В погоне за химерой (fb2)

- В погоне за химерой [publisher: SelfPub] 2.53 Мб, 187с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Инна Робертовна Пермякова

Настройки текста:



Инна Пермякова В погоне за химерой

Глава 1

О чём может думать человек, находясь на пороге своей новой жизни? Он непроизвольно оборачивается назад, чтобы окинуть прощальным взглядом всё то, чем жил столько лет, то, что будоражило его душу, что было дорого его сердцу и то, что сейчас не значит ровным счётом ничего… И прежде чем начать совершать новые ошибки, он анализирует то, что уже успел сотворить. Он удивляется тому, как часто спотыкался и был неосторожен, наступал на одни и те же грабли и, конечно же, думает, что в его светлом будущем этого никогда не повторится, ведь теперь он совсем другой человек…

Да и о чём только ни думала Вера, сидя в самолёте и глядя в окно иллюминатора. Вся жизнь кадр за кадром пронеслась в её голове. Наверное, неправильно начинать новую жизнь с воспоминаний о прошлом, но у неё было ещё шесть часов, прежде чем самолёт приземлится в Пулково и она завершит своё путешествие Павлодар – Омск – Питер. И уже тогда никакого прошлого, никаких сомнений и сожалений быть не должно, она дала себе слово. А пока…

И череда бессвязных мыслей снова затянула Веру в свой хоровод. Мелькала среди остальных одна неясная, размытая, которая никак не хотела сформироваться до конца. У Веры не получалось уловить эту мысль, но её мельтешение смущало и не давало покоя. Вера понимала, что это чтото очень важное, без чего никак нельзя начать жизнь с чистого листа. Но что это? Мысль снова упорхнула, оставив после себя неприятный привкус, ощущение чего-то незавершённого, словно бы ты вышел из дому, захлопнул дверь и забыл внутри ключи, ты ещё не понял этого, но какое-то смутное предчувствие не даёт тебе покоя. Ты перебираешь в голове всё, что должен был взять с собой, но никак не можешь вспомнить про ключи, и это гложет тебя и мешает расслабиться. И тут мысли Веры переключились на тот день, когда она наконец приняла решение изменить свою жизнь раз и навсегда. Это был день её рождения. Ей исполнилось двадцать девять лет. Вера всегда считала, что это именно тот возраст, когда человек уже вполне твёрдо стоит на ногах и точно знает, чего ждёт от жизни. Раньше она представляла себе, как на тридцатилетний юбилей её будут поздравлять муж и дети (их будет минимум двое): в гостиной большого и уютного дома стоит дубовый стол, горят свечи, в камине потрескивают дрова (и совсем не важно, что родилась она в июне, камин был неотъемлемой частью успешно сложившейся жизни), и темноволосый сынишка лет семи играет для неё на пианино и поёт песню о маме. Она плачет от счастья, прижимая к груди белокурую дочь, а любимый муж стоит за спиной и обнимает её за плечи… Да, именно так она представляла своё будущее… Но в этот день пришла пора окончательно признаться себе в том, что остался всего один год до её тридцатилетия и ей ни за что не успеть осуществить свою мечту.

И я очень хотела бы написать, что Вера всегда была оптимисткой до мозга костей и она просто передвинула сроки исполнения своей мечты ещё на пять лет. Но увы… Это был не тот день. Вера очень хотела сегодня воссоздать имитацию своей счастливой жизни. К ужину она накрыла стол в своей маленькой однокомнатной квартире, приготовила свечи, открыла бутылку красного вина и стала ждать. Андрей часто опаздывал, но он всегда приходил, если обещал. Утром он отправил ей сообщение с поздравлением, сказал, что приготовил сюрприз, и обещал приехать к семи. Позвонить он не смог, это было воскресенье, и он был дома в окружении своей семьи. Какая ирония… У её любимого мужчины было всё, о чём она так мечтала: дом, камин, дети… И была другая женщина, счастливая женщина… Вера очень любила Андрея, любила до боли в груди и при этом ненавидела себя за это. Она понимала, что ворует минуты своего счастья у другой женщины. И она не хотела больше воровать, она желала обладать этим счастьем, купаться в нём день и ночь… В тот день Андрей не пришёл. Он просто отключил телефон. Вера пила бокал за бокалом красное вино, обливаясь слезами и прощаясь со своими иллюзиями на счастливую жизнь.

На следующий день он звонил, просил прощенья, рассказывал о том, что к ним в гости приехали родственники и он никак не мог уехать. Вера молча слушала, но решение было уже принято. Пять лет жизни были потрачены в бессмысленном ожидании чего-то. Пора признать, что свой выбор Андрей сделал много лет назад, женившись на другой женщине. И то, что происходит сейчас, невозможно назвать любовью. Нельзя любить человека и при этом обрекать его на одинокие вечера, на вечное ожидание. Нельзя любить человека и давать ему обещания, которые никогда не сможешь выполнить. Для Андрея с его устроенной и устоявшейся жизнью эти пять лет были просто припиской к общей истории, просто несколько приятных вечеров в неделю, назначение которых – добавить новых красок в насыщенную и без того жизнь. А для Веры это была вся жизнь. Луч света в конце туннеля. Вера долго верила в то, что Андрей осознает, кто она в его судьбе, что он уйдёт к ней и составит её счастье. Но, видимо, построить своё счастье на чужом пепелище не выйдет. Может, оно и к лучшему…

Промелькнул в её воспоминаниях и момент их последней встречи. Он был больше похож на эпизод из старого чёрно-белого фильма с плохой озвучкой. Казалось, что и без того травмированная этими отношениями психика Веры включила защитный механизм и всеми силами старалась отторгнуть то, что причиняло ей боль. Голоса в голове звучали приглушённо, смысл сказанного сохранился не полностью…

– Я так больше не могу! Ты должен рассказать ей всё! – кричала Вера, заламывая руки и обливаясь слезами, как самая настоящая героиня сопливой мелодрамы.

– Вера, остановись! Хватит! Ты же знаешь, что я не могу! Не сейчас! – на тон выше, спокойным голосом говорил Андрей.

– Почему не сейчас??? Ну почему? Ты столько лет обещал мне, что всё изменится! Ты говорил, что не любишь больше жену! Я не могу больше ждать! Я сама всё ей расскажу! – Отчаяние переходило во всеразрушающую ярость.

– Не смей! Слышишь? Не смей лезть в мою семью! – Личина спокойствия окончательно сползла, и лицо Андрея перекосил гнев. – Ты действительно думаешь, что я ради такой, как ты, пожертвую своей семьёй??? Никогда! Слышишь? Никогда этого не будет!

Веру вдруг словно обухом по голове ударили, она вглядывалась в это до боли родное и любимое лицо в тщетных попытках уловить в нём хоть что-то знакомое, но человек, который стоял перед ней, в тот момент был совершенно чужой. Она стала угрозой для спокойной и размеренной жизни Андрея, в его взгляде Вера распознала решимость нейтрализовать эту угрозу любой ценой.

– Я предупреждаю тебя… Только посмей приблизиться к моей семье, только открой свой рот, и ты пожалеешь об этом. Я буду отрицать всё, что ты скажешь. Никто не поверит больной истеричке.

Он ушёл, громко хлопнув дверью, а Вера ещё долго стояла и смотрела на закрытую дверь, не в силах осознать, что всё может вот так закончиться.

И вот самолёт уносит её далеко от родного города Павлодара, где Вера прожила всю жизнь, где за двадцать девять лет так и не нашла своего счастья… От мрачных мыслей Веру отвлёк приятный голос стюардессы: «Уважаемые пассажиры, наш самолёт совершил посадку в аэропорту города Санкт-Петербург. Температура за бортом 16 градусов Цельсия, время 6:20…»

«Ну вот и всё, – подумала Вера. – Здравствуй, моя новая жизнь!»

Глава 2

Получив свой багаж, состоящий из двух больших чемоданов (всё, что она посчитала нужным забрать из своей прежней жизни), Вера двинулась к выходу из здания аэропорта, ища глазами свою подругу, которая должна была встретить её. Но, по своему обыкновению, Ксения опоздала. Откатив свои чемоданы в сторону и прислонившись к стене, Вера стала ждать. Она с детства испытывала трепетное чувство к вокзалам и аэропортам. Внутри них царила особая атмосфера, нужно только остановиться и осмотреться вокруг, вырваться из круга суетящихся и опаздывающих людей, и перед тобой приоткроется ширма в мир чужих эмоций и чувств, встреч и расставаний.

Вот молоденькую девчушку обнимает пожилая пара, они целуют её, нежно поглаживают по спине, женщина вытирает слёзы радости. Должно быть, дочь прилетела в гости к родителям. Они счастливы. Возможно, эти встречи случаются не очень часто. Но как мать горда за свою дочь! Это чувствуется в каждом взгляде, которым она одаривает своё чадо.

А вот там, у стойки регистрации, стоит влюблённая пара. Девушка провожает своего возлюбленного. Нет, он уезжает не навсегда и, скорее всего, ненадолго. Вера уже научилась узнавать взгляд людей, которые расстаются и не знают, суждено ли увидеться вновь.

Сколько встреч и расставаний видели эти стены?.. И вдруг Вера подумала о том, что вся наша жизнь – вокзал. Мы кого-то встречаем и радуемся встрече, кого-то провожаем навсегда, а кто-то ещё вернётся в нашу жизнь. Некоторых людей мы ждём с нетерпением, других приезжаем встречать, чтобы соблюсти приличия.

И наконец в толпе людей Вера выхватила взглядом знакомую копну рыжих волос. Ну вот и настал момент её радостной встречи. Вера окликнула подругу и помахала ей рукой.

Ксюша (ох уж эта Ксюша!) бежала ей навстречу с охапкой разноцветных шаров. Питер встречал Веру лучезарной улыбкой и яркими, так не свойственными ему красками. Это было отличное начало новой жизни!

Девушки сидели обнявшись на заднем сидении такси, они не виделись целый год с последнего приезда Ксении в Павлодар. За это время столько всего произошло, что они даже не знали, с чего начать разговор, и просто наслаждались обществом друг друга. Когда Вера приняла решение уехать в Питер, Ксения поддержала её и обещала всячески содействовать в обустройстве на новом месте. Было оговорено, что первое время они будут делить на двоих комнату в коммуналке, пока не появится финансовая возможность снять помещение попросторнее. Жильё в Питере, тем более для девушки из провинциального городка в Казахстане, весьма дорогостоящее удовольствие. Радовало то, что квартира находилась почти в центре города, минутах в пятнадцати от Невского проспекта, в шаговой доступности до метро, а для мегаполиса это весьма немаловажный фактор.

Выйдя из такси, Вера снова ощутила на себе сырость и прохладу питерского климата: несмотря на то, что стоял самый разгар июня, за считанные секунды она продрогла до костей.

– Ну, дорогая, перешагивай через поребрик и прошу следовать за мной в парадную. Добро пожаловать в Питер! – пошутила Ксения и, подхватив за ручку один из чемоданов, зашагала в сторону их общего пристанища.

Здесь нужно отметить, что в Казахстане нет такого понятия, как коммуналка, Вера никогда прежде не видела воочию, как живут в коммунальных квартирах, только в старых советских фильмах, поэтому она была несколько шокирована увиденным. Ксюша открыла дверь ключом и шёпотом предупредила Веру, чтобы та не создавала лишнего шума. Было ещё раннее утро, и соседи мирно спали в своих комнатах. Правда, пройти по деревянным половицам длинного коридора бесшумно не получилось, при каждом шаге старые доски издавали стонущие звуки, разносящиеся эхом в полнейшей тишине. Словно бы в ответ на их стон за дверью соседней квартиры недовольно заскрипела кровать. Видимо, движение в коридоре не осталось незамеченным.

Ксюша распахнула дверь их апартаментов, и Вера увидела небольшую комнатку, куда, в общем-то, без проблем уместились две кровати, шкаф, холодильник, телевизор и стол со стульями. Весьма спартанская обстановка, ничего лишнего. Совсем ничего лишнего… И в придачу ко всему – общая кухня и очередь в туалет и душ по утрам. Но Вера понимала, что никто не обещал ей царские хоромы со всеми удобствами. Дорога к светлому будущему не будет лёгкой.

После перелёта Вера настроилась вздремнуть пару часиков и набраться сил для предстоящей прогулки по городу. Но отдохнуть ей не удалось. Уже где-то через час коммуналка стала превращаться в пчелиный улей: вот хлопнула дверь и чьи-то тапочки зашаркали в сторону ванной, струя воды с рычанием и присвистом застучала по металлу. Следом вторые тапочки засеменили в кухню, где тут же довольно заурчал чайник, загремела посуда, и через какое-то время в комнату стал проникать аппетитный запах яичницы с беконом и кофе. Из соседней комнаты был слышен недовольный детский голос и ещё более недовольный голос женщины, беседа за стеной явно перерастала в скандал и закончилась хорошей взбучкой и слезами. Конечно же, Вера уже не спала, она лежала и прислушивалась к утренней суете за дверью. Она вспоминала свою семью, детство, как вот так же она лежала в своей кровати и слышала, как мама хлопочет на кухне, готовит завтрак. Если это был будний день, то их с братом ждала каша, если выходной, то либо оладьи со сметаной, либо тосты с вареньем… Самый вкусный завтрак на свете – завтрак у мамы… Вера потянулась, сбрасывая с себя дремоту, и снова прислушалась к приглушённым всхлипываниям за стеной. Внезапно ей стало так жалко этого мальчишку, наверное, это было навеяно воспоминаниями о доме, о брате. Алёша, её старший брат, тоже частенько доводил маму по утрам: то в школу не хотел вставать, то каша не вкусная, то встал не с той ноги… Получит, бывало, от матери порцию воспитательных мероприятий и тихонечко плачет, забившись в угол кровати, обидно так, словно пострадал совершенно незаслуженно. В такие моменты Вера приходила к нему в комнату, садилась рядышком, обнимала его маленькими ручонками и приговаривала: «Не плачь, ты же наштоящий мущина!» «Господи, как же давно это было! А помню всё, словно только вчера…» – подумала Вера. Ксюша всё ещё мирно сопела в своей кровати, сегодня у неё был выходной, и Вера не стала нарушать её сон своим хождением по комнате, а терпеливо выжидала, когда подруга проснётся.

Ксюша очнулась ото сна бодрая и отдохнувшая и после завтрака с удовольствием согласилась выполнять роль гида и сопроводить Веру в Исаакиевский собор. К тому времени как девушки появились на кухне, все жильцы уже успели покинуть квартиру, разбежавшись по своим делам, и позавтракать им удалось в тишине и спокойствии.

Захватив с собой обязательный атрибут петербуржца – зонт, девушки вышли из дома. На улице моросил лёгкий дождик, город-герой Ленинград выглядел хмурым и понурившимся. Вера в который раз удивилась тому, что воспоминания об этом городе всегда намного ярче, чем то, каким ты его видишь в действительности. Впервые побывав в Петербурге, Вера ощутила глубокое разочарование: при всей необычайности своей архитектуры он показался ей серым и безликим, словно бы город отдал свою душу в годы страшной блокады и так и не смог оправиться после этого. Бесконечная любовь к этому месту проснулась в ней значительно позже. Вот и сейчас, когда Вера шагала по мостовой Невского проспекта под струями дождя, ей казалось, что город рыдает, оплакивает души невинно убиенных и сгинувших в годы Великой войны.

Девушки вошли в здание подземки и спустились в метро. Стоит отметить, что питерский метрополитен представляет собой произведение искусства, каждая станция оформлена в своём индивидуальном стиле. Так, например, «Звенигородская», где сейчас находились подруги, была задумана как колонная, но вследствие деформации туннеля в 2001 году часть колонн заменили глухими стенами, облицованными мрамором и гранитом. Пол выложен плитами из зелёного и красного гранита. Одну из стен станции украшает мозаичное панно из смальты работы художника Быстрова, с изображением Петра Великого в окружении солдат Семёновского полка.

Вера и её подруга вошли в вагон метро и заняли свободные места. Она любила ездить на метро, тут предоставлялась возможность, не проявляя бестактность, изучить своих попутчиков. А в Питере, надо сказать, был весьма разношерстный контингент. Были и такие необычные личности, каких никогда не встретишь в Павлодаре. В маленьком городе люди не могут позволить себе бросить вызов обществу своим внешним видом, слишком уж сильны предрассудки. Чего нельзя сказать о Питере. Всем абсолютно всё равно, как ты выглядишь, во что одет и какого цвета у тебя волосы. Люди привыкли ко всему и уже давно перестали удивляться.

Рядом с Верой сидел молодой человек с огромными дырами в ушах, тоннелями, вроде бы так их называли, и какими-то странными шишками в области лба. Глядя на него, Вера подумала, что иногда предрассудки – это не так уж и плохо. И представив, что бы сказала её бабуля по этому поводу, тихонько усмехнулась.

Напротив Веры, держась за поручень, стояла молоденькая девушка в красивом розовом платье с пышной воздушной юбкой и … в кроссовках. «А что? Зато удобно», – подумала Вера. В остальном больше никто не поразил её своим неординарным видом. Хотя нет… Слишком уж все остальные выглядели серенькими и скучными. Вот ещё одно отличие Питера от родного Павлодара. Если в маленьком городке люди и боятся привлечь к себе излишнее внимание необычным видом, то это не мешает им выглядеть ярко и красиво. Девушки Павлодара любят весёленькие платья, туфельки на высоком каблуке, украшения и, естественно, макияж. Ведь, когда ты живёшь в городе, где все друг друга знают, выйти из дома и не встретить знакомых просто невозможно. И, конечно же, нельзя быть не при параде. А в Питере людям всё равно, ну и опять же, большой город – это трудности передвижения, расход времени на дорогу и, как следствие, его нехватка при наведении лоска. Добираться на работу с одного конца города в другой на высоченных шпильках это как минимум не совсем разумно.

А вот глаза петербуржцев Вере совсем не нравились, были они какие-то печальные, без искорки. Словно однообразные будни затянули их в свою пучину. Нескончаемая безысходность сквозила во взгляде каждого. Ежедневно эти люди шли по улицам красивейшего города в мире, но они словно бы уже не замечали всей его прелести, погружённые в свои заботы и проблемы. Вера подумала, что подобное состояние человека вполне может быть вызвано нехваткой солнечного света и, соответственно, недополучением витамина Д, влияние которого на настроение давно доказано учёными.

Проехав станцию «Садовую», девушки вышли на «Адмиралтейской». Эта станция является самой глубокой в России. «Адмиралтейская» оформлена в морской тематике. На полу, вымощенном серым и красным гранитом, можно увидеть инкрустации роз ветров в окаймлении золотистых флотских шевронов. Путевые стены выполнены из голубоватого мрамора, двери на путевых стенах украшают решётки с изображением якоря. Стены станции декорированы мозаичным панно всё того же художника Быстрова. В центральном зале можно увидеть его работу под названием «Основание адмиралтейства», а пешеходный коридор порадует нас мозаичными изображениями «Нева» и «Нептун».

Просто прошёл через станцию метро, а такое чувство, будто в музее побывал и прикоснулся к прекрасному.

Девушки поднялись из станции на эскалаторе, вышли из здания метрополитена и направились в сторону Исаакиевского собора. Исаакиевский собор был для Веры одним из любимейших мест в городе. Он не мог не поражать своим величием. Сейчас, когда над собором нависали чёрные грозовые тучи, маленький лучик солнца несмело пробивался сквозь них, но даже этого робкого луча хватило, чтобы купол собора засиял в своём золотом великолепии. Со всех четырёх сторон собор обрамляли восьмиколонные портики, украшенные статуями двенадцати святых апостолов, ближайших учеников Иисуса Христа, которые вот уже более полутора века охраняют вход в крупнейший православный храм Санкт-Петербурга. Видя это величайшее творение рук человека, начинаешь понимать бренность своего существования, незначительность всего, что происходит в твоей жизни. Этот храм – наследие, которое оставил после себя Монферран, его вклад в построение этого мира, детище, которое пережило его на много веков вперёд. И Вера неизменно вернулась к мысли о том, ЧТО оставит след о её пребывании на этой земле. Ничего… Она ничего не дала этому миру…

– Я купила билеты, – голос Ксении вернул Веру на землю. – Если ты хочешь в третий раз прослушать лекцию об истории собора, то мы можем успеть присоединиться к группе.

Именно сегодня слушать лекцию Вере совсем не хотелось. Она вошла в собор, как в первый раз поражаясь тому, как искусно украшены двери многочисленными скульптурами, бюстами и рельефами. Внутри собора, как обычно, кипела жизнь, экскурсоводы сопровождали группы людей, говорящих на разных языках. В Питер стекались туристы со всего мира, тут были представители Японии, Китая, Италии, Франции, стран постсоветского пространства. Все хотели увидеть легендарный город, выстоявший во время блокады и расцветший с новой силой. Кругом щёлкали затворы фотокамер, люди желали запечатлеть всю красоту внутреннего убранства собора. Жаль, что это было невозможно. Ни один, даже самый высококлассный фотограф с новейшим оборудованием не способен передать это рукотворное чудо.

Собор Святого Исаакия Далматского иногда называют музеем цветного камня. Только здесь можно лицезреть такое обилие колонн из зелёного малахита, синего лазурита, также при отделке собора использовались различные виды мрамора, гранит, шунгит, порфир. Стены собора щедро украшены позолотой и фресками великих живописцев на религиозную тематику. И именно в Питере возродилось мозаичное искусство России. Во время оформления внутреннего убранства собора пришло осознание того, что питерский климат в скором времени уничтожит картины, и было решено воссоздать их мозаичным способом. Сложно представить, каких трудов стоило подобрать такое обилие цветов и красок, но эта кропотливая работа была завершена, благодаря чему на сегодняшний день у нас есть возможность созерцать всю эту красоту. Особое внимание стоит уделить внутреннему куполу собора. Под расписным сводом по кругу расположены высокие арочные окна, под ними – двенадцать статуй ангелов. А между статуями – изображения двенадцати апостолов. На самой высшей точке купола – едва различимая фигура белого голубя, словно бы парящего над храмом. Одним словом, это просто восторг! Божественную красоту храма невозможно передать, её можно только пропустить через себя. Энергетика этого места колоссальна. Кажется, что если Бог действительно существует, то найти его можно именно здесь.

Внезапно Вере стало очень душно в многолюдном помещении, и она предложила Ксении подняться на колоннаду. Они вышли из собора, и, повернувшись к дверям, Вера трижды перекрестилась и поклонилась. Относительно недавно собор приобрёл статус музея, но при этом он остался храмом Господним. Вера никогда не была особо набожной, она интерпретировала религию под своё понимание мира. Но она твёрдо верила в то, что жизнь не заканчивается после смерти и что за всё содеянное придётся ответить, может, не на Страшном суде и, может, даже не после смерти.

Вера и Ксюша долго поднимались по винтовой лестнице к куполу собора, с колоннады открывался потрясающий вид на город. Дождь уже закончился, но солнце не спешило радовать петербуржцев и гостей города своим появлением. Девушки подошли к ограждению и какое-то время молча любовались архитектурными изысками Петербурга.

– Почему ты не захотела уехать вместе со мной в Питер ещё тогда, семь лет назад? – спросила Ксюша.

– Ты знаешь, наверное, я испугалась. Мне казалось, что большой город не для меня. В Павлодаре дом, родители, друзья… А кому я была нужна в Питере?

– Что же изменилось сейчас?

– Хм… – Вера задумалась, но ответ пришёл сам собой, из глубины души: – А сейчас я и в Павлодаре никому не нужна, так чего мне уже бояться… Понимаешь, – продолжила Вера, – когда я была моложе, жизнь вокруг била ключом… Родители были живы, брат рядом, какие-то постоянные тусовки, друзья, подруги, свидания… Казалось, что находишься в гуще событий, всё вертится вокруг тебя, твоих проблем. А потом всё стало рассыпаться как карточный домик… Принца на белом коне я так и не встретила, а те, кто готов был жениться на мне, устали ждать и женились на других, – Вера грустно усмехнулась. – Сейчас вот думаю, а ведь были среди них действительно хорошие ребята… Могла бы выйти замуж, нарожать детишек…

– Вера, но ведь по какой-то причине не вышла?

– Не вышла… А потому что дура молодая была! Любовь ждала, идеального хотела… Только вот не бывает их, Ксюшка, идеальных. Все мы со своими тараканами в голове.

– Не согласна я с тобой, Верка… Ну вот как без любви жить?

– Как… Да как половина женщин в мире живёт… Молча… А не согласна ты, потому что такая же дура, как и я! Вот и живём одни: ни ребёнка, ни котёнка, как говорится… Девушки снова замолчали.

– Устала я, Ксюш… Этот Новый год одна встречала… После того как и мамы не стало, даже пойти некуда. Все с семьями празднуют, никто особо не зовёт… И не плохой же я вроде человек… Сама знаешь, друзьям в помощи никогда не отказывала. Такое чувство, будто боятся меня, незамужнюю, в дом пускать, – на минуту Вера умолкла. – Ты посмотри, какая красота кругом!

Она окинула город взглядом с высоты птичьего полёта. Исаакиевский собор по сей день оставался высочайшей точкой центральной части Питера. Возможно, именно благодаря этому он существенно не пострадал во время бомбёжек. На стенах и колоннах были видны следы артобстрела, но разрушение храма не являлось целью фашистов, купол собора они использовали в качестве ориентира на местности. Стоя на продуваемой со всех сторон смотровой площадке Исаакиевского собора, девушки продрогли.

– Пора заканчивать нашу экскурсию, – предложила Ксюша. – Мы можем спуститься и прогуляться немного по Александровскому саду, а затем выпить по кружечке горячего шоколада. В парке есть небольшое кафе.

Вера с удовольствием согласилась, согревающий напиток был бы как раз кстати.

Девушки перешли дорогу, отделяющую собор от Александровского сада, и, сократив прогулку до минимума, сразу направились в кафе. По тропинкам парка вышагивали дамы и кавалеры, одетые по моде XVIII века: женщины – в пышных кружевных платьях и париках, аккуратно собранных в диковинные причёски, мужчины – в камзолах, кафтанах и коротких, ниже колена, штанах. Они любезно предлагали туристам сделать фото на память. Желающим предоставляли костюмы напрокат для полного погружения в атмосферу столичной жизни эпохи дворцовых переворотов.

Устроившись за столиком небольшого паркового кафе, подруги заказали по кружечке согревающего шоколада и продолжили прерванную беседу.

– Расскажи мне, что там у вас с Андреем произошло. Ты так внезапно решила уехать.

– Что произошло? Да ничего не произошло… У нас уже пять лет ничего не происходило. Только вот я этого упорно не хотела замечать. Пять лет я ждала, что он уйдёт от жены, а он за это время успел ещё одного ребёнка настругать.

А я всё ждала.

– Вот козёл! – в сердцах выпалила Ксюша.

– Он, конечно, не ангел, но и я хороша. Тошно даже вспоминать… Я ведь всем сердцем ненавидела его жену. Представляла, как она просыпается рядом с ним по утрам, обнимает его, целует… Как они вместе с детьми распаковывают подарки в новогоднюю ночь, смеются… У меня всё просто переворачивалось внутри. Сейчас думаю, сколько горя я принесла этой женщине! Она ведь наверняка догадывалась, что Андрей ей изменяет, мы, женщины, всегда это нутром чуем. Представляешь, как страшно ей было остаться одной с двумя детьми? Поверь, вся эта ситуация не доставляла мне удовольствия, я не из тех, кто легко шагает по головам. Но я так любила Андрея, что не могла думать ни о чём другом…

– Вера, будь честна, если не со мной, то хоть сама с собой. Ты так говоришь просто потому, что у вас с Андреем ничего не вышло. Если бы он предложил жениться на тебе, не было бы сейчас всех этих угрызений совести и покаяний. – Ты всегда говоришь то, что думаешь? – засмеялась Вера.

– Тебе – да! – Ксюша действительно умела сказать нелицеприятную правду в глаза, но делала это так беззлобно, что эта правда становилась не такой болезненной.

– Да, знаешь, ты, как всегда, права. Вышла бы замуж, нашла бы кучу оправданий для своей совести, решила бы, что его бывшая сама виновата, что не сумела сохранить семью. Я закрыла бы глаза на всё! Но… была ли бы я счастлива? Можно ли вообще построить своё счастье на слезах детей? И я сейчас не о совести говорю, а о расплате. Чем бы мне пришлось заплатить за такое счастье?

– По-моему, ты драматизируешь… После того как мой отец бросил меня и маму, женившись на другой, они вполне счастливо прожили свою жизнь, без возмездий и наказаний свыше. На тот момент, конечно же, я не могла простить отца, злилась на него безумно. А теперь думаю, может, это была его судьба. Ведь, если говорить начистоту, его брак с мамой нельзя было назвать счастливым для них двоих. Да и у мамы всё сложилось хорошо после его ухода, – Ксюша подкурила длинную сигарету и удовлетворённо вдохнула в себя едкий дым.

– Всё это, конечно, хорошо, но, насколько я знаю, совместных детей у твоего отца с новой женой так и не было.

– Думаю, ты склонна во всём видеть наказания за грехи, – фыркнула Ксюша.

– Нет, я просто считаю, что за всё рано или поздно приходится платить. За счастье в том числе. Его можно заслужить, выстрадать, либо оно достаётся авансом, но заплатить всё же придётся.

– Господи, Вера, где ты нахваталась всей этой кармической хрени?! Посмотри вокруг, некоторым людям всё словно падает с небес: счастье, удача, деньги… И никаких страданий, мучений.

– Так ли, дорогая моя? Ты не можешь знать, чем эти люди расплачиваются за своё счастье, какой ценой оно им далось. Чужая душа – потёмки.

– По твоей логике получается, что если я счастлива сегодня, то завтра в наказание за моё счастье на меня обрушатся небеса. Не слишком ли? Почему я не могу просто быть счастливой? – всё больше распалялась от спора Ксюша.

– Ты всё не так поняла. Я хочу сказать, что ты можешь быть счастливой двумя путями. Первый путь – через пот, кровь и слёзы, ты должна работать над своим счастьем, создавать его, искать его, идти к нему, порой сквозь тернии, часто отказываясь от чего-то очень важного, это и есть твоя плата. Второй путь – счастье, построенное за счёт разрушения чужих судеб, за это вот счастье и приходится расплачиваться сполна потом.

– Ты поделила всё на чёрное и белое: так хорошо, а так плохо. А как же миллионы других оттенков? Как быть с ними? Иногда нельзя создать что-то новое, лучшее, не разрушив старое. Как понять, правильно и хорошо ли мы поступаем? – спросила Ксюша. – Мы не узнаем наверняка. Но мы это чувствуем, в глубине души мы чувствуем, хорошо или плохо мы поступаем. Другое дело то, что мы научились находить компромиссы со своей душой, закрывать глаза на очевидное.

После такого разговора подруги погрузились в свои размышления. И вот наконец Вере удалось поймать за хвост ту самую мысль, что ещё в самолёте не давала ей покоя. Она преодолела расстояние в несколько тысяч километров, покинула родной дом… Для чего??? Что она хочет найти в этом чужом городе? Счастье, ну конечно же, счастье! А что для неё есть счастье? Семья? Но ведь и одинокие люди бывают счастливы, посвящают себя любимому делу, путешествуют, открывают для себя новые горизонты. Может быть, рожать детей – это вообще не её удел. И тут Вера как никогда ясно осознала, что у неё нет ответа на этот вопрос. Одно она знала точно: прежде она не была счастлива, она была одинока, не любила свою работу, у неё не было близких по духу людей. Она чувствовала, что плывёт по течению и абсолютна равнодушна к происходящему вокруг. Итак, Вера приехала в Санкт-Петербург за тем, о чём не имела ни малейшего представления. За счастьем. Но, прежде чем она найдёт его, ей предстояло найти себя.

Глава 3

Принимая решение кардинально изменить привычный уклад жизни, Вера думала, что сможет избавиться от терзавших её боли и разочарования, но на деле вышло лишь на время отвлечься. Постепенно её стала накрывать тоска по родному дому, терзали сомнения и страхи в верности принятого решения. Пока в душе бушевала буря разрозненных эмоций, голос разума был не слышен. Сейчас же, когда всё немного поутихло, он отчаянно кричал Вере о безрассудности её поступка. В один миг оставить всё, что она строила годами: дом, работу, которая приносила приличный доход, побросать первые попавшиеся вещи в чемоданы и уехать на чужбину без каких-либо планов на будущее. Это самое отчаянное решение, принятое ею когда-либо.

Мысленно Вера отматывала плёнку произошедших событий назад, снова и снова прокручивая момент последней встречи с Андреем. Может быть, просто не стоило начинать этот разговор? Может, нужно было оставить всё как есть? Где-то она неверно разыграла свою карту. Нужно было подождать ещё немного. Усилием воли Вера возвращала себя к реальности. Она обманывала себя много лет. Не Андрей, не его обещания. Она сама делала это. Она верила в то, во что хотела верить. Хватит! Да, ей страшно. Да, она может ошибаться. Но решение уже принято. Вера понимала, что у неё всё ещё есть дорога назад. Она может хоть сейчас купить билет домой. Она также знала, что ждёт её там. А здесь её пугала неизвестность. Так почему бы не дать ей шанс? Может, судьба ещё приятно удивит её. Примерно по такой траектории двигались мысли Веры. Страхи, сомнения, надежды. Постепенно она погружалась в депрессию. Депрессия… Дисгармония души и проклятие человека разумного. Или же дар? Тёмное время перед рассветом.

К душевным страданиям присоединилась болезнь тела. Во время прогулки по Питеру Вера сильно промочила ноги, этого ей, не привыкшей к сырому климату, хватило, чтобы на несколько дней слечь в постель с температурой. Благо, что для того, чтобы вскипятить чайник, необязательно пользоваться общей кухней, можно сделать это не выходя из своей комнаты. В связи с чем необходимость общения с соседями сократилась, и у Веры была возможность немного адаптироваться к новому образу жизни.

В Павлодаре, прожив в своей квартире около восьми лет, Вера так и не удосужилась познакомиться с соседями. При встрече она вежливо здоровалась, но не более того. Она не знала их имён, не знала, на каком этаже и в какой квартире живут многие из них. К соседям по тамбуру она даже не успевала привыкнуть, так часто менялись квартиросъёмщики. Да и виделась она с ними крайне редко. В общем, традиция ходить к соседям за сахаром и солью, которая бытовала ещё в её детстве, канула в прошлое. И данная ситуация Веру вполне устраивала.

Но здесь всё было иначе. Естественные природные нужды заставляли Веру совершать вылазки из своей норы, и она уже знала, с кем делит крышу над головой. В одной из комнат проживали молодожёны, приятная молодая пара, которая на практике подтверждала, что с любимым и в шалаше рай. Вторую комнату занимала женщина лет тридцати пяти с шестилетним сынишкой Павликом, его сердитый голосок и слышала Вера за стеной в день своего заселения.

Мальчишка оказался именно такой, каким Вера себе его представляла: худенький, со взъерошенными волосами, озорной искоркой в глазах и любопытный до невозможности. Вера как-то сразу прониклась к нему симпатией и одновременно сочувствием к его матери. Наталья, впоследствии Вера узнала, что её зовут именно так, была измотанной, дёрганной и какой-то жалкой. Вера заметила, что с работы она возвращается уже затемно и иногда ложится спать, даже не поужинав. Павлик частенько оставался дома один, когда мама уходила на работу, должно быть, в эти дни его не с кем было оставить.

А в третьей комнате проживала хозяйка коммуналки, пожилая женщина, но с ней Вера ещё не познакомилась, так как на лето старушка уехала жить на дачу где-то под Питером. Так что её комната оставалась наглухо закрытой.

Ксюша все эти дни была занята на работе, она работала в праздничном агентстве дизайнером-оформителем, и как раз сейчас у них был серьёзный заказ на подготовку свадьбы. Так что Вера оставалась полноправной хозяйкой комнаты на весь день. Её мучил сильный кашель, временами от этих приступов она просто задыхалась. Как раз во время такого приступа она услышала тихий стук в дверь. Вера подошла к двери и, приоткрыв её, увидела свою молодую соседку.

– Привет! Я Настя, – у девушки была приятная добродушная улыбка.

– Привет! А я Вера, – она не понимала причину незваного визита соседки и была несколько удивлена.

– Ксюша сказала, что ты приболела. Да я и слышу, как сильно тебя мучает кашель. Вот я и подумала… Мне из деревни отец передал очень хороший мёд, он быстро поставит тебя на ноги. И мы с Павликом как раз пьём чай, может быть, ты присоединишься.

Вера была поражена и тронута заботой со стороны постороннего человека. И, конечно же, она не смогла отказаться. Она хотела прихватить что-нибудь вкусненькое с собой, но оказалось, что у неё ничего нет, так как в магазин из-за болезни она не спускалась, а Ксюше было просто не до этого. Так и пришлось идти с пустыми руками.

Вера зашла в маленькую кухоньку, где для неё на столе уже стояла огромная кружка горячего ароматного чая и баночка золотистого мёда. За столом сидела Настя в компании Павлика, соседского мальчугана.

– Паша опять сегодня остался дома, няня не может каждый день брать его к себе, у неё есть основная работа, а больше некому с ним посидеть. Вот я и развлекаю его, когда есть возможность, – сказала Настя. – А то совсем заскучал парнишка один.

А Павлик в это время с аппетитом уминал печенье, густо смазанное маслом, и исподтишка краем глаза изучал новую соседку. В очередной раз поймав взгляд малыша, Вера улыбнулась ему, и щёки Павлика смущённо зарозовели.

– Что ты делаешь, когда остаёшься дома один? —спросила Вера, чтобы завести беседу.

– Рисую, – ответил Павлик и замолчал. И тут вдруг его как будто прорвало: – Вчера мама купила мне новые карандаши, потому что свои старые я сгрыз, и у меня был разноцветный язык. А мама потом меня ругала за это. А вечером принесла новые. Но сказала, что если я и их съем, то больше она мне не станет покупать. – И он посмотрел на Веру, как бы ожидая её комментария по поводу съеденных карандашей.

– Ну… да, я тоже считаю, что тебе не стоит больше есть карандаши… Это не очень полезно для здоровья и… не особо-то и вкусно. – У Веры не было опыта общения с детьми, если не считать племянников, которых она видела всего несколько раз.

Но Павлика уже перестала интересовать тема карандашей.

– Хочешь, я сделаю тебе самый вкусный в мире бутерброд? – беззаботно спросил малыш.

Ну как можно было отказаться от такого предложения?

– Конечно, с удовольствием, – улыбнулась Вера.

И мальчик по-детски неловко принялся мазать маслом печенюжку. Справившись с этой задачей, поверх толстого слоя масла он водрузил второе печенье.

– На, держи! – и маленькие ручонки протянули ей «бутерброд».

Вера с благодарностью приняла лакомство и, попробовав кусочек, слегка преувеличенно восхитилась:

– М-м-м… Как вкусно! Это самое вкусное, что я когда-либо ела! У тебя просто прирождённый талант.

Павлик, довольный похвалой, заулыбался:

– Это папа научил меня делать такой бутерброд.

– Где же сейчас твой папа? – спросила Вера. Если бы она хоть ненадолго задумалась, то ни за что не стала бы задавать подобный вопрос.

Павлик резко помрачнел и словно бы весь съёжился:

– Мой папа ушёл к ангелам. Мама сказала, что папа всегда наблюдает с небес за тем, как я себя веду. И когда я не слушаюсь, папа очень расстраивается.

Вера не знала, что нужно сказать ребёнку в такой ситуации, и, ожидая поддержки, посмотрела на Настю. Но та была растеряна не меньше.

– Мне кажется, ты очень хороший мальчик и твой папа гордится тобой, – сказала Вера.

Господи, как же сложно объяснить ребёнку то, что его мозг ещё не готов принять. Как подобрать нужные слова, чтобы не травмировать детскую психику?

Тут на помощь Вере пришла Настя:

– Павлик вообще большой молодец! Когда он остаётся дома один, он сам себе разогревает еду, моет за собой посуду. А ещё помогает маме убирать в комнате. Вот бы и мне такого помощника…

Павлуша оживился, и его мысли переключились на новую волну:

– Тётя Настя, а давай я помогу тебе сегодня помыть полы в комнате. А ещё я могу пыль вытирать, – и мальчик умоляюще посмотрел на Настю.

– Отличная идея! Допивай свой чай, сейчас помоем посуду и пойдём убирать.

Чаепитие подошло к концу, Вера поблагодарила соседей и ушла к себе.

Пока Вера болела, у неё было время подумать о дальнейших планах на жизнь. В первую очередь она должна была определиться с работой. В Павлодаре она работала бухгалтером, но Вера не хотела снова возвращаться к цифрам и отчётам. Она решила попробовать себя в совершенно другой сфере. Но найти хорошее место с казахстанским паспортом было не так просто. Агентство, в котором работала Ксения, готово было принять её в качестве ученика оформителя, оклад, конечно, совсем скромный – двадцать тысяч рублей, но… И Вера согласилась. Существенным преимуществом было то, что офис агентства находился в районе Лиговского проспекта. На метро можно было добраться всего с одной пересадкой.

Собеседование с руководителем было назначено на понедельник. И, вспомнив пословицу «По одёжке встречают, по уму провожают», Вера очень постаралась, чтобы выглядеть эффектно. Она надела свою любимую персиковую юбку-карандаш, чуть ниже колена, и лёгкую блузку с яркими цветами. Довершили образ коралловые туфли на шпильке и аккуратная сумочка в цвет обуви. Вера знала, что уже давно никто не подбирает сумку в тон туфлям, но у неё на этот счёт был пунктик. Она собрала свои длинные каштановые волосы в тугой хвост на затылке и нанесла неброский макияж. Вера осталась очень довольна своим отражением в зеркале: здоровый цвет лица, гладкая кожа без единой морщинки, точёная фигурка. Надо признать, что сегодня она была великолепна.

– Ого! Я смотрю, ты сегодня при параде, – восхитилась Ксюша, вернувшись в комнату после завтрака и наскоро натягивая на себя джинсы. – Только обычно у нас в офисе никто так не заморачивается.

– Это мой первый день. У меня хорошее настроение. И выглядеть я хочу соответственно, – улыбнулась Вера. – И, кстати, поторопись, я уже вызвала такси, иначе мы совсем опоздаем.

Синоптики обещали солнечный денёк, поэтому Вера не стала брать куртку, о чём пожалела, едва выйдя на улицу. Какая бы погода ни была днём, утро оказалось весьма прохладным.

Таксист очень быстро домчал их до бизнес-центра, в котором располагался офис агентства. Это было весьма презентабельное шестиэтажное здание в современном стиле. Стены частично выполнены из стекла. На первом этаже располагалось отделение «Сбербанка», все остальные этажи были сданы в аренду различного вида организациям. На лифте девушки поднялись на пятый этаж. Он полностью находился в распоряжении агентства. Веру приятно удивил внутренний дизайн помещения. Длинный светлый коридор, от которого по обеим сторонам размещались отдельные кабинеты, был оформлен в Нью-йоркском стиле: кирпичные стены выкрашены белой краской, потолок отделан оцинкованным профлистом, вдоль стены – деревянная стойка с глиняными цветочными горшками, дверные проёмы нежно-оливкового цвета и двери из матового непрозрачного стекла. В коридоре было тихо, только из-за дверей кабинетов едва различались приглушённые голоса. – Сейчас я отведу тебя в кабинет директора, – сказала Ксюша.

Но зайти они не успели, они столкнулись с директором в коридоре. Это была высокая женщина чуть более тридцати лет, в широких штанах выше щиколотки, свободной белой кофте, небрежно спущенной с одного плеча, её короткие волосы были уложены в стильную причёску. В целом женщина создавала приятное впечатление.

– Алёна, доброе утро! – обратилась к ней Ксения. – Я привела девушку, о которой вам говорила. Будет ли у вас время поговорить с ней?

Алёна, а она настаивала, чтоб её называли именно так и ни в коем случае по имени-отчеству, окинула Веру быстрым взглядом, было заметно, что она очень спешит.

– Ксения, я вполне полагаюсь на твой выбор. В конце концов, помощник был нужен именно тебе. – Алёна доброжелательно улыбнулась Вере: – Так что добро пожаловать в команду!

Собеседование оказалось существенно короче, чем Вера себе представляла. Но в целом она осталась довольна. Теперь она является сотрудником агентства, за хорошее вознаграждение создающего людям праздничное настроение.

Глава 4

Жизнь Веры постепенно стала входить в привычное русло: дом – работа – дом. Ей нравилось то, чем она занималась. Ксюша генерировала идеи оформления торжества, создавала эскизы, согласовывала их с клиентами, а Вера помогала ей осуществлять практическую часть: работала с поставщиками тканей, цветов, элементов декора, заказывала пригласительные, участвовала в украшении зала, делала различные гирлянды, помогала в составлении цветочных композиций. Даря другим радость, восторг, сам будто бы постоянно находишься в атмосфере праздника.

Ещё Вере доставляло огромное удовольствие общаться с людьми. Какими бы они ни были в повседневной жизни, в агентство приходили заряженные положительной энергией, в позитивном расположении духа. А иначе и быть не могло, люди обращались к ним в лучшие периоды своей жизни. Молодые пары, готовящиеся скрепить себя брачными узами, счастливые, влюблённые, впервые что-то делали совместно, выбирая варианты оформления банкетного зала. Они спорили по поводу ленточек, букетов, шаров… И это было так трогательно. Приходили к ним родители, желающие организовать своему ребёнку волшебный день рождения, дети, готовящие сюрприз к юбилею родителей. Вокруг было столько радостных событий, которые люди хотели отметить красиво: предложение руки и сердца, сватовство, свадьба, выписка из роддома, день рождения, годовщина совместной жизни… Просто миллионы поводов!

Иногда, конечно, попадались и неприятные личности, которые были недовольны всем, начиная от вкуса воды в кулере и заканчивая качеством выполненной работы. Это была особая категория людей, они перешагивали порог агентства, заранее настроив себя на то, что всё будет не так, как им нужно. Завидя такую персону, Вера сразу вспоминала цитату из любимого фильма: «А у вас нет такого же, но с перламутровыми пуговицами?», и это воспоминание помогало ей бороться с неприязнью. Вера искренне изумлялась умению людей отравлять свою собственную жизнь подобным негативом, она считала, что ожидание праздника часто намного приятнее самого праздника.

Вот в такой предпраздничной суете и проходил день за днём. Вера и не заметила, как прошло три месяца со дня её приезда в Петербург. И это был отличный повод, чтобы немного отдохнуть с подругой в каком-нибудь уютном заведении и пропустить по стаканчику виски с колой.

Ксюша заказала на вечер столик в местечке под названием «GrizzlyBar». После работы девушки заехали домой, переоделись, привели себя в порядок и отправились в бар. Вера ещё ни разу не была в этом заведении, в целом, обстановка ей понравилась. Небольшое помещение было оформлено в стиле американских пабов. В зале играла тихая музыка. Подруги заняли свой столик рядом с барной стойкой. Молоденькая официантка принесла им меню. Вера остановила свой выбор на стейке и лёгком овощном салате. Пока готовился заказ, девушкам принесли виски. И Ксения предложила тост:

– Дорогая моя подруга, я хочу сказать, что безумно рада, что теперь я не одна в этом городе. Мне тебя очень не хватало все эти годы… И мне кажется, ты взяла неплохой старт. Надеюсь, что дальше будет лучше. Выпьем за тебя, за твою смелость, ну и за исполнение всех желаний!

– Спасибо большое, Ксюша! Мне тоже очень не хватало тебя.

Ксюша сделала большой глоток и спросила Веру:

– Слушай, что ты можешь сказать о Виталии, нашем новом event-менеджере?

– Что именно ты хочешь о нём узнать?

– Он тебе нравится? Я спрашиваю, потому что он явно неравнодушен к тебе. Ты ему приглянулась, – заговорщически сообщила Ксюша.

– Правда? – наигранно удивлённо спросила Вера. – Ты это поняла по тому, как он расправляет свои тощие плечи при моём появлении, или по тому, как важным тоном начальника разговаривает с офис-менеджером, бросая при этом на меня косые взгляды, чтобы убедиться, что это произвело на меня неизгладимое впечатление? – хихикнула она.

– Значит, ты всё-таки это заметила, – и Ксюша громко засмеялась вместе с подругой.

– Ксюш, ну это же смешно. Мужику тридцать пять лет, а он ведёт себя как школьник. Да и выглядит соответственно… Эта его причёска, зализанная гелем, штанишки в обтяжку, какие-то непонятные футболки… Ну если бы ему было лет двадцать, я бы ещё поняла… Но в его возрасте так выглядеть просто неприлично.

– Ну знаешь ли, привыкай, это Питер, детка. Тут половина мужиков выглядят именно так.

– Да если бы он хотя бы вёл себя как мужик, то я бы закрыла глаза на его «индивидуальный стиль». Но ведь и тут промах! Ведёт себя как барышня. Понравилась девушка, подойди, предложи кофе выпить в обеденный перерыв, в кино пригласи, в конце концов. Такое чувство, что он ждёт, когда я это за него сделаю. Может, мне ему ещё и цветы подарить?

– Ты старомодна. Мужчины в Питере разбалованы женским вниманием. У нас в клубах женщины подсаживаются к мужчинам за столик, угощают их выпивкой. Сама много раз наблюдала такую картину, – заметила Ксюша.

– Нет, Ксюш, Павлодар, Питер, Вашингтон… Какая разница? Мужчина должен оставаться мужчиной. Быть завоевателем. Он должен проявлять инициативу хотя бы на начальных этапах отношений, потому что всю оставшуюся жизнь инициативу приходится проявлять женщинам. Можно же хотя бы в конфетно-букетный период дарить мне конфеты и букеты, а не наоборот.

– Вер, тебе уже почти тридцатник, а ты всё о каких-то конфетах говоришь. Тебе надо мужика нормального найти и замуж выйти.

– Да, ты права… Какие конфеты? Что-то я мелко плаваю, – и Вера весело засмеялась. – А если говорить серьёзно, то выходить замуж только потому, что пора, я не буду. Если я встречу достойного мужчину, тогда конечно, а если нет, то буду искать счастье в другом. Нельзя же всю жизнь на них завязывать.

Девушки успели выпить по второй порции виски, прежде чем им принесли горячее. Беседа становилась оживлённее.

– Кстати, ты мне так и не сказала, где провела эту ночь. И только не говори, что работала сверхурочно, – Вера подмигнула подруге.

Ксюша расплылась в довольной улыбке:

– Ну не знаю, стоит ли об этом рассказывать, – но по глазам Ксюши было видно, что ей просто не терпелось рассказать.

– Я жду!

– Короче, несколько дней назад в «Одноклассниках» мне написал один старый знакомый, в Павлодаре мы вместе учились в институте. Попросил оставить ему мой номер, сказал, что скоро будет в Питере по делам. Вчера вечером он мне позвонил и предложил встретиться. Я не видела его семь лет и смутно представляла, каким он стал. И как ты думаешь, что меня ожидало? – и Ксюша сделала интригующую паузу.

– Не томи, говори уже!

– Гадкий утёнок превратился в прекрасного лебедя! У него такая шикарная фигура, такие плечи… М-м-м… В общем, красавец-мужчина. Мы поужинали с ним в ресторане, прогулялись по ночному городу, и потом он предложил выпить вина у него в гостинице… – Ксюша многозначительно подняла бровки. – Ну и я согласилась.

– И как? Красавец-мужчина не подкачал?

– Уж не знаю, была ли я объективна, если учесть, что секса у меня не было уже несколько месяцев… Но мне показалось, что он бог, – и Ксюша мечтательно вздохнула. – А завтра днём он улетает. Поэтому, я думаю, ты простишь меня, если вдруг эту ночь я тоже проведу вне дома.

– Простить-то, конечно, прощу… Но вот завидовать буду чёрной завистью, – и Вера наигранно обиженно надула губки.

Они ещё долго беседовали, о чём-то спорили. Постепенно бар заполнялся народом, люди выпивали, общались, и, по мере того как общий градус веселья повышался, голоса вокруг становились громче, сливаясь в равномерный гул. Вера начала уже уставать от музыки, от громкого смеха, и ей очень хотелось спать после тяжёлого рабочего дня. Забавно, что прежде всё это доставляло ей огромное удовольствие. Она могла веселиться до утра, и её совсем не пугало, что через каких-то пару часов ей нужно быть на работе. Должно быть, сама не отдавая себе в этом отчёта, каждый раз она ждала судьбоносной встречи, знакомства, которое изменит всю её жизнь. А теперь она просто разуверилась в том, что возможно встретить среди всей этой подвыпившей толпы своё счастье. Смирилась с этим и больше ничего не ждала. Не искала взглядом того, кто заставит её сердце биться быстрее. Она просто пила свой виски и хотела домой.

Телефон Ксюши завибрировал на столе, она прочитала сообщение и сразу расцвела довольной улыбкой:

– Допиваем виски, и мне пора.

– Красавец-мужчина объявился? – спросила Вера.

– Да, через двадцать минут он приедет за мной. Давай мы сразу подбросим тебя на такси до дома.

– Нет, спасибо. У вас и так мало времени. А я дойду пешком, прогуляюсь по ночному Питеру, подышу воздухом. – Ну, как знаешь.

Ксюша уехала, а Вера допила свою порцию и вышла из бара. Несмотря на поздний час, жизнь вокруг била ключом. Если в Павлодаре выйти на улицу в час ночи, то можно увидеть только опустевшие улицы. Даже окна домов погружены в темноту. Горожане в это время суток спят беспробудным сном. Редкие запоздалые прохожие торопливым шагом спешат домой, пугливо оглядываясь по сторонам, мало ли что может случиться в столь поздний час. В Питере же всё иначе. Улицы города горят яркой иллюминацией, каждое здание освещено огнями, вывески, таблоиды… Люди неспешно гуляют, отдыхая от дневной суеты. Кажется, что этот город не спит никогда.

Вера зашагала по Невскому в сторону дома.

– Девушка! Девушка, подождите!

Вера не сразу поняла, что кричат именно ей. Только когда запыхавшийся молодой человек поравнялся с ней, Вера обратила на него внимание.

– Девушка, остановитесь…

Вера притормозила и вопросительно посмотрела на парня.

– Вы забыли… – и он протянул ей шёлковый шарфик. – Это ведь ваше?

– Ой… Да, это мой шарф. Совсем забыла про него… Спасибо большое!

Парень вернул шарф, но не торопился уходить.

– Нас с другом посадили за ваш столик, когда вы ушли… А потом смотрю… шарфик лежит… Так и подумал, что вы забыли. Сразу же побежал за вами следом. Боялся, что вы на такси уехали, а потом увидел ваш розовый плащ…

Вера молчала, она уже поблагодарила его и не знала, что ещё должна сказать.

– Сергей Калашников, – представился молодой человек, отвесив лёгкий ироничный поклон.

– Вера Игнатова, – ответила Вера, в том же шутливом тоне сделав реверанс.

– Красивое имя. – У Сергея была приятная улыбка. – Вера, а можно я провожу вас?

– Разве друг не ждёт вас в баре? – спросила Вера.

– Я думаю, что он поймёт меня. В конце концов, не могу же я позволить такой очаровательной девушке одной ночью гулять по городу, всё-таки это может быть небезопасно.

Сергей понравился Вере, он был высокий, темноволосый, с широким плечами, правильными чертами лица. А самое главное, у него был открытый, располагающий взгляд.

– Если вы настаиваете, то я не против приятной компании.

И они продолжили прогулку вместе.

– Скажите, Вера, как случилось, что вы оказались сегодня в баре совершенно одна?

– Ну, во-первых, предлагаю перейти на ты, а во-вторых, я не была одна. Просто подруга уехала немного раньше меня.

– А где же ваш… твой мужчина?

Вера засмеялась:

– Я не замужем, и у меня нет парня, если ты это хотел узнать.

– Не может быть! Мне первый раз в жизни так несказанно повезло!

– Кажется, ты торопишься с выводами, – и Вера хитро улыбнулась.

– Мне бы очень хотелось проверить свою интуицию и познакомиться с тобой поближе. Но я понимаю, что сегодня для этого уже поздний час. Поэтому предлагаю поступить следующим образом: сейчас я провожу тебя до дома, и ты оставишь мне свой номер телефона… Хотя нет, лучше я оставлю тебе свой номер, а завтра ты подумаешь, и, если я хоть немного тебе симпатичен, ты мне напишешь. Просто я не хочу быть настырным и надоедать тебе ненужными звонками. Договорились? – Сергей остановился и взял Веру за руку. – Только я прошу тебя, напиши. Я буду очень ждать. Хотя бы одно слово «Привет».

Определённо, этот парень нравился Вере всё больше и больше. Но она ответила просто:

– Хорошо. Я подумаю об этом завтра.

Оставшийся путь до дома Веры они преодолели, беседуя о всякой ерунде. Сергей не рассказал о себе ничего конкретного и ничего не выспрашивал у Веры. Но для первой встречи Вере было достаточно той информации, что он отличный собеседник. Общаться с Сергеем было легко и комфортно. Он был тактичен, в спорных вопросах умел обходить острые углы и не был занудой. Темы для обсуждения рождались как-то сами собой, не было неловких пауз, требовавших заполнения. Это было важно для Веры. Она терпеть не могла ситуации, когда пытаешься наладить разговор с человеком, отчаянно ищешь то, что можно обсудить, но любая тема быстро исчерпывает себя, и приходится искать что-то другое. Раньше Вера думала, что это связано с тем, что у двух людей просто нет общих интересов, точек соприкосновения, но, пообщавшись с разными людьми, поняла, что причина совсем иная: просто нет интереса к конкретному человеку. Даже если люди живут в совершенно разных мирах, они могут общаться взахлёб: делиться своим опытом, посвящать в такие вещи, которые прежде были тебе неизвестны, спорить, в конце концов, до изнеможения, доказывая свою точку зрения, неприемлемую для оппонента. Беседа не складывается только в том случае, если в ней заинтересована лишь одна из сторон. Если ты безразличен человеку, автоматически становится неинтересно твоё мнение, да и своим делиться не хочется. Поэтому затянувшиеся минуты молчания были для Веры чем-то вроде сигнального маячка. И если в этот момент она сама не испытывала отсутствие интереса к собеседнику, то понимала, что причина в отсутствии интереса к ней. И это означало, что нет смысла насиловать себя и отчаянно пытаться поддержать разговор. Если женщина не сумела заинтриговать мужчину на начальном этапе знакомства, то всё остальное бессмысленно.

Они ещё минут тридцать болтали возле подъезда. Вере отчаянно захотелось, чтобы Сергей напросился на чашечку кофе, возможно, всё дело было в выпитом алкоголе, или она просто истосковалась по мужской ласке. И Вера знала, что утром пожалеет о своём желании, но сейчас она так хотела прижаться щекой к его обнажённой груди, поцеловать его губы…

Сергей же вёл себя как джентльмен. Он проводил её до порога, оставил свой номер и… ушёл.

Вера была расстроена и даже слегка раздражена. Но, немного подумав, решила, что Сергей вёл себя достойно. Она легла в постель и стала прокручивать в голове события последних двух часов. «Определённо, он мне симпатичен», – подумала Вера и погрузилась в сон.

Глава 5

Вера проснулась утром от того, что вся комната была полна табачного дыма. Она открыла глаза и, посмотрев на экран телефона, убедилась, что биологические часы её не обманули, – было всего семь утра. Алкоголь ещё не до конца покинул её организм, и Вера очень хотела спать.

Ксюша сидела на широком подоконнике, по-турецки подогнув под себя ноги, и курила, очевидно, уже не первую сигарету. Рядом с ней стояли бокал вина и уже пустая бутылка.

– Ксюша, какого чёрта ты делаешь? Выходной, семь утра… Что тебе не спится?! – недовольно пробурчала Вера. Но тут она вспомнила, что Ксюша не ночевала дома и, наверное, только недавно вернулась. – У тебя всё нормально? По какому поводу банкет?

Вера нехотя вылезла из-под одеяла и закуталась в халат. Голова раскалывалась, и она полезла в сумку в поисках какой-нибудь таблетки.

– Ксюша, я вообще-то с тобой разговариваю, – и, проглотив таблетку, Вера подошла к окну.

Ксюша не реагировала, она так же отстранённо продолжала смотреть в окно.

– Ксюш… – Вера положила руку ей на плечо.

Ксюша повернулась, и Вера увидела красное, распухшее от слёз лицо подруги.

– Господи! Что случилось??? Тебя кто-то обидел? Это твой одногруппник? Что он с тобой сделал? – Веру обуревала тревога за подругу.

– Нет… Он ничего не сделал… Просто… – и губы Ксюши затряслись. – Просто он уезжает сегодня… А я… Я думала, что он… – Ксюша рукавом рубашки вытерла градом льющиеся слёзы. – Понимаешь… Я думала, что нам хорошо вместе… Что он чувствует то же, что и я… А когда я попросила его оставить мне свой павлодарский номер, чтобы я могла писать ему, он сказал, что это… лишнее… – и Ксюша громко зарыдала.

– Девочка моя… Ну зачем ты так? Я не думала, что ты так серьёзно к нему отнесёшься… Это же было ожидаемо… Вы хорошо провели вместе два дня, но и на этом всё! Ну не плачь… – Вера устроилась рядом с Ксюшей на подоконнике. – Ты же большая девочка. Ты должна всё понимать… Вы живёте в разных городах… У каждого своя жизнь. Да пока он не написал тебе, ты даже не помнила о его существовании! Да и когда ты вообще успела понастроить себе иллюзий по поводу него?

Ксюша молчала и сосредоточенно наблюдала, как тлеет кончик сигареты у неё в руках.

– Вер, зачем ты вообще сюда приехала?..

– Чтоб тебе было кому поплакаться в жилетку, – подбадривающе улыбнулась Вера.

– Нет, я серьёзно. Ты думаешь найти здесь своё счастье? Посмотри на меня… Я живу здесь уже семь лет. И что я нашла? Я выгляжу счастливой? Тебе кажется, что, переехав в новый город, ты сможешь начать свою жизнь заново? Думаешь, место меняет нас, нашу судьбу? – Ксюша замолчала, чтобы сделать очередную затяжку. – Нет, Вера, это всё наши фантазии. Ты можешь уехать хоть на Северный полюс, но неизменно ты берёшь с собой СЕБЯ, и этот факт неоспорим.

Вера чувствовала, что в словах подруги есть доля правды, но не хотела принять этого.

– Знаешь, Вера, когда я встретила Ваню, во мне зародилась надежда, что он позовёт меня с собой, домой. Я бы бросила Питер не задумываясь, уехала бы в Павлодар. Но он даже не дал мне шанса… Для него это была просто командировочная интрижка. Да и не в нём, в общем-то, дело. Я просто позволила себе связать мысленно свои планы на будущее с ним. Буквально на минуту я представила, что у нас всё могло бы получиться.

Как бы нелепо ни звучали слова Ксюши, Вера понимала, что она пытается сказать. Часто все мы допускаем одну и ту же ошибку. Кажется, что ты безумно любишь человека, и, когда он уходит от тебя, ты страдаешь, места найти себе не можешь. Словно бы мир вокруг тебя рухнул, а ты стоишь посреди этих развалин совершенно один и не знаешь, что делать дальше. Но если немного подумать, то осознаёшь, что причина всему не разбитое сердце, да и любовь здесь вообще не при чём. Просто ты сам настроил себе иллюзий, распланировал вашу дальнейшую совместную жизнь, а теперь, когда этот человек ушёл, все планы летят в тартарары. И тебе так не хочется с ними расставаться. Ты сидишь и страдаешь среди руин своей мечты. И чем полноценнее была твоя жизнь вне этого человека, тем легче переносить расставание, и наоборот. И каждому из нас нужно разное количество времени, чтобы успеть, хотя бы мысленно, увязать своё бытие с другим человеком, у кого-то на это уходят годы, а Ксюша успела сделать это за два дня. Это могло говорить лишь об одном: жизнь Ксюши была пуста и бесцельна, и как за спасительную соломинку она ухватилась за мысль о том, что у её двухдневного романа будет продолжение. Это был крик души.

Вере было хорошо знакомо это чувство, в порыве такого же отчаяния она собрала чемоданы и уехала, чтобы на новом месте было легче расстаться с иллюзиями. Вера ничем не могла помочь Ксении, та должна была самостоятельно разобраться в этой ситуации и сделать выводы, невозможно вскрыть черепную коробку и вложить туда знание, оно приживётся, только если зародится независимо от вмешательства извне.

Вера обняла подругу за плечи:

– Всё будет хорошо. Будет обязательно. Просто поверь и дай себе ещё немного времени.

Две одинокие женщины пытались подбадривать друг друга и не давали угасать искоркам надежды в своих душах.

Они ещё долго сидели обнявшись и глядя во двор, который напоминал глубокий колодец, образованный полукруглыми стенами дома. Они молчали. Да и о чём было говорить? Всё без слов понятно.

– Предлагаю, пока все ещё спят, занять ванную, – наконец нарушила тишину Вера. – Иди умойся, а то выглядишь как зомби из фильма ужасов. А потом попробуй заснуть. Отдохнёшь, и все проблемы улетучатся.

Ксюша с благодарностью посмотрела на подругу:

– И всё-таки я рада, что ты со мной.

Пока Ксюша восстанавливала силы целебным сном, Вера сходила в магазин и принесла домой продуктов. На кухне она встретила Павлика.

– Привет, Павлуша! Мама уже ушла? – спросила Вера.

– Здрасте, тётя Вера! Да, ушла, – ответил малыш, сидя на стуле и болтая ногами.

– Будешь омлет? Я приготовлю, – и Вера начала взбивать в миске яйца с молоком.

– С помидорами? – важно уточнил Павлик.

– Если хочешь, то с помидорами.

– Нет, с помидорами не хочу.

– Тогда без них, – улыбнулась Вера.

Приготовив завтрак, Вера поставила одну тарелку перед Павликом и пошла посмотреть, спит ли ещё Ксюша. Ксюша крепко спала и во сне выглядела умиротворённой, и Вера решила, что не стоит её будить. Вернувшись на кухню, Вера удивилась тому, как быстро опустела тарелка Павлуши.

– Ого! Тебя год не кормили, что ли? – пошутила Вера.

– Кормили… – сказал Паша, облизывая тарелку. – Просто сегодня на завтрак мама овсянку сварила. А я её не люблю. Она такая слизкая. Фу! И поэтому, пока мама не видела, я её выбросил в ведро.

– Павлик, разве можно выбрасывать еду в мусорку? – возмутилась Вера, но потом вспомнила себя в детстве и как выливала в унитаз ненавистный суп. Пока однажды бабушка не поймала её. И тогда бабуля не стала её ругать, а рассказала о своей жизни в годы войны.

– Хочешь, я расскажу тебе историю одной девочки? – спросила Вера.

– Расскажи, – попросил Павлик, и его глаза зажглись интересом.

– В одной русской деревушке в годы войны жила девочка со своей семьёй: мама, брат и две сестры. Папа девочки ушёл на фронт воевать. Девочке было семь лет, всего на один год старше тебя. Деревня находилась вдали от военных действий: не было пулемётных выстрелов, взрывов бомб, но была другая беда. Голод. Продуктов не хватало, всё, что было, отправляли солдатам, а женщины и дети голодали. Валя, так звали девочку, вместе со своими сёстрами ходила в поле и откапывала из снега замёрзшую, подгнившую картошку, которая осталась после сбора урожая. Они приносили домой свою добычу, варили и ели её. И на тот момент им казалось, что ничего вкуснее быть не может. А ещё в полях дети искали мышиные норы и доставали из них зёрнышки пшеницы, которые грызуны запасли на зиму. Из этих зёрен мать молола муку и пекла лепёшки. Это помогало им выжить. И знаешь, Паша, голод – это не только бич военного времени. И сейчас в разных точках нашей планеты есть дети, которые очень хотят есть… И они даже представить себе не могут, что где-то в Петербурге живёт мальчик Паша, который выбрасывает в мусорное ведро овсянку…

Павлик был явно озадачен рассказом Веры. Он ещё немного обмозговал услышанное и спросил:

– А что стало с этой девочкой и её семьёй?

– Они пережили эти страшные военные годы, и потом у них всё было хорошо. Валя выросла, вышла замуж и уехала со своим мужем в Ленинград, а затем в Казахстан.

– А её папа вернулся с войны? – не успокаивался Павлик.

– К сожалению, нет. Он пропал без вести.

– А почему Валя уехала из Ленинграда? Ей не понравился город? – снова спросил Паша.

– Очень понравился. Но здоровье не позволяло ей жить в сыром климате. И однажды знакомая рассказала ей о солнечном городе в Казахстане. Все называли его городом яблок. По весне этот город распускался яблоневым цветом. Была легенда о том, что будто бы именно там находился райский сад, где Адам сорвал запретный плод. Этот город назывался Алма-Ата, что с казахского языка переводится как «Отец яблок». Но женщина перепутала названия городов и сказала, что это место зовётся Павлодаром. Вот так вот Валентина с мужем оказались в моём родном городе.

– Откуда ты всё это знаешь? Ты же ещё не родилась тогда? – любопытствовал малыш.

Вера улыбнулась:

– Эту историю рассказывала мне моя бабушка. Историю своей жизни…

После этих слов Павлик посмотрел на Веру так, словно бы она только что призналась, что своими глазами видела динозавров.

И тут Веру посетила гениальная идея, и она спросила у мальчика:

– Павлик, а ты бывал когда-нибудь в Петергофе?

– Нет, никогда. Мама обещала отвести меня, но ей всё время некогда, – вздохнул малыш.

– Знаешь, у меня сегодня выходной, и, если ты хочешь, мы могли бы сходить туда вместе.

– Мама не разрешает мне уходить из дома, – печально вздохнул Павлик.

– Не переживай за это. Мы позвоним твоей маме и договоримся с ней, – ободряюще улыбнулась Вера.

Вера действительно уговорила Наталью отпустить сына вместе с ней в Петергоф. Их путешествие началось с метро, продолжилось в электричке, и последний промежуток пути был преодолён на маршрутке. Павлик всё время нетерпеливо ёрзал на сиденье и спрашивал: «Уже скоро?», «А теперь уже скоро?», «Долго ещё?» Вере нравилось его нетерпение, его любопытство и то, как внимательно он слушал ознакомительную лекцию об истории создания Петергофа.

– Петергоф был заложен Петром Первым, основателем Санкт-Петербурга. Раньше на этом месте находились финские деревушки, но после победы России над Швецией в знак величия Империи началось строительство дворца, возведение парков и фонтанов, – Вера словно бы забыла, что говорит с ребёнком. И, остановив свой вводный курс, просто сказала: – Это место восхитительно. Тебе понравится.

Вера со своим юным другом вышла из маршрутки и направилась к музею-заповеднику Петергофу. Сразу за воротами раскинулся так называемый Верхний сад, для посещения этой части дворцово-паркового ансамбля оплата не требовалась, посетители могли свободно гулять по саду и любоваться фонтанами. Сад находился в идеальном состоянии, видно, что за ним регулярно ухаживали. Прежде на территории сада практичный Пётр Великий приказал устроить огород для выращивания овощей, и только к середине восемнадцатого века сад приобрёл тот вид, каким мы знаем его сейчас. Посреди сада находился фонтан «Нептун», в центре которого на пьедестале была установлена статуя бога морей. Сам пьедестал украшен с четырёх сторон маскаронами морских чудовищ, из которых бьют струйки воды. На площадке под пьедесталом расположены скульптуры двоих всадников на морских крылатых лошадях, двух женщин, сидящих на огромных рыбах, и мальчиков, погоняющих дельфинов. Слева от фонтана тянулись длинные аллеи с аккуратно выстриженными деревьями. На заднем плане Верхнего сада возвышался Большой дворец. Справа от дворца виднелись золочёные купола церкви.

Прогулявшись по саду и налюбовавшись вволю скульптурами древнеримских богов, Вера и Павлик направились к билетной кассе, чтобы спуститься в Нижний парк. Пока они стояли в очереди, Павлик расспрашивал Веру:

– Что это за дворец?

– Здесь раньше жили особы императорских кровей. Построил этот дворец Пётр Первый, его ещё называют Великим, – ответила Вера.

– А почему его так называют? – поинтересовался малыш.

– Потому что этот император очень много сделал для развития России. И в знак уважения и любви к нему народ дал ему такое почётное звание. Он был очень строгим правителем, но справедливым. Благодаря этому человеку мы сейчас живём в таком красивом городе. Вот знал ли ты, что прежде на месте Петербурга было одно лишь болото?

– Нет, – ответил Павлик, удивлённо вскинув брови.

– Это действительно так. Именно Пётр Первый заложил основы этого города и сделал его столицей Российской Империи.

– Откуда ты всё знаешь? – спросил Паша.

– Просто я очень много читаю и интересуюсь историей, – улыбнулась Вера.

– А кто сейчас живёт в этом дворце?

– Никто. Сейчас этот дворец стал музеем.

– И мы можем посмотреть его?

– Можем. Но сегодня выходной, и очень много желающих попасть во дворец. Мы не успеем. Поэтому мы просто погуляем по парку и посмотрим на фонтаны. А в другой раз сходим во дворец.

Павлик немного расстроился.

– Не переживай. Тебе очень понравится гулять по парку. И погода благоприятная. Мы сможем купить что-нибудь вкусное и пообедать на скамейке. Согласен?

– Ага, – кивнул мальчик.

Купив билеты, они направились к входу в Нижний парк. Обогнув дворец, который разделял между собой Верхний сад и Нижний парк, они заняли место на площадке перед дворцом и любовались видом Большого каскада сверху. Это грандиозное сооружение является главной достопримечательностью Петергофа. Гигантский фонтан состоит из четырёх частей: двух семиступенчатых водопадных лестниц и двух гротов – верхнего и нижнего. Центром композиции является позолоченная фигура Самсона, разрывающего пасть льва, как ещё один символ победы над Швецией (именно лев украшает герб этой страны). Самсона окружают статуи древнегреческих богов и мифических героев, также выполненные в золоте. Это зрелище просто великолепно! На солнце позолоченные статуи сверкают, брызги воды переливаются радужными цветами, а на дальнем плане виднеется кромка Финского залива.

Именно в этот момент, глядя на величественную красоту этого парка, Вера ясно поняла, что, вне зависимости от того, как сложится её дальнейшая судьба, она хочет прожить всю свою жизнь, до последних дней именно в этом городе. Одну настоящую любовь она уже нашла – любовь к Санкт-Петербургу, и стала чуточку счастливее.

– Павлик, тебе здесь нравится? – с улыбкой спросила Вера.

Павлик стоял, приоткрыв рот от изумления и восторга.

– Да, здесь очень красиво!

Вера провела Павлика через весь парк, показывая ему фонтаны и рассказывая их историю. Они посмотрели Дворец Марли, Дворец Монплезир, Екатерининский корпус, все эти сооружения находятся на территории Нижнего парка. Иногда присаживались на скамейку, чтобы передохнуть и перекусить, кормили уток в пруду. И на окончательном этапе прогулки Вера привела Павлика к стендам с фотографиями Петергофа времён Второй мировой войны. На снимках был запечатлён Большой дворец, почти полностью разрушенный снарядами, парк, испещрённый воронками бомб. В годы войны практически всё было уничтожено. Кажется, что невозможно было восстановить всё это заново. Но после окончания войны советский народ как единая сила принялся за восстановительные работы. Бо́льшую часть статуй удалось спасти во время бомбёжки благодаря тому, что их зарыли в землю, но многие были утеряны навсегда, а местонахождение некоторых оригиналов неизвестно по сей день, в связи с тем, что люди, спрятавшие их, погибли. Существует версия, по которой не только фашисты повинны в уничтожении Петергофа, есть свидетельства доказывающие, что, когда Петергоф находился в немецкой оккупации, русские сами бомбили памятник истории, дабы показать врагу, что для победы за ценой не постоят.

– Павлик, – серьёзным тоном сказала Вера, – понравилось ли тебе всё, что ты увидел в Петергофе?

– Да, очень понравилось, – ответил Павлик.

– Теперь я хочу, чтобы ты посмотрел на эти фотографии внимательно. Что ты видишь?

– Здесь всё разрушено, – ответил Павлик, не понимая, к чему ведёт Вера.

– Да, здесь всё разрушено… Это последствия Второй мировой войны, самой страшной в истории человечества. Эта война унесла много миллионов советских граждан… Посмотри и запомни это на всю жизнь. Каждый человек обязан знать свою историю.

Закончив на этой торжественной ноте экскурсию, Вера и Павлик отправились домой. Павлик был очень впечатлён увиденным и услышанным, и эту свою первую, но не последнюю поездку в Петергоф он запомнил навсегда.

Уже вечером, сидя в своей комнате и попивая горячий чай, Вера вспомнила о Сергее. Она взяла телефон и набрала всего одно слово – «Привет». Ответ не заставил себя долго ждать. «Я уже начал переживать, что ты не напишешь мне», – написал Сергей. А следом за сообщением раздался телефонный звонок. Они долго разговаривали, а потом Сергей предложил сходить в кино. Это было первое свидание Веры в Санкт-Петербурге…

Глава 6

Приняв решение обосноваться в Питере окончательно, Вера всерьёз задумалась о получении российского гражданства. Так как она являлась носителем русского языка и прежде её предки проживали на территории России, это не представляло особого труда. Единственной проблемой было то, что Санкт-Петербург не входил в программу переселения соотечественников, и для получения гражданства Вера решила подавать документы в Омске. Омск находится как раз на границе с Казахстаном, и Вера могла попутно вернуться домой, чтобы уладить все свои дела. У неё в Павлодаре всё ещё оставались две квартиры: её собственная и квартира, доставшаяся по наследству от родителей. Их нужно было выставить на продажу и решить вопрос с вещами, которые оставались там. Но вот взять отпуск на работе даже за свой счёт пока не представлялось возможным, во-первых, потому, что она проработала всего три месяца, а во-вторых, было очень много заказов, и Ксюша не справилась бы без её помощи. Так что поездку в Омск Вера отложила до декабря.

Вера часто выезжала за пригласительными и другой печатной продукцией. Полиграфия находилась в районе Невского проспекта, где-то возле канала Грибоедова. Вера любила такие вылазки из офиса. Ей нравилось выходить в город, любоваться зданиями, почти каждое из которых в районе старого Санкт-Петербурга является культурным наследием и имеет свою историю. Нравилось ездить на метро, смотреть на людей, вглядываться в лица.

На Невском всегда жизнь била ключом, особенно в тёплый сезон, только к зиме, когда бо́льшая часть туристов покидала город, толпа людей на улицах уменьшалась. А пока Вера вынуждена была двигаться в плотном потоке. Люди вокруг задают темп твоего движения: либо ты идёшь в одном с ними ритме, либо нарушаешь весь этот механизм. Стоит только замедлить шаг или остановиться, как на тебя начинают напирать сзади, пытаются обойти и тем самым сбивают всех остальных участников движения. Поэтому нужно просто влиться в эту струю и стать одним целым с ней. Такое, конечно, можно увидеть только в мегаполисе. И для человека, привыкшего к провинции с её размеренным шагом, достаточно сложно привыкнуть к перебежкам большого города. Кажется, что твоё личное пространство попирают со всех сторон, да и нет его, этого пространства. Вера очень быстро втянулась, ей это даже нравилось – мчась в плотном потоке людей, как никогда ощущаешь себя частичкой социума. Но при этом, даже на бегу, Вера успевала крутить головой во все стороны, стремясь рассмотреть каждое здание, его отделку, изысканную лепнину, неповторимый стиль, представляя, что эти дома пережили за последний век две революции и блокаду Второй мировой. Всё кануло в Лету, а эти здания стоят величественные и нерушимые, как немые свидетели истории. От этих мыслей Веру пронимала дрожь.

Ещё одной особенностью питерских улиц является то, что они просто заполонены разного рода промоутерами: одни раздают листовки, другие разгуливают в костюмах хот-догов, бутылок, зверушек, есть даже такие, которые размалёваны и неподвижны как статуи. Петербуржцы уже давно научились игнорировать их, но Вера пока ещё честно принимала буклеты из рук молодых людей, улыбалась и благодарила, она не могла позволить себе сделать каменное лицо и пройти мимо, она представляла, как при этом чувствует себя человек, тем более многие из них были совсем ещё молоденькие, скорее всего, школьники или студенты, и эта работа их первый трудовой опыт. А любой труд достоин уважения.

Вечерами Вера проводила время с Сергеем. После пятого свидания она начала подумывать о том, что, возможно, у них сложатся крепкие отношения. Сергей оказался свободным человеком, что, учитывая опыт предыдущих отношений, очень радовало Веру. Он был серьёзный, внимательный, с ним было интересно, легко. Вера не хотела строить какие-либо преждевременные планы, дабы потом не испытывать глубокого разочарования. Да и откровенно говоря, она боялась проникнуться чувствами к Сергею. Вера старалась ограничивать себя: лишний раз не писать, не звонить, не думать о нём. Убеждала себя, что ей достаточно того, что ещё один вечер прошёл удачно. Но вот Сергею этого было мало, он постоянно напоминал о себе, звонил, как только появлялось время, присылал цветы, и постепенно его становилось всё больше и больше в жизни Веры, и, кажется, она начала терять контроль над ситуацией, поддаваться иллюзиям.

В очередной воскресный день Сергей позвонил Вере и предложил провести вместе незабываемый вечер. Вера очень ждала этой встречи и сгорала от нетерпения, гадая, какой же сюрприз приготовил для неё сегодня Сергей. Единственное, что он сказал, это то, что одеться нужно потеплее. Октябрь в Питере довольно холодный, из-за повышенной влажности низкие температуры ощущаются намного сильнее.

Ксюша заглянула в комнату и застала Веру в процессе сборов.

– Верунчик, и куда это мы собрались такие красивые?

– У меня свидание с Сергеем, – улыбнулась Вера.

– Тогда не понимаю, где твоё новое красное платье? Что за свитер? Вы в поход собрались, что ли? – подшутила над ней Ксюша.

– Пока не знаю, но Сергей сказал, чтобы я оделась очень тепло. Он приготовил какой-то сюрприз.

– Такими темпами я скоро опять одна буду снимать эту комнату, – наигранно печально вздохнула Ксюша. – Ладно, я вообще зашла, чтобы позвать тебя чай пить.

Тут между Ксюшей и дверью протиснулась маленькая головка с копной взъерошенных волос. Павлик с любопытством заглянул в комнату.

– Тётя Вера, куда ты уходишь?

– На свидание, – Вера загадочно подмигнула малышу.

Губы Паши обиженно надулись:

– Я думал, что ты попробуешь тортик… Мама пекла, а я ей помогал. Я выбрал для тебя самый вкусный кусок.

– М-м-м-м… От тортика я ни за что не откажусь!

Вера пила чай в компании соседей и думала о том, как странно получается, что сейчас эти чужие для неё люди стали родными. Наталья, мама Павлика, делилась с ней своими проблемами, рассказывала о своей жизни до приезда в Санкт-Петербург. И Вере это действительно было интересно. Она искренне сопереживала Наталье, её непростой судьбе. Оказалось, что Наталья приехала из Новосибирска. В двадцать лет она познакомилась со своим будущим мужем Олегом и вслед за ним уехала в его родной город. Поначалу их совместная жизнь складывалась весьма удачно, муж очень сильно любил Наталью. Омрачало их счастье только одно: восемь лет они ждали, когда у них родится ребёнок, и, когда уже совсем отчаялись, Боженька подарил им сына Павлика. Но едва лишь все мечты Натальи осуществились, её ждал страшный удар. Когда Павлику было три года, его отец серьёзно заболел. На тот момент Наталья была беременна вторым ребёнком. Врачи диагностировали у Олега рак. Удалить опухоль было невозможно, и его подвергли химиотерапии. Олег умирал долго и мучительно, шесть месяцев, что выгадали для него доктора, стали сущим наказанием. Наталья не могла вспоминать всё это без слёз. Страшно, невыносимо страшно, когда ты видишь, как страдает от постоянной боли твой близкий человек. Видишь и задыхаешься от невозможности что-либо изменить, облегчить его боль. А потом Олег умер.

Слушая рассказы Натальи, Вера понимала, что именно тогда глаза этой женщины потухли навсегда, словно вместе с душой её мужа улетела частичка и её собственной души. Но на этом злоключения осиротевшей семьи не закончились.

Едва лишь тело Олега было предано земле и отзвучала панихида по усопшему, беременную Наталью вместе с маленьким Павлушей выставила из квартиры свекровь. Невестка никогда не нравилась придирчивой старухе, и, как только не стало её сына, она сказала, что всегда знала, что мальчишка не её внук. Какое-то время Наталья пожила у подруги, пока не нашла съёмное жильё. На фоне пережитых потрясений у неё начались преждевременные роды, ребёнка спасти не удалось. Это окончательно раздавило одинокую женщину. Но, как сама признавалась Наталья, её положение было бы не менее плачевным, останься ребёнок жив. Одна, в чужом городе, без какой-либо поддержки, без работы, она ни за что не потянула бы двоих детей. Если бы только свекровь повела себя иначе, если бы поддержала её, возможно, всё сложилось бы намного лучше… «Наверное, так должно было быть», – говорила Наталья. Она устроилась поваром в ресторан и работала очень много, брала дополнительные смены, чтобы содержать сына. От постоянной усталости, от безысходности, от опустошённости она выглядела измождённой, безжизненной. Сейчас всё её существование держалось на Павлике, казалось, если бы не сын, душа Натальи давно бы покинула тщедушное тело. Глядя на неё, Вера понимала, что не смеет жаловаться на свою судьбу.

Вера посмотрела на часы, время поджимало, скоро должен был приехать Сергей. Спешно закончив разговор, Вера стала собираться.

Сергей приехал, как и обещал, без опозданий.

– Куда мы едем? – спросила Вера.

– Скоро узнаешь, – и Сергей нежно поцеловал её губы.

Они доехали до Адмиралтейской набережной и направились к Дворцовой пристани с её знаменитым спуском со львами. Там их уже ждал шикарный прогулочный катер.

– Добро пожаловать на борт нашей посудины! Сегодня вас ожидает неповторимый вид на развод легендарных питерских мостов, – и Сергей протянул Вере руку, помогая подняться на борт катера.

– Господи, как здесь здорово! – восхитилась Вера.

Их уже встречал капитан: высокий грузный мужчина с красным лицом, покрытым густой щетиной. Прям настоящий моряк дальнего плавания, такому не маленьким катером, а грузовым судном управлять.

– Мы подготовили всё, что вы просили, – сообщил он Сергею. – Устраивайтесь поудобнее, и мы начнём нашу прогулку по Неве.

Сергей организовал самое романтичное свидание в жизни Веры. Спустившись на нижнюю палубу, Вера увидела, что пол усыпан лепестками цветов, в вазе на полу стоял огромный букет роз, здесь же был сервированный стол, а рядом с ним официант. Не хватало только свечей, но, видимо, техника безопасности не допускала подобных проявлений романтики.

По звуку мотора Вера поняла, что катер начинает своё движение. Сергей помог ей сесть и дал команду официанту подавать ужин. Пока юноша расставлял блюда с различными вкусностями, Сергей разлил вино по бокалам.

– Я хочу тебе кое-что сказать… – он протянул руку и сжал холодную ладонь Веры. – Я очень рад, что по какой-то счастливой случайности оказался в том баре… Я не хотел никуда идти, думал, проведу вечер в одиночестве, но какое-то шестое чувство подсказало мне, что я должен идти. И вот когда я увидел тебя… такую красивую… воздушную… я сразу понял, для чего я здесь. Чья-то невидимая рука привела меня к тебе. Я видел тебя впервые, но мне показалось, что прежде ты являлась мне во сне.

Вера смущённо улыбнулась:

– Я не знала, что ты веришь в Высшие силы, вершащие наши судьбы.

– Да совсем не важно, во что я верю. Я не знаю, что будет дальше. Я даже не уверен, разделяешь ли ты мои чувства… Но точно знаю одно: мне с тобой безумно хорошо.

И я хочу, чтобы ты это знала.

За свою жизнь Вера слышала столько красивых, но при этом лживых слов от мужчин и была просто убеждена в том, что больше никогда не позволит вешать себе лапшу на уши. И вот снова она впитывала каждой клеточкой своего тела весь мёд, льющийся из уст Сергея, и верила, верила или просто очень хотела верить. Он был такой искренний, такой настоящий, да и не похож он на человека, бросающегося такими словами впустую. Да, у них в самом деле может что-нибудь получиться. И он, и она устали от одиночества, от поиска своего идеала.

После ужина они вдвоём поднялись на верхнюю палубу и любовались видами набережных Санкт-Петербурга. Нева под корпусом катера бурлила, плавно неся свои воды к Балтийскому морю. В ночном сумраке она казалась иссиня-чёрной, только серебристые отблески луны играли на поверхности воды. Из колонок на борту раздавалась песня Сальваторе Кутуньо «L’Italiano». Вере давно не было так хорошо, так спокойно. Это был вечер её мечты.

Она замёрзла на ветру, и Сергей бережно укутал её пледом. Вера положила свою голову ему на грудь и поняла, что она именно там, где должна быть. И она дала волю чувствам, которые так долго сдерживала. Она расслабилась и больше не боялась быть преданной или обманутой. Её мысли вернулись к уютному домику с камином. И Вера поцеловала Сергея трепетно, нежно, словно вкладывая в этот поцелуй все свои надежды и мечты. «Только не обидь меня», – просили её глаза. И словно прочитав её мысли, Сергей крепче прижал Веру к себе. Вере казалось, что в свои почти тридцать лет она закалённый реалист, что она уже не способна на чувства, что это удел молодых и неопытных, но не зря говорят, что любви все возрасты покорны.

– Ты совсем замёрзла, – заметил Сергей. – Давай уйдём с ветра, до развода мостов у нас есть ещё минут сорок.

И они снова спустились в каюту. Отпустив официанта, Сергей подхватил Веру на руки и отнёс на кровать. Взяв её лицо в свои руки, Сергей вглядывался в её глаза, словно пытаясь понять, что же она чувствует, затем их губы слились в долгом и страстном поцелуе. Его руки скользнули под свитер, и Вера затрепетала в предвкушении его ласк. Она безумно хотела чувствовать его каждым участком своей кожи, целовать его, ласкать… И Вера вся словно бы растворилась в этом желании, отдалась в волю страсти…

Сергей оказался опытным и нежным любовником. Лёжа в его объятиях, Вера находилась на вершине блаженства.

Гармония души и тела…

– Если мы ещё немного понежимся в постели, то пропустим грандиозное шоу, – сказал Сергей, ласково поглаживая обнажённую спину Веры.

– Угу, – только и смогла сказать Вера, пытаясь вырваться из объятий нахлынувшей неги.

– У нас ещё много времени впереди, чтобы насладиться друг другом. А пока – мосты!

Они поднялись на палубу и стали ждать. Развод мостов – потрясающее зрелище! Одна из главных достопримечательностей Санкт-Петербурга, символ города. Девять каменных мостов с ажурными решётками и чугунными арками, сверкающих огнями, разводятся один за другим, открывая путь судам к морю. Люди со всего мира приезжают, чтобы увидеть это великолепие. Но мысли Веры сегодня были очень далеки от мостов, она наслаждалась минутами своего блаженства, крепко прижавшись к Сергею.

Когда мосты уже были разведены и пора было заканчивать этот волшебный вечер, Сергей предложил остаться этой ночью у него. Вера очень хотела этого, но здравый смысл пересилил, утром она должна быть на работе, а все вещи были у неё дома. Можно было, конечно, заехать сначала домой и взять всё необходимое, но Вера решила остаться дома и дать себе время осмыслить всё происходящее.

К тому времени как Вера вернулась домой, Ксюша всё ещё бодрствовала, дожидаясь подругу.

– Итак, я жду отчёт со всеми подробностями, – с порога заявила Ксюша. – И не я одна, – и она кивнула в сторону стола, на котором стояла уже открытая бутылка вина.

И Вера поделилась с подругой всем, что произошло сегодня.

– Ксюш, я так счастлива, что мне становится страшно, – говорила Вера.

– Перестань, ты сама учила меня не заглядывать далеко вперёд, наслаждаться моментом. А сейчас ты портишь минуты радости своими страхами, сомнениями. Нельзя анализировать всё, что с тобой происходит. Всё будет так, как должно быть, и никак иначе.

Вера знала, что подруга права на сто процентов, знала это на собственном опыте. Но себя не изменить, мы те, кто мы есть.

Глава 7

К концу ноября, вопреки всем ожиданиям, работы стало больше, чем прежде. Несколько специалистов ушли в плановый отпуск, так что Вера и Ксюша вынуждены были работать допоздна и в выходные дни, чтобы успеть закончить принятые заказы. За период своей работы Вера проявила себя с лучшей стороны: она легко обучилась новому делу, была коммуникабельна, ладила с клиентами, отличалась неординарным мышлением, за что и была переведена с должности помощника на должность специалиста-оформителя, с повышением оклада.

Теперь подруги вполне могли позволить себе снять двухкомнатную квартиру, но пока у них совсем не было времени, чтобы подыскать подходящее жильё и переехать, да и Веру уже не смущали условия коммуналки, вдобавок ко всему она решила, что отложенные деньги могут ей понадобиться, когда она приобретёт собственное жилье на средства, вырученные с продажи квартир в Павлодаре. И, если быть честной, в глубине души Вера ждала, что Сергей предложит ей переехать к нему.

Но Сергей не хотел торопить события. Сама Вера была вполне готова к этому шагу. С её графиком работы в последнее время они виделись урывками и встречи были короткими. В Вере всё больше и больше росло желание готовить для любимого завтрак по утрам, вместе пить чай по вечерам, засыпать рядом с ним… Для многих женщин подобные мелочи не представляют особой радости, замужние тяготятся постоянной необходимостью заботиться о мужчине, стремятся к личному пространству, но Вера уже была пресыщена свободой и независимостью от кого-либо, ей очень хотелось домашнего тепла и каждодневных хлопот. Сергей упорно избегал подобных разговоров, не строил планы на будущее.

Они встречались всего три месяца. В таких вопросах время – понятие относительное. Для тех, кто ждёт, оно может показаться вечностью. Для других пролетит как один миг. Отец Веры сделал предложение маме через два месяца после знакомства. Он сказал, что не может больше ни дня провести в ожидании очередной встречи. Он знал, что это именно та женщина, с которой он хочет разделить свою жизнь. И в дальнейшем жалел лишь о том, что потерял целых два месяца. Вся совместная жизнь её родителей, все сорок лет – красивая история любви и верности.

Однажды отец сказал Вере, что, если мужчина по-настоящему любит, он готов на всё, чтобы быть рядом с объектом своего обожания. И по-другому не бывает. Когда же появляются сдерживающие факторы, как то: нет жилья, нет достойного заработка, сначала карьера, потом ещё что-то, знай, это просто сомнения и неуверенность в том, что ты та, кто ему нужен. Он может сам обманываться, что влюблён. Но душа его мечется и будет продолжать искать ту самую. Случается и так, что, не найдя её, человек смиряется с неизбежным, но неудовлетворённая душа не перестаёт тяготиться.

Слова отца острой иголкой сидели в голове Веры. Она чувствовала в них зерно истины. И, перенеся их на свои отношения с Сергеем, пришла к неутешительному выводу. Он всё ещё сомневается, а её душа смирилась с неизбежным.

Вера с Ксюшей уже заканчивали выполнение заказа на оформление «Свадьбы Золушки», как они сами его прозвали. Идея полностью принадлежала Вере, клиенты были безумно довольны теми эскизами, что она им предоставила, а сегодня должны были вживую увидеть конечный результат. Девушки приехали на работу пораньше, нужно было успеть оформить свадебный кортеж, место выкупа невесты, ресторан. Все остальные этапы проведения предсвадебной подготовки ложились на плечи других специалистов агентства. Весь день прошёл в спешке и суматохе; только закончив оформление торжественного зала, девушки смогли присесть и полюбоваться плодами своего труда.

– Шикарно! – восхитилась Ксюша. – Вот это мы молодцы!

– Да, – протянула Вера. – Просто свадьба моей мечты…

Для оформления были выбраны белые, нежно-розовые и сиреневые цвета. Центральной композицией зала был огромный циферблат часов высотой около двух метров, украшенный со всех сторон цветами. Цветы были выбраны искусственные, но их невозможно было отличить от живых; глядя на них, казалось, будто ощущаешь их аромат. Только на декорирование часов было потрачено несколько тысяч цветов. В общем-то, именно из-за этих часов проект был назван Свадьбой Золушки. Возле часов водрузили алтарь для бракосочетания, к которому вела алая ковровая дорожка. Вдоль всего пути к алтарю стояли высокие каменные вазы с живыми цветами. На этой свадьбе было много, очень много цветов: в гирляндах вдоль всех стен, в миниатюрных вазочках на столах… Цветы были ключевым элементом данного торжества.

– Если бы ты сейчас выходила замуж, действительно хотела бы именно такую свадьбу? – спросила Ксюша.

– Нет, сейчас уже нет. Это мечта для молоденьких девушек, когда верят, что всерьёз и надолго, когда хотят поделиться со всеми окружающими своим счастьем, хотят увековечить в памяти этот день. А я уже не в том возрасте. Я уже ни в чём и ни в ком не уверена… Закатить такую свадьбу и потом, не дай Бог, развестись через год по причине «не сошлись характерами»… Нет уж… Я лучше бы расписалась в ЗАГСе без лишнего шума, а потом вдвоём с любимым укатила в жаркие страны.

– А я ещё не рассталась с мечтой юности. Хочу свадьбу: платье, букет, танец с отцом, снятие фаты… Трогательно… Все плачут… Причём ведь реально все плачут, когда снимают фату! – засмеялась Ксюша. – Не важно, знают они невесту или нет, всё равно плачут!

– Знаешь, когда я была два года назад на свадьбе Ирки Голеловой… Помнишь её? С нами училась в школе… Рыженькая такая, в очках…

– Да-да, помню! Смешная такая была!

– Так вот, мы с ней работали вместе последние три года. И она пригласила меня на свою свадьбу. Так я, по-моему, всю свадьбу прорыдала! Сначала слово дали дедушке и бабушке невесты. Бабуля совсем старенькая, еле ходит. И дед такой же. Но когда он начал говорить, я была в шоке! При всей его внешней немощности у него был такой громкий чёткий голос, а мысли ясные, не спутанные, как обычно бывает у стариков. Он такую речь произнёс! Я даже не вспомню сейчас, что он говорил, но это было так красиво, так правильно, так чувственно… В общем, рыдала я в три ручья! И даже мысль о том, что тушь потечёт, не могла меня заставить остановиться. Тост родителей я даже слушать не стала, дабы всех не затопить.

От Вериного рассказа Ксюша просто задыхалась от смеха.

– Это у вас семейное! До сих пор помню, как твоя мама на школьных утренниках рыдала.

– Да, точно, – улыбнулась Вера. А теперь ты представь, что со мной было, когда начался танец отца с невестой! Всех гостей подняли со своих мест и поставили хороводом вокруг танцующих, каждый зажёг свечу… И тут ещё эта песня:

Пригласи отца на белый танец,

Видишь, и сбылась твоя мечта…

Всё, это было последней каплей. Моя нервная система просто не выдержала такого накала страстей. Короче, весь макияж смыло потоком слёз.

Вера замолчала, и улыбка понемногу сползла с её лица.

– На самом деле в тот момент я плакала о своём отце, о том, что он не успел станцевать на моей свадьбе, а я всегда представляла, что бы я ему сказала в этот момент, как поблагодарила бы его за всё, что он для меня сделал… Так что теперь все эти свадебные церемонии не представляют лично для меня ценности. Нет тех главных людей, которых я хотела бы видеть.

– Вер, я хочу, чтобы ты дала мне совет… – начала Ксения.

– По голосу слышу – мне не понравится то, что ты хочешь спросить.

– Ну да… – нервно хихикнула подруга. – В общем, мне снова написал Ваня. На следующей неделе у него командировка в Питер, и он предлагает увидеться. Я не знаю, что делать…

– Скажи мне одно: ты хочешь встретиться с ним? – спросила Вера.

– Не знаю…

– Знаешь. Если бы не хотела, то отказала бы сразу. А так… Ты всё понимаешь, но всё равно хочешь, – сказала Вера. – И я не собираюсь тебя отговаривать. Встреться. Ты ещё не усвоила урок, ошибись ещё раз, переболей, и всё, тебе станет легче. Иначе так и будешь терзать себя сомнениями.

– Да, пожалуй, ты права, – Ксюша повеселела.

– Только настраивай себя правильно в отношении этой встречи. Чтобы обойтись без слёз и истерик.

– Я очень постараюсь! – ответила Ксюша. – А сейчас давай сделаем фотоотчёт и поедем в офис.

– Ксюша, ты после работы домой? – спросила Вера, пока подруга щёлкала фотоаппаратом.

– Да, а что?

– Наталья попросила меня накормить Павлика, она не успела ему ничего приготовить на ужин. А меня Сергей после работы в кафе позвал…

– Поняла! Не переживай, покормлю я твоего Павлушу, – успокоила подругу Ксюша.

– Спасибо! Ты настоящий друг!

Вечером Сергей забрал Веру из офиса, и они поужинали в кафе. За ужином Вера завела разговор о предстоящей поездке в Павлодар.

– Серёж, я, по-моему, говорила тебе, что в следующем месяце поеду в Омск подавать документы на гражданство и заодно хочу заехать домой, – начала Вера.

– Да, я помню. Решила, на какое число билеты возьмёшь? – спросил Сергей не отрываясь от тарелки.

– Пока нет. Нужно посмотреть на сайте, когда билеты подешевле. – Вера ковыряла вилкой в салате, аппетита не было. Она никак не могла задать Сергею вопрос. Собравшись с духом, всё-таки спросила: – Поедешь со мной?

Сергей удивлённо посмотрел на неё:

– С тобой? Зачем?

– Я подумала, что ты мог бы взять отпуск… Мы побыли бы вместе пару недель. Тем более ты никогда не был в Казахстане. Можно будет несколько дней провести в Астане.

– Хорошая идея. Но мне нужно согласовать отпуск с руководством. Посмотри билеты и скажи, на какой период писать заявление.

– Вот и здорово! Завтра же поищу билеты и напишу тебе, – Вера облегчённо вздохнула, она боялась, что Сергей не согласится.

– Ты почему не ешь? – спросил Сергей, обратив внимание на полную тарелку перед Верой. – Не понравилось?

– Нет, очень вкусно, – улыбнулась она.

Вера вернулась домой пораньше и не застала Ксюшу в комнате. Она позвонила подруге на мобильный, телефон зазвенел на столе. Значит, подруга где-то в пределах квартиры.

Дверь открылась, и заглянула встревоженная Ксения.

– Я услышала, что дверь хлопнула. Не ждала тебя так рано, – сказала Ксюша.

– Ты где ходишь?

– Я в Наташиной комнате была. Павлик заболел, температура поднялась. Не знаю даже, что с ним делать…

– Пошли скорее, посмотрю, что с ним, – забеспокоилась Вера.

Павлик лежал в кровати, закутавшись в одеяло. Вера потрогала его лоб, он весь горел.

– Градусник есть? – спросила Вера.

– Вот, держи.

Вера вставила градусник мальчику под мышку. – Как ты себя чувствуешь? Что болит? – спросила она Павлика.

– Голова болит, – прохныкал малыш. И горло…

– Ого! Температура 39,2! Ксюш, посмотри, есть ли в аптечке парацетамол. А я пока молоко с мёдом приготовлю.

Ксюша нашла таблетку, и Вера стала уговаривать Павлика принять лекарство. Малыш капризничал и отказывался.

– Павлик, если ты хочешь поскорее поправиться, то нужно выпить. Температура спадёт, и тебе полегчает. А молоко даст твоему организму энергию, чтобы бороться с болезнью и прогреет твоё горлышко.

Со слезами Паша всё-таки проглотил таблетку и запил молоком.

– Вот умница! А теперь ложись поудобнее и попробуй заснуть, а я посижу с тобой, – сказала Вера, поглаживая мальчика по голове. – Ксюш, позвони его маме, предупреди, что Павлик заболел. Скажи, чтоб не переживала сильно, я побуду с ним, пока она не вернётся с работы.

Вера расположилась на диванчике возле детской кровати и в полумраке тусклого светильника наблюдала за дремлющим Павликом. Она чувствовала, как из глубин её души подаёт голос невостребованный материнский инстинкт. Вере так хотелось обнять этого чужого ребёнка, пожалеть его, приласкать… Несколько раз она подходила к постели Павлика, чтобы проверить, спадает ли температура. И когда она убедилась, что мальчику стало лучше, она успокоилась и задремала на своём посту.

Спустя какое-то время она проснулась от торопливых шагов в коридоре. Наталья вошла в комнату и, проверив сына, встревожено спросила Веру:

– Как он?

– Уже лучше. Мы дали ему таблетку от температуры и тёплого молока с мёдом. Он жаловался на боли в горле. Вероятно, у него ангина. Желательно, конечно, чтобы его осмотрел врач.

– Спасибо тебе большое, Верочка! Вы с Ксюшей так меня выручаете!

– Вы работаете завтра? – поинтересовалась Вера.

– Нет, я попросила, чтобы меня подменили. Как я оставлю Пашеньку одного?

– Наташа, завтра я ничем не смогу помочь вам, а вот следующие два дня можете на меня рассчитывать, идите спокойно на работу, а я побуду с Павликом.

– Верочка, даже не знаю, как тебя благодарить!

– Я всегда рада помочь вам, – улыбнулась Вера.

После ухода соседки Наталья налила себе кружку чая и, без сил рухнув на диван, подумала о том, что Бог никогда не бросает одиноких и обездоленных, как она и Павлик, без помощи, Он обязательно посылает таких людей, как Вера, которые протянут руку в сложной ситуации. Помощь Веры действительно была бесценна. Каждый день материнское сердце изнывало от переживаний за сына, а когда Наташа знала, что рядом с Павликом Вера, ей было спокойно. Наталья очень хотела проводить с сыном больше времени, но судьба распорядилась так, что она не могла позволить себе такой роскоши.

Весь следующий день Павлик лежал в постели с высокой температурой. К субботе температура нормализовалась. Вера отпаивала мальчика травками, готовила смеси для полоскания горла, кормила его куриным бульоном, играла с ним в домино, читала сказки и ни на минуту его не оставляла.

– Тётя Вера, а ты надолго уедешь в Павлодар? – спросил Павлик, положив голову ей на колени.

– Нет, Паша, я вернусь недели через две, как только закончу все свои дела, – ответила Вера, поглаживая светлые пряди его волос. – Я привезу тебе подарок.

– Какой? – заинтересовался малыш.

– В детстве я очень любила читать и собрала целую коллекцию интересных книг. Став взрослой, я так и не смогла с ними расстаться. А теперь хочу подарить их тебе.

– Я тоже люблю книжки. Только я не умею читать, – сказал Павлик.

– Правда? Когда я приеду, то обязательно научу тебя, – пообещала Вера.

– Жалко, что я не могу поехать с тобой… – печально вздохнул Павлик.

– Не переживай, может быть, когда ты подрастёшь, мы сможем вместе побывать в Казахстане. А сейчас хватит болтать, и пора тебе немного поспать. Во сне человек быстрее поправляется, – и Вера уложила Павлика на подушку.

Пока мальчик спал, Вера планировала поработать над проектом нового заказа, но, открыв перед собой ноутбук и уставившись в экран, поняла, что не может сосредоточиться. Мысли её были далеко отсюда. Она до последнего момента старалась не думать, что ей придётся продать квартиру родителей. И сейчас её обуревало сожаление. Эта квартира была очень дорога ей как память, там прошло всё её детство, там был её дом, где Веру всегда любили и ждали. Воспоминания тёплой волной нахлынули на неё. Как здорово быть ребенком… Почему мы понимаем это слишком поздно? Торопимся повзрослеть, стать самостоятельными, независимыми… Вера отогнала от себя все эти мысли. Невозможно жить прошлым, теперь это просто квартира, которую она должна продать, чтоб строить своё будущее.

Глава 8

Вера торопливо собирала чемодан – как всегда, она оставила самое важное напоследок.

– Документы взяла? – спрашивала её Ксюша – Да, всё в сумке. Деньги тоже. Билеты – у Сергея.

– Не бери лишних вещей, только самое необходимое. Из Павлодара тебе придётся много чего везти, так что не нагружайся.

– Подарки! Я чуть их не забыла! Посмотри в шкафу, там стоит пакет. Прикупила сувениры для тётушки и игрушки для племянников, – попросила подругу Вера.

– Ага. Вот этот?

– Да, положи, пожалуйста, в чемодан. Ты, кажется, хотела что-то своим родителям передать, – напомнила Вера.

– Да, тут небольшой пакет с гостинцами. Я вложила в него записку, что и для кого. Отдашь маме, она сама разберётся.

– Тоже в чемодан клади. Так… Вроде всё взяла.

Телефон Веры завибрировал.

– Да, слушаю. Всё, я готова. Хорошо. Выхожу.

Вера закрыла чемодан и присела.

– Сергей звонил, уже подъезжает на такси. Давай посидим на дорожку, – предложила она.

Ксюша села рядом с подругой.

– Удачно тебе долететь! Надеюсь, проблем с документами не возникнет и ты быстро закончишь дела в Омске, – Ксюша чмокнула подругу в щёку. – Буду ждать тебя.

В аэропорт Вера и Сергей приехали заблаговременно, быстро зарегистрировались и отправились на посадку, а вот во время пересадки в Москве возникли проблемы. Разница во времени между рейсами была всего около тридцати минут, и они чуть было не опоздали на самолёт, пока плутали по аэропорту. Но, слава Богу, всё обошлось.

В Омск они прибыли рано утром, около четырёх часов. Их должен был встретить Алексей, старший брат Веры. Он уже почти десять лет жил со своей семьёй в Омске. Виделись они крайне редко, несмотря на то что Омск и Павлодар разделяет не более пятисот километров. Алексей всегда оправдывался: то работы много, то дети приболели, но основная причина была в нежелании его супруги видеться с родственниками. Катя, жена Алексея, была, откровенно говоря, женщина стервозная. Вера испытывала к ней взаимную неприязнь. В основном, потому, что ей было обидно за мать. Мама всегда очень переживала, что сын так редко приезжает, плакала, просматривая фотографии внуков. Однажды она решила сама навестить сына, а вернулась из Омска поникшая и очень расстроенная. Невестка всем своим видом показывала, что свекрови здесь делать нечего. После смерти мамы Вера с братом почти не виделась. Она часто вспоминала, как их воспитывала мать, как говорила детям: «Вы кровь от крови моей. Вы самые близкие люди друг для друга. Когда не станет нас с отцом, держитесь вместе, не теряйте связь». Связь давно была потеряна, но Вера старалась со своей стороны следовать напутствиям матери. Звонила брату, отправляла подарки племянникам. Она любила брата, хоть и совсем не понимала его. Перед поездкой в Омск Вера позвонила ему и сказала, что остановится у него на несколько дней. Она слышала, что Алексей пытается возразить, но не дала ему такой возможности. Вера могла, конечно, снять квартиру, но она хотела хоть немного побыть с ним, повидать племянников.

Среди встречающих Алексея она не увидела и стала звонить ему на мобильный. Через несколько гудков брат снял трубку.

– Алло! – услышала она сонный голос.

– Лёша, ну ты где??? Ты ведь обещал встретить нас в аэропорту! – возмутилась Вера.

– Чёрт!!! Катя!!! Почему ты не разбудила меня??? – услышала Вера в трубке.

– Я тебе не будильник, – ответила брату жена.

– Верунчик, бери такси, сейчас я адрес скину эсэмэской.

Меня долго ждать будете, – сказал Алексей. – Хорошо. Жду адрес, – ответила Вера.

– Что случилось? – спросил Сергей.

– Ничего страшного. Брат проспал. Придётся нам самим к нему ехать на такси. – Вера не хотела посвящать Сергея в свои семейные разборки, но она освежила в памяти, почему не питает симпатии к снохе.

Когда они доехали до дома её брата, Вера собралась с духом и позвонила в дверь. Им открыл Алексей.

– Привет! С приездом! Проходите скорее! Только не шумите сильно, дети ещё спят. – Алексей обнял сестру и потом протянул руку Сергею. – Алексей.

– Сергей. Очень приятно!

– Ну, ребята, раздевайтесь, ставьте чемоданы и проходите на кухню. Я тут по-быстрому завтрак организовал.

– А Катя где? – спросила Вера.

– Катя ещё спит. Не стал будить её, – Алексей виновато отвёл взгляд.

Он прекрасно знал, что это некрасиво с её стороны, помнил, как их мать встречала гостей, но… Вера решила сгладить ситуацию:

– Ничего страшного. Конечно, пусть поспит. Мы тут как-нибудь сами справимся, – и Вера обняла брата. – Я так соскучилась…

– Рассказывайте, какими судьбами вы к нам, – поинтересовался Алексей, разливая горячий чай по чашкам. – По телефону ты так ничего толком и не объяснила. – Я хочу подать документы на гражданство, – ответила Вера.

– Решила перебраться в Россию всё-таки. Я тебе давно предлагал. И куда именно?

– В Питер. Решила пустить корни там, – зная характер брата, Вера ожидала, что он начнёт её отговаривать.

– Питер… Здорово! Конечно, нужно учитывать, что устроиться в таком городе совсем непросто. Но я уверен, что у тебя получится, – и Алексей похлопал сестру по плечу.

Вера никак не рассчитывала на такой ответ и с благодарностью посмотрела на брата.

– Сергей, вы тоже из Питера? – спросил Алексей.

– Да. Я, конечно, не коренной петербуржец. Мы с родителями переехали, когда мне было 8 лет. Так что я уже без малого двадцать пять лет там живу, – ответил Сергей. – И чем вы занимаетесь? – продолжал расспрашивать Алексей.

– Работаю в автосалоне, продаю подержанные автомобили.

– Правда? Надо мне будет поговорить с вами на эту тему, как раз собирался свою старушку на продажу выставить, – заинтересовался Алексей.

– Алексей, если не против, давай перейдём на ты, – предложил Сергей.

– Договорились, – улыбнулся Алексей. – Вы кушайте, что ж я, зря старался. Проголодались ведь с дороги. Вера, а ты уже нашла работу в Питере?

– Да, работаю оформителем в праздничном агентстве, – ответила Вера.

Алексей нахмурился:

– Почему по специальности не устроилась? Совсем не было вариантов?

– Я и не искала работу бухгалтера. Надоело. Мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь, – Вера ощетинилась, готовясь отстаивать свой выбор.

Но Алексей уже перешёл на другую тему:

– А живёшь где?

– Пока снимаю комнату в коммуналке. Но планирую продать свою и родительскую квартиры и купить однушку в новостройке. Придётся, конечно, подождать, пока дом достроят и сдадут в эксплуатацию, но на вторичное жильё мне не хватит.

Алексею не понравилось упоминание о родительской квартире. Эта тема была их камнем преткновения. Алексея, и особенно Катю, очень раздражало, что мать завещала квартиру Вере. Хотя сама Вера считала это обоснованным. Во-первых, когда Алексей женился, родители подарили ему квартиру, а свою однушку Вера покупала за собственные деньги, во-вторых, именно Вера ухаживала за больной матерью в последний год её жизни, брат же просто отстранился от всех этих проблем, прикрываясь тем, что живёт в другом городе.

– Кстати, я ведь приготовила подарки для Саши и Костика, – быстро перевела тему разговора Вера, дабы не накалять обстановку. – Пойду достану из чемодана.

– Не торопись. Мальчишки всё равно ещё спят. Вы бы и сами поспали с дороги. Я постелил вам в зале на диване, – сказал Алексей.

– Да, ты прав, – согласилась Вера, и они с Сергеем удалились.

У Алексея была уютная трёхкомнатная квартира с хорошим ремонтом, но со следами присутствия детей. Обои изрисованы везде, где только рост позволял дотянуться, диван с последствиями детских неожиданностей, и, конечно же, наличие всего, что только может пригодиться ребёнку: стульчики, столики, горшки, велосипеды, самокаты, и горы, огромные горы игрушек везде, куда ни кинь взгляд!

– Вера, сколько же у твоего брата детей? – с удивлением в голосе шёпотом спросил Сергей.

– Двое, – так же шепотом ответила Вера. – Саше семь лет, а Костику три.

– Не может быть! Игрушек на целый детский сад хватит! Они же, должно быть, даже не знают, что находится на дне этих куч! – в глазах Сергея светилось детское любопытство и восторг, казалось, ему просто не терпится самому перебрать весь этот ворох игрушек.

Веру насмешила его реакция. Правду говорят, что мужчины как дети!

– Это современное детство. У них есть всё то, о чём мы даже не мечтали. Не скажу, что я очень им завидую. Лично я до сих пор помню все свои игрушки, кто и на какое событие мне их подарил, даже помню ту радость, которую испытывала. Я очень любила и берегла их, потому что знала: больше такой у меня не будет. Современные же дети этого лишены.

– Не знаю, как ты, но я сейчас испытываю просто чёрную зависть! – засмеялся Сергей.

– Ладно, так уж и быть, на твой день рождения подарю тебе машинку с радиоуправлением, – пошутила Вера. – А пока давай поспим.

Они уже легли, и Вера начала погружаться в лёгкий сон, но её разбудил голос Сергея.

– Чёрную, – сказал он.

– Что? – не поняла Вера.

– Чёрную машинку. Желательно «Ламборджини».

– Хорошо! Спи уже! – хихикнула Вера. – «Ну точно, как дети», – подумала она, засыпая.

Проснулись они через несколько часов от истошных криков.

– Я кому сказала, быстро за стол! Мне всё равно, что ты хочешь!!! Сел и ешь! Что ты как свинья! Посмотри только на себя! Саша, не трогай Костю!

Вера открыла глаза и вздохнула. Она прекрасно понимала, что причина всех этих криков не в плохом поведении детей, а в Верином приезде. Сергей рядом с ней тоже не спал, а прислушивался к тому, что происходит на кухне.

– Слушай, а она на всех так орёт? – поинтересовался он.

– Нет, только на тех, кто плохо ест кашу, – пошутила Вера.

– Я не люблю кашу!

– Советую не говорить об этом Кате, – заговорщическим тоном сказала Вера. – Шутки шутками, но, по-моему, пора спасать детей. Ты ещё поспи, а я – на разведку.

Вера достала из чемодана две коробки: одну с машинкой для Кости, другую с конструктором для Саши.

– Где тут мои любимые племянники?! – заглянула она в кухню.

Саша обрадовался, увидев тётю, не потому, что питал к ней большую любовь, но он уже знал, что Вера что-нибудь ему подарит. А вот Костя, конечно же, в силу возраста совсем не помнил Веру и не знал, как на неё реагировать, поэтому просто уставился в свою тарелку с кашей.

– Привет, Катюша! Так давно не видела тебя! Как ты? – спросила Вера, чмокнув сноху в щёку.

– Ой, не спрашивай, – раздражённо ответила Катя. – Это семейство меня в могилу загонит. Братец-то твой, как всегда, на работе пропадает, а я одна с этими дьяволятами целыми днями! Сил нет!

«Началось…» – подумала Вера. Сколько она помнила Катю, та всегда была чем-то недовольна и не упускала шанса всем об этом сообщить. Коронным номером обычно была прилюдная перебранка с мужем. Сначала она обвиняла Алексея во всех смертных грехах, унижала его, оскорбляла, и вот, когда у Алексея кончалось терпение, начиналась сцена с заламыванием рук и слезами. Первое время Вера была крайне возмущена таким поведением, пыталась вразумить Катю, остановить, но потом поняла, что если бы брат хотел, то давно всё это пресёк бы на корню. В конце концов, каждый живёт как хочет. И раз брат терпит эти представления, значит, это его осознанный выбор.

– Лёша уже ушёл на работу?

– Да, ускакал, даже кружку не помыл за собой…

– Так, мальчики, почему не слушаетесь маму? – строго спросила Вера.

– Не хотят завтракать, не вкусно, видите ли… – ответила за них мама.

– Прям как ваш папа в детстве, – улыбнулась Вера.

– Кто бы сомневался… – пробурчала Катя.

– Я тут привезла подарки для вас. Но отдам их только тому, кто быстро съест всю кашу, – объявила ультиматум Вера.

Саша быстро замахал ложкой, поглощая содержимое тарелки. Костя, глядя на брата, последовал его примеру.

– Вот и молодцы! Больше разговоров было. Держите ваши подарки! – и Вера вручила мальчикам коробки с игрушками.

– Так, берите свои подарки и бегом в свою комнату, – распорядилась Катя. – Будешь завтракать?

– Да, спасибо, не откажусь, – ответила Вера.

Катя поставила на стол тарелку каши, масло и хлеб.

– Ты к нам надолго? – спросила она.

– Думаю, нет. Если проблем не возникнет, подам документы и уеду в Павлодар.

– Лёша сказал, что ты в Питер решила переехать.

– Да, я уже шесть месяцев там живу. Осталось только решить дома кое-какие вопросы, потом обратно в Питер.

– Ясно. Квартиру родителей уже выставила на продажу? – спросила Катя, имитируя отсутствие интереса.

– Пока нет. Как раз этим и хочу заняться.

– Какую цену поставишь?

– Не знаю. Надо посмотреть, что на рынке недвижимости происходит, – увильнула от ответа Вера.

– Некрасиво как-то с этой квартирой получилось. Алексей до сих пор обижается. Взять и лишить одного из детей наследства… – как бы между прочим заметила Катя.

Вера молча проглотила это заявление, боясь, что если начнёт возражать, то может высказать ещё много чего лишнего.

– Как у Лёши дела на работе? – спросила Вера лишь бы поддержать беседу.

– Ой, да разве это работа… Давно ему говорю, все нормальные мужики свой бизнес держат, зарабатывают прилично… Да он разве послушает! Всё чего-то боится. Так и просидит за гроши до пенсии в своей конторе… – Катя закатила глазки, всем своим видом показывая, как тяжело ей с таким непутёвым мужем.

Нужно сказать, что Алексей работал юристом в серьёзной консалтинговой фирме и зарабатывал достаточно, чтобы его семья ни в чём не нуждалась.

– Ты слишком строга к нему, Катя. Лёша очень любит вас и делает всё, что в его силах. Он любит свою работу, а бизнес далеко не для каждого. Бизнес влечёт за собой большие риски, а Лёша предпочитает стабильность, – вступилась за брата Вера.

– Кто не рискует, тот не пьёт шампанского, – парировала Катя.

Продолжать спор Вере показалось бесполезным.

– Пожалуй, пора разбудить Сергея. Пусть завтракает, и мы поедем в миграционку.

– Ты так и не рассказала, с кем приехала. У вас с ним всё серьёзно? – полюбопытствовала Катя.

– Пока не знаю, время покажет.

– Так мало у тебя времени остаётся, чтобы носом крутить. Бери уже, что осталось, иначе так и просидишь в старых девах до старости.

«Это ж сколько в ней яда?» – подумала Вера. Каждый раз после общения с Катей у Веры оставался неприятный осадок. Катя имела способность испортить настроение всем, даже не прилагая к этому особых усилий. Вера поражалась тому, как из всех женщин на свете её брат выбрал именно эту стерву.

Окончив процедуру знакомства и позавтракав, Вера и Сергей отправились решать вопросы с документами. Они вызвали такси, так как в городе никто из них не ориентировался. Да и в прогулке не было особого смысла – Омску нечем было удивить гостей. Вообще Вера никогда не любила этот город, грязный, с улочками и домами, расположенными вне какой-либо системы. Но в ближайшие полгода, прежде чем она получит гражданство, бывать здесь Вере придётся часто.

Процедура подачи на РВП не заняла много времени, а вот стояние в очередях было изматывающим. Вернулись они только к вечеру, голодные и злые. Алексей уже был дома и суетился на кухне.

– Как дела? – спросил он Веру.

– Документы на РВП подала, благо, что все справки я собрала ещё в Питере, теперь только нужно ждать ответ. Но, в целом, в Омске мне больше делать нечего, так что завтра мы уже уедем, чтобы не стеснять вас, – ответила Вера.

– О чём ты говоришь? Ты же моя сестра, как ты можешь стеснить нас! – возмутился Лёша, но в его глазах Вера увидела облегчение.

Причину этого Вера прекрасно понимала: если бы ей пришлось задержаться, то Катя наверняка вымотала бы ему всю душу, в этом ей не было равных.

На следующий день Вера и Сергей смогли покинуть Омск. Они сели на маршрутку и через шесть часов были уже в Павлодаре. Вера покидала родной город летом, а вернулась, когда на улицах уже лежал снег.

– Вот и мой дом, – сказала Вера, взяв Сергея за руку.

Такси остановилось возле подъезда её дома. Прошло всего немного времени от момента её отъезда, но Вере казалось, что целая вечность. Открыв дверь в квартиру, она перешагнула порог. С этим местом, в отличие от родительского дома, не было связано особо приятных воспоминаний, сама Вера называла его берлогой отчаяния и одиночества. Именно так она ощущала себя на протяжении всех лет, проведенных в этой квартире. Всё было так, как она оставила, только толстый слой пыли указывал на то, что помещение пустовало.

– Так, размещайся, распаковывай чемодан, а я пока быстро приберу, иначе мы задохнёмся от пыли, – сказала Вера.

– Я смотрю, ты минималист, – отозвался из комнаты Сергей. – Ничего лишнего. Я бы сказал, вообще ничего, что могло бы рассказать о человеке. Ни фотографий, ни сувениров, ни книг…

– Все ценные для меня вещи хранятся в маминой квартире. Сюда я, можно сказать, приходила только ночевать, – ответила Вера. – Кстати, ты умеешь готовить?

– Я, конечно, не суперповар, но с голоду никому не дам умереть.

– Тогда сходи, пожалуйста, в магазин. Он находится в соседнем подъезде. Купи что-нибудь на свой вкус.

– Без проблем! – и Сергей направился к выходу.

– Стой! Ты собрался рассчитываться рублями? – улыбнулась Вера.

– Чёрт! Забыл, что у вас тенге.

– Держи, – и Вера сунула ему в руку деньги.

Из магазина Сергей принёс три больших пакета с продуктами.

– Не знал, что ты захочешь, и взял всё в ассортименте. – Отлично! Что будем готовить? – спросила Вера.

– Не мы будем, а я буду. А ты пока занимайся своими делами, – и Сергей нежно поцеловал её в щёку.

Вера успела навести порядок, разобрать чемодан и принять душ, когда по квартире уже начали распространяться аппетитные запахи.

– М-м-м… Если ты сейчас же не накормишь меня, я просто умру от голода, – заявила Вера, заходя на кухню, обёрнутая банным полотенцем.

– Не хочу вас огорчать, девушка, но в нашем заведении дресс-код, – томным голосом сказал Сергей, обняв Веру за талию, – никаких полотенец… – и одним резким движением он сорвал с неё единственное, что прикрывало наготу. – Какая же ты красивая! – и горячими губами Сергей коснулся шеи, плеч и стал спускаться ниже.

Вера не успела даже охнуть, как очутилась в постели и погрузилась в нирвану.

– Я так понимаю, с приготовлением еды что-то пошло не так, и ты решил отвлечь меня, – пошутила Вера.

– Ничего подобного! На кухне нас ждут сочные стейки, запечённый картофель и овощной салат.

– Потрясающе! Знаешь, мужчина для меня ещё ни разу не готовил. Если не считать папу, конечно.

– Правда? Ну, всё же бывает когда-нибудь в первый раз, – улыбнулся Сергей.

Уплетая приготовленные Сергеем стейки, Вера посвящала его в планы на ближайшие дни:

– Сегодня нам нужно сходить в гости к моей тёте Римме, это мамина сестра. Хочу оставить ей доверенность на продажу квартир. Это единственный человек, кому я могу безоговорочно довериться в данном вопросе. Тётя Римма – добрейшей души женщина, она тебе понравится. Завтра устрою тебе вводную экскурсию по городу. Так… Ещё нам нужно время, чтобы решить, как быть с вещами… Что-то я хочу забрать с собой в Питер, а остальное нужно распределить. Ещё бы я хотела проведать могилы родителей, неизвестно, когда я теперь приеду. А потом мы можем поехать в Астану, – подвела итог Вера.

– Как скажешь, – сказал Сергей, снова увлекая её за собой в спальню…

Глава 9

Тётя Римма оказалась именно такой, как её описывала Вера. В свои шестьдесят с небольшим хвостиком она была активной, подвижной, даже чрезмерно суетливой. Внешне она была очень похожа на свою сестру, маму Веры, но по характеру они отличались всегда, как небо и земля. Тётя Римма была этакой представительницей людей советской эпохи, переживающей абсолютно за всё, что происходит вокруг: от морального облика молодёжи до кризиса в стране. Причём она действительно все проблемы принимала близко к сердцу. Если, например, многодетная соседка вдруг оставалась без работы, тётя Римма считала своим долгом помочь чем может: овощами с огорода, соленьями из погреба, при этом она обойдёт всех многочисленных знакомых, сообщит о беде соседки и найдёт ей работу. Отец Веры часто в шутку называл свояченицу соцопекой. Он говорил, что, пока жива тётя Римма, ни одна кошка в районе не умрёт с голоду.

Милосердие и участие в судьбе других людей – это, конечно, весьма похвальные качества, но очень часто они оборачиваются боком. Многие не стесняясь пользовались её добротой, нередко приходилось тёте Римме разочаровываться в людях, но, несмотря на это, она оставалась человеком с большим сердцем. У тёти не было детей, единственная дочь умерла ещё в младенчестве, может быть, свою невымещенную материнскую любовь она стремилась излить на весь мир. И на дядю Колю. Вместе они прожили более сорока лет, и всю жизнь – душа в душу. Вера никогда не видела, как они ругаются. Были, конечно, разногласия, но назвать их ссорами сложно. Бывает, тётя сделает что неправильно, так дядя Коля как в сердцах махнёт рукой, выйдет во двор, а вернётся уже как ни в чем не бывало. Или, наоборот, тётя Римма уйдёт в кухню, побурчит себе под нос чего-то, да и всё на этом. «Да, многим бы у них поучиться», – часто думала Вера.

Когда такси остановилось у дома тёти Риммы, Вера заметила, что из трубы в бане валил дым. Значит, дядя Коля уже ждёт их с вениками. Едва они успели позвонить, как калитка открылась, тётя Римма уже встречала их. По своему обыкновению, она много говорила и суетилась.

Вера крепко обняла маленькую хрупкую женщину, тётя Римма едва доходила ей до плеч. Тётя очень любила Веру, кроме племянников у неё не было других родственников. Вера отвечала взаимностью, после смерти мамы тётя была единственным человеком, кто относился к ней с искренней заботой, кому действительно была небезразлична её судьба.

– Верочка, девочка моя, наконец-то вы приехали! Проходите скорее в дом! – щебетала тётя. – Ну, дорогая моя, представь мне своего спутника, – сказала она.

Как только все прошли в дом, тётя с любопытством, без стеснения начала рассматривать Сергея.

– Тётушка, это мой молодой человек – Сергей. Сергей, а это моя любимая тётя Римма, – представила их Вера.

– Очень приятно, Серёжа. Я так рада, что Верочка теперь не одна, что у неё есть поддержка. Ой… совсем заболталась, у меня же курица в духовке сгорит, – спохватилась тётя. – Проходите в зал, стол уже накрыт. Сейчас и Коленька придёт, он там с баней возится, – и тётя убежала на кухню спасать курицу.

– У тебя очень милая тётя, – улыбнулся Сергей.

– Я говорила, что она тебе понравится.

Дверь в коридоре хлопнула, и кто-то, видимо, очень грузный затопал ногами, стряхивая снег с обуви.

– Риммочка, гости уже пришли? – услышали они низкий голос мужчины.

– Да, Коленька, заходи, они уже ждут тебя, – ответила тётя.

Вера выбежала в коридор и, как в детстве, повисла на шее у дяди.

– Дядюшка!

– Верунчик! Я уж думал, что ты совсем про стариков забыла в своём Питере, – дядя легонько щёлкнул её по носу.

– Конечно нет! Как я могу про вас забыть! – Вера ласково потёрлась о его щёку. – А я хочу вас кое с кем познакомить, – заговорщическим шёпотом сказала Вера.

– Ну пойдём посмотрим, – улыбнулся дядя Коля.

– Здравствуйте, – встал навстречу дяде Сергей. – Сергей, – и он протянул руку.

Рукопожатие дяди Коли было крепким, как и он сам.

– Ну здравствуй, Сергей. Николай.

– Приятно познакомиться с вами. Вера много хорошего рассказывала о вас.

– Интересно, что же Верочка рассказывает о своих стариках?

– Я рассказывала Сергею, как вы с папой учили меня рыбачить, – улыбнулась Вера.

– Правда? Сергей, а Верочка рассказывала, как однажды она отпустила в реку весь наш улов, потому что ей было очень жалко рыбок? – засмеялся дядя.

– Нет, вот об этом она умолчала, – присоединился к его смеху Сергей.

– Я даже не помню об этом! – удивилась Вера.

– Да, было такое… Отец тогда сильно серчал на тебя… Ой, Верочка у нас была чудным ребёнком… Правда, Риммочка? – обратился дядя к жене, которая принесла большое блюдо с горячим.

– Это правда! Верочка с самого детства была очень рассудительной. Но пошалить любила, как все дети. Жалко, что в то время у нас не было фотоаппаратов, такая память была бы сейчас! Помню, я из Москвы Татьянке, Вериной маме, привезла большой набор теней. Это была такая редкость! Таня так радовалась, берегла их. А как-то пришла с работы, открывает шкаф, а там… Все тени раскрошены! Ой, как Танюшка расстроилась!

– Да, а я никак не могла понять, как мама догадалась, что я играла с её тенями. Мне казалось, что я была очень аккуратна, – хихикнула Вера.

– Вы кушайте, пока всё горячее, – сказала тётя.

– Верунчик, расскажи старикам, как тебе жизнь в Санкт-Петербурге. Не жалеешь, что решила уехать? спросил дядя.

– Нет, совсем не жалею. Мне там очень нравится. Работу нашла. Надеюсь, что в ближайшее время жильё смогу приобрести, – ответила Вера. Я как раз хотела обратиться к вам с просьбой…

– Говори, родная, чем можем помочь, – поинтересовалась тётя.

– Мне нужно, чтобы вы помогли мне продать здесь квартиры. Это может затянуться по времени, а у меня нет возможности ждать, пока всё решится, надо на работу возвращаться. Я могла бы подготовить документы, чтобы вы могли продать их без моего присутствия. Если, конечно, вы согласны, – сказала Вера.

– Верочка, конечно, мы согласны. Даже не переживай, – заверила её тётя.

– Спасибо большое, вы меня так выручаете!

– Сергей, у меня там уже банька готова. Может, попаримся, пока женщины тут шушукаются, – предложил дядя.

– Конечно! Я люблю бани. Сто лет, правда, не парился, – согласился Сергей.

– Вот и славненько! Там и веники берёзовые замочены.

Сейчас я тебя напарю!

Мужчины удалились, а Вера осталась с тётей.

– Верочка, Сергей такой приятный молодой человек. Мне он очень понравился. Твоя мама бы со мной согласилась, – сказала тётя Римма.

– Я рада, что ты одобрила мой выбор, – улыбнулась Вера.

– Он уже сделал тебе предложение? – спросила тётя.

– Нет. Я думаю, ещё очень рано говорить об этом. Мы встречаемся всего несколько месяцев.

– Если люди хотят быть вместе, то это совсем не важно… Мы с твоим дядей поженились спустя шесть месяцев после знакомства. Когда мужчина затягивает с предложением, это нехороший знак. Значит, он сомневается, оценивает, сравнивает. Встретив ту самую, единственную, мужчина не колеблется ни секунды, – напутственно произнесла тётя.

Вера задумалась, тётя словно читала её мысли, её очень смущало, что Сергей до сих пор не предложил ей съехаться, зная, что она ютится в коммуналке с подругой, а у него самого была просторная квартира. Она неоднократно мысленно возвращалась к этому вопросу, но никогда не обсуждала его с Сергеем.

Не желая развивать эту тему дальше, Вера перевела разговор в другое русло и рассказала тёте о том, как навестила брата в Омске. Они ещё долго беседовали, вспоминали прошлое, когда мужчины вернулись с бани, красные и распаренные; тётя достала старый семейный альбом, в котором хранились архивы, начиная с редких фотографий Вериной прабабушки, уже совсем выцветших и потёртых. Давно Вера так искренне не смеялась, как сегодня, слушая рассказы тёти и дяди о моментах из своего детства.

Уже поздно вечером Вера и Сергей засобирались домой; прощаясь с родными, Вера очень просила их навестить её в Питере. Тётя и дядя только вежливо поблагодарили за приглашение, и Вера поняла, что ей ещё долго придётся уговаривать их, прежде чем они согласятся приехать.

По дороге домой Вера делилась с Сергеем воспоминаниями о своей семье, встреча с тётей и выпитая вишнёвая настойка навеяли на неё тоску о прошлом, и Вере очень захотелось оживить в своей памяти хотя бы образы дорогих сердцу людей.

– Знаешь, пока родители были живы, я относилась к ним как к неотъемлемой части своей жизни, казалось, что они будут рядом всегда… Я часто злилась на их чрезмерную опеку, я ведь уже взрослая и сама прекрасно знаю, что для меня лучше… А потом, когда их не стало, я почувствовала себя… брошенным ребёнком, одиноким и никому не нужным… Так стало не хватать маминых советов, и совсем не важно, следовала я им или нет, но мне отчаянно захотелось слышать её мнение… Почему так, Сергей? Почему мы всегда не ценим то, что имеем? Только потеряв, начинаем локти кусать? – на глаза Веры навернулись слезы.

– Знаешь, ничто не вечно в нашей жизни. Но самое главное, что ОНИ были в твоей жизни, что ОНИ любили тебя, и, как бы там ни было, ты тоже любила их, – Сергей прижал Веру к себе.

– Да, я очень их любила… Но как мало времени я проводила с ними! День рождения, Новый год, все важные события я делила с друзьями, к родителям забегала на пять минут, чтобы поздравить, и бежала веселиться. И где сейчас мои друзья? Да я даже имён большинства из них

не помню! Если бы можно было всё вернуть назад, все исправить…

На следующий день Вера проснулась рано, будить Сергея не стала. Она испекла сырники, приготовила яичницу, тосты и сварила кофе. Поставила это всё на поднос и отнесла Сергею завтрак в постель. Если бы у неё была возможность, то она делала бы это каждое утро.

– Соня, просыпайся! Тебя ждёт завтрак и утренняя прогулка на лыжах, – сказала Вера, нежно прижавшись губами к его щеке.

– М-м-м… Завтрак в постель! Как романтично… – Сергей обхватил её за талию и перекинул через себя на постель. – Я просто обязан отблагодарить тебя за такую заботу, – прошептал он, развязывая шёлковый поясок на её халате.

– Завтрак остынет… – предприняла слабую попытку возразить Вера, запуская пальцы в его густую шевелюру.

– Ты лучше любого завтрака…

Спустя час, доедая уже холодный завтрак, Сергей поинтересовался, не ослышался ли он о прогулке на лыжах.

– Ты разве не любишь кататься на лыжах? – заволновалась Вера.

– Нет, очень даже люблю. Но я не знал, что в Павлодаре есть лыжные спуски, – ответил Сергей.

– Ну, это, конечно, не горнолыжный курорт, но у нас есть лыжная база «Зелёная роща». Она расположена вдоль реки Иртыш, среди леса. Там очень красиво!

– Здорово! Я с удовольствием!

Они выехали около десяти утра. Так как был будний день, людей на базе почти не было, они взяли лыжи на прокат и начали свою прогулку по лесу. Природа в здешних местах была очень красивая, лыжня пролегала мимо деревьев, ветви которых были присыпаны искрящимся на солнце снегом. При дуновении ветерка хлопья снега падали с веток, ударяли в лицо. Воздух был свежим, морозным. Вокруг стояла умиротворяющая тишина. Если уйти дальше в лес, куда забредают редкие лыжники, то кажется, что ты добрался до края мира, что кроме тебя в ближайшие несколько тысяч километров нет ни одного живого существа. Именно здесь человек отдыхает душой, наслаждается единением с природой.

– Этого мне и не хватало в Питере, – сказала Вера. – Тишины…

– Да, живя в большом городе, ты лишаешься общения с природой, – подтвердил Сергей.

Они зашли уже достаточно далеко, лыжня давно уже прервалась, и они шли по никем не тронутому снежному покрову. Снег хрустел под ногами, и этот хруст эхом разносился по лесу.

– Давай отдохнём немного, – предложила Вера, указав на ствол упавшего от молнии дерева.

Присев на него, Вера достала из заплечного рюкзака бутерброды и протянула один из них Сергею. Какое-то время они просто молча сидели рядом и смотрели на затянутый льдом Иртыш.

– Прежде Иртыш был более полноводный. Сейчас он значительно измельчал, – заметила Вера.

– Летом здесь, наверное, очень красиво, – сказал Сергей.

– Да, очень, – согласилась Вера. – Когда я была маленькой, мы с родителями часто отдыхали в этих местах. На пароме мы переплывали на левый берег Иртыша, здесь проходит тёплое течение. Купались, жарили шашлыки, загорали, часто оставались на ночь, ставили палатки… Здорово было!

– А я не помню даже, когда в последний раз видел природу в первозданном виде, – сказал Сергей. – Всё некогда, работа – дом.

– В Павлодаре выезд на природу никогда не представлял особой проблемы. Всё рядом. Вполне можно летом после работы выехать в лес, пособирать грибы, подышать воздухом… Но почему-то я делала это очень редко.

– Кажется, я уже замерзаю, – сказал Сергей. – Не лето всё-таки…

– Тогда пойдём обратно, – улыбнулась Вера.

Домой они вернулись ближе к трём часам дня; переодевшись, пообедав и немного отдохнув, снова вышли в город.

Павлодар – маленький городок на правом берегу Иртыша. Чистый, компактный, уютный, с чётко перпендикулярно друг к другу расположенными улицами. Особыми архитектурными изысками не отличается, в основном застроен пяти- и девятиэтажными кирпичными или панельными домами. Историческим центром города является улица Ленина, именно с неё началась первоначальная застройка города. Улица Ленина когда-то была деловым центром города: магазины, торговые ряды, страховые и банковские конторы. По сей день эти здания сохранились, во многих из них находятся музеи, а в магазинах купцов Сурикова и Баландиных расположен русский драмтеатр имени Чехова. Из современных достопримечательностей города можно назвать Благовещенский кафедральный собор, мечеть имени Машхур-Жусупа и, конечно же, набережную реки Иртыш.

И начать знакомство с Павлодаром Вера предложила именно с набережной. Набережная города состоит из двух террас: верхняя представляет собой площадь, украшенную двумя фонтанами с парковой зоной, нижняя терраса имеет непосредственно выход к реке и пляжной зоне и длится на протяжении нескольких километров. Верхнюю и нижнюю террасы соединяют лестницы и каскадные фонтаны. Сейчас, в предзакатный час, вид с верхней террасы на Иртыш захватывал дух. Макушки деревьев на противоположном берегу, засыпанные снегом, казались алыми от падающих на них лучей заходящего солнца. Низкие кучистые облака стали ярко-розовыми. Любоваться красотами мешали только резкие порывы ледяного ветра, пронизывающего насквозь.

– Набережная Иртыша приобрела современный вид только в 2000 году, прежде здесь ничего не было. Зато зимой возводили наикрасивейшие ледяные городки, строили горки, и дети шумной гурьбой катались на них. Отец каждые выходные привозил нас сюда с Алёшкой, вместе с нами предавался всеобщему веселью. Катались все, от мала до велика. Даже совсем малые дети. Сейчас я удивляюсь, как родители не боялись, что мы переломаем все кости на этих горках. И ведь без происшествий было.

– Знаешь, а ведь я даже немного завидую тебе… – задумчиво сказал Сергей.

– Почему? – удивлённо спросила Вера.

– Ты всегда с такой теплотой вспоминаешь о своей семье, о детстве. И я начинаю понимать, что у меня ничего этого, по сути, и не было. Родители всегда были заняты своей работой, карьерой, затем отец занялся бизнесом и полностью погрузился в него. Они считали своим долгом обеспечить мне безбедную жизнь, но никто не удосужился спросить, чего хочу я. Бывало, что отец пообещает на выходных сходить со мной в зоопарк, я всю неделю с нетерпением жду этого события, а в последний момент мне сообщают, что всё отменяется, папе срочно нужно уехать по делам. И это происходило постоянно. Поначалу я очень расстраивался, плакал, а потом привык и просто уже ничего не ждал.

– Ты злишься на них? – спросила Вера, взяв Сергея за руку.

– Злюсь ли я? Сейчас уже нет. Став взрослым, я многое понял. Отец вырос в очень бедной семье. Его родители беспробудно пили. Они с братом были предоставлены себе и никому не нужны, нередко им приходилось делить последнюю горбушку чёрствого хлеба на двоих, согреваться вдвоём под одеялом, чтобы не замёрзнуть насмерть в нетопленном доме. Думаю, тогда он решил, что его дети ни в чём не будут нуждаться. И он справился со своей миссией. Все остальные мои желания он воспринимал как блажь. Он любил меня, и это самое главное.

– Да, ты прав. Это самое главное. Очень сложно быть ответственным за чью-то жизнь, тем более за жизнь ребёнка. Часто мы сами не знаем, как жить правильно, не можем разобраться в собственной жизни, что уж говорить о воспитании ребёнка, – Вера замолчала, погружённая в свои мысли.

Прогулка была недолгой, Вера и Сергей очень быстро замёрзли и решили заехать в бар, выпить по стаканчику согревающего виски.

– Прежде я частенько бывала в этом баре, – сказала Вера, оглядывая почти неизменившуюся обстановку.

Заняв свободный столик и сделав заказ, они продолжили прерванный разговор.

– Расскажи мне о своей прежней жизни, – попросил Сергей. – Ты всегда избегаешь разговоров о том, почему уехала из дому.

– Да тут особо и рассказывать нечего. Каждый ищет своё место под солнцем, и я не исключение, – уклончиво ответила Вера.

– Ты очень красивая и интересная девушка. Почему ты не была замужем? – не отступал Сергей.

– Не звали, – вновь увильнула Вера.

– Не верю. Почему ты не хочешь рассказать мне? – спросил Сергей.

– Что ты хочешь услышать? – взвилась Вера. – Что пять лет я была любовницей женатого человека и, чтобы забыть его, уехала в другой город? Это ты хотел знать?

– Если это правда, то да, я хотел это знать, – Сергей накрыл своей ладонью её руку. – Ты любила его?

– Сначала да, очень любила… А то, что происходило потом, сложно назвать любовью. Это я понимаю сейчас. Моё отношение к нему больше походило на маниакальную зависимость. Отношения внутри любовного треугольника очень разрушительны для всех его сторон. Я не отдавала себе отчёта, но я словно бы участвовала в гонке. Мне казалось, что если я буду лучше, красивее, умнее, то Андрей непременно останется со мной. Это стремление выражалось во всём, что я делала. Я должна варить самый вкусный борщ и печь самые лучшие пироги, я должна сидеть на диете, чтобы иметь идеальную фигуру, я должна улыбаться и быть весёлой, даже если мне очень плохо и хочется рыдать. ВСЁ только для того, чтобы ему было комфортно со мной. Но при этом я не получала от процесса удовольствия, я не жила для себя, и это была самая главная моя ошибка. Я не понимала, что дело вовсе не во мне, а в нём самом. И тогда я решила остановиться. Вот и вся история, – и Вера замолчала.

– Твой рассказ мне напомнил об одном знакомом. Он так же был вовлечён в любовный треугольник: он – жена – любовница. И не стеснялся рассказывать мне о своих хитрых манипуляциях с женщинами. Заметив стремление женщин показывать себя в лучшем свете по сравнению с соперницей, он стал этим пользоваться. Жене периодически якобы случайно подсовывал фотографии любовницы: стройной, красивой, ухоженной, при каждой ссоре высказывал претензии по поводу того, какой у них стал скучный секс, намекая на то, что гуляет он именно из-за этого. Любовнице жаловался на то, что его жена жуткая транжира и думает только о шмотках. Говорил, что от супруги ему так не хватает понимания и сочувствия, что она постоянно устраивает скандалы и что-то требует от него. И в итоге он получал жену, которая стремилась дома его встречать красивой и при полном параде, проявляющей невиданную фантазию в сексуальной жизни, и при этом милую и добрую любовницу, которая боялась затрагивать любые темы, способные перерасти в скандал, и решающую все свои проблемы за собственный счёт. Каждая старалась быть лучше соперницы.

– И чем всё это закончилось? – поинтересовалась Вера.

– Жена его всё-таки выгнала, и он ушёл к любовнице. Впоследствии женился на ней, – ответил Сергей.

– И жили они долго и счастливо? – улыбнувшись, спросила Вера.

– Нет. Через какое-то время он снова завёл любовницу. И продолжил отрабатывать свою манипуляционную схему.

– На чужом несчастье счастья не построишь, – произнесла Вера свою любимую фразу.

– Нет, дело не в этом. Эти женщины прекрасно видели, рядом с кем они живут, видели его слабости и недостатки, но искали им оправдания. Жена обвиняла в своих бедах любовницу и думала, что, если её не станет, муж вернётся в лоно семьи и станет образцовым отцом, любовница обвиняла сварливую жену, которая сама разрушила свой брак, а с ней-то всё будет иначе. Обе не учли одного: человека нельзя изменить, – подвёл итог своей речи Сергей.

Вера удивлённо смотрела на него:

– Как легко и просто ты разобрал всю эту, казалось бы, сложную ситуацию по полочкам. А ведь ты прав на сто процентов.

Посидев ещё немного в баре, Вера и Сергей собрались уходить. Бар находился недалеко от дома, и решено было прогуляться пешком. Проходя по до боли знакомым и родным улочкам, Вера предавалась воспоминаниям и делилась ими с Сергеем.

– Преимущество маленьких городов в том, что ты знаешь каждый его уголок, каждую улочку. В этот магазин мы часто ходили с мамой за мороженым и выпечкой, – рассказывала Вера. – Как мало в детстве нужно было для счастья. Идёшь с мороженым в руках, держишь маму за руку, в сумке у мамы корзиночки с кремом. Знаешь, что вечером, когда отец придёт с работы, а брат со школы, мы все вместе будем пить чай. Я, как всегда, слижу весь крем с пирожных, а маме достанется песочная корзиночка. И так спокойно было, так радостно…

– Тебе не жаль покидать место, с которым связано столько тёплых воспоминаний? – спросил Сергей.

– Жаль. Но это как в отношениях с мужчиной. Если что-то не заладилось, нужно сразу уходить, пока можно сохранить хотя бы хорошие воспоминания, а не затягивать до тех пор, пока останется только разочарование. Однажды я решила посмотреть дом, где жила моя бабушка. В детстве я проводила у неё много времени. В воспоминаниях всё было таким родным, таким… не знаю даже, как это объяснить… Но когда я пришла в старый дворик, то оказалось, что мои воспоминания разнятся с реальностью. Обветшание, заброшенность… Всё стало каким-то маленьким: дома, заборы… И я подумала, что лучше бы я не приходила, только испортила картинку в голове, созданную моим детским восприятием, – Вера рассказывала Сергею то, чем прежде ни с кем не делилась, что было важно только для неё, а Сергей слушал не перебивая и словно бы разделял её чувства.

На следующий день Вера с утра поехала на кладбище, Сергея она не стала брать с собой, это было глубоко личным. С большим трудом среди снежных сугробов Вера нашла могилы родителей. Она смела снег с надгробных плит, положила на них по букетику цветов и присела рядом с ними на скамеечку.

– Ну, здравствуйте, дорогие мои! Вот я и приехала… – и Вера тихо заплакала. Ей так много хотелось рассказать маме и папе. Обнять их. Хотелось, чтобы они, как прежде, пожалели её, дали совет, сказали, что она со всем справится, что они верят в неё. – Мне так плохо без вас… так тяжело… И я не знаю, в чём причина моих томлений… Эх, мамочка, если бы ты была рядом, то обязательно подсказала бы мне, что же я делаю не так… Я уехала в Питер, и вроде бы всё хорошо, мне даже кажется, что я счастлива, но что-то гложет меня, не даёт моей душе покоя. Может, причина во мне? Может, я просто не умею наслаждаться счастьем? – Вера помолчала. – Знаете, я приехала домой не одна… Его зовут Сергей, и он мне очень нравится. Возможно, я даже люблю его. Я ещё не уверена до конца. Тётя Римма сказала, что вам бы он тоже понравился.

Со стороны, должно быть, казалось нелепым разговаривать с холодными мраморными надгробиями, но Вера словно бы слышала, как родители отвечают ей, чувствовала их поддержку, незримые, они были где-то рядом.

– Все эти несколько дней, пока я гуляла по нашим с вами местам, предаваясь воспоминаниям, мне казалось, что вы со мной. Я словно снова побывала в детстве… И я должна сказать вам спасибо. Я никогда не говорила вам этого при жизни… Но я счастлива, что была частью вашей жизни. Спасибо за каждый день, проведенный с вами… – Вера плакала уже навзрыд, задыхаясь от собственных рыданий. Мамочка, помоги мне… Помоги своей непутёвой дочери понять, чего же она хочет… Мамочка, я так боюсь умереть в одиночестве, в пустой квартире, боюсь, что некому будет предать меня земле, что никто не придёт к моему надгробному камню… – Вера плакала, изливая душу тем, кому она была действительно небезразлична. – Последнее время я всё чаще думаю об этом… Не могу избавиться от этих страхов… Что же я делаю не так?

Но ответа на этот вопрос она не смогла услышать, только улыбающиеся лица родителей с мраморной плиты смотрели на неё и будто бы говорили: «Всё будет хорошо, доченька!

Всё обязательно будет хорошо…»

– Да, так и будет, – Вера слабо улыбнулась им в ответ.

Ещё какое-то время она просто молча сидела на скамье, опустошённая от пролитых слёз. Сегодня для неё был непростой день, ей ещё предстояло побывать на квартире родителей и решить, что делать с вещами. Забрать всё она,

естественно, не могла, только самое важное, самое дорогое…

Уже вечером, уставшая и вымотанная, Вера сидела на кровати в своей детской комнате и смотрела на коробки, подписанные аккуратным, чётким почерком. С собой в Питер она решила забрать детскую библиотеку, уже обещанную Павлику, семейные фотоальбомы, мамины тетради с записями кулинарных рецептов, коробку с детскими поделками и подарками, которую мама хранила столько лет, отцовскую коллекцию моделек машин (он её очень любил), и вот, в общем-то, и всё. Остальные вещи Вера упаковала по коробкам: что-то она отвезёт в церковь для нуждающихся, что-то раздаст родственникам и знакомым. Обстановку она решила оставить как есть, может быть, новым жильцам пригодится мебель, а если нет, то сами решат, как с ней быть.

Вера в последний раз окинула взглядом комнату, пытаясь навсегда запечатлеть в памяти каждую деталь, больше она сюда уже никогда не вернётся. Этой квартире суждено стать домом для новой семьи, Вера надеялась, что вскоре эти стены вновь услышат детский смех. Решительным шагом Вера вышла из комнаты. «Только не плачь… Только не плачь…», – повторяла она про себя, а горячие слёзы стекали по щекам.

– Вера, ты готова? – из кухни спросил её Сергей.

– Да, идём. Прихвати с собой коробки у двери.

Весь вечер Сергей был очень внимателен к Вере, видя её состояние, но Вера чувствовала, что он не понимает её переживаний и находится в некоторой растерянности по этому поводу. Да Вере и не хотелось делиться своими душевными терзаниями, объяснять, как тяжело ей расставаться с отчим домом, поэтому, придя домой, она сразу же легла спать. Завтра Вере нужно было упаковать свои вещи и отправить их попутной машиной в Питер, мебель и бытовую технику из своей квартиры она договорилась оставить временно у тёти Риммы, пока она не обзаведётся жильём. А к ночи они уедут поездом в Астану. Все эти мысли о завтрашнем дне долго будоражили её мозг, пока Вера не погрузилась в сон. Этой ночью ей снились родители, весёлые, жизнерадостные, какими она их помнила, снился дом с камином, снился мужчина, лица́ которого она не видела, добрый, заботливый, снились дети, её дети. И им всем вместе было так хорошо в этом сне…

На следующий день, завершив все намеченные планы, Вера и Сергей в ночь выехали в Астану. Рано утром они уже были в столице Казахстана. Заселившись на съёмной квартире и немного отдохнув от переезда, они отправились на экскурсию по городу. Астана была молодой столицей, официально о переносе столицы было объявлено в 1998 году. Поразительно, как сильно разросся и изменился город за это время. Астана радовала глаз своей современной архитектурой. Европейские туристы, многие из которых считали, что в Казахстане люди до сих пор живут в юртах, были шокированы высоким уровнем градостроительства. Главной достопримечательностью города считается Байтерек, символ обновлённой столицы. Высота этого сооружения составляет 105 метров, на вершине здания расположен позолоченный шар диаметром 22 метра. Именно с этого места было решено начать знакомство с городом. Поднявшись на лифте на верхний этаж здания, Вера и Сергей смогли созерцать панораму города с высоты птичьего полёта. И, конечно же, посетив Байтерек, невозможно не загадать желание, приложив свою руку к оттиску правой руки президента, отпечатанному в позолоченном треугольнике на мраморном столе.

Пять дней в Астане пролетели незаметно. За это время Вера и Сергей побывали в цирке, в театре оперы и балета, на крытом пляже в торгово-развлекательном комплексе Хан-Шатыр, во Дворце мира и согласия, погуляли по набережной реки Есиль. Вере было приятно видеть, насколько сильно Сергея поразила Астана. А ещё Вера почувствовала, что эта поездка сблизила их, помогла преодолеть невидимую черту, разделявшую их. «По крайней мере, теперь у нас есть совместные фотографии», – шутила она. И только мысль о том, что скоро их путешествие закончится, омрачала его. Вера уже привыкла засыпать и просыпаться рядом с Сергеем, и ей совсем не хотелось возвращаться домой, к холодной и пустой постели. Говоря без лукавства, конечно же, в глубине души Вера надеялась на то, что Сергей не захочет возвращаться к прежнему образу жизни и предложит ей жить вместе. Но это были только надежды, слабые и ничем не подпитанные.

Глава 10

По возвращении в Питер жизнь Веры вошла в прежнее русло. Никаких особых изменений в их отношениях с Сергеем не произошло. Каждый из них продолжал жить своей жизнью, ненадолго прерываясь для того, чтобы посвятить друг другу приятный вечер.

Так прошло ещё три месяца, наступила весна. За это время Вера получила разрешение на временное проживание на территории России и подала документы на получение гражданства. В этот раз Сергей не смог поехать с ней, сказал, что слишком много работы.

К середине апреля тётя Римма сообщила, что продала Верину квартиру, этих денег хватило, чтобы сделать первоначальный взнос на покупку однокомантной квартиры. Если всё пойдёт по плану и застройщики сдадут дом в эксплуатацию в срок, то к концу осени Вера сможет заселиться, что не могло не радовать её. Она стала чувствовать себя увереннее и спокойнее.

Вся эта суета, происходящая в её жизни, несколько отвлекала Веру от мыслей о судьбе её дальнейших отношений с Сергеем. Она просто отпустила всё на волю течения и жила вполне полноценной жизнью. Как ни странно, в маленькой комнатке коммунальной квартиры среди совершенно посторонних людей впервые за долгое время Вера чувствовала себя как дома в кругу семьи. За время, проведенное в тесном общении, они научились делиться друг с другом радостями и бедами, обсуждать сложившиеся проблемы и не жалеть совета и доброго слова. Говорят, что порой абсолютно чужой человек может стать ближе и роднее кровного родственника.

Сегодня у Павлика был день рождения, друзей и родственников у мальчика не было, поэтому соседи по квартире под чутким руководством Веры и Ксюши решили устроить Павлуше праздник своими силами. Объединённые общим делом, все находились в приподнятом настроении духа. На время приготовлений Павлика отвели к няне. С самого утра начались подготовительные работы, каждый вносил свой вклад по мере сил. Вера и Ксюша взяли на себя украшение комнаты: рисовали плакаты, надували шары и развешивали гирлянды. Настя под бдительным контролем Марьи Петровны, хозяйки квартиры, готовила праздничный ужин, Наталья пекла именной торт, а Костя, супруг Настеньки, выполнял самую ответственную миссию «принеси-подай, уйди-не мешай». Все старались так, словно бы это был их общий ребёнок, сын полка.

– Вера, – начала Ксения, с преувеличенной сосредоточенностью в десятый раз прорисовывая Карлсона на плакате.

– М-м-м… – отозвалась Вера, надувая шар, с красным от напряжения лицом.

– Ты думала когда-нибудь о том, какой бы мамой ты была? – спросила Ксюша.

– Конечно! – ответила Вера, оторвавшись от своего занятия. – Мне кажется, любая женщина в определённое время задумывается об этом.

– И как ты себе это представляла?

– Знаешь, в разные периоды моей жизни взгляд на материнство менялся. Раньше я думала, что буду очень строгой и требовательной матерью, что главная миссия матери – воспитать хорошего человека, успешного, целеустремлённого, стать ему наставником, научить жить правильно.

– По-моему, очень даже верный взгляд на материнство, – прокомментировала Ксюша.

– Думаешь? А я вот уже так не считаю. Что значит «научить жить правильно»? Не слишком ли самоуверенно? Да я сама не знаю, как это, «жить правильно»! Как я могу этому научить? Теперь мне кажется, что я просто любила бы своего ребёнка… Любила не только за его победы и достижения, но и за его ошибки. Чтоб он всегда знал, что мама рядом в любом случае, что мама поддержит, даже если не согласна с его решением. Хотела бы стать для него не учителем, а просто другом.

– А если вдруг ребёнок пойдёт не по тому пути? Если он станет скверным человеком? – спросила Ксюша.

– Но я же буду ему другом, – улыбнулась Вера. – Знаешь пословицу «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты»? Так вот с таким другом он не станет плохим человеком. А насчёт «не по тому пути»… Кто знает, какой из путей приведёт его к счастью?

– Да… Дети – это поистине огромная ответственность… Представляешь, маленький несмышлёный комочек, из которого, как из куска глины, нужно вылепить что-то стоящее…

– Не нужно из него ничего лепить. Так ненароком и сломать можно. Просто поддержи его, и он сам станет тем, кем должен, – Вера вдруг нахмурилась. – А почему ты завела эту тему?

– Не знаю. Просто вдруг задумалась… Наверное, подготовка к детскому празднику навеяла такие мысли, – рассеянно ответила Ксюша, но какие-то тревожные нотки звучали в её голосе.

– Нет, тут что-то другое, – отложив в сторону шары, Вера сосредоточилась на Ксюше.

– Кажется, я беременна, – сказала Ксюша и подняла растерянный взгляд на подругу. Видимо, она впервые произнесла это вслух, и её губы задрожали. – Что мне делать?

– Ох… – только и произнесла Вера. Такого поворота она никак не ожидала. – Что значит «кажется»?

– Я сделала уже три теста, и все они положительные.

– А срок какой?

– Думаю, не больше трёх недель.

– Кто отец?

– Ваня.

– Чёрт! Почему ты не говорила мне, что продолжаешь встречаться с ним?

– Я знала, что совершаю глупость, и не хотела услышать это ещё и от тебя, – и Ксюша заплакала.

– Ну что ты… Не плачь… Успокойся, пожалуйста, – утешала подругу Вера. – Ты ему говорила?

– Нет. Я боюсь. У нас с ним только стало всё налаживаться, я не хочу, чтобы Ваня решил, что таким образом я хочу привязать его к себе. А ещё я боюсь услышать, что ни я, ни ребёнок ему не нужны. Боюсь снова разрушить свою иллюзию.

– Ну, знаешь ли… Бойся не бойся, а проблема есть, и её нужно решить. Ты должна поговорить с ним. Если он откажется от ребёнка, то ты поймёшь наконец, что будущего у тебя с ним нет, и сама решишь, как быть с ребёнком.

– Да, ты права. На следующей неделе он снова прилетит, и я всё ему расскажу.

– Какие у вас с ним отношения сейчас?

– Знаешь, последнее время всё было так хорошо. Он извинился за своё поведение в первый приезд, сказал, что просто испугался, что между нами могут вспыхнуть чувства, что не хотел страдать на расстоянии, а кардинально менять свою жизнь и переезжать в Питер не готов.

– Может, тебе стоит поговорить с ним до его приезда? Чтобы у него было время всё обдумать, – предложила Вера.

– Не думаю, что стоит это делать. Вдруг он разозлится и вообще не прилетит.

– Тебя ничего не смущает? Ты говоришь, что у вас всё хорошо, но при этом боишься рассказать ему про беременность, боишься, что он может просто исчезнуть. Ты не уверена в нём ни на секунду. Разве это отношения? – возмутилась Вера.

– Я понимаю, как всё это звучит, но, пожалуйста, не трави мне душу. И без того тошно.

Вера понимала, что своими нравоучениями никак не сможет помочь Ксюше, со стороны всегда кажется, что лучше понимаешь ситуацию, но, к сожалению, кроме здравого смысла огромную роль в нашей жизни играют чувства, которые живут где-то внутри нас и разъедают наш ум как ржавчина, заставляют принимать необоснованные решения, совершать ошибки. И без них всё становится похоже на алгоритм, цепочку логических действий, так упорядочивающих нашу жизнь, но делающих её совершенно пустой и бездушной. Вера вспомнила себя, то, как заглушала слабые отголоски здравого смысла в своей голове, снова и снова ныряла в ледяную прорубь отношений с чужим мужем, понимала, что тонет в них, но даже не пыталась сопротивляться, а наслаждалась этим чувством оцепенения. Ей ли предостерегать Ксюшу от ошибок?

– Делай, как считаешь правильным. Но помни, я всегда поддержу тебя. И ничего не бойся, – и Вера крепко обняла подругу в искреннем желании избавить её от всех сомнений и страхов.

В это время на кухне шёл отчаянный спор между старшим и младшим поколениями в лице Марьи Петровны и Настеньки по поводу того, какие огурцы лучше положить в оливье: свежие или солёные. Мир вокруг продолжал жить своей жизнью, не отвлекаясь на маленькие драмы отдельных людей, и его неумолимый хоровод увлекал, отвлекал и помогал отделиться от своего личного маленького «я» и стать частью чего-то большего. Так сегодня Ксюша ненадолго забыла о своих страхах и переживаниях, увлечённая общей целью жителей этой коммуналки устроить весёлый праздник для маленького мальчика, привнести в его жизнь немного радости.

Ближе к вечеру, когда к проведению праздника всё было готово, Наталья привезла сына домой. Ребёнок был настолько переполнен эмоциями, что они просто выплёскивались из него, заряжая всех окружающих положительной энергией. Вера взяла на работе костюм клоуна и весь вечер развлекала именинника и его немногочисленных гостей весёлыми конкурсами и шутками. Казалось, что ненадолго все вместе они вернулись в далёкое детство. Даже Марья Петровна, забыв о давлении и болях в суставах, пела частушки и отплясывала как в последний раз. Когда уставшие гости и по совместительству организаторы праздника стали расходиться по своим комнатам, пришло время открывать подарки. Ксюша снимала этот торжественный момент на фотокамеру, а Вера, утомлённая суетой дня, наблюдала за происходящим из угла комнаты. Павлик с нескрываемым возбуждением разрывал подарочные упаковки и по-детски искренне радовался обновкам. Когда дошла очередь открывать Верин подарок, Павлик удивился, обнаружив в большом пакете два свёртка. – Тётя Вера, а почему здесь два подарка? – спросил Паша, начиная разворачивать бумагу с первого.

– Один подарок от меня, а второй от моего папы, – улыбнулась Вера.

– Твой папа приготовил для меня подарок? – удивлённо вздёрнул брови Павлик.

– Он хотел, чтобы я подарила его своему сыну. Но так как у меня нет детей, я решила подарить это тебе.

– Ух ты!!! – взвизгнул Павлик, обнаружив в коробке коллекцию миниатюрных моделек машин. – Какие они красивые!

– Папа собирал их много лет и очень дорожил ими. Теперь пусть они радуют тебя.

– Спасибо! Я буду очень аккуратно обращаться с ними, а потом подарю их своему сыну, – Павлика воодушевила идея традиционной передачи машинок следующему поколению.

Вера усмехнулась, сомневаясь, что машинки доживут до этого дня, но разуверять малыша не стала.

– А от себя я приготовила азбуку, по которой ты сможешь научиться читать, и несколько очень хороших книг из моего детства. Я очень хочу, чтобы ты тоже прочёл их, – сказала Вера.

– Ты научишь меня читать? – спросил Павлик.

– Конечно! Я ведь обещала тебе, – улыбнулась Вера.

– Ты настоящий друг! – воскликнул мальчик и под влиянием нахлынувших чувств бросился Вере на шею. – Я очень люблю тебя!

– И я люблю тебя, малыш! – Прижимая к себе этого чужого ребёнка, Вера испытала всю палитру чувств и впервые по-настоящему пожалела о том, что у неё нет детей.

Она всегда хотела детей, но сейчас всё было иначе. Раньше ребёнок представлялся Вере путём к достижению счастья. Когда она состояла в сложных отношениях с Андреем, Вере казалось, что с появлением ребёнка в их жизни всё бы изменилось. Каждый раз при задержке на несколько дней Вера бежала за тестами на беременность и с замиранием сердца ждала, когда же появится вторая красная полоска. Но этого не происходило. Много раз в своём воображении Вера рисовала радужные картины. Вот она узнаёт о своей беременности, сообщает об этом Андрею, видит, как его лицо светится от радости. Он хватает её на руки и кружит-кружит… Потом Вера представляла, как Андрей нежно поглаживает её большой живот, прислоняется к нему ухом и умиляется тому, как маленькие ножки пинаются внутри неё… Они выбирают вместе имя… Они счастливы… Вера понимала, что всё это было только в её воображении, на самом деле рождение ребёнка ничего не улучшило бы, а только раньше времени расставило всё по своим местам. Временами Вере хотелось иметь ребёнка, чтобы не чувствовать себя такой обделённой. Это желание становилось особенно сильным, когда Веру приглашали друзья или родственники на семейные вечера. Почти у всех её знакомых были дети, и только она приходила одна. Вере всё время казалось, что она ловит на себе сочувствующие взгляды, а шутливые высказывания в духе «Какая же ты счастливица! Ни от кого не зависишь, живёшь для себя!» воспринимала как ядовитые усмешки, имеющие одну цель – причинить ей боль. Но сейчас… Сейчас всё было иначе… Вера вдруг поняла, как сильно она хочет ребёнка. Не потому, что пора, не потому, что надо, не потому, что ребёнок должен что-то изменить в её жизни, а потому, что он сам счастье. Вера осознала это, глядя на Наталью и её сына. Наташа была заложником своей судьбы, в своей жизни она не видела ничего, кроме горя, отчаяния, нужды. Но когда она смотрела на Павлика, в этом, казалось бы навсегда потухшем, взоре Вера разглядела жизнь, разглядела цель и причину этой жизни.

Попрощавшись с именинником и его мамой, Вера и Ксюша ушли в свою комнату и легли спать. Вера долго лежала, уставившись в потолок, и её мысли бродили вокруг событий сегодняшнего дня. Ксюша тоже не могла уснуть, ворочалась в кровати и время от времени вздыхала. Ей было о чём подумать.

– Ксюш… – тихонько позвала подругу Вера. – Ты не спишь?

– Нет, – так же шёпотом ответила Ксюша.

– Я просто хотела сказать тебе… Если вдруг ты захочешь избавиться от ребёнка, подумай очень хорошо. Может быть, он станет самым лучшим, что могло случиться в твоей жизни. Мы с тобой достаточно поскитались в поисках счастья, может, именно сейчас оно отчаянно стучится в твою дверь, и потом ты никогда не простишь себе, что не впустила его в свою жизнь. – Вера ждала ответа, но Ксюша молчала. – Я знаю, тебе очень страшно. Страшно, что ты не справишься одна, что не сможешь дать ребёнку всё необходимое… Но ты не одна. Я не брошу тебя. А ребёнку нужна только ты, твоё присутствие, твоя любовь.

Ксюша неслышно заплакала в ответ, пряча лицо в подушку.

– Ксюш, подумай очень хорошо. Это твоё решение, твоя жизнь… Но прошу, не ошибись.

Глава 11

Вера сидела на холодном, влажном от росы валуне на берегу мирно колышущегося моря. Она чувствовала, как холод пробирается внутрь её тела, как её

начинает бить озноб, но не могла оторвать взгляд от завораживающего зрелища. Пробуждение древнего бога. Предрассветное небо у горизонта становилось алым, край кровавого солнца уже показался из воды, постепенно поднимаясь всё выше и выше из морских пучин во всём своём великолепии. Вера была охвачена восторгом и первобытным ужасом одновременно, каждая клеточка её тела трепетала, словно в ожидании чего-то. Вот-вот случится то, чего никто до неё не видел, то, ради чего она всю ночь просидела на этом постепенно отдающем своё тепло камне. Ожидание сводило её с ума.

Это будет поистине ужасно, но она должна это увидеть…

…Будильник разрывался протяжным писком уже несколько минут, но Вера никак не могла вырвать свой разум из глубин сна, весь её организм отчаянно сопротивлялся. Пробуждение было тяжёлым. Всю ночь снились кошмары. Наутро Вера не могла вспомнить ничего, кроме ярко-красного солнечного диска, словно бы навалившегося на землю. Сон закончился, а смутное ощущение тревоги сохранилось, какой-то необъяснимый суеверный страх предков, сидящий под коркой мозга.

Весь день всё шло наперекосяк, всё валилось из рук, и, когда вечером по дороге домой зазвонил телефон, внутренняя интуиция подсказала, что ничего хорошего от этого звонка ждать не следует. Номер не определился, Вера хотела уж было отклонить входящий вызов, но в последний момент передумала:

– Слушаю.

– Алло. Вера? – Связь была нечёткая, голос в трубке прерывался, но она сразу узнала его. – Вера, ты меня слышишь? – Да. Я слышу тебя, Андрей.

Весь мир закружился у неё перед глазами, земля уходила из-под ног, но голос Веры не дрогнул. Она уехала на другой конец земли и думала, что больше никогда не увидит и не услышит его, но Андрей нашёл её и здесь, нашёл, чтобы снова разрушить её устоявшийся мир. Веру вдруг охватила ярость, смешанная с болью и обидой.

– Зачем ты звонишь мне?

Она уже была готова отключить связь, но то, что услышала, заставило её остановиться. Вера слушала, не в силах произнести ни слова, её словно парализовало от полученной информации, ноги стали ватными, и она присела на бордюр.

– Господи, нет… Только не это… – Это было всё, что она могла сказать. Слёзы градом катились по щекам, дыхание перехватывало… – Пожалуйста, только не так… – Было неясно, взывала ли она в отчаянной молитве к Господу или к собеседнику на другом конце провода.

– Вера, ты должна приехать, – как в тумане слышала она голос Андрея.

– Да, конечно, я приеду.

Вера нажала кнопку сброса и ещё какое-то время сидела так у дороги, обхватив колени руками и умываясь слезами, пока пожилая женщина не обратила внимания на убитую горем девушку и не вернула её к реальности.

Вера сама не помнила, как добрела до дома, разделась и села у окна. Она очнулась от оцепенения, только когда громко хлопнула входная дверь. Это Ксюша вернулась домой и застала Веру в темноте, пустым невидящим взором смотрящую в окно.

– Верочка, что случилось? – забеспокоилась Ксюша, едва взглянув на припухшее от слёз лицо подруги. – Мне звонил Андрей, – севшим голосом ответила Вера.

– О Боже! И ты залила весь дом слезами по этому поводу? Я уж думала…

– Тётя Римма умерла, – и произнеся это вслух, Вера снова зарыдала.

– О Господи! – Сегодня имя Бога всуе поминалось чаще, чем обычно. – Как?

– Она погибла при пожаре… При пожаре! Понимаешь? Господи, за что ей такая страшная смерть??? – причитала Вера. – Она ведь была таким хорошим человеком… Всегда всем помогала, в церковь ходила…

– Девочка моя… Успокойся… – Ксюша дрожащими руками плеснула в стакан воды. – Держи, выпей водички.

Сделав пару глотков, Вера продолжила:

– Дядю Колю привезли в больницу в тяжёлом состоянии… Он весь в ожогах… Отравление угарным газом… Вряд ли он выживет… Да если бы и так, он умрёт с горя без тёти Риммы… – Вера даже плакать больше не могла, слёзы закончились, осталась только боль, выплеснуть которую было невозможно. – Я должна ехать домой. Нужно позаботиться о дяде Коле и организовать похороны.

– Да, конечно. Нужно ехать как можно раньше. Я попробую забронировать для тебя билеты. Насчёт работы не переживай, я всех предупрежу.

Телефон Веры снова зазвонил. Сергей.

– Чёрт! Я совсем забыла про Сергея. Мы хотели поужинать сегодня, – охнула Вера. – Алло, Серёжа.

– Вера, ты где? Я уже полчаса жду тебя, – Сергей был раздражён.

– Прости! Я не предупредила тебя… Тут такое случилось… – голос Веры снова задрожал.

– Что случилось?

– Мне позвонили по дороге домой. В доме тёти случился пожар. Тётя Римма погибла, а дядя Коля в реанимации.

Он очень плох… Я должна срочно вернуться домой.

– Девочка моя… Даже не знаю, что сказать… Соболезную…

– Я сама ещё не могу до конца осознать, что произошло… Мне так плохо…

– Хочешь, я приеду к тебе?

– Не стоит. Мне лучше лечь спать и забыться хоть ненадолго.

– Когда ты улетаешь?

– Думаю, завтра. Нельзя медлить.

– Хорошо. Если вдруг захочешь поговорить, звони.

– Да, конечно, – и немного помедлив, Вера добавила: – Спасибо за поддержку.

Вера сама не понимала, почему отказалась от помощи Сергея. Она знала, что дома её ждёт тяжёлое испытание, поддержка близкого человека не помешала бы. Но… Вера решила, что справится со всем сама. «Может быть, причина в том, что Сергей не стал мне по-настоящему близким человеком? – подумала Вера. И тут же сама себя разуверила в этом: – Нет, я просто хочу побыть одна…»

Чтобы избавиться от воспоминаний сегодняшнего дня и немного облегчить внутреннюю боль, мысли Веры поскакали в совершенно отдалённом направлении. «И что вообще значит “по-настоящему близкий человек”? Тот, с кем хочется разделить горе? Тот, кто готов примчаться на выручку в любое время дня и ночи? Или тот, кто сможет оценить глубину твоих чувств?» Она не успела найти ответы на свои вопросы и забылась глубоким сном. Вера была так измотана тяжёлыми событиями дня, что словно бы провалилась в глубокую тёмную яму, куда не проникал ни малейший лучик света.

Глава 12

Утром следующего дня Вера проснулась отдохнувшая. Но только она обрела ясность сознания, как вернулась к пугающей реальности. Она вдруг ощутила страстное желание заснуть снова, чтобы оградить себя от всех невзгод, словно бы в ней жила надежда на то, что всё происходящее – это не более как сон во сне, и, вот когда она проснётся на самом деле, всё снова будет как прежде. Вера попыталась закрыть глаза, но поняла, что это не имеет никакого смысла. Случилось то, что случилось. Она встала с кровати и застала Ксюшу сидящей за ноутбуком.

– Проснулась? Хорошо. Я заказала тебе билеты до Омска. Вылет сегодня в два часа дня. Так что начинай собираться.

– Хорошо. Спасибо, – промямлила Вера. – А прямого до Павлодара не было?

– К сожалению, нет. С Омска ты можешь уехать вместе с братом, – предложила Ксюша.

– Ох, чёрт! Я же не сообщила Лёше! Он же до сих пор не в курсе… – и Вера сразу набрала номер брата. – Сбросил… Должно быть, занят. Ладно, попробую набрать позже. – И ещё, Вера… Я рассказала о твоём горе соседям… И вот… – она протянула Вере небольшой конверт.

– Что это? – удивлённо спросила Вера.

– Это деньги. Немного. Мы все скинулись, кто сколько смог.

– Нет… Я не могу принять их… – Вера отчаянно замахала головой.

– Можешь. Тебе сейчас не лишнее. Нужно организовать похороны. Да и неизвестно, что с дядей… Деньги пригодятся в любом случае.

На глаза Веры навернулись слёзы благодарности. Она знала, что каждый из жителей этой коммуналки всегда испытывал острую нужду в деньгах. Эта сумма не была для них лишней или ничего не значащей. Этот конверт означал, что каждый из них от чего-то отказался, чтобы помочь ей.

– Спасибо, – Вера не знала, как ещё выразить свою искреннюю признательность.

– В офисе я тоже попросила помочь. Ребята соберут деньги и скинут на твою карту.

– Спасибо тебе, Ксюша… За всё… – и Вера крепко обняла подругу.

Потягивая глоток за глотком крепкий бодрящий кофе, Вера подумала о том, почему Сергей не предложил ей свою помощь. Он знал, что после вложения в квартиру Вера осталась на мели. Но при этом не посчитал нужным предложить ей хоть немного денег. В другой момент она не обратила бы на это внимания, но тот факт, что денег было в обрез, заставлял быть меркантильной.

Собирая чемоданы в дорогу, Вера вспомнила о том, что для надгробия понадобится фото тёти. Вера достала коробку с фотографиями, привезенными из дома. Она хотела найти фотографии тёти, но этот процесс увлёк её, и, рассматривая родные лица на стареньких, потрёпанных снимках, Вера погрузилась в воспоминания. В семейном архиве хранились фотокарточки нескольких поколений её родни. На неё смотрели молодые улыбающиеся лица её прабабушек, бабушек, деды с косматыми бровями и орлиными взглядами… Вот и более свежие снимки… На них запечатлены моменты из её детства. Отдых на природе. Отец в широких рыбацких штанах и панаме, мама с криво повязанной косынкой на голове, Алёшка в плавках, чёрный от загара, и она сама с улыбкой в пол-лица. Вера помнила тот день. Это был день её рождения. Им было так хорошо вместе… Казалось, так будет всегда… Вера ещё раз вгляделась в эти до боли знакомые и родные лица. Большинства людей на этих снимках уже давно нет в живых… Теперь и тёти Риммы не стало. Они прожили насыщенную жизнь… Любили, страдали, радовались… И что от них осталось? Память? Эти выгоревшие от времени снимки? Память прервётся на ней и её брате, если он вообще хоть иногда вспоминает о них. Снимки после её смерти выбросят, как и другой ненужный хлам. Вот и всё… Наконец Вера нашла то, что искала. Относительно свежая фотография тёти. Удачный кадр. Тётя Римма была такая живая, такая счастливая… Вера хотела, чтобы её помнили именно такой.

По пути в аэропорт Вера снова попыталась позвонить брату, но он сбросил её и прислал короткое сообщение: «Не могу говорить». Немного подумав, Вера ответила ему: «Тётя Римма умерла. Вылетаю в Омск. Ждите». Она ожидала, что, получив это СМС, Алексей тут же перезвонит ей, но этого не произошло ни через час, ни через два. Уже сидя в салоне самолёта, Вера нервно теребила в руках телефон, но экран был по-прежнему тёмным, входящих вызовов нет. Ещё Веру удивило, что даже Сергей не позвонил ей, чтобы справиться о её состоянии. Наконец телефон ожил, пришло сообщение на WhatsApp. Но оно было от Андрея. «Вера, дядя Коля пришёл в себя. Состояние всё ещё критическое. Не знаю, насколько он осознаёт происходящее, но он всё время зовёт тётю Римму. Я запретил говорить, что она погибла. Ты нужна здесь. Надеюсь, ты уже в пути». Вера вновь ужаснулась от мысли, какое испытание ждёт её дома. Утешало только то, что она будет не одна, рядом с ней будет брат, который сможет разделить с ней это бремя. «Да, Андрей, я в самолёте. Скоро буду в Омске. И сразу выеду в Павлодар». Немного подумав, Вера добавила: «Спасибо, что присматриваешь за дядей». Ответ пришёл тут же: «Это моя работа». К слову сказать, это действительно было так, Андрей работал хирургом в городской больнице скорой помощи. Неизвестно, как всё сложилось бы, если бы не стечение обстоятельств, в силу которых именно Андрей был дежурным врачом в ночь трагедии. Возможно, Вера не узнала бы о том, что случилось, сразу. И её тетю похоронили бы на кладбище под деревянным крестом среди обветшалых и заброшенных могил таких же всеми забытых стариков. Даже без имени на надгробии. Может показаться, что для мёртвого это уже совсем не важно, где и как погребены его кости, приносят ли цветы на его могилу и яйца с пасхой в родительский день, тем более что рано или поздно любая могила порастёт травой и будет всеми забыта. Но это очень важно для живых! Важно знать, что, когда мы найдём упокоение в ином мире, о нас будут помнить.

Получив свой багаж после посадки самолёта, Вера поймала такси и поехала к брату. По дороге она снова набрала его номер.

– Алло, – услышала она уставший голос Алексея.

– Лёша, привет. Я уже в Омске. Еду к вам.

– Хорошо, мы ждём.

Уже в подъезде дома Вера услышала истошные детские вопли и срывающийся на визг голос Кати.

– Заходи, заходи, – открыл дверь Лёша.

Вера поставила чемоданы в коридоре и посмотрела на брата. Она ожидала увидеть красные глаза или распухшее от слёз лицо, но ничего этого не было. Просто он выглядел чуть более уставшим, чем обычно. Это была не обычная физическая усталость после трудового дня, а что-то другое. Усталость от неожиданных ударов жизни. Ты вроде бы смиряешься с ними, но неизгладимый, едва заметный отпечаток на лице, в глазах остаётся навсегда.

Голова Кати высунулась в дверном проеме.

– Верочка, Лёша мне уже сообщил. Соболезную твоей утрате…

– Спасибо, – ответила Вера.

Её слух обидно резануло слово «твоей». Это была не только её утрата. Для Лёши тётя Римма также была близким и родным человеком, для Катиных детей она была не чужим человеком. Саша и Костя были для тёти Риммы кровной роднёй, и безумно жаль, что эти мальчишки не имели возможности быть с ней знакомы. Безумно жаль, что этот солнечный человек не был впущен в жизнь ребят. – Мальчики, поздоровайтесь с тётей Верой, – крикнул Лёша.

Две русоволосые головки показались из-за угла.

– Здрасьте, – сказали они хором и так же быстро скрылись из виду.

– Я даже подарки детям не привезла. В такой спешке собиралась, что совсем времени не было, – сказала Вера и с сожалением отметила, что она сама тоже отсутствует в жизни своих племянников.

И уже совсем не важно, по чьей вине это происходит. Но вряд ли они когда-нибудь с какой-то особой теплотой вспомнят о ней или уронят скупую слезу, когда её не станет. Скорее всего, они даже не заметят факт её отсутствия в этом мире.

Вслед за Алексеем Вера прошла в кухню. На столе стояла початая бутылка водки, одинокая рюмка и скромная закуска.

– Садись. Выпей со мной, – устало предложил Алексей. – Расскажи, как это произошло. Как дядя Коля?

Тут Вера поняла, что в своём коротком сообщении так и не объяснила брату, что же произошло. Она присела и подождала, пока Лёша наполнит её рюмку. Они выпили не чокаясь.

– Ночью в доме тёти случился пожар, – начала Вера. – Как и почему, я пока не знаю. Тётя Римма погибла. Дядя сейчас в реанимации с множественными ожогами. Неизвестно, будет ли он жить.

Даже при тусклом свете лампочки Вера заметила, что лицо брата ещё больше посерело.

– Какой кошмар! – услышала она за спиной голос Кати. – Царствие ей небесное, – и Катя трижды перекрестилась.

Лёша молча плеснул из бутылки ещё по рюмке водки и так же молча опрокинул её в себя. Вера небольшими глотками выпила свою порцию. Видимо, алкоголь уже поступил в кровь, и она внутренне расслабилась, дала волю сдерживаемым эмоциям и заплакала. Немного успокоившись, она сказала:

– Нужно ехать как можно раньше. Я планировала выехать уже сегодня.

– Да, конечно! – засуетился Лёша. – Я закажу тебе машину до Павлодара.

Вера опешила от услышанного:

– Я думала, что мы вместе поедем…

– Вер, это так неожиданно. Я не могу поехать сегодня. У меня работа, завтра я должен быть в офисе. Да и дети…

Саше нужно в школу, а Костику в сад…

Вера чувствовала, как в ней закипает ярость, контролировать которую она уже не могла. Может, алкоголь сыграл свою роль, а может, перенесенный стресс. Но она сорвалась на брата, как никогда прежде не позволяла себе.

– Не можешь??? Лёша, ты вообще слышишь себя сейчас??? Что значит, ты не можешь? Что значит «неожиданно»?? Смерть близкого человека – это всегда неожиданно! Никто не оповещает об этом заранее!

– Вера, не кричи, дети слышат, – успокаивал её Лёша, потрясённый Вериной реакцией.

– Пусть слышат! Пусть знают: то, что ты сейчас делаешь, – неправильно! Так нельзя! Ты понимаешь это? Нельзя!!! – Вера кричала и плакала навзрыд. – Ты понимаешь, о ком мы сейчас говорим? О тёте Римме! Ты забыл, как называл её няней? Ты забыл, как бежал к ней в гости на выходные? Забыл, как прятался за её юбку, когда отец гонял тебя по дому ремнём? Ты забыл, как она любила тебя? Забыл, что сам безумно её любил??? – Вера не могла больше говорить. Она плакала, спрятав лицо в ладонях. – Ты всё забыл…

Лёша сидел на стуле, уныло повесив голову на грудь, и даже не пытался оправдываться, но и поменять своё решение он был не намерен. Он уже не тот ребёнок, изменить то, что случилось, он не мог и не видел смысла нарушать свой обыденный распорядок для того, чтобы отдать кем-то придуманный долг праху тётки. Вера всё это поняла, взглянув на него.

– Ты не прав, – только и сказала она. – Вызови мне такси, пусть ждёт меня на вокзале.

– Возможно, машина будет не так скоро. Зачем тебе ехать на вокзал? Подожди у нас, – вставила своё слово Катя, молчавшая всё это время.

– Я подожду на вокзале.

Вера вышла из кухни, поцеловала мальчиков, шепнула им: «Помните, я вас обоих очень люблю», – и, забрав чемоданы, вышла из квартиры не попрощавшись с братом. Такого расклада Вера никак не ожидала. Она решила, что это их последняя встреча. Больше их не связывало ничто.

Глава 13

Такси остановилось у подъезда отчего дома. Вера вышла из машины и потянулась, разминая затёкшие члены. «Дом. Милый дом», – подумала Вера, она уже и не чаяла оказаться здесь снова. Продажа родительской квартиры затянулась, и, как оказалось, к лучшему. По крайней мере, Вере было где остановиться. Порадовалась Вера и тому, что оставила обстановку квартиры в прежнем виде. Всё было готово для проживания. Сначала Вера хотела сразу поехать в больницу, но потом решила, что стоит оставить чемоданы.

На скорую руку приняв душ и переодевшись, Вера поторопилась к дяде. Открыв сумку в поисках брошенных туда ключей, Вера заметила там свёрток из тетрадной страницы в клеточку, что-то вроде самодельного конверта. Развернув его, Вера обнаружила там приличную сумму денег в рублях и подпись на внутренней стороне бумаги: «Тебе это пригодится». Вера сразу узнала размашистый почерк Кати. Это было неожиданно и очень кстати. Катя знала, что в порыве гнева Вера не примет деньги, и незаметно положила их в сумку. «И на том спасибо», – подумала Вера. По пути в больницу она отправила короткое сообщение Андрею: «Через 15 минут буду в больнице».

«Буду ждать тебя в приёмном покое», – тут же ответил Андрей. Вера очень волновалась перед предстоящей встречей с дядей. Она не хотела себе в этом признаваться, но и увидеть Андрея после всего произошедшего между ними тоже было очень нелегко. Вера даже пожалела о том, что бросила курить, сейчас бы она не отказалась сделать пару успокоительных затяжек.

Торопливым шагом Вера двигалась по длинному коридору приёмного покоя в поисках регистратуры. Больничные стены давили на неё, а специфический запах медицинского спирта, медикаментов и чего-то гнилостного вызывал тошноту и лёгкое головокружение.

– Добрый день! – обратилась она к женщине за стойкой регистратуры. – Подскажите, пожалуйста, где я могу найти Андрея Безверхова.

– Сегодня у него выходной.

– Спасибо! – Вера уже потянулась за мобильным телефоном, как услышала голос Андрея за спиной:

– Вера! – и он потянулся к Вере, видимо желая в качестве приветствия поцеловать её в щёку.

Вера сделала вид, что не заметила его порыва, и протянула руку.

– Привет! Мне сказали, что ты отдыхаешь сегодня.

– Да, утром сдал ночную смену. Не стал уходить домой, решил дождаться тебя.

– Спасибо, но не стоило, просто написал бы, в какой палате дядя.

Какое-то время Андрей молчал и с сочувствием смотрел на Веру.

– Вера, – наконец начал он, – хочу, чтобы ты была готова к тому, что увидишь. Твой дядя действительно в очень тяжёлом состоянии. Я бы сказал даже, что сейчас он ближе к смерти, чем к жизни. У него глубокие ожоги большей части кожного покрова. Он испытывает просто адскую боль. Всё это очень тяжело. Я думал, что ты приедешь не одна. Ведь тебе потребуется поддержка.

– Андрей, – перебила его Вера, – я всё понимаю. Я справлюсь. У меня нет другого выхода. Я должна.

– Хорошо. Тогда пройдём в мой кабинет, накинешь халат и бахилы, и я провожу тебя к дяде.

Несмотря на то, что внешне Вера старалась держаться, страх съедал её изнутри. По дороге в Павлодар Вера мысленно прокручивала в голове момент встречи с дядей, воображение рисовало страшные картины. Вера представляла плачущего как младенец дядю. Он смотрел на неё молящим взором и хотел получить ответ на мучащий его вопрос: «Почему это случилось с Риммочкой? За что?». Но когда Вера перешагнула порог палаты, она увидела дядю спящим. Всё его тело было перемотано бинтами, пропитанными скверно пахнущей жижей. Вера предпочла думать, что это просто мазь. Рядом стояла капельница, вероятнее всего с обезболивающим, а может, просто физраствор, помогающий поддерживать искорку жизни в его разлагающемся теле. Вера присела на стул рядом с его кроватью и тихо заплакала. Андрей стоял за её спиной и подбадривающе держал руку на плече.

– Как часто он приходит в себя? – спросила Вера.

– Как только заканчивается действие обезболивающих. Поначалу их хватало на более длительное время, но постепенно стало происходить привыкание организма, – ответил Андрей.

– Так может, стоит сменить препарат? – предложила Вера.

– Боюсь, это уже не поможет. Ему капают самые действенные препараты.

– Каковы прогнозы?

– С учётом его возраста и состояния здоровья – до трагедии… Думаю, то, что облегчает ему сейчас существование, убьёт его. Препараты тяжёлые. Вероятнее всего, у него откажут почки. И произойдёт это достаточно скоро, – вынес неутешительный приговор Андрей.

Вера снова заплакала.

– Вера, может, это прозвучит бесчеловечно… Но ты должна понимать, что чем раньше это произойдёт, тем лучше для него. Он испытывает неописуемые мучения. И дальше будет только хуже.

Вера подняла на Андрея изумлённый взгляд. В её голове не укладывалось, что смерть может быть единственно возможным и даже желанным выходом, отпущением. Она молила Бога продлить жизнь дяде, а, получается, нужно было просить о смерти для него?

– Я понимаю, тебе тяжело это принять, – продолжил Андрей, – но если бы это было возможно, то я настаивал бы на эвтаназии.

Неожиданно дядя Коля застонал не приходя в себя. Постепенно стоны становились громче и мучительнее. Он приоткрыл глаза. Он смотрел прямо на Веру, но в его взгляде не было осознанности или узнавания. Только боль. Отчаянная, нечеловеческая боль. Сердце Веры разрывалось, она не могла слышать этого больше.

– Андрей, – рыдала она, – сделай хоть что-нибудь! Помоги ему!

Андрей выскочил из палаты. А Вера сидела рядом и чувствовала себя такой беспомощной. Она ничем не могла помочь. Она боялась даже коснуться его руки.

– Дядя Коля, я здесь… Это я… Твоя Вера… Ты слышишь меня? Я с тобой… Я рядом… Потерпи, мой родной, сейчас всё пройдёт…

На секунду Вере показалось, что его взгляд смягчился, но она не была уверена, что дядя узнал её.

– Римма… – еле слышно произнёс он.

Вера хотела было сказать, что с тетёй всё хорошо, что она жива, чтоб хоть немного успокоить умирающего, но в последний момент передумала.

– Дядя Коля… – рыдала Вера, – тёти Риммы больше нет… Слышишь… Она погибла… Её больше нет с нами…

Дошёл ли до него смысл сказанного, Вера не знала. Но она очень хотела, чтобы дядя понял её. И это не было жестокостью по отношению к нему. Вера вдруг поняла, что так проявляет милосердие. Если уж судьба дяди предрешена и ему суждено умереть, то пусть он умрёт, зная, что там, в ином мире, он будет не один. Пусть он верит в то, что у райских врат его уже ждёт любимая.

Крики стали совсем невыносимыми. Вере казалось, что с момента, как Андрей ушёл за помощью, прошла целая вечность. Она крепко зажмурила глаза и молилась, молилась. «Господи! Пожалуйста, забери его… Избавь его от этих невыносимых мук… Он хороший человек, он не заслужил такого испытания… Будь милостив, Господи…» Теперь Вера готова была принять эту истину. Смерть не самое страшное. Смерть – избавление. Смерть – помилование. Смерть – дар. Она никогда не думала о смерти в таком ключе. Но сейчас она ждала… Ждала, когда этот тёмный ангел заберёт её дядю с собой.

Глава 14

Вера провела с дядей в больнице весь день и всю следующую ночь. Андрей пытался уговорить её поехать домой и отдохнуть, но это было бесполезно. Вера боялась, что дядя Коля может умереть именно в тот момент, когда её не будет рядом. Эта мысль была нестерпимой. Ей казалось, что нет ничего страшнее, чем умереть в одиночестве на чужой больничной койке.

В больнице не предусматривались спальные места для посетителей, поэтому целые сутки Вера провела почти без сна, если не считать те моменты, когда она на доли секунд просто теряла сознание, сидя на стуле.

На следующий день Андрей, выйдя на смену, насильно вытолкал её из палаты дяди, сказав, что в таком состоянии она ничем ему не поможет, а рискует оказаться в соседней палате от недосыпа и нервного истощения. Вера решила, что Андрей прав и ей действительно нужно дать отдых своему организму и поспать хоть немного. Тем более что Андрей обещал позвонить ей в случае чего.

Придя домой и наскоро перекусив бутербродом, Вера без сил рухнула на кровать и тут же отключилась. Проснулась она от звонка в дверь. Вера не могла понять, как долго она спала, но в комнате уже царил полнейший мрак. При этом отдохнувшей себя она не чувствовала. Неудивительно, ведь она не спала толком почти двое суток. «Кто может прийти ко мне в такое время?» – удивилась Вера.

Заглянув в дверной глазок, Вера увидела Андрея. Она открыла дверь и сразу же поняла, зачем он пришёл.

– Почему ты не позвонил мне? – севшим голосом спросила Вера.

– Прости. Всё случилось так быстро… Он ушёл тихо и спокойно во сне, – ответил Андрей.

От этих слов Вера испытала какие-то смешанные чувства. На первый план выходила, конечно, горечь от утраты, но присутствовало и облегчение от мысли, что теперь страдания дяди прекратились. Вера заплакала, горько, по-детски. И Андрею ничего не оставалось, как подставить своё плечо. А она всё плакала и плакала, крепко сжимая в руках края его пиджака.

– Вера, можно я зайду, – наконец спросил Андрей, взяв её за плечи и слегка отстранив.

Только сейчас Вера заметила, что они по-прежнему стоят в подъезде.

– Да, конечно, проходи.

– Может, приготовить тебе кофе? – спросил Андрей.

– У меня нет кофе, – ответила Вера. – Посмотри в верхнем ящике, там должна быть бутылка виски. Я приготовила её в качестве бонуса для тех, кто купит квартиру.

Чтобы они могли отметить это событие.

Андрей налил виски и протянул стакан Вере.

– Ты продаёшь квартиру родителей? – спросил он.

– Да.

– Что будешь делать после похорон? Останешься или вернёшься в Питер?

– Организую поминки на девятый день и уеду.

– Если честно, не думаю, что ты сможешь так быстро уехать. Нужно получить свидетельства о смерти, а все документы, как я понимаю, сгорели при пожаре. Бумажная волокита может занять много времени.

– Чёрт! Я совсем не подумала об этом. Ну что ж… Придётся задержаться ещё на какое-то время, – Вера отхлебнула виски из стакана. – Не верится, что их больше нет, а я так спокойно обсуждаю с тобой проволочки с документами.

– От этого никуда не деться. Если бы все имели возможность упиваться своим горем после смерти близких, никого бы не хоронили на третий день. Может, необходимость заниматься такими вещами несколько отвлекает людей и помогает продолжать жить?

– Да, наверное. Завтра мне нужно заняться подготовкой к похоронам.

– У меня завтра выходной. Предлагаю свою помощь. И не вздумай отказаться. На машине всё-таки быстрее.

Да и должен же кто-то поддержать тебя в трудный период.

– Спасибо. Буду благодарна, – ответила Вера.

Она была рада, что сегодня не одна. Присутствие Андрея, его сопереживание были необходимы ей. Они ещё долго говорили обо всём, постепенно опустошая бутылку. Вспоминали тётю Римму и дядю Колю. Вера рассказывала истории из своего детства, связанные с ними, смеялась и плакала. Сейчас, делясь своими чувствами с Андреем, она поняла, какую важную роль в её жизни играли тётя и дядя, поняла, как ей безумно повезло иметь таких близких и как сильно будет их не хватать. Последнее время они очень редко общались, но Вера знала, что где-то они есть, что они всегда ждут её. И вдруг… их просто не стало…

Уже далеко за полночь Андрей собрался домой. Провожая его у дверей, Вера неожиданно для самой себя легонько коснулась губами его губ. Андрей не оттолкнул её, не остановил, а только крепче прижал к себе. Они слились в долгом жарком поцелуе. Вера никогда в жизни не желала чего-то так страстно, так отчаянно, как она желала его. И это не было действием алкоголя. Это была любовь. Казалось бы, отпущенная и забытая… Прикосновения его рук будоражили и возбуждали, ожидание близости, словно тёплые волны прибоя, накрывало её с головой. Всё на свете стало неважным, только его обнажённое тело рядом с её телом… В такой опасной близости… В порыве всепоглощающей страсти… И его глаза напротив, мягкие, тёплые, затуманенные желанием… Она могла смотреть в них вечно, купаться в их нежности… Это был не просто акт близости двух тел, это было слияние душ… Фейерверк эмоций…

Вера знала, что наутро пожалеет о произошедшем… Нет, не пожалеет, а поймёт, что должна бы пожалеть. Но нет, она хотела этого, всегда хотела, хоть и отчаянно сопротивлялась этому желанию. Сколько бы шансов не давалось ей на исправление этой ошибки, она повторяла бы её вновь и вновь с упорством Сизифа. Просто это была любовь. Причина и следствие всего происходящего. Как мотылёк, летящий на огонь, она понимала, что сгорит в пламени любви, но стремилась к ней.

Проснувшись, Вера ожидала, что, как обычно, наутро место в постели рядом с ней будет пустым. Прежде Андрей редко оставался на всю ночь, незаметно выскальзывая из её объятий, пока Вера спит. Но сегодня первым, что увидела Вера, разомкнув очи, было его лицо, улыбающееся уголками зелёных глаз. Вера прильнула к нему, и это было счастье, недолгое, непостоянное, но счастье. Счастье быть здесь и сейчас.

Весь день Андрей провёл с Верой. Посещение ритуальных агентств, кладбища, морга, церкви, оповещение друзей и знакомых о предстоящих похоронах – вот неполный список дел, которые значились в списке с пометкой «Срочно!». Вера подумала о том, что если бы не присутствие Андрея и не его поддержка, то она просто не вынесла бы всего этого. Таким внимательным и заботливым он прежде не был. Вера пристально вглядывалась в его лицо, пытаясь уловить, что же в нём изменилось. Андрей стал совсем другим. Он даже иначе смотрел на неё. С какой-то особой теплотой. Вера не была уверена, что эти изменения не плод её воображения. Но нет, что-то действительно изменилось. Никогда прежде Вера не чувствовала себя рядом с Андреем так… так… Она даже затруднялась подобрать слова, чтобы описать своё состояние. Он просто держал её за руку. И его тёплая влажная ладонь вселяла в неё уверенность. Он смотрел на неё, и в его глазах Вера читала: «Ничего не бойся. Я с тобой». Может быть, это было простое человеческое стремление поддержать ближнего в трудную для него минуту?

Вечером Андрей привёз Веру домой и… остался. Вера не рассчитывала на многое, она всё прекрасно понимала. Андрею нужно домой. Его ждёт семья. Но вопреки всему он снова был с ней. Вера не просила его об этом, не умоляла, как это бывало прежде. Он просто остался. Как будто так и должно быть.

Ночью Вера не могла уснуть. Аккуратно, чтобы не разбудить Андрея, она встала с кровати, закуталась в тёплый плед и вышла на балкон. Ей нужно было подумать. Обо всём. Она достала сигарету и закурила. Она снова начала курить. Вредные привычки возвращались в её жизнь. Вера почувствовала, каким зыбким становится мир, который она строила последний год. Она уже была уверена, что определилась со всём, чего хочет в жизни. Выстроила определённую концепцию своего бытия, но нет. Сейчас внутри неё происходила жестокая схватка. Схватка двух личностей, которые прежде сосуществовали внутри неё вполне мирно. Первая личность была этакой реалисткой. Никаких эмоций, только логика, только разум. Эта частичка нас всегда предостерегает от возможности повторно наступить на одни и те же грабли. Она проводит анализ и выносит приговор. Вторая личность – Герда, как я её обычно называю. Добрая, наивная девочка. Верит в настоящие чувства и благородные порывы: любовь, преданность, самопожертвование… Во всём видит светлое будущее и happy еnd. Её голосок чаще всего звучит неуверенно, но его хочется слушать, и хочется верить, что не так уж она и глупа. В каждом человеке живут такие личности, с теми или иными отличиями. И в определённый момент жизни они начинают требовать сравнить счёт между ними и вывести итог, кто же из них чаще оказывался прав. Победитель приобретает право решающего слова, а голос побеждённого звучит в нашей голове всё тише и тише, пока не замолкнет совсем. И мы меняемся. Навсегда.

Видимо, такой момент настал в жизни Веры. Она металась, не зная, кого же слушать и как быть. С одной стороны, голос разума твердил Вере, чтобы она не смела давать своей израненной душе надежду, с другой, «Герда» убеждала её, что от любви не скрыться, что все её попытки бежать от своих чувств не привели ни к чему, она снова оказалась здесь, в постели с Андреем. Так может, это судьба? Просто эта судьба вела её окольными тропами. «Или это рок, – вставлял своё слово холодный разум. – И ты снова будешь страдать». Вера не знала, где же истина. И она хотела просто сбежать от этих мыслей. Но они жужжали всё громче и громче в её голове. И бежать некуда. Иллюзии… Как мало нужно времени, чтобы воздвигнуть воздушные замки. Стоит только подумать: «А что если? Ведь всё может быть…»

Глава 15

Настал день похорон. Вера снова впала в прежнее состояние, близкое к истерии. Дядю и тётю решено было хоронить в закрытых гробах, ибо зрелище обожжённых тел было невыносимым. Прощание состоялось возле дома покойных. Затем вся траурная процессия двинулась в сторону кладбища. Не было слёз, причитаний. По старикам некому было скорбеть. Только Вера. Только она сопровождала их в последний путь, сидя рядом с наглухо заколоченными гробами в катафалке.

На кладбище было холодно, шёл дождь. Там всегда холодно. Леденящий ветер пронизывал насквозь. Людей, пришедших на прощание, было мало. Несколько соседей, не побоявшихся непогоды, сослуживцы и знакомые. Большинство из них пришли не отдать дань памяти погибшим, а поболтать о своей жизни. Этакий светский раут для стариков, которых в последнее время приглашают разве что на похороны и поминки. Вера начала внутренне раздражаться. Тётя Римма и дядя Коля были очень хорошими людьми, и они заслуживали, чтобы хотя бы в этот день о них говорили, поминали их добрым словом. Но нет… со всех сторон разговоры лишь о себе, о своих проблемах, о своих детях и нытьё о скоротечности жизни. Вера снова с обидой вспомнила о брате. Как он мог бросить её здесь одну, с этими чужими и равнодушными людьми?

Андрей подошёл и накинул плед ей на плечи.

– Ты вся дрожишь, – сказал он, пытаясь растереть её руки в своих ладонях.

– Хорошо, что ты со мной, – ответила Вера. – Я бы совсем свихнулась здесь одна.

– Конечно, я буду с тобой. Как же иначе?

И от его незамысловатых слов стало теплее.

Весь день прошёл как в тумане. Вера делала то, что должна делать, говорила то, что должна говорить, и всё это время словно бы наблюдала за всем происходящим и за собой, в том числе, со стороны. Всё шло согласно заведенным традициям, люди выражали соболезнования, сожалели о скоротечной кончине её близких. Всё слишком сухо, слишком шаблонно. Вере хотелось, чтобы хоть один человек встал и сказал хоть несколько слов от души, по-настоящему. Но они лишь молча ели свой суп. Вере вдруг отчаянно захотелось нарушить эту гнетущую тишину. И она поднялась из-за стола:

– Прошу минуту внимания… Я хочу сказать несколько слов… Знаете, сегодня я простилась не просто с близкими и дорогими мне людьми. Сегодня я простилась с частичкой своей жизни. Очень важной частичкой. Они были рядом со мной с самого момента моего рождения. Они не просто видели мои первые шаги, они помогали мне их делать. Они были мне вторыми родителями. Они учили меня отличать плохое от хорошего, делать выбор и нести за него ответственность. Я только сейчас осознала их вклад в мою жизнь… И знаете, то, что они были в моей судьбе, – это огромное везение. И я очень прошу всех присутствующих сейчас вспомнить об этих людях. Не просто так… А чтото очень хорошее, очень важное. Ведь наверняка у каждого из вас есть хоть одно, но тёплое и значимое воспоминание о тёте Римме и дяде Коле. Вспомните… Я хочу, чтобы и вы разделили по-настоящему моё чувство утраты… – Вера сквозь пелену надвигающихся слёз всматривалась в лица сидящих рядом с ней людей.

Их выражение изменилось. Все молчали. Но это было не пустое молчание. Нет. Это была глубокомысленная тишина, когда читаешь лишь по глазам присутствующих чувства, эмоции…

И вдруг одна пожилая дама нерешительно подняла руку.

– Можно, я поделюсь со всеми вами своими воспоминаниями? – спросила она.

Вера с облегчением вздохнула:

– Конечно!

Руки стали подниматься одна за другой. Люди вставали со своих мест и говорили. Говорили, смеялись и плакали. Они вспоминали. Теперь это по-настоящему был вечер памяти.

Позже, сидя на кухне рядом с Андреем, Вера думала о том, что ей пора уезжать. Она сделала всё, что должна была. Не стоило задерживаться. Вера не хотела обманывать себя, ей было хорошо с Андреем, слишком хорошо, но она не желала повторения прошлого. Нужно бежать, пока не поздно.

– Андрей, могу я попросить тебя ещё об одной услуге? – Да, конечно, – ответил Андрей. – Всё что угодно.

– Я оставлю тебе денег на поминки. Организуй, пожалуйста, девять дней. И оставлю доверенность, чтобы ты мог оформить документы о смерти.

– А как же ты? – удивился Андрей.

– Мне нужно вернуться в Питер.

– Ты не можешь уехать! Послушай, Вера, за то время, что тебя не было, я многое осознал. Я не могу без тебя. Понимаешь? Когда ты уехала, моя жизнь словно остановилась. Ты мне нужна. Прошу, не оставляй меня снова, – в глазах Андрея сквозило отчаяние.

– Андрей, ты думаешь, мне было просто принять такое решение? Сейчас я безумно счастлива быть с тобой. Я ни с кем не была так счастлива, как с тобой. Но при этом ни с кем не была так несчастна в то же время. Я не хочу повторять свою ошибку. Я пять лет провела в ожидании тебя. И все эти годы я была одинока. Ты больше отсутствовал в моей жизни, чем присутствовал. Нет, я так не могу.

– Вера, если я уйду от жены, ты сможешь принять меня? Сможешь остаться? – Андрей умоляюще смотрел ей в глаза. – Дай нам шанс. Ведь ты всё ещё любишь меня.

Вера была в шоке от услышанного. Её обуревали смешанные чувства. Этих слов она ждала очень долго. Но сейчас она не могла поверить в то, что Андрей выполнит своё обещание. Возможно, это лишь уловка с его стороны, чтобы не отпустить её.

– Андрей, я не готова ждать, пока ты наконец решишься на этот шаг, – сказала Вера.

– Вера, у меня было много времени, чтобы всё обдумать. Если ты скажешь «да», я прямо сейчас соберу свои вещи.

Оборона Веры рушилась на глазах. Конечно, она хотела этого, больше всего на свете хотела быть рядом с Андреем каждый день, просыпаться у него на груди и не делить его ни с кем. Это был её личный рай.

– Я согласна.

Что ещё она могла сказать?

Андрей уехал, чтобы сообщить обо всём жене. А Вера осталась одна и думала о том, что самый счастливый момент в её жизни для другой женщины станет самым страшным испытанием. Вере было по-человечески жаль жену Андрея, жаль детей, но она была так счастлива, что смогла найти себе оправдание, чтобы муки совести не омрачали её счастье. Вера решила, что она выстрадала это счастье и тем самым заслужила его.

Андрей долго не возвращался. Прошёл час, два, три, четыре… А его всё не было. Вера понимала, что ему предстоял сложный разговор с семьёй, но уже начала сомневаться в том, что он придёт. Может быть, когда он пришёл домой и увидел жену и детей, Андрей не смог ничего им рассказать. Может быть, он понял, что погорячился, и передумал. Или у него заболел ребёнок, и Андрей решил, что сегодня не самое подходящее время. Таких «или» в голове у Веры была масса. Она металась по комнате, не находя себе места. И наконец-то раздался звонок в дверь. Андрей пришёл, как и обещал, с чемоданами в руках. Вера получила то, что так страстно желала долгое время.

Как мало женщине нужно для счастья. Любить и быть любимой. Как Вера ни пыталась убедить себя в том, что есть миллионы путей, ведущих к счастью, всё-таки своё счастье она нашла рядом с мужчиной. Вере казалось, что у неё за спиной выросли крылья. Говорят, что счастье делает людей добрее, отзывчивее к чужим проблемам, но Вера убедилась в том, что это совсем не так. Счастье делает людей эгоистичными, они замыкаются в своём мирке, наслаждаясь своим внутренним состоянием и оберегая его ото всех вокруг. Вера ещё не сообщила Ксюше о своём намерении остаться в Павлодаре. Не позвонила ей и для того, чтобы узнать, какое решение Ксюша приняла относительно своей беременности. Каждый день Вера откладывала этот звонок на завтра. Она даже не позвонила Сергею, чтобы всё ему рассказать. И не потому, что хотела как можно дольше оставлять его на «скамейке запасных». Нет, просто ничто не должно мешать её счастью. Ни чужие эмоции, ни чужие проблемы, ни предостерегающие от ошибки слова подруги. Ничто!

Вера делала всё то, что для многих семейных женщин давно превратилось в рутину: вставала пораньше, чтобы приготовить завтрак для Андрея, стирала его вещи, встречала с работы вкусным ужином, собирала банки с обедом на работу. И всё это было для Веры истинным наслаждением, словно она нашла своё место в мире, своё предназначение. Андрей был очень ласков, нежен, заботлив. Вера думала, что какое-то время его будут одолевать сомнения и переживания по поводу ухода из семьи, но ничего этого не было.

Они наслаждались своим медовым месяцем.

Так прошло две недели. Вера понимала, что дольше тянуть нельзя и нужно позвонить Ксюше и обо всём ей рассказать.

Конечно же, Ксюша не обрадовалась её решению остаться. Пыталась вразумить, ругалась, приводила доводы, но Вера была так счастлива, что даже Ксюша засомневалась в правильности своих суждений. Вера спросила её о ребёнке, на что Ксюша ответила, что решила его оставить. На этом их разговор закончился. Вера чувствовала недосказанность, но не спросила, что терзает подругу, не вникла в её ситуацию. Не сейчас. Ничто не должно омрачить её счастье.

Глава 16

Что же происходило с Ксюшей на самом деле, пока Вера наслаждалась своим долгожданным счастьем? Ксюша приняла самое серьёзное и ответственное решение в своей жизни. Она готовилась стать матерью. Стоит сказать, что после разговора с Верой Ксюша испытала некоторое разочарование. Сейчас ей требовалась поддержка и участие друга, а Вера была слишком занята своей жизнью. Ксюша не таила на неё обиду, она всё прекрасно понимала. На какой-то момент её собственные переживания и проблемы отошли на второй план, Ксюша беспокоилась за Веру. По мнению Ксюши, Вера совершила необдуманный поступок, поддалась эмоциям. Ксюша не верила, что за короткий период человек может кардинально измениться. Факт того, что Андрей ушёл из семьи, ещё ничего не значил. Почва под ногами Веры всё ещё была зыбкой: она по-прежнему не была его женой, только лишь сожительницей. В любой момент Андрей мог собрать чемоданы и вернуться в семью. Ксюшу пугала неспособность Веры думать рационально. Снова она готова была перечеркнуть всю свою жизнь ради любви. Глядя на ситуацию со стороны, всегда легче рассуждать и делать умозаключения. А ведь в действительности разве сама Ксюша не совершила ту же ошибку? Плод её несостоявшейся любви живёт сейчас внутри неё. И что её ждёт в ближайшем будущем? Перспектива стать матерью-одиночкой и испытывать постоянное чувство вины перед своим ребёнком за то, что не смогла дать ему полноценную семью? Если до разговора с Ваней Ксюша надеялась на счастливый конец, то теперь все её надежды рухнули.

Разговор состоялся очень жёсткий, на повышенных тонах. Первым делом Ваня предложил ей денег на аборт. Затем посыпались оскорбительные предположения касательно того, что вероятность его отцовства очень низка.

Он кричал и обвинял Ксюшу в том, что она пытается повесить на него нагулянного невесть от кого выродка. И в этот момент Ксюше стало так обидно за этого ребёнка. Маленький человечек, готовый прийти в этот мир, уже был никому не нужен. Нет, так не должно быть. Ксюша как никогда ясно осознала, что ей одной придётся принимать решение, жить или не жить этому человеку. «Он должен жить», – и когда это решение сформировалось в её голове, Ксюша поняла, что любит этого не родившегося ещё ребенка больше всех на свете. Да, ей всё ещё было страшно. Да, она не знала, справится ли с этой ответственностью. Но одно она знала точно: она сделает всё от нее зависящее, чтобы её ребенок был счастлив.

Винила ли она в чём-то Ивана? Скорее нет, чем да. Ей было обидно, что всё сложилось именно так. Но нужно быть честной в первую очередь перед собой. Ксюша понимала, что Ваня ничего ей не обещал. Все её надежды были основаны на собственных иллюзиях. Ничего больше. Она была обманута своей фантазией, и в этом винить некого. А в том, что Ксюша забеременела, виноваты в равной степени и он, и она. Ведь она не стала жертвой насилия. Всё это Ксюша понимала. Так вышло. И они приняли решение.

Глава 17

Вера наслаждалась своим внезапно нагрянувшим счастьем. Как пустыня, измождённая многолетней засухой, она жадно впитывала в себя волшебные мгновения. Это было чувство человека, внезапно выигравшего в лотерею. Ты держишь свой приз в руках, но боишься поверить в реальность происходящего, кажется, что это лишь сон.

Но по прошествии месяца что-то стало меняться. Андрей, хоть и ушёл от жены, по-прежнему имел обязательства перед своими детьми. Он навещал их в выходные и один раз среди недели. Вера не возражала, она понимала, что это правильно, так и должно быть. Но это только в теории легко рассуждать о правильности и этичности, а на практике всё намного сложнее. Андрей уходил, а Вера места себе не находила. Теперь уже её мужчина уходил в дом другой женщины. Он не просто встречался с детьми. Встречался со своей законной пока ещё супругой. Каждый раз Вера боялась, что он не вернётся. Ревность делала своё дело, позволяя фантазии рисовать в голове Веры страшные картины. Вот жена встречает Андрея у дверей в красивом нижнем белье, обхватывает его шею руками и жадно целует его губы, пробуждая в нём свежие чувства. Или неожиданно во время очередной встречи с детьми Андрей вдруг поймёт, как мало времени он проводит с ними, как много упускает в их жизни. И его мучает совесть. И он осознаёт, какую ошибку совершил…

И когда Андрей возвращался домой, Вера бывала взвинченной и раздражённой. Она понимала, что превращается в параноика, но ничего не могла с этим поделать. Место счастья в её душе стал заполнять страх. Страх потерять это самое счастье. Как бы нелепо это не звучало, но всё было именно так. На фоне всех этих внутренних страхов Вера была вовлечена в схватку с ею же выдуманным противником, с семьёй Андрея. Вера снова позволила вовлечь себя в гонку под названием «Кто лучше?», только теперь из разряда любовниц она перешла в другую роль. Она желала во всём быть лучшей. Стать красивее, готовить вкуснее, быть искушённой любовницей, самостоятельной и независимой, чтобы не стать обузой для Андрея. В этой бесконечной гонке она совсем потеряла ощущение счастья. Только страх, что всё прекратится. Андрей же, то ли под влиянием Вериной истерии, то ли по велению своей подленькой душонки, тоже претерпевал метаморфозы. После работы он не бежал, как прежде, в объятия Веры, частенько задерживался, объясняя это то срочной операцией, то неожиданным совещанием, уезжал в командировки на обучение, был вымотанным, уставшим и совсем не готовым к любовным утехам.

Возможно, ещё какое-то время Вера и принимала бы всё это за чистую монету, если бы совсем недавно на протяжении нескольких лет сама не находилась в роли его любовницы. Не единожды она слышала, как он оправдывался перед женой экстренной операцией, лёжа в постели Веры. И сейчас она сама оказалась по другую сторону баррикады. Вера понимала, что существует большая вероятность, что Андрей говорит правду, такова его работа – спасать жизни людей, но вот поверить в это было сложней. Постоянные сомнения терзали её мозг и разъедали душу. Её звонки Андрею становились всё чаще, сообщения претенциознее. Тёплые романтические вечера превращались в скандалы. Вера старалась тормозить себя, но это было бесполезно, эмоции брали верх. Одна мысль свербила в её мозгу: «Что мешает Андрею изменять мне с какой-нибудь девкой так же, как он изменял жене со мной?»

В одну из ссор Андрей, утомлённый постоянными подозрениями, просто развернулся и ушёл. Вера не знала, где он провёл эту ночь. Телефон Андрея был отключен. Вера прорыдала в подушку, параллельно с этим переосмысливая своё поведение. И утром, дозвонившись до Андрея, извинилась и обещала всё исправить. И исправила. Она больше не говорила ни слова по поводу его задержек, не надоедала звонками и просто радовалась, когда он возвращался.

Но чего ей это стоило! Что происходило в её душе!

В один из дней Андрей, уехав на работу, забыл свой мобильный дома. Вера решила отвезти телефон в больницу. Подойдя к кабинету Андрея, Вера услышала женский голос за дверью. На секунду она замешкалась и заглянула в приоткрытую дверь. В кабинете с Андреем была молоденькая медсестра. Она стояла за спинкой стула, приобняв Андрея за плечи и ласково поглаживая его лицо. Затем она нагнулась к нему и чмокнула в губы. Вера почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. Она взялась было за ручку двери, но в последний момент передумала и побежала по коридору к выходу. Весь день она проплакала, не зная, как правильно поступить. Сказать Андрею, что видела его с другой? Это требовало бы от неё дальнейших шагов, принятия какого-то решения. Промолчать? Это значило бы закрыть глаза на его интрижку и ждать дальнейшего развития событий. А вдруг всё прекратится само собой, без её вмешательства? А своим скандалом она может поставить окончательную жирную точку в своих отношениях. Вера не знала, как быть. А посоветоваться было не с кем. Звонить Ксюше и плакаться в жилетку Вера не хотела. Просто потому, что не хотела услышать: «Я же тебе говорила». Вера решила дать себе время подумать обо всём, а пока она будет вести себя как прежде. Но решение не пришло ни через день, ни через два, и Вера продолжала имитировать ничего не подозревающую, счастливую жену. Постепенно она стала свыкаться с мыслью, что худой мир лучше доброй ссоры. Ведь Андрей по-прежнему был рядом с ней. Разве не этого она так хотела?

Глава 18

Так, в бурном океане страстей и эмоций, незаметно для Веры закончилось лето и началась осень. Почти три месяца она провела рядом с Андреем, любя его с каждым днём всё сильнее и сильнее и становясь от этой любви всё несчастнее и несчастнее. Порой наступали такие моменты, когда она сама не понимала, что она тут делает и как здесь оказалась. Что привело её к такой жизни? В кого она превратилась? Хотелось встать, собрать вещи и уехать куда подальше. Но потом Веру охватывала паника. Как она будет жить без Андрея? Снова виной всему были иллюзии. Долгое время Вера считала, что рядом с Андреем обретёт истинное счастье. Это стало её недостижимой мечтой. И вот когда мечта негаданно осуществилась, оказалось, что никакого счастья она не получила. Вера отчаянно старалась отрицать этот факт. Цеплялась за свои иллюзии. Она боялась признать это. Ибо, сознавшись себе, она вынуждена была бы идти дальше, на поиски настоящего счастья. А у неё не было сил. Просто надежда угасла. А может, и нет никакого счастья? Может, это химера, к которой мы стремимся на протяжении всей жизни?

Вера подыскала для себя работу штатного бухгалтера и подумала, что это, возможно, отвлечёт её от постоянно терзающих мыслей. У неё была неделя на подготовку документов для трудоустройства. В этот день она собиралась заехать в ЦОН для получения адресной справки, но не успела. Звонок в дверь остановил её. Вера открыла и увидела на пороге незнакомых людей: молодую пару с двумя ребятишками. Вера хотела сказать, что они, должно быть, ошиблись, но мужчина перебил её.

– Мы по объявлению, – сказал он.

– Но я не подавала… – и тут Вера вспомнила, что не удалила на сайте объявление о продаже квартиры.

– Мы не смогли дозвониться по указанному номеру и решили зайти. Вдруг хозяева окажутся дома, – улыбнулась девушка.

Неожиданно для себя, вместо того чтобы сказать, что квартира не продаётся, Вера отошла в сторону, приглашая семью пройти.

– Вы можете посмотреть квартиру, – сказала она.

Молодая семья внушала ей симпатию. Они выглядели такими дружными, такими милыми.

Настоящая семья. Какая была и у неё в детстве.

Квартира им очень понравилась, но они хотели обсудить цену. И Вера снова с удивлением для себя включилась в торг. Договорились о том, что сегодня они всё обдумают, посоветуются и дадут окончательный ответ о покупке квартиры.

Когда потенциальные покупатели ушли, Вера разозлилась на себя. Почему она сразу не отказала им? Неудобно получилось. Морочит людям голову. И она решила сказать им, что передумала, если они перезвонят. Но, когда на следующий день ей позвонили и сообщили, что готовы купить квартиру, Вера договорилась с ними о дне переоформления. Всё получилось как-то само собой. Словно так и было задумано. Квартирой давно никто не интересовался, и тут вдруг появились эти люди. В тот самый момент, когда Вера уже начала сомневаться в правильности своего решения вернуться в Павлодар. Может, это знак? И само провидение говорит ей о том, что нужно бежать отсюда? Постепенно пелена спадала с глаз Веры, иллюзия счастья развеялась, и она поняла, что всё неправильно. Так не должно быть. Не о такой жизни она мечтала. Нужно раз и навсегда разрубить этот узел разрушающих её отношений.

Вера ничего не сказала о своих планах Андрею. Она переоформила квартиру и в тот же день собрала вещи. Чемодан Андрея она отвезла в больницу и оставила в регистратуре. Вместе с запиской: «Андрей, я видела тебя с другой девушкой. Ты не изменишься никогда. Я уезжаю. Прости, что сообщаю тебе всё это в письме. Но так будет лучше».

Приняв это непростое решение, Вера испытала облегчение. Вы спросите, почему она не сказала всё Андрею в глаза. Потому что пока мы ведём диалог с человеком, мы подсознательно надеемся на то, что проблему можно решить, или, может быть, ждём объяснений, извинений. Вера же не желала больше выяснения отношений, не хотела слышать новые обещания. Всё было кончено. И говорить здесь не о чем.

Вера снова покидала родной город. Тем же маршрутом, что и в первый раз: Павлодар – Омск – Санкт-Петербург. Но было одно важное отличие. В прошлый раз она бежала из города, чтобы забыть свою любовь, но внутренне сохраняя надежду, что это не конец. Сегодня она точно знала, что вместо многоточия ставит большую точку. Финита ля комедия. Вера возвращалась домой. Теперь Санкт-Петербург стал её окончательным пристанищем. Мосты в прошлое сожжены, а это значит, что остаётся только прокладывать дорогу в будущее.

В Омске Вера получила долгожданный паспорт гражданина Российской Федерации. На её расчётном счете лежала кругленькая сумма, вырученная с продажи квартиры. Этих денег хватит, чтобы погасить остаток долга за новую квартиру, и даже на скромный ремонт.

Вера смотрела в окно иллюминатора. Впервые за долгое время её мысли не были хаотичны, сомнения не терзали её. Всё так, как должно быть. Всё правильно. Вера решила оставить погоню за своей химерой и просто жить. Ведь каждый миг неповторим.

Белые пушистые облака, напоминающие снежные сугробы, проплывали под крылом самолёта. Вера вглядывалась в их сияющую белизну, и дух перехватывало от такой красоты.

Глава 19

В аэропорту Веру никто не встречал. Она не сказала даже Ксюше о своём возвращении. Вера понимала, что в последнее время совершила слишком много ошибок, и по отношению к Ксюше в первую очередь. Поэтому она не хотела поддерживать натянутые телефонные разговоры, а решила по возвращении поговорить с подругой с глазу на глаз. Честно и откровенно, как они делали это всегда.

Перешагнув порог коммунальной квартиры, Вера почувствовала запах ванилина и яблок. Было ещё ранее утро, а Наталья уже хлопотала на кухне. Она выглянула в коридор, чтобы узнать, кто же является нарушителем утреннего спокойствия, и так и застыла от удивления.

– Верочка… – всплеснула она руками. – Как же ты… Откуда?

– Привет, Наташа! Я тоже рада тебя видеть, – улыбнулась Вера.

Наталья торопливо вытерла мокрые руки о передник и засуетилась.

– Проходи сразу на кухню. Проходи скорее. Чайку попей с дороги. Я тут шарлотку испекла.

Вера видела, что Наталью распирает от любопытства, но из вежливости она не торопилась с расспросами.

– А я вот решила вернуться обратно, – сама начала разговор Вера.

– Правильно! Молодец! Я так расстроилась, когда Ксюша сказала нам, что ты остаёшься в Павлодаре. Так переживала. Думаю, как же так… Ведь и квартира твоя скоро готова будет, и гражданство получишь… А тут вдруг взяла и обратно уехала…

– Гражданство, кстати, я уже получила. Паспорт вчера вот забрала, – похвасталась Вера.

– Вот и отлично! Поздравляю! А Павлик как переживал… Плакал… Расстроился, что не попрощался с тобой.

Вера помрачнела. Находясь в состоянии эйфории, она забыла обо всех, кто был ей дорог. Обидела их своим равнодушием.

– Как Ксюша? – спросила Вера.

– Да как… День – ничего, день – как в воду опущенная ходит… Первые два месяца токсикоз очень сильно мучил её. Бедняжка вся зелёная ходила. Сейчас вроде получше стало.

– Ладно, Наташа, спасибо за чай. Пойду в комнату, отдохну с дороги.

Вера тихо, насколько это было возможно, открыла дверь в комнату. Там всё было без изменений. Ксюша мирно посапывала в своей постели. Вера присела рядом на край кровати. Она не хотела будить подругу, но Ксюша пошевелилась и открыла глаза. Несколько секунд она смотрела на Веру и не могла понять, что происходит.

– Вера? – Ксюша села в кровати. Вера!!! – взвизгнула она от радости и обняла подругу.

Вера прижала её покрепче, на глаза навернулись слёзы. Как же она соскучилась! Столько всего хотелось спросить, столько всего рассказать! Но сначала…

– Ксюша, прости меня…

Ксюша отстранилась и удивлённо посмотрела на неё.

– За что ты извиняешься?

– За всё. За то, что бросила тебя в трудный момент. За то, что не звонила. За то, что была такой эгоисткой. За… – но Ксюша перебила её.

– Прекрати. Всё хорошо. Я всё понимаю.

– Ты правда не злишься на меня? – спросила Вера.

– Честно? Злюсь! Злюсь, что ты такая дура, которая снова целенаправленно разрушает свою жизнь! Злюсь, что ты не прислушалась к моим советам! Я злюсь, потому что переживаю за тебя! – выдала Ксюша.

– Девочка моя… – Вера снова прижалась к подруге. – Ой, что это у нас тут? – и Вера положила руку на живот Ксюше. – Как вы тут подросли без меня! Округлились!

– Правда? – засмущалась Ксюша.

– Конечно! Уже совсем большие! Как вы с малышом чувствуете себя?

– По-разному. Тошнит, постоянно в сон клонит, поясница жутко болит, а так ничего, – улыбнулась Ксюша.

– Какой срок?

– Уже 20 недель, – ответила Ксюша, с нежностью поглаживая свой животик.

– Хорошо, что я приехала. Буду массаж тебе делать, чтобы спина не болела.

– Так ты остаёшься? – удивилась Ксюша.

– Конечно! А для чего я, по-твоему, приехала?

– Я решила, что ты за вещами вернулась. Как я рада, что ты остаёшься! – радость Ксюши резко сменилась тревогой. – Вера, что случилось? Из-за чего ты решила вернуться?

– Не переживай, Ксюша, – Вера ласково потрепала подругу по плечу. Всё хорошо. Теперь всё хорошо.

Ксюша поняла, что Вера не хочет ничего рассказывать, по крайней мере сейчас, и не стала её пытать.

По возвращении в Питер первым делом Вера решила встретиться с Алёной, чтобы решить вопрос о восстановлении на рабочем месте. Вера испытывала некоторую неловкость перед ней, ведь она брала отпуск всего на три недели, а исчезла на три месяца. Конечно же, она позвонила Алёне и сообщила, что не вернётся. А тут вдруг появляется с просьбой принять её обратно. Учитывая предыдущие заслуги Веры перед фирмой, Алёна приняла Веру обратно. Возможно, это было связано ещё и со скорым выходом Ксюши в декрет, нужен был человек, способный её заменить.

Ещё Вере нужно было решить вопрос с квартирой. Она заехала в компанию застройщика и внесла остаток долга.

Там Вере сообщили, что дата сдачи дома в эксплуатацию откладывается до января месяца. Эта новость огорчила Веру, она очень рассчитывала, что до ноября месяца, когда у Ксюши родится малыш, они переедут в новый дом. Но, видимо, придётся крохе немного пожить в коммуналке.

Вот вроде бы все основные вопросы были решены, кроме одного. После своего отъезда в Казахстан Вера не общалась с Сергеем, если не считать короткого сообщения, в котором она известила его, что остаётся в Павлодаре. На его вопрос «Что случилось?» она не ответила. Просто не знала, что сказать. Конечно, она не собиралась возобновлять с ним отношения. Тот факт, что она без тени сомнения упала в объятия Андрея, говорил о том, что чувств к Сергею Вера не испытывала. Но она ещё не определилась, стоит ли поговорить с ним, обсудить всё, что произошло, или просто оставить всё как есть.

Вера влилась в привычное течение жизни. Изменилось только одно. Она сама. После всего произошедшего Вера чувствовала огромное сожаление по поводу того, сколько времени было потрачено впустую. Как часто бывает, что мы сами себе придумаем цель и идём к ней, ничего не замечая на своём пути. Кажется, что, достигнув желаемого, мы наконец-то сможем обрести счастье и начать жить по-настоящему. И вот когда цель достигнута, часто наступает смятение и разочарование. Этого ли мы вообще хотели? Стоило ли всё это приложенных усилий? Да и счастья вроде нет… Всё это пережила и прочувствовала Вера ещё в Павлодаре. Теперь же она сожалела лишь о том, что мудрость приходит с опытом и слишком поздно. Если бы только можно было начать жизнь заново с полученным багажом знаний! Увы, но так не бывает… Поэтому Вера была настроена жить. Просто жить. Наслаждаясь каждым днём так, словно он последний. Счастье не в достижении целей, а в том пути, которым мы идём. Если сам путь не приносит удовольствия, так, может, и цель ничего не стоит?

Глава 20

Вера проснулась утром в отличном настроении. Последнее время она не позволяла себе начинать день с дурных мыслей. «Раз уж мы сами творцы своих судеб, то начинать надо в первую очередь с мыслей. Чем больше негатива в наших головах, тем мрачнее мир вокруг», – вот философия, которой Вера старалась следовать.

Приняв контрастный душ, она прошлёпала в кухню, чтобы сварить кружечку кофе, где и столкнулась с Павликом.

– Привет, Павлуша. Ты опять один дома? Хочешь яичницу? Я приготовлю.

– Нет. Тётя Вера, а вы не видели мою маму? Я проснулся, а её нет.

Только сейчас Вера заметила, что мальчик выглядел растерянным.

– Нет, Павлик, не видела. Может быть, она уже ушла на работу? – спросила Вера.

– Мама всегда будит меня, когда уходит, чтобы покормить. Мне кажется, она не пришла вчера с работы, – и малыш испуганно заплакал.

Веру это не на шутку встревожило, но она старалась не показывать этого, чтобы не напугать мальчика ещё больше.

– Не плачь, Павлик, сейчас мы попробуем позвонить твоей маме. Может быть, она просто не стала тебя будить, пожалела, и ты зря переживаешь.

Вера набрала номер Натальи, но её телефон был отключен. Вера занервничала ещё больше, но ободряюще улыбнулась Паше.

– Скорее всего, у мамы просто разрядился телефон. Она увидит пропущенные вызовы и перезвонит сама.

Мальчика немного ободрила уверенность Веры, и он согласился позавтракать. Но вот сама Вера беспокоилась: вроде бы то, что она сказала Павлику, было вполне правдоподобным, но она чувствовала, что что-то не так.

– Павлуш, ты кушай пока. Я сейчас вернусь, – сказала она и ушла в свою комнату.

– Ксюша, слушай, тут такое дело… Ты не знаешь, в каком ресторане работает Наташа?

– Знаю, а что случилось? – спросила Ксюша.

– Павлик утверждает, что его мама не вернулась ночью с работы. Я думаю, что он просто спал и не слышал. Пыталась дозвониться до неё, но телефон отключен. Я переживаю, а вдруг мальчик прав, – в глазах Веры светилась неподдельная тревога.

– Подожди, у меня где-то был телефон этого ресторана, – Ксюша стала быстро пролистывать свою телефонную книгу. – Да, точно, вот он. – Она переписала номер на листок и протянула его Вере.

Вера поспешила к аппарату в коридоре и набрала номер ресторана. В трубке раздавались долгие протяжные гудки, Вера ждала, но никто так и не ответил. Волнение подступало к горлу неприятным комом. Вера звонила и звонила, пока на другом конце провода ни раздался недовольный голос администратора:

– Гостиничный комплекс «Фараон». Администратор Ирина. Слушаю вас.

– Ирина, доброе утро! Подскажите, пожалуйста, могу я связаться с одним из ваших поваров? Наталья Самохина меня интересует.

– Оставьте свой номер, я узнаю, на смене ли она.

Вера продиктовала номер и стала ждать звонка. Когда минут через пять телефон зазвонил, Вера схватила трубку:

– Да, слушаю вас.

– Девушка, Наталья сегодня не работает. Могу подсказать её мобильный, – сообщила администратор.

– Благодарю. У меня есть номер её мобильного.

Вера положила трубку и стояла в растерянности. Откровенно говоря, она не знала, что делать дальше. Быть может, они вообще зря паникуют. Наталья могла просто встать пораньше и уйти по своим делам, а Павлика решила не будить рано. Или, может, вчера после работы она осталась с мужчиной, ведь она молодая женщина, и не успела ещё вернуться. Вера решила подождать ещё немного и не поддаваться беспокойству, но что-то в этой ситуации её очень тревожило.

Вера поделилась своими переживаниями с Ксюшей, ей всё это тоже очень не понравилось, но она поддержала её в том решении, что нужно просто подождать.

Прошло ещё два часа. Телефон Наташи по-прежнему был отключен. Вера снова позвонила в ресторан с просьбой уточнить информацию, возможно, произошла ошибка и Наталья на работе. Но администратор ответила, что никакой ошибки быть не может.

Что делать и где искать Наталью, подруги не знали. Ни родственников, ни друзей у Натальи не было, по крайней мере, Вера никогда о них не слышала.

Наконец в дверь позвонили. Вера испытала облегчение от мысли, что Наталья вернулась, которое тут же сменилось тревогой. Наталья всегда открывала дверь своим ключом. Вера открыла. На пороге стоял участковый, совсем ещё мальчишка. В руках он держал папку и нервно теребил её.

– Здравствуйте! Самохина Наталья Владимировна здесь проживает? – спросил он.

– Да, всё верно. А что случилось? – дрогнувшим голосом спросила Вера.

– Кем вы ей приходитесь?

– Соседка.

– А кто-нибудь из близких родственников с ней проживал?

– Только сын. Насколько мне известно, других родственников у неё нет.

– Не могли бы вы его пригласить? – попросил участковый.

– Да что случилось??? Ему всего шесть лет! Говорите мне, что хотели, – разозлилась Вера, из-за её спины выглянула Ксюша, так же встревоженная визитом участкового.

Парнишка ещё сильнее побледнел:

– Сегодня ночью в районе вашего дома произошло ДТП. Один из автомобилей от столкновения выбросило на пешеходную зону… В результате чего Самохина Наталья Владимировна пострадала.

– О Господи! – Веру охватил ужас.

– Где она сейчас? В какую больницу её доставили? спрашивала Ксюша.

– Мне очень жаль… – замямлил участковый и опустил глаза. – Она скончалась в больнице от полученных травм. – Мама! Мама!!!!… – истошно закричал Павлик.

Вера не заметила, что он подслушивал, приоткрыв дверь своей комнаты. Он бросился к Вере на руки.

– Павлик, мальчик мой, – всё плыло перед глазами, пол покачнулся.

Вера прижимала к себе рыдающего Павлушу и не могла поверить в реальность происходящего. А он кричал и плакал, звал маму… Которая никогда уже больше не придёт… Вера прижала мальчика покрепче и разразилась горестными рыданиями, сотрясающими всё её тело, от бессилия что-либо изменить.

Павлик безвольно повис на руках Веры, сломленный своим горем. Терять близких людей всегда тяжело, особенно тяжело, когда тебе всего шесть лет. Вера гладила ребёнка по голове и шептала на ушко успокаивающие слова. Её сердце сжималось от страха за дальнейшую судьбу мальчика. Сиротка, оставшийся один на один с миром. Человек-невидимка. Один из многих. Вера так хотела избавить его от этой боли. Окутать своей любовью, как защитной пеленой.

– Завтра мы направим к вам представителей из органов опеки, – откуда-то издалека услышала Вера голос участкового. – Ребёнок будет распределён в один из детских домов, до выявления ближайших родственников, готовых принять его на воспитание.

– Детский дом? – переспросила потрясённая Ксюша. – Разве он не может пока остаться с нами?

– К сожалению, нет. Вы не являетесь близкими родственниками, – ответил парнишка, сочувственно взглянув на малыша, который зарыдал ещё громче, услышав про детский дом.

– А что если родственники не объявятся? – глухо спросила Вера.

– В таком случае осуществлять защиту прав и интересов ребенка будут органы опеки. Они же должны будут принять меры по его дальнейшему устройству.

– Что это значит? – переспросила Ксюша.

– Мальчика переведут в приют, если не появятся желающие взять над ним опекунство или усыновить его, – уточнил молодой человек.

Вера подхватила Павлика на руки и унесла в комнату, предоставив Ксюше возможность уладить оставшиеся формальности.

Малыш был совсем обессилен от пережитого потрясения. Безвольной куклой он лёг на кровать, уткнувшись в подушку и тихо всхлипывая. Вера не могла подобрать слов, способных утешить Павлика. Она просто поглаживала его по голове, повторяя как мантру: «Не плачь, родной… Всё будет хорошо… Всё будет хорошо…»

Уставший от безутешных рыданий, Павлик уснул на промокшей от слёз подушке. Вера бесшумно покинула комнату, ей нужно было поговорить с Ксюшей. Нужно было систематизировать свои хаотично блуждающие мысли.

Ксюша сидела у окна и курила. Лицо было опухшим от слёз.

– Тебе нельзя, – коротко бросила Вера, забрав у подруги сигарету и жадно затянувшись.

– Что же теперь делать? – спросила Ксюша.

– Наталья рассказывала, что у неё есть свекровь. Какими бы ни были их взаимоотношения, всё-таки Павлик её родной внук. Она должна принять его.

– Нам нужно найти её и убедить забрать Павлушу. Ему нельзя в приют, – сказала Ксюша.

Вера не ответила, погружённая в свои мысли.

– Нужно перебрать все бумаги в комнате Натальи. Гдето должен сохраниться адрес её предыдущей прописки, – продолжала Ксюша. Она умела сохранять ясность сознания в критической ситуации, в отличие от Веры, которая была просто морально раздавлена всем происходящим.

Вера думала о том, что детство Павлика сегодня закончилось. Что больше никогда он не познает тепло маминых рук. Что больше никогда не услышит её голос… И она снова заплакала.

Вечером, пока Вера, утешая Павлика, пыталась заставить его что-нибудь съесть, Ксюша искала хотя бы маленькую ниточку, ведущую к бабушке Павлика. И нашла. Выписка из роддома с указанием адреса прописки роженицы. Это уже было хоть что-то. Завтра с утра нужно будет проехать по указанному адресу и всё уточнить.

День был очень тяжёлый, ночь оказалась не легче. Павлик просыпался с криками через каждый час. Ему снились кошмары. Во сне он плакал и звал маму. Всю ночь Вера провела рядом с ним, успокаивая его и вытирая слёзы.

Утром, едва забрезжил рассвет, Вера собралась исследовать появившуюся зацепку с адресом. Ксюшу она оставила присматривать за Павликом. По пути Вера прокручивала в голове то, что скажет бабушке мальчика. Подбирала слова, чтобы поаккуратнее сообщить о трагедии. Представляла, какой может быть её реакция на известие. Больше всего Вера переживала, что ей придётся столкнуться с бесчувственной женщиной, которую не тронет судьба сиротки. Вера готовилась к этому и сочинила речь, которая никого не могла оставить равнодушным.

Погружённая в свои мысли, ведя внутренние диалоги, Вера не заметила, как подошла к нужному дому. Набрав в грудь побольше воздуха, она нажала на панели домофона номер нужной квартиры. Секунды ожидания казались вечностью. Наконец в динамике раздался недовольный сонный голос мужчины:

– Да! Кто там?

– М-м-м… – Вера растерялась. – Скажите, Самохина здесь проживает?

– Что хотела? – рявкнули на том конце.

– У меня есть кое-какая информация для неё, – ответила Вера.

– Заходи, – вздохнул мужчина.

Поднимаясь на лифте на седьмой этаж, Вера размышляла о том, кем может быть этот мужчина. Наталья говорила, что её муж был единственным сыном. Может быть, прежняя хозяйка уже давно съехала с квартиры?

Лифт со скрипом открылся. Вера нерешительно вышла на площадку и огляделась. Дверь квартиры под нужным номером была приоткрыта. Вера легонько толкнула её и заглянула внутрь. Из квартиры на неё пахнуло стойким запахом перегара и тухлой рыбы.

– Заходи, – раздался тот же мужской голос откуда-то из глубины квартиры.

Вера перешагнула порог и полностью погрузилась в пощипывающий ноздри смрад.

– Топай сюда. Можешь не разуваться, – любезно предложил голос.

Хотя разуться как раз Вера не решилась бы. Об элементарных нормах санитарии хозяину квартиры было, по всей видимости, неизвестно.

Навстречу Вере вышел мужчина лет сорока, с опухшим лицом алкоголика со стажем. Недельная щетина обильно расползлась по скулам и подбородку. Из одежды на нём были только семейные трусы и майка в застарелых пятнах.

Глубоко посаженные глаза смотрели неприязненно.

– Ты кто? – спросил хозяин квартиры.

– Я ищу одну женщину. Она, вероятно, проживала прежде по этому адресу. Её фамилия Самохина. Скорее всего… – Вера только сейчас подумала, что с фамилией вполне могла промахнуться.

– Да, была тут такая… – осторожно сказал тип в майке. – У тебя-то к ней какое дело?

– Понимаете, у этой женщины есть внук. Его мама умерла вчера, и мальчик остался сиротой. Мне нужно найти его бабушку, пока мальчика не определили в детский дом, – объяснила Вера. – Если вы можете помочь найти эту женщину, я буду вам очень признательна.

– Да, жаль мальчонку, конечно. Только вот бабка его умерла пару месяцев назад. Сердце вроде как.

Веру словно обухом по голове ударили:

– Как умерла? Вы уверены?

– Вру я тебе, что ли? – огрызнулся мужик. – Тётка это моя была. Последние три года с ней жил. Ухаживал за старухой.

Вера скептическим взглядом окинула квартиру и представила, какой уровень ухода обеспечил пожилой женщине племянник-алкоголик. Да, жизнь – бумеранг – в который раз убедилась Вера. Бросив беременную сноху с ребёнком на руках в сложной ситуации, сама оказалась на старости лет под опекой конченого пропойцы и умерла в грязной, вонючей дыре.

– Спасибо за информацию, – сухо поблагодарила Вера и спешно покинула это зловонное место.

Домой Вера возвращалась, лишившись последней надежды помочь Павлику. Она не представляла, как смотреть в глаза ребёнку, словно сама была виновата во всём. Не успела Вера открыть дверь квартиры, как ей навстречу выскочила зарёванная Ксюша.

– Вера! Они забрали его! Забрали! Я ничего не смогла сделать! – вопила она.


– 148 –       – 149 —


Рядом суетилась хозяйка квартиры и по-старушечьи причитала: «Господи, что же это делается! Ох, бедный Павлушка…» – Как забрали? Уже?

– Утром, после того, как ты ушла, явились две женщины из органов опеки. Они собрали Павлика и увезли. Я просила их не спешить. Говорила, что скоро за ним придёт бабушка, но они и слушать не стали. Сказали, что сами во всём разберутся, – рассказывала Ксюша.

– Не придёт…

– Что? – не поняла Ксюша.

– Бабушка не придёт. Она умерла, – ответила Вера.

– Час от часу не легче, – вздохнула Ксюша.

– Они сказали, куда увозят Павлика? – спросила Вера.

– Нет, они сказали, что нас это больше не касается.

Прислонившись к стене, Вера медленно сползла на пол и зарыдала.

– Господи… Что же мне делать? Что делать… – причитала она.

Ксюша присела рядом с ней и обняла за плечи.

– Мы что-нибудь обязательно придумаем.

Весь день Вера не находила себе места, всё валилось из рук. Все её мысли были с Павликом.

– Мальчик мой, где же ты? – шептала она.

Вечером, лёжа на кровати и глядя в потолок невидящим взглядом, Вера поняла одну вещь: она не сможет жить дальше, зная, что Павлик скитается по казённым домам. Она не могла предать доверие этого мальчонки. Она всю жизнь провела в погоне за химерой. Чего-то искала, ждала… и вот её душевные метания привели в этот город, в эту квартиру. Всё в жизни происходит не просто так. Всё – результат чьего-то хитроумного замысла. Павлик нуждался в ней. Впервые в жизни она была кому-то действительно нужна. Да и она сама нуждалась в этом ребёнке. Её материнский инстинкт требовал реализации. Две одинокие души могли найти пристанище и успокоение друг в друге. И Вера приняла решение. Первое действительно важное решение в своей жизни. Она будет бороться за этого мальчика.

Глава 21

Приняв решение усыновить Павлика, Вера выстроила у себя в голове план действий. Для начала ей нужно было связаться с органами опеки и выяснить, куда определили ребёнка. Но на деле, как оказалось, это значительно сложнее, чем на словах. Давать какую-либо информацию о ребёнке постороннему человеку сотрудники органов опеки отказывались. Такие понятия, как простое человеческое сочувствие и сострадание, в стенах госучреждений просто отсутствовали. Возможно, атрофировались с годами работы. Вере казалось, что она обращается не к живым людям, а к роботам. Весь день её прогоняли от одного кабинета к другому. Она заполняла какие-то заявления, подписывала бумажки. И везде получала шаблонные ответы: «Ваше обращение будет обязательно рассмотрено», «Нет, мы не можем предоставить вам данную информацию», «Ответить на ваш вопрос не в моей компетенции». Оббивая пороги государственных кабинетов, Вера так и не нашла ни одного человека, способного «компетентно» разъяснить ей ситуацию и сориентировать в дальнейших действиях. «Ждите», – отвечали клерки монотонными голосами. А она не могла ждать. Ей необходимо было хотя бы увидеть Павлика, сказать ему, что всё будет хорошо, что она не бросит его, что он теперь не один. Вера понимала, что виной всему её юридическая безграмотность. Ей нужен был человек, который возьмёт её за руку и проведёт через длинную вереницу этих бюрократических кабинетов. И у неё был такой человек. Но вот согласится ли он помочь? Недолго думая Вера взяла телефон и набрала номер. На том конце трубку сняли не сразу.

– Алло… Лёша… Привет, – Вера не разговаривала с братом со смерти тёти Риммы. Но всё произошедшее заставило её забыть старые обиды.

– Привет, – голос Алексея был слегка удивлённым. – Что-то случилось? – сразу спросил он.

– Да. И мне очень нужна твоя помощь, – Вера вкратце пересказала ему то, что произошло. – Ты должен прилететь в Питер, – подвела итог своего рассказа Вера.

– Вера, что за глупости! – по голосу брата Вера поняла, что он не на шутку раздражён. – Какой ещё ребёнок? Ты понимаешь, что ты несёшь? Нет! Ты даже представить не можешь, какая это ответственность! Ребёнок! Ещё и чужой ребёнок! Это тебе не собачка, которой наигрался, да и отдал! Ребёнок – это на всю жизнь! Ты понимаешь это?

– Лёша, я всё понимаю… – Вера пыталась остановить брата и заставить выслушать её.

– Нет! Этого ты не понимаешь! Сейчас тебя распирает жалость к нему. Все вокруг плохие, бросили сиротку, а ты, как всегда, Мать Тереза! Но пойми, это чувство когда-нибудь закончится, а ребёнок останется. Потом ты начнёшь злиться на него и тихо ненавидеть за то, что он мешает тебе строить свою жизнь и рожать своих детей. Он будет не таким, каким ты хочешь его видеть, и это будет ещё больше раздражать тебя. И ты, и он будете несчастны!

– А что, похоже, что сейчас я счастлива??? Или ты думаешь, что Павлик счастлив в детдоме? Я никогда тебя ни о чём не просила! А сейчас я умоляю тебя помочь мне! Мне не к кому больше обратиться. Я тоже, как и он, сиротка! У меня никого нет! Брат, помоги мне! Не суди меня за моё решение, просто помоги! – Вера плакала от отчаяния. Она так нуждалась в том, чтобы ей протянули руку помощи.

– Нет. Я не желаю в этом участвовать, – Алексей резко пресёк дальнейшие переговоры и отключил связь.

После разговора с сестрой на душе было тяжело. Но он хотел для неё добра. Если Вера не понимала, во что она хочет влезть, то он прекрасно понимал. Он сел на стул и обхватил голову руками. Возможно, Вера не простит его уже никогда, но всё для её же блага. У него за спиной появилась Катя. Наверняка она всё слышала. Алексей хотел услышать от жены что-то, что убедит его до конца в собственной правоте. Но, к его удивлению, супруга смотрела на него осуждающе.

– Ты должен ехать, – коротко сказала она.

– Что? – взвился Лёша. – И ты туда же?

– Она твоя сестра. И ты нужен ей. Решение она приняла без тебя, и изменить его ты не можешь, да и не имеешь морального права. Тебе остаётся только помочь в достижении её цели. Она могла найти другого юриста, но Вера позвонила тебе. Ей нужен не просто лучший дипломированный специалист. Ей нужен брат, который поможет ей справиться с трудностями. Собирайся.

Глава 22

Вера пребывала в угнетённом состоянии после разговора с братом. Она испытывала обиду, разочарование, чувство брошенности и… сомнение. А что если Алексей прав? Что если она не сможет стать хорошей матерью для Павлика? Может, она и в самом деле действует под влиянием эмоций? Совсем недавно ей на глаза попалась статья о том, как избавиться от синдрома Матери Терезы. В ней говорилось о том, что желание помогать всем вокруг губительно не только для самого «спасителя», но и для «утопающего». Автор статьи обосновывал это тем, что «кто мы такие, чтобы вмешиваться в придуманный кем-то сценарий», подразумевая при этом Божий промысел, карму или судьбу. Но не есть ли наше желание помочь другому человеку частью этого замысла, предназначением? Вера сомневалась. Взвешивала. Слова брата стали ложкой дёгтя в бочке мёда. Но сколько бы она не анализировала, какие бы аргументы «за» и «против» не выстраивал её разум, перед мысленным взором Веры стояли глаза Павлика, с тем же самым чувством брошенности, что и у неё самой. Как ни крути некоторые решения мы должны принимать сердцем. И Вера поняла: что бы ни было дальше, к чему бы ни привело её решение, сейчас поступить по-другому она не может. И раз уж надеяться приходится только на себя, то придётся нелегко, но Вера знала, что справится. Другого варианта у неё нет.

У Веры был небольшой запас денег, отложенных на ремонт новой квартиры, и она решила использовать их на услуги юриста. И когда она уже смирилась с мыслью, что на этом поле боя она одинокий воин, телефон в кармане завибрировал. Звонил Лёша. Вера хотела уж было отменить вызов, но в последний момент передумала.

– Вера, прости. Я был не прав, – в голосе брата Вера услышала сожаление. – Только тебе решать, как поступить. И если ты твёрдо решила усыновить мальчика, я тебе помогу.

– Я так рада, что ты понял меня! – в душе Веры заискрилась надежда.

– Нет, я всё ещё не понимаю тебя, – ответил Лёша. – Но я готов помочь.

– Хорошо. Я буду благодарна тебе.

Веру немного расстроили слова брата, но, в то же время, она оценила его поступок. Он был не согласен с её позицией, но при этом был готов идти «в бой» вместе с ней. Ведь в действительности это самое сложное – отстаивать ради близкого человека то, что сам признать не готов.

– Прилететь прямо сейчас я не могу. Но действовать нужно безотлагательно. Поэтому я отправлю тебе контакты моего коллеги. Я его предупредил. На начальном этапе он поможет тебе. Также он будет оповещать меня о ходе процесса. Позже я приеду и помогу довести дело до конца, – Алексей немного помолчал и добавил: – Возможно, моё юридическое вмешательство и не потребуется. Но ведь я должен познакомиться с племянником.

Брат улыбался. Вера почувствовала это. И на душе стало так легко. Так спокойно. Вместе они справятся.

В тот же день Вера встретилась с юристом. Его офис находился в бизнес-центре, расположенном на Невском проспекте. Учитывая то, что стоимость аренды в этой части города на порядок выше альтернативных вариантов, Вера предположила, что этот юрист из разряда высокооплачиваемых. Что может говорить лишь о его профессиональной значимости. Вера понимала, что всё это достаточно условно и может быть лишь дополнительной рекламой для простачков вроде неё самой, но всегда приятнее думать, что отдаёшь свою судьбу в руки опытных специалистов.

Вера очень волновалась перед этой встречей. Она настраивала себя на то, что, вероятнее всего, этот человек окажется одним из таких же бумагомарак, которых она встречала в кабинетах различных госучреждений. Ни чувств, ни эмоций. С той лишь разницей, что он будет оборачивать букву закона в её пользу.

«Соловьёв Александр Григорьевич. Юрист», – гласила надпись на двери кабинета. Вера осторожно постучала. Приятный мужской голос предложил ей войти. Кабинет был просторный, с высокими потолками и большими окнами, из которых струился мягкий тёплый свет. В воздухе висел аромат кофе и корицы. Обстановка больше напоминала домашнюю, нежели офисную, строгий стиль сочетался с особым уютом и комфортом.

– Александр Григорьевич, добрый день! – Вера неуверенно улыбнулась и протянула руку для приветствия. – Меня зовут Вера. Я от Алексея…

– Добрый день, Вера! – и только мимолётная тень улыбки тронула уголки его губ. Александр Григорьевич создавал впечатление крайне серьёзного человека. – Присаживайтесь. Чай? Кофе? – вежливо осведомился он.

– Нет, благодарю вас, – Вера нервно поёрзала на стуле.

– Ну что ж, перейдём к делу. Алексей сообщил мне, в какой сфере вам требуется юридическая помощь. Сразу предупрежу вас, что усыновление – процесс длительный и весьма сложный. Часто именно это и останавливает людей в их желании взять в семью ребёнка из приюта.

– Да, я понимаю. Но я готова бороться до конца, – нервно сглотнула Вера.

Александр Григорьевич, прежде ведущий беседу в строго деловом тоне, пристально посмотрел Вере в глаза.

– Вера, ответьте мне на вопрос: зачем вам это нужно? Вы совсем ещё молодая женщина. Что вами движет? – и, увидев растерянность Веры, пояснил: – Я хочу знать, не движут ли вами корыстные мотивы?

– Корыстные мотивы?.. – Вера растерялась ещё больше. – Что вы имеете в виду?

– Имущество? Наследство? – пояснил Александр Григорьевич. – Что осталось мальчику после смерти матери? Лицо Веры исказила гримаса обиды и возмущения:

– Простите, но то, что движет мной, не имеет ничего общего с желанием наживы. Мама мальчика снимала комнату в коммуналке, и я сомневаюсь, что при этом она хранила на банковском счету миллионы!

– Вера, простите меня за мою прямоту. Я не пытаюсь уличить вас в чём-то. Я просто должен знать, с какими подводными камнями мне придётся столкнуться в этом деле. Наличие какого-либо имущества у ребёнка всегда усложняет процесс, – лицо юриста смягчила улыбка.

– Я понимаю вас, – ответила Вера, отметив про себя, что Александр Григорьевич умеет сглаживать острые углы в разговоре.

– Тогда давайте пройдёмся по следующим пунктам. Я задам вам вопросы, которые будут больше всего волновать Попечительский совет. Скажите, каковы ваши жилищные условия?

– На данный момент я снимаю комнату в коммуналке. Александр Григорьевич нахмурился:

– Это может стать проблемой…

– Нет-нет, – перебила его Вера. – Моя квартира находится на последнем этапе строительства. В январе её сдадут в эксплуатацию, и я смогу в неё переехать.

– Это хорошо, – одобряюще кивнул юрист. – А комнат сколько?

– Одна… – ответила Вера. – Этого достаточно?

– В идеале нужно предоставить для ребёнка отдельную комнату, но в большинстве случаев опекунский совет закрывает на это глаза, – ответил Александр Григорьевич. – Скажите, Вера, есть ли у вас стабильная работа?

– Да, я работаю дизайнером-оформителем в праздничном агентстве. И ещё у меня есть высшее образование, я бухгалтер. Если потребуется, я могу…

– Хорошо, я вас понял, Вера. Этой информации вполне достаточно, – перебил её Соловьёв, делая пометки в своем ежедневнике. – Так… И последний важный вопрос… Вы замужем?

Вера беспокойно заёрзала на стуле:

– Нет… А это важно?

– К сожалению, очень… Органы опеки отдают предпочтение полным семьям. Тот факт, что вы одиноки, будет играть не в нашу пользу, – Александр Григорьевич задумчиво протирал стёкла своих очков. Затем внимательно взглянув на Веру, спросил: – Вера, есть один вариант. К нему мы прибегнем в крайнем случае, но подумать о нём стоит заранее. Согласны ли вы будете заключить фиктивный брак?

Вера несколько ошарашенно посмотрела на своего юриста:

– Это необходимо?

– Как я уже сказал, это на крайний случай, если возникнут проблемы.

– Да, я согласна, – тихо ответила Вера.

– Отлично! В таком случае вам нужно подыскать возможного кандидата.

С кандидатами в мужья, даже фиктивного, у Веры была явная проблема. Перебрав в голове скудный список потенциальных «мужей», Вера остановилась на Сергее. Учитывая то, как она с ним поступила, рассчитывать на согласие было весьма смело, но других вариантов не было. Приходилось лишь надеяться на его человеческое сострадание.

Определившись с основными вопросами, Александр Григорьевич завершил встречу, пообещав, что в ближайшее время Вера сможет навестить Павлика.

Из офиса юриста Вера вышла полная надежд на успешное завершение дела. Она даже вспомнила слова бабушки о том, что, если человек совершает богоугодное дело, всё вокруг будет способствовать ему. Верно, бабуля была права.

О возможном фиктивном браке Вера старалась не думать, ведь крайний случай может не настать.

Когда Вера вернулась домой, то на кухне её ждали соседи в полном составе. Ксюша, Марья Петровна, Настя и даже её супруг, которого Вера видела крайне редко, сидели за столом и пили чай. Как только Вера зашла, её тут же засыпали вопросами. Снова жители этой маленькой коммуналки были объединены общей проблемой. Вера сидела в кругу казалось бы совсем посторонних, но таких родных и близких людей и делилась с ними своими переживаниями, заботами, сомнениями и надеждами и при этом чувствовала искреннее участие в своей судьбе и судьбе мальчика. Вера подумала о Павлике. Где он сейчас? Как он? Чувствует ли, что все их мысли сейчас с ним? Знает ли, что они его не бросят? Внезапно Вера почувствовала себя такой уставшей. Только она добралась до подушки, как тотчас уснула.

Ей снился странный сон. Стояла страшное пекло. Солнце палило над головой. Сама земля пылала жаром. Вера шла босиком по раскалённому песку, согнувшись пополам под тяжестью непосильной ноши. Большой деревянный крест, как распятие Иисуса, несла она за спиной. Кожа на плечах и спине была покрыта ссадинами и натёртостями, солёный пот разъедал их. Но Вера упрямо тащила свой крест в гору. Каждый шаг давался ей всё труднее и трудней, колени подгибались под тяжестью груза. Слёзы текли по щекам. Нет сил… Больше нет сил… Останавливаться нельзя. Нужно идти дальше. Оставить свой крест тоже нельзя. Нужно терпеть и идти шаг за шагом, шаг за шагом… Вера споткнулась и уже готова была упасть, но внезапно почувствовала, как кто-то подхватил её. Ноша стала значительно легче. Рядом с ней шла фигура в чёрном плаще, под капюшоном было не видно лица. На спине этого человека был такой же крест, как и у Веры, но при этом он подставил своё плечо под Верину ношу.

– Кто ты? – спросила Вера.

– Друг, – ответил безликий.

– Почему ты помогаешь мне?

– Потому что тебе тяжело.

– Но ведь и тебе тяжело. Ты несёшь свой крест.

– Сегодня мой крест не так тяжёл, как твой.

– Ты всегда будешь помогать мне? – спросила Вера.

– Нет, я не могу всегда быть рядом. Я помогу тебе подняться в гору. Ты немного отдохнёшь. Потом ты будешь готова и дальше нести свой крест.

– Спасибо!

– Не благодари меня. Просто помоги другому, когда увидишь, что он не в силах больше нести свой крест один.

Глава 23

Несколько дней Вера провела в томительном ожидании известий от Александра Григорьевича. Работа была не в радость. Хлопоты с похоронами Наташи психологически совсем подкосили её. В голове она прокручивала возможные варианты развития событий. Искала причину длительного молчания юриста. И когда она решила позвонить Соловьёву, чтобы узнать, как обстоят дела, раздался долгожданный звонок. Александр Григорьевич сообщил радостную новость: ему удалось добиться разрешения на встречу с Павликом. Он рассказал Вере, что на данный момент ребёнок находится в Адаптационном центре.

На следующий день Вера в сопровождении юриста отправилась в данный центр, оказавшийся серым кирпичным сооружением, напоминающим коробку, с решётками на маленьких окнах. Здание было огорожено забором, за которым бегали и играли дети разных возрастов. Павлика Вера заметила издали, он одиноко сидел на детской игровой веранде, прижав к себе любимую плюшевую собачонку. – Павлуша, – окрикнула его надтреснутым голосом Вера.

Павлик оживился и завертел головой в поисках источника звука, но, не увидев Веру, решил, что ему почудилось, и словно ещё больше осунулся.

– Павлик! Я здесь! – крикнула ему через забор Вера и замахала рукой.

Увидев Веру, Павлик соскочил со скамейки и со всех ног бросился к ней.

– Вера! Верочка! – кричал малыш, обезумев от счастья. Подбежав к забору, Павлик сквозь прутья решётки ухватил Веру за плечи.

– Павел! Павел, вернись! – к ним уже суетливо приближалась грузная женщина. – Что тут происходит? – недовольно спросила она. – С детьми запрещено общаться без соответствующего разрешения!

– У нас есть разрешение, – ответила Вера, не отпуская ручонки мальчика.

Александр Григорьевич достал из своего портфеля какую-то бумагу и протянул «надсмотрщице». Взглянув на бумагу, затем на Веру, всё с тем же недовольным видом она отперла калитку и впустила их внутрь.

– Проходите в центр. Там есть специальное помещение для свиданий. Только общаться с ребёнком вы будете в присутствии одного из наших сотрудников. Так положено, – добавила она, отвечая на невысказанный вопрос Веры.

За прошедшие дни Павлик исхудал и осунулся, под глазами пролегли тёмные круги, свидетельствующие о бессонных ночах и пролитых слезах.

– Павлик, как ты тут? Тебя никто не обижает? – спрашивала Вера, обнимая малыша и приглаживая копну его взъерошенных, как обычно, волос.

– Нет, – ответил Паша. – Но я хочу домой. Вера, ты заберёшь меня домой? – спросил мальчик, с надеждой заглядывая ей в глаза.

– Родной мой, я очень-очень хочу тебя забрать. И обязательно заберу. Но не сейчас. Пока этого нельзя сделать, – пыталась объяснить Вера.

– Но почему? – отказывался понимать малыш.

– Есть закон, который не позволяет забрать мне тебя. Нужно оформить все документы, получить разрешение. Вот этот человек, – Вера указала на Александра Григорьевича, – поможет мне это сделать. И тогда я смогу забрать тебя. И мы будем жить вместе.

– А кто он? – спросил Павлик.

– Меня зовут дядя Саша, – ответил Соловьёв и пожал мальчонке руку. – И я юрист.

Времени для свидания было совсем мало, по истечении 30 минут детский психолог, присутствовавший при общении с ребёнком, сообщил, что пора прощаться. Павлик, стоически державшийся до этого момента, не выдержал и разрыдался, повиснув на шее у Веры.

– Не уходи… Пожалуйста… Не уходи… – сквозь рыдания кричал Павлик.

– Мальчик мой… Не плачь… Прошу тебя… Иначе мне больше не разрешат навещать тебя…

Сердце Веры разрывалось на части. Ей хотелось схватить Павлика и бежать куда глаза глядят.

Павлик рукавом джемпера утёр слёзы.

– Ты точно заберёшь меня отсюда? – испуганно спросил он.

– Я сделаю для этого всё, что в моих силах, – сказала Вера и, напоследок крепко обняв малыша, решительно направилась к выходу, стараясь не оборачиваться, чтобы глаза не выдали Павлику её отчаяние.

– Вера, кажется, вы что-то забыли, – остановил её Александр Григорьевич, когда они вышли за ворота центра.

Непонимающе Вера взглянула на него. Юрист указал ей на пакет в руке. Под влиянием эмоций Вера совсем забыла отдать Павлику приготовленные подарки и так же, на автомате, забрала пакет с собой. Калитку у них за спиной уже затворила тучная воспитательница.

– Простите, могу я отдать Павлику подарки? – спросила её Вера.

– Я сама передам, – безапелляционно заявила «надсмотрщица».

И Вера передала ей большой пакет, в котором лежали фрукты, сладости и игрушки для Паши.

Всю дорогу до дома Вера молчала, сидя на заднем сиденье новенького мерседеса. Александр Григорьевич, любезно предложивший подвезти её, не нарушал гнетущей тишины и только изредка поглядывал на отражение Веры в зеркале заднего вида. С присущим ему чувством такта он решил дать возможность Вере самостоятельно справиться с нахлынувшими на неё мыслями и чувствами.

Вера отрешённо смотрела на мелькающие, как кадры кинофильма, виды за окном автомобиля: люди, дома, дороги, рекламные щиты, светящийся неоновым светом город. Прекраснейший город из всех. Вера поймала себя на мысли, что перестала замечать красоту этого места. То, что прежде вызывало у неё бурю восторженных эмоций, теперь не касалось струн её души. И Вера снова убедилась в том, что ощущение счастья никак не связано с географическим положением. Нет такой точки на Земном шаре, где можно быть безусловно счастливым или несчастным. Вера чувствовала смесь противоречивых чувств: радость от встречи с Павликом и горечь расставания, страх перед предстоящей борьбой и надежда на победу, опустошённость, но не имеющая ничего общего с полной пустотой. Теперь в её жизни было кое-что важное, значимое, оно временно отсутствовало, но было. Вот такой вот парадокс чувств.

Вера улыбнулась, поймав в зеркале взгляд Александра Григорьевича. Она была благодарна ему за молчание. Высадив Веру возле дома, он только вежливо попрощался и обещал держать её в курсе событий.

Вернувшись домой, Вера застала Ксюшу за чтением очередной книги по материнству. Будущая мама со всей серьёзностью подошла к подготовке. Ксюша расспросила Веру о том, как прошла встреча с Павликом, о его состоянии. Поделившись с подругой событиями дня и обсудив планы на будущее, Вера вдруг почувствовала, что мысли Ксюши где-то далеко. Она словно бы хотела что-то сказать, но останавливала себя.

– Ксюша, что-то случилось? – спросила Вера.

– Нет-нет, всё хорошо, – ответ прозвучал натянуто.

– Поговори со мной. Что тебя тревожит? – не отступала Вера.

– Я сегодня говорила с мамой, – неохотно начала Ксюша. – Она хочет, чтобы я вернулась домой.

От неожиданности Вера не сразу нашла, что ответить.

После затянувшейся паузы она спросила:

– А ты что думаешь по этому поводу?

– Я не знаю… Если честно, мне самой уже не раз приходила в голову эта мысль, – немного помедлив, Ксюша продолжила: – Сложно мне здесь будет одной растить ребенка. Квартиры нет, работать не смогу, ребёнка оставить не с кем… В Павлодаре всё-таки мама. Я могла бы жить с ней, с ребёнком она поможет, присмотрит.

– Но ты здесь не одна. У тебя есть я. Квартира скоро будет готова. Будем жить вместе. И потом всё это временно, – возразила Вера.

– Я знаю, что ты хочешь помочь. Но нужно быть реалистами. Скоро у тебя будет Павлик. Ютиться вчетвером в одной комнате не имеет смысла. Да и содержать меня и ребёнка, пока я в декрете, ты не сможешь, – увидев, что Вера снова хочет возразить, Ксюша выдала главный аргумент: – И знаешь, то, что произошло с Наташей, заставило меня глубоко задуматься. Я боюсь, что однажды что-то подобное может произойти и со мной. И в этот момент рядом с моим ребёнком не будет никого из родных. Его, так же, как Павлика, заберут в приют до выяснения обстоятельств.

– Ксюша… – начала было Вера.

– Я знаю, знаю… Всё это бред… Но этот страх сидит где-то глубоко внутри. А что если?.. Я не хочу каждый день жить с этим страхом!

– Ксюша…

– Да, я понимаю, что вернуться домой – это шаг назад,

но…

– Ксюша, послушай меня, – перебила её Вера. – Не оправдывайся. Если ты хочешь вернуться, вернись. Это не шаг назад. В жизни вообще невозможно сделать шаг назад. Мы идём только вперёд. Неужели ты ещё не поняла, что наше стремление покорить большой город было ложной целью? Твоя настоящая цель, твоё будущее живёт сейчас внутри тебя. И там, где тебе будет спокойнее и комфортнее с ним рядом, и есть твой дом. Всё остальное не стоит сил. Но если вдруг ты передумаешь, я всегда готова помочь.

Ксюша с благодарностью посмотрела на подругу. Она ожидала, что Вера начнёт отговаривать её, переубеждать, говорить о том, что уехать – значит зря потерять проведенные в Питере года. Зря… А может, и правда зря? Или нет?

Глава 24

Что и говорить, Веру, конечно же, огорчил предстоящий отъезд подруги, но в общем и целом Вера признавала её правоту. Возможно, сама она поступила бы так же. И раз уж этот вопрос был уже решённый, Вера направила всю свою энергию на сбор документов и оббивание порогов различного рода инстанций. Благо, теперь у неё была путеводная звезда в лице Александра Григорьевича. И всё шло вроде бы неплохо, пока…

Вера была на работе, когда ей позвонил Соловьёв. Голос у него был очень обеспокоенный, и Вера внутренне вся сжалась, готовясь к чему-то недоброму.

– Вера, возникли непредвиденные обстоятельства. На опеку над мальчиком появились новые претенденты, – сообщил Александр Григорьевич.

– Что? – Такого поворота событий Вера не ожидала. – И кто же это?

– В том-то и заключается проблема… Это близкие родственники Павла. Двоюродный брат его отца с супругой заявили свои права на опеку.

– Двоюродный брат? – Вера находилась в полной растерянности. – Значит, у Павлика есть родственники, способные позаботиться о нём… – Вера испытывала разочарование, но в то же время стыд за себя. Разве плохо, что мальчик будет жить в собственной семье? – Может, это и к лучшему…

– Что значит «к лучшему»? – удивился Соловьёв. – Вы готовы отказаться от мальчика?

– А разве не эгоизм с моей стороны лишить Павлика родни? Всё-таки их связывают кровные узы. – Разом планы Веры на будущее превратились в прах, а цель потеряла свой смысл. Снова кромешная пустота внутри.

– Вера, вы меня не поняли. Я думаю, тут не всё так просто. Выяснилось, что Павлик должен вступить в права наследования.

– Я вас не понимаю. Я уже говорила вам, что у его матери ничего не было.

– У матери – нет. А вот у бабушки была отличная трёхкомнатная квартира в центре Питера. Она стоит целое состояние. И единственным наследником является ваш Павлик, – пояснил Александр Григорьевич.

Постепенно к Вере стало приходить понимание. И на смену смиренному отчаянию пришёл ужас.

– О Господи! Я, кажется, поняла, о ком идёт речь! Это жуткий тип! Ему нельзя отдавать Павлика! Я думаю, ни один суд в мире не сделает этого!

– Откуда вы знаете этого человека? – спросил Александр Григорьевич. – Вы ведь говорили, что у мальчика нет родных.

– Это племянник Самохиной старшей. Я познакомилась с ним, когда пыталась найти бабушку Павлика, он жил в её квартире. Я даже не придала значения их родству, – оправдывалась Вера. – Когда я пришла, он был пьян. И не проявил интереса к тому, что Павлика отправят в детский дом. Я вообще не понимаю, зачем ему Павлик.

– Да уж… Не проявлял интереса, пока не узнал, что Паша – единственный наследник квартиры Самохиной.

– Александр Григорьевич, мы должны что-то сделать, – взмолилась Вера. – Нельзя допустить, чтобы этого алкоголика назначили опекуном Павлика.

– Если всё так, как вы говорите, суд, несмотря на степень родства, рассмотрит дело в нашу пользу, но риск всё-таки есть. Будьте готовы… – он не договорил, к чему Вера должна быть готова, но всё было понятно без слов.

Рассмотрение дела об опекунстве было назначено через два месяца. По настроению Александра Григорьевича Вера чувствовала, что обнадёживаться не приходится.

Звонил Алексей, обещал приехать на слушание. Это значило, что даже он понимает сложность данного дела. Также он настоятельно рекомендовал не затягивать с заключением фиктивного брака. Значит, критический момент настал.

Вера решила не оттягивать и позвонить Сергею. Ни через день, ни через два и даже через месяц разговор не станет легче. У Веры промелькнула мысль, что он вообще может не снять трубку. Да и с какой стати он должен обрадоваться её звонку? Но Сергей всё же ответил. Вера сказала, что у неё важный разговор, и предложила встретиться. Сергей согласился. Вечером в назначенный час он пришёл в тот самый «GrizzlyBar», где они впервые встретились. Держался он спокойно и с достоинством, никоим образом не подавая виду, как сильно был обижен и оскорблён её внезапным исчезновением.

Вера же, напротив, очень нервничала и чувствовала себя как рыба, выброшенная на берег. Сергей, конечно же, это видел и наслаждался её потугами вести непринуждённую светскую беседу. Когда же все требуемые приличиями темы были обсуждены, Вера решилась ступить на зыбкую почву:

– Сергей, я признаю, что у тебя есть повод питать ко мне неприязнь… И при этом ты всё равно согласился встретиться со мной…

– Ты сказала, что у тебя серьёзный разговор. И я готов выслушать тебя.

– Да… Ты помнишь Павлика? Мальчика, который жил в одной коммуналке со мной?

Сергей нахмурился, то ли силясь вспомнить Павлика, то ли не понимая, какое он имеет к нему отношение.

– Да, помню, ты частенько сидела с ним.

– Да, верно. У него пару месяцев назад погибла мама.

– Соболезную. Жалко мальчонку, – сказал Сергей, в глазах которого явно читался невысказанный вопрос.

– Я решила усыновить его.

Сергей удивлённо вскинул брови и присвистнул:

– Неожиданно. И зачем это тебе?

Вера уже успела изрядно устать от этого вопроса и решила не вдаваться в происхождение движимых ею мотивов, а лаконично ответила:

– Я так решила.

Сочтя это за сносный аргумент, Сергей кивнул:

– Не понимаю, при чём здесь я. Или ты просто хочешь услышать моё мнение на сей счёт?

– Мне нужна твоя помощь. Чтобы увеличить шансы получить опекунство над Павликом, я должна состоять в браке. Предпочтение отдают полным семьям.

Во взгляде Сергея промелькнуло понимание, и он расплылся в ироничной улыбке:

– Ты хочешь предложить мне жениться на тебе?

– Это будет фиктивный брак. Сначала я получу опекунство, а затем смогу подать документы на усыновление. После того как всё будет решено, мы сможем развестись.

– Ну ты даёшь! – Сергей откинулся на спинку стула. – Наглости тебе, конечно, не занимать. – В его глазах плескались весёлые искорки. Он без малейшей тени стеснения потешался над абсурдностью сложившейся ситуации.

Плечи Веры опустились, глаза потупились, вся она съёжилась и словно постарела лет на десять. Сергей долго и пристально смотрел на неё, оттягивая момент оглашения приговора. А потом, должно быть, понял, что не наглость, а всеобъемлющее отчаяние толкнуло Веру на этот шаг. И неожиданно для себя самого согласился на авантюру.

Вера была вне себя от радости, ведь, если говорить откровенно, она была процентов на девяносто убеждена, что получит отказ. И только оставшиеся десять процентов поддерживали в ней слабую надежду на успех.

Вера сыпала словами благодарности, задыхаясь от восторга и признательности, на что Сергей лишь снисходительно улыбнулся.

Выйдя из бара, Вера тут же позвонила Соловьёву, чтобы сообщить хорошую новость. Времени до рассмотрения дела об опекунстве оставалось немного, нужно было срочно подавать заявление в ЗАГС.

По пути домой воодушевлённая Вера думала о том, как сильно она ошиблась в Сергее. И не без тени грусти мелькнула мысль, а не ошиблась ли она, закончив эти отношения. Может быть, они могли перерасти во что-то большее?

Глава 25

Как и любая девочка, Вера мечтала когда-то о собственной свадьбе. Представляла, какой она будет, какое платье наденет. Выбирала причёску и макияж. Всё, до малейшей детали, было продумано. По мере взросления атрибутика и фасон платья менялись. Чередовались воображаемые женихи: сначала это был одноклассник Дима, потом Славка из соседнего подъезда, затем брат её близкой подруги. Неизменным было одно: трепетное предвкушение чуда. Со временем и мечты о шикарной свадьбе поистрепались. Просто хотелось встретить человека, с которым будет легко и уютно планировать своё будущее. О чём Вера никогда не думала, так это о том, что её брак будет фиктивным. Да, так уж себе мечта, конечно…

Утром Вера позвонила Сергею, чтобы удостовериться, что его планы не изменились, и напомнить о брачном договоре, подготовленном его юристом. Всё вроде бы шло по намеченной траектории. Сергей заверил Веру, что будет в ЗАГСе в назначенное время. Вера же никак не могла сохранять спокойствие. Проснувшись ни свет ни заря, она наматывала круги по комнате. Продумывала все возможные варианты развития событий и то впадала в отчаяние от страха, что что-то пойдёт не так, то наполнялась тихой радостью в предвкушении скорого воссоединения с Павликом.

В ЗАГС Вера примчалась на сорок минут раньше оговоренного времени и ожидала на скамейке, нервно теребя в руках паспорт. Ей казалось, что часы на стене сломались, так медленно двигалась стрелка на циферблате.

Первым пришёл Александр Григорьевич. Он настоял на том, чтобы присутствовать при подписании брачного договора. Как всегда, он был немногословен. Присутствие Соловьёва успокаивало Веру.

Стрелки часов медленно, но верно двигались к назначенному часу, а Сергея всё ещё не было. Даже Александр Григорьевич начал с плохо скрываемым беспокойством поглядывать на часы.

– Должно быть, в городе пробки… – промямлила Вера. – Думаю, стоит позвонить ему, – предложил Соловьёв.

Вера набрала номер Сергея. Один гудок, второй, третий… Ответа не последовало. Тревога Веры нарастала. Дрожащими руками она повторно нажала кнопку вызова на телефоне. Костяшки пальцев на руке побелели, так судорожно она вцепилась в трубку. Секунда, две, пять, десять… Снова звонок остался без ответа. Вера подняла на Соловьёва испуганный взгляд.

– Он не придёт, да? – истеричные нотки отчётливо зазвучали в голосе Веры, глаза заволокла пелена слёз. Отчаянно пытаясь справиться с приступом тошноты, словно издалека Вера услышала своё имя.

– Сергей Калашников и Вера Игнатова здесь? – регистраторша ещё раз зачитала имена из списка.

– Здесь, – отозвался Соловьёв.

– Проходите, ваша очередь.

– Ещё пять минут, пожалуйста, – попросил Александр Григорьевич. – Побудь здесь, никуда не уходи, – обратился он к Вере, которая и без того не могла пошевелиться.

В сторону Веры уже начали бросать косые взгляды. Плачущая девушка на скамье выбивалась из общей атмосферы праздника, царившей во Дворце бракосочетаний. Люди по углам перешёптывались. Брошенная невеста у алтаря. Кто-то смотрел с жалостью, кто-то с любопытством гиены, учуявшей жертву. На лицах некоторых даже читалось осуждение за не в то время и не в том месте пролитые слёзы.

Через какое-то время вернулся Соловьёв, застав Веру всё в том же положении.

– Идём скорее, – поторопил он её.

– Куда? – безнадёжно спросила она.

– Ты пришла сюда, чтобы выйти замуж. Значит, так и будет.

Всё ещё ничего не понимающая Вера зашагала вслед за ним. Распахнув перед Верой дверь в зал бракосочетаний, Александр Григорьевич пропустил её впереёд. Глаза Веры озарились пониманием:

– Вы сделаете это для меня?

– Нет, для Павлика, – просто ответил Соловьёв.

Выйдя из ЗАГСа со свидетельством о браке в руках, Вера всё ещё не могла поверить в то, что произошло. Они молча спустились по ступенькам и так же молча направились в сторону парка. Вера посильнее закуталась в своё пальто. Её знобило то ли от пережитого стресса, то ли от резких порывов ветра. Жёлтые листья кружили в воздухе, исполняя одним лишь им известный танец, и беззвучно опускались на землю, чтобы вновь взмыть ввысь с новым порывом ветра.

– Почему? – спросила Вера, наконец взглянув на Александра Григорьевича.

– Всё просто. В ЗАГСе работает моя старая знакомая. Она посодействовала, и моё имя внесли в список. Свидетельство о браке быстро перепечатали на моё имя. И всё.

– Я не об этом. Почему вы это сделали?

– Я решил, что так будет правильно, – уклончиво ответил Соловьёв.

– Но ведь вы вовсе не обязаны были!

– Я знаю. Но я ведь тоже человек.

Вера не нашлась, что ответить на этот аргумент, и решила не продолжать допрос.

– Спасибо! – и, остановившись, Вера неожиданно для себя самой повисла на шее Соловьёва.

– Не стоит благодарности! – Александр Григорьевич растерялся и, чтобы скрыть смущение, отстранившись от Веры, чуть быстрее зашагал по тропинке.

Глава 26

Александр Григорьевич сам не заметил, как вляпался в это дело об опекунстве по уши. За всё время юридической практики ему удавалось целенаправленно избегать подобных разбирательств. И на то была своя причина. Принятие решения об опекунстве – это не просто юридический вопрос. Это судьба ребёнка, за которого ведётся спор. Часто в этих делах всплывают факты, заставляющие задуматься об истинности человеческих мотивов. Допустить ошибку непростительно. Да, он просто боялся груза моральной ответственности и готов был в этом признаться.

Помочь Игнатовой он согласился с большой неохотой, исключительно из уважения к её брату. Все его сомнения окончательно развеялись, когда он стал свидетелем встречи Веры и Павлика в Адаптационном центре. Внутренний голос подсказывал Соловьёву, что Вера именно тот человек, который может не просто стать хорошим опекуном для мальчика, но и способен заменить мать. Была между этими двумя тонкая связь, которая словно красной нитью соединяла их и притягивала друг к другу. И он не мог позволить внешним факторам разорвать эту связь.

Соловьёв плеснул в бокал виски и поудобнее устроился в кресле у окна. Янтарный напиток в лучах заходящего солнца казался багряным. Оказавшись дома, мужчина почувствовал, как усталость накрыла его с головой.

Да, выкинул он сегодня финт, конечно. Женитьба, пусть и фиктивная, ещё утром не входила в его планы. Но всё произошло так спонтанно, решение возникло само собой, независимо от него. Как говорила его бабуля, порой мы выступаем орудием в руках Господа, и, когда это случается, мы не можем дать себе отчёт в своих поступках. Жалел ли он о том, что сделал? Нет, однозначно. Сейчас, имея возможность всё обдумать, он поступил бы так же.

На протяжении многих лет трактуя букву закона, он, как никто другой, понимал, как часто этот самый закон не учитывает интересы отдельных людей и ломает судьбы. Изменить годами строящуюся систему сложно, если ты одинокий воин на поле боя. Когда он сам стал жертвой юридической машины, попав под её жернова, он оказался раздавлен. Много лет прошло с тех пор, но раны так и не удалось залечить, они саднили и кровоточили. Судьба Павлика зеркально отражала события его собственного детства, именно поэтому он не смог остаться безучастным.

В возрасте девяти лет Соловьёв потерял маму. Сердечный приступ. Её можно было спасти, если бы кто-нибудь вызвал скорую. Но его отец, как всегда, был в пьяном угаре и не сделал ничего.

После смерти матери маленький Саша хотел остаться с бабушкой, но ей было уже семьдесят лет, и суд решил, что Саше лучше жить с отцом. Роковая ошибка правосудия. Всё детство Саши прошло рядом с отцом-алкоголиком. Дом – постоянный притон алкашей всех мастей. Пьяные проститутки. Драки. Пустой холодильник. Всё, что имело хоть какую-либо ценность в квартире, было либо распродано самим отцом за бутылку палёной водки, либо вынесено его дружками, пока отец находился в беспамятстве.

Соловьёв до сих пор с замиранием сердца вспоминал, как собирал бутылки по мусоркам, чтобы сдать их и купить булку хлеба и пакет молока. А придя домой, частенько бывал избит пьяным отцом без какой-либо на то причины. При таком раскладе ему даже лучше было бы оказаться в приюте, но всем было всё равно. Абсолютно всем.

Этим вечером Вера тоже не могла не думать о событиях прошедшего дня. Домой она вернулась тихая, молчаливая, глубоко ушедшая в себя.

Что она почувствовала, когда поняла, что Сергей не придёт? Обиду? Разочарование? Злость? Нет, ничего подобного. Вера с каким-то особым смирением поняла, что получила то, что заслужила. Сергей был зол на неё, ей следовало догадаться. И он отомстил ей. Жестоко отомстил, ударив по больному. Ну что ж, может, после этого ему станет легче и он сможет простить Веру.

Стоит отметить, что сегодня Сергей не занимал ключевую роль в её размышлениях. Вера думала о Соловьёве и о возможных причинах, побудивших его помочь ей. Казалось, что Вера впервые обратила на него своё пристальное внимание. Всегда очень серьёзный, молчаливый, сдержанный на эмоции, незаметный, он вдруг предстал в совершенно новом свете, проявив простую человеческую отзывчивость. Интересен тот факт, что Веру не особо удивила подлость Сергея, но помощь Соловьёва впечатлила до глубины души.

Что происходит с этим миром? Мы готовы оправдать ложь, предательство, измену, трусость. Найти миллион причин, побудивших человека совершить нелицеприятный поступок. Прибегаем к помощи психологии, философии, чтобы найти корень проблемы. Но когда кто-либо вдруг, без всяких на то причин, без личной выгоды поступает как человек, мы впадаем в растерянность. Мы ищем подвох, не готовые принять за причину благородство, душевный порыв, веление совести. Наше подсознание ставит под сомнение само существование подобных материй. И это крайне прискорбно.

Да, Вера была в растерянности, но она точно знала одно: сегодня человек, случайно вошедший в её жизнь, подарил ей и Павлику шанс.

В суете событий Вера совсем упустила из виду предстоящий отъезд Ксюши. Её взгляд упал на груду коробок и чемоданов в углу комнаты, Вера смотрела на них с удивлением, словно не понимая, как они здесь оказались.

Возможно, Вера осознанно отодвигала мысль о скором отъезде Ксюши в дальний уголок своего сознания. Она не хотела думать о том, что совсем скоро останется одна в этой комнате, в этом городе. Веру страшили перемены.

И пока она не думала о них, для неё всё оставалось так, как есть. Конечно, Вера осознавала, что нежелание отпускать Ксюшу – чистой воды эгоизм. Ей вдруг, как никогда прежде, стало больно от осознания своего одиночества. Впервые в жизни она, столкнувшись с настоящей проблемой, не имела возможности с кем-то поговорить, ей было некому выплакаться, не у кого было спросить совета. А иногда бывает, что и не совет нам нужен, а просто чтоб кто-то выслушал. Возможность выговориться помогает нам самим систематизировать ту кашу, что в нашей голове, разложить всё по полочкам, выделить главное. Да и просто почувствовать, что ты не одинок.

Глава 27

Как бы Вера ни откладывала мысленно этот момент, день прощания всё же наступил. Подруги сидели в зале ожидания того же аэропорта, где, казалось,

ещё вчера Ксюша встречала Веру с охапкой воздушных шаров. Они почти не разговаривали. Если не считать нескольких вскользь обронённых фраз о скверной погоде. Ксюша отрешённо поглаживала живот, и неизвестно, где сейчас были её мысли. Думала ли она о предстоящем будущем или подводила итог последних нескольких лет – одной лишь ей ведомо.

Вера же усилием воли пыталась заставить себя отвлечься от происходящего. Её взгляд рассеянно блуждал по залу, безрезультатно стараясь сконцентрироваться на незнакомых лицах. В голове назойливо свербила мысль: «Кого-то мы провожаем навсегда, а с кем-то нам ещё предстоит встретиться вновь…» Все планы, мечты, которые они строили вместе с Ксюшей, ушли в никуда. Так сложно расставаться с иллюзиями… Пути разошлись, пересекутся ли они вновь? Конечно, Вера не сомневалась, что они с Ксюшей снова встретятся, ведь она не улетает в другую Галактику. Но, вероятнее всего, это будут уже не они прежние, а какие-то другие Вера и Ксюша. Теперь они будут переживать духовные трансформации независимо друг от друга. И останется ли от них прежних хоть чтото связывающее подруг?

Голос в динамиках объявил о посадке на рейс. Ксюша засуетилась, проверяя билеты и документы. Она дважды достала и убрала в сумку паспорт.

– Ну вот и всё, – начала дрожащим голосом Ксюша.

Вера с чрезмерным усердием расправляла складки её шарфа, стараясь при этом не смотреть в глаза подруги.

– Как доберусь до дома, сразу же тебе напишу.

Наконец, Вера подняла взгляд на Ксюшу, и сдерживаемые всё это время эмоции выплеснулись потоком слёз. Девушки обняли друг друга, задыхаясь от беззвучных рыданий, не в силах вымолвить ни слова. Переломный момент в их судьбах… И для каждой намечен свой путь. Мысленно подруги благословляли друг друга на счастливое завершение этого пути.

Ксюша улетела, а Вера осталась одна и неспешным шагом направилась к выходу. Никаких дел, никаких планов на сегодня. Вере не хотелось возвращаться в коммуналку, не хотелось одной сидеть в пустой комнате, не хотелось общаться с соседями. И Вера направилась в одно из немногих мест, где ей было уютно и спокойно. Екатерининский парк в Царском селе.

Дорога в Пушкин была нескорой, но Веру это даже радовало. Под мерный перестук колёс электрички она расслабилась и обрела некое подобие умиротворения. Вера просто отрешилась от будоражащих её мыслей и созерцала сменяющие одна другую картины за окном. Мозговой штиль…

Пушкин – маленький спокойный городок под Питером, богатый своей неповторимой историей. Летом здесь полным-полно туристов. Сейчас же, когда на улицах выпал первый лёгкий снежок, городок выглядел погружённым в зимнюю спячку. Редкие прохожие удивляли своим нежданным появлением и так же торопливо исчезали из виду.

Вера не была уверена, что в это время года парк открыт для посетителей, она бывала здесь только летом. Но ей повезло, парк работал круглый год. Заплатив за билет, по заснеженным тропинкам парка Вера зашагала в сторону Зеркального пруда и Камероновой галереи. В разные времена года атмосфера парка кардинально отличается. Летом всё вокруг живёт, дышит, зимой же словно замирает в ожидании тепла. Деревья стоят голые, унылые, обескровленные. Поверхность водоёмов покрывает тонкая корка льда, скрывающая под собой притаившуюся до весны жизнь. Утки покинули своё летнее пристанище, не слышен более их крик. Даже немногочисленные гости парка переговариваются меж собой едва слышно, словно из уважения к дремлющей природе.

Вера наконец-то облегчённо вздохнула полной грудью. Это место обладало удивительной энергетикой. Оно будто бы забирало всю тяжесть и усталость, все проблемы, непосильным грузом лежащие на сердце, очищало разум и душу. Здесь не хотелось думать ни о чём плохом, дабы не разрушить гармонию.

Вера поднялась по изогнутой лестнице галереи наверх и, облокотившись на одну из колон, созерцала открывшийся как на ладони вид парка. Какая одухотворённая красота! Какой баланс природного начала и творения рук человеческих! Вера подумала о том, как ей несказанно повезло видеть всё это своими глазами, иметь возможность быть здесь.

Впервые Вера посетила Екатерининский дворец вместе с родителями, когда ей было лет восемь. Это был их первый совместный отпуск вне дома. Санкт-Петербург Вере поначалу не понравился, в силу своего возраста она не смогла оценить его величие и красоту. Всё было таким чужим, пугающим. Да и погода не была к ним благосклонна: постоянно моросил мелкий дождь, тучи затянули всё небо. Маленькой Вере было очень грустно и безумно хотелось домой. Мама же не была настроена из-за непогоды бесцельно растратить дни отпуска. И вот снова с самого утра Верочка в резиновых сапожках хлюпает по лужам… Она помнит, как обречённо плелась за родителями по маленьким улочкам Пушкина. Она очень устала от этих прогулок, желудок жалобно поскуливал от голода. Вера с тоской думала о том, что могла бы сейчас лежать на пляже на берегу Иртыша и греться на солнышке. И как только они подошли к Екатерининскому дворцу, изза серых туч показался слабый лучик солнца, должно быть, первый за семь дней. Ещё мгновение, и тучки разбежались в стороны, пропуская отдохнувшее светило. В лучах солнца всё вокруг заиграло новыми красками, и дворец предстал пред Верой во всём своём лазурном великолепии. Нерешительно войдя в покои дворца, Вера окончательно была сражена наповал. Золотая отделка залов переливалась и играла весёлыми бликами от солнечного света, струящегося в окна. Всё вокруг казалось таким сказочным, таким волшебным. Верочка осторожно ступала по паркету, прислушиваясь к звуку шагов, эхом разносящихся по залу, и представляла, что когда-то в стенах этого дворца звучали музыка и звонкий смех. Ей казалось, что она ощущает незримое присутствие былых обитателей этого дворца, словно их души отказались покидать своё пристанище. От этих мыслей маленькой Вере не было страшно, напротив, они наполняли её особым детским восторгом. Вот таким было первое знакомство. И с тех пор для Веры практически ничего не изменилось.

Вера улыбнулась своим детским воспоминаниям. Лёгкий морозец пощипывал щёки, руки и ноги начали неметь, и, чтобы немного разогнать кровь по венам, Вера возобновила прогулку по парку. Постепенно её мысли от прошлого стали возвращаться в настоящее. Вера и сама не поняла, как вдруг вся её жизнь перевернулась с ног на голову. Когда именно это произошло? Казалось, ещё вчера единственной серьёзной проблемой в её жизни были дела амурные. Да, конечно, корень проблемы находился намного глубже, но всё же… Сейчас всё это было таким мелочным, таким незначительным. Но также Вера понимала, что именно эгоистичное желание любить и быть любимой привело её в этот город, в эту коммуналку, к Павлику. Пути Господни неисповедимы, и вот таким длинным и тернистым путём он вёл Веру к её предназначению, готовил к выполнению возложенной на неё миссии. Ведь если бы жизнь Веры сложилась иначе, чуть счастливее, если бы у неё был муж, дети и дом с камином, то она никогда бы не встретила Павлика. А может, и встретила бы, приехав, например, в гости к Ксюше. Ей стало бы жаль мальчонку, она даже обронила бы скупую слезу, но место в её сердце уже было бы занято. Всё случилось так, как должно было.

Мысли Веры обратились к высшим духовным материям. Судьба. Что это? Заведомо намеченная кем-то траектория нашего пути? Мы движемся по ней, плывём по течению, а если вдруг предпринимаем попытку сменить курс, то нас возвращают назад, бьют по больному, восстанавливая нужный маршрут движения. Вера всё чаще склонялась к этой теории. Порой мы не осознаём причины своих неудач, кажется, что весь мир ополчился против нас. Что бы мы ни делали, всё не приносит ни удовольствия, ни результатов. А может, это просто знак, которого мы ждём от жизни, но при этом упорно не хотим замечать. И пока мы не поймём, что именно делаем не так, где пропустили нужный поворот в жизни, нас будут продолжать больно бить обухом по голове. А самое обидное, когда тебе начинает казаться, что ты нашёл свой путь, и ты вступаешь на него с воодушевлением и новыми надеждами, но вопреки ожиданиям снова получаешь удар. Очередная ошибка. Ложная цель. И нужно всё начинать заново. Должно быть, в этом и состоит смысл жизни – в извечном поиске себя и своего пути. Иначе, знай мы всё заранее, было бы слишком скучно жить.

Глава 28

Перед рассмотрением дела об опекунстве Вере так и не удалось встретиться с Павликом. Все усилия Александра Григорьевича были тщетными. Как пояснили в Опекунском совете, они действуют в интересах ребёнка и стараются оградить его от лишних стрессов.

Для Веры дни тянулись в томительном ожидании. Последняя ночь вообще оказалась сущим кошмаром. Вера не могла сказать наверняка, спала она или бредила наяву. Она видела себя маленькой девочкой в подвале бабушкиного дома. Она идёт по длинному тёмному коридору, похожему на лабиринт. Впереди то появляется, то гаснет огонёк, Вера хочет догнать его, но он всё удаляется и удаляется, гаснет и снова появляется, даря надежду. Вера уже почти бежит, но огонёк всё дальше и дальше. Она совсем заплутала в веренице коридоров, ей страшно. Огонёк затухает. Без него становится совсем темно, ничего не видно. Вера начинает кричать, звать маму, но в ответ слышит лишь собственный голос, эхом отражающийся от стен.

Вера в холодном поту проснулась в своей комнате. «Это всего лишь сон», – убеждала она себя, но уснуть снова так и не смогла.

Утром, невыспавшаяся и взвинченная, Вера встретила брата в аэропорту. Как и обещал, Алексей прилетел на слушание.

– Вера, главное, не нервничай. Веди себя уверенно. Следи за каждым своим словом, – в такси Алексей давал напутствия сестре. – Изменения в анкету вы внесли?

– Да, Александр Григорьевич меня предупредил обо всём. Теперь мы с ним являемся заявителями на опекунство. Предполагаемым местом жительства ребёнка указали квартиру Соловьёва. Моя недостроенная однушка может отпугнуть комиссию.

– Молодцы! Я даже не сомневался, что Саша всё сделает правильно. Он акула в своём деле. Но вот не ожидал, что ты так быстро женишь его на себе, – захохотал Алексей.

– Да уж, сама в шоке, – натужно улыбнулась Вера.

В комиссии по опекунству восседали три человека. Председатель комиссии Грачёва Ирина Викторовна, тучная дама далеко за пятьдесят. Её тонкие брови-ниточки были нарисованы выше положенного и имели такой сумасшедший изгиб, что придавали лицу выражение брезгливого удивления. Колючий взгляд чёрных бусинок-глаз и тонкие плотно сжатые губы довершали образ. Первое впечатление часто бывает обманчивым, но что-то подсказывало Вере, что не в этот раз.

Вторым членом комиссии был пожилой седовласый мужчина – Тучко Александр Павлович. Вид у него был скучающий и немного отрешённый. Время от времени он мечтательно вздыхал и с укором посматривал на окружающих. Словно он должен был быть где-то в совершенно ином месте, но по их вине сидит в этом душном зале.

И третьим членом комиссии была молодая женщина лет тридцати. Вере она понравилась. У неё был живой, внимательный взгляд. Но при этом чувствовалась в ней какая-то нерешительность. Солопова Оксана Геннадьевна – гласила надпись на бейджике.

Помещение напоминало собой классную комнату. Члены комиссии располагались лицом к залу, где по обе стороны стояли столы для претендентов в опекуны. Один из столов заняли Вера, Александр Григорьевич и Алексей в роли юриста. Второй пока пустовал. Но вот дверь открылась и в зал вошли трое. Первым шёл мужчина в дорогом костюме и белоснежной рубашке. В руках он держал папку с какими-то бумагами. Следом за ним шагал мужчина, гладко выбритый, аккуратно подстриженный, в пиджаке. Вера даже не сразу узнала в нём племянника Самохиной. При их первой встрече он больше походил на бомжа из подворотни. И завершала процессию женщина. На вид ей было больше сорока, худенькая, с куцым хвостиком волос мышиного цвета. Очень робкая и какая-то затравленная. Она испуганно улыбнулась присутствующим.

– Кто это? – спросила Вера, кивнув в сторону женщины.

– Думаю, что жена, – ответил Соловьёв.

– Ну что ж, раз все в сборе, начнём, – скрипучим голосом заговорила председатель комиссии.

– Откуда у этого алкаша деньги на адвоката? – не унималась Вера.

– Причём не самого дешёвого, – заметил Соловьёв.

– Вы его знаете?

– Да, Карпенко хороший юрист. Встречались пару раз. Видимо, племянничек решил, что трёшка на Невском стоит того, чтобы потратиться.

Веру покоробило от таких слов: разве можно быть настолько бездушным, чтобы рассматривать ребёнка как лотерейный билет?

После проведения всех обязательных процедур члены комиссии перешли к вопросам:

– Вера Александровна, как вы прокомментируете тот факт, что на момент подачи заявления на опекунство в графе «семейное положение» значилось «не замужем», а спустя несколько месяцев картина изменилась, – голос этой женщины напоминал Вере звук несмазанных дверных петель.

– Я состояла в отношениях с Александром уже длительное время, и решение взять на себя опеку Павлика мы принимали совместно. И не буду скрывать, это решение подтолкнуло нас к тому, чтобы наконец узаконить наши отношения, – ответила Вера, стараясь сдержать дрожь в голосе.

– Хорошо. Но для меня по-прежнему остаётся неясным, почему вы, молодая пара, только начинающая совместную жизнь, решили взять на себя ответственность за абсолютно чужого ребенка, – промолвила женщина и, словно загнав Веру этим вопросом в ловушку, выжидающе приподняла свою угольную бровь.

– Павлик не чужой для меня. Мы жили в одной коммуналке. Я хорошо знала его мать, можно сказать, мы были подругами. Мы с Павликом много времени проводили вместе. Он привязался ко мне, а я полюбила его как сына, – Вере тяжело было справляться со своими эмоциями. Она не ожидала от членов комиссии предвзятого к себе отношения.

– Как долго вы жили по соседству? – уточнила Грачёва.

– Примерно год, – нерешительно ответила Вера.

– Один год… И за год вы так привязались к мальчику… Хорошо. Скажите, знали ли вы, что Павел единственный наследник Самохиной Антонины Петровны?

– Нет, изначально я не знала. Но, после того как объявился близкий родственник, этот факт стал мне известен, – ответила Вера, чувствуя, что ступает на зыбкую почву.

Всё это время два других члена комиссии молчали, наблюдая за ходом беседы: Тучко – безынтересно, а Солопова – словно не решаясь перебить Грачёву. Племянник Самохиной, Анатолий, о чём-то активно перешёптывался со своим юристом.

– Прошу прощения, – вступил Карпенко, – по утверждению моего клиента, Вера Александровна не могла этого не знать. После гибели матери Павла она приходила в квартиру Антонины Петровны, где мой клиент и сообщил ей о смерти своей тёти. И уже после этого Игнатова подала прошение об опеке.

– Это не является подтверждением того, что Вера Александровна знала о наследстве, – вступил в бой Алексей.

– А как же иначе? Он единственный внук Самохиной, – продолжал отстаивать свою линию «адвокат дьявола», как прозвала его про себя Вера.

Грачёва всё это время кивала головой в знак согласия с Карпенко.

– Да я даже не думала об этом, – голос Веры дрожал. – Сначала я просто хотела найти бабушку Павлика, чтобы мальчик не попал в детский дом. Нашла её адрес, но выяснилось, что бабушки уже нет в живых. Насколько я знала, она была единственной родственницей Павла. И передо мной встал выбор: либо я возьму опеку над мальчиком, либо он попадёт в детдом.

– Это всё слова, которые я также могу опровергнуть, – снова вступил Карпенко. – Игнатова утверждает, что считала Самохину единственной родственницей Павла, но при этом не отрицает факт знакомства с моим клиентом. На момент подачи заявления она уже была в курсе, что у мальчика имеются близкие родственники.

– Я не отрицаю. Но я не придала этому значения. В день нашей встречи ваш клиент был пьян в стельку! – Вера не сдержалась. – Видели бы вы, что творилось в квартире! Это было ужасно! Он алкоголик! Ему нельзя доверять ребёнка!

– Порочить имя моего клиента – не самая лучшая тактика, – усмехнувшись, заметил Карпенко.

– Вера Александровна, попрошу вас успокоиться. Анатолий Павлович порядочный гражданин, семьянин. Он имеет стабильную работу, жильё. Вон сколько рекомендательных писем от коллег и соседей он предоставил, – потрясла стопкой бумаг Грачёва. – Все характеризуют его с положительной стороны. Скажу вам честно, Верочка, была бы моя воля, это слушание вовсе бы не состоялось. Я не вижу ни одной причины отказать Самохину в опеке над племянником. Но раз уж мы здесь собрались, решение мы будем принимать коллегиально.

– Простите, Ирина Викторовна, – вмешался Алексей, – я прошу вас обратить внимание на то, что у мальчика сложились отношения с Игнатовой. Он очень привязан к ней. И его желание состоит в том, чтобы Вера воспитывала его. Самохина же он совершенно не знает. Это может оказаться травмой для ребёнка: сначала потерять мать, затем попасть в Адаптационный центр и в итоге остаться жить с неизвестным человеком.

– Мы учтём ваше замечание при принятии окончательного решения, – сухо ответила Грачёва. – Ещё бы мне хотелось послушать Анатолия Павловича. Скажите, что повлияло на ваше желание взять ребёнка на воспитание?

Анатолий встал со своего места и, нервно поправляя галстук, который был явно непривычным элементом гардероба, откашлялся:

– Ну что повлияло… Так это ж мой племянник… Хоть и неродной, моего двоюродного братца сынок всё же. А семья своих не бросает в беде… Так и это… у нас-то с женой нет своих детей, как-то не сложилось… Так он нам как сын будет.

Карпенко, слушая своего подопечного, удовлетворённо кивал головой. Супруга Самохина всё это время не поднимала глаз, внимательно изучая подол своего платья и перебирая его тощими пальцами.

– Хорошо. В общем, мы услышали всё, что хотели, – подвела итог Грачёва. – Думаю, полученной информации достаточно, чтобы мы с коллегами могли принять взвешенное решение.

– Может быть, есть смысл узнать мнение ребёнка? – нерешительно спросила Солопова, всё это время нервно ёрзавшая на стуле. Чувствовалось, что ей не нравится ход слушания.

– Оксана Геннадьевна, в этом нет никакой необходимости. Мальчик слишком мал, чтобы принимать такие решения. Если бы он мог сам нести ответственность за свою судьбу, не было бы необходимости в нашем вмешательстве, – резко ответила Грачёва, одним лишь взглядом пригвоздив молодую сотрудницу к стулу.

От возмущения и несогласия Солопова покраснела, но прикусила язык.

– Решение будет принято в конце недели.

Вера была разбита, она понимала, что, по сути, решение уже принято. Последнее слово будет за Грачёвой. Солопова вряд ли вообще имеет право голоса, а Тучко, в общем-то, нет никакой разницы, кто получит опеку.

– Почему вы всё время молчали? – накинулась на Соловьёва Вера, как только они покинули зал.

– Вера, успокойся. Я сразу понял, что на этом этапе мы проиграли бой. Председатель комиссии была настроена против нас, как только мы вошли. Не было смысла сопротивляться. Не переживай, война ещё не проиграна. Даже если члены комиссии отдадут опеку Самохину, мы сможем подать в суд. Но для этого нам нужны будут веские доказательства того, что он аморальный тип. Словами ничего не изменишь.

Соловьёв был прав, Вера это знала, но внутри клокотала ярость. Она будет сражаться за Павлика до конца.

Алексей хотел остановиться в гостинице, но Вера ничего даже слушать не желала. Она давно не видела брата, на душе кошки скребли, и совсем не хотелось одной возвращаться в пустую комнату. Они заехали в супермаркет, купили готовой еды и бутылку водки, чтобы немного снять стресс. Если честно, Вере просто хотелось напиться и забыться хоть ненадолго. Она на скорую руку накрыла стол в комнате.

– Скромненько ты живёшь, ничего не скажешь, – промолвил Алексей, рассматривая обстановку комнаты.

– Ничего, это всё временно, – улыбнулась Вера. – Садись за стол.

Вера разложила подогретый плов по тарелкам и наполнила рюмки холодным тягучим напитком.

– Давай выпьем за твой приезд, – предложила она. – Я рада, что ты со мной. Если честно, после того, что между нами произошло, я не особо надеялась, что ты согласишься мне помочь.

– Я и не хотел. Нет, не то чтобы я не хотел помогать, просто мне казалось, что ты совершаешь ошибку… А потом Катя заставила меня посмотреть на всё с другой стороны.

– Катя? – Вера недоверчиво взглянула на брата. – Ты шутишь?

– Зря ты так, Вера, – сказал Лёша, поглаживая пальцем запотевшие стенки стакана. – Она очень хорошая.

– Ну, не знаю, – всё с тем же сомнением в голосе протянула Вера. – Извини, конечно, но я всегда удивлялась, что ты в ней нашёл. Сварливая ханжа.

– Это то, что увидела ты, – улыбнулся Лёша. – На самом деле она очень добрая. Именно она напомнила мне, что у меня только одна сестра и другой уже не будет.

– Должно быть, я действительно была не справедлива к ней.

Вере стало очень стыдно за своё предвзятое отношение к снохе. Алексей совершенно прав, она увидела лишь то, что захотела увидеть. А в действительности, что она знает о Кате? Они даже никогда не разговаривали по душам. Получив несколько деталей, весь остальной пазл Вера собрала в своём воображении самостоятельно. Она неоднократно ловила себя на том, что тянется к милым, улыбчивым, радушным людям, предполагая, что содержимое сосуда так же прекрасно, как его форма. А в конечном счёте не раз бывала жестоко обманута. Случалось и наоборот: человек грубый, резкий, рубящий правду-матку, где надо и не надо, жестокий порой в своих суждениях оказывался в действительности очень добрым, с тонкой душевной организацией, как ёжик с нежным, хрупким тельцем, окутанный в броню из колючек. Каждый заслуживает шанс проявить себя с лучшей стороны. Не каждому мы его предоставляем. Проще заклеймить человека и вычеркнуть из своей жизни навсегда.

– Расскажи-ка мне лучше, как ты, какие планы на будущее, – сменил тему Лёша.

– Я… Да особо и сказать нечего. Работаю всё там же, жду окончания строительства, чтобы переехать в новую квартиру. Заберу Павлика и будем жить вдвоём. Вот и все планы.

– А что на личном фронте? Тот парень… Вроде Сергей? Что с ним?

– Да ничего. Не сложилось как-то… – Вера давно вычеркнула эту главу из жизни и даже не хотела вспоминать. – А что с Сашей? – нерешительно начал Алексей. – Как получилось, что вы расписались?

– Ты же сам посоветовал заключить фиктивный брак. Других кандидатов не было. И он предложил помощь.

– Я даже удивился, – хихикнул Лёша. – Он у нас убеждённый холостяк.

– Почему? – заинтересовалась Вера. Соловьёв оставался для неё тёмной лошадкой.

– Он вообще очень специфичный человек. Семейные ценности для него не пустой звук. Он считает, что если создавать семью, то один раз и навсегда. Учитывая его биографию, думаю, это последствия детской травмы.

– Его родители развелись?

– Нет, тут другое… Он никогда не рассказывал тебе о своём детстве?

– Нет, мы вообще с ним особо не говорили о личном.

– Неудивительно. Он человек замкнутый. Но очень хороший.

– Так что за детская травма?

Алексей замолчал, обдумывая, может ли он обсуждать с Верой жизнь своего товарища, но потом решил, что хуже никому не будет, а Вере поможет узнать Соловьёва с другой стороны.

– Он рано потерял мать. Воспитывался отцом-алкоголиком. В общем, жизнь была не сахар. Я вообще поражаюсь, как он смог выкарабкаться из этого дерьма и остаться человеком. Честным, порядочным, добрым. Учился в институте на гранте, подрабатывал то на стройке, то вагоны разгружал. Башковитый малый. Всего добился сам. Не благодаря, а вопреки, так сказать… Нам, выросшим под родительским крылышком, и в страшном сне не приснится, через что он прошёл.

– Да уж, теперь я понимаю, почему он решил помочь нам, – Вере сложно было представить Соловьёва, успешного, богатого, с шикарным офисом и дорогим автомобилем, маленьким голодным мальчиком. Ей всегда казалось, что он выходец из интеллигентной семьи.

Они поговорили ещё немного, повспоминали своё детство, родителей. Алексей очень устал сегодня, и Вера застелила ему кровать Ксюши. Сама она ещё долго не могла уснуть. Сидела на подоконнике, обняв себя за колени, и думала. Думала о Павлике. Как он там один? Ждёт ли он её? Думала о Соловьёве. Думала о том, какой силой воли должен обладать человек, чтобы, несмотря ни на что, выстроить замок из руин своей жизни. Многие из нас, имея мощнейшую поддержку со стороны родных, не могут ничего добиться. Что это? Животный инстинкт выживания? Сытую собаку сложно выдрессировать. Только та, что познала голод, готова выплясывать на задних лапках за кусок колбасы. Или это стремление доказать окружающим и себе в первую очередь, что ты чего-то стоишь? Желание самореализации, отличающее нас от животных?

Глава 29

Алексей улетел домой на следующий день после слушания. Обсудив это с Соловьёвым, они решили, что на данном этапе Лёше нет смысла оставаться в Питере. Каким бы ни было решение комиссии, повлиять на что-либо он не сможет.

Проводив брата, Вера вернулась к работе. Её как раз ждал новый проект: разработка идеи детского дня рождения. Вера погрузилась в работу с головой. Она представляла, как бы хотела отметить день рождения Павлуши. В следующем году ему исполнится семь лет. Совсем большой. Вере очень хотелось порадовать его, вернуть ему детство. Идеи возникали одна за другой, всё живее и красочнее. Ещё совсем чуть-чуть, и родится нечто совершенно грандиозное. Из мира фантазий Веру вырвал телефонный звонок.

– Слушаю вас, Александр Григорьевич, – Вера была удивлена, решение будет вынесено в пятницу, а сегодня только четверг. Обычно Соловьёв не звонит без повода.

– Вера, мне нужно обсудить с вами кое-что.

– Хорошо. Когда?

– Удобно, если я заеду вечером к вам домой?

– Да. Конечно.

Неожиданно. Вера была взволнована, по пустякам Соловьёв не стал бы её беспокоить. Но, с другой стороны, по непонятным причинам она была рада предстоящей встрече.

Вечером Александр Григорьевич пришёл без опозданий в оговоренное время с коробкой конфет и ежедневником. По-медвежьи неуклюже он протянул конфеты Вере, пробурчав под нос что-то вроде «Это вам». Вера налила Соловьёву кофе и, присев рядом, поинтересовалась, что случилось.

– Вера, думаю, вы и сами уже догадались, что решение членами комиссии будет принято не в нашу пользу… Скажу больше, мне удалось узнать, что документы об опеке уже подготовлены на имя Анатолия Самохина и завтра он сможет забрать Павлика.

Вера ожидала этого, но, когда последняя надежда развеялась как дым, испытала невероятное отчаяние. Ей было трудно дышать, будто в один миг из комнаты выкачали весь воздух.

– Вера, послушайте… возьмите себя в руки. Новость неприятная, но это ещё не конец. На этот случай у нас есть резервный план. Мы должны довести это дело до суда. Но без каких-либо на то оснований мы не можем этого сделать. Карпенко хорошо потрудился, собрав базу рекомендательных писем и отзывов. Но вы ведь понимаете, что Анатолий далеко не идеальный семьянин. Нам только нужно хорошенько покопаться в его грязном бельишке. Прежнее место работы, знакомые, соседи, приводы в полицию… – Соловьёв замолчал, взглянув на Веру.

Слёзы текли по её щекам. Он осторожно взял её за плечи и легонько встряхнул.

– Верочка… Не плачь… у нас всё непременно получится.

– Просто… Понимаете… Иногда я сомневаюсь, правильно ли поступаю. Может… Может быть, Анатолий совсем не безнадёжный человек. Я видела его всего один раз. Да, он был пьян, неопрятен, грубоват… Но вдруг это не настоящий он? Вдруг это нелепое совпадение? Тяжёлый период в жизни и всё такое… У него с женой нет своих детей. Может, они тоже отчаянно нуждаются в человеке, который поможет им начать новую жизнь?

Соловьёв с неожиданной нежностью посмотрел на Веру и улыбнулся. Горько, с сочувствием, как улыбаются глупому, несмышлёному ребёнку.

– Верочка, как же, должно быть, безгранична ваша любовь к человечеству… Некоторые люди никогда не смогут оценить выпавший на их долю шанс. Они просто не в состоянии переосмыслить свою жизнь. Я знаю таких людей, поверьте. Я повидал их немало… Но если этим вы успокоите свою совесть, подумайте о том, что мы просто подстраховываемся, проверяя, в чьи руки попадёт наш Павлик.

Вера согласно кивнула, утирая слёзы с лица.

– Съешьте конфетку и не грустите, – улыбнулся Александр Григорьевич.

Они обсудили план предстоящих действий. Вера попросила Соловьёва узнать, сможет ли она увидеться с Павликом. И вот когда тема разговора была исчерпана, Вера поняла, что не хочет его отпускать. Ей так спокойно было сидеть рядом, пить кофе, разговаривать о чём-то важном для них обоих. Вера подумала, что познакомься они как-то иначе, у них могли бы завязаться романтические отношения. Но тут же усомнилась в этом. Они такие разные, что, пожалуй, просто не заметили бы друг друга.

Соловьёв ушел, а Вера осталась одна. Для кого-то одиночество – это свобода, возможность проживать жизнь так, как хочется, не спрашивая ни у кого разрешения, не ожидая одобрения. Время для самореализации. Отсутствие привязанности. Для других одиночество – это тюрьма, где томятся их души. Одни, придя в пустой дом, наслаждаются возможностью сбросить маску, расслабиться и побыть наедине с собой настоящим. Другие так устали копаться в своей голове, что стремятся погрузиться в суету наполненного голосами дома…

В скором времени Веру ожидала и хорошая новость. Дом был достроен, и она получила ключи от своей новенькой квартиры. Предстояло ещё много работы по её благоустройству, но Вера была счастлива иметь свой собственный дом, как символ хоть какой-то стабильности.

Вера не помнила, чтобы испытывала такой восторг при покупке своей первой квартиры. Даже напротив. Было чувство неудовлетворённости. Кухня не очень большая, вид из окна унылый, ремонт скромненький. Она так и не полюбила ту квартиру, не стала она для неё домом, куда хочется возвращаться. Вроде и ремонт сделала по своему вкусу, и район удобный, но всё было как-то не так.

А сейчас она стояла в центре абсолютно голой квартиры. Четыре стены, пол, потолок. И чувствовала себя счастливой. Ей не терпелось заняться преображением своего нового дома. Планировала, как рациональнее использовать квадратные метры, чтобы им с Павлушей было комфортно. Жаль, конечно, что у него не будет своей комнаты. Вера настолько связала свою жизнь с Павликом, что просто не могла представить своё будущее без него. Иногда ей приходилось останавливать полёт своих мыслей, чтобы напомнить себе о том, что все её планы могут рухнуть как карточный домик.

Думала Вера и о том, что слишком уж окольными тропами судьба ведёт её к цели. Может, она в очередной раз ошибается? Может, это её затуманенное эгоизмом сознание обманывает Веру, что Павлику лучше жить с ней? Что если нет? Ведь если ты идёшь верным курсом, вся Вселенная помогает достичь цели. А на её пути сплошные преграды. Или судьба проверяет серьёзность её намерений? Куча вопросов, и ни одного ответа на них.

Вере очень захотелось поговорить с Соловьёвым. И она набрала его номер. Поделилась с ним радостной новостью, в ответ услышала прискорбную. Встретиться с Павликом Вера может только с разрешения опекуна. Самохин же не только не дал разрешения, но и категорически запретил приближаться к мальчику. Его адвокат мотивировал это в опекунском совете интересами ребёнка. По его словам, общение с Верой травмирует психику Павлика и помешает адаптироваться в новой среде. Радость Веры как ветром сдуло. Яркие образы исчезли, и четыре стены снова стали просто голыми стенами. Все эти дни Вера жила надеждой на встречу с Павликом. Просто увидеть, обнять, поговорить, чтобы он дал ей сил бороться дальше. Снова преграда на пути…

– Может, нам остановиться?

Соловьёв вздохнул и, немного помолчав, предложил:

– Поговорим? Где вы? Я подъеду.

Вера скинула ему адрес и стала ждать. Когда приехал Александр Григорьевич, Вера сидела в темноте на полу, прислонившись к стене. Соловьёв присел рядом с ней и какое-то время молчал.

– Вера, чего ты боишься? – спросил он.

– Я не боюсь. Просто… Вдруг мы делаем что-то не так?

– Ты боишься. Боишься ошибиться. Всё обязательно должно быть правильным.

Вера не ответила.

– Вера, тебе пора научиться брать ответственность за свои решения.

– Я готова к ответственности. Но что если Павлику будет плохо со мной?

Соловьёв хмыкнул:

– «Что если…» Перестань об этом думать. Сделай всё, чтобы ему было хорошо с тобой.

– А если это ошибка?

– Снова «если»! Пойми, это не ты выбрала Павлика! Он выбрал тебя! Он доверился тебе. Ты не можешь обмануть его доверие.

Вера всхлипывала в темноте:

– Александр Григорьевич…

– Да перестань ты… – оборвал её Соловьёв. – Просто Саша. Ненамного я и старше тебя.

Вера кивнула, хоть он и не мог её видеть в темноте.

– Послушай, вся эта история близка мне. Я сам был на месте Павлика. Когда мама умерла… В общем, я хотел остаться с бабушкой. Но она тоже испугалась бороться за меня. Она была в преклонном возрасте и решила, что не имеет права обрекать меня на жизнь с человеком, которому неизвестно сколько ещё отмерено времени. И она дала шанс моему отцу проявить себя, как ты это называешь. Да, какое-то время после смерти мамы он действительно не пил. Решил начать новую жизнь. Но его не хватило надолго. Он снова стал пить, даже хуже прежнего. А когда в нём просыпалась злость на себя, он избивал меня и снова напивался, заглушая голос совести.

– Ты был обижен на свою бабушку?

– Да, очень. Она хотела как лучше. Но откуда ей было знать, как мне будет лучше?

– Спасибо тебе, Саша.

В жизни каждого человека хоть раз наступал такой момент, когда хочется выть, кричать, плакать, когда нет больше сил продолжать свой путь. И великая благодать, если судьба посылает нам человека, готового подставить своё плечо, сказать, что не всё потеряно. Не всегда это близкие нам люди. Порой одна обронённая невзначай фраза, один поступок, свидетелем которого ты стал, меняют всё. Случайности не случайны.

Глава 30

Вера была настроена во что бы то ни стало увидеть Павлика. И она заступила на дежурство у дома Самохина. Сначала она решила ждать на улице, рано или поздно Анатолий покинет квартиру, и у Веры будет возможность поговорить с Павликом. План оказался не самым удачным. Уже через пару часов Вера замёрзла до кончиков пальцев. Тогда она решила зайти в подъезд и подождать на лестничной площадке. Ещё через несколько часов тщетного ожидания Вера, наконец, услышала, как щёлкнул дверной замок. Вера, стараясь не шуметь, спустилась вниз по лестнице на один пролёт. Но она не учла одной детали. Анатолий никогда не пользовался лифтом. И через пару минут опешившая Вера столкнулась нос к носу с Самохиным. На его лице отразилось изумление, которое тут же сменилось гневом.

– Эй, ты что тут делаешь?! – рявкнул он, хватая Веру за воротник куртки.

– Я пришла поговорить с вами, – соврала Вера.

– Не о чем мне с тобой говорить! Пацана ты всё равно не увидишь! А придёшь сюда ещё раз, все зубы тебе пересчитаю! Поняла? – и Самохин с силой отшвырнул Веру в сторону.

Она больно ударилась головой об перила лестницы. Вера почувствовала, как что-то тёплое и липкое стекает по лицу и капает на пол. Кровь. Вера подняла удивлённые и испуганные глаза на Самохина.

– Пошла вон! – прорычал он.

Вера выскочила из подъезда, тыльной стороной ладони размазывая кровь по лицу. Она тут же набрала номер Соловьёва и всё ему рассказала.

– Саша, нужно вызвать полицию. Пусть они зафиксируют, что этот сумасшедший напал на меня! – Вера, зачем ты туда пошла?!! – по голосу Соловьёва Вера поняла, что он в ярости.

– Я хотела увидеть Павлика… – всхлипнула она.

– Почему ты не посоветовалась со мной? Какая уж теперь полиция? У тебя официальный запрет на общение с ребёнком. Молись, чтобы он испугался и сам не вызвал полицию. – Немного успокоившись, он спросил: – Как ты?

– Не знаю… Я ударилась головой, когда падала. У меня идёт кровь…

– О Господи! Где ты? Я сейчас приеду.

Александр приехал довольно быстро. Увидев Веру, он испугался.

– Голова сильно болит? Кружится?

– Не очень.

– У тебя всё в крови! Нужно в больницу.

– Нет, я хочу домой.

– У тебя может быть сотрясение. И рану нужно обработать. – И, не слушая возражений, Соловьёв отвёз её в больницу.

Обошлось без серьёзных последствий. Врачи промыли рану, наложили повязку и попросили внимательно смотреть под ноги, спускаясь по лестнице. Вере было безумно стыдно за свою глупость и очень страшно, что это может отразиться на Павлике. Она не на шутку взбесила Анатолия, что если он выместит свой гнев на ребёнке?

– Господи, какая же я дура! – причитала Вера.

– Даже спорить не буду, – ответил Александр, взбивая подушку и помогая Вере лечь поудобнее. – Может, горячего чаю? Замёрзла, небось, в засаде сидеть? – подтрунивал он над Верой.

– Да, очень замёрзла. Не откажусь.

– Не ожидал от тебя, если честно.

– Мне очень нужно было увидеть Пашу.

– Я всё понимаю, но давай договоримся. Больше никаких самостоятельных действий. Ты ставишь под удар все мои усилия. Я ведь тоже не сижу сложа руки. Собираю компромат по крупицам.

Глава 31

Жизнь человека – уникальная история побед и поражений, взлётов и падений, книга, которая заполняется страница за страницей. Жанров и сюжетов этих книг – миллиарды вариаций. Прочитав одну из них, один почерпнёт для себя что-то, воспримет как урок, другой – просто пробежит глазами строки и закроет книгу. Но никогда ни один человек на свете не в состоянии будет прочувствовать по-настоящему боль и радость написанных кровью строк нашей жизни. Кто-то шагает по жизни легко и с улыбкой. Всегда ли так было? Или улыбка скрывает за собой череду потерь и разочарований? Кто-то хмур и печален. Что это? Груз прошедших лет или недовольство собой? Знать истину на сто процентов можем лишь мы сами, остальные читают нашу жизнь на дозволенных страницах.

Попадает порой на глаза трагедия. История, от которой хочется рыдать навзрыд. Такая, как история шестилетнего сиротки. Павлик рано столкнулся с утратой. Сначала это был отец. Мальчик почти не помнил его. Мелькали обрывки образов, но он не был уверен, что это реальные воспоминания. Возможно, его мозг спроектировал картинки по маминым рассказам. Павел не осознал всю боль потери. Он просто чувствовал, что в его жизни не хватает чего-то очень важного и значимого. У него оставался лишь один родной человек – мама. Других близких у него и не было. С мамой он был счастлив. Да, их жизнь была непростой. Павлик уже понимал это. Он очень рано стал сознательным. Мама постоянно работала, а денег постоянно не хватало. Вот такая вот стабильность. Паша знал, что носит вещи с чужого плеча, но никогда не жаловался. Не просил игрушек и конфет. Хотел, как и любой ребёнок, но никогда не просил. Он знал, мама расстроится, что не может себе этого позволить. Мама и так была очень грустная. И уставшая. А потом и её не стало. В один миг. Просто нет её и всё. Сначала Павлик постоянно плакал. Потом слёзы закончились. И образовалась пустота. Всепоглощающая, удушающая пустота. Мир рухнул. Этого никто не заметил. А для Павлика он рухнул навсегда. Он чувствовал себя заточенным под руинами. Он слышал, как откуда-то снаружи зовут его, но не хотел отзываться. Только одному человеку он готов был протянуть руку, позволить вытащить себя из-под обломков. Но Вера отказалась от него. Наверное, у неё не хватило сил. Дядя Толя сказал, что кроме него никто не захотел взять Пашу к себе, никому не нужна такая обуза. Сначала Павлик не поверил. И продолжал ждать, что Вера придёт. Но она так и не пришла.

Дядя Толик Павлику не понравился с первого взгляда. Даже тогда, когда он слащаво улыбался и разыгрывал из себя доброго дядюшку при органах опеки. Неприятный, колючий взгляд и грубоватые манеры выпирали из-под лицемерной маски. Правды ради стоит сказать, что он не обижал Павлика. Дядя Толя предпочитал игнорировать его, словно Павлика и вовсе нет. Паша и не стремился к вниманию дяди, даже интуитивно побаивался, что его вдруг заметят.

В отношении тёти Светы, жены Анатолия, Павлик определился не сразу. Была она какая-то слишком уж тихая, бессловесная. Постоянно улыбалась, но не было в её улыбке ни радости, ни сострадания, только страх. Улыбка – как средство защиты травмированной психики от внешнего мира. Конечно, Павлик не мог этого понять, но он чувствовал. Тётя Света была доброй, но отчуждённой. Бывает, гладит она Павлика по голове, нежно так, ласково, а сама словно бы и не здесь. Смотрит не на него, а куда-то вдаль. Глаза потухшие, без искорки совсем. Как и у его мамы бывало. Но в маме всегда чувствовался стерженёк, характер, а у тёти Светы его не было совсем.

Первое время после приезда Павлика всё было тихо, спокойно. Но вскоре дядя Толя стал возвращаться с работы подвыпивший. Придёт, бывало, весь такой весёлый, шутливый. Говорит громко, жестикулирует, смеётся, а тётя Света не то что ответить, даже взглянуть в его сторону боится. Только молча разливает суп по тарелкам да убирает со стола. От этого дядя Толя только раздражался и, что-то со злостью бормоча под нос, уходил спать.

Спустя ещё некоторое время он и вовсе свыкся с присутствием Павлика и, уже не стесняясь, пил дома. А однажды Павлик услышал на кухне шум: сначала дядя Толя громко ругался, тётя Света еле слышно, дрожащим голосом чтото говорила в ответ, потом какой-то щелчок, тётя Света тихонько взвизгнула, и звук падения чего-то тяжёлого. Павлик испуганно выскочил из комнаты, чтобы узнать, что произошло. Тётя Света лежала на полу, закрывая лицо руками, над ней всем своим грузным телом навис дядя Толя с искривленной яростью гримасой. Услышав шаги, дядя обернулся и рявкнул Павлику:

– Пошёл вон отсюда, щенок!

Павлик испуганно попятился. Он никогда прежде не был свидетелем насилия, но понял всё сразу.

Через пару дней дядю Толю уволили с работы. И стало совсем невыносимо. Он пил целыми днями, а в промежутках между беспамятством жестоко избивал тётю Свету. Павлик прятался в своей комнате, терзаемый желанием помочь тёте и диким животным страхом. Да и что он мог сделать?

Однажды дядя Толя превзошел себя в жестокости. Он избивал жену долго и упорно. Павлик забился в угол кровати, закрывая уши руками, чтобы не слышать криков тёти. И тихо всхлипывал от безысходности. Но вот крики стали затихать, стоны смолкли. Но удары не прекращались. Павлику стало так страшно. Но уже не за себя. И с отчаянным криком «Хватит! Прекрати!» он выскочил из своего укрытия. Тётя Света лежала на полу лицом вниз. Руки, ноги, оголённую местами спину покрывали кровоподтёки.

– Не бей её больше! Не надо! – кричал Павлик, размазывая слёзы по лицу.

– Чё ты сказал? – язык дяди Толи заплетался. – Тоже захотел? – и на его лице заиграл зверский оскал.

Тётя Света подняла лицо. Из носа стекала струйка крови, глаз начинал заплывать. Еле шевеля разбитыми губами, она прошептала:

– Не тронь ребёнка, Толя… Не тронь…

Но Толя продолжал угрожающе надвигаться на Пашу.

– Если ты его ударишь, у тебя отберут ребёнка… Отберут квартиру… Тебе негде будет жить!

Эти слова подействовали на его мозг отрезвляюще, и, отвернувшись от Павлика, он ещё раз с силой пнул жену в живот и поковылял в спальню. Павлик помог тёте Свете перебраться на диван.

После этого избиения тётя Света долго восстанавливалась. Ей бы в больницу, но она предпочла отлежаться дома. Паше было жалко её, но в то же время он не понимал, почему тётя позволяет так обращаться с собой. Павлик помогал ей как мог. Встать тётя Света не могла. Готовить еду было некому. Дядя Толя пропал на несколько дней. Видимо, продолжал запой со своими дружками. Из остатков продуктов в холодильнике Павлик готовил для себя и для тёти. Яичница, хлеб с маслом, доширак. Они были рады остаться одни в квартире и страшились возвращения дяди.

Тётя Света не плакала, не жаловалась на жизнь. Она просто лежала и смотрела своим отрешённым взглядом. Временами её глаза задерживались на Павлике, но она не видела его, а словно смотрела внутрь себя.

– Тебе нельзя здесь оставаться, – сказала она.

Павлик недоуменно смотрел на неё.

– Куда же я пойду? – спросил он.

– Туда, где тебя ждут.

Глава 32

Вера клеила обои в новой квартире, когда позвонил Соловьёв.

– Да, слушаю, – ответила она, вытирая липкие пальцы полотенцем.

– Вера, ты где? – пропустив приветствие, выпалил Александр.

– Я в новой квартире. Ремонт делаю, – ответила Вера. – Бросай всё. Собирайся. Сейчас я приеду за тобой, – Соловьёв был очень возбуждён.

Вера даже не могла понять, хорошо это или плохо.

– Да что произошло?

– Некогда. Поспеши, – и он повесил трубку.

Вера, насколько это было возможно, привела себя в порядок и выскочила к подъезду. Александр Григорьевич остановился и, открыв дверцу, крикнул: «Давай скорее!» Вера запрыгнула в машину, и Соловьёв дал по газам.

– Вера, ты не поверишь, – начал он, не дожидаясь расспросов. – Мне в офис позвонила жена Самохина.

– Что? – брови Веры удивлённо поползли вверх, но тут же удивление сменилось страхом. – О Боже! Что-то случилось с Павликом?

– Нет, с ним всё хорошо, – успокоил её Соловьёв, но тут же добавил: – Пока хорошо.

– Так чего она хотела? И что значит «пока хорошо»?

– Она искала тебя. Сказала, что вызвала органы опеки и что Павлику небезопасно находиться с ними. Просила нас поскорее приехать.

– Господи, что же там произошло?! – причитала Вера.

– Сейчас всё узнаем.

Подъехав к дому Самохиных, не дожидаясь лифта, они бегом поднялись на третий этаж и позвонили в дверь.

– Кто там? – услышали они испуганный голос Павлика.

– Паша, открывай. Это Вера.

Павлик открыл дверь и бросился Вере на шею.

– Верочка, я знал, что ты не могла бросить меня! Я знал… – плакал мальчик. – Дядя Толя сказал, что я не нужен тебе. Но я не верил. А тётя Света всё мне рассказала…

– Мальчик мой… Родной… Павлуша… – Вера тоже плакала, прижимая Павлика к груди. – Как ты? С тобой всё хорошо? Что случилось? – засыпала его вопросами Вера.

– Со мной всё хорошо. Но тётя Света… Ей очень плохо. Дядя Толя побил её. А она хорошая. Она всё мне рассказала: что ты хотела забрать меня и что тебе не разрешили, что ты приходила ко мне, а дядя Толя выгнал тебя. И это она решила позвонить вам. Она там, в комнате. Ей тяжело вставать.

Вера и Александр Григорьевич зашли в зал и ужаснулись при виде Светланы. Синяки уже успели приобрести фиолетово-зелёный оттенок, отёк с лица немного спал, но всё ещё выглядел ужасно. Вера почувствовала, как к горлу подкатил неприятный ком от мысли, с каким извергом жил Павлик и что он мог сделать с мальчиком.

– Теперь вы понимаете, почему я позвонила вам, – заговорила Светлана. – Я уже вызвала органы опеки, чтобы они забрали Пашу. Теперь вы сможете подать повторное прошение об опекунстве.

– Павлик, выйди, пожалуйста, нам нужно поговорить с тётей Светой, – попросил Соловьёв.

Паша с неохотой поплёлся в свою комнату.

– Светлана, почему же вы раньше ничего не сказали? Вы подвергли ребёнка такой опасности, – с укором спросил Александр Григорьевич.

– Вы правы. Я виновата. Я надеялась, что с появлением ребёнка вся наша жизнь изменится, что он даст нам шанс всё исправить, начать заново. Но, видимо, только я хотела искупить свою вину, – Светлана замолчала, вид у неё был потерянный.

– О какой вине вы говорите? – спросила Вера.

Светлана посмотрела на неё с удивлением, словно позабыла об их присутствии. Какое-то время она просто молчала, обдумывая, стоит ли говорить что-то этим посторонним людям. Но её душа требовала облегчения, боль должна была выплеснуться наружу.

– Пятнадцать лет назад у меня родился мальчик, – начала она, обращая свой внутренний взор в далёкое прошлое. Пятнадцать лет… Ей казалось, прошли столетия. Вечность. – Мы назвали его Андрюшей. Он был такой крохотный, такой беззащитный, – лицо Светы озарилось безграничной нежностью. – Я помню всё: первый зубик, первые шажочки, его улыбку, смех. Он был такой жизнерадостный… – глаза Светланы заволокли слёзы.

Ни Александр, ни Вера не понимали, зачем она говорит всё это им, но слушали не перебивая.

– Мой мальчик не дожил и до трёх лет, – по лицу Светы пробежал болезненный спазм. Эти воспоминания были для неё кровоточащей язвой. – Он умер от пневмонии. Врачи ничего не смогли сделать. Жизнь покинула его тело всего за несколько дней. Я помню, как держала его пылающее жаром тельце и ничем не могла помочь моему мальчику. Он умер у меня на глазах. Я словно до сих пор чувствую его бездыханное тело на своих руках. – Света плакала, подняв свои худые синие руки перед глазами.

– Мне очень жаль, – тихо сказала Вера, сочувствуя горю этой женщины.

– Нет, вы не понимаете, – срывающимся голосом перебила её Светлана. – Мой сын умер не по воле судьбы, не по стечению обстоятельств. Он умер по моей вине! По моей! – Света схватила Веру за руку и заглянула в её глаза, ища в них понимания. Но увидев лишь изумление и испуг, продолжила: – Этого никто не знает. Я никогда никому об этом не рассказывала. Мы жили в деревне, в частном доме. Толя уже тогда пил, но я всё надеялась, что он бросит, что одумается. Мне бы забрать сына и бежать куда глаза глядят… А я всё боялась чего-то… Ребёнку отец нужен, а мне муж. Куда я одна с дитём на руках? Дура… Пришла я как-то с работы пораньше. Зима. Холодно. А Андрюшка мой в одних колготках и кофточке на улице под дверью стоит. Синий весь, губы дрожат… Плачет. Кулачонками в дверь колотится. Папку зовёт. А этот скотина пьяный спит дома, не слышит. Не заметил даже, как сын на улицу выбежал и дверь захлопнул. Ребёнок и не догадался к соседям побежать… Хорошо, я пораньше вернулась. Но всё равно не успела… Андрюшка переохладился порядком и заболел. А потом умер…

Веру и Александра дрожь пробрала от рассказа Светланы. В голове не укладывалось, как она жила с этим долгие годы.

Вера осмелилась задать терзавший её вопрос:

– Почему после всего вы не ушли от мужа? Почему позволяете так обращаться с вами?

– Уйти я должна была раньше. Пока мой сын был жив. Должна была сберечь его. Моя вина в его смерти. А теперь я расплачиваюсь за это.

Вера поняла, что имела в виду Светлана. Она не смогла простить себя и всю жизнь наказывала. Потеря ребёнка – самое страшное, что может произойти с человеком. А чувство вины ещё сильнее усугубляет боль.

– Павлик дал нам второй шанс, но мы не смогли им воспользоваться, – подвела итог своего рассказа Света. – Я не могу разрушить и его жизнь.

Глава 33

Органы опеки забрали Павлика из семьи Самохиных и временно определили всё в тот же Адаптационный центр. Александр Григорьевич подсуетился, и рассмотрение прошения об опеке провели в ускоренном режиме. В комиссии заседали всё те же люди: Тучко, Солопова и Грачёва. На протяжении слушания Вера молча смотрела на членов комиссии и думала о том, понимают ли эти трое, что распоряжаются судьбами детей, отдают ли себе отчёт, что от их решения зависят ни много ни мало – жизни. Послужит ли этот конкретный случай тому, чтобы искоренить халатность и попустительство? Быть может, Тучко поймёт, что равнодушие бывает сродни жестокости. Солопова избавится от малодушия и научится смело отстаивать своё мнение и бороться за правое дело. А всегда уверенная в своей правоте Грачёва поумерит пыл, гонор и гордыню, чтобы прислушаться к людям и хоть иногда – к своему сердцу. А может, они спишут свою ошибку на допустимый риск. Риск, ценой которого была жизнь. Может, эти дети так и останутся для них чем-то вроде мертвых душ, числящихся на бумаге и требующих статистического учёта. Кто знает…

Самое главное, что Вера добилась разрешения на опекунство. Теперь они с Павликом будут вместе…

Самохины освободили квартиру и съехали в неизвестном направлении, навсегда исчезнув из их жизни. Квартиру Павлика Вера сдала, решив, что накопленные деньги пригодятся Паше в будущем. Она закончила ремонт в своей новенькой квартирке, и они с Павликом готовились к школе.

Вскоре Вера получила радостные вести из Павлодара. Ксюша благополучно разродилась здоровой и удивительно прекрасной малышкой. Девочку она назвала Надеждой, ведь именно надежда давала её маме силы. Кажется, Ксюша наконец-то обрела гармонию и успокоение, а счастье мирно посапывало на её руках.

Глава 34

– Павлик, мальчик мой, неси скорее свечи на торт и помоги мне накрыть на стол! – попросила Вера, расставляя тарелки.

– Уже бегу, – отозвался Павлик.

Он очень вытянулся за пару лет, стал совсем взрослым.

Вера нежно потрепала его волосы и чмокнула в макушку.

– Какой же ты у меня молодец! Помощник!

Павлик засиял от похвалы как начищенный самовар. В динамике радио-няни раздался тихий писк, переходящий в настойчивый крик.

– Ой, Леночка проснулась, – засуетилась Вера.

Тихонько, чтобы не напугать малышку, она зашла в комнату.

– А кто тут проснулся? – ласково защебетала она, беря ребёнка на руки.

В коридоре хлопнула входная дверь.

– Павлик, привет! Как дела?

– Хорошо!

– Помогаешь? Молодец! А где наша именинница?

– У Леночки в комнате, – ответил Павлик.

Дверь в детскую тихонько приоткрылась, и из-за неё показалась голова.

– Заходи, Лена не спит, – улыбнулась Вера. – Солнышко моё, посмотри, кто пришёл, – обратилась она к малышке. – Папочка пришёл.

– С днем рождения, любовь моя! – из-за спины Соловьёв достал букет цветов.

– Спасибо, дорогой! – Вера с нежностью прижалась к его губам. – Пойдём поскорее накроем на стол. Скоро гости придут.

– Пойдём. Только мы с Пашей сами справимся, а вы с дочуркой отдыхайте.

Сегодня Вере исполнилось тридцать три года. Она сидела в кресле у камина в их с Сашей общем доме. Камин был электрический, Саша всё предусмотрел. Возле стола суетились любимые муж и сын, на коленях дремала крохотная белокурая дочурка. Вера наклонилась и вдохнула запах её волос. Родной запах с примесью молока.

– Мама, у нас с папой всё готово.

Вера замерла, не решаясь поверить в услышанное. Она посмотрела на Павлика и заплакала. От счастья. Павлик впервые назвал её мамой, а Сашу – папой. Они никогда не настаивали на этом, но в тайне надеялись.

Павлик подбежал к ней и, присев рядом, приобнял за колени:

– Мамочка, не плачь!

– Это я от счастья, сынок. От счастья.

Соловьёв был растроган не меньше Веры. Наконец, после стольких лет скитаний, Вера нашла свою неуловимую химеру. Теперь, оборачиваясь назад, Вера понимала, что каждая новая преграда на пути, каждое разочарование были лишь ступеньками на пути к счастью. Знай она всё это раньше, её путь был бы легче. Но ведь в том и ирония: делая каждый новый шаг, мы боимся и осторожничаем, не будучи уверенные в том, что там – топкое болото или твёрдая земля. Нужно просто верить и идти туда, куда так настойчиво ведёт нас сердце. И помнить: каждая новая шишка – урок, который пригодится в будущем. Усвоил его, шагай дальше, а нет – придётся повторить.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке