В поисках Джейсона (fb2)

- В поисках Джейсона (пер. Марианна Гаврилова) (и.с. Всё о собаках) 1.05 Мб, 71с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Дженни Дейл

Настройки текста:



Дженни Дэйл В поисках Джейсона

Глава 1

— Сэм — самый лучший пес на свете, — кричал во весь голос Нил Паркер, стоя в центре площадки, на которой проходила Пэдшемская собачья выставка.

Эмили, его девятилетняя сестра, побледнела и, простонав, понурила голову, скрывшись за стоящим перед ней столом.

— Ненавижу тебя, Нил, ненавижу!

— Он выиграл, Эмили, выиграл! Выполнил все семь заданий! Чистая победа! Мой пес самый быстрый! — размахивая руками, Нил радостно кричал и прыгал по спортивной площадке, не обращая внимания на прохожих, бросавших на него любопытные взгляды.

Вы должны мною гордиться! — со смехом произнес Пил. Его короткие, ежиком торчащие темные волосы были взъерошены, тенниска болталась. — Сэм победил! Он лучше всех!

— Ну, все, Нил, хватит. Тебе уже одиннадцать, а ведешь себя как пятилетний. И перестань скакать как сумасшедший, прохожие уже на нас оборачиваются. К тому же на улице жарко.

День проведения Пэдшемской собачьей выставки выдался просто безумный, и как всегда, невероятно жаркий и душный.

Пэдшем, небольшой провинциальный городок, находится всего в нескольких милях от Комптона, города, где живет семейство Паркеров и где располагается «Питомник на Королевской улице». Порой Нил и его сестры, Сара и Эмили, ощущают себя самым счастливыми на свете: ведь они просто обожают собак, и им выпал шанс жить рядом со своими любимцами.

«Питомник на Королевской улице» стоит рядом с домом Паркеров. Боб Паркер, отец Нила и Эмили, дважды в неделю устраивает занятия в собачьей школе, располагающейся в переоборудованном подсобном помещении. Также Паркеры заведуют центром спасения бездомных собак. Каждый год в день проведения в Пэдшеме выставки собак Паркеры устраивают импровизированный магазинчик, а вырученные деньги поступают в фонд выставки.

Эмили еще ниже нагнула голову, и теперь из-за стоящего перед ней шаткого стола выглядывала лишь её темная макушка. На столе грудой лежали тенниски и футболки с яркой эмблемой питомника на Королевской улице на груди и различные принадлежности для собак. В тени, под столом, тяжело дыша, лежал черно-белый бордер-колли — герой сегодняшних соревнований.

— Бедняга Сэм! Нил тебя совсем измотал, — произнесла Эмили, взглянув на лежащую рядом с ней собаку.

Услышав своё имя, Сэм приподнял голову и залаял, ударяя волнистым хвостом по земле. Сэм, любимчик Паркеров, живет у них уже пять лет. Его щенком выбросили на улицу, и Паркеры подобрали его, больного и несчастного. Нил, словно нянька, ухаживал за Сэмом, лечил его и заботился о нем, и теперь он превратился в великолепную собаку, фаворита соревнований на выносливость.

Нил тренировал Сэма дома на полосе препятствий, и уже побывал с ним на нескольких местных выставках собак. С каждым разом Сэм выступал все лучше и лучше, регулярно занимая призовые места. Но победителем Сэм стал впервые, и потому Нил был на седьмом небе от счастья.

Сэм вконец измучился, носясь, словно эксперт, кругами по площадке.

— Может, дать Сэму воды? — сочувственно смотря на усталого пса, спросила у матери Эмили.

Кэрол Паркер сидела в «джипе», стоящем на лужайке позади торговой палатки, распахнув все дверцы машины в надежде, что это хоть как-то спасет от жары.

— Вообще-то Сэму, как победителю, вместо воды полагается шампанское, — улыбнувшись, заметила Кэрол и добавила: — Здесь, в бутылке, осталось немного воды, дай ему, Эмили.

Эмили вылила остатки воды в жестяную миску Сэма, и пес с жадностью её выпил.

Взглянув на часы, Кэрол Паркер принялась пересчитывать футболки: — Две, четыре, шесть… Они привезли с собой почти две дюжины, но за целый день им удалось продать только одну.

— С таким же успехом я могла бы оставить их дома, — вздохнув, произнесла Кэрол. — Нам пора ехать.

— Я же тебе говорила, что незачем тащить с собой все эти шмотки! Кому они нужны, когда на улице такая парилка?! — недовольно произнесла Эмили и принялась обмахивать себя своей белой тенниской, ставшей от жары влажной.

— А я продала целых три блокнота, — гордо произнесла пятилетняя Сара, сидевшая на траве и увлеченно рисовавшая собачку на каком-то клочке бумаги.

Кэрол Паркер улыбнулась и произнесла:

— Нил, пока мы не уехали, ты не сходишь за минеральной водой?

— А я хочу мороженое! — заныла Сара.

— Купишь два мороженых, — произнесла Эмили голосом, не терпящим возражений.

— Ладно, схожу, — ответил Нил. — Так бы и сказали, что вам трудно находиться рядом с таким классным тренером, как я!

— Нил! Нил!

Повернувшись, Нил увидел худощавого паренька с короткими и темными, как у Нила, волосами, который отделился от толпы и направлялся к нему. Это был Крис, лучший друг Нила, который учился вместе с ним в Медоубанк-скул. С первого взгляда Нил заметил, что Крис очень взволнован.

— Я только что с главной площадки выставки, — возбужденно зашептал он. — Сейчас я такое тебе расскажу!

— Хочешь сказать, кто победил в категории «Самая симпатичная собака»? Думаю, это, как обычно, одна из чау-чау миссис Смитсон.

— Точно. А кто на втором месте, знаешь? — говоря, Крис с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться, его просто распирало от смеха.

— Ну, говори, не тяни, — умоляюще произнес Нил.

Выдержав эффектную паузу, Крис выпалил:

— Сахарок и Перчик!

— Вот это да! Невероятно! — произнес Нил, широко открыв от изумления глаза.

Сахарок и Перчик были парочкой вест-хайлендских уайт-терьеров, которые за своё недавнее короткое пребывание в «Питомнике на Королевской улице» сумели создать множество проблем. На первый взгляд эти крошки выглядят очень милыми и безобидными, но в действительности они сущие бестии.

— Да, Нил, в это, действительно, трудно поверить, — произнесла его мама. — В прошлом году на выставке они и пяти секунд не могли высидеть на судейском столике.

— А потом укусили судью! — прибавила Эмили.

— Ага. Вообще-то, — начал Нил, и Эмили и Кэрол Паркер обречённо вздохнули, — Сэм может показать еще лучший результат, чем на сегодняшних соревнованиях по выносливости.

Нагнувшись, Крис погладил Сэма, и, поднимаясь, произнес:

— Нил, у тебя найдется пара свободных минут?

— Там как раз начинают судить лабрадоров. Пойдем, взглянем, обхохочешься. Твой кузен Стив вывел Рики, он такое там начал творить!

— Ну, такое стоит посмотреть, — смеясь, Нил и Крис побежали в сторону выставочной площадки. Оглянувшись, Нил крикнул маме: — Мам, я не долго. Воду куплю на обратном пути.

— И не забудь мороженое для Сары, слышишь! — крикнула ему вслед Кэрол. — Иначе придется тебя наказать!


Нил и Крис протиснулись между двумя рядами зрителей, плотным кольцом окруживших маленький ринг. Все собаки уже стояли на ринге, выстроившись в шеренгу рядом с огромным столом. В этой категории выступало довольно много собак: Нил насчитал четырнадцать лабрадоров. Они смирно сидели возле хозяев. Здесь были лабрадоры всевозможных возрастов — от щенков до взрослых собак, и разнообразного окраса — золотистые, желтые, а также два черных.

В самом конце шеренги Нил заметил Стивена, изо всех сил старающегося заставить сидеть своего лабрадора по кличке Рики. Даже несмотря на то, что Стивен регулярно водил своего непослушного любимца к Бобу Паркеру на уроки дрессировки, Рики упорно не желал слушать приказы своего хозяина. Как успели заметить Нил и Крис, целью Стива было заставить пса беспрекословно подчиняться всем его командам. Кузен Нила не понял главного — с собакой нужно подружиться, и только тогда она будет тебя слушаться. Сейчас Стив стоял в шеренге, сжимая рукой голову собаки, и изо всех сил старался удержать равновесие.

Двое судей в длинных одеяниях оценивали желтого лабрадора, фактически еще щенка стоящего в середине шеренги. Нил заметил, что этого песика что-то беспокоит — он все время обводил толпу людей ищущим взглядом. Его блестящие глаза смотрели внимательно и встревожено, и Нилу даже показалось, что когда хозяин ставил лабрадора на стол, тот улыбнулся кому-то в толпе.

— На мой взгляд, потенциальный призер, — сказал голосом знатока Нил, оглядывая собаку. — Он прекрасно сложен, ухоженный, очень мощные задние ноги.

— Для прыжков тяжеловат, — покачав головой, вставил Крис.

— Это кошмар какой-то, — вдруг раздался из гудящей толпы чей-то недовольный голос. — Какая жестокость! Так мучить бедных животных!

— Что-что? — возмущенно произнес Нил и обернулся в надежде увидеть говорившего. Куда там! Люди в толпе, стоявшие в три-четыре ряда, постоянно обсуждали кандидатуры возможных победителей, и шум голосов не смолкал ни на минуту.

— Вот зануда, — прошептал другу Нил.

— Лучше бы запретить весь этот балаган. Подобные сборища отрицательно сказываются на нервах собак. И, кроме того, это противоестественно!

На сей раз Нилу показалось, что говорит женщина. Но твердой уверенности у него не было — в толпе стоял страшный шум.

— Если ей здесь так не нравится, незачем было сюда приходить! — прокомментировал Крис. — Чудная какая-то!

А тем временем в центре площадки молоденький лабрадор наблюдал за осматривающими его судьями. Внезапно что-то привлекло его внимание, и он энергично завилял хвостом. Двое судей подошли к следующему конкурсанту, а хозяин желтого лабрадора направился к столу снять с него своего питомца.

— И кто это такое придумал, что собакам не нравится участие в выставке? — обронил Нил. — Ты только взгляни на него, Крис! Да он весь сияет от счастья! Эта тетка сама не знает, что говорит! Собакам здешняя кутерьма очень даже нравится. Они носятся и прыгают как сумасшедшие. Они сами хотят, чтобы их заметили.

Женщина из толпы больше не высказывалась, и Нил и Крис, увлеченные выставкой, вскоре забыли об этом разговоре.

Друзья обсудили всех собак и даже поспорили о том, кто же станет победителем. Пришло время судьям объявить результаты конкурса. Услышав, что тот самый щенок-лабрадор желтого окраса занял второе место, Нил и Крис одобрительно захлопали.

И тут Нил вспомнил, что пообещал своей маме помочь упаковать вещи и купить минералки. Схватив Криса за руку, он потащил его сквозь толпу к площадке, на которой выстроились импровизированные буфеты.

Семья Паркеров уже достаточно долго пробыла на выставке, и Нил, узнав, что мама решила вернуться домой, очень обрадовался. Вскоре они вместе складывали вещи в коробки и загружали их в машину.

— Помогите кто-нибудь! — раздался крик Эмили, которая решила запихнуть в багажник тяжеленный стол и явно не рассчитала свои силы.

Нил и Крис успели подхватить стол как раз в тот момент, когда он чуть не придавил Эмили, и помогли Кэрол Паркер благополучно водрузить сто в багажник «джипа». На обеих дверцах машины красовалась эмблема «Питомника на Королевской улице». Все знакомые Нила, зная, что его родители занимаются спасением собак, называли семейство Паркеров «щенячьим патрулем». Нил поднял еще одну коробку с непроданными футболками и начал маневрировать с ней вокруг сиденья автомашины, стараясь поставить её на край багажника, когда Крис внезапно воскликнул: «Смотри, осторожно, Нил!».

В ту же секунду мимо ног Нила вихрем пронесся желтый пушистый комок. Он почувствовал, что кто-то натолкнулся на него и, не останавливаясь, бросился бежать дальше. От неожиданности Нил уронил коробку.

— Что это было? — спросил Нил, обернувшись вслед быстро удаляющейся собаке.

— Вот это да! Она чуть не сшибла тебя с ног! — удивленно воскликнул Крис.

Заинтригованные, Нил и Крис решили выяснить, куда так неслась собака. Они прошли по пыльному полю и вышли на автомобильную стоянку.

— Смотри, Нил, вон этот пес! — удивленно воскликнул Крис. — Бежит за машиной!

И верно, пес, выглядящий точь-в-точь как щенок лабрадора желтого окраса, стрелой летел за синей машиной. Выехав со стоянки, машина свернула на дорогу влево. Щенок упорно продолжал бежать за ней. Друзья удивленно наблюдали за этой странной гонкой до тех пор, пока машина не скрылась из виду за живой изгородью.

— Хотелось бы верить, что хозяин его поймает, — с тревогой в голосе произнесла Эмили, подошедшая к ребятам.

— Да. Надеюсь, его успеют вернуть домой прежде, чем его собьет машина, — мрачно заметил Нил.

— Бедный песик, — сочувственно сказала Эмили.

— Он просто сумасшедший! — пробормотал Крис.

— С какой стати он погнался за этой машиной?!

— Возможно, он влюбился в молоденькую лабрадорку, которую увозят в этой машине, — мечтательно вздохнув, предположила Эмили.

— Ну, вот, опять разводишь сопли! — раздраженно ответил сестре Нил.

Он отвернулся, и Эмили состроила брату рожицу. Не удержавшись, Крис захихикал.

Нил с тревогой всматривался в горизонт, где меж высоких деревьев мелькала синяя машина. «Надеюсь, с ним будет все в порядке», — подумал Нил.

Через четверть часа Паркеры благополучно добрались до Королевской улицы. Вдали, высоко в небе над площадкой, на которой проходила выставка, сгущались тучи. Жаркий солнечный день грозил закончиться проливным дождем.

Глава 2

Кэрол, у нас найдется собачья миска с золотой табличкой? Эмили от удивления выронила вилку, и та со звоном упала в тарелку. В этот момент вся семья Паркеров ужинала на кухне за большим деревянным столом.

— А? Что ты хочешь сказать, пап?

— Она для нового посетителя, прибывающего к нам завтра. — И, произнеся это, Боб Паркер невозмутимо продолжил ужин.

Нил и Кэрол Паркер озадаченно переглянулись. Сара захихикала.

— Ну, ладно. Подумайте, как зовут знаменитую собаку, недавно сделавшую своих хозяев обладателями нескольких тысяч фунтов, — подсказал Боб Паркер.

— Маттли! Это он! — радостно воскликнула Эмили.

Маленькая Сара, захлопав в ладоши, пропела:

— Маттли!

— Этот пес, что, действительно, будет жить у нас?! — ликующе произнес Нил. Знаменитый пес будет жить у них в питомнике! Пару недель назад, когда хозяева Маттли выиграли в лотерею огромный приз, о Маттли наперебой стали писать все газеты. Хозяева Маттли утверждают, что выигрышные числа им подсказал прерывистый лай их любимца. Семья, в которой живет пес, заявила, что своим выигрышем они обязаны именно Маттли. Вот так серый беспородный пес с вечно торчащей на макушке шерстью внезапно стал настоящей знаменитостью. О нем рассказывало телевидение и писали все дневные газеты. Средства массовой информации буквально разрывали на части Маттли и его хозяев.

— Часть призовых денег Хендерсоны решили потратить на круиз, — начал объяснять Боб Паркер, — а Маттли на три недели, начиная с завтрашнего дня, оставляют у нас.

— Мне кажется, у нас нет миски с золотой табличкой, пап, — улыбаясь, заметил Нил.

В последние дни в «Питомнике на Королевской улице» все было тихо и спокойно. Нил даже заскучал, и потому он с нетерпением ожидал появления нового постояльца.

— От нашей торговли на собачьей выставке не было никакого толку, — высказался Нил. — Неважная это была идея — продавать тенниски в такую жару.

Рассмеявшись, Боб Паркер произнес:

— В любом случае, я уверен, что Хендерсоны, отправляясь в дорогу, позаботились о том, чтобы их питомец ни в чем не нуждался, и запаслись всем необходимым для Маттли.

Нил отодвинул пустую тарелку и сказал:

— Ну, раз уж мы заговорили о знаменитых собаках, у меня есть свой чемпион, которому пора ужинать и отправляться на прогулку. Да, Сэм?

Сэм, преспокойно дремавший под столом, свернувшись клубком возле ног Нила, мигом вскочил, услышав своё имя. Убедившись, что еда уже в миске, пес благодарно ткнулся в руку Нила своим влажным носом.

— Поздравляю, ты прекрасно поработал с Сэмом. Надеюсь, этот превосходный чемпион, выращенный в питомнике, будет не последним, — улыбаясь, похвалил мальчика Боб Паркер.


Воскресным утром Нила разбудил настойчивый звонок в дверь. Проснулся он расстроенный — ведь ему приснилось, будто он, как и Хендерсоны, выиграл в национальную лотерею, угадав все шесть выигрышных чисел с помощью лая Сэма. Вздохнув, Нил открыл глаза, и счастливые мечты вмиг улетучились.

Прислушавшись, Нил разобрал, что его отец разговаривает с кем-то у парадной двери. Нила стало одолевать любопытство, кто же пришел в столь ранний час. Вскочив с постели и наскоро натянув тенниску и джинсы, он бегом, перепрыгивая через две ступеньки, помчался вниз.

Отец Нила разговаривал с полицейским.

— Хорошо, мы оставляем его у себя. Я помещу его в центре по спасению собак.

Протерев как следует глаза, Нил увидел, что его отец берет из рук полицейского синий нейлоновый поводок. Посмотрев вниз, Нил увидел, что на поводке сидит щенок, желтый лабрадор. Присмотревшись, Нил узнал в щенке их вчерашнего знакомого.

Боб Паркер, выйдя на улицу с собакой, стал закрывать дверь.

Нил, мгновенно сообразив, натянул кроссовки и бросился догонять отца.

— Постой, пап! — крикнул Нил. Он бежал, спотыкаясь, по гравийной дорожке, ведущей прямо к двери центра по спасению собак. — Этот щенок, — задыхаясь, начал Нил, — он была вчера на выставке.

— Ты уверен? — недоверчиво спросил Боб.

— Абсолютно. Я сразу узнал его. Та же счастливая улыбка, виляющий хвост, тот же желтый окрас. Уверен, это тот самый лабрадор, который вчера участвовал в выставке в своей категории и занял второе место.

Боб Паркер, опустившись на колени, ласково потрепал пса по ушам. Затем он осмотрел его зубы, провел рукой по спине и бокам и внимательно осмотрел лапы.

— На первый взгляд, этот щенок вполне здоров. Полицейский патруль подобрал его прошлым вечером на главной дороге между Комптоном и Пэдшемом. Они сказали, что нашли его приблизительно около десяти. Ошейника на нем не было.

— Этой собаке тоже нужен хороший дом? — раздался голос Кейт Магуайр, сотрудницы питомника. В этот момент она ехала на велосипеде и сейчас остановилась недалеко от Нила и его отца. — Всем доброе утро. А это кто у нас такой?

— Доброе утро, Кейт. Этого щенка к нам только что доставила полиция. Нил думает, что этот беглец удрал со вчерашней Пэдшемской выставки.

— Последний раз, когда я его видел, он пулей несся по дороге вдогонку за какой-то синей машиной! — взволнованно заявил Нил.

Кейт посмотрела на лабрадора и, улыбнувшись, произнесла:

— Так, подожди, через пару минут я помогу тебе отвести его в вольер. А потом ты все мне расскажешь.

И Кейт отправилась ставить велосипед.

Войдя в центр по спасению собак, Нил отпер дверь одного из вольеров. В центре находится всего десять вольеров, по пять слева и справа, а в середине идет выложенная камнем дорожка. Сами вольеры ничем не отличаются от тех, что находятся за соседней дверью в питомнике. В вольерах стоят корзинки и металлические миски с водой. И конечно, с каждой собакой, живущей в питомнике, ежедневно гуляют.

— С чего это он столько времени сидел на дороге? — произнес Нил, пытаясь усадить собаку в корзинку.

— Он, скорее всего, испугался, что потерялся, — предположил Боб. — Когда полицейские нашли его, он страшно хотел есть и пить. И тем не менее выглядит он бодрым. Даже и не скажешь, что он целый вечер просидел на дороге.

Лабрадор, дружелюбно взглянув на Боба, лизнул его в тыльную сторону ладони.

— А вот и мы, — возвратившись, бодро произнесла Кейт и поставила перед корзинкой, в которой сидел лабрадор, миску с сухим кормом.

Нил принялся рассказывать Кейт о событиях, которые произошли на выставке.

Выслушав, девушка задумалась, а затем произнесла:

— А ты, случайно, не запомнил, как звали собаку? Нил расстроенно покачал головой.

— В этой категории было много собак, и все породистые. Судьи, как обычно, очень долго всех осматривали, потом выставляли оценки, в общем, я не запомнил. Эх, надо было купить программку. Когда хозяин проводил этого лабрадора мимо нас, вокруг шумела толпа, и мы ничего не расслышали. Мы даже не поняли, кто в этой категории занял первое место. Сама знаешь, какая суматоха на этих выставках.

— Ладно, Нил, не расстраивайся, даже если бы и была у нас программка, ведь не всегда же в них заносят имена всех участников, — вмешался Боб. — Ведь по сравнению с другими вставками Пэдшемская не такая уж и большая, и многие прибывают на неё в самую последнюю минуту и не успевают зарегистрироваться. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь. Попробуем отыскать его хозяина другим способом.

— Ведь ты можешь в понедельник просто позвонить организаторам выставки и все узнать, правда, пап?

— Конечно. Я почему-то уверен, что долго ждать нам не придется. Вот увидишь — пройдет совсем немного времени, и хозяева собаки сами объявятся.

— Должно быть, узнав, что их питомец сбежал, они просто взбесились! — воскликнула Кейт. — Я бы, наверное, тоже рвала и метала, увидев, что моя собака со всех ног удирает от меня. Но вот что странно: вам не кажется, что он ведет себя слишком тихо, он ведь совсем еще щенок, я дала бы ему от силы месяцев десять. Ладно, раз уж вам нравится держать его на руках, нужно его сфотографировать. Пойду принесу фотоаппарат.

Каждую собаку, оказывающуюся в центре по спасению собак, снимали на цветной «Полароид». Затем снимки отправляли в полицейский участок, где существовала доска объявлений с детальным описанием внешности пропавших собак, которые составлял местный ветеринарный врач Майк Тернер.

Специальностью Паркеров было возвращение потерявшихся собак своих владельцам, а также подыскивание хозяев бездомным. Если с помощью сделанных в питомнике фотографий найти хозяина пропавшей собаки не удавалось, Паркер помещал заметку в местную газету с подробным описанием внешности пса. В прошлом «Комптон Ньюс» неоднократно печатала статьи о брошенных собаках.

— Скажите «чииз»! — произнесла Кейт. Мгновенно зажглась и погасла фотовспышка. Подождав, когда появится фотография, Кейт передала её Бобу. Он подул на неё, чтобы она скорее подсохла, и произнес:

— Я повешу её в офисе. Пил, как насчет того, чтобы позавтракать?

— Отлично. Кейт, еще увидимся! — крикнул Нил и, попрощавшись с новым обитателем центра, вместе с отцом отправился домой. Он обожал воскресные завтраки. К тому же этим утром он уже изрядно успел проголодаться.


Покончив с едой, Нил и Эмили пошли в центр по спасению собак и сразу направились к вольеру лабрадора. Едва они открыли дверь, как пес радостно заскулил.

— Ну, что, соскучился? — произнес Нил. — Да, приятель, наверное, страшно было одному вечером на дороге? — Я уверен, что это тот самый пес со вчерашней выставки, — продолжил он, обращаясь уже к Эмили. — Хотя, может, и нет — ведь я не успел его толком рассмотреть.

Эмили взглянула в радостные глаза лабрадора и даже заплакала. Затем, вытерев слезы, она вздохнула и произнесла:

— Он просто замечательный! Нил, я уверена, что его хозяева очень скоро отыщутся. Смотри, как он нам радуется! Хотя ему у нас хорошо, мне кажется, он все равно тоскует по дому.

— Конечно, — согласился с сестрой Нил. — Ну, мне пора. Нужно погулять с Сэмом.

Нил, пройдя обратно через двор, открыл ведущую в сад калитку и свистнул. Это был их с Сэмом условный сигнал — один долгий свисток. В ту же секунду пес вынырнул из-под развесистого куста — своего излюбленного места отдыха, и радостно запрыгал вокруг Нила.

Нил потрепал Сэма по голове и прошел в кухню, чтобы взять поводок.

— Айда на поле! — крикнул Нил и первым бросился бежать. Сэм опрометью кинулся за ним, радуясь, как и Нил, чистому и прозрачному свежему утреннему воздуху.

В тот же вечер перед ужином Нил чистил вольер, в котором держали английского бульдога. Его должны были завтра забрать. С Танком были одни только мучения, и Нил был несказанно рад, что его забирают. Закончив мыть пол, Нил пришел к выводу, что из всех собак бульдоги ему нравятся меньше всего. Он уже мысленно прибавил к своему списку бульдожьих недостатков десятый — «они едят, словно свиньи», как донесшийся со двора характерный скрежет гравия привлек его внимание. Видимо, к дому подъехала чья-то машина.

Бросив швабру, Нил отправился на разведку.

Обойдя вокруг дома, он увидел, как его мама и Эмили разговаривают с вышедшей из машины невысокой блондинкой. Рядом с женщиной стояли мальчик и девочка. Нил подумал, что им лет по девять, как и его сестре Эмили. Видимо, девочка сильно разволновалась — она то и дело дергала женщину за руку.

— Итак, чем мы можем вам помочь? — услышал Нил мамины слова. Было уже поздно, Кейт ушла больше часа назад, они как раз собирались закрываться. «Интересно, что им от нас нужно?» — недоумевал Нил.

— Надеюсь, что смогу, — долетели в тот момент до Нила слова женщины. Взглянув на своих голубоглазых детишек, она решительным гоном произнесла: — Думаю, что лабрадор, которого мы потеряли, в данный момент находится у вас.

Глава 3

— Ах, так это вы его потеряли! — воскликнула Эмили.

Внезапно показавшаяся из-за её ног младшая сестренка Сара восторженно вскрикнула.

Нил увидел, как мама погладила Сару по волосам.

— Так вы пришли за желтым лабрадором?

— Да, меня зовут Пэм Вестон. Мы потеряли нашу собаку по кличке Джейсон. Полицейский, что дежурит на Комптонской станции, сказал, что они доставили собаку к вам. Я уверена, что это наш пес. Кирсти и Джонатан так скучают по нему, — кивнув на детей, произнесла белокурая женщина.

Нил увидел, что мальчик наклонился к машине. Приглядевшись, он заметил, что в машине, пристегнутый к детскому сиденьицу, сидит малыш. Нил решил подойти поближе. Повернувшись к нему, мальчик быстро произнес:

— Тебя ведь зовут Нил, да?

— Да, — слегка нахмурившись, ответил Нил.

— Ты что, меня не узнал? — сказал мальчик.

— Я что-то не помню, — оправдывался Нил. — А ты не был вчера на выставке?

— Вот чудак! Мы же учимся в одной школе. Меня зовут Джонатан Вестон, а это моя сестра Кирсти. Мы на два года младше тебя.

— Ну, да, верно! Так значит, этот лабрадор, это ваша собака?

— Мы думаем, что это наш Джейсон. Нам подарили его на день рожденья. Мы можем это доказать — у нас даже есть его фотографии!

— Я хочу сегодня же забрать его домой. Мне не хотелось бы ждать, — внезапно раздавшийся громкий голос миссис Вестон заставил Нила забыть о Джонатане. Голос этой женщины почему-то показался Нилу до боли знакомым.

— Мама, можно мне погладить Джейсона, пока его еще не забрали? — волнуясь, защебетала Сара.

— Сара, погоди. Все не так просто, произнесла Кэрол Паркер с ноткой беспокойства в голосе. — Во-первых, уже слишком поздно, а во-вторых, даже если этот лабрадор и ваш Джейсон, прежде чем он попадет к вам, боюсь, нам необходимо соблюсти некоторые формальности. Вы действительно хотите забрать собаку сейчас?

— Очень, миссис Паркер. Вчера, когда его не было, дети по нему так скучали! Миссис Паркер, поймите, Джейсон — член нашей семьи, и нам его очень не хватает. К тому же, приехав к вам, мы проделали довольно долгий путь.

Кэрол Паркер задумалась. Затем, приняв, видимо, окончательное решение, она произнесла:

— Думаю, что смогу вам помочь. Нил, проводи семью Вестон в центр по спасению собак, а я гем временем оформлю кое-какие бумаги. — И, взяв Сару за руку, Кэрол Паркер направилась в офис.

— Сюда, — сказал Нил и повел гостей по подъездной дорожке в сторону дома. Во дворе они встретились с Эмили, побежавшей вперед вывести лабрадора из вольера.

Эмили держала желтого лабрадора на поводке. Завидев Вестонов, он звонко залаял.

— Джейсон, ты нашелся! — воскликнула Кирсти, бросилась к лабрадору, обняла его за шею и счастливо произнесла: — Я так по тебе скучала!

Джейсон от счастья бешено крутил своим длинным, как у выдры, хвостом. Пес буквально набросился на Кирсти, принялся радостно её облизывать, а потом принялся громко лаять от счастья.

— Все всяких сомнений, это наш Джейсон! — твердо заявила миссис Вестон.

Видя, как радуется Джейсон, Нил разочарованно вздохнул. Да, папа был прав: хозяева лабрадора нашлись очень быстро. Этот пес ему очень нравился, он уже успел даже привязаться к нему. По идее, Нил, наоборот, должен был быть доволен тем, что пес возвращается к хозяевам. Ведь зачастую за собаками, попадающими к Джейсонам, никто не приходит, и Нил с Эмили пытаются найти желающих взять четвероногого друга к себе. И все равно, Нилу было искренне жаль расставаться с Джейсоном.

— Миссис Вестон, а как он потерялся? — отважился спросить Нил.

— Должно быть, это произошло на выставке собак, — ответила она. — Вы ведь знаете, как это обыкновенно случается: он все время был рядом с нами, и вдруг убежал и затерялся в толпе. Это я виновата — Майкл заплакал, я стала его успокаивать, и забыла привязать Джейсона. Вот он и удрал.

— И долго вы…

Миссис Вестон внезапно показала на свою дочь, крепко обнимавшую Джейсона, и произнесла: — Понимаете, Кирсти скучала по нему больше всех.

— Заметно! — засмеявшись, вступила в разговор Эмили.

Кирсти обхватила своими тонкими ручками шею собаки и поцеловала в голову. Встреча собаки и девочки выглядела очень мило и трогательно.

Джонатан наклонился и, потрепав собаку по шее, произнес: — С возвращением, бродяга!

Нил собрался было вновь задать свой вопрос, но передумал, увидев Кэрол Паркер, направляющуюся к ним с какими-то бумагами в руке. Несмотря на поздний час, мама Нила была, как всегда, энергична и собранна. Кэрол заговорила как никогда более твердым и решительным голосом:

— Прежде чем я отдам вам собаку, нам необходимо уточнить некоторые детали. Я не имею права просто так отдать ее вам, — сказала она уже более мягким тоном. — Я вижу, что собака вас узнала, но этого недостаточно. Мне необходимо увидеть ваше свидетельство на него. У вас есть какие-нибудь регистрационные документы?

В ответ миссис Вестон взволнованным голосом произнесла:

— Да нет, я ничего с собой не взяла. Видите ли, я ведь не рассчитывала, что мы найдем Джейсона. Почему вы не верите, что это наш пес? Вы ведь видели, как он обрадовался детям.

— Да, да, конечно, я вижу, как Джейсон их любит, но поймите и вы меня, миссис Вестон: мне нужны конкретные подтверждения ваших прав на него. Может, у вас есть с собой его фотография?

Взглянув в сторону, Кэрол почувствовала угрызения совести. Джонатан и Кирсти, обнимающие Джонатана, выглядели такими счастливыми и довольными. Их лица просто светились от радости. Да, ей не следовало так строго разговаривать с этой женщиной.

— Да, да, конечно… Вот, я нашла, — покопавшись в своей дамской сумочке, Пэм Вестон извлекла оттуда помятый снимок и теперь протягивала его Кэрол. — Думаю, этого будет достаточно?

— Мам, ну можно мы заберем его сегодня домой? — умоляюще произнесла Кирсти.

Кэрол Паркер улыбнулась и перевела взгляд на фотографию. Нил, чтобы получше разглядеть снимок, привстал на цыпочки, вытянул шею и с любопытством заглянул маме через плечо.

На фотографии рядом с братом и сестрой Вестонами стоял Джейсон. Лабрадор выглядел гораздо младше — видимо, тогда ему было месяца четыре, не больше, но то, что это действительно тот самый пес, сомнений не вызывало. Те же блестящие, темно-коричневые глаза и характерный более темный окрас шерсти у носа. На той фотографии Джейсон, стоящий в центре, лапами опирался на верхний край какой-то серой стены. Нил сразу узнал это место и даже поле, которое виднелось на снимке. Это было одно из многочисленных маковых полей возле фермы Бенджер, расположенной в другой части Комптона.

— Красивая фотография, правда, мам? — сказал Нил.

— Да. Пусть уж они забирают Джейсона сегодня, а не завтра.

Джонатан и Кирсти радостно закричали: «Ура!». Джейсон, словно догадавшись, что речь идет о нем, пару раз одобрительно гавкнул.

Протягивая миссис Вестон бумаги и ручку, Кэрол Паркер произнесла:

— Пожалуйста, напишите в этой книге своё полное имя и фамилию, домашний адрес, телефон, поставьте свою подпись и можете забирать Джейсона.

— Огромное вам спасибо, — обрадованно воскликнула миссис Вестон, торопливо пряча фотографию обратно в сумочку. Мне немного неловко, но вынуждена признать, что пыталась вас обмануть. На самом деле мы живем не так далеко — на Сикоморовой аллее, в новой части Комптона. Миссис Паркер, от всего сердца спасибо вам! Благодаря вам мои дети снова стали счастливыми!

— А у Джейсона есть свой поводок? — спросила Эмили у Джонатана, но не успел он ответить, как вмешалась миссис Вестон:

— Конечно, дорогая, только, к сожалению, мы оставили его дома. Думаю, из машины он уже точно удрать не сумеет. Ну, дети, по-моему, нам пора ехать.

Все вернулись к передней части дома, где миссис Джейсон оставила машину. Подойдя к ней, Кирсти открыла задний откидной борт. Джейсон проворно туда запрыгнул и удобно устроился на огромном клетчатом ковре. Джонатан захлопнул откидной борт и бросился к дверце машины. Эмили и Нил стояли и молча наблюдали, как миссис Вестон заводит машину. Эмили старалась выглядеть счастливой, но её уже охватила горячая волна разочарования и она изо всех старалась не расплакаться. Так происходило всякий раз, когда ей приходилось расставаться к какой-нибудь собакой, даже если эту собаку забирали обратно её хозяева.

Миссис Вестон помахала им на прощанье рукой и еще раз поблагодарила за помощь. Кэрол Паркер кивнула ей в ответ. Джонатан, махая Нилу рукой с заднего сиденья автомобиля, прокричал:

— Увидимся завтра в школе!

Кивнув в ответ, Нил отвернулся.

Машина Вестонов, шурша шинами по гравию, выехала за ворота и свернула на главную дорогу — Комптон-роуд.

Нил повернулся к сестре.

— Эй, да что с тобой? — удивленно спросила Эмили, заметив растерянное лицо брата. — Ты что, разве не доволен тем, что Джейсон вернулся к своим хозяевам?

Нил промолчал в ответ. В общем-то, он был доволен, но все же что-то продолжало его беспокоить. Где-то в глубине души его все же грызли сомнения, и причину их Нил пока понять не мог. Он решил завтра во что бы то ни стало разыскать в школе Джонатана и расспросить о Джейсоне. Нил надеялся, что это поможет ему избавиться от сомнений.

— Нил, ты в порядке? — долетел до мальчика обеспокоенный голос Эмили, во второй раз попытавшейся выяснить у Нила, что с ним происходит.

— Прости, я задумался. А все-таки здорово, что хозяева нашли этого пса. Ладно, потом поговорим. Мне еще нужно дочистить вольер в первом блоке.

— О'кей.

Нил задумчиво побрел к вольерам. Он был рад, что пес наконец-то вернулся в свой родной дом, но интуиция подсказывала ему, что это еще не конец истории. Они еще обязательно услышат о Джейсоне, дружелюбном желтом лабрадоре, участвовавшем в Пэдшемской выставке.

— Скорей бы вечер. Мне просто не терпится увидеть этого богатенького Маттли, а тебе? — спросил Крис Уилсон, со звоном ссыпав мелочь в карман и улыбнувшись. Был понедельник, и они с Нилом перед началом уроков сидели под деревом на игровой площадке Медоубэнк-скул. — Ты только представь себе — собака-миллионер! Вот здорово!

— Будь спокоен, — ответил, присвистнув, Нил. — Надеюсь, за то, что их знаменитость будет жить у нас с комфортом, они отстегнут моему отцу кругленькую сумму!

— А ты не думаешь, что Сэм тоже мог бы выиграть в лотерею? — подзуживал Нила Крис. — От тебя только и слышно: «Мой Сэм, он самый умный!» Давай, рискни, может, вы с Сэмом тоже выиграете.

— Да нет, я так не думаю. У Сэма талант в другом, ну, например, выигрывать гонки на собачьих выставках. Он прирожденный спортсмен.

Крис застонал. Он надеялся, что хотя бы сегодня Нил не станет говорить о первой победе Сэма на соревнованиях. Крис попытался быстро сменить тему: — Сегодня утром я встретил Эмили, — выпалил он, — и она сказала, что вы нашли хозяев того сумасшедшего желтого лабрадора.

Нил помрачнел и ответил:

— Да. Он принадлежит Джонатану и Кирсти Вестонам. Они на два года моложе нас и учатся в нашей школе. Я хотел сегодня их разыскать, но не нашел.

— Может, они заболели, и потому не пришли в школу, — рискнул предположить Крис.

— На да, сразу оба. К тому же вчера они выглядели абсолютно здоровыми.

— Да не волнуйся ты так, Нил, — проговорил Крис. Прозвенел звонок, он поднял голову, встал и отряхнулся. — Пошли, нам уже пора.

— Мне только и остается, что волноваться. Ведь я все равно ничего не могу сделать.

— Ты и эти твои собаки — в этом ты весь, Нил Паркер. Ну неужели ты не можешь забыть о них хотя бы на минуту?

— Нет, не могу, — ответил Нил и, вздохнув, молча направился вслед за другом в здание школы.


Когда Нил на велосипеде сворачивал с Комптон-роуд к «Питомнику на Королевской улице», его обогнал зеленый мамин «джип», в котором сидели сестренки, и свернул в главные ворота. Дорога была буквально забита автомобилями, и Кэрол даже не смогла пробиться к своему парковочному месту.

— Эй, что происходит? — удивленно произнесла она. — Из-за чего весь этот шум? — И в ту же секунду безо всякой команды почти двадцать собак одновременно залаяли.

Из машины выпрыгнула Эмили и, хлопнув дверцей, сказала:

— Неужели вы еще не поняли?! Здесь же Маттли. Должно быть, остальные собаки просто сошли с ума.

Нил прислонил велосипед к фасаду дома и поспешил к питомнику, откуда доносился жуткий шум.


Двор между задней частью дома и питомником был битком набит народом. Центром всеобщего внимания стали мистер и миссис Хендерсон, гордо стоявшие посередине двора, и нечесаный, грязный беспородный пес по кличке Маттли, ставший победителем лотереи. На мистере Хендриксе был безумно дорогой костюм. Жена его была одета в блестящее нарядное платье, в котором она рядом с собачьим питомником выглядела совершенно нелепо.

Толпа журналистов, вооруженных блокнотами и диктофонами, окружила семью Хендерсонов и буквально засыпала их вопросами. Нил подмигнул Джейку, фотографу из «Комптон Ньюс», который в прошлом сильно помог питомнику. Он регулярно печатал фотографии находящихся в центре бездомных собак, которым нужно было срочно найти хозяев. Репортеры говорили наперебой, в обоих блоках громко лаяли собаки, и Нил уже понемногу начал уставать от всего этого шума и гама.

— Камера! Вот это да! Даже с телевидения приехали! — воскликнула Эмили.

— Как много фотографов! Как бы собаки не испугались вспышек, — обеспокоенно проговорил Нил. Он понял, что приезд Маттли в «Питомник на Королевской улице» станет гораздо более громким событием, чем он этого ожидал.

Подойдя поближе к толпе людей, Нил жестом спросил у Кейт, стоявшей рядом с его отцом: «В чем дело?», и увидел, как в ответ Кейт засмеялась.

Нил вертел головой, стараясь сквозь плотное кольцо репортеров рассмотреть героя сегодняшней шумихи — Маттли. Нил подметил, что этот огромный, лохматый, неповоротливый пес чем-то напоминает староанглийскую овчарку. Вид у Маттли был довольно внушительный, но тем не менее в ответ на восторженные реплики репортеров пес лаял и лизал им руки. Длинная шерсть падала Маттли на глаза, и когда он недовольно встряхивал головой, толпа от души хохотала.

Маттли снимали на камеру, когда он чинно и важно вышагивал по двору, а также когда его уже поместили в вольер первого блока и он гордо восседал в корзине.

— Неплохая реклама для нашего питомника, правда? — прошептала Кейт на ухо Нилу в то время, когда они вместе наблюдали за репортерами.

— Просто невероятно! — сияя от радости, ответил Нил. — О такой рекламе можно было только мечтать! Теперь имя Маттли будет ассоциироваться у всех с нашим центром. Вот здорово!

— Только бы его привычки не обошлись нам слишком дорого, — заметил, засмеявшись, Боб Паркер. — Этим утром он довел меня до головной боли.

— Ты о чем, пап? — поинтересовалась Эмили.

— Сегодня миссис Хендерсон потребовала, чтобы Маттли поместили в восьмой вольер, и мне пришлось переселить бассет-хаунда, ну, этого толстяка Динки, в другой вольер. Очевидно, восьмерка была первой цифрой в номере выигрышного билета.

— О, боже, и какие только глупости не приходят людям в голову, — в голосе Эмили прозвучало сочувствие.

— Я с тобой согласен. Очень не люблю переводить собаку из вольера в вольер, если она живет у нас довольно долго. Животные привыкают к одному месту, и переезд губительно отражается на их состоянии, травмирует психику.

— Может, нам стоит усилить охрану? — предложил Нил. — Ну, например, повесить еще несколько замков на тот случай, если кто-то попытается похитить местную знаменитость? — и Нил живо представил, как некто, страстно жаждущий выиграть главный приз лотереи, похищает Маттли.

— Думаю, не стоит, — покачав головой, ответил Боб. — Пойдемте взглянем, что там творится. Здесь должны находиться только те, кто пришел по делу. Не хватало еще того, чтобы весь город, приплясывая от счастья, сбежался к нам поглазеть на Маттли. Думаю, что когда эта суматоха уляжется, все займутся своими делами, и Маттли уже не будут воспринимать как восьмое чудо света!

— Я тоже так думаю, — прибавила Кейт. — Я не могу работать, когда под ногами крутятся эти репортеры.

Джейк, случайно услышавший её слова, повернулся к Кейт и весело ей подмигнул.

— Не обижайся, это я не о тебе, — произнесла Кейт, извиняясь за резкость.

— Боб! Боб! — крикнула мама Нила. Растерянная и запыхавшаяся, с раскрасневшимся лицом, она бежала к ним.

— Что случилось, Кэрол?

— Думаю, тебе будет лучше немедленно пойти в офис. У нас еще один гость.

— Послушай, у нас тут целая толпа народа. А этот гость не мог бы подождать? — Боб, повернув голову, с тоской посмотрел на стайку репортеров, которые обхаживали Маттли и Хендерсонов, беспрерывно щелкая затворами фотоаппаратов.

— Нет. Послушай же меня, послушай пожалуйста, — настойчиво повторяла Кэрол Паркер. — Там стоит один человек, который говорит, что у нас находится его собака. Точнее, находилась.

Нил и Кейт обменялись смущенными взглядами.

— Что-что он говорит? — непонимающе произнес Боб Паркер.

— Что он — хозяин Джейсона, желтого лабрадора, и может это доказать. Боб, ты знаешь, мне кажется, мы отдали Джейсона совсем не тем людям.

Глава 4

Мужчина лет сорока с недовольным и злым лицом нетерпеливо постукивал пальцами по столу миссис Паркер. Одет он был очень аккуратно — темно-зеленая куртка и коричневая кепка выглядели безукоризненно.

— Простите, что заставил вас ждать, мистер…

— Скотт. Меня зовут мистер Скотт, — резко ответил мужчина, и, стащив кепку, принялся нервно мять её в руках.

Нил тайком пробрался вслед за родителями в офис и теперь старался не попасться им на глаза.

— Жена передала мне, что вы пришли насчет лабрадора, — спокойно произнес Боб Паркер.

— Да, да, верно. Я узнал, что он находится у вас. Но, приехав, я узнаю, что, оказывается, вы отдали его непонятно кому — и даже не оформили никаких документов.

— Мистер Скотт, прошу вас, не волнуйтесь, я уверен, произошла какая-то ошибка. Прежде чем вернуть собаку её законным владельцам, мы всегда проверяем их документы. Таковы наши правила.

— И нарушать эти правила тоже в ваших правилах, — в голосе мистера Скотта слышалось явное недовольство.

Нил заметил, что мистер Скотт, раздражаясь все больше и больше, постепенно начинает приходить в ярость.

— Мистер Скотт, прошу вас, выслушайте нас. Вы уверены в том, что ничего не перепутали? Может, вы говорите не о той собаке? Забирая этого лабрадора, его хозяева предоставили мне фотографию. Никто не отдал бы собаку незнакомым людям, — попыталась успокоить мистера Скотта Кэрол.

— Фотографию, говорите?! И всё?! Они, видите ли, показали вам фотографию Джейсона! Подумать только! Этого лабрадора зовут Юниор!

— Мистер Скотт, возможно, здесь действительно произошла какая-то ошибка, — срывающимся от волнения голосом произнес, не удержавшись, Нил. — Эта собака откликалась на кличку Джейсон. Я сам это видел. Этот пес был в субботу на Пэдшемской собачьей выставке.

— Конечно, был! Ведь это именно я потерял его на собачьей выставке! Мы попусту теряем время. Мне прекрасно известно, что Юниор был у вас и вы его кому-то отдали! У вас на стене висит его фотография — войдя, я сразу её заметил. Ну, что вы на это скажете?

Все находящиеся в комнате сразу же посмотрели на стену, где висела пробковая доска объявлений. На ней в самом центре красовалось сделанное Кейт фото лабрадора. Кэрол Паркер забыла снять его после того, как собаку забрали из питомника.

— Насколько вы успели понять, у меня тоже есть доказательства. — С этими словами мистер Скотт извлек из своего кейса кипу каких-то бумаг. — Это регистрация клуба собак. Я оформил на него документы в известном питомнике для собак, в РСПСА. Вот его фотографии. Здесь он стоит возле своей будки на моей ферме. Вам недостаточно доказательств? Если хотите, я могу продолжить.

Боб Паркер взял у мистера Скотта документы, бегло их просмотрел и передал жене. Плюхнувшись в стоящее за столом вертящееся кресло, Боб Паркер с задумчивым видом почесал бороду и после некоторой паузы произнес:

— Прошу прощения, мистер Скотт. Все ваши документы в полном порядке. Вероятно, мы отдали Юниора совершенно другим людям.

Раньше у них в питомнике подобного никогда не случалось, и Нил просто не верил своим ушам. Он был подавлен.

— И какие же меры вы собираетесь предпринять? — надменно спросил мистер Скотт.

Боб Паркер в раздумье молчал.

— Я наведу кое-какие справки, и постараюсь вернуть вашу собаку как можно скорее, — через минуту произнес он.

— Да неужели? — голос мистера Скотта звучал скептически.

— Если это действительно ваша собака, почему вы не приехали к нам раньше? — возмущенно спросил Нил. Его уже начал раздражать этот наглый тип.

— Да потому что я понятия не имел о существовании вашего центра! Я живу довольно далеко отсюда, и для того, чтобы попасть на Пэдшемскую выставку, мне пришло проехать тридцать миль. После того как Юниор убежал, я стал названивать в полицию, а они дали мне ваш адрес и сказали, что пес у вас. Я решил, что и звонить, и ехать к вам уже слишком поздно, тем более, подумал я, что причин для беспокойства нет — ведь пес в надежных руках. Я приезжаю на следующий день, и оказывается, что вы уже отдали мою собаку каким-то типам, которым срочно понадобилась новая живая игрушка!

— Уверяю вас, мистер Скотт, все было совсем не так, — попытался разуверить разбушевавшегося мистера Скотта Боб.

— Тогда как же вы умудрились его потерять? — вопрос Нила был задан в самую точку.

— Ему только что присудили второй приз, и вдруг он, увидев что-то, сорвался с места и был таков. Да тут ничего удивительного нет — он ведь еще щенок, и дрессируют его относительно недавно.

— А почему ваша собака была без ошейника? — спросила Кэрол.

— Да, глупо все получилось, — ответил Скотт. — Я только что снял с него ошейник, в котором он был на выставке, и собирался было надеть обычный, как пес сорвался и убежал. Я попросил, чтобы администрация выставки передала по радио сообщение о том, что потерялась собака, но они отказались, сославшись на то, что у них, видите ли, что-то не работает, и сообщение никто не разберет. Мы с женой потратили на его поиски несколько часов, но в такой огромной толпе разве его отыщешь?

— Да, народу на выставке, действительно, было очень много, — согласилась Кэрол Паркер.

— Мне всего лишь хочется вернуть назад свою собаку. Простите, что нагрубил вам, просто Юниор для меня очень важен. Скажите, кто эти люди, которые его забрали? Вы не могли бы дать мне их адрес?

— Боюсь, вынужден вас огорчить, — произнес в ответ отец Нила. — Мы не имеет права разглашать информацию о наших клиентах.

— Что ж, мистер Паркер. Жаль, конечно, что наше знакомство произошло при таких печальных обстоятельствах. Хотел бы вас попросить — как только закончите «наводить справки», немедленно свяжитесь со мной.

С этими словами он сложил документы на свою собаку обратно в кейс и захлопнул его.

— Мне кажется, все очень просто, — заговорил как можно убедительнее Нил, — все лабрадоры так похожи и…

— Я знаю, потому что сам выращиваю их, — резко прервал его Скотт, и со словами: «Вот мои координаты. Надеюсь, в скором времени вы мне позвоните» — сунул в руку Боба Паркера свою визитную карточку.

Скотт толкнул дверь и решительным шагом направился к припаркованному на краю обочины грязнющему «лендроверу». Выходя из офиса, он чуть не столкнулся с Кейт. Она остановилась, чтобы пропустить его.

— Фу, слава Богу, наконец-то уехал, — обрадованно воскликнул Нил, из окна офиса смотря вслед отъезжающей машине.

Боб глянул на визитную карточку и громко прочел: «Пол Скотт, заводчик лабрадоров, ферма „Фо-гейт“, Хэдней, Сент-Мэри».

В этот момент раздался стук в дверь и вошла Кейт. Вид у неё был растерянный.

— Что здесь произошло? — спросила девушка. — Какой-то сумасшедший сейчас чуть не сшиб меня с ног.

— Ага, вел себя и впрямь как сумасшедший. Видишь ли, Кейт, мы потеряли его собаку. Узнав об этом, он просто взбесился.

Изумленная Кейт широко раскрытыми от удивления глазами уставилась на родителей Нила, силясь понять, что происходит.

— Это я во всем виноват. На его месте любой бы разозлился. Видимо, из-за нас у него возникли серьезные неприятности, так что его тоже можно понять, — произнес Боб и, пододвинувшись на кресле к Кэрол, нежно погладил жену по голове. Впервые Нил видел отца настолько расстроенным.

— Я чувствую себя ужасно виноватой, — оправдывалась Кэрол. — Мне не следовало бы отдавать лабрадора тем людям. Ведь у них не было даже документов, подтверждающих их права на собаку, только фотография. В тот день я так устала, да и детей мне было очень жалко — при виде Джейсона они в буквальном смысле запрыгали от счастья, мне не хотелось их разочаровывать, и я отдала собаку. Но вот что странно: Джейсон, или как там его зовут, тоже обрадовался появлению Вестонов. Он вел себя так, словно встретился со своими хозяевами! Ничего не понимаю.

— Да, Боб, этот случай славы питомнику не прибавит, — сказал Кейт, посмотрев на миссис Паркер.

— Нет, конечно, — задумчиво согласилась миссис Паркер. — Плохие вести всегда быстро расходятся. Нам необходимо как можно больше узнать об этой собаке. Думаю, что завтра же позвоню миссис Вестон и все у нее узнаю. Конечно, жаль будет разочаровывать детей, но чем скорее мы выясним, в чем дело, тем лучше.

— И еще, Кейт, ты не могла бы выпроводить отсюда всех этих репортеров? Еще не хватало, чтобы об этом недоразумении пронюхали журналисты!


— Он что, на самом деле сумасшедший? — спросил Крис, с восхищением разглядывая сквозь сетку вольера Маттли.

— Сумасшедший — не то слово! Когда он начал орать, я думал, что у него глаза из орбит вылезут!

— Хорошо, что я его не видел. Я пытался дозвониться тебе сразу после школы, чтобы зайти, но так и не смог. У тебя было все время занято.

— Да все эти репортеры, как они надоели! — со вздохом произнес Нил. — И дался же им этот Маттли! Когда я вернулся домой, здесь был сущий ад!

В ответ на своё имя Маттли несколько раз громко гавкнул.

— Эй, Нил! Пора начинать считать, сколько раз он гавкнет. А вдруг мы тоже что-нибудь выиграем в лотерею? — засмеялся Крис.

— Да перестань ты, — недовольно поморщившись, оборвал его Нил. — Бесполезная трата денег. Папа купил уже прорву билетов — и ничего не выиграл. Все эти лотереи — только для фантастических счастливчиков.

— Но ведь Хендерсоны же выиграли, — не унимаясь, повторял лучшему другу Крис.

— Чистая случайность — вот и все, — фыркнул Нил. — Папа мечтает построить пристройку к питомнику, но мне что-то не верится, что это когда-нибудь произойдет. Раньше нам везло, а сейчас…

— Ты имеешь в виду то, что вы потеряли лабрадора?

— Да. Эх, что за невезуха! Крис, напомни мне, чтобы я спросил у отца, дозвонился ли он миссис Вестон, или нет.

— Напомнить тебе о чем? — произнес Боб Паркер, внезапно оказавшийся возле Нила.

— Ох, папа, это ты, а я как раз хотел у тебя узнать, как миссис Вестон отреагировала на твой звонок. Ты сказал ей, что этот пес принадлежит мистеру Скотту?

— Боюсь, мне нечего тебе сообщить. Я звоню ей с самого утра, но дома никого нет, и автоответчика у них тоже нет. Я звонил им трижды, и все безрезультатно.

— Может, им срочно понадобилось куда-нибудь уехать? — попытался обнадежить отца Нил.

— Они бы давно уже вернулись. К тому же, дети учатся в школе. Думаю, лучше мне съездить к ним домой. Брошу под дверь записку. Так будет проще.

Нил и Крис переглянулись. У обоих в голове мелькнула одна и та же мысль: «Может, самим съездить к Вестонам?».

— Пока, ребята, до вечера, — произнес мистер Паркер, выходя из центра по спасению.

— Крис? — протянул Нил.

— Что, Нил? — простодушно спросил тот.

— Не хочешь немного покататься, а?

— Давай. Почему бы нам, например, не съездить в другой район Комптона, в один известный нам дом.

— Доедем до дома Вестонов и посмотрим, дома они или нет. Может, они просто не отвечают на телефонные звонки. Поехали.

— О, черт! Нил, я, наверное, не поеду. Я обещал маме, что скоро вернусь. Я еще уроки не сделал.

— Что ж, тогда я возьму с собой Эмили. Жаль, что ты не поедешь — пропустишь такое!

— Лучше не говори. Я и так расстроился, — грустно ответил Крис и, попрощавшись с Маттли, вслед за Нилом вышел из центра. Сев на велосипед и помахав Нилу на прощанье, он поехал по Комптон-роуд к своему дому.

Нил оглянулся в поисках сестры и нашел Эмили на заднем дворе играющей с Сэмом.

— Ты едешь со мной! — быстро проговорил Нил, отведя сестру в сторону, чтобы их не было видно из окон кухни.

— Ой, Нил, подожди, куда ты меня тащишь? — протестовала сестра.

— Увидишь! — с видом заговорщика произнес Нил, вложив в руки Эмили руль её велосипеда. — Поехали!

Эмили и Нил незаметно проскользнули мимо окон офиса и, что есть мочи нажимая на педали, помчались по Комптон-роуд.


Дом Вестонов располагался в одной из новых частей Комптона, где по соседству с домами-усадьбами строились ряды современных домов.

Нил и Эмили ехали и оглядывались по сторонам, пытаясь найти название нужной улицы. Повсюду перед стоящими в ряд домами были разбиты треугольной формы садики с цветами и кустарниками. Спустя пять минут, доехав до конца Ореховой улицы, брат и сестра свернули налево и оказались на Сикоморовой аллее.

— А номер дома ты знаешь? — спросила Эмили, и, наклонившись к рулю велосипеда, с тоской посмотрела на лежащую впереди длинную аллею.

— К сожалению, нет. Сама подумай, Эм, если бы я спросил адрес у папы, он бы сразу обо всем догадался. И не разрешил бы нам ехать сюда. Давай постучим в любой дом и спросим.

С этими словами Нил подошел к ближайшей двери и постучал. Дверь открыла пожилая женщина с накрученными на бигуди седыми волосами.

— Чем могу вам помочь?

— Простите, не знаете ли вы, в каком доме живет семья Вестонов? — сказал Нил.

— Я таких даже не знаю, — удивленно ответила женщина.

— У них трое детей. Двое примерно наши ровесники, а третий еще совсем маленький, — добавил Нил.

Женщина растерянно покачала головой.

— У них еще есть собака, желтый лабрадор, — прибавила Эмили и с надеждой взглянула на Нила.

— Ах да, пес по кличке Джейсон! Как же я сразу не поняла! Двое детишек целыми днями играют с ним на дороге.

Нил и Эмили облегченно вздохнули.

— Но я бы советовала вам поторопиться, — произнесла их собеседница.

— То есть как? — встревожилась Эмили.

— Они собирались уезжать сегодня, если уже не уехали. Смотрите, смотрите, это как раз они!

Нил тут же посмотрел в ту сторону, куда худым пальцем показывала женщина, и увидел, как из ворот небольшого домика с верандой, стоящего на противоположном конце аллеи, выезжает огромный белый фургон.

— О, нет! Скорее, Эмили, нам нужно успеть!

Наспех поблагодарив женщину, Нил и Эмили вскочили на велосипеды и бросились догонять фургон. Но не успели они проехать и половину пути, как фургон прибавил скорость и скрылся за поворотом. Они ни за что не смогли бы его догнать.

Нил и Эмили, раскрасневшиеся от быстрой езды, отчаявшись, остановились напротив домика. Все их усилия оказались напрасны.

— Неужели мы их упустили! Как обидно! — простонала Эмили.

— Неудивительно, что отец не мог им дозвониться! Они готовились к отъезду.

Нагнувшись, Эмили что-то подняла с земли и произнесла:

— Нил, смотри, это собачья резиновая кость. Судя по словам той женщины, сказавшей, что она видела Джейсона, и по этой кости…

— Выходит, что пес здесь — ты это хочешь сказать? А знаешь, что я думаю? Они его украли!

Глава 5

Когда Нил с Эмили вернулись в питомник, Боб Паркер пребывал не в самом лучшем расположении духа. Прямо с порога Нил услышал, как он жалуется на Маттли.

— Это не собака, это просто какой-то кошмар! — недовольно ворчал он, шагая взад и вперед по кухне. — Телефон не замолкает ни на минуту. Видите ли, всем не терпится посмотреть на этого Маттли! Как с ума посходили!

— Боб, прошу тебя, успокойся, — ласково произнесла Кэрол Паркер. — Ешь, а то ужин стынет. Вот увидишь, завтра все образуется.

— Ты расскажешь папе о нашей поездке к дому Вестонов, а я пока поставлю велосипеды, — сказала Эмили, хитро взглянув на брата. Улыбнувшись, она взяла велосипеды и покатила их к гаражу.

— Вот удружила! — недовольно буркнул Нил.

Прекрасно зная, что папа не обрадуется его словам, мальчик глубоко вздохнул и вошел в дом.

Кэрол Паркер вопросительно взглянула на сына.

— Ну что, путешественники, вернулись? — сказала она. — Нил, где вы так долго пропадали?

— Мы ездили на Сикоморовую аллею, — послышался робкий ответ Нила.

— На Сикоморовую аллею? Это туда, где живут Вестоны? — обеспокоено спросила Кэрол.

— Да.

— Нил, объясни мне, что вы там делали? — строго сказал отец. — Я думал, что вы отправились выгуливать одну из собак.

Нил сел за стол и принялся за еду. Он успел вовремя — ужин еще не успел остыть.

— Вы были так увлечены Маттли, вот мы и решили поехать посмотреть, где живут эти Вестоны, и просто узнать, есть там кто-нибудь или нет. Правда, приехав, мы их не застали.

— Что, неужели их опять не было дома? — недоверчиво произнес Боб Паркер. — Сегодня вечером я ездил к ним и результат был тот же.

— Они уехали. В движущемся доме! — ответила, заходя в кухню и усаживаясь за стол, Эмили.

Боб Паркер помрачнел еще больше.

— Вы уверены в том, что они уехали? Вы это видели?

— Да, они уехали в огромном передвижном трейлере. Мы даже заглянули в окна их дома, но там было пусто. Все выглядит так, словно уезжали они в большой спешке, — сделал вывод Нил.

— Великолепно! Только этого нам и не хватало! Пойду лучше позвоню мистеру Скотту и передам, что для того, чтобы вернуть его собаку, нам понадобится еще немного времени, — с этими словами Боб отодвинул стул и вышел из комнаты.

Несколько минут спустя оставшиеся члены семьи услышали из прихожей голос Боба. Он говорил по телефону мягким, успокаивающим тоном.

— Как он воспринял твое известие, па? — осторожно поинтересовался Нил у вернувшегося отца.

— Довольным он не был, но я не стал ему говорить, что Вестоны уехали из города. Больше всего меня беспокоит то, что он считает ответственным за все происшедшее наш питомник.

Эмили покачала головой и возразила:

— А я все равно думаю, что лабрадор принадлежит Вестонам. С ними он вел себя свободно и непринужденно, ведь так, Нил?

Брат нахмурился.

— Не знаю, Эм, я точно не уверен, — после некоторой паузы ответил Нил. — Мне кажется, мистер Скотт нам не врал. Все-таки он был на субботней выставке. А миссис Вестон даже не упоминала о категории, в которой выставлялся лабрадор. Конечно, когда мы с Крисом были в тот день на выставке, мы не особо обратили внимание на хозяина лабрадора, но это был мужчина. Да и Вестоны, приехав за собакой, вели себя как-то странно. Миссис Вестон отвечала на вопросы очень сбивчиво. Приехав днем раньше, они похитили Джейсона — вот и все.

— Конечно, — вздыхая, ответил Боб. — Я еще не сказал: мистер Скотт хочет со мной встретиться и приглашает к себе на ферму. Я обещал, что приеду завтра.


Полночи Нил провел без сна, в раздумьях о том, что же могло случиться с пропавшим лабрадором. Рядом с ним, свернувшись калачиком, мирно спал Сэм. Поглаживая голову Сэма, Нил вспомнил, как Джейсон обрадовался детям миссис Вестон. Могло ли быть так, что эти мальчик и девочка просто разыграли перед ними спектакль? Нил опять попытался вспомнить голос миссис Вестон, умоляющей его маму отдать им собаку сегодня. И почему-то этот голос казался Нилу знакомым…


— Вестоны? Они очень мало проучились в нашей школе, Нил. Они жили в фургоне, но теперь вместе с родителями уехали.

Нил не мог во все это поверить. И тем не менее это было правдой. Произошедший утром во вторник разговор с секретарем рушил его последние надежды. И все же, не желая отказываться от надежды разыскать Вестонов, Нил переспросил:

— Так значит, они больше не вернуться? Нет?

— Нет. Они уехали отсюда насовсем, — ответила, отворачиваясь, секретарь.

— Спасибо, мисс Торни, — подавленно проговорил Нил и поплелся на улицу. День выдался солнечный и теплый. Выйдя на школьную игровую площадку, Нил нашел Криса на его любимом месте — сидящим под огромным раскидистым деревом.

— Ну как, узнал что-нибудь? — с надеждой спросил Крис.

— Они уехали. Они действительно уехали. Торни считает, что в этом нет ничего странного — сначала приехали, потом уехали. Джонатана и Кирсти вычеркнули из классных списков. Учителя это подтвердили.

— Это конец, — заключил Крис.

Нил с задумчивым видом почесал затылок.

— Да, похоже на то, — после некоторой паузы ответил он.

— Как ты думаешь, твой отец обратится за помощью в полицию, или нет?

— Конечно, но только если мы сами так и не сможем ничего сделать, — ответил Нил. — Думаю, сначала он взглянет на ферму того типа, Скотта. Он собирается поехать туда сегодня вечером, после того, как закроется питомник. Посмотрим, может он и возьмет меня с собой.

Крис кивнул.

— Возможно, он не совсем тот человек, которому бы ты доверил найденную собаку. Представь, если бы ты нашел собаку и решил, что этот мистер Скотт не подходит ей как хозяин. Ты отдал бы ему собаку? Наверное, нет. Если, как ты говоришь, он разводит собак, и возит их на выставки, значит, он зарабатывает на этом деньги. Выходит, он держит собак только ради собственной выгоды.

Нил был не согласен с версией друга.

— Нет, я думаю, он явно хорошо относится к собакам. По крайней мере, он мне таким показался. Ладно, что сейчас говорить, вечером увижу, что за фрукт этот мистер Скотт. Ну, пока, Крис, как вернусь — сразу позвоню.

— Желаю удачи!

Глава 6

Джип Паркеров свернул с главной дороги в боковой проулок, что вел к ферме мистера Скотта. У входа красовалась огромная деревянная вывеска. Надпись на ней гласила: «Ферма „Фо-гейт“. Разведение, покупка и продажа лабрадоров. Владелец: Пол Ф. Скотт».

Короткая подъездная дорожка заканчивалась у огромного дома, выстроенного в викторианском стиле — с шероховатыми, побеленными стенами и узенькими оконцами. Не успела машина Паркеров остановиться, как на пороге показался сам мистер Скотт.

Нил заметил, что сегодня мистер Скотт выглядит более спокойным и уравновешенным, чем в день своего визита в «Питомник на Королевской улице». Он был одет в старую рубашку, коричневые вельветовые брюки и высокие зеленые ботинки. Сняв с головы старенькую кепку, он приветственно помахал Паркерам. Выйдя из машины, Нил сразу услышал громкий разноголосый хор собачьих голосов, но самих собак не увидел.

— Рад, что вы приехали, — произнес мистер Скотт. — Заходите в дом. Думаю, что во время беседы я успею познакомить вас с моим жилищем.

— Буду рад, — ответил Боб Паркер. Он оглянулся посмотреть, где Нил и Эмили. Убедившись, что они идут за ним, Боб улыбнулся.

Мистер Скотт провел гостей на кухню, где познакомил со своей женой. Миссис Скотт оказалась весьма миловидной пухленькой женщиной с каштановыми кудряшками. Поздоровавшись с гостями, она настойчиво стала приглашать их к столу, заявив, что у неё почти все готово. Затем, повернувшись к Бобу Паркеру, извиняющимся тоном произнесла:

— Вы уж простите моего мужа, у него очень вспыльчивый характер. Знаете, собаки для него — всё.

Пол Скотт кашлянул:

— Пойдемте, я покажу вам своих лабрадоров, — и с этими словами он повел Паркеров на улицу.

Подойдя к двум невысоким коричневым зданиям, Нил сразу же обратил внимание на то, что во всем на ферме чувствовалась рука профессионала. Территория фермы была окружена забором. Сами питомники выглядели аккуратными и чистыми, с идеально ровными, гладкими стенами. С четырех сторон их окружали поля с густой и сочной подстриженной зеленой травой.

— Это сами питомники. Как видите, я всеми силами старался создать для жизни собак прекрасные условия. У них есть все необходимое, и самое главное, они могут здесь свободно гулять и бегать.

Мистер Скотт открыл главную дверь питомника и повел Паркеров по песочной дорожке между двумя рядами вольеров.

Все собаки сидели в корзинах. При виде посетителей они зашевелились и принялись громко лаять, некоторые прижались влажными черными носами к проволочной сетке на двери вольера и скулили.

Нил обратил внимание, что в питомнике содержатся лабрадоры разных окрасов. Здесь их было даже больше, чем на Пэдшемской выставке. Вольеры для собак были светлые и чистые, причем очень больших размеров — в два раза больше, чем у Паркеров в питомнике, и имели выход на улицу. В каждом вольере стояла вместительная корзинка для собаки. Сразу было видно, с какой любовью мистер Скотт заботится о своих питомцах.

Эмили остановилась, просунула палец сквозь проволочную дверь одного из вольеров и принялась что-то ласково приговаривать. Обитателями вольера оказались симпатичные совсем еще крохотные щенки шоколадного цвета — такой окрас у лабрадоров встречается крайне редко.

Очарованная Эмили радостно воскликнула:

— Какие лапочки!

— Этим крохам всего одна неделя, — ласково произнес мистер Скотт, и Нил почувствовал, что мистер Скотт ужасно гордится своими питомцами.

Мать щенков, спавшая до этого в корзинке, подняла голову и взглянула на посетителей. Её светло-коричневые глаза светились от счастья.

— Мистер Скотт, это просто потрясающе. Питомник выглядит великолепно, — пораженный, произнес отец Нила. — Я сам занимаюсь собаками уже двадцать лет, но поверьте, ничего подобного ферме «Фо-гейт» раньше не видел.

— Спасибо, мистер Паркер. Думаю, что со временем ваш «Питомник на Королевской улице» будет выглядеть не хуже. Предлагаю зайти в дом и обсудить нашу с вами небольшую проблему.

Идя за мистером Скоттом в дом, Боб Паркер еле заметно покраснел.

Все вошли в дом, и миссис Скотт объявила, что еда уже готова, и пригласила всех в кухню, где стоял накрытый летней скатертью огромный деревянный стол.

— Мистер Скотт, как давно вы занимаетесь разведением лабрадоров? — спросил Нил, с жадностью поглощая шоколадный кекс. Мистер Скотт оказался вовсе не таким, каким сначала показался Нилу, и потому мальчик засыпал его вопросами.

Секунду подумав, Пол Скотт ответил:

— Мои родители всегда держали лабрадоров. Моя мать начала их разводить, так что, похоже, я занимаюсь этим всю жизнь. И к тому моменту, когда я стал управлять фермой, у неё уже была солидная репутация. В разведении породистых собак мы достигли немалого успеха. Кроме того, я тренирую собак для выставки. Мне самому это доставляет огромное удовольствие и, разумеется, приносит определенную выгоду.

— Скажите, вы действительно любите своих собак или занимаетесь этим только ради денег? — поинтересовался Нил.

Мистер Скотт хрипло рассмеялся.

— Кинь несколько крошек под стол и сам все узнаешь!

Эмили приподняла край скатерти и заглянула под стол.

— Нил, смотри, какой толстый пес! — воскликнула Эмили и, не удержавшись, отломила кусок кекса и сунула его под стол.

— Обычно мы не берем в дом наших питомцев, но Барни — исключение, правда, Пол? — обратилась миссис Скотт к мужу.

— Это наша гордость. Барни произвел на свет нескольких чемпионов. Когда он состарился, мы не смогли с ним расстаться. Он единственный пес, которого я когда-либо держал в доме. Теперь он тоже член нашей семьи. Сейчас, как вы уже, наверное, заметили, он немного располнел. Шоколад — его слабость, Эмили уже, наверное, об этом догадалась. Мы все его любим… а, Барни? — произнес мистер Скотт, потрепав пса по ушам и ласково похлопав по шее.

— Остальных собак мы в дом не пускаем. Они живут исключительно в питомнике. У них специальный рацион, они прекрасно выдрессированы, с ними проводятся специальные тренировки. К каждой собаке мы относимся с любовью и особым вниманием — если хотите, это мой секрет успеха. Как правило, я нанимаю трех служащих, которые мне помогают. Я так считаю — счастливая собака приносит хорошее потомство, разве не так? — спросил он, обращаясь к Бобу Паркеру. Тот кивнул:

— Я абсолютно с вами согласен. У нас дома тоже есть одна собака. Хотя мы никогда не позволяем собакам из центра жить у нас дома. Собаки очень быстро привязываются к людям, потом им будет труднее привыкнуть к новым хозяевам и они получают определенную психологическую травму. Таких вещей делать не стоит.

Нил уже начал чувствовать себя в компании мистера Скотта вполне уверенно и спокойно, и потому он, не дожидаясь отца, первым решил затронуть неприятную для все тему и обсудить, как отыскать пропавшую собаку.

— А где вы купили Юниора, мистер Скотт? — спросил мальчик.

— Ах, Юниора. Это один из моих любимчиков. Думаю, если бы вместо него пропала какая-нибудь другая собака, я бы не стал поднимать такой переполох. Его мы не выводили. Мы приобрели его в РСПСА. Нам просто повезло. Сын моей кузины работает в одном из собачьих заповедников. От него-то я и узнал, что у них родился породистый щенок лабрадора. Естественно, это меня заинтересовало.

— Мы стремимся улучшать породу, и решили, вместо того, чтобы разводить щенков от уже имеющихся у нас производителей, взять какую-нибудь собаку со стороны.

— Случайный фактор, — вставил реплику Нил. Он понял, что хочет сказать мистер Скотт.

— Совершенно верно. Иногда это срабатывает, и вы получаете потенциальных чемпионов, иногда нет — и тогда рождаются самые обыкновенные щенки.

Боб Паркер согласно кивнул.

— Когда мы взяли Юниора, ему было около четырех месяцев, — продолжил свой рассказ мистер Скотт. — Это было в самом начале года. Как я уже говорил, Юниор был довольно большой по росту пес, раньше с ним никто не занимался, поэтому он попал к нам совершенно необученным. Но у него прекрасное телосложение, симпатичная морда, удивительные глаза и добрый характер, поэтому я решил все-таки его взять. Через некоторое время он освоился, привык к новой жизни, и все же в вольере сидеть ему никогда не нравилось. По-настоящему он был счастлив лишь тогда, когда без устали бегал по полю.

Нил подумал, что описание мистера Скотта очень подходит для Джейсона.

А тем временем мистер Скотт продолжал рассказывать о Юниоре: — Для производства потомства Юниор было еще слишком молод — как вы знаете, собака становится взрослой только в два года. Юниор очень подвижный, общительный пес. Занятия с ним отнимают много сил, от него быстро устаешь. А поскольку Юниору очень нравилось, когда вокруг много людей, перед которыми он мог покрасоваться, Мэгги уговорила меня поездить с ним на выставки. Пэдшемская выставка была для него первой… и, как вы знаете, последней.

Мистер Паркер виновато кашлянул и произнес: — Мне очень жаль.

— Я понимаю теперь, почему, потеряв его, вы так сильно расстроились, — произнес Нил, которого до глубины души тронула любовь этого человека к собаке.

— А с теми людьми вам так и не удалось связаться? — спросил Пол Скотт, заглянув в глаза Бобу Паркеру.

— Пока нет. Я так и не смог до них дозвониться, — извиняющим тоном ответил Боб.

— Ничего удивительного. Держу пари, это не дилетанты. Вероятно, увидев Юниора на выставке, они решили его украсть. Если я найду их, то обязательно подам на них в суд. Пусть ответят перед законом.

Нил и Эмили обменялись удивленными взглядами и посмотрели на отца.

— Пол, мне кажется, вы не правы, — спокойно произнес Боб. — Это, действительно, была семья, которая разыскивала собаку. Дети, видимо, прекрасно знали пса, и он сразу узнал их.

— Ну, может быть и так. Однако как бы вы их ни защищали, ловко они нас с вами обвели вокруг пальца, согласитесь, Боб.

Их разговор прервал звонок мобильного телефона Боба.

— Простите, Пол, это, наверное, что-то важное, — извинился Боб и вышел.

Через несколько минут Боб вернулся в кухню. Все сидящие за столом удивились, насколько бледным и встревоженным стало его лицо.

— Нил, Эмили, садитесь в машину. Мы немедленно едем домой! — обратившись к детям, строгим голосом произнес Боб.

— Что случилось, па? Что такое? — обеспокоено спрашивал сразу же разволновавшийся Нил.

— Боб, может, я чем-нибудь смогу вам помочь? — участливо поинтересовался мистер Скотт.

— Нет, уже не надо. Там уже работает полиция.

— Полиция?! Папа, что случилось? — готовая вот-вот расплакаться, спрашивала у отца Эмили.

— В питомнике произошел несчастный случай, несколько каких-то парней пытались увести Маттли. Кейт ранена.

Глава 7

Когда зеленый джип подъехал к дому, Нил вдруг почувствовал, что кровь отливает от его лица. Глаза слепили мигалки полицейской машины, такие яркие и частые, что казалось, все небо над домом залито голубым светом. По спине Нила пробежал тревожный холодок. Эмили, испуганно вжавшись в сиденье, схватила брата за руку.

Все были на кухне. Кейт сидела за столом, сжимая в руках чашку с горячим чаем. Лицо Кейт было мокрым от слез. Её светлые волосы, по обыкновению стянутые в «конский хвост», выбились и в беспорядке рассыпались по плечам. На лбу Кейт был красный кровоподтек — след от удара, а на левом запястье начинал проступать огромный синяк. Кейт судорожно всхлипывала, и Кэрол Паркер ласково обнимала её и пыталась успокоить.

Сзади стояли двое полицейских в форме. Один из них что-то быстро записывал в блокнот.

Боб Паркер прямо с порога бросился к Кейт, и, сев рядом с ней на стул, спросил:

— Кейт, с тобой все в порядке?

Кэрол Паркер постаралась вкратце рассказать, что произошло. Несколько каких-то подростков пытались сломать боковые ворота. Слава богу, Кейт успела позвать на помощь, и они сразу же скрылись.

— Они испугались и удрали, — шмыгнув носом, прибавила Кейт.

— Сэм тоже молодец. Сразу поднял сигнал тревоги — лаял не переставая, — сказала Кэрол. Кейт продолжала всхлипывать, вздрагивая худенькими плечами. Кэрол прижала девушку к себе и ласково погладила по плечам.

— Это было просто ужасно, — прошептала Кейт.

— Я очень испугалась. Кажется, их было пятеро. А Сэм просто молодчина. Сразу понял, что мне угрожает опасность, и все время лаял, не давая им опомниться. В тот момент, когда они на меня напали, я была в первом блоке. Я попыталась было закрыть дверь, но не смогла — они навались и открыли её. Один из них меня ударил, — и она поднесла руку к окровавленному лбу.

— Мы приняли заявление, мистер Паркер, — произнес один из полицейских, сержант Морхед. Нил узнал его и слабо ему улыбнулся. Потом наклонился и, поглаживая бордер-колли по голове, ласково проговорил: «Молодец, Сэм, хороший пес».

— Вы уже кого-нибудь поймали? — взволнованно спросила Эмили.

Отрицательно покачав головой, сержант Морхед произнес:

— Боюсь, нападавшие уже успели скрыться. Однако Сэм успел укусить одного из них за руку. Похоже, что нападавшие были пьяны настолько, что не понимали, что творят. Они явно не местные, иначе Кейт опознала бы их по голосам. Наверное, приехали из Манчестера. Ведь Маттли у нас — крупная знаменитость.

— Вы считаете, что они хотели похитить Маттли? — удивленно спросил сержанта Нил.

— И выбрали для этого весьма подходящее время — когда никого из нас не было дома, — мрачно подытожил Боб Паркер. — Главное, что Кейт осталась жива и невредима.

— Все же у нас есть небольшой шанс поймать их, — вступил в разговор второй полицейский. — Район Комптона сейчас прочесывает патрульная машина. А уйти они далеко не могли.

— Надеюсь, что вы правы, — сказал Боб.

— Вам нужно осмотреть все замки в питомниках. Эти ребята два из них все же сломали.

— К конце концов лучше заменить пару замков, чем снова пережить такой кошмар. А если еще кто-нибудь опять захочет украсть Маттли? Нет, с нас достаточно одной попытки.

Эмили стало страшно даже при одной мысли о том, что произойдет, если знаменитый пес пропадет из питомника, и она непроизвольно сжалась.

— Снова этот Маттли! Все из-за него. Это пес приносит нам одни неприятности! — воскликнул Боб Паркер и с размаху стукнул кулаком по столу. Все сидевшие на кухне от неожиданности вздрогнули.

— Па, ты что? — тихо произнес Нил.

— Мы должны убрать отсюда этого пса. Кейт и моей семье угрожает опасность, я не могу рисковать их жизнями.

— Но куда ты его денешь? — растерянно спросил Нил.

— Я отвезу Маттли к дяде Джеку. Я попрошу ваших дядю и тетю не выпускать его на улицу. Пусть поживет в доме, пока не вернутся его хозяева.

Нил выглядел вконец запутавшимся.

— Ты хочешь спрятать его у дяди Джека? — спросил он.

— Верно. Хендерсонам я все объясню. Думаю, они поймут меня правильно. Мы же не знали, что вокруг Маттли поднимется такой ажиотаж. Бесконечно звонят журналисты, телефон не умолкает ни на минуту, к тому же по территории питомника постоянно разгуливают толпы любопытных зевак, пришедших посмотреть на Маттли. Мы оказались совершенно не готовы к подобному. Это кошмар какой-то! Держать Маттли в нашем питомнике невозможно! Нет, все, с меня хватит! С тех пор, как привезли эту собаку, мы не можем нормально работать. Надеюсь, Нил, тебе понятно, о чем идет речь?

Нил стоял и продолжал упорно молчать.

— Нил, послушай, твой отец прав, — принялась успокаивать сына Кэрол. — Посмотри на Кейт и представь, какой кошмар ей пришлось сегодня пережить! Нил, мы не хотим, чтобы сегодняшний случай снова повторился, понимаешь?

— Я все понимаю. Конечно, это жестоко — держать собаку все время дома, но раз надо — отвезите его к дяде Джеку. — В душе Нила бушевал ураган противоречивых чувств. С одной стороны, ему, естественно, было очень жаль пострадавшую Кейт, но в тоже время он сочувствовал и Маттли. Получалось, что во всем виноват этот пес. И теперь Маттли придется целыми днями сидеть взаперти дома. Ко всему прочему, Нилу и самому порядком надоели это репортеры. И он ни за что не хотел попасть на страницы газет. Он был настолько стеснительным, что, если бы о нем напечатали в газете, побоялся бы выйти на улицу.

— Пойду вызову слесаря по замкам, — сказала Кэрол.

— А я позвоню Джеку. Думаю, он нас выручит, — произнес Боб и, повернувшись к Кейт, продолжил: — Ты в порядке? Вот и хорошо. Сержант Морхед отвезет тебя домой.

Полицейский, согласно кивнув, ответил:

— Нет проблем. Мы уже закончили. Мистер Паркер, в случае, если мы поймаем этих мерзавцев, один из моих ребят сразу же вам перезвонит — я его предупредил.

Постепенно все разошлись, и за столом в кухне остались только Нил и Эмили. Устав от произошедших за день волнений, Сэм крепко спал в своей корзинке, свернувшись клубком. Ноги собаки легонько подрагивали.

— Смотри, Сэму, наверное, что-то снится, — улыбаясь, сказала Эмили.

Нил сочувственно хмыкнул.

— Верный старина Сэм. Измучился, бедняга! Интересно, как там Юниор? И где он сейчас?

— Ну вот, ты уже называешь его Юниором! — укоризненно воскликнула Эмили.

— Случайно вырвалось. Наверное, я стал называть его так после вчерашней поездке на ферму к мистеру Скотту. Ты знаешь, мне кажется, что он действительно очень любил этого лабрадора.

— Но Нил, ведь Вестоны тоже его любили. Мы же сами все видели. Помнишь, как пес им обрадовался? — продолжала упорствовать Эмили.

— А тебе не кажется это странным? Единственное, в чем я уверен, так это в том, что скоро мы все узнаем, — задумчиво ответил Нил. — Но как бы там ни было, мистер Скотт ходит как в воду опущенный. Он думает, будто мы не переживаем. Как же! Нам необходимо найти лабрадора прежде, чем Вестоны увезут его очень далеко. И я обязательно стану помогать папе — в эти дни у него совсем не будет свободного времени, ведь с Маттли одни проблемы.

— Но, Нил, мы-то что можем сделать? — спросила Эмили. — Попытаться разыскать их через местную газету?

— Эта идея не годится. Будет лучше, если мы постараемся избавить папу от этих репортеров.

Эмили подавила смешок.

— Слушай, я кое-что придумал, — уже с серьезным видом продолжил Нил. — Завтра папа закончит разбираться с поломанными замками, будет ремонтировать ворота, а потом поедет отвозить Матли, верно? Удобный случай улизнуть из дома, согласна?

Эмили кивнула.

— Встречаемся завтра, сразу после школы. Скажи маме, что у тебя дополнительные занятия по физкультуре. В общем, придумаешь что-нибудь.

— Хорошо, хорошо, но куда мы поедем?

Внезапно на лице Нила появилась загадочная улыбка, и он ответил: — Мы снова поедем на Сикоморовую улицу.


Нил и Эмили предполагали, что бунгало, которые занимали Вестоны, окажется пустым, но они ошиблись. Свернув в конце улицы за угол, ребята снова увидели стоящий возле дома огромный передвижной фургон.

— Нил, смотри, они вернулись! — удивленно воскликнула Эмили. — Вот здорово! — радовалась девочка. Она даже не ожидала, что такое может произойти.

Нил промолчал и, подойдя поближе к фургону, стал его рассматривать. В отличие от сестры, он не поверил, что Вестоны вернулись: — Мы обознались, Эм. Этот другой фургон! Похоже, в доме поселился кто-то другой.

— Ой, но ведь это даже лучше! — ответила Эмили. — Быть может, миссис Вестон оставила им свой новый адрес.

Нил осторожно постучал в дверь бунгало. Дверь им открыл молодой человек, одетый в рабочие брюки, которые все были забрызганы краской, и с пыльной тряпкой в руке.

— Простите за беспокойство, — начал Нил, — но мы бы хотели узнать, нет ли у вас нового адреса прежних жильцов, Вестонов? Дело в том… Понимаете, он нам очень нужен.

Молодой человек отрицательно покачал головой и произнес:

— Прости, парень, но, кроме ужасной грязищи, они здесь ничего не оставили.

Разочарованно вздохнув, Эмили помрачнела.

— Вы можете попытаться обратиться в агентство, которое сдает этот дом, — пытаясь хоть чем-то помочь, продолжил молодой человек. — Может, у них есть их адрес. Хотя я в этом сомневаюсь. Когда мы сюда въехали, в доме царил сущий бардак. Кажется, бывшие жильцы съезжали отсюда в большой спешке. — Пошарив в карманах своих брюк, молодой мужчина вытащил визитную карточку с каким-то телефонным номером и протянул её Нилу.

— Вот телефон агентства. Пытайтесь, может, что и выйдет. И желаю удачи — она вам пригодится!

Взяв карточку, Нил поблагодарил молодого человека. Тот закрыл дверь, а Нил и Эмили еще некоторое время продолжали стоять на пороге, глядя на номер телефона.

— Нил, это шанс!

— Да, шанс, но он почти ничего не дает. Ладно, пойдем домой, пока нас не хватились. Вечером, когда все будут ужинать, поднимусь наверх и позвоню.


— Нил! Чего ты там копаешься? Спускайся, а то всё остынет!

Нил, избегая смотреть на мать, незаметно вошел на кухню. На секунду он поднял глаза и заговорщически подмигнул Эмили. Видимо, в агентстве ему что-то сообщили, и теперь Нилу не терпелось поделиться новостями с сестрой.

А тем временем Боб Паркер рассказывал о Маттли.

А что с Маттли? — поинтересовался Нил. — Где он? Его что, увезли?

— У тебя что, вата в ушах? — захихикала сидящая напротив Сара.

— Вот не шатался бы по улицам, а сидел бы дома, тогда бы знал, что сегодня приехал дядя Джейк и забрал его, — с сердитым видом сделала замечание Кэрол Паркер.

— Слышишь, Нил, то-то Кейт обрадовалась, — сказала Эмили и рассмеялась.

— И как все прошло? Вот смеху, наверное, было!

— Скорее всего, папа завернул Маттли в одеяло и спрятал на заднем сиденье дядюшкиного фургона. Вот умора! — продолжила Эмили и, представив эту картину, рассмеялась еще сильнее.

Боб Паркер молча улыбнулся.

— Это правда, па? — Нил никак не мог поверить в то, что для того, чтобы увезти Маттли, потребовалась подобная конспирация.

Улыбка Боба стала еще шире.

— На улице, возле ворот, опять болтался какой-то тип. Я подумал, может это один из этих вездесущих репортеров пытается опять что-то пронюхать. Вот и принял меры.

— А скорее всего, это был обыкновенный прохожий, гулявший по Комптон-роуд. Может, он просто устал и остановился передохнуть.

Все сидящие за столом прыснули от смеха.

Кэрол Паркер убрала тарелки со стола и произнесла:

— Признаюсь, такое совпадение довольно странно.

Нил незаметно поманил Эмили пальцем — по всей видимости, он хотел поделиться с ней новостями из агентства. Выйдя из кухни, Нил и Эмили стремглав бросились в спальню девочки.

Нил с размаху плюхнулся на кровать. На стене над ним висел огромный плакат с каким-то ведущим телевизионного шоу о животных.

— Ну, что сказали в агентстве? — запыхавшись, проговорила Эмили.

— Есть две новости — плохая и хорошая, — с абсолютно невозмутимым видом произнес Нил. — С какой начать?

— Нил! Хватит валять дурака! Сначала плохую.

— Ладно. Миссис Вестон нового адреса в агентстве не оставила. Думаю, та женщина из агентства сама хотела бы знать, где сейчас миссис Вестон. Когда она узнала, зачем я звоню, она заметно разволновалась.

— И что она тебе сказала?

— Только то, что миссис Вестон уехала слишком поспешно. Она не оплатила аренду жилища и оставила после себя только грязь и валяющуюся повсюду собачью шерсть. В этих домах правилами запрещено заводить домашних животных. Вот почему, я думаю, эта женщина из агентства так разозлилась.

— Это все, конечно, очень интересно, но все же мы так и не узнали нового адреса миссис Вестон. Ну, а какая же хорошая новость?

Нил в нерешительности поднял брови, несколько секунд колебался, а затем произнес:

— А хорошая новость в том, что я нашел другой способ узнать, куда уехала миссис Вестон.

— Нил, я жду, — произнесла Эмили, нетерпеливо притопывая ногой.

— Мы можем узнать это в школе. Торни просто обязана это знать, разве не так? Миссис Вестон не стала бы забирать детей из школы, не сказав, куда они направляются.

— Нил, ты просто чудо! — воскликнула Эмили, захлопав в ладоши от восторга.

— Согласен. Но вот плохая новость…

— Эй, я что-то не поняла, плохую новость я уже слышала.

— Знаю, но есть еще одна. Я просто сразу не хотел тебе говорить. Эта мисс Торни ни за что не даст нам адрес.

— Может дать, а может и нет.

— Она ни за что ничего нам не скажет, — рассерженно проворчал Нил. — Она не скажет нам даже через миллион лет. Конечно, попробовать можно, но могу себе только представить, что из этого выйдет, — и Нил, передразнивая ледяной тон секретарши, произнес: — Я не вправе давать вам подобную сугубо конфиденциальную информацию, Нил Паркер. Это выше моих сил. И не пытайтесь меня уговорить!

Эмили засмеялась.

— Но у меня есть идея… Мы можем сами залезть в школу и узнать, что нам нужно! — внезапно став серьезным, произнес Нил.

Глава 8

Нил нервно постучал в дверь кабинета секретарши школы и стал ждать. Шли секунды, но дверь не открывалась. Нил начал тревожиться. Он хорошо знал, что чем дольше мисс Торн не открывает, тем хуже у неё настроение.

«Раз, два, три…», считал Нил, чтобы ожидание не казалось столь мучительным.

— Чем я могу помочь тебе, Нил?

Кровь застыла у Нила в жилах при звуке внезапно раздавшегося скрипучего голоса директора.

— Я ищу мисс Тории, сэр. Мне необходимо узнать… один адрес.

— Боюсь, сегодня её не будет. И завтра тоже. Она вернется в понедельник. Я бы и сам тебе помог, но её система регистрации документов — настоящая китайская грамота. Даже если я попытаюсь что-либо в ней отыскать, я окончательно все запутаю. Сочувствую, Нил, но ничем не могу помочь. Придется подождать до следующей недели, — и не успел Нил ответить, как директор повернулся и прошел дальше по коридору.

Эмили, все это время прятавшаяся в шкафу, в котором уборщицы хранили швабры, выбралась из засады, подскочила к Нилу и тревожно спросила:

— Что ему от тебя было нужно?

— Ерунда, — отмахнулся Нил и скороговоркой заговорил: — самое главное, он сообщил мне, что мисс Торн взяла отпуск на неделю. И раньше чем через неделю мы ничего не сможем узнать. А Пол Скотт хочет, чтобы мой папа как можно скорее вернул ему собаку. Так что у нас один выход…

— Переходим к плану Б? — нерешительно произнесла Эмили.

— Другого пути у нас нет. Мы проберемся в кабинет и сами отыщем адрес. Это наш единственный шанс.

— Только когда?

— В субботу утром. В это время как раз будет проходить матч по крикету. Школа будет открыта, но все будут на лужайке.

— Нил, а если нас поймают? Папа будет рвать и метать.

— Знаю. Эм, я и сам ужасно боюсь. А что ты предлагаешь? Это единственный способ поскорее узнать адрес миссис Вестон. Если нас поймают, скажем, что разыскиваем нашу собаку.

— Звучит вполне правдоподобно. Наверное, Нил, ты все-таки прав. Если мы срочно не отыщем миссис Вестон, мистер Скотт сам нас разыщет, и всем нам устроит веселую жизнь!

Следующим утром Нил и Эмили решили проведать своего двоюродного брага. Бросив велосипеды на лужайку перед домом, они открыли почтовый ящик и хором громко в него крикнули:

— Эй, есть кто дома? Щенячий патруль!

Дверь открылась, и на крыльце показался весь перепачканный Стив Танзли. Он был старше Нила на два года — сейчас ему было уже тринадцать лет, и учился он в другой школе.

Стив откинул со лба темные волосы и пробормотал нечто невнятное, что Нил и Эмили расценили как приветствие.

Позади Стива, тяжело и часто дыша и вывалив из пасти розовый язык, стоял его непослушный лабрадор по кличке Рики.

— С вами все в порядке? — спросил Нил, с интересом разглядывая Стива и Рики.

Стив взглянул на Нила и со вздохом ответил:

— Все нормально. Просто немного устал, вот и все.

— Это из-за Рики? Он тебя так вымотал? — не унимаясь, допытывалась Эмили. — Ничего удивительного. Папе с такими собаками тоже несладко. Рики безнадежен. Думаю, тебе пора уже с этим смириться.

— Да нет, дело не в Рики. Маттли — это просто кошмар! Он в саду, пойдемте, сами все увидите! — Стив вышел на ступеньки, захлопнул дверь и повел Нила и Эмили за дом, где чуть подальше располагался сад.

Внезапно Нил остановился, пораженный пришедшей ему на ум догадкой.

— Погоди-ка. Ты сказал, что Маттли в саду. А вдруг кто-то его увидит, что тогда? Ведь его же сразу узнают!

— Нет, не узнают.

— То есть как это? — спросила ничего не понимающая Эмили.

— Вот, смотрите сами, — и Стив указал на толстомордое серое создание с ярко-красными бантами на голове, с энтузиазмом расшвыривающее торф на лужайке. Шерсть собаки была аккуратно подстрижена и расчесана.

Эмили уставилась на собаку и недовольно нахмурилась.

— Это что, Маттли?

— Скорее, Мателла, — произнес Стив и робко посмотрел на Нила.

— Стив, что вы сделали с псом? Вы превратили его в девочку! — воскликнул Нил.

— Прости, Нил, но иначе мы не смогли бы выпускать его на улицу. Его сразу бы узнали. Ты бы видел, что он вытворял в доме — опрокидывал буквально всё. Откуда мы знали, что он такой бестолковый!

— Прости, Стив, я и сам не знал, что он такой. Пока Маттли жил у нас в питомнике, он вел себя вполне сносно.

— Ладно, теперь его можно выпускать на улицу. Зато он уже весь сад нам перерыл. Я пытался остановить его. Не тут-то было! Прекратив рыть землю в одном месте, он, отбежав чуть дальше, снова начинал копать с прежним рвением. Сам посмотри!

Услышав своё имя, пес прервал раскопки, посмотрел на ребят и залаял. Его густые брови свисали прямо на глаза, и Маттли смешно тряс головой, пытаясь отбросить их назад.

— А как тетя Мэри отнеслась к тому, что Маттли у вас? — спросила Эмили.

— Она очень недовольна. Мне кажется, сегодня вечером она собиралась позвонить вашему отцу и попросить забрать Маттли.

— Только не это! — воскликнул Нил. — Ни в коем случае! Обещаю сделать так, что Маттли перестанет рыть землю. Если вы будете подавать сильный звуковой сигнал — механическим путем, или просто крикните, — всякий раз, когда пес начинает копать землю, то в конце концов он перестанет это делать. Этот звук будет ассоциироваться у него с копанием. Я видел, как папа таким образом отучал от этой привычки некоторых собак.

— А какой смысл, Нил? Мама уже все решила. В крайнем случае, вы можете оставить его у нас до выходных.

Нил взглянул на Эмили и разочарованно пожал плечами.

— Что ж, поедем обрадуем папу.


Нил и Эмили, стараясь не привлекать к себе внимания, шли по краю спортплощадки Медоубэнк-скул. По дороге Нил бросал Сэму короткую палку, чтобы тот приносил ее обратно. Колли носился взад и вперед, находил палку и послушно клал к ногам мальчика.

А тем временем на школьной спортплощадке играли в крикет. Эмили и Нил делали вид, что наблюдают за игрой, и одобрительно вскрикивали при каждом удачном броске.

— Нил, через какой пойдем вход — через главный или через черный? — прошептала Эмили, пристегивая поводок к ошейнику Сэма.

— Думаю, войдем через боковой вход в холле. Он всегда открыт, — ответил Нил.

Ребята без всяких происшествий добрались до школы. Войдя, Нил и Эмили осторожно огляделись. Никого. В школе стояла полная тишина. Слабо пахло мастикой и моющими средствами. Видимо, только недавно закончилась уборка. Коридор, ведущий к кабинету секретарши, тоже был пуст. Путь был свободен.

— Тс! Тише, Эмили, тише! — прошептал Нил, прижав палец к губам. Сэм уже знал этот сигнал, и перестал лаять.

Набравшись храбрости, Эмили и Нил начали рискованное путешествие по длинному коридору. Они двигались настолько медленно и осторожно, тревожно вздрагивая и замирая при каждом шорохе, что коридор показался им бесконечным. От волнения ребятам казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди.

Наконец они остановились перед заветной дверью. Нил почувствовал, как его пронзил ужас, и весь напрягся.

— Сэм, охраняй! — прошептал Нил собаке.

Пес послушно сел возле дверей и навострил уши. Нил осторожно повернул ручку двери, и та плавно открылась.

— Откуда ты узнал, что дверь будет не заперта?

— недоверчиво спросила Эмили.

— Эту дверь никогда не запирают. Здесь хранятся все школьные документы, так что многие учителя сюда заходят. Нам нужны ящички, где хранятся документы. Эмили, давай быстрее внутрь!

Они с Эмили нырнули в кабинет и неслышно закрыли за собой дверь.

— Эм, веди себя как можно тише. Постарайся не греметь, — наставительным тоном шептал брат сестре. — Запомни: до тех пор, пока будем вести себя тихо, и если нас никто не увидит с улицы, мы в безопасности. Если кто-то появится в коридоре, Сэм тут же залает.

— Откуда начинать? — все так же шепотом спросила Эмили.

Нил оглянулся, изучая обстановку комнаты. Несколько раз он приходил сюда по мелким поручениям учителей, но подолгу никогда не задерживался. Никто не мог находиться в кабинете мисс Торн дольше, чем требовалось. Теперь Нилу представилась такая возможность.

Рядом с огромным столом, заваленным какими-то бумагами и папками, стояли ряды одинаковых серых шкафов с ящиками для хранения документов. Ими же были забиты и другие ящики, стоявшие грудой на шкафах. На каждом из ящиков был наклеен листок с перечнем содержимого.

— Ты начнешь смотреть справа, а я — слева. Читай то, что написано на листках, — проинструктировал Нил сестру.

— О'кей, — ответила Эмили и стала обходить стол, но вдруг остановилась и окликнула Нила:

— Эй, погляди-ка. Оказывается, у старушки Торни есть собака! Смотри, Нил, это доберман-пинчер!

Нил взглянул на снимок в руках сестры. На нём мисс Торни обнимала черную, с рыжевато-коричневыми подпалинами, сторожевую собаку.

— Ничуть не удивляюсь её выбору. Доберманы могут быть очень агрессивными, а в таких руках…

Эмили рассмеялась и осторожно поставила фотографию обратно на стол — точно туда, где она стояла. Подойдя к одному из шкафов, она начала читать названия документов: — Поставщики, в алфавитном порядке, книжные клубы, кадровые агентства, бланки заявок, списки штатных сотрудников…

— Спорим, что этот ящик заперт? — внезапно оборвал Нил Эмили. — Ну-ка, попробуй, открой!

Эмили со свей силы дернула за ручку ящика, он легко подался и едва не вывалился на пол.

— Да не греми ты! Тише, говорю тебе! — недовольно произнес Нил, продолжая изучать содержимое ящиков. — Что там у тебя дальше?

— Потерянное имущество, списки учеников… Нил! Вот то, что нам надо! — негромко воскликнула Эмили.

— Великолепно! — Нил подошел к сестре и увидел пять ящиков, на каждом из которых были листки с надписью «Списки учеников».

— Да, но как мы их откроем? — Эмили дергала ящики за ручки, но все они оказались заперты. — Ключа-то у нас нет.

— Никаких проблем! Мисс Торни хранил все ключи в одном из шкафчиков, что находятся в столе, — ответил Нил, победно улыбаясь.

— Откуда ты это знаешь? — поразилась Эмили.

— Хэшим как-то говорил мне.

— Ты что, сказал Хэшиму о том, что мы собираемся залезть в кабинет мисс Торни? Нил, да ты с ума сошел! В понедельник об этом будет знать вся школа! Поползут слухи, кого-нибудь из учителей сразу пошлют проверить, в чем дело, в результате все откроется, и нас выгонят из школы. Нил, ну как ты мог так неосторожно поступить? — негодовала Эмили.

— Да ты не волнуйся, Эм. Хэшим еще давно мне об этом рассказывал. Смотри, я кое-что тебе покажу, — Нил подошел к столу, наклонился и стал ощупывать его край. — Здесь должен быть один из тех маленьких ящичков. Ага! Вот он! — воскликнул он. — Они что, все без ручек? А, все, нашел. Теперь надо нажать вот сюда, — Нил надавил на панель одного из ящичков, и он открылся. — Вуаля!

— Вот это да! Великолепно! — обрадовалась Эмили. — Нил, пожалуйста, давай побыстрее, мне что-то страшно.

Нил быстро вынул из ящичка связку с болтавшимися на ней шестью или семью тонкими серебряными ключами и стал торопливо подбирать их к одному из ящиков, встроенных в шкафы. Один из ключей подошел, и нижний ящик легко выскользнул на роликах из шкафа. Ящик был битком набит папками и карточками.

— Карточки с фамилиями, начинающимися на «А» и «В», лежат в этом ящике, — произнес Нил, открывая верхний ящик. — Так, поищем… Варвик… Вестон. Есть! Мы нашли то, что искали! — Нил вытащил из ящика толстую папку в обложке.

— Это личное дело Джонатана Вестона. Мисс Торн точно сошла бы с ума, если бы узнала, что мы здесь были. — Эмили осторожно выглянула в окно и, взволнованная, попятилась к двери кабинета. — Надеюсь, Сэм не заснет на своем посту.

— Смотри, я нашел! Прежний адрес Джонатана зачеркнут, над ним написан новый: Колшэм! Это приблизительно на таком же расстоянии от нашего города, как Пэдшем, только в противоположной стороне. Должно быть, они учатся в «Школе Всех Святых».

— Слава богу, что далеко они не уехали! Номер телефона есть?

Нил пролистал несколько страниц:

— Нет. А знаешь, сколько баллов он получил в прошлом году за тест по географии? Всего…

— Нил! У нас очень мало времени! — чем дольше находилась Эмили в кабинете секретарши, тем неспокойнее было у нее на душе.

Нил переписал адрес, быстро поставил папку на место и запер ящик на ключ.

Неожиданно из коридора послышался собачий лай.

— Кто-то идет! — взволнованно прошептал Нил и, торопливо засунув новый адрес Вестонов в задний карман джинсов, бросился к двери. Эмили последовала за ним.

Не успела Эмили закрыть за собой дверь кабинета, как они услышали строгий и резкий голос:

— Нил Паркер? Эмили? Что вы делаете в здании школы, да еще с собакой?

Это был директор школы.

Эмили побелела от страха. Нил, испугавшийся не меньше сестры, стараясь унять охватившую его дрожь, пробормотал:

— Ничего, сэр. Наша собака забежала в школу и мы пытались её поймать.

Эмили посмотрела на Сэма, и пододвинулась поближе к собаке. Она легонько толкнула его в бок, пес вскочил и помчался дальше по коридору.

— Простите, сэр, но он опять убежал! Мы должны его поймать! — Эмили многозначительно посмотрела на Нила и побежала вслед за колли.

— Да-да, сэр, нам пора идти. Мы опять должны поймать его, — снова пробормотал Нил и побежал за Эмили и Сэмом, скрывшимися в конце коридора.

— И проследи за тем, чтобы он не забрался в кухню, — крикнул ему вслед директор, но Нил даже не обернулся. Они с Эмили поймали Сэма, добежали до конца коридора и, с грохотом распахнув двойные двери, выскочили на край спортплощадки, хохоча от радости.

— Фу! Мы чуть не попались! — воскликнул Нил. Он ласково потрепал Сэма, приговаривая: — Молодец, Сэм, хороший пес! — а затем пристегнул к его ошейнику поводок.

— Сэм просто великолепен! — восхищалась Эмили. — Он просто отлично со всем справился!

— Сэм — супер-звезда!

— Мистер Скотт, наверное, умрет от счастья, когда узнает, что мы нашли его собаку, — сказала Эмили, которая все еще никак не могла отдышаться после пробежки по коридору.

— Точно, — согласился Нил. — Может, уже завтра утром Юниор вернется к своим хозяевам!

Глава 9

От центра Комптона добраться на велосипеде до Колшэма можно было за пятнадцать минут. Нил и Эмили подсчитали, что все их путешествие должно занять не более полутора часов, и в субботу после обеда отправились в путь.

Когда Нил и Эмили катили на велосипедах по идущей под горку Комптон-роуд, Эмили мельком взглянула на ехавшего рядом с ней брата и сказала:

— Как ты думаешь, стоит нам говорить о том, откуда мы узнали новый адрес Вестонов, или нет?

— Надо подумать, Эм, — Нил старался перекричать свистящий в ушах ветер. — Помнишь, как папа сильно расстроился, когда дядя Джек позвонил ему и попросил забрать Маттли назад? Обратила внимание, у него даже выражение лица изменилось?

— Мне показалось, он выглядел каким-то озабоченным, я точно не помню, — нерешительно произнесла Эмили. Она, в отличие от Нила, действительно ничего не помнила, поэтому просто согласилась братом. — А карту улиц взял?

В подтверждение Нил вытащил из куртки один из пухлых пакетов.

Оставшуюся часть пути они проехали молча. Остановиться им пришлось дважды: один раз, чтобы отдышаться после крутого подъема, и второй раз для того, чтобы посмотреть карту, когда они запутались в лабиринте расположенных в центре города улиц.

— Приблизительно мы находимся вот здесь. Значит, нам уже недалеко, — Нил свернул карту и спрятал её обратно в карман.

Эмили прикусила губу и задумалась.

— Ну, хорошо, мы найдем их, и что мы им скажем? — после некоторой паузы произнесла она.

— Скажем им то же, что сказал нам мистер Скотт, — не задумываясь, твердо ответил Нил, — мы скажем, что он купил Юниора в РСПСА, и у него есть соответствующие документы, удостоверяющие его права. А потом мы скажем, что намерены забрать собаку обратно в питомник.

— А если после этого они все равно не отдадут собаку? — спросила Эмили.

— Шансы получить или не получить назад Юниора равны, — начал Нил. Внезапно его глаза прояснились. — Подожди-ка, давай теперь поищем в той стороне!

Идя по улице с растущими на обочинах деревьями, Нил заметил женщину, везущую детский складной стульчик на колесиках. Рядом с ней шли очень знакомые по виду мальчик, девочка и желтый лабрадор.

— Это же Вестоны! А с ними Юниор! — у Эмили даже дыхание перехватило от неожиданности.

— Джонатан! Иди сюда! — крикнул через дорогу идущему мальчику Нил.

Дальнейшее напоминало сцену из немого кино. Джонатан Вестон остановился и увидел Нила. От удивления он даже рот открыл. Оправившись от оцепенения, Джонатан потянул свою маму за рукав мешковатой синей блузы. Она бросила на Нила испуганный взгляд и тут же перевела его на лабрадора. Тем временем Юниор рвался на поводке в сторону Нила. Видимо, узнав в Ниле старого знакомого, лабрадор решил с ним поздороваться.

Нил и Эмили перешли через дорогу и медленно направились к Вестонам. Они встретились, но никто так и не смог произнести ни слова. Повисла мрачная тишина, показавшаяся Эмили вечностью.

— Нил Паркер, если не ошибаюсь? — произнесла миссис Вестон и покраснела до корней волос. Она снова посмотрела на лабрадора и улыбнулась уголками рта. — Вы приехали из-за Джейсона.

— Да. Мне кажется, что вы солгали нам про Джейсона, миссис Вестон, — в ответ спокойно произнес Нил.

В повисшей тишине миссис Вестон в упор посмотрела на Нила. Затем, проведя рукой по белокурым волосам, она вздохнула и произнесла:

— Ладно, ты победил, Нил. Пойдем с нами, и я с удовольствием все тебе объясню.


Катя рядом велосипеды, Нил и Эмили в сопровождении Вестонов направились к их дому. Как потом оказалось, он располагался на соседней улице. Это был самый настоящий дом: в нем было несколько спален, огромная кухня, позади дома рос огромный сад, спереди — поменьше.

Нил и Эмили удобно расположились на мягкой софе в гостиной Вестонов. «Что мы теперь им скажем? С чего бы начать разговор?» — подумала Эмили, изредка бросая на Нила встревоженный взгляд. Огромные стеклянные двери гостиной выходили в залитый солнцем, но сильно запущенный сад. «Как замечательно было бы собаке играть и носиться по саду!»

— Прошу прощения за то, что у меня не убрано, — произнесла миссис Вестон, входя в комнату. — Этот дом очень долго пустовал, и теперь мне уборки хватит надолго, — она поставила на низенький столик две чашки с чаем и блюдо с бисквитами и продолжила:

— Угощайтесь, не стесняйтесь.

— Спасибо, — ответил Нил, нагнулся и взял чашку со стола.

Джонатан и Кирсти уселись на полу, скрестив ноги. Между ними лежал лабрадор, и дети его тихонько поглаживали. Казалось, что-то произошло с лабрадором: всегда подвижный и веселый, он сегодня был на редкость тихим и спокойным. Грустными немигающими глазами смотрел он на Нила и Эмили, отчего им сделалось как-то не по себе.

— Скажите, миссис Вестон, Джейсон действительно ваша собака? — решилась спросить Эмили, отвернувшись от лабрадора.

Нил посмотрел на сестру. Он сам собирался задать тот же самый вопрос, но она его опередила.

Миссис Вестон в задумчивости стала покусывать нижнюю губу. Она уже не смотрела на Эмили, её взгляд беспокойно метался по комнате.

— И нет, и да, — наконец ответила она.

— Очевидно, вы ему не совсем чужие, — заговорил Нил. — Он знает всю вашу семью. Видимо, он жил с вами. Но в тот день, когда вы приехали к нам чтобы его забрать, он почему-то не очень обрадовался.

— Это все очень сложно, — вздохнув, сказала миссис Вестон. — Даже не знаю, как тебе объяснить. Видишь ли, раньше Джейсон принадлежал нам. Это было, когда он был щенком.

Нил понимающе кивнул. Ему начало казаться, что между этой семьей и собакой установилось особое взаимопонимание. Дело в том, что собака, в отличие от людей, не способна притворяться и лгать.

— Джонатан и Кирсти захотелось завести щенка, и мы взяли Джейсона, — продолжила свой рассказ миссис Вестон. — Я знала, что у меня будет еще один ребенок, но уступила их уговорам. Когда же Майкл родился, Джейсон просто прилип к нему. Он без конца облизывал его личико и пытался с ним поиграть. Наверное, Джейсон решил, что Майкл тоже щенок. Джейсон рос очень жизнерадостным щенком, настолько жизнерадостным, что в нашем доме ему было тесно. Он опрокидывал на пол все, что попадалось на пути. Он перебил практически все, что можно было разбить.

Нилу тут же вспомнился Маттли. «Некоторые собаки просто не предназначены для проживания в маленьких домах, изобилующих всякими безделушками и украшениями, — сделал вывод Нил. — К детям это тоже иногда относится».

Миссис Вестон продолжила свой рассказ:

— Однажды я поднялась наверх, в детскую, проверить, как там Майкл. Дверь в комнату, как всегда, была открытой — я её не закрываю, чтобы услышать, если Майкл проснется и заплачет. Так вот, я вхожу в комнату, и вижу, что Джейсон, встав на задние лапы, пытается забраться в детскую кроватку. Увидев меня, он испугался и соскочил на пол.

— Должно быть, в тот момент вы сильно рассердились, — сочувственно произнесла Эмили.

— Да. И хотя я знаю, что он не хотел сделать Майклу ничего плохого и пытался всего-навсего с ним поиграть, я все равно испугалась. Ведь он мог нечаянно поранить Майкла. Я, не раздумывая, немедленно повезла Джейсона в РСПСА и попросила взять его назад, поскольку я не в состоянии его содержать. Естественно, дети сильно расстроились, но что я могла поделать?

Джонатан и Кирсти одновременно кивнули.

— И что было дальше? — спросил заинтригованный Нил.

— Спустя какое-то время после того, как я отдала Джейсона, я встретила одну знакомую, мы с ней разговорились, и я рассказала ей о том случае в детской. Она же объяснила, что есть такие специальные приспособления, которые вешаются на край кроватки, чтобы собака не могла в неё запрыгнуть. Также она сказала, что если с собакой позаниматься, её можно выдрессировать, и она не будет лизать ребенку лицо и прыгать на людей.

— Все верно, — согласился Нил. — Это не так сложно. Я мог бы сам позаниматься с вашей собакой.

— Если бы я знала о том, что поблизости находится ваш питомник, то, конечно, обратилась бы к вам. Так вот, когда я обо всем узнала — и о дрессировке, и о том, что могу оградить моего малыша от приставаний Джейсона, я решила снова взять Джейсона к себе. Тем более, что дети, да и я сама, признаться, очень по нему скучали. Он такой милый и трогательный! Я еще ни разу не встречала такой замечательной собаки.

Желтый лабрадор подполз к миссис Вестон и положил ей голову на колени. Она ласково погладила его шелковистые уши и почесала голову. Пес, млея от счастья, закрыл глаза.

— Видите, ну что я вам говорила?! Ну как тут его не любить?! — сказала миссис Вестон охрипшим от волнения голосом.

«Как же после этого мы сможем забрать его у этой семьи? — думал Нил. — Ведь они так сильно расстроятся. Что же делать?».

Эмили тоже растрогала история миссис Вестон.

— Но почему вы его опять не забрали?

— Дело в том, что к тому времени уже прошло несколько недель. Когда я приехала, Джейсона уже не было! И я уехала ни с чем. А поскольку дети ужасно тосковали по Джейсону, я решила завести другого лабрадора. Вот так я познакомилась с мистером Скоттом.

— Так вы знакомы с мистером Скоттом? — удивленно воскликнул Нил.

— Да. Я слышала, что мистер Скотт разводит собак, и решила к нему обратиться. Когда же я приехала к нему, то к своему удивлению, увидела там Джейсона. Он сидел запертый в клетке, и вид у него был очень несчастный. Увидев нас, он словно взбесился. Я побоялась сказать мистеру Скотту, что мы и есть бывшие владельцы этого лабрадора, иначе он бы меня не понял и решил бы, что я сама не знаю, чего хочу и вообще, что у меня «не все дома». Труднее всего пришлось детям — ведь им пришлось притворяться, будто они тоже не знают этого лабрадора.

— А однажды я при мистере Скотте назвал его Джейсоном, — смеясь, сказал Джонатан.

— С тех пор как мы снова увидели Джейсона, нам уже не нужно было никакой другой собаки, — продолжала миссис Вестон. — К тому же собаки мистера Скотта стоили весьма недешево. Я даже не ожидала, что столкнусь с такими ценами.

— Мы не знали, что делать, — взволнованно сказала Кирсти.

— Затем мы поехали на Пэдшемскую выставку, — продолжила миссис Вестон, — и увидели там Джейсона. Это оказалось для меня последним ударом. Ненавижу собачьи выставки! Считаю, что они — сущее мучение для собак.

В голове у Нила молнией сверкнула догадка. Он вспомнил жаркий и душный летний день, выставку, судей, оценивающих лабрадоров, и громко прозвучавший из толпы недовольный женский голос. Значит, это была миссис Вестон!

— Конечно, замечательно, что Джейсон тогда занял второе место, — продолжала она, — но в тоже время мне было больно смотреть на то, как его ощупывают и осматривают судьи. Мне стало так его жаль!

— И нам захотелось скорее забрать его домой, — перебила маму Кирсти.

— Когда выставка уже подошла к концу, я по-особому свистнул: я знал, что Джейсон, несомненно, узнает этот сигнал. И он услышал! Он смотрел прямо на нас! — рассказывал Джонатан. — Но затем мама сказала, что нам пора ехать. Я обернулся и увидел, как мистер Скотт возится с ошейником Джейсона. Я был абсолютно уверен, что лабрадор не упускает нас из виду.

— И мы пошли на стоянку, — подытожила миссис Вестон.

— Как раз в этот момент Джейсон вырвался из рук мистера Скотта и бросился вас догонять, — сказал Нил.

— Но он чуть-чуть не успел. Он прибежал на стоянку, когда вы уже уехали, — предположила Эмили.

— Если б мы знали, что он бросится нас догонять! — вздохнула миссис Вестон. — Мы бы просто открыли дверь машины, и он бы запрыгнул внутрь. А так, увидев его с другим хозяином, я сильно расстроилась, и уже ни на что не обращала внимание.

— Вы знаете, что у вас могут возникнуть неприятности? — теперь Нил говорил очень серьезно.

— Вас могут обвинить в незаконном похищении собаки, — сказала женщине Эмили.

Миссис Вестон едва сдерживала слезы.

— Я знаю, что я поступила не вполне разумно, но в тот момент я думала только о Кирсти и Джонатане. Я хотела как лучше. И еще… я подумала, что так будет лучше и для Джейсона. Я была совершенно сбита с толку, в голове у меня все перепуталось. Я не хотела, чтобы все так получилось.

Нил на минуту задумался, а затем произнес:

— Но как вам первой удалось узнать, что Джейсон находится в «Питомнике на Королевской улице»? Как вы узнали, что он сбежал от мистера Скотта? Ведь к тому времени вы уже уехали.

Миссис Вестон согласно кивнула:

— Все произошло случайно. На следующий день я болтала с соседкой, которая тоже была на этой выставке. Она рассказала мне, что самым запоминающимся был случай, когда какой-то лабрадор удрал с ринга и бросился в толпу, сбив с ног опешившего судью. Я сразу же позвонила в полицейский участок и выяснила, что они нашли какого-то лабрадора и отвезли его на Королевскую улицу.

— Мы знали, что это наш Джейсон, — восторженно произнес Джонатан. — Он такой умный! Он искал нас и поэтому сбежал!

— Если бы ты, Нил, любил какую-нибудь собаку так же, как мы Джейсона, неужели бы тебя не прельстила такая удивительная возможность? — и миссис Вестон посмотрела на Нила и Эмили оправдывающимся взглядом.

— Пожалуй, да, — согласился Нил, отхлебывая глоток чая. — Но все равно, говорить, что Джейсон ваш пес, не стоило. Теперь у моего папы из-за этого возникли неприятности. Я уверен, что мистер Скотт твердо намерен во всем разобраться.

— На следующее утро, после того, как вы забрали Джейсона, к нам в питомник приехал мистер Скотт, — сообщила Эмили. — Когда же он узнает, что нам известно, где находится собака, боюсь, он потребует, чтобы ее вернули назад.

— Нет! Только не это! Джейсон наш пес! — воскликнула Кирсти Вестон и, бросившись к маме, зарыдала. — Мама, ну скажи, что он наш! — Джонатан обнял Джейсона, словно защищая его.

— Думаю, мы во всем разберемся, — спокойно произнес Нил. — Вам стоит привезти Джейсона на Королевскую улицу где-то в половине двенадцатого.

Лица Вестонов мгновенно помрачнели. Они тихо сидели, словно пытаясь осмыслить слова Нила. Видимо, им трудно было даже подумать о том, что придется расстаться с Джейсоном. Кирсти подошла к Джейсону и ласково потрепала его по голове.

Завтра примерно в это же время будет решаться судьба Джейсона. А Кирсти Вестон придется попрощаться со своим любимцем.

Глава 10

— Нил, где вы нашли новый адрес Вестонов? — спросила у сына Кэрол Паркер, сидя с офисе за столом. Было воскресное утро. Настал день вынесения приговора, день, когда около двенадцати часов пополудни должна была решиться судьба Джейсона-Юниора.

Нил отвернулся от матери и виновато произнес:

— В школе.

— Нам в голову тоже приходили подобные мысли, но ты же сам знаешь, какой была последняя неделя. Маттли превратил нашу жизнь в сплошной кошмарный сон. Мы думали, что избавились от него, но не тут-то было! И естественно, с возвращением Маттли возобновились звонки этих беспардонных репортеров.

Мама не стала расспрашивать у Нила подробности, и он сразу успокоился. И уж тем более он здорово обрадовался, когда мама заговорила о Маттли, сменив тем самым тему разговора.

— Пойду проверю, как он там, — торопливо произнес Нил. — Как бы он чего опять не натворил. Я же знаю, что от него одни проблемы. Он только добавляет папе головной боли, но я все же рад, что он вернулся.

— Только папе не говори об этом, — рассмеялась Кэрол. — И, как бы там ни было, спасибо, Нил. Ты и Эмили просто молодцы. Увидимся позже, когда приедет мистер Скотт.

Оставив маму за работой, Нил перешел в первый блок. По пути он заглянул в школу дрессировки, где полным ходом шли занятия. Зайдя, он остановился возле самых дверей и увидел Эмили. Она наблюдала, как её папа учил американского коккер-спаниеля делать «змейку».

— Какие они все-таки противные, правда? — прошептал Нил, и Эмили тихонько захихикала.

— Не понимаю, как можно заводить таких собак, — ответила она, ухмыльнувшись. — Кстати, а где ты пропадал все утро?

— Я ходил гулять с Сэмом. Я почти всю неделю не выводил его. Знаешь, я тоже немного чувствую себя виноватым, — ответил Нил, засовывая руки в карманы джинсов. — Я только хотел проведать Маттли, пока не начался весь этот фейерверк!

— Нил, мне страшно! Что же будет?

— Почем я знаю! — ответил он с безразличным видом. — Остается надеяться, что обе стороны будут думать прежде всего о Юниоре. Или Джейсоне. Тьфу, я уже окончательно запутался и в именах, и в хозяевах. Не знаю, как называть этого лабрадора, поэтому зову и так, и сяк, — Нил пожал плечами и отправился своей дорогой, бросив на прощанье:

— Ну, ладно, я пошел. Увидимся позже.


Такого количества цепей и замков, как на вольере Маттли, Нил еще никогда видел. Он удивился, как это еще такие толстые металлические цепи и дужки замков прошли сквозь ячейки решетки вольера.

Нил просунул пальцы сквозь решетку и сказал:

— Привет!

Массивный и пушистый хвост Маттли застучал по прутьям вольера. Пес слабо заскулил.

— Привет, Маттли. Бедняга, ну и досталось же тебе, — говорил Нил, поглаживая пушистую шерсть.

Маттли несколько раз пролаял.

— Ну, наконец-то мы избавились от наших ужасных прыжков и метаний. Пока! — Нейл встал, помахал псу рукой и, посмеиваясь, вышел из отсека.

Как только Нил вышел на улицу, улыбка мигом сошла с его лица. Он увидел, как на подъездную дорогу выруливал «лендровер» мистера Скотта.

Нил застыл на месте, надеясь, что владелец лабрадора его еще не видит. Ему хотелось уловить тот момент, когда мистер Скотт будет выходить из машины, и по выражению его лица понять, в каком он настроении.

Нил внимательно вглядывался в лицо гостя, но так ничего и не смог понять. Однако увидев, что с мистером Скоттом приехала его жена, он очень обрадовался. Во время поездки на ферму «Фо-гейт» Нилу очень понравилась эта доброжелательная и милая женщина. Может, она повлияет на мужа и уговорит его оставить собаку Вестонам.

Кэрол Паркер встретила чету Скоттов на пороге дома и провела в офис. Нил тоже отправился туда, в душе желая, чтобы папа поскорее заканчивал свои занятия в школе дрессировки. Сегодня предстоит трудный разговор, и им понадобятся все силы.


— Вы нашли Юниора?! Что ж, это прекрасная новость! — входя в офис, услышал Нил радостный голос мистера Скотта.

— Вестоны должны приехать и привезти его с минуты на минуту, — поглядывая на часы, уверяла его Кэрол Паркер.

— Вы уверены в том, что они приедут? — недоверчиво спросил мистер Скотт.

— Конечно, приедут, — решительно заявил Нил.

— Мистер Скотт, они не такие плохие люди, как вы о них думаете. Они очень любят Джейсона… то есть, я хотел сказать, Юниора, — быстро поправился Нил. — Возможно, не меньше, чем вы сами.

— Допускаю, что так оно и есть. Но, Нил, Юниор моя собака. Нельзя не учитывать этот факт.

Боб Паркер просунул голову в дверь и улыбнувшись, произнес:

— Доброе утро, Пол. Спасибо, что приехал. Только что приехала миссис Вестон с детьми. Пойдем ко входу, встретим их.

— Хорошо. Действительно, пора раз и навсегда разобраться с этим.

Нил пошел следом за Скоттами и мамой во двор. Ему не нравился тон, которым говорил мистер Скотт, и он приготовился с самому худшему. У Вестонов нет никаких шансов оставить себе своего бывшего питомца.

Пэм Вестон стояла посередине двора, одной рукой обнимая Джонатана, а другой держа за руку Кирсти. Впереди послушно сидел Джейсон. Пес тяжело дышал.

— Юниор! Иди ко мне, скорее, мой мальчик! — позвал собаку мистер Скотт, опустившись на одно колено.

Юниор навострил уши и посмотрел в сторону мистера Скотта. Секунду поколебавшись, пес стремглав бросился к нему.

Кирсти Вестон заплакала. Вытерев слезы рукавом, она отвернулась.

— Ну-ну, не плачь. Держись молодцом, — прошептала её мама, протягивая дочке бумажный носовой платок.

Миссис Скотт посмотрела сначала на своего мужа, ласково обнимающего лабрадора, затем на Кирсти и сказала:

— Не плачь, детка. Я уверена, что вы еще увидите… Джейсона.

Глаза миссис Скотт светились лаской и теплом, и Нил знал, что она говорит от чистого сердца.

Боб Паркер стоял сзади, скрестив руки на груди. По-видимому, он был рад, что мистер Скотт и миссис Вестон сами во всем разобрались. Нил, вроде бы, тоже был рад, но его терзало чувство безысходности. Внезапно он почувствовал, какие именно слова ему необходимо сейчас сказать. Он хотел, чтобы мистер Скотт знал, какую боль он причинит Вестонам, если заберет у них Джейсона.

— Скажите, почему же вы все-таки отдали его, миссис Вестон? — волнуясь, быстро заговорил Нил. — Прежде чем мистер Скотт решил, что делать, пусть он узнает, насколько тяжело для Кирсти и Джонатана расстаться с этой собакой. Скажите, что же вы молчите?

Мистер Скотт поднялся и обратился к миссис Вестон:

— Я вижу, вы все очень расстроились. Должно быть, вам действительно нелегко. Может, вы расскажете, что произошло? И почему вы все же решили отдать его?

И миссис Вестон рассказала свою историю. Боб и Кэрол Паркер тоже внимательно ее слушали.

Нил и Эмили тревожно переглянулись. «Что же сделает мистер Скотт? — думали они. — Неужели после всего, что он услышал, он сможет просто увезти Джейсона?»

Когда рассказ миссис Вестон подошел к концу, мистер Скотт глубоко вздохнул и, взглянув на стоящего поодаль Боба Паркера, спросил:

— Что ты об этом думаешь, Боб?

Боб потер подбородок.

— Обычно, если двое хозяев заявляют свои права на владение одной и той же собакой, согласно правилам, собаке предоставляется право самой выбрать себе хозяина. Но в данном случае… с юридической точки зрения все ясно, — Боб Паркер посмотрел на Пэм Вестон. — Собака принадлежит Полу. И у него есть все основания забрать её с собой.

— Я знаю, что я поступила непорядочно. Я прошу прощения, — миссис Вестон волновалась, её голос дрожал, — но вы же сами видите, как мы его любим.

Кирсти громко всхлипнула. Джонатан упрямо смотрел себе под ноги, изо всех сил стараясь не смотреть на Джейсона, послушно стоящего рядом с мистером Скоттом.

Мистер Скотт обдумывал, как ему поступить, и в этот миг Нил почувствовал, что у него есть возможность повлиять на его решение.

— Мистер Скотт, можно мне кое-что вам сказать? — спросил Нил, и все сразу посмотрели на него.

— Ну чего ты высовываешься, Нил? — прошептала Эмили, толкая его локтем под ребра.

Не обращая на неё никакого внимания, Нил откашлялся и заговорил:

— Я вот что прямо хочу у вас спросить, мистер Скотт. Я знаю, что вы приобрели эту собаку законным путем, никто в этом не сомневается. Но можно у вас узнать, зачем она вам нужна?

Мистер Скотт удивился той непосредственности, с которой Нил задал свой вопрос.

— Прошу прощения, я что-то не понял, — смущенно произнес он.

— Юниор нужен вам для разведения собак и для того, чтобы участвовать с ним в выставках, так?

— Да-да, все верно, — подтвердил мистер Скотт, еще не избавившийся от неловкости.

— А когда вы с Юниором участвовали в Пэдшемской выставке, судьи не сказали, почему они не присудили ему первое место?

— Естественно, — уверенно ответил мистер Скотт. — Из-за вот этого изгиба у кончика хвоста. Но этот дефект не является генетическим отклонением. Я думаю, что когда Юниор был еще совсем маленьким, кто-то из братьев или сестер укусил его за хвост и повредил его.

Нил посмотрел на виляющий хвост Юниора. Да, действительно, изгиб был. Раньше Нил этого не замечал, но теперь обнаружил, что на хвосте у лабрадора имелся небольшой дефект.

— Значит, можно сразу сказать, что на Крафтской выставке[1] его сразу же дисквалифицируют, так?

Нил ждал ответа. Если мистер Скотт сейчас с ним согласится, значит, оставшаяся часть его плана сработает.

— Вряд ли я повезу его на Крафтскую выставку, — наконец произнес Пол Скотт. — Думаю, что он стал вторым на Пэдшемской исключительно благодаря силе своей натуры. Я хочу, чтобы у моих щенков лабрадоров был его чуткий и дружелюбный характер.

— Значит, можно сделать так, чтобы все были довольны! Наверное, для Юниора тоже будет так лучше. Да и разве не этого все хотят? — говорил Нил, обводя взглядом лица людей, жадно ловящих каждое его слово.

— Нил, не молчи, — попросил его отец. — Скажи, что ты предлагаешь?

Глубоко вздохнув, Нил произнес:

— Поделить его.

Мистер Скотт неодобрительно нахмурился и холодно поинтересовался:

— Что ты имеешь в виду?

— Погодите, мистер Скотт! Вы хотите с помощью Юниора воспроизводить щенков и продавать их, так? Миссис Вестон хочет, чтобы дома у них жила собака — Джейсон. Тогда почему собака не может выполнять две функции одновременно? И все будут счастливы!

Миссис Вестон, раскрыв от удивления рот, уставилась на Нила. Мистер Скотт удивленно поднял брови и посмотрел на свою жену.

— Нил, я что-то не вполне себе это представляю, — произнесла Кэрол Паркер.

— Ну, как же вы не понимаете, это же так просто! — воскликнул Нил. Ответ был гораздо проще, чем каждый мог бы предположить. — Первое время Джейсон будет жить у Вестонов. Вы же знаете, мистер Скотт, что они сделают все как надо. Вы же видели, как они любят собаку, и как она любит их. Вы сами сказали, что Юниор еще слишком молод для того, чтобы с его помощью производить потомство. Так вот, пока он не вырастет, он будет жить у Вестонов. А потом, когда придет время, вы на время возьмете его к себе.

Нил повернулся к миссис Вестон и, не дожидаясь ответа, произнес:

— Вы ведь не будете возражать, если мистер Скотт будет периодически брать Джейсона на пару дней к себе? Ведь большую часть времени он будет жить у вас.

— Конечно, нет! — с радостью согласилась она.

— А вы как к этому относитесь? — спросил Нил у мистера Скотта.

— Да, Пол, здорово Нил тебя подловил, правда?

— спросила миссис Скотт, кладя свою руку на руку мужа.

Боб Паркер взглянул на Нила и весело ему подмигнул.

— Ну, я даже не знаю. Он должен содержаться в прекрасных условиях. Его ни в коем случае нельзя перекармливать, но в тоже время неправильная диета тоже может ему навредить, — говорил мистер Скотт, и в голосе его были слышны нотки сомнения.

— Вы можете разработать специальную программу, которую Вестоны будут соблюдать при содержании Джейсона, — предложила Эмили.

— Конечно, конечно, мы не будем против, — произнесла миссис Вестон, надеясь, что мистер Скотт согласится на предложение Нила.

— Мистер Скотт!.. — Нил, задержав дыхание, выжидающе смотрел на владельца фермы «Фо-Гейт». «Согласится или нет?» — мелькала мысль в голове у мальчика.

Мистер Скотт надолго задумался. Он наморщил лоб и в задумчивости вертел в руках кепку. Наконец, откашлявшись, он ответил:

— Нил, ты прав насчет Джейсона.

У Нила дух захватило от счастья. Ведь именно сейчас мистер Скотт назвал лабрадора его настоящим именем — Джейсон. Теперь Нил знал, что скажет Пол Скотт.

— У Джейсона превосходный характер, он замечательный пес. Вот почему я сам к нему так привязался. Он обожает человеческое общество, и хочу добавить, что мы не сможем дать ему столько заботы и любви, сколько дадут Кирсти и Джонатан, — Пол улыбнулся Кирсти, и она заулыбалась, вытирая заплаканное личико бумажным платком.

Почувствовав, что мистер Скотт сдался, Эмили показала старшему брату два поднятые вверх пальца — знак победы.

Все обрадованно заулыбались, а Кирсти и Джонатан бросились обнимать своего любимца.

— Я рад, что вы согласились отдавать мне Джейсона на время, — обратился мистер Скотт к миссис Вестон. — Обещаю заранее предупреждать вас о тех днях, когда он мне понадобится. А пока, мне кажется, у Джейсона будут любящие хозяева и прекрасный дом. Никто другой, включая, разумеется, и меня, не смог бы лучше вас заботиться о нем!

На прощанье мистер Скотт похлопал Джейсона по голове и улыбнулся.

Боб Паркер подошел к Нилу и, положив ему руки на плечи, произнес:

— Отличная работа, сынок!

— Спасибо. Правда, это был превосходный план?

— Конечно! — хором откликнулись Джонатан и Кирсти.

Джейсон лизнул мистера Скотта в запястье.

— Смотрите, он говорит вам «Спасибо!» — воскликнула Эмили.

— Мам, а Джейсон действительно будет жить у нас? — спросила Кирсти, все еще не верившая, что их поездка в «Питомник на Королевской улице» так хорошо закончилась.

— Да, на девяносто девять и восемь десятых процента, — широко улыбнувшись, ответила ей миссис Вестон.

— Ура! — воскликнул Джонатан. — Джейсон снова с нами!

Залившись румянцем, миссис Вестон произнесла:

— Большое вас спасибо, мистер Скотт. Мне кажется, я несколько поторопилась в первый раз. Конечно, мне не следовало увозить его тогда. Огромное вам спасибо за то, что дали нам еще один шанс!

— Эй! Подождите! Я забыл сказать, что у меня есть для вас хорошие новости! — Все повернулись к сараю и увидели двоюродного брата Нила, Стива, тащившего на поводке своего упирающегося лабрадора Рики.

— Стив! — Нил раскрыл рот от удивления. — Что ты делал здесь все это время? Ведь занятия по дрессировке уже давно кончились.

— Я знаю. Но я никак не мог вытащить его из сарая — он гонялся там за мышами. Вы же знаете, как он любит эти свои дурацкие штучки! — Стив посмотрел вниз, на Рики, который дружелюбно обнюхивал Джейсона. Глаза Стива настолько округлились, что чуть не вылезли из орбит:

— Но не в этом дело! Я так и не рассказал вам, что произошло вчера!

— А что случилось вчера? Стив, да о чем ты? — удивленно спросил Нил.

— Вчера, перед тем как папа отвез Маттли вам обратно, пес несколько раз пролаял, — произнес Стив, продолжая улыбаться.

— Опять, Стив! — воскликнула Эмили. Она уже знала, что за этим последует.

— Да я знаю, что это была абсолютно сумасшедшая идея. Но, представьте себе, прошлым вечером пять номеров выиграли! Конечно, выигрыш не ахти какой, но мама ужасно рада!

— Это потрясающе! — взволнованно проговорил Нил.

— Мама сказала, что это окупит расходы на те вещи, которые побил у нас дома Маттли.

— Ты просто молодчина, Стив! — смеялся Нил.

— Я-то что, вот Маттли — это да! Ты и сам знаешь, Нил. Я никогда не понимал, что такого интересного ты находишь в собаках. Теперь я думаю совсем иначе.

Рики громко гавкнул, и Джейсон залаял в ответ. Внезапно из расположенного сзади питомника наперебой залаяли и затявкали собаки.

— О, нет, только не это! Да успокойте же вы их, кто-нибудь! — воскликнула Эмили.

Все рассмеялись.

— Это — наши друзья! Вы действительно их любите?! — Нил старался перекричать нестройный собачий хор.

— Да! — воскликнули Кирсти и Джонатан Вестон. — Они просто замечательные!

Примечания

1

Крафтская выставка — самая крупная в Великобритании выставка собак. — Прим. пер.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • *** Примечания ***




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики