поклонившись, посол сдёрнул ткань, и взорам присутствующих открылся портрет смуглой черноволосой девочки с огромными карими глазами.

Мария отчаянно старалась понять, что происходит. Всей душой она надеялась, что Эйвинд сейчас посмотрит на неё, засмеётся и скажет, что всё происходящее лишь шутка… Но принц не взглянул на Марию. Пораженный неожиданной новостью, он не отводил глаз от портрета будущей жены.

– Благодарим вас, достопочтимый Азар-Шед, за столь достойное предложение, – пронзил наступившую тишину голос королевы. – Принц с радостью принимает его! Да будет отныне навеки мир между нашими…

Мария не расслышала окончания речи из-за оглушительного шума в ушах. Чувствуя, как в груди нарастает всепоглощающая пустота, девочка бросилась прочь из зала пиршеств. В комнате для слуг её пыталась перехватить Ида, но Мария сумела извернуться и выскочить в коридор, бросив кувшин на пол.

Даже не стараясь найти выход, девочка металась между каменными стенами. В голове звучал её собственный безмолвный крик, а пальцы крепко сжимали изумрудную брошку – мамин подарок.

Внезапно девочка столкнулась с кем-то и едва не упала. Подняв голову, Мария встретилась взглядом с озадаченным Фроудом.

– Прошу прощения… – выдавила едва слышно девочка и, поклонившись, побежала дальше по коридору.

Мудрец же, нахмурившись, прислонился к стене и попытался понять: померещились ли ему искорки, выбивающиеся между пальцев маленькой заплаканной девочки, едва не сбившей его с ног?


Впервые я видел королеву такой яростной.

Пламя, пляшущее в её глазах, казалось ярче огня, бушевавшего накануне.


Из записей Фроуда, придворного учёного. 

Глава 7

Выйдя из замка, девочка вытерла лицо рукавом платья, чувствуя дыхание ветра на мокрых щеках. На душе скребли кошки, но плакать больше не было сил. По крайней мере здесь…

Глубоко вздохнув, Мария медленно зашагала в сторону замковых врат. Пройдя мимо стражи, в неясном свете факелов девочка увидела огромную фигуру Барди, лежащего на траве. Кажется, он заснул, пока ждал её.

Осторожно, стараясь не разбудить отца, Мария присела на холодную землю, прижавшись спиной к тёплому боку. Закрыв глаза, девочка приказала себе не думать о произошедшем, но это было сродни попыткам сдержать реку голыми руками. Стремительный поток воспоминаний окатил девочку с ног до головы и поволок за собой в пучины сегодняшнего вечера.

– Всё в порядке? – раздался слегка охрипший со сна голос Барди.

Закусив губу, Мария неопределенно качнула головой, а в следующее мгновение ощутила, как отцовская ладонь коснулась её заплаканного лица.

– Обидел кто? – спросил Барди, прижимая дочь к себе. – Что стряслось?

Но Мария лишь замотала головой, попутно стараясь избавится от отцовских объятий.

– Всё хорошо, – прошептала она едва слышно, – пойдём домой…

Барди, чувствуя неладное, сердито крякнул, но спорить не стал. Кряхтя поднявшись на ноги, он протянул руку дочери и крепко сжал её маленькую мраморно-белую ладошку. Стражники, стоящие у ворот, безучастно следили за тем, как силуэты отца и дочери постепенно растворились в ночной темноте…

***
Войдя в дом, Мария почувствовала себя в западне. Под низким потолком не хватало места для переполняющих её эмоций. Сделав над собой усилие, девочка прошептала:

– Я погуляю немного в саду, хорошо?

Отец только вздохнул, кивнув головой. Глядя на Марию, он вновь подумал о том, что девочка растёт чересчур похожей на мать. А чем заканчивались попытки разговорить жену против её воли, Барди слишком хорошо помнил.

Когда дочь вышла из дома, садовник осторожно подошёл к двери и прислонился ухом к шершавому дереву. До слуха Барди донеслись едва слышные всхлипывания.

– Не стоило тебя пускать… – прошептал садовник. – Эх, Хелена, была бы ты сейчас рядом…

***
Отойдя от дома, Мария поняла, что на ней по-прежнему надето платье, подаренное Эйвиндом. Отчаянно хотелось сорвать его и выбросить прочь, но, как ни старалась девочка, снять его не получилось из-за застёжек на спине. Скрипнув зубами от злости, Мария пошла вперёд.

Сад, окутанный ночной прохладой, источал благоухание, но девочка его не чувствовала. На самом деле она даже не отдавала отчёта, куда идёт и, лишь добравшись до королевского лилейника, Мария наконец остановилась и осмотрелась по сторонам. Вокруг царила тишина, а в темноте словно маленькие звёздочки белели бутоны. Посреди поляны, окруженной цветами, возвышался аккуратный мраморный склеп – последнее пристанище короля Арана, отца Эйвинда.

Мария всегда ощущала странную робость при виде склепа. Играя, она старалась не забегать в эту часть сада и лишь изредка оказывалась поблизости. Ощутив внезапную слабость, девочка присела на холодный гравий дорожки. Проведя рукой по камешкам, Мария вспомнила свою старую игру и грустно улыбнулась.

«Видишь, Эйвинд, – мысленно похвалилась она, – хоть в чём-то я лучше тебя. Ты ведь так и не смог этому научиться!». Похвала, однако, вместо радости принесла лишь новый приступ боли.

Сорвав с одежды мамину брошь, Мария какое-то время смотрела на изумруд, почти чёрный из-за тьмы вокруг.

– Мама… – прошептала девочка, и на украшение упали редкие горячие слёзы.

Крепко зажмурившись, Мария попыталась вспомнить мать, но не смогла. Вместо этого перед внутренним взором вновь всплыло лицо Эйвинда, зачарованно смотрящего на портрет черноволосой принцессы.

– Ай! – вскрикнула Мария от резкой боли в руке. Кулак машинально разжался, упустив брошь в траву. Открыв глаза, девочка с недоумением посмотрела на дрожащие пальцы, а затем перевела взгляд на газон. Прямо перед ней на тёмно-зелёной траве чернела небольшая выжженная проплешина.

В глубине сознания шевельнулась мысль, что теперь её точно накажут. Как-никак лилейник не зря считался любимым местом королевы, а сожжённый газон не получится скрыть за несколько часов. Но Марию внезапно охватила апатия и единственное желание – найти украшение и убраться отсюда поскорее.

Трава приятно холодила обожженные пальцы, и вскоре девочка нащупала брошь. В неясном лунном свете Мария рассмотрела чёрную, словно обугленную, окантовку, идущую по краю изумруда. Попробовала было стереть её подолом платья, но безрезультатно. Вскочив на ноги, Мария побежала домой, чувствуя, как в душе нарастает ярость. Унизительный праздник, безразличие Эйвинда, испорченный сад и мамино украшение… Образы сменяли друг друга, подпитывая пламя, бушующее в её груди.

Руку вновь обожгло болью, но Мария не сразу обратила на это внимание. И лишь когда на дорожке, стелющейся под ногами, стал виден каждый камешек, девочка остановилась и осмотрелась по сторонам. От увиденного её маленькое сердечко ёкнуло и остановилось.

Сад пылал.

Исчезали в огне кусты гортензий, превращались в пепел ветви сирени, а над королевским лилейником и вишнёвой рощей поднимался в чёрные небеса густой столб дыма.

Мимо Марии пробежали два стражника, таща вёдра с водой. А затем слух девочки резанул печальный гул набата, разбудивший город.

Вокруг мелькали люди и тени, колыхающиеся в такт языкам пламени. Вот к Марии подбежала одна из теней, чуть крупнее остальных, и отвела подальше от огня, усадив на скамейку и велев подождать. Девочка машинально кивала в ответ, не до конца понимая, что происходит.

Медленно, очень медленно Мария разжала пальцы и нервно хихикнула, увидев обуглившийся изумруд. Осмотревшись по сторонам, девочка заметила лучи солнца, поднявшегося над горизонтом. Неужели она просидела на скамье целую ночь?

– Пойдём со мной, малыш… – раздался совсем рядом чей-то грустный голос.

Повернув голову, Мария встретилась взглядом с Барди и удивилась тому, как он выглядит. Чёрное от копоти лицо великана прорезали глубокие морщины, а синие глаза словно потемнели. Заметив покрасневшую руку дочери, великан нахмурился, но промолчал.

Встав со скамейки, Мария попыталась поправить платье, но увидела на себе лишь обгоревшие лохмотья. Ощущая странную тяжесть в ногах, девочка пошла вслед за отцом, стараясь не поднимать головы, избегая смотреть на то, во что превратился сад.

– А куда мы идём? – выдавила наконец Мария, поразившись тому, как хрипло звучит её голос.

Барди неопределенно дёрнул плечами, словно отгоняя назойливую муху. Затем, всё же ответил:

– Королева… Хочет тебя видеть… Кто-то сказал, что ты первой оказалась возле огня…

Мария, поперхнувшись, закашлялась, и под шум судорожно сжимающихся лёгких пришло осознание произошедшего прошлой ночью. С трудом переставляя ноги, девочка шла за отцом, чувствуя, как от нарастающего страха, перехватывает дыхание.

Наконец Барди остановился, и Мария подняла голову. Прямо перед ней стояла королева в окружении придворных. Вид у всех был уставший, а сажа, осевшая на одежде, свидетельствовала о бессонной ночи. Впрочем, когда Элеонора заговорила, голос её был по-прежнему твёрд.

– Скажи, дитя, ты видела, что произошло?

Мария испуганно замотала головой и потупилась, не в силах выносить пристального взгляда владычицы.

– Не лги мне, девочка! – в голосе королевы зазвенела сталь. – Мне известно, что ты была рядом с огнём в числе первых! И потом, взгляни на свою руку! Откуда у тебя эти ожоги?!

Мария постаралась ответить, но не смогла из-за подступивших к горлу рыданий. Опустившись на колени, девочка склонила голову и едва слышно прошептала:

– Я виновата, простите! Это всё из-за меня…

– Нет, Ваше Величество! – прервал её лепет низкий печальный голос. – На самом деле вина моя!

Повернув голову, Мария увидела, как её отец сделал шаг вперед и, опустившись на колени, продолжил.

– Ночью гулял с фонарём в руках, ну и оступился! А масло горящее на кусты попало! Ну и пошло-поехало! А девочка просто тушить помогала, вот и обожглась!

Мария, не доверяя своим ушам, перевела взгляд с отца на королеву и увидела, как у Элеоноры побледнело лицо.

– Так что же ты не позвал на помощь, садовник?! Быть может, подними ты тревогу раньше, нам удалось бы хоть что-то спасти!

Барди склонил голову и прошептал едва слышно:

– Виноват, Ваше Величество! Испугался…

Мария втянула голову в плечи, не в силах выносить ледяной взгляд владычицы. До её слуха донеслось хриплое дыхание королевы, не сулящее ничего хорошего.

– Казнить! – при этих словах сердце девочки дрогнуло, но Элеонора почти сразу продолжила. – Вас обоих следовало бы казнить! Но всё же, Барди, я помню, как обещала выполнить любое твоё пожелание в знак благодарности за прекрасный сад. А ты отказался от милости, сказав, что работал для удовольствия, а не ради награды. И тогда я дала слово, что придумаю, как достойно тебя вознаградить, а ты не посмеешь отказаться от моей милости.

– И хотя сада больше нет… – тут королева замолчала, на мгновение поддавшись эмоциям. – И хотя сада больше нет, я всё же выполню своё обещание. Я подарю вам жизнь! Но вы должны будете уйти из королевства. Немедленно! И если мне когда-либо донесут о том, что вас видели в моих землях – берегитесь!

Мария слушала речь королевы и не верила собственным ушам. Ей всё время казалось, что вот сейчас появится Эйвинд и сможет убедить мать изменить своё решение. Или, быть может, Фроуд, стоящий подле королевы, замолвит за них с отцом словечко. Или хоть кто-то из присутствующих. Но было тихо.

Лишь Барди пробормотал едва слышно:

– Благодарю, Ваше Величество…

Королева, развернувшись, быстрым шагом направилась в замок, увлекая придворных за собой. Вскоре Мария с отцом остались одни на обгоревшей поляне.

Кряхтя, Барди поднялся на ноги и подошёл к дочери. Казалось, что садовник за несколько минут постарел на десяток лет.

– Пойдём, малыш… – надломленный хриплый голос привёл Марию в чувство, обрушив на неё беспощадную реальность произошедшего.

– К-к-куда? – запинаясь, спросила девочка, боясь поднять взгляд.

Барди в ответ лишь глубоко вздохнул и, взяв дочь за руку, повел её за собой. По выжженной чёрной траве…

***
Тис удивился, увидев Эйвинда, пришедшего на тренировку.

– Не ожидал увидеть Ваше Высочество сегодня…

Принц в ответ лишь пожал плечами.

– Я слышал, что ночью был пожар и сад сгорел, но что уж теперь поделать. Вряд ли это уважительная причина для пропуска тренировки…

Лицо Тиса помрачнело.

– Я думал, вы окажетесь огорчены судьбой бедной девочки…

Эйвинд застыл, в изумлении открыв рот.

– О чём ты? Мама сказала, что Мария и её отец не пострадали!!!

Тис грустно улыбнулся.

– Это, Ваше Высочество, как сказать…

***
Принц бежал, на ходу расстёгивая застёжки доспехов. Остановившись на мгновение, чтобы сбросить нагрудник, Эйвинд заметил Тиса, следующего за ним.

– Зачем ты идёшь следом? – крикнул принц, вновь набирая темп. – Хочешь отговорить лезть в решения мамы?

– Нет, Ваше Высочество… – раздался негромкий ответ капитана стражи. – Но иногда нужен кто-то, кто будет рядом.

Выскочив за пределы замка, принц охнул от ударившего в нос едкого запаха гари. Петляя, он пронёсся по улицам города и, выскочив за его пределы, увидел, что большую часть королевского дола теперь занимает выжженная пустошь.

– Их дом где-то там… – пробормотал Эйвинд, бросившись вперед.

И хотя принц сразу все понял, в глубине души по-прежнему теплилась надежда. Но теперь, смотря на обуглившиеся руины с торчащей из них печной трубой, Эйвинду пришлось осознать простую истину: Марии здесь нет.

И больше не будет.

Тис, стоящий позади принца, положил руку ему на плечо и почувствовал, как тело мальчика содрогается от рыданий.

Капитан дворцовой стражи искренне надеялся, что принц не заметил двух цепочек следов, идущих по покрытой пеплом дорожке рядом с домом. Больших и маленьких.

Уходящих в никуда… 

Книга 2. Ингемар

Вероятно, нам с братом никогда не стать по-настоящему близкими.

Надеюсь, придёт время, когда он примет мой выбор…

Из письма Тиса Широкоплечего матери
Забавными нитями переплетаются порой судьбы людские…

Из записей Фроуда, придворного учёного

Глава 1

Когда путник приблизился к трактиру, солнце уже скрылось за горизонтом. В тусклом свете масляного фонаря, висящего у двери, поздний гость прочитал название заведения: «Белая утка» и саркастически хмыкнул себе под нос:

– Надо же, и здесь встречаются образованные люди…

Затем, спешившись, путник привязал коня и, прихрамывая, направился ко входу в трактир.

Приоткрыв дверь, мужчина почувствовал, как в лицо ударил поток тёплого воздуха, щедро приправленного ароматами стряпни. Только теперь осознав, как сильно на самом деле замёрз и проголодался, путник запахнулся в покрытый грязью плащ и побрёл к ближайшему столу. Следовало, вероятно, поговорить с хозяйкой, заказать себе чего-нибудь. Но всё это подождёт. Сперва дела.

Смахнув с потрёпанного временем стола крошки, мужчина открыл заплечную сумку и бережно выложил на выцветшую столешницу пару высушенных растений. Склонившись, путник задумчиво осмотрел подсушенные стебли, а затем удовлетворённо хмыкнул и сдвинул их в сторону.

– Будете ужинать? – раздался над ухом мелодичный голос.

Странник вздрогнул от неожиданности и поднял глаза, встретившись взглядом с миловидной рыжеволосой девушкой, стоящей возле него.

– Да… конечно. Чего-нибудь вкусного и побыстрее, будь добра!

Девушка понимающе улыбнулась.

– Хорошо, сейчас принесу! Останетесь на ночь?

Мужчина на мгновение замешкался, но затем всё же кивнул.

– Отлично! – обрадовалась девушка. – Тогда я попрошу позаботиться о вашей лошади.

Она уже собралась уходить, когда путник добавил:

– Принеси, пожалуйста, пергамент, свечу и письменные принадлежности.

Девушка, кивнув, удалилась, а странник со вздохом облегчения опустился на лавку. Облокотившись локтями на стол, стянул с головы капюшон, освобождая непослушную копну каштановых волос. Неопрятная кустистая борода прибавляла страннику лет, но сверкающие на смуглом лице глаза говорили о том, что их обладатель совсем ещё молод.

Не в силах бороться с усталостью, путник опустил голову на руки и ненадолго задремал. Но вскоре его грёзы развеял тот же приятный голос:

– Вот, всё, как просили!

Приподнявшись, мужчина несколько раз моргнул, давая глазам привыкнуть к свету. Прямо перед ним стояла тарелка, доверху наполненная дымящейся похлебкой. Рядом лежали крупная деревянная ложка и добротная краюха чёрного хлеба, а чуть поодаль расположились свиток пергамента, перо и чернильница, отражающая свет свечи.

Чувствуя, как от голода свело желудок, странник одним быстрым движением отправил в рот ложку похлёбки и самозабвенно замычал от восторга.

– Принести вина? – неуверенно спросила девушка.

Путник закивал в ответ, не в силах произнести ни слова. А ведь ещё несколько дней назад он бы ни за что не поверил, что обычное варево способно подарить столько счастья! Смахнув выступившие на глазах слёзы, странник наконец осмотрелся по сторонам.

На видавших лучшие времена стенах трактира висели полинялые знамёна с едва различимыми изображениями кубков. Здешние места не так давно вошли в состав королевства, и местные жители, кажется, не слишком этому радовались. Чуть поодаль, возле лестницы, ведущей на второй этаж, сидела компания негромко переговаривающихся мужчин, напоминающих разбойников с большой дороги. Других посетителей в трактире не оказалось.

Услышав, как ложка стукнулась о дно миски, путник выдохнул и блаженно улыбнулся. Отодвинув пустую посуду, тщательно протёр стол рукавом и развернул свиток пергамента. Задумавшись на мгновение, странник обмакнул перо в чернила и начал писать.

– Вот вино и… – девушка осеклась, заглянув в пергамент, затем, словно спохватившись, опустила взгляд и смущённо добавила: – С вас два серебряника.

Странник кивнул и не глядя полез в кошель. Спустя мгновение на стол легли три монетки.

– Это тебе за работу, – пробормотал мужчина, не отрываясь от письма.

– Благодарю… – прошептала девушка и, смахнув деньги со стола, спрятала их в карман передника.

– Что такое? – недовольно нахмурился странник, заметив, что служанка не торопится уходить.

– Мне нужно… просто… – запнулась девушка, отчаянно зардевшись. – Я случайно заглянула в письмо, и…

– Ты умеешь читать? – удивился мужчина, наконец отложив в сторону перо.

Служанка робко кивнула, не поднимая головы.

– Так что же тебе нужно? – спросил странник, чувствуя нарастающую заинтересованность.

Девушка подняла голову, и мужчина почувствовал, как в груди защемило сердце. Кажется, они уже встречались раньше.

– Вы лекарь? – произнесла девушка с плохо скрываемой надеждой.

Путник покосился на травы, лежащие в углу стола, и неопределенно пожал плечами.

– Не совсем, но кое-что умею…

Служанка, словно отбросив напускную стеснительность, крепко схватила мужчину за руку. В широко распахнутых глазах плескалось отчаяние.

– Пожалуйста, помогите мне! Умоляю! Мне очень нужна помощь…

Девушка осеклась, словно устыдившись своего внезапного порыва. Бережно разжав пальцы, она пробормотала:

– Извините… – и, отвернувшись, украдкой вытерла слёзы. – Показать вашу комнату сейчас или позднее?

Путник, ошеломленный произошедшим, кивнул. Затем, опомнившись, произнёс:

– Да… Пойдём…

Бросив лежавшие на столе растения в сумку, странник бережно взял в руку письмо, а затем встал из-за стола и направился следом за девушкой.

Поднявшись по поскрипывающим ступеням, они оказались на втором этаже. Взглянув на длинный, тускло освещённый коридор, путник почувствовал нарастающую тревогу. Снизу донёсся хохот гуляющей компании.

– Вот ваша комната! – сдавленным голосом произнесла девушка, по-прежнему не поднимая взгляда. – Я принесла чистой воды, если вдруг что-то понадобится, зовите.

Неловко поклонившись, служанка начала спускаться по лестнице. Путник провожал её взглядом, а затем, мысленно чертыхнувшись, окликнул:

– Эй, послушай…Чем я могу помочь?

Девушка застыла на месте, а после стремительно обернулась, заставив ступеньку протяжно взвизгнуть. Вспыхнувшая в её глазах надежда очень быстро сменилась неуверенностью.

– Мой отец… Он очень плох… Я думаю, что… – девушка на мгновение запнулась и просто качнула головой. – Можете его осмотреть, пожалуйста?

Мужчина кивнул, хотя ему и не нравилось всё происходящее. Будучи опытным путешественником, он не понаслышке знал, как легко расстаться с деньгами или жизнью в захолустных трактирах. Но всё-же… Внутренний голос подсказывал, что девушка не врёт и ей можно верить. Эта убеждённость, однако, несколько поблекла, когда служанка повела его в дальний конец коридора, скрытый в полумраке. Быстрым, незаметным движением путник свернул письмо, понадеявшись, что чернила успели высохнуть. Сунув свиток в карман плаща, мужчина размял руки, готовясь к возможной схватке.

Кончив возиться с замком, девушка толкнула дверь, отозвавшуюся тихим скрипом. Странник сглотнул комок в горле, вглядываясь в черноту по ту сторону дверного проёма.

– Дайте руку, я вас проведу! – прошептала девушка, и её пальцы крепко обхватили вспотевшую ладонь мужчины.

Чувствуя, что идёт на верную смерть, путник вошёл во тьму вслед за служанкой. Сделав несколько шагов, они остановились, и девушка ослабила хватку. Раздался приглушённый шорох, и мужчина напрягся, готовясь отразить нападение. А затем тьму разогнал неуверенный огонёк зажжённой свечи.

Сбоку раздался слабый стон. На стоящей в углу комнаты кровати лежал истощённый старик, укутанный в лохмотья. Абсолютно белые глаза смотрели сквозь странника, а рот непрерывно двигался, что-то беззвучно шепча.

– Это… мой отец… – пробормотала девушка, быстрым движением смахнув слёзы. – Вы поможете?

Путник на мгновение замешкался, а затем кивнул, ощущая, как в груди разгорается профессиональный азарт.

– Мне нужно больше света! – произнёс мужчина, закатывая рукава.

***
Стоило страннику закончить осмотр и повернуться к девушке, как надежда, робко расцветшая на её лице, стремительно увяла.

– Мне очень жаль… – пробормотал мужчина, не зная, что ещё сказать. – Но при таком истощении…

Девушка кивнула и вытерла слёзы. Затем через силу улыбнулась.

– Благодарю вас, мой рыцарь!

Путник застыл, не веря своим ушам. Затем неуверенно произнёс:

– Не ожидал встретить тебя здесь, Мария…

Девушка, охнув, отступила на шаг назад, внимательно изучая лицо собеседника. В широко открытых глазах мелькнуло узнавание.

– Я тоже не надеялась увидеть тебя в здешних краях… Ингемар…


Нечто странное случилось в ночь гибели королевского сада.

Стоило, вероятно, поговорить с девочкой и узнать, что же она скрывает.

Если всё и вправду обстоит так, как я думаю…


Из записей Фроуда, придворного ученого 

Глава 2

Солнце беспощадно пекло неприкрытые головы, не давая идти вперёд. Спрятавшись в тени раскидистого дуба, росшего у обочины тракта, мужчина и девочка сели на землю, прислонившись спинами к покрытому мхом стволу. Мария с наслаждением вытянула ноги, стараясь не обращать внимания на боль в правой руке. Отчаянно хотелось плакать, но сил на это уже не осталось.

– Жарко сегодня… – произнёс Барди, глядя на покачивающуюся над головой листву. – Там, где ты родилась, всегда снега по колено, а детям сосульки дают, чтобы зубки успокаивали…

Мария, застыв на месте от удивления, слушала и боялась вздохнуть, чтобы не пропустить ни слова. Её отец обычно избегал подобных разговоров, и девочка уже отчаялась когда-нибудь узнать, что происходило с миром до её рождения. «Может, и о маме что расскажет», – подумала Мария, ощущая, как, несмотря на жару, по коже пробежали мурашки.

– Да… – пробормотал Барди, мечтательно прикрыв глаза, – давненько я там не бывал… Не должен человек с отчих мест сходить, Мария. Поэтому, как ты в Рии родилась, так здесь и осталась…

Великан умолк, задумчиво жуя губы. Затем тяжело вздохнул и опустил голову на руки.

– Знаю, что нечасто рассказывал о своей родине, да и матери твоей, но… По правде, лучше уж вновь на войне оказаться, чем вспоминать о той, кого любишь больше всего на свете, а обнять не можешь…

Барди шумно вздохнул и покосился на дочь, не сводящую с него широко открытых глаз.

– Ты на маму похожа очень… Как тогда, когда она на свадьбе твоего двоюродного дяди Баенна выступала. Она ж была из артх… арту.. артистов, тьху! Так вот выступает она, а я застыл как дурак. Меня уже брат в бок толкает: «говори речь, мол», а я и двух слов связать не могу… Как приворожила тогда Хелена, так до самого конца с ней рядом терялся…

Барди грустно улыбнулся и ласково погладил дочь по голове.

– Не переживай слишком сильно, Мария! Сейчас дойдём до реки, а там попросимся переночевать где-нибудь. Через несколько дней до границы дойдем и где-то там осядем… Не впервой уже… По крайней мере мне…

Улыбка сошла с лица Барди так же внезапно, как и появилась.

– Я ведь когда за твоей мамой уходил, знал, что так будет… Ну, сама посуди… Старший сын вождя, великий воин, будущий правитель уходит не пойми куда. Да и с кем? С южанкой-циркачкой… А мне всё равно тогда было. Знал, что не примут меня обратно в семью, но всё равно пошёл! Денег у нас никогда не водилось, да и домом мы с твоей мамой так и не успели обзавестись, но зато ты вот появилась…

Барди умолк, а потом, кряхтя, пододвинулся к дочери и посмотрел ей в глаза:

– Мама твоя, Мария, тоже ведь с огнём баловалась… Выступления эти. Весело было, да только, сгубили её эти забавы…

Барди тяжело вздохнул и умолк, желая отдохнуть после непривычно долгой речи.

Мария зажмурилась и нерешительно прошептала, едва ворочая пересохшим языком:

– Прости меня, папа… Это я виновата…

Огромная ладонь ласково взъерошила волосы девочки, побуждая её открыть глаза.

– Нет здесь твоей вины, Мария… Говорил же: ты слишком на мать похожа, ни на секунду без присмотра оставить нельзя…

Барди улыбнулся, отчего на лице появились морщинки. Мария улыбнулась в ответ и лишь спустя мгновение поняла, что морщины на лице отца становятся всё глубже, а его синие глаза стремительно теряют цвет.

– Что-то не так? – прошамкал обтянутый кожей скелет, слепо водя перед собой высохшими руками. – Мария? Мария…

***
Мария проснулась от собственного беззвучного крика. Вглядываясь в черноту перед глазами, девушка дрожащей рукой вытерла пот со лба и попыталась успокоить бешено бьющееся сердце. Сбоку донесся едва слышный шелест:

–Мария…

С трудом уняв дрожь в руках, девушка зажгла свечу, стоящую у изголовья кровати и подошла к отцу, слепо шарящему рукой по прохудившемуся одеялу.

– Всё хорошо, папа… – прошептала Мария, стараясь не обращать внимания на слёзы, бегущие по щекам.

***
Услышав крик петухов, Ингемар устало поморщился. Приподнявшись, юноша сел на кровати и потёр переносицу. Голова невыносимо болела после бессонной ночи.

– И что теперь делать? – пробормотал Ин, отрешённо наблюдая за лучами света, пробивающимися сквозь неплотно закрытые ставни.

Скрипнув зубами от злости на собственное бессилие, Ингемар накинул на плечи плащ и вышел из комнаты. Фроуд не раз говорил, что свежий воздух отлично прочищает мозги, а раз так, прогулка точно не помешает.

В коридоре царила непроглядная мгла. Осторожно шагая по поскрипывающим половицам, Ин подошёл к лестнице и заметил скачущий по ступеням неяркий огонёк свечи, стоящей где-то в обеденном зале. Мысленно воздав хвалу тому, кто уберёг его от бесславной гибели в результате падения с лестницы, юноша спустился вниз и взглянул на источник света.

Мария сидела в дальнем углу зала, спиной к юноше. Её плечи едва заметно двигались в такт дыханию, заставляющему трепетать огонёк свечи.

Ингемар застыл на месте. Неожиданная встреча вдребезги разбила почти готовый план действий, оставив юношу беззащитным перед рыжеволосой девушкой с изумрудно-зелёными глазами. Не обращая внимания на внутренний голос, отчаянно требующий вернуться в комнату, Ин негромко кашлянул.

Девушка вздрогнула от неожиданности и, обернувшись, окинула Ингемара испуганным взглядом. Впрочем, спустя мгновение страх сошёл с лица Марии, уступая место невесёлой улыбке.

– Доброе утро! Не думала, что ты проснёшься так рано… Уже уезжаешь?

Ингемар покачал головой и, преодолев оставшиеся ступени, направился к девушке.

– Нет, сперва позавтракаю. Очень уж понравилась ваша похлёбка.

Мария виновато улыбнулась.

– Извини, кухарка ещё спит. Я могу попробовать что-нибудь приготовить, но…

– Не стоит. – прервал девушку Ингемар, пожав плечами. – Подожду. Схожу пока прогуляюсь.

Замявшись на мгновение, юноша предложил:

– Не хочешь пойти со мной?

Мария задумчиво поджала губы, а затем кивнула:

– Да, думаю мне тоже стоит проветриться…

***
За порогом царили прохлада и сырость. Солнце, едва показавшееся над горизонтом, старалось согреть озябшую землю, но туман всё ещё пробирал до костей. Поёжившись, Ингемар скосил глаза на Марию и увидел, что на девушке надето лишь лёгкое платье.

– Ты не замёрзнешь? – спросил юноша, снимая плащ. – Вот, возьми…

Мария удивлённо взглянула на парня, но всё же взяла накидку и набросила её на плечи.

– П-п-пройдёмся? – пробормотал Ин, стараясь унять стук зубов.

Мария кивнула и пошла вперёд, ведя юношу за собой. Обогнув трактир, они вышли на широкую тропинку, ведущую в небольшую рощу.

– Она в деревню соседнюю идёт. – сказала Мария, аккуратно ступая по утоптанному песку. – Мне нравится здесь гулять.

– Да, красиво… – согласился Ингемар, вдыхая свежий воздух, наполненный ароматами трав. Стоило, наверное, что-то сказать, но, как назло, ничего не приходило в голову.

– Знаешь, – нарушила молчание Мария, – я долго не могла спать без света, после того, как нас… И, хотя свечки стоили дорого, отец всегда их доставал. А теперь, когда он болеет, мне пришлось научиться не бояться темноты, ведь иначе не выжить…

Ингемар посмотрел на девушку и увидел, что она прикусила губу, стараясь не расплакаться.

– Я ничем не могу помочь… – продолжила Мария дрогнувшим голосом. – Когда у отца отказали ноги, мне пришлось работать за двоих, но денег на врача всё равно не хватало. А потом у него пропал аппетит. И я боюсь…

Мария остановилась и спрятала лицо в ладонях. Ингемар растеряно смотрел на неё и не знал, что на это ответить. Повинуясь внезапному порыву, юноша положил руку на плечо девушке и деланно бодрым голосом произнёс:

– Думаю, Фроуд мог бы помочь…

Мария испуганно вскинула голову и взглянула на Ингемара широко открытыми, покрасневшими от слёз глазами.

– Ты шутишь, да?

– Нет. – юноша покачал головой, стараясь выглядеть как можно более уверенно. – Я пошёл к нему в ученики несколько лет назад и думаю, мне по силам убедить его помочь. К тому же, Фроуд не раз говорил, что хотел бы поговорить с тобой…

– Со мной? – удивлённо спросила Мария, подавив нервный смешок. – Зачем это?

– Я не знаю… – ответил Ингемар потупившись. – Наверное он думал, что с пожаром в саду всё не так просто, как казалось…

Мария охнула и неосознанно прикрыла бледный шрам на правой ладони. Сомнения мгновенно сменились страхом.

– А как же королева?! – выдохнула девушка, делая шаг назад. – Если она узнает, что я в её землях…

– Не узнает! – горячо зашептал Ингемар, схватив Марию за руку. – Мы остановимся в какой-нибудь деревеньке, подальше от дворца. Я напишу Фроуду, он приедет, осмотрит твоего отца, а заодно поговорит с тобой. А потом я помогу тебе вернуться…

Мария грустно улыбнулась.

– Может, Фроуд приедет сюда? Здесь нам с отцом хотя бы ничего не угрожает.

Ингемар покачал головой и произнёс, старательно отводя взгляд, чтобы не видеть лица девушки.

– Счёт идёт на дни, Мария. Если не выдвинемся сегодня же, может быть поздно…

До ушей юноши долетел короткий испуганный вздох. Скрепя сердце, Ингемар поднял голову и посмотрел прямо в глаза Марии.

– Просто поверь мне! Я постараюсь сделать всё, что в моих силах, чтобы помочь!

– Зачем тебе это, Ин? – почти ласково произнесла Мария. – Ты ведь понимаешь, что будет, если королева узнает?

Ингемар сердито качнул головой. Внезапный порыв ветра растрепал его волосы, спрятав лицо. Быстрым движением убрав пряди со лба, юноша невесело улыбнулся.

– Будучи в учениках Фроуда, я не раз отправлялся в такие места, из которых не надеялся вернуться живым. Это отучило меня бояться. И научило верить в судьбу. Думаю, мы неспроста встретились Мария… А раз так, я должен тебе помочь!

Девушка, поколебавшись мгновение, кивнула.

– Хорошо, Ингемар! Но, боюсь, у меня не хватит денег на повозку…

Юноша улыбнулся и, отпустив руку Марии, хлопнул кошель, висящий на поясе.

– Об этом я позабочусь. Ты только найди извозчика.

Новый порыв ветра напомнил Ингемару о том, что он стоит посреди рощи в одной лишь рубахе.

– Н-но сперва позавтракаем, хорошо?

Мария улыбнулась и, взяв юношу за руку, повела его обратно в трактир.

Яркое солнце поднималось всё выше над горизонтом, суля Рии ещё один ясный и тёплый день.


Повелеваю оказывать придворному учёному

всеобъемлющую помощь и поддержку в его изысканиях,

направленных на благо королевства.


Из указа Её Величества Элеоноры Рийской 

Глава 3

Луч света прошмыгнул сквозь небольшое витражное окно, упал вниз и заскользил по тёмной поверхности стола, испещрённой бесчисленными царапинами и пятнами. Немного замешкавшись, словно обдумывая следующий шаг, свет юркнул в сторону и остановился на щеке, изрытой тоненькой сеткой морщин.

Человек, ощутив тепло, недовольно заворчал и отвернулся, накрыв лицо длинными чёрными волосами, поддёрнутыми изморозью седины. Мерно посапывая, он спал и, кажется, не замечал, что вместо подушки лежит на твёрдой, видавшей лучшие времена столешнице. Спустя какое-то время из-за двери раздался шум, заставивший человека вздрогнуть. С тихим стоном он приоткрыл глаза и обвёл комнату оценивающим взглядом. Заметив колбу, стоящую перед ним, мужчина задумчиво хмыкнул и почесал неопрятную бородку.

– Надо-же, получилось…

Взяв сосуд, мужчина приблизил его к лицу и слегка встряхнул, поднимая ярко-красный осадок. Дождавшись, когда жидкость приобретёт однородный цвет, человек осторожно вдохнул исходящий от склянки аромат.

– Вот чёрт… – пробормотал мужчина, крепко зажмурив отчаянно слезящиеся глаза. – Да что ж за…?

Окончание фразы заглушил осторожный стук в дверь.

– Мастер Фроуд… – прошептал кто-то. – Вы уже проснулись?

Бережно поставив колбу на стол, мужчина подошёл к двери и отпер её, нависнув над невысоким полным слугой, неловко переминающимся с ноги на ногу.

– Ну-у-у? – протянул Фроуд сверля незваного гостя взглядом. Больше всего на свете он ненавидел, когда от работы отвлекали по пустякам.

– П-простите, мастер… – залепетал слуга, опустив глаза, – но мне сказали, дело срочное… Вот…

Слуга замолк и протянул вперёд пухлую ладонь с лежащим на ней посланием.

Фроуд презрительно скривился и осторожно взял свиток. Дешёвый пергамент, смазанная печать… Точно, Ингемар!

– Мастер… – только и пробормотал слуга, когда дверь с грохотом захлопнулась перед его носом. – А кто же гонцу платить будет?

***
Закончив читать, Фроуд положил письмо на стол и задумчиво потёр подбородок. Что ни говори, а Ингемар сумел удивить… Откинувшись на спинку стула, учёный перевёл взгляд на пробирку и принюхался. Спустя мгновение Фроуд выскочил из кабинета и, не закрывая дверь, поспешил к выходу на улицу.

Проходя мимо узкой бойницы, учёный сбавил шаг и взглянул на неровные клетки серого грунта, раскинувшиеся у стен крепости. Невзирая на многочисленные попытки, сад так и не удалось восстановить, и теперь лишь вокруг склепа короля возвышались редкие черенки деревьев. Всю остальную территорию покрывала разномастная поросль.

– Возможно, возможно… – пробормотал Фроуд, вспоминая события семилетней давности. Задумавшись, мудрец вышел во внутренний двор замка и едва не столкнулся с высоким рыцарем, облачённым в лёгкие доспехи.

– Доброе утро, Фроуд! – вежливо поклонился мужчина, улыбнувшись краешком губ. – Нечасто ты выходишь на прогулку так рано.

Учёный надменно хмыкнул:

– И тебе, Тис, желаю здравствовать. Как по мне, тот, кто занят полезным трудом, должен хорошенько отдыхать, а не бесцельно шататься туда-сюда. Жаль, но у наших стражников другие предпочтения.

Капитан дворцовой стражи не ответил и снова улыбнулся.

– Кстати, – протянул Фроуд, не торопясь уступить рыцарю дорогу, – не знаешь, когда возвращается принц?

На лице Тиса мелькнуло недоумение.

– А разве королева тебе не сказала?

– Да, но… – замялся Фроуд и отвёл глаза. – Ладно, Тис, рад был поболтать, да, к сожалению, дела не ждут. Советую и тебе чем-то полезным заняться, а не прохлаждаться весь день!

Капитан дворцовой стражи проводил учёного взглядом и, грустно улыбнувшись, покачал головой.

***
– Так-с, и что теперь? – пробормотал Фроуд, прогуливаясь по королевскому парку. Солнце давно показалось из-за горизонта, но пока поднялось недостаточно высоко для того, чтобы его лучи смогли миновать стены замка. Неторопливо шагая по мощённым тропинкам, учёный тщательно обдумывал свои дальнейшие поступки.

– Если принц вернётся нескоро, то, быть может, и стоит поехать, разузнать… – пробормотал Фроуд, машинально заламывая руки. –Шансы, конечно, невелики, но… Вдруг всё и вправду так, как я думаю… Да и с королевой в отсутствие Эйвинда всё равно бессмысленно разговаривать…

Резко остановившись, Фроуд вскинул голову и посмотрел на ярко-синее небо, простирающееся высоко над головой. Лучи света, преодолев наконец высокие стены, бережно коснулись печального лица придворного учёного.


Спешу сообщить, что почти все ваши поручения выполнены, наставник. Единственное – мне так и не удалось найти орахник пятнистый да одуван ощетинившийся. К слову, не уверен, что они вообще существуют…


Из письма Ингемара травника 

Глава 4

– Папа… – плача, бормотала Мария, нежно поглаживая отца по голове. – Ну потерпи ещё немножко…

Ингемар негромко выругался и убрал пальцы со слабо подрагивающей шеи старика.

– Дела плохи, – голос юноши звучал едва слышно. – Будем надеяться, что он выдержит остаток пути… Если бы мы не попали под тот дождь…

Мария ахнула и закрыла лицо руками, а Ингемар, обернувшись, беспомощно вглядывался в ночную тьму, разгоняемую светом фонаря, прикреплённого к козлам. Извозчик подстегнул коней и произнёс, не оборачиваясь:

– Скоро приедем, мастер! Я бы и побыстрее мог, да боюсь, что старик галоп не выдержит.

– Ничего, и так слишком трясёт… – задумчиво пробормотал Ингемар, а затем, спохватившись, начал рыться в заплечной сумке. Найдя нужное растение, юноша оторвал одну из веточек и протянул Марии.

– Вот, держи! Отрывай по одному, разминай хорошенько и давай ему понемногу. Должно жар сбить…

Мария непонимающе взглянула на Ингемара, но всё же взяла протянутые ей листья.

На какое-то время разговоры стихли и тишину нарушали лишь фыркание лошадей, шелест колёс и слабые, едва слышные стоны Барди.

Наконец извозчик хрипло прокашлялся:

– Почти приехали, вон город уже…

Ингемар встрепенулся и с трудом приоткрыл глаза. Не сразу поняв смысл сказанных ему слов, юноша некоторое время сидел, тупо глядя перед собой. Наконец, немного оклемавшись, Ин обернулся и действительно увидел вдалеке огоньки.

– Знаешь, где дом наместника Тратия? – прошептал юноша, тщетно стараясь смочить слюной пересохшее горло. Остатки воды следовало поберечь для Барди.

Извозчик кивнул и слегка подстегнул лошадей. Легкий перестук колёс подсказал, что они выехали на мощённую дорогу, а значит, осталось подождать совсем немного.

Переведя взгляд на Марию, юноша в очередной раз поразился тому, как изменилось её лицо за последние два дня пути. Глубоко запавшие глаза слабо поблескивали из-под полуопущенных век. Заострившиеся скулы и впалые щёки свидетельствовали о крайнем нервном истощении. Ингемар хотел подбодрить девушку, но не знал, что сказать. Прикоснувшись к спящему Барди, юноша с удивлением отметил, что жар утих.

– Ну, как он? – раздался тихий голос девушки.

– Температуры нет… – коротко ответил Ингемар, старательно измеряя пульс старика.

– Это же хорошо, правда? – спросила Мария с надеждой в голосе.

– Да, думаю да… – неуверенно протянул Ин не решаясь встретиться с девушкой взглядом. Аккуратно приподняв веко старика, юноша почувствовал, как сердце на мгновение остановилось. – Знаешь, мне кажется…

– Приехали! – крикнул извозчик, натягивая поводья. – Мы у дома наместника.

Следующие минуты пронеслись для Ингемара словно во сне. Слуги, бегущие из дома, Барди в забытье на импровизированных носилках, Мария с неестественно сухими глазами…

– Скажи, – обратился юноша к одному из слуг, помогающему нести старика. – Фроуд уже приехал?

– Да, мастер, конечно. – ответил слуга, слегка покряхтывая. – Он о вас и предупредил, мы не спали, ждали, когда пожалуете…

– Точно… – поморщился Ингемар, – наместнику написать я как раз и забыл…

Внутри дома ярко горели свечи, освещая незамысловатое убранство. Сколько Ингемар себя помнил, Тратий страдал нездоровой тягой к аскетизму.

– Прошу сюда! – произнёс один из слуг, юркнув в дверной проём. Зайдя внутрь, процессия оказалась в небольшой комнате с одиноко стоящей по центру кроватью.

Осторожно уложив Барди, Ингемар взглянул в его лицо и, не сдержавшись, грязно выругался. Повернувшись к оторопелым слугам, юноша постарался взять себя в руки и сказал чуть спокойнее:

– Нужно позвать Фроуда, срочно!

– Но мастер… – залепетал один из слуг, широко открыв глаза. – Мастер отдыхает и велел его не беспокоить…

– Немедленно! – проорал Ингемар, потеряв самообладание. – Приведите мне Фроуда, живо!

Краем уха юноша услышал испуганный всхлип Марии, но сейчас, когда счёт шёл на минуты, не осталось времени для лживых ободрений.

– Хорошо, мастер… – пробормотал всё тот же слуга, не спеша выполнять поручение. – А ежели придворный учёный осерчает и велит наказать? Зачем мне рисковать?

– Да чтоб тебя… – чертыхнулся Ингемар, открывая кошель. – Теперь позовёшь?

Слуга ловко поймал золотой и, поклонившись, вышел. Оставшиеся лакеи, виновато пряча взгляд, разбрелись по углам, а Ингемар вновь начал рыться в заплечной сумке.

– Да где ж оно…? – пробормотал юноша сквозь зубы. Наконец, найдя небольшую, но тяжёлую жестяную баночку, Ингемар стянул крышку и поднёс сосуд как можно ближе к ноздрям старика.

– Остановись! – рявкнул совсем рядом знакомый голос. – На кой чёрт ему пары ртути?

Банка вылетела из дрогнувших пальцев и упала на пол. Блестящие шарики медленно, словно нехотя, выкатились из сосуда и замерли, поблескивая в тусклом свете свечей.

– Чёрт! – пробормотал Ингемар, бросившись собирать живой металл.

– Как всегда, сперва делаешь, а потом думать начинаешь… – небрежно бросил Фроуд, подходя к Барди. – Давай шевелись быстрее!

Смахнув в банку последний шарик, Ингемар поднялся на ноги и посмотрел на учителя. Одетый в камзол Фроуд выглядел собранным и решительным.

«Кажется, что он и не спал вовсе…» – подумал юноша, глядя как тонкие пальцы учителя порхают над жёлтой кожей старика. – «А может, просто прикорнул в одежде, как обычно»

– У него боли в области поясницы и склеры жёлтые со вчерашнего вечера. А сейчас заметил, что и дёсны пожелтели… – произнёс Ингемар, нерешительно переминаясь с ноги на ногу.

Фроуд на мгновение замер, а затем продолжил осмотр, что-то нечленораздельно бормоча. Ин, слишком хорошо знавший наставника, тяжело вздохнул. Обернувшись, юноша взглянул на Марию. Прижавшись к стене, девушка следила за манипуляциями Фроуда глазами, полными ужаса.

Подойдя к ней, Ингемар едва слышно прошептал:

– Не волнуйся, учитель точно поможет…

Девушка открыла было рот, чтобы что-то сказать, но её перебил низкий, раскатистый голос, в котором звучала плохо скрываемая ярость:

– Мне, разумеется, очень лестно слышать подобное, Ингемар… Но данная ситуация сродни той, когда краснодеревщику приносят гнилую чурку и требуют сделать из неё удобное кресло. Здесь уже бесполезно что-либо предпринимать… Стоит дать ему спокойно умереть…

Испуганный вздох Марии эхом отразился от стен комнаты и словно повис в воздухе. Ингемар поднял голову и увидел, как учитель, полностью утратив интерес к старику, повернулся к девушке и окинул её пристальным оценивающим взглядом.

– А вот с вами, юная барышня, мне очень хотелось бы поговорить! Весьма вероятно, что я смогу помочь хоть кому-то из этой семьи…


Обстановка на границах далека от спокойной. Несмотря на уверения соседей в необходимости заключения союза, за последние недели мы сумели остановить не менее шести отрядов разведчиков.


Из письма генерала Агвида Её Величеству Элеоноре Рийской 

Глава 5

– Ваше Величество? – донёсся откуда-то издалека взволнованный голос. – Прошу прощения, но сейчас крайне важно решить, какими будут последствия…

Элеонора приподняла покрасневшие из-за бессонной ночи веки и окинула присутствующих оценивающим взглядом. На её лице застыла гримаса раздражения и усталости.

– А вы, господа, как считаете? – голос владычицы звучал хрипло и властно. – Всё утро мы провели за разговорами, а ни одного предложения я так и не услышала!

– Простите, госпожа… – виновато склонил голову, седовласый старик, сидящий по левую руку от королевы. – Но в теперешней ситуации невозможно найти решение, которое устроит всех.

– Быть может… – нерешительно протянул один из генералов, сидящих напротив, – стоит узнать мнение Его Высочества? Всё же, если мы ввяжемся в войну, может так статься, что расхлёбывать последствия придётся уже ему, а…

Генерал умолк на полуслове едва встретившись с Элеонорой взглядом. Нависшая над переговорным столом тишина не сулила собравшимся ничего хорошего.

– Я, разумеется, благодарна за ваше мнение, командующий Оден, но принц в отъезде, а откладывать принятие решений из-за его отсутствия будет весьма опрометчиво. К тому же, разве моего мнения вам недостаточно?

Присутствующие нервно заёрзали на стульях, старательно опуская глаза.

– Виноват, Ваше Величество… – пробормотал генерал, слегка покраснев. – Разумеется, мы с готовностью выполним любое Ваше поручение, но…

– В таком случае, командующий, не вижу смысла в продолжении нашего диалога! – сверкнула глазами Элеонора. – Давайте вернёмся к текущим проблемам! Итак, по донесениям шпионов Алтэрия готовится к войне?

Седовласый сосед королевы негромко прокашлялся и произнёс:

– Да, Ваше Величество. По нашим сведениям, там вплотную занялись вербовкой и обучением солдат. Но, так как сейчас начало осени, думаю, вторжение начнётся не раньше весны…

Элеонора нахмурилась и подпёрла подбородок крепко сжатым кулаком.

– Выходит, у нас есть чуть больше полугода для подготовки, так ведь?

Ответом владычице стало долгое напряжённое молчание.

***
Услышав за спиной шаги, принц ускорился, но рыцарь всё равно догнал его и преградил дорогу.

– Думаете это хорошая идея, Ваше Величество?

– Довольно, Тис! – прошипел Эйвинд, играя желваками. – Ты давно уже не мой учитель!

Капитан дворцовой стражи хмыкнул и грустно улыбнулся

– Меня ведь тоже давненько не приглашали на совет, но тем не менее это не повод…

Принц прервал рыцаря красноречивым жестом.

– Я ведь сказал! Уйди с дороги!

– Дело ваше… – тяжело вздохнул Тис, отступая в сторону. – Только Совет всё равно уже закончился.

На лице Эйвинда промелькнуло недоумение, быстро сменившееся гневом:

– Тогда к чему этот спектакль, капитан?!

Тис виновато улыбнулся:

– Просто хотел Вас слегка образумить, Ваше Высочество. Королева всё ещё в зале. Думаю, вам стоит обсудить разногласия наедине…

***
Дверь тихо скрипнула, заставив Элеонору поднять глаза. Увидев сына, королева сдержанно улыбнулась и неуловимым движением сложила лежащую перед ней карту. Облокотившись на столешницу, владычица склонилась вперёд и придала лицу крайне заинтересованное выражение.

– Как прошла поездка?

Эйвинд молча пересёк комнату и, приблизившись к столу, сел напротив матери. Какое-то время в комнате царило тягостное молчание. Принц собирался с мыслями, а королева терпеливо ждала, хотя и понимала, о чём пойдёт речь.

– Я думаю, мне стоит принимать участие в Советах. – произнёс наконец Эйвинд, глядя матери в глаза. – Отец в моём возрасте уже несколько лет как правил страной!

Элеонора ласково улыбнулась и покачала головой.

– Но ведь я не думала, что ты вернёшься так скоро. К тому же, тебе ведь и так приходится заниматься множеством других важных дел…

Принц взволнованно мотнул головой.

– Я просто катаюсь по стране, общаясь со знатью! Разве это важнее Советов, на которых решается судьба государства?

Элеонора поджала губы, отчего на лице залегли глубокие морщины:

– Совсем скоро ты станешь править, Эйвинд. И сейчас как никогда важно заполучить поддержку среди, тех кто поклянётся тебе в верности. К тому же, повторюсь ещё раз, я не думала, что ты вернёшься так скоро!

Эйвинд сник, чувствуя, как угасает бушующее в сердце пламя. Королева тем временем вновь улыбнулась:

– Скорее всего, следующий год мы начнём с войны. Можешь зайти к советнику Ирну, он введёт тебя в курс дела.

Тень недоумения скользнула по лицу принца. Откинувшись на спинку стула, Эйвинд задумчиво посмотрел на свои крепко сжатые кулаки.

– В таком случае есть надежда, что Фроуд успеет закончить исследования?

Королева вздохнула и неопределенно покачала головой.

– Я финансирую его работы на протяжении двенадцати лет и за всё время он не предоставил ничего по-настоящему полезного! Сказать по правде, если бы не твоё заступничество, придворный учёный давно отправился бы на плаху!

– И всё же он обещал, что в этот раз всё точно сработает! – немного помолчав произнёс Эйвинд.

Королева пожала плечами:

– Как знать… Его не видели во дворце уже больше недели. Наверное, снова мотается по злачным местам за мой счёт! А к его покоям даже близко не подойти, такая там вонь стоит…

Эйвинд не стал спорить с матерью. Однако в глубине души юный принц знал, что, если уж Фроуд за что-то взялся, во всём мире не найдётся силы, способной сбить его с выбранного пути.


Не знаю, как так всё обернулось… Всего пару недель назад я отправился выполнять очередное поручение наставника, а сегодня оказался впутан в игру, ставкой в которой являются наши жизни…


Из дневника Ингемара, травника 

Глава 6

На небе ярко сияло солнце, а вокруг умиротворённо шумели листья дубовой рощи. Тем неправильнее казалось Ингемару всё происходящее. Плачущая Мария… Роза на земле… Свежая могила…

Не в силах выносить развернувшееся перед ним зрелище, юноша опустил глаза. В траве чёрные муравьи тащили куда-то жирную волосатую гусеницу. «Нельзя спасти всех, как бы ты этого ни хотел», – всплыли в памяти слова Фроуда, но сейчас вместо утешения они звучали словно издёвка.

«И что теперь?» – подумал вдруг Ингемар, ощущая в груди абсолютную пустоту. – «Она вновь сбежит, а мне придётся мотаться по всему свету, выполняя чужие прихоти? И ради чего? Столько учился, а спасти никого до сих пор не могу…»

С вершины дуба донеслось насмешливое карканье ворон. Подняв голову, Ин увидел, что Мария перестала плакать. Сидя на траве она, смотрела на юношу покрасневшими глазами, но словно не замечала ничего вокруг. Пальцы девушки то и дело судорожно сжимались.

– Мария? – прошептал Ингемар, делая шаг вперёд. Отчаянно хотелось сказать что-то важное, способное приободрить, но в голову совсем ничего не приходило…

Услышав своё имя, девушка вздрогнула и огляделась по сторонам. Её взгляд обрёл осмысленность, хотя и остался растерянным. Поднявшись на ноги, Мария обтрусила подол платья и вытерла лицо краешком рукава.

– Ты ведь мог и не приходить… – прошептала девушка едва слышно. – Может, одной мне было бы чуть легче.

Ингемар невольно поморщился, шагнув вперёд.

– Нет! Пусть я и бездарный лекарь, но знаю, что тебя сейчас оставлять не стоит!

Мария вымученно улыбнулась, отступая назад. Юноша понял намёк и остановился. Какое-то время тишину нарушали лишь шёпот листьев да резкие крики ворон.

– Что дальше? – спросил наконец Ингемар, чувствуя неестественную сухость в горле. – О чём вы говорили с Фроудом?

После того как наставник прогнал всех из комнаты, оставшись наедине с Марией, юноша никак не мог избавиться от гнетущего беспокойства. На все расспросы Фроуд отвечал привычными язвительными остротами, а Мария… Так уж вышло, что шанс поговорить наедине выпал только сейчас…

– Он хочет, чтобы я поехала с ним в столицу. Говорит, что я какой-то уникул…уникан… необычная… – едва слышно прошептала девушка ровным, бесстрастным голосом. – Считает, что если всё окажется так, как он думает, мне никогда не придётся прятаться…

Ингемар застыл на месте, чувствуя, как на лбу выступает испарина. Да что за игру затеял этот старый дурак? Неужели он не понимает, чем они все рискуют, если королева узнает об этом?!

– Но я отказалась… – продолжила девушка, глядя себе под ноги. – В столице не осталось ничего такого, из-за чего стоило бы возвращаться …

Сглотнув комок в горле, Ингемар потёр лоб и нахмурился. Странно, но подобный исход совсем его не устраивал…

– И что Фроуд? Неужели он так просто сдался? – уточнил юноша, безуспешно стараясь перехватить взгляд Марии.

– Нет… – покачала головой девушка, вновь опускаясь на траву. – Но что он может сделать? Силой меня всё равно не заставишь, а по-другому не получится… Если хочешь, присаживайся рядом, послушай, как красиво поют деревья…

Ингемар что-то неуверенно пробормотал, но подошёл к девушке и присел на прохладную землю. На какое-то время воцарилось молчание.

– А зачем Фроуд хочет привезти тебя в столицу? – спросил вдруг юноша.

Судорожно вздохнув, Мария наклонилась вперёд, спрятав лицо в ладонях.

– Говорит, что я из штеннеров…

Стараясь унять эхом разнесшийся в голове звон, Ингемар крепко зажмурился. Штеннеры… Невероятно!

– Но ведь они давным-давно перевелись… – пробормотал юноша, хлопнув себя по лбу. – Так вот, что в саду произошло!

Тихий всхлип привел Ингемара в чувство.

– Прости… Я не подумал…

Мария судорожно вдохнула и сжалась в комочек. Отчаянно проклиная собственное скудоумие, Ингемар произнёс первое, что пришло в голову:

– Знаешь, брат рассказывал, что принц очень расстроился, когда ты ушла…

Всхлипнув ещё несколько раз, Мария притихла, словно прислушиваясь. Ингемар, ободрённый успехом, продолжал тараторить:

– Говорит, бегал по саду, тебя искал, а потом по следам пошёл, но далеко уйти ему брат не дал, будто бы силком потом в замок вернул…

– А как… Как он сейчас? – пробормотала Мария, не поднимая головы. В её голосе звучала почти невыносимая тоска.

– Готовится стать королём… – ответил Ингемар нахмурившись. – Точно! У нас поговаривают, что война скоро будет, да и не все, по правде, жалуют принца. Фроуд как-то рассказывал, а, впрочем, не важно… Так вот, если окажется, что у нас объявились штеннеры, может, удастся обойтись без кровопролития?

Мария приподняла голову и посмотрела на юношу красными от слёз глазами.

– Разве не понимаешь? – Ингемар вскочил на ноги и начал вышагивать взад-вперёд, не в силах сдержать охватившее его беспокойство. – Ты же как золотой перстень из старой детской сказки! Кто его носит, тот бед не знает!

Недоумённый взгляд Марии следил за мечущимся с места на место юношей, а в её голове всё никак не выстраивалась целостная картина происходящего.

– То есть, Фроуд хочет, чтобы я помогла Эйвинду? – пробормотала девушка, с заметным трудом произнеся знакомое имя.

– Да… Ну, то есть не только ему, наверное… – затараторил Ингемар, но, внезапно осекшись, смутился. – Но это ведь всё равно не важно, раз ты решила уехать…

Мария перевела взгляд на холмик сырой земли с лежащей на нём белоснежной розой. Странно, но плакать больше не хотелось. Или просто-напросто не осталось на это сил…

– Расскажи мне ещё немного о принце… – попросила девушка, приготовившись слушать.


Вернулся, значит, в деревню нашу Асмунд Криворотый. Привез с города камень – небольшой такой, блестящий. Говорил, мол, сила в оном несусветная, только не всем дано её попользовать. Ну собрались тогда все жители деревеньки у церкви, стало быть. Стоим как форель на нересте, глаза пучим, чтоб не проглядеть чего… Стали пробовать по очереди. Жмакали этот камень, жмакали, да толку-то… Лишь когда расходиться уже собрались, наш выпивоха Гуди номер выдал! Как камень в руку взял, так и трястись весь начал. Ну все знали, что такое с ним и раньше бывало, смотрели-позёвывали. А он упал и умер. Да горячий был, как горшок с печи. Отпели мы его, похоронили, дело ж зимой было. И что же? На могиле его снег таял, а земля была теплая, словно он в могиле печку топил!


Из народных преданий, записанных Фроудом, придворным учёным 

Глава 7

В дверь негромко постучали.

– Ваше Высочество! – раздался хриплый голос. – Прошу аудиенции! Дело срочное…

Эйвинд недовольно заворчал и с трудом приоткрыл глаза. Взглянув на свечу, стоящую у изголовья кровати, принц заметил, что фитиль почти догорел, а значит, вокруг царила глубокая ночь. За дверью вновь раздались невнятный шёпот и приглушённые звуки перебранки.

Скрипнув зубами от злости, Эйвинд вздохнул и одним быстрым движением сел на кровати. Нашарив на полу сапоги, принц натянул их на ноги и, поднявшись, зашагал к двери.

– Кого там черти принесли в такое время? – проворчал наследник престола, безуспешно стараясь побороть зевоту.

– Прошу прощения, Ваше Высочество… – заискивающе прошептал знакомый голос, – но дело срочное…

Открыв дверь, принц с удивлением взглянул на склонившегося в поклоне Фроуда.

– А до утра это срочное дело не подождёт? – буркнул Эйвинд, кивнув стражникам, охраняющим королевские покои. – Пусть войдёт!

Фроуд, всё так же согнувшись в учтивом поклоне, шагнул вперёд и быстро захлопнул за собой дверь. Принц тем временем, позёвывая, добрался до кровати и, присев на перину, окинул придворного учёного оценивающим взглядом.

– Ну и зачем разбудил?

Выпрямившись, Фроуд сверкнул глазами.

– Ваше Высочество, мне кажется, я нашёл то, что так долго искал… – придворный учёный выдержал паузу, но так и не дождавшись от принца ничего, кроме очередного зевка продолжил слегка оскорблённым тоном. – Мне кажется, что сейчас мы на пороге того, что пошатнёт расстановку сил среди государств, мы…

– Давай быстрее! – проворчал принц, потирая глаза. – Если ты не заметил, на дворе ночь, а уж перед завтрашней охотой отдохнуть мне точно не помешает!

Фроуд слегка пошатнулся и склонил голову. Тень, скрывшая лицо мудреца, едва заметно шевельнулась, когда ушей принца достигли полные отчаяния слова:

– Знаю, что череда неудач, преследующая меня последние несколько лет, подорвала доверие королевской семьи… Но всё же… На этот раз я уверен в собственной правоте! Прошу…

– Да о чем ты меня просишь?! – раздраженно перебил Эйвинд. Человек, стоящий посреди комнаты, меньше всего походил на властного и заносчивого наставника из его детства. Напротив, мудрец выглядел предельно тихим и кротким.

– Мне нужны драгоценные камни, Ваше Высочество! Желательно прозрачные!

Принц ошеломленно посмотрел на учёного и едва не засмеялся. Вовремя спохватившись, Эйвинд громко прокашлялся и спросил с плохо скрываемой издёвкой:

– А может, сразу ключ от казны?

Мудрец медленно покачал головой.

– Мне не нужны деньги и прочие безделушки! Всего лишь несколько драгоценных камней!

Весёлость, охватившая принца, исчезла так же внезапно, как и появилась. На смену ей пришло тревожное предчувствие чего-то очень дурного.

– А разве у тебя нет ничего подходящего, мудрец? Королева не раз платила тебе! Безделушками с камнями в том числе!

Тяжёлый вдох эхом отразился от стен королевских покоев, заставив затрепетать огонёк догорающей свечи.

– Вашему ли Высочеству не знать о том, что все средства до последней копейки я тратил на исследования…

Принц поморщился.

– Словно попрошайка на рынке… – пробормотал Эйвинд едва слышно. Затем, быстрым движением сняв с руки перстень, бросил его придворному учёному. Фроуд дёрнул рукой, но не сумел поймать украшение, которое с тихим звоном упало на пол и покатилось по мраморному полу. На мгновение замешкавшись, мудрец крякнул, а затем опустился на четвереньки и полез под стол.

– Завтра утром ещё что-нибудь пришлю! – проворчал Эйвинд, наблюдая за тем, как бывший наставник, кряхтя, поднимается на ноги, сжимая в руке добытое украшение. – Но учти, придворный учёный! Если и в этот раз всё закончится ничем, у меня не останется причин защищать твою жизнь!

Фроуд молча поклонился и, пятясь, вышел из комнаты. Принц cо вздохом облегчения опустился на постель и взглянул на лепнину, украшающую потолок комнаты.

– И что, интересно, он придумал на этот раз?.. – пробормотал Эйвинд, закрывая глаза.


В первую очередь, думаю, стоит озаботиться защитой рук во время проведения испытаний. Сильные ожоги негативно скажутся на скорости исследований!


Из дневников Фроуда, придворного учёного 

Глава 8

– А теперь сосредоточься и постарайся вспомнить, как это делала в детстве! – резкий, с надрывом, голос заставил Марию поморщиться. Крепко обхватив пальцами лежащий на ладони рубин, девушка глубоко вздохнула…

Закрыв глаза, Мария постаралась вспомнить давно забытые игры. В памяти сам собой появился королевский сад, точно такой же, как тогда, когда двое детей отчаянно бегали друг за другом по гравийным аллеям. Лёгкий ветерок взъерошил волосы девушки, заставив её улыбнуться. Крепко сжав поднятую с земли гальку, Мария прошептала, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Хочешь, покажу фокус?

Тёмно-синее небо воспоминаний заволокло низко стелющимися чёрными тучами. Шквальный ветер едва не сбил девушку с ног, принеся тошнотворный запах гари. На мгновение стала непонятна причина яркого мерцания впереди: маки или языки пламени?

– Мария! Мария!!! – прошамкал кто-то, и на плечо девушки опустились иссохшие костлявые пальцы…

– Ай! – Пальцы разжались и рубин, сверкнув на солнце, упал на брусчатку, устилающую двор наместника.

– Ингемар! – голос Фроуда звенел от напряжения. – Еще раз так сделаешь – и поедешь за травами к чёрту на рога!

– Но, учитель! – юноша отпустил плечо Марии и сделал шаг вперёд. – Вы же видите, как ей тяжело сейчас этим заниматься! Дайте немного времени!

– Времени?! – взвизгнул придворный учёный, багровея от злости. – Так его нет совсем! Если не сможем ничего предъявить, меня… кхм… королевство окажется втянутым в войну!

– Я понимаю, наставник! – уже спокойнее сказал Ингемар, миролюбиво поднимая руки. – Но ведь мы топчемся на месте уже неделю! Может, стоит подумать над тем, что мы могли упустить? Например, камень не подходит, или нужен непосредственный контакт с кожей, а значит придётся отказаться от перчаток?

Фроуд что-то невнятно проворчал и отвернулся, сплюнув под ноги. Мария устало выдохнула и опустилась на землю, поджав ноги.

– Я устала… – пробормотала девушка, но никто её не услышал.

*** 
– Итак… – протянул Фроуд, задумчиво покусывая кончик пера. – Мы перепробовали все камни, которые есть у нас в наличии. Даже к королевским запасам прибегли… И ничего…

– Может быть, я просто разучилась? – с надеждой произнесла Мария, наблюдая за сосредоточенным лицом учёного, что-то черкающего в пергаменте, лежащем у него на коленях. – Или только дети так могут?

– Нет! – раздражённо проворчал Фроуд, ставя очередную закорючку. – Долгие годы меня грыз червячок сомнения. То, что я видел… То, что случилось… И когда я сумел собрать догадки в одно целое, всё, что мне оставалось – это найти как можно больше сведений о штеннерах. И ни в одном источнике не упоминалось, что способности угасают с возрастом! Напротив, говорят, что Эрвик из Гарики в возрасте сорока лет смог…

– Я понял! – вскрикнул Ингемар, до этого задумчиво сидящий у двери. – Мы же можем попробовать…

– Тебя не учили, что некрасиво мешать человеку завершить свою мысль, юноша? – проворчал Фроуд, но, глядя на одухотворённое лицо ученика, смягчился. – Что мы можем?

– Наставник, вы же сказали, что мы перепробовали всё. А ещё, что штеннеры не могут утратить свои способности с возрастом… – пробормотал Ингемар, слегка запинаясь, словно боясь спугнуть посетившую его мысль. – Значит, проблема в самой Марии. Точнее, в страхе, оставшемся с ней после той ночи…

– Скажи, ты ведь не пользовалась своей способностью с момента изгнания? – спросил вдруг Фроуд, поняв, куда клонит ученик. Дождавшись утвердительного кивка, учёный вздохнул. – А пробовала?

Мария отрицательно покачала головой, прикусив губу. Придворный учёный окинул девушку проницательным взглядом, а затем обратился к Ингемару:

– Ладно, допустим, ты оказался прав. Что нам с этим сделать?

Юноша хрипло вздохнул, переводя встревоженный взгляд с Фроуда на Марию.

– Помните, как вы отправляли меня в земли кочевников на востоке? Я тогда ещё добыл растение, способное принести умиротворение любому разуму. Вы ведь его сохранили?

Фроуд хмуро взглянул на ученика и ответил, пожёвывая губу:

– Печально сознавать, что в глазах единственного ученика я являюсь человеком, способным погубить плоды его изысканий. Все растения в замке, привезти их не станет проблемой. Но… Ты уверен в этом средстве? Действительно ли оно безопасно?

Ингемар растеряно пожал плечами.

– При мне настой давали девочке, страдающей от кошмаров. После этого, по словам родителей, она спала словно убитая. Иногда, говорят, помогает увидеть будущее… А ещё высушенные листья часто жуют воины перед битвой, мол, помогает побороть страх. Но мне не хватило духу испытать его на себе…

– Я готова попробовать! – твёрдо произнесла Мария, встав со скамьи. – Мне и вправду очень страшно, но если это единственный путь…

Придворный учёный окинул стоящих перед ним юношу и девушку печальным взглядом.

– Истратить ценнейший образец подобным образом … – только и вздохнул Фроуд, потирая нахмуренный лоб. – Когда всё закончится, Ингемар, привезёшь мне ещё один!

***
– Ты уверен, что всё правильно приготовил? – настороженно спросил Фроуд, рассматривая стоящее на столе чёрное дымящееся варево.

– Ну… – протянул Ингемар, осторожно вылавливая из кубка размякшие ветки. – Сказать по правде, меня к приготовлению снадобья не подпустили. У них это вроде как ритуал… Но, кажется, они просто заливают растение кипятком, а потом сутки над ним молитвы читают.

Придворный учёный хмыкнул и пригладил бородку.

– А сколько его нужно выпить?

Ингемар замер, напряжённо о чём-то думая, затем неуверенно улыбнулся.

– Вроде как, той девочке, о которой я рассказывал, наливали где-то около черпака. Значит, Марии нальём чуть меньше трёх!

– Вроде бы… Около… Тьфу! – от охватившего его волнения Фроуд сплюнул на пол. – Ты ведь понимаешь, что если что-то пойдёт не так, у нас не останется иного выхода, кроме…

– Всё будет хорошо, учитель! – твёрдо сказал Ингемар, прекратив улыбаться. – Вы ведь знаете, я не стал бы вредить Марии!

Что-то проворчав себе под нос, Фроуд склонился над кубком и шумно вдохнул:

– Как мята пахнет… Ладно, давай попробуем. Говоришь, лучше перед сном дать?

Ин кивнул и начал отмерять необходимое количество отвара, переливая его в изящный бокал.

– Как мне шаман говорил, этот напиток даёт силы победить демонов из снов. Не знаю, что он имел в виду, но…

– Я догадываюсь… – перебил ученика Фроуд, а затем, кивнув своим мыслям, продолжил: – Ладно, давай попробуем!


Нет страшнее демонов, чем те, что живут внутри нас.

Так сказал мне шаман. А потом принёс в жертву ягнёнка и приготовил из него ужин…


Из письма Ингемара травника своему наставнику  

Глава 9

– Так, если верить, кхм… – замялся Фроуд, переведя взгляд с Марии на Ингемара, – ты должна будешь выпить отвар, потом лечь поудобнее и постараться уснуть. Возможно, сперва немного познобит, но других побочных эффектов быть не должно. Ты готова?

Девушка кивнула и потянулась к кубку. Поднеся отвар к губам, Мария вдохнула его аромат и едва заметно улыбнулась.

– Приятно пахнет… Наверное, и пить не опасно…

– Ага, конечно! – фыркнул Фроуд, но затем, спохватившись, умолк и ободряюще кивнул. – Ну, давай попробуем!

Быстро осушив кубок, словно не давая себе времени одуматься, Мария глубоко вздохнула и оглядела присутствующих растерянным взглядом.

– На вкус как чай из ромашки!

Фроуд шагнул вперёд и, бережно взяв девушку под локоть, подвёл к кровати, стоящей в углу комнаты. Присев на перину, Мария посмотрела на Ингемара и, слегка покраснев, спросила:

– А вы тоже всю ночь тут пробудете?

Ингемар открыл рот, чтобы ответить, но его опередил Фроуд:

– Учитывая то, какому риску мы тебя подвергаем, это наименьшее, что можно сделать. Если с тобой что-то случится, мы…

– Ой-ой… – раздался едва слышный вздох Ингемара.

Изменившись в лице, придворный учёный повернулся к юноше и вперился в него испепеляющим взглядом.

– Так!.. Что значит: «ой-ой»?!

Кожа Ингемара приобрела серый оттенок, а сам он сидел, безучастно глядя перед собой. Проглотив проклятия, готовые сорваться с языка, Фроуд нагнулся и с силой потряс ученика за плечи.

Во взгляд Ингемара вернулась некоторая осмысленность. Взглянув на учителя полными отчаяния глазами, юноша затараторил:

– Забыл совсем… Во время того ритуала шаман тоже зелье принял, мол, для помощи. Я тогда посмеялся: ведь это же бред полнейший. А вот теперь думаю: может, и не бред?

Придворный учёный скрипнул зубами и, оглянувшись, посмотрел на Марию. Девушка лежала на кровати и отрешённо следила за расстилающейся за окном осенью. Кажется, разгорающаяся перепалка её нисколько не волновала. Вновь повернувшись к ученику, Фроуд глубоко вздохнул и прошипел с плохо скрываемой яростью в голосе:

– Ты что, издеваешься? Где я тебе шамана найду?

Ингемар испуганно вжался в кресло и отчаянно замотал головой:

– Нет-нет, я не в том смысле… Но раз нужно, чтобы два человека одновременно его выпили, может быть, и вам стоит…

– Мне?! – взвизгнул Фроуд, но тут же, осёкшись, посмотрел на Марию. Увидев, что девушка по-прежнему смотрит в окно, мудрец немного понизил голос: – Да если я сейчас это снотворное выпью, мы с ней, не ровен час не проснёмся вообще! Вдруг ты ещё что-то забыл? Нет уж, если что пойдёт не так, я должен оставаться в сознании! А вообще, идея твоя – вот и давай, вперёд!

Ингемар вздрогнул и попытался что-то ответить, но, взглянув в глаза учителя, передумал. Пожевав губы, юноша пробормотал едва слышно:

– Мне шаман запретил тогда его принимать. Говорил, что для таких, как я, может быть опасно…

Дальнейшие слова заглушил скрип зубов Фроуда.

– Опасно, говоришь! – прошипел учёный, бешено вращая глазами. – А девчонку напоить этой дрянью не опасно? Ты ведь знаешь: для того, чтобы минимизировать негативные последствия опыта, нужно как можно точнее воспроизвести процесс, приведший к положительному результату! Или тоже забыл?!

– Нет, но… – встрепенулся было Ингемар, а затем обречённо пожал плечами. По его виду было понятно, что юноша крайне сожалеет о том, что вообще открыл рот.

Посторонившись, Фроуд пропустил ученика на кухню.

– Чёрт знает что! – проворчал учёный и только теперь вспомнил о Марии.

Девушка лежала, прикрыв глаза, и что-то шептала во сне. Её руки едва заметно подрагивали, а на лбу выступила испарина.

– Ну, Ингемар… – пробормотал Фроуд, измеряя пульс Марии. – Если ты что-то напутал, я…

Словно в ответ на не успевшие сформироваться угрозы, до ушей придворного учёного долетел приглушённый вскрик.

– Да что ж такое… – закатил глаза Фроуд.

Удостоверившись, что девушка в порядке, мудрец поспешил на кухню и замер при виде лежащего на полу безжизненного тела. Придя в себя, учёный растолкал суетящихся вокруг кухонных работников и приблизился к Ингемару.

– Замечательно… – протянул Фроуд, приподнимая веки ученика и заглядывая ему в глаза. Затем мудрец коснулся холодного лба юноши и тяжело вздохнул.

– Отнесите его в мою комнату, – обратился учёный к слугам и отошёл к стене, уступая дорогу. – Положите на лавку, которая возле кровати стоит!

Спустя несколько очень долгих минут придворный учёный присел в кресло и внимательно посмотрел на спящих юношу и девушку.

– Ну, надеюсь, это всё не зря было… – прошептал Фроуд, прислушиваясь к хриплому прерывистому дыханию.


Порой неведомое пугает, иногда оставляет в недоумении.

Но почти всегда восхищает!


Из записей Фроуда, придворного учёного 

Глава 10

Приоткрыв глаза, Мария невольно поморщилась от яркого света, бьющего в окно. В голове гудело, но спустя мгновение девушка нашла этому объяснение – совсем рядом кто-то адски громко храпел!

Взглянув на Фроуда, развалившегося в кресле, Мария удивилась умиротворённому виду учёного. Исчезла глубокая морщинка на переносице, обычно издевательское выражение лица уступило место покою и смирению. Даже крючковатый нос перестал напоминать клюв.

На цыпочках пробравшись к выходу из комнаты, девушка на мгновение затаила дыхание и осторожно открыла дверь. Хотелось есть, но это вполне могло подождать. Пройдя мимо кухни, Мария поспешила на улицу.

Отперев входную дверь, девушка удивлённо присвистнула. Клубящийся туман, густой, словно свежее масло, застилал двор наместника, скрывая в своём чреве любые ориентиры. Даже солнце, совсем недавно разбудившее Марию, никак не удавалось рассмотреть за плотной серой пеленой.

Вдохнув, девушка поежилась и пошла вперёд, стараясь найти на вымощенном брусчаткой дворе что-то похожее на гальку. Помнится, не так давно они с Ингемаром перепробовали целую кучу камешков и свалили их в углу двора. Кстати, а где…?

Размышления Марии прервал резкий, едва не сбивший с ног удар. Чудом удержав равновесие, девушка обернулась и встретилась взглядом с мальчиком лет пяти. Его грудь ходила ходуном, а в широко раскрытых глазах плескался ужас. Не дав Марии опомниться, ребёнок всхлипнул и прижался к девушке, спрятав лицо в складках юбки.

– Не дай ему меня забрать… пожалуйста… – раздался тоненький, прерывающийся голос.

– Постой–постой, не бойся… – неуверенно пробормотала Мария, осторожно коснувшись подрагивающей спины малыша. – Что случилось?

Словно в ответ на её вопрос, откуда-то издалека донёсся резкий лязгающий звук.

Мальчик затрясся пуще прежнего.

– Ладно… – неуверенно произнесла Мария и, крепко взяв ребёнка за руку, повела за собой. – Сейчас в дом зайдём, а там что-нибудь придумаем…

Туман будто стал плотнее, и для того, чтобы продраться сквозь молочную дымку, расстилающуюся перед ней, девушке приходилось прилагать недюжинные усилия. Лязг звучал всё ближе, а мальчик дрожал так сильно, что Мария всерьёз боялась не удержать его руку.

– Да где же этот дом?!

Сердитый голос девушки прозвучал громче, чем ей хотелось. Испуганно замерев, Мария прислушалась. И в тот же момент лязг раздался совсем рядом.

Мальчик испуганно взвизгнул и, вырвавшись, бросился в туман. Мария на мгновение замешкалась, но почти тотчас последовала за ним, стараясь не обращать внимание на бестелесный металлический шум за спиной.

Едва успев сбавить ход перед потемневшей от времени каменной стеной, Мария на мгновение остановилась, переводя дух. Мальчик пропал из виду, но теперь тишину нарушали отчаянный стук в дверь и тихий срывающийся голосок. Пойдя на звук, девушка смогла разобрать слова:

– Мама, ну впусти меня, пожалуйста! Прошу!.. Скорее…

В мутной дымке Мария разглядела силуэт мальчика, колотящего в двери. Спустя секунду раздался протяжный скрип, и мальчик исчез из виду. Краем глаза Мария заметила смазанное движение и замерла, затаив дыхание. Огромный рыцарь, закованный в тёмно-серые доспехи, прошёл мимо, не удостоив девушку взглядом. На каждый шаг гиганта латы отзывались резким металлическим лязгом.

Подойдя к двери, за которой спрятался мальчик, рыцарь занёс руку и громко ударил по дереву. Затем ещё и ещё раз. Мария, стараясь не обращать внимания на сковывающий движения страх, осторожно двинулась вперёд. Только теперь девушка поняла, что заплутала в тумане и вышла совсем не к дому наместника. Очередной удар, сопровождаемый треском дерева, прервал мысли, заставив Марию замереть на месте.

Рыцарь тем временем отошёл на шаг назад и с разбегу налетел на дверь, заставив её жалобно скрипнуть. Наблюдая, как размеренно гигант повторяет эти нехитрые действия, девушка внезапно поняла, что тёмные пятна, покрывающие доспехи, оказались не ржавчиной, а запёкшейся кровью.

Не выдержав очередного удара, дверь с громким треском рухнула, и рыцарь скрылся в образовавшемся провале. Проклиная себя за трусость, Мария постаралась шевельнуться и не cмогла. Крепко зажмурившись, девушка глубоко вздохнула и прошептала:

– Так не пойдёт… Мальчику нужна помощь…

Медленно, словно таща невообразимо тяжёлый груз, девушка двинулась вперёд, стараясь не обращать внимания на внутренний голос, требующий спрятаться и не высовываться.

До конца не понимая, чем сможет помочь, Мария подошла к провалу в стене и заглянула внутрь. В царящей внутри здания темноте удалось рассмотреть лишь щепки на полу и небольшую комнатушку, дальний угол которой скрывала непроглядная тьма. Прислушавшись, Мария ощутила, как от звенящей тишины заложило уши. А через секунду раздался приглушённый всхлип.

Что-то маленькое и быстрое бросилось к девушке, заставив её оцепенеть от ужаса. Но спустя мгновение Мария поняла, что к ней прижался тот самый мальчик. Только теперь он отчаянно ревел, размазывая по лицу слёзы вперемешку с соплями.

– Б…брата… брата… забрал…

Девушка растерянно погладила мальчонку по растрепанным волосам, продолжая беспокойно оглядываться.

– А куда делся рыцарь? – спросила Мария, стараясь говорить как можно тише.

Мальчик поднял лицо и, вытерев слёзы, взглянул на девушку широко открытыми покрасневшими глазами:

– Они туда ушли… – неопределённо махнул он в покрытую мглой часть комнаты. – Там ещё один выход есть… Но… Он сказал, что… Скоро вернётся!!!

Потеряв самообладание, мальчик подавился слезами и вновь уткнулся лицом в складки юбки.

Девушка затравленно оглянулась по сторонам, стараясь осознать произошедшее. Внутренний голос советовал уходить. И как можно скорее.

– Давай-ка, пойдём со мной… – прошептала Мария и, взяв ребёнка за руку, повела его прочь от разорённого дома.

Туман стал гуще прежнего. Притянув к себе малыша, девушка старалась идти как можно быстрее и лишь спустя какое-то время осознала, что не может рассмотреть землю под ногами.

– Дымом пахнет… – пискнул мальчик и замолчал, испуганно оглядываясь по сторонам.

Мария остановилась и принюхалась. Действительно, пахло дымом. Но не резким, тошнотворным запахом, который испускают гнилушки перед тем как стать пеплом. Нет, этот дым пах травами и тёплым ужином… Вновь пойдя вперёд, девушка почувствовала, как брусчатка уступила место покрытой травой земле. Капельки росы осыпали босые ноги девушки обжигающе-холодными поцелуями.

Пройдя немного вперёд, Мария поняла, что окончательно заблудилась. Не особо рассчитывая на ответ, девушка прошептала:

– Не знаешь, куда мы можем пойти?

К её удивлению, мальчик закивал и указал куда-то в сторону.

– Туда можно, там костёр горит…

Девушка всмотрелась в клубящуюся перед ней молочную дымку, но, как ни старалась, не смогла разглядеть даже намёка на свет. Мальчик тем временем двинулся вперёд, вынуждая идти за ним.

Шагать пришлось долго. Пару раз Мария едва не поскользнулась на мокрой траве и позавидовала ловкости мальчика, уверенно стоящего на ногах. Наконец, туман впереди окрасился оранжевыми оттенками, а затем и вовсе отступил, освобождая место костру и сидящей подле него женщине, закутанной в ярко-красный балахон.

Услышав шаги, женщина подняла голову и взглянула на Марию зелёными глазами с пляшущими в них язычками пламени. Заметив, что беглецы остановились, незнакомка улыбнулась и приглашающим жестом указала на место возле костра.

– Присоединяйтесь, обед почти готов… – разнёсся над поляной низкий мелодичный голос.

Мария замешкалась, но мальчика не пришлось просить дважды. Бодро прошлёпав по мокрой траве, он присел на корточки и по-хозяйски заглянул в котелок, подвешенный над пляшущим пламенем. После недолгой борьбы усталости и страха, девушка обречённо вздохнула и, подойдя поближе, присела на землю возле мальчика. Всё это время женщина, не поднимая глаз, что-то искала в большой дорожной сумке, стоящей чуть поодаль от огня. Затем, удовлетворённо хмыкнув, извлекла на свет две деревянные миски и ложки.

– Держите, набирайтесь сил… – приговаривала хозяйка поляны, разливая по приборам густой грибной суп.

– А как же вы? Разве не будете? – робко спросила Мария, беря в руки обжигающе горячую тарелку.

Женщина ласково улыбнулась.

– Мне уже не нужно, деточка…

Мария кивнула, хотя и не поняла ответа. Голова казалась налитой свинцом. Всё случившееся с момента пробуждения внезапно утратило ясность, превратившись в смутное воспоминание. Единственным, в реальности чего сомневаться не приходилось, оказалась поляна, тёплая еда в руках и маленький мальчик, за обе щеки уписывающий угощение. Заметив, что на него смотрят, малец довольно улыбнулся и кивнул в сторону тарелки, которую девушка держала в руках: ешь, мол.

Осторожно помешав содержимое тарелки, Мария подцепила ложкой громадную лисичку и, поколебавшись мгновение, отправила её в рот. Прикрыв глаза от восторга, девушка довольно замычала.

– Ешьте-ешьте… – ласково прошептала женщина в красном, следя за догорающим костром. – Времени не так много, скоро он придёт…

Едва не подавившись, Мария закашлялась и посмотрела на собеседницу отчаянно слезящимися глазами. Хозяйка поляны в ответ грустно улыбнулась:

– Не бойтесь, в этот раз я помогу его прогнать. Но потом придётся справляться самим…

– О-откуда вы знаете?.. – прошептала Мария, хватая прохладный воздух обожжённым горлом. – Кто вы такая?

Женщина в красном улыбнулась и поднялась на ноги. В неясном свете костра её балахон отливал багрянцем.

– Ты знаешь, кто я. А мне известно, что ты ищешь… Вот, держи!

Воздух прорезал алый, похожий на искру отблеск. Машинально подняв руку, Мария схватила что-то маленькое и очень холодное. Поднеся ладонь к глазам, девушка с удивлением взглянула на яркий, словно горящий изнутри камень.

– Рубин?… но откуда?

Женщина подняла палец к губам и округлила глаза. Замерев, Мария прислушалась и ощутила, как по коже пробежали мурашки. Совсем рядом, в тумане, клубящемся на границе поляны, раздался металлический лязг.

Переведя взгляд на мальчика, Мария с удивлением заметила, что он как ни в чём не бывало ест суп.

– Пусть отдохнёт… – раздался мелодичный голос хозяйки поляны. – Не стоит ему этого видеть…

Лязг становился всё громче, и Мария, вскочив на ноги, затравленно озиралась по сторонам. Разум подсказывал, что стоит немедленно всё бросить и удирать куда глаза глядят, но эта женщина в красном… Её присутствие словно дарило надежду…

Туман расступился, обнажая обагрённые кровью доспехи. Рыцарь ступал вперёд, тяжело переставляя ноги. На его плече покачивалось в такт шагам чьё-то безжизненное тело.

Остановившись в нескольких метрах от костра, рыцарь небрежным жестом отбросил свою ношу прямо под ноги женщине в красном. Мария едва сдержала крик, глядя как тело паренька пролетело по воздуху, напоминая марионетку с перерезанными нитями. Взглянув в остекленевшие глаза, поблескивающие на обращенном к небу узком, мертвенно бледном лице, девушка едва не потеряла сознание.

Женщина в красном между тем оставалась абсолютно спокойной.

– Уходи! – бросила она и, преклонив колени, закрыла умершему глаза. – Мальчик с тобой не пойдёт!

Ответом на эти слова стал лязг металла. Рыцарь пошёл вперёд.

Тяжело вздохнув, женщина поднялась на ноги.

– Уходи! – повторила она, но рыцарь и не подумал останавливаться. Вытянув вперёд закрытую бронёй руку, он потянулся к шее женщины.

И в тот самый миг, когда между металлом и кожей оставались считанные сантиметры, полыхнула вспышка. Затем ещё и ещё одна. Мария испуганно отступила назад, но не могла отвести взгляда, наблюдая за происходящим.

Огромная фигура отшатнулась и попятилась, стремясь как можно скорее скрыться в тумане. Женщина едва слышно хмыкнула и вытерла испачканную сажей ладонь о балахон.

– Вы… что?… – выдавила Мария, стараясь осмыслить происходящее. Слова путались и никак не хотели соединиться в предложение.

Женщина в красном тем временем подошла к дорожной сумке и закинула её на плечо. Затем повернулась к Марии.

– Рада была увидеться! – улыбнулась хозяйка поляны и ласково коснулась плеча девушки. – Но мне пора… Дальше уж как-нибудь сами…

Развернувшись, женщина зашагала к туману. У самой его границы она остановилась и кивнула кому-то, скрытому в молочно-белой пелене. Изо всех сил напрягая глаза, Мария смогла рассмотреть едва заметный в дымке силуэт крупного мужчины.

– Ай! – раздался испуганный писк.

Мальчик, словно очнувшись ото сна, испуганно смотрел на почти догоревший огонь и старательно вытирал лицо рукавом, стирая остатки супа. Мария испугалась было, что малыш заметит мертвеца, но тело словно растворилось в клубящейся серой дымке. Подняв глаза, девушка заметила, что туман скрыл и женщину в красном.

– Ну как, подкрепился? – спросила Мария, больше для того, чтобы разогнать наступившую тишину.

– А что тут вообще было? – спросил мальчик, смешно наморщив лоб.

– Хотела бы я знать… – пробормотала девушка, протянув руку. – Пойдём?

Крепко сжав маленькую тёплую ладошку, Мария взглянула на костёр. Последний язык пламени взметнулся вверх, на мгновение застыл, а затем, рассыпавшись снопом искр, исчез.

– Всё будет хорошо… – прошептала Мария, чувствуя как кожи коснулся прохладный туман.


Можно верить во что-то и сомневаться во всём.

Но ни в коем случае не стоит отказываться от плодов познания,

полагаясь лишь на свои убеждения.


Из записей Фроуда, придворного учёного 

Глава 11

Идти сквозь белоснежную мглу пришлось долго. Иногда Мария начинала думать, что ходит по кругу, порой – что идёт вперёд. В те моменты, когда ноги сами собой замедляли шаг, мальчик, идущий рядом, пытливо заглядывал в глаза спутницы и ободряюще улыбался, придавая сил идти дальше.

Наконец, когда под ногами захрустел гравий, девушка остановилась и прислушалась. Казалось, что за время, проведённое в тумане, к тишине можно было привыкнуть, но она всё равно навалилась на уши пуховой подушкой. Вздохнув, отчасти для того, чтобы проверить, всё ли в порядке со слухом, Мария присела на камни, давая отдых уставшим ногам. Мальчик, с любопытством следивший за девушкой, спустя мгновение уселся рядом.

Вспомнив о подарке женщины в красном, Мария разжала ладонь и взглянула на камень. Окутанный серой дымкой рубин казался почти чёрным. Сосредоточившись, девушка постаралась вызвать искру, как когда-то в детстве, но рубин даже цвета не изменил.

– А что ты делаешь? – раздался сбоку заинтересованный голос.

– Да так, ничего, – прошептала Мария, пряча камень в карман передника. – Как думаешь, мы в правильном направлении идём?

– Не знаю… – задумчиво протянул мальчик, покусывая губы. – Не видно же ничего!

– А куда мы идём? – прошептала Мария, озвучив не дающую покоя мысль.

Мальчик широко улыбнулся и посмотрел на девушку сияющими глазами.

– Это я знаю! Мы выход ищем!

Мария удивлённо посмотрела на мальчонку, который выглядел чрезвычайно довольным собой.

– Выход? Откуда?

– Из тумана! – не выдержав, прыснул мальчик и захохотал.

Мария улыбнулась и огляделась по сторонам. Да уж, лучше и не скажешь. Знать бы ещё, есть ли вообще отсюда выход…

Хохот внезапно стих, и Мария, взглянув на спутника, увидела, как стремительно побледнело его лицо. Поднесся палец к губам, малыш отчаянно вращал вытаращенными глазами. Замерев, девушка прислушалась и похолодела, когда её ушей достиг едва слышный лязг.

– Пора уходить, – прошептала Мария, рывком встав на ноги. Мальчик, не заставляя повторять дважды, крепко схватил спутницу за руку и засеменил рядом.

Бредя сквозь серую мглу, беглецы временами останавливались и прислушивались, надеясь, что рыцарь отстал. И каждый раз сердце замирало, когда неподалёку раздавался резкий металлический скрежет.

Галька снова сменилась травой, и Мария ускорила шаг. Отпала необходимость прислушиваться, так как теперь лязг звучал совсем близко. Чувствуя нарастающую панику, девушка постаралась усмирить рой мыслей, шумно перекрикивающих друг друга. Следовало немедленно принять решение, и в глубине души Мария уже знала, какое.

– Убегай! – крикнула девушка, отпуская руку малыша. – И не оглядывайся!

Мальчик непонимающе взглянул на Марию и замотал головой.

– Быстро! – прошипела девушка, ощутив подкативший к горлу ледяной комок. – Иди!

Подтолкнув замершего мальчика, Мария обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как порыв тёплого ветра разрывает туман, унося его прочь. Глаза заболели от яркого света, и девушка часто заморгала, оглядываясь по сторонам.

Ярко горел огонь. Деревянные лачуги, покосившиеся хлева, неказистые заборы – всё превращалось в прах, пожираемое танцующим пламенем. А перед пожарищем стоял рыцарь в окровавленных доспехах и внимательно смотрел на Марию.

«Что я делаю? – пронеслось в голове девушки. – Он ведь меня просто отшвырнёт в сторону и не заметит…» Словно в ответ на её мысли, рыцарь склонил голову и пошёл вперёд. Отвратительный металлический лязг бил по ушам, подогревая охватившую девушку панику. И всё же Мария осталась стоять на месте, обречённо глядя на приближающуюся громадину и крепко сжимая в ладони маленький рубин.

– Отойди в сторону! – разнёсся над поляной низкий клокочущий рёв. – Ты мне не нужна!

Мария судорожно вздохнула, стараясь втолкнуть в сжавшиеся лёгкие немного воздуха, и едва слышно ответила:

– Нет.

Когда их с рыцарем разделяло не более двадцати шагов, рёв раздался вновь:

– Отойди, и я тебя не трону!

Мария судорожно сглотнула комок в горле, продолжая обречённо смотреть на надвигающегося гиганта. Девушке отчаянно хотелось убежать, забыть всё как страшный сон и никогда не вспоминать, но в то же время ноги отказывались сдвинуться с места.

– Нет… – прошептала Мария, облизнув пересохшие губы. – Не уйду…

Огромная латная перчатка приблизилась к лицу девушки, затем скользнула вниз и крепко сжала плечо.

– Зря! – проревел рыцарь, занося кулак над головой. – Всё равно он мой!

Мария пронзительно закричала. Руку словно обожгло огнём, а перед глазами замельтешили чёрные мошки. Чувствуя, как ускользает сознание, девушка зажмурилась и представила Эйвинда. «Жаль, что мы так и не встретились снова… – подумала девушка. – Может, в другой жизни…»

Ослепительная вспышка разогнала темноту, а в следующий момент разжались сжимающие плечо пальцы. Упав на холодную траву, Мария всхлипнула и приоткрыла отчаянно слезящиеся глаза.

Рыцарь с оплавленным на груди доспехом неподвижно стоял на выжженной проплешине. На мгновение Марии показалось, что вот сейчас он упадёт, и этот кошмар закончится. Но гигант лишь повернул голову и вперился в девушку ненавидящим взглядом.

– Так вы с ней одинаковые?! – пророкотал рыцарь, делая шаг вперёд. – Тем лучше…

Мария осторожно пошевелила пальцами и поняла, что камня в ладони больше нет. Перевернувшись на живот, девушка попыталась уползти, но тут же почувствовала, как щиколотки коснулся холодный металл.

– Не уйдешь! – пророкотал рыцарь.

Почти не соображая, Мария подняла голову, глядя на сверкающие яростью глаза, пылающие в прогалинах шлема. Видя, как гигант заносит руку для удара, девушка глубоко вздохнула и приготовилась умереть.

– Не тронь!

Полный ярости крик заставил рыцаря замереть на месте. Отпустив Марию, чудовище выпрямилось и ответило:

– Надо же, всё-таки взял в руки клинок… Может, не такой уж ты слабак, каким казался!

Обернувшись, Мария увидела мальчика, шедшего ранее с ней. Только теперь он казался намного старше. Густые взъерошенные волосы ёжиком нависали над сверкающими глазами. В руке юноша сжимал искривлённый кинжал.

– Тут много тех, кого ты убил! Они рады были поделиться оружием… – отчеканил парень, и его голос звучал совсем по-взрослому. – Теперь ты доволен?

Рыцарь откинул голову назад, и над поляной разнёсся хриплый лающий смех.

– Признаю, щенок, ты меня удивил! А теперь пойдём со мной! Присоединишься к брату!

Мальчик замотал головой и отступил на шаг назад, поднимая кинжал перед собой. В тусклом свете костров его фигура казалась очень высокой.

– Хватит с тебя и того, что Тис пошёл по твоим стопам! Я не стану убивать людей!

Мария с изумлением смотрела, как лицо мальчика изменяется, становясь взрослее. Через мгновение на поляне друг напротив друга стояли рыцарь, одетый в окровавленные доспехи, и сжимающий клинок Ингемар.

– Дурак! На войне по-другому не выжить! Ты ведь мог стать великим, как твой отец! – пророкотал рыцарь, делая шаг вперёд. – А вместо этого избрал путь книжного червя! Сопляк!

Ингемар не ответил и перекинул клинок из руки в руку с таким видом, словно холодная сталь обжигала ладони. Затем юноша пошёл вперёд.

Мария с замиранием сердца наблюдала за тем, как приближаются друг к другу фигуры на залитой светом костров поляне. Вот рыцарь достал из ножен меч и нанёс удар, от которого Ингемар едва смог увернуться. Затем ещё и ещё один. Сквозь пелену гари от догорающих кострищ девушка заметила, как Ингемар, невообразимо извернувшись, ударил клинком в грудь соперника прямо сквозь оплавленный нагрудник.

Огонь дрогнул и погас, погрузив поляну во тьму. Выждав мгновение, Мария попыталась пошевелиться и с ужасом поняла, что не может этого сделать. Сквозь окружающий мрак раздался знакомый голос:

– А теперь объясни, что здесь происходит?!

С огромным трудом открыв глаза, Мария увидела фигуру Фроуда, освещаемую неверным огнём свечей.

Позади придворного учёного стояла королева. И глаза её метали молнии.


На фоне прочих добродетелей Владычицы особо выделялись её терпение и сострадание. Всякому известно, что Её Величество никогда не принимала необдуманных решений…


Из «Жизнеописания Элеоноры Рийской»  

Глава 12

– Я прямо сейчас прикажу вас всех казнить за измену! – раздался холодный голос королевы, чеканящей каждое слово.

Фроуд беспомощно развёл руки в стороны, стараясь заслонить собой Марию.

– Но… госпожа! Чем я заслужил подобные обвинения?

Королева фыркнула и осмотрела комнату, на мгновение задержавшись взглядом на Ингемаре. Юноша ещё не до конца пришёл в себя и теперь тихо стонал, держась за голову.

– А как ещё это понимать? – Владычица брезгливо фыркнула и опустилась в кресло, на котором совсем недавно дремал королевский учёный. Её свита, состоящая из троих крепких рыцарей, разместилась в шаге от госпожи. В комнате стало вдруг очень тесно.

– П-прошу прощения, Ваше Величество… – раздался со стороны двери задыхающийся от волнения голос, – я Вам больше не нужен?

– Нет, Тратий… – невесело улыбнулась королева, не отрывая взгляда от придворного учёного. – Дальше мы уж как-нибудь сами…

Наместник с заметным облегчением выдохнул и, промокнув платком тускло поблескивающую лысину, выскочил за дверь. Элеонора тем временем подняла руку, облачённую в белоснежную кружевную перчатку и начала демонстративно загибать пальцы.

– Итак, мой придворный, попав в опалу, покидает дворец и не удосуживается даже сказать, куда отправляется – раз! Затем (и об этом мы с тобой поговорим отдельно) этот негодяй просит у принца драгоценности на непонятные нужды – два! И, внезапно, мне приносят весточку от Тратия, который беспокоится о том, что вы тут затеваете – три! По словам наместника, вы втроём постоянно обсуждаете оружие, войну и прочие прелести грядущего переворота!

Увидев, что Фроуд открыл рот, королева подняла руку, приказывая хранить молчание.

– Я ещё не закончила, придворный учёный! Также мне стало известно, что в стенах этого поместья происходят опыты с дурманящими зельями, что также наталкивает на определённые мысли… А теперь расскажи мне, как так вышло, что один из ближайших моих соратников, которому много лет сопутствовала королевская благосклонность, решил заняться подобными вещами?!

Фроуд покачнулся с пятки на носок и шумно вдохнул. На обычно непроницаемом лице учёного застыла гримаса мрачной сосредоточенности.

– Очень жаль, госпожа, что мои поступки дали повод для подобных подозрений! Уверяю, что ни я, ни мой ученик, не замышляли ничего дурного ни против Вас, ни против королевства…

– А она? – прервала Фроуда королева, указывая на Марию, испуганно сжавшуюся в углу кровати. – Кто такая? Девка для услад? Нет… наместник говорит: вы её повсюду с собой таскаете…

Фроуд, на лице которого промелькнула тень досады, опустился на колено и почтительно склонил голову.

– Видите ли, Ваше Величество, судя по всему, мой ученик нашёл живого штеннера…

Королева откинулась на спинку кресла и широко улыбнулась.

– Право, Фроуд… Я ожидала каких угодно оправданий, но рассказывать мне сказки в надежде на помилование… Это даже для тебя слишком.

Придворный учёный поднял голову и встретился взглядом с королевой.

– Я не стал бы унижать Ваше Величество подобными россказнями, не будь уверен в их правдивости! К тому же, Вам ли не знать, что лживость не относится к числу моих пороков…

Улыбка исчезла с лица королевы. Поднявшись на ноги, Элеонора прошлась по комнате, задумчиво потирая руки. Кожа владычицы в неясном свете свечей казалась мертвенно-бледной.

– Ладно, Фроуд! Как бы там ни было, твои слова очень легко проверить. Покажи мне штеннера, и, быть может, доживёшь до рассвета…

Фроуд слегка пошатнулся и бросил на Марию быстрый умоляющий взгляд.

– Видите-ли… Ваше Величество… – голос учёного звучал непривычно тихо. – В ходе исследований случилась небольшая заминка… Но мы уже почти…

Элеонора застыла на месте и с тихим вздохом закатила глаза.

– Так я и думала… Взять их! Казнить!

Рыцари уверенно двинулись вперёд. Сильные пальцы схватили Марию за плечи и одним движением подняли на ноги. Затем по запястьям скользнула верёвка, и над ухом раздался хриплый довольный голос:

– Попалась, красотка! Ох, мы с тобой повеселимся!

Затравленно оглянувшись по сторонам, девушка увидела, как Ингемара сбросили с лавки и набросили сверху аркан. Фроуд, храня молчание, протянул вперёд руки, показывая, что не станет сопротивляться. Довольно ухмыльнувшись, рыцарь набросил на запястья учёного петлю и поволок за собой. Спустя мгновение трое пленников оказались во внутреннем дворе наместника.

Ночь подходила к концу, и на востоке показались едва заметные лучи утренней зари. Королева на мгновение замерла на крыльце, а затем обратилась к рыцарям:

– Возьмите Фроуда с собой! А этих двоих… Удавите… Медленно! А потом скормите собакам!

Услышав приказ, Мария пошатнулась и взглянула на королеву затравленным взглядом. Отчаянно хотелось заплакать, но глаза оставались сухими, и девушке не оставалось ничего иного, кроме как испуганно смотреть на рыцаря, складывающего из каната петлю. Из оцепенения Марию вывел негромкий голос Фроуда:

– Насколько мне известно, в подобных случаях принято удовлетворять последнее желание приговорённых к смерти. Можем ли мы просить о подобной милости?

Королева подняла руку, приказывая свите остановиться. На губах владычицы играла невесёлая улыбка.

– Я не собираюсь убивать тебя, Фроуд… пока… Сперва повидаешься с палачом и расскажешь о своих планах подробнее. А уж потом… может, и разрешу тебе умереть…

Придворный учёный побледнел, но всё же ответил:

– Как прикажете, госпожа… Но могу ли я просить о милости для моих друзей?

Королева задумчиво поглядела на небо, успевшее окраситься багрянцем.

– Время уходит… Сам ведь знаешь: те, кого казнят при свете дня, никогда не найдут покоя… Но так и быть. Чего ты хочешь, Ингемар-травник?

Юноша растерянно взглянул на Фроуда, затем перевёл взгляд на королеву.

– Я хочу… Ваше Величество, прошу, дайте девушке подержать перед смертью Ваше украшение с драгоценным камнем…

От стен, окружающих внутренний дворик, отразился звонкий хохот королевы.

– Всему есть предел, Ингемар! Носить потом украшения, которые держал смертник перед казнью… Это уж слишком!

– Гальку! – раздался тонкий взволнованный голос. – Ваше Величество, дайте мне подержать гальку… Я так любила эти камни в детстве…

Элеонора в изумлении уставилась на Марию, словно не веря, что какая-то девка осмелилась перебить королеву. Но спустя мгновение на устах владычицы вновь заиграла улыбка.

– Так и быть, дать ей камень… И давайте шевелитесь. Я хочу лично присутствовать при казни заговорщиков.

Один из рыцарей преклонил колени и пошарил перчаткой по камням, устилающим двор. Поднявшись на ноги, громила осторожно вложил в руки девушки небольшой холодный камешек.

– Приступайте! – раздался резкий приказ королевы.

Мария зажмурилась, стараясь не слушать шаги рыцаря, держащего в руках заготовленную петлю. Вместо этого девушка представила Эйвинда и давнюю игру в королевском саду.

Шеи коснулся грубый канат, и девушка почувствовала, как начала затягиваться петля. Совсем рядом раздался приглушённый хрип Ингемара.

Внезапно нажим верёвки ослаб.

– Ваше Величество! Я точно что-то видел! – послышался над ухом девушки взволнованный голос одного из рыцарей. – У неё искры из руки посыпались!

– Не неси ерунды, Шагор! – раздался недовольный голос Владычицы. – Выполняй приказ!

– Но, Ваше Величество… – залепетал рыцарь, неспешно затягивая петлю. – А если он правду про штеннеров говорил?

Мария, чувствуя, как впивается в горло колючий канат, услышала негромкое ворчание королевы и её приближающиеся шаги.

– Ну, и что ты тут увидел? – раздался совсем близко холодный голос.

Девушка постаралась сосредоточиться. Секунды казались вечностью. И не осталось ничего, кроме темноты, тишины и…

– Прекратить! – раздался полный гнева голос. – Убрать петли!

Верёвка осторожно спорхнула с шеи Марии. Открыв глаза, девушка увидела королеву, стоящую прямо перед ней.

– Так вот как ты сожгла мой сад… – прошептала Элеонора, кивнув собственным мыслям. – Вот так встреча…

– Простите меня, госпожа… – выдохнула Мария, виновато опустив взгляд.

Отвернувшись, королева прошла мимо кряхтящего Ингемара, судорожно ощупывающего шею, и остановилась. На мгновение Элеонора замерла, собираясь с мыслями. А затем отдала приказ:

– Едем в столицу!


Разумеется, за последние годы Рия значительно укрепила свои позиции, но в случае полномасштабной войны… Боюсь, что нас ждут более мрачные дни, чем даже во времена Олской резни…


Из записей командующего Одена, военного советника королевы 

Глава 13

– Ваше Величество хотели меня видеть? – почтительно произнёс генерал Агвид, переступая порог королевских покоев. Прежде чем склониться в элегантном поклоне, гость быстрым взглядом скользнул по лицам присутствующих, стараясь понять причину, приведшую сюда верхушку совета. Впрочем, это оказалось столь же бесполезно, как и предсказывать исход битвы по внутренностям кролика, чем генералу, к его стыду, не раз приходилось заниматься.

– Приветствую вас, мой дорогой лорд! – подождав, пока генерал выпрямится, королева указала на пуф, стоящий подле окна, – прошу, располагайтесь!

Вежливо улыбнувшись, Агвид присел на указанное место и мысленно застонал. Всё же кресло в зале совета были гораздо удобнее.

– Итак, сегодня мы обсудим кое-что очень важное! – королева поднялась на ноги и подошла к окну, взглянув на чахлую поросль, бывшую некогда прекрасным садом. – Что бы вы сделали, окажись в наших руках оружие, способное изменить ход войны?

Лорды удивлённо переглянулись, не до конца понимая куда ведёт владычица. Генерал Агвид тоже сперва недоумённо нахмурился, но затем широко улыбнулся.

– Всё просто, моя госпожа! Я бы воспользовался им и выиграл!

Элеонора тяжело вздохнула и повернулась спиной к окну. По её бледному, словно выточенному из мрамора лицу скользнула усталость.

– Право, мне бы хотелось, чтобы всё оказалось так просто… А если немного усложнить задачу и представить, что оружие, на самом деле, живой человек?

Тихий ропот пронёсся по королевским покоям, отразился от гобеленов, украшающих стены и затих, уступая место ошеломленному молчанию.

Наконец, затянувшуюся тишину разорвал резкий голос командующего Одена.

– В таком случае, полагаю, стоит озаботиться тем, чтобы противник не переманил это чудо-орудие на свою сторону… Но, госпожа, мне кажется, что наши советы смогут стать более обдуманными, если вы расскажете нам всё без утайки…

Элеонора вздохнула и обвела присутствующих тяжёлым взглядом. Все сидящие перед ней люди являлись в высшей степени надёжными союзниками, но то, что предстояло рассказать, вгоняло королеву в оторопь.

– Кажется… кхм… Фроуд сумел найти живого штеннера…

Подождав, пока утихнет поднявшийся в покоях шум, королева оглядела ошеломленные лица лордов и продолжила:

– Да, живой штеннер стал бы неплохим козырем на поле брани… Но вот обстоятельства, при которых я об этом узнала, внушают тревогу!

Присев на украшенный изящной резьбой стул, королева задумалась, тщательно подбирая слова.

– Есть вероятность того, что Фроуд готовил переворот… – взгляд владычицы скользнул по присутствующим в поисках признаков страха или тревоги. Но кругом царило молчаливое недоумение.

– Вы уверены, Госпожа? – произнёс Агвид, стараясь скрыть сквозящее в голосе удивление. – Всё же, Фроуд и переворот…

Элеонора глубоко вздохнула и прикрыла глаза.

– В том-то и дело, генерал, что не уверена… В любом случае, Фроуд сейчас находится в опытных руках, и если он что-либо замышлял, об этом вскоре станет известно…

В комнате застыло тягостное молчание. Собравшиеся слишком хорошо знали, о каких «опытных руках» говорит королева.

– А что со штеннером? – нарушил тишину голос Одена.

Губы королевы изогнулись в лёгкой усмешке.

– Пока жива… Сейчас вместе с Ингемаром ждёт нашего решения, сидя в темнице. Я отправила капитана стражи с поручением к отдалённым вассалам, но времени у нас не так уж много. Если вдруг выяснится, что и Тис в этом замешан, проблем у нас значительно прибавится!

– Не думаю, Госпожа… – пробормотал герцог Крист Артский, самый молодой член совета. – Насколько я знаю, они с братом друг друга терпеть не могли. Да и сам Тис хорошо зарекомендовал себя и на поле боя и на мирной службе…

– И всё же, этого исключать нельзя, – прервал герцога командующий Оден. – Глупо строить догадки, но… Давайте представим, что заговора не было и штеннер может сослужить нам хорошую службу. Как нам извлечь максимум пользы?

– А штеннер точно один? – спросил вдруг Агвид, ни к кому конкретно не обращаясь. – Вдруг сможем найти хотя-бы пару-другую?

– Как знать, генерал… – задумчиво протянул герцог, потирая руки. – Всякие ходят слухи, да только их обычно на невежество крестьян списывают. Да и узнаёшь об этом уже после того, как над очередным колдуном чернь самосуд учинит…

– Всё же, Ваше Величество, я бы не спешил с выводами… – мягко произнёс Оден, обводя взглядом присутствующих. – Мне кажется, что стоит найти достаточно уединённое место и немного понаблюдать за штеннером, выяснив его силу. Разумеется, выделив надёжную охрану!

– А я бы… – протянул Агвид, вскочив с пуфа и зашагав по комнате. – Попросил бы нашу тайную службу разузнать, не скрывается ли за крестьянскими байками нечто большее… Вы ведь сможете заняться этим, верно, Лагмар?

Невысокий худой человек, до этого молчаливо стоящий в углу покоев, безразлично кивнул.

– А потом, если невиновность Фроуда подтвердится, можно использовать его навыки для исследования и обучения штеннера или… штеннеров. Разумеется, до тех пор, пока пользу не перевесят возможные риски… – Агвид выдохнул и сел на пуф, невольно поморщившись.

– Должен признать, в этом что-то есть… – командующий Оден устало потёр переносицу. – Но нам понадобится кто-то очень заинтересованный в успехе, для того, чтобы контролировать происходящее… Тот, кто не побоится ответственности…

В комнате вновь воцарилось молчание. Наконец, королева окинула командующего насмешливым взглядом:

– И что же, никто из лордов не возьмёт на себя столь почётную миссию?

–Может быть, Его Высочество заинтересуется подобной возможностью? – пробормотал Агвид, пряча глаза.

– Не думаю, что это хорошая идея, генерал… – Элеонора, словно не заметив вопиющей дерзости, слегка улыбнулась. – Насколько я поняла, штеннер и принц знали друг друга… И, боюсь, этим знакомством могут воспользоваться против нас…

– Ваше Величество… – пророкотал командующий, скрестив на груди мощные руки. – Вам ли не знать, что привязанности могут сработать и в обратную сторону…

Королева со вздохом откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.

– Благодарю вас, лорды! Совет окончен! Теперь, прошу, оставьте меня одну. Нужно обдумать то, к чему мы пришли…

Не открывая глаз, Элеонора услышала шорох шагов, а затем, когда в покоях вновь воцарилась тишина, королева пробормотала едва слышно:

– И всё-же…


С тех пор, как Тис пошёл по отцовским стопам, мы совсем перестали понимать друг друга. Даже сейчас, остановившись на ночлег в Богом забытом месте, окружённый болотами и пустошами, я чувствую себя гораздо комфортнее, чем когда остаюсь с братом один на один…


Из письма Ингемара матери. 

Глава 14

Факел отчаянно коптил, придавая и без того спёртому воздуху тошнотворное послевкусие. Мария, осторожно присев на клочок мешковины, служивший одновременно и постелью и одеялом, прислушалась к происходящему в коридоре. Отчаянно хотелось пить, но девушка знала, что сколько ни упрашивай стражника, он в ответ лишь посмеётся. Еду принесут в строго отведённое время и в таком количестве, чтобы отсрочить смерть ровно на одни сутки…

За стеной раздался приглушённый кашель, напоминающий о наступлении нового дня. С тех пор, как Мария оказалась в темнице, каждое её утро начиналось с этого звука.

– Привет, Ингемар… – прошептала девушка, и на её бледном измученном лице проскочила жалкая тень улыбки. – Как ты?

Ответом на вопрос послужил тяжёлый вдох и звуки возни. Приподнявшись, Мария осторожно приблизилась к покрытой ржавчиной решётке и прижалась лицом к обжигающе холодным прутьям.

– Кажется, я вчера учителя слышал… – произнес хриплый взволнованный голос по другую сторону толстой каменной кладки, разделявшей камеры. – Крики…

– Ну, зная Фроуда, это не странно… – проговорила девушка, стараясь скрыть охвативший её страх. – Скорее наоборот!

– Нет, – голос Ингемара звучал глухо – Не те крики…

Мария взглянула на дальний конец коридора, почти невидимый в полумраке подземелья. Туда, за тяжёлую, обитую железом дверь увели Фроуда… Два или три дня назад?

– Как думаешь, что с нами будет? – спросила Мария, ощущая, как подрагивают слёзы, выступившие в уголках глаз. – Мы так и останемся здесь… пока не умрём?

Ингемар промолчал, и звенящая тишина оказалась самым красноречивым ответом. Закусив губу, Мария развернулась и в два шага оказалась подле нехитрой постели. Присев на холодный каменный пол, девушка накинула мешковину на плечи и заплакала.

Так проходили мгновения, сливавшиеся в часы. Время, сгустившись, словно дым факелов, затормозило бег, давая девушке возможность прийти в себя. Почувствовав, что больше не в силах плакать, Мария поднялась на ноги и быстро зашагала из угла в угол.

– Да чёрта с два я здесь умру! – полные злости слова сорвались с языка пленницы, пока пальцы скользили по холодным, скользким от влаги стенам. – Сейчас я вам покажу!

Мария продолжала ощупывать камни, хотя и знала, что это бесполезно. Порода, впитавшая за столетия усердной службы реки крови и слёз, оказалась глуха к мольбам и угрозам. Девушка поднимала с пола камешки один за другим, но не смогла вызвать даже мельчайшей искры.

– Да чтоб тебя! – буркнула Мария и со всей силы бросила булыжник в сторону коридора. Громкий лязг, сопроводивший встречу камня с решёткой, заставил девушку замереть на месте, втянув голову в плечи. Стражники очень не любили шум…

Прислушавшись, Мария начала мысленно считать секунды: «Один… Два… Три…Че…». Счёт прервал скрип открываемой двери, и девушка, зажмурившись, принялась молиться.

– Так-так-так… – деланно добродушным голосом протянул стражник, вальяжно входя в камеру. – И кто это решил пошуметь?

Мария осмелилась приоткрыть глаза и уставилась на стоящего перед ней детину испуганным взглядом:

– П…простите… я больше не буду…

Здоровяк, облачённый в лёгкие кожаные доспехи, равнодушно пожал плечами.

– Конечно, не будешь… Конечно… А теперь пойдём-ка со мной!

Мария отрешённо смотрела на то, как к её плечу приближается рука стража. Вот пятерня сжалась, больно сдавив тело, и потащила вперёд. Отчаянно хотелось кричать, но пересохшее горло не издавало ни звука. Оказавшись в коридоре, Мария прикрыла слезящиеся от гари факелов глаза и постаралась понять, куда её ведут. Это оказалось не сложно. Коридор, больше похожий на нору крота, чем на деяние человека, обеими сторонами упирался в двери. Через одну узников привели несколько дней назад. За другую, к которой и тащил Марию стражник, раньше увели Фроуда…

– Эй ты!!! – раздался полный отчаяния и злости голос. – Куда собрался, ублюдок!!!

Стражник на мгновение замер, а затем обернулся и расхохотался.

– Не слишком ли много наглости для книжной зауми?

Мария, радуясь внезапной передышке, повернула голову и взглянула на Ингемара, припавшего к решётке камеры. Лицо юноши казалось серым, а глаза полыхали яростью. На шее отчаянно билась жилка, видимая даже в столь тусклом свете.

– Да пошёл ты! – узник смачно сплюнул сквозь ржавые прутья. – Пытай меня, казни, если хочешь, но отпусти девушку!

– Да-да… – протянул стражник, внезапно утратив интерес к разговору. – Придёт время – и до тебя черёд дойдёт… Ну, пошла, чего встала?

Мария вновь ощутила, как её тащат вперёд. Сзади долетали крики Ингемара, но девушка не понимала смысла сказанного. В голове монотонно пульсировало слово «пытки»…

Когда до обитой сталью двери осталось немногим больше шага, Мария ощутила странное спокойствие. Её рука, словно зажив своей жизнью взлетела вверх и понеслась в лицо стражнику. Замерев на месте, девушка смотрела на то, как здоровяк медленно подносит громадную пятерню к покрасневшей скуле, задумчиво потирает щёку и улыбается мёртвой, холодной улыбкой.

– Очень зря…

Нарочито медленно здоровяк отвесил Марии звонкую пощёчину, от которой у пленницы потемнело в глазах.

– Полегчало? – услышала Мария сквозь шум в ушах. – А теперь пошла!

Сил сопротивляться не осталось. Увидев, что стражник готовится отпереть дверь, девушка крепко зажмурилась.

«Вот и всё… Жаль…» – пронеслась в голове невесёлая мысль, прерванная крепким толчком в спину. Полетев вперёд, девушка чудом удержалась на ногах, но страх по-прежнему не давал открыть глаза. Позади раздался лязг закрываемой двери, и Марию окутала волна оглушающей тишины. Впрочем, ненадолго.

Спереди раздались гулкие уверенные шаги. Попятившись, Мария уперлась спиной в запертую дверь и горько заплакала. Чувствуя, как покидают тело последние силы, девушка, обессилев, опустилась на холодный пол и, закрыв лицо руками, приготовилась умереть.

Шаги стихли совсем рядом, и Марии почудилось, что её носа коснулся давно забытый аромат. Как же назывался этот цветок? Лилейник…?

Пелену страха разорвал знакомый голос.

– Мария, так это правда ты…?


Иной раз на меня накатывает ужас, особенно, когда оказываюсь в пучине боя. Но, как бы ни было страшно, нужно делать то, что необходимо…


Из письма Тиса Широкоплечего брату Ингемару  

Глава 14

Лёгкий ветерок ласково взъерошил кудри королевы, выбившиеся из-под траурного платка. Порой, когда Элеонора закрывала глаза и сосредотачивалась, ей удавалось восстановить в памяти аромат давным-давно увядших цветов. Но сейчас, как ни старалась владычица отвлечься, ноздри дразнил лишь запах жухлой травы.

– Ну, здравствуй, дорогой… – прошептала королева, подходя к склепу, окружённому пожелтевшей порослью. – Я принесла цветов… Твоих любимых…

***

Эйвинд сидел на скамейке, задумчиво глядя на серую, словно покрытую пеплом, землю и раз за разом прокручивал в голове варианты грядущей беседы. Исчерпав красноречие, юноша со вздохом поднялся на ноги и посмотрел в сторону усыпальницы. Раньше отсюда ни за что не удалось бы рассмотреть места упокоения, но теперь на месте кустов сирени возвышались обугленные пеньки. Королева скоро вернётся, а значит, придётся держать ответ… И принц знал: какими бы благородными ни казались его мотивы, одного взгляда владычицы будет достаточно для того, чтобы обратить все доводы в прах.

Наконец, Эйвинд увидел, как королева вышла из склепа и, постояв немного в задумчивости, направилась в замок. Вздохнув, юноша пошёл навстречу матери.

Глаза Элеоноры расширились при виде сына, но в остальном лицо осталось совершенно бесстрастным. Остановившись, королева позволила принцу подойти поближе.

– Чем обязана? – поинтересовалась владычица ровным холодным голосом.

– Доброе утро, Ваше Величество! – произнёс принц, склонившись в изящном поклоне. – Так уж вышло, что… Мне нужно кое-что сказать…

– О том, что ты вызволил девчонку, Фроуда и его ученика из тюрьмы, прикрываясь моим именем? Или о том, что сейчас они сидят в твоих покоях, трясясь от страха? – спросила королева всё тем же безразличным тоном, хотя её глаза горели огнём. – Плохо же ты знаешь свою мать, если думал, что сможешь учинить подобное без моего ведома!

Принц ошарашенно взглянул на королеву, а затем, смутившись, отвёл глаза.

– Но я ведь разговаривал с пыточным мастером… По его словам, Фроуд ни в чём не признался, а значит, и держать его взаперти не осталось причин. А уж про Марию и говорить нечего…

– Много ты понимаешь, – прервала королева, и на её лице впервые за время разговора промелькнуло раздражение. – Откуда ты вообще о них узнал? Хотя… Дай угадаю… Тис, верно?!

Заметив, что лицо принца покрылось пунцовыми пятнами, Элеонора довольно улыбнулась.

– Ох уж старина Тис… Хитрый лис… Скорее всего, заподозрил неладное из-за срочного отъезда и умудрился выяснить, что его брат в тюрьме… А дальше уж дело за малым – пожаловаться принцу и ждать…

– Прошу тебя, мама… – Эйвинд поднял голову, встретившись с матерью взглядом. – Не стоит впутывать в это дело капитана стражи! За совершённое я сам понесу ответственность!

– Ах вот как… – Элеонора картинно развела руки в стороны. – И какую же? Казнить тебя я не могу, иначе Рия останется без наследника! В тюрьму не отправлю по той же причине! Да ты хоть знаешь, из-за чего они оказались в тюрьме?

Принц кивнул, успокаивающе подняв ладони.

– Я всё узнал, мама! Фроуд рассказал, в чём дело…

– Да уж, – фыркнула королева, багровея. – Этот старый хитрец расскажет только то, что захочет!

– И всё же… – принц замялся, тщательно подбирая слова. – Ты думаешь, что нам стоит вот так запросто уничтожить шанс на победу? На победу, возможно, и вовсе без боя?

Элеонора замолчала, сложив руки на груди и отвернувшись в сторону замка. Когда королева заговорила вновь, её голос дрожал от ярости:

– Как красиво звучит! Вот только посмотри, что твоя подруга сделала с моим садом! После её костра здесь даже сорняки не хотят расти! Что будет, если ей взбредёт в голову спалить, к примеру, наш замок? Кто сможет помешать штеннеру?!

– Я… прошептал принц, но королева лишь отмахнулась.

– Не смеши меня, Эйвинд! Ты дашь гарантии, что сможешь обуздать её способности и амбиции Фроуда? Сможешь пообещать, что всё будет в порядке и Рия не превратится в огромное пепелище?

– Да! – твердо ответил Эйвинд. – Если без этого не обойтись, даю тебе слово!

Королева хотела что-то сказать, но слова застряли в горле. Закашлявшись, Элеонора повернулась к принцу спиной, взглянув на серую громадину склепа.

«Что бы ты сказал на это, Аран? Мальчишка вырос таким похожим на тебя… Тоже готов ввязаться в безрассудство, даже не понимая, чем это может кончится… Как тогда, когда ты решился попросить моей руки…»

Неуловимым движением королева смахнула слёзы и, повернувшись к принцу, произнесла слегка дрогнувшим голосом:

– Будь по-твоему! Сегодня же вся ваша пёстрая компания должна будет отправиться в имение Скограт. Я попрошу Лагмара всё организовать… Думаю, ты понимаешь, что предосторожность лишней не будет.

Принц кивнул, почтительно склонив голову. Что ж, ссылка так ссылка…

– Но учти… – голос королевы сочился гневом. – Если что-то пойдёт не так… Если не будет никаких результатов… Постарайся никогда впредь не попадаться мне на глаза!

Эйвинд склонился в глубоком поклоне:

– Как вам будет угодно, Ваше Величество…

Королева хмыкнула и пошла вперёд. Проходя мимо сына, по-прежнему не поднимающего головы, Элеонора на мгновение замедлила шаг.

– Тиса это тоже касается! Не хочу видеть его во дворце до тех пор, пока не уяснит, кому должен служить!

– Как прикажете… – пробормотал Эйвинд, слушая, как постепенно затихает шум шагов королевы. – Как прикажете…


Повелеваю оказывать тёплый приём в замке и в городе садовнику Барди, сумевшему превратить безжизненную пустошь в цветущий рай, а также его дочери! Пусть каждый знает: нет в сердце короля большей благодарности, чем та, которую я испытываю, вдыхая благоухания цветов, украшающих холм под моими окнами…


Из приказа Его Величества Арана Справедливого 

Глава 15

Мария присела на траву и закрыла глаза, подставляя лицо солнечному свету. Только теперь девушка осознала, как сильно устала за последние дни.

– Всё хорошо? – спросил голос, в реальность которого Мария по-прежнему не могла поверить.

Приоткрыв глаза, девушка хитро прищурилась и взглянула на принца, стоящего рядом.

– А разве у Его Высочества нет более важных дел, чем нянчиться с пленницей?

– Да ладно тебе… – смутился Эйвинд. – Я ведь в точно таком положении, что и ты…

Мария слегка улыбнулась и указала на траву рядом с собой.

– В таком случае, Ваше Высочество, присаживайтесь… Если, конечно, не боитесь испачкать этот великолепный камзол!

Принц обречённо осмотрел небольшой садик, чуть задержавшись взглядом на паре рослых детин, замерших в тени стен. Эйвинду, выросшему под постоянным присмотром стражи, подобное соседство не доставляло дискомфорта, но Мария заметно нервничала. Что ж, скоро привыкнет…

– Тут ведь лавочки есть… – недовольно пробормотал принц, опускаясь на прохладную землю. – Как ты?

Мария неуверенно хмыкнула и пожала плечами. Золотистые волосы девушки волнами падали на спину, отражая солнечный свет. «Странно… В детстве они казались ярче… – подумал Эйвинд, ощущая смутное беспокойство, – больше похожими на огонь, что ли…»

– … но… – Мария посмотрела на принца с плохо скрываемой досадой во взгляде, – Ваше Высочество, если Вам неинтересен ответ, не стоило задавать вопрос!

– Нет-нет… – спохватился Эйвинд, чувствуя, что краснеет. В который раз девчонка сумела загнать его в угол. – Мне интересно, правда… просто… я задумался…

– И о чём же думает Ваше Высочество? – спросила Мария, хитро прищурившись. В зелёных глазах плясали задорные огоньки.

– Я, ну… – протянул Эйвинд, поражаясь собственному косноязычию. Дружеский разговор внезапно стал напоминать поединок, заставляя принца уходить в оборону. – Хотел сказать, что мне жаль… Я хотел тебя вернуть… И маму умолял изменить решение… Но, когда она наконец смягчилась, вас с отцом уже и след простыл… И я…

Эйвинд умолк, прерванный лёгким прикосновением Марии.

– Всё хорошо… – прошептала девушка, накрыв ладонь принца своей. – Это в прошлом…

Какое-то время в саду царило молчание. Наконец, девушка убрала руку.

– А как вы, Ваше Высочество? Как… как прошла свадьба?

Горечь, проскочившая в голосе Марии, застала принца врасплох.

– Ну… – пробормотал Эйвинд, чувствуя непривычную сухость в горле. – На востоке прошла чума… Да ты, наверное, и сама слышала… В общем, пока я холост. Мама грозится найти мне новую партию, но пока об этом слишком рано думать…

– Ясно… – отрешённо произнесла Мария, глядя на облака. – Вы, должно быть, расстроены, Ваше Высочество?

– Я… нет… Нет! – ответил Эйвинд чуть громче, чем собирался. – И тебе не обязательно называть меня так. Можешь звать по имени…

Мария едва заметно улыбнулась одними глазами.

– Хорошо, Ваше Высочество…

***
– Теперь отдыхайте, а если вдруг что-то понадобится – зовите!

Ингемар начал бережно упаковывать инструменты, стараясь не обращать внимания на бормотание Фроуда.

– Да я бы и сам справился, мальчишка! Если ты и вправду думаешь, что я соглашусь вверить тебе свою жизнь…

– Учитель! – перебил Ингемар, миролюбиво поднимая вверх руки. – Вы ведь знаете, что нельзя заниматься самолечением. Если хотели другого лекаря, стоило заранее озаботится наличием запасных учеников. А сейчас во всей округе только я и знаю, как обрабатывать ваши ранки.

– Ранки?! – взвизгнул Фроуд, приподнимаясь на постели. – У меня почти ногтей не осталось и вся нога в синяках! Сердце колотится как бешенное! Да пробудь я в руках палача чуть дольше – и остался бы ты, Ингемар, без учителя…

– К счастью для нас, вы живы… – закончил Ингемар, старательно не замечая испепеляющего взгляда наставника. – Немного отдохнёте, поправитесь… И с новыми силами приметесь за работу…

Фроуд тихо крякнул, но не стал спорить. Откинувшись на кровати, бывший придворный учёный уставился в окно, шумно сопя. Ингемар, взяв в руку инструменты, поднялся, собираясь уходить.

– Спасибо! – внезапно проворчал Фроуд сквозь зубы.

– Не за что, учитель! – улыбнулся Ингемар, подходя к двери. – Если вдруг понадоблюсь, зовите!

***
Рука налилась тяжестью и плохо подчинялась, но рыцарь по-прежнему неистово размахивал мечом, порхая по каменной площадке. Не обращая внимания на пот, заливающий глаза, солдат совершил очередной изящный пируэт и выронил меч на брусчатку.

– Чёрт! – выругался Тис, наклоняясь за оружием. – Так хорошо шло…

– А ты неплохо управляешься с этой штукой… – раздался негромкий насмешливый голос. – Если и на поле боя так сражался, то не удивительно, что вскоре уехал в тыл зализывать раны…

Тис выпрямился, встретился взглядом с братом и улыбнулся:

– Кто бы говорил… Сам-то давно что-то тяжелее свитка в руках держал?

Ингемар пожал плечами и осторожно положил на землю заплечную сумку. Подойдя к оружейной стойке, юноша достал небольшой одноручный меч, держа его так, словно боялся обжечься.

– Покажешь, как с этим обращаться?

Тис недоумённо посмотрел на брата, не понимая, шутит он или говорит всерьёз.

– Ты ведь клялся, что не пойдёшь по стопам отца… Да и меня презирал за сделанный выбор…

Ингемар поджал губы и нетерпеливо мотнул головой.

– Так уж вышло… Недавно кое-что случилось, и я… Нужно ко всему быть готовым, так ведь? Раньше, отправляясь в странствие, я мог обойтись без оружия… Но теперь мне совсем не хочется умирать!

Тис хмыкнул, окинув брата проницательным взглядом.

– А может, ты нашёл что-то, ради чего стоит жить?

Зардевшись, Ингемар поднял меч.

– Так ты поможешь?

Рыцарь кивнул и, отступив на шаг, принял боевую стойку. Тщательно затупленный клинок, помнящий ужасы войны, сверкнул в лучах солнца.

– Нападай! Только не спеша…


Звон мечей взлетал над Скогратом, приветствуя новый день. 

Книга 3. Мария

Из всех напастей, окруживших в это смутное время многострадальную Рию, наиболее гадкой и мерзопакостной следует считать богохульных чернокнижников, штеннерами называемых…

Из речи преподобного Рерика Златоустого
Хотел бы я знать толщину той грани, по которой мы ходим…

Из дневника командующего Одена

Глава 1

Солнечный луч, пробившись сквозь плотную пелену облаков, скользнул по обнажённым ветвям деревьев и, спрыгнув вниз, упал на багряно-жёлтый ковёр, устилающий землю. Стылый осенний воздух, наполненный ароматами мокрой земли, пробирал до самых костей…

Судорожно вздохнув, светловолосая девушка поежилась и ускорила шаг, надеясь согреться. На разрумянившемся лице ярко горели бледно-синие, словно льдинки, глаза. Едва слышный шелест листьев, сопровождающий шаги, был, наверное, единственным звуком в замерзшем лесу…

Поднеся ладони к лицу, девица выдохнула облако пара и осмотрелась по сторонам. Найдя одной ей известные ориентиры, странница резко свернула в сторону, едва слышно бормоча:

– Сейчас-сейчас… Зачем же так…

Тонкие пальцы девушки судорожно сжались, обхватив висящий на поясе холщовый мешочек…

Притаившаяся меж двух огромных елей старая охотничья избушка, казалось, вросла в землю. Подойдя к двери, странница на мгновение замерла, окинув окрестности проницательным взглядом и, не заметив ничего подозрительного, проскользнула внутрь.

– Аксель… – прошептала девушка, напрягая не успевшие привыкнуть к полутьме глаза. – Ты здесь?

– Алия? – раздался удивлённый шёпот. – Как ты меня так быстро нашла?

Из-за печи выглянул худой долговязый юноша. Взъерошенные белые волосы, оттенявшие природную бледность кожи, придавали ему сходство с призраком.

Тихонько вздохнув, Алия подошла ближе и коснулась лба юноши.

– Ты весь горишь… – прошептала девушка, отцепляя мешочек от пояса. – Вот, пожуй… Бабушка говорила, что от всех болезней помогает…

Аксель, нахмурившись, посмотрел на ворох сушёных листьев, лежащих на ладони подруги и покачал головой.

– Нет уж… Обойдусь!

– А ради меня? – прошептала Алия, стараясь заглянуть парню в глаза. – Ну, пожалуйста…

Бледные щёки Акселя налились багрянцем. Судорожно кивнув, юноша шевельнул плечом и сдавленно застонал.

– Покажи! – твёрдым голосом велела Алия, ссыпав лекарство обратно в мешок. – Что они с тобой сделали?

Раздражённо засопев, Аксель осторожно стащил через голову рубаху, обнажая посиневшую опухшую плоть.

Алия, не изменившись в лице, подошла поближе, внимательно рассматривая неестественно вывернутую руку.

– И за что тебя так?

– Я-то ладно… – хищно улыбнулся Аксель, на мгновение словно позабыв об увечии, – Видела бы ты, как Магнусу досталось! Ох и орал же он…

– Аксель! – Строго перебила девушка, оглядываясь по сторонам. – Я спрашиваю, с чего начался весь сыр-бор?

Подняв валяющуюся в углу комнаты верёвку, Алия подошла к охапке хвороста, лежащего на полу у заросшей паутиной печи. Выбрав две ровные палки, девица повернулась к Акселю и выжидающе посмотрела ему в глаза.

– Я жду ответа!

Замявшись, парень переступил с ноги на ногу. Его взгляд блуждал по комнате, стараясь нигде надолго не задерживаться.

– Ну, эм… Магнус с парнями меня за огородами зажал, когда я старику Ойстеду помогал грядки вскопать… Ну, как обычно всё… Задирал меня… Но это-то ладно, просто зубоскалил, мне-то что, не впервой… Я и держался…

Алия, нахмурившись, осторожно приложила палки к руке Акселя.

– Так вот, значит… Ну, его злило, что я словно не замечаю…и он… Ну… Начал про тебя говорить…

Покраснев пуще прежнего, Аксель осёкся и закашлялся. Девушка, негромко вздохнув, оценивающе осмотрела руку с разных сторон, словно примеряясь.

– Ну и этого я уже не стерпел… А уж как он начал рассказывать о том, как будет тебя… Я его лопатой-то и отоварил! ААЙЙЙ!!!

Бешено тараща глаза, Аксель отскочил в сторону, прижимая к груди сломанную руку.

– Ты чего?!

Алия грустно вздохнула, подходя ближе. На её тонком лице застыла досада.

– Аксель… Ты ведь знал, что Магнус просто бахвалился… А теперь против тебя… нас… весь посёлок… Его папка-староста грозился тебя четвертовать…

– Пусть найдёт сперва! – зло прошипел Аксель, отступая к стене. – А ты-то чего от меня хочешь?

– Кости вправить! – холодно ответила Алия, зажав парня в углу. – Давай сюда!

Немного посопев, Аксель вытянул вперёд руку и зажмурился.

– Ты слышал? – прошептала вдруг Алия – Листья шелестят… Кто-то идёт…

Открыв глаза, Аксель судорожно осмотрел убежище в поисках выхода.

– Спрячься за печкой! – прошипел юноша, подходя к двери. – Тебя это не касается…

– Но…

– Быстро! – Аксель обернулся, окинув девушку пылающим взглядом тёмно-синих глаз. – Как всё закончится, не возвращайся в посёлок… Лучше уж в город, к Роллу…

Едва слышно всхлипнув, Алия спряталась в выступе за печью. Аксель, подняв с пола снятую ранее рубаху, набросил её на девушку.

– Сиди тихо…

Подойдя к двери, юноша прислушался. Шаги стихли, но ощущение угрозы не рассеялось.

– Чёрт… – едва слышно проворчал Аксель. – Ну уж нет… Умирать словно крыса я не буду!

Отперев дверь, юноша вышел из дома и замер, осматриваясь. Увидев то, что и ожидал, Аксель выпрямился и нервно облизал губы.

– Всего один? Не боишься?!

Высокий человек, укутанный в тёмный дорожный плащ, криво улыбнулся.

– Думаю, в твоём состоянии одного меня будет более чем достаточно! Впрочем, – миролюбиво поднял руки незваный гость, – я не хочу драки…

– Тогда зачем пришёл? – скрипнул зубами Аксель, чувствуя на коже обжигающее дыхание холода. От обнажённого тела валил густой пар.

– Хочу предупредить, что совсем скоро сюда наведаются деревенские мужики, собранные старостой. Тебя, скорее всего забьют, а девку, которая спряталась в доме, ну… сам знаешь…

Аксель зло сплюнул под ноги.

– А тебе что с того?

– Скажем, у меня свой интерес… Кое-кто очень влиятельный хотел бы сохранить вам жизнь, а я всего лишь посланник. Если поедете со мной, то выживете и, возможно, сможете неплохо заработать… Впрочем, выбора у вас нет…

Десяток крепких мужчин словно выросших из-под земли, показались в тени деревьев, окружающих избушку.

– Видишь? Лучше бы всё прошло мирно…

Аксель хмуро взглянул на собеседника, прикидывая шансы. Даже если удастся повалить его на землю, с остальными так просто не справишься, да и Алия…

– Мы поедем с вами! – раздался решительный голос.

Обернувшись, парень встретился взглядом с Алией, прошептавшей одними губами: «Даже не думай…». Протянув Акселю рубаху, девушка задумчиво взглянула на посланника.

– Но прежде… Можем ли мы узнать, с кем говорим? Наши имена ведь вам ведомы…

Мужчина в чёрном широко улыбнулся.

– Меня зовут Енор… Енор из Книркенда…


Поиски истинны, без сомнения, наиболее достойная цель в жизни.

Но всё же… Неосмотрительно полагаться на познание, ограниченное скудостью нашего разума… В ряде случаев вера оказывается более предпочтительной…


Из речи настоятеля Гуннара Добронравного 

Глава 2

В полдень аббатство погрузилось в привычную тишину. Немногочисленные послушники отправились рыбачить или возделывать пашни, а монахи предались делам куда более благочестивым. Войдя в келью, брат Эгиль притворил за собой дверь и, отвесив поклон раскинувшемуся в окне пасторальному пейзажу, воздал молитву во славу Вездесущего. Затем, сбросив с себя тёмно-зелёную хламиду, монах умостился на узкой кровати и приготовился уснуть.

Но момент, когда сознание, ощущая радость узнавания помыслов Вездесущего, устремляется ввысь, прервал негромкий стук дверь.

– Брат Эгиль?

С тихим вздохом монах сел на кровати, удивлённо поморщившись. Не в правилах настоятеля прерывать благостный отдых, но… в последнее время столько всего происходило… Быстро набросив на плечи накидку, скрывшую под собой тёмно-красную рясу, Эгиль отпер дверь и встретился взглядом с воспалёнными глазами аббата.

– Брат, прошу простить, что отвлекаю от благости созерцания мыслей Вездесущего, но дело срочное… Если позволишь, мне хотелось бы прогуляться с тобой немного…

Эгиль кивнул, ощущая нарастающее беспокойство. Выйдя в коридор, юноша последовал за наставником, слушая, как их шаги отражаются от стен и затихают где-то за спинами. Выйдя во внутренний дворик, аббат хмыкнул, прочищая горло, и негромко спросил:

– Правда ведь, невообразимо прекрасны дела Вездесущего?

Монах кивнул, стараясь понять, к чему ведёт настоятель. Миновав пустующий навес для бесед, аббат заговорил вновь:

– Помнишь ли ты, как оказался здесь, Эгиль?

Юноша изумлённо посмотрел на наставника и отрицательно покачал головой.

– Нет… Мне сказали, что таково желание Вездесущего, и я не стал настаивать…

Настоятель остановился и, обернувшись, взглянул на громадину храма, возвышающуюся на фоне голубого неба. Проследив взглядом за припозднившейся стаей гусей, летящей на юг, настоятель кротко улыбнулся.

– Верно… Ты жив благодаря милости Вездесущего… Но всё же, ты слышал о пожаре в деревне?

Юноша кивнул. Его длинные чёрные волосы качнулись и упали на плечи, подобно траурному платку.

– Разумеется, наставник. Сложно найти в обители человека, который не упоминал о случившемся в ту ночь… Говорят, многие монахи до происшествия жили там?

Аббат кивнул, переведя взгляд на Эгиля, и в очередной раз удивился замыслу Создателя, объединившему столь мягкие черты лица с проницательными серыми глазами.

– Верно! Сюда приезжала даже королева! В то время благодать Вездесущего осенила здешние места, явив истинный замысел Создателя! Люди стремились помочь, отдавая последнее, не сравнить с сегодняшними днями…

Лицо настоятеля помрачнело, а в голосе зазвучала горечь.

– Знаешь, ты был одним из детей, спасённых в пожаре… Да… И хоть на теле не было ожогов, твой дух был глубоко поражён произошедшим. Две недели, брат, ты метался меж жизнью и смертью, становясь то холодным словно мертвец, то, внезапно, пылая жарче кухонной печи! Лишь чудом нам удалось вернуть тебя к жизни, брат Эгиль…

Аббат умолк и, сложив руки за спиной, пошёл по вымощенной камнем дорожке, оставив юного монаха позади. Придя в себя, Эгиль поспешил за наставником, стараясь унять сумбур мыслей, царящий в голове.

– Прошу прощения, наставник, но почему вы рассказали мне об этом только сегодня? Разумеется, мне интересно, но ведь ничего не бывает без причины, как учит Вездесущий…

Аббат тихо хмыкнул в усы, замедляя шаг.

– Так и есть, брат Эгиль… С юных лет я замечал острый ум и никогда не сомневался в великом будущем, уготовленном для тебя Создателем. Но сегодня, так уж вышло, ты начнёшь вершить свою судьбу без моего надзора…

Эгиль оторопело взглянул на наставника, надеясь увидеть на его губах улыбку, но лицо аббата хранило серьёзность.

– Не бойся… Наше учение гласит: нельзя держать рыбу вне речки, а птицу в клетке. Твоя судьба отныне не связана с монастырём…

– Учитель! – прервал Эгиль, с трудом подавив раздражение. – Объясните, что происходит?!

Аббат, почти дошедший до врат обители, остановился и посмотрел в глаза юноше долгим печальным взглядом.

– Несколько недель назад сюда приезжали паломники, помнишь? Как ты знаешь, Вездесущий велит разделять имеющееся с гостями и быть честным даже с врагом… Так вот, эти люди оказались очень любопытными. Их интересовало буквально всё. А особенно вещи, случившиеся во время и сразу после пожара…

– Я всё ещё не понимаю… – пробормотал Эгиль, чувствуя, как сердце сжимает холодная пятерня страха.

Аббат грустно вздохнул и ласково, совсем по-отечески, потрепал юношу по плечу.

– Не волнуйся… Сегодня мне привезли послание Её Величества… Насколько могу понять, дело чрезвычайно важное. Ты должен будешь отправиться в путешествие…

– Но… но… – пролепетал Эгиль, отступая на шаг назад. – Я не готов покинуть обитель… Мне ещё не всё понятно…

Настоятель хмыкнул и подошёл к двери.

– Наивно полагать, что настанет день, в который ты сумеешь осознать замысел Вездесущего, брат. Так позволь Провидению вести тебя на пути Познания…

Услышав традиционное напутствие, Эгиль поклонился, стараясь усмирить бешено колотящееся сердце.

– И выполнить волю Вездесущего… – закончил юноша в унисон с наставником.

Выпрямившись, Эгиль заметил, как настоятель постучал в дверь, а привратник немедленно отпер тяжёлую деревянную створку. Чувствуя, что на языке вертятся сотни вопросов, юноша зашагал вперёд, понимая, что ничего больше не добьётся от аббата. На дорожке, убегающей от обители вниз, стояла запряжённая парой лошадей карета со скучающим кучером на козлах.

– Помни, что есть ночь, а есть день. И никто не может сказать, что из них благостнее… – услышал юноша за спиной размеренный голос настоятеля, но не стал оборачиваться. – Удержись от крайностей с помощью Вездесущего и…

Голос настоятеля затих, заглушённый шёпотом камней под ногами. Как ни старался Эгиль, ему не удавалось отвести взгляда от чёрной кареты, стоящей на склоне, а сердце снедала тревога.

И лишь отворив украшенную изящной резьбой ручку и разместившись меж бархатных подушек напротив двоих молчаливых сопровождающих, Эгиль ощутил на душе умиротворяющее спокойствие.

– Да пребудет на всё воля Вездесущего… – пробормотал монах, глядя на проносящийся в окне пасторальный пейзаж…


Сила, извлекаемая из камня, сродни водному потоку…

Благо, если на пути её не окажется препятствий. И горе, если она не найдёт русла…


Из свитка «О принципах проведения» 

Глава 3

Отложив перо в сторону, Фроуд подпёр подбородок рукой и задумчиво посмотрел на Ингемара.

– Ну, что думаешь?

– Полагаю, вы довольно подробно изложили то, к чему нам удалось прийти за прошедший месяц, учитель! – Ингемар, сидящий по другую сторону стола, развернул пергамент к себе и прищурился, разбирая мелкие буквы. – Как думаете, королева останется довольна?

Фроуд фыркнул, покосившись на дверь.

– Если я прямо скажу тебе, что думаю, боюсь, последствия не заставят себя долго ждать… В любом случае, надеяться никогда не поздно!

Ингемар хотел что-то ответить, но не успел открыть рта, как в дверь постучали.

– Прошу прощения, что отвлекаю… – пробасил крепкий детина, заглянувший в комнату, – но Его Высочество желает видеть Мастера незамедлительно!

– Хорошо, Свер! Сейчас приду! – чуть резче, чем следовало, ответил учёный, передвинув свечу подальше от пергамента. Заметив, что дверь по-прежнему открыта, Фроуд неожиданно рявкнул: И чего ждёшь? Хочешь проводить?

– Вы же знаете, мастер, что приказ такой… – обиженно протянул охранник и добавил чуть тише. – Как будто мне нравится за вами таскаться…

– Видишь, Ингемар! – с горечью в голосе проворчал Фроуд, подождав, пока закроется дверь. – И с подобными людьми приходится проводить большую часть дня!

– Возьмёте свиток с собой?

– Не думаю, что чернила высохли… К тому же, сперва разузнаю причину, по которой Его Высочество снизошёл до встречи. Ведь обычно принц предпочитает узнавать новости через нашу милую подопытную…

– Зря вы так говорите! – пробурчал Ингемар, стараясь не встречаться с наставником взглядом. – Знаете ведь, что они дружат с детства…

Фроуд в ответ лишь насмешливо хмыкнул.

– Как ни крути, Ингемар, мы с тобой явно не в фаворе… Надеюсь, при помощи свитка получится исправить положение…

С тихим скрипом дверь приоткрылась и в комнату вновь заглянул охранник.

– Вы скоро, мастер?

– Да иду я, иду, Свер! – проворчал Фроуд закатив глаза. – Как будто спешишь куда-то! Всё равно целый день со мной нянчиться будешь…

Голос наставника затих за закрывшейся дверью, и Ингемар вновь склонился над пергаментом. Заметив неточность, юноша потянулся было за пером, но почти сразу остановился, потирая подбородок. Не следовало вносить поправки без одобрения Фроуда.

– Интересно, как много нам удастся узнать? – пробормотал Ингемар и, поднявшись из-за стола, подошёл к окну. Заметив чёрные кареты, стоящие на подъездной дорожке, юноша нахмурился:

– А это ещё кто?

***
Войдя в комнату, Фроуд отвесил небрежный поклон.

– Хотели поговорить, Ваше Высочество?

– Доброе утро, Фроуд! – улыбнулся Эйвинд, вставая с кресла. – Ты ведь знаком с Лагмаром?

Взгляд Фроуда метнулся в угол комнаты и задержался на лице невзрачного лысого мужчины, закутанного в грязный дорожный плащ.

– Не припоминаю, простите…

– Ничего, не страшно. – пробормотал принц, стараясь скрыть разочарование. – Я и забыл, что дела нашего гостя часто остаются без должного внимания… В общем, Лагмар хотел с тобой поговорить.

– Видите ли, мастер Фроуд… – проговорил мужчина в плаще, глядя себе под ноги. Его тихий голос, напоминающий шуршание книжных страниц, казалось, звучал сам по себе. – Дело в том, что моим подчинённым удалось найти людей, которые, кхм… скажем так, требуют проверки… Разумеется, по вашему профилю…

Фроуд недоверчиво ухмыльнулся.

– Вы нашли штеннеров? И всего за месяц, тогда как я потратил на это несколько лет?

После недолгой паузы Лагмар ответил:

– Не стоит сравнивать ваши возможности, без сомнения, выдающиеся, со способностями нашей организации… Мир стал бы намного лучше, занимайся каждый своим делом, верно?

Фроуд с шумом втянул воздух, в то время как на его лице сменилось несколько гримас. Наконец, учёный вымученно улыбнулся.

– Вы, разумеется, правы, Лагмар. С удовольствием оценю, на что способна ваша добыча.

– Вот и прекрасно! – хлопнул в ладони Эйвинд, поворачиваясь к окну. – Если не ошибаюсь, гости в этих каретах?

– Верно, Ваше Высочество… – пробормотал Лагмар, плотнее запахиваясь в плащ.

– В таком случае, проследите, чтобы их проводили в восточную гостиную. Мы вскоре спустимся.

Кивнув, Лагмар вышел из комнаты, шурша плащом. Взглянув на Фроуда, принц спросил, тщательно подбирая слова:

– Что думаешь? Больше штеннеров – больше возможностей… Но, справимся ли?

Фроуд раздражённо пожал плечами.

–– Сложно сказать… Но, скорее всего, так мы сможем быстрее добыть и упорядочить сведения…

– Кстати, а как продвигаются дела? – поинтересовался Эйвинд, пристально глядя на собеседника. – Скоро совет, нужно поторопится…

– А разве Мария не… ? – Учёный осёкся и смущённо прокашлялся. – Прошу прощения, Ваше Высочество, задумался… Кхм, думаю, в ближайшую неделю закончим краткий отчёт…

– Прекрасно! – просиял Эйвинд и хлопнув Фроуда по плечу, указал на дверь, – Ну что, пойдём познакомимся с пополнением?


Рука горит огнём и голова болит словно после удара… Фроуд недоволен, ведь до сих пор не получилось вывести закономерность между размерами камня и высвобождаемым пламенем…Хорошо хоть вечером удалось повидаться с Эйвиндом. Он принёс мне подарок… Милый кулон…


Из дневника Марии, дочери садовника 

Глава 4

– Куда вы нас привезли?! – донёсся до Марии яростный голос. – Вы что, не видите? Ему к целителю нужно! Срочно!

Отперев тяжёлую дубовую дверь, девушка вошла в гостиную и замерла от удивления. В комнате оказалось неожиданно многолюдно. По углам привычно замерли охранники и незнакомые люди в чёрных плащах. На стуле, стоящем подле окна, расположился юноша намного старше Марии. Ещё один парень, на этот раз почти ребёнок, лежал на диванчике у камина, и, судя по мертвенно-бледной коже и тяжело вздымающейся груди, чувствовал себя неважно. Рядом с ним стояла девушка с длинными белыми волосами и сверлила яростным взглядом лысого мужчину, находящегося перед ней.

– Посмотрите на него! Пожалуйста, отпустите нас… Он же весь горит!

– Сожалею, но это решать не мне… Сперва придётся кое с кем встретится… – прошелестел мужчина и перевёл взгляд на Марию. – Доброе утро, госпожа. Надеюсь, вам будет о чём поговорить с этими людьми…

Беловолосая девушка зло сверкнула глазами и склонилась над лихорадящим парнем, всем своим видом показывая, что не заинтересована в разговорах.

– Прошу прощения, но я не понимаю… – смутилась Мария. – Кто они? И кто вы? Что происходит?

Мужчина криво ухмыльнулся и указал на свободный стул, стоящий подле стены:

– Прошу, присаживайтесь… Думаю, скоро всё станет ясным…

Немного поколебавшись, Мария села и вновь осмотрела присутствующих. Парень у окна, не обращая внимания на происходящее, что-то негромко бормотал под нос, низко склонив голову. Его длинные чёрные волосы практически скрыли лицо, но Мария смогла рассмотреть тонкий изогнутый нос и бескровные губы.

– А кто…?

– Добро пожаловать в Скограт! – разнёсся по комнате громкий голос Эйвинда.

Войдя в комнату, принц скользнул быстрым взглядом по лицам присутствующих и почти незаметно кивнул Марии.

– Судьбе было угодно одарить вас определёнными способностями и…

Принц замолчал, сбитый с толку ворчанием Фроуда. Пройдя через всю комнату, учёный склонился над бледным парнем и начал о чём-то переговариваться со светловолосой девушкой.

– Кхм… – пробормотал Эйвинд, глядя в глаза Марии… – Так уж вышло, что…

– Прошу прощения, Ваше Высочество! – громко произнёс Фроуд голосом, звенящим от напряжения. – Необходимо немедленно перенести этого юношу…

– Акселя… – пробормотала светловолосая девушка и глубоко вздохнула.

– Да… Немедленно доставить его в тихую, спокойную комнату! У него сильнейший жар и, думаю, повреждены органы…

– Разумеется… – растерянно пробормотал Эйвинд, но спустя мгновение его голос вновь обрёл силу. – Гвен, Арнир, подсобите! Фроуд, можешь идти.

Двое охранников подошли к парню и одним быстрым движением закинули его на плечи. Мария поёжилась, услышав тихий стон.

– Я пойду с ним! – произнесла светловолосая девушка голосом, не терпящим возражений.

– Но… – растерянно пробормотал Эйвинд, а затем, словно спохватившись, вернул голосу властность. – Сперва скажи своё имя!

– Меня зовут Алия! А ты кто такой? – зло прошипела девушка, пятясь вслед за уходящими охранниками.

– Можешь звать меня Ваше Высочество! – отчеканил Эйвинд, чувствуя расцветающий на щеках румянец. – Ибо перед тобой сын Королевы Элеоноры Рийской!

Глаза Алии испуганно расширились. Быстро оглядев присутствующих, девушка склонилась в глубоком поклоне.

– Прошу прощения, Ваше Высочество! Долгая дорога и хворь друга виной моему поведению. Но… – произнесла Алия выпрямившись и взглянув на принца долгим, тяжёлым взглядом. – Прошу… Позвольте мне быть рядом с ним. Обещаю сделать всё, что вы от меня потребуете! Пожалуйста!

– Ваше Высочество… – учтиво произнесла Мария, но принц сделал вид, что не слышит.

– Так и быть, иди! Но, постарайся не мешаться под ногами у лекарей.

Радостно кивнув, девушка бросилась из комнаты, а вслед за ней беззвучными тенями выскользнула пара охранников.

– Итак… – проговорил Эйвинд, и его взгляд упал на темноволосого парня, сидящего у окна. – А ты?

– Монах из церкви Вездесущего, Эгиль… – прошелестел Лагмар, в то время как юноша, откинув волосы со лба, встретился с принцем взглядом.

– Рад приветствовать служителя столь уважаемой церкви! Насколько мне известно, Вездесущий поощряет познание?

– Так и есть, – ответил Эгиль удивительно глубоким голосом. – А ещё он учит ничего не утаивать…

Принц улыбнулся, показывая, что понял намёк.

– Тайная служба считает, что вы трое являетесь носителями редчайшего дара. Поэтому вас и привезли сюда. После небольшой проверки решим, что делать дальше…

– О каком даре речь? – сухо спросил Эгиль, сверля принца холодным взглядом тёмно-серых глаз.

– Увы, но я не последователь Вездесущего, поэтому не стану пока раскрывать все карты… – ухмыльнулся принц. – Так что, если других вопросов у тебя нет…

– Кто она? – спросил Эгиль, показывая на Марию. Что-то в его взгляде заставило девушку поёжиться.

– Считай её своим будущим наставником, если твой дар подтвердится! – холодно ответил Эйвинд. – И впредь старайся говорить более учтиво!

– Прошу прощения, Ваше Высочество! – склонил голову Эгиль, но Мария смогла рассмотреть на его губах невесёлую улыбку. – Как прикажете…

– Ну, раз мы закончили… Проведите монаха в его покои! Пусть отдохнёт перед завтрашним днём…

Подождав, когда за Эгилем закроется дверь, принц кивнул начальнику секретной службы.

– Вы свободны. Ваши люди тоже. Благодарю за проделанную работу! Мы обязательно обсудим награду, но пока оставьте меня ненадолго одного.

Проницательные глаза Лагмара скользнули по Марии, заставив её отвести взгляд. Поклонившись, глава тайной службы вышел из комнаты, не произнеся ни слова.

Подождав, пока стражники покинут гостиную, принц развернулся к Марии и улыбнулся.

– Ну, как тебе? Оказывается, есть и другие штеннеры!

Девушка улыбнулась в ответ, но её глаза оставались задумчивы.

– Тот парень, Аксель… Неужели они везли его сюда силой?

– Что? – удивлённо переспросил принц, словно не понимая. – Ты думаешь, что парни Лагмара…?

– Так не должно быть, Эйвинд! – твёрдо произнесла Мария, поднимаясь со стула. – Ты ведь понимаешь, что, если они и вправду штеннеры, не стоит начинать общение с избиений!

– Да, ты, вероятно, права… – задумчиво произнёс Эйвинду, потирая пальцами переносицу. – Я поговорю с Лагмаром! Такого больше не повторится…

Мария кивнула и, подойдя к принцу, взглянула ему в глаза.

– Спасибо! Может… прогуляемся немного после обеда?

– Да, обязательно… – ответил Эйвинд, любуясь солнечным бликом, скользившим по рыжим волосам. – Постараюсь разобраться с делами как можно скорее…


Самый главный урок, преподанный мне наставником, гласит: порой остаётся уповать только на удачу…


Из записей Ингемара Книжника 

Глава 5

Мария глубоко вздохнула, стараясь не думать о людях, наблюдающих за ней. Крепко сжав в ладони небольшой изумруд, девушка вышла на середину поляны и сосредоточилась, закрыв глаза. Слабое покалывание в пальцах переросло в зуд, сменившись затем едва выносимым жаром. Открыв глаза, Мария взглянула на фонтан огня бьющий из ладони и почувствовала на лбу капельки холодного пота. Небольшое усилие и пламя исчезло, сменившись призрачной струйкой дыма.

Внимательно осмотрев защищающую руку перчатку, девушка довольно улыбнулась. Толстая кожа, и мазь, изготовленная Фроудом, отлично справились. А вот камню повезло меньше. Слегка сжав пальцами чёрный уголёк, Мария увидела, как бывшая драгоценность рассыпалась пеплом.

– Великолепно, Мария! – донеслось с противоположной стороны поляны.

Обернувшись, девушка встретилась взглядом с раскрасневшимся от восторга принцем. Рядом с ним стоял недовольно ворчащий Фроуд. Чуть поодаль, в тени деревьев, затаился Ингемар, быстро пишущий что-то на деревянной дощечке, покрытой пергаментом.

Кротко улыбнувшись, Мария перевела взгляд в сторону поместья и посмотрела на новоприбывших. Алия и Эгиль выглядели настолько испуганными, что не оставалось сомнений: не будь вокруг охранников, новообращённые штеннеры убежали бы прочь в ту же секунду.

– Камень сгорел… – виновато улыбнулась Мария подходя к Фроуду.

Учёный негромко пробормотал себе под нос что-то нечленораздельное и пожал плечами. Эйвинд тем временем звонко хлопнул в ладоши и махнул рукой в сторону новичков.

– Подойдите-ка сюда!

Затем, повернувшись к Фроуду, спросил едва слышно:

– Как скоро поправится третий?

Учёный неопределённо качнул головой.

– Сложно сказать, Ваше Высочество… Сейчас непонятно даже, выживет ли он. А уж если и выживет, то невозможно предсказать как скоро придёт в себя…

– Ладно… – пробормотал Эйвинд, поджав губы. – Знать бы, есть ли у него вообще этот дар…

Словно опомнившись, принц развернулся к Марии и широко улыбнулся.

– Ты молодец! Это было просто великолепно!

Мария смущённо кивнула, чувствуя, как щёки заливаются румянцем:

– Спасибо…

– Как ты это сделала? – раздался глубокий, звенящий от волнения голос.

Повернувшись на звук, Мария встретилась взглядом с Эгилем и удивилась тому, как быстро он пришёл в себя. Страх в глазах монаха уступил место любопытству, а крепко сжатые, абсолютно белые губы свидетельствовали о сильнейшем душевном напряжении.

– Нужно крепко держать камень, успокоиться, подумать о чём-нибудь приятном или волнующем… – произнесла Мария, чувствуя, что цепкий взгляд тёмно-серых глаз прожигает её насквозь.

– О чём нужно думать? Скажи точнее! – потребовал Эгиль, переминаясь с ноги на ногу. Алия, стоящая за его спиной, судорожно выдохнула и потупилась, смущённая происходящим.

– Я думаю о… тёплом весеннем вечере из моего детства… – произнесла Мария, дружелюбно улыбнувшись. Эгиль кивнул, давая понять, что подобное объяснение его устроило, и выжидающе поднял бровь, предлагая продолжать.

– Ну… А потом нужно представить, что камень становится тёплым и словно наполняет тело огнём… Затем ты убираешь заслонку, и пламя вырывается наружу. – неловко закончила Мария и развела руки в стороны, показывая, что больше ей сказать нечего.

– Понятно… – задумчиво протянул Эгиль. – А что за порода для этого годится?

– Пока мы знаем, что для этого подходят прозрачные драгоценные камни! – ответил Фроуд, внимательно следя за монахом. – Но, быть может, скоро мы найдём им замену…

– Хорошо! – громко произнёс Эгиль и нетерпеливо тряхнул угольно-чёрной гривой. – Дайте я попробую!

Фроуд едва заметно улыбнулся.

– Похвальное рвение, юноша, но сперва позаботимся о безопасности. Ингемар!

Мария с удивлением наблюдала за тем, как посерело лицо молодого монаха, словно даже минутное промедление испытывало его решимость. Подошедший Ингемар протянул Эгилю и Алии пару перчаток.

– Теперь наденьте их! – скомандовал Фроуд и, покопавшись в висящем на поясе кошеле, протянул монаху маленький кроваво-красный рубин. – Держи. Стань от нас шагах в десяти и развернись в пол-оборота. Руку отводи прочь от себя. Ну и… не торопись слишком…

Эгиль кивнул и, крепко сжав камень в руке, вышел на центр поляны. Мария проводила монаха взглядом, ощущая смутное беспокойство. Взглянув на Эйвинда, девушка увидела застывшее на его лице предвкушение.

– Думаю, здесь Лагмар не ошибся… – пробормотал принц. Фроуд многозначительно хмыкнул и подал знак Ингемару: пиши, мол.

Монах тем временем остановился и подняв руку, словно предлагая подношение Вездесущему. До ушей Марии долетела едва слышная песня.

– Он молится… – ответил на невысказанный вопрос Фроуд, потирая бородку. – Должно быть, успо…

На мгновение поляну укутала тишина, и в этот момент присутствующие увидели явственный язычок пламени, вырывающийся сквозь плотно сжатые пальцы монаха. В следующий миг пламя уменьшилось, словно высыхая, и исчезло, оставив после себя тонкую струйку дыма.

– Великолепно! Это просто невероятно! – закричал Эйвинд вне себя от радости. – Представляете! Их и правда много!!!

Фроуд пошатнулся и, встретившись с Ингемаром взглядом, полным удивления и радости, пробормотал едва слышно:

– Немыслимо…

Мария заставила себя вдохнуть и закашлялась, когда холодный осенний воздух коснулся лёгких. Сквозь царящий в голове сумбур явственно проступил страх, крепко сжавший девушку в своих объятьях. Не до конца понимая, чего боится, Мария взглянула на ликующего Эйвинда и испытала озарение, яркое, как солнечный свет. Больше всего на свете она боялась оказаться вновь никому не нужной…

– Теперь ты! – скомандовал Фроуд, протягивая Алие вынутый из кошеля бледно-голубой сапфир. – Давай, вперёд!

Беловолосая девушка бережно взяла камень двумя пальцами, но из-за громоздкой перчатки не удержала его и уронила в траву. Покраснев, Алия опустилась на колени и принялась шарить по земле, почти ничего не видя из-за застивших глаза слёз. Внезапно её рука наткнулась на что-то мягкое и тёплое, отчего девушка вздрогнула и, проморгавшись, подняла взгляд. Рядом с ней оказался Ингемар, сумевший первым отыскать сапфир. Протянув Алии камень, юноша ободряюще улыбнулся и прошептал едва слышно: «Не бойся».

Поднявшись на ноги, Алия быстро пошла вперёд, стараясь не смотреть по сторонам. Выйдя на середину поляны, девушка остановилась и постаралась стать в пол-оборота, как было велено, ощущая себя полнейшей дурой.

– Как там она говорила? – пробормотала Алия едва слышно. – Успокоиться и представить себе что-то приятное?

Успокоишься тут, как же! Мало того, что смотрят все, так ещё и Аксель сейчас… При мысли о парне на глаза Алии навернулись слёзы. Крепко зажмурившись, девушка постаралась ни о чём не думать.

– Давай же! – прошептала она себе под нос. – Если у меня не получится, нас вышвырнут отсюда как котят! И Аксель…

В памяти сами собой начали всплывать воспоминания. Вот деревня, в которой она когда-то родилась… А вот троюродная тётя, которая забрала Алию к себе после оползня, в котором погибли её родители. Тёткин сын оказался таким несносным мальчишкой! А всего через год после того, как сгорел их дом, Алии и осиротевшему мальчику пришлось отправиться бродяжничать…

«Постойте, но ведь…» – пронеслась в голове у Алии непрошенная мысль. – «Если мы и вправду так можем, значит, тот пожар…»

Почувствовав невыносимую боль в руке, девушка вскрикнула и лишь спустя мгновение поняла, что её плеча кто-то коснулся. Обернувшись, Алия встретилась взглядом с Марией и, всхлипнув, перевела взгляд на дымящуюся перчатку.

– Всё хорошо… – ласково улыбнулась Мария, бережно поглаживая Алию по плечу. – У тебя получилось…

Чувствуя невыносимую грусть и опустошение, Алия опустилась на колени и горько заплакала…


В самом высвобождении энергии не оказалось ничего сложного. Гораздо труднее вывести общие закономерности и определить пределы силы штеннеров.


Из письма Фроуда Её Величеству Элеоноре Рийской 

Глава 6

Лагмар откинулся на оббитые бархатом подушки и какое-то время молча наблюдал через окно кареты за проносящимся мимо пейзажем. Наконец он повернулся к собеседнику и прошептал:

– Отличная работа, Енор… Должен признать, мне самому до конца не верилось, что всё пройдёт так гладко…

Высокий мужчина, сидящий напротив главы тайной службы, почтительно склонил голову.

– Благодарю, но на самом деле это целиком ваша заслуга! Идея проверять необычные пожары оказалась просто невероятной! Взять хоть этих двоих: никто, разумеется, не поверил их россказням о тёткиных драгоценностях, плюющихся молниями. Но, стоило проявить настойчивость, как свидетели пожара такого понарассказывали…

Вновь повернувшись к окну, Лагмар спросил абсолютно безразличным тоном:

– Как думаешь, не стоит ли уделить происходящему в стенах поместья больше внимания?

Енор взглянул на быстро отдаляющийся Скограт и нахмурился.

– Не совсем понимаю? о чём вы, Лагмар… Там ведь и так хватает наших людей…

Начальник тайной службы невесело улыбнулся и перевёл на собеседника взгляд, полный мрачной задумчивости.

– Мне не нравится то, что здесь происходит, Енор… Будь моя воля, никто и никогда не нашёл бы новых штеннеров … Да и о Марии этой никто и не вспомнил бы… К сожалению, не я отдаю приказы… Поэтому… пусть они до поры до времени побудут под одной крышей, чтобы в случае чего мы могли действовать быстро…

Задумчиво кивнув, Енор уточнил:

– Думаете, слишком сильны, чтобы можно было ими управлять?

Лагмар невесело улыбнулся, отчего под воспалёнными глазами пролегли глубокие морщины.

– Нет, Енор… Думаю, что как раз наоборот… Эта девка… Мария… Чувствую, что не зря она так принца обхаживает… Думаю, скоро хлебнём с ней проблем…

Енор нахмурился, а затем, словно поняв, чего от него ждут, криво ухмыльнулся:

– В таком случае, нам нужен человек, на которого можно положиться… Тот, кто сможет на месте оценивать обстановку и примет решение при малейшей угрозе…

Лагмар кивнул и, откинувшись на подушки, продолжил сверлить собеседника тяжёлым задумчивым взглядом.

– В таком случае, я готов… – твёрдо ответил Енор, чувствуя, как внутри нарастает приятное беспокойство. – По приезде в столицу я всё спланирую, отберу людей и как можно быстрее вернусь в Скограт.

Одобрительно хмыкнув, Лагмар повернулся к окну и продолжил изучать проносящийся мимо пейзаж безучастным взором.

Остаток пути прошёл в молчании.

***
Аксель протяжно застонал и махнул рукой словно отгоняя наваждение. С шумом втянув воздух, Алия взглянула на Ингемара, хлопотавшего у постели больного.

– Всё в порядке… – негромко пробормотал Ингемар, обернувшись. – Он просто спит…

Отойдя от кровати, юноша на мгновение замялся, а затем присел на хлипкий стул, стоящий у двери.

– Ты давно его знаешь?

Алия вскинула голову, и Ингемар заметил, как на белоснежной коже вспыхнул румянец.

– Почти десять лет…

– Он твой брат? – поинтересовался Ингемар, удивляясь собственному любопытству. – У вас одинаковый цвет волос, и я подумал…

– Нет, ну… не совсем…, – потупилась Алия, раздражённо растирая пальцы. – Он сын моей дальней родственницы… А когда она… умерла… Аксель стал всей моей семьёй…

Ингемар растерянно кивнул, а затем вскочил на ноги, поднеся ладонь к подбородку.

– Неужели вы… жители Исфьеллета?

Судорожно вздохнув, Алия внимательно посмотрела в глаза юноше, а затем поднялась на ноги. Несколько долгих мгновений в комнате царила напряжённая тишина.

– Ты всё правильно понял, лекарь… Но прошу… – с мольбой в голосе ответила девушка. – Не говори никому…

Ингемар нерешительно улыбнулся, поднимая кверху руки.

– Клянусь… Но почему? Ведь встретить вас почти невозможно… Особенно чистокровных… – бросив быстрый взгляд на посапывающего Акселя, юноша нахмурился. – А разве у него не должны были потемнеть…?

Алия ласково погладила белоснежные волосы Акселя, раскинувшиеся по подушке.

– После смерти матери его как будто подменили… Не знаю, может из-за этого, может из-за чего другого, но цвет они так и не изменили… Поэтому нам и пришлось покинуть предгорья. Терпеть насмешки стало совсем невыносимо…

Тяжело вздохнув, Ингемар подошёл к окну и спросил, глядя во двор.

– Жители долин, вероятно, тоже не слишком вас жаловали?

– Да… – выдохнула Алия, закрыв лицо руками. – В лучшем случае все воспринимали нас как забавный талисман, а в худшем… Да ты и сам видишь…

Ингемар повернулся к Акселю и посмотрел на его опухшую посиневшую руку.

– Извини, но я не могу пока даже вправить перелом… Сперва нужно унять лихорадку и дождаться, пока отёк спадёт…

– Знаю… – тихо произнесла Алия, не отнимая рук от лица. – Мне бабушка говорила…

Лицо Ингемара озарилось восторгом.

– Не может быть… Расскажешь?

Опустив руки, Алия взглянула на Ингемара покрасневшими от слёз глазами, в которых плескалось недоверие.

– Неужели тебе, просвещённому лекарю, интересно будет слушать о знахарях Исфьеллета?

Ингемар кивнул и, бросившись к стулу, подтащил его поближе к девушке. Усевшись, юноша нетерпеливо взглянул на Алию и произнёс:

– Ты даже не представляешь насколько…

***
Фроуд поморщился, услышав стук в дверь.

– Ну заходите уж, кто там пришёл… – учёный аккуратно закрыл лежащую перед ним книгу и отодвинул фоллиант на край стола. Затем пробормотал едва слышно. –Хоть бы минуту покоя в этом проклятом месте…

– П-привет, Фроуд… – послышался хриплый запинающийся голос.

Подняв глаза, учёный встретился взглядом с Тисом и удивился тому, что увидел. Некогда гладкую кожу рыцаря прорезали морщины, а под глазами появились тёмные мешки. Но страннее всего выглядели то и дело подрагивающие плечи.

– Здравствуй… Тис, ты заболел? – удивлённо спросил учёный, даже не пытаясь шутить. За всю свою жизнь он ни разу не видел бывшего капитана стражи в подобном состоянии.

– Да… Нет… Не знаю… – пробормотал Тис и, отыскав стул, упал на него с глухим звуком. – Голова болит сильно, и мутит…

Взгляд Фроуда скользнул по подрагивающим пальцам, поднялся выше, подгоняемый дробным стуком зубов, и остановился на покрытом испариной бледном лбу рыцаря.

– Ты что… напился? – удивился учёный, скривившись. От ароматов брожения, выдыхаемых Тисом, начали слезиться глаза.

– Я, ну… – замялся рыцарь и задумался, тщательно подбирая слова. – Подумал… Говорят же…что после этого легче становится…

– Ты посиди пока. – буркнул Фроуд, поднявшись из-за стола. Подойдя к невысокому шкафчику, стоящему у кровати, учёный начал перебирать расположившиеся на полке снадобья, в то время как за спиной раздавалось бормотание Тиса.

– Я же… ну… заняться даже нечем… Брат… Ты… Новенькие эти… Вы каждый день что-то делаете, ходите… Светитесь… А я… Да, кроме охраны, и поговорить толком ни с кем не могу…

Нахмурившись, Фроуд откупорил один из флаконов и осторожно вдохнул.

– Оно! – удовлетворённо хмыкнул учёный и, вернувшись за стол, протянул склянку Тису, аккуратно вложив её в подрагивающие пальцы.

– Вот! Ты сейчас иди в свою комнату, возьми черпак воды и раствори в нём половину этого снадобья. Затем пей по чуть-чуть. Если ночью проснёшься и не сможешь уснуть, то ещё разок так сделай. Всё понял? – уточнил учёный, заглядывая в мутные глаза.

– Да, ясно всё… – пробормотал Тис, поднимаясь из-за стола. Недолго постояв на месте, рыцарь, пошатываясь, направился к выходу из комнаты.

– Послушай… – пробормотал Фроуд, когда дверь со скрипом открылась. – Не пей больше, ладно…

Тис взглянул на учёного, и впервые за время их разговора на покрасневшем опухшем лице проскользнула невесёлая улыбка.

– Не стану, Фроуд… Не бойся… Врут люди…Легче не стало…


«Исходя из этого, можно предположить, что тело штеннеров служит неким коридором, способным проводить чистую энергию, воспламеняющуюся при контакте с воздухом»


Трактат первый «О принципах проведении энергии» 

Глава 7

Сегодня вам придётся перепробовать всё это… – проворчал Фроуд, высыпая на покрытую снегом землю груду камней. Поёжившись от порыва шквального ветра, учёный закутался в меховой плащ и добавил: – Заодно и согреемся… Мария, разведи костёр! Такими темпами превратимся в ледышки раньше, чем поймём, как это всё работает…

Кивнув, Мария схватила неприметную гальку и подошла к огромной куче хвороста, лежащей посреди поляны. Эгиль, с заметным разочарованием осмотрев груду булыжников, заключил:

– Должно быть, в королевстве закончились драгоценности…

Фроуд хмыкнул, но не стал отвечать. Дождавшись, пока на снегу заиграют багряные отблески костра, учёный продолжил:

– Вы должны понимать, что успех всей нашей затеи зависит от того, насколько сильными вы окажетесь. Но, думаю, у королевства не получится снабжать штеннеров драгоценными камнями в пылу схватки… Да ещё в таких количествах…

– Но… – пробормотала Мария и её глаза ярко блеснули в свете костра. – Я ведь… думала, что мы поможем не допустить войны…

– Да уж! – хмыкнул Эгиль, горделиво подняв голову. – Так вот мы зачем… Пушечное мясо…

– Нет-нет, ну что вы… Я не так выразился… – умиротворяюще проговорил Фроуд, взглянув на Алию, молча стоящую чуть поодаль. – Ведь именно так подумают наши враги, когда узнают о вас: всё равно ведь надолго камней не хватит! Поэтому мы должны быть готовы ко всему, так ведь? Переговоры пройдут гладко только в том случае, если вы продемонстрируете силу, с которой стоит считаться.

– Ясно… – негромко произнесла Мария и невесело улыбнулась. – Чем мы сильнее, тем больше шансов, что эту силу применять не придётся… Ладно, давайте попробуем…

– Я первый, если никто не возражает! – проворчал Эгиль, подходя к груде камней. – Неохота мёрзнуть!

Мария, хмыкнув, пожала плечами и подошла к по-прежнему молчащей Алии.

– Так, начнём с этого угла! – ворчливо произнёс Фроуд и кивнул посиневшему от холода Ингемару, переминающемуся с ноги на ногу: – Нужно всё тщательно записать: цвет камня, размер, результат…

– Ты в порядке? – тихо спросила Мария, повернувшись к светловолосой девушке. – Выглядишь словно привидение…

Вспыхнув, Алия мотнула головой, стараясь не смотреть на Эгиля, перебирающего камень за камнем.

– Всё хорошо! За исключением того, что Аксель при смерти, а я оказалась взаперти с людьми, мечтающими сделать из меня оружие!

Ласково улыбнувшись, Мария постаралась коснуться плеча Алии, но та отстранилась.

– Не волнуйся. Мы не станем воевать. Скорее даже наоборот… Я обещаю!

– Пф… Теперь мне стало намного спокойнее! – хмыкнула уроженка Исфьеллета, переведя взгляд на махину Скограта, возвышающуюся на фоне стремительно темнеющего неба. – А какой резон предотвращать войны? Что мне с того?

– Очень хорошее довольствие, титул и прочие привилегии! – хмуро проворчал Фроуд, не поворачивая головы. – Сможешь со своим другом жить не хуже знати… Если в ваших краях, конечно, знают, что это такое…

Алия открыла было рот, но передумала отвечать, заметив, как Эгиль извлёк слабый огонёк пламени из куска песчаника.

– Знаешь… – задумчиво произнесла Мария, словно не расслышав слов Фроуда. – Мне отец в детстве рассказывал, что драгоценные камни – это звёзды, упавшие с небес… Если это и правда так, мне совсем не хотелось бы и дальше их сжигать…

Нахмурившись, Алия повернулась и взглянула в лицо Марии.

– А в моих краях говорят, что драгоценности – это попавшие на землю слёзы…

– В любом случае, нам нужно постараться найти им замену, – подытожил Фроуд, и его обычно хмурое лицо неожиданно посветлело. – Вечером расскажете мне больше об этих преданиях, хорошо? Давно не случалось послушать добротных селянских сказочек…

– Бесполезно! – буркнул Эгиль, подходя к остальным. – Пара штук дала искры, ещё несколько огонь, но не больше чем от факела! Ерунда.

На мраморном лбу монаха залегла глубокая морщинка. Взглянув на Марию, Эгиль неожиданно дружелюбно добавил:

– Может, перепроверишь?

Дождавшись, пока Мария отойдёт, монах едва слышно хмыкнул:

– Думаю, вряд ли что-то получится…

– А тебе это всё зачем? – спросила вдруг Алия, одарив Эгиля долгим проницательным взглядом. – Меня держат здесь обстоятельства, кого-то убеждения, остальных деньги… Но ты? Разве происходящее не противоречит твоему учению?

Эгиль немного помолчал, обдумывая ответ.

– Вездесущий поощряет познание, а стало быть, здесь занимаются богоугодным делом… По крайней мере, я чувствую, что нахожусь на своём месте…

Алия фыркнула, но не стала ничего говорить, наблюдая за тем, как Мария берёт камешек в руку, замирает на мгновение и тянется за новым.

– Наверное, нелегко было заниматься этим вдвоём? – спросил Эгиль, обращаясь к Фроуду.

На лице учёного промелькнуло удивление.

– Вдвоём? А, ты об этом… Ну, временами, разумеется, не помешала бы помощь. Но в остальном… Мой ученик неплохо справляется!

– Я вижу… – задумчиво произнёс Эгиль, наблюдая за тем, как Ингемар измеряет отвергнутые Марией камни. – И всё же… будь здесь больше учёных мужей, дела пошли бы быстрее…

– Думаю, да. – кивнул Фроуд, окидывая монаха настороженным взглядом, – но на данном этапе мы, скорее всего, попробуем обойтись тем, что имеем… К тому же, чем меньше людей знает о происходящем – тем лучше. По крайней мере, пока…

Эгиль промолчал, хотя и заметил неуверенность, сквозившую в голосе учёного.

Мария тем временем разложила камни на две части: те, из которых получилось извлечь искру, и пустую породу. Немного подумав, девушка взвесила на руке последний камешек (небольшой мутный кристалл серого цвета) и положила его посередине.

– Что такое? – оживился Фроуд, подходя поближе. – Ты не знаешь куда его отнести?

Мария кивнула нахмурившись.

– У меня не получилось вызвать огонь. Но не потому, что камень пустой! Я чувствую энергию, но она словно не может освободиться… Не знаю…

– Это же кварц, учитель! – глубоко вздохнул Ингемар, стараясь унять звук стучащих от холода зубов. – Не пустая порода, но и не драгоценность…

– Верно… – пробормотал Фроуд, задумчиво поглаживая бородку. – Как думаешь, если потренироваться, сможешь что-либо с ним сделать?

– Я смогу! – проворчал Эгиль, до сих пор стоящий в стороне. – Дайте попробую!

– Пусть Алия попробует! – сказал вдруг Ингемар, прервав спор. Улыбнувшись светловолосой девушке, юноша продолжил. – Давай, не бойся…

Алия испуганно посмотрела на Фроуда, но тот лишь пожал плечами, отходя в сторону. Пройдя мимо Эгиля, пожирающего её хищным взглядом, девушка подошла к Марии и взяла камень, обжигающий холодом даже сквозь защитную перчатку.

– Ладно! – произнёс Фроуд, жестами подзывая к себе остальных. – Сейчас мы отойдём, а ты давай, попробуй… Знаешь ведь: титул, деньги и признание сами себя не заработают!

Эгиль хмыкнул и взглянул на Марию, лицо которой по-прежнему выглядело задумчивым.

– Что-то не так?

– Просто задумалась… – медленно ответила девушка, словно взвешивая каждое слово. – Всё было не так как обычно… Как будто я… боялась?

– Этого камешка? – развеселился Эгиль, взглянув на Алию, замершую по центру поляны. – А мне он пустым показался, даже искры не было…

– Нет… Точно не пустой. Но мне было так страшно его открывать…

–АААААААААА!!!

Разнесшийся над землёй крик заставил Марию испуганно поднять глаза. Отблески пламени скользили по покрытой снегом земле. А посреди поляны подрагивал огромный столб огня, вырастающий из хрупкой тёмной фигурки.

Краем глаза Мария заметила, как Ингемар рванул вперёд, не обращая внимания на оторопевшие выкрики Фроуда. Приблизившись к отчаянно скачущему пламени, юноша прыгнул. И всё прекратилось. Пламя исчезло, оставив посреди поляны Ингемара, тщетно пытающегося отстегнуть тлеющий плащ, и отчаянно рыдающую Алию, стоящую на коленях.

– Мда… – только и пробормотал Эгиль, наблюдая за происходящим. – Теперь я понимаю, как вы справлялись с одним помощником…


Полагаю, что наилучшим решением станет немедленная демонстрация имеющейся в нашем распоряжении мощи. В любом случае, даже если надежда на устрашение не оправдается, мы сможем первыми нанести удар.


Из донесения командующего Одена Элеоноре Рийской 

Глава 8

– Так приятно, когда с мороза в дом заходишь… Словно щёки полотенцем трут… – задумчиво произнесла Мария и покосилась на идущую рядом Алию. – Ты в порядке? Мне кажется, даже Фроуд испугался…

Светловолосая девушка мотнула головой и, прикусив губу, постаралась унять бившую её дрожь.

– Всё в порядке! Просто… неожиданно немного…

Решив не настаивать, Мария обернулась и посмотрела на Ингемара, прижимающего к обожжённой руке тряпку, пропитанную целебным настоем.

– Если бы ты так быстро не среагировал, даже не знаю, как бы всё обернулось…

– Пустяки! – зарделся Ингемар, опустив глаза. – Просто так получилось…

– Всё равно… спасибо… – прошептала Алия и, смутившись, быстро зашагала вперёд.

Мария бросила быстрый взгляд на Ингемара, заметив, что щёки юноши приобретают ярко-красный оттенок.

– Думаю, Фроуду очень повезло с учеником…

Не обращая внимания на вялые протесты травника, Мария повернула за угол и остановилась перед массивной дубовой дверью, ведущей в трапезную.

– Кстати, а где Эгиль?

Ингемар растерянно огляделся по сторонам.

– Должно быть остался с Фроудом… Говорил что-то о монастырской систематизации, разновидностях горной породы и чём-то таком. Не помню… У меня тогда всё как в тумане было…

– Ну и ладно… – пробормотала Мария, а затем, словно спохватившись, весело подмигнула Ингемару. – Ты, должно быть, проголодался? Давай быстрее, а то глядишь, Алия всё подчистит, столько страху-то натерпелась…

***
По огромному столу, уставленному яствами, скользили отблески пламени. Величественный камин, возвышающийся в углу трапезной, приветствовал новоприбывших волной тепла и запахом утки, жарящейся на вертеле. Сглотнув набежавшую слюну, Мария присела на стул и окинула взглядом стоящие рядом блюда. После многих лет жизни впроголодь подобные ужины казались почти что чудом…

– Интересно, где сейчас учитель…– пробормотал Ингемар, стараясь поудобнее приладить повязку на руке. Алия, не обращая ни на кого внимания, пододвинула тарелку с запечёнными крыльями и впилась зубами в источающее пряный аромат мясо.

Мария поморщилась, заметив страх на лицах обслуги, замершей вдоль стен. Столько времени вместе, а по-прежнему считают штеннеров чем-то потусторонним. И Фроуд объяснял им научно, бестолочам неграмотным, а всё туда же.

– Как думаешь, всегда на нас так смотреть будут? – прошептала девушка, обращаясь к Ингемару.

Юноша в ответ лишь неопределённо махнул рукой, вздрогнув от резкого движения:

– Не обращай внимания… Сама знаешь, простакам лишь бы бояться! На меня так же смотрят… И на Фроуда… Да и на принца тоже…

При упоминании Эйвинда Мария смущённо опустила глаза.

– Как думаешь, сегодня Его Высочество придёт на ужин?

Ингемар пожал плечами и осторожно взял с позолоченного блюда фаршированное перепелом яйцо.

– Наверное, нет, путь до столицы неблизкий. Сама знаешь, они с братом только вчера уехали…

Мария кивнула, не отрывая взгляда от позолоченной тарелки.

– Да, точно… Время так медленно тянется…

Дверь в трапезную вновь отворилась, и на пороге возник Фроуд, ведущий оживлённую дискуссию с Эгилем.

– То есть, согласно изысканиям достопочтенного Льета, кварц можно отнести к камням с ячеистой структурой?

Монах почтительно склонил голову и, быстро оглядев присутствующих, задержал взгляд на Ингемаре.

– Да, вы правы…мастер. Возможно, в этом и заключается секрет его мощи? В особенностях строения? К тому же, по словам автора, кварц – единственный подобный камень…

Фроуд хмыкнул и присел за стол, отрешённо глядя перед собой.

– Может быть… Может…

Осёкшись, учёный посмотрел на блюда, стоящие перед ним, и раздражённо хлопнул ладонью по столешнице.

– Слишком мало информации! Мне бы хоть краем глаза взглянуть на книги, о которых ты говоришь! Сам ведь знаешь, члены твоего ордена поощряют познание, но только среди посвящённых! А мне, невзирая на многочисленные просьбы, так и не дали ознакомиться ни с трудами Кнуда Красноречивого, ни с трактатами Дана Умелого…

Эгиль ухмыльнулся и вновь взглянул на Ингемара, сидящего по другую сторону стола.

– Таковы правила ордена… В любом случае, мастер, я буду рад рассказать всё, что читал сам! А читал я немало, будьте уверены!

Донесшийся с противоположной стороны стола хруст заглушил окончание фразы. Ингемар, смутившись, отложил в сторону надкушенный панцирь запечённой виноградной улитки.

– Прошу прощения… Задумался…

– Отлично! – сказал вдруг Фроуд и воодушевлённо хлопнул Эгиля по плечу. – Значит, после ужина и начнём!

– Но, учитель… – раздался осипший голос Ингемара, – Ведь мы собирались поработать вечером над трактатом!

– А, это подождёт! – отмахнулся Фроуд, пододвигая к себе тарелку с тушёными овощами. – Тем более, сейчас ты всё равно не в состоянии ничего записывать… Лучше отдохни!

– Я мог бы поддерживать беседу, подавать и отбрасывать идеи… – пробормотал Ингемар едва слышно.

Фроуд, не обращая внимания на слова ученика, бросил в рот несколько олив и блаженно закатил глаза.

– Я крайне ценю твою помощь, но после сегодняшних событий настоятельно советую хорошенько отдохнуть!

Слова учёного встретили молчанием, но, кажется, его самого это нисколько не взволновало.

Затянувшуюся тишину прервал негромкий шорох открываемой двери.

– Прошу прощения, мастер! – с придыханием произнёс стражник, заглянувший в трапезную. – Но вы просили сказать, когда белобрысый в себя придёт…

– Хорошо, Свер! – размеренно кивнул Фроуд, в то время, как Алия, громко ойкнув, вскочила на ноги. – После ужина приду, посмотрю!

– Эх, мастер… – пробормотал стражник, потупив взор. – Неловко такое говорить, но мы его еле утихомирили вчетвером! Бился что бестия какая, разве не кусался…

– И как же у вас получилось его усмирить? – уточнил Фроуд, пригубив бокал с вином, отчасти для того, чтобы укрыться от испепеляющего взгляда Алии.

– Да оконным шнуром связали, но не знаю, надолго ли это его удержит, – проворчал Свер, переминаясь с ноги на ногу.

– Я пойду к нему! – яростно бросила Алия, направившись к двери. Фроуд в ответ лишь пожал плечами.

– Прошу извинить… – пробормотал Ингемар, поднимаясь из-за стола. – Я ненадолго вас оставлю…

– Знаешь, Мария, – задумчиво произнёс Фроуд, – если тебе выпадает шанс отдохнуть, очень глупо будет им не воспользоваться. Никому ведь неведомо, когда снова повезёт остановиться…

Мария кивнула, жуя ставшую вдруг абсолютно безвкусной курицу, стараясь не обращать внимания на негромкий смех Эгиля.

– Отлично сказано, мастер! Шикарный парафраз Энжа из Гратрова!

Фроуд лишь усмехнулся в ответ, делая очередной глоток терпкого Солдагского вина.


Будущее королевства, по всей видимости, 

зависит от сумасбродного старика и кучи юнцов!

Ну, и Его Высочества, разумеется…


Из записей Лагмара, главы тайной службы 

Глава 9

Глядя на приближающуюся громадину замка, Эйвинд задумчиво пробормотал:

– Странно… Я думал, что буду скучать, но… На самом деле, в Скограте мне нравилось намного больше…

Тис невесело улыбнулся.

– Как скажете, Ваше Высочество! В поместье тихо и спокойно, но всё это совсем не по мне…

Принц перевёл взгляд на рыцаря и нервно забарабанил пальцами по лежащей на скамье подушке:

– Ну, значит, скоро ты снова окажешься при деле! Думаю, королева не стала бы вызывать тебя просто так!

Задумчиво покачав головой, Тис повернулся к окну.

– Надеюсь, что всё окажется так, как вы говорите…

– Как думаешь, удовлетворит ли Её Величество доклад Фроуда? – спросил принц, понизив голос, и прикусил губу, стараясь унять беспокойство. – Мы достигли так много и так мало на самом деле узнали…

Тис безразлично пожал плечами.

– Бесполезно гадать, Ваше Высочество! Сами знаете, королеве тяжело угодить. Но, учитывая обстоятельства, думаю, у нас… у Вас… есть шанс.

– Да… – прошептал Эйвинд, наблюдая, как карета пересекает каменный мост перед въездом в город. – Тут ты прав…

***

Сидя на высоком, украшенном резьбой троне, Элеонора задумчиво рассматривала изящную вышивку атласного платья.

«Надо же, раньше мне казалось, что эти одежды мне к лицу… А может, так и было…» – подумала королева и аккуратно выдернула торчащую из ткани нитку. – «Время, всё же, беспощадно…»

– Ваше Величество! – громогласно провозгласил лакей, входя в тронный зал. – Его Высочество смиренно просит аудиенции!

– Пусть войдёт! – великодушно махнула рукой королева, ощущая неясное беспокойство.

Лакей кивнул и выскользнул из тронной залы. Глубоко вздохнув, королева начала считать удары внезапно ускорившегося сердца. «Сейчас… Или нет… Слишком рано…»

Принц стремительно вошёл в тронный зал и склонился в изящном поклоне. Тихий шорох, с которым дорожный плащ коснулся паркета, заставил Элеонору вздрогнуть. Что-то в происходящем казалось жутко неправильным.

– Выпрямись, Эйвинд! – велела Владычица, тщательно скрывая охватившее её смятение. – Подойди ближе и расскажи о том, чего сумел добиться за прошедшее время?

Подчинившись приказу, принц выпрямился и сделал несколько шагов вперёд, оказавшись перед троном. На бледном от волнения лице юноши выступили капельки пота, но взгляд оставался твёрд.

– Благодарю за приглашение, Ваше Величество! – начал Эйвинд, в то время как его взгляд обшаривал залу. – Но мне думалось, что на нашей встрече будут присутствовать и представители Совета…

Элеонора холодно улыбнулась и едва заметно кивнула.

– Полагаю, лучшим решением будет встреча с глазу на глаз. Ведь, если ты принёс дурные вести, то лишнее внимание со стороны не принесёт выгоды ни одному из нас. Напротив, если вести добрые, тогда мне придётся обдумать и взвесить каждое слово, прежде чем поделится результатами с советниками.

Вновь поклонившись, Эйвинд учтиво произнёс:

– Воистину, Ваша прозорливость не знает границ…

– Довольно! – отрезала королева и, дождавшись, пока принц выпрямится заглянула ему прямо в глаза. – Я позвала тебя не для того, чтобы слушать грубую лесть! Рассказывай, что удалось узнать?

Принц замялся, но, спустя мгновение сунул руку в складки плаща и извлёк аккуратный свиток пергамента, скрепленный печатью.

– Вот, здесь изложено всё, что смог изучить Фроуд…

Поморщившись, Элеонора взяла свиток в руки.

– Я прочту позднее! А сейчас мне хотелось бы услышать о происходящем из первых уст!

Переступив с ноги на ногу, Эйвинд молчал, тщательно подбирая слова.

– Не могу сказать, что мы добились многого, но кое-что узнали… Штеннеры способны освобождать энергию, заключённую в камне, превращая её в огонь. Сами они, при этом становятся очень горячими, а кожа словно пылает огнём. При этом пламя их ранит ровно так же, как и обычных людей.

– Ясно, – перебила королева, поджав губы. – В таком случае задам тебе два вопроса… Первый: зависит ли мощь пламени от используемого камня?

– Ну…– замялся принц, не решаясь встретиться с королевой взглядом. – Пока мы выяснили, что лучше всего работают прозрачные драгоценности…Но! – встрепенулся Эйвинд, услышав вздох королевы. – Прямо сейчас Фроуд усиленно ищет альтернативу!

– Ладно! – произнесла Элеонора тоном, от которого у принца сжалось сердце. – Поверим, что на этот раз он справится, хоть я и не уверена… Но мы должны рассматривать все варианты. Как ты считаешь, даже с драгоценными камнями, смогут ли штеннеры оказать существенное влияние на ход битвы?

Принц задумчиво кивнул и посмотрел матери в глаза:

– Всё зависит от количества людей, которых сможет найти Лагмар… Даже сейчас, втроём… Если бы я увидел подобное на поле боя, у меня душа со страху ушла бы в пятки…

– Думаю, если бы ты вправду видел поле битвы, то говорил бы сейчас по-другому… – грустно улыбнулась королева. – В любом случае, я довольна твоим ответом! Можешь идти! Располагайся в замке, завтра выступишь на Совете! А дальше подумаем, как нам поступить…

Заметив промелькнувший на лице принца восторг, Элеонора нахмурила брови.

– Ступай и отдохни с дороги! И, да… позови Тиса!

Поклонившись, Эйвинд вышел из комнаты, давая королеве время перевести дух:

– Мальчик вырос… – пробормотала Элеонора, словно не веря тому, что говорит. – Наконец-то стал похож на будущего короля…

– Благодарю за приглашение, Ваше Величество! – громогласный голос вывел королеву из задумчивости. – Рад видеть Вас в добром здравии!

Часто заморгав, Элеонора сосредоточила взгляд на массивной фигуре, стоящей перед ней. Глубоко запавшие глаза тускло поблескивали на узком худом лице.

– И я рада, что с тобой всё в порядке! – произнесла королева с теплотой в голосе. – Подойди и расскажи, как обстоят дела в Скограте?

Тис сделал шаг вперёд и остановился, сохраняя дистанцию.

– Думаю, Его Высочество всё Вам рассказал, а мне нечего добавить. Фроуд никого близко не подпускает к штеннерам, на их встречи с принцем меня тоже не приглашают… Охраной занимается тайная служба, а я… Просто отдыхаю…

Элеонора поморщилась от прозвучавшей в голосе собеседника горечи.

– Должна признать, Тис, что я слишком жестоко обошлась с тобой… Теперь, оглядываясь назад, мне кажется, что доблесть и честность заслуживают лучшей награды, чем та которой я тебя одарила! Посему… я бы хотела… чтобы ты возглавил охрану принца!

Тис пошатнулся, но сумел сохранить бесстрастное выражение лица. Когда он заговорил, голос его звучал хрипло:

– Но разве этим не занимается Лагмар?

Королева ласково улыбнулась, словно разговаривая с несмышлёным ребёнком.

– Ты ведь понимаешь, что за человек глава тайной службы? И понимаешь, сколько опасностей поджидает принца? – дождавшись утвердительного кивка, Элеонора продолжила. – Тогда ты согласишься с тем, что наилучшим телохранителем для наследника престола станет человек, безответно преданный короне! Тот, на кого всегда можно положиться…

Тис медленно поклонился.

– Я понимаю… Благодарю Вас, госпожа!

Королева поднялась с трона, и в рассеянном свете солнца, пробивающемся сквозь стекло, её фигура вновь обрела прежнее величие.

– В таком случае, приступай к выполнению своих новых обязанностей, королевский телохранитель!


Мария становится задумчивой и всё чаще остаётся с принцем наедине. Возможно, стоит предостеречь девочку от необдуманных поступков…


Из дневников учёного Фроуда 

Глава 10

– Не стоило всё же оставлять Акселя в поместье… – осторожно произнесла Мария. – Неизвестно, как он себя поведёт, что напридумывает…

Алия грустно улыбнулась и покачала головой.

– Я знаю… Но он ещё слишком слаб, неизвестно, как бы он перенёс дорогу…

Мария кивнула, задумчиво теребя тяжёлую занавеску… Затем, отойдя от окна, осмотрела убранство комнаты, в которой им предстояло ночевать.

– Как думаешь, завтра всё пройдёт хорошо?

Алия пожала плечами и, обернувшись к Марии, рассеяно протянула:

– Наверное… Скорее всего, всё будет как в Скограте, разве что случайно подпалим филей какому-нибудь важному господину…

Мария прыснула, представив, какой поднимется переполох.

– Заметила, как Эгиль изменился за последние пару дней? Даже в карету к Фроуду напросился…

– А чего ещё ждать от учёных монахов? – закатила глаза светловолосая девушка. – Они и к нам в деревню часто захаживали, да только их прочь прогоняли, те даже рта не успевали открыть. Хитрые, да глазками зыркают по сторонам. Вот и этот местечко потеплее выбирает. Может, и не зря… А то мы словно… звери на ярмарке…

– Ладно тебе, – пробормотала Мария, поёжившись. – Мы ведь не для развлечения это всё делаем…

– А для чего? – пытливо спросила Алия. – Кто мы такие?

Мария хотела что-то сказать, но слова застряли в горле. Вместо этого девушка задула свечу, стоящую у изголовья кровати.

– Давай спать… – раздался в темноте тихий голос. – Завтра будет тяжёлый день…

***

Фроуд мрачно смотрел по сторонам, потягивая вино из резного кубка. Казалось, что проницательные чёрные глаза, поддёрнутые пеленой задумчивости, не замечают царящего вокруг веселья.

– Что-то не так, учитель? – раздался совсем рядом настороженный голос.

Встрепенувшись, Фроуд перевёл взгляд на сидящего напротив ученика.

– Всё в порядке, разумеется! А что?

Смутившись, Ингемар пожал плечами и отвёл взгляд.

– Ну, просто у вас такой вид, что я…

Фроуд вновь пригубил вино, взвешивая слова.

– Раньше я всегда сидел вон там… – длинный изогнутый палец учёного указал на королевский стол. – А теперь оказался среди безродных бастардов, безземельных лордов и заискивающих простолюдинов.

Взглянув на расстроенное лицо Ингемара, Фроуд смягчился:

– Не принимай близко к сердцу! Мы ведь с тобой в одинаковом положении, так что… А из-за чего? Из-за одной взбалмошной к…

– Не стоит так переживать, мастер! – раздался глубокий уверенный голос. – Как учит Вездесущий: «Никто не знает, что уготовано завтрашним днём…»

Сдавленно икнув, Фроуд скосил глаза на Эгиля и грустно улыбнулся.

– Ты прав, наверное… В любом случае, после сегодняшнего шоу, думаю, что-то изменится… Кстати, а как Тис там оказался?

Последний вопрос явно предназначался Ингемару, и юноша заёрзал по дубовой лавке, не поднимая взгляда.

– Не знаю… Он после поездки с принцем вернулся сам не свой, говорил, что королева оказала ему великую честь… А теперь, сами видите, телохранитель…

– Да уж вижу… – расстроенно крякнул Фроуд, вновь прикладываясь к пряно пахнущему кубку. – Будем надеяться, что и нам тоже удача улыбнётся, а то как-то совсем несправедливо получается…

– Уверен, плоды ваших изысканий очень скоро окажутся оценены по заслугам… – произнёс Эгиль, подливая вина загрустившему учёному. – Особенно, если показать, на что способен кварц…

– Но ведь, учитель… Мы до конца не…

– Я знаю, Ингемар! – отмахнулся Фроуд, стараясь перекричать звучащую в зале музыку. – И ты, разумеется, прав – это очень опасно… Но всё же, с ним пламя выглядит намного эффектнее, что отрицать…

– Я готов использовать кварц, если позволите, мастер… – почтительно склонил голову Эгиль. – Думаю, если принять меры предосторожности, всё пройдёт хорошо…

Крякнув, Фроуд перевёл взгляд на королевский стол и посмотрел на суровое лицо королевы.

– Думаю, можно рискнуть…

– Но, учитель! – испуганно выдохнул Ингемар, нависнув над столешницей. – Возможно, стоит…

– Можно рискнуть! – медленно произнёс Фроуд, глядя сквозь ученика. – Я очень хочу вернуться за тот стол…

***
Королева едва заметно кивнула, выслушав тихую речь собеседника.

– Ты думаешь, эмир узнает о том, что произойдёт сегодня?

Губы главы секретной службы тронула мимолётная улыбка. Склонившись к самому уху владычицы, Лагмар горячо зашептал:

– Разумеется… Как минимум трое из присутствующих здесь лордов подрабатывают его осведомителями…. Других владык тоже оповестят очень быстро, я лично позабочусь об этом…

– Великолепно! – улыбнулась Королева и, склонив голову в сторону, дала понять, что услышала всё, что её интересовало. Поняв намёк, Лагмар выпрямился и бесшумно растворился в тени, царящей позади королевского стола.

– Рада приветствовать цвет Рии, собравшийся в этом зале! – Громогласно произнесла королева, поднявшись с кресла. Голос владычицы вознёсся до потолка, отразился от потолочных балок и, усилившись десятикратно, вернулся в зал. – Сегодняшняя наша встреча обещает быть судьбоносной. Ведь сегодня… я покажу вам оружие, способное изменить ход войны!!!

По обеденному залу пронёсся ропот, и взгляды лордов упали на угловой стол. Слухи распространялись быстрее молнии, и все знали, кто послужил причиной сегодняшнего праздника.

– А теперь прошу всех проследовать на турнирное поле! Уверяю, вы увидите нечто совершенно невообразимое…

Поднявшийся в зале гвалт, состоящий из шума отодвигаемых стульев и ропота десятков голосов, заглушил окончание фразы, но королева лишь улыбнулась. Лагмар хорошо поработал. Оброненные мимоходом слова и неясные намеки сумели взрастить в душах присутствующих непреодолимое любопытство. Что ж… Главное, чтобы всё прошло так, как задумано…

Взглянув на сына, Элеонора заметила, что он пытается найти кого-то в толпе.

– Ты идешь? – спросила королева, в то время как прислуга накидывала на её плечи меховую мантию. – Надеюсь, Фроуд не подведёт и представление впечатлит присутствующих…

– Да… Разумеется… Всё пройдёт хорошо… – пробормотал Эйвинд, выглядя немного расстроенным. – Пойдём…

***
– Ты как? – едва слышно спросила Мария у Алии, наблюдая за выдыхаемыми изо рта облаками пара.

Светловолосая девушка в ответ пожала плечами:

– Как я и думала… Словно на ярмарке…

Мария окинула взглядом шумные трибуны над головой и согласно кивнула.

– Да, тут ты оказалась права…

– Так! – хлопнул в ладоши Фроуд, подходя ближе. Идущий за ним следом Эгиль выглядел до предела сосредоточенным. – Берём камни и ждём разрешения королевы… Затем Мария начинает, Алия продолжает, Эгиль заканчивает… Постарайтесь собраться!

– А где Ингемар? – робко спросила Мария, беря в руку небольшой изумруд.

– На трибунах, должно быть… Обиделся из-за… Неважно! Как закончите – сразу поднимайтесь наверх и садитесь на места рядом с королевой. Она должна будет вам что-то сказать…

Кивнув, Мария сжала в кулаке изумруд, ощущая привычное покалывание в пальцах. Взглянув на Алию, девушка заметила, что та до крови закусила губу.

– Не волнуйся… Всё пройдёт хорошо…

– Итак, мои дорогие подданные, благодаря выдающимся усилиям Фроуда удалось доказать, что штеннеры существуют на самом деле!

Подождав, пока утихнет поднявшийся ропот, королева продолжила:

– И сегодня я предлагаю вам убедиться в том, что старинные предания не лгали… Покажите же, на что способны!

***
Наблюдая за тем, как Мария выходит на центр площадки, королева нахмурилась и спросила у принца:

– Я так понимаю, она самая сильная из всех?

Эйвинд кивнул, стараясь унять нервную дрожь в руках.

– Пока да, но этот монах… Тот юноша, который стоит возле Фроуда… Думаю, у него определённо есть талант!

– Хорошо… – нервно улыбнулась Элеонора, наблюдая за тем, как Мария закрыла глаза и подняла вверх руку. Даже зная, чего следует ожидать, королева затаила дыхание, наблюдая за тем, как из плотно сжатого кулака девушки вырывается столб ярко-красного пламени…

– Великолепно… – только и прошептала Элеонора, затаив дыхание. – Просто невероятно…

Когда рев восторга чуть стих, королева вновь обратилась к сыну:

– Должна признать, я впечатлена…

Вместо ответа Эйвинд кивнул, не отрывая взгляда от Марии, поднимающейся на трибуну.

Наблюдая за тем как готовится Алия, королева задумчиво прикусила губу.

– Сдаётся мне, что толку от неё на поле боя не будет…

Мария, услышав слова владычицы, втянула голову в плечи.

Бледно-жёлтый столб огня вновь оказался встречен воплями восторга. Не дожидаясь, пока Алия поднимется на трибуну, Эгиль вышел в центр поля. Прежде чем приступить к делу, бывший монах изящно поклонился королеве и что-то прошептал, прижав тыльную сторону кулака ко лбу.

– Благодарю за благословение, последователь Вездесущего! – откликнулась на беззвучную молитву королева. – Можешь приступать!

Кивнув, словно только и дожидался этих слов, Эгиль выпрямился и крепко зажмурился, поднимая руку над головой.

В тишине, повисшей над ристалищем, казалось, можно было услышать шум бегущей по жилам крови. Наконец, над кулаком монаха появились первые языки пламени. Бледные и слабые поначалу, они разрастались, сплетаясь между собой, и вскоре над полем бушевал настоящий огненный смерч.

Зажмурившись от яркого света, бьющего в глаза, Элеонора поднялась и захлопала в ладоши. Лорды, сидящие на трибунах, последовали примеру владычицы, и над полем разнеслись размеренные удары сотен ладоней.

Смерч утих, и Эгиль, подняв голову, встретился взглядом с королевой. Тёмные глаза на покрасневшем от жара лице сияли огнём.

***
– Тебе, Алия, даруется поместье Хвитар и титул баронессы…

– Тебе, Мария, дочь садовника, даруется поместье Вельт и титул баронессы…

– Тебе, Эгиль, последователь Вездесущего, даруется поместье Лиденкап и титул барона…

– Встаньте, Мария Вельтская, Алия Хвитарская и Эгиль Лиденкапский!

Обведя присутствующих пылающим взглядом, королева громогласно произнесла:

– А теперь, лорды, слушайте мой приказ! Скачите в свои владения и расскажите о том, что видели! За каждого найденного штеннера феодал получит золото и королевскую благодарность!

Стоит ли говорить, что спустя всего два дня, вся Рия бурлила от неожиданных новостей?

А через ещё несколько дней покоя лишились все соседи королевства…


Мой Господин, да осенит милость 

Четырёхликого Бога все Ваши деяния, 

боюсь, что у меня очень дурные вести…


Из письма Азар-Шеда правителю Эрраты 

Глава 11

Солнце давно скрылось за горизонтом, но Мария не торопилась заходить в дом. Обдумывая события прошедшего дня, девушка задумчиво теребила в руках подаренную принцем безделушку и рассеянно улыбалась. Надо же… баронесса! Отец, наверное, удивился бы… И поместье в котором они остановились по пути в Скограт… Подумать только – оно теперь принадлежит Алии!

Тихий шорох вывел Марию из задумчивости. Подняв глаза, девушка посмотрела на Эйвинда, держащего в руках тёмный свёрток.

– Может, зайдёшь в дом? – поинтересовался принц, подходя поближе. – Холодно же…

Рассеянно кивнув, Мария перевела взгляд на тёмно-синее небо, висящее над головой, и улыбнулась.

– Я, наверное, ещё посижу здесь. Слишком много всего произошло… Боюсь, все воспоминания не поместятся под крышу дома, нужно их сперва разобрать и утрясти…

– Так и знал! – вздохнул Эйвинд, разворачивая свёрток. – Вот, стащил…

На плечи девушки опустилось плотное стёганное одеяло.

– Оххх…. – прошипел принц, присаживаясь на скамью. – Как ты тут сидишь? Доски же ледяные!

Мария, повернувшись, взглянула Эйвинду в глаза и озорно улыбнулась.

– Я тоже стащила из дома одеяло…

– Могла бы и поделиться! – проворчал принц, ёрзая по скамье.

Привстав, Мария пересела чуть дальше, освобождая прикрытые тканью доски.

– Прошу Вас, Ваше Высочество…

Замявшись, принц взглянул на Марию, но та сделала вид, что изучает покрытый изморозью розовый куст. Вздохнув, Эйвинд пересел, чувствуя, что несносная девчонка в очередной раз обвела его вокруг пальца. Со стороны казалось, что фигуры сидят на скамье вплотную, но пышная зимняя одежда делала происходящее крайне целомудренным.

– Поздравляю… – произнёс принц, желая нарушить затянувшееся молчание. – Думаю, тебе понравится Вельт – очень милое место…

– А что случилось с прошлым владельцем? – спросила вдруг Мария. – Не хотелось бы начинать путь дворянки с обид кого-бы то ни было…

– Ну, сколько я себя помню, поместье принадлежало королевской семье… А до этого… кажется, старый барон затевал мятеж, и его в итоге повесили, но не уверен…

– Бр-р-р… – поёжилась Мария, поплотнее закутавшись в накинутое на плечи одеяло. – Надеюсь, судьба не передаётся вместе с титулом…

– Нет, конечно, – улыбнулся принц. – Будь это так, все мои предки умирали бы от чесотки, как основатель династии король Олаф…

– А какие у меня теперь привилегии? – спросила вдруг Мария, сверкнув глазами. – Я могу, к примеру, выйти за кого-нибудь знатного?

– Конечно… Эй! Так нечестно! – смутился принц, радуясь темноте, скрывшей пылающие щёки. – Сама знаешь, без разрешения королевы такие вопросы не решаются…

Мария в ответ показала язык и поднялась со скамейки.

– Благодарю за компанию и заботу, Ваше Высочество, но я, пожалуй, пойду отдыхать…

– Может, заглянешь сегодня? – выдохнул принц, стараясь скрыть охватившее его волнение. – У меня очень милая комната… И библиотека отличная!

– А вы не боитесь пересудов, Ваше Высочество? – насмешливо спросила Мария. – Уже и так чего только не рассказывают. Мол, и приворожила я принца, и дурманящим зельем опаиваю, и под контролем держу…

– Брось… – отмахнулся Эйвинд, поднимаясь на ноги. – Ты ведь знаешь… Скоро я стану королём! И тогда ни у кого не придётся просить разрешения… И на слухи можно будет наплевать!

– Ну раз так… – протянула Мария, смущённо опустив взгляд. – Возможно, я и навещу Ваше Высочество…

***
– Так о чём ты хотел поговорить, Лагмар? – вежливо улыбнулась королева, пристально глядя человека, сидящего по другую сторону стола. – Подобная спешка на тебя не похожа.

Глава тайной службы кивнул, не отрывая взгляда от крепкой дубовой столешницы. Его длинные пальцы находились в постоянном движении, а лицо казалось ещё более мрачным, чем обычно. Наконец, тишину пронзил шёпот, резкий, как ледяной ветер:

– Мне, право, неловко говорить о подобном, госпожа… Но дело касается Его Высочества, а значит, смолчать не удастся…

– Довольно, Лагмар… – отмахнулась королева, не переставая улыбаться. – Мы оба знаем, что тебе не впервой ковыряться в чужом грязном тряпье! Более того, я за это и плачу! Так что переходи к делу, не тяни!

На мгновение подняв голову, глава тайной службы окинул Элеонору насмешливым взглядом. В шёпоте, разнёсшемся по комнате, сквозило уважение:

– Вы правы, госпожа! И всё же разумнее проявить определённую деликатность, когда дело касается столь высокопоставленных особ… Дело в симпатии, которую принц испытывает к одной из подопечных Фроуда…

Королева с едва заметным облегчением откинулась на спинку кресла и снисходительно улыбнулась.

– Если ты про дочку садовника, то это для меня не новость! Сложно было не заметить, какими глазами Эйвинд следил за ней во время представления…

Лагмар вновь одарил королеву беглым взглядом, и на его лице отразилось что-то похожее на досаду.

– Я преклоняюсь перед вашей прозорливостью, госпожа… Но, как мне кажется, Вы недооценили силу этой привязанности! Одно дело, если речь идёт о мимолётном увлечении, и совсем другое, если…

– Перестань, Лагмар! – произнесла Элеонора, по-прежнему улыбаясь. – Повторюсь – это не повод для беспокойства!

– Воистину, нет мнения более справедливого, чем Ваше… – прошелестел глава тайной службы, почтительно опустив голову. – Но не будет ли для королевства бедой, если у них родится бастард? Или, того хуже, принц захочет сделать её… королевой?

Элеонора прекратила улыбаться, и в её тёмных глазах мелькнули искры.

– Достопочтенный Азар-Шед не раз упоминал в беседах главный принцип Эрраты: «Беспокоится стоит лишь о том, что свершилось…» В нашем случае о том, чему мы позволим свершиться! Поэтому, Лагмар, я предлагаю подождать… Сам ведь знаешь, что, как только штеннеры осознают собственную силу, ни тайная служба, ни рыцари не смогут ничего им противопоставить… А так появляется небольшой шанс до поры удержать их в узде. И потом, даже если девка и забеременеет, неужели твои люди не смогут справится с этим недоразумением?

Поднявшись из-за стола, Лагмар поклонился:

– Я понял Вас, госпожа…

Элеонора кивнула, прикрыв глаза:

– А я в тебе и не сомневалась… 

Книга 4. Эгиль

Вскорости ручейки людей превратились в сплошной поток, и Скограт стал слишком тесен. По поручению королевы, рядом с поместьем возвели множество аккуратных бревенчатых домиков. Некоторые называют это университетом… Чушь! Вся моя работа состоит в том, чтобы отделять зёрна от плевел. А плевел слишком уж много… Кажется, королева перестаралась, раздавая обещания…

Из записок мастера Фроуда, учёного
«Благодаря ячеистой структуре кварц состоит из ряда повторяющихся «перегородок», расположенных особым образом. При высвобождении энергия отражается от них, не вызывая деформации»

Трактат второй «Характеристика камней, способных проводить энергию. Кварц как основа.»

Глава 1

Неспешно прогуливаясь по двору, Фроуд прислушивался к звуку капающей воды.

– Весна совсем близко, Ингемар… Мог ли ты подумать, что всё так обернётся?

Идущий рядом с учёным темноволосый юноша задумчиво покачал головой.

– Разумеется нет, учитель! Мне даже не по себе от той скорости, с которой развиваются события…

Фроуд довольно хмыкнул и, остановившись, окинул взглядом ряд домов, стоящих вдоль широкой улицы. Глядя на людей, толпящихся у палаток торговцев, учёный рассеянно почесал бородку.

– Даже не представляю, как мы управимся со всеми… Кстати, рад, что вы с Эгилем нашли общий язык. Без вашей помощи пришлось бы намного сложнее…

Ингемар промолчал, наблюдая за группой людей в чёрных куртках, опасливо поглядывающих на возвышающийся над холмом Скограт.

– Кажется, к нам новенькие…

***
– Давай уедем отсюда… – с робкой надеждой произнёс Аксель, приподнявшись на кровати. – Ты ведь знаешь, как мне здесь надоело!

Ласково улыбнувшись, Алия взъерошила коротко стриженные волосы парня.

– Неужели снова… Нельзя просто так уйти! Да и куда?

Аксель сосредоточенно нахмурился и засопел, подбирая слова.

– Они чужаки! Как ты не понимаешь! Неужели ты поверила детям долин? Тебя ведь просто используют…

Улыбка сошла с лица Алии, и теперь, в неярком свете, падающем из окна, девушка выглядела задумчивой.

– Знаю… И поначалу меня тоже терзали подобные мысли… Но сейчас, впервые за долгое время, я чувствую себя нужной, Аксель! Так спокойно нам не было с момента ухода из Исфьеллета!

Поморщившись, юноша вновь растянулся на кровати. Задумчиво поглаживая изящное покрывало, скрывающее тело по пояс, тихо произнёс:

– Давай уедем! Пожалуйста…

– Ты просто избалованный мальчишка! – улыбнулась Алия и, наклонившись, чмокнула парня в щёку. Спустя мгновение прежде белоснежная кожа покрылась ярким румянцем. – Скажи, тебе просто не по себе от того, что здесь происходит? Ты боишься… меня?

С шумом втянув воздух, Аксель перевёл взгляд на окно, сквозь которое проглядывал неясный контур оживлённой улицы.

– Ты ведь знаешь, как я хотел выжать искры из этих камней! Сколько дней я старался! И без толку. А теперь я словно твоё дополнение… И этот Эгиль, постоянно старающийся меня поддеть! Не знаю…

Алия вздохнула и, поднявшись, подошла к окну. Взглянув на солнечные часы, стоящие чуть поодаль от входа в поместье, девушка улыбнулась.

– Ты всегда думаешь, что кто-то хочет тебя оскорбить… На самом деле, Эгиль не так плох, как кажется поначалу. В любом случае, он предан делу, а его идея по поводу зарядки камней и вовсе…

Услышав протяжный вздох, девушка засмеялась.

– Ладно! Просто… Позволь мне ещё немного побыть нужной, идёт? Скажем… До осени?

Нахмурившись, Аксель какое-то время наблюдал за затаившей дыхание девушкой и наконец улыбнулся.

– Ладно… Но взамен, ты опоздаешь сегодня на занятия!

Глядя на довольную улыбку, озарившую лицо парня, Алия почувствовала, что наступает её черёд залиться краской.

***
– Приветствую в Скограте! – широко улыбнулась Мария, глядя на людей, стоящих перед ней. – Теперь послушайте, как будет проходить отбор на обучение.

Говоря, девушка переводила взгляд с одного претендента на другого. Молодые и старые, кутающиеся кто в меха, а кто в обноски, люди стояли и, затаив дыхание, слушали.

В последние месяцы происходящее в Скограте стало главной темой сплетен, но Мария до сих пор не могла поверить, что все люди в королевстве обсуждают не кого-то, а именно её. Закончив говорить, девушка отступила на шаг, указывая на стоящий подле неё короб, заполненный переливающимися на солнце кусочками кварца.

– Подходите по одному и делайте так, как я говорила…

На этом месте новички обычно начинали нервничать и мяться, но в этот раз вышло по-другому. Не успела Мария договорить, как откуда-то из-за спин выскользнул мальчик лет десяти, кутающийся в не подходящую по размеру кожаную куртку. Из-под сбившейся на затылок охотничьей шапки вырывались на свободу каштановые вихры, а на чумазом, покрытом веснушками лице, застыла озорная гримаса.

– Я попробую! – послышался звонкий и прозрачный, словно льдинка, голос.

– Ладно… – улыбнулась Мария, протягивая мальчонке кусочек камня. – Держи. Крепко сожми и скажи, что чувствуешь.

Застывшая на маленьком веснушчатом лице решимость одновременно пугала и веселила. Спрятав кварц в ладошке, мальчик зажмурился и нахмурил от усердия лоб.

– Ну, как ощущения? – прервала Мария затянувшееся молчание.

– Хм…я… – неуверенно протянул мальчик, глядя себе под ноги. – Пальцы покалывает и тепло, как будто.

Мария со вздохом протянула руку вперёд и дождавшись, когда ей вернут камень, крепко сжала кулак.

– Увы, но нет. Этот камень пустой. Сожалею, но ты не штеннер…

Шумно засопев, мальчишка склонил голову вперёд, всем своим видом показывая, что никуда не уйдёт.

– А может быть, вы просто не чувствуете!

Улыбнувшись, Мария развела руками.

– Сожалею…

– Неужели ничего нельзя сделать? – спросил мальчик, и в его голосе не осталось ни следа от прежней воинственности. – Пожалуйста… Мне некуда возвращаться…

Окинув взглядом недовольно ворчащих людей, ждущих своей очереди, Мария кивнула, поджав губы.

– Ладно, давай попробуем кое-что.

Покопавшись в корзине, девушка выбрала пару кусочков кварца и, выпрямившись, поднесла их как можно ближе друг к другу, держа в вытянутых руках. На мгновение, над поляной воцарилась тишина, и присутствующие, затаив дыхание, следили за тем, как камни ярко полыхнули огнём, засветились, а затем потемнели, вновь превратившись в обычный кварц.

– Вот, попробуй теперь! – улыбнулась Мария, протягивая мальчишке один из камней. – Только осторожно, держи сквозь рукав.

– А… что вы только что сделали? – пробормотал мальчик, пытаясь натянуть на ладонь жёсткую ткань.

– Эти камни словно кубки, – улыбнулась Мария, стараясь говорить громче, чтобы слышали и остальные новички. – Кто-то заполнен наполовину, кто-то на треть, а некоторые полны энергии настолько, что она переливается через верх. И теперь я просто наполнила один из камней при помощи второго. Если у тебя есть малейшие задатки, ты сможешь высечь искру.

Мальчик кивнул, хотя на его лице и отразился испуг. Из группы новичков внезапно раздался одобрительный крик.

– Просто закрой глаза и подумай о чём-то хорошем. Радостном. Тёплом…

Закрыв глаза, мальчик нахмурился и крепко прижал к груди зажатый в кулаке камень. Прежде чем Мария успела сказать хоть слово, раздался тихий шорох, и кварц упал на покрытую снегом землю.

– П-п-получилось… – выдохнул мальчик, рассматривая обугленный след, оставшийся на рукаве и груди. – В-в-вы видели… Получилось…

– Молодец! – улыбнулась Мария и кивнула стоящему поодаль охраннику. – Теперь тебя отведут в дом и накормят. А завтра начнём учиться… Кстати, как тебя зовут?

На покрытом веснушками лице промелькнуло что-то вроде гордости.

– Люди называют меня Рауд…


Места под Скогратом становится всё меньше.

Боюсь, что вскорости у меня не хватит людей

для должного наблюдения…


Из записей Лагмара, начальника тайной службы 

Глава 2

– Не стоило ехать со мной, Енор! – бросил через плечо Эгиль, не замедляя шаг. – Неужели в поместье не осталось дел?

Высокий мужчина, закутанный в меховой плащ, усмехнулся краешком губ.

– Сам ведь знаешь, что нет… К принцу меня не подпускает Тис, а за твоими друзьями наблюдают люди, которым можно доверять. Остался только ты. Вот я и решил прогуляться…

– Польщён… – пробормотал Эгиль, неожиданно остановившись. – Кажется, пришли…

Енор взглянул на раскинувшийся у подножия холма карьер и поёжился, плотнее запахнув плащ.

– И ради этого стоило потратить два дня на дорогу?

– Я ведь не звал тебя с собой, так что не жалуйся! – беззлобно проворчал Эгиль, доставая из наплечной сумки несколько холщовых мешочков. – Ну как, идёшь?

Подняв глаза к покрытому тёмными тучами небу, Енор обречённо вздохнул.

– Да, иду… Не зря же я сюда притащился…

***
Изнутри карьер походил на гнездовье змей из детских сказок. Покатые стены, вырубленные в серой породе, украшали редкие вкрапления мутно-белого кварца.

– На вот, возьми! – произнёс Эгиль, передавая спутнику несколько мешков. – Ты ведь знаешь, что у кварца много подвидов? Собирай по несколько обломков любого цвета, какого найдёшь…

– С чего ты взял, что я буду это делать? – развеселился Енор. – Я вообще-то тебя охраняю… Обидно будет, если какие-нибудь набожные крестьяне порешат открутить голову богопротивному штеннеру, а я в это время буду грязь разгребать… Ну уж нет!

В ответ Эгиль только покачал головой и, склонившись, начал перебирать лежащие на земле валуны.

Енор, разумеется, лукавил. Карьер принадлежал королевской семье, а значит, даже просто придя сюда крестьяне подписали бы себе смертный приговор. Не говоря уже о том, что население, прознавшее о милости королевы, начало считать штеннеров чем-то вроде Божьего благословения. И всё же агент тайной службы не мог избавится от тревожного предчувствия. Чтобы отвлечься, он заговорил вновь.

– Знаешь, почему я на самом деле с тобой поехал, Эгиль? Никто не хочет за тобой следить! И ребята мои не стремятся оставаться с тобой наедине. Говорят, есть в тебе что-то… Пугающее…

Раскатистый смех отразился от стен карьера, и Енор почувствовал, как по плечам забарабанили мелкие камешки. Монах, не переставая смеяться, поднял голову и взглянул на стоящего перед ним агента насмешливым взглядом.

– Вот уж не думал, что в тайную службу берут трусов, которых может напугать скромный последователь Вездесущего… А сам-то ты, Енор, как? Боишься?

Отойдя от стены карьера, агент пожал плечами.

– Нет, разумеется… В тебе заметно упорство и настойчивость. Есть убеждения. Но бояться у меня нет причин.

– Ну и отлично! – холодно улыбнулся Эгиль, возвращаясь к сбору камней. – Рад, что ты умнее своих подчинённых…

Поёжившись от порыва ледяного ветра, Енор со вздохом склонился над грудой битого тёмно-серого кварца.

– Скажи, зачем ты здесь? Можно ведь послать прислугу…

Эгиль, поднявшись на ноги, осторожно поставил на землю первый заполненный мешочек.

– Сам ведь знаешь, что обличий у кварца столь же много, как и людских пороков. Когда мы убедились, что этот минерал идеально подходит штеннерам, меня начал мучать один вопрос. А именно: какая разновидность кварца окажется самой сильной? За этим, собственно, я и приехал. Чтобы ничего не упустить…

Хмыкнув в бороду, Енор расправил холщовый мешок и потянулся к тёмно-зелёному камню, тускло-поблескивающему в одной из стенок карьера.

– Ладно… Так и быть, помогу… Чёрт!

Вскинув голову, Эгиль взглянул на Енора, прижимающего к груди руку.

– Что-то не так?

– Всё в порядке… Просто камень упал сверху!

– Ну-ка, покажи! – скомандовал Эгиль, подходя ближе. – Давай сюда!

Отступив на шаг назад, Енор криво улыбнулся, обнажая в улыбке острые зубы.

– Я же сказал, что всё в порядке! Иди, собирай свои камешки, пока не стемнело!

– Не стоит считать меня глупцом! – холодно произнёс Эгиль, подходя ещё на шаг ближе. Только сейчас агент тайной службы заметил увесистый кусок кварца, лежащий у монаха на ладони.

– Ты мне угрожаешь?

Эгиль остановился и улыбнулся мёртвой улыбкой.

– А стоит?

Негромко выругавшись, Енор протянул вперёд руку и показал едва заметную подпалину на перчатке.

– Какой из них? – спросил Эгиль, пожирая отметину взглядом. – Какой из камней?

– Этот! – указал Енор, а затем улыбнулся. – Кажется, мы нашли то, что ищем! Если даже у меня получилось искру добыть…

– Верно… – задумчиво пробормотал Эгиль, касаясь пальцами тёмно-зелёного камня. – Через край… Удивительно.

Затем, словно спохватившись, монах бросил через плечо:

– Походи по карьеру, найди ещё такого же кварца и неси сюда…

– Ты ничего не перепутал? – зло прошипел Енор, поправляя плащ. – Не тебе здесь указы раздавать!

–Как раз-таки мне! – холодно ответил Эгиль, обернувшись. Тёмные глаза, сверкающие под угольно-чёрными бровями, не сулили ничего хорошего. – Ты учуял наполненный до краёв камень, а значит, технически, можешь считаться штеннером… Хотя… Скорее всего, ты никогда не сможешь зарядить камень или полностью извлечь скопившуюся в нём энергию… Твой удел – искорки да язычки пламени… Тем не менее, раз ты штеннер, то, согласно приказу королевы, немедленно начинаешь обучение. А раз так, слушаешься меня… Да, и насколько я знаю, вряд ли Лагмар за тебя заступится…

Скрипнув зубами, Енор окинул взглядом стоящего перед ним монаха, прикидывая шансы. Можно попробовать свернуть шею и свалить всё на несчастный случай… Скажем, упал вон с того обрыва…

Словно прочитав мысли агента, Эгиль медленно покачал головой:

– Не советую этого делать! Помни, что я могу тебя испепелить в любой момент…

Взглянув в тёмные глаза монаха, Енор почувствовал, как на лбу выступили холодные капельки пота.

– Давай, собирай камни! Скоро стемнеет!

Зло сплюнув, агент подхватил мешок и поплёлся вдоль стены карьера, бормоча под нос проклятия. До поместья дорога долгая… Сколько возможностей: яд, падение с лестницы постоялого двора, несчастный случай в дороге… Нужно только заткнуть выскочку до того, как он всё растреплет!

Интересно, как бы действовал Лагмар?


Оказалось, что способность вызывать искры из наполненных камней встречается не так уж и редко…. С другой стороны, для того, чтобы наполнить кварц, нужен штеннер совсем другого порядка. И вот их можно пересчитать по пальцам…


Из записей Фроуда, учёного 

Глава 3

– Не кажется ли Вашему Высочеству, что здесь становится слишком многолюдно?

Улыбнувшись, Эйвинд взглянул на настороженного телохранителя и покачал головой.

– Неужели, Тис, есть что-то, с чем ты не сможешь справиться?

– Ваше Высочество слишком высокого мнения обо мне, – хмыкнул рыцарь. – В любом случае, поток людей, захлестнувший поместье, слишком бурный…

– Поэтично… – улыбнулся принц, позволяя прислуге набросить на плечи куртку. – Кажется, книги Ингемара делают тебя слишком сентиментальным…

Улыбнувшись, Тис зашагал вслед за Эйвиндом.

– Думаю, Вашему Высочеству следует больше тренироваться с мечом! Заодно сможете проверить мою сентиментальность…

– Я подумаю, – серьёзно произнёс принц, глядя под ноги. – Сам ведь знаешь – дел невпроворот! Может, как-нибудь загляну на ваши с Ингемаром тренировки…

Почтительно склонив голову, Тис отворил тяжёлую дубовую дверь поместья.

– Для меня это будет честью, Ваше Высочество…

***
– Мария!

Услышав знакомый голос, девушка вздрогнула и обернулась. Лицо, обрамлённое пышной копной рыжих волос, казалось уставшим.

– Ну, как успехи сегодня? – улыбнулся Эйвинд, подходя поближе. Тис, дружелюбно кивнув, остановился чуть поодаль.

– Великолепно! – Мария подбоченилась и картинно вытерла со лба несуществующий пот. – Только устала очень… Сегодня новеньких больше, чем вчера…

– Многих отобрали? – уточнил Эйвинд, оглядывая площадку. На подсохшей грязи осталось множество следов.

– У одного есть задатки, ещё парочка сумели высечь искры из наполненных камней. Думаю, при должном усердии из них что-то получится.

– Отлично! – кивнул принц, и его глаза на короткий миг полыхнули огнём. – Такими темпами у нас к лету появится целая армия! Ну, то есть… я хотел сказать…

– Не волнуйся… – ласково улыбнулась Мария, коснувшись плеча принца. – Ты обещал, что мы не станем воевать. И я тебе верю!

Эйвинд мотнул головой, чувствуя, что краснеет.

– Но ведь, на самом деле может случиться так, что вам придётся…

– Не переживай понапрасну… – голос Марии звучал доверительно и спокойно. – Сейчас всё хорошо. И, сказать по правде, я не верю, что кто-то решится напасть на Рию…

– Эгиль должен сегодня вернуться, так ведь? – сменил тему принц, задумчиво глядя поверх левого плеча Марии. – Как думаешь, сможет что-нибудь найти?

Пожав плечами, девушка нахмурилась и её лицо вновь стало казаться уставшим.

– Он обещал, что вернётся к ужину четвёртого дня. Но не думаю, что есть смысл искать камень сильнее обычного кварца…

– Ты в порядке? – уточнил Эйвинд. – На тебе просто лица нет… Может, стоит отдохнуть?

Фыркнув, Мария закатила глаза.

– Вот ещё! Дел непочатый край…

– Мне нужно идти сейчас… – смущённо заметил принц, наконец расслышав деликатные покашливания Тиса. – Плотники ждут указаний, нужно распорядиться насчёт снабжения, но… Мы ведь увидимся ещё сегодня, так ведь?

Лицо девушки на миг приняло озорное выражение:

– Обязательно, Ваше Высочество…

***
– Ты так и не выпустишь его из рук? – поинтересовался Енор, не отрывая взгляда от тёмно-зелёного камешка.

Эгиль лишь усмехнулся, продолжая смотреть в окно.

– Послушай, может, перекусим? –предложил агент, роясь в стоящем в углу кареты сундуке. – Вредно так долго голодать… Вот, гляди: у нас немного вяленого мяса осталось, лепёшки, сыр…

Едва слышно вздохнув, монах повернулся к Енору.

– Не искушай меня! – раздался негромкий шёпот. – Можешь не стараться, до Скограта я доеду живым…

Пожав плечами, Енор впился зубами в лепёшку и состроил оскорблённую мину.

– Не понимаю, что ты там выдумал, – промычал агент, извлекая из сундука тёмно-красную бутылку. – Может, вина?

– Послушай меня внимательно… – произнёс Эгиль и, склонившись вперёд, вперился в собеседника внимательным взглядом угольно-чёрных глаз. – Таких как ты в Скограте уже пруд пруди. Будь моя воля, всех этих страждущих, желающих лишь набивать брюхо да спать на перине, и близко не подпускали бы к поместью… Но, увы, решаю не я.

Енор внимательно слушал, чувствуя, что сердце начинает биться быстрее.

– Как ты мог заметить, я совсем не идиот! Несложно понять, зачем нас собирают. Мария и Алия просто не желают видеть… Одна ослеплена любовью, другая обещанным благополучием… Но мы с тобой знаем, что скоро начнётся…

Выдержав паузу, Эгиль, словно через силу, выплюнул:

– …бойня… И я не хочу сгинуть в ней бесследно! Наоборот! Нужно сохранить и преумножить то, что нам удалось узнать!

Монах замолчал, и в карете воцарилась тишина, нарушаемая лишь лёгким поскрипыванием колёс да едва слышной руганью возницы.

– Так а я здесь при чём? – нарушил тишину Енор. Откинувшись на подушки, агент казался расслабленным, но на самом деле под дорожным плащом бугрились напряжённые мышцы. Стоило только правильно выбрать время…

– Ты тоже далеко не дурак. И поэтому я думаю, что с тобой можно иметь дело. Другой бы давно попытался напасть, надеясь, что сможет выбить камень из руки до того, как я успею среагировать. На самом деле, штеннеру необязательно касаться камня рукой… Достаточно даже небольшого кулона, наподобие того, что висит у меня на шее…

Шумно сглотнув, Енор заёрзал на скамье, словно стараясь устроиться поудобнее. Монах тем временем продолжал говорить:

– Я сохраню твой секрет в тайне, если ты станешь рассказывать мне о планах Лагмара и королевы… Ты, право, ориентируешься в делах государства намного лучше меня…

– А если мои данные окажутся ложными? – усмехнулся Енор, но взглянув в угольные глаза собеседника, почувствовал, что улыбка сама собой сползла с губ.

– Как уже было сказано: я совсем не дурак! – задумчиво произнёс Эгиль, откинувшись на подушки. – Можешь не отвечать сразу. Подумай. Но учти, как только окажемся в Скограте – пойдёшь в казарму для новобранцев, и никакой Лагмар тебе не поможет.

– Нет нужды в угрозах… – поморщился Енор и, вспомнив о вине, поднёс бутылку к губам. – Хорошо, я согласен… Если подумать, наше сотрудничество вполне может оказаться плодотворным…

– В этом можешь не сомневаться! – усмехнулся Эгиль, вновь глядя в окно. – Даю слово!


Среди новичков распространено мнение, что им вот-вот предоставят поместье, титул и кучу золота. Смешно! Как будто королевскую благосклонность так легко завоевать!


Из записей Эгиля, барона Лиденкапского 

Глава 4

В комнате пахло застарелым потом и кислой капустой. Поморщившись, Рауд осмотрелся по сторонам и взгляд сам собой остановился на грубо сбитой кровати, стоящей у двери.

– Твоё место! – словно подслушав мысли мальчика, кивнул сопровождающий. – Располагайтесь, Ваше Штеннерство! Будьте как дома!

Покраснев, Рауд подошёл к кровати, слушая за спиной удаляющееся хихиканье.

– Не обращай внимания! – послышался негромкий шёпот из полутьмы, скрывающей глубину комнаты. – Завидует просто… Не бойся, кроме как пустословить, они более ничего не могут!

Кивнув, Рауд поставил на кровать небольшой заплечный мешок.

– А ты давно здесь?

– Очень! – хихикнул голос. – С прошлой недели! Но уже успел пообтесаться, знаю здесь всех и вся! Скоро остальные с занятий вернутся, познакомишься, тут ребята нормальные! Да, чуть не забыл, меня Дарв зовут…

– Рауд… А ты почему не с остальными?

Дарв тихонько хихикнул.

– Чувствую себя неважно… Не переживай, незаразно!

Присев на край кровати, Рауд повернулся на голос, сумев разглядеть долговязого парня, лежащего на кровати. Почувствовав на себе взгляд, юноша захохотал.

– Да зажги ты свечку, я просто спал, вот и затушил! Не думай, что у нас всегда так темно! Вон, на стене…

Несколько раз ударив кресалом, Рауд добыл свет и огляделся по сторонам. Ну, в общем-то, почти как в родной деревне…

– Не переживай! – усмехнулся Дарв, угадывая мысли. – Это ненадолго! Скоро будем жить не хуже знати! Нужно только показать себя с лучшей стороны, и считай, что дело сделано!

– Да у меня и способностей-то почти нет… – отмахнулся Рауд. – Хватит пока и того, что есть еда и место для ночлега…

– А кто вас встречал? Ну, с камнями кто был? – поинтересовался Дарв, приподнимаясь на локте. В тусклом свете свечи его кожа казалась грязно-серой. – Мрачный дядька?

– Нет, рыжеволосая девушка…

– Повезло! – присвистнул юноша, вновь ложась на кровать. – Мне она больше остальных нравится! Тут говорят… только тихо!.. Что она с принцем… ну… того… И всё равно, слова плохого не скажет, заботливая…

Почувствовав, что краснеет, Рауд лёг на кровать и прикрыл глаза.

– Расскажи лучше, как тут всё устроено?

Хихикнув, Дарв поднялся с кровати и затушил свечу.

– Сам узнаешь! Ты лучше отдохни пока. Скоро здесь бедлам начнётся, до поздней ночи уснуть не сможешь.

Рауд хотел что-то возразить, но почувствовал, что соскальзывает в сон.

Точно! Рыжеволосую девушку Марией звали, она ведь представилась… Мальчик почти собрался сказать об этом соседу, но затем всё же промолчал.

Во сне Рауд оказался на площадке перед шумной толпой и высекал кресалом огромные языки пламени…

***
Позёвывая, Рауд стоял на улице, отчаянно клюя носом. Подъём и завтрак слились в какой-то суматошный калейдоскоп, но вот сейчас, на вымощенной камнем площадке, мальчик почувствовал, что время вновь начало идти с нормальной скоростью.

– Рад вас видеть! – произнёс темноволосый мужчина, стоящий в центре площадки. На его мрачном лице, впрочем, радости заметно не было. – Меня зовут Эгиль, и сегодня я побуду вашим наставником.

Замолчав, монах внимательно осмотрел новичков, задержавшись взглядом на Рауде.

– Сегодня нам понадобится выяснить кое-что важное. Итак, кто первый?

Слушая неуверенные перешёптывания, зазвучавшие со всех сторон, Рауд сжался и постарался отступить назад. Эгиль, заметив движение, тотчас уставился на мальчика пристальным взглядом угольно-чёрных глаз.

– Ты! Давай сюда!

Вздохнув, Рауд вышел вперёд, краем глаза заметив людей, стоящих чуть поодаль и внимательно наблюдающих за происходящим. Разглядев ярко-рыжую копну волос, мальчик немного успокоился и, подойдя к Эгилю, выставил руку, не дожидаясь указаний.

– Похвальная готовность! – усмехнулся монах, протягивая мальчику пару перчаток. – Надень сперва. Чуть великоваты, но это неважно!

Подчинившись указаниям, Рауд натянул на руки дублённую кожу и постарался пошевелить пальцами. Получилось с трудом.

– Возьми! – скомандовал Эгиль и, положив мальчику на ладонь кусок ярко-зелёного кварца, отступил на несколько шагов назад. – Представь, что камень – это печка, наполненная огнём. Просто приотвори заслонку и выпусти пламя наружу…

Судорожно вздохнув, мальчик зажмурился и прислушался к ощущениям. Камень дрожал, и это чувствовалось даже сквозь плотную перчатку. Как и было сказано, Рауд осторожно потянул за воображаемую заслонку и застонал, ощутив сильную боль в груди. Тело внезапно замотало из стороны в сторону, ноги подкосились, и мальчик упал на брусчатку, больно ударившись коленями.

– Горячо… Горячо! Горячо!!!

– Он ведь выронил камень… Я не понимаю… Что с ним такое…? Фроуд? – прорывались сквозь пурпурный туман, опутавший сознание, обрывки фраз. – Держись, парень…. Держись…

Выдохнув обжигающе горячий воздух, Рауд подтянул колени к груди и горько заплакал, всё время повторяя:

– Горячо…горячо…горячо…горячо…


Сложно сказать, чем Фроуд заслужил подозрение со стороны Её Величества… Должно быть, причины весомые, но я не сумел найти ни одного доказательства заговора. Тем не менее, если такое распоряжение поступит, улики появятся в самые короткие сроки…


Из письма Енора Лагмару, начальнику тайной службы. 

Глава 5

– Что ты ему дал? – допытывалась Мария, взволнованно прохаживаясь перед запертой дверью. – Впервые такое вижу! Он словно горел изнутри, Эгиль!

Раздражённо пожав плечами, монах оперся на стену и заговорил, не поднимая глаз:

– Я сам не знаю… Просто один из образцов… Думаю, мы с Фроудом разберёмся, что произошло и предпримем меры. Вот только думаю, что после сегодняшних событий, учеников у нас станет поменьше…

– Надеюсь, Алия сможет их успокоить. – нахмурилась Мария и с тихим вздохом опустилась в кресло. – Что-то мне нехорошо…

– Ещё бы! – хмыкнул Эгиль, не сводя с бледного лица девушки внимательного взгляда. – Столько событий за утро…

Дверь отворилась, и в комнату вошёл Ингемар.

– Жив пока… – ответил юноша на невысказанный вопрос, устало потирая переносицу. – Не знаю, что с ним… Пришлось в бадью с ледяной водой окунуть, чтобы жар унять, да только не знаю, надолго ли. Руки чуть о него не пожгли, горячий, как печь!

– Как думаешь… поправится? – спросила Мария, стараясь дышать как можно глубже.

– Не знаю… – честно признался Ингемар, глядя перед собой отсутствующим взглядом. – Нужно будет с Алией поговорить, может, в их краях слышали о подобном…

– Эй, травник! – подал голос Эгиль. – Осмотри лучше Марию… Что-то выглядит она совсем неважно!

– Нет-нет, я… в порядке… – прошептала девушка, и шумно сглотнула, словно борясь с тошнотой. – Мне просто нужно отдохнуть…

– Ну-ну… – ухмыльнулся Эгиль, поднимаясь на ноги. – Пойду, посмотрю, что там на улице происходит. Может, помогу Его Высочеству порядок навести…

Дождавшись, пока за монахом закроется дверь, Ингемар повернулся к Марии.

– Ну, давай, рассказывай, что с тобой…?

***
– Боюсь, Ваше Высочество, что мы имеем дело с неким побочным эффектом. Раньше подобное тоже встречалось, но не в столь тяжёлой форме! – Фроуд запнулся и покосился на мальчика, безмолвно лежащего на белоснежной перине. – Никогда ничего страшнее обычной слабости да пары дней лихорадки… Такое впечатление, что энергия из камня вошла в тело, и теперь не может найти выход. Понадобится время и наблюдение.

– Может, перенести энергию из тела обратно в кварц? – спросил Эйвинд, через окно наблюдая за происходящим на улице. – Так ведь вы с камнями делаете?

Фроуд покачал головой и осторожно коснулся лба Рауда. Убрав руку, учёный расстроенно вздохнул.

– Боюсь, всё не так просто, Ваше Высочество. Камень, каким бы сложным ни казалось его внутреннее устройство, сродни коридору, пусть и с комнатами по обе стороны. А человеческое тело… Боюсь, в этом случае уместнее говорить о… лабиринте…

Нахмурившись, Эйвинд отвернулся от окна и посмотрел на учёного пытливым взглядом.

– На улице тревожно… Боюсь, Фроуд, что, если мальчишка умрёт, начнётся бунт.

– Я понимаю, Ваше Высочество… И обещаю приложить все силы, чтобы этого не случилось… Но…

– Не бойся, Фроуд! – горько улыбнулся принц. – Я ведь не… Я не стану требовать невозможного…

***
– Ты в порядке? – осторожно спросил Ингемар. – На тебе лица нет…

– Всё хорошо… – выдохнула Мария, постаравшись улыбнуться. – Просто не каждый день слышишь такие новости…

– Главное, чтобы королева ничего не узнала. – серьёзно произнёс Ингемар, поднимаясь на ноги. – Да и тебе стоит поберечься, пообещай не слишком уставать.

– Я постараюсь. – произнесла девушка, прикрывая глаза. – Обещаю сегодня ни во что не ввязываться!

***
– А что, если вложить ему в ладони пустые камни? – предложил вдруг Эгиль, до этого задумчиво рассматривавший тяжело дышащего мальчика. – Просто, кажется, мы перепробовали уже почти всё…

Кивнув, Ингемар перевёл взгляд на наставника.

– Давайте попробуем, учитель?

Что-то недовольно проворчав, Фроуд подошёл к столу и начал рыться в бумагах, покрывающих столешницу.

– Очень сомневаюсь, что всё окажется настолько просто…

Вернувшись к Рауду, начавшему метаться по постели, учёный вложил в пылающие ладони мальчика два небольших кусочка камня. Затаив дыхание, трое мужчин следили за тем, как кварц начал менять цвет.

– Кажется… работает? – удивлённо выдохнул Ингемар, а в следующий миг Рауд выгнулся колесом и протяжно захрипел. Камни полыхнули ослепительным огнём и погасли.

Не говоря ни слова, Фроуд коснулся шеи мальчика, а затем, тихо выругавшись, начал размеренно давить на его грудную клетку.

– Ну… энергия и вправду ушла… – растерянно прошептал Эгиль, но в комнате, погружённой в молчание, эти слова прозвучали словно насмешка.


Волнения быстро переросли в погромы и если бы не своевременное вмешательство Эгиля и мужество Тиса, последствия оказались бы ещё более удручающими…


Из записей Фроуда, учёного 

Глава 6

– Боюсь, госпожа, что всё это – неоправданно опасная затея… – прошептал Лагмар. – Видит Бог, вопрос здесь не только в судьбе королевства… Жизнь Вашего сына и та оказалась под угрозой! Ведь если Тис до сих пор залечивает раны, страшно представить, что устроили бы бунтовщики, не подоспей барон Лиденкапский вовремя…

– Не стоит считать, что я глупа настолько, что не понимаю этого! – сверкнула глазами Элеонора и обратилась к остальным присутствующим. – А вы что скажете, уважаемые советники?

Царящая в зале советов тишина казалась абсолютной. Лучи заходящего солнца, падая сквозь высокое витражное окно, окрашивали комнату в тёплые тона. Тем не менее, углы, которых не достигал свет, казались лишёнными всяких красок. Им под стать оказались и лица лордов, сидящих за длинным прямоугольным столом.

– Думаю, что не могу сказать ничего нового, госпожа… Погром, учинённый чернью, безусловно, меняет планы… – учтиво произнёс командующий Оден. – Вам надлежит решить, стоит ли возможная польза того вреда, который может быть…

– Право, иного ответа я не ожидала… – проворчала Элеонора, поджав губы. – Иной раз приходится себе напоминать, зачем, собственно проводить Совет… Ладно, так и быть… Агвид, вы направляетесь в Скограт и немедленно берёте поместье под свой контроль. С этого дня жалование штеннеров увеличивается в два раза! Но и порядки меняются! Больше никакой вольницы, которую развёл Эйвинд! Строгий распорядок и жёсткая иерархия! Если кто-то не согласен – пусть отправляется откуда пришёл!

Лорды молча слушали, почтительно потупив взгляд. Один лишь генерал Агвид поигрывал желваками, словно собираясь что-то сказать, но так и не решился открыть рот.

– Насчёт принца… Пусть остаётся в Скограте, но занимается исключительно рутинными вопросами. Общение со штеннерами вы берёте под свой контроль. Они должны быть готовы к битве и представлять из себя грозное оружие, а не кучку деревенщин, теряющих голову на пустом месте! Вам всё ясно, генерал?

Агвид встал из-за стола и почтительно поклонился.

– Всё понятно, Ваше Величество! Будет исполнено!

***
– Я не знаю, что надлежит говорить в подобных ситуациях… – нарушил тишину Фроуд, отрешённо глядя перед собой. – Но, как мне кажется, мы должны продолжать изучение…

– Но ведь… Если бы не вся эта затея с камнями, мальчик был бы жив… Да и все эти люди, пострадавшие во время погромов… – прошептала Мария, смахнув набежавшую слезу. Заметив, как заёрзал Эгиль, девушка продолжила, желая закончить мысль. – Я знаю, что вы скажете! Да, он мог найти этот камень в поле и закончить свою жизнь точно так же! Но умер-то он здесь! Приняв камень из наших рук!

– Поэтому мы и должны продолжать изучение! – мрачно произнёс Эгиль, не отрывая взгляда от своих крепко сцепленных рук. – Ты ведь сама сказала, он мог просто найти этот камень… Да, вероятность ничтожно мала, но ведь, может статься, что наши исследования станут надеждой для кого-то другого. Или… спасением!

Покачав головой, Мария откинулась на спинку стула и взглянула на Алию.

– А ты что думаешь?

– Мне кажется… – замялась светловолосая девушка. – Эгиль прав… У нас ведь есть несколько подобных случаев, пусть и не в такой тяжёлой форме. Нужно понаблюдать за ними, подробно описать состояния и постараться найти лечение… Иначе смерть мальчика останется напрасной…

Мария со вздохом перевела взгляд на Эйвинда, задумчиво заламывающего пальцы. Услышав воцарившуюся за столом тишину, принц, встрепенувшись, поднял голову.

– Да… думаю… нам следует изучить всё, что сможем… К сожалению, моя власть сейчас не столь велика, как хотелось бы… Но постараюсь сделать так, чтобы вам не чинили препятствий…

Заметив недоумение, промелькнувшее на лицах собравшихся, принц тяжело вздохнул и вновь опустил взгляд.

– После случившегося королева решила передать управление Скогратом генералу Агвиду. Думаю, у него в самом деле получится навести здесь порядок… В общем, отныне моя роль исключительно декоративна…

– Но… ваше Величество… – пролепетал Фроуд, приподнявшись из-за стола… – Как же… Ведь исследования… Агвид, насколько я его знаю, быстро превратит Скограт в плац!

Лицо принца словно свело судорогой.

– Я понимаю, Фроуд… Постараюсь избежать резких перегибов, но `ничего не могу обещать… Скограт не будет прежним.

Мысли присутствующих казались понятны без слов. У кого-то на лице воцарилось отчаяние, кто-то выглядел донельзя мрачным. Один лишь Эгиль, сохраняя видимое спокойствие, невесело улыбнулся.

***
– Ты не должна себя винить… – прошептала Алия, присев рядом с кроватью. – Просто… Ему не повезло… А всё, что произошло потом… Согласись, мы сумели отделаться малой кровью…

Вместо ответа Мария продолжила смотреть на потолок. Вздохнув, Алия крепко сжала руку подруги.

– Совсем недавно я заметила, что камни можно заряжать в пламени и даже в проточной воде… И теперь мне страшно… Сколь много ещё неизвестного… Быть может, зря мы ввязались во всё это? А что?!

Перехватив руку Марии за запястье, Алия округлила глаза:

– Ты что?! Беременна? У тебя такой пульс…

Вместо ответа рыжеволосая девушка откинулась на подушку и закрыла глаза.

***
– Приветствую вас в Скограте, Агвид! Надеюсь, мы сумеем вдохнуть в это место новую жизнь!

Тонкие губы генерала тронула лёгкая усмешка, отчего высохшее лицо приобрело горделивое выражение.

– Не сомневаюсь, Ваше Высочество! Но, право, я надеялся на более радушный приём. Мне хотелось бы переговорить с глазу на глаз со всеми преподавателями, но вижу я только… эм… барона Лиденкапского, верно?

Небрежно кивнув, Эгиль поймал взгляд генерала, отчего старому вояке стало не по себе.

– Не сочтите за дерзость, генерал… Баронессы Вельтская и Хвитарская оказывают помощь пострадавшим во время погрома, попутно проводя определённые исследования. Ингемар в отъезде, из которого вскоре возвратится с новыми, безусловно, полезными сведениями…Фроуд поглощён трудами…

Не дослушав, генерал лениво махнул рукой и вновь обратился к Эйвинду.

– Будьте добры, Ваше Высочество, покажите, как у Вас здесь всё устроено… Перед боем всегда следует осмотреться получше, как говорит Её Величество…


«…наступает головокружение, затем штеннер испытывает сильное чувство холода, сменяющееся жжением. Боль до того невыносима, что чаще всего человек теряет сознание. Если не убрать камень в первые несколько секунд, смерть наступает немедленно.»


Трактат третий

«Критические состояния. Первая помощь» 

Глава 7

– Алия!

Обернувшись, девушка встретилась взглядом с Акселем и укоризненно покачала головой.

– Ну, и где ты был? Я успела поместье сверху до низу облазить…

Парень виновато улыбнулся, отводя взгляд.

– Таскал брёвна…

– Что?! – ахнула Алия, прикрыв рот рукой. – Так он и тебя в это втянул?!

– Ну, на самом деле я сам вызвался! – гордо вскинул голову Аксель. – Надоело без дела болтаться, а так, может, подзаработаю немного…

– Не думала, что ты свяжешься с военными… – пробормотала Алия и, подойдя поближе, взяла парня за руку, поднеся покрытую мозолями ладонь поближе к глазам. – После того, что мы видели… Смотри, сколько заноз! Хоть бы перчатки надел…

– Так ты ведь сама у них теперь на побегушках! – огрызнулся Аксель. – Говорю же: давай уйдём! Нечего здесь больше делать! Только что строем не ходим…

Алия отпустила руку юноши и, отвернувшись, пошла прочь. Поняв, что сболтнул лишнего, Аксель побежал за ней.

– Извини… но ведь это правда… Тебя используют! А ты и рада!

Остановившись, Алия обернулась, окинув парня взглядом, метающим молнии.

– Я ведь говорила тебе о разговоре с генералом. Если сотрудничаю – получаю довольствие, титул и привилегии, нет – изгнание! И пока что… Я не готова всё бросить и пойти бродяжничать! Снова! Да, я ненавижу себя за это! Но… Дай время подумать…

Закончив говорить, Алия отвернулась и быстрым движением смахнула слезу, блестящую в уголке глаза.

– Пошли! – бросила девушка через плечо и, не дожидаясь ответа, направилась к лестнице.

– Куда? – оторопело прошептал Аксель.

– Занозы выдирать! – прошипела Алия. – Не хватало ещё ходить по поместью с руками покрытыми нарывами!

***
– Просто великолепно! – удовлетворённо пророкотал Агвид, разглядывая подножие холма. – Мне кажется, ещё пара дней – и всё будет готово! Кстати, я тут подумал… А на людях огонь штеннеров испытывали?

– Что, простите? – недоумённо переспросил Фроуд, оглядываясь вокруг в поисках поддержки. – Вы шутите? Кто же на это согласится?!

– Ясно… – задумчиво прошептал Агвид, словно уверяясь в чём-то. – Как я и думал, практической пользы в исследованиях оказалось не так уж и много…

Лицо Фроуда приобрело багровый оттенок, словно при удушье. Наконец, придя в себя, учёный с трудом сумел произнести:

– Не думаю, генерал, что вы можете давать оценку моей работе… Всё же, мы с Марией сейчас заканчиваем третий трактат. Да, на поле боя сведения из него окажутся бесполезны, но помогут сохранить жизни многим потенциальным штенерам!

– Как обычно, слишком много слов… – вздохнул Агвид. – Кстати, я не упоминал разве, что королева пожаловала вам титул графа и выделила крупную сумму на содержание? Может, теперь найдёте в себе силы и уступите место кому-то более расторопному?

Учёный промолчал, пристально глядя на Эйвинда. Но принц только пожал плечами, мол, не обращай внимания.

– Сперва посмотрю, как пройдёт ваша первая тренировка… – прервал затянувшееся молчание Фроуд, зло сплёвывая под ноги. – А там решу!

***
– Как думаешь, что придумал Агвид? – спросила Мария, аккуратно ступая по весенней грязи. – Эйвинд так и не рассказал…

– Не знаю… – Вздохнула Алия, и, убедившись, что их не подслушивают, продолжила, – Аксель тоже не признаётся, обиделся… Знаю только, что там что-то мастерили из брёвен. А как собралась сама сходить посмотреть, так эти мордовороты не дали и шагу…

Запнувшись, девушка смотрела прямо перед собой, не веря глазам.

– Это же… Это…

– Сегодняшняя тренировка пройдёт здесь! – раздался звучный голос. Выйдя из-за спин собравшихся, генерал остановился и мечтательно посмотрел на раскинувшуюся перед ним картину. – Рад представить вам реконструкцию горной деревни. Благодаря добровольцу нам удалось повторить её максимально точно.

Оглядев настороженных присутствующих, генерал ободряюще улыбнулся.

– А теперь сожгите её!

Заслышав неуверенный гул голосов, генерал нахмурился.

– Я не предлагаю. Или жгите – или идите туда откуда пришли!

Заметив, что штеннеры умолкли, Агвид подозвал к себе Эгиля.

– Как думаете, барон, сколько понадобится штеннеров, чтобы сжечь всё дотла?

Поджав губы, монах неохотно буркнул:

– Один!

– Даже так?! – удивлённо вскинул брови Агвид, не в силах скрыть удовлетворение. – В таком случае… Юная баронесса Хвитарская! Прошу Вас, покажите мне, как это происходит.

Прежде чем Алия успела ответить, учтивый посыльный вложил в её ладонь кусочек переданного Эгилем кварца.

– Я… не… могу… – прошептала девушка, переминаясь с ноги на ногу. – Это же…

– Очень жаль… – проворчал Агвид, поджав губы. – Право же, я возлагал на Вас большие надежды. Успеете покинуть поместье до вечера?

Воцарившуюся над полем тишину пронзил испуганный визг.

– Не обращайте внимания! – отмахнулся Агвид, отвечая на невысказанный вопрос. – В домах заперты свиньи. Хочется исследовать одновременно воздействие огня штеннеров на живую плоть! О, вы передумали?

Не до конца отдавая отчёт тому, что делает, Алия вышла вперёд и остановилась перед одним из ближайших домов.

– Я попробую… – прошептала девушка, не поднимая взгляда. На её щеках блестели слёзы. – Но это…

– Так и знал, что вы образумитесь! – улыбнулся Агвид и отойдя подальше, жадно вперился взглядом в хрупкую фигурку, сжимающую в кулаке камень.

Алия выдохнула и, подняв голову, взглянула на собственный дом. Даже занавески такие же… Аксель, как ты мог…

Зажмурившись от резкого хлопка, генерал ощутил, как поток воздуха сорвал с его головы тяжёлую меховую шапку. Выждав несколько секунд, Агвид открыл глаза и недоумённо уставился на деревню.

– Что это было?

– Я не знаю… – обречённо вздохнула Алия, безвольно опустив руки. – Всё шло как обычно, но сегодня я представила родные горы и то, как ледяной ветер ласкает кудри… шёпот снегов… И вместо огня из камня вырвался ветер…

– Ясно… Такое уже бывало? – оглянувшись по сторонам, генерал взглянул на стоящего поодаль Фроуда, но учёный безмолвно смотрел под ноги, играя желваками. – Ладно, не так уж важно… Юная леди, вы, должно быть, переволновались? Не страшно, попробуете завтра! А сегодня… Баронесса Вельтская, прошу Вас!

В воцарившейся тишине, голос Марии показался рокотом камней.

– Нет.

– Прошу прощения? – улыбнулся генерал Агвид, подходя поближе. – Вы шутите? С Вашими-то способностями…

– Я не стану этого делать, генерал! – твёрдо произнесла Мария, не отводя от Агвида испепеляющего взгляда. Бледное лицо девушки казалось высеченным из камня.

– Но почему?

– Потому что это чудовищно! И эти свиньи… Вы ведь хотели бы, чтобы там оказались люди, верно? Сделать исследование более показательным…

Генерал смущённо улыбнулся, поджав губы.

– Не стану отрицать…

– В таком случае, моё время в Скограте закончилось… – печально произнесла Мария и, обернувшись, зашагала в сторону поместья.

– Не надейтесь выторговать у Его Высочества какие-то особые условия! – крикнул в спину уходящей девушки генерал, но Мария и не подумала останавливаться…

– Ладно… – проворчал Агвид, окидывая собравшихся раздражённым взглядом. – На сегодня хватит. Идите в поместье и хорошенько подумайте, стоит ли пускать будущее под откос из-за сиюминутных прихотей… Завтра я подобного не потерплю!

Словно подтверждая свои слова, генерал рассеяно провёл пальцами по рукояти меча.


Прошу Вас, Ваше Величество, проявить великодушие.

Умоляю, учтите заслуги баронессы Вельтской при вынесении окончательного решения…


Из письма принца Эйвинда Элеоноре Рийской 

Глава 8

Повернувшись на звук открывающейся двери, Тис приветливо улыбнулся.

– Рад, что ты нашёл время зайти…

Ингемар кивнул, стараясь не поднимать взгляд. Пройдя вперёд, юноша присел на стоящий у кровати брата стул и прикрыл глаза.

– Что-то случилось? – уточнил Тис, ощущая неясное беспокойство. – На тебе лица нет…

– Фроуд решил уйти… И Мария… – выдохнул Ингемар, стараясь скрыть звучащую в голосе боль. – Агвид хочет, чтобы мы с Эгилем возглавили исследования, но… Я не уверен, что стоит соглашаться…

– Хочешь уйти с Фроудом? – уточнил Тис, не сводя с брата проницательного взгляда. – Не думаю, что это наилучшее решение…

– Но Агвид извращает всё, что мы с таким трудом создали! – прошипел Ингемар, крепко сжав кулаки. – Мария поэтому и уходит! Не захотела становиться убийцей!

– Думаю, ты слишком предвзят… – нахмурился королевский телохранитель. – Не приписывай Агвиду излишней жестокости. Я сражался под его началом и могу с уверенностью сказать, что генерал заботится о своих подопечных…

– Но мы-то не солдаты! – перебил Ингемар, стараясь сдержать нарастающую в груди ярость. – А он этого словно не понимает! Ввёл какие-то дозоры, комендантский час, запретил ученикам из разных отрядов общаться друг с другом!

– Просто проверяет, можно ли вам доверять! – фыркнул Тис, поудобнее устраиваясь на высокой подушке. Вывихнутое плечо отозвалось ноющей болью. – Чёрт!

– Ты в порядке? – переменился в лице Ингемар. – Извини, что я…

– Всё нормально… – ухмыльнулся Тис, отводя взгляд. – Пустяки по сравнению с моими давнишними ранами… Мелочи…

– И всё-таки не стоило тебе тогда на рожон лезть… – покачал головой Ингемар. – Эгиль бы их отогнал…

– Не отогнал бы. – мягко возразил королевский телохранитель, глядя в расцветающее за окном утро. – Глаза у них остекленели… Когда у толпы такие глаза – жди беды! Потому-то я и решил с заводилами разобраться как можно скорее!

– Но всё-равно… – покачал головой Ингемар. – Раненая нога, сломанные рёбра, вывих руки…

Тис долго молчал, словно подбирая слова. Улица, видимая сквозь оконное стекло, казалась необыкновенно тихой, и виной тому служил отнюдь не ранний час.

– Иногда приходится обходиться малой кровью… – произнёс наконец рыцарь, переведя взгляд на брата. На узком, покрытом веснушками лице залегли глубокие тени. – Я сумел ценою незначительных увечий избежать большой крови… Уверен, Агвид желает того же!

Нахмурившись, Ингемар крепко сжал кулаки.

– Но с таким подходом… Да и Мария… Куда она теперь пойдёт, чем займётся? Тем более…

– Думаю, Его Высочество не останется в стороне и сумеет облегчить жизнь юной баронессы, – примирительно произнёс Тис, окидывая комнату быстрым взглядом. – Послушай, подай-ка мне куртку. Охота выйти на улицу.

Ингемар засмеялся, но почти тотчас осёкся.

– Ты что, не шутишь?

***
– Может, передумаешь? – спросил Эйвинд, голос которого, впрочем, звучал неуверенно. – Ведь это совсем необязательно…

– И что мне тогда останется? – вопросом на вопрос ответила Мария, даже не стараясь скрыть горечь. – Сидеть подле тебя и смотреть, как разрушается Скограт? Нет уж… Я лучше побуду в одиночестве… К тому же, теперь мне стоит беспокоится не только о себе…

– Не волнуйся из-за меня… – отмахнулся принц, но, взглянув на Марию, почувствовал, как язык прилипает к горлу. – Или ты хочешь сказать…

– Да, Эйвинд! – кивнула девушка, отведя взгляд. – Скоро в Рии появится ещё один носитель королевской крови…

***
Тихо крякнув, Фроуд забросил в карету очередной тюк, а затем охнул и выпрямился, потирая поясницу. Обернувшись, учёный едва не столкнулся с Ингемаром, подносящим пожитки.

– Много там ещё? – Обречённо спросил Фроуд, мысленно проклиная тот день, когда решил собирать библиотеку. – Скоро мы просто-напросто не поместимся здесь…

– Это последние, учитель… – выдохнул Ингемар, уложив тюки на край обитых кожей скамеек. – Простите, что не поеду с вами…

Улыбнувшись, учёный потрепал растрёпанные волосы ученика.

– Ты всё правильно делаешь! Скограту нужен кто-то, способный противостоять жестокости… Тем более, здесь твой брат.

Обернувшись, Ингемар взглянул на Тиса, то и дело вытирающего пот с неестественно бледного лица. Телохранитель занял своё место, расположившись подле принца. А вот Марии нигде не было видно.

– Вы ведь позаботитесь о ней, правда? – с тоской спросил юноша, стараясь сдержать подступившие слёзы.

– Ну, разумеется, – нахмурился Фроуд, а затем состроил суровую мину, – порой, мне кажется, что я тратил время зря, стараясь вложить что-то в эту пустую голову… Не переживай… Наши поместья не так далеко друг от друга, как может показаться. И, разумеется, мы продолжим поддерживать связь. Нас с тобой это, само-собой, тоже касается!

Ингемар кивнул и, неожиданно для самого себя, крепко обнял Фроуда. Учёный, на мгновение растерявшись, грустно улыбнулся и похлопал юношу по спине.

– Будет тебе, Ингемар… Нам наверняка ещё выпадет шанс поработать вместе…

***
– Не волнуйся! – улыбнулся Эйвинд Марии, когда та вышла из поместья. – Вельт совсем недалеко отсюда, и я постараюсь заглядывать так часто, как смогу.

– Буду ждать… – улыбнулась Мария, стараясь отогнать грусть. – Но мне всё равно страшно…

– Если из-за королевы, то не переживай… Я смогу убедить её принять внука… И тебя… Ведь удалось же мне отстоять содержание Вельта, хоть ты и покидаешь Скограт!

Мария благодарно склонила голову, а затем осмотрелась по сторонам. Площадка перед домом оказалось неожиданно пустой. Лишь слуги, охрана, Тис, Фроуд и Ингемар. Последний старательно отводил взгляд и, казалось, пытался скрыть предательски покрасневшие веки.

– А где все остальные? – спросила Мария, вновь взглянув на Эйвинда. – Алия, Эгиль, Аксель?

– К сожалению, Агвид запретил выходить из комнат до сигнала подъёма… – виновато произнёс Эйвинд, опустив взгляд. – Моё ходатайство удовлетворили только для Ингемара и обслуги… …

– Ладно… Ничего… – прошептала Мария и, подняв взгляд, посмотрела на окно комнаты Алии. Заметив мелькнувшую за стеклом копну белых волос, девушка приветливо улыбнулась и помахала рукой. – Ну что ж… До встречи, Ваше Высочество…

– Я думаю, до очень скорой. – ласково улыбнулся Эйвинд, коснувшись руки девушки. – Надеюсь, вы с Фроудом не заскучаете в дороге…

Подойдя к карете, Мария взглянула на Ингемара и ободряюще улыбнулась, но юноша, казалось, ничего не видел из-за застилающих глаза слёз.

– Не переживай так… – произнесла девушка, чувствуя ком в горле. – Мы ведь ещё увидимся…

Ингемар кивнул и одним резким движением протёр рукавом глаза.

– Береги себя только…

Девушка улыбнулась.

– И ты, Ин… Думаю, в Скограте сейчас намного опаснее, чем где бы то ни было… 

Книга 5. Фроуд

Камень по природе своей постоянно соприкасается с энергией. Будучи в недрах земли, порода оплавляется подземным огнём, лёжа на дне реки, омывается бегущей водой. Даже на поле, под открытым небом, камень получает энергию с лучами солнца и каплями дождя. Так ли удивительно, что некоторые из камней собирают перепадающие им крохи? И так ли неожиданно, что появились люди, способные высвободить эту энергию?

Трактат второй

«Характеристика камней, способных проводить энергию. Кварц как основа.»
В целях поддержания порядка запрещается покидать пределы Скограта без письменного разрешения. В случае нарушения виновные будут казнены!

Из указа генерала Агвида

Глава 1

Лето подходило к концу, но Скограт по прежнему изнывал от жары. Проходя мимо поместья, Ингемар встретился взглядом с дозорными, заканчивающими утренний обход, и поёжился. Добравшись до тренировочной площадки, юноша поморщился, когда в лицо ударил зловонный аромат. Головы, насаженные на пики, хоть и находились на приличном расстоянии, были установлены так, что их можно было заметить с любой точки поместья. И учуять…

– Зря я тебя послушал, Фроуд… – пробормотал Ингемар, опустив взгляд. – Он оказался сильнее…

***

Выдавив из себя улыбку, Эйвинд вошёл в комнату и широко развёл руки в стороны.

– Привет…

Издав приглушённый стон, Мария поднялась с кресла и подошла к Эйвинду, придерживая округлившийся живот руками.

– Здравствуй… – прошептала девушка, крепко обхватив шею принца. – Ты так давно не заезжал…

– Знаю, – вздохнул юноша, и улыбка сползла с его губ. – В Скограте полно дел, да и на дорогу до столицы уходит чересчур много времени…

– Как прошла встреча? – спросила Мария, отстранившись, и в её глазах мелькнула робкая тень надежды.

– Так же, как и всегда… – помолчав, ответил Эйвинд. – Не хочет ничего слышать… Ни о тебе, ни о ребёнке…

– Не страшно… – коснулась губ девушки грустная улыбка. – Время ведь ещё есть…

– Разумеется, – кивнул принц, и сам поразился уверенности, звучащей в голосе. – Мне кажется, скоро она сдастся…

***
– Рада видеть… – устало пробормотала королева, когда за главой тайной службы закрылась дверь. – Должно быть, догадываешься, зачем я тебя позвала?

По бесстрастному лицу Лагмара скользнули лучи заходящего солнца.

– Полагаю, Ваше Величество не изменили решения?

Королева поднялась со стула, и пышное платье расправилось тяжёлыми складками. Затянутая в корсет фигура на фоне окна выглядела величественной и грозной.

– Нет. Эйвинд достоин большего!

Глава тайной службы кивнул.

– Полностью согласен с Вами, госпожа! Что делать с девчонкой?

Элеонора задумчиво пересекла комнату и остановилась перед окном, глядя на склеп супруга.

– Пусть… пока живёт. Не хочу, чтобы Эйвинд слишком страдал. После, когда заключим достойный принца брачный союз, можно будет избавиться и от неё. Возможно, она сама уйдёт в тень… А если нет… придётся действовать по-другому.

Кивнув, Лагмар попятился к выходу.

– И последний вопрос, Ваше Величество… Вероятно, стоит сделать так, чтобы всё походило на несчастный случай?

Покачнувшись, королева тяжело вздохнула, словно только сейчас поняла, о чём идёт речь. Когда она заговорила вновь, в голосе владычицы звучала холодная решимость.

– Да, думаю так будет лучше для всех… Пусть походит на Божий промысел. Мёртвые дети в последнее время не такая уж и редкость…

Поклонившись, глава тайной службы прошептал:

– Будет исполнено, Ваше Величество.

Когда за Лагмаром закрылась дверь, королева продолжила смотреть в окно.

– Когда-нибудь, Эйвинд, ты будешь мне благодарен… – разнёсся по королевским покоям исполненный грусти голос.

***
– Легко тебе говорить, Ин! Ты хоть из поместья выйти можешь!

Съёжившись, словно от удара, молодой травник виновато пожал плечами.

– Ну, вообще-то уже нет…

Алия фыркнула и, качнув головой, повернулась к Эгилю:

– А ты что думаешь? Как по мне, нас всех со дня на день погонят на врагов королевства!

Черноволосый мужчина задумчиво посмотрел на бутылку вина, стоящую на столе. На бледном лице залегли глубокие морщины.

– Так, скорее всего и будет… Недаром же отъезд за пределы поместья приравняли к дезертирству, а, следовательно, к измене… В любом случае, полагаю, что обсуждать подобные темы за обеденным столом крайне опрометчиво.

– Ты как всегда! – насмешливо фыркнула девушка. В её, прежде смиренном, взгляде плясали искорки безумия. – И где же прикажешь нам говорить? На тренировках? Или сходим погулять под пики, на которых подвесили головы наших учеников, чтобы и они слышали?

Девушка громко хихикнула, заставив Ингемара отвести взгляд. Эгиль же, словно не обращая внимания на разворачивающуюся перед ним истерику, открыл вино и наполнил стоящий на столе кубок.

– Всему есть время и место, как говорил преподобный Лер в своём трактате «О временах года». – Пристальный взгляд монаха, казалось, прожигал Ингемара насквозь. – Не знаю, где стоит об этом говорить, но точно не здесь! Не нужно смущать нашу охрану!

Алия фыркнула и скользнула взглядом по солдатам, стоящим у стен.

– Ненавижу! – громко крикнула девушка и, вскочив из-за стола, направилась к лестнице. – Если бы не Аксель, я давно сбежала бы отсюда!

Подождав, пока Алия не скрылась из виду, Ингемар осторожно спросил:

– Кстати, ты не слышал, как он? В последнее время её и в тюрьму перестали пускать…

Пожав плечами, монах вновь пригубил вина.

– В последний раз я видел его неделю назад… С поля хорошо видны окна камеры, а его шевелюра торчала в окне.

– Думаю, зря они так с ним… – проворчал Ингемар, бросив быстрый взгляд на стоящую у стен охрану. – Всё-таки ничего страшного не произошло…

– Да? – фыркнул Эгиль, удостоив травника насмешливым взглядом. – Для тебя нападение на патрульного, может, и пустяк, но Агвид считает иначе. Думаю, он отказался от казни только затем, чтобы держать Алию на крючке!

– Сам ведь знаешь, кто виноват в той потасовке… – прошептал Ингемар, отставляя тарелку в сторону. Пища, приготовленная к обеду, внезапно потеряла всякий вкус.

– Не знаю… – покачал головой Эгиль. – Меня там не было, а Алия расскажет всё, что угодно, чтобы его обелить… В любом случае, думаю, тебе тоже стоит почитать «О временах года».

Ингемар вздрогнул и пристально посмотрел на собеседника, словно желая удостовериться в чём-то. Но Эгиль только молча поднёс к губам кубок с вином.

***
В неясном свете свечи пергамент казался ярко-жёлтым. Тяжело дыша, Ингемар разложил свиток на столе и погрузился в чтение. Ничего необычного, пространные размышления о природе смены погоды и времён года.

– Что же ты хотел мне сказать…? – прошептал Ингемар, водя по витиеватым строкам сведённым от напряжения пальцем. Наконец, хмыкнув, юноша поднёс пергамент к пламени и стал ждать.

– То есть? – удивлённо прошептал травник. – Ничего?

«Всему своё время и место…» – эхом отбились в мозгу услышанные за обедом слова.

– А что, если… – прошептал травник, обхватив голову руками. – Неужели…

***
Первые лучи света отразились от облаков и робко проникли в покои, словно не замечая свитка, лежащего на подоконнике. Ингемар, изо всех сил пытающийся на заснуть, тотчас развернул пергамент, показывая его солнцу.

С замиранием сердца юноша следил за тем, как поверх вязи прочитанных слов проявляются тёмно-красные буквы.

«Что ж, кто бы ты ни был… Пришло время обсудить наш побег…»


Чем больше я думаю о произошедшем, тем сильнее корю себя за недостаточное усердие… Возможно ли, что сконцентрировавшись на возвращении королевской благосклонности, я собственными руками подтолкнул Скограт к столь печальной участи?


Из записей графа Фроуда 

Глава 2

Заметив выходящих из казарм лучников, Ингемар взмахнул рукой, подзывая учеников.

– Ладно… Тренируемся так же, как и вчера. Агвид наверняка захочет испытать штеннера в боевой обстановке…

Глядя на мрачные, сосредоточенные лица, окружающие его со всех сторон, юноша невольно поёжился.

– Всё в порядке?

Дождавшись, пока угаснет эхо произнесённых слов, Ингемар прикусил язык. Глупо спрашивать о подобном, находясь под прицелом.

– Когда мы сможем уйти? – жалобно произнесла девушка, набранная в отряд одной из последних. – Я больше не могу здесь находиться! Меня дома ребёнок ждёт…

Окончание фразы утонуло в гуле голосов. Со всех сторон Ингемара окружали всхлипывания, смешанные с ворчанием и проклятиями. Чувствуя, что не может больше выносить происходящего, юноша попытался вырваться из кольца учеников, но осознал, что у него не хватает сил. Люди напирали со всех сторон, причитая и плача…

– Довольно! – разнёсся над тренировочным полем раздражённый голос. В мгновение ока ученики рассеялись, позволяя Ингемару разглядеть приближающегося Эгиля. Позади монаха понуро плелась Алия.

– Сегодня Агвид хочет проверить, сможет ли штеннер затруднить видимость для вражеских стрелков и насколько это будет эффективно, – проворчал Эгиль, стараясь не встречаться с Ингемаром взглядом. – Кто начнёт?

Желающих ожидаемо не нашлось, поэтому монах, не говоря ни слова, подошёл к первому попавшемуся ученику и вложил в его ладонь перчатку и кусок переливающегося зеленью кварца.

– Старайся не стоять на месте! – проворчал Эгиль, отступая на шаг назад. – И не вздумай дурить…

Ингемар оглянулся по сторонам. Сегодня за тренировкой следили три отряда лучников. Со всех сторон, как в западне.

– Твоя задача – запутать тех, кто ближе всего к поместью…– продолжил Эгиль, прожигая ученика взглядом. – Ты готов?

Не дождавшись ответа, монах произнёс, понизив голос:

– Не думаю, что стоит заставлять их ждать… Помнишь, что случилось в прошлый раз?

Шумно сглотнув, ученик поднял голову и посмотрел на Ингемара глазами, полными ужаса. Затем, словно потеряв всякую способность к сопротивлению, медленно вышел на центр тренировочной площадки и закрыл глаза, сосредотачиваясь. Лучники тем временем лениво потянулись к колчанам.

– Погоди… Они что… Будут стрелять?! – выдохнул Ингемар, затравленно озираясь по сторонам. – Но ведь это совсем за гранью!

– Думаю, зная, на что способен генерал, подобное удивление совершенно излишне, – проворчал Эгиль, понизив голос. – К тому же, стрелы без наконечников. Не убьют.

– И всё-таки… – прошептал Ингемар, но не сумел закончить мысль, так как посреди тренировочного поля расцвёл величественный огненный цветок.

Пламя постоянно перемещалось, то поднимаясь к небесам, то стелясь по земле. С замиранием сердца собравшиеся штеннеры наблюдали за тем, как отряд лучников, стоящий по другую сторону площадки, с громким свистом выпустил первую порцию стрел.

Пламя дрогнуло, но не остановилось, разве что двигаться стало чуть медленнее. Извиваясь, огонь неутомимо полз вперёд.

– Что он делает?! – пробурчал Эгиль, нахмурившись. – Неужели не понимает, что для остальных он словно на ладони?

Вторая порция стрел, пронзив воздух, заставила пламя угаснуть. На выжженной земле остался лишь штеннер, прижимающий руки к окровавленному лицу. Прислушавшись, Ингемар различил глухие рыдания.

– Кто следующий? – разнёсся над притихшими учениками негромкий голос Эгиля.

***
Подойдя к Вельтскому поместью, Фроуд почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Повернув голову, учёный заметил сидящего чуть поодаль крепкого детину, без особого успеха выдающего себя за попрошайку.

– Добрый день, Ваше Сиятельство! – склонился в учтивом поклоне лакей, отворяя ворота. – Баронесса ждёт Вас в беседке у реки…

Хмыкнув, Фроуд направился вслед за слугой.

– Надеюсь, Ваше Сиятельство добрались без происшествий? – с показной учтивостью лопотал лакей, вышагивая по присыпанной галькой дорожке. – В последнее время в окрестностях чего только не происходило… Говорят, медведь несколько путников растерзал на перевале… А до этого ведьма в деревне по ночам голой по крышам скакала… Не к добру, думаю…

Фроуд промолчал, погрузившись в раздумья. Лицо нищего у ворот казалось слишком уж знакомым, словно… Точно, это ведь он сидел за соседним столом в трактире! А до этого постоянно ошивался поблизости, наряжаясь то купцом, то солдатом… Неужели королева до сих пор не забыла о своих подозрениях? А Лагмар, видимо, рад стараться…

– Лучше бы поглядела, что в Скограте творится… – зло прошипел учёный, сплюнув себе под ноги…

– Ваше Сиятельство… – растеряно пробормотал лакей. – Вы ведь…

– Здравствуй, Фроуд…

Подняв глаза, учёный встретился взглядом с Марией и улыбнулся.

***
– Ты хорошо себя чувствуешь? – поинтересовался Фроуд, не сводя с девушки настороженного взгляда. – Мне не нравится цвет твоего лица. И дыхание странное…

Мария улыбнулась, откинувшись на спинку кресла.

– Не начинай… Сам ведь видишь, как я раздалась! В дверь с трудом пролезаю, куда тут за дыханием следить…

Учёный кивнул, по-прежнему хмурясь.

– В любом случае, я приготовлю кое-какие снадобья. Это ведь мой долг, как лекаря и как… друга.

Опустив взгляд, Мария смущённо кивнула.

– В последнее время меня часто посещают страшные сны… Может, из-за беременности. Словно я опять в Скограте, а Агвид пытается заставить меня залезть на костёр. Порой даже страшно глаза закрывать…

Хмыкнув, Фроуд перевёл взгляд на реку, покрытую кувшинками.

– В этом как раз ничего странного нет. Любой, кто хоть мельком увидит лицо генерала, обречён до конца своих дней страдать от кошмаров…

Мария прыснула, и учёный ощутил, как от сердца отлегла тяжесть.

– В любом случае, одно из снадобий как раз для спокойного сна. И всё же… Ты ведь не будешь возражать, если я начну приезжать почаще, хотя бы пару раз в месяц?

– Разумеется, нет! – ласково улыбнулась Мария, разведя руки в стороны. – Можешь вообще не уезжать. Места здесь предостаточно.

– Не думаю, что это обрадует Лагмара… – негромко произнёс Фроуд, а затем сменил тему. – Как продвигаются исследования? Помню, в последний визит, у тебя зрели огромные планы…

Положив руки на живот, девушка виновато пожала плечами.

– Видишь ли, в последнее время, стоит мне взять в руки камень, как малыш места себе не находит. Крутится, пинается…. А уж если искру вызвать, так и вовсе словно с ума сходит. Поэтому отложу пока всё до лучших времён…

– Может, дашь почитать? – с надеждой спросил Фроуд, вытянув шею вперёд. – Очень уж интересно, что тебе удалось узнать…

– Да там и нет толком ничего. Всё никак с мыслями не соберусь… Голова как в тумане. – заёрзала Мария, стараясь выбрать место поудобнее. – Займусь после родов…

– Нашла уже повитуху? – спросил Фроуд, стараясь унять вновь вспыхнувшее беспокойство.

– Да, сама королева озаботилась этим вопросом и обещала прислать лучшую повивальную бабку королевства. Приедет ближе к сроку…

– Крайне любезно со стороны Её Величества, – выдавил Фроуд, старательно взвешивая слова. – Ты, главное, береги себя… И не доверяй никому. Ну, кроме меня!

Мария захохотала, и её смех, отражаясь от зеркальной глади реки, казался перезвоном колокольчиков. Наконец, успокоившись, девушка вытерла выступившие на глазах слёзы и, осторожно наклонившись вперёд, спросила, понизив голос:

– Расскажи лучше, как дела у Ингемара и остальных? На мои письма никто из ребят ни разу не ответил.

Помрачнев, Фроуд откинулся на спинку кресла и крепко сцепил пальцы.

– Боюсь, что от Ингемара нет никаких новостей…


Существует ли радость большая, чем находиться рядом с тобой? Что бы там ни рассказывал Фроуд, любовь существует, и я это точно знаю. А суть её в искренней радости от улыбки любимого человека…


Из письма принца Эйвинда баронессе Вельтской 

Глава 3

– Прошу прощения, Ваше Высочество, но хорошо ли Вы себя чувствуете?

Вздрогнув от неожиданности, Эйвинд поднял голову, встретившись взглядом с телохранителем.

– Да, конечно, Тис… А почему ты спрашиваешь?

Рыцарь неопределённо пожал плечами.

– Ваше лицо бледнее, чем когда-либо прежде. Испарина. Руки дрожат.

Эйвинд кротко улыбнулся и смахнул со лба липкие капли пота.

– Разумеется… Сам ведь знаешь: встречи с королевой непросто перенести. Даже если ты её сын…

Хмыкнув, Тис подошёл к двери комнаты и выглянул в коридор.

– Это из-за баронессы? Можете не бояться, Ваше Высочество, никто не подслушивает.

Эйвинд тяжело вздохнул и спрятал лицо в ладонях.

– Да… Мать пытается этого не показывать, но в её глазах горит злость. На меня, на Марию, на ещё не родившегося ребёнка! А её предложение о помощи с повитухой пугает меня больше, чем прежнее безразличие. Я не знаю, что делать! Для неё даже внук – обуза!

Тис внимательно слушал, наблюдая за принцем. Тёмные морщины, залегшие в уголках губ рыцаря, напоминали трещины на пересохшей земле.

– Возможно, стоит съездить в Вельт и навестить баронессу? Обычно после подобных визитов вам становится намного легче…

–Я не знаю, как смотреть ей в глаза… – выдохнул Эйвинд. – Что ей сказать? Извини, но всё, на что ты можешь рассчитывать – статус королевской любовницы? А наш сын и вовсе бастард?

После непродолжительной паузы Тис вновь нарушил тишину:

– В таком случае, Ваше Высочество, возможно, стоит вернуться в Скограт? Уверен, что погрузившись в дела, вы позабудете о тревогах.

Вздохнув, Эйвинд провёл ладонью по покрасневшим глазам.

– Королева ясно дала понять, что моё мнение о текущем положении дел в поместье не имеет никакого смысла. А раз так, нет и нужды в моём пребывании там. Не знаю, возможно, побуду здесь несколько дней, подумаю, что делать дальше…

По лицу Тиса промелькнула невесёлая улыбка.

– Никогда бы не подумал, что мальчик, способный на самоубийственную атаку ради победы, вырастет таким… Из всех возможных вариантов Ваше Высочество раз за разом выбирает тот, который проще остальных.

Эйвинд оторопело смотрел на непроницаемое лицо телохранителя, в то время как рыцарь продолжал говорить.

– Вы – будущий король! И рано или поздно станете во главе Рии. Да простит меня Ваше Высочество, но порой мне страшно за будущее нашей страны!

– И чего ты от меня ждёшь? – резко спросил Эйвинд, дёрнувшись ,словно от пощёчины. – Я не могу ни на что повлиять! Каждое моё движение, каждый шаг контролирует королева! Что прикажешь делать?!

Немного помолчав, Тис ответил:

– Я жду от Вашего Высочества только решимости! Ведь не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять: жизнь баронессы и вашего ребёнка в опасности. А значит, сейчас не время отсиживаться во дворце! Думаю, что скорее всего Лагмар уже получил приказ!

–Неужели ты полагаешь…?

– Я уверен, Ваше Высочество! – твёрдо ответил Тис, склонив голову. – После десятков лет, прожитых под командованием королевы, у меня не осталось иллюзий. Она устранит любую, даже мнимую угрозу благополучию Рии. А ваш ребёнок, как ни печально это говорить, угроза.

Замотав головой, Эйвинд крепко сжал пальцами подлокотники кресла.

– Так что же делать? Скажи, раз начал этот разговор!

Склонившись в глубоком поклоне, Тис произнёс:

– К счастью, Ваше Высочество, не мне решать… И разговор этот я затеял лишь потому, что учил Вас в детстве принимать правду, какой бы горькой она ни была! В любом случае, знайте, что я пройду этот путь вместе с Вами! Плечом к плечу!

– Следовало бы отправить тебя на плаху за подобные разговоры, Тис! – горько улыбнулся принц. – Так ведь и до измены недалеко договориться!

– Если таково решение Вашего Высочества, я приму его с радостью! – произнёс рыцарь, склонив голову.

– Нет… Разумеется, нет! – прошептал Эйвинд, поднимаясь на ноги. – Спасибо тебе…

Подойдя к окну, принц взглянул на склеп, отливающий багрянцем в лучах заходящего солнца.

– Ты прав. Нужно действовать.

***
Лёгкий ветерок принёс облегчение, прогоняя прочь дневную жару. Направляясь к поместью, Ингемар сверлил взглядом спину шедшего впереди Эгиля, стараясь понять, прочитал ли монах его послание. Осталось сделать не так уж много… Припасы подготовлены, план побега почти закончен. Нужно лишь обсудить несколько нюансов.

– Что между вами происходит? – спросила вдруг Алия, догнавшая Ингемара. – Раньше терпеть друг друга не могли, а теперь каждый вечер за столом дискуссии ведёте, цитаты какие-то приводите, книги обсуждаете! Как будто и не замечаете того, что здесь происходит! А Дарву, между прочим, стрелой глаз выбило!

Тяжело вздохнув, Ингемар опустил глаза.

– Можно подумать, меня там не было… Знаешь ведь, что я переживаю за учеников не меньше твоего.

– А вот кое-кто не переживает! – фыркнула девушка, быстрым движением откинув кудри со лба. – Зря ты с ним связался!

– Не так уж он плох, – тихо пробормотал Ингемар, оглядевшись по сторонам. – Думаю, ему здесь нравится не больше, чем нам!

Алия промолчала, но по её лицу скользнула тень отвращения.

***
– Должен признаться, сегодняшний день произвёл на меня впечатление! – пророкотал Агвид, поднимая кубок с вином. – Штеннеры показали, что могут на поле брани, а это дорогого стоит. Тем более, завтра мы выступаем в поход. Королева решила перебросить нас ближе к границе. В последнее время там случаются стычки, но с вашими умениями, надеюсь, мы сможем быстро навести порядок!

Собравшиеся в трапезной люди встретили речь генерала молчанием, но его самого это, кажется, нисколько не взволновало.

– Итак, начнём ужин…

Генерал присел на стул и, потирая руки, взглянул на запечённого поросёнка, стоящего прямо перед ним. Взяв в руки вилку, Агвид потянулся к пряно пахнущему мясу, когда дверь в комнату резко открылась, ударившись о стену с глухим стуком.

– Ваше Превосходительство… – пролепетал ввалившийся в трапезную солдат, судорожно сжимая рукоять меча. – Там в тюрьме несчастье! Пожар!

Вскочив на ноги, Агвид скользнул взглядом по лицам собравшихся.

– Где баронесса Хвитарская?!! – разнёсся по комнате полный бешенства крик.

***
– Ваша Светлость! – изящно поклонившись, лакей отвёл в сторону руку с зажатым между пальцев письмом. – Послание от Его Высочества!

Не дождавшись ответа, слуга нерешительно выпрямился и удивлённо взглянул на искажённое болью лицо баронессы.

– Вам плохо…?

С шумом втянув в себя воздух, Мария с трудом процедила в ответ.:

– Срочно найди повитуху… И… позови на помощь… малыш… решил не дожидаться срока!


Укрепи мои намерения и очисти разум, дабы мог я узреть истину…


Из молитвы церкви Вездесущего. 

Глава 4

– Признаюсь, баронесса, Вы меня очень огорчили… – хриплый голос генерала разлетелся над притихшей толпой. – Попытаться сбежать отсюда – это ведь очень и очень глупо!

Затаив дыхание, Ингемар смотрел, как на помост вывели парня и девушку. Аксель выглядел сильно избитым, но всё равно растягивал покрытые запёкшейся кровью губы в издевательской усмешке. Алия же, напротив, казалась невредимой, лишь мертвенной бледностью выдавая сильнейшее эмоциональное напряжение.

– На колени, ублюдок! – прорычал один из сопровождающих беглецов солдат, ударив парня по ногам. Глухо ойкнув, Аксель упал на помост, но почти тотчас вновь поднялся, сплюнув на выцветшее дерево окрашенную кровью слюну.

– Ах ты! – рявкнул солдат, стараясь скрыть нотки восхищения, сквозившие голосе. – На колени, сказал!

Последовал второй удар, ещё более сильный, и на этот раз Аксель не сумел подняться. Алия, по-прежнему смотрящая прямо перед собой, шумно сглотнула.

Заёрзав, Ингемар попытался вздохнуть, только сейчас осознав, как сильно его сдавила толпа. Пошевелившись, юноша быстро огляделся по сторонам, но так и не нашёл Эгиля. Да где его черти носят?!

– Право, мне очень жаль, баронесса, что я не могу привести приговор в исполнение незамедлительно… – протянул Агвид, явно наслаждаясь ситуацией. – Судить титулованных изменников может лишь королева, а это значит, что придётся немного подождать. Но, как Вы сами понимаете, Вашего друга это не касается, а значит…

Кивком подав знак, генерал подождал, пока по-прежнему молчащую Алию не отведут в сторону. Затем хриплый голос раздался вновь.

– А теперь я хочу обратиться ко всем присутствующим! Запомните: всякий, кто решит сбежать – предатель! Вне зависимости от причин, подтолкнувших к этому!

– Ну что ж, – раздался над ухом Ингемара хриплый шёпот. – Придётся импровизировать. Времени больше нет.

– Что? Эгиль, ты о чём? – прошептал юноша одними губами. Вместо ответа что-то холодное коснулось его руки.

– Держи! Если не повезёт, может пригодиться! Готовься…

– А посему, – продолжал горланить Агвид, – кровь этого негодяя послужит нам всем хорошим уроком! И мы… Чёрт!

В воцарившейся тишине Ингемар внезапно услышал собственное сердцебиение. А затем кто-то закричал:

– Поместье! Поместье горит!

Повернув голову, юноша увидел ярко-оранжевые сполохи. Толпа пришла в движение. Прилагая все силы, чтобы удержаться на ногах, юноша смотрел на проносящийся мимо людской поток, крепко сжимая рукоять меча.

– Давай! – раздался короткий приказ. – Я за девчонкой, а ты посмотри, чтобы никто со спины не подкрался!

Тёмная фигура, закутанная в плащ, юркнула вперёд, почти сразу скрывшись в толпе. Ингемар с шумом втянул воздух и помчался за ней, на бегу взглянув на помост. Аксель, по-прежнему стоя на коленях, тихо посмеивался. Охранявший его солдат зачарованно смотрел на генерала, ожидая приказаний, но Агвиду явно было не до того.

– Бегом к поместью! Чего стали, тушите! Быстро! – раздавались над полем рваные, лающие приказы.

Краем глаза заметив несколько коротких вспышек, почти невидимых в царящей суматохе, Ингемар запрыгнул на помост, оказавшись лицом к лицу с солдатом.

– Куда прёшь?! – губы на обветренном и опалённом лице изогнулись в издевательской улыбке. – Библиотека не тут!

Верзила слишком поздно заметил клинок, сверкнувший в момент, когда Ингемар нанёс удар. Тяжёлая рукоять с омерзительным хрустом врезалась в челюсть, заставив бойца закатить глаза. Пока грузное тело медленно опускалось на помост, юноша затравленно озирался по сторонам, ожидая шквала стрел. Но лучники уже переместились к поместью, держа на прицеле штеннеров, таскающих воду.

– Эй, пошли! – коротко приказал Ингемар, подхватывая Акселя под руку. Горец, хрипя проклятия, выпрямился во весь рост.

– Не думал, что ты на такое способен! – сдавленно пробормотал он, шагая вместе со своим спасителем. – Где Алия?

– Хотел бы я знать… – проворчал Ингемар, изо всех сил напрягая слезящиеся глаза. Наконец, на самом краю площадки, юноша заметил слабо мерцающий огонёк.

– Туда, быстро!

Тащить прихрамывающего Акселя оказалось не слишком-то легко. Проходя мимо двух бесчувственных тел, лежащих на траве, Ингемар ощутил тошноту. Кажется, монах сумел за себя постоять…

Увидев притаившихся в траве Эгиля и Алию, юноша с облегчением остановился и вытер заливающий глаза пот.

– Смотрю, ты развлекался как мог! – язвительно прошептал монах, жестами приказывая пригнуться.

– Ну, не оставлять же его там! – виновато проворчал Ингемар, опуская Акселя в прохладную от росы траву. – А что дальше?

Эгиль, грустно усмехнувшись, посмотрел на ярко пылающее поместье.

– Если всё пройдёт как запланировано, совсем скоро к дороге подведут лошадей из конюшен, мы перемахнём забор и поедем в Вельт…

– Что?! – выдохнул Ингемар, прикрыв рот ладонью. – Зачем?

Немного помолчав, Эгиль задумчиво пожевал губы, словно решая, стоит ли отвечать.

– Мария родила ребёнка. А королеву это не устраивает. Если не поспешим, Лагмар убьёт обоих…

– А откуда?

Раздражённо отмахнувшись, монах огляделся по сторонам, словно прислушиваясь к чему-то.

– Какая разница? Вот и лошади! Пошли!

Взглянув на мертвенно бледную Алию, Ингемар поднялся на ноги.

– Думаешь, Агвид позволит нам далеко уйти?

Лицо Эгиля прорезала жестокая ухмылка.

– Об этом можешь не беспокоится, травник. Генерал теперь – наименьшая из наших проблем…

***
Вытирая кровь с кинжала, Енор наблюдал за тем, как огонь коснулся лежащего на полу тела, принявшись жадно ласкать стремительно чернеющие одежды. Следовало как можно скорее уходить отсюда. Не ровен час, потолок рухнет, да и подозрений раньше времени вызывать не стоило.

Выйдя из комнаты, агент промчался к чану с водой, не обращая внимания на царящий вокруг хаос.

– Сделка со злом… – пробормотал мужчина, невесело ухмыляясь. – Знать бы, окупится или нет?

Енор остановился, окидывая взглядом догорающий остов некогда великого здания.

– Если всё правильно разыграть, сложно не остаться в плюсе! – раздался едва слышный шёпот. – Жаль, Агвид, ты этого так и не понял…

***
Фроуд скакал по дороге, освещаемой луной и звёздами, не переставая думать о полученном утром письме. Неужели всё действительно настолько серьёзно?

Подстегнув коня, учёный протяжно вздохнул. Да, так серьёзно, что приходится скакать на коне верхом, лишь бы успеть добраться до назначенного принцем места вовремя.

– Хоть бы кости не рассыпались… – разнёсся над ночной дорогой грустный голос, заглушаемый цокотом копыт.


Смерть страшит своей неизбежностью, но только недавно я осознал почему. Ведь на самом деле смерть всего лишь часть жизни, столь же естественная, как и появление на свет. По-настоящему пугает осознание, что в какой-то момент я окажусь не в состоянии влиять на происходящие вокруг события. Вот мой главный страх: беспомощность и её компаньон – безвестность.


Из записей Фроуда, учёного 

Глава 5

Ласково проведя рукой по мраморной поверхности гроба, королева едва слышно спросила:

– Неужели это настолько срочно?

– Боюсь, что так госпожа… – раздался в ответ тихий шелест.

Развернувшись, королева взглянула на серое лицо начальника тайной службы, притаившегося в углу королевского склепа.

– В таком случае, не тяни!

– Боюсь, Ваше Величество, что я допустил непозволительную оплошность, и готов немедленно понести наказание, – прошептал Лагмар, почтительно склонив голову. – Ребёнок, несмотря на все старания, родился живым. Яд оказался недостаточно сильным…

Королева с шумом втянула воздух. В широко открытых глазах страх боролся с яростью, но, когда владычица заговорила, её голос звучал абсолютно бесстрастно.

– Я думала, что тайной службе достанет способностей приготовить необходимое снадобье. Видимо, ошиблась. В любом случае, дети ведь умирают и после рождения, верно?

Лагмар кивнул, стараясь не смотреть королеве в глаза.

– К сожалению, это не все новости госпожа. Моим людям также удалось перехватить письмо баронессы Вельтской…

***
– Волнуетесь, Ваше Высочество?

Эйвинд резко мотнул головой, отчего каштановые кудри взметнулись вверх.

– С чего ты взял?

Улыбнувшись, Тис поставил на пол дорожную сумку и внимательно осмотрел комнату.

– Просто давно не видел Вас настолько оживлённым. Не думаете, что стоило выехать немного раньше?

– Нет, как по мне, лучше немного выждать, чтобы не возбуждать подозрений у рыскающих вокруг ищеек. – Положив ладонь на рукоять меча, принц слегка потянул клинок на себя, проверяя легко ли сталь выходит из ножен. – Переживаю только, что вестей нет. Ни от Марии, ни от Фроуда. Получилось ли у них…?

– Совсем скоро сами узнаем! – хмыкнул Тис и, забросив сумку на плечо, направился к выходу.

– Слышите? – замер вдруг рыцарь, не успев отпереть дверь. – На улице что-то происходит…

Прислушавшись, Эйвинд различил приглушённые голоса и ржание лошадей. А через мгновение ушей принца достиг топот множества ног, поднимающихся по лестнице.

– Именем королевы! – донёсся крик из-за закрытой двери. – Его Высочеству, принцу Эйвинду, а также Тису, именуемому Широкоплечим, с этого момента запрещено покидать пределы поместья!

– С чем это связано? – спросил принц, облизнув пересохшие губы. – Я ведь наследник Её Величества, и подобные меры…

Из-за двери донеслось тихое перешёптывание, словно собравшиеся о чём-то советовались. Наконец, всё тот же голос ответил:

– Королева желает оградить Ваше Высочество от событий, могущих Вам навредить. К сожалению, ряд Ваших знакомых оказался замешан в мятеже!

***
Мария сидела на кровати, облокотившись на высокое изголовье, и с удивлением рассматривала младенца, посапывающего у неё на руках. Рождённый раньше срока, малыш казался маленьким и хрупким, словно пересохший пергамент. Сквозь красноватую кожу проглядывали подрагивающие нити вен, заставляя Марию в очередной раз поразиться тому, насколько сильное сердце у этого ребёнка.

Закрыв глаза, девушка вспомнила Эйвинда и ласково улыбнулась. Интересно, что почувствует принц при виде сына? Должно быть, он получил письмо и едет сюда. Да и Фроуд, скорее всего, уже в курсе и не станет ждать зря…

В дверь негромко постучали.

– Прошу прощения, Ваша Светлость, к Вам посетитель. Я предупреждал, что Вы заняты, но он не может ждать. Говорит, срочное послание от принца.

Чувствуя, как ускоряется сердцебиение, Мария осторожно положила ребёнка в стоящую рядом колыбель, а затем медленно поднялась на ноги. Ощущая дрожь в коленях, девушка осмотрела своё измятое платье и раздражённо фыркнула.

– Пусть войдёт!

Дверь приоткрылась, и в комнату заглянул один из лакеев. Почтительно поклонившись, слуга отступил в сторону, пропуская посетителя.

– Приветствую Вас, баронесса! Чудесный малыш… – разнёсся по комнате холодный шелест.

Мария кивнула, ощущая необычную сухость в горле. Рука девушки сама собой потянулась к волосам и замерла, коснувшись изящной заколки, украшенной изумрудом – подарком Эйвинда.

– Не ожидала Вас здесь увидеть, Лагмар…

***
Въехав под сень деревьев, Эгиль натянул поводья, останавливая лошадь.

– Приехали. Дальше пешком.

Спешившись, беглецы углубились в лес, ведя лошадей под уздцы и стараясь уйти от дороги как можно дальше.

– Я реку слышу, – произнёс вдруг Аксель, – нужно поплутать по мелководью, чтоб преследователи потеряли след.

– Как будто у нас время есть на это! – презрительно фыркнул Эгиль. – Вельт находится прямо за этим лесом. Кто бы за нами ни гнался, думаю, они без труда поймут, куда мы направлялись.

Аксель крепко сжал челюсти и какое-то время шёл молча, то и дело поглядывая на Алию. Заметив на себе взгляд, девушка слабо покачала головой.

– Нам нужно отдохнуть! – процедил горец, стараясь не смотреть на шагающего впереди Эгиля. – Я вообще не понимаю всей этой спешки!

– Тебе и не нужно! – хмуро произнёс монах, а затем, резко остановившись, обернулся к остальным. Несколько учеников, также сбежавших из Скограта, пытливо следили за каждым его движением.

– Я никого не тащу за собой! – проворчал Эгиль. – Можете идти по своим делам! Так будет даже лучше, меньше шансов, что нас поймают. Сейчас я пойду и приведу Марию, а затем мы покинем Рию! Штеннерам нечего здесь делать, пока жива королева!

– Думаешь, стоит рубить сплеча? – осторожно спросил Ингемар, подходя поближе. – Не нужно недооценивать Лагмара…

– Времени нет, травник, – грустно улыбнулся Эгиль. – Если не поспешить, спасать будет уже некого.

– Чёрт! – выругался Аксель, потирая ноющие рёбра. – Они что, вправду хотят её убить? И ребёнка, что ли?

– Именно, – холодно произнёс Эгиль. – Ждать больше нельзя, если не вернусь к полудню – уезжайте.

– Погоди! Я с тобой! – поднялся на ноги Ингемар, крепко сжимая рукоять клинка. – Пусть и не штеннер, но подсобить смогу.

– И я пойду! – хрипло прокаркал Аксель, прижавшись спиной к изрытому морщинами дереву. – Мария ни разу не посмотрела на меня свысока!

– Одному будет проще и быстрее, – тихо произнёс Эгиль, уходя прочь. – Ингемар, позаботься о наших друзьях. Им и так крепко досталось. Теперь ты за них в ответе…

Аксель рывком поднялся на ноги, но тотчас зашипел от боли и согнулся пополам. Алия, испуганно взглянув на возлюбленного, что-то прошептала, но Ингемар не разобрал слов.

Стоя посреди поляны, юноша сверлил взглядом удаляющуюся спину монаха, по-прежнему держа ладонь на рукояти меча.

– Чёрт! – выругался наконец Ингемар и подойдя к Акселю, коснулся холодного, словно лёд, лба юноши. – Ты как?


Иногда жизнь преподносит сюжеты, гораздо более подходящие для сказок. Взять хоть ситуацию, в которой мы оказались. Остаётся только догадываться, окажется конец этой истории счастливым или нет…


Из записей Ингемара, травника. 

Глава 6

Осторожно приблизившись к поместью, Эгиль на мгновение замер и прислушался. Ничего. Лишь негромкие поскрипывания петель открытых ворот да лай собак, доносящийся со стороны деревни.

Прокравшись вперёд, монах юркнул сквозь ворота, стараясь как можно быстрее оказаться в тени деревьев, окружающих Вельт. Остановившись под огромным раскидистым дубом, юноша натянул на руки перчатки и, нахмурившись, посмотрел на поместье. Ярко горящие окна, скрытые за тяжёлыми занавесками, плотно закрытая дверь. И грязные следы на крыльце. Отпечатки подошв двух человек.

Услышав тихий шорох, юноша отпрянул в сторону, развернувшись в прыжке. Невысокий человек, закутанный в чёрный плащ, не произнесся ни слова, нанёс новый удар, целясь Эгилю в грудь. Яркая вспышка на мгновение прорезала тьму, заставив убийцу зажмуриться и дав монаху ударить прихваченным из Скограта кинжалом. Спустя бесконечно долгое мгновение, головорез издал тихое бульканье и рухнул на землю, увлекая Эгиля за собой.

– Чёрт! – проворчал юноша, цепляясь руками за мокрую то ли от росы, то ли от крови траву. – Этого ещё не хватало…

Дождавшись, пока нападавший перестанет трепыхаться, монах осторожно достал нож, торчащий из грудной клетки мертвеца, и поднялся на ноги. Стараясь не обращать внимания на подкатывающую к горлу тошноту, Эгиль быстрым шагом направился к поместью, крепко сжимая кусок кварца, лежащий в кармане плаща. Время игр кончилось.

Отворив входную дверь, юноша вошёл в холл, внимательно осмотревшись по сторонам. Ни одного слуги…

– Где же тебя искать? – пробормотал Эгиль, поднимаясь по лестнице. – Здесь комнат больше, чем в Скограте…

Ответом на вопрос послужил оглушительный грохот, раздавшийся в южной части поместья. Присев от неожиданности, юноша затравленно озирался по сторонам, стараясь понять, что происходит. В воздухе отчётливо пахло грозой.

Рванув вперёд, монах оказался перед лежащей в коридоре дверью. Заглянув в комнату, Эгиль на мгновение оцепенел, пытаясь осознать увиденное. Прямо за порогом лицом вниз лежал человек, закутанный в покрытый копотью плащ. На кровати, стоящей напротив двери, валялась скомканная куча одежды, в которой монах не без труда узнал Марию. Глаза девушки были закрыты, но грудь судорожно вздымалась вверх. Значит жива… Прислушавшись, Эгиль различил слабый, прерывистый писк из колыбельки. И он жив…

Склонившись над лежащим на земле человеком, Эгиль коснулся покрасневшей шеи, стараясь нащупать пульс. Тоже живой, ну надо же… Мария так и не научилась по-настоящему терять контроль!

Нахмурившись, монах сжал рукоять кинжала и занёс руку для удара, но в этот миг девушка со стоном открыла глаза.

– Э—эгиль… – прошептала Мария, осматриваясь вокруг осоловевшим взглядом. – Что… что ты тут делаешь?!

Запнувшись, девушка метнулась к люльке и, склонившись над ребёнком, испуганно поднесла ладонь ко рту.

– Мы приехали за тобой… – коротко произнёс Эгиль, не отрывая взгляда от лежащего на земле Лагмара. – В лесу, по направлению к столице. Хватай ребёнка и жди меня у входа в поместье. Нам нужно как можно скорее покинуть Рию!

Испуганно ойкнув, Мария посмотрела на монаха, задержав взгляд на сверкающем в его руке кинжале. Открыв рот, словно собираясь что-то сказать, девушка замерла, а затем, не говоря ни слова, подхватила ребёнка, бережно прижав к груди.

– У тебя совсем немного времени на сборы… – прошептал Эгиль, – Справишься? Я спущусь, после того как удостоверюсь, что за нами не вышлют погоню.

Кивнув, Мария, пошатываясь, вышла за дверь, и монах услышал, как на лестнице заскрипели ступеньки. Пора.

Перевернув Лагмара, юноша взглянул на бледное лицо начальника тайной службы и грустно усмехнулся.

–Извини… Уговор есть уговор…

Сталь с тихим шорохом вошла в тело, заставив монаха замереть. Опустив глаза, юноша с удивлением посмотрел на тёмное пятно, расползающееся по ткани камзола.

– Не тебе, ублюдок, у меня прощения просить! – разнёсся по комнате тихий шелест.

Выронив кинжал из руки, монах судорожно вздохнул, ощущая болезненную пустоту в груди. Выгнувшись, юноша коснулся лица Лагмара, не отрывая взгляда от серо-зелёных глаз агента.

– Подохни уже! – раздражённо прорычал начальник тайной службы, пытаясь сбросить с себя штеннера.

Криво улыбнувшись, Эгиль прохрипел, выдувая изо рта кровавые пузыри.

– Забавно… я хотел сказать то же самое…

Прислушиваясь к камню, висящему у него на шее, монах выпустил пламя на волю. Задёргавшись, шпион несколько раз пытался выдернуть нож, но Эгиль, крепко сжав зубы, не ослаблял хватку до тех пор, пока не затихли оглушающие крики, а голова противника не превратилась в горсть пепла.

Осторожно вытащив торчащий из подреберья нож, юноша постарался встать на ноги, но, вскрикнув от боли, осел на пол.

– Да чтоб тебя… – пробормотал он, стараясь не делать глубоких вдохов. – А так всё хорошо начиналось… Мария!

Не отвечает. Должно быть, ждёт около ворот поместья. Что ж, выбора нет.

Задержав дыхание, Эгиль медленно распрямил ноги, опираясь на стену. Затем, едва слышно застонав, выпрямился во весь рост. Прижав к ране шейный платок, монах осторожно выглянул в коридор и прислушался. Всё ещё тихо. Должно быть, Лагмар отправил прислугу подальше, чтобы не мешалась под ногами.

– Хитрый лис… – проворчал Эгиль, медленно спускаясь по лестнице. – Но я хитрее…

Наконец, выйдя из поместья, монах задумчиво посмотрел на краснеющий горизонт.

– Должны успеть… А где…?

Не обращая внимания на резкую боль в боку, юноша поспешил к воротам и остановился, затравленно озираясь по сторонам.

– Куда же ты пропала…? – только и прошептал монах.

***
Едва переставляя ноги, Эгиль шёл по лесу, чувствуя нарастающее отчаяние. Пропитанный кровью камзол неприятно лип к телу, заставляя раз за разом испытывать отвращение. Наконец, впереди послышались голоса.

Выйдя на поляну, Эгиль взглянул на друзей, заметив испуг, промелькнувший в их глазах. Да, видок, должно быть, ещё тот…

– Где Мария? – первым спросил Ингемар, вскакивая на ноги. – И ты… Что произошло?

– Долго рассказывать… – прошептал Эгиль, обессиленно опускаясь на землю. – Я думал, она с вами… Хотел так думать…

Промолчав, Ингемар склонился над монахом и принялся осматривать рану. Аксель, даже не пытаясь скрыть разочарования, что-то пробормотал на непонятном наречии, но вдруг встрепенулся и замер, подняв вверх руку.

– Слышите, кто-то идёт?

Замерев на месте, беглецы прислушались к доносящимся звукам. Как минимум двое… и лошадь…

– Я посмотрю! – прошептал Аксель и бесшумно скрылся в поросли, окружающей поляну со всех сторон.

Спустя бесконечно долгое мгновение, горец вновь появился на поляне, улыбаясь во весь рот.

– Это свои…

Отодвинув ветви в сторону, на поляну вышли Мария и Фроуд. Приподнявшись, Эгиль заметил, что руки Марии пусты.

Словно отвечая на вопрос, промелькнувший на лице монаха, девушка опустила голову, и по её мертвенно-бледным щекам скатились слёзы.


Порой действительно невообразимые события воспринимаются как данность. А нормальное поведение считают чуть ли не геройством. Забавно, но я не могу понять подобную логику.


Из записей Тиса Широкоплечего, рыцаря 

Глава 7

– Так и не дождавшись Марии, я решил сам наведаться в Вельт, хотя Его Высочество, в письме, предостерегал от подобных шагов, – проворчал Фроуд, осматривая Эгиля. Заметив на груди монаха ярко-алый ожог, учёный удивлённо покачал головой. – Но по приезде, я нашёл Марию, лежащую без сознания у ворот поместья. В это время из дома послышался крик…

– Это Лагмар, – проворчал Эгиль, сморщившись от осторожного прикосновения узловатых пальцев учёного к краям раны. – Пытался меня убить…

– Как бы то ни было, я не терял времени. Взгромоздил Марию на коня, сам сумел влезть и, даже умудрился править, соорудив для ребёнка подобие нагрудной повязки. К сожалению, малыш не выдержал дороги…

В воцарившейся над поляной тишине все присутствующие посмотрели на безмолвно плачущую Марию. Алия, подсев ближе, приобняла подругу, ласково пригладив растрёпанные рыжие кудри.

– Так вот… – прокашлялся Фроуд. – Я думал сперва заскочить к одному знакомому, который неподалёку живёт. Но тут Мария в себя пришла и начала вырываться! Еле успокоил! Всё кричала, что Эгиль её ждёт. Ну так вот…

Учёный грустно вздохнул, собираясь с мыслями.

– Вот тогда-то мы и заметили, что малыш… Много времени ушло на прощание, а затем мы вернулись в Вельт и пошли по следам Эгиля. Благо, тропинку он вытоптал добротную.

– Посмотрел бы я на тебя, старик! – зло прошипел монах, закатывая глаза. – Долго ещё?

– Почти закончил. – ответил Фроуд, протирая рану платком, смоченным тягучей мазью. – Думаю, теперь ты растратил удачу на всю оставшуюся жизнь. Клинок, по сути, только мышцы и задел. Через месяц не вспомнишь.

– Осталось только месяц, этот самый, прожить. – прошептал Эгиль, прикрывая глаза. – Нужно уходить как можно скорее! Если вы нас так легко нашли, то и люди королевы смогут!

– Так-то оно так… – покачал головой Ингемар, поднимаясь на ноги. – Но ведь, в таком состоянии ты далеко не уйдёшь. Да и на лошади не поскачешь…

– Я его понесу! – Подал голос Аксель, оглядывая росший поблизости кустарник. – Сейчас, только носилки на спину сделаю. Много времени не займёт.

– Ты? – удивился Ингемар. – Тебя же самого вчера нести пришлось!

На бледном лице горца ярко расцвёл румянец.

– Да на мне всё как на собаке заживает!

– И о Марии не забудьте! – послышался резкий голос Алии. – Вы посмотрите на неё! Она долгую дорогу не вынесет!

– Нет-нет… Я в порядке… – смущённо произнесла бывшая владычица Вельта, но её голос внезапно дрогнул и затих.

Ингемар растерянно обвёл взглядом поляну, а затем кивнул Акселю:

– Поможешь сделать ещё одни носилки?

***
– Ваше Высочество?!

Вздрогнув, Эйвинд поднял глаза упёршись взглядом в стоящего перед ним солдата.

– Вы что-то хотели? О… и телохранитель с Вами?

Повернув голову, принц посмотрел на стоящего рядом Тиса, чья громадная фигура источала спокойную уверенность в своих силах.

– Я ухожу! – твёрдо произнёс Эйвинд, делая шаг вперёд. – Не собираюсь оставаться здесь ни минутой больше!

Солдат, охраняющий дверь, виновато пожал плечами.

– Сожалею, Ваше Высочество! Но приказ есть приказ, сами знаете!

Скрипнув зубами от злости, Эйвинд положил ладонь на рукоять меча, висящего на ремне.

– Это не просьба, солдат! А желание будущего короля!

– Вот как… – разочарованно произнёс охранник, а затем, сложив губы трубочкой, коротко свистнул. – Сожалею, Ваше Высочество, но пока что я подчиняюсь приказам королевы.

Холл наполнился шумом шагов и, быстро оглянувшись по сторонам, принц насчитал более десятка приближающихся громил. Не дожидаясь, пока его силой уволокут в покои, принц вытащил меч из ножен, краем глаза заметив, что Тис поступил точно так же.

– Не подходите! Иначе…

– Что, Ваше Высочество? Устроите драку? Так нас всё равно больше! – насмешливо произнёс офицер, вышедший из-за расступившейся стражи. – Лучше вернитесь в комнату, пока не поранились.

Тяжело вздохнув, принц сглотнул комок в горле и поудобнее перехватил меч.

– Не забывай, что я наследный правитель Рии! А значит, убить и даже ранить меня вы не посмеете! А вот я поддаваться не собираюсь!

– Мы просто задавим Вас числом, Ваше Высочество! – пожал плечами офицер, подходя ещё на шаг вперёд. Его тёмно-синяя кираса отливала металлическим блеском. – И вернём в комнату. Думаю, пару тумаков Вы как-нибудь перенесёте.

– И скольких людей ты готов принести в жертву? – громогласно произнёс Тис. – Просто скажи королеве, что мы сбежали!

– И пойти на плаху? – прошипел офицер, делая ещё один шаг вперёд. – Да стоит вам выйти за порог, как на меня донесёт любой из моих солдат!

– Что ж ты за командир тогда?! – пренебрежительно бросил Тис, внимательно следя за приближающимся противником. – Если собственных ребят боишься?

Меч промелькнул в воздухе и замер перед лицом оторопевшего офицера.

– Теперь ты наконец понимаешь? – прошептал Эйвинд, стараясь унять дрожь в руке, сжимающей оружие. – Или ты даёшь нам уйти мирно, или мы уйдём с боем. В любом случае, здесь мы не останемся!

– Почему же Ваше Высочество не ушли тихо, под покровом ночи? Что мешает немного подождать? – спросил офицер, стараясь не смотреть на подрагивающий перед глазами клинок. – К чему этот спектакль?

– Потому, что не пристало наследному принцу красться подобно вору! – произнёс Эйвинд, твёрдо и властно. – Так что ты решил? Говори, времени не так много…

Офицер задумчиво посмотрел принцу в глаза, а затем медленно кивнул.

***
– То есть как… Лагмар мёртв?!

Стоящий перед королевой человек смиренно склонил голову.

– Боюсь, что так, госпожа! Один из агентов видел, как сбежавший из Скограта штеннер убил главу тайной службы и его помощника.

– А сам он почему не вмешался?! – прошипела королева, крепко сжав подлокотники трона. – Почему сбежал, поджав хвост, а, Енор! Отвечай, раз уж ты за главного!

– Смею уверить, госпожа, что агент поступил весьма разумно. Благодаря ему мы знаем состав заговорщиков и их дальнейшие планы.

Отвечая на невысказанный вопрос королевы, Енор едва заметно ухмыльнулся.

– Проследив за израненным штеннером, агент обнаружил логово беглецов, а затем сумел подслушать их разговоры. Они собираются пересечь границу с Эрратой не позднее, чем через три дня. Мои люди следят за ними и ждут приказа.

Королева шумно выдохнула и поднялась на ноги. Её глаза яростно сверкали.

– Придёт время, и мы с тобой обсудим побег из Скограта и гибель Агвида! Но сейчас я расправлюсь с ними сама! Ты отстранён от дел!

Енор почтительно поклонился, стараясь скрыть усмешку, коснувшуюся бескровных губ.

– Как прикажете, Ваше Величество!


Грядёт время скорби и время смут…


Из пророчества незрячей Эльзы  

Глава 8

– Долго ещё идти? – спросил Ингемар, вытирая пот со лба. – Ты ведь говорил, что, как только мы перейдём через реку, сразу увидим холмы, а следом и пустыню. Но реку мы прошли ещё вчера, а холмов как не было, так и нет…

– Просто ты пропустил мимо ушей всё, что не захотел слышать, – проворчал Эгиль, приподнимаясь на носилках и выглядывая поверх плеча Акселя. – Я ведь говорил, что после реки придётся пробираться через лес.

– Не помню такого! – насупившись, пробормотал Ингемар ускоряя шаг.

– Эй! Мы же разговаривали! – возмущённо воскликнула Алия, также прибавляя ходу. Её подруга, лежащая на носилках, закреплённых за плечами травника, только устало улыбнулась.

– Не сердись. Во время привала расскажу кое-что интересное насчёт трансформации энергии кварца…

Тяжело дыша, Фроуд окинул взглядом изрядно поредевшую группу. Сбежавшие из Скограта ученики предпочли уходить поодиночке, и теперь к границе Эрраты шли всего шесть человек.

– Что мы будем делать, когда покинем Рию? – спросил Эгиль, морщась от резких шагов Акселя. – Есть у кого план?

– Думаю, разумнее всего будет попытаться связаться с Его Высочеством… – произнёс Фроуд и, остановившись, вытер пот со лба. – Может, отдохнём немного? Вряд ли мы сегодня доберёмся до границы…

– Полагаешь, он заступится за нас? После всего, что произошло? – поинтересовался Эгиль, с шумом втянув в ноздри воздух, когда Аксель прислонил носилки к дереву.

– Я надеюсь… – немного помолчав, ответил Фроуд. – Больше нам ничего не остаётся.

***
Осмотрев покинутую спальню, Эйвинд почувствовал, как сжалось сердце. Задержавшись у обугленного пятна на лакированном полу, принц судорожно вздохнул и закрыл глаза.

– Ваше Высочество… – Произнёс Тис, входя в комнату. – У ворот много следов, но чуть поодаль, на границе леса появляется ещё один, не такой как остальные. И на нём кровь.

Открыв глаза, Эйвинд посмотрел на хмурое лицо телохранителя и, кивнув, направился к выходу.

– Думаю, стоит проверить…

Спустившись по лестнице, принц вышел во двор и, на мгновение замер, прищурившись от ярких лучей заходящего за горизонт солнца.

– Не волнуйтесь, Ваше Высочество! Мы хотя бы знаем, что королева до неё не добралась, и это уже хорошо!

– Ты уверен? – спросил принц, ощущая во рту невыразимую горечь. – Может, она уже в темнице и ждёт казни? А ребёнок… Даже думать об этом не хочу!

– Всё может быть, Ваше Высочество… – Грустно улыбнулся рыцарь. – Но по тем следам, что остались у дома, смею предположить, что всё пошло не по плану королевы… А вы сами что чувствуете? Моя мать говорила, что никогда не переживала за отца во времена войн, пока чувствовала биение его сердца…

Задумавшись, принц полной грудью вдохнул прохладный вечерний воздух.

– Живы! – твёрдо произнёс Эйвинд и, не оборачиваясь, направился к лошадям, привязанным у ворот. – Пойдём, проверим твой след!

Хмыкнув, Тис зашагал вслед за принцем, потирая руки. Уже давно бывалый солдат не чувствовал себя настолько живым.

***
– Так, значит, Эйвинд сумел уйти… – Прошептала королева, поглаживая пальцами ноющие виски. – Хорошо… Ты свободен!

Благодарно поклонившись, гонец выскользнул из шатра, оставив королеву в одиночестве.

– Крист!

Услышав зов владычицы в палатку заглянул герцог Артский.

– Всё ли идёт по плану?

Почтительно склонив голову, молодой аристократ затараторил так быстро, словно заранее отрепетировал речь.

– Завтра беглецы достигнут пустыни, госпожа. Даже если у них и есть камни, сомневаюсь, что их число значительно. Как только штеннеры израсходуют все запасы, мы сможем взять их живьём! Наших сил хватит, чтобы не лезть на рожон и, одновременно, подвигнуть их на необдуманные поступки.

Выслушав герцога, королева едва заметно кивнула собственным мыслям.

– Небольшое уточнение, Крист. В случае, если угроза окажется непропорционально велика или время не позволит тратить себя впустую – разрешаю не нянчиться с мятежниками. Кроме девчонки! С ней я хочу разобраться лично! Всё ясно?

– Разумеется, Ваше Величество!

Дождавшись, пока герцог Артский покинет шатёр, королева устало вздохнула и, сгорбившись, присела на край резной кровати. В полумраке, разгоняемом тусклым светом свечей, Элеонора утратила всю свою властность. Подняв руку, женщина коснулась иссохшего, покрытого морщинами лба.

– Завтра всё закончится… – произнесла королева, стараясь отогнать невесёлые мысли. – Наверное, ещё до обеда…

Полные тоски слова упали на земляной пол шатра и замерли у ног внезапно постаревшей владычицы.

***
– Я, наверное, пойду сегодня на своих ногах… – смущённо улыбнулась Мария. – Не хочу больше слушать, как ты надрываешься.

– Да мне не трудно, нисколько. – смущённо отмахнулся Ингемар, тяжело дыша. – Может, всё-таки помочь? Через пустыню путь долгий.

– Нет, я пойду сама. – твёрдо произнесла Мария, коснувшись щеки травника. – Спасибо за всё!

Выдвинувшись, группа, спустя какое-то время, вышла из перелеска.

– Вон и холмы! – удовлетворённо крякнул Эгиль, выглядывая из-за плеча Акселя. – Я ведь говорил!

Ингемар что-то пробурчал, прислушиваясь к неясному шуму, доносящемуся из-за спины.

– Это… рожок?

Застыв на месте, травник взглянул на побелевшие лица своих спутников.

– Королева… – только и выдохнул Фроуд.


Сколь славен бы ни был твой жизненный путь,

Окончишь его как все.

На старом погосте, в промёрзшей земле

Познаешь времени суть.


Народная песня Исфьеллета 

Глава 9

Страх приглушил все звуки, оставив лишь неровное биение сердца. Спустившись с холмов, беглецы зашагали по зыбкой поверхности дюн. Обернувшись, Ингемар заметил развевающиеся на горизонте чёрно-жёлтые штандарты.

– Не успеем! – пробормотал юноша, стараясь удержать равновесие на уходящем из-под ног песке. – Скоро догонят!

– Ну и что?! – проворчал Аксель, поудобнее перехватывая заплечные носилки. – У нас штеннеров вон сколько. Пусть только попробуют…

Послышался громкий свист, и горец замер на месте. Заведя руку за спину, юноша коснулся торчащего из шеи древка стрелы и, завалившись назад, кувырком съехал по склону дюны, увлекая за собой Эгиля.

– Аксель!!!

Всхлипнув, Алия ринулась вперёд, но её успел схватить Ингемар.

– Осторожно!

– Эгиль… – прошептала Мария и вздрогнула, услышав ответ.

– Аксель мёртв! Я пока жив, только не знаю, надолго ли…

Закашлявшись, монах умудрился выглянуть из-под укрывшего его тела горца и махнул рукой стоящим на гребне дюны беглецам.

– Уходите, быстрее! Иначе и вас достанут!

– Но ты ведь… Мы тебя не бросим! – твёрдо сказал Ингемар, стараясь не обращать внимания на мелькающие на горизонте штандарты. Алия, скорчившись, тихо плакала на плече травника. – Сейчас!

– Вздумаешь спускаться – испепелю! – прошипел Эгиль, сверкнув глазами. – Бегите!

– Он прав! Мы можем успеть пересечь пустыню! В Эррату они не сунутся! – проворчал Фроуд, оглядываясь по сторонам. С тихим свистом вокруг вновь начали падать стрелы. – Бежим, иначе нас перестреляют как собак!

Проклиная всё на свете, Ингемар подхватил Алию под руку и потащил за собой.

«Неужели всё так кончится?» – пронеслась мысль в голове травника, заставив его крепко стиснуть зубы.

Позади раздался полный боли крик и, обернувшись, беглецы увидели ярко пылающие костры, мелькнувшие на гребне дюны.

– Это Эгиль! –прошептала Мария, шмыгнув носом. – Отомстил за Акселя!

Алия ничего не ответила. Повиснув на плече Ингемара, девушка едва переставляла ноги, глядя перед собой остекленевшим взглядом.

Вновь засвистели стрелы, и травник с тихим возгласом осел на землю, недоумённо глядя на торчащий из бедра наконечник. Алия, оставшись без опоры, свернулась комочком и заскулила.

– Ингемар!

Склонившись над учеником, Фроуд бегло осмотрел рану и огорчённо покачал головой. Надежды на удачный побег не осталось.

Замерев, Мария повернулась к преследователям, оказавшимся неожиданно близко. Королева, ехавшая в голове отряда, не отрываясь смотрела на беглянку.

– Уходите… – прошептала девушка, достав из волос заколку, украшенную почерневшим изумрудом. – Она едет за мной…

– Но ведь… – растерянно пробормотал Фроуд, переводя взгляд с Марии на королеву и обратно. – А ты… Она же…

– Ей хотелось увидеть, на что способен штеннер… – произнесла девушка, делая шаг навстречу преследователям. – Она увидит.

– Не вздумай! – выдохнул Ингемар, попытавшись подняться на ноги. – Ради чего тогда всё это?! Не…

– Позаботься об Алии… – вздохнула Мария, не оборачиваясь. – И ты, Ингемар, береги себя… Спасибо вам… Уходите!

– Но… нет… Нет! – закричал Ингемар, чувствуя, как Фроуд пытается поставить его на ноги. – Не нужно!

– Прощай, Ингемар! – прошептала дочь садовника, ускоряя шаг.

***
– Ты решила сдаться? Умно… А, впрочем, наверное, нет, – тихо произнесла королева, не отводя взгляда от сияющей на солнце копны рыжих волос. – Твои друзья, скоро к тебе присоединятся…

Не говоря ни слова, Мария опустилась на колени и положила руки на обжигающе горячий песок. Перед внутренним взором девушки появился улыбающийся Эйвинд с ребёнком на руках.

– Молишься? Весьма своевременно… – протянула королева и вздрогнула, заметив поток пламени, растекающийся из ладоней девушки. – Решила поджарить нас через землю, шлюха?! Не думаю, что получится!

Подав сигнал солдатам, королева вновь посмотрела на девушку, стоящую перед ней на коленях.

– Давай поднимайся! Посмотри, что с твоими руками!

Тяжело дыша, Мария взглянула на почерневшие ладони и провела языком по пересохшим губам.

– Ты больше не убьёшь никого из моих друзей!

– Да как ты смеешь так со мной говорить! – яростно крикнула королева, приподнявшись в седле. – Взять её! И сделать так, чтобы молила о смерти!

Солдаты неторопливо пошли вперёд, даже не вынимая оружия из ножен. По их расслабленным позам становилось понятно, что страх перед штеннером исчез.

Коснувшись дюны, Мария поморщилась от сотен иголок, впившихся в обугленную кожу. Осторожно наклонившись вперёд, девушка дотронулась кончиками пальцев до блестящего, оплавленного огнём песка. Искусственно созданного кварца.

На мгновение, взгляды Марии и королевы встретились.

– Прости, Эйвинд… – прошептала девушка.

А затем сверкнула яркая вспышка.

И грянул оглушительный гром.

***
Выплюнув изо рта песок, Эгиль, чертыхаясь, выполз из-под тела Акселя и, тяжело дыша, упал на спину. Взглянув на торчащие вокруг стрелы, монах улыбнулся. Видимо, не вся удача ушла на схватку с Лагмаром. Солдаты, должно быть, очень спешили, раз предпочли стрелы, а не мечи. Или просто боялись подходить ближе, чтобы не повторить судьбу поджаренных братьев по оружию. Интересно, что это был за грохот?

Вздохнув, юноша начал карабкаться на дюну, то и дело сползая вниз. Открывшаяся от падения рана оставляла на песке кровавые отпечатки. Взобравшись наконец на гребень, монах с трудом выпрямился в полный рост и огляделся по сторонам. Штандартов Рии нигде не было видно, но далеко на юге в небо поднимался чёрный дымок. Что ж, стоит проверить…

С трудом переставляя ноги, юноша шёл вперёд, чувствуя нарастающее беспокойство. Неужели Алия и Мария сумели справиться со всеми? Но откуда у них столько кварца?

Поднявшись на одну из дюн, Эгиль замер, всматриваясь в огромный блестящий кратер, переливающийся на свету всеми цветами радуги. Дымок поднимался от нескольких горстей пепла, лежащих на его дне.

– Вот это мощь… – выдохнул юноша. – Но ведь тогда получается…

Напрягая зрение, монах осмотрелся по сторонам и заметил почти у самого горизонта фигурки трёх человек, медленно удаляющихся прочь. Ослепительно сверкнули под лучом полуденного солнца белые как снег волосы.

– Значит, Мария… – прошептал Эгиль, опускаясь на горячий песок. – Вот кто сумел…

Задумавшись, монах не сразу услышал приближающийся шорох шагов.

– Что здесь произошло? – раздался встревоженный голос. – Постой, я тебя знаю… Ты ведь барон Лиденкапский, верно? Где Мария?

Повернув голову, Эгиль встретился взглядом с принцем, слезающим с лошади. Не говоря ни слова, Тис вышел вперёд и встал между штеннером и своим господином.

– Меня здесь не было, Ваше Высочество! – прошептал Эгиль, стараясь не обращать внимания на ком в горле. – Но, судя по тому, что я вижу, Мария не дала взять себя живой…

– То есть… Ты хочешь сказать, она…? – прошептал Эйвинд, опускаясь на колени. – А ребёнок?

Покачав головой, Эгиль прикрыл глаза.

– Мне очень жаль, Ваше Высочество…

– Что с Ингемаром? –понизив голос, спросил Тис. На лице рыцаря застыла гримаса боли и отчаяния.

– Скорее всего жив. – произнёс Эгиль, зажимая сочащуюся кровью рану. – Если поспешишь, сможешь нагнать. Вон в той стороне.

– Да, но… – прошептал Тис, взглянув на беззвучно плачущего Эйвинда. – Нет. Сперва нужно позаботиться о Его Высочестве.

Осторожно склонившись над принцем, рыцарь бережно взял его под руку и помог встать.

– Пойдёмте отсюда, Ваше Высочество! Ты с нами? – спросил Тис, обращаясь к монаху.

Немного помолчав, Эгиль кивнул.

– Да. Я, пожалуй, вернусь в Рию.

Под ослепительно ярким солнцем расходились дороги тех, кто пошёл к зелёным холмам, и тех, кто стремился скрыться в стране песков.

Расходились, чтобы спустя какое-то время пересечься вновь. 

Эпилог

– Вот мы и в Эррате… – прошептал Фроуд и без сил опустился на землю.

– Зачем нам всё это? – спросил Ингемар, и по его щеке скатилась одинокая слеза. – Они все мертвы. Мария, её ребёнок, Аксель, Эгиль… А мы выжили… Ради чего?

Окинув взглядом бурую почву, покрытую редкими кустарниками, Фроуд задумчиво пожевал губы.

– Ребёнок остался жив.

– Что?! – в один голос вскрикнули Алия и Ингемар.

– Так уж вышло, что я настоял на том, чтобы ребёнка оставили у моих хороших знакомых, – виновато пожал плечами Фроуд. – Малыш был слишком слаб для такого путешествия, он бы его не пережил.

– Но ведь вы говорили… – оторопело прошептал Ингемар, пожирая наставника удивлённым взглядом. – Зачем?

– Если бы королева схватила нас, существовал шанс, что кто-то проговорится и от ребёнка избавятся. Мария хотела рассказать вам правду, как только мы достигнем Эрраты, но…

Закрыв глаза, Алия заплакала, уткнувшись лицом в колени.

– И что нам теперь делать? – озадаченно прошептал Ингемар. – Я не…

– Ждать. – ответил Фроуд, поднимаясь на ноги. – Нам следует ждать…


Оглавление

  • Пролог
  • Книга 1. Эйвинд
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Книга 2. Ингемар
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  • Книга 3. Мария
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  • Книга 4. Эгиль
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  • Книга 5. Фроуд
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  • Эпилог




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики