Витание в цепях (fb2)

- Витание в цепях (а.с. Сферы мира -1) 983 Кб, 287с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Мария Буквина

Настройки текста:



Мария Буквина Витание в цепях

Глава 1. Предчувствие

С незапамятных времен Ингстрем, мир без звезд, через каждые пятьдесят пять часов погружается в абсолютную тьму, знаменуя начало нового цикла. На сто двадцать минут магия попросту исчезает. Нигде не сохранилось сведений, когда и почему это произошло в первый раз. И сегодня, спустя сотни лет, явление по-прежнему необъяснимо.

Однако мечты большинства жителей мира, считающего себя венцом всех собратьев, направлены отнюдь не на разгадку тайны тьмы. Те, кому не посчастливилось родиться в Главном городе, жаждут его богатств и возможностей. Те же, кто с гордостью носит звание гражданина Иланийса, грезят о приближении к Высшим.

И лишь сами владыки Ингстрема продолжают дело предков и надеются найти решение проблемы, которая приводит к их временной беспомощности. Столетиями усиленная охрана и простые правила позволяли не замечать отсутствие магии. Однако даже незначительная угроза – это брешь в обороне. И она должна быть устранена.

А пока… тьма дополнилась еще одним явлением, которое заставило задуматься здешних мудрецов.

- Как красиво! – Нистери стояла на балконе и смотрела куда-то вверх. – Сегодня особенно.

В небе начали появляться вспышки. Первые мгновения своего стремительного падения они напоминали молнии. Мощные разряды всех цветов пронзали небосвод. Но постепенно скорость снижалась. Пока всполохи не замедлились настолько, что стали напоминать снежинки. Они искрились и переливались, медленно приближаясь к поверхности земли, затем замирали на месте, чтобы, в конце концов, погаснуть навсегда. Жителей города волновало происхождение этих огней, но они были слишком прекрасны, чтобы по-настоящему пугать.

Некоторые говорят, что это души умерших, не обретшие покоя. Тогда цвет соотносится с доминирующими качествами их обладателей. Чем светлее и ярче огонек, тем чище и благороднее был человек. Серый цвет свидетельствует о безразличии. Красный означает разврат и похоть. Синий – жестокость. Черный – убийство. Последний нельзя увидеть, но почему-то многие верят, что он есть.

По другой теории, это проказничают лесные создания вайники. Говорят, им страшно во тьме. Когда они пугаются, то начинают светиться. И этот свет образуется внутри них. Затем вайники собираются в одноцветные группы и приступают к взаимодействию. Они передают свои страхи воде. Образуется большой пузырь, который взлетает ввысь и остается там, пока связь не разорвется.

Некоторые иланийцы на полном серьезе уверяют, что вспышки – это выбросы с деревенской фабрики. Столетиями там производят различные магические штуковины, а по ночам при помощи высвобожденной Энергии соревнуются в живописании неба. Правда, в этом случае Высшие наверняка знали бы о природе явления. И они не стали бы тратить столько времени на поиски ответов. Однако простым жителям свойственна вера в то, что правители всегда что-то от них скрывают.

К сожалению, последняя версия не имела ничего общего с истинной причиной происходящего. Не имела в части подозрения работников фабрики. А вот насчет сокрытия правды иланийцы не ошибались.

Высшие не могли рассказать о том, что сотворили их предшественники. Но этого и не требовалось. Все свидетельства произошедшего были уничтожены или спрятаны. События давно минувших циклов оказались погребены под слоем рутинных забот. И до сего момента поступок предков напоминал о себе лишь посвященным.

Однако, как бы ни были чисты и благородны представители знатных семей, посвященные в тайну исчезновения Вилара, они понимали, что для счастья близких и друзей, для сохранения образа города им придется скрывать содеянное до конца своих дней. Вопрос выживания всегда приглушает голос совести, а чувство вины притупляется благодаря щедрым дарам Иланийса своим владыкам.

- Что-то их уж слишком много… Не к добру это… – Всматриваясь вдаль, Антоль Агдарис вздохнул и протянул племяннице бокал с напитком розового цвета.

В свои семьдесят три этот статный мужчина без заметных признаков старости мог вполне продолжать веселиться по полной и не забивать голову всякими «мелочами». Будучи представителем Высшей семьи, он имеет неограниченный доступ к Энергии. А значит, в силах продлевать жизнь и получать всё, что заблагорассудится.

Но происходящее уже много лет тревожило Антоля. Особенно не давал покоя случай, когда Энергия словно взбесилась. Она не слушалась Высших и меняла окружающий мир по своему хаотичному усмотрению. Однако тогда все закончилось без видимых последствий…

Антоль отпил из бокала. Опьяняющая жидкость знала свое предназначение, а потому быстро запузырилась по венам, разнося приятное чувство расслабления.

А ведь когда-то Антоль был беззаботным юношей, и ему не требовался чудодейственный сок, чтобы почувствовать себя лучше. Потешаясь над всеми, кто воспринимает доступ к магическим силам излишне серьезно и возносит себя над окружающими, он радовался каждому прожитому дню. Но сегодня он почти не улыбался.

Даже любимая племянница не смогла отвлечь его от тревожных мыслей. А праздничный ужин, где глава Совета Ардо Дивар делал вид, что никаких сбоев нет, стал причиной новых волнений. Волнений, которые усилились, стоило первым вспышкам возвестить об очередном своем параде.

«С каждым разом все ярче и ярче…» – думал Антоль, пока Нистери с улыбкой протягивала руку к таким далеким и вместе с тем таким близким огонькам.

Даже те, кто продолжали бояться явления тьмы, не могли не отметить красоту «возносящихся душ». Ими любовались. Благодаря им надеялись…

Но все же подобная красота редко является результатом осознанной деятельности. Лишь природа и хаос способны породить столь гармоничные в своем беспорядке явления.

«Слишком много». – Мысли Антоля отразились на его лице.

Нистери улыбнулась. Дядя всегда понимал ее лучше всех, помогал, заставлял поверить в себя, когда после неудач опускались руки. Хотя, надо отметить, она очень редко пребывала в плохом расположении духа, а преграды воспринимала, как нечто временное и в конечном итоге разрешимое.

Поэтому увидев грусть и сомнения во взгляде Антоля, Нистери начала подыскивать слова, которые могли бы его подбодрить. Вот только интуиция никогда не подводила семью Агдарисов. Это была одна из возможностей магической ветви их наследия.

- Что может быть плохого в подобном чуде? Огоньки великолепны! Они явно происходят из другого мира, и это самое прекрасное явление, которое мне доводилось наблюдать. Я просто счастлива, потому что где-то еще есть добрые могущественные существа, способные творить такую красоту.

- Ну, ты и загнула, – Антоль улыбнулся. – Не думаю, что эти полоски света создаются намеренно. В Совете некоторые даже побаиваются их. Ты же знаешь, мы много раз пытались определить источник огней. Но они не относятся ни к одному из измерений. Может, это действительно переход в мир неживых…

- Или отражения звезд из незаселенной Вселенной… или галлюцинации от воздействия паров Лиреи…

Нистери рассмеялась и направилась в свои покои.

- Доброй ночи, дядя, – сказала она на прощание. – Праздник Перехода уже совсем скоро. Мне надо попытаться поспать.

Наследница рода Агдарис успела удалиться до появления света. А потому никто не рассмотрел ее немагическое платье. Нежно голубое, из кемариса ручной работы оно идеально подчеркивало фигуру. Но при всем при этом, реальный наряд не шел ни в какое сравнение с прежним платьем, созданным из чистой Энергии и поразившим своей легкостью и узорами даже представителей Высших семей. К сожалению, оно, как и положено, исчезло вместе с магией и наступлением тьмы.

***

Нистери действительно думала, что сможет уснуть, но тревога вперемешку с возбуждением сделали свое дело.

«Что может пойти не так? Каков будет выбор Высших? Понравлюсь ли я Кемрину в этом платье?» – Мысли переполняли голову Нистери. Она никак не могла сосредоточиться. Страх, что ей достанется сила низшей категории, и тогда фамилия Агдарис перестанет вызывать уважение, переполнял Нистери. Она все представляла взгляд отца, который поймет, что его маленькое сокровище ничего собой не представляет. Мама, конечно, на словах не придаст значения случившемуся, но Нистери знала, что хочет, чтобы ей гордились, а не жалели.

Не в силах предугадать будущее, она решила искать спасение в воспоминаниях, в тех светлых моментах, которые всегда помогают найти лучик надежды, когда на горизонте сгущаются тучи.

Девочка из богатой семьи, которой никогда ни в чем не отказывали. Ее мать могла воздействовать на силы природы. Этот дар помог Агдарисам еще прочнее закрепиться в привилегированных семьях. И сегодня только две фамилии имели большее влияние – Дивар и Нирави. В их подчинении находились войска Иланийса и вся научная деятельность. Когда-то именно в этих семьях рождались могучие воины и гении стратегии, которые смогли прекратить столкновения и принести гармонию в мир без звезд. И до сегодняшнего цикла именно эти две фамилии чаще всего звучали во всех правящих структурах Иланийса.

Нистери было одиннадцать, когда она познакомилась с мальчиком на два года старше. Своевольная, она могла позволить себе любую шалость, и это всегда сходило ей с рук. Вот и в тот цикл Нистери просто сбежала из своих покоев. Сначала воспользовалась окном, потом тайными переходами, и вскоре вся чумазая, в разодранном платье, но абсолютно счастливая неслась по белоснежному полю виалий, вдыхая аромат этих первых весенних цветов. Ее светлые, пшенично-медовые волосы с вплетенной голубой лентой издалека могли показаться дивным облачком, потерявшим в этих местах что-то очень важное и теперь пытающимся отыскать свою собственность.

У Нистери была цель. В цикл ее рождения ведьма Алади преподнесла волшебный подарок – осколок небесного камня, омытый водами реки Алирии. По крайней мере, так заявляла сама Алади. Потому что исцеляющий поток, возникающий из ниоткуда и впадающий в никуда, пока не видел никто, чьи слова можно было бы воспринимать всерьез.

Но Нистери искренне верила. Она впитывала каждую историю, сказку, легенду, что ей доводилось услышать. Она мечтала о приключениях, новых друзьях, удивительных обитателях других миров. И хотя Иланийс был поистине городом городов, Нистери уже узнала здешние порядки и возможности. Вернее, ей так казалось.

Именно поэтому, избавившись от контроля, она первым делом решила заглянуть в бездонный колодец. По преданиям это был портал к сказителям – бестелесным существам, которые могли предвидеть будущее и за определенное подношение отвечали на один вопрос. При свидетелях, правда, они всегда молчали. И этот факт был не в пользу достоверности легенды.

Колодец находился в одном из тех загадочных мест, где магии не существовало. А это означало, что находиться там было крайне опасно. В лесах Ингстрема легко можно повстречать хищников любой разновидности. И против многих из них немагическое оружие практически бесполезно.

Обычно иланийцы стараются обходить подобные места. Ведь стать невидимым для угрозы намного легче, чем вступать в бой. И зачем рисковать, если территории, обделенные магическим вниманием, встречаются редко, а рядом всегда есть иной путь?

Даже опытные воины не горят желанием бросать вызов судьбе. Что уж говорить о маленькой девочке, которой вряд ли был доступен хоть один из способов безэнергетической самозащиты.

Легким, как с точки зрения веса, так и использования, является только магическое оружие. Но в местах, лишенных магии, оно практически бесполезно. Здесь пришелся бы кстати обученный охранник. Однако расскажи Нистери о своих планах любому постороннему, и о тайной вылазке можно было сразу забыть.

Вдалеке показалась группа всадников. Нистери пригнулась и побежала к роще зельниц. При созревании плоды этого кустарника преодолевают силы притяжения и начинают парить все выше и выше, напоминая воздушные шарики. А запах от самых зрелых «шариков» порой исходит такой, что заставляет забыть обо всем, кроме наполнения собственного желудка.

Спрятавшись за кустами, Нистери не удержалась, и, встав на носочки, попыталась дотянуться до плода, парящего выше остальных. Но у нее не было шансов. Тогда она начала прыгать, однако и это не помогало. Не привыкнув отступать, Нистери принялась хвататься за ветки. Силы, однако, распределились не в ее пользу. И, в конце концов, она зависла в воздухе, ухватившись сразу за несколько ветвей.

- Зараза! – отпустив кусты и неудачно приземлившись, Нистери в придачу умудрилась получить от зельниц сдачу.

Конечно, можно было использовать Энергию природы, но тогда Эльвиса Агдарис сразу бы обнаружила местонахождение дочери. Поэтому, решив вернуться на обратном пути, Нистери сорвала плод, до которого могла дотянуться. Да, он оказался не самым зрелым, но сейчас это было не так уж и важно. Раскрыв зельницу размером около пятнадцати сантиметров, Нистери выбрала пять самых красных ягод и начала их очищать.

Никогда прежде эти дольки не были такими вкусными! Может, Нистери просто успела проголодаться или свежий воздух сделал свое дело, но на десять минут она позабыла про все колодцы и легенды. Сорвав еще два плода, Нистери принялась за них и не заметила, что всадники, от которых она здесь пряталась, уже находились за ее спиной.

- Тебя не кормят, девочка? – спросил улыбающийся парень лет двадцати. Его взлохмаченные светлые волосы и озорной взгляд заставили Нистери пару раз глупо хихикнуть. После чего она отвернулась и попыталась оттереть с лица сок зельниц. И хотя перепачканные руки этому не способствовали, каким-то немагическим чудом, она смогла-таки привести себя в более-менее пристойный вид.

Парень спрыгнул с коня и подошел ближе.

- Вы не местные… – проговорила Нистери, внимательно рассматривая одеяния и снаряжение путников.

Никакой магии. Легкая броня с основой из вываренной кожи дуков, поддоспешная рубашка из простой ткани, холщевые штаны и походные сапоги. Эти люди были слишком обыкновенными, чтобы заинтересовать.

- И как ты только смогла это определить? Хочешь сказать, в самом богатом городе Ингстрема все такие же чумазые как ты?

- Вы заблудились? – Нистери боролась с собой, решая остаться ли здесь и поговорить с путниками, рискуя при этом попасться страже, или убежать в еще неизведанные места в поисках того самого колодца.

- Мы думали угоститься, а ты тут уже почти все умяла.

- Нет… Пока не все… Так что погуляйте еще немного.

- Эльмар, оставь ребенка в покое! – повелела женщина в темной мантии.

Она казалось спокойной, но легкая нервозность в голосе выдавала едва сдерживаемую злобу. Нистери даже подумала о подключении к Энергии для защиты. И продолжая разглядывать остальных, старалась не упускать из виду и «жестокую женщину».

Худая, высокая, с темными кругами под глазами, эта сорокалетняя наездница выглядела намного старше. На мгновение Нистери заподозрила, что на самом деле перед ней древняя старуха, вернувшая относительную молодость благодаря Энергии Иланийса. Хотя в этом случае она вряд ли бы оставила в своем аккуратно уложенном пучке волос столько седых прядей.

- Не знаешь, прибыли ли уже Высшие Дивар? – на сей раз злая женщина обратилась уже к Нистери.

- Чего? – не расслышав вопроса, переспросила та.

Путники ее уже почти не интересовали. Кроме, разве что, высокого и симпатичного Эльмара. Все восемь всадников явно были из одной местности. А простое немагическое оружие говорило о неспособности быстрого получения Энергии. Оставалось только выяснить название и месторасположение их города или даже скорее деревни, поселка…

- Она явно слишком поглощена своими мыслями, госпожа. Мы так действительно опоздаем. – Эльмар широко улыбнулся, подмигнул Нистери, сорвал самый зрелый плод и пошел обратно к отряду.

- Моя зельница! – от одиннадцатилетней девочки сложно было ожидать столь громкого крика.

Эльмар споткнулся и выронил плод. От удара он разлетелся во все стороны.

Нистери улыбнулась. То ли от того, что ее зельницу никто другой не получит, то ли от созерцания недоумения и наигранного испуга на лице Эльмара.

- Предупреждать надо… Куда в тебя все это влезет? – Парень с сожалением посмотрел на растекающиеся ягоды.

- Отдых окончен! – Женщина в мантии начала терять контроль над собой. – Здесь никто не собирается помогать просто так.

Эльмар подбежал к своему коню и быстро запрыгнул на него.

- Какой послушный!.. – Нистери не нравилась эта чересчур суровая и холодная дама. – И куда вы все с этой бабулей торопитесь? Неужели думаете, что попадете к Ардо?!

Лицо «командирши» перекосилось. Все чувства, сдерживаемые в этой вынужденной поездке, весь гнев к ненавидимому городу, наконец, переполнили женщину и, глядя на очертания видневшегося вдалеке замка Агдарис, она заговорила:

- Посмотрите на нее. В Иланийсе совсем обнаглели. Даже юная оборванка смеет открывать рот на повелительницу Занаи. Она, вероятно, думает, что магия, которую Совет прибрал к своим рукам, поможет ей. У меня здесь лучшие воины моего города. И пока ты будешь пытаться собрать силы для удара, то есть подключаться к источнику, один из наших клинков проткнет твою глотку. Даже если бы ты могла получать Энергию автоматически, не думай, что убивать легко. Секундное промедление и наш обриг снесет твою симпатичную чумазую головку. Ненавижу Иланийс со всеми его правителями. Их давно пора свергнуть, пока они отобрали не все ресурсы у других городов.

Нистери уже собиралась нагрубить в ответ, но замершая в напряженной позе повелительница Занаи заставила ее помедлить с ответом. Обриг, оружие по своему действию напоминающее бумеранг, также не способствовал бурному выяснению отношений.

- Это вы тренируете на мне речь для Ардо Дивара? Я думаю, что уже после первой пары слов никто из вас уже больше никогда не сможет говорить. Жаль… Мне кажется, что здесь есть и достойные люди. Эльмар! – крикнула Нистери. – Если что, обращайся, я заступлюсь.

Эльмар чуть не прыснул от смеха, но почувствовав, что госпожа Ивласия еще не выпустила весь скопившийся гнев, предпочел почесать нос, прикрывая выдававшую его улыбку.

- Вот блин! – Нистери повернулась в сторону дома. Она только сейчас вспомнила, какой следующий цикл. Вот почему ей так легко удалось сбежать. Ведь все в замке заняты подготовкой к званому вечеру. По крайней мере, пока не обнаружат пропажу наследницы.

- Где блин и зачем ты от нас пряталась? – спросил Эльмар, пытаясь разрядить обстановку.

«Опять я напортачила», – подумала Нистери, понимая, что кто-то явно понесет наказание за ее сегодняшний проступок.

Возможно, если сильно поторопиться, наследница рода Агдарис еще успеет вернуться к торжеству, и тогда в суматохе все забудут об этой опасной вылазке. Не собираясь больше пререкаться со стервозной повелительницей, Нистери отвернулась от гостей из Занаи.

- Пока, девочка! – крикнул Эльмар, жестом указывая быстро убегать и надеясь, что отъезд заставит Ивласию повременить с приказом оторвать оборванке голову.

- Да, пока… – пробубнила Нистери автоматически.

Всадники удалялись, а мысли в эту бессонную ночь так и норовили растолкать друг друга в попытках заставить Нистери отвлечься.

«О, Эльмар, – улыбнулась она, вспомнив их первую встречу. – Какой же ты был… неуверенный в себе, что ли. Правда, Иланийс всегда внушал вновь прибывшим трепет и волнение».

Эльмар действительно оказался прекрасным воином. Но, к сожалению, в Главном городе без энергетических способностей достичь можно очень малого. Полезность бойцовских качеств ограничена двумя часами в цикл. И среди охранников только защитники Высших имеют высокое положение в обществе.

Удивительно, но продвижение Эльмара Приланса в Иланийсе оказалось довольно стремительным. Уже после своего прибытия он смог найти место в войсках одной из правящих семей. И хотя Энергия так осталась для него недоступной, Эльмар быстро показал мастерство владения различного рода оружием. И заодно доказал, что сила зачастую проигрывает быстроте реакции и нестандартной логике. Веселый и общительный, каким-то образом он всегда оказывался желанным гостем в любой компании. И мало какая девушка могла противостоять его обаянию и умению очаровывать без применения магии.

Прошло три года, и Эльмар попал в личную охрану рода Дивар. Несмотря на то, что кроме Эйо Стимвиртона, здесь были только чистокровные иланийцы, его приняли без единого возражения. Возможно, Эльмар оказался единственным, кому нисколько не помешало происхождение. И даже те иланийцы, которые считали всех остальных жителей Ингстрема вторым сортом, ни разу не выказали неуважения Эльмару.

Поначалу он служил не самым важным представителям династии Дивар. Однако после дня казни из-за происшествия на праздновании Омолими Лесте понадобилась новая охрана. Эльмар оказался в числе первых, кто удостоился чести защищать будущую правительницу города.

Это навсегда осталось загадкой, но ненавидимая большинством знакомых девушка, произвела на Эльмара такое впечатление, что до этого не пропускающий ни одной привлекательной особы занаец влюбился с первого взгляда. И что самое странное, чувство не исчезло и после более близкого знакомства с Лестой.

«Что он вообще в ней нашел?! – мысленно удивилась Нистери. – Любая девушка была бы счастлива оказаться рядом с таким мужчиной. Но только не эта бесчувственная зазнайка! Могла же просто пресечь все заигрывания Эльмара. Однако что-то ее останавливает, заставляет давать надежду…»

Нистери стукнула себя по лбу и села на кровать.

«Это я так отвлекаюсь? Вместо того чтобы пытаться отдохнуть перед циклом столетия, переживаю, что в Ингстреме нашлась девушка, которая из-за своего бездушия не поддалась на чары Эльмара. Это же хорошо! Малейшая близость – и его ожидала бы мучительная гибель».

Нистери выдохнула и снова легла в кровать. Она, наконец, поняла, что на самом деле просто очень волнуется за друга. И чувства, которые она испытывает к Эльмару, совсем иные по сравнению с любовью к Кемрину. О занайце же Нистери вспомнила лишь потому, что сейчас ей очень требовалось поднять настроение и отвлечься от всей этой предпраздничной кутерьмы. Или это не совсем так?

- О, нет, – улыбнулась Нистери и уткнулась лицом в облачную подушку.

И действительно, Эльмар всегда знал, как поднять ей настроение. Хороший друг и преданный воин, занаец каким-то чудом оказывался рядом именно тогда, когда Нистери нужна была помощь. И не важно, была ли это очередная проказа, из-за которой родители погрозят ей пальцем, или выбор наряда на какой-нибудь важный прием, Приланс каждый раз проявлял чудеса сообразительности и понимания женской логики.

- Тааак… – Нистери снова улыбнулась и повернулась набок.

Рассудив, что желание разобраться в своих чувствах вряд ли поможет уснуть, Нистери вновь мысленно вернулась в тот цикл. Цикл, который во многом повлиял на всю ее дальнейшую жизнь.

«Значит, отряд собрался уезжать, а я вспомнила, что в очередной раз устроила своим родителям сложный денек». – Нистери даже немного покраснела, понимая теперь, как трудно воспитывать столь непоседливого ребенка.

Но тогда осознание сотворенного пришло слишком поздно. Отсутствие Нистери наверняка успели обнаружить. А раз так, незачем отказываться от приключений, когда до них уже рукой подать.

Нистери посмотрела вслед удаляющимся всадникам, помахала Эльмару и, усмехнувшись, понеслась в лес Непрощения. Конечно, название слегка смущало. Но она думала, что знает, какая зачастую бывает разница между словами и заложенными в них смыслом… или полной бессмыслицей.

Например, Звездная улица. Там ведь даже нет ни одного изображения звезды. Да и вообще, говорить о звездах в Ингстреме как-то странно. А парк Каннибалов? Вновь прибывшие обходят его стороной. Хотя ничего страшного там никогда не происходило. Просто землю покрывает некоторое подобие мха. На самом деле это простейшие организмы, абсолютно безвредные для любого живого существа, кроме них самих же. То есть они размножаются, поедая друг друга. Для глаза этот процесс незаметен. Однако во время прогулки по парку из-за небольшого эффекта шевеления может закружиться голова.

Или вот взять Сад Сладострастий? Сколько раз там бывала, но так ничего сладкого и не нашла. И не только сладкого. Довольно унылое и скучное место. Если бы не запрет на посещение, никогда бы и близко к нему не подошла.

Хотя поговаривают, что туда надо идти в затемненные периоды и почему-то парами. К сожалению, тогда же появляются проверки на входе с сигналом о применении Энергии. И Нистери пока так и не удалось разобраться, чем сладострастное отличается от просто сладкого.

Погрузившись в размышления, она не заметила, что уже пересекла границу леса, за которой Энергия пропадала. Только свет, быстро покидающий окрестности, заставил ее остановиться.

- Добралась… – обрадовалась было Нистери, но быстро сообразила, что не успеет вернуться домой до исчезновения магии. И, кажется, не она одна.

Все будто замерло. Находясь обычно подле матери, Нистери привыкла к доброжелательному воздействию сил природы. Но сейчас, без защиты она ощутила, как тысячи мурашек пробежали по ее телу.

Почему так быстро холодает? Нистери развернулась и побежала назад. Вернее, она так считала. Если бы она хоть раз в жизни хорошенько подумала, перед тем как действовать, то наверняка заметила бы свои следы и вскоре вернулась на безопасную территорию. Но чуда не произошло. Совершенно беззащитная, во тьме, откуда может появиться что угодно…

Неприятный стрекочущий звук раздался где-то совсем рядом. Нистери свернула, но нечто уже почуяло свою добычу и не собиралось останавливаться.

Все ближе и ближе. Треск ломающихся веток преследовал ее. И Нистери уже не представляла, где выход, где заканчивается безэнергетическая зона. Последний шанс уничтожил корень, оказавшийся на пути. Нистери упала, и, зажмурившись, обхватила руками голову.

- Мама… – прошептала она с отчаянием.

Вдруг возле нее что-то брякнуло. Протяжный визг оглушил Нистери. Преследователь был совсем рядом. Нистери даже показалось, что она чувствует его дыхание. Не желая умирать трусихой, она быстро села, желая посмотреть в лицо своему убийце. Но яркий свет заставил ее снова закрыть глаза.

Напряжение из-за ожидания нападения постепенно сменялось недоумением. В ушах еще гудело, поэтому сложно было понять, где находится ее новый друг. Но что-то подсказывало, что угроза миновала.

Стараясь не смотреть на источник света, Нистери приоткрыла глаза. Рядом никого не было. Надеясь, что она еще на этом свете, Нистери быстро встала, потерла разбитую коленку, сделав этим еще больнее, и, мысленно ругая себя за весь прошедший цикл, начала разглядывать спасительное сияние.

Источником оказался небесный камень, выпавший из ее кармана. И он сиял, озаряя все вокруг на несколько метров.

- В нем действительно есть свет звезд из другого мира… – удивленно прошептала Нистери.

Страх пропал так же моментально, как и появился. Любовь к приключениям и врожденное любопытство взяли верх.

- Не для того я столько сюда добиралась!

Нистери схватила камень и помчалась к сказителям. При свете она легко смогла определить свое местоположение. И оказалось, что до колодца осталось совсем немного пути. Желая покончить со своей миссией как можно скорее, Нистери не особо тщательно выбирала дорогу. В результате откуда-то снизу раздался визг. Это она наступила на хвост лайчихе – ящероподобному существу, преследующему свой ужин. «Ужину», как следствие, сегодня повезло.

- Извиняюсь! – для очистки совести прокричала Нистери.

Через пятнадцать минут она, наконец, выбежала на поляну с колодцем в центре. Нистери осмотрелась. Все было слишком обыденно. Здесь совсем не чувствовалось присутствие чего-то особенного. Поляна как поляна. Немного расстроенная, Нистери подошла к колодцу и заглянула внутрь.

- Ооочень глубоко, – хмыкнула она, затем взяла валяющийся рядом камешек и бросила внутрь. Раздался всплеск. Нистери с надеждой всматривалась в водную поверхность, освещая ее своим «небесным осколком». Но это был обычный колодец, причем, совсем неглубокий.

Крик за спиной испугал Нистери. Она выронила камень, быстро обернулась, но вокруг была только тьма. Единственный источник света медленно тонул, забирая с собой и надежду выбраться. Понимая, что последний шанс на спасение упущен, Нистери села, прислонившись спиной к колодцу, и зажмурилась.

- Ты откуда? Что происходит? – удивленно спросил кто-то.

Нистери открыла глаза. Вокруг все еще было довольно темно. И странное подобие пелены… За ней просматривалась земля, покрытая чем-то светлым. Нистери подошла ближе. Холодный порыв ветра остудил ее любопытство. Она вновь отступила. Но тут внимание Нистери привлек силуэт. Пытаясь разглядеть, кто именно скрывается во тьме, она обдумывала варианты побега.

- Я Нистери Агдарис! Если ты мне поможешь, тебе хорошо заплатят, – как можно более уверенно произнесла она.

В это мгновение из-за туч показались звезды. Такие большие и яркие, они осветили все пространство за пеленой. И мальчика… Он был ненамного старше Нистери. Но в глазах уже столько боли. В этих красивых синих глазах. Нистери не могла отвести взгляд. Казалось, время остановилось.

- Я не понимаю… – Мальчик стал быстро смотреть по сторонам.

- Может, ты сказитель? – Нистери улучила момент, пока ее собеседник отвернулся, и попыталась привести себя хотя бы в какой-нибудь порядок.

- Кто?..

- Тот, кто предсказывает будущее за плату. Говорят, они живут в колодце. И если бросить туда что-нибудь магическое…

- У тебя есть что-то магическое? – с надеждой спросил мальчик, прерывая тараторящую Нистери.

- Уже нет. Может, представишься, наконец?

Очередной крик за спиной заставил Нистери снова оглянуться. Но, так и не сумев ничего разобрать в темноте, она решила продолжить занимательную беседу.

- Дак, как говоришь, тебя зовут? – по-детски строя глазки, спросила Нистери.

Однако мираж исчез так же быстро, как и появился. Никто не собирался отвечать на ее вопрос. Он просто повис в воздухе, заставляя Нистери растерянно озираться по сторонам.

Именно тогда она в первый раз почувствовала ЭТО. Агдарисы всегда знают, когда совершают ошибку. Обычно все начинается с холодка, пробегающего по всему телу. Пульс учащается, сердце выскакивает из груди, страх постепенно вытесняет все остальные эмоции. И вот уже паника… Чем страшнее последствия, тем сильнее эти чувства. И хотя раньше Нистери не испытывала ничего подобного, внутренний голос подсказывал, что она совершила нечто непоправимое.

Нистери не могла больше здесь оставаться. Ей казалось, что еще одна секунда промедления и мозг взорвется.

Справа стало светлее. И кто-то промелькнул между деревьями. Нистери показалось, что он был похож на мальчика. Что если на того самого мальчика?

С надеждой Нистери помчалась вдогонку. Она не думала об опасностях, притаившихся в темных закоулках леса, не думала, что помощи ждать было неоткуда. Остатки инстинкта самосохранения подсказывали, что главное – выйти из немагической зоны. Однако сейчас Нистери интересовали лишь бездонные синие глаза и их печальный владелец.

- Бу! – перед Нистери кто-то выскочил.

Она остановилась. Весь страх, выданный на сегодня, видимо уже закончился. Да и очередной юноша не производил пугающего эффекта.

«Не приключение, а сплошное издевательство! Меня точно кто-то наказывает», – подумала Нистери, закатив глаза, а затем со всей силой ударила обидчика.

- Я что, по-твоему, мало напугана?! Думаешь, что можешь быть страшнее этого места? Ты кто вообще такой? Откуда взялся?

- Ну, извини… – пробубнил юноша, делая вид, что ему больно. – Я не хотел. То есть, возможно, хотел, но только слегка… Просто я прогуляться решил, а тут ты на меня несешься. Ой, мои манеры оставляют желать лучшего. Сначала надо же представиться. Можешь звать меня Кем.

- Знаешь, где выход? – с надеждой спросила Нистери.

- Да, тут рядом. Лес какой-то странный. Вроде, пройдешь совсем немного, а кажется, что очутился в самой чаще.

- Ну, веди, Кем! Я Нистери.

Освещения было недостаточно, да и туманный дым не способствовал хорошей видимости, но Нистери быстро поняла, что новый знакомый тоже оказался довольно симпатичным. И тут как-то вдруг забылись все страхи и угрозы.

- Почему ты бегаешь по лесу одна? Тебе лет то сколько? – с наигранной поучительностью в голосе спросил Кем.

- Я заблудилась, испугалась… сама не знаю чего. И вообще, это мое дело. Сам как будто намного старше.

- Мне тринадцать, – поняв, как глупо это прозвучало, Кемрин поморщился. – Мы с родителями в гости едем. Подрался немного со старшим братом. Обиделся, сбежал, тут ты подвернулась. Прости… Не подумал.

- Да хватит уже извиняться. Наоборот, ты меня в чувства привел. Никак не пойму, откуда паника. Мне почему-то показалось, что я совершила ошибку. Что-то страшное…

- Ты?! – Кем рассмеялся. – О да, твои деяния уничтожат этот мир.

- Не знаю… Можешь смеяться, но мне действительно показалось, что я чувствую… – Нистери отвернулась, надеясь собраться с мыслями, взгляд скользнул по ближайшим деревьям. – Не шевелись!

Нистери попыталась собрать Энергию. Но дети еще не покинули переходную территорию. Слишком малые силы окружали их. А нечто, испепеляющее ярко-оранжевым взглядом, становилось все выше и выше. Когда существо, поднявшись с земли, оказалось ростом почти четыре метра, Кем сделал шаг вперед. Заслоняя новую знакомую, он прошептал:

- Разделимся. Беги налево. Там выход. Я отвлеку его.

Зверь не торопился. Он видел, что жертвы не двигаются, и, не спеша, разглядывал свой ужин.

- Кордонис. Очень редкий обитатель западных лесов. Охота на него запрещена. Вымирающий вид. Плотояден… – Нистери пыталась вспомнить его слабые места, но паника путала мысли.

- Беги уже! Сейчас обоих слопает.

Самоотверженность Кема, его голос каким-то чудом придали Нистери уверенности. Страх отступил. Может, для мощного удара сил и не хватает, но луч света никогда не требовал много Энергии.

- На счет два! – прокричала Нистери, схватив руку Кема и сжав ее так, что тот чуть не закричал от боли. – Прости! Два!

Яркая вспышка озарила зверя. Поднявшись на задние лапы, будто надеясь уклониться от света, животное истошно зарычало.

Дети решили не дожидаться ответной реакции и стремглав понеслись прочь. Если бы они оглянулись, то увидели, как гневно зверь смотрел им вслед своими тремя глазами, как злобно он разинул пасть, показывая ряд острых зубов, способных вмиг пережевать кости даже взрослого человека. Обогнув свет, зверь бросился вдогонку. Метр за метром он сокращал разрыв, уже предвкушая, как откусит голову этим мерзким созданиям, испускающим сияние, так ранившее его чувствительные глазки.

Энергия мира становилась все сильней. И когда зубы кордониса заскрежетали совсем рядом, Кем вывернул дерево, и, падая, оно отправило зверя в нокаут.

Неожиданно лес закончился.

- Отойди от нее!

Мужчина в доспехах схватил Кема за руку и оттащил на безопасное расстояние. Не сразу сориентировавшись, Нистери завертелась, как юла, выискивая знакомые лица. Однако окруживший ее отряд состоял из незнакомых воинов. И хоть знаки отличия говорили о службе роду Агдарис, она не сразу почувствовала себя в безопасности.

Лишь несколько мгновений спустя, когда воины расступились, самая дорогая улыбка на свете заставила ее забыть обо всем.

- Мама!..

Это единственное, что успела проговорить Нистери, до того как утонула в крепких объятиях. Страх, переживания, все недавние приключения в один миг исчезли. И только мужской голос заставил ее снова вернуться в реальность.

- Отпустите его!

Еще один отряд прибыл на помощь. Вот только эти воины охраняли совсем другую семью. Использование Энергии Кемрином, его страх заставили Высших Нирави поволноваться. Но сейчас  их сын был в безопасности. А потому они облегченно выдохнули и поприветстовали род Агдарис.

- Мы уже сами справились! – выкрикнула Нистери.

Ее мать улыбнулась и встала рядом с дочерью.

- Добро пожаловать, диа Нирави, – произнесла она.

- О, Эльви, рады встречи. Хоть сейчас непросто понять, что именно произошло, но зная нашего сына, могу заранее принести извинения. – Ольдар Нирави широко улыбнулся.

- Эээ… Нет! Рано извиняешься. Мою малышку никому не переплюнуть. Все уже перепробовали. Только на цепь посадить осталось. Даже не представляю, что будет дальше.

- Извините… – попросила Нистери дрожащим голосом. Она выглядела так испуганно. Казалось, ее большие глаза-хамелеоны вот-вот переполнят слезы. – Я заблудилась, совсем запамятовала, какой сегодня цикл. А потом встретила Кема, и мы оба познакомились с кордонисом… Простите, меня…

- О, небеса! Девочка, мы совсем не злимся, – успокаивающе проговорила Дерия Нирави, взяв Нистери за плечи. – Главное – вы целы. Пожалуйста, не бойся. Все хорошо. Ты теперь в безопасности.

- Спасибо, – прошептала Нистери, не отводя от Дерии свой честно сожалеющий взгляд.

- Пора выдвигаться. По дороге расскажете о своих злоключениях. – Улыбнувшись, Эльвиса Агдарис, покачала головой.

Обе группы направились к своим лирцам – летающим благодаря Энергии управления воздушными потоками средствам передвижения. Выглядеть они могут совершенно по-разному. Ведь ограничениями при их создании служат только воображение и веяния моды. В этот раз Агдарисы предпочли птичий вариант – белокрылых, отливающих синевой габрелий, а выбор Нирави пал на золотых зеленогривых коней.

- Артистка, – прошептала Эльвиса дочери.

Нистери улыбнулась, подмигнула маме и побежала к лирцам.

***

«Идеальный союз», – подумала Нистери, все еще пытаясь заснуть. Однако какая-то непонятная тревога никак не желала отпускать, а воспоминания о детстве пробудили начинающее угасать желание чего-то большего.

Нистери только сейчас осознала, что ее страсть к приключениям и непокорность почему-то обычно приводят к последствиям, которым все только рады. Может, это внутренний компас не позволяет обойти нормы морали и всегда подталкивает к безопасному выбору. Или в глубине души она боится потерять уважение окружающих, а желание поозорничать – всего лишь очередной повод привлечь внимание к собственной персоне.

Как бы то ни было, Нистери прекрасно понимала, что ей действительно повезло встретить свою половинку еще в детстве. И никакие сомнения и страхи не должны помешать грядущим событиям.

Все эти годы Кемрин был и остается настоящим другом и опорой. А чувства, зародившиеся еще тогда – при первой встрече, не только не исчезли, но росли и укреплялись с каждым циклом.

Большинство девушек Иланийса могли только мечтать о таком муже, и все, что им оставалось – это завидовать Нистери. Завидовать ее положению, ее красоте, ее беззаботной жизни.

Завтра же эти чувства должны были лищь усилиться. Если Нистери не опозорится при распределении Энергии, а такое вряд ли возможно даже несмотря на все переживания, Кемрин сделает ей предложение.

«Великая тайна!» – Нистери усмехнулась и быстро перевернулась в кровати, пытаясь выплеснуть нахлынувшую волну эмоций.

Действительно, Кемрин готовил свой грандиозный «сюрприз», тщательно скрывая каждую манипуляцию. Вернее, он думал, что скрывает.

Относясь к высшей семье, ответственной за науку и знания, Кем всегда мог соорудить нечто из ничего. Он был силен, ловок и чертовски красив. А еще он был честен и справедлив. И потому никогда не врал и не использовал других людей в своих целях.

Однако именно из-за своей замечательности Кемрин столкнулся с проблемой там, где никак не ожидал. Как сделать сюрприз для возлюбленной, если сам ты открытая книга, а она обладает сверхъестественной интуицией?

И все же стоит отдать должное Кемрину. Он старался. Он действительно старался утаить свои намерения даже тогда, когда Нистери уже знала время, место грядущего события и каждую деталь своего свадебного ожерелья.

Вот только эти знания принесли трудности самой Нистери. Теперь ей приходилось контролировать все свои слова и жесты. Любопытство в очередной раз сыграло с ней дурную шутку. И в стремлении не ранить чувства Кемрина, она каждую их встречу превращала в целый спектакль, пытаясь отвлечь внимание возлюбленного от странностей собственного поведения.

К счастью, это вынужденное представление, наконец, подходило к концу. Нистери заранее отрепетировала реакцию на «спонтанное» решение Кемрина. А удивление она умела изображать не хуже сожаления.

Однако что-то все равно не давало покоя. Внутренний голос подсказывал, что ей не суждена просчитанная размеренная жизнь. Все слишком идеально. И если ничего не произойдет, Нистери сама все испортит.

«Я люблю Кемрина. Это обычный мандраж. Что бы ни произошло, мои чувства сильны и проверены временем. Я хочу быть с ним. Хочу путешествовать вместе с ним. Я буду действовать, как предписано. Все будет хорошо». – Нистери заставила себя улыбнуться.

- Вот только почему мне приходится себя уговаривать? – спросила она вслух у самой себя.


Глава 2. Крах

Энергия – сила, окружающая все миры, магия, существующая в каждом измерении. Где-то наверняка есть ее начало, а значит и те, кто способен управлять истоком. Хотя это всего лишь теория. Тайну, окутывающую природу власти Высших, всегда скрывал плотный занавес иллюзий, недомолвок, легенд и псевдонаучных объяснений.

Но чтобы не управляло событиями планетарного масштаба, власть в Ингстреме уже давно располагалась в Иланийсе. И за ней последовали богатство, красота и ощущение абсолютной защиты от любого нападения извне.

Уже несколько столетий один цикл Ингстрема поочередно предоставляется каждой высшей семье. И это означает, что все, что можно увидеть и услышать, соответствует настроению лишь одного правителя. В первые минуты света этот иланиец прикасается ко всем отголоскам Энергии, и в результате получается чудо.

Каждый новый цикл не похож на предыдущий. А каждое вчера является начальной планкой для следующего завтра. Красота владеет Главным городом, заставляя сердца его жителей трепетать от осознания, что они являются частью столь выразительного волшебства.

Дивар любят огонь. Не тот, который уничтожает и обжигает. Сила, дающая свет и тепло, при правильном использовании окутывает все строения города, вызывая всеобщий восторг. Отвести взгляд от стихии, столь опасной в реальности, но невероятно прекрасной в руках своего владыки, попросту невозможно.

Однако цикл заканчивается. И вот уже под руководством Нирави небо и звезды отражаются в каждой колонне, в каждой скульптуре. Бездонная синева заставляет прохожих часами вглядываться в чужие, но столь прекрасные созвездия. Были ли это сапфировые скопления некогда великого мира Арг или изумрудовые микропланеты стремительных Гани, или попросту нечто, придуманное кем-то из Нирави, в любом случае Иланийс преображается до неузнаваемости, приобретая не свойственные ему черты.

Но начинается новый цикл, когда возможность прикоснуться к другому измерению, почувствовать близость иных миров сменяется цветущим великолепием от рода Агдарис. В эти пятьдесят пять часов никому не бывает ни жарко, ни холодно. Природа будто подстраивается под каждого иланийца. И в этот момент единения с окружающим миром город зарастает диковинными растениями.

Кажется, само естество желает проявить себя, рассказать историю. А флора предоставляет для этого все необходимое. Порой, даже трудно определить цветы ли встречают тебя возле собственного дома либо деревья. И можно ли есть их плоды.

Нет, конечно, все появившиеся благодаря Агдарисам фрукты и овощи съедобны. Даже если в реальности они могут причинить серьезный вред. Вот только никто не гарантирует приятный вкус понравившегося плода. Особенно в последние годы, когда в оформлении города принимает участие Нистери Агдарис.

Еще будучи девочкой, она стала любимицей всего Иланийса. Добрая и прекрасная озорница своим любопытством сводила с ума каждого, с кем вступала в беседу. Но любовь к жизни и страсть ко всему новому и неизвестному заставляли в итоге чувствовать нечто подобное всех, с кем Нистери сводила судьба. Так что мелкие пакости, вроде горьких лакедисов, приводили лишь к улыбкам. Возможно, не сразу, не после первого укуса...

Цикл вновь заканчивается, и вот уже род Вардон принимает в свои руки управление Энергией. Теперь не иланийцы чувствуют землю у себя под ногами, а она понимает их. Каждый порыв, намерение – и волны песка уже переносят ступившего на него человека, куда бы ему не потребовалось.

На незастроенных площадках возникают замки. Они словно настоящие. Огромные и совсем крохотные, эти постройки создаются также для радости детей и укрытия взрослых. Но в первую очередь, конечно, для красоты. Так протекает обычный цикл Вардонов – цикл форм и единения с землей.

Однако когда-нибудь наскучивает все. И удивительные песчаные постройки рассыпаются, предоставляя возможность воздушной телепатии Тавирдов удивлять свидетелей действа.

Любой предмет в такой цикл переносится просто по мановению руки. Не надо подключаться к источнику. Тавирды уже это сделали, и воздух, становясь то кристально чистым и свежим, то прозрачно голубым или темно-зеленым, готов исполнить любое желание каждого, кто вошел в зону воздействия Тавирдов.

Конечно, любой род может использовать все грани Энергии, совмещать, заигрывать с их оттенками. Но это делается лишь для создания чего-то нового, из-за желания удивить иланийцев, заставить их гордиться своей принадлежностью к источнику могущества многих миров.

На самом же деле основой управления циклом всегда становится сила того рода, кто взял на себя обязанность удивлять иланийцев на этот раз.

Были ли это Викрос, чей сонм иллюзий порой приводит в исступление даже привыкших ко всему стражей города, либо Эскво, любители тоскливых мелодий и дождливой погоды, но каждый раз фантазия Высших изумляет иланийцев, которые продолжают радоваться безгравитационным приколам Криалисов, снежным баталиям от рода Парлевски, веселым пиршествам Марилиев и музыкальным представлениям Анорисов.

Бывают и более обычные циклы. Бесто Лутий, например, предпочитает оказывать горожанам помощь в обыденной жизни. Хотя это происходит скорее из-за неспособности данного рода к глобальному управлению Энергией. И Бесто надеется, что его сын Иладим сможет переломить сложившуюся тенденцию, получив более сильные способности.

Эвадия и Калгер Мисаро, напротив, могут охватить своей магией весь город, но предпочитают не тратить Энергию понапрасну, а направляют силы лишь на создание наилучших условий для процветания местного населения.

Семья Вигондо, имея в своем распоряжении силу звука, развлекает город мелодиями, будто сыгранными на самых разных инструментах. И вот когда уже кажется, что не осталось ни одного неиспользованного музыкального варианта, Лирок – наследник рода создает нечто невозможное. Притом невозможное в прямом смысле этого слова. Быть может, не всегда приятное на слух, но все равно неожиданное и никогда ранее не слышанное.

Тестий Латос перенял от своих родителей привычку одаривать горожан драгоценными камнями. Каждый его цикл воздух наполняется зёрнами. Поначалу они просто парят, но стоит кому-то выбрать зерно и прикоснуться к нему, как происходит чудо. Зерно распознаёт своего хозяина и начинает прорастать. Слой за слоем оно обретает форму и вскоре превращается в уникальную драгоценность, которая будет радовать хозяина на протяжении всей жизни. А после его смерти рассыпется в прах.

Семьи Эстон и Лардини обычно управляют соседними циклами, и зачастую любят объединять их, чтобы доставлять иланийцам двойную радость. Именно в это время город посещает больше всего торговцев из других земель Ингстрема. Их привлекает огромный выбор качественного и дешевого товара, найти который подчас возможно лишь здесь. Наследницы рода Залария Эстон и Эва Лардини – подруги с самого детства и большие любительницы званых ужинов.

Из цикла в цикл семнадцать семей передавали друг другу право управления Иланийсом. Казалось, так будет всегда. Никто не хотел верить, что все хорошее рано или поздно заканчивается. Тем более счастливая, полная веселья и излишеств жизнь.


***


- Сколько можно шуметь! – прокричала Нистери, не желая открывать глаза. Где-то там снаружи свет и Энергия земли уже вовсю заигрывали с настроением горожан, но Вики, служанка рода Агдарис, еще не пришла, а значит, можно было не спешить. Она ведь заснула совсем недавно и так крепко… – Еще хотя бы пару минут… Что за?!

Нистери вскочила с постели. Она шла к двери с огромным желанием наорать на тех придурков, которые посмели стучать в ее комнату в час отдыха. Но когда Нистери дернула за ручку, яркие вспышки заставили ее забыть о возмущении из-за раннего пробуждения. Пытаясь приспособиться к свету, она прикрыла глаза.

А потом Нистери заметила кровь. В паре метрах от двери лежало тело Вики. Платье для церемонии находилось подле. Еще вчера такое прекрасное… сегодня – испачканное кровью свидетельство реальности происходящего. Нистери хотела закричать, но звук застрял где-то в горле. Было тяжело дышать. Непонимание происходящего внушало ужас.

- Нистери, беги! – прокричал Давос – глава ее охраны. – Скорей в библиотеку! Ты знаешь, что делать.

И тут Нистери увидела, кто были этими «придурками». Коридор оказался усыпан телами. Здесь лежали и защитники замка, и неизвестные ей люди в странной одежде, и существо… Жуткая слизкая тварь не шевелилась, но все равно внушала ужас. Нистери не успела понять, был ли это один целый монстр, или несколько разрубленных. Только три пасти с пятью рядами зубов выступали из беспорядочной массы конечностей.

Наконец, ноги начали ее слушаться, и Нистери помчалась прочь. Ей надо было спуститься на один этаж, попасть в библиотеку и открыть секретный проход в подземные лабиринты Иланийса.

Нистери бежала. Она не могла или не хотела остановиться. Не думала о том, что ожидает ее впереди. Главное – не возвращаться. Это просто кошмар. Страшный сон перед волнительным событием. Она должна была проснуться. Это ведь так легко…

Что-то вонзилось в ее плечо. Тело переставало слушаться. Сделав еще пару шагов, Нистери упала.

Один из преследователей приподнял ее, убрал волосы с лица, а затем спросил:

- Это она?

Ответа не последовало. Раздался щелчок, и дикий крик наполнил все помещение.

- Да! Да! Хватит… – Нистери узнала голос. Дядя Антоль. Ее милый и добрый дядя, он всегда был для девушки другом и советчиком. И сейчас ему так больно. Сердце Нистери сжалось, она хотела помочь, сделать хоть что-нибудь, чтобы положить конец мучениям дорогого ей человека. Но не в силах даже приоткрыть глаза, вынуждена была безропотно принять происходящее.

Внезапно в коридоре раздались шаги. Неторопливо, уверенно, он приближался, словно являлся хозяином положения. И тишина, наступившая через мгновение, это подтвердила.

- Пожалуйста, не убивайте ее, – умолял Антоль дрожащим голосом.

- Убивать? – с насмешкой произнес незнакомец, подходя все ближе к Нистери. – Никто не собирается ее убивать. По крайней мере, пока… Девушка нам еще пригодится, в отличие от тебя.

- Нет! – Нистери пыталась закричать. Понимая всю безысходность своего положения, она, тем не менее, все еще надеялась на чудо. А звуки становились все тише и непонятнее. Кажется, она слышала грохот, потом крик… Но снотворное, наконец, закончило ее мучения. Все пропало. Только тьма вокруг. И ни звука…


***


- Войска Иланийса на подходе!

Командующий повернулся на крик. Всем своим видом демонстрируя недовольство сложившейся ситуацией, он, тем не менее, не собирался поддаваться несвоевременным эмоциям.

- Позовите Гастрема! И сразу по своим отрядам. Осталось еще пять домов. На них у вас не более часа. Я пока отвлеку иланийцев…

Трое страшных, как орангутанги, облитые кислотой, мужчин молча кивнули и бросились исполнять приказ. Их наспех сколоченные из подручных материалов доспехи производили слишком много шума. Но все же это была защита, и защита вполне надежная. При правильном сочетании материалов доспехи выдерживали даже легкие удары Энергии. А для отрядов зачистки, к которым принадлежали эти трое, большего и не требовалось.

Нападение на Иланийс выглядело идеально просчитанным. Враг успел посетить двеннадцать домов Высших. И при этом был еще слишком силен. Жуткие твари и оружие, превосходившее стандартное снаряжение охраны по всем статьям, не давали противнику шанса.

Однако сопротивление продолжалось. Каждый, кто еще каким-то чудом стоял на ногах, пытался дать отпор.

К сожалению, нападающих оказалось слишком много, и у защитников замка просто не хватало времени на сложную магию. А твари и вовсе не обращали внимания даже на сравнительно сильные удары.

Как же послушны они были! Эти монстры запросто закрывали хозяев своими телами. А затем, если еще могли двигаться, продолжали ожесточенно нападать. Будто смерть их нисколько не страшила. Неужели можно выдрессировать столь разумных существ? Или подобное подчинение является результатом применения некой неизвестной пока магии?

Но время на поиски ответов сейчас было непозволительной роскошью. Лишь стремительные удары, отрубающие многочисленные конечности невиданных существ. И лязг металла, сопровождающий человеческие поединки.

Броня нападающих была тяжелой. Иланийские воины вряд ли смогли бы в ней свободно передвигаться, не то что сражаться обеими руками сразу.

А эти люди могли. И делали это отменно. Хотя кто сказал, что нападающие были людьми?

Искалеченные, хромые, с грубыми протезами вместо потерянных конечностей, они скрывали свои тела под несколькими слоями изодранных и грязных одеяний. Доспехи, изготовленные будто из подручных материалов, порой пугали не меньше живучих монстров. А дополнительные протезы, помогающие в бою и переноске снаряжения, и смертехваты, одеваемые на руку и служащие для проникновения в живую плоть, усиливали страх перед нечеловеческой силой врага.

Во время схватки одним из любимых приемов убийства противника у «пришельцев» были обнимашки, во время которых из шипов, расположенных на руках и груди, выдвигались смертоносные иглы с ядом.

Единственное, что не скрывалось под доспехами и снаряжением, это лица. Измазанные какой-то темной краской, но все же вполне обычные, если, конечно, таковыми можно считать изуродованные шрамами и вырванными кусками кожи, перекошенные от ненависти физиономии.

Когда троица, схватившая Нистери, направилась исполнять приказ, до прибытия городских армий оставались считанные минуты.

Командующий помедлил, провожая уходивших взглядом, а затем присел рядом с пленницей. Довольно странно, но он выделялся среди остальных нападающих своей относительной нормальностью. Поначалу было сложно заметить, однако под шлемом и боевой раскраской скрывался вполне обычный парень, который легко мог затеряться в толпе таких же обычных иланийцев. А огромные синие глаза и вовсе производили эффект, когда кажется, что перед тобой не впервые встреченный незнакомец, а человек, с которым давно дружишь и полностью доверяешь.

- Ну, привет… – прошептал командующий. Его рука приблизилась к светлым волосам Нистери, но, замерев буквально в сантиметре от них, так и не смогла прикоснуться.

Раздались шаги. Командующий быстро встал и повернулся в сторону идущего отряда.

- Вызывал? – спросил воин в металлической броне и двумя бронебойными крилетами за спиной.

- Да, – произнес командующий, жестом подзывая Гастрема на расстояние, где остальные не могли слышать их разговор. – Я ведь могу на тебя положиться? Эту девушку доставьте как можно аккуратнее. Проследи, чтобы ей не причинили вреда.

- Да, хорошо. Хотя я бы предпочел поотрезать головы этим гадам.

- Ну, у тебя будет еще не один шанс заниматься любимым делом. Может, даже надоест. Но сейчас меня действительно очень беспокоит судьба этой иланийки. Поэтому не упускай ее из виду.

Гастрем понимающе кивнул и, подняв Нистери, понес ее в подземные тоннели.

Где-то совсем рядом раздался чавкающий звук.

- Тисо, ко мне!

Сначала из-за угла показался язык. Он жадно выискивал останки погибших.

- Тисо, живо!!! – командующий разозлился. Его высокомерное выражение лица разбавилось негодованием.

Язык пропал. И через секунду в один прыжок рядом с командующим стоял трехметровый монстр. Кожа его, обычно темно-зеленая, сейчас была вся покрыта кровью защитников и жителей замка. Челюсть еще продолжала шевелиться. Вернее, одна из двух челюстей. Вторая расположилась на противоположной стороне туловища, там, где обычно находится спина. Острые длинные зубы выстроились в три ряда под разными углами. Гнилые, грязные, они торчали во все стороны словно ежик-переросток. Пять пар рук-ног, напоминавших щупальца, не только легко справлялись с массивной тушей животного, но и помогали совершать прыжки до двадцати метров в длину. У этих тварей нет единого мозгового центра или иного уязвимого места. Они не испытывают боль и будут убивать до последнего вздоха.

Командующий снял перчатку и приложил руку к голове монстра. Как только ментальная связь наладилась, площадь перед замком Агдарисов начали заполнять существа разной степени омерзительности.

Сначала казалось, что все они разные, но присмотревшись, можно было обнаружить общие черты, позволяющие объединить тварей в несколько видов. Самыми жестокими и яростными представляются создания фиолетового оттенка. Они могут развивать невероятную скорость, поэтому, попав в поле их зрения, убежать уже нет шанса. Настигнув цель, эти монстры, называемые забурами, разрывают ее. Они прекрасно ощущают жизнь, ее присутствие. И не останавливаются, пока не уничтожат ее. Когда же жертва повержена, забуры теряют к ней интерес. Они не едят мясо. Их цель – не позволять существование вблизи других видов существ. До восьми метров в длину, с четырьмя парами мощных конечностей, непропорционально маленькой головой, где нет рта, зато двадцать четыре глаза без век, забуры видят любые шевеления. У них нет слепых зон, от них невозможно укрыться. На участке туловища, где обычно находится шея, расположился метровый хобот для питания. В отличие от ларзов, к которым принадлежит Тисо, этих тварей убить сравнительно несложно. Главное, успеть выставить защиту или использовать оружие. Ведь нападение молниеносно, а при поддержке других тварей и вовсе неотвратимо.

Отвлекаясь на забуров, порой можно не заметить эликов. Небольшие, около полуметра в длину, эти создания всех оттенков желтого и зеленого, готовясь к нападению, принимают цвета поверхностей, с которыми соприкасаются. Благодаря телепатической связи элики знают цели забуров. Таким образом, они подбираются к жертвам и распыляют едкий газ. Слизистые разъедает моментально. Кожа слезает секунд через десять. Забуры завершают атаку, прекращая мучения попавшего под удар. Из-за этого взаимовыгодного сосуществования забуры не замечают эликов, если только те не слишком досаждают в мирный период.

Не вылезая на поверхность, приближаются к своим жертвам коротоиды. Пока люди обороняются от лобовой атаки монстров всех мастей, они не обращают внимания на образование волн на земле. Один укус в ногу, отрыв конечности – и раненая жертва после падения уже не может избежать своей участи. Коротоидам сложно подолгу оставаться на открытом воздухе и высовываться больше чем на метр. Но им этого и не нужно. Главное – успеть откусить голову пойманного существа и полакомиться мозгами, пока иное отродье Вилара не сделает этого раньше.

Нападение происходило стремительно, а каждый монстр оправдывал выбор хозяев. У людей, оказавшихся вблизи площади, не было шанса. Если воины еще успевали отразить один-два удара, то иланийцы без подготовки только пытались собрать магическую Энергию для защиты. Но это требовало времени. А вот его как раз и не хватало.

Сейчас все решали секунды. Казалось, что открылись врата в преисподнюю, и твари из ада сотрут в порошок всё живое на своем пути.

Однако иланийцы не сдавались. До последнего они защищали свои дома и земли. Даже когда становилось понятно, что шанса выжить нет, они не останавливались, продолжая пытаться. Не давали врагу пройти, пока могли дышать. Чтобы не видеть мучения близких, чтобы умереть с надеждой на их спасение.

В глазах командующего монстрами застыл ужас. Он попытался что-то сказать, но губы предательски дрожали. Казалось, он готов заплакать. Командующий отвел взгляд, однако слух отключить было невозможно. Грохот, рычание и крики не стихали ни на минуту. Его рука приподнялась и через секунду дернулась в направлении Тисо.

- Милстред!

Командующий обернулся. На его лице не осталось и тени сожаления. Никто не должен был знать о проявленной слабости.

- Проблемы, Лигадос? – Командующий с недовольством посмотрел на приблизившегося виларца. – Уже скоро. Все готовы?

- Мне показалось… – Лигадос слегка замялся. Все в шрамах лицо лишь подчеркивало внутреннюю жестокость. – Я не хочу оспаривать твои решения. Но почему мы только сейчас начали действовать? Выпусти ты дамиранцев в других крепостях, войскам пришлось бы рассредоточиться. Паника была бы уже повсеместно. Сейчас же мы ожидаем мощного удара объединенных сил противника.

- Я услышал только, что-то о том, что ты не хочешь оспаривать мои решения. Я этим доволен. Ведь два равноправных командующих могут принести разногласия в ряды последователей.

Лигадоса перекосило. Еще немного, и его пресловутое подчинение любому приказу главинов могло пошатнуться. Этого нельзя было допустить. Особенно сейчас, когда точка невозврата оказалась позади. Слишком многое стояло на кону. И Милстред прекрасно понимал, что запущенный план может осуществиться лишь при тщательном следовании каждому его указанию. Поэтому, увидев выражение лица второго командующего, он предпочел не продолжать дискуссию.

Лигадос также промолчал. Война только начиналась, и помехи в виде внутренних разборок могли серьезно навредить общему делу. Поэтому он решил ждать.

Невероятная выносливость – вот то качество, которое Лигадос получил, наверное, еще до того, как сделал первый вдох виларского воздуха. По крайней мере, так считали все, с кем ему довелось провести хоть немного времени. И когда рядом были только проверенные люди, а венчкон расслаблял мозг и развязывал язык, виларцы тихо-тихо, едва различимым шепотом могли высказать свои труднообъяснимые предположения о генах иных существ, благодаря которым Лигадос продолжал находиться по эту сторону мироздания.

Еще в детстве, подвергнувшись нападению элика, он получил ожоги, несовместимые с жизнью. Никто не думал, что инстинкт выживания у столь юного мальчика сможет перебороть неизбежность. Однако через несколько циклов после происшествия он смог нормально дышать, через неделю сделал пару глотков воды.

Постепенно Лигадос Вирто научился заново есть и пить. А после приступил к постоянным болезненным тренировкам. Они укрепили его тело, но не оставили и следа от души.

Лигадос тренировался на монстрах. Он начинал с детенышей. Но после достижения совершеннолетия и получения ментального контроля над тварями перешел на взрослых особей. Каждый цикл он искал очередную жертву. Давая ей приблизиться, он хотел сначала почувствовать боль, и позволял нанести легкие удары. Поэтому сегодня на теле Лигадоса сложно было разглядеть хоть одно не обезображенное шрамом место.

Идеальный убийца. Он мог выследить кого угодно. Любой приказ, который приводил в ужас других, принимался Лигадосом беспрекословно. Ему поручали самую грязную работу, и он всегда доводил дело до конца. Большинство виларцев его боялись. Непредсказуемость вкупе с огромной силой и ловкостью превращали Лигадоса в страшного врага. И потому командование, скрывая презрение, продвигало его все выше и выше в своих рядах.

Когда объявили, что близится столь ожидаемое уничтожение Ингстрема, Лигадос являлся основным ведущим в атаках. Он был уверен, что возглавит и этот бой. И выбор Милстреда Линдрена стал для него ударом в спину. Ведь в предстоящей войне не должно быть сомнений. Это тотальное уничтожение, месть за Вилар. И хотя именно благодаря Милстреду была найдена возможность проникновения в Иланийс, Лигадос не думал, что из этого красавчика, практически не участвовавшего в настоящих битвах, может выйти толк.

Лигадос ожидал промаха. И он должен быть рядом, чтобы успеть остановить этого выскочку. Чтобы не дать плану рассыпаться и привести своих людей к победе. Никакого милосердия. Ведь Ингстрем его не проявил. Ни один выживший противник не должен был избежать наказания. И смерть отнюдь не самое страшное из них.

- Дак решайте, командующий! – с легким сарказмом произнес Лигадос.

Милстред сделал вид, что не заметил негодования соратника. Сейчас надо было разбираться с проблемами посложнее.

Еще минуту назад казалось, что приближается стая птиц. Но постепенно стали проявляться очертания военных лирцев противника. Все семнадцать семей объединились перед невиданной ранее угрозой. Не зная, с кем они имеют дело, войска выставили максимальную защиту.

Ардо Дивар лично возглавил оборону города. Его золотой дракон, изрыгающий пламя и яростно рассекающий воздушные потоки, одним своим видом мог обратить в бегство практически любого врага.

Но сегодня не только глава Совета был готов использовать всю мощь Великой магии, подаренную ему по праву рождения и подтвержденную Энергией сущего. Каждый правитель напрямую подключился к источнику. И достаточно всего одного слова, чтобы единый объединенный поток обрушился на зарвавшийся народец.

Единственная проблема заключалась в том, что враг был не известен, а следовательно, никто не мог с уверенностью предопределить последствия столь мощного удара. И тогда появились сомнения.

Одни были уверены, что нападавшие не брали пленных, убивая каждого на своем пути. Однако при всем том ужасе, который виларцы оставляли в местах, где им уже довелось побывать, пока никто из Высших не смог обнаружить останков детей.

Поэтому некоторые медлили, осматриваясь в поисках пленных. Но главы пяти семей, еще не подозревающие, что именно сейчас их замки превращаются в руины, жаждали лишь уничтожения противника, пока не стало слишком поздно.

Поздно… Войны не терпят полумер. И жизнь, сохраненная врагу, вряд ли приведет к вечному миру. Особенно, если жизнь эта хуже смерти.

Отсутствие боевого опыта, ощущение полной защищенности и недопущение даже мысли, что найдутся желающие завоевать Иланийс, и привели к сегодняшнему падению.


Глава 3. Подтверждение

Еще вчера, еще совсем недавно. Казалось, рай будет существовать вечно.

Почти две тысячи лет мира и стабильности. Иланийс уже успел позабыть и атаки гордых и воинственных Барков из измерения 7/15/32, и нападения армий соседних городов, и междоусобные столкновения за власть над магической Энергией.

Именно тогда, тысяча девятьсот пятьдесят четыре года назад, после ожесточенных сражений Иланийс обрел новую систему правления. Теперь город возглавляет Совет Семнадцати. Сюда входят представители чистокровных семей, выбранные самой Энергией Ингстрема.

Раз в поколение происходит постепенное перемещение магических сил. Завтрашний цикл должен был стать отправной точкой очередного перераспределения власти. И хотя чаще всего способности переходят по наследству, никто не может поручиться за результат.

Именно поэтому в высших семьях чаще всего был только один ребенок. Это повышает шанс на прямую передачу способности управления Энергией. Если же ген разделяется, появляется возможность, что источник выберет нового представителя.

Конечно, подобное происходит редко. И кровь детей Высших подтверждает их право наследования. Однако большинство предпочитает не рисковать. В итоге, сегодня лишь семья Нирави решилась на двоих детей.

Алинор и Кемрин – высокие, красивые, умные. Именно такие мужчины со стороны кажутся воплощением абсолютного идеала. И братья не собирались подводить подданных Ингстрема, каждый цикл словами и делом подтверждая свое право на власть. К сожалению, Энергия выбирает лишь одного. И обычно при прочих равных это старший наследник.

Однако человеческий разум не способен постичь замысел мироздания. И даже Высшие не застрахованы от судьбоносных решений тех, кто является истинными властителями всего сущего.

В связи с этим обрели популярность ставки на победителя. В Иланийсе подобные развлечения не поощряются, а потому его жители играют подпольно. В других же городах и поселениях Ингстрема любой желающий может свободно сделать ставку.

Но не выигрыш является определяющим фактором ожидания Переходного цикла. Грандиозный праздник, проводящийся раз в сто лет, становится главной темой разговоров еще на долгие годы, обрастая со временем все новыми подробностями. Чем больше легенд ходило о предыдущих церемониях, тем сильнее становилось ожидание. И устроители понимали необходимость создания чего-то масштабного и в то же время неожиданного. Ни одна семья не отказывала в помощи. Даже наоборот, многие хотели проявить изобретательность и предлагали варианты осуществления своих самых невероятных фантазий.

Лишь в этот цикл абсолютно всем дозволялось использовать Энергию без ограничений по мощности. А молодое поколение правящих семей старалось продемонстрировать всю палитру своих способностей, дабы ни у кого не возникло вопросов в случае назначения их на важные должности.

Конечно, удивить иланийцев, привыкших к любым магическим сюрпризам, было неимоверно сложной задачей. Поэтому первые наброски некоторых элементов следующей церемонии зачастую появлялись буквально сразу после окончания предыдущей. Каждая по-настоящему стоящая идея заносилась в рукопись, которую после ознакомления и подтверждения неиспользования остальными Высшими, относили в тайный зал, сокрытый от взоров непосвященных.

В итоге, спустя несколько десятков лет, у правителей накапливалось столько нереализованных затей, что их хватало еще на несколько праздников.

И одним из праздников, так называемым Подтверждением, является цикл, предшествующий Переходному. Именно тогда Энергия закрепляет право получения власти по наследству. И хотя в прошлом случались прецеденты, на этот раз все обошлось без сюрпризов.

Да, какая именно сила достанется какому роду, откроется лишь спустя цикл, когда Энергия, взвесив все качества семнадцати избранников, пробудит в них способность быть частью мирового обмена.

Однако для высших семей даже подтверждения того, что власть останется за ними, пока было достаточно. Источник принял их. И таинство это, как и прежде, оказалось сокрыто от посторонних глаз. Любителям поиграть, поставившим на одного из братьев Нирави, оставалось только гадать, пребывая в нетерпении весь следующий цикл.

Но до определения избранников был момент, когда сам процесс заставил забыть об ожидании результатов.

Десять юношей и семь девушек в назначенный час прибыли в Зал Равновесия. Празднично украшенные лирцы пронеслись над городом, знаменуя начало всеобщего веселья. Одни за другими они опускались недалеко от входа во Дворец Чудес. Слуги открывали дверцы, и правители города торжественно проходили сквозь энергетические врата.

Никто другой не мог последовать за ними. Источник создавал непреодолимый барьер, ключом к исчезновению которого является высшая кровь.

Всем же остальным оставалось лишь разглядывать роскошные наряды повелителей города.

Первыми прибыло семейство Лутий. Их лирцы напоминали пальму с крыльями. Когда до врат оставалось метров пятьдесят, они замедлились. Высшие поднялись со своих мест, и лирцы стали прозрачными, давая возможность всем собравшимся лицезреть род, вот уже семь сотен лет отвечающий за магию съестного.

Бесто Лутий и его жена Клина предпочли одеяния из природных материалов. Живые бабочки пиалки самых разных расцветок удачно дополняли желтое платье женщины. Бесто так и остался в своей обычной мантии, придав ей праздничный оттенок за счет светящегося контура. Иладим выбрал простую тунику, но идеально сидящий черный длинный оверкоат с золотой вышивкой позволял своему хозяину выглядеть как истинный правитель, который при этом не собирается злоупотреблять роскошью.

Всем прочим наследникам рода также пришлось одеться в традиционном стиле, дабы не выглядеть ярче глав семьи.

Казалось, будто Лутии просто плывут по воздуху. Одно прикосновение Бесто, и проход засветился. Энергия пропустила всех прибывших, подтверждая наличие в крови высшего гена власти.

Прошло две минуты, и вот уже салютующие вспышки возвестили о появлении лирцев рода Парлевски. Ведущие драконы раскрыли пасти, но вместо ожидаемого огня оттуда вылетела стая разноцветных птиц, задавая ритм своими музыкальными трелями.

Однако эти эффекты продолжались недолго, дабы горожане смогли лицезреть креативные способности главы семьи Аниты. Сложносочиненные элементы ее наряда заставили собравшихся женщин начать спор, что именно надето на женщине. Но внезапно появились снежные панели и, прикрыв представителей рода Парлевски, так и не позволили рассмотреть все энергетические и природные вставки в роскошное платье розоватого оттенка.

Муж и сын Аниты выбрали яркие плащи зауженного фасона, а также жилеты и высокие сапоги с изменяющимися в зависимости от общей композиции цветами. Двое спутников, также мужского пола, скромно стояли позади, стараясь не отвлекать внимание от повелительницы холода.

Снежные узоры вокруг пропали, и семья медленно прошла сквозь энергетические врата.

Бурные потоки воды пронеслись над площадью. Иланийцы инстинктивно присели и начали призывать Энергию зонта. Но ни одна капля не упала ни на них, ни на землю. Калгер Мисаро легко управлялся с любой жидкостью. И иланийцы захлопали, приветствуя одну из любимых семей города.

Лирцы, принявшие форму корабля, торжественно проплыли ко Дворцу Чудес. Энергия обесцветилась, и пред взорами предстал род Мисаро. Калгер широко улыбался, обнимая своих жену и дочь. Эвадия всегда пользовалась большим уважением в городе, и все надеялись, что их дочь Краис наследовала все лучшие качества своей матери.

Наряды семьи оказались просты и непритязательны. Но струящиеся энергетические украшения придавали им особый, неповторимый стиль.

Высшие Мисаро помахали собравшимся и дружно прошли во дворец.

Дождавшись тишины, из ниоткуда появились разнообразные музыкальные инструменты. Все сразу догадались, что сейчас прибудет семья Вигондо.

И чутье не подвело. Сидя за пианино либо верхом на гитаре, члены рода пролетели над головами иланийцев и быстро проскочили в энергетические врата.

Иланийки разочарованно ахнули. Мейя всегда отличалась смелыми нарядами, которые заставляли женщин еще долго обсуждать пристойность ее поведения. Но в этот раз они лишь разглядели красный цвет платья. Все разрезы и вырезы остались сокрыты сопровождающими семью музыкальными инструментами.

Но расстраиваться было некогда. Дождь из драгоценностей возвестил о семействе Латос. Правда, в этот раз камни оказались всего лишь иллюзией, поскольку настоящий подарок оказался припасен на Переходный цикл. И Роберт Латос хотел своим прибытием раззадорить жителей города, повысив и без того высокий градус ожидания церемонии Перехода.

Лирцы в форме бриллианта раскрылись и представили публике всех членов высшей семьи. Виана, жена Роберта, отдала предпочтение лаконичному платью. Но изумруды, вплетенные в волосы, и высокие каблуки, подчеркивающие идеальное сложение женщины, создавали очень притягательный ореол. И глава семьи, как бы подтверждая это, ни на секунду не отвел глаз от своей красавицы жены.

Тестий Латос, наследник рода, в белом парадном костюме и с энергетической шляпой, постоянно меняющей цвет, вопреки сложившейся традиции стоял вместе со своими кузенами и племянницей, как бы подчеркивая, что кровные узы важнее права на власть.

Следующими прибыли Викросы. Глава рода Семария и ее дочь Роси, как и следовало ожидать, предпочли иллюзорные, полностью энергетические наряды. Оригинальные и неповторимые, они полностью поглотили внимание публики, не обратившей внимание на отсутствие сопутствующего представления.

Властительница подсознания оставила все сюрпризы на завтра. Главным сейчас она считала показать дочь во всей красе. Ведь Роси всегда была слишком скромной и тихой для высшей особы. И многие сомневались, что источник вообще даст ей хоть какую-нибудь власть.

Несколько поодаль стояли иные претенденты, однако Семария и слышать не желала о нерешительности дочери. Где-то в глубине души она всегда надеялась, что когда настанет время, Роси сможет проявить себя.

Но вот встречный ветер прекратился, водоворот исчез, и Викросы прошли во дворец. Семария входила последней, сменив напоследок еще один фасон платья. Текущие вверх воды выгодно подчеркнули роскошные формы женщины.

Вновь наступила тишина. Прошло двадцать минут, и публика уже начала волноваться, не случилось ли чего. Но пауза оказалась лишь предвестницей грандиозного появления рода Дивар.

Сначала погасли все источники света, и раздался гром. Гигантская золотая молния разделила небо на две половины. Вскоре к ней присоединились «ее младшие братья». Яркие всполохи озаряли Иланийс все чаще и чаще. Пока, наконец, не слились в единый световой поток.

Энергетический луч пронесся над горожанами. И когда он погас, собравшиеся увидели живой огонь. Словно обладая интеллектом, пламя то выписывало изысканные узоры, то пугало своей мощью. Но Ардо и Ессении Дивар оно не касалось. Пройдя сквозь огонь, эти двое предстали перед поданными во всем своем великолепии.

Высокий элегантный мужчина с типично аристократической внешностью, Ардо выглядел бы достойно, даже будучи в нижнем белье и халате. Однако он никогда не позволял себе ничего подобного.

Истинный образец стиля и вкуса. Ни одного лишнего элемента, никаких энергетических безумств. Лишь практически абсолютное могущество в руках одного человека.

Пламя, уничтожившее бы любого, кто посмел к нему прикоснуться, послушно направилось ко входу во дворец. Ардо протянул руку и помог Ессении спуститься на огненную тропу. Молодо выглядящая, привлекательная женщина с золотыми волосами и огромными зелеными глазами прошла вперед. Ее огненное платье внушало восхищение и трепет.

Но стоило Ессении сделать несколько шагов, и Энергия пропала, открыв публике роскошное зеленое платье, расшитое узорами. Золотые украшения стали прекрасным дополнением ее элегантному образу.

Ардо протянул руку, и из пламени показалась Леста. Девушка, так внешне похожая на мать, предпочла лаконичное и открытое платье. Подчеркнув идеальную фигуру, Леста легко и непринужденно прошла по огненному пути, давая понять, что сомнений в ее выборе быть не может. Отсутствие прочих членов рода Дивар подтверждало уверенность Ардо в незыблемости наследования способностей управления Энергией всего сущего.

Проход глав города оказался столь стремителен и ошеломителен, что прибывшие следующими Эскво практически не удостоились внимания публики. Глава семьи и повелительница Энергии проводимости Крелида появилась перед толпой в ассиметричном персиковом туалете. Развевающийся шлейф сверкал своей энергетической отделкой, а вокруг шныряли вайники, придавая церемонии некий первобытный привкус.

Муж Крелиды Мартин и их сын Данин в сопровождении еще четверых представителей рода проплыли следом на ярко красном каноэ.

Пройдя свой пик слишком рано, весь этот парад начал несколько утомлять зрителей. И некоторые уже задумались об уходе. Но пошатнувшаяся земля заставила их передумать.

Гевин Вардон с семьей подлетели на самом настоящем маленьком островке. Пальмы, экзотические животные и гигантские ромашки также числились в комплекте. Раздался залп – это фейерверки возвестили о начале веселья. Заводная музыка и пританцовывающие Высшие несколько приободрили иланийцев. А вскоре уже вся толпа двигалась и хлопала в такт музыке.

Стефания Вардон и ее сын Пикалор все время держались за руки и махали жителям города, призывая их никогда не унывать.

Род Марилии поддержал своих предшественников и продолжил развлекать гостей церемонии. Занимая среднее положение среди Высших, представители этой семьи не боялись потерять власть. Они просто любили жизнь. И это чувство расслабленности Венера Марилии, ответственная за Энергию настроений, передала всему городу.

Наследником Венеры был ее сын Аминос. Высокий худой юноша стоял подле матери. Вместе с ней он улыбался и радовался празднику. Вместе с ней он наделся на будущее, полное счастья.

Когда лирцы, напоминающие павлинов, исчезли из поля зрения, настала очередь Агдарисов. Вопреки ожиданиям, Эльвиса предпочла небесную тематику. Ее белоснежное платье из легкой эврисовой ткани дополняли ярко-голубые украшения в форме различных небесных тел. Энергетические переливы придавали процессии подобие туманности. И в итоге создавалось впечатление приближения некой мини-галактики.

Группа небольших планет становилась все ближе. В центре на доминирующей звезде стояла сама Эльвиса. Ее муж Кристиан и Нистери расположились на соседних планетах. А поодаль уже на простых спутниках можно было увидеть представителей следующей очереди наследования.

Нистери смотрела вниз и думала о предстоящих событиях. Как быть, если Энергия предпочтет не ее? Хотя такое вряд ли произойдет. Куда больше Нистери волновал следующий этап. И еще один момент… Выбор между Алинором и Кемрином.

По идее, источник должен отдать предпочтение старшему сыну, но было бы замечательно, если бы Кемрин вошел в Совет наравне с Нистери.

Затанцевавшие планеты отвлекли ее от раздумий. И Нистери радостно закрутилась, позволяя своим светлым распущенным волосам и пышному голубому платью из чистейшей Энергии ощутить встречный ветер и изумить иланийцев своей красотой.

Когда Агдарисы были уже во Дворце Чудес, как обычно объединившись, прибыли семьи Эстон и Лардини. Отдав предпочтение механической теме, они несколько отошли от сложившегося канона.

Гигантские часы возвестили о приближении решающего момента. Затем в дело вступили хитроумные механизмы, которые, поочередно открываясь, постепенно приоткрывали тайну своих гостей.

Залария и Эва расположились на крутящихся золотых колесиках, изображая при этом кукольных балерин. Их неестественная поза и специальное покрытие кожи заставляли иланийцев думать, что перед ними лишь точные копии девушек, а сами проказницы затаились где-то внутри.

Но вскоре заиграла музыка, и балерины ожили, чем изрядно повеселили собравшихся.

Вновь наступила тишина. И пока иланийцы внимательно осматривали небо в поисках очередного сюрприза, они чуть не пропустили карету, бесшумно подъехавшую к дворцу. Дверцы открылись, и перед публикой предстал Игдар Тавирд. Кучерявый, в парадном камзоле, он смотрел на собравшихся чересчур серьезно. И вскоре всеобщие подозрения оправдались. Пока Игдар с семьей чинно шествовали к вратам, гравитация вокруг замка пропала, и тысячи жителей города закружились в каком-то понимаемом только самим Тавирдом хаотичном танце.

В то время как Меса и ее дочь Азалия скрывали улыбки, размахивая веерами, сам повелитель телепатии воздушного никак не выдал переполнявшее его веселье. И лишь когда врата захлопнулись за его спиной, Игдар игриво посмотрел на жену и широко улыбнулся.

- Может, пора уже опустить иланийцев на землю? – поинтересовалась Меса.

- Еще минутку. Они пока недостаточно растормошились, – подмигнул Игдар.

- Твоя доброта не знает пределов, милый.

Одна минута, растянувшаяся на все десять, заставила собравшихся исполнить сначала бальный танец Айлиго, затем народную пинтаку, а после и вовсе то, что можно увидеть лишь после затяжных гулянок.

Но иланийцам этого, судя по всему, как раз и не хватало. За четыре часа бездействия они попросту выдохлись, и встряска помогла обрести второе дыхание, заставляя вновь с интересом обсуждать предстоящий праздник.

Завершили церемонию прибытия представители рода Нирави. Здесь не было никакого пиетета по отношению к хранителю Энергии разума. Лишь практически обычная семья в обнимку стояла на удивительном сплетении энергетических узоров. Что-то важное было сокрыто в послании, исходящем от перемещения символов и рисунков. Никто из иланийцев так и не смог расшифровать его, однако каждый пытавшийся ушел домой абсолютно счастливым.

Парад Высших был окончен. Где-то там во Дворце Чудес творилось главное таинство. Однако прикосновение к источнику могли увидеть лишь избранные.

Простые жители и гости Иланийса расходились по домам. Они обсуждали зрелище и фантазировали о церемонии, сулящей затмить все виданные ранее чудеса. Ждать оставалось недолго. Уже скоро семнадцать молодых Высших распределят между собой энергетические потоки.

Но это будет лишь завтра. Тем другим завтра, которому в этом времени не суждено было сбыться.


Глава 4. Знакомство

Агдарисы уже пять поколений управляли Энергией природы. И это была огромная власть. Изменять погоду, помогать урожаям, развлекать гостей, угрожать непокорным засухой или градом, перемещать реки, опускать облака – все это и много другое приходилась совершать владельцам подобной силы.

Но стоит признать, за все время управления Агдарисами природой, ни у кого не возникло и мысли пожаловаться, что власть была использована несправедливо. И не только люди знали это. Силы, окутывающие Ингстрем, притягивались к представителям данной династии. Может, поэтому, из-за некой внутренней связи, Агдарисам было присуще шестое чувство. Как будто они ощущали последствия принятых решений.

Предвидеть в Ингстреме не мог никто. Однако на протяжении всего существования мира силы, не подчинявшиеся действующим законам, периодически вмешивались в его развитие. Это могло быть еле заметное воздействие. Но последствия всегда оказывались глобальными. Обычным жителям сложно было заметить взаимосвязь. Когда же власть практически не имеет границ, малейшее вторжение в сложившуюся действительность порождает отзвуки, волнами проходящие через последовательное течение Энергии.

Только повелители основных энергетических потоков могли заметить это влияние. И оно их пугало. Нечто неподвластное затаилось в ином мире или измерении. И оно было связано с Энергией Ингстрема.

Лучшие умы города искали ответ на загадки физических метаморфоз, противоречащих законам магии. Но они видели лишь отголоски происходящего. И ответственность за это целиком лежала на главе Совета.

Ардо Дивар не доверял никому. Он не собирался раздавать информацию даже своим доверенным лицам. Что уж говорить о «болтливых» учёных. Однако, желая составить паззл самому, Ардо всё же не смог обойтись лишь своими знаниями. Он использовал любого, кто был в силах помочь. Выдавая информацию по крупицам, он в точности следовал заветам своих предшественников: воздействие извне должно быть сокрыто любой ценой.

Так продолжалось очень долго. Вплоть до того цикла, когда секреты и недомолвки сами полезли из всех щелей разрушающегося спокойствия. Мир, который иланийцы знали и так сильно любили, исчез навсегда, оставив после себя разодранные судьбы своих подданных.

И хотя даже сейчас Ардо был уверен, что только он должен принимать все стратегические и тактические военные решения, остальные Высшие чувствовали, что не могут так просто последовать за своим лидером.

- Если ты хочешь это сделать, дай мне хоть шанс проверить... Я должна знать! – настаивала Эльвиса Агдарис.

- Посмотри вниз... Там нельзя выжить! Необходимо прекратить их мучения, – Ардо скорее уговаривал, нежели отдавал приказ.

- Наши дети... Мы не можем так просто забыть о них, – отрешенно проговорила Семария Викрос, пытаясь не отворачиваться от ужасающего действа. – Что это за твари? Ардо, ты же у нас эксперт. Из какого они мира? Почему Энергия горожан не действует?

- Хотел бы я знать. Пока ясно только одно – кто-то выпустил этих тварей. И они уничтожают все, к чему приближаются.

- Не все так просто. Они похитили брата. Монстры появляются уже позже, заметая следы. Нистери может быть еще жива, как и Леста, – вступил в разговор Кемрин. Он всегда знал, как уговаривать людей. Ведь Нирави лучше других понимали мотивы человеческих поступков. И на этот раз оправданные сомнения о судьбе дочери заставили Адро задуматься.

- Все равно я не уверен, что моей силы хватит для отражения нападения. Иланийцы наверняка погибнут. Но эти твари чем-то защищены. Когда подлетим ближе, я опробую свои возможности на одном участке. Надо найти, кто стоит за нападением. Увидите людей или иных разумных существ, попытайтесь взять пару живых образцов. Мы несем слишком большие потери. Любая информация крайне важна. Если дети еще в этом мире, я уничтожу каждого, кто будет стоять между нами.

Телепатическое общение давало возможность обмениваться мыслями всем участникам миссии. И новое решение было одобрено большинством. Им хотелось знать, кто посмел устроить настолько отвратительный «сюрприз» на главный праздник столетия, кто стоит за уничтожением их родных и друзей.

Вот только и Он тоже слышал. Не выдав себя ни одной мыслью, Милстред пристально ловил каждое слово, передававшееся по ментальной связи – иной, нежели та, которая была между ним и Тисо либо любым другим монстром. И именно поэтому неуловимой всеми остальными его соплеменниками.

- Смотрите внимательно. Каждая убитая тварь должна быть тщательно изучена. Любая мелочь может помочь уничтожить нападающих, – Ардо раздавал последние указания тем, кто не был допущен к телепатическому общению.

Среди них оказался и Эльмар Приланс. Выполнение задания вне стен замка Дивар позволило ему избежать участи большинства его обитателей, павших этим утром, но сейчас Эльмар хотел лишь одного – понять, есть ли шанс, что Леста еще жива, и отплатить за нападение любой ценой.

К сожалению, чаще всего наши желания идут вразрез с возможностями. И хотя раньше готовность действовать в любой ситуации и безрассудные вылазки на поля сражений каким-то чудом всегда оборачивались в пользу Приланса, сейчас такой исход был невозможен. Уж слишком силен оказался враг. А отсутствие хоть сколь-либо полезной информации и вовсе заставляло действовать практически по наитию.

Лучше всех это понимал Адро Дивар. Кошмар, пережитый на заре цикла, не смог затуманить его рассудок. В отличие от остальных Высших, готовых совершить любой необдуманный поступок, Ардо собрал воедино все свои силы и разум, спрятав эмоции так глубоко, как удавалось только ему. И даже если остальные правители города окончательно уверятся в бездушности главы Совета, это не должно помешать Ардо сделать все ради спасения дочери.

Резко открытая дверь, и заикающийся голос стражника – вот, что сегодня пробудило правителя Иланийса. Незамедлительные решения, охрана города, поиск выхода из ситуации. Все это происходило механически. И хотя никогда раньше Ардо не сталкивался ни с чем подобным, инстинкты великих предков текли по его венам и проявились при первой же необходимости.

Осознание пришло позже – в момент, когда он собственными глазами увидел руины на месте дома. Лишь кровь и разрушения. Это был первый раз, когда Ардо испытал сомнения.

Весь город, а может, и целый мир нуждались в лидере, способном принимать, возможно, чересчур жесткие, но необходимые решения. Сейчас не время для мыслей только о своей семье. Защита нужна всем. И Ардо прекрасно понимал это. Однако пока охрана не изучила каждый уголок его владений, пока не сообщила о погибших и раненых, он ждал.

- Диа Дивар, мы закончили, – сообщил Инто Досс, личный помощник главы совета. – Погибло две тысячи триста четыре иланийца, ранено – шесть тысяч семьсот тридцать два. Не осталось никого из охраны. Крея, Виноро Дивар погибли. Эниас ранен. Следов диа Лесты не найдено.

Ардо выдохнул. Он с подозрением взглянул на Досса и спросил:

- Почему сразу не доложил о моей дочери?

- Диа Дивар, вам следует увидеть весь масштаб бедствия. Я боялся, что вы сразу кинетесь искать Лесту.

- Если бы кто-то другой посмел!.. – со злостью прошептал Ардо, направляясь к выходу. Инто последовал вслед за ним. – Наедине ты можешь позволить… советовать мне. Но запомни, это касается лишь дел Иланийса. Никогда больше не задерживай информацию о семье. Я объединяюсь с остальными для обороны города, а ты возглавишь поиски Лесты. Переверни весь Ингстрем при необходимости! Но верни ее!.. Я же позабочусь, чтобы твари, сотворившие такое, понесли наказание, от которого содрогнутся все измерения.

***

Но они не понесли. По крайней мере, не все и не сразу. Враг замер, будто не видя приближающейся угрозы.

Милстред медлил. Он явно ожидал чего-то. Попеременно смотря то на приближающиеся силы противника, то на резню на прилегающих к замку территориях, он вслушивался в переговоры иланийцев. Милстред пытался понять врага, желал изучить его поведение в бою. Однако эта заминка могла стоить достигнутого с таким трудом преимущества.

Лигадос видел колебания командира, думал, что его нерешительность приведет к провалу миссии. Все могущество семей Иланийса сейчас будет направлено против них. А тот не уходит, но и в битву вступать не желает. У любого монстра есть слабые места. Да, их довольно сложно заметить, но Лигадос как никто другой понимал, что сейчас сверху противник также изучает их. И это ослабляет позиции Вилара.

Его рука потянулась к клинку.

«Один шанс, мне нужен только миг, удачный момент… и я займу его место, – Лигадос был настроен решительно, но рука почему-то не спешила нанести роковой удар. – Они выбрали Милстреда. И решение было единогласным… Неужели он лучше? Видели бы они сейчас своего любимца. Он просто застыл. Весь в сомнениях. Наконец, запачкал ручки и испугался этого…»

Лигадос открыл было рот, чтобы «разбудить» соратника, но Милстред опередил его.

- Пора уходить! – приказал он.

Командующий спрыгнул с балкона, за ним последовал и Лигадос. Через несколько секунд большинство виларцев уже было в подземных лабиринтах, проложенных коротоидами. Армия монстров прикрывала их отступление и перемещение к следующей цели, пока не раздался оглушительный взрыв. И тысячи монстров стали возвращаться обратно под землю. Догадка Ардо оказалась верна. Защита тварей значительно ослабила его энергетический удар.

***

- Просыпайся!

Нистери не понимала, что происходит. Она попыталась открыть глаза, но казалось, что веки удерживали килограммовые гири. Какие-то звуки… незнакомые голоса. Нистери надеялась, что все пережитое окажется лишь кошмаром. Но резкая боль при попытке пошевелиться быстро привела ее в сознание.

- Что вам надо? – с ненавистью и обреченностью в голосе прошептала она.

- Только забрать свое. – Говоривший стоял спиной, но Нистери прекрасно запомнила голос схватившего ее человека.

- И, пожалуй… уничтожить всех вас. – Незнакомец повернулся. Злая улыбка застыла на его лице. – Где же мои манеры? Хоть мы и из Вилара, но это не значит, что не понимаем, что приезжая в другой город, необходимо свято чтить и соблюдать все порядки и традиции принимающей стороны. Итак, все уже готовы?

Нистери с трудом пошевелила головой. Вокруг было довольно темно. Какая-то грязная комната без окон с непонятным источником света в ее центре. Похоже, помещение располагалось под землей.

Здесь чувствовалось движение Энергии, но Нистери не могла ее использовать. Что-то блокировало способности иланийцев.

Постепенно глаза привыкли к свету, и головная боль начала отступать. Нистери теперь могла рассмотреть силуэты. Недалеко сидела Роси. Вся в крови и слезах, она дрожала и, кажется, не знала, куда деть руки. Возле стены лежали десять парней. Они были в сознании, но обездвижены. Превзнемогая боль, Нистери резко села и оглядела помещение. Все семнадцать претендентов находились здесь. Одни плакали, другие источали страх и ненависть, кто-то смотрел с остекленевшим взглядом.

- Просто убейте! – Нистери посмотрела на говорившего с вызовом.

- Ты слишком симпатичная! Но если будешь выступать и дальше, то окажешься в числе первых жертв.

В ответ Нистери лишь хмыкнула. Несмотря на ее последние слова, расставаться с жизнью Нистери пока не спешила.

Подождав несколько секунд, командующий надменно улыбнулся и перешел на место, где бы его было хорошо видно и слышно.

- Меня зовут Милстред Линдрен. Мы прибыли из Вилара, того самого города, который ваши предки перенесли в параллельное измерение. Веками мы искали возможность вернуться и отомстить. Но если когда-то вы отправили город, полный благородных воинов и настоящих женщин… – Он замолчал. Потом начал снова, но уже с презрением. – Никто ведь даже не озаботился тем, чтобы проверить, что ожидает Вилар в том мире. Город перенесли наугад. И теперь мы здесь… две тысячи сто пятьдесят лет спустя. И мы или сотрем Иланийс с лица земли, или, если поймем как, поменяем города местами. Но я бы, на вашем месте, предпочел первый вариант.

- Была война, – с ненавистью проговорила Леста Дивар, претендентка из самой могущественной семьи Иланийса. – Вилар проиграл и хотел мстить. Вы всегда были монстрами, монстрами и остались. Попали точно по назначению, по велению судьбы так сказать. Кстати, вас всех очень скоро туда вернут пинками. Я учту пожелания и попрошу отца убить тебя здесь.

Милстред изобразил испуг.

- Я не вижу никого, кто мог бы помочь вам. По идее, здесь собраны самые достойные представители семей. Такие красивые, умные, надменные… Думаете, весь мир должен преклоняться перед вами?

- Давай по делу! – Леста никогда не любила слушать.

Что-то изменилось. Нистери заметила это в его взгляде. Еще пару секунд назад было видно, что Милстред пока не намерен убивать избранников. И, учитывая усилия, которые потребовались для похищения, становилось очевидным – они нужны живыми, и план без них не удастся. Вопрос лишь в том, насколько необходимы все семнадцать претендентов.

- Дак, зачем мы здесь? – Нистери попыталась изобразить любопытство. Она уже давно перестала общаться с Лестой вне приемов, но гибели бывшей подруги совсем не хотела.

Милстред посмотрел на Нистери, ненависть исчезла из его взгляда.

- Пытаешься быть дружелюбной! Хм… С одной стороны, когда чувствуешь фальшь в словах собеседника, это раздражает. Однако вокруг столько ненависти. И мне даже приятен твой заискивающий тон.

- Я не заискиваю! – обиделась Нистери. – Просто надеюсь, что хотя бы некоторые из нас доживут до момента, когда содержимое твоего черепа будет плавать в грязной луже.

Милстред остолбенел.

- Судя по всему, ты не хочешь быть в их числе.

- Ну, шансы у меня определенно есть. Здесь десять парней, и вы их обездвижили. Значит, надеетесь, что с женским полом будет легче справиться. При этом единственное, что нас объединяет, это сегодняшний цикл. Но для прохождения ритуала необходимо быть у источника Энергии. Для этого сил у вас явно недостаточно. Наверняка потребуются заложники. Если убьете Лесту, этот путь будет потерян, а значит…

- А ты хорошо справляешься со стрессом, – перебил Нистери Милстред. – Возможно, у тебя есть шанс выжить в Виларе. И кстати, насчет Энергии. Вы все уже побывали у источника. Вернее, под ним, под вашим залом… как его там… Просто не помните об этом. Отличное снотворное. А эффект невозможности использования магии вообще превзошел все ожидания. Так что и у нас сохранились люди, способные к созиданию действительно сложных вещей.

Милстред задумался, медленно подошел к парням. После чего схватил одного за волосы, откинул ему голову и перерезал горло.

Крики ужаса эхом пронеслись по комнате. Нистери единственная промолчала. И вовсе не потому что не испугалась. Напротив, страх сейчас полностью завладел ею. Однако упрямство и гордыня не позволили Нистери показать свою слабость. Только не перед ним. Не перед зарвавшимся высокомерным убийцей.

- Мы все уже мертвы, – пытаясь скрыть дрожь в голосе, проговорила Нистери, когда наступила тишина. – Ты разрушил наши дома, уничтожил все, что было нам дорого. А после выполнения ультиматума, каким бы он не был, мы присоединимся к Иладиму. Так что, по крайней мере от меня, ты точно ничего не добьешься.

Откуда-то из темного угла появился Лигадос. Подойдя к Нистери, он схватил ее за горло одной рукой, а второй вытащил клинок.

- Нет!.. – в голосе Милстреда послышался испуг. На секунду он растерялся, но через мгновение снова завладел ситуацией. – Вирто, я не давал приказа!

Лигадос не спешил отпускать Нистери. Казалось, он что-то понял. Но чтобы осознать это, требовалось время. Наблюдая, как пленница задыхается, он ждал следующего хода Милстреда, ждал, что выбор командующего подскажет о его истинных намерениях.

Милстред отвернулся. Он посмотрел на окровавленный нож в своей руке, подошел к Лесте и вытер его о платье девушки.

- Я убил Иладима, чтобы заставить их слушать, чтобы они не думали… – Милстред посмотрел в глаза Лигадосу. – Этот парень из слабой семьи. Они ничего не решают, отвечают за строительство. Энергия ему не поддастся, да и заложник из него никакой. Я объясняю лишь потому, что ты сомневаешься в каждом моем приказе. А знаешь, какое за это наказание?

Лигадос отшвырнул Нистери. Милстред замер, пытаясь скрыть волнение. Но с пленницей все было в порядке. Откашлявшись, Нистери злобно посмотрела на виларцев, а после села к стене и скрестила руки в позе «я больше с вами не разговариваю».

- Можно продолжать? – Милстред подождал, пока Лигадос вернется на свое место. – Итак, мне нужна ваша помощь. Естественно, не бесплатно. Поскольку Вилар займет место Иланийса, я предлагаю дом в новом Ингстреме. Вам и вашим близким сохранят жизнь. Власти уже не будет, но богатства останутся. Мы добьемся своего в любом случае. Но сейчас у вас есть выбор. Это последний шанс выжить.

Милстред медленно ходил между пленниками, рассматривал лица, пытаясь понять их чувства, а потом спросил:

- Есть желающие?

- Что надо делать? – послышался мужской шепот.

- Ха! – удивился Милстред. – Оказывается, надо было работать с парнями. Девицы тут упрямые какие-то.

Данин Эскво попытался встать, но тело его не слушалось. Милстред кивнул одному из виларцев. Воин подошел к парню и посадил его, затем вытащил из кармана язку и кольнул ей в шею Данина. Уже через двадцать секунд тот начал шевелиться. Он хотел подняться, но виларец жестом показал, что лушче не стоит.

- У меня есть невеста, семья. Еще несколько друзей… – Данин на мгновение задумался, а затем продолжил. – Как я могу быть уверенным, что вы сдержите слово?

- Скоро мы отправимся в Вилар… – Милстред помедлил, разглядывая реакцию пленников. – Думаю, после пребывания там даже смерть будет для вас желанным исходом. А уж надежда на прежнюю жизнь… Спеси у некоторых из вас явно поубавится.

С этими словами Милстред подошел к двери, открыл ее и впустил в комнату Тисо. После чего вновь обратился к пленникам:

- Как видите, один доброволец нашелся. Ему дали лекарство. Естественно, небольшую дозу. Теперь он сможет передвигаться самостоятельно, но магия останется неподвластна. Я не уверен, что его помощи нам хватит. Все-таки он тоже не из самой выдающейся семьи, поэтому вакансия предателя еще открыта. Пока вы обдумываете свой выбор, дам небольшой стимул.

Милстред подошел к зверю и погладил его.

- Знакомьтесь! Это мой друг и верный помощник Тисо. Почему-то он вечно голоден. Пока я рядом, он никого из вас не тронет. Но через пятнадцать минут я выйду из этой комнаты, и все, кто здесь останется, станут десертом после утренней большой кормежки. Мы временно перебираемся в Вилар. Но совершить переход довольно непросто, даже будучи в сознании. Нужна концентрация. Мы вряд ли сможем заставить вас сделать это насильно. Так что или идите сами, и у вас будет время обдумать свой выбор, или погибните здесь и сейчас. Быстро, но очень болезненно.

- А можно вернуть того страшного мужика, чтобы он просто задушил меня? – раздраженно спросила Нистери.

- Ты пойдешь с нами. Я знаю. – Милстред подмигнул Нистери. – Такой страсти… такого желания жить я больше ни у кого не видел.

Затем он достал язку и подошел к Нистери. Она протянула руку, та дрожала. Нистери отвела взгляд, не желая, чтобы кто-нибудь видел ее слезы.

- Я тоже пойду! – отозвалась Леста.

Один из воинов подошел к ней и вколол лекарство. Остальные пленники последовали примеру наследницы рода Дивар. Кто-то с надеждой на скорое спасение, кто-то ради защиты друзей, а некоторые просто из страха.

Милстред все это время держал Нистери за руку, однако так и не сделал укол. Он будто забыл о происходящем, о том, что здесь были другие люди. Странно, но и Нистери не желала, чтобы он отпустил ее. Шестое чувство Агдарисов явно пыталось что-то сказать. Ведь как бы Нистери ни ненавидела этого человека, на мгновение ей показалось, что она именно там, где и должна быть.

Слез больше не было, и Нистери смогла заглянуть в глаза своему похитителю. Такие знакомые глаза…

- Мы здесь закончили! – слова Лигадоса заставили Милстреда опомниться. Он быстро уколол Нистери, помог ей подняться и вывел из помещения.

В подвале никого не осталось.

***

Неудача, постигшая войска Иланийса при отражении утреннего нападения, заставила правителей Иланийса пойти на крайние меры. Открыв Энергию света, каждый глава рода взял кинжал и аккуратно разрезал ладонь. Кровь ручейком стекала в светящийся поток, и постепенно луч становился все краснее.

Когда последний из семнадцати избранников завершил ритуал, энергетические источники света изменили свой цвет. Сигнал бедствия возвестил о возникшей угрозе, призывая на помощь все силы этого мира.

Кроваво-красное сияние озарило каждый уголок Ингстрема. И никто не мог остаться в стороне. Ибо знак тотального уничтожения не появлялся уже несколько сотен лет. Страх и отчаяние окутали мир без звезд.

Эльмар подошел к окну. Никогда прежде он не видел ничего подобного. Свет, содержащий подсознательное послание, заставлял чувствовать нечто новое, нечто, призывающее к немедленным действиям либо неминуемой гибели.

Но сейчас мысли Эльмара были в другом месте. Он смотрел на улицу, где впервые встретил Лесту. И понимал, что никакой приказ не сможет остановить его. Если есть шанс, хотя бы призрачная надежда…

Здесь могло быть только одно решение, и Эльмар, пытаясь успокоить голос разума, быстро зашагал в оружейную.

«Надо отыскать Кемрина. Он может пройти». – Понимая и принимая мизерные шансы на успех, Эльмар все равно начал составлять план спасения девушек.

Каждая секунда бесценна. И долгая подготовка правителей порядком раздражала. Но здесь и сейчас он был абсолютно бесполезен. Осознавая, что никто не обратит внимания на его отсутствие, Эльмар направился во Дворец Единства.


Глава 5. Тьма Вилара

За весь путь по подземному лабиринту никто не проронил ни слова. Когда пришла пора выходить, в похищенных ещё теплилась надежда на спасение. Но в глубине души большинство сделало выбор. Всем хотелось жить. И хотя в головах роились тысячи мыслей, а сложные вопросы продолжали мучить совесть, пока никто не рискнул оказать сопротивление.

А что если своими действиями они помогут уничтожить то, что им дорого? Энергия Ингстрема всегда считалась беспредельной. Возможно, пленников скоро спасут, а виларцев перебьют. Или нет? Вдруг, именно их помощь станет ключевой в гибели Иланийса. Даже Данин Эскво надеялся на чудо. Он не хотел выполнять сказанное, но если был хоть единственный шанс прожить жизнь с Висарией, он не мог его упустить.

Наконец, все вышли на поверхность. Воздух здесь оказался такой же, как и раньше. В той жизни, еще вчера определенной на долгие годы.

Пленники смотрели по сторонам, пытаясь определить свое местоположение. Но вокруг было слишком темно. И никто не спешил их спасать.

- Должно быть, снова два этих треклятых часа, – прошептала Роси.

Надежда на использование Энергии погасла так же быстро. Никто не мог уловить ее присутствия.

Неожиданно Нистери вскрикнула. Она поняла, где находится. Очертания колодца в центре поляны навсегда отпечатались в ее памяти.

Милстред подошел вплотную к Нистери и шепнул ей на ухо:

- Кстати, это ты показала мне путь. Спасибо…

Нистери ничего не ответила. Впервые в жизни ей было нечего сказать. «Твои деяния уничтожат этот мир», – в мыслях пронеслись слова Кемрина. И в то же мгновение страх и ужас завладели ею.

«Не может быть! Всего лишь детская шалость. Она не могла привести… или могла?» – Нистери снова ощутила это... В затылке, в кончиках пальцев. Легкая дрожь напомнила о себе, подсказывая, что стало причиной сегодняшнего вторжения.

Но Нистери просто не свойственно было унывать надолго. Прошло пару минут, и она поняла, что даже малозаметное происшествие может коренным образом повлиять на баланс сил. А это значит, что есть еще шанс. И чтобы искупить вину, Нистери должна смотреть в оба, должна ждать, пока ей не откроется возможность повлиять на ход событий.

«Только бы мое предчувствие не подвело», – подумала Нистери, старательно прислушиваясь к своему подсознанию.

Послышался грохот. Пленники переглянулись в надежде на спасение. Но это были доронавты – пятиметровые создания Вилара, используемые в данный момент как перевозчики груза. К удивлению, они не вызывали такого отторжения как их сородичи. Наверное, оттого, что более всего походили на животных Ингстрема. Из-за слабого источника света было довольно сложно рассмотреть кожу доронавтов, всю покрытую какими-то буграми. Темнота скрывала противоестественные отличия этого вида монстров Вилара.

Нистери попыталась обнаружить необычные конечности или что-то подобное. Она подошла ближе. Милстред все это время не сводил с нее глаз.

- Только не трогай, а то укусит, – с усмешкой подсказал он.

Нистери посмотрела вверх и поняла, наконец, в чем дело. У монстра не было глаз, рта, носа, ушей, вообще ничего, что обычно присутствует на голове.

- Вся их кожа – органы чувств. Эти выпуклости выполняют все функции сразу. Кроме звуков. Они безопасны, если не приближаться слишком быстро. Питаются водой, погружаются, если возможно, целиком. Общаться не могут. Очень простой мозг. Вследствие – легко управляемы. – Закончив, Милстред подмигнул Нистери.

- Не собираюсь тебя слушать! – раздраженно произнесла Нистери. – Думаешь, это сейчас кого-нибудь волнует?

- Сказала она, когда я уже все рассказал, – саркастично подметил Милстред.

Нистери хмыкнула и отвернулась, понимая, что ее любопытство сейчас выглядит абсолютно несвоевременным.

В это время одного из доронавтов уже разгрузили. Мешки поднесли к колодцу.

- Всем приготовиться! – прокомандовал Милстред. – И снова мы с Тисо уходим последними. Мой мальчик расправляется с оставшимися. Поэтому объясняю ваши действия.

Нистери отрешенно разглядывала друзей по несчастью. Она уже поняла, что спасения не будет. Энергия в этом месте бессильна, а это значит, что если кто-нибудь и догадается о планах врага, ему здесь лучше не появляться. Но остальные все еще вглядывались в силуэты деревьев в надежде, что их обнаружат. И когда осознание грядущего привело, наконец, к отчаянию, одни в панике попытались убежать, другие молили о пощаде или угрожали расправой.

Это было, как во сне. Нистери видела борьбу, видела, как Тисо разорвал Пикалора, как Алинор Нирави смог почти на равных сражаться с Лигадосом, как Милстред отходит и присаживается на край колодца, ожидая окончания бунта. А она не сделала и шага, даже когда у ее ног упала голова Роси.

- Итак, оставшиеся готовы? – Милстред явно устал. В его словах больше не ощущалось надменности, презрения и сарказма. – Некоторые уже сделали выбор. И это было глупо. Сейчас продолжу объяснение.

Милстред кивнул одному из виларцев, и тот начал выбрасывать содержимое мешков в колодец. Словно водная гладь, перед собравшимися образовалось энергетическое полотно. Теперь Нистери хорошо понимала суть происходящего. Это был лишь портал в другое измерение. Насильственно созданный, а потому неблагожелательно настроенный к желающим им воспользоваться.

Лигадос прошел первым. Без слов и задержек, он просто шагнул в проход и исчез во вспыхнувшем свете.

Когда Энергия успокоилась, с той стороны появился силуэт. Даже без леденящего кровь взгляда, без жилистых рук и исполосованного шрамами лица, одним своим присутствием Лигадос все еще внушал ужас.

Милстред махнул рукой в его сторону и продолжил:

- Вот примерно так. Концентрация, отсутствие сомнений и страха. Назад не оглядываться.

- Твои объяснения не слишком помогут, – прервала Милстреда Леста. – Энергия здесь перекрыта. И постороннее вмешательство всегда вызывает ответные меры. Виларцы смогут пройти без потерь лишь потому, что им не место в нашем мире. Энергия запомнила их и потому не уничтожит при обнаружении. Для нас же не стоит ожидать такого снисхождения. Любая попытка выбраться будет пресекаться.

- О! Я рад, что не убил тебя, – снова с иронией проговорил Милстред. – На этом месте давай поподробнее. Жаль, Лигадос уже смылся. У тебя есть ценная информация. И теперь мне придется сделать все необходимое, чтобы узнать содержимое твоей маленькой злой головки.

- Не стоит меня трогать, – Леста с вызовом посмотрела на Милстреда. – Ведь я смогу пройти. Было даже пару тренировок. И против генов рода Дивар блокировка отсутствует. Так что в итоге я могу оказаться вашей единственной надеждой.

Милстред не ожидал подобного расклада. Он схватил Аминоса, представителя семьи Марилиев, занимающей среднее положение в иерархии Иланийса, и подвел его к проходу.

- Вперед, или твои предсмертные мучения будут очень долгими, – прошептал командующий.

Аминос никогда не отличался воинственным нравом. Любовь к ботанике и доброта сделали его одним из любимцев простых горожан, которые втайне надеялись, что в этот раз семье Марилиев достанется больше власти.

Однако этому не дано было случиться. Когда Аминос попытался войти в портал, свет уничтожил каждую его клетку.

Для Милстреда произошедшее явно оказалось неожиданностью. Но он быстро взял себя в руки.

- Значит, вам повезло! Если только диа Леста не изволит нам помочь. Но я подозреваю, что она откажется. – Милстред на мгновение замолчал. – Хорошо. План Б. Война…

Он подошел к Лесте, схватил ее за локоть и потащил к порталу. Пленница не сильно сопротивлялась, понимая, что это единственный шанс выжить. Свет снова озарил поляну, и на противоположной стороне появился еще один силуэт.

Поочередно виларцы хватали пленников и подводили их к проходу. Но все попытки были тщетными. Выжить не удалось больше никому.

Все еще пребывая в состоянии отрешения, Нистери наблюдала, как ее друзей поглощали вспышки света. Не в силах ничего изменить, она пыталась придумать, как сохранить хотя бы остатки свободной воли. И когда виларцы схватили Алинора, Нистери очнулась. Раньше она втайне сожалела, что Энергия выбрала не Кемрина, а его брата. Но сейчас, представив на его месте возлюбленного, Нистери больше не могла смотреть на происходящее. Быстро пробежав мимо виларцев, она сама прыгнула в энергетический поток.

- Стой!

Нистери оглянулась. «Нарушила еще одно правило напоследок», – не без ехидства подумала она. Но, увидев лицо Милстреда, передумала. Что-то было в этом взгляде, что пробудило в ней желание жить. Однако произошло это слишком поздно. Ведь замереть в прыжке без магии довольно сложный маневр. И свет поглотил ее.

Милстред отвернулся, не в силах смотреть на происходящее.

- Бросьте его! – повелел он, а затем махнул своим воинам, указывая на портал. Дождавшись, когда они все ушли, командующий отпустил и Тисо. Затем подошел к Алинору и, сев рядом, прошептал:

- Не надо геройствовать. Ты ранен и еще не скоро выберешься из немагической зоны. Тогда будет уже поздно. Но все же есть шанс, что вы сможете нам помешать. И мне следует убить тебя. Однако… если дашь слово, что не откроешь месторасположение портала, то я даже оставлю оружие для обороны от созданий этого леса.

Алинор недоверчиво посмотрел в глаза Милстреду.

- В чем подвох? Почему думаешь, что есть хотя бы шанс, что я сдержу слово.

- Потому что это у вас в крови. Если пойдешь против, Энергия разочаруется в тебе. И власть достанется кому-то другому. Слово для вашего рода – закон.

Милстред вытащил трипарный кинжал и протянул его Алинору.

- Даю слово, что не выдам месторасположение портала, – уверенно проговорил Алинор, забирая оружие.

На секунду он задумался. Кинжал в руке словно призывал к действию.

- Аа! – погрозил Милстред, вставая. – У тебя нет шансов. А при первой же возможности мое место займет тот злой урод, который пошел первым. И он не будет искать компромиссы или обходные пути. Ни одна жизнь не ускользнет от него.

Командующий подошел к проходу, глубоко вдохнул и исчез в волнах света.

Как будто тысячи иголок пронзили его тело. Но боли не было. Только ощущение собственной беззащитности.

Проход через портал занимал считанные секунды, но внутри время замирало. И пока тело было сковано в тисках времени и пространства, в голове Милстреда пронеслись сотни мыслей. Мир, который он должен был ненавидеть, оказался слишком прекрасен. Может, и вправду командование надо было поручить Вирто? Ведь только монстр сможет уничтожить совершенство.

«Как бы я поступил, если бы она не прыгнула?» – Милстред, наконец, задал себе главный вопрос. Но ответа не было. Он не мог ее отпустить, но и убийство не входило в его планы.

«Почему я не заметил? С ней же явно было что-то не так. Слишком тихо…» – Виларец почувствовал боль. Но это было что-то новое. Дышать становилась все тяжелее, и не портал являлся причиной этого. Добирался ли он сюда лишь для того, чтобы отомстить? Безусловно, именно это желание двигало большинством виларцев. Но отчего тогда ее прыжок заставил забыть о цели всей миссии? Отчего вдруг пропала надежда на новую жизнь?

В один миг все закончилось. И оковы перемещения, и тяжесть в груди.

- Блин! Все равно не буду вам помогать! – прокричала Милстреду явно пришедшая в себя Нистери.

Тот начал истерически смеяться. Это был первый раз, когда на лице Лигадоса Вирто показались следы удивления. Но в данный момент все взоры были обращены лишь на командующего.

Обычно Милстред легко скрывал свои эмоции. Он отлично умел манипулировать людьми, знал, как изобразить то или иное чувство. Но только не сейчас. Ведь пока это было самое счастливое мгновение в жизни виларца.

- Выдвигаемся! У нас жесткий график, – скомандовал повеселевший Милстред. Посмотрев на Нистери, он добавил. – Постарайся злиться потише. Тисо – не самая жуткая тварь этого места. И даже я не смогу остановить их всех.

Сняв перчатку, Милстред вытащил какой-то амулет и легонько сжал его в руке. Несколько тонких потоков света тут же пробежали по воздуху и от радости обретенной свободы попытались показать как можно больше. Но сил у них для этого оказалось явно недостаточно. И до того, как тьма вновь победила, путникам удалось увидеть лишь несколько смутных образов.

- Здесь есть магия! – Нистери определенно что-то почувствовала. Но это была не совсем та Энергия, которая окутывала Ингстрем. – Теперь я понимаю, как в нашем мире чувствуют себя простые жители, не имеющие доступа к источнику. Хотя, возможно, мне просто показалось. Во владениях Совета есть Роза. Очень сильный артефакт света. Действует схожим образом. Абсолютно безотказно.

Милстред снова сжал амулет. На этот раз значительно сильнее. И тогда, наконец, проступили очертания земель Вилара.

Город, вывернутый наизнанку. Осознание этого приходило далеко не сразу. Пока девушки могли увидеть лишь странные коряги, некогда бывшие деревьями, неровные камни под ногами… На мгновение Нистери показалась, что она чувствует их боль. Как будто все вокруг безмолвно страдало и взывало о помощи.

- Светло здесь бывает лишь пару часов в цикл. Это относительно безопасное время. А до тех пор мы укроемся вон в той пещере, – Милстред указал куда-то вправо.

Девушки молча пошли за отрядом виларцев. Слезы текли по щекам Нистери. Она еще никогда не позволяла себе заплакать в присутствии кого-либо. Но сейчас ей было уже все равно. Гордость и строптивость уступили место гневу и боли.

Теперь Нистери просто старалась понять, как человек вообще может противостоять всему этому. Желание помешать планам врага пропало. Как и желание жить. Вилар завершил события, начавшиеся предыдущим утром – воля Нистери была сломлена. И она послушно брела в указанном направлении.

***


В пещере отряд пробыл около пяти часов. Все это время вход охраняли монстры под управлением виларцев. Твари для этой цели были выбраны с расчетом, что прочие обитатели Эзадора не захотят вступать с ними в схватку даже за лакомый кусок мяса.

Внутри пещеры было довольно холодно. А страх заставлял дрожать еще сильнее. Ужасные звуки, какие Нистери и представить себе не могла, раздавались буквально отовсюду.

Милстред немного повысил температуру. Но этого явно не хватало для комфортного пребывания в пещере. Взглянув на сжавшуюся у стены Нистери, командующий снял с себя некое подобие плаща и набросил на нее.

Лигадос не проронил ни слова. Он лишь раздраженно прошел мимо. Надежда, что забота о пленнице поможет командующему оступиться, и тогда он, наконец, получит желаемое, заставляла занять выжидательную позицию.

И все же оставалась возможность, что Милстред желает лишь войти в доверие к иланийкам. А потому время действовать еще не пришло. Придется ждать дальше. Внимательно наблюдать и ждать той ошибки, после которой командующий уже не выкрутится.

- Многие твари чувствуют тепло, – Милстред решил прервать напряженное молчание. – Пока мы привлекаем небольшое количество дамиранцев, то есть монстров, населяющих этот мир. И они не станут нападать, пока не будут в большинстве. Но если здесь повысится температура, это приведет к неприятным последствиям. Так что придётся потерпеть.

- Что вы планируете с нами делать? – спросила Леста.

- Скоро поймете…

- Спроси ты! – Леста дернула за рукав Нистери. – Со мной он неразговорчивый.

- А есть разница? – прошептала Нистери, не поворачиваясь. – Наши миры как-то связаны. Но тебе об этом больше меня известно. И магия должна поменять их местами. Или что-то в этом роде. Вот только мы не станем им помогать. И это приведёт к бойне, где мало кто выживет.

Приготовившийся было отвечать, после слов Нистери Милстред нахмурился и молча сел неподалеку.

Время шло, а сил оставалось всё меньше. Нистери начала приходить к мысли, что единственный выход из всего этого – расстаться с жизнью. Но думать – это одно, а сделать – совсем другое.

Рычание извне становилось всё тише. И вскоре вой, визжание, крики прекратились вовсе.

- Рассвело! – Милстред встал слишком резко. Пытаясь сделать вид, что он всего лишь запутался в ремнях, закреплявших оружие и снаряжение, командующий потряс головой, дабы его длинные волосы прикрыли гримасу боли. – У нас мало времени. Придётся двигаться быстро. Советую не слишком долго осматривать достопримечательности.

Последняя фраза была явно адресована Нистери. Но та не проронила ни звука. Она даже не обратила внимания на эту издевку, стараясь не отвлекаться от своих мыслей.

«Переходы… Оборот Энергии… Почему одна и та же магия действует в двух измерениях совершенно по-разному? Как именно эти нелюди хотят нас использовать? Слишком мало информации. Возможно, Леста может подсказать что-нибудь. Но, судя по всему, ей тоже почти ничего не рассказали. Ладно, сейчас надо понять, как вообще возможно перемещение городов между измерениями. И выбрать момент, чтобы сорвать этот процесс… единственным способом… А как же Леста? Она готова погибнуть, чтобы не допустить уничтожение Иланийса? А я? Погибнуть – вряд ли… убить подругу, пусть и бывшую… Но другого выхода нет».

Милстред с опаской глянул на Нистери. Он понял, что та определенно что-то задумала, и подошёл поближе, желая не допустить реализации ее планов.

- Вы испортили мое платье! – воспоминания о родном городе привели Нистери в чувства. Она отшвырнула плащ Милстреда и ударила виларца по груди. – Думаешь, эта тряпка сможет его заменить! Дал бы мне замерзнуть. Но нет, в тебе нет жалости.

- Хм… Посмотри на Лесту. Отдала бы накидку ей, если мерзнуть нравится. Но ты, как и всегда, реагируешь слишком поздно. Признайся, наконец. Ты безумно хочешь жить!

- Да, не спорю. Действительно хотела. Вот только ты всё забрал! Всё сломал, уничтожил. Мне остаётся либо умереть здесь и сейчас, либо позже, прихватив с собой Ингстрем…

- Мы до темноты хоть из пещеры выйдем? – оборвал разговор Лигадос.

- Лигадос Вирто умеет шутить! – наигранно удивился Милстред. Осмотревшись, он направился к выходу. – Все смогли выпрямиться? Тогда выдвигаемся.

Действительно рассвело. Выход из пещеры казался переходом в иной мир. Один за другим путники исчезали в ослепительном сиянии. Дождавшись своей очереди, Нистери зажмурилась и сделала шаг в неизвестность.

- Не думала, что такое возможно… – удивилась Леста.

Нистери открыла глаза, но тут же снова закрыла. Было слишком ярко.

- Как ты так быстро приспособилась к свету? – вопросила Нистери.

- Огонь – часть меня. За этим сиянием стоит Энергия нашего рода.

- Класс! Мне одной придется идти на ощупь? – обидчиво поинтересовалась Нистери.

- Я был бы рад оказаться на твоем месте и не видеть всего этого, – Милстред положил руку ей на плечо. – Держись пока за меня. Свет скоро примет тебя.

- Мы это заслужили, – вдруг произнесла Леста. – Но не думаю, что вы победите. Хотя… На вашем месте я бы тоже хотела перед гибелью забрать с собой побольше жителей Иланийса.

Нистери резко открыла глаза. Она еще никогда не слышала от Лесты подобных слов. Если увиденное произвело на нее такой эффект, то зрелище действительно должно быть ужасающим.

На этот раз свет уже не казался таким ярким. Его Энергия действительно напоминала силы движения в Иланийсе. Но обдумать это не получилось. Постепенно силуэты и туманные видения становились все отчетливее. Нистери остановилась.

- Здесь все наизнанку. Как вашим предкам удалось выжить? – Нистери неожиданно для себя самой взяла Милстреда за руку.

- Иланийс поступил бы человечнее, если бы при переносе Вилара не установил неприкосновенность всего живого, – ответил виларец, с нежеланием отходя от Нистери и все еще ощущая прикосновение ее замерзших пальцев.

- Почему монстры спрятались? Ведь твои подопечные спокойно передвигаются и в светлое время.

- Им слишком больно. Твари могут сейчас вылезти, только если голод сведет их с ума. Мозг обитателей этого измерения почему-то не переносит света. Здесь испокон веков царила тьма. Но Иланийс смог подпортить существование даже этих непрошибаемых зверушек. Если же на нас нападут, я легко смогу подчинить любого монстра. Это возможно только в эти два часа. Так мы и пополняем нашу армию.

- Значит, Энергия Ингстрема способна воздействовать на монстров… – Нистери задумалась, размышляя о том, что сейчас происходит дома.

- Всё не так просто. Подчинить этих тварей намного легче, чем убить. Они иные. Субстанция, из которой они состоят, уникальна. Порой кажется, что она представляет собой единой целое. – Милстред ускорился, жестом указывая отряду передвигаться быстрее.

- А обязательно идти пешком? – с надеждой спросила Нистери.

- Ну, если хочешь, можешь покататься на Тисо, – Милстред причмокнул, ларз отозвался довольно неприятным сдавленным воем.

- Она наконец-то устала! – воскликнула Леста. – И для этого нужен был всего лишь конец света.

- А у тебя остались силы? Еще немного, и я всерьез подумаю о предложении покататься на этой мерзкой липкой твари… – Нистери скривилась. – Нееет! Не бывать этому!

- Всё равно ничего бы не вышло, – Милстред усмехнулся. – Закрепиться на нем невозможно. Эти создания не слишком приспособлены для перевозки людей. Да и некоторые виды, которых в принципе возможно оседлать, должны быть по одну из сторон портала. Все силы отправляем в Ингстрем. На монстрах с крыльями полетать тоже не получится. Так что выбор невелик. Но не волнуйся, уже немного осталось. Видишь бордовые древоподобные скалы? Нам туда.

Командующий достал из кармана какое-то устройство. Нажав на рычаг, он открыл крышку. Внутри оказалась голубая сфера. Она начала вращаться, медленно поднимаясь вверх. Все быстрее и быстрее. И вот над устройством уже парили семь сфер разных цветов.

Нистери забыла об усталости. Она заворожено смотрела на эти прекрасные шары света. Казалось, в каждом из них была своя Энергия, каждый был уникален.

Постепенно сфер становилось все больше. Они менялись местами, то собираясь вместе, то разлетаясь на несколько метров. Одна из них задела Лигадоса. Тот в ответ со всей силы ударил по сфере. И Нистери почувствовала их боль. Что бы это ни было за устройство, оно содержало жизнь. Нечто прекрасное, ещё не уничтоженное тьмой мира Эзадор.

Прошло пару минут, и сферы перестали дрожать. Нистери слегка прикоснулась к желтому шару, зависшему перед ее носом. Цвет изменился, он стал зелёным. И через мгновение все сферы позеленели.

- Ой!.. – Нистери испуганно глянула на Милстреда. Тот засмеялся и передвинул рычаг на устройстве. Сферы принялись быстро объединяться, пока вновь не стали единым целым. Постепенно замедляясь, шар вернулся в свою обитель.

- Вот мы и пришли! – Милстред взмахнул рукой.

«Скалы» оказались уже в сотне метров от отряда. Нистери, хотевшая было что-то сказать виларцу про манипулирование, отвлечение внимания и недостойное поведение, передумала в ту же секунду, как увидела городские стены Вилара. Дарлит, обычный материал Ингстрема для постройки подобных сооружений. В основном, светлых оттенков. Возможно, он когда-то был бежевым, либо небесно голубым. А, может, и белым, даже прозрачным. Но сейчас каждая молекула данного камня, была раздавлена. Как будто вся кровь из нее вытекла при сжатии. Уже давно не алая, сейчас темно бурая. Как и все вокруг. И хотя, лишь неживое было вывернуто при перемещении через измерения, здесь явно было что-то не так.

Отголоски боли, былых страданий все ещё присутствовали во всем Виларе. И одна догадка проскользнула у Нистери в голове. Энергия в Ингстреме повелевает всем, она течет повсюду, хотя и проявляется в основном лишь в Иланийсе. Эта сила и есть жизнь.

- Что же они натворили… – Нистери подошла к стене вплотную и нежно провела по ней рукой. – Надо вернуть все на место.

- Ты хоть понимаешь, что это значит? – спросила Леста, разглядывая искаженный дарлит.

- Что можно избежать войны.

- Думаешь, это была прихоть наших предков? – Леста на секунду задумалась, пытаясь вспомнить объяснения отца. – Тогда мог выжить лишь один город. И дело не только в нашей вражде. С Энергией давно творилось что-то неладное. Никто так до конца и не понял устройство вселенной. Нистери, ты всегда славилась любопытством. Но при этом никогда не понимала суть происходящего. Вот и сейчас, увидев причинение боли жизненной силе Энергии, ты сразу придумываешь простейший выход. Надеешься, что до этого до сих пор никто не додумался?

- Энергия едина. Сколько еще, по-твоему, она будет терпеть все эти муки? – Нистери смотрела прямо в глаза бывшей подруги. – Я ведь чувствую… Лишь отголоски, но и их достаточно, чтобы понять, что для одной из сторон итог будет плачевен. И что-то мне подсказывает, Ингстрему не избежать крушения.

- Внутри еще хуже… – Милстред положил руку на плечо Нистери. – Пора. Скоро стемнеет. Здесь нам не выжить. Иланийс постарался. Не было, говоришь, выхода? Вы просто испугались поражения. И даже не проверили…

Милстред снова изменился, став виларцем, который напал на Иланийс. Тот же холодный взгляд, полный ненависти. Те же напряженные движения.

- Свяжите пленниц! – приказал он. – Выставьте охрану. Если попытаются сбежать, хорошенько проучите. Я доложу главинам. Вирто, ты со мной.

Виларцы быстро выполнили поручение командующего. Лигадос наблюдал со стороны, в очередной раз подмечая, что многие боятся Милстреда больше, чем его. Несмотря на жестокость, на силу и количество крови на руках, он был слишком предсказуем. Простая логика подчинения приказам свойственна большинству воинов. Но Милстред… Как понять того, кто постоянно меняется? Кто слишком умен, чтобы раскрыть все карты.

- Ты берешь меня с собой, потому что вместе мы сильнее? И главины поддержат план. Либо не хочешь оставлять меня со своей новой подружкой? – Лигадос выдавил из себя подобие ухмылки.

- Ээээ… – Милстред пытался понять выражение лица собеседника. – Не делай так больше. А то я решу, что тебя подменили. Отвечая на вопрос, скажу, что врагов следует держать поблизости. И ты действительно можешь быть полезен. И да, я хочу, чтобы девушки остались живы.

- И убить я тебя тоже не смогу, потому что все поймут, кто это сделал.

- Ага.

Ворота открылись, и отряд вошел в город.


Глава 6. Свет Ингстрема

Среди множества вселенных одна всегда выделялась. Словно ядро мироздания, Ингстрем сосредоточил в себе всю мощь главной артерии Энергии. Гигантская планета неопределенной формы и с непостоянной гравитацией является стержнем, на который опираются другие миры. И после вторжения виларцев под угрозой оказались не только жители одного города.

Артефакт Дерина – одна из сфер мира уже давно давала повод для беспокойства, но лишь сейчас Высшие осознали, к чему может привести их бездействие. Если Энергия, животворящая сила всего сущего, хоть на мгновение прервется, для некоторых вселенных крах будет неизбежен.

Можно ли было избежать этого? Возможно. Если бы проблему Вилара и передвижения земель Иланийса решили сразу после ее возникновения. Не с помощью войны и телепортации, а в результате взаимного обмена информацией и поиска выхода из кризиса без вмешательства в течение Энергии.

Но как бы ни были могущественны правители Иланийса, у них нет власти над временем. Загубленные жизни и истерзанные земли – вот, что получили Высшие после неожиданного вторжения.

Каждый род чистой крови понес тяжелую потерю. И хотя шанс на спасение детей, пускай и довольно призрачный, все же оставался, сейчас руки иланийцев были связаны.

Два часа тьмы. Раньше казалось, что это не так уж и много. Но с возникновением угрозы истребления каждая минута протекала до невозможности медленно.

В городе уже успели убрать следы визита бывших соседей. Все материальные свидетельства. К сожалению, душевные раны не поддаются столь быстрому излечению. И многим еще придется использовать магию забытья и изменения чувств. Но это будет уже после…

А до тех пор каждый житель готовился к неминуемому сражению. В ожидании новостей люди, как могли, пытались защитить свои дома. Слухи о том, что Энергия бессильна против таинственного врага, заставляли вспомнить темные времена анархии, когда для победы применялись любые средства.

Лавки, беседки, колокола – с улиц пропало практически все, созданное без помощи Энергии. Лишь несколько статуй избежали участи быть использованными для изготовления оружия. Они выстояли благодаря невероятной красоте и какой-то необъяснимой внутренней силе, которыми их наделила Семария Викрос.

Со стороны могло показаться, что город вымер. Но безлюдные переулки были следствием страха. Страха, заставляющего людей бояться каждого своего шага. Ибо никто не может гарантировать, что там во тьме не затаилась прожорливая угроза.

В самих же домах не прекращался стук и звон, сопровождающие укрепление проемов и создание острых предметов. Вряд ли эта подготовка позволила бы иланийцам спастить, но напряженное ожидание сводило с ума.

Правителям города было не лучше. Вся их мощь оказалась бесполезна. Их дети пропали. А Запретная комната Дворца Единства давала лишь иллюзию безопасности.

Надо было что-то решать. И решать срочно.

- Наступило немагическое время. Это лучший момент для атаки. А мы не только практически беззащитны, но и не знаем своего врага, – произнес Гевин Вардон, глава рода повелителей земли. – Я направил всю свою Энергию на поиски, но следы постоянно обрывались. Судя по всему, они в зонах, где магия не доступна.

- Если это лучшее время для атаки, не проще ли было напасть вчера ночью, а не дожидаться утра. Они явно не боятся Энергии. И пока есть время, надо срочно найти их слабые места, – Кемрин задумался и направился к выходу. – Прошу прощения, я ненадолго. Хочу кое-что проверить.

- Хорошо, действуй, – Ардо кивнул Кемрину и обратился к собравшимся. – Да. Возможно, у нас действительно есть время до атаки. Но враг забрал наших детей. Они были его целью. Надо понять почему. Сейчас каждый из нас готов на все, чтобы спасти их. Шанс есть. Они ведь были живы…

- Ардо, каждая секунда промедления может стоить им жизни, – решительно проговорила Эльвиса. - Надо исследовать немагические зоны. Отправить туда войска. У нас же есть оружие. Если мы будем ждать атаки, то подпишем своим детям смертный приговор.

- А так мы подпишем смертный приговор всему Иланийсу, а, может, и Ингстрему, – парировал Игдар Тавирд.

- Дети – ключ, – Ольдар Нирави встал рядом с Эльвисой. – К сожалению, у меня есть не вся информация. А у большинства из вас она и вовсе отсутствует. Ардо, пора действительно раскрыть все карты. Только так мы сможем раз и навсегда уничтожить Вилар.

- У нас нет времени на объяснения, – Ардо на секунду задумался. – Какая именно информация тебе необходима?

- Нам нужна вся информация! – резко прервал разговор Вардон. – У нас ведь еще Совет семнадцати? А не трех, пяти, двух… Сколько вас там?

- Раньше, Гевин, тебе это не особо мешало. Но об этом позже, – Ардо незаметно оценил реакцию остальных Высших. – Тысячи лет назад Иланийс воевал с Виларом. Поскольку итог был непредсказуем, пришлось действовать кардинально. Потери в любом случае были бы слишком велики. Когда представился шанс спасти город, наши предки им воспользовались. Вилар был перенесен в другое измерение. И все это время истина скрывалась. Только единицы были в курсе. И сейчас наша очередь поддерживать равновесие Энергии, пока она не разорвала весь наш мир, – Ардо замолчал, ожидая вопросов.

Но никто не проронил ни слова.

- В любом случае, сейчас главное – понять следующий шаг Вилара, а еще лучше – разузнать весь их план, – Ардо попытался изобразить неуверенность, чтобы остальные быстрее подключились к обсуждению будущих действий.

- Что это за твари? – спросил Бесто Лутий, имея в виду контролируемых виларцами существ.

- Ну, судя по всему, это обитатели того мира, куда наши предки отправили Вилар, – Ольдар Нирави лишь развел руками, показывая, что не имеет никаких дополнительных сведений. – Или, что менее вероятно, виларцы перед визитом к нам наведались в другой мир или даже измерение. Хотя нет, у них не должно быть столько силы. С другой стороны, они и сюда не должны были пробиться.

- Ладно, Ольдар, тогда и займись выяснением этого вопроса. В лаборатории уже должны были доставить все останки монстров, которых все же удалось убить. Пожалуйста, лично проверь каждый результат. От науки сейчас зависит наше будущее.

- А я и не знаю об этом, Ардо, – с несвойственной ему нервозностью проговорил Ольдар.

- Мы займемся защитой горожан, – голос Эвадии Мисаро предательски дрожал, но женщина все равно пыталась занять свои мысли чем-то еще помимо ужасающей участи дочери. – Нельзя…

Раздался грохот. Двери распахнулись, и в зал вбежал один из охранников.

- Диа Дивар, там привезли Алинора Нирави. Он ранен, но в сознании.

Дерия вскрикнула. Она схватила мужа за плечо, чтобы не упасть.

- Хвала создателю… – прошептал Ольдар. Он хотел было бежать к сыну, но Ардо уже отдавал приказ:

- Сюда его! Почему еще не доставили?

- Диа Алинор пожелал незамедлительно переговорить с первым резальтом. Приказал оповестить Совет.

Охранник немного помедлил, ожидая реакции повелителей города. Ардо кивнул, подтверждая свои слова. Затем он повернулся к остальным представителям семей, замершим в ожидании вестей.

Через три минуты, показавшимися собравшимся вечностью, Алинора привезли в зал Совета. Рядом сестры врачевания пытались избавить парня от ранений при помощи всех доступных в немагическое время средств. Алинор отстранил их и попробовал встать.

- Нет. Не шевелись, – Дерия бросилась к сыну и, не обращая внимания на остальных, принялась целовать его в лоб и щеки. Через пару секунд к ним присоединился и Ольдар.

- После... – шептал Алинор, пытаясь освободиться из родительских объятий. – У нас нет времени.

Было видно, что нетерпение собравшихся уже достигло своего пика, но никто не решался спросить первым, будто боясь, что тогда именно ему будут адресованы худшие известия.

- Что с остальными? – не выдержал Ардо.

- Их пытались переправить в Вилар через портал, – Алинор холодно посмотрел в глаза Ардо. – Леста выжила.

Наступила тишина. Об ограничении доступа в Вилар знали единицы, но сейчас все почувствовали смысл слов парня. Его взгляд говорил о произошедшем больше, чем требовалось. Горечь утраты, ненависть к врагу, гнев, страх заполняли все помещение, пытаясь вырваться, освободиться, но вокруг были только стены, давящие своей безысходностью.


***


Иланийс изменился. Закрытый город, который жители остального Ингстрема могли ненавидеть, презирать, обожать, которому одни люто завидовали, а другие поклонялись в надежде получить хотя бы крупицу его благосклонности. Сегодня сюда стягивались все возможные силы.

Первыми прибыли вареки. Их земли располагались в одной плоскости с Иланийсом, поэтому войска смогли легко и беспрепятственно добраться до города.

Никакой провизии и дополнительного груза, лишь стройные ряды жителей города Варикус. Никто не знает, кто создал первых подобных существ. Но кто бы это ни был, он оставил все технологии, и теперь вареки продолжают дело творцов, надеясь когда-нибудь узнать тайну своего происхождения.

Численность города всегда постоянна. Когда один из вареков устает от жизни, он просит заменить его копией, а сам перерезает вену жизненной силы. Новорожденный при этом не имеет памяти своего прародителя и не должен следовать его путем. Однако чаще всего генная память все же берет свое, и варек продолжает дело предка.

Чем бы они не занимались в мирное время, в каждом вареке изначально заложены воинские умения и доблесть в бою. Сильные, отважные, эти существа очень напоминают людей. Правда, с несколько иными пропорциями тела и отсутствием носа как такового ввиду ненужности дыхания. В остальном же, при желании, они вполне могли бы спокойно жить в человеческих поселениях и не вызывать каких-либо негативных эмоций.

Пятнадцать тысяч вареков, каждый из которых добровольно обрек себя на смерть. Эти воины никогда не дрогнут. И потому именно им обычно достается честь стоять в первых рядах, не давая другим испугаться приближающегося врага и в панике покинуть поле боя.

В обычном сражении для усиления воли всей армии хватит и сотни вареков. Но сейчас ситуация далеко за гранью обычного. Поэтому Высшие лично поприветствовали Врима Гуиза, командующего столь могучего войска.

Прошло четыре часа, и земля затряслась от прыгающих в унисон куриалов. Тренированное войско из пяти тысяч воинов при прочих равных должно было прибыть первым. Но отвесные скалы, преграждавшие прямой путь к Иланийсу, сделали это невозможным.

Камнегород, расположенный в самых бесплодных землях этого мира, был населен единственными существами, которые смогли не только выжить в столь жёстких условиях, но и создали процветающее общество. Хотя этот факт не столь удивителен, если учесть, что для пропитания им требуются только твердые неорганические соединения. Высокие, с изогнутыми конечностями, которые помогают совершать семиметровые прыжки, они называют себя куриалами и всегда с готовностью помогают соседним городам и поселениям.

И сегодня камнеедцам, для того чтобы взобраться ввысь по острым наростам, понадобился лишь один призыв. Честь – их главное качество. Иланийцы не стали принижать достоинство куриалов ложными слухами и мольбами о помощи. Ибо истинный воин всегда знает, когда он действительно нужен.

Следующими, к всеобщему удивлению, прибыли молипасы. Нет, конечно, наличие крыльев существенно облегчало задачу преодоления различных плоскостей и граней Ингстрема. Однако славящиеся своей ленью и длительными сборами существа раньше никогда не давали повода заподозрить их в воинственности.

Тучные, надутые словно резиновые бочки с газом, молипасы инстинктивно притягивались к земле. Но каждый взмах сильных крыльев заставлял их снова подниматься ввысь.

Никто так и не смог понять, что привело почти три тысячи жителей лесов Алимсии на приближающуюся войну. Хотя факт остается фактом, возможно, молипасы и не идеальная армия, но это лучше, чем вообще не иметь обороны воздушного пространства.

Дождавшись темного времени, из земных полостей Ингстрема начали вылезать брагзы. Их единственных глаз не способен видеть на свету, поэтому Нирави снарядили всех добровольцев устройством, блокирующим любые яркие лучи.

Сгорбившиеся, в потертых доспехах, но при этом чрезвычайно выносливые воины готовы были хоть сейчас изрубить каждого, кто посмеет покуситься на приютивший их мир.

Потребовалось на удивление немного времени, чтобы собрать под свои знамена представителей практически всех обитателей Ингстрема.

Например, злюков, довольно мелкий народец, где мужчины имеют две головы. В бою данная особенность не слишком полезна. Зато злюки ездят на гастритах. А эти двухметровые хищные существа в один присест перекусят шею зазевавшемуся противнику.

Пригоды и жины, акуры и ползающие красы, даже вечно депрессивные гистры откликнулись на призыв Высших. Слухи о неистребимых монстрах расползлись повсюду, вплоть до земель Габритии, заболоченного места, где обитали бардосы – полулюди, полуводяные. Вязкая душная среда позволяла им размножаться слишком быстро для площади занимаемой территории. Поэтому и их воины прибыли поддержать Иланийс в надежде, что Высшие помогут изменить соседние с Габритией земли.

Но вовсе не желание извлечь выгоду собрало столь огромное войско. Враг оказался слишком непредсказуемым. Никто не знал его планов. А это означало, что слухи, один ужаснее другого, заставили паниковать даже самых сокрытых обитателей Ингстрема.

Сложившаяся ситуация была на руку высшим семьям. Ардо прекрасно понимал, что знай ингстремцы о войне Вилара и Иланийса, еще неизвестно, чью сторону примут войска отдельных территорий. Сомнительнее всего была поддержка ардидосов. Трехрукие мужи отличались силой и выносливостью. И десятитысячное войско, прибывшее из западных земель, было весьма кстати в сложившихся обстоятельствах. Вот только во всех конфликтах Иланийса Ардидос принимал другую сторону. Высшие понимали, что лишь общий враг – враг, способный и собирающийся захватить все земли Ингстрема, поможет сплотиться его жителям. Поэтому истории о виларцах тщательно продумывались и лишь потом «отправлялись в народ».

Постепенно со всех уголков Ингстрема стали стекаться и людские армии. Тысячи и тысячи воинов откликнулись на зов Высших. Вот только в большинстве своем они не могли оказать хоть сколь либо значимое сопротивление. Слишком хрупкие, не закаленные в настоящих боях, обычные люди, вооруженные подчас лишь примитивным мечом или просто кинжалом. Возможно, их помощь еще пригодилась бы в сражении со знакомым врагом. Но только не в этот раз.

Командование прекрасно понимало малополезность практически невооруженного человека на грядущем поле боя. Поэтому, дав отдых армиям воинственных существ, именно на плечи людей легла основная нагрузка по сооружению различных ловушек и барьеров в предполагаемом месте атаки.

Иланийс… Город повелителей, захвативших почти всю магию мира без звезд. Да, это закончило затяжные войны и привело к более или менее справедливому распределению благ Ингстрема. Но объективность требует наличие ума и непредвзятого взгляда. А этими качествами обладают далеко не все жители Ингстрема. Те же ардидосы, едва почувствовав возможность наживы, предадут даже своих сородичей, не говоря уже об «угнетателях» из Иланийса.

Еще совсем недавно лишь глупость или злоба заставляли некоторых бросать вызов Высшим. Энергия не оставляла шансов на победу, а за каждое преступление приходилось платить высокую цену. Порой слишком высокую… Если в Иланийсе закон представлялся довольно условным, другие земли этим похвастаться не могли. Чем своенравнее были их жители, тем жестче действующие там правила.

Время показало, что принятые когда-то меры привели к процветанию мира. И это позволило Высшим взять полный контроль над Ингстремом. Несогласных с этим хватало, но в основном на словах. Потому что правила были довольно просты, и следование им не составляло труда. А благ для нормальной жизни всегда хватало. Если бы ингстремцы не знали о роскоши Иланийса, они были бы счастливы. Но дай Вилар возможность получить часть богатств и силы Главного города, и многие с готовностью объединятся с еще одним народом, пострадавшим от рук власти.


Глава 7. В поиске

Иланийс замер в ожидании. Никаких разногласий. Лишь многотысячное войско, готовое без промедления ринуться в бой.

Но Вилар отчего-то медлил. И это дало время на поиск ответов, которые могли бы если и не остановить войну, то хотя бы дать возможность понять врага и помочь составить запасной план действий.

Как победить того, кому нечего терять? Для виларцев сейчас важна только месть. Они не позволят уцелеть никому и ничему. И в своем стремлении уничтожить все живое в ненавистном городе, Вилар пойдет до конца. Это будет выжженный путь…

Сосуществование невозможно. А значит, выход лишь один. Это понимали все, но никто не хотел первым произнести слова, которые навсегда запятнают его наследие.

Ардо погрузился в свои мысли. Он смотрел в окно, пытаясь осознать произошедшее. На что готов человек ради своего ребенка? Пока другие Высшие копались в древних записях в поисках информации о нападавших, спорили о причинах войны и способах ведения боя, он мог думать только о дочери.

Леста – единственное его дитя. Возможно, поначалу нежеланное. Но то что Ардо Дивар не создан для отцовства, не означало, что он не способен любить. В конце концов, забота и чувство крови заставили его привязаться к дочери. И после похищения Ардо понял, что весь Иланийс не перевешивает ее ценность.

«Действительно ли истребление – единственное решение? Смогут ли виларцы использовать Энергию Ингстрема, как могли их предки? Что надо сделать, чтобы получить Лесту обратно?» – раздумывал Ардо, вглядываясь вдаль. Он не знал, какие силы противостоят его миру. Но все же он надеялся, что во тьме и ужасе виларцы размножились в количестве, недостаточном для продолжительной битвы.

- Как думаешь, долго еще ждать? – Эльвиса прервала размышления Ардо.

- Они хотят вернуть Вилар на место. Это приведет к необратимым последствиям. Не думаю, что они действительно понимают, что стоит на кону. Два глобальных перемещения в измерениях. Для Энергии это обернется катастрофой. Лучше, пусть просто займут Иланийс. Я готов уйти.

- Они нас не отпустят. Вилару нужны не только земли. Главное – это месть… И месть жестокая, – Эльвиса смахнула стекающую по щеке слезу. – Не знаю, что лучше. У нас еще есть надежда увидеть своих дочерей, но именно она является непозволительной слабостью. Для борьбы сейчас нужен сильный лидер.

- Передай мы всю информацию кому-либо еще, и девочек убьют при первой же возможности. Нет, Эльви, мы должны спасти их.

- Даже ценой гибели города?

- Я готов пойти и на это.

Эльвиса незаметно осмотрела зал. Все еще были заняты поисками и обсуждением. Никто не слышал их разговор. Ардо взял женщину за руку.

- Эльви, только ты сейчас понимаешь меня. Надо найти компромисс. Выход ведь есть из любой ситуации. Если начнется война на уничтожение, девочки им уже будут не нужны. Мы можем пройти в Вилар. Только так появится шанс не переговоры.

- Скорее всего, нас сразу убьют. И Энергия Ингстрема там иная. Без защиты мы просто не доживем до переговоров.

- Еще можно привлечь их внимание. Заставить выйти. А после показать свою силу и власть. Если Вилар испугается…

Ардо не успел договорить. Двери зала распахнулись, и вошел Драгис Бойх. Отдав честь, глава охраны тут же направился к Ольдару Нирави. И хоть со стороны могло показаться, что тот воспринял новости спокойно, на деле это было не так.

Ольдар кивнул жене, и они вместе покинули зал.

- Эти твари такие же животные, какие водятся и в других измерениях, – заговорил Ардо, обращаясь на этот раз ко всем. – Проблема в том, что они находятся под воздействием. А потому необходимо прервать ментальный контроль. Тогда монстры будут в панике. Свет их дезориентирует. Пока неизвестно насколько. Но это не просто неприязнь. Возможно, яркая вспышка даже способна убить некоторых из них. Однако во власти виларцев твари не осознают опасности. Они просто уничтожают выбранные хозяевами цели всеми доступными им средствами.

- В принципе, можно бороться и с монстрами. Их, конечно, сложно убить. Но еще цикл-другой, и мы научимся расправляться с каждым видом, – Лейкис Варми, один из главных военных стратегов, присоединился к обсуждению.

- Так уж и с каждым?! – поинтересовался Гарил Бэйс, подначивая друга.

- Хорошо, с каждым из тех, в чьих телах уже удалось покопаться. Если появятся новые твари, мы их тоже изучим. Да, жертв будет много. Но не думаю, что у Вилара есть шанс.

- Если только они не используют глобальную Энергию, – вздохнул Гевин Вардон. – В любом случае, виларцы собрали слишком разношерстных монстров. И в этом их сила. Очень сложно справиться при подобной атаке. Мы уже потерпели одно поражение. Больше не имеем право.

- А что значат слова об использовании глобальной Энергии? – спросил Бэйс с подозрением.

Гевин взглянул на Ардо, но тот не стал объяснять. Сейчас главу Совета интересовала причина ухода Ольдара Нирави, а потому он извинился и покинул зал.

Зайдя в библиотеку, Ардо увидел плачущую Дерию и обнимающего ее Ольдара.

- Кемрин отправился в Вилар. Он взял с собой несколько воинов. Но это лишь для охраны входа, – пояснил Ольдар.

- Вернуть нельзя? – спросил Ардо.

- Он же Нирави…

Все понимали, что Кемрин наверняка предпринял меры, чтобы ему не смогли помешать.

- Именно. И он бы не пошел на такое, если бы не имел четкого плана. А значит, шанс есть. – Ардо попробовал приободрить друзей.

- Призрачный шанс…

- Шанс?! – Дерия заплакала еще сильнее. – Он же влюблен по уши! Какой может быть план? Перейти в Вилар и всех убить?!

- Лучше так… – прошептал Ольдар. – Я бы сам хоть сейчас бросился в бой. Это ожидание страшнее смерти. Жалею только, что он не взял меня с собой.

- Без магии мы бессильны. Сейчас наша главная задача – понять, как этим ублюдкам удается оберегать от Энергии своих монстров. Я долго пытался отыскать хоть какие-нибудь сохранившиеся записи о появлении наших городов. Подозреваю, что и тогда были необъяснимые проявления полей.

- Ардо, ты хочешь сказать, Вилар и Иланийс изначально не могли сосуществовать? – Ольдар на минуту задумался. – Это многое бы объяснило. Если так, то Энергия Иланийса и Энергия Вилара действительно не могут воздействовать друг на друга. Но в Эзадоре нет магии. То есть вся защита этих тварей строится на…

- Я должен был понять это раньше, – прервал друга Ардо. – Еще на подлете я чувствовал, что удар не слишком навредит существам. О, да! Пора делать объявление. Драгис!

Глава охраны быстро подошел к правителю.

- Свяжись со всеми командующими. Передай: от монстров выстраивать только оборону. Все силы направлять на уничтожение виларцев. Как только они будут убиты, свет завершит сражение.

- Слушаюсь, диа Дивар. – Бойх слегка поклонился в знак почтения и спешно покинул библиотеку.

- Виларцев не может быть много. Вряд ли возможно иметь большие семьи по соседству с подобными монстрами. – Ардо подошел к стенду с древними летописями и вытащил одну из книг. – Я даже думаю, что нам не надо убивать их всех. Ведь если бы они могли контролировать свою Энергию, то превратили бы Эзадор в место, вполне приемлемое для проживания.

- А если пользоваться Энергией Вилара можно только в Ингстреме? – Ольдар, наконец, понял, что вина их предков больше, чем казалась на первый взгляд.

- Но это же значит…

- Да, это значит, что Вилар родной город Ингстрема. Раз наша Энергия способна функционировать в других измерениях…

- Никто не должен об этом знать. По крайней мере, сейчас. – Ардо подождал, пока Нирави не подали знак согласия. – Это лишь догадка. У нас очень мало исходной информации. И делать подобные предположения, тем более в сложившейся ситуации, довольно рискованно. Мы и так созвали весь Ингстрем под предлогом общей угрозы. Как думаете, многие ли поддержат нас, если поймут, что могут выбирать сторону?

Оставив Ольдара и Дерию наедине, Ардо вернулся в зал.

- О, Ардо! – воскликнул Игдар. – Есть мысли, как нам уничтожить Эзадор без новых жертв?

- Сейчас Ингстрем практически един. Посмотри на поле боя. – Ардо кивнул в сторону окна. – Если не дать им войну, все это томительное ожидание может выйти нам боком. Вон, ардидосы просто хотят набить кому-нибудь морду. Если не виларцам, то почему бы не нам?

- Ардо, друг мой, – скептически проговорил Тавирд. – Когда это тебя заботил остальной Ингстрем? Разве что… этот случай с артефактом Дерина. Который, кстати, теперь у виларцев. Без какой-либо защиты. Как их командующий смог вообще взять его в руки?!

- Вилар же не уступал Иланийсу. И там были такие же семьи, способные на управление Энергией. Возможно, Линдрен потомок одной из них, – предположил Ардо.

- А я согласна с Игдаром, – проговорила Семария. – Раз уж нас считают злодеями – будем ими. Чтобы никто больше не посмел даже голос поднять…

- Да, милая, – Тавирд грустно улыбнулся. – Вот только тут говорят, что мы так можем и себя прикончить. А этого все же хотелось бы избежать. Но… Стоит принять во внимание, что дети защитников теории неподчинения глобальной Энергии находятся сейчас в Виларе.

- То есть сам ты уже думать разучился! – вышел из себя Ардо. – Хочешь знать? Да, я готов променять любого из вас на Лесту! И не позволю даже приблизиться к источнику. Вот только сказанное – чистая правда. Наши предки действовали по наитию. И вот, что получилось. Теперь приходится расхлебывать их полумеры. И никто не имеет ни малейшего понятия, что произойдет, если прервать течение Энергии.


***


Даже в искаженном виде Вилар производил впечатление. Руины дворцов и соборов. Маяк и дозорные башни. Эти самые заметные сооружения превратились в витиеватые скалы с окнами и дверями. Должно быть, когда-то это был очень красивый город. Действительно, не уступающий Иланийсу.

Что же произошло на самом деле? Есть ли шанс, что когда-нибудь вся правда будет открыта? Или же, как и в большинстве случаев, каждая сторона продолжит защищать свою версию.

Вилар, пожелавший занять место Иланийса и поплатившийся за свою надменность. Энергия, грозящая уничтожить оба города.

Разрушенный за прошедшие столетия, Вилар оставался единственным местом Эзадора, где можно было хоть как-то существовать. А свет Ингстрема позволял на пару часов забыть об окружающих опасностях.

Для большинства это было время отдыха. Лишь небольшой караульный отряд осматривал близлежащие территории на предмет появления голодных тварей. В случае опасности сразу же вызывался дежурный аргистр.

Виларцев, способных управлять сознанием обитателей Эзадора, было не так уж и много. Милстред всегда выделялся среди них. Еще в детстве он чувствовал приближение монстров. Знал, где они окажутся. Эта способность и помогла ему избежать существенных ранений.

С возрастом будущий командующий научился подключаться к эзадорцам на расстоянии. Это было уникальным умением. Возможно, потому, что для тренировки необходимо было оказаться рядом с взрослым голодным монстром. А неудачная попытка приводила лишь к одному результату.

Даже Лигадос Вирто при всех своих умениях и бесстрашии не решился подойти к монстру с голыми руками. Милстред оказался единственным, кто не только боялся и ненавидел созданий Эзадора, но и понимал их. Лишь он смог найти в себе силы для общения с соседями на равных. И монстры чувствовали, что он не представляет угрозы, если они не нападут первыми.

Вместе с тем в Милстреде было нечто, не позволяющее коренным эзадорцам растерзать его. Они просто не видели в этом парне еду. И даже забуры давали ему приблизиться, не ощущая присутствие жизни.

Милстред и сам не знал, что является причиной уникальности его способностей. Но с того самого цикла, как он впервые увидел Нистери, все изменилось.

Пытаясь объяснить новые чувства, Милстред пришел к выводу, что приоткрытие завесы позволило поверить в нечто большее. И это послужило толчком к пробуждению его способностей.

Конечно, подобные рассуждения были всего лишь догадкой, но и ее хватило, чтобы виларец больше не возвращался к поиску ответов на, как он считал, ненужные вопросы.

Хотя если бы он продолжил, то наверняка бы обратил внимание на странные совпадения в своей жизни. Случайности, которые подталкивали Милстреда к определенным действиям, запускали цепь, казалось бы, несвязанных друг с другом событий, и как-то невзначай оберегали его от участи, предначертанной большинству виларцев.

Но у Милстреда были иные цели. Девочка, так поразившая его в детстве, одним своим видом дала понять, что где-то рядом, если хорошенько постараться, можно обнаружить совсем другой мир. Мир, где люди счастливы, где можно гулять во тьме и ничего не бояться, где дети остаются детьми, не познав горечи утраты.

Прошло совсем немного времени, прежде чем Милстред осознал, что на месте незнакомки должен был быть он. Изучая древние свитки, он выяснил, что столь тонкие границы возможны лишь между связанными мирами. А значит, девочка была иланийкой.

Эта новость очень расстроила Милстреда. Мечтая о другой жизни и новой встрече с красивой незнакомкой, он и представить не мог, что совсем скоро возненавидит себя за подобные мысли.

С каждой прочитанной книгой, с каждой историей, написанной его предками, он все больше презирал Иланийс и все, что с ним связано. Беспрестанно совершенствуясь в боевой технике и расширяя границы своего контроля над дамиранцами, он искал пути выхода из Вилара. И вскоре очередная «случайность» предоставила возможность наблюдения и изучения врага.

Однажды, рассматривая окрестности места, где он когда-то увидел Нистери, Милстред наткнулся на целую гору когда-то магических предметов, которые скапливались здесь столетиями. Даже странно, что ни один виларец до сих пор так их и не обнаружил. Скорее всего, это произошло из-за того, что грязевой ручей всегда притягивал большое количество хищных существ. А ввиду отдаленности от основных построек Вилара и запущенности заповедника, здесь было небезопасно даже при свете источника.

Пещеры и ямы, наполненные неприятными жидкостями, никогда не привлекали внимания виларцев, которые обычно обходили это место стороной. И только Милстред, не желавший более существовать в мире без света, пришел сюда в поисках упокоения.

Но ему повезло. Именно в тот цикл все монстры столпились с восточной стороны города. И суицидальные мысли Милстреда так и остались всего лишь мыслями.

Рассвело. Когда-то полный самой разнообразной флоры и фауны заповедник, теперь он представлял собой страшный памятник всему тому, что потерял Вилар. Скользкие тропы и черные фрукты, свисающие с бордовых ветвей, вывернутые скелеты диковинных зверей, о которых позабыли при перемещении, изуродованные стволы, напоминающие человеческие гримасы ужаса. Подобный вид явно не должен был помочь мальчику пережить горе.

Но в тот момент, когда последнее радостное мгновение уже собиралось покинуть воспоминания Милстреда, воздух заискрился. Что-то волшебное, магическое отвлекло мальчика от его мыслей и заставило подойти поближе.

А затем появился силуэт. Невысокий и непонятный, но совсем не пугающий. Поначалу слишком размытая картинка, постепенно становилась все четче, а пелена – все прозрачнее. Еще немного – и перед Милстредом стояла чумазая и явно удивленная не меньше, чем он, но все равно очень красивая девочка.

Девочка, имени которой он не узнает еще очень долго. Однако на протяжении долгих лет он не перестанет вспоминать свою озорную незнакомку, мысленно называя ее Надежда.

Это странно. Но Милстред так и не заметил связь. Связь между встречей с Нистери и обретением силы. Магия словно призывала его, открывала перед ним свою сокровищницу. А он так и не узнал причину.

Возможно, так было даже лучше. Ведь познать тайны Энергии практически невозможно, а лишняя информация только бы отвлекла будущего командующего от поисков выхода из Эзадора.

Да и цель поначалу была все же более прозаичная. Каждый раз, проходя открытые и безлюдные участки, пробираясь сквозь склизкие заросли зачерствевших растений и вжимаясь в землю от любого постороннего звука, Милстред осматривал заповедник, выискивая то самое свечение, за которым, если очень сильно повезет, будет стоять светловолосая девочка с самой красивой улыбкой во Вселенной.

Но нет. Сколько бы он не искал, встреч с иланийцами больше не происходило. И будучи уже юношей, Милстред пошел иным путем. Перетащив постепенно все найденные предметы, которые кидали в колодец доверчивые ингстремцы, он пристально рассматривал каждый из них. Даже мусор, брошенный чисто из любопытства, не должен был остаться без внимания.

И вскоре его труды увенчались успехом. Он обнаружил истинные сокровища. Всего лишь предметы, включая осколок небесного камня Нистери, которые не успели при переходе сквозь измерения истратить всю свою магию. Но то была магия Иланийса – Энергия в чистом виде.


***


Виларцы отвели пленниц в бывший научный центр. То, что от него осталось сегодня, представляло жалкое зрелище. Все оборудование комплекса было будто частично расплавлено. И о назначении большинства предметов оставалось только гадать.

- Как думаешь, что позволяет им покидать Эзадор? – спросила Леста, когда охранники оставили девушек наедине.

- Ты у меня спрашиваешь? – бросила Нистери раздраженно.

- Слушай, если твои родители не рассказали еще всей правды, желая продлить счастливое неведение, то мне вообще-то скоро предстояло принять руководство Иланийсом. Так что кое-что пришлось объяснить. Но теперь ты знаешь все то же, что и я. И не надо тут дуться. Как видишь, мы единственные выжили при переходе. Не понимаю только, почему Алинор не с нами.

- А он должен был?!

- Конечно. Сама знаешь, какие семьи на самом деле находятся у власти.

- Эй, стражник! – позвала Нистери.

Один из виларцев неохотно подошел к ней.

- Мне надо видеть Милстреда!

- Когда командующий прикажет, тогда и увидишь.

- Но если встретите его, то передайте…

- Ага, – виларец презрительно ухмыльнулся и вернулся к своим.

- Надо попытаться остановить все это, – прошептала Нистери.

- Ага, – спародировала охранника Леста.

- Я серьезно.

- Ты всегда серьезно. И что из этого обычно выходит?

- Вообще-то, вначале я собиралась убить себя.

- Ну, удачи.

- Правда, до этого надо было убить и тебя.

Леста вздохнула, всем своим видом показывая, что кто-то должно быть недавно сильно и неоднократно ударялся головой. Но через пару минут до нее дошло.

- Ты больная!.. – сказала Леста, пересаживаясь подальше от бывшей подруги.

- Стой! Я же сказала, что это была первая мысль. Но они все равно собираются уничтожить Иланийс. Поэтому я думаю предложить им начать переговоры.

- Ага, – нервно хихикнула Леста, пересаживаясь еще дальше. – И как скоро, поняв весь идиотизм своих слов, ты вернешься к первоначальному плану?

- Не собираюсь я никуда возвращаться. Ты же слышала, Милстред пошел докладывать главинам. Не думаю, что они так уж сильно жаждут войны, раз выбрали командующим не Вирто.

- Я бы на их месте боялась Вирто больше, чем всех этих монстров. Глупо давать власть тому, кто лишился всех чувств. Сам можешь попасть под раздачу.

- Вообще, это Милстред непредсказуем, а Вирто выполнит беспрекословно любой приказ.

- Вот именно. Линдрен думает, приспосабливается, импровизирует, а Вирто исполняет команды. Измерения меняются – правила те же. У каждого свое предназначение и судьба. И мы не вольны менять устои по своему желанию.

- Сказала та, любой каприз которой выполнялся мгновенно.

Леста не ответила. Отвернувшись, она прижалась к стене и закрыла глаза.

- А если я ножом в спину? – попыталась пошутить Нистери.

- У тебя нет ножа, – пробубнила Леста.

- Ты не можешь быть в этом уверена. Вечно обрываешь разговор, а потом удивляешься, что с тобой не хотят общаться.

- Со мной все мечтают общаться, – съязвила Леста. – Не путай, подруга, это твои капризы всегда выполнялись беспрекословно. Тебя все почему-то любят, хотя более доставучей и непоседливой девушки я не знаю. Думаешь, мне нужна власть? Не спорю, порой приятно видеть, как другие заискивают перед тобой. Но я готова променять все это…

Леста замолчала. Подождав минуту, Нистери не выдержала:

- На что?

- Если хочешь, убей. Только болтать заканчивай.

- Ты же первая спросила.

- Мне стало любопытно, как можно покинуть Эзадор. Мы с тобой можем пройти в любой портал. Для них же это практически невозможно. Я хотела с тобой подумать над этим вопросом. Вдруг найдем способ выбраться. Особенно, если ты построишь глазки Милстреду.

- Я его видела. – Нистери на секунду задумалась, решая рассказать или нет о первой встрече. – В детстве. Боюсь, это я подсказала ему выход.

Леста придвинулась ближе, стараясь понять выражение лица подруги.

- Это шутка? Или ты действительно веришь в свои слова? – удивленно спросила Леста.

- К сожалению, это правда. Я уже бывала возле того колодца. Помнишь истории про сказителей? Это то самое место, куда они отсылают. И я приоткрыла завесу. Он был там. Понимаешь?

- Нет. Я уже ничего не понимаю. Хочешь сказать, что ты первая бросила в колодец магический предмет?

- Да. Хотя не думаю, что я была первая. В историях там же часто бросают что-нибудь.

- Вот именно – что-нибудь, – Леста хмыкнула и закатила глаза. – Нет, я не верю. Не может быть. И ведь даже если так, тебе все простят и даже успокоят.

- Теперь я понимаю. Оказывается, самая могущественная девушка в Иланийсе мне завидует. А я то все думала, почему мы больше не общаемся?

- Потому, что ты теряешь интерес ко всему знакомому. Скажу больше: не удивлюсь, если ты специально устроила все это, просто чтобы развлечься.

- Ааа! – Нистери накинулась на Лесту, пытаясь связанными руками схватить «подругу» за волосы.

Услышав крики, охранники бросились было разнимать девушек, но тут же передумали.

- На кого ставишь? – съязвил один из них.

- А какая разница? Здесь сам процесс важен. Две влиятельные иланийки царапают друг друга, как две бриалки.

Услышав разговор, девушки остановились, отползли друг от друга и сели, смотря в противоположных направлениях.

- Какие гордые. Но это ненадолго, – с ненавистью прошептал виларец.

Воцарилась тишина. Поняв, что шоу окончено, охранники направились обратно на свои места.

- Эмм… А кто такие бриалки? – не выдержала Нистери.


Глава 8. Слушать, но не слышать

Кромешная тьма. Возможно, оно и к лучшему. Почему-то когда не видишь измененного Вилара, становится немного легче.

Понимая, что им предстоит провести здесь еще какое-то время, девушки попытались устроиться поудобнее. И через двадцать минут сон заставил их на время забыть о событиях последних циклов. Почти забыть…

Кровь и монстры, сдирающие плоть с родных и друзей, сменялись пасторальными пейзажами времен беззаботного детства Нистери. Но лучше так, чем снова слушать вой эзадорских тварей, готовых в любой момент уничтожить любое живое существо способом, соответствующим потребностям и возможностям каждого из них.

Однако нельзя спать бесконечно. Иногда приходится существовать и в реальности. Нистери никак не хотела открывать глаза, желая продлить миг надежды, что все ужасы, постигшие ее – это только кошмар, который рассеется секунд через двадцать, после того как она проснется.

Заставив себя, наконец, очнуться, Нистери с удивлением обнаружила, что прямо напротив нее сидел Милстред. Сделав вид, что он смотрит по сторонам и вообще «только что пришел», тот попытался встать. Но в очередной раз ноги его подвели.

- По моему опыту скажу, что ты здесь уже пару часов, – прошептала Нистери, стараясь не разбудить Лесту.

- Мне передали, что ты хотела меня видеть, – нарочито официально проговорил Милстред, понимая, что выдал свое ощущение неловкости.

- Да, это так. Услышала, что ты говорил о главинах. Я так понимаю, это аналог нашего Совета Высших.

- Сладкая парочка снова вместе, – проговорила Леста сонным голосом.

- Да, ты права, – начал было Милстред, но поняв, что ответил на другой вопрос, решил объяснить назначение своих слов. – Я про главинов. Нистери хочет узнать о нашей структуре управления.

- Да ладно. Разве не ты всеми командуешь? – уточнила Леста с ехидством.

- Я возглавляю войска. Но есть и совет, у нас он называется…

- Мне надо там выступить, – прервала виларца Нистери.

- Ни в коем случае. Большинство главинов не поддерживает мирное урегулирование конфликта. Они хотят вашего тотального уничтожения. Причем самыми жестокими способами. Мне стоило больших усилий уговорить их изменить свое решение. Но боюсь, как только они увидят стопроцентную иланийку, эмоции перевесят все остальное.

Нистери задумалась. Но вскоре улыбнулась и посмотрела в глаза Милстреда с такой теплотой, что тот снова сел и смущенно отвел взгляд.

- Вот видишь, – проговорила Леста с ухмылкой. – Никто не может противостоять этой милейшей особе.

Милстред прищурился, а затем выдал некоторое подобие улыбки.

- Ну ладно. Если ты этого действительно хочешь, то попробую устроить. Конечно, ничего не гарантирую. Думаю, если они и согласятся, то скорее из-за желания посмотреть на метания чистокровной иланийки. Но с тобой же спорить бесполезно. И лучше я сам отведу тебя к ним и прослежу, чтобы ты ушла живая.

- Спасибо. Буду обязана. Хотя нет. Ты же собираешься уничтожить мой мир. Так что просто спасибо.

- Ладно. Пойду, узнаю, что можно сделать, а вы пока перекусите, – сказал Милстред, указывая на поднос. – Может, на вкус это и жуткая гадость, но основные необходимые элементы для организма здесь присутствуют. Так что, приятного аппетита.

Наконец, поднявшись, Милстред кивнул и быстро пошел в направлении выхода.

- Действительно гадость, – процедила сквозь зубы Леста, стараясь проглотить неприятного вида кашу.

- Выплюнула бы, – ответила Нистери с ухмылкой. – Но ведь гордость превыше гадости.

- Голод превыше и того и другого.

Нистери задумалась, а после все же взяла миску и быстро умяла ее содержимое.

- Скорость враг гадости! – воскликнула она, показывая Лесте пустую тарелку.

- Тебе лишь бы быть первой. Добавки хочешь?

Нистери лишь покачала головой и улыбнулась в ответ. Главным для нее в этот миг было удержать съеденную пищу в своем желудке, чтобы не дать Лесте повода поглумиться.

Прошло пять единых часов, прежде чем Милстред вернулся с новостями:

- Ну что ж, красавица, твое желание исполнено. Через час мы собираемся в последний раз перед атакой. Так что если тебе действительно есть, что сказать…

- А много народа там будет? – поинтересовалась Нистери.

- Все заинтересованные, – неопределенно произнес Милстред. – Надо будет еще обсудить, как проще стереть Иланийс и его обитателей из Ингстрема, и как переместить города с минимальными потерями со стороны Вилара.

- Это же уже пройденный этап, – пробубнила себе под нос Леста.

- В свете появления новых данных и последних событий, нам придется несколько скорректировать стратегию и тактику, – объяснил Милстред, а затем посмотрел в глаза Нистери. – Слушай, если хочешь, чтобы тебя услышали, не выступай, пока не дадут слово. Если будешь вести себя как обычно и встревать в переговоры, тебя просто вышвырнут и зала. Так что сиди молча, пока не подам знак. Поняла?

- Ага.

По выражению лица Нистери сложно было определить, действительно ли она «поняла», или это был сарказм. Но Милстред решил не уточнять. Он дал ей накидку и вывел из научного центра.

Вилар встретил их холодом и тьмой. Использовав свою связь с артефактами, Милстред слегка осветил дорогу, но все равно разобрать что-либо было затруднительно.

Странные силуэты изувеченных форм приводили в трепет. Нистери подошла вплотную к Милстреду и, засмотревшись на ужасающее подобие человеческой статуи, не заметила, как он взял ее за руку.

- Я бы мог сказать, что со временем здесь можно привыкнуть и даже освоиться, но это неправда. Выходов, на самом деле, мало – избавиться от чувств или сойти с ума.

- А ты, я полагаю, исключение, – прошептала Нистери с плохо скрываемой иронией.

Милстред отпустил ее руку и, остановившись, сказал:

- Да, я еще не сделал выбор. Но это лишь благодаря надежде и ощущению, что я смогу… В Виларе еще остались те, кто способен быть человечным, кто может себе это позволить. У них были семьи, чтобы… Некоторым повезло. В любом случае, это последняя попытка. Если ничего не получится, сил сражаться больше не останется. Вот почему, мы так опасны: нам нечего терять. Мы лучше погибнем в бою, чем вернемся к прежней жизни.

- Дак сделай же милость своим воинам, отправь их штурмовать Иланийс. Энергия уничтожает быстро. Они ничего не успеют почувствовать. Последнее же, что они увидят, будут невероятные красоты самого потрясающего города всех миров.

- Ты, видимо, шутишь. Опять… – прошептал Милстред с удивлением.

- Нет. Только не сейчас. Ты же сам сказал, в Виларе в основном остались Лигадосы Вирто и выжившие из ума. Им никогда не построить новый мир. А исключениям, вроде тебя, мы можем предоставить дом. Вы сами выберете, каким он будет. А главное – воцарится мир.

- Главное – ты вернешься домой к своему блондинчику, который сейчас, должно быть, проливает слезы где-нибудь в роскошных покоях, заедая горе всякими вкусностями.

- Никогда. Он не такой, – разозлилась не на шутку Нистери. – И знаешь, что – Кем наверняка ищет способ спасти меня. И будь уверен, он найдет. А после придет за тобой. Тогда и посмотрим, кто…

- Тихо, – прошептал Милстред, закрывая рукой рот Нистери.

Он кивнул в сторону одного из силуэтов, затем подал знак сопровождающим. Виларцы медленно вытащили оружие и приняли оборонительную позу. Воцарилась тишина.

Нистери посмотрела в указанном направлении, но не увидела ничего подозрительного. Тогда она одними глазами попыталась сказать «хватит тут делать вид, что очень занят, если спор еще не окончен», но быстро поняла свою неправоту.

«Силуэт» зашевелился. За ним последовали и еще несколько «каменных глыб». Становясь постепенно все выше и выше, эзадорец не спешил набрасываться на примеченных жертв.

- Что это за тварь? – спросила Нистери в ужасе.

- Худший кошмар этого мира. Редкий представитель. А в Вилар пока еще ни один из них не заглядывал. Видимо, тебя пришел поприветствовать, – произнес Милстред, скрывая за иронией все нарастающий страх.

Нистери попыталась рассмотреть ближайшие возможные укрытия, однако теперь ей везде мерещились только чудовища. Все будто двигалось. Каждый камень, каждое обветшалое жилище Вилара вдали заставляли Нистери делать шаг в противоположном направлении. Но где бы она ни захотела скрыться, всюду таилась угроза.

Милстред заметил ее панику. Он быстро вытащил кинжал и передал его Нистери.

- Разве это поможет? – прошептала она.

- Кинжал не для них. Он для тебя. Используй, если не останется другого выхода.

У Нистери перехватило дыхание. Она упала на колени и начала задыхаться. В этот момент Милстред понял, что выбрал неправильный подход для успокоения. Но пытаться снова было уже поздно. Множество «силуэтов» оказались всего одним эзадорцем. И встав, наконец, на все свои одиннадцать конечностей, трабаль разинул пасть и выпустил длинный язык.

Виларцы сориентировались мгновенно и нанесли удары по змееподобному отростку, желающему вкусить живую плоть.

Оружие было отлично заточено, и через мгновение извивающийся язык уже метался по земле в поисках своего хозяина.

Ужасающий даже по меркам Эзадора рев, заставил всех закрыть уши и согнуться от боли. Полный боли и гнева, этот стон возвестил каждому виларцу о нападении трабаля.

Помощь была уже рядом. Тисо и еще два ларза вцепились в тело гигантского монстра. Но броня трабаля выдерживает практически любые удары, а кровь представляет собой чистый яд, который не поддается воздействию кислоты эликов.

- Вставай! – крикнул Милстред, пробегая мимо Нистери. – Беги!

Он махнул в сторону защищенных подземелий Вилара, откуда уже приближалась помощь. Но у Нистери возникла другая идея. Когда опасность поджидает на каждом шагу, стоит ли идти туда, где точно нет шанса выбраться. Ведь Милстред – единственный, кому она нужна живая. Да и то в жутких целях.

А если он сейчас погибнет? Нистери оглянулась. И не захотела отводить взгляд. Настоящая продуманная атака. Ничего подобного она еще не видела. Аргистры действовали как единое целое. Их монстры слушались беспрекословно. И Милстред был в центре. Как же красиво он двигается, не давая трабалю схватить себя. Как легко и непринужденно перерезает вены, сухожилия в неприкрытых броней местах.

Напавший трабаль явно пережил уже не одно сражение. И прошлые травмы давали шанс на сегодняшнюю победу.

Выдохнув и снова собравшись, Нистери, наконец, нашла в себе силы встать и пойти прочь от происходящего. В суматохе никто даже не обратил внимания на пленницу, покидавшую Вилар.

Отойдя на безопасное расстояние, она закрепила кинжал на поясе и со всех сил побежала вперед. И было неважно, куда приведет этот путь. Главное – ощущение свободы, которое она испытывала каждый раз, находясь наедине с природой. Бег, встречный ветер, и никого, кто мог бы остановить ее.

Вдалеке раздался вой. Он был уже знаком Нистери – трабаль пал. Она поняла это по звуку обреченности стона. Возможно, здесь был другой мир с иными обитателями, но гибель любого существа невозможно спутать больше ни с чем.

На мгновение Нистери стало жаль могучее создание, которое забрело в город с самых удаленных уголков. Но она быстро осознала, что теперь ее пропажу точно заметят, и страх вернулся.

Пытаясь разобрать, что находится впереди, Нистери не успела среагировать на камень, находившийся на ее пути. Споткнувшись, иланийка упала и сильно ушибла колено. Кровь капнула на землю, и вокруг все будто замерло. Мгновение спустя дамиранцы почувствовали близость «деликатеса».

Нистери бежала. Она знала, что любая задержка, секундное замешательство будет стоить ей жизни. Нельзя оглядываться. Эти твари близко. Она уже вдыхала их вонь. Что-то липкое схватило руку Нистери и потянуло на себя. Она почувствовала сильную боль, но инстинкт самосохранения помог ей выхватить кинжал и полоснуть им по языку монстра.

Раздался пронзительный визг. Нистери упала. Она приставила кинжал к горлу, готовая в любой миг сделать разрез, не дав этим тварям вкусить ее жизнь. Но они почему-то не нападали. Четыре монстра, очевидно разного вида, но одинаково мерзких замерли в метре от Нистери.

- Решила посидеть… – произнес знакомый голос.

Позади Нистери стоял Милстред. Он схватил беглянку за плечо и поставил на ноги.

- Зачем поцарапала бедняжку?

Милстред подошел к четырехметровому «колобку» на трех ногах и наигранно изобразил беспокойство.

- Плохая девочка порезала язык, ну беги в свой новый дом…

Твари развернулись и понеслись в город.

Нистери с любопытством проследила за процедурой инициации, легкость которой была поистине удивительной. Она понимала, что это возможно лишь для Милстреда, и хотела узнать, как ему удается подобное. Но сейчас момент был не самым подходящим.

- Что же с тобой делать? – уже серьезно проговорил Милстред. – Ты слишком непокорная, надо было давно тебя убить… Почему, по-твоему, ты еще жива?

- Ты садист… Нет. Это случайность… Или просто план провалился, и поэтому нужны заложники. Или, как ты там говорил? Я слишком хорошенькая!

- Ты слишком болтливая! Топай обратно, пока не передумал. Только молча. Больше спасать не буду.

Прихрамывая, Нистери медленно пошла вперед. Дикая боль пронзала руку, но гордость не позволяла просить о помощи.

Милстред улыбнулся.

- Ладно, покажи рану.

- Зачем? Она же только одна. Вот еще раз десять покусают или порежут, тогда и лечи. А лучше сразу убей, сколько можно меня мучить?!

- Как скажешь, – Милстред прошел мимо, направляясь в лагерь. – Здесь некуда бежать. Везде только смерть, если повезет – быстрая. Выхода тоже нет. Единственный шанс еще пожить – идти со мной. А ты хочешь жить. Очень хочешь…

- Эй! Я же не могу бежать. Стой. Рука… – Нистери схватила камень и швырнула в командующего. Он как раз успел повернуться, чтобы получить точный удар в нос.

Милстред оторопел. Он не ожидал ни такой наглости, ни такой меткости…

- Я вообще-то целилась в затылок. Сам виноват – повернулся… – Нистери расхохоталась. Ей было уже все равно. Но выражение лица ее мучителя заставило развеселиться.

Милстред быстро подошел к ней. Казалось, что пощады не будет, и он наконец-то сделает то, что давно собирался. Командующий схватил Нистери за больную руку, вытащил какой-то пузырек с темно-синей жидкостью и полил на рану.

- Айяяйяй! О небеса! Как больно! Что за кислота?

- Обезвреживающая и заживляющая жидкость! Тебя что – к мамочке отвести, чтобы помахала ручкой, призвала магию и исцелила рану с приятной музыкой и порхающими птичками?

- Было бы неплохо, но я полагаю, что здесь сокрыта ирония и данный вариант не рассматривается. Кстати, раз уж мы сегодня такие разговорчивые… – Нистери немного помедлила, пытаясь подобрать слова, которые не выведут Милстреда из себя. – Ты знаешь все о нашем мире. Слишком хорошо ориентируешься. Откуда?..

- Однажды мне приоткрыли завесу… Ты это сделала. Не знаю зачем. Но с тех пор в моей жизни появился смысл. Думаю, все произошедшее не случайно. Я чувствую это. Ваши правители тратят столько магической Энергии, чтобы держать нас здесь. Но ее все равно не хватает. Если знаешь, что и где ищешь, то обязательно найдешь.

Милстред потер ушибленный нос.

- Извини, – Нистери улыбнулась. – Хотя на самом деле мне совсем не жаль. Я бы тебя убила, будь у меня такая возможность. Однако что это даст? Вы уже получили, что хотели…

Виларец промолчал, но вовсе не потому, что ему нечего было сказать. Просто с некоторыми людьми спорить совершенно невозможно. Даже если Нистери и изменит точку зрения, гордость или что-то там еще, что зачастую скрывают под этим словом, не позволит сразу признать свою неправоту. И на некоторое время вокруг вновь воцарилось торжество звуков Эзадора.

Нистери покорно шла в сторону лагеря. Мысли роились в ее голове, ни на секунду не останавливаясь. Спустя всего пару циклов после прибытия в Вилар она стала забывать свой мир. Холод и грязь, почти постоянная ночь, жуткие твари, грозящие напасть в любую секунду… Ощущение безысходности, тщетности любой попытки выбраться здесь зарождается с момента прибытия.

- Мой дядя был хорошим человеком. Он не знал… – Нистери снова заговорила, но тут же прервалась, стараясь не заплакать. – Если бы вы открыли правду, возможно, многие поддержали Вилар. Мы бы что-нибудь придумали. Месть целому миру не принесет утешения. Вы просто станете еще большими монстрами, чем эти твари вокруг.

- Думаешь, все эти годы не было попыток связаться? Правители Иланийса не пропускали ни одного сигнала. Я мог наблюдать за городом, получал сведения… Не спорю, там много хороших людей. Но вопрос стоит просто: вы или мы. Слишком много ненависти скопилось за это время. Возможно, я переборщил. Если останусь жив, наверняка впоследствии возненавижу себя. Но иначе я бы не поступил. Пока существует возможность выбраться, пока есть шанс, что мои соплеменники познают другую жизнь, я буду бороться, сокрушая любого, кто встанет у меня на пути, – Милстред остановился. Он повернулся к Нистери и тихо сказал. – Я не убил его…

- Погоди… Ты это о… Но я слышала… – в голосе Нистери прозвучала надежда.

- Да, там всякое творилось. Но ваши войска прибывали. Да и не хотелось мне его убивать. Не знаю, выжил ли твой дядя, но когда я уходил, он был просто в отключке.

- Спасибо, – Нистери немного ожила. Ситуация все еще не внушала оптимизма, однако что-то в словах Милстреда, в его интонации позволило ей вновь обрести волю к жизни. Словно луч света прорвался сквозь мрак и подарил свою улыбку, помогая рассмотреть во всем этом ужасе возможность возвращения в счастливые времена.

Милстред уже начинает сомневаться. И Нистери ясно ощущала, все это время тщетно убеждая себя в обратном, что небезразлична ему. Обычно она не прикладывала усилий, чтобы заинтересовать парня. У нее уже был Кемрин. Но когда на кону столько жизней, симпатии противника вполне могут пригодиться.

Открывшийся вид прервал ее мысли. Свет отголосков Энергии, использованный Милстредом для увеличения шансов победы над монстром, озарял все место недавнего боя. И оно внушало ужас. Десятки виларцев, разорванных на части, уже никогда не увидят той жизни, о которой мечтали. Эзадорцы, которые им подчинялись, также пали от конечностей трабаля.

Сам монстр лежал в луже своей кислотной крови. Его тело – единственное, что не растворилось и не было поглощено этой бурой массой. Гигант Эзадора, один из самых древних его обитателей – он получил слишком много ран и слишком рьяно сопротивлялся, заставляя кровь быстрее покидать его вены.

- Может, мне стоит за ней присматривать? – спросил Лигадос, вытирая от слизи и крови свой обриг.

- Ты лучше следи за безопасностью Вилара! – поговорил Милстред со злостью.

- Слушаюсь, командующий.

Милстред подозрительно посмотрел на своего заместителя, но не сказал тому ни слова.

- Лучше бы он ответил как-нибудь с презрением или сарказмом что ли, – прошептал Милстред, когда они с Нистери отошли от остальных виларцев.

- Думаешь, Вирто затевает что-то против тебя?

- В том то и дело, что он всегда затевает. Вот только до сих пор с его стороны не было никаких действий.

- И почему ты до сих пор не избавился от него? – спросила Нистери с опаской.

Милстред незаметно оглядел пространство вокруг.

- Попытки были. Что самое интересное – он даже и не заподозрил этого. Но Вирто слишком уж живучий. Любое нападение он принимает как вызов. Понимаешь, ему будто требуется именно ненависть, жестокость, крайние меры. Лигадос всеми силами стремится к агрессии. И власти он хочет только для того, чтобы никто не мог препятствовать проявлению подобных наклонностей.

- И такими вот «людьми» ты хочешь наполнить Ингстрем, – прошептала Нистери, стараясь интонацией передать свое негодование. – Даже если Иланийс падет, остальные жители рано или поздно поймут, с кем имеют дело. Так что после долгих кровавых разборок останутся лишь хаос и анархия. А это означает, что твоя война бессмысленна. Здесь нет надежды и ожидания лучшей жизни. Это просто банальная месть и истребление потомков тех, кто посмел нанести удар раньше, чем это сделали вы.

- Ты права, – неожиданно произнес Милстред. – А теперь повтори это перед главинами.

- Что?

- Чего глаза выпучила? Мы уже пришли. Но знай – у тебя нет шансов. Здесь не осталось тех, кто способен мыслить здраво. Действительно, все жаждут отмщения. И они этого добьются. Или погибнут сами…

Дворец, истинные размеры которого скрывала практически вечная ночь, распахнул свои двери перед вновь прибывшими. Сюда спешили не только Милстред и Нистери. Десятки виларцев, также опаздывающих из-за инцидента с трабалем, быстро проходили внутрь.

Однако появление иланийки несколько замедлило процесс. Ненависть вкупе с любопытством и восхищением, проявлялись по-разному. Но перейти от взглядов и слов к действиям мешал командующий, идущий подле.

Нистери машинально потянулась к руке Милстреда. Но тот быстро отдернул ее, делая вид, что поправляет волосы.

- Хочешь, чтобы нас обоих здесь и сейчас распяли? – поинтересовался Милстред.

- Может, это наилучший вариант. Меня не смогут использовать, чтобы навредить Иланийсу. А ты и вовсе незаменим. Так что шансы на победу будут сведены к минимуму.

Милстред закатил глаза, и, пропуская пленницу вперед, начал внимательно рассматривать приближающихся виларцев на предмет наличия любого оружия.

Но нападения не произошло. Когда все, наконец, собрались и расселись по тому, что осталось от сидений зала встреч, помещение озарилось. Энергия, собранная в последние светлые часы, медленно угасала, давая шанс почувствовать нечто человеческое в вечном аду Эзадора.

Главины появились незамедлительно. В отличие от подобных мероприятий в иных мирах, здесь не было принято терять зря время и драгоценную Энергию.

Четверо виларцев в сопровождении охраны заняли места за главным столом. Воцарилась тишина.

- Итак, после небольшой задержки мы все-таки собрались здесь, чтобы обсудить текущую ситуацию, – начал свое обращение статный высокий виларец с проседью в волосах. На первый взгляд, он казался вполне обычным, без уродливых шрамов или серьезных ранений. Хотя утверждать что-либо было трудно из-за нескольких слоев одеяний, скрывающих почти все тело главина. – Думаю, никто не станет возражать, если мы сразу перейдем к главному вопросу: сможем ли мы осуществить перемещение и не лучше ли сразу атаковать и уничтожить противника.

- Это Визий. Он выглядит наиболее представительно и умеет громко и внятно говорить. Но сами слова, которые он произносит, обычно исходят не от него, – прошептал Милстред Нистери. – Смотри внимательно. И ни в коем случае не открывай рот.

- Да, события последних циклов показали, что основной план, одобренный, кстати, не всеми главинами, потерпел катастрофический провал. А самое ужасное в том, что теперь мы потеряли весь эффект неожиданности. И пока сидим без действия, противник изучает наше оружие, наши слабые места. Каждая секунда промедления приводит к гибели еще большего количества виларцев, – Визий украдкой посмотрел направо. Там сидел другой главин, но из-за потускневшего освещения Нистери никак не могла увидеть его лица, будто специально сокрытого во тьме неким подобием капюшона.

Кивнув, подтверждая этим, что сказанное целиком соответствовало его мыслям, главин Занерий указал выступавшему рукой на скамью, а сам поднялся для продолжения нападок на выбранную стратегию войны.

- У него был шанс! – провизжал Занерий, смотря прямо на Милстреда. И хотя этот главин так и не открыл свое лицо, Нистери передернуло от отвращения. – Знаю, что некоторые из вас уже успели побывать в этом городе мерзавцев. Таких легко заметить. Ведь здесь очень редко есть повод улыбнуться. А виларцы, познавшие вкус мести, вонзившие оружие в плоть иланийцев, поняли, что значит счастье. Милстред же хочет отобрать у нас возможность прочувствовать весь этот чудесный момент, когда созерцаешь затухание жизни в глазах врага. Вон, поговорите с Лурием. Он до сих пор не очистил руки от иланийской крови. Посмотрите на нее, и вы тоже захотите побывать на месте Лурия.

- Занерий всегда выступал за крайние меры, – не скрывая презрения, прошептал Милстред. – В этом он похож на Вирто. Но все же, как бы популярно не было его мнение, остальные двое все еще поддерживают меня. А заменить первого командующего возможно только при единогласном решении.

- Занерий, погоди чуток, – вступил в разговор Обисир. Голос его прозвучал на удивление мягко. А в глазах промелькнуло то, что у большинства виларцев было уже давно потеряно. – Мы же обсуждали это уже сотни раз. Любая битва принесет колоссальные потери. И лишь перемещение городов сохранит жизни наших людей. Да, не все задуманное, получилось. Но это не означает, что план провалился полностью. Милстред, разъясни, насколько все плохо.

Командующий поднялся и неспешно направился к центру зала.

- Позволю себе напомнить, что без моих знаний об источнике, не был бы возможен никакой план. И нам в любом случае необходимо было напасть на Иланийс. Без артефакта Дерина Вилар не способен переправить сквозь измерения силы, достаточные для победы над врагом. Так что об эффекте неожиданности говорить не приходится.

- Ладно, это ясно, – нехотя согласился Занерий. – Но ты же понятия не имеешь, как управлять глобальной Энергией. Неужели двух девиц нам хватит для использования столь могущественных сил.

- Эти иланийки напрямую подключаются к самым сильным потокам Энергии. Таким образом, я могу получить возможность оказаться внутри источника и слиться с ним для осуществления плана А. Ну, а если я там поджарюсь, многие из вас лишь обрадуются. Плюс, план Б все еще будет вполне осуществим.

- То есть, ты хочешь сказать, что дела у нас идут нормально. Тогда объясни, почему медлишь, почему эти девки еще здесь, а не помогают в уничтожении их родины?

- С предыдущим «окном» не сложилось. Как только Энергия окажется в Эзадоре, я начну перемещение. А здесь они по двум причинам. Во-первых, их вечно хотят убить, и я лично прошу всех собравшихся подождать хоть немного. Ведь мы отдали столько сил, чтобы получить такую возможность. Ну, неужели избиение беспомощных невинных девушек действительно поможет вам почувствовать себя отмщенными. Неужели больше никому, кроме меня, не хочется жить в новом мире. Мире, не уничтоженном войной, которую жаждет Занерий. А наш враг в это время вкусит все те страдания, на которые обрекли его предки.

Милстред замолчал на несколько секунд, позволяя виларцам осмыслить сказанное. Раздался шепот, пересуды. Но споры быстро утихли, и большинство людей начали кивать, показывая, что принимают точку зрения командующего.

- Спасибо. И, во-вторых… одна из иланиек, Нистери, попросила дать ей слово, – Милстреду пришлось снова прерваться, ожидая пока стихнет неодобрительный гул. – Да, я снова понимаю ваше негодование. Но все же попрошу дать ей возможность выступить. Хуже от этого не будет. Время до света еще есть. Почему же нам пока не узнать точку зрения противника?

- Ну, давай, – четвертый главин Жениро почесал за ухом, а затем стал быстро озираться по сторонам. – Пусть она спляшет. Я еще не видел женских танцев. Если, конечно, они не похожи на предсмертные конвульсии израненных виларий.

Нистери испуганно посмотрела на Милстреда, но тот лишь инстинктивно зажмурился и махнул рукой, как бы призывая ее не обращать внимания на этого умалишенного.

- Если иланийка хочет выступить, то мы не будем этому препятствовать, – Обисир попытался остановить нарастающее по мере продолжения темного времени суток безумие Жениро. – Мы же здесь именно для этого – поиска решения главного вопроса нашей жизни.

- А ведь Жениро прав, – зло проговорил Занерий. – Единственное, ради чего мы готовы терпеть присутствие живого представителя врага – это наше увеселение. Так что, если эта девка так хочет выступить, то пусть покажет, как развлекаются мужчины в ее мире.

В зале раздался одобрительный гул. Ненависть к Иланийсу грозила вырваться наружу слишком рано. И гибели двух девушек явно не хватило бы, чтобы утолить эту обрушившуюся ярость.

- Все хватит! – Милстред прокричал так громко, что на мгновение показалось, будто даже дамиранские создания испугались и прекратили свои вечные стенания. – Посмотрите, в кого вы превращаетесь! Неужели так сложно потерпеть еще немного? Или вы просто хотите помочь врагу? Да, я знаю, очень сложно соблюдать традиции, а главное – сохранять рассудок на протяжении стольких лет. Однако наши мучения, наконец, закончены! Уже завтра начнется война. Но как вы не понимаете – наш враг не просто силен, он практически всемогущ. И многие виларцы погибнут. Возможно, даже все. Разве вы не хотите захватить с собой в небытие побольше этих купающихся в роскоши иланийцев?!

Испуганные одним только видом командующего, виларцы, наконец, позволили себе вновь обрести голос и немного пошевелиться.

- Да, мы хотим увидеть, как эти твари мучаются! – крикнул один из собравшихся.

- А не лучше ли, если мы будем до конца своих циклов наблюдать сквозь завесу за их существованием в Эзадоре? – Милстред выждал, пока все одобрительно кивнули. – И наши пленницы – это ключ к перемещению городов. Я думал, это все уже давно поняли. Потерпите еще чуть-чуть, и все ваши желания исполнятся. Мы обойдемся практически без потерь и получим вечное блаженство. Разве это не стоит еще пары циклов ожидания? Но все равно, мой план остается невероятно рискованным. И не факт, что остальные жители Ингстрема нас примут. Здесь тоже много нюансов, хотя это уже мои проблемы. Поэтому, давайте послушаем, что думает Нистери. Вдруг, есть иной путь? Может, зла и боли нам уже хватило? Ведь, современные иланийцы никогда не знали о наших муках. И далеко не все они являются потомственными жителями города. Я тоже хочу отомстить. Но наш гнев должен быть направлен по назначению. Не надо становиться монстрами. Так мы никогда не сможем испытать истинного счастья. И тогда будет не так уж и важно, какой вид открывается из окна. Мы все равно останемся во власти Эзадора.

Теперь Нистери стало окончательно ясно, что Милстред не просто так был избран для осуществления столь дерзкого плана. В нем все еще теплилось нечто, способное пробуждать человечность в других. В итоге даже самые озлобленные виларцы на мгновение почувствовали, как легкий теплый ветерок прикоснулся к их замерзшим сердцам.

И хотя после слов Милстреда потребовалось совсем немного времени, чтобы большинство снова возжелали жестокой мести, никто не стал останавливать Нистери в ее стремлении хоть как-то помешать неминуемой войне.

Хрупкая, слишком незакаленная для руин давно позабывшего свое величие Вилара, она не побоялась встать перед людьми, которых на самом деле никакие слова, произнесенные из ненавистных уст, уже не могли заставить остановиться. Но Нистери не сдавалась. Она думала, что ей нечего терять, что никто не сможет спасти ее. И потому каждое оставшееся мгновение жизни – бесценно.

- Пожалуйста, посмотрите на своих соседей. Загляните в глаза тому, кто находится к вам ближе всех. И вы увидите свое отражение. Также как и я вижу свое в глазах родных и друзей. Жизнь одарила одних из нас, но прокляла других. И если в этом есть моя вина, то я прошу прощения. От всей души… Я умоляю вас, задумайтесь, что вы собираетесь сотворить. Ведь, если план Милстреда осуществится, уже наши потомки будут мечтать уничтожить то, что останется от цивилизации Вилара. Неужели, бесконечная война – это действительно единственное, чего вы желаете?! Сегодня мы знаем уже намного больше об Энергии, о других мирах. Это значит, что у вас может появиться новый дом. Дом, о котором вы мечтали. И для этого никому не нужно будет умирать. Дак, почему же не начать переговоры? Хотя бы попытайтесь. Один шаг навстречу может привести к той жизни, о которой вы всегда мечтали, – Нистери замолчала, пытаясь понять реакцию виларцев.

Но ее слов оказалось явно недостаточно, чтобы заставить откликнуться души, запертые слишком глубоко внутри этих зачерствевших сердец.

- Красивые слова, девочка, правильные, – будто ожидая обмана, произнес Обисир. – И чего именно ты от нас хочешь? Чтобы мы пришли домой к вашим правителям и предложили перемирие? Чтобы мы умоляли о прощении за убийство их детей и просили подарить нам новый дом? Думаешь, кто-нибудь захочет жить рядом с такими монстрами, как мы?

- Но ведь можно измениться. Не обязательно продолжать и дальше быть чудовищами. Это как второй шанс. Дайте его нам, и я вас уверяю, правители Иланийса смогут найти в себе силы жить дальше без отмщения за содеянное.

- Да как ты смеешь?! – прокричал Занерий, и этот визг, изданный его искалеченным горлом, заставил Нистери схватиться за уши. – Значит, мы должны смириться, оставить все как есть и довольствоваться жалкими подачками, а в ответ получим лишь «недопрощение» за одно, возможно и чересчур жестокое, но все же справедливое нападение. Нет, девочка, мы не хотим этого. Иланийс – вот наша цель. Он забрал все, что только можно было забрать. Но теперь настал наш черед. И никто не посмеет этому помешать.

- Если вы хотите жить в Иланийсе, зачем превращать город в Вилар? – Нистери переводила взгляд с одного главина на другого.

- Мы готовы на все, чтобы твои сородичи в полной мере ощутили нашу не…ненависть, – Жениро хотел сказать что-то еще, но механизм, заменяющий его нижнюю челюсть предательски заел.

- Да сколько уже можно?! Вы опоздали на несколько поколений. Хотите направить свою месть на невиновных? Что я вам сделала? Во всем Ингстреме почти никто не в курсе существования не только Вилара, но и Эзадора в целом. Если когда-то вы проиграли в войне, это не прощает все будущие грехи. Поэтому хватит прикрываться пустой справедливостью. Говорите прямо: твои предки превратили нас в кровожадных тварей, по сравнению с которыми даже худшие монстры Эзадора – всего лишь безобидные домашние питомцы.

- Мы поняли твою мысль, – прервал Нистери Обисир. – В ней есть рациональное зерно. Но если бы твои слова действительно соответствовали действительности, нашими войсками руководил бы Вирто. Может, мы бы и не стали разрушать Иланийс. И отправили бы в Эзадор лишь правящие семьи. Но, к сожалению, никого до сего цикла переговоры не интересовали. Да и сейчас это лишь видимость. Просто прикрытие попытки родителей вытащить своих девочек.

- Они выходили на связь?! – Нистери с надеждой посмотрела на главинов, но ответа не последовало. – Это же отличный шанс! Неужели убийство еще двух девушек сможет утолить вашу ненависть? Проявите милосердие, и Иланийс ответит добротой.

- Добротой?! – Занерий презрительно рассмеялся, если, конечно, этот клокочущий звук можно было назвать смехом. – Это качество не свойственно вашим правителям. И неужели ты думаешь, что они простят нам убийство детей? Вас же только двое осталось.

- Дак устройте обмен! – Нистери с мольбой взирала на главинов. – Никому не надо умирать. Теперь вас выслушают. Вилар можно будет вернуть. С Энергией все равно из-за этого уже давно что-то не в порядке. И ситуация только ухудшается. А ценой станет полное восстановление вашего города.

- Ты такая наивная. И прекрасная. Понимаю, почему Милстред присматривает за тобой, – Обисир как-то странно взглянул на командующего. – Но проблемы с Энергией возникли задолго до переноса Вилара. Города двигались навстречу друг другу. И одной из причин войны тогда и явилась угроза дематериализации обоих городов.

- Не понимаю. Если действительно происходило нечто подобное, это означает, что Энергией управляет кто-то за пределами Ингстрема. Но в этом случае были бы свидетельства, записи…

- Они были, – Обисир отхлебнул воды из чаши. – Может, еще и сохранились. Вместе со всей информацией о Виларе.

- Думаю, объяснений довольно! – рявкнул Занерий. – Она здесь лишь для выполнения одной задачи. И должна усвоить, что ни один иланиец не получит от нас милости. Как не проявили ее к нам их предки.

- Вы же столько страдали! – Нистери попыталась в последний раз. – Разве нельзя договориться? Ведь есть же еще время и возможность. Вы уже показали, на что способны. Иланийс принес свои жертвы. Хватит! Давайте просто жить. Неужели вы этого не хотите? Ощутить тепло, счастье, любовь. Для Вилара найдут другое место. Зачем эта бойня? Ведь если вы погибнете, какой тогда вообще смысл во всем происходящем?

- Думаешь, после существования в Эзадоре у нас есть шанс на счастливое будущее? – Обисир покачал головой, давая понять Нистери, что больше ей не дадут говорить. – Присмотрись получше. Здесь ни у кого не осталось души. Вернее того, что под ней подразумевается в других мирах. Загляни в глаза любому виларцу, и ты поймешь – внутри у нас открытая рана, способная только на боль и гнев. Все остальное сожжено костром ненависти к твоим сородичам.

Обисир махнул охране, и Нистери вывели из зала. Леста в сопровождении людей Милстреда уже ожидала ее снаружи.

- Как прошло? – Леста больше не пыталась скрыть волнение и страх.

- У Иланийса нет шансов. Им нечего терять. Виларцы просто хотят совершить самоубийство, захватив заодно и нас.

- Неправда! – Милстред схватил Нистери за локоть. – То, что потеря надежды обернулась отчаянием, не означает, что мы не переродимся. Как только виларцы перейдут в Ингстрем, они снова воспрянут духом. Я уже видел это. Чувствовал. Не смей ставить крест на нас! Потому что пока я жив, я сделаю все возможное и невозможное, чтобы помочь своим братьям.

Что-то кольнуло в груди. Нистери никак не могла осознать, что это было. Почему ей не больно, если Милстред держал ее за локоть довольно крепко? Зачем она старается сбежать, если выхода нет? И действительно ли она хочет покинуть Вилар, если Он не пойдет за ней?

- Ладно, делайте быстрее, что задумали, – устало вздохнула Леста. – Больше не могу…

На глазах наследницы рода Дивар навернулись слезы. Она попыталась было скрыть их, но тут же поняла, что смысла в этом нет. Его вообще больше нет. И все ее мучения, переживания оказались тщетны. Как и надежда на будущее – та единственная мечта, которая помогала Лесте жить, оказалась разбитой. Теперь уже навсегда.

Милстред опомнился. Он отпустил Нистери и, кивнув сопровождающим, пошел к огромному шару, расположенному в центре Вилара.

- Похоже, твои слова оказались услышаны, – произнесла Нистери, пытаясь обнять подругу по несчастью. – Скоро действительно все будет кончено.

Виларцы, охраняющие пленниц, настойчиво указывали направление движения, и девушки, послушавшись, отправились вслед за Милстредом.


Глава 9. Цена познания

- Это оно? – спросила Нистери, поравнявшись с командующим.

- Да. Это Шар познаний – центр Вилара. Наш источник. Когда-то здесь проходила Энергия. Однако после столкновения все изменилось. Я изучил каждый обнаруженный документ. Но, к сожалению, точных инструкций о том, как управлять источником, нигде не нашел. Остается лишь догадываться, что на самом деле необходимо делать. Хотя что-то подсказывает мне…

- То есть ты не знаешь, как поменять миры местами? – истерически расхохоталась Нистери.

Охранники переглянулись.

- А твои люди, похоже, и не в курсе то? – полюбопытствовала Леста. – Ведь так можно и сам Вилар стереть из всех вселенных.

- С Виларом ничего не произойдет, – твердо произнес Милстред. – Управление Энергией – интуитивный процесс. Столкнувшись лицом к лицу с ларзом, я понятия не имел, что делать. Но это не помешало подчинить его. Неужели ты еще не заметила: это не вы управляете Энергией, а она вами. Так что я начну, и дальше все станет понятно.

- Главинам ты также заливал? – спросила Леста, смотря на охранников.

- Отойдите! – приказал Милстред своим людям.

Виларцы покорно отступили на несколько метров.

- Посеяла зерно сомнения, – ухмыльнулась Нистери. – Молодец, подруга.

- Они не станут обсуждать услышанное с другими, – холодно произнес Милстред. – Я выбирал ваших сопровождающих среди наиболее преданных мне воинов. Эти парни обязаны мне жизнью и верят, что я способен совершить обещанное. Поэтому прекратите эти жалкие попытки. Хмм… Но вы ведь не прекратите?.. И можете помешать последним приготовлениям. Придется отправить вас изучать подземные укрытия. Хоть отдохну немного от…

- А чего ты вообще ожидал?! – прервала командующего Леста. – Что мы будем покорно и с улыбкой на лице помогать в уничтожении Иланийса? Нет уж! Вот когда мы окажемся в первых рядах и будем наблюдать, как ты по своей глупости разрушаешь Вилар, тогда и только тогда мы окажем всяческую поддержку!

Милстред не ответил. Он лишь с презрением взглянул на Лесту и отвернулся, всем своим видом демонстрируя, что разговор окончен.

Охранники поняли жест командира. Поспешив к девушкам, они указали на прикрытый доской проход. Нистери хотела возразить, но ни один подходящий довод не озарил ее хорошенькую головку.

Провожая взглядом Милстреда, она пыталась осмыслить услышанное, сложить из крупиц информации тот паззл, который поможет выбраться из враждебного мира. Но пока выходила полная белиберда. А учитывая, что виларцы проявили настойчивость, наставив на пленниц свои крилеты, пришлось отложить разговоры и повиноваться врагу.

Быстро пробираясь по темным коридорам, Леста и Нистери спускались все глубже и глубже, пока, наконец, не достигли предназначенной им камеры. Охранники пропустили иланиек внутрь и закрыли за ними решетку.

Прошло три часа, прежде чем ключи снова зазвенели. Но виларцы, вошедшие в камеру, не собирались забирать пленниц с собой. Они просто молча разглядывали их, а потом отошли в сторону.

- Как думаешь, в чем заключается их план? – спросила Леста, скорее из желания высказать вслух свои теории.

- Мне не нравятся наши новые охранники, – прошептала Нистери, словно не заметив слов подруги. – Что-то в их взгляде подсказывает мне…

- Да, они хотят убить нас. Впрочем, как и остальные виларцы. Но для этого вовсе не требуется обладать чутьем Агдарисов. Тем более что здесь мы не ощущаем Энергию.

Нистери не стала отвечать. Нервно измельчая глину, валявшуюся поблизости, она не отрывала взгляд от Зарока. Огромный одноглазый виларец, появившийся буквально пару минут назад, сначала снял оборонительные доспехи, затем некое подобие накидки, не позволявшей металлу прикасаться к коже, покрытой наростами разной степени омерзительности. После чего, жадно глотая воздух, с ухмылкой кивнул своим «коллегам». Возможно, Нистери это всего лишь почудилось, но поза, движения и жесты охранника словно говорили о напряженном ожидании чего-то.

И действительно, вскоре она с горестью обнаружила, что интуиция вкупе с наблюдательностью, никоим образом не связаны с магическими способностями. Стоило раздаться звуку, возвестившему о закрытии прохода в подземелья, как Зарок быстрым шагом подошел к пленницам.

- Итак, кто из вас хочет побеседовать со мной первой? – злая усмешка пробилась сквозь густую бороду виларца.

- Командующий ясно дал приказ, что мы нужны ему живыми, – твердо сказала Леста.

- Мне показалось, что нашего тщедушного командира интересует лишь одна из вас. С нее-то я и начну.

Зарок схватил Нистери и с силой потянул к себе, заставляя встать на ноги. Та попыталась сопротивляться. Но виларец лишь рассмеялся. Слабые удары женских рук не могли причинить ему вреда. А вид крови, проступившей когда Нистери разбила себе правый кулак, принес удовольствие, граничащее с возбуждением.

- На помощь! – прокричала Нистери с отчаянием, но мощный удар в челюсть заставил ее замолчать.

- Знаете в чем разница между нашими мирами? – поинтересовался Зарок, сдавливая горло Нистери. – В Эзадоре ветра разносят звуки во все стороны на любые расстояния. По пути все эти крики, рев и стоны разделяются, перемешиваются и, наконец, сливаются воедино. Поэтому, девочки, орите, сколько влезет. Никто и никогда не поймет, что происходит. Хотя если бы я убивал вас на всеобщем обозрении, от желающих присоединиться не было бы отбоя.

Леста не могла больше наблюдать за происходящим. Тягостные воспоминания, которые она так долго скрывала в самых глубинах подсознания, нахлынули с удвоенной силой, лавиной снося все принципы и моральные преграды.

И тогда длинные ногти Лесты предстали в невыгодном для Зарока свете. Они легко полоснули виларца по шее, сорвав при этом один из наростов.

- Ах ты, тварь! – зарычал он, отпуская Нистери.

- Меня никто из вас никогда не получит! – уверенно проговорила Леста, приставляя к шее, вытащенный из кармана виларца нож. – Нас все равно ожидает такая участь. И я вольна выбирать только способ.

Зарок рассмеялся.

- Ты что подумала, что нас интересуют твои грязные прелести? Да мне даже противно просто прикасаться к таким как ты. И поверь, это будет величайший дар на свете – позволить мне наблюдать, как иланийка убивает себя по своей воли. А я ведь даже руки не испачкаю.

Леста задумалась. Хоть и такой призрачный, но все же еще ощутимый шанс на спасение не давал ей воспользоваться ножом.

- Я так и думал… – произнес Зарок, вырывая назад свое оружие, чтобы через пару секунд обратить его против Нистери.

- Что здесь происходит?! – такого гнева в словах и взгляде Милстреда еще никто прежде не видывал.

Зарок скривился от злости, но все же отпустил Нистери и, убрав нож, медленно повернулся к командующему.

- Эти девки выказывали неуважение и хотели сбежать, – проговорил охранник, не скрывая презрения.

Нистери быстро покачала головой.

- От пленниц подобного стоит ожидать. В отличие от предательства собственных людей, – Милстред специально выделил слово «предательство», давая понять, какое наказание грозит ослушавшимся приказа.

Зарок сделал шаг навстречу командующему. Быстро оглянувшись, тот понял, что оказался в меньшинстве. Трое закаленных в боях виларцев легко могли одолеть его. А, учитывая более чем двухметровый рост Зарока, который на полторы головы превосходил Милстреда, вытаскивать оружие было бессмысленно.

- Однако я прекрасно понимаю ваши чувства, – произнес он. – И можете мне не верить, испытываю то же самое по отношению к этим иланийкам.

- Ты прав, мы не верим, – ухмыльнулся Зарок. – И кстати, лишь главины повинны в твоем назначении. Это не наш выбор. Лигадос Вирто – истинный командующий, и он будет только рад убийству этих девиц.

Ситуация явно накалилась больше, чем следует. И Милстред на секунду задумался, как именно троица воинов, беспрекословно подчиняющаяся лишь Вирто, смогла оказаться наедине с девушками.

- Я временами и сам задаюсь этим вопросом, – с грустной улыбкой проговорил он. – Мне ведь надо всего лишь ослабить силы противника, чтобы у нас был шанс добраться до их правителей. А затем, возможно, передать всю власть Лигадосу, как самому опытному воину Вилара.

Зарок с удивлением посмотрел на командующего. Тот словно озвучивал его мысли, и при этом в голосе не было ни капли негодования или иронии. Неужели это правда? С одной стороны, Милстред Линдрен всегда мог заговорить уши кому угодно, но с другой… Каждое слово было правдой. Что если он смог, наконец, сам осознать это?

- Иланиек надо уничтожить, – твердо произнес Зарок, внимательно наблюдая за реакцией командующего.

- Ладно, действуйте, – выдохнул Милстред. – Можете убить их сейчас, и тогда завтра отправимся на войну с практически всесильным врагом. Или… потерпите совсем немного, а наградой за это будет быстрая победа и ваши жизни.

Зарок вытащил нож и с решимостью подошел к Нистери. Гренк и Даний все это время не сводили взгляд с командующего. Но тот даже бровью не повел.

Схватив Нистери и снова приставив нож к ее горлу, Зарок оглянулся.

- Либо делай, либо нет, – раздраженно произнес Милстред. – Я отвечаю за защиту от Энергии. Так что, если ты пойдешь на поводу у своих желаний, меня ожидает много работы. Наступление придется отложить на несколько циклов. И передачу власти Лигадосу тоже.

Зарок надавил на нож, и несколько капель крови стекли по шее Нистери. Но Милстред так и не пошевелился.

- Тебе действительно все равно? – спросил Зарок. – Хорошо… Даний, сгоняй к Вирто. Пускай он решает, пока есть шанс и нет свидетелей.

- Пленниц уже ожидают подле Шара познания, – покачал головой Милстред. – Если пропустим это окно, то дадим врагу слишком много времени на подготовку.

Зарок задумался. Командующего надо убить здесь и сейчас. Как и иланиек. Но все же что-то мешает осуществить задуманное. Возможно, привычка слепо выполнять любые приказы, не задавая при этом никаких вопросов.

Сейчас же от Лигадоса была дана только одна команда – убить девиц. И убить жестоко. Но вот что делать, если на место преступления заявится сам Милстред Линдрен, Зарок не имел ни малейшего понятия.

- Ладно… – наконец, произнес он и кивнул Данию. – Мы поведем девиц переходами к твоему Шару. По пути переговорим с Лигадосом. Что же до тебя… Отвернись.

Милстред задумался. Но только на мгновение. Он знал, что сейчас будет удар. Он легко мог бы его предотвратить и, вместо того чтобы упасть без сознания, свернуть шею подошедшему Данию.

Вот только Зарок все еще стоял подле Нистери, а его нож стремился пролить иланийскую кровь.

- Ха, вот так! – ухмыльнулся Зарок, наблюдая, как Милстред падает наземь. – Надеюсь, он еще живой. Или наоборот… Полчаса у нас есть точно. Идем до третьего выхода, там встретимся с Вирто. Если он пожелает, я вернусь и добью этого выскочку.

- Тогда я мочу одну из девиц, – Гренк облизал так и не сросшуюся после разреза губу.

- Только если Вирто сам не возьмется за нож, – проговорил Зарок, связывая Милстреда, а затем оттащил его в неиспользуемую часть подземелий.

Еще раз осмотревшись, виларцы схватили пленниц и повели их навстречу печальной участи.

Переходы, один темнее другого, с одной стороны защищали от внешних врагов, но с другой, заставляли дышать все чаще от осознания собственной беззащитности и непредсказуемости виларцев.

В тусклом свете промелькнула чья-то тень. Зарок вытащил крилет и направил его в направлении движения невидимой угрозы.

Все замерли, ожидая, когда враг покажет свое лицо. Но прошло пять минут, а нападения так и не происходило.

- Может, чварк какой заблудился, – предположил Даний. – Света ни у кого не осталось?

- Останется тут! – Зарок раздраженно махнул кулаком. – Линдрен всю Энергию забрал для своих теневых игр. А мы тут подыхай во тьме и без защиты!

- Пусть девки идут первыми, – сказал Гренк, расправляя тройной кинжал. – Если что, будет отмазка, да и самим руки пачкать не придется.

- Одну на всякий случай оставим. – Зарок толкнул Нистери, заставляя ее принять роль наживки. – Должен же быть от всего этого хоть какой-нибудь толк.

Охранники пугали Нистери куда больше непонятных теней. И не желая давать им повод снова ударить себя, она быстрым шагом пошла навстречу неизвестности.

- Эй, не так… – начал было Зарок, но длинный липкий щупалец обхватил его горло и швырнул об стену.

Нападение происходило сзади, а значит, этих эзадорцев впустили в переходы намеренно. Но времени на обдумывание Гренку и Данию дано не было. Многочисленные конечности ларзов зубами впивались в их плоть, разрывая виларцев на части.

Леста упала на колени и зажмурилась. Но голос подруги заставил побороть окутавший ее страх.

- Беги ко мне! Скорее! – прокричала Нистери.

Два ларза, причмокивая, расправлялись с останками Дания и Гренка. И не обращали никакого внимания на девушек, пробирающихся сквозь практически неосвещенные катакомбы. В поисках хоть какого-нибудь выхода иланийки ощупывали стены, однако пока вокруг были лишь камни и руины подземных строений.

Когда Зарок пришел в себя, от его друзей уже ничего не осталось. Лишь слизь и ошметки одежды могли свидетельствовать о произошедшем. В ужасе Зарок попытался было встать, но ларзы, перекрывшие путь с двух сторон, давали понять, что еще ничего не кончено.

Сытной, переваливающейся походкой, Тисо приблизился к Зароку и открыл свою главную пасть, ожидая приказа.

- Думаешь, мне дали власть, потому что я выгляжу или говорю лучше Вирто? – с презрением произнес Милстред. – Нет! Я тот, кто я есть, ибо нет аргистра сильнее. И любая тварь при прочих равных будет слушать лишь меня одного. Вы же – просто кучка идиотов, не способных просчитать на пару шагов вперед даже свои простейшие действия.

- Он узнает… – перебил командующего Зарок.

- Может быть. Вот только без доказательств, ему все равно придется молчать. Тем более, если я выдвину в ответ обвинение об организации заговора с целью убийства командующего. Никто же не поверит, что вы действовали по собственному плану.

- Эхх… – вздохнул Зарок. – И даже сейчас ты не можешь бросить вызов, как воин, а используешь своих мерзких любимцев.

- Любимцев?! Я их ненавижу! – воскликнул Милстред. – Но признаю полезность и даже незаменимость… Понимаешь, сражаться я умею. И делаю это вполне неплохо. Но манипулировать и отдавать приказы у меня получается намного лучше. И да, я не собираюсь с тобой драться. Скажу больше, я даже не останусь понаблюдать, как мои «любимцы» сожрут твою обнаглевшую плоть. Как оторвут эти мерзкие пальцы, посмевшие прикоснуться к ней!..

Милстред замолчал. Он и так сказал слишком много. Но это не важно. Единственный, кто слышал его признание, скоро покинет мир живых.

Понимая, что это его последние мгновения, Зарок хотел нанести еще один удар. Конечно, он предпочел бы вмазать по высокомерной физиономии своего командующего. Однако вряд ли бы Тисо позволил подобное. И подбирая оскорбления, Зарок скривился в некоем подобии улыбки.

Вот только Милстреду было наплевать. Одарив недруга презрительным взглядом, он развернулся и ушел так быстро, что Зарок не успел… Не успел произнести ни единого слова, до того как Тисо оторвал ему голову.

Окончив трапезу, ларзы покинули катакомбы. Все улики, оставленные после них, подчистили подоспевшие чварки.

- Вам не выйти отсюда незамеченными, – за спинами иланиек раздался так хорошо знакомый голос.

Нистери выдохнула и чуть не бросилась Милстреду на шею. Но, вовремя остановившись, просто хлопнула его по плечу.

- Это называется «рада тебя видеть»? – попытался сымитировать Нистери Милстред.

- Нет! – воскликнула Нистери со злостью, вспомнив про «можете убить их сейчас». – Это называется «я рада, что ты не ларз, но ты все равно придурок».

- Приму это за спасибо. Однако время не ждет. Так что поспешите к Шару, иначе помогу узнать, встреча с какими дамиранцами может быть еще более неприятной, чем с ларзами.

Девушки подчинились. Выбор между прогулкой с Милстредом и темным туннелем, полным монстров, не был очевиден. Но все же первый путь вел в неизвестность. А неизвестность дарит надежду. Пускай в этот раз довольно призрачную.

- Почему ты называешь эзадорцев дамиранцами? – поинтересовалась Нистери, когда до Шара оставалось метров сто.

- Когда виларцы еще не знали, в какой именно мир вы их сослали, они условно назвали его Дамиран, что значит враждебный. И я считаю, это правильнее, чем какое-то нейтральное Эзадор, придуманное теми, кто никогда не видел подобного мрака.

Покрутив головой, Нистери заметила странные очертания, сокрытые ранее за густым туманом. Она вопросительно посмотрела на Милстреда, но тот почему-то не ответил.

- Нам пора заходить, – Милстред покачал головой, давая понять, что разговор окончен. – Дамы, вперед.

Командующий отворил врата и пропустил иланиек. В Шаре познаний царила абсолютная тьма. Ни единого источника света. Казалось, эта дверь вела в пустоту. Но девушкам нечего было терять. И взявшись за руки, они смело шагнули навстречу погибели их мира.


***


Вилар. Место, откуда все мечтают поскорей убраться. И лишь один человек оказался счастлив, когда переступил через полотно света. Однако стоит признать, что радость продлилась недолго.

- Так, главное не сомневаться, – пробормотал Кемрин сам себе. – Мне надо всего лишь как можно дольше оставаться незамеченным. Хотя, сказать по правде, это не так уж и трудно. Блин, темно же как!

Кемрин зажмурился, желая быстрее привыкнуть к отсутствию света. Может, тогда очертания города окажутся заметны?

- Гигантский город… – Кемрин попытался осмотреть окрестности. – Что-то этот вой меня уже начинает напрягать.

Земля слегка задрожала. И этот звук… уже совсем близко. Вытащив Розу, Кемрин слегка надавил на один из лепестков, озаряя окрестности вспышкой света. Выскочивший было коротоид с визгом попытался нырнуть обратно под землю, но промазал и сильно ударился своим подобием головы о преградивший ему путь камень.

- Так тебе и надо, – показал язык Кемрин. Но вспомнив слова Нистери о его ребяческом поведении в моменты страха, снова принял серьезный вид. Будто она прямо сейчас может увидеть его, и пошутить, что он испугался какого-то червяка.

Немного успокоившись, Кемрин посмотрел по сторонам. И тут же понял, что свет отпугнул не только коротоида, но и двух забуров. Ушедшие во тьму, но все еще заметные монстры замерли в ожидании возможности нанесения смертельного удара.

- Незаметным оставаться не получится. – Кемрин глубоко вздохнул. – Но так хоть можно подольше оставаться несъеденным.

Настраивая Розу на распыление света, Кемрин усиленно высматривал город. И вскоре развалины, простирающиеся до небес, указали ему искомое направление.

- Двух метров должно хватить, – произнес Кемрин, сжимая Розу в левой руке и расправляя огнемеч правой.

Не обращая внимания на свою заметность, он со всех ног помчался к Вилару. Если оставаться в тени живым здесь попросту невозможно, придется рассчитывать на удачу.

Странные звуки при касании земли, ветер, совсем не холодный, но пробирающий до последней клетки тела. Подобные явления наверняка заинтересовали бы истинного Нирави и заставили его сутки напролет изучать неизведанный мир. Если бы только в дело не вмешалась любовь. Ну и тысячи монстров в придачу.

- Хорошо хоть проверили, что виларцам будет, чем дышать какое-то время, – Кемрин остановился.

Его сердце колотилось слишком быстро, легкие не желали работать в обычном режиме. Незнание законов физики Вилара привело к слишком высокой нагрузке на организм, которая могла убить менее тренированного человека.

Кемрин засмеялся. Вернее попытался, ибо тело все еще не желало его слушаться. Погибнуть в мире врага с кишащими вокруг монстрами от какой-то одышки!

Осмотревшись, Кемрин медленно прилег на землю. Прекрасно осознавая, что слишком сильно привлекает внимание, он, тем не менее, не собирался уменьшать яркость Розы. Слишком уж частыми стали стоны и рев пока невидимых тварей.

«Вдох, выдох. Медленно, спокойно. Эзадоцы не переносят света. А виларцы вряд ли полезут в скопление не подчиненных им монстров», – Кемрин, как мог, пытался взять себя в руки. Но звуки казались все более неприятными. Они словно зазывали в потусторонний мир, откуда нет выхода.

Отдышавшись немного, Кемрин встал. Оставшийся путь он прошел, то ускоряясь, то давая организму передышку. И лишь спустя несколько часов, он оказался возле стен Вилара.

Спрятавшись в руинах, Кемрин принялся наблюдать. Но тусклое освещение не позволяло рассмотреть город.

Что-то скользкое липкое образовалось под рукой, пока Кемрин опирался на один из камней. Отшатнувшись, он взглянул на ладонь и обнаружил там кровь. Много крови.

Последние крупицы Энергии, сохранившиеся в развалинах когда-то прекрасного города, соприкоснулись с остатками силы, еще не покинувшими тело Кемрина. Роза, которую он сжимал так долго, успела оставить свой отпечаток, следствием чего и явилась столь болезненная реакция.

- Не может быть! – Кемрин осмотрелся, осознав, что его шепот был чересчур громким.

«Источник последовал за городом. И никто этого не заметил? Столько времени вся сила, которая управляет вселенными, испытывает сильнейшую боль. А последствия… Идиоты! Они защитили лишь живых существ, но даже не задумались об Энергии. Возможно, эта рана слишком стара и уже успела затянуться. Но наши постоянные переходы и разговоры о новом вмешательстве в саму суть мироздания… Нет, это надо остановить. Или не останется ни Иланийса, ни Вилара», – Кемрин вытер руку и схватился за голову.

Мысли, одна страшнее другой не давали ему сосредоточиться. Что если точка невозврата уже пройдена? Как заставить озлобленных людей остановиться? Что делать, если он найдет Нистери, но у них не получится выбраться? Ее нельзя отдавать. Возможно, еще получится нанести смертельный удар Лесте…

- Нет! – Кемрин быстро встал, и, не желая больше думать о грядущем, направился в Вилар.

«Я не знаю местности, охраны… Да вообще ничего. Как будто у меня есть шанс спасти ее! Буду действовать, исходя из текущей ситуации. Пожалуйста, мне бы только немножко везения».

Неизвестно, слышал ли кто-нибудь его просьбу, но удача в этот раз оказалась на стороне Кемрина. Охрана не только не заметила нового «виларца», но и позволила ему свободно пройти в город.

Измазанный грязью, в капюшоне, Кемрин практически не выделялся среди местного населения. Вот только чего-то все же не хватало. Он словно чувствовал, что он чужой здесь. Незаметно осмотревшись, он заметил пару подозрительных взглядов. А один из виларцев и вовсе принялся нашептывать другому, при этом кивая в сторону Кемрина.

«Не дергаться. Не поддаваться волнению. Соберись же ты. Почему сначала не понаблюдал со стороны? Думал, что здесь все идиоты? Походка! Движения! Они же живут в Эзадоре сотни лет, и уже иначе реагируют на здешнюю погоду. Может, Нистери не так уж и шутит, когда шутит, что меня усыновили. Либо влюбленный Нирави уже не умный Нирави?»

Внезапно где-то в другой части города раздался грохот. Что бы это ни было – удача или совпадение, но про Кемрина тут же забыли. Одни виларцы хватали оружие и бежали в сторону шума, другие прятались в свои убежища. Вскоре Кемрин услышал пронзительный рев. И на мгновение ему стало жалко этого забредшего не туда эзадорца.

- Ты чего тут прогуливаешься? – один из пробегающих аргистров хлопнул Кемрина по спине. – Там наши погибают.

«Надо было брать одеяния виларца, не участвующего в боевых действиях, – подумал Кемрин, мысленно закатывая глаза. – Хотя тогда было бы странно, что мужчина в расцвете сил не может держать в руках оружие…»

Присоединившись к образовавшемуся отряду, Кемрин понесся к месту сражения. Все это время он пытался дышать как можно реже, чтобы снова не заставить свои легкие испытать шок.

Когда до предполагаемой угрозы оставалось метров тридцать, Кемрин, наконец, разглядел нападающего эзадорца. Уже весь израненный гигант из последних сил старался удержаться на ногах. Но точные и быстрые удары виларских воинов не оставили ему ни единого шанса. Трабаль пал, и помощь подоспевших аргистров уже не потребовалась.

«Уходи, пока можешь», – Кемрин спрятал выданное ему нирокопье и направился прочь от скопления виларцев. Вновь поблагодарив счастливую случайность, он и не подозревал, что всего несколько минут назад отсюда сбежала Нистери. И если бы Кемрин последовал за ней, будущее наверняка было бы совсем другим.


Глава 10. Гриамин

Есть одна вещь, связанная с большинством воспоминаний. Особенно с воспоминаниями о самых ярких, неважно счастливых или нет, моментах. С возрастом они имеют привычку изменяться, все более походя на сны. Однако стоит лишь произойти чему-либо значительному, связанному с риском для жизни, как в голову начинают лезть совершенно посторонние мысли о делах, ранее запланированных, но так и не исполненных.

Причины, по которым Кемрину захотелось оказаться в другом месте именно сейчас, никоим образом не являются загадкой. Вопрос в том, зачем вспоминать место, в своей опасности мало чем уступающее диким пустошам Эзадора.

Детство… В свете последних событий Кемрину начало казаться, что детства у него не было вовсе.

Сколько же ему тогда стукнуло? Тринадцать лет. Еще совсем мальчишка. Хотя сам-то он считал, что вырос достаточно, чтобы понимать все вокруг. Ну, по крайней мере, знать о своем «случайном» появлении. И это давило на Кемрина всю его жизнь.

Нет, он никогда не завидовал брату, но все же тайно желал, чтобы Энергия указала на него, и, возможно, тогда родители и Алинор поняли бы, что дали Кемрину меньше любви, чем он заслуживал.

Какой же тогда был цикл? А разве это важно? Ведь парни уже не первый раз оставались одни. Тем более что Алинору было уже шестнадцать, и он считался полноправным наследником рода Нирави.

Вот только именно тогда братья оказались в затерянном замке Гриамин. Слухи об этом месте ходили самые разные, а учитывая, что замок был их фамильной собственностью, парни с радостью использовали шанс исследовать таинственные развалины.

Дерия в это время гостевала у Месы Тавирд, а Ольдар старался не ограничивать сыновей в вопросах, связанных с изучением чего бы то ни было. Он понимал, что только так они станут настоящими мужчинами и истинными Нирави.

Утром, выдавшимся очень, скажем так, розовым (не самая удачная, но зато многим запомнившаяся шалость Семарии Викрос) Алинор и Кемрин прибыли в Гриамин. Старинное здание, сокрытое за сотнями самых разных растений, облюбовавших дерриловые стены и не желающих сдаваться изредка заезжающим сюда смотрителям, встретило парней холодом и порывом пыльного ветра.

- Ойкх, здесь вообще, кхх, кто-нибудь бывает? – спросил еле откашлявшийся Кемрин.

- Да этот замок уже давно заброшен. И его по-хорошему стоило или снести, или превратить во что-нибудь более… цивильное что ли, – произнес Алинор с усмешкой.

- Эй! Мы же договорились не использовать Энергию! – обиделся Кемрин, понимая, что брат нисколько не пострадал от пылевой бури.

- Не использовать где? В замке. А мы еще и порог не переступили. Так что все вылетевшее наружу из-за сквозняка и отсутствия уборки считаться не должно.

Кемрин задумался. В словах брата явно звучала насмешка. Но возразить на это не имелось ни малейшего повода. Почему он каждый раз проигрывает? При обучении, среди друзей Кемрин славится сообразительностью и быстротой реакции. Но стоит рядом оказаться Алинору, и фамилия Нирави как будто уже никак с ним не соотносится.

Не желая показывать обиду, Кемрин быстро пошел осматривать комнаты замка.

- Чего так спешишь? Боишься, что не управимся до пропажи Энергии? – слова Алинора снова неожиданно попали в цель.

Да, Кемрин ускорился, чтобы уйти подальше от брата, но ему действительно было не по себе от мысли, что можно остаться без защиты в подобном месте.

- Ага, угадал. Я действительно боюсь. Боюсь, что мне придется еще слишком долго терпеть тебя.

В этот момент где-то сверху хлопнула дверь, заставив Кемрина подпрыгнуть на месте.

- Трусель! – Алинор показал пальцем на брата и засмеялся так громко, что эхо еще долго разносило отзвуки, напоминая Кемрину о слишком заметном проявлении слабости.

Комната за комнатой, этаж за этажом братья осматривали затерянный замок и никак не могли понять, почему все это время их не покидает странное ощущение. Будто кто-то наблюдает за ними.

- Может, все же стоит проверить дом при помощи Энергии? – спросил Кемрин, когда до темного времени оставалось не больше часа. – Мы ведь обещали отцу, что покинем Гриамин до…

- Слушай, если хочешь, беги к мамочке. Не волнуйся, я никому не расскажу, какой ты «бесстрашный» на самом деле.

- Неужели ты не чувствуешь?

- Не чувствую что? Запах старины, копошение в стенах и под полом, сквозняк, в конце концов?

- Да нет же, – Кемрин замолчал на несколько секунд, жестом приказывая брату прислушаться. – Чье-то… незримое присутствие.

Алинор прыснул от смеха. Он покрутил пальцем у виска и, презрительно хмыкнув, направился к гигантскому, словно предназначенному для хранения вещей великанов, шкафу. Однако, кроме пустых полок, его кроваво-красные дверцы ничего не скрывали.

Через три часа братьям надоело. К этому моменту они окончательно разругались и с удовольствием вернулись бы домой, но наступило время тьмы.

Выбрав себе по комнате, Алинор и Кемрин извлекли из оболочек озарительные шарики и разбросали их вокруг.

- Это просто заброшенный замок. Мы же все осмотрели. Всего два часа, и этот придурок перестанет надо мной издеваться, – Кемрин пытался уговорить себя не волноваться понапрасну, но тут под кроватью, на которой он сидел что-то заскрежетало.

Зажав рот, чтобы вновь не рассмешить Алинора, он прижался к стенке. Прошла минута, за ней другая, но ничего не происходило. Лишь завывание ветра да скрип ставен заставляли сердце биться быстрее. Немного успокоившись, Кемрин спрыгнул с кровати, схватил пару шариков и закатил их к источнику тревожного звука.

Там было пусто.

Страх пробежал по каждой клетке тела мальчика. Лучше бы эта была варка или какая иная живность. Но нет. Нечто незримое притаилось во тьме, и Кемрину оставалось лишь надеяться, что оно настроено не слишком враждебно.

Снова наступила тишина. Даже скрипы на время перестали тревожить посетителей замка. И тогда Кемрин попытался осмотреть комнату еще раз. Свет от шариков позволял увидеть лишь силуэты предметов. Но и этого вполне хватило, когда кресло, стоящее в самом темном углу покоев, начало медленно подниматься вверх.

Вернее, мальчик так подумал. Однако чем дольше он всматривался в силуэт, тем отчетливее понимал, что кресло осталось стоять на месте. Нечто большое неуклюжее отползло к стене и укрылось за шкафом.

- Ты м… меня понимаешь? – пытаясь не заикаться, спросил Кемрин. Он поднял несколько шариков и кинул в сторону шкафа.

Раздался визг. А через мгновение нечто злое и шипящее понеслось прямо на Кемрина.

Все ближе и ближе, прыжок за прыжком… И если бы не ловкость и врожденные инстинкты, ему вряд ли было бы суждено увидеть новый цикл.

Когда неизвестное чудовище оказалось в метре от Кемрина, тот высыпал «святой порошок», приобретенный ради прикола у одной чокнутой ардидоски и, перевернувшись, проскользнул между извивающимися в тусклом свете конечностями.

«Может, та тварь была из Вилара?» – спросил себя Кемрин, пытаясь понять, почему давно забытая история всплыла именно сейчас.

«Молодой ларз? Нет. Коротоид? Он же тогда в кресле сидел! И дыр в полу и стенах после обнаружено не было. Точно нет. Тот монстр не был противным, склизким... Страшным – да. Пугающим. Но только не мерзким. Значит, существо из другого измерения. И та девушка тоже. К каким же еще метаморфозам привело вмешательство в глобальную Энергию?! А что, если она еще жива?»

Кемрину показалось, что он услышал голос Нистери. Чуть не бросившись в сторону, откуда донесся звук, он все же смог взять себя руки. Впереди был открытый участок. Слишком мало виларцев, чтобы затеряться в толпе, но слишком много, чтобы сражаться.

Неспешно продвигаясь во тьме, Кемрин прислушивался к каждому звуку, однако женских криков больше не раздавалось.

Ни следа... Кемрин обошел уже большую часть города. И хотя удача все это время сопутствовала ему, он постепенно впадал в отчаяние.

Как и тогда, много лет назад, когда Алинор оставил его в затерянном замке, а сам спрятался в хижине неподалеку.

Да, Кемрину всегда приходилось полагаться лишь на себя. Что, если бы он шутки ради не взял с собой святой порошок? Это ночное создание наверняка прикончило бы его без промедления.

Но нет. Кемрин всегда был бойцом. И монстр Гриамина зря покусился на его юную плоть. Не успев остановиться после прыжка мальчика, ночное чудище со всего разбегу врезалось в стену. А порошок тем временем все глубже проникал в его чужеродную структуру.

Монстр пропал. Тяжело дыша, Кемрин поднимал озарительные шарики и бросал их в разные стороны, пытаясь обнаружить местонахождение затаившейся угрозы.

Снова наступила тишина. Набравшись смелости, Кемрин понесся к двери и дернул за ручку. Но она не поддалась.

- Алинор! – прокричал мальчик, со всех сил ударяя по двери. – Пожалуйста, помоги!

Но брат не приходил на выручку. А через минуту с другой стороны постучали.

- Алинор… это ты?

Ответа не последовало.

- Алинор, хватит! Здесь кто-то есть! Попробуй открыть дверь с той стороны.

Три громких удара заставили Кемрина в ужасе отшатнуться. Нет, Алинор был не настолько силен. Разве что… он воспользовался кастрюлей или ведром.

Тем временем шарики выдыхались. И когда рассмотреть что-либо было уже практически невозможно, стены зашевелились. Сгусток темной энергии, еще недавно желающий разорвать мальчика на части, теперь сам оказался развеянным, благодаря святому порошку. Но части зла все еще не собирались сдаваться. Напротив, затаившись в стенах, они выжидали конца действия магии. И как только тьма одержала верх, выползли наружу.

Забившись в угол, Кемрин зажмурился и ущипнул себя. К сожалению, происходящее не было сном. Конечности людей и животных, щупальца и непропорционально длинные руки – все это вылезало из стен и тянулось к мальчику.

- Сюда! Скорей! – крикнул женский голос.

Кемрин попытался встать, но некое подобие хобота обвило его шею и не желало отпускать. Тогда незнакомка выплеснула на мальчика содержимое принесенной с собой вазы. Хобот, шипя, растворился. Не медля ни секунды, девушка зажгла какое-то невиданное ранее в Ингстреме устройство, и тьма вернулась в стены.

Кемрин не собирался ждать, пока нападение повторится, и пулей вылетел из комнаты.

- Где мой брат? – спросил он у незнакомки.

- Здесь больше нет никого, – тихо произнесла она.

Нежный приятный голос заставил Кемрина немного успокоиться, и он взглянул на свою спасительницу. Длинные волосы чернее самой тьмы обвивали ее потрясающую фигуру. Такая красивая!.. Во всем Иланийсе можно было отыскать лишь нескольких девушек, способных сравниться с ней.

Если бы Кемрин был немного постарше, он наверняка потерял бы дар речи. Но сейчас внешность бледной красавицы не заставила его забыть о происходящем.

- Перед тьмой Алинор поднимался на второй этаж. Помогите мне его найти, пожалуйста.

- Возможно, я не совсем точно выразилась. Во всем замке нет никого живого.

Кемрин похолодел.

- Прошу! Я должен знать. Даже если эта тварь убила…

- О нет. Когда Эдди появился, здесь был только ты.

- Не понимаю… – Кемрин отчаянно завертел головой. – Что происходит? Куда мог деться Алинор? И вы зовете монстра Эдди?!

- Это очень длинная история. А у меня совсем нет времени. Возможно, Алинор покинул замок, прежде чем Он проснулся. Надеюсь, это так. И умоляю, ни под каким предлогом не возвращайся.

- Кто вы?

- Не важно. Моя судьба уже предрешена. Но у тебя еще есть шанс. Уходи прочь.

Замок затрясся. Он словно ожил, и теперь лишь одно желание повелевало сущностью Гриамина – подкрепиться юной душой.

- Алисия! – прошипел Эдди. – Наконец, ты позволила увидеть тебя. Ради какого-то мальчишки... Если прекратишь убегать, я подумаю о том, чтобы отпустить его. Все равно столь юная душа не утолит мой голод.

- Продолжай идти к выходу, – прошептала Алисия. – Как только открою дверь – беги и не оглядывайся.

- А как же вы?

Алисия улыбнулась и провела рукой по волосам Кемрина.

- Все будет хорошо.

Кемрин послушался, хотя и понимал, что за улыбкой скрывалась боль, а слезы лишь ожидают той минуты, когда он отвернется.

- Спасибо вам. Простите, если сделал что-то не так, – быстро проговорил Кемрин, когда Алисия приоткрыла тяжелую дверь.

- Прощай, мальчик, – голос Алисии дрогнул, и Кемрин захотел спасти ее, вытащить из этого ужасного места. Но, оглянувшись, обнаружил лишь заросли.

До появления Энергии Кемрин пытался нащупать хотя бы какой-нибудь проход в замок. А когда вокруг все озарилось, лишь изодранные руки и запах неизвестных трав свидетельствовали о произошедшем.

- Вот ты где! – прокричал Алинор. – А я уж было решил, что ты действительно провел эти два часа в замке. Ха, ха. Снова ошибся. Трусель.

Мощный поток Энергии отбросил Алинора на пару десятков метров.

- Ты, придурок! – Никаких слов сейчас не хватило бы, чтобы передать гнев и обиду Кемрина. – Как только смеешь называть меня трусом?! Ты бросил меня!

Эмоции не позволяли Кемрину рассказать о случившемся во всех подробностях. Но сейчас не это было главным.

Собрав всю свою смелость, он направил Энергию на парадный вход Гриамина и сшиб двери начисто. Через пару секунд он уже был внутри и прогонял магические потоки, не обходя стороной ни одного уголка замка, но поиски не увенчались успехом.

- Эй!.. Совсем из ума выжил?! – Алинор направился вслед за братом.

- Слухи верны, не все, конечно. Но Гриамин живой. И еще здесь есть девушка. Алисия… Она спасла меня. Я должен…

- Мне бы такие сны, – ухмыльнулся Алинор. – Хотя девушек я в последнее время вижу довольно часто. Без злых замков, конечно. И как они меня спасают…

- Ты никогда мне не веришь! Но, может, оно и к лучшему – то, что ты сбежал. По крайней мере, жив остался.

Алинор с удивлением посмотрел на брата. Неужели он действительно верит в то, что говорит? И эти последние слова. За ними скрываются настоящие переживания. Возможно, в кои-то веки, появился шанс исправить отношения, прекратить вражду. Алинор задумался, пытаясь подобрать слова, чтобы Кемрин понял, что у него тоже есть чувства.

Но момент оказался упущен. Военный лирцы с охраной Нирави быстро опустились подле замка. И Кемрин, не обращая внимания на неловкие попытки брата помириться, выбежал к прибывшему подкреплению.

- Осмотрите Гриамин! – приказал мальчик. – Каждую комнату, все скрытые помещения. О любом проявлении жизни немедленно доложите.

Марек Винт, глава отряда, кивнул и тут же отправил своих людей в замок.

- Диа Нирави, – обратился он к братьям. – Ваш отец просил передать, что очень расстроен таким поведением. Диа Ольдар переволновался и приказал тут же доставить вас к нему.

- Он же разрешил?! – Кемрин вопросительно посмотрел на брата.

- Ничего не случилось, – произнес Алинор, краснея от стыда. – Я не думал, что он узнает. И… мы тщательно проверили всю территорию.

Марек больше ничего не сказал. Свое задание он выполнил и теперь ожидал, пока братья пройдут в лирцы. А Кемрину говорить было попросту нечего. Снова разочаровавшись в брате, он даже не надеялся, что тот признает перед отцом свою вину.

Прежде чем отряд вернулся, прошло двадцать минут. И постепенно Кемрину начинало казаться, что все произошедшее действительно было сном. Наверняка, с легкой руки брата, он получил дозу изменяющего сознание вещества. Действительно, лишь один недоумок мог разбудить человека, облив его ведром воды, да еще, судя по странному запаху и разводам, не слишком чистой.

- Диа Нирави, Гриамин проверен. Признаки жизни там отсутствуют. Причем жизни как таковой. Никаких насекомых или микроорганизмов.

Последняя фраза должна была насторожить истинного Нирави. Но Кемрин оказался слишком расстроен предполагаемой выходкой брата. Да и чувство голода не способствовало мыслительному процессу.

Даже не взглянув на Алинора, Кемрин побрел к лирцам. Весь путь домой он не проронил ни слова. И лишь во время следующего цикла смог выразить всю накопившуюся обиду. Так началась ссора, которая вскоре переросла в драку.

Не имея шансов одолеть брата, Кемрин старался держаться как можно дольше. А когда Алинор со всей силы отпихнул его в кусты, просто сбежал в ближайший лес. К счастью, поблизости оказалась немагическая зона, где Кемрин, наконец, смог спрятаться от всего мира и расслабиться.

А через полтора часа блужданий он встретил Нистери…


***


- Ану повернись! – голос сзади заставил Кемрина опомниться.

«Виларцы!.. Сколько их? Как я мог допустить такое?» – думал Кемрин. Он старался разворачиваться как можно медленнее, чтобы хоть немного успокоиться.

- Ты кто? Сними капюшон! – приказал один из виларцев.

Кемрин видел пока лишь ноги врага. Но и этого оказалось достаточно, чтобы подсчитать расстановку сил и возможные последствия.

- Гейб Мэйс – новый помощник командующего Линдрена, – Кемрин специально выделил слово «командующий», чтобы заставить противника задуматься.

И результат не заставил себя ждать. Всего секундная заминка, благодаря которой Кемрин успел вытащить огнемеч и отрубить руку, державшую крилет. Следующий удар, локтем, оглушил второго виларца. Третий хотел было позвать на помощь, но ему помешал нож, так удачно всаженный в кадык.

Кемрин осмотрелся. Рядом больше никого не было. Быстро добив раненных, он оттащил тела в некое подобие пещер и поспешил покинуть ненадежное укрытие.

Как найти одного человека в огромном темном городе? Возможно, следовало подождать до появления измененной Энергии. Но тогда слишком высока вероятность быть обнаруженным. Кемрин не мог остановиться. Ведь он – единственный шанс Нистери.

- Стоп! – сказал Кемрин сам себе.

До нападения он вспоминал о чем-то важном. Нечто, таившееся в его подсознании долгие годы, получило развитие и пожелало выплеснуться наружу.

«Как я мог не заметить?! – до Кемрина, наконец, дошло, что именно тревожило его все это время. – Там нет жизни. Это просто невозможно на пограничных территориях. А значит, время и пространство не являются константой. Течение Энергии нарушено. Получается… сон не был сном!.. Как не был и частью Вилара».

Кемрин схватился за голову. Если Эдди появляется в Гриамине лишь на два часа… И происходит это настолько изредка, что многократные визиты воинов Нирави в немагическое время ни разу не дали результата, значит…

- Я должен вернуться! – уже вслух произнес Кемрин.

Он не мог знать, сколько времени прошло в измерении, пересекающемся с Ингстремом в области замка. Возможно, считанные дни. Что если Алисия еще жива? Как и та тварь, питающаяся жизнью других существ.

Чрезвычайно важное открытие. Если получится доказать наслоение измерений, это будет означать лишь одно – масштабные последствия вмешательства в течение Энергии. Но Кемрин перестал гадать о происхождении загадочной красавицы в тот момент, когда вдалеке показалась Нистери.

Она хромала и была ранена, однако все равно умудрялась оставаться собой. Высоко поднятая голова, дерзкий взгляд, надутые губки. Конечно, Кемрин не мог рассмотреть выражение лица любимой. Но он настолько хорошо изучил Нистери, что уже по походке распознавал ее настроение.

Чуть не ломанувшись вперед, Кемрин все же смог не поддаться нахлынувшим чувствам и, напрасно стараясь успокоиться, принялся изучать обстановку.

К сожалению, пока спасение Нистери не представлялось возможным. Слишком много виларцев между ними. И Милстред с верным Тисо…

«Ну, что ж. Это уже что-то. Главное – не спешить и выбрать подходящий момент. А если такого не окажется?» – Кемрин задумался. Сколько времени нужно виларцам для осуществления их плана? Как долго Нистери будет в относительной безопасности? Подобные вопросы никак не желали оставить Кемрина в покое, заставляя раз за разом обдумывать очередной безумный план.

- О нет! – Увидев, куда ведут Нистери, Кемрин осознал, что теперь у него не осталось ни малейшего шанса вытащить ее из лап врага.

Прежде величественный, а теперь напоминающий искромсанный кусок хлеба, дворец собрал под своим сводом сотни виларцев. И Кемрину приходилось лишь надеяться, что судьба Нистери решится не там.

«Мне надо быть ближе, если не хочу снова ее потерять». – Кемрин завертел головой в поисках подходящей кандидатуры. Но никого похожего на него обнаружить не удалось. Проблема заключалась в том, что вход охраняло несколько воинов, которые внимательно осматривали вновь прибывших. Капюшон и измазанная физиономия здесь уже не помогут.

- Попал! – Кемрин прикрыл рот рукой, понимая, что привлечение внимания сейчас не в его интересах.

Но удача вновь показала свою благосклонность к гостю этого мира. Несколько виларцев, перепачканных в битве с трабалем, но не успевших привести себя в порядок, быстро прошли возле места, где укрывался Кемрин. Измазавшись еще сильней и разорвав плащ в нескольких местах, он незаметно пристроился позади отряда.

- Давайте скорей, сейчас начнется! – произнес один из виларцев, а затем махнул рукой отстающим, призывая «не пропускать его слова мимо ушей».

На секунду взгляд говорившего остановился на Кемрине. Виларец слегка удивился, пытаясь вспомнить своего чумазого спутника. Но слова охранников дворца быстро отвлекли его внимание.

- Гилис, Эпир, ребята! Вы что у этого трабаля в желудке побывали?! Проходите быстрей, только спрячьтесь где-нибудь подальше.

Последние слова казались сказанными специально для Кемрина. Только оставаясь незамеченным, он мог надеяться хоть на что-то.

Немного отойдя от своих новых «друзей», Кемрин все же предпочел не садиться слишком далеко от них, чтобы не светиться среди чистолицых слушателей.

И это сыграло ему на руку, когда с прибытием главинов включились хоть и не многочисленные, но все же позволившие рассмотреть большую часть зала амулеты света.

«Нистери, посмотри на меня», – пытаясь настроиться на телепатическую частоту, просил Кемрин.

К сожалению, здесь способности Высших были бесполезны. Однако это никак не повлияло на Кемрина, пытавшегося «достучаться» до той, ради которой он пойдет до конца.

Собрание продолжалось, и мысли о судьбе родины несколько потеснили желание сейчас же наброситься на врага.

«Если бы я только нашел возможность передать услышанное в Иланийс». – Кемрин чувствовал, что сведения о Виларе, должны быть ценнее одной жизни, но все равно не рассматривал возможность покинуть этот мир без Нистери.

Когда главины, наконец, закончили, Кемрин подумал, что существует еще один выход из сложившейся ситуации – переговоры. Нет, не просто переговоры! Он же может выступить здесь и сейчас, объяснить настоящему командованию врага, а не этому кровожадному выскочке, как лучше всего разрешить конфликт. Наконец, просто попросить прощение за действия своих предков.

Но пока он обдумывал слова и настраивался на не слишком дружелюбный прием, к трибуне подошла Нистери. Она сказала именно то, что думал Кемрин. И реакция Вилара уничтожила последнюю надежду на мирный исход противостояния.

К счастью, это был еще не конец. Виларцы собирались лишь, чтобы обсудить текущее состояние дел и выслушать представителя врага. Но Нистери никто не тронул, а значит, Милстред еще не привел в действие основной план.

Когда собрание завершилось, все начали в спешке покидать зал. Кемрин попытался подобраться поближе к Нистери. Но тут же понял, что он не один такой. Без лишних слов виларцы медленно окружали испуганную девушку, и лишь сопровождение Милстреда позволило ей выбраться из дворца живой.

К сожалению, толпа оказалась слишком тесной, чтобы успеть проследить за своей целью. И Кемрин вновь потерял след Нистери. Правда в этот раз он знал, что у него еще есть шанс, и чувствовал, что любимая была где-то поблизости.

Вновь затаившись, он принялся обдумывать услышанное. На собрании выступали все главы города, но никто из них не предоставил четких сведений относительно будущей войны. Лишь домыслы, вопросы, обвинения или пустое повторение уже известных фактов. То ли стратегия и тактика боя тщательно скрывались, то ли о них знали совсем немногие.

«Что же ты задумал, Милстред Линдрен? Как собираешься переместить города? Откуда знания относительно использования глобальной Энергии? Почему не учитываешь силы остальных земель Ингстрема?» – Кемрин еще долго решал эти нерешаемые вопросы. И хоть он, конечно, понимал, что без дополнительной информации вряд ли сможет понять командующего вражеских войск, но все же подобные мысли помогли ему отвлечься от волнения за судьбу Нистери.

Если бы Кемрин только знал, что именно сейчас трое виларских воинов пытаются убить ее и Лесту…

Прошел еще час, и внезапно все озарилось. Достав компас, Кемрин принялся судорожно искать источник света. И тогда он увидел Шар познаний.

Заметить судорожное биение Энергии невооруженным взглядом было практически невозможно. Но то, что магия попросту хлещет через любые доступные щели, желая пробить сковывающие ее преграды и тем самым уничтожить весь фундамент построения измерений, Кемрин понял сразу.

Стараясь не думать о возможных последствиях, он быстро, но все же не настолько, чтобы привлекать внимание сторожевых, направился к Шару, и к своему удивлению обнаружил, что попасть туда оказалось не так уж и сложно. Будто высшие силы все это время следили за иланийцем, позволяя оставаться незамеченным.

И вновь темнота. Правда, ненадолго. До прибытия Милстреда с пленницами оставалось пятнадцать минут. И этого вполне хватило, чтобы Кемрин осознал, где находится и нашел себе подходящее укрытие.

Теперь оставалось только ждать. Кемрин не хотел действовать опрометчиво, но и слишком медлить было нельзя. Необходимо правильно выбрать момент. Ведь эффект неожиданности доступен лишь однажды. Шанс же, что все произойдет в соответствии с только что составленным планом, казался ничтожным. Однако это был реальный шанс, а не призрачная надежда, которая угасала с каждой минутой пребывания в Виларе.


Глава 11. Метаморфозы

Пройдя пять метров, Нистери оглянулась. Но тьма не позволила ей рассмотреть хоть что-нибудь.

- Леста? – произнесла она и тут же замолчала, удивившись звучанию собственного голоса.

- Да, я здесь.

Слова были произнесены совсем рядом, но с какой стороны находилась Леста, определить не представлялось возможным. Звуки растворялись в этом пространстве, и их уже нельзя было услышать. Только почувствовать, когда они окутают плотным слоем какого-то невиданного волшебства.

Отовсюду раздавался стук. Каким-то образом Нистери понимала, что это шаги, и они приближаются. Чья-то рука нежно обхватила ее ладонь. Хотя почему чья-то? Она прекрасно знала, кто это был. И ей нравилось просто стоять вот так – в темноте и осознавать, что еще пока есть мгновение, когда можно почувствовать себя в безопасности.

- Здесь хорошо. Правда? – поинтересовался Милстред.

- Будто и не было Вилара…

- Хмм. А ты быстро осваиваешься.

- Я привыкла бывать в разных местах. Правда, обычно они приятные. Может, и очень странные, даже жутковатые, но все равно вызывают лишь положительные эмоции.

- Это потому, что там живут не пленники, являющиеся трапезой всяких мерзких тварей.

- Милстред, я все поняла. Но ваши страдания – не повод устраивать геноцид. Прошу дай мне шанс поговорить с нашими. Если главины не желают переговоров, это не значит, что мир невозможен.

- А ты мечтательница... – Как-то странно, но Нистери точно знала, что, говоря эти слова, Милстред улыбается. – Честно. Я обещаю, что сделаю все, чтобы ты пережила войну.

- Эй, сладкая парочка, – донесся откуда-то голос Лесты. – Про меня опять забыли? В какую сторону идти?

- Никуда ходить не надо, – начал объяснять Милстред. – Это защита источника. При проникновении в Шар познаний срабатывает мгновенное отключение Энергии. И пока не будут определены мотивы вошедших, придется поблуждать во тьме.

Красивейшая мелодия заиграла во всем теле Нистери. Это было так необычно и одновременно приятно, что она просто расслабленно наклонилась назад. И если бы не Энергия, подхватившая ее и нежно поднявшая в воздух, просто рухнула бы на землю.

Постепенно становилось светлее. И вскоре уже можно было рассмотреть своего рода туннель, ведущий куда-то в совершенно иное пространство.

- Прямо паров лиреи надышалась, – сыронизировала Леста, глядя на расплывшуюся в улыбке подругу. – Почему, интересно, мне летать не хочется?

Милстред ничего не ответил. Он лишь подмигнул Лесте и кивнул, указывая на туннель. Всего несколько шагов, и перед очами вошедших предстал источник. Он был прикрыт каким-то полотном, скрывающим нечто невообразимое, способное свести с ума неподготовленного посетителя.

Девушки осмотрелись по сторонам. Все ярче и ярче. Энергия засияла настолько мощно, что проявилась сама ткань мироздания.

Милстред подошел к одному из самых переливающихся «полотен» и сдвинул его. Засунув руку в образовавшийся темный проход, он достал довольно большую коробку с ручкой.

Девушки быстро подошли к виларцу и с любопытством заглянули за занавес света.

- Вот бы сюда кого-нибудь из Нирави, он всю жизнь бы провел в изучении такого чуда, – произнесла к всеобщему удивлению Леста.

- Неужели тебя и вправду интересует еще что-то, кроме самой себя? – чересчур иронично поинтересовалась Нистери.

- Слушай, я прекрасно знаю, что обо мне все думают. Вот только я надеялась, как выяснилось, абсолютно напрасно, что хотя бы ты способна… Не важно! Даже сейчас, в ожидании смерти, Нистери Агдарис находит повод съязвить на мой счет.

- Извини, но ты сама всю жизнь подтруниваешь над моей любовью ко всему новому и необычному. Так что не надо дуться из-за ответной реакции.

Милстред, делая вид, что не вслушивается в каждое слово, произнесенное Нистери, медленно открывал коробку. Вернее, коробки. Ибо их оказалось на удивление много. Одна внутри другой, и у каждой свой способ раскрытия.

- А ты не перестарался с защитой? – хмыкнула Нистери.

- Пожалуй, да, – выдохнул Милстред, стирая пот со лба. – Но это слишком мощная штука, чтобы позволить использовать ее без надлежащего контроля.

Дойдя, наконец, до последней коробки, виларец нежно провел рукой по непонятной надписи, которая тут же превратилась в слово «Виларимисо».

Девушки ахнули. Поняв, с чем Милстред имеет дело, они инстинктивно сделали несколько шагов назад.

- Это невозможно… – прошептала Леста. – Где ты его достал?

- А вы думали, что мы пойдем на самый могущественный, по крайней мере, в нашей вселенной, город с голыми руками и кучкой плотоядных монстров?

- А последствия? – поинтересовалась Нистери. – Этот артефакт – легенда. Никто не верит в его существование. Потому что никто даже и помыслить не может, что есть человек или иное существо с силой, достаточной для использования Виларимисо.

- Ну, я думать не буду. Я его просто включу, и займусь перемещением городов.

- Ты совсем из ума выжил! Ты не переместишь города, а уничтожишь их. И, скорее всего, не только их. Все вселенные ощутят подобное вмешательство. Неужели ты готов принести такие жертвы ради одного шанса на возвращение Вилара?

Милстред встал и посмотрел прямо в глаза Нистери.

- Да, готов.

Девушки быстро переглянулись. Словно сговорившись, они набросились на Милстреда, пытаясь свалить его. Но тот без лишних усилий отбросил Лесту и оттащил от себя Нистери. Стараясь не причинять боли, он связал за спиной руки обеим иланийкам.

- На выходе из Шара познаний я сейчас поставил усиленную охрану. Даже если вы меня убьете, никто не позволит вам сбежать. А артефакт достанется Лигадосу. Вот уж кто точно готов превратить в прах все миры, независимо от их обитателей.

Решительно открыв последнюю коробку, Милстред аккуратно извлек оттуда… кирпич черного цвета.

- О, нет! Не говори только, что это и есть одна из самых невероятных вещей в известных мирах.

- Да, Леста, иногда самое обычное на вид представляет собой нечто абсолютно невообразимое, – Милстред приложил ладонь к одной из сторон «кирпича». – Подойдешь сама или притащить за волосы?

- Давай тащи! – огрызнулась Леста. – Заодно напомнишь одной увлеченной тобой особе о своем истинном лице.

Но Милстред в ответ лишь улыбнулся. Сосредоточившись, он поднес Виларимисо к источнику и прикоснулся пальцами к чистой Энергии. В ответ порыв ветра поднял Лесту и поднес прямо к нему.

- Я же говорю, что знаю, как управляться с этой штуковиной.

Убрав руку от источника, Милстред прикоснулся к голове Лесты. Но ничего не происходило.

- Ха, вот именно, что только говоришь, – с издевкой произнесла подошедшая поближе Нистери.

Милстред ничего не ответил. Он снова коснулся источника, а затем приложил ладонь ко лбу Нистери.

- Я ничего не чувствую, – буркнула в ответ Нистери.

- Не знаю… мне понравилось, – улыбнулся Милстред. – Теперь попытаюсь поменять города местами. Надеюсь, эффект будет более заметным.

Обхватив артефакт двумя руками, Милстред начал призывать к себе Энергию. Глаза его больше не были синими. Лишь два бесконечно белых отверстия будто призывали заглянуть куда-то в пустоту, а заодно остаться там навечно.

Все завертелось. Вернее, так казалось, потому что в Шаре познания пространство отсутствует как таковое. Стоя рядом, девушки больше не пытались сопротивляться. Здесь и сейчас у них не оказалось сил, чтобы помешать Милстреду. К счастью, в Шаре были не только они.

Сильные руки Кемрина быстро вытащили Нистери и Лесту из магического круга. Потребовалось всего мгновение на осознание происходящего, и они радостно обняли мужчину. Быть может, это всего лишь сон, видение, слишком хорошее, чтобы оказаться правдой. Но даже подобие надежды сейчас представлялось несбыточной мечтой.

- Обнимашки после!.. – Кемрин нехотя отстранил девушек. – Надо гада прикончить.

Он вытащил ниромеч и со всей силой ударил им в направлении шеи Милстреда. Но магия, струящаяся вокруг командующего, не позволила причинить ему боль.

Нистери вскрикнула, но так и не поняла из-за чего именно: то ли потому что удар заставил Милстреда вернуться в реальность и увидеть происходящее, то ли…

- Ладно, пора уносить ноги! – скомандовал Кемрин, доставая Ключ. – Мы переходим в Ингстрем. Держитесь за меня!

И все трое сделали шаг к спасению.

Милстред не смог их остановить. Чтобы утихомирить выплеснувшуюся из Виларимисо Энергию, требовалось время. Его вполне хватило на побег. Но не хватило, чтобы скрыть шлейф магического перемещения.

Всего через пятнадцать минут Милстред сжимал артефакт Дерина, пропуская через портал три отряда виларцев и десяток ручных монстров. Он спешил, потому что знал – скоро Энергия вернется в Иланийс, и все усилия по подготовке перемещения городов окажутся напрасными.


***


- Не может быть! – воскликнула Нистери. – Мы действительно дома!

Даже сейчас при тусклом освещении энергетическими амулетами Зал Равновесия мог привести в восторг любого, кто впервые перешагнул порог этой сокрытой от взора простых смертных фантазий сильнейших магов Ингстрема. Подключение к чистой Энергии позволило без проблем перенестись сквозь пространство. Но все же безопасным данный метод был лишь для людей с определенным типом крови.

- Я знал, что вас не так легко замочить! – Эльмар чуть не кинулся к Лесте, но вовремя вспомнив, какие могут быть последствия этого, подбежал к Нистери и обнял ее.

- Не понял? – усмехнулся Кемрин. – За нами может быть погоня. Так что валим отсюда.

- Да я же по-дружески, – пробубнил Эльмар, отпуская Нистери.

Вернувшись к остальным воинам, он махнул рукой, отдавая приказ «валить отсюда».

- Одно мгновение… – Эйо Стимвиртон подошел к источнику и произнес какое-то заклинание. Практически невидимый ореол окутал весь фонтан Энергии. – Это ненадолго их остановит, но все же лучше поторапливаться.

- А разве мы не тебя ждем? – подмигнул Эльмар.

Все это время Леста ни разу не пошевелилась. Она просто смотрела вперед, но вряд ли видела хоть что-нибудь. Заметив ее безжизненный взгляд, Эйо слегка приобнял Лесту и нежно поцеловал в голову.

- Теперь все будет в порядке, – прошептал он. – Но надо еще немного постараться. Совсем немного.

Леста моргнула и словно очнулась. Слезы наполнили ее глаза, и она уткнулась головой в грудь Стимвиртона.

Остальные уже покинули зал, и лишь Эльмар продолжал неловко махать рукой, пытаясь ускорить весь этот процесс.

«Почему это был не я? – думал он, видя, как Леста утопает в объятиях другого мужчины. – Просто вовремя подойти! Даже этого не смог…»

Когда все, наконец, вышли, Эльмар закрыл зал на засов и побежал включать немагические ловушки, подготовленные на случай нападения в темные часы. Правда, они определенно не были рассчитаны на эзадорских тварей, способных выдержать практически любое воздействие.

Лестница за лестницей, иланийцы бежали к главному выходу. Но как только тот оказался в поле зрения, резко затормозили. Забур и два ларза уже поджидали своих жертв. К счастью, приказ не причинять вреда девушкам, не позволил дамиранцам сразу наброситься на людей, что позволило большинству укрыться за ближайшей дверью.

Трое воинов из личной охраны Нирави попытались задержать атаку свирепых тварей, но ни один из нанесенных ударов не оказался смертельным.

- Вот к чему приводят обнимашки, – бурчал Эльмар, помогая удерживать дверь, пока другие тащили самый тяжелый из находившихся поблизости шкаф.

- А разве это не ты начал? – с иронией вопросил Кемрин, чуть не отскочив в сторону после очередного мощного удара с той стороны двери.

- Дак я про это и говорю… собственно.

- Расходитесь! – крикнул Стимвиртон, делая магический жест, который поднял шкаф и поставил его вплотную к двери.

- Вон в тот люк! Живо! – скомандовал Кемрин.

- И куда мы попадем? – спросил Приланс.

- А я откуда знаю?!

Эльмар выдохнул, потер руки, настраиваясь на прыжок в никуда, но Нистери не дала ему рискнуть жизнью в этот раз. Заняв Эльмара вопросами, она приказала проверить туннель Дилису, одному из отряда иланийских стражников. Прошло полминуты, но ответа не последовало.

- Еще варианты? Может, в окно? – неуверенно произнес Эльмар.

- А вот там я точно знаю ЧТО – бездонная пропасть, – ответил Кемрин, включив Розу на максимум и пытаясь получше рассмотреть люк. – Блин, он загибается. Придется пробираться наугад.

- А нельзя ли как-нибудь отключить контроль этих тварей? Тогда используем Розу и попытаемся выбраться через главный вход, – произнесла Нистери, наблюдая, как остальные забираются в странный туннель.

- Не ожидал от тебя подобного вопроса, – поднял бровь Кемрин. – Ты же всегда первая по «давай проверим, что это за фигня». Ладно, решай: спереди или сзади.

Эльмар прыснул от смеха… и тут же ударился головой – все же туннель, в который он только что забрался, не предполагал раскованных телодвижений.

Лишь вопросительно посмотрев на своего парня, Нистери при этом не выказала ни малейшего смущения.

- Пошляк ты, Эльмар, – буркнул Кемрин, хватаясь за выступ не стене. – Ладно, пойдешь за мной.

- Пойдешь – не совсем подходящее слово. Хотя в свете твоей последней оговорки, думаю, мне уже не стоит обращать внимания на подобные мелочи, – пытаясь скрыть страх, проговорила Нистери.

Последним в люк залез Эйо Стимвиртон. Закрыв за собой проход, он тщательно замаскировал его. Теперь ничто не указывало на то, куда исчезли иланийцы.

Забуру потребовалось совсем немного времени, чтобы пробить себе проход в комнату. К счастью, Стимвиртон действительно хорошо постарался. Проникнув, наконец, внутрь, дамиранцы оказались одни в помещении без запахов, без страха, без биения сердец. Будто здесь уже давно не появлялось никого из живых.

Осмотрев при помощи эзадорских существ всю комнату, аргистры направили забура прямо в окно. Ловушка, представляющая собой бесконечно повторяющееся пространство, навсегда поглотила этого представителя одного из самых безжалостных миров вселенной Дерина.

Прошла всего минута, а иланийцы уже проползли несколько поворотов. Не обнаружив при этом ни следа Дилиса, некоторые начали задумываться о том, чтобы вернуться и принять бой.

- Ладно, Кем, прекращай любоваться на мой зад и передай Розу, – произнес Эльмар, когда Крамий, иланийский охранник, находящийся впереди, остановился и попросил усилить освещение.

- А если бы на моем месте была Нистери… – отдавая Розу, пробурчал Кемрин.

- О, тогда бы ты точно любовался! И она тоже, – Эльмар попытался ускориться, чтобы не получить пинка от друга, но впереди все еще никто не двигался. Так что он просто врезался в Эскита, одного из охранников.

- Нашли время и место! Мы отсюда вообще вряд ли выберемся! – разочарованно воскликнул Эскит. – Может, еще конкурс устроите?!

- О, хорошая идея! – не растерялся Эльмар. – А ты, Эскит, просто завидуешь. Ведь победы в подобном состязании тебе не видать.

- То, что я не развлекался с половиной деву… особ женского пола Ингстрема, еще не означает, что мой зад хуже твоего, – Эскит подвинулся ближе к Крамию, пытаясь разобрать, что находится впереди.

- Здесь походу три новых туннеля. А если это лабиринт бесконечности? – с тревогой произнес Крамий.

- Вполне может быть, – Кемрин задумался. – Но нам надо поползать только до появления Энергии. Думаю, дальше мы легко справимся. Ну, или нас отсюда кто-нибудь вытащит. Так что, выбирайте любой проход.

- А там нигде нет отметок Дилиса? – поинтересовался Эйо.

- Нет, и это действительно странно, – ответил Эльмар.

- Только если это тот же лабиринт, через который пробирался Дилис, – наконец, заговорила Леста. – Сами подумайте, источник дает власть над всеми измерениями. В итоге, мы можем быть даже не в Ингстреме.

- Главное, чтобы не в Виларе, – Нистери вздохнула. – Вид, по крайней мере, здесь точно лучше.

Эльмар рассмеялся, а Кемрин попытался присесть, не поворачиваясь ни к кому спиной.

- Какой стеснительный, – улыбнулся Приланс.

- Разворачиваемся, – донеслось спереди.

- В чем дело? – спросила Нистери.

- Проход становится слишком узким, надо выбрать другой.

Перестав шутить, уже порядком уставшие иланийцы, вернулись к точке растроения лабиринта, и поползли через еще неизведанный туннель. Но не успели они проверить правильность своего выбора, как эхо донесло столь знакомое чавканье. Это определенно был ларз. И он стремительно приближался.

- Эйо, используй взрывную волну! – крикнул Эльмар.

- Я скрываю все запахи, и не даю распространяться звукам. Ларз пробирается чисто по наитию. Он может выбрать другой туннель. А я не знаю, что произойдет, если попытаюсь разрушить ловушку. Вдруг, она живая и воспримет нас как угрозу.

- Ну, смотри, как знаешь, – проговорил Эльмар ускоряясь. – А то еще немного, и ларз тебя понадкусывает. Тогда точно не сможешь участвовать в нашем конкурсе.

- Да я сам запрыгну в пасть любому монстру, лишь бы не участвовать в подобных мероприятиях.

Спереди раздался крик.

- Все в порядке, – проговорил Эскит, обернувшись. – Это Крамий упал вниз. Но здесь неглубоко. И хорошая новость – можно идти, практически не сгибаясь.

- Ура… – саркастично произнесла Леста. – Раз ларз попал в наш лабиринт, значит, измерения не меняются. Но что же тогда произошло с Дилисом?

- Хороший вопрос, однако сейчас нам надо бежать со всех ног, – Эльмар похлопал по плечу Эскита, призывая его передвигаться быстрее.

- Думаешь это так просто? – вопросил Крамий. – Иди сам вперед. Розе что-то мешает. То есть свет будто поглощается стенами. При этом кажется, что все видно. И, как результат, я только недавно свалился с высоты в три метра. И знаешь что?! Это чертовски больно!

- Если бы это было настолько больно, ты бы не вскочил через десять секунд. И если мы не найдем укрытия в течение ближайшего времени, придется сражаться в лучшем случае с одним ларзом.

- Значит надо найти подходящее место для встречи виларского гостя. В одиночку с ним не справиться, – проговорил Кемрин, всматриваясь вдаль.

Все вокруг затряслось. И через мгновение перед иланийцами вынырнул коротоид. Перекусив ногу Крамия, он выждал, пока тот рухнет, и впился ему в живот.

Эльмар хотел было нанести удар, но Роза, выпавшая из рук Крамия, погасла, и вокруг воцарилась тьма.

- Нееет!!! – Нистери в отчаянии упала на колени. Закрыв уши руками, она зарыдала так громко, как только могла.

Однако знакомое прикосновение Кемрина и яркий свет, просачивающийся сквозь пальцы, заставили ее открыть глаза.

- Он видит нас… – прошептала Нистери.

И действительно, хаос погони превратился в высокомерное ожидание признания превосходства противника. Выхода не было. С обеих сторон путь преграждали эзадорцы. Но они не шевелились. Просто стояли и смотрели куда-то в пустоту.

- Почему он медлит? – спросил Эльмар, забирая Розу у Стимвиртона.

- Просто жаждет повиновения… – вздохнула Леста. – И не хочет, чтобы его сокровище поранилась.

- Ты это о чем? – Кемрин подозрительно посмотрел на девушек, а после выхватил Розу из рук Приланса.

- Милстред просто не любит пачкать руки, – произнесла Нистери, закатывая глаза. – Особенно если в пылу сражения погибнуть могут те, кто нужен ему живыми.

- И ваше участие в его плане – это единственное, почему он не хочет продолжать нападение? – поинтересовался Кемрин, прищуриваясь.

Ларз сделал два шага в направлении иланийцев.

- Как думаешь, сколько осталось до рассвета? – спросил Эльмар.

- В этом лабиринте время совсем не ощущается, – Кемрин вытащил безэнергетические часы. Открыв крышку, он взглянул на время и со злостью швырнул устройство в стену. – Здесь нет времени! Они ни на секунду не сдвинулись. Мы можем стоять на этом самом месте хоть год, но там снаружи не пройдет и мгновения.

- Нет. Не может быть! – замахала рукой Нистери. – Существа проскочили просто потому, что магия Айкуса для них «малотравматична». Но виларцы застряли. И раз уж Милстред снова принял контроль над дамиранцами, а он должен был проходить последним, замыкая сферу Дерина…

- Да, мы поняли! – прервала подругу Леста. – Время должно было пройти. Но оно прошло там, а не здесь. Вам не показалось, что эти твари нападали уж слишком ожесточенно. Будто утратили контролирующий разум. Что если, аргистры «потеряли» их, как только монстры оказались в лабиринте? Что если, лишь Милстред способен существовать сразу в двух… измерениях что ли. Или в разных временах…

- Ну, он держал Виларимисо, и даже управлял им.

- Что ты сказала?! – Эйо Стимвиртон удивленно посмотрел на Нистери. – Не может быть! Большинство сходится во мнении, что это всего лишь легенда. Неужели он действительно существует? А как выглядит этот артефакт?

- Как кирпич, – буркнула Нистери. – Надо идти, а то эти твари становятся слишком уж нетерпеливыми. И вдруг Милстред утратит контроль?

Разочарование на лице Стимвиртона наглядно демонстрировало, что оболочка зачастую не менее важна, чем ее содержимое. Однако уже через пару секунд, как это часто бывает и в жизни, маг перестал думать о «внешности», и теперь, даже несмотря на опасность скорой гибели, он чувствовал лишь волнение и трепет от одной призрачной искорки надежды на прикосновение к одному из самых могущественных артефактов всех существующих вселенных.

Отвратительное чавканье прервало все попытки придумать хоть какой-нибудь план побега. Понимая, что они попали в патовую ситуацию, иланийцы покорно пошли назад к выходу. А трое дамиранцев в конвое не позволяли забыть, кто на самом деле здесь главный.

Когда большая часть пути была уже пройдена, Эльмар резко остановился. Он с сожалением посмотрел на Эскита и кивнул, указывая на место, скрывающееся от большинства за поворотом.

Объяснять что-либо не имело смысла. Эскит уже по одному взгляду друга понял, что разгадка тайны пропажи его брата, наконец, найдена. Бросившись вперед, он обнаружил лишь разодранные останки человека, который всю жизнь оберегал и прикрывал его, который пошел в охрану лишь для того, чтобы присматривать за Эскитом, не позволяя ему рисковать больше, чем того требовала ситуация.

- Ты, сволочь! – с презрением произнес Эскит, глядя прямо в глаза забуру.

Конечно, эти слова относились не к эзадорцу. И хотя, возможно, именно он превратил хорошего человека в груду конечностей, но монстр в данном случае служил лишь орудием, выполняющим малейшую прихоть своего господина.

Эльмар сделал шаг в направлении Эскита, но тут же замер. По его лицу было видно, что Приланс борется с собой, пытается поступить правильно, чтобы хоть как-то успокоить друга. Но способности молниеносно выполнять команды на поле боя, быстро реагировать на любые удары извне, легко и непринужденно охмурять практически каждую симпатичную девушку никак не могли побороть нерешительность, возникшую будто из ниоткуда.

Это чувство собственной беспомощности заставило Эльмара со всей силы ударить чавкающего забура. В ответ монстр начал подниматься на своих бесформенных конечностях, разевая самую большую пасть, расположенную прямо на его груди.

Стимвиртон выпустил поток огня, но рассвирепевший зверь со всей силы отбросил мага в сторону, а сам вновь повернулся к своему обидчику.

Нистери вскрикнула. Немного изучив эзадорцев за время своего пребывания в Виларе, она сразу поняла, что подобное оскорбление может быть смыто лишь кровью обидчика. И даже могущественный аргистр вряд ли способен удержать разгневанного монстра.

Недолго думая, Нистери встала между Эльмаром и забуром. Но в этот раз ее действия чуть не стоили жизни.

Если бы подобное происходило где-нибудь на поверхности, Милстред наверняка бы смог остановить одного из своих зверушек. Вот только сейчас иланийцы находились в месте, где время и пространство не всегда в ладах друг с другом. А любые посетители воспринимаются как нечто чужеродное. Каждый шаг, каждый вздох здесь дается с трудом. И гнев забура оказался слишком силен даже для способного на глобальный контроль Милстреда.

Открыв свои пасти, монстр бросился на Нистери. Однако приблизиться к ней забур так и не успел. Защита Высших всегда была приоритетом каждого воина Иланийса. И Эскит не оказался исключением. Надев смертехват, изготовленный накануне по лекалам виларского оружия, охранник засунул руку в ближайшую к нему пасть эзадорца.

Монстр взвыл. Дикая боль и осознание скорой кончины окончательно разрушили оковы ментального контроля. И пасть захлопнулась.

Жизнь, столько жизни… и совсем рядом. Прозревший забур не собирался быть единственным, кто сегодня покинет этот мир. А потому жадно заметался в попытках не дать сбежать ни одной потенциальной жертве.

Быстро оттащив истекающего кровью Эскита, Кем и Эльмар бросились в атаку. Конечно, в обычных условиях у практически безоружных мужчин не было шанса выстоять против рассвирепевшего монстра. Но смертехват упорно продолжал свое дело, постепенно сжимая жизненный центр зверя и заставляя его совершать хаотичные маневры.

Удары мужчин продолжались. Правда, как бы быстры и точны они не были, смертельного вреда для забура эти царапины причинить не смогли. В отличие от ларза и коротоида, вцепившихся в своего соплеменника и завершивших дело, начатое Эскитом.

Всего одно мгновение потребовалось, чтобы иланийцы заметили стоивший стольких жертв шанс на побег. Стараясь не привлекать внимание, Эльмар и Кемрин отошли от места схватки двух эзадорцев. Эйо Стимвиртон, наконец, пришедший в себя после столь сильного удара головой, тоже быстро оценил ситуацию. К сожалению, сейчас он находился по другую сторону завязавшейся схватки, и не мог пройти к друзьям незамеченным. Быстро прячась в тени, маг Айкуса попытался представить карту сокрытых подземелий. И хотя, темных пятен там было намного больше, чем разведанных троп, Эйо все же смог обнаружить возможность обходного пути.

У остальных беглецов ситуация оказалась еще более затруднительной. Кемрин и Эльмар кивнули девушкам и вопросительно посмотрели на Эскита. Охранник, уже немного пришедший в себя, после того как Нистери перевязала обрубок его руки, попытался встать самостоятельно, но тут же рухнул на землю.

- Оставьте меня… – одними губами проговорил Эскит.

Упрямство и дружеские чувства Эльмара, однако, не позволили упростить и без того практически нерешаемую задачу. Подхватив Эскита, вся компания тут же бросилась прочь от этого туннеля.

Если бы они только знали, что обидчик Дилиса последовал тем же путем, выбор тогда, скорее всего, пал бы на знакомого врага. Но в этой жизни, к счастью или к сожалению, зачастую приходится действовать в условиях со слишком многими неизвестными переменными. И именно такие решения становятся поистине судьбоносными.

Сложись сейчас ситуация немного иначе, и неизвестно, какая судьба ожидала бы не только Ингстрем и Эзадор, но и все прочие миры, зависящие от глобальной Энергии.

- Нис, Леста, бегите вперед! – крикнул Кемрин, прекрасно понимая, что их теперешняя скорость не позволит скрыться от эзадорских тварей. Где-то позади уже был отчетливо различим подземный скрежет коротоида, а ларз, наверняка, просто продолжает вкушать результаты своей победы. Возможно, мясо забура и не самое приятное на вкус, но чрезвычайная редкость в меню значительно увеличила интерес к данному блюду.

- Без вас я никуда не пойду, – обычно эта смесь отваги с упрямством изрядно веселила Кемрина, но в этот раз ему впервые захотелось дать своей подруге хороший подзатыльник.

- Оставьте меня, я их заде… – начал было Эскит, но Эльмар перебил его:

- Ты ничего не сможешь поделать, да и нам бежать уже поздно. Так что будем встречать врага все вместе. Только доберемся вон до того поворота.

И действительно, метрах в десяти маячило какое-то ответвление. Леста, которую не пришлось уговаривать бросить остальных на растерзание виларским тварям, благополучно его миновала и уже вовсю бежала по очередному темному коридору.

- Беги за подругой, а то потом будете тут поодиночке мыкаться, – ласково пробубнил Кемрин.

Но Нистери лишь покачала головой и повернула за угол. К счастью, она не успела пройти достаточно, чтобы оказаться в Его владениях. Предчувствие Агдарисов – вот что спасло Нистери на этот раз.

Заложенная на генетическом уровне способность распознавания опасности могла бы пригодиться и в других ситуациях, однако Нистери обычно не слишком беспокоилась за свою жизнь. Сегодня же страх буквально заставил ее замереть на месте.

Тусклая подсветка не позволила целиком рассмотреть паразита межпространственных подземелий, но эта тварь явно отличалась от всех, с кем Нистери когда-либо приходилось сталкиваться.

Одновременно пугающий и вызывающий восхищение, занимающий все доступное пространство, но при этом кажущийся каким-то безгранично легким, монстр тайного мира быстро развернулся и приблизился вплотную.

Безмолвный крик был не способен предупредить остальных о смертельной угрозе, но Нистери все равно ничего не смогла бы изменить. Испытанный ужас перешел в шок, в результате чего она просто упала «на руки» к разглядывающему незваную гостью созданию.

- Что за?! – Эльмар выпустил в монстра несколько сжигающих плоть зарядов, но отсутствие единого физического тела в общепринятом понимании не позволило причинить ему даже незначительного вреда.

Десятки то ли веревок, то ли щупалец выползли из паразита и направились прямиком к иланийцам. Быстрым ударом отрубив три из них, Кемрин прекратил попытки отбиваться.

- Я больше не понимаю этот мир… – прошептал он, наблюдая, как отделенные от хозяина отростки превращаются в дым.

- Это он убил Дилиса... – Оставленный у стены Эскит попытался поднять огнемеч. Он хотел сказать что-то еще, но ужас и ненависть позволили только злобно зарычать, указывая в то же время на одну из конечностей монстра.

Лишь приглядевшись повнимательнее, Эльмар опознал «в руках» твари медальон, который Дилис всегда носил на своей шее.

- Оно еще и трофей прихватило! – с ненавистью проговорил Эльмар, готовясь к нападению.

Но к счастью сделать ничего он так и не успел. Подоспевшие дамиранцы набросились на паразита сразу, как только заметили удерживаемую им Нистери.

Визг и стоны эхом пронеслись по всем пустотам затерянных подземелий. Паразиту потребовалось лишь несколько секунд, чтобы разодрать на части своих эзадорских сородичей. Но и этого времени хватило, чтобы Кемрин поднял Нистери, а Эльмар помог подняться Эскиту.

- Вы не успеете. Дайте мне хотя бы шанс отомстить, – взмолился раненый охранник.

- Нет у тебя никакого шанса! – Эльмар попытался отрезвить друга. – Мне бы, конечно, куда легче одному было. Но, как назло, я очень обязан твоему брату. Так что придется повозиться.

Прошло минут пять, а паразит почему-то не спешил догонять столь легкую добычу. Но поскольку никто из беглецов не намеревался узнавать подробности мышления предполагаемого стража катакомб, они предпочли просто продвигаться вперед, пока очередной туннель не закончился наглухо закрытым отверстием.

- Мне кажется, я что-то слышала с той стороны. – Из темного угла неожиданно показалась Леста. – А где… остальные?

- Если ты имеешь в виду Эйо, то он побежал в противоположную сторону, – быстро протараторил Кемрин. Он также хотел добавить, что виларские монстры больше не представляют для них угрозы, но предпочел промолчать из-за нежелания объяснять, кто именно уничтожил подконтрольных Вилару тварей.

- Она жива? – с опаской спросила Леста, указывая на Нистери.

- Да, всего лишь обморок, – Эльмар также решил не вдаваться в подробности, чтобы хоть одна девушка оставалась на своих двоих. – Кстати об этом, попробуй привести ее в чувства, пока мы тут будем сражаться с этой… типа дверью.

Леста присела рядом с лежащей на земле Нистери и только прикоснулась к ее плечу, как та сразу же «ожила». Да, Высшие не особо привыкли к холодным и твердым кроватям.

- Где Оно?! – Нистери в ужасе озиралась по сторонам.

- Где-то… – буркнул Кемрин, выбивая, наконец, так называемую дверь.

Леста тут же хотела спросить, о ком именно сейчас шла речь, но все слишком торопились, да и вряд ли новость об очередной угрозе могла хоть как-то помочь в сложившейся ситуации.

И снова коридор за коридором… С каждым шагом Иланийцы все больше выбивались из сил. А тьма и постоянное ожидание нападения лишь усугубляли их и без того печальное положение.

Но вдруг…

- Не верю, – произнес Кемрин, озвучивая мысли всех пятерых.

После столь изнурительного путешествия, когда даже надежда на надежду начала покидать когда-то самых стойких и жизнерадостных иланийцев, открытая дверь, ведущая обратно во Дворец Равновесия, выглядела, если не издевкой, то, по крайней мере, миражом, созданным, чтобы скрасить последние минуты жизни нечаянной жертвы.

Но даже если впереди их ждала ловушка, сейчас это была единственная возможность остаться в живых.

- Хуже все равно некуда, – собираясь с силами, вздохнул Эльмар.

Сзади послышались голоса. Виларцы явно вышли на след. И их было много.

Будто получив заряд чистой Энергии, иланийцы рванули вперед. От двери их отделяли считанные метры. Но силы противника не позволяли надеяться на благоприятный исход даже в случае отсутствия ловушки.

- Я их отвлеку, – быстро проговорил Эльмар, пока они проходили сквозь настежь открытую дверь.

- И не думай! – воскликнула Нистери. – Не знаю, сколько мы там пробыли, но Энергия еще не появилась…

- Или вновь пропала, – прервал подругу Кемрин.

- Все! – Эльмар взмахнул рукой, ясно давая понять, что его решение является окончательным. – Вы укройтесь за тем шкафом во тьме, а я дождусь виларцев и уведу их за собой.

- Нет, – попыталась вновь запротестовать Нистери, но все же позволила Кемрину увести себя в затемненный угол зала.

Она хотела сказать что-то еще, что-то очень важное. Время, однако, ждать не могло. И поймав себя на мысли, что если оставит этот разговор на потом, то Эльмар обязательно вернется, Нистери лишь улыбнулась и кивнула в знак благодарности.

- А что именно сделал тебе мой брат, – поинтересовался Эскит напоследок.

- Освежительную конфетку одолжил, когда изо рта пахло, – подмигнул другу Эльмар.

Для людей и прочих существ, не знакомых с занайцем, подобные слова могли показаться неуместной в подобной ситуации шуткой. Но Эскит понимал, что сказанное, скорее всего, было правдой. Ведь за годы, которые Эльмар провел, защищая Иланийс и его правителей, этот парень успел сделать должниками чуть ли не половину своих сослуживцев. И большинство долгов имело мало общего с материальным миром.

Десятки, если не сотни спасенных жизней. Вот истинная причина глубокого уважения к занайцу. И сегодня к общему списку добавилось имя Эскита.

Тем временем, враг был уже совсем близко, и Приланс как раз успел подбежать к выходу из зала, чтобы первый же виларец заметил его быстро удаляющийся силуэт.

- Вон они! – крикнул солдат, указывая в направлении дверей. Восемь подоспевших соратников последовали его примеру.

Наступила тишина. Эльмару определенно удалось выиграть немного времени, но медлить было нельзя.

- Эскит, останешься здесь, – прошептал Кемрин. – Ты им не нужен. Так что дождись Энергии и зови на помощь.

Стараясь не шуметь, иланийцы медленно подошли к выходу из зала и приоткрыли двери. Снаружи все было тихо. Кемрин пропустил вперед девушек, но услышав какой-то непонятный звук, обернулся. Занесенный кинжал быстро пролетел буквально в сантиметре от его лица и вошел в мягкую поверхность двери по самую рукоять.

- Блин!.. Бегите! – приказал Кемрин.

Нистери и Леста со всех ног понеслись вниз по лестницам.

Разобраться с тремя виларцами оказалось не так сложно, как думал порядком уставший Кемрин. Враг был измотан погоней не меньше самих преследуемых, поэтому сильные удары практически сразу принесли плоды, отправив нападавших в бессрочную кому.

Не успев отдышаться, Кемрин выбежал из зала и хотел было искать своих друзей, но дворец был полон виларцев, и далеко не все они бегали по межпространственным туннелям.

- Привет! – помахал он рукой и побежал по коридору.

Заскочив в первые попавшиеся покои, Кемрин не стал долго думать и сиганул в очередной неизведанный туннель. Виларцы не последовали за ним – зачем так рисковать ради убийства одного врага, если уже совсем скоро наступит время мести. Да и приказ Милстреда звучал однозначно: «найти и поймать двух девушек. Живыми!».

Правда, поймать в данном случае оказалось куда труднее, чем найти. Дворец был поистине огромен, а многочисленные ловушки и преграды мешали свободному перемещению. Поэтому, даже расправившись со стражей, виларцы все ещё не могли окружить беглянок.

- Давай сюда! – крикнула Нистери, подбегая к очередной комнате. Но не успела она прикоснуться к ручке, как двери с грохотом распахнулись, заставив девушек в ужасе отшатнуться.

- О, давно не виделись! – выдыхая, обрадовался еле успевший затормозить Эльмар. – Не стоим на месте, а то поймают.

Виларцы были уже совсем рядом. Все попытки отыскать безопасный путь оказались безрезультатными. И единственный непроверенный коридор сейчас перекрывали два вражеских воина.

- Закройте уши! – приказал девушкам Эльмар и бросил к ногам виларцев звуковой снаряд.

Десять секунд воздействия на нервную систему не позволили воинам успеть выстрелить, до того как занаец совершил два точных броска, навсегда закрывшим им глаза.

Соратники погибших не заставили себя долго ждать, и погоня теперь не могла закончиться банальной поимкой беглецов. Лишь кровь врага была способна притупить нестерпимую жажду мести поданных Вилара.

- Девчонки, сюда! – Эльмар открыл дверь и пропустил Нистери и Лесту. – Скорей, скорей, скорей…

Девушки успели проскочить, но один из воинов схватил Лесту за локоть. В этот момент Эльмар с силой захлопнул дверь. Дикий крик пронесся по коридорам. Рука нападавшего упала рядом с Нистери.

- Вон там железяка, тащите ее! – несмотря на всю тяжесть их положения, в голосе Эльмара не было и капли уныния.

- Это всего лишь рука. – Леста передала палку Эльмару. – Нистери, не волнуйся ты так, очнись.

Но Нистери не испугалась. Она уже успела позабыть о том, что можно думать еще о чем-то, кроме выживания. Просто пыталась понять, это Эльмар такой сильный или край двери был очень острым. А потом произнесла:

- Перекусить ничего не найдется?

Эльмар захохотал.

- Ты точно ненормальная, – хмыкнула Леста. – Но если мы доберемся до первого этажа, там есть гостевой зал. И должно быть много еды.

- Это я от волнения… Никак не могу отделаться от мысли, что все это сон. Жуткий кошмар, который мне послали в наказание за непокорность. И вот я бегу, пытаясь выжить. Но, может, мне следует остановиться. Может, тогда я смогу очнуться. Открою глаза, стану вспоминать, от чего на душе так гадко. Но все забудется, и можно будет жить дальше.

Эльмар с любопытством наблюдал за Нистери.

- А мне недавно приснилось, что я облысел. Вот это был ужастик. До сих пор боюсь в зеркало смотреть. Но сейчас, к сожалению, все взаправду. И ты мой друг. Поэтому я буду защищать тебя даже от себя самой и не оставлю здесь ни при каких обстоятельствах. Кстати, о выходе! Надо бы проверить, куда ведет вон та дыра.

- Спасибо, в один люк мы уже слазили, – устало вздохнула Леста. – И если этим описанием своего сна ты хотел приободрить нас, то у тебя ничего не вышло.

Эльмар вдруг как-то изменился. Теперь перед девушками стоял совсем другой человек. Человек, чье внутреннее солнце погасло, исчерпав до дна все свои ресурсы.

- Ну, хорошо… – Занаец медленно прислонился к стене. Его безжизненный взгляд был обращен куда-то вдаль, сквозь все эти стены, преграждающие каждый новый путь к отступлению. – Давайте останемся здесь. Умирать, дак вместе. Судя по силе ударов в дверь, ждать осталось совсем недолго. Я ведь все это делаю только ради вас. И если в моей помощи больше нет необходимости…

- Придется сдаваться, – прервала друга Нистери.

- Эльмар, я знаю про твои чувства, – с отчаянием проговорила Леста. – Поэтому я надеюсь, что ты выполнишь мою последнюю просьбу. Все это… Эти твари не должны получить меня живой. Пусть Нис сдается и дальше развлекается со своим сверхчувствительным виларцем, а мне в том мире больше делать нечего.

- А как насчет этого мира? – внезапно откуда-то снизу раздался голос Кемрина. – Я вас слишком хорошо слышу. Значит, рядом есть проход.

- Кем! – радостно закричала Нистери, подбегая к дыре в стене. – Ты где? Здесь ничего не видно.

- Прыгай! Я тебя подхвачу.

Ни на секунду не задумываясь, Нистери сиганула во тьму.

- Я, пожалуй, пойду следом. – В голосе Эльмара вновь появились иронические нотки. – Так что решай быстрей, куда именно ты хочешь, чтобы я пырнул этим ножом.

Леста закатила глаза, легонько оттолкнула Приланса и быстро направилась к дыре в стене.

- Ты там живая? – поинтересовалась она, прежде чем совершить рискованный прыжок.

- Не знаю, – ответ Нистери последовал незамедлительно. – Все зависит от окружающей нас реальности. Если это вообще реальность. Но новых травм я не получила, так что…

Леста не стала дожидаться окончания «философствований» подруги по несчастью. Прыгнув в пустоту, через мгновение она уже оказалась на руках у Кемрина.

- А ты сильный, – не без зависти в голосе произнесла Леста.

- Тебе мало всех парней Ингстрема? Еще и моего решила позаимствовать?!

- А разве у тебя уже не появился новый друг?

- Дура! – впервые в жизни у Нистери закончились вменяемые доводы.

- Девчонки, не драться! – с плохо скрываемым удовольствием проговорил Кемрин.

Рядом раздался грохот.

- Хоть бы кто меня лишь раз поймал!.. – Театральный надлом в словах Эльмара несколько разрядил обстановку. – Но если что, там наверху наш враг уже почти прорвался!

- Так… наш оратор прав. – Кемрин махнул рукой куда-то вправо. – Все за мной. Покажу, где выход.

- А где Эйо? – поинтересовалась Леста.

- Мы разделились, – не вдаваясь в объяснения, произнес Кемрин.

Пробегая один темный коридор за другим, пробираясь сквозь мрачные туннели, иланийцы не раз задумывались, почему они не слышат звуков преследования, не ощущают зловонного дыхания очередной эзадорской твари. Но самый очевидный ответ, хоть и представлялся оплотом надежды во всей этой мрачной чехарде, был слишком простым и невозможным ввиду не раз доказанного коварства врага.

Сначала показалось, что свет с трудом пробивается сквозь многочисленные преграды из стен и перекрытий. Будто это был лишь случайный луч, чудесным образом забравшийся в катакомбы страха. Но нет! Стоило только беглецам пройти еще пару поворотов, и впереди замаячил спасительный выход.

Нистери выдохнула. Увидев долгожданный свет, она, наконец, смогла найти в себе силы поверить в возможность возвращения к прежней жизни. Свобода казалась так близко. Всего несколько десятков шагов отделяли иланийцев от их домов, родных, Энергии…

Будто получив заряд целительной магии, девушки понеслись к просвету, оставляя позади ухмыляющегося Кемрина и вернувшего себе жизнерадостность Эльмара. Вот только недолго продлился их порыв.

Едва ступив за пределы дворца, иланийки в ужасе замерли. Все их виларские преследователи выстроились в ожидании своей добычи, которая сама прибежала в их жестокие руки.

- Хорошая сегодня погода, – самодовольно произнес Милстред, скрывая обиду и усталость. – Вы же даже не попрощались… По меньшей мере, это невежливо.

- Извини, – к удивлению для самой себя пробормотала Нистери. Хотя на самом деле здесь не было ничего удивительного. Там, позади во тьме замерли в ожидании двое мужчин, потерю которых она никогда бы себе не простила. И единственный, кто мог пощадить принесшего столько головной боли врага, сейчас находился прямо перед Нистери.

- Ты кто такая? Нистери Агдарис никогда не извиняется, если не видит выгоду… – Милстред улыбнулся. – Можешь сказать своему парню, чтобы он больше не прятался за твоей юбкой. Мне нужны только вы. Так что заканчивайте свои игры. Пора домой.

Крепко сжимая клинок, из тьмы прохода показался Кемрин.

- Я сейчас действительно рад тому, что вы не умеете убивать взглядом, – сглотнул Милстред как-то слишком уж театрально. – А то эти темные глаза твоего дружка уже порвали бы меня на части.

- Зачем ты вышел? – прошептала Нистери.

Кемрин лишь развел руками и недовольно посмотрел по сторонам. Тогда она поняла. То ли дворец за эти циклы окутала невидимая защита от использования Энергии, то ли виларцам удалось изменить течение потоков магических сил, но здесь и сейчас иланийцы оказались совершенно беззащитны перед лицом своего врага.

- Не надейся, – ухмыльнулся Милстред. – Вам дико не повезло. Это же надо было найти именно тот путь из дворца, который в итоге привел на безлюдную пустошь. Но я не буду испытывать удачу. Так что отправляемся в Вилар незамедлительно.

С этими словами командующий запустил артефакт Дерина и открыл проход в свой мир. Пропустив сперва трех виларцев для встречи девушек с той стороны, он кивнул Нистери.

- Можно вместе? – буркнула Леста.

Увидев одобрительный жест, она взяла Нистери за руку, и они одновременно вошли в мерцающие переливы.

Путешествие в этот раз оказалось куда более приятным. Сферы мира всегда заботились о своих подопечных. Поэтому даже оказавшись в Виларе, девушки все еще продолжали ощущать остатки того тепла и нежности, которыми артефакт одарил их при переносе сквозь пространство.

Прошло секунд десять, и еще четверо воинов вернулись на родину. Следующую «партию» ждать пришлось куда дольше.

Когда сияние прервалось, иланийки поняли, что их друзья не смогли сдаться. Не зная, надеяться ли ей или сразу начинать плакать из-за страданий любимых людей, Нистери заметалась в поисках хоть какого-то намека на образование нового портала.

И вот, наконец, разряды Энергии, продирающейся сквозь пространство, возвестили о возобновлении использования сферы Дерина.

«Только бы они выжили», – молила Нистери, замерев в ожидании страшных новостей.

Вспышки усиливались. Но их цвета… слишком яркие, слишком разные. Что-то явно пошло не так.

Напряжение возрастало. Однако никто из свидетелей явления не произнес ни слова. Виларские воины приготовили оружие и окружили образующийся портал. И хотя это было все, что они сейчас могли сделать, в воздухе чувствовалась определенная неуверенность, будто в ожидании приказа, меняющего текущее построение с ног на голову.

Наконец, сияние успокоилось и пропустило сквозь себя четверых. Сначала из портала выскочили Кемрин и Эльмар. Распылив на виларцев разъедающую жидкость, они схватили девушек и посмотрели в сторону закрывающегося портала в ожидании того единственного шанса, который позволит вновь покинуть Вилар.

- Помогите же! – прокричал Милстред своим воинам, пытаясь вырвать сферу из рук Стимвиртона. Но маг не собирался ждать. Сделав пару жестов, он отправил командующего в полет длиной метров пять, а сам незамедлительно завертел артефакт Дерина, открывая портал прямо перед иланийцами.

- Нет… – прошептала Леста.

Но никто уже не обратил внимания на ее сопротивление. Сейчас время на раздумья было непозволительной роскошью, и потому все четверо при первой возможности оказались в переливах сияния.

- Нет… прошу… – одними губами умоляла Леста. Одинокая слезинка быстро стекла по ее щеке, оставив после себя влажное напоминание о несбывшихся мечтах.


***


Когда выжившие виларцы покинули туннели межвременного подземелья, они не искали своих павших собратьев. Но один из них все же продолжал идти. Медленно, шаркающей походкой, как-то неестественно переваливаясь с одной ноги на другую. Со стороны могло показаться, что это всего лишь удачное чучело, ведомое не самым умелым кукловодом. И данная гипотеза, как выяснилось, была не так уж далека от истины.

Милстред своими действиями нарушил привычные течения, а ингстремцы с их гонителями открыли двери, которые открывать не следовало. Страсти, бушующие в сердцах, опасность всему мирозданию пробудили интерес у существа, намного более могущественного, чем кто-либо мог представить.

И страж подземелий, впоследствии известный под именем Алессандро, «направил» беглецов в нужном ему направлении, предоставил свободный выход, и, подождав, пока кровь представителей нескольких миров обагрит непроходимый для паразита барьер, теперь уже беспрепятственно вышел наружу.

Скинув «костюм» в лице лишенного внутренностей виларца, страж материализовался в представителя высшего звена этого мира. Красивый, утонченный, с безупречными манерами и вкусом, этот маг теперь легко мог сойти за своего на любом собрании высших семей.

Но в первую очередь его интересовали развлечения иного рода. Война трех миров – именно это шоу обещало стать главным событием года. И Алессандро не собирался его пропускать. Так что, изменяя сознание каждого встречного и заставляя его забыть о столкновении с новым жителем Иланийса, страж устроил себе пешую прогулку по городу. В поисках лучшего места, откуда можно будет рассмотреть каждую деталь жестокого действа, он прошел по всем улицам, заглянул во все парки и постройки. Мысли и страхи ингстремцев все это время подпитывали интерес паразита, и вскоре он уже знал этот мир как свой собственный.

У паразита остался лишь один вопрос: нравится ли ему здесь. Ибо он привык всегда получать желаемое. А в данном случае Алессандро заинтриговал целый мир. Мир, который мог мало что противопоставить в борьбе за свою свободу.


Глава 12. Возвращение?

Это определенно был Ингстрем. Но флора и фауна вокруг не позволяли сделать вывод о месте нахождения иланийцев.

- Так не должно быть, – Кемрин со страхом в глазах разглядывал ручей цвета крови.

- Главное, мы дома. Нельзя останавливаться, – Нистери дернула своего парня за локоть.

- Ты разве не видишь? Мы опоздали… Что конкретно хотели виларцы?

- Ты же был с нами в Шаре познаний, видел, что Милстред делал. Разве не Нирави являются главными умниками Ингстрема?

- Так… Что бы эти девчонки не натворили, а что-нибудь они натворили наверняка… К чему это я? – Эльмар сделал глубокий вдох, всем своим видом показывая, что сейчас главное успокоиться. – Здесь и сейчас ничего не исправить. Но раз уж Вилар еще в Эзадоре…

- Да мы все поняли. Могло быть и хуже, – протараторила Нистери, снимая с куста «неопознанное» насекомое.

- Диа Агдарис. Если вы все поняли, то почему еще не сделали ноги?

- Кем слишком тяжелый. Без Энергии мне его не поднять. И пока он приходит в себя, я пытаюсь разобраться, в какую сторону нам лучше податься.

- Ну, хорошо. А то я было уже решил, что ты просто хочешь оторвать бедной букашке лапы, – безрезультатно попытался пошутить Эльмар.

- Смотри. Я бы сказала, что это винзин. Насекомое, которое в основном встречается на землях Угарии. И если это так, то мы, по крайней мере, неподалеку от города, где иланийцам всегда рады.

- Но если винзина так перекосило, можно ли быть уверенными, что и местные жители не превратились в каких-нибудь мутантов-каннибалов?

- Эльмар, больше не позволю тебе изучать иные измерения, – проговорила Леста то ли в шутку, то ли на полном серьезе.

- А изучение крыльев насекомых случаем не подскажет нам, в какой стороне город?

- Эльмар, не мне же карабкаться на дерево. Я в платье, между прочим, – Нистери отпустила «винзина» и жестом указала на то, что осталось от ее наряда. – Мы здесь думать пытаемся. А поскольку Энергия наградила тебя другими талантами...

- Понял, – Эльмар показал Нистери язык и отправился выбирать подходящее дерево.

Пока шла беседа о том, что юбки не лучший друг скалолаза, Кемрин безрезультатно пытался использовать Энергию света.

- Леста, попробуй ты, – сказал он, перепробовав все варианты.

Но та не ответила. Она напряженно смотрела куда-то в пустоту. Пытаясь скрыть нарастающее волнение, Леста не могла даже пошевелиться.

- Мы дома, – постаралась успокоить подругу Нистери. – Возможно, Кем прав. Ардо вполне мог в очередной раз ограничить доступ. Например, только членами своего рода.

- Прекрати! – Леста подняла руку, жестом указывая не приближаться к ней. Но, увидев, как трясутся пальцы, быстро отвернулась, сжав кулаки. – Слушайте. Не надо делать вид, что только я из привилегированной семьи. Как будто не в курсе, что с твоей матерью Ардо нравится общаться гораздо больше, чем с моей.

- Ты чего психуешь? Мы в Ингстреме. Эльмар готов на все ради тебя. Лучше бы попыталась помочь.

Нистери подошла к одному из световых растений и попыталась отыскать Энергию.

И тогда на них напали. Нет, это были не виларцы. Обычные бандиты, которые обычно промышляли неподалеку от Иланийса. Всего лишь неудачное стечение обстоятельств.

Семеро вольгинов, услышав девичьи голоса, не смогли пройти мимо. Рассмотрев заплутавших поближе, они к своей радости обнаружили всего одного мужчину. Казалось, добыча сама пришла к ним в руки.

Но первое впечатление оказалось ложным. Вольгины не успели даже подбежать, как трое из них были убиты зарядами, выпущенными девушками. Кемрин в это время с легкостью нанес смертельные удары еще двоим.

Но расслабляться было рано. Один из бандитов успел схватить Лесту, и уже собирался оглушить ее, когда кто-то сзади отправил кинжал прямо промеж его лопаток.

- Соскучились по нас, девочки? – спросил виларец, когда отряд уже окружил их. – Я вижу, дома вас тоже не встречают с распростертыми объятиями.

Последний из вольгинов, желая как можно дольше оставаться незамеченным, присел за ближайшим кустом. Обнаружив, что все взоры отряда чужаков обращены на иланийцев, он спешно побежал в чащу. Раздался смех. Почему-то он воодушевил вольгина, который прекратил наклоняться к земле в попытках не выдать себя. И через секунду обриг, «конфискованный» ранее у защитников Иланийса, пролетел сквозь его шею. Вольгин остановился, упал на колени, а рядом свалилась и его голова.

- Отличный бросок, Дитрис! – похвалил соратника один из виларцев. – Как ты быстро овладел этим вражеским «головосшибателем»! Ну что, пора домой?

Кемрин осмотрелся, понимая, что у них нет шансов. Противостоять двенадцати закаленным в жесточайших боях воинов было бы величайшей глупостью – качеством не свойственным ни одному из Нирави. Но сейчас разум не мог предложить ничего. И, усмехнувшись, Кемрин принял оборонительную позу.

- Не надо, – прошептала Нистери, взяв Кема за руку. – Мы все еще нужны им живыми.

- Посмотри вокруг. Мир уже изменился. И я не буду помогать им сделать все еще хуже.

- Слушай, красавчик, – Дитрис погрозил иланийцам рукой, сжимающей окровавленный обриг, – не знаю, о чем ты тут болтаешь, но если произошли какие-то перемены, то без нашего участия.

- Тогда где мы находимся? Вольгины еще никогда не были замечены в Угарии.

- Полагаю, это риторический вопрос, – сказал Дитрис, сжимая голубую сферу. – Мы там, куда вас отправил тот странный маг с кудряшками. А теперь, надеюсь без так опостылевшего всем сопротивления, пора возвращаться в Вилар.

Сфера вращалась все быстрее. Пространство вокруг начало искажаться, и вскоре портал для перехода был готов.

- Он бы не выдал наше местонахождение, – прошептала Леста. – Что вы сделали с Эйо?

- Честно говоря, я не знаю. С этим артефактом управляется только командующий. Лигадос же только делает вид… – Дитрис усмехнулся. – Так что я не имею ни малейшего понятия, даже в каком измерении мы находимся. И очень удивлен, что каким-то чудом все живы и оказались рядом. Всё, довольно! Девицы, в портал. Если сами не пойдете, убью этого красавчика.

Кемрин с ненавистью смотрел в глаза Дитрису. Казалось, он надеется прожечь взглядом его череп.

- Они не уйдут, пока я способен сделать хоть вздох.

- Кем, успокойся. Пожалуйста, живи!.. У Иланийса еще есть шанс. Мы не сделаем того, что они хотят. Но не стоит погибать всем…

- Погодь, – оборвал Нистери один из виларцев. – Слушай, Дитрис, возьмем парня с собой. Будет заложником. Они ж не хотят выполнять наши указания. А тут, похоже, любовь.

- Это, конечно, могло бы сработать. Вот только при переходе в Вилар почти все жители Ингстрема погибают. Я так понял, только несколько семей имеют право прохода. – Дитрис задумался и обратился к Кемрину. – Кстати, ты же к ним абсолютно случайно не относишься?

- А ты догадливый. Нет, не отношусь, – сказал Кемрин, пытаясь поверить в свои слова и понимая при этом, что виларцы не узнали, как девушкам удалось сбежать. По крайней мере, эти.

Дитрис поднял отнятый у Лесты крилет и направил его на Кемрина.

- Гай, Элоний, проходите и ждите пленниц!

Виларцы незамедлительно выполнили приказ.

- Подружки, ваша очередь.

Леста пошла первая. Нистери не двинулась с места, продолжая сжимать руку Кемрина и не давая ему совершить глупость.

Разряд огня пролетел перед Лестой и повалил двух виларцев наземь. Все быстро оглянулись. Эйо Стимвиртон, не останавливаясь, направлял потоки магии в противника. Пока виларцы раскрывали антиэнергетическую защиту, трое из них уже были мертвы, а четверо ранены или без сознания.

Леста не могла поверить своим глазам. Она стояла, широко улыбаясь, слезы счастья стекали по щекам. Один из виларцев попытался ее схватить, но тут же был обезглавлен Эльмаром, который появился буквально из ниоткуда.

- Ни на минуту нельзя вас оставить!.. – Приланс и в этот раз не смог отказаться от привычного комментария.

Кемрин тоже вырубил одного из нападающих и теперь сражался с Дитрисом. К удивлению последнего, он не только ловко уворачивался от мощных ударов, но и быстро обнаружил слабые места в защите.

Понимая, что ее возлюбленный может и не справиться со столь опытным воином, Нистери схватила валяющийся на земле крилет и выпустила все заряды. Доспехи Дитриса не позволили нанести серьезные раны. Но и несерьезных хватило, чтобы тот взбесился и, оттолкнув Кемрина, набросился на Нистери.

- С меня хватит! Уничтожение всех вас было наилучшим планом. Все эти манипуляции не свойственны Вилару. Задохнись же, тварь!

Удар по голове рукоятью клинка заставил Дитриса временно изменить свои планы. Упав без сознания, он уже не должен был очнуться. Но Кемрин не успел добить противника.

В тридцати метрах от места схватки воздух заискрился. И через минуту новый портал входа пропустил еще два отряда виларцев.

- Я их задержу, – сказал Эйо, рисуя жестами очередные боевые заклинания.

- Нет… – прошептала Леста, понимая, что другого выхода не найти.

Нистери и Кемрин уже убегали в лес. Эльмар схватил Лесту за руку и потащил за собой.

Противник приближался, и Леста, увидев лица виларцев, больше не стала сопротивляться. Она бежала со всех ног и остановилась, только когда услышала взрыв.

Все оглянулись. Их больше не преследовали. Что-то явно придавало Эйо сил. Но какими бы мощными не были его заклинания, защита виларцев рано или поздно позволит подойти на расстояние удара.

- Надо спешить, – сдавленно произнес Эльмар.

- Мне некуда идти. Здесь негде спрятаться. Я не чувствую магии, – прошептала Леста и побежала назад.

- Да чтоб тебя! – выругался Эльмар и бросился вдогонку.

- Как думаешь, с той стороны много бойцов осталось? – Кемрин вопросительно посмотрел на Нистери.

Поначалу предложение могло показаться странным – пытаться сбежать от нападения в место, куда, собственно, их и хотят вернуть. Однако если подумать, это было лучшее решение. Почувствовав сопротивление, Милстред вполне мог отправить всех доступных воинов на помощь соратникам. А это значит, что на другой стороне в данный момент безопаснее.

Возвращение в Вилар ужасало Нистери, но она нашла в себе силы кивнуть, и вместе с Кемрином, побежала к порталу. Оказавшись возле зарослей виалий, они затаились. Нистери раздвинула струящиеся по воздуху ветви и осмотрелась. Первым она увидела Эйо Стимвиртона. Тот все еще продолжал отражать удары виларцев. Но противник был уже слишком близко. И считанные секунды отделяли мага от неминуемой гибели.

Леста тоже видела это. Находясь в десяти метрах от портала и в пятнадцати от Кемрина, она будто и не собиралась убегать. А через мгновение и вовсе встала так, что только слепой мог ее не заметить. И Дитрис увидел.

- Убить ее! – приказал он.

- Беги отсюда! – крикнул Эйо, направляя последние силы, чтобы отделить Лесту от виларцев.

- Вам нужна я! – твердо сказала Леста, подойдя вплотную к порталу. – Почему же вы возитесь?!

Эйо больше не мог сопротивляться. Его магия слабела, а Леста почему-то не двигалась с места. Она хотела отвернуться, хотела выжить. Но только не ценой его жизни.

Удар по голове заставил Эйо отключиться. Леста закричала. Она шагнула к порталу. Но Дитрис успел раньше. Схватив Лесту за волосы, он занес так понравившийся ему обриг и уже собирался отделить прекрасную голову бывшей будущей правительницы Иланийса. Замечательный был бы трофей...

Но Эльмар не мог допустить гибели Лесты. Его любовь была слишком сильна. Поэтому не в силах больше бороться, он схватил Дитриса и бросился в портал.

- Нет!.. – попыталась закричать Нистери, но Кемрин успел закрыть ей рот и оттащить поглубже в заросли агналий.

Преград больше не было. Виларцы, окружившие Лесту, до этого не были за пределами своего мира. Ни один иланиец не пал от их рук. Поэтому жажда крови сводила с ума. Последний же приказ Дитриса предоставил полную свободу действий.

Леста не пыталась бежать. И не молила о пощаде. Ведь никто не захочет спасать ту, в чьих жилах течет кровь бездушных иланийцев, обрекших целый город на невыносимое существование.

Путь к порталу Лесте перекрыли мгновенно, а напрасные метания не позволяла гордость. Когда десятки клинков пронзили ее тело, стояла мертвая тишина. Все ненависть и гнев отчетливо различались на лицах виларцев.

Нистери не видела произошедшего. Она знала, чувствовала, что происходит, но не смогла найти в себе сил, чтобы обернуться. Лишь объятия Кемрина спасали ее от полного отчаяния.

Прошло пять минут, но Нистери показалось, что целая жизнь отделяет ее от последних звуков с поля боя.

- И как всегда все надо делать самому, – зло проговорил Милстред. – Вот почему вы облажались? Что она вам сделала? Не спорю, характер у девицы был еще тот. Но неужели такая красавица могла вызвать лишь ненависть?

Отчитывая своих воинов, Милстред быстро обходил место схватки. Его взгляд прочесывал каждый сантиметр видимой территории.

- Где вторая? – произнес он, пытаясь скрыть страх.

- Бегает где-то со своим защитником.

Милстред выдохнул с облегчением. Затем вытащил какое-то устройство, и, установив дальность два километра, заговорил сквозь него.

- Нистери Агдарис, я знаю, ты меня слышишь. Это не то место, где можно спрятаться. У меня есть пара барисов, и если ты еще не в курсе, они способны найти кого угодно по запаху. Здесь перебои с контролем, так что я не уверен, что эти монстры доставят тебя живьем. И лишь поэтому я сейчас взываю к твоему здравомыслию. Взамен даю слово – твой друг будет доставлен в Иланийс живым и невредимым. Как видишь, сейчас это его единственный шанс. Ведь я не могу рассчитывать не только на барисов, но и на своих лучших, самых «преданных» воинов.

Вновь настала тишина. Нистери отстранилась от Кемрина, и повернулась на голос Милстреда. Но заросли надежно скрывали их от посторонних взглядов.

Слова не потребовались. Кемрин уже понял, что ему не остановить Нистери. Он лишь мог всем своим видом показать, насколько он против этого.

Но Нистери помотала головой, еще раз крепко обняла Кемрина и слегка поцеловала в губы.

- Какой же ты доставучий! – воскликнула она, выходя из зарослей.

- Она убежала?! – Милстред с изумлением посмотрел на остальных виларцев. – Вы еще и слепые? Я тут ору на весь лес…

- Довольно! – зло прервала Милстреда Нистери. – У меня еще одно условие. Дитрис ослушался твоего приказа. И Лесты теперь нет. Как и Эльмара…

Нистери замолчала, чтобы не выдать своих эмоций, не показать врагу слабость.

- Да. Как только увижу, скормлю Тисо. Договорились?

- Нет. Его могут спрятать, чтобы ты его «не увидел». Я хочу, чтобы ты нашел его и лично перерезал глотку этому ублюдку.

- Знаешь, в гневе ты еще прекраснее. Насчет твоей «просьбы» – я согласен. С одной оговоркой. Поскольку путь сфер прерывался, я не имею ни малейшего понятия, где сейчас Дитрис. Но если он в Виларе, то я незамедлительно исполню твое желание.

Нистери, наконец, нашла в себе силы осмотреться. До этого она старалась не отводить взгляд от Милстреда. Каким-то непостижимым образом этот худощавый виларец каждый раз помогал ей обрести некое подобие покоя. Наверное, она знала – что бы ни происходило, Милстред – единственный, кто действительно способен защитить ее.

Виларцы явно негодовали. Добыча была так близка. А желание мести не просто возросло, оно затуманивало взор, заставляло сердце биться в таком темпе, что стоять на месте было попросту невозможно.

Ощутив вкус крови, воины больше не могли сдерживаться. Слишком долго они ожидали возможности проявить себя, лелея столь призрачную надежду на возвращение домой.

Нистери чувствовала все это, видела хищные взоры, направленные на нее. Один неверный шаг, одно лишнее слово – и даже Милстред не сможет остановить их.

Медленно подойдя к телу Лесты, Нистери присела рядом и, не проронив ни звука, закрыла глаза бывшей подруге.

- Ну что? Твой парень здесь собирается один остаться? – спросил Милстред, то ли не осознавая всю напряженность ситуации, то ли не воспринимая ее всерьез.

- Лучше здесь, – прошептала Нистери, не поднимая взгляд. – Иначе, они же убьют его.

- Я дал слово. Значит – ты и он в безопасности.

- Посмотри вокруг!.. – сказала Нистери, чуть не плача.

- Зачем мне смотреть вокруг? Я прекрасно ориентируюсь в любой ситуации, – усмехнулся Милстред. И, выждав паузу, во весь голос проговорил. – Каждый, кто попытается поднять руку на моих пленников, будет наказан в соответствии с военным законом по пункту предательства командующего на поле боя! А если кто-нибудь сомневается, что я еще контролирую ситуацию, может прямо сейчас поднять руку. Ваше самопожертвование будет оценено моим, похоже, единственным другом по заслугам.

Милстред еще не успел закончить, как из портала выпрыгнул Тисо. Жадно причмокивая всеми челюстями, он медленно приближался к своему хозяину.

Виларцы нервно переглянулись. Оставив барисов в Виларе, Милстред дал понять, что контроль над существами здесь затруднен. А сейчас выясняется, что он привел тварь, намного более опасную, чем прыгающие и выдирающие куски плоти ищейки.

- Командующий, простите, мы лишь выполняли приказ Дитриса, – проговорил один из воинов. – И… разве в этом мире возможно контролировать эзадорцев?

- Нет. Вернее, практически нет. Однако Тисо слушается не только телепатических команд. Если я прикажу, все ваши мучения прекратятся. Навсегда прекратятся…

Большего и не потребовалось. Даже те воины, которые подозревали, что их командующий блефовал, не решились выступить против приказа. Смерть от нападения ларза всегда считалась одной из самых мучительных.

- Давай, красавчик, выходи, – с издевкой произнес Милстред.

Кемрин быстро подошел к Нистери. Взяв ее за руку, он обратился к Милстреду:

- Если когда-нибудь у меня появится шанс сразиться с тобой на равных…

- Не спорю, – прервал Кемрина Милстред. – Ты значительно… эмм… мускулистее, что ли. И мне совсем не хочется измерять силу твоих кулаков. Но, к счастью, я не один. И знаете что? Мне кажется, даже Энергия на стороне Вилара.

Милстред вытащил артефакт перемещения и без лишних усилий открыл проход в Иланийс.

- Запомни и передай своим: я держу слово. Если хотите выжить, еще есть время сдаться. Если нет – встретимся позже. И мы не будем на равных.

Милстред кивнул, указывая на портал. Но Кемрин не спешил. Одна мысль, что он вот так, без боя, отдаст любимую этим монстрам, не давала ему уйти.

Нистери понимала это. Не желая видеть, как погибает еще один дорогой сердцу человек, она спешно вырвала свою руку, обошла Кемрина и начала со всей силы толкать его в спину.

Милстред прыснул от смеха. Через мгновение остальные виларцы последовали его примеру.

- Вот видишь… – успокаивающе произнесла Нистери. – Они веселые. А ты иди. Не бойся за меня. Война еще не окончена. И ты намного лучший стратег, чем воин. Так что давай, придумай, как уничтожить Вилар.

Смех прекратился. Но действовать пока никто не решался.

Понимая, что другого выхода нет, Кемрин быстро прошел в портал. Он не простился с Нистери. Даже не оглянулся напоследок. Ведь чтобы заставить себя перейти, Кемрину пришлось убедить себя, что ее здесь нет. А один взгляд заставил бы его остаться навеки.

- Ну, что ж, – проговорил Милстред, закрывая портал в Иланийс и указывая на проход в Вилар. – Пора домой.

Но в планы Нистери безропотное подчинение никогда не входило. Поняв на примере Стимвиртона, что артефактом Дерина можно вполне управлять по наитию, она подошла к Милстреду, нежно провела пальцами по его руке и, воспользовавшись эмоциональным ступором, схватила одну из сфер и прыгнула в образовавшийся портал.

Иланийс!.. Не поверив своему счастью, Нистери попыталась воспользоваться Энергией. Но магия не подчинилась. Возможно, виной тому послужила смесь, которую виларцы вкалывали своим пленникам, или манипуляции Милстреда. Однако сейчас это было не важно. Смесь слез радости и слез горя стекала по щекам Нистери. И она никак не могла налюбоваться.

Там вдали маячили хрустальные витражи, преломляющие свет, благодаря чему главный город казался гигантским драгоценным камнем, манящим любого, кто способен видеть.

Нистери сделала глубокий вдох и утерла слезы. Для этого еще будет время. А пока медлить нельзя – только вперед. Найти кого-нибудь, способного защитить. Добраться до Высших, чтобы рассказать им все. Или почти все... А еще – нельзя оборачиваться. Что бы ни преследовало Нистери, она не испугается. Не позволит ее остановить.

Однако чем больше Нистери размышляла об этом, тем сильнее становилось желание оглянуться.

Заставив себя прислушаться, она обнаружила, что звуков, парализующих все живое, как и криков виларцев попросту не было. И на мгновение Нистери остановилась. Сердце заколотилось так быстро, что ей показалось, будто оно силой пытается вырваться наружу. Но сделав глубокий вдох, она все же нашла в себе силы оглянуться.

Страх исчез. Лишь один преследователь успел кинуться за ней вдогонку – не имея ни малейшего преимущества, Милстред Линдрен неторопливо шел по следам Нистери.

«На что он рассчитывает? – мысленно рассуждала она. – Здесь же нет Энергии, которая подчинилась бы ему. Как нет и послушных монстров. Если бы я была способна хоть на несложную магию, Милстред уже давно валялся бы в отключке. И как он собирается возвращаться? Сферы остались там, а место прибытия остальным не известно».

На мгновение Нистери почувствовала жалость к этому потерянному в чужом мире путнику. Надеясь, что Милстред прекратит преследование, когда станет слишком опасно, она ускорилась.

«Странно, я не желаю, чтобы его обнаружили. Как такое возможно? Если только…»

Нистери снова остановилась. Она должна была выбрать путь. Должна была быстрее попасть домой. Вот только последовавший шаг отправил ее в лилески Кинирии.

Почему она решила идти именно туда? Ведь земляные волны Вардонов казались лучшим выбором. Возможно, потому что она хорошо знала это место и чувствовала себя там в безопасности. А возможно, потому что хотела показать Милстреду настоящий рай.

Если в этом виларце еще жива надежда, если он желает чего-то большего, чем месть и война, тогда он сможет почувствовать или даже… полюбить мир, из которого изгнали его народ.

Оглянувшись еще раз, чтобы удостовериться, что Милстред увидел место входа, Нистери слегка улыбнулась сама себе и быстро скрылась в деревьях.


Глава 13. Леста

Принадлежность к самой могущественной семье только со стороны могла показаться заветной мечтой. На деле же жизнь Лесты Дивар представляла череду однообразных циклов. Ей было дозволено многое, но любой шаг в сторону от предписанного поведения приводил к необратимым последствиям.

И однажды Леста окончательно усвоила урок: Дивар – это не просто фамилия, не власть, которую получаешь с рождения. Это тяжкое бремя, от которого нельзя скрыться.

Как себя вести, что говорить, умение манипулировать людьми – самые важные для ее положения уроки всегда шли сначала. Изучение мира, истории, искусств было вторичным, но все равно обязательным занятием. Остальную часть стандартного цикла «принцессы Иланийса» занимала забота о собственной внешности.

Леста так привыкла ко всему этому, что не ощущала людской ненависти и презрения, скрывающихся за псевдоуважением. Она не замечала жестокости своих поступков, приказного тона во время разговоров. Или не хотела замечать…

Причиняя боль другим, заставляя их страдать, Леста получала хоть какое-то удовольствие. Если сам несчастен, чужая радость ранит. Особенно, когда счастье достается обычным людям. Влияние семьи Дивар было практически безграничным. Но получить то, что она желала больше всего, Леста не могла.

Один случай из прошлого убедил ее, что далеко не все в Иланийсе достойны быть подле ее рода.

Однажды родители Лесты отправились в Подмирье подавлять мятеж. Это жуткое место, полное отбросов Ингстрема. Жизнь как таковая там невозможна. Только никчемное существование с отчаянной надеждой увидеть новый цикл. Никого не волновало, что там происходит. До тех пор, пока один из артефактов Дерина чуть не положил начало войне с соседней Милиарой. Тогда Совет Высших и принял решение устранить угрозу. Чета Дивар лично возглавила поход.

Жизнь Лесты должна была остаться неизменной, но волей случая она оказалась у своей дальней родственницы по материнской линии – Тами Динаи. Пожилая женщина вела жизнь отшельницы, сама занималась хозяйством и с пренебрежением относилась ко всем проявлениям пиетета по отношению к высшим семьям. И хоть именно связь с родом Дивар позволяла ей безнаказанно проявлять неуважение к любому в Ингстреме, сама Тами это отчаянно игнорировала.

А она ведь сразу поняла, из-за чего произошла ошибка. Как только охрана привезла Лесту. Но Тами не подала виду. Она знала о схожих названиях её земель и замка Тиры. И не собиралась упускать свой шанс.

Можно ли изменить род Дивар? Конечно, в четырнадцать лет характер уже сформирован. Но эта красивая и дерзкая девочка знает только одну из сторон жизни. И Тами принялась «расширять её кругозор».

Для начала она отвела от дома предоставленную Энергию. И сразу же поняла, что приучить Лесту к труду практически невозможно.

- Ани Динаи, пусть кто-нибудь отнесёт мои вещи. – Леста презрительно разглядывала место, где ей придется провести несколько недель.

- Зови меня просто Тами. А можешь и бабушкой. – Тами подошла к Лесте и попыталась обнять.

- А где все?

- Кто? Здесь только мы с тобой. Это же замечательно. Отдохнешь от всяких церемоний.

Леста вопросительно посмотрела на Тами, потом перевела взгляд на дом и с обреченным видом направилась к двери.

- Здесь часто бывают дожди. Я бы посоветовала забрать багаж. – Тами немного переигрывала, изображая, что не замечает недоумение на лице своей гостьи.

Леста остановилась, быстро обернулась, выискивая в небе доставившие её лирцы, и начала поиск Энергии. Попытка оказалась безрезультатной.

- А что с магией, бабушка? – Леста надеялась задобрить родственницу.

- Она же вся в Иланийсе, деточка. Здесь мы работаем ручками. Так что бери чемоданы и следуй за мной.

Леста не могла понять, что именно она чувствует в данный момент. Испуг сменялся злобой, переходящей в гнев, а после в страх. Это оказалось для нее в новинку. Но разбираться в себе было некогда, и Леста, презрительно хмыкнув, направилась к чемоданам. Попытавшись поднять самый большой, что не представлялось возможным с физической точки зрения, она с улыбкой развела руками и уселась рядом.

- Ах да. Уж так и быть. Этот чемодан мы занесем вместе, но вон с теми сумками ты справишься самостоятельно.

Леста закатила глаза и принялась вспоминать тактику сохранения спокойствия.

- Вы кто вообще такая?! – гнев все-таки победил. – Невозможно, чтобы меня отправили сюда! Где защита? Где Энергия? Или…

На секунду задумавшись, Леста с тревогой спросила:

- Что-то с родителями? Они больше не у власти?

- Нет, девочка, что ты… – Тами поняла, что придётся менять тактику. – Возможно, и возникла небольшая путаница. Но в любом случае, за тобой пока никто не приедет. Так что, если хочешь, чтобы я о тебе заботилась, надо начинать помогать по хозяйству. В моём доме ничего не даётся просто так.

С этими словами Тами подошла к чемоданам и попыталась приподнять самый большой из них. Поняв, что без Энергии, с этой задачей справиться действительно невозможно, она решила открыть его.

- Да, давайте, здесь его распакуем. – Леста выждала паузу, наблюдая, как Тами дергает за всё, что только может схватить. – Вот только чемоданы открываются под воздействием Энергии.

Леста ущипнула себя, чтобы не рассмеяться, глядя на выражение лица «бабушки».

- Неси в дом вот это! – раздраженно проговорила Тами, указывая в сторону небольшой и кажущейся сравнительно легкой сумки.

Удивительно, но Леста покорно встала, взяла сумку с играми и быстро зашагала к порогу.

- Где моя комната? – На секунду остановившись, Леста вопросительно посмотрела на Тами.

- Второй этаж. Сразу направо. Там желтая дверь.

- Ненавижу желтый!.. – прошептала Леста, заходя в дом.

Выждав, когда Леста скрылась, Тами достала из кармана амулет с припасенной на всякий случай магией. Прикоснувшись к замку, она быстро открыла чемодан и вытащила оттуда несколько самых громоздких вещей.

- Зачем девочке криомер? – удивленно спросила саму себя Тами, разглядывая извлечённые предметы.

Всю следующую неделю она пыталась научить Лесту работать. Но в ответ получала лишь презрение и ненависть. Понимая, к чему это может привести, она сменила тактику.

Сердце есть у каждого. Даже у Высших Дивар. И чтобы растопить его, надо лишь немного любви.

На этот раз у Тами получилось. Спустя пару неудачных попыток, она нашла нужный подход.

Во владениях рода семьи Дивар можно было повстречать самых разных существ. А двоюродный дядя Эйким даже прославился свой коллекцией фауны Ингстрема и других миров. Но в основном это были редкие, выделяющиеся какими-то характерными только им особенностями, животные.

Леста, конечно же, видела их всех. Звероведение было обязательной частью обучения. Однако ни одно из этих существ не заинтересовало её. Она вообще не могла понять, зачем люди держат в своих домах разных мелких созданий. И это при том, что пользы от них нет никакой. Но Тами объяснила, что значит иметь рядом кого-то, кто не требует платы, кто приносит радость, кто беззаветно любит.

Однажды на прогулке в ближайшем лесу она отвела Лесту к разгромленной вахрами норе. Рядом лежали два изодранных тела. Определить вид без Энергии не представлялось возможным. Леста отвела взгляд, пытаясь как обычно не замечать то, что могло ей не понравиться. Но когда она уже собиралась было уходить, раздался жалобный писк.

Леста вопросительно посмотрела на родственницу.

- Вон там, – Тами кивнула головой в сторону норы.

Леста осторожно прошла мимо тел и заглянула внутрь ямы. Что-то маленькое и пушистое пыталось выбраться наружу, но сил для этого ему явно не хватало.

И тогда Леста впервые поняла, что значит сострадание. Новое для нее чувство заставило сначала удивиться, не понимая, что происходит, а после бережно достать детёныша из норы.

- Кто это? – спросила Леста, внимательно рассматривая зверушку.

- Алтим. Совершенно безобидное существо. Они очень добрые. И такие беззащитные…

- Он, кажется, ранен. – Леста увидела на руках кровь. – Нам надо найти Энергию.

- Давай осмотрим его. – Тами не без удовольствия наблюдала за проявлением заботы, так не свойственной для носителей фамилии Дивар.

- Он такой пушистый. Никак не могу понять, откуда кровь.

- Давай отнесем его в дом. И я покажу, как лечат раны там, где нет Энергии.

Тами погладила Лесту по голове, и та впервые не отошла в сторону. И всё же одна проблема мешала радоваться своему достижению.

«Куда я дела лекарства, которые дал Винс? И как ими пользоваться?» – Эти вопросы напомнили Тами, что и она не брезгует дарами рода, принадлежность к которому так не хочет замечать.

- Может, дашь ему имя, – Тами попыталась отвлечь Лесту, которая слишком резво понеслась домой.

- Верик, – Леста улыбнулась и побежала ещё быстрее.

- Теперь надо не убить этого Верика, – прошептала Тами, ускоряясь, чтобы не потерять подопечную из виду.

Когда они, наконец, оказались дома, Тами все-таки смогла помочь зверьку. И счастливая Леста унесла его к себе в комнату, надеясь, что ее неожиданный питомец скрасит циклы заточения вдали от цивилизации. Поначалу Верик пугался каждого звука, забиваясь в самые темные места, которые только можно было найти. Стоило только Лесте выйти, и остаток цикла приходилось проводить в поисках вновь спрятавшегося алтима.

Прошла неделя, прежде чем детеныш окреп и перестал бояться окружающего мира. Свойственная данному виду доброта смогла каким-то образом затронуть и Лесту. К сожалению, лишь Тами Динаи было суждено увидеть проблески этого чувства. Одного месяца оказалось явно не достаточно для создания нового человека.

Когда Ардо вернулся после разрешения конфликта и обнаружил, что произошла нелепая ошибка с путаницей имен родственниц, он пришел в ярость и незамедлительно послал за дочерью. Сам факт того, что наследница рода целый месяц находилась без охраны, был просто неприемлем.

Естественно, виновные понесли существенное наказание. Но поскольку Леста вернулась в целости и сохранности, в этот раз жизни никто не лишился. Почти никто…

Леста была невероятно счастлива вновь увидеть своих родителей и почувствовать течение Энергии. Но в замок она вернулась не одна. За прошедшие циклы Верик превратился в ее лучшего друга. Он следовал за своей хозяйкой повсюду, смешно подпрыгивая каждый раз, когда Леста ускоряла шаг. И хотя она никоим образом не показывала этого, пушистик превратился в важную часть ее жизни.

Несколько отвыкнув от постоянных ритуалов и церемоний, Леста забежала в кабинет к отцу. Ардо сидел на кресле, целиком погруженный в свои мысли. В руках у него вращалась голубая сфера. Увидев Лесту, Ардо быстро спрятал шар и вопросительно посмотрел на нее.

- Красивый амулет, – Леста задумалась, понимая, что она еще ни разу не заходила к отцу просто так.

- Что-то случилось? – Ардо посмотрел куда-то в сторону.

- Нет. Я…

Вспышка света прервала Лесту. Она оглянулась, но ничего не увидела.

- И что ты хотела?

Леста пыталась собраться с мыслями и расспросить Ардо о путешествии и других мирах. Но ощущение, что чего-то не хватает, никак не давало сконцентрироваться.

- Я хотела, – пролепетала она, оглядываясь. – Да, я просто…

Прошло еще секунд двадцать, и Леста закричала. Слезы полились из глаз, а в горле застрял вопрос, никак не желая быть произнесенным.

Ардо испугался. Он быстро подошел к дочери и нежно взял ее за руку.

- Что такое, милая?

- Куда ты послал Энергию? – глаза, полные слез с надеждой посмотрели отца.

- Когда? Если сейчас, то там уличный зверек забежал. Надо будет наказать прислугу.

Леста молниеносно вырвала руку и ударила отца.

- Он был мой! Почему, ты убил единственного, кто любил меня?

Ардо занес руку для удара, но остановился. Это была не та ситуация, которая могла действительно вывести его из себя. Сдержав как обычно эмоции, Ардо пристально посмотрел на дочь и произнес те слова, которые навсегда впечатались в сознание Лесты.

- Ты Дивар… Когда-нибудь у тебя будет практически абсолютная власть. Но это означает необходимость соблюдения определенных норм и правил. Чтобы сохранить все это, ты должна соответствовать. Никто!.. Слышишь? Никто не должен засомневаться, что ты достойна своего положения. Слабые места исключены. Никогда нельзя проявлять чувств. И запомни главное: окружение формирует личность. Поэтому всегда следи за теми, кто пытается к тебе приблизиться. А если захочешь зверушку, то это будет что-нибудь из мира Бакарли или Винстрейм. А не эта грязная бесполезная…

- Хватит!.. – взмолилась Леста. – Я поняла!

Утерев слезы, она безучастно побрела к двери. Но прежде чем выйти, на мгновение остановилась и добавила:

- Не волнуйтесь, вы больше никогда не увидите моих слез. Как и моей улыбки.

Произнеся это, Леста медленно вышла в коридор и закрыла за собой дверь. Это был последний раз, когда она переступила порог отцовского кабинета.

Время лечит, и вскоре не осталось и следа от стараний Тами Динаи. Леста снова стала все той же заносчивой и высокомерной «принцессой Иланийса». Вот только теперь никто не мог приблизиться к ней. Даже с детьми из правящих семей Леста не позволяла себе раскрыться. И постепенно она стала все больше времени проводить в одиночестве. Но так продолжалось недолго.

Леста всегда знала себе цену. Но только в шестнадцать она поняла, насколько велико желание прочих семей Иланийса породниться с родом Дивар. До этого времени Ардо и Ессения всячески ограждали дочь от внимания со стороны противоположного пола. Лишь избранные семьи смогли представить своих сыновей. Теперь же каждый знатный юноша города пытался произвести на нее впечатление. Но шансов на успех все равно было мало.

Поначалу Леста не задумывалась, что именно привлекает всех этих парней. Но однажды один особенно обиженный ухажер очень доходчиво объяснил причины повышенного внимания. «Думаешь можно так обращаться с людьми? Может, я и не Дивар, но лучше я буду обычным безродным чудаком, чем самовлюбленным, бесчувственным, аморальным, злым, напыщенным…». Леста даже записала все эпитеты, дарованные ей Анорисом. Их оказалось ровно двадцать пять. Наверняка, были возможны и другие схожие варианты, но судя по всему, на них словарного запаса парня уже не хватило. «Тебя никто никогда не полюбит. Все только притворяются. Но тебе же это и не важно. Тому, кто не способен любить в принципе, чувства других не требуются». Тогда Леста не выказала ни малейшего интереса к словам Анориса. Будто и не слышала их вовсе. Но именно этот парень напомнил ей Тами Динаи. Женщину, которая хотела сделать Лесту лучше. А в итоге, лишь подарившую ей боль.

Произошло это на ежегодном празднике Омолими, проходившем тогда в замке Нирави. Огромные материальные и энергетические затраты превратили неделю благодарности в яркое захватывающее действо, венцом которого стал бал в центральной башне. Каждая состоятельная семья была приглашена на эту танцевальную феерию. И все юноши считали своим долгом познакомиться с Лестой.

Вот только большинство из них ограничивались одной попыткой. Если поначалу красота девушки пленяла парней, то после первых слов становилось понятно, что растопить сердце столь эгоистичного создания практически невозможно.

Бесконечные танцы и новые знакомства утомили Лесту, и ей невыносимо захотелось тишины. А после монолога о любви от Анориса это желание захватило ее полностью. К сожалению, нашествие гостей сводило возможность одиночества практически к нулю. Едва найдя укромное место и создав защиту от звуков, Леста поняла, что наступают часы без Энергии. Всего пять минут спокойствия, и лавина звуков снова накрыла ее. В отчаянии она выбежала из замка, нашла своего мингуса и понеслась прочь. И если бы за ней не следили, эта выходка вполне могла стоить Лесте жизни.

Банда воров, обычно прячущаяся в местах лишенных Энергии, выбрала эту ночь, чтобы поживиться на опьяненных иланийцах. Раньше они предпочитали не подходить близко к городу, чтобы не вызвать гнев Высших. Но зависть и злоба, а также смена главаря, который решил проявить себя, привели бандитов на дорогу, ведущую из замка.

Леста легко управляла мингусом, хотя это было и не обязательно. Постоянные тренировки сделали из этого животного лучшего перевозчика в темноте. Ни один сучок, ни одна выбоина не могли ускользнуть от его взора. Вот только мощный удар дубиной заставил упасть мингуса без сознания.

Громкий девичий крик разнесся по окрестностям. Боль от падения сменилась страхом перед подходящими мужчинами. Неяркий свет, исходящий от вайников, которых нападавшие вели на привязи, позволял разглядеть жуткие силуэты изуродованных шрамами и болезнями бандитов. Один из них закрыл Лесте рот и обратился к «коллеге»:

- Дай тряпку, пока она всех зверей не перебудила. Богатая, должно быть, девка.

Бандит запихнул в рот Лесте кусок какой-то вонючей материи, перевернул ее и связал руки, потом закинул на плечо и понес подальше от дороги.

- Еще и красотка. Вы втроем останьтесь здесь. Может, еще кто нарисуется. А мы отправимся в круг Элиса. Без Энергии ее вряд ли найдут. Успеем вдоволь повеселиться. Да, малышка? – Главарь провел рукой по спине Лесты, а затем сорвал колье из атрилима. – Эта штука выглядит очень дорогой. Мы тебя везде обыщем. Вдруг еще найдем ценности.

От осознания всего ужаса своего положения Леста чуть не потеряла сознание. Но боль от падения не позволила ей отключиться. «Еще часа полтора… Но будут ли ее искать в пещерах Элиса. И знает ли вообще хоть кто-то о побеге?» – Мысли все больше путались, страх перерастал в панику, а неспособность сопротивляться приводила к желанию самой жестокой мести, на которую она будет способна после…

Когда до пещер оставалось шагов десять, Леста окончательно потеряла надежду на спасение. Правда, еще оставался шанс, что похитители уберут кляп, и она сможет убедить их не трогать ее за большое вознаграждение. К сожалению, никого пока не интересовали ее мысли. Только то, что находится под платьем. Зайдя поглубже в пещеру, мужчина бросил Лесту на землю, и отошел на несколько метров во тьму, ожидая своей очереди. Главарь же уже успел снять штаны и, подмигнув Лесте, стал лихорадочно разрывать ее платье. Какой-то шум ненадолго отвлек его, но темнота не позволяла ничего рассмотреть, а пойти проверить не позволила похоть.

Наконец, рука главаря добралась до тела, и он расплылся в счастливой улыбке. Наверное, все мечтают умереть быстро, не испытав страха от мучительного ожидания, в момент радости… Сильные руки обхватили голову бандита, и через секунду он уже лежал без движения со сломанной шеей.

Свет озарил пещеру, и Леста увидела своего спасителя. Один из «рабов» отца – Эйо Стимвиртон, маг мира Айкус.

- Т…там еще трое долж…жны прийти, – дрожащим голосом проговорила Леста. – Прошу… Никто не должен знать.

Она поспешно встала, поправила одежду и направилась было к выходу. Но опомнившись, подошла к телу главаря и со всей силой пнула его между ног. Затем залезла к нему в карман и забрала свое колье.

- Тех троих я нашел прежде. От них и узнал про пещеры. Эта опасность ликвидирована. Но нам все равно следует как можно быстрее покинуть круг Элиса. Моя магия не сможет защитить нас от всех неприятностей.

Леста пристально посмотрела на Стимвиртона. Что-то было в его голосе. Такое успокаивающее... приятное. Гнев и стыд, переполнявшие ее еще несколько секунд назад, вдруг просто испарились.

- Спасибо, – прошептала Леста.

Слезы потекли по ее щекам. Она не могла больше быть одна. Только не сейчас.

- Все кончено. Вам больше ничто не угрожает. – Стимвиртон улыбнулся и положил руку на плечо Лесты. – Теперь Иланийс возьмется за эти банды.

- Думаю, достанется не только им, – произнесла Леста и обняла своего спасителя.

Стимвиртон не стал отстраняться. Он просто ждал, пока Леста придет в себя, и обдумывал, как мягче преподнести случившееся ее родителям.

Когда Эйо Стимвиртон попал в Ингстрем, ему было всего пять лет. Мальчика похитили из его мира во время очередной экспедиции Высших. Изучение других измерений позволяет лучше понять течение Энергии, улучшить защиту Иланийса, найти новые источники обогащения. Оказаться в Айкусе было возможно только при определенном стечении обстоятельств. И лишь тонкий расчет и большие затраты магии позволили Высшим добавить этот мир в свой список свершений. К сожалению, из-за столкновения интересов Айкус потерял часть своей силы. А боль утраты заставила его правителей пойти на крайние меры.

Перекрыв все известные пути из прочих измерений, мир магических вещей теперь пребывал в полной изоляции от остального мира. Это означало, что вернуться домой стало для Стимвиртона невозможным. И все, что ему оставалось – попытаться полюбить его новый дом и не забывать те моменты прошлого, которые смогли сохраниться вопреки желаниям его похитителей.

Прошло тридцать лет. Изучение похищенных давно закончилось. Некоторым оно стоило жизни. Но перенять возможности Айкуса у Высших так и не получилось. Поняв, что магия Айкуса передается при рождении и не поддается никакому воздействию, иланийцы попытались сделать из подопытных воинов для своей защиты в немагическое время. Однако лишь некоторые из них смирились со своей участью или убедительно сделали вид, что готовы служить их похитителям.

Эйо, однако, нашел в себе силы отпустить ту ненависть, которая неизбежно привела бы к попытке отомстить за содеянное. Постепенно осваиваясь в новом мире, он все больше желал стать его полноправным членом. Но как бы Стимвиртон не старался, всякий раз находился тот, кто напоминал о его месте. Не слишком помогало чувствовать себя свободным и устройство на спине, разряд которого в зависимости от мощности мог, как обездвижить Эйо, так и убить.

Но ничто из вышеперечисленного не заставило мага из Айкуса лишиться его врожденных доброты, благородства и бесстрашия. Умный, но бесхитростный, Стимвиртон любил эту жизнь. Каким-то непостижимым образом он умудрялся радоваться каждому новому дню, даже будучи предметом изучения похитителей. И обретя условную свободу Эйо начал доказывать свое право на счастье. Для этого он участвовал во всех рискованных миссиях, помогал каждому, кто нуждался в этом. И в итоге смог стать одним из охранников рода Дивар. Конечно, полностью ему не доверяли. Но источник магии во время исчезновения Энергии всегда пригодится.

Когда Леста покидала праздник, Стимвиртон не думал, что она выйдет за границы охраняемых территорий. Никто не думал. Но лишь он один почувствовал, что что-то не так. Непонятная тревога становилась все сильнее. В конце концов, Эйо вышел в том же направлении, что и Леста. Прошептав заклинание распознавания, он стал искать светящийся силуэт. Но результата не было.

Понимая, что его магия ограниченна, Стимвиртон решил наудачу проверить дорогу из замка. Выехав за пределы владений Нирави, он выбрал наиболее вероятный путь для одинокой и расстроенной девушки. И через пятнадцать минут трое бандитов выскочили навстречу.

Мингус резко остановился, но Эйо сложно было застать врасплох. Три взмаха руки и магические потоки обездвижили нападавших.

- Вы здесь девушку не встречали?

Стимвиртон подошел к одному из бандитов, и, прикоснувшись к его шее, запустил небольшой заряд магии удара. Того затрясло. Перемещаясь по всему телу, поток приносил боль каждый раз в новое место. И бандит не выдержал.

- Она в пещерах с остальными! В круге Элиса!

- Спасибо, – ответил Стимвиртон, сжимая кулак. – За это вы умрете быстро.

Потоки ворвались в мозг бандитов и там взорвались.

- Ардо заставил бы пытать вас неделями. Не хочу быть причастным к такому.

Стимвиртон взобрался на мингуса и на предельной скорости помчался к пещерам. Будто чувствуя, что время на исходе, он больше не пытался задавать вопросов. Каждый встреченный у пещер бандит автоматически причислялся к врагам Иланийса. Никакой жалости, никакого промедления: один человек – один точный смертельный разряд.

Лишь теперь, стоя рядом со своей подопечной, Стимвиртон наконец-то перевел дыхание и попытался смириться с содеянным. Но даже понимание того, что это было необходимо, и бандиты получили по заслугам, не помогало облегчить чувство вины за отобранные жизни.

- Все образуется, – произнес Стимвиртон, когда они уже возвращалиь в замок. – Вы целы. Никто не успел…

- Я знаю. Но от этого не легче. То есть, конечно, появись ты на пять минут позже… я не смогла бы жить дальше.

- Не говорите так. Думаете, что хуже унижения ничего быть не может?

Леста остановила своего мингуса. Почему-то ей захотелось снова обнять этого мужчину. Но вдали показались охранники Нирави, и Лесте пришлось подавить свое желание.

- Я слышала, что пришлось пережить детям из Айкуса. Не стану скрывать, что меня это никогда не заботило. Но сейчас, глядя тебе в глаза, я хочу извиниться. От всего сердца. Мне действительно очень жаль, что тебе причинили такую боль.

- Не надо, – Стимвиртон улыбнулся. – Я люблю жизнь. И я полюбил этот мир. К сожалению, пока безответно.

Леста знала, что ее приключения не останутся безнаказанными. Энергия снова вернулась в Иланийс, а это значит, родители уже в курсе произошедшего. Может, и не во всех подробностях. Но последствия все равно будут страшными.

Как и следовало ожидать, Лесту тайно провели в замок. И никто так и не узнал причину, по которой следующий цикл был омрачен казнью двадцати четырех охранников рода Дивар.

Леста не желала видеть происходящее, не могла терпеть боль гибнущих по ее вине иланийцев. Она закрылась в своих покоях. Однако Ардо не интересовало мнение дочери. Он не позволил ей пропустить шоу.

Каждая смерть заставляла Лесту вздрагивать от ужаса. Каждый крик врезался в память и позже мучил ее во снах.

- Я сбежала. Они не имели права меня останавливать, – Леста надеялась изменить решение отца. Но в ответ получила лишь пристальный взгляд.

Когда последним вывели Стимвиртона, Леста замерла. Кровь словно остановилась, а потом очень быстро потекла к голове. Мир вокруг закружился. Но Леста все же смогла удержать себя в сознании.

- Ты с ума сошел! Он же спас меня. Я не позволю!

- Сядь и любуйся! Ты чуть не обесчестила наш род.

- Тебя только это заботит?! – Леста заплакала. – Лучше бы меня убили! Тогда тебе было бы плевать.

- Не смей так говорить! Я уничтожу всех ради тебя. Но ты должна понимать, что значит быть Дивар.

- Убивать хорошего человека, за то, что он спас мою жизнь?! И, что важнее для тебя, мою честь?

- Никто не собирается его убивать, – Ардо усмехнулся. – Оставим пару «знаков отличия» на память. Но в Иланийсе каждый должен понимать, что защита нашей семьи абсолютна. Охрана не может выпускать нас из вида. И уж точно не во время без Энергии.

Леста смотрела, как Эйо готовят к наказанию.

- Прошу тебя… – попросила она без какой-либо надежды на понимание.

- Если сейчас же не возьмешь себя в руки, то удвою страдания этого недоингстремца, – холодно ответил Ардо.

Она смогла. Вытерпела каждый крик своего спасителя. Леста знала, что значит быть Дивар. И она любила власть. Когда можно получить все. Когда весь мир завидует тебе. Вот только плата за это тоже была немаленькая. И именно в тот цикл она окончательно решила, что больше не позволит повториться случившемуся.

С каждым циклом чувства к Эйо усиливались. И однажды Леста поняла, что не сможет их сдерживать постоянно. Кто-нибудь обязательно заметит взгляд, изменившийся голос, многозначительную улыбку. А это может привести лишь к одному. Не желая вновь видеть страдания дорогого ей человека, Леста решила запутать окружающих.

Когда слишком часто смотришь на кого-либо – это первый признак интереса. Однако есть и противоположный вариант. Для сохранения тайны людям свойственно тщательно избегать предмета своего обожания. Но слишком официальное отношение, голос, который сразу становится подозрительно нейтральным, горящий взгляд, направленный будто в совсем другом направлении – при внимательном наблюдении все это легко может обнаружить истинные чувства. И Леста начала флиртовать.

Поначалу это были всего лишь мимолетные знаки внимания, которых удостаивались практически все более-менее симпатичные парни Иланийса. Но стоило только кому-то из них подумать, что он смог растопить сердце красавицы, как резкое сообщение о границах дозволенного быстро подавляло желание продолжения отношений.

Но при всем при этом один парень все же не собирался сдаваться, и у никаких оскорблений и угроз не получилось охладить его пыл. Эльмар Приланс изначально не имел шансов на взаимность. И хотя в других сферах его происхождение каким-то чудесным образом ни разу не оказалось преградой для продвижения или общения, в данном случае Эльмару все же пришлось принять тот факт, что для него Леста навсегда останется недостижимой мечтой.

И она не преминула воспользоваться этим. Стараясь не привлекать внимание самого Эльмара, Леста демонстративно оказывала ему знаки внимания за его же спиной. Каждый званый вечер превращался в своего рода игру. Стоило только Эльмару отвернуться, как в его сторону направлялись игривые взгляды и вроде как тайные улыбки. В результате, он еще очень долго не мог понять причину столь частого негодования на лицах прочих поклонников Лесты.

Что же до Ардо, то он почему-то никоим образом не реагировал на все эти ухищрения со стороны его дочери. Возможно, это было из-за тотального контроля за каждым ее шагом и прямого приказа никого не подпускать слишком близко. Или Ардо просто чувствовал, что все эти взгляды скорее предназначались для него и пытался сохранить терпение, так не свойственное ему в молодые годы. Но как бы то ни было, а Эльмар все еще находился среди личных охранников Лесты. И данное обстоятельство украшало для него каждый новый цикл.

Когда же годы спустя он решил пожертвовать собственной жизнью, чтобы дать Лесте пусть совсем мизерный, но такой необходимый ей шанс, у Эльмара не возникло ни малейших сомнений в правильности своих действий. Ни до, ни после Аркирона он так и не перестал думать о своей первой любви.


Глава 14. Трое и водопад

По шуму воды Нистери догадалась, что она близка к цели. Быстро оглянувшись, она свернула в направлении зарослей генсиалий. Эти деревья росли из облаков, расположенных тридцатью метрами выше. Их голубые ветви представляли собой некое подобие лиан. Чем старше дерево, тем длиннее его ветви. А в этом месте были очень древние заросли.

Нистери слегка прикоснулась к ближайшей генсиалии, и «лианы» послушно раздвинулись, пропуская ее вглубь. Милстред ускорился. Он боялся, что Нистери ускользнет. Но приблизившись к проходу, он улыбнулся. Деревья ждали, пока он последует за беглянкой.

Милстред с опаской прошел сквозь заросли. Он побаивался ловушки. Поняв, что полностью беззащитен, он все равно продолжал идти. Надежда, желание жить здесь и сейчас, страх перед неотвратимым будущим сплелись в его сердце. Но вперед Милстреда вело все-таки иное чувство. Он не знал, что оно означает. Не понимал, почему готов следовать за этой девушкой куда угодно.

Однако Милстред не успел разобраться, что творится в его голове. Генсиалии неожиданно закончились. И то, что предстало его взору, сразило наповал. Открыв рот от изумления, Милстред смотрел по сторонам, стараясь не моргать, чтобы не упустить ни одной детали.

Нистери привела его в Илазию или Сад Преломлений. Место, где сбываются мечты. Она любила бывать здесь, считая сад самым прекрасным уголком этого мира.

Первое, что увидел Милстред, был водопад. Хотя насчет воды возникали сомнения. Журчание было очень правдоподобным, но эта «жидкость», переливающаяся всеми существующими цветами со всеми оттенками, не была подвластна законам. Она замирала, парила, возвращалась обратно, перетекала из одной стороны в другую. Невозможно, но так реально.

Что-то коснулась волос виларца. Милстред поднял голову. Шел снег. Или нет? Откуда звезды? Так невысоко. И от каждой звезды отделяются частицы, прозрачные, узорчатые, и все разные. Они светятся и медленно приближаются, неожиданно пропадая и снова возвращаясь.

Милстред протянул руку и туда упал лепесток, такой красный, еще теплый. Вход в сад обрамляла арка из красных роз. Милстред захотел сорвать одну, но уже было взявшись за цветок, остановился. Одернув руку, он посмотрел на нее. На секунду ему показалось, что это была кровь. Ужас вернулся. Милстред закрыл глаза. Он больше не мог выносить этой красоты. Слезы текли по его щекам.

Милстред отвернулся и быстро смахнул их, решая, хочет ли он прекратить бойню, начатую им самим же, и есть ли возможность сделать это.

- Не нравится?! – звонкий голос Нистери эхом пронесся по саду.

Милстред опомнился. Он открыл было рот, пытаясь ответить, но слова застряли где-то, не желая быть произнесенными. Сделав шаг, он опять остановился. Трава оказалась такой мягкой и подвижной…

Резкий цветочный запах заставил Милстреда пошатнуться. Уже не только трава, все вокруг шевелилось. Виларец попытался обо что-нибудь опереться, но вокруг не нашлось ничего подходящего. Ноги подкашивались. Не в силах более сопротивляться, Милстред сел на землю. Изображение становилось все расплывчатее. Последнее, что он увидел, была Нистери. И ее улыбка…

- Классные цветочки, правда? – съязвила Нистери, продолжая трясти букетом рядом с головой Милстреда. – Поспи пока.

Она хотела сказать что-то еще, но Милстред уже свалился набок и мирно посапывал в травяной постели.

«Пора домой!» – Нистери, наконец, осознала, что у нее появился реальный шанс выжить и исправить роковую ошибку. Она положила букет под нос виларца и побежала прочь.

Подул ветерок – теплый, нежный. Цветы вокруг зашевелились. Не распустившиеся еще бутоны почувствовали, что пришло их время. Желая успеть прежде остальных, они начали быстро раскрываться, заставляя своим благоуханием испытывать окружающих самые разные эмоции.

Вдали обозначился силуэт. Постепенно приближаясь, он все больше напоминал кого-то. И вскоре Милстред узнал ее. Карие глаза и улыбка, вселяющая так необходимую надежду.

Милстред улыбнулся в ответ. Женщина еще совсем молодая, но уже с морщинами и проседью, протянула свою руку.

- Посмотри вокруг! – попытался прокричать Милстред, но этим словам не суждено было быть услышанными.

Он завертел головой, давая понять, что все это ради нее. Ради счастья этой женщины. Но она не обратила внимания. Лишь покачала головой, когда мальчик восьми лет убежал прочь, так и не выслушав ее.

Потом поле исчезло. Вернее, цветы слились в едином потоке и понесли его куда-то вдаль – прочь от этого оазиса красоты и покоя.

Медленно падали снежинки. Однако холодно не было. Или Милстред просто не замечал этого. Он всегда любил снег. Да, во время метелей становилось еще холоднее, но вид заснеженного Эзадора стоил того.

Вилар тогда казался таким чистым. И свет приносил в город нечто большее, чем просто защиту от обитателей Эзадора.

Она тоже любила снег. Собрав необходимое количество для пополнения запасов питьевой воды, семья Линдренов выходила погулять. Далеко уходить было нельзя, и твари всегда находились где-то поблизости. Но это не останавливало Ленис и Гатера, в отличие от большинства виларцев. Броски снежками и смех лишь раздражали соседей, вечно указывающих на тот факт, что шум может привлечь нежелательных гостей.

Снежинки исчезли так же быстро, как и появились. Милстред лишь повертел головой в надежде снова увидеть ее, услышать этот смех. Только сейчас он понял, что радости в нем практически не было. Увидев снова обрывки воспоминаний, которые казались навсегда забытыми, он ощутил весь страх, наполнявший родителей при этих прогулках, почувствовал напряжение, не дающее расслабиться и ощутить свободу.

Нет. Все было лишь для него – для мальчика, столь любимого и нуждающегося в защите. Вот крилет, спрятанный за поясом у Гатера, а вон и копье, засыпанное снегом. Внимательные взгляды, рассматривающие не слишком хорошо освещенные снегом территории…

И снова тишина. А вокруг лишь тьма.

Милстред вырос – ему уже четырнадцать. Но он ни разу не встречался с монстрами лицом к лицу. Только бесконечный вой и последствия стычек с созданиями Эзадора были знакомы юноше. До того цикла…

Кошмар, в который он возвращается снова и снова – вот уже десять лет. В последнее время этот сон, правда, будил его не каждый раз. Возможно, ощущение скорой мести несколько сглаживало вину, поселившуюся в цикл, когда Милстред потерял все.

Нет, не крики привели ларзов в их дом, не веселье или тьма. Просто случай завел двух ларзов в небольшую пристройку здания, когда-то служившего для развлечения богатых виларцев.

Почему дверь была открыта? Милстред снова и снова прокручивал те события, но так и не смог понять, зачем кому-то потребовалось оставлять камень у входа. Может, в дом надо было что-то внести?

Но нельзя пустить время вспять. Даже имея все могущество Энергии. И крики родителей – единственное, что навсегда осталось с Милстредом.

- Оставайся в укрытии! Не шевелись! – отдавала приказы Ленис.

И Милстред выполнил их беспрекословно. Он никогда не думал, что сможет стать аргистром. Ничто не указывало на способности ментального контроля. И лишь спустя год, уже после видения у колодца, Милстред повстречался с ларзом.

Это оказалось довольно легко – подчинить существо своей воле. Кто бы мог подумать? Виларцы обычно жаловались, что лишь постоянные тренировки приведут к обретению возможности контроля. Время и упорство, сила воли вкупе с неизбежными травмами – вот те факторы, которые помогали в становлении аргистра.

Но Милстреду этого не потребовалось. Одно прикосновение – и ларз больше не посмел тронуть своего нового хозяина.

На секунду Милстред почувствовал радость. Он будет жить и, возможно, даже примет участие в войне, о которой все мечтали. Но вскоре ее сменили гнев и ненависть. Тварь, стоящая перед ним, вполне могла быть одной из тех, что когда-то наведались в дом Милстреда. И он решил отомстить – отыграться на столь легко поддавшемся ему ларзе.

Найдя подходящее оружие, парень прицелился. Но разум возобладал. Убивать ларза – морока даже для отряда опытных воинов. Слишком уж живучие эти существа. Но главное – если данное подчинение оказалось лишь единичным случаем, не лучше ли оставить столь хорошего защитника подле и искать возможность отомстить настоящему врагу?

- Тисо! – скомандовал Милстред. – Это твое имя. Теперь обеги вокруг меня.

Ларз незамедлительно описал круг и встал напротив виларца.

- Я обязательно убью ларза. Даже двух. Но не тебя…

Милстред остался верен слову – за всю свою жизнь он убил лишь двух эзадорцев.


***


Нистери смеялась. Поняв, что Иланийс еще не трансформировался, она радовалась вновь обретенной свободе. Ветер встречал ее как старую знакомую. Раздувая волосы, он приятной прохладой обдувал ее разгоряченное тело.

Как же на самом деле мало надо любому живому существу для счастья! Предвкушая скорую встречу с семьей и друзьями, Нистери и не заметила, как подобралась к выходу из земель Веделия.

- А я быстрая, – вслух проговорила она не без удовольствия. – Впрочем, я постоянно отключаюсь на бегу. Странно, но мне вроде как нравится разговаривать с самой собой. Это от стресса? Или кое-кому уже пора лечиться? Хотя я же не жду ответа…

- Туда! – раздался крик. Он доносился издалека, но голос не понравился Нистери.

Спрятавшись за деревом, она принялась осматривать земли Агордиа.

- Только не снова, – прошептала Нистери и быстро закрыла рот рукой.

Отряд виларцев под предводительством Лигадоса Вирто явно обнаружил точку выхода и пустился вдогонку. Идти дальше было нельзя. Слишком открытая местность.

Нистери запаниковала. Чтобы обойти поля, принадлежащие роду Агордиа, придется потратить не один цикл. За это время ее точно обнаружат. А культуры, выращиваемые на полях, дистигли высоты максимум по пояс, да и то лишь на отдельных участках.

«Где мои восемь лет?! – подумала Нистери. – Тогда был бы шанс прокрасться незамеченной. Но нет! Вымахала девица! Теперь только ползком. Но так и за неделю не добраться… А если переждать? Может, я скоро смогу почувствовать Энергию».

Протяжный вой прервал ее размышления. Что-то быстрое, бесформенное бегало подле Лигадоса.

- Ищейка! – испугалась Нистери.

Времени больше не осталось. Ее запах мог в любой миг достичь рецепторов этого существа, и тогда судьба Нистери была бы предрешена.

Она вновь побежала. Она неслась туда, где когда-то была счастлива, где внешний мир казался нереальным, туда, где она оставила Милстреда.

Илазия должна была защитить Нистери. Ведь генсиалии скрывают своих обитателей не только от посторонних глаз. Пары, вырабатываемые их лианами, не дают ни одному запаху выбраться за свои пределы.

Как именно она поняла, что это Ищейка? Ни разу не видев это создание, она, тем не менее, представляла его довольно четко. Милстред, желая напугать свою пленницу, однажды рассказал историю его появления.

Три года назад Лигадос и еще десяток аргистров подбирали новых эзадорцев в свою армию. Но все прошло не слишком гладко. Конечно, потеря одного виларца была не слишком значительна. Лигадос и вовсе забыл о случившемся сразу по возвращении. И так бы все и закончилось, если бы через неделю оно не вернулось.

Гразалы – возможно одни из самых безобидных обитателей Эзадора. Не в том смысле, что они безвредны для живых существ. Просто эти твари лишены мозга, и, как следствие, сознания. Нормально передвигаться они также не могут. И отсутствие конечностей им не помогает. Лишь жидкости позволяют присоскам, расположенным по всему телу гразала, найти точку опоры и оттолкнуться.

Таким образом, эти твари находятся в основном в низинах, где встречаются заболоченные участки, а также в местах бывшего скопления ларзов и подобных им существ, которые оставляют после своих обедов подходящие субстанции.

Питаются гразалы всем, что попадается на их пути. Поскольку пищеварительная система у них также отсутствует, все, что они потребляют, становится частью самих гразалов. Так произошло и с Кердом – тем самым «погибшим» виларцем.

Когда один из аргистров откололся от отряда и остался на территории ларзов после исчезновения Энергии, все прекрасно знали его судьбу. Лишь чудо могло бы спасти там во тьме. Но если ты не Милстред Линдрен, фортуна не обращает на тебя внимания.

Керд понимал это. Однако сидеть в ожидании своей участи он не собирался. Виларец боролся, убегал и, в конце концов, весь израненный упал в яму с гразалами.

То, что произошло дальше, было сложно представить. Но каким-то непостижимым образом плоть, кровь, сосуды, сознание Керда слились с сожравшим его гразалом. И то существо, которое покинуло яму, не было уже тупым бесформенным созданием. Монстр, вселяющий страх и омерзение, выполз из скользкой дыры и понесся вперед.

Никто не помешал ему. Ни одно живое существо, сколь бы голодным оно не было, не станет травиться гразалом. И даже сейчас, когда внутри у него был виларец и останки нескольких других эзадорцев, вонь, исходившая от мутировавшей твари, являлась лучшим защитником во всем Эзадоре.

Оно пришло в Вилар по наитию. Тело Керда слишком хорошо знало этот путь. Но нападать оно не собиралось. Забежав на освещенный участок, то, что некогда было гразалом, принялось издавать странные звуки.

Виларцы были в ужасе. Все органы чувств говорили им уничтожить и сжечь этого монстра. Но Лигадос решил иначе. Он никогда не обращал внимания на внешний облик существ, на издаваемый ими запах. Подобная информация была необходима ему лишь для того, чтобы найти их, подчинить или убить.

И сейчас Лигадос оказался единственным, кто не отвернулся от гразала. Подойдя к существу вплотную, он рассмотрел сросшиеся части конечностей разных существ и голову Керда в слизкой оболочке.

То, что отвратило других, смогло заинтересовать Лигадоса. Прислушавшись, он осознал, что звуки, издаваемые монстром, были отнюдь не бессмысленным выражением страха. Керд пытался общаться. Высший разум постепенно захватил все одноклеточное подсознание гразала, и это привело к возникновению новой формы жизни.

Бесполое существо, желавшее лишь убивать, лучше всего подошло на роль ищейки. Как выяснилось, гразал поглотил не только аргистра. Ранее одной из жертв стал патанк – эзадорец с самым развитым обонянием в этом мире.

Конечности луикара – быстрой и проворной твари, редко забредавшей в окрестности Вилара, также пришлись весьма кстати. И вскоре Лигадос получил то, о чем раньше не мог и помышлять – ручного монстра, выполняющего любые приказы без какого-либо ментального контроля. Быстрый, свирепый он получил кличку, соответствующую его основной функции.

И сейчас Ищейка был нацелен на Нистери. Смогут ли пары генсиалий защитить ее? Вопрос, ценой ответа которого была жизнь, беспокоил Нистери всю дорогу в сад преломлений.

Но вернувшись в Илазию, она обнаружила, что ситуация несколько изменилась. По тропе навстречу ей шел Кемрин. Счастье переполнило ее сердце, и она бросилась в объятия мужчины, который знал Нистери едва ли не лучше ее самой.

- Как ты здесь оказался? – спросила Нистери, вытирая слезы радости.

- Артефакт Дерина, судя по всему, нацелен на несколько основополагающих полюсов Ингстрема. Там, где ты вышла – ближайший к Иланийсу. Меня выбросило несколько поодаль. Но следующую вспышку я заметил. Пошел проверить. Правда, я тебя искал. А обнаружил шатающегося командира эзадорских тварей. Хорошо ты его одурманила. А остальные где?

Нистери испугалась. Она не хотела этого показывать, но сейчас ее волновал лишь один вопрос.

- За мной успел только Милстред. Остальные вышли позже. Сейчас разыскивают меня. Они на полях Агордиа. Перейти не получится. С ними Ищейка, – протараторила Нистери. – И, кстати, что ты сделал с виларцем?

Нистери отвела взгляд и затаила дыхание в ожидании ответа.

- Вот поэтому я и пошел через леса Дивар. Меня бы там искать не стали. Да и спрятаться мест много.

- Да… я поняла… Заметил вспышку, пошел меня спасать. Знаешь же, как я обожаю это место. Дак что там с Милст…

- Пошли, покажу, – прервал подругу Кемрин.

Нистери замерла. Она боялась сделать шаг.

- Мне стоит ревновать? – поинтересовался Кемрин, прищурившись.

- Придурок! – крикнула Нистери, слегка ударив его по плечу.

- Давай еще громче: И-ЩЕЙ-КА.

- Ты что, совсем не боишься? – попыталась сменить тему Нистери.

- Паника мешает здраво мыслить. А сейчас это главное. Кстати, сама же знаешь, что ни звуки, ни запахи не покидают Илазию. Так что подождем немного и отправимся дальней дорогой.

- Где он? – нетерпеливо спросила Нистери.

- Я так и знал!.. – с иронией произнес Кемрин, указывая направление.

Нистери не заставила себя ждать и, стараясь скрыть волнение, быстро пошла в поисках ответа.

- Да жив он, жив.

Эти слова заставили Нистери остановиться. Она медленно повернулась и посмотрела на Кемрина.

- Послушай, Кем. Не обижайся, пожалуйста. Просто он единственный виларец, с кем можно нормально разговаривать. А это сейчас очень важно. Милстреда слушают. Я не хочу, чтобы войска противника возглавил Лигадос с его замашками и этим… Ищейкой.

- Действительно, зачем нам враг, который просто бросит на нас все силы и позволит отразить удар. Давай вернем им хитрого манипулятора, способного легко управляться с сотнями монстров и любящего поиграть в стратегии.

Нистери хотела сказать еще что-то, но заметив Милстреда, замолчала. Стараясь больше не спешить, она вышла на небольшую поляну, где на земле лежал оглушенный виларец.

Подойдя вплотную, она замерла. Нистери смотрела на Милстреда и не могла понять, что чувствует. Еще совсем недавно казавшийся всесильным монстром, сейчас он просто лежал на земле. Из раны на голове сочилась кровь. Медленно стекая по щеке, капли падали на траву, образуя небольшую лужицу. Порезы на руке и груди тоже были довольно серьезны. Однако все равно казалось, что он притворяется, что вот-вот откроет глаза и подзовет своего Тисо, чтобы показать, кто на самом деле владеет ситуацией.

- Стой! – крикнула Нистери, увидев, приближающегося Кемрина. Клинок в его руке говорил столько же, сколько и решительный шаг, и выражение ненависти, застывшее на лице.

Кемрин глянул на подругу.

- Ты же понимаешь, что его надо убить? – удивленно спросил он.

- Не знаю, я уже давно ничего не понимаю… Я не хочу, чтобы ты становился убийцей, – последнюю фразу Нистери сказала почти шепотом.

- Вообще-то я уже… Эмм… – Кемрин слегка замялся. – Ты же сама видела. Может, мне и далеко до Драгиса Бойха, но я все равно воин. И… Ты же умная!

- Нет… В смысле, я все понимаю. Мне просто нужна передышка. Я никак не могу осмыслить происходящее. Надо обдумать ситуацию, все взвесить. Свяжи его пока. Нужны ответы. Он единственный доступный источник информации. Именно недостаточная осведомленность о врагах, способах защиты от всех этих созданий Вилара привела к таким потерям с нашей стороны.

- А если он восстановится? К нему вернутся силы? Вдруг, найдет способ вырваться? Да и вряд ли он что-нибудь скажет.

- О, это ты зря. Милстред считает нас угнетателями и с удовольствием потреплется обо всех ужасах своего мира.

- А ты его неплохо узнала, – с наигранной ревностью в голосе проговорил Кемрин.

- Стой! Почему же ты не убил его раньше? Оставил тут валяться. Хотел, чтобы я понаблюдала.

- Не совсем. Я просто искал тебя, а обнаружил эту тварь. И бил, пока он не отключился. Хотел убить, но он должен видеть меня, должен знать, кто и за что вонзил ему нож в сердце. К счастью для него, я перестарался. Так что твой Милстред еще не скоро очухается. А мне было довольно сложно находиться рядом с ним и ничего не делать. Так что пошел прогуляться и тебя встретил.

Нистери взяла Кемрина за руку и затем произнесла:

- Я обязана ему.

- Прости, – прошептал Кемрин, пряча кинжал. – Ты через многое прошла. И хотя при этом ни капли не изменилась, оставшись такой же упертой доставучкой. Но ведь именно за это я тебя и люблю.

Нистери позволила обнять себя и положила голову на грудь Кемрину.

- Даже не знаю, что сказать на это. Мне всегда казалось, что меня любят за то, что я красивая, богатая, веселая. За мои ямочки на щеках, в конце концов. Но никак не ожидала, что моим лучшим качеством окажется доставучесть.

Кемрин широко улыбнулся, провел рукой по волосам Нистери и, наклонившись, нежно поцеловал.

- Уговорила... Возьмем его в плен. Отведем в Иланийс. Если будет сотрудничать, оставим жить под наблюдением в городе. Пусть посмотрит в глаза тем жителям, чьи семьи пострадали при вторжении.

- Ты знаешь… Ведь Милстред не убил Антоля. Наверное... Ты случайно не видел дядю?..

Кемрин задумался. Он подошел к зарослям ванеток и выдернул с корнем один из кустов.

- Антоль был ранен, но несерьезно. Больше досталось его психике. За тебя очень переживал…

Оторвав корень, Кемрин протянул его Нистери и принялся за соседние кусты. Та без промедления связала виларцу руки.

- Смотри, я проверю, – шутливо произнес Кемрин.

Нистери лишь закатила глаза. В этот момент Милстред коснулся ее пальцев. Он хотел что-то сказать, но боль не позволила ему.

- У Вирто все равно хуже… – попыталась пошутить Нистери, но рассмотрев «работу» Кемрина замолчала.

С трудом поднявшись, Милстред гордо поднял голову и замер в ожидании решения о своей участи.

- А ты очнулся быстрее, чем я думал, – проговорил Кемрин, связывая корни. – Сейчас мы кое-кого обмотаем и отправимся домой, где один зарвавшийся придурок объяснит, как легче всего одолеть монстров Эзадора. Под монстрами я имею в виду не только коренных обитателей.

Милстред ничего не ответил. Просто не мог. Он почти не видел, а из одного уха текла кровь.

- Так он не дойдет! – воскликнула Нистери, отрывая кусок ткани от своей накидки.

Выдавив немного сока из корня ванетки, она протерла лицо Милстреда.

- Наклонись. Я в ухо закапаю.

Милстред медленно встал на колени и наклонил голову.

- Почему я не шел быстрее? Уже был бы на полпути в Иланийс, – пробормотал Кемрин.

- Прекрати! Сейчас зайдем в Сад Преломлений. Там есть лекарственные растения получше. Часа через два он сможет нормально идти.

- Часа через два он сможет нормально бегать, – произнес Кемрин. – Так что выходим через час. Уж так и быть помогу ему добраться в сад. А то ведь надорвешься, если сама понесешь этого…

- Через два часа! Или иди без меня, – жестко прервала друга Нистери.

- Наверное, ты была права. Все дело в красоте и богатстве. Доставучесть меня уже достала, – проговорил Кемрин, позволяя Милстреду опереться на него.

Через двадцать минут троица устроились возле водопада, где целительные облака «пара» постепенно заживляли все раны, кроме тех, что сокрыты глубоко внутри. Никто не сказал ни слова. Нистери почему-то ощущала неловкость и очень обрадовалась, когда Кемрин достал несколько съедобных плодов. Не только из-за чувства голода, но и потому, что смогла, наконец, заняться чем-то другим, а не только прятать глаза от взглядов ее спутников.

- Вы же понимаете, что я не буду помогать Иланийсу, – внезапно произнес Милстред.

- Ну, все, пошли. Он вылечился, – быстро проговорил, Кемрин, дожевывая плод дерева Гола.

- Еще немного, – пробубнила Нистери, откусывая огромный кусок фруктового корня.

- Не подавись, – автоматически сказал Милстред и тут же вернулся к основному вопросу. – Я с вами никуда не пойду.

Нистери тут же захотела возразить, но поняла, что потребуется время, чтобы пережевать откушенный корень. Выплюнуть его помешали гордость и чистота сада преломлений.

- Вот теперь она точно подавится. И в этом будешь ты виноват, – ответил Кемрин. – Не знаю, когда мы сможем пользоваться Энергией, но и без нее доставить тебя в город не составит большого труда. Если пожелаешь, могу это сделать пинками.

- Ты не настолько сильный, а я не такой уж и легкий.

- Хватит уже! – крикнула Нистери, обрадовавшись, что, наконец, может принять участие в разговоре. – Я пыталась, но ты же видел, главины не желают мирного исхода. Пожалуйста, останови все это. Помоги нам. Во всем Ингстреме не осталось никого, кто имел отношение к решению участи Вилара. Тебе же здесь нравится. Оглядись. Разве это место заслужило быть уничтоженным?

- Я уже ничего не понимаю. Моей целью было дать своим людям новую жизнь. И здесь не осталось вариантов, кроме сражения до последнего вздоха. Правда, все это время я не замечал, что в Виларе почти нет тех, кто оценит предоставленную возможность. Или не хотел замечать. Но во что бы ни превратились мои соплеменники, я никогда не предам их.

- Тогда предоставь им выбор. Те, кто согласны жить в мире с нами, получат все необходимое. Остальные – пускай нападают. Но не помогай им.

- Кстати, хороший вариант. Соглашайся, – добавил Кемрин.

Маленькие розовые облачка пролетели мимо. Нистери поймала одно из них, немного сжала и показала Милстреду сбросившего свою ауру герита. Небольшой светящийся комочек с крыльями чуть-чуть посопротивлялся, пытаясь взлететь, но после того, как Нистери его погладила, «передумал» и высунул мордочку.

Милстред улыбнулся. Уж больно смешно герит копошился и дергал носиком, призывая Нистери еще немного погладить его шерстку.

- Чего же ты ждешь? Убей его, – проговорила Нистери, протягивая руки Милстреду.

Тот аккуратно взял герита и слегка провел по нему пальцами. Он словно боялся, что его прикосновения причинят вред этому милому существу. «Комочек» заерзал и расправил крылья.

- Он же не из лизира. Держи крепче, а то улетит, – с улыбкой произнесла Нистери.

Но Милстред так и не пошевелился. Герита это явно не устроило, и он быстро замахал крыльями, распыляя вокруг себя некое подобие розового пара. Через несколько секунд он уже летел вдогонку за своими собратьями.

- Мне даже сказать нечего, – удивленно произнес Кемрин.

- Да ладно, Кем. Вдруг мы все же убедим его помочь…

- Ты такая наивная, – сказал Милстред. – Вот ответь мне, что сделал бы твой парень, если бы мог использовать Энергию? Убил бы он меня сразу, не рассчитав силы в гневе? Или пытал, пока я бы не отключился? Затем исцелил и снова пытал. И это я сейчас говорю об одном из самых лучших представителей вашего мира. Неужели ты действительно веришь, что Ардо Дивар даст мне сказать хоть слово после того, что произошло с его дочерью?

Нистери словно подменили. Здесь, в этом оазисе, она на какое-то время позабыла обо всех потерях последних циклов.

- Об этом я, пожалуй, не подумала, – прошептала Нистери. – И герит улетел… Помню, у Лесты был похожий. Тоже дружелюбный. Подобные существа быстро привязываются. К сожалению, Верик не мог летать. Может, тогда бы спасся… Хотя вряд ли. Для Ардо он оказался легкой мишенью.

Милстред промолчал. Он лишь закусил губу, будто сдерживая себя. Казалось, что виларец  вот-вот заплачет, но не в его правилах было показывать свою слабость.

- Надо поговорить, – быстро произнес Кемрин, вставая.

Нистери все еще не могла оторваться от синих глаз Милстреда. Но действия Кемрина заставили вновь вернуться в реальность.

- Ты хочешь связать ему ноги? Не понимаю…

- Я же сказал, что нам надо отойти. Обсудить кое-что наедине. А этот только и ждет, чтобы смыться.

- А ты бы на моем месте сидел и ждал расправы? – произнес Милстред с иронией.

Кемрин не ответил. Он быстро закончил связывать пленника, и, взяв Нистери за руку, отвел ее за пределы сада.

- Прости. Я вела себя неподобающе.

- Да, я заметил, – проговорил Кемрин с плохо скрываемой обидой. – Ты прекрасно знаешь, что я готов на все ради тебя. Даже терпеть этого монстра. Но не делай вид, что заботишься об Иланийсе. Не спорю, ты думаешь о городе, о своей семье. Возможно, вспоминаешь сотни жителей, вышедших на защиту земель Агдарис. Однако скажи честно, будь у тебя выбор: привести Милстреда в город и этим спасти нас всех или отпустить без каких-либо гарантий на милосердие с его стороны – что ты в итоге предпочтешь?

Кемрин замолчал, ожидая ответа. Нистери между тем совсем не горела желанием объяснять возлюбленному еще непонятые до конца чувства к другому мужчине. Пытаясь выкрутиться, она решила постепенно сменить тему разговора:

- Не смей обвинять меня в чем-либо. Ты вообще представляешь, что я пережила? И это не по своей воле. Хочешь, чтобы я чувствовала вину за твою боль. Поздравляю, ты настоящий мужчина, готов на любые жертвы ради любимой. Спасибо огромное за это. Эльмар вот вообще погиб за Лесту. И мне из-за этого еще хуже. Но прошу, не заставляй думать о произошедшем. Я еще не готова поверить… осознать. Позже. Сейчас там, за пределами леса, бродит отряд с монстром во главе. И это я не об Ищейке. Поэтому давай выбираться, пока еще есть силы, а разбираться в чувствах будем позднее.

Кемрин улыбнулся и попытался погладить Нистери по плечу. Та, однако, быстро отошла на шаг, всем своим видом говоря о незаслуженной обиде.

- Женщины… – пробормотал Кемрин себе под нос.

- Я слышала! – воскликнула Нистери.

- Ага, я в курсе…

Нистери толкнула Кемрина в грудь и попыталась вернуться обратно в сад.

- Упертость твоя покруче доставучести будет, – произнес Кемрин, удерживая Нистери подле себя. – Все!.. Хватит! Сама подумай. Он стратег, манипулятор. Безобидному добряку не доверили бы уничтожение целого мира. Возможно, у Линдрена и есть некое подобие чувств по отношению к тебе. Но это не любовь. Всего лишь жажда обладания. В Виларе нет никого подобного тебе. Да, скажу честно, и в Ингстреме таких немного. Пойми, он играл с тобой. Защищал лишь потому, что нуждался в твоих способностях. Сейчас же он допустил ошибку, и ты – единственный шанс убраться отсюда живым. Не верь этим милым глазкам. Он просто скопировал герита, чтобы ты почувствовала жалость.

Нистери все еще делала вид, что пытается вырваться и уйти. Однако в словах Кемрина определенно что-то было.

- Хорошо. Возможно, ты и прав, – неожиданно сказала она. – Хотя, кто же спорит с Нирави. Но все равно я не позволю убить его.

- Ладненько, – проговорил Кемрин, выразительно поднимая бровь. – Думаю, у меня найдется решение, которое устроит всех нас.

Он отпустил руку Нистери и направился обратно в сад. Та послушно пошла за Кемрином. Вернувшись к водопаду, они обнаружили, что Милстред жадно кусает фруктовый корень.

- Можешь радоваться – жить будешь, – с нескрываемым презрением сказал Кемрин.

- Вы че-то быто… – попытался произнести Милстред, быстро пряча корень.

- Ты же сказал, что не голоден.

- Совершенно верно. Как я вообще могу быть голоден. Ведь перемещение Вилара вывернуло желудок его жителей наизнанку. Так что теперь мы полые внутри. И еда нам абсолютно не требуется.

- Кажется, я передумал. – Кемрин сделал вид, что собирается вытащить кинжал. – Давай продолжай выступать.

- У тебя, вроде как, было решение… – произнесла Нистери, не желая продолжать все это.

- Да, и то верно. Во-первых, мы отводим этого придурка в Иланийс, маскируем и прячем у Агдарисов. Затем он нам все выкладывает, война заканчивается, Вилар остается на своем месте, жителям Ингстрема ничего не угрожает. И в качестве благодарности мы сохраняем Милстреду жизнь, меняем его внешность, обеспечиваем всем необходимым и отправляем куда-нибудь, где никто и не подумает искать виларцев.

- И обрекаем моих собратьев либо на моментальную гибель, либо, что еще хуже, на доживание своих циклов в Виларе. Без надежды…

- Итак, – прервал Кемрин пленника. – Эти разговоры ни к чему не приведут. Принимай, наконец, решение.

Милстред посмотрел в глаза Кемрину. Ненависть и злоба так и норовили выплеснуться наружу, но каким-то образом он смог взять себя в руки.

- Я даже встать не могу, – произнес Милстред. – И уж тем более не смогу долго прыгать.

Нехотя Кемрин перерезал веревки. А затем прищурился и отрезал от рубашки кусок ткани.

- Открывай рот. Чтобы передвигаться, он тебе не потребуется. А я больше не вынесу и слова из твоих уст, – приказал Кемрин.

Милстред не стал пререкаться. Он покорно позволил засунуть ему кляп и побрел в указанном направлении.


Глава 15. Монстры, знакомые и не очень

Когда сад остался позади, а леса Веделия перешли в земли Дивар, путники устроили привал. За все это время не было произнесено ни слова. Ни Кемрин, ни Нистери не хотели объясняться при виларце. А вести пустые разговоры мешала обида и раненые чувства. Лишь взгляды, сулящие скорый конец мучений, и обретение того, что оказалось забыто из-за событий последних циклов, помогали им двигаться вперед и верить, что все еще может закончиться хорошо.

- Пора идти дальше, – наконец, прервал молчание Кемрин. – Чтобы до темноты попасть в безопасные земли. Никак не пойму, что эти твари с нами сделали. Энергия есть, она повсюду, но что-то мешает воспользоваться…

- Даже свет не спасет нас, если повстречаем ордона, кислика или зверушек из иных миров, – добавила Нистери, вкушая один из плодов зельницы, сорванный десять минут назад. – Я надеялась, что вещества, блокирующие Энергию, уже перестанут действовать. Но теперь сомневаюсь, что мы избрали самый безопасный путь.

- Этих зверей мы знаем. Как от них спрятаться, как напугать, как убить. А виларцы, преследующие нас, вполне могут понести потери при встрече с такой зверушкой.

- Возьми зельницу. Она созревшая. В самый раз, – произнесла Нистери с улыбкой.

- А что? В тебя уже не влазит? – поинтересовался Кемрин.

- Не хочешь, тогда отдам ее Милстреду.

- Если освободишь ему рот, и оттуда донесется хоть звук, гарантирую – ни твоя защита, ни его мольбы не остановят меня.

Летающие трехкрылые медузы пронеслись в паре метров от путников. Целая стая, источающая страх, словно искала укрытие. Что-то явно напугало ее. Возможно, всего лишь бакл, любящий питаться всем светящимся и мягким. Но ожидать ответа было не лучшим решением. Быстро встав, Кемрин помог подняться Милстреду, и все трое снова направились в Иланийс.

Пройдя метров двадцать, виларец споткнулся.

- Что, пытаешься устроить диверсию, затормозить нас? – поинтересовался Кемрин. – Только вот в чем вопрос – это ваши преследуют нас, тогда, конечно, промедление тебе выгодно, или нечто, с чем один связанный человек совладать не в силах? Ведь если там укрывается лесной монстр, я и не подумаю спасать такого жалкого типа, как ты. Даже наоборот, пока зверь будет лакомиться виларским обедом, у нас появится реальный шанс.

Милстред изобразил недоумение и продолжил путь. Но вскоре остановился и указал на груду камней рядом с зарослями дубарей.

- Понятно… Решил посмотреть, что за опасность приближается к нам. И все же я сильно сомневаюсь, что это твои друзья.

- Я с ним согласна, – произнесла Нистери. – Здесь подходящее место для укрытия. И шишки дубарей придутся как нельзя кстати.

- Ага, забросаешь ими Ищейку.

- Ладно, гений, что ты предлагаешь?

- Вон видишь заросли дубарей, – проговорил Кемрин с подчеркнутой серьезностью. – Рядом груда камней. Там и спрячемся.

Нистери хотела что-то сказать, но потом передумала и, надув губки, побежала в укрытие. Грохот, раздавшийся всего в нескольких метрах, заставил мужчин последовать ее примеру.

По выражению лиц, поведению было совсем незаметно, что хоть один из затаившихся за камнями путников, испытывает малейшую тревогу. Умение скрывать страх приходит с опытом. Жизнь в Виларе научила Милстреда смело смотреть в лицо опасности. Лишь в этом случае можно рассмотреть своего врага, а отсутствие паники здорово помогает в поиске решения. Что касается Кемрина и Нистери, то их приключения в Иланийсе и в соседних землях предоставили уникальную возможность. Каждая вылазка этих двоих была сопряжена с опасностями. Но каким-то невероятным образом вместе либо поодиночке они находили выход из любой ситуации.

Грохот, тем временем, продолжал усиливаться. Те существа, которые не успели разбежаться, пытались укрыться способами, подаренными природой. Одни прятались за свою броню, другие сливались с поверхностью либо становились невидимыми полностью. Но все же сейчас самым лучшим помощником была скорость. Потому что практически никакая броня и невидимость не спасут при столкновении с кардогом.

Деревья зашевелились, и существо размером с небольшой, но вполне вместительный дом медленно подошло к зарослям дубарей. Затем оно встало на задние лапы и принялось когтями срывать все, что находилось на деревьях. Широко открытая пасть запросто поглощала «водопад» зелени, веток, насекомых и затаившихся зверьков.

Нистери жестом показала Кемрину, что надо потихоньку уходить. Но тот почему-то лишь помотал голой. Достав кинжал, он отрезал у всех по куску одеяний. Засунув их за пазуху, он привстал и, стараясь шуметь как можно меньше, потихоньку направился к кардогу.

- Ты спятил?.. Он же тебя лапой легко пополам разрубит, – одними губами прошептала Нистери.

Кемрин подмигнул ей и жестами призвал успокоиться.

- Когда я займусь кардогом, бегите со всех ног направо. Спрячьтесь в ближайших зарослях. Я за вами, – также бесшумно произнес Кемрин.

Выждав пока зверь отвернется, он подошел и нанес удар в нижнюю часть спины. Раздался истошный вой. Желтая кровь проступила из образовавшейся раны. К счастью для кардога, она была довольно густая и вязкая, а потому потеря небольшого количества не могла нанести серьезного вреда. Да и сам порез скоро бы затянулся.

Кардог быстро развернулся, и начал наносить удары, сулящие гибель любому, оказавшемуся поблизости. Однако Кемрина здесь уже не было. Еще один удар, на сей раз с правой стороны, взбесил существо настолько, что обычно светло-зеленые глаза пожелтели. Кардог бешено защелкал челюстью. Желая раздавить, сожрать обидчика, он постепенно поворачивался по кругу и уничтожал все в радиусе десяти метров.

Но это не помогло. При всей своей силе, огромном росте и мощной челюсти, кардог был существом довольно медлительным. Он плохо слышал и практически не видел. А потому не представлял серьезной угрозы знающим эти слабости путникам. Правда, сам кардог был родом из мира Айкус. И многие жители Игстрема попросту никогда не слышали о подобных ему, что могло привести к их гибели во время без Энергии.

Это была одной из причин, почему леса Дивар предпочитали обходить стороной. Любовь главы рода к экзотическим животным привела к созданию своего рода заповедника, используемого Высшими для отдыха и развлечений.

Если бы они только могли представить, что их дети испытают на себе весь ужас столкновения с неизвестным. Без Энергии, без оружия, без защиты…

Но Кемрину некогда было раздумывать. Он быстро появлялся за спиной кардога и наносил удары. Затем прятался за деревьями, где вытирал кровь зверя об оторванные куски одеяний. После нескольких таких вылазок Кемрин осмотрел и понюхал тряпки, провел кинжалом по своей рубашке и медленно покинул поле зрения обезумевшего животного.

- И что это было?! – вопросила Нистери.

- Вот держи, – произнес Кемрин и протянул Нистери материю с подола ее верхнего платья. – Кардог – один из самых опасных обитателей этого места. Так что его запах должен отпугнуть большинство прочих зверей.

- Ой, спасибо!.. – с наигранной вежливостью проговорила Нистери. – Я так и думала, что все просто ждут, пока кардог к ним приблизится. Нюхают его и только потом убегают. А предшествующий грохот никто вообще не замечает.

- Ну, можешь тогда предварительно поорать. Это у тебя хорошо получается. В любом случае, я хоть как-то пытаюсь нас защитить.

- Знаю. Но вдруг отряд виларцев был неподалеку. Разве столь громкие вопли не привлекли бы их внимание?

Кемрин задумался. Затем посмотрел по сторонам и произнес:

- Ага… точно... Валим отсюда.

Стараясь продвигаться как можно быстрее, путники не делали остановок, если на то не было крайней необходимости. И вскоре они оказались в зоне веяний, где сменяющие друг друга пары кустов ликреций заставляют вспоминать моменты из прошлого, соответствующие каждому запаху.

Вдохнув аромат виалий, Нистери снова оказалась на том белоснежном поле. Детство – славная пора. Тогда она еще не повстречала ни Милстреда, ни Кемрина. Еще не бросила проклятый камень…

Нистери остановилась. Она чувствовала, как ее манит загадка сказителей, но знание будущего заставило развернуться. Шаг… еще один… И Нистери уже собиралась бежать прочь. Бежать, чтобы все изменить…

- Ты куда? – спросил Кемрин, хватая подругу за плечи.

Ликреции больше не источали запах первых весенних цветов. И видение исчезло.

- Я побывала в детстве, – прошептала Нистери. – И если бы ты меня не одернул, я бы все исправила…

- Кусты ликреций! Не дышать в момент выброса! Кто-то забыл все уроки…

- Как же хорошо тогда было!.. Я не хочу возвращаться. Останусь здесь.

Кемрин хотел было возразить. Но потом решил, что просто поднимет Нистери и унесет подальше от воспоминаний. Подойдя вплотную, он уже обхватил ее талию, однако в этот момент раздался стон.

В трех метрах на земле лежал Милстред. Закрытый рот не позволял ему объяснить, что происходит. Но по ужасу в глазах и начавшимся судорогам было понятно, что он испытывает сильнейшую боль.

Подбежав, Нистери вытащила кляп и быстро осмотрела пленника. Но никакой видимой угрозы не обнаружилось.

- Ты меня слышишь? – спросил Кемрин, схватив голову Милстреда и разглядывая его глаза. – Неужто тоже надышался?..

- Давай вытаскивать его отсюда! – прокричала Нистери и попыталась приподнять Милстреда. – Кемрин, помогай же!

- Да отойди ты уже!.. Я как раз собирался перетащить этого… Ладно, не буду ругаться. Я хочу сказать, если этот… так важен. То есть если ты боишься, что я сделаю ему больно и пораню, не даешь к нему прикоснуться…

- Достал уже! – не сдержалась Нистери. Однако заметив, что пленник понемногу приходит в себя, продолжила более спокойно. – Если будешь так долго внушать, что Милстред мне дорог, я ведь могу и поверить в это.

- Да вы оба уже достали!.. Там миры вот-вот столкнутся, а тут пара…

- Смотри-ка, очухался, – прервал Милстреда Кемрин. Он поднял кляп, намереваясь вернуть его на место.

- Лучше убей!.. Не суй эту хрень мне больше в рот!

- Только если расскажешь, что видел, – произнесла Нистери с интересом.

- То есть твое любопытство опять превыше безопасности, – сказал Кемрин, помогая Милстреду подняться.

Не дожидаясь очередного выброса пара видений, троица направилась подальше от кустов ликреций.

- Я не стану кричать. Так будет хуже. Вирто только и ждет шанса. А виларцы, пришедшие с ним не жаждут иного исхода, кроме истребления ваших сородичей. Так что убьют всех троих. И меня это не устраивает. Лучше дайте что-нибудь для защиты.

- Ха-ха!.. Вот рассмешил, – проговорил Кемрин с иронией. – Да я лучше Нис оружие дам. Правда, она наверняка порежет и себя, и нас. Но так, по крайней мере…

- Может, уже ускоримся?! – перебила Кемрина Нистери.

- Мы же идем. Я просто решаю, пойти ли нам Дорогой Ветров или напрямую через Болота Всепрощения.

- Слушай, кого ты хочешь здесь запутать? Не знаю, какие пары вдыхали те, кто напридумывал все эти пафосные названия. Но в любом случае, их используют только для издевок над приезжими, – проговорила Нистери, срывая цветок пухового куста.

- Так разнервничалась, что вернулась старая привычка срывать все цветное на своем пути? – поинтересовался Кемрин с улыбкой. – Может у Агдарисов и принято издеваться над приезжими, но мы, Нирави, всегда чтим традиции и уважаем предков, давших столь… эмм… выразительные названия каждой местности, каждой поляне, каждому кусту.

- Хорошо, что я знаю о твоем «потрясающем» чувстве юмора. Иначе решила бы, что ты идиот. Короче, бросаю цветок. Если приземлится желтой стороной вверх, идем через болота.

- О да, мудрейшая. Это самое верное и продуманное решение.

- Цветок уже давно валяется зеленой стороной кверху, – встрял в разговор Милстред. – Хотя я надеялся, что меня простят… а не вдуют.

- Идем через болото, – рассмеялась Нистери.

- Точно! Женская логика: сама задала условие, сама приняла противоположное решение, – произнес Кемрин, закатывая глаза.

- Я, между прочим, пошутил, – снова обратил на себя внимание Милстред. – Если выбирать между дорогой и болотом…

- Дорогой слишком долго, и там периодически появляются существа, обитающие в этих лесах. Все зависит от ветра. Он как бы призывает всю жизнь с одного из участков. И ты никогда не знаешь, с какого именно. Дорога сама по себе, конечно, красивая и ровная, но она отстроена для так называемых экскурсий. И без Энергии там очень непросто укрыться. Если выползет стадо белгедов, придется, как минимум, два часа ждать, пока все они проползут.

- И запах после них не слишком приятный, – добавила Нистери.

Милстред хотел спросить, что ожидает их на болотах, но открывшийся вид предоставил все ответы. Словно гигантский котел земля всепрощения бурлила, так и призывая каждого гостя принять самое непосредственное участие в грядущем пиршестве. Голова закружилась, и виларец схватился за Кемрина.

- Болота вращаются по-кругу, – объяснила Нистери. – Нельзя долго смотреть. По крайней мере, с непривычки.

- Вы меня специально решили по всем «достопримечательностям» провести?! Хоть бы раз предупредили заранее, – буркнул в ответ Милстред.

Нистери улыбнулась, но, увидев, что Кемрин поворачивает голову, чтобы посмотреть на нее, снова стала серьезной.

- Ладненько, – пробормотал Кемрин. – Здесь хоть хищников нет.

- Это радует… но как вообще можно пройти это месиво? И почему Всепрощения? – поинтересовался Милстред.

- Потому что мертвым принято все прощать.

Милстред вопросительно посмотрел на иланийцев, надеясь получить ответ на первый вопрос, но, поняв, что знания здесь можно получить, лишь испытав все на собственном опыте, не сказал больше ни слова. Он только надеялся, что его хотя бы не заставят идти первым.

- Кажется здесь, – неуверенно произнес Кемрин, осторожно ступая на бурлящую поверхность.

- Да иди ты уже, – подтолкнула друга Нистери.

В это мгновение метровый плень выпрыгнул из «котла» и, открыв пасть, пролетел прямо над Кемрином. Лишь быстрая реакция спасла его от обезглавливания.

- Гады!!! – воскликнул Кемрин, возвращаясь на твердую почву. – Как же! Нет хищников! Они усложнили переход. Идем через Ветра.

- Может, это только вначале. Для пущего устрашения, – с надеждой произнесла Нистери.

- Хочешь проверить?

- Хорошо. И пойду, – Нистери обошла Кемрина и собралась ступить на болото.

- А она ведь не остановится, – начал было Милстред, но Кемрин лишь одарил его снисходительным взглядом.

Сделав два шага и дождавшись пролета пленя, Нистери решительно двинулась вперед. Однако там, где ранее всегда была затвердевшая тропа, сейчас оказалась бездонная яма. Падая вниз, Нистери все же успела зацепиться за край прохода. Но она быстро соскользнула бы вниз, если бы Кемрин не успел схватить ее за руку.

- Вперед или Дорогой Ветров? – поинтересовался он, пытаясь ухмылкой скрыть испуг.

- Вперед!.. – ответила Нистери, надув губки.

Выбравшись из ямы и вернувшись к входу на болота, Нистери принялась отряхиваться. Но грязь была слишком влажной. Испачкавшись в результате еще больше, она быстрым шагом и с высоко поднятой головой направилась к Дороге Ветров.

Кемрин снова хотел было напомнить о женской логике, но выражение лица Нистери заставило его передумать.

- У меня уже точно не осталось запаха кардога. Так что я буду громко кричать, а ты подставляй Милстреда под нос встречающимся зверям, – проговорила, Нистери, когда дорога появилась в поле зрения.

- Иногда твои идеи меня просто в восторг приводят, – с широкой улыбкой произнес Кемрин.

Милстред резко остановился.

- Не верю. Я ведь почти начал сомневаться в правильности выбранного пути. Но эта… «экскурсия» привела меня в чувства. Иланийс – город, где знать развлекается, создавая смертельные ловушки для простых жителей.

- Это не ловушки. Энергия позволяет легко обойти их все. А неспособные к ее использованию не должны заходить во владения Дивар, – попыталась объяснить Нистери.

- Ты сама себя слышала? Ваши предки отправили процветающий город в вечный кошмар, а вы устраиваете нечто подобное в своих владениях?! Локальный ужас для каждого случайно зашедшего, – произнес Милстред.

- Не делай вид, что в Виларе жили только святые, – вступил в разговор Кемрин. – Будь у ваших предков нужные технологии и знания, они бы поступили точно так же. Если не хуже. Из-за последних событий были открыты все тайны, подняты все утаенные летописи и свидетельства. И знаешь что? Война была неизбежна. И одному из городов пришлось бы пасть. Иначе и Вилар, и Иланийс сомкнулись бы, уничтожив все живое на своих землях и породив хаос во всемировой Энергии.

- Я это прекрасно знаю, – устало вздохнул Милстред. – Но и вы поймите. Там, на другой стороне все кажется совсем иначе. Хотя зачем я это говорю? Оглянитесь! Вы же сами сейчас на месте тех, от кого хотите оградиться. Как, кстати, впечатления?

- Каждый мир, каждый город стремится обеспечить безопасность своих граждан. И Иланийс не исключение. Сейчас сюда мечтают попасть все. Но в результате райское место превратится во все те поселения, откуда пытаются сбежать их обитатели. Именно поэтому это закрытый город. Не спорю, возможно, Ардо слегка переусердствовал в желании удивить всех вокруг. Однако как бы нам сейчас не было плохо, эта «экзотика» может в итоге спасти жизни. Ведь лучше знакомый враг, чем все эти твои замерзшие обозленные виларцы с полумонстром на поводке.

Кемрин замолчал, ожидая возражений либо хотя бы комментариев. Но никто не желал больше спорить. Да и некогда уже было. Путники вышли на Дорогу ветров, и словно почувствовав это, с востока потянуло запахом каких-то лекарственных трав.

- Может, нам сойти с дороги? – поинтересовался Милстред. – Спрячемся за деревьями. Будем пробираться параллельно…

- Не выйдет, – прервал пленника Кемрин. – Я сам помогал с психическими ловушками. Поэтому и знаю места, где можно спрятаться, чтобы переждать проход недружелюбных созданий. Но одно дело затаиться,  а другое – продвигаться вперед, касаясь всех этих кустов и деревьев. Они выделяют энергетический яд, который сводит с ума, заставляет видеть ужасающие иллюзии, призывает хищных монстров.

- План «А» отменяется, – съязвил Милстред. – Если бы миры поменялись местами, никто этого даже не заметил бы.

- Кем просто мало пробыл в Виларе, – проговорила Нистери. – Уверяю тебя, галлюцинации эти не настолько страшные, чтобы убить. Они просто слегка пугают, чтобы все, кто еще желает пройти в Иланийс без приглашения или хотя бы без разрешения, быстренько убрались восвояси. Конечно, если они не послушаются, последствия окажутся весьма неприятными.

- И в лесах всегда есть дежурные, – добавил Кемрин. – Когда они чувствуют перемены в энергетических потоках, то прибывают незамедлительно. К сожалению, сейчас все иланийцы укрылись в городе.

- То есть если бы сейчас обычные перепуганные люди бросились за помощью в Иланийс, их просто перебили бы в пути?

- Нет, Милстред, – ухмыльнулся Кемрин. – Благодаря вам обычные перепуганные люди бегут прочь от города в надежде, что пожирающим всех на своем пути тварям нужен лишь Иланийс.

- Ха!.. А я ведь мог бы сыграть на этом. С такими заповедниками мы легко подружились  бы почти со всем Ингстремом.

- Не надейся. Высшие уже успели сплотить всех против Вилара. Мы тоже умеем манипулировать другими, используя дезинформацию и недоговорки.

- Ладно, мальчики, хватит головами стукаться. Лучше бы вперед смотрели. Кажется, нам пора прятаться.

Кемрин настороженно посмотрел вдаль, но тут же выдохнул.

- Это же всего лишь заподранец.

- Заподранцы, – поправила Нистери.

- Уговорила, – кивнул Кемрин. – Пошли вон за те камни.

Путники быстро ушли с дороги, готовясь к непродолжительному отдыху.

- Эти три камня не трогать, – проговорил Кемрин, жестом показывая на подвергшиеся воздействию Энергии глыбы. – А то будете себя чувствовать пьяными.

- О, кажется, это то, что мне сейчас нужно, – Милстред попытался ухватиться за один из таких камней, но Кемрин с Нистери, словно сговорившись, одновременно шлепнули его по рукам.

- Я вообще-то тоже не против, – с улыбкой прошептала Нистери.

- Да я боюсь, что последствия будут, даже если ты просто рядом постоишь, – покачал головой Кемрин.

- А эти заподранцы, они вообще опасные? – спросил Милстред, внимательно всматриваясь вдаль.

- Как бы нет, если поодиночке. Но вот в стаде… – задумался Кемрин.

Милстреду данной информации вполне хватило. Он извернулся и, схватив с земли валявшуюся там палку, толкнул Кемрина на камни.

Эффект опьянения наступил мгновенно. Увидев, что задуманное удалось, и Кемрин никак не может встать прямо, Милстред приготовился бежать. Однако он не принял в расчет гнев Нистери. А та с криком схватила его за волосы и ударила ногой в живот.

Не желая ранить Нистери, Милстред взял ее за руки и попытался освободить свою голову. В это время Кемрин, все еще довольно сильно шатающийся, но не потерявший силу и ловкость, схватил пленника и отправил его на те же камни.

Продолжение потасовки вышло не менее пьянительным, чем ее начало.

А Нистери оставалось только наблюдать со стороны. То, что началось, как попытка побега, превратилось в «детский сад» с двумя великовозрастными хулиганами, ржущими на всю округу, и, наверное, думающими при этом, что являют собой образец мужественности.

- Шшшш!.. – Нистери со злостью шлепнула обоих своих спутников. – Заподранцы уже близко. И их много. Слишком много.

- Зззапподранцы! – Милстред уже лежал земле, держась за живот от смеха.

- Это ты их еще не видел! – вторил ему Кемрин.

- Пожалуй, мне тоже стоит выпить, – проговорила Нистери, прячась за камнями.

Стадо заподранцев тем временем оказалось уже совсем близко. Около двух сотен особей дерганой походкой переправлялись в другую область леса. Со стороны это сюрреалистическое зрелище производило двоякий эффект.

Сначала могло показаться, что все кусты вокруг ожили, ополоумели и, сплотившись, принялись искать себе новое место обитания. Но чем ближе становились заподранцы, тем больше они походили на одно гигантское существо с мириадой глаз, высунутых на длинных хоботах для наилучшего обзора.

Кемрин тем временем крайне сосредоточенно, по крайней мере, ему так казалось, пытался создать «универсальный отпугивающий прибор» из подручных средств. Милстред почему-то никак не мог наглядеться на свою ладонь. А Нистери лишь надеялась, что эти «важные» занятия смогут на время отвлечь мужчин. К сожалению, писк, издаваемый заподранцами, был еще глупее, чем их название и внешний вид.

Милстред попытался выглянуть из-за камней, но Нистери успела затащить его обратно.

- Как скоро пройдет эффект опьянения? – спросила она шепотом.

- Ну, эммм… здесь все зависит от количества, – пробубнил Кемрин, всеми силами изображая мыслительный процесс. – Но что-то мне подсказывает, что лучше нам пока тут поси… посидеть. Пару циклов. Я как раз закончу криограни… кримогани... мигокрани… вот эту штуковину.

- И че это? – сделал бровки домиком Милстред.

- Она защитит нас от хищных обитателей Ингтттс…ма.

- И как же ты, будучи трезвым, до такого не додумался? – съязвила Нистери.

- А пьяный я, кстати, тоже умный, – не заметил сарказма Кемрин.

- Интеллект, знаешь ли, – Милстред поводил указательным пальцем перед «собутыльником», – не всегда равен мудрости.

- Мудрость придет с возрастом, – почувствовал желание пофилософствовать Кемрин.

- И обойдет мимо, – съязвил Милстред.

Нистери даже не знала плакать ей или смеяться. Все события, произошедшие после пробуждения в цикл передачи Энергии и до попадания в леса Дивар, не то чтобы были забыты, но оказались столь далеки, что превратились в некое подобие сна. И сейчас Нистери не думала о будущем. Ведь это означало бы надежду. А она так устала бороться.

- Совсем чуть-чуть, – прошептала Нистери, касаясь кончиками пальцев опьяняющих камней.

Мир вокруг изменился. Страх исчез. А все, что Нистери могла получить – это только здесь и сейчас. Может, ей осталось жизнь всего несколько часов. Дак, зачем страдать? Можно же провести их с людьми, которые ей так дороги.

«Так дороги», – словила себя на мысли Нистери.

Она повертела головой, пытаясь заметить, услышал ли кто-нибудь эти слова. И вообще, были ли они сказаны вслух или одурманенный разум попытался показать свою извращенную натуру.

- Заподранцы! – чуть было не закричал Милстред, но вовремя спохватился и закрыл себе рот руками.

От этого ему стало почему-то только веселее, и чтобы не упасть со смеху, он оперся о близлежащий камень, который отблагодарил его новой дозой.

Теперь уже не выдержала Нистери, и ее звонкий смех привлек внимание одной «смешной пернатой» особи.

Сначала за камни заглянула пара глаз. Они располагались на длинной шее, которая в вытянутом состоянии могла достигать полутора метров. Увидев притаившихся путников, заподранец протяжно крякнул и истошно завертел зрачками.

Быстро забежав за камни, особь приняла позу «сейчас заклюю». Из отверстия, расположенного за глазами, вылез питательный стержень с вросшими в него по всей длине зубами.

Милстред в ответ показал язык. Осознав, что жертвы не обороняются, заподранец бросился на Нистери. Вихляющие в разные стороны колени несколько сковывали движения животного. Поэтому со стороны казалось, что некое существо прикрепило себе чужие ноги, и, не научившись ими пользоваться, пытается куда-то добраться.

Выждав пару минут, пока заподранец, наконец, не подойдет, поближе, Кемрин лениво приподнялся и врезал своей крио… как-то там штуковиной прямо промеж глаз зарвавшейся особи.

Заподранец застонал и, втянув свой хобот, поспешно ретировался.

- Ха, я же говорил, что эта штука сработает, – с широкой улыбкой произнес Кемрин.

К сожалению, его высокий рост не позволил иланийцу более оставаться незамеченным. И вот уже десятки заподранцев заковыляли к путникам с целью отобедать.

- Эмм… А чего у это заподранца глаза в другом месте? – поинтересовался Милстред, пальцем указывая на одну из особей.

- Это заподранка, – вновь засмеялся Кемрин, размахивая своим новым «оружием».

- Вы бежать то сможете?! – прокричала Нистери.

- Неа, – выдавил из себя Милстред, вытаскивая какой-то зеленый предмет цилиндрической формы. – Погодите чуток. Они такие уморрр…ительные.

Он направил предмет на укрытие и нажал на некое подобие кнопки. Светлый луч попал в камни и измельчил их на крошечные частицы, которые обдали волной большую часть стада заподранцев.

Если еще пару минут назад могло показаться, что движения животных, мягко говоря, неуверенные, то сейчас они попросту задергались в разные стороны, падая друг на друга и при этом громко ойкая.

- Это что сейчас было?! – воскликнул Кемрин, выхватывая оружие из рук пленника.

- Моя палочка-выручалочка, – сделал бровки домиком Милстред.

- А вот это нам действительно может пригодиться, – проговорила Нистери, забирая выручалочку себе.

Поняв, что заподранцы теперь не скоро приблизятся, Кемрин направил все свои силы на то, чтобы устоять на месте, когда он будет обыскивать пленника. Но из этой затеи ничего не вышло. Попытавшись залезть в карманы, он все-таки не удержался и завалился прямо на Милстреда.

- Кажется, вы нашли уже себе жилье и семью… Целых две сотни родных, – проговорила Нистери, закатывая глаза. – А я пошла бороться за наш мир. От этого «фонарика» все равно проку больше, чем от вас.

Прошел час, прежде чем путники оказались на безопасном от заподранцев расстоянии. А заплетающиеся ноги Кемрина и Милстреда все еще затрудняли продвижение вперед. К счастью, ветер на время перестал дуть, и новых врагов в поле зрения обнаружено не было.

- Вот скажи мне, зачем убивать нас всех? Можно же договориться, – на удивление членораздельно произнес Кемрин.

- Ну… если вы сделаете с полем боя то же самое, что и с этими камнями, шансы на переговоры значительно увеличатся.

- А это мысль!.. – с улыбкой кивнула Нистери.

Легкий бриз пронесся мимо, придав воздуху розоватый оттенок.

- Розовое же не может быть чем-то ужасным, – прошептала Нистери скорее самой себе, нежели двум мужчинам, продолжающим вести переговоры, но уже при помощи одних лишь взглядов.

Вдалеке что-то зажужжало. Вскоре к этому звуку прибавилось «хлюпанье». И вот уже целый рой медозоек окружил путников.

- Заподранки отдыхают! – захлопал в ладони Милстред.

Прозрачные, легкие, отражающие цвета всех предметов и поверхностей, находящихся поблизости, эти лесные создания не могли причинить никакого вреда. Словно плывя по воздушной глади, медозойки направлялись в место, указываемое им ветром.

Нистери не стала участвовать в этом пестром веселье. Она просто наблюдала, как все еще не пришедшие в себя после «пьяной драки» мужчины играют с возможно самыми наивными обитателями лесов Дивар.

Поначалу медозойки плавно кружили вокруг путников. Но Милстреду понравилось пугать их, после чего существа резко меняли свой цвет. Скорее всего, это наскучило бы ему довольно быстро, если бы Кемрин не принялся угадывать новый окрас медозоек. В результате, через пару минут двое мужчин поочередно пугали ближайшую особь, набирая очки за правильную догадку.

Нистери уже собиралась остановить происходящее, однако быстро поняла, что глоток счастья был сейчас самым необходимым элементом для обретения твердой почвы под ногами. Чтобы надеяться, чтобы бороться, человеку надо понимать, зачем и почему он это делает. А красота вокруг, чистота таких существ, как медозойки, вполне могут заставить Милстреда попытаться остановить вторжение.

Удар сзади отбросил Нистери на несколько метров. Если бы в этот момент рядом не было роя медозоек, смягчивших падение, она вряд ли бы выжила.

Милстред бросился на помощь. Быстро подняв Нистери, он побежал прочь с дороги ветров. К счастью, кордонис, еще не успел сориентироваться в пространстве. Почуяв добычу, он выбежал на яркий свет, и теперь разрывался между желанием снова укрыться в чаще леса или же разобраться с окружившими его медозойками и отведать, наконец, человеческого мяса.

Кемрин направил на Кордониса выручалочку. Но ничего не произошло. Поняв, что оружие действует лишь на неживые предметы, Кемрин внимательно осмотрелся. Времени уже не осталось. Когда медозойки поняли, что кордонис не играет с ними, они быстро улетели, оставив погибших сородичей таять на дороге.

Зверь зарычал. Укрывшись в небольшой пещере в низине, Милстред дрожащей рукой прикоснулся к шее Нистери, пытаясь нащупать пульс. Доля секунды до следующего удара сердца показалась виларцу кошмарным сном, увиденным в невероятно замедленном темпе.

Но вот она вздохнула и уже через минуту открыла глаза.

- Что…

- Тихо. Не говори. Ты сильно ударилась. Он где-то там. Зверь, сотворивший это.

- Где Кем? – прошептала Нистери.

- Не знаю. Прости.

Боль в голове и спине уступила место ужасу, прокравшемуся в ее сердце. Нистери попыталась подняться, но мир, кружившийся вокруг с какой-то невероятной скоростью, не позволил этого сделать.

- Не шевелись, – произнес Милстред. – Я пойду… посмотрю, что происходит. Поищу Кемрина. Но не думай даже выходить, какие бы звуки ты не услышала.

Нистери покорно кивнула. Она все равно сейчас не могла подняться. Так что свойственные для нее бездумные и опасные выходки на время оказались попросту недоступны.

Когда Милстред вышел на дорогу, там уже не было видно ни напавшего зверя, ни тел медозоек. Лишь Кемрин, на противоположной стороне отчаянно жестикулировал, указывая куда-то назад. Недалеко от него лежал обездвиженный кордонис. Видимо, Нирави использовал трюк, проверенный на заподранцах. Какое-то дерево или камень с измененными свойствами на время смогли остановить нападение этого зверя.

К сожалению, кордонис был лишь случайно забредшим на дорогу обитателем леса. И сейчас пришла очередь следующих существ развлекать посетителей экзотического заповедника.

Милстред, наконец, оглянулся. И в этот миг вновь испытал тот давно забытый страх, с которым познакомился при первой встрече с ларзом. Осознание, что он вновь может потерять кого-то столь дорогого и близкого… кого-то, кто помог ощутить радость жизни. И он вновь ничего не может сделать. Он бессилен в этом мире, где незнакомые, но явно опасные существа уже почуяли близость потенциальных жертв.

- Где Нистери? – спросил Кемрин, хватая Милстреда за локоть.

- Там, – Милстред махнул в направлении низины. – В укрытии.

Кемрин кивнул, и они оба побежали за Нистери.

Шано ла гранде, или попросту мясник, хищное животное из семейства градунов. Данный подвид обитает лишь в заповеднике Дивар, ибо именно глава этого рода является его создателем.

Увидев как-то в Подмирье результат нападения градунов на небольшое поселение, Ардо решил добавить несколько особей и себе в коллекцию. Вот только его нелюбовь ко всему простому, массовому заставила Ардо вспомнить о шанолинах – существах из измерения Гравинтет. Решив, что скрестив эти два вида можно получить убийственно изысканное сочетание, глава Совета Высших поручил своим лучшим селекционерам осуществить задуманное.

Ардо не сразу устроил результат. Но после пятой попытки появился он – шано ла гранде. Хищный, жестокий, производящий устрашающий эффект, но не вызывающий омерзения. Шано не разрывал своих жертв, как обычные градуны. Он высасывал их жизнь, оставляя после трапезы лишь кожу да кости.

Конечно, убить шано ла гранде проще, чем большинство созданий Эзадора. Однако когда на тебя объявляет охоту целая сотня данных существ, шансов на выживание не остается.

- Надо выбираться отсюда, – произнес Кемрин, помогая Нистери подняться.

Но та не слушала. Она крепко обняла Кемрина и почувствовала, что больше никогда не хочет отпускать его.

- Как с ними бороться? – спросил Милстред, стараясь скрыть волнение и ревность.

- Нис, там градуны, – Кемрин высвободился, наконец, из объятий подруги и направился вглубь леса. – Придется все-таки идти насквозь. Но, к счастью, здесь уже меньше ловушек и всяких сюрпризов. Смотрите по сторонам. От шанолинов этим монстрам досталась практически полная бесшумность. А до следующего ветра еще около часа. Вряд ли у нас получится скрываться от них так долго.

- Как их убивать? – снова поинтересовался Милстред.

- Голова – попадание в мозг смертельно. Язык – невероятно чувствителен. Без него не сможет питаться и скоро умрет. Вот только если останешься рядом, природа градуна возьмет верх. Будешь разорван на части, а попутно еще и растоптан. Еще эти твари кажутся довольно худыми, но кости у них очень плотные. Так что разрубить практически невозможно. Поскольку они высокие, достать до головы довольно сложно. В общем, помедлите немного с ударом, пока шано не опустится, чтобы полакомиться. Но и не медлите. Одно прикосновение языка – и поступивший яд обездвиживает жертву. Слабые места – ноги под выступом, напоминающим колени. Это причинит им боль и заставит замедлиться. Живот – сверху слева. Там находится аводиева железа, повреждение которой приведет к выбросу большого количества обездвиживающего яда. И шано на время сам окажется беззащитен.

- Спасибо за лекцию, Кем, – бросила на бегу Нистери. – Нам бы сейчас не помешало хоть какое-то оружие. Руками мы все равно ничего не перережем и не повредим.

Вокруг становилось все темнее.

- Что-то с Энергией? – поинтересовался Милстред.

- Нет. – Кемрин поднял довольно большую палку и переломил ногой пополам. Одну половину он взял себе, а вторую отдал Нистери – Просто здесь надо самому «включать свет». Это не место для простых смертных.

- Мне бы тоже что-нибудь не помешало, – пробубнил Милстред.

- Поищи еще одну выручалочку, – произнес Кемрин с иронией.

Продираться сквозь заросли становилось все труднее. Из-за недостатка освещения за каждым деревом чудилась затаившаяся угроза. Но если это и было так, враг не спешил нападать, видимо, опасаясь представителей вида, загнавшего его в эти дебри.

Внезапно где-то поблизости раздался громкий хруст. Все сразу повернулись на звук, готовясь отражать нападение. Однако прошла минута, за ней другая, и стало понятно, что кто бы ни следовал за героями, он еще ожидает чего-то. Возможно, изучает возможности потенциальных жертв или просто играет, чтобы в полной мере ощутить свое превосходство.

- Как думаешь, это шано? – прошептала Нистери, обращаясь к Кемрину.

- Скорее всего. Я вообще удивлен, что они до сих пор не нагнали нас. Эти твари не любят упускать добычу. Тем более, если их много. Кстати, этого следовало ожидать. Ведь Ардо не успокоился, пока его новые зверушки не стали походить на него.

- Ты преувеличиваешь. Дивар никогда не славились особой добротой, но загонять жертв… заставлять их чувствовать всю безысходность своего положения, выжидать, пока отчаяние не сломает окончательно…

- Вот-вот. Совсем не похоже на Ардо, – съязвил Кемрин.

До выхода из леса оставалось совсем немного, но тьма не давала рассмотреть даже предметы, находящиеся в двух метрах от путников.

- Нет! Не трогай это! – прокричал Кемрин, но было слишком поздно.

Милстред уже успел передвинуть непонятно откуда произрастающую ветвь кислотно-желтого цвета.

- Почему?! Она же преграждала дорогу!.. – удивился он.

Но через секунду понял, что попал в очередную ловушку для «простых смертных». Корни деревьев начали быстро вылезать из земли. Они извивались и поднимались вверх на несколько метров, не давая Милстреду сбежать и не оставляя шанса прорубить себе выход напрямую.

Нистери бросилась на помощь, но Кемрин схватил ее, не дав прикоснуться к ветвям «с сюрпризом».

- Нужна фиолетовая ветвь!.. Ищи! – скомандовал он, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь похожее на рычаг отключения грентлинской защиты.

Корни тем временем уже схватили Милстреда и медленно сжимались, удавливая жертву в своих тисках.

Легкое мигание света выхватило что-то с фиолетовым оттенком. Нистери незамедлительно бросилась к рычагу, но, забежав в заросли, наткнулась на мертвенно бледное существо. Сделав шаг назад, она почувствовала, что нечто мягкое и холодное преградило путь отступления.

Маяк света в пяти метрах от Нистери снова засветил, и на сей раз с удвоенной мощностью. Это позволило отчетливо рассмотреть зависшую в воздухе фиолетовую ветвь.

Шано, стоящий впереди, наклонился, позволяя заглянуть в свои огромные, белые, слегка зеркальные глаза. Обычно вид собственного ужаса приводил добычу в полное отчаяние. Но Нистери знала, что прежде чем острый штырь, расположенный на месте большого пальца, пробьет ее череп, пройдет пара минут. А потом… язык сможет беспрепятственно проникнуть внутрь мозга, и шано отведает свое любимое лакомство.

Нистери медленно присела, изображая ужас, чтобы шано не заподозрили неладное, затем быстро перекатилась, вскочила на ноги и побежала к рычагу отключения. Зверь прицелился и плюнул вдогонку изрядную дозу обездвиживающего яда. Но каким-то чудом ни одна капля не попала на ее кожу.

А Милстред уже задыхался. Ветви сдавили его горло и собирались забраться внутрь, чтобы пробить себе новые проходы и разорвать попавшего в капкан чужеземца.

Нистери почти удалось. Она протянула руку, чтобы схватить рычаг. Но градун опередил ее. Выскочив прямо перед ней, он занес свою длинную лапу. Однако совершить удар шано не успел. Заостренная палка пробила его живот, вонзившись прямо в аводиеву железу. Яд моментально попал в кровь, и зверь зашатался, затем попытался сделать шаг, но тут же упал на землю.

Кемрин хотел забрать «оружие», но второй шано уже приступил к нападению.

- Беги из леса! – крикнул Кемрин.

Но Нистери не могла. Она должна была добраться до рычага. Должна была спасти…

- Беги!.. – прокричал Милстред.

Нистери чуть не заплакала. Она оглянулась и увидела Милстреда. Тот был ранен, шатался, но, благодаря счастливой случайности, живой.

Нистери повиновалась и стремглав понеслась к просвету, указывающему на выход из владений Дивар. Она уже не увидела, как Кемрин выхватил кинжал и отрубил им язык шано ла гранде. Но рев раненого зверя дал надежду, что ее друг выжил.

Не увидела Нистери и еще кое-чего… Она не знала, что произошло с Милстредом после того, как неповоротливый шано нечаянно сдвинул рычаг.

Сначала вокруг было темно. Даже слишком. Но жизнь, а с ней и свет постепенно возвращались. Поднявшись на колени, Милстред попытался осмотреться. Крики справа возвестили, что новые знакомые Милстреда еще живы, но сражение в самом разгаре.

Желая помочь Нистери, он встал на ноги. Вот только сделать шаг оказалось сложнее, чем он думал. Раны были повсюду. Быстро осмотрев порезы, Милстред попытался приободрить себя:

- Бывало и похуже. Это всего лишь боль. Надо только немного потерпеть – дальше будет лучше. Ничего страшного…

Вонь. Такая знакомая, но отчего-то забытая. Будто Вилар был всего лишь сном, видением прошлой жизни.

Милстред оглянулся. В двух метрах от него стоял Ищейка. Медлить было нельзя.

- Керд!.. О, ты кстати. Я нашел девку, но это жуткое дерево… Лучше не бегай здесь. А то ловушки повсюду. А где Лигадос?

Ищейка услужливо поклонился, а затем кивнул в сторону выхода из леса.

- Хорошо, – Милстред выдохнул. – Возвращайся к нему, я сейчас приведу иланийку.

Керд послушно побежал к хозяину. Наблюдая за дракой с шано со стороны, Милстред знал, что визит Ищейки остался незамеченным. И когда Нистери сбежала, а Кемрин отвлекся на градуна, кинжалом рассекая лоб зверя, он нанес удар. Быстрый, точный, достаточно сильный, чтобы «вырубить» человека, но не настолько, чтобы убить.

Кемрин даже не успел понять, что произошло. Он просто упал без сознания. Вытащив из зверя кинжал, Милстред поместил его в руку Кемрина.

- Лучше оставайся здесь, – произнес он. – Я сделаю все, чтобы сохранить ее жизнь.

Милстред осмотрелся, а затем последовал за Нистери.

«Только бы успеть», – думал он, понимая, что есть только один шанс выгодно представить ситуацию.

Вот он – долгожданный выход. Милстред вылетел из леса так быстро, что не сразу смог разглядеть происходящее. Он прикрыл глаза рукой, будто пытаясь притормозить свет, озаряющий все вокруг.

Чья-то рука прикоснулась к его спине. Милстред повернулся. Это была Нистери. Улыбалась ли она или просто также щурилась из-за слишком яркого света? Не успев подумать, она попыталась неловко обнять командующего, но быстро спохватилась и просто прикоснулась лбом к его плечу.

- Ты видел Кемрина? – спросила Нистери, отступая назад.

Милстред, наконец, привык к освещению, но увиденное заставило его измениться в лице.

- Он жив, – прошептал он, хватая Нистери за руки.

А затем его лицо изменилось. Нистери попыталась вырваться. Она ударила Милстреда ногой по колену. И тот вскрикнул от боли. Но руки не разжал. Лишь посмотрел на Нистери так, будто от ее действий зависела их жизнь.

- А я уже думал, твой план окончательно провалился!.. – удивленно произнес Лигадос. – Но эта тварь еще дышит. Так что мы еще можем обойтись малой кровью.

Каждый раз, когда Нистери казалось, что она уже испытала отчаяние, новый поворот событий заставлял ее испытать нечто еще ужаснее. И эти чувства становились отправной точкой для последующей градации отрицательных эмоций. Новый рубеж был пройден только что.

- Да, пришлось повозиться, – усмехнулся Милстред. – В этих лесах монстров не меньше, чем у нас. И повсюду смертельные ловушки.

- Ну, судя по вам, не такие уж они и смертельные, – произнес Лигадос с нескрываемым разочарованием.

- Можешь зайти и сам посмотреть. Кстати, где вы так долго гуляли?

- С одним отрядом сложно осмотреть столь обширные территории. Но Керд никогда не подводит. Возвращаемся в Вилар?

Нистери еще раз попыталась вырваться. С мольбой во взоре, она хотела было просить Милстреда о помощи, но тот лишь сурово покачал головой, давая понять, что они не на одной стороне.

- Вилар пока подождет, – произнес Милстред задумчиво. – Раз уж мы все равно здесь, давайте проверим широту охвата блокировки. Недалеко есть поселение, где собираются те, кто желает получить разрешение на проживание в Иланийсе. Для этого они должны доказать свою значимость, показать мастерство, в первую очередь, способности к управлению Энергией. То есть магия там есть, в отличие от Высших, которые смогли бы отразить наше нападение. Отсюда следует, что поселение Милидук – идеальное место для маленького эксперимента. Если пойдем сейчас, успеем закончить до темноты.

Лигадос хотел было возразить, но почему-то промолчал. Неожиданное решение, учитывая, что на сей раз сила была на его стороне.

- Заметите следы! – приказал Милстред, быстрым шагом направляясь в сторону Милидука. – У нас мало времени.

Лигадос вновь с недоверием посмотрел на командующего. Но сейчас ему было не до игр. Приближение войны заставляло его снова и снова просчитывать все возможные ходы и комбинации. Какое количество эзадорцев потребуется для каждого этапа, сколько воинов можно принести в жертву великой цели, стоит ли брать пленных, чтобы воспользоваться ими в случае возникновения спорных моментов?

- Что ты задумал? – вдруг спросил Милстред, когда отряд покинул земли рода Дивар.

- Победить этих тварей! – ответил Лигадос со злостью. – И лучше не вставай у меня на пути, или познаешь силу накопившегося гнева.

- Ладненько. Я вообще хотел сказать «спасибо», но ты заставил передумать.

- Всегда, пожалуйста. Но запомни, еще один просчет, и я займу твое место.

Милстред усмехнулся, затем подмигнул Лигадосу, хлопнул его плечу и зашагал еще быстрее. Лишь когда отряд вышел к гористой местности, он быстро осмотрелся, проверив, не последовал ли Кемрин за ними, и спустился вниз по склону.

Покинув, наконец, открытую местность, Милстред позволил немного отдохнуть своим воинам. Ищейке же было приказано сползти к реке и там помыться. Вонь эти действия, впрочем, не устранили бы. Но зато пока Керд будет плескаться под водопадом, можно дышать полной грудью.

У приказа Милстреда была и иная цель. Забрав из леса один из «неприятных сюрпризов», он смог быстро найти ему применение.

- Почему мы не пошли через равнину? – Лигадос подозрительно посмотрел на Милстреда.

- Мы на чужой территории. Неизвестно, кто встретится по пути.

При иных обстоятельствах Лигадос, возможно, и поверил бы в подобное объяснение. Но в этот раз слово «подвох» было буквально написано на лбу командующего.

- Это девочка тебя так сильно отколошматила, или в дерево врезался? – поинтересовался Лигадос, пытаясь изобразить сарказм.

- Попался заплутавший иланиец. Но я с ним разделался, – быстро ответил Милстред. – Слушай, а я смотрю, из тебя скоро отменный шутник выйдет.

Как и ожидалось, Лигадос закатил глаза и поспешил уйти прочь от пустых разговоров. Надо было как можно скорее использовать предоставленную возможность.

- Эй, Гивр!.. – обратился Милстред к одному из воинов. – Я действительно так плохо выгляжу?

- Нет, командующий! Наоборот, как истинный виларец.

- Еще один «весельчак» попался… Они что, тоже о какие-нибудь камни остроумия споткнулись? – прошептал Милстред, вставая. Затем он подошел к реке, образовывавшей водопад, и заглянул в водную гладь. – Да уж, этот парень бить умеет.

Осмотревшись, Милстред присел и достал свой фонарь с функцией измельчения неорганических предметов. Кемрину он все равно вряд ли бы пригодился. А сейчас пришелся как раз кстати.

Милстред оторвал кусок от своей рубашки и затем аккуратно извлек им из кармана камень лишения чувств. Затем направил на него «выручалочку» и поспешно убрал руку, позволяя образовавшейся пыли смешаться с водой. Полученная «отрава» пронеслась мимо расположившихся рядом виларцев, и потоком обрушилась на купающегося внизу Керда.

К счастью, вещество было без цвета и запаха, так что Ищейка не заметил ничего подозрительного. По крайней мере, пока не выбрался из воды.

Для Нистери все сложилось даже лучше, чем надеялся командующий.

Виларцы отдыхали, не желая задумываться о причинах внезапного появления крайне приятных ощущений, Лигадос был погружен в свои мысли, а Милстред просто маялся без дела, не обращая внимания, что их главная цель с каждой минутой удаляется все дальше.


***


Нистери затаила дыхание. Ей казалось, что один вздох, и они услышат. Как слышат приближение монстров в Виларе. Но бездействие страшнее. Слишком открытое место. А они все ближе. Через минуту не останется ни шанса сбежать. И если ее поймает Лигадос…

Небольшое скопление камней привлекло внимание Нистери. Но чтобы добраться до них, требовалось проскочить за его спиной. Милстред стоял в пятидесяти метрах. К счастью, взор его был обращен в противоположную сторону.

Не дожидаясь, пока он обернется, Нистери побежала к камням. И через мгновение услышала виларское наречие. Они все были рядом. Керд был рядом…

- В тех зарослях девки нет, – доложил один из виларцев.

- Это бесполезно! Она уже далеко. Может, мы идем вообще не в ту сторону, – устало произнес Милстред.

- Не ожидал такого от тебя, – презрительно прошептал Айрэс, главный следопыт отряда. – А я ведь не верил, когда Лигадос сказал, что это ты ее отпустил. И сейчас отвернулся, когда заметил ее бесполезные попытки укрыться.

Милстред замер. Страх пробежал по его телу. Давно забытое, вытесненное безысходностью чувство. Но это был страх не за себя. Он видел троих сопровождающих, он знал, где Ищейка, потому что все это время контролировал его. Вот только Лигадоса нигде не было.

- Аааа!!! – женский крик пронесся по окрестностям.

Лигадос мертвой хваткой вцепился в шею Нистери. Та даже не успела заметить его приближения. Он появился откуда-то сзади, абсолютно беззвучно, а затем вытащил Нистери из укрытия и бросил на камни.

- Не успела ты добраться домой, девочка! Но не бойся… скоро все твои близкие, друзья, весь твой жалкий зажравшийся мир последует за тобой.

Лигадос ликовал. Ему удалось сломать Нистери. Больше никакого высокомерия, злобы, гнева… Теперь в ее взгляде были только боль и отчаяние. Слезы стекали по щекам.

Лигадос выждал мгновение в надежде услышать мольбу о помощи… И всадил клинок ей в грудь.

- Ну что, чувствуешь, как он пробирается к твоему сердцу. Погоди умирать, хочу начать отрезать тебе голову, пока еще дышишь.

Лигадос замешкался в поисках запасного ножа, на секунду отвернулся. Этого вполне хватило, чтобы Нистери, собрав все силы, вырвала клинок из груди и воткнула куда-то вверх.

В глазах начинало темнеть, но она успела увидеть, как рухнуло тело Лигадоса. Его собственный клинок прошел сквозь челюсть и пробил мозг.

- Острый… – прошептала Нистери, улыбаясь.

Она упала рядом. Последней мыслью проскользнула та первая встреча, когда где-то за тончайшей тканью преграды меж ужасом и счастьем стоял худой парень с пронзительным взглядом синее небес солнечного мира.


***


Наступило утро. То самое утро. Медленно открыв глаза, Нистери попыталась понять, что происходит, жива ли она еще. Боли не было.

«Плохой знак», – подумалось ей.

Не в силах пошевелиться Нистери просто ожидала. Она не знала, где находится. Однако на сей раз ей было все равно. Возможно, потому что в последнее время подобная ситуация повторяется уже неоднократно. Или апатия явилась следствием тех снадобий, которыми ее накачали.

Осознав это, Нистери попыталась повернуть голову. Но из этого ничего не вышло. Что-то крепко сжимало ее шею. Она хотела закричать, однако быстро сообразила, что те, кто отзовутся на ее призыв, вряд ли окажутся друзьями.

К сожалению, Нистери оказалась права. Минут через двадцать к ней подошли трое виларцев.

- Столько проблем из-за одной девчонки, – один из мужчин разглядывал Нистери то ли с интересом, то ли с презрением.

- Ты же понимаешь, что мы все равно одержим верх. Хотя командование в последнее время меняется уж слишком часто, – одноглазый виларец схватил Нистери за волосы. – Но больше тебе ничего не испортить. Это послужит примером всем презренным иланийцам. Они увидят, что бывает с теми, кто так отчаянно сопротивляется неизбежному.

- Что сделали с Милстредом? – Нистери сама удивилась своему вопросу. Похоже, это единственное, что ее сейчас волновало.

- О! Для предателей у нас тоже имеется уникальное наказание. Жаль, ты уже не увидишь, как с твоего подкаблучника сдерут кожу.

Снадобья постепенно прекращали свое действие, и Нистери все сильнее ощущала боль в груди. Судя по всему, рану лишь немного подлечили, чтобы ненадолго продлить ее жизнь. Но с какой целью? Убить на виду у всех? Замучить пытками? Или все же продолжить выполнение плана Милстреда и с ее помощью победить иланийцев?

Наконец, Нистери смогла пошевелить головой. Зрение также почти восстановилось. И к своему удивлению, она обнаружила, что находится недалеко от ворот Иланийса.

- Где Энергия? – спросила Нистери, пытаясь поймать отголоски магии.

- Сама знаешь. – На лице виларца показалось подобие улыбки. – Может, поменять миры местами нам не удалось. Но часть своей работы вы, девочки, выполнили. Теперь нападение будет более результативным.

- Нет… не может быть. Мои действия не могли уничтожить Энергию! Даже просто ограничить.

- Зачем уничтожать? Нам она еще пригодится. Ты просто временно создала огромную зону, где магия Ингстрема не действует. Вернее, ваши правители не чувствуют течение энергетических потоков. Спасибо, детка.

До Нистери, наконец, дошло. Поэтому весь путь домой был сопряжен с такими трудностями, поэтому Милстред говорил об испытаниях на одной из ближайших деревень, поэтому погиб Эльмар… Все из-за нее! Теперь любой, кто попробует спасти ее, заранее обречен.

«А как же Кем? – Нистери попыталась вспомнить, достаточно ли информации получил ее возлюбленный. – Неужели он не заметил? Должен же был. Когда покинул зону воздействия Виларимисо».

Нистери немного приободрилась. Рано или поздно в Иланийсе поймут, что Энергия не поддается контролю именно из-за нее. И тогда убьют.

«Стоп. Тогда почему меня обрадовала мысль, что информация Кема, если, конечно, он смог добраться домой, окажется спасительной? Хотя, да – это определенно важные сведения, пусть они и будут стоить мне жизни. Но все же… Неужели я готова на эту жертву? Если выпадет шанс, смогу ли я сама завершить свой путь в этом мире?»

Нистери не смогла ответить на эти вопросы. Да и не надо было. Она ведь знала себя лучше кого бы то ни было, и прекрасно понимала, что любое принятое решение – это всего лишь мысль, а в своих действиях она чаще всего руководствуется велениями сердца, которое обычно дает команды лишь в самый последний момент.

Да и какая разница, способна ли Нистери убить себя, ради сохранения жизни защитников города. Ведь она крепко связана полатиновыми веревками. А их не под силу разорвать даже самому сильному воину, не говоря уже о хрупкой израненной девушке.

Как же она устала. Решения, решения, решения. Постоянное бегство – куда, зачем? Обязанности и желания, выбор и сожаления. В последнее время слишком многое навалилось на хрупкие плечи Нистери. Но если раньше у нее просто не оставалось времени обдумать происходящее, то теперь каждая минута ожидания доставляла нескончаемые муки.

И вскоре она поняла, почему ей хочется, чтобы о ее роли в грядущем сражении узнали все. В этом случае выбор предстоит сделать другим. И руки запачкать придется тоже им. Ведь как бы ни хотела Нистери разорвать путы и вонзить в себя клинок, она просто не способна на это. По крайней мере, пока.

Прошло еще два невыносимо долгих часа, и горизонт заполнился эзадорскими тварями. Ряд за рядом выстраивались ларзы, забуры и прочие монстры, подчиненные Вилару. Между ними, проверяя прочность телепатических связей, расхаживали сотни аргистров.

До наступления оставались считанные минуты, а Нистери все еще отчаянно выискивала Милстреда. Она понимала, что им уже не суждено встретиться вновь. Но все же так хотелось еще раз заглянуть в эти прекрасные синие глаза, сказать что-то очень важное. Нистери, правда, еще сама толком не знала, что именно, однако была твердо уверена в том, что если бы Милстред оказался рядом, нужные слова нашлись сами.

- Кажется, нам пора, – не скрывая волнения, проговорил один из виларских шестерок.

Охранники встали. На секунду Нистери показалось, что они напрочь забыли о ее существовании.

- Даже не пожелаете удачи?! – язвительно поинтересовалась она.

- Раздосадована, что мы не повелись на твои прелести? – виларцы расхохотались. Один из них остановился, раздумывая, а затем подошел к Нистери вплотную и прошептал ей на ухо:

- Ну, все – представление начинается. Кстати, я поставил на ларзов. Так что, если тебе будет не трудно, кричи громче. Это должно помочь привлечь их внимание.


Глава 16. Война

Тысячи монстров Эзадора в едином порыве неслись в направлении Иланийса. На их пути была только Нистери. И она знала, что произойдет. Семья, родные, Кемрин… Все они станут свидетелями ее неминуемой гибели.

«Только ни звука», – уговаривала себя в мыслях Нистери. Этот мерзкий виларец не должен был выиграть.

Понимая, что вырваться не удастся, Нистери все равно отчаянно пыталась освободить руки. Кровь уже обагрила веревки, и сейчас большие красные капли падали на землю, призывая существ отведать ее плоть.

- Милстред, – прошептала Нистери.

Она знала, что он не услышит. Что в этот раз не сможет помочь. Но как бы Нистери не хотела ненавидеть этого виларца, Милстред оказался единственным, о ком она сейчас волновалась. Любой расклад в этой войне неизбежно приводил к его гибели. И лучше бы Милстред погиб на поле боя.

Понимая, что у него не осталось друзей, не осталось тех, кто готов защитить, Нистери вспомнила подземелье в одном из замков рода Дивар. Она была там лишь однажды. И увиденные приспособления наверняка быстро покинули бы память пятнадцатилетней девушки. Если бы не гнетущая атмосера и гримаса ужаса на лице служанки, которая сбилась с ног в поисках исчезнувшей Высшей.

«Уже скоро», – подумала Нистери, когда до первых тварей оставалось метров двести.

Она зажмурилась, прижалась к стенке своего временного укрытия и постаралась хоть как-то отвлечься от нарастающего грохота.

В этот момент невидимая завеса позади нее спала. И взору нападающих открылись бесконечные ряды войск со всего Ингстрема. Армия за армией. И у каждой – мощная защита. Нет, не магическая. Единоличное использование Энергии Иланийсом сослужило в этот раз остальным воинам добрую службу. Не успев «разлениться», они нашли реальные способы обороны – те, которые выстоят не только нападение таких же обычных армий, но и смогут задержать войска, использующие магию. И некоторые в этом преуспели особо.

Эзадорские создания замедлились, а вскоре и вовсе остановились. Без настоящего командующего, способного моментально просчитать результат любого действия, виларцы не смогли принять единого решения. И монстры поспешили назад.

Слезы надежды растеклись по щекам Нистери. Ещё есть шанс. Ещё несколько вдохов чистого иланийского воздуха.

Невидимая завеса была не результатом применения Энергии. Сплав эбидия и горланда, выполненный по специальной технологии и в обязательной пропорции – три к одному. Этот лист протяженностью пять километров и высотой двадцать пять метров не только дает непрошибаемую защиту, но и обладает специфическими отражательными свойствами. При определенном угле наклона данный материал «запоминает» открывающийся вид и после поворота на протяжении некоторого времени показывает именно его. Так войско, пришедшее после установки листа, оказалось невидимо для противника.

Когда же лист повернули снова, материал стал прозрачным. И в этот момент виларцы поняли, что бойня окажется куда более жестокой, чем они надеялись. К тому же без Милстреда управление существами было слишком сложным и небезопасным.

Ингстремцы не шевелились. Как будто ожидали чего-то. Может, сигнала к атаке или первого хода противника. Лишь ненависть в глазах и напряжение в позах выдавали их намерения.

Сегодня слов не требовалось. Все уже было обговорено не один раз и детально проработано. Каждый командующий подготовил своих людей и дал им стимул сражаться.

Как результат, ни один воин не дрогнул. Ни с одной, ни с другой стороны. Все они просто смотрели на противника, силы которого простирались за горизонт. И не было видно конца и края этим разношерстным полотнам, готовым превратить луга Нирави в одно кровавое болото.

А где-то посреди находилась Нистери.

- Слишком много вы о себе возомнили, – с презрением проговорила она, пытаясь вырваться из оков.

Тем временем ряды виларцев пополнились тремя главинами. Обисир, Занерий и Жениро из сторонних наблюдателей превратились в командующих, отдающих прямые приказы.

- Зачем вы остановили наступление?! – с ненавистью провизжал Занерий.

- У них слишком мощная защита. Мы подумали, что неправильно бросать сразу наши основные силы, – ответил Дарко, один из лучших оставшихся аргистров.

- Поэтому давайте не посылать никого! – казалось невозможным, но голос Занерия стал еще противнее.

- Кошмар наяву, – прошептал Обисир. – Мы слишком долго ожидали этой битвы. И при этом умудрились все испортить. Слепая месть… Посмотрите внимательно. Впереди совсем не те, кого надо наказать.

- Они з...зз-нали, что мы удар…рим здесь. С-слишком долго. Мы сами выд-дали свои п..планы. Надо было дейст…стов…вовать быстрее, – придерживая вновь отошедшую от опор челюсть, вступил в разговор Жениро.

- Кстати, почему-то иланийка выглядит совсем незащищенной, – произнес Обисир. – Все аргистры в курсе, что монстры не должны к ней прикасаться?

- Нас оберегает наша часть Энергии. Пускай она оправляется на тот свет вместе со своими сородичами!

- Занерий, пожалуйста, будь благоразумен. Мы на их территории. И без участия Линдрена все жители Ингстрема объединились против нас. Но ведь этого не следовало допускать. Сейчас я вижу, что мы дали слишком много власти в руки всего одного человека. И после его предательства не осталось никого, кто мог бы заменить его, кто знал бы его планы.

- Обисир, не говори мы. Лично я всегда был против. А согласился лишь для того, чтобы лицезреть мучения иланийцев. Девчонке же пора умереть. Их и наши войска перемешались. Иланийс не станет наносить удар, который уничтожит всех, – оценил ситуацию Занерий.

- И что же им помешает это сделать?! – произнес Обисир с усмешкой. – Ты видишь среди воинов хоть одного иланийца? Думаю, Нистери для этих трусов ценнее войск позади нее. Так что сделай милость, не возражай против ее защиты. Хотя бы пока мы не поймем намерения врага.

- И раз их воины не спешат освобождать Нистери, впереди наверняка ловушка, – добавил Дарко.

- Или сучка им нафиг не нужна, – с сарказмом произнес Занерий.

- Думаешь, за нее готовы умереть только иланийцы, – продолжил Обисир. – Не думаю, что нам позволят убить Нистери. Если даже нашлись желающие отправиться в Вилар…

- Больше нам действительно нечего обсуждать, – прервал друга Занерий. – Значит, мы посылаем эзадорцев? Вернее, их часть. Не самую лучшую, конечно. Так что давайте решать, кто подойдет для первого акта.

- Раз они не переходят черту, то коротоиды отпадают. Наверняка, подземная защита.

- Точно. Зеркало, или как еще можно назвать это их прозрачное полотно. Не важно. Оно тоже может выполнять защитную функцию. Против яда, например.

- Лог…гично. Поо-годите… Что мы тво-р…им?! – в сердцах воскликнул Жениро и так сильно ударил по челюсти, что она неожиданно вновь закрепилась на месте. – Все эти годы Вилар мог только мечтать о жесточайшей мести, которая растечется бальзамом на наших истерзанных душах. И вот сейчас враг впереди. Дак зачем медлить? Плевать на планы этого предателя, на наспех подготовленные ловушки, на связанную девицу, которая должна оберегать наши войска от Энергии!.. Ведь мы всегда знали, что представившийся шанс – билет в один конец. И не важно, как закончится эта битва для нас. Главное, Иланийс никогда больше не будет прежним!

- Позволю себе не согласиться с подобной точкой зрения. – Обисир пристально осматривал выстроившиеся впереди объединенные войска Ингстрема. – Сражаться то мы будем с бывшими соседями Вилара. Лично я не вижу ни одного иланийца. Возможно, еще не поздно провести переговоры. Если они поймут, что настоящий враг спрятался за их спинами...

- Плевать, кого мочить, – с ненавистью сплюнул Занерий. – Все эти твари виновны. Вон, один уже договорился, втюрился в девку и предал нас. Так что давайте перережем всех, кто встанет у нас на пути, а затем я лично буду цикл за циклом отрезать по кусочку от этого мерзавца.

- Ладно, не буду спорить, – с грустной улыбкой проговорил Обисир. – Я тоже устал. И наши голоса равны. Раз уж большинство решило, давайте начинать бойню.

С этими словами главины подняли руки и сжали кулаки. Приказ был исполнен незамедлительно. Тысячи монстров, контролируемые пятидесятью лучшими аргистрами Вилара, понеслись на встречу с неизвестным противником.

- Вот и все, – ухмыльнулся Врим Гуиза. – Лобовая атака – единственное, до чего виларцы смогли додуматься. Хотя, имея в наличии практически неубиваемых монстров, сметающих все на своем пути, можно не сильно заморачиваться. Что ж… Все готовы?! Без моей команды не шевелиться.

Прошло лишь несколько минут, но для Нистери они показались вечностью. Когда атака, наконец, началась, она облегченно вздохнула. Конец близок. Больше никаких страданий и мучений. Главное, чтобы смерть была быстрой.

Но Нистери не повезло даже в этом. Существа, управляемые ненавистью Вилара, пока не проявляли к ней интереса. Они неслись к занавесу врага с одной лишь целью – выполнить возложенную на них миссию.

Внезапно большая часть монстров замедлилась. Оставшаяся сотня на полном ходу врезалась в зеркальную защиту. Но каким бы хрупким ни казался занавес, первый удар он выдержал.

Эзадорцы отскочили. Теперь впереди оказались забуры и дироды. Последние должны были своими мощными лбами пробить «зеркало», забурам же приказали усилить удар, а после прорыва разорвать всех поблизости.

Однако когда до занавеса оставалось около двух метров, он вспыхнул настолько ярко, что на секунду ментальная связь оборвалась, и среди эзадорцев начался хаос. Увидев себя в незнакомом месте с существами, зачастую являющимися природными врагами, монстры чуть было не истребили друг друга. Неистовый рев и крики наполнили поле боя.

Ничего не видя, дамиранцы тем не менее набрасывались друг на друга, словно точно знали о местах нахождения представителей других враждебных видов. К сожалению, виларские аргистры оказались довольно хороши. И вскоре смогли утихомирить взбесившихся зверушек.

Поскольку забуры не могут закрывать глаза, и яркий свет доставляет слишком сильную боль, их место заняли ларзы. Не все, конечно. Эти твари были слишком ценны, чтобы отправлять их в потенциальную ловушку. Но все же лишь ларзы могли выжить практически в любых условиях. И оказавшись по ту сторону занавеса не почувствовать горящей под ногами земли.

И снова боль и хаос в рядах эзадорцев. В их мире никогда не было так жарко. Конечности и части тела, соприкасающиеся с землей, практически моментально превращались в слизкую жижу. Но чем больше монстров приносилось в жертву, тем легче было идущим по их стопам продвигаться вперед.

Ингстремцы не собирались ждать момента, когда их земли окажутся залиты расплавленными останками незнакомых тварей. Битва еще только начиналась. И лишь часть монстров угодила в ловушку.

- Добиваем! – отдал приказ своим воинам Дасс Лим, командующий куриалами.

Но вареки и на этот раз их опередили. Сотни снарядов-меток направились в копошащиеся ряды эзадорцев. К сожалению, полученные в результате раны не были смертельными. Только не для ларзов. Раззадоренные строптивостью своей еды, около десятка этих тварей смогли оторваться от «болота» и наброситься прямиком на куриалов. Однако поймать столь подвижных воинов оказалось не простой задачей. Каким-то непостижимым образом, куриалы умудрились не только отпрыгнуть из-под удара, но и сделать это в унисон. Ни один камнеед не столкнулся с другим, никто не оказался на пути у своего соплеменника. И это выигранное мгновение, эти секунды, позволили варекам осуществить сотни точных выстрелов. Только теперь они использовали не обычные метки, а разрывающие плоть снаряды с замораживающими капсулами внутри.

Ларзы рассвирепели. Боль была им неведома, но желание этих монстров поглотить свои жертвы росло прямопорционально попыткам остановить нападение. После же выстрелов движения ларзов оказались значительно скованы. Некоторые конечности уже отлетели и валялись на земле, уничтожая своей слизкой кровью все отростки жизни, еще не загубленные на первом этапе сражения. Оставшиеся же – были либо значительно парализованы, либо просто не могли выдержать веса своих хозяев.

Главины не ожидали такого сопротивления. И вину за происходящее они целиком возлагали на Милстреда. Уж слишком много времени бывший командующий отдал своим магическим играм, давая иланийцам возможность изучить врага. И как ему только удалось заставить всех практически беспрекословно исполнять любые его требования? Неужели он заранее готовился к предательству? Может, он просто изначально хотел получить лишь девушку?

Конечно, если бы главины могли сейчас рассуждать здраво, они сразу бы осознали, что подобные подозрения не имеют никаких оснований. Но разве есть потребность в правде, когда все хотят только мстить, и мстить жестоко?

- Нельзя давать им передышку, – с несвойственной ненавистью в голосе проговорил Обисир. Маска мудрого старика пала, и теперь даже этот, казалось бы единственный здравомыслящий главин, желал лишь убивать, давая своей истинной сути проявить себя. – Плевать на ловушки. Отправляйте всех!

Яркий свет и горящая земля больше не причиняли монстрам боли. Аргистры смогли убедить их в этом. Смогли благодаря одиннадцати жизням, отданным во время устранения сбоя ментального подключения.

Существам тоже пришлось принести жертву. Две сотни чварков, которых захватили с собой как раз для подобных действий, выбежали прямо на огонь, создав в результате своего рода болото. Когда пламя приутихло, лавина монстров приняла «приглашение» и направилась по телам своих сородичей прямиком к следующим ловушкам.

Здесь собрались почти все представители Эзадора: забуры и элики, риктры, доронавты, ларзы, мизории, барисы, дироды и прочая мерзкая живность. Даже два трабаля, на управление которыми сейчас была направлена почти вся мощь артефакта Дерина, грозной поступью направлялись на многочисленные войска объединенной армии. Но кого-то все же не хватало.

Коротоиды, еще одни существа, контроль над которыми не требует значительных усилий, никак не показывались на поле боя. Аргистры не сразу заметили отсутствие этих подземных монстров. Уж слишком много сил отбирало управление огромным войском столь «разношерстных» дамиранцев, в особенности, обезумевшими от боли ларзами.

А Высшие заметили. Зал наблюдения, расположенный на верхнем этаже Маяка Надежды, был оборудован всеми возможным приспособлениями и механизмами для получения детальной картины окружающего мира. Телескоп антисвета, например, предоставляет возможность разглядеть события, сокрытые от взора практически любыми природными материалами. И в данном случае, благодаря ему правители Иланийса стали свидетелями ожесточенного сражения, развернувшегося в недрах земли.

Несколько тысяч коротоидов вгрызалось в твердые породы эбидия, прокладывая себе путь как можно ниже огненного поля. Здесь, на глубине в семьдесят метров, они были все так же опасны. Хотя и заметно медленнее из-за металлической преграды.

Однако приказ есть приказ. Главины не желали попадать в очередную ловушку и предпочли, чтобы коротоиды пошли обходным путем. Где те и повстречались с армией брагзов.

Мало кто видел этот славный бой. Стоивший многих жизней, но все же надолго впечатавшийся в память правителям города. Если бы только они могли хоть чем-то помочь…

К сожалению, без Энергии лишь у некоторых народов оказались средства для проникновения вглубь земли. Но их катастрофически не хватало. Поэтому брагзам пришлось встречать врага практически в одиночку. Момент, когда армии столкнулись, ознаменовался таким подземным толчком, что даже два трабаля, как раз подоспевшие к очередной наземной атаке, на мгновение потеряли равновесие.

Бурилки брагзов со скрежетом вонзались в челюсти коротоидов… Или это эзадорские «черви» вгрызались во все, что сдерживало их продвижение. В любом случае, вопрос стоял, кто первым разорвет врага: пробьют ли брагзы мозговые ткани коротоидов или же дамиранцы своими мощными челюстями раздробят спусковые механизмы бурилок.

На поверхности тем временем, в бой вступали все новые и новые существа. И как ни желали виларцы увидеть падение Иланийса, пока им приходилось только направлять своих питомцев на все увеличивающиеся ряды разношерстных армий.

Ловушка за ловушкой – продвижение дамиранцев постоянно замедлялось. Похоже, многие обитатели этого мира не желали мириться со своим положением. Ибо даже Высшие оказались удивлены тем количеством разнообразных устройств и механизмов, которыми их союзники резали, кололи и ударяли существ Эзадора.

- Некоторые явно готовились к войне не только друг с другом... – Ардо внимательно рассматривал боевые способности каждой армии. – Эти воздействующие на слух и зрение снаряды как будто специально созданы для борьбы с магами.

Остальные промолчали, но никто не сомневался, что если бы не общий враг, иланийцам рано или поздно пришлось бы побороться за свою роскошную жизнь. И план Милстреда касательно молниеносной победы вполне мог бы осуществиться при правильном подходе к правителям других земель Ингстрема.

А так, сражаться приходилось за каждый метр огромного поля, еще совсем недавно расцвеченного всеми красками, на которые только способна природа. Надо признать, объединенные войска подошли к обороне города со всем тщанием. А их стойкость вообще была достойна аплодисментов.

Даже странно, как затаенная обида на одних после столь длительного ожидания может выплеснуться на других с такой силой, что любая преграда на пути этого потока будет восприниматься лишь как временное затруднение. Безудержная ярость, которая подобно вирусу распространялась в том числе и на вполне дружелюбных существ, не давала врагу прорваться, моментально перекрывая еще только намечающуюся брешь всеми доступными средствами.

Врим Гуиза четко очерчивал вокруг себя круг, быстро размахивая резалем. Длинное копьевидное оружие имело множество выдвигающихся лезвий, каждое из которых рассекало любую плоть с невероятной легкостью. И хотя вокруг главы вареков уже образовались приличные «горы» из останков дамиранцев, существа и не помышляли сдаваться, продолжая нападать с удвоенным упорством.

Казавшееся поначалу мелким, озеро тоже хранило свои секреты. И первые твари, посмевшие коснуться его вод, были «озадачены» палицами бардосов.

Видневшееся дно, на поверку оказавшееся всего лишь тканевой завесой, исчезло, и полуводяные начали захватывать по несколько существ, утаскивая их как можно глубже, чтобы уже там нанести смертельные удары в привычной и дружественной среде.

Но чем больше монстров попадало в водную ловушку, тем меньше бардосов могло продолжать бой. Заметив, что соседи не справляются, к озеру поспешили жины. Высокие, немного нелепые обладатели пяти цепких рук, в каждой из которых было закреплено по шаромету, они спешно направились к озеру. Но выпущенные жинами снаряды в воде слишком быстро замедлялись и не могли нанести серьезного ущерба. Поэтому им пришлось переключиться на еще только подступающего врага.

Однако даже этот маневр дал временную передышку бардосам, а нарколи, стремглав бросившиеся на помощь полуводяным, хотя и ценой многих жизней, но все же смогли переломить ход подводной схватки. Данный жест оказался залогом крепкой дружбы между двумя ранее никогда не общающимися народами.

Озеро было не единственной живой ловушкой. Поначалу оставшиеся незамеченными бугры на почве, при приближении монстров зашевелились и принялись маневрировать между многочисленными смертоносными конечностями. Красы, хищные существа с довольно развитым самосознанием, меняли свою дислокацию невероятно быстро. Но этого все же оказалось недостаточно, чтобы избежать больших потерь.

Змееподобные обитатели горного города Красилий продолжали ползать и снизу отсекать конечности врага. И без помощи извне смогли бы протянуть минут десять. Однако они были частью объединенных войск, вполне способных побить Вилар его же главным козырем – разнообразием своих смертоносных солдат.

В небе появились молипасы. К всеобщему удивлению летели эти существа достаточно высоко. И это несмотря на довольно тяжелый груз, который им предстояло отправить прямиком на вражеские головы. Видно, страх действительно творит чудеса, заставляя лень отступать, давая тем самым место проявлению истинных возможностей.

- Небо! – быстро отдал приказ Обисир.

Полторы сотни крабилов расправили свои крылья. Они воспарили ввысь и направились к молипасам.

К счастью для жителей Ингстрема, эти дамиранцы не были столь живучи. Однако и молипасы не ведали схваток страшнее, чем их непродолжительные стычки за самые сладкие плоды милижики.

А потому еще оставшиеся в строю вареки и куриалы, а также довольно меткие для своего подкожного зрения акуры начали обстрел крабилов. Нельзя было позволить приблизиться к молипасам, пока те не скинут все снарядные бочки с прожигающим все и вся изирилом. Спасибо, Ольдару Нирави. Он изготовил это оружие. И он же позаботился о том, чтобы распыление не затронуло сражающихся у самой земли красов.

Но как бы там внизу не старались, часть крабилов все же достигла своей цели, и длинные языки принялись распространять свой смертоносный яд. И тут выяснилось, что молипасы могут летать не только достаточно высоко, но и довольно быстро. Выпустив из лап все имеющиеся у них бочки, они рванули назад с такой скоростью, что большинству языков крабилов пришлось вернуться в рот хозяев, так и не поразив ни одного врага. При этом жала, которые все же остались на молипасах, не причинили им вреда. А все из-за толстого слоя меха и жира, который не позволил яду распространиться в кровеносную систему.

Увидев, что небо вновь очистилось, аргистры развернули оставшихся крабилов назад. Этим существам изначально отвели совсем другую роль – при отступлении они должны были прикрывать главинов своими огромными крыльями. Взлетать и, умирая, падать на противника, накрывая их сверху, не позволяя добраться до повелителей Вилара.

А тем временем за куриалов взялись барисы. Эта игра в прыжки-отскоки, с непрекращающимися попытками дамиранцев откусить кусочек чего-нибудь живого, издалека могла выглядеть даже забавно, если бы не имела столь неприятных для обеих сторон последствий.

Вскоре подоспели и душители-мизории. Совсем немного. Но свое количество эти дамиранцы компенсировали многочисленными щупальцами, которые удлинялись до пяти метров и не разжимались даже после смерти хозяина. Лишь отрубив одну из таких конечностей, можно было положить конец мучениям захваченной жертвы.

В битве с мизориями отличились гистры. Они на один день позабыли о вечной депрессии и благодаря «целительному» нектару, изготовленному молипасами из так любимой ими милижики, пищали, визжали, и без малейшего страха, безумно стуча зубами, цеплялись за извивающиеся щупальца, а затем быстро отрубали их клинками, сжимаемыми в ножных ладонях.

Земля зашевелилась. Это остатки армии коротоидов, которые смогли проскочить мимо бурилок брагзов, наконец, добрались до указанной цели.

Двухголовые злюки не преминули воспользоваться выгодным положением по отношению к этому виду дамиранцев и, деловито размахивая малополезными в подобной схватке клинками-факелами, направили своих гастритов прямиком на выпрыгивающих коротоидов.

Очередной «челюстной бой» остался за объединенной армией. Но здесь стоит заметить, что если бы не пригоды, которые старательно обезопасили рты и желудки гастритов от попадания смертоносной крови червей Эзадора, исход, скорее всего, был бы совсем другим.

Раздался грохот. Это один из трабалей, наконец, не выдержал бесконечных ударов и свалился на бок. Варекам большего и не требовалось. Огромный тесак, расположенный на управляемом десятью воинами устройстве для пробивания стен, быстро отделил голову монстра от его тела.

Вареки тут же отстегнули, пришедшее в негодность после яда трабаля, лезвие и вставили новое. Раньше они не были уверены, что тяжелый и медленный разрубатель окажется полезен в сегодняшней битве. Но когда убийство монстра сопряжено с риском мгновенной гибели от его крови, устройство, способное перерубить главную артерию и не дать погибнуть нескольким отличным воинам, может оказаться как нельзя кстати.

Ритм битвы все нарастал. И Высшие, прекрасно понимая, что, а вернее КТО, является причиной перенаправления сил Энергии, отчаянно искали иной выход из сложившейся ситуации. Эльвиса с ужасом взирала на поле боя, не желая даже думать о нападении на дочь.

- Эльви, пожалуйста, я понимаю тебя, как никто другой. – Ардо нежно положил руку на плечо женщины. – Но мы бессильны. Если так пойдёт и дальше, шансы Иланийса на победу продолжат стремительно снижаться.

- Её надо вытащить оттуда! Это не обсуждается. Я уже потеряла дочь однажды. И снова…

Эльвиса замолчала. Она просто не могла больше вымолвить ни слова, чтобы не заплакать. А слезы – это не то, что необходимо показывать у всех на виду. Гордо подняв голову, женщина отошла от Ардо и, подойдя к мужу, взяла его за руку.

- Они все равно догадаются, – грустно проговорил Кристиан. – Далеко не все жители Ингстрема идиоты. И многие прекрасно разбираются в потоках Энергии. Они уже наверняка заметили, что Нистери охраняют. Так что это лишь вопрос времени – когда наши союзники поймут, что бездействие Иланийса связано именно с Нис. И я не хочу застать этот момент.

Кристиан быстро отвернулся и пошел прочь от окон. Эльвиса хотела последовать за ним, но ее внимание привлекла яркая вспышка немного в стороне от поля боя.

Какой-то человек пересек границы миров и теперь направлялся в самую гущу событий. Посветлевшие волосы и раны на лице не сразу позволили узнать в нем бывшего командующего Вилара.

- Его надо остановить, – указывая на Милстреда, произнес Ольдар Нирави.

- И не просто остановить!.. – Ардо сжал бокал так сильно, что тот лопнул в его руке, обагрив пол кровью главы Совета. – Уничтожить! Стереть с лица земли! Стереть любую память о нем. Я даже не хочу участвовать в этом. Пусть познает милосердие Иланийса – быструю смерть. Хотя эта мразь ее не достойна. Но мне все равно. Я просто хочу, чтобы его не стало.

Ардо побагровел. Никто и никогда еще не видел его таким. Ненависть, гнев и боль уступили место чему-то по-настоящему пугающему. Казалось, ещё немного, и Энергия всего сущего просто выплеснется наружу, уничтожая все на своем пути.

- Ардо, не смотри туда! – Подойдя к главе Совета, Эльвиса схватила его за голову и силой повернула ее в свою сторону. – Теперь ты послушай. Мы сейчас действительно бессильны. Но разрушение Иланийса – это тоже не выход. Возьми себя в руки! Там моя дочь, и мы должны спасти ее. А после – спасти свой город. Вспомни, сколько у нас оказалось союзников. И они все сейчас там внизу, преграждают путь врагу. Нашему врагу. Они гибнут там, не зная, что обрекли себя лишь из-за неспособности Иланийса идти до конца. Поэтому давайте исправлять ошибки предков. Ардо, мы все чувствуем, как Энергия переполняет тебя, как силы уже готовы вырваться наружу. Дак примени же это по назначению. Ольдар, скажи, как нам раз и навсегда уничтожить Эзадор.

- Ты же понимаешь, что все их монстры и мужчины сейчас здесь? И все равно предлагаешь, направить Энергию на мир, где остались лишь женщины и дети? – Ольдар скорее не спрашивал, а просто говорил то, что от него ожидали услышать.

- Нет… Я предлагаю, показать им нашу силу! Если там остался хоть кто-нибудь важный для них, они отпустят Нистери и вернутся домой. Или хотя бы просто отпустят Нистери. Это мое предложение – их мир в обмен на мою дочь. А дальше мы сами сможем постоять за себя. Это будет уже наша война.

- Или воспользуемся шансом на победу, который, скорее всего, ведет к смертельной ловушке. – Ардо отвернулся от поля боя и вопросительно посмотрел на остальных. – Мы знаем, где оно находится, и ведь это не только молниеносное окончание войны, но и решение проблем с глобальной Энергией. Думаю, стоит рискнуть.

- Я должна пойти! – Эльвиса сделала шаг в сторону выхода.

- Нет, – Ардо постарался произнести это единственное слово как можно более спокойно. Он не желал оскорбить чувства подруги. – Тебе лучше остаться здесь. Из Высших я возьму только Калгера и Гевина, если они, конечно, не возражают. Думаю, наших сил для поиска должно хватить. Остальных же попрошу не принимать поспешных решений и не пытаться уничтожить Вилар, пока мы там.

- Пожалуй… стоит рискнуть. – Гевин Вардон всё ещё внимательно следил за передвижениями Милстреда. – Похоже, у нашего врага возникли разногласия, а это значит, что у Линдрена могло не хватить времени на поиски нового тайника.

Ардо уже направлялся к выходу, но после слов Гевина резко развернулся и произнес:

- Насчет этой мрази... – Он указал на Милстреда, отбивающегося от нескольких виларцев. – Я должен увидеть его страдания! Или хотя бы его истерзанный труп.

- Секундочку… – Эльвиса с удивлением разглядывала происходящее. – Но почему он сражается со своими?

- Какая разница?! – Ардо попытался сделать вид, что происходящее его мало волнует. – Плевать на их внутренние разборки! Пусть перебьют друг друга…

Ардо Дивар покинул Маяк Надежды. Но его желание равнялось приказу. Пометив Милстреда как главную цель, Высшие надеялись на мучительную смерть убийцы их детей.

Однако чем дольше Эльвиса наблюдала за ним, за тем, как этот мужчина отчаянно сражается, как ускользает от одного клинка и заставляет другой впиться в своего же хозяина, тем любопытнее становилось, как получилось, что командующий, во власти которого было использовать Виларимисо, теперь пытается помешать своему же плану.

А Милстред не собирался останавливаться. Разобравшись с воинами Лигадоса Вирто, он побежал сквозь армию монстров, монстров, уже более не чувствующих его власть над собой.

Главины не сразу заметили появление Милстреда, и лишь это помогло ему зайти так далеко. Однако удача не сопутствует вечно. Поняв, куда направляется бывший командующий, Занерий срочно отдал приказ направить все свободные силы на уничтожение предателя.

Два десятка монстров остановились. Словно смена алгоритма, новые инструкции аргистров потребовали дополнительного времени на свое внедрение в разум смертоносных существ. И эта заминка дала Милстреду призрачный шанс на выживание.

Одно прикосновение – и пара ближайших ларзов вновь оказалась в его власти. И хотя это подчинение не шло ни в какое сравнение с утраченным абсолютным телепатическим контролем, Милстред не собирался сдаваться. Отпрыгнув от вынырнувшего коротоида, он схватил валявшийся обриг и запустил им в открытую пасть забура. Что-то больно кольнуло в локоть. Оглянувшись, Милстред увидел виларца, готовившегося ко второму выстрелу. Но тот не успел. Половина головы, которая с трудом повисла на исполосованной шрамами шее, уже не могла отдавать приказы телу. И через мгновение виларец рухнул на землю.

Милстред посмотрел в направлении, откуда была выпущена метка. Вареки…

- Их мне только не хватало!.. – устало выдохнул Милстред, направляя крилет в сторону не в меру активного чварка. – Но все равно, спасибо.

Конечно, слов бывшего командующего никто не слышал, но все же вареки пока не спешили нападать на него. Уж больно хорошо этот виларец знал слабые места монстров. А вмешиваться в междоусобные разборки врага вообще огромная глупость.

Иланийцы, однако, не стали прислушиваться к голосу разума. У них был приказ. А потому отряд из одиннадцати человек отделился от основных войск и поспешил на встречу с ненавистным виларцем.

Но Милстреда сейчас не волновали иланийцы, ему было плевать на вареков, коротоидов и забуров. Как, впрочем, и на всех остальных существ, бегающих вокруг. Энергетическая ловушка, придуманная им самим же, удерживала ту, что была дороже всего на свете. Сколько бы Нистери не пыталась, она не могла выбраться. Ведь полатиновые путы нельзя разорвать. А кровь лишь подкармливает хищный стержень этих самовосстанавливающихся веревок.

- Обернись… – прошептал Милстред, надеясь напоследок хоть как-то попрощаться с девушкой из своих грез, но Нистери была слишком далеко, даже если не учитывать армию монстров, пытающуюся не допустить врага на подконтрольную им территорию.

Всё было напрасно. Стоило только Милстреду уклониться от очередного щупальца или хвоста, как с другой стороны уже слышались выстрелы иланийцев. Очередной залп помог пережить забур, который, увидев Милстреда, бросился вперед и прикрыл тем самым его своим телом.

- И тебе спасибо, – ухмыльнулся Милстред, касаясь забура. Из-за множества огнестрельных ранений тот вырвался из-под контроля аргистров. – Знаю, больно. Но ты сам виноват. Захотел меня скушать.

Забур затих. Словив нужную волну, Милстред развернул монстра и направил его на расчистку пути. Сейчас всё решали секунды. И Милстред понимал это как никто другой. Лишь движение вперед, быстрое, с изменяемой траекторией.

Пока иланийцы ещё жаждали крови бывшего вражеского командующего. Но их выстрелы становились все менее прицельными, а возросшее количество монстров просто не позволяло подобраться к Милстреду вплотную. Поэтому пришлось отступить. Все-таки месть – это не то, чем следует руководствоваться на поле боя.


Глава 17. Хаос мести

Нистери зажмурилась. Больше ничего нельзя было сделать. Сейчас она пленница омерзительного врага. И единственное, о чём можно мечтать – это быстрая смерть.

Раздался мощный рев, затем дикий стон. Эзадорские твари пронеслись совсем рядом, Нистери это кожей почувствовала.

А после затряслась земля.

«Коротоиды. Это плохо. Они могут и не добить», – пронеслось в её голове.

Прикосновение. Столь нежное… Нистери приоткрыла глаза, думая, что, возможно, уже находится в ином измерении, куда входа живым нет. И заплакала.

Это был Милстред. Весь в синяках и ссадинах, но главное – реальный. Он ничего не сказал, просто начал перерезать полатиновые веревки. Однако в его взгляде Нистери обнаружила все, что не смогли бы передать никакие известные слова. Маски, наконец, оказались сброшены. И перед Нистери предстал обычный человек: молодой мужчина, которого судьба забросила в самое пекло, но надежда и нечто свыше дали шанс на призрачное будущее, где, возможно, получится испытать хоть немного счастья.

Нистери зашевелила губами, желая произнести что-нибудь успокаивающее. Однако подходящих слов просто не нашлось.

Перерезав одну из веревок, Милстред посмотрел на нее. И она почувствовала всю его вину, его боль, его нежность, его любовь... Теперь Нистери – единственное, что осталось у него во всех известных и скрытых вселенных.

- Прости, – наконец, проговорил Милстред. – Это все из-за меня. Знаю, что нет ни единого шанса…

«Что они с тобой сделали?» – подумала Нистери, но не решилась задать этот вопрос. Она могла лишь догадываться, какое наказание должен был понести виларец за помощь иланийке. Но главное – он еще жив. И пытается помочь, исправить содеянное…

Зубастые щупальца пронеслись всего в сантиметре от головы Милстреда. Но тот быстро среагировал, отрубив клинком одну из самых проворных конечностей риктра. А уже через секунду Тисо мертвой хваткой вцепился в обидчика своего хозяина.

Выдохнув с облегчением, Милстред вновь вернулся к полатиновым путам. Пока ларз, неизвестно как обнаруживший его в этом побоище, продолжал пресекать попытки нападения, он мог не оглядываться назад.

- Что с твоим контролем? – спросила Нистери.

Милстред ничего не ответил. Он лишь с удвоенной скоростью продолжил перерезать путы, не позволяющие Нистери покинуть поле боя.

Это было вопросом времени, когда виларцы вновь набросятся на своего бывшего командующего. И если риктр оказался просто «приветом» от одного из не слишком умелых аргистров, то на подходе уже была очередная волна, готовая смыть любого на своем пути.

К счастью, этот выброс дамиранцев оказался последним. И основная его цель маячила впереди. Наконец, разбросанные по всему полю боя армии защитников Иланийса сейчас представлялись более легкой добычей, а подготовленные с таким старанием ловушки иссякли, не успев оприходовать весь поток монстров.

Однако защита Ингстрема все равно оказалась слишком сильна. Если бы только Вилар продолжал следовать плану Милстреда и смог разобщить или даже перетащить на свою сторону другие города и поселения этого мира… Но нет, своими разрушительными действиями и угрозами главины лишь сплотили некогда разобщенных жителей Ингстрема. И оборонительные умения их воинов не были основаны на использовании Энергии.

Это оказалось главным просчетом Вилара. Теперь для продолжения войны на равных нельзя было допустить пополнения рядов бойцов Ингстрема. А если энергетические потоки восстановятся, то ненавистные иланийцы и вовсе окажутся непобедимы.

Ценность Нистери возрастала с каждой минутой. И действовать приходилось осторожнее – она должна остаться жива. Довольно сложная задача для нападающего, каждый удар которого сопряжен с истреблением всего живого в зоне своего попадания. Здесь требовались монстры иного рода. В псевдочеловеческом обличии, но столь же безжалостные и уродливые.

Отряд бойцов, которых когда-то лично отобрал и тренировал Лигадос Вирто, как раз находился поблизости. А вместе с ними и Нори, довольно редкий дамиранец, принадлежащий к семейству мизориев. Более того, он оказался единственным, кого Лигадосу удалось подчинить и заставить выполнять приказы без применения телепатического контроля.

Наконец, веревки поддались, но Милстред не успел даже прикоснуться к Нистери. Щупалец Нори отбросил его на несколько метров, прямо к воинам из отряда Лигадоса.

Быстро поднявшись, Милстред отпрыгнул в сторону, бросая одновременно ослепляющий заряд фиротила. Конечно, виларцев сложно было застать врасплох с привычным для них оружием. Однако и тех нескольких секунд, когда они укрывались от молнеподобной вспышки, хватило, чтобы Тисо освободился от схватки с забуром и заслонил хозяина, не позволив выстрелам из крилетов достигнуть намеченной цели.

Успев подключиться к еще нескольким дамиранцам, Милстред выстроил вокруг себя ментальную оборону, перекрывая телепатический доступ прочих аргистров в зону своего контроля.

Но этого хватило лишь на защиту от монстров, которые, сцепившись, выгрызали куски друг друга до самого конца. Оставшиеся в строю виларцы не собирались уступать, а вид загнанного в угол предателя распылял их гнев. Запустив кинжал прямо в шею одному из бойцов, Милстред отчаянно пытался вырваться из окружения.

Длинный щупалец проскользнул сквозь решетку. Обхватив ногу Нистери, мизорий с силой потянул ее к себе. Раздался крик. Милстред дернулся в направлении любимой, но преимущество врага не позволяло даже немного приблизиться к монстру, который слишком ожесточенно пытался вытащить пленницу из-за ограждающей сетки.

Нори было будто плевать на ценность Нистери. Как и его хозяин, этот зверь жаждал лишь тотального уничтожения врага. А вид крови затуманивал рассудок.

Стараясь не думать о Нистери, Милстред продолжал отбиваться от своих прежних соратников. Но с каждой секундой это становилось все труднее. Виларцы прибывали, а раны, хоть пока и поверхностные, уже давали о себе знать. Эзадорцы также становились все менее чувствительны к контролю Милстреда. И телепатия аргистров в любую секунду грозила прервать его ментальную оборону.

Лишь на мгновение оглянувшись, он понял, что шансов на спасение нет. Взгляд Нистери, молящий о прекращении страданий, заставил Милстреда направить остатки своих сил на уничтожение самого близкого врага. Ему нужен был лишь метр свободы и две секунды времени. Именно столько потребовалось бы на точный бросок клинка в щупалец мизория. Да, вряд ли это спасет Нистери надолго, но главное, ее жизнь продлится ровно на столько, чтобы не позволить Милстреду увидеть гибель единственного человека, который ему по-настоящему дорог.

Удар мечом и попытка захвата щипцами, выстрелы из двух крилетов – отбить эту атаку оказалось не так уж и сложно. Но подмога, состоящая из пяти виларцев, была уже недалеко, поэтому Милстред не мог упустить свою последнюю возможность, и как только нападающие начали перегруппировываться, схватил клинок и замахнулся в направлении мизория.

В глазах Нистери отобразился страх. Не тот страх, который все это время медленно уничтожал свет ее души, а нечто, более напоминающее ужас от осознания скорой потери. Милстред понял, что значил ее взгляд, что хотели прокричать ее окровавленные губы, но никакие известные силы уже не позволили бы остановить удар квинским тесаком.

Занесенный клинок так и не достиг своей цели. Слишком быстро сталь прошла между ребрами, не дав Милстреду выполнить свой последний бросок. Слишком сильная боль пронзила его тело. И клинок упал. Еще мгновение – и Милстред рухнул рядом.

- Нееет… – еле слышно прошептала Нистери, постепенно отключаясь от боли. Все пропадало: эмоции, страдания. Теперь она стремилась лишь к одному – где-то там вдалеке ее ожидал покой. И когда удары о решетку прекратились, а ногу больше не пытался оторвать мерзкий щупалец, Нистери подарила этому миру последнюю, как она считала, улыбку.

- Вставай! – кто-то дернул Нистери за плечо. – Ну же, у тебя мало времени!

«Оставьте меня. Я больше не хочу бороться. Это ведь так бессмысленно. Не могу… не хочу… чувствовать», – Нистери пыталась думать так громко и отчетливо, как только могла. Она надеялась, что кто-нибудь прочтет эти мысли и прекратит ее тормошить. А еще лучше: ускорит процесс. Быстро, практически безболезненно, если позволят умение и имеющееся оружие.

- Да, очнись же ты, наконец! – властный женский голос все же заставил Нистери снова попытаться открыть глаза.

Битва продолжалась. Обычные люди, на которых иланийцы всегда смотрели свысока, сейчас жертвовали своими жизнями, чтобы остановить врага, не позволить ему осуществить свой смертоносный план.

- Милстред… – прошептала Нистери, глядя на место, где должно было лежать тело бывшего командующего.

- Девочка! Ты еще слишком молода, чтобы умирать, – в этом властном голосе чувствовалось что-то такое знакомое, но Нистери все еще пыталась заметить признаки жизни посреди тотального хаоса войны.

- У тебя последний шанс! – Довольно сильная оплеуха заставила иланийку, наконец, обратить внимание на пытающуюся ее спасти женщину.

И только после этого Нистери пришла в себя. Занайцы – эти воины редко славились выдающимся мастерством. Не потому что они были слабы или ленивы. Напротив, каждый мальчик воспитывался как истинный защитник своего города. Вот только город не мог предоставить своим воинам шанс на великие свершения.

Заная – плодородные территории, где нет нужды в битвах и сражениях. Простое оружие, отсутствие Энергии – все это могло порадовать лишь нетребовательных и умиротворенных людей. Остальные же искали иной путь. Именно поэтому лучшие молодые воины, которые могли проявить себя на поле боя, ежегодно прибывали в Иланийс. И некоторым из них действительно удалось добиться немалых успехов.

Власть в Занае переходила по наследству. И последние тридцать лет городом управляла госпожа Ивласия. Та самая заносчивая злая женщина, которую когда-то оскорбила Нистери. Оскорбила не со зла. Просто Высшие привыкли, что простые смертные должны преклоняться перед ними. А Ивласия всегда была слишком гордой для безропотного подчинения.

«Как же я ошиблась», – подумалось Нистери, когда эта благородная женщина цепкой хваткой вытащила ее из лап смерти.

Не отпуская иланийку, Ивласия одной рукой выстрелила из подобранного ей крилета в нападавшего виларца. Враг пал, но эта победа принесла лишь миг. И сейчас нельзя было терять ни секунды.

- Мне надо покинуть поле боя, – протараторила, наконец, пришедшая в себя Нистери.

- Да, это мы уже поняли. – Ивласия помогла девушке встать на ноги.

И Нистери прозрела. На что еще она не обратила внимание? На какие вещи смотрела так же поверхностно? Делала выводы слишком рано…

Заносчивая? Нет, просто несправедливо обделенная Главным городом. Злая? А кто бы смог радоваться, когда должен, как придворная шавка, прибывать по первому требованию и при этом ничего не получать взамен. Напротив, Ивласия в каждый свой приезд старалась помочь жителям Занаи. Произносила речи, смиряла гордость, упрашивая Высших дать хоть немного Энергии ее родным краям, привозила лучших воинов для несения службы в безэнергетическое время.

А сейчас… Ивласия жертвует своими людьми, жертвует собой ради спасения одной иланийской жизни. И как бы не сложилась ситуация, благородство этой занайки не позволит оставить беззащитную девушку на растерзание вражеских войск.

- Нет, не туда! – Ивласия быстро развернула попытавшуюся приблизиться к месту падения Милстреда Нистери.

Дамиранцы... Монстров становилось все больше. И если виларцев вполне могло притормозить и простое оружие, перед армией практически неубиваемых существ воины Занаи были бессильны.

- Прощай, – прошептала Нистери, стараясь сдержать слезы.

Действительно, даже если бы она и смогла самостоятельно добраться до Милстреда, найти его посреди груды тел и конечностей не представлялось возможным. Только не в таком состоянии, когда силы не позволяли самостоятельно сделать и пары шагов. А враг тем временем неумолимо приближался. И Нистери, опершись на Ивласию, быстро покинула теперь уже подконтрольную виларцам территорию.

Сотни занайцев погибли в этот цикл. И большинство из них пало, защищая свою повелительницу, которая, в свою очередь, и понятия не имела, что спасенная ею ценой стольких жизней девушка – это та самая «оборванка», когда-то заставившая Ивласию выйти из себя и выплеснуть всю накопившуюся обиду на Высших.

- Спасибо, – произнесла Нистери, когда основная «мясорубка» осталась позади. – И извините.

- Они же сами собирались убить тебя. Посмотри на свои раны. Этим тварям уже все равно. Они поняли, что мы можем защититься и без всей этой пресловутой Энергии. Теперь поле битвы превратилось в кровавую бойню. Без какой-либо тактики и стратегии. Но если ты действительно связана с пропажей Энергии, то объясни, как можно ее вернуть.

- Просто уведите меня подальше, – решила не вдаваться в подробности Нистери.

Кажется, это было впервые с момента похищения, когда всем вокруг стало на нее наплевать. Нет, конечно, где-то там за мощной городской стеной семья Агдарис использует всю свою власть, чтобы отыскать потерянную избранницу. И Кемрин, несмотря на отсутствие Энергии, уже давно прокладывает путь к спасению возлюбленной.

Но все же Нистери, наконец, вновь ощутила свободу. Или нечто очень похожее, ибо вряд ли так можно назвать эту смесь горя, боли и странного чувства, заставляющего то ли радоваться, то ли сожалеть о потере собственной важности.

Когда военные действия остались позади, Ивласия позволила себе небольшой отдых. Несмотря на то, что борьба за место в этом мире составляла большую часть ее жизни, сегодня повелительница Занаи была как никогда близка к поражению. Усталость и возраст взяли свое. И тот внутренний стержень, который, казалось, не удастся сломить никому, вот-вот собирался превратиться в прах.

- Еще раз спасибо, – прошептала Нистери, надеясь, что Ивласия не вспомнит поведение расшалившейся девочки. – Я этого никогда не забуду. Мы все вам теперь обязаны.

Занайка усадила Нистери и рухнула рядом. Дрожащими руками она извлекла из кармана фляжку, сделала несколько глотков и только после этого заговорила.

- Их нет. Больше никого. Я повела на эту войну каждого, кто мог держать оружие. Это было ради Занаи, чтобы все эти твари не испоганили наши земли. Но что теперь? Возвращаться то некому…

- Простите, – сглотнула Нистери. Она мысленно попыталась убедить себя, что Вилар не собирался держать слово, и после Иланийса принялся бы за остальные земли. Но все же где-то в глубине души она знала, что целью нападения была месть, а города, подобные Занае, могли бы даже выиграть. Стоило только виларцам отказаться от монополии на Энергию.

- Ты что-нибудь чувствуешь? Магия возвращается?

- Узнаем, только когда увидим. Все равно сейчас могущество Высших принесет больше вреда, чем пользы.

И действительно, союзники со всего Ингстрема слились с виларцами и их монстрами на едином батальном полотне. А Энергия уничтожит своих и превратит этот кровавый хаос в зверинец с бесконтрольными дамиранцами, не собирающимися останавливаться до потери последней конечности.

«Зачем все это? – Нистери устало посмотрела по сторонам. – Они ведь где-то там. Оба. Или были там… А теперь никого. Неужели возможно уцелеть в этой бойне? Но ведь мне удалось. Ради чего? Когда-то я хотела жить. Еще совсем недавно. А кажется так давно. Но все прошло. Как же хорошо… спокойно… надо только уснуть, и будет хорошо».

Это были последние мысли, пронесшиеся в голове Нистери, до того как она потеряла сознание. Страшная боль и большая кровопотеря сделали свое дело, заставив Ивласию вновь взять себя в руки. Женщина быстро оторвала куски ткани со своих одеяний и принялась перевязывать раны иланийки.

- Не спи! Не смей засыпать! – прокричала Ивласия, залепив Нистери две пощечины.

Но та не подала признаков жизни. Ивласия схватилась за карман, надеясь обнаружить там хоть какие-нибудь лекарства. Однако все живительные уколы были уже израсходованы.

- Помогите! – Ивласия больше ничего не могла сделать. Она обреченно выдохнула и вновь полезла за фляжкой.

- На счет два! – приказал непонятно откуда взявшийся мужчина в форме охраны Иланийса. – Один! Два!

С этими словами он и еще один воин одновременно приложили к Нистери энергетические амулеты. Жизненная сила пронеслась по всему телу девушки, наполняя его кровью и помогая затянуться ранам.

Через минуту Нистери приоткрыла глаза.

- Нет! Пожалуйста! Дайте мне уснуть, – прошептала она, поняв, что находится все еще в этом мире.

- Все будет хорошо, диа Агдарис! Мы отвезем вас домой. Если хотите спать, я исполню ваш приказ.

- Да, сделай это! Больше не хочу ничего помнить. Не могу. Передай родителям, чтобы они удалили все воспоминания. Так будет лучше для всех.

Охранник выполнил желание Нистери. Поднеся к ее носу снотворный аромат, он легонько нажал на ободок флакона, и та тотчас уснула.

Когда жизни Нистери больше ничего не угрожало, лирцы, принадлежащие роду Агдарис, поднялись высоко в воздух и направились в поселение Акрут, стараясь держаться как можно дальше от мест боевых действий.

А где-то там в стороне ото всех одиноко стояла Ивласия. Так и не приняв предложения иланийцев присоединиться, она просто смотрела вдаль, сжимая в руке энергетический амулет, оставленный повелительнице Занаи для излечения от полученных ран. Но Ивласия не спешила его использовать. Ибо это была ее вина. Жертва, понесенная народом Занаи, оказалась лишь результатом гордыни женщины, которая не желала выглядеть слабой и всегда принимала любой вызов. Физическая же боль помогала хоть как-то притупить душевные муки.

Однако отчаяние возобладало ненадолго. Как только Ивласия поняла, что переломный момент битвы свершился, и объединенные войска перешли из защиты в нападение, она приложила амулет к телу. Жизненная сила потоком хлынула сквозь вены женщины, снося на своем пути все источники боли, и лишь сердце не поддалось излечению.

Не дожидаясь окончания военных действий, Ивласия еще раз взглянула на земли, где погибли все ее воины, и медленно пошла домой. Сейчас ей требовалось время, поэтому путь, длиной в три недели казался единственным способом пережить потерю.

И хотя годы спустя Ивласия все же смогла оправиться и возродить Занаю, земли, когда-то принадлежавшие Иланийсу, остались для нее закрытой территорией.


***


А тем временем, несмотря на перелом в войне, защитники города продолжали отчаянно сражаться, принося огромные жертвы ради каждого сантиметра поля боя. Виларцы, иланийцы, вступившие в битву уже после основной атаки монстров пытались пробиться друг к другу, чтобы схлестнуться в танце мести и гнева.

С постепенным появлением Энергии начали возобновлять свою работу магические устройства и механизмы. Но их активному применению мешала близость к врагу дружественных войск. Да и Энергия в самой гуще события была все еще слишком слаба для мощных ударов, способных нанести существам серьезный ущерб.

А тем временем в суматохе боя мало кто заметил один иланийский отряд, который уже давно пытался пробиться к центру поля, где совсем недавно Нистери ожидала своей страшной участи. Возглавивший воинов Кемрин бросил все доступные силы на достижение цели, но судьба в этот цикл не проявила к нему благосклонности.

Даже подобраться к Нистери, не говоря уже о ее спасении, оказалось задачей, граничащей с безумием. Но Кемрин не желал отступать. И лишь его непредсказуемые действия помогли так долго продержаться в этой мясорубке.

А вот его отряду пришлось намного хуже. Большинство воинов погибло, остальные либо были ранены, либо затерялись где-то в бесконечных схватках не на жизнь, а на смерть.

Кемрин остановился. Ему пришлось. Он уже знал, что Нистери больше не в ловушке, но жива ли она, и если да, то где сейчас находится, все еще оставалось для него загадкой.

Вокруг казалось относительно безопасно. Монстры разбежались. Все силы Вилара оказались направлены на основные бои, и одинокий иланиец не представлял особого интереса, да и рассмотреть, кто именно в данный момент оглядывается по сторонам, не представлялось возможным.

Сначала Кемрин почувствовал биение Энергии неосознанно. Где-то глубоко внутри него образовался малозаметный импульс. Но прошло несколько секунд, и связь проявилась достаточно сильно, чтобы по-настоящему испугаться. Кемрин знал, что единственная причина возвращения Энергии – исчезновение Нистери. И даже если она жива, то находится где-то далеко. А значит, нужно спешить. Вот только куда?

Кемрин даже не успел понять, что через секунду его глаза должны были закрыться навеки. Просто какие-то тени мелькнули и сразу же исчезли. Нападение оказалось столь молниеносным, а твари настолько беспощадны, что все иланийцы, которые попытались его прикрыть не смогли выставить даже минимальную защиту.

И лишь Алинор, появившийся будто из ниоткуда, не дал погибнуть брату. Мощный удар Энергии заставил тварь отскочить сразу на десять метров. Но граль никогда не нападает в одиночку. Братья не успели заметить, как сзади приблизился еще один представитель этого вида.

Острый как лезвие хвост полоснул Алинора по спине. Тот закричал, падая на колени. А вокруг уже нарезали круги еще четыре граля. Они с опаской разглядывали энергетическое свечение защиты, выставленное Кемрином, и словно чувствовали, что оно слабеет.

- Энергии не хватает. Уходи, пока есть шанс, – прошептал Алинор.

- Ты что шутишь! – воскликнул Кемрин, осматривая рану брата. – Сейчас я тебя подлечу, и мы вместе убежим.

- Слишком поздно. Это патовая ситуация. Ардо наверняка использует какой-нибудь мощный артефакт. Ведь их слишком много. И помощи не будет. Все уже разбежались. Так что не тормози. Использование двойной Энергии сейчас непозволительная роскошь, а рана слишком серьезная, чтобы я мог идти.

- Хочешь, чтобы я вот так кинул тебя, чтобы все эти насмешки и издевки оказались справедливыми. А вот и нет! Я тебя не оставлю. Мне еще надо будет отплатить тебе тем же. Все эти годы… нет, ты только вдумайся, сколько я ломал голову и придумывал, как заставить тебя выглядеть в глазах окружающих так же глупо, как я себя чувствовал в детстве после твоих «шуточек». Так что вставай.

Помогая брату подняться, Кемрин не обратил внимания, что наступила тишина. Вилар приостановил бойню. Словно давая возможность приблизившимся лирцам забрать своих из-под удара, аргистры заставили эзадорцев присмирить жажду крови.

Кемрин не мог поверить в такой поворот событий. Что могло напугать виларцев настолько, что они перешли в оборону?

Но времени на раздумья не было, как и на изучение обстановки.

Тайна внезапного появления Алинора раскрылась сразу, как только Кемрин поднял голову. Военные лирцы в форме звезды, усеянной змееподобными энергометами, направили все свои орудия на столпившихся гралей, но выстрелов на было. Эланот, воин, управляющий сейчас машиной, не спешил провоцировать монстров на нападение. Он, как и все остальные, не мог понять причину, по которой грали остановились. Однако, что бы не повлияло на это мгновение затишья, медлить было нельзя.

Схватив выброшенные с лирцев лестницы, Кемрин привязал брата и схватился за следующую веревку. Где-то наверняка намечалось что-то очень серьезное. И если это окажется кульминационный удар, то надо как можно скорее покинуть поле боя. Оглянувшись на гралей, размахивающих своими смертоносными хвостами, Кемрин направил все оставшиеся силы на поддержание защитного поля.

Всего пару секунд – и лирцы оказались вне зоны досягаемости дамиранцев. А там, на территории, где Энергия уже полностью восстановила свое течение, семнадцать иланийцев неспешно шли по залитой кровью земле.

Каждый шаг давался им с большим трудом. Но со стороны заметить это было практически невозможно. Пробоина в потоках магии исчезала слишком медленно. А для продвижения вперед Высшим требовалась максимальная мощность Энергии.

Никаких споров и выяснений отношений. Только не сейчас. Настало время мести, безудержной и беспощадной. И это единство Высших позволило использовать главное оружие врага.

Вернувшийся незадолго на нападения на Иланийс, Кемрин успел предупредить Совет о нависшей угрозе. И хотя рассказ был неполным, а многие подробности «позабыты», одно лишь слово заставило Ардо бросить остальные дела и направить все силы на поиски Виларимисо.

Как выяснилось, обнаружить артефакт оказалось не так уж и сложно. И пока остальные судачили о фатальной для виларцев ошибке, Кемрин раздумывал, какие события могли произойти после их стычки в лесу, что Милстред практически раскрыл местоположение столь мощного оружия.

Быть может, это ловушка? Но Виларимисо не только нашли, его уже доставили в Иланийс.

А что если Милстред погиб? Тогда и Нистери…

Кемрин не мог больше находиться в неведении, и, не обращая внимания на приказы Совета и мольбы своих близких, решил примкнуть к объединенным войскам. Так, он оказался на территории, захваченной врагом. И если бы не брат, Кемрину не удалось бы избежать участи сотен тысяч воинов, павших ради Иланийса.

Он понял это только сейчас. Взлетая ввысь на лирцах и прикрывая себя с Алинором довольно слабым энергетическим щитом.

А внизу тем временем главины уже осознали грядущее поражение и теперь внимательно осматривали окрестности.

Зашита Кемрина все еще действовала, но желание причинить Высшим как можно более сильную боль заставляло виларцев идти на отчаянные меры.

- Похоже, Иланийс вот-вот осуществит зачистку, – проговорил Алинор с ухмылкой.

- Но ведь здесь еще полно наших, – Кемрин хотел было оглянуться, чтобы найти подтверждение своих слов, однако крик Алинора заставил его обратить взор на брата.

Поняв, что на поле не осталось целей, уничтожение которых способно серьезно ранить правителей погрязшего в излишествах города, Занерий обратил свой взор на небо. И одинокие лирцы, все еще находящиеся в зоне со слабыми энергетическими потоками, стали своего рода последней местью главинов.

Приказ был отдан незамедлительно, и трое оставшихся в строю крабилов покинули дамиранское пиршество и устремились за новыми лакомствами. Их огромные израненные крылья врезались в воздух и разбивали его, поднимаясь все выше и выше, пока, достигнув лирцев Нирави, не выпустили свои длинные языки со смертоносным жалом на конце.

Удар пришелся прямо посередине затылка Алинора. Пробив кость, жало прошло насквозь и выбралось наружу где-то в области горла, попутно вырвав и нанизав кадык.

Кемрин застыл. Он не мог говорить, не мог пошевелиться. Шок от увиденного заставил его отпустить веревку, и если бы не поясничные крепления, то Кемрин в ту же секунду рухнул бы вниз.

С этой болью ничто не сравнится. И никакие монстры, стремящиеся сожрать живьем, никакие крики с лирцев были не в силах привести его в чувства.

К счастью, Эланот успел совершить обманный маневр, и через несколько метров лирцы оказались в зоне возвращающейся Энергии. Три точных попадания превратили крабилов в черное месиво, которое с грохотом разлетелось по земле.

Ольдар Нирави не видел гибели сына. Слишком сильна была концентрация, слишком тяжело давалось использование Виларимисо. И хотя артефакт сжимали руки Ардо, каждый из семнадцати поддерживал его на пределе своих возможностей.

Потоки усиленной Энергии расходились во все стороны от идущих. Не той Энергии, от которой дамиранцы были частично защищены, а совершенно новой, или скорее первозданной, забытой. Эта сила не давалась просто так. И Высшие стремились закончить бой как можно раньше.

Удар следовал за ударом. И то, что оставалось от врага, разлеталось в прах от малейшего дуновения ветра.

Падение останков крабилов заставило Совет оглянуться в сторону грохота, но вокруг были только дым, пепел и энергетические потоки.

Когда пал последний монстр Эзадора, Высшие остановились. Ценой невероятных усилий им все же удалось вернуть магию хаоса обратно в Виларимисо. И смертоносный кирпич вновь погрузился в смиренный сон.

Последняя группка виларских воинов еще маячила впереди. Они окружили Занерия и Жениро, не позволяя защитникам города взять их правителей без боя. Но этого и не требовалось. Прицельный огонь вен-орудий быстро стер оставшихся представителей вражеского народа с лица земли Ингстрема.

- Аррр… Гады! – Занерий отчаянно пытался обратить на себя внимание, желая продемонстрировать хоть кому-нибудь из иланийцев свое презрение и ненависть. Но все его попытки оказались напрасны. И когда луч отрезал главину голову, никто даже не заметил гибели главного ненавистника мира без звезд.


Глава 18. Новое начало

Вот и все. Нистери никак не могла поверить, что война закончилась. Что странные очертания вдали – это не монстры Эзадора, а воплощенные в реальности фантазии строителей города.

Жизнь превратилась в странное чувство, когда ты говоришь, дышишь… Вот только ничего при этом не испытываешь. Как будто часть ее души так и осталась в Виларе.

Иланийс восстанавливался. Жители готовились к празднику. Но разве можно радоваться после всего?..

Нистери подошла к окну. Дети садовника носились среди кустов, собирая в воздухе Энергию воды и обливая друг друга. Они смеялись так заразительно.

Но один взгляд вдаль на места, которые когда-то выглядели совсем иначе, и Нистери очнулась. Ком начал подступать к горлу. Голова становилась все тяжелее, казалось, мозг сейчас взорвется. Она не могла больше стоять, ноги подкашивались. И тогда Нистери упала. Как же больно! Только сейчас пришло осознание произошедшего. И она закричала. Слезы стекали по ее щекам. Весь страх, вся горечь утраты, ненависть, бессилие, неверный выбор, допущенные ошибки, ужасные поступки – все это навалилось так внезапно и сразу.

- Страсть к приключениям! Мечты сбываются. Я получила все, чего желала.

Нистери хотела извиниться. Но рядом никого не было. Все думают, что она спит. Поэтому защитили комнату антишумовой завесой. Никто не слышал ее криков, никто не узнает ее слов.

Чувство вины заслонило все остальные. Алинор, друзья, которых она оставила, Эльмар… Как можно было так поступить?! Только сейчас Нистери поняла, насколько дорог ей был этот всегда улыбчивый парень. Он так любил жизнь. И боролся до последнего… И Милстред. Следовало бы ненавидеть его. Но она поступила бы также. Возможно, даже хуже. Ведь Милстред умудрился не потерять человечность. Он сумел сохранить где-то очень глубоко добро, возможность любить. Качества, которые большинство бы потеряли, только оказавшись в Виларе. И она не исключение. Ради выживания человек способен пойти на что угодно.

Груз вины становился все тяжелее. Нистери посмотрела на поднос с фруктами. Там лежал нож. Казалось, что это единственный выход. Здесь ничто ее не удерживало. Еще немного боли и все пройдет. Навсегда…

Всего несколько шагов, и Нистери уже сжимала нож, полная решимости нанести удар. Но что-то ее останавливало. Неужели инстинкт самосохранения вновь сработает? И этот порыв пройдет, как и предыдущие. Ведь все налаживается. Лишь немного усилий – и жизнь снова станет счастливой и беззаботной. А при желании можно использовать Энергию и избавиться от тягостных воспоминаний, следуя за тысячами жителей Ингстрема, которые уже прибегли к этой возможности.

- В чем же дело? – рассуждала вслух Нистери. – Что заставило меня взять этот нож? Вина перед Иланийсом? Нет, не я отправила во тьму целый город. Рано или поздно они нашли бы выход. Да и с Энергией уже давно случались перебои.

Нистери положила нож и села на кровать.

- А ведь эти проблемы никуда не денутся. Пока Иланийс находится в чужом измерении, неизвестные мне силы будут пытаться вернуть города на свои места. Вот только где место нашего города? Оу! – Нистери вскочила. – Я же осталась одна. То есть пока не будут выбраны новые претенденты, только я могу воспользоваться источником.

Возможно, подобное решение было в корне неправильным, но бежать, надеяться, бороться... Сейчас Нистери подошло бы что угодно, только не бездействие. А главное – есть шанс узнать хоть что-нибудь о Его судьбе. Ведь во всем Ингстреме не найдется живого существа, способного на сочувствие к Милстреду. И Нистери попросту не с кем разделить свою боль, свою утрату…

А Энергия? Она и так все знает. От нее ничего не скроешь, и если слиться с ней, позволить поглотить себя целиком, то тогда возможно… Только возможно, но все же это лучше, чем всю жизнь мучиться вопросом «а вдруг он еще жив?»

Несколько секунд Нистери раздумывала. Попасть незамеченной в Зал Равновесия не так уж просто. Да и незнание многих фундаментальных истин о воздействии на источник заставляло все больше сомневаться в своих силах. Хотя… А как же Милстред, его слова о интуитивности процесса управления глобальной Энергией? Если даже виларец, никогда не обучавшийся магии, смог изменять потоки магии, то наследница одной из самых могущественных семей тоже как-нибудь справится.

И когда дверь отворилась, Нистери отчетливо представляла план, который вполне возможно изменит весь мир.


***


Врата распахнулись, и Нистери вошла в Зал Равновесия. Источник был уже совсем рядом. Но каждый шаг к нему давался все тяжелее и тяжелее. И магия здесь была абсолютно ни при чем. Сомнения, поначалу лишь слегка тревожащие Нистери, при приближении к цели становились сильнее. Решительность, с которой она была готова исправить ошибку предков и постараться предотвратить повторение подобного кошмара, попросту исчезла.

Подойдя к источнику вплотную, Нистери остановилась. Не представляя, как ей поступить, она просто стояла и смотрела на работу лучших мастеров Иланийса. И как раньше она могла не заметить такую красоту? Весь узор защитного круга был выполнен вручную. Каждый рисунок оригинален, но все вместе они создают невероятное по силе воздействия полотно.

И вдруг страх пропал. Все сомнения, предчувствия, тревоги… Исчезло все. Только ощущение чего-то прекрасного, бесконечного. Оно было совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки.

И Нистери дотронулась до замка. Энергия почувствовала своего избранника, и защитный круг открылся.

Свет. Вернее нечто совсем иное. Но не было слова, способного вместить в себя весь смысл увиденного. Энергия оказалась слишком удивительной и в то же время такой простой. Абсолютная бесконечность. Казалось, само бытие сейчас проплывает перед глазами. И Нистери не могла упустить такую возможность. Всю свою жизнь она искала чего-то, ответа на незаданный вопрос. И, наконец, этот цикл настал. Осталось только протянуть руку.

Но что может дать ей власть над природой? Лишь то, что она должна была получить еще в той, совсем недавней, но уже такой далекой жизни. Теперь же Нистери нужно было нечто совершенно иное. Оглянувшись по сторонам и поняв, что ее местонахождение пока не обнаружено, она забралась на край пьедестала защитного круга.

«Инструкции не прилагаются», – промелькнуло в голове Нистери, и она прыгнула в источник.

Это было невозможно, но свет здесь оказался еще ярче, чем снаружи. Хотя глаза этого почему-то не замечали. Будто невидимая защита не давала ощутить всю силу, которая уже давно должна была сжечь Нистери, разорвать изнутри, превратив каждую частицу ее тела в еще один энергетический осколок.

Возможно, если бы Нистери парализовал страх, или кровь не принадлежала одной из самых могущественных семей, все окончилось бы мгновенно. Но она всегда была открыта любому из миров. И сейчас она не боялась умереть. Только желание понять сущность жизни и надежда повлиять на происходящее заставляли Нистери найти подход к источнику.

И Энергия откликнулась. Знания всех измерений и магия каждого мира прошли через нее. Нистери не успела ничего понять, но то, что она получила, открыло доступ ко всем тайнам существования.

Когда охрана обнаружила ее, лежащую без сознания подле источника, защитный круг был закрыт. И не осталось ни одного свидетельства, указывающего на произошедшее.


***


Когда все удалились, Нистери, наконец, задумалась об увиденном. Вернее сказать, о прочувствованном. Энергия, прошедшая сквозь нее оказалась не только потоком магии, силы, но и знаниями, накопленными за все время ее существования.

И Нистери оставалось лишь задать вопрос.

- Как мне снова попасть в Вилар? Всегда есть путь. Но стирать границы между мирами не так просто. Малейшая ошибка может обернуться катастрофой. Как тогда…

Нистери замолчала. Где-то в глубине ее подсознания сохранилась так необходимая сейчас информация. Но добраться до нее оказалось нелегко. Как будто это был сон. И вот ты проснулся и понимаешь, что только что увидел нечто очень важное. Целая жизнь осталась там, за завесой. Но еще мгновение, и все пропало. Страхи, тревоги, приключения, знакомства, ощущения – все попросту улетучилось. И как бы ни старался, какие бы усилия не прилагал, ты уже знаешь, что ничего не вернуть.

Но Нистери никогда не сдавалась. И в этот раз она не собиралась изменять себе. Если знаешь, что тебе нужно вспомнить, в первую очередь следует расслабиться. Отвлечься. И Нистери перешла в покои создания нарядов.

Удивительно, но здесь ничего не изменилось. Каждая вещь находилась на том же месте, где была оставлена накануне того цикла. Только одного не хватало.

Сконцентрировавшись, Нистери представила платье, на создание которого потратила когда-то столько времени и усилий. Но сейчас, уже зная каждую деталь, она за считанные минуты смогла повторить свой собственный шедевр.

Легкое, воздушное, целиком сотканное из потоков Энергии, это платье должно было восхитить каждого жителя Иланийса. И хотя Нистери понимала, что результат на самом деле никогда ее не устраивал, разглядывая сейчас переливы синевы и зелени, она погружалась в светлые воспоминания.

Сработало. Обрывки «сна» бурным потоком ворвались в ее мысли, позволяя тайным знаниям достичь, наконец, своей истинной цели. Пройдя сквозь Нистери, магические потоки подарили возможность чувствовать измерения. Теперь больше не надо искать порталы. Ведь она может создавать их сама. Или нет? Всегда есть ограничения.

- Ау!.. – Нистери определенно больше не была расслаблена. – Я разговариваю сама с собой? Или меня кто-нибудь слышит? Что-то мне подсказывает, что вы наблюдаете за мной.

Нистери прикоснулась к Энергии, но не почувствовала ничего особенного.

- Это называется паранойя. Может, после пережитого меня не будут лечить принудительно? Спишут все на стресс, боль от потерь. Правда, меня всегда считали немного того… Чокнутой что ли? Перехожу на телепатическое общение. Со стороны это будет выглядеть нормальнее.

Нистери села на диван и погрузилась в себя.

«Энергия. С ней уже давно что-то происходит. Но до сих пор никто не смог понять, что именно. Возможно, пришло время, когда силам, воздействующим на известные в Ингстреме миры, пришлось самим искать выход из сложившейся ситуации. Что если Энергия, либо те, кто ей управляют, решили подтолкнуть иланийцев к действиям. И для этого им был необходим кто-то, у кого были положение и власть. Кто-то, не подвластный чужим суждениям и воле. Например, симпатичная девочка с влиятельными родителями. Хотя вряд ли. Слишком уж много раз она оказывалась на краю погибели. И внешней защиты никогда не было».

Еще одно мгновение и Нистери, наконец, поняла. На всякий случай, она снова заговорила вслух.

- Ведь вы показывали, но я не смотрела. Слишком нетерпелива. Не стала ждать. Убежала с первым симпатичным мальчиком. Что если выбор наблюдающих изменился? И вместо слишком отвлекающейся девочки вы выбрали мальчика? Ведь он увидел. Именно тогда у него появилась надежда – чувство, чуждое Вилару. И тогда вы поняли, что наличие стимула облегчает контроль. И дали Милстреду особенные умения, чтобы он выжил и добился высокого положения в Виларе. С годами вера в возможность вырваться из кошмара переросла в жажду отмщения. Наблюдая за нашим счастьем и беззаботной жизнью, он все больше ненавидел жителей Иланийса. Знания – сила. Я должна была быть на его месте. Но случай изменил ваше решение. Ведь девочка смотрела поверхностно, а мальчик вгляделся в суть. И хотя в итоге именно я стала отправным катализатором всех бедствий Ингстрема, винить мне следует не себя. Это моя судьба.

Нистери замолчала на минуту, пытаясь уловить новые отголоски информации.

- Что вы сейчас хотите от меня? Почему я не могу успокоиться? Ведь все закончилось почти нормально. На этот раз… Да, меня ввели в заблуждение. Но сейчас я должна радоваться в первую очередь. У меня осталась семья, Кемрин. Это лучший исход из возможных. Но нет! Я не могу забыть его. Возможно, это и есть любовь? – Нистери на секунду задумалась. – Как я могу даже думать… Однако вспоминая того несчастного мальчика, нельзя не признать, что именно боль изменила его, вселила страх и ненависть, заставила совершать поступки, о которых не хочется вспоминать. А потом мы встретились снова. И Милстред вернулся. Должно быть, он мог бы стать поистине выдающимся человеком, раз даже все пережитое не смогло уничтожить его сущность.

В дверь постучали.

- Кто там?

- Диа Агдарис, вам просили передать, что скоро ужин, – служанка явно пыталась приободрить Нистери веселыми интонациями. Но интуиция Агдарисов дала понять, что там за дверью находится такая же печальная иланийка, которая потеряла слишком много.

- Да, спасибо. Я как раз одеваюсь. Не волнуйся, мне не нужна помощь. Скоро выйду, – соврала таким же веселым голосом Нистери.

Все части паззла постепенно собирались воедино. Это ее прошлое, ее настоящее и… будущее. Здесь и сейчас, только в этот момент есть шанс изменить нить времени. От ее решения, возможно, зависит судьба как минимум двух миров. Но что произойдет, если…

Нистери никогда не продумывала свои поступки. Их импульсивность порой приводила к неприятным последствиям. Поэтому сейчас она отчаянно пыталась просчитать вероятность усугубления ситуации вследствие желанного хода. И разум говорил, что ничего хорошего не может выйти. Скорее всего, она погибнет. И не только она одна. Но сердце знало, что при любом раскладе оно одержит верх. Так было всегда.

- Я сделаю это, – тихо, но твердо продолжила Нистери. – Я должна ему. Говорят, один из главинов сбежал. А перед этим он захватил кого-то с поля боя, как раз поблизости от того места, где меня привязали. Конечно, подлинность этих слухов сомнительна. Но все же… это шанс. Теперь от войны не осталось ни следа. Нирави очистили свои луга огнем, а после восстановили Энергией исцеления. Я не успела… Не видела, что стало с его телом. Уже не важно, кто вы такие. Я готова выполнить любое ваше пожелание. Но прежде помогите мне…

Нистери подобрала необходимую одежду. Понимая, что Энергия в Виларе пропадет, она не хотела остаться голой, поэтому выбрала только ткани из природных материалов. И через двадцать минут она подключилась ко всем потокам сразу.

Это ощутил весь Ингстрем. Эффект тока прошел через Энергию. Но лишь Высшие могли обнаружить источник.

Эльвиса уронила книгу перемен и бросилась в покои дочери, но было уже слишком поздно.

- Хоть бы оружие взяла, – сказала самой себе Нистери. – Обратно я вряд ли вернусь.

И сама же ответила:

- Как будто оно поможет.

Нистери медленно шла к образовавшемуся просвету, который становился все ярче и ярче. Видимый лишь для нее свет указывал на место столкновения измерений. Закрыв глаза, она попыталась пройти через «портал», но очень быстро поняла, что здесь алгоритм действий должен быть несколько иной.

Перестав размышлять, Нистери дала волю подсознанию. Где-то там были сведения о возможностях, предоставляемых Энергией. И это сработало. Легкое касание руки – и стена начала «плавиться». Поверхность зашевелилась, волнами расходясь от места прикосновения.

Прошло еще несколько секунд, прежде чем невидимые силы начали затягивать Нистери внутрь. Проскользнувшая улыбка быстро сменилась испугом. Кажется, она начала осознавать, что вообще-то хотелось бы пожить еще хоть немного. Как же безумно она любит жизнь! На одну секунду она задумалась, не повернуть ли назад. Но выбраться из образовавшегося «болота» было уже невозможно.

Вязкая тьма, казалось, поглотила Нистери. Движения были не просто затруднены. То подобие сна, тот своеобразный лимб, в котором оказалась Нистери, не имел ни малейшего желания отпускать любого, кто посмел нарушить его вечный покой. Однако сдаваться она не собиралась даже в этом нереальном кошмаре. Продираясь сквозь неосязаемый мрак, Нистери продолжала двигаться вперед. Хотя «вперед» вовсе не означало, что она шла в одном направлении. Но выбора не было. Дышать становилось все труднее, а силы покидали ее в геометрической прогрессии. Однако пока надежда еще теплилась в душе, Нистери не прекращала попытки прорваться.

Еще пара мгновений, и столб пламени озарил камни, грязь и скалы, скрывающие весь ужас Вилара…


***


Никого... к счастью, или к сожалению. Нистери успела как раз к двум часам света, которые продолжали напоминать Вилару об утраченной им магии.

И сейчас, когда Виларимисо больше не сдерживал возвращение Энергии жизни в Ингстрем, они появились вновь. Разноцветные вспышки, которые всегда так радовали Нистери, теперь принесли лишь боль и страдание. Даже после всего содеянного виларцами, она не могла не сочувствовать их многочисленным потерям.

Хотя, возможно, оно и к лучшему. Ведь здесь, в этом неприспособленном для жизни мире, для людей не было ничего, за что стоило бы бороться. И возвращающиеся домой души приносили искорку надежды, что этот путь закрыт не навсегда. Искорку, так необходимую Нистери именно сейчас, когда она оказалась одна против всех знакомых ей миров.

Конец


Оглавление

  • Глава 1. Предчувствие
  • Глава 2. Крах
  • Глава 3. Подтверждение
  • Глава 4. Знакомство
  • Глава 5. Тьма Вилара
  • Глава 6. Свет Ингстрема
  • Глава 7. В поиске
  • Глава 8. Слушать, но не слышать
  • Глава 9. Цена познания
  • Глава 10. Гриамин
  • Глава 11. Метаморфозы
  • Глава 12. Возвращение?
  • Глава 13. Леста
  • Глава 14. Трое и водопад
  • Глава 15. Монстры, знакомые и не очень
  • Глава 16. Война
  • Глава 17. Хаос мести
  • Глава 18. Новое начало




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке