Тебе от меня не сбежать (fb2)

- Тебе от меня не сбежать [СИ] 908 Кб, 259с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Элен Чар

Настройки текста:



Тебе от меня не сбежать

Пролог

— То, что вы мне нравитесь не дает вам право пренебрегать мной.

— Одно мое слово, и ты вылетишь отсюда, — несмотря на шепот, от его слов все внутри сжалось от ужаса.

— Конечно. Это ваше право, — я радовалась тому, что голос не дрогнул.

— А раз мое право, значит только я решаю, как и с кем себя вести, — довольная ухмылка на его губах просто взбесила меня.

— В таком случае не смею вам мешать ваше высочество, — присев в реверансе я поспешила покинуть залу.

Не дойдя до двери пару метров, вздрогнула от неожиданности:

— Если ты сейчас выйдешь, то можешь собирать вещи — отбор для тебя закончен, — и столько в голосе было стали, что просто удивительно как я все еще жива, а не разрезана на кусочки

— К демонам ваш отбор! — я резко развернулась от чего платье подскочило, обнажив на миг мои щиколотки. — Можете меня выгнать, если ваше самолюбие так жаждет этого. Вы как напыщенный индюк раздуваетесь, а отчего? Что такого вы сделали? Какие ваши заслуги? Красота? Так вы не женщина чтобы это было достоинством. Да и это дар богов. Ум? Вот уж вряд ли, умный не стал бы так низко себя вести. Благородство? Опять мимо.

— Замолчи, — принц сжал челюсть, но желваки ходили ходуном.

— И не подумаю, — в гневе меня заносит. А сейчас я была просто в бешенстве, поэтому молчать не могла просто физически. — Вы привыкли, что вам все угождают, но я не все. И если вам не хватает ни воспитания, ни ума для того чтобы вести себя подобающе, то я не вижу смысла в моем присутствии здесь.

Грудь вздымалась, как будто я долго бежала, щеки алели, а внутри растекалось умиротворение и покой. Да и чего я так расстраиваюсь. Как с таким всю жизнь мучиться, так лучше одной быть. И ошибки надо уметь признавать: да, я придумала себе образ принца, но его самого не знаю. И уже не уверена, что хочу узнать. Конюх у папеньки и тот воспитаннее будет. Не дожидаясь ответа принца, я выскочила за дверь.

Собирая вещи грустно вздыхала и периодически вытирала слезы, которые упрямо набегали на глаза. Не даром подружки часто повторяли, что первая любовь всегда безответна. Я не верила тогда, а сейчас… Смахнув слезы собирала шкатулки с украшениями и укладывала на дно дорожной сумки. Моя девичья мечта разбилась о реальность. А может оно и к лучшему. Вот встречу настоящего мужчину, искреннего, любящего, который будет меня уважать и полюблю его. И семья у нас будет, и дети. И вообще мне всего восемнадцать, претендентов на мою руку много, во всяком случае так папенька говорил матушке незадолго до моего отъезда на этот отбор. Он еще сокрушался, что придется ждать, когда закончится отбор, чтобы удачно выдать меня замуж. Я тогда проходила мимо гостиной и случайно услышала их разговор:

— Освальд, как ты можешь сомневаться в нашей дочери? — маменька была искренне удивлена даже встала с дивана и прошла к окну. Она всегда так делала, когда была недовольна. Не поворачиваясь продолжила. — Оливия не только красива, но еще и умна, и образована. Я просто уверена, что она покорит сердце нашего принца.

— Мирель, я не сомневаюсь в нашей дочери, — папенька обнял маму за плечи и притянул к себе. — Просто зачем принцу простая дочь барона? Нет, родная, это в вестнике все красиво и ладно пишут, а в жизни дворец это тот еще гадюшник. Наша Оливия слишком чистая для такого места. Будь моя воля не пустил бы ее туда, но приказ короля не обсуждается. Я очень не хочу, чтобы сердце нашей девочки пострадало.

— Освальд, если мы любим нашу девочку, — мама развернулась в руках папы и теперь смотрела в его глаза, положив руки ему на грудь. — Мы должны ее благословить на победу в этом отборе.

— Я чего-то не знаю? — голос папеньки стал строгим, и он внимательно посмотрел на матушку.

— Оливия влюблена в принца Дэрила, — грустная улыбка тронула губы маменьки.

— Как? — отец был шокирован, и я тоже. Ведь это было моей тайной, и я никому о ней не рассказывала даже своей кукле Талье. — Когда она успела? Она же его никогда не видела.

Меня больше интересовало как маменька об этом узнала. И почему молчала, если знала. Мне было бы легче, если бы я могла поговорить об этом с ней. Сама я стеснялась об этом говорить. Да и как о таком скажешь. Это же не соседский мальчик, а сам принц, который для меня недосягаем как небо.

— Вообще-то она его видела и не единожды в твоих вестниках, — маменька стала гладить плечи отца. — Я случайно увидела вырезку под шкатулкой, когда помогала ей с прической. И знаешь сколько лет она ее хранит? Четыре года, со дня выпускного принца.

— Бездна, — папенька крепко обнял маму и стал говорить ей в макушку. — Мирель, я люблю Оливию, но ты пойми не будет ей там счастья. А здесь ты себе даже представить не можешь сколько пришло предложений на руку дочери. И я просто уверен, что есть среди них тот, кто сделает ее счастливой.

— Освальд, я это понимаю, но и ты пойми, что сердцу не прикажешь, — маменька подняла голову чтобы посмотреть в глаза мужа.

— Я знаю, родная, знаю, — горько вздохнув папенька поцеловал руку матушки. — Может оно и к лучшему, поедет увидит, что все не так радужно, как ей представлялось и сможет жить в настоящем, а не в своих девичьих грезах.

Как же папенька тогда был прав. Реальность оказалась совсем другой. И принц Дэрил также. Ну что ж здесь мне делать больше нечего. Вперед в светлое будущее. В конце концов меня женихи заждались, папенька прав среди них точно есть тот, с кем я буду счастлива.

Осмотрев комнату и убедившись, что ничего не забыла вызвала служанку, не самой же нести сумки. Присев на пуфик у зеркала, я погрузилась в воспоминания…

Глава 1

— Оливия, ты слышала новость? — Кэрри, как всегда, первой узнавала все новости нашего городка.

— Конечно же нет, — я улыбнулась подруге и отложив вышивку приняла позу внимательного слушателя.

— Вот вечно ты ничего не знаешь, — Кэрри притворно фыркнула, но глаза, это то, что всегда выдавало подругу, радостно блестели в предвкушении нашей реакции.

— Брось, Ри, быстрее тебя новости узнает разве, что ветер, — Аманда в нашей компании всегда была голосом разума. Если рядом Аманда никаких волнений быть не может, она просто не даст выйти за рамки спокойствия и уважения. — Ты лучше не томи, а говори, что узнала.

— Вот всегда вы так, — Кэрри надула губы и стала похожа на пятилетнюю девочку, отчего мы с Амандой прыснули со смеху, тем самым еще больше огорчая подругу. Но честно, видя Ри такой невозможно остаться серьезной. — Вы еще и смеетесь надо мной. Какие же вы после этого подруги?

— Самые настоящие, — я встала обняла Ри со спины, и положив голову ей на плечо спросила, — Так какую новость ты хочешь нам рассказать?

— Ну ладно, вечно вы пользуетесь моей добротой, — она вздохнула, расправила складки своего платья, а я вернулась в свое кресло. — Сегодня в наш город приехал гонец короля.

Приподняв одну бровь, она посмотрела на нас выжидающе. О, это ее любимая игра, еще со времен нашего детства. Она говорит фразу, а мы должны остальное из нее вытаскивать по кусочку. Бывало такое, что, оставшись недовольной нашими попытками все узнать, она уходила так и не рассказав всего. Обижались ли мы на нее? Нет, мы же дружим с малых лет и уже привыкли к ее манере общения.

— И ты, конечно же, знаешь для чего приехал гонец, — Аманда не спрашивала, а утверждала.

— Конечно же знаю, — Кэрри довольно улыбнулась, значит мы на верном пути.

— У него, что-то очень важное и срочное, — я также не спрашивала, ведь не будет же король отправлять гонца на окраину королевства с какой-то мелочью. Для неважного есть вестник или магическая почта, да в конце концов у нас же есть Старейший города, а с ним прямая связь, правда, как она осуществляется никто не знает, это тайна для посвященных.

— Ну естественно, мелочи в вестнике печатают, — хитрая улыбка Ри говорила о том, что новость мы все же узнаем, даже, если прекратим ее игру. Но разве вы остановились зная, что это радует дорогого вам человека? Вот и мы с Амандой всегда ее продолжаем.

— И он уже побывал в твоем доме? — Аманда приподняла бровь ожидая ответ подруги.

— Нет, — грустно вздохнув она слегка поникла, но через мгновение взяла себя в руки, и беспечная улыбка вновь озарила ее лицо.

— Но ты знаешь у кого он побывал? — мне уже интересно стало, что же там за новость такая, что Ри грустит, что ее дом обошли стороной.

— Знаю, — ее довольное лицо и счастливая улыбка заставляли улыбаться и нас.

— Он побывал в одном доме или в нескольких? — видно было, что и Аманде стало интересно что же такого привез гонец, она также отложила вышивку и в нетерпении выстукивала пальцами только ей известный мотив.

— В нескольких, — ее взгляд в мою сторону меня почему-то напряг.

— И мы знаем тех, кого он посетил? — чувство, что это касается меня становилось все сильнее.

— Да, — с каждым нашим вопросом и своим ответом улыбка Ри становилась все шире, а глаза загорались ярче.

— Только не говори, что он приходил к моей соседке Лоре, — Аманда сморщила свой маленький носик и отвернулась.

Все знали, что, не смотря на партнерские отношения отцов, дочери были врагами. Почему? Об этом, пожалуй, уже никто и не вспомнит. Кажется, что вражда между ними с рождения. И это не было чем-то удивительным. Насколько была красива внешне Лора, ровно на столько же был уродлив ее нрав. В нашем городке она первая красавица. Точенная хрупкая фигурка, высокая грудь, тонкая талия, белоснежные волосы крупными локонами ниспадают до талии, большие, выразительные ореховые с золотыми крапинками глаза, чувственные розовые губы, а смех как звон колокольчиков. Да, она роскошна и об этом знает, и даже пользуется. Если ей что-то надо, то она получает это любой ценой. Об этом знают все и принимают как должное, конечно, дочке главного следователя города не отказывают. За исключением десятка семей, и то они это делают потому, что находятся на равных с отцом Лоры. Наши семьи входят в их число.

— Хорошо, не говорю, — Ри сложила руки на коленях, как примерная девочка.

— Что?! — Аманда взвизгнула и подскочила так резко, что лежащая на ее руках вышивка отлетела от нее на метр.

— А что? — удивленно похлопав ресницами Ри с самым ангельским выражением лица и нежнейшим голосом продолжила, — Ты же сама сказала не говорить. Я и не говорю. Да ты не нервничай так, вон и вышивку уронила.

Кэрри изящно поднялась и подняв вышивку сдула с нее пылинки, а после величественно положила на кофейный столик перед Амандой.

— Рррррриииии! — рычанию Аманды позавидовал бы любой хищник. — Немедленно прекрати это издевательство и рассказывай все, что знаешь.

— Ами, ты чего? — впервые вижу, чтобы Аманда так на что-то реагировала. Она же спокойная как ледяная равнина, еще и нас всегда успокаивала. И вдруг такие эмоции. — Присядь, сейчас Ри все расскажет.

Усадив подругу вложила в руки чашку с чаем. Повернувшись к Ри я растерялась. Она совершенно не удивилась столь бурной реакции Аманды. Да что с ними сегодня такое. Всегда спокойная Ами рвет и мечет, а эмоциональная Ри спокойна и умиротворена.

— Нет, вы совсем не старались сегодня, — капризно надув губки Ри откинулась на спинку кресла и сложила руки на груди.

— Ри, это уже не весело, — я строго посмотрела на подругу, и она приняла покаянный вид. — Посмотри, как Ами разнервничалась. Не хорошо это. Рассказывай, раз начала.

— Вот какие вы все-таки, — она передернула своими изящными плечиками, и вздернув носик вверх отвернулась.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Аманда облокотилась на спинку кресла и скрестила руки на груди. Если бы взгляд мог прожигать, то от Ри осталась бы горстка пепла. И что мне с ними делать? Ри обиделась, что ее игру прервали. Ами в гневе. А я, честно сказать, уже не хотела ничего знать. Что-то внутри меня подсказывало, что хорошего в этой новости ничего нет. А если вспомнить, что гонец был у Лоры, так совсем страшно становится. Хотя не только у Лоры он был. Может там все не так уж и страшно? Но Ри так просто сдаваться не хочет, да и Ами также отступать не намерена. Чтобы я сейчас не сделала кто-то будет в обиде. Не придумав ничего лучше, села на свое место и неспешно пила чай ожидая кто победит в этот раз. Должна заметить обычно побеждает Ри, ее несчастные глазки наполненные слезами, и немой мольбой, просто обезоруживают.

Чай давно выпит, а девушки молчат. Видимо это надолго, а раз так, то можно продолжить свою вышивку. Стежок за стежком, и я забылась.

— Ладно, — от неожиданности я подпрыгнула на месте. Подняв голову увидела недовольную Ри. — Уговорили, но знайте, что это не честно пользоваться моей добротой.

— Ты не отвлекайся, — Ами довольно улыбалась. — Рассказывай, что там за новость такая.

— А новость в том, что объявили отбор в поисках суженной принца Дэрила, — Ри тяжело вздохнула. — Но там все не просто.

— Ох, Ри, ты же любого неврастеником сделаешь, — Ами с трудом сдерживалась чтобы продолжать сидеть как подобает благородной леди. — Говори немедленно. Сколько можно из тебя слова выуживать.

— Так я рассказываю, — хитрая улыбка Ри говорила о том, что свой проигрыш она нам так просто не простит. — Да, там все не просто. Придумают же тоже. На что рассчитывает королевская семья даже не знаю.

— Ри, пожалуйста, расскажи по-человечески, — сцепив руки попыталась скрыть нервную дрожь.

— Ливи, я все расскажу, хватит меня перебивать, — она капризно поджала губки, поправила и без того идеальную прическу. Окинув нас довольным взглядом все же решила продолжить. — Так вот, условие для возможной претендентки странное. Девушка должна быть рождена в год солнечной колесницы. И если бы только это, но нет. Не просто в этот год, но еще и в день праздника солнца. Нет, вы представляете, сколько девушек появилось на свет в этот день?

— Сколько, — я прошептала, горло перехватило, а дрожь стала сильнее.

— Не так уж и много, Ливи. В нашем городке всего три девушки, но как вы знаете Тесса уже замужем, а значит участвовать не может. Вот и остались ты и Лора.

— Но почему такое условие? — Ами задумчиво накручивала на палец золотистый локон выпавший из прически.

— Я так поняла, что это об этом сказали звезды в день рождения принца. Но это такие мелочи, Ами, что право не стоит об этом думать, — счастливая улыбка озарила лицо Ри.

— А о чем же стоит думать, Ри? — Ами оставила в покое свою прическу и взяла конфетку.

— О том, что наша Ливи поедет на этот конкурс и выиграет его. А мы, как ее подружки, после ее победы переедем в столицу, чтобы поддерживать нашу любимую и такую нежную Оливию.

— Я не могу, — мой голос дрожал, и я не могла понять это больше от страха или от осознания, что моя жизнь резко изменилась и чего в ней будет больше счастья или опасности одному Верховному известно.

— Почему это не можешь? — Ри фыркнула и подарила мне недоуменный взгляд. — Может ты и не такая кукла, как Лора, зато ты добрая, а это важнее. Да и зачем принцу кукла, он же не девочка. Ему нужна надежная и верная суженная, ведь однажды она станет королевой, а это не просто. Нет, Ливи, ты зря так говоришь.

— Соглашусь с Ри, тебе не о чем волноваться, милая, — Ами подошла и обняла меня со спины. — Главное будь собой, и ты очаруешь неприступного принца. В тебе есть все необходимое для этого.

— Девочки, да там же будут претендентки со всего королевства, — мое сердце билось быстро-быстро.

— Ну и что? Ты лучшая — главное повторяй себе это почаще, — Ри подмигнула мне.

— И держись подальше от Лоры, она на все пойдет чтобы стать победительницей, — Аманда подала мне чашку с чаем и придвинула конфетницу ближе ко мне.

— Но я не думаю, что стоит туда ехать. Ну какая из меня королева? — я стала теребить свою вышивку и нервно кусать губу.

— Оливия, ты будешь прекрасной королевой, — уверенность Ри дарила надежду, что это действительно так. Всевышний, это же моя мечта. Нет не стать королевой, а пройти обряд единения с принцем Дэрилом. Об этом я в тайне ото всех мечтаю последние четыре года.

Впервые принца Дэрила я увидела в выпуске вестника. Папенька каждое утро за завтраком читал свежий вестник. В статье писали о том, что двадцатичетырехлетний наследник с отличием закончил военную академию, хвалебные отзывы магистров и даже ректор выразил уверенность в том, что с таким правителем наше королевство станет сильнее, мол достойный потомок великого отца. Мне до всех этих восторгов не было никакого дела, я увидела ЕГО, высокий, темно-каштановые волосы слегка вьются, пристальный взгляд голубых глаз взял в плен мое юное четырнадцатилетнее сердечко и до сих пор не отпускает.

— И прекрати кусать губы, у тебя конкурсы на носу, ты должна выглядеть неотразимо, — как всегда, Ри правильно говорит, только спокойствия это не приносит. — И вообще, Ливи, надо продумать твой гардероб на месяц отбора.

— Как месяц? Почему так долго? Я думала, что он самое большее неделю будет, — так на долго уезжать из дома совсем не хотелось, а если быть честной, то мне просто было страшно. Очень.

— Долго? Нет, милая, это слишком быстро. Раньше королевские отборы проходили по полгода, — Аманда снисходительно улыбалась. В такие моменты она казалась намного старше, хотя ей всего двадцать лет. — Неужели ты никогда не читала про королевские отборы прошлых лет?

— Ами, да у кого ты спрашиваешь? Это же Ливи, она у нас мечтательница и тихоня, а отбор — это приключение и риск. Нет это не ее литература, — загадочно улыбнувшись и грациозно встав, Ри подошла к книжному шкафу и взяв книгу вернулась к нам.

В том, что я мечтательница подруга права. Только это же нормально в восемнадцать лет. А вот тихоня это уже обидно, я не тихоня, а просто домашняя леди. И это для людей нашего круга также нормально. Поэтому я обычная леди. Кажется, это странно звучит, как леди может быть обычной? Каждая леди уникальная и притягательна своей загадочностью. И я одна из них.

— Вот ее интерес, женские романы, — гордо развернув к нам книгу обложкой на которой были изображена пара, мужчина подносит руку девушки к губам для поцелуя. — Держи, это новинка только вчера привезли.

Взяв книгу, я покраснела, почему-то сейчас это стало казаться чем-то неправильным. А ведь я читаю один роман в неделю, а иногда и в две. Чтение занимает важную часть моей жизни, но больше внимания я уделяю чему-то познавательному, а не развлекательному. Вот, например, сейчас читаю исследования «Влияние магического потока на рост, развитие и питательную ценность выращиваемых культур», однажды я стану суженной и должна буду управлять домом и хозяйством, поэтому надо во многих вещах разбираться и быть в курсе последних исследований.

— Да ладно, Ливи, не сердись, — Ри меня обняла за плечи и поцеловала в висок. Она всегда так делала, когда пыталась извиниться. — В этом нет ничего страшного или постыдного. Я сама в твоем возрасте увлекалась чтением романов, а потом прошло.

— Ты так говоришь, будто тебе пятьдесят, — я нахмурилась, но книжку прижала ближе к груди о отвернула от подруг обложку. — А самой на прошлой неделе исполнилось девятнадцать.

— О, только не надо о возрасте, ты же знаешь, я не люблю эту тему, — она наморщила носик и прищурила глаза. — Дело не в том, сколько мне лет, а в том, что тебя надо собрать на отбор, а мы все еще здесь.

— А где же нам быть? — я очень удивилась этому.

— Как где? Конечно же, в «Модной шляпке», — Ами была полна энтузиазма, и готовая немедленно отправиться в салон модной одежды.

— Девочки, мне жаль вас расстраивать, но мы никуда не поедем. Мне домой надо, если гонец был у нас, то маменька, наверное, уже и карету за мной послала. Вы же не думаете, что она упустит возможность собрать меня на этот отбор?

— Да, леди Мирель, не простит нам самоуправства, — горестно вздохнув Ри выпустила меня из объятий.

Стук в дверь отвлек нас от беседы. В комнату вошел дворецкий и поклонившись передал мне записку от маменьки, в которой она велела мне немедленно вернуться домой. Карету она прислала. Попрощавшись с подругами, я поспешила домой, сердитая маменька хуже папеньки в гневе.

— Солнышко, тебе выпала такая удача, — маменька чуть ли не бежала мне на встречу, едва я переступила порог дома. — Это невероятно. Ты участвуешь в отборе суженной принца Дэрила. Нам столько надо всего успеть. Ливи, не стой столбом, быстро беги переодевайся через полчаса приедет мадам Дара.

— Хорошо, — спорить и что-либо говорить, когда маменька взволнована бесполезно. В такие моменты надо просто соглашаться и делать все, что она говорит.

Поднявшись в свою комнату, я как будто впервые ее увидела. Светлая и просторная, она была наполнена утренним солнцем, играющим переливами на стенах жемчужно-розового цвета. Широкая кровать спрятана за белоснежным балдахином. Секретер с потайным ящиком, в котором храню вырезку из вестника с портретом принца Дэрила. Мой уютный уголок с книжным шкафом и широким креслом на котором ждет меня сложенный плед, а рядом на кофейном столике стоит ваза с фруктами. Рядом устроилась этажерка с коллекцией кукол, каких тут только не было. И все любимые. Никогда не могла отдать хоть одну из них, а вскоре я уеду от них и этих милых рюшек. Какой-то час назад моя жизнь была проста и понятна, а сейчас стою на пороге перемен. И кажется именно сейчас я ощущаю, что взрослею.

— Ах, Оливия, какая прекрасная новость, — мадам Дара сидела с матушкой в гостиной и уже рассматривали каталоги выбирая фасоны моих будущих нарядов. — Я от всего сердца желаю тебе победы.

— Здравствуйте, мадам Дара, — присев в реверансе осталась стоять посреди гостиной, так как не знала будет ли сегодня мадам снимать с меня мерки. — Спасибо за пожелания.

— Не стой, милая, присаживайся. Мерки снимать не буду, я это делала две недели назад, и судя по тому, что я вижу ты не изменилась.

Присев в кресло напротив сидящих на диване матушки и мадам размышляла над необходимостью моего присутствия здесь. Мое мнение никто не спрашивал, даже фасоны не показывали. Лучше бы сбежала с подружками в «Модную шляпку» все веселее было бы.

— Думаю, что в этом платье лучше сделать квадратный вырез.

— Конечно, леди Мирель, только у Оливии такие изящные ключицы, их лучше подчеркнет вырез «лодочка», а заодно создаст эффект хрупкости и легкости.

— Да, хрупкость моей девочки обязательно надо подчеркнуть.

— Вот посмотрите, леди, этот цвет будет выгодно оттенять медовый цвет волос Оливии.

— Да, мне нравится, а вот в этом платье цвет лифа сделайте королевский синий, он очень идет Ливи.

— Конечно, леди.

И так они обсуждают мои наряды, мою внешность и мои предпочтения, при этом не замечая меня. Маменька не на шутку взволнована, ведь так она себя ведет именно в такие моменты. Помню, когда меня впервые выводили в свет было точно также. А, впрочем, нет, тогда было хуже, меня даже рядом с обсуждениями не было. Просто за день до бала принесли платье, туфли, драгоценности. Надев все это на меня, маменька убедилась, что все идеально и вздохнула облегченно. А сейчас я сижу и слушаю обсуждение. Есть шанс, что в выборе свадебного платья даже приму участие в обсуждении, ну или спросят мое мнение о выбранном.

— Сколько вам потребуется времени чтобы выполнить заказ? — маменька выглядела уставшей, но это было заметно только мне.

— Леди Мирель, объем большой, поэтому надо дней пять-шесть, — мадам Дара понимала серьезность ситуации и ценность времени. И названный ею срок это на грани чуда, видимо будет привлекать дополнительных работниц. С другой стороны, маменька и платит щедро.

— Конечно, мадам Дара, в таком случае ждем наряды через шесть дней.

Не успели распрощаться с мадам, как дворецкий сообщил о приходе господина Шторма. Известный ювелир нашего городка мало к кому приходил на дом за заказом. Расположившись за столом, он разложил перед нами подставки с образцами камней, а также каталог с изделиями.

— Леди Мирель, сегодня утром получил удивительной красоты и необычайно редкие камни, падпараджа и грандидьерит, они созданы чтобы подчеркнуть красоту Оливии, — с этими словами мужчина достал две длинные коробочки, развернул к нам и открыл.

В одной коробке на черном бархате переливаясь красным, оранжевым и розовым лежали камни падпараджа. Во второй — грандидьерит сверкал белым, голубым и зеленым. Удивительной красоты камни.

— Господин Шторм, я могу рассчитывать, что эти камни будут только у Оливии? — маменька, как всегда, была предусмотрительна. А может это просто ее любовь к уникальности.

— Конечно, леди Мирель, — господин Шторм склонил голову. — Редкие камни я берегу только для вас. У леди Лоры в основном будут украшения с изумрудами и сапфирами.

— Благодарю вас, господин Шторм, — маменька взяла каталог и показывала ювелиру гарнитуры, которые подойдут к моим нарядам.

Было скучно, хотелось сбежать, но строгий взгляд маменьки дал понять, что сидеть мне столько, сколько понадобится. Мне не было все равно, просто я столько лет мечтала, что стану суженной принца Дэрила, и какими мы будем счастливыми, любящими.

А тут платья, туфли, украшения… как-то обыденно, не романтично. Неужели принц разбирается в женской моде? Вот уж вряд ли. Эти наряды нужны для других претенденток, впрочем, как и украшения.

В моих мечтах принцу достаточно было одного взгляда, чтобы сразу же полюбить меня всем сердцем. И суета матушки мне была не понятна.

Но все рано или поздно подходит к концу, так и мои сборы завершились. Платья доставили точно в срок и каждое из них было красивым и изысканным. Украшения подчеркивали красоту наряда и завершали мой образ.

Я желала поскорее оказаться рядом с принцем и одновременно страшилась этого. Отчаянно хотелось выиграть этот обор, но что-то внутри подсказывало, что легко не будет. Да это и не страшно, главное, чтобы мы полюбили друг друга, а там я пройду любые испытания. Когда любишь можешь сделать невозможное. А я любила.

— Ливи, помни о том чья ты дочь и всегда веди себя соответственно, — папенька был недоволен этим отбором, но противиться воле короля так же не мог.

— Хорошо, — я смотрела в окно кареты, прощалась с городом. Целый месяц я буду одна и далеко от родных.

— Может мы и не королевских кровей, но что такое честь и достоинство знаем. Верно?

— Конечно, папенька, — едва сдержала горестный вздох.

Всю дорогу в соседний город, в котором находился портал в столицу, то маменька, то папенька давали мне указания как себя вести, что делать, а что нет, с кем общаться и как. Если честно, я так на уроках не уставала, как от них двоих за последние пять часов.

— И помни, поступки правдивее слов.

— Да, маменька, помню.

Когда же мы наконец въехали в Стонвиж вздохнула с облегчением, скоро эта пытка закончится. Но что ждет меня в столице? С собой не разрешали брать слуг, как было сказано с той стороны будут встречать, а во дворце достаточно слуг, чтобы претендентки ни в чем не нуждались. Поставив сумки на специальную платформу родители меня обняли, дали последние напутствия и отступили от круга портала. Как только я встала на место вспыхнул белый свет.

Глава 2

Открыв глаза увидела небольшой зал, в углу стоял стол за ним сидел мужчина, возле дверей стояли двое стражников. Двое слуг поклонившись взяли мои вещи и пошли к сидящему мужчине.

— Добрый день, леди Ларкиз, запомните ваш номер двадцать четыре, — мужчина сделал у себя пометку и протянул слугам три номерка по количеству моих сумок. — На улице вас ожидает карета, всего доброго.

В Атории, столице нашего королевства, я была впервые, поэтому удобно устроившись в карете с интересом смотрела в окно. Улицы столицы были широкими и гладкими, поэтому карета ехала плавно, что меня порадовало. Такое покрытие было только в столице и крупных городах нашего королевства, в остальных лежала обычная брусчатка. Множество деревьев и цветов радовали глаз. Дома были добротные каменные двухэтажные. В некоторых на первом этаже размещались торговые залы.

В целом мне понравилось здесь, была какая-то особая атмосфера в этом городе. В прочем это могло быть просто предвкушение, я же на отбор еду. Волнуюсь. И очень-очень хочу победить.

Карета свернула и перед мной открылась широкая площадь за которой стоял трехэтажный белоснежный особняк, стоящий буквой «п», а перед ним расположился небольшой фонтан. Выйдя из кареты, я залюбовалась этой красотой, высокие арочные окна, густые кусты лапчатки и рододендронов радовали глаз яркими красками и наполняли воздух волшебным ароматом. Мраморная отделка лестницы и фасада говорила о том, что это дом очень богатых людей.

— Добро пожаловать в королевскую резиденцию, леди, — дворецкий поклонился и указывая рукой продолжил.

— Прошу вас проходите, сейчас вас проводят в гостевые покои, где вы сможете отдохнуть с дороги, а через три часа вы будете приглашены в сиреневую залу.

В холле меня ждала камеристка, которая проводила в комнату, помогла снять платье и принять ванну. Пока я приводила себя в порядок принесли легкий обед, который с удовольствием съела. В последний раз я ела вчера вечером, утром не до еды было, а потом тем более.

Маменька расписала мне в каком платье и какие драгоценности, когда надевать. Сейчас на мне было светло-желтое платье, прическу украшала нить жемчуга и завершал образ жемчужный гарнитур.

В зеркале я видела юную миниатюрную девушку с волосами цвета меда, зелеными глазами и розовыми пухлыми губами. Платье выгодно подчеркивало небольшую, но полную грудь, жесткий корсет делал талию еще выразительнее, а пышная многослойная юбка делала меня похожей на куклу. Я была довольна собой и, когда пришло время уверенно шла на встречу судьбе.

Сиреневая зала поражала богатством и многообразием цветов. Лепнина на высоком потолке и витые колонны делали зал легким и воздушным. В открытые окна прохладный ветерок приносил ароматы цветов из сада. Тихая музыка задавала настроение. В конце залы стояло два высоких трона, а недалеко от них стояло что-то высокое закрытое плотной тканью. Сразу захотелось узнать, что там, и я была не единственная желающая открыть тайну, многие девушки как бы невзначай проходили мимо, но что-то им мешало подойти ближе, видимо защитный контур стоит.

В зале собралось около пятидесяти девушек, они как яркие птички радовали глаз. Все улыбались, но в глазах была оценка других претенденток и волнение. Встретившись взглядом с Лорой, девушка скривила губы и отвернулась, давая понять, что мы не знакомы. Я даже вздохнула с облегчением, совсем не хотела с ней общаться.

Церемониймейстер стукнул посохом и громко произнес:

— Ее Величество королева Алиссия, Его Высочество наследный принц Дэрил, — все присели в реверансе ожидая, когда они пройдут и займут свои места.

— Добро пожаловать в королевскую резиденцию, — королева говорила уверенно и осматривала нас внимательным взглядом. — Сейчас вам предстоит пройти первый отбор.

С этими словами ткань спала с таинственного предмета и им оказалось зеркало. Резная рама, инкрустированная драгоценными камнями, восхищала филигранностью работы. Легкий вдох разочарования показался слишком громким в тишине залы. Королева улыбнулась, понимая наши чувства.

— Перед вами Зеркало Истины, оно показывает суть любого живого существа.

О, Всевышний, я была уверена, что это сказка. Ведь единственно, где можно было встретить описание зеркала — это сказки и легенды. А оно вон как, этот артефакт хранится в королевской семье, но почему же тогда о нем никто не знает?

Тем временем королева продолжила:

— Будущая королева должна быть примером для своих поданных, обладать положительными качествами характера и светлой душой. Те, кто прошел испытание будут сопровождены в комнаты. Можете отдыхать и набираться сил, встретимся завтра за завтраком. Непрошедшие будут отправлены домой. Желаю каждой из вас удачи.

Как только королева закончила говорить, вошел мужчина, который встречал меня в зале портала, развернул свиток и стал называть имена рода претенденток, согласно их прибытия на отбор.

— Леди Лапорт, — к зеркалу вышла милая девушка с рыжими вьющимися волосами, ладной фигуркой в роскошном фиолетовом платье. Спереди оно было полностью закрытым, а сзади на треть открывал спину. Сложная многослойная юбка была украшена пеной кружев, при ходьбе казалось, что девушка плывет.

Подойдя ближе к королеве с принцем, она вновь присела в реверансе. Мы все затаили дыхание, ведь никто из нас еще не знал, что отразиться в зеркале. Леди шла гордо, подняв голову и лишь перед зеркалом на краткий миг замерла, но быстро взяв себя в руки встала перед ним. Вспышка и поверхность зеркала стала мелочно белая.

Теперь я поняла, что означали фразы в сказках отразился свет души или тьма. Зеркало просто приобретало соответствующий цвет. Честно сказать, я представляла себе, что в отражении будут чудища или огонь свечи. А все так просто.

— Поздравляю, леди Лапорт, — мужчина показал на дверь, которая открылась позади зеркала. — Прошу проходите, вас там встретят и проводят в комнату.

Стоило девушке войти в дверь, как она тихо закрылась. Следующие пять претенденток так же прошли этот отбор. Мне уже стало казаться, что по-другому и быть не может. Мы же такие юные, откуда в наших душах появиться тьме? Судя по тому, как напряжение уходило из тел претенденток подобные мысли, посетили не меня одну.

— Леди Драмвель, — вышла по-настоящему красивая девушка, правильные черты лица, вьющиеся черные волосы были убраны в сложную прическу, лишь несколько локонов игриво подчеркивали изящную шею. Черное платье несколько выбивалось из ярких нарядов участниц, тем не менее выглядело оно роскошно и богато.

Перед зеркалом она, как и предыдущие девушки, на мгновение замерла. Вспышка и зеркало затянуло тьмой. Гул поднялся в зале, мало кто из претенденток ожидал такое.

А вот леди Драмвель совсем не удивилась, она резко развернулась в сторону королевы и принца и вскинув руки бросила в них темное заклинание. Но вместо того чтобы полететь в их сторону оно поразило саму девушку. Душераздирающий крик боли оглушил, что с ней происходило не было видно из-за тьмы, окутавшей ее словно кокон. Спустя несколько бесконечно долгих секунд тьма рассеялась, и мы увидели горстку пепла. Это все, что осталось от девушки.

Мы, претендентки, были в шоке и, кажется, даже не дышали. А вот королева и принц выглядели так словно ничего не было. С таким же невозмутимым видом вошла горничная, убрала мусор, протерла влажной тряпкой пол и удалилась. И все это в полной тишине.

— Надеюсь больше ни у кого нет желания навредить королевской семье? — Ее Величество была спокойна и холодна, как лед. Мы молчали, поэтому она продолжила. — Если среди вас есть те, кто сомневается в себе, или же, здесь чтобы причинить вред, лучше уйдите сейчас сами. Вас никто не будет преследовать и как бы то ни было вредить. Всем ушедшим мы поможем вернуться домой.

Робкие шаги одной из девушек, послужили примером еще для нескольких, а потом еще и еще. Их никто не трогал и ничего не говорил. Всего ушло десять девушек. Если бы не моя мечта стать суженной принца, я бы тоже ушла от беды подальше, но мое сердечко надеялось на волшебство любви. После того как дверь за последней закрылась мужчина оглашающий список продолжил:

— Леди Ротвард, — претендентки были, и отбор еще не закончился. Бледная девушка на негнущихся ногах прошла к зеркалу. Вспышка и зеркало стало молочно-белым.

Дальше все пошло быстрее, казалось, что всем нетерпелось поскорее закончить этот этап отбора. Я же начала нетерпеливо притоптывать ножкой, уже скоро будет моя очередь подходить к зеркалу, а перед этим момент о котором я так долго мечтала, наша первая встреча с принцем. Глаза в глаза. О, он непременно меня сразу полюбит.

— Леди Ларкиз, — сердце застучало где-то в горле, сохраняя грацию и достоинство, неспешно шла, наслаждаясь моментом предвкушения. Остановилась в нескольких шагах от королевской семьи, присела в изящном реверансе. Медленно подняла глаза глядя на принца. Улыбка застыла на моем лице, но приложив все силы, я также чинно прошла к зеркалу. Вспышка и поверхность зеркала стала молочно-белая.

Как в тумане прошла в открывшуюся дверь, там меня ждала знакомая камеристка:

— Ах, леди Оливия, как я рада, что вы прошли, — она смущалась, но продолжала меня вести за руку и говорила быстро, словно боялась, что ее остановят. — Хотя по-другому и быть не могло. Вы же такая светлая и славная. Я подготовила вам ванну. Что вы предпочитаете на ужин, леди?

— Без разницы, — я ничего не хотела. Разве что расплакаться от отчаянья и несправедливости этого мира.

Войдя в выделенную мне комнату, я сразу пошла в ванную, отказавшись от помощи камеристки, вода поможет скрыть слезы. Было обидно и горько. Как же так? Я так мечтала об этом, а он посмотрел слово меня и нет здесь. И пусть я всего лишь баронесса, но какое это имеет значение для любви? Я красива, может не той кукольной красотой, коей могут похвастать здесь многие, но ведь это не главное в жизни.

И что же теперь делать? Зачем тогда этот обор? Если принц меня не видит, что же мне теперь придумать, да и есть ли возможность, что все изменится?

Вопросы, вопросы кружились как карусель, но легче мне от этого не становилось. Слезы текли, я даже не пыталась их стереть. Пусть. У меня с собой баночка с чудесной мазью, через тридцать минут и следа не останется, буду сиять как звездочка на небосклоне.

«Соберись, Ливи. Это еще ничего не значит. Я здесь для того чтобы стать суженной принца. Так что рано раскисать и лить слезы. Конечно, жаль, что все не так, как в мечтах, но я прошла первый этап отбора, а это значит, что еще не все потеряно. Дэрил меня полюбит, и мы будем счастливы».

Из ванны я вышла, когда на улице совсем стемнело. На столе ждал ужин, вкусный и горячий, что приятно порадовало. Переодевшись в сорочку легла спать. Завтра новый день и новые возможности, чтобы привлечь внимание принца.


***
Проснувшись едва стало светать первым делом вызвала камеристку. Без нее не справлюсь с таким объемным делом. Это в сумках-артефактах, их папенька специально для меня купил, одежда становиться маленькой не больше пятидесяти сантиметров, но стоит ее вытащить, и она принимает первоначальный вид. Поэтому мои наряды в сумке смотрелись как кукольные, но эти объемные юбки сведут с ума любую. А ведь из них надо еще выбрать нужное. Маменька мне и список дала какое, когда надеть, но нет я сделаю так как считаю нужным. В конце концов мне надо поразить принца, а не просто элегантность демонстрировать. Так что, маменька, прости, но я объявляю бунт. Мне нужен принц, а значит мне помогут все книги, которые были прочитаны, и женские романы в том числе, а также беседы подружек, и приглашенных на чаепитие благородных леди. Да, признаюсь, я частенько подслушивала взрослые разговоры. Но, а как-иначе-то? Ведь интересно, о чем они говорят, почему думают так, почему одних хвалят, а других ругают.

— Светлого утра, леди Оливия, — в комнату вошла камеристка, сделав книксен подошла ближе. — Чем могу служить?

— Светлого. Будем раскладывать наряды, а заодно выберем на сегодняшний день три платья, — я пропустила камеристку к сумкам. — Думаю, что оставим зеленое, золотое и лазоревое.

Пока камеристка занималась платьями и всем остальным, я достала шкатулки с драгоценностями. А вот здесь я последую советам маменьки, у нее лучше получается подбирать драгоценности. Я вообще камни не отличаю, что бесконечно огорчало как моих учителей, так и маменьку. Свершись со списком выложила на подставку необходимое и с чувством выполненного долга отправилась в ванную.

Итак, как гласит первое правило помогающее привлечь внимание лорда, следи за своим внешним видом. Ванну приняла, голова вымыта с особым средством, после которого мои вьющиеся волосы радуют глаз упругими локонами. Ногти радуют идеальным маникюром. Опять же спасибо, маменьке, за приглашенную мастерицу, и папеньке за более, чем щедрую оплату, именно благодаря ей мои ноготки будут безупречны в течение ближайших полутора месяцев. Этого хватит до конца отбора.

В комнате уже ждали приведенные в идеальный вид не только платье, но также и нижние юбки, сорочка, панталончики. Платье висело на специальной подставке, а нижнее белье лежало на застеленной постели. Кажется, я начинаю влюбляться в свою камеристку, она не только одежду приготовила, но и принесла легкий завтрак. У нас дома не такие расторопные слуги.

С удовольствием поев фруктовый салат со сливками и выпив чашечку жасминового чая, я стала одеваться. Шарил, моя камеристка, сделала мне замысловатую прическу открывающую шею, а один оставленный локон с боку так же будет привлекать внимание к ней, а заодно ненавязчиво приглашать взглядом опуститься в соблазнительное декольте.

Зеленое платье из атласа крепко обнимает мою грудь и талию, воздушные юбки, расшитые крупными цветами с застывшими капельками изумрудной росы, в пышной пене белоснежных кружев, подчеркивали белизну кожи, делая меня нежной. К платью прилагались длинные кружевные перчатки, а еще изящные туфельки на высоком каблуке. При мое невысоком росте, могу позволить себе любую высоту каблука. Капля цветочных духов, пару легких щипков щечек. Все я готова.

Камеристка меня проводила до зала, в котором сегодня накрыли завтрак для участниц. Интересно много нас осталось, и что с Лорой, прошла ли она отбор? Что-то внутри подсказывало, что нет не прошла, но воспитание маменьки не прошло даром и мне вспомнилось ее наставление «Никогда не суди человека, особенно на эмоциях». По отношению к Лоре я испытывала много негативных эмоций, сколько она мне пакостей сделала, но на все мои доводы, о том, что Лора плохая матушка отвечала: «Ты позволяешь ей так с собой вести, вот и получаешь закономерное». И нельзя было ей доказать, что не позволяю, что она все подстраивает так, что я оказываюсь виноватой. Верховный, избавь меня от общества Лоры на отборе.

За всеми мыслями я совершенно не следила за дорогой, и закономерный результат, поворачивая за угол с кем-то столкнулась. Подняв глаза, улыбка озарила мое лицо.

— Светлого дня, ваше высочество, — присев в реверансе, я смотрела в его глаза любуясь их синевой. — Простите, я так спешила, что совершенно не смотрела по сторонам.

— Ничего страшного, леди. Прошу — принц слегка склонил голову и отступив на шаг уступил мне дорогу, а сам поспешил куда-то дальше.

Ладно, до залы не проводил, видимо и вправду очень спешит. Ну ничего день только начинается, никуда он от меня не денется. В конце концов Ларкиз всегда получают желаемое. Во всяком случае так говорит папенька. Пришло мое время поверить и проверить это.

Зал встретил меня тишиной, и это при том, что здесь было около пятнадцати девушек, но все стояли на расстоянии друг от друга, и всем видом демонстрировали нежелание сближаться. Глазами же следили за каждым движением соперниц и оценивали. Ну что ж я не стала кидаться в объятья, но мило улыбнулась и пожелала светлого дня, как говорила маменька «Воспитанность располагает к тебе людей и открывает любые двери».

Пока ожидала прихода остальных участниц осматривала зал. Высокий потолок выкрашен в светло-голубой цвет, а по краю изображены цветочные мотивы. Стены также были светло-голубыми, их украшали картины в тяжелых рамах. В основном это были лесные пейзажи, но было несколько картин с морем.

Благодаря высоким окнам, солнце наполнило каждый уголок большого зала. На сервированном столе играли бликами золотые столовые приборы. Во главе стола было накрыто на две персоны, значит королева и принц почтут нас своим присутствием.

Не спеша проходя мимо стола подсчитала количество тарелок. Тридцать. Не плохо, совсем не плохо. Десять ушли сами. Одна обратилась в пепел. Девять не прошли.

Между тем претендентки все прибывали, расходились по залу гордо вздернув подбородок. И все так же молча, лишь шорох платьев и пение птиц за окном наполняли помещение звуками. С каждой вошедшей девушкой в сердце сильнее разгоралась надежда, что Лоры я здесь не увижу. Спасибо, Всевышний, ее нет. Все тридцать девушек здесь. Улыбка моя стала еще солнечней, а в душе запели птички.

— Ее Величество, королева Алиссия и наследный принц Дэрил, — двери распахнулись и в зал величественно вплыла королева.

Склонившись в положенном низком реверансе, из-под ресниц наблюдали за их движением. Королева сегодня была в нежно-бежевом платье. М-да, а маменька мне именно такой цвет на это утро внесла в список. Пустяки. Мне надо привлечь внимание принца, а таким цветом это сделать сложно. Вон большинство девушек выбрали этот оттенок, это так скучно, а главное девушку не видно, она как бы смазывается в этом зале.

— Прошу занять свои места, — королева говорила медленно чуть, растягивая слова.

Хорошо, что я прошлась возле стола, перед каждой тарелкой была табличка с именем леди. Мое место было ожидаемо в конце стола. Баронесса — низкий титул, а значит и место будет дальше от монаршей особы. Ну да это ничего, зато принца мне будет хорошо видно.

— Леди, ближайшие дни вы проведете здесь, — королева дождалась пока все займут свои места и будут наполнены тарелки. — За это время принц Дэрил побеседует с каждой из вас. Королевская семья — это не только власть, долг, но также и общие интересы, и взгляды на жизнь. Очередность определяется вашим порядковым номером по прибытию в резиденцию. Место и время встречи каждой будет сообщено дополнительно.

— Но будьте готовы в любой момент к встрече со мной, — очаровательная улыбка принца растопила девичьи сердца, и мы позабыли о завтраке. Замерли любуясь принцем. Как можно быть таким красивым?

Во время завтрака больше ничего интересного не было, все ели молча, девушки украдкой смотрели на принца. Первой зал покинула королева и принц, а после и девушки начали расходиться.

После завтрака поднявшись в свою комнату узнала, что с принцем я встречусь только завтра после обеда в саду. По словам Шарил, сегодня прогулок у принца не намечено, поэтому я решила погулять по саду.

Территория сада была огорожена высоким вечнозеленым кустарником. Извилистые дорожки приглашали то к увитой цветами беседке, то в фруктовый сад. А одна дорожка привела меня к качелям. Оглянувшись нет ли кого по близости, я села на них. Есть какая-то магия в качелях, стоит начать движение, как в голове становится легко, улыбка озаряет лицо и хочется обнять весь мир. Все кажется прекрасным и удивительным. Время до обеда пролетело незаметно.

— Хочу напомнить вам, леди, — королева говорила строго и мне показалось, даже сердито. — Вы представительницы благородных семей, пусть и не все вышли из высоких родов, тем не менее такие понятия как честь и достоинство, вам всем должны быть хорошо известны.

А вот теперь я точно поняла, что королева гневается. Интересно, что или кто ее довел до такого состояния. Спасибо, что взглядом не одарили, а только словами напомнили о том, что я единственная, кто недостаточно знатна. Меня это не смущает, в отличие от многих здесь присутствующих. Но это ничего, у меня есть сила и мудрость женских романов. Еще посмотрим, кто окажется победителем.

— Цель данного отбора, найти достойную суженную для принца, будущую королеву, — холодом ее голоса можно озеро в лед превратить. — Если у кого-то из вас есть желание стать фавориткой принца, об этом стоило сказать раньше. Это мое последнее предупреждение либо вы начинаете себя вести, как подобает высокородной леди, либо собирайте вещи и возвращайтесь домой.

Обведя всех нас злым взглядом, королева приступила к еде. Нам всем ничего другого не оставалось, как последовать ее примеру.

Меня что-то смущало, но я никак не могла поймать его за хвост. То, что принц был тих это понятно, если нам такую выволочку королева устроила, боюсь представить, что выслушал принц.

Нет, дело не в нем. Что-то не так, или чего-то не хватает. Точно! Не хватает. Еще раз внимательно пересчитав приборы на столе поняла, что нет двух девушек.

Интересно, что же случилось. Неужели они пытались соблазнить принца? Но это же глупо. Ни в одном женском романе не было такого, да и матушкины подруги всегда не лестно отзывались о таких недалеких девушках. Зачем мужчине делать ее суженной, если она ему самое ценное отдала за просто так.

Впрочем, я должна быть им благодарна за такой поступок, минус две соперницы. Принц стал чуть ближе. Да и я теперь сижу на одно место ближе к королевской семье.

После плотного обеда захотелось чего-то для души. Библиотека подойдет как нельзя лучше. Удобно устроившись в широком кресле, стоящего возле окна я погрузилась в мир благородных леди и не понявших какое счастье они встретили, лордов. Вот и у меня так же, принц еще просто не понял, как ему со мной повезло. Все книги заканчиваются обрядом единения, значит и у меня все получится.

Ужин принесли в комнату, как сказала Шарил, это распоряжение королевы. Жаль, я такое платье приготовила для ужина, но ничего не поделаешь. В конце концов с королевой не спорят. Зато будет больше времени чтобы подготовиться к завтрашнему дню.

В ванной я провела не менее трех часов, служанке не доверила такое ответственное дело, как наведение красоты. Как говорит моя матушка «каждая девушка должна уметь приводить себя в порядок на таком уровне будто над ней трудилась целая стайка профессионалок. Потому что, любого мастера можно подкупить, а вот ты всегда будешь на своей стороне».

Так что взяв дюжину баночек, мешочков с травами, я не спешно наводила красоту. Делать это надо за день до важной встречи. Конечно, после всех процедур я буду выглядеть красиво, но только через двенадцать часов будет максимальный эффект, вплоть до легкого сияния кожи, которое продержится еще двенадцать часов. А ради такого можно и постараться.

Утро встретило синим небом и радостным гомоном птиц. Сегодня я встречусь с принцем, и мы будем одни.

Завтрак прошел как в тумане, а все потому, что принц периодически останавливал на мне взгляд. И было что-то особенное в этих голубых глазах, что-то заставляющее мое сердечко замирать.

Я ждала нашей встречи, как радуги после дождя. И как это обычно бывает, время до нашей встречи тянулось так медленно, что временами казалось, что оно вообще остановилось. И даже сборы на свидание не помогли его ускорить.

Но все рано или поздно заканчивается. Так и мое ожидание подошло к концу.

Еще раз осмотрев себя в зеркале поспешила на встречу судьбе. Уверена, что сегодня Дэрил увидит меня и полюбит. Да и как может быть иначе? В зеркале мне улыбалась миниатюрная девушка в платье вердепомового цвета, с тонкой талией, высокой грудью, которую подчеркивает декольте, скромно спрятанное под тончайшим кружевом. Зеленые глаза сияют, как солнце, а темные, пушистые ресницы добавляют им выразительности. Светло-пшеничные волосы убраны в высокую прическу, лишь один локон игриво выбился из прически, привлекая внимание к изящной шее.

Спеша за Шарил, которая провожала меня к месту встречи с принцем, я придумывала как начать нашу беседу, о чем рассказать принцу. И я так задумалась, что налетела на остановившуюся камеристку. Оглядевшись удивилась месту встречи, нет, я не против свежего воздуха, но мне казалось, что мы будем вести беседы в зале, а не в увитой цветами беседке. Впрочем, это лишь добавит романтики в нашу встречу.

— Прошу вас, леди Оливия, его высочество принц Дэрил уже ожидает вас, — Шарил поклонилась и быстро ушла, оставив нас одних.

Принц не спешил выйти и поприветствовать меня, впрочем, и не удивительно, ему по статусу не положено. Приподняв подол платья вошла в беседку. Принц стоял напротив входа и внимательно на меня смотрел. Затаив дыхание, я забыла все слова, которые так готовила.

— Светлого дня, леди Оливия, — мужчина с грацией хищника приблизился ко мне слишком близко, чтобы это было жестом вежливости, припал к моей руке и задержавшись дольше положенного не отрывал от меня взгляд своих голубых глаз.

— С-светлого, — мой голос охрип вдруг. Не ожидала такого даже в самых смелых мечтах, поэтому щеки окрасились румянцем. — Ваше высочество.

— Дэрил, — выровнявшись принц улыбнулся своей соблазнительной улыбкой. — Прошу вас, Оливия, зовите меня просто Дэрил.

— Х-хорошо, ваше высочество, — просто не верилось, что моя мечта осуществилась и принц меня полюбил.

— Дэрил, Оливия, просто Дэрил, — мужчина так и не выпустивший моей руки, прижал ее к своему сердцу, так, что я могла чувствовать его сильные удары.

— Дэрил, — в глазах все плыло от переполнявших меня чувств. Казалось, что я парю где-то в облаках.

— Как тебе в резиденции, Ливи? — в его голосе появились воркующие нотки, отчего мурашки побежали по моей коже

— Очень красиво, — и вроде руку стоит забрать, не подобает так долго ей быть в чужих руках. Но ведь это же любимый, а значит не такой уж и чужой.

— День сегодня жаркий, может бокал вина? — мужчина увлекал меня в глубь беседки, но я ничего не видела от счастья сбывшейся мечты.

— Нет, я не пью, — с трудом собрав мысли стала вспоминать что же там в романах было, когда чувства вспыхивают, и герои полюбили друг друга. Кажется, поцелуй.

Нет, не годится, помню, в одном романе героиня долго не давала себя поцеловать и этим разожгла интерес и желание лорда. Пожалуй, так и сделаю. Пусть не думает, что я стала легкой добычей. Нет, Ларкиз знают, что такое гордость.

— Ливи? Ливи? Вы меня слышите? — Дэрил гладил меня по щеке и с беспокойством всматривался в мои глаза.

— Да, Дэрил, все хорошо, просто задумалась, — румянец окрасил мои щеки, и я опустила голову вниз чтобы скрыть это

— И о чем же таком ты задумалась? — мужчина приподнял мою голову

— О том, что не чувствую, что сегодня жарко, — ну да, это было глупо, но что я могла ему еще сказать, не правду же. Что-то мне подсказывает, Дэрила это не порадовало бы.

— Видимо придется мне потрудиться, чтобы в твоей прелестной головке остались лишь мысли обо мне, — знал бы, что там и так только он, также, как и моем сердце. — Времени у нас не так чтобы много, но думаю, что успеем. Верно?

С этими словами мужчина легонько подтолкнул меня, тем самым буквально укладывая на широкую лавку, стоящую вдоль стены беседки. Минуточку, но такого не было в женских романах. Там лорды вели себя достойно и даже холодно, а это что? Нет, так меня не устраивает. А где же признание в любви, где же обряд единения?

Звонкий шлепок нарушил тишину, кажется даже птицы смолкли.

— Не смейте ко мне прикасаться, ваше высочество, — стараясь говорить твердо, я отпихнула от себя мужчину, на щеке которого уже проступал красный след от моей ладони. — Я вам не девка из веселого дома. Я леди Ларкиз.

Надо отдать принцу должное он увеличил между нами дистанцию, но к горящей щеке не прикоснулся, терпел. Сжал руки в кулаки, но терпел. А мне видимо, пора идти собирать вещи. Если меня не казнят за нападение на наследника, то выгонят с отбора точно.

— Я помню об этом, леди Ларкиз, — имя рода он произнес с издевкой, отчего мне стало неприятно. — Но вы же все одинаковые, каждая так и мечтает, чтобы залезть в мою постель, а потом заставить пройти обряд. Разве вы не об этом мечтаете, леди?

— Нет, ваше высочество. Я мечтаю о порядочных отношениях, которые будут честными, искренними и чистыми, — поспешно встав с лавки я судорожно поправляла платье и прическу. Не хватало, чтобы обо мне говорили невесть что.

— Да, и именно по этой причине на вас такое платье, — он рассмеялся.

— Какое такое? — я начинала закипать, а это ничем хорошим точно не закончится.

— Провокационное, — жестом указав на мое декольте скромно прикрытое прозрачным кружевом. — Или вы думаете, что оно настроит меня на целомудренный лад? Вы же не ребенок и должны уже понимать такие простые вещи. Если леди провоцирует своим нарядом, значит она готова к нечистым отношениям. Разве вас матушка не учила этому?

— Да как вы… — я не могла подобрать слов. Он прав, матушка учила и такое платье она велела надевать на бал, а в повседневные были закрытыми. Именно поэтому они мне не подходили. Ведь я хотела поразить принца.

— Смею, леди, очень даже смею, — мужчина говорил холодно и строго. — Но оставим эти мелочи. Я вам предлагаю разделить со мной постель и стать моей фавориткой. Что вы на это скажете?

— Скажу, что это низко и отвратительно, — я хочу, чтобы он меня полюбил, а не сделал игрушкой для утех.

— И чем же это отвратительно? Наоборот, как моя фаворитка вы будете пользоваться многими благами и уважением, — теперь он соблазнял меня, обволакивая нежностью своего голоса и глубиной своих глаз.

— Вот уж вряд ли меня кто-то будет уважать. Не за что, — сжав кулаки из всех сил старалась говорить ровно и с почтением. — Никто не уважает грязь, лежащую на дороге, так же и я потеряю уважение став вашей фавориткой.

— Как интересно, — он растягивал слова и смотрел на меня так будто перед ним неведомая зверушка, которую надо изучить. — Чем же плохо быть в тепле и уюте, в богатстве и сытости?

— Плохо тем, что однажды вы фаворитку выбросите, как надоевшую игрушку. И вся эта сытость и тепло исчезнет. Навсегда.

— А если я вас обеспечу так, что до конца жизни ни в чем не будете знать нужды?

— Нет, ваше высочество. Мне это не надо, — вздернув подбородок я наконец-то обрела внутренний покой. — Я хочу нормальную семью, детей. И пусть жизнь будет не такая теплая и сытная, зато я не потеряю свое уважение. Как вы верно заметили я Ларкиз, а это значит, что слова честь и достоинство для меня не пустой звук.

— Надо же меньше всего я ожидала такие слова услышать от вас, милочка, — глухие хлопки затянутых в перчатки рук оглушали. — Похвально.

— Ваше величество, — присев в глубоком реверансе ждала, когда мне позволят встать.

— Тем не менее мой сын прав, — она говорила не спеша, обходя меня по кругу рассматривала как недавно ее сын. — Ваши наряды, они не то что не скромны, они вопиюще вызывающи. Конечно, если бы вы их надели на бал, это было в рамках приличия. Но в повседневной жизни, леди Ларкиз, многие усомнятся в чести и достоинстве вашего рода.

Ноги начинали дрожать, от слов королевы мне хотелось провалиться сквозь землю. Если об этом узнает матушка, ничего хорошего меня не ждет. И повтор всего курса этикета это будет самое малое и легкое наказание.

— Я понимаю, что вы юны и ваши эмоции, и желания оказываются сильнее разума, — перестав ходить вокруг меня королева села на ту самую лавку, где не давно лежала я. — Тем не менее, что-то мне подсказывает, что есть в вас сила противостоять этим соблазнам. Напоминайте себе, Оливия, почаще, что вы на отборе не просто суженой принца, а на отборе будущей королевы. Надеюсь, что это будет для вас достойным стимулом быть образцом для подражания. А не посмешищем. Мне больно слышать нелестные отзывы об участницах отбора. Могу ли я рассчитывать на ваше понимание и благоразумие?

— Конечно, ваше величество, — пот скатывался по спине, ноги уже не держали, как удалось ответить ровно и спокойно не знаю.

— Рада это слышать. В таком случае до встречи за ужином, — с этими словами так и не позволив мне встать королева и принц удалились.

Дождавшись, когда их шаги утихнут я упала на пол. Ноги дрожали, так же, как и руки.

Слезы текли рекой. Это так унизительно. И ужин теперь не пропустить, королева не поймет. И как теперь вести себя с принцем?

Могу точно сказать, что внимание своими нарядами я привлекла, правда не то на какое рассчитывала. А в книгах описывают такие наряды, что мое просто скромное одеяние служительницы Верховного.

В чем же дело, что я сделала не так? Почему в книгах к героиням такое трепетное и чистое отношение, а в жизни мне столько гадостей сказали.

Медленно поднявшись на ноги, постояла разминая и возвращая им подвижность. Давно я так не стояла, помню в последний раз такое испытание было лет десять назад, тогда мадам Эльма была сердита на мое незнание правил приветствия в зависимости от статуса. Она мне так и не позволила подняться, а я молчала и не раскаивалась, поэтому и упала на пол, когда ноги перестали держать. Ну да пусть, это дела минувших дней. Сейчас стоит привести себя в порядок и с достоинством спрятаться в своей комнате.

К счастью по дороге мне никто не попался. Войдя в комнату упала на кровать и вновь расплакалась.

— Леди Оливия, что случилось, — взволнованный голос Шарил напомнил мне, что я не дома, а значит расслабляться нет времени. — Вас кто-то обидел?

— Все в порядке, Шарил, — встала с кровати, промокнула глаза платочком, чтобы краснота быстро прошла. — Просто устала.

— Это наш принц вас довел? — она тяжело вздохнула. — Вы не думайте, он на самом деле добрый, просто избалован женским вниманием, вот и чудит всякое. Но никогда девицу не обидит.

— Прям уж и никогда, — мне вспомнилось как он меня уложил на лавку.

— Да как можно, ваша светлость. Принц, конечно, балагур, но против воли никогда не пойдет, да и королева-мать, если прознает о его недостойном поведении, у-у-у чего будет. Вам лучше и не знать, леди.

Что будет я уже отдаленное представление имею. И в этом Шарил права, лучше королеве под горячую руку не попадать. Целее и здоровее будешь.

— Если напугал вас этот шутник, так вы не серчайте, пойдёмте я вам ванную, успокаивающую приготовлю. Будете сегодня за ужином блистать, как звездочка.

— Давай без блеска, просто расслабиться и все, — на сегодня мне блеска хватит, лучше лишний раз королеву не злить и о себе не напоминать.

Эх, будь моя воля сбежала бы на пару дней куда-нибудь, но отбор, а значит только вперед с гордо поднятой головой. Никуда принц Дэрил не денется.

Возможно первое правило и не сработало так как я хотела, но есть же еще полезные советы о том, как привлечь внимание мужчины. Проигрыш битвы не означает проигрыш войны. Передохну, соберусь с мыслями и с новыми силами продолжу завоевание принца.

За своими мыслями не заметила, как Шарил помыла меня в ароматной воде, вернувшей мне душевное равновесие. Что ни говори, а участие в отборе отнимает много сил и нервов. Это же постоянное напряжение и ожидание результата.

— Какое платье вы наденете на ужин, леди Оливия, — камеристка расчесывала мои волосы одновременно высушивая их и укладывала крупными локонами на макушке.

— Думаю темно-синее подойдет лучше всего, — самое скромное и не броское, надеюсь, что королева оценит мои старания.

— Но оно закрытое, — женщина замерла удивленно, глядя на меня в зеркало.

Ну да, я же до этого только в открытых платьях была. Закрытые отвергала и даже запретила ей мне такие предлагать. И вот теперь сама говорю, что надену закрытое.

— Все верно, Шарил, так и должно быть, — сохраняя невозмутимое выражение лица, говорю так будто и не было этих дней в декольтированных платьях. — А синий цвет платья придаст глубину мои глазам. Ты не находишь?

— Конечно, леди, именно так и есть, — как и положено хорошей прислуге, женщина быстро приняла новые правила, забыв о прошлом.

На ужине все отметили перемены в моем облике. Ну да, темно-синее платье закрывало меня от шеи и до носочков ног, длинные рукава скрывали половину кисти руки. Высокая сложная прическа была украшена нитью жемчуга.

Внешний вид меня удручал, но выбора уже не было. Королева зла, а если меня из-за нарядов выгонят, то маменька меня по головке не погладит. Да и весь город будет над нами смеяться, а этого уже папенька не простит.

Так что достав маменькин список, когда и какое платье надевать решила в этом довериться мудрой женщине. В конце концов она удачно прошла обряд и счастлива со своим суженным.

— Неужели у нашей выскочки вызывающие платья закончились? — моя соседка справа темноволосая дочь какого там уж и не вспомню кого, отличалась не только колким языком, но и угловато-заостренной фигурой.

Острый подбородок и длинный нос в сочетании с высокими острыми скулами пугали меня до дрожи в коленях. В противовес внешности голос у нее был чарующий, даже гадости произносились мягко и текуче.

— Ну что вы, — я заняла свое место за столом. — До вашей высоты мне еще расти и расти.

Ну да не очень хорошо указывать на недостатки других, а эта маркиза отличалась не только угловатой фигурой, но еще и высоким ростом. А нечего задираться.

— Что? Да как ты смеешь, — яркие пятна покрыли все лицо девушки.

— Что-то я не припомню, чтобы разрешала вам так к себе обращаться, — слышала бы меня сейчас маменька — гордилась бы мной. Столько достоинства и уверенности в голосе.

— Да ты жалкая побирушка…

Ответить ничего не успела, поскольку в этот момент громко объявили о приходе королевской семьи. Все быстро поднялись со своих мест и склонив головы ждали, когда нам будет позволено вновь сесть и приступить к ужину.

— Леди, посмотрите на меня, — королева сидела, но нам пока не разрешила сесть. Подняв головы, мы ждали, что же нам скажет королева. — Девушки, я крайне недовольна вами всеми. Каждая из вас в той или иной степени разочаровали меня своим воспитанием. Вы дочери знатных родов и должны были получить достойное образование, но видимо ваши родители чего-то не учли. Я решила отправить каждой семье замечание о ваших ошибках и промахах.

Королева сделала паузу, давая нам возможность ужаснуться ее суровому наказанию. А это было именно наказание.

Все домой я уже не хочу, маменька меня скушает, а потом лично будет повторно вкладывать в меня весь курс этикета. Выход один — стать суженной принца, тогда есть шанс на помилование с ее стороны.

Если до этого было тихо в зале, то сейчас тишина зазвенела. Мельком посмотрела на впереди стоящих девушек и поняла, что я не одна думаю о том, что домой лучше не возвращаться. Все стояли бледные, с огромными от ужаса глазами.

Насладившись произведенным эффектом, королева продолжила:

— Вы представители аристократии в своих городах, а это значит, что простые люди будут смотреть на вас и подражать вам. Ответственность за благо народа лежит не только на плечах королевской семьи, но и на ваших плечах. Я хочу в конце концов увидеть достойных дочерей своих родов, а не дешевую торговлю, — обведя нас гневным взглядом и оставшись довольной произведенным эффектом. — Как вы видите вас стало меньше еще на три человека.

Так вот почему я так близко к принцу. Сохраняя скорбный вид в душе радовалась, что нас стало еще меньше, это значит, что я стала ближе к Дэрилу.

— Я очень надеюсь, что вы меня все услышали и сделали правильные выводы. А теперь можете садиться и приступать к еде.

Как только мы сели слуги в миг подскочили к нам и стали наполнять тарелки и бокалы. Только после такой отповеди аппетит куда-то спрятался и выходить не хотел.

Так и коротали мы ужин делая вид, что едим. Лишь несколько девушек на самом деле ели. Вот это нервы у них крепкие, а может они еще с принцем не встречались и им не досталось от королевы. Как знать, как знать.

Следующий день был тих. Принц продолжил общаться с претендентками. Я же весь день провела в библиотеке читая женский роман.

А что делать, если места себе не нахожу, с ужасом и предвкушением ожидаю сегодняшний ужин. Он будет последним в королевской резиденции, Дэрил должен будет сделать свой выбор, с кем из девушек он хочет продолжить общение.

Я волнуюсь, хоть меня и не выгнали после неудачного свидания, но ведь принц может и сейчас сказать, что я ему не понравилась и отправить меня домой. За обедом оказалось, что еще две девушки нас покинули.

И мне так интересно узнать, что же было причиной их ухода, что принц на этот раз придумал. Или, может, он всем делает одно и тоже предложение, а дальше в зависимости от ответа.

Хотя, о чем это я думаю. Нет, нет, нет я читаю книгу очень интересную и увлекательную, а о том, что может быть во время ужина не думаю совершенно. Совсем. Не думаю.

— Леди Оливия, на силу вас нашла, — запыхавшаяся Шарил заламывала руки. — Леди, уже столько времени, вам давным-давно пора собираться на ужин, а вы тут сидите.

— А что уже пора? — надо же не заметила, как время прошло.

— Конечно, леди. Поспешим я вам платье подготовила и украшения подобрала, — женщина взяла меня за руку как ребенка и едва не бежала в мою комнату. — Все как ваша матушка велела сделала.

На ужин пришла взволнованная и не увидев своей соседки по столу поняла, что она выбыла. Впрочем, этого следовало ожидать, внешность ее подвела. Пересчитала девушек, нас оказалось двадцать. Вроде и радоваться надо, но что-то тревожно сердечку.

Вошедшая королева была на первый взгляд спокойна и собрана. Принц, как всегда, был весел и прекрасен. На ногах нас долго не держали, сразу разрешив занять свои места.

— Леди, — королева подарила нам легкую улыбку. — я вас поздравляю вы продолжаете свое участие в отборе суженой наследного принца. Каждая из вас показала себя достойной леди, которая бережёт и ценит честь и достоинство своего рода и нашего королевства. Я этому рада.

А как мы этому рады, просто словами не описать. Лишь наши улыбки говорили о едва сдерживаемых эмоциях. Благо королева не придала этому значения и спокойно продолжила.

— Сегодня наш последний день в этой резиденции. Завтра утром, мы отправимся в королевский дворец. Завтракать будем уже там, и вероятно, что его подадут в ваши комнаты. Будьте к этому готовы.

Дальше ужин прошел тихо, девушки сидели как мышки, стараясь ничем не прогневить королеву. Я же думала над тем, что делать дальше. Мне надо очаровать принца так, чтобы его суженой стала я.

В книгах главная героиня всегда отличается красивой речью и всесторонним развитием. Насколько я могу судить, с этим, сложностей не должно возникнуть. Вопрос только как же Дэрилу это продемонстрировать.

Во время ужина не принято обращаться к членам королевской семьи, разрешено только отвечать на поставленные вопросы. Разговор может вестись лишь со своими соседями, и то рядом сидящими. Разговаривать с леди сидящей напротив — дурной тон.

Дворец, конечно, большой и с одной стороны есть шанс случайно встретиться с принцем, а с другой этот шанс стремиться к нулю в таком большом пространстве.

Ах, как было бы чудесно, встретиться с ним в коридоре и попросить показать мне дворец. И уже во время прогулки я смогла бы блеснуть своими знаниями художников или восхититься архитектурой дворца. А потом попросить показать королевскую оранжерею и там вновь я смогла бы блеснуть своими знаниями. Уверена, что мы смогли бы долго беседовать о…

— Леди Оливия, — резкий окрик вернул меня из мира грез в реальность. — Леди, что же вы молчите?

— Я? — все смотрят на меня и если королева осуждающе, то девушки злорадствуют. Размечталась что-то не к месту.

— Вы слушали, о чем я говорила? — идеальная бровь королевы поднялась вопросительно вверх.

— Я задумалась, ваше величество, — стыд окрасил мои щеки красным и, кажется, даже уши стали красными. — Простите.

— Может вы поделитесь с нами, о чем вы так задумались? — этот вкрадчивые интонации заставляли дрожать мои руки и колени. Хорошо, что я сижу, иначе села бы на пол от этого голоса.

— Я думала о дне завтрашнем, — в общем-то и не соврала. Почти.

— Мило. Что ж леди, мы все увидели, к чему приводят мечты, — королева сделала паузу и смерила нас внимательным взглядом. — Леди Оливия ваша задумчивость может однажды слишком дорого стоит королевству. Планы строить необходимо, но лишь тогда, когда это уместно. Впереди вас всех, леди, ждут конкурсы и испытания и вам необходимо показать себя с самой лучшей стороны. Показать, что вы не просто хотите стать суженой принца, но и достойны этого.

Мне так стыдно еще никогда не было. Это же надо прослушать, о чем говорила королева. Теперь все девушки будут надо мной насмехаться. Так опозориться, упустить прекрасный шанс показать свою осведомленность. Отчаянно захотелось сбежать от сюда, но пока королева здесь все сидят на местах.

— Надеюсь, леди Оливия, вы понимаете, что это значит? — подняв на нее испуганный взгляд я молилась лишь об одном, чтобы меня не оправили домой за неуважение к королеве.

— Мне следует ответственно относится к моменту настоящему, — сжала салфетку влажными от ужаса ладошками.

— Похвально, — она одобрительно улыбнулась. — Вы все схватываете налету. Надеюсь, что все сделали соответствующий вывод из сложившейся ситуации. Будьте внимательны леди, дворец не место для праздной мечтательности.

Глава 3

Утро было ранним, суматошным и быстрым. Поскольку о сборах я позаботилась вчера вечером, то смогла поспать подольше. Шарил меня будила, но пока пошла за завтраком я уснула. Поэтому завтрак был отложен, а мы быстро меня одевали и наводили красоту.

После вчерашнего позора, мне просто необходимо выглядеть красивой, счастливой и уверенной в себе леди. Да, ведь именно так нас с детства обучают, и именно так ведут себя героини романов. Как говорит моя матушка: «Ищи силу в слабости». Да, вчера я проявила слабость, зато сегодня могу продемонстрировать силу, а это не менее важно, чем поддержание беседы.

Во дворе резиденции почти все собрались, не хватало пары девушек и королевской семьи. Хотя последние вполне возможно, что были уже во дворце. Им не обязательно с нами ехать.

Возле ворот стояла вереница открытых колясок и лошади нетерпеливо перебирали ногами. Волнение подобно волнам расходилось по двору, каждая из присутствующих здесь леди, сохраняя безмятежное выражение лица, крепко, даже слишком крепко держит складки платья, выдавая себя с головой.

— Леди, — вышедший мужчина был высок, статен и с военной выправкой. Он замер на верху лестницы и смотрел на нас ожидая, когда все на него посмотрят. — В коляски садитесь согласно своего порядкового номера, по двое. Когда будем проезжать город улыбайтесь скромно и приветливо. Махать и кричать не надо, даже, если там будут ваши родственники.

После мужчина быстро сбежал вниз и поспешил к воротам. В это время, королева и принц вышли на крыльцо. Окинув нас внимательным взглядом, она позволила нам подняться.

— Светлого утра, леди. Сегодняшняя поездка является частью официального начала отбора. Это традиция и ваша возможность понравится народу. В вашу честь сегодня вечером во дворце пройдет бал.

Перед воротами резиденции толпились люди, они что-то кричали, махали, некоторые кидали цветы. Мы же сохраняли приветливое выражение лица быстро рассаживались по коляскам.

Начинала процессию королевская семья. Они приветливо махали подданным, иногда кивали в знак приветствия. По бокам ехали стражники. Это меня почему-то напрягло, неужели кто-то может угрожать нам?

Я оказалась в пятой коляске вместе с графиней Адлерберг. Хоть тут не самая последняя, но судя по взгляду, брошенному в мою сторону графиней, это не очень хорошо. Ну и пусть, пока едем она мне точно ничего не сделает.

Горожане в самом деле выстроились вдоль улиц, по которым мы ехали и приветствовали свою королеву и наследного принца. Нас они также не обделяли внимание выкрикивая пожелания и желая удачи.

Если бы я этого не видела собственными глазами, вряд ли смогла в такое поверить. Ну вот какое им дело, кто мы, ведь они даже имен наших не знают. И вряд ли многие из них разбираются в геральдике, сбоку коляски находился герб рода претендентки.

И все-таки настроение было отличное, улицы красивые, пожелания добрые. Мне казалось, что нет ничего невозможного. Счастье будет вечным, а недопонимания между нами, претендентками, растает как туман с рассветом.

Дворец был великолепен. Высокие башни своими шпилями касались неба, небольшие ажурные балкончики настраивали на романтический лад. Высокие окна, стены из белого камня увитые плющом. Открытая галерея вела судя по всему к смотровой башне.

В моем воображении сразу появилась картинка как я стою в объятиях принца Дэрила, и мы любуемся на звезды. Теплый ветер приносит аромат цветов, а от нежных слов любимого кружится голова…

— Хватит рассиживаться курица, — резкий тычок в бок вернул меня из мира грез в реальность.

Резво подскочив я приняла руку слуги и спустилась, поспешив занять место возле уже стоящих девушек. Редкие смешки и злорадные взгляды немного подпортили настроение.

По счастью королевской семьи уже не было, видимо ушли по своим делам. Зато здесь была женщина, смотрящая на нас строго и оценивающе, время от времени она недовольно поджимала и без того тонкие губы. Ее темное платье и белый передник говорили о том, что она здесь служит, возможно экономка.

Когда все девушки прибыли она заговорила:

— Леди, рада вас приветствовать в королевском дворце, меня зовут госпожа Нарция. Я вас проведу в ваши комнаты, следуйте за мной.

Мы пошли за женщиной молча, я так вообще предвкушала, когда смогу погрузиться в ванну и расслабиться перед балом.

Во дворце было людно и шумно. Слуги бегали туда-сюда, кто с вениками, кто с вазами. Я смотрела вокруг во все глаза. Такой красоты никогда не видела, мраморные полы блестели и, что удивительно не были скользкими, без магии здесь точно не обошлось. Высокие потолки, украшены лепниной. На стенах шелк и пейзажи нашего королевства. В напольных вазах букеты свежих цветов, которые наполняли пространство нежным, сладким ароматом.

Мы же свернули в бок и вышли в открытую галерею. А после поднялись на один этаж и оказались в небольшом тупике. С двух сторон было по две двери.

— Леди Адлерберг, Бертран, Буршье и Ларкиз, — с этими словами женщина открыла дверь сделав приглашающий жест. — Располагайтесь, леди. Завтрак вскоре принесут.

Комната была огромной, но общей. Здесь стояло четыре кровати с балдахинами, меня это обрадовало, есть хоть какая-то возможность отгородиться от соседок.

Возле окна стоял стол с четырьмя стульями. По центру низкий круглый столик и опять же четыре низких и широких кресла. На стенах золотистый шелк с растительным узором. Все было размещено строго симметрично, что меня несколько напрягало. Внимательно присмотревшись к стенам нашла дверь в ванную.

— Это моя кровать, — резкий голос виконтеcсы Буршье заставил меня вздрогнуть.

— А чего это собственно? — маркиза Бертран сложила руки на груди и зло смотрела на конкурентку. — Я тоже хочу спать на этой кровати.

— Да ладно вам, леди, — графиня Адлерберг оттеснив обеих девушек, упала на кровать раскинув руки. — Это моя кровать, можете не ссориться.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Что?! — визг девушек меня оглушил. — Да как ты смеешь?

— Смею, леди, смею, — с этими словами она сделала пас рукой и вокруг кровати поднялась стена уплотненного воздуха, которая заставила девушек отойти еще на несколько шагов от кровати.

М-да, со стеной уплотненного воздуха особо не поспоришь, и это понимали все.

Все это время я стояла около двери. Здесь было достаточно безопасно, а в случае чего можно быстро сбежать. Я не видела смысла ругаться из-за кроватей. Какая разница, на которой из них спать? Главное, чтобы постель была свежей, матраc в меру мягким и соседки не храпели. Конечно, леди не храпят, они просто громко дышат.

— Ладно, — поджав губы маркиза Бертран устроилась на кровати по правую сторону от двери.

— Значит эта будет моей, — с наслаждением растянулась на кровати. И пусть говорят, что для леди это неприлично, зато для тела приятно. Довольная улыбка озарила мое лицо.

— Наша витающая в облаках выскочка, — едко начала маркиза Бертран. — И как это ты сюда добралась. Странно, что Верховный мог такое допустить. Ты вообще понимаешь, что не для тебя это?

— Напомните-ка мне, леди, когда я вам разрешала обращаться ко мне на «ты», — мгновенно сев в кровати я зло смотрела на грубиянку.

— Мой титул выше твоего, поэтому могу и без разрешения обойтись, — она самодовольно улыбнулась.

— Ваш титул говорит лишь о заслугах вашего рода перед короной, — я говорила четко, уверенно и медленно. — Ваших заслуг еще нет. Или быть может вы чем-то успели выделиться?

Девушка опешила от моего ответа, видимо привыкла к послушанию и вседозволенности. Я продолжила:

— Нет? В таком случае прошу обращаться ко мне уважительно. И да, книга Энро Гратье «Этикет в высшем обществе. Основы благородного поведения» глава третья. В ней подробно расписано кто, к кому и как может обращаться.

Мило улыбнулась побелевшей от гнева девушке. Соседки молча за нами наблюдали. В целом верная позиция, мы не знаем друг друга и так просто бросаться не лучшая идея. Маркиза открыла рот чтобы что-то ответить, но стук в дверь ее прервал.

— Ваш завтрак леди, — вошедшая госпожа Нарция сделала книксен.

Вслед за ней зашло еще четыре служанки с полными подносами. Ловко расставив все на столе, девушки поспешили покинуть комнату.

— Леди, сегодня вечером бал в вашу честь, будьте готовы к шести часам вечера, — сделав книксен она было развернулась чтобы уйти, но виконтесса ее остановила:

— А где наши служанки? Когда принесут мое бальное платье?

— Леди, в связи с ожиданием большого количества гостей, все слуги заняты подготовкой к балу. Поэтому вам надлежит самостоятельно привести себя в подобающий вид. Ваши вещи в гардеробе, — она жестом показала на узкую дверь. — Не разобраны.

— Что?! — визг виконтессы слегка оглушил. — Вы вообще представляете в каком состоянии там платья? Их же надо отгладить! А прическа? Как я должна ее сделать? Вы понимаете с кем разговариваете?

— Простите, леди, — сделав очередной книксен госпожа Нарция опустила глаза и еле сдержала улыбку. — Это приказ ее величества королевы Алиссии.

На это возразить нам было нечего, и Нарция поспешила покинуть нас.

Я задумалась, если это приказ королевы, значит не просто так. Не думаю, что в замке на самом деле нехватка слуг. Скорее всего это очередная проверка. Интересно, что хотят проверить сейчас?

Не знаю кому как, а мне лучше думается на сытый желудок. Пока мои соседки тихо злились, я устроилась за столом и приступила к обеду. Во дворце кормили вкуснее, чем в резиденции, я от удовольствия прикрыла глаза.

— Я первая в ванну, — подхватив юбки маркиза Бертран побежала к заветной двери.

О, надо же, еще и развлечения к обеду. И эти леди указывают мне на происхождение. Вот так поглядишь, как себя ведут высшие аристократы, и грустно делается. Надеюсь, что меня не заденет.

— Не так быстро, дорогуша, — графиня, сделав пас рукой не спеша поднялась с кровати.

Не ожидавшая такой подлости маркиза со всей силы ударилась об уплотненный воздух. Мне ее стало искренне жаль, ведь все знают, что уплотненный воздух такой же твердый, как и земля.

— Ай, — прижав руку к носу маркиза сделала, не глядя пас в сторону обидчицы.

— А-а-а, я горю, — графиня руками била горящее платье.

Может, конечно, и не стоило вмешиваться в их перепалку, но горящий человек зрелище не для моей психики. Поэтому я, сделав пас рукой вылила на графское платье ведро воды.

— Ах, ты мелкая нищебродка, ты что творишь? — громкий смех маркизы и виконтессы положил конец самой возможности сохранения нейтралитета с графиней.

— Платье потушила, — мне стало неловко от своей инициативы. Ну этих высокородных, оградила себя стеной воды, ну и стол заодно. Во избежание.

Не хорошо, конечно, получилось, но я правда не хотела, чтобы так. У меня слабая магия, единственно, что хорошо получается это стена из воды. Она поддается мне. А все остальное, где нужна точечная работа, не получается. Совсем. Как сейчас хотела же только на горящие участки платья, а получилось…

Мокрая, с испорченной прической и платьем графиня сжимала кулаки, надвигаясь на меня как ночь на землю. Если бы взглядом можно было убить, то от меня даже пепла не осталось.

— Ты хоть представляешь сколько это платье стоит? — она остановилась в нескольких шагах от стены воды. — Это ритильский шелк. Всего твоего баронства не хватит чтобы за него заплатить.

— Я прошу прощение, надо было позволить ему сгореть, — не люблю, когда пренебрежительно говорят обо мне, моей земле и моем статусе. — Уверена, что маркиза смогла бы за него заплатить.

Что я усвоила за долгие годы своих неудач в подчинении магии, если ошиблась, то или беги, чтобы не поймали, или держи лицо, вроде так и задумывалось изначально. Прощение лучше не просить, во всяком случае, сразу. Эмоции, они такие эмоции. Надо дать человеку время успокоиться, смириться со случившимся, а после уже приносить свои искрение извинения.

— Нет так быстро, птичка, — виконтессе удалось отвлечь от меня графиню. — Ты туда не пойдешь. Во всяком случае не первой.

По двери и стене вокруг нарастали толстые лианы закрывая проход. А маркиза молодец, зря время не теряла, решила под шумок занять единственную ванну.

— Теперь я должна быть первой, — высоко подняв подбородок, графиня насколько позволяло мокрое платье, величественно поплыла к ванной. — Я не могу оставаться мокрой, а то еще заболею.

— Ну уж нет, подуй на себя ветерком и высохнешь, — маркиза не собиралась сдавать своих позиций. Направив поток огня сжигала лианы. — Да и считай, что душ приняла. Освежающий.

— Не смей, — виконтесса пустила лиану на маркизу, и та начала оплетать девушку.

— Ах ты, мерзавка, — маркиза подняла стену огня. Лианы это пережить не смогли, обуглились.

— Расступитесь немедленно, — стальной голос графини и поток уплотненного воздуха оттеснили девушек от двери. Сорвав с двери оставшиеся лианы, и сбив пламя, графиня Адлерберг вошла в ванную.

Через мгновение мы услышали шум воды. Интересно, чем она будет вытираться и что наденет после. Служанок у нас нет, а она с собой ничего не взяла. Впрочем, это не мое дело. Надо хоть что-то поесть, потому как на балу вряд ли будет возможность это сделать.

— Нахалка, — маркиза топнула ногой с досады, резко развернулась и пошла в гардеробную.

— Платье! — виконтесса подхватила юбки и побежала за маркизой.

— Это чудовищно.

— И что с этим делать?

Леди были сильно огорчены. В руках несли охапки мятых платьев. Вообще я не злопамятная, и совсем не злая. Но после такого «теплого» приема, да и отношения ко мне в целом. Помогать не буду. Могу, конечно, все же, пусть и слабый, но я маг воды. А значит отпарить складки, да и освежиться я могу и без ванны с гладилкой.

О своих платьях я не волновалась, ведь папенька купил мне магические сумки. В них одежда сохраняется в довольно приличном виде. Не идеально, и все же на бал пойти можно. Хотя странно, что у леди нет таких же. Они богаты и могут себе позволить. Это недавнее изобретение артефакторов покорило многих.

Отвернувшись от причитающих девушек продолжила запихивать в себя салат. Бал не то место, где стоит показываться голодной.

— Это же ужас, — маркиза швырнула платья на кровать. — И как я пойду на бал в таком мятом платье?

— Может их отпарить? — виконтесса поочередно приподнимала каждый слой юбки внимательно его рассматривая.

— Чем огнем? — громко фыркнув леди Бертран сложила руки на груди.

— И растения не помогут, — горестный вздох заставил мое сердце сжаться.

Нет, я не буду их жалеть. И помогать тоже не буду. Разве, что… Убрав стену воды вышла в коридор и увидев стражника попросила позвать госпожу Нарцию. Если кто и сможет помочь девушкам, так это она.

— Леди, вы меня звали. Чем могу помочь? — бросив быстрый взгляд по испорченную стену. — Что-то случилось?

— Конечно, случилось! Нас лишили слуг…

— Это возмутительно!

— Леди, это распоряжение ее величества. Ничем не могу вам помочь.

— А вы можете дать нам гладилку?

— Да, это разрешено, леди Ларкиз, — сделав книксен покинула комнату.

— Ты же не думаешь, что я буду выглаживать платье сама? — маркиза сморщила нос, отчего стала похожа на хищную птицу.

— Это ваш выбор, — пожав плечами стучу в дверь в ванную. — Леди Адлерберг с вами все в порядке?

Уже давно не слышно шума воды, но девушка не выходит. Не знаю, то ли начать волноваться, что с ней что-то случилось, то ли гордость не дает попросить о помощи.

— Леди? — стукнула еще раз.

— Все в порядке, — таким голосом армию строить, а не в ванной разговаривать.

— Может вы выйдете и дадите нам возможность освежиться перед балом?

Тяжелый вздох и тишина. Временами меня бесят эти ужимки и ложная гордость. Как по мне, если нужна помощь — попроси. Но это же высшая аристократия…

— Выходи немедленно, а то я эту дверь спалю, — раскрасневшаяся маркиза оттолкнула меня от двери.

— Нет! — истеричный визг удивил нас.

— Да что случилось-то? Или говори, что произошло или освобождай комнату! — громко стукнув в дверь виконтесса дула на сжатый кулак.

— Я не одета.

— Так оденься.

— Да не могу я! — что-то разбив графиня устало продолжила. — Тут ни халата, ни полотенца.

— О, Верховный, — застонав маркиза пошла в гардероб. — Открой дверь я тебе халат принесла.

— Наконец-то, могла бы и сразу сказать, а не ждать столько времени, — виконтесса быстро прошмыгнула в ванную, едва графиня вышла.

И эта туда же ни халата, ни полотенца. Ну-ну, подождем немного.

— Леди, ваши гладилки, — сделав книксен госпожа Нарция выложила на стол четыре гладилки. — Перед балом всех участниц ждут в малом зале. Через два часа я за вами приду.

Женщина поспешила покинуть нашу комнату.

— Гладилки?! Это такая шутка? — графиня двумя пальцами подняла продолговатый черный камень-артефакт. Брезгливо поджав губы, разжала пальцы. Артефакт с глухим стуком ударился об стол. — Я графиня Адлерберг, а не камеристка.

— Это чудесная идея нашей выскочки, — сарказм маркизы льется как ручей.

— О, ну конечно, кто же у нас мечтает о несбыточном? Наша выскочка! — графиня резко развернулась в мою сторону. — И как только королева оставила тебя здесь, после такого непочтения к ней.

Леди стали на меня надвигаться, а я не растерялась. Быстро запрыгнув на свою кровать подняла вокруг стену воды. В ней я уверена, как ни в чем другом. Она даже уплотненный воздух графини выдержит.

— Даже не надейся, что вода тебя защитит, — глухой стук и моя стена едва заметно пошла рябью.

Погрузившись внутрь себя слилась с водой. Удары шли по нарастающей. Сначала воздух, затем присоединился огонь. Нет, я не боялась. Может это и глупо, но внутри было четкое знание того, что мне вреда никто не причинит. Не сможет. Откуда такая уверенность не знаю.

То ли устав, то ли просто надоело пытаться пробить мою стену, леди отступили. Выждав немного потихоньку опускала стену воды.

Тишина в комнате была какой-то напряженной, и это не из-за меня. Повернув голову в сторону ванной увидела причину. Хорошо, что я сидела.

Виконтесса, как я и предполагала, в ванной также оказалась без полотенца и халата. В грязное ни одна уважающая себя леди после купания не оденется. Но у леди Буршье полезная магия растений.

Ее рыжие локоны выгодно подчеркивались свежей зеленью крупнолистной рождерсии, которые едва прикрывали ее более, чем пышную грудь. Тихий вздох зависти вырвался у всех нас. Из нас четверых только виконтессу природа так щедро наградила верхним очарованием.

Бедра леди Буршье также были прикрыты листьями. Она шла гордо держа голову, не спешила побыстрее скрыться в гардеробной. Ее уверенность в своей красоте оправдана.

После того, как леди закрыла за собой дверь в гардеробную, еще несколько минут в комнате стояла тишина. Признать совершенной красоту, по сути соперницы, очень сложно.

— Что же это я? — подскочив маркиза побежала в гардеробную за халатом, а оттуда в ванную.

Смерив меня презрительным взглядом, графиня пошла в гардеробную.

— О, Верховный, — стон графини, полный отчаянья наполнил нашу комнату. — Но оно же совсем мятое.

Растерянность на ее личике была мила, я чуть не подбежала к ней предлагая свою помощь. Меня остановило злорадное выражение лица виконтессы, которая выходила следом за причитающей графиней. Конечно, она же уже пострадала по этому поводу.

— И что теперь делать? — она посмотрела на меня глазами полными слез.

— Воспользоваться гладилкой, ваше сиятельство, — стараясь говорить мягко, чтобы не спровоцировать новую волну гнева.

— Но я не умею. И вообще леди не должна таким заниматься, для этого есть слуги, — капризно топнув ножкой, все же пошла к столу, на котором лежали гладилки.

Все же как права была моя маменька, когда приучала меня обслуживать себя самостоятельно, хоть и приговаривала «слугу подкупить можно», а вон оно как пригодилось. Слуг вообще убрали.

— Там все просто, — и зачем я лезу к ним со своей помощью, не понимаю. — Берете артефакт в руку, проводите вдоль платья, а он сам определит, что надо делать, хоть пятно вывести, хоть складку отпарить.

— Ничего не получается, — швырнув камень на стол графиня отвернулась.

— Потому что надо проводить медленно, не делая резких движений. На одно платье уходит от тридцати минут.

— Откуда ты такая умная выискалась, — не стала обращать внимание на злость виконтессы.

Я на самом деле считаю себя умной. Если магия слаба, надо брать умом и находчивостью. Иначе на земле не выжить. Мы хоть и аристократы, но нас кормит земля, а не сборы, как у высших. Конечно, и мы получаем сбор со своих людей, но большая часть уходит королю. Вот и приходится крутиться как можем.

— Да что с ней разговаривать, она же нищебродка, наверняка, все самой приходится делать, ведь слугам надо платить монеты, — высокомерно улыбаясь она добавила — А их нет.

Звонкий смех леди наполнил комнату и эхом отскакивал от стен. Не показывая насколько разозлила последняя фраза графини, развернулась и пошла в гардеробную за платьем. Если я правильно понимаю, то до выхода осталось минут тридцать-сорок.

— Но почему твое платье не мятое? — гневный возглас маркизы привлек ко мне внимание всех девушек.

Разложенные на кроватях платья с пышными юбками и раскрасневшиеся от напряжения леди над ними. Подавив улыбку, прошла к своему туалетному столику и принялась расчесывать волосы.

— Потому, что мы нищеброды, покупаем качественные вещи, а не модные, — вернусь папеньку расцелую за щедрость и дальновидность.

— Много ты понимаешь, это же Дом Стажжур. У них самые качественные сумки, — маркиза вздернула свой носик вверх.

— Зато, в моей вещи сохраняют свой вид, — еле сдержалась чтобы не показать язык этим зазнайкам.

На прическу времени практически не осталось, поэтому я подняла волосы с боков вверх, закрепив их шпильками с голубыми бабочками, позволив им лечь красивой волной. На голубом платье по верху лифа закреплены точно такие же.

— Леди, прошу за мной, — пришедшая госпожа Нарция остановила зарождающийся спор.

— Но наши платья еще не готовы, и мы тоже, — маркиза еда не кричала.

— Леди, Их величества не будут вас ждать. Надевайте как есть и следуйте за мной. У вас пять минут, — прикрыв за собой дверь женщина пошла звать других участниц.

С диким визгом леди стали надевать на себя чулки, юбки, корсеты. И лишь надев платья дружно замерли, глядя друг на дружку огромными глазами полными осознания — платья застегиваются сзади.

— Всевышний, — застонала графиня.

— Всевышний не поможет, — для меня было очевидно решение этой проблемы, но леди гордо его не замечали.

— Помолчи, выскочка! И без тебя тошно, — махнув в мою сторону рукой маркиза отвернулась к окну.

— Леди, да хватит строить из себя жительниц небес, — быстро подошла к ближе всех стоящей ко мне маркизе. Резко ее развернув затянула шнуровку платья. — Помогите друг другу в конце концов.

Громкий и дружный фырк был мне ответом. Тем не менее все же помогли друг дружке.

— Леди время, — открыв дверь госпожа Нарция в окружении стайки участниц отбора ждала, когда мы покинем комнату.

Мои соседки с очередным визгом бросились к шкатулкам с драгоценностями. Схватив, что под руку попало они выбегали из комнаты, попутно вдевая серьги в уши.

В таком плачевном положении были и другие участницы. В мятых платьях, с украшениями из разных гарнитуров, многие без причесок.

Всевышний, и мы сейчас покажемся королевской семье на глаза. Первый бал во дворце и такой вид. Хорошо, что здесь нет родителей. Что же нам сейчас скажут? Неужели нам позволят в таком виде выйти к гостям?

Пока шли по коридорам дворца, вспоминала как ведут себя истинные леди в сложных и неприятных ситуациях. Зачем? Если беседа с королевской семьей это страшно, но здесь по сути все свои, то на балу чужие, которые внимательно следят за каждым твоим жестом и мимикой.

Люди промахов и слабостей не прощают. Поведение и сарказм моих соседок лишний раз подтвердил эту истину. И что же делает леди в таких случаях? Улыбается. Легко, доброжелательно и искренне.

Остановившись перед высокими двустворчатыми дверями, задержала дыхание, прикрыла глаза. Главное спокойствие и вера в хорошее. На губах заиграла легкая улыбка. Открыла глаза, расправила плечи и приподняла голову, все же я Ларкиз, а мы не привыкли отступать.

Двери распахнулись. Мы по парам вошли в просторный зал. Высокий потолок расписан цветами, в центре которых находился осветительный шар. На светло-бежевых стенах, едва виднелся цветочный мотив, который не отвлекал от висящих картин. В основном это были пейзажи, но среди них, каким-то чудом, оказалось несколько портретов. Кем были эти люди не знаю, а спросить некого.

Меня заинтересовала леди, что-то было знакомым в ее осанке и повороте головы. К сожалению, подойти поближе нет возможности. Но я запомню этот зал, и когда появится возможность приду чтобы рассмотреть ее ближе.

Заняв свое место перед королевской семьей сделала положенный реверанс. Мельком посмотрела на принца, но он был безучастен к происходящему. А вот Их величества были недовольны, и это чувствовалось в самом воздухе. Напряжение и ожидание наказания.

Но за что наказание? Что мы сделали такого ужасного?

— Леди, — низкий голос короля вроде спокойный, но почему же так хочется с криком убежать отсюда. — Я рад вас приветствовать в королевском дворце. Жаль, с некоторыми из вас мы расстанемся через несколько минут.

Мои руки стали мелко дрожать, а дыхание перехватило. Ничего не понимаю, ведь не было еще никаких конкурсов, а значит и отправлять домой нас не могут.

— Внесите всевидящий кристалл, — король еще не договорил, как дверь распахнулась и слуги внесли небольшой столик с стоящем на нем голубом кристаллом. — Прошу леди, посмотрите на себя со стороны.

В зале свет стал тише. Над кристаллом развернулась картинка, на которой мы видели, как в каждой из комнат девушки дерутся за ванную, а некоторые и за кровати. И если у нас все было почти тихо мирно, то у некоторых развернулись нешуточные бои.

Смотреть на это было противно и очень стыдно. Покраснев опустила голову, смысла и дальше смотреть на это безобразие я не видела.

Свет вновь вспыхнул на полную и король продолжил:

— Как вы сами видели причины для отправки некоторых из вас домой у нас есть.

— Те, кого я назову покидают нас, — королева смерила нас осуждающим взглядом. — Леди Адлерберг, Витте, Вержи и Пален, вас проводят в портальный зал, ваши вещи уже там, вместе с сопроводительным письмом вашим родителям от меня лично.

Девушки молча подняв гордо головы покинули зал.

— Теперь, что касается оставшихся, — интонация голоса не предвещала ничего хорошего. — Леди, я разочарована большинством из вас. То, что мы увидели недопустимо для будущей королевы.

— Поэтому я вынужден принять меры, чтобы подобного впредь не допустить, — король хлопнул в ладоши и в зал вошел слуга с подносом в руках. — Это браслеты, блокирующие магию, каждая, кто хочет продолжить участие в отборе, должна добровольно надеть браслет. После окончания отбора его с вас снимут.

Слуга стал подходить к каждой девушке, и та дрожащей рукой надевала браслет. С одной стороны, я восхищалась каждой из них, ведь, если магия сильна, то добровольно от нее отказаться, это сродни тому, чтобы лишиться какой-то части себя.

Моя магия слаба, и я привыкла рассчитывать на свой ум и находчивость, а не на магию. Тем не менее, когда дошла очередь до меня, руки также слегка дрожали. И лишь уверенность в том, что мы будем с принцем вместе, дарила силы.

— Рад, что вы настроены решительно, леди, — мягкая улыбка была слишком обманчива, особенно после отповеди и браслетов. — Мы оценили уровень вашей подготовки к сложным ситуациям, даже нестандартным ситуациям. Жаль, что лишь две из вас смогли найти выход и помочь другим.

Хлопок в ладоши и вновь распахиваются двери зала, в которые стремительно входят двое слуг со шкатулками в руках. Пройдя через весь зал замерли перед троном короля.

— Лишь две из вас смогли сохранить лицо в неожиданной ситуации. Леди Бозон, подойдите ко мне, — яркая блондинка встала недалеко от возвышения, на котором располагались правители, присев в изящном реверансе, посмотрела на короля. — Леди Таира, вас не зря называют драгоценностью рода Бозон. Примите в дар за вашу выдержку этот гарнитур.

Слуга открыл крышку, и мы все ахнули, тиара, колье, браслет, серьги и кольцо были сделаны из редчайшего камня бенитоита. Весь этот гарнитур я даже представить не могу сколько это в золоте. Это не просто целое состояние, это лет сто безбедной жизни всего нашего баронства.

— Благодарю, ваше величество, — присев в реверансе девушка взяла шкатулку и вернулась на место.

— Леди Ларкиз, подойдите ко мне.

В голове зашумело, руки мелко подрагивали, на негнущихся ногах подошла к возвышению. Вряд ли мой реверанс был изящен, но ничего не могла поделать с собой. Я не ожидала такого и с трудом находила в себе силы, чтобы не упасть в обморок, от переизбытка чувств.

— Леди Оливия, вы в который раз подтвердили, что ваш род знает, что такое честь и достоинство. Примите в дар за вашу выдержку этот гарнитур.

Слуга открыл крышку, сзади послышался дружный ах. Тот же камень, но набор немного изменен, вместо герцогской тиары у меня были шпильки в форме бабочек. Неверяще подняла глаза на короля.

— Я подумал, что они как нельзя лучше дополнят ваш сегодняшний образ.

— Благодарю ваше величество, — присев в реверансе, дрожащими руками взяла шкатулку.

— Ваш внешний вид, леди, просто удручает, — королева поджала губы. — Задумайтесь над своими способностями, чего вы стоите без слуг и магии.

— Чего они стоят без магии, уже скоро мы все узнаем. У вас тридцать минут, — король встал, помог королеве, и вместе с принцем покинули залу.

В тот же миг открылись двери, через которые заходили мы вошли наши камеристки.

— Хвала Всевышнему!

— Наконец-то!

— Давай скорее!

Мы все обрадовались своим помощницам, как родным. Пусть я была готова в таком виде пойти на бал, все же от помощи Шарил не откажусь.

На помощь нашим камеристкам дали еще по девушке, и пока одна занимается платьем, другая творит прическу.

В зале стоял гул. Временами, можно было услышать радостный возглас, а иногда чье-то недовольное повизгивание. Нет, мне высокородных определенно не понять. Толку от крика, если девушки и так делают все, что в их силах.

— Леди Оливия, украшения заменить? — Шарил уже закончила с моей прической, а ее помощница с моим платьем.

— Я думаю, да. Подарком короля не следует пренебрегать, тем более, что нам дали время привести себя в надлежащий вид.

Как же мне не хватало зеркала, чтобы полюбоваться на себя. Я видела лишь свои руки и низ платья. И то, что я видела, мне нравилось, голубой бенитоит играл гранями, просто идеально подходил к моему сегодняшнему наряду. А браслет удачно перекрывал блокирующий. Очень надеюсь, что выгляжу достойно.

— Следуйте за мной, леди, — появившаяся в дверях госпожа Нарция немного напугала.

Бальная зала поражала своими размерами, казалось, что у нее нет конца. Но нам не дали войти, задержав возле дверей. Прослушав приветственную речь короля, церемониймейстер называл титул каждой из нас. Я так не волновалась, даже на своем первом выходе в свет, хотя мне тогда было шестнадцать.

— Баронесса, леди Оливия Ларкиз, — громкий стук заставил меня вздрогнуть.

В зале стояла тишина, ловила на себе недоуменные взгляды, конечно, на отборе собралась высшая аристократия, а тут какая-то баронесса. И все же я шла гордо, подняв голову, несла себя, как сокровище всего мира.

Именно так объясняла мне матушка основу красивой, достойной походки и осанки. Не знаю откуда у нее столько знаний, но чем дольше я здесь, тем больше понимаю, что она права, и ее советы верны.

Не слышала, о чем шептались, когда я проходила мимо, я увидела Его. Принц Дэрил внимательно следил за моим приближением, а у меня от его взгляда внутри все замирало, мурашки бежали по коже, а улыбка расплывалась на лице.

Сделав положенный реверанс, заняла свое место.

— Пусть начнется бал, — король сделал знак и заиграла легкая музыка.

Принц Дэрил спустился с возвышения и направлялся в нашу сторону. О, Всевышний, неужели он будет с нами танцевать? Это же невероятно. Моя улыбка стала еще счастливее, когда поняла, что он направляется в мою сторону.

Придумала, что скажу ему в начале, и почти начала приседать в реверансе. Улыбка медленно сползла с моего лица, когда Дэрил вместо того, чтобы пригласить меня на танец протянул руку стоящей рядом герцогине Бозон.

Кинув на меня насмешливый взгляд, Таира поспешила увлекаемая принцем. Но ведь так не должно быть. Почему он выбрал ее? Она ему на самом деле нравится или это из-за ее титула?

— Что размечталась, выскочка? — графиня Валевская, во всей своей красе, прикрывалась веером.

— Мечтают неуверенные в себе, а я — знаю, — стараясь говорить спокойно, глазами следила за принцем.

— Ха, да все на твоем лице написано, но ты никак не поймешь, что здесь для тебя ничего нет. Разве…, - прищурила глаза, прикоснулась кончиком веера к подбородку. — Разве, королевский маг, кстати виконт, он может обратить внимание на такую нищебродку, как ты.

— А вы уже так хорошо разбираетесь в королевских придворных, — смерила ее оценивающим взглядом. — Подбираете себе пару?

— Да как ты смеешь? — громко говорить она не могла, поэтому шипела, как змея.

— Смею, — добавив стали в голос, как бы невзначай коснулась подаренного кулона. — Вы ничем не лучше меня, титул вас испортил. Ведете себя, как торговка базарная.

Ответить она ничего не успела, музыка закончилась, и принц вел обратно герцогиню. Как бы мне ни было это неприятно, но смотрелись они вместе просто великолепно. Оба высокие, статные. Черное и белое. Сила и слабость. Леди Таира была послушна в его руках, будто всю жизнь с ним танцевала.

Следующей с Дэрилом танцевала виконтесса Буршье. Неудивительно, с таким-то верхним очарованием, которое беззастенчиво разглядывал принц. Леди это нравилось, и при каждом повороте в танце выставляла свое декольте еще больше.

Я злилась. Очень. Обида душила, и хотелось все бросить и сбежать. Ведь не так было во всех романах. Лорд, хоть и не понимал сразу, какое счастье ему досталось, тем не менее всегда был рядом, и поедал героиню глазами.

А тут, только внимательный взгляд, который больше оценивающий, чем пожирающий. От расстройства сама не заметила, как, оказалась перед фуршетным столом с пирожными. О, Верховный, если не с принцем, так хоть с пирожным должно все получиться.

Взяла самое маленькое пирожное, со взбитыми сливками, тертым шоколадом и ягодкой малины. Даже не успела отойти от стола, как меня толкнули. Пирожное падает мне на грудь, взбитые сливки съезжают по гладкому корсету оставляя липкий след.

— О, Верховный, простите меня, — притворные интонации раздражают. — Я не хотела, засмотрелась и не заметила вас, леди.

Эта неугомонная схватив салфетку стала растирать след, превращая его в огромное пятно. Я стояла пораженная наглостью и уверенностью в безнаказанности этой особы.

Раздавшийся смех вернул меня в реальность. Все, кто в это время были около стола смеялись, а некоторые показывали на меня пальцем.

Несмотря на жгучее желание отомстить обидчице, ведь все понимают, что сделано это было преднамеренно, чтобы унизить и выставить посмешищем. Последняя мысль напомнила мне слова маменьки «слабости превращай в силу».

— Я заметила, что вам свойственна избирательная слепота и поведение уличной торговки, — вырвала из ее рук салфетку и отшвырнула в сторону.

— Да как ты смеешь, нищебродка…

— Что здесь происходит? — строгий мужской голос заставил всех замолчать.

— О ничего особенного, виконт, — полный мужчина с лоснящимся лицом и лысиной, неприятно ухмыльнулся. — Просто пирожное упало.

— Оно не просто упало, а ему помогли упасть, граф, — смерив мужчину тяжелым взглядом.

— Вы просто королевский маг, а не ищейка.

— Верно, поэтому, — он повернулся ко мне. — Леди, позвольте я помогу вам?

— Как? — ну надо же недавно о нем говорили, вот и познакомились.

Если бы мое сердце не было занято принцем, и маг был бы лет на двадцать, а лучше сорок, помоложе, влюбилась бы не раздумывая. Высокий, широкоплечий, темно-зеленые глаза и ослепительная улыбка.

— Могу просто убрать пятно с вашего платья, а могу его отправить тому, кто виноват в этом.

Какое же заманчивое предложение. Я точно знаю, что это не случайность, но будет ли это правильно?

— Благодарю, будьте любезны, просто удалите это пятно с моего платья, — очаровательно улыбнулась, сделала легкий реверанс.

Едва заметное движение руки и мое платье вновь чистое. Все стали быстро расходится, конечно, представление не получилось. У многих было разочарование на лице. И лишь, как же ее зовут, кажется маркиза Сания Траверс, была рада моему решению.

— Позвольте спросить, почему вы не захотели вернуть пятно виновнице? — маг смотрел так внимательно, будто что-то пытался найти во мне.

— Маменька всегда говорила «не опускайся до мелочности», — довольная улыбка коснулась его губ. — Чем дольше я здесь, тем больше убеждаюсь в ее правоте.

— Мирель всегда была безупречной, — ненадолго погрузившись в воспоминания мужчина замолчал.

— Вы знакомы с моей мамой? — не смогла скрыть удивление. — Как это возможно, ведь мы живем на окраине королевства?

— О, это долгая история, — посмотрев поверх моей головы кивнул кому-то. — И лучше, чтобы об этом вы узнали от матушки. Прошу меня простить дела не ждут, знаете ли. Рад был с вами познакомиться, леди Оливия.

И как это называется? Как они могут быть знакомы? И почему я ничего об этом не знаю?

— Леди Ларкиз, позвольте пригласить вас на танец, — принц чуть склонился, протягивая мне руку.

— С удовольствием, ваше высочество, — присев в реверансе вложила свою руку ему.

Что может быть более романтичным для первого танца, чем вальс? Пожалуй, ничего. И сейчас играет именно вальс, рука принца уверенно держит меня за талию, и это так волнующе.

В груди порхают бабочки, улыбка из вежливой превратилась в солнечную. Вот он мой шанс покорить сердце принца. Так ждала этого момента, что, когда он наступил все слова и фразы вылетели из моей головы.

— Леди, я вас очень прошу, вернитесь на землю, — скривив губы, прищурил глаза. — Можете хотя бы один танец обойтись без вашей задумчивости?

— Конечно могу, ваше высочество, — не позволила улыбке исчезнуть с моего лица.

Во всех романах главная героиня умела держать лицо чтобы ни случилось. А чем я хуже? Я Ларкиз, а мы не сдаемся на волю судьбы.

— Что надо было королевскому магу от вас?

— Сущие пустяки, — сердце взволнованно застучало. — Помог очистить мое платье.

— То есть вы еще и неуклюжи, причем настолько, что лишь королевский маг смог вам помочь?

— Ну знаете, что, ваше высочество, — гнев медленно поднимался.

— Что? — довольная ухмылка мужчины, как не странно вернула мне спокойствие и рассудительность.

В самом деле, чего это я так близко принимаю его слова? Мало ли, что он видел, да и ответ мой был не точен.

— Мне не приятно, когда дают оценку моих способностей, не зная меня и не разобравшись в ситуации.

— А кто вам сказал, что я должен делать вам приятно? — несмотря на шепот наклонившегося к моему уху мужчины. Внутри родился страх, а не щекочущее предвкушение.

От ответа меня спасла закончившаяся музыка. Вот тебе и первый танец с принцем. Вместо радости и взволнованного сердца, разочарование и страх.

Чего же я боюсь?

— Что-то ты бледная, — виконтесса злорадствует открыто. — Что принца не вдохновило твое умение танцевать?

— Чего ты ко мне привязалась? — как же они мне все надоели, просто сил нет любезничать.

— Что ты, милая, — слегка схватив меня за щеку, как ребенка, мило улыбнулась. — Я просто хочу, чтобы тебя здесь не было. Тебе здесь не место.

— А вам значит есть? — маменька была бы мной недовольна, узнав, что без разрешения перешла на «ты».

— Мне да, — легко провела по своей груди. — Принц мной заинтересовался.

— Вернее вашим декольте. Не велика заслуга.

— А мне кажется, что очень даже велика. Впрочем, это не важно, во мне хоть это есть, — казалось, что ее мои слова совсем не задели. — А что есть в тебе, что может привлечь принца?

Хотелось сказать «ум», но вряд ли девушка поймет, о чем я. Вложив все свое сомнение на ее счет во взгляд, брошенный на девушку. Гордо удалилась.

Я устала от этой улыбки. Я устала от заливистого смеха всех без исключения претенденток во время танца с принцем. О, Верховный, мне-то за что такая немилость?

Спрятавшись за колонной у окна с болью в сердце смотрела, как принц танцует с девушками, мило им улыбается, а они в ответ заливисто смеются. И кажется, что это самые счастливые моменты в их жизни.

Может я что-то делаю не так? Платьями не то внимание привлекла. Но разве можно улыбаться не так? Вряд ли, принцу всегда искренне улыбаюсь. Ему нельзя не улыбаться, ведь он такой необыкновенный. Почему же только со мной принц невежлив и груб?

Так и не найдя ответа остаток вечера простояла возле окна. Лишь в конце бала вышла выразить благодарность Их величествам и со счастливой улыбкой на губах покинуть зал.

Завтра новый день и новые возможности чтобы покорить принца.

Глава 4

Утро встретило дружным сопением девушек. После того, как некоторых леди отправили домой, к нам подселили герцогиню Бозон.

Посетив ванную, удобно устроилась на своей кровати, задумалась над тем, что будет сегодня. Ведь вчера ни король, ни королева не говорили об отборе, как он будет проходить.

И еще меня очень интересовал вчерашний портрет леди. Как же жаль, что я была слишком далеко, чтобы хорошо рассмотреть изображенную. Не заметила, как вновь погрузилась в сон.

— Леди Оливия, пора вставать, — Шарил приветливо улыбалась.

— Я опять заснула? — осмотрелась в комнате только герцогиня, над прической которой вовсю старается камеристка.

— Да леди, у нас немного времени, скоро завтрак, всех претенденток Их величества пригласили на завтрак.

— А почему же тогда, меня раньше не разбудила? — резко соскочила с кровати и помчалась в ванную.

Дверь оказалась заперта, леди Иветта изволили ее занять. Хотела освежиться без ванны, и вспомнила, что магия недоступна. Шарил права времени нет, стоит начать одеваться.

— Леди Оливия, вы как редкий цветок, — в очередной раз обходя вокруг меня и поправляя локоны, камеристка вздыхала, прикладывая руки к груди.

— Спасибо, — я тоже себе нравилась ярко-желтое платье в пене белоснежных кружев, выгодно подчеркивало мою кожу. — Ты сегодня потрудилась на славу.

Женщина зарделась от похвалы, а мне не жалко, особенно, когда заслуженно. Как говорила маменька: «Хвали окружающих, и они отплатят тебе сторицей».

— Поспешим, ваша милость. На завтрак лучше не опаздывать.

Столовая была средних размеров, что меня удивило. Т-образный стол во главе стола, как и положено, накрыто на три персоны. Пройдясь рядом увидела, что вновь сижу в конце стола. Не смогла сдержать вздох.

— Что не так это радостно быть баронессой?

— Леди Иветта, вы меня уже утомили своим вниманием, — леди поморщилась и недовольно сузила глаза. — Я вам так нравлюсь или у вас есть ко мне какое-то дело?

— Да что в тебе может нравится?

— Спасибо за столь щедрый комплимент, — послав девушке очаровательную улыбку продолжила свой путь к окну.

К счастью виконтесса не стала за мной идти и говорить гадости. Остальные девушки делали вид будто не замечают меня. Было ли мне обидно? Разве что самую малость, все же я не привыкла к такому отношению.

В нашем городке и графы жили, но они не были такими напыщенными, Лора была исключением. И подружки мои так же выше меня по титулу, но это не мешало нашей дружбе. Ри и Ами — графини, но мы смотрели в первую очередь на характер друг друга, поступки и слова.

Из окна открывался вид на дворцовый парк. Тенистые аллеи так и манили заглянуть в самые дальние уголки. Цветочные клумбы рисовали замысловатые узоры. А фонтаны обещали прохладу.

Стук палки церемониймейстера намекнул, что стоит поторопиться и занять положенное место.

— Его величество король Корвин, Ее величество Алиссия, наследный принц Дэрил.

Правители заняли свои места за столом, мы последовали их примеру.

— Леди, рад вас всех видеть. Надеюсь, что вы успели отдохнуть, — подарив нам улыбку сделал паузу. — Пора бы уже отбору начаться, вы согласны? Поэтому было решено, что начнем мы его с конкурса талантов.

— Я верю, что родители вместе с образованием, помогли вам раскрыть ваши таланты, — королева улыбалась губами, глаза же были серьезны.

— Ваше величество, — принц улыбнулся самой очаровательной улыбкой. — Я уверен, что девушки порадуют нас чем-то необыкновенным.

— Конкурс начнется завтра и будет идти два дня, — король вновь взял слово. — Список очередности участниц вы найдете в комнатах. Если вам что-то нужно для этого конкурса, сообщите вашей камеристке. К завтрашнему утру все будет здесь, если в данный момент этого нет во дворце. Будьте готовы к тому, что во время конкурсов будут присутствовать не только участницы. Сами понимаете дворец, много людей и всем интересно посмотреть. Но не волнуйтесь в зале будет тишина, чтобы вас не отвлекать. А сейчас прошу приступать к трапезе.

Я призадумалась. Талантов много, но что выбрать? Дома всем нравился мой радужный купол. Хоть я и слаба как маг, зато в солнечную погоду поднять вверх тысячу маленьких капель воды, превратить их в радугу получалось легко. А как это красиво стоять внутри радуги.

Вышиваю хорошо, но не буду же здесь сидеть с вышивкой, как-то не то. Поделиться своим рецептом борьбы с болезнями растений? Ни к чему.

Танцевать? Были бы на ярмарке — легко, а тут это будет дикостью. Готовить тоже не имеет смысла, ведь не пойдет же королевская семья на кухню, чтобы смотреть как я это делаю.

Езда верхом? Дрессированная собачка? А может спеть? Голос у меня красивый, но я так и не научилась петь при посторонних. От волнения пропадает голос.

Остается только одно, и я надеюсь, что это есть во дворце.

Невзначай рассматриваю девушек, что ж, все задумчивы и тихи. Понимаю, сама такая же. Мало кто ест, в основном просто водят вилкой по тарелке. Королева довольна, чем не понятно, но все равно это лучше ее недовольства.

Список лежал на столе, и как я предполагала, очередность идет по порядковому номеру прибытия в резиденцию. Мой выход послезавтра. Делать здесь нечего, я откровенно скучала.

По дворцу, как сказала Шарил, лучше не ходить, лишний раз на глаза местным обитателям не попадаться. Но и в комнате в столь теплой компании тоже не высидеть. Пойду-ка воздухом подышу.

Тенистая аллея увлекала все дальше и дальше. Я шла, рассматривая все вокруг, такие красивые цветы, необычные деревья, тут были невероятно яркие маленькие птички. Что за чудо такое не знаю, но голос у них волшебный, тонкий, звонкий, завораживающий.

— Ох, — едва не упав от столкновения с кем-то, сильные руки держали крепко и уверенно, будто делали это постоянно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Неужели это снова наша маленькая мечтательница? — предвкушающие нотки в голосе настораживали.

Ну что ж так не везет, вновь столкнулась с Дэрилом, не хочу его сейчас видеть, все еще обижена на него за танец. Резко развернулась в его руках, вздернула подбородок и старалась говорить сухо и отстраненно:

— Простите, ваше высочество, — сделав идеальный реверанс, стала обходить принца. Не о чем нам с ним разговаривать.

— И это извинения? — придерживая меня чуть выше локтя, заглянул в мои глаза.

С нашей разницей в росте это не очень удобно, должно быть, я ему едва до плеча достаю.

— Да, ваше высочество, — не смотрю в его глаза, а то утону в их синеве, а мне нельзя. В конце концов он должен понять, что нельзя так грубо разговаривать с леди.

— Ливи, — мурашки побежали по коже, он был слишком близко и говорил так, словно я самая желанная для него. — Чем я вызвал твой гнев?

— Оливия, ваше высочество, — несмотря на дрожь во всем теле, говорила твердо глядя себе под ноги. — Я не хочу, чтобы вы обращались ко мне на «ты».

— Маленькая птичка имеет коготки? — не видела, но чувствовала, что он улыбается, словно кот объевшийся сметаны.

И чего ему весело хотела бы я знать? Что такого забавного сейчас происходит?

— Ваше высочество, позвольте мне уйти, — главное не поддаваться на его провокации.

— Нет, Ливи, я не хочу, чтобы ты уходила. Мне интересно, о чем ты все время задумываешься, что сталкиваешься со мной, кстати уже не в первый раз. Может заговор какой готовишь, м?

— Ну знаете, что, ваше высочество, — от негодования я подняла глаза… о Верховный, да он смеется надо мной.

— Да, моя прекрасная Ливи, — не скрывая довольной улыбки поцеловал кончики моих пальцев. Слегка поклонился. — Хорошей прогулки, моя леди.

Не дожидаясь ответа поспешил в сторону дворца. Хам. Невоспитанный тип. Невозможный из всех невозможных лордов. Пришел, посмеялся и ушел. Да так ни один уважающий себя мужчина не будет вести с леди.

Вот даже в книгах… Хм, а ведь часто бывает так, что вначале лорд не принимал всерьез главную героиню, смеялся над ней, но это было лишь маской. Глядя вслед удаляющемуся принцу улыбалась. Тебе от меня не сбежать, ваше высочество.

Налюбовавшись природой, и к счастью, больше никого не встретив, вернулась в комнату.

— Леди Оливия, я уже не знала где вас и искать, — Шарил была взволнована.

— Что-то случилось?

— Леди, вы во дворце, здесь нельзя ходить одной, а скоро вечер, для леди это просто недопустимо, — покраснев до кончиков ушей Шарил опустила голову.

— Прости, что заставила волноваться, просто парк невероятно красивый, вот и не заметила, как время пролетело.

— И остались без обеда, — поджав губы, посмотрела на меня с укоризной.

— Зато успела к ужину, — подарив улыбку обняла женщину. — Говорят, иногда пропустить обед полезно для здоровья и красоты.

— Ох, леди, леди, — качая головой пошла за моим ужином.

— О, всевышний, она еще и с прислугой дружит, — Лерия сморщила носик.

— Да, что ты от нее хочешь, видимо в их глуши совершенно не знают разницы между благородной и простолюдинкой, — Иветта вторила маркизе.

Понятно, пока меня не было, спелись как две соловушки. Этого следовало ожидать, гораздо проще дружить против кого-то, чем со всеми.

— Такова жизнь, леди, чем дальше от столицы, тем меньше разница между сословиями, — невероятно, и Таира туда же. Жаль, я была о ней лучшего мнения. Всегда такая безупречная герцогиня, даже подарок от короля получила, а опустилась на уровень слуг.

— Благородство, леди, это не только родословная, а еще качества характера. Впрочем, кому я об этом говорю, вам же приятно в грязи копаться.

— Что?!

— Да как ты смеешь!

— Леди, — спокойный и властный голос Таиры заставил девушек замолчать. Не могу не восхититься этой способностью, сколько матушка ни билась, а не смогла меня такому научить. — Надо быть более великодушными к убогим — дадим ей помечтать.

Как такое может быть, столько яду в словах, что лекарю на год хватит, и такая сладкая улыбка, будто мороженое видит.

Девушки взяв вышивки и книги чинно расположились в креслах, развернувшись ко мне спиной. Тихо фыркнув, забралась на постель, привычный жест стену воды не поднял. Точно, совсем забыла, что магия заблокирована. Также развернулась к ним спиной, чтобы хотя бы не видеть их.

— Леди, ваш ужин, — вошедшая госпожа Нарция впустила четверых девушек с подносами. — Все ли свои просьбы передали, ничего не забыли в подготовке к завтрашнему конкурсу. Может что-то еще надо?

— Нет, госпожа Нарция, больше ничего не надо, — Таира ответила за всех, сладко улыбаясь. Теперь я знала эту улыбку, и не верила ей.

Есть вместе с ними не хотелось, а холодное не только вредно, но и не вкусно. В очередной раз напомнила себе, что я леди, и не просто леди, а Ларкиз, а значит все эти дрязги должны быть ниже моего уровня.

Почему же так легко рассуждать, когда дело не касается тебя лично? И дело не в том, что мне гадости говорят, дело в двуличии, которое мне не приятно. Тихо вздохнув, расправила плечи и чинно заняла свое место за столом.

Хвала Верховному, ужин прошел в молчании. Дождавшись своей очереди в ванную легла в кровать, мгновенно уснула.

Раннее утро, как обычно наполнено не только пением птиц за окном, но и сопением соседок по комнате. Мне сегодня разлеживаться некогда, надо успеть до пробуждения обитателей дворца. Слуги проснулись уже давно, но к господам пойдут лишь через час, а может полтора. Я должна все успеть.

Коридоры дворца были пусты, стараясь ступать как можно тише, вышла на лестницу ведущую на второй этаж, именно там, нас принимали их величества.

Витые колонны, оплетенные яркими цветами, теплый золотистый цвет стен, расписной потолок, все слегка мерцало в утренних лучах солнца. Если бы не моя цель, насладилась бы красотой не спеша и основательно.

Открывая все двери, которые попадаются на моем пути, заглядывала в предвкушении и закрывала с легким разочарованием. Ну где этот зал? Я же лопну от любопытства, если не узнаю, кто та леди.

Ничего не понимаю, как же так? Двадцать залов и все не те. Но мы точно были на втором этаже, я не могла ошибиться.

— Леди Оливия, что вы здесь делаете?

— Светлого дня, госпожа Нарция, — улыбнувшись слегка поклонилась женщине. — Пока мои соседки спят, решила пройтись немного, скучно в комнате сидеть.

— Леди, вам не стоит гулять в одиночестве. Пойдемте, я вас провожу в комнату, — развернувшись женщина пошла вперед уверенная, что я последую за ней.

Впрочем, ничего другого мне не оставалось.

— Госпожа Нарция, вы чем-то расстроены?

— Почему вы так решили, леди? — она остановилась, оглянувшись на меня. — У меня все в порядке.

— Да? Значит мне показалось, простите, — улыбнулась чтобы как-то сгладить эту неловкость.

Дальше мы шли молча. Остановившись перед дверью, госпожа Нарция посмотрела на меня:

— Леди Оливия, если вам что-то надо, просто попросите об этом. Светлого вам дня, леди, — открыв дверь меня пропустили вперед, чтобы тихо закрыть дверь.

Попросить, можно подумать меня так и проведут в тот зал. Или в самом деле проведут? Резко открыв дверь увидела пустой коридор. Она что в воздухе растворилась?

Ну да ладно, завтра еще раз попробую, возможно мы были в другом крыле. Хотя мне кажется, что мы далеко и не уходили.


***
— Я рад всех приветствовать. Сегодня начинается конкурс талантов среди претенденток на суженую наследного принца, — зал взорвался овациями.

Большой зал был заполнен людьми до отказа, кажется, даже слуги тихонько притаились в конце, создавая видимость усердной работы.

Участницы отбора, те кто не выступал сегодня, сидели в первом ряду в удобных и мягких креслах. Королевская семья сидела отдельно ото всех на небольшом возвышении, что позволяло одинаково хорошо видеть и зал, и выступающих участниц.

— Сегодня мы увидим восемь выступлений лучших представительниц своих родов, — после небольшой паузы продолжил король. — Напомню, что в этом отборе, впервые за всю историю его существования, участницы не могут пользоваться магией. Мы сможем увидеть истинный талант каждой претендентки. Оценивать мы будем по мастерству, уместности и сложности выступления.

Король сел на место, а церемониймейстер ударил палкой об пол:

— Маркиза Сания Траверс, ария Леонии из оперы «Лесной дом».

Леди буквально вплыла в зал. Яркая брюнетка в не менее ярком алом платье с открытыми плечами и глубоким декольте притягивала взгляд. Какая-то часть меня желала ей опозориться, как она это сделала со мной на балу, другая же велела быть великодушной.

Заиграла грустная мелодия, и девушка запела. Верховный, как же красиво она поет. Это одна из грустных историй, которые я читала. Опера основана на романе Франка Левия «Лесной дом».

Юная Леония была герцогиней, которая влюбилась в барона. Естественно родители были против их брака, но девушка тайно сбегает с любимым. В ближайшем храме Верховного проходят обряд единения, и селятся в заброшенном лесном доме. Герцог не смог смириться с таким позором, поэтому убивает мужа своей дочери. Леония же не хочет жить без любимого и убивает себя, сгорев в огне своей магии.

Маркиза пела арию в которой прощалась с жизнью, стремясь поскорее встретиться с любимым. Как по мне странный выбор. Мы же на оборе, лучше бы она спела ее арию влюбленной девушки.

Закончив петь леди присела в идеальном реверансе. Мы все аплодировали, несмотря на грустную арию, исполнила она ее великолепно.

— Леди Сания, — королева дождалась, когда стихнут овации. — Чудесное исполнение, но почему вы выбрали именно эту арию? У вас есть возлюбленный, о котором вы тоскуете?

— Я? — девушка растерялась, широко распахнув свои карие глаза испуганно смотрела то на королеву, то на короля. — Нет, ваше величество, у меня никого нет. Просто ария красивая.

— Интересное у вас чувство прекрасного. Впрочем, спасибо, за по-настоящему, красивое исполнение.

Сделав очередной реверанс Сания побледневшая поспешила скрыться за дверью.

— Графиня Тания Абергав, монолог Леонии из романа Франка Левия «Лесной дом».

Ироничная улыбка появилась у многих на лицах, королева тонко намекнула на свое отношение к данному роману. Видимо, девушки не знают о случившимся здесь. Как хорошо, что я не вспомнила о нем, когда писала, что буду исполнять.

Леди Тания, в воздушном белом платье, венком из цветов в каштановых волосах рассказывала с таким воодушевлением, словно и сама мечтала жить в лесу среди цветов и трав.

— Леди Тания, чем вызван ваш выбор? — интересно почему королеве не нравится этот роман? По-моему, очень романтичный.

— Он…, - растерянность была в голосе и жестах девушки. — Он популярный.

— То есть, чтобы поразить принца своим талантом, вы выбрали то, что популярно?

— Да, ваше величество, — леди побледнела.

— М-да, — поджав губы королева немного помолчала. — Жаль, что вы не решились проявить себя, а пошли на поводу у моды.

Сделав реверанс и закусив губу, девушка поспешила из зала. Я ей сочувствовала, так стараться и все в пустую, да еще получить нелестный отзыв, при всех. Это непросто.

— Графиня Илиния Айви, баллада «О славном охотнике Дрэмме».

Леди вышла в охотничьем костюме. Зазвучала веселая музыка и слегка пританцовывая Илиния звонко запела о веселом и находчивом охотнике, который поражал цель с первого выстрела.

Зал радостно аплодировал, когда леди закончила петь. Что примечательно королева ничего не спросила, лишь вежливо улыбалась.

Я же задумалась над правильностью своего выбора. С одной стороны, я была спокойна, что никто не повторит, а с другой — неизвестно как это воспримут присутствующие.

Принц Дэрил сидел с одинаково вежливым выражением лица, что мешало понять его отношение к происходящему. Нравится ему это на самом деле или нет. Впрочем, менять уже ничего нельзя, придется выступать с тем, что было заявлено вчера.

— Виконтесса Иветта Буршье, ария Мариты из оперы «Талания».

Вот это я погрузилась в переживания, не заметила, как выступали леди. Потому, что точно помню виконтесса шестой выступает.

Леди Иветта одетая в изумрудное платье с жестким корсажем, делающим и без того большую грудь, еще аппетитнее, присела в низком реверансе. Бросив взгляд на принца увидела его улыбку.

Верховный, первая эмоция на его лице и подарена декольте викотессы. А их величества сохранили невозмутимое выражение лиц. Что значит опыт.

Грустная мелодия была под стать моему настроению. История о слепой девушке и влюбленном в нее принце, проникала в самое сердце. Иветта обладала удивительным контральто, глубоким и бархатистым.

Что-то я начинаю в себе сомневаться. И внешность не такая пышная, и петь стесняюсь при чужих. И почему здесь нет матушки, она бы точно знала, что и как делать, чтобы показать себя в выгодном свете.

Все очарованы виконтессой, а я чуть-чуть завидую, и боюсь. Немного. Так немного, что, если бы не принц сбежала бы без оглядки.

— Спасибо, виконтесса, — королева нежно улыбалась. — У вас удивительный голос. Но почему вы выбрали именно эту арию, в которой героиня сомневается, что может на самом деле нравиться принцу?

— Спасибо, ваше величество, — присев в низком реверансе, девушка была несколько озадачена. — Она трогательная и романтичная.

— Вам удалось передать эти чувства своим пением.

Сделав очередной низкий реверанс девушка не спеша покинула зал. Я восхитилась ее уверенностью и выдержкой.

Завершили сегодняшний конкурсный день игрой на флейте и рояле. Красивые и чувственные мелодии, жаль, что опять же из модного нынче «Лесного дома». Девушкам пришлось понять свою ошибку, благодаря тонким замечаниям королевы.


***
— Леди ваш ужин, — госпожа Нарция, как всегда, пунктуальна и аккуратна. Вот только глаза у нее все-таки грустные.

— Госпожа Нарция, — выскочив за дверь окликнула, пока она вновь не исчезла.

— Да, леди Оливия, что-то случилось?

— Госпожа Нарция, что у вас случилось? Я же вижу, что вы на себя не похожи. Может я смогу вам помочь?

— Леди…

— Просто скажите, что случилось, — некрасиво перебила женщину.

— Хорошо, — тяжело вздохнув она все же решилась. — В оранжерее погибает любимый цветок королевы, а мы ничего не можем сделать.

— А она в курсе?

— Конечно, нет, — женщина испугано оглянулась. — Сейчас отбор и ей не до этого, а потом кто-то лишится своих должностей.

— А можно я взгляну на него? Что это за растение?

— Вы? — широко раскрыв глаза, женщина открыла рот от удивления. — Но, леди Оливия, разве вы разбираетесь в растениях?

— Госпожа Нарция, я же баронесса, и мы многим обязаны земле, которая нас кормит. Поэтому да, не во всех, но во многих растениях я разбираюсь.

— О, леди, — она взяла меня за руку, смотря с надеждой в глазах. — Если вы сможете помочь я буду вам безгранично благодарна.

— Пустое госпожа Нарция. Просто покажите цветок.

— Пойдемте, леди.

Мы поднялись на одну из башен, которая словно небо поддерживает своей шпилей. Я рот открыла от удивления, потому что точно помню, с улицы здесь каменная кладка и узкие бойницы. Но передо мной были огромные окна от пола до потолка. Весь город и даже дальше был как на ладони.

— Леди Оливия, вот здесь он, болезный, — горестный вздох тронул и меня.

— Не может быть! Невероятно! Это правда, то, что я вижу?

А видела я самый невероятный из всех цветов нашего мира — Лироасса. Его изогнутый толстый стебель вился вверх в причудливых формах. Мелкие округлые листочки собраны по четыре, сейчас были вялы и опущены вниз. Крупные цветы этого растения, в диаметре достигают тридцати сантиметров, но дело даже не в размере бутона, а в его форме.

Нижний ярус ярко-оранжевого цвета с бахромой по краю, из него вверх поднимается второй — желтый ярус с игольчатыми лепестками, чем-то напоминало солнце, а вот третий ярус бело-кремовый застенчиво прикрывался лепестками. Из его середины, словно хохолок, выходили длинные нити оранжевых, желтых, красных тычинок.

И все это великолепие сейчас грустно опустило подвявшие бутоны вниз. Слезы просились наружу, от этого удручающего вида.

— Да, леди это он, — заломив руки, прижала к груди. — Но вы видите, что он погибает. Королева казнит нас всех, когда узнает.

— В чем-то я ее даже понимаю, это же Лироасса, она появляется раз в пятьдесят лет в горах Даримбии. То, что удалось ее найти невероятно, а помочь адаптироваться в нашем климате и убедить цвести постоянно — просто чудо.

— Леди Оливия, так вы можете ей помочь?

— А где же садовник ее привезший, почему он допустил такое? — мысли сменялись быстрее ветра, ища варианты спасения растения, а глазами внимательно его осматривала.

— Он ушел к Верховному месяц назад, а его ученик не может ничем помочь. Мы и магию пробовали, но не помогает.

— Магия ему только хуже сделает. Удивительно, что он все еще жив.

— Леди…

— Госпожа Нарция, — резко развернулась к женщине. — Я попробую помочь, но сами понимаете, прошло много времени, гарантий дать не могу.

— О, конечно, леди, конечно. Пусть Верховный вам поможет.

— Спасибо, его помощь очень кстати будет, — надо выяснить, что здесь есть в наличии и думать дальше. — Где здесь рабочее место садовника?

— Пойдемте, это в той стороне.

Мы спустились вниз на один пролет, надо же, а когда поднимались я не увидела этой дверцы.

— Вот здесь, леди Оливия, находится территория смотрителя оранжереи.

Светлое помещение радовало глаз множеством стеллажей с разными колбочками и баночками, большим рабочим столом по центру и целой лабораторией в углу.

Не спеша прошлась вдоль стеллажей, убедившись, что здесь есть даже больше, чем можно было предположить. Впрочем, чему я удивляюсь, это же королевская оранжерея.

— Думаю…

— Светлого дня, леди, — появившийся юноша низко поклонился.

— Это ученик бывшего смотрителя, леди Оливия, Норк.

— Как же так получилось, что вы упустили начало заболевания растения? — не знаю почему, но что-то меня тревожило.

— Нууу, — он взлохматил волосы и посмотрел с мольбой. — Это ж, пока смотритель был жив, так и не болел никто.

— Значит хороший специалист. Но вы же должны были увидеть первые признаки болезни?

— Нууу, я не думал, что это оно, — почесав затылок грустно смотрел на меня.

— Верховный, — прикрыла рот ладонью, от пронзившей меня догадки. — Вы же не умеете работать с растениями. Но как такое может быть?

— Мне нужна была работа, очень, мамка заболела, а у нас никого больше нет. А тут в таверне случайно со смотрителем познакомились, от он мне и подсобил, взял в помощники. Я у него завсегда на подхвате был.

— Но как же вас оставили без знаний и умений?

— Да тут подготовка к отбору началась, от обо мне и забыли. А старший садовник спросил справляюсь ли, ну я сказал, что все хорошо.

— То есть вы обманули, выдав себя за специалиста?

— Но мне нужна работа, — и такой грустный взгляд, что сердце от жалости сжалось. — Здесь платят хорошо, мамка на поправку пошла. Вы знаете, на сколько дороги услуги лекарей?

— Это понятно, а как же вы работать будете, вот видите растение заболело, а вы не знаете, что с ним делать. Ведь пока был жив смотритель, и растения не болели, он знал, как за ними ухаживать. А вы?

— А я смотрел и помогал ему.

— И как видите, этого мало для полноценной работы, — Норк шмыгнул вытер нос рукавом.

— Мне кажется, что лучше подойти и честно признаться в своем незнании и желании научится.

— Мне никто не даст этого, а выгонят взашей.

— Зато живым останетесь. Если вам дороги эти растения, то вы сделаете все, чтобы они жили и радовали своим цветением и красотой, — резко развернулась и пошла к лаборатории.

Нельзя терять драгоценное время. Если парень не дурак, пойдет и признается. А если нет — то ему уже никто не поможет. Верховный, и это в королевском дворце.

Если я не ошиблась, то тут банальная излишняя влага. Это же горный цветок, в его естественной среде сухо и ветрено. Бывают периоды дождей, но они кратковременные.

Смешав все необходимые ингредиенты осталась довольна, все так, как и должно быть. Пора к болезному.

— Госпожа Нарция, у меня все готово, — повернувшись увидела, как та жалостливо гладила парня по голове. — Пойдемте лечить будем.

— О, леди Оливия, это правда поможет?

— Сейчас узнаем.

В оранжерее, я тонким слоем рассыпала влаговпитывающий порошок вокруг растения, его задача забрать лишнее и отдавать только тогда, когда это надо будет цветку.

На наших глазах порошок стал увеличиваться в размерах и приобретать темно-серый цвет. Облегченно выдохнула — я оказалась права, просто залили бедное растение.

— Леди Оливия, что это?

— Теперь все будет хорошо, думаю, что к завтрашнему утру он будет выглядеть намного лучше.

— Леди Оливия, — женщина схватила меня за руку и хотела ее поцеловать, но я не дала.

— Госпожа Нарция, — хотела сказать строго, но и сама с трудом сдерживаюсь чтобы не запрыгать от радости. — Перестаньте. Не надо плакать, теперь все будет хорошо, насколько это возможно, с учетом нового смотрителя.

— Что же делать?

— У вас есть месяц чтобы найти нового смотрителя, который разбирается в растениях. Мне, конечно, жаль парня, но лучше, чтобы каждый из нас занимался своим делом.

— А что же за болезнь-то такая была? — передником вытирала слезы радости.

— Воды слишком много, вот и вся болезнь, — я пошла на выход из оранжереи, женщина шла за мной. — И да, его не поливать совсем. Я завтра зайду осмотрю его еще раз, надо убедиться, что на фоне повышенной влажности не начала развиваться настоящая болезнь.

— Леди Оливия, вы не выдавайте парнишку, он хороший, но у его матери страшная болезнь, простой лекарь не поможет. Жалко его.

— Госпожа Нарция, — я остановилась, развернулась к женщине и видя мольбу в ее глазах смягчилась. — Мне его тоже жаль, но поймите, живым он быстрее сможет помочь матери, чем мертвым. Я буду молчать, пока меня не спросят. Это все, что я могу сделать. Явно врать не буду.

— Спасибо, леди Оливия, — слезы вновь побежали по ее щекам.

— Доброй ночи, госпожа Нарция, — не дожидаясь ответа поспешила в комнату.

Мои соседки сладко сопели, а я все никак не могла уснуть. Тревожил завтрашний день, а еще Норк со своей мамой не шли из головы и лироасса.

Пожалуй, за последнюю волновалась больше всего. Жаль, что смотрителя уже нет, мне было бы очень интересно узнать, как ему удалось совершить практически невозможное одомашнить его.

Так не заметно и уснула строя разные гипотезы, одомашнивания непокорного цветка.


***
Утром от волнения не смогла съесть ни кусочка, выпила сладкий чай. Сегодня мне предстоит поразить принца своей игрой. Сверившись со списком матушки одобрительно кивнула, лучшего и придумать сложно.

Платье из струящегося атласа, благородного королевского голубого цвета невероятно шел мне и соответствовал настроению выступления. Широкий белоснежный пояс обернув вокруг талии завязала немного с боку в пышный бант.

Всех сегодняшних участниц собрали в небольшой комнате позади зала. Все так нервничали, что на меня никто не обращал внимание.

— Баронесса Оливия Ларкиз. Ноктюрн «Ожидание встречи». Рояль.

Стараясь не смотреть по сторонам, есть у меня страх публики, прошла к инструменту. Закрыв глаза вернулась на четыре года назад, когда и была написана музыка.

Принц покорил мое девичье сердце с первого взгляда на снимок в вестнике. Тем вечером я не спала, а сидя в саду на качелях в свете полной луны мечтала… Мечтала о первой встрече и робком первом поцелуе, когда кружится голова и в груди порхают бабочки.

Музыка лилась тихо и медленно, словно окутывая в нежный шелк. Легкие, ленивые переливы и замирания, пальцы порхают над клавишами.

Летняя ночь наполнена ароматами роз, лилий и алиссумов. Легкий шелест листьев и едва слышный шум фонтана. Качаясь на увитой цветами качели, я ждала этот момент, заслушиваясь трелью соловья.

Игривость и обещание лились из-под пальцев. Робкая надежда и искренность желания. Все свои чувства я выразила в музыке. Полностью отдавшись ей, я открыла свое сердце здесь и сейчас.

Шум аплодисментов заставил меня вздрогнуть и вернуться в реальность.

— Леди Оливия, это было невероятно трогательно и даже романтично, — королева была довольна и глаза слегка увлажнились. — Я раньше не слышала этого произведения. Кто его автор?

— Я, — зардевшись опустила голову.

— Неожиданно. Вы талантливы, леди.

— Спасибо ваше величество, — сделав реверанс поспешила из зала.

Сердце бьется где-то в горле, руки дрожат, на глаза просятся слезы. Не обращая ни на кого внимание забежала в дамскую комнату. Надо успокоится и взять себя в руки.

Включив холодную воду подставила под нее руки. В зеркале отражалась перепуганная девушка, с застывшими слезами в глазах.

— Успокойся Ливи, выступление позади, и вся эта толпа тоже, — постепенно я приходила в себя, могла взять эмоции под контроль. Ларкиз не истерят.

Верховный, от волнения я даже не посмотрела на принца, а вдруг ему не понравилось? Похвала королевы неожиданная, но не означает, что и Дэрил думает также. И как теперь узнать его реакцию?

Вернувшись в комнату села в кресло у окна, до окончания конкурса уходить нельзя, а разговаривать мне здесь не с кем. Жаль книгу не догадалась с собой взять, остается любоваться парком.

— Леди Ларкиз, — строгий мужской голос вырвал меня из мечтаний, надо же и не заметила, как задумалась.

— Да?

— Леди, сейчас будут объявлять результаты конкурса, поторопитесь.

— Спасибо, — быстро поднявшись, поспешила в зал.

— Леди, ваши таланты многогранны и удивительны, — король окинул нас довольным взглядом. — Два дня мы наслаждались прекрасным, но отбор есть отбор, сегодня нас покидают маркиза Бертран и маркиза Хошье.

— Леди мы благодарим вас за участие, — королева говорила с какой-то холодностью.

Интересно, почему Лерию отправляют домой? Маркизу Хошье понятно, она вчера почти час рисовала, а мы сидели и смотрели. Портрет принца получился красивым, но час ожидания невозможным.

А вот маркиза Бертран, как и я, показывала свои таланты сегодня. У кого бы спросить, а, впрочем, не стоит, здесь же собраны лучшие представители аристократии и каждая посчитает своим долгом полить грязью выбывшую.

— Вас проводят к порталу, ваши родные оповещены и будут встречать, — дождавшись, когда девушки гордо задрав подбородки покинут зал, продолжила. — А сейчас мы хотим сделать небольшой подарок той, которая проявила свой талант, покорив наши сердца.

Принц поднялся с трона и спустился с возвышения, к нему тут же приблизился слуга, держащий квадратную бархатную коробку.

— Эта девушка удивила нас и тронула наши сердца своим талантом. Леди Ларкиз подойдите.

Широко распахнув глаза приоткрыла рот от удивления, при этом оставаясь стоять на месте. Не может быть.

— Леди ну что же вы? — принц улыбнулся так, что мое сердце растворилось, а на губах заиграла глупая улыбка. — Смелее, вы честно заслужили этот дар.

На ватных ногах подошла к принцу, сделала реверанс и подняла голову чтобы увидеть его глаза. Верховный, какой же он красивый.

— Леди поздравляю с первой победой, — легко подхватив мою руку поцеловал кисть. — Пусть этот подарок радует вас также, как нас ваша музыка.

Слуга открыл крышку, а я с трудом сдержала возглас. На черном бархате лежало золотое колье с маленькими подвесками-капельками бриллиантов, а по центру была крупная капля. Все это великолепие переливалось разноцветными гранями.

— Спасибо ваше высочество, — сделав очередной реверанс приняла коробку.

— Леди, — король тепло улыбнулся. — С сегодняшнего дня у вас несколько дней отдыха, во время которого вы сможете пообщаться с принцем и познакомится поближе. Общие интересы сближают и помогают преодолевать трудности, которые в семейной жизни всегда появляются.

Надеюсь, что в этот раз будет без новых проверок претенденток постелью, потому что еще что-то подобное я не вынесу.

Глава 5

Поднимаясь в оранжерею размышляла над следующим шагом по завоеванию принца. Все-таки моя музыка ему понравилась, иначе была бы без подарка.

В романах героини уверены в себе, а я нет. Вернее, меня смущает большое количество людей, а необходимость перед кем-то выступать повергает в панику, даже, когда я точно знаю, что права.

Слава Верховному, встреча будет тет-а-тет, но о чем с ним говорить? Я знаю, что принц окончил военную академию с отличием, но я совсем не разбираюсь в военном деле.

— Ну-с показывайся моя хорошая, что у тебя со стеблем, — привычка разговаривать с растениями появилась так давно, что и не вспомню. Ползая вокруг цветка, внимательно осмотрела каждый изгиб стебля. — Ага, плесени нет, грибка тоже, и возле корней все чудесно. Ты моя хорошая.

Ласково гладила ожившие листочки, вдыхая сладкий аромат цветка.

— Леди Оливия, ну как? — госпожа Нарция и Норк стояли с надеждой глядя на меня.

— Все хорошо, она совершенно здорова, — улыбка озаряла мое лицо.

Я гордилась собой, ведь этот порошок мое изобретение, в наших южных землях часто бывают ливни, затапливающие поля из-за чего гибнет треть урожая, а иногда и до половины доходит. Благодаря этому порошку нам удается сохранить до девяносто процентов урожая.

— Спасибо леди, — госпожа Нарция взяла мою ладонь в свои руки. — Как я могу вас отблагодарить?

— Госпожа Нарция, мы же уже разговаривали с вами на эту тему. Мне ничего не надо. Просто найдите того, кто знает, как ухаживать за растениями.

Забрав свою руку поспешила на выход. Мне не терпелось продолжить свои поиски зала с портером леди.

— Леди Оливия, — женщина догнала меня внизу лестницы.

— Что-то еще госпожа Нарция?

— Нет, то есть да. Леди Оливия, мне показалось, что вы что-то ищите во дворце, может я смогу вам помочь?

— Да? Ну что ж, госпожа Нарция, вы можете меня проводить в зал, в котором нас приветствовала королевская семья?

— О, это бежевый малый зал, но там сегодня игры. Я смогу вас отвезти туда завтра после завтрака.

— Это было бы чудесно, — благодарно улыбнулась женщине и поспешила в комнату.

Думаю, что список очередности встреч с принцем уже принесли. Хотелось бы быть если не первой, то в первой тройке. Да и подготовиться надо заранее, чтобы к утру сиять.

— Да ты холодная как рыба в реке, — Иветта с красными щеками направила в сторону Таиры расческу.

— Ха, зато ты не к месту горячая, — герцогиня задрала подбородок. — И между прочим принц — это не мужик в таверне, его сиськами не возьмешь.

— Завидуй молча, — виконтесса отбросила волосы на спину и поправила грудь едко ухмыляясь.

— Да было бы чему, моя ничуть не хуже, — и это правда, конечно не такая как у виконтессы, но тоже выдающаяся. — Но принц насмотрелся на это добро, что мужик на грязь. Ты вообще видела какие тут леди? Так что нет, милочка, чтобы получить принца тела мало.

— Глупости, мужики на формы падки.

— Может и падки, но как упал, так и отпал.

Я тихонько прокралась в ванную, пусть спорят между собой, а мне и так есть над чем подумать. В списке я была последней.

Лежа в ванной дала слезам волю. Я же думала, что принцу понравилась моя музыка, а он… он поставил меня в списке последней. Вот не понимаю я его. Зачем же меня оставил, если общаться хочет в последнюю очередь? Надо было отправлять домой, если так противно.

Слезы обиды текли, горло сковал спазм. Если бы не две соседушки, что с каждой минутой все громче и громче выясняют отношения, рыдала бы громко и некрасиво. Но леди не показывают своей слабости, они всегда спокойны и уверенны.

Уверенность… где же ее взять? И ведь магия не поможет, она в принципе не помогает в приобретении качеств. А может зря так паникую и Дэрил поставил меня в список последней потому, что решил оставить самое приятное напоследок?

Улыбка медленно появлялась на моих губах, предвкушение устраивалось поудобнее в моем романтичном сердечке. Ну, конечно же, как я могла так плохо думать о себе и о Дэриле.

— Ох, Ливи, ты такая глупышка, — легко рассмеявшись погрузилась в воду с головой.

В ванной пробыла до тех пор, пока леди не успокоились и в комнате наступила тишина. Тихонько выйдя, не смотря на девушек прошла к своей кровати. Опустила полог и легла в кровать.

С утра настроение портила слишком счастливая герцогиня. Конечно, она же первая в списке на прогулку с принцем. Стараясь не обращать внимание на ее ехидные слова внимание, ждала, когда закончится завтрак и госпожа Нрация придет за мной.

— Леди Оливия, если вы готовы, то можем идти, — сегодня ее глаза были спокойны и безмятежны, как море в штиль.

— Да, я готова, — быстро поднявшись с кресла поспешила за женщиной на выход.

— Куда это ты собралась? — резкий окрик Иветты заставил вздрогнуть, но я, не оглядываясь и не отвечая закрыла за собой дверь.

Зал, и в самом деле, располагался на втором этаже, только в другом крыле.

— Вот бежевый малый зал, леди, — госпожа Нарция остановилась перед дверью не открыв ее. — Мне вас ждать?

— О, спасибо, госпожа Нарция. Ждать меня не надо.

— Хорошего дня, леди, — сделав книксен поспешила по своим делам.

Дождавшись, когда она скроется за поротом взялась слегка дрожащей рукой за ручку и опустила ее вниз.

Звук шагов эхом отскакивал от стен. Солнечные блики играли на натертом полу, легкий ветерок играл воздушными занавесками и наполнял зал свежим ароматом трав и цветов из парка.

Страх и предвкушение смешались отчего мурашки бегали по коже словно лепестки на ветру. С каждым шагом сердце все громче и тяжелее билось в груди. Ладошки становились влажными, а глаза раскрывались все шире и шире, не веря себе.

— О, Верховный, — шепот показался в этом пустом зале раскатом грома. — Но этого не может быть.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Дрожащей рукой прикрыла рот чтобы сдержать рвущийся возглас. Подойдя еще ближе провела пальцем по овалу лица леди, погладила ее локоны, переброшенные на одну сторону.

— Как такое возможно? — все еще не веря в увиденное отошла на два шага назад. — Ой!

— Простите леди Ларкиз я не хотел вас напугать.

— Ваше величество, — сделав реверанс напряженно замерла.

— Встаньте, леди… позволите обращаться к вам по имени?

— Эм, я не уверена, что это уместно, ваше величество, — потупила взгляд, сложила руки на животе.

— Я смотрю вы узнали эту девушку, — король не обратил внимание на мои слова. — Кстати, в свое время она была первой красавицей не только во дворце, но и в столице. О, сколько было страстей вокруг этой особы, вы Оливия, даже представить себе не можете.

Я смотрела, широко раскрыв глаза все еще не веря.

— За ее руку и сердце готовы были отдать, если не все, то многое, — замолчав, мужчина погрузился в воспоминания, мягко улыбаясь при этом.

— И даже вы? — вопрос сорвался быстрее, чем я успела понять, что говорю в слух.

— Что? — моргнув пару раз, король вернулся ко мне. — Я? Не совсем, мы с Мирель дружили с самого детства, поэтому я смотрел на нее как на друга и сестру, не видел в ней женщину.

— Но ведь мы живем на окраине королевства, как мама могла жить здесь?

— Вообще она родилась в столице, и выросла во дворце. Юная герцогиня была умна, скромна и божественно красива с малых лет. Была любимицей всего двора, — понизив голос до шепота король наклонился к моем уху, — Я даже какое-то время ревновал ее успех, правда отец быстро мне объяснил, почему этого делать не стоит.

— И почему же?

— Потому, что королю не подобает тратить силы на низкие чувства, — легко рассмеявшись он внимательно посмотрел на меня прищурившись. — Неужели Мира не рассказывала тебе о своем детстве и происхождении?

— Нет, ваше величество. Я это впервые слышу от вас. Хотя на балу ваш маг говорил, что был знаком с мамой, но я думала, что она была приглашена на бал, а не жила здесь.

— О балы… Оливия, твоя мама была законодательницей моды, образцом элегантности, утонченности и вкуса. Она была безупречна и при этом оставалась живой и сострадательной.

— Она до сих пор такая.

— Не сомневаюсь, — усмехнувшись король взял меня под локоток и развернувшись повел меня на выход из зала. — Я ждал, когда же ты придешь сюда, видел твой интерес во время приветствия. Но пора возвращаться скоро зал займут, а тебе не следует ходить по дворцу в одиночестве.

— Почему?

— Потому, что для тебя это может быть опасно.

— Опасно? Но чем?

— Ливи, Ливи, твоя любознательность наверняка унаследована от отца. Когда ты умна и красива, вместе с обожанием ты обзаводишься и недругами, а они не дремлют, только и жду, чтобы нанести свой удар.

— Да, но я никого здесь не знаю, и совсем не такая как мама.

— Знаешь, что надо сделать, чтобы причинить невыносимую боль?

— Нет.

— Достаточно сделать больно, очень больно твоему ребенку. Беспомощность эффективнее смерти, ведь она будет длится долго, очень долго. А память о ней будет отравлять всю оставшуюся жизнь.

— Вы хотите сказать, что здесь мамины недруги?

— Конечно, не так-то и просто выставить кого-то из дворца. Для этого нужны основания. Веские.

Мы почти подошли к моей комнате. Мысли роились похлеще пчел над полем, мне не верилось, что моя мама жила здесь, ходила этими коридорами.

— Помни, Оливия, здесь есть те, кто все еще точит зуб на твою маму. Будь осторожна.

— Хорошо ваше величество. Спасибо, что рассказали о маме.

— Не стоит, — он отпустил мою руку. — Может тебе что-нибудь нужно?

— Нет, спасибо, здесь все есть. А, впрочем, ваше величество, а можно мне ходить в библиотеку?

— В библиотеку? Это все, что тебе нужно?

— Да, ваше величество. Здесь у меня оказалось неожиданно много свободного времени, я не привыкла к такому.

— Мирель такой же была, — он грустно улыбнулся. — Ходи, только помни что я тебе говорил.

— Спасибо, ваше величество, — присела в низком реверансе.

— Удачи, Оливия.

И все-таки он обращается ко мне так, как сам решил, и зачем надо было спрашивать, если мое мнение не учитывается.

— Ты где была? — Иветта вскочила с кресла быстро ко мне приближаясь.

— Гуляла. — говорила холодно и отстраненно. — Прошу обращаться ко мне на «вы», мы с вами не подруги, виконтесса.

— Я сама буду решать, как и к кому мне обращаться, — ее щеки раскраснелись, а в глазах сверкали молнии. — Будут мне нищебродки всякие указывать что делать.

М-да, а разговаривать-то и не с кем. Пожав плечами обошла по дуге девушку и пошла в ванную мыть руки, если я не ошибаюсь, то с минуты на минуту принесут обед. Хвала Верховному, больше нас не зовут трапезничать с королевской семьей.

— Я с тобой разговариваю, выскочка, — пропустила мимо ушей этот вопль и закрыла за собой дверь.

Вода успокаивала, а я повторяла мысленно нормы поведения истинной леди. Ох и не легкое это дело быть леди. Столько правил и ограничений, когда проще и быстрее нахамить в ответ.

— Ваш обед, леди, — о, госпожа Нарция, как всегда вовремя. Теперь можно выходить.

Не успела я дойти до стола, как дверь вновь открылась и в комнату вошла счастливая Таира.

— А вот и я, неудачницы, — ослепляя улыбкой, неспешно плыла к столу, при этом что-то пряча за спиной. — Ах, какой принц Дэрил романтик, вы не представляете. Мы чудесно гуляли по парку. Мне столько комплиментов говорил, и за ручку держал.

От ее довольства аппетит пропал напрочь. Вот принесла ее нелегкая, принц мой, наверняка врет и не краснеет. С нее станется.

— Долго речь репетировала, милочка, — едкое замечание Иветты пролилось бальзамом на мою ревность и, что уж скрывать, зависть.

— Ха, мне это не требуется, ведь я герцогиня Бозон, а мы — лучшие. И это не просто слова, я настолько очаровала принца, что он сделал мне подарок, — вытащила из-за спины бархатную коробку положила на стол чтобы мы могли хорошо ее видеть. — Смотрите.

Мы с Иветтой ахнули, на бархате лежали рубиновые подвески. Тончайшая работа ювелира обвила каждый камень искусной вязью, словно тончайшее кружево.

— Стерва, — Иветта поджав губы резко встала, перевернув стул и скрылась в ванной громко хлопнув дверью.

Жаль я не успела сбежать туда первая.

— Ну что скажешь, выс-коч-ка, — ловко намазывая булочку маслом Таира подарила мне самую лучистую улыбку, отравленную ядом своей гордыни. — Теперь-то понимаешь, что тебе здесь ловить нечего?

— Я понимаю, что ваша надменность и гордыня уродуют ваше очаровательное личико, — выйдя из-за стола скрылась за пологом своей кровати.

— Ты просто завидуешь. Это же так естественно для низших, — звонкий смех ударил по ушам.

Накрывшись подушкой сжала зубы, чтобы не слышать и не отвечать ей. Хвала Верховному, отсмеявшись Таира успокоилась, а я погрузилась в сон.

Утром хмурыми были не только небеса, но и мы с Иветтой. Даже то, что сегодня она пойдет на свидание не улучшало ее настроение. Завтрак прошел в напряженной тишине, Таира бросала на нас высокомерные взгляды, но ничего не говорила.

Странно как-то… Может пока я спала они вновь поругались между собой, а может Таира решила не дергать тигра за усы.

Сейчас я наслаждалась тишиной библиотеки и шумом дождя за окном. Удобно устроившись в широком кресле у окна на втором ярусе, посвященном новаторству в земледелии, делала пометки интересных и, конечно же, полезных открытий в этой сфере.

Чем ближе завтрашний день, тем сильнее я волнуюсь. После вчерашнего подарка принца герцогине моя уверенность пала. Такой дорогой подарок не будут делать просто так и кому попало.

В комнату возвращалась в смешанных чувствах, с одной стороны хотела узнать, как прошла прогулка с принцем у виконтессы, а с другой — не хотела видеть и слышать этих леди.

Комната встретила тишиной и летающими в воздухе перьями.

Леди стояли друг напротив друга раскрасневшиеся, с растрепанными прическами и местами порванных платьях. Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица устроилась в кресле. Открыла свои записи, мне было над чем подумать, что-то крутилось в голове, но никак не хотело обозначить себя.

— Ты жалкая толстуха все врешь, — этому шипению позавидовали даже самые ядовитые змеи.

— И зачем бы мне это надо было? — сдув упавшую прядь с лица, Иветта победно ухмыльнулась.

— Затем, чтобы досадить мне, — топнув ножкой Таира сложила руки на груди.

— Глупости, Дэрил мне подарил эту брошку со словами: «Пусть эта брошь дополнит вашу ослепляющую красоту».

— Врешь, — с диким визгом Таира бросилась на Иветту. — Ты это специально придумала.

Ну что сказать, весовые категории у них явно были разные, Таира против Иветты, что болонка против бегемота. То есть потявкать, конечно, может, а вот навредить вряд ли.

— Ах ты…

— Ваш ужин, леди, — вошедшая госпожа Нарция оборвала Иветту на полуслове. — Что здесь происходит, леди?

Ну надо же, оказывается госпожа Нарция умеет голосом замораживать.

— Ничего, чтобы вас касалось, госпожа Нарция, — Таира вздернув подбородок гордо прошла в ванную.

— Я доложу об этом ее величеству, — сделав пас рукой женщина привела комнату в порядок. — Новое постельное вам скоро принесут, леди.

Сделав книксен скрылась за дверью. Интересно, что скажет королева? Не хотела бы я попасть ей под горячую руку. А через десять минут вновь вошли служанки неся стопку постельных принадлежностей.

Больше в этот вечер никто не разговаривал, лишь одаривали друг дружку злыми взглядами.

С утра пораньше Шарил кружилась вокруг меня то прическу поправляя, то расправляла несуществующие складочки моего светло-зеленого платья. Памятуя, о прошлой встрече с принцем, это платье было закрытым, а по плечам шло игривое кружево. Рукава три четверти продлевались кружевом до середины предплечья.

— Ох, леди Оливия, какая же вы красавица, — всплескивая руками женщина то и дело возносила славу Верховному.

— Шарил, хватит, ты меня захвалишь, — мне, как и любой девушке, приятно слышать комплименты, но всему есть мера.

— Ну что вы, леди, это же чистая правда.

— Хорошо, время идти к его высочеству. Ты знаешь куда мне следует идти?

— Конечно, леди, пойдёмте.

Мы прошли в другое крыло, интересно, что принц придумал? И почему во дворце, а не в парке. Ой, а, впрочем, как хорошо, что во дворце, в прошлый раз в парке все как-то не удачно получилось.

— Ожидайте здесь, леди, — сделав книксен Шарил убежала, оставив меня просторной зале. Это странно, но здесь были пустые стены и совершенно не было мебели, даже штор на окнах и тех не было.

— Светлого дня, Оливия.

— Светлого дня, ваше высочество, — я испугалась, так как не услышала, как вошел принц, присев в низком реверансе.

— Вы сегодня без декольте? — удивленно приподняв бровь Дэрил усмехнулся.

— Да, ваше высочество.

— И чем вызвана такая скромность, милая Ливи?

— Вашим недостойным поведением, ваше высочество.

— Неужто?

— Именно так, и я просила вас обращаться ко мне Оливия, никаких сокращений.

— Здесь пока, что я принц, — от холода голоса мурашки побежали по коже. — И я сам решу к кому и как мне обращаться.

Приблизившись ко мне едва ли не вплотную, мягко улыбнулся

— Впрочем, это такие пустяки, зачем же портить себе настроение в такой волшебный день. Пойдемте, моя милая, Оливия, у меня для вас сюрприз.

— А куда мы идем? — резкий перепад настроения принца меня несколько озадачил. Но разве можно сопротивляться этой очаровательной улыбке?

— О, это удивительное место. Такое же удивительное, как и вы, — взяв меня под локоток принц повел меня вглубь дворца. — Признайтесь же, Оливия, вы ждали этот день?

— Да, ваше высочество, — было неловко признаваться в этом.

— Я тоже считал мгновения до нашей встречи, — прижав ладошку к своему сердцу он на меня так посмотрел, что голова закружилась.

— Мне казалось, что вы не хотели этой встречи, ваше высочество, — едва сохраняя спокойствие в голосе опустила голову вниз.

— Почему же вы так думали, баронесса?

— Потому, что вы поставили меня самой последней, — я покраснела.

Верховный, как хорошо, что мы в полутемном коридоре.

— Ну, что вы, Оливия, — Дэрил остановился и развернулся ко мне, обняв за плечи. — Я лишь хотел, чтобы эти утомительные встречи закончились приятной беседой с самой красивой девушкой на отборе.

— Правда? — бабочки запорхали в груди, а сердечко едва не выпрыгивало из нее.

— Конечно, вы мне не верите? — и столько сожаления в голосе, что мне стало стыдно за свою недоверчивость.

— Не знаю, ваше высочество, вы такой красивый и мужественный. Вы привыкли к тому, что все от вас сходят с ума, а во дворце много красивых леди.

— И что же? Оливия, смелее, я не буду вас ругать, — с каждым словом его голос становился все тише и вкрадчивей, и я решилась

— Вы мне очень нравитесь, — прикусив губу тряхнула головой. В конце концов пора начать вести себя уверенно, как мои любимые героини романов. — Нет, не так, я давно в вас влюблена, ваше высочество. И стать вашей суженной моя давняя мечта. Поэтому, когда мне пришло приглашение, ох, впрочем, я до сих пор поверить не могу, что я здесь и это все не сон.

Подняла голову и встретившись взглядом с принцем вздрогнув отскочила на шаг.

— И это, конечно же, любовь с первого взгляда, — глаза горели гневом и презрением. — Что же вы молчите, Оливия?

— Я…, - от ужаса казалось, что мои волосы шевелятся, руки стали ледяными.

— Ну же, вы только что так смело признались мне в любви, — иронично усмехнувшись принц обошел вокруг меня рассматривая будто диковинку. — Это требовало куда больше смелости.

О да, а еще больше глупости, вот снова я вляпалась как ребенок. Молчание принца напрягало, хотелось сбежать, расплакаться и спрятаться. Но приходилось стоять и судорожно пытаться найти правильные слова.

— Или наглости? — он сказал так зло и громко, что эхо от стен отскакивало.

— Что? — в растерянности оглядывалась в надежде, что хоть кто-нибудь пройдет мимо, и я смогу сбежать.

— Вот только не надо строить из себя служительницу Верховного, — эти невероятно красивые губы брезгливо изогнулись.

— Но я правда не понимаю, о чем вы говорите, ваше высочество, — ноги подкашивались в глазах стояли слезы.

— Тогда смотри, — рывком развернул и чуть ли не втолкнул в дверь, за которой находилась королевская галерея.

Устояв на ногах, все еще не понимая, в чем принц меня обвиняет, я шла вдоль портретов королевской семьи. Мужчины были похожи друг на друга, хотя и видно, что разные поколения.

Вот знаете, есть какие-то черты, переходящие от отца к сыну. Все статные, у всех взгляд такой будто в душу смотрят, и даже от картины исходила такая власть, что хотелось перед каждым присесть в реверансе.

Каждый портрет был подписан, я смогла увидеть первого короля-основателя нашего королевства, его жену и сына. Подумать только, как давно это было, а картины совсем не потемнели и даже трещинок не появилось. Думаю, что это заслуга сохранной магии.

Я шла не спеша, пытаясь понять для чего я здесь, что должна увидеть, пока не увидела. Резко остановилась открыв рот, король говорил, что моя мама жила здесь, но не сказал, что она была герцогиней и приходилась ему троюродной сестрой.

— Но как такое возможно? — по щекам текли слезы обиды.

— Ты в самом деле не знала, кем была твоя мать? — мне удалось его удивить, жаль, что не тем.

— Я ничего не знала о жизни мамы до замужества, — промокнув глаза повернулась лицом к принцу. — У нас это запрещенная тема. А вы знаете о ее жизни здесь?

— Конечно знаю, что за глупый вопрос. Твоя мать влюбилась в барона и сбежала с ним. Род такого не вытерпел и отрекся от нее. Титул она потеряла едва прошла обряд с бароном.

— Но, если отреклись, тогда почему здесь ее портрет висит?

— Потому, что отец запретил его трогать, сестричка, — от последнего меня передернуло, так это было произнесено. — Твои родители стали прототипом героев «Лесной дом».

— Спасибо, что рассказали об этом, ваше высочество, — сделала легкий реверанс. — Но я так и не понимаю, чем вызван ваш гнев.

— Не понимаешь? — прищурившись ненадолго задумался. — Хорошо, я тебе не верю, но так уж и быть, по-родственному, объясняю. Если ты думаешь вернуть себе высокий титул, то можешь об этом забыть. И за мой счет ты тоже не поднимешься ни на одну ступеньку выше.

— А мне этого и не надо, — мне очень хотелось, чтобы весь этот кошмар оказался сном, что все это происходит не со мной.

— Все так говорят, а потом счета предъявляют. Так вот, заявляю тебе можешь не рассчитывать улучшить свое положение в обществе за мой счет.

Резко развернувшись он ушел, а я заплакала горько и навзрыд. Верховный, за что же мне это все? Ведь я на самом деле полюбила этого человека, а он при каждой встрече оскорбляет и унижает меня.

Не знаю, сколько я просидела, оплакивая свою судьбу, но горевать я долго не умею, а врожденное любопытство взяло верх. Подойдя ближе стала вчитываться в имена изображенных на портретах.

Оказалось, что у прапрадеда Дэрила была сестра, и мы ее потомки. Интересно было увидеть, что не только по мужской линии передаются особенности рода. Все женщины нашего рода миниатюрные, с выразительными глазами.

Почему же его величество ничего мне не сказал о нашем родстве? То, что не хочет забывать это видно по тому, что мамин портрет все еще здесь, да и говорил о ней тепло. Стыдится? Вот уж вряд ли.

Так и не найдя причину умалчивания всей информации его величеством, отправилась в свою комнату.

— О, вот и наша нищебродка явилась, — Иветта даже не скрывала своей ядовитости.

— Отстань, — прошла в ванную вымыла руки и лицо.

Кто бы знал, как я не хотела выходить к этим змееподобным леди. Решив потянуть время набрала ванную и потерялась на несколько часов.

Мне было, о чем подумать, ведь Дэрил дал ясно понять, что мне здесь ловить нечего. Но ведь сердцу не прикажешь, я уверена, что он просто меня плохо знает, вот и судит обо мне по другим леди.

Наряды мне не помогли, улыбка тоже, с уверенностью как-то не сложилось. Да что ж такое-то! Почему в книгах героини такие великолепные, а в жизни все совсем не так? Может стоит попробовать взять инициативу в свои руки?

От этой мысли упавшее было настроение вновь поднялось, улыбка поселилась на моем лице. Теперь я могу выйти, внутренний покой и гармония найдены.

— Долго же ты там сидела, — Таира внимательно следила за мной.

— Ванна уже свободна, — стараясь не ускоряться, прошла в гардеробную, чтобы переодеться к ужину.

— И с чем ты вернулась от принца? — Иветта ехидно ухмылялась.

— В смысле? — решила сделать вид, будто не понимаю, о чем она.

— Тебе принц что-то подарил? — Таира в нетерпении постукивала ноготками по столу.

— Подарил, — и ведь совсем не соврала, историю мамы можно и так назвать. Подарки же бывают и не материальные. Попытка обойти Иветту не удалась, девушка больно схватила меня за руку.

— Врешь, у тебя с собой ничего не было. Да и пришла ты заплаканная.

— Это были слезы радости, — вырвала свою руку отошла от нее подальше.

— Врешь, — сузив глаза выставила на меня палец. — От радости не закрываются в ванной на несколько часов.

— Да брось ты ее, — Таира лениво встала с кресла и медленно шла к нам. — Что взять с убогой? Здесь всем понятно, что ей ничего не светит с принцем.

— Если бы мне ничего не светило, то меня бы здесь уже не было, — говоря потихоньку обходила девушек по широкой дуге, поближе к двери в коридор. Если что буду убегать.

— Вот это-то и странно, — герцогиня задумавшись растягивала слова. — Почему тебя здесь держат? Что ты скрываешь маленькая нищенка?

— Мне нечего скрывать, — о происхождении своей мамы никому не скажу, а вот с маменькой, когда вернусь побеседую.

— Я узнаю, что ты скрываешь. У нашего рода есть везде уши и глаза.

Пожала плечами и выскользнула в коридор, пойду проведаю цветок, а заодно сама успокоюсь и соседки угомонятся.

К счастью в оранжерее никого не было, и по дороге никто не встретился. Проверила цветок, он радовал здоровьем и обилием цветов. Немного походив между растениями, успокоилась после неприятного разговора.

Но что же мне делать с принцем? Вместо интересных бесед у нас выяснение отношений, которые не помогаю узнать друг друга лучше. Как мне проявить себя? Вопросы кружились в моей голове, но ответы не приходили. Так и вернулась в комнату ничего не придумав.

— Леди Оливия, наконец-то вы пришли, — Шарил подскочила ко мне повертела будто куклу. — Ладно и так сойдет, времени нет совсем.

— Какого времени? Ты, о чем Шарил?

— Так все уже пошли слушать результат бесед с принцем, — и только сейчас я заметила, что в комнате никого нет.

— Сейчас? Но ведь уже поздно.

— Леди Оливия, с его величеством не спорят, — взяв меня за руку чуть не бегом повела на оглашение результатов.

— Добрый вечер, леди, — король излучал добродушие. — Наследный принц Дэрил определился с выбором. Нас сегодня покидают виконтесса Толюр и графиня Марро.

— Благодарим леди за участие, — королева, как обычно, холодна и неприступна. — Вас проводят к порталу.

— А для леди, поразившей своим богатым внутренним миром я приготовил подарок, — принц вышел к нам держа в руках небольшую бархатную коробочку.

Как бы я хотела, чтобы это был для меня подарок, но что-то в глубине души подсказывало, что эта коробочка предназначена для другой.

— Леди Таира подойдите ко мне.

В который раз восхитилась игрой герцогини, вот если бы не знала ее настоящую, поверила бы. Ведь как может врать этот нежный румянец на щеках, эти скромно опущенные глаза и тихий голос?

Открыв коробочку, принц показал свой подарок — серьги с рубинами той же работы, что и подаренная ранее подвеска. Однако, принц подготовился отлично. Интересно это просто совпадение или все из одного набора. Мол, кто соберет весь комплект та и победила.

— Благодарю ваше высочество, — присев в низком реверансе Таира приняла подарок из рук Дэрила.

Глава 6

Утро не радовало, так же, как и довольное лицо Таиры. После вчерашнего вручения подарка она не замолкая трещала о том, какой принц щедрый, внимательный и обходительный, и, что таким неудачницам, как мы с виконтессой ловить здесь нечего.

Определенно у этой Таиры мания величия, впрочем, чему удивляться, она же герцогиня. Фу, как же мне надоело это змеиное кубло. Но Дэрил, я все это терплю только ради него, чтобы стать его суженой и, как в романах, счастливо жить и растить детей.

А подарок? Подумаешь, конечно, почти всю ночь я об этом и думала, но никому не признаюсь, если бы Таира на самом деле была суженой Дэрила, вряд ли этот отбор все еще продолжался бы. Так что еще не все потеряно, в следующем конкурсе я возьму инициативу в свои нежные ручки.

Никуда он от меня не денется. Я Ларкиз, а мы всегда получаем желаемое, просто на что-то надо больше времени, а на что-то меньше. С принцем надо больше, и оно есть у меня.

После завтрака нас всех провели в бежевый зал, где должны дать следующее задание. Даже не знаю, что можно ожидать, после конкурса талантов. Честно говоря, до сих пор не понимаю зачем он был. Королева не занимается развлечением подданных. Что они хотели увидеть и понять не знаю.

— Светлого утра, леди, — король был в отличном настроении, и явно что-то задумал, слишком довольной и предвкушающей была его улыбка. — Сегодня мы хотим узнать ваши качества управляющей.

— Да, как вы знаете королевством надо управлять твердой рукой и делать все возможное, а подчас и не возможное, чтобы ваши земли процветали, — королева была холодна и говорила так будто мы ее уже утомили вопросами и просьбами. — Надеюсь, что вас всех хорошо обучили искусству управления, и мне не придется писать письма старшим вашего рода.

О, как мы на это надеемся, ведь, если старший рода разгневается, а он после такого письма разгневается, плохо будет всем. Мой прадедушка, он же старший нашего рода, отличается не только железной хваткой, но и пугающей фантазией в наказаниях за провинности.

Помню, когда мне было десять лет, я вместе с папенькой поехала осматривать наши земли. Вечером выйдя на прогулку увидела, как деревенские мальчишки окружили одного мальчика и издевались над ним. Тот, конечно, пытался сопротивляться, но один против шестерых — это даже не смешно.

В тот момент ничего лучше не придумав, схватила удачно валяющуюся палку с земли и стала бить этих мальчишек по чем придется. Шум знатный поднялся, прибежали взрослые, нас разняли. Оказалось, что этот несчастный остался сиротой, никто к себе брать его не захотел, вот и обижали его почем зря, ведь защитить-то его некому.

Папенька того мальчонку отправил в военную школу, где он смог не только учится, но и жить. Задир отправили на три дня в поле работать, чтобы дурь из головы по выветрилась. Из-за этого мы задержались, чтобы проконтролировать исполнение наказания. Меня не наказывали, папенька понял мой порыв, а вот прадедушка…

По возвращении в город, он приехал за мной с самого утра и не сказав ни слова увез в свое поместье. К тому времени я уже знала, если лорд Драйз изволили молчать, значит все плохо и лучше терпеливо дожидаться своей участи.

Приехав к нему в поместье, прадедушка повел меня на тренировочное поле, где вложил в руки огромный и тяжелый меч, я, держа его двумя руками не смогла оторвать от земли, а лорд… Взял в руки свой меч и стал бить, по моему, после каждого его удара меч выпадал из моих рук.

— Подними, — холодно и жесткого говорил он.

Я поднимала и все начиналось с начала и так мы провели на площадке пять часов. Мои руки кровоточили от содранных мозолей, но я не смела пожаловаться, ведь это только усугубило бы мое положение. Прадед не признавал слабости и не прощал трусости.

— Ты всего лишь слабая маленькая леди, и твои руки не должны держать оружия, каким бы оно ни было, — возвышаясь надо мной, как гора над фиалкой, лорд Драйз чеканил каждое слово заложив руки за спину.

Я стояла, опустив голову и кусая губы, чтобы не расплакаться от боли и обиды. И как только он прознал о той ситуации не ясно. Старший рода, что еще можно сказать.

— Твоя задача, как леди, как будущей хозяйки этих земель владеть силой слова и видя несправедливость, ты должна восстановить ее. СЛОВОМ, — последнее он крикнул, от неожиданности я подскочила на месте. — Ты должна была позвать на помощь, а не самой хвататься за палку. Если хозяин будет бить людей, которые ему доверились, они уйдут с его земель. И кто тогда будет на ней работать, леди Оливия?

— Я не знаю, лорд, — голос предательски дрожал, и несмотря на обиду, стала понимать, что в чем-то он прав.

— Прежде чем что-то сделать, думай о последствиях. Свободна, — резко развернувшись прадед ушел в дом.

Было ли это жестоко — определенно да. Но этот урок я запомнила на всю жизнь, и как положено леди ничего тяжелее ложки в руки больше не брала.

Поэтому, если письмо родителям пугало, но пережить можно, то письмо старшему роду от самой королевы, о нет, лучше казните на месте быстрее и не так больно.

— В ваших комнатах лежит книга каких-то земель, — я так задумалась, что прослушала, о чем говорила королева. Надеюсь, ничего важного. — Ваша задача ее изучить, выявить причину упадка и предложить путь выхода из ситуации. На все у вас есть два дня.

В комнату возвращалась в легком предвкушении, это было одним из моих любимых занятий дома. Влаговпитывающий порошок я создала потому что искала пути решения проблемы.

Моим вдохновителем, как это не странно, был прадедушка, он умел неординарно наказывать, а также умел вдохновлять так, что забывала про еду и сон. А уже родители помогали увидеть масштаб проблемы воочию, когда брали меня на осмотр земель, где я разговаривала с людьми вникая еще глубже в суть проблемы.

— Как жаль, что ничего из узнанного нельзя никому рассказать или использовать в своих интересах, — Иветта сидела за столом, за пустым столом.

— Согласна, — Таира, сделав перелистывающее движение в воздухе горестно вздохнула.

На меня девушки не обратили никакого внимания, увлеченно читая пустой стол. Видимо, что-то важное я все же пропустила. Подойдя ближе к столу наконец-то поняла, что произошло. Каждая видела только свою книгу, а вдобавок к этому все, что узнала не могла никому рассказать.

Интересно что скрывается за этим конкурсом? Вряд ли ищут скрытые таланты в нас. А что еще можно получить, дав нам такое задание? Пожав плечами придвинула ближе свою книгу, рядом с которой предусмотрительно лежала еще маленькая книга для записей.

Первая страница вырвала из груди удивленных вдох. О, Верховный, это что же нам дали книги претенденток? Во всяком случае передо мной лежали данные деревни Талаливка южных земель герцогства Бозон.

— Что неудачница не знаешь, что делать? — издевку в голосе Таиры не услышал бы только глухой.

— В отличие от таких зазнаек как вы, я прекрасно знаю, что делать, — поднявшись забрала книги и направилась в библиотеку.

— Выскочка, — вдогонку крикнула Иветта.

Определенно эти леди друг друга стоят, яда больше, чем у змеи в момент атаки.

Библиотека встретила блаженной тишиной. Я прекрасно знаю климат тех земель, ведь эта деревня находится в трех днях пути от моего городка, и все же землю каждый убивает по-своему.

Как я и предполагала в библиотеке был целый ряд, посвященный новостям всех земель. Нужные мне нашлись быстро, благодаря их принадлежности герцогу. Свои я не нашла, но и ряд еще тянулся далеко и стеллажи поднимались высоко.

Удобно устроившись за столом возле окна погрузилась в изучение истории города Левроний, к которому относилась деревня, его жизни и деятельности.

— Леди Оливия, наконец-то я вас нашла.

— Что-то случилось, Шарил? — удивилась увидев, что солнце за окном уже садится.

— Время ужина, а вас нигде нет.

— Хорошо, спасибо, что нашла, — поднялась, подхватив книги. — На сегодня все, что нужно узнала, осталось продумать выход.

— О, леди Оливия, я уверена, что вы его найдете, — Шарил смотрела на меня с восторгом и восхищением.

— Я тоже в это верю, Шарил, — надо же и не заметила как слух сказала.

Есть хотелось очень, а вот возвращаться в комнату нет. Почему нас все еще держат в одной комнате, ведь дворец большой, я уверена, что нас поодиночке можно разместить.

Слава Верховному, Таира и Иветта уже поужинали и сидели, как закадычные подружки, на диване о чем-то перешептываясь и смеясь. Такая умилительная картина, пока не знаешь этих леди.

Глядя в окно на то, как заходящие лучи солнца играют с верхушками деревьев, я никак не могла решить открывать свое изобретение или нет. Все же это земли Бозон, а Таире помогать не хочу. С другой стороны, это задание конкурса, от которого, возможно, будет завесить останусь я в отборе или нет.

А еще меня очень смущало то, что я так и не получила разрешение на использование своего порошка. Родители меня отговорили, ведь для этого мне надо было бы ехать во дворец к королю, а мне всего пятнадцать, мол с ребенком никто разговаривать не будет.

После открывшейся правды я понимаю, почему мне не дали этого сделать. Но что же мне теперь делать? Как поступить?

С этими мыслями и заснула, чтобы утром принять трудное решение. Надеюсь, что родители меня поймут.

Идя по коридорам дворца сердце бешено стучало, мне хотелось развернуться и убежать, но упрямый характер Ларкиз вел меня вперед. Сегодняшняя встреча может стать либо моим триумфом, либо… даже думать не хочу об этом.

Кабинет выдержан в темных цветах, массивная мебель и много золота давили, как бы намекая, что от этого человека зависит все.

Сделав реверанс, еще раз попросила Верховного помочь.

— Добрый день, Оливия, — мужчина поднялся, что совсем не соответствовало этикету. — Что-то случилось? Чем я могу тебе помочь?

— Добрый день, ваше величество. Без вас я не смогу выполнить конкурсное задание.

— Оливия, я очень хорошо отношусь к тебе, и люблю твою маму, но я не имею права помогать тебе в конкурсах, несмотря на наше родство. Ты должна сама его выполнить. Я уверен, что Мирель дала тебе достойное образование.

— Вы правы, ваше величество, — сделав очередной реверанс сложила руки на животе. — Матушка дала мне блестящее образование, и я знаю, как решить ситуацию в доставшихся мне землях. Но есть одно обстоятельство, которое не дает мне этого.

— И что же это за обстоятельство такое, которое способно остановить Ларкиз в достижении цели?

Удивилась. Очень. Это что же получается папенька не преувеличивал, когда говорил, что Ларкиз всегда достигают своих целей? Впрочем, об этом потом подумаю, а то король напрягся от моего молчания.

— Смелее, Оливия, не бойся. Если хочешь пообещаю тебя не наказывать, — он легко рассмеялся своей шутке.

Интересно, он также будет весел, когда узнает, что меня не то что наказать, а посадить надо, с лишением титула.

— Дело в том, что мне нужно разрешение на использование своего изобретения.

— И что же ты изобрела? И когда успела-то? — король стал серьезен и кажется уже догадывался обо всем.

— Я изобрела порошок, способный впитывать огромное количество влаги, удерживать ее, и отдавать растению по мере необходимости. Это помогло решить проблему наших земель, на которых, как вы знаете, обильные дожди уничтожали до половины урожая.

— Да, да, и насколько я помню, последние года три вам удается сохранять практически весь урожай, — по мере того, как мужчина говорил, его глаза увеличивались, а лицо становилось красным от гнева.

Инстинкт самосохранения сработал безотказно, также медленно, как король поднимался с кресла, я отходила к двери. Понимаю, что никуда не сбегу, но чувства они иногда такие нелогичные.

— Оливия, — этим рыком можно леса косить, даже пенечков не останется. А я вот осталась, вжавшись в дверь.

Король сжал кулаки, резко выдохнул и отвернулся к окну. Минуты молчания тянулись мучительно долго. Просить Верховного о защите даже не пыталась, разъяренный король вряд ли ему по силам.

Не знаю на что я рассчитывала, когда шла сюда. Это все мое упрямство, как оказалось оно, не только моя черта характера, а родовое достояние. Жаль, очень жаль, что это достоинство погибнет в столь юном возрасте. Сомневаюсь, что мой какой-то там дядя одарит милостью.

— Ты понимаешь, что я должен сделать, Оливия? — глухой голос принадлежал не королю, а просто уставшему мужчине. Мне стало стыдно за свое решение и желание стать суженой принца во чтобы-то ни стало.

— Да, ваше величество, — слова с трудом продирались, горло сжало от невыплаканных слез.

— И что же? — он наконец развернулся ко мне, но лучше бы не делал, серые глаза потемнели от гнева, став черными, а лицо, наоборот, побледнело. Нет, это уже не гнев, это бешенство чистой воды.

Ой, мамочки, хочу домой срочно. Ну конечно, в таком состоянии лучше, чтобы виновный сам себя приговаривал, есть шанс дойти до тюрьмы.

— Лишить титула и посадить, — прошептала низко опустив голову.

— Не просто посадить, — он остановился в шаге от меня и поднял мне лицо. — Я должен еще устроить и показательную казнь тебя. Весь ваш род лишить и земель, и титула. А знаешь за что?

— Нет, ваше величество, — только не это. Согласна, что заслужила наказание, а родные-то не виноваты.

— За то, что, во-первых, три года укрывали важное открытие, способное возродить многие земли. Оливия, ты хоть представляешь, сколько земель могли бы стать плодородными, благодаря твоему порошку?

— Да, ваше величество, — если не ошибаюсь, то это около трети нашего королевства. Не мало.

— Во-вторых, за подвергание опасности людей, ведь никто не знает, как твой порошок повлияет на продукт и в последствии, на здоровье людей.

— Он полностью безвредный, я проводила исследования. Он создан с таким учетом, чтобы, когда в нем отпадает надобность, он распадается, удобряя землю. Что улучшило не только плодородность земли, но качество самих продуктов.

— Никогда не сдаешься? Как Мирель, — погладив меня по голове наконец-то отошел от меня. — Оливия, но почему ты не приехала за разрешением три года назад?

— Так мне всего пятнадцать было, вы бы даже слушать меня не стали.

— И что мне теперь с тобой делать?

— Дать разрешение? — Верховный, что я несу. А, впрочем, хоть перед смертью почувствую себя уверенной. Ирония жизни, с принцем не смогла, а с тем, кто должен меня казнить сумела. Смешно.

— Разрешение? — громкий смех короля заставил меня подпрыгнуть на месте. — Надо же, а по тебе и не скажешь, что дерзкая.

Подойдя к своему столу нажал на камень, который засветился красным. Внутри все сжалось от ужаса и приближающейся смерти. Король молчал, я тоже. Хватит уже наговорилась.

— Ваше величество, звали? — не ожидала его сейчас увидеть.

— Да, Ирвин проходи, — король сел в свое высокое кресло, в то время как вошедший меня удивленно рассматривал. — Вот юная леди уверяет что изобрела абсолютно безопасное средство способное спасти южные земли от затоплений, а заодно и вернуть им плодородие.

— Добрый день, леди Ларкиз, — поцеловав мне руку наклонил голову на бок. — Ну, если леди так утверждает, то очень даже может быть. А я-то зачем понадобился?

— Ты сильнейший маг нашего королевства, сейчас должен либо подтвердить ее слова, либо опровергнуть.

— Леди, вы можете дать мне вашу придумку?

— Это вовсе не придумка, а прекрасный порошок, но у меня его с собой нет, — как же это злит, если молодая, да еще и леди, значит ничего толкового сделать не можешь. Но это же не так.

— Оливия, ты же можешь его сделать? — я никак не могла понять настроение короля. Что меня ожидает, одно могу сказать точно, с приходом мага он расслабился.

— Да, конечно. Только мне нужны ингредиенты.

— Значит сейчас отправимся к тебе, Ирвин, — поднявшись король открыл потайную дверь.

Нам с магом ничего другого не оставалось, как отправиться следом. В тайном ходе было чисто, сухо и светло за счет световых шаров, подвешенных под потолком. Мы спускались долго, в какой-то момент подумала, что все-таки меня сейчас запрут где-то за решеткой, чтобы не мучатся.

Резкий поворот привел нас в тупик с массивной дверью.

— Прошу, — легко открыв эту громадину маг пропустил вперед короля, а после меня. — Вот, леди, на полках все, что можно себе придумать.

Полки в самом деле были заставлены баночками, коробочками, колбочками. От разнообразия слегка закружилась голова. Как бы мне хотелось здесь оказаться хоть на часик, а лучше денечек, чтобы создавать и придумывать.

Дрожащими от волнения руками собирала все необходимое: травы, порошки, чашки, ступка, ага на столе весы есть. Много времени чтобы сделать небольшую порцию не надо, через двадцать минут все было готово.

— Я закончила, — поставив перед мужчинами чашку с порошком сделала шаг назад, сложив руки на животе.

— О, как интересно, — глаза мага загорелись, как у охотничьей в момент выслеживания добычи.

— Оливия, только то, что тебе тогда было пятнадцать может спасти от страшной участи, — король вновь был собран и стог. — И то, при условии, что безопасность подтвердится. В противном случае… Оливия, мне жаль, но даже я не смогу из-за тебя изменить закон в одно мгновение, это может поднять смуту. Единственное, что смогу сделать умолчать об этом, но ты сама добровольно станешь служительницей Верховного. Думаю, что Мирель предпочтет живую дочь мертвой, хоть и служительницей. Согласна?

— Да ваше величество, — сделала реверанс. — Спасибо вам большое.

— Да за что ты благодаришь?

— За шанс сохранить жизнь, и возможно, вы сможете постепенно изменить закон о новаторствах.

— Смела и разумна, — осмотрел меня с ног до головы оценивающим взглядом будто видел впервые. — Ты достойная дочь своих родителей. Надеюсь, что именно ты суженая моего сына.

— Спасибо, ваше величество.

— Я могу сказать, что это невероятно, — маг выглядел удивленным и растерянным. — Леди Оливия, но как вам удалось это создать?

— Ты, мой друг удивишься еще больше, когда узнаешь, когда она это сделала.

— Да? И я весь во внимании.

— В пятнадцать, — король наконец-то полностью расслабился и рассмеялся красивым глубоким смехом.

— Да быть не может!

— А вот леди утверждает обратное, — похлопав мага по плечу вновь рассмеялась.

Я и сама еле сдерживалась, настолько смешно выглядел обескураженный маг. Но, если они между собой друзья и могу позволить некоторые вольности, то я — нет.

— Леди немедленно рассказывайте.

— Да особо и рассказывать нечего, — пожала плечами, так как не видела темы для беседы. — У меня учителя хорошие были, и родители поддерживали и помогали во всем рассказывая о свойствах минералов и трав. А прадедушка помог мне теорию перевести в практику, доверил небольшой участок земли. И все получилось, мы изучили и растения, и землю, после применения порошка и все оказалось превосходным и пригодным без опасений для здоровья.

— Так, а почему же ты молчала так долго? — маг вскочил с кресла и стал ходить из стороны в сторону ероша волосы. — Это же столько времени потеряно.

— Потому что со мной пятнадцатилетней никто не стал бы разговаривать. Родители не хотели брать на себя это изобретение, и прадедушка тоже.

— Корвин, надо что-то делать с законами, — маг остановился перед королем. — Ты посмотри какие таланты есть, а мы о них не знаем, из-за такой мелочи, как возраст.

— Согласен, надо. Но ты так и не сказал это на самом деле безопасно?

— Да. Это средство полностью безопасно, и все, о чем говорила леди правда.

— Хвала Верховному, — король вздохнул с облегчением. — Тогда, Ирвин, отправляй лучших своих людей по всему королевству в поисках таких скрытых талантов, будем их оформлять и следить за их успехами.

— Хорошо, но быстро это не сделается.

— За год управишься, или мы преувеличиваем твои способности мага?

— Наоборот, преуменьшаете, ваше величество, — ухмыльнувшись отвесил шутовской поклон.

— Ладно, поговори мне. Итак, Оливия, теперь ты, надеюсь ты понимаешь, что тебе предстоит доказать на практике свое изобретение.

— Не совсем, ваше величество.

— Ты что-то говорила о помощи в задании.

— Но мне нужно только разрешение на мое изобретение, а все остальное я сделаю самостоятельно.

— А что у тебя за задание?

— Деревня Талаливка, там…

— Да, я знаю, герцогские земли, которые не плодоносят, да еще и затапливаются постоянно. Население почти не осталось, насколько я помню, там пара одиноких стариков, не желающих уезжать с места, в котором родились и выросли.

— Удручающее зрелище, я там был на прошлой неделе, — маг на самом деле сочувствовал тем несчастным.

— И что никаких изменений?

— Нет, земля не реагирует на магию, и сама не плодоносит.

— И не будет этого делать, — не сдержавшись влезла в разговор сильных мира сего. — А, если вы будете с помощью магии пытаться ее возродить, то только убьете ее окончательно. Конечно, мой порошок и с пустыней справится, но лучше сохранить землю пусть и уничтоженную, но землю.

— Только не говори, что и на песках успела провести опыты, — король хоть и ворчал недовольно, но по глазам было видно, что он рад этому.

— Проводила, ваше величество. И результат есть, за два года пески превращаются в плодородную почву, — и куда делся страх? Сейчас я была полна решимости отстаивать себя и свое изобретение.

— Оливия, — закрыв лицо мученически застонал. — Вот Ирвин, срочно, просто немедленно отправляй на поиски неугомонных изобретателей, пока королевство еще целое.

Маг достал из внутреннего кармана камень, закрыв глаза слегка шевелил губами, но слов разобрать было нельзя. А жаль, мне же интересно, что там такое.

А еще надо полюбопытствовать почему король так боится изобретений, что такое чудовищное наказание за это. Может в библиотеке поискать?

— Все, ваше величество, восемь человек отправились искать талантливых поданных королевства, — сделав пас рукой протянул свиток королю. — И вот ваш указ о поощрении и вознаграждении одаренных детей и их семей, ваше величество.

— Какой ты быстрый, — довольно улыбнувшись внимательно изучил документ. — Отличная работа, Ирвин. И дата вчерашняя, то, что надо.

— Спасибо, ваше величество, — маг поклонился. — Это моя работа.

— Да и ты с ней справляешься на высшем уровне, — поставив подпись и печать передал свиток магу. — К вечеру чтобы он был в каждом городе и деревне.

— Будет сделано, ваше величество, — легкий пас и свиток исчез.

— Итак, Оливия, жду твое задание, после ты узнаешь, что делать дальше. Пока можешь идти отдыхать.

— Одну минуту, — маг вновь сделал легкий взмах руки и вновь появился свиток. — Ваше величество, это регистрация изобретения леди Ларкиз.

— Точно, спасибо, — взяв свиток пробежался по нему быстрым взглядом, поставил подпись и печать. — Поздравляю, леди, достойное изобретение, очень своевременное. Надеюсь, что оно не последнее, и вы нас порадуете еще полезными находками.

— Спасибо, ваше величество, постараюсь оправдать ваши ожидания, — присела в положенном реверансе.

— Даже не сомневаюсь в этом, — и король так это произнес, что поняла, об этом я еще ни один раз пожалею.

Но это будет потом, а сейчас я остаюсь живой, и моя семья тоже, а еще и с титулом и землями. Осталось пройти этот конкурс, желательно выиграв его. Кто знает, по каким критериям будет определяться суженая.

— Ирвин, открой портал для леди Оливии в библиотеку на второй уровень. Прости Оливия, но проводить не могу, да и не нужно никому знать, что ты сегодня была здесь и видела нас с магом. Пусть все думают, что ты провела день в библиотеке.

— Хорошо ваше величество, — сделав реверанс поспешила в портал.

Библиотека встретила тишиной и моими книгами, лежащими на столе у окна, и даже чашка цветочного чая, дожидалась меня. Приятна такая забота, или это предусмотрительность?

Не откладывая дело в долгий ящик села писать свое видение по решению проблемы доставшихся мне земель. Дело это было не очень трудным, ведь меня хорошо обучили этому и практики было более, чем достаточно. Иногда казалось, что разбуди меня среди ночи, и я без запинок расскажу, как с помощью порошка возродить земли, сколько потребуется времени и какое количество необходимо.

— Леди Оливия, — Шарил выглядела несколько бледной, хотя утром, когда провожала к королю, цвела здоровьем. — Наконец-то я вас нашла. Вам давным-давно пора себя в порядок приводить, ведь скоро встреча с королевской семьей, и вам надо предоставить свою работу. А вы тут пылью дышите.

Никакой пыли на самом деле не было, но женщина была такая усердная, что видела опасность во всем.

— Все в порядке, Шарил, мы все успеем, — поднявшись взяла свои книги. — Все ли с тобой в порядке? С утра ты лучше выглядела.

— С утра? — женщина очень удивилась. — Ох, леди Оливия, ваши сидения за книгами до добра не доведут. Мы с вами вчера вечером в последний раз виделись.

Вот, вам и пожалуйста, значит память камеристке подчистили. И когда только, его величество успели? Или это был маг? Ладно, как говорила маменька: «Ливи, когда играют крупные игроки, лучшее, что ты можешь сделать играть по их правилам, готовя пути к отступлению».

Ну что ж, попробую сыграть по вашим правилам, ваше величество.

— Конечно, что-то я забылась немного, — мягко улыбнулась, перевела тему. — Шарил, ты же подготовила мое платье? Какое там по матушкиному списку сегодня?

— Конечно, леди Оливия, — женщина расцвела от возможности показать себя с лучшей стороны. — Сегодня у вас фиолетовое платье. У вашей маменьки отменный вкус, признаюсь по секрету, слуги только и шепчутся, что о ваших нарядах, да внешнем виде.

— Да? Неожиданно. И что же говорят?

— О что вы само очарование и изящество. Что многим леди стоило бы взять у вас уроки изысканных манер и вкуса.

— Что ж пусть говорят, — решила перебить ее поток, ведь это же не так на самом деле. Весь мой образ — это заслуга маменьки, а моя попытка одеваться, как мне казалось, красиво и притягательно, закончилась лежащей на лавке в беседке.

Вздрогнув поспешила в комнату, время и в самом деле поджимало.


***
— Леди, рады приветствовать вас, — король излучал радушие. — Надеюсь вы все справились с заданием. Прошу ваши книги сложить на столе.

По одной мы подходили к столу, за которым сидел королевский маг, оставляя свои книги возле таблички со своим именем. Да со стороны это действо выглядело более, чем странно, но ничего не поделаешь, тайна и все такое. Когда я оставляла свою книгу маг мне подмигнул. Интересно к чему бы это?

— Пока ваши работы проверяют мы бы хотели услышать в общих словах суть проблемы и ваше предложение по ее решению, — королева смотрела на нас с любопытством и что-то такое было в ее взгляде, что вызывало желание бежать от нее подальше. — Начнем с вас, леди Бозон.

Волнение накрыло меня с головой унося из реальности. О чем я волновалась? О том, что король что-то задумал, и это мне не понравится, но что именно как ни старалась, а ничего придумать не могла. Может потому, что не королева?

— Леди Ларкиз, — гневный окрик королевы вернул меня в реальность.

— Простите, ваше величество, — девушки тихонько подхихикивали над моей невезучестью, в очередной раз допускаю ошибку с королевой. — Проблема земель, доставшихся мне заключается в чрезмерном использовании магии. Хозяев погубила жадность. Магия может многое, но и забирает также много.

— Ближе к делу, — недовольно скривив лицо королева меня поторопила.

— Земля уничтожена на многие годы, но ее можно возродить.

— А вы знаете, что земли, доставшиеся вам, уже более десяти лет практически ничего не дают?

— Конечно, ваше величество. Привычными методами эту проблему не решить.

— А вы стало быть знаете не привычный метод? — иронично вздернутая бровь меня разозлила, но королеве свое недовольство не показывают.

— Да, ваше величество. Есть специальный порошок, помогающий восстановить землю.

— Что за бред? — принц смотрел на меня как на лгунью.

— Это правда, ваше высочество.

— Почему же об этом чудо-порошке никто ничего не знает?

— Он недавно найден, — как объяснить появление порошка не знала и у короля не спросила, ведь мы не можем об этом рассказать, как есть на самом деле.

— Как интересно, — погладив подбородок, принц прищурил глаза. — Только вы об этом знаете.

— Не только, сын, — король все же сжалился надо мной и вмешался в этот допрос. — Я и королевский маг в курсе этого изобретения.

— Да? — принц не верил, и был прав. Какой же он удивительный и красивый, и умный, и вот еще оказывается проницательный.

— Да, — король был тверд и ни один мускул не дрогнул на его лице, даже выражение глаз спокойное не изменилось.

— Очень интересно, — злое шипение королевы хоть и было тихим, но в зале стояла такая тишина, что услышать эти слова можно было и стоя у дверей.

— Я последние пять лет разрабатываю базу под изменение закона, о новаторствах. Ищу талантливых детей, слежу за их исследованиями. Леди Ларкиз одна из них.

— Да ладно, — скепсис принца меня обидел, задел прям за живое.

Одно дело, когда он высказывает пренебрежение наедине, это не приятно, но пережить можно. А так поступить при всех, это… это… Верховный, как же так можно поступать с юной леди, защитить честь и достоинство которой не кому?

— Дэрил, не забывайся, — король одернул сына, слова отскочили от стен наполнив зал холодом.

— Прости, — и ни капли раскаяния ни на лице, ни в голосе.

— Леди Ларкиз, разработала порошок, который на самом деле может восстановить земли, даже пустыню превратит в цветущий сад. На днях, как совершеннолетняя подданная нашего королевства, зарегистрировала свое изобретение. Так что вскоре, в вестнике будет об этом напечатано. Леди Ларкиз, позвольте поздравить вас с превосходным прохождением задания отбора и вручить этот символический подарок.

С этими словами в зал вошел слуга с небольшой бархатной коробочкой в руках. Остановившись передо мной открыл крышку на черном бархате лежали длинные золотые серьги с бриллиантами, под стать уже подаренному колье.

Глава 7

Это странно, я так хотела победить в конкурсе, и вместо ожидаемого мною триумфа чувствую разбитость и отчаянье.

Принц, мой любимый Дэрил, так жестоко и пренебрежительно обо мне отзывался, что только ленивый не посмеялся над моей ущербностью, пока мы возвращались в свои комнаты.

Новый день, а я не хочу вылезать из своего кокона. Скажете, что это трусость? Пусть будет она, мне все равно. Так меня унизить при всех, указать на неважность ума возможной суженой.

— Хватить кровать расшатывать, неудачница. Ты своим ворочаньем всю ночь мешала спать.

Да, это правда, я плохо спала и постоянно переворачивалась с боку на бок, в тщетных попытках найти такое положение, когда мысли из головы исчезнут, обида растворится и ко мне придет спокойный и глубокий сон.

— Я не расшатываю кровать, а делаю зарядку, — пока говорю тихо и быстро вылажу из кокона, а то Таира и заглянуть может, чтобы уличить меня в обмане. — Она прекрасно помогает…

— Ага, для мозга, помним, — Иветта судя по звукам приближалась к моей кровати. — Только тебе даже мозг не помог привлечь принца.

Громко рассмеявшись своей шутке, девушка резко отдернула полог застав меня в момент поднятия ноги перпендикулярно кровати.

— Ты, что правда этой ерундой страдаешь? — округлившиеся глаза и открытый рот леди, пролился на меня бальзамом.

— Как видите, — опустила ногу расправила подол сорочки. — Но раз я вам так мешаю, пожалуй, на сегодня закончу.

Встав с кровати подхватила халат и не спеша с достоинством сбежала в ванну. Верховный, теперь для поддержания легенды придется на самом деле делать зарядку. И кто меня за язык вечно тянет?


***
— Леди, на прошлом конкурсе вы показали себя прекрасными управленцами, — король, как всегда благодушен и величествен. — Сегодняшнее задание практическое. Завтра к нам приезжает делегация из Алории, ваша задача заключается в оформлении зала и приеме дорогих гостей.

— Настоятельно рекомендую, леди, внимательно и со всей ответственностью отнестись к этому заданию, — королева тоже не вышла из образа холодной и надменной. — Мне бы не хотелось краснеть за ваше невежество в отношении традиций дружественного нам королевства.

— В этом конкурсе победительницу назовут гости, — чему так радовался король не понимала, и честно сказать, не уверена, что хочу это знать.

— У каждой из вас будет отдельный зал, который вы можете оформить как посчитаете нужным, — королева окинула нас внимательным взглядом. — Если вам что-то понадобится сообщите своей камеристке и это у вас будет.

— Желаю вам удачи, леди, — принц обворожительно улыбнулся, при этом смотрел только на Таиру.

Стоит ли удивляться, ведь она герцогская дочь, да и красотой не обделена.

Предпочтение принца заметила не только я, и теперь могу сказать точно, мне повезло и даже очень. Если на мне девушки оттачивают свое остроумие, то Таире, ей же ничего не скажешь, титул у нее самый высокий, зато на платье наступили все, при этом извиняясь за свою невнимательностью и рассеянность.

В комнату она вошла злая, отчего щеки покрылись румянцем, а ее роскошное платье нежного сливочного цвета в облаке белых кружев, сейчас таковым не было. Кружева волочились сзади и были серые.

— Гадины, — резко распахнув дверь гардеробной, отчего та жалобно ударилась о стену и едва осталась цела. — Мерзкие завистницы. Я вам всем отомщу.

Переглянувшись с Иветтой, еле сдержалась чтобы передернуть плечами от ее злорадной улыбки. Нет в этой компании я быть точно не желаю. Резко развернулась и выбежала за дверь. Пусть сами свой яд пьют.

Мне надо подумать, желательно в тихом и спокойном месте, без никого. И я знала такое. Поднимаясь по ступенькам призывала свои эмоции к порядку. Оранжерея встретила теплом и дурманящим ароматом.

Не спешно прогуливалась среди растений, любуясь ими, а заодно осматривала нет ли признаков болезни. Это успокаивает, а сейчас не время поддаваться панике и страху. Я хочу понять, что происходит, почему принц так поступает со мной.

А страшно-то как… А вдруг он серьезно говорил тогда, что мне ловить с ним нечего? И что тогда? Вешаться не буду, и умолять тоже, но есть ли смысл оставаться здесь?

— Я Ларкиз, а мы не боимся трудностей, они нас раззадоривают, — стоя перед цветком лироасса нежно коснулась его лепестков. — Ты совсем здоровый и это хорошо. Раз смогла с тобой справиться, то и с Дэрилом смогу. Всего-то и надо, что призвать всю уверенность и решительно поговорить с принцем.

Утвердившись в своем решении поспешила найти Шарил, без ее помощи мне принца в таком большом дворце не отыскать. Как оказалось, камеристка сама меня искала.

— Леди Оливия, — взяв мою руки в свою ладонь, другою гладила. — Милая, вы не принимайте близко к сердцу слова принца.

— Но ты откуда знаешь? — краска стыда залила мое лицо.

— Слуги многое знают, леди, — ее сочувствующий взгляд лишал меня последних сил.

— Только не говори, что об этом весь дворец знает, — по отведенному в сторону взгляду, поняла, что да, все знают. Это ужасно.

— Леди Оливия, не расстраивайтесь так, правда. Дэрил, он ведь не плохой мальчик, бывает импульсивен и горяч. Но ведь и магия у него огненная.

— Шарил, мне не нужны оправдания для его высочества, — стараясь говорить спокойно, слезы и жалость к себе отложила до момента, когда буду одна.

— Конечно, леди Оливия…

— Но мне нужна твоя помощь, чтобы найти его высочество. Желательно сейчас, — пока я решительно настроена.

— Конечно, леди, его высочество недавно были в библиотеке. Я вас провожу.

— Спасибо, Шарил, — мягко улыбнулась женщине и последовала за ней.

По дороге в библиотеку размышляла над тем, что я скажу принцу. И не будет ли это очередной моей ошибкой? Маменька часто говорила, что недопонимания лучше всего решать сразу, не накапливая обиды и претензии. Ведь чем их больше, тем сложнее понять друг друга.

В библиотеку камеристка заходить не стала, оставила меня возле дверей. В голове не было ни одной толковой мысли, и что сказать Дэрилу, так и не придумала. Вытерев влажные ладони о платье вошла в библиотеку.

В помещении было тихо, и это странно, я думала, что здесь уже стайки девушек внимательно изучают традиции Алории. Неужели они их так хорошо знают? Впрочем, не это меня сейчас должно волновать.

Медленно обходила зал, заодно глазами искала стеллажи с историей. Я, конечно, изучала в свое время историю не только нашего королевства, но и соседних, и тем не менее хотела еще раз освежить знания. Была там какая-то традиция, связанная со цветами, а мне зал украсить к завтрашнему дню надо. Нельзя допустить ошибку.

Интересно Шарил сказала, что принц здесь, но его пока не только не видно, но даже не слышно. Поднявшись на второй уровень наконец-то услышала тихий шелест. Улыбнувшись поспешила на звук.

Принц нашелся, посмотрев на стеллаж удивилась, он был посвящен истории и традициям соседних королевств. Выходит, что и Дэрил решил освежить память перед завтрашним приездом гостей. Похвально, ответственность ему не чужда.

Позволила себе недолго полюбоваться любимым. Какой он все-таки красивый, мужественный и сильный.

— И долго ты на меня пялится будешь? — открываясь от чтения книги Дэрил что-то записал.

— Простите, ваше высочество, — сделав реверанс вышла на свет.

— Да мне как-то все равно, — пожал плечами, закрыл книгу и вернул ее на место.

— Ваше высочество, разрешите пригласить вас на прогулку, — сердце бешено стучало, грозя выскочить из груди, но голос не дрогнул.

— Ты… меня… пригласить… на прогулку? — наконец-то удостоив меня скептично ухмыльнулся.

— Да, ваше высочество, — коленки стали дрожать, но отступать не в моих правилах.

— Смешно, — Дэрил громко рассмеялся. — И ты думаешь, что я соглашусь?

— Я надеюсь на это, ваше высочество.

— Надейся, Ливи, — вновь став серьезным, он быстрым шагом направился вниз, не глядя на меня. — Надейся.

Через минуту громко закрылась дверь в библиотеку, заставив меня вздрогнуть. На негнущихся ногах подошла к столу и рухнула на стул. Вот это я решительно поговорила с принцем, ага, все выяснила и теперь все так понятно, что никак.

Не знаю, сколько я так просидела, глядя в одну точку. Дверь вновь хлопнула, и я услышала:

— Леди Катрина, для меня честь помочь вам.

— О, ваше высочество, это так мило с вашей стороны.

— Да я вообще милый, — веселый смех леди наполнил библиотеку.

Как ему это удается, постоянно меняться, и всех очаровывать? Ведь услышав его мягкую речь, напрочь забыла о своих горестях и обидах.

— И отчего же, вы такой милый, не пришли на наши вечерние игры? Опять со своими претендентками развлекались? — обиженный голосок, и я более, чем уверена, что и губки поджала для большей убедительности.

— Катрина, милая, как ты могла такое обо мне подумать?

— Вас видели с герцогиней, и даже не отпирайтесь.

Вот это новость, и да, я как благовоспитанная леди, знаю, что подслушивать не хорошо. Но и принц не мог не знать о моем присутствии. И что это лишний повод указать мое место или вызвать ревность?

— Ох, Катрина, если бы ты знала, как я устал от них всех, — и столько тоски и безысходности в голосе, что даже я поверила, захотелось прижать его к себе и пожалеть.

— И этому можно верить? — не знаю, кто это, но эта леди заслужила мое уважение, она не поддалась на игру принца. Сильна.

— Конечно, ты знаешь, вот буквально десять минут назад меня звали на свидание.

— И кто же осмелился это сделать?

— Баронесса Ларкиз.

Верховный, неужели это происходит на самом деле? Но зачем принц делает это?

— Не понимаю, как эта выскочка оказалась здесь? Дэрил, почему ты ее не выгонишь?

— Да я бы рад это сделать, но…

— Что «но», Дэрил? — мне самой стало очень интересно услышать ответ на давно мучивший не только меня вопрос.

— Не могу сказать, это не моя тайна.

— Ты все придумываешь! Уверена, что ты просто влюбился в девчонку. Только не пойму во что в ней можно влюбиться?

— Катрина, поверь это не так.

Да-да Катрина, судя по всему принц меня терпеть не может, но избавиться кто-то не позволяет. Хм, кто бы это мог быть? От пронзившей меня догадки, холодок прошел по спине. Неужели его величество? Королева точно будет рада от меня избавиться, а вот король, он же любит мою маму, и вполне может хотеть оставить меня в отборе.

Как-то пауза затягивалась, но идти и подсматривать что там происходит в низу не хотела. Стало как-то противно и одиноко. Я же так мечтала о встрече с принцем, так радовалась, что еду на отбор. И что в результате? С каждой нашей встречей я все больше и больше разочаровываюсь в Дэриле. Не о таком принце я мечтала последние четыре года.

— О, Дэрил, ты кого угодно убедишь, — томный голос девушки все сказал без слов, краска стыда обожгла мое лицо.

— Не забывай, я будущий правитель, и это мой долг уметь убеждать, — я представила его самодовольную улыбку, от которой внутри все тает.

— Конечно, ваше высочество.

— Вот книга, которую вы искали, леди, — что это за официоз, а, наверное, кто-то еще зашел в библиотеку.

— Благодарю, с вашего позволения, — робкий голос девушки говорил о том, что вошел кто-то значимый.

— Дэрил, — от этого голоса я вздрогнула. Верховный, спрячь меня. — Я тобой крайне недовольна.

— Мама, не начинай.

— Буду начинать и продолжать, — так вот кто каждый день доводит ее величество, а я-то думала, что она по жизни такая недовольная и злая. — Ты что творишь?

— А что?

— Отвечай на вопрос! — гневное эхо отразилось от стен, даже бесконечные стеллажи с книгами и свитками вздрогнули.

— Я помог леди Катрине найти интересующую ее книгу.

— Подстилки меня не интересуют. Отбор уже идет, все, кто может составить тебе пару здесь, а ты вместо того чтобы изучать девушек, путаешься с не пойми с кем.

— Мама, я уже все и обо всех знаю, — от раздражения в его голосе меня передернуло. — Стайка недалеких жаждущих сесть на трон. Это по-твоему лучшие?

— Сын, ты принц и будущий король, для тебя это неизбежно, никто не будет пылать к тебе искренними чувствами, без оглядки на корону.

Чуть не вскочила с криком: «Это же я! Я хочу просто быть рядом с Дэрилом, и можно без короны. Даже лучше, если без короны, от нее проблем слишком много», но прикусив больно кулак сдержалась.

— Я не хочу участвовать в этом представлении.

— Ты должен!

— Мама, вот только не говори, что ты поверила в весь тот бред, что нес Арлорахон.

— Прекрати! Ты не смеешь оскорблять служителя Верховного, — гневная отповедь королевы испугала меня. — И да, я ему верю, потому что он…

— Старейший и мудрейший, — обреченно закончил речь королевы.

— Не только, он видящий.

— Если он видящий, то почему просто не сказал, кто из девушек та самая? — гнев набирал обороты в голосе принца. — Молчишь? А я тебе скажу, он сам не знает, потому что нет той, которая… А, что об этом говорить.

— Сын, — мольба и боль смешались тесно.

— Все, мама не хочу об этом говорить. Да и место не подходящее.

Эх, вот зачем же сейчас вспоминать о моем присутствии? Мне же интересно, что там такое и о чем это они только что говорили. Легкий стук двери сказал о том, что все ушли, и я могу выходить из укрытия.

Далеко не ушла, ведь мне надо найти традиции Алории, и спешить украшать зал. Теперь я просто обязана остаться подольше здесь, чтобы узнать, что такого сказал видящий и зачем принцу суженая.

Как я и предполагала есть традиция украшать помещения желтыми цветами дариуса, которые символизируют открытость, дружелюбие и являются символом пожелания всех благ во всех мирах. Кажется, в оранжерее был один цветок, думаю, что его можно поставить на стол возле делегации.

К сожалению, эти цветы растут только на территории Алории, поэтому не думаю, что их величества для украшения зала их за одну ночь привезут сюда. Жаль, очень жаль. А с другой стороны, сказали же, если что-то надо сообщить. Хорошо. Проверю, как это поможет.

Если со цветами не получится, стоит украсить зал в их национальные цвета, думаю, что им будет приятно находится в их окружении.

Зал мне выделили небольшой, с ровными белыми стенами и совершенно пустой. Ну да ладно, я не гордая расскажу все, что надо для теплого приема. Шарил была рядом и все записывала, пока я ходила и показывала где что надо поставить и как повесить.

— О, леди Оливия, это будет прекрасно, — женщина восторженно смотрела на меня и одобрительно кивала на все мои идеи и пожелания.

— Очень надеюсь на это, Шарил. Вот здесь надо поставить небольшой стол, алорийцы не любят официоз, они все дела решают во время еды. Список блюд у тебя.

— Да, леди Оливия, — она перебрала листы ища нужный, увидев кивнула то ли мне, то ли самой себе. В прочем не важно.

— Слушай, а у всех участниц такие залы?

— Да, леди, каждая получила совершенно пустой зал. Решили, что проще принести нужное, чем убирать лишнее.

— То же верно, — от сердца отлегло, а то в какой-то момент мне подумалось, что это для меня так расстарались. — Дальше…

До самого вечера я кружилась по залу в ворохе цветных тканей, мебели, салфеток и картин. Да, подумав, решила, что им также здесь быть. Выбор остановила на пейзажах, это то, что не надоедает, и радует глаз.

В соседних залах работа также кипела, слышны были крики, иногда ругань, но я запрещала себе даже задумываться над этим. Мое дело здесь, завтра приедет делегация и их надо достойно встретить.

А цветок! Опрометью бросилась в оранжерею, как я и предполагала со цветами мне помочь, не смогли, зато разрешили взять из оранжереи. Бережно прижимая к себе узкую вазу в которой, он рос, а все из-за его длинного корня, размышляла о том, как бы спрятать некрасивую глиняную вазу.

— О, леди Ларкиз, — растягивая слова и злорадно улыбаясь принц тянул руки к моему цветку. Из залов по выглядывали девушки, конечно, тут же сам принц надо посмотреть, да еще и замышляет что-то в отношении меня. Чудесно.

— Добрый вечер, ваше высочество, — сделав реверанс хотела пройти мимо, но не дали.

— Леди, как хорошо, что вы принесли это чудесное растение, — выхватывая у меня из рук дариус улыбнулся еще шире, и нет, мне его улыбка сегодня не нравилась совсем. — Я как раз хотел отправить за ним, для леди Бозон, мне, кажется, она достойна победить в этом конкурсе.

— Но я первая его взяла, и его величество дали мне разрешение, — аж ногой притопнула от такой несправедливости.

— Мне не важно, о чем вы договаривались с моим отцом, — окинув меня долгим взглядом добил. — И как вы это делали.

— Что?

— Этот цветок для леди Бозон, а вы леди Ларкиз займитесь своим залом, — сталь в голосе принца не испугала, но дала понять, что я проиграла.

Под хихиканье девушек высоко подняв голову прошла в свой зал и очень тихо закрыла дверь. Значит, принц выбрал себе фаворитку, что ж должна признать выбор достойный, под стать самому принцу.

— Леди Оливия, — сострадание Шарил ранило сильнее ножа.

— Не надо, Шарил, — сохраняя спокойствие и уверенность, прошла в зал осматривая все ли готово. — Все в порядке. Я думаю, что все и так прекрасно.

— Леди Оливия, все чудесно, — камеристка натянуто улыбнулась.

— В таком случае можем идти отдыхать, завтра предстоит не простой день.


***
Утром несмотря на колкие слова Таиры и Иветты, по поводу вчерашней сцены с принцем, я чувствовала себя уверенно и легко. После завтрака решила проверить еще раз готовность своего зала. Гостей ожидают через несколько часов.

— О, Верховный, что это? — на негнущихся ногах медленно шла по залу.

— Леди Оливия, я стражу позову, — Шарил выскочила громко кого-то зовя.

Слезы текли по моим щекам, а мозг отказывался верить увиденному. То, что вчера было торжественным залом, сегодня было руинами, обрывки тканей, летали легко поднимаемые ветром врывавшемся в открытые окна. Под ногами хрустели осколки посуды. Единственными оставшимися целыми оказались картины и мебель. Удивительно.

— Что здесь происходит? — вздрогнув быстро стерла слезы с лица и повернулась на голос.

— Ваше величество, — присев в реверансе не поднимала головы.

— Леди Оливия, это ваша задумка чтобы впечатлить гостей?

— Нет, выше величество, моя задумка была другой.

— То есть вы хотите сказать, что кто-то целенаправленно навредил вам?

— Да, ваше величество, — спасибо, что меня не обвиняют в содеянном.

— Ирвин, что скажешь? — от неожиданности посмотрела на вошедших.

Оказывается, здесь не только король, но и королева с сыном, маг и стражники. Вот это Шарил подняла шум, неожиданно. Пока я во все глаза рассматривала вошедших, маг прошелся по залу, сделав несколько пасов, криво улыбнулся.

— Ваше величество, я знаю кто это сделал, — остановившись возле короля тихо, чтобы услышал лишь он, что-то сказал.

— Понятно, спасибо. Дэрил, нам надо серьезно поговорить — строго посмотрев на сына.

Неужели это дело рук принца? Нет, не верю, он не мог так поступить.

— Леди Оливия, виновная понесет наказание. И дабы как-то сгладить неприятную ситуацию, лорд Ордье поможет восстановить первоначальный вид зала.

— Спасибо, ваше величество, — присела в реверансе.

Кивнув мне, король поспешил из зала, следом за ним и королева с принцем и стражники.

— Ну-с, милая леди, — маг чему-то веселился. — Приступим?

— А что мне надо делать? — вот такое веселье меня почему-то больше пугало, чем расслабляло.

— Закрыть глаза и вспомнить о том, как все было, — подойдя ко мне ближе, мужчина слегка сжал мои виски.

Послушно закрыла глаза и вспомнила, все.

— Ну так много не надо, — легко рассмеявшись маг отстранился от меня, а я покраснела. — Да, вижу вас не очень тепло встретили во дворце.

— Вы сможете восстановить как все было? — не хочу отвечать на этот вопрос, да и вообще воспитанные люди в душу не лезут.

— Конечно, леди Ларкиз. Вы такая же рассудительная, как и Мирель, — мужчина медленно шел по залу, и все осколки сами собирались, а ткань соединялась в полотно.

— Спасибо. А вы так и не рассказали мне, что вас связывало с моей мамой, — конечно наблюдать как все возвращается на свои места интересно, но любопытство оно такое, то, что уже видела можно и пропустить.

— Что связывало? — маг замер слегка тряхнул головой будто прогоняя наваждение. — Я бы сказал, что меня все еще связывает с вашей матерью, леди.

— Да? — удивлена и очень, неужели еще один родственник.

— Я в нее до сих пор влюблен. Она идеальная женщина. Впрочем, вы и сами это знаете. Вы на нее похожи. Уверен, что у вас отбоя от поклонников нет. Это не удивительно, таких как вы с мамой нельзя не любить.

— С мамой согласна, ее любят, но и боятся гнева. А я, вот уж вряд ли.

— Почему же?

— Ну, наверное, потому, что принц меня терпеть не может. И всем участницам я как кость в горле. Кстати, развейте мои сомнения, это же не принц устроил разгром в зале?

— Нет, леди, это не он, — и чему-то улыбнувшись добавил. — И не участницы отбора.

— Спасибо, — с сердца камень упал, я конечно, не могла поверить в это, но всякое бывает в жизни, как оказалось.

— Не за что, — пожав плечами серьезно на меня посмотрел. — Оливия, в жизни не все так просто, как нам бы того хотелось, часто одно заменяется другим. Не спрашивайте зачем и почему, на этот вопрос однажды каждый из нас отвечает самостоятельно. Я предлагаю вам посмотреть на всю эту ситуацию, с другой стороны.

— Например?

— Вы всех так раздражаете, потому что сильная соперница. Подождите, — поднял руку останавливая мою речь. — Из зависти или ревности многие совершают глупости, о которых потом жалеют всю жизнь. А что касается принца… Не берите близко к сердцу. Иногда, черное оказывается белым, а белое — черным.

— Спасибо, лорд Ордье, — сделала легкий реверанс. — Вынуждена признать, что вы меня больше запутали, чем успокоили. Но обещаю, что подумаю над вашими словами.

— Умница. Никогда не делайте выводы на основе своих эмоций. Ну что ж, все готово.

И в самом деле зал вновь был таким, каким его оставляла вчера вечером.

— Спасибо большое, — радость и благодарность переполняли меня. Не сдержавшись обняла мага.

— Ну-ну, а то я еще привыкну, — он рассмеялся. — Раз вам так понравилось, сделаю подарок. Смотрите.

Я посмотрела на стол, а там появилась ваза с дариусами. И на стенах в складках драпировки также появились дариусы.

— Спасибо, — захлопав в ладоши рассмеялась. — Это невероятно. Вы сильнейший маг, которого я когда-либо видела.

— На то я и королевский маг, леди, — поклонившись мне ушел по своим делам. А я какое-то время кружилась по залу наслаждаясь этой красотой.

Услышав шум на улице подбежала к окну, Верховный, как же быстро летит время. Вот уже и делегация идет, а я не в том платье. Подобрав юбки побежала в комнату.

— Леди Оливия, я уже разволновалась вся…

— Можешь начинать паковать ее вещи, — Таира в фиолетовом платье величественно проплыла мимо.

— Ей уже никто не поможет, принц дал ясно понять, кто будет его суженой, — Иветта в изумрудном платье заискивающе следила, как Таира отреагирует на ее слова. Заметив одобрительный кивок девушки чуть в ладоши не захлопала от радости.

Фу, мерзко это все. Отвернулась от них, поспешила в гардеробную. Я может, и не суженая принца, но точно не такая дура, как многие считают. Это же надо вырядиться в фиолетовое платье для встречи алорийцев. Верховный дай мне сил не умереть на месте.

— Шарил, быстро помоги мне, я должна это увидеть собственными глазами, — резкими движениями едва ли не разорвала на себе платье.

— Леди, подождите, платье порвется. А что случилось?

— О, еще не случилось, — прыгая пыталась быстрее избавиться от всех этих юбок, да кто же их придумал-то! — Но я хочу быть в первом ряду, когда случится. Понимаешь, Шарил, я конечно наивная мечтательница, и не обладаю такой сражающей наповал красотой, как леди Бозон. Зато, я много читаю и мне многое интересно, поэтому не рассчитываю только на свою внешность, да и родители тоже на это не делали ставку в моем образовании. У алорийцев много интересных традиций и символов, одна из них относится к фиолетовому цвету. Для них это цвет утраты, горя, цвет приносящий неудачу.

— А как же леди Бозон?

— Не знаю, но хочу видеть, поэтому хватит кружить вокруг меня, уже не до прически, отмахнувшись от шпилек вскочила с кресла. — Прости, я опаздываю, там уже вот-вот все начнется.

— Леди, я покажу короткий путь, — Шарил побежала впереди меня по уже замершему дворцу.

В зале уже сидела королевская семья, на меня все посмотрели косо, но промолчали, ведь уже были слышны приближающиеся шаги гостей. Но что-то внутри меня подсказывало, выволочки мне не избежать.

— Делегация из дружественной Алории, страны солнца и трав, — церемониймейстер стукнул посохом об пол. — Его не наследное высочество принц Гран, герцог Руэльский, граф Доррф, граф Норманский.

Вошедшие мужчины были серьезны, сосредоточены и смотрели исключительно на короля. Если бы не знала, что мы дружим, подумала, что сейчас будут бить. Принца было видно сразу и не потому, что шел первым, а он был самым молодом. Высокий, пшеничного цвета волосы, синие глаза, он определенно был красив резкой мужской красотой. Женские вздохи были тому подтверждением.

— Рад вас видеть, ваше высочество, — король встал навстречу, раскрыв объятья.

Может для нас это непозволительно, но алорийцы просты и не любят излишний официоз.

— Взаимно ваше величество.

— Вы приехали в удивительное время, сейчас у нас проходит отбор суженной для принца.

— Как интересно, никогда не видел ничего подобного, — принц улыбнулся окинул нас цепким взглядом.

— Сегодня вы не только сможете увидеть его часть, но, я на это надеюсь, станете судьями в сегодняшнем конкурсе.

— Это большая честь, с радостью помогу вам.

— Тогда прошу, каждая леди украсила зал в вашу честь, — король рассказывал все ведя принца в сторону оформленных залов. — Я предлагаю вначале их посмотреть, а потом сядем дела решать. Вы не против, ваше высочество?

— Я только за, ваше величество.

Первым был зал Таиры, кто бы сомневался в этом. Растолкав девушек, заняла место в первом ряду. Нет, я не злая, просто приятно видеть, что не все решается с помощью красоты. Ум тоже нужен.

— Леди, чей зал ведите гостя, — король развернулся, глядя на нас ожидая хозяйку.

— Ваше величество, ваше высочество, — Таира присела в изящном низком реверансе. — Надеюсь, вам здесь понравится, и вы сможете отдохнуть с дороги.

По мере того, как девушка подходила к королю с гостями, король бледнел, и я уже точно знаю, что от гнева, а вот гости смотрели широко раскрытыми глазами полными ужаса.

Принц стоящий чуть в стороне закатил глаза к потолку. Я его понимала, невозможно спокойно смотреть на то, как твои старания свели на нет, одним лишь платьем.

— Благодарю, леди, — холодом алорийского принца можно было бы заморозить озеро. — Ваше величество, я верно понимаю, что каждая леди готовилась к встрече нас, и в ее задачи входило окружить нас комфортом?

— Все верно вы понимаете, Гран, — король забыл про «ваше высочество», мы не так давно наладили отношения с этой страной, и тут такая оплошность. Конечно, мы не поругаемся из-за этого, но осадочек может остаться.

— Хорошо. Тогда вопрос к вам, леди, чем вызван выбор вашего платья? — мне определенно начинает нравится этот мужчина, он смотрел на Таиру не привычным обожающим взглядом, а спокойно-отстраненным. Хотя, возможно, это из-за неудачного цвета платья.

— Оно красиво сочетается с цветом моих волос, — девушка никак не могла понять, что сделала не так.

— Да это так. А скажите, леди, вы изучали нашу историю, культуру?

— Да, конечно, ваше высочество. Буквально вчера еще раз освежила в памяти.

— И что же вы можете рассказать о наших традициях?

— У вас приняло украшать помещения цветами дариуса, они символизируют дружбу и пожелание всех благ, — лучезарно улыбнулась, показывая на маленький круглый столик с вазой.

— Да это так, — принц подошел ближе к цветку тепло ему улыбнулся. — А еще?

— Еще? — Таира растеряно оглядывалась по сторонам, но тут уже никто ничем помочь не мог.

— Да, что вы знаете о нашем отношении к фиолетовому цвету?

— Не помню, чтобы что-то о нем читала, — покраснев леди опустила голову.

— Для нас он символизирует утрату, горе — это цвет приносящий неудачу. А вы, буквально вчера освежали в памяти информацию о нас. Интересно, что я должен подумать, что вы врете или, что таким образом хотите оскорбить нас?

В зале стояла оглушительная тишина. Стало страшно, ведь, если принц заупрямится, то скандала не избежать. Так вот почему королевская семья так быстро здесь оказалась! Ну конечно! Да они просто проверяли, нет ли нарушения традиций алорийцев, чтобы все прошло гладко и спокойно.

— Я… я не хотела вас обидеть, ваше высочество, — голос Таиры дрожал.

— Это радует, — тепло улыбнувшись, осмотрелся в зале. — Здесь все мило, но это не наши традиции, леди. Мне жаль, но ваш прием мне не понравился.

Хвала Верховному, соседний принц снисходителен, но строгий судья. Я знаю, что учла главные предпочтения гостей, но после такого показательного разбора, руки стали мелок подрагивать.

Было ли мне жаль Таиру? Нет. Надеюсь, что этот бесценный урок пойдет ей на пользу, и в следующий раз, она все же изучит культурные особенности гостей.

— Простите за это недоразумение, ваше высочество, — принц попытался сгладить неприятное впечатление.

— О, оставьте, Дэрил, — тепло улыбнувшись коснулся его плеча. — Я даже не представляю, как вам сейчас сложно, сделать выбор среди прекраснейших это не просто.

— Вы правы, — внимательно осмотрев всех претенденток, видимо, чтобы больше фиолетового цвета не было, повел гостей дальше.

Залы сменялись, а принц Гран никому не сделал комплимента. Все также отстраненно-холодно осматривал зал и спешил покинуть его.

— Леди чей это зал? — король держался, но по глазам было видно, как он разочарован нами. Судя по всему, он надеялся произвести впечатление на гостей тем, что мы хорошо подготовились и знаем, как порадовать алорийцев. А мы… а мы наблюдаем одну и ту же картину, просторный пустой зал. Разнообразие картин и скульптур, иногда встречались залы, украшенные цветами, это принц отмечал, как «удачное решение». В конце зала высокие кресла для королевской семьи, и по правую руку от короля кресла для гостей.

— Я рада вас приветствовать, — Иветта присела в низком реверансе и расплылась в довольной улыбке. Как бы она меня не злила, но она молодец, в оформлении использовала два цвета из трех алорийцев.

— О, желтый и зеленый, леди польщен, — улыбнувшись принц прошел по залу осматривая его.

Да это первый зал, удостоенный его внимания. Судя по улыбке на лице принца, ему нравилось здесь. Да и Иветта тоже нравилась, ведь его взгляд постоянно возвращался к ней, а точнее в ее декольте. Я девушка и то, глаза туда опускаю, что творится с мужчиной даже представить не берусь.

— Скажите, леди, — остановившись на почтительно расстоянии мужчина бросил быстрый взгляд в декольте, что конечно же, заметила девушка зардевшись. — А вы планировали развлекать гостей? Это входило в условия задания?

— Я, — слегка растерявшись девушка посмотрела по сторонам. — Я могу спеть, хотите?

— Ваше высочество, — король подошел ближе, слегка отодвигая Иветту в сторону. — Это задание леди получили вчера, и простим, им несовершенство подготовки. Сами, понимаете, что и зал, и развлечение подготовить за один день — это сложно.

— Да, простите, ваше величество, я не подумал об этом, — но его глаза хитро блестели, ох что-то задумал принц, хоть и не наследный. А может ему просто Иветта понравилась. Кто знает…

— Прошу, ваше высочество, у нас остался последний зал, — уводя принца из зала, король постарался сделать так, чтобы Иветта больше на глаза Грену не попадалась.

Вот и верь после этого словам короля «надеюсь, ты его суженая», ага, вижу. Надеялся бы, наоборот эту Иветту на блюдечке поднес соседу, убирая таким образом, всех лишних.

Долго размышлять не получилось, ведь сейчас будут смотреть мой зал, воспользовавшись своим преимуществом, я стояла сзади всех, поспешила в свой зал.

Хвала Верховному, здесь все красиво и так, как и задумывалось.

— Светлых дней вам, ваше высочество, — сделав положенный реверанс, дала возможность гостям осмотреться.

— О, — принц быстро вошел в зал, легко касался дариусов, улыбаясь им, как родным. Внимательно осмотрел все картины на стенах, чему-то довольно кивал.

И, конечно, же особое внимание привлек его накрытый стол. Шарил, меня не подвела и здесь было все то, что я заказывала, а еще сверху накрыто пологом, чтобы блюда были свежими и горячими.

— Леди, я польщен вашей осведомленностью наших традиций и предпочтений, — неожиданно подхватил мою руку и поцеловал. — Моя душа здесь отдыхает. Ваше величество, я хочу остаться здесь, отдохнуть с дороги и вопросы мы можем решить за обедом.

— Конечно, ваше высочество, — король сиял от гордости. Такое чувство, будто это он сам лично все здесь украшал.

Ладно, признаю, если бы не вредительство неизвестной, то не было бы здесь настолько хорошо. Маг своим щедрым подарком дариусов преобразил этот зал.

— Простите, ваше высочество, — сердце бешено стучало, но это же еще не все, что было мной задумано.

— Да, леди…

— Леди Оливия, — вновь сделала легкий реверанс. — Если вы не возражаете, то ваш отдых будет сопровождаться музыкой.

— Музыкой? — удивленно посмотрел на меня, затем на короля. — Но, я думал времени было мало.

— О нет, играть буду не я, к сожалению игрой на флейте не владею.

— Леди, я сражен вашей внимательностью и предусмотрительностью, — принц приложил руку к сердцу слегка склонил голову. — Мы с радостью насладимся легкими переливами музыки.

Подав знак стоящей в коридоре Шарил, показала где стоит расположится музыкантам. Через пять минут зал наполнился легкой музыкой, а довольные гости расположились за столом. Мы же тихо удалились из залы. Результат будет известен позже.



***
— Леди, я вам всем благодарен, — принц Гран тепло улыбался, взглядом скользя по нам. — Ваши желание угодить гостям достойно похвалы.

Улыбка у принца стала шире, невольно проследила за его взглядом. О, надо же, все-таки гостю пришлась по нраву наша виконтесса. По румянцу на лице Иветты, могу сделать вывод, что и девушка осталась неравнодушной к этому образчику мужественности.

— Ваш теплый прием и искренность покорили мое сердце, и с разрешения вашего короля, мы погостим еще какое-то время, — отыскав Иветту, принц говорил, глядя только на нее.

Интересно, я могу считать, что на пути к сердцу принца стало на одну девушку меньше? Уверена, что Гран задерживается здесь из-за Иветты, но не понятно, он хочет просто провести время или строит серьезные планы на девушку.

На легкую интрижку Иветта точно не согласится, а вот стать суженой принца, пусть и не наследного, может.

— Гран, вас мы всегда рады видеть у нас. Но пора девушкам сообщить кто справился с заданием лучше всех. Праздничный ужин уже ждет нас, — король также заметил интерес гостя и решил его поторопить.

— Да, простите, ваше величество, при виде такой красоты забываю обо всем. Вы все старались, но лишь одной из вас удалось соблюсти наши традиции в полной мере. Это леди Ларкиз.

С этими словами в зал вошел слуга, держа в руках небольшую бархатную коробочку.

— Этот дар ваш по праву, леди Оливия, — король улыбался, но в глазах была тревога. Конечно, тут у сына из-под носа суженую увести хотят. Но Дэрилу либо все равно, либо он не замечает этого. Вот даже сейчас после слов отца его лицо ничего не выражает, лишь вежливая улыбка была на лице.

Слуга открыл крышку и, уже традиционно, на бархате лежали два широких браслета с бриллиантами, в комплект уже имеющимся.

— Спасибо, ваше величество, ваше высочество, — сделав реверанс забрала коробку.

— В честь дорогих гостей сегодня нас никто не покидает. Прошу всех в столовую, пусть начнется праздничный ужин, — король встал первым, следом за ним все остальные.

Глава 8

В нашей комнате вновь ссора, как же они надоели, обе. Видимо вчерашнее фиаско Таиры вернуло Иветту в состояние конкурентки, а не восторженной почитательницы. Верховный, как они так живут, и им не противно? Впрочем, пока они ругаются друг с другом, меня для них не существует.

— Да как ты смеешь, — Иветта раскрасневшаяся от гнева стояла подбоченившись.

— Смею, милая, смею, — Таира, как всегда безупречна и уверенная в себе. — Вчера, только слепой не увидел, как принц Гран на тебя смотрел.

Что верно, то верно весь вечер принц не сводил с девушки глаз, а когда начались танцы пять раз приглашал. И только ее.

— Ну и что? Я красивая, и мне есть чем привлечь внимание молодого лорда, — поправив то, чем Иветта привлекает мужской взгляд, победно улыбнулась.

Верховный, да они с ума по сходили от своих форм, ну неужели вчерашний конфуз с платьем ничему их не научил?

— Ха! Моя не хуже, но дело не в этом, — махнув рукой слегка сморщила носик. — Дело в том, что не быть тебе королевой. Не быть!

— С чего это ты так решила?

— С того, что Дэрил помогает мне, оказывает знаки внимания, а он наследный принц. В отличие от Грана, но для тебя и этого будет много.

— Ты слишком много на себя берешь, особенно, после вчерашнего конфуза с платьем, — девушка весело рассмеялась. — Ох, видела бы ты себя со стороны. Умора!

— Что?! — взвизгнув так, что у меня заложило уши Таира кинула в Иветту маленькую подушку, лежащую на диване.

— Ах ты, дрянь! — рассыпавшиеся рыжие локоны спрятали лицо девушки. Выпутавшись из своего богатства она в ответ схватила Таиру за волосы.

— Прекратите! Вы с ума по сходили! — схватив графин с водой со стола вылила ее на нежелающих разниматься девушек.

Закричав, они отскочили друг от друга и зло посмотрели на меня. Ой, мамочки.

— Вы леди, а ведете себя хуже торговок, — добавив в голос сталь смотрела прямо и уверенно, хотя у самой колени дрожали. Они же вдвоем меня на молекулы разберут и скажут, что так и было.

Поставила графин на стол и пользуясь тем, что они не ожидали ни воды, ни металла в моем голосе добила.

— Приведите себя в должный вид, скоро идти узнавать следующее задание.

— Ах, ты мелкая выскочка, — герцогиня на меня наступала тяжело дыша. Вообще молодец, быстро справилась со ступором. — Да я тебя.

— Не думаю, вы вообще помните, что здесь может быть всевидящий кристалл? Или забыли, как нам показывали наше поведение, и после этого четыре девушки нас покинули?

— Дрянь! Я это так не оставлю, — резко развернувшись гордо расправив плечи Таира ушла в гардеробную.

— Зря ты это сделала, — шипение Иветты пробрало до косточек.

Хвала Верховному, вспомнила о кристалле, я конечно, не уверена, что он все еще здесь, зато девушки решили рукоприкладством не заниматься.

— Леди Оливия, надо торопиться? — Шарил была бледна и напугана, а движения дерганные.

— Шарил, что случилось? Ты себя хорошо чувствуешь?

— Я? Да, наверное.

— А мне почему-то так не кажется. Рассказывай, что случилось.

— Ох, леди, это не важно. Давайте скоренько собираться, — женщина засуетилась вокруг меня.

— Шарил, прекрати немедленно, — забрала расческу их ее рук. — Говори, что случилось,

— Леди Оливия, вам лучше не опаздывать, — опустив глаза протянула руку ожидая, когда я верну расческу.

Задумавшись села перед зеркалом позволив женщине заняться моей прической. Что значит лучше не опаздывать? Догадка обрушилась, как лавина с гор.

— Верховный, Шарил, тебя наказали из-за моего вчерашнего опоздания?

— Леди, — покраснев опустила голову.

— Что они с тобой сделали? — голос дрожал от гнева и несправедливости. Если виновата я, то и наказывать меня надо, причем здесь камеристка?!

— Час в темной продержали, — руки ее затряслись, и расческа упала на пол, из глаз побежали слезы.

— Верховный, — вскочив обняла женщину успокаивающе гладила по спине. — Это чудовищно и не справедливо. Кто отдал приказ о наказании?

Это не просто бесчеловечное, это чудовищное наказание даже не всем преступникам его назначают. Темная — это узкая каменная комната без окон, человек находясь в ней видит все свои страхи так, будто они происходят с ним на самом деле. Там и полминуты хватает чтобы не спать всю ночь и сутки вздрагивать от малейшего шороха.

Я это знаю, потому что мой прадед однажды удовлетворил мое любопытство. После пережитого ужаса я решила придумать такое средство, которое могло бы восстановить надломленный организм и психику человека. И преуспела в этом.

— Не надо, леди, все правильно, я не успела вас вовремя собрать, за это меня и наказали.

— Но меня не было! Это я опоздала!

— Леди, я должна была суметь вас найти, — тихий дрожащий голос ранил в самое сердце.

— Шарил, милая, кто приказал?

— Ее величество, — крепко обняла женщину, утерла глаза. — Не надо ничего со мной делать, пойдем, пока соседки не вышли и не вылили очередную порцию яда.

— Куда идти, леди?

— В оранжерею, вернее кабинет садовника, я тебе приготовлю особый чай, он успокоит и вернет твой покой.

— Но леди, мы можем опоздать, — слезы с новой силой потекли по ее щекам.

— Нет, я все смешаю, а ты зальешь кипятком, дашь настояться минут пятнадцать и после выпьешь, — я буквально тянула женщину за собой. — Чтобы смешать нужные ингредиенты времени много не надо.

В кабинет оказался пуст, и это радовало. За две минуты смешав все необходимое высыпала смесь в мешочек, протянула его камеристке.

— Держи, все высыплешь в чашку и заваришь. Минут пять посиди спокойно никуда не идти, может быть легкое головокружение, оно вызвано быстрым восстановлением организма. А через пять минут можешь заниматься обычными делами, а лучше ложись спать. Я и сама справлюсь со всем.

— Леди Оливия, — расплакавшись женщина целовала мои руки.

— Шарил прекрати, — с трудом мне удалось вырвать свои руки, спрятала их за спину. — Это самое малое, что я могу для тебя сделать. Тебя наказали из-за меня, прости.

— Леди…

— Все нет времени, побежали обратно, — в самом деле лучше не опаздывать, а то с королевы станется еще что-нибудь жуткое придумать.

Но поговорить с ней надо. Не дело наказывать тех, кто не виновен.


***
— Леди, в прошлых испытаниях вы себя показали прекрасными управленцами, — несмотря на спокойный голос король был явно чем-то недоволен. — Сегодняшнее задание направлено на то, чтобы посмотреть ваш талант в финансах.

— Мы надеемся, что вы будете более внимательные, чем в прошлом конкурсе, — королева же, напротив, излучала довольство, улыбалась.

Внутри кипела злость на ее приказ наказать Шарил, но сейчас я ничего не могу, лишь сжала кулаки.

— Будьте предельно внимательны, все же деньги любят счет и точность. В ваших комнатах вас ждут учетная книга какой-то деревни, ваша задача изучить ее, выявить ошибки, если такие имеются, и сообщить о финансовом положении, если требуется, то предложите выход или улучшение ситуации.

— На это вам дается два дня, — король внимательно смотрел на нас словно хотел что-то увидеть. — Удачи, вам леди.

В комнату сразу не пошла, а через секретаря подала прошение об аудиенции королевы. Пусть Шарил и не совсем моя служанка, но в данный момент она работает со мной, и наказали ее из-за меня, значит и защищать ее я должна.

— Не понимаю, зачем нам эти деревни? — Иветта рассеяно листала, вновь невидимую для других, книгу. — Что в них можно украсть? Там же нищета и запустение.

— Да? — Таира заинтересовано посмотрела на виконтессу. — Как интересно, а что же вы так управляете своими землями, милочка, что на них и украсть-то нечего?

Хорошо, что на нас лежит запрет на распространение узнанной информации, а то не сдержалась бы и точно такой же вопрос задала герцогине. Я видела данные по ее землям, конечно, это всего лишь деревня, но это не единичный случай, а тенденция.

— Что? — растерявшаяся было Иветта, быстро взяла себя в руки. — Да причем тут мои, я смотрю на доставшиеся мне земли.

— Ну конечно, — хитро улыбнувшись Таира углубилась в изучение своей книги.

Взяв со стола свою решила сразу отправиться в библиотеку, ведь там полные данные по всем землям.

Удобно расположившись за столом у окна читала о землях графства Айви. Они располагались у моря и приносили неплохой доход в целом. Но отдаленные деревни, как и следовало ожидать, находились в упадке.

Процветали только портовые города, но… что-то было не так, а что именно не могла понять. Мысль кружится, а в руки не идет. Оставив все на столе, решила пройтись по парку, отвлечься.

Я выбрала дальнюю дорожку, по которой никто не ходит, во всяком случае так мне сказала Шарил. Мне так стыдно перед ней, из-за своей мечтательной-задумчивости, от которой нет никаких сил избавится, пострадал другой человек.

Тени от высоких деревьев дарили прохладу в этот жаркий вечер, а легкий ветерок кружил голову сладким ароматом цветов. Наслаждая красотой парка услышала голоса из увитой цветами беседки, собственно в которую я шла сама.

Любопытство погубило многих, но оно же такое нетерпеливое, как можно устоять перед искушением узнать, что там происходит?

— Иви, я предлагаю тебе пройти со мной обряд, — прикусила кулак чтобы не воскликнуть. Это же невероятно!

— Но, я сейчас не могу, идет отбор.

— Ну да, корону я предложить не могу. Но и запасным не буду, — слова девушки его задели. — После того, как я закончу все свои дела здесь уеду. А ты либо едешь со мной, и мы проходим обряд, либо останешься и дальше участвуй в отборе.

— Но…

— Я все сказал, — сталь в голосе пробрала меня до косточек. — У тебя на размышление три дня. Теплого вечера, леди Буршье.

Хвала Верховному у меня хватило ума подойти сзади беседки, поэтому выскочивший принц Гран меня не заметил. Иветта предалась слезам, а я тихонько пошла обратно.

Какой все-таки принц быстрый, только увидел девушку и сразу обряд предлагает. Бывает же такое чудо в жизни. Не то, что у меня с Дэрилом.

— Леди Оливия, — бегущая мне на встречу Шарил меня напрягла. — Как хорошо, что вы здесь.

— Шарил, что ты делаешь? Тебе отдыхать надо, — осмотрев женщину увидела, что чай она выпила, потому как выглядела спокойно и безмятежно, на щеках вновь проявился румянец.

— Леди я отдыхала, но пришел секретарь его величества и передал, что вас срочно к королю.

— А зачем не сказал? — я не бежала, но стала идти быстрее, все-таки король — это не тот человек, которого стоит заставлять ждать.

— Нет, леди, велели прийти в салатовую гостиную, — я вас провожу.

Интересно зачем я королю понадобилась? Я же с королевой хотела увидеться.

— А от королевы никаких известий не было?

— Нет, леди. А вы ожидаете что-то?

— Да, я просила об аудиенции ее величества.

— Она редко, когда принимает кого-то, в основном передает королю.

— Да? А почему так, ведь есть же вопросы, которыми занимается только королева.

— Нет, леди Оливия, наша королева больше как советник короля, но сама ничего не решает.

Странно, почему так, ведь она первая леди королевства и как минимум благотворительные организации должны быть под ее опекой. Впрочем, если это устраивает короля, то почему меня должно волновать?

— Леди вам сюда, — за своими размышлениями не заметила, как пришли.

— Спасибо, Шарил, а теперь иди отдыхай, — тихо постучав дождалась приглашения войти.

Салатовая гостиная оказалась слишком салатовой, что меня мутить слегка начало. Стены, обивка, шторы все было салатовым. В центре комнаты стоял круглый стол с шестью стульями. Светло-медовый паркет играл с заходящими лучами солнца. Возле, сейчас не работающего, камина расположились длинный диван и четыре кресла, которые заняли мужчины.

— Леди Оливия, рад, что вы смогли так быстро присоединиться к нашей не формальной беседе, — все мужчины поднялись, что несколько смутило, ведь я ниже их по статусу.

— Ясного вечера, ваше величество, ваше высочество, лорды, — присела в положенном реверансе.

— Оливия, присаживайся, разговор будет долгим, — король указал мне на одно из кресел.

Осторожно села, теряясь в догадках зачем меня позвали, особенно в такую компанию.

— Леди Оливия, — герцог Руэльский, шатен с пронзительными серыми глазами мягко улыбнулся. — Его величество поделился с нами вашим невероятным открытием. Расскажите о нем по подробнее.

Я растерялась, это неожиданно и вот так сразу, да и что рассказывать?

— Оливия, не волнуйся, — король тепло улыбнулся. — Я подумал, что лучше тебе самой рассказать о возможностях своего порошка.

А дальше начались бесконечные вопросы, что примечательно задавал только герцог, остальные мужчины хранили молчание. Принц Гран вообще был угрюм и мрачен, как хорошо, что я знала причину его плохого настроения, а то обязательно на придумывала себе глупостей всяких.

— Я правильно вас понял, Оливия, каждый год надо готовить новую порцию порошка?

— Да, совершенно верно, он разрушается под действием холода.

— Но у нас теплые зимы, нет холодов.

— Да, у вас их нет, но и растение у вас не растет вечно, у него есть свой срок жизни, как только он перестает нуждаться в дополнительной подпитке и влаге, порошок распадается и становится просто удобрением.

— Но как это происходит?

— Растение, когда переходи в стадию созревания вырабатывает определенные ферменты именно на них и реагирует порошок.

— Вы такая юная, и такое выдающее открытие, которое изменит жизнь всего мира, — восхищение герцога проходило мимо меня, будто говорили о другом человеке.

— К сожалению, он не может изменить жизнь.

— Но как же? Мы только что подробно обсудили возможности порошка.

— Понимаете, герцог, порошок бессилен перед человеческой жадностью и глупостью. Ведь наши земли в большинстве случаев страдают именно из-за этого. Люди хотят от земли больше, чем она может дать, тем самым уничтожая ее.

— Да, вы правы, леди.

— Оливия, спасибо за подробный рассказ, — король поднялся и все поднялись вслед за ним. — Думаю, что пора отпускать леди, время позднее.

— Спасибо ваше величество, — сделав реверанс поспешила к себе.

Тихонько прокравшись в комнату, чтобы не разбудить соседок легла спать. Интересно какой выбор сделает Иветта? В чем-то Таира права, принц ее выделяет среди нас всех, и в тоже время о принце мечтают многие девушки, и лишь не многим посчастливилось оказаться здесь. Стоит ли упускать этот шанс?


***
С утра Иветта была тиха и задумчива, Таира глядя на нее зло улыбалась, чем бесила нас обеих.

— Хватит зубы показывать, — Иветта низко опустила голову в книгу, чтобы не видеть Таиру.

— Не могу, это так весело смотреть на глупые и ничего не стоящие страдания дурочек.

— Таира, как вы можете так говорить, — вот опять, чего я к ним лезу, пусть между собой ругаются.

— О, я могу, — вот я глупая, она специально это делала, чтобы иметь возможность произнести речь. — Ведь, я в отличие от вас недалеких, твердо уверена в том, чего хочу, знаю, как это получить и не отвлекаюсь на лишнее.

— Мы все знаем, чего хотим, иначе нас здесь не было бы, — надо сбегать отсюда, а то чувствую ввяжусь с пустой диспут.

— Нет, не все. Вот Иветта сидит и страдает, а знаешь почему?

— Почему? — я-то знаю, но зачем об этом сообщать окружающим.

— Потому что прилетела к ней в руки синица в виде принца Грана, а она, глупышка, мечтает о журавле, который ест из моих рук.

— Замолчи! Ты высокомерная задавака! — Иветта не выдержала вскочила на ноги.

— Я говорю правду, — Таира с довольной улыбкой откинулась на спинку стула.

— Это низко, леди Бозон, — встала из-за стола взяла книги и пошла в библиотеку, там тихо и никто не играет на чувствах окружающих.

— Тебе надо идти в служительницы Верховного, таким наивным там самое место.

Смех девушки оборвался стоило мне закрыть за собой дверь. Фу, гадючник какой-то, и как тут королевская семья живет? Не думаю, что такая обстановка лишь у нас. Жажда власти и желание быть первой не такая уж и редкость.

— Лорд Ирвин, — окликнула мага, у меня есть к нему один вопрос.

— Леди Оливия, чем могу помочь? — искренняя улыбка мага пролилась бальзамом на упавшее было настроение.

— Скажите, пожалуйста, кто испортил мой зал?

— Леди, я не уверен, что мне стоит вам об этом говорить.

— Лорд Ирвин, пожалуйста, — сделала самое несчастное выражение лица, на какое был способна.

— Ох леди, но вы же все равно никого не знаете во дворце, — сохраняя внешнее спокойствие и невозмутимость, глаза мага смеялись.

— Тем более, скажите пожалуйста, кто это.

— Ладно, вы же не отстанете. Это леди Катрина, она из свиты королевы, — так это та самая леди, которая была вместе с принцем в библиотеке.

— Спасибо, а вы не знаете зачем она это сделала и ее наказали? — я старалась говорить спокойно и уверенно, будто не в курсе кто это.

— Знаю. Сделала, потому что ей не нравится идея с отбором, а вы так особенно. Вернее, неприязнь ее семьи к вашей матери. Она не рассчитывала, что в зал придут до встречи гостя. По ее задумке вы должны были увидеть беспорядок, когда запускали бы гостей в зал. И да, ее наказали, выслали из дворца на год, все-таки это любимица нашей королевы. А что вы здесь делаете?

— Я иду в библиотеку, чтобы поработать над заданием.

— Вам что-то не понятно? — сделав приглашающий жест маг не спеша пошел в сторону библиотеки.

— И, да и нет, понимаете, есть деревенька пустая и не приносящая доход. И в целом земли его не приносят, лишь несколько портовых городов доходные. Но ведь, не может целое графство быть процветающим за счет нескольких городов.

— Определенно нет, — маг нахмурился. — А чьи это земли?

— Простите я не могу сказать, на нас запрет стоит.

— А точно. И что же вы думаете?

— Не знаю, мысль ускользает постоянно, — грустно вздохнула, ведь сегодня вечером задание должно быть выполненным, а у меня такая путаница.

— Оливия, помните я вам говорил, что не всегда все оказывается таким, каким мы его видим. Бывает и черное белым, а белое черным, — мы остановились возле дверей в библиотеку. — Подумайте об этом.

— Спасибо лорд Ирвин, — сделала реверанс. — Вы мне очень помогли.

— Не за что, леди Оливия, — слегка поклонившись маг ушел.

И так, не все такое каким мы видим, а вижу я что деревня в упадке, а земли процветают. И не только моя деревня фактически уничтожена. А раз есть доход, а предпосылок явных нет, тогда что же это получается?

Подошла к окну, посмотрела на парк и удивилась открывшейся картине. За высокими стенками кустарника крадучись шел принц Гран, а ему на встречу также оглядываясь по сторонам бежала Иветта. И зачем скрываться, как воришки?

Ох, так вот же оно! Позабыв о влюбленной парочке вернулась к столу, на котором лежало около десятка книг с информацией земель графства Айви. Как я сразу не увидела это. Строчки ложились на бумагу быстро и аккуратно, не знаю, что мне скажет король и графиня, но я не могу закрыть глаза и промолчать. А вдруг король в курсе происходящего и сейчас проверяет нас на честность?


***
— Леди, надеюсь вы все справились с вашим заданием, — король внимательно следил за принцем Граном, который в свою очередь не сводил глаз с Иветты. — Прошу ваши сдать ваши книги.

Как и в прошлый раз по одной мы подходили к столу, за которым сидел королевский маг, оставляя свои книги возле таблички со своим именем.

В зале тихо играли музыканты, пока маг проверял наши работы. Король с гостями тихо переговаривались о чем-то своем, а королева внимательно следила за нами, особенно ее интересовала Иветта. Верховный, неужели она в курсе симпатий между девушкой и гостем?

Мы не успели толком загрустить от безделья, как лорд Ирвин подал королю свиток с нашими результатами. Внимательно его изучив его величество удивленно на меня посмотрел.

— Леди Оливия, а вы уверены в том, что написали?

— Я не смогла найти иной причины для процветания этих земель, ваше величество, — руки от волнения стали мелко подрагивать. Мне бы не хотелось при всех это обсуждать.

— Вы сделали такой вывод по одной деревне?

— Не совсем, ваше величество, я изучила всю доступную информацию об этих землях в вашей библиотеке. Земли уничтожены, лишь несколько городов приносят прибыль, но для того процветания, которое мы видим их недостаточно. На мой взгляд.

— Ваше величество, позволите взглянуть? — королева протянула руку, в которую король вложил свиток. Быстро пробежав по нему глазами, королева посмотрела на меня прищурившись, отчего мороз прошел по коже. — Леди Оливия, ваше обвинение слишком серьезно, чтобы его проигнорировать, лорд Ирвин, вы уже начали проверку?

— Да, ваше величество, — поклонившись королеве маг кинул на меня сочувствующий взгляд. — Я сразу же отдал соответствующие указания, через сорок минут мы узнаем так это или нет.

А если я на самом деле ошиблась, что со мной будет? И как графиня отреагирует на мою ошибку?

— Леди Оливия, если ваши слова не подтвердятся, то вы покинете отбор и выплатите моральную компенсацию пострадавшей стороне.

— Да, ваше величество, — на словах я согласилась, а внутри протестовала, ведь я никому ничего не говорила, да и сказать не смогу, поэтому и пострадавших быть не может. Но кто же спорит с королевой?

— Скажите, ваше величество, — принц Гран обратился к королю. — Претендентки покидают отбор только, если не выполнили задание?

— Нет, ваше высочество, они также покидают отбор, если будут недостойно себя вести.

— А девушка может отказаться от дальнейшего участия?

— Может, но зачем, ведь шанс стать королевой выпадает далеко не каждой и не каждый день.

— Причины разные бывают, — принц задумчиво смотрел на Иветту, их величества занервничали, но что же сделаешь, если гость, и этому гостю стоит угодить, так сказать для поддержания дружеских отношений. — И что будет, если девушка решит покинуть отбор, с ней и ее семьей?

Принц в моих глазах поднялся еще выше, вот это предусмотрительность и в какой-то степени смелость. Спрашивая о таком при всех, он защищает и Иветту и ее семью от возможных последствий.

— Ничего не будет, получит дар в знак благодарности за участие и все. Что с этой участницей сделает ее семья — это их внутреннее дело. Со стороны короны никаких преследований не будет.

— Вы же и сами прекрасно знаете об условиях, ваше высочество, — королева говорила будто объясняла маленькому ребенку прописные истины. — Обряд возможен с обоюдного согласия, если кто-то сомневается или не хочет, он не свершится.

— Да, это действительно так. А как девушка должна сообщить о своем решении, вы спрашиваете участниц об этом или они сами говорят об этом?

— Девушка сама может об этом сказать в любой момент участия, — король сильно сжал подлокотники, он понимал к чему принц ведет, а сделать ничего не мог, и это его очень злило.

— К чему вы ведете, ваше высочество? — королева говорила с принцем, но при этом смотрела на Иветту.

Впрочем, на нее сейчас смотрела вся королевская семья, гости и я, остальные участницы недоумевающе переглядывались, не понимая причин этой беседы.

— Я, конечно, не знаком с вашими традициями проведения отбора, но мне кажется, что было бы лучше, чтобы вы сами спрашивали у участниц хотят ли они продолжить участие в отборе или нет. Вполне возможно, что они стесняются или боятся об этом сказать.

Король на мгновение закрыл глаза, он взбешен до невозможности, но дорогой гость слишком дорог. И так красиво загнал в угол, что отказать — значит показать насилие над участницами, а согласится — скорей всего потерять одну из участниц. Сложный выбор.

— Гран, если девушка стесняется или боится, то она делает хуже лишь себе, — король мягко улыбнулся гостю. — Но, чтобы сделать вам приятно, конечно же, я спрошу у участниц. Леди, есть ли среди вас те, кто хочет покинуть отбор?

Напряженная тишина давила, а я сжала руки в кулаки от волнения за виконтессу. Пусть она вредная и часто выливает на окружающих свой яд, но возможно ей просто не хватало любимого и любящего человека рядом? Кто знает в каких условиях она росла. Не всем повезло как мне расти с любящими родителями.

— Леди, сейчас не время стесняться, — королева еле скрывала раздражение.

Сердце бешено колотилось от волнения и тягостного ожидания. Кто бы мог подумать, что я буду так переживать за вредную Иветту. Но это так, и дело не в том, что на одну соперницу станет меньше, нет.

Знаете, за что мне нравятся женские романы? За то, что в них непременно все заканчивается обрядом и любящие люди остаются вместе навсегда. Это так романтично и мило.

Вот и с Иветтой и Граном, пусть и не наследным, но все же принцем, я словно на страницах романа.

— Как видите, ваше высочество, леди…

Напряжение принца достигло пика, желваки ходили ходуном, руки настолько сильно сжаты в кулаки, что белеют костяшки, прищуренные глаза смотрят на ту, что не смеет поднять глаз, а румянец щедро окрасил лицо.

Мне так стало тоскливо и грустно, что готова была пойти и вытолкнуть Иветту в объятия Грана, но…

— Я… Ваше величество, — хриплый голос дрожал от волнения, Иветта смотрела в пол. — Я хочу покинуть отбор.

Шум пронесся по залу, девушки перешептывались, кто-то хихикал. А я посмотрела на Дэрила, мне было интересно узнать его отношение к происходящему, ведь на протяжении всего разговора он не выражал никаких эмоций, будто ему все равно и это его не касается.

Внимательно посмотрев на девушку, а затем на Грана, легкая ухмылка коснулась его губ, и он вновь стал отстраненно-холодным. Да что с ним такое? Как можно так равнодушно ко всему относится?

— Леди Иветта, вы уверены в своем выборе? — несмотря на спокойный голос король был недоволен.

— Да, ваше величество, — несмело быстро посмотрела на Грана.

— В таком случае вас, леди, проводят к порталу и отправят домой немедленно, — голос королевы обжигал холодом металла.

— Ваше величество, — Гран в миг расслабился, и довольная улыбка осветила его лицо. — Если это возможно, позвольте леди Иветте провести ночь во дворце, а утром, мы все вместе уедем в Алорию, где пройдем обряд.

— Конечно, ваше высочество, — счастливая улыбка коснулась лишь губ королевы, глаза остались холодными. — Искренне поздравляю вас пусть Верховный освятит ваш путь.

— Спасибо, ваше величество, — принц склонил голову приложив к сердцу кулак.

Зал вновь наполнился шумом в этот раз со вздохами и поздравлениями Иветты.

— Ваше величество, — маг обратился к королю. — Пришли результаты проверки.

— Наконец-то, и что там?

— Предположения леди Оливии подтвердились, контрабанда имеет место быть и в особо крупных размерах.

— Доказательства?

— Полное считывание памяти и после обыск поместья и портов, в которых обнаружили все доказательства.

— Графиня Айви, к сожалению, вы не можете продолжать участвовать в отборе.

— Но почему ваше величество? — Илиния испугано оглядывалась по сторонам в поисках поддержки, но здесь не то место, где ее окажут, наоборот, помогут быстрее уйти на дно.

— В ходе проверки выяснилось, что ваш род занимался контрабандой.

— Этого не может быть, — зло посмотрев на меня прошипела, едва не кинувшись на меня. — Ты за это еще ответишь дрянь!

— Леди Илиния! — король одернул девушку. — Леди Оливия, лишь выполнила задание, которое ей дали. Она не виновата в действиях вашего рода. Более того, ваш род лишается всех привилегий, титула и поместья. Все виновные будут казнены.

— Ваше величество, — пронзительный крик больно ударил. — Пощадите.

Девушка упала на колени перед королем, но разве можно просить милость у карающего?

— Леди встаньте, вас проводят в допросную и прочтут вашу память, если окажется, что вы знали и умалчивали, или же участвовали в этом, то вас также ждет смертная казнь. Мне жаль, леди, — и ему на самом деле было жаль, но быть королем это не просто.

С зал вошли двое стражей и плачущую девушку повели в допросную. Верховный, как мне жаль и стыдно. Ведь по сути я тоже виновата в смерти людей и это так противно. Захотелось в ванную смыть с себя грязь и отвращение к самой себе. Но был ли у меня выбор?

— Также с отбора выбывает маркиза Тэнидж, вы не справились с заданием.

— Леди вас проводят к порталу, — плачущая девушка покинула зал. — По результатам задания лучшая леди Оливия.

В зал вошел слуга с бархатной коробочкой в руках.

— Леди Оливия, в который раз восхищаюсь вашей внимательностью к деталям, — король тепло улыбнулся.

Открыв крышку на бархате лежали бриллиантовые подвески в комплект к уже имеющимся.

— Спасибо, ваше величество, — присев в низком реверансе забрала коробочку.

— Леди вас осталось не много, — королева внешне сохраняла спокойствие, но жесткость в голосе выдавала ее недовольство происходящим. — И мы решили облегчить вашу жизнь выделив каждой по комнате. Ваши вещи уже там, госпожа Нарция вас проводит.

Глава 9

Как хорошо просыпаться в тишине своей пусть и небольшой, но уютной комнаты. Больше не надо с ужасом возвращаться в комнату не зная, что там застану новую ссору или выслушаю гадости в свой адрес.

Комната радовала глаз сочетанием зеленого, желтого и белого. На стене висела картина с реалистичным водопадом, как раз напротив кровати. В комнате был минимум мебели кровать, в углу два кресла с низким столиком.

Этот столик наводил на мысли о том, что теперь прием пищи будет или в компании королевской семьи, или в компании всех участниц, что также не радовало. Впрочем, и выбора-то теперь нет. Здесь разве что чай выпить можно будет.

Также к комнате прилагалась небольшая гардеробная и ванная комната. Вот и вся обстановка, но меня все устраивало. Главное, что одна и в тишине.

В дверь постучали. Открыв удивилась, увидев незнакомого молодого человека.

— Светлого утра, леди Ларкиз, — слегка поклонился. — Ее величество примет вас сегодня через тридцать минут. Если вы готовы, то я вас провожу.

— Да, конечно, — закрыв дверь поспешила за мужчиной.

Надо же королева все же решила меня принять, но почему так неожиданно? Обычно за день до аудиенции сообщают, а тут тридцать минут. Ладно, главное, что примет.

Мы пришли в небольшую комнату в которой стоял один длинный диван с парой кресел и двухстворчатая дверь.

— Ожидайте вас позовут, — поклонившись исчез за дверью.

Делать нечего присела на диван. Время тянулось медленно, честно сказать, устала ждать и даже захотелось уйти, но ведь от королевы не уходят, особенно, когда пришли к ней.

— Леди Ларкиз, Ее величество ждет вас, — вновь мужчина поклонился и распахнул двери.

За дверью оказалась еще одна небольшая комната с двух тумбовым письменным столом за которым работал секретарь.

— Прошу, леди, — обогнав меня открыл дверь, ведущую к королеве.

— Светлого утра, ваше величество, — сделала положенный реверанс ждала, когда позволят встать.

— Встаньте Оливия, — спокойный голос и легкая улыбка дарили надежду, что наш разговор закончится благополучно. — Чем вызвана ваша просьба об аудиенции?

— Ваше величество, я в растерянности, и не знаю, что делать и думать.

— И чем же вызвана ваше растерянность?

— Наказанием Шарил.

— Вы считаете, что не надо было ее наказывать?

— Да, ваше величество.

— А вам не кажется, леди Оливия, что говорить мне об этом несколько неосмотрительно с вашей стороны?

— Ваше величество, но ведь камеристка не виновата в моем опоздании.

— Возможно, зато, я надеюсь, вы теперь всегда будете приходить вовремя.

— Ваше величество, но это наказание оно слишком жестокое, даже не всех преступников такому подвергают.

— Возможно вы правы, леди, — женщина ненадолго задумалась. — Оливия, вернуть время назад не в моей власти, но, чтобы как-то загладить этот инцидент камеристке выплатят компенсацию. Щедрую компенсацию. А вам я предлагаю свою помощь, но один раз. В любой ситуации. Что скажете?

Что тут можно сказать? Не на это я рассчитывала, когда просила об аудиенции. Знаю, что глупо, но мне хотелось услышать извинения. Ведь, что деньги? Пустой звук. Помощь? Ох, как королева слово дает, так его и заберет. А просьба о прощении — это признак сожаления человека о содеянном. Видимо сожаление не доступно королевской особе.

— Спасибо, ваше величество, — очередной реверанс и милая улыбка. Все согласно этикета.

— Оливия, не сердитесь на меня, — мягкость ее голоса можно сравнить с шелком. — Мне жаль, что вы так близко к сердцу приняли, в общем-то обычное наказание прислуги. Но, если бы я знала, что это вас так заденет просто рассчитала бы ее.

— Конечно, ваше величество.

— Ливи, прошу тебя, прости, — подняла на женщину удивленные глаза. Неужели ей на самом деле жаль? — Я была не права, но я женщина и, иногда, подвластна эмоциям. Не знаю, что на меня в тот день нашло. Эти гости неожиданные, столько хлопот, что… В общем, прости пожалуйста.

— Спасибо ваше величество, — искренне улыбнулась, на сердце стало светло и легко.

— Ливи, я же тебе не враг, наоборот, только добра хочу. Ты милая девушка.

— Спасибо, ваше величество, — щеки опалил румянец, сделала реверанс.

— Ну что ты, не смущайся, ведь это правда. Если между нами снова мир, тогда беги готовься к завтраку.

— Спасибо, ваше величество. До свидания.

От королевы я летела словно за спиной выросли крылья. Надо порадовать Шарил, уверена ей будет приятно знать, что королева сожалеет о своем наказании, конечно, это не отменит пережитый ужас женщины, но может вернет веру ей.


***
— Леди, с каждым новым конкурсом вас все меньше, — король тепло улыбался, казалось, что все невзгоды позади, да и начало оптимистичное. — А это значит, что остаются лучшие. После сложных заданий мы решили дать вам два дня на отдых.

— За эти дни, по сложившейся традиции, каждая из вас встретиться с принцем наедине, — королева хитро улыбнулась перевела взгляд с нас на сына. — Список очередности будет ждать в вашей комнате.

— Надеюсь, мы узнаем новое друг о друге, леди, — обаятельная улыбка Дэрила вскружила голову.

Я волновалась, ведь это возможно мой последний шанс чтобы влюбить принца в себя. Но как это сделать? Что еще героини романов делают?

— И еще одна радостная новость, — король сделала небольшую паузу, чтобы мы переключились с принца не него. — Леди Оливия, благодаря вашему изобретению земли деревни Талаливки возрождаются, конечно, еще рано говорить о полном восстановлении. Судя из отчетов, земля оживает, это подтвердил лорд Ирвин, который вместе с проверяющими был там вчера.

Голова закружилась еще сильнее, Верховный, как же радостно слышать об этом. Полное восстановление земли произойдет через два года, но то, что земля откликнулась и стала напитываться это пусть и маленькая, а победа. Представляю, как мои все обрадуются, узнав эту новость.

— Поэтому, леди Оливия, я решил, что будет справедливо отдать эти земли вам, — мужчина внимательно посмотрел на меня, а после перевел взгляд на Таиру, которая сдерживалась изо всех сил. — Это будет прекрасным уроком всем, кто пренебрегает землей, вытягивая из нее все. Соответствующие бумаги об отчуждении деревни от земель герцогства Бозон вы найдете в своей комнате, леди Таира.

Если до этого момента Таира меня не любила из-за моего происхождения, то теперь у меня появился враг. Впрочем, не только у меня весь род Бозон восстанет против моего. А это уже хуже и сложнее, баронству против герцогства выстоять практически невозможно.

— Спасибо, ваше величество, — голос не дрогнул, а вот руки, сцепленные в замок под столом, подрагивали.

И пусть все здесь сидящие прекрасно понимают, что слово правителя не оспаривается, тем не менее посчитают это оскорблением великому роду.

— Я бесконечно рад, вашему приезду на отбор, леди Оливия. Благодаря вашему изобретению у всего королевства появилась надежда вновь видеть свои земли плодородными и цветущими.

— Спасибо ваше величество, — вот так аппетит и отбивается, под этими ненавидящими взглядами претенденток я быстрее подавлюсь, чем поем.

— Не смущайтесь, милая, — король лучился счастьем, а я хотела сбежать как можно дальше. — После отбора я обязательно приеду к вам в гости, пообщаюсь со страшим рода и вашими родителями, а заодно посмотрю ваши экспериментальные поля.

— Ваше величество, вам не кажется, что эта беседе не для завтрака? — королева недовольно поджала губы.

— Ах, да, для завтрака легкие беседы, — король непринужденно махнул рукой и в зал вошли музыканты. — И легкая музыка, играйте.

Зал наполнился легкими переливами, а я размазывала творог по тарелке. Радовало, что у нас теперь отдельные комнаты, а то в одной с Таирой, мне уже страшно находится. А ведь так хорошо все начиналось.

Как только завтрак закончился я стремительно выбежала из зала, не хочу выяснять отношения с Таирой, первую волну гнева лучше переждать, спрятавшись у себя. В комнате на столике лежал свиток о присвоении деревни баронству и список встречи с принцем. Я последняя, что не удивительно, но обидно. Я же не хуже остальных, а Дэрил меня всегда ставит на последнее место.

Громкий стук в дверь испугал.

— Ты маленькая выскочка, — злая Таира надвигалась как лавина. — Как ты смеешь отбирать у моего рода земли?

— Я-то тут причем? — я пятилась пока не уперлась в кровать. — Его величество так решил. Мне и своих земель достаточно.

— Ты могла отказаться от дара, — больно ткнула в меня пальцем.

— Правда? Ты знаешь тех, кто отказался от подарка короля и остался жив? Я нет. И в книгах не читала о таком чуде.

— Какого демона, ты влезла со своим изобретением?!

— Это было задание и по-другому я не могла его пройти! — мы уже кричали друг на друга.

— Да тебе здесь вообще не место!

— Не тебе это решать!

— А кому, королю?

— Что?

— Только не прикидывайся дурочкой, — гадко ухмыльнувшись оценивающе меня оглядела. — Я знаю, что твоя мать троюродная сестра короля.

Ужас охватил мое сердце. Как она могла узнать? Ведь маму вычеркнули из рода, и все ее забыли, и даже упоминать нельзя.

— Запомни, с этого дня мой род враг твоего и пощады от нас не ждите, — резко развернувшись девушка вышла из комнаты хлопнув дверью.

Волну переждать не получилось, но хоть быстро прошла, спасибо Дэрилу, что поставил встречу с ней первой. Повезло.


***
— Леди Оливия, какое платье готовить на завтра?

— Розовое, и Шарил на сегодня можешь быть свободна, дальше я сама справлюсь.

Мне предстояло привести себя в идеальный порядок, завтра наша встреча с принцем. Хочу его покорить, поэтому несколько часов уделила маскам, растиркам, кремам. Завтра я буду сиять, причем буквально. С улыбкой на лице уснула.

— Леди Оливия, невероятно, вы сияете! — Шарил кружила вокруг меня словно пчела над цветком. — Что же это вы такое сделали?

— О, это секрет моей матушки, — подмигнула в зеркало.

— Сегодня принц точно в вас влюбится!

— Пусть тебя услышит Верховный, — внимательно себя рассмотрела в зеркало.

Милая блондинка в нежно-розовом платье, подчеркивающим ее фигуру, сияла. Бриллиантовый гарнитур, так удачно собранный мной отлично дополнял образ. Мне казалось будто я как капелька росы на розовом лепестке.

— Пойдем, Шарил, где принц изволит со мной общаться?

— В бежевой зале, леди, — это та самая, где висит портрет мамушки. Неужели принц решил сделать мне приятно?

— Это так мило с его стороны, — мечтательная улыбка родилась на губах.

По дворцу я не шла, а парила. Душа пела на все лады, и что-то светлое и мягкое разрасталось в груди. Шарил остановилась перед дверью в зал, сделав книксен удалилась.

— Светлого дня, ваше высочество, — улыбка медленно сползала с моего лица.

— Светлого, Оливия, — принц вальяжно развалился в кресле, а рядом с ним сидела, наверное, очередная фаворитка. От ее улыбки у меня скулы свело. — Проходите не стесняйтесь, меня сегодня Мариэлла развлекает.

— Но… — я растерялась, все происходящее казалось страшным сном.

— Смелее, Оливия, — принц встал и плавной походкой подошел ко мне взяв за руку подвел к креслу усадив по правую руку от себя. По левую сидела Мариэлла чему-то тихо хихикая. — Чем вас угостить чаем, соком или просто воды?

Ущипнув себя поняла, что не сплю, и я не витаю в облаках. Это реальность. Но что же делать? Я не могу упустить шанс расположить к себе Дэрила. Но терпеть это…

— Ох, Мари, если бы ты знала, — принц отвернулся от меня, словно я не сижу рядом. — Сколько хлопот от это леди. То она изобретает что-то, то не понятным образом уговаривает самого лорда Ирвина перенести сюда цветы дариуса, и не один или два, а столько, чтобы украсить целый зал ими.

— Быть не может, лорда Ирвина никто не может убедить, — девушка слегка выглянула из-за закрывавшего меня принца, чтобы окинуть меня недоумевающим взглядом.

— Да, моя милая, — поцеловав руку девушки он по-прежнему делал вид, что меня нет. — Но и это еще не все, наша крошка Ливи, оказывается способна раскрыть заговор против короны, всего лишь изучив учетную книгу одной захудалой деревеньки. Ты можешь себе это представить?

— Не верю.

— Я сам с трудом в это верю, моя родная, а я ведь присутствую при этом.

— Но как ей это удается?

— А это самая большая тайна в нашем королевстве, — снизив голос до шепота придвинулся ближе к девушке. — Как может слабый маг, мечтательница, вечно витающая в облаках и обычная баронесска обладать такими качествами?

— И как? — девушка теснее прижалась к принцу, отчего мои руки сжались в кулаки.

— Может наша Ливи нам и расскажет об этом, — принц развернулся ко мне со злостью в глазах. — С кем надо спать чтобы тебе помогали так, что этих помощников никто найти не может?

— Что?! — вскочив на ноги дрожа от гнева и гадливости едва не набросилась на принца с кулаками.

— То, что вы мне нравитесь не дает вам право пренебрегать мной. Оскорблять мою честь и достоинство.

— Одно мое слово, и ты вылетишь отсюда, — несмотря на шепот от его слов все внутри сжалось от ужаса.

— Конечно. Это ваше право, — я радовалась тому, что голос не дрогнул.

— А раз мое право, значит только я решаю, как и с кем себя вести, — довольная ухмылка на его губах просто взбесила меня.

— В таком случае не смею вам мешать ваше высочество, — присев в реверансе я поспешила покинуть залу.

Не дойдя до двери пару метров, вздрогнула от неожиданности:

— Если ты сейчас выйдешь, то можешь собирать вещи — отбор для тебя закончен, — и столько в голосе было стали, что просто удивительно как я все еще жива, а не разрезана на кусочки.

— К демонам ваш отбор! — я резко развернулась от чего платье подскочило, обнажив на миг мои щиколотки. — Можете меня выгнать, если ваше самолюбие так жаждет этого. Вы как напыщенный индюк раздуваетесь, а отчего? Что такого вы сделали? Какие ваши заслуги? Красота? Так вы не женщина чтобы это было достоинством. Да и это дар богов. Ум? Вот уж вряд ли, умный не стал бы так низко себя вести. Благородство? Опять мимо.

— Замолчи, — принц сжал челюсть, но желваки ходили ходуном.

— И не подумаю, — в гневе меня заносит. А сейчас я была просто в бешенстве, поэтому молчать не могла просто физически. — Вы привыкли, что вам все угождают, но я не все. И если вам не хватает ни воспитания, ни ума для того чтобы вести себя подобающе, то я не вижу смысла в моем присутствии здесь.

Грудь вздымалась, как будто я долго бежала, щеки алели, а внутри растекалось умиротворение и покой. Да и чего я так расстраиваюсь. Как с таким всю жизнь мучатся, так лучше одной быть. И ошибки надо уметь признавать: да, я придумала себе образ принца, но его самого не знаю. И уже не уверена, что хочу узнать. Конюх у папеньки и тот воспитаннее будет. Не дожидаясь ответа принца, я выскочила за дверь.

Уходила счастливой девушкой, вернулась растоптанной и жаждущей отмщения. Одного понять никак не могла, когда я потеряла себя в этом дворце? Как я глупому детскому желанию позволила затмить разум? Я Ларкиз, а значит честь и достоинство должны вести меня. Как я могла забыть обо всем глядя на красивую и бездушную картинку? Почему я, как дурочка, убеждала себя веря в чистоту принца и находила ему оправдания?

Верховный, видела бы меня маменька, даже самое суровое наказание прадеда мне бы показалось легкой забавой. Она всегда умела держать себя в руках, умеет видеть вещи такими какие они есть.

А я? А я поверила в картинку и упорно закрывала глаза на низость принца, позволяя собой пренебрегать, витала в облаках, как ребенок. Верховный, как же мне стыдно и больно.

Воспоминания всего пережитого во дворце накрыли сметающей все на своем пути лавиной.

— Леди Оливия, что вы делаете? — Шарил с ужасом смотрела на собранную сумку.

— Я уезжаю домой, Шарил, — вымучено улыбнулась, тупая боль в сердце мешала дышать.

— Но, леди…

— Нет, Шарил, никаких «но», — встав направилась к двери. — Все зашло слишком далеко чтобы оставаться здесь.

— Леди Оливия, как же так? — слезы текли по щекам женщины.

— Вот так, — обняла женщину от которой всегда пахло ванилью. — Спасибо тебе большое, благодаря тебе пребывание здесь было приятным. Проводи меня в портальную комнату.

— Как скажите, леди. — подняв мои вещи Шарил шла чуть позади меня, указывая дорогу.

Шарил вела меня каким-то новым путем, нам практически никто не попадался на глаза, хотя день в разгаре и дворец напоминает муравейник. Впрочем, мне все равно, главное, чтобы как можно быстрее оказаться в объятиях маменьки и вместе с отцом разобрать достоинства каждого из претендентов на прохождение обряда.

И почему я сразу папеньку не послушала? Уже бы была чьей-то суженной, а может и обряд прошла бы. Хотя вряд ли маменька не позволит быстро пройти обряд.

— Леди Оливия, — вышедший из-за угла, лорд Ирвин удивленно посмотрел на меня, а затем перевел взгляд на камеристку держащую мои вещи.

— Светлого дня, лорд Ирвин, — присела в реверансе.

— На счет его светлости я уже сомневаюсь, — внимательно глядя мне в глаза поджал губы. — Что случилось, леди? Вас кто-то обидел?

— Ничего нового не произошло, — опустила глаза не в силах выдержать цепкий взгляд мага. — Просто я поняла, что дворец не для меня.

— Как интересно, — мужчина погладил подбородок. — Сегодня видимо звезды как-то особенно стоят, что на вас снизошло озарение. Только открою вам маленькую тайну, леди Оливия, дворец это никому не подходящее место. Характер знаете ли портится, а иногда и цвет лица. А еще бывает…

— Лорд Ирвин, я вам благодарна за вашу помощь, но я спешу.

— О, конечно, леди, я понимаю, — чему-то улыбнувшись слегка поклонился мне. — Прогулки по дворцу бывают полезными. До скорой встречи, леди Оливия.

Довольный собой обошел меня продолжая свой путь. И что это было? Впрочем, не все ли равно.

— Шарил, посмешим к порталу, — продолжила путь. Как можно скорее уйти из этого места и вспоминать как страшный сон.

Войдя в зал, едва не споткнулась от увиденного.

Глава 10

— Признаться, удивили вы меня, леди Оливия.

— Да? — приподняв бровь продолжила идти к кругу портала. — И чем вызвано ваше удивление?

— Тем, моя милая, что вы решились на побег, — довольно улыбаясь, мужчина приближался ко мне перекрывая дорогу к спасительному порталу. — Не ожидал от вас такого. Это поступок. Поступок сильного человека. А мне нравятся сильные и знающие чего хотят люди. Это такая редкость сейчас, особенно во дворце. Вы не находите?

— Нет, не нахожу, и не желаю находить, — очарование спало, и я вновь стала собой, спокойной и рассудительной, а мечтательность оставлю на время беременности, говорят для них это естественно. — Позвольте мне пройти.

— Вы куда-то торопитесь? — возвышаясь надо мной как скала внимательно рассматривал будто видит впервые.

— Да, домой.

— Да, земли вашего баронства процветают. Пожалуй, я тоже приеду к вам с визитом, увижу своими глазами процветающие земли.

— Я не понимаю к чему эти светские беседы, ваше высочество, — злость вновь поднималась волной.

— Да что ж тут не понятного, Ливи? Тебе от меня не сбежать.

— Я не понимаю, вы сами сказали, что для меня отбор закончится, как только выйду из залы. Я это сделала, а значит могу ехать домой.

— И стать воровкой, опозорить свой род?

— Что?!

— А как называется человек уносящий чужую собственность?

— Вы, о чем ваше высочество?

— Я об этом, — подняв мою руку показал браслет блокирующий магию. Точно, как я могла о нем забыть.

— Я о нем совершенно забыла. Снимайте его, и я уйду наконец.

— Я не могу, — врет и не краснеет, иначе с чего бы так коварно улыбаться.

— Почему?

— Потому, что он снимается сам, когда участница выбывает с отбора.

— Но я же выбыла, почему он не снимается?

— Потому, что вы великолепно прошли испытание, леди Оливия, — как же мне хотелось стереть с его лица довольную улыбку. Ну вот чему он радуется?

— Какое испытание? Ваше высочество, вы здоровы? У нас сегодня должна была состояться беседа, а не конкурс.

— Ливи, помните нашу первую встречу в беседке? — румянец окрасил мои щеки, такой позор сложно забыть.

— Помню.

— Я же вас тогда испытывал, верно?

— Да, ваше высочество.

— И сегодня я точно также испытывал вас, а до этого всех предыдущих участниц.

— Но как вы могли?! Это жестоко!

— Жестоко? — ненадолго задумался. — Возможно. Но это дворец и здесь не место слабым.

— Я слабая, я не могу жить во дворце, — ухватилась за спасительную соломинку. — Я привыкла к небольшому городку, простору и искренним людям.

— Понимаю, мне тоже нравятся небольшие города с их открытостью и искренностью, но правила есть правила.

— Но я не хочу! Я разочарована вами, ваше высочество.

— А ты, наверное, хотела, как в романах, — слегка нахмурился. — Как же это, а! «Их глаза встретились, и они полюбили друг друга», верно?

— Возможно, — крыть было не чем, я на самом деле на это рассчитывала.

— Оливия, быть королевой — это работа. Тяжелая работа. А поддаваться чувствам, значит уничтожить королевство. Я этого не хочу, прости у меня перед глазами слишком яркий пример того, к чему приводят слепые чувства.

— К чему все это, ваше высочество?

— Просить называть меня по имени бесполезно?

— Совершенно верно, ваше высочество.

— Хорошо, пока пусть будет так. Хотя ты должна знать, что от этого «высочество» у меня скоро изжога появится. Целыми днями только о нем и слышу.

— Что вас в этом удивляет, ведь это вы?

— Вот тебе и еще одно доказательство того, что слепые чувства только вредят. Я не высочество, у меня есть мечты, желания, но кто о них знает? Вот ты, ты знаешь, что мне нравится?

— Нет.

— А может знаешь, какие книги я читаю на досуге?

— Нет.

— Хорошо, это такие мелочи, что даже матушка не в курсе о них. Но ты же знаешь о моих планах и о том, что я сейчас внедряю в королевстве?

— Нет, — опустила голову, он прав тысячу раз прав. Ослепленная выдуманными чувствами я не видела самого человека. Все четыре года я жила в мечте, и даже сейчас на отборе не смогла увидеть Дэрила за всеми масками, ролями и титулами.

— Нет, не надо стыдиться этого, Ливи, — поднял мою голову заставляя смотреть в глаза. — Для юной девушки это естественно, даже в чем-то очаровательно.

— Отпустите меня, пожалуйста, домой, ваше высочество, — несмотря на все его слова, мое доверие рассыпалось на маленькие кусочки. Он прав, и это послужит мне прекрасным уроком. Выбирая себе суженого буду внимательно смотреть на человеческие качества, а не внешний блеск и титулы.

— Не могу, ты же слышала наш разговор с королевой в библиотеке.

— Я…

— Нет, врать нельзя, — он прижал палец к моим губам не давая соврать. — Слышала. Я знаю это.

— Но я никому не расскажу, — и было бы что рассказывать, ведь так и не понятно, о чем они тогда говорили.

— Дело и не в этом, — взъерошив волосы принц задумался. — Понимаешь, Ливи, хоть я и высмеиваю мать, но сам больше всех заинтересован в том, чтобы найти ту о которой говорил Арлорахон.

— Я не знаю, что он говорил, но речь шла точно не обо мне, — любопытство разбирало, а спросить напрямую не решалась, надежда, что я попаду домой все еще жила.

— А я в этом не уверен, Ливи. Знаешь, что он сказал?

— Нет, и…

— Он сказал, — Дэрил не дал мне договорить. — Что процветание придет на земли королевства, когда суженой станет рожденная в год солнечной колесницы и в день праздника солнца. Своим светом она благословит землю, поднимет над всем миром короля, прославит имя в веках.

— Зачем вы мне это рассказали? Ведь я не хотела этого знать!

— Совсем?

— Совсем! Я домой хочу!

— Нет, домой, пока не получится, ведь ты теперь все знаешь. А это, между прочим, большая тайна, о которой знает лишь королевская семья и ты.

— Это не честно, — топнула ногой от злости и негодования.

— Прости, но у меня нет другого выхода, — что странно, но ему на самом деле было жаль.

— Но, это же не я. Нет во мне света и возвеличить никого не могу, — слезы просились на глаза, но я сжала пальцы на руках до боли.

— Я в этом сомневаюсь, Ливи. Возможно ты еще не раскрыла свой потенциал, а он в тебе велик. Одно то, что за пару дней любимый цветок королевы ожил дорогого стоит.

От удивления я открыла рот. Не понимаю, как он об этом узнал, ведь даже королева была не в курсе этого.

— Не удивляйся, — тепло улыбнулся. — Я много чего знаю о том, что происходит во дворце.

— Но даже королева не знала об этом.

— Да, потому, что занята отбором. А твое восхищение лордом Ирвином, вдохновило его наполнить зал дариусами.

— Но как?

— Я внимательно наблюдаю за всеми участницами, Ливи. И могу тебе сказать, что последнюю проверку прошли лишь три участницы из девяти. Но оставить вас троих не могу, иначе королева заподозрит неладное, а мне это ни к чему. Во всяком случае пока.

— А что же остальные? — в моей голове не укладывалось как можно было стерпеть то, что я увидела в зале, или… — А вы всех одинаково проверяли, ваше высочество?

— О да, — довольная улыбка расползлась на лице Дэрила. — Мариэлла отлично сыграла свою роль, впрочем, как и всегда.

— Но это не мыслимо! Как леди, могла остаться там?

— Если цель леди корона любой ценой, то могла. И тому шесть подтверждений, — тень печали легла на принца, даже голос зазвучал глуше.

— Верховный, — прижала руку ко рту. — Но это же ужасно.

— Добро пожаловать в мой мир, Ливи, — шуточно поклонился хитро подмигнул.

— Это не здоровый мир. Так не должно быть.

— Согласен с тобой полностью. Но сейчас мы все расплачиваемся за быстротечные чувства.

— А почему мы должны это делать?

— Наверное, потому, что с правителями не спорят. Если жить хочется. Вот твоя мама…

— Нет, я запрещаю вам говорить о моей матушке! Хватит того, что вы наговорили в галерее.

— Прости и за ту беседу также, — подхватив мою руку нежно коснулся пальчиков губами. — Мне надо понять, что каждая из вас представляет на самом деле, а не по протоколу и этикету. Пойми, я не могу ошибиться, ведь на кону процветание королевства. И ты меня перебила. Я хотел сказать, что восхищаюсь смелостью и решимостью твоей матушки и отца. Они для меня пример для подражания.

— Да?

— Конечно. Но я думаю, что нам пора прерваться, а то людей вокруг слишком много.

И правда, недалеко от нас стояли стражники, Шарил с моими вещами, маг ответственный за портал.

— Но ведь эти люди также слышали слова Арлорахона, что вы с ними сделаете?

— Они? Нет, они не слышали.

— Но как?

— У меня в кармане артефакт, который не только мешает понять, о чем мы говорим, но и создает иллюзию светской беседы, — принц довольно улыбнулся, словно выиграл сундук золота. — Кстати помог мне в этом твой отец. Так что все слышат лишь то, что я тебя уговариваю остаться, извиняюсь и все такое.

— Но как? Отец? — удивление и любопытство смешались, желая все узнать.

— Об этом мы поговорим позже, а то что-то слишком долго я тебя уговариваю остаться. Надеюсь, ты понимаешь, что отбор для тебя не закончен?

— А может ну его?

— Нет, Ливи, — рассмеявшись взял меня под локоток и повел обратно на выход. Наклонившись прошептал. — Артефакт отключен, теперь нас все слышат.

И я услышала звуки! Верховный, даже не заметила, что нет никаких звуков во время разговора с принцем. Но как же отец помогал принцу?

— Шарил, вещи леди несите обратно в комнату. Мне удалось вымолить прощение, — подмигнул мне и подарил какую-то шальную улыбку. — Леди Оливия, я не могу выразить свою благодарность за ваше великодушие и доброту.

Странно, но эта игра не раздражала, а наоборот, веселила меня. Осталось придумать как разузнать у Дэрила об артефакте, отце и что вообще происходит в нашем королевстве.

— Ах, леди Оливия, принц так вас умолял, что я даже всплакнула, — женщина с радостью кружилась по комнате расставляя все по местам. — Все-таки я была права, когда говорила, что принц в вас влюбится.

— Шарил, пожалуйста, никому об этом не говори, — пусть думает так, тем более, что об артефакте никто не знает.

— Конечно, леди, я так за вас рада, — не сдержавшись женщина крепко меня обняла. — Ох, простите, леди.

— Я понимаю, все хорошо.

И все же эта женщина согревает своим теплом в этом холодном дворце, принося душе весну.

— Леди, скоро будут объявлять результаты, какое платье наденете?

— Давай зеленое, — мне было все равно какое оно будет, предстояло о многом подумать и решить, как быть дальше.

Одно могу сказать с уверенностью мстить принцу не хочу. Его даже жаль, жить в таких условиях, скрываться от матери, и, возможно, от отца. Вечная игра и маски.

Так вот о чем, говорил мне лорд Ирвин! Неужели он знает, что здесь происходит и поддерживает принца? Но он же дружит с королем или это очередная роль и маска?

Ох, как все запутано здесь. Разобраться в этом может помочь лишь принц, а до него еще добраться как-то надо. Или нет? Моя неудачная попытка в библиотеке отозвалась болью. Но тогда принц проверял меня или нет?

— Я вас провожу, леди Оливия, — Шарил вновь шла чуть позади меня указывая путь в зал.

Сегодня я совсем не волновалась, знала, что остаюсь, и судя по всему на долго. Не могу сказать, что меня это радовало, но изменить пока ничего не могу, да и не хочу. Сначала надо удовлетворить свое любопытство, а потом думать, что делать дальше.

— Леди, рад вас видеть, — король обвел нас всех взглядом, задержался на мне и тепло улыбнулся. И, что он хотел этим сказать, что знает, что произошло? Скорей всего да, у нашего невольного представления было слишком много свидетелей. И, если в Шарил я нисколько не сомневалась, то стража и маг, да и лорд Ирвин вряд ли молчали. — Сегодня мы подводим итог ваших встреч с принцем. С каждым конкурсом все сложнее выбирать. Нас покидает маркиза Траверс.

— Вас проводят к порталу, леди, — королева как ни странно также излучала довольство и радушие. — Благодарим за участие.

Девушка в слезах покинула зал, мне было ее и жаль и нет. Жаль, потому, что это неприятно при всех получить отказ. И в тоже время, ей важна корона, а это не самая лучшая королева в будущем. Так, что все хорошо. У нас еще есть шанс получить достойную королеву, которая на самом деле принесет нашим землям процветание.

— Сейчас вы можете отдыхать, — король вернул внимание себе. — А завтра утром, сразу после завтрака, вас ждет интересное испытание.

Поклонившись мы покинули залу. Что придумал король даже представить боюсь, настолько у него был довольный вид. Одно знаю точно, мне надо отдохнуть и восстановится после пережитого.

Вернувшись в комнату несколько часов лежала в ароматной ванне с травами и маслами, а после выпила восхитительный цветочный чай. На ужин разрешили не приходить, если есть необходимость отдохнуть. Я этой возможностью воспользовалась и пораньше легла спать, чтобы закончить этот сумасшедший день.

Утро встретило прохладой, отличным настроением и предвкушением чего-то необычного. Моя природная любознательность никогда не давала мне скучать. Собственно, все мои изобретения вызваны именно ею, мне интересно докапываться до сути и находить решения проблем.

Так и сейчас, передо мной две задачи: расспросить подробно принца и узнать, что же там за конкурс такой таинственный и интересный.

Одевшись в светло-бежевое платье, подняла волосы наверх, оставив локон у шеи, нить жемчуга и капля цветочных духов. Я себе нравилась и позволила покрутиться перед зеркалом подольше, убеждаясь, что со всех сторон все красиво и идеально.

— Леди Оливия, вы прекрасны! — Шарил, как всегда, восхищалась мной и осыпала комплиментами.

— Спасибо, Шарил, ты как всегда, прекрасно справилась.

— Ну что вы, леди Оливия, я лишь подчеркиваю вашу природную красоту, — зардевшись женщина принялась мять свой передник. — Верховный щедро одарил вас, леди.

— Хорошо, пусть так. Мне пора.

— Да, я вас провожу, леди.

В столовой шесть девушек томилось в ожидании, оглядев всех поняла, что не хватает Таиры. Интересно, она прошла испытание принца или нет? Ее королевой я точно видеть не хочу, процветания королевству не видеть с ее-то амбициями, зато она точно сможет возвеличить короля, организовав пару войн.

Проходя мимо стола невольно вспомнилось, как в начале отбора сидела почти в конце стола, и это меня огорчало. Сегодняшняя близость к принцу уже не радовала. За один день, я словно повзрослела и стала видеть всю эту мишуру, которая просто пускает пыль в глаза, своим блеском ослепляет, но ничего кроме пустоты дать не может.

Надо же как один день меняет все. Почувствовав жжение между лопаток обернулась, Таира прожигала меня полным ненависти взглядом.

От смерти меня спасла королевская семья, вошедшая в зал. Их лица лучились довольством и радостью, наверняка какую-то гадость подготовили. Вот с чего бы им так радоваться?

— Светло утра, леди, — король окинул нас довольным взглядом. — Вижу в ваших глазах желание узнать, что же за конкурс вас сегодня ожидает. Наберитесь еще немного терпения, как только закончится завтрак все вам расскажу.

Показывая нам пример стал сам есть запеканку. Нам ничего другого не оставалось, как сгорая от страха и любопытства ковыряться в своих тарелках, делая вид, что едим. Лучше, когда сразу знаешь, что предстоит, а не томишься в ожидании.

Пожалуй, это был один из самых длинных и утомительных завтраков. А король, как специально, не спешил его заканчивать. Смотрел на нас и тихо посмеивался. Принц также загадочно улыбался.

Королева хоть и улыбалась, но несколько раз удалось увидеть ее обеспокоенный взгляд на кого-то из девушек, сидящих напротив меня. Графини Абергав и Доррр, маркиза Луваль и герцогиня Бозон. Моя надежда на то, что девушки выдадут себя взглядами на королеву, также потерпела поражение, все как одна смотрели исключительно в тарелку.

Значит ли это, что у королевы есть своя фаворитка среди участниц? А может и у короля с принцем есть свои фаворитки? Не думала, что такой момент наступит, и все же надеюсь, что меня нет ни в одном из вариантов.

— Леди, — от улыбки короля озноб прошелся по телу. — Пришло время сообщить вам о сегодняшнем испытании. Немного предыстории, как вы знаете, я ищу талантливых детей в нашем королевстве, и не так давно их всех собрали в одном учебной лаборатории. Я предложил юным дарованиям придумать простое испытание для настоящей королевы.

Девушки слегка зашумели и оглядывались друг на дружку, в глазах читалось удивление и страх. От услышанного мне также стало страшно, ведь не известно, что они там придумали и насколько это все безопасно.

— Не волнуйтесь, все безопасно, мы проверили много раз и вам, леди, ничего не угрожает, — словно мысли наши прочитав, король поспешил нас успокоить. — В нем нет ничего сложного. Ваша задача отличить истинное от ложного. Пройдемте в голубой зал, там для вас все подготовили.

Час от часу не легче, уж лучше дали еще состояние земель проверить, там хотя бы все понятно и привычно. Ох, а если это будут драгоценные камни? Я же в них совершенно не разбираюсь. Впрочем, не может быть, одаренные дети и драгоценности никак не связаны.

Зал, в котором должно состояться наше испытание был пуст, за исключением кресел для королевской семьи и для нас по правую от них сторону вдоль окон.

Волнение и паника накатывали волнами. Совершенно растерянные мы сели на свои места в ожидании глядя на правителей.

— Леди, как вы знаете обряд — это таинство, которое многое дает и многое забирает, — начало мне уже не понравилось, заставляя себя дышать медленно и глубоко сжала руки в кулаки. — Поэтому так важно видеть истину.

Хм, где-то я это уже слышала… Выходит, что принц с отцом за одно, даже говорят почти одинаково.

— Я надеюсь, что вы сможете это сделать, — принц встал со своего кресла и остановился в центре зала. — Найдите меня настоящего.

Не поняла, что он сделал, вспышка и вместо одного принца перед нами двенадцать. Мы зашумели, никто и никогда не мог такое сделать, даже королевский маг. Это невероятно.

— Леди, у вас одна попытка, — королеве не нравился этот конкурс, это было видно по крепко сжавшим подлокотники рукам, поджатым губам и прищуренному взгляду. — Та, что не справится выбывает.

— Но, если нас несколько не справится? — маркиза Луваль озвучила наши сомнения.

— Тогда, Дэрил сам определит ту, которая покинет сегодня отбор, — король тепло улыбнулся. — Леди, не волнуйтесь, просто доверьтесь своему сердцу. Первой будет проходить это испытание леди Таира, прошу, вас.

Таира подняв подбородок выше неспешно шла к Дэрилу, пока не наткнулась на стену, посмотрев вниз увидела, что на полу прочерчена линия. Значит к принцу не прикоснешься и совсем близко не подойти.

Жаль, я думала, что можно подойти и попробовать почувствовать тепло живого человека. Не думаю, что ребята смогли придумать чтобы двойник еще и тепло излучал. Надо бы и об этом тоже Дэрила расспросить, когда придумаю как до него добраться.

Минуты текли медленно, Таира подходила к каждому всматривалась, пыталась найти отличия, и так не найдя начинала все с начала. Представляю, как она волновалась, не просто быть первой.

— Леди Таира, вы готовы дать ответ? — хоть и говорила королева спокойно, но в тишине зала это прозвучало неожиданно и резко, отчего мы все вздрогнули.

— Да, ваше величество, — Таира сделала реверанс.

— Если готовы, тогда прикоснитесь к тому, кого считаете настоящим, — линия на полу исчезла.

Мы все замерли в ожидании. Таира подошла к третьему принцу и прикоснулась. Яркая вспышка и вместо принца пустота. Все двойники исчезли остался Дэрил, но он был вторым с другого конца от девушки.

— Вы не прошли это испытание, леди, — легкая усмешка по отношению к Таире меня несколько удивила, ведь я, как и многие, считала ее фавориткой Дэрила.

— Да его никто не пройдет! Вы одинаковые! — капризно топнув ногой девушка подошла к мужчине.

— Прошу леди, займите свое место, — отстраненно-холодный тон вызвал недоумение у всех нас. Мы еще никогда не слышали такой тон в отношении Таиры. — Следующая леди Тания, прошу вас.

Графиня держала спину, но бледность лица выдавала ее страх. Остановившись в нескольких шагах перед принцем замерла.

— Вы готовы? — получив утвердительный кивок, принц вновь что-то сделал вспышка и их вновь двенадцать.

Мне было интересно узнать, что же делает принц и почему смена происходит вместе со вспышкой. Мне кажется это не очень удобно, да и ослепляет на какое-то время. Вот бы побывать в этой их лаборатории, уверена там много интересного.

— Леди вы готовы сделать выбор? — королева оставалась напряженной, а вот король, наоборот, за всем наблюдал с интересом.

Мне даже показалось, что он сам готов побежать искать настоящего сына среди его двойников.

— Да, ваше величество, — в отличие от Таиры девушка не была уверена.

— Тогда прикоснитесь к выбранному.

Тания вернулась к первому мужчине, прикосновение… вспышка… и вновь перед девушкой пустота. На этот раз принц был в центре.

— Вы не прошли это испытание, леди.

Надо отдать должное, натянув улыбку сделала реверанс и гордо вернулась на место. Впрочем, принц дал нам всем понять, что наши эмоции могут остаться при нас, они ему не интересны.

— Следующая леди Огива, прошу вас подойдите.

Графиня Шрусбери отличалась резкостью движений и какой-то порывистостью, словно едва сдерживает себя, чтобы не перейти на бег.

И снова кивок. Вспышка. Двенадцать принцев.

В целом занятный артефакт придумали дети, жаль, что двойник исчезает стоит к нему прикоснуться. Хотя, если король взялся за развитие этого направления, то вполне возможно это вопрос времени. Устойчивый двойник мог принести пользу в хозяйстве.

— Леди, вы готовы сделать выбор?

— Да, ваше величество, — сделала реверанс и прикоснулась к принцу.

Вновь не угадала.

— Вы не прошли это испытание, леди, — ухмылка ненадолго появилась на лице принца. — Следующая леди Абигайл.

О, графиня Мар, мне, если честно нравилась. Она не пыталась возвыситься над окружающими, хотя и от нее мне пару раз перепадало в самом начале. Но после я несколько раз ловила поддерживающие взгляды и улыбку от нее.

Как и предыдущие участницы она сравнивала одного с другим, правильно они должны отличаться, иначе смысла не было бы в конкурсе. Но что их может отличать кроме температуры тела?

В конце концов девушка остановилась перед принцем и больше никуда не шла.

— Все? Вы определились с выбором, леди Абигайл? — даже королева удивилась столь быстрому выбору.

— Да, ваше величество, — присев в реверансе она протянула руку к принцу, которую поймал настоящий принц и поцеловал ее.

Громкий вздох неверия в случившееся чудо пронесся над залом.

— Я восхищен вами, леди Абигайл, — искренне улыбнувшись отпустил руку смутившейся девушки. — Следующая леди Зарина.

Вдохновленная удачным примером девушка легко подошла к принцу. Вспышка и вновь двенадцать принцем перед нами.

С легкой улыбкой Зарина прошлась вдоль ряда мужчин, остановилась перед третьим и повернувшись к королеве произнесла:

— Я готова сделать выбор, ваше величество.

— Прикоснитесь к выбранному.

Прикосновение. Вспышка и пустота. Принц был в двух шагах от нее.

— Вы не справились с этим заданием, леди.

Кусая губы чтобы не расплакаться Зарина села на место.

— Следующая, леди Белла.

Виконтесса не стала спешить со своим выбором, а также занялась сравнением мужчин. Смотрела, возвращалась то к одному, то к другому. Было видно, что она волнуется движения, стали более суетливыми и резкими.

Я тоже волновалась, и дело не в том, пройду или нет. Мне не хотелось проиграть. Хочу уйти победительницей, а не проигравшей.

— Вы готовы сделать свой выбор, леди?

— Да, ваше величество, — присев в реверансе, виконтесса Шалон подошла к первому принцу и вновь ее протянутую руку поймали и поцеловали.

— Бесконечно рад, что вы увидели меня настоящего, леди Белла.

Смутившаяся девушка присела в реверансе и поспешила на своем место сияя как золотой.

— Леди Лия, прошу вас, подойдите ко мне.

Маркиза чинно подошла и оказалась перед непростым выбором. Интересно, почему король назвал этот конкурс простым? Как он его назвал… «простое испытание для настоящей королевы» … хм… настоящая королева она, какая?

Чем ближе подходила ко мне очередь, тем больше я волновалась. Это плохо. Волнение мешать видеть истину. Точно! Король же так и сказал «доверьтесь сердцу», а настоящая королева та, которая любит короля, а не его корону.

— Леди вы готовы?

— Да ваше величество, — сделав реверанс девушка уверенно подошла к третьему мужчине. Прикосновение и пустота.

— Вы не справились с заданием, леди, — топнув ножкой леди села на свое место. — Следующая, леди Оливия.

Встала и не чувствую пола под ногами приблизилась к принцу. Остановилась перед линией. Вспышка. Двенадцать принцев. Они одинаковые. Но две из нас уже прошли, значит и у меня есть шанс.

Так слушать сердце, а настоящая королева любит. Но я же уже не люблю! Я разочарована в нем! Он причинил мне такую боль, что мое сердечко не скоро заживет. Внимательно рассматривала каждого из них, и каждый мне казался настоящим. Пройдя вдоль ряда дважды поняла, что так не найду его. Остается только одно. Закрыв глаза сосредоточилась на своих ощущениях, медленно шла вперед пытаясь уловить малейшее изменение. Пустота была мне ответом. Пока что-то не дрогнуло, остановилась внимательно вслушиваясь, еще сильнее зажмурила глаза, чтобы ненароком не открыть раньше времени.

Ну-ка иди сюда, что-то мягкое и нежное, едва уловимое вначале, словно набирало силу становясь осязаемым, заполняя каждую клеточку моего тела силой.

— Вы готовы сделать свой выбор, леди Оливия? — вздрогнула от неожиданности, раскрыв глаза повернулась к королевской чете.

— Да, ваше величество, — сделав реверанс посмотрела на Дэрила. Честно, не видела я никаких отличий от других двойников, но и вариантов больше не было.

— Тогда прикоснитесь к нему, — королева торопила меня.

Вдохнув протянула руку чтобы коснуться, но ее мягко перехватил Дэрил и поцеловал пальчики.

— Я рад, что вы смогли меня узнать, леди Оливия, — румянец окрасил мои щеки, и пусть я ему не доверяла, но доброе слово оно же и кошке приятно.

Забрать руку мне не дали, настойчиво уложив ее на свой локоть принц проводил до моего кресла, и только после этого присоединился к родителям.

— Леди, некоторые из вас смогли прислушаться к своему сердцу и пройти это испытание, — серьезность короля настораживала. — Поскольку многие из вас не прошли его, то решение кто же нас покинет сегодня принимает его высочество.

— Нас покидает графиня Доррер.

— Леди, вас проводят к порталу, — мне показалась будто королева расслабилась, услышав имя выбывшей. Или нет?

— Зарина расплакалась и выбежала из зала. Мы все сделали вид, словно ничего не произошло и продолжали держать на лицах дежурные улыбки.

— А для победительниц, — принц широко улыбнулся. — Я решил, что с каждой из вас я прогуляюсь по королевскому парку. Леди Абигайл, вы будете первой через час за вами придут.

Проигравшие зло запыхтели, но возразить никто не решился. Впрочем, это вряд ли помогло исправить ситуацию в свою пользу.

— В таком случае, два дня отдыхаете, а потом следующий конкурс, — король поднялся и вместе с семьей покинул зал.

Глава 11

— Леди Оливия, как я рада за вас, — Шарил подбежала ко мне, едва я закрыла за собой дверь.

— Спасибо, Шарил, — честно сказать устала, хотелось тишины и чтобы никто не трогал.

— Леди, через три часа у вас прогулка с его высочеством, какое платье подготовить?

— Не знаю, я так устала, что мне уже все равно в чем.

— Леди, присядьте, — насильно усадив меня в кресло убежала в ванную.

Фух, хорошо тишина и никто не кружиться, словно пчела над цветком. Прикрыв глаза откинулась на спинку.

— Леди Оливия, я все подготовила, пойдемте, — взяв за руку женщина завела меня в ванную, раздела и помогла погрузится в ароматную и воздушную пену. — Отдыхайте, я все подготовлю.

Через несколько мгновений дверь тихо щелкнула. Теперь я точно надолго одна и в тишине. Мягкость пены напомнила мои ощущения во время конкурса. Странно, но не могу понять, чтобы это значило.

Вообще я рассчитывала уловить отголоски живого человека, пусть нам заблокировали магию, но ведь она является нашей сутью, поэтому должна была ощутить ее присутствие. А вместо этого мягкая нежность. Кто мне скажет, что это?

Несколько часов спустя отдохнувшая и восстановившаяся сидела перед зеркалом, а Шарил создавала очередной шедевр из моих волос.

Принц выделил целый час для прогулки, а уже вечереет, видимо ужин придется пропустить. Услышав стук в дверь Шарил поспешила открыть, а я еще раз окинула себя взглядом. Хороша.

— Леди Оливия, я провожу вас к его высочеству, — мужчина поклонился и пошел вперед, указывая дорогу.

Странно, но мы не пошли на первый этаж, а вышли на открытую галерею, а после на лестницу на смотровую башню. Когда я сюда приехала, то мечтала об этом, а сейчас… Мне казалось это лишним и не нужным.

— Леди Оливия, рад, что вы уделили мне свое время, — при моем появлении принц встал из-за стола, подошел ко мне взглядом отпустил слугу и поцеловал мне руку. — Я подумал, что ужин лучше, чем пустое блуждание по дорожкам парка. Или ты хочешь погулять?

— Нет, гулять я не хочу, — от неожиданности увиденного я растерялась.

Накрытый стол, свечи и невысокий букет нежных марусов говорил о романтическом ужине, а не просто ужине. Да, я о нем мечтала когда-то, что буду стоять в объятьях принца и любоваться на звезды, а нежный ветер будет играть с моими волосами. Верховный, но это же было так давно, такое чувство, будто в прошлой жизни.

— Ливи, тебя что-то пугает? Или не нравится? — Дэрил переводил обеспокоенный взгляд с меня на стол и обратно. — Тебе не нравятся мариусы?

— Дело не в них, ваше высочество, — набравшись смелости подняла глаза на принца. — Этот ужин похож на романтический, мне бы не хотелось…

— Я думал, что такая романтичная особа, как ты обрадуется ему. Ну что ж пусть будет просто ужин, — легкий взмах рукой свечи и цветы исчезли. — Так лучше?

Мне хотелось сказать «нет», почему-то стало тоскливо на душе, словно забрали что-то важное и дорогое сердцу. Впрочем, понятно, что это, получить долгожданное, когда оно уже не нужно, вызывает грусть.

— Да, ваше высочество, спасибо, — стараясь сохранять невозмутимое выражение лица прошла к столу.

— Рад, что смог угодить, — помог сеть мне, а затем сел напротив меня. — Оливия, я знаю, что у тебя ко мне много вопросов. Я даже готов на них ответить, но…

— Но?

— Да, я не могу это сделать просто так, — хитрая улыбка появилась на его лице, и мне это уже не нравилось.

— И что же вы хотите, ваше высочество? — интересно на что ему хватит наглости.

— Сущую безделицу, ты будешь сопровождать меня, — взяв кувшин с соком наполнил мой бокал, пока я шокировано смотрела на него, беззвучно открывая рот. — Вино тебе не предлагаю, а вот сок попробуй.

— Сок?! — подскочив со стула, едва не пускала пар. — Да, как вы смеете, ваше высочество делать мне такое предложение?

— А что такого? — игривость тона взбесила окончательно. — Я же не в постель тебя тяну, если не хочешь можешь за мой локоть не держаться. Или ты сок не хочешь?

— Вы, правда не понимаете или это очередная проверка, ваше высочество? — я и не знала, что умею шипеть, почти как змея. Немного тренировки и один в один получится.

— Ливи, успокойся и сядь, — холодный и властный голос заставил подчиниться. — Кто же кричит на смотровой башне? Мне казалось, что ума у тебя немного больше, хорошо, что успел амулет включить.

— С моим умом все в порядке, а вот с вашим… — сложила руки на груди.

— Ливи, ты заметила, что наши беседы всегда превращаются в скандал?

— И кто же в этом виноват?

— А ты колючка, — тепло улыбнулся отсалютовал бокалом с соком.

Надо же, оказывается, принц предпочитает сок вину. Похвально.

— И мне это нравится.

— А мне не нравится ваше предложение, — вспомнив все наши встречи, согласилась с Дэрилом, всегда конфликт и оскорбление. Верховный, а если бы я стала его суженой, то как же можно с таким человеком жить? Сплошной конфликт и ссоры.

— Ливи, в нем нет ничего кидающего тень на твою честь и достоинство. Это у тебя отбор и заняться целыми днями нечем, хотя должен признать, твоя страсть к книгам, умным книгам, меня удивила и восхитила. Ты единственная из участниц ходишь в библиотеку. А у меня есть обязанности и заботы, я не смогу, как сейчас, несколько часов сидеть, отвечая на твои вопросы.

— Несколько часов? — у меня есть пара вопросов, но они не требуют столько времени.

— Ливи, — снисходительно улыбнулся, словно я дитя неразумное. — Хорошо, уверен, что тебе интересует как твой отец помог мне с амулетом и вообще где мы встретились. Верно?

— Да, мне это очень интересно, — оживилась, услышав его.

— Когда начну тебе все рассказывать, то в конце концов чье-то любопытство захочет увидеть это своими очаровательными глазками, верно?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Допустим, — поджала губы, он прав и это злит.

— А это только ответ на один вопрос, теперь понимаешь, что за время ужина невозможно удовлетворить твою любознательность?

— Поэтому я должна везде сопровождать вас?

— Не обязательно везде, — ненадолго задумался, а я не торопила. — Смотри на это, как на возможность познакомится ближе и узнать друг друга.

— Я не хочу знакомиться с вами ближе и узнавать, ваше высочество. Уже не хочу.

— Ну что ж, я уважаю твое решение, Ливи, но и другого предложить не могу. Хочешь получить ответы — сопровождаешь меня, если это слишком высокая цена, то…

Молчание повисло между нами, а я не знала, как поступить. Дэрил прав, я хочу получить ответы, но сопровождать его? Верховный, я устала от конфликтов с ним. А мы же не можем спокойно общаться, все через скандалы.

Если не отказываюсь, то скучаю от безделья и потихоньку зеленею от скуки. Не понимаю, как другие участницы целыми днями гуляют и кости друг другу перемывают. Нет, я за полезный досуг.

С другой стороны, если соглашусь, то смогу многое увидеть своими глазами, а не краткое описание от Дэрила. Заманчиво.

— Но, что обо мне подумают окружающие, ваше высочество?

— А что они подумают?

— Это подозрительно, когда леди долгое время сопровождает вас, — нет ну каков, ведь понимает, о чем я говорю, а делает удивленный вид.

— И что же в этом удивительного, Ливи? Я молод, хорош собой, умен, опять же.

— Я отказываюсь от вашего предложения, ваше высочество, — едва сдержалась чтобы не запустить в него что-нибудь.

— Почему? — так и хочется зааплодировать его актерскому таланту. Так сыграть удивление и непонимание. Браво!

— Мы не можем разговаривать спокойно и уважительно, — сжав руки в кулаки из последних сил говорила спокойно.

— А мне кажется, мы сейчас так разговариваем, нет?

— Я сейчас едва сдерживаюсь чтобы не начать кричать или кинуть в вас что-то, ваше высочество.

— Ливи, а ты всегда так серьезна и зажата?

— Что?

— Зачем ты подбираешь слова и держишь маску отстраненности?

— Не понимаю…

— Признаю, тебе дали прекрасное образование и твои манеры безупречны, но мы здесь вдвоем. Я уже понял, что разочаровал тебя, а значит у тебя нет нужды производить на меня благоприятное впечатление. Поэтому я и спрашиваю зачем ты подбираешь слова и держишь маску?

— Я… — это было неожиданно, и я растерялась. Прислушалась к себе, принц прав, во мне нет желания его очаровать или влюбить в себя, а маска на мне осталась. По-прежнему играю роль благовоспитанной леди. Зачем? — Я не знаю.

— Сейчас ты сама убедилась в том, насколько в нас проросли роли и маски, — грустная улыбка тронула его губы. — И это, Ливи, ты у которой тихая и спокойная жизнь в небольшом городке.

— Ваше высочество, мне искренне жаль, что вы выросли и живете в таких условиях.

— Нет, мне не нужно ни сочувствие, ни жалость, — сталь зазвучала, а в глазах появился холод. — Все, что я хочу, чтобы ты сняла свою маску и поговорила со мной искренне.

— Хорошо, ваше высочество…

— Можно просто Дэрил.

— Перебивать не хорошо, и мы уже говорили на эту тему, ваше высочество, — признаюсь, мне стало приятно, когда его скривило от «ваше высочество». — Я не хочу, чтобы меня считали вашей фавориткой, для меня это унизительно. А еще меня бесит, когда вы делаете вид, будто не понимаете, о чем речь.

— Ливи, ты забираешь у меня удовольствие видеть твой гнев, — поднял руку вверх останавливая мои возражения. — Я не договорил, а перебивать не хорошо, сама сказала. Так, вот в момент гнева ты становишься еще прекраснее и, мне кажется, что могу тобою любоваться вечность.

— А вы не думали, приятно мне это или нет?

— Нет, не думал, потому что знаю ответ. Тебе не нравится это. Если согласишься, могу пообещать не злить тебя специально.

— А случайно, значит, можно?

— Ливи, никто не застрахован от ошибок и недопонимания.

— И все равно все вокруг будут считать меня вашей фавориткой.

— Значит сделаем так, чтобы не считали, — пожав плечами наклонил голову к плечу. — Соглашайся, Ливи, тебе же интересно все узнать.

— И как вы сделаете это?

— Начнем с того, что я не бываю один, а значит, у нас всегда будет как минимум один свидетель. Но, если тебе этого мало, то бери с собой камеристку, будет беречь твою честь.

Предложение было заманчивым, и все же что-то мне подсказывало, что опасно связываться с принцем. Это не тот человек, который от доброты душевной что-либо делает. Но любопытство… оно съедало изнутри и распирало во все стороны.

— Хорошо, ваше высочество, вы меня убедили, — как в холодную воду прыгнула, неизвестно выплыву или нет.

— Отлично, я рад, что смог тебя убедить, — взлохматил свои волосы и улыбнулся какой-то шальной мальчишеской улыбкой. Я такую впервые видела, она намного лучше привычной призванной обаять.

— В таком случае рассказывайте, как мой отец помог вам с амулетом. Я о таком даже не слышала.

— Тебе рассказать процесс изготовления?

— Ваше высочество, вы несколько минут назад обещали не злить меня специально, — ну что за привычка, понимать, о чем спрашивают и строить из себя невинность.

— Прости, но вдруг тебе и это интересно.

— В данный момент мне интересно другое и вы, ваше высочество, это знаете.

— Я могу лишь догадываться, а раз не хочешь знать сам процесс, тогда… Ты кушай, а я расскажу, — мужчина дождался, когда я начну есть и после этого удовлетворенно кивнув продолжил. — Когда я проходил практику в академии, то наш отряд находился недалеко от ваших земель. Так получилось, что твой отец проводил опыты проверяя действие амулета, и что-то у него пошло не так, то ли ошибка в расчетах, то ли в самом составе. Впрочем, нам не это сейчас важно, верно?

Я кивнула головой, так как говорить с полным ртом не красиво. Сердце ускорило бег в предвкушении тайны, загадок и удивительных приключений.

— Случило неожиданное в момент боя пропала магия. Совсем. У всех. Можешь ли ты представить, когда всю жизнь полагаешься на магию, а в ответственный момент ее лишаешься? Не утруждайся, это ужасно. Нам с огромным трудом удалось победить без магии. И как ты понимаешь, захотелось узнать, что же произошло. Мы стали прочесывать лес, пока не увидели твоего отца озабочено бегающего вокруг небольшого кругляша.

О да, папенька, когда у него что-то не получалось мог дни напролет возиться со своим изобретением, ничего не видя вокруг.

— После недолгой беседы мы поняли, что произошла ошибка. Твой отец разобрал все и магия вернулась. Мы еще долго обсуждали с ним произошедшее, да и вообще о жизни поговорили. С того дня мы регулярно встречались с твоим отцом. Меня заинтересовали возможности артефакторики, хотя до того дня считал это чем-то лишним и ненужным. Благодаря твоему отцу я пересмотрел взгляд на многие вещи, и уже со своим отцом медленно вносим корректировки в систему образования. Мы не единожды пытались создать артефакт, возрождающий земли, но потерпели фиаско. Жаль, что Освальд не признался, что ты создала порошок, но слава Верховному, ты здесь и мы наконец-то узнали об этом. Вообще с твоим появлением многое изменилось.

— Вы мне льстите, ваше высочество, — смущенно опустила глаза.

— Ничуть, Ливи, я говорю правду. Именно благодаря тебе мы обратили внимание на детей, которые талантливы и собрали их в одной лаборатории, где они творят такое, что мы только удивляемся, как такая сила не разнесла наше королевство.

— Я рада, что смогла спасти жизни многим, — воспоминания о том, как это произошло заставили передернуть плечами.

— Прости, что так все получилось, — мне показалось, что он был искренним.

— А как вы додумались до артефакта, скрывающего речь?

— Ливи, мы во дворце и это ужаснейшее место, где у всего есть глаза и уши. А мне всегда хотелось иметь возможность скрывать свои разговоры.

— У меня в голове не укладывается все это, — это же насколько надо отчаяться чтобы придумать такое.

— Так может на сегодня хватит вопросов?

— Последний на сегодня, — еще один и все, а то боюсь, что в следующий раз мы не скоро встретимся.

— Задавай, — откинувшись на спинку стула внимательно на меня посмотрел.

— Вы говорили, что проверку прошли лишь три девушки, кто оставшиеся две?

— Я думал ты спросишь об этом в первую очередь, — улыбнулся сделал глоток сока. — Это графиня Мар и виконтесса Шалон.

— А Таира?

— Ей нужна корона.

— Не верю, она не смогла бы смириться с увиденным, — всегда безупречная и высокомерная и вдруг стерпела такое?

— Сперва не сдержалась, но я напомнил, что долг жены следовать за мужем. И наша герцогиня мило улыбнувшись разливала нам всем чай.

На душе стало мерзко от услышанного, хотелось отмыться от грязи, словно она была настоящей. Нет, мне никогда не понять жизнь дворца. Мечта о короне и принце хорошо смотрится в книжках и снах, а в реальности это, как правильно заметил принц, ужаснейшее место.

— Ливи, я думаю, что на сегодня хватит вопросов, ты выглядишь уставшей, — Дэрил встал, подал мне руку и повел в мою комнату.

По дороге мы ни о чем не говорили. Суета дворца затихала, также, как и освещение коридоров стало более приглушенным. Все настраивало на сон и отдых.

— Завтра, будь готова к десяти часам, поедешь со мной в одно место.

— Как завтра?

— А чего тянуть время? Или тебе не интересно заглянуть по другую сторону моей жизни?

— Мне интересно получить ответы на свои вопросы.

— Упрямица, но так и быть сделаю вид, что поверил. Теплой ночи, Ливи, — поцеловал мои пальчики и ушел не оборачиваясь.

Я же поспешила в ванную смывать услышанное. А после долго размышляла над тем, что Дэрила узнали те же, кто и прошел его проверку. Надо бы с Абигайл и Беллой поговорить, спросить, как им удалось найти настоящего?


***
— Леди Оливия, вы готовы? — принц вошел в мою комнату как к себе, ненадолго замер оглядывая меня.

— Да, ваше высочество. Шарил поедет с нами.

— Хорошо, в таком случае пойдемте, — предложил мне руку, но я отказалась. Не хочу, чтобы слухи пошли по дворцу. Дэрил ничего не сказал, лишь улыбнулся.

Как специально по дороге мы встретили, наверное, половину обитателей дворца. На Дэрила смотрели с восхищением и благоговением, а на меня бросали косые взгляды. Как не старалась, а слухи все равно пойдут.

— А куда мы едем, ваше высочество? — сидя в карете напротив принца чувствовала себя неловко, хорошо, что рядом была Шарил и секретарь.

— В военную академию.

— А зачем? Что вы там будете делать?

— После того случая, я понял, что одной магии мало, надо и самому из себя что-то представлять, поэтому мы внесли дополнения в обучение магов. Решили начать с военных, а со следующего года и все остальные будут обучаться тому, как справляться без магии в своей специализации.

— Думаете, что это всем надо?

— Леди Оливия, я понимаю, у вас слабый дар, поэтому вы больше привыкли обходиться без нее, но поверьте, когда магия сильна, то ею заменяешь все, что только можно. И однажды это может сыграть злую шутку. Воин должен быть готов в любую минуту отразить удар.

— Вы правы, ваше высочество, — больше ничего не стала спрашивать, казалось все глупым и не уместным.

Военная академия внушала трепет и страх. Огромная территория, как рассказал Дэрил, поделенная на сектора для определенных видов занятий. Само здание было построено из черного камня, отливающего на солнце словно металл, также подавляло.

При виде нас все кланялись принцу, меня же рассматривали с любопытством. С кем-то Дэрил останавливался перекинуться парой фраз, кому-то просто кивал, а некоторых игнорировал. Не стала спрашивать о причинах, в конце концов это не так интересно.

В кабинет ректора Дэрил входил без стука.

— Светлого дня, магистр.

— Дэрил, рад видеть, — мужчина с проседью раскинул руки, похлопав по спине принца отпустил. — Как там моя малышка, все в порядке?

— О, да, в целости и сохранности. Позвольте представить вам, одну из претенденток баронессу Оливию Ларкиз.

— Светлого дня, магистр, — присев в реверансе улыбнулась.

— Светлого, леди, — на мгновение лицо напряглось, а после улыбка озарила его.

— Леди Оливия, это магистр Вацлав Бозон, дядя Таиры Бозон, — улыбка медленно сошла с моего лица. Вот это да, а Таира не врала, когда говорила, что у ее рода везде есть глаза и уши. Ох и не проста она.

— Ну что вы леди, может лекаря? — участливые нотки в голосе лорда Вацлава меня не тронули, зная его племянницу и ему веры нет.

— Нет, спасибо, это от неожиданности.

— Ох, уж эти юные леди, — он по-отечески улыбнулся. — Все вы близко к сердцу принимаете и всего-то вы пугаетесь. Поверьте, быть ректором военной академии это не так страшно, как может показаться на первый взгляд.

— Конечно, простите магистр Бозон.

— Не извиняйтесь, леди. Но мне интересно, что вас сюда привело?

— О, все очень просто, магистр, — принц не дал мне ответить, и я была ему благодарна, потому как совершенно не знала, что и сказать. — Время отбора так быстро проходит, а я очень занят, чтобы успеть со всеми пообщаться и сложить впечатление. Вот и приходится, решая вопросы по дороге знакомится с претенденткой.

— Понимаю-понимаю, — внимательный взгляд пробрал до косточек. — Ну что ж, если леди не смутят мужские разговоры, может тогда начнем?

— Да, магистр я видел ваши отчеты и рад, что новая программа успешно внедряется. Прошло три года, как мы начали эту программу и судя по вашим отчетам добавить в нее уже нечего.

— Да, Дэрил, теперь программа безупречна, — не нравится мне его тон и что-то едва уловимое…

— Простите, что вмешиваюсь, — нацепив глупую улыбку недалекой леди похлопала глазками, слегка смущаясь.

— Да, леди, вас что-то заинтересовало? — магистр быстро справился с недовольством, значит не зря мне что-то показалось.

— Магистр Бозон, я впервые здесь, и вы так загадочно рассказываете об успехах, что мне очень хочется посмотреть на них. Это возможно? — еще раз хлопнув глазками на этот раз мило улыбнулась.

Как говорила моя маменька: «Что не можешь получить умом, бери глупостью или хитростью». Ох, маменька в жизни не подумала, что этот совет мне пригодится однажды.

— Но, у нас отчеты… — магистр растерянно посмотрел на принца.

— Отчеты я вижу каждый месяц, они безупречны, — Дэрил подыграл мне, невероятно, неужели и он чувствует или просто чтобы сделать мне приятно. — Можно пройтись посмотреть.

— Ваше высочество, неужели и вы покажете свои умения? — всплеснув руками изобразила восторг. — Все леди умрут от зависти.

— Ваше желание закон для меня, леди Оливия. Магистр у кого сейчас занятия на полигоне?

— Как раз наши первенцы, за два года они достигли немалых успехов, — простив слова принца магистр ничего не мог сказать.

Кажется, роду Бозон я подкинула еще одну причину меня ненавидеть. И почему вместо ужаса, страха и сожалений внутри меня азарт? Во что меня превратил этот отбор?

Мы вышли из мрачного здания, опустевшего из-за начавшихся занятий, и дышать стало легче. Вот, что это давление самого здания или что-то лишнее, чего быть не должно?

Дэрил руку мне не предлагал, видимо согласился с тем, что это лишнее. У нас нет отношений и слухи мне не нужны. Все же, когда он хочет, может быть милым и внимательным.

На полигоне двадцать мужчин боролись, рычали и ругались. А магистр ходил между ними прикрикивая, и если допускалась ошибка бил длинной палкой, то по рукам, то по ногам. Странное у них обучение или в борьбе по-другому не получается?

Стоило нам подойти ближе, как все остановились и поклонились принцу.

— Светлого дня, магистр Роин, позвольте я разомнусь с кем-то из будущих воинов.

— Конечно, ваше высочество, Лорик наш лучший воин, — вперед вышел высокий и крепкий мужчина, темные короткие волосы, цепкий взгляд карих глаз, тонкие губы и квадратный подбородок.

— Леди Оливия, думаю вам будет удобнее на трибуне, — Дэрил мило улыбнулся, показывая где нам разместиться. — Магистр, надеюсь вы поможете леди удобно расположиться.

— Конечно, ваше высочество, — магистр Бозон расплылся в улыбке, и указывая мне дорогу провел на трибуны.

Дождавшись, когда мы все устроимся начался бой. Честно говоря, в драках ничего не понимаю, но даже мне не ведающей было видно, что Дэрил слишком расслаблен и недоволен, хоть и скрывает это.

— Скажите, магистр Бозон, если это лучший воин, означает ли это, что остальные слабее? — поморщившись и тяжело вздохнув, нехотя перевел взгляд на меня.

— Леди, поверьте, даже слабые воины сильны. Как видите Дэрил едва справляется.

— Конечно, магистр, — добавив в голос патоки и глупо улыбнувшись продолжила. — А ваши воины только на руках умеют драться?

— Нет, леди, и на мечах могут, — недовольно поерзав на кресле растянул губы в улыбке. — Может вы хотите увидеть бой на мечах?

— Магистр, это было бы просто волшебно, — сложив ладошки вместе прижала их к груди.

— Пойду передам ваше пожелание Дэрилу, — поднявшись едва не бежал от меня.

Подумаешь, я даже не начинала прилипать, так просто подсластила малость. Магистр, а такой нежный.

Услышав мою просьбу, Дэрил мне поклонился и в его руке возник меч, так же, как и у противника. Я помню какие они тяжелые, но глядя на ловкость и легкость с которой дрались мужчины, начала сомневаться то ли в весе меча, то ли в своем зрении.

Разве можно такой тяжестью так размахивать? Это какая же сила должна быть?

— Как вам теперь, леди Оливия? — а магистр-то тоже умеет сахар добавлять.

— Спасибо, магистр, это так волнительно и прекрасно, — быть глупой трудно. — Не правда ли Дэрил неотразим с мечем в руках?

— Конечно, леди.

— Всем расскажу, пусть завидуют. Но магистр, — добавив трагедию в голос, увлажнила глаза. — Как же так? Почему Дэрил, отступает?

— Леди Оливия, не волнуйтесь, все с принцем будет хорошо, — по-отечески похлопав меня по ладони лежащей на подлокотнике, довольно улыбнулся. — Это наш лучший воин. Его род на протяжении десяти поколений на службе короля.

— С Дэрилом точно все будет в порядке? — волнение и дрожащий голос, жаль, что слезу пустить не получается. От злости не плачут.

— Я вам это обещаю, леди, — покровительственные нотки в голосе, взгляд полный превосходства говорили о многом.

Вот и еще один вопрос для Дэрила. Интересно, когда он на них будет отвечать. Гулять с ним, конечно, лучше, чем сидеть в четырех стенах, но все же, договор был о другом.

Больше не стала ни о чем спрашивать магистра, устала от притворства. Хвала Верховному, бой быстро закончился, и довольный принц шел в нашу сторону.

— Удалось ли мне порадовать леди? — принц стоял внизу под трибунами.

— Конечно, ваше высочество, вы были неотразимы.

— Рад, что доставил вам удовольствие, леди Оливия, — поклонившись посмотрел на магистра. — Магистр я доволен вашей работой.

— Спасибо, ваше высочество, — мужчина расплылся в довольной улыбке, а мне резко захотелось помыться.

— Леди, нам пора возвращаться, — приняв помощь магистра спустилась вниз.

Быстро распрощавшись с магистром сели в карету. Мне о многом хотелось спросить, но как это сделать при посторонних не знала.

— Оливия, можете спрашивать, я включил артефакт.

— Спасибо, ваше высочество, — я и радовалась возможности задать вопрос и злилась, что он этого не сделал раньше. — Что это было?

— Что именно?

— Все, ваше высочество? Зачем было меня сюда привозить? Почему вы притворяетесь? Что дядя Таиры здесь делает? Почему вы раньше не включили артефакт, если он с вами?

— Я вам говорил, что в гневе вы еще прекраснее, Оливия?

— Не заговаривайте мне зубы, ваше высочество. Отвечайте! — я бы ножкой топнула, но сидя это как-то не красиво будет.

— Хорошо, зачем привозить, я уже сказал, у меня нет времени чтобы сидеть с вами в саду и вести долге беседы. Как вы сами увидели сегодня, вокруг бардак, который мне достанется в наследство. Я прикладываю максимум усилий, чтобы его убрать, но…

— Что «но»?

— Но есть сложности, которые не от меня зависят, во всяком случае пока.

— О чем вы?

— Это в другой раз, как-нибудь. Вы мне задали слишком много вопросов, а путь до дворца короток. Притворяюсь потому, что в данный момент это выгодно и не вызывает подозрений. Мне надо, чтобы все расслабились и допустили ошибку. Ливи, мне нужна одна ошибка, а ее нет вот уже год!

— Значит, скоро будет, как говорит мой прадедушка: «Если долго нет дождя, значит будет буря».

— И он прав, Ливи, будет буря, а мне еще так много надо успеть.

— И что же? — любопытство оно такое неугомонное и ненасытное.

— Все потом, Ливи. Я хочу, чтобы ты ждала наши встречи, — фыркнула в ответ на эту самоуверенность.

Неужели он думает, что мне так это интересно? Верховный, мне это очень интересно, но я в этом не признаюсь. Хватит набегалась за ним.

— Отвечайте дальше, хватит меня очаровывать улыбкой. Вам это уже не поможет.

— О жестокая, — рассмеявшись продолжил. — Дядя Таиры уже много лет занимает этот пост. Я и рад бы его убрать, но повода нет. Мне не удалось до конца разобраться в той истории, но двадцать лет назад ему удалось у тогдашнего короля, моего деда, получить бумагу, по которой он должен занять этот пост. За все годы учебы в академии, мне так и не удалось понять, что происходит. Понимаешь, вроде я вижу, что что-то неправильно, но ухватиться не могу, оно как рыба ускользает.

— Понимаю, я сама это почувствовала там, и тоже назвать не могу.

— Спасибо, что помогла выйти на полигон, я уже столько раз пытался, но магистр ловко уходил от проверки. А сегодня не смог, — ненадолго задумавшись воскликнул — Ливи, да ты приносишь удачу!

— Это странно, вы не находите?

— Что ты удачу приносишь? Нет.

— То, что за годы обучения вы не смогли назвать то, что неправильно. Давно ездите с проверкой, но вам не давали самому ее провести.

— Нахожу, Ливи, конечно нахожу. Но роли и маски, они не всегда могут помочь. А напрямую я не могу, иначе, это вызовет подозрения.

— А почему вы не включили артефакт, когда мы сюда ехали?

— Мне хотелось полюбоваться на тебя, а не отвечать на вопросы.

— Ну знаете, — я пыхтела как чайник, не находя слов для этого чудовища.

— Прости, в следующий раз буду включать сразу.

— Не уверена, что хочу этот следующий раз, — поджав губы отвернулась к окну.

— А если, я скажу, что поеду в лабораторию одаренных детей? — мягко улыбнулся, приподняв одну бровь.

— Вы это специально?

— Конечно, Ливи. Видишь, я с тобой откровенен. Прямо говорю, что тебя соблазняю. Это, конечно, странно, ведь обычно используют конфеты, букеты, песни, стихи. Но что поделать, если ты такая уникальная, — разведя руки в стороны, мол не виноват я грустно вздохнул.

— Паяц, вы, ваше высочество. Вам бы в театре цены не было.

— Ливи, ты не представляешь какой театр дворец. Каждый день отыгрываю роли, — выглянул в окно. — А вот и он, мы приехали.

Кто бы знал, как я не хотела в него возвращаться. Вновь скрываться в комнате или библиотеке. Видеть лживые улыбки и слушать обман. Как же это противно.

Надо отдать принцу должное он помог мне выйти и провел до комнаты. На этот раз нам на встречу попалось много людей, и все провожали нас любопытными взглядами. Надеюсь, что это не испортит мою репутацию.

— Леди Оливия, я благодарен вам за прекрасную прогулку. Жду нашу следующую встречу с нетерпением, — мягко поцеловал мне руку и ушел.

— Леди, вы очаровали нашего принца, — Шарил счастливая кружилась вокруг меня помогая собраться на ужин.

Да, пока мы ездили в академию и обратно прошел весь день. Стало жаль Дэрила, мало того, что много приходится ездить, распутывать клубки прошлого, так и по возвращению во дворец он не может расслабится, а надевает следующую маску и отыгрывает роль. Такой жизни я и врагу не пожелаю.

— Шарил, ты преувеличиваешь.

— Что вы леди, я же вижу, как он на вас смотрит, — вдев в волосы последнюю шпильку отошла от меня любуясь. — Все леди, вы готовы.

— Спасибо, Шарил.

Совсем недавно я бы смаковала каждое слово и взгляд, а сейчас, видя, что происходит, у меня лишь одно желание утолить свое любопытство и вернуться домой. Хмм, это два желания. Легко пожала плечами и вошла в зал.

А здесь у меня тоже было дело, а точнее два. Что-то всего у меня по два получается. Отыскав глазами нужное направилась туда с легкой улыбкой на губах.

— Леди Абигайл, светлого вечера, — стараясь говорить тихо, чтобы не привлечь лишнее внимание. — Я могу задать вам один вопрос?

— Светлого, леди Оливия, задавайте, — ее чистые серые глаза с любопытством смотрели.

— Мне очень интересно узнать, как вы отличили настоящего принца от иллюзии?

— О, это, — улыбка стала теплой и светлой. — У настоящего принца глаза были чуть ярче.

— Правда? — я удивилась. Очень.

— А как вы определили? — теперь графиня удивилась.

— Я…, - не знаю почему, но все внутри меня протестовало чтобы сказать правду. — Я была такая растерянная и все они казались одинаковыми, что молилась Верховному и, видимо, была услышана.

— Интересный метод прохождения конкурса, — девушка не скрывала своего разочарования. — Мне пора, всего светлого, леди.

— Спасибо за ответ, — но меня уже не слушали.

А мне было над чем задуматься. Не могли глаза быть ярче, я бы это увидела. Или могли? Долго не гадая направилась в сторону виконтессы. Сегодня удача на моей стороне, обычно, общительная Белла, находилась в окружении нескольких девушек, сейчас с интересом рассматривала картину с морским пейзажем.

— Светлого вечера, леди Белла, — эффектная шатенка с густыми каштановыми волосами на фоне картины смотрелась потрясающе. — Я могу задать вам один вопрос?

— Светлого, леди. Задавайте, — недовольно сморщила носик. Но хоть не отказала и то хорошо.

— Как вам удалось найти настоящего принца среди иллюзий?

— По глазам, конечно, — и взгляд и интонация такие словно глупость спросила.

— Да?

— У настоящего были чуть ярче. Простите, у меня дела, — девушка поспешно от меня отошла.

Отсутствие любопытства мне лишь на руку, не люблю врать. Но, если девушки говорят правду, и они отличили принца по глазам, то что же это у меня такое было? Теплая нежность, я ее до сих пор помню.

— Леди, Оливия, как вам сегодня прогулка с принцем? — королева была недовольна и даже не пыталась это скрыть. — Понравилась?

Злые взгляды девушек едва не спалили меня, хвала Верховному, на нас браслеты, блокирующие магию, а то они такие и вправду спалили бы. Меня и так недолюбливают здесь, так королева подливает масла в огонь. Зачем ей это? Она же мне помощь предлагала, а сейчас так не хорошо поступает.

— Спасибо, ваше величество, мне все понравилось, — перевела напряженный взгляд на Дэрила, в конце концов это его идея меня с собой возить, вот пусть и объясняется с матушкой.

— Ваше величество, к сожалению, на леди Оливию у меня не осталось времени, пришлось брать с собой на проверку в академию, чтобы как-то компенсировать свое невнимание к баронессе.

— Что ж ты так невнимателен сын? — мгновенно расслабившись, ее величество улыбнулась. — Стоит уделять время каждой претендентке.

— Конечно, ваше величество, — склонив голову принц вернулся к еде.

Счастливые, а мне есть расхотелось. Интересно, и как теперь я получу ответы на свои вопросы? А Дэрил обещал поездку в лабораторию, и как с ней теперь быть? И что теперь с нами будет делать Дэрил, ведь при всех пообещал уделить время каждой.

— Леди Таира, приглашаю вас на небольшую прогулку в парк, — очаровательно улыбнулся.

— Спасибо, ваше высочество буду рада, — Таира расцвела как цветок на солнце, впрочем, и королева осталась довольна сыном.

Надо у принца спросить это мне кажется или на самом деле наша королева радеет за Таиру?

К счастью ужин вскоре завершился, и мы разошлись по своим комнатам. Кроме меня. Я зашла в библиотеку за женским романом, а что надо и отдыхать от размышлений тяжких. Вот чудное название «Во власти артефакта» история о юной маркизе попавшей под влияние артефакта подчинения местного герцога, который во что бы то ни стало решил сделать ее своей.

Глава 12

Утром, Шарил приводила меня в порядок и все напевала песенку.

— Чему ты так радуешься, Шарил?

— Ох, леди Оливия, даже не знаю имею ли я право вам об этом рассказывать, — слегка покраснев прикусила губу.

— Ну какие могут быть тайны от меня? — капризно надула губы, любопытство подняло голову.

— Но это же сюрприз, леди, — виновато посмотрела на меня в зеркало.

— Сюрприз для меня? Здесь? От кого? — вопросов было больше, чем ответов.

— Ох, леди Оливия, я не могу, но это хороший сюрприз. Правда.

Стук в дверь прервал наш разговор

— Баронессу Ларкиз ждет его милость Ордье, — слуга чинно поклонился и вышел в коридор.

— И что это? — недоуменно посмотрела на Шарил.

— Леди идите не бойтесь, все будет хорошо, — загадочная улыбка мне не понравилась, зато теперь понятно кто сюрприз готовил.

Слуга привел меня в закрытое крыло дворца и открыв двери ушел. Просторный непривычно светлый кабинет в белых и светло-серых тонах. Книжные шкафы во всю стену, массивный письменный стол за которым сидел королевский маг.

— Светлого утра, леди Оливия, — Ирвин поднялся при моем появлении. — Вы уж простите, что все так тайно, но по-другому никак.

— Что происходит, может объясните в конце концов? — эти загадки с одной стороны будили любопытство и желание во всем разобраться, а с другой злили.

— Как вы вчера слышали и, смею надеяться, видели, ее величество были недовольны вниманием принца к вам.

— Да, я обратила на это внимание. И что?

— А Дэрил обещал вас отвезти в лабораторию одаренных детей.

— Я об этом помню.

— Но из-за недовольства королевы делать это в открытую мы уже не можем. Поэтому вы здесь.

— А мое пребывание здесь разве не вызовет гнев ее величества?

— Она об этом не узнает. И никто не узнает. Здесь, — он обвел кабинет руками. — Абсолютная защита от прослушивания, просматривания и любое использование магии никто не почувствует. Кстати, моя гордость и заслуга. Но знаете, что самое примечательное в этом?

— Нет, — честно говоря, чем больше говорил маг, тем меньше я что-либо понимала.

— То, что все уверены, что этого кабинета нет.

— Но меня сюда привел слуга…

— Мой личный слуга, это важно, но даже он забыл об этом сразу же, как выполнил поручение.

— Подождите, вы хотите сказать, что играете человеком?

— Почему играю? Нет, Оливия, все не так, как вы себе представили. Вред здоровью я никакой не наношу, уж в этом можете мне поверить. Я бы не опустился до такой низости.

— Но ведь слуга, забыв о кабинете не может не понимать, что время куда-то исчезло.

— Конечно, поэтому он убежден в том, что отвел вас в мой официальный кабинет, а не сюда. И даже, если кто-то попытается прочитать воспоминания, увидят нужную мне картинку.

— И все равно, это как-то…

— Скажу больше, милая и добрая леди Оливия, Карл дал согласие на это.

— Что?

— Прежде, чем нанять его, я открыто рассказал, что его ожидает и он согласился. Поэтому никакого принуждения или обмана между нами нет. Есть тайна, которая ею и должна остаться.

— А как же я?

— Нет, вы будете помнить обо всем, но вот дверь найти не сможете, — довольно улыбнувшись маг подошел к стене, которая при его приближении отъехала в сторону. — Прошу, леди Оливия.

Потайная комната была не большой, каменной, без окон. На полу нарисованы круги.

— Прошу вас становитесь в центр круга. Ничего не бойтесь, я вас перемещу к Дэрилу в лабораторию. Он уже ждет вас.

Послушно сделала, о чем просили, было ясно, что больше мне маг не расскажет, а вот Дэрил задолжал ответы.

— Хорошего дня, леди Оливия, — с этими словами яркая вспышка ослепила на мгновение.

— Светлого дня, Оливия, — Дэрил поцеловал мою руку мягко улыбнулся.

— Светлого, ваше высочество, — сделав реверанс огляделась.

Небольшая портальная комната, обычная, каменные стены без окон, в углу сидит служащий. Ничего особенного.

— А где мы?

— Добро пожаловать в лабораторию талантов! — чувствовалось, что он гордиться этим.

— Вы в лаборатории разместили портальную комнату? — сказать, что меня это удивило, не сказать ничего.

Дело в том, что портальная комната очень дорогое удовольствие, она имеется только в крупных городах. И дело не в сложности плетений, или обслуживания. Дело в самой энергоемкости портальных кругов и магическом фоне, который она создает. Именно на это уходят огромные средства. Каменные стены не просто камни, а редчайшие поглотители с севера. Чтобы их сюда доставить, без помощи порталов, требуется два месяца.

— Пришлось, здесь дети и родители должны иметь возможность в любой момент проведать их. Это удивительно, но нашу лабораторию люди восприняли настороженно, хотя и читалось облегчение в их глазах.

— Что же тут удивительного, ваше высочество? Столько лет мы все жили в страхе изобретений, особенно, когда этим занимаются дети, что за один день невозможно поверить в искренность ваших намерений.

— Неужели кто-то может подумать будто мы заманиваем в ловушку детей?

— Не столько детей, сколько их семьи.

— Ливи, но это же бред! — взъерошив волосы сжал руки в кулаки.

— Это наша реальность, добро пожаловать, ваше высочество.

— То есть ты хочешь сказать, что все живут в страхе?

— Те, у кого дети жаждут открывать что-то новое и пробуют этот мир на прочность — да. Я сама из такой семьи.

— Оливия, как это исправить? — отчаянье и боль в голосе принца сжали мое сердце, даже захотелось его обнять и сказать, что все будет хорошо.

— Вы уже делаете, ваше высочество. Эта лаборатория большой шаг вперед. Главное, чтобы о ее результатах и достижениях узнавали все, а если еще и какие-то поощрения будут со стороны короны, тогда этот процесс ускорится. Люди будут видеть, что короне нужны талантливые люди для работы, которая щедро вознаграждается и дает почет.

— А счастье ребенка этого мало?

— Почему мало? Это разные вещи, ваше высочество. Счастье ребенка — это радость и облегчение родительского сердца. А награда короны — это гордость рода.

— Знаешь, я об этом никогда так не думал.

— Не удивительно, вы выросли в королевской семье и у вас другая жизнь.

— Да. Я рад, что пригласил тебя сюда, ты, еще ничего не видя уже помогла увидеть многое в другом свете. Мне интересно, что же ты еще мне откроешь после сегодняшней прогулки по лаборатории?

— Какой вы расчетливый, ваше высочество, — под легким возмущением скрыла довольство его словами.

Всегда приятно, когда твое мнение ценят и прислушиваются.

— Прости, но будущая корона обязывает, — хитро улыбнулся и развел руки в стороны. — Прошу, моя леди, посмотреть нашу маленькую лабораторию талантов.

— С удовольствием, — сделала легкий реверанс и тоже улыбнулась.

Мы вышли в широкий и светлый коридор по обе стороны которого располагалась двери.

— А что это за двери?

— Это комнаты учеников, но туда заглядывать не будем, так как это может не понравится ребятам.

— Но почему здесь возле портала?

— Потому, что родители слишком часто приезжают к своим детям. Теперь я хорошо понимаю почему они это делают. Тем не менее допустить посторонних на обучающем или испытательном этажах не могу. Безопасность превыше всего.

— Разумно. Я не подумала, об этом.

Коридор закончился просторным холлом с диванами, столиками, игровой зоной. Много цветов и даже место для аквариума с разноцветными рыбками нашлось.

— Здесь ребята могут отдохнуть, пообщаться друг с другом, с родителями пока предпочитают общаться в комнатах. А вон там, — он указал на двустворчатую дверь, с другой стороны. — Там столовая, если хочешь можем зайти посмотришь.

— Нет, что я в столовых не видела. Пойдемте скорее дальше.

— Как скажешь, — легко рассмеялся и повел к лестнице. По широкой витой лестнице мы поднялись на второй этаж. Здесь так же, как и на первом этаже просторный холл с диванами и столиками, правда добавились книжные полки, разделенные по темам. Несколько ребят сидели и что-то переписывали из книг, на нас не обратили никакого внимания, полностью погруженные в знания.

Как это знакомо, легкая тоска коснулась сердца. Я соскучилась по изучению и выведению нового и полезного. Этот отбор лишил меня воздуха, сковав во дворце и правилах.

— Ливи, не грусти, — Дэрил чутко уловил мое состояние, хотя я старалась никак не показывать своей грусти. — Я знаю, что тебя порадует. Пойдем.

Взяв меня за руку решительно пошел в правый коридор. Подойдя к зеленой двери с растительным рисунком открыл ее не стучась.

— Светлого дня, простите, что прерываю ваши исследования.

В комнате стояло шесть столов за которыми сидели мальчики и девочки разных возрастов от семи до четырнадцати. Все увлеченно что-то читали, некоторые спорили между собой, даже наше появление не заставило их замолчать, они лишь перешли на шепот.

— У меня для вас сюрприз, надеюсь приятный, — Дэрил прошел в центр комнаты и вывел меня перед собой. — Эта юная леди, также, как и вы, талантлива и ей удалось изобрести порошок, который возрождает плодородие.

— Но это невозможно! — рыжеволосый вихрастый мальчишка лет восьми вскочил со своего места. — Я уже несколько лет пробую разные сочетания, но они не дают результата.

— Южин, ты же исследователь, как можно такое говорить? — девочка лет четырнадцати с толстыми черными косами осуждающе посмотрела на него. — Не думаешь же ты, что его высочество будет нам врать?

Вот я бы на ее месте так не была уверена в непогрешимости его высочества. Хотя, я же сама недавно такой же была.

— Простите, ваше высочество, — Южин покраснел и опустил голову.

— Все в порядке, я и сам не поверил до тех пор, пока Оливия не продемонстрировала это, вернув к жизни цветок из оранжереи ее величества.

— О, — слаженное и благоговейное меня несколько смутило.

— Предлагаю перейти в испытательный зал и леди Оливия нам покажет, как это делается и расскажет о том, как пришла к этому открытию.

— Да! — радостные лица заразили предвкушением и я, позабыв обо всем, кроме истории создания порошка воодушевленно рассказывала и показывала ребятам каждый этап его изготовления.

Я была настолько увлечена, что совершенно не обращала внимание на что бы то ни было. Была я, дети, ингредиенты. Все.

Жизнь снова заиграла своими цветами, наполняя душу счастьем и свободой. Да именно свободой быть тем, кто ты есть и делать то, что нравится.

Не знаю сколько прошло времени, казалось, что одно мгновение, но за это мгновение мы с ребятами успели поспорить о целесообразности использования тех или иных ингредиентов, создали каждый порцию порошка, нашли тестовое растение и испытали действие порошка.

— Оливия, а как еще можно использовать порошок иноксиса?

— Маршела, думаю, что на сегодня мы Оливию отпустим, — принц излучал довольство и радость. — У леди еще дела во дворце.

— Нууу жалко, — девушка загрустила, и ребята ее поддержали в этом.

— Но я думаю, что Оливия согласится еще раз к нам прийти и рассказать о неизвестных свойствах растений и минералов. Ты ведь согласна Оливия?

— Я? Да, мне очень у вас понравилось и с удовольствием приду еще раз.

— Ура!!! — радостные возгласы на миг оглушили.

— В таком случае вы можете продолжать свои исследования, а я провожу нашу гостью, — взяв меня под локоть повел на выход.

— До свиданья.

— До свиданья, — даже не стала вырывать свой локоть. Настолько на душе хорошо было.

— Ливи, ты меня восхищаешь все больше и больше, — Дэрил улыбался искренне и широко. — Столько глубоких знаний в тебе скрыто.

— Спасибо, ваше высочество.

— Я тут подумал, а может ты возьмешь на себя образование этих детей? Ты многое знаешь о земле и растениях, им это также интересно. Соглашайся.

— Эм, ваше высочество, я даже не знаю…, - растерялась, такое заманчивое предложение. Верховный, я о таком и мечтать не могла, но отбор и мое желание вернуться домой.

— Отбор он не навсегда, а лаборатория да. Мне очень нужны такие люди как ты, знающие, увлеченные практики.

— Но я домой хочу, — все же решилась озвучить свои сомнения.

— И что? В соседнем городе есть портал, если согласишься построим в вашем городе, чтобы несколько часов не трястись в дороге. Что скажешь?

— Да вы искуситель, ваше высочество, — улыбка вышла сама собой.

— Есть такое, — подмигнув открыл дверь в портальную комнату.

— И все же мне надо подумать. Это серьезное решение не на один день.

— Разумно. Подумай.

— А как…

— Светлого дня, ваше высочество, леди Оливия, — из кресла возле смотрителя портала встал лорд Ирвин.

— Лорд Ирвин, надеюсь мы не заставили вас долго ждать?

— Нет, ваше высочество все в порядке.

— Спасибо. Оливия, подумай над моим предложением, в нашу следующую встречу хочу получить ответ.

— Я подумаю, ваше высочество.

— Хорошо, — поцеловав мне руку Дэрил развернулся к магу. — Сначала леди и в ее покои, нечего по дворцу ходить.

— Как скажете, ваше высочество, — слегка поклонившись маг сделал пас над кругом. — Прошу леди Оливия, выйдете в вашей комнате.

— Подождите, но вы же сами говорили, что всплеск магии и по нему поймут, что меня не было во дворце.

— Точно, — одновременно хлопнув себя по лбу мужчины грустно переглянулись.

— Совсем забыл об этом, — Дэрил грустно посмотрел на меня. — Прости.

— Тогда возвращаемся все месте ко мне, а потом леди выведем в библиотеку. Это ни у кого не вызовет подозрений.

— Да, так и сделаем.

Перенастроив портал маг приглашающим жестом велел нам входить. Мгновение и мы все стоим посреди каменных стен маленькой тайной комнатки мага.

— Пойдемте открою потайной ход, — королевский маг прошел в свой кабинет и один из шкафов отъехав в сторону открыл лестницу, ведущую вниз.

— Лорд Ирвин, дальше леди Оливию я сам провожу.

— Как вам будет угодно, ваше высочество. Хорошего дня, леди Оливия.

— И вам хорошего дня, лорд Ирвин, — поклонившись маг дождался, когда мы зайдем в ход и закрыл дверь.

— Ничего не бойся, Ливи, здесь безопасно, чисто и, как сама видишь, светло.

— Я и не боюсь. Мне другое интересно.

— И что именно? — Дэрил слегко оглянулся чтобы посмотреть на меня.

— Ваша мать.

— О, Ливи, только не сейчас, у нас мало времени, но я обещаю, что отвечу на твой вопрос.

— Да? И когда?

— Давай сегодня вечером в библиотеке.

— Что все настолько серьезно?

— Ты даже не представляешь насколько, — тяжело вздохнув, сжал руки в кулаки. — Все потом, Ливи, пожалуйста.

— Хорошо, ваше высочество, — в конце концов я могу подождать до вечера.

Остановившись возле очередной двери, он повернулся заглянул мне в глаза:

— Ливи, я, конечно, не должен этого говорить, но… ничему не удивляйся, — поцеловав мне руку открыл дверь на втором этаже библиотеки. Стоило мне войти в библиотеку добавил. — Хорошего дня, Ливи.

— И вам, ваше высочество, — грустно улыбнувшись Дэрил закрыл дверь оставив меня одну.

Интересно, о чем он говорил и почему так грустно улыбнулся? Ох, что-то темнит он. Точно знает нечто такое, чего не знаю я, но меня ожидает. И судя по всему, ожидает в ближайшем будущем.

Верховный, я же на отборе, значит очередной конкурс, который, судя по всему, мне не понравится. А кому-нибудь он понравится? Вряд ли. Иначе Дэрил не грустил и не предупреждал.

— Леди Оливия, как хорошо, что я вас нашла, — Шарил поднималась по лестнице довольная, как золотой, но голосом разыгрывала волнение и тревогу. Понятно, где-то по близости лишние уши.

— А что-то случилось? Я тут такую занимательную книгу нашла, — Верховный, как же это утомительно притворяться и играть.

— Конечно, скоро обед, а вы еще не готовы, пойдемте скорее.


***
— Леди, надеюсь вы хорошо отдыхаете, после такого сложного конкурса, — король улыбался, а я напрягалась.

Предупреждение Дэрила вертелось в голове не давая покоя.

— Думаю, что нашим участницам можно позволить отдохнуть подольше, — королева настолько сладко говорила, что хотелось или горького, или воды. Много.

— Если ты просишь, конечно, пусть отдыхают, — ох не нравится мне этот лукавый взгляд. Они точно что-то задумали, но что?

— Вечером для вас, юные леди, в парке будет поставлен шатер, где вы сможете поужинать, пообщаться и насладиться красотой заката.

Дружный восторженный вздох пронесся над столом. Ага, значит там нас и ждет ловушка.

— Мы решили, что вам пойдет на пользу неформальное общение между собой, — король словно уговаривал нас. — А у нас с ее величеством на сегодняшний вечер дела. Так, что отдыхайте и наслаждайтесь.

Быстро окинув девушек взглядом столкнулась с напряженным и высокомерным Таиры. Неужели она знает, что нас ожидает? Кто ее предупредил? Дэрил точно не мог, не знаю почему, но я в этом просто уверена.

Посмотрела на Дэрила, он невозмутимо ковырялся в тарелке никакого не глядя. А вот королевская чета лучилась благодушием и радостью. Ох, не к добру это.

А у меня же сегодня вечером встреча с Дэрилом в библиотеке. И как теперь быть? С другой стороны, их величеств не будет, а значит я смогу быстро оттуда сбежать.

Хвала Верховному, сегодня обед прошел быстрее обычного, и я смогла спокойно обдумать предложение принца. С одной стороны — это очень заманчиво, мне нравится изучать и открывать новое, да и портал в городе был бы кстати. С другой — ведь не просто так он это предложил.

Пусть Дэрил открылся мне с другой стороны, это не отменяет его расчетливость и преследование своей выгоды.

А в чем моя выгода? Если я соглашусь, то это может вызвать трудности в будущем, не каждый мужчина захочет пройти со мной обряд, либо поставит условием мое сидение дома. А я же привяжусь к детям и нашим занятиям.

Что же все так-запутано-то? Почему столько сложностей? А ведь совсем недавно, я даже не думала о таком, мое будущее было связано с домом и семьей. Но проведя с детьми время, сердце к ним рвется.

Дэрил-Дэрил, что же ты наделал. Понимаю, что порадовать хотел, а такую смуту в душе породил. Так и не решив, что делать вернулась к чтению романа.

— Леди Оливия, пора на ужин собираться. Какое платье нести?

— Какое? Может темно-фиолетовое? На улице будем, мало ли что, на темном не так заметно все будет.

— Хорошо, леди.

За что еще люблю свою Шарил, так это умение чувствовать момент. Ни о чем меня не расспрашивая, молча помогла собраться на ужин.

В парке повсюду горели огни, освещая дорожки, фонтаны, крыши беседок и наш шатер, раскинувшийся посередине лужайки.

Я пришла последней, все девушки уже чинно сидели за столом тихо переговариваясь между собой. С моим появлением разговор затих, смерив меня оценивающим взглядом сделали вид, словно и нет меня здесь.

Тем, лучше для меня. Сделаю вид, что поела и поспешу на встречу к Дэрилу. Легкая улыбка коснулась моих губ, все-таки он добился своего я жду нашу встречу. Но нет-нет я больше не поддамся на его обаяние. Домой, мне надо домой.

Заняла место с краю стола, удивилась сегодняшним слугам, это же дети, им лет по тринадцать, может четырнадцать. Зачем их нам дали? Зря, я, наверное, подумала об этом.

— Ох, леди, простите, — тонкий девичий голосок сожалел и боялся.

— А-а-а! Да как ты посмела, мерзавка, — звук громкой пощечины заставил вздрогнуть. Маркиза вскочила из-за стола отряхивая серебристое платье, испорченное красным соком. — Ты испортила мое платье.

— Ах, леди простите, я только недавно здесь, — искренне раскаяние и слезы по сути еще ребенка совершенно не трогали Лию.

— Ты! Ты мне за это заплатишь, — ее шипение, наверное, и змею бы испугало. Бедное дитя тряслась от ужаса.

— Леди, простите… я…

— Я все сообщу госпоже Нарции и прослежу, чтобы тебя как следует наказали. Пошла вон! — резко развернувшись маркиза покинула шатер ругая на чем свет стоит кривые руки прислуги.

Тишина нарушалась горьким всхлипыванием девочки. Нет, это невозможно терпеть. Встала подошла к ней:

— Все успокойся, с каждым может такое случится, — обняв ее за худенькие плечи повела на выход из шатра. — Пойдем объяснимся перед госпожой Нарцией, пока Лия нас не опередила.

— Ле-ле-леди… вы так добры, — громко шмыгнув носом подняла на меня заплаканные серые глаза полные боли и тоски. — Спасибо.

— Пока не за что. А почему сегодня дети прислуживают за столом? Ведь сразу видно, что вы не привычны к такой работе, движения дерганные, словно не знаете за что взяться.

— Так…, - закашлялась и виновато на меня посмотрела. — Прости-ти-те я не мо-мо-гу сказа-а-зать.

— Понятно. Очередная проверка. Ох, как же они утомили, — мысль пришла неожиданно, что я остановилась и счастливо посмотрела на девочку. — Так ты моя спасительница сегодня! Пойдем скорее, я обязательно уговорю госпожу Нарцию тебя не наказывать.

— Спасибо, леди.

— Кстати, а ты знаешь, где ее найти?

— Конечно, она сейчас на кухне с поваром еще раз проверяют меню.

— Тогда веди меня туда.

Мои ожидания не оправдались, кухня во дворце располагалась в дальнем крыле и была на первом этаже. Честно, думала, что в подвал ее спустили. Но нет, в подвале под кухней располагались кладовки, хранилища с едой и напитками.

В самой кухне не было удушливого пара клубами поднимающегося от кастрюль. Свежий воздух, и это, несмотря на то, что сейчас что-то жарили, варили и резали. Интересно как они это сделали?

— Добрый вечер, госпожа Нарция, — я остановилась в дверях, зная, что никто не любит, когда врываются на его территорию чужие.

— Леди Оливия, — женщина расплылась в довольной улыбке. — Как я рада вас видеть. Чем могу помочь?

— Спасибо, приятно слышать. Я хочу вас попросить не наказывать эту девочку, — вывела ее из-за спины, где она решила спрятаться.

— Тара? Что ты натворила? — строгость в голосе и мягкость в глазах, удивительное сочетание.

— Я-я-я…

— Так получилось, что, наливая сок маркизе Луваль, она случайно перелила его ей на платье, — решила сама все объяснить, потому как напуганный ребенок долго будет заикаться. — Но свое наказание она уже получила, маркиза ее ударила.

— А почему вы леди ее сюда привели? — женщина не выглядела недовольной.

— Мне стало жаль бедную девочку, и очень прошу вас ее не наказывать.

— Только, ради вас, леди Оливия. Тара, иди к Жози помоги ей.

— Спасибо, леди, — сделав неумелый книксен девчушка убежала в конец кухни.

— Спасибо, госпожа Нарция. Но что делать с маркизой? Она будет ругаться и требовать наказать ребенка.

— Не волнуйтесь, я улажу этот вопрос.

— Спасибо. Теплого вечера, госпожа Нарция.

— И вам, леди Оливия.

Глава 13

Скорее, скорее в библиотеку к Дэрилу. Вернее, не к нему, а, чтобы получить ответы на мои вопросы. Верховный, их уже столько, что впору записывать.

Библиотека встретила тишиной. Странно, я думала, что он уже здесь, ведь ему не было нужды участвовать в сегодняшнем ужине. Делать нечего подожду, на втором этаже есть интересные книги.

— Ливи, рад, что ты пришла, — едва не вскрикнула от испуга.

— Ваше высочество, — развернулась к принцу, присела в реверансе. — Вы меня напугали.

— Прости, не хотел, — с трудом вериться, иначе с чего же тогда улыбка такая шальная? — Не ожидал, что ты так рано освободишься.

— О, я бесконечно счастлива, что этот ужас закончился.

— А что случилось?

— Нет, нет, ваше высочество, вы меня не проведете. Все вы прекрасно знаете. И что там должно было произойти и для чего.

— Ну хорошо, знаю, конечно, но не знаю, что досталось тебе.

— А я сбежала, — довольно улыбнулась, глядя на обескураженного принца.

— То есть как это? Ты не проходила испытание?

— Ну я же не знала, что это испытание, — виновато потупила глаза, но улыбку спрятать не смогла.

— И как же тебе это удалось?

— Просто решила отвезти плачущего ребенка к госпоже Нарции с просьбой не наказывать ее.

— Я был уверен, что ты не сможешь сдержаться, чтобы не защитить слабых, — мягко улыбнулся и легко поцеловал мою руку. — Кстати, отец тоже был в этом уверен.

— О, вы обсуждаете с его величеством нас?

— Мы с ним многое обсуждаем…, впрочем, и с тобой тоже многое…

— Точно! Вы же мне обещали рассказать о…

— Да я помню, — мягко прикрыв мой рот рукой покачал головой. Достал из кармана небольшой кругляш нажал на синий камень в центре. — Теперь можно.

— А почему сразу не включить? — губы хотелось почесать после его руки, словно кто-то перышком гладит по ним. Но это может его оскорбить, подумает невесть что.

— Потому что надо усыпить бдительность наблюдателей.

— А за нами наблюдают? — понизила голос до шепота.

— Подслушивают. Но это уже не важно, мы создали необходимый антураж.

— Да?

— Конечно, если бы я сразу включил артефакт, то было бы странным не услышать от меня вопрос о твоем скором приходе.

— Хорошо. Теперь-то вы мне расскажете о том, что происходит, ваше высочество?

— Начну рассказывать, а там посмотрим, — ненадолго замолчал задумавшись. — Я не знаю с чего все началось… нет. Не то. Давай о том, что происходит сейчас. Что ты чувствуешь или может заметила на отборе?

— Эм, — задумалась, не знаю стоит ли ему все рассказывать или нет. Впрочем, почему бы и нет? — Сама идея отбора мне не понятна, ведь пройти обряд можно добровольно и имея взаимные чувства.

— А что еще?

— Мне кажется, что есть определенная фаворитка у этого отбора.

— А еще?

— А еще, ваше высочество, бардак творится в королевстве! Хватит мне задавать вопросы, я хочу получить ответы, между прочим, вами же обещанные.

— Прости, не хотел тебя злить. Просто лучше говорить о том, что ты сама видишь или чувствуешь. Во всяком случае с этого проще начать. Хорошо?

— Согласна, — удобно устроившись в кресле настроилась слушать.

— Начну с обряда, — тень беспокойства легла на лицо принца. — Как оказалось обряд можно пройти и не имея чувств друг к другу.

— Но это невозможно!

— Увы, Оливия, увы. Я изо дня в день вижу эту реальность. Не знаю, как родителям удалось пройти обряд, но между ними нет чувств. Совсем. И сколько себя помню и не было.

— Дэрил, ты обещал рассказать о королеве, — об обряде тоже интересно, но королева есть сейчас, а обряда у меня не будет.

— Да, — отгоняя грусть, улыбнулся. — Ты правильно заметила у этого отбора есть фаворитка, и думаю, ты знаешь кто это.

— Таира, — грустно улыбнулась, еще одно романтичное заблуждение лопнуло, как пузырь.

— Верно. И ей благоволит королева.

— Но между вами нет чувств, — от ворчливого недовольства, всколыхнувшегося в душе, отмахнулась от назойливой мухи.

— И быть не может. Ей нужна корона любой ценой. А я хочу искренних отношений.

— Но почему бы вам не поговорить с королевой? Все ей объяснить, возможно ваша суженая в соседнем королевстве, а вы здесь время зря тратите.

— Нет, Ливи, она здесь. Это точно. И с королевой нельзя разговаривать.

— Почему? — вот я искренне не понимала, в чем сложность откровенно поговорить с матерью.

— Потому, что разочаровавшаяся амбициозная женщина готова на многое, чтобы получить желаемое.

— Подождите, вы хотите сказать, что королева мечтала о большей власти, чем мог дать король, и теперь через вас и союз с Таирой хочет нарушить мир?

— Да.

— Подождите, так вот зачем дядя Таиры в военной академии! — от пронзившего осознания подскочила и сбегая вниз по лестнице крикнула — Ждите и никуда не уходите, ваше высочество. Я скоро вернусь.

Быстро, не заботясь о правилах приличия и, что обо мне подумают встретившиеся на моем пути, я бежала в свою комнату. Схватив нужное, вновь подобрав юбки побежала обратно.

— Вот, — запыхавшаяся, но абсолютно довольная собой гордо положила перед недоумевающим Дэрилом роман, который сейчас читала.

— Что это? — недоумение сменилось шоком и непониманием. — Ливи, ты бегала за каким-то романом? Сначала закидываешь вопросами и хочешь получить ответы, а потом сбегаешь за этим?!

— Все не так, как вы думаете, ваше высочество, — легкая обида царапнула, ругается даже не разобравшись.

— И что я должен думать? — повертев в руке книгу кинул на стол.

— То, что в ней, возможно, содержится ответ.

— Ливи, — тяжело вздохнув потер лицо руками, Верховный, он же уставший после всех своих дел, а я его задерживаю. — Хорошо, объясни, только так, чтобы я понял, пожалуйста.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Помнишь, ты говорил, что никак не можешь понять, что не так с военной академией?

— И? — довольная улыбка меня несколько напрягла, но отмахнулась не до странных причин его довольства.

— Вполне возможно, что там артефакт подчинения.

— Ливи, я понимаю роман мог тебя захватить и название «Во власти артефакта» очень говорящие, но ты же понимаешь, что не существует такого в реальности.

— Правда?

— Конечно.

— Но и порошка, восстанавливающего землю, то же когда-то не было. А также артефакта, блокирующего магию на многие километры вокруг, — его нежелание допустить возможность злило неимоверно.

— Хорошо, — подняв руки мягко улыбнулся. — Я понял твою мысль, согласен, прежде надо попробовать узнать есть он в академии или нет. Но как это сделать? И почему ты вообще решила, что он там?

— В романе описываются те же самые чувства, которые мы испытывали там. Автор, как и ты пишет, что чувствует, что, что-то не так, а что именно понять невозможно. А знаешь почему?

— Нет, — шальная улыбка вновь расцвела на его лице. Да что ж это такое?!

— Потому, что таким образом артефакт работает в неактивном состоянии, а когда переходит в активное, человек становится похожим на куклу, и это бросается в глаза окружающим.

— А как мы узнает там он или нет?

— Он там, но как его обнаружить…, - задумалась ненадолго. — Я сейчас вижу два варианта: первый — спросить прямо у магистра Бозона, а второй — взять у отца артефакт блокирующий магию.

— Второй, мне больше нравится.

— Мне тоже, но там может возникнуть другая проблема.

— И какая же?

— Отсутствие магии заметит и магистр.

— Правильно и что он сделает?

— Не знаю, что?

— Он побежит проверить артефакт! Ливи, ты гений!

— Но это же опасно.

— Опасно жить, зная, что в любой момент магистр Бозон выйдет из-под контроля матери и решит играть в свою игру. А военная академия с пятью тысячами воинов, с сильной магией и сильнейшими магистрами королевства — это на самом деле опасно.

— Слушай, но может есть еще какие-то варианты.

— Ливи, ты меня сегодня делаешь счастливейшим человеком в королевстве, — вновь эта шальная улыбка.

— Чем это? — улыбка идет Дэрилу, и вместе с тем пугает.

— Тем, что ты обращаешься ко мне на «ты». Я счастлив.

— Паяц, вы ваше высочество, — пусть и старалась говорить строго, но улыбка мимо воли расцвела на лице. — Тут серьезная опасность грозит королевству, а ты, то есть вы, ваше высочество дурачитесь, словно ребенок.

— Ливи, какие опасности, когда есть ты?! С твоей проницательностью и свежим взглядом все решится наилучшим образом.

— О, нет-нет, не надо меня в это вмешивать. Это ваши мужские забавы, для меня они не понятны.

— Ливи, — кажется Дэрил обиделся. — Я и не собираюсь твоими руками все делать, но твои мысли на самом деле толковые и имеют право на жизнь. Ты ведь не откажешь мне в помощи идеями и советами?

— Я вам? Но, Дэрил, я не думаю, что это хорошая идея, то, что мне в руки попалась эта книга — случайность, — честно, я растерялась от такого предложения.

— Пусть случайность, Ливи, — взяв мою руку внимательно посмотрел мне в глаза. — Мне нужна любая помощь и любая идея, которая может помочь распутать этот клубок. Не отказывайся, пожалуйста.

Ну и как тут отказать, когда искренне просит, и так смотрит. Эх, не быть мне героиней романа. Не быть.

— Хорошо, только не рассчитывай, что я чем-то смогу помочь.

— Хорошо, не буду, — мягко улыбнулся и встал. Ушел в глубь стеллажей. — У меня для тебя есть подарок.

— Какой? — ну вот как с ним можно спокойно общаться, когда с темы на тему перескакивает так, будто и не было всего.

— Что же это за подарок, если о нем говорить? — я не видела, но уверена, что сейчас Дэрил улыбается. — А ты знаешь, что тебя сложно порадовать?

— Это почему это? — очень удивилась такому повороту.

— Потому что ты не обычная, не такая как все, — загадочно улыбаясь возвращался обратно, держа руки за спиной.

— Не знала, что это недостаток, — все-таки обиделась, то ему то не так, то это не этак.

— Не обижайся, мне нравится твоя уникальность. И как самой необычной девушке королевства, хочу подарить такую же уникальную книгу, — большая книга в толстой обложке с золотым тиснением легла на стол передо мной.

— О…, - дрожащими пальчиками провела по каждой букве названия. От восторга заполнившего всю душу и сердце не могла сказать ни слова. Это не просто уникальная книга. Да во всем мире всего несколько экземпляров.

Все еще не веря открыла, и не думала, что смогу удивиться еще больше. Смогла. Верховный, она была новая. Это что же ее для меня изготовили? То есть Дэрил готовился и думал обо мне и чем меня можно порадовать? Не верю.

Подняла ошалелый взгляд на него. Точно. Готовился. И ждет, что я скажу. Вновь перевела взгляд на новенькие страницы сокровища.

А что я скажу? Верховный, верни голос и возможность мысли связно. Потому что леди не пищат, не верещат и не прыгают от радости.

— Ливи? — взволнованный голос и горячая ладонь накрывает мои дрожащие пальцы. — Тебе не понравилось?

Сама не поняла, как это произошло. Резко подскочив обняла Дэрила крепко-крепко, словно от него зависит жизнь.

— Это невероятный подарок, — перед глазами все расплывалось, а под щекой становилось мокро. — Спасибо.

— Верховный, Ливи, не плачь, это же всего лишь книга, — мягко отстранил меня вытер мои слезы. — Ну чего ты?

— Это от радости, — шмыгнув носом улыбнулась.

— Лучше от радости прыгай, хоть леди и не должны этого делать. Твои слезы пугают.

— Я такая страшная?

— Нет. — усмехнулся. — Ты красивая. Просто я не знаю, что мне делать. Ты примешь мой подарок?

— Конечно! Это же полное собрание великого Бумира. Здесь он рассказывает обо всех свойствах растений и минералов, которые когда-либо были и есть. Я лишь мечтала о ней. Это же такие возможности для исследований!

— Ливи, ты невероятна, — легко рассмеявшись поцеловал мою руку. — Рад, что смог тебя порадовать.

— Спасибо.

— Предлагаю на сегодня закончить. Нам надо выспаться, завтра новый день и нам нужны силы и свежие мысли.

— Ага, — нежно прижимая к себе книгу, мечтала поскорее вернуться к себе и начать ее изучать.

— Ливи, пообещай, что сегодня ты ляжешь спать, а не начнешь читать книгу.

— Но…

— У тебя на лице все написано.

— Хорошо не буду сегодня читать, — мне не хотелось из-за такой мелочи портить такой волшебный вечер.

— Пойдем провожу.


***
— Светлого утра, леди, — сегодня королевская семья единодушно излучала сосредоточенность и недовольство. — Мы вас собрали чтобы показать вам кое-что.

В зал внесли всевидящий кристалл. То, что мы увидели заставило покраснеть всех. Крик, визг, удары и унижение слуг, угрозы.

Вовремя я вчера ушла. Графиня Шрусбери отхлестала свою камеристку за пропаленное платье им же. Виконтесса Шалон вылила сок на пол из-за того, что он слишком кислый. Графиня Абергав верещала на девочку, обсуживающую ее за столом из-за того, что она наливала ей суп стоя с правой стороны, а не с левой.

Лишь одна Таира выгодно отличалась ото всех спокойствием, выдержкой и добродушием. Теперь меня это не удивляло, она фаворитка королевы, та с чьей помощью хотят нарушить мир и завоевывать новые территории. Впрочем, Таира создана для этого, она амбициозна и жаждет власти.

— Ваше поведение отвратительно, — королева словно выплевывала слова. — Вы представительницы благороднейших родов вели себя как торговки. Низко, леди. Низко.

— Поскольку это был неофициальный конкурс, — король говорил холодно. — Нас сегодня покидает графиня Шрусбери.

— Как конкурс?! Но нас не предупредили! — Тания негодовала, забыв с кем разговаривает.

— И графиня Абергав, так же нас покидает, — невозмутимой холодности короля смогла лишь позавидовать. — Запомните на будущее леди, с правителем не спорят.

— Вас проводят к порталу, ваши вещи леди уже там, а также мое письмо для ваших старших Рода, с рекомендацией уделить внимание принципам уважения.

Дождавшись, когда девушки покинут зал, король продолжил:

— Вынужден признать, что разочарован вашей реакцией на такую простую проверку. Лишь леди Таира нас порадовала своей добротой и пониманием, — с этими словами в зал вошел слуга, неся бархатную коробочку. — Это ваш подарок.

В коробке лежала пара браслетов с рубинами той же работы, что и подаренные ранее подвеска и серьги.

— Спасибо, ваше величество, — присев в идеальном реверансе взяла коробочку.

— Леди Оливия, — вздрогнула от неожиданности. — Вы нас так же порадовали своей отзывчивостью и состраданием.

— Спасибо, ваше величество, — присела в реверансе.

— Вас осталось пятеро, — королева обвила нас холодным взглядом. — Как вы понимаете, до выбора его высочества осталось совсем чуть-чуть. Самое время начать подготовку к финальному балу, на котором Дэрил объявит о своем выборе. Поэтому сегодня к вам придут портные и вы сами нарисуете эскиз вашего платья для этого торжественного вечера.

— И последнее испытание нашего отбора, — король наконец-то мягко улыбнулся. — Каждая из вас должна приготовить подарок для принца.


***
Вы когда-нибудь делали подарок принцу? И я нет. Вот что можно подарить человеку, у которого есть все? А, если нет, то это ему либо не надо, либо в скором времени появится.

И платье… Зачем мне еще и над ним думать? Впрочем, платье — это мелочь покажу одно из тех, что маменька подготовила пусть, сделают такое же.

У меня книга великого Бумира, в ближайшее время ничего другого не надо. Лишь этот подарок все портит. Я бы ради книги и от ответов отказалась бы.

Сегодня заказ платья, завтра его изготовят и послезавтра вручать подарок Дэрилу. После полученной книги хочется сделать для него что-то такое же особенное и невероятное.

Устроившись в кресле наконец-то открыла книгу и ушла в нее с головой. Уж, если и искать где ответ на особенный подарок, так это здесь.

— Леди Оливия, к вам портной, — Шарил обеспокоенно всматривалась в меня.

— Что-то случилось, что ты так смотришь?

— Леди, вы сидите в одной позе больше пяти часов, лишь страницы переворачиваете. Я вас зову-зову, а вы не реагируете, — растерянность на ее лице сказала все.

— Шарил, все в порядке, я, когда увлечена, то мир для меня перестает существовать, — мягко улыбнулась и поднялась обняла женщину. — Не волнуйся, со мной все в порядке. Впускай портного и принеси жемчужное платье, пожалуйста.

— Теплого вечера, леди Ларкиз, — портной невысокий крепкий мужчина поклонился. — Я королевский портной Фаре. Вы успели подготовить эскиз вашего бального платья?

— Почти, — в это время вошла в комнату Шарил неся платье в руках. — Я прошу чтобы вы сделали такое же как это, только сиреневого цвета.

— Что значит, как это?

— Вы просили эскиз моего платья? Вот он. Я хочу на балу быть в платье такого же фасона только сиреневого цвета.

— Но…

— Минутку, — перебивать не хорошо, но мне сейчас время жалко на это тратить.

Взяла лист бумаги быстро перерисовала платье и отдала его портному.

— Вот мой эскиз, — довольная собой улыбнулась.

— Я уже двадцать пять лет обшиваю королевский дворец и такое впервые на моей памяти, — мужчина был шокирован. — Вы уверены, что хотите такое же?

— Да, уверена.

— Хорошо, леди Ларкиз, завтра вечером оно будет готово, — поклонившись ушел.

— Леди, но почему?

— Потому, что какая разница в каком платье, когда у меня нет идеи для подарка принцу.

— Ох, леди, простите я совсем забыла, — огорчение и досада, а еще испуг насторожили.

— Ты, о чем?

— Я встретила принца, и он просил передать вам записку, а я забыла, — судорожными движениями достала сложенный листок. — Вот, леди.

— Спасибо, — прочитав села обратно.

Что делать? Что ему ответить? Дэрил вновь приглашал меня в библиотеку и напоминал о предложении обучать детей. Как же мне сейчас не хватает родителей, они бы смогли помочь советом.

— Его высочество просил ответ?

— Нет, леди Оливия, — женщина мяла передник от переживаний.

— Тогда ничего страшного не произошло. Спасибо, Шарил, помоги мне одеться к ужину и сегодня можешь отдыхать.

— Леди Оливия, спасибо, — сделав книксен пошла в гардеробную.

Ужин проходил в тишине и меня это радовало, так как совершенно не хотелось с кем-либо говорить. Девушки также сидели тихонько, даже между собой не перешептывались.

Нас всего пятеро и я, как когда-то мечтала, сижу совсем близко к принцу. Мечты сбываются, но либо не так, как хотелось, либо тогда, когда… когда… Да, Дэрил открылся с новой стороны, с той, о которой мечталось. Но что делась с его жизнью?

Дворец не дружелюбен и эти правила, и этикеты, Верховный, как же это скучно. Даже в королевской семье и то порядка нет. А ведь они вместе почти тридцать лет.

Нет, не о такой жизни я мечтала. Дворец и корона представлялись радостными, приветливыми, заботливыми. Конечно, иногда, строгими, и все же справедливыми. А тут…

Почувствовав на себе взгляд посмотрела в ту сторону и встретилась с задумчивым взглядом Дэрила.

— Леди Оливия, господин Фаре так огорчен после вашей встречи. Почему? — вижу по глазам его бесстыжим, что все он знает. Но для чего-то тогда спрашивает?

— Жаль, я не хотела его расстроить, — пытаясь понять, что именно от меня хочет Дэрил старалась отвечать обтекаемо.

— Что же такого вы ему заказали?

Ах, вот оно что!

— Да ничего особенного, — пожала плечами. — Платье, которое у меня уже есть.

— Что?

— Как?

Девушки оживились и зашумели. Конечно, я и до этого была странной, а теперь и подавно. Это же ненормально для юной леди не озаботиться лучшим бальным платьем, которого ни у кого нет.

— Я думаю над подарком для вашего высочества и на платье сил совсем не осталось, — грустно вздохнула, опустив глазки в тарелку.

— Не думала, ваше высочество, что тебя заботит наш портной, — королева напряженно посмотрела на сына.

— Не заботит, просто впервые увидел его таким подавленным. Простое любопытство, ваше величество, — очаровательно улыбнувшись вернулся к еде.

— Леди, надеюсь после заказа платьев вы со всей серьезностью отнесетесь к выбору подарка для его высочества.

— А подарок должен быть сделан своими руками? — Белла взволновано ждала ответ.

— Желательно, чтобы это было сделано вашими руками, виконтесса, — королева мягко улыбалась и говорила словно перед ней пятилетняя девочка. — Но, если вам кажется, что принцу подойдет что-то что вы сделать, не можете, то дарите.

— Леди, главное в подарке не его стоимость, а ваши любовь и забота, вложенные в него, — король подбодрил нас. — Мы понимаем, что-то стоящее за два дня не сделать. Поэтому важна не стоимость подарка, а ваше сердце, вложенное в него.

Вновь погрузились в тишину и раздумья. Несмотря на пять часов чтения, идеи подарка все еще не было. А когда идеи нет, надо отвлечься. Вновь Дэрил мне помогает, сам не зная того.

Из столовой я выходила последней, не хотела, чтобы видели куда я иду. Возможно, это уже перебор, но мне кажется, что частое посещение библиотеки по вечерам может привлечь ненужное внимание.

— Рад, что ты пришла, — принц поднялся с кресла, когда я подходила.

— Вы еще не на все мои вопросы ответили, ваше высочество, — честно говоря я и сама себе не могу толком объяснить зачем пришла. Но не признаваться же в этом?

— Жаль, я надеялся получить от тебя ответ, — при этом совершенно огорченным не выглядел.

— Честно, я не знаю, как поступить, — раз родителей нет, то может, вместе с ним мы найдем правильное решение. Потому как я окончательно запуталась.

— Расскажи, то тебя смущает?

— То, что это может помешать пройти обряд, став для кого-то суженой, — румянец лег на щеки.

Может, я и не такая как все, но и такие простые радости мне не чужды. Я хочу и семью, и детей, и чтобы, как родители, все жили в любви, мире и согласии.

— А я думаю, что благодаря этому вокруг тебя останутся те, кто достоин твоего внимания.

— А я думаю, что мне будут выдвигать условие бросить лабораторию, а я уже привяжусь и к детям и занятиям.

— Если человек твой, он примет и тебя и твои увлечения.

— Просто встречи и прогулки — это одно, а семья — это совсем другое. Вряд ли мужчине понравится, что жена много времени проводит где-то.

— Значит, тебе нужен такой же увлеченный человек.

— У меня папа увлеченный человек, и могу вам сказать, что это сложно.

— Но ведь возможно.

— Да, но и он мужчина, а не женщина.

— То же верно, — озадачено почесав затылок, просиял. — Значит надо стать той, кто может изменить правила и показать пример другим.

— Ваше высочество, я понимаю, что поступок моих родителей яркий тому пример, но я не мама. Совсем.

— А тебе и не надо быть леди Мирель, оставайся собой. Соглашайся на предложение и увидишь, что в этом нет ничего страшного и занятия с детьми не помешают тебе создать семью.

— Вот откуда вам знать?

— Просто поверь мне.

— Тому, кто маски меняет чаще, чем модница перчатки?

— Ливи, прости, я не знаю, как вымолить прощение и что сделать, чтобы ты забыла об этом, — искреннее сожаление тронуло мое сердце.

— Прости, я не должна была тебе этого говорить. Но, пойми, мне сложно просто поверить после такого количества проверок.

— Ливи, клянусь, что не желаю тебе зла, что после нашего разговора у портала, я не проверял тебя, — яркая желтая вспышка на мгновение осветила библиотеку. — Ты же знаешь, что это?

— Клятва Истины, — ошарашено прошептала.

Дело в том, что эта клятва она не только подтверждает слова говорящего, но в случае Дэрила, затрагивает и будущее, то есть, пока я не отменю его клятву, он на самом деле не сможет ни сказать, ни причинить мне вреда.

— Но зачем, Дэрил?

— Чтобы вернуть твое доверие. Для меня это важно.

Какое-то время сидели молча, глядя друг другу в глаза. Удивительно, если раньше они затягивали, то сейчас глядя в их синь, я видела ум, доброту, искренность. Я видела силу и уверенность.

Внутри растекалась теплая нежность, знакомая с конкурса, когда искали настоящего принца. Испугавшись непонятных чувств вздрогнула, отгоняя их.

— Я знаешь, чего не понимаю?

— Расскажи.

— Если ты не желаешь мне зла, тогда, что это было в столовой?

— О, это мой способ защитить тебя.

— Я не понимаю.

— Таира нацелена на победу, — Дэрил говорил медленно, слова давались нелегко. — Мать уверена, что может мной управлять и всем дворцом.

— Но почему вы с его величеством не остановите ее? — честно слушать это было странно, я никак не могла понять, как такое возможно в одной семье, да еще и правящей семье.

— Потому что обряд не простой. Когда люди его проходят, то не только верны своей избраннице всю жизнь, но и причинить вред не могут.

— Тогда я не понимаю, как королева может готовить войну?

— Сами понять не можем, как ей удалось обойти это. А вот на отца это действует в полной мере.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Что, если королеву попытаться как-то устранить, то ей ничего не будет, а вот отец в полной мере ощутит все, словно влияли на него. Мы уже много лет пытаемся найти способ избавить его от этого. Но увы.

— Дэрил, мне так жаль, — накрыла его руку своей. Это трагедия не просто отдельно взятого человека, а целого королевства. Ведь одному Верховному известно, что ей взбредет в голову. И если с ее головой ничего не случится, то король ее может лишиться. — Но почему тогда, королева просто не избавиться от мужа? Ведь это бы решило все ее проблемы.

— Даже не знаю мне стоит начать бояться тебя, или восхититься любознательностью и пытливым умом, — грустно усмехнувшись поцеловал мне руку.

— Прости, желание разобраться во всем, сильнее правил приличия.

— О нет, только не надо о них. Во всяком случае пока мы одни. Все просто, если не станет короля, то им стану я. А когда был маленьким, то наш маг занял бы трон до моего совершеннолетия.

— То есть получается, что королева в любом случае в проигрыше. Король войны не хочет, и ты ее тоже не хочешь. Зачем это все тогда?

— Затем, что как мать управляет королем, а поверь, нам чаще не удается противостоять ее приказам, также будет управлять мной и Таира, когда станет моей суженой.

— Невозможно.

— Очень даже. Помнишь этот чудовищный закон о смертной казни? — передернулась от воспоминаний. — Так он был подан с легкой руки королевы в первый месяц правления. Ты не представляешь сколько крови пролилось.

— А как же вы сейчас изменили его? Создали лабораторию?

— Здесь нам повезло, королева сосредоточена на отборе, и не сказала прямого запрета. Но что будет дальше…

— И что же делать? Должен же быть выход из этой ситуации.

— Выход только один я должен пройти обряд, а король передать власть мне.

— Но в таком случае ты должен выбрать Таиру.

— Должен, но не буду. Свой выбор я сделал. У нас мало времени, Ливи, помоги нам найти средство чтобы снять или уменьшить влияние обряда.

— Нужна лаборатория и лучшие умы, — сомнение и страх медленно вползли в сердце. ело серьезное и времени у нас очень мало. — Я одна не справлюсь с этим.

— Лаборатория у нас уже есть, и пусть там учатся дети, ты сама видела насколько они талантливы, еще есть Ирвин, я с отцом.

— Мой отец, — как я сразу о нем не подумала. — Дэрил, нам нужен мой отец, а еще цветы дариуса и семь камней силы.

— Впервые такое слышу.

— Это я в твоем подарке прочла. Когда ты сможешь все организовать?

— А какие камни нужны?

— Черный агат, аметист, горный хрусталь, раухтопаз, нефрит, алмаз, рубин.

— Ничего сложно. Думаю, что утром можем начинать.

— Хорошо.

— Ливи, так ты согласна обучать детей?

— Дэрил, но сейчас на это нет времени. Отбор продолжается, мне надо сделать тебе подарок, а еще опробовать кое-что из книги и…

— Я понял, но почему бы тебе не обучать одновременно, изучая?

Ну вот как можно с ним спорить? Все равно выкрутит в свою пользу:

— Хорошо, но при условии, что в любой момент я могу отказаться от этого.

— Как прикажете, моя леди, — склонившись в поклоне поцеловал руку.

— А как я буду попадать в лабораторию? Не думаю, что ее величеству понравится моя работа там.

— Да, ты права. Не понравится, — ненадолго задумался. — О! Так ты же можешь воспользоваться тайным ходом здесь. Ирвин будет тебя встречать и переправлять из своего кабинета.

— Хорошо, и, Дэрил, смогу ли я пользоваться всем, что есть в лаборатории для своих целей?

— Что ты задумала?

— Ничего, такого, — опустила глаза, наверное, надо было покраснеть, но ведь не за что. Подарок никто не отменял и делать его придется, так почему бы не воспользоваться такой прекрасной возможностью.

— Ливи, почему у меня такое чувство, что ты обманываешь?

— Не знаю, — улыбка коснулась моих губ, я посмотрела на принца. — Может привычка всех подозревать?

— Может, — улыбнувшись в ответ кивнул головой. — Хорошо, пользуйся всем чем тебе хочется, единственная просьба, пусть и здание, и королевство останутся на месте, в целости и сохранности. Согласна?

— О, это легко, ваше высочество.

— Ты бы уже определилась или высочество, или Дэрил.

— Ваше высочество, — и правда, что-то я стала заговариваться, а это не хорошо. Не зачем мне все это. Дома спокойнее как-то.

— Ладно, пусть будет так. Пока. В таком случае до завтра?

— До завтра.


***
— Ливи, малышка моя!

— Папочка! — повиснув на шее любимого папы, почувствовала уже забытые легкость и покой.

— Как ты? — внимательно осматривая меня и крутя во все стороны, отец расслаблялся складка на лбу разглаживалась.

— Все хорошо, — улыбка не сходила с губ.

— Освальд, я понимаю, что вы соскучились друг по другу, но дело у нас срочное и сложное, — король улыбался и говорил так, словно они дружили с самого детства.

— Да-да, я помню, — отец отпустил меня отстраняясь. — Где будем работать?

— А чем здесь плохо? — лорд Ирвин обвел рукой просторную лабораторию.

— Ничем, тогда предлагаю начать, — указав рукой на стол стоящий в центре пригласил нас сесть.

Король сел во главе стола, по правую руку от него Дэрил и лорд Ирвин, а по левую — отец и я.

— Итак, ситуация известна всем, — король обвел нас взглядом мы кивали, подтверждая его слова.

Решившись подняла руку.

— Да, Оливия, спрашивай.

— Ваше величество, я не понимаю, как вы выбрали ее величество и прошли обряд без чувств, ведь каждый знает, что это невозможно.

— Чувства, — грустно усмехнувшись он задумался, погрузившись в воспоминания. — Видишь ли, Оливия, чувства — это то, что легко разгорается и легко проходит. Я мужчина и, к сожалению, разжечь огонь в крови легко. А, когда молод и горяч, так и особых усилий прикладывать не надо. Как только Алисия, появилась во дворце я ее захотел, все мои мысли были о ней. Отец предлагал мне провести отбор, но я отмахнулся, так как был уверен, что эта девушка из обедневшего рода, забывшейся всеми ветви, такая слабая и нежная, хрупкая и ранимая. Она идеальная. В общем никого, не слушая я был уверен в своих чувствах и в ее. Так, что обряд мы прошли.

— То есть для него не обязательны, как все думают, искренние чувства, достаточно чтобы были сильные?

— Я думаю, что тут дело было еще в чем-то, — маг сжал руки в кулаки. — Меня в тот момент здесь не было, поэтому не могу сказать, все ли было так, как ты, Корвин, рассказываешь. Вполне возможно, что тебе помогли. Да и у Алисии любви как не было, так и нет.

— У нее есть любовь всей жизни — власть.

— Но, как же…, - если я раньше думала, что вижу реальность такой, какая она есть, то сейчас мир вновь перевернулся.

— Любовь? — маг покачал головой. — Оливия, любовь — это то, что взращивается годами, а влюбленность она мимолетна и стремительна. Но это не значит, что она плоха, просто проходит быстро.

— А разве можно вызвать влюбленность чтобы пройти обряд?

— Вот я это многие годы пытаюсь узнать. И, пока, все мои опыты безрезультатны.

— Так может…

— Нет, Оливия, у Алисии не было даже влюбленности, на следующий день после обряда она стала такой, какой ты ее видишь сейчас, — король выглядел уставшим и на миг показалось будто я вижу пустоту в его сердце. — Все было игрой. Умелой игрой. Думаю, что этого хватит чтобы перейти решению проблемы.

— Да, простите, ваше величество, — как-то неловко стало.

— Не извиняйся, и хватит величеств, можешь обращаться по имени или просто дядя.

— Хорошо, — конечно, я не буду к нему так обращаться, но почему бы не согласиться.

— Ирвин, чем порадуешь?

— Пока нечем, я признаться, надеюсь услышать что-то от Освальда и Оливии.

— Я уверен, что использовался артефакт, — отец гениальный артефактчик, но лишь узкий круг людей об этом знает, потому что для него это увлечение, а не работа.

— Но мы проверяли тысячу раз и нет его, — маг наседал на отца.

— То, что мы не находим не говорит о том, что его нет.

— Это может быть, как с академией, — что-то общее проскальзывало во всем, но я никак не могла уловить это. — Отец, а, если предположить, что артефакта нет, тогда что еще может давать такой эффект?

— Ливи, солнышко, а кроме артефактов и дать-то не чему, — мягко улыбаясь погладил меня по голове. — Вот смотри, растения могут дать любой эффект, но он скоротечен, а значит, чтобы иметь постоянное влияние на Корвина, Алиссия должна ежедневно его опаивать. А это не всегда возможно.

— А камни?

— Камни. Надо чтобы он постоянно носил. А как видишь, кроме короны, ничего нет. И корону мы множество раз проверяли.

— Хорошо, я недавно прочитала, — слегка замялась, так как не хотела говорить, что в любовном романе. — Артефакт подчинения он действует интересным образом, если он не активен, то человек испытывает чувство, будто что-то не так, а что именно понять не может.

— Ливи, твои романы до добра не доведут, — отец покачал головой. — Ты же умная и талантливая, откуда такая тяга к сказкам?

— Не думаю, что это такая уж и сказка, — неожиданно для меня Дэрил встал на мою защиту. — Я уверен, в том, что он существует и в данный момент находится на территории военной академии.

— Что?! — король подскочил с места. — Почему мне не сказал?!

— Потому, что в данный момент мы ничего сделать не можем, а если попытаемся выяснить правду, то вынудим его активировать. Сам понимаешь, нам это не надо.

— И что же ты намерен делать? — взяв себя в руки король сел обратно.

— У нас есть два варианта.

— У нас?

— Да, у меня и Оливии.

— То есть вы уже успели все обсудить, а нас просто перед фактом ставите? — мне казалось, будто король забавляется. Во всяком случае, он улыбался и расслабленно откинулся на спинку стула.

— Ну не о нарядах же говорить, — Дэрил фыркнул, отчего я чуть не рассмеялась.

— Конечно, это такие глупости, вот заговоры и артефакты самое то для беседы с юной леди. Ладно, и какие же у вас варианты.

— Первый напрямую спросить и второй использовать артефакт Освальда блокирующий любую магию, тем самым вынуждая Бозона показать, где спрятан артефакт.

— Один вариант страшнее другого, — король потер подбородок. — Нет, ни один не годится, потому как опасно это.

— Но ведь все опасно, отец.

— Согласен. А ты не подумал, что если Бозон активирует артефакт, то ты станешь такой же марионеткой, как и все находящиеся там?

— Нет, — посмотрев друг другу в глаза опустили головы. Об этом мы не думали.

— Хвала Верховному, что не стали решать все самостоятельно. Алиссия не должна узнать, что мы в курсе ее интриг. Иривн, Освальд, что думаете?

— Если допустить, что артефакт все же существует, — маг недовольно нахмурил брови. — Тогда возникает вопрос, почему мы его не ощущаем? Ведь любое магическое действие можно почувствовать, зафиксировать, выявить.

— Значит, есть либо блокатор, либо я не знаю, — отец выглядел растерянным.

— А я, кажется, знаю. Дэрил мне подарил книгу великого Бумира, в ней есть интересный рецепт, я правда на него не особо обратила внимание, но дело не в этом. Он говорит, что любая магия — это энергия, а энергию можно замкнуть на себя и она будет ощущаться словно пустота, — проговорив последнее я уставилась на короля. — Верховный…

— Ливи, малышка, что с тобой? — отец стал меня обмахивать, а я ужасалась открытию.

— Ливи, выпей, — Дэрил поднес мне стакан с водой.

— Да все в порядке, — говорила медленно, слова не хотели выходить. Посмотрев в глаза принца набрала смелости закончить начатое. — Когда энергия замыкается на себя, то происходит угасание того, кто является носителем. Медленное и верное, окружающие ничего не почувствуют и все будет выглядеть вполне естественно, ведь процесс растягивается на тридцать-сорок лет.

— Думаешь, это на мне? — король хоть и говорил спокойно, но бледность выдавала его волнение.

Глава 14

— Думаю да, и если все присутствующие внимательно посмотрят на вас, то смогут уловить отголосок пустоты. Я сегодня случайно ее увидела, но подумала, что показалось, ведь так не бывает…

На какое-то время повисла тишина.

— Верховный…

— Но как?

— Невероятно! — глаза отца сияли азартом нового открытия. — Но откуда у тебя такие познания? Что за книга?

— Вот и мне интересно, сын, откуда она?

— Вы все знаете, что Оливия, не такая как все, а мне захотелось ее удивить, но поскольку в растениях и камнях не силен, то написал своему другу по академии, который также увлечен растениями. В ответ узнал об этой книге и как оказалось ее всего два экземпляра в мире. В результате для Оливии создали третий экземпляр.

— Не буду спрашивать почему все так. Оливия, а где эта книга сейчас?

— У меня в комнате.

— Ирвин, пожалуйста, перемести ее сюда.

— Оливия, сосредоточься на ней.

Прикрыв глаза вспомнила книгу, ее тяжесть, как вдруг я ее почувствовала в руках. Открыв глаза увидела ее, такую родную и неожиданно очень нужную.

— Оливия, есть ли в этой книге то, как избавится от этой гадости?

— Думаю, что да, — открыла книгу в разделе противодействия. — Но тут написано, что в момент размыкания, тот кто замкнул почувствует это.

— Да, нам это сейчас не надо, — король задумался ненадолго. — Сейчас нам надо найти решение проблемы влияния на меня Алисии.

— И здесь есть вариант, как это можно решить с помощью цветов дариуса и семи камней силы.

— И что же надо делать?

— А вот, что…

Наша встреча затянулась далеко за полдень, зато мы нашли решение проблемы, правда кратковременного действия, но это лучше, чем ничего.

Алиссия использует артефакт и с этим согласились к концу беседы все, поэтому пока его не найдем и не уничтожим, власть будет в руках королевы.

— Оливия, в который раз восхищаюсь твоим умом и проницательностью, — король поцеловал мне руку отчего я покраснела.

— Спасибо.

— Я думаю, что на сегодня мы закончили, — король довольно потянулся. — Надеюсь, что это сработает.

— Это лучшее, что возможно в данной ситуации, — маг еще раз проверял расчеты.

— Не сомневайся, здесь все верно, — отец положил руку на плечо мага. — Ты уже десять раз все проверил.

— И тем не менее от ошибок никто не застрахован.

— Мы узнаем насколько это работает лишь на практике, — Дэрил довольно улыбался. — И, если, я правильно понимаю, то нам надо быть готовыми на завтрашний вечер, когда состоится финальный бал. Ливи, ты хотела поработать в лаборатории, тебе чем-то помочь?

— Нет, спасибо, я сама со всем справлюсь, — за всеми обсуждениями и опытами совсем забыла о подарке для Дэрила. — Мне нужно лишь уединение и тишина.

— Конечно, пойдем провожу, там тебе никто не помешает.

— А как я вернусь к себе?

— А тебе много времени надо чтобы все сделать?

— Около часа.

— В таком случае через полтора часа я приду за вами, Оливия, — Ирвин не стал ждать, когда его попросят, а предложил сам.

— Спасибо, лорд Ирвин.

— Солнышко, — отец меня обнял и поцеловал в макушку. — Береги себя и ни во что не ввязывайся, ты сделала даже больше, чем можно было ожидать. Завтра вечером увидимся.

— Правда?

— Конечно, на бал приедут все участницы с семьями, чтобы выразить почтение победительнице и будущей королеве.

Распрощавшись со всеми закрылась в лаборатории и начала творить. Возможно, это не совсем королевский подарок…, впрочем, что можно назвать королевским подарком? Породистых скакунов или гончих, но что от них толку? Не будешь же все время на коне с собакой. Золото? Возможно, только откуда у меня столько? А если бы и было, разве этим можно удивить будущего правителя? Нет.

Порошки, вода, огонь все время от времени вспыхивало разными цветами. Верховный пусть у меня все получится. Очень-очень надо. Последний штрих и все готово.

Я говорила, что это не совсем королевский подарок? Забудьте! Это самый настоящий королевский подарок.

Довольная собой спрятала получившееся в небольшую коробочку и убрала в сумочку. Ну что ж, я со всем справилась, осталось навести порядок и можно идти ожидать, когда за мной придет лорд Ирвин.

— Леди Оливия, — маг провожал меня по тайному ходу в библиотеку. — У меня к вам маленькая просьба, если позволите.

— Да, конечно, чем могу помочь лорд Ирвин?

— Наденьте эту булавку на платье, в котором будете на балу.

Я взяла простую булавку удивленно посмотрела на мага. И дело не в том, что она обычная и ей не место на наряде, но просьба странная.

— Видите ли, Оливия, выбор принца не понравится ее величеству, а мне бы не хотелось, чтобы вы пострадали.

— Но, Дэрил не выберет меня, — улыбнулась, возвращая булавку магу. — И все же спасибо за беспокойство.

— Откуда такая уверенность? — маг спрятал руки за спину отказываясь забирать булавку.

— Он хочет искренних отношений, а мне дворец не нужен. Дэрил единственный наследник, а значит его жизнь здесь.

— Обнадеживает, что вам лишь дворец не нужен. И все же, Оливия, я вас очень прошу наденьте ее. Вам все равно, а я буду спокоен в некоторой степени.

— Хорошо, если вас это успокоит, я ее надену.

— Спасибо, Оливия, — поклонился и открыл для меня дверь в библиотеку. — Хорошего дня, леди.

— Спасибо и вам.

— Леди, наконец-то вы пришли, — Шарил, взяв меня за руку быстро повела на выход.

— Что-то случилось?

— Вас портной с обеда ждет, все спрашивают куда вы запропастились, а я не знаю, что и сказать.

— И я не знаю, что сказать.

— Скажите, что в оранжерее гуляли, туда никто не ходил.

— А ты откуда все знаешь?

— Леди, работа у меня такая, помогать своей госпоже.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Спасибо.

— Ну, что вы, — румянец смущения залил ее лицо. — Мне в радость вам помогать.

Перед моей комнатой ходил мрачный господин Фаре.

— И как это понимать, леди?

— Что именно, господин Фаре? Входите в комнату не стоит устраивать представление в коридоре.

— Неужели вам все равно как выглядит ваше платье? — раскрасневшись от негодования он по-прежнему ходил по комнате не желая присесть.

И что ему сказать? Что все равно, так обидится. Я считаю дни до момента, когда смогу вернуться домой.

— Я уверена, что оно великолепно, ведь не даром вы королевский портной, — мило улыбнулась.

— Но где вы были все это время?

— Гуляла в оранжерее, там знаете такие цветы необычные, аромат кружит голову, да и мечтается там чудесно.

— Леди, вам надо не мечтать, а готовится к балу. Я же полдня жду.

— Господин Фаре, мне жаль, что вы ждете так долго. Насколько я помню, вы сами сказали, что платье будет готово к вечеру. Вот я и коротала тягостное ожидание, — для лучшего эффекта еще ресничками похлопала.

— Гм, я так сказал? — ненадолго растерялся и замолчал. — Ну, так я же спешил, старался изо всех сил.

— Я понимаю вас, господин Фаре, и благодарна за вашу заботу.

— Ну что вы, для меня это в радость, — сдернул покрывало с манекена. — Вот, леди, я подумал, что немного кружев освежат это платье и сделают более нарядным. Вы не находите?

— Да, спасибо, господин Фаре все чудесно.

— В таком случае теплого вечера, леди Оливия, — поклонившись скрылся за дверью.

— Шарил, а ты можешь позвать лорда Ирвина? — обходя платье по большому кругу задавалась вопросом, если портной так ждал и спешил, чтобы меня порадовать, то почему же мы не меряли платье?

— Да, леди, я сейчас, — быстро скрылась за дверью.

Я же отошла к окну, подальше от этого творения. Должна отдать господину Фаре должное, оно и впрямь чудесное, кружево сделало его интереснее. Я бы в нем была как кукла, хрупкая и изящная.

— Леди, Оливия, что… — маг запнулся, увидев платье. — О, как интересно.

Некоторое время он кружил вокруг него чему-то улыбаясь и временами прицокивая языком.

— Что там, лорд Ирвин? — я не могла больше ждать.

— О, красиво все сделали, только боюсь, что та булавка, которую я вам дал, здесь не поможет.

— Так, что это?

— Леди, вам лучше не знать, — поднял руку верх видя, что я хочу перебить. — И я не скажу вам. Это лишнее. От платья надо избавиться.

— Но как? Это же подарок их величеств, и все должны завтра на балу быть в платье по собственному эскизу.

— Вы же знаете, какие бывают слуги нерасторопные?

— Что? Шарил не такая! — во мне поднялась волна негодования.

— Что вы, леди, — Шарил, улыбаясь подмигнула мне. — Я решила сделать вам приятно и подкормить, хотя это запрещено, перед балом в комнате, но споткнулась разлила сок и испачкала ваше платье.

— Отлично, — маг лучился довольством. — Главное сделайте это громко и перед началом бала. А мне пора, пока никто не заметил.

— Спасибо, лорд Ирвин.

— Не стоит, но булавочку на свое платье приколите, — поклонившись вышел.

— Шарил, но тебя могут наказать, — я волновалась за эту добрейшую женщину, готовую пожертвовать собой и работой ради меня.

— Не беспокойтесь, леди, — взяв мои руки погладила. — Все будет хорошо. А сейчас ложитесь отдыхать, завтра трудный день всем нам предстоит.


***
— Леди пора вставать, — Шарил распахнула шторы наполняя комнату ярким солнечным светом.

— Не хочу, — да и как можно захотеть, если до утра не сомкнула глаз, тревожась и волнуясь.

— Леди, вручение подарков будет сразу после завтрака, а он через сорок минут. У нас мало времени.

— А можно не пойти?

— Нет, леди, все должны явиться. Сразу после вручения его высочество назовет троих вышедших в финал. Вам надо блистать.

— Нет, я не хочу в финал, и блистать не хочу, — зарыться в подушку мне не дали, нагло забрав и ее, и одеяло.

— Леди Оливия, вы на себя не похожи, что случилось?

— Что? И правда, что? Всего на всего мне разбили сердце, растоптав все светлое что было во мне, а потом, оказалось, что все не так как я думала и видела. И вместо того чтобы отпустить меня на все четыре стороны, меня очаровывают! А еще испортили мое платье этими странными кружевами! Я не хочу кружев! Так и этого показалось мало, навесили на него неизвестно что, — разрыдавшись как маленький ребенок спрятал лицо в руках. — Я так больше не могу. Они же все меня ненавидят. Эта ложь, интриги, Верховный, это же ужас какой-то.

— Леди, — Шарил крепко обняла меня гладя по голове. — Вы устали, и это понятно. Вас многие любят, вы же добрая и отзывчивая. Но сегодня последний день. Осталось совсем чуть-чуть. Пусть все видят, что Ларкиз это сила и выдержка, терпение и достоинство.

— Ты, как мой прадедушка, — шмыгнув носом посмотрела в ее глаза, улыбнулась.

— Ваш прадедушка мудрый, леди. Давайте я вам помогу собраться на завтрак.

— Спасибо, тебе, что-то я и вправду раскисла.

— Все в порядке леди Оливия.

К завтраку я пришла вовремя сияя, словно и не было этой некрасивой истерики. Все девушки были в сборе, привычно смерив меня взглядом вернулись к своим беседам. И только Таира украдкой следила за мной.

Зная, что происходит во дворце и какие цели у королевы с Таирой, я предпочла остаться на расстоянии ото всех.

— Светлого утра, леди, — сегодня его величество улыбался не только ртом, но и глазами, что на моей памяти впервые. — Наконец-то мы совсем близко к финалу нашего отбора, осталась простая формальность, подарок для принца. Надеюсь, вы все подготовились?

— Да, ваше величество, — надо же, не репетируя слажено ответили, чем вызвали одобрительную улыбку королевской четы.

— Прекрасно, в таком случае завтракаем и сразу же перейдем к делу. Не будем томить ни вас, ни его высочество.

Больше нас ни о чем не спрашивали, поэтому завтрак прошел тихо и быстро.

— Леди Таира, начнем с вас, — королева довольно улыбалась.

Выйдя в центр залы очаровательно улыбаясь подала знак слуге.

— Ваше высочество, я знаю, что вы окончили военную академию и питаете страсть к клинкам, поэтому решила подарить вам этот меч.

Вошедший слуга на подушке нес длинный меч: рукоять в полторы руки витая, позолоченная, а может и из золота. Удлиненное навершие грушевидной формы украшено красным рубином. Крестовина в широкой части также украшена рубинами, но уже более мелкими, а в центре герб королевства. Широкий клинок по центру украшен растительной гравировкой.

Все ахнули от этой красоты и силы исходящей от клинка.

— Леди Таира, у меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность за этот королевский подарок, — радостно улыбнулся и подозвал слугу чтобы забрать подарок.

Хм, как по мне, то жест не очень. Если тебе на самом деле нравится подарок, то ты же его сам возьмешь. Или нет?

Вон и Таира хоть и улыбается и реверанс идеальный сделала, а недовольна осталась. Я ее понимаю. Мне тоже будет неприятно отдать подарок не в руки принца, а слуге. Но что поделать, у каждого свои законы.

— Леди Лия, прошу вас, — королева также едва сдерживала недовольство сыном.

— Ваше высочество, как вы знаете, наши земли славятся виноградниками, поэтому я решила подарить вам лучшее из того, что мы производили.

С этими словами в зал вошел слуга несший бутылку вина. Жаль, Лия не наблюдательная, иначе не стала бы этого дарить. Дэрил не пьет алкоголь.

— Леди Лия, польщен, — сочувствующая улыбка сказала об обратном, и вновь слуга забирает дар.

— Леди Абигайл, что вы подарите принцу? — настроение королевы росло, конечно, Таира лучшая.

— Когда я узнала, что приму участие в отборе, то начала готовить подарок, — смущенно улыбнувшись быстро посмотрела на Дэрила и опустила глаза. — Сначала, я думала, что вручу его вам, если не пройду какой-то конкурс, а тут такой конкурс, что решила подарить сейчас.

Слуга что-то нес накрытое тканью. Остановился возле девушки. Лия подняла ткань показывая свою вышивку.

— На том снимке вы невероятно красивый, — девушка покраснела, опустила глаза.

Верховный, я знаю этот снимок. Надо же, я не одна, кто последние четыре года мечтала о принце. Соглашусь с Лией, на выпускном в военной академии Дэрил неотразим.

— Леди Лия, тронут до глубины души, — искренне улыбнулся, но подарок принял через слугу.

Но мне кажется, Лия этого и не заметила, настолько счастливой была, оттого, что вручила и сказала то, что так долго готовила.

— Леди Белла, прошу вас, — королева снисходительно улыбалась, понимала, что нам с Таирой не тягаться.

— Ваше высочество, я решила подарить вам лучших щенков из нашей псарни, — слуга внес огромную корзину в которой сидело трое очаровательных щенков. — Это пойтевин — лучшие представители среди гончих.

— Неожиданно, — растеряно улыбнулся, ненадолго замолчал. — Леди Белла, спасибо.

Белла, прикусила губу сдерживая слезы. Стало искренне жаль ее, ведь старалась, а не оценили.

— Леди Оливия, чем вы порадуете принца? — довольству королевы не было предела.

— Ваше высочество, я знаю, что вы не любите украшения, тем не менее позвольте подарить вам эту булавку, — достала маленькую коробочку в которой лежала на вид обычная мужская булавка для платка.

Но на самом деле, благодаря книге, подаренной Дэрилом и моим стараниям, этот обычный бриллиант имеет такие свойства, что теперь могу быть за него спокойна. Если верить великому Бумиру, то носящий ее будет защищен от ментально, физического воздействия любого типа.

Но, как и во всех его записях, имеется ряд условий: сделанный от чистого сердца и с чистыми помыслами, для активации нужна капля крови принца отданная добровольно, и раз в месяц напитывать определенным составом.

— Леди Оливия, какой утонченный подарок, — хитро улыбнулся, что мне не понравилось. — Так может вы ее на меня оденете?

Быстро спустился ко мне подставляя шею.

— Но…

— Смелее леди Оливия, — ироничный шепот в ухо, заставил передернуть плечами. — Именно для этого она и подарена вами.

Тряхнула головой отгоняя непонятные чувства. Сдерживая дрожь в руках прошептала, чтобы слышал лишь он:

— Нужна капля вашей крови, — расправила платок придавая объем. Отошла любуясь на свое творение.

— Благодарю, леди Оливия, я ее обязательно буду носить, — поклонившись вернулся на место.

Я же дождалась, когда он сядет сделала реверанс и под прожигающие взгляды королевы и участниц вернулась на место. Не понимаю зачем он это сделал, но надеюсь, что он знает и мне это ничем не грозит.

Посмотрев на королеву, поняла — грозит. Серьезно и основательно. На Таиру не смотрела, и так чувствую этот взгляд полный ненависти и злобы.

— Благодарю вас, леди, — королева быстро взяла себя в руки, мягко улыбалась. — Каждый подарок продуман вами и радует глаз.

— Думаю, что его высочество, — король перехватил слово у жены. — Готов назвать троих финалисток. Не так ли, Дэрил?

— Да, ваше величество, — принц поднялся. — Мой выбор будет между герцогиней Бозон, графиней Мар и баронессой Ларкиз.

— Леди Лия, леди Белла мы вас благодарим за участие. Вы достойные представительницы своего рода. В таком случае до встречи на сегодняшнем балу, где его высочество назовет свою суженую.

Королевская семья покинула нас оставив в тишине.

— Ты…, - от разъяренного шипения Таиры попятилась назад.

— Леди Оливия, наконец-то вы закончили вручать никому не нужные подарки, — ворвавшийся словно ураган королевский маг, взял меня под локоток, отчего вызвал изумление не только у меня, но и у девушек. — Пойдемте скорее, я нашел книгу, так вас интересовавшую.

Мне было все равно, о чем говорит маг, намного важнее было сбежать отсюда как можно дальше.

— Так, вы это специально! — никогда не думала, что восклицать можно шепотом, и тем не менее у меня это получилось.

— Конечно, леди, вас нельзя сейчас с ними оставлять наедине — разорвут. И все же простите, что подставили вас под удар, — маг также шептал, раздаривая улыбки всем встречным.

— Но…

— Оливия, чуть позже, пожалуйста, — он едва не молил об этом, конечно я набралась терпения чтобы дождаться объяснений.

— Итак, я слушаю, — скрестила руки на груди, стоило нам войти в мою комнату и сесть. — Что это значит?

— Оливия, как вы знаете, ситуация у нас критическая. Алиссия будет в ярости, но это не так страшно, как то, что на сегодняшнем балу будут все, в том числе, и магистр Бозон, и, как мы предполагаем, вместе с артефактом подчинения.

— Верховный, — вскочила, прикрыв рот рукой. — Это же ужасно! Лорд Ирвин, но зачем тогда, вы злите королеву?

— Оливия, мне неприятно вам это говорить, но только реальная и явная угроза срыва ее планов может заставить выйти из тени.

— А обо мне вы подумали? — сказать, что мне стало страшно, это ничего не сказать, захотелось тут же, сию секунду, сбежать домой, под защиту родителей и прадеда.

— Думали, поэтому и булавку вам дали. Оливия, я понимаю, что это все страшно и опасно, но как будущей королеве…

— Я не буду королевой!

— Почему?

— Потому что не хочу!

— Да? Впрочем, сейчас не о том речь. Запоминайте: платье безнадежно испортить за пять минут до выхода. Булавку приколоть к вашему платью. К магистру Бозону не подходить, и постарайтесь не дать ему подойти к вам.

— Так я еще и без защиты буду?

— Ну…

— Что значит «ну»?! Лорд Ирвин, вы подвергаете меня опасности, и не хотите дать охрану?!

— Если мы это сделаем, то все поймут, что мы знаем об их намерениях. А это может сломать все наши планы.

— Да зачем мне ваши планы?! Я просила, чтобы меня не втягивали во все это и что в результате? Я помогла обезопасить короля, а вы так выражаете вашу благодарность?!

— Оливия, мы все понимаем, но и упускать такой шанс тоже не можем. Тебе также придется чем-то жертвовать ради процветания королевства и своих поданных.

— Каких поданных! Я не со-би-ра-юсь бы-ть ко-ро-ле-вой! — гнев поднимался волной, сметающей все на своем пути. — Это ваши игры, вот сами и играйте!

— Оливия, если бы это были игры, мы бы и играли, но это реальность! — нарисовав в воздухе замысловатый узор бросил в мою сторону. — Успокойтесь, гнев вам не поможет.

— А это вообще не честно! — некрасиво плюхнулась в кресло поджав губы. — Вы используете магию, против беззащитной.

— Зато вы успокоились, мы все обсудим, спокойно, без истерик и лишней патетики.

В этом он был прав, я и вправду успокоилась, мысли стали ясные и четкие.

— Да, Оливия, охрану к вам мы приставить не можем, не вызвав не нужных подозрений. Но рядом с вами будет ваш отец, а он сможет защитить свою дочь. А еще, как финалистка, вы сможете быть рядом с королевской четой, что также дает вам защиту. Лучше бы вам по залу не ходить и ни с кем не разговаривать. В случае чего, помните, ваш отец собрал артефакт блокирующий любую магию, так что и с этой стороны вы в безопасности.

— Лорд Ирвин, я буду в безопасности у себя дома, а здесь это просто невозможно.

— Оливия, все будет хорошо. Спокойно собирайтесь на бал, — поднявшись поцеловал мне руку и ушел.

Я же сидела оглушенная и потерянная. Как такое могло произойти со мной? Я же просто я… обычная мечтательница, тихая исследовательница и, надеюсь, в будущем счастливая домашняя жена и мать.

О бесстрашной и смелой юной леди хорошо читать в книжке, удобно устроившись в любимом кресле. Но в жизни это совсем не здорово и совершенно не интересно.

Горько улыбнулась, а есть ли у меня это будущее? Или сегодняшний вечер станет моим последним? Я верю отцу, но не верю, что все будет легко и просто, как рассказал лорд Ирвин.

И Дэрил… неужели ему настолько все равно, что он готов мной пожертвовать ради королевства? Почему он согласился на это? Почему, когда клялся, что не причинит мне вреда, подставил меня под удар?

— Леди Оливия, — вздрогнула от неожиданности, настолько глубоко ушла в боль и отчаянье. — Пора собираться, леди.

Глава 15

Сборы заняли несколько часов, позволив Шарил все делать самостоятельно я вспоминала разговор с магом прокручивала его то так, то этак. Вспоминала прошлое, родителей, жаль, что не говорила им о том, как сильно их люблю. И прадедушку.

Сегодня может быть последний день моей жизни, а так ничего и не успела, даже книгу не дочитала…

— Леди, нам пора разыграть скандал, — Шарил протягивала мне платье, принесенное господином Фаре с огромной пропаленной в центре.

— Шарил…, - мне так много хотелось ей сказать, но мне не дали.

— Леди, не бойтесь, его высочество вас защитит. Но нам надо торопиться, выходить через десять минут, — набрав в грудь воздуха громко запричитала. — Ах, леди, я такая неуклюжая, простите меня…

— Мое платье! Да как же это!

Стук в дверь прервал мой крик.

— Леди Оливия, что случилось, уже пора идти, — в комнату вошла госпожа Нарция. — Я пришла за всеми, чтобы проводить.

— Госпожа Нарция, я не специально, — кинувшись в ноги, заливаясь слезами Шарил дрожащими руками обняла колени женщины.

— Шарил встань! Что здесь происходит?!

— Она испортила мое бальное платье, — в подтверждение своих слов развернула платье показывая дыру.

— Но как?! — госпожа Нарция была шокирована увиденным.

— Я не знаю, — Шарил так и не встала. — Проводила гладилкой, а тут на секундочку отвлеклась чтобы посмотреть кто вошел, а когда повернулась на платье дырааа.

— Но это ведь невозможно, — растерянно переводя взгляд с камеристки на платье, непонимающе посмотрела на меня. — Леди Оливия, это впервые на моей памяти. И что-то изменить уже поздно. А нам идти пора. Леди, мне так жаль. Но, возможно, у вас есть какое-то другое платье? Я даже не знаю, где так быстро найти для вас новое.

— Есть, конечно, — обиженно надула губы, стирая слезы. — Но госпожа Нарция, ведь их величества сделали такой подарок для нас, а я не смогу выполнить их просьбу.

— Леди Оливия, но, если вы не явитесь на бал это будет еще хуже, чем появится в другом платье. Я все объясню их величествам.

— Я так ждала этого бала, — в последний раз всхлипнула краем глаза замечая, что все участницы стоят в дверях наблюдая за нашей сценой.

— Леди, я понимаю, но платье не восстановить и новое не достать. Я вас очень прошу поторопитесь, у вас есть три минуты чтобы одеться. А тебя Шарил ждет наказание, — развернувшись закрыла за собой дверь.

— Леди быстрее, — резво подскочив с колен Шарил побежала в гардеробную за платьем, а я сняла халат.

— Шарил, я волнуюсь за тебя, — воспоминания о прошлом наказании были слишком свежи.

— Не переживайте, я сейчас убегу к лорду Ирвину, и меня никто не надет, — легко подмигнув улыбнулась в зеркало.

В жемчужном платье с открытыми плечами и высокой сложной прическе, я была невероятно хороша. Нежная, хрупкая и в тоже время с внутренней силой. А собранный за время конкурсов бриллиантовый гарнитур подчеркивал это.

— Леди Оливия, вы безупречны.

— Спасибо.

— Леди Оливия, вы готовы? — в комнату вошла госпожа Нарция. Увидев меня замерла, открыв рот. — Верховный, вы невероятно красивы.

— Спасибо, — смутилась от такого проявления восхищения.

Как оказалось, нас провели не в бальный зал, а в комнату рядом, где нас ждал сюрприз.

— Ливи, малышка, — отец сжал меня в объятьях. — Какая ты красивая.

— Папа, — прошептала едва, сдерживая слезы.

— Ливи, — взяв мое лицо в руки. — Солнышко, я и мама хотим, чтобы ты помнила о том, что ты всегда можешь на нас рассчитывать, и, если ты чего-то не хочешь — не делай.

— Но…

— Тшш, мало времени, родная. Просто помни, что только ты вправе решать, что тебе делать. Мы хотим, чтобы ты была счастлива, и чтобы твои глаза всегда светились радостью.

— Па…

— Леди, — громкий голос привлек к себе внимание. — Прошу вас подойти сюда, входить в зал по одной после того как вас назовут.

Растерянно оглянулась на отца ища его поддержки. В зал стали входить девушки, легкая дрожь в руках выдавала волнение.

— Баронесса Оливия Ларкиз, — мягко улыбнувшись вошла в зал.

Яркое освещение, смешанный аромат духов и цветов кружил голову. В тишине подошла к возвышению, на котором сидела королевская семья, сделала положенный реверанс. Ответный кивок и теперь могу занять мое место возле Абигайл по левую руку от трона.

— Сегодня радостный день в нашем королевстве, — голос короля разносился по всему залу. — Наш сын и единственный наследник, согласно древней традиции предков, сделает выбор суженной.

Зал взорвался аплодисментами. Дождавшись, когда в зале настанет тишина король продолжил:

— Не буду долго всех томить ожиданием, Дэрил назови свою суженую и откройте сегодняшний бал вашим первым танцем.

Тишина воцарившаяся в зале звенела напряжением. Дэрил медленно поднялся окинул взглядом всех присутствующих. Также медленно спустился и шел к нам замершим в ожидании.

— Леди, каждая из вас достойна короны. Каждая из вас проявила все свои лучшие качества. Но лишь одной удалось покорить мое сердце. Моя суженая леди Оливия Ларкиз.

Зал взорвался аплодисментами, а я не могла в это поверить. И дело не в том, что это невозможно, а в том, что он прекрасно знает о моем желании вернуться домой. Он прекрасно знает, что жизнь во дворце не для меня. И все равно это сделал. Зачем?

Дэрил подошел ближе, взяв у слуги небольшую тиару, украшенную бриллиантами, одел ее на мою голову. Сразу же заиграла медленная музыка. Без церемоний и правил подхватил меня увлекая в танец.

— Ливи, я правда люблю тебя и не представляю своей жизни без тебя.

— Дэрил…

— Тшшш, я знаю, что это все не вовремя, но разве бывает по-другому? Знаю, что в начале вел себя недостойно и часто обижал тебя, но поверь, мне и самому это радости не доставляло. Я не мог поверить, что ты настоящая и в то же время видел, что твои мечты и я разные. После нашего первого столкновения я вновь и вновь искал встречи с тобой, чтобы еще раз увидеть твои зеленые глаза и мягкую улыбку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍От слов кружилась голова, а сердце билось птицей. Верховный, я ждала этих слов и боялась одновременно. Хотелось утонуть в синеве его глаз и никогда не видеть.

— С каждым днем ты открывалась с новой стороны, и все в тебе прекрасно. Тобой можно любоваться как произведением искусства и в то же время хочется спрятать чтобы никто не смотрел.

— Именно поэтому, ты меня так подставил? — призвав злость в помощницы отстранилась от его сладких речей.

— Ливи, я готов сам умереть, но не дать тебя в обиду. Но неужели я должен был выбрать Таиру?

— Дэрил, я не знаю, но мне страшно, а то во что меня втянули опасно.

— Ливи, все будет хорошо, я рядом с тобой. Сейчас, после моего выбора, ты стала такой же охраняемой персоной, как и королевская семья. Мне и самому эта ситуация не нравится, но и выхода другого я не видел. Прости. Помнишь, я тебе давал клятву, что не желаю тебе зла? Если бы было иначе, я не смог бы назвать твое имя. Ты дорога мне, и я готов защищать и оберегать тебя. Поверь мне, пожалуйста.

— Дэрил, все так сложно.

— Знаю, а еще знаю, что вместе мы справимся.

— Возможно, только ты забыл кое-что.

— И что же?

— Спросить согласна ли я.

— А ты против?

— Да, я не хочу быть королевой.

— Ливи… — завершившаяся музыка прервала принца.

Поклон. Реверанс. Под громкие аплодисменты мы идем на свои места. Мое теперь по левую руку от Дэрила.

Сидя на возвышении, глядя в зал искала маму, но не находила. Отец в стороне с кем-то разговаривал. Странно, почему она не приехала? Она же так радовалась, что я участвую в отборе.

К нам подходили поздравляли и что-то желали, но я никого не слышала, просто улыбалась и кивала. Мне не нравилось все это: фальшь, зависть, злоба, правильные слова, подходящие случаю, но не идущие от сердца.

Пропустив два танца, вновь спустились в зал.

— Дэрил, я не вижу своей матери. Разве она не приехала?

— Леди Мирель не приехала, твой отец говорил, что она приболела.

— Моя мама не болеет, — бездумно повторяла все движения танца. — Дэрил, если она не приехала, значит что-то не то. Понимаешь?

— Нет.

— Моя мама не болеет, вот совсем, и отец, если она не собирается участвовать в каком-то вечере, без нее не едет. А сегодня он здесь, а мама дома.

— Думаешь она знает что-то чего не знаем мы?

— Я не знаю, что думать.

— Не волнуйся, хочешь завтра поедем к тебе, и ты обо всем расспросишь леди Мирель?

— Хочу, — о том, что я еще хочу умолчала. Незачем ему об этом знать. Пока.

— Устала?

— Немного. Я не люблю скопление людей, особенно, негативно настроенных.

— Это дворец.

— И это пугает.

— Объясни.

— В народе говорят, что рыба гниет с головы. Дворец в некотором роде эту голову олицетворяет. Если нет порядка здесь, то и во всем королевстве его не будет. Конечно, не малую роль играет и высшая аристократия, но ведь и она равняется на дворец.

— Ливи, ты права. Мы обязательно что-то придумаем и с этим.

Мне так хотелось сказать: «Ты, Дэрил. Ты придумаешь что-то с этим», но вновь промолчала. Сейчас не время, а когда оно будет лишь Верховный знает.

— Ты грустишь.

— Устала.

— И врать ты не умеешь. Лучше, скажи, что не хочешь об этом говорить, только не ври, а то и наша голова гнить будет, — грустно усмехнулся.

— Я не хочу об этом говорить.

— Спасибо, — поцеловав мне руку повел к тронам.

— Дэрил, — остановилась, привлекая его внимание. — Мне бы в дамскую комнату.

— Тебя проводить?

— Нет, я справлюсь, — улыбнулась, представив эту сцену.

— Будь осторожна, — поцеловал мне руку отпуская.

— Хорошо, — развернулась в нужном направлении.

Начался следующий танец, поэтому поспешила отойти к колоннам, за которыми желающие могли ходить, беседовать, угощаться со стоящих накрытых столов.

При виде меня люди кланялись или приседали в реверансе, многие недовольно поджимали губы. Ну да, ведь кто я в их глазах какая-то баронесска, а теперь принцесса и будущая королева.

Свежий воздух в коридоре охладил щеки и помог вернуть ясность мысли. Вообще, ни в какую комнату мне не надо было. Просто захотелось тишины и покоя. Хоть ненадолго. Подошла к раскрытому окну, вдохнула аромат свежести и цветов, в блаженстве прикрыв глаза.

— Любуетесь пейзажем? — вздрогнула от неожиданности.

— Магистр Бозон? — спокойная поза, но горящие глаза, испугали. Как я могла так легко забыть об опасности?

— Теплого вечера, баронесса или теперь правильно сказать принцесса? — едкая ухмылка пробирала до костей.

— Теплого, — осторожно отступила от него. — Не ожидала вас здесь увидеть.

— Я приглашен на бал, как дядя одной из участниц отбора, Оливия, — он медленно подходил, а я отступала. — Вы куда-то торопитесь?

— Да тут недалеко, — оглянулась в поисках помощи, но вместо нее увидела лежащих без сознания стражников.

— Так давайте я вам помогу, — с этими словами он кинул мне под ноги маленький шарик окруживший меня стеной огня. — Вы же не думали леди, что проигрыш моей маленькой Таиры вам легко сойдет с рук?!

Верховный, слезы текли ручьями, а я ничего не могу сделать. Глупая, ну почему, почему, когда я делала амулет для Дэрила не сделать и себе такой же, тем более, что редчайшие ингредиенты были в свободном доступе.

— Молчишь, выскочка безродная! — безумные глаза и перекошенный рот пугали даже сильнее огня стеной стоящего вокруг. — Это был такой план! Грандиозный план! Весь мир лежал бы у моих ног! Но ты… Ты все испортила!

Он начал ходить вокруг меня подхихикивая и довольно потирая руки.

— Ничего… ничего… я все исправлю. Да, я смогу все вернуть в нужное нам русло.

— Вам? Это кому? Магистр Бозон, вы же должны понимать, что, убив меня ничего не измениться, Дэрил и не собирался выбирать Таиру.

— Нет! — от его визга вздрогнула, на меня смотрел безумец.

Только не пойму, почему совсем недавно он был вменяем, а сейчас нет. Не может же действие артефакта многие годы течь плавно, а потом в кротчайшие сроки здорового превратить в больного. Или может? Жаль я этого уже не узнаю и никому не скажу.

Музыка гремит так, что даже крики мужчины не привлекают внимания. И, что странно, никто больше не выходит из зала подышать свежим воздухом.

— Нет! Он бы выбрал ее, она должна была заставить! Она обманула! Обманула!

— Кто она? — и пусть я знаю, что это королева, но это лишь домыслы, без слов свидетеля и помощника это лишь гипотеза.

— Она, коварна, — испуганно оглянувшись зашептал. — Она только кажется хорошей, но душа у нее черная, как безлунная ночь. Но ничего, ничего, я сделаю свою девочку новой королевой. У меня и армия имеется.

— Магистр, а может вы меня отпустите, и я тихонько уеду? — понимаю, что шансов нет, но вдруг получится.

— Нет! Он же тебя где угодно найдет, а так ты умрешь, а Таира его утешит, — сделав пас рукой кольцо вокруг меня начало медленно сжиматься.

Закричала от ужаса и ожидания боли, закрыла лицо руками. Мерзкий смех безумца эхом стучал в голове. Время шло, а я ничего не чувствовала, лишь смех наконец-то прекратился.

Убрала от лица дрожащие руки и не поверила увиденному. Стена огня замерла в шаге от меня, причем вся замерла, огонь не движется и даже тепла не дает, не говоря уже о жаре.

— Ты! Ты мерзкая дрянь! Что на тебе? — магистр бегал вокруг трогая словно замороженные языки огня, не веря увиденному. — Сними это немедленно! Ты! Ты должна умереть!

— Но…, - и тут я вспомнила про булавочку данную лордом Ирвином. Вздох облечения сорвался с губ. Верховный, у меня все еще есть шанс остаться живой.

— Сними эту дрянь!

— Нет, я пока жить хочу, — нервно рассмеялась, стирая бегущие слезы.

— Аааа я знаю, это все Ирвин гаденыш, и как только успевает все. Ну ничего, я добьюсь своего, — достал из кармана артефакт, бережно погладил, словно это котенок. Вставил в центр камень. От кривой улыбки, подаренной мне, передернулась. — Встать и убить ее.

Стражники словно куклы поднялись и с пустыми глазами направив на меня мечи медленно надвигались.

В страхе оглядываюсь, пытаюсь дрожащими руками убрать огонь, но он словно заледенел, стал твердым и холодным.

Стражники, окружив меня приготовились нанести удар проткнув меня насквозь.

— Ливи!

— Дэрил! — в мгновение он оказался возле меня разбивая стену и сметая стоящих, закрывая собой.

Мечи, оставшихся с другой стороны, проходят вскользь, словно мы внутри кокона. Вцепившись дрожащими пальцами в камзол, еще и лицо спрятала чтобы не видеть этого кошмара.

Звук мечей бьет по ушам. Недовольный, полный отчаянья, крик магистра лишает меня последних сил. Руки разжимаются, и я сползаю на пол, жаль, что остаюсь в сознании, но видимо сжалившись надо мной, организм перестает воспринимать звуки, а глаза ни на чем не фокусируются. Какофония звуков и мутная пелена.

— Ливи, любимая, — нежные касания по всему лицу, словно крылья бабочек щекочут кожу. — Приходи в себя, все уже закончилось.

— Ливи, малышка, — горячие и шершавые руки отца крепко сжимают мои.

— Ирвин, сделай что-нибудь!

— Ваше высочество, Оливия уже приходит в себя. У девочки шок и нервное истощение.

— Ливи? — полный отчаянья голос заставляет мои глаза открыться. — Ливи, прости, прости меня, я не должен был тебя одну отпускать.

— Дэрил, — устало улыбнулась.

Оглядевшись увидела стоящих вокруг меня папу, мага и короля, а я удобно лежу в руках принца. А мы в бальной зале, вон все гости столпились чтобы хорошо видеть происходящее.

— Дорогие гости, спасибо, что пришли, — король, убедившись, что я пришла в себя, встал закрывая от гостей. — Наш бал в виду непредвиденных обстоятельств закончен. Прошу всех покинуть дворец.

Недовольно зашумели, но подчинились. Дождавшись, когда все уйдут повернулся к нам.

— Дэрил, отнеси Оливию в комнату, ей надо отдохнуть. Да и осмотр лекаря не повредит.

Легко поднявшись, словно я совсем ничего не вешу, отнес до комнаты, бережно опустил на кровать и дождавшись лекаря вышел.

Лекарь сразу дал выпить настойку и распрощался. И в самом деле, подумаешь нервный срыв и шок — ерунда.

— Ливи, — на Дэрила было больно смотреть настолько подавленным выглядел. — Я знаю, что мне нет прощения и все же надеюсь на твою милость.

— Дэрил, ты не виноват, я сама отказалась от твоей помощи, — после настойки мысль прояснилась, да и в общем состояние стало отличным, словно и не было ничего.

— Но я…

— Дэрил, пожалуйста, я устала и хочу отдохнуть.

— Да, конечно, прости. Сладкой ночи, любимая, — ссутулившись вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Ну что ж любопытство любопытством, но жизнь дороже и ближе. Пока не растеряла свою решимость пошла за долгом.

— Оливия? Неожиданно, — и женщина даже не скрывала своего удивления. — Что-то случилось?

— Да, — сделав положенный реверанс твердо произнесла. — Вы предлагали мне помощь, пришло время ею воспользоваться.

— Хм, как интересно, — поднявшись с кресла женщина обошла вокруг меня рассматривая как диковинную зверушку. — И чем же я могу тебе помочь?

— Помогите вернуться домой.

— Вот как? Но почему? Ты же суженая принца…

— Я не хочу быть королевой, — перебивать не хорошо, но и время поджимает. — Так вы мне поможете, ваше величество?

— Ах, к чему эти этикеты, зови просто Алиссия, — мило улыбаясь вернулась в кресло. — Ты меня удивляешь, Оливия. Так упорно шла к победе и вот она в твоих руках, а ты… Ты просто сбегаешь, бросая все? Только не говори, что принца не любишь — не поверю. Что же случилось?

— А вы считаете, что мало случилось? — еле сдерживалась чтобы не начать кричать. — Меня едва не убили и это во дворце! Нет, такая жизнь определенно не для меня.

— Это верно, ты слишком слаба для этого, — ненадолго задумалась, еще раз окинула меня внимательным взглядом и нехотя взяла лист чтобы написать разрешение покинуть дворец. — Держи, надеюсь, что это сделает тебя счастливой.

— Спасибо, ваше величество, — присев в реверансе забрала бумагу и поспешила покинуть не только комнату, но и дворец.

В комнате спешно поскидывала платья в сумку, шкатулку с украшениями и книгу, подаренную Дэрилом. Проверила руку увидела, что браслета, блокирующего магию больше, нет. Ну да, отбор завершен, в нем нужды больше нет.

Сняла булавку данную лордом Ирвином положила на туалетный столик. Некоторое время смотрела на гарнитур, собранный во время отбора, не зная, что с ним делать. В конце концов решилась взять с собой как память о Дэриле, чтобы спустя годы это не превратилось в сон.

Пустые коридоры дворца, полумрак и эхо шагов. Я спешила, не обращая внимание на картины и цветы, на открывшийся вид открытой галереи. Это все пустое.

Где-то в глубине души я боялась, что меня поймают или попытаются остановить. А мне домой надо. Очень. Здесь оставаться себя не уважать.

Глава 16

Родной город встретил прохладой и тишиной. Я удивилась, когда поняла, что вышла в квартале от дома. И когда Дэрил все успел организовать не понимаю, зато так тепло на душе стало от такой заботы.

Ожидая увидеть темный дом, удивилась горящему окну в кабинете отца. То, что он дома это хорошо, наверное, пришел маме сообщить новости. Надо поспешить, пока он ее совсем не расстроил.

— Мама, папа я дома! — бросила сумку возле двери и подобрав юбки побежала в кабинет отца.

И пусть леди не кричат и не бегают, мне все равно, я соскучилась.

— Ливи! — мама крепко обняла плача и улыбаясь. — Родная, как же так? Как ты себя чувствуешь? Почему ночью? Одна…

— Мирель, дай ей слово вставить, — папа забрал меня из объятий мамы и посадил в кресло.

— Прости, — мама села в соседнее тут же завладев моей рукой. — Освальд сказал, что тебя чуть не убили.

— Да, но слава Верховному, Дэрил успел вовремя, — сжала платье в кулак. — Но, что там было не знаю.

— Дэрил убил всех, — отец пожал плечами словно говорили о погоде на завтра. — И магистра в том числе. А жаль, он бы мог нам пригодиться.

— Освальд!

— Мирель, я также переживаю за нашу девочку, но ты пойми он мог назвать Алиссию. А теперь все шишки упали на него.

— Он не смог бы этого сделать, — картинки пережитого вновь закружились перед глазами.

— Почему?

— Он обезумел, я не могу понять, как такое возможно, ведь столько лет он был рядом с артефактом, по сути был его хранителем. А тут вдруг такое…

— Ты в этом уверена?

— Также, как и в том, что я дома, — улыбнулась пробежала взглядом по темным шторам и картине, изображающей наш сад. — Я у него спросила, когда он оговорился, и ты знаешь, он не назвал ее. Только иносказательно, мол она притворяется, а у самой душа черная как безлунная ночь. Он был одержим идей меня убить и сделать Таиру суженой принца.

— Да, все это странно.

— Хватит, — мама встала окинула нас строгим взглядом. — Все версии и гипотезы будете утром строить, а сейчас всем спать. Милая, пойдем, я тебе помогу.

Взяв меня за руку, как в детстве повела на верх. Помогла принять ванну, расчесала волосы.

— Осталось прочитать сказку на ночь, — улыбаясь залезла под одеяло.

— Глупышка, — мама присела на кровать взяла мою руку. — Я волновалась за тебя. Если бы я знала во что превратился дворец в жизни бы не пустила.

— Мама, у меня к тебе столько вопросов, — как же хорошо, быть дома.

— Я знаю, милая, знаю, — погладила по руке. — Обязательно отвечу на них, но завтра. Сегодня был слишком трудный день. Тебе надо отдохнуть и восстановится.


***
Утром все виделось уже в другом свете. В какой-то момент даже пожалела, что сбежала. Но быстро прогнала прочь эти мысли. Нет, я все сделала правильно. Надеюсь, что Дэрил поймет и простит.

Мысли о нем вызывали неясную тоску в груди и томление. Чтобы вернуть себе спокойствие и уверенность решила сходить в храм Верховного.

— Ливи!

— Ами?! — с радостью обняла свою подругу. — Я так рада тебя видеть!

— Я тоже, — замявшись опустила взгляд. — Ливи, прости меня, я так перед тобой виновата.

— Ничего не понимаю. Ты? В чем? И когда успела?

— Ливи, я серьезно, — взяв меня под локоть повела к стоящей неподалеку от храма скамейке.

— Ами, ты меня пугаешь.

— Понимаешь, — тяжело опустившись на скамью вздохнула. — Я плохая подруга.

— Ами, говори толком, а то я за лекарем для тебя побегу.

— В тот день, когда мы узнали об отборе, я хотела с тобой поговорить. Но струсила. Ливи, ты не понимаешь, он мне нравится. Понимаешь? Очень.

— Честно говоря, нет. Ами кто тебе нравится?

— Так Николас.

— А это кто?

— А ты что не в курсе? — она подняла на меня удивленные глаза.

— Нет. А о чем?

— Граф Раульски сделал предложение твоему отцу. Он и не принял его и не отказал, мол состоится бал и там ты сама выберешь. Узнав об этом, я поспешила к своему отцу, но он не захотел переходить дорогу твоему. И я подумала, что ты его не выберешь, если я тебя попрошу.

— А почему граф тебе не сделал предложение?

— Потому что его отец индюк! — надувшись она отвернулась.

— Интересно. Ами, чего я не знаю?

— Мы любим друг друга. Но твои земли соседствуют с землями Раульски, а мои нет. Вот и все.

— А Николас такой маленький, что не может сам решить свою судьбу?

— Он наследник, — тяжело вздохнула, опустив голову.

— Понимаю, — тоже тяжело вздохнула, вспоминая Дэрила, его метания, желание навести порядок и сделать народ счастливым. — Но сейчас у вас все хорошо?

— Сейчас да, через два месяца мы пройдем обряд, — она счастливо улыбнулась. — Этот отбор пришелся кстати. А ты почему здесь, он что уже закончился?

— Закончился, — грустно улыбнулась.

— Ты же победила?

— Я не смогла стать королевой, — не хочу никому рассказывать о том кошмаре.

— Ливи, — она взяла мою руку и погладила. — Ты не расстраивайся, твой принц тебя найдет. Вот увидишь.

— Конечно, — я встала, желая закончить наш разговор. — Жду приглашения.

— Так оно уже у тебя с неделю лежит.

— Правда? Я только вернулась и еще не разбирала почту.

— Ливи, послезавтра встречаемся у Ри за чашечкой чая.

— Хорошо, буду обязательно, — обняла подругу. — Я по вам очень соскучилась.

— Мы тоже.

Распрощавшись поспешила домой, все же у меня есть несколько вопросов к ней.

— А вот и Ливи, — мама отложила вышивку в сторону.

— Светлого утра, матушка у…

Слова застряли в горле, широко распахнув глаза смотрела на королевскую семью в полном составе сидящую на диване. Пару раз моргнула в надежде, что они кажутся, но нет. Не кажется.

— Светлого Оливия, — король строго смотрел на меня. — И как это понимать?

— Что именно, ваше величество? — реверанс уже не стала делать, кому он нужен.

— Вас вчера назвали суженой, а вы сбежали?!

— В правилах отбора не указано, что избранная должна пройти обряд. Я не хочу, поэтому вернулась домой, где мне самое место.

— Но это же подразумевается, иначе какой смысл?! — король подскочил с дивана.

— У меня не надо этого спрашивать, не я создавала правила, — посмотрела на Дэрила, думала увижу осуждение и гнев, но нет. Он спокоен и мягко мне улыбается, словно все так, как и должно.

— Корвин, дорогой, тебе вредно волноваться, — королева искусно скрывала злость, но не понимаю она то чего? Ведь я к ней пришла за помощью, и не думаю, что она против. Так на что или кого она сейчас злится?

— Оливия, ты немедленно возвращаешься во дворец.

— Нет, — подобрав юбки резко развернулась и выбежала в сад.

Никто не имеет права меня заставлять проходить этот обряд. Его вообще проходят добровольно и по взаимным чувствам. Остановилась перед небольшим прудиком тяжело дыша.

— Да, какое он имеет право указать, что я должна делать! — топнув ногой с силой опустила юбки.

— Никакого, — горячие руки обхватив талию прижали к сильной груди.

— Ты…

— Я, — почувствовала его улыбку. — Ливи, тебе от меня не сбежать. Ты можешь обижаться, злиться, бояться, сопротивляться. Но это все ненадолго, потому что мы созданы друг для друга.

— Глупости, — фыркнула и не отдавая себе отчета, удобно устроилась в его горячих руках.

— Конечно, — Дэрил легко согласился, прижал меня еще сильнее, что теперь я чувствовала спиной взволнованное биение сердца. Или это мое так стучит?

— Что так просто согласишься и все?

— Если я что и понял за долгие годы жизни во дворце, так это то, что нельзя заставить любить и быть рядом. Любовь — это свобода. Она должна дарить крылья, а не закрывать в клетке.

— Дэрил…

— Тшшш, ничего не говори. Я все понимаю, — тоска в голосе тронула до глубины души, что едва сдерживала слезы. — Просто хочу, чтобы ты знала, что не отдам тебя никому, куда бы ты не пошла я буду следовать тенью, защищая и оберегая тебя. Вчера я совершил чудовищную ошибку, которая едва не убила тебя. И ты имеешь право покинуть место, где тебя предали.

— Дэрил, — перед глазами все расплывалось, слезы все же нашли выход. — Я не сержусь на тебя, честно. Но и дворцовая жизнь не для меня.

— Я понимаю, любимая. И обязательно что-то придумаю, как все исправить. Ливи? — тревога в голосе не укралась от меня. — Ты что плачешь?

Развернул меня, обхватил лицо ладонями заглядывая в глаза.

— Ливи, любимая, не плач, — нежные, легкие поцелую собирали слезинки, отчего их поток увеличился.

Так жалко себя стало. Вот тот которого глупое сердце любит, а быть с ним не могу, потому что не могу согласится на тот кошмар во дворце, уж лучше всю жизнь одной провести.

Схватившись за сюртук спрятала лицо и разревелась, как маленькая. Дэрил что-то шептал, гладил по голове, но я не слышала. Мне надо было выплеснуть всю боль и страх, обиду и напряжение последнего месяца.

Верховный, прошел месяц, а такое чувство, что целая жизнь. Через какое-то время в душу вошла опустошенность и усталость.

— Прости, — в последний раз шмыгнув носом, отстранилась, не поднимая головы. Уверена, что сейчас выгляжу не самым лучшим образом.

— Все в порядке, — подхватив меня на руки понес в сторону дома. — Тебе надо отдохнуть.

— Но там король и королева…

— Мама напросилась на ужин, так что несколько часов можешь поспать.

— А зачем?

— Поспать?

— Да нет, на ужин напросилась?

— Не знаю, может соскучилась.

— Кто?

— Да мать моя, они же были знакомы с твоей.

— Правда?

— Конечно, ведь твоя мама практически жила при дворце.

— Точно, я и забыла.

Зайдя в дом, он уверенно поднялся на второй этаж и также уверенно занес в мою комнату и бережно положил на кровать.

— А ты…

— Откуда знаю? — хитро улыбнулся. — Знаю. Все отдыхай и ни о чем не волнуйся.

Не дожидаясь моего ответа покинул комнату. Мне казалось, что я не смогу уснуть, столько всего за утро произошло, но стоило удобно устроиться на подушке, как сон сам завладел мной.

— А вот и Оливия, — отец, как и все мужчины встал, когда я вошла в столовую. — Уже и не надеялись тебя сегодня увидеть.

Конечно, не надеялись, ведь никто не озаботился тем, чтобы меня разбудить. И все же стало неловко, подняла всех, он даже король подошел ближе внимательно рассматривая меня.

— Простите, я опоздала, — легкий реверанс.

Хорошо, что пусть и слабенькая, магия вновь при мне. Освежилась сама и платье за считанные минуты, а волосы оставила распущенными, на прическу времени не хватило.

— Пустое, мы только сели за стол, — мама также подошла, взяв под локоть отвела на место, которое было рядом с Дэрилом. — Как видишь даже тарелки не наполнили.

А еще вижу особые кубки, стараясь сохранить спокойное выражение лица, легко улыбнулась посмотрела на родителей. Верховный, что здесь происходит? Так это меня специально не будили…

— Как твое самочувствие дорогая? — королева беспокоилась обо мне, словно мы одна большая дружная семья.

— Спасибо, намного лучше.

— Рада это слышать, ты всех напугала.

— Простите.

— Я предлагаю выпить за то, что все хорошо закончилось, — король встал, подняв кубок. — Заговорщик убит, и мы все вновь можем жить спокойно.

На кубок смотрела как на ядовитую змею, хоть и знала о его свойствах. Под пристальным взглядом королевы, сохраняя улыбку выпила сок.

— А знаете, что самое интересное? — королева обвела нас презрительным взглядом.

— Что дорогая?

— То, что вы все горстка неудачников. Думаете убили недоумка Бозона и все? Ха! Он просто пешка в игре.

— Алиссия… — матушка прикрыла рот рукой шокировано смотрела на королеву.

— А ты… Ты, — этого шипения и змеи испугались бы. — Ты мелкая выскочка, которая чуть не испортила всю мою игру! Как же я тебя ненавижу! Это же из-за тебя меня чуть не выставили из дворца! И ты была права, из-за моей неудавшейся попытки создать артефакт подчинения Изабелла сошла с ума. Но хвала Верховному, мне удалось повесить вину на другого. А все почему? Тебя все прославляли и гордились! «Ах, наша Мирель такая умница», «Ах, наша Мирель первая красавица королевства», «Мирель то, Мирель се». А я?! Я?! Между прочим, именно я усовершенствовала защитные артефакты! Именно я разработала ловушки! Именно я, я, а не ты создала артефакт подчинения!

— Алиссия, что ты говоришь, — матушка бледная как полотно не могла поверить услышанному.

— Правду!

— Но почему именно сейчас? — король смотрел в одну точку, вертикальная морщина разрезала лоб.

— А почему бы и нет? Мы сидим наконец-то все вместе, одной большой семьей. Какие между нами могут быть теперь тайны, ведь наши дети любят друг друга. Не так ли?

— Мама, ты меня пугаешь, — Дэрил сжал кулаки напряженно глядя на мать.

— Пугаю? Нет, мой мальчик, это не запугивание. Это ты разбил мое сердце связавшись с этой бродяжкой, — презрительно скривив губы ткнула в меня пальцем. — Где же я ошиблась? Не понимаю.

— Позволь напомнить, что отбор была твоя идея, — Дэрил развернулся так, что закрывал меня от королевы.

— Да! Это все из-за этого полоумного Арлорахона!

— Ты же говорила, что он великий.

— Если он великий, то почему ты не выбрал Таиру? Именно она возвеличила бы тебя, прославила на весь мир и расширила границы королевства!

— Она не моя пара. Обряд между нами невозможен.

— Вздор! Я нашла способ обойти это, — громко рассмеявшись откинулась на спинку стула. — А еще смогла вызвать безудержное влечение Корвина.

— Но это невозможно! — отсиживаться за спиной Дэрила любопытство не дало.

— Глупая! Все возможно, если знать, что и как соединить. Правда, дорогой? — последнее она произнесла с издевкой поворачиваясь к мужу.

— Да, любимая, — отрешенный взгляд короля мне не понравился. Верховный, неужели наш артефакт не работает?

— Но как?!

— О, это все благодаря занимательной книге, доставшейся мне в наследство, и моему острому уму.

— А что за книга? — в глубине души я знала ответ, но должна была услышать.

— Сборник великого Бумира, в мире не две книги, как многие думают, а три, — довольно улыбнулась отпила из бокала.

О том, что их уже четыре решила промолчать.

— Но там этого нет!

— Конечно, нет, именно для этого ум и нужен, деточка. Бумир был безобидным и добрым исследователем, желающим сделать мир красивее и добрее. Глупец! Миром надо править, покорять и подчинять своей власти.

— Это чудовищно, Алиссия, как ты могла? — матушка отказывалась верить в услышанное.

— Легко. Когда есть цель все средства хороши для ее достижения.

— Но почему же ты сама не завоевала мир?

— Потому что хоть Корвин и подчинен мне, но он не единственный принимает решения. Многие рода счастливы оторвать кусок пожирнее внутри королевства, но лишь род Бозон готов был бросить вызов миру. Долгие годы я пыталась создать такой артефакт, который повел бы за мной тысячи.

— Но, ведь вы его создали, и давно, — ох мое любопытство неугомонное.

— Верно, но ты же помнишь, прежде чем пускать его в массы, нужно проверить. Я не могла допустить чтобы план сорвался из-за такой мелочи.

— Военная академия.

— Именно. Я помогла Бозону занять кресло ректора, о поверь, девочка это было не легко, но я смогла, пришлось заплатить жизнью тогдашнего короля. Ну а что поделать, сердце слабое оказалось.

— Но ведь Дэрил курировал академию.

— И что? Думаешь это так сложно не показывать то, что видеть не следует? Все просто, ведь никто за все эти годы не обнаружил мою лабораторию во дворце. Прямо у всех под носом. Мой план гениален, и я его осуществлю. Прости сын, но ты такой же бесхарактерный, как и отец. Мир не сделает нас сильными, лишь война и завоевания прославят наш род в веках.

— И что же ты намерена делать, мама?

— Тоже, что и с твоим отцом. Таира девочка понятливая, не обиделась, а спокойно ждет, нашего возвращения.

— А почему ты так открыто об этом говоришь?

— Потому что через минуту славный род Ларкиз потеряет целую ветвь, а вы мои дорогие будете делать, что я вам скажу.

— Как интересно, — король улыбнулся, наконец-то перестал из себя изображать изваяние. — Давно хотел узнать правду.

— Что, но как? Это невозможно! — королева подскочила со стула ошарашено глядя на нас.

— Я тоже читала книгу великого Бумира, — улыбнулась самой очаровательной улыбкой на какую была способна.

— Хорошо, но вы, — она указала на меня и родителей. — Вы мерзкие Ларкиз умрете!

— Вот уж вряд ли, Алиссия, — папа вновь выпил из кубка. — Я ведь тоже в артефактах что-то смыслю. Эти кубки моя гордость. Ты же отравила напиток, пока мы отвлеклись на Оливию, верно?

— Да, — ее лицо стало бледнеть, а руки дрожали.

— А у этих кубков свойство есть занимательное, кто яд добавил тот его и выпил, — папа развел руки в стороны, мол простите не виноват я. — Весь твой яд собрался в твоем же кубке, ваше величество.

— Нееет! — схватившись за горло словно ее что-то душило, судорожно пыталась вдохнуть, но безуспешно. Закатив глаза, женщина упала на пол.

Тишина накрыла столовую все смотрели на лежащую женщину не в силах отвести взгляд. Не знаю кто и о чем думал, я заставляла себя дышать глубоко и спокойно, чтобы не упасть в обморок.

Одно дело, когда ты предполагаешь и не видишь всего этого. И совсем другое быть участницей. Лучше бы я проспала ужин.

— Освальд, занятные у тебя кубки, — король отвернулся от лежащей на полу жены. — Может сделаешь и для дворца такие?

— Для дворца, боюсь не поможет, знать признает хрусталь, считая металл пережитком прошлого.

— Начнем с кубков для гостей, будем вводить новую моду.

— Как вы можете? — ошарашено посмотрела на мужчин. — Только что умерла королева, а вы говорите о кубках?

— Оливия, — король говорил мягко, словно обволакивая шелком. — Мне жаль, что ты оказалась свидетельницей этого, мы все хотели оградить тебя. Но она уже умерла, ей не поможешь. Вот-вот прибудут люди и со всеми почестями уберут тело и подготовят к завтрашней кремации.

— Вам совсем не жаль? — в глазах стояли слезы, пусть королева и оказалась недостойной, но и смерти я ей не желала.

— Ее? — ненадолго задумался. — Знаешь, жаль, но не того, что она так умерла, а того, что стремилась к пустому, уничтожая все на своем пути. Ты, только представь, каким талантом надо обладать, чтобы создать такие артефакты. И на что она его направила? На подчинение и в будущем хотела нарушить мир, пролить кровь невинных людей. А ведь сколько полезного для всего мира могла бы сделать. Так что, Алиссия получила по заслугам. А мы все, благодаря тебе остались живыми.

— Почему мне?

— Если бы ты не твоя идея с артефактом, который меня защитил сегодня от ее приказов. И если бы ты не сбежала, то не было бы у нас этих кубков. Уверен, что сегодня утром, тебя бы отравили, а к вечеру Дэрил проходил бы обряд с Таирой. Сама слышала у Алиссии был четкий и уже отработанный план. Так, что Оливия, мы все живы и свободны благодаря тебе.

— Мы все в этом участвовали.

— Теперь ничто не стоит на пути вашего обряда с Дэрилом, — король довольно улыбнулся.

— Эм, я не хочу говорить на эту тему, — встала из-за стола, мне нужен свежий воздух. — Я что-то устала, простите.

Выскочив в сад поспешила к прудику, вода меня всегда успокаивала, наверное, из-за моей принадлежности этой стихии. Услышала приближающиеся шаги, но продолжила стоять спиной.

— Ливи, посмотри на меня, — упрямо мотнула головой. — Хорошо, пока постой так, если тебе от этого легче. Ты можешь меня выслушать?

— Слушать могу, — а вот смотреть пока нет, потому что не знаю, как об этом сказать, и как Дэрил на это отреагирует.

— Ливи, я тебя люблю и не откажусь никогда. Мы с тобой истинная пара.

— С чего такое утверждение?

— Помнишь конкурс, когда надо было найти меня настоящего?

— Да.

— Помнишь, что ты почувствовала?

— Мягкую нежность, как-то тепло на душе стало, — хорошо, что не смотрела на него, потому что покраснела до кончиков ушей.

— Я тоже это почувствовал, а это первое, что возникает, когда пара соединяется.

— Но почему это не произошло с первой встречи?

— Как объяснил Ирвин, вокруг есть множество подходящих, но истинную отличает общность глубинных взглядов и целей. А для этого, как ты понимаешь, надо общаться или, как в нашем случае, нестандартная ситуация, заставляющая смотреть сердцем, а не глазами.

— Ну, хорошо, допустим это так, — не выдержав повернулась к нему лицом. — Но это не означает, что мы должны проходить обряд.

— В нашем случае — это неизбежно, — улыбнулся так, что сердце замерло. — Видишь ли, чем больше будет проходить времени, тем сильнее нас будет тянуть друг к другу.

— Сколько? — в миг горло пересохло.

— Ирвин говорит, что максимум лет семь-восемь, но это для очень упрямых. Ливи, неужели ты меня совсем не любишь и мысль об обряде тебе так противна?

— Ты прав, Дэрил, я тебя люблю, — нет смысла отпираться от очевидного.

— Тогда пойдем? — счастливая улыбка в другое время вызвала бы и мою в ответ, но сегодня…

— Нет, Дэрил, — отошла на несколько шагов от него, улыбка в миг сошла, а его лицо стало серьезным. — Я могу любить тебя, но не могу жить во дворце, среди всего того ужаса. Я могу любить тебя, но не могу позволить тебе сойти с середины пути. Ты должен навести порядок в королевстве, поднять его и создать новые, лучшие условия жизни.

— Так мы вдвоем это сделаем, — недоумение читалось на его лице.

— Сделаем, но не так, как ты хочешь.

— То есть? — вертикальная морщинка появилась на переносице.

— Я не буду проходить с тобой обряд.

— Как?

— Я не буду твоей слабостью. Я стану твоей силой, а для этого обряд мы пройдем через пять лет, когда ты наведешь порядок в королевстве. Все это время я буду рядом, помогая тебе, стоя в твоей тени.

— Но почему?

— Потому что, пройдя обряд, лично у тебя, все будет хорошо, и не захочется думать о плохом. Ведь все работает и так, верно?

— Ливи…

— Нет, Дэрил, я хочу гордиться тобой, а не стыдиться себя. Дворец должен стать домом для нас и наших детей, а не скопищем непонятных людей, интриг и злости.

— Но почему так долго?

— Быстрее вряд ли получится. Народ должен принять и полюбить тебя, он должен поверить тебе и в то, что ты принесешь им мир и процветание. И потом, ты задолжал мне период ухаживаний.

— А ухаживания меня отвлекать не будут от дел королевских? — хитро улыбнулся, думая, что поймал меня. Зря. Я подготовилась.

— Нет, — подарила ему очаровательную улыбку. — Ты сам говорил, что я не обычная леди, меня конфетами и букетами не удивишь.

— И… я не понимаю…

— И я принимаю ухаживания в виде новых законов, благополучия королевства и людей.

— Ливи, ты удивительная, — облегченно выдохнул в один шаг сократил между нами расстояние, подхватил меня на руки и закружил.

— Знаю.

— Но ты обещаешь быть рядом? — сомнение и страх все еще были в его глазах.

— Всегда, — искренне улыбалась еще и головой кивнула, желая по скорее прогнать тень с его лица.

Осторожно поставив меня на землю, Дэрил взял мое лицо в ладони всматриваясь, будто запоминая каждую черточку моего лица: нос, губы, скулы, волосы, которые, наверняка, после кружения растрепались, глаза…

Утонула в его синих, как небо, наполненных нежностью глазах. Удерживая меня в плену восхищенного взгляда, Дэрил медленно, вызывая мурашки, провел одну руку мне на затылок, удобно зарываясь в волосы, а второй притянул еще ближе за талию.

Сердце бешено стучало, я уже жаждала этого поцелуя, неосознанно приоткрыла губы и больше он не медлил.

Мягкий и нежный поцелуй закружил в своем сладостном водовороте. Теплые губы наполняли мое сердце блаженством, сметая все сомнения и страхи. В его сильных руках было спокойно и вместе с тем волнительно. Что-то новое и до сих пор не изведанное поднималось из глубин, погружая в мир удовольствия, в мир, который он построит для нас…

Эпилог

Пять лет спустя
— Ливи, ты ослепительна, — матушка кружилась вокруг меня, то и дело поправляя то кружево, то локон.

Ну что тут скажешь? Любая на ее месте волновалась, все-таки дочь обряд проходит, а в ее случае не просто с достойным мужчиной, а с будущем королем. Сначала обряд, а потом коронация.

— Леди Мирель, все будет хорошо, не волнуйтесь, — моя любимая Шарил, которая захотела прислуживать мне и дальше, переехала в наш новый столичный дом, который король пожаловал нашему роду, вместе с герцогством, за заслуги перед короной. — Верховный щедро одарил леди Оливию.

— Ох, Шарил, я не могу не волноваться, — матушка обмахиваясь устало села в кресло.

— Мирель, на выпей и станет легче, — отец подал бокал с успокоительным. — Пока доедем до храма настойка подействует.

— Что, уже пора?

— Да, коляски ждут нашу принцессу у подъезда, а Дэрил, наверное, уже в храме, — хоть он и говорил спокойно, но по легкой дрожи пальцев поняла, что волнуется не меньше, и возможно, сам выпил успокоительное.

— Как же быстро время летит, — матушка промокнула уголки глаз, все утро плачет.

— Матушка, радоваться надо, а вы слезы льете, — послала ей самую радостную улыбку, на что мне просто махнули рукой.

— Все, мои хорошие, — отец подал жене руку, помогая встать. — Нам пора, Оливия ты очень красивая.

В последний раз посмотрела на себя в зеркало, чтобы убедиться в правдивости слов отца.

Нежный золотистый ритильский шелк, пена белоснежного кружева, волнами ниспадала к ногам, переливаясь мелкими, словно капельки росы, бриллиантами. Гладкий лиф украшен затейливой вышивкой, а треугольный вырез соблазняет и обещает.

Высокая прическа перехвачена бриллиантовой нитью, лишь у лица позволили двум локонам мягко щекотать шею. Легкий румянец, улыбка, не сходящая с алых губ и сияющие счастьем и предвкушением зеленые глаза.

Да. Определенно, я красивая. Надеюсь Дэрилу также понравятся мои старания. Подмигнув своему отражению пошла за родителями.

Открытые коляски украшены цветами, лентами и родовым гербом Ларкиз.

Заняв с родителями свои места, коляска тронулась по улицам Атории, вдоль которых толпились люди кричащие пожелания крепкого союза и процветания, счастья и плодовитости. Нас обсыпали цветами, а под копыта лошадей кидали зерно и монеты.

Я счастливо улыбалась, кивала людям, сегодня они станут моими подданными, а я их королевой. Верховный, помоги нам с Дэрилом править мудро и с любовью.

Белое здание храма с высокими витражными окнами величественно возвышалось над центральной частью города. Вся площадь заполнена людьми, которые при виде нас взорвали всю округу оглушающими криками и аплодисментами.

Счастливые лица людей, их искренность стали неожиданной, и в тоже время ожидаемой наградой за эти пять лет каждодневного труда, спров и отстаивания своих позиций с Дэрилом, с королем, с Советом.

Поднимаясь по высокой лестнице, ведущей к массивным двустворным дверям храма перед глазами проносились эти пять лет нашего с Дэрилом ожидания.

Траур по королеве, высылка рода Бозон на дальний север, лишь там, согласились их принять, после долгих переговоров. По прежним законом весь род подлежал казни, но ни я, ни Дэрил не хотели начинать свой путь к короне с крови. Королю пришлось уступить, иначе Дэрил отказывался от короны и уезжал в другое королевство.

Потом новые законы и новые проекты. Сейчас в каждом крупном городе есть лаборатория для талантливых детей, где им помогают раскрывать свой талант, направляя его в мирное русло. Опыт с неудовлетворенными амбициями королевы заставил нас пересмотреть отношение к таким детям.

Медленно шаг за шагом, Дэрилу удалось завоевать любовь народа. Этому способствовали и восстановленные земли, радующие своим плодородием, и небольшие привилегии тем, у кого талантливые дети, а решение налогового вопроса окончательно расположило людей.

Многое изменилось, да и мы тоже изменились. Ирвин был прав, когда говорил о глубинных взглядах и целях, чем больше мы друг друга узнавали, тем сильнее становилось наше притяжение.

Последний год был самым тяжелым, наша связь не давала нам надолго разлучаться, поэтому приходилось много ездить вместе, везде появляясь вдвоем. Проверки и подведение итогов четырех лет работы, требовали от нас постоянного перемещения по королевству.

И результат нас порадовал, а соседи заинтересовались нашими нововведениями и часто приезжали делегации для обмена опытом. Мы с ними щедро делились знаниями, а они отвечали уважением и незаметно признали авторитет Дэрила.

И вот сейчас наша заслуженная награда, которой можно спокойно насладиться, не боясь неприятностей.

С моим приближением двери медленно открылись, впуская в обитель Верховного и его служителей. Здесь все утопало в цветах и лентах, гости с нетерпением и волнением ждали начала обряда.

Меня же занимал один человек, тот, что стоит у алтаря и восхищенно смотрит на меня, замершую в дверях. Дэрил был в белоснежной рубашке с золотой вышивкой, рукава сейчас были закатаны, чтобы все смогли видеть, что обряд совершен.

Отец, положив мою руку на свой локоть повел к суженому, помогая справиться с заминкой. Стук сердца. Судорожный вдох. То ли от волнения, то ли от насыщенного аромата благовоний голова кружилась.

Остановившись перед алтарем, отец отошел в сторону, а мы посмотрели друг другу в глаза и мир перестал существовать. Я не слышала речей служителя, не видела ничего вокруг. Лишь его взгляд жадный и жаждущий пробуждающий во мне бурю и трепет. Томительная дрожь, взволнованное дыхание и легкое покалывание в губах, желающих поцелуя.

От резкой боли в запястье вздрогнула, посмотрела вокруг. Верховный, наш обряд проводит сам Арлорахон, невероятно. И как Дэрилу удалось его убедить не знаю, ведь последние пятьдесят лет, он ни для кого не проводил обряды, давая лишь предсказания.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Словно поняв, о чем я думаю, он улыбнулся и громко провозгласил:

— Народ Асвилеи, именем Верховного я скрепляю этот истинный союз, предначертанный свыше, — соединив наши руки прошептал какие-то слова.

Легкий жар пронесся по левому предплечью оставляя витую растительную вязь с пятью бутонами. Верховный, вот это меня благословил народ, сколько детей будет у пары, столько бутов на вязи суженой, а с каждым рожденным ребенком бутон будет раскрываться. А на правом предплечье Дэрила появился стоящий на задних лапах лев с оскаленной пастью. После коронации над ним появится корона.

— Приветствуйте священный союз, — громкие крики и аплодисменты ушли на второй план, ведь сейчас меня целовал самый лучший мужчина. Любимый мужчина. Суженый.

Упоительный, неспешный и сладкий. Им хотелось наслаждаться еще и еще, теряться в водовороте чувств и нежности сильных рук.

— Моя, — нехотя отстранился, счастливо улыбаясь поцеловал мою вязь и каждый бутон на ней.

— Всегда, — говорить от переполнявших чувств не могла, лишь шептала.

Во дворец мы ехали сидя вдвоем, а народ еще громче кричал поздравления и прославляя нас. Мы же искренне счастливые с благодарным сердцем принимали любовь народа.

Дворцовая площадь также была забита людьми, простые и аристократы перемешались в разноцветное море, волнующее и сильное.

Церемонию коронации также провел Арлорахон, чем привел всех в священный трепет. И чем мы заслужили такую благосклонность знает лишь Верховный. Возложив короны сначала на голову Дэрила, а потом мою, вывел нас на балкон явив новых правителей народу.

— Народ Асвилеи приветствуйте вашего нового короля и королеву!

Всеобщая любовь окрыляла, искренняя радость подданных наполняла сердце и грела душу.

— Если бы не ты… — Дэрил повернулся ко мне заглядывая в глаза.

— Мои лишь идеи, а воплощение твое, Дэрил. Это сделал ты, — вновь утонула в любимых глазах, потемневших от страсти.

Вновь поцелуй волнующий кровь, разжигающий страсть. И пусть я немного боюсь первой ночи, что-то мне подсказывает, что Дэрил сделает ее незабываемой и такой же нежно-тягучей, как наш поцелуй. Яркой, как взрывающиеся фейерверки, до которых нам нет никакого дела.

— Мы, Ливи. Это сделали мы. Без тебя не было бы и меня. Ты моя сила и мое вдохновение. Ты мой воздух и мое сердце. Будь со мной рядом, любимая.

— Всегда, любимый.

Конец.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики