Секс и одинокий вампир (fb2)

- Секс и одинокий вампир (пер. Д. М. Петерсонс) (а.с. Темная-2) 976 Кб, 283с. (скачать fb2) - Кейти МакАлистер

Настройки текста:



Кейти Макалистер Секс и одинокий вампир

Глава 1

В отеле меня ждала краткая и грозная записка: «Если вы не раздобудете в Англии достоверное доказательство духовной сущности, в офис можете не возвращаться. УПРА – не место для психов и неудачников».

Записка была подписана моим боссом, Антоном Мелроузом-вторым, который являлся главой западного отдела Управления по паранормальным реакциям и аномалиям.

– Ну и ладненько, – пробормотала я, скомкала записку и зашвырнула ее в урну, стоявшую возле стойки ресепшна. Мне ужасно захотелось вызвать парочку демонов – не очень грозных, просто попугать как следует начальника. – Я бы многое отдала, чтобы он проглотил свои слова.

Женщина за стойкой улыбнулась и протянула мне ключ от номера.

– Простите, мисс Телфорд, мы не несем ответственности за содержание записок. Мы должны вручать их адресату вне зависимости от того, что в них написано.

Я улыбнулась в ответ. Взгляд мой был надежно скрыт за солнечными очками, которые я почти никогда не снимала.

– Да ничего страшного, просто вся моя жизнь рушится как карточный домик. А в остальном все в порядке, не о чем беспокоиться. Не знаете, есть у вас сейчас свободные компьютеры? Мне минут на пятнадцать, не больше.

Тина – так звали секретаршу, дежурившую на ресепшне в отеле «Сент-Алоизиус», расположенном в старом добром Лондоне – справилась в формуляре, свободны ли два компьютера в маленькой темной каморке – они предназначались специально для тех предпринимателей, которые жить не могут без связи с Интернетом.

– Компьютеры к вашим услугам.

Я подхватила дребезжащую сумку, пробормотала «спасибо» и заковыляла по короткому коридору, ведущему в компьютерный зал. За одним из компьютеров сидел молодой человек лет двадцати с сальными волосами. Когда я поставила сумку рядом с креслом напротив второго компьютера, он удивленно вскинул проколотую бровь. Очевидно, услышал стук стеклянных бутылок.

– Святая вода, – объяснила я. Бровь с серьгой поднялась еще выше. – От призраков. А вот пить ее не стоит. То есть попробовать-то, конечно, можно, но знающие люди утверждают, что святая вода на вкус напоминает воду из-под крана, которая пару дней отстаивалась и насыщалась кислородом.

Молодой человек удивленно заморгал.

– Она очень мягкая, – пояснила я и переключила внимание на компьютер. Подождала, пока молодой человек снова уставится в монитор, затем сдвинула на лоб очки, чтобы лучше видеть экран, открыла почтовый счет, заведенный специально ради тех редких случаев, когда УПРА посылало меня в командировки за пределы области Сакраменто (такое случалось дважды), и пробежала глазами шесть полученных сообщений.

– Спам, рекламирующий травяной настой для увеличения размеров пениса, спам, обещающий низкие ипотечные проценты, е-мейл от мамы, спам о каких-то пушистых четвероногих друзьях фермера – его я даже открывать не стану, е-мейл от Коррин и спам, в котором спрашивают, одинокий ли я человек. Что ж, всегда приятно знать, что по тебе скучают.

Молодой человек фыркнул, отключил компьютер и поднял кейс, на котором была табличка с выгравированным названием одной известной фирмы, специализировавшейся на компьютерных технологиях.

– И часто вы видите привидения? – спросил он, встав и задвинув стул.

Я снова нацепила очки и скорчила огорченную гримасу.

– Ужасно часто. Просто минутки для себя свободной нет. Знаете, они такие простаки! Доверчивы, как щенята. Скажешь им ласковое слово, погладишь по головке, и они за тобой хоть в огонь, хоть в воду.

Молодой человек некоторое время не сводил с меня глаз, словно никак не мог понять, серьезно я говорю или нет.

Я показала ему руки, чтобы он убедился, что я ничего не прячу в рукаве.

– Да шучу я, шучу! Нет у меня на примете никаких симпатичных призраков.

Молодой человек явно почувствовал облегчение, и губы его тут же скривились в презрительной ухмылке, которая свойственна всем двадцатилетним юнцам. Я перестала обращать на него внимание, и он ушел, а я сняла очки и начала читать послание от мамы. Прочитав, я решила, что непременно отвечу, только попозже, а пока открыла письмо от Коррин:


Элли, не забудь: презентация книги Данте состоится в новом книжном «Хартуэллз» на Ковент-Гарден завтра в семь часов по лондонскому времени. Будь там непременно, или я сделаю с тобой что-то ужасное. Даже неудобно писать, что именно.

Надеюсь, ты не скучаешь. Наверняка не вняла моему совету оставить солнечные очки дома?

Коррин.

P.S.: Не забудь отдать Данте цепочку для ключей, которую я для него сделала. И обязательно скажи ему, сколько у меня ушло времени на то, чтобы вышить его имя узором, напоминающим нарезку ключа. И еще: непременно заговори ее, слышишь? Я еще не забыла тот ужас, когда ты вручила Расселу Кроу незаговоренную цепочку от ключей!


– Ой-ой-ой! Вот кошмар-то. Именная цепочка для К. Дж. Данте по непонятным для меня причинам оставалась дома, – сказала я компьютеру, вырубила его и снова напялила очки – на случай, если встречу кого-нибудь в холле.

Минуту я сидела на стуле, вслушиваясь в звуки гостиницы и в шум оживленной лондонской улицы за окном. Письмо Антона выбило меня из колеи. Последние полгода мне казалось, будто на каждой стене аршинными буквами написано: «Докажи, на что ты способна, а не то…» Таков был девиз Антона, а доказательств мне катастрофически не хватало.

– Ну, вот и приехали, Элли, – громко сказала я вслух. – Смирись, пора все это дело бросать. Разве ты не знаешь, что контактеры-неудачники имеют ничтожно малый шанс получить работу?

Отозвалось только эхо, а я сидела и рисовала себе мрачные картины будущего. Было лень подниматься из кресла и тащиться в отведенную мне маленькую угловую комнатку. Однако, сверившись со временем, я поднялась и вышла из холла. Нужно было выспаться. Ведь вскоре мне предстояла охота за привидениями.

…Не успела я толком отключиться, как мне начал сниться этот сон. Темно. Ночь. Влажный, затхлый воздух. Я бреду по пустому дому, чьи стены потрескались от старости, покрылись плесенью и прочей гадостью, о которой даже думать не хочется. Мои шаги отчетливо раздаются в тишине. Я перехожу из комнаты в комнату: я что-то ищу, у меня есть какая-то цель. В каждой очередной комнате какие-то мелкие черные тени торопливо удирают при моем появлении, не дав себя рассмотреть; еле уловимые звуки потустороннего мира преследуют меня по пятам. «Что это: мыши или еще что пострашнее?» – размышляю я, проводя пальцами по пыльным перилам лестницы, которая ведет вниз, в кромешную тьму. Достигнув конца лестницы, я с бесстрашием, совершенно не свойственным мне в реальной жизни, отворяю дверь и вижу, что на столе лежит человек.

Человек? Даже во сне я понимаю, что назвать его так можно лишь с натяжкой. Это не смертный, это какое-то божество, мужчина моей мечты. Длинные черные как смоль волосы ниспадают на стол, оттеняя светлое дерево. Глаза мужчины распахнуты. Они тоже темные, но не такие, как волосы, по цвету они напоминают красное дерево – ярко-карие, с красноватым отливом, а по краям радужка словно бы очерчена золотом. Точеная челюсть и квадратный подбородок неподвижны. Взгляд неотрывно следит за мной с того самого момента, как я вошла в комнату. Мужчина обнажен, если не считать кусочка ткани, повязанного на чресла, а тело его покрыто сотнями маленьких порезов: кровь сочится из ран и стекает на пол под столом.

Я подхожу к нему, хочу прикоснуться к ранам и исцелить их, но тут мужчина произносит мое имя и его голос парализует меня.

– Эллегра! – говорит он. В его темных глазах застыла мука. – Помоги мне. Ты – моя единственная надежда.

Я протягиваю к нему руку, хочу убрать волосы со лба, сказать, что сделаю все, о чем он только попросит, положу конец его страданиям. Я подарю ему вечный покой.

…Когда мои пальцы дотронулись до его горячей кожи, я проснулась и, тяжело дыша, села в гостиничной постели. Меня колотила дрожь, хотя, перед тем как лечь вздремнуть, я включила обогреватель.

– Какого чер… О нет, теперь уже и днем кошмары снятся! – Я потянулась к графину с водой, стоявшему рядом с кроватью. Хоть вода и не в силах смыть гадкий вкус, который неизменно оставляют у меня во рту кошмары, однако насыщенному водой организму кошмары снятся несколько реже.

Слабые отзвуки сна преследовали меня, пока я принимала душ, чистила зубы, натягивала черные шерстяные брюки и белую шелковую блузку. Нахмурившись, я посмотрела в зеркало, заколола свои скучные каштановые волосы, чтобы в глаза не лезли, и наложила минимум косметики, чтобы не перепугать насмерть маленьких детей и стариков, когда выйду на улицу. Под глазами были темные круги, напоминавшие синяки.

– То ли еще будет, если и днем начнет сниться всякое, – обратилась я к своему отражению.

И так сон ценится на вес золота, а если я теперь лишусь возможности отсыпаться днем, то через пару дней превращусь в ходячего зомби.

Я немного прибралась в номере и навела порядок в своей сумке, которая забита у меня всякой всячиной. Зарядила цифровой диктофон, заново обмотала бутылку со святой водой – она выбилась из ватного кокона и теперь стукалась об инфракрасную видеокамеру, поглубже запрятала счетчик электромагнитного излучения (СЭМИ) – этот важный прибор почти полностью вылез из кожаного футляра и норовил поцарапать анализатор ионов. Надежно закрепив ремешками детекторы передвижения, я дважды проверила, в порядке ли инфракрасный прибор ночного видения, и заменила поломанный детектор ультразвуковых волн новеньким прибором последней модели, который приобрела только сегодня.

– Жаль, что от этой навороченной техники никакого толку, – грустно сообщила я сумке. Сумка промолчала. Я плюхнулась на пол рядышком с ней и взглянула на настенные часы. У меня оставался еще час. – Тем лучше, – пробормотала я и достала из сумки большой кусок мела. – Отчего бы не попробовать еще разок? Стыдно гостить в отеле, населенном привидениями, и не увидеть ни одного призрака.

Очистив ум от посторонних мыслей и представив распахнутую дверь, я мелом начертила перед собой круг. В этом круге будет находиться вызванный мной призрак, пока я не отпущу его восвояси либо не заземлю.

Так обстояло дело в теории. А в реальности мне еще ни разу не удавалось вызвать привидение, хотя получилось вызвать шквал пронизывающего ветра в особняке на побережье штата Орегон, где, по слухам, обитал дух «деревянного барона». Однако Антон заявил, что сквозняк – это еще не призрак, чем поверг меня в совершеннейшее отчаяние. Речь шла о том, оставят ли меня работать в УПРА или нет. И хоть Англия кишмя кишела паранормальными явлениями, пока что все призраки чурались меня как огня.

Голос слегка дрожал, но я собрала волю в кулак и произнесла традиционное заклинание для вызова духов.

– Ничего не получится, – заявила я, глядя в пол. – Никогда еще не срабатывало. Так и отправлюсь домой несолоно хлебавши, и с моей короткой и бесславной карьерой контактера будет покончено. Глупые какие-то эти английские привидения. Хоть бы одно показалось – я ведь в такую даль ради них приперлась!

Я провела пальцем по склянке с «прахом мертвеца», которую захватила с собой на всякий случай. Для тех из вас, кто ничего не смыслит в вызывании духов, объясняю: «прах мертвеца» готовят из пепла ветвей, упавших на могилу, так что никакого мертвеца в нем нет и в помине, а вот название мне нравится: звучно. Одна ведьма утверждала, что «прах мертвеца» здорово помогает ей во всех начинаниях. Я откупорила бутылочку, высыпала на ладонь немного серого пепла и повторила слова заклятия. После этого поднесла ладонь к центру круга и высыпала пепел, представив, как дверь медленно отворяется, предоставляя доступ призракам.

Воздух в магическом круге задрожал. Я покосилась на круг и помахала перед носом рукой, разгоняя частички пепла. Что это: пепел или в кругу действительно что-то материализуется?

Вне всякого сомнения, воздух действительно дрожал! Я снова разогнала пепел, так и норовивший осесть мне на лицо. Не подсыпать ли еще «праха мертвеца»? Воздух в круге собрался в жемчужинки, словно хотел принять какую-то форму, но еще не решил, какую именно.

Я глубоко вдохнула, готовясь повторить заклинание, но вместо этого чихнула: в мой чувствительный нос попал пепел.

В круге стоял маленький сердитый трехногий кот серо-белой окраски. Он вперил в меня взор желтых глаз. У меня отвисла челюсть: я смотрела сквозь прозрачное тельце кота и могла даже различить кровать!

По спине и рукам у меня забегали мурашки, волосы на затылке встали дыбом. Я поняла, что передо мною призрак!

– Я сделала это! Я вызвала привидение! О Господи! Теперь будет что рассказать в офисе. Котик, ты меня спас! Без тебя бы я потеряла работу!

Я запрыгала от волнения.

– Мой первый призрак! Мой первый всамделишный призрак!

При звуке моего голоса кот задергал ушами, а потом принялся вылизывать зад.

– Ты самый настоящий призрак! Кот-привидение! Кто мог подумать, что в этой комнате обитает кот? Круто!

Я сунула руку в круг: интересно, исходят ли от кота какие-нибудь волны?

Кот покрылся рябью и распался на кусочки, словно телевизионное изображение, испорченное помехами.

– Понятно: я не могу войти в круг, пока тебя не заземлю. – Я подползла к сумке и порылась в ней, разыскивая записную книжку. – Восхитительно! Поверить не могу, что я это сделала! Привидение! Антон позеленеет от зависти. Ладно, котик, посиди пока здесь, а я тебя заземлю, чтобы ты не мог выйти из круга. Подожди-ка… м-м-м… заземление, заземление… А, вот: нашла.

Процедура заземления духа довольно проста: призраки, по своей природе, напрямую зависят от вызвавшего их контактера. После заземления они не могут перейти в другое измерение, если их не отпустит контактер.

– Сияние жизненных сил наполняет меня! – сказала я коту. Это заявление не произвело на него никакого впечатления: он продолжал вылизывать задницу. – Энергия смерти привязывает тебя ко мне! Покуда смерть не преодолеет жизнь, ты будешь повиноваться мне во всем. Слово мое крепко, отныне мы связаны одной нитью.

Простое, немудреное заклятие, но когда я произнесла эти слова и начертила левой рукой над правым глазом защитные символы, фигура кота уплотнилась. Передо мной сидел прозрачный серенький кот и вылизывал зад. Я снова просунула руку в круг: к моему восторгу, кот был виден все так же четко.

– Хорошо хоть, я умею производить заземление как надо, – сказала я.

Рука моя прошла сквозь туловище кота. Если не считать легкого покалывания в кончиках пальцев, кот-призрак на ощупь был совсем как воздух. Заряженный электричеством воздух.

– Снимки! – завопила я, роясь в сумке. Выудила цифровую камеру и пощелкала пальцами, чтобы кот поднял на меня глаза. От вспышки он прижал уши к голове, но мне все же удалось сделать несколько снимков, прежде чем он встал и заковылял к моим туфлям, чтобы их обнюхать.

– Вернусь домой – не поверят, – пробормотала я, разглядывая в окошке предварительного просмотра отснятые кадры. Кот получился бледным и слегка размытым, но в том, что это кот, не было никаких сомнений. На радостях я готова была его обнять.

Я возилась с анализатором ионов, когда зазвонил будильник.

– Черт побери! Меня ждет Карлос!

Я закусила губу и посмотрела на кота. Он доковылял до стула и свернулся на подушечке, спиной ко мне, в то время как я использовала все имеющееся оборудование, чтобы документально запечатлеть его присутствие. Мне ужасно хотелось продолжить эксперимент, но я целых три месяца уламывала местного представителя Общества по исследованию паранормальных явлений показать мне одно из самых густонаселенных призраками мест в Лондоне. Я просто завалила его е-мейлами. Не могу же я теперь отменить встречу!

Я поднялась с пола и взяла темные очки – чуть посветлее тех, что ношу днем. Взглянула в зеркало и с печалью удостоверилась, что удавшийся опыт по вызыванию духа никак не сказался на моем внешнем виде. Я посмотрела на кота: он дремал. По правилам, он никуда не мог деться, пока я сама его не отпущу. Но – кто знает? – может, заклинание-привязка имеет ограниченный срок действия? Придется мне поспешить.

– Никуда не уходи, котик. Я вернусь, как только смогу, – сказала я, после чего надвинула очки и схватила сумку. Повесила на ручку знак «Не беспокоить», затворила дверь и спустилась вниз.

На ресепшне листал журнал парень, работавший по вечерам. Я его уже успела запомнить: предыдущие две ночи я тоже уходила из гостиницы по разным потусторонним делам.

– Привет, я из сто четырнадцатого номера. Пойду прогуляюсь, если мне будут звонить, запишите, пожалуйста, кто и зачем. Да, чуть не забыла: у меня в комнате очень дорогие приборы. Они требуют бережного обращения. Поэтому я хочу, чтобы никто не заходил ко мне в номер.

– Будет сделано, – протянул клерк, не поднимая глаз от журнала.

Некоторое время я колебалась, пока наконец не решила послать осторожность к чертям.

– М-м-м… Говорят, в номере, в котором я остановилась, обитает призрак.

Тут парень оторвался от журнала и нахмурился, увидев мои темные очки.

– Проблемы с глазами, – объяснила я, махнув рукой. – У меня… э-э-э… повышенная чувствительность к свету.

– А-а-а…

– Вы случайно ничего не знаете о сто четырнадцатом номере? Какие там водятся призраки?

Он нахмурился еще больше.

– Если вы желаете сменить номер…

– Нет, нет, вы меня не так поняли. Номер мне нравится. Просто мне интересно, какие там водятся привидения. Видите ли, я любительница истории. Может, с этой комнатой связано что-то интересное?

– Да нет, – протянул парень и снова уставился в журнал. – Говорят, что во время пожара там погибла одна пожилая дама со своим котом.

– Пожилая дама и кот?

Клерк пожал плечами, послюнил пухлый палец и перевернул страницу.

– Да, вместе.

– А-а-а… А когда это случилось, вы не знаете?

Он бросил на меня раздраженный взгляд.

– А вам-то до этого какое дело?

Теперь уже я передернула плечами.

– Да так… Просто интересно.

Некоторое время он с подозрением меня разглядывал, а затем вновь углубился в журнал.

– Я слышал, что старуха погибла во время Второй мировой войны. Отель попал под бомбежку. Все успели уйти, кроме этой дамы и ее кота.

Как интересно! Только почему у меня получилось вызвать лишь призрак кота, а не человека? Может, пожалела «прах мертвеца»? А может, у меня пока не хватает силенок вызвать человеческий призрак – ведь он имеет куда более сложную энергетическую структуру, чем призрак животного.

Я кивнула клерку в знак благодарности и заковыляла на стоянку такси. Когда одна нога короче другой, да к тому же покрыта рубцами, – неразрешимая задача даже для самых продвинутых хирургов-ортопедов, – стараешься поменьше времени проводить на ногах. А уж о том, чтобы переться пешком туда, куда можно с комфортом добраться на автомобиле, не может быть и речи. За то кроткое время, что я ехала до здания близ Саутуорк Бридж, я размышляла, повезет ли мне в населенном призраками постоялом дворе, как повезло с котом.

– Наверное, стоит взять побольше «праха мертвеца», – рассуждала я вслух.

Водитель бросил на меня встревоженный взгляд в зеркало заднего вида. Чтобы его успокоить, я растянула губы в улыбке и дальше размышляла уже про себя.

Через десять минут я стояла у черного входа в крошечное здание, которое смотрелось карликом по сравнению со спортивным комплексом, расположенным неподалеку. Лет так триста назад этот домишко служил постоялым двором, а совсем недавно его переоборудовали в модный магазин украшений. Теперь он опять опустел, официально – по причине необычных и необъяснимых феноменов, берущих корни в далеком прошлом, ныне покрытом мраком, когда здание еще было постоялым двором. Перед дверью стоял сухощавый мужчина среднего роста. Увидев меня, он замахал фонариком.

– Вот вы где! Уже и не чаял дождаться. Всю задницу себе отморозил!

– Простите. Как я понимаю, вы – Карлос?

Мужчина, притоптывая ногами, кивнул, вынул ключ и отпер дверь.

– На все про все даю вам двадцать минут. Скоро будет шоу, туда соберутся все работники АСИФ. Начало ровно в десять.

– Шоу? – переспросила я, последовав за ним в глубь здания. Я извлекла из сумки и включила детектор ультразвуковых излучений. – Что еще за шоу?

Мы шли по коридору, мощенному битой плиткой, и наши шаги отзывались призрачным эхом. При каждом вдохе из ноздрей вырывался пар. Я принюхалась и недовольно шмыгнула носом: в воздухе висела густая вонь от протекавшей неподалеку Темзы. На стенах от влаги разрослась плесень: она тянулась по обоям, словно чьи-то длинные белые пальцы. К затхлому запаху гнили примешивался резковатый запах крысиных экскрементов: хоть люди и сторонились этого здания, грызуны явно чувствовали себя здесь как дома.

– Это, собственно говоря, даже не шоу, а экзамен для контактеров. Его спонсирует очень сильный медиум, Гарда Уайт. В течение недели она каждую ночь проводит вызов духов: хочет собрать команду талантливых медиумов. Все в АСИФ мечтают попасть в число избранных.

Бред какой. Посвященные медиумы не устраивают театральных представлений, чтобы развлечь массы. Что ж, я у Карлоса в гостях. Если его радует предстоящее действо, мне-то какое дело!

– А зачем ей понадобилась команда медиумов? – спросила я, поднимаясь по темной лестнице. Я тоже включила фонарик и надвинула очки на лоб. Я то бросала взгляд под ноги – не споткнуться бы в этом бардаке! – то осматривала стены. Ультразвуковой детектор безмолвствовал. Я остановилась, засунула его обратно в сумку, вытащила детектор ионов и снова догнала Карлоса.

– …чтобы создать самую великолепную команду исследователей паранормальных явлений во всей Англии. Разумеется, с чисто научной целью. Эта бригада будет высылаться в горячие точки, чтобы установить контакт с духами и доказать существование потусторонних явлений. Работу команды будет оплачивать частный фонд, учрежденный миссис Уайт.

Иными словами, очередной любительский проект, придуманный фанатичкой необъяснимых явлений, у которой, судя по всему, денег больше, чем в мозгу извилин. «Впрочем, – подумала я, взбираясь все выше по лестнице, – от ее жалкой кучки приверженцев паранормального никакого вреда не будет. Может, даже польза выйдет. Если ей удастся научными методами доказать существование потустороннего мира, будут поколеблены аргументы самых заядлых скептиков, не признающих существование привидений, полтергейстов и других не объясненных на настоящий момент феноменов».

– Мы на самом верхнем этаже, – сказал Карлос, очертив фонариком дугу на лестничной площадке. – Вон в той комнате отмечаются резкие понижения температуры на десять градусов. Дверь в конце площадки ведет в номер, где убили владельца свинофермы. Он появляется только в полнолуние, так что сегодня мы его скорее всего не увидим. В комнате напротив на викария по имени Филлип Майклз напали грабители и вздернули его на веревке. А слева… – Карлос обернулся и посветил на меня фонариком. Я отвернулась. Не хватает еще только, чтобы он испугался, увидев мое лицо! – Слева находится комната, где видели Красную Леди.

– Ту, что выпрыгнула из окна и разбилась насмерть, не пожелав уступить домогательствам жениха? – спросила я, извлекая из сумки прибор ночного видения. Неумело жонглируя прибором, детектором ионов и фонариком, я свернула налево.

– Именно.

Я поставила сумку на пол возле двери и произвела замеры. Ничего. Осторожно, чтобы не спугнуть потенциальных призраков, отворила дверь. Она зловеще заскрипела.

В комнате ютились обломки офисной мебели. Сильно пахло мышами. Но никакого намека на потустороннее присутствие. Я проверила все приборы: они безмолвствовали. Пока я записывала на диктофон свои субъективные ощущения («мне холодно» и «страх как боюсь мышей»), Карлос переминался с ноги на ногу на пороге.

Я сверилась с часами – на осмотр остального здания оставалось всего семь минут – и прикусила губу. Что же делать? Торчать одной здесь ой как не хотелось, хотя неплохо было бы попробовать вызвать призрак – вдруг снова повезет! Но вот вопрос: насколько сильно это желание? Я тяжело вздохнула и напомнила себе, что хотя мне довелось повидать немало странных вещей – в том числе полупрозрачного трехногого кота, который дремлет в моем гостиничном номере, – до сих пор физически на мою особу не покушались. В конце концов я медиум. Я умею строить защиту. Собой я владею превосходно, этого у меня не отнимешь.

Я начертала перед собой защитный символ и сказала:

– Э-э-э… Карлос, можете спокойно отправляться на свой сеанс. Я сама закрою дверь, когда со всем здесь управлюсь.

Я покосилась на Карлоса. Некоторое время он колебался, но потом, очевидно, решил, что чем быстрее покинет это место, тем быстрее согреется.

– Вы уверены, что хотите остаться здесь одна? – Он обвел комнату взглядом и невольно вздрогнул.

– Да. Не волнуйтесь за меня. Я не боюсь таких мест, напротив, нахожу их очень спокойными. – Так действительно было до того, как я впервые вызвала привидение. У меня просто руки чесались опробовать себя в этом доме с призраками. – Положите ключи у моей сумки, и я закрою после себя дверь, а утром завезу вам ключи на работу.

Карлос пребывал в нерешительности.

– Точно?

Я сглотнула комок и отмахнулась не глядя.

– Абсолютно. Попробую вызвать какой-нибудь дух, а потом осмотрю остальные комнаты. Ведь аномальные явления были замечены только на верхнем этаже, не так ли?

– Верно.

– Вот и ладненько! Я загляну в эти комнаты, а потом побреду в отель. Приятного вам сеанса.

Не успела я закончить фразу, как Карлоса уже словно ветром сдуло. Я молча сидела, вслушиваясь в звук его торопливых шагов: вот он спускается по лестнице, глухо хлопнула дверь черного входа… Я нервно втянула в себя воздух и окинула взглядом комнату. Вот и осталась я одна-одинешенька в здании, которое, по слухам, облюбовали лондонские привидения.

Да, иногда на меня находит затмение.

Прошел час. Я устало поднялась с колен в комнате, где якобы был убит владелец свинофермы. От сидения на твердых деревянных досках одеревенела нога, пальцы рук окоченели от холода – даже перчатки не спасли, а нос совсем отмерз.

– Тоже мне, дом с привидениями… – уныло оповестила я пустую комнату, собрала приборы и направилась к лестнице.

Дурное предчувствие, охватившее меня после ухода Карлоса, никак не желало исчезать. Но не для того я столько времени работала над собой, чтобы спасовать перед таким нелепым страхом. От ужаса у меня шевелились волосы на затылке, но я, скрепя сердце, обследовала все до единой комнаты на верхнем этаже и четыре раза пыталась вызвать призрак. Но мне не везло. Больше всего на свете я сейчас мечтала о термосе горячего кофе и о большом куске пирога с лаймом.

– Кофе с пирогом здесь точно не появится, – вздохнула я, ковыляя вниз по лестнице.

Эта фраза вырвалась у меня где-то на уровне третьего этажа и отдалась странным эхом. У меня по телу мурашки побежали, но ни один из двух детекторов у меня в руках ничего не показывал. Молчал и самый чувствительный прибор – моя развитая интуиция по части разных паранормальных явлений. Я остановилась на лестничной площадке, затаила дыхание и раскрылась навстречу этому дому, представила, как я не спеша перехожу из комнаты в комнату… На этом этаже все было спокойно, да и на нижнем тоже, а вот где-то под землей, в подвале, таилась какая-то непонятная темная зона, от которой меня в дрожь бросало. Я никак не могла проникнуть мыслью в эту темноту, но физически ощущала присутствие страшного мрака, который есть нечто большее, чем просто отсутствие света.

Там, внизу, было что-то бездушное.

И это что-то следило за мной.

Глава 2

– Только без паники, Элли. Этого и следовало ожидать, – успокаивала я себя, борясь с желанием опрометью слететь вниз по лестнице и выскочить вон из здания. – Ты же так долго училась! К тому же ты уверяла Антона, когда нанималась к нему, что справишься с любым заданием. Это твоя работа. Ты не смеешь пасовать! Ты просто обязана исследовать этот феномен, иначе – сама знаешь, что тебя ждет!

Еще бы не знать! Все, за что я сражалась в течение последних семи лет, все набитые шишки; маленькие достижения, начиная с того, что я научилась подводить баланс чековой книжки и кончая устройством на работу; победы, одержанные над монстром, так долго державшим меня в порабощении, – все это пойдет прахом, будет пущено коту под хвост. Я окажусь никчемной неудачницей, как на повышенных тонах предсказывал некогда Тимоти. Мол, ни на что я не гожусь, настолько тупа, что в одиночку мне не выжить. И вообще чокнутая какая-то.

Я вскинула подбородок, прижала к себе сумку и, сгорбившись, продолжила медленно спускаться по лестнице. На мою долю выпало столько испытаний, что теперь уже ничто не могло меня напугать – если у меня хватило сил покинуть мужа-тирана, значит, не спасую и перед этой настороженной тьмой.

Я уцепилась за эту мысль как за спасительную соломинку. Но чем ближе я подходила к подвалу, тем сильнее становились дурные предчувствия. Кто-то словно нашептывал мне: «Остановись!» – а здравый смысл твердил, что черт с ней, с честью, надо спасаться, пока то, что за дверью, меня не сцапало.

Меня накрыла холодная волна ужаса, и я застыла посреди лестницы, мертвой хваткой вцепившись в пыльные перила, – ноги отказывали мне. Я не могла дышать: на меня давила чернота за дверью. Ни сглотнуть не могла, ни моргнуть – казалось, даже сердце остановилось. До моего настороженного слуха из комнаты донесся еле слышный звук – приглушенные удары.

– Чье-то сердце бьется, – прохрипела я, с трудом двигая онемевшими от страха губами, и тут же пожалела о своих словах: теперь зловещая тьма еще более сгустилась. Ее внимание было приковано ко мне.

– Блин, – прошептала я, разрываясь между желанием бежать и двигаться дальше. Судьба бросает мне вызов: я просто обязана узнать, что находится в этой комнате!

Сердце словно оттаяло и забилось, стремительно набирая скорость. К содержимому моей черепной коробки прихлынула кровь. По-прежнему кружилась голова, и я неважно ориентировалась в пространстве, но выбор был сделан.

Самое главное, не пуститься наутек, хотя убегать от опасности – один из основных инстинктов. Свободной рукой я отодрала пальцы от перил, тихонько хныкнула и спустилась на одну ступеньку вниз.

– Раз, – считала я таким тихим голосом, что его заглушил бы даже звук упавшего перышка. Еще один шажок. – Два. Осталось еще три ступеньки. Три. Осталось еще две.

Мой желудок готов был вывернуться наизнанку – я уже жалела о том, что напилась воды.

– Четыре. Еще одна ступенька, Элли. Ты сумеешь!

Мое неровное, взволнованное дыхание становилось все громче – отвлекающий маневр, дабы заглушить здравый смысл, твердивший: «Беги! Спасайся!» Преодолев последнюю ступеньку, я предстала перед закрытой дверью.

Теперь уже без всяких усилий я чувствовала, что за дверью находится нечто. Я не только не открывала свое сознание, а, напротив, выстраивала барьеры, заслон между собой и этой сущностью. Все без толку. От комнаты веяло муками, страданиями, болью – эти терзания были ужасны тем, что не имели ни начала, ни конца. Повсюду царила тьма, чернота, полное отсутствие света. Комната дышала безнадежностью. Мне вспомнились древние карты, на которых были изображены морские чудовища и стояли подписи типа: «Здесь обитают драконы».

Да… Я бы предпочла встречу с драконом.

Обратившись к четырем сторонам света, я начертала защитные символы. Лишь приложив титанические усилия, мне удалось обуздать страх. Быстро, не оставляя себе времени на раздумья, я ухватилась за ручку и распахнула дверь.

Поначалу казалось, что свет фонарика не в силах развеять кромешную тьму. Затем до меня донесся слабый звук: кап, кап, кап… Я посветила фонариком влево.

Луч фонарика упал на деревянный стол. На столе обозначился темный силуэт – с виду явно человек. Я робко шагнула вперед и вдруг вспомнила! Выронив сумку, я бросилась к неподвижному силуэту. Это был мужчина из моего сна, мужчина, умерший ужасной смертью. Его призрак, обреченный на вечные страдания, остался в этой комнате в ожидании того, кто сумеет избавить его от земных мук. Он ждал меня!

– Ах ты бедный! – прошептала я и склонилась над ним, ломая руки. Мне очень хотелось к нему прикоснуться, но я знала, что этого лучше не делать: может нарушиться энергетическая структура призрака. Несмотря на закрытые глаза – в моем сне они были открыты, – я чувствовала, что ему известно о моем присутствии.

– Не волнуйся, доверься профессионалу. Я помогу тебе отправиться в мир иной, где ты обретешь долгожданный покой. Боже, а кровь совсем как настоящая! Как ты, должно быть, мучился перед смертью! Подожди – сейчас достану свои записи и все улажу.

Порывшись в сумке, я вытащила блокнот, мел и толченый женьшень – один мой знакомый колдун уверял, что женьшень просто бесподобен при освобождении духа – и встала рядом с призраком мужчины.

В комнате царила тишина, слышно было только, как на пол стекает кровь.

– Э-э-э… Освобождение духа, освобождение духа, где же это? А, вот оно.

Я прижала фонарик к шее подбородком, затем одной рукой выдернула затычку из сосуда с женьшенем, а другой начертала над привидением защитный символ. Бедный! Нужно помочь ему во что бы то ни стало.

«Кап, кап, кап», – сочилась кровь из ран. Шелестел рассыпаемый мною молотый женьшень. Вдруг у меня зачесался нос.

– Уходи.

Я оторвалась от блокнота, где была описана процедура освобождения призрака, и уставилась належавшего передо мной мужчину. Это он, что ли, сказал или у меня разыгралось воображение? Призрак лежал без движения – даже грудь не вздымалась. Я наклонилась поближе и была вынуждена признать, что тот, кого я видела во сне, полубог, мужчина моей мечты, – не выдерживает никакого сравнения с этим красавцем.

Хорош, ничего не скажешь.

Все открытые участки его тела были изуродованы ранами (мне ужасно захотелось заглянуть под ткань, скрывавшую его пах), но, несмотря на это, мужчина был до того восхитителен, что просто дух захватывало.

Его израненное тело было загорелым и гладким – так и хотелось погладить. Мускулы на груди и животе развиты, но не чрезмерно. Скрещенные на груди руки покрыты тонкими темными волосами, так же как и сама грудь. Я вновь скользнула взглядом по набедренной повязке и вздохнула: это же надо – так издеваться над таким красавцем! Судя по всему, он жил лет сто назад – на это указывали развитые мускулы бедер. Мама называет такие бедра бедрами наездника. Но больше всего мое воображение поразило его лицо – у призрака были резкие, мужественные черты и волевой подбородок.

– Да, наверно, до того как над тобой поизмывались, ты был парень хоть куда, – вздохнула я. Мне ужасно хотелось отвести с его лба смоляную прядь. Лишь на лице у него не было порезов. Интересно, что послужило причиной столь ужасной смерти? Я с трудом оторвала взгляд от его губ – они были очень хороши – и напомнила себе, что невежливо пялиться на привидения.

– Наверно, у меня расшалились нервы, – решила я и положила мел на пол: мне он скоро понадобится, когда буду чертить защитные символы.

– Уходи. Не нужно меня освобождать.

Я выронила блокнот.

– Что? Кто это сказал?

Я стремительно обернулась, выхватила из-под подбородка фонарик.

– Карлос? Это вы?

– Уходи же.

Я обернулась к призраку. Да, низкий, чарующий, ровный голос, чье звучание было подобно шелку, качающемуся на волнах, доносился отсюда. Я нагнулась поближе: веко привидения дрогнуло, и из-под него выглянул красивый карий глаз.

– Гм, – сказала я.

– Уходи, – повторил призрак. Он говорил, почти не двигая губами.

– Да вы не нервничайте. – Мне захотелось ласково потрепать его по плечу. – Я просто хочу положить конец вашим долгим мучениям.

Глаз на секунду закрылся, потом вновь распахнулся. Его радужка обладала странной притягательностью – в ее карей глубине запросто можно было утонуть.

– Поторопись!

Я кивнула и, нагнувшись, подобрала блокнот. Естественно, ему не терпится получить освобождение! И его можно понять: я бы тоже выказывала нетерпение, если бы истекала кровью.

– Я и так изо всех сил стараюсь! Потерпи малость, я в этом деле новичок. У меня было мало практики, и я не хочу что-то напутать, а потом мучиться угрызениями совести. Блин, потеряла строчку! Секундочку, я мигом; скоро ты будешь свободен.

Я лихорадочно листала блокнот, рассеянно вытирая об ногу мокрые пальцы: блокнот, когда упал, в чем-то испачкался.

– Даю тебе тридцать секунд, чтобы ты покинула это здание. Если ты этого не сделаешь, совесть тебя уже никогда не потревожит.

Теперь он распахнул оба глаза и уставился на меня, словно хотел испепелить меня взглядом. Руки, скрещенные на животе, сжались в кулаки, а само тело оставалось неестественно – точнее, сверхъестественно – неподвижным. У него был приятный европейский акцент. При звуке его голоса я почему-то испытывала странную радость. Впрочем, не время восхищаться его тембром. Усилием воли я заставила себя переключиться на более важные вещи.

Да что он себе позволяет, в конце-то концов!

– Прошу прощения! – Я захлопнула блокнот и потерла ладони. Господи, какой же блокнот мокрый! Наверно, канализация протекает. – Давайте расставим все точки над «i»: я хочу вам помочь. Вам просто необходима помощь! Так что будьте добры не выкобениваться, иначе я рассержусь и процесс существенно замедлится. Сделайте милость, полежите спокойно и дайте мне довести ритуал освобождения до конца. Договорились?

Призрак раздраженно закатил глаза, после чего приподнялся на локте и воззрился на меня. Я отступила на шаг: он был слишком близко, а это опасно. Все-таки он призрак, хотя и выглядит вполне правдоподобно. Если его тело случайно прикоснется ко мне, тонкий энергетический баланс нарушится.

– Я приказываю тебе удалиться. Что непонятного? Говорю: «Уходи», а ты киваешь и как ни в чем не бывало продолжаешь бубнить свои дурацкие заклинания. Я не хочу, чтобы меня освобождали, я хочу, чтобы ты ушла! Прочь из этого здания. Вон!

– Какое грубое привидение! – воскликнула я, ткнув в него блокнотом.

– Я не привидение!

Я фыркнула.

– А кто? Лежишь тут, истекаешь кровью. Сразу видно, что тебя пытали перед тем, как прикончить. Уж я-то прекрасно разбираюсь, кто привидение, а кто нет. Поверь мне, ты мертвец. Покойничек. Труп. Ты давно уже не жилец.

Привидение заскрипело зубами. Просто поразительно, до чего человеческий призрак отличается от полупрозрачного призрака кота! Вполне правдоподобный мужчина. Так и хочется до него дотронуться.

– Еще раз повторяю: я не привидение. И не нужно меня освобождать. Я в помощи не нуждаюсь. Оставь меня и возвращайся туда, откуда пришла. Я ясно выражаюсь?

– Я контактер, – с достоинством пояснила я.

– Браво. Вот и контактируй с кем-нибудь еще.

– Я неплохо разбираюсь в привидениях. Признаю, до тебя мне не доводилось встречаться с человеческими призраками, но на привидениях я собаку съела. Покойники часто мнят себя живыми и очень не любят признавать, что мертвы, – это первое, чему учат в школе медиумов. Судя по всему, ты относишься к этой категории. Будь добр, подожди три минутки: я закончу ритуал освобождения, а потом можешь гулять и веселиться.

Призрак поднялся со стола и вперил в меня горящий взор. С него слетела набедренная повязка.

– Упс, – сказала я.

У меня чуть глаза из орбит не вылезли.

Он что-то проворчал, подобрал с пола кусок ткани и снова повязал его вокруг бедер.

– Заклинаю тебя всеми святыми, оставь меня в покое!

Как ни странно, даже когда он на меня кричал, его приятный голос не терял очарования.

Вообще-то я не люблю, когда на меня орут. Это напоминает мне годы супружеской жизни. Тогда я была еще безмозглой дурочкой и не понимала, что ни от кого не обязана сносить словесные попреки и рукоприкладство. Может, поэтому теперь я всегда огрызаюсь, когда на меня начинают наседать.

– Я и пытаюсь подарить тебе покой, глупый призрак! Ляг и заткнись!

Я наклонилась, чтобы поднять блокнот, когда привидение вскочило со стола, и снова его выронила. Меня позабавило ошарашенное выражение, застывшее на лице призрака в ответ на мои слова. Но когда я подняла блокнот, мне стало уже не забавно. Блокнот был мокрым и липким. Я открыла его и увидела, что на всем, к чему я прикасаюсь, остаются красные пятна.

Пятна крови.

Секунду я рассматривала свои руки, а затем уставилась на пол, куда стекала кровь призрака.

– Это еще что такое?.. Эктоплазма?

Привидение воздело к небесам руки.

– За всю мою жизнь мне так не досаждали! Нет, это не эктоплазма!

Я потрогала пятно в блокноте, а затем взглянула на израненную грудь призрака, из которой сочилась кровь. Я нерешительно протянула руку и дотронулась пальцем до его кожи: она была теплой, плотной и, словно бархат, обтягивала тело. К такому телу непреодолимо тянет прикасаться.

А это значит… Я захлопала глазами и судорожно сглотнула. Затем прочистила горло.

– Ты не привидение.

Лжепривидение тяжело дышало, отчего кровь еще быстрее вытекала из его ран.

– Я не привидение, – подтвердил он, по-прежнему скрипя зубами. – Я повторил это по крайней мере раз шесть…

– Дважды.

Он выдохнул сквозь зубы и стиснул кулаки. До чего же у него красивые губы! Его глаза потемнели и приобрели обсидиановый оттенок.

– Что дважды?

– Дважды повторил, что ты не привидение, а вовсе не шесть раз. Наверно, от потери крови у тебя совсем крыша съехала.

Было видно, как перекатываются на его груди мускулы. Я старалась на них не смотреть – грубо пялиться на такой шикарный, хоть и окровавленный торс, когда его владелец нуждается в неотложной психиатрической и медицинской помощи.

– Так со мной еще никто не разговаривал.

– Да неужели?

– И мне это не нравится, – продолжил он, словно не расслышал моих слов. – Поэтому ты немедленно замолчишь и покинешь это помещение.

– Что – прямо сейчас?.. – Нет, у него явно с головой не все в порядке. Нужно попытаться его успокоить, а то он еще сильнее себя располосует.

– Да, прямо сейчас, – прошипел он сквозь зубы. – Уходи немедленно, иначе ты все погубишь. – Он крепко сжал губы: видно, чуть не проговорился, что именно я погублю.

– Что погублю? – не удержалась я от вопроса. – Прости мое любопытство, но не каждый день обнаруживаешь в подвалах постоялых дворов с привидениями окровавленных людей. Может, я дура, но мне кажется, что тебе нужна помощь. Знаешь, лежать в мокром подвале, изрезав себя бритвой, и истекать кровью – очень вредно для здоровья. Тебе нужно обратиться к хорошим врачам, и тебя вылечат…

Тут он произнес какую-то фразу на незнакомом мне языке – прозвучало как ругательство, – затем замер и уставился на дверь. Сверху донесся приглушенный шум, словно кто-то затворил дверь черного входа.

– Черт! – выругался мужчина и снова забрался на стол. Голос его становился все глубже, его бархатистые нотки щекотали мне кожу. – Повелеваю тебе уйти, никем не замеченной. Ты позабудешь все, что здесь видела.

– Знаешь, когда-то я была замужем за надменным тираном, который считал, что может из меня веревки вить. Так что, пожалуйста, не строй из себя всемогущего владыку – этот номер не пройдет.

Мужчина пару раз ударился головой об стол. Я поморщилась: больно, наверно, стол-то крепкий.

Мне показалось, что я слышу чей-то голос. Повернувшись спиной к этому психу, я бросилась к двери.

– Эй! Есть кто живой? Послушайте, мне нужна помощь! Здесь один сумасшедший, и ему просто необходим врач… и полицейский тоже бы не помешал. Эй, вы меня слышите?

Некоторое время приглушенные голоса за дверью о чем-то перешептывались.

– Знаете, говорят, если отказываешься помочь человеку в беде, сильно портится карма! – продолжала вопить я. – Если боитесь спускаться сюда, то хотя бы вызовите…

Тут мне зажали рот рукой, и я почувствовала, что прижата к твердому теплому телу.

– Слушай меня внимательно, – прошептал он мне в самое ухо. Его шелковистый голос имел надо мной необычайную силу. – Сейчас ты сделаешь то, что я приказываю.

Меня окончательно добило слово «приказываю». Ну не люблю я это слово. Очень уж оно в духе Тимоти. Не думая о последствиях, позабыв, что передо мной умалишенный, который к тому же серьезно ранен, я изо всех сил наступила на его босую ногу, а затем заехала ему локтем в живот. Мужчина застонал и согнулся пополам от боли, а я вырвалась и бросилась вверх по лестнице. Не стоило бы, конечно, оставлять чокнутого с сумкой, набитой драгоценным оборудованием, но что поделаешь? Судя по всему, он кого-то ждал, и этот кто-то явно не отличался благородством. Это же надо – бросить больного человека на произвол судьбы! Хоть бы полицию и «скорую» вызвал, что ли…

Я взбежала вверх по ступеням, не обращая внимания на боль в ноге и на колики в боку, и бросилась к двери. Когда я ехала сюда, то заметила неподалеку телефон-автомат. Я вызову подмогу, а потом вернусь обратно в постоялый двор, чтобы присмотреть за прекрасным безумцем. Бедняга!

Накрапывал мерзкий, холодный дождь, а я во всю прыть – насколько позволяла моя хромая нога – неслась к телефонной будке. Номер 911 мне удалось набрать с третьей попытки, но в итоге меня все же соединили с оператором. На то, чтобы описать сложившуюся ситуацию, ушло где-то две минуты. Я назвала адрес и медленно побрела обратно: как бы за время моего отсутствия с беднягой чего не случилось!

Я дохромала до коридора и, прислонившись спиной к покрытой плесенью стене, застыла, не сводя взгляда с лестницы, ведущей в подвал. Если верить моим часам, прошло всего восемь с половиной минут, но мне казалось, что ожидание длится вечность. Наконец квартал огласил вой полицейской сирены. Я поздоровалась с двумя полицейскими, быстренько объяснила суть дела и спустилась вместе с ними в подвал. Они включили мощные фонари и осторожно приоткрыли дверь.

Комната была пуста.

Да что там комната! Куда-то подевался стол, и лужа крови тоже будто испарилась. На полу валялась только моя сумка, кусок мела и фонарик, а все остальное таинственным образом исчезло.

– Подождите минутку… Я… Здесь… Он же был здесь! Как же… Ведь все было залито кровью, а стол такой тяжеленный! Как же он сумел его передвинуть? Да еще так быстро?

– Мадам, – строго произнес один из полицейских, он направил луч фонарика мне прямо в лицо и охнул от ужаса. Я тут же отвернулась – пусть хоть в профиль меня разглядывает, что ли. – Мадам, – снова повторил он слегка дрожащим голосом, – вам известно, что ложный вызов полиции приравнивается к преступлению?

– Но… – Я беспомощно оглядела комнату, не забывая при этом высоко держать голову – только бы они мне в глаза не стали заглядывать! Комната была пуста, если не считать меня, двух полицейских и сумки с приборами. – Он же был здесь! Клянусь, был! Лежал в чем мать родила, весь искромсанный и истекал кровью!

Второй полицейский набрал в грудь воздуха. Ясно дело: сейчас прочитает мне лекцию. Я принялась собирать вещи, а они по очереди отчитывали меня и объясняли, что бывает с туристами, которые без повода вызывают полицию. После того как я объяснила, что здесь делаю, и заверила, что не увлекаюсь телефонными приколами, они еще раз сделали мне внушение и проводили наверх. Я решила, что либо стала свидетелем некого паранормального явления, либо пала жертвой розыгрыша населяющих постоялый двор призраков, либо встреча с сумасшедшим красавцем мне просто пригрезилась.

Так я думала, пока не стала доставать из сумки ключи, чтобы закрыть за собой дверь, и не увидела блокнот.

Он был покрыт кровавыми отпечатками пальцев.


Остаток ночи я провела, записывая полученные впечатления, в то время как кот-призрак попеременно дремал, вылизывался и ковылял по номеру, обнюхивая вещи. Похоже, он не слишком обрадовалась моему возвращению. Сперва я пыталась уговорить его прилечь рядом на кровать, чтобы сняться с ним вместе, но тщетно. Под конец я махнула на него рукой. Он тоже не обращал на меня особого внимания.

Наконец серые тучи на горизонте посветлели – наступило утро. Я чувствовала себя совершенно измотанной и по-прежнему не могла понять, то ли я стала свидетельницей необычайного феномена и столкнулась с привидением, обладающим способностью симулировать наличие физического тела, то ли это была обыкновенная галлюцинация.

Уж лучше бы верным оказался первый вариант. Тогда этого парня хоть потрогать можно… С этой мыслью я и заснула.


– Вам нет сообщений, мисс Телфорд, – сказала Тина, протягивая мне ключ от номера. Я подождала: не прибавит ли она что-то еще? Не пожалуется ли на трехногое прозрачное существо семейства кошачьих, которое поселилось у меня в номере? Но она просто улыбнулась и, отвернувшись, стала заниматься другим клиентом.

– Странно, – проворчала я и заковыляла к лифту.

В сумке моей, как всегда, что-то громыхало и бряцало. Я перекинула ее на другое плечо и вздохнула: вот бы мне такую работу, где не нужно таскать с собой столько приборов «на всякий случай»! Я только что вернулась из экскурсии по аббатству с привидениями, и сумка мне совсем не пригодилась – просто болталась на моем плече, как тяжеленный альбатрос.

Я нажала кнопку лифта. Интересно, ослабело ли уже заклятие вызова настолько, что кот снова исчез? Может, горничная потому и не заметила кота, что тот испарился?

– Здравствуй, котофей, – сказала я, отперев дверь. Кот сидела на подоконнике и смотрела в окно. – А я-то думала, ты ушел… Конечно, я рада тебя видеть… – Я закусила губу. Прошлой ночью я произвела кучу замеров, собирая все возможные доказательства. Фотографии, видео, инфракрасные снимки, записи ультразвуков, анализ ионов – все, что нужно для галочки. Аналитики из моего родного офиса, когда это увидят, придут в экстаз. Пожалуй, пора вернуть коту свободу. – Хочешь домой, котик? По-моему, пора. Не хочется мне посвящать гостиничный персонал в род своих занятий. Ты, конечно, идеальный домашний питомец – ни шерсти от тебя, ни запаха, кормить не надо, но вот только мне кажется, что тебе здесь уже порядком надоело.

Я разложила перед собой все необходимое и, посыпав кота женьшенем, начала читать заклинание.

Но на середине я прервалась: от порошка женьшеня у меня сильно защекотало в носу, аж слезы на глаза навернулись, вот-вот чихну. Подождав, пока это желание не прошло, я закончила читать заклинание, начертала защитные символы, освободила подсознание и представила, как призрак возвращается в другое измерение.

Кот задергал ушами и принялся вылизывать переднюю лапу.

– М-да… – Я закусила губу и уставилась на кота. Может, женьшеня пожалела? А может, заклятие не сработало потому, что я остановилась? Нужно еще раз попробовать, только в этот раз надо быть осторожнее и не вдыхать порошок женьшеня!

Я снова прочитала заклинание. Когда я закончила, кот уже вылизывал свою единственную заднюю лапу.

– Вот блин! Не срабатывает. Может, женьшень попался несвежий?

Следующие полтора часа я так и эдак читала заклинание, то добавляла, то убавляла женьшеня и даже примешала к нему щепотку «праха мертвеца» – вдруг именно этого ингредиента не хватает, чтобы ритуал освобождения завершился успехом?

Без толку.

Я начала нервничать: ведь если не освободить призрак, он будет следовать за вызвавшим его магом до конца жизни. Сегодня коту каким-то образом удалось спрятаться от горничной, но нельзя каждый день ожидать от него подобного подвига.

А как я с ним полечу домой, в Северную Калифорнию? Придется указать в таможенной анкете: «При себе имеется прозрачный кот, сдохший примерно пятьдесят лет назад. Прививки в норме». Жуть какая!

Запищал будильник. Зачем же я его завела?

– О нет! Дурацкая книжная презентация. Вот черт! И именно тогда, когда я занимаюсь важным делом.

Я раздумывала: а может, ну ее на фиг, эту презентацию? Но Коррин перед отъездом слезно умоляла меня ее посетить.

– Господи, ох уж мне эта Кори и ее любимые романы про вампирчиков! – фыркнула я и принялась распаковывать сумку. – Подумаешь, какой-то модный писатель раздает автографы! У меня работа! А тут бросай все, вставай в очередь и жди, когда этот сноб распишется на книге. Могла бы и дома купить точно такую же! А тут еще подлизывайся к нему, чтобы он написал какой-нибудь комплимент позаковыристей, который Кори забудет сразу же, как прочтет. Мне с моей больной ногой придется весь вечер толкаться в очереди, все из-за того, что эта важная шишка, мистер Данте, проводит не более одной презентации в год. Превосходно! Просто бесподобно! Из-за причуд подруги я не успею освободить кота-привидение. Ну, Кори, погоди у меня!

Я закончила разбираться в сумке, нацепила вечерние очки от солнца, наказала коту не безобразничать и отправилась разыскивать такси до Ковент-Гарден. По дороге в магазин я составляла в уме список тех, кто мог бы проконсультировать меня и объяснить, почему провалился ритуал освобождения.

– Дайте подумать… Карлос из АСИФ… но он не умеет вызывать духов. Еще ведьма, про которую рассказывал Рэс: та якобы вызвала Карла Маркса. Но у меня нет ее адреса. К тому же не очень-то тянет общаться с поклонницей Маркса. Вот если бы это был Граучо Маркс[2], тогда другое дело… Гм… – Я постучала пальцем по губе, любуясь сквозь залитые дождем окна на мокрые лондонские улицы. – Да, чуть не забыла! Еще есть отшельник, которого как-то упомянула сотрудница из АСИФ. Можно с ним посоветоваться.

– АСИФ – это Ассоциация спиритистов и исследователей феноменального? – поинтересовался таксист.

Черт! Опять говорю вслух. Никак не могу избавиться от этой привычки.

Я улыбнулась и кивнула водителю. Только бы он не оказался религиозным фанатиком. Им доставляет огромное удовольствие читать лекции на предмет того, каким грешным делом я занимаюсь, и наставлять меня на путь истинный.

– Вы… м-м-м… слышали про эту организацию?

– Мы с женой дважды в год выезжаем с ними охотиться за призраками. В августе вот провели ночь в Тауэре. Поговаривают, что в Тауэре полным-полно привидений. Настоящий Диснейленд для медиумов.

– Правда? И что – видели что-нибудь интересное?

Таксист пожал плечами.

– Да так… Пару светящихся шаров, руку, высунувшуюся из стены, да еще несколько раз пробрал ледяной холод. Но на пленку ничего заснять не удалось. А вы контактер?

Обычно я скрываю свою профессию от простых смертных, но шофер, похоже, был всерьез увлечен привидениями, поэтому я кивнула.

– Я так и думал. А почему на вас темные очки?

Дождавшись, когда он остановится перед светофором, я на секунду сдвинула очки на лоб. Он вылупил глаза и присвистнул.

– Это что – от природы так?

Я горько усмехнулась:

– Радости в этом мало, уж поверьте.

Он на минуту задумался.

– Да уж… Чудно, ничего не скажешь.

М-да… Люди реагируют еще чуднее: визжат как резаные, роняют сумки, обвиняют в том, что я этим якобы хочу привлечь внимание, и, что хуже всего, обзывают чокнутой.

Остаток пути прошел в молчании. Я любовалась ночным Лондоном и думала: а может, глазной врач все-таки ошибается? В прошлый раз я целую неделю носила контактные линзы, пока у меня не начали воспаляться глаза. С того времени прошел год. Может, еще раз попробовать?

Когда я вышла из такси, водитель вложил мне в руку визитку:

– Если вам когда-нибудь понадобится выехать за пределы Лондона, свяжитесь со мной. Я с радостью вас доставлю куда угодно.

Я поблагодарила его и, влившись в толпу, устремилась в новый книжный.

– Вам сколько экземпляров? – спросила изможденного вида продавщица. Я стояла в очереди уже несколько минут. Хвост был длиннющий – теперь у меня точно разболится нога.

– По одному экземпляру его новейших произведений.

– По одному экземпляру? – Она окинула меня таким взглядом, словно перед ней стояло презренное насекомое, напялившее человеческую личину. – Только по одному?

– Милая, берите сразу несколько, – потянула меня за руку женщина, стоявшая сзади. – Эти книжки – просто прелесть.

– Не знаю, не читала. Я покупаю их для подруги.

– Не читали! – изумилась женщина. Сотрудница магазина протянула мне томик в твердой обложке. – Не читали! Вы просто обязаны их прочитать. Послушайте, дайте этой даме еще один экземпляр. Вам обязательно понравится!

– Нет, спасибо, – ответила я, возвращая вторую книгу продавщице. – Мне и одной хватит. Не сомневаюсь, что книжки очень интересные, просто я не увлекаюсь подобной литературой.

Женщина прищурилась.

– Подобной литературой? Что вы хотите этим сказать? – спросила она, потрясая своими тремя томами. – Это прекрасные книги! И написаны чудесным языком! О мужчинах, ставших жертвами тяжкого рока, и о женщинах, которые их спасают!

– И сцены секса тоже хороши, – добавила еще одна дамочка из очереди.

Женщина, стоявшая за мною, кивнула:

– Чудесные любовные сцены, очень талантливо описаны и такие жаркие, что вы растаете. Возьмите. – Она сунула мне книгу. – Непременно прочитайте! Вы сразу же станете поклонницей Данте. Боже, как он пишет… Это просто что-то неземное!

Я приподняла очки и посмотрела ей в глаза.

– Уж поверьте, для того чтобы испытать неземные ощущения, мне вовсе не обязательно читать книжки.

Женщина чуть не задохнулась и поспешно отвела взгляд. Я снова надела очки, возвратила навязанную мне книгу и, отвернувшись, продолжила свое стояние в очереди. Ненавижу привлекать к себе внимание подобным образом – на меня и без того все пялятся из-за хромоты, – но ничто меня так не бесит, как оголтелые фанатики.

Очередь медленно продвигалась вперед, петляя между книжных полок, – я уже могла различить людей, столпившихся у столика посреди магазина. Покупатели в самых разных одеждах двигались не спеша, будто в каком-то пестром зачарованном танце. От скуки я принялась сочинять заклятие-оберег от офанатевших читателей. Вдруг волоски у меня на руках поднялись дыбом: очередной покупатель отошел от столика, и я разглядела мужчину, который сидел, склонившись над стопкой книг, и раздавал автографы.

Черные волосы до плеч собраны в хвост; из него выбилась прядка и обрамляет такую знакомую челюсть с квадратным подбородком… Мужчина вскинул глаза на покупательницу, чью книгу он подписывал, и улыбнулся. Я пошатнулась, словно бы получила удар в солнечное сплетение: мне показалось, будто из комнаты выкачали весь воздух.

Это его я видела во сне, это с ним встретилась на бывшем постоялом дворе! Это тот самый безумец, что изрезал бритвой свое роскошное тело, а потом куда-то сбежал! А может, все это мне просто пригрезилось от переутомления?

Я потерла лоб: непонятно, то ли мне все это померещилось, то ли… А если он действительно был в подвале, то как все это объяснить? Никто не способен за десять минут подтереть кровь и утащить куда-то тяжеленный стол. По крайней мере, обычному человеку такое точно не под силу.

Стало быть, это К. Дж. Данте, знаменитый писатель, сочинитель историй о вампирах, являлся мне во сне и умолял о помощи. Это он испытывал страшные мучения, это его страдания я чувствовала, как свои собственные. Это он исполосовал себя вдоль и поперек, а когда я хотела ему помочь, рассердился.

– Кто же он?.. Что он такое?.. – пробормотала я себе под нос.

Ответа на этот вопрос, к сожалению, не было.

Глава 3

У меня было два варианта: либо считать, что вчерашний умалишенный тип, изрезавший себя, – плод моей расстроенной фантазии, либо сорвать с Данте черный свитер и, если его мужественная грудь окажется покрыта ранами, громко звать полицию и добрых людей в белых халатах.

В конце концов я решила выждать: если он меня узнает, значит, все было на самом деле. А если нет – что ж, значит, этот случай мне просто пригрезился. На удивление яркое и правдоподобное видение – мой блокнот до сих пор в кровавых отпечатках пальцев.

Очередь медленно продвигалась вперед. Я пряталась за широкой спиной стоявшей впереди толстухи: как бы Данте не заметил меня прежде времени и не устроил бы сцену! Продавщица препровождала к нему людей по одному, подавала ему книги для автографов, а после быстренько спроваживала поклонницу, освобождая место для следующей. Я бросила взгляд вперед, затем обернулась: ну и очередь – одни бабы! Хм-м. Я выгнула шею и принялась разглядывать Данте через плечо стоявшей впереди женщины. Да, мне он запомнился таким же красавцем, только сегодня он был еще лучше, так как не истекал кровью.

– Как же некоторым мужчинам идет черный цвет! – ляпнула я, не подумавши. Женщина, стоявшая спереди, обернулась и радостно кивнула. Я растянула рот в дежурной улыбке и почувствовала спиной какое-то движение. Я обернулась: мимо очереди пробиралась высокая дама на последнем месяце беременности. За ней по пятам следовала низенькая женщина с очаровательным лицом в форме сердечка – вот бы мне такое! Обе, широко улыбаясь, подошли к столу поздороваться с Данте. Тот перестал раздавать автографы, поцеловал каждой ручку, немного поболтал с ними, после чего извинился перед покупательницей, чью книгу подписывал.

«А у него, оказывается, есть любимые поклонницы, – подумала я. – Впрочем, что еще следовало ожидать? В том, что женщины не дают прохода такому красавчику, нет ничего удивительного. Мне-то что! Но вот если окажется, что вчерашняя кровавая сцена тебе не привиделась, нужно что-то делать, причем немедленно, а то он чего доброго и за другие людей примется».

Я прикусила губу и стала соображать, что делать. Хвост медленно, но верно продвигалась вперед. Я пряталась за толстухой, покуда не подошла моя очередь. Продавщица выхватила у меня книги.

– Вам просто автограф или с посвящением?

– М-м-м… с посвящением, пожалуйста. Для Коррин. Пишется с двумя «р» и с одним «н».

Продавщица кивнула и снова повернулась к Данте, которого хихикающая толстушка уверяла, что сегодня он выглядит просто великолепно. Он улыбался. Продавщица протянула ему книгу, предназначавшуюся Коррин, и что-то прошептала: очевидно, насчет автографа. Данте склонился над книгой и что-то написал своим каллиграфическим почерком. Мне сразу вспомнились оттиски времен королевы Виктории.

– Надеюсь, вам понравится книга. – С этими словами он поставил заковыристую подпись.

Я сразу узнала этот чарующий голос: его шелковистый тембр защекотал мне кожу и заставил волоски на руках встать дыбом.

Он поднял глаза, протянул мне книгу – и замер, словно пойнтер, учуявший фазана.

– Кристиан? – Беременная женщина переводила взгляд с него на меня. Мы застыли словно изваяния.

Я задержала дыхание. Его гипнотический взгляд проникал даже сквозь темные очки. Мне казалось, будто эти глаза затягивают меня вглубь, а я с трудом сохраняю равновесие на краю бездны.

– Кристиан? – Женщина притронулась к его руке.

Сама не заметив как, я перестала сопротивляться и нырнула в глубину его глаз. Меня тут же охватила темнота, полная горя, бесконечных страданий и безнадежности. Я почувствовала боль, которую он испытывал, эта боль душила меня, я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть.

– Кристиан, с тобой все в порядке?

Я отчаянно пыталась защититься, выстраивала хрупкие барьеры. Я должна была во что бы то ни стало остановить его, не дать ему наполнить меня своим мучением.

– Кто ты? – шепотом спросила я. После того как мне приоткрылся его внутренний мир, у меня пропал голос.

Его глаза стали еще темнее.

– А вы кто такая? – спросила невысокая женщина с симпатичным личиком. Она окинула меня внимательным взглядом, затем обернулась к Данте и хлопнула его по плечу. – Я же говорила, что сработает! Убедился? Получаса не прошло, как мы ее нашли! Замечательно. Теперь я могу спокойно идти домой.

Продавщица легонько подтолкнула меня локтем, но я не сдвинулась с места, не в силах отвести взгляд от писателя. Тот, в свою очередь, смотрел на меня. В его темных глазах отражались удивление, боль и раздумье. Продавщица взяла у него книгу, вручила ее мне и легонько подтолкнула: пора, мол, и честь знать. Я заковыляла прочь, по-прежнему пялясь на Данте. Тут меня тронула за плечо беременная дамочка.

– Простите, если вам покажется странной моя просьба… Можно с вами перемолвиться словом?

Я моргнула, оторвалась от глаз Данте, полных муки, и взглянула на женщину. Она была на несколько дюймов повыше меня. У нее были красивые глаза и дружелюбная аура: это сразу чувствовалось, даже освобождать сознание от блоков не надо.

В ответ я что-то промычала. Скоро у меня совсем крыша съедет! Я с трудом собралась с мыслями: медиумы постоянно должны держать себя под контролем. Крайне опасно терять самообладание – в этом случае контактер становится легкой добычей для потусторонних сил. А уж чтобы из-за какой-то ничего не значащей встречи… Я опять стрельнула глазами в сторону Данте. Он следил за мной, невзирая на то, что очередная поклонница признавалась в безумной любви к его романам. Набрав в грудь побольше воздуха, я обернулась к женщине. Она тоже не сводила с меня глаз. У меня накопилась тысяча вопросов. Что ж, лучше всего будет задать их его фанатке.

– Разумеется. Я не очень спешу.

Женщина одарила меня теплой улыбкой.

– Замечательно! Рокс.

– Я здесь! – Низенькая женщина подхватила меня под руку. – Пошли в кафе. Не знаю, как вы, а я не откажусь от горячего кофе с молоком. Тяжело все-таки охотиться за возлюбленными.

Я взглянула на нее краем глаза. Она, наверно, это заметила: рассмеялась и потащила меня за собой. Я шла между этих теток, как узник под конвоем.

Длинная, пройдя несколько шагов, остановилась и посмотрела на мою ногу.

– Простите. Давайте пойдем помедленнее.

Я передернула плечами – не люблю, когда меня жалеют – и заковыляла дальше.

– Да все в порядке. Наоборот, мне сложнее стоять подолгу на одном месте.

– А почему на вас темные очки? – спросила шагавшая рядом коротышка. – Проблемы с глазами или просто потому, что круто?

– Рокси! Какая ты невоспитанная! Простите ее, пожалуйста, – воскликнула беременная дама. Мы остановились перед стойкой кафе. – В детстве ее уронили, и она сильно ударилась головой. Причем роняли ее не единожды. Два двойных кофе с молоком, пожалуйста… А вы что будете?

– Кофе американо, – ответила я. Ну и странные у него поклонницы! Впрочем, сам он тоже не от мира сего. Интересно, от кого у этой высокой ребеночек? Только бы не от него! Хотя почему это должно меня волновать?

Беременная дама сделала заказ:

– Мне, пожалуйста, булочку с лимоном, вон тот пирожок с вишнями и… м-м-м… шоколадное пирожное с орехами. – Она обернулась к нам. – А вы что-нибудь закажете к кофе?

– Ты лопнешь, если все это уплетешь, – нахмурилась коротышка, покосившись на кругленький живот подруги.

Я покачала головой – нет, ничего мне не нужно – и покорно последовала за ними к столику.

– Вам, наверно, не терпится узнать, кто мы такие? – ласково улыбнулась высокая. – Меня зовут Джой, это – моя подруга Рокси. А как ваше имя?

– Элли. Эллегра Телфорд.

– Вы американка?

– Да. – Я неловко заерзала на стуле. Эх, найти бы предлог, чтобы снова вернуться к Данте! Я даже не успела его толком рассмотреть.

– Здорово, – сказала Рокси. – У меня к вам такой вопрос: верите ли вы в вампиров?

– Рокси!

Рокси обернулась к разгневанной подруге.

– А что я такого сказала? Это действительно важно!

– Да, но нельзя же так сразу в лоб спрашивать! Сперва нужно подготовить человека. Часто людям становится не по себе, когда заводишь с ними разговор о вампирах и о Темных. К этой теме нужно подводить деликатно. Простите, Элли: она никогда не отличалась чувством такта.

Тактично подводить? Меня? К разговору о паранормальных явлениях? В горле у меня забурлил смех. Я не сдержалась и расхохоталась – даже слеза прошибла. Слезы я промокнула салфеткой, не снимая очков. Обе женщины вытаращили на меня глаза, словно перед ними предстал призрак трехногого кота.

– Простите, не удержалась. Ну вы сказанули! Да, Рокси, у меня действительно проблемы с глазами. Только повышенная чувствительность к свету здесь ни при чем. Если хотите, я вам потом покажу, в чем дело, но должна предупредить, что многих людей мой взгляд… пугает. А вот вампирами меня не удивишь, Джой. Хотя, если честно, до сих пор я не сталкивалась с прямыми доказательствами их существования. Кстати, известно ли вам, кто такие медиумы?

Обе женщины покачали головами. Затем Рокси, сидевшая слева, наклонилась и попыталась заглянуть под мои очки. Я покосилась в ее сторону.

– О, у вас очень светлые глаза. Класс! Какого они цвета: серого? Или серебристого? Да, немного странно иметь радужку цвета полной луны, окаймленную темным кругом, но ей-богу не понимаю, почему это должно пугать.

Джой тоже нагнулась, заглянула мне под очки справа и нахмурилась:

– Да разве у нее светлые глаза, дурочка? Они золотисто-карие, с темными крапинками. Какой у вас интересный узор на радужке! Но в остальном я полностью согласна с Рокс – несколько необычно, но совсем не страшно.

Я вздохнула и, убедившись, что за нами никто не подглядывает, сняла очки. Женщины пораженно охнули.

– Ой как круто! У вас разноцветные глаза! Это контактные линзы? – спросила Рокси и наклонилась поближе, чтобы разглядеть мои глаза получше.

– Нет.

– Так и родились? Класс!

Я не сдержала улыбки. Впервые встречаю человека, у которого при виде моих глаз не ползут мурашки.

– Это называется гетерохрония радужной оболочки. Очень редко встречается, а такие разные глаза как у меня, – вообще уникум. Но это вовсе не знак одержимости дьяволом, как считают некоторые.

– Нет, конечно, – согласилась Джой. – Лично мне даже нравится. Это придает вам неповторимую индивидуальность.

Я фыркнула:

– «Неповторимую индивидуальность»… Ну вы скажете! Серебристый глаз и без того странно смотрится, а уж в сочетании с темным… – Я пожала плечами и снова надвинула очки. – Обычно люди начинают нервничать, когда видят мои глаза. Потому я и ношу очки с тонированными стеклами.

Рокси снова попыталась заглянуть мне под очки. Джой шлепнула ее по руке и велела вести себя прилично.

– Да, необычно, Элли, но ничего страшного в этом нет. Можете не прятать от нас свои глаза.

– Так кто такие медиумы? – сменила тему Рокси. Официантка принесла нам напитки, а Джой – заказанные пирожные.

Я прикусила губу. Меня что-то тревожило, не давало покоя смутное предчувствие беды. Я долго разглядывала сидевших передо мною женщин: нет, причина этого ощущения кроется не в них.

– Медиум обладает способностью общаться с духами. – Я обернулась. Взгляд мой упал на очередь поклонниц, ожидавших, когда Данте подпишет им книги. От длинного хвоста осталось всего ничего – каких-то двадцать человек. Я чувствовала, что меня что-то гнетет, словно я упустила что-то важное.

– Круто! – выдохнула Рокси. – Стало быть, вы – медиум и умеете общаться с привидениями? Наверно, используете планшетку для спиритических сеансов, да?

– Минутку. – Джой нахмурилась и начала барабанить по столу. – По-моему, я читала нечто подобное в романах Кристиана… Медиумы умеют воскрешать мертвых, да?

Я бросила последний взгляд на очередь, обернулась к Джой и покачала головой.

– Нет, что вы. Мы просто умеем вызывать духов. Только тех, которые невидимыми узами привязаны к данному месту, а над теми, кто перешел на новый виток существования, мы не властны. Вызванный дух прикреплен к нам, пока мы его не отпустим. Медиумы, или контактеры, чаще всего работают с назойливыми духами, которые создают неудобства живым людям: с полтергейстами и тому подобной нечистью. Контактер вызывает дух, а затем освобождает его, и дух уходит своей дорогой.

– Вот, значит, чем вы занимаетесь? – Рокси широко распахнула глаза.

Я кивнула.

– Надо же! А это у любого получится? Как вообще все происходит: просто учишь заклинание и вызываешь дух прадедушки Джо?

– Не смейся, Рокси: это очень серьезно. Если Элли и Кристиан действительно… – Она умолкла и улыбнулась во весь рот. – В любом случае я уверена, что она отлично справляется со своей работой.

– А-а-а… – протянула Рокси, разглядывая меня. – Да, я понимаю, что ты имеешь в виду.

– А я так ничего не понимаю, – ответила я, переводя взгляд с Рокси на Джой. – Кристиан – это К. Дж. Данте?

Обе кивнули.

– А вы, случаем, не знаете, что весь его торс, руки и ноги изрезаны бритвой?

При этих словах у моих собеседниц отвисла челюсть. Я вздохнула:

– Ясно. Ничего вы не знаете. А я, в свою очередь, понятия не имею, для чего вдруг понадобилась Кристиану, если только не… – Теперь уже я умолкла, не докончив фразы.

– Если только не – что? – как я и ожидала, спросила Рокси. – Вы что, с ним раньше встречались? Он никогда о вас не рассказывал. Нам он обязательно сказал бы, правда, Джой?

– Да, – подтвердила Джой. Она жевала лимонную булочку и при этом не сводила с меня своих темных глаз. Слизнув с губ крошки, она посмотрела на Рокси. – Кристиан – наш близкий друг. В прошлом году мы обещали помочь ему разыскать одного человека…

– Какого еще человека? Вы что, хотели устроить ему свидание вслепую?

Рокси фыркнула.

– Не совсем, – пояснила Джой, положив в рот кусок булочки.

Так я и поверила! Наверняка мечтает сосватать Кристиана. Переживает за него. Но я-то здесь при чем? А если… Если он и вправду был вчера ночью на постоялом дворе? Зачем он так себя искромсал? Кого он ждал? И как ему удалось так быстро и незаметно исчезнуть?.. Внезапно у меня в голове пронеслось слово «вампир». Я захлопала глазами.

– Он вампир?

– Тс-с-с! – прошипели обе женщины и обернулись: не подслушивает ли кто? Но никто, кроме меня, их не слышал. И даже я не верила своим ушам.

– Вы, наверно, шутите? Да, он немного… не от мира сего, что ли. Но чтобы вампир…

Обе смотрели на меня вполне серьезно. Я покачала головой, снова поглядела на очередь и обернулась к сидевшим передо мной женщинам.

– Послушайте, уважаемые: сверхъестественное – это моя профессия. Я контактер и работаю в международной организации, которая занимается исследованием паранормальных явлений и пытается найти им объяснение. Я хорошо знакома с привидениями, полтергейст, высшими и низшими демонами…

– Демонами? – переспросила Рокси. – Хотите сказать, демоны действительно существуют? Боже! – Она обернулась к подруге. – Готова спорить на пять баксов, что наша школьная математичка была из их числа.

Джой ее проигнорировала. И я тоже. Дурное предчувствие все усиливалось, я физически ощущала, как на меня надвигается рок. Нужно что-то делать! Вот только что? Я прикусила губу и снова покосилась на поредевшую очередь – сделала я это очень осторожно, а то еще Кристиан увидит, что я на него пялюсь, и невесть что подумает. Непонятно: с чего это я так разволновалась? Я глубоко вдохнула и продолжила свою речь:

– Я знакома с колдунами и ведьмами, бывала в магическом круге и видела такое, от чего многие на моем месте наложили бы в штаны.

– Мы тоже немало повидали, – усмехнулась Рокси. Джой нахмурилась.

– Но я никогда, ни разу не видела вампира. И о встрече с вампиром мне тоже никто не рассказывал. Всякие оборотни, вампиры и лохнесские монстры и прочие – мифические существа. По крайней мере, в реальности с ними никто не сталкивался. Я допускаю, что ваш приятель – очень необычный человек. Одному Богу известно, что он вам наплел. Но, смею предположить, он все-таки не…

Вдруг у меня неуютно закололо в затылке: испытывая непонятное, но сильное волнение, я выскочила из-за стола и бросилась к очереди. Нога жутко болела, и я уже думала, что не поспею вовремя. Я увидела пистолет раньше, чем Кристиан, и крикнула: «Берегись!» Продавщица у столика схватила убийцу и развернула ее от Кристиана… прямо на меня.

Я хотела свернуть в боковой проход, но не успела. Я неслась прямиком на женщину, которая собиралась застрелить Кристиана. Борясь с продавщицей, она нечаянно надавила на курок. Пуля летела прямо на меня. У меня засвистело в ушах, и я почувствовала, что лежу на спине в узком проходе между книжными шкафами, а на мне лежит какая-то тяжелая туша и мешает дышать. Я заморгала и посмотрела на человека, придавившего меня к полу.

– У вас разноцветные глаза, – прошептал Кристиан. Его дыхание касалось моих губ. – Стало быть, вы обладаете даром Видения.

Мне вдруг захотелось припасть к его губам, но вместо этого я подняла свободную руку и ощупала лицо. Когда я упала, с меня слетели очки.

– Как вам это удалось? – спросила я. Мне было немного неловко оттого, что наши тела прижимались друг к другу. Хвост Кристиана растрепался, и его длинные волосы скрывали наши лица, словно шелковый занавес. – Как вы сумели опередить пулю? Вы что, Кларк Кент[3]?

Он нахмурился. Мое тело горело словно в огне, особенно те его части, что соприкасались с его телом.

– Я тоже хочу спросить: вам было известно, что на меня готовится покушение?

– Господи! С вами все в порядке? – К нам подбежала Джой.

– Вы что, хотите сказать, что я с этим как-то связана? – спросила я, не обращая на Джой внимания. – Если вы так считаете, то прокрутите-ка ситуацию еще раз. Я пыталась вам помочь, вы что, забыли?

Он прищурился.

– Продавщица и без вас бы заметила преступницу. Зря вы разорались.

– Кристиан, Элли, с вами все в порядке?

– Нет, мне это нравится! Второй раз уже из кожи вон лезу, чтобы тебя спасти, а я еще и виноватой оказываюсь! Неблагодарный!

– Что значит второй раз? И почему это я неблагодарный? – Его горячее дыхание обдавало мою кожу, а бархатистый голос сводил с ума. Мне хотелось обнять его за шею и целовать, целовать, несмотря на то, что его восхитительные губы шептали такие ужасные слова.

– Судя по тому, что вы в состоянии разговаривать, с вами ничего страшного не приключилось. Послушай, Кристиан, лучше бы тебе встать и помочь Элли подняться. Смотри, уже собираются зеваки.

– Да, второй раз, – повторила я, упорно не обращая внимания на жар, разлившийся по моей коже. – Первый раз я пыталась спасти тебя прошлой ночью, когда ты, прикинувшись призраком, лежал и истекал кровью.

– Я никогда не прикидывался…

– С ними все в порядке? Ой, что это они делают? И почему Кристиан лежит на Элли?

– Ха! – Его глаза цвета красного дерева приобрели эбеновый оттенок. – Естественно, что еще можно подумать, когда натыкаешься на окровавленного мужчину в подвале дома с привидениями. Кстати о птичках: а ты что там делала?

– Похоже, они спорят. Элли задели слова Кристиана.

– Угу. Мне кажется, что он сейчас ее поцелует.

– Счастлив сообщить, что ты расстроила все мои планы. Надеюсь, ты рада, – сказал он, не отрывая от меня взгляда. Его глаза и так были черные словно ночь, а теперь потемнели еще больше. Губы на краткий миг прикоснулись к моим, а потом он отстранился.

После этого легкого поцелуя жар, который разожгла в моем теле его близость, разгорелся адским пламенем. Я пошевелилась: судя по всему, я в целости и сохранности. Удивительно. Кристиан поднялся и протянул мне руку.

– Вот видишь? Я была права. Он действительно ее поцеловал.

Я проигнорировала Рокси и, нахмурившись, посмотрела на Кристиана. Расстроила его планы? Что он хотел этим сказать? Хорош план: изрезать себя на лоскутки и валяться в мокром подвале! И что значит «зря разоралась» и «вам заранее все было известно»? Неужели он считает меня соучастницей преступления и думает, что я пыталась выгородить себя?

Я бросила на него свирепый взгляд и, оттолкнув протянутую руку, сама поднялась с пола. Получилось это у меня довольно неуклюже, что было особенно досадно – вокруг столпилось полно зевак. В толпе кто-то охнул от ужаса. Как все это знакомо! Я поняла намек и принялась разыскивать темные очки.

– Держи. – Рокси протянула мне их. – Они упали прямо к ногам Джой, но теперь она больше не может нагибаться.

Я надела очки. Цвета вокруг стали темнее и приглушеннее, и я вновь почувствовала себя в безопасности. Странное чувство, если учесть, что меня совсем недавно спасли от пули.

Джой, которая о чем-то шепталась с Кристианом, повернулась и взяла меня за руки.

– С тобой все в порядке, Элли? Надеюсь, Кристиан тебя не зашиб?

– Я спас ей жизнь! – возмутился он.

– А я спасла жизнь вам, – огрызнулась я. Господи, да за кого он меня принимает? Странный какой-то, никому не доверяет.

– Это вопрос спорный, – отозвался он, отряхиваясь.

Как он со мной разговаривает! Я взъерепенилась, словно кошка, которую погладили против шерсти. Ноющая нога в сочетании с надменностью этого типа заставили меня позабыть о вежливости и правилах приличия.

Я уперла руки в бока и одарила Кристиана взглядом василиска.

– Знаете, вы просто невыносимы! Другой бы на вашем месте рухнул на колени перед своей спасительницей, а я от вас слышу одни оскорбления и грязные намеки! Никакой благодарности за то, что я тратила свое драгоценное время на спасение вашей никчемной жизни.

– Могли бы и не утруждать себя. Моей жизни ничто не угрожало, – ответил Кристиан своим негромким красивым голосом, звук которого рождал во мне трепет.

– Похоже, они ссорятся, – прошептала Рокси Джой.

– Ладно, – я толкнула его в грудь, – в следующий раз, когда будут покушаться на твою жизнь, я мешать не стану. Подожду, пока ты станешь покойничком, а потом вызову твой дух и потребую извинений. И уж поверь мне, извиняться тебе придется очень долго!

Кристиан шагнул ко мне, стиснув зубы.

– Терпеть не могу таких женщин! Вы слишком агрессивны и независимы и считаете себя вправе оскорблять меня без всякой на то причины.

– А что, разве женщины не должны уметь постоять за себя? – Он хотел что-то сказать, но я перебила его, прищелкнув пальцами. – Мне плевать, какие женщины вам нравятся, а какие – нет! Да, вы правы: я агрессивна и независима. А если вы считаете мои слова оскорблением, то поделом вам.

– Слушай, почему они ругаются? Это ведь не по правилам.

– Не знаю, – ответила Джой. В ее глазах мелькнула тревога. – Я тоже так думала… но, видимо, ошибалась.

Кристиан сверкнул на Джой глазами, выругался по-немецки – по крайней мере, это прозвучало как ругательство – и гордо удалился. Тут прибыла полиция, и даже на других этажах, где еще не знали о покушении, началась паника. Мне пришлось описывать происшедшее поочередно трем полицейским. Особенно их волновал вопрос, как я узнала, что какая-то женщина собирается застрелить Кристиана, – ведь я сидела к нему спиной на расстоянии тридцати футов.

Во время допроса я не могла совладать с собой и украдкой поглядывала на Кристиана. Он тоже не сводил с меня взгляда. Только раз я заметила, как он горячо, но почему-то шепотом спорит с Джой. Она указала на меня и сказала что-то, что ему, очевидно, пришлось не по вкусу. Он замотал головой и замахал перед собой руками. Наконец он сказал ей какую-то резкость, повернулся и умчался прочь. Судя по изумленному выражению на лице Джой, такое поведение ему было несвойственно.

По крайней мере с Джой он никогда не позволял вести себя подобным образом. Не то что со мной: он практически объявил меня соучастницей преступления. Не говоря уже о том, что разрезал себя бритвой, а меня обвинил в срыве каких-то планов. Может, он исповедует какой-нибудь кровавый эротический культ? М-да, его сексуальности на пятерых хватит. Наверняка он властный, самоуверенный эгоист, который любит, чтобы женщины ходили перед ним на задних лапках. Ох уж эти мужчины! Зачем они вообще нужны? Правда, при некоторых обстоятельствах я не бывала к ним неравнодушна…

Когда полиция закончила допрос свидетелей, я чувствовал себя выжатым лимоном. Нога болела так, словно ее истыкали ножами – и это несмотря на то что один вежливый полицейский принес специально для меня стул. Когда я наконец поднялась, нога никак не желала меня слушаться. Кристиан, беседовавший с полицейским, обернулся и прищурился: его глаза стали совсем черными. Я растянула губы – сойдет за вежливую улыбку – и заковыляла к двери. Спиной я чувствовала его взгляд.

– Элли! Обожди минутку! Мне трудно быстро ходить.

– Ты никогда не умела бегать. Признайся, Джой: ты амазонка. Жирная амазонка.

– Я беременна, коротышка. И могу себе позволить быть толстой. – Джой, пыхтя, догнала меня и протянула мне визитку. – Приходите завтра на чай. Нам есть о чем поговорить.

Я бросила взгляд через ее плечо: Кристиан стоял на том же месте, вперив в меня взгляд.

– Спасибо, но я вынуждена отказаться. Похоже, я не нравлюсь вашему другу.

Джой склонила голову набок, а Рокси усмехнулась:

– Кристиана не будет. Он не встает в такую рань. Будем только мы трое. Ну и еще, возможно, Рафаэль.

– То есть ее жених, – уточнила Рокси.

Я покосилась на живот Джой, которая была явно на последнем месяце.

Рокси тоже стрельнула на подругу глазами.

– Я же говорила, еще когда ты только-только забеременела, что вы должны пожениться. Ну ты подумай, что придется перенести этому бедному ребятенку, если вы не освятите свой союз узами брака…

– Пожалуйста, приходи на чай, – пригласила Джой с такой теплотой, что было трудно устоять.

Некоторое время я колебалась, затем взяла визитку. Джой улыбнулась еще шире.

– Рассказать ей о ступенях? – спросила Рокси у Джой.

– Какие еще ступени? Я предпочитаю пользоваться лифтом. С моими ногами иначе нельзя.

Джой задумалась.

– Да, ты права. Я как-то об этом не подумала. Кристиан только что преодолел вторую ступень. Если это его не убедит, не знаю уж, что и делать. Он просто обязан мне поверить.

– Какие еще ступени? В чем убедить? Чему он должен поверить? Знаете, у меня такое ощущение, будто вы говорите об эскимосах, а я пытаюсь объяснить, как готовить сливочную помадку.

Рокси подтолкнула меня локтем.

– Третья ступень тебе понравится, уж поверь.

– Какая еще ступень? – спросила я у них.

Джой скорчила рожу и потерла поясницу.

– Мы обо всем расскажем завтра. В четыре часа. Нам многое предстоит обсудить.

Многое предстоит обсудить – слабо сказано.

Глава 4

Когда я добралась до гостиницы, было уже поздно обзванивать офисы АСИФ и спрашивать имя и телефон отшельника (а может, отшельницы, не знаю), который мог бы мне помочь освободить кота. Поэтому я решила принять ванну. Я нежилась в ней, пока моя нога не перестала болеть, а кожа не приобрела красновато-лиловый оттенок. После этого я облачилась в мягкие пижамные штаны и футболку и завернулась в просторный зеленый халат. Нога в шрамах, глаза разноцветные, прикид на редкость небрежный… Безусловно, попасть на обложку модного журнала мне не светит, зато удобно.

– Ну вот и остались мы снова одни, котик. Ты уж постарайся завтра спрятаться от горничной, как в прошлый раз. Я отправлю тебя обратно, как только смогу, но, возможно, придется подождать. Сперва нужно переговорить с отшельником…

Закончив описывать в дневнике все, что стряслось сегодня вечером, я натянула спортивные штаны с рубашкой и спустилась вниз: нужно было отправить Коррин е-мейл – книжку с автографом достала; отдам, когда приеду.

Я отослала письмо и некоторое время ошивалась в коридоре, но на меня начали коситься (что ни говори, темные очки и тренировочные штаны – странное сочетание), так что я была вынуждена ретироваться к себе в номер.

– Как видно, жители Лондона не уважают чужое личное пространство, – заметила я, затворив за собой дверь. На единственном удобном кресле в номере, элегантно закинув ногу на ногу, восседал Кристиан. Он поглаживал подбородок и наблюдал, как трехногий кот катается по полу, пытаясь играть с бахромой постельного покрывала. Его прозрачные лапы проходили сквозь бахрому, не причиняя последней ни малейшего вреда.

– Как вы сюда попали, что вы здесь делаете, что за фокусы вытворяли прошлой ночью, кого ждали, как смели предположить, что я сообщница той женщины с пистолетом, вампир вы или нет?!

Он сдвинул соболиные брови, грациозно поднялся и отвесил учтивый поклон.

– По-моему, мы не представились друг другу как подобает. Я – Кристиан Иоганн Данте. А вас зовут… – Он нахмурился. – Элли?

– Да. Уменьшительное от Эллегра.

– Ясно. Не люблю уменьшительные имена, они такие избитые! Я буду звать вас Эллегра.

Я приготовилась к обороне. Схватила деревянный стул, стоявший перед туалетным столиком, развернула его и уселась напротив незваного гостя.

– Неужели? К вашему сведению, мистер воображала, это прозвище когда-то дал мне брат-близнец. Восемнадцать лет спустя он погиб в катастрофе, а я отделалась травмой правой ноги. Поэтому я не нахожу свое имя избитым. Прошу меня извинить.

Он привстал и застыл, не сводя с меня глаз. Я не выдержала, раздраженно хмыкнула и приказала ему сесть.

– Мне очень жаль, что вы потеряли брата. Я тоже лишился в юности горячо любимого брата. Мне потребовалось много лет, чтобы простить себя за то, что я остался жить, а он умер.

Я подняла на него пораженный взгляд: похоже, он столь же тяжело переживал смерть брата, как и я – гибель Лесли.

– Расскажите мне об этом несчастном случае. Сколько вам было лет?

Я почувствовала в его голосе знакомые вкрадчивые нотки и заблокировала сознание: никто не смеет внедряться в мой мозг без приглашения.

– Почему бы вам самому прежде не ответить на несколько вопросов? Например, как вы здесь очутились?

Он пожал плечами: даже такое простое движение вышло у него элегантно. На нем был черный свитер и простые черные брюки. У меня возникло странное чувство, будто я вижу его не таким, каков он есть на самом деле: настоящий Кристиан должен быть одет в шелковую рубашку с жабо и кружевными рукавами. Я представила его в цветном жилете, какие носили двести лет назад, в обтягивающих бриджах и сапогах до колена. И непременно с хлыстом в руке – наверняка он умелый наездник.

– Хотел побеседовать с вами. Я не знал, что у вас уже есть посетитель. – Он оглянулся на кота, вылизывавшего брюхо. – Равно как и того, что вам будет неприятно мое присутствие. После небезызвестных вам грустных событий я понял, что многое между нами осталось невысказанным.

– Угу, – кивнула я. Нельзя сказать, чтобы он меня убедил. – К примеру, мы так и не выяснили, чем вы занимались прошлой ночью и как вам удалось так быстро скрыться? Подождите-ка, сперва ответьте на самый главный вопрос: вы – вампир?

Золотисто-карие глаза блеснули, одна бровь дрогнула. Больше Кристиан ничем не выдал своего волнения.

– Я принадлежу к Темному Моравскому братству. Нас еще называют Темными.

Можно подумать, мне это о чем-то говорит!

– Значит, вы вампир?

Вместо ответа он элегантно развел руками.

– Ладно, ставим вопрос ребром: вы пьете человеческую кровь, чтобы выжить?

Кристиан так и обмер.

– Да, – наконец признался он. Его бархатистый голос придал этому слову особую вескость.

– Вы бессмертный?

Он колебался.

– Меня можно убить.

– Как и все живое. Снова перефразирую вопрос: в каком году вы родились?

Он не сводил с меня взгляда.

– В сто двенадцатом году от Рождества Христова.

Я произвела в уме быстрый подсчет.

– Значит, вас смело можно назвать бессмертным. Любите загорать на солнышке?

На его губах заиграла легкая улыбка. Эх, ну почему я не эта улыбка!

– Загорать? Нет. Мне вреден солнечный свет.

– Прекрасно. Выходит, вы, – я принялась загибать пальцы, – пьете кровь для поддержания жизни, более-менее бессмертны и избегаете солнечных лучей. А говорите, не вампир!

– Темных часто причисляют к вампирам, – признал он.

– Вы хотите сказать, что есть одно «но»?

Кристиан улыбнулся еще шире, и я почувствовала, что мне стало слишком жарко в своих уютных трениках.

– Мифология вампиров напоминает историю Темных, но это далеко не равнозначные понятия.

– Ах, вот оно как… Стало быть, вы – добрый вампир? Квазивампир? Этакий вампир облегченного типа? Творите добрые дела? Или тот вампир, что носит на плече боевой топорик, сбивает людей с ног и режет себя на кусочки с целью позабавиться и заодно деньжат заработать?

У Кристиана хватило наглости принять страдальческий вид.

– Никогда не встречался с такой непочтительной женщиной!

– Вы уходите от темы.

– Именно. Откуда в вашем номере взялся призрак кота?

– А где мне его еще держать? – огрызнулась я и тут же пожалела о своих дерзких словах. – Ходят слухи, что в этой комнате обитают привидения. Я пыталась вызвать здешний дух, но вместо этого явился ее кот.

– Так, значит, вот чем вы занимались вчера ночью на постоялом дворе…

– Вы еще не на все мои вопросы ответили.

– Я всегда считал, что диалог строится на попеременном чередовании вопросов и ответов. Я дал несколько ответов, посему теперь имею право спрашивать.

Его высокомерный тон задел меня за живое. Я поднялась и уперла руки в бока.

– Да, вчера вечером я пыталась вызвать духов. Я медиум, и эта моя работа. Если вас интересуют мои успехи, то мне хронически не везет. Пока что мне удалось вызвать лишь этого кота, поэтому будьте с ним поласковее. Может, это не такое уж большое достижение, но больше похвастаться мне нечем. Я пробовала отправить его обратно, но освободительное заклинание почему-то не работает.

Он снова улыбнулся, заставив мое тело (которому Кристиан нравился) вступить в бой с рассудком (которому Кристиан был явно антипатичен).

– Значит, будь я действительно страждущим духом, вы не смогли бы меня освободить той ночью?

Я возвела руки к небу.

– Почем мне знать? Никогда не пробовала освобождать человеческий дух. Я ответила на вопрос, теперь ваша очередь. Чем занимались прошлой ночью вы?

Улыбка сползла с его лица. Он встал и подошел ко мне почти вплотную. Я чувствовала исходивший от его тела жар. Он снял с меня темные очки, долго рассматривал сперва один глаз, затем другой, после чего провел пальцем по моему подбородку. Я хотела отшатнуться, но он обладал какой-то необычайной привлекательностью. Меня словно парализовало. Теплые темные глаза смотрели на меня, палец застыл у меня на шее: казалось, будто от него исходят огненные искры и проникают в мое тело.

– Джой считает, что ты моя Возлюбленная, женщина, предназначенная мне судьбой.

– А-а-а… – выдохнула я.

Я хотела, чтобы он никогда не переставал ко мне прикасаться, но одновременно с этим боролась с собой: не попасть бы под власть его обаяния! Один раз я уже позволила мужчине взять полную власть над собой и больше не повторю этой ошибки. Я шагнула назад, для чего мне потребовалось приложить титаническое усилие. Он прикрыл глаза и уронил руку.

– По-моему, Джой ошибается.

Минуту Кристиан разглядывал меня с каким-то странным выражением, затем кивнул.

– Пожалуй, вы правы. Я бы сразу узнал мою Возлюбленную, так же как и она меня. К вам я ничего подобного не испытываю. Боюсь, придется разочаровать Джой.

– Я уверена, что она как-нибудь переживет, – сказала я слегка хрипловатым голосом. – Да и я тоже оправлюсь, хоть и не сразу.

На его губах снова заиграла полуулыбка. Я и ахнуть не успела, как я очутилась в его объятиях и почувствовала, как его твердые бедра прижимаются ко мне.

– Думаю, никому не станет хуже, если мы проверим, подходим ли мы друг другу, – прошептал он и припал к моим губам.

Одно могу сказать с полной уверенностью: девятьсот лет жизни не прошли для него впустую – целоваться он научился. Сначала его губы были твердыми и властными, потом обмякли. Язык же сперва действовал робко, а потом проник внутрь и начал вытворять такое, на что, по моему скромному опыту, язык просто не способен. Он целовал меня так с минуту, затем отстранился испросил:

– Ты безучастна.

– Верно подмечено. Возьми с полочки пирожок.

Он отодвинулся еще дальше, чтобы лучше видеть мои глаза.

– Я чувствую, что тебя ко мне влечет. Тебе нравится смотреть на меня. Когда я рядом, у тебя быстрее бьется сердце, и все же ты не позволяешь себе насладиться невинным поцелуем?

– Послушай, Ромео: меня влечет ко многим мужчинам, но это ровным счетом ничего не значит, кроме того, что у меня здоровое либидо. К тому же даже поцелуй с тобой навряд ли можно считать невинным.

Как ни странно, мои слова пришлись ему по душе.

– Попробуем еще раз. Только теперь ты тоже будешь принимать участие.

Я отступила на шаг.

– Спасибо, но сегодня ты и так уже проверил все мои зубы на прочность.

Его глаза снова стали эбеновыми.

– Хватит ломать комедию! – Я оттолкнула его, направилась к сумке и принялась извлекать оттуда аппаратуру. Если уж ко мне в номер пожаловал вампир, ради такого случая нужно произвести замеры.

Так я объяснила себе свой поступок. Но умом я понимала, что между нами обязательно должен быть интервал, иначе я наброшусь на этого кровопийцу и зацелую до смерти.

Когда я обернулась, Кристиан стоял, прислонившись к стене, и водил пальцем по своей восхитительной нижней губе. Мне сразу вспомнились недавние ощущения, когда его губы ласкали мои. Эта картина живо всплыла у меня перед глазами, словно на широком экране. Я мысленно приказала своему внутреннему киномеханику прекратить показ и взять выходной и начала замерять уровень заряженных частиц вокруг Кристиана.

– Почему на тебе мужская одежда?

Я оставила вопрос без внимания и включила инфракрасную кинокамеру.

– Я не желаю, чтобы моя женщина подражала мужчинам. Женщина должна быть женственной, мягкой, излучать тепло. Такая уж им отведена роль в природе. В тебе же я не вижу ни одного из этих качеств.

– Как хорошо, что я не твоя женщина, – отозвалась я, стараясь не думать, как это – всецело принадлежать ему. Наверняка Кристиан ужасно сексапильный, но еще он властный и надменный, а это очень опасные черты.

– Я лишь сказал, что ты – не моя Возлюбленная, но это не означает, что ты не можешь быть моей женщиной.

Прозвучавшее в его голосе сумрачное обещание заставило меня вздрогнуть. Я вспомнила, что читала где-то, будто вампиры обладают способностью соблазнять одним голосом – так вот, это совершенно бесспорно. Я включила цифровой диктофон. Может, кто-нибудь из АОИФП проанализирует запись и поймет, почему его голос так красив и откуда в нем эти берущие за душу нотки?

– Ты родился таким или тебя укусил другой вампир?

– Ты слишком строптива и независима, тебе недостает уверенности в себе.

Стиснув зубы, я включила СЭМИ (счетчик электромагнитного излучения) и стала записывать результаты. Нет уж, теперь я так легко не сдамся… Я покосилась на него, стараясь придать взгляду как можно больше презрения.

– Ах, так, значит, я строптивая? И неуверенная? Любишь ты оскорблять, как я погляжу!

– Это не оскорбления, а наблюдения.

– Что ж, в таком случае я тоже хочу поделиться кое-какими наблюдениями. – Я отложила СЭМИ, доковыляла до Кристиана и ткнула его пальцем в грудь. Он поймал мою руку, от его прикосновения по всему телу разлилось блаженное чувство, но я решила, что пришла пора высказать все начистоту. – К вашему сведению, уважаемый Дракула, женщины уже давно эмансипированы. Мы можем думать что хотим, делать собственный выбор, а также жить спокойно и счастливо без всяких всезнаек мужского пола под боком, которые только и знают, что приказывать. К тому же я – медиум. Следовательно, я волевая натура. Женщина с сильной волей – это еще не стерва. А что касается уверенности, то я не сомневаюсь в своих способностях. Да, пока что мне не везет с духами, но это вовсе не означает, что я бездарность. Я знаю, что мне это дано, но вызов духов – не точная наука. Здесь задействовано множество непредсказуемых факторов.

– Я не говорил, что ты сомневаешься в своих способностях, я подразумевал нечто другое: тебе не нравится собственная внешность.

– С моей внешностью ничего не поделаешь. Уж какая есть, – огрызнулась я. – Я прекрасно осознаю все свои недостатки и пытаюсь их скрасить по мере возможности. При чем тут неуверенность в себе?

– Ты прячешь свое женственное тело за бесформенной и мешковатой мужской одеждой, а глаза скрываешь за темными очками.

– Я ношу брюки, потому что в них удобней исследовать дома с привидениями. Попробуй-ка полазай по подвалам в юбке и на каблуках! А черные очки я ношу потому, что надоело слышать за спиной: «Странная какая-то!» Еще вопросы будут, Шерлок? Или я могу возобновить свои замеры?

– Еще ты скрываешь за маской грубости то, что тебя влечет ко мне.

Я усмехнулась и замерила ультразвуковые излучения.

– Ах, вот и добрались наконец до сути твоего недовольства. Ты бесишься потому, что я не ответила на твой поцелуй. Твоя мужская гордость была задета. Бедный Кристиан привык, что девушки лишаются чувств от одного прикосновения его губ! По-моему, настоящий мужчина должен уметь соблазнить женщину без помощи гипноза.

Задней мыслью я поняла, что искушаю его. Да, не самый лучший ход. Умницам на заметку: никогда не ставьте под сомнения мужественность вампира, если только вы не из камня или не покойница. Победительницей вам не выйти, уж поверьте.

Он набросился на меня, не дав даже дух перевести, и крепко сдавил в своих железных объятиях. Наши тела прижались друг к другу. Больше всего меня беспокоил решительный взгляд его глаз (теперь они стали ореховыми).

– Ты просто невозможна, – прошептал он и припал к моим губам.

Я чувствовала его возбуждение, и мое тело отозвалось ответной страстью, хоть я и старалась побороть ее изо всех сил. Куда там! На то, чтобы потушить жар, который разжигала во мне его близость, не хватило бы и целой бригады пожарных.

– Ты оскорбляешь меня, испытываешь мое терпение, неуважительно относишься к дарованной мне силе, и все же ты рождаешь во мне чувства, которые я не испытывал уже несколько веков.

На секунду ему удалось проникнуть в мое сознание, разрушив защитные барьеры. Я обмякла и прильнула к нему.

Нет, я не позабыла муку, которую мне довелось испытать сначала во сне, а потом на постоялом дворе, но мне вдруг показалось, что эти страдания были мною сильно преувеличены. Теперь я знала, что это не так: Кристиан отчаянно нуждался в чистой любви, чтобы спасти свою душу, избавиться от наполнявшей его боли и отчаяния. Самосохранение заставило меня изгнать его из своего сознания. Я собрала всю свою волю в кулак. Главное – сопротивляться соблазну во что бы то ни стало. Тут Кристиан снова припал ко мне губами.

На сей раз в его поцелуе не было прежней мягкости, лишь властность и напор. Он быстро сломил мое слабое сопротивление: я волей-неволей была вынуждена приоткрыть рот. Он пожирал меня, поглощал меня без остатка, и несколькими еще не одурманенными клетками мозга я понимала, что, если не поостеречься, он отнимет у меня все, полностью опустошит, и от меня прежней останется лишь оболочка. Но сопротивляться не было сил. Хоть я и боялась попасть под его власть, от каждого прикосновения его языка и губ во мне разгоралось удовольствие. Меня спасал лишь инстинкт и еще желание, которого нельзя было отрицать. Я размякла и прижалась к нему, искушая его твердое тело своей мягкостью, отдавая ему власть над собой. Поцелуй чудесным образом превратился из властного в эротичный, перестал быть чисто символическим. Наши желания слились воедино. Не размышляя, я приняла его боль в свое тело и послала ему в ответ свое тепло.

Он оторвался от моего рта и неожиданно разомкнул объятия.

Я пошатнулась, но быстро обрела контроль над своим телом.

– Хорошо, – сказала я, отвернувшись, чтобы не видеть торжества в его глазах. – Ты доказал, что хотел. Признаю тебя чемпионом мира по поцелуям. Прекрасно. Завтра утром закажу почетную дощечку с твоим именем. А теперь уходи, пожалуйста. Мне предстоит много работы.

Взяв все необходимое, я опустилась на пол. Кот дремал, свернувшись под креслом. Кристиан молчал. Я очертила мелом круг. Не выдержала и вскинула на него глаза. Он наблюдал за мной. На его лице, как ни странно, не было ни тени торжества. Вид у него был на редкость беззащитный. Я отвернулась и переключила все свое внимание на магический круг. Я еще знала, как вести себя с надменным и властным Кристианом. Но сейчас он пребывал в таком же потрясении, как и я после нашего первого поцелуя, и я не представляла, как к нему подступиться. Мне ужасно хотелось его утешить, обнять и поцелуями стереть с его лица выражение печали и боли. Но я знала, как отреагирует на этот жест столь властный мужчина, – он воспользуется моей добротой и начнет из меня веревки вить. Нет уж, хватит с меня.

Я начертала защитные символы на левой руке и под правым глазом.

– Что ты делаешь?

От его голоса у меня по коже пробежали мурашки – словно теплый ветерок повеял. Я снова очертила круг: Кристиан меня отвлек, и я могла оставить круг незамкнутым, а толку от такого круга, как известно, никакого.

– Я контактер, стало быть, я вызываю дух.

– Зачем?

Очевидно, он в отличие от меня уже оправился после нашего поцелуя. У меня же внутри до сих пор все дрожало, что не помешало мне бросить на него раздраженный взгляд.

– Я не то хотел спросить. Зачем ты вызываешь дух – понятно, но почему именно сейчас? По-моему, раньше ты уже пробовала, но явился только кот?

Я хотела ответить, что терпение и труд все перетрут, главное – не опускать руки и не сдаваться, но подумала, что он поднимет меня на смех – ведь я только что не выдержала и сдалась под его натиском. Я открыла сосуд с «прахом мертвеца» и попыталась очистить мысли.

– Пока не уеду домой, буду продолжать попытки вызвать человеческий дух.

Прежде чем Кристиан успел ответить, я произнесла заклинание, мысленно отворила дверь в мир призраков и щедро посыпала круг пеплом. «Прах мертвеца» запорошил пол, а несколько частичек, как всегда, осели мне на лицо.

– Боже, ну и грязища! Неужели нельзя вызывать духов как-нибудь поаккуратней?

– Когда вызываешь духа, живые должны помалкивать, – заметила я и, смахнув с лица пепел, воззрилась на круг.

Никаких изменений! Как тогда, в постоялом дворе, когда я четыре раза подряд пыталась вызвать хоть какой-нибудь призрак.

– Чертов пепел. – Я ущипнула себя за нос. – Вечно в ноздри лезет. Ой, кажется я сейчас…

Я чихнула. А когда открыла глаза, Кристиан стоял рядом и пристально разглядывал круг. Воздух в круге собрался в непрозрачные кристаллы и из этой мглы медленно вырисовывался силуэт низенькой полной женщины в халате. Вся голова у нее была в мелких кудряшках.

Я уставилась на привидение. Я сделала это! Впервые вызвала человеческий призрак! Ура!

У меня перед носом возникла загорелая рука. (Как он умудрился загореть? Неужели существуют солярии для вампиров?) Я приняла предложенную руку и поднялась на ноги.

Я посмотрела на Кристиана. Он, изогнув бровь, разглядывал даму-привидение. Я тоже перевела на нее взгляд. На женщине был зеленый халат, подозрительно похожий на мой, и длинная фланелевая ночная рубашка. Наверно, она спала, когда разбомбили гостиницу.

Я заземлила дух и разомкнула круг.

– Э-э-э… Здравствуйте. Вы, должно быть, та леди, что погибла при пожаре?

Дама потянулась и пригладила волосы.

– Пожара я не помню, но я жила в этом номере. Меня зовут Эсме, Эсме Картрайт. А вы кто такие?

– Меня зовут Элли. То есть Эллегра, – поправилась я и покосилась на Кристиана. – А это Кристиан Данте.

– Чрезвычайно рад знакомству с вами, мадам. – Он отвесил ей грациозный поклон.

– Подумать только, Темный! – захихикала она и состроила Кристиану глазки. По крайней мере так можно было бы истолковать ее жест, не будь она уже пятьдесят лет покойницей. Затем Эсме обернулась ко мне с дерзкой улыбкой. – У вас отличный вкус, дорогая моя. Он просто прелесть.

– Он мне никто, – возразила я.

Кристиан обнял меня мускулистой рукой и прижал к себе.

– Мы пока еще толком не разобрались в своих отношениях.

– Вот еще! – Я толкнула его локтем в бок, и он отпустил меня. – Ничего между нами нет и быть не может.

– Ах, милые бранятся – только тешатся! – воскликнула Эсме и захлопала в ладоши. – У меня есть несколько молодых друзей, и все они очень ценят мои советы. Если возникнут сомнения – обращайся ко мне, детка.

Я хотела закатить глаза, но сдержалась.

– Спасибо, миссис Картрайт. Буду иметь в виду ваше предложение.

– Зови меня Эсме, милочка, – мягко поправила она. – Мне больше нравится дружеская форма обращения. А теперь расскажи мне, как я здесь очутилась. Последнее, что я помню, – я легла спать после ужасной ссоры с молодоженами, к которым заскочила на минутку дать полезный совет. Они почему-то восприняли это как обиду.

Наконец-то! Настал вожделенный миг, ради которого я так долго училась, к которому так долго готовилась. Я прочистила горло, стараясь не обращать внимания на волнующую близость Кристиана.

– Я вызвала вас, чтобы пополнить знания человечества относительно жизни после смерти. С вашего разрешения я произведу несколько замеров и задам вам несколько вопросов, после чего отпущу вас на все четыре стороны. Если у вас остались какие-нибудь незавершенные дела здесь, на земле, то буду рада доделать их по мере сил и возможностей. Но не забывайте, пожалуйста: вы скончались пятьдесят лет назад, поэтому очень мало шансов, что мне удастся разыскать ваших близких.

Чудесная речь, от самого сердца, жаль только, что Эсме не слушала. Из-под кресла выполз кот. Очевидно, его потревожил обряд вызова духа. Эсме бросилась к коту и, взвизгнув, подхватила его на руки. Она целовала бедное животное, кружила его по комнате и прижимала к своей объемистой груди.

– Вугамс! Вугамс, детка, иди к мамочке!

– Хм. – Я достала блокнот. – Как интересно: оказывается, привидения, вызванные в одном и том же месте, могут физически взаимодействовать друг с другом.

– Очевидно, – отозвался Кристиан, поморщившись. Эсме осыпала морду кота поцелуями.

– У тебя что, никогда не было домашних животных? – спросила я.

– Почему – были. Только они все умерли.

Я посмотрела на него – и меня снова поразила боль, отражавшаяся в его темных глазах.

– Чего ты от меня хочешь? – Эти слова вырвались у меня сами собой.

На его губах задрожала улыбка, а глаза посветлели и приобрели оттенок дубовой коры.

– Наверно, с моей стороны будет большой наглостью просить о спасении?

Я хотела улыбнуться в ответ, но вовремя сдержалась.

– Пожалуй.

– Понятно. В таком случае, не составишь ли мне компанию завтра вечером? Я собираюсь посетить один показ. Думаю, тебе будет небезынтересно.

– Вугамс, крошка! Соскучился по мамочке? Мамочка скучала без своего Вугамса!

– Что за показ?

– Скорее не показ, а представление. Местный медиум проводит серию вызовов духов, и все сеансы открыты для публики.

Интересно, откуда Кристиану стало известно о спиритических вечеринках? Наверно, будучи вампиром, он имеет свои каналы и собирает такие слухи.

– Как же, слышала. Интересно, наверно. Но, хоть убей, не пойму, почему ты решил пригласить именно меня: мне ведь, как ты знаешь, недостает женственности и покорности. К тому же я страдаю заниженной самооценкой.

Он шагнул ко мне и взял меня за подбородок. От его прикосновения по шее разлился огонь желания.

– Ты очень талантливая и интеллигентная женщина, хотя довольно закрытая. Слишком сдерживаешь свои эмоции.

Пламя страсти мгновенно потухло. Я хлопнула его по руке. Эсме удивленно охнула.

– Никогда еще не встречалась с таким грубияном! Приперся сюда без приглашения и только и знаешь, что меня оскорблять. Может, еще скажешь, что я фригидная? – Я набрала в грудь побольше воздуха и указала на дверь. – Вон! И смотри, чтобы тебе дверью задницу не прищемило!

– Элли! – воскликнул призрак Эсме. – Детка, да разве можно так разговаривать со своим молодым человеком! Да, в обращении с мужчинами нужна твердость, но не грубость. Это не подобает леди.

Кристиан улыбнулся мне – вернее, ухмыльнулся с видом всезнайки. Так руки и чесались закатить ему пощечину. Он снова отвесил старомодный поклон – у другого мужчины это получилось бы нелепо, но ему этот жест шел.

– Я зайду за тобой в восемь.

– Вон! – огрызнулась я и указала пальцем на дверь.

– Эсме, был очень рад встрече с вами. Надеюсь, мы еще увидимся, но, может, Эллегре на сей раз больше повезет с освободительным заклятием, так что на всякий случай – прощайте.

– Вы просто очаровашка, Кристиан! Думаю, я еще немного здесь погощу. Элли нуждается в поддержке и материнском совете.

– Эсме, вы мне не мать! Кроме того, вы мертвы. Так что я не нуждаюсь в ваших советах.

Нижняя губа Эсме задрожала, а на глаза навернулись призрачные слезы.

– Ну вот, довела привидение до слез. Теперь ты рада?

Я уставилась на Кристиана.

– Ты, кажется, уходить собирался? Эсме, простите, ради бога, я не хотела вас обидеть! Просто дело в том, что… у меня уже есть мать. Она жива-здорова и всегда готова дать мне дельный совет. Конечно, мне очень лестно ваше предложение, но…

Привидение шмыгнуло носом, достало из кармана носовой платок и высморкалось. Надо же! Оказывается, у привидений, когда они плачут, тоже нос закладывает. Нужно сделать заметку в блокноте.

– Но ты же американка! Твоя мама, наверно, живет в Америке? Тебе просто необходима материнская забота, детка. Тебе еще многое нужно узнать о мужчинах, и, поскольку я четыре раза была замужем, я смогу тебя просветить. Ну беги, Кристиан. – Эсме убрала платок, и ее лицо вновь озарила улыбка. Она махнула в сторону Кристиана рукой, словно бы прогоняла его. – Нам с Элли нужно о многом поговорить. Боюсь, это разговор не для мужских ушей.

– Господи, за что? – еле слышно простонала я.

Кристиан расплылся в улыбке и широко улыбнулся Эсме.

– Даю вам полное соизволение – как это называется? – привести ее в божеский вид, даже если для этого понадобится кнут.

Эти слова были солью на мои старые раны. Интересно, его хоть раз стегали кнутом? У меня был такой опыт. С тех пор я не люблю подобные шутки.

Улыбка сползла с его лица. Он обернулся ко мне.

– Эллегра? Что-то не так?

Я чувствовала, как он зондирует выстроенные мною барьеры-петли, где щели, чтобы можно было просочиться в мое сознание? Я подавила боль, которую вызвали его слова, и растянула губы в улыбке.

– Все нормально. Спокойной ночи, Кристиан.

Некоторое время он сверлил меня взглядом, но я умела строить защиту. Закрывать от чужих свое сознание с целью самосохранения – первое, чему я выучилась. Поначалу это умение давалось нелегко, зато теперь я действовала почти инстинктивно.

Кристиан резко поклонился, развернулся и вышел из номера.

Я закрыла за ним, прислонилась к двери и испустила вздох облегчения. Только теперь, когда он ушел, я ощутила, что мое хрупкое психическое равновесие нарушено. Я чувствовала себя опустошенной, словно вместе с Кристианом за дверью очутилась частичка моей души.

– Фантазии все это. Сущий бред. – Я потрясла головой и расправила плечи. Ладно, пусть бы он даже действительно воздействовал на мое сознание, все равно пора браться за работу. Нельзя позволять этому красавчику с хитрым взором и соблазнительными губами отвлекать меня от дел. Ему не удастся подавить меня, как бы он ни старался.

Натянув на лицо улыбку до ушей, я обернулась к привидению.

– Послушайся моего совета, детка. Улыбка – выражение внутренней красоты и женственности. Она должна идти от души, излучать тепло и согревать сердце того, кому ты улыбаешься, а не напоминать оскал скелета.

У меня сразу пропала охота улыбаться. Да, похоже, работа медиума – далеко не сахар.

Глава 5

– Милочка, ты же молодая женщина. У тебя шикарный молодой человек. Почему бы тебе не накрутить волосы на папильотки? Ты сразу преобразишься.

Я стиснула зубы и записала показатели электромагнитного излучения Эсме.

– А как ты одеваешься! Я, конечно, понимаю, что так удобней, но нужно ведь и о будущем подумать. Кто же возьмет в жену девушку, которая носит просторные спортивные панталоны и мешковатые свитеры? Я уверена, что у тебя совсем неплохая фигура. Так не бойся же ее показывать!

У меня сломался карандаш. Я отбросила его, что-то проворчала и потянулась за ручкой.

– А осанка! Я понимаю, что времена меняются, но моя мать упала бы в обморок, если б увидела, что я так горблюсь. Плечи назад, детка, а голову выше. Настоящая леди никогда не позволит себе сидеть ссутулившись.

Ручка проколола бумагу. Я закрыла глаза и сделала глубокой вдох. Еще несколько записей. Скоро я отправлю Эсме восвояси и буду наслаждаться тишиной. Я выслушивала ее безостановочный поток советов битых два часа и была близка к нервному срыву.

– Знаешь, если подобрать другой карандаш, разница между твоими глазами будет не столь заметна. Я понимаю, что тут уже ничего не поделаешь, но можно ведь как-то скрасить этот недостаток. Леди не следует уподобляться раскрашенной шлюхе, косметика должна подчеркивать природную красоту. Здесь нужна тонкость.

Я переключила цифровую камеру на ручной режим.

– Не могли бы взять на руки… мистера Вугамса? Я хочу вас сфотографировать.

– Конечно же, я с радостью щелкнусь! Иди сюда, мой Вугамс.

Я установила фокус, проверила, выключена ли вспышка (со вспышкой привидения получаются почти невидимыми), и сделала несколько снимков.

– Обязательно сними меня слева. – Эсме повернулась ко мне в профиль. – Говорят, это мой лучший ракурс. Всегда подчеркивай свою лучшую сторону, дорогая. Держи мужчину с этой стороны, пусть он видит тебя в лучшем свете. Да, и еще: брови! Нынешние молодые леди понятия не имеют, как ухаживать за бровями.

– Спасибо, но мои брови в полном порядке. А теперь не сфотографируетесь ли вы у стены? Может, на темном фоне снимки выйдут четче.

– О, разумеется! – Она послушно подошла к оклеенной синим шелком стене и приняла позу в духе восходящих звезд Голливуда 1930-х годов. – А что касается твоих бровей, милочка, – она прищелкнула языком, – то они напоминают здоровенных мохнатых гусениц, усевшихся на лицо. Неужели ты этого хочешь? Брови – это маленькие изящные дуги, которые привлекают внимание к глазам.

Я посмотрела на нее поверх камеры, вопросительно изогнув одну «здоровенную мохнатую гусеницу».

– Ну, может, к твоим глазам действительно идут более густые брови, но им нужен уход. Уход и еще раз уход.

– Угу. Еще несколько кадров – и я закончила. Я отпущу вас, и вы спокойно перейдете на новый виток существования.

Пока я снимала, Эсме сохраняла дежурную улыбку, но стоило мне отложить камеру, как она шагнула ко мне, энергично мотая головой. Все ее кудряшки тряслись как бешеные.

– Нет, я не могу этого сделать, милая! Я еще не готова уйти.

Я записала в блокноте условия, при которых были произведены снимки, настройки камеры, день и время, и убрала фотоаппарат в сумку.

– Значит, у вас остались не земле незавершенные дела? Ну, никаких гарантий я давать не могу, но я сделаю все, что в моих силах. Что мне для этого нужно?

Она улыбнулась и погладила меня по плечу.

– Заняться собой. Ты – мое незавершенное дело, дорогая.

Я вытаращила на нее глаза.

– Что? – пропищала я. – Что значит: я – ваше незавершенное дело? Мы ведь даже не были знакомы, пока я не вызвала ваш дух!

Женщина кивнула, энергично тряхнув кудряшками.

– В самую точку. Как только я тебя увидела, то сказала себе: «Эсме, эта молодая женщина нуждается в твоей помощи. Ради этого ты столько лет томилась в этой комнате». И я оказалась права! Тебе просто необходима моя поддержка.

Я вспомнила все, что читала про освобождение духов. Можно ли отправить дух восвояси против его воли?

– Блин, – выругалась я, поняв, что это невозможно. Нельзя освободить дух, пока тот сам не захочет уйти.

– Элли! Следи за языком! Речь – мерило наших личных качеств. Леди надлежит исключить из своего словаря все бранные и грубые слова. Выражаться нельзя ни в коем случае! Какой джентльмен захочет, чтобы его жена ругалась как сапожник?

Я опустилась в кресло. В горле у меня застыло сдавленное рыдание.

– Эсме, я вижу, вы искренне убеждены, что мне нужна помощь. Я очень признательна нам за доброту и за такие – «никчемные»… «навязчивые», «устарелые»… – полезные советы. Но спешу сообщить, что жизнь моя сложилась счастливо. У меня есть все, чего только можно желать: прекрасная работа – особенно теперь, когда мне удалось вызвать двух духов и собрать достоверный материал, – хорошая квартира, друзья…

Она склонила голову набок.

– А как же Кристиан?

Я хотела улыбнуться, но слишком устала и улыбка не вышла. Кромка неба посерела: верный знак того, что близится рассвет.

– Кристиан не вписывается в мою жизнь. Он просто знакомый. Понимаете, мне очень приятна ваша компания, и я бы хотела, чтобы вы остались подольше, – маленькая ложь во спасение еще никому не причинила вреда, – но было бы крайне эгоистично с моей стороны вас задерживать. Ведь впереди вас ждет блаженство.

– Ну что ты, милочка! Какое же может быть блаженство, если я буду знать, что вы с этим молодым человеком так и не наладили отношения? Нет, – она уселась на кровать с котом на руках, – я останусь с тобой, пока все не устроится.

– Ho…

Все без толку. Битый час я уговаривала Эсме согласиться на освобождение (если, конечно, на этот раз у меня получится), но она твердо стояла на своем: не может она уйти, пока не увидит, что я счастлива. Я трижды объясняла, что мое счастье никак не связано с Кристианом, но в ответ слышала лишь критику в адрес своего гардероба, прически и всего остального, начиная с того, как я веду себя с мужчинами, и кончая цветом моих носков.

К восьми часам я выдохлась окончательно. Сказалось отсутствие сна, к тому же я затратила уйму энергии на то, чтобы вызвать Эсме. Впрочем, от ее советов я устала куда больше.

Я взяла пижаму и удалилась в ванную: единственное место, где можно расслабиться и не опасаться, что мои брови, нижнее белье и ночнушка будут подвергнуты критике.

Но покой длился недолго.

– Какой уютный вид, – заметила Эсме, вплывая внутрь сквозь закрытую дверь. – Мне всегда нравилась эта комната, отсюда открывается чудесная панорама парка. Разумеется, я имею в виду сам номер, а не ванную. Небольшой совет, милочка: женщины с маленькой грудью никогда не должны горбиться. Это зрительно уменьшает бюст, а тебе его нужно подчеркивать.

Я опустилась пониже, так, чтобы мой «зрительно уменьшенный» бюст скрылся под водой. Может, мне вообще с головой нырнуть? Но если я утону в ванне, то мы с Эсме станем соседками, и я буду вынуждена терпеть ее рядом целую вечность. Бр-р-р! При одной этой мысли мороз пошел по коже.

– Эсме, я принимаю ванну! – Вода доходила мне уже до подбородка. Я подняла губку и помахала ею в воздухе. – Видите? Вода. Пузырьки. Ванна. И я.

– Не обращай на меня внимания, дорогая; я найду, где притулиться. Поболтаем? А это твоя косметичка, да? Можно взглянуть? Я посоветую, что пойдет к твоему тону кожи и к твоим… э-э-э… глазам.

Только этого не хватало! Похоже, привидение всерьез намерено стать мне родной матерью.

– Нет, этот карандаш тебе определенно не подходит. Может, он неплохо смотрится с темным глазом, но для белого глаза он чересчур резкий.

– Мой глаз не белый, а серебристый. Или серый, кому как нравится. Врач сказал, что левый глаз у меня – серый, просто очень светлый, а правый – обыкновенный карий.

Эсме перестала рыться в моей косметичке и подняла голову.

– Элли, милочка, слово «обыкновенный» неприменимо к твоим глазам.

– Согласна, левый глаз действительно довольно жуткий, но правый…

– Правый тоже смотрится не по-человечески.

Я опустила подбородок в воду и состроила рожу мыльной пене так, чтобы не заметила Эсме. Всю жизнь выслушиваю подобные комментарии. Пора бы уже привыкнуть, но все равно неприятно.

– О нет! Я тебя обидела. Как нехорошо с моей стороны. Пожалуйста, прими мои извинения, Элли.

Я высунула из воды подбородок и сказала:

– Эсме, вы стоите у меня на ногах. Вам-то все равно, конечно, а вот у меня уже пальцы онемели.

– С места не сдвинусь, пока ты не скажешь, что простила меня за грубость.

– Я вас прощаю. Я слышала еще и не такое, уж поверьте.

Эсме вышла из ванны, просочившись через ее край, и погладила меня по голове, отчего у меня на минуту затуманилось зрение.

– Не слушай, что говорят тебе недобрые люди. Они просто завидуют. Или невежды. Я тоже, к стыду своему, в чем-то невежда. Именно поэтому у меня вырвались эти жестокие слова. Скажи, отчего у тебя такие глаза? Тогда я лучше тебя пойму.

Нужно признать, она действительно раскаивалась в сказанном. Я не могла на нее обижаться и объяснила, что у меня гетерохрония радужной оболочки. Но Эсме продолжала расспрашивать, пока я не выплеснула наружу все свои застарелые обиды, вплоть до того, как трудно было в детстве так разительно отличаться от окружающих.

– Но это делает тебя единственной в своем роде, милочка! Индивидуальность нужно подчеркивать, а не скрывать!

– Вам легко говорить! Люди при виде ваших глаз не вздрагивают!

Она улыбнулась и подмигнула.

– Еще как вздрагивают. – И скорчила забавную физиономию.

Я рассмеялась, взяла полотенце и вылезла из ванны.

– Да уж, я наслышана о привидении из сто четырнадцатого номера. По слухам, вы часто являетесь парам во время ссор и любите перевешивать полотенца.

Она состроила печальную мину.

– Что поделать! Нынешние девушки понятия не имеют, как правильно сворачивать полотенца.

Наконец мне удалось втолковать Эсме, что мне просто необходимо выспаться. Она растворилась в воздухе и превратилась в ничто – наверно, привидения так спят. Перед тем как Эсме исчезла, я попросила ее не беспокоить горничную, которая прибирается в комнате. Эсме немного поворчала, но потом все же обещала не проявляться, пока ее не попросят.


Через шесть часов я отправилась на встречу с отшельницей. В АСИФ отказались назвать имя и дать номер телефона (спасибо хоть, сказали, что это – женщина), однако обещали передать ей мои данные. Через десять минут мне позвонила отшельница и назначила встречу в Британской библиотеке.

– Я всегда думала, чти отшельники живут в уединении и сторонятся людей, а не шастают по известным научным центрам, – сказала я пустой комнате. Комната промолчала.

Британская библиотека размещается в огромном здании на Сент-Панкрас-стрит: четырнадцатиэтажное строение, забитое книгами, рукописями, периодическими изданиями и другой литературой. Поскольку у меня не было читательского билета и путь в читальные залы был мне закрыт, мы с отшельницей условились встретиться в галерее Джона Ритблата (в которой, помимо всего прочего, хранится Великая хартия вольностей).

Я бродила по галерее, разглядывая церковные служебники и записную книжку Леонардо да Винчи, и уже собиралась посмотреть, в каких условиях трудились писцы, когда ко мне подошла женщина в твидовой юбке и пиджаке.

– Эллегра Телфорд? Я Филиппа. Я разговаривала с вами утром.

– Ой, здрасьте! Вы, должно быть… – Я запнулась. Язык не поворачивался назвать женщину в твидовом костюме, со светлыми волосами, уложенными в красивую прическу, отшельницей.

– Отшельница? Да, – кивнула она и махнула рукой в сторону выхода. – Может, заскочим в ресторан и обсудим вашу проблему за чашечкой чая?

Мы направились к освещенному ресторану, заказали себе два чая и уселись за столик в углу.

– Филиппа, простите меня ради бога, но я раньше никогда не встречала настоящего отшельника. Что… э-э-э… чем вообще занимаются отшельники? Наверно, вы чувствуете себя неловко среди толпы? Если хотите, пойдемте в какое-нибудь место потише, я не возражаю.

Она окинула взглядом ресторан.

– Да нет, мне и здесь неплохо. Я часто сижу в библиотеке. А, кажется, поняла! Вы недоумеваете, почему я не прячусь в сырой и темной пещере, раз я отшельница?

Я кивнула.

– В моем конкретном случае статус отшельницы применим чисто на метафизическом уровне. Я очень много времени провожу в духовном уединении, занимаюсь исследованиями. Но иногда я беру себе учеников, а еще реже – оказываю услуги «чайникам», вроде вас, которые хотят усовершенствовать свои познания.

Я закусила губу.

– Понятно. Значит, вы – духовная отшельница?

Она поморщилась и отхлебнула чаю.

– Можно и так назвать, раз ничего лучше пока не придумали. Так в чем же заключается ваша проблема? Не можете освободить дух?

Я объяснила ей ситуацию с котом.

– Я перепробовала все варианты, но ни один не сработал. Может, английские привидения какие-то особенные, поэтому у меня и не получилось освободить кота?

– Гм-м. – Отшельница подлила себе чаю. – А вы начертали защитные символы перед тем, как произносить заклинание?

Я кивнула:

– А как же! Левой рукой под правым глазом.

– Именно. А женьшень? Его точно мололи в каменной ступке каменным пестиком? Его не должны касаться металлические предметы.

– Сама лично молола!

– А вы, часом, не вызывали недавно демонов? Даже самые младшие демоны могут непоправимо испортить женьшень. По опыту знаю.

– Этого я не знала, но с демонами я вообще никогда не работала. Меня не интересует черная магия, мне больше нравится вызывать обыкновенных духов.

– Гм-м. Очень странно. Если бы это был призрак человека, то я сказала бы, что у него остались на земле незавершенные дела, но кот… Навряд ли кот может сознательно препятствовать освобождению. А что вам известно о хозяйке кота, которая погибла во время пожара? Может, кот сильно привязан к ней, потому и отказывается уходить.

– Хозяйка тоже отказывается уходить! Она сказала, что никуда не уйдет, пока не устроит мое счастье с… с одним человеком. А этому не бывать никогда! Просто ума не приложу, как заставить ее убраться восвояси.

Отшельница осторожно опустила чашку на стол.

– Вы не говорили мне, что вызвали человеческий дух.

– Ой, извините. Да, вызвала… вчера ночью. Вернее, сегодня с утра пораньше.

– И что, кот к ней привязан?

Я вспомнила, как Эсме зацеловывала бедного зверя.

– Еще бы! Она зовет его «Вугамс, детка». По-моему, это говорит само за себя.

– Да вы что! – ужаснулась отшельница. – Ну вот вы и ответили сами на свой вопрос. Человеческий призрак привязал к себе призрак кота. Если она отказывается уходить, то кота без нее освободить не получится.

– Но я пробовала освободить кота еще до того, как вызвала новое привидение!

Филиппа пожала плечами и поправила жемчужные бусы на светло-розовой блузке.

– Потому что он уже тогда был привязан к хозяйке.

Я записала некоторые ее замечания – пригодятся в будущем.

– Расскажите о привидении, которое не хочет уходить, – попросила Филиппа.

Я тяжело вздохнула.

– А, Эсме… Она… О боже! Что вы тут делаете?

Я в ужасе уставилась на прозрачную женщину с седыми кудряшками в потрепанном халате.

– Добрый день, Элли. Звала? – Она не забыла прихватить с собой и трехногого кота.

– Уходите! – прошипела я и помахала рукой, пытаясь разогнать ее как дым.

Я осмотрелась: интересно, сколько людей заметили это незапланированное явление духа? Хорошо хоть, пока никто не смотрит в наш угол, но в любой момент кто-нибудь может оглянуться и заметит, что третий человек за столиком висит на расстоянии шести дюймов от стула. Эсме, похоже, оскорбили мои слова и жесты.

– Вы что, не запечатали привидение в комнате? – удивленно спросила отшельница.

– Хотите, чтобы я выпила чаю? Прекрасная мысль! Здравствуйте. Я Эсме Картрайт, подруга Элли. Как вижу, вы тоже медиум.

– А как запечатывать? Я ее просто заземлила. Эсме, уйди! Сгинь! Исчезни! Стань невидимой! Тебя сейчас заметят! – Я стиснула голову руками и косилась поверх очков на посетителей – не смотрит ли кто в нашу сторону?

– Следует запечатывать привидения в том месте, где им должно обитать, – поучала меня Филиппа, без энтузиазма разглядывая Эсме и кота. – Тогда они никуда не денутся. В противном случае они явятся по первому зову того, кто их вызвал, – то есть стоит ему только произнести их имя, и они тут как тут.

– Господи, а я и не знала! Эсме, сделай милость, исчезни!

– М-м-м, «Эрл Грей»… Мне всегда нравился этот сорт чая. А кто твоя спутница, Элли?

Стук упавшего ножа о каменный пол и пронзительный женский визг свидетельствовали о том, что на нас наконец-то обратили внимание.

– Ее зовут Филиппа, она отшельница. Пожалуйста, исчезни, Эсме, очень тебя прошу! А то я из-за тебя влипну в неприятную историю.

– Ну что ж, если ты так просишь… – Она медленно растворилась. Только воздух дрожал на том месте, где недавно была она.

– Слава богу, ушла! – простонала я, уронила лицо в ладони и бросила все свои силы на то, чтобы стереть из памяти женщины, которая заметила Эсме, образ привидения. Дамочка теперь истерически рассказывала об этом своим подругам, но вскоре умолкла.

– Я никуда не уходила, дорогая. Я все еще здесь. Хочешь, я проявлюсь? – Саму Эсме не было видно, но вот голос ее звучал по-прежнему звонко и четко.

– Нет! – заорала я, потом опомнилась и прошипела сквозь зубы: – Оставайся где есть и не двигайся. Филиппа, что же мне делать? Как вернуть сами-знаете-кого обратно в номер? Я не могу таскать ее с собой, у меня дела! А вдруг она опять того… – Я обрисовала в воздухе фигуру человека.

– Я не буду тебе мешать, милочка.

– Нет, – твердо заявила я дрожащему воздуху и обернулась к отшельнице, которая приоткрыла рот и хотела что-то сказать.

– Мы с мистером Вугамсом так давно нигде не были, – печально вздохнул пустой стул.

– Как-нибудь в другой раз, Эсме.

Отшельница выждала минутку и, так как привидение безмолвствовало, постучала по чайнику.

– На вас есть хранительница?

– Хранительница? – На мне были только свитер и джинсы. Этот свитер был самой женственной вещью в моем гардеробе, и я надела его не случайно. У меня было сильное подозрение, что Кристиан заявится к Джой на чай. В это время года солнце садится рано, темнеет уже в пять, так что он вполне мог прийти. Да уж, пестрая соберется компания: я, как всегда, небрежно одетая; величавая, женственная Джой на последнем месяце беременности; и миниатюрная красотка Рокси. Поэтому-то я и напялила кремово-розово-серый свитер с узором в виде розочек, вьющихся вокруг решетки. Каждый стебелек украшали маленькие шерстяные помпончики. – Нет на мне никакой хранительницы! Что это вообще такое?

Отшельница вздохнула.

– Хранительница – это талисман, наделяемый особой силой. К нему можно привязать незапечатанное привидение. Так его можно перемещать, и оно остается невидимым.

– Меня зовут Эсме Картрайт, – негодующе донеслось со стула. Голос призрака слегка дрожал. – И я вам не «оно»!

– Ох, я, наверное, пропустила занятие, на котором проходили хранительницы! А как она делается? Это должна быть бутылка? Или какая-нибудь склянка с крышкой?

Отшельница покачала головой.

– Да нет, сгодится любой предмет. Дух хранится не в самой хранительнице, а просто становится частью ее и привязан к ней, пока вы его не высвободите.

Я огляделась.

– Ладно, хорошо… А как ее можно изготовить? Давайте я сейчас запишу, а вечером этим займусь.

– Советую тебе хорошенько подумать, прежде чем решиться на столь радикальный шаг, Элли. Ты ведь почти не знаешь эту отшельницу. Я могу оставаться невидимой сколь угодно долго, если ты этого хочешь. Можешь заниматься своими делами – мы с мистером Вугамсом мешать не станем. К тому же тебе от этого одна сплошная выгода. Я смогу дать тебе еще больше полезных советов – они пригодятся, когда ты снова встретишься с Кристианом. Знаю, ты очень волнуешься перед предстоящим свиданием. Если хочешь, я буду твоей компаньонкой. Я не оставлю тебя ни на минуту!

Я оторвала от свитера мохнатый помпон.

– Сейчас же, – заявила я отшельнице таким тоном, что она удивленно вскинула брови, – сейчас же научите меня, как это делается!

Она показала мне, какие защитные символы нужно начертать на хранительнице, и сказала слова заклинания. Все то время, что я возилась с хранительницей, Эсме уговаривала меня не делать этого, а под конец стала угрожать, что снова проявится, если я не остановлюсь. Я поспешно пробормотала слова заклинания. Воздух над стулом уже начал сгущаться, приобретая молочную белизну и знакомые очертания, но я быстро очистила сознание и представила, как дух Эсме входит в хранительницу.

– Предупреждаю, Элли: я не допущу, чтобы меня превратили в магический талисман на удачу. А-а-а-а!..

Минуту помпон дрожал у меня в руке, затем вспыхнул ярким светом, после чего превратился в обычный, слегка потрепанный шерстяной шарик.

– Уф! Как я вовремя успела. Спасибо за помощь. Не знаю, что бы я без вас делала.

Отшельница кивнула в ответ и взглянула на часы.

– Ну, я пошла. Пора переводить травник. Не забывайте нигде хранительницу, ее нужно повсюду носить с собой.

Я посмотрела на помпон, лежавший на столе.

– Да? Почему это?

– Обладание хранительницей дает власть над духом, заключенным в ней. Если она будет уничтожена, то дух погибнет вместе с ней.

– Да, этого не хотелось бы.

– Не хотелось бы? – Филиппа поднялась со стула и схватила свою дорогую сумочку. – Если это случится, то ваша душа окажется разорванной пополам. Ведь вы вызвали этот дух, стало быть, связаны с ним. Если уничтожить дух, то…

– …моя душа тоже погибнет, – закончила я и запихнула помпон во внутренний карман пальто. Мне стало не по себе. – Понятно. Спасибо. Если удастся убедить сами-знаете-кого уйти, проверю, как действуют ваши советы по освобождению на практике.

Она начертила мне на лбу защитный символ, попрощалась и ушла. Я осталась сидеть за столиком. Создание хранительницы отняло у меня немало сил. К тому же я еще не до конца успокоилась после неожиданного появления Эсме. Я записала, как делаются хранительницы, чтобы не забыть, а через полчаса уже ковыляла к стоянке такси, мне нужно было доехать до «Джамайка-Хаус»[4] – там, на самом верхнем этаже, жили Джой и ее жених.

Хорошо, что хоть лифт работал. В дверь я позвонила со спокойной миной – если бы пришлось тащиться вверх по лестнице, я бы сейчас задыхалась и держалась за колено.

– Ах, это ты! Она пришла-а-а-а! – завопила Рокси, схватила меня за руку и втащила внутрь. – Ты нас быстро нашла? Далековато от центра, правда? Я говорила Рафаэлю и Джой, но им так нравится. Знаешь, это историческое здание. Раньше здесь была старомодная кофейня. Интересно, водятся ли здесь привидения? Может, как-нибудь проверишь? Давай сюда пальто.

Рокси принялась стаскивать с меня пальто. Из гостиной появились Джой и здоровенный мужчина с желтоватыми глазами (неудивительно, что после этого Джой не нашла мои глаза странными).

– Элли! Как же я рада снова тебя видеть! Это Рафаэль, мой будущий муж. Рокси, дай ей хоть пальто спокойно снять.

Я протянула Рафаэлю руку, Рокси стащила с меня пальто, и тут – не иначе, не обошлось без того, чье имя нельзя называть – помпон с Эсме выпал из кармана и запрыгал по полу. Рокси устремилась к вешалке. Я завизжала:

– Боже, остановись! Ты раздавишь Эсме!

В имени заключена магическая сила. С помощью имени можно освобождать, привязывать и заклинать дух. В ресторанчике при библиотеке я случайно вызвала дух, произнеся его имя. Если не хочешь, чтобы призрак являлся всякий раз, как произносишь его имя, нужно запечатать его в каком-либо месте – так мне объяснила отшельница.

Как только с моих губ слетело имя Эсме, она возникла из помпона – еще доля секунды, и Рокси бы наступила на него.

Появление привидения средних лет с трехногим котом на руках произвело шок. Воцарилось гробовое молчание. Было слышно, как атомы кислорода стучат о пол. Я не преувеличиваю.

На секунду я закрыла глаза. Ну почему мне по жизни так не везет?! И привидения попадаются какие-то странные.

– Всем добрый день. Элли, ты не сказала мне, что мы будем наносить визиты! Ну и день – сплошные сюрпризы! Чем это пахнет – сдобой? Как давно я не пробовала булочек! Надеюсь, вы печете их с финиками, а не с кишмишем? От кишмиша у меня бывают ветры. Сейчас я быстренько приведу себя в порядок, и мы с вами мило побеседуем.

Три ошеломленные пары глаз уставились на меня. Я попыталась изобразить улыбку.

– Мы слишком рано, да?

Глава 6

– Я понимаю, что она не может ничего съесть, но будет ужасно грубо даже не предложить ей чашечку чая, – прошептала Джой.

Оправившись от шока, все перезнакомились с незваной гостьей. Правда, когда Рафаэль отправился на работу (он владел охранной компанией), вид у него был такой, словно его пыльным мешком из-за угла ударили. Но остальные быстро свыклись с существованием Эсме.

Рокси – та вообще была на седьмом небе от счастья. Она подсела на диван поближе к Эсме и принялась расспрашивать про загробную жизнь. В лице Рокси Эсме встретила достойного противника – каждый полезный совет («Миниатюрные женщины не должны носить одежду в горизонтальную полоску, это их полнит») Рокси встречала вопросом о том свете.

– Когда вы впервые поняли, что мертвы? И почему вы выглядите, как выглядели до того, как погибли, а не какой стали в момент смерти? Ведь если вы сгорели заживо, то по идее должны бы сейчас смотреться как обгоревшая головешка, а из ушей у вас должен валить дым. А вы видели свет в конце тоннеля? А ангелы правда существуют или это все туфта?

Я отвернулась от Рокси и Эсме и бросила на Джой извиняющийся взгляд.

– Прости, пожалуйста. Я понимаю, что ты ждала к чаю только меня. Если Эсме тебе мешает, я превращу еще один помпон в хранительницу и засуну ее туда.

Джой, обнимавшая свой большой живот, покосилась на мой свитер.

– Ты что, держишь привидения в помпонах?

– Иногда, – осторожно пояснила я. – Только в случае крайней необходимости. Не подумай, что я хочу сменить тему, просто мне очень любопытно: на какие ступени намекали вы с Рокси вчера вечером? Я хотела спросить Кристиана, но он весь вечер ко мне прикапывался, а тут еще эта Эсме на мою голову… Короче, двое на одного… В общем, до главного разговор так и не дошел.

Джой открыла было рот, но снова закрыла.

– Я не совсем тебя понимаю, но я тебе, конечно, все расскажу. Слушай: будет очень интересно. Ступени – это… Ой… – Она покосилась на Рокси, которая просовывала руки сквозь Эсме к вящему восторгу последней. – Короче, ступени – это часть Воссоединения. Тебе что-нибудь известно о Моравских Темных?

– Только то, что они не вполне вампиры.

Джой нагнулась ко мне.

– Знаешь, тебе обязательно нужно почитать романы Кристиана. Ведь он главным образом записывает предания Темных, хоть и преподносит их как беллетристику. Я с радостью одолжу тебе свои книжки.

Я прикусила нижнюю губу и робко заметила, что не являюсь поклонницей любовных романов.

Джой улыбнулась. В ее глазах запрыгали смешинки.

– Эти тебе понравятся, уж поверь. А если чего не поймешь, спросишь у Кристиана. Итак, на чем мы остановились? Ах да: ступени. Каждому Темному при рождении судьбой уготована истинная любовь, но только одна. Единственная Возлюбленная – с большой буквы, между прочим. Возлюбленная Темного – его лучшая подруга и спутница жизни, рожденная, чтобы помочь ему искупить душевные страдания и изменить свою жизнь. Мы раньше думали, что у каждого Темного лишь одна Возлюбленная, но…

Она неловко запнулась. Оставалось только гадать о причине: то ли у нее в животе брыкается ребеночек, то ли она чуть было не проговорилась. Скорее всего, последнее.

– В общем, не важно. Не морочь себе этим голову.

Я захлопала глазами.

– Хорошо.

– И не думай, пожалуйста, что между мной и Кристианом что-то есть. Я просто обожаю Рафаэля и всегда буду его любить. Какое-то время Кристиан пребывал в заблуждении и немного погорячился, но в итоге все закончилось благополучно. Правда, Рафаэля уволили с работы, и шрам у него до сих пор остался, но хоть татуировка не пострадала – и на том спасибо.

Я хотела что-то сказать, но вовремя одумалась.

– Понимаешь, я обещала Кристиану. Я поклялась, что помогу разыскать его Возлюбленную, а потом Рокси пришла в голову безумная идея: написать книгу, чтобы привлечь внимание нужной особы. Но я-то знала, что это не прокатит, поэтому предложила Кристиану отправиться в турне по разным странам. А Рокси приехала на презентацию из-за Миранды – одной нашей подруги, которая увлекается черной магией. Если верить Миранде, богиня поведала ей, что, если Рокс хочет, чтобы нам сопутствовала удача, ей непременно нужно быть в Лондоне. И что ты думаешь? Сработало! Мы тебя нашли!

Наконец что-то начало проясняться.

– Секундочку! Уж не намекаешь ли ты, что я и есть суженая Кристиана? Открою тебе глаза: вчера мы с ним разговаривали, и он заявил, что я – не его Возлюбленная. Обещал лично сообщить вам это известие. – Джой сразу поникла, и я устыдилась своей резкости. – Как видно, он не сдержал своего слова.

– Кристиан проводил нас до дома после книжной презентации, и с тех пор я его не видела, – встревожилась Джой, отщипнув кусочек от имбирного печенья. На секунду она нахмурилась, затем ее лицо прояснилось. – Он ошибся. С каждым бывает.

– Кто ошибся? – спросила Рокси, потянувшись за печеньями.

– Кристиан. Он заявил Элли, что она – не его Возлюбленная.

– И все? Конечно, ошибся! Раньше он думал, что его Возлюбленная ты, вот и сейчас чего-то напутал. Бедняга плохо распознает Возлюбленных, – доверительно сообщила она Эсме.

– Правда? А с виду такой милашка!

– Минутку! – Я вскинула руку. Опять они куда-то не в ту степь поперли! – Перекрутите пленку! Выходит, Кристиан считал своей Возлюбленной тебя? И это, по-твоему, не важно?

Все загалдели одновременно. Рокси заявила, что, конечно, Кристиан лапочка, и она его обожает (чисто платонически, разумеется, поскольку у нее уже имеется любимый муж), но он прежде всего мужчина, а все мужики – придурки; Эсме сообщила, что иногда правильно повязанный пояс способен творить чудеса; а Джой прибавила, что Кристиан просто немного заблуждался, но теперь все уже в прошлом.

Я не стала никого перебивать – просто откинулась на спинку кресла и, не обращая внимания на шум, обдумывала услышанное.

Кристиан считал своей Возлюбленной Джой. Та любит верзилу Рафаэля, но по всему видно, что с Кристианом они поддерживают самые близкие отношения. Когда он говорит о Джой, уголки его глаз тепло лучатся.

Вопрос заключается в следующем: что их связывает – просто дружба или нечто большее? Может, за маской дружбы Кристиан прячет разбитое сердце? Или еще хуже: после неудачной любви он готов закрутить роман с любой женщиной, дабы заглушить боль? Мне мало что было известно о Темных и их Возлюбленных, но, судя по всему, это очень серьезно. Если Кристиан думал, что Джой суждено искупить его душевные терзания, значит, он питал к ней по-настоящему сильные чувства.

Но почему это должно меня тревожить?

– Ладно, довольно с меня! Суть уяснила! – воскликнула я, пытаясь внести хоть какой-то порядок в воцарившийся сумбур. – Может, кто-нибудь объяснит мне, что подразумевает Воссоединение? Первый раз слышу.

Джой вконец расстроилась и с рассеянным видом сжевала шесть печений.

– К Воссоединению ведут ступени. Для того чтобы Темный мог соединиться с Возлюбленной, им предстоит преодолеть семь ступеней.

У меня возникла ужасная догадка.

– Ты говоришь о сексе, не так ли?

Джой подавилась печеньем. Рокси постучала подругу по спине, чтобы она быстрее прокашлялась.

– Не надо жрать, как оголодавшая свинья, и не будешь давиться. Секс – пятая ступень, но остальные ступени не имеют с ним ничего общего, – пояснила Рокси. – Правда, на третей ступени полагается целоваться, но это не в счет.

Я потерла лоб. Чувствуешь себя, как Алиса в Стране Чудес. Все говорят загадками.

– Да что вообще такое эти ступени? Может, если я это уясню как следует, я лучше постигну суть Воссоединения.

– Это очень просто, – откликнулась Рокси и принялась загибать пальцы. – Первая ступень: Темный отмечает свою Возлюбленную. Кристиан это уже сделал, да?

Я закусила губу.

– Как именно отмечает?

– Тебя в последнее время не посещали видения? – спросила Джой. – Ты не чувствовала, что твоя душа сливается воедино с душой Кристиана?

Я усмехнулась.

– В мою душу никто не проникнет без разрешения. Первое, чему я научилась, – это закрывать сознание.

– Неужели? – Джой переглянулась с Рокси. Эсме уставилась на кота, а тот – на свою задницу. – Не знаю, что и сказать. Я вот в свое время видела и чувствовала все то же самое, что и Кристиан. И с ним дело обстояло так же: мы словно бы смотрели на мир глазами друг друга.

Я испытала нечто, похожее на укол ревности, но сразу же заглушила это нехорошее чувство. Какое я имею право ревновать к Джой? Кристиан для меня – никто.

– Он действительно мне снился. Во сне защитные барьеры слабеют, и легче проникнуть в чужое подсознание. Перед тем как лечь спать, мы, медиумы, ставим всевозможные защиты, но все равно во сне самоконтроль плохо работает.

(Вот поэтому-то я редко сплю по ночам. Ночь – излюбленное время разной нечисти, которая только и мечтает проникнуть в сознание контактера.)

– А какой это был сон? Эротический? – поинтересовалась Рокси.

Я рассмеялась.

– Вряд ли. В моем сне Кристиан истекал кровью, и на теле у него была тысяча порезов. Поначалу я даже приняла его за замученный призрак.

– Так, значит, ты его все же видела? – спросила Джой.

Я кивнула.

– Это знак. А ты что скажешь?

– Определенно, – ответила Эсме за Рокси. При этих словах она энергично тряхнула головой, отчего ее кудряшки опять затряслись в бурном танце, и одарила нас радостной улыбкой.

– Второй шаг – удаленная защита, – продолжила Джой.

– Этому мы были свидетелями вчера, – прибавила Рокси.

Я сделала вид, будто меня это не касается. Подумаешь, два пункта из семи! Простое совпадение.

– Третья ступень мне особенно нравится – обмен телесными токами.

– Фу!

– Звучит стремно, но на самом деле вы просто должны поцеловаться. Ничего такого страшного, – заверила Рокси. – Понимаете, – она склонилась к Эсме, – французский поцелуй.

– Мой третий муж такие фокусы языком вытворял! – вспомнила Эсме. – Мог стебель вишни завязать в узелок.

Ну что на это можно ответить?

– Четвертая ступень. – Джой поставила чашку себе на живот. – Это когда Темный доверяет суженой свою жизнь и открывает способ уничтожить себя.

– Эй, подождите минутку! Мы так и не выяснили, связали ли Элли и Кристиан языки в узел.

– Рокси! Тебе-то какое дело!

– Послушай, сестренка, я прилетела сюда специально, чтобы помочь тебе найти для Кристиана Возлюбленную. Бросила своего дражайшего супруга на целых семь дней. Как он там без меня? Мне до всего есть дело! Ну и… – Она обернулась ко мне. – Вы целовались или нет?

– Я… я…

– Она покраснела, – заметила Эсме. – Я бы истолковала это как «да». И ее нельзя винить – я вчера видела Кристиана: очень красивый мальчик, даром что Темный! Будь я лет на тридцать помоложе, я бы прибрала его к рукам.

Ничто так не раздражает, как засмущавшееся привидение.

– Пятая ступень, – продолжила Джой, бросив строгий взгляд на подругу, – это второй обмен.

– Ни за что не угадаешь, что за этим кроется, – хихикнула Рокси.

– Прекрати, Рокс: ты просто невыносима. Не надо смущать Элли. На шестой ступени Темный с помощью Возлюбленной преодолевает свою темную сущность. На седьмой ступени его душа получает искупление, а мучения заканчиваются. Это последний обмен – обмен кровью, во время которого Возлюбленная жертвует собой, чтобы он мог жить.

– Не волнуйся, Кристиан не допустит, чтобы ты довела дело до конца. Попытка уже считается. По крайней мере так поступила Джой, и что ты думаешь? Сработало.

Слышать больше ничего не хочу об отношениях Джой и Кристиана! Хватит с меня!

– Господи, ну и завернули вы… Прям эпос какой-то.

– Ну да, по-своему, – согласилась Джой. – Полное самоотречение и идеальная любовь. В духе романтических поэм средневековья. Но, уверяю тебя, для Кристиана все серьезнее некуда. Он, так сказать, ранен, и излечится, только если Возлюбленная придет ему на помощь.

– Что ж, очень увлекательный рассказ, но, к сожалению, это еще раз подтверждает правоту Кристиана. Меня бы никогда не вставили в эпическую поэму. Ну какая из меня Возлюбленная? Я контактер, и точка. И не испытываю к Кристиану никаких… э-э-э… теплых чувств. А все, что произошло, – простое совпадение.

– Угу. Никаких теплых чувств, говоришь? Это поэтому ты так покраснела, когда речь зашла о поцелуе?

– Рокси, перестань дразниться! – Джой озабоченно нахмурилась. – Может, мы и вправду ошиблись. Вполне возможно, ты действительно не являешься Возлюбленной Кристиана, хотя готова поклясться… Впрочем, какая разница! Если ты – Возлюбленная, то рано или поздно это выяснится; а если нет – что ж, Кристиан продолжит поиски той, кто его спасет.

Сердце у меня екнуло, но я оставила этот знак без внимания: последнее время я вообще старалась игнорировать подсказки, идущие из подсознания.

– Можно спросить? Почему вы во что бы то ни стало хотите найти эту Возлюбленную? Может, лучше поручить поиски самому Кристиану?

– Действительно, – раздался у меня за спиной такой знакомый, глубокий и красивый голос.

На пороге стоял Кристиан. Я даже оборачиваться не стала, хотя очень хотелось вскочить со стула и броситься в его объятия.

– Кристиан! – радостно воскликнула Джой и покосилась на окно. – Разве уже стемнело? Так рано?

– Не совсем: до заката еще двенадцать минут. – Он положил на столик фетровую шляпу, черный шелковый шарф и длинный черный плащ, после чего вошел в комнату. – Добрый вечер, леди. Джой, ты, как всегда, ослепительна. Рокси, какое на тебе чудесное платье! Сразу чувствуется рука твоего мужа. Передай ему, что у него изысканный вкус. Эсме, какая неожиданная встреча! Вы – само очарование.

Он обернулся ко мне. Я выжидающе скрестила на груди руки. Его взгляд скользнул по моим волосам, стянутым в тугой хвост, потом опустился на свитер с розочками и шерстяными помпончиками и наконец на джинсы. Тут только я заметила, что на колене у меня пятно засохшей грязи. Я поспешно закинула ногу на ногу, но, судя потому, как Кристиан вскинул брови, он все заметил. Черт!

– Эллегра, какой симпатичный, женственный свитер! Надеюсь, ты надела его ради меня?

– Не надейся. Я надела его ради помпонов: они мне сегодня очень пригодились. Ты здесь ни при чем.

– Как меня умело поставили на место! – усмехнулся он. Я почувствовала, что таю от его улыбки. Вот уж не ожидала от своего тела такого предательства!

– Ничего не понимаю, Кристиан! Как ты мог прийти, если солнце еще не село? – В голосе Джой слышалось беспокойство.

Кристиан покосился в мою сторону и уселся рядом с Джой.

– Сегодня я встал рано. Отобедав…

– У него в доме целая куча слуг. Ими он и питается, – прошептала Рокси. Должно быть, на моем лице отразился ужас, потому что она поспешно прибавила: – Он стирает им память, так что они ничего потом не помнят. Они совершенно не испытывают страданий.

– …я решил принять твое любезное приглашение, поскольку Эллегра и я этим вечером собираемся кое-куда пойти. Уверяю, что я принял все меры предосторожности, дабы защититься от солнца, да и был-то на солнце всего несколько секунд.

Он снова бросил взгляд на мои джинсы. Я инстинктивно принялась отряхивать штанину, но потом поняла, что веду себя как последняя дура, и остановилась.

– Если будешь так высоко поднимать бровь, в один прекрасный день твои мышцы застынут в этом положении, – огрызнулась я. – И нечего на меня пялиться, как на презренного старьевщика. Ну нет у меня с собой женской одежды! А если джинсы и свитер с розочками не отвечают твоим высоким стандартам, то я отправлюсь прямиком в собор Святого Павла и вызову дух Кристофера Рена!

– Ты что, и в самом деле можешь это сделать? – изумилась Рокси. – Круто!

– Да шучу я.

– Ах, бедняжка! Конечно же, у тебя нет красивых платьев! Я забыла, что ты здесь проездом, и в отличие от некоторых, – Джой поджала губы и покосилась на Рокси, – не таскаешь с собой целую тонну багажа. Я бы с радостью одолжила тебе несколько своих платьев, но, боюсь, тебе они будут великоваты. Рокси?

Рокси смерила меня взглядом.

– А мои ей будут малы. Я вспыхнула.

– Напрасно вы думаете, что в моем чемодане платьям не хватило места. Просто я их не ношу.

– Это правда, я заглядывала в ее гардероб. Одни синие джинсы, да еще эти отвратительные тренировочные штаны. Я пыталась внушить ей, что леди так одеваться не пристало, но она только огрызается. А ее нижнее белье! Оно способно отпугнуть любого мужчину со вкусом. – Тут Эсме вспомнила, кто сидит рядом, и одарила Кристиана хищной улыбкой щуки.

Он смешно заморгал, от чего у меня по телу разлился жар.

В знак протеста я ссутулилась. Если уж светский разговор перешел на мои трусики и бюстгальтеры, остается лишь заказать себе номер в доме для престарелых медиумов.

– Дошло! – воскликнула Рокси. – Мне все понятно. Я вот ношу платья только потому, что это нравится Ричарду – это мой муж, настоящая куколка! Но будь моя воля, я бы, как и ты, влезла в удобную старую одежду, и плевать мне на всех с высокой колокольни.

– Никуда тебя позвать нельзя, прямо наказание! – Джой зашвырнула в Рокси булочкой. – Извинись немедленно, дуреха!

– За что?

– Да ничего, все в порядке. Если не возражаете, я отведу Эсме и мистера Вугамса домой. – Я одарила Кристиана деланной улыбкой. – У меня имеются черные шерстяные брюки – надеюсь, это прольет бальзам на твой изысканный вкус. Это самая нарядная вещь в моем гардеробе.

Он поднялся вместе со мной.

– С радостью провожу вас до гостиницы, а перед представлением мы отужинаем в ресторане.

– А-а-ах! А нас ты почему не водишь по ресторанам и не приглашаешь на представления?

Кристиан улыбнулся Рокси.

– Тогда бы мне весь вечер пришлось отбиваться от ваших поклонников.

Она улыбнулась в ответ, обмахиваясь рукой:

– Как он любезен! Тебе с ним понравится.

Я сочла благоразумным промолчать.

– Я и сама доберусь до гостиницы.

– Не сомневаюсь. Однако мне будет спокойнее, если я вас провожу. А потом мы вместе отправимся развлекаться.

– Мы будем только рады, если вы составите нам компанию. – Эсме встала и поправила пояс халата. – Джентльмен всегда сумеет защитить, если что.

Я фыркнула.

– Не нужна мне его защита! Я в состоянии сама о себе позаботиться.

– Я настоятельно прошу соизволения проводить вас.

– Засунь свою настоятельность куда подальше, где солнышко не светит, – ласково отозвалась я.

Эсме охнула:

– Элли! Леди никогда не должна упоминать ректальную область, как бы ее ни провоцировали!

Кристиан обернулся к Джой и развел руками.

– Видите, с чем мне приходится мириться?

– Боже, ну зачем он так! – покачала головой Эсме. Джой и Рокси кивнули в знак согласия.

– Мириться? – Я подошла и вперила в него взгляд. – Мириться? Никто не просит тебя со мной мириться, граф Чокула[5]. И вообще, проживу и без тебя! Глаза бы мои тебя не видели! Так что можешь засунуть свое смирение туда же, куда и настоятельность!

– Милочка, повторяю: леди…

Кристиан шагнул ко мне. Глаза его сверкали. Я чувствовала его ярость даже через защитные барьеры. Его дыхание щекотало мне лицо, а голос опутал прочной шелковистой сетью.

– Я столь долго сносил твои оскорбления лишь потому, что ты страдаешь комплексом неполноценности по причине своей причудливой внешности. К тому же ты меня побаиваешься. Но больше я не потерплю от тебя грубости. Ты нарушила мои планы и даже не извинилась, суешься без спросу в мою личную жизнь, а если с тобой по-доброму – начинаешь огрызаться и дерзить, словно подросток. Довольно! Пора положить этому конец. Может, ты и не моя Возлюбленная, но между нами, хотим мы этого или нет, существует некая связь. Темные относятся к женщинам с заботой, посему я провожу тебя до гостиницы, и точка.

Я говорила, что ненавижу деспотичных мужчин, которые стремятся подчинить женщин своей власти? Я бы никогда этого не сделала, не обрушь он на меня целый шквал словесной критики. Гордиться, конечно, нечем, но что мне еще оставалось? Некогда я всецело зависела от мужчины, страшилась не выполнить его малейшей прихоти – за каждым ослушанием незамедлительно следовало наказание, нередко побои. Стоя над безжизненным телом Тимоти, я произнесла торжественную клятву, что никогда больше не позволю мужчине забрать такую власть над собой. Я поблагодарила Джой за чай.

– Надеюсь, мы с тобой еще встретимся, – сказала она, покосившись на Кристиана.

Тот вскинул бровь. Я заскрипела зубами: этого еще не хватало! У них, оказывается, есть свой язык жестов! Впрочем, мне-то какая разница?

Я оторвала от свитера помпон.

– Попрощайся, Эсме. – И начала читать над помпоном заклинание, чтобы превратить его в хранительницу. Я тихо шептала слова, повернувшись ко всем спиной – ненавижу работать на публику. Наконец помпон ярко вспыхнул, вобрав в себя дух Эсме. Я обернулась и взяла пальто. Кристиан сделал то же самое. Я не обращала на него никакого внимания. Рокси, болтавшая без умолку, вызвалась проводить меня до двери. Спрятав правую руку под пальто, я сумела незаметно начертать на двери несколько символов, обладающих властью запечатывать проходы. Перешагнула порог и, затаив дыхание, стала ждать, подействует ли это простенькое заклятие на вампира, как на прочих смертных.

Кристиан остановился перед дверью. Лицо его приняло престранное выражение. Он нахмурился и попытался протолкнуться сквозь преграду, сотканную моим заклятием.

– Кристиан? Что с тобой?

Он прищурился и поднял на меня глаза. Я улыбалась.

– Что ты натворила?

– Я? Хамоватый подросток-переросток с комплексом неполноценности? Трусишка? А что я такого могла натворить?

Он перешел на сексапильный шепот – у меня по спине аж мурашки от восторга забегали.

– Ты что-то намудрила с дверью, медиум. И теперь я не могу перешагнуть порог.

Я улыбнулась еще шире и нагнулась к нему.

– Впредь не смей мне приказывать. У меня есть своя голова на плечах. Я больше никому не позволю поработить мою волю.

Я весело помахала на прощание Джой, наблюдавшей за нами с обеспокоенным видом, и направилась к выходу из подъезда. На улице было промозгло, моросил дождь. Через несколько минут я со вздохом облегчения откинулась в кресле – мне крупно повезло, что я так быстро поймала такси: я приметила его, когда оно высаживало прежних пассажиров. Интересно, как скоро Кристиан заметит, что заклинание – временное? Большинству контактеров известны лишь защитные заклинания да разнообразные заклятия для вызова духов. Дверь скоро разблокируется, да к тому же в квартире Джой два выхода… Наверно, Кристиан быстро смекнет, что к чему.

– Ненавижу, когда мои догадки оказываются верны, – вздохнула я, затворив за собой дверь номера. Перед гардеробом стоял Кристиан и рылся в моей одежде.

– Эсме верно подметила: твое нижнее белье просто ужасно. Почему ты не носишь шелк и сатин, как другие женщины?

Я положила помпон с Эсме на маленький столик в углу и скинула пальто.

– Послушай, мы оба погорячились, сказали лишнее. Прости, что посоветовала тебе засунуть свою настоятельность… – Я махнула рукой. – Ну, сам помнишь куда. Извиняюсь за грубость, просто не терплю деспотичных и надменных мужчин. Пойми меня правильно.

Он подошел ко мне, обнял за плечи и приподнял пальцем мой подбородок. Мне захотелось вырваться, но я поборола в себе это желание и стояла неподвижно все то время, что он разглядывал мое лицо.

– Ты не говорила, что в прошлом с тобой жестоко обращались. Кому же удалось поработить твою волю?

Я хотела солгать, но решила, что от этого проницательного взора (кстати, теперь его глаза были красновато-золотистого оттенка – что-то новенькое) ничего не скроешь.

– Моему мужу.

Он стиснул зубы.

– Бывшему мужу, – уточнила я. – То есть покойному, потому и бывшему. Я ушла от него и подала заявление на развод, а он взял и помер. Нет, я к этому не причастна, хотя иногда возникало желание его прикончить… Его застрелили полицейские при попытке поджечь мой дом. Я в это время спала.

Глаза Кристиана потемнели, словно зрачки вобрали в себя весь цвет.

– И что, этот человек… твой муж плохо с тобой обращался?

– Не то слово! Следил за каждым шагом, мучил меня. Это он убил моего брата.

Он не сводил с меня ониксовых глаз.

– Ты же сказала, что твой брат погиб в аварии, а ты отделалась травмой ноги.

– Отпусти шею – больно.

Крепкая хватка ослабла. Его губы прикоснулись к моей шее в том месте, где он сделал мне больно. Боль сразу сменилась жаром и непонятным томлением.

– Мой брат… – Я запнулась… Кристиан поцеловал очень чувствительную точку около уха. – Мой брат погиб в дорожной катастрофе. Тимоти… – На сей раз меня заставил замолчать легкий укус в мочку уха. По спине побежали мурашки восторга. Чтобы не отвечать на его страсть, я стала вспоминать ту ужасную ночь. Ее беспросветная чернота наполнила меня и выплеснулась вон со словами. Голос мой дрожал от боли: – Тимоти был за рулем. Он напился (он обычно не просыхал) и решил позабавиться: подъехать к дому через небольшой лесок, росший рядом с нашим двором. Лесли погиб, когда машина врезалась в дерево. – Кристиан прервал свои поцелуи и не сводил с меня темного взора полуприкрытых глаз. На секунду я даже пожалела, что моя уловка – никак не реагировать на поцелуи и тем самым погасить его страсть – сработала, но тут же запихнула это сожаление в отдаленные глубины своего подсознания. – А у меня пострадала нога: четыре перелома, как мне сказали позже. Но у нас не было страховки, к тому же Тимоти управлял машиной без прав и в нетрезвом виде, поэтому он потащил меня домой, а тело Лесли оставил в машине. Потом он его похоронил, конечно – когда немного протрезвел и понял, что натворил.

– И ты не заявила в полицию? – спросил Кристиан.

В его лице было что-то такое… Мне захотелось броситься к нему в объятия и умолять защитить меня от этого жестокого мира, но я поборола это желание. Не для того я так долго училась самостоятельности, чтобы отринуть независимость ради первого встречного, отнесшегося ко мне с участием.

– Не могла я! Тимоти наложил мне на ногу шину и долго пичкал наркотиками – в основном разными болеутоляющими средствами. Удружил, нечего сказать. Потом я начала прятать таблетки, которые он мне давал, и поняла, что он лжет, когда говорит, что Лесли уехал. Но было уже слишком поздно. У меня не было доказательств, к тому же я стала калекой: полгода с постели не вставала. Не знаю, попадал ли ты когда-нибудь в ситуацию, когда остается только уповать на милость человека, которому неведомо слово «милосердие». Несколько лет жизни с Тимоти убили во мне всякую надежду на освобождение. Я перестала верить в себя.

Кристиан смахнул с моих глаз неведомо как набежавшие слезы.

– Но ты все же ушла от этого чудовища!

Я кивнула и на секунду зажмурилась. Какие у него теплые пальцы!

– А через год он меня чуть было не прикончил. Я сбежала и попала в женский приют. Одна из тамошних работниц-волонтерок оказалась колдуньей. Она-то и заметила во мне некие способности, о существовании которых я и раньше догадывалась, но тщательно их скрывала. Эта женщина открыла мне на Тимоти глаза, помогла начать новую жизнь. Она говорила, что ни в коем случае нельзя никому позволять брать над собой власть. Она научила меня быть сильной, научила стоять за себя, а не быть беспомощной жертвой. Открыла мне, что мужчины счастливы, лишь когда чувствуют себя повелителями, а непокорных стараются сломить и всячески терроризируют. – Я вскинула подбородок и придала взгляду как можно больше решимости. – И я больше не позволю ни одному мужчине превратить меня в тряпку.

К моему изумлению, Кристиан согласно кивнул.

– Я рад, что ты с честью вышла из этого испытания. Печальный опыт тебя закалил. Женщина не должна быть беспомощной, не должна приносить себя в жертву. – Он заправил мне за ухо выбившуюся прядку волос. – Я всегда считал тебя сильной, Эллегра. Я хочу, чтобы ты была собой, и только собой. Но ты столкнулась с оборотной стороной силы – жестокостью. Не все мужчины подобны твоему бывшему мужу.

Я отпрянула от него.

– Значит, ты не отрицаешь, что мужчины счастливы, лишь когда повелевают?

Он небрежно-элегантно пожал плечами.

– Именно поэтому они мужчины. Мужчинам свойственна властность, а женщинам…

– Подчинение? Раболепство? Пассивность? Женщина должна быть тряпкой, о которую мужчина вытирает ноги и идет дальше?

Он улыбнулся, сверкнув белыми зубами.

– Вообще-то я хотел сказать: заботливость. Иногда женщина ради заботы о любимых может проявить властность. Но природой доминирующая роль отведена все же мужчине.

Я фыркнула (что-то часто я фыркаю, когда общаюсь с Кристианом).

– Ну уж! На дворе XXI век. Сделай милость, признай, что заблуждаешься: женщины стремятся доминировать не меньше мужчин, просто не готовы ради этого идти по головам.

Он нахмурился.

– Женщины рвутся к власти лишь затем, чтобы доказать, что они ничем не хуже мужчин.

Я покосилась на него.

– Вот этого только не надо!.. И вообще это разговор ни о чем. Ты – ходячий пережиток. Пещерный человек. Считаешь, что имеешь право притеснять всех, лишь бы самому было хорошо. Ты не способен разумно дискутировать, поэтому я умолкаю. – Я подошла к гардеробу и взяла кое-какую одежду. – Эсме, можешь выходить! Развлеки Носферату[6] советами, расскажи ему, как должна вести себя настоящая леди, а я пошла в душ. Просьба не тревожить. – Я особенно подчеркнула эту фразу.

– Наш разговор еще не закончен, Эллегра, – мягко заметил Кристиан.

– Элли, я вынуждена пожаловаться: нам с мистером Вугамсом не нравится такой способ перемещения. – Эсме расправляла свой халат, а кот сидел у нее в ногах и вылизывал переднюю лапу. – Попрошу впредь не носить нас в кармане пальто. Я чуть не задохнулась. Снова добрый вечер, Кристиан. Как же приятно видеть настоящего джентльмена!

Я закатила глаза и прошествовала в ванную, чтобы смыть накопившееся раздражение под душем. К стыду своему, должна сказать, что этому раздражению немало способствовали переживания эротического плана. Я громко хлопнула дверью.

Вскоре в ванную вплыла Эсме. Я сосредоточенно намыливала волосы и не обращала на нее ни малейшего внимания. Через двадцать минут я вышла из запотевшей ванной комнаты.

– Я хотела тебя раньше спросить, только ты вел себя очень напыщенно… Как ты преодолел мое заклятие?

Кристиан скорчил физиономию мученика (я втайне возликовала), но все же довольно вежливо ответил на мой вопрос:

– Вышел через запасной ход.

Я улыбнулась: здорово, что против него заклинание сработало! Однако решила признаться: быть честной – так уж до конца.

– Заклятия хватило бы ненадолго. Я вообще с заклинаниями не очень дружу. Контактерам и медиумам они редко пригождаются; и потом, в словах всегда можно что-то напутать, поэтому я стараюсь по возможности обходиться без заклинаний. Но все равно приятно, что при необходимости я сумею ненадолго задержать взрослого Темного.

Выражение лица Кристиана стало еще более несчастным.

– Хорошо, я согласна пойти на обед. А ты оставайся здесь, Эсме, и если в комнату нагрянет горничная, не показывайся.

– Милочка, а почему бы вам не взять нас…

– По-моему, за сегодняшний день ты получила достаточно впечатлений, – мягко, но твердо оборвала я ее и обернулась к Кристиану. – В какой ресторан ты меня поведешь?

Он вскинул брови.

– Я? Поведу тебя? Неужели ты считаешь меня деспотичным надменным самцом, способным заплатить за ужин независимой дамы, презирающей подобное покровительственное отношение?

Я накинула пальто.

– У тебя наверняка в подвалах замка пылится куча денег, а я живу скромно, сама зарабатываю свою копеечку. Думаю, ничего страшного, если разок снизойду до того, чтобы позволить мужчине оплатить мой ужин. – Я распахнула дверь и оглянулась. – Если, конечно, ты очень попросишь.

– Знаешь, – задумчиво ответил он, перешагнув порог, – мы ведем почти что цивилизованный разговор. Стало быть, с тобой еще не все потеряно.

Я хлопнула его по плечу и, после некоторых раздумий, взяла предложенную мне руку. Пальцы наши сплелись, и я улыбнулась про себя. Как знать, может, кое с кем тоже не все потеряно?.. М-м-м… Какая интересная мысль!

Глава 7

Наше официально не объявленное перемирие длилось весь ужин, во время которого я словно завороженная наблюдала, как Кристиан справляется с едой.

– Как тебе это удается? – поинтересовалась я, подняв на него взгляд и увидев, что кусочек креветки снова исчез.

Он улыбнулся.

– Ловкость рук, только и всего.

– А-а-а… И что, ты никогда не ел по-человечески?

– То есть ел ли я когда-нибудь обыкновенную пищу? Нет.

Я размышляла над этим с минуту, разжевывая цыпленка, зажаренного в лимонном соке.

– А как ты стал, – я огляделась, – тем, кто ты есть? Ты что, родился таким? Или тебя укусили?

Он поглаживал длинными пальцами ободок бокала.

– Существует два типа Темных: некоторые такими рождаются; а некоторые такими становятся, не без чужой помощи. Я отношусь к первой категории.

– Правда? Хочешь сказать, твои предки тоже были вампирами?

Он кивнул.

– Все мальчики, рожденные от не искупившего свои грехи Темного, подобны отцу.

Что-то тут не клеилось.

– Минутку! Ты же говорил, что, когда вы встречаете Возлюбленную, она спасает вашу душу и дарит искупление, верно? Откуда у не получившего искупление Темного возьмутся дети?

– Оттуда же, что и у всех, – усмехнулся Кристиан. – Многие из нас так и не находят своей Возлюбленной, но это отнюдь не означает, что мы не можем искать утешения со смертными женщинами.

– А-а-а, – протянула я и, не удержавшись, спросила: – И что, тебе тоже приходилось искать утешения?

Он обдал меня огненным взглядом: от такого взора закипел бы суп.

– Ты это спрашиваешь для повышения общей эрудиции или с какой-то иной целью?

Я попыталась утихомирить свое тело, которое при звуках бархатистого голоса Кристиана загорелось страстью. Его томные глаза сводили меня с ума. Взять себя в руки было нелегко, но в конечном итоге мне это все же удалось. Усилием воли я поборола желание стиснуть Кристиана в объятиях и зацеловать до смерти. Только овладев собой, я осмелилась поднять на него взгляд.

– Скажем так: из праздного любопытства.

Его глаза потемнели до цвета грецкого ореха.

– Зачем ты это делаешь?

Я недоуменно захлопала ресницами.

– Что?

– Борешься с чувствами, которые ко мне испытываешь. Я ощущаю то же самое, но не сопротивляюсь, ибо это бессмысленно. Влечение неподвластно контролю: либо оно есть, либо его нет. Ты закрываешь глаза на страсть, сжигающую тебя, но я, даже когда нахожусь далеко, чувствую твое влечение. Неужели я так страшен, что тебя бросает в дрожь при одной мысли о физической близости со мной?

– Нисколько ты не страшен, – ответила я шепотом, чтобы никто случайно не подслушал. – И я вовсе не пылаю к тебе страстью.

Он рассмеялся. От этого бархатистого, соблазнительного смеха у меня по коже мурашки забегали.

– Maly válečník, вот ты кто.

– Ничего подобного! Хотя мне часто говорили, что мне недостает тепла, столь необходимого в супружеских отношениях. Как-то раз даже заявили, что я «холодна как рыба». Кстати, как ты меня только что назвал?

Он пропустил мой вопрос мимо ушей.

– Кто это тебе заявил, бывший муж?

Я заерзала на стуле: интересно, чувствует ли он, какая внутренняя борьба идет сейчас в моей душе? Но я полностью контролирую свое сознание, проникнуть туда не под силу даже Кристиану…

– Да, вообще-то… Но это правда, тут уж ничего не попишешь. Я не девственница и не монашка, Кристиан. Мне тридцать один год. Я спала с мужчинами и знаю, что мне недостает страстности. Я никогда не была в восторге от секса, и, судя по разочарованным лицам моих партнеров, их опыт со мной тоже был не из приятных. Так что если ты хотел меня соблазнить, знай: овчинка не стоит выделки. Я не та, в чьих объятиях можно найти утешение.

– Да неужто? Давай-ка проверим твою теорию. – Он протянул мне руку. – Иди сюда.

Я с ужасом уставилась на его руку, будто это была паучья лапа.

– Что?

– Иди сюда. Сядь рядом со мной.

Я огляделась. Мы выбрали столик в довольно уединенном уголке ресторана, но все равно нас могли заметить.

– Ты что! Все будут смотреть!

Он вскинул темную бровь.

– Разве эта мысль тебя не возбуждает?

Я нахмурилась.

– Ни в малейшей степени.

Кристиан вздохнул:

– Видно, многому тебя придется еще учить. Иди сюда, Эллегра. Сядь рядом со мной. Докажи, что ты не холодна как рыба.

– Ага, как же. Нашел дурочку. Проходили мы это – действие от противного… – Я раздраженно закатила глаза.

– Значит, страх передо мной мешает тебе доказать, что ты тоже можешь быть страстной?

– Делать мне нечего – тебя бояться, – ответила я. – И не собираюсь я ничего доказывать.

Он всем своим видом выражал торжество: типа он прав, а я просто струсила.

– Ну ладно. – Я отбросила салфетку и встала. Несколько шагов – и я плюхнулась к нему на колени, стараясь не замечать удивленных взглядов окружающих. – Если так хочешь, докажу, что я бесчувственная ледышка. Готовься: тебе предстоит смертельная скука.

Я положила руки ему на плечи и припала к его рту, нарочно прижавшись губами к его зубам. Минуту он терпел, затем нежно взял мою голову в ладони и наклонил ее под другим углом.

– Давай снова попробуем, но без применения грубой силы, договорились?

Я заглянула в его глаза и поняла, что влипла, погибла безвозвратно. Глаза его были подобны темным озерам, в которых плескалось желание – ни один мужчина на меня еще так не смотрел. Я чувствовала, что падаю в бездонную пропасть его глаз. Его губы дразнили мои, усыпали их легкими, словно перышки, поцелуями.

Вскоре я была вынуждена признать очевидное: я хотела, чтобы Кристиан прикасался ко мне, чтобы он целовал меня, хотела ощущать вкус его кожи. Я отчаянно сопротивлялась этому безумному желанию, но первое же прикосновение языка Кристиана к моим губам обратило все мои благие намерения в прах. Губы мои приоткрылись. Его язык проник в мой рот, и между нами пали последние барьеры. Я застонала. Кристиан ласкал мой язык все напористее. Он не ждал ответной ласки, он требовал. Я стянула кожаную резинку, стягивавшую его хвост, и темный каскад волос рассыпался по плечам. Черный шелк заструился по моим пальцам подобно прохладной воде. Я задрожала всем телом.

Я чувствовала, как Кристиан проникает в мое сознание, сметая выставленные преграды, улавливала легкий шорох его мыслей. Меня охватило любопытство: интересно, о чем он сейчас думает? Я понимала, что поступлю глупо, впустив его в свое сознание – тогда он тоже без труда сможет прочесть мои мысли, – но от его жарких прикосновений я совсем лишилась рассудка. Его поцелуй становился все глубже, все горячей. Я приотворила дверцу в подсознание и его чувства слились с моими. Мысли его были бессловесны и бесформенны: в моей голове замелькали образы удовольствия, желания близости и отчаянной надежды. Эти ощущения сплелись в единый, неделимый клубок. Я страстно отвечала на его ласки. Знала, что позже это может обернуться против меня, но не могла более сдерживаться. Я вбирала в себя царивший в его душе мрак и отдавала взамен весь накопленный мною свет.

Мощная энергия Кристиана окутала нас, связала странными узами. Я не понимала, как он это делает, да и особо над этим не задумывалась. Мне было хорошо, я купалась в его энергетике. Наша энергетика подобно мыслям слилась воедино. Возбуждение Кристиана передавалось мне, и это распаляло его еще сильнее. Сперва его язык исследовал все закутки моего рта, потом пришла моя очередь. Я просто пожирала его, целовала так глубоко и жадно, словно хотела достать нечто, упорно ускользавшее от меня.

«Холодные как рыбы дамы на такое не способны, maly válečník», – эхом пронеслось у меня в голове. Я на мгновение замерла.

А что значит «maly válečník»?

Я почувствовала, как он мысленно улыбается.

Маленький воин.

Воин? Хм-м-м…

Ну, это еще ладно. Что меня беспокоило, так это легкость, с которой Кристиан проник в мое подсознание. Медленно и ненавязчиво я выдворила его вон и снова расставила прочные барьеры. Я сама себе боялась признаться, до какой степени меня потрясло случившиеся. Теперь-то я знала, как это здорово – разрушить все барьеры. Глядя в полуночные глаза Кристиана, я снова напомнила себе, что пусть он и бессмертный, но в первую очередь он все же мужчина. Рискованно давать ему такую власть над собой.

Я вскочила с его колен и заковыляла обратно к стулу. Дрожащей рукой потянулась к стакану с водой.

– Итак, – я прокашлялась: после страстных поцелуев я слегка охрипла, – что тебе известно о медиуме Гарде Уайт? Мне о ней рассказывал один из сотрудников АСИФ. Любопытно, как ты о ней прослышал.

Кристиан прижал палец к нижней губе.

– Что, все-таки не желаешь признать поражение?

Я насадила на вилку ломтик жареного картофеля.

– А я и не знала, что мы с тобой сцепились в битве.

Он улыбнулся и наклонил голову.

– Не в бровь, а в глаз! Так мне и надо. Нет, это была никакая не битва, а всего лишь… – Его взгляд скользнул по моим губам. Я инстинктивно провела по ним языком. Они казались очень чувствительными и как будто слегка припухшими. – …Всего лишь эксперимент, принесший неожиданный результат. Я начинаю думать, что поспешил с выводами.

В его глазах светилось такое томление, что мое тело снова обдало огнем страсти. Я отчаянно пыталась сохранить остатки самообладания.

– Пожалуйста, Кристиан…

Он оставил мою тихую просьбу без внимания и потянулся к моей руке. Его палец начал обрисовывать круги на тыльной стороне моей кисти.

– Зачем ты сопротивляешься? Зачем кутаешься в броню безразличия, когда я чувствую в тебе такой же пыл, что ты пробуждаешь во мне? Почему борешься со страстью, которую будит в тебе каждое мое прикосновение?

Я медленно отняла руку и положила ее себе на колени. На глаза навернулись слезы. Вот только непонятно, над кем хотелось плакать: то ли над ним, то ли над собой.

– Извини, Кристиан, – заявила я, уставившись в тарелку с цыпленком, – но я просто не могу позволить мужчине забрать над собой такую власть.

Кристиан умолк и молчал так долго, что я не выдержала и посмотрела на него. Его глаза – зеркало души – ярко горели в отблеске свечи. Наконец он заговорил – очень тихо, будто слова его предназначались лишь для моих ушей. Голос его ласкал меня, как руки возлюбленного.

– Почту за честь доказать тебе, что не все мужчины пользуются силой, дабы поработить тех, кто слабее.

Я промолчала. Мне просто нечего было ответить.

Театр, арендованный «Корпорацией одаренных гадалок и оккультным трестом» (более известной под сомнительным акронимом «КОГОТЬ») под аукцион спиритических талантов, был маленьким и по-домашнему уютным. Располагался он в подвале старого здания, выстроенном веке так в XVIII.

– Если верить тому, что здесь написано, – я сверилась с программкой, врученной мне на входе, – Гарда Уайт и некто по имени Эдуардо Тассалерро, глава «Милан-Психик лимитед», – своего рода мозговой фонд научной области, занимающейся паранормальными явлениями. Их задачей является «углубление познаний в сфере духов и прочих потусторонних явлений, а также исследование зон их активности в пределах современной Англии». Гм-м… Неужели они считают себя круче УПРА?

– УПРА?

– Так называется организация, где я работаю. А сестринская организация в Англии носит название АСИФ, и уж кто-кто, а мы точно способны углубить познания в сфере духов и тому подобного.

– Вероятно, у этого мозгового фонда несколько иные цели.

Я вскинула на Кристиана глаза. Меня поразило не то, что он сказал, а то, как он это сказал. Даже сквозь плотные защитные барьеры я чувствовала, что он с нетерпением ожидает чего-то. «Может, часть его сознания снова просочилась в мое?» – лениво подумала я.

Красавец мужчина, от чьих взглядов я таю и чувствую бурление в крови и который к тому же обладает способностью проникать в мое подсознание, когда пожелает… Этого мне только не хватало! Я снова покосилась на Кристиана: тот изучал буклет. Его длинные волосы снова были собраны в хвост. Сегодня он надел темно-синий костюм с тонким, бледным узором. Кремовая рубашка и темный галстук не представляли собой ничего особенного, зато жилет был настоящим произведением искусства. Темно-изумрудный атлас колыхался при каждом вдохе. Вышитые тонкой серебряной нитью орлы и соколы застыли в полете: головы их были откинуты назад, когти выпушены. Красиво и одновременно жутко. Мне очень хотелось сказать Кристиану, что я просто без ума от этого костюма (особенно мне нравилось, как он подчеркивает его мужественный торс), но потом я решила, что он и без того слишком много о себе мнит. Не хватает еще намекнуть, что он самый сексапильный мужчина на свете!

Лицо Кристиана расплылось в улыбке. Он по-прежнему рассматривал программу. Я отвела глаза и, прикусив губу, стала раздумывать, с чего это он так улыбается. Вдруг… Господи, да что это я! Моя защита прочна: почти тридцатилетняя практика не прошла даром.

Вот непонятно только: отчего улыбка Кристиана становится все шире?

Я заставила себя позабыть на время о красавчике, чья нога как бы невзначай прижалась к моей, и сосредоточилась на аудитории театра. В первом ряду сидели Карлос и две женщины, тоже из АСИФ. Одна из них, по-моему, занимала пост директора. Театр был заполнен наполовину; подавляющее большинство явившихся щеголяли значками местных клубов «охотников за призраками». Одни что-то печатали на ноутбуках, другие сидели с заученным видом, столь свойственным знатокам паранормальных явлений. Я вертела в руках помпончик от свитера и думала: интересно, я тоже смотрюсь такой ботанкой?

– Добрый вечер, уважаемые коллеги, посвященные, исследователи необычайного, леди и джентльмены! – Появившаяся перед занавесом женщина говорила с легким немецким акцентом, чеканя слова. Этот акцент гармонировал с ее короткими светлыми волосами и мощным телосложением. Типичная домохозяйка, не излучай она такую уверенность. – Я Гарда Уайт, президент «Корпорации одаренных гадалок и оккультного треста». Добро пожаловать на наше шестое испытание. Всего в Лондоне таких испытаний будет проведено восемь. Для тех из вас, кто впервые посетил наш семинар, поясняю: мы выбираем из зала волонтеров, желающих принять участие в сеансе вызова духа. Тем, в ком мы заметим дар, будет предложено примкнуть к тресту. К нам присоединится мой коллега, Эдуардо Тассалерро из «Милан-Психик лимитед». Понадобятся десять добровольцев. Если вы хотите принять участие, пожалуйста, поднимите руку и ассистент запишет ваши данные.

Занавес за Гардой поднялся, и взору открылся большой круглый стол, окруженный дюжиной стульев. Подсветка была приглушена – горел всего один прожектор.

Не понимаю я тех, кто сейчас спустится на сцену ради членства в какой-то малоизвестной корпорации. Лучше бы вступали в официально зарегистрированные сообщества.

Я повернулась к Кристиану, чтобы поделиться своими наблюдениями, и увидела, что он тянет вверх руку.

– Ты что делаешь?! Ты же вампир и не можешь вызывать призраков!

– Верно. Зато ты можешь.

– Я? – Я огляделась и с ужасом заметила, что к Кристиану пробирается молоденькая девушка в обтягивающей мини-юбке. Мне вдруг захотелось положить руку ему на колено: пусть эта вертихвостка не думает, что он свободен…

– Черт! – огрызнулась я.

– Что-то не так, Элли?

Еще бы! Кристиан мне не принадлежит, я не имею на него никаких прав. Я натянула на уши вежливую улыбку типа «сижу вот тут со случайным знакомым, а как до мужчины мне до него дела нет…»

Губы Кристиана дрогнули. Свободной рукой он приобнял меня за плечи.

– Желаете принять участие? – с придыханием спросила модница в мини-юбке. Она прямо-таки пожирала Кристиана глазами. Я решила повременить стряхивать его руку с плеча. Интересно, удастся ли мне вызвать низшего демона?

– Увы, я совершенно лишен способностей, необходимых для вызова духов. Зато моя знакомая обладает огромным потенциалом. Она очень интересуется вашим трестом и будет рада оказаться в числе десяти счастливых избранников.

Я метнула на него огненный взгляд. Нет, пожалуй, одного демона будет маловато…

Девушка окинула меня взглядом и нахмурилась.

– Я не могу гарантировать, что выберут вашу знакомую. Миссис Уайт тщательно просматривает все данные и отбирает лучших.

Голос Кристиана, и без того красивый и бархатистый, стал еще более проникновенным: казалось, слова так и скатываются у него с языка, словно отполированные. (К стыду своему, должна признать, что при мысли о его языке низ моего живота окатило жаркой волной).

– Не могли бы вы походатайствовать, чтобы выбрали ее кандидатуру? Уверяю вас, она как никто достойна этой чести.

При этих словах морщинки на лбу девушки разгладились. Она энергично кивнула.

– Сделаю, что смогу.

Она быстро записала мое имя, должность (я просто сказала, что работаю в УПРА и несколько общих фраз о своем опыте).

– Вы воплощенная любезность. – Кристиан одарил девушку такой ослепительной улыбкой, что мне захотелось предложить бедняжке свои темные очки. Она засеменила прочь с оторопевшим выражением лица, словно испытала солнечный удар.

– Ладно, мистер убедительность, раскрой-ка теперь свои карты. Почему тебе нужно, чтобы я участвовала в этом дурацком конкурсе?

Он изумленно вскинул брови.

– А с чего ты взяла, что у меня есть какой-то тайный умысел?

С нами рядом уселась компания из четырех человек. Шуму от них было столько, что хватило бы людей на двадцать. Я понизила голос:

– Предчувствие меня еще никогда не обманывало. С чего бы ты стал поощрять исследования потустороннего мира? Стоит только научно доказать существование привидений, и люди сойдут с ума. Понацепляют ожерелья из чеснока и будут носиться по сельской местности с вилами и факелами. Давай, Блакула[7], колись.

Лицо Кристиана вновь приняло мученическое выражение.

– Знаешь, у тебя все равно не получиться заставить меня участвовать в этом балагане, если я сама не захочу, – шепотом заметила я. – Сначала скажи, зачем тебе это понадобилось. Судя по всему, участников начнут вызывать еще только минут через десять. Можешь, конечно, до последнего момента тянуть резину, но лучше бы тебе открыться сейчас. Тогда у меня будет время подготовиться.

Кристиан вздохнул и стиснул мое плечо. Я разрывалась между неуместным желанием прижаться к нему покрепче и долгом, повелевавшим остановить его, покуда он не истолковал мою покорность превратно.

– Рано или поздно ты все равно узнала бы о моих догадках. Возможно, уже завтра. Стало быть, нет смысла долее скрывать.

– Правда? – Я закусила губу. – Ну и?..

Он кинул на меня жаркий взгляд – от такого расплавился бы и цемент. Затем его взор вновь остыл, потемнел и стал тревожным.

– Три месяца назад мой друг, Себастьян – тоже Темный, как и я, – исчез из своего дома в Ницце. Он целый месяц не отвечал на мои звонки. Я встревожился и пришел к печальному выводу: либо он отчего-то в спешке покинул Европу, либо его постигло нечто немыслимое.

– Немыслимое?

Два ассистента из организации «КОГОТЬ» подошли к шумной четверке, что сидела сзади. Я придвинулась к Кристиану (до сих пор считаю, что поступила так чисто из соображений безопасности – не хотела, чтобы они видели мой жест) и изобразила, как кол входит в сердце.

– Это ты подразумеваешь под «немыслимым»?

Он поморщился, стиснул мою руку и снова стал поглаживать мои пальцы.

– Ты необыкновенно кровожадная женщина. И, как ни странно, я даже это нахожу очаровательным. Существует множество способов убить Темного, не только этот. Но ты верно угадала: я беспокоился, не стряслось ли с ним беды. Себастьян – не тот человек, чтобы уехать в неизвестном направлении, не предупредив меня и не поставив в известность никого из нашей общины. После долгих поисков мне удалось напасть на его след: он вел в Париж, затем в Лондон и обрывался в маленьком пригородном домике близ Лондона.

– Только не говори, что в этом домике были Гарда Уайт и синьор Тасса-как-его-бишь-там!

Он задумался.

– Нет, но дом сдавался трестом миссис Уайт.

Он умолк. Я толкнула Кристиана локтем в бок.

– Ну и? Так был там Себастьян или нет?

«КОГТИ» удалились. Палец Кристиана перестал чертить круги на моем запястье.

– Он там был. И оставил мне послание, в котором говорилось, что его держат в плену и у него мало надежды и сил на побег.

– Послание? Что еще за послание?

Кристиан плотно сжал губы. Я посмотрела ему в глаза, но быстро отвела взгляд. Что бы ни выпало на мою долю, надеюсь, у Кристиана никогда не будет повода бросать на меня такие взоры.

– Послание из тех, что в ходу у Темных.

Я сглотнула комок.

– Оно было написано… кровью?

Он кивнул.

– На записку были наложены особые чары – ее мог прочитать только тот человек, кому она предназначена. В данном случае я. Себастьян знал, что я буду его разыскивать. Несмотря на то, что силы почти покинули его, он использовал драгоценный запас крови, чтобы подать мне весточку.

Я обдумывала услышанное, наблюдая, как ассистенты беседуют с последними добровольцами. Люди в театре разговаривали тихими, приглушенными голосами: было похоже, будто стая птичек бьется крыльями о высокий потолок.

– Хм-м, может, я пожалею, что спросила, но… В тебе таится громадная сила. Я это сразу почувствовала. Разве может простой смертный удерживать Темного против его воли?

Его глаза стали совсем черными и безжизненными.

– Может, если знает как.

Голос Кристиана звучал с такой безнадежностью, что я поежилась и решила не углублять тему.

– Значит, ты считаешь, что Гарда и Эдуардо держат Себастьяна в плену, и хочешь, чтобы я с ними подружилась и все разузнала? С чего ты взял, что я захочу тебе помочь?

Его взгляд светился такой нежностью, что я растаяла.

– Других источников у меня нет. Я надеялся, что твое любопытство и доброта возьмут верх и ты согласишься помочь тому, кто сам себя спасти не в состоянии.

Я вскинула подбородок.

– Ах, как это контрастирует с твоими прежними заявлениями! Помнишь, ты утверждал, что я чересчур независима, строптива и неуверенна в себе? Скажи, почему я должна тебе помогать?

Он смотрел мне прямо в глаза.

– Потому что я смиренно прошу тебя помочь отыскать моего друга.

В голосе Кристиана звучало столько искренности и надежды, что я сразу размякла, но тут же взяла себя в руки и постаралась собраться с мыслями. Помогать Кристиану не входило в мои планы. Я приехала в Лондон всего на три недели, пять дней из которых уже прошли. Если я свяжусь с трестом, мне будет просто некогда вызывать духов. Но с другой стороны, тогда я смогу представить в УПРА неплохой исследовательский труд… Может, начальство сжалится и не станет меня рассчитывать? Я покосилась на Кристиана и, подавив вздох, признала истину: я соглашаюсь на просьбу Темного не ради работы и даже не ради его беспомощного друга, а лишь ради его самого.

– Хорошо, я тебе помогу, но сначала выслушай мои условия.

Он закатил глаза.

– Так я и знал!

Я усмехнулась.

– А ты сообразительный парень, хоть и корчишь из себя мачо. Условие номер один: полегче на поворотах. Не дави на меня. Я не выполняю приказов, я лишь снисхожу до просьб.

Он снова скорчил мученическую мину и процедил сквозь зубы:

– То, о чем ты просишь, будет нелегко, но я постараюсь перебороть в себе привычку выражать желания в форме приказов. Этого довольно?

– Едва ли, но для начала сойдет. Условие номер два: больше никаких подколов по поводу моей одежды.

– Договорились.

– Условие номер три…

– Сколько же их всего? – пробормотал он.

– Это последнее. Итак, условие номер три: не влезай больше в мое подсознание.

Он изобразил удивление.

– Не притворяйся: я все время чувствую, как ты скользишь по краю моих мыслей. И улыбаешься, когда я думаю, что ты… – Я запнулась. На его губах снова заиграла широкая улыбка. – Я умею выстраивать прекрасные защитные барьеры. Не иначе, как ты используешь какие-то тайные вулканические приемы.

– Не вулканические, а моравские.

– Ага! Сознался-таки!

– Ни в чем я не сознался. Если между нами и существует телепатическая связь, основанная на взаимной симпатии, я здесь ни при чем.

Я бросила на него подозрительный взгляд. Он смотрел мне прямо в глаза. Судя по всему, он не врет: я всегда чувствую, когда человек говорит неправду.

– Ну ладно, – проворчала я. – Но уж постарайся не вторгаться в мои мысли без приглашения!

Он снова начал поглаживать пальцем мою кисть. Трое человек спустились на сцену, но, судя по их одинаковым черным футболкам, все они были «КОГТЯМИ».

– И еще, объясни мне, пожалуйста: зачем людям, желающим научно доказать существование привидений, держать в плену вампира? Это же ни в какие рамки не лезет.

– Ты исходишь из сказанного Гардой. Но я уверен, что на самом деле трест преследует куда более зловещие цели.

– Правда? Какие же? – полюбопытствовала я.

– Эллегра Телфорд, вас выбрали. Будьте любезны, пройдите на сцену. Стив Рикс, вы тоже в числе избранников, пожалуйста, пройдите на сцену. Арундел Роджет, вас тоже просим на сцену…

Я недослушала список счастливчиков: к Кристиану подбежала девушка в мини-юбке, чтобы выслушать заслуженную похвалу и проводить меня на подмостки. На секунду мне показалось, что она попросит погладить ее по головке, но я тут же устыдилась своих мыслей – порой моя язвительность переходит всякие границы. В качестве компенсации я тайком прочитала над девушкой заклинание, оберегающее от дурного глаза.

Кристиан привстал, чтобы я могла пройти, и стиснул мне руку. Его рукопожатие придало мне сил. Даже не верится, что этот человек нуждается в помощи. Тепло его руки подарило мне уверенность в себе.

Стараясь не обольщаться чувством защищенности, рожденным его прикосновением, я последовала за мини-юбкой на сцену. Там мне вручили цветной мелок.

– Спасибо, у меня свой есть, – отказалась я и вытащила из сумочки мел с примесью «праха мертвеца». Я повсюду таскала его с собой, с тех самых пор, как ступила в этот старинный город, богатый историческими памятниками и еще более историческими привидениями.

Мне указали на стул. Я направилась к нему через сцену и тут почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Я оглянулась: с меня не спускала глаз Гарда, беседовавшая с одной из своих верных прислужниц. Я растянула рот в улыбке и уселась. Слева от меня сидел низенький плешивый коротышка, с которого ручьями тек пот – от волнения, наверно; а справа – нагловатого вида девица с целой шапкой густых светлых кудрей.

– Я – Дайан, – представилась она.

Мы пожали друг другу руки, я назвала свое имя и обернулась к мужчине справа.

– Питер Дануич.

Рука у него была влажной и липкой, но мне удалось незаметно вытереть ладонь о штаны. Я очень надеялась, что Гарда не будет заставлять нас держаться за руки: не сильно-то хотелось снова прикасаться к ладони Питера.

К нам присоединились Гарда и высокий смуглый мужчина – она представила его как Эдуардо. В театре погасили свет, включенным остался только один прожектор, направленный на нас.

– Представление начинается, – пробормотала я, затем набрала в легкие побольше воздуха, попыталась расслабиться и подготовиться к ритуалу вызова духа.

Глава 8

Гарда не спеша оглядела всех собравшихся за столом. Слава богу, что на мне были темные очки: иначе мне нипочем бы не удалось сохранить безмятежное и самоуверенное выражение лица.

Наконец Гарда сложила рупором руки и обратилась к добровольцам. Ее голос усиливал один из шести микрофончиков, расставленных по столу. Защелкали вспышки фотоаппаратов. Три женщины и мужчина в футболках с надписью «КОГОТЬ» навели на нас переносные видеокамеры.

– Как вы, вероятно, догадываетесь, это здание было выбрано нами не случайно. Здесь наблюдается необычайно высокая активность потусторонних сил. В театре обитает по меньшей мере шесть призраков. Троих мы уже вызвали. Осталось еще трое. Обычно мы начинаем сеанс следующим образом: беремся за руки и, объединив усилия, просим явиться любого духа из тех, кто населяет эту постройку. Но поскольку сегодня среди нас присутствуют два опытных медиума, я предлагаю поработать самостоятельно. Сначала обратимся к духам с просьбой, чтобы их умилостивить. Пожалуйста, положите руки ладонями на стол так, чтобы ваши пальцы соприкасались с пальцами соседей. Начнем.

Я всегда считала, что с привидениями не стоит цацкаться. Обращаться к ним с мольбой просто глупо. Конечно, на непосвященных это производит большое впечатление, но в остальном толку от этого ритуала никакого. Ну ладно уж. Главное, с Питером за руки браться не надо, а прикосновение к его мизинцу я как-нибудь переживу.

Я положила руки на стол, растопырив пальцы веером, чтобы они соприкасались с пальцами Питера и Дайан. Гарда начала упрашивать духов явиться, а я тем временем приоткрыла свое сознание и принялась шарить мозговыми волнами по зданию в поисках оставшихся призраков. Меня терзало смутное предчувствие, что один из них находится совсем рядом, а вот где другие – непонятно. Я сосредоточилась на призраке, но смогла лишь приблизительно вычислить его местонахождение: он ютился в маленькой гримерке за сценой.

– Поскольку Эллегра и Стив – опытные медиумы, им и начинать. А остальные пусть смотрят и учатся.

Это прозвучало как приказ. Гарда уставилась на меня, словно бросала мне вызов. Взгляд ее голубых глаз породил во мне странную антипатию, но я быстро подавила это чувство. Когда пытаешься вызвать духа, ни в коем случае нельзя испытывать негативные эмоции.

Стив оказался молодым человеком в черном свитере с высоким воротом и классических брюках, наподобие тех, что надевал вчера Кристиан. Только на Стиве они смотрелись далеко не так элегантно. Он начал чертить магический круг прямо на столе. Я не люблю привлекать к себе лишнее внимание, поэтому отошла в тускло освещенный уголок сцены и нашла себе местечко поуютнее. Затем уселась на корточки, очистила сознание и, стараясь не обращать внимания на добровольцев и двух кинооператоров, дышавших мне в спину, взяла свой мелок и начала чертить круг.

Я приступила к привычному ритуалу вызова духа. Не успела я произнести над пеплом заклинание, как воздух в круге начал собираться в подвижные сгустки. Я ждала, сосредоточившись на призраке в гримерке и мысленно приказывая ему прийти. Рябь в круге исчезла.

– Ой, – разочарованно вздохнула какая-то девица за моей спиной. На нее цыкнули, но дело было сделано: она отвлекла мое внимание. Я стерла рукой очерченную мелом линию, открыла круг и оглянулась на Гарду.

– Попытаюсь еще раз. В абсолютной тишине я не нуждаюсь, но была бы признательна, если бы мне не дышали в затылок.

Миниатюрная девушка с родинкой на лбу скорчила гримасу.

– Мне ужасно жаль. На секунду мне показалось, что у вас вот-вот получится, и я жутко разволновалась. Клянусь, что теперь я буду нема как рыба.

Я улыбнулась ей и окинула взглядом затемненную аудиторию. Разумеется, в своих темных очках я ничего не увидела. Затем набрала в легкие побольше воздуху, снова очистила сознание от посторонних мыслей, очертила круг, прочитала оберег и повторила над пеплом слова заклятия.

Часть кусочков пепла попадала на сцену, часть приземлилась на репортера, пристроившегося напротив моего круга, а часть, как всегда, осела мне на лицо. Воздух снова задрожал и сгустился в комочки, которые начали бешено вращаться, пытаясь принять форму. Вдруг в носу у меня зачесалось, и я чихнула – два раза подряд.

– Ух ты! – Девушка с родинкой подпрыгивала и указывала пальцем на мой круг. Я подняла глаза и вздрогнула от удивления: в круге стояло не одно, а целых два привидения. Маленький, несчастного вида юноша в черных брюках, грязной кремовой рубашке, черном пиджаке, скроенном по моде XVIII века, и потрепанном напудренном парике и уродливая седая старушка – настоящая ведьма – с морщинистым как моченое яблоко лицом. На ней было блестящее черное платье до пят и передник – ее наряд обтягивал все выпуклости, коих было немало.

– Аллилуйя, – вздохнула я.

– Аминь, – произнес кто-то сзади. Я стояла и любовалась своими привидениями. Надо же, двое! Я вызвала сразу двух призраков! Неужели это оттого, что я чихнула?

– Поразительно! Просто не верится! – Ко мне подбежала Гарда, чтобы получше рассмотреть привидения. – Ни разу не видела, чтобы вызвали сразу двух призраков! Это что-то неслыханное! Этот памятный день войдет в историю оккультных наук!

Я потерла нос – что-то он снова зачесался. Да, похоже, лучше не вызывать третьего призрака, а то прослыву воображалой.

– Заземлите их немедленно, чтобы мы могли произвести измерения и задать некоторые вопросы. – Через толпу протиснулся Эдуардо и окинул призраков придирчивым взглядом. Я слегка взбесилась: это мои привидения, и я не собираюсь выставлять их на всеобщее обозрение! Пусть, если хотят, снимают замеры, вот только не надо устраивать тут балаган. Я отпущу их, как только будут сделаны необходимые записи.

Я нехотя заземлила призраков. Как только последнее слово заклинания слетело у меня с губ, старушенция разразилась длинной тирадой – она грозила мне пальцем и на что-то жаловалась скрипучим голосом.

– Что она говорит? – спросила я стоявшего поблизости Питера.

Он поскреб лысину.

– Не знаю. Похоже на уэльский.

– Уэльский? Но что забыла здесь уроженка Уэльса? Сколько вообще лет этой постройке?

– Примерно двести пятьдесят, – ответил Эдуардо, проведя рукой сквозь злобную старушку. Та повернулась к нему и осыпала его потоком брани. Хоть она и была лишена физического тела, вид у нее был до того грозный, что Эдуардо попятился.

Я подавила смешок.

– Как тебя зовут? – обратилась Гарда к призраку юноши. Я присмотрелась к нему повнимательнее: все его лицо оказалось усыпано прыщами, а одежда явно была приобретена со вторых рук. Напудренный парик, некогда белый, а ныне пожелтевший от старости, был ему явно мал – справа чернели натуральные волосы.

Призрак бросил на Гарду насупленный взгляд и засунул руки в карманы штанов.

– Не стану я отвечать.

– Хорошо, – перебила я Эдуардо и улыбнулась привидению, чтобы его подбодрить. Этому мальчишке, наверно, не больше пятнадцати. – Не хочешь говорить – не надо. Я здесь, чтобы освободить тебя от земных уз и отправить в высшие сферы. Ну, как тебе такое предложение? Нравится?

Он выпятил нижнюю губу.

– Может статься. А может статься, и нет. Что вы за народ?

Я представила тех немногих, кого знала по именам, и объяснила, что мы только сделаем несколько замеров и переправим его со старушкой в иные миры.

– Минутку вашего драгоценного внимания, Эллегра! – Гарда оттащила меня подальше от кинокамер. – Это очень важный момент в истории исследований потустороннего мира. Я не могу не восхищаться вашим намерением освободить призраков и отпустить их в сферы высшего блаженства, но думаю, что они могли бы послужить науке. Только представьте, какие огромные нам вручат исследовательские гранты, если мы сумеем доказать нашим спонсорам существование бестелесных сущностей!

– Но какой ценой достанется эта слава самим привидениям? – спросила я. – Я считаю своим долгом освободить их сразу же, как будут проведены необходимые замеры. Мне совсем не импонирует предложение выставить бестелесных духов на обозрение упитанных спонсоров.

– Но подумайте, какая перспектива открывается в области науки! – возразила Гарда. – Учитывая вашу компетентность, я буду просто счастлива предложить вам стать участником нашего треста. Разумеется, вы будете получать щедрый гонорар и трудиться бок о бок с умнейшими исследователями в области паранормального. Вы только представьте, как вы прославитесь, в подробности описав все аспекты жизни духов после смерти. Вы станете известны как в кругах спиритистов, так и далеко за их пределами! О вас будут писать книги, снимать передачи, рассказывать туристам; вам будут вручать гранты – вас ждет неслыханная слава, когда вы обнародуете свои удивительнейшие исследования. Естественно, вам хочется отпустить духов, но гораздо разумнее воспользоваться этой уникальной возможностью и получить о них как можно больше сведений.

– Гм, – произнесла я.

С каждым ее вкрадчивым словом я все более убеждалась: прогнило что-то в датском королевстве. Я засунула руку в карман: может, там завалялось что-нибудь, что сойдет за хранительницу? В кармане было только несколько монеток. Почему-то мне не представлялось возможным запихнуть привидение в монету. Придется пожертвовать парочкой помпонов.

Но вот вопрос: как создать две хранительницы так, чтобы никто не заметил?

– Я знала, что вы – разумный человек, – учтиво заметила Гарда, повернувшись к привидениям спиной.

Старушка плюхнулась в кресло и бросала оттуда испепеляющие взоры на всех собравшихся. Юноша, разинув рот, разглядывал одного из представителей «КОГТЕЙ» с прической под панка, проколотой бровью и татуированными руками.

– Секундочку! А что случилось с теми призраками, которых вызвали прежде? Их что, сейчас тоже изучают, да?

Гарда улыбнулась и погладила меня по руке.

– Одного. Двух других мы, к сожалению, потеряли.

– Потеряли? – Вызванный дух может стать свободным только либо по совершении специального ритуала, либо в случае смерти вызвавшего его контактера. Другого не дано. – Как это понимать?

– Несчастный случай. Этого больше не повторится, уверяю вас. – Она обернулась к кругу. – А теперь попрошу всех отойти на шаг. Члены треста сделают некоторые предварительные замеры.

– Я еще не начертил круг! – заныл медиум по имени Стив.

– Да, да, поторопитесь: остался всего один невызванный дух, – сказал Эдуардо.

Нужно как-нибудь отвлечь их внимание и тем временем изготовить хранительницы, но для этого следует выяснить имена привидений. Как уже говорилось, в имени сокрыта огромная сила. Неудивительно, что привидения не спешили поведать собравшимся, как их зовут. Но они обязаны ответить на мои вопросы – как-никак это я их вызвала. Я незаметно пробралась в самую затемненную часть сцены (подсветку приглушили, как только появились призраки) и вперила взгляд в старушку. Целиком сосредоточившись на ней, я приоткрыла крошечный участок своего сознания и мысленно спросила:

Как тебя зовут?

Старушка обернулась ко мне. Ее губы дрогнули.

– Элис Оуэнс.

Гарда посмотрела на нее и нахмурилась. Я надеялась, что она не разобрала слов старушки.

Затем я уставилась на призрака-подростка, выждала, когда он повернется спиной к наглой репортерше, которая камерой только что в лицо ему не тыкала, и задала тот же вопрос.

– Джем Хопкинс.

На сей раз Гарда точно услышала. Она засеменила к Эдуардо, пригнулась к нему и начала что-то торопливо шептать, время от времени поглядывая в мою сторону.

Черт! Нужно действовать быстро, иначе все погибло. Я подошла к самому краю сцены, взмахнула рукой, покачнулась и застонала – словом, всем видом пыталась дать понять, что вот-вот грохнусь в обморок.

– Кристиан? – жалобно пробормотала я. Несколько добровольцев обернулись в мою сторону, но Кристиан всех опередил. Когда нужно, он ужасно прыткий. Миг – и он уже стоял рядом и поддерживал меня. Я покачнулась и уткнулась ему в грудь.

– Мне что-то дурно. Наверно, много энергии потратила на вызов духов, – прошептала я, испытывая истинное блаженство оттого, что прижимаюсь к его телу. Я вдыхала исходивший от него тонкий аромат специй: казалось, этот запах проникает в мою кровь.

Кристиан повторил мои слова собравшимся зевакам. Кто-то притащил мне стул, но я покачала головой и осталась стоять, прижимаясь к Кристиану. Он прикоснулся губами к моему лбу.

Что ты затеяла, maly válečník?

Я застыла в его объятиях и проверила защитные барьеры. Странно, вроде бы все в порядке: блоки прочны и должны надежно оберегать от вторжения в сознание. Но Кристиан каким-то образом сумел преодолеть преграды и теперь обменивается со мною мыслями.

Я стиснула зубы: что ж, моя хваленая защита где-то дала трещину. Ну ладно, потом этим займусь. А сейчас мне надо кое-что сказать Кристиану. Причем немедленно…

Пожалуйста, отвлеки их, пока я делаю хранительницы, – ответила я, не снимая блоков. Интересно, услышит ли он?

С удовольствием, – ответил он и усмехнулся.

Раздавшийся за сценой грохот заставил всех, включая меня, подскочить. Один Кристиан даже не вздрогнул.

– Предупреждать надо, – недовольно проворчала я.

– Полтергейст! – завопил кто-то.

Часть собравшихся бросились врассыпную и попрятались по укромным углам. Кристиан развернулся, телом загородив меня от тех, кто остался. Я быстро оторвала от свитера два помпона и превратила их в хранительницы.

Сейчас я упаду в обморок, – предупредила я Кристиана. – Мне нужно алиби, а потеря сознания – единственный способ потерять привидения и остаться при этом живой. Пожалуйста, поймай меня как-нибудь поартистичнее и подними шумиху. Скажи, что я переутомилась, и что мне сегодня нельзя больше вызывать духов.

В его ответных мыслях звучало изумление:

Никак ты наконец-то поняла, как выгодно иметь под боком властного и деспотичного мужчину? Такого, кто отдает приказы и требует от всех беспрекословного подчинения?

– Ничего там нет! – заявил какой-то «КОГОТЬ», вылезший на сцену, и для пущей убедительности театрально взмахнул рукой. – Вообще ничего! Абсолютно чисто!

Пока всеобщее внимание было приковано к нему, я воспользовалась моментом: заключила духи Элис и Джема в хранительницы и поспешно запихнула их в карман штанов.

Послушай, друг: тебя и так ждет серьезное разбирательство. Зачем опять вторгся в мои мысли без приглашения? Слушал бы лучше, что тебе говорят, а не отпускал бы колкости. А теперь лови меня, я падаю в обморок.

Я сделала несколько неуверенных шагов, прижала руку тыльной стороной ко лбу, как заправская актриса, часто заморгала, покачнулась и… Сильные руки вовремя подхватили меня, не дав упасть на пол. Кристиан прижал меня к крепкой груди. Я услышала его красноречивый голос, полный волнения и участия:

– Эллегре дурно! Она перенесла колоссальное напряжение. Нельзя было вызывать сразу двух призраков. Быстрее принесите кто-нибудь воды!

Это нелепо!

Сама хотела, чтобы я проявил властность и настойчивость. Я так и поступил.

Я не просила везти меня к себе домой! Да еще и навешал зачем-то всем лапшу на уши, что мы типа помолвлены. О чем ты вообще думал?

Гарда Уайт никогда не согласилась бы отпустить талантливейшего участника треста на поруки простого знакомого. Пришлось солгать, что мы с тобой состоим в близких отношениях.

Ага, как же. Почему у меня такое чувство, будто все это тебе безумно нравится?

Его смех эхом разнесся в моей голове.

В моих объятиях – красивая женщина, которую я везу домой. Мы останемся наедине и сможем воплотить в жизнь наши самые смелые грезы. Почему бы мне не радоваться?

Я с ужасом почувствовала, что уже не владею собой, и в очередной раз перепроверила, на месте ли защитные барьеры, ограждающие мой мозг от чужого вторжения. На вид барьеры были вполне прочными.

Ты же знаешь, что я тебя и пальцем не трону.

– По-моему, она приходит в себя. Она как-то странно фыркнула. Мистер Данте, может, лучше снять с нее эти темные очки?

– У Эллегры крайне чувствительные глаза. Яркий свет причиняет ей боль. Будет лучше, если очки останутся на ней.

Дыхание Кристиана приятно щекотало мне ухо. Я повернула голову и на мгновение уткнулась ему в шею.

Не знаю, каким одеколоном ты пользуешься, но выбор одобряю полностью.

Его смех снова раздался у меня в голове.

– Да, она явно приходит в чувство. Она улыбается. Разве вы не видите?

Мои щеки обдувал прохладный ветерок. Я решила, что уже достаточно долго пребываю в обморочном состоянии, и медленно приоткрыла веки.

– Боже, как я слаба! Я что, потеряла сознание?

Актриса из тебя никудышная.

Заткнись.

Я поправила сползшие на нос очки, но не спешила освобождаться из объятий Кристиана.

– Миссис Уайт? Что произошло? Почему мы в машине Кристиана?

– Ваш жених везет вас домой. Я тоже беспокоюсь, поэтому вызвалась вас проводить. Хотела убедиться, что сегодняшнее переутомление не скажется на вашем здоровье.

Черное роскошное авто Кристиана, за рулем которого сидел водитель по имени Филспотт, было достаточно ярко освещено, чтобы видеть, как расчетливо поблескивают глазки Гарды.

Я снова откинулась на грудь Кристиану и провела ладонью по лицу.

– Как мило с вашей стороны! Но я уверена, что вы могли бы найти лучшее применение вашему ценному времени.

– Ну что вы! – Она подарила мне улыбку, напоминавшую оскал акулы. – Теперь вы – часть моей элитной команды. Ваше здоровье – отнюдь не пустяк. Я переживаю за вас, как за родную.

Этого еще только не хватало! Я изобразила неубедительную улыбку.

Гарда нагнулась и стиснула мою руку. Я с трудом поборола желание вырвать руку из ее холодной ладони.

– Ваш жених считает, что причиной вашего недомогания послужил вызов сразу двух привидений. Вы помните, что произошло перед тем, как вы упали в обморок?

Я состроила задумчивую мину, как будто бы изо всех сил стараюсь что-то вспомнить.

– Нет. Я почувствовала странную слабость, а потом передо мной будто разверзлась темная бездна. Дальше я ничего не помню.

Непременно запишись на курсы актерского мастерства – пригодится, когда решишь в следующий раз рухнуть в обморок.

Тебе когда-нибудь давали локтем по почкам? Говорят, жутко больно. Смотри, дождешься.

Гарда состроила печальную физиономию.

– К сожалению, когда вы утратили сознание, вызванные вами призраки вернулись обратно в царство духов.

– Ой как жалко!

Кристиан незаметно ущипнул меня.

– То есть, я хочу сказать, очень жаль, что я выбрала такой неудачный момент, чтобы упасть в обморок. Я готова завтра вернуться в театр и снова попытать счастья.

– Увы, об этом не может быть и речи. Тебе нужно как следует отдохнуть, иначе ты можешь нанести непоправимый вред своему здоровью, возлюбленная моя.

Я обмерла.

Ты что, рехнулся?

Я же не сказал – «Возлюбленная с большой буквы».

Я расслабилась.

– Может, ты и прав, мой плюшевый зайка. Может, мне действительно необходима пара дней отдыха для подзарядки умственных батареек. Не сомневаюсь, что миссис Уайт будет только «за» – она ведь тоже не хочет, чтобы я лишилась дара.

Плюшевый зайка?

– Ну, разумеется! – Похоже, от Гарды не ускользнуло, что я поставила ее в зависимое положение. Нельзя сказать, чтобы ей это понравилось. Но не может же она требовать, чтобы я немедленно принималась за работу после того, как изображала такое участие! В свободные два дня нужно постараться разведать, чем именно занимается «КОГОТЬ».

Если пообещаешь никогда больше не называть меня плюшевым зайкой, я так и быть помогу тебе в твоих расследованиях.

Помогу? Так и быть?

Эта затея может оказаться опасной. Яне позволю, чтобы ты рисковала жизнью ради моего друга.

Что значит – не позволю?

Я почувствовала, как он мысленно вздохнул.

Я возьму свои слова обратно, если ты обещаешь не начинать никаких расследований без меня.

Я все обдумала и решила, что он может быть полезен.

По рукам.

Машина въехала в гараж Кристиана, который был размером с небольшой дом. Когда мы собирались на ужин, Кристиан сказал мне, что держит частного шофера только в Лондоне. И что в этом городе хронически не хватает парковочных мест. Похоже, Темным не везет с парковкой.

Кристиан помог мне выйти из машины, и мы направились по маленькой аллее к дому. Гарда следовала за нами по пятам. Я, задрав голову, разглядывала трехэтажный особняк.

Не жирно ли – иметь такой домик на одного?

Мне нужно много места. Я люблю бывать в уединении.

Не переживай, будет тебе и место, и уединение. Сейчас Гарда уйдет, а я отправлюсь в свою гостиницу…

Что ж, при необходимости можно сделать исключение из правил и потесниться.

Он приоткрыл дверь. Я покосилась на него: интересно, он имеет в виду то, что я думаю?

Он хотел подхватить меня в охапку и подняться со мной по лестнице, но я его остановила:

– Нет, сладкий мой пирожок, лучше уж я сама. Не спеша, шажок за шажком. Это пойдет мне только на пользу.

Ты, конечно, понимаешь, что такое обращение, как «сладкий пирожок» равносильно объявлению войны.

Я презрительно мысленно фыркнула – мне было интересно, получится ли это у меня сделать так, чтобы он почувствовал. Получилось.

– Как пожелаешь, о прелестный цветок лотоса. Но позволь взять тебя за руку: так будет спокойнее и мне, и миссис Уайт. Иначе мы будем волноваться: вдруг ты оступишься.

Слушай, ты никогда не задумывался о карьере политика? Ты прирожденный дипломат.

Гарда проследовала за нами в огромную залу, оформленную в изумрудном и темно-синем тонах. Почти всю комнату занимала массивная кровать с пологом. Она невольно приковывала взгляд. С минуту я смотрела на кровать и хлопала глазами: интересно, так ли она божественна на ощупь, как кажется?

Скоро сама узнаешь, – пронеслась у меня в голове мысль Кристиана.

Я проигнорировала это замечание и опустилась в кресло, обтянутое синим шелком.

– Большое спасибо, что проводили нас до дома, миссис Уайт. Теперь, когда я покинула здание театра, я чувствую себя значительно лучше. Меня ужасно интересуют исследования треста. Может, завтра встретимся, обсудим планы на будущее и мои предстоящие обязанности в вашей команде?

Улыбка Гарды не растопила ледяных кристаллов ее голубых глаз.

– Конечно же! Я буду в восторге. Позвоните по этому номеру, и моя секретарша скажет, во сколько вам явиться.

Она протянула мне визитку. Я растянула губы в улыбке. Кристиан вскинул бровь. Похоже, Гарда хотела что-то сказать, но передумала: наверно, испугалась, что мы раскусим ее притворство.

– Ну, в таком случае, я оставлю вас вдвоем. Отдыхайте.

– Не беспокойтесь, я позабочусь о том, чтобы моя тыковка провела ночь в постели, – заверил Гарду Кристиан до того сладеньким голосом, что смутился бы даже постельный полог.

Интересно, как это ты меня там удержишь? Вызовешь армейский взвод?

– Ах ты мишка мой плюшевый! – прощебетала я в ответ. Меня саму чуть не стошнило от приторности этих слов.

Гарда перевела взгляд с меня на Кристиана, затем кивнула и позволила проводить себя до двери.

Как только дверь в спальню затворилась, я вскочила с кресла и принялась расхаживать туда-сюда, заламывая руки. Я старалась не замечать чудовищных размеров постель и не думать о ее предназначении. Похоже, Кристиан хочет меня соблазнить. Я чувствовала это по нежному скольжению его мыслей, вторгавшихся в мое сознание, по прикосновениям к моему телу, по знойному взгляду. И самое страшное: после того памятного поцелуя, когда я чуть язык из его глотки не высосала, я уже не могла поклясться, что буду с ним холодна и безучастна, как с другими мужчинами. Когда рядом был Кристиан, сдавали не только защитные блоки. Все благие намерения, равно как и принятое однажды решение никогда больше не впускать в мою жизнь мужчину, буквально испарялись под палящим взором этих измученных глаз.

Проблему можно решить только следующим образом – никогда больше не оставаться с ним наедине. Если ему удастся уломать меня переночевать, я рискую попасть под его колдовские чары. Посему нужно просто избегать ситуаций, чреватых искушением.

Когда Кристиан вернулся в комнату, я беседовала с Джемом и время от времени бросала настороженные взгляды на Элис.

– Значит, ты служил официантом в харчевне? Как интересно! А тебе нравилось там работать?

– Не особо, – отрезал угрюмый подросток. – А почему у того парня в лице торчало столько железяк? Он что, из бродячего цирка?

Я улыбнулась насупленному Кристиану и снова обернулась к призраку.

– Ты имеешь в виду молодого человека в черной футболке с проколотой бровью и носом? Сегодня это модно у молодежи, особенно в среде тех, кто восстает против конформизма и общества.

Судя по всему, Джем мне не верил. Я снова улыбнулась.

– Иначе говоря, он таким образом показывает нос властям.

– Ага, – кивнул он. Его прыщавое лицо уже не казалось таким угрюмым. Похоже, он обдумывал услышанное.

Кристиан направился ко мне, грациозно, словно пантера, заметившая лакомую добычу.

Меткое сравнение, maly válečník. Ты даже сама не догадываешься насколько, – прошуршал у меня в голове его шелковистый голос.

Я оставила эти слова без внимания и обернулась к Кристиану.

– Ты случайно не говоришь по-уэльсски? Элис – особа не слишком разговорчивая и отказывается отвечать, когда я спрашиваю ее, хочет ли она получить освобождение. По-моему, сейчас она копит духовную энергию, чтобы столкнуть эту сине-белую вазочку. Она ее почему-то раздражает.

Кристиан покосился на пухленькую старушку, которая стояла, уперев руки в бока и уткнувшись носом в китайскую вазу. Затем он снова обернулся ко мне и кинул на меня такой взгляд, что у меня волосы на затылке встали дыбом.

– Нет, я не говорю по-уэльсски. Скажи, твои комплексы относительно вуайеризма распространяются на призраков?

Я отступила на шаг и поспешно кивнула.

– Да, еще как! Так что если ты думаешь то, что я думаю, пораскинь мозгами еще раз. Навряд ли ты хочешь нанести непоправимый вред моему психическому здоровью. Я непременно сойду с ума, если ты меня при них поцелуешь или… или еще что-нибудь сделаешь. Я тебя никогда не прощу.

– Тогда даю тебе тридцать секунд, чтобы заточить их обратно в хранительницы.

– Не нужно со мной ничего вытворять. Я, пожалуй, пойду гляну, как изменился город. – С этими словами Джем просунул голову через стену и стал созерцать раскинувшуюся внизу улицу.

Я перевела взгляд на Кристиана и рванулась к двери. Но тот оказался быстрее: припер меня к стене прежде, чем я успела моргнуть. Кристиан заглянул мне в глаза, и в голове у меня пронеслись все чувства, которые он испытывал в этот миг. Затем он проник в мое подсознание и принялся рисовать картины того, чем собирается заниматься.

Со мной.

Весь вечер.

У меня ослабели колени.

– Кристиан, я не могу! Правда, не могу! Это не значит, что я не хочу, хотя и считаю, что это не самая удачная идея: у нас нет будущего. Часть меня шепчет «да», но я не могу.

Джем хихикнул. Я метнула на него огненный взгляд, и он снова просунул голову сквозь стену. Элис не обращала на нас внимания. Она начала кричать на вазочку.

– Можешь. – Удивительно, как от пламенного взора Кристиана не задымился полог.

Я сглотнула и принялась соображать: а почему, собственно, я не могу уступить зову своего тела? А, вспомнила: самообладание. Я долго работала над собой и потому не должна пустить весь труд коту под хвост, даже ради ночи нескончаемого блаженства.

А если получится достигнуть блаженства без утраты самообладания, ты позволишь мне любить себя?

Он прижимал меня к стене, его дыхание щекотало мои губы. Он приник ко мне всем телом, я чувствовала, как он возбужден. Смогу ли я испытывать подобную страсть, не теряя при этом самообладания?

Да, да, тысячу раз да! – кричало мое тело.

Он мужчина, а всякий мужчина – исчадие ада, – твердил не забывший нанесенную рану рассудок.

Все сводилось к следующему: доверяю я ему или нет? Будет ли Кристиан уважать мои потребности и не стремиться поработить меня или он позабудет обо всем, отдавшись беспредельному желанию?

Я смотрела в его глаза, в которых плескалось красновато-коричневое пламя, и не могла решиться. Кристиан замер: он больше не предпринимал попыток проникнуть в мое сознание, его твердое и теплое тело ненавязчиво прижималось ко мне. Он хотел, чтобы я сама сделала выбор, и знал, что легчайшее прикосновение его губ вызовет во мне бурю эротических эмоций и я целиком отдамся страсти.

Могу ли я ему доверять? Раньше я никогда не доверяла мужчинам, но он не такой, как все.

Я прерывисто вздохнула, стараясь не замечать разлившееся по телу блаженство оттого, что мои груди прижимаются к его торсу.

– Если ты обещаешь, что не будешь стремиться подчинить меня своей воле, то я согласна. Хочу проверить, так ли мягка твоя постель, как кажется.

Джем наблюдал за нами с презрением, свойственным подросткам во все века. Он фыркнул и утер нос рукавом. Элис встала перед вазой и начала подпрыгивать.

Мы не обращали на призраков никакого внимания.

Уголки губ Кристина изогнула соблазнительная улыбка.

Я никогда не заставлю тебя делать то, что тебе противно. Если тебе что-то не понравится, только скажи, и я перестану. Это я тебе обещаю.

Я безмолвно взвизгнула – я одержала верх! – высвободилась из объятий Кристина и схватила две хранительницы.

– Джем, Элис, пора на покой. Я буду… – Я покосилась на Кристина. Он посмотрел на меня так, что у меня язык присох к небу. – Я буду занята некоторое время.

Кристиан улыбнулся. Когда призраки задрожали и исчезли, его улыбка стала еще более дерзкой. Он шагнул ко мне.

Моя прелестная и страстная невинность, мы будем заняты очень… долгое… время.

– Черт, – выпалила я.

А что тут еще можно сказать?

Глава 9

– Итак, начнем, – довольно произнес Кристиан. Прозвучавшее в его голосе желание не могло мне не польстить.

Я позволила втянуть себя в это дело, пошла на поводу у своего тела и теперь чувствовала себя не в своей тарелке. Я не знала, что делать. Мне что, стать инициатором после того, как я заявила, что не желаю терять самообладание? Или выждать: пусть Кристиан сделает первый шаг? Я даже прошлым опытом не могу воспользоваться – вот загвоздка! Все мои прежние любовники…

– Забудь о них. – Кристиан провел пальцем по моему подбородку. – Есть ты и я, и никого кроме.

Я тяжело дышала. М-да, нашла время предаться панике!

– Прости, Кристиан, – выдохнула я, обхватив себя руками. – Мне очень жаль, но я не могу.

– Храбрая моя, моя богиня, – прошептал он, заключив меня в нежные объятия. Погладил по спине и взъерошил мне волосы. – Не стоит расстраиваться. Если ты не готова сегодня, подождем завтрашней ночи. Если ты и тогда не будешь готова, отложим это дело до послезавтра, и так до тех пор, пока ты не решишься.

– Я приехала всего на две недели, – выдохнула я, уткнувшись в его ключицу. Он продолжал нежно поглаживать меня по спине, и понемногу дрожь моя унялась. Я прижалась к нему еще крепче и вдыхала его восхитительный мужской аромат.

– Не думай о будущем. Ведь настоящее обещает так много.

Я вздрогнула, ощутив его легкое дыхание в моем ухе, отстранилась и отвела глаза.

– Спасибо за понимание. Думаю, что стоит… э-э-э… попробовать. Только вот… – Я сглотнула застрявший в горле комок размером со штат Род-Айленд. – Не знаю, что делать дальше. Мне что… м-м-м… – Я покосилась на постель.

Он улыбнулся, подвел меня к креслу и усадил к себе на колени.

– Может, для начала попробуем это? В ресторане тебе понравилось, стало быть, должно понравиться и здесь.

Я неуверенно улыбнулась и расслабилась. Он ведь обещал, что остановится, как только я попрошу. Может, все не так уж и плохо…

Твоя вера в мою способность возбуждать в тебе страсть меня смущает, – мысленно пробормотал он, привлек меня к себе и поцеловал в приоткрытые губы.

Скорее ад покроется коркой льда, чем тебя что-то смутит, – ответила я, целуя его.

Мне довелось побывать в аду, – донесся до меня шепот его мыслей. Его язык дразнил мои губы до тех пор, пока я высунула ему навстречу свой, намекая, что пора целоваться как следует. – И могу заверить, что заморозки этому месту не грозят.

Без комментариев, – хихикнула я.

Он страстно меня поцеловал. Я ответила столь же страстным поцелуем. Потом наши языки сцепились в нешуточной схватке: каждый пытался пересилить другого. Это еще больше распалило нашу страсть.

Когда мы кончили целоваться, я, извиваясь, приникла к нему и запуталась пальцами в его волосах, безмолвно умоляя его утолить жажду, которую он сам же и разжег.

– Чего ты хочешь, требовательная моя? – спросил Кристиан, целуя и покусывая чувствительную точку на моей ключице, о существовании которой я прежде не подозревала.

Я выпустила изо рта мочку его уха и заглянула в эбеновые глаза.

– Прикасаться к тебе. И чтобы ты ко мне прикасался.

Он провел языком по моей ключице.

– Как скажешь.

Он поднялся вместе со мной, не разжимая объятий. Я соскользнула вдоль его тела и встала на ноги. Быстро проанализировала свои чувства и пришла к выводу, что опасности никакой нет: я не испытывала угнетенности и подавленности, как с другими мужчинами. Кристиан оказался верен своему слову: он сдерживал свое естественное стремление побыстрее приступить к главному, давая мне возможность не спеша предаваться наслаждению.

– А ты очень умный мужчина, – улыбнулась я, прижавшись к его губам.

Он вскинул блестящую бровь.

– Ты только сейчас заметила?

Кристиан склонил голову и снова завладел моим ртом. Я обмякла и прильнула к нему, отдавшись на волю его сильных рук. Ноги у меня подкашивались и были как ватные.

– Мне тебя раздеть или, может быть, ты хочешь сама раздеть меня?

Я потерлась о него, чувствуя себя шалуньей и искусительницей, каких мало.

– А какая перспектива тебя больше возбуждает?

Он взял мои груди в ладони.

– Однозначно последняя.

На минуту я замерла – надо же, какое это, оказывается, приятное чувство, когда мужчина прикасается к груди! – затем отстранилась и шаловливо улыбнулась Кристиану.

– Значит, так и поступим. Посмотрим… с чего мне начать… С галстука!

– Прекрасный выбор, – заметил Кристиан.

Я поцеловала его в шею, а он принялся поглаживать мои бедра. Я отстранилась.

– Нет.

Он вскинул брови.

– Нет?

– Убери руки. Я согласна раздеть тебя, если ты не будешь ко мне прикасаться.

Он вопросительно изогнул уголок рта.

– Если ты будешь ко мне прикасаться, я снова перестану владеть собой и не сумею доставить тебе истинного наслаждения. Так что без рук.

Он уронил руки. Его глаза излучали жар. Я обмахнулась рукой.

– Уф, что-то здесь припекать стало, не находишь? Итак, на чем я остановилась?.. Ага, вижу: галстук. Синенький. – Я кинула галстук на стул, затем отступила на шаг и окинула Кристиана критическим взглядом, стараясь не замечать, что его брюки выпирают в обычном у мужчин месте. – Красивый пиджак, но и его ждет такая же участь.

– Меня полностью устраивает это решение.

Я стащила с него пиджак, аккуратно свернула и повесила на стул. Затем обернулась к Кристиану.

– Теперь возьмемся за ботинки.

Я опустилась на колени, расшнуровала сначала один ботинок, затем второй. Знала, что сейчас находится на уровне моих глаз, и старалась держать взгляд долу.

– Ну, раз уж я здесь, почему бы не расправиться заодно и с носками?

Он покорно поднял ногу, и я принялась стягивать носок. Провела пальцами сначала по одной его длинной ступне, потом по другой.

– А у тебя ничего ноги.

– Спасибо. По-моему, тоже. Не жалуюсь.

– У некоторых мужчин на ногах волосатые пальцы и разные уродливые выступы, а у тебя лапы красивые. – Я погладила его ступни и поднялась, стараясь не смотреть на его пояс. – Следующим будет жилет.

– Несомненно.

Я стащила жилет, стараясь как можно чаще прикасаться к телу Кристиана. Затем склонила голову набок.

– Ну как? Уже обезумел от страсти?

Он покачал головой.

– Пока нет. Старайся лучше.

Ах, он бросает мне вызов! Это я люблю. Я улыбнулась про себя.

– Думаю, очередь за рубашкой.

Он заметил мою улыбку и сам улыбнулся в ответ.

– С нетерпением предвкушаю это незабываемое наслаждение.

– Первая пуговица. Смотри-ка, кожа! – Я поцеловала ямочку у него на шее. Кристиан с шумом втянул в себя воздух. – Вторая пуговица. Ой, волосы. Мило. – Я поцеловала открытый кусочек груди и продолжила. – Третья пуговица. Подумать только, еще больше волос!

– С ума сойти. Обалдеть. – Я лизнула вырез оголенной кожи. Кристиан застонал. Он то сжимал, то разжимал руки. Я подняла на него глаза и усмехнулась. – Ты так мил, что просто стыдно тебя дразнить.

– Если ты остановишься, я умру, – простонал он хрипловатым от возбуждения голосом.

– Нет, этого я не допущу, – пробормотала я, припав к его груди и поспешно расстегивая четвертую пуговицу. Я склонилась, обхватила его за бедра и лизнула его пупок, с восторгом наблюдая, как от моих прикосновений сокращаются его мускулы. Я разогнулась, вытащила из его штанов рубашку и погладила его грудь.

– Руку, – приказала я. Он подал мне руку. Я придирчиво осмотрела ее: рука была большая, длиннопалая и чувствительная. – Запонка номер один. – Я потянулась к другой руке. – Запонка номер два. А теперь…

Я провела руками по его животу, груди, плечам и вниз по рукам, стаскивая с него рубашку и осыпая его ключицы легкими поцелуями. Мне это до того понравилось, что я снимала рубашку дольше, чем требовалось. Но, кроме рубашки, оставалась еще кое-какая одежда. Я подняла рубашку, забросила ее на стул, обернулась и посмотрела на ту часть его тела, которую так долго старалась не замечать.

– Одно могу сказать точно: без порезов ты выглядишь куда симпатичнее. Ты мне расскажешь, зачем тебе понадобилось кромсать себя той ночью?

– Позже, – ответил он. Его прекрасный голос дрожал от невысказанных чувств. Мой живот словно бы собрался в маленький шарик – довольно странное ощущение. Непонятно, то ли меня сейчас стошнит, то ли это прежде не испытываемая мной высшая степень возбуждения.

– Эллегра, если ты не хочешь этого делать…

Я по глазам видела, что, если я пожелаю остановиться, он возражать не станет.

– Нет, хочу. Следующим будет ремень.

Он ничего не ответил, но его взгляд был красноречивей всяких слов.

Я шагнула вперед и, прикусив губу, принялась расстегивать ремень. Вытащила его из брюк и повесила на стул рядом с остальной одеждой.

– Теперь остались только брюки. Ты… м-м-м… носишь нижнее белье?

Его глаза потемнели.

– Разрешаю тебе самой это выяснить.

Я заглянула в его глаза и решила, что выбор за мной. Мне не нужно делать ничего такого, что я не хочу.

Я положила руку на его ширинку и почувствовала, как он дернулся. Вернее, не он сам, а часть тела за молнией.

– По-моему, никакого нижнего белья на тебе нет.

Кристиан вскинул брови. Потребовалось некоторое усилие, чтобы расстегнуть пуговицу на брюках, но в итоге я с этим делом справилась и, взявшись за язычок молнии, потянула его вниз, не отводя при этом взгляда от глаз Кристиана.

– Ой, – сказала я, взглянув вниз. Когда я видела его достоинство в прошлый раз, он был совершенно холоден. – Боже. Хм-м. Ну ладно. Я просто… м-м-м… уф!.. – Я оторвала взгляд от его гениталий, осторожно спустила брюки ему на бедра и стащила с ног штанины, стараясь, чтобы его эрекция не коснулась моего лица.

– Ну вот и все вроде бы, – выдохнула я, по-прежнему не в силах отвести взгляд от его выпирающих частей, и забросила брюки на стул. Вдруг у меня возникла страшная догадка. Я облизнула губы.

– Ты ведь не хочешь, чтобы я… м-м-м…

Кристиан взял меня за подбородок.

– Я не хочу, чтобы ты делала то, что тебе претит.

У меня словно камень с плеч свалился.

– Это хорошо. Потому что мне никогда не нравилось… ну, в общем, ладно. Можно… Ничего, если я тебя потрогаю?

– Мне будет очень приятно, – серьезно сказал он.

Я вскинула взгляд: нет, он надо мной не смеялся. Его лицо выражало лишь желание, страсть и полное одобрение. На ощупь он был горячим, шелковистым и твердым.

– Гм-м. Ты… ты не обрезан.

– Нет.

– Ага. Я спросила, потому что никогда раньше не видела этого кусочка. Что мне делать с лишним кусочком?

– А что ты хочешь с ним сделать?

Я внимательно осмотрела то, что держала в руках.

– Ну… Он тебе для чего-нибудь нужен?

Было видно, как на шее у него вздулись вены.

– Да, нужен. Можешь прикасаться к нему всякий раз, когда сгораешь от страсти.

Я гордо улыбнулась. Должна признаться, что не часто мне удается вызвать такую страсть в мужских глазах с помощью всего двух пальцев. Я исследовала близлежащие районы. Мне нравилось до него дотрагиваться: я даже не ожидала, что это окажется так приятно. Кристиан был… такой, как надо. Меня не смущало, что я прикасаюсь к нему.

– Ты закончила? – вежливо спросил Кристиан, когда я напоследок нежно погладила его пенис.

Я встревоженно вскинула глаза. Его чудесный, богатый тембр голоса прозвучал так, словно во рту у него было полным-полно мраморных камушков.

– Пока что – да, если, конечно, не хочешь, чтобы я все повторила сначала.

Он глубоко вдохнул, закрыл глаза и снова открыл их.

– Честно могу сказать, что повторение этих сладостных минут числится первым пунктом в списке самых горячо желаемых мною событий. Я буду молиться, чтобы такое происходило как можно чаще. Каждый день, если не каждый час.

– Ого! – улыбнулась я, довольная собой. – Хорошо.

– А теперь, – он вдохнул поглубже и попытался придать голосу обычную шелковистую мягкость, – моя очередь. Как тебе больше нравится: самой раздеться или ты предпочтешь, чтобы это сделал я?

У меня перехватило дыхание. Я лихорадочно обдумывала его предложение. Я напомнила себе, что вытворяла с Кристианом такое, от чего прежде никогда не получала наслаждения, и что сохранять самообладание – еще не значит быть трусом и ступать по проторенной дорожке.

– Лучше ты меня раздень. Если, конечно, хочешь. Я не стану тебя принуждать.

Издав глубокий рык, от которого у меня свело живот, он набросился на меня. Его руки прикасались ко мне повсюду, дразнили, тянули, расстегивали и стаскивали с меня одежду. Страстные прикосновения, ласковый шепот, легкие поцелуи и укусы вскружили мне голову. Я сама не заметила, как оказалась обнаженной.

Вся. Целиком и полностью.

Включая больную ногу.

– Ой! – пискнула я, нагнулась и попыталась прикрыть обезображенную шрамами кожу.

– Я не ойкал, когда ты меня разглядывала – а ты любовалась мной, наверно, целую вечность. Поэтому и ты не прячься от меня.

– А сам обещал, что не будешь приказывать, – пробубнила я, обхватив руками коленку и уткнувшись в нее.

– Я просто подчеркиваю, что мы с тобой на равных, Эллегра.

Судя по голосу, он был совершенно серьезен. Я вскинула глаза. Он протянул мне руку.

– Дай я на тебя взгляну.

– У меня нога уродливая.

– Она такая, какой ты хочешь ее видеть. Дай посмотреть на тебя.

Господи, только бы он не стал смотреть на эти уродливые белые шрамы! Он сразу в осадок выпадет. «Если мою ногу видели другие, почему бы не показать ее Кристиану?» – мелькнула у меня оптимистическая мысль.

– Ладно, я выпрямлюсь. Но если твой взгляд задержится ниже моего пояса дольше двух секунд, я одеваюсь и ухожу. Договорились?

– Как пожелаешь.

Я протянула ему руку, и он помог мне подняться. Глядя мне прямо в глаза, привлек к себе. Он ни разу не отвел взгляда и не покосился вниз.

Я готов поклоняться любой части твоего тела. Ты – воплощенная красота и изящество, все, чего только может пожелать мужчина.

Мои соски прижимались к мягкой поросли волос у него на груди. Я уловила слабый отголосок мысли, очевидно, не предназначенной для моих ушей:

И ты принадлежишь мне.

Ладно уж. Пусть. Слово свое он сдержал: я чувствовала себя желанной. Я никогда не хотела так сильно ни одного мужчину. И при этом я не чувствовала, что мной руководят, манипулируют. Он был просто безмолвным созерцателем. Я страстно промурлыкала – даже не знала, что способна производить такие звуки – и потерлась о него.

– Ты меня хочешь?

Он поглаживал мои ягодицы, затем его руки поднялись мне на талию. Он крепко прижал меня к себе и принялся покрывать поцелуями мою шею. Его жаркое дыхание щекотало мне ухо.

– Я хочу заняться с тобой любовью, хочу, чтобы наши тела и мысли стали едины, как это принято у Моравских Темных. Если ты прикажешь мне остановиться, я послушаюсь, но учти, что я и умереть могу.

Я запустила руки в его волосы и лизнула его в губы. Я не колебалась. Знала, что Кристиан сдержит свое слово, как бы ни накалились между нами страсти.

– Да. Пожалуйста.

Он властно поцеловал меня. Я не сопротивлялась. Потом подхватил на руки, принес к гигантской постели и уложил на прохладные атласные простыни, прикосновение которых к коже приятно возбуждало. Он застонал и тоже упал на кровать. Его руки и рот ласкали мои груди и живот, пока я не начала извиваться от нетерпения.

– Не сомневаюсь, что предварительные игры очень важны, но, может, займемся этим в следующий раз? Сейчас мне хочется чего-то более существенного, – прошептала я на последнем дыхании. Кристиан покрывал поцелуями мой живот. Его длинные волосы щекотали меня, и те участки кожи, к которым они прикасались, горели как в огне. Я выгнулась навстречу ему. Он скользнул взглядом по очень интимной часть моего тела, затем посмотрел мне в лицо.

– Приказывай.

Я захлопала глазами и еще больше заерзала.

– Что?

– Скажи, чего ты от меня хочешь.

Я раздраженно фыркнула.

– Это месть, да? Хочешь, чтобы я приказала тебе заняться со мной любовью? Хочешь, чтобы я произнесла это вслух?

– Я просто хочу знать, чего именно ты от меня хочешь. Я твой. Скажи мне, чего ты желаешь.

Я вздохнула.

– Ну ладно. Приказываю тебе заняться со мной любовью. Ну что, доволен?

– Как заняться любовью?

Я перестала поглаживать его руку и ткнула его в плечо.

– Мне что, графически изобразить?

Он покачал головой. Его волосы снова защекотали мне живот. Я задрожала и попыталась заставить его войти в мое тело.

– Просто скажи мне, чего ты хочешь.

Я потерлась о него ногами, забыв на минуту, что все мои ужасные шрамы были на виду.

– Я хочу почувствовать тебя. Всего.

– Да? Где? – спросил он и скользнул вниз по моему телу, пока его рот не очутился на уровне моих грудей, которые он тут же принялся ласкать. Я изогнула спину дугой и, раздвинув ноги пошире, обняла его бедра.

– Я хочу почувствовать, как ты прижимаешься ко мне.

Он поднялся чуть выше и припал к моей ключице.

– И?

И еще я хочу почувствовать тебя внутри меня.

Он обнял мои бедра и поднялся еще выше, раздвигая нежные части тела, которые, как я раньше считала, не способны ничего чувствовать.

Кристиан открыл свое сознание и наводнил мой мозг образами жара, упругости и всепоглощающего блаженства, которое он испытывал. Я обвила ногами его бедра. Он вошел в меня и начал двигаться внутри, а я покрывала поцелуями его шею и крепче прижимала к себе, желая, чтобы каждый крошечный атом его тела соединился со мной в совершенном экстазе. Я тонула в его наслаждении и посылала ему собственные блаженные ощущения. Наши тела двигались в совершенном ритме, каждый старался доставить максимум удовольствия себе и другому. Ритм все убыстрялся, и мне казалось, что я вот-вот вспыхну белым пламенем от сжигающей меня страсти. Я слышала, как Кристиан нежно назвал меня по имени, и тут же его зубы прокусили нежную плоть у меня за ухом. Я выгнулась дугой, не разжимая объятий, и чуть не пропустила миг оргазма: так возбудило меня то, что он пьет мою кровь. То, что многие сочли бы запретным и отвратительным, показалось мне эротичным, диким, плотоядным. Во мне разгорелось странное желание, которому я не решилась бы дать название.

Я почувствовала на шее его горячий язык и очнулась от эйфории, в которую меня повергло наше соитие.

Я лежала вся дрожа и медленно приходила в себя, крепко прижавшись к нему. Мне нравилось смотреть, как тяжело вздымается его грудь. Впервые в жизни я чувствовала себя так тепло и защищенно.

– Что ты наделал? – спросила я, лениво поглаживая его круто изгибающиеся ягодицы. – Что ты со мной сделал?

Он приподнял голову, посмотрел на меня и легонько поцеловал в губы. В его лазах горела целая радуга: тут был и красный, и золотистый, и коричневый цвета. Никогда не думала, что такое возможно. Его губы медленно изогнулись в самодовольную мужскую усмешку.

– По-моему, в таких случаях говорят, что я «перевернул весь твой мир с ног на голову».

Я легонько куснула его в плечо, и он перевернулся вместе со мной.

– Ты меня укусил.

– Ты меня тоже.

– Но я не заглатывала с жадностью твою кровь.

– И я тоже не заглатывал с жадностью, я никогда себе такого не позволяю. Я аккуратно пригубил ее. Осторожно. С преклонением и благодарностью.

Я приподняла голову, что лежала у него на груди, и посмотрела на Кристиана. Эта постель, несомненно, самая удобная из всех, что я видела, но лежать на нем несравненно удобнее.

– С преклонением, значит? Ну и как я тебе на вкус?

Он улыбнулся своей фирменной ленивой улыбкой.

– Как женщина, которая не догадывается о глубине собственной страсти.

– Чудовище, – отозвалась я и снова положила голову на его грудь.

Его теплые руки обнимали меня сзади.

– Ну и как: удалось мне заарканить красавицу?

Я поднялась чуть повыше, скрестила на его широкой груди руки и положила на них подбородок.

– Может быть. Но сперва потрудись ответить на некоторые мои вопросы.

Он погладил мою спину, чертя произвольные круги. Жар, разлившийся у меня в животе, перекочевал во все точки моего тела.

– Первый вопрос, наверно, будет заключаться в следующем: что я делал в подвале постоялого двора, обнаженный и покрытый девяносто четырьмя порезами? Я правильно угадал?

– Правильно, – кивнула я и тяжело задышала: его руки спустились ниже и принялись чертить круги на моих ягодицах. – Девяносто четырьмя? А откуда ты знаешь, что на тебе было именно девяносто четыре пореза?

Он прикрыл глаза.

– Потому что я сам себя изрезал.

Я нахмурилась и стала ждать дальнейших объяснений.

– Кристиан.

– Ты утомила меня своей страстью. Я хочу спать.

– Вампиры не спят. Объясни мне, зачем тебе понадобилось устраивать сцену в постоялом дворе.

Он притворно всхрапнул. Я нагнулась и взяла в зубы один маленький коричневый сосок. Кристиан приоткрыл глаза. Я отстранилась и пригрозила:

– Если тебе дорог этот сосок, немедленно ответь на мой вопрос.

Он тяжело вздохнул.

– Я разбудил в тебе дракона.

– А я всегда была драконом, просто прятала свою сущность под маской невинности. Почему ты изрезал себя девяносто четыре раза и лежал, истекая кровью? Ведь ты мог умереть! Или довести себя до крайне ослабленного состояния, что тоже плохо.

– Потому что я, пользуясь некоторыми связями, о которых тебе знать не обязательно, довел до ушей Гарды Уайт и Эдуардо Тассалерро слух, что конкуренты поймали еще одного Темного и держат его в крайне ослабленном состоянии в подвале старого, заброшенного постоялого двора.

– Ты выпустил себе кровь, чтобы изобразить, как ты ослаблен?

Его руки соскользнули еще ниже.

– Именно. К несчастью, когда прибыли клюнувшие на наживку Уайт и Тассалерро, заявился один наглый контактер и попытался спасти меня от ужасов загробного мира.

Его пальцы скользнули между моих бедер.

– Ой!

– Есть что-то очень соблазнительное в женщине, которая ойкает, уткнувшись в подбородок мужчины.

Его пальцы проникали все глубже, раздвигали плоть, гладили, вытворяли такое, чего я никак не ожидала от пальцев. То есть я, конечно, знала, что такое бывает, но просто представить себе этого не могла, если вы понимаете, о чем я. Я ерзала и извивалась, в то время как его пальцы соблазнительно танцевали в моей распаленной плоти. Мне передалось всенарастающее возбуждение Кристиана.

Я присела и, не обращая внимания на боль в ноге, раздвинула бедра и оседлала его. Теперь его глаза были широко распахнуты. В них светилась страсть и такое сильное желание, что у меня дыхание сперло.

Я обхватила его твердый член рукой и, нагнувшись вперед, обвела языком тот сосок, что прежде угрожала откусить.

– Скажи мне, чего ты хочешь, Кристиан. Он застонал.

Тебя.

Я погладила его и, покрывая его кожу поцелуями, добралась до другого соска. Я некоторое время сосала его, нежно покусывая зубами, и наслаждалась тем, как Кристиан с шумом втягивает в себя воздух.

Скажи мне, чего ты от меня хочешь, Кристиан.

Он подхватил меня за бедра и поднял над собой. Я посмотрела вниз, на его достоинство.

Я хочу тебя, Эллегра.

Я нагнулась и принялась его дразнить, лаская лишний кусочек кожи, обводя вокруг него круги.

А как ты меня хочешь?

Он опустил меня пониже, чтобы было удобнее пробиваться в гостеприимный жар моего тела.

Я хочу, чтобы ты была вокруг меня, во мне, чтобы ты соединилась со мной. Я хочу, чтобы наши сердца бились в унисон, чтобы наше дыхание слилось воедино, а сознание стало общим.

– Да, – воскликнула я и опустилась на него. В горле у меня застрял сладкий всхлип. Темнота, царящая у Кристиана в душе, накрыла нас черным пологом. Я чувствовала, что он разрывается между радостью соития и болью муки. Я соединилась с ним и начала двигаться в ритме, доставлявшем нам равное удовольствие; дарила ему свое наслаждение, и он отвечал мне тем же. Я отворила сердце и вобрала в себя тень отчаяния, окутывавшую нас. Я нещадно мяла ее, деформировала, превращала в чувство истинного удовольствия, проникавшего в каждую нашу косточку.

Ты свет, ты спасение, – промелькнула в моем сознании мысль Кристиана. Мы все ускоряли темп, близясь к развязке. Все это было до того восхитительно, что мне на глаза навернулись слезы счастья. – Ты забираешь мою боль и даешь взамен радость.

Я приоткрыла глаза: мне хотелось видеть его в момент экстаза, хотелось разглядеть ту зияющую пустоту в его душе, которую я могла бы заполнить.

Ты создана для меня.

Его глаза напоминали темную полночь – там смешалось столько всяких чувств, что в них просто невозможно было смотреть. Мое возбуждение все усиливалось: мне казалось, что я того гляди разлечусь на тысячу мелких кусочков. Страсть Кристиана, равно как и потребность во мне, тоже возрастала, становилась все жарче и тверже, горела только для меня. Я склонилась над ним, предлагая себя, отчаянно желая, чтобы он взял то, что только я одна могла ему дать.

Я не могу жить без тебя.

Он прокусил кожу чуть выше моей груди, и меня охватило чувство безграничного удовольствия. Мы слились воедино телом и мыслями, без остатка отдались страсти.

Возлюбленная, – мысленно прошептал он. Мне казалось, что от наших тел исходит ярчайший свет. – Ты моя Возлюбленная.

Глава 10

Мы лежали лицом друг к другу. Наши руки и ноги переплелись, тела были липкими от пота.

– Вот не знала, что Темные потеют, – пробормотала я, уткнувшись Кристиану в плечо. Навалилась такая усталость, что было лень даже провести пальцами по груди, к которой я так сладко прижималась.

– Потеть – лишь одна из многих удивительных вещей, что умеют делать Темные.

– М-м-м. А теперь скажи, удивительный ты мой девятисотлетний моравский сладкий рогалик: как великолепной, экзотичной, немного дикой американской секс-богине избавиться от четырех – заметь, уже четырех – привидений?

– Сладкий рогалик?

Я поцеловала Кристиана в кадык.

– Это такое ласковое обращение. Оно выражает восторг и преклонение перед твоей небывалой сексапильностью.

– А! В таком случае ничего не имею против.

– За что я тебе весьма признательна. Как думаешь, куда мне девать четверку призраков, пока я буду выяснять, что затеяли Гарда Уайт и ее команда, и где они держат твоего приятеля? В гостинице их оставить я не могу: жалко так долго держать их в помпонах. Им там, наверное, жутко скучно бедняжкам.

– Да. К тому же вернешься ли ты в гостиницу – вопрос спорный.

Я взглянула в его сонные удовлетворенные глаза цвета темного дуба.

– Что значит – спорный? Как это понимать?

– Спорный в том смысле, что, пока ты услаждала меня своими экзотическими, волнующими ласками, я распорядился перевезти твои вещи из гостиницы ко мне. Теперь они уже по идее должны быть здесь.

Я отстранилась подальше и грозно воззрилась на Кристиана.

– Я не ослышалась? Без моего разрешения? Ты хоть спросил, хочу ли я переезжать из гостиницы? – Со злости я ударила кулаком по подушке. – Черт побери, Кристиан, этого я и боялась! Кто тебе дал право вторгаться в мою личную жизнь? Я сама решу, переезжать ли к тебе, и если да, то когда именно!

Он убрал с моих губ прядку волос.

– Гарда Уайт будет вести за тобой пристальное наблюдение. Если она разнюхает, что ты лишь прикидываешься моей невестой – а она непременно устроит за нами слежку, – ты окажешься в крайне опасном положении. Я не допущу, чтобы ты из-за меня попала в беду.

Я заскрипела зубами. Что значит «не допущу»? Какое вопиющее высокомерие!

– Я согласна с тобой насчет Гарды. За ней не станется нанять частных детективов, чтобы узнать о нас побольше. Но я однозначно возражаю против того, чтобы ты принимал подобные решения без моего ведома. Сперва нужно заручиться моим согласием. Я не потерплю такого самоволия, Кристиан, мне это совсем не по нутру!

Он долго молчал. Его прекрасные глаза потемнели – видно, что в душе его шла нешуточная борьба.

– Я видел свой поступок в несколько ином свете. Понимаешь, я еще не привык, что ты не нуждаешься в моей защите. Прости. Нужно было сначала все с тобой обсудить.

Я изумленно захлопала глазами. Надо же! В кои-то веки пришел к выводу, что не прав!

– Ты что, действительно признаешь свою ошибку?

Он притянул меня к себе и коснулся губами моих губ.

– Да, признаю.

– А раньше тебе перед кем-нибудь приходилось извиняться?

Его губы щекотали мои.

– Никогда.

Он обнял меня, и в моем теле всколыхнулся знакомый жар.

– Ну и как тебе с непривычки? Неприятно, должно быть?

– Я чувствую себя просто ужасно. Кто бы меня утешил?

– Какие же вы все, мужики, дети! – вздохнула я, опрокинула Кристиана на спину и поцеловала, прежде чем он успел возразить.

– Ты что, велел все-все вещи сюда перевезти? И помпон с Эсме тоже?

Кристиан застонал и зажал мне рот. Но было уже поздно.

– Боже милостивый! Оба раздеты! В одной постели! Эта сцена не для моих глаз, верно? Отвернись, мистер Вугамс, тебе такое видеть не пристало.

Я покосилась через бицепсы Кристиана на ошеломленную Эсме, которая прикрывала коту глаза. Несмотря на темноту, я заметила, как она восторженно разглядывает Кристиана с головы до пяток.

– Боже, как же тебе повезло, милочка! Просто невероятно!


Сон этот начал сниться, когда первые рассветные лучи осветили серое, тусклое небо Лондона. Я снова очутилась в знакомом доме. Бреду по длинным пустым коридорам, и звук моих шагов эхом раздается в тишине. Я чувствую, что за мной следят. И еще почему-то знаю, что Кристиан попал в беду и нуждается в моей помощи.

Миновав арку, я ступаю на прочный железный пол. Дверь на засове, но я толкаю ее, и она поддается. В комнате уже собрались люди. Все они безмолвно взирают на фигуру, распростертую на металлическом столе. Там лежит Кристиан. Его пустой взор не выражает ничего. Эдуардо медленно выпускает кровь из его вен.

– Она за тобой не придет, – говорит маленький темноволосый мужчина, стоящий в ногах у Кристиана. – И никогда больше тебя не спасет. Она для тебя потеряна. Раз она мне не досталась, жертвой станешь ты.

– Выбирай, – обращается ко мне Эдуардо.

Я мотаю головой, чувствуя, что не в силах принять решение.

Кристиан поворачивает голову и встречается со мной взглядом. В горле у меня стынет крик. Я бросаюсь вперед. Только бы остановить Эдуардо! То, что говорил второй мужчина, – неправда! Я его обязательно спасу!

– Верь мне, – приказывает Кристиан. В его глазах застыла боль и мука. Он протягивает руку невысокому мужчине. Тот склоняется над запястьем и впивается в тело Кристиана своими ужасными клыками.

Мой крик эхом разнесся по просторной спальне Кристиана. Даже затянутые вокруг кровати занавески не смогли его приглушить. Проснувшись, я некоторое время соображала, где нахожусь и почему ко мне прижимается чье-то теплое тело.

Кристиан убрал руку, что лежала у меня на бедрах, обнял меня за талию и привлек к себе.

– Эллегра? Тебе что-то приснилось?

Сердце колотилось как бешеное, во рту стоял гадкий привкус кошмара. Мне не хватало воздуха. Я сбросила руку Кристиана, уселась на край кровати, отодвинула занавески и начала судорожно ловить ртом воздух. «Успокойся, – твердила я себе, – ведь далеко не все твои сны сбываются».

– Эллегра?

Всего девяносто процентов моих видений претворялось в явь.

– Да что с тобой?

– Все в порядке, – пролепетала я.

Мне не хотелось, чтобы Кристиан видел меня в таком состоянии. Кошмары мне снятся с тех пор, как я начала учиться на медиума. Среди них бывают и совсем жуткие, как этот. Вот поэтому-то я и не сплю по ночам – днем кошмары мучают куда реже.

– Ничего с тобой не в порядке! Ты трепещешь, как лист на ветру. Я даже отсюда слышу, как стучит твое сердце. – Его теплая рука прикоснулась к моей спине. – Дурной сон, да?

Я кивнула и подтянула к груди колени.

– Я так понимаю, снились тебе явно не наши любовные утехи?

Я покачала головой.

Зашуршали простыни. Кристиан уселся рядом и хотел обнять меня за плечи, но я сбросила его руку и отползла в сторону.

– Нет! Пожалуйста, не прикасайся ко мне!

Боль, которую он испытал при этих словах, пронзила мое сознание.

Несмотря на мерзкое ощущение, оставшееся после кошмара, мне захотелось его утешить. Но я была не в силах выдержать взор этих глаз, которые знали все. Я уставилась на колени и произнесла:

– Дело не в тебе, а во мне. Я всегда чувствую себя паршиво после этих снов… Как будто я грязная. Не хочу, чтобы ты меня трогал, пока это чувство не пройдет.

– И часто тебе такое снится?

Я не хотела говорить о своем сне. Я даже думать о нем не желала, хотела лишь поскорее стереть из памяти лицо Кристиана, который в том кошмаре готов был пожертвовать жизнью во имя моего спасения. Вот бы забыть этот кошмар, да и самого Кристиана в придачу, стать прежней – такой, какой я была до того, как ступила в эту идиотскую страну.

«Лгунья», – упрекнула я саму себя.

Уронила подбородок на колени и крепко зажмурилась: не хотела, чтобы Кристиан видел, как я плачу. Он непременно начнет меня утешать, а тогда мне будет ой как нелегко вернуться к прежнему одинокому существованию.

«Но зачем тебе жить одной, если у тебя есть Кристиан!» – прошептал мой внутренний голос.

Я велела ему заткнуться.

Это явно был сон-предупреждение. Со мной часто такое бывает. Сны показывают мне, чем чревато грядущее, если я не приму срочные меры. Понятия не имею, кто этот второй Темный, и с какой стати мне верить Кристиану – ведь он явно готовился пожертвовать собой ради меня. Я снова вспомнила, как Кристиан предложил вампиру свое запястье. В горле у меня застыло рыдание. Я потерла кулаками глаза и принялась безмолвно раскачиваться взад-вперед. В душе у меня бушевала буря. Мне очень хотелось быть с ним, изгнать царивший в его душе мрак и наполнить ее светом… Но я сознавала: чтобы спасти Кристиана, придется пожертвовать всем, что мне дорого.

Не говоря ни слова, Кристиан поднялся с кровати и направился в ванную комнату. Я уже успела там побывать и подивиться на мраморную ванну, золотые краны и стены, расписанные вручную. Такая ванная кого угодно вдохновит, но странно, что Кристиану приспичило пойти туда именно тогда, когда я раскисла и нуждаюсь в моральной поддержке. Я шмыгнула носом, уткнувшись в коленки.

– Иди, я налил тебе ванну, – послышалось несколько минут спустя. Я покосилась на него сквозь влажные пряди волос. – Надеюсь, тебе это поднимет настроение.

Звучит, конечно, божественно, но вот только… Я еще крепче обхватила колени.

Он направился к огромному гардеробу, извлек оттуда китайский халат из красного шелка и протянул мне. Я поспешно накинула халат и поковыляла в ванную. Кристиану хорошо: с таким телом, как у него, можно смело нагишом расхаживать, – боже, как бы мне хотелось насладиться этим зрелищем! – а вот мне совсем не улыбалось разгуливать в чем мать родила. Я остановилась у двери и обернулась к нему.

– Спасибо.

Я долго терлась мочалкой, словно хотела отскрести с кожи налет кошмара, зато когда наконец вышла из ванной в облаке жасминового пара, в голове моей созрело несколько решений. Во-первых, забыть о том, что Кристиан назвал меня сегодня Возлюбленной с большой буквы (я это по интонации почувствовала). Простая оговорка, не иначе: да, мы прекрасно совместимы в физическом плане, но навряд ли он всерьез полагает, что я спасу его душу. Не спорю, нам было хорошо вдвоем, но не настолько же!..

Второе решение заключалось в следующем: несмотря на просьбу Кристиана, я все-таки должна встретиться с Гардой наедине. Он заявил, что это, мол, небезопасно, а я была настолько ошарашена тем, что прижимаюсь к его груди, что покорно согласилась подождать до следующей ночи, когда мы сможем вдвоем нанести визит миссис Уайт, но это было еще до кошмара. Во сне же мне открылось, что произойдет, если Гарда и Эдуардо разнюхают, кто такой Кристиан на самом деле. Я горы готова сдвинуть, лишь бы это предотвратить.

Стоя рядом с кроватью и любуясь на мирно спящего Кристиана, я пришла к выводу, что мое третье решение – пожить пока с ним, как он предлагал – вполне разумно. Зачем делать себя несчастной и резко рвать отношения? К тому же, подумала я, скинув шелковый халат и скользнув в постель, если я поселюсь здесь, будет проще за ним наблюдать.

Я прижалась к нему, и он сонно промурлыкал:

– Теперь тебе лучше, Возлюбленная моя?

Опять «Возлюбленная»! Я решила пропустить это мимо ушей. Провела ладонью вверх от его бедра до груди, прижалась щекой к теплой спине. На ощупь он такой крепким, сильный, непобедимый, но я-то знаю, что все может измениться в одну минуту.

– Расскажешь мне сон, который тебя так встревожил?

– Нет.

Он медленно повернулся, и я оказалась прижатой к его груди. Моя голова упиралась ему в подбородок. Он перекинул через мои ноги тяжелое бедро. Я вздохнула: сердце у меня екнуло.

Я ведь не из праздного любопытства спрашиваю, maly válečník. Я хочу тебе помочь.

– Знаю, – зевнула я и прижалась к нему теснее. Еще немного, и я растаю от нежности. – Но все уже прошло. А сейчас мне хочется спать.

Мы оба погрузились в сон. Я ощущала на волосах его глубокое, размеренное дыхание. Перед тем как окончательно заснуть, я разобрала слабый, едва различимый отголосок его мысли:

Тебе предстоит научиться доверию, Возлюбленная.


– Хорошо. Итак, снова повторим, что вы должны уяснить на время моего отсутствия. Джем, перестань ковырять в ухе! Лучше слушай, что я говорю! Тебе полезно. Эсме, не попросишь ли ты Элис оставить в покое вазочку Кристиана и переключить внимание на меня? Вот так. Спасибо. Итак: я сказала супружеской паре, что прибирается в доме Кристиана, что в этой комнате хранится очень ценная техника, которую лучше не трогать. Они обещали сюда не заходить. Главное, не высовывайтесь из комнаты, и все будет в ажуре.

Я сделала вид, что не замечаю, как кто-то пытается вторгнуться в мое сознание.

– Слушай, ты там одному парню приглянулась, – сказал Джем, бросив на меня хмурый взгляд исподлобья. Я уже почти привыкла к его вечной угрюмости: мальчишкам-подросткам это свойственно, пусть даже они призраки. Я машинально кивнула, а затем присмотрелась к нему повнимательнее.

– Что ты сделал с бровью? Не может быть… Ты… Как тебе удалось вставить в нее серьгу? Зачем?.. То есть как ты это сделал?

Джем ссутулился и принял насупленный вид.

– А куда подевался твой напудренный парик? У тебя же был парик! Я точно помню!

Он ухмыльнулся.

Я снова почувствовала, как кто-то лезет в мое сознание.

– Эсме, а ты можешь изменить свою внешность? Если, конечно, захочешь?

Эсме, словно истинная леди, восседала в кожаном кресле за столом Кристиана.

– Конечно же, милочка. Мы это умеем. В любой момент, стоит только пожелать.

– Но… но… – Я уставилась на ее стоптанные тапочки, ночнушку и халат. – Значит, ты можешь переодеться, но…

Она улыбнулась.

– Ах, с возрастом начинаешь ценить удобство превыше моды! Хотя ради Кристиана хочется надеяться, что ты к этому придешь еще не скоро. Тебе сейчас и без того уютно.

Я закашлялась и отвернулась. Щеки мои залил легкий румянец. Да, нелегко было выпроводить Эсме из комнаты Кристиана: она, видите ли, решила, что только благодаря ее советам наши отношения перешли на новый виток. Она три раза порывалась давать нам советы, как лучше заниматься любовью, пока наконец не удалось спровадить ее в кабинет Кристиана, где и протекала теперь наша беседа.

Призрак, стоявший сзади, снова заявил о себе. Я стиснула зубы и решила не обращать внимания.

– Хорошо. Значит, правила таковы – сидите в комнате и не вздумайте отправиться на разведку по дому. Кристиан встанет, когда стемнеет, а меня днем не будет, так что до десяти вечера развлекайте себя чем-нибудь сами. Надеюсь, мне не нужно напоминать, что… Элис, умоляю, оставь в покое вазочку Кристиана! Сомневаюсь, что у тебя получится набрать достаточное количество физической энергии, чтобы сдвинуть ее с места, так что, будь добра, не маши руками как мельница, это сбивает меня с мысли. Так на чем я остановилась?

С книжной полки за моей спиной слетела книга и упала на письменный стол. Эсме с интересом наблюдала за ее полетом.

– Гм-м… Ах да: надеюсь, мне не нужно напоминать, что если кто-то поведет себя недолжным образом, наказание последует незамедлительно: хранительницы! Судя по вашим заявлениям, томиться в карманах в виде помпонов не очень-то приятно, так что надеюсь на ваше благоразумие.

Из воздуха материализовалась алая роза и упала к моим ногам.

– Ах как романтично! – вздохнула Эсме. Кот подковылял к розе и принялся ее обнюхивать.

– А что мы будем делать, пока тебя не будет? Смотреть, как бешеная старая мышь прыгает вокруг той здоровенной дребедени?

Я перешагнула через розу и достала пульт дистанционного управления, спрятанный в дубовых рыцарских доспехах.

– Я включу вам телевизор, только тихо. Можете его смотреть, а хотите, на вид из окна любуйтесь или в носу ковыряйтесь – короче, мне все равно, чем вы будете себя занимать, главное, ни шагу из комнаты.

Джем на мгновение сбросил привычную хмурую личину и, разинув рот, уставился на телевизор:

– А это еще что за штука?

– Телевизор. Нет времени объяснять. Эсме, ты, наверно, видела телевизор?

– Да, разумеется! Горничная, которая убиралась у меня в номере, включала его каждый день. Мистер Вугамс и я стали поклонниками сериала «Улица коронации»[8].

Еще две розы материализовались из воздуха и упали к моим ногам. Кто-то снова попытался вторгнуться в мое сознание.

– Хорошо. Вот ты и объяснишь Джему, что такое телевизор. Элис, да что с тобой такое?

– При жизни она была домработницей, милочка.

– Ну и что с того?

– Ее хозяин обладал внушительной коллекцией фарфора. Лишь ей одной дозволялось прикасаться к его драгоценным вазочкам. Естественно, она возненавидела хрупкие предметы искусства.

– Гм-м. – С минуту я наблюдала за старушкой. – Как ты думаешь, у нее хватит сил разбить эту красоту?

Привидения, если очень постараются, могут физически взаимодействовать с нашим миром. Пример тому – розочки, с завидной регулярностью сыпавшиеся мне под ноги. Ваза Кристиана и изящный бюст греческой богини, который также привлек внимание Элис, – предметы ценные. Будет жалко, если она их расколотит.

Эсме оторвалась от телевизора и задумалась.

– Сомневаюсь. Но вот джентльмен, который пытается привлечь твое внимание, на это точно способен.

При этих словах сине-зеленая вазочка из агата приподнялась на три дюйма от подставки и опасно накренилась.

– Немедленно поставь на место! – огрызнулась я и засунула руку в карман, где хранился мел и «прах мертвеца». – Причем аккуратно, иначе не стану тебя вызывать!

Ваза медленно вернулась на место. Было слышно, как легонько стукнулся древний фарфор о полированное дерево.

Я очертила круг, поспешно пробормотала оберег и слова заклятия. Вот морока-то: пора уходить, а тут – вызывай докучливое, приставучее привидение! Я и так с трудом выскользнула из объятий Кристиана. Спать-то мне пришлось всего два часа. Не хватает только, чтобы он проснулся и заметил мое отсутствие!

Я чихнула и поднялась с пола. Воздух задрожал, собрался в комочки, потемнел, и передо мной предстал смуглый красавец с темными вьющимися волосами, короткой острой бородкой и блестящими голубыми глазами. На незнакомце было пышное жабо в стиле королевы Елизаветы, ало-золотистый камзол и гульфик явно увеличенных размеров. Я заземлила дух и схватила пальто.

– Любовь моя! Моя прекрасная! Наконец-то мои чары покорили тебя, и ты воззвала ко мне! – У призрака был приятный тенор, но говорил он с ужасным испанским акцентом. Я решила, что он – один из тех испанских придворных, что ошивались при дворе Елизаветы, пока их армаду не разбили наголову.

– Как тебя зовут? – спросила я, натягивая пальто.

Он поцеловал мне руку.

– Я – Антонио де Гутьеррес, граф севильский и ваш покорный слуга.

Он отвесил глубокий замысловатый поклон.

– Даю тебе десять секунд, чтобы ты объяснил, почему ты вдруг захотел, чтобы я тебя вызвала.

– Mi corazon![9] – Он прижал руку к сердцу, глаза его наполнились любовным томлением. – Только спроси, и я отвечу. Я увидел тебя в объятиях этого смерда, Темного, и понял, что ты предназначена мне. Ведь ты медиум! В твоей груди пылает то же пламя, что и в моей. Кто еще мог вызвать меня на свет божий из беспросветной бездны, где я столько веков влачил свое жалкое существование?

Я погрозила ему коротенькой толстенькой свечкой.

– Послушайте: никто – повторяю, никто – не имеет права подглядывать, когда мы с Кристианом… э-э-э… короче, когда мы вместе. Это всем понятно?

Эсме кивнула. Джем, скрестив по-турецки ноги, плавал в шести дюймах от телевизора. Элис принялась орать на керамическую статуэтку кошки, украшавшую книжную полку. Мистер Вугамс вылизывал свои интимные места.

– Хорошо. А теперь что касается тебя… – Я снова обернулась к Антонио. Он оперся о косяк двери и принял соблазнительную позу. – Мне пора бежать, так что некогда мне выслушивать твою историю и додумывать, какие дела тебе предстоит доделать, чтобы спокойно переселиться в мир иной. Значит, так: или ты даешь согласие смирно сидеть вместе с остальными в этой комнате и носу никуда не высовывать, или я привяжу тебя к этой свече.

Он уставился на свечу. В воске были примеси трав, и она издавала приятное благоухание, сродни ладану.

– А ничего более мужественного ты не нашла? Ничего более внушительного?

– Нет. Либо свеча, либо сидишь безвылазно в комнате. Выбор за тобой.

Он довольно изящно надулся, но тут же осклабился во весь рот.

– Я принимаю твое условие, пламенная моя, ибо живу лишь для того, чтобы угождать тебе.

– Ты давным-давно покойник, – напомнила я и схватила сумочку. – Ну, я пошла. Всем вести себя хорошо. Я скоро вернусь. И не забывайте о помпонах! Ослушники будут заточены в них на целую неделю!

Эсме охнула и прижала ладонь к щеке. Элис и Джем пропустили мои слова мимо ушей. Антонио оскалился еще сильнее и энергично задвигал бровями – наверно, считал, что это получается у него особенно соблазнительно.

– Сердце мое, не желаешь ли побеседовать со мной наедине в одной укромной комнатке, о которой знаю лишь я один? Это займет совсем немного времени, полчаса, не более. Ты скинешь с себя одежду, я тоже разоблачусь, а затем мы…

– Нет! Сиди здесь и веди себя как следует.

Он одарил меня таким взглядом, который, будь граф живым, растопил бы даже сталь.

– Ты не знаешь, что теряешь, но я буду терпелив. Скоро ты станешь моей! Скоро ты сама попросишь, чтобы я ублажил тебя, как и многих других женщин. – Он запнулся и что-то пробормотал себе под нос. – Конечно, эти женщины для меня ровным счетом ничего не значат! Я их всех позабыл, едва узрел твою ослепительную красоту!

Я устало вздохнула и жестом велела ему отойти от двери. Он примостился рядом с греческим бюстом, положил руки статуе на макушку, поставил на них подбородок. Будь он жив, он имел бы крайне обольстительный вид.

– О, ради всего святого… Ты покойник, Антонио. А я живая. Кроме того, Кристиан воплощает собой все, о чем только может мечтать женщина, так что твоей я быть никак не могу. Чем скорее ты выкинешь из головы эту вздорную мысль, тем лучше для нас обоих. Так что перестань бросать на меня жаркие взгляды, а к гульфику попробуй приложить лед. У меня есть дела поважнее, чем отбиваться от пятисотлетнего Ромео.

– Мое имя Антонио, а не Ромео, – горестно произнес он, вскинув на меня глаза обиженного щенка.

– Ха! – воскликнула я и хлопнула дверью прежде, чем он успел опять сделать мне какое-нибудь нескромное предложение.

Глава 11

– Сладких снов, Спящая Красавица, – фыркнула я и закрыла дверь ключом, который мне еще раньше дал Кристиан.

– Простите, мисс?

Я поспешно нацепила очки и улыбнулась Тернеру – он был одним из двух слуг, что заботились о Кристиане, когда тот останавливался в Лондоне.

– Ничего. Такси уже подъехало?

Тернер кивнул и смахнул наглую молекулу пыли, осмелившуюся приземлиться на перила.

Похоже, слуги Кристиана меня не одобряют. Впрочем, Кристиан поведал мне, что на него они тоже поглядывают искоса: мол, творческая личность с причудами – когда спать нужно, работает; и наоборот. Так что я решила не заморачиваться, как они отнесутся к моему неожиданному появлению и к очкам с затемненными стеклами. Пусть что хотят, то и думают. А Рокси-то хороша: утверждала, что он держит полный дом слуг, чтобы каждый день сытно есть…

Кристиан сообщил мне, что никогда не ужинает дома.

Всю дорогу в такси я размышляла, как выведать у Гарды нужные сведения так, чтобы она ни о чем не догадалась. Самое главное – выяснить, где они держат Себастьяна, но спрашивать об этом напрямик нельзя, иначе я себя выдам. Я решила разузнать о месте содержания уцелевшего привидения, о котором говорила Гарда. Наверняка Темный томится там же, где и призрак.

Привидение можно привязать к месту, в котором оно не обитало изначально, тремя способами. Способ первый: заключить в хранительницу и перенести оную в нужное место. Способ второй: выпытать у контактера имя призрака и взять его в плен (таким образом, в заложниках оказывается и дух). И наконец третий способ: н-да… об этом даже думать жутко. Призрак можно проклясть таким образом, что он навеки останется в отведенном ему месте. Медиум может освободить проклятый призрак, но для этого придется вызвать демона, с помощью которого было наложено заклятие. А о демонах я мало что знала – до сих пор как-то не приходилось иметь с ними дела.

Я надеялась, что Гарда все-таки использовала хранительницы, и старалась не думать о Кристиане и о пяти (теперь уже) призраках, которых я вызвала из небытия при помощи своего чиха.

Десять минут спустя меня проводили в тихий, по-спартански обставленный офис, оформленный в нейтральных серовато-коричневых тонах. Перешагнув порог кабинета Гарды, я ощутила легкое покалывание: верный признак того, что офис охраняют чары заклятия. Поскольку она сама меня пригласила, то защитный барьер меня пропустил. Даже шаг замедлять не пришлось. Я отметила, что Гарда способна создавать сильную защиту. Наверняка ее заклятия долго держатся – не то что мои.

– Эллегра, как же я рада снова вас видеть! – Она вышла из-за громадного письменного стола, чтобы поприветствовать меня. Я, как водится, протянула ей руку. – Ой, а вы не обидитесь, если я не стану пожимать руку? Последнее время я необыкновенно чувствительна и стараюсь не прикасаться к другим, когда в скором времени предстоит вызывать духа. Иначе меня совсем из колеи выбивает. Только не обижайтесь, прошу вас.

– Ну что вы! – Я слегка удивилась: значит, она тоже медиум! А скорее смахивает на психометриста: это люди, обладающие особой способностью – стоит им только прикоснуться к предмету, как они уже знают всю его подноготную. Медиум, который к тому же наделен способностью считывать информацию кончиками пальцев, явно обладает крайне мощной энергетикой. Не зря я сразу почувствовала себя рядом с ней так напряженно. – Я присяду, хорошо?

Она кивнула, и я примостилась на серовато-зеленый полосатый стул. Сама Гарда присела на краешек стола и принялась внимательно меня разглядывать. Мне стоило больших усилий не отшатнуться – так неприятен был ее взгляд.

– Выглядите отдохнувшей.

Я вспомнила недавнюю бурную ночь – какой уж там отдых! – и поспешно переключила мысли на другое. Хоть моя защита и прочна, все равно рисковать не стоит: вдруг Гарде удастся прочесть мысль о Кристиане? С тех пор как я перешагнула порог, она дважды ненавязчиво порывалась прощупать мое сознание.

– Спасибо. Я и вправду отдохнула и чувствую себя гораздо лучше, но я обещала Кристиану не вызывать сегодня духов от греха подальше.

Она встала и снова зашла за стол. От меня не ускользнуло, как она стрельнула глазами на квадратик черного стекла, проделанный в стене. Я приоткрыла сознание и почувствовала, что за стеной скрывается кто-то живой. Наверняка Эдуардо. Душу готова заложить, больше там быть некому. Короткие волоски у меня на затылке поднялись дыбом. Терпеть не могу, когда за мной шпионят.

– Ах да, ваш жених. Забыла, как его фамилия?

Она взяла ручку и замерла в ожидании над листом бумаги кремового цвета.

Я ответила не сразу – сосала щеку и думала.

– По-моему, я ни разу не упоминала при вас его фамилии. И, честно говоря, не понимаю, зачем вам это понадобилось. Я не люблю, когда лезут в мою личную жизнь, миссис Уайт. Мне очень жаль, что вчера вечером участие вынудило вас приехать в наш дом, но, смею вас заверить, обычно моя деловая жизнь никак не пересекается с жизнью личной.

Она отложила ручку и откинулась на спинку дорогого кожаного кресла.

– Понятно. – С минуту она не сводила с меня глаз и постукивала пальцем по подбородку: видимо, что-то для себя решала. – Должна вам сказать, мисс Телфорд, что трест подходит к своей работе очень серьезно. Мы не жалеем средств и стараемся обеспечить максимальную точность исследований. Мы очень тщательно отбираем членов нашего треста, и кропотливо собираем сведения о каждом претенденте, прежде чем впустить его в круг избранных. Вы, конечно, согласитесь, что такие меры предосторожности необходимы, дабы отсеять тех, чье мировоззрение не совпадает с философией треста.

– Да, – протянула я. Интересно, что ей удалось разузнать про меня за один вечер?

Как оказалось, довольно много.

– Именно поэтому мы тщательнейшим образом покопались в вашем прошлом.

Черт! У меня появилось тошнотворное чувство, будто я понимаю, к чему она клонит.

– В результате выяснилось, что, по сведениям вашего работодателя из западного филиала УПРА, вы остановились в отеле в районе Мейфэр. Действительно, вы снимали номер в этой гостинице вплоть до одиннадцати часов вчерашнего вечера. Несмотря на то что срок бронирования истекает только через две с половиной недели, кто-то оплатил ваш счет, упаковал вещи и выписал вас.

Я старалась не ерзать, но это было нелегко под взглядом голубых глаз Гарды. Они одновременно порабощали волю и вызывали на откровенность. Не знаю даже, какое из этих чувств казалось более гадким.

– К тому же ваш работодатель сообщил, что ранее вам не доводилось бывать в Англии. Мне почему-то не верится, что ваш жених, с которым вы знакомы всего несколько дней, уже успел сделать вам предложение, – тихо продолжила она. Ее глаза были холодны как лед. Казалось, они вытягивают наружу мои самые сокровенные мысли. Я отчаянно боролась, но страх мой все усиливался.

– Гм-м… Ну… – Я лихорадочно пыталась что-то придумать. – Вообще-то мы пока что не помолвлены официально. Но… м-м-м… Кристиан и я встретились несколько дней назад и влюбились друг в друга без памяти. Ну, знаете, так иногда бывает…

– Нет, – тихо ответила она. – Не знаю. Расскажите.

Я неопределенно махнула рукой: мол, не хочется обсуждать наши с Кристианом отношения. Получилось довольно убедительно.

– Знаете, всегда неловко объяснять, что лег в постель с первой встречной, поэтому Кристиан и сказал, что мы помолвлены. Вот и все.

– Неужели?

Я придала лицу невинное выражение и, не дрогнув, выдержала ее взгляд.

То есть, почти не дрогнув.

– По-моему, вы что-то скрываете, Эллегра. Например, что же все-таки случилось с теми двумя призраками, которых вы вызвали в театре.

Блин! Неужели она знает про Джема и Элис?

– М-м-м…

– Эдуардо и Стивен тщательно обследовали здание театра и отметили присутствие лишь одного призрака. Следовательно, привидения, которых вы вызвали, либо получили освобождение, что заняло бы гораздо больше времени, чем то, которым вы располагали, либо…

Гарда вперила в меня взор холодных голубых глаз, повелевая открыть ей правду. Одновременно с этим она снова попыталась вторгнуться в мое сознание, что меня только разозлило. Терпеть не могу подобные атаки.

– Либо – что? – переспросила я подчеркнуто-пренебрежительным тоном.

– Либо вы отвлекли мое внимание, заключили призраки в хранительницы и вынесли их из театра, изобразив обморок. Поскольку это представляется самым разумным объяснением произошедшего, напрашивается печальный вывод, – простите за громкие слова, – что вы не прониклись духом треста и, еще не успев вступить в ряды избранных, поколебали его нерушимые принципы.

По шее у меня забегали мурашки, но я растянула губы в улыбку.

– Ну, теоретически такое вполне возможно.

– У вас есть какое-либо иное объяснение случившемуся?

Я пожала плечами, стараясь придать этому движению врожденное изящество Кристиана. Не получилось.

– С чего бы это мне отчитываться перед вами, миссис Уайт? Да, я согласилась поразмыслить над предложением вступить в вашу организацию, но, как вы знаете, я – человек не свободный. Для того чтобы сменить работу, мне придется уволиться из УПРА. Мне очень жаль, что маленькая ложь относительно Кристиана заставила вас усомниться в честности моих намерений, но, смею заверить, расширение сведений о призраках и прочих спектральных сущностях является моей основной целью. Я не удерживаю привидения вопреки их воле и не утаиваю ценную информацию от моих работодателей. Могу, положа руку на сердце, поклясться, что в данный момент не держу в хранительницах никаких духов.

Она потянулась к кнопке вызова – могла бы не беспокоиться, я давно уже догадалась, что за нами наблюдает Эдуардо.

– Хорошо: я готова замять этот инцидент в интересах нашего дальнейшего сотрудничества. Тем не менее вы – ценный человек, и вам необходимы присмотр и защита. Поэтому я решила поселить вас в доме, где проживают многие члены треста. Уверена, вы не будете испытывать никаких неудобств: штат имеет обыкновение баловать своих сослуживцев. Разумеется, мы заберем ваши вещи из дома знакомого и перевезем их в наше новое жилье. Ах, вот и ты, Эдуардо! Мы с мисс Телфорд как раз обсуждали планы на будущее…

– Правда? Стало быть, вопрос по поводу исчезнувших привидений решен? – Он улыбнулся, сверкнув белыми зубами. За внешним дружелюбием его серых глаз таились черные мысли.

Я улыбнулась в ответ. Чтоб у этого притворщика все зубы повыпали! Знает ведь, что вопрос о призраках так и остался в подвешенном состоянии.

– Да, похоже на то. Нужно поискать более чувствительного контактера, раз вы с мистером Риком никаких призраков не заметили.

Это была поддевка. Теперь мы сравняли счеты, но даже, если бы я только знала, как мне предстоит поплатиться за свою глупость!

– Что касается вашего предложения, миссис Уайт, то я весьма польщена, но никуда переезжать не собираюсь. Понимаете, любовь-морковь и все такое прочее. – Я растянула губы в глупой ухмылке.

– Боюсь, мне придется настоять на своем. – По тону Гарды было понятно, что она не потерпит дальнейших препирательств. – Разумеется, в ваших же интересах.

Ненавижу приказы. Это у меня с тех пор, как я превратилась в самоуверенную, независимую женщину. Я изобразила сожаление.

– Увы, в таком случае я тоже буду вынуждена стоять на своем. Такое положение дел меня совершенно не устраивает. Кроме того, стресс может сказаться на моих необычных способностях, которые вас столь прельщают.

Да уж, сказала – как отрезала.

Гарда и Эдуардо переглянулись. Накал энергетики в комнате резко увеличился. По рукам у меня забегали мурашки. Я заволновалась: а вдруг они и вправду заграбастают меня и заточат в общину своих «КОГТЕЙ», подальше от Кристиана? Пожалуй, пора переключить их внимание на что-нибудь иное. Может, если я изображу покорность, их бдительность притупится и я смогу сбежать, не порвав наши хрупкие отношения – ведь мне еще предстоит разузнать, где они держат приятеля Кристиана! Но Гарда не дура: если я вдруг резко изменю свое мнение, она заподозрит неладное.

– Что ж, – мой смех даже мне самой показался неестественным, – давайте не будем дергаться по пустякам, как говорят в Англии. Уверена, вопрос с жильем можно уладить. Я понимаю огромную важность треста. Расскажите, пожалуйста, подробнее, над чем центр трудится, сколько в нем человек, какими исследовательскими проектами вы занимаетесь на настоящий момент, где размещается ваша штаб-квартира и все такое прочее. Как знать – может, я и соглашусь променять своего приятного во всех отношениях компаньона на одинокую койку в вашем общежитии.

Гарда бросила на Эдуардо выразительный взгляд. Черт! И почему только я не наделена даром читать чужие мысли? Я ругала себя за то, что не послушалась совета Кристиана и решила встретиться с Гардой один на один.

– Да, разумеется. – Гарда сплела пальцы, а Эдуардо примостился на край стола. Похоже, мое притворство от нее не ускользнуло, но она все еще сомневалась на мой счет. – Как вам известно, трест основали несколько влиятельных и важных людей, заинтересованных в оккультных исследованиях. Наша штаб-квартира расположена в Лондоне. Здесь же находятся, общежитие для сотрудников и исследовательский центр. Кроме того, в Великобритании у нас имеются еще три центра, где мы проводим разнообразные исследования. Разумеется, приоритетное место отводится разработкам в области призраков и духовных сущностей.

«Три центра? Гм-м…» Я попыталась изобразить любопытную туристку.

– Как замечательно! Целых три центра, говорите? Наверно, дома с привидениями? Обожаю такие места. Давно мечтаю посетить лондонский Тауэр. Вы его, наверно, уже весь облазили. А где они находятся, это ваши центры? Мне мало где довелось побывать в Англии, и то только ночью. Обычно приходится ограничиваться осмотром мест, феномены которых уже давно описаны.

Эдуардо снова растянул рот в фальшивой улыбке.

– Один центр находится в бывшем аббатстве, неподалеку от Лондона. Второй – в Шотландии, в одном примечательном местечке, повидавшем несколько кровавых битв. А третий центр расположен в маленьком домике в Корнуолле, где во время солнцестояний наблюдается поразительная активность духов. Думаем, там сильно влияние друидов.

– Надо же, друиды! Удивительно! А что вы делаете с призраками, которых вызывают члены вашего треста? – Я обернулась к Гарде. Господи, только бы она не сочла, что я проявляю излишнее любопытство! – Насколько я помню, вы говорили, что исследуете привидения прежде, чем их освободить. Какие именно исследования вы проводите?

Гарда пустилась перечислять обычный список: спектральный анализ, расщепление ауры, анализ ионов, проверка на детекторе СЭМИ, а также истории жизни и расспросы относительно существования в бестелесной форме. В общем, стандартный перечень, за исключением двух последних пунктов. Меня бесило то, что она врет. Заливает почем зря и не морщится.

Медиумы обычно сразу могут определить, кто говорит правду, а кто нет. Это как-то связано с повышенной чувствительностью к незначительным изменениям окружающей среды (появление призрака всегда предвещает легкое изменение комнатной температуры и плотности воздуха). Моя теория такова: наша способность различать малейшие колебания атмосферы помогает определять, кто лжет, а кто нет. Впрочем, у других медиумов может быть иная точка зрения на этот счет.

В одном я была уверена на все сто: Гарда мне лжет!

– Поразительно! Какая интересная беседа! Спасибо за то, что были так откровенны. Я подумаю над вашим предложением поселиться в общежитии и через пару дней сообщу вам свое решение. Ну а теперь я, пожалуй, пойду. Я обещала одному приятелю проверить подвал его дома: оттуда что-то веет холодом, и он считает, что там нечисто. Но завтра, с утра пораньше, я снова буду как штык. Мы отправимся в театр и попробуем вызвать пропавших призраков.

Я поднялась, но Гарда с Эдуардо остались сидеть.

– Боюсь, мы не можем на это пойти, Эллегра, – медленно произнесла Гарда и выдвинула ящик стола.

Я чуть не задохнулась от ужаса и уставилась ей за спину. Она и Эдуардо, очевидно, решили, что я заметила что-то из ряда вон выходящее, и посмотрели туда же, куда и я. Воспользовавшись тем, что они отвернулись, я быстро очертила перед собой в воздухе оберег. Времени у меня было в обрез, так что я успела очертить всего один (вообще-то в особенно опасных ситуациях рекомендуются четыре оберега – по одному на каждую сторону света). Я надеялась, что у меня хватит сил остановить пулю, если Гарда вдруг наставит на меня дуло пистолета.

– Ой, простите, – прошептала я, когда они недоуменно обернулись ко мне. В руке Гарда держала стопку бумаги. А я-то подумала… Я облегченно обмякла и выдала довольно слабенькое оправдание: – Мне показалось, что за вашей спиной что-то движется. Ну и трусиха я! Хорошо, что сегодня мне не придется работать.

Несколько бумажек не причинят мне вреда, верно ведь? Верно. Да и оберег поможет в случае чего. Украдкой я очертила за спиной второй оберег, а затем, прижав руку к больной ноге, третий. Для полной защиты нужно было бы и четвертый набросать, но как это сделать, когда прямо перед тобой стоит Эдуардо и не сводит с тебя своих холодных серых глаз?

– Как я уже сказала, вы представляете слишком большую ценность для треста, и мы не можем позволить вам блуждать по сырым подвалам из-за каприза какого-то случайного знакомого. Если бы это задание было возложено на вас трестом, мы бы, разумеется, позволили вам исследовать подвал, но лишь после предварительной проверки. Поймите нас правильно: мы очень печемся о наших подчиненных, – добавила Гарда и растянула губы в фальшивой улыбке.

– Конечно же, – ответила я. У меня душа ушла в пятки. Я чувствовала испускаемые ею флюиды враждебности. Она снова прощупала мое сознание, но барьеры держались по-прежнему крепко.

– Если вы подпишете эти бумаги, то официально станете нашим сотрудником, и мы вам выплатим первый гонорар.

– Да? А сколько это в денежном эквиваленте?

Она взглянула на Эдуардо.

– Пять тысяч фунтов за первый месяц работы, – спокойно ответил тот.

У меня чуть сумка из рук не выпала. Почти семь с половиной тысяч долларов за месяц! Ничего себе!

– Ни фига себе! – воскликнула я и выронила сумку. Н-да, иногда мысли материализуются в действия.

Сумка моя рухнула аккурат на маленькую вазочку, в которой стояла красивая желтая роза. Вазочка упала, тонкое стекло треснуло, а вода вылилась и устремилась к задней части Эдуардо. Тот выругался и отскочил от стола.

– Ой, извините! – Я воспользовалась замешательством, отвернулась и быстро начертала последний оберег. – Какая я неловкая! Жалко – красивая была розочка.

– Ничего-ничего, все в порядке! – Губы Гарды побелели от напряжения, но это еще пустяки по сравнению с тем, что испытывала я. Теперь я была полностью защищена, Гарда ничего уже не сможет со мной сделать, но я чувствовала разлитую в воздухе угрозу. Атмосфера так и дрожала от злобы. Гарда протянула мне ручку, но я замотала головой и попятилась, прижимая к груди сумку.

– Простите, не могу. В контракте, который я заключила с УПРА, говорится, что я не могу работать на другую организацию без их согласия. Прежде чем что-то подписывать, мне нужно спросить разрешение у своего босса.

– Мы ему сейчас позвоним. Помнится, его зовут Антон Мелроуз, верно? Скажите мне его номер, я ему позвоню, и вы с ним переговорите.

Она излучала такую властность, что меня чуть не стошнило. Я слегка пошатнулась и начала медленно пятиться. Затем вцепилась в спинку стула и почувствовала себя легче – хоть что-то отгораживает меня от ее стола!

– Нет, ведь сегодня… сегодня… среда! А по средам Антон всегда играет в гольф с архиепископом из… м-м-м… из Фресно. Сегодня его нет в офисе.

Эдуардо презрительно фыркнул. Я отступила еще на шаг.

– Тогда увольняйтесь, и вся недолга! Мы компенсируем все ваши финансовые убытки.

– Не могу, – солгала я и сделала еще один шажок назад. Хоть бы обереги защитили меня и он не понял бы, что я лгу! – Я обязана Антону всем. Не могу я вот так взять и уйти! Я на такое не способна!

Воздух за моей спиной задрожал. Я обернулась и удивленно захлопала глазами: меньше всего ожидала увидеть здесь эту женщину!

– Проблемы? – поинтересовалась отшельница Филиппа, обойдя меня за версту. – Ты так злишься, Гарда, что я это еще в коридоре почувствовала. В чем дело?

Она встала рядом с Эдуардо, и все трое уставились на меня. Я подобрала отвисшую от удивления челюсть и принялась быстро соображать. Если Филиппа – приятельница Гарды, значит, она тоже участница треста. Стало быть, Гарде наверняка известно об Эсме и мистере Вугамсе, а также о том, что мне не удалось их освободить.

Да, ну ты и влипла, горе-контактер Эллегра.

Возлюбленная? – раздался в моем мозгу сонный, но такой обнадеживающий голос Кристиана. Я не одна! – Ты что, напугана?

Очень, – ответила я, вцепившись покрепче в сумочку. – Я повела себя, как последняя дура.

Я почувствовала, как Кристиан вздохнул. Потом до меня донеслись его слова:

Наверное, как глупышка, но не как дура, Возлюбленная.

– Филиппа, какая неожиданность! Вот уж кого не ожидала здесь встретить.

Я сейчас в офисе Гарды. С Эдуардо и отшельницей – помнишь, я тебе рассказывала. Похоже, они хотят меня насильнопереселить в свою городскую штаб-квартиру. Судя по всему, они меня отсюда выпускать не собираются, Кристиан!

Его молчание было красноречивее всяких слов.

Он снова вздохнул.

Беру свои слова обратно. Ты действительно повела себя, как последняя дура.

– Вы что, не видите? – Отшельница обернулась к Гарде. – Она телепатически общается с кем-то, кто находится далеко отсюда. С кем она может разговаривать?

Я выпучила глаза. Как она только догадалась, что я беседую с Кристианом? Интересно, знает ли она, кто мой собеседник? Желая защитить Кристиана, я попыталась закрыть от него сознание.

Я все понял, Эллегра. Но солнце еще не зашло, и я не могу прийти к тебе на помощь.

Я сглотнула. Я так привыкла к Кристиану, что совсем забыла – ведь он не такой, как все, и дневной свет для него смертелен!

Я пришлю подмогу.

После разговора с Кристианом я перестала чувствовать себя беспомощной жертвой. Я – сильная женщина и сумею за себя постоять! Я вскинула подбородок и посмотрела сверху вниз на Филиппу.

– В самом деле? Как интересно… – Гарда с минуту задумчиво разглядывала меня, а затем обогнула стол и подошла поближе. Я попятилась. Нас разделяло несколько футов. Гарда остановилась. Внезапно оберег, который я начертала в воздухе, проявился и заблестел золотым узором при свете серого дождливого дня.

– Ну как же, обереги! – прошипела Гарда и бросила на меня презрительный взгляд.

Филиппа обошла меня вокруг. Каждый раз, когда она приближалась к оберегу, тот загорался и снова бледнел, когда она отходила.

– Она позаботилась о защите, – констатировала Филиппа. – Ну ничего, что-нибудь придумаем.

Ой-ой-ой! Не нравится мне ее тон. Хоть бы Кристиан сообразил вызвать пожарную бригаду или полицию. Похоже, Филиппа затевает недоброе.

– Э-э-э… Знаете, пожалуй, я пойду. Обсудим все как-нибудь в другой раз. Меня уже жених заждался…

Они оставили мои слова без внимания, склонили головы и начали шептаться – так тихо, что я не могла ничего разобрать. Я незаметно попятилась к двери. Знала ведь, что Гарда наложила на нее особое заклятие, и никто без ее согласия через эту дверь не войдет и не выйдет, но попытка не пытка. Путь мне преградила, как и следовало ожидать, невидимая стена. Никто даже не обернулся в мою сторону.

– Черт побери! – огрызнулась я, отступила назад и попыталась собраться с мыслями.

Заклятие можно разрушить, если внимательно изучить его и понять, как оно было наложено. Все, кто налагает заклятия, следуют общим шаблонам, а затем придают заклинанию уникальность: там слово прибавят, здесь жест. Общая магическая канва от этого не нарушается, а вот снять такое заклятие значительно труднее: нужно время, чтобы изучить его хорошенько. Вообще-то, сила не в самом магическом ритуале, а в человеке, который его произвел. Самое главное – верить в свои силы. А кто редко накладывает заклятия, у того они выходят слабенькие и недолго держатся – как тогда с Кристианом в квартире Джой. Я редко пользуюсь заклятиями, поэтому у меня нет ни опыта, ни веры в свои способности.

Когда я пыталась протолкнуться в дверной проем, заклятие Гарды вспыхнуло серебряным светом: узор был до того сложным, что мне пришлось бы с ним несколько часов провозиться.

Эллегра!

Голос, раздавшийся у меня в голове, звучал повелительно, властно. Совсем непохоже на шелковистые интонации Кристиана.

Вопреки своей воле, я медленно обернулась. Мои четыре оберега светились золотом, но я оставила это без внимания. Моим глазам предстало следующее зрелище: Гарда и Филиппа стояли рядом, неподвижно, как статуи, и смотрели на меня пустыми глазами. Казалось, их взор обращен внутрь. Сзади них на столе сидел Эдуардо. Он запрокинул голову и смежил веки, руки его были вытянуты вперед, и он… Я охнула и хотела отшатнуться, но ноги меня не послушались. Они словно прилипли к полу. Я в ужасе взирала на эту троицу. Пальцы Эдуардо были прижаты к основанию шей обеих женщин.

Они образовали триумвират: самое мощное из известных соединений духовной энергии.

Им удалось взломать мою защиту.

Глава 12

Ты прекратишь сопротивление.

Я хотела набрать в легкие побольше воздуха, но, так как я вся скрючилась, пытаясь защититься от объединенного сознания триумвирата, глубоко вдохнуть у меня не получилось.

Ты признаешь, что мы сильнее.

Вместо одного глубокого вдоха я сделала несколько маленьких и постаралась сфокусировать внимание на чем-нибудь мелком и незначительном – на том, что не может быть использовано против меня, не может быть искажено мощным потоком сознания, проникающим в мой мозг.

Ты расскажешь нам, что сделала с привидениями.

Осколки разбитой вазы рассыпались в порошок.

Я внимательно разглядывала свои туфли. Мысы были в царапинках. Интересно, почему поцарапались мысы? Ведь с полом соприкасаются подошвы.

Маленькая блекло-зеленая подушечка на двойном кресле, стоявшем под черной гравюрой, взорвалась, разбросав повсюду кусочки поролона.

Сила триумвирата возрастала и словно щупальцами опутывала офис.

Ты скажешь нам, с кем разговаривала.

Я пнула кусочек поролона. Странно: не замечала за собой, что царапаю верхнюю часть туфель о разные предметы. А поцарапаны почему-то именно мысы.

Эллегра Телфорд!

В имени заключена сила. Меня пронзила острая боль. Я изо всех сил сопротивлялась их безмолвным приказам, зажала голову между коленями и стала молиться, чтобы поскорее подоспела помощь. Я не знала, как долго смогу противостоять такому мощному триумвирату.

С застекленной полки полетели книги. Прямо через стекло.

Никто не придет тебе на помощь. Ты должна признать свое поражение. Тебе ничего не остается, кроме как сдаться.

Я безмолвно вопила в агонии – так велика была мощь, которой мне приходилось противостоять. Это все равно что стоять перед реактивным двигателем: осколки могучей силы пронзали меня насквозь, ослабляли ум и тело. Туфли, отчаянно твердила я себе, хотя внутри все разрывалось от крика. Самое важное – это туфли. Как же называются эти маленькие пластмассовые штучки на концах шнурков?

В меня полетели книги. Триумвират даже разрозненную энергию старался направить так, чтобы ослабить меня еще больше. Невероятно! Раньше я считала, что утечками энергии управлять невозможно, но с каждым ударом понимала, как заблуждалась.

Интересно, смогу ли я выстоять?

Бесполезно. Силы твои иссякают. Ты не сможешь нам противостоять. До приезда в Англию ты была неудачницей, не способной реализовать себя. Не разрушай себя, пытаясь намсопротивляться. Этого не может никто. Мы слишком могущественны.

Минуту я внимала этой речи, звучавшей у меня в мозгу, а потом заметила, к своему ужасу, что шагаю к троице.

Нет! – заорала я и схватилась за спинку стула, пытаясь увернуться от сыпавшихся на меня книг.

Очередная утечка энергии породила маленький ураган: вокруг нас закружились листы бумаги и поролон. Время от времени они ударяли мне по лицу. Я вцепилась покрепче в стул и попыталась рассуждать здраво: если я поддамся, отвечу на их зов, мои обереги исчезнут, и я окажусь совершенно беззащитной.

Я сильная, – напомнила я себе. – Когда-то моя жизнь напоминала сущий ад, но я сумела выкарабкаться. Я смогу продержаться еще чуть-чуть, пока… – Я поспешно стерла из сознания еще не успевший сформироваться образ Кристиана. Его я им не отдам, не дождутся!

Ты расскажешь нам, от кого ждешь помощи.

Эта маленькая пластмассовая штучка на шнурке имеет какое-то название, – крикнула я в ответ. – Я знаю, что она как-то называется, вот только не могу вспомнить как!

В обоих окнах, выходивших на улицу, лопнули стекла. Я услышала звон осколков, упавших на тротуар. В комнату со свистом ворвался ветер.

Терпение наше иссякло. Довольно с нас. Ты сама навлекла на себя кару. Эллегра Телфорд, сияние жизненных сил наполняет нас.

Меня охватила паника. Я что было сил стиснула спинку стула. Это же первые слова заклятия, с помощью которого медиум заземляет дух и привязывает его к себе! Что они хотят этим сказать? Неужели этот ритуал действует и на живых тоже?

Энергия жизни привязывает тебя к нам.

У меня возникло такое чувство, будто мое тело опутано сотней веревочек, и все они медленно, точно змеи, тянутся к триумвирату. Я начала бить по невидимым веревкам, пытаясь их разрушить, в ужасе от власти, которую они имели надо мной. Но каждый раз, когда рвалась веревка, на ее месте возникала новая.

Ты пропала! – вопил мой внутренний голос. – Сдавайся, пока ты еще в своем уме!

Покуда ты не получишь освобождения, ты будешь повиноваться нам во всем.

Тяжелый том ударил меня по затылку, и в глазах у меня засверкали звездочки. Я отчаянно сопротивлялась. Только бы не потерять сознания! Я попыталась сосредоточиться на оберегах, заведомо зная, что проиграла сражение. Теперь обереги светились ярким золотом, но этот теплый свет, заполнявший комнату, впитывала в себя чернота, которую излучал триумвират. Древние символы покрылись ослепительно белыми трещинами. Я до сих пор не понимала, как они сумели поработить меня с помощью исковерканного заклятия, но мне хотелось вон, вон из этой комнаты, подальше от этой чудовищной мощи, направленной против меня. Я знала, что силы мои на исходе и я долго не продержусь.

Внезапно Эдуардо распахнул глаза – его серые радужки лучились зловещим сиянием. Я вцепилась в стул. Как только он направит на меня этот взор, все пропало. Я чувствовала, что ритуал заземления еще не закончен и что Эдуардо готовиться произнести последние слова, дабы привязать меня к триумвирату вопреки моей воле. Я совсем обессилела и не то что оживить угасающие обереги, даже переключить мысли на что-либо постороннее не могла.

Ты можешь сделать все, что пожелаешь, – утешил меня нежный тихий голос.

Кристиан!

Ага, стало быть, она общается с женихом.

Черт, они услышали!

Все в порядке, Эллегра. Ты не одна. Они не смогут причинить тебе вреда. Я этого не допущу.

Кристиан придавал мне сил, питал меня собственной энергией, необходимой, чтобы противостоять Эдуардо и ритуалу заземления, наполнял меня мощью и верой в себя, согревавшей сердце. Подзарядившись посланной им энергией, я залатала обереги. Сотни веревочек, тянувшихся от меня к триумвирату, бесследно растворились, точно их и не было.

Слово триумвирата крепко, отныне мы связаны одной нитью.

Я подготовилась к худшему, но последние слова заклятия, которые произнес Эдуардо, отразились от вновь обретших силу оберегов. Я чуть не завизжала от облегчения.

Теперь Кристиан обречен. Мы прочитали твои мысли. Мы знаем, кто он. Ты сама уготовила ему погибель.

В голосе триумвирата звучало такое самодовольство, что я рухнула на колени, а обереги снова вспыхнули золотом и покрылись белыми трещинками. При этих словах сердце мое наполнило отчаяние. Я знала, что они не лгут и что я проиграла. Сон мой оказался пророческим.

Я сама помогла ему сбыться.

Верь в себя, моя Возлюбленная. Это неправда, что ты обрекла меня на гибель. Я знаю, что в тебе – мое спасение. Ты воплощенный свет и добро, ты уничтожаешь мою темную сущность и залечиваешь мои душевные раны. Ты сама не ведаешь всей своей силы. Не слушай их. Никто лучше тебя не знает твою душу. Верь лишь себе.

Я приглушила вопли триумвирата, разрывавшие мне мозг, и сосредоточилась на словах Кристиана. Он прав: я сильная. Я многого добилась: выжила в аду, научилась вызывать призраков и превращать тьму в свет. Такая женщина не спасует перед каким-то там триумвиратом!

Я решительно поднялась на ноги и предстала лицом к лицу с моими врагами. В воздухе носились обрывки бумаги и обломки мебели, ветер завывал, словно ему передалась ярость трех человек, стоявших передо мной.

Без нас у тебя нет будущего. Если ты не вступишь в наши ряды, то будешь уничтожена. Мы погубим всех, кто тебе дорог. Наложим такое проклятие, что ты будешь страдать целую вечность.

– Ага, это мы уже проходили, – процедила я сквозь зубы. Я снова подзарядилась от Кристиана энергией, столь необходимой для сопротивления, и, поднатужившись, медленно начала восстанавливать обереги. Вдруг до меня донесся какой-то шум за дверьми офиса. Внимание триумвирата тоже обратилось на источник сумятицы. Я обхватила руками живот: нужно воспользоваться передышкой и перевести дыхание.

Кто-то громко барабанил в дверь, затем она слетела с петель. Концентрация триумвирата ослабла, и заклятие, охранявшее вход, рассыпалось на кусочки. В комнату ворвались несколько полицейских и тут же замерли, пораженные зрелищем, представшим их взору. Книги по-прежнему летали по комнате – их подхватил ураган, созданный тремя людьми, образовавшими треугольник. Двое полицейских не сумели вовремя пригнуться, и в них врезалось несколько томов; еще один страж порядка едва успел увернуться от какого-то растения в горшочке.

Вдруг через ряд темно-синих форменных костюмов просунулась рука и потащила меня из комнаты. Я подняла взгляд. Рука принадлежала здоровенному детине с блестящими желтыми глазами.

Кристиан прислал мне на подмогу Рафаэля!

– Щас меня стошнит, – простонала я. Должно быть, я имела бледный вид, потому что Рафаэль немедленно усадил меня на стул, стоявший в коридоре, и пригнул мою голову вниз так, что она очутилась между колен.

– Посиди пока здесь.

Я пробормотала, что и не думаю никуда уходить.

Возлюбленная.

Спасибо тебе, Кристиан. Спасибо за все. Я тебе так благодарна, что и сказать не могу.

Эллегра, я знаю, о чем ты думаешь. Ты не можешь защитить меня от Гарды и Эдуардо, потому что не можешь меня покинуть. Без тебя мне не прожить.

Я неохотно закрыла свое сознание от Кристиана и принялась раскачиваться взад-вперед. Сердце мое разрывалось от боли, сожаления и сознания того, что раны мои затянулись совсем недавно, а меня уже угораздило влюбиться в мужчину, которого убьют, если я его не покину.

Да, иногда жизнь подкладывает свинью.

– Спасибо, что решил отвезти меня к себе домой, – сказала я Рафаэлю, который вел машину по переполненным дождливым улицам Лондона. – Ужасно благодарна за заботу.

– Джой чуть с ума не сошла, так волновалась. Она хочет удостовериться, что с тобой не случилось ничего страшного. Кроме того, солнце еще не село, и Кристиан… – Он запнулся и как-то неопределенно махнул рукой.

Я перестала копаться в своих чувствах и взглянула на человека, который воспользовался своими связями с городским отделом полиции, чтобы меня спасти.

– Почему ты не хочешь принять Кристиана таким, какой он есть? Ведь ты знаешь его уже больше года, верно?

– Да, но… трудно привыкнуть. Неестественно как-то, вроде этих твоих… – Он снова сделал неопределенный жест.

Я улыбнулась, высунула руку из-под одеяла, в которое он меня укутал – меня бил озноб, – и погладила его по плечу.

– Знаю, это нелегко. Ты всегда думал, что прекрасно разбираешься в жизни и все у тебя под контролем; а вдруг оказывается, что параллельно с миром людей существуют всякие призраки, вампиры и оборотни.

– Оборотни? – переспросил Рафаэль. По глазам было заметно, что он струхнул. – Ты что, знакома с оборотнями?

Я не сдержала улыбки.

– Нет, не знакома. И вообще сильно сомневаюсь в их существовании.

Выражение беспокойства исчезло из его странных желтых глаз.

– Правда, раньше я в вампиров тоже не верила, зато теперь понимаю, как ошибалась: доказательств их существования более чем достаточно, – размышляла я вслух, поглаживая пальцем еле заметный след от укуса над ухом.

Рафаэль снова заволновался.

– А кто эти люди из офиса?

– Экстрасенсы. Очень мощные. Они объединились в триумвират – это такая позиция, позволяющая слить энергию трех человек воедино. Силе триумвирата практически невозможно противостоять: пирамида – очень мощная в энергетическом плане фигура. А этот триумвират вообще был необыкновенно мощным. – Я потерла лоб. – Словно…

– Словно что? – спросил Рафаэль и негромко выругался – его чуть не подрезала невесть откуда выскочившая машина.

Я не хотела озвучивать свои опасения. Только мне почему-то казалось, что один из этой троицы черпает энергию у темных сил…

– Не важно.

Рафаэль покосился на меня, и я подумала, что эти желтые глаза видят меня насквозь. Для них, наверно, даже обереги и моя хваленая защита не помеха.

– Понятно.

– Как тебе удалось так быстро подоспеть?

Он усмехнулся.

– Это все Джой. Она любого уломает, когда захочет.

– Но как она узнала? А, ей, наверно, позвонил Кристиан!

Усмешка исчезла с лица Рафаэля, уступив место гримасе.

– Ага. Ему даже к помощи телефона прибегать не пришлось.

– А-а-а… – Мне потребовалось некоторое время, чтобы осмыслить это заявление. Если Кристиан может общаться с Джой так же легко, как со мной, значит… Я вздохнула и снова потерла лоб. Нет, не буду пока над этим думать. Потом как-нибудь, когда все устаканится. Сперва нужно отойти от недавних событий, чтобы потом взглянуть на все непредвзятым взором. – А что же теперь будет с Гардой, Эдуардо и Филиппой? Их что, арестовали?

Рафаэль покачал головой и обогнул транспортную развязку.

– Для ареста не было оснований. Несколько моих приятелей допросят их относительно источников дохода, вот и все. Миссис Уайт подозревают в том, что она отмывает деньги.

– Отмывает деньги?

Он улыбнулся, и я наконец-то поняла, что привлекает в нем Джой.

– Ну, больше я ничего не сумел придумать.

Я улыбнулась в ответ.

– Что ж, я очень признательна за помощь.

Он пробормотал что-то типа «не стоит благодарности», не отводя взгляда от размытого дождем окна. Остаток пути мы ехали молча.

– Жаль, что я пока не могу отплатить за помощь, – сказала я чуть позже, когда он подвез меня к дому. – Ты вовремя подоспел: если бы не ты, я бы серьезно влипла.

Он улыбнулся.

– Ну что ты! Ничего ты мне не должна. Ты отблагодарила меня уже тем, что переключила на себя внимание Кристиана. Наконец-то он отстал от Джой.

Ответная улыбка сползла у меня с лица. Я помахала ему вслед, так и не решившись сказать, что больше не смогу отвлекать внимание Кристиана – риск слишком велик.

– Господи, ну и заваруха, – пробормотала я и потерла ноющий лоб. Затем вздохнула и, кутаясь в одеяло, стала ждать, пока Джой впустит меня в подъезд. Я чувствовала себя так, словно меня отдубасили бейсбольной битой. Я была оскорблена, унижена и растерта в порошок. До того была подавлена, что разрыдалась, едва Джой отворила мне дверь, и проревела минут двадцать, свернувшись калачиком на кушетке. Две женщины притащили коробку бумажных носовых платков, укрыли меня одеялами и озабоченно хлопотали рядом, пока я выплакивала боль, порожденную осознанием того, что Кристиан теперь для меня потерян навеки.

– Нет, беременность определенно сказалась на твоем мозгу. Не нужен ей кофе. Предложи напиток покрепче.

– Алкоголь никогда не решал проблем, Рокси. Напротив, кофе и шоколад творят чудеса.

– Вот только не надо ратовать за трезвость! Ты говоришь это только потому, что в положении, и не можешь выпить ничего крепче «Ширли Темпл»[10].

Я последний раз высморкалась и подняла глаза. Рокси и Джой стояли рядом с кушеткой. В одной руке Джой держала дымящуюся чашку, а в другой – мисочку с чем-то, напоминавшим шоколад. Рокси сжимала бутылку виски. Я долго раздумывать не стала: взяла у Джой чашку, разбавила кофе содержимым из бутылки Рокси и зачерпнула пригоршню миндаля в шоколаде.

– Спасибо. Самое то.

– Ну вот, ты и подкрепила силы. – Рокси пододвинула стул поближе ко мне. – Теперь выкладывай. И ничего не утаивай, не бери пример с Джой. Во-первых, дошло ли у вас с Кристианом дело до главного? Я с Джой поспорила, что против великолепного мистера Данте тебе долго не устоять.

– О, бога ради! – Джой шлепнула подругу по руке. – Ты когда-нибудь перестанешь совать нос в чужие дела? Не обращай внимания, Элли. Она воспитывалась в волчьей стае и не знает, что такое хорошие манеры.

Рокси в ответ лишь усмехнулась.

– Ну, так это случилось?

– Рокси!

Я проглотила пригоршню миндальных орехов и запила их кофе.

– Повторю тебе то, что уже сказала своим друзьям-призракам: физические отношения между мной и Кристианом обсуждению не подлежат.

– Молодчина! – похвалила меня Джой, опустившись в кресло.

– Ну тогда хоть расскажи, почему Кристиан влез в мысли Джой и заставил ее всполошить Рафаэля. Из-за чего весь сыр-бор?

Я была до того измучена, что даже не стала ничего утаивать, как сделала бы при иных обстоятельствах. Люди, которые не занимаются исследованиями в области паранормального, обычно начинают нервничать, когда слышат о мощных экстрасенсах и привидениях. Для простых смертных как нельзя лучше годятся общие, тщательно отобранные фразы, а правду без прикрас лучше оставить для экспертов. К несчастью, я была слишком обессилена, чтобы рассуждать здраво, и выложила Джой и Рокси все, как было.

– Ух ты! – выдохнула Рокси, когда я закончила. – Значит, теперь у тебя целых пять привидений? Ты их нам покажешь?

– Как-нибудь в другой раз, – устало улыбнулась я.

– Хорошо, в другой раз так в другой раз. А пока отдохни, Элли. – Джой покосилась на окно. – Солнце зайдет примерно через час, и тогда за тобой приедет Кристиан.

Не успела она договорить, как я уже замотала головой.

– Нет.

– Что «нет»?

– Нет, пусть Кристиан за мной не приезжает. Я никуда с ним не поеду. Я переночую у тебя, если, конечно, позволишь, а утром найду себе другую гостиницу.

Джой с Рокси переглянулись.

– Элли, Кристиан за тебя очень переживает; всего несколько минут назад спрашивал меня, как ты себя чувствуешь, и…

Я откинула одеяла и уселась на тахте.

– Что?!

– Он очень волнуется. Сказал, что ты почему-то не хочешь с ним разговаривать, хотел убедиться в том, что ты не пострадала…

– Этот… этот…

– Мужчина, – услужливо подсказала Рокси.

– Мужчина! – завопила я и громко высморкалась в очередную салфетку. – Да как он смеет расспрашивать обо мне другую женщину? Как смеет лезть ко мне, когда мне его участие задаром не нужно? Да как он смеет…

– …так сильно любить тебя, – закончила за меня Джой. – Знаешь, как он злился, что не смог сам тебя спасти?

– Я сама могу за себя постоять, – огрызнулась я и тут же пожалела о своих словах: нехорошо говорить таким тоном с беременной женщиной. – Я не хотела тебя обидеть, Джой, просто разозлилась на Кристиана. И совсем он меня не любит. Ты – его Возлюбленная, а не я.

– Знаешь, – задумчиво протянула Рокси, положив в рот миндаль в шоколаде, – это похоже на ревность. Думаю, ты не вполне честна сама с собой и с Джой. И с Кристианом, если уж на то пошло.

Я бросила на Рокси испепеляющий взгляд.

– Знаешь, Рокс, толку от твоих рассуждений – кот наплакал.

– Но я же хочу помочь! – возразила она и отхлебнула из бутылки виски. – Послушай, Элли: то, что было между Кристианом и Джой, не имеет никакого значения. Ну да, они могут читать мысли друг друга. Подумаешь! Стоит только оставить Рафаэля и Джой на минуту одних, как они уже вовсю занимаются любовью, как кролики. Джой на Кристиана в общем-то плевать в отличие от тебя. Один раз она ему чуть нос не сломала. А уж сколько раз ему коленом по яйцам давала – и не сосчитать.

Я воззрилась на Джой. Та кивнула.

– Да, Кристиан иногда бывает чересчур властным. Правда, Рафаэль тоже, но ему легче простить этот недостаток.

– Ты ударила его? Ударила Кристиана?

– Мало того, она еще ему и на ногу наступила. После этого бедняга целую неделю хромал. Еще бы – такая кобыла, чуть ногу не отдавила!

Мы с Джой оставили это заявление Рокси без внимания.

– Конечно, я этим вовсе не горжусь, – произнесла наконец Джой, но что-то незаметно было, чтобы она раскаивалась.

Я кивнула, обсасывая шоколад с миндального ореха. Интересно, могу ли я так рассердиться на Кристиана, что ударю его в нос?

– Не надо, смиренно тебя прошу. Я не хотел бы вновь испытать такое.

Я уставилась на элегантного мужчину, стоявшего в дверях. Затем широко распахнула глаза и взглянула в окно. Был еще день.

– Кристиан, как ты тут очутился? Я же сказала, что с Элли все в порядке! – застонала Джой. Она вскочила с кресла и принялась суетливо задергивать шторы, чтобы в комнату не проник отблеск блеклого дня.

Рокси бросилась зажигать лампы.

Я снова обернулась к Кристиану.

– Ведь ты не можешь выходить на улицу днем, разве не так?

Он пожал плечами и скинул пальто и шляпу.

– Так, но все равно вышел. Думаю, мне стало легче выносить дневной свет благодаря тебе.

Я помотала головой.

– Я – не твоя Возлюбленная, Кристиан. Твоя Возлюбленная – Джой, просто она предпочитает другого.

Он оставил мой протест без внимания. Поцеловал руку Джой, чмокнул в щеку Рокси, бросившуюся ему в объятия, и подсел ко мне с собственническим видом давнего любовника. Я хотела его оттолкнуть, но он обнял меня, и я растаяла. Даже зажмурилась на секунду: как же приятно чувствовать его рядом!

Эх, ну почему жизнь такая сложная штука?

Если бы жизнь была легкой, ты бы не ценила того, что имеешь, – отозвался Кристиан.

Отстань. Я слишком устала, чтобы с тобой спорить.

– Бедняжка Элли, ей столько всего пришлось вытерпеть! Кристиан, она хочет остаться у меня на ночь. Надеюсь, ты возражать не будешь и не станешь ее переубеждать.

– Эллегра прекрасно знает, что я никогда ничего не буду ей навязывать. – У меня хватило сил, чтобы фыркнуть, но Кристиан не обратил на это никакого внимания. – Если она хочет провести здесь ночь, то так тому и быть.

Я удивленно вскинула на него глаза. Хоть бы для порядка возразил, что ли!

– Навряд ли Рафаэль обрадуется, узнав, что мы будем у вас ночевать, но, раз Эллегра на этом настаивает, ничего не поделаешь.

Я открыла рот, чтобы возразить, но тут же опять его закрыла.

По-моему, тебя никто не приглашал остаться.

Кристиан посмотрел на Джой.

– Если, конечно, твое приглашение простирается и на меня.

Джой улыбнулась ему. В ее глазах прыгали смешинки.

– Конечно же! Если хочешь быть рядом с Элли – милости просим.

– Если вы собираетесь устроить вечеринку в пижамах, то я ухожу. – Рокси поднялась и потащила подругу к двери. – Пошли, мамаша. Хватит их пестовать – дай людям поговорить.

Джой состроила раздраженную гримасу. Рокси мягко подталкивала ее к двери.

– Я их не пестую, просто стараюсь поддержать и проявить участие. Именно так поступают друзья. Тебе не мешало бы у меня поучиться.

Дверь захлопнулась, прежде чем Рокси огрызнулась в ответ. А жаль. Лучше уж слушать их перебранку, чем сидеть, прижавшись к теплому боку Кристиана. Больше всего мне сейчас хотелось уткнуться ему носом в шею и вдыхать чудесный аромат специй. Я бы дала все, лишь бы провести остаток жизни в его объятиях.

Чудесные у тебя замыслы. Мне нравится.

Тот, кто подслушивает, добра о себе не услышит, – огрызнулась я.

М-м-м… Не согласен: ведь ты считаешь меня самым сексапильным мужчиной на планете, а это неплохо.

– Я об этом сегодня почти не думала! Брысь из моего сознания!

Он начал целовать мою шею.

– Перестань. – Он припал к особой точке под моим ухом, и я задрожала от удовольствия. – Я… я все равно не передумаю. Тебе опасно продолжать со мной отношения, Кристиан. О Господи, не надо, нет… О да, еще! – Его жаркие поцелуи заставили меня позабыть о страхах и сомнениях. Он целовал меня в шею, и мне казалось, что по моим венам течет жидкий огонь. – Я… э-э-э… я приношу тебе только страдания. Ты должен понять, что у нас ничего не выйдет.

Он прервал свои поцелуи и развернул мое лицо к себе.

– Знаю, ты чувствуешь ответственность передо мной, maly válečník. Но если ты меня покинешь, то Гарде с Эдуардо будет уже некого мучить.

– Ты сгущаешь краски, – возразила я и легонько чмокнула его в губы: что ни говори, приятно слышать, что без тебя жить не могут.

Но как только наши губы соприкоснулись, во мне разгорелось адское пламя страсти. Сперва я сопротивлялась, а потом решила, что заслуживаю маленькое вознаграждение за все беды, что мне довелось испытать. Я отдала поцелую всю страсть, на какую только была способна, гладила грудь Кристиана и собранные в хвост волосы.

Мне больше нравится, когда они распущены, – упрекнула я его, стягивая кожаную резинку.

Ну так проследи, чтобы я их больше не собирал, – отозвался он.

Я услышала, как за моей спиной открылась дверь.

– Они целуются! – крикнула Рокси. – Нет, правда целуются. Языками. Что? Ладно, ладно. Знаешь, последнее время ты стала такой блюстительницей нравов…

Дверь затворилась.

Язык Кристиана исполнял у меня во рту жгучий танец. Я чувствовала, что таю от блаженства. Слезы струились у меня по щекам. Я целовала его все глубже, со все возрастающей страстью. Мне хотелось раствориться в нем без остатка.

А вот это уже лишнее, – заметил Кристиан, утирая мои слезы. – Яне смогу любить женщину, которая недостаточно сильна, чтобы быть самой собой.

Он оторвался от моих губ и принялся покрывать поцелуями влажные дорожки слез.

Ты говорил, что я тебя дополняю. Разве ты не самодостаточен?

Только с тобой, – ответил он.

А я, выходит, самодостаточна без тебя?

Он поцеловал меня сперва в один глаз, затем в другой.

– Ты цельная и вполне самодостаточная натура. Ты маленький воин. Ты сможешь существовать и без меня. Так же будешь смеяться, снова научишься любить и в целом неплохо проживешь жизнь. Ты добьешься успеха, потому что не можешь иначе.

Я отвела волосы с его лица и заглянула ему в глаза.

– Ты прожил девятьсот лет, Кристиан. Уверена, ты не раз имел связь с женщинами, но все это уже в прошлом. Ты же это пережил. И разрыв со мной тоже переживешь.

Он не сводил с меня своих теплых глаз. Мне показалось, что его взгляд светится любовью, но я не хотела себя понапрасну обнадеживать. Кристиан приоткрыл свое сознание, чтобы я тоже почувствовала его боль и муки. Потом он заговорил, и мне показалось, словно это говорю я. Мысли наши слились воедино. Мы стали одним целым, и это странное слияние душ напугало меня до полусмерти.

Если ты меня покинешь, у меня нет будущего. Я не такой сильный, как ты, Возлюбленная. Без тебя мне не выжить. Если ты уйдешь, то мне будет легче наложить на себя руки, чем продолжать существовать, зная, что упустил свой единственный шанс.

– Ничего ты не упустил, – пробормотала я, и глаза мои наполнились слезами. А ведь он прав! Только что я испытала агонию, которая не дает ему покоя на протяжении уже почти тысячи лет, и знала, что он не лжет. Он и вправду покончит с собой, не выдержав мрачного будущего, оживляемого лишь воспоминаниями о прошлых несчастьях.

И с чего я только взяла, что у меня есть выбор? Нет у меня никакого выбора. Либо я брошу Кристиана, и тогда он себя убьет, либо я останусь с ним, и тогда его прикончат Гарда и Эдуардо.

Во сне Эдуардо сказал мне: «Выбирай». Какая же я глупая! Думала, придется выбирать, я или Кристиан, а приходится решать, как ему погибнуть.

Почему ты считаешь, что нас так легко победить?

Я шмыгнула носом. Он протянул мне платок. Я решила не обмениваться с ним мыслями – это слишком интимный способ общения.

– Не хочу тебя обидеть, Кристиан, но если Гарда и Эдуардо сломили твоего друга, что помешает им расправиться с тобой?

– Себастьян еще не нашел свою Возлюбленную.

– Ну и что с того?

– Разве двое не сильнее одного?

Я задумалась.

– Ну хорошо: ты говоришь, что Темный, который нашел свою Возлюбленную…

– Который соединился со своей Возлюбленной.

– …сильнее Темного-одиночки. Но в данном случае это ничего не меняет. Я – не твоя Возлюбленная.

– Нет, Возлюбленная. Раньше я сам сомневался, но теперь знаю, что ты – та, кого я ждал. В твоих руках мое будущее. Только ты сможешь искупить мою душу.

– Ничего подобного! Я не умею спасать души, я обыкновенный медиум, вот и все!

– Одно другому не мешает.

– Но…

Он поцеловал мою ладонь. Всю мою руку тут же обожгли язычки пламени.

– Ты уже начала исцелять мою душу. Это произошло при первой же нашей встрече. Вот почему теперь я могу выходить на улицу за несколько часов до заката. Голод, сжигавший меня, уменьшился. Теперь я жажду только тебя. Этого бы не произошло, не будь ты предначертана мне судьбой.

– Что значит жаждешь меня? – Я подозрительно покосилась на него. – Ты имеешь в виду секс?

– Ну да, в том числе.

Тут я сообразила, что ему от меня нужно. В нем жила надежда, что я спасу его душу, страстное желание физического соития и затаенная, темная…

– Жажда крови. Понятно. Значит, Темные питаются только Возлюбленными?

– Кроме тебя, мне никого не нужно. Теперь мне противна сама мысль о том, чтобы питаться кровью другого человека.

Он не сводил с меня глаз – наверно, ему было интересно, как я отнесусь к такому заявлению. На секунду я представила себя в роли подопытной коровы, которую кормят и всячески ублажают, чтобы она могла исправно служить донором. Затем мысли мои переключились на Кристиана. Я по опыту знала, каким интимным и эротическим актом было пригубление крови. Неужели я хочу, чтобы Кристиан делал это с кем-то еще?

Разумеется, нет!

Впрочем, у меня еще остались вопросы.

– Почему ты сначала решил, что твоя Возлюбленная – это Джой, а не я? И почему потом передумал?

Он провел рукой по волосам и откинулся вместе со мной на спинку тахты.

– Однажды Джой сказала, что, возможно, существуют две женщины со скрещенными программами – так она выразилась. Одна рождена Возлюбленной, но волей судьбы никогда ею не станет; а другая создана самой обыкновенной женщиной, но может превратиться в Возлюбленную. Прежде я думал, что это чушь, но теперь… – Его глаза приобрели красивый, теплый красновато-коричневый оттенок, и в них заблестели золотистые искорки. – Теперь я понял, что она была права. Ты не рождена быть моей Возлюбленной, и все же ты – это она. Если ты останешься со мной, то поможешь преодолеть мою темную сущность. До истинного Воссоединения останется всего один шаг.

Бр-р-р! Я поняла, что он имеет в виду: обмен кровью. Действительно, когда мы занимались любовью и он пил мою кровь, во мне всколыхнулось темное, первобытное желание попробовать его кровь на вкус. Я постаралась забыть об этом непонятном и странном желании и переключилась на настоящий момент.

– Ну хорошо, допустим даже, что ты нашел свою Возлюбленную. Думаешь, у нас хватит силы снова предстать перед триумвиратом? Они меня чуть не укатали, Кристиан, несмотря на то что ты подпитывал меня своей энергией. Да и ты порядком ослабел, я это почувствовала: ведь ты отдавал мне все свои силы.

Он снова поцеловал мою ладонь. Я поборола дрожь наслаждения, пробежавшую по мне, когда его дыхание защекотало мою чувствительную кожу.

– После Воссоединения мы станем одним целым. Ты будешь дополнять меня и сама станешь бессмертной.

– Бессмертной – не значит неуязвимой! Ты же говорил, что Темного можно убить. Доказательство тому – твой друг Себастьян, которого держат в плену помимо его воли.

– Себастьяна схватили не Гарда с Эдуардо. К его поимке приложил руку кто-то еще, тот, кто сумел ослепить Себастьяна, потому что у того нет Возлюбленной. Искупленный Темный никогда бы не мог так ошибиться.

– Ты что, хочешь сказать, что после ритуала искупления станешь еще более совершенным?

Его губы тронула улыбка. Как же мне хотелось расцеловать эту улыбку!

– Нет, я не настолько высокомерен, чтобы утверждать такое, Эллегра. Просто Моравский Темный, прошедший Воссоединение, никогда не поставит жизнь своей Возлюбленной под угрозу. Она для него все. Он живет ради того, чтобы сделать ее счастливой. Он не станет рисковать жизнью, потому что жизнь его отныне принадлежит не ему, а Возлюбленной, которую он должен защищать.

Я перестала бороться с собой и прикоснулась губами к его улыбке.

– Что-то я сомневаюсь в этом заявлении. С чего бы это?

Он усадил меня к себе на колени.

Это все потому, что раньше у тебя никогда не было Темного. Обещаю, что этого ты никогда не забудешь… и никогда ни о чем не пожалеешь.

Дверь снова приоткрылась. Я не шелохнулась.

– Теперь она сидит у него на коленях. Слушай, они снова целуются! Он держит руку на ее груди. Перестань на меня орать! Господи, Джой, сама ведь просила посмотреть, что они делают! Не просила бы, раз не желаешь слышать…

Дверь снова захлопнулась, на этот раз весьма решительно.

Я улыбнулась, не отрываясь от губ Кристиана.

– Знаешь, ты не оставляешь мне выбора. Это называется психологическим шантажом.

Его улыбка исчезла. Я с тревогой вгляделась в его лицо. Оно выражало чувство вины. Похоже, он упрекал себя в том, что рассказал мне правду.

– Если бы только был какой-нибудь иной способ, Эллегра…

– Я уже побывала в твоей глупой башке, – перебила я Кристиана, поглаживая прохладные пряди его волос, – и знаю, что ты не обманываешь. Да и ты знаешь, что я не дам тебе погибнуть. Значит, нельзя рвать наши отношения. Заключим пакт.

Я запустила пальцы в его волосы и тянула их, пока он не поднял голову. Потом стала ласкать его шею, нежно покусывая тонкую кожу вокруг адамова яблока.

Мы составим свод правил, мистер Зазнайка, и будем строго их придерживаться.

– Ничего не имею против правил. – Он нагнулся и приник к моим губам. – Особенно мне нравится следующий пункт: я буду заниматься с тобой любовью до тех пор, пока ты сама не попросишь, чтобы я перестал.

– Это будет очень не скоро, – предупредила я, но меня тут же заставил умолкнуть его поцелуй.

Через некоторое время дверь снова отворилась.

– Ребята, вы бы хоть одежду надели, что ли. Джой пошла в туалет – сотый раз уже сегодня туда бегает, – а потом хотела зайти посмотреть, как вы тут. Э-э-э… Вы меня слышите? Накрылись одеялами… А одежда уже на полу. Хоть бы ты себе новое нижнее белье купила, Элли. Похожие шмотки моя бабушка носит. Я даже не знала, что такое все еще шьют…

Кристиан захлопнул дверь, не отрываясь от дела. Я застонала, не прерывая поцелуя, и отдалась блаженству. Наши тела и души вновь слились воедино.

Наверняка существует способ спасти Кристиана от той судьбы, что предсказывал мой сон. И я обязательно его отыщу.

Глава 13

– Хорошо, а как тебе это?

– Не нравится. – В шелковистом голосе Кристиана прорезались ворчливые нотки.

– Ты прямо как Джем. Ну а это? Такому крепкому мужчине, как ты, должно прийтись по вкусу.

– Нет.

– Но ты даже не пробовал!

– Зачем мне пробовать, когда я и так знаю, что невкусно.

– Господи, ну что за дитя! Хорошо, а это? Мне очень нравится, значит, тебе тоже будет по душе.

Он покосился на меня с подозрением.

– Что это?

Я помахала ложкой у него перед носом.

– Цыпленок под мексиканским соусом.

Он состроил гримасу.

– Не думаю, что смогу съесть плоть животного.

– А ты попробуй. Ради меня.

Поморщившись, он взял с ложки крошечный кусочек курятины, политой соусом. Вид у него, когда он жевал, был презабавный.

– Видно, тебе не по нутру.

– Я не хочу питаться мясом животных.

– Ладно, устроим тебе вегетарианскую диету. Я и сама-то не особенно жалую мясо. Посмотрим-посмотрим… – Я окинула взглядом стол, заставленный картонными коробками с едой, которую мы заказали на дом. – Салат с макаронами по-гречески ты уже пробовал.

– Мне понравилось вино.

– А вот к пюре из нута у тебя душа не лежит. – Я пододвинула пюре из нута с красным перцем и оливками к себе: не все же так разборчивы, как Кристиан. Но, с другой стороны, бедняжка целых девятьсот лет не ел по-человечески и имеет полное право привередничать.

– Вино было очень недурным.

– А бифштекс по-кантонийски и цыпленок под мексиканским соусом тебя не устраивают. И ребрышки тоже.

– Вино пришлось мне по вкусу.

– Но ты еще не пробовал риса! Вот, возьми немножко.

– По-моему, я могу выпить еще вина без дурных последствий, – заявил он.

Тем временем я поднесла ложку к самому его рту – может, проглотит хоть несколько рисинок? Я вздохнула и опустила ложку.

– Ты сказал, что поначалу сможешь переварить лишь крошечные порции пищи и пару глотков какого-нибудь напитка. Ты не говорил, что с моей помощью заделаешься алкашом.

Он нахмурился.

– Алкашом?

– Так называют того, кто пьет слишком много вина. Кристиан покосился на крошечную рюмку для шерри, не больше наперстка, которую я нарочно для него отыскала, чтобы он перепробовал разные вина и решил, что ему нравится, а что – нет.

– Неужели две чайные ложки вина, что ты мне плеснула, – это слишком много?

– Что может быть хуже пьяного вампира? Съешь немного риса, и я, так и быть, плесну тебе капельку «Гевюрт-раминера».

Он положил в рот наиболее приглянувшееся зернышко риса и принялся жевать.

– Да вроде есть можно.

Я налила ему глоточек вина.

– Что ж, теперь непопробованными остаются только макароны – ты их все равно не будешь, они с говядиной; жареная картошка с шалфеем – пальчики оближешь, и…

– Почему ты стараешься избежать неизбежного? – спросил он. Его холеные пальцы сжимали рюмку для шерри.

– Я в состоянии принять ванну и без посторонней помощи.

– Ты вся в синяках. Тебе даже двигаться больно, я же чувствую. Так почему же ты не хочешь, чтобы я помог тебе расслабиться в теплой ароматной ванне?

– Знаю я, как ты помогаешь расслабиться. Как только ты увидишь меня обнаженной, тебе сразу же захочется заняться любовью, а это не самая лучшая идея, учитывая обстоятельства. Хорошо, что Джой помешала нам. Пока у меня в башке все не устаканится, не прикасайся ко мне. Никаких ванн.

Он улыбнулся.

– Я это на полном серьезе, Кристиан.

Его улыбка стала еще шире.

– Даже не думай! – Я погрозила ему вилкой.

– Одно твое слово, corazón[11], и я вырву у него из груди сердце и спляшу на нем победный танец! – раздался над столом бестелесный глас.

В воздухе материализовалась полупрозрачная фигура похотливого придворного Елизаветы. Я поморщилась.

– По-моему, ты должен телевизор смотреть?

– Мне не разрешили.

– Да ну? – Я нахмурилась. Недавно Эсме обнаружила, что, если хорошенько сосредоточится, может нажимать кнопки на пульте. Научившись переключать каналы, она и Джем стали восторженными фанатиками телевидения. – Но почему?

Он махнул рукой.

– Им одна картина не понравилась.

– А как хоть она называлась?

Он надулся и поднял на меня взгляд обиженного щенка.

– Не помню. Вроде бы какой-то фильм о путешественниках. Кто-то наносит визит в город под названием Даллас.

– «Визит в Даллас»?

– По-моему, фильм носил название «Дебби покоряет Даллас»[12]. Начиналось все совсем неплохо, но Эсме заявила, что не позволит коту смотреть такое кино.

Я поперхнулась вином, закашлялась и долго не могла остановиться. Кристиан заботливо похлопал меня по спине. Антонио совсем не понравилось такое участие. Выпятив грудь, он зашагал к Кристиану.

– О нет, только не это! – застонала я. Мужчины петушились с тех пор, как мы с Кристианом переступили порог дома. Я их разборками была сыта по горло. – Послушай, вы ведь всего два часа назад выясняли отношения. Вы еще тогда удалились, взявшись под руки. Уровень тестостерона в доме возрос невообразимого. Конь бы – и то задохнулся. Ты же видишь, Антонио, мы с Кристианом ужинаем. Возвращайся в комнату и смотри то, что смотрят другие.

– Ха! – Антонио презрительно махнул рукой в сторону пищи и громко фыркнул. Затем поставил руку на бедро и осклабился. – Он мертв, как и я. Он не может есть. И это чудовище ты предпочитаешь мне, mi amor, mi corazón[13]? Нет! – Он энергично тряхнул кудрями. – Это невозможно! Я этого не приемлю! Я вызову его на дуэль ради прекрасной дамы!

– Кристиан не мертв, просто он… ну, не совсем человек. То есть не вполне обычный человек.

– Все равно я бросаю ему вызов! Он украл мою любимую и поплатится за это злодеяние.

Раздался призрачный лязг стали. Антонио вытащил шпагу из ножен, бог весть как появившихся у него на боку.

– Ради всего святого…

Антонио яростно размахивал шпагой. Будь она настоящей, у нас с Кристианом сразу слетели бы головы с плеч, да и три свечки, освещавшие стол, тоже бы не уцелели.

– Принимаешь ли ты мой вызов, презренный мертвец, или же страшишься сразиться со мной, как надлежит мужчине?

Кристиан одарил Антонио ледяной улыбкой и медленно поднялся со стула. Я застонала. Нужно постараться освободить Антонио, покуда Кристиан окончательно не потеряет терпение. Да и я тоже не железная.

– Куда подевался Антонио?.. Ах вот ты где! Что происходит? – В столовой материализовалась Эсме. – Неужели дуэль? Из-за Эллегры? Какое захватывающее зрелище! Джем! Элис! Скорее сюда! Антонио и Кристиан дерутся из-за Эллегры.

– Нет! – воскликнула я, но было уже слишком поздно. В гостиной появились Джем и Элис. Мистер Вугамс вскочил на стол и принялся обнюхивать свиные ребрышки. – Послушайте, никакой дуэли не состоится… Джем! Что ты с собой сделал?!

– Ты донимаешь мою Возлюбленную приставаниями даже после того, как она попросила тебя уйти, – сказал Кристиан, не обращая никакого внимания на зрителей, выстроившихся вдоль стены. Элис заметила на полке несколько старинных дрезденских статуэток, развернулась к ним и принялась вопить на уэльсском. – Ты здесь только благодаря Эллегре, призрак, так что слушай, что она говорит, и оставь свои глупости.

– Ты что, спятил? Ты не можешь разгуливать в таком виде, – отчитывала я Джема. – Не пойми, на кого стал похож: не то панк, не то рокер. Где ты видел, чтобы у трактирного слуги XVIII века был малиновый ирокез и серьга в носу? Скажи, где?!

– Какой наглый мертвец! – взвился Антонио. Он на миг перестал размахивать шпагой и послал мне воздушный поцелуй. Прямо посередине моего куриного филе материализовалась алая роза.

– А это еще что такое? Татуировка? Кто разрешал тебе делать татуировки, Джем? Да еще с изображением обнаженной женщины? Тебе всего пятнадцать! Если телевизор влияет на тебя подобным образом, то ты отныне будешь смотреть только детский развлекательный канал, это я тебе обещаю!

Кристиан вздохнул и указал на Антонио.

– Мне что, снова продемонстрировать, что у «мертвеца» еще остались кое-какие силы?

Антонио задрожал, словно свеча на ветру, а затем с удивленным лицом растворился в воздухе. Я захлопала глазами.

– Как тебе это удалось?

Кристиан пожал плечами и помог мне подняться со стула.

– Уметь надо.

– Надеюсь, с нами так не поступят? – заволновалась Эсме и схватила кота на руки.

Джем любовался своим отражением в стекле, защищавшем картину. Элис прыгала перед статуэтками и размахивала руками.

– Нет, вам это не грозит. А теперь возвращайтесь обратно в кабинет Кристиана, только не шуметь. Не хватает еще, чтобы вы разбудили Тернеров. Эй! – воскликнула я: Кристиан неожиданно подхватил меня на руки. – Ты что делаешь? Никак собрался тащить меня в ванную?

– Ах, Эллегра! – блаженно вздохнул он и начал подниматься со мной по лестнице. Прежде чем за нами захлопнулась дверь, я успела помахать Эсме. – Как быстро ты меня изучила! Моей Возлюбленной нужно принять ванну, чтобы утихла телесная и душевная боль. Кто знает, какие капризы могут у тебя возникнуть, когда ты будешь сидеть в теплой ароматной ванне, и кому, как не мне, тебе угождать?

Меня объял трепет. Виной тому были не столько его слова, сколько эротические образы, которые пронеслись у меня в мозгу.

– Опять ты на меня давишь, – горько проронила я. – Ты же знаешь, что мне это не нравится.

Он открыл дверь в спальню и направился к ванной комнате.

– Что ж, давай поменяемся. Пока ты не сядешь в горячую ванну, повелевать буду я, а потом я буду повиноваться тебе во всем, пока ты трижды не прокричишь мое имя от наслаждения.

Трижды? Он поставил меня на пол, но ноги у меня были как ватные.

– Э-э-э…

По некоторым весьма весомым причинам я не хотела заниматься с ним сексом. Вот только выдумать бы еще эти причины…

Мы занимаемся не сексом, – подумал Кристиан, отвернув на всю катушку краны и рассматривая баночки с солями и маслами для ванн. – Мы занимаемся высокой, обжигающей душу любовью.

Ну как не любить вампира-романтика!

– Ты, кажется, предпочитаешь жасмин?

Я кивнула, так и не сумев придумать причину, почему нельзя посрывать с него одежду и заставить трижды прокричать мое имя.

– Раздеть тебя, как в прошлый раз?

– Нет. Выйди, я хочу сама раздеться и сесть в ванну. Он вскинул блестящую черную бровь.

– Я уже видел тебя обнаженной, Возлюбленная. Тебе нечего стесняться.

– Да, но ты не видел меня после атаки злобных летающих книг. Я вся в синяках, и если ты будешь прикасаться к каждой ссадине – а ты будешь, лучше не лги: все равно я читаю твои мысли, – то мы застрянем здесь на всю ночь. Так что иди-ка прогуляйся минутку, пока я готовлюсь принять ванну. А потом, если будешь хорошо себя вести, придешь посидеть рядом на скамейке. Развлечешь меня разговором, пока я отмокаю.

Кристиан с улыбкой поцеловал мне руку и удалился. Как только дверь за ним закрылась, я стащила рубашку, скинула туфли, выпрыгнула из штанов, стянула через голову лифчик, чтобы не возиться с застежками, и поспешно сбросила трусики и носки. Погрузившись в глубокую ванну, я довольно вздохнула. Поднимавшийся от воды жасминовый пар утолял боль в моем истерзанном теле.

– Минутка уже прошла. Учитывая отклик, который встретила моя персона прошлой ночью, я пришел к выводу, что вел себя хорошо. Посему я вернулся.

– Уже и раздеться успел, – фыркнула я, когда он вошел в ванну. – Как вижу, на тебе нет одежды, и ты… э-э-э…

Прежде чем погрузиться в воду с другого конца гигантской ванны, он окинул себя взглядом.

– Возбужден?

– Не то слово.

Вода немного не доходила мне до сосков, и я слегка сгорбилась, чтобы спрятать грудь. Кристиан прищелкнул языком и подался ко мне. Теперь наши бедра соприкасались.

Отвлеки меня чем-нибудь, если не хочешь, чтобы я покрыл твои синяки поцелуями.

С минуту я размышляла, чем бы его отвлечь, а потом вспомнила, что теперь моя очередь командовать.

– Ну, если ты так просишь…

Он с интересом наблюдал за тем, как я ловлю губку и выбираю подходящее мыло (чтобы оно пахло специями, как и Кристиан). Затем я подобралась к нему и уселась ему на колени. Обидно, что теперь не получится спрятать под водой груди, но ничего не поделаешь. Просто нужно постараться отвлечь Кристиана, чтобы тот не заметил моего недоразвитого бюста.

А мне нравится твоя грудь.

Кристиан нежно прикоснулся к упомянутой части тела.

Чего только не скажет мужчина, когда его собираются хорошенько намылить!

Кристиан лениво чертил круги на моей груди. Я нагнулась, и его губы сомкнулись на удивительно чувствительной точке у меня под ухом. Меня пробрала дрожь. Вокруг в такт эротичному ритму наших движений плескалась вода.

– Хватит, – прошептала я, уткнувшись в его волосы.

– Неужели? – Он отстранился от ключицы.

– Да, хватит. Теперь моя очередь. Я сведу тебя с ума. – Я проказливо улыбнулась и намылила губку. – Сэр, вам необходима ванна, и я прослежу, чтобы водные процедуры прошли по всем правилам.

– Как ты сексапильна, когда приказываешь, – пробормотал Кристиан, приоткрыл глаза и стрельнул в меня таким взглядом, что у меня свело спазмом низ живота.

Я улыбнулась и принялась намыливать Кристиану руку. Я прикасалась к гладкой коже, чертила на ней мыльные узоры, чувствовала, как напрягаются под моими пальцами мускулы. Намылив другую руку, я снова склонилась к Кристиану и принялась покусывать его нижнюю губу, пока он не сдался и не приоткрыл рот.

Он застонал, не прерывая поцелуя, а я массировала губкой его мускулистую руку в такт движениям своего язычка.

– Ну а теперь грудь, – сказала я, оторвавшись от его губ. Вода доходила ему до пупка, и я могла вволю играть с его торсом. Что я и сделала. Я мылила его, терла губкой, гладила мышцы и поросль волос на груди, любовалась на складочки, появлявшиеся от моих прикосновений.

– Мне нравится твоя грудь, – пробормотала я, припав к его губам.

– Мне нравится, что она тебе нравится. – Он положил мне руки на бедра и потянул к себе.

– Подожди. Сперва я должна тебя вымыть.

– Думаю, я умру от счастья, прежде чем эта процедура будет закончена.

– А ты все же постарайся выжить. – Я обняла его. Мои руки были все в мыльной пене. – И еще мне нравится этот твой лишний кусочек.

Он откинул голову и прикрыл глаза. Я поглаживала его твердый член, ласкала его точно так же, как он ласкал меня прошлой ночью. Внезапно меня охватило странное желание. Я сама удивилась – вот уж не думала, что когда-нибудь соглашусь на это добровольно!

Я слезла с колен Кристиана. Он распахнул глаза и бросил на меня обеспокоенный взгляд, от которого у меня екнуло сердце. Я улыбнулась.

– Садись на скамеечку.

Ванна была просто огромной и с одной стороны имела мраморный выступ. Кристиан, вопросительно вскинув бровь, переводил взгляд с лавочки на меня.

– Знаю, я говорила, что мне это не по душе. Так оно и было. Раньше. Бывший муж заставлял меня…

Он прижал к моим губам палец, затем поцеловал их.

– Есть только я и ты, Возлюбленная моя.

Я укусила его за палец, а затем поцеловала след от укуса.

– Тогда присаживайся.

Он послушался. Теперь вода доходила ему до бедер. Я положила руки ему на колени и принялась поглаживать скользкие от мыла ноги Кристиана, раздвигая их все шире и шире. Затем опустилась на колени.

– Эллегра, не нужно этого делать, если тебе не хочется…

– Знаю. – Я скосила глаза. Его глаза горели страстью, грудь лихорадочно вздымалась и опускалась, в то время как я ласкала его. – Но я хочу, Кристиан. Хочу доставить тебе удовольствие.

– Ты доставляешь мне удовольствие уже тем, что живешь и дышишь, Возлюбленная. Боюсь, мне просто не выдержать твоих ласк.

– Что ж, это будет сладкая смерть. – Я улыбнулась и склонилась к нему. Стоило мне только припасть к нему губами, как я успокоилась. Совсем другое дело, нежели чем с бывшим мужем. Кристиан не такой: он отзывался на мои ласки и даже приоткрыл сознание, чтобы я чувствовала, какой отклик находит в нем каждое мое прикосновение. Я ласкала языком его плоть. Мне нравилось, как двигаются при этом его бедра. Наконец я нашла тот ритм, который доставлял ему наибольшее удовольствие, и удвоила усилия. Вдруг Кристиан приподнял меня и притянул к себе.

Позволь мне любить тебя, Возлюбленная.

Я обхватила его за голову и начала извиваться всем телом, выражая покорность. Кристиан опустил меня так нежно, что на глаза мне навернулись слезы. Почему этот мужчина столь разительно отличается от тех, с которыми мне приходилось иметь дело? Каждое его прикосновение лишь усиливало мое наслаждение. Он наполнял меня таким счастьем, что я с радостью соединилась с ним, чтобы показать, как приятна мне его близость.

Ты – моя Возлюбленная. Это самое малое, что я могу для тебя сделать.

Я соединилась с ним, наслаждаясь столь эротическим проникновением; старалась подняться повыше, чтобы снова испытать удовольствие от того, как он входит в мое тело, соединяется с моей плотью, становится моим продолжением, и уже непонятно, где кончается мое тело и где начинается его. Наши сердца бились в унисон, наши сознания слились воедино.

Когда его зубы прокусили кожу под моим ухом, я выкрикнула его имя. Так было надо, я ничего не могла с этим поделать. Он пил мою кровь, а я обнимала его руками и ногами, прижималась к нему как можно крепче. Наши тела горели ярче звезды.

Он все пил и пил. Я чувствовала, как он голоден. Но вместе с тем он испытывал и другое желание – хотел, чтобы я тоже пригубила его кровь. Нежно лаская языком мою шею, он ласково прошептал, не раскрывая рта:

Пей, Возлюбленная. Ты этого хочешь, знаю. Воссоединись же со мною. Возьми у меня то, что могу дать только я.

Я задрожала от блаженства очередного оргазма. Кристиан продолжал двигаться внутри меня. Меня переполнял его аромат, сливавшийся со странным желанием, которое я упорно не желала признавать. Я ласкала языком вены на его шее, в голове у меня громко стучал его пульс. При мысли о его крови я чувствовала сильнейшее возбуждение и скоро уже не могла думать ни о чем другом: мне хотелось лишь попробовать, каков он на вкус.

Да, Возлюбленная. Так надо. Это вполне естественно.

Кристиан провел ногтем по собственной шее. Из царапины закапала кровь. При виде этих рубиновых капелек я испытала странные чувства. Мне хотелось лизнуть ранку, совершить самое интимное действо, какое только возможно, принять в себя его кровь и завершить цикл.

По шее потекла алая струйка.

Больше всего на свете я жаждала его крови.

Не делай этого! – кричал мой внутренний голос. Если я поддамся инстинкту и доведу ритуал Воссоединения до конца, обратного пути уже не будет. Это навсегда. Я никогда не смогу покинуть Кристиана. Если я хотя бы кончиком языка лизну эти алые капельки, то мне уже никогда не стать хозяйкой собственной жизни; мной будет управлять он.

Возлюбленная…

– Нет! – Я отвернулась и уткнулась в его шею с другой стороны. Мне казалось, будто я только что упустила что-то очень важное. Я готова была разрыдаться от отчаяния. – Не могу, Кристиан! Не могу, вот и все.

Не убивайся так. Бери от меня лишь то, что хочешь, и не более. Я никогда ни к чему не буду тебя принуждать, Возлюбленная. Я лишь хочу, чтобы ты была счастлива.

Кристиан снова начал двигаться внутри меня, покрывая мою шею поцелуями. Он все убыстрял ритм, делясь со мной своим наслаждением. Он целовал меня, и его язык двигался в такт движению наших тел, пока я не почувствовала его голод. Я оторвалась от губ Кристиана и изогнулась дугой. Когда его зубы сомкнулись на моей груди, я вздрогнула. Знакомая боль мгновенно растворилась в экстазе. Наши тела и мысли вновь слились воедино, целиком, до единого атома…


За несколько минут до рассвета Кристиан отнес меня в громадную постель. Оба мы очень устали. Мое тело гудело от удовольствия. Он заставил меня прокричать его имя не три, а четыре раза, но все равно я была счастлива. Я обмякла в его руках и слушала, как бьется его сердце, слишком усталая и пресыщенная для того, чтобы спросить: правильно ли я сделала, занявшись с ним любовью?

Все, что происходит между нами, правильно.

Мне что, повесить на лоб табличку «Запретная зона»? – улыбнулась я.

Я не могу не читать твоих мыслей. Это выходит само собой.

Я махнула на все рукой и прижалась к нему покрепче, рассеянно чертя у него на бедре обереги.

– Как же мы найдем эти два дома, Кристиан? Ты случайно не знаком с ясновидящими?

– Да есть тут одна… Но тебе, наверно, не стоит с ней встречаться.

Я вскинула на него глаза и вопросительно нахмурилась.

– Она Стражница.

– Да, ты прав. Только не хватает впутать сюда Стражницу! – Стражники – мощные маги, которые прикрывают горячие точки, открытые влиянию темных сил. Не поверите, сколько таких мест встречается. В одном Детройте их сотни. – Может, нанять хорошего детектива? Он мог бы разузнать, когда и кому сдавались похожие дома.

Кристиан провел теплыми пальцами по синяку у меня на спине, и синяка не стало.

– Я так и сделал. Трест умело запутывает следы, и лишь по счастливому стечению обстоятельств я узнал, кто снимает дом в Гринвиче.

– Блин! – Неожиданно проблема открылась мне в другом свете. – Ты ведь можешь обмениваться с другом мыслями, так же как и со мной?

– Не совсем, но да, мы можем общаться без слов. Я несколько раз пробовал связаться с Себастьяном, но либо он слишком слаб, чтобы ответить, либо расстояние между нами слишком велико.

– Слишком велико – это сколько? – поинтересовалась я. Может, я ошибочно полагаю, что Темного держат в Лондоне. Его вполне могли переправить в Шотландию.

– Для того чтобы общаться с Себастьяном? Несколько миль. Мили три-четыре, если точнее.

Я снова нахмурилась и оперлась на локоть.

– Так мало? Я была на другом конце города, а ты спокойно со мной разговаривал!

– Ты – моя Возлюбленная, поэтому с тобой поддерживать связь гораздо легче.

– Все равно две мили – это очень мало.

Кристиан прикоснулся к ссадине у меня на плече.

– Может, расстояние куда больше. Я ведь не знаю точного месторасположения того, с кем пытаюсь связаться. Силы Темных велики, maly válečník, но и они имеют предел. Я не знаю, где находится Себастьян, и когда я посылаю сигнал, он распространяется во всех направлениях, пока не достигнет адресата. Как только он ответит, я направляю сигнал в строго определенную точку. Но если я не знаю, где он находится, приходится прощупывать всю ближайшую зону. Разумеется, это уменьшает расстояние действия вызова.

– Прости, ладно? Я вовсе не намекала, что у тебя силенок маловато. – Я снова прижалась к нему и погладила его по груди. – По-моему, следует переступить через закон.

– Ты намериваешься проникнуть в офис треста и разыскать там нужную информацию?

Я кивнула и поцеловала ямочку у основания его шеи. Он вздохнул, уткнувшись мне в затылок, и обнял меня еще крепче.

– Боюсь, что это и впрямь единственный способ.

– Нужно сделать это сегодня вечером. Маловероятно, что в офисе кто-то останется. Скорее всего, все отправятся куда-нибудь вызывать духов.

Кристиан промолчал.

– А может, будут нас поджидать. Хотя навряд ли они знают, что мне нужно. Может, если они в самом деле разгадали, кто ты таков, они дадут тебе пообщаться с Себастьяном. Хотя я в этом не уверена.

Его грудь медленно вздымалась под моей рукой. За то время, что я делала пять вдохов, он делал всего один.

– Гм-м. Знаешь, учитывая, что теперь ты переносишь дневной свет, лучше подождать, пока не взойдет солнце. Тогда Гарда, Эдуардо и Филиппа наверняка отправятся спать. Ведь они и предположить не могут, что ты нагрянешь днем.

Я почувствовала, как его тело, к которому я прижималась щекой, напряглось. Наверно, волнуется из-за предстоящего выхода на солнце.

– Конечно, есть еще запасной вариант. Я могу нанять себе пару здоровенных телохранителей и ворваться в офис днем. Может, мне повезет и Гарда и ее шайка в это время будут обедать.

Кристиан перестал меня поглаживать. Он не забраковал последний дурацкий план, хотя даже я сознавала, какую сморозила глупость. Что значит грубая сила перед мощью триумвирата? Если у Гарды есть мозги, она будет держать Эдуардо и Филиппу поблизости на случай моего появления.

– Кристиан.

– Черт! – выругался он, осторожно переложил меня на простыни, вскочил с постели и надел черные джинсы. Во всем его теле чувствовалось напряжение.

– В чем дело? – Я присела и натянула простыню себе на грудь. – Кристиан.

Он направился к двери.

– Ты что, не чувствуешь?

Я замерла и медленно прощупала мозговыми волнами дом.

– Нет, только мои пять призраков в твоем кабинете. Что стряслось? Проделки триумвирата?

– Демон, – бросил он, перешагнув порог.

Я похолодела от ужаса.

Глава 14

– Блин! – выдохнула я, струсив не на шутку. Я даже пошевелиться не могла. Но потом вспомнила, что моему любимому предстоит сразиться с посланником какого-то Повелителя демонов. Стало быть, я должна быть рядом, чтобы помочь, чем могу. Может, и не все медиумы блестяще разделываются с демонами, но мы все же знаем и можем при случае применить кое-какие приемчики. Я быстро натянула джинсы и свитер, засунула ноги в первые подвернувшиеся туфли, выскочила в коридор и опрометью слетела вниз по лестнице.

Демоны стараются держаться поближе к земле – оттуда они черпают силу. Чем выше, тем они становятся слабее. Значит, демон скорее всего попробует завязать битву в подвале.

Я сбежала по лестнице на нижний этаж. Нога у меня ныла от боли: еще бы, сначала упражнения в ванне, а потом марш-бросок длиной в два лестничных пролета.

– Элли? Что случилось? – На верхней ступеньке появилась Эсме.

– Демон, – бросила я на бегу и устремилась к двери в подвал. – Сиди в кабинете и проследи, чтобы остальные тоже никуда не уходили.

Я отчаянно пыталась припомнить все, что мне известно о демонах. Мои сведения были чрезвычайно скудны. То, что я вспомнила, заставило меня резко развернуться и, стиснув зубы, заковылять наверх, в кабинет Кристиана. Я промчалась сквозь Эсме, затем сквозь Антонио, вплывшего в комнату через дверь. Рассыпая извинения и приказы направо и налево, я принялась рыться в сумке. – Прости, Антонио. Эсме, разыщи Элис и приведи ее сюда. Здесь вас никто не тронет. Куда же запропастилась… А, вот, нашла!

– В чем дело, любовь моя? Тебя напугал этот изверг? На сей раз он отведает моего меча, жизнью клянусь!

– Ты покойник! И потом дело не в Кристиане. Где-то в доме бродит демон. Ради бога, никуда не высовывайтесь. – Схватив мел, бутылку со святой водой и блокнот, я развернулась и бросилась к лестнице. Мне с трудом удалось избежать столкновения с Элис. Нога у меня нестерпимо ныла, а душа так вообще разрывалась от боли. Кристиан уже столько времени один на один с демоном! Интересно, что он делает? Приходилось ли ему раньше иметь с ними дело? Знает ли он, что они боятся святой воды и что если очертить вокруг демона круг, он расскажет, кто его вызвал и зачем? Сможет ли он создать магический круг, достаточно сильный для того, чтобы удержать демона? И самое главное, к какому разряду относится демон – ничтожный прислужник или уполномоченный посланник самого Князя Тьмы?

Уже спускаясь по подвальной лестнице, я почувствовала смрад. Демоны имеют очень специфический запах: некоторые сравнивают его с трупным тлением. Сама я никогда разлагающиеся могилы не нюхала, судить не берусь. Одно знаю точно: от этой вони у меня волосы на затылке встали дыбом. Я через силу переставляла ноги. Больше всего мне хотелось броситься наутек.

Я распахнула дверь винного погреба. Моему взору предстала такая картина, что я так и обмерла. Кристиан стоял рядом с дверью, прислонившись к стене и скрестив на груди руки. Его глаза были чернее ночи. Напротив, рядом с шестифутовой полкой для вин, стоял красавец в костюме-тройке.

Жуткий миляга.

Ну правда, поразительно красивый мужчина. Светло-русые волосы гладко зачесаны и открывают высокий лоб, темные глаза иронично поблескивают, над губой – тончайшие усики.

Короче, демон в стиле евро-трэш.

Ты в порядке? – мысленно спросила я Кристиана. Он ничего не ответил, даже не взглянул в мою сторону, только вскинул руку в знак того, чтобы я ни в коем случае не становилась между ним и демоном. Я видела, что он тратит уйму энергии, чтобы удержать демона на месте. Что странно, никаких сдерживающий заклятий я не обнаружила. Понятия не имею, как он управлял демоном, ну да это и не важно.

– Твоя женщина, – произнес демон. От его голоса по бетонной стене пробежали трещины.

Я чувствовала, что Кристиан без восторга встретил мое появление. Демон оказался сильным. Лишь верховные воители сатаны способны заставить стену потрескаться с помощью нескольких слов.

– Она еще не воссоединилась с тобой. Отдай ее мне!

От стены отвалился кусок штукатурки размером с ладонь.

Я смочила пальцы святой водой, подошла к Кристиану и начертила у него над сердцем оберег – при этом я старалась не мешать его взгляду, которым он сковал демона.

– Обыкновенное земное создание, Темный. Ничего особенного. Ты мог бы стать могущественным, могущественнее, чем можешь себе вообразить. Я знаю, к чему ты стремишься. Если отдашь ее мне, то я дам тебе больше власти, чем тот, кто тебя создал.

На потолке погасли две лампочки.

Я повторила ритуал заклятия, только на этот раз нарисовала оберег на своей груди, затем присела на корточки и начертила на плиточном полу круг святой водой. Интересно, о чем говорит демон? Кристиан рассказывал мне, что Темным когда-то сделали его отца, а он сам отродясь такой.

– Не поможет, – заявил мне демон. При этих словах взорвалась бутылка вина. Я поспешно начертала мокрыми пальцами символ захвата – этому древнему заклятию обучил меня один маг на случай, если я вдруг наткнусь на суккуба[14] или тому подобную вредную мелюзгу, которая иногда встречается в домах с дурной славой. Заклятие это держится совсем недолго, но с его помощью можно выиграть несколько секунд, которые иногда решают дело.

– Такого мощного демона одной святой водой не удержишь, – заметила я Кристиану. Он провел ногтем по запястью и шагнул вперед. Из царапинки в очерченный мной круг капнула кровь. Я протянула ему руку.

– Ну же!

Он колебался.

– Кристиан, у нас мало времени. Ты говорил, что мы обладаем силой, лишь когда мы вместе. Поодиночке нам не справиться.

– Не нравится мне это, – неохотно протянул он, но все же взял мою руку. Он знал, что, если что-то пойдет не так, демон может с помощью нашей крови привязать нас к себе.

– Знаю. Ценю твою заботу, но это наш единственный шанс. Если мы затащим его в круг, у него не останется выхода, кроме как все нам рассказать.

По его взгляду я поняла: он сознает, что я права, но все равно не хочет меня в это вмешивать. Я размахивала у него перед носом рукой, пока он не взял один палец в рот и не надкусил самый кончик. Я протянула руку над алыми капельками в круге и наша кровь смешалась.

Демон издал адский вопль. Заклятие, сковывавшее его, было разрушено. Взрывной волной меня отбросило назад, и я довольно сильно ударилась головой о бетонную стену. Демон двинулся к Кристиану.

– Берегись! – крикнула я.

Оберег, начертанный мною, защищал только сердце, а все остальные части тела были уязвимы. Не успела я перевести дыхание и подождать, когда пройдет головокружение, как демон набросился на Кристиана и ударил его в живот кулаком. Кулак прошел насквозь и вышел через спину.

– Господи Боже мой! – охнула я.

Кристиан навалился на демона всем телом, непонятно только, то ли он совсем обессилел, то ли не хотел прерывать борьбу. Демон вынул окровавленную лапу из тела Кристиана, но Кристиан недаром девятьсот лет на свете прожил. Я заметила, что его губы шевелятся. Он легко сломал окровавленную лапу демона, нашептывая тем временем какое-то заклятие.

Я подползла к кругу и начала чертить вокруг обереги. Хоть демон и сильнее простых смертных, мощь его ограничивается личиной, которую он принимает, являясь в наш мир. Самого демона уничтожить невозможно, зато образ, выбранный им, можно повредить до такой степени, что у демона не останется выхода, кроме как вернуться к хозяину.

Нужно поспешить, пока он не нанес Кристиану неизлечимые раны.

Демон снова завопил: Кристиан схватил его за горло. Впрочем, он тут же отомстил сопернику – проделал еще одну дыру, на сей раз в груди Кристиана. Но тот предугадал удар и опрокинулся на спину, увлекая демона за собой. Они рухнули на пол, причем Кристиану удалось вырвать из демонской шеи вену.

Я чувствовала, что силы любимого убывают с каждым полученным ударом, и торопилась с заклинанием. Раньше мне никогда не приходилось работать с этим заклятием, значит, особо полагаться на его силу не стоит. Но круг, сбрызнутый святой водой и нашей кровью, поможет удержать нечистого по меньшей мере на пару минут.

Я начертала последний символ, произнесла последнее слово и, собравшись с силами, зарядила магический круг своей энергией.

Демон снова взвизгнул. На этот раз он издал такой протяжный и отчаянный вопль, что с потолка на нас посыпалась штукатурка. Нечистый прервал борьбу с Кристианом, исчез и вновь появился в круге. Он тяжело дышал, глаза его светились красным светом, по дорогому костюму струилась кровь.

Я выждала, желая убедиться в том, что круг выдержит, и подковыляла к Кристиану, распластавшемуся у стены.

На его торсе были две внушительные раны. Они медленно затягивались.

– Чем тебе помочь?

– Стань со мной одним целым, – прошептал он. Его прекрасный голос дрожал от боли. Я протянула руки к его ранам и зажмурилась, подпитывая его своей энергией.

Темные имеют редкостные целительские способности, но и они могут погибнуть, если им нанести очень тяжкие телесные повреждения. К счастью, сердце Кристиана – самый его уязвимый орган – защищал оберег. Поэтому даже демон не смог заставить его перестать биться. Но раны затянутся еще не скоро, а демон уже неоднократно прощупывал круг – искал, не дала ли я где слабинку. Наконец Кристиан отвел мою руку и поднялся с полу. Не скажу, чтобы он был как огурчик, но самое худшее осталось позади: раны уже не кровоточили.

– Как зовут эту чертяку? – поинтересовался Кристиан, приблизившись к демону. Я подошла к любимому и начертала с четырех сторон обереги, чтобы хоть как-то его обезопасить.

– Как тебя звать? – спросила я.

Заклятия, охранявшие круг, сперва загорелись зеленым светом, затем почернели. Я подзарядила магический круг, и древние символы вновь вспыхнули зеленым.

– Ты мне ответишь. Итак, как твое имя? – повторила я.

– Сарра, – огрызнулся демон. У меня с демонами туговато. Этой нечисти развелось столько, что всех не упомнишь. А уж кто кому служит – и подавно. Я посмотрела на Кристиана. Он кивнул.

– Кто твой хозяин?

– Асмодей[15].

Демон ощерился и снова хотел на нас наброситься. Заклятия загорелись еще ярче, но выдержали. Интересно, насколько их хватит?

Слушай, по-моему, мне его долго не удержать. Имя его хозяина тебе что-нибудь говорит?

Да.

Кристиан прикрыл меня собой. Я ущипнула его за руку и высунулась из-за его спины.

– Кто тебя сюда послал? – спросила я демона.

– Тот, к кому благоволит мой властелин.

Вот черт! Вы не забыли, что в имени таится особая сила? Ну так вот, в мире темных духов царят свои законы: к примеру, демон не может рассказать, кто находится под покровительством его хозяина. Иными словами, никакими уловками демона нельзя заставить открыть имя протеже его властелина. Тем не менее я решила перечислить некоторые имена и понаблюдать за реакцией беса.

– Тебя послала Гарда Уайт?

Демон зашипел и бросился на заклятие, которое светилось чуть послабее остальных. Я подзарядила поблекший символ.

– Или отшельница Филиппа?

Он завертелся вокруг своей оси. Ногти его превратились в когти и со свистом рассекали воздух.

– А может, тебя прислал Эдуардо Тассалерро?

Когда я произнесла это имя, Кристиан придвинулся ко мне еще ближе. Он хотел защитить меня, что грело душу.

Демон грубо выругался, причем то, что он предлагал, шло вразрез со всеми законами анатомии. С потолка рухнул вентилятор.

Я прижалась к Кристиану.

– Судя по всему, это Эдуардо.

Часто те, кто якшается с темными силами, скрывают свои истинные имена.

– Умница! – Я обернулась к демону. Хочет играть по-честному – ради бога, не жалко. – Значит, тебя прислал тот, кто называет себя Эдуардо Тассалерро?

– Да, – прошипел он и яростно сверкнул глазами – он был в бешенстве оттого, что пришлось открыть правду.

– С какой целью тебя сюда послали? – спросил Кристиан. К нему вернулся румянец, и он твердо стоял на ногах. Судя по всему, раны уже почти затянулись. Я не могла ему ничем помочь – слишком мало энергии оставалось, просто крепко сжала его руку. В ответ он сжал мои пальцы.

Демон не обращал на нас ни малейшего внимания и не переставая пробовал круг на прочность. Правду сказать, я диву давалась, что круг так долго удерживает такого мощного демона, как Сарра. Наверно, причина этому – наша смешавшаяся кровь. Ведь если верить Кристиану, когда мы вместе, силы наши возрастают многократно.

– Зачем тебя сюда послали? – спросила я. Поскольку заклятие наложила я, он мог отвечать только мне.

– Чтобы схватить женщину. Ой-ой-ой!

Кристиан хотел снова прикрыть меня собой, но я воспротивилась и ущипнула его за запястье. Не собираюсь я его во всем слушаться!

– Можешь отослать его обратно? – неохотно спросил он.

Я посмотрела на ухмылявшегося демона. Круг по-прежнему держал его в плену, но я видела, что сила заклятия слабеет.

– Одна я не справлюсь.

Глаза Кристиана блеснули, словно черный оникс. Он встретился со мной взглядом, и я почувствовала, как в меня вливаются свежие силы.

Тогда возьмемся за дело вместе.

Я отринула всякие сомнения. Спокойствие Кристиана вселило в меня уверенность.

Я слилась с ним воедино. Наша энергия усилилась многократно и заполнила собой помещение. Я успокоилась и начала вспоминать позабытое заклинание, возвращающее демона к своему повелителю. Для этого мало просто разомкнуть круг. Если хочешь, чтобы демон вернулся обратно, нужно действовать по всем правилам.

Я начала читать заклятие, но не успела я закончить, как воздух задрожал. В дверях возникли три знакомые фигуры.

– Mi amor, я пришел тебя спасти! Попался, клыкастая мразь, исчадие ада! – завопил Антонио и ринулся в бой, эффектно размахивая бесполезной шпагой.

– Я нашла Библию! – радостно воскликнула Эсме, но тут с удивлением заметила, что руки ее пусты. – О нет! Наверно, где-то обронила. Нелегко перетаскивать такие большие предметы. Никакой энергии не хватает. Может, на лестнице лежит… – И она в задумчивости удалилась.

На сей раз Джем был одет в просторные мешковатые джинсы с очень низкой талией, рваную футболку и черную кожанку с черепом на спине. Волосы его были зализаны назад – такие прически бытовали у «плохих парней» в 1950-е гг. Бренча тяжелыми золотыми цепями, он подошел к Антонио, вынул из кармана нож на пружине, встал перед демоном и ухмыльнулся.

– Эй! Что, ножа хочешь попробовать?

– Ты посмел досаждать моей любимой своим мерзким присутствием, мерзкая нитка из гульфика! За это ты поплатишься жизнью!

Кристиан покачал головой и что-то пробормотал по-чешски (по крайней мере так мне показалось). И без перевода было понятно, что он имеет в виду. Я думала то же самое, только в отличие от него не выражалась так изысканно.

– Хочешь устроить заваруху? Давай, я готов! Валяй, покажи, на что ты способен, сосунок!

– Да, не стоит Джему так много смотреть телевизор, – пробормотала я.

– Нашла! Надо же, уронила у самой двери. Элис, милочка, это не фарфор, а всего лишь керамическая подставка для лампы. Сейчас мы с мистером Вугамсом подойдем, подожди немного…

Привидения имеют одно удивительное свойство. С миром живых они могут взаимодействовать, только если хорошо сосредоточатся и накопят достаточно энергии, а вот друг с другом они взаимодействуют всегда. Это важно, чтобы понять то, что произошло дальше. Эсме вошла в комнату, пятясь задом. Она волокла за собой здоровенную древнюю Библию, принадлежавшую Кристиану. Разумеется, она не замечала Антонио, который петушился возле магического круга, выкрикивая изощренные оскорбления в адрес демона.

Я увидела, что они вот-вот столкнутся, но было уже поздно.

– Эсме! – воскликнула я. Эсме изо всех сил потянула на себя Библию и врезалась в Антонио. Не докончив фразы («Посмотрим, какого цвета у тебя кишки, трусливый кролик в жабьей коже!»), Антонио влетел в магический круг. Заклятия пали. Демон обрел свободу. За долю секунды до того, как демон понял, что ничто его не сковывает, я прошептала последнее слово заклинания. Бес превратился в столб черного смоляного дыма и со свистом просочился в трещину в плиточном полу – словно его засосал гигантский пылесос.

Точнее сравнения мне не придумать.

– Что ж, было довольно интересно, – заметила Эсме, потирая ушибленный зад.

Антонио, шатаясь, вышел из круга. Его длинные волосы стояли дыбом, будто он засунул палец в розетку. Он недоуменно моргал: судя по всему, ноги его не слушались.

– Я… Я… Я…

Эсме помогла ему добраться до скамейки.

Я стиснула руку Кристиана и переводила дух. Черное пятно на плитке – вот и все, что осталось от демона. Кристиан направился было к этой отметине, но я вцепилась в него обеими руками и не пускала.

– Возлюбленная, все уже кончилось. – Он поцеловал все мои пальчики и высвободил запястье.

Антонио снова поднялся на ноги и, пошатываясь, стащил с себя камзол. От его кудрей поднимался дымок.

– Немедленно убери свои грязные лапы от моей любимой, а не то я быстро научу тебя хорошим манерам, зловредный солодовый червь!

Кристиан, присев на корточки, рассматривал трещину в полу. Я показала Антонио руки – мол, вот, Кристиан за них больше не держится, – и обернулась к Эсме.

– Я, кажется, велела вам не высовываться из кабинета? Или я что-то не так помню? А что, если бы вы разомкнули круг до завершения ритуала? Демон стер бы вас всех в порошок! Не хватает только, чтобы в доме Кристиана поселились фантомы!

Эсме, и без того светло-серая, побледнела. Фантом – это призрак, попавший в лимб, преддверье ада. Он не принадлежит больше царству духов, равно как и миру живых, и ему никогда не обрести Освобождения. Сильные демоны могут утаскивать с собой призраков, а Сарра, если судить по тому, как он продырявил Кристиана, с моей пятеркой справился бы без труда.

– Мы пришли тебя спасать, – возразил Антонио.

Тут у него подогнулись ноги и он плюхнулся на скамейку. По рассеянности он провалился сквозь скамейку, так что сиденье уперлось ему в грудь. Он брыкался и размахивал руками, пока Эсме с Джемом над ним не сжалились и не усадили как полагается.

– Ценю заботу, но…

– Это самое малое, чем мы могли тебя отблагодарить, после всего, что ты для нас сделала. Ты подарила нам новый дом и телевизор, берешь нас в помпонах в гости и на чай. Даже мистеру Вугамсу нравится наш новый дом.

Я беспомощно уронила руки.

– Конечно, вы совершили очень благородный поступок, но…

– Пусть еще только кто посмеет сунуться! – добавил Джем.

Я погрозила ему пальцем.

– Хватит! Больше никакого MTV. И подтяни штаны, они уже почти на коленках болтаются. Эсме, пожалуйста, приведи Элис, а то она еще натворит что-нибудь. Позже поговорим. – Я бросила на них значительный взгляд. Эсме с Джемом послушно кивнули. Антонио повалился на пол и тихонько застонал.

Я подошла к Кристиану, который по-прежнему изучал плитку. У меня сильно ныла нога – шутка ли, изгонять демона! – так что присаживаться рядом я не стала. Я прижалась к нему и погладила по голове.

– Что, прекрасный плиточный пол не подлежит ремонту?

Кристиан взял меня за руку и притянул к себе. Я нагнулась и попала в зону над черным пятном.

В руке у меня тут же появилось покалывание, словно я схватилась за забор под низким напряжением.

– О нет! – Я отпрянула. Кристиан тоже выпрямился. Теплый красно-золотисто-карий оттенок его глаз будил уютные воспоминания о зимних вечерах и о потрескивающем камине.

– Без помощи Стражника не обойтись.

У меня задрожала губа.

– Уж не хочешь ли ты сказать…

– Да, – ответил он. – Теперь у нас появился личный адский портал.

– Карамба! – застонал Антонио со скамейки.

– Вот черт! – перевела я.

А что тут еще скажешь?

Глава 15

С помощью Кристиана я наложила заклятия на все окна и двери первого этажа, чтобы внутрь не проник ни один злопыхатель. На это ушло добрых полчаса. Я воспользовалась испытанным мощным заклятием – раньше я каждый вечер заговаривала так свое жилище. Решив, что достаточно себя обезопасила, я заковыляла вверх по лестнице. Длинноногий Кристиан нарочно сдерживал шаг, чтобы меня не слишком обгонять.

– Неплохо выглядишь, если учесть, что демон, с которым ты сражался, проделал в тебе две здоровенные дыры. К тому же уже час, как взошло солнце. Как самочувствие?

Он провел рукой по волосам (вот почему я люблю, когда они распущены) и задумчиво потер подбородок.

– Чувствую себя так, словно целый день бился на турнире без доспехов.

Я совсем забыла, что ему так много лет! Он столько энергии потратил, пока сражался с демоном и залечивал раны. А потом еще заклятия помогал мне накладывать… Тем временем солнце поднималось все выше, стало быть, силы Кристиана были на исходе. Ему непременно нужно отдохнуть. Ему бы перекусить, если он проголодался, и побыстрее лечь в постель.

– Когда-нибудь я с удовольствием послушаю истории из твоей удивительной жизни, но пока у меня душа о другом болит: что дальше-то делать?

Поднявшись по лестнице, я свернула не вправо, к спальне, а влево, к кабинету. Кристиан подхватил меня на руки, развернулся и направился в другую сторону.

– Эй! – завопила я, легонько ткнув его в плечо. – Нам нужно кое-что обсудить!

– Так обсудим в постели. Я устал, сражаясь с демоном, ты что, забыла?

– В постели нам будет не до обсуждений, ты же знаешь.

Он усмехнулся.

Я укусила его за ухо.

– Кристиан, дело принимает серьезный оборот. Эдуардо отважился вызвать демона, что подтверждает мои подозрения. Я сразу почувствовала, что кто-то в триумвирате подпитывается энергией от темных сил. Уверена, он этого так не оставит. Ума не приложу, зачем я ему вдруг понадобилась.

– Любовь моя!

– О нет! – застонала я, уронив голову на плечо Кристиана. – Только не сейчас!

– Готовься к бою, жалкий трус! – Я обернулась. Антонио занял боевую позицию у двери спальни и отчаянно размахивал шпагой. – Теперь-то мы поговорим как мужчины! Не смей больше приставать к даме моего сердца!

Кристиан не стал даже останавливаться, просто махнул рукой в сторону призрака.

– Голубка моя, моя прекрасная роза, разве не видишь, что мы предназначены… Карамба! Ненавижу, когда он так делает…

Антонио растворился в воздухе.

– Я, кажется, понимаю, почему Эдуардо так не терпится тебя заполучить, – продолжил Кристиан, как будто нас и не перебивали. Он осторожно поставил меня на ноги рядом с постелью и проворно стянул с меня свитер, туфли и штаны. Я пискнула и поспешила укрыться одеялом. Тем временем он запер дверь на ключ и снял джинсы, после чего залез в постель и прижался ко мне.

– Нет, Кристиан! Не сейчас! Нам нужно поговорить. Запрещаю тебе трогать меня ниже талии. И перестань размахивать сам знаешь чем, еще кому-нибудь глаз выколешь.

Он рассмеялся и повернулся на бок, прижавшись грудью к моей спине.

– Хорошо, мой смелый maly válečník. Так как же ты хочешь поступить с Эдуардо?

Я уютно пристроилась к нему, нащупала его руку, лежавшую у меня на животе, переплела с ним пальцы и задумалась.

– Ну, для начала надо узнать, зачем я ему вдруг так позарез понадобилась. Да, мне удалось вызвать двух призраков в довольно сложных условиях, но вокруг полным-полно медиумов, которые ничем не уступают мне, а то и превосходят меня по всем статьям. Зачем же он так пыжится, чтобы меня заполучить?

С минуту он молчал, задумчиво ерзая подбородком по моей макушке.

– Сперва они хотели добром завлечь тебя в свои сети. Искушали деньгами и славой. Скорее всего тебя собирались использовать для вызова духов, которые им так нужны.

– Для опытов.

– Вполне возможно.

– Ну а зачем еще нужны привидения? Ты говоришь «сперва». Значит, теперь они заинтересованы во мне по другой причине?

Он ничего не ответил, да я и не ждала ответа. Я уже знала, почему им так хочется меня заполучить. Мое сердце пронзила острая боль.

Кристиан стиснул меня в объятиях.

Ты не виновата, Возлюбленная. Рано или поздно я все равно попал бы в их поле зрения – ведь я намерен во что бы то ни стало спасти Себастьяна. Все идет по плану. Ты меня не предавала.

– Но они вычислили тебя с моей помощью!

Но благодаря тебе я стал сильнее, чем прежде. Вместе мы сможем их победить. Как ты не понимаешь, что ты меня вовсе не погубила, а спасла?

– В данном случае между «спасла» и «погубила» очень тонкая грань. Я с трудом различаю грани. В детстве я всегда вылезала за линии, когда раскрашивала рисунок.

Он мысленно расхохотался. Его смех согрел душу, точно так же как его тело согревало мое.

Ты мне нравишься такой, какая есть. Не хочу, чтобы ты менялась.

– Вот сумасшедший старик! Я поняла: ты для меня слишком древний. Обычно я не встречаюсь с мужчинами, которым за пятьсот. Уж больно они дряхлые.

Он снова рассмеялся и притянул к себе мои бедра.

По-твоему, я дряхлая развалина, Возлюбленная?

– Прекрати! Нужно решить, что будем делать. К тому же всего полтора часа назад тебя тяжело ранили. Человек, которому демон проделал две дырки в туловище, не может… О Господи, Кристиан!

Он перекинул мою ногу себе через бедро и вошел в меня.

Посмотрим еще, кто здесь старик.

– Так нечестно, – пробормотала я, уткнувшись ему в подмышку.

Кто сказал, что Темный должен быть честным?

– Воображала, вот ты кто! – Я поглаживала волосы у него на груди. – Замечательный, многосторонне одаренный воображала, от которого я просто таю. Ну да хватит о твоих талантах. Надо обсудить кое-что другое. Возвратимся к менее приятной теме, которую мы затрагивали ранее: как же нам быть с Эдуардо?

Он вздохнул, отчего у меня на затылке всколыхнулись волосы.

– Вот отобьем еще одно нападение, и я вычислю, где держат Себастьяна.

Я его ущипнула.

Он снова испустил вздох.

– Подумать только! Столько долгих лет я мечтал о Возлюбленной, представлял себе нежную, ласковую женщину, которая будет думать лишь о том, как мне угодить.

– Мечтать не вредно, Влад[16]. Что ты там бубнил насчет атаки?

– Я говорю: отобьем еще одно нападение, и я с твоей помощью вычислю, где держат Себастьяна.

Я снова хотела его ущипнуть, но потом решила: хватит с него.

– Троечка с минусом, мистер. По-моему, самый верный способ отыскать Себастьяна – отдать Эдуардо то, чего он так жаждет. То есть меня.

– Нет.

– Если он меня сцапает, то спрячет там же, где и Себастьяна, потому что знает: ты прискачешь на белом коне меня спасать.

– Я категорически против.

– Можно даже с собой одного-двух призраков захватить – хоть бы Антонио вызвался! Так они еще быстрее клюнут.

– Об этом не может быть и речи.

– А когда они меня упрячут за семь замков, я свяжусь с тобой и сообщу, где я. Тут появишься ты с подкреплением и спасешь меня и Себастьяна от ужасной судьбы, уготованной нам Эдуардо и Гардой. И потом мы будем жить долго и счастливо.

– Дурацкий план.

Теперь пришла моя очередь вздыхать. Я легла на него сверху и поставила подбородок на руки.

– Хочешь сказать, у тебя есть план получше?

– Да.

– Ты же понимаешь, Кристиан, что есть один-единственный способ вычислить, где томится Себастьян: нужно, чтобы одного из нас схватили. И, если уж говорить напрямую, тебе будет гораздо легче вызволить меня из плена, чем мне тебя. Я трезво оцениваю свои силы и способности: спасти двух полудохлых вампиров мне не по плечу. Кишка тонка. А вот ты…

– Тем не менее…

– Нет. – Я зажала ему рот ладонью. – Чем спорить остаток дня, лучше признай, что я права, и пораскинь своими гениальными мозгами: как спасти Себастьяна и сделать так, чтобы я уцелела в клешнях триумвирата?

Я не позволю тебе ставить свою жизнь под угрозу.

Я убрала руку с его рта и поцеловала его.

Я верю в тебя, Кристиан.

Ты для меня все. Ты не можешь рисковать собой.

– Но я должна! – Я провела пальцем по его шелковистым бровям. – Ну как ты не понимаешь? Этот мой сон… Ведь он был про нас! Если мы не сделаем этого – вместе, разумеется, – наши отношения превратятся в фарс, станут безликой тенью той высокой любви, в которую могли бы перерасти. Если мы и вправду хотим быть вместе, то обязаны довести дело до конца. Мы должны выдержать это испытание.

Я чувствовала, что в его душе разыгралась нешуточная борьба. С одной стороны, он не хотел подвергать меня опасности, с другой – верил в мои силы и гордился моими способностями. Он обнял меня и покрыл мой лоб легкими поцелуями.

С тобой я обречен вечно сражаться за правду, спасать каждого, кто попал в беду и вызвал твое участие.

Я улыбнулась, уткнувшись ему в грудь, зажмурилась и поблагодарила Бога за то, что нашла его. Я требовала от него многого, но он всегда оправдывал мои ожидания. О лучшем спутнике я не смела и мечтать. Может, то, что я иногда ему подчиняюсь, вовсе не признак слабости. Вполне возможно, у меня получится оставаться сильной и при этом любить Кристиана.

Ты говорил, что в двадцать один год тебя посвятили в рыцари. А рыцарское звание – это навсегда. Только теперь ты не одинок.

Я почувствовала, как он мысленно презрительно фыркнул. Но я-то знала, что это не более чем притворство. Я начертала над нами оберег и заснула, слушая удары его сильного и верного сердца.


Этим же днем мы устроили военный совет. Кристиана нелегко было на это уговорить: в силу неких врожденных черт характера он ошибочно полагал, будто имеет полное право, не спросившись, строить любые планы и лишь потом сообщать, какая роль мне в них отводится. Мы довольно сильно поскандалили, причем все пять призраков мгновенно исчезли, стоило только Кристиану пригрозить запереть меня в комнате и как бы случайно потерять ключ. Пришлось пригрозить ему медленной и мучительной кастрацией. Наконец согласие было достигнуто. Пускай только мы вдвоем можем восторжествовать над триумвиратом, но наши друзья вполне способны справиться с приспешниками треста.

Уже через час после того, как я красноречиво расписывала Кристиану процесс предстоящей кастрации с помощью фруктового ножика, мы устроили заседание в его уютном кабинете. Присутствовали Джой, Рафаэль, Рокси и призраки, за исключением Элис, которую отослали в пустую спальню. Там стояло несколько керамических безделушек, так что можно было надеяться, что она не соскучится. Телевизор приглушили.

– Как здорово! Мне еще никого не приходилось спасать. Хочу пистолет. Рафаэль, можешь достать мне пушку? Ну пожалуйста, мне очень нужно!

– Огнестрельное оружие! Замечательная мысль! – подхватил Антонио.

Рокси наградила его улыбкой. Он тут же принялся поглаживать бородку и шевелить бровями, пока не заметил, что я на него смотрю.

– Никаких пушек, – объявил Рафаэль Рокси и кинул на Кристиана измученный взгляд. Кристиан тоже частенько на меня так поглядывал.

– Пушки нам не понадобятся, – согласился Кристиан. – А тебе в особенности.

Рокси нахмурилась.

– Да? А что я буду делать?

– Ты очень поможешь делу, если присмотришь за Джой. Рафаэлю будет спокойнее, если он будет знать, что она не одна.

– Женщине, которая готовится познать счастье материнства, ни в коем случае нельзя волноваться, – кивнула мудрая Эсме, сидевшая рядом с Кристианом.

– Что? – возмутилась Рокси. – От кого ее защищать? Можно подумать, на нее кто-то позарится!

– Позарились бы, стоит мне только захотеть, уж не сомневайся, – огрызнулась Джой.

– Я бы с радостью на тебя позарился, не будь ты… э-э-э… – Антонио указал на ее живот.

– Спасибо, Антонио, ты очень мил! – Джой наградила Рокси торжествующей улыбкой.

Рокси закатила глаза.

– Да он просто тебе подыгрывает, потому что любому видно, что ты вот-вот лопнешь. Я не хочу оставаться в стороне и сидеть под домашним арестом не согласна! И вообще, когда дело принимает крутой оборот, я незаменима. Я кончала курсы по самообороне! По части умения обращаться с газовым баллончиком мне не было равных. Да мне уложить парочку головорезов из этого треста – раз плюнуть!

– Не нужно никого укладывать. Обойдемся без газовых баллончиков, без пушек и без насилия. Я сам глава охранной компании и не хочу рисковать репутацией из-за линчевательницы, которая готова мочить всех без разбору, – заявил Рафаэль.

Все согласно кивнули, даже Джем. На нем уже не было цепей и драных джинсов: он был одет в костюм в тонкую полоску и смотрелся этакой помесью Тома Джонса[17] и Крестного отца[18].

– Вообще-то пушки такие громоздкие, – посочувствовал Антонио Рокси. – Ну кто же на них сражается? Сам я предпочитаю шпагу. Смертоносное оружие и вместе с тем легкое и элегантное.

Рокси послала ему воздушный поцелуй.

Я нахмурилась.

– Мы с Кристианом тут побеседовали, и у нас родился план. Сейчас расскажем, чего мы от вас хотим.

– Надеюсь, мне не придется сидеть с этой жирной беспомощной каракатицей? – подозрительно спросила Рокси.

– Знаешь что?! Не бывать тебе крестной! – тут же отозвалась Джой. Она хотела скрестить на груди руки, но живот помешал.

– Да разве можно сравнивать женщину, которая ожидает прибавления, с каракатицей? – побранила ее Эсме.

Джем хихикнул.

– Нет, можешь не сидеть с Джой, если не хочешь, хотя, по-моему, она просто прелесть. – Джой наградила меня лучезарной улыбкой. – План очень прост и предусматривает все.

Все выжидающе посмотрели в нашу сторону.

Ну валяй! Предоставляю слово тебе. Как-никак план-то придумал ты.

Какая ты сегодня щедрая!

Не искушай судьбу. Я еще не остыла после того, как ты обещал запереть меня в спальне.


…Спустя три часа и тридцать две минуты наша великолепная четверка в комбинезонах и кепках с логотипом газовой компании штурмовала офис «КОГТЕЙ». Штурм возглавлял Рафаэль, чрезвычайно официозно размахивавший увесистым пюпитром. С помощью гипноза, которым в совершенстве владел Кристиан, удалось всего за пару минут разогнать всех работников.

– Круто! – хихикнула Рокси, наблюдая, как улепетывает последняя секретарша, уверенная, что произошла утечка газа и контора того и гляди взлетит на воздух. Рокси стащила с головы кепку и улыбнулась Кристиану. – Как все-таки здорово, когда умеешь управлять чужими мыслями! Знаешь, ты мог бы снять большой куш на скачках.

Я схватила ее за руку и подтолкнула к картотеке.

– Хватит подбивать клинья к Кристиану! Ты замужняя дама.

Она усмехнулась и отдала мне честь. Мы рассыпались по офису и принялись копаться в папках и компьютерных файлах в надежде отыскать зацепку, которая выведет нас на два лондонских дома, принадлежащих тресту.

– Эй, что это? Чек за винный погреб, в котором строго поддерживают температурный режим.

– Винный погреб, говоришь? – Кристиан оторвался от личного компьютера Гарды. – Не думаю я, чтобы Гарда настолько ценила редкие вина.

Все столпились вокруг квитанции.

– Этот погреб расположен в подвале, – заметила я.

– Металлическая дверь и укрепленные стены, – размышлял вслух Рафаэль. – М-да… Прям не погреб, а бомбоубежище какое-то.

– А адрес, адрес какой? – спросила я.

– К северу отсюда. Стоило бы, конечно, взглянуть…

Рафаэль с Кристианом переглянулись, и я сразу поняла, что они затеяли.

– Даже и не думайте! – Я погрозила Кристиану, натянула пальто и выхватила у Рокси расписку. – Или поедем все, или не поедет никто. Выбирайте.

– Кому-то нужно остаться с Джой… – начал было Рафаэль.

– С ней привидения. Они сообщат, если что-нибудь случится, – заверила я и ринулась к двери так быстро, как только могла ковылять со своей больной ногой.

Сверившись с картой города, мы влезли в машину Рафаэля и направились на север.

На смену городскому центру пришли суетливые окраины. Затем мы въехали в процветающий район. Каждый карниз здесь так и лучился благополучием. Я недоумевала, почему Гарда решила устроить свою лабораторию с вампирами и привидениями именно в этом мирном пригороде. Рафаэль притормозил у ряда домов, живописно опоясывавших холм.

– Вот он, номер восемнадцатый. Самый крайний.

Все посмотрели, куда указывал Рафаэль. Домишко ничем не отличался от соседних.

– Выглядит вполне мирно, – заметила Рокси.

– И от этого мнимого спокойствия мороз по коже, – сказала я, вылезая из машины. – Действуем по плану. Рокси, вы с Рафаэлем звоните в дверь и отвлекаете хозяев, а мы с Кристианом незаметно пробираемся через черный ход.

– Угу, угу. Просто супер. Из меня актриса хоть куда. – Рокси усмехнулась.

– Скромничаешь, – проворчал Рафаэль. Она подхватила его под руку и увлекла к дому номер восемнадцать. Кристиан тоже подхватил меня под руку и потащил по узкой тропинке, огибавшей холм.

Следуй согласно нашему плану, maly válečník. He пытайся сама спасти Себастьяна.

Ныряя между мусорными ящиками и припаркованными машинами, мы пробрались сзади к крайнему дому. Крошечный садик размыло дождем, в ботинках у меня хлюпала вода. Я посмотрела на дом и вздрогнула: его темные окна казались непроницаемыми. Сразу чувствовалось, что дом надежно защищен и хранит страшные тайны. Где-то в нем томится еле живой Темный – непонятно даже, для какой цели его там держат.

– Я трижды пообещала тебе, что не стану рисковать своей драгоценной жизнью, Кристиан. Главное, сам действуй по плану и не бросайся ко мне по всяким пустякам. Если нужно будет, я сама попрошу о помощи, можешь не сомневаться.

В моем мозгу прошелестел его вздох. Он взмахнул рукой перед дверью черного хода. Дверь отворилась.

Моя следующая Возлюбленная будет нежной, покорной женщиной, никогда не станет задавать лишних вопросов и трепать мне нервы.

Он проскользнул в дверь. Я последовала за ним. Мы оказались в полутемной маленькой комнате – судя по всему, это была прихожая. По полу были разбросаны ботинки, а на крючках висели чьи-то пальто и куртки. Кристиан на секунду замер у двери и прислушался: до нас донеслись пронзительные вопли Рокси, которым вторил густой бас Рафаэля. Рокси орала так, словно вот-вот родит ежика. Если спектакль, что она устроила, не привлечет всеобщего внимания, я готова стать крестной чертенка. Кристиан направился к двери, ведущей в погреб. Растворился в тени и исчез, даже не помахал на прощание.

Я заглянула в тускло освещенную кухню, удостоверилась, что там никого, коснулась рукой стены и, раскрыв сознание, прощупала дом. Привидение, за которым я сюда явилась, держат наверху, в маленьком чердачном помещении. Этажом ниже Кристиан разыскивает своего друга.

Кристиан.

Да, Возлюбленная?

Я улыбнулась в полумраке кухни и начала подниматься по ступеням темной лестницы. Рокси так визжала, что дом трясся. Она орала, что кто-то якобы хотел ее облапать.

Твоя следующая Возлюбленная не будет любить тебя и вполовину так сильно, как я.

За этим моим заявлением последовала гробовая тишина. Я усмехнулась.

Мы еще поговорим на эту тему, когда все закончится, Эллегра. Это будет долгий разговор. Предпочтительно в ванной.

Осторожней, Кристиан! Тот, кто помог Гарде и Эдуардо схватить Себастьяна, с тобой тоже церемониться не станет. Пускай ты вампир-задавала и любишь командовать, но ты – мой любимый вампир. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Он мысленно улыбнулся.

Ты моя Возлюбленная. Ты для меня дороже жизни, и я наизнанку вывернусь, лишь бы угодить тебе.

Настал подходящий момент. Голос Рокси зазвенел с новой силой. Я уже успела доковылять до верха первой лестницы и направилась ко второму пролету. Когда я доползла до третьего лестничного пролета, моя нога разрывалась от боли. Обереги, которыми я пыталась себя обезопасить, горели нежно-зеленым светом – верный признак того, что в доме нечисто.

Все в порядке? – спросила я Кристиана.

Да. Я нашел винный погреб. Дверь заперта на замок и защищена заклятиями, ну да я справлюсь. Тебе никто не попадался?

Ни души, – подумала я в ответ и мысленно поморщилась: хоть бы поскорее добраться до двери, за которой прячут призрака. – Только бы Рокси подольше их задержала! Скажи мне, если нужно будет помочь с заклятиями.

Действуй по плану, – отозвался упрямый Кристиан. – Никакой самодеятельности. Никаких спасательных миссий. Не смей рисковать собой.

Я закатила глаза, но передо мной был только пустой коридор. Дернула вторую дверь слева. Дверь была не заперта.

В комнате меня уже ждали.

– Эллегра Телфорд, – вздохнула Гарда, сидевшая в углу.

– И почему я не удивляюсь? – хмыкнула Филиппа. Она стояла рядом с призраком маленькой девочки. Со спины я могла разглядеть только, что на девочке полусапожки, чулки и изящная розовая юбочка чуть ниже колена, под которую подложен крошечный турнюр[19].

– Уж не прорезался ли у тебя дар предвидения? – огрызнулась я и тут же пожалела о своей дерзости. Я распахнула дверь и осклабилась. – Что ж, приятно было встретиться, но мне пора…

Девочка-привидение обернулась. На ее лице застыло отчаяние, подобное тому, что я видела раньше у Кристиана. Ясное дело, ей не терпится получить Освобождение, но она привязана либо к Гарде, либо к Филиппе и вынуждена томиться в неволе, поскольку освобождать ее никто не собирается.

– Онория, марш в хранительницу, – приказала Гарда, поднявшись со стула. Маленькое привидение повернулось к потрепанной тряпичной кукле и исчезло. Я еще на что-то надеялась и машинально чертила за своей спиной обереги. – А что касается тебя, Эллегра Телфорд, то пришло время узнать, кому ты посмела бросить вызов. Филиппа!

Отшельница кивнула и выскользнула из двери. Ясно дело: отправилась за Эдуардо, который сейчас беседует с Рокси и Рафаэлем.

Кристиан?

– Ты, конечно, понимаешь, что, явившись сюда, добровольно отдалась нам в руки?

Я чувствовала, что он напрягает все силы, пытаясь взломать заклятия, защищавшие дверь винного погреба.

У меня почти получилось.

Хорошо. Я нашла привидение. Оно у меня почти что в руках… Скажи, ты сумеешь один вызволить Себастьяна?

Он нахмурился.

Суметь-то я сумею, но вот только что там получилось с призраком, Эллегра? Что ты от меня скрываешь?

– Мы слишком сильны. Тебе с нами не справиться. Конечно, лучше бы ты пришла по доброй воле, но так как этому не суждено было случиться, – Гарда пожала плечами, – мы возьмем тебя силой.

Я поставила дополнительную защиту: только бы Гарда не заметила, что я общаюсь с Кристианом!

Знаешь, очень редко получается следовать плану. Я вот не думала не гадала, что влюблюсь в вампира, все вышло само собой. Иногда жизнь преподносит нам сюрпризы…

– Зачем вы мучаете бедного ребенка? Почему бы вам не освободить ее? Что вы надеетесь выпытать у такой крохи? – спросила я Гарду. Ее ответ для меня был не так уж и важен. Главное, чтобы она не заметила, что я с кем-то обмениваюсь мыслями.

Ты что-то затеяла, – раздался у меня в мозгу шелковистый голос, полный подозрения. – Сейчас я не могу бросить начатое дело, но не забывай о своем обещании. Твоя безопасность превыше всего.

– «Бедный ребенок», как ты говоришь, – призрак, всего лишь тень прежнего человека. Она не способна чувствовать.

– Знаешь что? – Я наклонила голову набок и собрала всю свою энергию в кончиках пальцев. – По-моему, это ты не способна на чувства. Мне очень жаль, но…

Гарда нахмурилась.

Клюнула!

– Чего именно тебе жаль?

Я вскинула руки и высвободила всю накопленную энергию. Гарду отшвырнуло назад. Она долетела до стены, треснулась башкой о деревянную полку и медленно сползла на пол. Не знаю, то ли столкновение наших энергетик вызвало что-то вроде короткого замыкания, то ли она просто потеряла сознание от удара – некогда было раздумывать. Откуда-то снизу донесся пронзительный вопль.

Черт! У них с Филиппой телепатическая связь. Можно было раньше догадаться.

Я подхватила куклу-хранительницу, засунула ее под свитер, развернулась на здоровой ноге и бросилась вниз по лестнице.

Шум на крыльце становился все громче.

Надеюсь, ты справился с дверью. Жди гостей! – предупредила я Кристиана.

Он не ответил, а мне некогда было расспрашивать. Когда я добежала до второго этажа, слева на меня ринулась черная тень. Мои обереги вспыхнули бело-золотым свечением. Мне чудом удалось увернуться от приспешника «КОГТЕЙ». Он преследовал меня по пятам – я слышала его тяжелое дыхание.

На последней ступеньке моя искалеченная нога подвернулась. Я рухнула на пол и при этом больно ушиблась. «КОГОТЬ» споткнулся об меня и тоже упал. Я поднялась, придерживая пальто, под которым лежала тряпичная кукла. Обереги горели изумрудно-зеленым светом. Передо мной была дверь, ведущая в подвал. Вдруг она слетела с петель со страшным грохотом – на время даже воплей у крыльца стало не слышно. Я лягнула ногой «КОГТЯ», который опять тянул ко мне свои лапы, и что было прыти заковыляла к черному ходу. По дороге я обернулась: ну где там Кристиан застрял?

Из подвала, шатаясь, вышел высокий красавец с русыми волосами и измученным взглядом. Одежда его истрепалась в лохмотья. Он был истощен донельзя: оставалось только диву даваться, как он выжил. Он направился было ко мне, но пошатнулся и ухватился за стул.

– Себастьян?

Он поднял серое изможденное лицо.

– Возлюбленная, – прошептал он так тихо, что я едва расслышала.

– Да, я Возлюбленная Кристиана.

Я захромала к нему.

– Попробуй только! – завопил «КОГОТЬ», вскочив на ноги. – Это наш вампир! Ты его не получишь!

Я схватила с полки заварочный чайник и зашвырнула ему в голову. На это ушли мои последние силы. «КОГОТЬ» был сражен.

– Быстрее, у нас мало времени. – Я подставила Себастьяну плечо и заковыляла с ним к выходу. – Нужно уходить, пока триумвират не…

Дом задрожал.

– Слишком поздно, – простонала я, почти волоком таща вампира к двери. Меня захлестнуло мощной волной и прижало к стене. С трудом переводя дух, я вцепилась в Себастьяна. Тело мое пронзила острая боль. Обереги исчезли, растворились в воздухе – куда уж им супротив триумвирата! Себастьян пошатнулся и чуть было не упал. Я вцепилась в потрепанную рубашку и удержала Темного. Только бы превозмочь эту адскую боль! До двери оставалось всего несколько шагов. Я знала: стоит мне только перешагнуть порог, власть триумвирата заметно ослабнет. Правда, на дверь наложены заклятия, но стиль мне уже знаком. Придерживая Себастьяна, я принялась распутывать узор заклинаний. Я стиснула зубы: терзания мои были ужасны, да тут еще этот демонический смрад… Моя энергия быстро иссякала. Последние остатки сил уходили на то, чтобы поддерживать Себастьяна и отражать бесконечные атаки триумвирата. Всхлипывая и шепча про себя слова молитвы, я наконец распутала заклятие, отворила дверь и выволокла Себастьяна в темную дождливую ночь.

Окна над нашими головами лопнули, и на мостовую посыпались осколки стекла. Беззвучный гневный вопль наполнил ночь.

– Пойдем! – заорала я, пытаясь поставить Себастьяна на ноги. От боли я совсем охрипла. – Пора сматываться!

Мы спотыкались о каждый камень, дважды падали в грязь и на мокрый газон. Я упорно тащила Себастьяна по закоулкам к тому месту, где Рафаэль припарковал свое авто. По дороге нам повстречалась Рокси.

– Господи, да ты вся в крови!

– Хватай его с другой стороны, – простонала я. У меня сильно кололо в боку. – Я уже больше не могу.

Она подхватила Себастьяна под руку и так, шажок за шажком, мы добрались до машины. Себастьян мешком рухнул на заднее сиденье, чуть не придавив собой Рокси, которая хотела ему помочь. По дороге к нам мчался Рафаэль. За ним по пятам гнались несколько «КОГТЕЙ».

– А ну залазь в машину! – крикнул он, завидев меня.

– Не могу! Кристиан еще не подошел.

– А ну залазь, черт бы тебя побрал!

Я покачала головой и отошла от открытой дверцы.

– Кристиана еще нет.

Что-что, а бегать Рафаэль умеет, нужно отдать ему должное. Для такого амбала он необычайно проворен. Но «КОГТИ», преследовавшие его, тоже не отставали, так что у Рафаэля не было времени выслушивать, что ни за что, ни при каких обстоятельствах я не брошу Кристиана. Он не стал со мной церемониться: просто схватил и зашвырнул на заднее сиденье поверх Рокси и Себастьяна, а сам быстро сел за руль и надавил на газ. Машина рванула с места, обогнув одного особо рьяного «КОГТЯ», который бросился наперерез. Все, кто был на заднем сиденье, чуть не вылетели через стекло.

Рафаэль выругался и снова крутанул баранку в сторону. Послышался глухой удар о капот. Похоже, второй «КОГОТЬ» оказался не столь вертким, как первый.

– Все в порядке, – сообщил он, переведя дух, и покосился в зеркало заднего вида. Я скатилась с Себастьяна и бросила на Рафаэля взгляд василиска. – Я просто задел его крылом. Он уже на ногах. Мы молодцы!

Я обернулась назад и равнодушно посмотрела на четверых людей, которые неслись следом за машиной по залитой дождем мостовой. Казалось, неподвижный дом следит за нами темными глазами своих окон.

Я сползла обратно на сиденье. Сердце мое пронзила острая боль.

– Никакие мы не молодцы. Мы бросили Кристиана.

Глава 16

Я норовила выскочить из машины всякий раз, когда Рафаэль притормаживал перед светофором. Рокси приходилось чуть ли не сидеть на мне. Я кляла ее на чем свет стоит и даже подумывала наслать на нее слабенькое проклятие. Рокси с Рафаэлем упорно игнорировали все мои рыдания, просьбы и угрозы. Наконец мы добрались до дома Кристиана.

Не знаю, о чем думал Себастьян, и, честно сказать, мне до этого не было никакого дела. Я бы с радостью обменяла его на Кристиана.

– Добрый вечер, миссис Тернер, – поздоровалась я с домработницей Кристиана, открывшей нам дверь. – Это Рафаэль и Рокси – вы их, конечно, помните, они сегодня уже заходили. А это – приятель Кристиана. – Я махнула в сторону Себастьяна, который безжизненно повис на Рафаэле. – Он… э-э-э… неважно себя чувствует, и Кристиан хотел бы, чтобы он здесь переночевал.

Судя по всему, миссис Тернер уже привыкла к чудачествам Кристиана: не моргнув и глазом, она посторонилась и впустила в дом двух почти незнакомых людей, девушку своего хозяина и еле живого доходягу. Правда, она сморгнула, рассмотрев хорошенько мои глаза, но хоть в обморок не хлопнулась и не завизжала, и на том спасибо.

– А сам мистер Данте скоро вернется? С ним хочет поговорить одна юная леди, – сказала миссис Тернер, когда мы начали подниматься по лестнице.

Я замерла на первой ступеньке.

– Какая еще юная леди?

– Наконец-то ты призналась, что он – твой суженый, – подколола Рокси с верхней ступеньки. – «Какая еще юная леди?!» Слышала бы ты себя! Какая ревность, какие страсти!

– Кристиан, – потерялся… попал в заложники, и можно только гадать, сколько ему предстоит вынести мучений, – немного задержится. Может, я могу быть чем-нибудь полезна?

На лице миссис Тернер отразилось сомнение.

– Эта молодая особа сказала, что мистер Данте позвал ее, чтобы исправить какую-то неполадку, приключившуюся с полом винного погреба.

Стражница! Совсем вылетело из головы. Она должна залатать подземный ход в ад. Черт, выбрала время явиться, ничего не скажешь!

– Если хотите, я могу с ней поговорить.

Нельзя сказать, что миссис Тернер так уж этого хотела, но, видимо, решим выбрать из двух зол меньшее, она кивнула и вернулась к своей уборке. Я что было прыти заковыляла вверх по лестнице.

– М-да, только Стражницы не хватало! Сейчас я должна думать лишь о том, как спасти Кристиана…

– Может, с твоим Кристианом ничего еще и не случилось, – заметил Рафаэль, несший Себастьяна в спальню.

Я плелась сзади и ломала руки. Мне было так тошно, что хотелось орать во всю глотку.

– Ага, как же! Бросили его на милость охотников за вампирами, не говоря уже о демонах и триумвирате, для которого стереть любого из нас в порошок – раз плюнуть! И после этого ты говоришь, что мне не о чем волноваться? Черта с два! Я знаю, Кристиан пожертвовал собой ради Себастьяна. Он попал в беду, и я должна его спасти. Вот сейчас ты уложишь Себастьяна в постель, я подоткну ему одеяло и отправлюсь на поиски моего любимого.

С этими словами я направилась к двери.

– А как же он? Ты не можешь его так бросить! Даже я чувствую, что он долго не протянет.

Рафаэль осторожно опустил Себастьяна на кровать. Обессилевший Темный лежал без движения.

Я замерла на пороге. Черт возьми! Так я и знала.

– Ему нужна кровь.

Рокси и Рафаэль с сомнением покосились на Себастьяна, на которого я указывала рукой.

– Это же ясно как божий день. Я даже отсюда чувствую, как он голоден. Кто-то из вас должен его накормить.

– Накормить? – взвизгнула Рокси. – Что значит – накормить?!

Я прищелкнула языком.

– Дайте ему выпить немного крови. Просто представьте, что вы доноры. Слушайте, мне некогда вам все разжевывать. Нужно спасать Кристиана.

– И как же ты собираешься его спасать? – поинтересовался Рафаэль. Рокси ничего не сказала: она в ужасе пялилась на Себастьяна. Тому, похоже, от ее взгляда стало не по себе – он заметался по кровати. – Ты едва оттуда выбралась. Чем ты сможешь помочь Кристиану? А что, если он но какой-то причине сам решил остаться?

Я развернулась и почти вплотную приблизилась к Рафаэлю.

– Кристиан сильный. Триумвирату его не сломить. Никогда!

– Они могут, – еле слышно прошептал Себастьян. Я посмотрела на него: рубашка изодрана в лохмотья, грудь обтянута кожей – все ребра можно пересчитать. Дышал он неровно и прерывисто. Угасший взор, полный отчаяния, умолял как можно скорее избавить его от воспоминаний о кошмаре. Я разрывалась между двух огней: то ли мчаться спасать Кристиана, то ли помочь его близкому другу.

Я в нерешительности топталась у кровати. Нужно что-то делать или Себастьян погибнет. Он отчаянно нуждается в помощи, но ни от Рокси, ни от Рафаэля поддержки не жди. Они просто не понимают. Куда им!

Держись, Кристиан. Надеюсь, ты поймешь, что первым делом я должна спасти его.

Я уселась на постель. Себастьян протестующее застонал.

– Тебе нужна кровь, – тихо сказал я и закатала рукав. Рокси отошла подальше от кровати, чтобы нам не мешать.

Себастьян прикрыл глаза и плотно сжал губы.

– Ну же! – Я сунула запястье ему под самый нос. – Отдаю тебе свою кровь по доброй воле. Пей. Кристиан велел бы тебе то же самое.

Он выдохнул сквозь стиснутые зубы.

– Ради всего святого! Я еще никого не упрашивала пить свою кровь. А тебя вот прошу. Сделай милость!

Его руки заерзали по покрывалу.

– Не ты, – пробормотал он. – Возлюбленная.

– О, ради бога…

– Что-то не так? – спросила Рокси, когда я разогнулась.

– Не хочет пить мою кровь. Наверно, потому что я Возлюбленная Кристиана.

– Наконец-то ты это признала. – Рокси задумчиво постукивала пальцем по подбородку. – Знаешь, по-моему, он прав. Ты ведь еще не Воссоединилась с Кристианом, правда?

Я покачала головой.

Она все постукивала пальцем по подбородку.

– Тогда все ясно. Когда становишься Возлюбленной, то переходишь в своеобразную зону отчуждения, своего рода лимб, и другие Темные это чувствуют. Вы еще не Воссоединились, стало быть, ты еще не Темная, но уже и не человек, поскольку несколько ступеней ты все же преодолела.

– Да, осталась последняя, – призналась я. – Погоди: что значит «уже не человек»?

– Согласно книгам Кристиана (непременно почитай его романы, ведь ты дуб-дубом в отношении всего, что связано с Темными, а еще хочешь связать свою судьбу с вампиром!) – твоя кровь теперь ядовита для всех Темных, кроме твоего избранника.

У меня открылся рот от удивления.

– Бред какой! Моя кровь вовсе не ядовита!

– Для Кристиана – нет. Но если на губы Себастьяна попадет хоть капля, он тут же окочурится.

Все посмотрели на Себастьяна. Он лежал неподвижно, словно уже испустил дух. Я не могла бросить его в таком состоянии. Даже не из-за того, что он друг Кристиана, а просто потому, что я на такую подлость не способна. Тем более что ему можно помочь.

– Ну и что ты теперь намерена делать? – спросил Рафаэль.

Я с улыбкой обернулась к нему…

Он вырубился мгновенно – даже удара не почувствовал.

– Что ты делаешь? – охнула Рокси, когда Рафаэль рухнул на пол. Она перевела взгляд с его массивной фигуры на мой маленький кулачок. – Как тебе это вообще удалось?

Я схватила его за руку и кивнула Рокси.

– Давай помогай. Скоро он очухается. Я воспользовалась заклятием, которое придает удару силу, но эффект будет недолгим. Я не очень дружу с заклятиями.

Мы с Рокси подтащили Рафаэля к постели и положили так, что его голова очутилась у бедер Себастьяна. Я закатала рукав его рубашки.

– Кушать подано, – сказала я Себастьяну.

Тот с сомнением покосился на бессознательного Рафаэля, который частично валялся на полу, а частично – на постели.

– Понимаю, тебе неловко пить кровь своего спасителя, но у тебя нет выбора: меня ты забраковал, а Рокси я заставлять тебя кормить не собираюсь. Остается один Рафаэль.

Себастьян кивнул и неохотно приоткрыл рот.

– Рафаэль будет в ярости, – сказала Рокси, которая, вытаращив глаза, следила, как клыки Себастьяна погружаются в запястье Рафаэля. – Просто вне себя от бешенства. Он будет рвать и метать, вот увидишь.

– Придется ему занять очередь, – ответила я, достала из-под свитера тряпичную куклу и осторожно положила ее на пол. – Он не первый, кого я сегодня довела до белого каления. Что ж, пока Себастьян ужинает, можно…

– Что можно? Откуда эта кукла?

Очерчивая круг, я рассказала о призраке, которого вызвала Гарда.

– Секундочку! Ведь это она вызвала привидение и заточила его в хранительницу. Ты-то что можешь поделать? Кто успел, тот и съел, разве не так?

– Мне больше нравится другая поговорка. – Я достала маленькие ножницы, ленту и бутылку со святой водой. – Кто нашел, тот и хозяин.

С минуту Рокси мялась в нерешительности, потом подошла к очерченному мной кругу.

– Слушай, а с Рафаэлем ничего не случится?

Я посмотрела на кровать.

– Себастьян!

Темный приоткрыл глаза, не отрываясь от запястья Рафаэля, и я с удивлением заметила, что они ясно-голубые, а не серо-черные, как мне показалось поначалу.

– Смотри не переусердствуй, он парень хороший. Договорились?

Он кивнул – видно было, что даже это простое движение стоило ему больших усилий.

Я уселась перед кругом и отстригла у себя длинную прядь волос.

– Слушай, не хочу показаться грубой, но… ты уверена, что ему можно доверять?

– Да. – Я вскинула на нее глаза. – А я-то думала, ты эксперт по части Темных. Ты же должна соображать, что Себастьян признателен Рафаэлю, стало быть, он ни за что на свете не причинит ему вреда.

– Ну, если так… Может, ты и права. Просто Рафаэль – мой друг, и я не хотела бы, чтобы из него высосали всю кровушку.

Я улыбнулась.

– Не высосут, не переживай. Себастьян этого не допустит.

– Ты уверена?

Я кивнула.

– Вполне.

– Ну ладно. – Последний раз взглянув на мужчин, Рокси уселась рядом со мной. – И как же ты собираешься вызволить этого призрака?

Я положила хранительницу в круг, а на шею куклы накинула прядку волос.

– Я никогда этого раньше не делала, поэтому не знаю, сработает ли. Теоретически должно получиться, ну а что на самом деле выйдет, не знает никто.

Ленточкой я связала руки куклы за спиной. Порывшись в сумке, достала полоску вишневой ткани, обмотанную вокруг серебряного предмета.

– Какая прелесть! Что это?

Я показала Рокси эту серебряную штуковину, наверху которой были изображены фигурки любовников.

– Вообще-то это старинная булавка для шляп. Один мой друг, он маг, сделал ее специально для меня. Я использую ее для заклятий.

– Клево. А на заказ он такие не делает?

Я покачала головой, оглянулась на Себастьяна с Рафаэлем, дабы удостовериться, что все в порядке, начертала заклятие-привязку и замкнула круг. Хранительница и мои руки остались внутри. Я проколола булавкой сердце куклы.

– Как только булавка пронзит твое сердце, ты всецело перейдешь в мою власть.

– Ух ты! Настоящее колдовство! – Рокси широко распахнула глаза. Я разрезала ленточку, связывавшую руки куклы, в знак того, что призрака больше ничего не связывает с Гардой.

– Прежде твое тело сковывали иные путы, теперь же ты привязана ко мне.

– Раньше я почему-то думала, что заклинания должны рифмоваться.

– Не обязательно. – Я вплела свою прядку волос в потрепанную полоску ткани, скреплявшую волосы куклы. – Ныне я стала частью тебя, и тебе надлежит повиноваться лишь мне одной.

Рокси застонала.

– Осталось еще немножко.

– Хорошо. Больше я этих груженых фраз не выдержу. Слушай, тебе обязательно нужно походить на курсы поэзии. Если бы твое заклинание было выдержано в жанре оды, слушать было бы куда веселее.

Я уколола палец булавкой и выдавила по капельке крови на два крестика, поставленных на окружности друг напротив друга.

– Силой своей крови я заклинаю тебя: явись на мой зов!

– Боже, какой кошмар! Эй… Сработало!

Я вынула руки из магического круга. Воздух внутри сначала потемнел, потом стал светло-серым и принял очертания маленькой девочки в викторианском платье.

Я заземлила дух.

– Как тебя зовут?

– Онория Энтеманн.

Рокси присвистнула.

– Онория Энтеманн, хочешь ли ты получить Освобождение?

Готова поклясться, что в глазах привидения блеснули слезы. Она прижала призрачную тряпичную куклу к груди и кивнула.

– Да, если можно.

Я встала, начертила оберег, щедро посыпала призрак женьшенем, сосредоточилась и произнесла освобождающее заклятие. Затем зажмурилась и, собрав остатки воли, мысленно приказала призраку перейти в иные сферы.

– Как интересно! Что-то должно произойти?

Я открыла глаза. Заплаканное привидение по-прежнему стояло передо мной. Я негромко выругалась и закупорила пузырек с женьшенем.

– Да. Заклинание должно было сработать, но где-то я, видимо, допустила промашку. Эсме, я призываю тебя!

Перед нами возникла Эсме.

– О, в нашем полку прибыло! Какая восхитительная крошка! Откуда ты, детка?

Онория разрыдалась и бросилась Эсме в объятия. Я подковыляла к постели.

– Я ее освободила от власти Гарды. Как себя чувствует Джой и все остальные?

Эсме гладила Онорию по голове.

– Прекрасно. Джой с Антонио играли в покер на раздевание, и она трижды выиграла, но, по-моему, он ничуть не расстроился. Джем решил проколоть язык, но что-то у него не заладилось…

Я захлопала глазами.

– Что, серьга исчезла?

– Нет, язык. Он ужасно расстроился.

Я глубоко вдохнула и решила пока не думать про пропавшие языки.

– Я хотела освободить Онорию, но у меня не получилось. А еще мне нужно спасти Кристиана. Сейчас Себастьян немного подкрепится, и я расспрошу, как «КОГТИ» могут его удерживать. Не могла бы ты пока присмотреть за ребенком?

– О, с радостью! Пойдем, маленькая, я покажу тебе удивительную вещь, называется телевизор. Может, даже успеем посмотреть по второму каналу Би-би-си сериал «Баффи – истребительница вампиров»…

Они растворились в воздухе. Я легонько прикоснулась к голове Себастьяна.

– Думаю, хватит.

Он медленно, словно бы нехотя, оторвался от руки Рафаэля. Видно было, что он с большим трудом прервал трапезу.

– Ух ты! – выдохнула Рокси, глядя, как на глазах исчезают отметины от клыков.

Я присмотрелась к Себастьяну. Он по-прежнему выглядел ужасно; правда, кожа потеряла прежний серый оттенок.

– Отдохни малость, а потом мы с тобой побеседуем.

Он прикрыл глаза.

Мы с Рокси усадили Рафаэля на кресло, что стояло рядом с постелью. Я укрыла его одеялом и побежала вниз, оставив Рокси с Себастьяном и Рафаэлем.

Я принесла пирожное и стакан яблочного сока – Рафаэлю нужно подкрепить силы, когда он очнется.

– Знаешь, – сказала Рокси, – раньше мне казалось, что мир Темных – такой притягательный и загадочный, а теперь… Я не знаю. Что ни говори, все-таки жутко наблюдать, как вампир сосет кровь у твоего друга.

Я положила руку на лоб Рафаэля и приоткрыла сознание. У меня не очень хорошо получается читать чужие ощущения, но, насколько я могла судить, чувствовал он себя неплохо.

– С ним ничего страшного. Себастьян действовал осторожно. Он даже и не вспомнит, что произошло, если ты ему не расскажешь.

Рокси было явно не по себе.

– Пожалуй, не стану я ему ничего рассказывать.

Я обернулась к Себастьяну. Он не сводил с нас своего василькового взгляда. На его щеках играл нежный румянец.

– Ты можешь говорить?

Он сглотнул слюну и кивнул.

– Могу.

Его акцент был не похож на выговор Кристиана. В его речи слышалось что-то французское.

Услышав его голос, Рокси поморщилась.

– Ой. Такое ощущение, будто у тебя в глотке битое стекло застряло.

Я была с ней согласна: Себастьян явно не в форме, но должна же я его расспросить! Я с ним столько возилась; можно сказать, вытащила с того света, теперь его черед мне помочь.

– Ты видел, что случилось с Кристианом, когда он пришел тебя спасать?

Он покачал головой и поднял тощую руку к глазам.

– Нет. Я был слеп.

– Ой, мне очень жаль. А теперь ты видишь?

Он кивнул.

– Ты знаешь, что тебя спас Кристиан?

Он растянул губы, но улыбки не получилось – он был так истощен, что смотреть страшно.

– Да. Я знал, что он придет. Мы братья.

Я уставилась на него. Кристиан сказал мне, что его единственный брат погиб в юности.

– Кристиан твой брат?

Он покачал головой. Его длинные пальцы заерзали по лохмотьям рубашки и притронулись к сердцу.

– А, понятно: вы с ним братья по духу. Что ж, тем лучше. Ты наверняка понимаешь, как я за него волнуюсь. Его кто-то не пускает ко мне?

В голубых глазах Себастьяна отразилась боль.

– Не знал… Не думал, что он так скоро вернется.

– Кто? Тот, кто держал тебя в плену? Это он схватил Кристиана?

У меня сперло дыхание. Себастьян с трудом выговорил:

– Асмодей.

У меня кровь застыла в жилах. Я не могла ни вдохнуть, не выдохнуть; у меня перестало биться сердце. Может, я брежу? Может, мне померещилось, что Себастьян назвал имя демона, который некогда был человеком, а ныне управляет целой армией бесов? Даже маги и мудрецы боятся с ним встретиться. Конечно же, это ошибка. С языка Себастьяна не могло слететь имя этого страшного духа.

– Один из Повелителей демонов!

Я вдруг обрела способность дышать, и мои легкие снова наполнил воздух.

– О-о-о… Я читала о них в книгах Кристиана. Дело принимает крутой оборот.

По взгляду Себастьяна я поняла, какие муки испытывает сейчас Кристиан. У меня на глаза навернулись слезы.

– Я ни за что не позволю ему страдать, как страдал ты, – поклялась я, сжав его пальцы. Сейчас рука его была слабой, но чувствовалось, что когда-то она обладала необыкновенной силой. – Ты должен мне помочь, Себастьян. Расскажи мне все, что тебе известно об Асмодее, и как получилось, что он заключил союз с Эдуардо и Гардой. – Я схватила его за разодранную в клочья рубашку и хорошенько встряхнула, чтобы он осознал всю серьезность положения. – Расскажи подробно, что с тобой приключилось, как тебя поймали, как лишили всех сил – ведь ты не то что сбежать, даже ответить Кристиану не мог! И, самое главное, расскажи, как тебя спас Кристиан!

– Элли, дорогая, ты его задушишь! Я чуть не оглохла от твоих воплей, так что если не хочешь, чтобы сюда примчалась домработница узнать, кого режут, говори потише.

Я взглянула на Себастьяна и поняла, что и в самом деле перегнула палку: бедняге было трудно дышать. Впрочем, он не возражал: видимо, считал, что я имею полное право его придушить.

– Прости. – Я выпустила его рубашку и разгладила на ней складочки. – Я не хотела на тебя кричать. И не смотри на меня так, я вовсе не виню тебя в том, что случилось.

– Он ни за что бы туда не сунулся, если бы не я, – прохрипел Себастьян. Непонятно, то ли он так переживал из-за того, что Кристиан ради него пожертвовал собой, то ли я слишком сильно стиснула его горло. В любом случае я не хотела, чтобы он так мучился.

Рокси склонилась над Рафаэлем, который застонал, не приходя в сознание.

– По-моему, он вот-вот очнется. Даже в обмороке у него взбешенный вид.

Я кивнула в знак того, что ее услышала, и снова обернулась к Себастьяну.

– Кристиан – не тот человек, чтобы стоять в сторонке. Он всегда борется за справедливость, – тихо сказала я, разглаживая у него на груди одеяло.

– Рокси? – Рафаэль протирал глаза и пытался сесть. – Что случилось?

– Я сказала Элли, что ты рассердишься. Ты в порядке? У тебя глаза в одну точку.

Себастьян судорожно вцепился в одеяло. Я погладила его по руке.

– Тем более в беду попал его лучший друг. У Кристиана мало приятелей, и те немногие друзья, что у него есть, ему очень дороги. Он готов горы сдвинуть ради тех, кого любит…

«А уж для женщины, которой уготовано спасти его душу, и подавно».

– У меня в глазах туман. На меня что-то упало?

Рафаэлю наконец удалось сесть, и теперь он тряс головой и дрожащей рукой потирал челюсть.

В глазах Себастьяна застыла такая мука, что мне стало стыдно. Ну почему я не Воссоединилась с Кристианом как положено? Он постоянно твердил, что после Воссоединения мы станем многократно сильнее, чем были раньше. И вместе с тем он никогда не давил на меня, не принуждал сделать последний шаг. Он и так был счастлив. Это я виновата, что сейчас он томится в подвале, а я сижу здесь и беседую с Себастьяном!

– Э-э-э… Тебя ударила Элли, но у нее на то имелись веские причины.

– Нет! – вздохнула я, вцепившись в одеяло.

– Хочешь сказать, у тебя не было на это никаких оснований? – удивилась Рокси и покосилась краем глаза на Рафаэля. Он пытался встать на ноги, и с третьей попытки у него это получилось. – Э-э-э… Мы же решили замять тему «кормление вампира».

– Ага. Нет, я ударила Рафаэля не без причины. И я не позволю Кристиану страдать из-за моей глупости.

– Если Кристиану от тебя так же попадает, то ты много на себя берешь, когда говоришь, что не позволишь ему страдать, – пожаловался Рафаэль, потирая челюсть.

– Она воспользовалась заклинанием, которое увеличивает силу, – объяснила Рокси. Я бросила на нее злобный взгляд. – А что такого? Я, может, не хочу, чтобы Рафаэль думал, что его любой может одолеть.

– Ты меня подбодрила. Буду очень признателен, если мне скажут, почему со мной так поступили.

– Мне нужно было подкрепить силы, – простодушно сказал Себастьян. – Ты меня спас.

Желтые глаза Рафаэля потемнели. Он в недоумении уставился на Себастьяна.

– Чего?!

– Вот видишь? Говорила я тебе, что он взбесится!

Я вскинула руку. Сейчас Рафаэль напоминал разъяренного быка, готового броситься на обидчика.

– Рафаэль, я все объясню тебе позже. Теперь самое главное – спасти Кристиана. Себастьян, пожалуйста, расскажи все, что помнишь, до последней мелочи. Давай с самого начала, когда тебя поймали, и не упускай ни единого…

Дверь в спальню распахнуло порывом ветра. Я застыла. Вокруг нас закрутилась воздушная воронка, принесшая с собой знакомый запах.

– Ты накормила мною вампира?! Вырубила меня и дала ему выпить мою кровь, не спросивши, что я на этот счет думаю?!

– Элли, детка, беда! – воскликнула Эсме, которую внес в комнату порыв спектрального ветра.

– А ты… Ты спокойно наблюдала, как меня отправили в нокаут и скормили вампиру?

– А что мне еще оставалось делать, Рафаэль? Она сильнее, к тому же знает кучу стремных заклинаний. Да и куда тебе одному столько крови? Тебя что, в детстве не учили делиться?

Онория вцепилась в Эсме, широко распахнув от ужаса серые, призрачные глаза. Эсме заметно побледнела: было видно, что она сильно взволнована.

– Это моя кровь! Разве я не имею права распоряжаться ею по собственному усмотрению?

– Беда? – переспросила я онемевшими губами. Я уже догадывалась, что произошло, но не хотела об этом слышать, не хотела.

– Пусть сама Элли мне все растолкует, – проворчал Рафаэль и направился ко мне.

У меня и без него забот хватало. Еще одна капля…

…И я сломаюсь.

– Мне очень жаль, милочка, но, кажется, вернулся демон. Весь первый этаж в демоническом дыму. А подвал скорее всего уже засосало в преисподнюю.

Глава 17

– Ну вот, как всегда! Когда нужно спасать Кристиана, непременно случится катаклизм мирового масштаба, а расхлебывать все мне приходится. Сперва Себастьян, теперь демон. Что же дальше будет? Апокалипсис? – проворчала я, запихивая свои причиндалы в сумку. Бутылку святой воды я положила сверху, чтобы удобнее было доставать.

– Мне очень жаль, что испортила тебе вечер, – извинилась Эсме.

– Что имела в виду Эсме, когда сказала, что подвал стал частью а…

Я зажала Рокси рот ладонью.

– Никогда не произноси вслух название преисподней, когда поблизости демон.

Она сделала огромные глаза и кивнула: понятно, мол. Я отвела ладонь.

– Понятия не имею, что там стряслось, но, похоже, дело срочное. Придется Кристиану пока подождать. – Я перекинула сумку через плечо и направилась к двери. – Ох уж эта Стражница! Какого… шута горохового, – слово «черт» в присутствии прислужников дьявола тоже произносить небезопасно, – она все это время делала?

– А я почем знаю? Мое дело маленькое – кормить заскочивших на огонек вампиров.

Я остановилась на верхней ступеньке и оглянулась на своего спутника.

– Послушай, Рафаэль, мне очень приятно, что ты вызвался помочь, но поверь – с демонами людям лучше не встречаться.

– А ты кто – не человек, что ли?

Я криво улыбнулась и заковыляла вниз по лестнице.

– Если верить Рокси, я уже не вполне человек. В любом случае я медиум. Я уже давно занимаюсь магией и скорее всего сумею раскусить ловушки этого беса, а вот ты…

Рафаэль с сомнением покосился на меня. Я приблизилась к подвальной двери. Эсме была права: на нижнем этаже полным-полно демонического дыма – либо Стражница вызвала демона, чтобы изгнать его навеки, либо что-то вышло наперекосяк. Вероятнее всего последнее. Хоть бы Тернеры уже легли спать! Не хватает еще, чтобы они застали эту картину.

Я посмотрела на Рафаэля. Хоть он и злился на то, что я покормила им Себастьяна, видно было, что он готов сражаться вместе со мной до последнего вздоха. Хороший он парень. Никогда не прощу себе, если демон слопает его на закуску.

– Ну ладно, мои слова для тебя ничего не значат. Но может, хоть Джой тебя остановит?

Он нахмурился. Я продолжила:

– Подумай о ней! Стоит ли рисковать жизнью? Ведь ты можешь навлечь на себя вечное проклятие! Наверняка она посоветовала бы тебе отойти в сторонку и предоставить дело эксперту.

– Ну…

Я никогда не была сильна в гипнозе, но теперь старалась изо всех сил. Я притронулась к его руке и всецело сосредоточилась на том, чего хочу добиться. Только бы он меня послушался!

– Джой ты нужен больше, чем мне, Рафаэль. Она любит тебя и хочет, чтобы ты вернулся домой. Причем немедленно.

Он сморгнул и слегка наморщил лоб.

– Я…

Что ж, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Я дотронулась до него другой рукой и попыталась придать его мыслям нужный ход.

– Кто знает, может, в эту минуту она отчаянно нуждается в тебе.

Он закрыл рот, повернулся к лестнице и крикнул:

– Рокси! Мы уходим. Сейчас же! Мне некогда тебя ждать!

Когда Рафаэль вытащил упирающуюся Рокси из дома, я осторожно приоткрыла подвальную дверь.

– Эй! – В подвале стояла завеса демонического дыма. Тут и лошадь бы окочурилась, что уж говорить про человека (ну, или почти человека). – Э-э-э… Стражница? Вы здесь?

Разгребая руками вонючий дым, я оглядела подвал.

– Извините, в винный погреб сейчас нельзя, – отозвался голос из самой гущи дыма. Молодой голосок. Слишком уж молодой для Стражницы. – Произошла… э-э-э, как вам сказать… утечка газа. Будет лучше, если вы покинете дом, миссис Тернер.

– Меня зовут Элли, и можешь не заливать про утечку газа.

Я направилась к открытой двери винного погреба, откуда клубами валил дым. Чуть не задохнулась, пока дотуда добралась, а когда наконец очутилась в погребе, то не поверила своим глазам.

Посреди комнаты болтался вверх тормашками демон Сарра. Он был подвешен к потолку за ногу, руки за спиной стягивала веревка, а некогда опрятный костюм выглядел на редкость помятым. Внизу вокруг магического круга с причудливыми узорами ползала девушка с короткими рыжими кудряшками. Она рисовала новые символы золотой палочкой.

Девушка вскинула на меня глаза. Я отмахивалась от дыма, валившего из трещины в полу.

– А, вы медиум! Здравствуйте. Меня зовут Ноэлль. Ой, а у вас разноцветные глаза, вы знаете?

Я обошла вокруг демона. Он бросал на меня испепеляющие взгляды.

– Да, знаю. А почему вы подвесили Сарру за одну ногу?

Ноэлль начертила еще один символ, который вспыхнул зеленым светом, едва только палочка оторвалась от круга.

– Выкобениваться передо мной начал, а «висельник» всегда учит демонов вежливости. В отместку этот гаденыш напустил дыму. Скажите, а те призраки, которых я видела, ваши?

– Да, мои. Кроме них, есть еще четыре привидения. Извините, но я жутко спешу – меня ждет Кристиан, он попал в лапы хозяина этого бесяки. Пожалуйста, объясните мне в двух словах, что тут происходит, и я побегу его спасать.

Ноэлль начала сосать кончик своей золотой палочки.

– Асмодей, значит?

Демон злобно зарычал. Сзади меня упал кусок штукатурки, но мы не обратили внимания. Стоит только демону понять, что удалось вас напугать, покоя не жди.

– Да, Асмодей тот еще фрукт. Но до меня дошли слухи, будто он ослаб и ждет жертвоприношения, чтобы восстановить силы, – продолжила она.

– Ну, Кристиана он не получит, он мой! Давайте-ка лучше обсудим, как поступим с демоном…

Ноэлль, не вынимая палочки изо рта, оглянулась на Сарру.

– Симпатяга, правда? Мне нравится, как он уложил волосы. Но вот усы – это уж чересчур, вы не находите? У него из-за них жутко елейный вид.

– Э-э-э…

– Впрочем, сейчас я его все равно уничтожу, так что какая разница!

Демон зашипел на Стражницу. Я сморгнула и еле успела увернуться от двух бутылок вина, слетевших с полки.

– Уничтожите? А разве можно уничтожить демона?

Она засмеялась, заложила палочку за ухо и, отряхивая колени, поднялась с пола.

– Конечно, можно! Чему вас, медиумов, только учат? Это легко, правда, возни много. Нужно начертать все символы в правильном порядке, а потом выпытать двенадцать слов… Пригнитесь.

Я совсем запуталась.

– Двенадцать слов? И почему я должна при… – Я подпрыгнула и чудом избежала столкновения с деревянной скамейкой, летевшей в нашу сторону. – Ой… Спасибо.

Ноэлль уперла руки в бока и развернулась к демону.

– Фу, как нехорошо! Что ж, видно, правила достойного поведения не привились с первого раза.

Она нарисовала в воздухе несколько символов. Демон завопил и скрючился в агонии. В бетонной стене появилась пятифутовая трещина.

– Впечатляет. А теперь пора бы…

– Чтобы уничтожить демона, нужно знать двенадцать заветных слов, как вы не понимаете? – Ноэлль вынула из своих рыжих кудрей палочку и снова склонилась над магическим кругом. – Причем выпытать их надо у самого демона, который, естественно, не торопится открыть тайну. Зато это довольно забавно.

– Ага, – протянула я. Меня начинала беспокоить ее беспечность. В узких кругах людей, связанных с магией, Стражников обычно уважают и побаиваются, а эта дружелюбная конопатая девушка совсем не отвечала моим представлениям о Стражнице. – А можно спросить? Как давно вы уже этим занимаетесь?

Она начертала еще один символ.

– Уже почти полгода.

– Полгода?

Я поперхнулась слюной и закашлялась. Сарра заухмылялся. Дверь слетела с петель.

– Моя мама тоже Стражница, – поспешно добавила Ноэлль. – У меня огромный опыт по этой части, честное слово, к тому же это проще простого, сами видите. То беса изгнать, то портал в ад запечатать, то парочку демонов прикончить – времени это занимает совсем мало, и я спокойно могу совмещать должность Стражницы со своей главной работой.

Я не удержалась и спросила:

– И в чем же состоит эта ваша работа?

– Я пишу научный труд об оборотнях.

– Об оборотнях?

– Да. Они разные бывают – не только волки, но и кошки, жуки и тому подобное. Интересный народец.

Я решила, что Ноэлль и Рафаэлю лучше никогда не встречаться.

– Все это очень интересно, но мне пора бежать. Осталось всего, – я посмотрела на часы, – два часа до рассвета, а мне нужно спасать Кристиана. Очень жаль, но придется вас покинуть. Вы точно одна справитесь?

Она захлопала глазами.

– Разумеется. Что со мной станется!

Я махнула рукой в сторону Сарры.

– Ну… демон как-никак. К тому же сильный.

Ноэлль наморщила нос и отмахнулась.

– Не волнуйтесь, у меня все под контролем.

Я мысленно вздохнула – слава богу, хоть одной проблемой меньше! – подхватила сумку и направилась к выходу.

– Элли!

Я остановилась в дверях и обернулась к Ноэлль. Сарра шипел и извивался на веревке. В меня полетело ведро, но я вовремя увернулась.

– Думаете, Асмодей наметил его себе в жертву?

Я кивнула.

– Так вот: ему нужен не Темный, а его Возлюбленная.

Это была последняя капля. Меня уже ничто не могло удивить, я ко всему привыкла. С минуту я пялилась на Ноэлль, затем кивнула и начала подниматься по лестнице.

Просто превосходно! Асмодей хочет, чтобы я принесла себя в жертву вместо Кристиана. Рокси предупреждала, что мне придется пожертвовать собой ради любимого, но она никогда не говорила, что придется иметь дело с Повелителем демонов!

Я толкнула дверь и вышла в темный коридор, в котором больше не было демонического дыма.

Дым был самый обыкновенный.

– Вот вы где! – бросилась ко мне миссис Тернер, стоявшая у входной двери. На ней были высокие боты и халат из розового велюра, а на лице застыло такое выражение, что испугалась бы сама собака Баскервиллей. Из двери тянулся здоровенный желтый шланг. Он обвивался вокруг миссис Тернер и исчезал в конце коридора. – Кухня горит.

– Ага.

У меня задергалось левое веко. Миссис Тернер поморщилась и быстро отвела взгляд от моих глаз.

– Я думала, вам нужно сказать.

– Ага. Сильно горит?

– Только что подъехали пожарные. Они говорят, что не очень.

– Что ж. Я вернусь позже. Вместе с Кристианом. А может, и без. Все зависит от того, как пройдет жертвоприношение. Его друг наверху, в спальне. Пожалуйста, не тревожьте его. – Я лихорадочно соображала, что еще нужно сказать. – И не волнуйтесь, если услышите, что в кабинете Кристиана сам собой включается и выключается телевизор.

Миссис Тернер поджала губы.

– А если из подвала будут доноситься душераздирающие вопли, просто не обращайте внимания, вот и все.

Она завязала потуже пояс халата.

– Ну, я пошла. Если ни я, ни Кристиан не вернемся до вечера, будьте добры, свяжитесь с Рафаэлем Сент-Джоном из «Охранных услуг Сент-Джона». Номер его фирмы вы найдете в телефонной книге. Уверена, он с Джой и Рокси придумает, что делать с Себастьяном и остальными. Ну что ж… – Я выглянула в открытую дверь: дождь лил как из ведра, да еще с ветром и градом. – Чудесное утро. Пожалуй, прогуляюсь до остановки такси пешком.

Миссис Тернер повернулась и зашагала к себе в комнату, что-то бормоча под нос. Она громко хлопнула дверью. Я начертила на мокрой от дождя двери самое мощное защитное заклятие, какое только знала, и шагнула под проливной дождь спасать человека, жизнь которого стала неразрывно связана с моей.


– Привет, меня зовут Элли. Я здесь кое-что забыла, – заявила я сотруднице «КОГТЕЙ», которая открыла дверь лондонской штаб-квартиры треста. – Забытый предмет можно описать так: мужчина, рост примерно шесть футов один дюйм, длинные черные волосы, предпочитает отрицательный резус крови.

Худенькая блондинка поджала губы и посторонилась, пропуская меня внутрь. Я остановилась перед защитным заклятием и внимательно его изучила: оно сильно отличалось от тех, что я видела раньше, и имело гораздо более сложную структуру. Я прошла сквозь заклятие. Как только я переступила порог, мои четыре оберега вспыхнули зеленым светом.

– Обереги тебе не помогут, – послышался голос Филиппы. Она стояла у длинной витой лестницы.

– Может быть, и нет, но с ними спокойнее. Думаю, вы не захотите показать мне, где держите Кристиана?

Она обогнула меня и распахнула двустворчатую дверь.

– Держим Кристиана? Ты ошибочно полагаешь, будто мы удерживаем Темного силой. Я спрошу его, хочет ли он тебя видеть.

– Да уж, будь добра, – отозвалась я, пожалуй, более раздраженно, чем следовало бы. В душе моей боролись ужас – опять я рядом с медиумами, обладающими мощнейшей силой – и гнев: как смеют эти гады удерживать Кристиана!

Я осторожно подошла к Филиппе и заглянула в комнату. Она раздраженно прищелкнула языком и направилась по темному коридору в задние комнаты.

– А, вот и Возлюбленная! – раздался за моей спиной голос Эдуардо.

Он стоял, прислонившись к лестничной колонне. Эдуардо препроводил меня в комнату, напоминавшую библиотеку. От пола до потолка громоздились ряды книг, друг напротив друга располагались два больших стола, вдоль длинной перегородки теснились бордовые кожаные диванчики и стулья. Над мраморным камином висели два скрещенных палаша. Их окружали мечи поменьше и остро заточенные кинжалы.

Кто-то явно помешан на холодном оружии. Кажется, я даже знаю кто.

– Какие необыкновенные глаза! Теперь понятно, почему ты их так тщательно скрывала. Хотелось бы исследовать поподробнее, как эти удивительные глаза связаны с твоими способностями. Должен признаться, я ожидал тебя раньше, Эллегра Телфорд.

– Я задержалась. Сперва нужно было накормить Темного, которого вы морили голодом, а потом еще приключилась загвоздка с демоном, вызванным вами ранее.

Эдуардо фыркнул и жестом пригласил меня присесть. Я поставила сумку на бедро и осталась стоять, скрестив на груди руки. Так я смогу быстрее ретироваться в случае чего. Эдуардо уселся на диванчик и закинул ногу на ногу, открыв взору оранжево-розовые носки. Не знаю, почему они меня вдруг так рассмешили, но я не удержалась и тихонько фыркнула.

– Ах да, Себастьян. Я знал, что о нем зайдет речь.

– Ты рехнулся, если думаешь, что я согласна обменять его на Кристиана. Я бы таким, как вы, даже аквариумную рыбку доверить побоялась.

Эдуардо взмахнул своей изнеженной рукой.

– Дорогая, Себастьян нам больше не нужен. Поступай с ним как заблагорассудится. Мы сразу поняли, что он не подходит для нашей цели, но решили приберечь его в качестве наживки. И добыча не заставила себя долго ждать.

Я лихорадочно пыталась сообразить, что бы это значило.

– Почему вы предпочли Себастьяну Кристиана? Они же одинаковые, оба Темные, только у Кристиана… – Я запнулась, вспомнив последние слова Ноэлль.

Эдуардо кивнул.

– У Кристиана есть Возлюбленная, а у Себастьяна – нет. Поэтому пришлось ждать, пока Кристиан отыщет бедного Себастьяна.

– Минутку! – Что-то здесь не клеилось. – Вы же не могли знать, что у Кристиана есть Возлюбленная, когда схватили Себастьяна и поняли, что тот еще не нашел свою половину. Мы с Кристианом знакомы всего несколько дней.

– Мы были готовы ждать, – пожал плечами Эдуардо. Этот жест получился у него далеко не так элегантно, как у Кристиана. – Ждать, пока в наше поле зрения не попадет Моравский Темный, который соединился с земной женщиной.

– Но зачем? Зачем вам понадобилась Возлюбленная? Что у вас за дела с этим… как его… Повелителем демонов?

– С Асмодеем, – произнес с порога знакомый шелковистый голос. Я охнула и обернулась: сердце готово было выскочить у меня из груди. В комнату вошел Кристиан в сопровождении смуглого мужчины, которого я видела во сне.

Кристиан?

– А, вот и ты. Вот видишь, Эллегра Телфорд? Мы вовсе не держим Кристиана в плену. Напротив, холим и лелеем его, как дорогого гостя.

Я рванулась к Кристиану, но остановилась, увидев его глаза. Они были черными – не блестящими и сияющими, как оникс, какими становились в пылу страсти, а тускло-матовыми. Этот черный цвет был лишен глубины и не выражал ничего, кроме безнадежности.

От его глаз веяло смертью.

Даже и не думай! Мы непременно отыщем выход.

Мне хотелось броситься ему в объятия, целовать его прекрасные губы, шептать, что все будет хорошо, открыть сознание и отдать ему всю мою любовь, до последней капельки, но я знала, что лучше этого не делать. По крайней мере не сейчас. Не при этом человеке.

Я обернулась к мужчине, стоявшему перед потухшим камином.

– Я так понимаю, вы – Асмодей?

Он склонил голову набок и терпеливо ждал, пока я его рассмотрю. Мужчина как мужчина. Черный костюм, темные волосы, темные глаза… Но чувствовалось в нем что-то особое, колдовское. Он обладал на редкость мощной аурой. Я не знала, каков его истинный облик, но чувствовала, что благодушный человек, который стоит сейчас передо мной, всего лишь маска.

– Кристиан тебе не ответит, – сказал Асмодей. – Он поклялся с тобой не разговаривать, а Моравские Темные фанатически верны своему слову.

– Да уж, такая честность тебе явно не по вкусу. – Я поставила сумку на пол – она была ужасно тяжелая, к тому же я знала, что против этого чудовища святая вода бессильна. – Только вот не понимаю, почему ты заключил договор с Кристианом? Он тебя не спасет. Тебе нужна Возлюбленная Темного, а не он сам.

Я подошла к ближайшему столу и начала рыться в бумагах, чтобы побесить Эдуардо. Кристиан следил за мной, но не посылал мне никаких мыслей. Мне очень хотелось соединиться с его сознанием, но я знала, что толку от этого не будет. Он явно пытался защитить меня от Асмодея единственно возможным способом – принести себя в жертву Повелителю демонов.

Какие же мужики бывают упрямые!

– Да, это так. Но жертва должна быть добровольной, посему, – он указал на Кристиана, – ты должна была сама прийти к нам. Так и случилось.

Я отложила бумаги, приблизилась к Повелителю демонов, закатала рукав и протянула ему руку.

– Что, кровушки хочешь? Давай кусай! Крови у меня много.

Асмодей заглянул мне в глаза. На секунду чары спали и я увидела его в истинном обличье. Я пошатнулась и отпрянула: ощущение было такое, словно кто-то лягнул меня в грудь.

Да, мы попали еще в ту переделку.

– Увы, не могу воспользоваться столь щедрым предложением. Как тебе известно, я не могу отпить кровь Возлюбленной, которая еще не соединилась с Темным.

Я кивнула Кристиану.

– Похоже, он хочет, чтобы мы преодолели последнюю ступень. Как ты на это смотришь?

Он молча глядел на меня. Взгляд его был мертвенно-холодным. Я улыбнулась ему и снова обернулась к Повелителю демонов.

– Похоже, Кристиану эта затея не по душе. Да и стоит ли жертвовать ради него своей жизнью? Знаете что, пошла я.

– Она лжет, – прошипел Эдуардо и вскочил на ноги, словно надеялся удержать меня. Учитывая события последних дней, он вполне мог рассчитывать на успех. – Воссоединились они или нет, но она – его Возлюбленная. Она не может бросить его на произвол судьбы.

– А вот посмотрим, – заявила я, раскатала обратно рукав и подняла с пола сумку.

Просто поразительно, до чего прыткие эти демоны. Только что Асмодей стоял рядом с камином, а уже очутился перед дверью. Он взял меня за подбородок и поднял мою голову, чтобы заглянуть мне в глаза.

– Ты и вправду хочешь покинуть Кристиана?

Я ничем не могла ему помочь. Я это поняла после того, как мне открылся истинный лик Асмодея. Был только один способ избавиться от власти Повелителя демонов – соединиться с Кристианом. А если я сделаю это в присутствии демона, он заставит меня принести себя в жертву во имя спасения любимого. Поэтому сейчас спасти его никак не получится. Мне нужна помощь. И я честно ответила на вопрос Асмодея:

– Да, я хочу его покинуть.

Я знала, что он по глазам увидит, если я солгу, поэтому, памятуя о своем намерении, попыталась придать голосу как можно больше убедительности. Пальцы демона еще крепче сжали мой подбородок. Он не отводил от меня горящего взора, словно хотел прожечь дорожку в мой мозг и прочитать мои мысли.

– И не хочешь пожертвовать собой ради его спасения?

Меня захлестнула острая боль. Сердце мое обливалось кровью: ведь Кристиан – моя вторая половинка. Но так надо. Иного выхода нет.

– Нет, – ответила я.

«Изменница! – шептал мне внутренний голос. – Добра от этого не жди».

Когда у меня с языка сорвались предательские слова, сердце мое готово было разорваться на части. Если я сейчас принесу себя в жертву, то мы оба погибнем и будем обречены целую вечность страдать друг без друга. Я не могла рисковать: во мне еще теплилась слабенькая надежда на чудо.

– Я не стану его спасать. Я не готова жертвовать собой.

Асмодей, словно обжегшись, уронил руку. На миг его черные глаза вспыхнули зловещим светом. Он устало обернулся к Кристиану.

– Она предала тебя, дитя ночи. Отреклась от тебя. Она не искупит твою душу, пальцем не пошевелит, чтобы избавить тебя от мук, которые начнутся, как только она уйдет. Что ты на это скажешь?

Кристиан не сводил с меня глаз. На мгновение мне показалось, будто в них отразилась смертельная обида, и я готова была рухнуть на колени и просить у него прощения. Но это выражение тут же сменила безнадежность. Я не смела общаться с ним телепатически – как-никак, рядом был сам Асмодей.

– Что ж, она свой выбор сделала, – произнес наконец Кристиан. Его голос был столь прекрасен, что на глаза мне навернулись слезы. Я сморгнула. – Я никогда ничего ей не навязывал.

Меня захлестнула волна нежности к этому мужчине, который готов жизнь за меня отдать. Как же он меня любит, какой он замечательный дуралей! Впрочем, я быстро подавила в себе эти чувства – не ровен час, Асмодей заметит, что я хочу его перехитрить.

– Этого просто не может быть! Она его Возлюбленная! – возмущался Эдуардо. – Она должна принести себя в жертву, ты же сам говорил. Если она не пожертвует собой, мы никогда его не получим! – Эдуардо ткнул пальцем в Кристиана. – Мы и так потеряли одного вампира, не хватает еще и второго лишиться. Да чего мы стоим без вампиров и без единого призрака? На нас и смотреть никто не захочет. Никакого интереса.

– Смотреть никто не захочет? – Я замерла в дверях. Проходя мимо Кристиана, я мельком на него взглянула, пока внимание Асмодея было обращено на бушующего Эдуардо. В этот взгляд я вложила всю свою любовь.

Кристиан сморгнул.

– Она не соединилась с ним. Силой ее не заставишь, а принести себя в жертву она отказалась. Стало быть, от нее нам никакого проку.

– Она лжет…

– Что значит: смотреть никто не станет? Вы что, хотите устроить музей привидений? Типа Диснейленда? Вы собираете призраков и Темных для того, чтобы устроить здесь паранормальный зоопарк?

– Она не лжет, – сказал Асмодей и решительно отвернулся от Эдуардо.

– Но откуда ты знаешь…

– Знаю, и точка!

Я отшатнулась, якобы испугавшись разъяренного Асмодея, а на самом деле – чтобы невзначай прикоснуться к Кристиану. Я коснулась его ладони. Асмодей тут же обернулся и бросил на нас подозрительный взгляд.

Я сглотнула застрявший в горле комок и заглянула Кристиану в глаза.

– Извини, все опять идет не по плану. Ты был прав, когда сказал, что я и без тебя проживу. Что ж, – я покосилась на Асмодея, – может, еще увидимся.

Я повернулась и вышла из комнаты. Я не знала, поверил он мне или нет. Эдуардо взвыл от негодования, но тут же затих. Очевидно, Асмодей имел к нему особый подход, равно как и к Кристиану.

Когда я подошла к двери, заклятие меня пропустило. Я шагнула в серый дождливый лондонский рассвет.

– Так, подумаем, – сказала я самой себе, остановив черное такси. Лучше даже не представлять, что придется вытерпеть Кристиану прежде, чем я его освобожу. – Перво-наперво…

Такси заехало в лужу перед тротуаром и обрызгало меня с ног до головы ледяной грязной водой.

– Простите. – Водитель распахнул передо мной дверцу. Я посмотрела на воду, стекавшую ручейками по моим ногам, и подняла взгляд на серое небо.

– Не стоит извинений, – заявила я солнцу, скрытому за плотными тучами. – Это судьба. Когда я наконец доберусь до Кристиана, то промокну насквозь.

– Добро пожаловать в наш бренный мир, – сказал таксист. Я вздохнула и уселась в такси, стараясь не обращать внимания на боль в ноге и жуткую усталость, от которой хотелось свернуться клубочком и плакать.

– Куда едем? – добродушно поинтересовался шофер.

Я дала ему адрес Кристиана и, не удержавшись, спросила:

– Вы случайно не знаете, как победить Повелителя демонов?

Он беззвучно присвистнул и покосился на меня через зеркало заднего вида.

– Да вроде нет.

Я кивнула и откинулась на спинку кресла. Странно: обрызгали меня спереди, почему же тогда вся спина мокрая?

– Ничего. По-моему, я знаю сведущего в этом деле человека. Надеюсь, она выкроит для меня минутку. Очень занятая девушка: то с демонами сражается, то берет интервью у оборотней.

Мы домчались до дома Кристиана в рекордное время.

Глава 18

– Вы знаете, что наверху на огромной постели лежит Темный? – спросила Ноэлль, спускаясь по лестнице.

Я стащила мокрое пальто и принюхалась: ни демонического, ни обычного дыма уже не было, но чувствовался слабый запах гари.

Я улыбнулась: так рада была видеть Ноэлль. Как же приятно встретиться в нашем сумасшедшем мире с такой милой, нормальной девушкой!

– Да, его зовут Себастьян. Надеюсь, ты его не разбудила: он очень скверно себя чувствует.

– Я даже в комнату не заходила, просто приоткрыла дверь и заглянула. Искала, нет ли здесь эльфов.

Ну, или с почти нормальной девушкой.

– Хорошо. – Я опустила сумку подальше от лужи воды, которая с меня натекла. – Насколько мне известно, эльфов в этом доме не водится.

Ноэлль кивнула, поглаживая резьбу на перилах.

– Да; правда мышь, что живет в кладовке, немного не в себе. Недавно в ее норке жил эльф.

– А-а-а… Ну, мышиных психологов у меня на примете нет. Надеюсь, мышка сама как-нибудь переживет этот кризис. Не зайдешь ли на минутку в кабинет? У меня к тебе одно предложение.

– Профессиональное или сексуальное?

Я замерла на лестнице.

– А что, похоже, будто я собираюсь сделать сексуальное предложение?

Она перевела взгляд с моих мокрых ботинок на джинсы, до самого пояса забрызганные грязью, на мокрый свитер, который растянулся после того, как я запихала под него куклу, и наконец посмотрела мне в лицо. Естественно, долгие часы без сна, битва за Себастьяна и добровольное принесение Кристиана в жертву Асмодею не могли не сказаться на моей внешности. Глаза у меня и так-то не слишком привлекательные, а теперь, наверно, и вовсе в красных прожилках от усталости…

Ноэлль еле заметно вздрогнула.

– Ужасно выгляжу, да?

Она выдавила из себя улыбку.

– Думаю, ты знавала и лучшие времена.

Я повернулась и потащилась вверх по лестнице, стараясь не замечать привычную боль в ноге. Мне казалось, будто на мои плечи обрушилась вся тяжесть бытия. Жизнь без Кристиана была невыносима. Я понимала, что не смогу без него. Либо мы будем вместе, либо…

– Нужно захватить их с собой. Хоть будет кому поддержать, – проворчала я и толкнула дверь в кабинет Кристиана. Навстречу мне тут же бросилась Эсме. Онория следовала за ней по пятам.

– Ах, Элли, как же я рада тебя видеть! Бедняжка Онория чуть с ума не сошла от волнения, а если честно, то мы обе чуть с ума не сошли. Я вижу, ты привела с собой подругу? Здравствуйте, я Эсме Картрайт. Наверно, вы и есть та милая Стражница, которая избавила нас от демона и от назойливых эльфов? Элли, где ты так вымокла?

– А я и не знала, что здесь водятся эльфы! – воскликнула я и плюхнулась в кресло. – Эсме, Онория, знакомьтесь – это Ноэлль. Да, она та самая Стражница, которую пригласил Кристиан. Я так понимаю, с Саррой покончено?

Ноэлль кивнула, присела рядом с письменным столом и улыбнулась Онории.

– Какая красивая кукла! Как ее зовут?

Онория спряталась за Эсме: из-за халата виднелись только русые кудряшки девочки.

– Беттина.

– Какое красивое имя! Элли скоро освободит вас с Беттиной, правда?

Я вздохнула, облокотилась на стол и уронила голову на руки. С моих волос капала вода, и скоро около моих локтей появились лужицы.

– Она не смогла, – огрызнулось наглое маленькое привидение. Девочка высунулась из-за Эсме, указала на меня пальцем и топнула ножкой. – Сама обещала, но не освободила, потому что она глупая и не знает, как это делается.

– Онория, леди не подобает так разговаривать со старшими!

Я злобно покосилась на Эсме. Та поспешно добавила:

– Особенно с Элли. Ведь она так много для тебя сделала!

– Все равно она глупая! Глупая, глупая, глупая! – пронзительно завизжала девчонка. У меня чуть голова не треснула от ее воплей. Я прищурилась и смерила малявку взглядом.

– Если хочешь, могу отправить тебя обратно к Гарде. Уж у нее-то ты не соскучишься!

Онория обхватила Эсме и заревела во всю глотку. Я устало отвела с лица мокрые волосы.

– Что ж, пора представить тебе всю честную компанию. Антонио, Джем, Элис, мистер Вугамс, я призываю вас!

Все четверо призраков тут же появились в комнате.

– Mi corazón! Ты снова призвала меня к себе! Мое сердце бьется только… Здравствуйте. Какие у вас очаровательные рыжие кудри, миледи! – Антонио отвесил глубокий поклон.

– О-огх! А-а ааахн аааа ааэээ!

На Джеме был сине-красный облегающий костюм и синие ботинки, по бокам которых красовались язычки пламени. Голову его обтягивала сине-бело-черная маска.

Я поморщилась.

– Только не говори мне, что смотрел по телевизору борьбу!

– А-а-а-аанх.

– Язык так и не нашелся? – спросила я Антонио. Тот быстро отвел взгляд от Ноэлль и послал мне воздушный поцелуй.

– Увы, боюсь, что нет, моя прекрасная нимфа. Мы искали его повсюду, но язык как в воду канул. А кто эта прекрасная леди?

– Вы мистер Вугамс? – спросила Ноэлль.

На лице Антонио отразился ужас. Я быстро всех познакомила. Ноэлль отвернулась от расплывшегося в улыбке Антонио и с интересом наблюдала, как Эсме утешает Онорию.

– Раньше я была такой же, как ты, – сердито сказала я. – Выглядела вполне профессионально, и все у меня было в шоколаде. Ничто не могло выбить меня из колеи. Ну, или почти ничто. Вся моя жизнь была расписана по минутам. Я точно знала, куда поеду и когда туда доберусь. А теперь – посмотри, во что я превратилась! – Я откинулась на кожаную спинку кресла, которая протестующее чмокнула. – Я влюбилась. Вот до чего доводит любовь! Я села в лужу. Чего я достигла? Теперь у меня есть полный дом привидений и любимый мужчина, который заботится о счастье других, а про себя забывает. Учись на моем печальном опыте и поостерегись влюбляться как в смертных, так и в бессмертных.

Ноэлль усмехнулась, а я вздохнула. Она слишком хорошенькая, чтобы последовать моему совету: кто-нибудь непременно вскружит ей голову и сделает несчастной.

– Эсме, не проводишь ли ты Элис в комнату со статуэтками? У меня от ее воплей голова раскалывается. А сами можете посмотреть телевизор, только звук убавьте. Мне нужно поговорить с Ноэлль о спасении Кристиана.

– Зачем тебе понадобилось спасать этого мертвеца? Я только рад его отсутствию!

Я согнала Антонио, примостившегося на краешке стола.

– О, спасательная операция! Нам с мистером Вугамсом очень нравятся такие приключения. Чем мы можем помочь?

– Ничем. – Я хотела впасть в ступор, но не смогла, слишком устала. – Чем вы мне поможете? Вы всего лишь призраки.

– Может, и так, но таких красивых и отчаянных призраков еще поискать, – заметил наполовину провалившийся сквозь письменный стол Антонио и со значением завихлял гульфиком перед Ноэлль.

– И то правда. Думаю, что мы пригодимся бедному Кристиану.

– А-а-анх ва-хаааах, – прибавил Джем.

– Мне никогда не приходилось спасать Темных, – сказала Ноэлль, и между ее бровей пролегла морщинка. Даже морщилась она очень мило. – По-моему, это не входит в мои служебные обязанности.

Я гневно уставилась на нее.

– Шутка.

– А-а-а… Ха-ха-ха.

– Не хочу с тобой спорить, но если ты и впрямь хочешь спасти своего молодого человека, твои друзья могут оказаться очень даже кстати.

– Вот видишь? Даже эта милая Стражница говорит, что от нас будет толк! – торжествовала Эсме. – Я играючи расправлюсь с парочкой демонов, а мистер Вугамс с радостью бы кого-нибудь покусал: нужно только научить его правильно направлять энергию.

– Я принесу шпагу. В искусстве боя на шпагах мне нет равных, – похвастался Антонио Ноэлль и продемонстрировал несколько движений, которые, не будь шпага призрачной, навеки лишили бы Ноэлль радости материнства.

Джем встал в позу борца и сжал кулаки так, что костяшки хрустнули.

– И-и-и оо-аа аа-нх.

– Мы все пригодимся, – удовлетворенно заявила Эсме и подплыла к двери. – Пойду приведу Элис. Думаю, если внушить ей, что все эти нехорошие люди из керамики, она с удовольствием на них покричит.

Я легонько ударилась лбом о стол.

– Знаешь, а ведь они правы. Сейчас тебе кажется, что от них никакого толку, но само их появление внесет в ряды врага сумятицу, и ты выиграешь несколько секунд.

Я перестала биться головой о стол и взглянула на Ноэлль.

– Я не сказала, против кого предстоит сражаться. Это не просто горстка медиумов и мощный триумвират. Надо будет вырвать Кристиана из лап самого Асмодея, Повелителя демонов, которому подчиняются легионы духов. Я подозреваю, что именно он сделал Темным отца Кристиана, поэтому между ним и Кристианом какая-то особая связь.

Ноэлль нахмурилась.

– Ой, а я и забыла совсем про Асмодея. Да, загвоздка вышла.

– Что, все очень серьезно? – спросила я.

Эсме привела Элис. Она пыталась утихомирить старуху и что-то нашептывала ей на ухо.

– Ну…

Я вздохнула. У меня не было ни времени, ни сил выслушивать длинные разглагольствования.

– Ставлю вопрос ребром: можно ли одолеть Повелителя демонов?

Она кивнула.

– Одолеть можно любого, если действовать правильно.

Что ж, это вселяет надежду.

– Хорошо, следующий вопрос: ты знаешь, как можно победить Повелителя демонов?

Она покачала головой.

– А знаешь кого-нибудь, кому это известно?

Она снова покачала головой.

Я была близка к отчаянию: мне вдруг ужасно захотелось смеяться. Наверно, я устала куда больше, чем мне казалось, потому что я не удержалась и несколько раз нервно хихикнула.

– Ты когда-нибудь слышала, чтобы кто-нибудь победил Повелителя демонов?

Ноэлль улыбнулась, что вызвало у меня новый взрыв истерического смеха.

– Нет, не слыхала.

Я сдалась, откинулась на спинку кресла и завыла, размазывая по и без того уже мокрому лицу слезы. Я рыдала и заливалась нервным хохотом: сказалась телесная и психическая усталость. Обеспокоенная Эсме суетилась вокруг; Онория тихонько хихикала; Джем продемонстрировал свою удаль, опрокинув стул; Элис (по совету Эсме) оттачивала силу взгляда, чтобы камень можно было стереть в порошок, если понадобится; а Антонио расположился на подлокотнике кресла Ноэлль и расспрашивал, каких мужчин она предпочитает. Когда он поинтересовался, обязательно ли, чтобы ее сексуальные партнеры были живыми в обычном понимании этого слова, я начала мало-помалу приходить в себя.

Эсме отцепила от себя Онорию и поглаживала меня по правому плечу.

– Бедная детка, ты переутомилась.

Моя рука сразу же онемела.

– Пожалуй, будет лучше, если ты расскажешь все с самого начала, – попросила Ноэлль, подавшись вперед, уперла локти в коленки, не замечая, что Антонио заглядывает в вырез ее блузки.

Я была не в силах рассказывать все, поэтому решила вкратце изложить главные события последних дней, причем о близости с Кристианом предпочла не откровенничать.

Она грызла ноготь.

– Гм-м. Как все запущено! Триумвират явно черпает силы у Асмодея. Из этого можно извлечь выгоду.

Я потерла лоб – голова у меня раскалывалась. Я явно не поспевала за ее мыслями.

– Хочешь сказать, что он оттого и ослаб, что снабжает их энергией? Но какая мне разница, слаб Асмодей или нет, когда мне в спину дышит триумвират? Мне едва удалось вытащить из этого адского логова Себастьяна, и то лишь потому, что Кристиан отвлек Асмодея и тот на время перестал снабжать энергией триумвират.

Ноэлль откинулась назад и извинилась перед Антонио, через чье бедро случайно прошла ее рука.

– Асмодей куда мощнее триумвирата.

Я кивнула.

– Верно. Стало быть, с него и нужно начать. Я все понимаю, но триумвират…

– Образуют простые люди.

Я обмерла, пораскинула мозгами и решила: что-то в этом есть. Я поняла, что она имеет в виду. Мой здравый смысл вскинул в отчаянии руки, собрал чемодан и отправился в долгий заслуженный отпуск.

– Хочешь сказать, нужно вызвать демона и велеть ему расправиться с триумвиратом?

Ноэлль кивнула.

– О боже! – Эсме взволнованно округлила глаза, подхватила мистера Вугамса и прижала его и Онорию к своей пухлой груди. – А это обязательно?

– Фи! – фыркнул Антонио, поглаживая себя по камзолу. Все обернулись к нему. Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь говорил «Фи!», и насторожилась. – Я защищу мою голубку от любого демона. Я храбрейший из дворян!

– В этом нет ничего страшного, главное – не утратить над демоном контроль, – успокоила Ноэлль и окинула меня критическим взглядом. Видно, она не очень-то верила в мои силы. – Пожалуй, мне лучше пойти с тобой. Вот будет история, если вызванный тобой демон сбежит и будет носиться по улицам Лондона!

– Землетрясения и массовая истерика, – заметил Антонио.

Я метнула на него яростный взгляд.

– Нашествие саранчи, небо в огне, а реки потекут кровью, – прибавила Эсме.

– Спасибо, суть уяснила, – оборвала я. – А что этот демон…

– Эхн вахнаэ агхаа мвааав, – печально покачал головой Джем.

– Да, и эпидемии тоже будут, – кивнула Эсме. – И целые полчища крыс, тут ты прав.

Я бросила на них взгляд василиска и снова обернулась к Ноэлль.

– А что этот демон будет делать?

Ответ не заставил себя долго ждать.

После этого меня пришлось отнести в постель. Мой бедный переутомленный мозг не выдержал заявления Ноэлль. Хорошо хоть, ей на пару с Антонио удалось дотащить меня до спальни и уложить в постель рядом с Себастьяном, не разбудив ни Тернеров, ни Темного.

Я заснула, и мне приснилось, будто Кристиан, заключенный в ледяную глыбу, стоит в углу спальни и смотрит на меня. Потом лед превратился в стекло, и я знала, что, если я притронусь к нему хоть пальчиком, стекло разобьется на мелкие осколки и пронзит сердце Кристиана. Я поднялась с постели и встала перед ним, опустив руки. Мне очень хотелось освободить Кристиана, но я знала: чтобы вызволить его из стеклянного плена, придется отдать все, за что я так долго боролась.

Я проливала кровавые слезы и смотрела на любимого, пока его образ не истаял в серой дымке дня.


Через три часа меня разбудили Джой и Рокси. Сначала я никак не могла сообразить, откуда они здесь взялись, а когда поняла, что рядом под одеялом лежит не Кристиан, а Себастьян, то смутилась еще больше.

– Извини, что потревожили, Элли, но Ноэлль сказала разбудить тебя самое позднее в полдень.

– Вы разговаривали с Ноэлль?

Я присела и взглянула на Себастьяна. Его лицо уже не выглядело таким изможденным.

Рокси махнула в сторону какого-то металлического аппарата.

– Видишь, капельница. Это все Ноэлль устроила. Умница она, правда? Она даже кровь достала из специального банка.

– Мы пришли к тебе узнать, как ты после вчерашнего, и встретили ее. Сейчас она в душе.

– А-а-а…

Я протерла глаза: мне все чудилось, будто на них застыли кровавые слезы, которые я проливала во сне.

– Похоже, ты еще не совсем проснулась. Иди под душ, а потом мы тебя накормим супом, который сварила миссис Тернер. Чудная она старушка, – лепетала Джой, вытаскивая меня из постели. Она помогла мне снять одежду и отправила под душ прежде, чем я успела что-либо сообразить и воспротивиться.

Через полчаса я была умыта, одета и накормлена. А еще через пятнадцать минут Рокси и Джой стояли в дверях дома Кристиана и махали нам с Ноэлль. Мы сели в такси, и через десять минут я заметила, что примяла один помпон. Остаток пути я пыталась придать сплющенному комочку пряжи прежнюю форму.


Спустя час и семь минут после пробуждения я стояла с Ноэлль перед штаб-квартирой треста и готовилась вызвать своего первого – и, надеюсь, последнего – демона.

А еще через три минуты при виде того, что у меня получилось, я чуть не захлебнулась от смеха.

– Чего смеешься? – спросил демон и, повернув голову на 360 градусов, осмотрел себя со всех сторон. – Почему медиум гогочет и рыдает одновременно? Ничего смешного не вижу. Я демон и требую уважения! Почему вы не трепещете от ужаса?

– Э-э-э… – Ноэлль окинула странное существо взглядом: на ногах у него были начищенные до блеска лакированные туфельки, а голову венчал большой розовый бант. – Как твое имя, демон?

– Черт возьми, ты что, с дуба упала? – возмутился демон, уперев пухленькие ручки в плоские бедра. – Ты не имеешь права задавать такие вопросы, Стражница. Перечитай правила! Тоже мне… Любители.

Я смахнула слезы, пару раз икнула, высморкалась и запихнула платок в тот карман, где не было помпонов.

– Все, мне уже лучше. – Я посмотрела на демона, и у меня снова задергались губы. Ничего не поделаешь: такое зрелище – явно не для моих истрепанных нервов. – Как тебя зовут?

– Тирана.

– Кому ты служишь?

– Ориену. Скажите, почему вы не отвращаете взгляд от моего ужасного и чудовищного лика, на который ни один смертный не может смотреть без содрогания?

Ноэлль захихикала и притворилась, что закашлялась.

– Весьма возможно. – У меня снова задергались губы. – Но почему ты решил принять образ Ширли Темпл? Так она выглядела, когда пела песенку «На леденцовом кораблике».

Демон обернулся, отчего большой розовый пояс собрался в складки, и пригладил платье и кружевную юбочку.

– Разве при виде моего гротескного образа вы не онемели от ужаса?

Мы дружно покачали головами. Ноэлль даже зажала рот рукой, чтобы не расхохотаться.

– Ширли Темил на пике своей славы была страшно популярной, – выдавила наконец я. – Но слово «страшно» применимо здесь совсем в другом смысле.

Демон топнул ногой, отчего его золотистые кудряшки затряслись.

– Это все Морилен! Он сказал мне, что этот образ вселяет трепет в сердца смертных! Ему лучше спрятаться за легионами Паймона, потому что когда я вернусь в ад…

Когда демон ругается, приятного мало. Но когда этот демон – вылитая копия маленькой американской кинозвезды, это смотрится жутко комично.

– Ты что-нибудь слышала о Тиране? – спросила я Ноэлль, пока маленький демон бушевал и клял на чем свет стоит своего коллегу.

– Нет, но Ориен – слабейший из Повелителей демонов. Судя по всему… – Она запнулась, глядя, как демон топчет поздний цветок. – Я бы сказала, что ты вызвала одного из младших демонов. Думаю, этот демон вообще находится на самой низшей ступени иерархии ада.

Я загрустила. Даже демона нормального вызвать не могу, так, мелюзга какая-то. Как демон в кружевных гольфах поможет мне спасти Кристиана? Это же немыслимо.

– Значит, у тебя очень чистая душа, если ты можешь вызвать только такого демона, как… ну, как Тирана.

Меня это заявление слабо утешило. Почувствовав на себе холодный пристальный взгляд дома, я расправила плечи. Где-то в этом доме томится мой любимый. Эта мысль придала мне решимости.

– Хорошо. Думаю, я справлюсь. Тирана, перестань топтать цветок, запачкаешь туфельки. Нам предстоит важное задание. Приказываю тебе во всем меня слушаться.

– Тоже мне, командирша нашлась, – проворчал демон и послушно последовал за мной.

Ноэлль легонько дотронулась до моей руки. Она сняла с себя амулет, надела его мне на шею и начертила на лбу какой-то символ.

– Это на удачу, – сказала она с полуулыбкой.

Я потрогала амулет. Он был теплый, и от него веяло надежностью и покоем. Что ж, это то, что мне сейчас необходимо.

– Спасибо.

– Помнишь, что я тебе говорила?

Вроде бы. Всю дорогу досюда я возилась со сплющенным помпончиком, но ее наставления вроде бы запомнила.

– Если бы мне только можно было пойти с тобой!

Я выдавила из себя улыбку.

– Знаю. Я очень ценю твою помощь. Подождешь нас здесь?

Она кивнула.

Я снова повернулась к дому. Я чувствовала, что Асмодей внутри и что он все набирает мощь. Сжав в руке помпоны, я очистила сознание и попыталась собраться с силами. Амулет мне в этом помог – по крайней мере, так мне показалось.

Гордо вскинув голову, я подняла руку, велела двери отвориться и шагнула в темное ненасытное чрево дома. Со мной был только чужой амулет; демон, который выглядел так, будто вот-вот пустится в пляс, да шестеро призраков, один из которых на меня дулся. Плюс уверенность в своих силах.

Двери в библиотеку распахнулись. Посреди комнаты, образовав треугольник, стояли Гарда, Филиппа и Эдуардо. Они еще не стали триумвиратом, но готовились к этому. Эдуардо нужно было всего лишь дотронуться пальцами до шеи женщин. Асмодей стоял слева от них, а Кристиан – справа.

Я улыбнулась.

– Надеюсь, не помешала? Знаете, я передумала. Я пришла забрать Кристиана.

За моей спиной захлопнулась входная дверь.

Глава 19

– Любопытно, – протянул Асмодей, выступив вперед. – Не думал, что ты вернешься. Как ты ловко меня перехитрила.

– Она солгала! Я же говорил, что она врет, – огрызнулся Эдуардо.

– Она не лгала, на тот момент она говорила чистую правду… Да, умно, умно. Даже грустно, что столь изобретательный ум и чистая душа будут принесены мне в жертву. Но – увы! – ничего не попишешь: такова жизнь.

Пока Асмодей разглядывал меня со всех сторон, я, не отрываясь, смотрела на Кристиана. Вдруг амулет раскалился докрасна. Я аж подпрыгнула от неожиданности и случайно выступила за черту невидимого круга, который готовился замкнуть Асмодей.

– Хитрый ход, – сказала я, пытаясь унять бешеный стук сердца. Еще секунда, и мне бы не вырваться из магического кольца. – Но я тебя раскусила.

Он улыбнулся. Я была не в силах оторваться от его глаз – они словно бы приковывали к себе.

– Что ж, это была достойная попытка.

Я повернулась к Кристиану. Он стоял молчаливо и неподвижно, с бледным лицом. Его взор выражал лишь боль и страдание. Мне вспомнился вещий сон: видно, он ничем не сможет мне помочь, покуда я не освобожу его от пут.

– Тирана, поди сюда! Видишь этого смертного? – Я указала на Эдуардо: поскольку он был самым сильным звеном триумвирата, я решила начать именно с него. – Выслушай же мое повеление…

Тирана вздохнул и скрестил пухлые ручки на кружевном передничке.

– Нечего рассусоливаться, это давно уже вышло из моды. Просто скажи, чего ты от меня хочешь.

– Уничтожь его, – просто сказала я.

Эдуардо завопил как резаный и потянулся к Филиппе с Гардой. Тирана метнулся к нему, но тут же был отброшен назад. Я видела, что защитный оберег спереди загорелся сперва зеленым, потом белым, а затем засиял серебром. Триумвират начал мощную атаку. Я широко расставила ноги, опустила голову, пробормотала защитное заклятие и постаралась собраться с силами. Амулет тоже стал серебряным – под цвет оберегов. Я задала своей энергии нужную форму, быстро обернулась и обрушила удар на Эдуардо.

Триумвират не ожидал такого удара: он пошатнулся. Я подняла голову, радостно рассмеялась и высвободила остаток энергии. Любовь к Кристиану придала мне сил. Из моих ладоней вырвался серебристый поток и устремился к триумвирату.

– Разъяренная Возлюбленная способна на многое. Не стоит ее недооценивать, – предупредила я и, собрав решимость в кулак, предприняла очередную энергетическую атаку. Может, это научит их уважать не только живых, но и мертвых. Филиппа взвизгнула и согнулась пополам.

Но радость моя была недолгой. Эдуардо выругался, помог выпрямиться обмякшей Филиппе и послал в мою сторону несколько энергетических атак. Мое тело пронзила жгучая боль. Это было нечестно, подло – не зря он подпитывался темной энергией. Я отчаянно сопротивлялась, но триумвират был сильнее: я чувствовала, что еще немного – и я сломаюсь. Я вскинула глаза на Кристиана. Он молча и бесстрастно наблюдал за мной – очевидно, не понимал, что меня вот-вот уничтожат изверги, на милость которых он положился. А может, ему было все равно. Все без толку. Эта спасательная операция с самого начала казалась бессмыслицей. Триумвират вкупе с Асмодеем мне не одолеть. У меня даже мелькнула мысль: может, сдаться?

Но потом я вспомнила о Кристиане, о том, как он меня любит, как хорошо нам было вдвоем. А призраки? Как они храбро помогали нам сражаться с Саррой! Они не просто какие-то привидения: они мои друзья.

– Нет, так легко я не сдамся, – процедила я сквозь зубы и крикнула: – Этим гадам нипочем меня не победить!

Я собрала воедино каждую унцию, молекулу, йоту, осколки жизненной энергии, которая заставляет сердце биться, а легкие – вдыхать воздух, и преобразовала ее в мощный поток, готовый поразить цель. Затем очистила сознание и целиком сосредоточилась на образе Эдуардо. Должна признаться, это стоило мне больших усилий. Я знала, что, если получится то, что я задумала, с карьерой медиума будет покончено навеки. После такого колоссального выброса энергии мои необычайные способности безвозвратно исчезнут. Больше никогда не придется мне вызывать призраков, произносить заклятия, рисовать обереги… Я даже перестану воспринимать гармонию магического и материального миров, которые столь мирно сосуществуют. Прощай, новая жизнь, которую я так упорно лепила из осколков прежней! Теперь я была готова все отдать за один лишь взгляд Кристиана.

Только теперь я поняла, что значит любить кого-то больше жизни.

Прошептав имя Кристиана, я высвободила этот поток энергии. Я сама не ожидала такой чудовищной мощи: сильнейшая волна ослепила меня, отбросила назад, скрутила тело адской болью. Боль становилась все нестерпимее, мне уже казалось, что я больше не выдержу, но тут скопленная энергия преобразовалась в физическую силу и обрушилась на Эдуардо. Тот завопил, умоляя Асмодея о помощи.

Вскоре поток энергии превратился в жиденький ручеек, а потом и вовсе иссяк. Я пошатнулась – ноги меня не слушались. И тело, и душа ныли: сказалось нечеловеческое усилие.

Повелитель демонов снисходительно улыбнулся:

– Что ж, теперь, пожалуй, начнем.

Он повернулся к Эдуардо, чтобы подпитать его энергией.

Я разжала ладонь и зашвырнула пригоршню помпонов в Асмодея.

– Духи мои, я призываю вас!

Шестеро призраков тут же материализовались и напали на ничего не подозревающего Повелителя демонов. Тот перестал подкармливать Эдуардо энергией и начал обороняться. Заметив, что Эдуардо ослаб, Тирана снова бросился в атаку.

Я кинулась к Кристиану и почти волоком затащила его за диван.

Я лежала на нем и тяжело дышала, запутавшись пальцами в его волосах. Я совсем обессилела.

– Быстрее, Кристиан, у нас очень мало времени. Нужно соединиться сейчас, пока им не до нас.

Он не мигая смотрел на меня. Взор его черных глаз не выражал ничего.

Я принялась его трясти.

– Давай просыпайся! Время не ждет! Только соединившись, мы сможем противостоять Повелителю демонов.

Глаза его оставались мертвыми, а тело холодным. Я трясла его, что было сил и рыдала от отчаяния. Я знала, что Асмодей легко расправится с привидениями.

Пожалуйста, Кристиан, очень тебя прошу! Если ты меня любишь, вернись ко мне! Мы сможем победить только вместе, очнись же! Не оставляй меня одну. Ты же обещал, что никогда меня не покинешь!

Я чувствовала, что он понемногу приходит в сознание, но глаза его оставались безжизненными, а тело безучастным. Он добровольно навлек на себя этот кошмар, чтобы только спасти меня.

Я изо всех сил ударила его по щеке, но он даже не сморгнул.

– Он тебя не получит! Ты мой, слышишь? Мой!

Кристиан не шевелился. Я поцеловала его, рыдая, надкусила его губу, слизнула несколько капелек крови, потом достала серебряную булавку для шляп, расковыряла ранку на запястье и поднесла руку к губам Кристиана, мысленно умоляя его отпить крови. В комнате царил настоящий содом. Истошно вопил Эдуардо: Тирана добросовестно пытался выполнить мой приказ и уничтожить его. Привидения тоже кричали: видно, Асмодей опомнился от неожиданности и перешел в наступление. Я всхлипнула, держа запястье над сомкнутыми губами Кристиана, и помолилась за души своих друзей-призраков, за себя и за то, чтобы Кристиан открыл рот.

Алая капелька крови медленно заструилась по моей коже. Минуту она висела неподвижно, колеблемая ударами моего пульса, затем раздулась и упала вниз.

Так получилось, что именно в этот миг Кристиан приоткрыл рот, и в него попала алая капелька.

Диван оторвался от стены, вылетел на середину комнаты и взорвался, образовав водоворот из обрывков кожи и обломков дерева. Над нами навис Асмодей. Чары успели померкнуть, и через принятую личину проглядывала его истинная сущность. Она была поистине ужасна и казалась насмешкой над человеком. Искореженное тело, некогда состоявшее из костей и плоти, ныне связывало воедино лишь отчаяние и ненависть. Голову венчала копна длинных кудрявых локонов, которые наподобие змей обвивали его уродливое тело. Казалось, эти змеиные волосы живут своей ужасной жизнью.

– Что ж, настало время исполнить предначертание судьбы! – взвизгнул Повелитель демонов и потянул ко мне свои лапы. Амулет на мгновение ярко вспыхнул, а потом развалился на кусочки и упал на пол. Асмодей притянул меня к себе, и над моим обнаженным горлом зависли его черные как смертный грех клыки. Я вцепилась в душившую меня лапу, но у меня не хватало сил разогнуть пальцы.

Тебе нравится из всего устраивать драму, – прозвучал в моем измученном сознании теплый шелковистый голос. – Об этом мы тоже как-нибудь поговорим.

В ванной? – спросила я. Мне хотелось плакать и петь от облегчения.

Это уж как тебе будет угодно.

Асмодей обернулся к Кристиану, который поднялся на ноги. Если бы меня не душили в шести дюймах от земли, я бы захлопала в ладоши: какой же Кристиан красавчик! Его прекрасные глаза отливали красным деревом и блестящей позолотой. Он грациозно шагнул к нам, и у меня сразу учащенно забилось сердце. Его сознание слилось с моим, и внезапно я поняла, что легко смогу разомкнуть пальцы Асмодея. Я чувствовала, как мое тело – нет, наши тела наливаются мощью. Мы обернулись к Асмодею. Из наших душ, вернее, нашей общей души, исходил мощнейший поток энергии. Асмодей еще сильнее стиснул мою глотку. Я легко разомкнула его хватку и с удивлением заметила, что его кольцо осталось у меня в руке. Я отпихнула Повелителя демонов подальше от себя – откуда только силы взялись.

Кристиан улыбнулся. Я встала рядом с ним, и он неохотно покинул мое сознание.

– Я же говорил, что тебе с ней не справиться, – заявил он Асмодею и с любопытством покосился на Тирану.

– Другого у меня вызвать не получилось, – объяснила я.

Эдуардо вышел из битвы победителем и теперь раскручивал маленького демона по воздуху. Кудряшки Тираны бешено развевались, вытягивались, становились все длиннее, словно хотели опутать Эдуардо. Филиппа лежала у ног Гарды – то ли она была мертва, то ли просто в обмороке, не знаю. Гарда застыла, вытянув руки и вперив перед собой невидящий взор – подкармливала Эдуардо энергией.

Я бросила на них снисходительный взгляд – после Воссоединения я была уверена в своих силах. Мы их разгромим в два счета.

– Ты переоцениваешь эту женщину, равно как и себя самого, – прошипел демон сквозь сломанные зубы, заставив меня обернуться. – И, что куда хуже, недооцениваешь меня.

Со зловещей ухмылкой он превратился в дымку и растворился перед самым нашим носом. Кристиан со свистом втянул в себя воздух, закрыл двойную дверь библиотеки, снял висевший над камином палаш и продел его сквозь ручки.

– Это еще зачем?

– Он вызвал на подмогу свои легионы.

Я оглянулась на разрозненный триумвират. Тирана снова сцепился с Эдуардо. Взгляд Гарды по-прежнему ничего не выражал: она отдавала Эдуардо последние крохи энергии.

Кристиан снял со стены второй палаш и взвесил его на ладони.

– Сможешь справиться с этими?..

Я сморгнула.

– Да, легко. А о каких легионах речь? И почему ты застыл перед дверью, словно парень из фильма «Горец»? Что…

Раздался мощный удар – одна доска треснула. За дверью раздался жуткий вой, которому вторил Тирана. Зажав ладонями уши, я наблюдала за Кристианом, который сжимал в руках меч. Дверь слетела с петель.

Задолбали уже эти демоны!

Вдруг меня кто-то схватил за плечо и потянул назад; я успела лишь заметить, что Кристиан ринулся на первого демона. Передо мной стояла Гарда. Невидящий взор исчез, но ее было не узнать: в каждой черточке лица горела бешеная ярость и ненависть. Она что-то зашипела на немецком и вцепилась мне в руку. Тут до меня дошло: она хочет заполучить кольцо Асмодея!

– Ты и твои несносные дружки мне порядком надоели! – завопила я и отвела ее пальцы. Затем больно наступила ей на ногу, выдернула руку из ее хватки, очистила сознание, намереваясь вышвырнуть Гарду вместе с Эдуардо вон, на улицу.

Но у меня ничего не вышло. Я застыла: только сейчас я осознала, что совсем беззащитна. И помощи ждать неоткуда.

– Блин! – выругалась я, и тут на меня напала Гарда. От испуга я отскочила, чуть не налетела на демона с которым сражался Кристиан. Отшатнулась в сторону, споткнулась о труп уже убитого беса, поскользнулась на густой, черной крови и рухнула на колени. Я слышала лишь свист меча. Кристиан крикнул, чтобы я спряталась за ним. Я бы не послушалась, но тут на меня накинулся мелкий, ужасно омерзительный демон; волей-неволей пришлось укрыться за широкой спиной Кристиана. Все-таки хорошо, когда есть кому защитить. Гарда, которая пыталась оторвать Тирану от Эдуардо, оставила это бесполезное занятие, повернулась и, перескакивая через сраженных демонов, бросилась ко мне. Я потянулась к Кристиану: нужно было соединиться с ним, чтобы осилить Гарду и Эдуардо. Но как только наше сознание слилось воедино, я поняла, что именно затеял Асмодей.

Пора сматываться! – мысленно крикнула я Кристиану, который одним ударом меча распотрошил долговязого демона, и, размахнувшись, обезглавил второго. – Ты ослаб, а я лишилась всех своих способностей. Нам такую ораву просто не одолеть.

Гарда вскочила мне на плечи, что-то визжа в самое ухо. Я опрокинулась на спину с тем расчетом, чтобы побольнее ударить ее о мраморную облицовку камина, схватила со стены кинжал и вонзила в руку, которой она сжимала меня за горло. Гарда взвизгнула и разжала хватку.

Если мы прекратим сражаться, Асмодей выпустит этих демонов на улицы Лондона. Они начнут убивать прохожих, а потом и до нас доберутся, – раздался у меня в голове голос Кристиана.

Я знала, что сила, данная нашим Воссоединением, скоро иссякнет. К тому же Кристиан, пока я не подоспела, потерял много крови и теперь сражается на последнем издыхании. Прилив сил, который я ощутила сразу после Воссоединения, – не был неисчерпаемым источником, как мне представлялось вначале. Меня подпитывал остатками своей энергии Кристиан.

Мимо меня пролетел Тирана. Он врезался в стену, но тут же вскочил на ноги. Кудряшки, напоминавшие золотистый нимб, растрепались, а миловидность ангельского личика слегка портил звериный оскал и длинные заостренные клыки. Он издал боевой клич и набросился на Эдуардо сзади, по дороге умудрившись сбить Гарду с ног. Воспользовавшись краткой передышкой, я обдумывала, как же нам быть дальше.

Внизу, в подвале, комната, которую выстроили специально для Себастьяна. Он говорил, что стены ее обиты железом, а дверь надежно защищена заговорами, чтобы было труднее выбраться. Может, укроемся там? Хорошо бы еще поколдовать над заклятиями, чтобы они защищали нас.

Нет уж, больше я туда ни ногой.

Он слегка пошатнулся: на него набросился демон, разодрал в клочья рубашку и расцарапал до крови грудь.

У нас нет выбора. Если мы туда не спустимся, нас убьют.

Я чувствовала, что Кристиан колеблется: он панически боялся этого места. Его, наверно, держали в этом чулане днем, пока я улаживала свои дела.

Мне очень жаль, любимый, но придется туда спуститься. Мне нужны тишина и покой: хочу проверить, что осталось от моих способностей и можно ли еще что-то исправить. Да и тебе нужно подкрепиться.

Я лягнула демона, тянувшего ко мне свои лапы, и отшатнулась, когда Кристиан сразил эту тварь. Собравшись с последними силами, он вонзил палаш в пол. Ковер под нашими ногами прогнулся, и мы с Кристианом рухнули на каменный пол нижнего этажа. Из дыры в полу библиотеки на нас таращился очумелый демон.

Быстрее, Возлюбленная. Сюда.

Кристиан протянул мне руку и помог встать. Моя больная нога подогнулась, но сильная теплая рука Кристиана держала меня крепко. Он перекинул меня через плечо и, сжимая в левой руке палаш, бросился к чулану, отпихивая с пути разный мусор.

Демоны попрыгали в дыру и пустились за нами вдогонку. Раздавались ужасные вопли: видно, демонам все равно, кого убивать. Триумвират мне было совсем не жалко – я лишь крикнула Кристиану, чтобы он бежал быстрее, а сама потрясала кулаками в сторону нагонявших нас бесов.

Дверь в чулан была металлическая, как и говорил Себастьян. Запирающие заклятия, разумеется, были взломаны, но их контуры – свидетельство нечеловеческих страданий узников – намертво врезались в сталь.

– Можешь починить заклятия? – спросил Кристиан, прижимаясь ко мне спиной и размахивая мечом перед наступающим полчищем демонов.

Я попыталась очистить сознание и сотворить хоть какое-нибудь заклинание, но ничего не вышло.

– Нет! – отозвалась я, с горечью осознав, что навеки утратила свои способности.

Кристиан замахнулся на самого прыткого демона. Тот отскочил назад. Он тут же запихнул меня внутрь чулана и захлопнул за нами дверь.

– А замок здесь есть? – спросила я.

Кристиан прижался спиной к двери, в которую ломились демоны.

– С другой стороны.

– Блин!

– Не очень-то вежливое выражение, но в данный момент вполне уместное.

– Что же нам теперь делать?

Ответом был звук задвинутого шпингалета и раскат дьявольского гогота.

– Ну вот и решилась наша проблема. Мы в безопасности, пока какой-нибудь догадливый демон не сообразит, что, хоть мы и не можем теперь отсюда выбраться, они до нас тоже добраться не могут, – криво усмехнулся Кристиан, отошел от двери и встал наизготовку: он думал, она вот-вот отворится.

Но дверь как была заперта, так и осталась.

Я оглядела маленькую обитую свинцом комнатушку, и у меня на затылке зашевелились волосы. В углу стоял металлический стол, с которого свисали веревки. Сам по себе стол был не очень ужасен, но от него исходила жуткая аура страха, гнева и боли. Я вцепилась в Кристиана.

– Что с тобой делали на этом столе? Тебя пытали, да?

Он ничего не ответил, только глаза потемнели. Я прижалась к нему, проникла в его сознание и увидела, какие муки ему пришлось вынести. Эдуардо пил его кровь, насмехался над Кристианом, издевался над ним, твердил, что он не сможет меня спасти.

Но ты же смог, – сказала я, покрывая поцелуями его лицо. – Ты спас нас обоих. Сначала мне было невдомек, зачем ты добровольно сдался Асмодею, зато теперь мне все ясно. Только так можно было заставить его поверить, что я не готова пожертвовать собой ради тебя.

Минуту Кристиан стоял неподвижно, впитывая мою любовь как губка, каждым уголком своей изголодавшейся души. Потом он обнял меня и крепко прижал к себе, его губы нашли мои, и я всем своим телом, мыслями и существом соединилась с ним. Его язык дразнил меня, пробовал на вкус, вспоминал все, что было, двигался в моем рту так надменно и по-хозяйски, что я растаяла.

– Как ты думаешь, скоро они отопрут чулан? – шепотом спросила я.

Кристиан прижал меня к самой дальней стене.

– Еще не скоро, – ответил он, лаская мою шею. Я провела пальцами по его длинным шелковистым волосам и почувствовала, что ноги меня больше не слушаются.

– Это плохо.

Я разжала кулак, чтобы обнять Кристиана как следует, и уже собралась зацеловать его до полусмерти, как раздался металлический звон. По полу покатилось золотое кольцо.

Кристиан замер и крепко сжал мое запястье. Я глупо заморгала: еще бы, ведь столько всего обрушилось на мою голову! Любой бы отупел на моем месте.

– Не может быть! Неужели это?..

Я кивнула и уставилась на кольцо, по-прежнему глупо хлопая глазами.

– Кольцо Асмодея! Откуда оно у тебя?

– Не знаю. Случайно слетело у него с пальца, когда я с ним боролась. А я и забыла, что оно у меня есть.

Мы с Кристианом переглянулись. Взгляд мой уже не был бессмысленным, он выражал ужас.

– Не могу, Кристиан. Даже не проси.

– Но почему? Ведь это очень мощный талисман.

Поскольку стульев в чулане не было, я опустилась на холодный пол из нержавеющей стали рядом с кольцом и обхватила колени. Нужно ему сказать: все равно, когда наши души снова объединятся, он все узнает.

– Я перестаралась, когда боролась с триумвиратом. Мне очень хотелось разделаться с Эдуардо, но ничего не вышло, и теперь все кончено: мои магические способности исчезли. Я даже дверь заговорить не смогла, а ведь такое простое заклятие может начертать даже ребенок.

Кристиан присел рядом на корточки, положил теплые ладони мне на плечи и развернул меня к себе.

– Еще не все потеряно, Эллегра. Да, ты перенесла большое напряжение и временно утратила свои способности, но это пройдет. Ты же моя Возлюбленная, и теперь стала бессмертной.

– Если я бессмертна, почему у меня так ноет нога? И глаза, наверно, тоже не изменились.

– Когда человек становится бессмертным, его физические недостатки не исчезают.

– Если так, то и прежние способности могут больше не восстановиться. Мой мозг частично мертв, Кристиан, причем погибли лучшие, самые ценные клетки. Кровь – это единственное, что у меня осталось ценного.

Он отвел прядку волос у меня с лица так нежно, что на глаза мне навернулись слезы.

– Неужели ты полагаешь, что я полюбил бы женщину, которая может предложить мне лишь источник пропитания?

– Не надо меня утешать, – вздохнула я. – Ты хочешь найти милые, ласковые и чудесные слова, чтобы я растаяла и увидела в себе то, что по глупости не замечала, верно?

– Да, – признался он, взял меня за подбородок и поцеловал.

Скажи мне, кто ты есть.

– Эллегра Телфорд, – ответила я. Я чувствовала, что он вызывает меня на откровенность, и изо всех сил сопротивлялась.

Так тебя зовут, а я спросил: кто ты такая?

– Твоя Возлюбленная.

Да, ты стала ей, но все же кто ты?

– Женщина, которая в восторге от тебя как от любовника.

Ах, Эллегра, – мысленно вздохнул он.

– Ладно-ладно! Я медиум. Вернее, была медиумом, пока не спалила все свои способности, пытаясь уничтожить Эдуардо.

Ну и как, получилось?

– Нет.

А сейчас он где?

– Его сцапали демоны, я в этом почти уверена. Против той орды, что вызвал Асмодей, никто долго не выстоит.

Значит, ты его все-таки одолела.

– Ну, может, косвенно… Слушай, разве обязательно ласкать мою шею, пока ты меня допрашиваешь?

Я делаю то, что пожелаю. Не забывай – я Моравский Темный.

Я уже знала, что последует дальше.

А ты – моя Возлюбленная.

Выходит, я тоже могу делать все, что захочу?

Его руки скользнули по моей талии и остановились на моей груди.

Все что угодно, – прошептал он.

Я нащупала его рот.

Подкрепись. Ты слаб, а силы скоро тебе понадобятся. Кровь – единственное, что я могу тебе предложить. Угощайся же.

Его язык обжигал мой рот. Это пламя спустилось вниз, и вскоре все мое тело пылало в огне страсти и желания.

Ты многое можешь мне предложить, Возлюбленная. Я верю в тебя и знаю: ты можешь все, стоит тебе только пожелать.

Он соединился со мной. Его мысли проникли в мое сознание, моя душа исцеляла его душу, наши сердца бились в унисон. Он свято верил в меня и не сомневался в моих способностях. Я улыбнулась и поцеловала его. По щекам у меня струились слезы. Я заключила его в объятия: теперь его сила и властность представлялись мне не угрозой, а, напротив, защитой; Кристиан прочно вошел в мою жизнь, и я не отдала бы его ни за что на свете.

Он надел мне на палец кольцо.

Сделай это, Возлюбленная.

Я с сомнением уставилась на свою руку.

Ты можешь, я знаю.

Способность к магии, как я уже говорила, появляется лишь тогда, когда человек уверен в своих силах. Если ты в себе сомневаешься, то можешь попрощаться с карьерой колдуна. Я перевела взгляд с кольца на Кристиана: он улыбался мне. В его прекрасных темных глазах светились любовь, гордость и ожидание чуда, и это приятно согревало душу.

– А если у меня ничего не выйдет, ты меня не разлюбишь?

– Я всегда буду тебя любить, что бы ни случилось.

Его вера передалась мне. Я положила кольцо на пол, похлопала себя по карманам джинсов и достала обломок мела. Когда я рисовала круг, рука Кристиана лежала у меня на плече: этим он напоминал мне, что я не одна. Как странно: я могла сохранять независимость, за которую так долго боролась, и в то же время принадлежать Кристиану. Но сейчас не время ковыряться в себе и сентиментальничать, а жаль.

Нужно возвращать в ад Повелителя демонов.

– Ну что у тебя за привычка вечно все усложнять?

Эхо от глухого удара в дверь прокатилось по маленькому звуконепроницаемому чулану.

Я не делаю из мухи слона, я дело говорю! Давай кусай меня!

– Я не голоден.

Дверь задрожала. Эхо от второго удара получилось гораздо громче, чем от первого. Меч, который Кристиан вонзил в дверную раму, забряцал о металл, предупреждая, что вот-вот вылетит из щели.

Нет, голоден. Они лишили тебя последних сил, ты совсем истощен, я же чувствую. Пей!

– Ни за что. Силы тебе самой понадобятся.

Слушай, я уже не так ратую за независимость, как прежде, и понимаю, что без тебя я совершенно беспомощна, Кристиан. Сию же минуту пей мою кровь, а то не стану замыкать круг. Еще пять секунд – и сюда ворвутся демоны, так что выбирай: или ты сейчас меня укусишь, или обретешь вечный покой.

Его клыки прокусили мне горло, и жгучая боль тут же растворилась в экстазе. Он пил так жадно, что у меня закружилась голова от удовольствия. Я чувствовала, что с каждым глотком у него прибывают силы. Дверь задрожала и была уже готова поддаться, но в самую последнюю минуту передумала и выдержала натиск. Я понимала, что следующий удар демонов снесет ее с петель. Сейчас или никогда! Я укусила Кристиана за палец и выжала три темно-красные капельки крови – они упали в круг, рядом с кольцом Асмодея. Теплый язык Кристиана прикоснулся к моей шее. Когда он отстранился, я вытерла ему губы и начертила своей кровью символ-привязку посреди круга. В пальцах появилось знакомое покалывание, какое бывает от прилива энергии.

– Асмодей, шестьдесят седьмой дух ада, повелитель тридцати легионов, призываю тебя силой твоего талисмана! Явись и исполни мое повеление.

Демоны собрались снова штурмовать дверь, я это кожей чувствовала. Кристиан приготовился защищать меня до последнего.

Самое главное – верить в себя. Я поднялась на ноги и решительно стала рисовать вокруг нас обереги. Пусть только попробуют сунугься! Обереги у меня получились – сначала они были еле заметными и дрожали, но по мере того как я собралась с силами, загорелись красным светом.

– Асмодей, шестьдесят седьмой дух ада, повелитель тридцати легионов, повелеваю тебе: предстань передо мной!

В поддавшуюся дверь устремились демоны. В круге возник ощерившийся Асмодей – его удерживало несколько капель крови и наша с Кристианом вера в мои способности. Демоны застыли: они не могли пошевелиться, пока их хозяин не выйдет из магического круга.

– Ты слаба, – ухмыльнулся Повелитель демонов. Он становился все больше и больше, пока не заполнил собой всю комнату. – У тебя не хватит сил удержать меня, ведь я всемогущ.

Кристиан стоял перед демонами. Я чувствовала, что он верит в меня. Наше сознание снова слилось воедино: мы стали единой волей, единым разумом, единым духом.

– Асмодей, шестьдесят седьмой дух ада, повелитель тридцати легионов, слушайся моих повелений!

– Тебе меня не одолеть! Ты слишком слаба, чтобы…

– Асмодей! – Мой голос зазвенел как колокольчик и заглушил рычание Повелителя демонов. Остальные бесы завопили и испуганно пригнулись. Асмодей извивался в агонии. Я набрала в легкие побольше воздуху и, собрав остатки энергии, произнесла: – Асмодей, повелеваю тебе вернуться в преисподнюю, которая тебя породила!

С воплем, потрясшим дом до основания, Асмодей превратился в клуб красного дыма, который с минуту повисел в воздухе и медленно растворился, не оставив и следа.

Демоны исчезли вместе с Асмодеем – хозяин увлек их за собой в темную пучину адской бездны, после них остались лишь черные отпечатки лап на полу.

Кристиан схватил меня за руку.

– Погоди, а кольцо?

– Оставь его. Дом сейчас обрушится.

И правда – тряска, начавшаяся, когда мы отправили в ад Асмодея, не утихала. Дом дрожал словно в лихорадке и крошился на куски. Мы пустились бежать по узкому коридору, подгоняемые грохотом и зловещим треском. Кристиан почти волоком втащил меня по лестнице на кухню. Не успели мы выбежать через черный ход, как третий этаж рухнул на второй, второй – на первый, а первый провалился в подвал. Я прижалась к Кристиану, и на нас посыпались обломки дерева, осколки стекла и прочий мусор. Дом превратился в руины.

Крепко сжимая друг друга в объятиях, мы стояли в саду, смотрели на развалины бывшей штаб-квартиры треста и молчали. Нам просто нечего было сказать.

Эпилог

Кристиан двигался внутри меня, проникал все глубже, все напористей, он проникал не только в мое тело, но и в мою душу, в мой разум. Вокруг наших разгоряченных тел плескалась вода: маленькое видение в ванной явно не было предназначено для того, чем мы сейчас занимались. Несмотря на боль в бедре, я крепко обнимала ногами Кристиана, который ласкал мою шею, лизал мою кожу, точно хотел попробовать ее на вкус. Наши тела двигались в извечном ритме. Он усыпал мою шею легкими поцелуями, а я водила ногтями по его скользкой от масла спине.

Ну же! Давай!

Какая ты нетерпеливая.

Его голос был так же мягок, как и волосы. Я легонько дернула его за мокрую черную гриву.

Сделай это сейчас!

Ты не замечала: меня очень возбуждает, когда ты чего-то требуешь.

Я согнула ноги, подняла бедра и почувствовала, как его твердое достоинство раздвигает мою жаждущую плоть.

Еще бы не заметить! Будь ты возбужден хоть чуточку больше, то проткнул бы меня до самой глотки. А теперь… просто… сделай… это!

Эллегра, моя Эллегра, – вздохнул он. Его зубы слегка покусывали нежную точку под ухом, а пальцы стискивали бедра. Он прижимал меня к себе все крепче и крепче, и вскоре уже было не различить, где кончается его блестящее от масла тело, а где начинается мое. – Как бы я без тебя жил?

Ну же!

По моей шее прокатилась волна острого, сладкого жара. Каждая моя клеточка принадлежала Кристиану; я дарила ему жизнь. Он торжествующе прокричал мое имя, и в тот же миг от наших тел разошлось ослепительное сияние. Я отдалась Кристиану и была вознаграждена дивным блаженством.

– Насколько помнится, мы собирались что-то обсудить? – спросила я, когда обрела наконец дар речи. Мы в обнимку лежали в ванной, теплая вода ласкала наши тела.

К черту обсуждения!

Я откинула голову и легонько укусила Кристиана за подбородок.

– Как ты вкусно пахнешь! От тебя веет жасмином, Кристиан, и еще тем особым ароматом, что остается после секса.

Он приоткрыл один глаз.

– Ты меня утомила, Эллегра. Вместо того чтобы петь дифирамбы моей удали, сочинять сонеты моей мужественности и услаждать мой слух хвалебными одами, ты жалуешься на еле ощутимый запах, оставшийся после наших занятий любовью. Это не дело. Я возьму это себе на заметку и постараюсь, чтобы моя будущая Возлюбленная была свободна от этого предрассудка.

Я провела пальцем по левому соску Кристиана.

– Да что ты все заладил про какую-то другую Возлюбленную! Считаешь себя очень остроумным, да?

Он прикрыл глаз.

– Не считаю, а знаю, что я остроумен.

Я фыркнула и ущипнула его за сосок.

– Ты тоже считаешь меня умницей и очень сексапильным. Забыла, что я умею читать твои мысли?

Я приподнялась и провела рукой по его груди.

Ты надменный, самовлюбленный и властный тип; словом, обладаешь всем набором качеств, которые я не терплю в мужчинах.

А ты независима, упряма и бездумна – эти черты я не терплю в женщинах.

Я просунула руки ему под спину и поцеловала во влажные губы.

Тогда почему я тебя так люблю?

Он надменно улыбнулся и обхватил меня ногами.

Потому что я люблю тебя, а любовь Темного – высшая награда для любой женщины.

Я ущипнула его за особо чувствительное место и была вознаграждена надменным сексапильным поцелуем.


– Наконец-то! Боже, я уж и не надеялась, что вы покажетесь! Мы вас целую вечность прождали! Хоть бы заскочили на минутку, сказали бы, как все прошло, а потом уж предавались страстной любви.

– Рокси, не хами!

– Вот еще, я никогда не хамлю, просто я вся испереживалась. Тебя-то не было, когда они вернулись. Бедняжка Элли была ни жива ни мертва: Кристиан буквально волоком втащил ее в дверь, а Ноэлль отправилась на руины штаб-квартиры треста. Сказала, нужно проверить, не ошивается ли там какая-нибудь нечисть. Что за руины? Что с домом-то стало? Какую нечисть она отправилась разыскивать? Как только я получу исчерпывающие ответы на эти простые вопросы, я упакую чемоданы и отправлюсь домой к мужу.

– Давно пора, – прошептал Рафаэль на ухо Джой.

Та легонько подтолкнула его локтем, но потом прижалась к нему и переплела пальцы с той его рукой, что лежала у нее на животе.

Я окинула взглядом кабинет Кристиана, и меня вдруг охватила такая тоска, что глаза защипало от слез.

В чем дело, Возлюбленная?

– Привидения. – Я сглотнула застрявший и горле комок. – Мне не хватает привидений. Они так любили эту комнату и телевизор… А теперь, когда дом разрушен…

Кристиан сжал мою руку.

– Мы их непременно разыщем, Эллегра.

– Асмодей, наверно, превратил их в фантомы, – хрипло сказала я и, отвернувшись, утерла слезы. Кристиан прижал меня к груди и дал выплакаться, а сам вкратце поведал о наших приключениях. Его задушевный низкий голос обволакивал словно мягкое одеяло, но даже он не мог успокоить душевную боль: мои друзья-призраки отдали жизни ради меня, и я приняла эту жертву.

– Думаю, с ними все в порядке, Элли, – задумчиво протянула Джой. – Мне кажется, Асмо-как-его-там было не до них: он мечтал поскорее сцапать вас с Кристианом.

Я что-то пробормотала, уткнувшись в черный свитер Кристиана.

– Да и к тому же это были очень умные призраки, – добавила Рокси. – Ну, Джем, правда, умом не блистал, а у морщинистой уэльсской бабульки явно винтика в голове не хватало, но все остальные – довольно смекалистые ребята. Такие не дадут превратить себя в фантомы.

Я шмыгнула носом и зарылась в свитер, пропитанным чудесным ароматом Кристиана. Как хорошо, что он есть. Даже если я повинна в том, что навлекла вечное проклятие на шестерых призраков, я буду страдать не одна.

Кристиан всегда меня поддержит и утешит.

– Мы вернемся к тому дому, как только зайдет солнце, – тихонько прошептал мне на ухо Кристиан, – и поищем твоих призраков.

Я кивнула, шмыгнула носом и постаралась успокоиться. Кристиан усадил меня на колени.

На нас обрушился шквал вопросов; все подробно обсуждали недавние события и хвалили нас с Кристианом за проявленную сообразительность.

Только меня это совсем не радовало.

– Эй, есть кто дома? Джой, Рокси, снова здравствуйте! А вы, должно быть, Рафаэль. Вы знаете, что у вас желтые глаза?

– Не желтые, а янтарные, – поправила Джой.

– Правда? – Ноэлль вздернула подбородок и внимательно посмотрела на Рафаэля. – Ну как скажешь. Элли, я прочесала руины в поисках демонов и эльфов и нашла вот это.

Она разжала руку: на ладони лежали осколки ее амулета.

– Мне очень жаль, Ноэлль, но я его не сберегла. Он треснул, не выдержав натиска Асмодея. Думаю, это был уникальный амулет, но я сделаю все, что в моих силах, чтобы его заменить.

– Не волнуйся, у меня их полный ящик. Да и вообще главное – не амулет, а что в него входит.

Я через силу улыбнулась.

– Знакомься – это Кристиан.

Я хотела встать, чтобы он поздоровался с ней как следует, но Кристиан не пожелал меня отпускать и протянул Ноэлль свободную руку. Она прощебетала, как она рада наконец-то с ним встретиться, и спросила:

– А что случилось с Темным, который лежал в большой постели?

Я снова приникла к Кристиану и наслаждалась переливами его шелковистого голоса.

– Себастьян оправился от пережитого потрясения. Я очень признателен вам за помощь. Насколько мне известно, вы достали специально для него несколько литров донорской крови.

– Мы сперва боялись, что он откажется; думали, вдруг он только у живых людей кровь сосет, но он не возражал, – пояснила Рокси. – Он в два счета уничтожил весь запас крови. И это пошло ему на пользу, верно?

– Да уж, – согласилась Джой.

– Прежде чем уйти, он оставил записку, в которой благодарит вас за заботу, – добавил Кристиан.

– Как, он уже ушел? – разочарованно протянула Ноэлль. На минуту я позабыла о своем горе и вскинула на нее удивленный взгляд. – Как жаль! Я никогда еще не встречалась с Темным, за исключением Кристиана, и хотела расспросить его, какие оборотни водятся в Моравии.

– Что водится? – подозрительно спросил Рафаэль.

Джой на него цыкнула.

– Я с радостью готов…

– Нет уж, не надо, – поспешно перебила Кристиана Джой. – Ведь тебе столько всего предстоит сделать. Нужно решить, как быть с Элли, ликвидировать трест и еще кучу дел уладить. У тебя же просто времени не хватит читать подобные лекции.

Я закипела от возмущения и подалась вперед: да как она смеет приказывать моему Кристиану!

– Если Кристиан хочет…

– Но он же не хочет, правда, Кристиан? – Джой со значением вскинула брови.

Рафаэль застонал и обнял ее покрепче.

– Я тоже категорически против. Хватит с нас паранормальных явлений. Наконец-то мы заживем тихой, мирной жизнью.

– Конечно, конечно. – Джой рассеянно погладила Рафаэля по ноге.

Я посмотрела на улыбавшуюся Рокси, затем перевела взгляд на Кристиана: тот над чем-то задумался. Ноэлль сидела с недоумевающим видом, да и у меня в голове тоже перепуталось.

Неужели все женщины – прирожденные свахи? – прозвучал у меня в голове голос Кристиана.

Я снова взглянула на Ноэлль, и мои губы тронула улыбка.

– Боюсь, Джой права, Ноэлль. Сейчас у Кристиана и без того хлопот полон рот, но вот его друзья Моравские Темные с радостью представят тебе нужные сведения. – Я обернулась к Кристиану. – Кажется, ты говорил, что Себастьян отправился разыскивать другие дома, принадлежавшие тресту, и освобождать пленников? Значит, он еще не скоро вернется в Лондон.

– Эллегра…

Я оставила предостережение Кристиана без внимания и снова улыбнулась Ноэлль. Рокси и Джой тоже улыбались. Под нашими лучезарными улыбками она даже отступила на шаг.

– Думаю, он с удовольствием с тобой побеседует, когда вернется.

– Э-э-э… Что ж, возможно. Все это замечательно, но мне пора. Откуда-то повылазили полчища гекатонхейров[20], и я обещала маме помочь их разогнать.

– Гекатонхейры? Это еще что за звери? – поинтересовалась Рокси.

– Омерзительные мелкие чудища с пятьюдесятью головами и сотней рук. Ну, всем пока! Ой, Элли! – Ноэлль замерла на пороге и обернулась ко мне, роясь в кармане. – Чуть не забыла! Я ведь еще кое-что нашла. Может, тебе пригодятся…

В ее руке нежно светились шесть грязных, замызганных, покрытых землей, пылью и штукатуркой помпончиков.

– Мои привидения! – Я вскочила с колен Кристиана и осторожно забрала помпоны. – Они спрятались в помпоны и уцелели!

Ноэлль улыбнулась.

– Я сразу сказала, что они ребята толковые.

– Просто умницы, – кивнула Рокси.

Я осторожно положила помпоны в сине-зеленую вазу из венецианского стекла и перечислила всех поименно:

– Эсме, Антонио, Джем, Элис, Онория, мистер Вугамс я призываю вас!

Тут же в воздухе обрисовались знакомые очертания, даже капризная крошка Онория, кажется, была довольна. Джем, на чей помпон я случайно села в такси, выглядел несколько потрепанным, но зато снова обрел дар речи.

– Я тут одолжил кое у кого язык, – сообщил он. Мне не хотелось выяснять, у кого именно Джем его одолжил, так что я просто поблагодарила за помощь и сказала, что очень рада снова его видеть.

– Ну и страху я натерпелась! Не представляешь, какой это ужас – сражаться с Повелителем демонов! – поведала Эсме Рокси. – Но я постаралась на славу. Сначала я отчитала его за жестокие деяния, а потом прочитала лекцию насчет внешнего вида: нельзя же так запускать ногти и волосы! Да-да! «Если вы живете в аду, это еще не повод так опускаться», – сказала я ему. Что ж, теперь у него будет, над чем поразмыслить на досуге!

Джем с жаром рассказывал, как он сперва перекинул Асмодея через голову захватом руки и шеи, а потом нанес ему рубящий удар. Антонио не сводил печальных щенячьих глаз с Кристиана, обнимавшего меня за талию.

– Ты отдалась ему, душа моя. А я был уверен, что ты сбережешь себя для меня. Нам было бы так хорошо вдвоем.

– Я отдала свое сердце Кристиану еще до того, как вызвала тебя, Антонио. Ты прекрасно знал, что у нас никогда ничего не выйдет.

Антонио на мгновение надулся, а затем выпрямился и пригладил камзол.

– У вас народятся дочки. Много дочек. И одна из них, когда вырастет, влюбится в меня без памяти.

Кристиан хотел было возразить, но я его остановила.

– Разумеется, наши дочки будут от тебя без ума, но разве ты хочешь здесь остаться, Антонио? Думаю, у меня получится освободить тебя, нужно только рассчитать, сколько женьшеня сыпать… Теперь, когда Асмодей нам больше не страшен, я могу всецело посвятить себя вашему освобождению. – Я обвела рукой притихших призраков. – Я смогу освободить вас всех.

– Нет! Милочка, пожалуйста, не нужно!

– Я никогда тебя не покину, сердце мое! Как знать, может, этот мертвец тебе опостылеет и ты найдешь утешение во мне.

– Не нужно мне никакого Освобождения. Я хочу узнать, кто победит в «Последнем герое».

Элис пробормотала что-то неразборчивое.

– Она совершенно права, – кивнула Эсме.

Мистер Вугамс написал на ковер.

Кристиан тихонько вздохнул.

Да, кстати: у моей следующей Возлюбленной не будет ручных привидений.

Я наступила ему на ногу и взглянула на Онорию.

– Ну а ты что скажешь? Остальные уходить отказываются. А тебя мне освобождать или нет?

Она скользнула взглядом по Рокси, Джой, Рафаэлю, нахмурилась на Антонио, оставила без внимания Элис и Джема, поморщилась на кошачью лужу и наконец уставилась на Эсме.

– Я останусь с Эсме. Хочу посмотреть продолжение про Баффи.

– Баффи? – Я почувствовала, как напрягся Кристиан.

Я улыбнулась.

– Что ж, тогда вопрос снят. Думаю, в замке Кристиана в моравских горах места всем хватит.

– Какая еще Баффи? Уж не истребительница ли вампиров?

Рокси захихикала.

– Если верить Кристиану, в замке полным-полно привидений. Может, мы заведем там новых друзей! – радостно добавила я.

– Баффи, которая убивает вампиров?!

Рафаэль вскочил с дивана и помог подняться Джой.

– Пожалуй, пора нам, и так засиделись. Пойдем, Рокси, я помогу тебе собрать чемоданы.

Рокси неохотно последовала за Джой и Рафаэлем. По пути она остановилась и похлопала Кристиана по плечу.

– Не бойся, она еще совсем маленькая и не умеет толком фокусировать энергию. Сам посуди: для того чтобы поднять молоток и кол, призраку нужно затратить колоссальное количество энергии.

Я быстренько выпихнула ее за дверь и защелкнула замок. Потом снова отворила дверь, высунула наружу голову и крикнула:

– Спасибо вам за все! – и заперлась уже окончательно, Антонио задумчиво глядел на грудь Кристиана и поглаживал бородку.

– Кол и молоток… И как это я раньше не догадался?..

– Только попробуй, – предупредил Кристиан и шагнул к Антонио. Тот быстро вытащил шпагу из ножен.

Элис подошла к своей любимой вазочке и принялась на нее вопить. Эсме поднесла мистера Вугамса к луже и как следует отчитала. Онория с Джемом дрались из-за телевизионного пульта.

Я удовлетворенно вздохнула, прислонилась к двери и стала наблюдать, как Кристиан сражается с Антонио.

Теперь они уже навсегда у нас останутся, Возлюбленная. Пока мы живы, будут жить и они.

Знаю. Но я готова вытерпеть еще и не такое, лишь бы ты был со мной.

Антонио сделал меткий выпад и поразил Кристиана своей призрачной шпагой в самое сердце.

Кристиан мысленно вздохнул, взмахнул рукой, и Антонио растворился в воздухе.

Ни от одной другой женщины я бы этого не потерпел, maly válečník. Но ради Возлюбленной я готов пожертвовать своим покоем.

Я рассмеялась и шагнула к нему в объятия.

– Придется сбить с тебя спесь, любимый.

Паранормальный словарь Эллегры

Темный – (сущ.){1}. Моравский Темный обречен на вечные поиски той единственной, которая может искупить его душу. Думаете, свидания – дело сложное? Попробуйте повстречаться с девушками, если вам за девятьсот и вы уже все перепробовали. Создать длительные отношения еще сложнее. А если женщина вашей мечты общается с духами умерших и вызывает демонов, то создать серьезные отношения еще труднее.

Медиум – (сущ.){2}. Тот, кто вызывает духов, полтергейстов и Повелителя демонов. Обыкновенно медиумы тусуются в таких городах, как Лондон, где на каждом шагу встречаются порталы в ад, постоялые дворы с призраками, а также очаровательные вампиры. Большинство медиумов – женщины, что создает некоторые трудности: так, мужчине, который является тебе во сне и будит в сердце любовь, приходится объяснять, почему ручные призраки не дают покоя даже в самые романтичные моменты.

Примечания

aa

2

Братья Маркс – семья актеров комедийного жанра, часто снимавшихся в кино. Были особенно популярны в 1930-е гг. Из братьев наиболее известен Граучо [Groucho] (1895—1977), с пышными усами, странной походкой и огромной сигарой во рту; в течение многих лет он вел шоу-программу под названием «Ставка – жизнь» («You Bet Your Life»)].

(обратно)

3

Кларк Кент – персонаж комиксов и фильмов. Кажется заурядным, неинтересным человеком, работает репортером в маленькой газете, но никто не знает, что вне своей обычной жизни он – Супермен.

(обратно)

4

«Джамайка-Хаус» (Вайн/Кофе) – кофейный дом и по совместительству питейное заведение. Одна из достопримечательностей Лондона. Заложен в 1652 году на аллее Сент-Майклз. Первоначальное название – «Голова Турка» (Turk’s Head).

(обратно)

5

Название сухого завтрака фирмы «Дженерал Миллз». Граф Чокула – фирменный персонаж, изображаемый на упаковке. Его имя представляет собой каламбур на знаменитого графа Дракулу. Вместо крови граф Чокула пожирает шоколадные хлопья.

(обратно)

6

Вопреки распространенному мнению «Носферату» не означает «вампир», «бессмертный» или что-либо подобное. Это слово, изначально произошедшее от греч. νοσοφορος, имеет значение «переносящий болезнь». В странах Восточной Европы бытовало поверье, что вампиры являются переносчиками различных заболеваний. Известен немой фильм о вампире немецкого кинорежиссера Фридриха Вильгельма Мурану: «Носферату: Симфония ужаса» (нем. Nosferatu, eine Symphonie des Grauens) (1922).

(обратно)

7

Блакула – чернокожий вампир, герой двух фильмов американского режиссера У. Крейна (1972, 1973).

(обратно)

8

«Улица коронации» – популярный многосерийный телевизионный фильм о повседневной жизни нескольких семей с одной улицы в промышленном городе на севере Англии. Передается по Независимому телевидению [Independent Television) с 1960 г.

(обратно)

9

Сердце мое! (исп.)

(обратно)

10

«Ширли Темпл» (Shirley Temple) – безалкогольный напиток, с виду напоминающий коктейль. Получил свое название от имени знаменитой американской киноактрисы, популярной в 1930-е гг. Снималась с трех лет и имела большой успех. Исполнительница детских хитов.

(обратно)

11

сердце (исп.).

(обратно)

12

«Дебби покоряет Даллас» (Debbie Docs Dallas) – классический порнофильм. Режиссер – Джим Кларк, 1978 г.

(обратно)

13

любовь моя, сердце мое (исп.).

(обратно)

14

Суккуб(ус) —демон в образе женщины, приходящий ночью к спящим мужчинам для совокупления.

(обратно)

15

Асмодей – надзиратель над всеми игорными домами в Аду, главный распространитель разврата. Считается демоном похоти, несет личную ответственность за разжигание неурядиц в семьях. Перед смертными является сидящим верхом на драконе, со шпагой в руках. У него три головы – бычья, баранья и человеческая, а ноги – петушиные. Дарит полюбившемуся магу кольцо добродетелей, обучает арифметике, астрономии, геометрии и абсолютно всем ремеслам. Обладает способностью делать человека невидимым. Некоторые отождествляют его с Асмодеусом, который появляется в апокрифической книге Товита как демон-любовник Сарры, задушивший в первую брачную ночь поочередно семерых ее мужей.

(обратно)

16

Имеется в виду Влад III, также известный как Влад Цепеш и Влад Дракула (1431—1476), господарь Валахии. Прозвище «Цепеш» (рум. «Колосажатель) получил за жестокость в расправе с врагами и подданными, которых сажал на кол. Прототип литературного графа Дракулы.

(обратно)

17

Герой романа английского классика Г. Филдинга (1707—1754).

(обратно)

18

«Крестный отец» (1969) – роман американского автора Марио Пьюзо, в котором описывается история семьи сицилийского мафиози.

(обратно)

19

Подушечка, модная в 80-х гг. XIX века; подкрадывалась под женское платье сзади ниже талии для пышности фигуры.

(обратно)

20

Гекатонхейры – по греческой мифологии, три уродливых монстра, рожденных от союза Урана с Геей. Каждый из них имел сотню рук и пятьдесят голов.

(обратно) (обратно)

ae

1

чешского происхождения, также см. вампир

(обратно)

2

слово имеет латинские корни

(обратно) (обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Эпилог
  • Паранормальный словарь Эллегры