Не все жили долго и счастливо (fb2)

- Не все жили долго и счастливо 959 Кб, 281с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Мария Буквина

Настройки текста:



Мария Буквина Не все жили долго и счастливо

Пролог или Обязательное «страшное» вступление

Год 1954. Для многих жителей советских республик отдых за границей представлялся несбыточной мечтой. Но Анна Латушкина все равно была счастлива.

И как могло быть иначе? Ведь сегодня ей сделали предложение. Да, да – то самое предложение. Сослуживец Анны Иннокентий, наконец, преодолел все свои комплексы и набрался смелости произнести заветные слова.

Как же долго она ждала этого! И с каждым днем надежда на замужество, а значит и на уважение в коллективе, постепенно угасала. Анне даже начало казаться, что ее везде сопровождают шепот и хихиканье. Хотя учитывая потребность некоторых женщин в сплетнях, подобные подозрения сложно назвать безосновательными.

О чем Анна не догадывалась, так это то, что на ее возлюбленного положила глаз главная хищница коллектива. Любовь Петровна, которая была всего на два года старше и при этом уже успела пробраться в управление завода. А поскольку муж не значился среди приобретений новоиспеченной начальницы, все сразу сделали соответствующие выводы.

Однако надо признать, Любовь Петровна обладала не только приятной внешностью. Добившись желаемой должности, она тотчас принялась подбирать кандидата на роль собственного подкаблучника. К сожалению, практически все подходящие мужчины надеялись лишь на мимолетное приключение и не собирались связывать жизнь с «распутницей».

Время шло, а достойная кандидатура на горизонте никак не появлялась. Поэтому Любовь Петровна решила попытаться снизить свои требования и повнимательнее присмотреться ко всем неженатым подчиненным.

Иннокентий не был первым выбором. Он даже не был вторым, как, впрочем, и третьим. То, что сразу привлекло Анну, почему-то перманентно отталкивало Любовь Петровну. Но рано или поздно это должно было случиться – распутница набросилась на очередную жертву.

Хоть в своей наивности она этого и не подозревала, но в итоге паранойя Анны Латушкиной оказалась не такой уж и беспочвенной. Правда, касалось это только пересудов и оговоров, ибо Иннокентий так и не понял, что стройная брюнетка, периодически проплывающая в коридорах, числилась в местных кругах акулой, желающей урвать чужую фамилию.

А вот Анну он замечал. И даже несколько раз пытался заговорить. Но слова эти почему-то никак не находили желанного отклика. Подобное бывает, когда два чересчур скромных человека надеются на первый шаг партнера, при этом подразумевая нечто большее, нежели пара фраз из разряда «погода сегодня дождливая».

Так могло продолжаться вечно, вплоть до выхода на пенсию, когда два одиночества попрощались бы навсегда. Могло, но не случилось, потому что у Анны все же были подруги. Возможно, и не самые лучшие. Ведь толчком к их сводничеству послужила скорее неприязнь к Любовь Петровне, чем желание сделать Анну счастливой. Однако причины причинами, а результат превзошел все ожидания. Уже через месяц после стараний женского коллектива Анна услышала слова, о которых столько мечтала.

Нет, в любви Иннокентий, конечно, не признался. Это было бы чересчур даже после тех пяти рюмок, которые он опрокинул для хоть какой-нибудь храбрости. Но предложение сделал. И теперь Анна прогуливалась по ночному Ленинграду с широкой улыбкой и глазами, полными слез счастья.

- Ааааа! – детский крик заставил Анну очнуться и спешно оглянуться по сторонам.

Так темно. И как она оказалась в парке? Да, это кратчайший путь до дома, но все же гулять здесь ночью… Хотя, надо признать, Анна никогда не слышала, чтобы в округе случалось что-то плохое. Да и что могло произойти в стране, где живут настоящие люди: честные, открытые, работающие с утра до ночи ради светлого будущего своих детей?

Анна успокоилась. Скорее всего, ребенок просто забавлялся. Детям ведь свойственно кричать... ночью… в парке…

Еще раз осмотревшись, она вновь зашагала в направлении своего дома.

«А вдруг ребенок заблудился? Вдруг ему нужна помощь? Ему? Да, кажется, кричал мальчик», – подумалось Анне, и она тут же сменила курс.

Но, не успев сделать и двух шагов, наткнулась на высокого мужчину.

- Извините, – по привычке произнесла она.

Ответа не последовало. Анне показалось, что незнакомец пытается пошевелить губами, но ему определенно что-то мешало. Темнота не давала увидеть, что именно, но когда Анна посмотрела вниз, этот вопрос отпал сам собой.

Кровь… повсюду – на его руках, на ногах, животе, на… топоре.

Анна хотела закричать, но от ужаса получился лишь хриплый стон.

«Бить между ног, там у этих жеребцов самое святое», – слова Марфы Тимофеевны пришлись как нельзя кстати.

Удар заставил мужчину согнуться от боли. Может, со стороны Анна Латушкина и казалась хрупкой серой мышкой, но бег и плавание входили в ее еженедельное расписание вот уже десять лет. И воспользовавшись заминкой преследователя, она бросилась бежать.

Однако бежала Анна недолго. Услышав очередной детский крик, совесть вынудила хозяйку остановиться. Анна тряслась от страха. Но все же смогла вернуться на место преступления. Взяв увесистую палку, благо здесь их валялось предостаточно, Анна тихо, на носочках, подкралась к непонятным человеческим образам.

Они застыли во тьме под деревьями, слишком старыми и высокими, чтобы позволить свету полной луны озарить действо, развернувшееся под их ветвями. Мальчик, пытающийся остановить уже касающийся центра его груди разделочный нож, и мужчина, почему-то никак не справляющийся с довольно хилым ребенком.

- Нэээ... Нээее! – звуки, вырывающиеся из уст мужчины, никак не желали превращаться во что-нибудь, понятное человеческому уху.

Крики ужаса и боли пронзали пространство, призывая любую возможную помощь, но Анна расценила ситуацию несколько иначе и обрушила на «немого» незнакомца всю свою силу.

Мужчина упал. Оглядевшись, Анна схватила ребенка за руку и закричала:

- Бежим отсюда! Он скоро очнется! Надо вызвать милицию!

- Вряд ли скоро… – тихо и спокойно произнес мальчик. – Он слишком слабый. А ведь по виду так не скажешь. Высокий, крепкий, всегда хвастался семьей. Я думала, он сможет пойти на жертву. Но нет! Все они трусы!

- Мальчик… ты не ранен? – как-то нерешительно спросила Анна, пытаясь получше рассмотреть ребёнка. Возможно, всё же это была девочка. Просто короткостриженая и одетая не в соответствии со своим полом. Или Анна ослышалась. – Пойдем же. Я помогу.

- Уже помогла!.. – Мальчик заплакал и сел рядом с мужчиной. – Ты ударила папу.

Анна выдохнула. Перед ней, наконец, открылась вся картина происходящего – жестокий отец, пытающийся понравиться ему сын. Но это не его вина. Все война… Наверняка, мужчина служил, возможно, был в плену, ранен. Точно! Он ведь не может говорить, только издает нечленораздельные звуки.

И Анна присела рядом. Страх исчез. Здесь нет ничего дурного. Этим людям просто нужна помощь.

- Отдай мне нож, – прошептала Анна, обнимая мальчика.

- Нет… Вы захотите обидеть моего папу…

- Как ты мог так подумать?! Я ведь помочь хочу... Этот человек пытался убить тебя.

- Нет… – Мальчик положил голову на плечо спасительнице и, наконец, позволил обнять себя. – Он спасал сына. Хотя у него была только одна возможность для этого. Трус, цепляющийся за свою никчемную жизнь.

- Как тебя зовут? Меня Анна… – Анна замолчала, ожидая ответа, но мальчик лишь всплакнул. Тогда она продолжила. – Послушай, все будет хорошо. Твоего папу вылечат. Он просто, наверное, не обращался за помощью. А сейчас надо убрать подальше оружие и позвать милицию.

Анна нежно похлопала мальчика по спине и попыталась встать. Но резкая боль не позволила ей пошевелиться.

- А я ведь вас отпустила… Ждала, пока скроетесь из виду. Почему-то вы мне понравились. Такая счастливая улыбка. Но это тело слишком слабо. А с милицией мне встречаться совсем не хочется. Простите, пожалуйста. Или не простите… Мне ведь на самом деле абсолютно всё равно.

Анна хотела закричать, однако следующий удар заточенным только сегодня утром ножом не предоставил ей второго шанса.

Мальчик устало вздохнул и, взяв на сей раз топор, направился к отцу.


***


Прошло три дня, прежде чем тела Анны Латушкиной и Вениамина Александровича были обнаружены на берегах Невы. Странно, но на работе сообщили, что женщина погибла в результате несчастного случая. Дождь, невнимательность и скользкий асфальт оказались смертельным сочетанием. И Анна, все же успевшая познать несколько счастливых благодаря взаимной любви часов, явилась жертвой собственной беспечности.

Эта новость стала главной темой всех перерывов на следующие две недели. Пока новые нормативы и заморские наряды, заменившей Анну Марины Крюкович не перетянули на себя основное внимание коллектива завода.

А три месяца спустя Иннокентий и Любовь Петровна поженились.


Глава 1. Никаких паранормальных явлений

Год 2007. Путешествия доступны практически каждому. Но Катя Виренейская была счастлива совсем не поэтому. Что-то витало в воздухе – незримое глазу, но заставляющее двигаться вперед чуточку быстрее, заглядывать в зеркало и видеть там неосознанную улыбку.

И это было не только ощущение свободы. Ведь, несмотря на то что первый год обучения на журфаке МГУ выдался довольно трудным, Катя с удовольствием выполняла любые, даже самые сложные и необычные задания. Поэтому чертики в ее глазах относились не к самому факту долгожданного отдыха, а скорее к предчувствию приятных перемен.

Катя пока еще не догадывалась, что совсем скоро ее жизнь действительно изменится. И прямо сейчас, стоя перед зеркалом, она с озорством разглядывала свое счастливое выражение лица.

Невысокая, хрупкая, кареглазая, Катя была из тех девушек, которые мгновенно приковывают взгляды мужчин. И дело здесь не только в идеальной бархатистой коже и длинных вьющихся волосах. Внутренний свет, столь редко встречающийся сегодня у представительниц прекрасного пола, озарял любого, кто решался приблизиться к Кате.

- А я ведь симпатяшка, – прошептала она вслух и как-то неловко оглянулась по сторонам, будто ожидая, что из-за угла вот-вот покажется один из ее знакомых и выдаст дежурную фразу о слишком интимных отношениях красивых девушек и зеркал.

Но прошло десять секунд, а в комнату так никто и не вошел. Катя нервно хихикнула. В порыве охвативших ее чувств она напрочь позабыла, где находится и сколько сейчас времени. Только после взгляда на будильник, Катя поняла, что сегодня свободный день, что квартира, которую она снимала вместе с еще двумя девушками, абсолютно пуста. Если не считать, конечно, пары сотен муравьев, появившихся как раз накануне из-за жаркой погоды и прочистки мусоропровода в доме.

- Скорей, красотка! – Катя еще раз взглянула в зеркало, на сей раз спародировав взгляд модели на камеру. И хоть она действительно замечательно выглядела, позерство не являлось ее характерной чертой.

Прыснув от смеха, Катя быстро подбежала к шкафу и схватила первые попавшиеся джинсы и майку. К ее удивлению, все это идеально подходило не только к погоде, но и к ее «предвкушающему» настроению.

«Надо позвонить Веронике», – вспомнила Катя и начала разглядывать поверхности на предмет наличия мобильника. Но вокруг ничего не напоминало о присутствии хоть каких-нибудь технологий.

Женя и Инесса, соседки Кати, съехали еще вчера, а сама она приехала в Москву налегке. Старенький ноутбук очень старался продержаться до сессии, однако все же не выдержал всей экзаменационной нагрузки и предал свою хозяйку за два дня до окончания тестов и подобных им мучений.

«Почему мы отказались от обычного телефона?» – не без сожаления подумала Катя, заглядывая под кровать в поисках единственного оставшегося средства связи.

«А какое сегодня число? Быть может, уже пора ноут из ремонта забирать. Что там мастер говорил?.. «Причина поломки неизвестна. Предварительно позвонить». Ну-ну… Позвонила бы, если бы этот гад где-то не спрятался!»

С удвоенным рвением схватившись за осмотр комнаты, Катя не сразу услышала свою любимую мелодию.

- Ах, вот ты где! – воскликнула она, когда мощный голос вокалиста возвестил о вчерашнем падении телефона в бельевой ящик.

Спешно схватив мобильник и при этом нечаянно нажав кнопку сброса, Катя обнаружила, что пропустила несколько важных сообщений.

- Как же раньше люди жили без всего этого? Наверное, расслабиться могли…

Но не успела она прочесть даже вторую эсэмэску, как телефон зашевелился.

- Блин! – воскликнула Катя, пытаясь поймать выпрыгнувшее средство связи. – Привет! Вероника, я тут переволновалась чего-то.

- Опять из-за пустяка? – благодаря то ли соседству сотовой вышки, то ли продолжительному отдыху в мягкой постели из белья, но телефон определенно решил поддержать свой бренд и доносил голос Вероники настолько громко, что ее вполне можно было расслышать из соседней комнаты.

- Да… Как-то вдруг весь привычный распорядок сбился. А я так и не решила, как быть с жильем в следующем году. Нравилась мне эта квартирка. Но Женя замуж выходит, а вдвоем с Инессой мы не потянем.

- Тебе же родители всегда помогали, – несколько неуверенно произнесла Вероника. Но после ответа Кати с облегчением выдохнула. Да, Вероника Сонникова всегда славилась своими общительностью и дружелюбием, однако на самом деле ей никогда не было особого дела до проблем других людей. И сейчас она даже удивилась, что попала в точку, вспомнив о родительской поддержке.

- На втором курсе будет сложнее. Но я поищу подработку. Павел, кстати, говорил о возможности вести колонку о столичных курьезах.

- Да, у Павла есть связи. Вот только он много болтает, но мало делает, – Вероника на секунду замолчала, пытаясь подобрать правильные слова. – А у вас с ним что-нибудь было? Не волнуйся, я никому не скажу. Просто ты должна знать, что Павел ничего не станет делать, если уже добился своего.

- Ха! – Катя вспомнила ее последний разговор с Павлом. – А мне ведь всегда казалось, что этот парень не в ладах с бескорыстием. Нет, Вероника, у нас ничего не было. Но слышала бы ты! Как он заливал…

- Вот-вот! Будь с ним поосторожней. В принципе, он неплохой человек. Просто любит фотки девушек коллекционировать. Хотя… Говорят, ночь будет приятной. Так что – решать тебе, стоит ли веселье последствий. Потом не отмоешься. А ведь еще не один год учиться.

- Я поняла. Знаешь, он мне и внешне никогда не нравился. Смазливый, не спорю, но мужественностью там и не пахнет. Вот Виктор – другое дело…

Виктор Кравский действительно был совсем другим. В отличие от Павла с его модельной внешностью и повадками стилиста, он казался образцом мужественности. Серьезный, но компанейский, с деньгами, но без понтов. И при этом до сих пор одинокий.

- О! Полностью поддерживаю, – обрадовалась Вероника. Сводничество всегда было одним из ее любимых занятий. – Кстати, когда вы уже перейдете к активным действиям? Заканчивайте переглядываться! Виктор не из тех парней, кому долго позволят быть одному. И если ты не решишься, то другая займет вакантное место. Я, например…

- Ха-ха!.. – Катя задумалась. – Я то не против. Но все же считаю, что первый шаг должен быть за мужчиной.

- Тааак, – протянула Вероника. – Ещё одна причина поехать. Если уж после ночного клуба Виктор не решится заглянуть к тебе в комнату…

- Он не такой! Даже в подвыпившем состоянии.

- Зато Павел такой. И если ты позволишь…

- Ни за что! – прервала подругу Катя.

- Ладно, ладно. Главное, ты предупреждена. Но давай об этом после. В общем, мы все обговорили, подсчитали… Не волнуйся, с тебя много не возьмем.

- Ника, я так не могу, – произнесла Катя расстроенным голосом. – Не хочу чувствовать себя какой-то… ущербной что ли. Питер подождет.

- Ну, вот! – рассердилась Вероника. – Нас едет одиннадцать человек. И среди них всего пара по-настоящему приятных. Включая тебя. Того же Павла мы берем исключительно из-за способностей его банковских карточек. Хватит показывать свою гордость. Ты же хочешь этого, мы хотим этого. И к тому же, Ирка Баранова достала всех. Бегает за Олегом, как не понятно кто! Предлагает деньги, машину – лишь бы взяли с собой. Виктор отмазался, сказав, что мест нет. Но если ты не поедешь, а она узнает… О! Она узнает!

- Я все поняла, – Катя улыбнулась, вспоминая, как Баранова забралась по трубе в общежитие, когда решила, что Олег развлекается там с другой. – Спасибо, я действительно жду этой поездки. Но только, если остальные не возражают.

- Соседство Ирки обойдется значительно дороже. Даже удивляюсь, как она умудряется сломать то, что разрушить в принципе невозможно.

- Баранова же наверняка все равно поедет. Отдельно. Жилье снимет поблизости. А так, хоть оплатит часть издержек.

- Да я сама готова заплатить, лишь бы не слушать этих возлияний о совершенстве тела Олега.

- Ну, не надо… Она восхищается далеко не только одним его телом.

Вероника прыснула от смеха. И это было простительно. После того как Олег бросил Иру Баранову, её помешательство перешло все границы разумного. Ире было плевать, что она стала посмешищем всего потока. Она не обращала внимания на новую пассию предмета своего обожания. И эта одержимость начинала порядком раздражать.

А ведь Ира на самом деле была неглупой обаятельной девушкой. И никто не удивился, когда «звезда» факультета Олег Марзовский обратил на неё внимание. Конечно, если бы он всегда находился в трезвом уме, то наверняка заметил бы признаки проблемности избранницы.

Вот только Олег редко дружил со здравой памятью. А потому не сразу понял, кого подпустил на небезопасное для себя расстояние.

Невысокая симпатичная девушка с темными волосами и большими зелеными глазами, Ира совсем не походила на угрозу. Однако под двумя слоями макияжа скрывалась фурия, готовая на всё ради достижения цели. А сейчас её целью было возвращение возлюбленного.

Сей факт не касался Катю напрямую. Хотя если учесть, что Олег также собирался в Питер, становилось понятно, почему вопрос избавления от Иры Барановой возник одним из первых.

- Веселенькая предстоит поездочка, – обреченно произнесла Вероника. – Олег то никуда не денется. А значит, и эта липучка присосется. То есть нельзя смотреть на Олега, приближаться к Олегу и, упаси Бог, заговорить с Олегом!

- Ладно, не будем столь жестоки. Ира – просто влюбленная девушка. Мы тоже запросто могли оказаться на ее месте. Просто пока не испытали таких чувств.

- Ты серьезно?! – удивилась Вероника. – Я еще понимаю, что грешно смеяться над ее неловкостью. Все же у многих бывает период, когда обе руки – левые. Но неужели ты набросилась бы на первую встречную и вырвала у нее клок волос только за то, что твой бывший ей улыбнулся?

- Ну, не знаю, – с наигранной серьезностью начала Катя. – Ты же знаешь Олега… Эта многообещающая улыбка, голубые глаза, атлетичное телосложение.

- Все! Не могу больше слышать о Барановой! Уже третьи сутки только ее со всеми и обсуждаем. Небось, соскучились.

- Ладно, когда отъезд? – спросила Катя, вернув разговор в правильное русло.

- Завтра в семь двадцать. За тобой заедем, так что не волнуйся о чемоданах.

- Ой, какие чемоданы. Я тут сумку собрала…

- Опять двадцать пять! – воскликнула Вероника. – Скромница! Будет только по дворцам и музеям ходить. Двух кофточек хватит. Считай: четырнадцать дней – четырнадцать нарядов, плюс пару вечерних платьев, что-нибудь клубное… В общем, если соберешь меньше четырех чемоданов, возьмем вместо тебя Баранову.

- Всё! Договорились, – с улыбкой произнесла Катя. – Увидимся завтра. Попробую успеть забрать ноут из ремонта.

- Хорошо… пока. И никаких комментариев о возрасте ноутбука и соответствующей неспособности к удовлетворению потребностей своей хозяйки.

- Вечно ты все опошляешь! Это же всего лишь ноут, – попыталась отреагировать Катя, но Вероника уже успела отключиться. – Ладненько! Четырнадцать нарядов, говоришь…

Конечно, четырех чемоданов Катя не смогла бы собрать даже, если бы захотела. Зато теперь ей можно было сразу забрать с собой все свои пожитки, а не просить оставить часть вещей у бывших соседей. И эта приятная мелочь стала своеобразной вишенкой на торте из ожидавшейся поездки.

Наступившие после сессии летние каникулы предвещали много интересного. Отдых, веселье, погружение в пучины разнообразных удовольствий... Но первым пунктом в длинном перечне развлечений значился город на Неве.

Катя уже давно мечтала побывать в Санкт-Петербурге. Город, который представлялся необычайно величественным и оттого недосягаемо сказочным, наконец, распахнул свои двери, когда вроде как друзья по университету пригласили Катю с собой в путешествие.

Денег у нее сейчас было немного, но эта умница и красавица всегда старалась надеяться на лучшее. И потому, решив, что когда-нибудь обязательно отблагодарит однокурсников за столь щедрый подарок, Катя с радостью присоединилась к маленькой толпе веселых москвичей.

Новое утро – новое начало. Четыре машины, одиннадцать человек. Долгая дорога, веселые остановки. Конец пути…


Глава 2. Реалити-шоу

За черными-черными деревьями показалась черная-черная крыша. Мрачный трехэтажный дом, снятый ребятами на двухнедельный срок, не сразу вызывал восхищение, на которое так надеялась Катя. Но, возможно, причиной этому послужило ночное время суток и то, что Олег Марзовский, в чьей машине после последней остановки она почему-то оказалась, очевидно, переборщил с тонировкой.

То ли просто довыпендривался, то ли кайфанул слишком сильно и не понял, что заказал. А возможно, специально попросил затемнить себя получше, чтобы никто не смог разглядеть, какими темными делишками занимается владелец авто. Как бы то ни было, Катя испытала невероятное счастье, вновь ступив на твердую почву.

Осознание рискованности поездки в условиях плохой видимости, да еще и с водителем, который не считает созерцание дороги необходимым условием управления транспортным средством, пришло только за десять минут до окончания пути. Но эти десять минут показались Кате вечной пыткой.

К счастью, страх прошел довольно быстро, и вскоре развеселая компания уже носилась по дому в попытках занять лучшие комнаты.

«Что же мы такое пили во время последнего перекуса? – Катя никак не могла вспомнить, почему они с Викой поменялись машинами. – Энергетик наверняка был. И много… Надеюсь, дом застрахован. И пирожки, картошка… Пирожки!»

- Олег! – закричала Катя, подскочив с занятой ей кровати. – Я знаю, что это был ты! Чем ты нас отравил?

Но ответа не последовало. Только Павел, совершив практически олимпийский прыжок, разлегся на кровати, которую только что покинула Катя.

- Эй! Эта комната уже занята, – попыталась возмутиться Катя.

- Попка встала… ну, а дальше сама знаешь, – глубоким голосом произнес Павел. Театрально закусив губу, он подмигнул Кате и похлопал по кровати.

- Да пошел ты, – прошептала Катя. Она была слишком уставшей, чтобы разозлиться по-настоящему, и слишком одурманенной, чтобы спорить о правомерности присваивания собственности при помощи «пятой точки».

Перейдя, таким образом, в ближайшую пустую комнату, Катя увидела огромную кровать, куда не преминула рухнуть и тотчас же уснуть.

Лишь на следующее утро, когда яркий свет с трудом заставил студентов пробудиться и потихоньку собираться на кухне, до всех дошло, что самая большая комната досталась именно Кате Виренейской.

- Так нечестно! – простонала Вика, не прекращая растирать виски. Однако стреляющая боль не собиралась отступать. – Она единственная здравомыслящая вчера была. Давайте все сначала потянем жребий что ли. Хотя если Катя знает, как снять эту ужасную боль, кроме как ударом сковородкой, я ей и свою комнату отдам.

- Катя не знает, – зевая, произнесла Катя. – Кате нужна информация. Что мы пили, что ели, что этот придурок всем подмешал.

- Да, Виктор, скажи, что ты нам подмешал? – с улыбкой спросил Олег.

- Я думал, все были в курсе, пирожки с какой начинкой мы так жадно вчера уплетали. Олег же еще во время сессии начал анонсировать свой новый рецепт. – Виктор достал из холодильника бутылку с водой и приложил к горящей щеке.

- Если не будешь пить, кинь мне, – попросил Павел, разглядывая в зеркале самые неприятные для себя последствия – мешки под глазами.

Конечно, слегка помятый пиджак и за двое суток подзабывшие руки дорого парикмахера волосы также не способствовали внутреннему спокойствию Павла Вечникова. Однако с этими проблемами он мог легко справиться, а вот отеки требовали самого пристального внимания.

- Буду… – Виктор плюхнулся на стул и открыл бутылку.

Павел с жадностью посмотрел на друга, затем на бесконечно длинный путь до холодильника и застонал.

Возможно, это продолжалось бы еще долго, но внезапный визг заставил собравшихся на кухне студентов если не прийти в себя, то хотя бы пошевелиться и закрыть руками уши.

- О, Ирка звонит, – произнес Олег с плохо скрываемой радостью от созерцания общей картины происходящего.

И хотя его голова была более привыкшей к некоторым веществам, громкий поросячий визг, издаваемый «эриксоном», действовал на нервы не меньше скрежета по стеклу.

Медленно взяв телефон в руки, Олег принялся разглядывать картинку, где какой-то злобный персонаж из дурацкого мультика очень смешно выпучивал глаза.

- Да ответь ты уже! – не выдержала Вика.

- Сейчас, – усмехнулся Олег. И после еще одного взгляда на корчащихся в муках друзей все же нажал на кнопку.

- Мы что теперь – поросят режем?! – немного шатаясь, в кухню вошла Света.

- Тссс… – прошипел Павел, жестами призывая Свету не произносить больше ни звука.

- Да, уже в Питере, – прохрипел в трубку Олег. – Нет, мой голос вовсе не больной. Да, среди нас есть девушки. Но тебя это не касается. Как здесь?! Возле дома? Какого дома?! Откуда?

Поняв, что в их состоянии встреча с Ирой Барановой может довести до психлечебницы, студенты бросились к окнам. И тут же попытались скрыться из виду. Надежда, что последние слова Олега не относились к текущей ситуации, угасла, как только в поле зрения появилась чересчур пергидрольная блондинка на явно не соответствующих здешним дорогам каблуках.

- Что она с собой сделала?! – Павел потер глаза, но пелена после вчерашнего увеселения так и не позволила рассмотреть все детали нового имиджа Барановой. – Походу, под Вику косит. Но это же бесполезно. Все знают, что она темненькая. А значит – не натуральная.

- Да где ты натуральных видел?! – закатила глаза Света.

- Это все блондинки, которых я не видел брюнетками и… другими, в общем.

- Вот попали… – Вика многозначительно взглянула на Олега. – Отправь ее куда-нибудь.

- Ира, отправься куда-нибудь… – пробормотал Олег и кивнул своей новой пассии.

Вика на это лишь стукнула ладонью по лбу и, вспомнив про жуткую боль, пошла за второй таблеткой аспирина.

- Ира, ты же знаешь, меня в этой жизни мало что задевает. Но здесь друзья, и им очень плохо. План на сегодня – выжить, отоспаться, принять что-нибудь менее крышесносное… Пожалуйста, давай потом поговорим. Или тут некоторые уже собираются вызывать охрану, – попытался аргументировать свой отказ Олег.

Раздался звук бьющегося стекла. Баранова никогда не отличалась особой меткостью. И в этот раз, не изменяя своим способностям, она отправила первый попавшийся камень не только не в то окно, но и не на тот этаж.

- Да пошел ты! Лучшие годы моей жизни! Я столько старалась! А ты променял все это на первую встречную?! – вопила Баранова, размахивая своим телефоном.

- Девушка, пожалуйста, прекратите! Люди же смотрят. – Из-за разбитого окна боковой комнаты на первом этаже выглянул какой-то мужчина. Ростом немного выше среднего, с темными непослушными волосами, он был одет довольно просто, даже небрежно. Но все же что-то в его взгляде, в выражении лица вызывало мгновенное расположение.

- Извините… – Ирина в ужасе закрыла рукой рот. – Я нечаянно. А разве мои друзья не весь дом выкупили?

- Ты с кем разговариваешь? – донеслось сверху. – У нас что – есть соседи?

- Меня зовут Андрей, – прокричал мужчина с первого этажа. – Может, продолжим общение в более… тесном кругу, что ли?

- Какой Андрей?! Не знаем никаких Андреев. – Виктор высунул наружу голову. – Вы здесь живете?

- Нет. Меня нанимают для разных поручений. Отец Светланы Виркович приставил для охраны.

- О, нет! – Света ударила ногой по ножке стола. Вкупе с похмельным синдромом боль от этого удара разозлила ее еще сильнее. – Как же я устала от этого вечного контроля! Всего две недели... И на тебе – какой-то Андрей нарисовался.

- Олег, поговори со мной! – поняв, что перестала быть центром внимания, Ира принялась отчаянно жестикулировать.

- Заснять шлюшку или сдать? – поинтересовался Павел.

- Не называй ее так! Ира же тоже человек, – оторвав голову от стола, Катя решила присоединиться к обсуждению. Но глаза предательски не желали открываться, и, махнув рукой, она вернулась в исходную позицию.

- Послушайте, ребята. – В комнату вошел Андрей. – Я не собираюсь мешать. Как, впрочем, и следить. Я простой водитель. Живу здесь неподалеку. Хорошо знаю город.

- Так бы и сказал, – проговорил Виктор. – Зачем было напрягать Свету?

- Чисто сообщаю: если на вашу компанию в темном переулке нападет… кто-нибудь, я буду защищать в первую очередь Светлану. А так я в вашем полном распоряжении.

- И как же тебя угораздило попасть в чужое распоряжение? – не без сарказма произнес Павел.

- Павел… – Вика легонько стукнула друга по руке.

- Ну, вот так… угораздило, – Андрей попытался улыбнуться, но грусть в глазах мешала скрыть его истинные чувства.

Еще вчера Андрей Искрин был таким же как они: молодым, веселым, полным надежд и мечтающим изменить мир, а сегодня их разделяет целая пропасть.

Дожив до тридцати семи лет, он не имел ничего. Семья, постоянная работа, настоящие друзья – все эти ценности ускользнули от него. Поманив однажды, они попросту оттолкнули Андрея. Жестоко, брезгливо, с какой-то абсолютно незаслуженной ненавистью. Но больно ему было не только из-за этого.

- Ладно, я буду в служебной комнате на первом этаже. – Андрей закивал с излишним воодушевлением. – Если понадоблюсь, зовите. В остальное время в доме присутствует только моя невидимая тень.

- А разве тень может быть невидимой? – с интонацией риторического вопроса спросила Света. Ее явно не прельщала мысль, что вместо отдыха и расслабления с Максом, теперь придется тщательно следить за своим поведением.

- Извините, – Андрей кивнул еще раз, – это всего лишь моя работа. И кстати, если хотите, я могу избавиться от этой особы с «энерджайзером» в одном месте.

Раздавшийся смех тут же заставил забыть о присутствии чужака. Возможно, Андрей и не стал частью компании, однако отношение к нему определенно изменилось.

- Если избавишься… даю двойной дневной гонорар, – с надеждой произнес Олег. Совесть занимала совсем небольшой процент его внутреннего мира, но это не означало, что испорченный отдых друзей является источником получения удовольствия.

- Идет, – Андрей снова улыбнулся. – А сколько добавите, если в течение часа вы позабудете о том, что такое головная боль?

- Почти, что угодно, – икнула Вика.

- Повтори-ка, – Олег с подозрением взглянул на свою девушку.

- Я могла в Париж поехать. Но нет! Сам Олег приглашает потусить с ним. Вот только никто не упомянул о присутствии бывшей и кормежке с непонятной начинкой.

- Викусь, солнышко мое! – Олег расплылся в широкой улыбке, стараясь смягчить распережевавшуюся подругу. – Начинка очень даже понятная. Просто не надо было три штуки лопать, пока все отвернулись.

Олег понял, что последняя фраза была лишней, когда что-то твердое влетело в его спину.

- Ай! – Олег попытался потереть место удара, но болезненная точка оказалась в не самом доступном месте. – Да извини ты уже. И вы все. Я хотел как лучше…

- Может, уже перейдем к избавлению от головной боли? – Катя снова оторвалась от стола и пристально посмотрела на Андрея.

- Схожу, приготовлю лекарство, – водитель бросился было к выходу, но Павел окрикнул его:

- Андрей, сначала разберись с этой чокнутой, ибо никакие лекарства не способны приглушить боль от сверхвысоких частот, издаваемых из ее напомаженного рта.

- Да, Павел… Ну ты и выражаешься… Прям на Пулитцеровскую премию метишь, – почему-то без сарказма произнес Виктор. Ему не нравился Павел. Как не нравились и другие высокомерные, ставящие себя выше других, люди.

- Что вы тут за базар развели в такую рань?! – простонала Даша раньше, чем показалась в дверном проеме. Вместе с ней на кухню проковылял и Сергей Ташко.

Эти двое выглядели так, будто их только что силой вытащили из кровати. Хотя если принять за силу голод, то влюбленные действительно покинули постель всего лишь десять минут назад. Щурясь от яркого света, они медленно приблизились к холодильнику и принялись искать хоть что-нибудь, способное помочь в нынешнем постпирожковом состоянии.

- Ну, все… – усмехнулся Андрей, разглядывая вновь пришедших. – Одна нога здесь…

Когда он покинул комнату, ребята переглянулись. Что-то явно пошло не так. И они чувствовали это. Однако как бы плохо сейчас не было, будущие журналисты предпочли не озвучивать свои мысли.

- Света, а где Макс? – спросила Вероника.

- Небось, замучила за ночь, – подмигнул Павел.

- Если б я только помнила… А была ли вообще эта ночь… – вздохнула Света. – Он собирается. А я уже скучаю. Пожалуй, Максу тоже надо похмелиться. Сейчас позову.

Голова Светы болела, а ноги не хотели идти. Но все же любовь не зря называют самым будоражащим чувством. Стоило Свете представить любимого, как улыбка вернулась на ее лицо, тело почувствовало прилив сил и без возражений отправилось за Максом.

Это определенно было чем-то настоящим. Имея самую заурядную внешность, Макс не мог похвастаться множеством побед на любовном фронте. Но если бы и мог, то никогда не стал бы. Ведь подобное свойственно лишь мужчинам с гнилой натурой, а Макс к ним точно не относился.

Невысокий брюнет спортивного телосложения, он всегда крепко стоял на ногах и знал, чего хочет от жизни. Крепкая семья, благополучие родных и материальный достаток – казалось бы, простые желания, но Максу большего и не требовалось. И он стремился к этому всю свою сознательную жизнь.

Когда Макс встретил Свету, он сразу понял, что именно эта девушка должна стать его женой. Света, однако, так не считала. И не считала довольно долго.

Но Макс не привык сдаваться. Он снова и снова доказывал свою правоту. И когда Света ответила взаимностью, то это была настоящая любовь. А не то увлечение, которое проходит, стоит исчезнуть эффекту красивой внешности. И не страсть, длящаяся в лучшем случае полтора года.

На самом деле отношения этих двоих начались совсем недавно. А потому единственным желанием Светы сейчас было уединение с любимым.

- Уж больно тихо… – с подозрением произнес Павел и выглянул в окно. – Ха! Как ему удалось?!

Это было действительно удивительно. Ведь Ира Баранова целиком соответствовала своей фамилии, и справиться с ней без применения силы казалось очень маловероятным.

- Я так понимаю, Андрей такси вызвал… – пробубнила Катя.

- Тсс! Не сглазь. Молчи, пока не уедет, – обрадованно приказал Павел.

- Это что – Ирка за нами притащилась?! – наконец, протерла глаза Даша. – А у нее парик или свои перекрасила?

- Не то чтобы за нами… – ухмыльнулся Павел. – Только за одним Олегом. А насчет волос – иди подергай. С вами девушками никогда не угадаешь, что настоящее. Я уже перестал разрешать принимать душ у меня. А то увидишь, с кем ночь провел…

- Бывает, – процедил Виктор сквозь зубы. – О! А вот и такси.

- А почему Баранова не зашла? – поинтересовался Сергей, высовывая голову из холодильника.

- Это ты так пошутил, милый?.. – Даша хотела сказать что-то еще, но шум аплодисментов изменил ее планы.

- В честь чего овации? – спросила Света, вернувшись на кухню.

- Андрей выпроводил Баранову, – объяснила Даша.

- А Макс?.. – произнес Виктор. Он хотел переговорить с другом до его отъезда.

- Все еще собирается. Скоро подойдет, – ответила Света. – Я ушла, чтобы его не отвлекать. А то забудет какие-нибудь документы.

- В нашем состоянии это будет не удивительно, – пробубнила себе под нос Катя.

Когда такси скрылось за деревьями, Андрей оглянулся и, увидев реакцию студентов, театрально поклонился.

- Как думаете, что он ей сказал? – поинтересовалась Вероника.

- А какая разница? – Олег перекрестился. – Теперь посмотрим, как водила нас лечить будет. Если справится, придется проставиться.

- Олег, имей совесть! – взмолилась Катя. – Дай хоть один день город посмотреть.

- Нет, ну я же тебе лично не предлагаю. И кстати, если правильно рассчитать «по чуть-чуть», это вполне может помочь с нашим текущим состоянием.

Пятнадцати минут пререканий вполне хватило, чтобы Катя рассердилась и поспешила покинуть несговорчивых однокурсников.

- Ай! – испугалась она.

Выходя из кухни, Катя не заметила Андрея. Столкновение казалось практически неизбежным. Но водитель ухитрился извернуться и при этом даже не пролил ни капли жидкости блевотно-зеленого цвета.

- Вау! Реакция супер! – восхитилась Даша.

Андрей кивнул и поставил графин на стол.

- Я, пожалуй, откажусь… – поморщилась Катя, понюхав антипохмельное лекарство.

- Хоть один глоток, – Андрей как-то по-детски улыбнулся. – Может, тогда перестанете врезаться во всех подряд.

- Вообще-то, это вы в меня врезались, – попыталась обидеться Катя, но улыбка Андрея не оставила такой возможности. – Ладно, только совсем чуть-чуть. Этот город достоин лучших туристов, чем одурманенные студенты.

- Тили…мили… трямдия… – почему-то сказал Олег. Но это уже было не важно. Одиннадцать стаканов замерли в ожидании наполнения чудотворной жидкостью.

- Главное – не нюхайте, не пробуйте. Залпом, – поспешил предупредить Андрей, когда увидел, что студенты слишком рьяно схватились за стаканы.

Как он и надеялся, подобное предупреждение привело к абсолютно противоположному результату.

- Фууу! Что за гадость! – воскликнула Света и демонстративно прикрыла рот рукой. – При вас пить не буду. Возьму с собой. И еще один стакан для Макса.

- Тогда и Плуховой по дороге отдай, – усмехнулась Даша. – Она там с унитазом обнимается.

- Да уж, Таньке всё психотропное противопоказано, – сказала Вероника.

- Нет, ну в самом деле… – произнес Сергей, подозрительно прищуриваясь. – Я не буду это пить, пока не увижу весь процесс приготовления.

- Дело ваше, – с наигранной обидой развел руками Андрей.

- А мне пофиг! – Вика зажмурилась и сделала два глотка.

Наблюдавшая за подругой Вероника состроила такую мину, что всем показалось, будто это она выпила отвратное зелье водилы.

- Как ты могла?! Олегу же еще целоваться с тобой придется. – Павел попытался повторить выражение лица Вероники. – Это ведь хуже, чем содержимое унитаза.

- А тебе приходилось участвовать в подобных дегустациях? – поинтересовалась Катя, поднося к губам стакан. – Пожалуй, и я выпью. На что только не пойдешь, чтобы избежать приставаний Павла.

Жидкость оказалась не просто невкусной или гадкой. Нет. Это было бы слишком просто. Что-то ядовитое с полей, переживших все возможные апокалипсисы, ударяло в мозг с силой, которая заставляла отключиться и перезагрузиться каждую подконтрольную часть тела.

- Странные вы люди, девушки! Пристаешь – плохо. Не обращаешь внимания – ещё хуже… Ничего, Катюш, теперь у нас изо рта одинаково пахнуть будет. – Сказав это, Павел зажал нос и проглотил крышесносную жидкость.

- Ну, раз уж он смог… – последовал за сокурсником Виктор.

- Вау… – прошептала Вика. – Ощущения просто ужасные… Настолько ужасные, что я бы не отказалась от второй порции.

К счастью, второй порции не понадобилось. Минут через двадцать все болезненные симптомы попросту испарились.

- Вот спасибо, – произнес Олег, пожимая руку Андрея и вкладывая в нее несколько смятых купюр. – Не поделишься секретом, как ты отослал Ирку?

- Довольно просто, – усмехнулся Андрей. Олегу показалось, что водитель собирается сказать что-то еще, но тот лишь кивнул и с широкой улыбкой покинул территорию студентов.

- Ну, что там у нас по списку? – Вероника хлопнула в ладоши. – Надо бы проветриться!

Эта девушка определенно умела заводить. Ни один топовый ночной клуб Москвы не смог избежать ее посещения. И все благодаря умению Вероники быть «удобной». Гламурные красавицы с удовольствием приглашали ее потусить. Ведь эта шатенка с кудрявыми волосами до плеч казалась довольно симпатичной. Но при этом не затмевала идеальную внешность любительниц ножей пластических хирургов.

А еще Вероника никогда не унывала. И на сей раз, чтобы воодушевить остальных, ей потребовалось всего несколько фраз.

Это был замечательный день. А для большинства – последний замечательный день. Город словно знал об этом и распахнул перед гостями свои объятия.

Сегодня каждый получил дозу счастья. Начав с разведанных туристических маршрутов, друзья наслаждались романтическими пейзажами и любовались поражающей воображение архитектурой. А вечером веселье вернулось в более привычное русло измененного сознания.

К сожалению, никто так и не заметил, что вторую ночь подряд их вещи жили собственной жизнью: меняли положение, перебегали из комнаты в комнату, а то и вовсе пропадали. Хотя… относилось это отнюдь не только к вещам.


Глава 3. Комната заброшенных людей

Утро второго дня началось с крика. И здесь имеется в виду настоящий животный крик. Крик, заставляющий сойти с ума каждую клетку тела любого, кто оказался в радиусе его распространения.

Этот крик совсем не похож на вопли, раздававшиеся из комнаты Вики чуть ранее. И уж тем более он не похож не ругательства Виктора Кравского, когда тот наступил босой ногой на осколки стекла.

Нет, все это были лишь отголоски, которые предвещали возникновение необычайно громкого звука.

- В чем… – только заходя в комнату, начал было Андрей, но тут же увидел причину утреннего переполоха.

- Чья она? Чья она? – с ужасом повторяла Вика.

- Это же шутка… Наверняка, шутка, – пыталась уговорить себя Света.

- Походу, Светлана, ваша правда… – Андрей сначала лишь слегка прикоснулся к окровавленной кисти, очень удобно расположившейся на мягком бежевом кресле. Но уже через мгновение он с усмешкой поднял обрубок руки и замахнулся в сторону побелевшего Сергея. – Извини, не смог устоять. Но видел бы ты себя со стороны. Даже девушкам далеко.

- Олег?! – в глазах Виктора ярко демонстрировалось намерение нанести, как минимум, пару ударов по широкой улыбке друга, но все же он не был до конца уверен в виновности Олега Марзовского. – Поимел бы хоть раз совесть.

- Только если она очень хорошенькая, – подмигнул Олег.

- Таня, все хорошо… – Вероника приобняла расстроенную девушку. – Это же придурки. Но вообще ты тоже даешь, неужели поверила?

- Теперь все смелые, но еще минуту назад… – Таня не смогла закончить. О ее впечатлительности знали многие, и потому выбор жертвы не стал сюрпризом. Вот только слезы и обида, очевидно, не входили в планы шутника.

- Ну, вот… И все веселье, – расстроено буркнул Павел.

- Все-таки ты! – воскликнула Катя. – Не верю! А ведь еще совсем недавно казалось, что хуже о тебе думать уже не получится.

- А… так это не я, – то ли в шутку, то ли действительно с облегчением произнес Олег.

- Да ладно вы! Это же и вправду смешно! – Подмигнув Павлу, Даша забрала кисть из рук Андрея. – Вау! Как настоящая! Где взял?

- Это дорогая штука. На заказ делал, – похвастался Павел.

Для него качество всегда равнялось престижу. То есть если вещь не уникальна, не из эксклюзивной коллекции или попросту не в тренде, она не достойна упоминания.

- А мозги себе там же заказать не мог?! – никак не успокаивалась Таня.

- Мозги тоже есть, просто в сумку не влезли, – сыронизировал Павел.

- До сих пор мурашки по телу, – с блаженной улыбкой прошептал Сергей.

Его любовь к черному юмору и приколам обычно не вымещалась на друзьях. Но сам Сергей с удовольствием участвовал в чужих забавах.

- Вот! Правильная реакция, – чуть не кинулся обниматься Павел.

- Сам виноват. – Андрей спешно осмотрелся. – Для таких шуток надо правильный момент выбирать… А где Света?

- Спит, наверное. – Махнув рукой, Вероника покинула комнату.

- Поздновато уже. – Андрей задумался. – А в доме шум уже около часа стоит. То одежду друг у друга воруете, то стекло бьете и не убираете осколки.

- Во-первых, не простую одежду, а коллекционную, – возмутилась Вика. – Во-вторых, я все еще жду ее возврата или займусь обыском. И если это очередная шутка, кое-кто из вас лишится какого-нибудь очень важного органа.

- Не смотри на меня! – Павел сделал вид, что испугался. – Можешь забрать мои шмотки, только его не трогай. То есть трогать можно, даже…

- Эээ! – пригрозил Олег. – Я, конечно, парень раскрепощенный, но не такой добрый.

- Виноват, – пробубнил Павел.

- Катя, можешь проверить Свету? – попросил Андрей. Он был бы очень рад, если бы чутье хоть в этот раз подвело и оказалось симптомом какой-нибудь паранойи. Но не поддающаяся осознанию атмосфера дома давила на подсознание, вызывая тревогу.

- Видать, хорошо ее папаша тебе платит, – ухмыльнулся Олег.

- Для меня вполне неплохо. И еще я слово дал, так что придется понаблюдать. А Макс не возвращался?

- Неа… – Виктор задумался. – Сегодня у нас среда. Вроде как… Значит, вернется в пятницу.

- А Света не могла за ним поехать? Сбежать из-за отцовского шпиона? – поинтересовалась Даша.

- Макс вчера спешил на встречу в пять часов. И эти два дня у него расписаны. Хотя…

- Называется, устроил каникулы любимой, – хмыкнула Вика.

- Ну да. Некоторым приходится крутиться, чтобы зарабатывать, – констатировал Сергей.

- Ладно, просто проверьте, – прервал намечавшуюся дискуссию Андрей. – Вчера она немного странно себя вела. А после отъезда Макса и вовсе…

- Странно?! – удивился Павел. – Ты же знаешь ее от силы один день.

- Ну, один – не один, в любом случае, нам скоро выдвигаться. Так что если Света собирается присоединиться, ей лучше проснуться.

Катя кивнула и направилась в комнату Светы Виркович.

«Наверное, снотворное приняла», – думала она, а потом вспомнила, что вчера достала из сумки фотоаппарат, и тот лежит на прикроватной тумбочке.

- Дура! – обругала Катя саму себя.

И надо признать, вполне заслуженно. Она мечтала посетить Ораниенбаум с тех пор, как в детстве увидела его на обложке журнала. А теперь, когда ее желание вот-вот исполнится, Катя даже не может толком собраться.

Вместо этого она идет по лестнице и улыбается. Почему улыбается?.. То ли потому что свихнулась в этом дурдоме, то ли потому что Андрей обратился с просьбой именно к ней.

От мыслей Катю отвлекла Вероника. Та понеслась мимо со скоростью метеорита и чуть не сшибла одну из странных напольных ваз.

- Тоже что-то забыла?.. – прокричала вслед подруге Катя.

- Ала...вщыз бегу…внула… – вряд ли Вероника ответила именно это. Но Катя больше ничего не смогла расслышать.

Прошло десять минут. И, кажется, все, кто собирались ехать в Ораниенбаум, успокоились и теперь ждали лишь возвращения Кати.

Вскоре она спустилась. Но спустилась одна.

- А вы были правы… – сказала Катя, подойдя к Андрею.

- Мы же все договорились на ты, – изображая сконфуженность, произнес Андрей. – Стоп! В чем прав?

- Светы нигде нет. Ее вещи разбросаны. Кстати, среди них Викино платье. И осколки… Как те, которые ранили Виктора.

- Попробуй позвонить, – попросил Андрей.

- Уже. Никто не ответил, – пожала плечами Катя.

Андрей взбежал по лестнице. Заскочив в комнату Светы Виркович, он принялся быстро осматривать места, где можно было спрятаться взрослому человеку. Но в шкафах и под кроватью оказалось пусто.

Выглянув в окно, Андрей поискал взглядом возможные пути доступа на третий этаж, но забраться сюда, как и выбраться, без посторонней помощи представлялось маловероятным.

- Она была не настолько пьяна, чтобы вывалиться… – Катя попыталась вновь дозвониться до пропавшей сокурсницы.

- Не отключайся! – Андрей махнул Кате, чтобы она следовала за ним. – Здесь звонка не слышно. Если только Света не отключила звук. Пройдемся по этажам.

- Чего такие озабоченные? – поинтересовалась Даша, увидев, что Андрей замер в напряженной позе.

- Виркович пропала! – крикнула Катя. – Пытаемся услышать ее мобильник.

- Ау, народ! – решила помочь Даша. – Все сюда! Затыкаемся и слушаем!

Первым мелодию услышал Виктор. Она была едва различима. И Виктору даже показалось, будто это подсознание начинает заигрывать с его ожиданиями.

Однако нет. Приложив ухо к запертой двери, ведущей, по-видимому, в некое подобие подвала, он узнал мелодию. Он слышал ее еще вчера, перед тем как Света вновь поругалась с отцом.

- Все сюда! – прокричал Виктор, пытаясь выбить дверь. Но сделать это оказалось куда труднее, чем обычно показывается в фильмах.

Удар! Еще удар…

- Попробуем по-другому, – взглянув на попытки Виктора, Андрей мгновенно оценил ситуацию.

Студенты расступились и пропустили его к двери. Рассмотрев замок, Андрей достал из кармана некое подобие отмычки. Ему понадобилось совсем немного времени до того, как щелчок возвестил о капитуляции механизма.

Андрей дернул за ручку. Но дверь все равно не желала повиноваться. С силой ударив ногой, он осознал, что выбрал неправильный подход.

- Надеюсь, это не очередной прикол. Потому что тогда никакие деньги вам уже не помогут! – предупредил Андрей.

- Если так, первая мстя за мной!.. – с угрозой произнес Виктор, растирая ушибленное плечо.

- Простучите всю стену и саму дверь. Я быстро, – протараторил Андрей и выбежал за инструментами.

- Это не я! – на всякий случай уточнил Павел, первым приступая к выполнению указания.

И действительно, вскоре удалось обнаружить область, за которой кирпичная кладка явно отсутствовала. Вика выбрала из списка контактов Свету и нажала на кнопку вызова. Студенты тут же приникли к стене. Теперь песню слышали все.

- Она там! – закричал Павел, увидев рассерженного Андрея с коробкой в одной руке и с топором в другой.

- Надо удостовериться, – проговорил Андрей и принялся за механизмы, удерживающие дверь.

К всеобщему удивлению, стоило только убрать эту абсолютно ненужную здесь доску с ручкой, перед собравшимися предстала такая же серая часть стены.

- Приехали… Поработаем топориком!.. – Андрей направился к области с «неправильным» стуком.

Всего несколько ударов – и замаскированный когда-то проход вновь приготовился к заманиванию заблудших душ. В том, что дверь перенесли давно, Андрей был полностью уверен. Об этом говорило состояние дерева, кирпича, краски... И даже если представить, что кто-то из студентов решился на столь значительные траты, все равно остался бы след.

«Возможно, они каким-то образом сюда мобильник забросили», – пронеслось в голове Андрея, когда он вдыхал «старинный аромат» помещения.

- Посмотрим. – Андрей включил фонарик и заглянул внутрь прохода. – Здесь лестница. Могла прогнить. Пока не ходите за мной.

- Ууууу… – простонал Олег, когда Андрей спустился во тьму. Но по выражению лиц друзей быстро понял, что момент снова не тот. – Не смотрите так на меня. Просто жутковато как-то…

- Ребята, пожалуйста, хватит, – попросила Таня. – Страшно же…

- Клево же!.. – передразнила Даша и попыталась осветить ступеньки мобильником. – Адреналинчик. Я тоже хочу туда.

- Не рискуй. Судя по паутине, по лестнице уже как минимум лет десять никто не ходил, – произнес Виктор, ногой оценивая состояние первой ступеньки.

- Водила же спустился, – ухмыльнулся Павел, но почему-то повернулся к Даше и жестом пригласил ее пройти первой. – Дамы вперед.

Даша хмыкнула, задумалась, повернулась вокруг своей оси, но так и не решилась последовать за Андреем.

- Лучше не надо. Должен быть другой путь, – посоветовала Катя.

Десять минут спустя тревожное ожидание начало сменяться раздражением. Вслушиваясь в тишину, студенты не могли заметить даже намека на происходящее там внизу.

- Ладно… пойду проверю, – проговорил Виктор и ступил на вторую ступеньку. Однако раздавшийся скрип заставил его остановиться. – Андрей, это ты?

Ответа не последовало. Если, конечно, не считать таковым неопределенные гортанные звуки. И звуки эти усиливались вместе с приближением скрипа.

Виктор отшатнулся. Он никогда не верил в потустороннее, зеленых человечков и даже в зомби, но сейчас внутренний голос заставил его покинуть пределы «тайной комнаты».

Остальные тоже отступили. И хоть разум твердил, что тьма не выплюнет ничего сверхъестественного, инстинкт самосохранения возобладал.

- Спасите, – прошептала Таня Плухова и понеслась прочь. Вернее, она думала, что понеслась прочь. Однако ноги не повиновались. Они будто вросли в пол, и теперь все, что ей оставалось – это отчаянно жестикулировать.

- Ааа… ппе… ппиить, – сначала звуки, доносившиеся из тьмы, не казались человеческой речью. Но как только Света достигла конца лестницы, все облегченно выдохнули.

- Света!.. – Виктор бросился на помощь.

Он успел как раз вовремя, ибо отпустившая перила Света не нашла в себе сил устоять на ногах.

- Я ни при чем!.. – ошарашено произнес Олег. – Но если вдруг вспомнишь, что принимала, тут же сообщи. Я должен это попробовать.

- Замолчи… – прошептала Катя, стукая Олега по руке.

- А где Андрей? – поинтересовался Виктор, когда уже нес Свету в гостиную.

- Ппэи… во…д… – молила Света.

- Сейчас все будет. – Бережно положив Свету на диван, Виктор бросился за водой, но Вероника уже протягивала наполненный стакан.

- Он там внизу, – с ужасом произнесла Света, когда вода вернула ей речь. – Я очнулась. Не помню… Не понимаю… Кто-то лежал рядом. Я потянулась за фонариком, но он был слизкий… весь в чем-то…

Света посмотрела на свои руки. Вид засохшей крови заставил ее затрястись.

- О нет! – Виктор понесся обратно к проходу. Но когда он прибежал, Павел и Олег уже выводили Андрея. – Там должен быть кто-то еще. Вы его видели?

- В смысле? – Павел обернулся и заглянул в темноту.

- Кто-то же напал на Свету, а потом на Андрея? – предположил Виктор.

- Меня Света заврела… – держась за голову, вздохнул Андрей. – Врезала мне, то есть.

Парни переглянулись. Никто из них не верил, что Света могла дать отпор просто так.

- Павел, Сергей, помогите Андрею добраться до гостиной, – скомандовал Виктор. – Его рану надо обработать. Мы с Олегом проверим подвал и вернемся.

Павел инстинктивно открыл рот и уже хотел послать одногруппника в какое-нибудь узкое телесное пространство. Однако каким-то чудом он смог сдержаться. А после и вовсе исполнил приказ. Не потому, что признал Виктора главным. Просто вид крови избавил его от желания спускаться в подвал.

Олег тоже предпочел бы остаться в безопасной среде. Но он считал Виктора своим другом и не собирался отпускать того одного.

Это было странное помещение. Время там внизу будто растягивалось. Уж слишком медленными были движения, слишком много мебели осталось после предыдущих хозяев, и слишком часто Олег запинался за очередную ржавую штуковину.

- Смотри под ноги хоть иногда! – не выдержал Виктор.

- А ты освещаешь мои ноги?! – несколько возмутился Олег, но тут же пришел в свое обычное состояние. – Да нет здесь никого. Одна паутина да всякая всячина.

Но Виктор понимал, что происходящее вряд ли получится списать на шалость одного из них.

- Света – девушка с не самым хорошим чувством юмора. И вряд ли бы стала участвовать в подобной шутке. А если это розыгрыш, то ей прямая дорога в актрисы. Я ведь держал ее на руках, видел этот взгляд…

- Считаешь, что кто-то из наших мог?! – удивился Олег.

- Возможно. Хотя… нападавший должен хорошо знать этот дом. Его историю… – Виктор задумался и, будто осознав нечто важное, быстро повернулся к Олегу. – У тебя есть телефон отца Светы? Надо было сразу проверить этого «водителя».

- Ну, нет…

- Нет?! Тогда кто? Павел? Ты с Викой? Искрин же все начал. Он явно что-то знал. Слишком уж хорошо догадывался. Осмотрись! Здесь целый склад забытых, никому не нужных вещей. Зачем было их прятать? Хотя не так. Зачем надо было тщательно замаскировывать дверь, но при этом вешать неподалеку обманку?

- Не смотри на меня, – смутился Олег. – Я до такого даже под воздействием трезвости не додумался бы. Слушай, здесь нечем дышать, других дверей нет. Это подвал. А если виноват действительно Андрей, то нам лучше поспешить в гостиную. Не зря же Света его шибанула.

- Но как она вообще сюда попала? – развел руками Виктор.

- Телепортация.

- Напомни никогда не звать тебя для мозгового штурма.

- Во время мозгового штурма все версии принимаются. – Олег поднял указательный палец и попытался повторить мимику профессора Бурхатова.

Виктор улыбнулся. Пародии на преподавателей у Олега всегда получались неплохо.

- Пожалуйста… давай уже свалим отсюда, – заныл Олег, натыкаясь на очередную табуретку. – Вернемся к остальным, может, Света что-нибудь вспомнила.

- Согласен... Заодно поищем фонари помощнее. – Виктор еще раз осветил каждый угол помещения, но так и не смог обнаружить ничего похожего на запасной выход. – Выходим.

- Урррааа… – прошептал Олег, поднимая обе руки.

- Иди первым. Я освещаю путь. А то отобьешь себе что-нибудь важное, Вика снова будет на меня волком неделю смотреть, – Виктор вспомнил случай трехмесячной давности.

- Тогда была не Вика. Какая-то другая блонди… – Олег почесал затылок.

- По-моему, ее тоже Вика звали.

- Уверен? – Олег хлопнул друга по плечу. – Да кто ж их всех упомнит!

Олег направился к ступенькам. Виктор последовал за ним. Возвращаясь в гостиную, эти двое надеялись узнать разгадку телепортации Светы. Но вместо ожидаемого обсуждения, увидели лишь нескольких обескураженных друзей.

- Есть новости?! – спросил Виктор.

- Никто ничего не знает, – пожала плечами Катя. – Может, милицию вызовем?

- Бля… Ну можно без этого, – расстроился Олег. Он тщетно пытался вспомнить, куда рассовал свои «снадобья». В первую очередь те, за которые могут влепить значительный срок.

- Света, ты точно не видела похитителя? Он должен быть силен и, скорее всего, находится сейчас здесь, – озвучил свои мысли Виктор.

- Не видела. Последнее, что помню – комната, кровать… А потом – это жуткое место, рядом тело, кровь. – Света поежилась и растерянно пожала плечами.

- Андрей?.. – Виктор вопросительно посмотрел на Искрина.

Потянувшись за бутылкой с водой, тот задумался. Последние минуты он тщательно обдумывал каждый кусочек головоломки, но паззл отчаянно не желал собираться. Единственное разумное объяснение – нападение было совершено им самим. И, заглянув в глаза Виктора, он понял, что не один пришел к такому заключению.

- Я просто спустился в подвал, – произнес Андрей, отпив из бутылки. А затем подробно изложил все, что случилось, пока студенты ожидали его возвращения.


Глава 4. Подсматривающий

Мальчик Петя всегда выделялся своим любопытством. Активный, веселый, слишком свободолюбивый, он никогда не мог пройти мимо того, что хоть как-то выделялось на фоне повседневной обыденности.

И это было проблемой. Синдром дефицита внимания, очередной надуманный диагноз современных психологов, легко оказался бы в карточке Пети, если бы не пару «но» – шестидесятые годы двадцатого века и нежелание родителей вести ребенка к врачу.

Ведь если проблема кроется в воспитании, необходимо участие общества. Общества, которое поможет Пете понять свои ошибки и объяснит его родителям, что некоторые дети требуют особого внимания.

Люба, мать мальчика, очень переживала, когда получала очередное «приглашение» в школу. В эти моменты она переставала думать обо всем, кроме поведения сына. И Петя был доволен. Даже несмотря на повышенный тон и угрозы, он радовался, что может быть услышанным.

Если бы не отцовский ремень, Петя, скорее всего, и дальше продолжал бы свои выходки. Однако Игнат Петрович не собирался вновь оказываться в центре внимания коллег.

Это случилось всего однажды. Два года назад после слов о необходимости развода. Но этих двух недель всеобщего порицания явно хватило, чтобы Игнат Петрович передумал уходить из семьи.

Вот только счастливее он не стал. И теперь для того чтобы разозлиться, ему хватало пары неприятных слов.

Всего пара слов. Но они вполне могут отвлечь от мечты о другой жизни. Жизни, в которой не было Пети. Жизни, в которой Игнат Петрович нашел хорошую женщину. И у них были нормальные дети, правильные, усидчивые.

Счастье без притворства казалось навсегда забытым. Конечно, можно было переехать, сменить работу. Но Игнат Петрович не хотел терять то, ради чего всю жизнь «пахал, как проклятый».

Так что Пете приходилось ежедневно терпеть раздражение отца и перемены настроения матери. К счастью, улицы города предлагали множество хоть и однообразных, но все же крайне необходимых мальчику развлечений.

Игры с друзьями порой затягивались до поздней ночи. И в течение какого-то времени Петя даже перестал докучать учителям, что привело к полному отсутствию контроля со стороны родителей.

Пока однажды он не повстречал Бешеного. Именно это имя Петя использовал в своих записях. И хоть история их знакомства была ограничена всего минутой времени, после этой встречи все изменилось.

А ведь они легко могли разминуться. Мальчишка, возвращающийся домой, и двадцатипятилетний парень с очень странной прической. Сверни Петя направо, Бешеный никогда не набросился бы на него. Но Петя не свернул.

- Беги! Не останавливайся! Позови на помощь! – заорал парень с выпученными глазами. Он появился неожиданно, будто выскочил из темноты.

- Дядя, идите домой! За подобное поведение… – от осознания, что он говорит, как занудные взрослые, Петя скривился.

Бешеный оглянулся. На улице больше никого не было. Вдохнув поглубже, он хотел что-то объяснить, но стук каблучков заставил его вновь задрожать от страха.

- Не выходи, пока она не исчезнет из виду, – сказав это, Бешеный поднял Петю и швырнул в кусты.

Падение оказалось не самым мягким. Но к удивлению Пети, даже после того как ветки расцарапали шею, ни один звук не покинул его рта.

Прошло несколько минут, прежде чем он смог снова встать в полный рост. Светловолосая девушка к тому моменту уже поворачивала за угол. Она шла довольно медленно, не торопясь, будто была абсолютно уверена: все чему суждено случиться – обязательно случится.

Петя ухмыльнулся. Еще чего! Он, видите ли, должен испугаться какой-то женщины. Да еще и на каблуках. Если Бешеный позволил своей подруге вырвать у него пару клоков волос, это вовсе не означает, что теперь и остальным надо бояться досрочного облысения.

Отряхнувшись от песка и листьев, Петя обнаружил огромную дыру в своей рубашке.

«Ну вот! Мамка опять ругаться будет. А потом работать всю ночь. Стирать, зашивать… и снова ругаться. Нет, чтобы оставить на потом, когда я в школу уйду. Она станет до утра возиться, не давая спать отцу. Скажет, что яблоко недалеко от яблоньки падает, что я весь в папку пошел. Расплачется». – Петя вытер нос, а затем посмотрел на свой дом. Он был уже совсем близко. Но вместе с тем, очень далеко.

В надежде обнаружить хоть какой-нибудь повод остаться на улице, Петя обернулся. И тогда он понял. Или подумал, что понял. Ведь на самом деле Бешеный мог выскочить откуда угодно. Но это было уже не важно. Петя придумал историю и сразу почувствовал непреодолимое желание.

Вот оно – настоящее приключение. Скрывается за деревьями и ждет, когда кто-нибудь подойдет поближе.

На секунду Петя засомневался. Он еще раз взглянул на свой дом, отвлекся на светлячков, вносящих едва заметный вклад в освещение города, прищурился. Это был последний шанс. И Петя им не воспользовался.

Вполне ожидаемо. С одной стороны – совсем не милый дом, а с другой – особняк-загадка. Именно об этом трехэтажном здании частенько перешептывались его друзья. Рассказывая небылицы, они с каждым разом приукрашивали какие-то моменты. И в итоге, в доме под номером тридцать шесть уже проживали людоеды, питающиеся исключительно детьми. Оставшиеся после пиров кости они использовали для создания мебели, а черепа складывали в подвале, где раз в месяц проводили таинственные ритуалы. Именно благодаря произносимым в это время заклинаниям, домовые, обитающие в стенах особняка, не только не нападали на людоедов, но временами даже помогали заманивать на обед очередную юную жертву.

Петя понимал, что это лишь фантазии, но все равно почувствовал дрожь, быстро распространившуюся по всему телу.

Большинство людей бежит от того, что их пугает. И никакая любознательность не в силах справиться с инстинктом выживания. Петя, однако, к данному большинству относился далеко не всегда, да и в этих случаях – с большой натяжкой. Поэтому, увидев объект интереса, он тут же решил изучить его повнимательнее.

Преодолев страх, Петя подошел к главному входу. И к своему удивлению обнаружил, что дверь не только не заперта, но и приоткрыта, будто кто-то специально дразнил любопытных прохожих. Петя затаил дыхание и осторожно потянул за ручку. Сопровождавший его действия скрип был едва заметен. Однако и его хватило, чтобы спугнуть нечто, тенью пронесшееся вне границ тусклого освещения коридора.

«Должно быть, кошка», – попытался успокоить себя Петя.

Вдохнув поглубже, он вошел внутрь. Но ничего страшного не произошло. Тогда Петя хмыкнул и быстро побежал в гостиную.

Огромный шкаф возле двери оказался как нельзя кстати. Он словно специально расположился так, чтобы любой, кто за ним спрячется, смог осмотреть все помещение и при этом остаться незамеченным.

Петя дышал очень громко. По крайней мере, ему так казалось. Ведь в абсолютной тишине, когда страх завладевает каждой клеточкой, чувства обостряются до предела.

Странные темные очертания. Если смотреть на один предмет очень долго, то покажется, что он шевелится. Но Петя смотрел только пять минут и так и не заметил ничего, выдающего тайны старинного особняка.

Именно тогда впервые возникло это странное чувство – смесь разочарования и успокоения, граничащего с чем-то, подобным счастью.

«Нельзя сдаваться так просто…» – Петя пересилил желание уйти и медленно, порой на ощупь, начал пробираться вглубь дома.

Шаг за шагом, он приближался к широкому коридору. А в гостиной тем временем три ранее неподвижных «предмета» спрыгнули со своих мест и растворились во тьме.

«Кошка! Та же кошка», – снова заставлял себя поверить Петя.

Но скрип и легкое постукивание раздавались уже с разных сторон.

Петя дернулся. Страх, еще недавно капитулировавший перед его упорством, вновь вернул свою власть и незамедлительно направил все силы на возвращение физической оболочки в знакомую среду. Ноги, однако, приказа ослушались и сделали шаг в отрезок коридора, куда не рискнул заглянуть ни один лучик света от единственной включенной сейчас лампы.

- Ааааа! – прокричал Петя, когда его рука оперлась на что-то мягкое и теплое.

И это была явно не кошка. Отпрыгнув в сторону, Петя не заметил, как влетел в открытую дверь. Кубарем скатившись по лестнице, он рухнул наземь и отключился.

Неизвестно сколько точно времени он провел без сознания. Но когда Петя, наконец, очнулся, вокруг было настолько темно, что он всерьез задумался о возможности собственной гибели.

Попытавшись подняться, Петя почувствовал, как окружающий мир вращается одновременно во всех направлениях. Да, последствия падения серьезно отразились на его физическом состоянии. И расшибленная голова не была единственной причиной болезненных ощущений.

Как бы то ни было, уже через мгновение Петя напрочь позабыл о своих телесных страданиях и кинулся в сторону, противоположную раздавшемуся гортанному хрипу.

Думать сейчас не было времени. Последняя надежда на кошатницу-хозяйку улетучилась еще до падения, а выброс адреналина не позволял сосредоточиться на поисках новых ответов.

Горы непознаваемой во тьме утвари притормозили бегство Пети. Однако он смог найти в себе силы и схватить первый попавшийся предмет, чтобы направить его на приближающийся звук. Кто именно спустился со сжимаемого Петей «оружия», навсегда осталось загадкой. Но ощущение множества лапок, быстро пробирающихся по руке, еще долго преследовало его как в кошмарах, так и наяву.

Бросив неопознанный предмет, Петя принялся отчаянно размахивать всеми конечностями. И хотя то, что пару секунд назад быстро подбиралось к его голове, уже успело с визгом впечататься в твердую поверхность, он не собирался останавливаться.

Тем временем мир вокруг продолжал кружиться и плясать под какую-то совсем дикую мелодию. Но выживают лишь те, кто продолжает бороться, несмотря на боль и страх, кто ищет выход даже там, где его не видно.

Когда нечто холодное обвилось вокруг ноги и потянуло к себе, Петя успел ухватиться за ручку шкафа. Дверца со скрипом отворилась, но все же не позволила невидимому врагу одержать молниеносную победу. Вдобавок из шкафа распространился странный запах. Петя скривился. Стараясь дышать как можно реже, он резко дернул ногой. И случилось чудо – зло отступило. Петя понял это не сразу. Поэтому в первые мгновения после того как щупалец отцепился, он принялся громко кричать и бороться с воздухом.

Подсознанию всегда сложно одерживать верх над разумом. А если в дело вступают инстинкты, начинается совсем другая игра. Лишь когда руки коснулись ступенек, Петя вновь почувствовал надежду. На ощупь взбираясь по лестнице, словно по отвесной скале, он продолжал одной ногой отбиваться от всего, что могло вернуть его в свои не слишком гостеприимные владения. И хоть это заметно затрудняло путь, Петя нашел в себе силы, чтобы покорить вершину.

Свет! Пусть и совсем тусклый и такой далекий, но все же сулящий конец мучениям. Продвигаясь на четвереньках, Петя старался не задумываться об окружающей его тьме, наполненной не предвещающего ничего хорошего звуками.

Домовые, людоеды или какая другая живность… Фантазия Пети пугала его больше, чем устрашающе гудящие стены. За ними точно пробиралось нечто. И это нечто было куда опаснее, чем хозяин щупальца.

Петя зажмурился. Разобрать что-либо все равно не представлялось возможным, а глаза после удара головой никак не могли подтвердить реальность замеченных образов.

Осталось совсем немного… Петя с трудом смог встать на ноги и, шатаясь, бросился к выходу. К счастью, помех больше не было. Дверь, которая не так давно казалась пропуском в мир неизведанного, выпустила чужака и с грохотом захлопнулась.

- Прочь… Прочь отсюда, – шептал Петя, пытаясь удержать равновесие. – Я жив. Домой…

Петя не знал, насколько ему повезло. Он даже не догадывался, что столкнулся с куда меньшей опасностью, чем любой другой посетитель злополучного особняка. Приди Петя в любую другую ночь, шансов покинуть это место на своих двоих практически не осталось бы. Однако они разминулись – мальчик и истинная хозяйка дома.

Покинув сегодня свои владения, она, вопреки обыкновению, заигралась с последней жертвой. Чем именно зацепил Меланью Бешеный даже для нее самой осталось загадкой. Но все же это был единственный мужчина за последние лет семьдесят, которому почти посчастливилось пережить остановку в доме под номером тридцать шесть.


***


Когда Петя, наконец, добрался до своей квартиры, его встретили тишина и темнота. Родители явно не переживали за состояние сына, и Петя, тихо заплакав, прошел к кровати и рухнул без сознания.

Наступило утро. Попытавшись пошевелиться, он ощутил резкую боль, благодаря чему тут же очнулся. Солнце светило в окно так ярко, что Петя на мгновение вновь засомневался в реальности окружающей действительности.

Вдруг он еще спит? И смена декораций происходит лишь в воображении. Но тогда откуда боль? Может, подрался с другими мальчишками.

Петя прикоснулся к голове. Да, гигантская шишка явно свидетельствовала, как минимум, о хорошей драке. Или это все же был не сон?

Отыскав часы, Петя понял, что в школу идти уже нет смысла. Отец должен быть на работе, мама тоже наверняка отсутствует. Так что он быстро умылся, заклеил пластырем, как мог, порезы и царапины, безрезультатно подержал у головы холодную банку с солеными огурцами и, надев чистые брюки с рубашкой, осторожно направился к обители нечистой силы.

При свете дня особняк всячески скрывал свою связь с чем-либо, противоречащим коммунистическому порядку, поэтому Петя всерьез засомневался в собственной памяти. Он даже смог найти силы, чтобы подойти к главному входу дома под номером тридцать шесть. И хоть рука застыла, так и не прикоснувшись к двери, Петя договорился с самим собой – пока нет доказательств, это будет обычный дом с самыми обычными жильцами, а ночной кошмар останется лишь в памяти, где ему самое место.

Так началась новая игра. Игра, в которой Петя представлял себя следователем и день за днем наблюдал за всем, что творится в округе. Он завел тетрадь и посвящал каждую свободную минуту слежке за соседями. А поскольку дом под номером тридцать шесть уж больно хорошо затаился от остального мира, записи Пети все больше отражали жизнь среднестатического жителя Ленинграда.

Два года он изучал перемещения в особняке. Но недостаток информации не позволял ему увидеть всю картину целиком. Почему здесь никто не задерживается? Ведь это не гостиница. А постоянные жильцы если и есть, то только где-то в недрах дома. И встретиться с ними на улице, судя по всему, не представляется возможным.

Все эти вопросы, однако, не остановили Петю, и вскоре уже несколько исписанных неровным почерком тетрадок лежали в стопке, которую он называл «Легенды соседей-людоедов».

Проводя все больше времени дома, Петя смотрел в окно на рощу деревьев и гадал, какие тайны могут скрываться за этой завесой из зелени. А когда тьма спускалась на город, он тихонько выходил из квартиры и, скрываясь в ветвях «самой плакучей» ивы, подглядывал за всеми перемещениями вблизи особняка.

- Мам, а я был у людоедов напротив. Там на меня что-то напало, – решил как-то поделиться своими мыслями Петя.

- Хорошо. Только не задерживайся, – практически впопад ответила мама.

Это был единственный раз, когда мальчик Петя попытался рассказать кому-либо о своих приключениях. И хоть разговор оказался чересчур уж коротким, он все равно испытал облегчение. Где-то глубоко внутри столпилось слишком много чувств, которые отчаянно пытались выплеснуться наружу. Однако Петя не хотел казаться странным или, что еще хуже, слабым, поэтому предпочел оставить квест «охота на монстров» только для личного времяпрепровождения.

Так продолжалось еще пару месяцев, но постепенно Петя начал забывать детали своего кошмара. Появлялись новые увлечения, которым, в конце концов, удалось потеснить игру в детектива. И хотя он продолжил заполнять все новые тетради, делалось это скорее по привычке, чем из желания найти подтверждение своим галлюцинациям.

Дому под номером тридцать шесть, однако, все эти слежки абсолютно не мешали. И если бы Петя решился приблизиться поближе, он наверняка обнаружил бы множество улик потусторонней игры.

Впрочем, изредка свидетелем преступлений, связанных со старинным особняком, можно было стать, не подходя вплотную к вместилищу зла. Кровавое происшествие, случившееся через двадцать шесть месяцев, взбудоражило всех соседей.

Вот только Пете не суждено было стать его свидетелем. Незадолго до странного несчастного случая Игнат Петрович и Любовь Викторовна нашли возможность разъехаться. Об официальном разводе, конечно, пока и речи не было. Но все же и это была надежда на новую жизнь.

Дед Пети, в честь которого когда-то назвали мальчика, поначалу больше всех возражал против любых намеков на расставание Игната с женой. Однако, в конце концов, именно он поспособствовал решению проблемы с жильем.

Так Петя оказался на улице, располагавшейся слишком далеко, чтобы подсматривать за подозрительным домом. И кто бы мог подумать, что именно несчастливая семья окажется причиной, по которой ему удастся прожить еще долгие годы. Ведь рано или поздно «тридцать шестой» поглощал любого, кто посмел обратить на него внимание.


***


Было ли происходящее сном или последствием травмы головы? Петя и тогда не мог внятно ответить на этот вопрос, а по прошествии времени осталось лишь ощущение странного сна. Кошмар, с одной стороны настолько жуткий, что хочется целиком погрузиться в ванну с холодной водой. А с другой… Каждому ли суждено пережить настоящее приключение? Пусть даже и отчасти благодаря собственному воображению.

Когда майор милиции Петр Игнатьевич Лепин приехал по ВИП-вызову, он испытывал крайне смешанные чувства. И хотя возвращение на родную улицу способствовало приятной ностальгии, этот статный мужчина в свои пятьдесят три замер, едва увидев ту самую дверь.

- Товарищ майор, мы ждем еще кого-то? – несмело поинтересовался сержант Журковский, который сегодня выполнял функции водителя.

- Ааа… Нет, – Петр Игнатьевич прервался, чтобы не выдать свои эмоции перед подчиненным. – Просто вспомнил... Ладно, сержант, чем раньше зайдем, тем быстрее управимся.

С этими словами уже не мальчик Петя во второй раз в жизни прикоснулся к ручке входной двери дома номер тридцать шесть.


Глава 5. Домов с нечистью на всех хватит!

Тик-так. Тик-так. Отбивали ритм настенные часики в форме сердца. Поначалу незаметный звук вдруг эхом пронесся по комнате и заставил сердце каждого биться чуточку чаще.

Молодежь притихла. Каждому начинало казаться, что время отбивает свой ход именно внутри него. Занятие выяснением отношений и придумыванием нелепых обвинений вышло крайне изнурительным. А вид майора Лепина и вовсе побуждал признаться в любых преступлениях.

- Товарищ майор, – начал было Виктор.

- Давайте лучше Петр Игнатьевич. Я здесь не совсем официально. Но все же… Итак, кто из вас Андрей Искрин?

Превзнемогая боль, Андрей встал слишком быстро, о чем не преминула напомнить травма головы. Вокруг все завертелось, но он успел схватиться за спинку кресла. Легкая улыбка на лице попыталась показать остальным, что все в порядке. И тряхнув головой, будто этим можно было перезагрузить сознание, Андрей повернулся к майору.

- Если честно, я удивлен, – произнес Петр Игнатьевич, рассматривая подозреваемого. – Как с таким послужным списком вас взяли на подобную работу? Полностью ознакомиться с личным делом времени не было, но даже та информация, которую мне передали по телефону заставляет задуматься. Пять лет в тюрьме! По мне, так пожизненный давать следовало. И как генерал Виркович позволил такому человеку присматривать за своей дочерью?!

Андрей вздохнул. По его глазам было ясно, что он хочет что-то сказать, объяснить, но собравшимся достался лишь очередной грустный взгляд.

- Ладно… позже разберемся, – протянул майор Лепин. Ему явно не терпелось перейти к делу. – Что именно произошло в подвале?

- Я должен был отвезти желающих в Ораниенбаум. Но заметил, что Света Виркович с утра не показывалась, – начал рапортовать Андрей, предпочтя рассказать очень краткую версию безумных сборов. – Пошли искать, услышали звонок ее мобильного из-за фальшивой двери. Нашли настоящий проход. Я спустился. Там столько хлама. Или раритета. Сложно было разобрать в темноте. А потом я увидел тело… Она лежала на полу. Видимых повреждений заметно не было. Я наклонился, надеясь, что это очередной глупый розыгрыш. Хотел проверить пульс. Но хватило одного прикосновения. Говорю вам, Света была мертва. Я знаю это. Слишком холодная. И другие признаки. Но я попытался. Ведь она так молода… Сердце не запускалось, а я как придурок продолжал. Невероятно! Света вдруг села. Это было просто невозможно. Я не верил собственным глазам. Тут сзади раздался грохот. Должно быть, свалилось что-то. Я инстинктивно обернулся и тут же получил фонарем по голове. Отрубился. Но ребята за мной вернулись. С тех пор пытаюсь всем объяснить, что не причастен к произошедшему.

- Вруль ты, похоже, хороший, – хмыкнул Петр Игнатьевич. – Но со мной такое не пройдет. Показывайте, где там ваш загадочный подвал.

Произнося последние слова, майор сделал пару шагов. Однако, быстро осознав, что чуть не выдал свое знание о месторасположении потайного склада, он взял в руки первый попавшийся предмет, которым оказался какой-то странный оккультный сувенир.

- Занятная вещица… – пытаясь изобразить заинтересованность, Петр Игнатьевич вновь подошел к собравшимся. – Чье это?

- Не наше. Прилагалось с домом, – отчеканила Вероника, не понимая смысла вопроса.

- А кто хозяин?

- Это надо выяснять, – задумчиво пробубнил Виктор. – Договор заключали не мы. Все делалось через знакомого.

Студенты переглянулись. Спустя полтора часа выяснения отношений никому и в голову не пришло, что за всем может стоять владелец домика с сюрпризом.

- Эх, молодежь, – вздохнул майор. – Проверить бы вашу кровь на содержание посторонних веществ.

- Товарищ… Петр… – Олег сморщил лоб, но видимые признаки проявления мыслительной деятельности не пошли ему на пользу. – Мы там все проверили...

- И начать надо явно с тебя. Сразу определим весь перечень. – Майор внимательно посмотрел на зрачки Олега. – Ладно… веди, если можешь передвигаться.

Олег хотел произнести что-нибудь умное, отводящее подозрение от наличия незаконных веществ, но Катя успела раньше.

- Петр Игнатьевич, нам сюда, – произнесла она, указывая на длинный коридор. – Не обращайте, пожалуйста, внимания на Олега. На него любой алкоголь действует слишком быстро и сильно. Главное – в этом доме вчера кто-то напал на Свету. Если это шутка одного из нас, на что я искренне надеюсь, все быстро разрешится. Но вдруг здесь есть посторонние. Не знаю как остальные, а мне очень страшно.

Дойдя до прохода в подвал, майор почувствовал в груде нечто, заставившее его остановиться и задуматься о немедленном уходе из особняка. Тысячи мурашек пробежали по телу и, столпившись в области шеи, начали в унисон отплясывать свой танец страха.

- Ну, открывайте, умельцы, – приказал сержант Журковский, когда понял, что пауза несколько затянулась.

- А вода в этом доме найдется? – вдруг спросил майор.

- Да, конечно, – улыбнулась Катя. – Вам именно воду? Или там чай, сок…

- Обычной воды. Можно из-под крана.

Катя не хотела ничего пропускать. Желание разобраться в происходящем было сильнее, чем чувство страха. А еще она впервые оказалась в гуще событий.

Как будущий журналист, Катя понимала, что в будущем ей предстоит множество подобных и не очень ситуаций. Но ведь первый раз всегда особенный?

«Всего пара минут спокойствия», – промелькнуло в голове Кати, когда она вызвалась принести воды.

Да и что может случиться за пару минут? Томительное ожидание, очередные необоснованные обвинения, сюрреалистичная суматоха… Все это уже начинало сводить с ума. Поэтому, кивнув, Катя с готовностью отправилась выполнять просьбу гостя.

- Погоди! – опомнился Петр Игнатьевич, увидев, что все еще сжимает странный сувенир. – Захвати это. Даже не заметил, как утащил его. Хмм…

- Бывает, – улыбнулась Катя, забирая предмет. – Ой!

- Я тебя не уколол? – поинтересовался Петр Игнатьевич, когда Катя отшатнулась.

- Нет, извините. Сама не знаю. Это странное чувство… – Смутившись, Катя быстро отвернулась и направилась за водой.

Но далеко уйти она не успела. Что-то изменилось. Она не сразу осознала это. Легкая тревога постепенно нарастала, а сувенир в руках становился все тяжелее.

Как же она устала! Кухня исчезла из перечня срочных дел сразу, как только Катя заметила диван. Совсем небольшой, но на вид такой удобный. Хотя сейчас сгодился бы даже голый пол. Ведь чтобы ощутить мягкость старинного сидения, надо сделать еще пять шагов. А гравитация по неизвестной причине решила превысить все мыслимые пределы.

И этот взгляд… Катя затаила дыхание. Там вдалеке в темном углу коридора нечто, не желающее показываться первому встречному, быстро укрылось в теневой пучине. Хотя, быть может, это лишь подсознание решило поиграть в свои сомнительные игры.

Страх отрезвил мгновенно. Сопутствующий адреналин придал сил, и, подбежав к выключателю, Катя включила свет.

- Дура! – заорала она сама на себя.

Чуть не зашвырнув тяжелым сувениром в самую обыкновенную, на первый взгляд, мраморную статую, Катя еще раз с облегчением матюкнулась и вновь вернулась на кратчайший путь до кухни.

Однако пройдет совсем немного времени, и она поймет, что статуя находилась в этом доме лишь с одной целью – пугать его обитателей. Не обратив внимания при свете дня, ночью раскрепостившееся подсознание с радостью выплеснет наружу все потаенные страхи. И безликая статуя, застывшая в невозможной позе, еще долго будет преследовать любого, кто посмел взглянуть на созданное из человеческих тел творение Меланьи, сущности настолько же древней, насколько и могущественной.

Возможно, Катя Виренейская заметила бы угрозу куда раньше, однако стоило ей только задуматься и оглянуться, как сильнейшая боль заставила разжать руки и выронить злосчастный предмет. Кухня была уже неподалеку, и Катя бросилась к раковине. Лишь когда холодная вода остудила нестерпимый жар, она смогла взглянуть на дрожащие ладони. Но ожога не оказалось. Нежные, гладкие, без единого мозоля – это были типичные руки представителя умственного труда.

Все прошло. Правда, поведение девушки не осталось незамеченным. Краем глаза Катя заметила Веронику, и, стараясь изобразить полное спокойствие, взяла стакан и стала медленно набирать воду.

- Слушай, я тут немного… – Катя замолчала, пытаясь вспомнить, кричала ли она, когда сувенир «дал сдачи». – Ладно, выкладывай, не томи!

Отключив воду, Катя сделала глубокий вдох и с видом «а у меня все в порядке» повернулась к подруге. Кухня оказалась пустой…

Только не снова! Возможно, у нее и бывали мигрени, но признаков шизофрении ранее не отмечалось.

- Сонникова! – прокричала Катя. – Нет, ну нельзя же так! Я тут, между прочим, с тобой разговариваю.

Отлив немного воды из стакана, чтобы та не расплескалась при «гневном шаге», Катя отправилась обратно к подвалу. Она снова упустила свой шанс заметить… да хоть что-нибудь.


***


Бессмертие диктует свои правила и порядок. И если у тебя есть всё время мира, но при этом сильно ограничены перемещения, возникают довольно странные предпочтения.

Как же долго Меланья пыталась развлечься здесь, в своих вынужденных владениях! Когда через пару дней Катя начнет понимать и отправится сначала в библиотеку, а затем в государственный архив, она разыщет лишь голые факты, и те не слишком соответствующие истине.

А истина такова – в некоторых домах живым не место.

Это только на первый взгляд тридцать шестой представляется скромником, укрывшимся от посторонних с помощью лесных гигантов. На самом же деле он ни от кого не прячется. Он просто предпочитает уединение.

Пережив несколько реконструкций, этот особняк умудрился сохранить свои уникальные черты. Именно благодаря им он привлекает взоры, а после зазывает к себе.

С момента постройки он успел побывать во владении семидесяти четырех человек. Но на самом деле всегда принадлежал лишь ей одной.

Революция, погромы, даже взрыв – статьи и заметки, найденные в библиотеке, напомнят Кате репортажи с мест военных действий. Вот только никто так и не расскажет, что инициатором каждой перестройки была сама Меланья.

Ведьма не собиралась воевать со всем миром. Вернее, пока не собиралась. А потому для каждого магического ремонта нужно было реалистичное, чаще всего кровавое, объяснение. А ремонт начинался каждый раз после смены настроения, очередной попытки угнаться за модой или простого желания сменить обстановку.

Площадью более тысячи квадратных метров, особняк раскрывается перед смотрящим далеко не сразу. Будто скромно отводя взгляд от незнакомца, не давая заглянуть в душу, он поначалу притаивается, не производя мгновенного вау-эффекта. Но стоит немного задержаться, и вот уже начинаешь замечать множество архитектурных деталей, резной орнамент, украшающий фасад. Изящества строению добавляют и колонны. Каждая именно там, где ей и положено быть для создания единого стилистического идеала.

Внутри дома все также способствует созданию ощущения собственной значимости. И это ощущение сражает наповал, заставляя гостей задержаться подольше и приглушая вопль о страшной ловушке, которая вот-вот захлопнется.

Дороговизна сочетания современной техники и старинных предметов, хоть поначалу и сбивает с толку, вскоре позволяет полностью прочувствовать каждый рубль, который пошел на оплату проживания в доме со столь долгой и запутанной историей.

Прихожая, большая гостиная, библиотека, столовая с камином – каждое помещение может поведать множество историй. Историй страшных и пугающих, но все же довольно захватывающих.

Всего, на данный момент, в доме насчитывается восемь спален, пять из которых имеют ванную комнату, и несколько жилых комнат. Еще год назад они выглядели совершенно иначе. Но теперь даже сама Меланья не вспомнит, что именно она учудила в позапрошлый раз. Ведь ремонтов было так много. А радости от них так мало.

Все сказанное относилось ко всем открытым для посещения гостей помещениям, кроме одного. Рабочий кабинет с окнами, выходящими на север, так и не подвергся осовремениванию. И теперь, заходя сюда, невольно ловишь себя на мысли, что благодаря временной воронке ты очутился где-то в веке восемнадцатом.

Меланья любила этот век. Сколько же тогда произошло! Как-то она даже умудрилась повеселиться в теле Екатерины Великой. К сожалению, и этим воспоминаниям, в конце концов, суждено было поблекнуть. Поэтому теперь Меланья отчаянно нуждалась в чем-то действительно феерическом.

План по превращению окрестностей в квест, который суждено пройти только ей самой, ведьма составляла довольно долго. Вот только она на мгновение забыла, что люди не всегда говорят всю правду, и изрядно удивилась, завидев на своем пороге компанию одуревшей молодежи.

«Ладно, расправимся с ними по-быстрому, – подумала Меланья. – Хороший аперитив никогда не помешает. Но в следующий раз придется искать клиентов без посредников».

И дом замер. Ожидая начала главной партии, каждая разрушенная судьба, каждое чудовищное заклинание, каждое орудие пыток застыли в очереди. Но Меланья пока не спешила. Похитив Свету, она не думала, что эти олухи смогут ее обнаружить. И теперь место скуки заняло любопытство. Как долго сможет новое поколение продержаться против ее старомодных игрушек? И какие страхи способны довести его до отчаяния?

Игра началась. Но они пока не поняли. Даже Катя, которой только что довелось подержать одну из убийственных штуковин. Камень Эсмоса, поглощающий жизненные силы при касании, и печать отдачи отлично дополняют друг друга. Заключенные в одной сфере, они понемногу опустошают человека. Но кратковременные потери легко восполнимы. Стоило только Кате поставить злосчастный сувенир, как внутренняя сила вновь пробежала по венам и пробудила желание жить.

К счастью, это была одна из самых безопасных игрушек. На ее счету числилось всего шесть жизней. Всего шесть человек оказались обездвиженными раньше, чем разжали руку. Час за часом камень Эсмоса высасывал из них силу. Наполняясь до краев, он подключал печать отдачи, и энергия высвобождалась, причиняя невыносимую боль. И чем больше забирал камень, тем больнее был удар. Крепкий здоровый мужчина мог протянуть целые сутки, а вот с девушками сувенир разбирался куда быстрее, особенно с такими хрупкими, как Катя Виренейская.

Но даже майор Лепин никогда не догадался бы, что держит орудие убийства. Настолько безобидно порой выглядят вещи, несущие настоящую угрозу. А в тридцать шестом таких вещей очень много.

Ловушки для любопытных здесь сменяются предметами, играющими с человеческим разумом. Однако чтобы заметить необычность особняка требуется время и желание. А поскольку ни того ни другого вновь прибывшие пока не имели, им удалось ненадолго избежать участи столкновения с ужасающей правдой.

К сожалению, подсознательное колдовство уже начало свою работу.

Мраморная статуя, так удачно притаившаяся в темном углу коридора, не была единственной. По всему дому расположилась как минимум дюжина подобных обезличенных изваяний. И каждая в неестественной позе. Они будто взывали к смотрящим. Но смысл послания терялся безвозвратно.

Странности особняку добавляет картинная галерея. Доподлинно о ней известно лишь то, что имена авторов утеряны навсегда. Каждое конкретное полотно не производит сильного впечатления. Но стоит перестать смотреть на него, как тут же исчезает воспоминание о том, что именно изображено на картине. Исчезает безвозвратно, а заодно прихватывает с собой еще одно воспоминание взглянувшего.

Некоторые картины воздействуют сильнее, забирая из памяти недели, другие нацеливаются на что-то конкретное. Например, заставляют забыть только последние минуты или лишают умения считать в уме.

Это объясняет, почему амнезия оказывалась частой жалобой жильцов. Но сейчас Меланья не собиралась стирать память. Ей не нужны были выжившие.

Лишь маленькая забава, в которой сначала надо познакомиться с жертвами, а потом весело истребить. Сегодня была разминка. И все умудрились уцелеть. Один - ноль в пользу студентов.

И хоть спасение Светы слегка задело Меланью, сейчас она думала о другом. Тот краткий миг, перед тем как она покинула тело Светы Виркович. То прикосновение губ, когда Андрей пытался завести сердце подопечной.

Это был не совсем поцелуй, скорее неприятное взаимодействие, приведшее к вспышке гнева. Или все же не гнев? Злость, испытываемая ведьмой, не имела четкого воплощения. Она не ненавидела того мужчину, она вообще не могла понять, что чувствует. И не в силах больше копаться в своей призрачной голове, Меланья растворилась в лабиринтах дома.


***


- Вот, возьмите, пожалуйста, – проговорила Катя, протягивая майору стакан воды.

- Да, спасибо. – Петр Игнатьевич сделал пару глотков, а затем обратился к Павлу. – А он долго ходить будет?

- Нет, – ответил Павел. – Здесь рядом.

- Это они о Викторе, – поспешила проинформировать подругу Вероника. – Он забирает из тачки видеокамеру. Но как-то долго. Если бы пошел Олег, я бы решила, что он там дурь обнаружил…

Вероника запнулась и незаметно взглянула на майора, но тот разговаривал с Павлом и не слышал ее шепота.

Парковка, куда отправился Виктор, удачно расположилась во внутреннем дворике, была огорожена от внешнего мира и подсоединена к охранной системе. Этот факт ребята восприняли с неподдельной радостью. Все-таки волнение за «свою любимую» у некоторых может привести к невозможности расслабиться и просто радоваться мгновению.

Но Катю сейчас интересовало другое.

- Почему ты не ответила? – спросила она Веронику.

- В смысле?

- Там на кухне. Ненавижу, когда люди молчат в ответ.

- Когда? – Вероника задумалась. – Если недавно, то я все время здесь была.

- Конечно, – Катя недоверчиво посмотрела на подругу. – Думаешь, твой наряд «Ораниенбаум, вырви глаз» можно с чем-то спутать?!

- Спасибо за комплимент, но я отсюда не уходила. Спроси кого хочешь!

- И спрошу. – Катя повернулась к Тане. – Слушай, Вероника здесь была?

- Ты это о чем? – испуганно спросила Таня и, словно только очнувшись, захлопала глазами.

- Я спрашиваю, когда меня за водой послали, Вероника помогать случайно не отправилась?

- Да нет… Она тут крутилась.

Вероника лишь хмыкнула и, сделав вид, что обиделась, перешла к другой группе студентов.

- Хотя… – призадумалась Таня. – Может, я и ошибаюсь. Обычно не слежу за остальными. А сейчас стала вспоминать. Знаешь, кажется, она действительно уходила…


Глава 6. Что за?!

С первыми солнечными лучами комната, где ночевали Олег и Вика становилась все более безопасной. Но обкурившегося Марзовского, как и его принявшую снотворное подругу, это абсолютно не волновало.

Когда рассвет одержал окончательную победу, подле мирно посапывающей пары остался лишь один представитель домашнего зоопарка Меланьи. Небольшое существо, созданное из паука, вороны и клеща, жадно вглядывалось в переносящие безумно вкусную трапезу вены.

Вглядывалось уже несколько часов кряду. Но все еще не решалось сделать первый укус. Определенно, голод у всех живых существ является первичной потребностью. И силе воли этого клевопаука можно было позавидовать. Если, конечно, не знать, насколько жесткой дрессуре подвергаются все создания Меланьи. Любое неповиновение приводит к сильнейшей боли либо новому «скрещиванию видов». Клевопауку же совсем не хотелось обзаводиться очередными бесполезными конечностями.

Поэтому еще раз осмотрев отливающий голубизной рисунок на светлых телах, изголодавшееся существо поползло к краю кровати.

- ККААРРРР!!! – завопил клевопаук, когда начинающая просыпаться Вика отфутболила его прямиком на живот Олега.

От резкого звука Вика села и спешно сорвала с глаз маску для сна.

- Что это ты там делаешь? – поинтересовался, не открывая глаз, Олег. Его широкая «кошачья» улыбка явно свидетельствовала об удовольствии от подобного пробуждения.

- Это ты кричал? – Вика постепенно привыкала к свету, но после довольно диких сновидений, преследовавших ее всю ночь, реальность никак не желала быть осознанной.

- Не знаю, – простонал, потягиваясь, Олег. – Почему ты остановилась?

- Ты это о чем, извращенец? – обиделась Вика. – Меня всю ночь кошмары мучили, а ты даже во сне не перестаешь… Надеюсь, там хоть я была?

- Не понял. – Олег потряс головой и поднял одеяло.

Не обнаружив там ничего постороннего, он сел на кровать, еще раз потянулся и направился в ванную.

Клевопаук в это время, едва оправившись от удара и путешествия по мужскому телу, спешно скрылся под кроватью.

- Подъем! – послышалось из-за двери.

Затем раздался стук, и в комнату вошла Вероника.

- Очухались после вчерашнего? Тогда собираемся внизу. Надо пересчитаться и решить, что делать дальше.

- Мы здесь останемся, – сладко зевая, выдавила Вика.

- Ехать в отпуск, чтобы не вылезать из комнаты?! И так вчера непонятно на что день потратили, – слегка возмутилась Вероника.

- Да ладно. Зато, хоть какие-то новые впечатления. А так либо клубы, либо музеи.

- О, привет, – улыбнулся вернувшийся в комнату Олег.

Вероника прыснула от смеха. Поняв, что с ее парнем что-то не так, Вика обернулась.

- Блин, ну Марзовский!

Олег глянул вниз, но, не обнаружив ничего нового, вопросительно посмотрел на девушек.

- Всё! Спускаемся, – хихикнула Вероника и быстро вышла из комнаты.

- Розовые труселя! – эхом разнеслось по коридору.

- Сними мои шорты, придурок! – закричала Вика.

- А… вот в чем дело, – в глазах Олега показался проблеск мысли.

Беспрекословно выполнив приказ подруги, он снова залез под одеяло. Но Вика уже успела обновить свои планы.

- Ладно, поехали со всеми, – сказала она. – Вдруг в пропаже Светы виноват не Искрин. Не хочется оставаться наедине с неизвестностью.

- Да это наверняка Павел со Светкой отчебучили. А когда поняли, что перегнули палку, попрятали головы в песок.

Вика закатила глаза.

- Ты после своих «лекарств» очень странно изъясняешься. Надо бы проветриться. И поесть не помешает.

- Поесть… – мечтательно произнес Олег и, причмокивая, погладил живот.

«Поесть…» – если бы клевопаук мог формулировать свои мысли, он определенно был бы солидарен с этим двуногим.

Поэтому как только пара покинула комнату, существо принялось очень быстро передвигать всеми своими восемью лапками, при этом отчаянно размахивая малополезными крыльями. Добравшись до щели, ведущей в межстенные пустоты, оно исчезло в поисках хоть какой-нибудь пищи.

- Ну, что решили? Ораниенбаум? – с надеждой спросил Сергей, когда завтрак был окончен.

- С нас вчера этого «Оранибамбуна» хватило. Кому вообще нужны всякие развалины?! – лежа на диване, пробубнил Павел.

- Можешь оставаться, – обиделась Катя.

- Один в этом доме никто не останется, – Виктор задумался. – Либо подвергнется опасности, либо, что еще хуже, придумает новую шутку.

- Искрина арестовали, замки поменяли. Да и кто захочет такое испортить? – указывая на свое смазливое лицо, произнес Павел.

- Я! – одновременно выкрикнули почти все.

Не сразу поняв суть всеобщего единения, Олег Марзовский, тем не менее, также поднял руку и вопросительно посмотрел на Вику, надеясь получить ответ, за что именно он только что проголосовал.

- Сегодня день трезвости! – стараясь скрыть улыбку, ответила Вика.

- Вообще, я думаю, Сергей прав, – продолжил Виктор, когда смешки и издевки, наконец, прекратились. – Поездка за город, красивые места, свежий воздух. Это именно то, что сейчас нужно. Перезагрузка мозга, так сказать. И поскольку большинство уверено, что случившееся – дело рук кого-то из нас, мы отправимся все вместе. Поэтому собирайтесь. Через полчаса выезжаем.

- Эааа, – простонал Павел.

- Не хмурься, – подмигнула Даша. – Может, принцессу какую встретишь.

- Я еще здесь не со всеми принцессами «перезнакомился».

Почувствовав на себе взгляд Павла Вечникова, Катя недовольно хмыкнула. Хотя где-то в глубине души она определенно радовалась вниманию со стороны столь популярного представителя мужского пола.

Дивная трель эхом пронеслась по всем комнатам дома. Но это были знакомые звуки. Всего-навсего звонок в дверь.

- Блин! Лишь бы не менты. А то опять застрянем, – разволновался Сергей.

- Надо было собираться быстрее, – констатировала Даша.

- Не знаю. Я не могу расслабиться, пока нет ответов. Может, Лепин выяснил что-нибудь, – проговорил Виктор, отправляясь проверить свою догадку.

- Только новых допросов не хватало, – вздохнула Света. – Знаете, мне уже просто все равно. Если бы не ожидание Макса, я бы еще вчера уехала. Вы хоть представляете…

Света замолчала. Но все и так поняли, о чем она говорила. Похищение, потеря памяти, клиническая смерть, нападение на Искрина – после такого надо не один месяц посещать психиатра. Конечно, если произошедшее действительно имело место.

Виктор открыл дверь. Но на пороге стоял вовсе не Лепин.

- Здравствуйте, – потупив взгляд, произнес Андрей. – Я…

Он не знал, что сказать, но неловкая пауза продолжалась недолго.

- Неужели отпустили?! – недовольно воскликнула Света.

- Дак, если он не виноват, – начал было Сергей, но Вика тут же пресекла его попытки защитить водителя:

- Отсутствие улик еще не означает невиновность.

- Я только свои вещи заберу… – пытаясь скрыть обиду, Андрей быстро направился в занятую им комнату. Вернее, это была не совсем комната, хотя периодически и выполняла ее функции. Служебное помещение на первом этаже предоставляло в пользование своему жильцу лишь раскладной диван и стол. Но Андрею этого было бы вполне достаточно. Во время службы ему приходилось ночевать в намного худших условиях. А бывшая спальня для прислуги, переобустроенная после войны в своего рода рабочий кабинет, была очень даже пригодна для проживания.

- Мы минут через двадцать уезжаем. – Виктор посмотрел на часы. – И... извини, если ты действительно ни при чем, но оставить здесь одного не можем.

- Я понимаю, – кивнул Андрей.

Ускорив шаг, он зашел в комнату и вытащил из-под дивана дипломат. Затем взял лежавший на столе рюкзак, снял со стула куртку, грустно улыбнулся и направился к выходу.

- А объясниться не хочешь? – зло поинтересовался Павел.

- Старался, работал, решал ваши проблемы, спас девушку после чьей-то злой шутки. Вроде, ничего не забыл?

- А тюрьма? Судя по тону майора, дело было очень неприятное, – продолжил свой допрос Павел.

- Майор понятия не имеет о моем деле. Как и вы. Но если бы я захотел на кого-то напасть, уверяю, не облажался бы так глупо, – не вдаваясь в подробности, ответил Андрей.

- Уже боюсь, уголовник, – никак не унимался Павел.

- Знаешь, ты так стараешься сделать его виноватым, – вмешалась в разборку Катя. – Это только усиливает подозрения в твой адрес.

- Что, запала? – еще сильнее разозлился Павел.

- Ну и придурок! Всегда считала тебя отвратительным, но сегодня ты умудрился опустить планку еще ниже. Поздравляю! Чтоб ты здесь остался и проснулся в том же подвале, что и Света. С той лишь разницей, что тебя никто искать не будет!

- Что за крики? – поинтересовалась Вероника. Нарядная, она будто светилась изнутри, одновременно разрушая воцарившееся напряжение. – О, Андрей! Здравствуй. Рада, что тебя отпустили. Не надо расплачиваться за чужие шутки.

- Спасибо, – попытался улыбнуться Андрей.

- Еще одна, – простонал Павел, но все же предпочел прекратить свои нападки.

Андрей тоже промолчал. Он не собирался оправдываться. Не мог вспоминать. Компанейский, разговорчивый, жизнелюбивый – он видел свет там, где другие предпочитали увязнуть во тьме навечно. Но бывают трагедии, в которых свету не место.

Андрей знал, что отвлекся, чувствовал, что вина никогда не отпустит. А потому смиренно принял приговор. Он отбыл свой срок. И больше не собирался говорить об этом. Тем более со студентами.

Да и интересна ли им правда? Нужна ли правда Павлу? Если она не интересовала судью, не волновала защиту, кому она может понадобиться сейчас, спустя столько лет.

- Всё! Забыли, – подытожил Виктор. – У нас каникулярный отрыв. Так что, Андрей, до свидания. Удачи с поиском работы.

Андрей кивнул, затем пожал руку Виктора и спешно покинул особняк.

- Жалко его. – Виктор окинул взглядом гостиную, подсчитывая количество готовых к поездке студентов. – Света, может, спросишь у отца, за что он сидел? А то, если Искрин действительно ни при чем… Как-то нехорошо получилось.

- Нет, не могу, – ответила Света. – Я уже вчера все ему высказала. Не хочу извиняться и говорить, что, возможно на меня напал не его человек. Пусть совесть помучает. Тем более, я не верю в непричастность водилы.

- Жестокие вы люди, – прошептала Катя, направляясь к выходу. – Я поеду с Виктором и Вероникой.

- А нас прокидываешь? – с наигранной обидой поинтересовалась Даша.

- С вами тоже не против. Но, знаете ли, третий лишний.

- Третий – это, конечно, – заулыбался Олег. – А вот третья…

- Размечтался! – Вика легонько шлепнула своего парня по затылку. – Поспи – пройдет.

- За рулем спать довольно непросто, – задумавшись, пробубнил себе под нос Олег. – Катя, точно не хочешь присоединиться?

- Если ты про фантазии, то нет. Если про авто, то тем более нет. Я еще с прошлого раза не оправилась.

- Не любишь скорость?

- Не люблю обдолбанных кроликов за рулем.

- Справедливо... – ухмыльнулся Олег. – Тогда возьмем Таню.

Таня испуганно дернулась, но так и не смогла вслух произнести «нет». К счастью, в этот день степень обдолбанности позволила Олегу быть практически идеальным водителем. По крайней мере, до прибытия в пункт назначения.


***


Дом затих. Большинство созданий Меланьи недолюбливали светлое время суток. И в это время предпочитали либо спать, либо «медитировать» где-нибудь в темных закоулках особняка. Сама же хозяйка дала себе и студентам небольшую передышку. Какой интерес добивать затравленную и сломленную жертву? Ведь всего один день отдыха – и игра может стать куда веселее.

Но тишина продлилась недолго. Как только студенты отъехали достаточно далеко, чтобы не вернуться за очередным «я забыла», абсолютно непринужденно, дабы не вызывать подозрений, к дому вернулся Андрей Искрин. Незаметно осмотревшись, он наклонился и быстро открыл все три замка.

- Лучше бы один, но хороший поставили, – раздосадовано прошептал Андрей.

Внутри ничего не напоминало о минувшем дне, но он все равно почувствовал какое-то давление. Будто они все еще были здесь: следователи, цепляющиеся за бывшие преступления, студенты, не желающие прислушаться к инстинктам. Людям свойственно принимать за правду самый очевидный вариант. И Андрей не собирался никого разубеждать.

Давно поняв, что факты всегда перевешивают слова, он решил самостоятельно найти ответ на загадку исчезновения Светы. Тем более что после осмотра представителями закона никто не удосужился вновь прикрыть проход в подвальное помещение.

Фонарь на этот раз был получше. Мощный световой поток легко побеждал мрак, царящий в подвале уже не один десяток лет.

«Как я этого раньше не заметил?!» – изумился Андрей, когда понял, что в подвале нет пыли, паутины, даже вчерашние следы куда-то исчезли. Будто здесь обитала невидимая уборщица. Или среди студентов завелся излишний чистюля…

Андрею было невдомек, что его первая догадка из мира фантазий оказалась действительно близка к правде. Меланья ненавидела грязь. Но вызывать кого-то со стороны, действовать через третьих лиц – подобные заботы также не приносили удовольствия. Поэтому ведьма поступила самым привычным для нее образом: несколько заклинаний средней сложности, части подходящих существ и немного находчивости. Так на свет появились пылееды – небольшие «попрыгунчики», единственной целью которых было обеспечить себе выживание за счет пропитания. Дошло до того, что их количество превысило существующую потребность. И Меланья не без интереса наблюдала, как созданные ей шмакодявки устраивают целые побоища. Конечно, по меркам забавных, пушистых, издающих визжащие писки, и в целом довольно безобидных представителей местечковой фауны.

Аккуратно пробираясь среди пирамид разнообразных предметов, Андрей внимательно осматривал каждый видимый сантиметр пола. Но так и не обнаружил никаких следов дополнительного подвала или лаза. Затем он приступил к стенам, простукивание и прощупывание которых тоже ничего не дало.

Сдаваться, однако, Андрей не собирался. «Сфотографировав» взглядом помещение, он закрыл глаза. Конечно, вчера он не смог изучить подвал так же досконально, однако и этого хватило, чтобы он осознал, что один из предметов немного изменил свое положение. Витиеватая скульптура, ранее стоящая прямо у дверей старинного шкафа, решила передвинуться на полметра вправо.

«Наверняка, майор в шкаф заглядывал», – подумал Андрей.

Но при всей своей очевидности эта версия не была стопроцентной, и Андрей быстро подошел к скульптуре. Вновь никаких следов передвижения. Не мог же пол быть настолько качественным, что перетягивание тяжелых предметов не оставляло на нем даже царапины.

«Или она легкая?»

Андрей взялся за скульптуру и попытался передвинуть. Но злобная оскалившаяся полуптица-полунепонятнокто не пожелала покинуть насиженное место.

- Ха! – удивился Андрей и попробовал снова.

- Ха-ха! – раздалось как-то совсем уж близко.

Андрей выпрямился и, схватив фонарь, направил свет на скульптуру. Птица, однако, так и осталась всего лишь каменным изваянием.

- Должно быть, эхо, – произнес Андрей, осматриваясь.

- Хо-хо, – пронеслось по подвалу.

Андрей выдохнул, но почему-то так и не перестал ощущать тревогу. Возможно, подсознание подсказывало то, что отрицал разум: за время его пребывания здесь взгляд птицы изменился уже не один раз.

- Ладненько, посмотрим, – прищурился Андрей и открыл дверцы шкафа.

Но стоило ему заглянуть внутрь, как раздался грохот и свет погас. Андрей выхватил запасной фонарик и быстро направил его в сторону мнимой опасности.

Никого… Только развалины одной из «пирамид» и разбитый фонарь.

- В рекламе обещали высокую ударопрочность, – посетовал Андрей и вновь взглянул на шкаф… Который почему-то оказался закрыт.

«Сквозняк», – он все еще продолжал уговаривать себя.

Но едва взявшись за ручку, понял, что далеко не каждый сквозняк умеет закрывать двери на замок.

- Что за?! – удивился Андрей. Затем взял фонарик в рот, достал отмычку и быстро распахнул своевольные дверцы.

Струя холодного воздуха несколько умерила его пыл. Но кроме нее в шкафу оказался лишь большой чемодан. Он лежал внизу и был пристегнут к полу своеобразным замком, скорее напоминавшим одну из продаваемых в переходах головоломок. Или не лежал… Андрей не сразу понял, что «чемодан» на самом деле является люком, ведущим в неизвестность. Но после двери, приколоченной к стене, подобный фокус не казался чем-то диковинным.

«А вот и вход в подземелье», – ухмыльнулся Андрей, представив себя в образе Индианы Джонса.

На этот раз пришлось потратить довольно много времени. Возможных ходов, вроде, было немного, однако одно неверное движение заставляло проходить этот лабиринт из клавиш, защелок и пружинных механизмов с самого начала.

- Ха! – выкрикнул Андрей, когда головоломка, наконец, поддалась его сноровке.

- Ха-ха, – ехидный голос снова заставил почувствовать холодок.

- Чтоб тебя, – оглянулся Андрей, пытаясь осветить своим маленьким фонариком заваленную раритетным хламом комнату.

И тут он упал. Будто поток воздуха сначала обвил его тело, а затем перенес прямо в «подземелье».

- Ай!.. – только и смог произнести Андрей, пытаясь нащупать выскользнувший изо рта фонарик.

Но рука нашла нечто совсем иное. Шалашики из костей, каких-то предметов и неопознаваемой в темноте слизи, заставили его вскочить и пытаться выбраться наружу. К сожалению, в подполе обитало то, что было призвано защищать тайну дома любой ценой.

Сначала Андрей ощутил холодные прикосновения на своих лодыжках. Первые нападающие оказались совсем крохотными, способными легко передвигаться под плотным слоем джинсовой ткани. Все выше и выше... Андрей прицелился и ударил несколько раз по ногам. Однако нельзя убить то, что и так мертво.

На секунду остановившись, они поползли вверх с удвоенной скоростью. Андрей хотел снять штаны, но времени не было. Рык, пронизывающий до самой селезенки, возвестил о прибытии того, кто, похоже, и устраивал все эти подземные пиршества.

Одна мысль о кормежке зверя, обитающего в своеобразном загоне и любящего полакомиться кем-то с костями, заставила Андрея применить всю свою ловкость и молниеносно вынесла его обратно в потайной подвал.

Но выбрался не только он. Ножные хлюпики еще продолжали свое движение вверх. И к ним присоединились «ручные» сородичи. Больше, царапистее, быстрее. Не разбирая дороги, Андрей принялся пробираться к выходу. Прыжками, дергая руками и ногами, он сносил горы раритетных предметов и сшибал любую утварь, посмевшую оказаться не его пути.

Инстинкты и память не подвели. Как бы ни пытались питомцы Меланьи удержать непрошеного гостя, он оказался слишком проворен для их плохо скоординированной атаки. А направить их могла лишь хозяйка особняка. Которая почему-то на этот раз не пожелала вмешиваться.

И с интересом наблюдая за происходящим, Меланья странно улыбалась, обдумывая, что именно вызывает ее удовольствие: игра с непредсказуемым финалом или то, что этот мужчина остался жив.

Андрей тем временем оказался уже на улице. Продолжая отмахиваться от невидимого врага, он захлопнул входную дверь, отбежал на несколько метров и принялся раздеваться.

Сначала куртка, затем штаны – он отплясывал свой безумный танец, не задумываясь о том, как случайные свидетели могут истолковать его поведение.

- Не надо смотреть на больного дядю! – прокричала женщина, закрывая дочке глаза.

Девочка отвернулась, но мороженое, столь желанное еще пару минут назад, оказалось напрочь забыто и потому бесцельно капало на теплый асфальт.

Опомнившись, Андрей остановился. Гнев и презрение, источаемые сейчас женщиной, грозили прорваться бесчисленным количеством ругательств и вызовом милиции.

- Простите, – прошептал он, пытаясь прикрыться только что снятой майкой.

Конечно, одного извинения было недостаточно, но и его хватило, чтобы женщина с осуждением покачала головой и, взяв дочку за руку, отправилась подальше от безумного «алкоголика».

Андрей отдышался. Он уже осознал, что больше не ощущает присутствия на своем теле посторонних субъектов. Однако одних чувств оказалось мало. Внимательно осмотрев все видимые участки, он закинул за спину руки и тщательно ощупал каждый сантиметр. Когда и там не нашлось ничего лишнего, он, наконец, успокоился и, подняв вещи, собрался одеваться.

Впрочем, оставалось еще одно место. Быстро оглянувшись, Андрей спрятался за ближайшее дерево и уже там закончил свой стриптиз. Посторонняя живность отсутствовала.

Андрей облегченно выдохнул и еще раз взглянул на особняк.

К сожалению, цензура не позволяет передать все оттенки его высказывания, но общий смысл слов был примерно такой:

- Что за?!


Глава 7. Игры разума

Все началось с одной снежинки – совсем крошечной, но таящей в себе первое звено связи, которая растянулась далеко за пределы всех известных человечеству галактик. Катя не знала о ее приближении. Просто так совпало, что она вытянула руку и поймала этот отголосок грядущего снегопада.

Но рассмотреть неожиданный дар природы не получилось. Тепло ладони очень быстро растопило опередившую своих собратьев снежинку, не позволив полюбоваться витиеватым узором, повторить который могут очень редкие мастера.

Правда, сей факт так и остался «необнародованным». Поскольку всего несколько секунд спустя к финишу пришли претенденты на почетное второе место. Кружась и расталкивая друг друга, новые снежинки спешили поддаться силе притяжения и, наконец, добиться цели, которая на самом деле вела к их гибели.

Однако Катя не задумывалась об этом. Широко улыбаясь, она распахнула объятия белоснежным потокам и принялась танцевать. Чарующая музыка, звучащая словно в голове, лишь усиливала гипнотический эффект.

Быстрее и быстрее – ноги уже не слушались велений своей хозяйки. Они, будто автоматический станок бесконечной производственной линии, отбивали ритм без права на остановку.

И вновь этот взгляд. Вернее, его отсутствие. Подобие руки с вывернутым в противоположную сторону локтем появилось из снежной бури совершенно неожиданно и, схватив Катю за волосы, поволокло ее прочь от зимнего бала.

- Аааа! – прокричала Катя, когда боль лишила ее безмятежной улыбки.

Крепко зажмурившись, она попыталась освободиться. Вот только из некоторых лап вырваться практически невозможно.

- Пожар! – знакомый голос раздался совсем неподалеку, но Кате почему-то показалось, что звук донесся из параллельного измерения. Своего рода зазеркалья, где летом зима, а зимой… тоже зима.

Катя открыла глаза. Прикрываясь подушкой, рядом с ее кроватью стоял Виктор. Он тяжело дышал и почему-то казался очень напуганным.

- Я кричала? – спросила Катя, потихоньку приходя в сознание.

- Не только… – Виктор отбросил подушку «для защиты от необоснованных ударов» и схватил Катю за руку. – Не волнуйся, кошмары всем снятся. Пожалуйста, вставай быстрее. В доме везде дым. Мы не знаем, где источник, но пожарные уже едут.

- Дым? Не понимаю… Докурились, блин.

- Скорее всего. Но сейчас спасаться надо.

Прихватив на всякий случай покрывало, Виктор передал Кате одну из предварительно намоченных тряпок, и они быстро покинули особняк.

На улице тем временем собралось немало народу. Несмотря на поздний час, отдельные зеваки уже начинали сформировывать вполне приличную толпу. Ночное зрелище благодаря возрастающей опасности становилось все более захватывающим, а звуки сирен и вовсе заставили некоторых использовать любые имеющиеся под рукой средства съемки.

- А где опять Виркович?! – подбегая к Виктору, воскликнула Вероника.

- Сейчас отдышусь…

Виктор уже был готов вновь заскочить в дымящийся особняк, но как раз в это время из дверей спокойно вышла Света.

- Ничего страшного. Просто неделя не задалась. Этот кошмар скоро закончится. Макс приедет, – шептала она самой себе.

- Нашлась! – бросилась было обниматься Вероника, но Света холодно отстранилась.

- Я-то никуда не уходила. Тихо спала в своей комнате. В этот раз могла и не очнуться.

- Ну, не обижайся. Мы тебя не забыли…

- С чего бы вдруг. Я понимаю: в этом мире каждый сам за себя.

- Ладно, извини, – «промяукал» Павел. – Сами только что вылетели. Как раз успели осмотреться и понять, что тебя не хватает. Вон, Виктор собирался за тобой возвращаться.

- Спасибо, Виктор. Хотя на самом деле там не так уж и страшно. Говорят, дыма без огня не бывает. Но я пожара так и не заметила.

- Кстати, да, – Виктор задумался. – Наверное, огонь в подвале. Никто туда закурить не спускался?

Виктор взглянул на Олега.

- А чего это сразу я?! Никогда не скрывался.

- И ведь не поспоришь, – протянул Сергей, разглядывая две подъехавшие пожарные машины. – Но причину будут выяснять совсем другие люди. Каникулы, чтоб их… Будто разборок с милицией было мало.

- Не волнуйся, милый, – улыбнулась Даша. – Зато эти каникулы на всю жизнь запомнятся.

- На всю оставшуюся жизнь, – со странной интонацией произнесла Таня, но ее слова затерялись где-то в безумных криках одной крайне доставучей «теперь уже блондинки».

- Олеженька! Что случилось?! С тобой все в порядке? – перепрыгивая через пожарный шланг, провопила Ира Баранова.

- Откуда она?.. – начала было Вика, но, взглянув на остальных, поняла, что этот вопрос сейчас «нарисован» на лице каждого присутствующего.

- Может, бинокль, – почесал затылок Сергей.

- Все хорошо, – только и успел произнести Олег, до того как Ира заключила его в чересчур сильные для девушки объятия.

- Я так испугалась… – прошептала она.

- З..задыхаюсь, – с наигранной театральностью простонал Олег.

Ира, однако, сдаваться не собиралась. Желая поцеловать своего бывшего, она сначала попыталась склонить его к себе, но, не осилив почти двухметровый рост, принялась задорно подпрыгивать. Раздавшийся в этот момент звонок, сопроводил ее движения ритмичным рэпом. И мгновение спустя все свидетели действа разразились смехом.

- Ты как узнала о происходящем? – поинтересовалась Вероника.

- Дым увидела, – подтвердила опасения остальных Ира.

- Разве можно так позориться из-за мужика, – с презрением проговорила Таня.

В этот раз ее слова не остались незамеченными.

- Завидуешь?! – разозлилась Ира. – У самой, небось, до сих пор никого не было!..

Таня не ответила. Но что-то в ее взгляде заставило Иру замолчать и вновь переключиться на предмет своей одержимости.

- Олег, пожалуйста, давай поговорим. Вдруг, завтра не наступит, а мы так и не успеем помириться.

- А разве мы ссорились?! – Олег задумался.

- Олег, прекрати это! – воскликнула Вика. – Разве не понимаешь, что из-за такого общения, она и лелеет надежду. Скажи просто: все кончено, не хочу больше тебя видеть.

- А может он хочет? Знаешь, сколько таких как ты у него было. Однодневка! – возмутилась Ира.

- С меня хватит! Олег… – Вика с удивлением открыла рот. Ее парень каким-то чудом перенесся на десять метров влево и с нерешительностью поглядывал на все еще дымящийся особняк.

- Думаешь, там безопаснее? – сыронизировала Даша.

Олег подарил «автоматическую» улыбку и продолжил движение к дому.

- Мужчина, вы куда?! – прокричал один из пожарных. – Мы еще не нашли причину задымления. Сейчас будем спускаться в подвал.

Олег хотел было что-то сказать, но кроме «ааа» ответом послужили лишь не совсем понятные жесты.

- Ану, живо вернулся! – взбесилась Вика. – Никакая телепортация тебе не поможет. Скажи уже ей.

- Ира… – превозмогая поток встречной агрессии, Олег сделал несколько шагов в направлении своих девушек. – Послушай…

- А что происходит? – спросила Таня. Растерянно озираясь, она на секунду потеряла равновесие, но все же смогла устоять на ногах.

- Блин! Плухова! Не прерывай! – Вика приняла выжидательную стойку.

- Ира мы уже не вместе. Не ходи за мной, – выпалил Олег.

- В смысле, что происходит? – Виктор подозрительно посмотрел на Таню.

- Как я здесь очутилась? В доме что? Пожар? Наверное, я во сне дымом надышалась…

- Тебе плохо? Врача вызвать? – заволновался Виктор.

- Не знаю. Вы же меня вынесли…

- Когда? – Виктор задумался, вспоминая события этой ночи. – Вообще-то ты на своих двоих из особняка вышла.

Таня покачала головой.

- Последнее, что я помню – как я ложусь спать. А затем – какой-то странный сон. Страшный… Не знаю о чем, но меня до сих пор трясет.

- Да не заливай! – чуть не плача после слов Олега, произнесла Ира. – Ты пару минут назад заявляла, что я тут позорюсь.

- Конечно, позоришься! – не выдержала Вика.

- Девчонки, хватит!.. – негромко, но убедительно приказал Виктор. – Тане, может, в больницу надо. Остальных тоже следует осмотреть. Неизвестно еще, что это за дым. Наши авто во внутреннем дворике. И доступа сейчас туда нет.

- Звоню в скорую. Пусть приедут и всех осмотрят, – доставая телефон, произнес Сергей.

Но не успел он набрать номер, как из особняка вышли пожарные и жестами показали своим сворачиваться.

Студенты тут же бросился к ним.

- Нашли, в чем дело? – поинтересовался Виктор.

- Да. Не волнуйтесь, ничего не горело. Дым уже рассеивается. Минут через двадцать можете возвращаться.

- Погодите, – развела руками Катя. – Так в чем была причина?

- В подвал спускались другие ребята. Они сказали, что устранили причину задымления. – Огнеборец указал на дальнюю машину. – Спросите руководителя тушения пожара.

- Точно кое-кто покурил, – прошептала «для своих» Даша.

Олег в ответ лишь покачал головой.

- А кратковременная потеря памяти могла иметь место? – поинтересовался Сергей.

- Вряд ли. Возможно, из-за травмы. Если такое случилось, надо в больницу.

- Нет, спасибо. Я уже все вспомнила, – улыбнулась Таня. – Просто шок.

- Точно? – спросила Вероника, прикладывая руку ко лбу подруги.

- Так МРТ мозга не сделать, – отшатнулась Таня.

- Да что с тобой? Я что-то не так сделала? – с обидой произнесла Вероника.

- Я же говорю – все хорошо. Еще раз спасибо. Я возвращаюсь в дом.

- Погодите немного!.. – попытался удержать Таню один из пожарных, но она не удостоила его ответом. Лишь поправила небесно голубой кулон и уверенно направилась к наконец переставшему дымить особняку.

Ребята переглянулись. Оставаться посреди ночи на улице, да еще и в не самом одетом виде, никому не хотелось. Но и возвращение в место, где ни один день не обходится без происшествия, тоже не казалось пределом мечтаний.

Выждав положенные двадцать минут, студенты все-таки отважились вновь зайти в особняк. Огнеборцы тем временем как раз закончили собирать оборудование. Забираясь в машину, Валерий, руководитель тушения пожара, на мгновение задумался. Его подсознание словно пыталось что-то понять. Однако неизвестное препятствие блокировало любую связь с разумом. Еще раз взглянув на дом, Валерий взял в руки рацию.

- Извините. Я хотела кое-что спросить. – Катя заглянула в окно пожарной машины. – Большое спасибо за то, что так быстро приехали и все исправили. Но не могли бы вы объяснить причину задымления.

- Ничего страшного. – Валерий махнул рукой и отложил рацию. – Ребята за пять минут справились.

- А что именно горело? – не унималась Катя.

- Это у Сашки спросить надо. Он на второй машине… – ответил Валерий.

- Погодите. Но там сказали, что это вы... – Катя задумалась, но разбираться в собственных воспоминаниях времени не было.

- Извините, девушка. У нас еще один вызов. Что-то горячая сегодня ночка.

- Да, конечно. Спасибо.

Катя оглянулась. Вторая машина уже отъезжала, и бежать к ней за ответом не было смысла. Мысленно выругавшись, Катя направилась обратно к друзьям. Как она могла забыть расспросить пожарных?! И почему те не отчитались о результатах осмотра? Быть может, причина попросту скрывается. Если внутри было найдено что-то незаконное, скоро явится совсем другая служба.

«Надо самим все проверить. Еще не хватало при обыске под статью попасть», – подумала Катя и ускорила шаг. Но ее мысль поддержали далеко не все.

- Да ну, все пофиг, – пробормотал Сергей, зевая.

- Пускай обыскивают. Дом не наш. – Павел также предпочел сон очередным поискам неизвестно чего.

- Я к тому подвалу и близко не подойду, – буркнула Света, всем своим видом демонстрируя обиду из-за недостаточного внимания и заботы со стороны друзей.

- Пойду, НЗ на улице закопаю, – наконец, придумал решение проблемы Олег.

- Хоть так. Но я согласна, что надо самим все осмотреть, – поддержала подругу Вероника.

- А почему она еще здесь? – о своем, о личном поинтересовалась Вика.

Баранова в ответ одарила соперницу злобным взглядом.

- Ну, не выгонять же человека на улицу посреди ночи, – попивая странного цвета коктейль, произнесла только что вошедшая Таня.

- Надеюсь, это что-то целебное. Тебе сейчас к доктору надо. – Катя с интересом взглянула на переливающееся содержимое бокала.

- Целебное во всех смыслах, – ухмыльнулась Таня.

С ней опять было что-то не так. Возможно, виной тому послужило удушье или травма головы. Но вряд ли таким образом можно изменить характер, притом несколько раз за одну ночь. Размышляя о поведении подруги, Катя пыталась подобрать правильные слова, чтобы убедить ее не злоупотреблять алкоголем, а остальных – помочь осмотреть дом.

И когда, наконец, Катя придумала, как ей казалось, неоспоримые доводы, в гостиной никого не оказалось.

«Как они могли?! – подумала Катя. – Неужели, стоило мне отвернуться, как все предпочли разбежаться по своим норам. И никто не удосужился даже предупредить… А как же Вероника? Она же обещала помочь».

Катя вышла в коридор. Возможно, друзья решили подшутить или пошли осматривать дом, думая, что она следует за ними. Но там тоже было пусто.

А между пожарными тем временем состоялся один занятный разговор.

- Слушай, Саша, дак что там случилось в предыдущем доме? Что будем писать в бумажках?

- В смысле? Если ты имеешь в виду перевеселившихся студентов, то подвал твои ребята изучали.

- Нееет… Ты же сам вышел оттуда и сказал, что проблема устранена.

- Не гони. Все было в точности до наоборот.

- Ага, сейчас. Так и запишем.

- Вот только не надо сарказма, товарищ Альцгеймер! У меня и так забот хватает.

- Какие заботы?! Одолжи моих пятерых детей – тогда и поймешь, что значит заботы.

- Ну, если после стольких лет службы ты так и не научился пользоваться «шлангом»…

- Я люблю своих детей. Но это не означает, что они порой…

- Почему все наши разговоры в итоге сводятся к твоим детям?

- Не знаю. Но я хочу поскорей их увидеть. А теперь придется возвращаться в тот особняк и делать вид, что повторный осмотр – необходимая мера предосторожности.

- Или написать о небольшом возгорании в подвале.

- Ты предлагаешь?..

- Как хочешь…

- Согласен.

Действительно, решение пожарных не позволило узнать природу задымления. И лишь двое были в курсе, что именно произошло накануне: Андрей Искрин, устроивший диверсию, и Меланья, с неохотой разгребающая последствия.

Особняк «уснул». Все входы и выходы оказались заблокированы. Пока хозяйка разбиралась с любопытством своих съемщиков, Андрей безрезультатно пытался пробиться внутрь. Чувство, что он оставил ребят на произвол судьбы, заставляло нарезать все новые круги, но здание было неприступно.

Тогда Андрей сдался. Не навсегда, конечно. Только на остаток этой ночи. Решив вернуться на следующий день и попробовать вразумить ребят, он сел в машину и вдавил педаль газа. Ему больше не хотелось бояться. Не хотелось следовать уничтожающим личность правилам. Ему надо было хотя бы на немного, на несколько минут вновь почувствовать себя кем-то значимым. Будто весь мир исчез. И лишь скорость и встречный ветер уносят туда, где тебя никто не знает, где счастье все еще возможно.

Прошло минут двадцать. А может и час. Катя не следила за временем. Она просто гуляла по дому и искала малейшие признаки жизни. Третий этаж, второй, первый, подвал. Опять почему-то третий. То ли недосып, то ли последствия воздействия непонятного газа, но нечто раз за разом стирало любые воспоминания о промежутках времени, когда Катя спускалась по скрипящим ступенькам, когда замечала странные шевеления и следовала за ними, когда нашла перекошенную от ужаса Иру Баранову…

Та вылетела откуда-то с безмолвными криками о помощи. Одеревеневшее от страха горло не могло издать ни звука.

Катя обняла бедняжку и тихо прошептала, что жизнь продолжается и когда-нибудь все будет хорошо. Ведь отчаяние – главный враг счастья.

И только после этого Катя осознала, что причина испуга Иры вовсе не очередной разрыв с Марзовским. Выйдя на свет, она взглянула на свои руки. Красная жидкость медленно стекала с ладоней, а Баранова прижалась к стене и беззвучно рыдала.

- Чья это кровь?! – спросила Катя, подбегая к Ире и пытаясь найти следы ранений. – Я не вижу…

Сверху раздался крик. И хоть Катю еще не покинуло ощущение, что все это глупый розыгрыш, в глубине души она уже знала о своем заблуждении.

Ступенька за ступенькой, она бежала в комнату Вики. Конечно, Катя не разобрала, откуда именно донесся вопль. Но интуиция приказывала сначала проверить самую очевидную версию.

И она не подвела. Раскинув руки, вся в крови, с перерезанным горлом на кровати лежала… Таня. Тихоня, которая даже голубям уступала дорогу, закончила свой путь, так и не начав толком жить.

- Нет!.. – с ужасом прошептала Катя и медленно подошла к все еще теплому телу. – Танечка, пожалуйста, очнись.

Но чудо не могло произойти. Не было нужды вызывать скорую и прощупывать пульс. Один взгляд позволял определить травму, несовместимую с жизнью. И Катя заплакала. Рухнув рядом, она начала задыхаться.

- Ааааа! – закричала, садясь, Таня.

- Ааааа! – завизжала Катя и отскочила к стенке.

- Нет. Мне почему-то не смешно, – стыдливо пробурчал вылезший из шкафа Сергей. Правда, снимать происходящее он все же не прекратил.

- Что случилось?! – запыхавшись, в комнату влетел Виктор.

Но вид расплывшейся в окровавленной улыбке Тани и Кати, постепенно сменяющей ужас на гнев, довольно быстро разъяснил суть происходящего.

- Вы что, совсем из ума выжили! – воскликнул Виктор. – Не ожидал. Тем более от тебя.

- Идиоты!!! – наконец, обрела голос Катя.

Комната постепенно наполнялась народом. И пока одни осуждали столь жестокий розыгрыш, некоторые жалели, что сами не стали объектом этой шутки.

- Я бы повелась, – мечтательно возразила остальным Даша. – Нет, ну правда. Сами посудите: загадочный жуткий дом, слетевшая с катушек Баранова. Это же какие воспоминания потом будут!

- Ужасные, – покачала головой Света. – Неужели подобное может быть лучше обычной, пусть и довольно унылой жизни?

- Да, особенно, если это всего лишь веселый розыгрыш, – поддержала задумку любимого Даша.

- Веселый?! – пытаясь сдержаться, чтобы не вцепиться кому-нибудь в волосы, воскликнула Катя. – Вы вообще хоть видели, что сделали с Барановой?

- Что сделали? – поинтересовалась Вика с чрезмерным для подобной ситуации воодушевлением.

- Зацени! – Сергей протянул подруге камеру.

- Ты еще и снимал?! – Катя окончательно побелела.

- Это уже за гранью грани, – осуждающе произнесла Света, присоединяясь к остальным. – Павел, не заслоняй обзор.

- Чем я заслужила?.. – чуть не заплакала Катя, но объятия Вероники все же успели оказать дружескую поддержку.

- Это мы Ирку разыгрывали, – попытался оправдаться Сергей. – А потом… Я думал, первой Даша прибежит. Наша же комната ближайшая. Но, видно, моя бесценная уже успела смыть боевой раскрас. И сборы вышли несколько…

- Я душ принимала, придурок! – возразила Даша. Но свежий макияж свидетельствовал в пользу утверждения Сергея.

- Без меня?! – наигранно обиделся Сергей.

- И даже без меня?! – одновременно присоединились к восклицанию друга Олег и Павел.

Женская половина закатила глаза. И даже Катя начала сменять гнев если не на милость, то хотя бы на принятие происходящего. Понимая, что некоторых уже не исправишь, она просто зашагала к выходу.

- Полагаю, никто больше не хочет помочь Ире? – скорее констатировала, нежели вопросила, Катя.

- Почему? Мы с радостью… – Павел сделал шаг в направлении Кати.

- Даже не смей! Или запущу первым попавшимся предметом. Если есть желающие успокоить подругу, а не поглазеть, тогда – милости прошу.

- Сейчас успокою, – с довольным ехидством произнесла Таня.

- Кто ты?! – Катя с ужасом посмотрела на когда-то одну из самых скромных и покладистых знакомых. – Это отрава Олега раскрыла твое истинное лицо?

- О… Мое истинное лицо ты еще не видела. Но это подождет. Ведь «прилежница» Катя Виренейская спешит на помощь!

Катя остолбенела. Перед ней стоял совсем другой человек. Неужели в одном теле способны уживаться две настолько противоречивые личности? Но не успела Катя подобрать разбежавшиеся от шока слова, как к ней подошла Света.

- Знаешь, я тоже думаю, что зря присоединилась. Надо было ехать только с Максом. Но он так боялся, что я заскучаю, пока решатся все дела. Его звонки были единственным утешением. И как только Макс вернется, надеюсь уже завтра… то есть сегодня, мы сразу покинем это жуткое место.

- Пойдешь со мной? – кивнула Катя.

- Да. Лишь бы не видеть больше эти физиономии.

- Ты слишком драматизируешь, – окончательно обиделась на реакцию друзей Вероника. – Нельзя же всех обвинять в идиотизме пары особей. Я, например, что сделала?

- Давай с нами, – предложила Катя.

- Я этого не выдержу, – закатила глаза Таня. – Сколько можно ходить, стоя на месте! Ирка там, может, уже вены порезала. В любом случае, вы мне надоели.

Сказав это, Таня Плухова высоко подняла голову и горделивой походкой направилась восвояси.

- Скатертью дорожка, – буркнула Света.

Но Таня в ответ лишь ухмыльнулась и тихо прошептала:

- Тем более что у меня тут одно дельце нарисовалось.

Спустя минуту все остальные тоже разбрелись. И пока одни пытались привести в чувства Иру, а другие занимались своими делами, Таня кряхтела возле мусорной шахты.

- Стоило совсем чуть-чуть ослабить бдительность, как тут очередной «сюрпризец» нарисовался. Сначала еле от Искрина отбилась. Но нет! Прямо проходной двор какой-то.

Набрав побольше воздуха, Таня-Меланья, наконец, вытащила тело Макса.

- Ой, девочка… поменьше бы тебе кушать. – Меланья утерла пот. – В таком возрасте – и уже одышка.

Ведьма выпрямилась. Да, определенно, мужское обличье сейчас подошло бы больше. Но находиться там долго Меланья не любила. И уж, коль кулон с тайкорисом обвивал Танину шею, пришлось принять ситуацию такой, какая есть.

- Надо было другой камень брать. Эти вечные ограничения… То по времени, то по магии. Мне что – теперь самой с ним возиться?! – пробубнила Меланья.

На мгновение задумавшись, она покрутила головой. Труд никогда не числился среди ее хобби, и начинать сейчас причины также не было. Оставалось только отвести Таню в ее комнату, усыпить и, покинув это слабое тело, дать волю своему зверинцу.

- Так и сделаю, – проговорила Меланья, оттаскивая Макса за диван. – Да, именно так...


Глава 8. Выживет – не выживет

- Утречко, – пробормотал Олег, заходя на кухню.

- Хоть кто-то выспался, – посмотрел на часы Виктор.

Да, к трем часам дня большинство людей успевают, по крайней мере, позавтракать. Олег Марзовский также не возражал против встречи с холодильником, однако нежелание предстоящего выяснения отношений несколько притормаживало его продвижение.

Осмотревшись и поняв, что на кухне, кроме него, только Виктор Кравский и Света Виркович, Олег выдохнул и схватил со стола один из бутербродов.

- Он отравлен, – с сарказмом произнесла Света.

- То, что надо, – не прекращая жевать, ответил Олег и запихнул остаток первого бутерброда.

За ним последовали и еще три штуки. Только после этого Олег подошел к холодильнику и, отхлебывая сок прямо из булки, достал вчерашнюю пиццу и умял все оставшиеся куски, при этом даже не подумав о разогреве.

- Боишься, что подружки поесть нормально не дадут? – усмехнулся Виктор.

- Это называется нормально? – наблюдая за молниеносным поглощением всего съестного и не очень, Света даже отвлеклась от телефона.

- Кстати, где они обе? – Олег, наконец, задал свой главный вопрос.

- Ира после вчерашнего еще не отошла. Или делает вид, что не отошла, – Света задумалась. – Такой больной прикидывается. Наверное, надеется, что и ты к ней заглянешь.

- Скорее, не хочет отсюда уходить, – подозрительно взглянув на друга, Виктор забрал последний бутерброд с ветчиной, но собравшись укусить, осознал, что уже давно сыт. – А Вика уехала. Куда – не сказала.

- Я ей сейчас наберу, – Олег достал телефон, но Света не поддержала такое решение.

- Лучше не надо. Дай ей время. А пока избавься от Иры. Или хочешь полюбоваться на драку двух девиц?

- Хочу, конечно. Вот только сейчас скорее мне двойная порция побоев достанется. И второй вопрос: к нам больше никто не заглядывал?

- В смысле, не было ли обыска? Или… – уточнила Света.

- Ага, – закивал Олег.

- Пока нет. Иди покури, а то сейчас холодильник целиком в себя засунешь, – зевая, произнес Виктор.

- Зачем?! – расстроилась Света. – Надо было сказать, что из милиции уже приезжали, нашли следы незаконных веществ...

- Точно! – Виктор поднял указательный палец. – Я и забыл. Но не волнуйся. Мы тебя не выдали…

- Ха-ха, – Олег ухмыльнулся. – Увидите Вику… Замолвите за меня словечко.

- Обязательно. Такое словечко замолвим, – процедила Света, но Олег уже успел выйти за пределы слышимости ее слов.

Особняк, после ночного веселья превратившийся в «сонное царство», очень медленно, но все же возвращался к своему обычному ритму. Хотя надо отметить, некоторые вышли из состояния бессилья гораздо раньше. Катя, при всем ее беззащитном внешнем виде, чувствовала действительность куда лучше многих. Когда утром она начала обдумывать все произошедшее, то раз за разом приходила к мысли о воздействии некой третьей стороны. И потому она не стала больше бороться с «тараканами» сокурсников, а просто направилась на поиски хоть какой-нибудь информации о снятом ими доме.

Правда, «веселее» всего это утро провела Таня Плухова. В то время как ее теперь уже бывшую подругу не покидало чувство беспокойства, сама Таня испытывала куда более неприятные мгновения. Абсолютно не помня своего ночного поведения, она, как обычно, была приветлива и дружелюбна. Вот только каждая попытка заговорить заканчивалась взглядами или словами, посылающими ее самое близкое «на три буквы». Ненависть, источаемая вчерашними друзьями, казалась абсолютно необъяснимой. И Таня прекратила попытки. Она заперлась у себя в комнате и тихо плакала, завернувшись в одеяло.

Остальные также не пренебрегли возможностью отдохнуть друг от друга, но внезапный звонок в дверь нарушил и это зыбкое состояние покоя.

- Народ… – пробубнил себе под нос Павел. К несчастью для него, диван, на котором он устроился, оказался в непосредственной близости от коридора, ведущего к выходу.

- Ау… Звонят, – все еще не собираясь вставать, после второго звонка процедил Павел.

Но поняв, что кроме него никто не слышит или не хочет слышать звуков, возможно, предвещавших очередные напасти, Павел изволил пошевелиться. Когда одна нога уже вплотную приблизилась к ботинку, мимо пролетела Света Виркович.

- Лентяй неповоротливый! – эта фраза определенно относилась к Павлу, но он, впрочем, как и обычно, не воспринял неприятные слова на свой счет.

- Это же может быть Макс, – с надеждой произнесла Света и принялась открывать замок.

Но улыбка быстро сменилась разочарованием. За дверью оказался всего лишь бородатый мужчина ростом немного выше среднего. На мгновение Свете показалось, что она уже его где-то видела. Однако стоило незнакомцу заговорить, как это чувство испарилось.

- День добрый! Я электрик. – Потрясая каким-то удостоверением, мужчина открыл верхний ряд зубов, и Света поняла, что такой оскал она вряд ли бы смогла забыть. – Мне надо проверить проводку после возгорания.

- Да, конечно. Заходите. – Света пропустила мужчину внутрь и захлопнула дверь. – Хотя там вроде ничего серьезного не было.

- Надеюсь, а то у меня еще два адреса.

- Вам, наверное, в подвал? – уточнила Света.

- Для начала. Но остальной дом тоже надо осмотреть. В некоторых делах лучше перестраховаться, не правда ли? – риторически поинтересовался электрик.

Света кивнула. Внимательно разглядывая морщинки возле глаз, она пыталась определить возраст визитера. Обычно это было довольно просто, но сейчас обильная растительность, включающая кудрявую челку, несколько мешала процессу.

- Опять службы всякие… – пробурчал Павел, наконец, отходя от своего места релаксации.

- Здравствуйте! – Электрик протянул Павлу руку.

- И вам того же. – Позволил потрясти свою ладонь Павел, но при этом в уме отметил необходимость при первой же возможности воспользоваться водой и мылом.

- Я же электрик, а не водопроводчик, – обронил гость, заметив выражение чересчур ухоженного для представителя мужской половины человечества лица.

В ответ Павел лишь непонимающе нахмурил брови и направился в более уединенное место.

«Совсем молодежь ослепла, – не переставая удивляться на протяжении всего приветственного разговора, Меланья окончательно осознала, что от некоторых избавиться «полюбовно» попросту не получается. – Неужели никто не заметил сходства? Искрин! Пиранью ему в брюхо!»

Хотя на самом деле удивляться здесь было нечему. К счастью или к сожалению, люди видят лишь внешние данные встречаемых на своем пути физических оболочек. А единицы, способные разглядеть внутреннюю суть, могут представлять серьезную угрозу из-за дальнего родства с представителями семей амаличей. Семей, когда-то очень давно нашедших путь к использованию сил за гранью понимания обычного человека.

В Меланье тоже текла кровь амаличей. Естественно, это было в те далекие времена, когда она еще обладала телом.

Родители будущей ведьмы происходили из племени Крималей. И это племя было одним из восьми, посмевших бросить вызов богам стихий и отправиться через горы в поисках лучшей жизни. Из двух сотен человек поход пережили двадцать пять. Но и плата за храбрость оказалась несоразмерно высока. Чужие жертвы привели к получению силы, которая могла бы еще много поколений передаваться от отца к сыну, от матери к дочери... Если бы не последствия власти, которая понемногу сводила с ума даже самых лучших, конечно, по меркам тех времен представителей рода человеческого.

Войны, желание наживы, ненависть угнетаемых сородичей. Все это заметно сокращало ряды «двадцати пяти» и их потомков. Пока однажды огромное бедствие не заставило на время забыть вражду и объединить свои силы против девушки, чьи желания превзошли даже безумные потуги Илопа Буйного.

Но вначале они не знали. Да и откуда им было знать? Столкнувшись с магией впервые, выжившие Кримали впитали силу на свой страх и риск. И если взрослые могли хоть как-то её обуздать, одно неразумное дитя, притаившееся в единственной на тот момент беременной женщине, оказалось полностью во власти неизведанного.

Меланья могла выбрать любую судьбу. Если бы не пустоты в ее душе и магия, стремящаяся их занять…

Прошли сотни лет. И полупребывание в этом мире начинало порядком раздражать. Меланья много раз задумывалась о своих решениях, поступках и столь желанном, но вместе с тем ненавистном результате. Однако она была не властна над прошлым. В отличие от будущего…

Правда, в данный момент Меланья веселилась. Смешной грим Андрея производил неожиданный эффект. С одной стороны, вставные зубы и накладной нос определенно старались изуродовать этого обаятельного мужчину. С другой же, их попытки не привели к желанному результату. Изменяя голос и манеры, Андрей продолжал источать такую харизму, что центр всеобщего внимания невольно следовал за каждым его шагом.

- Я сам разберусь, – кивнул он, когда Света замерла в трех шагах от входа в подвал.

- Хорошо! – обрадовалась Света. – Только вы там… аккуратнее. Много хлама.

- А вот это кстати небезопасно. Особенно если есть возможность возгорания. Наверное, придется перекрыть доступ в подвальное помещение. Если выводы пожарных совпадут с моими.

- Как скажете, – Света издали заглянула в темноту проема и, быстро развернувшись, покинула коридор.

Меланью, однако, не интересовали ничьи планы и желания, кроме своих собственных. Выбрав на этот раз камень, позволяющий находиться в теле жертвы около семидесяти минут и при этом использовать магию почти на пятьдесят процентов максимальной возможности, она положила свой браслет «с сюрпризом» на самое заметное место в гостиной. И дождавшись, когда Света оказалась поблизости, Меланья помогла лучу света озарить изысканное украшение.

Взгляд студентки скользнул по браслету, на секунду она задумалась, но мысли не вторили планам ведьмы, уведя свою хозяйку за пределы желания обладать очередной побрякушкой.

«Ладненько»… – Меланья уже начала обдумывать новый план, когда в гостиную вошел Павел. Остановившись, он с интересом посмотрел на переливающийся на солнце камень. И его мозг среагировал мгновенно.

«Это же женский браслет!» – мысленно вопила Меланья, но все же не стала препятствовать странному поведению гостя.

А Павел тем временем с удовольствием разглядывал запястье, где уже красовалось новое свидетельство собственной незаурядности.

«Хоть тело будет легче тащить», – ведьма старалась не думать о неприятностях, связанных с пребыванием в мужском теле. Однако наличие магии, устраняющее нужду в грубой силе, и странное непонятое чувство, которое так некстати намекало на очередной шанс для Андрея, подводили к началу партии с непредсказуемым результатом.

- Может, поболтаем? – прошептала Меланья, когда ее дух последовал за притяжением камня Докра. Из уст Павла эти слова прозвучали несколько наигранно, и ведьме пришлось потратить пару минут, чтобы настроиться на подчиненный биологический механизм.

- О, Павел! Не хочешь сгонять с нами за провиантом? – поинтересовался проходящий мимо Виктор.

- А разве уже все закончилось? – Павел-Меланья задумалась о сильно возросшем количестве пищи, потребляемом современными людьми.

- Нет, конечно! Это так… повод что ли. Хотим убраться отсюда. Правда, тут все на всех обижены. Поэтому поедем на разных машинах. А затем напьемся, выскажем наболевшее, помиримся… – объяснил Виктор.

- А, ясно. Без меня, – хмыкнул Павел.

- Ну, Павел. Хоть один день не будь ослом. Тебя и так многие уже не переносят.

- Я тоже многих не переношу. И нисколько не обеспокоен этим.

- Как хочешь, – насупился Виктор. – Но если передумаешь – отъезжаем через десять минут.

- Вы главное – возвращайтесь, – не без угрозы съязвила Меланья. – Я как раз успею соскучиться.

Виктор не стал отвечать. Он лишь махнул рукой и направился к выходу.

«Так даже лучше. Никто не помешает забавляться с Андреем», – Меланья повернулась к зеркалу и тут же закатила глаза. Неосознанная улыбка на лице Павла выглядела как-то совсем уж неестественно.

- Мимика, мимика… Да что не так с этим щеголем?! – шепотом прокричала ведьма, когда после попытки принять угрожающий вид увидела в зеркале заносчивое, но совсем не страшное изваяние. – Проехали.

Меланья развернулась и зашагала к коридору. Да и какая разница, как она выглядит, если она – мужик?! Пускай и крайне миловидный. Но все же…

- Тук-тук, – игриво произнесла ведьма, собираясь ступить на первую ступеньку, ведущую в подвал.

Осторожно спускаясь вниз, Меланья пыталась придумать уморительную «последнюю фразу», но скрип, сопровождающий каждый ее шаг, мешал творческому процессу.

- Мистер, электрик! – скорее для сохранения образа, нежели в целях поиска пропавшего гостя, произнесла ведьма. – Где вы?..

Но Андрея здесь уже не было. Похоже, он умудрился покинуть подвал и коридор в обход гостиной. А это значит, что он воспользовался подземными переходами.

Меланья почувствовала выброс адреналина. Неужели она на секунду отпустила сознание своей игрушки и позволила Павлу испугаться? И как он смог так быстро среагировать на всю эту малопонятную «спросонья» ситуацию? Уж слишком быстро адреналин распространился по всему телу. Если только не?..

«Ну, не я же испугалась?! И из-за чего? Из-за этого?..» – Меланья задумалась. Сдерживая обычно свой зоопарк в зонах, сокрытых от гостей особняка, она, тем не менее, никогда не запрещала своим питомцам полакомиться излишне любопытными постояльцами, которые посмели залезть в неоплаченные для посещения зоны.

- Иванушка!.. – с ужасом прошептала ведьма.

И действительно, Иванушка, основанный на туше бегемота и прожорливости личинки бабочки сатурнии Полифемы, мог вселять лишь ужас. Именно его рев в прошлый раз заставил Андрея пренебречь законами физики. И именно его вечный голод, так удачно придуманный Меланьей для своих развлечений, сейчас должен был привести к неминуемой жертве.

Недолго думая, Павел забрался в подземные катакомбы. Хищная флора и фауна мгновенно почуяла свежую кровь. Но свет, отпущенный на волю хозяйкой близлежащих земель, остудил разгоряченных питомцев.

- Как же неудобно! Ай! – Меланья уже давно не посещала закоулки дома в человеческом обличье. И тесное пространство, которое так и норовило опылить и расцарапать непрошенных гостей, не способствовало желанию повторного визита.

- Ни фига себе!!! – ведьма в шоке растеряла приобретаемый столетиями словарный запас. Иванушка, один из ее неубиваемых любимцев, был мертвее мертвого. Сожжен, обезглавлен, исколот кинжалом, все еще воткнутым в его двухметровое тело.

«Он не мог знать», – задумалась Меланья. Но переведя взгляд на кинжал, она осознала, что это оружие создавалось целенаправленно. И вряд ли водитель, бесспорно порой поражающий своей сноровкой и везением, мог создать нечто подобное.

Ведьма стиснула зубы и вытащила кинжал. Наложенное на него заклятие приступило к своей работе немедленно, но Меланья успела отбросить оружие, до того как боль от ожога стала бы действительно нестерпимой.

- Придется с тобой сначала поговорить. Если ты еще жив, конечно, – бубнила сама себе Меланья, протискиваясь сквозь узкий лаз, ведущий к возможности покинуть потайные лабиринты.

Но оказавшись в гостевой ванной, она несколько изменила намеченную траекторию.

- Аааа! Придурок! – завопила Таня, прикрываясь слишком маленьким для ее полного тела полотенцем.

«Тебя еще не хватало!» – закатила глаза Меланья, но решила пока не использовать ограниченную камнем Докра магию.

- Я думал, вы все укатили, – отворачиваясь от голой сокурсницы, процедил Павел.

- Убирайся отсюда! Ты…ыы, – Таня не смогла продолжить. Поток слез, прерванный целительным душем, вновь хлынул из бесконечного источника девичьих страданий, и она разрыдалась так громко, что ведьме на мгновение показалось, будто эти звуки лишают Павла слуха.

Выскочив из ванной, Меланья хорошенько матюкнулась. И поняв, что без сверхспособностей не обойтись, окутала ментальной магией весь особняк.

Загубленные души, изувеченные тела, отголоски прошлых и будущих жертв – всего этого здесь было более чем достаточно. Однако с полноценными живыми людьми ситуация обстояла несколько иначе. Кроме Тани Плуховой, которая вновь пыталась отмыться от невидимой грязи, в доме никого не было.

- Где же ты?

Ведьма раскинула «сети» шире. Подземелья, застенки, чердак, крыша…

- Наконец-то! – Меланья выдохнула. Там за внешней стеной здания Андрей ловко перебирался со второго этажа на третий. – Чем же лестница тебе не угодила?..

Ступенька за ступенькой Павел-Меланья приближался к «электрику, а не водопроводчику». Но когда он вбежал в комнату, куда забирался Андрей, там оказалось пусто.

- Да чтоб тебя! – выругалась Меланья.

Понимая, что ее время стремительно ускользает, ведьма призвала нескольких питомцев. Гнев на время возобладал. И зарождающийся интерес к Андрею не помешал отдать приказ «схватить живым или мертвым».

К сожалению, или все же к счастью, Андрей и понятия не имел, какая угроза нависла над его взлохмаченной головой. Не знал, что абсолютно случайно убил одного из любимцев хозяйки дома.

Нет… конечно, Андрей заметил гибель Иванушки. Но разбираться кто это или что у него не было ни времени, ни возможности. Тьма и копошение где-то совсем рядом сделали свое дело. Поэтому, воткнув в неистребимого зверя случайно нащупанный на земле кинжал, Андрей пополз прочь. Все оружие, захваченное на встречу с подземной живностью, было использовано в первой же схватке, и Андрей не собирался затевать новый бой. Сейчас ему требовалось лишь незамеченным пробраться в дом и вернуться в подвал.

Но не тут-то было! Вылетевший откуда-то сверху «чужой» вцепился Андрею в лицо. И хотя на самом деле монстр оказался помесью белки и паука, восемь цепких лап, одна из которых проникла в рот, произвели крайне устрашающий эффект.

- Отлипни! – Андрей оторвал от себя трясущееся создание Меланьи и отшвырнул его в самый дальний из имеющихся углов. – Что за хрень?!

Полутьма дома не позволяла разглядеть все опасности заранее. А раскрытие почему-то внезапно занавешенных штор и опущенных жалюзи могло привлечь лишнее внимание.

Андрей сплюнул. Ощущение, что часть лапки неопознанного существа застряла между зубами вставной челюсти, заставило избавиться от этой части грима. Между тем стрекочущий звук, о приближении которого свидетельствовала постепенно увеличивающаяся громкость, также не предвещал ничего хорошего.

И когда Андрей, наконец, решил пренебречь прикрытием и пустить в дом свет, за его спиной раздался щелчок. Большинство людей машинально бы оглянулись, но выработанный за годы службы рефлекс привел к тому, что Андрей успел нагнуться до смертельного броска. Топор, вылетевший из-за угла, пролетел именно там, где только что находилась его голова.

Андрей развернулся. Чтобы бороться с врагом, надо понять кто он. Но когда вдали показался силуэт, Андрей поспешил покинуть этаж. Вытянутая трехметровая фигура шаркающей походкой последовала за ним. Не сгибая ног, размахивая длинными, составленными из нескольких кистей руками, она на ощупь искала подходящее оружие, чтобы обратить его против своей жертвы.

Но Андрей не привык сдаваться на поле боя. Страх не парализовал его. Напротив, рефлексы срабатывали быстрее, а мозг при этом успевал просчитать ситуацию на несколько ходов вперед.

Мысль о незавидной судьбе студентов привела к попытке очередного поджога. Но пожарная сигнализация не собиралась срабатывать, а огонь погас сразу после появления первых языков пламени.

Меланья-Павел улыбалась. Зверь, загнанный в угол, не способный сопротивляться – это приятное завершение охоты. Монструозный зоопарк замедлился. Пока хозяйка подходила к Андрею, никто не смел перебежать ей дорогу.

- Какие люди?! – воскликнула Меланья, собирая остатки сил для завершающего удара.

- Уходи отсюда! Здесь опасно! – Андрей кивнул в сторону приближающихся существ.

- Это ты о себе?.. Ибо я больше никого не вижу. – Павел игриво посмотрел на Андрея.

Тот встряхнул головой. Он уже не понимал, что происходит. Может, эти существа действительно являются лишь порождением его больного разума? Ведь после всего случившегося…

- Ты точно ничего не видишь? – Андрей потер глаза, но видения не исчезли.

А через мгновение его обхватила невесть откуда взявшаяся веревка и быстро подняла к потолку.

- Знаешь, а ведь мне совсем не хочется так скоро с тобой расставаться, – прошептала Меланья, обдумывая следующий шаг.

Этих нескольких секунд вполне хватило, чтобы Андрей каким-то чудом выбрался из веревочной паутины и, раскачавшись, спрыгнул на перила.

- Не поняла! – Меланья сжала кулак, призывая самую темную магию, но камень Докра источился, и силы, которые он даровал своему носителю, исчезли.

- Не стой же как олух! – Андрей сбежал вниз и схватил Павла за рукав. – Не может быть, чтобы все это мне лишь примерещилось.

- Аааааа!!! – Меланья со всей силы вмазала Андрею по лицу. – ААААА!!!!!

Боль, которую за несколько веков существования Меланье доводилось испытывать лишь несколько раз, заставила тело Павла согнуться и схватиться за разбитую руку.

- Бьешь хуже трехлетней девчонки, – вздохнув, произнес Андрей. – Попробуем иначе.

Андрею потребовалось всего несколько секунд, чтобы «успокоить» перевозбудившегося студента. Уложив Павла на пол, он обхватил его шею и отправил в царство снов.

Меланье пришлось притвориться. Зажатые Андреем руки не могли добраться до браслета, а значит, выбраться из этого, как выяснилось, слишком изнеженного тела также пока не представлялось возможным.

«А я Плухову считала слабой. Чтобы так не уметь бить?! Как же больно! Куда ты меня тащишь?» – удивилась Меланья, когда Андрей перекинул Павла через плечо.

Три больших шага – и длинное бледное существо оказалось прямо позади псевдоэлектрика. Андрею оставалось только бросить ношу и бежать со всех ног. Но он даже не обдумал этот вариант. Груз сводил его шансы на выживание практически на нет. А Андрей с упорством барана продолжал свое продвижение к выходу.

«И вправду думаешь, что его это задержит?» – подумала Меланья, после того как Андрей опрокинул столик со всем содержимым под ноги монстру.

Боль от разбитых костяшек постепенно утихала, и ведьма все меньше ненавидела своего живучего «переносчика». На мгновение она даже задумалась о приостановке долговязого слуги. Приоткрыв глаза, Меланья взглянула на творение собственных рук и ужаснулась. Вытянутая пасть сжимала останки клевопаука, ноги шагали по малополезному хламу, не ощущая и отголосков боли, а множество кистей удерживали практически всю режущую кухонную утварь.

Ведьма вновь испугалась. И снова не за себя. Еще недавно гнев и злоба отчаянно требовали мести. Но сейчас, когда над ее головой оказался занесен только вчера заточенный тесак, она попыталась вытащить руку. Меланья знала, что на возвращение в бестелесную форму и призыв сил требовалось намного больше времени, чем у нее сейчас было, но не попробовать она не могла.

Не вышло. Монстр не заметил обессиленную хозяйку, а Меланья никак не могла придумать, как показать подчиненному свое превосходство.

Яркий дневной свет заставил долговязого выронить недоеденные крылья клевопаука и с отвращением отвернуться. Андрею снова повезло. Он успел открыть входную дверь как раз вовремя, чтобы отпугнуть преследователя. И, едва переступив порог, тут же захлопнул ее.

Лишь когда улица с «крышесносным» домом остались позади, Андрей опустил Павла на землю.

- Эй!.. Ты как? Я же чувствовал – ты шевелился… Снова отрубился? Может, увидел, что там за нами гналось? Кстати, а что там за нами гналось?..

Андрей сел рядом. Прищурившись, он взглянул на особняк и попытался осознать произошедшее. Насколько высока вероятность, что все события – плод больного воображения? Стоит ли сначала посетить мозгоправа, а только потом попытаться спасти студентов? Но ответы пока не собирались появляться. В отличие от Сергея с Дашей, которые только что вышли из рощи деревьев, и их путь должен был пройти как раз через место, выбранное в качестве привала.

- Думаю, тебя заметят, – быстро произнес Андрей и, похлопав Павла по плечу, удалился в неизвестном направлении.


***


После проведенного порознь вечера и абсолютно спокойной ночи наступило утро.

- Ааа…Ээээ, – простонал, пробуждаясь, Павел. Столь продолжительный и крепкий сон явно пошел на пользу его ленивому мозгу. Вот только приятные ощущения от пробуждения очень быстро закончились. Стоило пошевелиться, как он почувствовал все «оттенки серого». Тупая, режущая, ноющая, колющая… такая разная, но вопреки фантазиям малоприятная боль. И это только начало. Разбитые костяшки, обожженная рука, исцарапанное и перепачканное тело, синяки и ушибы – недавние приключения оставили слишком много следов. Но ни единого воспоминания.


Глава 9. Гхост бустеры

Майор Лепин, наконец, остановился. Правда, всего на несколько секунд. А затем вновь принялся нарезать круги по кабинету.

В то время как его наспех придуманный план продолжал трещать по швам, сам Петр Игнатьевич отчаянно выискивал обходные маневры и сокрытые лазейки.

Нет, не для того он столько лет трудился, чтобы за пару шагов до долгожданной вершины свалиться в пропасть шизофренического бреда. Правда… Да кому она нужна?! И даже если бы нашлись люди, готовые поверить в сверхъестественную природу происходящего, смогли бы они справиться на этот раз?

Пожалуй, лучше не стоит выбирать подобный путь. Искрин вполне заслуживает всего, что бы ни последовало за его арестом. Это если арест еще понадобится. Ведь особняк совсем не любит оставлять живых свидетелей.

- Ха! – Майор почесал нос и, быстро развернувшись, принялся «кружить» в противоположном направлении.

Да уж, опять проблема. Если Андрей исчезнет без следа, большинство подумает, что он просто сбежал. И вина за побег «убийцы» целиком ляжет на Лепина.

Дочка генерала… От такой потери вовек не отмоешься.

А как же собственная семья? Никакие регалии не стоят того, что может случиться, если особняк примет тебя в узкий круг своих недругов. А он-то уж точно примет! Злопамятность дома успела удивить майора далеко не один раз. И здесь необходимо учесть, что Петр Игнатьевич всячески старался не участвовать в расследованиях, в которых фигурировал опасный адрес. Бывало, конечно, источник бед определялся слишком поздно, чтобы выйти из игры незамеченным. И тогда Лепину приходилось действовать крайне осторожно. Сейчас же эту осторожность следовало возвести в квадрат.

Дилемма, разрешить которую пока было практически невозможно, требовала иных подходов. Но каждый из них предполагал много неизвестных, а, следовательно, риск быть проигравшим – слишком высок, чтобы вот так сразу сделать следующий ход.

Майор посмотрел в окно. В своих мыслях он зашел, пожалуй, дальше необходимого. Однако при этом забыл упорядочить некоторые важные детали. Например, что все студенты еще живы, и, возможно, стоит попробовать избежать очередной кровавой расправы. Сослаться на аварийность здания, на проблемы с фундаментом или с коммуникациями, выявленные в результате «послепожарного» осмотра. Но как бы это сделать тайком, не оставляя за собой ореол осведомленности в вопросах, ответы на которые обычно стирают услышавших из реальности этого мира?

«Ладно, попытаюсь! Но если богатенькие детки станут ерепениться из-за сорвавшегося веселья, пускай сами разбираются с… чем бы то ни было».

И Петр Игнатьевич сделал первый звонок. Звонок, повлекший за собой целую цепочку уведомлений и указаний. Сам же майор вновь погрузился в раздумья.

Если всё пойдет по накатанным рельсам, уже совсем скоро прольется чья-то кровь. И лучше бы это была кровь не Светы Виркович. Тогда есть шанс вывести ее хотя бы на время из-под прицела засевшего в особняке зла.

Что же делать с Искриным? Этот водила, уволенный когда-то с позором со службы и отметившийся в криминальных кругах, производил более приятное впечатление, чем его биография. Однако в любом преступлении должен быть подозреваемый. И он подходит на эту роль лучше всех. Не подставлять же детишек, которые виноваты только в своем поведении?

Подставлять… Лепина передернуло. Любые подобные действия шли вразрез с его принципами. Однако судьба, к сожалению, подсказывая выход, не всегда успевает взглянуть на моральный компас участников жизненного цикла.

«Он сам виноват!» – пытался убедить себя Петр Игнатьевич.

«Убить влюбленную пару?! Голыми руками! Почему же такой малый срок? Почему в деле столько пробелов? Возможно, Искрин предоставил следствию ценную информацию. Да, скорее всего! А значит – он должен поплатиться за содеянное!»

Лепин выдохнул. Убедив себя в справедливости принятого решения, он больше не желал искать иные пути. Ведь когда-то, лет десять назад, он уже попытался натравить на особняк борцов со сверхъестественным.

- Вот уж лажа была, так лажа… – пробурчал Петр Игнатьевич.

Правда, он и понятия не имел, что на самом деле произошло тогда в особняке под номером тридцать шесть. Но этого и не требовалось. Выходные данные полностью убедили Лепина больше не намекать потерпевшим на личность терроризирующих их соседей по дому.

А произошло собственно следующее.


***


Вторая половина девяностых не была простым временем для граждан России. И некоторым приходилось очень постараться, чтобы найти приемлемые способы достойного заработка.

Например, друзья и по совместительству соседи по квартире Николай Великов и Борис Гларин, оставшись одновременно без работы, позволили себе выпить слишком много. И потому шедший по телевизору фильм вместе с последующими галлюцинациями подарил идею, стоившую мужчинам… Впрочем, об этом чуть позже.

До работы в серьезных компаниях Коля мечтал стать актером. И стоит признать, выступать он умел очень даже недурно. Толкая речи на каждом посещенном мероприятии, он и сам начинал верить в рассказываемые байки. А это уже шаг навстречу выбранной судьбе.

К сожалению, деньги, вернее их отсутствие, заставили парня пойти учиться на более «прибыльную» специальность.

«Позже… Как только появится возможность, пойду на курсы актерского мастерства», – врал себе Коля, чтобы не утратить надежду.

Но для большинства из нас мечты о желанном будущем так и остаются всего лишь мечтами.

Коля Великов тоже забросил попытки изменить судьбу. Хотя выбранный путь пока нисколько не соответствовал первоначальному представлению – деньги зарабатывались очень медленно и с большим трудом. А питание и проживание умудрялись отобрать их очень легко и быстро.

Так у Коли появился сосед. Будучи на шесть лет старше, Борис Гларин уже успел побывать женатым мужчиной, а также отцом одного замечательного мальчика. Успел, но не преуспел. Конечно, он во всем винил финансовый вопрос и меркантильность своей бывшей, которая довольно быстро нашла сыну нового папу. Поэтому идея легкого заработка, даже столь необычная, всего за несколько дней оформилась во вполне дееспособное предприятие. И к своему удивлению приятели обнаружили, что в Питере проживает довольно много суеверных людей.

Призраки, демоны, барабашки – Коля и Боря без особых хлопот справлялись практически со всеми видами обитающих по соседству монстров. Если бы еще не проблемы большинства клиентов по материальной части, такую работу можно было легко спутать со сбывшейся мечтой.

- Всё! Больше не могу терпеть… Эти странные звуки сведут меня с ума, – стандартная жалоба каждый раз произносилась так, будто проблемы с качеством стройматериалов, коммуникаций и просто с лишними звуками в головах были заботой лишь избранных единиц.

- Да, наверняка в вашей квартире случилось что-нибудь страшное, – кивал Борис, стараясь не рассмеяться из-за глупости очередного визитера.

- Но до нас там никто не жил. Дом только недавно сдали. А он уже не хочет впускать жильцов.

«Постперестроечное качество жилья», – отмечал про себя Борис и уже вслух произносил:

- Возможно, трагедия произошла на месте постройки. Мы сейчас же займемся изучением истории района. А когда вы сможете внести аванс?

Конечно, за подобные дела много не платили, однако общей суммы вполне хватало не только на оплату счетов, но и на многие удовольствия, ранее недоступные двум низкооплачиваемым офисным балаболам.

И мужчинам действительно стоило остановиться на помощи мнительным девушкам и вечно брюзжащим бабушкам. Вот только Коля и Боря пожелали большего.

Окончательно осмелев, они стали искать дело, резонанс которого предоставит друзьям новые возможности. Именно в это время во всех газетах появились статьи об Артеме Агромине. И хотя основными подозреваемыми числились вовсе не барабашки, из-за отсутствия улик и сопутствующего ореола таинственности в СМИ все чаще упоминались некие силы, по слухам завладевшие одним из соседних домов.

Наглость Бориса была вопиющей, но отчаявшиеся родители почему-то не решились отринуть даже эту версию и предоставили «охотникам за привидениями» всю имеющуюся информацию.

Вот уж правду говорят – бойтесь исполнения своих желаний.


***


Дело Агроминых разваливалось на глазах. Пропажа ребенка привлекла внимание всего города, и давление со стороны руководства привело к тому, что Лепин, тогда еще лейтенант, решился на несвойственный для себя шаг. Желание помочь перевесило страх перед неизвестным, и Петр Игнатьевич, стараясь не вдаваться в подробности, довольно прозрачно намекнул родителям похищенного о необходимости привлечения специалистов из другой области.

- Лепин, давай пообщаемся, – позвал подчиненного капитан Гуракин.

И далее последовал один из самых неприятных разговоров в жизни Петра Игнатьевича. Воистину, предложение посетить психиатра – это не то, чего ожидаешь, когда пытаешься по совести выполнить свою работу.

К счастью, Гуракин был порядочным человеком, и версия о необходимости поиска виновных, не подпадающих под действие уголовного кодекса, не покинула пределов его кабинета.

Тогда Лепин не задумывался, как прореагировали бы друзья и начальство на слухи о его домыслах. Очередное повышение пока не маячило на горизонте, и Петра Игнатьевича больше волновали ответные действия особняка. А ведь окажись на месте капитана, например сержант Шарниров, это привело бы к вечному клейму «шизика» и неминуемому краху карьеры Лепина.

Пока же поиски продолжались, и Петр Игнатьевич не собирался опускать руки. Он всячески старался вернуть доверие и искал любые зацепки, не связанные с загадочным домом по соседству. В итоге выявив банду махинаторов и обнаружив небольшой притон, Лепин приступил к новому делу и уже решил, что мальчик потерян навсегда.

Каково же было его удивление, когда по телевизору сообщили о новых помощниках, согласившихся за символическую плату обыскать предполагаемый район пропажи на любые метафизические следы Артема.

- Наживаются на трагедии родителей, – в отделении эта фраза звучала чуть ли не каждую минуту.

Лепин на словах тоже не стал противоречить позиции большинства, но где-то в глубине души он все же надеялся, что хоть какие-нибудь вопросы, наконец, получат долгожданные ответы.

Прошла неделя, а Великов и Гларин все еще кружили совсем не в тех направлениях. Обвешанные самодельными и при этом довольно смешными устройствами мужчины с угрюмыми лицами регулярно сообщали всем заинтересованным, что мальчик совершенно точно был здесь, но затем кто-то с темной аурой пригласил его в гости.

Петр Игнатьевич перестал надеяться. Однако, когда по воле случая он вновь оказался в злополучном районе, вид отдыхающих мошенников заставил милиционера подать им новую идею для развития истории.

Да, именно истории. Ведь для привлечения внимания прессы требовалось нечто большее, чем простое «я чувствую, что его душа вот-вот потеряет связь с этим миром». И Лепин предоставил именно тот ореол таинственности, которого не хватало для настоящей заинтересованности окружающих.

Всего несколько слов, пару упоминаний о нераскрытых делах в доме по соседству, и Николай Великов, думая, что делает это незаметно, принялся набрасывать сценарий финального акта действия.

Петр Игнатьевич закурил. Нет, вовсе не по своему обыкновению. Но увидев в кармане Гларина пачку сигарет, милиционер подумал, что было бы хорошей идеей притвориться, будто он подошел к новоиспеченным коллегам с целью, не стоящей внимания притаившейся вдалеке постройки.

А вот сами борцы с нечистью напротив жаждали как можно большего внимания. Набрав команду добровольцев для документирования и запечатления приближающейся битвы, они тем же вечером направились в гости к дому тридцать шесть. И если бы Меланья не укатила на дискотеку, то очень быстро поплатились бы за свою наглость.

В десять часов вечера первые признаки сверхъестественного заставили прибор Великова издать тревожный звук, сочетающий в себе вой волка, скрежет мела по доске, скрип двери, звон колокола и шипение гадюки. Точное перечисление ингредиентов стало возможным, благодаря общему знакомому «охотников» – звукорежиссеру, получающему за свою работу и молчание неплохой бонус к стандартному гонорару.

Звук был настолько неприятен, что заставил клевопаука, чуть не шлепнувшегося на голову одного из гостей, судорожно отскочить на пару метров в сторону.

- Свет направо! Я что-то слышал! – воскликнул один из сопровождающих «документалистов».

Но Николай тут же остановил перемещение команды.

- Да, можно начать и так. Только сначала осветите меня. А после слов «я чувствую нечто»… Не то. «Я слышу кого-то»… Банально.

- Может, «в углу притаилось нечто темное»?.. – зевая, пробубнил Борис.

- Ну что за бред?! Боря, давай поживее!

Великов с подозрением взглянул на помощников и тихо прошептал другу:

- Мы же рекламу снимаем.

Сверху раздался грохот. Но бросившись на второй этаж, «медиумы» быстро сообразили, что испугались всего лишь упавшей кастрюли одного из жильцов.

- Так, ладно… Зато кадр получился что надо. Да и реакция естественная. Вставим падение чуть позже. Для разрядки после нагнетания напряжения.

Спустя два часа блужданий, взятия интервью у съемщиков и попыток напугать будущих зрителей неожиданными звуками и резкими поворотами камеры, «охотники» решили, что материала достаточно и без единого происшествия вышли из здания.

Целых пять свидетелей позже подтвердили, что Гларин и Великов покинули дом в целости и сохранности, а затем сели в машину и уехали в направлении своего офиса. Вот только при этом всем было невдомек, что на полпути Борис опомнился и попросил друга повернуть назад. Забытый дипломат с «секретами» воителей с нечистью мог довольно сильно подпортить и так не слишком хорошую репутацию их предприятия.

- Приветики, – улыбнулась взлохмаченная невысокая девушка, когда охотники поднялись на второй этаж особняка.

- О, привет, – Николай состроил Чеширского Кота.

Каблучки, мини-юбка, широкий вырез, подчеркивающий бюст размера, о котором большинство девушек может только мечтать. Определенно, эта красотка была в его вкусе.

Уже предвкушая ночь удовольствия, Николай прикоснулся к ее плечу и томно произнес:

- Где же ты была, когда мы снимали свою передачу?

Девушка отстранилась. Искорки в ее глазах говорили, что это лишь элемент флирта, что надо просто приложить чуть больше сил, и она сдастся. Но на самом деле Меланья не выносила, когда ее трогали посторонние. Тем более мужики, собирающие использовать занимаемое тело в качестве бездушной куклы.

- А вы что… из телевизора?! – миниатюрная блондинка надула губки. – Всегда мечтала, чтобы меня показали в какой-нибудь передаче.

- Ну, этой мечте я легко помогу исполниться.

- Ты тут пока помогай, а я сбегаю за дипломатом, – подмигнул другу Борис.

- Да… ты только проверь, чтобы все было на месте. Понимаешь?

- Еще бы, – жестом указывая на прелести блондинки, Борис закатил глаза.

- А о чем ваша программа? – девушка похлопала своими большими глазами.

- О духах, обитающих в этом доме и пропавшем мальчике. Ты, наверное, слышала?..

- Че?! – удивилась Меланья.

Легкое раздражение проскользнуло в ее взгляде. Но Великов думал уже совсем другим местом, а потому перед ним сейчас стояла красотка, единственной целью которой было ублажение столь важной персоны.

Николай оторвал правую ногу от пола и хотел сделать шаг в направлении «знойной штучки», но нечто обвило его лодыжку и с силой вернуло конечность в прежнюю позицию. Адреналин, волной выброшенный в кровь, заставил Николая совершить такое па, что большинство балерунов при виде этого поперхнулись бы от зависти.

- ААА!!! Йе… что?! – выхватив фонарик, он направил свет на плохо освещенный коридор, но там никого не оказалось.

- Ты чем-то болеешь? – Меланья облизала невесть откуда появившийся Чупа-Чупс.

- Может, кошка… – неуверенно шептал Николай, осматривая пол.

- Здесь нет кошек, – похлопала накладными ресницами Меланья.

И в этот же миг что-то мягкое потерлось о ногу Николая. Вновь отпрыгнув, он принялся ощупывать стену в поисках выключателя.

- Милая, включи свет! – обратился Николай к новой знакомой.

- Меня не так зовут…

- Боря, мать твою! Где ты там бродишь?! – заорал Николай, растеряв внезапно все свое «моджо».

- Что случилось? – запыхавшись, подбежал к коллеге Борис.

- Нам пора, – Николай еще раз взглянул на блондинку, сглотнул и задумался. Уходить, когда столь аппетитная и уже подготовленная краля нежно поглаживает свою шею, совсем не хотелось, но «протрезвев» после выброса адреналина, он начал ощущать какую-то незримую угрозу.

- Дак что мы делаем? Уходим или?.. – развел руками Гларин.

- Погоди, Борис, – произнес Николай, не отводя глаз от незнакомки. – И как же тебя зовут, если не милая?

- Розочка, – хмыкнула Меланья, выставив вперед указательный палец и поманив им новоиспеченного ухажера.

- Ладно, Розочка, хочешь оказаться в нашей программе?

Еще недавно Меланья была настроена на новую игру с парой постояльцев, но визитеры, охотящиеся на нее саму, несколько изменили планы. Каких-то сверхспособностей она не пока не заметила. А вот качество используемого оборудования вызывало неподдельный интерес.

- Еще бы! – ответила блондинка, прикасаясь к застегнутой куртке Николая. И тут же открыла от удивления рот. – Да он же огромный… твой рабочий инструмент.

- У меня все приборы что надо, – Николай почувствовал новый прилив желания и, вытащив пристегнутый к ремню «определитель потустороннего», поднес его прямо к лицу ведьмы.

Раздался стрекочущий звук. Меланья подозрительно прищурилась, но заметив, что Николай меняет настройки и усиливает сигнал, разочарованно отстранилась.

- А с чего вы решили, что мальчик пропал где-то здесь? – спросила она, пытаясь понять, где допустила ошибку.

- Ну, у этого дома самая убийственная репутация на районе. Вот мы и снимаем здесь, – объяснил Николай.

- Слушайте, я тут себя немного лишним чувствую… – Борис вопросительно посмотрел на друга. – Чего разорался то?

- Да, за ногу что-то схватило.

- Радуйся, что не оторвало, – буркнула Меланья и, развернувшись, быстро пошла прочь от надоевших визитеров.

Она находилась в одолженном теле слишком долго. И хоть за счет практически полного отсутствия способностей ведьма смогла покинуть особняк на несколько часов, отторжение чужой сущности уже давало о себе знать.

- Не понял… – Николай протянул руку и хотел притормозить «Розочку», но что-то острое впилось в его ладонь. – Аааа! Где выключатель?!

Выронив от боли фонарик, Николай затрясся и помчался к самой освещенной части коридора. Но не успел он пробежать и трех метров, как все источники света погасли, и особняк погрузился в абсолютную тьму.

Меланью больше не интересовали эти двое бедолаг, решивших нажиться на тех слухах, которые она не успела пресечь. Сейчас надо было только удостовериться, что сделанные записи не содержат доказательств присутствия сверхъестественного. А еще лучше, полностью стереть все следы, ведущие к дому тридцать шесть.

Избавившись от тела развратной подружки гостя дома, Меланья принялась за дело. А Боря и Коля?.. Они, наконец, повстречали нежить, о мастерстве охоты на которую столько твердили.

Тьма и душераздирающие крики остались незамеченными для жильцов. Из-за смеси, вводящей во временную кому, любое незащищенное живое существо, все гости, незадействованные в этой маленькой разборке, просто отключились.

Меланья на сей раз не участвовала в процессе. Но питомцы не разочаровали свою хозяйку. Результат получился непредсказуемым настолько, что ведьма еще долго удивлялась мастерству порождений собственных фантазий. И хотя случившееся нисколько не повлияло на трагическую судьбу новых квартиросъемщиков, внимание со стороны борцов со сверхъестественным заставило ведьму несколько поумерить свой пыл.

Когда спустя несколько дней Лепин узнал о пропаже охотников, он не удивился. Желание открыть глаза на происходящее в особняке привело к очередному «висяку». И последующие слухи и домыслы еще долго напоминали о неудаче задействованных правоохранительных органов.

Работа милиции подверглась еще большему осуждению, когда мальчик Артем Агромин обнаружился в далекой Чите. И никакие ведьмовские силы не были причастны к его пропаже. Как и злой умысел преступных элементов. Просто детская обида вкупе с любопытством привела к путешествию, прервать которое оказалось не так уж и легко.

Меланья расслабилась. Избавившись от свидетельств визита борцов с привидениями и разобравшись с пропажей мальчика, причастие к которой умудрились ей приписать, ведьма вернулась к первоначальному плану.

Но до того как заняться уже потерявшими память и не только ее одну жильцами, Меланья осмотрела новый интерьер своих владений. Люстры, старинное фортепиано, профессионально оборудованная кухня и… пара экспонатов, некоторые черты которых смутно напоминали о недоумках, возжелавших преуспеть там, где требуются умения и навыки совсем другого уровня.


Глава 10. Рисунок под дождем

Она впитала силу, будучи в утробе своей матери. И с тех пор чего бы ни пожелала малютка Мел, все исполнялось сиюминутно.

Родители души не чаяли в своей черноволосой красавице. Будучи единственной наследницей власти из рода Левии она могла выбрать любую судьбу, о чем другие девушки только мечтали.

И Меланья выбрала.

Однако до того как нарушить все мыслимые правила и бросить вызов остальным амаличам, в поселении Прилесье проживала всего лишь маленькая девочка. Девочка, не понимающая, что дав огромную силу, природа обделила ее тем, что делает прочих схожих внешне существ настоящими людьми.

Но Меланья старалась. Она общалась с другими детьми. И думала, что они чувствуют то же самое: радость – когда кто-то плачет, злость – когда все вокруг смеются.

Время шло. И уже многие начинали замечать, что девочка вызывает у детей лишь ненависть. Но расправиться с маленькой ведьмой значило объявить войну амаличам. Родители Мел были единственными Крималями в поселении. Отсюда следовало, что им здесь принадлежало все и вся.

Любое решение привело бы к трагическим последствиям. Все соседние земли находились под властью одной из семей амаличей. И Левии были далеко не худшими их представителями. Поэтому жестокую маленькую девочку старались просто отвлечь и заинтересовать чем-либо, находящимся как можно дальше от мест проживания.

Травы, заклинания, поиск проклятых земель для очередного обряда. Меланья любила, когда у нее что-то получалось. И чем сложнее было заклятие, тем сильнее росло желание ведьмы испробовать его на несчастных поселенцах.

Так продолжалось до тех пор, пока в Прилесье не появился мальчик. Поскольку имени своего он так и не сказал, его назвали Меньшой. Сирота, лишившийся всего после налета отряда Илопа Буйного, поначалу он не мог жить полной жизнью вместе со всеми поселенцами. А потому девочка, которая среди других детей считалась изгоем, показалась ему самым прекрасным созданием в этом мире. И не только внешность была тому причиной.

На один краткий миг Меньшому показалось, что девочка настолько же изранена как и он сам. Однако это была ошибка. Меланья знала о своем превосходстве. Она любила видеть в чужих глазах страх и покорность. А Меньшой оказался первым человеком, который проявил к ней чувства, отличные от всего, что могли предложить прочие дети Прилесья.

Истинный интерес, желание дружить – познав это однажды, Меланья не захотела останавливаться. Заметив, что дети любят подарки, она решила сделать нечто ранее невиданное. Нечто, способное заставить их, наконец, восхищаться обладательницей столь огромной силы.

Правда, возникла одна проблемка. Заклинания, приводящие к появлению чего-то нового, не произведенного вручную, всегда требуют исходных материалов. Неважно, насколько они соответствуют желанному результату. Главное – нечто не может возникнуть из ничего.

А Меланья захотела не просто пару оригинальных игрушек. Фигурки, подобные тем, что вырезал Авенир из дерева, палки с веревками для швыряния, кучики из игры в перебросы и многое, многое другое. Девочка не могла остановиться. Она фантазировала несколько дней. И в результате, чтобы обеспечить всех детей Прилесья развлечениями на долгие годы вперед, Мел составила длиннющий список, воплотить который стало для нее если не делом чести, то хотя бы навязчивой идеей.

А Меньшой тем временем нашел приют. Диомид и Бажена, пара в прошлом году лишившаяся своего родного сына, взяли мальчика к себе на воспитание. И Меньшого это сделало по-настоящему счастливым.

Вот только он не мог признать этого. Тем более перед строптивицей Мел. А потому Меньшой снова и снова описывал, как новая семья запрещает ему абсолютно все. Его слова были недалеки от истины. Диомид и Бажена всегда тряслись над собственным ребенком, а после рокового несчастного случая стали еще щепетильнее. Ограничению подвергались любые попытки изучения окрестностей. Обучение обращению с оружием было отложено «на попозже». И, конечно, самое главное – разорвать все контакты со злобной ведьмочкой.

- Она не злая. Просто людей сторонится, – попытался вразумить «опекунов» Меньшой.

- Нет, милый, ты не понимаешь. Но когда-нибудь поймешь. Нельзя общаться с этой девочкой. Она хуже волка. Ведь если нападает волк, то мы знаем почему.

- Ладно… – согласился на словах Меньшой, однако уже через час носился по полю вместе с Меланьей.

- Чего бы ты хотел? – поинтересовалась она. – Я собираюсь всем сделать много подарков. Но для тебя надо подобрать что-нибудь особенное.

- Ха! – заулыбался Меньшой. – А они говорят, что ты плохая, что не хочешь жить в мире с другими.

- Кто?! Твои владельцы? – Меланья презрительно хмыкнула. – Они врут. Я сделаю всех детей счастливыми и покажу, на что способна.

Меньшой обрадовался. Никак не понимая, отчего его подруга с каждой встречей становится все прекраснее, мальчик позволил себе вспомнить. Новая жизнь немного успокоила боль от потери всего, что было ему дорого. И как-то вдруг перед глазами пробежала сестра Боеслава. Да, имя, данное ему при рождении, предполагало славное будущее, полное боевых подвигов, и, возможно, именно поэтому Меньшой так никогда и не произнес его вслух. По крайней мере, в этой жизни.

Река, другие дети, купающиеся голышом и кричащие от радости «морских сражений»… Это же был день, когда отец привез тот самый подарок! Волшебный конь, поначалу кажущийся вполне обычным. Но стоило провести им по воздуху, имитируя полет, как откуда ни возьмись появлялись крылья и конь открывал пасть, будто прося чего-нибудь вкусненького.

- А знаешь… – Меньшой замялся. Чудесная игрушка сменилась новым воспоминанием. Тела, крики и маленький мальчик, сжимающий окровавленного конька. Даже не заметив, что подарок «отрастил» крылья, Боеслав испугался, когда пасть начала раскрываться. И хоть он прекрасно знал, что конь не издаст ни звука, страх за безопасность собственного укрытия заставил ребенка оторвать игрушке голову и выкинуть ее, забыв на мгновение, чьи руки отдали этот замечательный подарок. Эти руки он уже никогда не увидит…

Смахнув слезу, Меньшой зажмурился. Всего один момент счастья – вот, что ему нужно. Одно счастливое воспоминание, которое всегда будет с ним. И когда Меньшой открыл глаза, он знал, что хочет попросить у подруги-ведьмочки:

- Раньше у меня была игрушка. Конь, у которого появлялись крылья. Но они не просто появлялись, а будто вырастали…

Начав, Боеслав уже не мог остановиться. Он рассказал Меланье о каждом выступе, царапине и возможностях конька. Он прыгал и описывал свои игры с ним, а также предлагал новые развлечения для детей Прилесья.

А Меланья слушала. Загоревшись, она теперь точно знала, как именно должна поступить. Если прочие подарки не требовали значительных усилий, перерождающийся конь не мог появиться без применения особой магии.

Однако эта магия была под запретом. И именно поэтому Меланья давно хотела познать ее. Как истинная амаличи, она наплевала на все правила и не стала дожидаться превращения в девушку.

Меньшой оказался хорошим поводом. Он появился как раз вовремя. Казалось, жертвенная магия сама искала свою лучшую последовательницу.

Возможность тоже не заставила себя долго ждать. Будто сговорившись с поводом, она предоставила доступ в обычно охраняемый Домик пыли.

«Это хороший знак!» – решила Меланья, увидев, что дежурящие обереги куда-то пропали.

Не медля ни секунды, она пробралась внутрь. И хранилище знаний амаличей приняло юную ведьму.

Меланья осмотрелась. Она знала, что нужное заклинание парило в воздухе. Так же как и сотни других, оно переливалось и никак не выделялось. Но магия почувствовала потребность госпожи.

Призыв обряда сработал мгновенно. Меланья даже не успела понять, что происходит, а перед ней уже развернулись рисунки и символы. Самодовольная улыбка украсила и без того красивое лицо, а память принялась поглощать знания.

К радости Меланьи и к сожалению всего остального мира, она очень быстро запомнила не только требующееся, но и множество других, куда более страшных заклинаний.

«Ты не бойся меня – силы темной. Страх не даст и не возьмет. Он не спутник твой. Ужас, мрак – это хорошо. Но не трогай свет. Три луны отсчитай и начни обряд. Только раз за круг он сподобится. И не мешкай, хватай, что желанное. Отдавай, отдавай, что непотребное. Начерти семь кругов и пять литер «м». Каждый хвост должен знать, откуда его голова. Там, где восемь глаз, ты насыпь сбор трав. И не только их – набери костей. Кость – она может все, а не сможет – то кровь. Но кровинушки много надо. А тебе все обратиться может. Ты не трожь других за ненадобностью. Ты посыпь землю зернышком. И оно сойдет. Ты добавь чудо-зелени и животных душ. А потом всю смесь обрати на круги. И тогда змея зашипит и заползает. Даст тебе, все что надо, но и про себя не запамятует. Ты не дрогни и заплати. Водицей подсоленной, зернышком проросшим, курочкой недожаренной. И тогда земля породит все желанья. Не забудь только, кто там главенствует».

Галиматья, понятная лишь ведьмам, позабавила Меланью. Она понимала, что сокрытие тайн служит для безопасности их рода. Но все же люди казались столь недалекими, столь ранимыми. Неужели есть амаличи, страшащиеся подобной угрозы?

Меланья покинула домик. С досадой обдумывая запасные варианты, она никак не могла найти иной способ воссоздать любимую игрушку друга. Конечно, можно было попросить родителей, но она хотела в этот раз сделать все сама. Она хотела доказать, что достойна звания преемницы рода.

А значит – придется здорово постараться. Итак, заклинание действует лишь один раз в год. И по счастливому совпадению следующая возможность – всего через неделю. Ингредиенты требуется готовить за три дня. Вроде, пока все понятно. Сам рисунок довольно большой и сложный. Таких узоров Меланье творить еще не приходилось. Как, собственно, и самих запретных заклятий. Однако отступить она уже не могла. Приняв решение и потратив на это столько времени, теперь она вряд ли бы остановилась даже перед непробиваемой ни одним лбом стеной.

Сюрприз – выбрав именно такую форму подарка, Меланья начала подготовку. Но когда пришло время осуществить задуманное, вокруг оказалось слишком тихо.

Она стояла там. Совсем одна. В бесконечном поле. Наедине с силой, которая жаждала вырваться наружу. Но кое-что все же препятствовало задуманному. Любая ошибка в рисунке прервет заклинание и сделает невозможным его проведение еще на год.

А терпение не то качество, которым славилась Меланья. Желание сотворить чудо, способное обрадовать остальных детей поселения, снова перевесило сомнения в необходимости применения запретной магии. И тогда Меланья нанесла первый слой. Сложный витиеватый узор вряд ли возможно было воспроизвести даже опытному художнику с фотографической памятью. Но девочке не требовались подсказки. Сила, текущая в ее венах, сама направляла движения рук.

Круг за кругом, изгиб за изгибом – жертвенные снадобья орошали движения почвы. И змей начинал пробуждаться. Пока невидимо, но ведьме не нужны глаза, чтобы ощущать присутствие древней магии.

Полностью погрузившись в заклинание жертвенного перерождения, Меланья не заметила, как на небе сгустились тучи. Лишь разряд молнии и последующий за ним гром оторвали ее от исполнения задуманного.

- Нет! – простонала Меланья, хватаясь за лицо грязными руками.

Затем она быстро осмотрела труд последних трех часов и подняла кости убиенной день назад курицы. Но было уже поздно. Дождь решил не разгоняться постепенно, а сразу выдать ливень максимальной силы.

Это был конец. Меланья расстроено наблюдала, как последние следы рисунка смывало потоками бурлящей воды, и в гневе сжала кулачки. Она просто не могла сдаться. Однако сейчас уже ничего нельзя было поделать. Продираясь сквозь поле пшеницы, она приближалась к повозке, которая отвезла бы ее домой.

- Меньшой… – раздалось откуда-то издали. Человек вряд ли бы смог определить хозяина голоса. Но ведьма сразу распознала Бажену. Женщина, помыкающая ее другом, искала явно не в том направлении.

«Он наверняка за рекой куролесит», – подумалось Меланье, и она зло показала язык в сторону криков.

- Меньшой! – донеслось снова. Но это уже был мужской голос.

- Да они оба здесь. – Меланья закатила глаза. – Как смеют они запрещать общаться со мной! Это же такая честь.

И она придумала. Лишь один ингредиент не способен смыть дождь такой силы. Как бы вода не старалась, она не в силах удалить след от крови еще живого человека. Но хватит ли сил у Меланьи? Нет, не сил на убийство двух взрослых людей. Хотя, пока рисунок не будет закончен, они должны оставаться живыми. Девочке придется вкусить магию, способную стирать души. Магию столь же сильную, сколь и опасную. И если Меланья хоть на мгновение засомневается, хоть на секунду потеряет контроль, эта сила заберет и ее, и часть мира, на которую у нее хватит пасти.

Но мир не интересовал наследницу рода Левии. Ей просто хотелось порадовать мальчика, который так восхищенно взирал на нее, без тени страха, без ненависти и гнева. И совершенно случайно судьба подсказала новое решение возникшей проблемы.

Бывает так, что человек сразу понимает свое предназначение. И чаще всего это настоящее счастье. Ведь большинству из нас приходится мучиться всю жизнь в поисках своего места и, так и не найдя его, тихо кануть в безвестности.

Меланья тоже была счастлива. По-своему, конечно. Ведь двое пленников никак не желали успокоиться и всячески пытались сбить ведьму своими криками и воплями.

Но Меланья почувствовала такую связь с древней магией, такое влечение к тайному знанию, что результат в виде подарков мгновенно потерял всю свою значимость. И хотя с наступлением утра детей ожидало множество развлечений, Меланью больше не волновало их восхищение.

Лишь благодарность и восхищение Меньшого все еще имели значение. Радость в его глазах подарила ведьме очень приятные ощущения. Конечно, не столь приятные как вчера, но все же…

- А остальные тоже получили такие? – поинтересовался Боеслав, обнимая игрушку.

- Да. Вернее, тоже получили, но совсем не такие. Пошли, посмотришь.

- Ты иди. А я заскочу домой. Не могу найти Бажену с Диомидом.

Меланья скривила губки. Она и подумать не могла, что эти двое еще могут понадобиться. И отпускать Меньшого сейчас совсем не хотелось.

- Они тоже там… – Меланья почему-то отвела взгляд. Ей не было стыдно, муки совести тоже никогда не заходили в гости. Однако пока она все же не решилась рассказать другу всю правду.

- Ты их видела? Тогда побежали. А то я уже начинал волноваться.

На секунду ведьмочка задумалась. Природа волнения Меньшого была крайне удивительна. И Меланья с подозрением взглянула на него. Но мысли о познании чего-то необыкновенного вновь потеснили всё остальное.

Смех и беготня – вот чем встречало Прилесье вновь пришедших.

- У тебя получилось! – радостно прокричал Боеслав, пробираясь к еще не разобранным игрушкам. – Здесь даже шамонир есть!

- А то! – Меланья кокетливо поправила волосы. – Я ведь…

Но договорить она уже не успела.

- Беда! – этот крик мгновенно заставил забыть о празднике.

Все замерли в ожидании. И когда из-за деревьев вышли Авенир и Кругорад, причина вопля Налиты, собирающей цветы для праздничных венков, выяснилась тот час же.

Два неопознанных тела, лица которых скрывали наспех наброшенные накидки, не были чем-то необычным. Дикие звери, стычки с другими племенами, да и рядовые болезни забирали жизни ежедневно. Но все же в этот раз всё почему-то было иначе.

Предчувствие, будто что-то не так, мгновенно переменило настроение собравшихся.

- Зачем их сюда притащили? Только праздник испортили… – зло прошептала Меланья, направляясь за сладким напитком.

- Что ты имеешь в виду? – не сразу спросил Боеслав, будто осознавая замысел своей подруги.

Но Меланья уже не слышала. Ей была любопытна реакция окружающих. И хотя лица большинства выражали испуг и скорбь, далеко не все поселенцы действительно испытывали эти чувства.

А Меньшой тем временем вплотную подошел к жертвам потомственной амаличи. Знакомые одеяния и выглядывающие волосы сказали достаточно еще пару минут назад. Однако он должен был удостовериться.

- Кровь творит. Кровь творит. Кровь творит, – без остановки тараторил Авенир.

- Эээ! Меньшой, не надо тебе на них смотреть, – Кругорад остановил мальчика. Его крепкие огромные руки легко подняли Боеслава и отнесли на несколько метров влево. – Видишь, к чему приводит ведьмовство. Но ничего – скоро мы найдем способ распять этих тварей.

- О чем ты? – произнес Меньшой, не желая слышать ответа.

- Это обряд! – воскликнул Кругорад, чтобы его слышали и остальные. – Это цена веселья.

В этот раз кровь на игрушке была незаметна. Однако ее незримое присутствие заставило Боеслава разжать руку и с ужасом отшатнуться от адского дара. Наконец, он все понял. Общаясь с Меланьей, он слышал что-то о необходимости жертвы ради сотворения. Но тогда ее слова затерялись среди новостей об исчезновении озера.

Мир вокруг закрутился. Чувства больше не желали слушаться, и Боеслав зашатался. А вокруг отдельные перешептывания перерастали в негодующий гул.

Осознание случившегося пришло далеко не сразу. Но как только люди рассмотрели тела, как только поняли цену детского праздника, участь Меланьи была решена.

Шаг за шагом, жители Прилесья приближались к девочке. Сначала это были лишь единицы, но как только гнев уничтожил последние остатки страха, смертоносное кольцо начало сжиматься.

- Тварь бездушная! Сжечь ее! – прокричала Ирасья, и остальные тут же присоединились.

Меланья застыла на месте. Она удивленно разглядывала выживших из ума людишек и совершенно не понимала, из-за чего эти неблагодарные слуги хотят уничтожить совершенство.

Руки принялись создавать рисунок, но петля, ухватившая одну из кистей, больно сжалась и дернула с такой силой, что Меланья упала наземь и закричала.

Звук ее голоса заставил Боеслава очнуться. Все это время, не сводя глаз с рокового коня, он сидел на коленях и ощущал пропасть, желающую поглотить его без остатка. Слез не было. Они закончились еще тогда, после самой страшной потери. А сейчас… сотни человек мешали Боеславу лицезреть мучения той, что лишила его последней надежды на счастье.

Грохот от столкновения чего-то твердого и тяжелого отвлек жителей Прилесья, и они устремили свои взгляды вверх. А вокруг постепенно становилось темнее. Камни всех размеров со всей округи поднялись над головами собравшихся и с угрожающим дрожанием застыли в ожидании следующего шага нападающих.

Люди расступились. Так и не успев причинить вред Меланье, они вспомнили о своих детях, о родных и близких, которые пока еще живы. Вставать на колени уже давно не было чем-то унизительным. Обычное приветствие своих владык-амаличей. И этот раз отличался лишь тем, что, возможно, подняться им уже было не суждено.

- Прости их, – безразлично произнес Боеслав, подходя к отряхивающейся ведьмочке. – Взрослые всего лишь испугались. Мы же очень благодарны тебе. Пожалуйста, не злись.

Меланья взглянула на друга. В его глазах уже не было ни доброты, ни света, но она заметила лишь отсутствие ненависти и, обрадовавшись, что хоть кому-то ее подарок пришелся по душе, побежала к родителям.

Боеслав видел, как она останавливает их, как просит пощадить глупых жителей поселения. И ее мольбы оказались услышаны. Но мальчика сейчас больше волновало другое. После случившегося амаличи рода Левии наверняка поменяются местами с другими Крималями. А это значило – Меланью увезут. Увезут так далеко, как только смогут. И для Боеслава очень важно остаться ее другом, чтобы когда-нибудь, годы спустя уже взрослая ведьма подпустила его как можно ближе для удара, который окажется способен остановить биение бесчувственного сердца.


Глава 11. Посторонние не допускаются

Вечерело. Вопреки обыкновению, все студенты уже были дома. Никаких клубов, попоек и романтических прогулок по городу.

- Как же спать хочется! – разобрать слова Олега из-за зевка оказалось достаточно сложно, но остальным было бы все равно даже при криках «Пожар! Землетрясение! Метеорит!..»

- Надо выбираться отсюда, – продолжая гнуть свою линию, пробубнила под нос Катя.

Правда, подняться самостоятельно она не смогла бы даже, если очень захотела. Жара, наконец, решившая смилостивиться и сбавить обороты, все же продолжала управлять человеческой способностью к передвижению.

- А почему мы не занавесили окна? – поинтересовался сам у себя Виктор. Какое-то странное ощущение заставило мозг заработать, и тут он осознал, что происходящее – явно результат воздействия психотропных препаратов. – Олег… чтоб тебя.

- Чего?.. чтоб меня.

- Что ты с нами сделал?

Из-за дивана показалась взлохмаченная голова Иры Барановой.

- Где я?

- Почему она еще здесь? – попыталась рассердиться Вика.

- Кто здесь? – спросила Вероника.

- Все здесь.

- Не все, – грустно прошептала Света.

- Так и не позвонил? – будто вспомнив что-то, Катя взялась за мобильник.

- Нет. Никому я не нужна.

- Не впадай в депрессию, – Даша на секунду прервалась, удивившись звучанию собственного голоса. – Вон, на Павла посмотри. Через что человек прошел, а до сих пор не ноет.

- И это самое странное, – проговорил Сергей, вытаскивая затекшую руку из-под головы своей половинки.

- Давайте по вопросу за раз! – Вика попыталась изобразить ненависть, но со стороны это больше походило на непропадающее чувство голода среднестатистического зомби. – Мы же договорились выставить эту…

Вика сморщила лобик. Ее белокурые локоны так и норовили свалиться со спинки кресла на вспотевшие плечи, но она нашла в себе силы уложить волосы обратно на изысканную обивку.

«Блин. Марзовский… Как же сложно вспоминать под твоими лекарствами». И действительно, голова словно пробуждалась после успокоительного удара битой. Вика помнила, что Баранова покидала особняк. Но это было до того звонка в дверь.

«Звонок в дверь. Кто же это был? Нет, ничего», – поморщившись, Вика поняла, что время после загадочного визита оказалось начисто стерто из памяти. Но почему? Ведь Олег уехал еще до завтрака, а значит, не мог подсыпать ничего веселящего. Тем более, продукты были свежеприготовленными. А Сергей и Даша и вовсе приехали только после полудня.

Поначалу мысли путались, однако рассуждения определенно помогали с выходом мозга из незапланированной комы. Примирение с Олегом этой ночью оказалось невероятно пылким, но вездесущая Баранова умудрилась вновь подпортить едва восстановившуюся связь. А потом… Ира уехала. Да! Марзовский, наконец, нашел в себе мужество выставить чересчур прилипчивую бывшую за дверь.

Вика заулыбалась. Страшась даже в мечтах подумать о чем-то большем, нежели короткий роман, она почувствовала облегчение и невероятный прилив счастья, когда ее парень отправился за «сюрпризом». Та искренность, с которой Олег говорил о своих чувствах, на мгновение позволила надеяться…

Вика вскочила. Слишком быстро, чтобы устоять на ногах после затяжного отдыха. Оказавшись обратно в кресле, она приоткрыла рот и хотела что-то спросить, но суть вопроса ускользнула от нее с такой же скоростью, с какой всего минуту назад проникла в подсознание.

Разговоры по душам, прогулка с Вероникой и Дашей – это был самый обычный день. Пока кто-то не решил стереть свой визит из памяти временных жильцов не самого обычного дома.

- Ребята, вы не помните, кто к нам приходил? – Вика неожиданно нашла в себе силы на довольно громкий голос.

- Когда? – Виктор задумался. Его мысли все еще были сосредоточены на попытках помирить друзей и вернуть отпуск в первоначальное русло. Однако жара непонятного происхождения не хотела помогать в данных начинаниях. А вопрос Вики, заставивший осознать потерю пары часов своей жизни, и вовсе выбил парня из колеи.

Зачем он вообще отправился в эту поездку? Ведь не ради же достопримечательностей. Тем более что родители, месяц назад перебравшиеся в Лондон, уговаривали сына последовать за ними. А Виктор сомневался. Перспективы, конечно, были самыми заманчивыми, но зачем менять жизнь, если чувствуешь себя хорошо именно здесь и сейчас.

Правда, так было до отъезда в Питер. Подрабатывать «нянькой» Виктор привык уже давно. Вина за это целиком лежала на его ответственности и рассудительности. Но оказаться единственным среди вчерашних друзей, кому не безразлично их общее будущее, было действительно неприятно.

Виктор повернул голову. В трех метрах от него находилась Катя. Ее взгляд с увлечением скользил по экрану телефона, но стоило Виктору начать любоваться хрупкой красотой однокурсницы, как она, будто уловив невидимый сигнал, посмотрела в ответ столь же пристально.

Что-то ёкнуло в груди Кати Виренейской. Интерес к Виктору действительно имел место быть. Со стороны этот высокий, мужественный, материально обеспеченный парень казался настоящим идеалом. В свете же последних событий он и вовсе проявил себя с самой лучшей стороны. Однако, вспоминая себя до поездки, Катя с удивлением отметила, что желание понравиться Виктору несколько поубавилось.

«Неужели из-за?.. Блин! Сейчас не до этого...» – Вернув свои мысли к негостеприимному особняку, Катя снова и снова прокручивала события последних дней. И никак не могла понять, почему она все еще здесь. Почему после длительных уговоров и сбора вещей никто так и не смог уехать?

Приближающаяся ночь нависла угрозой очередных неприятностей. А физическое состояние студентов не позволяло лишних телодвижений.

- Сергей пошел открывать, – вдруг вспомнила Катя.

- Да. Точно! – Даша легонько стукнула своего парня по плечу. – Давай рассказывай.

- Не помню. Кажется, мы слегка перевеселились.

- Это я в курсе, – закивала головой Даша. – Бессонная ночка выдалась. Да и утро ей под стать.

- Здорово было, пока… И надо было нам поесть в этой сомнительной забегаловке?! – Сергей поморщился.

- Да нормальное заведение. Просто с твоим желудком кроме детского питания вообще ничего принимать внутрь нельзя.

- Зачем ты так? Одна маленькая изжога, и уже пошли издевки.

- Ты же любишь мои издевки! – удивилась Даша. – Хотя я все понимаю. Сама не выспавшаяся. Нет, ну представьте: сутки не спать, добраться до койки только к обеду. И тут – у меня изжога, пойду за лекарствами, по пути открою дверь неизвестно кому.

- К кому-то вернулись речевые способности, – простонал Павел. – А передвигаться, случайно, не можешь? Мне бы водички.

Даша подняла руку, помахала ей и, поняв, что силы действительно возвращаются, медленно встала. Нет, сделала она это вовсе не ради Павла. Хотя, надо признать, им всегда легко удавалось найти общий язык. Просто Даше казалось, что прожигание жизни на диване – не то, ради чего она появилась на свет. И как только представилась возможность, она отправилась искать чего-нибудь тонизирующего.

Сергей хотел было последовать за ней, но быстро понял, что эта миссия может оказаться не самой выполнимой. По крайней мере, не с первой попытки. Когда Даша показалась вновь, держа в руках два стакана с неопределенной жидкостью, он как раз устал пытаться подняться и решил еще чуточку отдохнуть.

Да уж – жизнь порой удивляет. Первой любовью Сергея были компьютеры. Он понял это, стоило лишь одной из этих умных машинок оказаться у него в руках. И с тех пор дальнейший путь парня казался предначертанным. Вплоть до выпускного класса, когда к ним неожиданно перевелась новенькая.

Даша – единственная девушка, заставившая сердце Сергея Ташко биться чуточку чаще. Безбашенная, озорная, с модной короткой стрижкой, она являлась живым воплощением саркастичного оптимизма. То есть мало какие вещи могли испортить ей настроение, а вот окружающим порой доставалось по полной.

И кто бы мог подумать, эта колючая с точки зрения остальных особа ответила на ухаживания Сергея. Будучи подозрительным циником, он производил впечатление довольно нелюдимого человека. Но новое чувство, возникшее благодаря обнаружению своей «половинки», явило миру ранее сокрытые положительные качества парня.

Именно тогда все изменилось. Страсть ко всему новому и неизведанному вела Дашу на журфак. Там же к своему удивлению оказался и Сергей. Не потому что полюбил журналистику, а потому что полюбил ее. Этим двоим было слишком хорошо вместе. Даже в ссоре они казались неотделимыми частями друг друга.

И, конечно, Сергей любил Дашины издевки и приколы. Также как он любил легкий беспорядок на ее голове, аккуратный, чуть-чуть вздернутый носик, пухлые губки, красивый пирсинг на ушках и не только на ушках…

И сейчас, забирая стакан с прохладным пивом, Сергей окончательно и бесповоротно уверился в собственном везении.

- Я тоже хочу… – мечтательно простонала взлохмаченная голова Иры Барановой.

Но второй стакан целиком ушел Павлу. И учитывая полученные накануне травмы, это было вполне объяснимо. Поведение Павла на протяжении первых дней отдыха чуть не заставило остальных навсегда отвернуться от вконец обнаглевшего сокурсника. Однако стойкость, с которой он переносил боль, а главное – сам факт появления увечий неизвестного происхождения, несколько притупили прошлые обиды.

Хотя Павлу тоже было на что обижаться. Каждое новое знакомство оборачивалось разочарованием. Да порой таким, что он уже начинал терять веру в людей. Деньги, деньги, деньги – какими бы мотивами не прикрывали свои требования его друзья и девушки, в конце концов, все сводилось лишь к этому.

Казалось, что Павел не обладает больше никакими положительными качествами. Даже внешность не всегда оказывалась решающим фактором в привлечении особ противоположного пола. И он привык. Привык унижать и оскорблять. Привык покупать и подкупать. Привык бездействовать и получать.

Со временем случаи, когда Павел пытался искренне посочувствовать, происходили все реже и реже. Ведь чаще всего в ответ на предложение о помощи он получал только презрительные замечания о неуместности шуток в трагических ситуациях.

Так Павел окончательно осознал недружелюбность своей сущности и, приняв ее, продолжил развлекаться по полной. Что же касается загадочных побоев, то отсутствие стенаний явилось скорее результатом стыда, нежели признаками мужественности. Ведь будучи в теле Павла, Меланья развлекала хозяина «сосуда» несколько противоречивым сновидением, по ходу которого тот совершал довольно отвратительные, в том числе и для него самого, поступки.

- Спасибо, – кивнул Павел, отставляя пустой стакан на пол. – Ты, наверное, мой единственный друг.

- Ээээ, – угрожающе протянул Сергей.

Удостоверившись, что его слова все равно воспринимаются с отсутствующим на самом деле подтекстом, Павел снова сказал чистую правду:

- Не волнуйся. Меня не привлекают коротко стриженные.

- Еще что придумаешь? – с обидой произнес Сергей. – Моя Дашка лучше всех.

Павел схватился за голову, открыл рот, желая что-то сказать, но передумал, перевернулся на бок и уставился в спинку дивана.

- Ребята, пожалуйста, я ничего не понимаю, – продолжая утренний разговор, Таня Плухова встала со стула. – Сами же видите: что-то вызывает провалы в памяти.

- А ведь она права. – Виктор задумался. – Может, действительно газ какой?..

- Ты хочешь сказать, что мы последние пару часов тоже вели себя, как скоты? – довольно резко проговорила Света. Она еще утром собрала чемоданы и теперь была крайне раздосадована неудавшейся попыткой покинуть особняк.

Таня всхлипнула, а затем снова села на стул и закрыла глаза руками. Слишком чувствительная – конечно, это не диагноз, но в нашем жестоком мире подобное качество является не самым полезным.

Таня была одинока. Полноватая, скромная, тихая, она не отличалась красотой или богатыми родственниками. И даже удивительно, как при таких характеристиках она оказалась на факультете журналистики. А ведь выбери Таня иную специальность, как и задумывала судьба, прожила бы до семидесяти восьми, имела бы двоих детей и неплохую зарплату бухгалтера.

Но нет… Она последовала за мечтой. Усердная учеба и отличные оценки помогли в ее осуществлении. И не было предела счастью, когда Таня увидела свое имя в списках поступивших.

Повеселев, она немного раскрепостилась. И вот уже самые популярные ребята факультета приглашают ее в свою компанию. С оговорками, конечно. Но все же Таня надеялась, что сможет достичь большего, чем предрекали ей почти все родные и знакомые.

- Последнее, что я помню – громкие голоса, – сквозь слезы проговорила Таня. – Чужие голоса. А затем… ничего. Как и той ночью с пожаром. Только обрывки.

- Значит, что-то психотропное. Я бы все же потрясла Олега, – Света задумалась, вспоминая предыдущий день. – Кстати, а какой вывод сделал электрик?

- Какой электрик? – поинтересовался Виктор.

- Приходил вчера. Я его в подвал провела.

- А нам почему не сказала?

- Забыла…

- Тоже не помнишь? – Вероника кашлянула, надеясь вернуть обычный звук голоса. – Может, это он что-нибудь сделал?

- Нет. Вчерашний день я хорошо помню. Просто потом вдруг все решили ехать веселиться, мириться или что-то вроде… В общем, как-то из головы вылетело.

- Вот прямо из головы. Взяло и вылетело. Что посторонний копается в нашем подвале, – в своей обычно манере подытожила Даша.

- Стойте! Здесь же Павел оставался! И Таня. А если это электрик так его? – предложил нового подозреваемого Олег.

- Не видел я никакого электрика. Хотя… – Павел задумался. Какой-то дикий бред перед его глазами мешал отделить реальные воспоминания от странных низменных фантазий. Фантазий жестоких, но временами даже приятных. – Опиши его.

- Ну, не знаю. Лохматый… с большим носом и челюстью. Да зубы такие – один раз увидишь, вовек не забудешь. – Подумав, что примет для опознания достаточно, Света замолчала.

- А ты, Таня, вчера никого не?..

- Я весь день и вечер в комнате просидела, думая, за что вы все меня ненавидите.

- Так, всё понятно. Кто пойдет подвал проверять? – спросила Катя, будто предчувствуя очередные неприятности.

- Да не нагнетай ты так, – с улыбкой произнес утоливший жажду Сергей.

- Надо позвонить, узнать, какое заключение сделал электрик. – Света тоже, наконец, смогла встать и направилась к себе в комнату. – Хотя если в подвале происходит выброс чего-нибудь психотропного, возможно, он там так и валяется. И неудивительно, что его никто не нашел. Здесь все друг друга забывают.

Когда Света скрылась из виду, ребята переглянулись. Они не могли винить ее за обиду. Ведь действительно, если бы не Андрей, вряд ли бы кто-то стал искать ее еще как минимум сутки. Да и сейчас никто так и не поддержал подругу, хотя отсутствие вестей от Макса постепенно превращало обычно спокойную и отзывчивую Свету в фурию с непредсказуемой сменой настроения.

А ведь жизнь, казалось, налаживалась. Родительский диктат, давящий на каждое принимаемое решение, ослаб с появлением в жизни Светы человека, который смог убедить генерала Вирковича в своей искренности по отношению к его единственной дочери. И хотя заочник родом из не самого известного города России вряд ли соответствовал критериям, позволяющим войти в столь влиятельную семью, поступки Макса, его борьба за счастье Светы привели к появлению возможности совместного будущего влюбленных.

Макс не мог похвастаться своим умом, он не умел очаровывать людей витиеватыми речами, однако именно это и привлекло Свету – простота, жизнелюбие, какая-то волшебная внутренняя гармония, так редко встречающаяся у современных людей.

А еще Макс был готов трудиться. И не просто трудиться. Отдых всегда казался ему непозволительной роскошью. Ведь чтобы достичь чего-то человеку без связей, без особых талантов надо стараться каждую минуту каждого дня. Только тогда есть шанс получить желаемое. Особенно если на кону любовь всей жизни.

Даже эта поездка для Макса оказалась очередной возможностью подзаработать и наладить связи с поставщиками. Света не возражала. Она хотела, чтобы ее парень добился успеха. Ибо он никогда не решился бы сделать предложение, если бы не смог обеспечить совместное будущее.

Однако что-то пошло не так. Света была уверена в этом. Ведь еще никогда прежде Макс не пропадал надолго. Тем более что последние звонки и сообщения были наполнены такой страстью, о которой периодически мечтают поэты. И вдруг – тишина. Он уже давно должен был вернуться. А если бы планы изменились, окончательное решение было бы принято лишь после разговора со Светой.

И тогда она сделала то, чего еще никогда не делала. Взяв мобильный, Света набрала номер отца и впервые в жизни попросила его о помощи. Не той помощи, которую могут оказать обычные близкие люди, а о той помощи, на которую способен генерал с огромными связями.

Отец поддержал дочь. Но никакие регалии и знакомства так и не позволили обнаружить следы покинувшего этот мир парня.

Наступила тишина, прервать которую решилась лишь Вероника.

- Так мы идем искать электрика?

- Он наверняка давно уже ушел. Хватит сходить с ума, девчонки!.. А то скоро уподобитесь Виренейской. – Сергей посмотрел на часы и все же нашел в себе силы подняться и отправиться вместе с Дашей в свою комнату.

- Ну, я же не кричу о привидениях и духах. Хотя определенная логика в заявлениях Кати есть. И если честно, мне совсем не хочется оставаться здесь еще на одну ночь.

- Ники, мы все устали и не понимаем, что происходит. – Виктор медленно подошел к окну. – Но вряд ли причина происходящего кроется в воздействии сверхъестественных сил. Однако… придется констатировать, что некто упорно желает нам зла. И до тех пор, пока мы не выясним, кто именно, я попрошу вас постараться не уходить от остальных.

- Даже если остальные сами бросают тебя… – буркнул себе под нос Павел.

- Ты сам не поехал. И мы не думали, что все зайдет так далеко. Поэтому, во-первых, мы не едим ничего, что не было приготовлено или открыто на наших глазах.

- Кстати да, – на полном серьезе вдруг произнес Олег. – И хватит обвинять меня. А то походу кто-то пользуется возможностью и подставляет любителя немного расслабиться…

- Хорошо. Я тебе верю, – Виктор кивнул и жестом попросил больше не прерывать его речь. – Во-вторых, если заметим странные запахи, подозрительных незнакомцев…

- Я видела подозрительного незнакомца. – Вслед за головой из-за дивана показалось и тело Иры Барановой. – Он фотографировал дом сегодня утром.

Ира замолчала. Осознав, что впервые за последние несколько месяцев ее действительно слушают… даже больше – окружающим интересно то, что она говорит, Баранова вдруг застеснялась и на мгновение вернулась в то время, когда наваждение по имени Олег еще не замаячило на горизонте.

- Ну, чего ждешь? Рассказывай дальше, – «приободрил» сокурсницу Павел.

И Ира рассказала все. Но этот разговор привел лишь к похищению драгоценного часа. Все догадки, связанные с незапланированными визитами и любопытными зеваками, упирались в стену отсутствия полной информации.

Правда, Ире было все равно. Она вспомнила, как приятно оказаться в центре внимания, не выступая при этом всеобщим посмешищем. Однако один разговор не вернет утраченное уважение. И, осознав необходимость смены намеченного курса, Ира расстроилась.

Да уж, менять место учебы из-за очередной одержимости – не самая лучшая перспектива. Особенно учитывая сколько сил приложили родители для ее поступления в столь престижный ВУЗ.

Относясь к немногочисленной прослойке богатых немосквичей, Ира всегда была чересчур увлекающейся особой. А семейные деньги легко обеспечивали доступ к желаемому.

Сначала это были различные коллекции. Притом Ира обычно не успокаивалась, пока не собирала все «от и до». Затем хобби и выбор будущей специальности.

По последнему пункту родителям пришлось изрядно поволноваться. Но, к счастью, желание стать космонавткой улетучилось сразу после тренировочного полета, когда сохранение содержимого желудка оказалось важнее обзора красот Земли.

С идеей работать в морге справиться оказалось еще легче. Всего один визит, и реальность быстро убедила Иру в необходимости поиска сферы деятельности, более гармонирующей с ее пищеварительной системой.

Так что журналистика в итоге оказалась именно тем выбором, на который семья Барановых срочно направила все свои ресурсы. Здесь необходимо отметить, что Ира и сама не сидела без дела. Страстно увлекаясь чем-либо, она в итоге посвящала этому всю себя. И загоревшись идеей «репортерствования», училась так много, что принимавший один из экзаменов профессор удивился, зачем ей потребовалась столь материально затратная поддержка со стороны.

И вот сейчас Ира поняла, что совсем скоро Олег исчезнет из ее мыслей. А образовавшаяся пустота потребует новой зависимости.

Конечно, семья вновь окажет всю необходимую помощь. И если бы не слишком заметная в последнее время усталость родителей из-за переменчивости дочери, Ира приняла бы ее без промедления…

Вероника прервала раздумья «буйной блондинки». К этому моменту в зале почти никого не осталось. Лишь они двое и Катя, углубившаяся в чтение взятой с полки книги.

Договоренность о раннем подъеме и возвращении в Москву означала необходимость собраться и хоть немного поспать. Пока остальные этим и занимались, Вероника, еще утром упаковавшая чемоданы, продолжила выполнять свою основную функцию – подбадривать тех, кто грустит и печалится.

Взяв Иру Баранову под локоть, она повела ее наверх, по дороге рассказывая забавные факты, заученные именно для подобных ситуаций. Ведь денег у Вероники никогда особо не было. Однако нарочитая дружелюбность окружала ее приятелями, помогающими достаточно для того образа жизни, на который она и рассчитывала.

И хотя некоторую фальшь и неискренность замечали многие, кто долго зависал с Вероникой, следует сказать, что она не просто играла дружбу, а на самом деле верила в свою привлекательность для окружающих.

Именно Вероника была инициатором поездки. Общаясь со всеми однокурсниками, она легко подобрала в компанию людей интересных, людей платежеспособных и людей со связями. А заодно отвлеклась от страданий из-за разрыва с очередным ненадежным парнем. Поскольку считала, что уныние – это болезнь неудачников. А Вероника так боялась оказаться одной из них…

Катя захлопнула книгу. Словно поняв что-то, она тут же захотела поделиться. Но ее взгляд застал только пятки покидающей лестницу Иры. Как же сложно порой общаться с такими же прямоходящими, как и ты сам!.. Однако Катя не отчаивалась. Завтра будет новый день, который оставит странную полосу неудач далеко позади. А значит, осталось лишь чуточку подождать, и все станет на свои места.


***


Когда, все разбрелись по комнатам, действие заклинания покорности, наконец, окончательно прекратилось. Древняя магия, сохранить которую могло лишь амулетов пять во всем мире, испарилась. Однако те два часа после приезда милиции остались утраченными навсегда.

- Пора закрывать дом. – Решение Меланьи оказалось несколько преждевременно. Но вмешательство посторонних не входило в планы ведьмы. Поэтому, даже несмотря на нехватку сил, она предпочла приступить к расправе, прежде чем количество участников забавы перерастет все допустимые нормы.

Лепин… В этот раз майор зашел слишком далеко. Меланья задумалась. Почему он еще жив? Ведь наличие свидетелей всегда считалось недопустимым. За те века, что наследница амаличей расправлялась с нежеланными соседями, количество долгожителей из их числа можно было пересчитать по пальцам. Возможно, пришлось бы задействовать не только руки. Но Петр Игнатьевич все равно заметно выделялся.

Если бы Меланья уделила этому вопросу еще немного времени, она бы поняла, что людям очень сложно долго хранить секреты. Например, груз вины может годами снедать изнутри. И если не поделиться, последствия могут оказаться крайне неприятными.

Но Меланье вина была незнакома. По крайней мере, пока. Также ведьму совсем не интересовало общение. И возможность поделиться своими «успехами» она использовала лишь во время затяжных игр, когда жертвы оказывались чересчур заторможенными.

А вот человек, осведомленный о тайной жизни особняка и при этом неспособный каким-либо образом повлиять на происходящее оказался интересным объектом наблюдения. Поначалу Меланья собиралась разделаться с любопытным мальчишкой сразу после его попыток рассказать о сверхъестественных соседях. Но время шло, мир менялся, и когда ведьма заглянула в гости к родителям Лепина, выяснилось, что он женился, завел детей и думать забыл о чудесах из детства.

Тогда Меланья опомнилась. Человеческая жизнь столь быстротечна, и совсем скоро истечет срок действия заклинания бессмертия. Ее заклинания, ее бессмертия. И Лепин как-то сразу отошел на задний план. Если бы не работа, периодически сталкивающая его с проделками ведьмы, угроза из-за недолгого проживания по соседству с домом под номером тридцать шесть осталась бы в прошлом.

Однако игра возобновилась. И каждый раз удивляясь, с какой фантазией милиционеру удается отвертеться от очередного дела со злополучным адресом, Меланья просто тихо ожидала чего-то. Чего – она и сама не знала. Возможно, Лепин неосознанно стал выполнять своего рода психотерапевтические функции, когда врачебная или тайна исповеди не позволяет рассказать об услышанном. Конечно, ведьме становилось не настолько легче, чтобы она задумалась о необходимости завести друга, но все же некоторые поблажки оказались для Петра Игнатьевича как нельзя кстати. Сохранение собственной жизни, например, обычно очень ценится среди представителей рода человеческого.

Вот только Лепин начал совершать ошибки. Первую из них Меланья «не заметила», после второй ограничилась лишь намеком. Но сегодняшний переполох казался наглостью, стерпеть которую она уже не могла. И ответная реакция жирным шрифтом отпечаталась в её мыслях.

К сожалению, стирание памяти и перенаправление милиции на другие объекты забрало слишком много сил. Большинство амулетов оказались исчерпаны, а пополнение запасов требовало времени. Распыляться сейчас было бы непозволительной глупостью. Поэтому Меланья вновь отложила наказание майора и сконцентрировалась на собственной обители.

Раздался треск. Это стекла начали менять свою структуру, превращаясь в непробиваемую преграду на пути тех «счастливчиков», которым удастся добраться до окон в поисках выхода из чудовищной ловушки. Путь через подвал при всей своей опасности обзавелся дополнительными ловушками и ведьмовскими решетками. Ни одна брешь не должна была позволить ребятам сбежать. И Меланья не спешила. Этаж за этажом, комната за комнатой, особняк превращался в крепость с абсолютной защитой. Но, не успев запечатать парадный вход, ведьма почувствовала усталость. Конечно, ее усталость была мало похожа на то, что ощущают обычные люди. Ведь призраки, пускай и сохранившие крепкую связь с земным, все же не совсем живы.

Однако какое бы название мы не придумали для упадка сил Меланьи, факт остается фактом – она выдохлась, и, прервавшись для нового заклинания, не заметила, как в замке раздался щелчок, и входная дверь приоткрылась. Всего на пару секунд… Но и этого оказалось вполне достаточно. Лишь завершив превращение дома в непроходимую ловушку, Меланья обнаружила Его.

Вооруженный до зубов, крайне сосредоточенный, сегодня Андрей Искрин совсем не походил на того сломленного жизнью добряка, который еще пару недель назад подрабатывал распространителем билетов.

- О, нет! – Меланья закатила глаза, но тут же снова взглянула на непрошенного гостя.

Только спустя несколько минут, когда она, наконец, налюбовалась вспомнившим былое мужчиной, ведьма почувствовала святую воду. А также серебро, кресты, распятие, пули с малодейственным из-за неопытности «колдуньи по объявлению» заклятием вызывания затяжных приступов смеха…

«Хорошо подготовился, – подумала Меланья. – Даже жалко, что против меня все это абсолютно бесполезно. Кроме, разве что смешных пуль. Повеселиться… я – всегда за».


Глава 12. Документалка

Ночь – время суток, когда грезы уносят тебя далеко от мирских забот. Либо наоборот заставляют снова и снова переживать позорные моменты последних дней. В любом случае, именно тогда мозг перезагружается, а тело пребывает в состоянии приятной релаксации.

Меланья не стала сильно мешать последней возможности расслабиться. Но сделала она это вовсе не ради ребят. Необходимость хотя бы частично возместить потерю ведьмовских орудий труда привела к заказу пиццы на дом. Хоть амаличи и могли использовать телепатические заклятия, для создания действительно сильной магии требовалась физическая оболочка.

- Через пять минут перезвоню. – Коля отключил мобильный и поднес руку к двери старинного особняка. Но лунный свет, как-то невзначай скользнувший по тротуарной плитке, отвлек парня от выполнения служебных обязанностей.

Внизу на дорожке сверкнули своими драгоценностями наручные часы. Они выглядели невыносимо дорого, и Коля без раздумий примерил столь статусную вещь.

Больше про эту ночь доставщик пиццы не помнил ничего. Еще долго сокрушаясь из-за потери работы, которая помогала оплачивать учебу, он и не подозревал, что только желание Меланьи поскорей вернуться в особняк спасло его от участи многих других «аватаров» ведьмы. Так что исчезнувшая выручка и испортившиеся пиццы – небольшая плата за шанс прожить до старости.

А вот некоторым этой ночью повезло куда меньше. Пополнение амулетов требовало крови. И Меланья сразу направилась «на точку к девочкам». Конечно, Коля легко мог подцепить и обычную особу женского пола, но ведьме сейчас было не до применения приемов соблазнения. Деньги – товар. Самый быстрый и надежный способ получить желаемое.

К сожалению, трех ночных бабочек хватило лишь на заклинания страха и амулеты присоединения. Мужская сила – вот необходимое звено душегубства. Но с этим возникли временные трудности.

Обычно подвыпившие или скорее «перевыпившие» одиночки летней ночью встречаются довольно часто. Но сегодня Меланье просто не повезло. Ни одного даже подпорченного ингредиента.

А время шло. И ослабевающее влияние Луны напоминало об истечении времени, когда заклинания на крови способны исполнить заложенные в них чаяния.

Не сложилось. Ни с поиском подходящего самца. Ни с обнаружением взрослой девственницы. Однако второй пункт всегда был сопряжен с некоторыми трудностями.

«Одно дело за раз», – подумала Меланья, вспоминая о неподконтрольном зверинце.

Оставив своих созданий без присмотра, ведьма надеялась, что они лишь напугают ребят, а само отправление в мир иной не обойдется без её участия.

Но кроме монстров и монстриков, дом был напичкан амулетами. И в случае паники что-нибудь смертоносное обязательно бы сработало.

«Надеюсь, эти хлюпики не окажутся в слепой зоне», – подумала Меланья.

Она любила свои игры. Она не хотела пропускать ни одного интересного момента. Однако магия не подсказала ни одного заклинания, способного удовлетворить её на все сто. А вот технологии помогли.

Меланья давно заметила их полезность. Телевидение, видеонаблюдение, а позже интернет развлекали её, как могли. И хоть им также не суждено было хоть на мгновение избавить Меланью от желания вырваться, свои функции они исполняли исправно.

Как только все затихли, а стрелки часов вплотную приблизились к цифре два, интерьер дома начал меняться. И камеры, беспристрастно наблюдающие за происходящим, с воодушевлением ожидали того момента, когда Меланья увидит запечатленные ими события.

Она знала, что не пропустит лучшие реакции на порождения собственных фантазий. Однако мысль о её подопечных, которые невзначай могут навредить Андрею, почему-то упорно гнала назад. Но зачем она волнуется, если участь мужчины давно предрешена? Никто не покинет ее мир, никто не разорвет цепь боли, никто не помешает закончить второй круг заклинания бессмертия…

Наконец, Меланья вернулась в особняк. Надежда, что студенты по своему обыкновению вновь не заметили опасных соседей, исчезла сразу, как только она пролетела сквозь стену. Царивший бардак и рассеивающееся задымление никак нельзя было списать на неумелого повара или очередную выходку Барановой.

«И куда все подевались?» – навострив ушки, подумала Меланья.

Но эта загадка решилась быстро. И усмехнувшись, ведьма приступила к просмотру нескольких часов записей.

И вновь сборы и перебранки. Меланья скривилась. Хорошо, что заклинание ментальной перемотки работало куда быстрее изначально предусмотренной производителями. Остановившись лишь на пару минут, дабы лицезреть очередные страстные позы Даши с Сергеем и «давай-прекрати» Вики с Олегом, Меланья перешла к той части, когда её питомцы вышли на охоту.


***


Стрелки часов еще не забыли мгновений своего пребывания на цифре два, но сон никак не желал овладеть сознанием Вероники. Непонятная тревога мешала расслабиться, и тогда она открыла глаза. Темнота… Однако некоторые образы угадывались благодаря яркому лунному свету, способному пробить даже довольно плотные шторы.

Вероника перевернулась на спину. Мягкая ткань коснулась ее волос. Закатив глаза, она взглянула на занавески, находившиеся прямо за ее головой.

«Какие скомканные», – подумалось Веронике, когда она разглядывала жутковатое переплетение света, тени и штор.

«Плухова точно бы испугалась. Прямо над головой свисает нечто с длинными лапами, разинутой пастью и хвостом, которым, судя по всему, это существо и держится за карниз».

Вероника попыталась фантазировать еще пару минут, но полное отсутствие веры в любые проявления сверхъестественного не позволило почувствовать ничего, кроме легкого неудобства из-за положения головы.

Вновь повернувшись набок, она закрыла глаза и принялась вспоминать колечки, увиденные недавно в местном ювелирном салоне. А «ткань» тем временем зашевелилась. Скользя между складками штор, существо продолжило свой спуск к ничего не подозревающей и пока живой Веронике. Напрягло пальцы, из которых медленно выдвинулись длинные и чрезвычайно острые когти. Разинуло пасть еще сильнее. Высунуло язык, желая прикоснуться к нежному деликатесу как можно быстрее.

- Ты спишь? – пустив свет из коридора, в комнату вошла Катя.

- Не получается, – ответила Вероника.

- Можно с тобой поговорить?..

- Конечно! Пошли на кухню. Я голодная. Время «после шести ни-ни» сменилось на «до шести можно все».

Вероника вскочила и, нащупав ногами тапочки, направилась прочь от притаившейся под потолком опасности.

- У тебя что-то на щеке, – пытаясь скрыть отвращение, Катя указала пальцем на слизь, стекающую по щеке Вероники.

- ФФФУУУУУ, – вытираясь, Вероника моментально ощутила иной порыв, который был прямо противоположен испытываемому еще десять секунд назад голоду. – Я в ванную.

- Да, жду на кухне, если ты еще…

- Ага, – только и смогла произнести Вероника, скрываясь за поворотом.

- Только возвращайся поскорее, – тихо прошептала Катя. Дрожь, еще минуту назад владевшая лишь самыми кончиками пальцев, быстро понеслась вверх по руке. И расстояние до кухни как-то вдруг показалось невыносимо длинным.

Катя не призналась, но на поиски компании её подвигло чувство страха. Все попытки избавиться от послевкусия кошмара, который целый час владел её подсознанием, не привели ни к чему путному. И Катя срочно придумала повод, чтобы Вероника, обожающая давать советы по любому вопросу, отвлекла её от бездны ужаса.

«Сон. Это всего лишь сон», – продолжала повторять Катя, но её душа знала, что это не так.

Сон, абсолютно невозможный, однако предельно реалистичный. Всё начиналось вполне обыденно. Родной город, поездка в метро, давка с хамоватыми пассажирами. Видеть подобное во время отдыха для многих уже сродни кошмару. Но чем дальше ехал поезд, тем сильнее становилось беспокойство. Катя не понимала почему. Если бы это была реальность, то столь длительное отсутствие остановок наверняка вызвало бы куда более заметную реакцию. Однако сон есть сон. И каждый следующий километр приводил к нарастанию страха.

Так продолжалось довольно долго. Пока откуда-то не донесся запах, заставивший Катю скривиться и в реальном мире, где кроме неё и кровати не было даже обычных для летнего дня насекомых. Сладковатый, но при этом с резкими нотками чего-то крайне токсического, до мерзости противный, этот «аромат» внушал какое-то животное чувство, заставляющее бежать прочь от его источника.

К сожалению, ноги Кати были неподвластны ее порывам. А закрытые двери вагона и вовсе препятствовали любому незапланированному передвижению. Хотя то, что показалось за окнами, заставило если не порадоваться, то хотя бы почувствовать толику защищенности от чего-то длинного и липкого, обхватывающего вагон, словно мелкую деталь из детского конструктора.

Но кузов продержался недолго. Раздавшийся треск возвестил о неминуемой гибели. И Катя почувствовала конец. Тот самый момент завершения пути, который уготовано пройти каждому из нас. Пытаясь сдвинуться с места, она приложила все силы, но скованность физической оболочки парализовала ее и в мире сновидений. И тогда передняя часть вагона оторвалась. Невидимая челюсть перекусила металл быстро и практически беззвучно. Всего лишь очередной «сухарик». Однако, вопреки ожиданиям, сам хозяин столь острых зубов так и появился.

Лучше бы это был стандартный монстр – порождение фантазии любителя попугать. Только не пустота. Тьма, которую видят однажды и уже навсегда, уничтожила Катю. Застрявший в горле крик забыл о своём существовании и тихо канул в безвестности. Но Меланье ещё нужны были игроки. По крайней мере, эта хрупкая красавица, которая еще значилась в её планах. А значит, смерть, лично поздоровавшаяся с малопримечательной на общем пастбище душ особью, не стала заканчивать свой тёмный ритуал, и Катя проснулась.

Она не смогла осознать. Произошедшее было слишком глобальным для человеческого мозга. Но где-то в глубинах подсознания Катя уже поняла, что именно этой встречи мы боимся каждую минуту нашей быстротечной жизни.

- Ну, как ты? – едва заметив Веронику, она тут же заглушила верную спутницу пустоты – тишину.

- Без комментариев. Мне теперь даже мерзко возвращаться в комнату. Не пойму, что это было.

- Могу с тобой сходить. Я пока вряд ли усну. – Катя остановилась. Ей было тяжело дышать. Сон, который она желала разрушить живым человеческим общением, вновь побеждал. И не было другого выхода, кроме свободы… и воздуха. Чистого, свежего воздуха.

Катя бросилась бежать.

- Вызови мне такси! – прокричала она подруге и схватилась за ручку входной двери.

Мощный удар током или иной силой, по своему действию напоминающей разряд молнии, откинул её на три метра. И нечто, уже почуявшее возвращение пережившей их первую встречу Кати, неумолимо приближалось к застрявшей во тьме душе.

- Пульса нет! Слишком сильный удар был… – пытаясь реанимировать Катю, быстро проговорил невесть откуда взявшийся Андрей.

Вероника опешила. И сейчас в её голове происходила отчаянная борьба между желанием помочь подруге и попыткой сбежать от этого психа.

- Что мы вам сделали? – прошептала Вероника.

- Что?.. – сражаясь за жизнь Кати, Андрей не сразу понял суть вопроса. – Да, блин, не я это.

- Зачем?! – Вероника медленно отступала, но страх перед «маньяком» заставил её ноги подкоситься. – Пожалуйста, не надо…

Андрей попытался подобрать хоть какие-нибудь слова, чтобы снова не оказаться крайним. Но паузу прервала Катя, пришедшая в себя после очередного вдоха своего спасителя.

- Нам не выбраться отсюда, не выбраться, никому не выбраться… – повторяя эти слова вновь и вновь, она не замечала никого и ничего. Остекленевший взгляд жаждал пробуравить дыру в доме, но отсутствие сверхспособностей никак не способствовало образованию прохода в реальности.

Меланья оглянулась. Посторонний шум заставил ее отвлечься от просмотра, однако, к удивлению ведьмы, источником полета разнообразной утвари оказалась она сама же. Всего лишь подсознательный гнев, чувство, вызванное созерцанием близости Андрея и Кати. Меланья не сразу осознала это. И продолжая не понимать причины своего странного интереса, бестелесная сущность древней ведьмы запустила следующую запись.

Двенадцать «белок в колесе» – напуганные и злые гости особняка искали выход уже часа два. И что удивительно, делали это совместно. Дрязги и взаимные обвинения, отложенные до лучших времен, уступили место попыткам вырваться из смертельной ловушки.

Меланья ухмыльнулась. За время своего существования она видела уже все. И если бы не Андрей, просмотр закончился бы очень быстро. Но с момента «оживления» Кати чехарда, устроенная ребятами, каким-то невероятным образом превратилась в довольно занимательное зрелище.

А дом, наполненный предметами под действием ведьмовских чар, начинал пробуждаться.  Медленно. Постепенно. Будто понимая, что жертвам просто некуда бежать.

Зло, которое скрывалось в фолиантах, в мирное время дремлющих на массивных полках, так и норовило засосать жизненную силу молодых гостей. Но конкуренция со стороны куда более страшных предметов несколько ограничивала объем возможной добычи.

Всего несколько не всегда заметных изменений – и сущность этих вещей, заложенная Меланьей или ее единомышленниками, вырывалась наружу с желанием доказать свою преданность. Сувениры, игрушки, статуи… даже некоторые представители кухонной утвари приготовились дать бой или хотя бы подразнить носителей живых душ.

Изменился и автопортрет Берлоньи, колдуньи возжелавшей вечной жизни, но в отличие от Меланьи, не имеющей на это сил и безжалостности. Открытые глаза выпускали заложенные в картину чары и заставляли забыть о последних минутах жизни. Именно по этой причине Андрей, вместо того чтобы укрыться от кусачего монстра, раз за разом возвращался к непременно удивляющемуся созданию Меланьи.

Да, с количеством мозгов у этого представителя фауны особняка ведьма явно просчиталась. Однако крокодильи челюсти смогли частично компенсировать скорость и быстроту реакции монстра. Выпученные глаза, полуметровый рост и искусанный им самим же длинный язык – крокидог казался лишь неудачным экспериментом. Пока не отхватывал своими зубами кусок плоти и не повергал врага наземь.

Первой с ним познакомилась Ира Баранова. И если бы не Андрей, удирающий от Сергея с Виктором, крокидог пополнил бы список личных достижений. Вряд ли монстр задумывался о негласном продвижении по карьерной лестнице. Но все же подсознательно он наверняка ощущал гордость хозяйки за своих самых смертоносных тварей. А потому мужчина с пистолетом, отбросивший пергидрольную вкусняшку буквально за секунду до костедробительного укуса, порядком разозлил крокидога.

Каково же было его недоумение, когда, сбежав в одну сторону, Андрей вновь появился с противоположной. И за первым выстрелом последовал второй.

«Больно, больно, больно… БОЛЬНО!!!», – провопило бы чудовище, если бы могло говорить. Но оно не могло. И потому просто переходило из позиции в позицию, пытаясь приготовиться к следующему визиту стрелка.

А Искрина заело. Каждый раз по пути от крокидога напарываясь на открывшую глаза Берлонью, он мгновенно забывал о случившейся стычке и выпускал очередной патрон в давно мертвую плоть. После шестого круга патроны в пистолете закончились, и удивленный Андрей всадил в ухо крокидога хранившийся за поясом нож.

Монстр защелкал челюстью, а Андрей почему-то вновь выбравший тот же путь отхода остановился, ощупываясь. Нож с резной рукоятью был подарен другом еще во времена до злополучного ареста. И делалось это оружие на заказ. Каким же образом столь знакомые изгибы торчали сейчас из уха взбесившегося недопса?

Андрей осмотрел пистолет. Пули определенно пропали не сами собой, а следы на морде крокидога свидетельствовали о недавних ранениях.

«Интересно, дойдет или нет». – Меланья спешно нашла другой ракурс, позволяющий рассмотреть выражение лица Андрея.

Тот взглянул на часы.

- Ага! – обрадовалась Меланья.

- Блин, – медленно отступая назад, пробормотал Андрей.

Крокидог не пугал его. Вернее, не приводил в ужас. Враг – есть враг, какое бы лицо или форму он сейчас не принял. А тяжелая голова с массивной челюстью настолько затрудняли продвижение вперед на этих худеньких лапах, что если бы не злобное выражение глаз, этого монстра впору было бы пожалеть.

Андрей оглянулся. Последнее, что он помнил – Виктор и Сергей, пришедшие на помощь девушкам и в вопросе его вины принявшие сторону Вероники. Очень неприятно, когда тебе не верят, но вдвойне неприятно, когда свидетельство твоей невиновности находится всего в трех метрах, а обвинители куда-то исчезли.

- Парни, вы где?! – крикнул Андрей, не упуская из виду пытавшееся скулить чудо-юдо.

- Ты живой? – донеслось со второго этажа. – Что это было? Оно мертво?

- Нет еще. Поднимайтесь!

Сергей, Виктор и Ира неуверенно столпились за Андреем. Рассматривая злобное создание, они освещали части его тела фонариками, терли собственные глаза и щипали друг друга. Но проснуться не получалось.

- Почему ты сразу не расстрелял обойму? – с видом знатока поинтересовался Виктор.

- А я вообще стрелял?..

Ребята переглянулись.

- Да, с интервалом в пару минут. То есть с несколькими интервалами.

Андрей замялся. Но все же, почесав затылок, выдал свою теорию:

- Что-то в этом доме начисто стирает память.

- Да, неужели! – притворно изумился Сергей. – Поднимите руки, кто еще не переболел здешним склерозом.

- Понятно. А причину установили?

- Нам бы причину этого установить, – поднимая табуретку с целью самообороны, пробормотал Виктор.

Андрей вставил новую обойму и разрядил ее в монстра. Но крокидог лишь сильнее задергался. Не желая сдаваться, он хромал к своим целям с неистребимым упорством, заставив Андрея вытащить револьвер с серебряными пулями.

- Красивый, – «заценила» оружие Ира Баранова.

- Типа древний. Купил на всякий случай.

- Может, поджечь? – Все еще надеясь избавиться от галлюцинаций, Сергей потряс головой.

- Думал об этом, – выпалил Андрей. – Разнесет огонь по всему дому. Вот если его связать…

- Есть желающие подойти?!

- Неа, – подмигнул Андрей и произвел два выстрела.

Монстр издал звук, который издали можно было принять за стон. Но все же это был лишь внутренний клич ярости. Меланья обделила «песика» голосом. И эта немота сейчас усилила и без того всепоглощающую жажду убийства.

Бросившись на обидчика, крокидог не рассчитал силы и, с грохотом пробив перила, свалился на мраморный пол первого этажа. Жидкость, когда-то похожая на кровь, обрызгала мозаичное покрытие, добавив в витиеватый узор, и так внушающий неподдельное беспокойство, жуткие нотки безумия.

Снизу раздались крики. Не медля ни секунды, все помчались на помощь.

- ААА! Куда он делся?! – провопила Ира, бешено крутясь вокруг своей оси.

- Кто? – спросила Катя.

- Стоп! Мы же были на третьем этаже…

Ира схватилась за голову, а Меланья все еще с интересом наблюдала, как её гости осматриваются, вновь теряют воспоминания, осознают, пытаются отодрать портрет Берлоньи, вновь забывают, матерятся, вспоминают мифологию, смотрят на картину через зеркало, забывают, зачем они смотрятся в зеркало…

Андрей тем временем продолжал убивать крокидога. Оставив ребят разбираться с зачаровывающим портретом, он побежал к источнику более серьезных проблем.

И дело здесь было даже не в смертоносности монстра. Паника, охватившая остальных студентов, впервые увидевших нечто подобное, вполне могла привести к очередным потерям.

- Не прикасайтесь к двери! – крики Кати вряд ли заставили бы ребят удержаться от желания покинуть особняк. В отличие от выстрелов в воздух, которыми Андрей определенно привлек всеобщее внимание.

- Пожалуйста! Не шевелитесь. Пока мы не разберемся в происходящем, не прикасайтесь ни к чему, не смотрите на картины. Эта тварь не единственная. Но она, по крайней мере, довольно неповоротливая. Если кто-нибудь может совладать с собой, помогите схватить монстра. Я всадил в него целую обойму, нож и пару серебряных пуль. Однако это… нечто еще функционирует. Не знаю, чем занимались в особняке, какие эксперименты по скрещиванию ставили, но сейчас главное – вырваться.

- Выговорился? – скрестив руки на груди, зло проговорила Даша. – Ты единственный, кто не боится, кто каждый раз оказывается на месте преступления и вообще единственный подозреваемый. Может, нам попробовать связать тебя? Или используешь серебряные пули против нас?

Андрей выдохнул и грустно осмотрелся. Отойдя на пару шагов от приближающегося монстра, он протянул пистолет ребятам.

- Я просто хотел помочь. Вы же видите, таким рассказам никто не поверит. Меня бы отправили в психушку. Но помогите поймать монстра. Тогда вызовем милицию, ученых… У нас будут доказательства. Пускай и меня снова проверяют. Надо связаться с внешним миром.

- Пробовала. Нет сигнала, – бросая соль в крокидога, отрапортовала Вика. – Не смотрите так. Я хоть что-то делаю.

- Предлагаешь сварить? – подмигнул подруге Олег.

- А за сколько бы ты смог съесть?.. – начал было Павел, но получил по затылку от Даши. – Ай!

Света подошла к Андрею и забрала пистолет.

- А остальное отдашь? – поинтересовалась она, протягивая вторую руку.

- Света! – крикнул только что спустившийся Виктор. – То, что здесь творится, не поддается никакому объяснению. Вряд ли Андрей смог бы провернуть такое. И если он хотел убить нас, давно бы это сделал. Давайте лучше послушаем Катю.

- Да я уже все сказала. Но вам было наплевать, что с домом не все в порядке, когда мы могли уйти. Теперь ничего нельзя сделать. Я чуть не погибла, лишь взявшись за ручку двери. Кстати, она под током. Но если кто до сих пор мне не верит…

- Катя на несколько метров отлетела, – подтвердила Вероника. – Но я все равно не верю в призраков.

- А зря… – Катя на мгновение замолчала, что только придало ее следующим словам веса. – Они ведь за нами наблюдают.

Ребята поверили не сразу, но даже самые прагматичные из них принялись осматриваться.

Бестелесная сущность Меланьи помахала в ответ. Первый раунд завершился ничьей. Наблюдая, как ее гости спорят, ловят крокидога, пытаются сжечь, отрубают ему голову, крушат дом, и, в конце концов, баррикадируются в одной из комнат, ведьма испытывала странные, ранее неведомые эмоции. Даже вне человеческой оболочки, находясь в которой Меланья способна чувствовать куда больше, нежели в её обычном призрачном состоянии, эти сражающиеся за свою жизнь люди вызывали некое подобие привязанности. Или жалости. Но как бы мы не назвали причину, по которой потомственная амаличи на всем протяжении просмотра «болела» за гостей, главное – у них появился шанс выбраться живыми. Шанс мизерный, практически незаметный, но все же… почти ничего лучше, чем совсем ничего.


Глава 13. Поле битвы - этаж между первым и третьим

Смех... Как же давно он не слышал ее смех. И хотя на самом деле эта парочка веселилась еще вчера, сейчас Сергею казалось, что между жизнью до сюрной ночи и после прошла целая вечность.

- О, приветик! Иди сюда. Попробуй хрустяшку, – позвала возлюбленного Даша.

Сергей улыбнулся. Как бы ни сложился этот день, утро определенно давало надежду на обнаружение выхода из жестокой ловушки. Подойдя к Даше, он легонько коснулся ее плеча, откинул волосы, чтобы поцеловать в шею… Однако красные капли, играющие в догонялки с целью образовать ручеек, заставили его выронить пакет с чипсами и схватить Дашу за руки.

- Эй! – закричала она, не чувствуя боли.

Сергею показалось, что помещение сжимается. Шок и желание закричать сменялись паникой от увиденного. Однако как только Даша потянулась за новой порцией «вкусняшек», он смог преодолеть сковавшее его чувство страха.

- Выплюнь! – Сергей забрал остатки древней вазы, но Даша съела уже много. Слишком много…

Лишь теперь, когда организму был нанесен непоправимый вред, Даша начала задыхаться. Кровь и раны от стекла казались все страшнее. И Сергей побежал. Схватив любимую, он несся к выходу так, будто думал, что спасение еще возможно.

Остальные не сразу поняли причину криков друга. Только Вероника оказалась подле, когда дверь отбросила Сергея прочь от последней надежды.

- Надень это… – шептала Вероника-Меланья, показывая замысловатый браслет с золотой подвеской мало что понимающей Даше.

Дергаясь в конвульсиях, Даша механически выполнила то, о чем просил хорошо знакомый голос. Но перед самым концом она на мгновение открыла глаза и увидела ужас в глазах Вероники. А затем исчезла…

Мертвая подруга, окровавленные руки и отсутствие воспоминаний о последних нескольких минутах – Вероника не понимала, что произошло. Не в силах подняться, она поползла прочь от истерзанного изнутри тела.

Андрей видел все, но он оказался слишком далеко, чтобы хоть как-то повлиять на случившееся. Понимая, что Дашу уже не вернуть, он подбежал к лежащему без сознания Сергею.

- Помогите! Сюда! – прокричала Катя. Она бросилась к телу Даши, и Андрей последовал за ней.

- Нет, не надо! Не двигайся. – Не веря своим глазам, Андрей осмотрел выплевывающую осколки Дашу.

- Можно же что-то сделать? – с надеждой спросила Катя. Она хотела помочь, но не знала как, а потому просто сжимала руку подруги.

- Ей надо в больницу... Срочно!

Но произнести слова легче, чем выполнить сказанное. Светлое время суток несколько улучшило видимость в доме. Однако не сделало его менее неприступным.

- Мне надо в ванную, – прохрипела Даша, вставая. Она выхватила руку у опешившей Кати и, шатаясь, побрела на второй этаж.

- Милая… – прошептал Сергей с какой-то неестественной улыбкой. Едва очухавшись, он тут же принялся искать глазами свою девушку и, увидев ее на ногах, был безмерно счастлив.

Но Даша лишь автоматически кивнула и продолжила свой путь. Меланья не могла долго поддерживать жизнь в этом теле. А потому хотела перейти на второй этаж, до того как последняя искра Даши угаснет навечно.

«Как же я не заметила», – корила себя ведьма, обдумывая печальный результат давно забытого заклинания. Пока она была занята обретением тела Вероники, Даша умудрилась заглянуть в вазу Тикрипачи. Древняя шутка борцов с обжорством оказалась действенна и спустя несколько сотен лет.

Обычно она не приводила к летальному исходу. Вазы, горшки и прочие «тазики», используемые на пирах приспешников Аврории, были настолько большими, что лишь немногие достигали их дна. И даже если достигали, почти всегда находились желающие остановить завороженного беднягу.

Меланья наткнулась на эту вазу случайно. Обходя ведьмовские барахолки, она почувствовала магию, неприменяемую уже очень давно, и незамедлительно пополнила коллекцию. А пополнив, тут же забыла о не самой примечательной вещице.

Дашу, в отличие от ведьмы, привлекли вовсе не таившиеся в вазе силы и не витиеватый узор, хранящий в своих завитках столь страшные слова. Причиной интереса оказалась линза, которая так не вовремя покинула ее глаз и, выпав на кресло, все это время тихо лежала в складке покрывала, пока Даша вела поиски совсем не там, где следовало.

- Нет уж! Вот ходить тебе точно нельзя, – проговорил Андрей, беря Дашу на руки.

- Мне надо на второй… – прошептала Меланья.

«Вам всем надо на второй», – мысленно ведьма искала возможность собрать оставшихся живых вместе. Но сильные руки Андрея, его бьющееся в груди сердце несколько отвлекали хозяйку дома от ее злодейских планов.

К сожалению, сегодняшняя жертва требовалась ведьме не ради увеселения. Сущность, проявляющаяся в нашем мире через человеческую плоть, являлась частью заклинания, закрепляющего бессмертие духа Меланьи. И потому для нее было жизненно необходимо привести студентов на заклание вызванной силе.

Поочередно используя подворачивающиеся под руку тела, ведьма почти успела нарисовать на полу и стенах второго этажа узор, призывающий самую темную магию для выбора одной единственной жертвы.

И это было одним из важнейших условий – здоровые, молодые юноши и девушки, способные стать фундаментом для проникновения в наш мир метокрита – сущности, для которой жизнь и смерть являются равноценными понятиями.

Андрей усадил Дашу рядом с ванной. Аккуратно смывая кровь, он легонько прощупывал ее шею. Но раны все равно казались слишком серьезными для возможности самостоятельного передвижения.

- Очень больно? – поинтересовался Андрей, удивляясь, как вообще можно разговаривать с разодранным горлом.

- Нормально, – прошептала Меланья. Ей нравились прикосновения этого мужчины. Но теперь следовало не подпустить его к призрачному дыму. А учитывая упорство и сноровку Андрея, сделать это можно было лишь посредством нокаута или магического снотворного.

- Алема висо кривагодо. – Цвет глаз Меланьи на мгновение изменился, но Андрей списал этот «глюк» на собственный недосып. А потому несильно удивился, когда очнулся на ковре ванной комнаты спустя час после Дашиных слов.

Бой к тому времени был в самом разгаре. Вот только никакие войны не входили в планы ведьмы. Захват жертвы оказался не настолько прост, как она надеялась. Однако возвращаться к Андрею не было ни времени, ни возможности.

Меланья знала, что метокрит скорее всего предпочтет кого-то помоложе. И старалась не обращать внимания на ввязавшегося в битву Андрея. Вот только понимание, что все пошло наперекосяк изначально, никак не позволяло оставить его без присмотра. А ведь всего час назад Меланья практически вернула утраченный из-за гибели Даши контроль над ситуацией.

Стоило Андрею сомкнуть глаза, ведьма тут же направилась к своему рисунку. Хотя закончить начатое, помешал бойфренд ее тела.

- Ты как? Почему на ногах? Милая, ты же в шоке. Посмотри на меня…

Вопреки своей сущности, Меланья выдержала всю речь заботливого Сергея Ташко. Но часики тикали, а заклинание так и не было закончено. Заклинание очень сложное и требующее компонентов, возобновление которых займет слишком много времени.

Меланья подняла руку. Магия сновидений, однако, оказалась использована целиком. Собираясь уже избавиться от прилипалы иным способом, ведьма мысленно выругалась, заметив приближение остальных.

«Стадо» оказалось собрано. А вот с призывом «волка» возникли трудности.

«Похоже, придется начинать без метокрита», – подумала Меланья и обратилась к паре удачных образцов своего зверинца.

Здание задрожало. Вибрация заставляла пол подталкивать ребят к действию.

- Дашенька, – произнес Сергей, хватая свою любимую. Но в этот раз Меланье совсем не хотелось «на ручки». Вернее, может и хотелось, вот только ручки должны были принадлежать другой особи мужского пола.

- Отпусти! – Даша оттолкнула друга и прошептала непонятные для обычного человека слова.

Из стены показалось щупальце. Длинное, толстое, оно преградило путь к лестницам и, жадно втягивая воздух, принялось выискивать что-нибудь съестное.

Ребята закричали. Но ужас им внушил не сам «хобот», а его владелец, медленно выбирающийся из тесных переходов. Обладая человеческими руками и слоновьими ногами, этот монстр требовал серьезных магических затрат, а потому большую часть своей «жизни» провел, изображая бесформенную колонну, которая на самом деле ничего не подпирала.

- Что за хрень?! – провопил Павел, прихрамывая за выстроенные вчера баррикады.

- А где Искрин? У него по этой части лучше получается, – протараторила Вика. – Даша, он был с тобой.

- Был да сплыл, – буркнула «Даша» и попросила питомца ускориться.

Снося всю мебель на своем пути, монстр схватил обломок стола и запустил в Олега. Для обычно обдолбанного чувака, реакция Марзовского оказалась молниеносной. Изобразив «матрицу», он швырнул в ответ невесть откуда взявшийся чайник. Меткость, в отличие от реакции, оказалась не столь защищенной от воздействия расширяющих сознание веществ. И с грохотом влетев в дверной косяк, чайник лишился своего носика и рухнул на пол.

Все убежали. Вернее, почти все. Не в силах совладать со своей девушкой, Сергей все же не прекращал попыток утащить ее прочь с пути приближающегося монстра. Но то ли Даша окрепла, то ли Сергей передышал питерским воздухом, ни одна попытка не увенчалась успехом.

- Ну, наконец-то!.. – закатила глаза Меланья, когда гигантское щупальце обвило Сергея и отшвырнуло за баррикады. – Проследи, чтобы никто не высовывался.

Понимая, что еще чуть-чуть, и проход в мир бестелесного будет снова закрыт, ведьма кинулась выводить последние узоры. Слова на языке, различимом лишь потомками амаличей, беззвучно проникли сквозь пространство. Но радоваться было рано. То, что ты отправил приглашение, вовсе не означает, что получатель прибежит в назначенное время без опоздания. Особенно, если входная дверь оказалась заперта.

Прошло десять минут, и Меланья начала волноваться. Без собственного метокрита закрепление бессмертия не осуществимо. Именно это невидимое нечто способно вечно поддерживать существование своего носителя. Вот только обычно оно поглощает выбранную жертву, задерживаясь благодаря ей в уцелевших частях физической оболочки.

Меланья, однако, нашла решение. Дабы закрепить метафизическое существо, обитающее везде и нигде, она должна была подобрать несколько полных жизни представителей ее измерения. Подобный выбор необходим. Ведь метокритам свойственна какая-то неосознанная гордость. И если их не уважить, результат вряд ли окажется положительным.

Теперь оставалось только ждать, пока существо попадется. И если это произойдет, использовать самую темную магию для иссушения источника вечной жизни.

Пространство зашевелилось. Это было заметно по мерцанию окружающих предметов. Зрительные сдвиги, световые иллюзии… Меланья выдохнула. Тело становилось все менее послушным, и она уже приготовилась перебраться в следующую, заранее подготовленную оболочку.

Вид становился все более замутненным. Метокрит проникал в наш мир, заставляя заполняемое им пространство исчезать в неком подобии дыма или тумана. Без цвета, без запаха, он просто поглощал собой небольшой кусок территории, на который распространялось действие примененного заклинания.

Долгожданный визит послужил сигналом к пробуждению еще одной статуи. Безликий мраморный истукан однажды уже повстречался с Андреем, но тогда спасением послужила незапертая дверь. Ибо убить долговязого пожирателя всего органического для обычного человека не представляется возможным.

Уносить ноги и как можно скорее – единственный способ остаться в живых после встречи с подобным монстром. Однако один взгляд на безликого, появление безразмерной челюсти которого уже одним своим видом способно свести с ума, зачастую приводит к подкашиванию конечностей, предназначенных для бега.

- Мне кажется или?.. – Катя протерла глаза, но дальняя стена продолжила шевелиться.

- Виктор, посвети туда! – дергая друга за плечо, Вероника на всякий случай сделала пару шагов в сторону противоположную от противоестественной стены.

- А может, мы все тогда сгорели? – вдруг произнесла Света.

Вспоминая ночь, когда дым неизвестного происхождения заставил всех покинуть особняк, ребята задумались. Происходящее было настолько невероятно, что данное объяснение казалось единственно возможным.

- Ээээ… – Олег прервал размышления друзей. Трясущейся рукой указывая на диван, из-за которого показалось нечто белое, по форме напоминающее человека, он принялся судорожно осматриваться.

- Только на сей раз без чайников, пожалуйста! – сыронизировал Павел.

Выползая из прохода, прикрытого тканевым рисунком, долговязый почувствовал запах крови. Его безликая голова треснула посередине, и нижняя челюсть ожила. Опускаясь все ниже и ниже, она открыла доступ гигантскому языку, который тут же принялся ощупывать пол.

Капли Дашиной крови вели прямиком к лежавшему всего в паре метров от чудища Сергею.

- Кто вытащит Ташко? – прошептала Вероника, с надеждой взирая на Виктора.

- Действительно… кто же еще, – обреченно выдохнул Виктор и бросился на помощь другу.

Не успев толком прийти в сознание, Сергей не понял, почему его рывком стащили с дивана. Но когда монстр защелкнул челюсть всего в паре сантиметров от головы, он опомнился.

- Где Даша?! – первое, что спросил Сергей, невзирая на смертельную опасность, встающую на свои длинные составные ноги.

- Аааа!!! – раздалось откуда-то сзади, и над головой Виктора пролетел термос.

Снова не попав в цель, Олег вжался в угол, а затем сложил руки в форме креста. Остальные оценили глупость друга и бросились врассыпную.

- Блин, ну бегите сюда! – закатила глаза Меланья. – Мне сегодня нужен только один из вас.

Метокрит уже успел опробовать тело Даши, но догорающая искра жизни не смогла удовлетворить его аппетит. В нетерпении исследуя отведенное ему пространство, потусторонний гость начал разочарованно съеживаться.

Меланье требовались живые люди. И требовались срочно. Сконцентрировавшись, она направила долговязого на Павла. И тот не подвел. Забыв про гиганта с хоботом, он стремглав кинулся назад и влетел в бесцветный туман. Метокрит оживился. Исследуя хоть и пораненное, но еще молодое тело, он медлил, словно ожидая жертвы поинтереснее.

«Ладненько», – подумала Меланья, потирая руки, а затем уже вслух произнесла:

- Следующий!

Долговязый развернулся. Но к своему удивлению ведьма обнаружила, что все студенты исчезли. Воспользовавшись проходом, из которого вылез безликий истукан, ребята в страхе расползлись во все стороны.

Меланья выругалась. Видя, что гость вот-вот покинет ловушку, она собрала все оставшиеся силы для обзора особняка. Оставшихся сил, однако, оказалось недостаточно. И выдыхаясь, ведьма решила, что пора переселяться.

На первом этаже что-то упало. Возвестивший об этом грохот подсказал, где искать следующего кандидата. Виктор, выбравшись, наконец, наружу, откашлялся и протянул руку следующей за ним Кате.

Та улыбнулась. Улыбнулась совсем не от того, что ей было хорошо. Но все же на какую-то секунду Виктор внушил ей чувство защищенности. И сейчас это чувство было самым желанным из всей возможной гаммы.

Но не успев начаться, флирт тут же прекратился, благодаря грохочущей поступи. Сбежать от слоновьих ног казалось непросто. И в надежде, что узкая лестница задержит столь габаритное существо, ребята ринулись вверх.

Призрачная дымка быстро нащупала новых кандидатов. После Даши, Павла и Светы, эти двое смогли предоставить метокриту достаточный выбор, и он раскрылся. Окончательно решив задержаться в мире людей, внепространственная сущность приступила к сравнению ДНК, попавшихся студентов.

- Аааа!!! – завизжала Ира, когда стол, под которым она пряталась, отлетел практически к противоположной стене. Проскользнув между длинными ногами долговязого, она бросилась к замеченному неподалеку Олегу.

Обдумывая, почему галлюцинации преследуют его даже тогда, когда все следы запрещенных веществ должны были полностью выветриться, Олег легонько касался скрывающей пространство дымки. К счастью для него, метокрит не мог расширяться дальше, поэтому ограничился пробой ДНК из заглянувшего в него пальца.

- Не жди меня! Бежим! – прокричала Ира, врезаясь в Олега. Этот толчок привёл обоих в поле воздействия метокрита. Оказавшись внутри, они присоединились к остальным заблудившимся.

Меланья выдохнула с облегчением. Самая сложная часть была позади. И наслаждаясь деятельностью метокрита, она не заметила, что Таня с Викой обнаружили покинутое ведьмой тело Даши.

Девушки не сразу поняли, что на сей раз их подруга мертва окончательно. Пытаясь снова завести Дашино сердце, они запачкали кровью не только руки. И когда долговязый нашел недостающих беглянок, Таня от страха свалилась прямо на старательно выведенные символы.

Рисунок был повреждён. Это заставило метокрита задёргаться. Он отвлёкся от студентов, а заклинание на мгновение потеряло свою силу. Бросившись восстанавливать испорченный кровью узор, Меланья позабыла о живых.

«Кровь откроет, кровь закроет» – одно из основополагающих правил магии Крималей. И сейчас у ведьмы было всего несколько секунд, чтобы не потерять попавшегося на крючок метокрита.

И она успела. Дымка снова развернулась. Вот только студенты разбежались.

- Что за?! – только и успел сказать Андрей, когда возле него промчался Олег и монстр, вытянувший за беглецом свой хобот-щупальце.

Едва очнувшись, Андрей вышел из ванной комнаты и тут же попал в затянувшиеся догонялки. Присоединяясь то к одному студенту, то к другому, он с удивлением осознал, что монстры почему-то сознательно его игнорируют.

Приняв этот факт как данность, Андрей направил все свои умения и навыки, дабы защитить ребят. Но сегодняшние создания оказались слишком сильны и, выдыхаясь с каждой попыткой, он просто продолжал сражаться. До последнего вздоха – для Андрея такое решение было вполне обыденным. И он следовал этому решению до тех пор, пока метокрит не захватил его в свои объятия.

- Нет… – прошептала Меланья. Она ворвалась в зону, поглощенную бестелесным гостем, однако вывести Андрея было уже невозможно. Несмотря на возраст, метокрит оказался вполне удовлетворен качествами жертвы и приступил к процессу поглощения.

Меланья выскочила. Не собираясь отдавать своего любимца, она бросилась к начертанным на полу символам и разрезала ладонь. Но все же не смогла прервать узор. Одна мысль о потере бессмертия приводила в ужас. И хоть рука продолжала медленно приближаться к полу, разум пытался найти иное решение.

«Эти не годятся», – понимая, что метокрит оценил уже всех и выбрал Андрея, ведьма направила свой взор за пределы особняка.

- Нужен новый кандидат, – проговаривала она самой себе, когда обыскивала близлежащие территории. Но, к сожалению, ливень разогнал прохожих слишком далеко от дома номер тридцать шесть.

- Пожалуйста, дыши! – донесшийся мужской крик образумил ведьму.

- Ташко! – стукнув себя по лбу, Меланья позвала своих зверушек.

Но Сергей сумел увернуться от хобота первого монстра. И когда у Андрея остались считанные секунды, ведьма приказала швырнуть в метокрита тело Даши. Монстры исполнили приказ незамедлительно. Как и предполагала Меланья, Сергей бросился вслед за своей возлюбленной.

Метокрит заинтересовался. Не выпуская Андрея, он, тем не менее, на пару мгновений переключился на нового кандидата. Обычный человек вряд ли заметил бы подобную заминку, но могущественная ведьма не упустила шанс. Отправив в дымку своих монстров, она выхватила Андрея из внепространственной реальности.

Это был редкий случай, когда создание, призванное убивать, нежно положило на кровать спасенного им человека. Меланья следила за зверушками, но спустилась в гостиную не сразу. Лишь после того, как метокрит согласился с заменой и принялся за Сергея, ведьма побежала к остальным гостям ее дома.

Подушка… Такая мягкая и приятная на ощупь. Андрей не сразу вспомнил свой странный сон. Потянувшись, он медленно открыл глаза и взглянул на изрядно расширенный дверной проем. Но удаляющийся дивный зверь быстро привел его в чувства.

Вскочив с кровати, Андрей помчался вдогонку. И услышав крики, тут же забежал в гостиную, где собравшиеся было студенты снова бросились врассыпную, стоило только появиться долговязому.

Раздался выстрел. Если бы Андрей знал, что истукан уже не представляет угрозы и просто по наитию возвращается к своему обычному состоянию мраморной статуи, возможно, он и не стал бы ввязываться в очередную заварушку. Меланье, однако, всегда было мало. Мало страха в глазах встреченных ею людей. И, подумав, она вернула питомцев, на время пока метокрит не закончил превращение, к выполнению своих непосредственных пугающих обязанностей.


***


Андрей дышал. Он дышал так, словно не делал этого никогда прежде. Воздух, разносящий живительные силы, с бешеной скоростью влетал в его горло и взрывной волной распространялся по легким. В ушах стучало. Это ритм, заданный сердцем, отсчитывал каждое мгновение, которое Андрей продолжал свое существование на этом свете.

Повернув голову, он взглянул на Свету. Та вся дрожала. Взлохмаченные волосы беспорядочно спадали на ее плечи, отчего она казалась еще красивее, чем обычно.

Света заметила интерес Андрея. Посмотрев на него в ответ, она почувствовала нечто, никогда ранее не проявляющееся с такой силой. Сопротивление было бесполезно. Приоткрыв рот, Света повела головой и не оказала ни малейшего сопротивления, когда руки Андрея обвили ее разгоряченное тело.

Никто их не слышал. Никто не заметил, как эти двое покинули коридор и влетели в одну из пустующих комнат. Слишком много адреналина. Всей ночи едва хватило, чтобы хоть немного прийти в себя и расслабиться.

Когда Андрей, наконец, уснул, Света села на кровать и осветила комнату. Удивленная, что ей совсем не хочется уходить, она что-то прошептала Андрею и нежно поцеловала его в щеку. Но утро уже наступило. И дом, оставленный без присмотра, терял впустую свои магические способности.

Ни одного происшествия. После гибели друзей студенты в страхе ожидали, когда нечто из тьмы поглотит и их жизни. Однако где-то там совсем близко и абсолютно не достигаемо рассвело, и ужасы прошлого дня потихоньку теряли свою паническую силу.

Пока одним удалось забыться во сне, другие спешно вспоминали все, что они знают о сверхъестественном. И только Света решилась на прогулку по коридору. Вернувшись к себе, она закрыла на ключ дверь, расстелила кровать, легла под одеяло и сняла с волос заколку. Но украшение вернулось на место не сразу. Еще пару мгновений держа в разрезанной ладони один из камней перемещения, девушка загадочно улыбалась и обдумывала свои последующие действия.

Однако заклинание уже почти утратило силу. Поэтому Меланья отложила заколку и покинула тело Светланы Виркович. Получив требующееся для закрепления бессмертия создание, ведьма к своему удивлению обнаружила, что в этом мире есть чувства, благодаря которым вечная жизнь может оказаться куда приятнее, чем было до сего момента. И Меланья не собиралась их упускать. Только не сейчас, когда старые игры порядком утомили призрачную амаличи, застрявшую в здешних землях.


Глава 14. Сладкий вкус свободы

Наверное, уже наступило утро. А может, еще и нет. Дождь, шумевший всю ночь, и не думал утихать. Напротив, ребятам казалось, что на улице небо готово рухнуть на землю. И свет, который хоть как-то проникал в затемненные магической броней окна, сегодня не собирался сообщать о смене времени суток.

Катя зашла в ванную. Наклонившись над раковиной, она вспомнила, что в навесном шкафчике были лекарства. Тогда она медленно разогнулась и отрешенно потянулась к дверце. Но тут же отшатнулась. Ненароком взглянув на зеркальную поверхность, она коснулась отекшего лица.

Да уж, стресс и страдания способны изуродовать даже столь юную и красивую особу. Катя прижалась к стене. Медленно сползая на пол, она закрыла глаза и погрузилась в размышления.

Слишком много слез, слишком много горя. Ведь она предчувствовала. Но почему медлила? Почему не воспользовалась возможностью? Путь же был свободен. Как могла она не попытаться спасти хоть кого-нибудь?

В дверь робко постучали. Словно почувствовав боль другого человеческого существа, в ванну зашла Таня Плухова. Не говоря ни слова, она села рядом и обняла Катю в надежде разделить общую боль.

- Мне кажется, я видела его, – сквозь слезы прошептала Катя. – Сергея. Вернее, часть его.

- А я всю ночь руки мыла. Но ничего не помогает.

Таня показала подруге ладони. Исцарапанные, покрасневшие, они явно свидетельствовали об использовании чего-то более едкого, чем обычное мыло. Конечно, от Дашиной крови не осталось и следа. Однако вряд ли это сейчас имело значение.

- Наверное, мы все уже принадлежим этому месту, – отрешенно проговорила Таня.

- Что ты хочешь сказать? В живых никого не осталось? Нет, не верю.

- Скорее, не хочешь верить. – Таня оперлась головой о стену. Она уже смирилась с тем фактом, что жизнь закончилась, так и не успев начаться. По крайней мере, ей так казалось.

Катя потянулась за салфеткой. Промокнув ею лицо, она сжала кулачки и, собрав невесть где оставшиеся силы, встала и направилась к выходу.

- Спасибо, Таня, – прошептала Катя, оборачиваясь. – Без поддержки в этом мире очень сложно. Но в том-то и дело, я верю, что мы еще в этом мире. А значит, нельзя сдаваться. Падать приходится всем. Но выживает лишь тот, кто не остается лежать надолго.

Катя быстро подошла к Тане. Протягивая руку, она горько улыбнулась и продолжила:

- Пожалуйста, постарайся. Нам всем надо держаться вместе. Я не смогу одна.

Таня оживилась. Добрый взгляд Кати, ее приятное выражение лица на мгновение одолели тьму. И Таня поддалась. Встав рядом, девушки обнялись и вышли из ванной.

- Мы там внизу собираемся, – дожевывая что-то неопознанное, Олег кивнул в сторону лестницы.

И действительно, оставшиеся в живых студенты уже вовсю обсуждали их новую действительность. Злые, напуганные, они пытались предложить хоть какое-то разумное объяснение, но Андрей каждый раз оспаривал неубедительные выводы.

- И что дальше? Это всего лишь пустая констатация фактов. Предложи план действий, если такой умный, – не выдержал Павел.

Андрей почесал затылок.

- Ладно. Как вам такой вариант? У нас есть враждебная среда. Имеются твари, которые вряд ли встречаются в природе. И они жаждут нас прикончить. Также в наличии имеются орудия убийства и пыток. По сути, любой предмет в этом доме может нанести непоправимый урон. И со всем этим вместе мы вряд ли справимся. Вначале мы пробовали пробиться наружу и потерпели неудачу. С монстрами мы тоже последовательно лажаем. Наше оружие бесполезно. Однако несколько дней назад, странствуя, так сказать, под домом, я смог убить одного монстра. И сделал это при помощи подобранного там же кинжала. Не знаю Земля это или мы уже где-то за гранью… но наш единственный выход – использовать против них их же оружие.

- Вроде намедни кое-кто просил ничего не трогать, – возразила Вика.

- Тогда подобный риск еще не был оправданным.

- Поддерживаю, – кивнула Катя.

Выбор и вправду был невелик. Возможно, погибнуть от соприкосновения с чем-то магическим даже лучше, чем ждать нападения очередной жуткой твари.

- Я тоже в деле, – деловито выдвинул нижнюю челюсть Олег.

- И я, – машинально поддакнула Ира.

Обреченно разведя руками, Света также дала понять, что присоединится к поискам.

- Пожалуй, это вариант. Но если здесь все создано, для того чтобы убивать или причинять боль, не облегчим ли мы подобными действиями задачу для наших мучителей? – Виктор задумался и присел на край стола.

Зашатавшись, стол привел в действие снежный шар, который быстро завертелся и с грохотом рухнул на пол.

Виктор отскочил в сторону.

- Мне одному показалось, что шар двигался вопреки законам физики?

- Смотрите вверх! – воскликнула Вероника.

Но возникший благодаря этим словам испуг быстро исчез, оставив место обычной для здешних мест тревоге. Всего лишь некое подобие облаков, решивших одарить гостей летним снегом.

В особняке заметно похолодало. Катя поежилась и вспомнила свой недавний сон. Не желая на этот раз оказаться застигнутой врасплох, она не стала любоваться снежинками, а внимательно вглядывалась в дальние закоулки дома.

- Ну, это явно не инструмент убийства, – сделал преждевременный вывод Олег.

И тут же передумал. Преграды не останавливали снежинки, и, падая на любую поверхность, те прожигали её и продолжали свой путь, практически не меняя скорости.

Раздались первые крики. И через мгновение холл особняка опустел.

К счастью, содержимого шара хватило лишь на пять минут. Магия испарилась. Но никто не спешил возвращаться. И хоть серьезных травм получено не было, предложение Андрея начинало казаться всё менее разумным.

С выражением лица «ты действительно хочешь осуществить свой план?» Павел и Света синхронно развели руками.

- Выбора нет, – вздохнул Андрей. – Я начну, но если не выживу, можете придумать что-то другое.

- Я помогу, – кивнул Виктор. – Эти снежинки прожгли пол. Возможно, мы найдем нечто подобное, чтобы пробить стены.

- Тогда хватаем все подряд и швыряем в дверь, – разглядывая интерьер, предложил Олег.

- Или в стену рядом, – Катя задумалась. – Дверь наверняка подверглась усиленной защите. От прикосновения к стенам нас так не откидывает.

Андрей одобрительно кивнул. Повернувшись к Свете, он еле заметно улыбнулся. Но та сделала вид, что не заметила этого.

- Ладненько. – Андрей потер руки и подошел к полке с разным историческим хламом. – С чего начнем?

Сувенир, похожий на символ бесконечности, но с тремя завитками вместо двух, казался наименее опасным. Аккуратно взяв предмет, он внимательно рассмотрел его. Но ничего не происходило.

- А если так? – Андрей потянул за верхний изгиб.

Оживая, завитки зашипели и постепенно принимали вид обозленной змеи. Раскрывая пасть налево и направо, она так и норовила укусить хоть что-нибудь.

- Ну, подавись вот этим! – среагировал Андрей, подставляя ожившей твари стержень от настольной лампы.

Но металл не остановил змею. Напротив, перекусив первое препятствие, она явно вошла во вкус и жаждала продегустировать что-нибудь посытнее.

- Ха! – Андрей еле удерживал брыкающееся создание, однако это не помешало ему испробовать зубки змеи на ближайших предметах интерьера. И они не подвели.

Тогда, подбежав к входной двери, Андрей направил монстра на замок. Змея истошно зашипела. И этот звук не был похож ни на один из ранее слышанных.

Сжигание темной сущности происходило настолько быстро, что Андрей едва успел откинуть прекратившего извиваться змея.

- На двери магия сильнее, – как-то буднично произнес он и, почесав затылок, отправился за следующим ведьмовским сувениром.

Студенты последовали его примеру, но делали это совсем не спеша.

- Нет уж. Эти игры не по мне, – скрывая страх, уверенно проговорил Павел.

- Хочешь снова выплыть за счет других?! – разозлилась Вика.

- Я уже получил больше всех вас вместе взятых. И не собираюсь заниматься новым членовредительством.

- Вика, не кричи, – постарался успокоить свою девушку Олег. – Я все равно не позволю тебе рисковать. Так что ты лучше спрячься. А людей для экспериментов и без Павла хватит.

- Нет… – Глаза Вики покраснели. Она боялась за своего любимого. Боялась остаться здесь одна. – Или вместе, или никак.

- Ладно, – пробубнил Олег, по горькому опыту зная, что в некоторых ситуациях пытаться переспорить девушек – себе дороже. – Но пообещай, если заметишь опасность, побежишь не раздумывая.

- Да мы в последнее время только этим и занимаемся, – вздохнул Виктор. – Но Олег прав, нельзя хвататься за много предметов сразу. Так что я выйду в коридор. Кто-нибудь, поднимитесь на второй или третий этаж…

- Разделяться – это плохая идея, – покачал головой Андрей.

- Да. Лучше попасть под кислотный дождь всем вместе.

- Значит, разойдемся на безопасное расстояние, но останемся в пределах видимости друг друга, – не выдержав, встряла в спор Катя.

- Я буду под тем столом. – Павел жестом указал на место предполагаемого укрытия. Не услышав возражений, он быстро поковылял прочь от опасных исследований.

- Всем приготовиться! – скомандовал Андрей, снимая с полки парусник с головой дракона.

- Андрей, погоди! – остановила его Катя. – Вряд ли от мелких предметов будет вред, способный справиться со стенами дома. Если уж рисковать, то по-крупному.

Андрей сглотнул. Страх и тревога никогда не мешали его решимости, но все же в этот раз ситуация вышла за все пределы разумного.

- Согласен. Но статуи – это монстры. Вроде как… На мебели мы сидели. А некоторые и не только сидели. – Андрей с подозрением взглянул на Олега.

- А ты что – подсматривал?! – то ли в шутку, то ли всерьез возмутился Олег.

- Картины гипнотизируют! – воскликнула Вероника.

- Нам надо оружие. – Закусив губу, Света принялась осматривать стены. – Например, вон тот топорик.

- Это полэкс, – проинформировал Олег.

- Да хоть пофиг. Как снимать думаете? – спросила Света.

- Сама выбрала, сама и снимай, – обиделся Олег.

- Ладно, детский сад. Этот тоже мой. – Андрей потянулся. Будто готовясь к сложному спортивному элементу, он сделал пару подготовительных упражнений.

- Что, в старости уже мышцы не слушаются? – сыронизировал Олег.

- Ха-ха. Зато я дожил до старости, – мрачно пошутил Андрей.

- Олег! – Катя одарила друга таким взглядом, что тот предпочел оставить последнее слово за Андреем.

С опаской пододвинув стул, Андрей взобрался на него и, не медля, схватился за древко. Но тут же, будто обжегшись, отбросил полэкс в сторону. Средневековое оружие рухнуло, издав грохот, способный пробудить любого.

К счастью, Меланья не была свидетельницей падения одной из своих игрушек. Сильно подрастратившись, она вновь отправилась на поиски ингредиентов зелий и заклинаний. И сами того не зная, гости особняка получили пусть и маленький, но крайне необходимый шанс вырваться за пределы смертельной ловушки.

- Андрей! – испугалась Катя.

- Все в порядке. В порядке, – скорее сам для себя повторял Андрей, спускаясь со стула. – Это нервное. Обычно не грешу таким. Даже стыдно как-то. Показалось…

- Зато теперь все в курсе, чем мы здесь занимаемся, – констатировала Вика.

- Знать бы, кто эти все. Да и вряд ли они не в курсе. Наверное, наблюдают, угорают. – Андрей аккуратно поднял полэкс.

Но «топорик» оказался всего лишь предметом декора, потерявшим свою силу более ста лет назад. Именно тогда бедолага, который решился переночевать в злополучной особняке, снял его со стены и, размахивая полэксом будто средневековый воин, потерял чувствительность руки.

С ужасом взирая на собственные одеревеневшие пальцы, постоялец попытался отпустить древко, однако ладонь не разжималась. Заклинание действовало не слишком быстро. Чтобы дать жертве прочувствовать всю безысходность собственного положения, Меланья специально замедлила чары лесных фейри. И теперь любой, кто посмел бы взять не принадлежащее ему оружие, должен был стать деревянной статуей, навечно сжимающей ненавистный предмет.

Меланья, однако, не слишком любила этот материал. Считая его крайне простетским, она отправила статую сначала в подвал, а потом и вовсе пустила на опилки. Лишь полэкс вернулся на стену, дабы когда-нибудь вновь послужить хозяйке.

К счастью для Андрея, это время еще не наступило, и ему не пришлось задумываться о необходимости отрубить руку, не давая заклинанию распространяться.

- Ну и ладно, – выдохнул он и отложил полэкс в сторону. – Делаем следующий выбор.

Живые разошлись. Рассматривая полки со всякой утварью с далеко не всегда понятным назначением, Андрей и не заметил, как оказался подле Светы.

- Привет, – прошептал он, пытаясь по взгляду девушки определить, какие именно чувства она сейчас испытывает. – Ты как?

Света не ответила. Она не понимала, почему этот мужчина, отношения с которым можно мягко назвать натянутыми, уже не первый раз за день оказывает ей знаки внимания.

Покачав головой, Света перешла на другую сторону комнаты. Андрей не обиделся. Он знал, что сердце этой девушки целиком принадлежало Максу, а вчерашнее явилось всего лишь результатом пережитого ужаса. Но все же можно было намекнуть на это как-то менее враждебно.

- Кажется, разобрались с этой штуковиной. – Осторожно положив на стол огромную металлическую челюсть, Виктор вытер со лба пот. – Есть шанс, что получится использовать.

Андрей с интересом подошел ближе.

- Если оно кусается, то я уже испробовал вариант «покусать замок».

- О нет, – улыбнулся Виктор, жестом приказывая всем встать позади челюсти.

- Что тут у тебя? – прервал действо Олег. С мешком, в котором что-то брыкалось, он наклонился над столом.

- Только не трогай! – предупредил Виктор, вопросительно взирая на ношу друга.

- А нет… Это подождет. Ты первый, – загадочно произнес Олег.

- Встань сзади, а то больно будет, – попросил Виктор.

Без дальнейшего промедления, он провел по металлическим зубам. В ответ широкий луч кислотно-зеленого цвета, вылетев из закрытой пасти, достиг шкафа и просто напросто исчез.

- И чем нам это поможет?! – пожала плечами Света.

- Смотрите, – Виктор махнул рукой и быстро прошел в комнату, стена которой с противоположной стороны была прикрыта тем самым шкафом.

- Ха! – улыбнулся Андрей. – На входной двери еще не опробовал?

- Неа.

Переглянувшись, «исследователи» направились проводить очередной эксперимент. А дыра в стене все еще продолжала расширяться.

- А что там? – поинтересовалась Таня, с тревожным интересом созерцая брыкания мешка Олега.

- Где там? – театрально засуетился Олег.

- Смотри. То, что поначалу кажется безобидным, может…

- Да знаю, – Олег ударил ногой по мешку. – Но оно летает.

- Внимание! – скомандовал Виктор, протирая металлические зубы.

Вылетевший луч пришелся прямо на середину двери. И поначалу показалось, что он исчез безвозвратно. Однако это было не так. Три минуты спустя отверстие всего в сантиметр диаметром впустило в дом луч совсем иного механизма воздействия. Луч, заставивший живых поверить, что этот мир для них еще не окончательно потерян.

- Работает… – прошептала Катя, но тут же встретила осуждающий взгляд Вероники. Конечно, еще совсем недавно никто из них не верил в сглазы и прочую «мистику». И вот, вопреки убеждениям и логике, все присутствующие замерли в ожидании чуда.

Отверстие увеличивалось. Подбежав к двери, Ира протянула руку. И даже крики друзей по несчастью не остановили ее.

Когда пять минут спустя Ира очнулась, на ее лице появилась улыбка. Еще ощущая вкус губ Олега, она схватила своего бывшего за рукав.

- Сейчас так врежу, что уже никакая реанимация не откачает, – закатила глаза Вика.

Ира поняла, что продолжения ждать не стоит, и попыталась встать. Однако сделать это оказалось не так уж просто. Повиснув в итоге на Олеге, она прижалась к его широкой груди и тихо поблагодарила за спасение.

- Значит, луч расплавил только дверь. То, что ее защищает, работает без изменений, – подытожил Андрей, направляя разговор в конструктивное русло.

- Интересно, а с другой стороны нас видно? – задумалась Света.

- Или хотя бы слышно? – Ира хотела сделать вид, что с ней уже все в порядке, но, зашатавшись, побрела к ближайшему креслу.

- Ты даже дальше меня отлетела, – подбодрила однокурсницу Катя.

- Да, спасибо…

- А вот это странно. Ведь Катя легче, – на лице Виктора застыл мучительный мыслительный процесс.

- Ах да! – хлопая себя по лбу, воскликнул Олег.

И действительно, он напрочь забыл про свой мешок, который, тем не менее, не перестал дергаться и издавать странные звуки.

Приблизившись к проходу, Олег зажал мешок между ног и вытащил оттуда неподдающееся опознанию существо. Его крылья немного напоминали крылья летучей мыши, а вот все остальное вряд ли поддалось бы сравнению, даже будь гости особняка биологами со стажем.

Правда, определение вида представителя здешней фауны сейчас было отнюдь не главным. Чудеса, в основном жуткие и отвратительные, для застрявших в доме людей становились если не обыденностью, то хотя бы вполне себе рядовым событием.

И Олег, никогда не отличавшийся брезгливостью, запросто зашвырнул существо в зияющую дыру.

- Вон оно! – закричала Вероника, указывая на порхающего за пределами дома монстра.

Приблизившись к отверстию на безопасное расстояние, все с радостью наблюдали, как существо отдаляется все дальше и дальше. Пока громкий хлопок не разорвал его на части.

- Мама, там ворона лопнула! – донеслось из-за деревьев.

Студенты закричали. И громче всех визжала Баранова.

- Как дела? – поинтересовался выбравшийся из своего убежища Павел.

- Недалеко есть люди. Пытаемся позвать, – быстро проговорил Виктор.

- А почему через дыру не вылезете?

- Да как-то не додумались. Ты первый, – не без сарказма произнесла Вика.

Павел лишь хмыкнул, но с места не сдвинулся.

- Уже пыталась, – вздохнула Ира, показывая свои синяки.

- Тоже отшвырнула? А связь случайно не появилась?

Все задумались. Уже привыкнув, что вся техника вдруг напрочь забыла о своем функциональном назначении, присутствующие давно перестали проверять работоспособность мобильных. Правда, Андрей безрезультатно пытался вернуть в строй стационарный телефон. Однако сейчас одна из преград оказалась разрушена, и взоры студентов направились на любимые игрушки.

- А что вы с дверью сделали? – донеслось снаружи.

Вероника от удивления выронила телефон. Все еще малополезная вещь со стуком отпрыгнула от пола и только со второй попытки приземлилась окончательно.

- Мальчик! Ты нас слышишь?

- Позови кого-нибудь!

- Помоги нам!

- С тобой есть взрослые?

- Вызови милицию!

Все эти одновременные крики слились в гул такой силы, что показавшийся за дверью мальчик чуть не упал с крыльца. Сделав пару шагов назад, он убрал от ушей руки и удивленно прищурился. Дяди и тети продолжали открывать рты и пучить глаза, но уже абсолютно беззвучно.

- Вы прикалываетесь?.. – поинтересовался мальчик, снова приближаясь к двери.

- Всем тихо! – скомандовал Виктор. – Мальчик, как тебя зовут?

Ребенок с подозрением взглянул на сильно потрепанного Виктора, затем повернул голову куда-то влево и лишь тогда ответил:

- Саша.

- Хорошо, Саша. Мы здесь застряли. Нам всем очень нужна твоя помощь. Можешь привести взрослого?

Мальчик кивнул и хотел было уже убежать, но Вика остановила его.

- Саша, а у тебя есть телефон? – спросила она с надеждой.

- Неа.

- А знаешь…

- Саша, сейчас мороженое растает! – донеслось слева.

- Это твоя мама? Позови… Саша! – Андрей стукнул по дверному косяку.

Мальчик испарился из поля зрения так же быстро, как и появился. Дальнейшие крики жильцов странного дома были абсолютно бесполезны. Звуки, каким-то чудом ухитрившиеся покинуть пределы особняка, врезались в границу метровой зоны слышимости. И это заклинание было незыблемо.

- Не верю! Я уже думала, что все кончено, – заулыбалась Таня.

- Рано радуешься, – пробормотал Андрей.

- Думаешь, не вернется? – Катя заглянула в глаза Андрея.

Тот ответил не сразу. Залюбовавшись Катей, он на мгновение забыл обо всех текущих проблемах и трудностях.

- Я бы не вернулся, – слова Павла разбудили «зависшего» Андрея.

- Ты бы точно! – лаконично подметила Света.

- А я бы просто забыл, – придаваясь приятной ностальгии, Андрей практически почувствовал на языке кусочек пломбира. И это давно забытое ощущение, когда кажется, что несмотря ни на какие преграды, все еще может наладиться. – Как же хорошо тогда было! И какой вкусный был «Каштан»!

Вот она – свобода. Осталось только протянуть руку и вернуть свою жизнь. Андрей глубоко вздохнул. И хоть воздух в помещении нисколько не изменился, близость приходящей в себя после затяжного ливня улицы на мгновение обманула его орган обоняния.

- Да не было тогда ничего хорошего! – закатил глаза Павел, возвращая Андрея в суровую действительность.

- Тогда было детство…

Андрей попытался разглядеть, куда направился мальчик, но ураганный порыв ветра откинул его прочь от надежды на выход. Сотни галлюциногенных пауков, выползая из каждой щели, каждого темного угла, угрожающе щелкали несвойственными для них челюстями. Бороться было бессмысленно. Вокруг потемнело. Потемнело настолько, что даже перебираться на ощупь оказалось практически невозможно.

Но паника продлилась недолго. Откуда-то сверху появилась тропа света. И живые без раздумий бросились на путь, указанный Меланьей.

Возле входа никого не осталось. Истратив много сил на ускоренные заклинания, ведьма с недоумением взирала на пробитую в ее обороне брешь.

- Да уж. И как они такое отчебучили?.. – прошептала она, подыскивая себе подходящее тело.

Целый день оказался потрачен впустую. Магия без физической оболочки довольно ограниченна. Но обнаруженный после возвращения «сюрприз» заставил ведьму прибегнуть к заклинаниям, успех которых напрямую зависит от истинной силы ведьмы. И все то, что она с таким трудом сегодня впитала, вмиг растратилось на пустой разгон жертв.

Всего одна сережка. Заменив на днях камешек в этом украшении, принадлежащем Барановой, Меланья без проблем захватила ее тело.

Необходимость вновь экономить магию заставила ведьму нахмуриться и надуть губки. Однако в обличье Иры получившееся выражение лица могло вызвать лишь смех. Взглянув в зеркало, Меланья поправила прическу и направилась исправлять свою оплошность.

Слой за слоем, дверь восстанавливалась, приобретая при этом поистине абсолютную стойкость. На этот раз чары не должны были поддаться постороннему воздействию. И во имя этой цели потянуло магией настолько темной, что даже сама хозяйка особняка решалась на ее применение лишь в самых крайних случаях. А последний инцидент, хоть и оказался несколько непредсказуемым, вряд ли относился к такой категории.

- Попробуйте справиться с этим! – ухмыльнулась ведьма.

Закончив наложение дополнительного заклинания, она с подозрением взглянула на входную дверь и на всякий случай дернула за ручку. Меланья уже собиралась покинуть тело Барановой, когда ее внимание привлек вид когда-то тщательно разработанного интерьерного дизайна.

- Да уж… – Меланья выдохнула. И хоть оптимисткой её можно было назвать лишь с ну очень большой натяжкой, сейчас вряд ли что-то могло еще сильнее испортить настроение. – В этот раз ремонт затянется.

Пребывая в человеческом теле, Меланья испытывала чувства, доступные призракам лишь в крайне усеченной версии. И потому неистовый гнев и злоба, господствующие в данный конкретный момент, так и норовили прорваться наружу.

Однако проходя мимо зеркала, Меланья задумалась. При всей своей неуживчивости, Баранова была вполне симпатичной девушкой и при правильном применении своей внешности могла бы многого добиться.

Идея снять напряжение опробованным недавно способом пришлась Меланье по душе. И недолго раздумывая, она направилась вверх по лестнице.


Глава 15. С любовью, Аня

Андрей чувствовал себя очень странно. По-хорошему странно. Но все же… Почему он просто не отказался? Ведь именно его стойкость, несгибаемость и были причиной столь бесславного окончания военной карьеры.

Однако работа, честь, долг – все это как-то быстро теряет свой смысл, когда предложение исходит от хорошенькой девушки. А Баранова была и вправду хорошенькой девушкой. Не зря же когда-то сам Олег Марзовский повелся на ее пухленькие губки и третий размер.

- Идиот! – хлопнул себя по лбу Андрей.

Еще лежа в кровати, он раздумывал, как теперь вести себя с остальными. Чувство неловкости донимало его и вчера. Но тогда оно возникало лишь поблизости Светы. А та каждый раз удачно скрывала их случайную связь.

«С Барановой такое не прокатит», – с грустью думал Андрей, вспоминая ее одержимость Олегом.

Хотя какая разница, как воспримут его поведение окружающие. Для того чтобы навесить ярлык, большинству людей вовсе не обязательно узнавать человека. Достаточно пары взглядов, фактов – и вывод, чаще всего не в пользу объекта изучения, готов.

Андрей открыл бутылку с водой и сделал пару глотков. Сделал скорее по наитию, нежели из-за жажды. Однако что-то изменилось. Вода, ее вкус. Вернее, безвкусие. Отхлебнув еще, он подошел к окну.

Словно покрытое серебристой пленкой, стекло практически не пропускало свет, но все же напоминало о близости реального мира. Вот только зачем рваться туда, где тебя никто не ждет?

Вздохнув, Андрей снова сел на кровать. Как же он устал! Устал не от беготни и попыток убить сверхъестественных тварей. Напротив, именно события последних дней заставили его если не вернуться в строй, то хотя бы напомнили о боевом прошлом. Андрей устал от мира. Того безжалостного мира, притаившегося сейчас в ожидании возвращения одного из своих любимых пленников.

Но он всегда боролся. Как бы она не старалась. Словно неумолимый рок, давящий своей безысходностью, окружающая реальность никак не желала позволить Андрею вырваться из трясины серых будней, в которые его отправил тот роковой вечер.

Как же давно это было… И хотя порой людям кажется, что последние двенадцать лет жизни пролетели всего за один миг, для Андрея та жизнь осталась далеко позади.

Будто сон, он иногда вспоминал какие-то странные отрывки. Но даже понимая, что все это происходило в действительности, он никак не мог отделаться от ощущения абсолютной нереальности подобных мгновений.

Школа, оценка интеллекта и предрасположенности, перевод в продвинутый класс, ускоренное обучение, роман с одной из самых привлекательных девушек университета, служба в специальных войсках… Андрей был не просто умным, не просто быстрым. Он обладал какой-то удивительной интуицией, позволяющей всегда найти выход. Любая операция выполнялась до конца. И многие из них только благодаря его сноровке и сообразительности.

Харизматичный, смелый, этот молодой человек легко покорял сердца красавиц, оказавшихся в его поле зрения. Но по-настоящему влюбиться у Андрея получилось лишь однажды. А может, и не получилось. Просто дружба и привязанность, не свойственная ранее по отношению к представительницам противоположного пола, на некоторое время показалась ему чем-то большим.

Андрей познакомился с Денисом Ромашкиным, еще до того как пошел в школу. Они жили в соседних домах, играли на одних площадках, разведывали ближайшие стройки. Денис тоже хотел служить. Любя свою Родину, этот мальчик старался ни в чем не уступать бравому другу и год за годом «набирал очки» для осуществления мечты детства.

Но все же до Андрея ему было еще очень далеко. Тот всегда с честью нес службу и оказался в числе последних, кто попал в правоохранительные органы, благодаря институту поручительства. Еще во время службы в Вооруженных силах, Андрей успел побывать не в одной горячей точке. И каждый раз отличался в боевых операциях.

Что касается Ромашкина, то этот улыбчивый парень, попав в армию, поначалу растерялся. Его мечта превратилась в страшную реальность, и если бы не верный друг, Денис наверняка бы вскоре дезертировал.

Нет, он не испугался. Напротив, адреналин делал Ромашкина еще напористее. Просто увиденное никак не соответствовало понятию «героизм». Не соответствовало, пока Андрей не доказал, что мужество способно одолеть даже военные ужасы.

Затем последовала череда совместных операций. Однако путям друзей все же суждено было разойтись. Денис получил ранение, и на поправку ушло довольно много времени. Андрей же пробился в органы, где сразу попал в водоворот одного из самых громких дел города.

Развал страны и крушение прежних устоев отразились и на тех, кто призван защищать. И некоторые с радостью ухватились за открытые возможности наживы. Криминальные группировки тоже не дремли. Так образовывались союзы, способные со временем ввергнуть страну в еще больший хаос.

Не успел Андрей влиться по-настоящему в коллектив, как стало известно об утечке информации, грозящей привести к серьезному дипломатическому скандалу. И единственная «ниточка» вела в ряды представителей власти, явно контролирующих выявленный недавно поток оружия.

Чтобы не раскрыть себя, требовалось задействовать как можно меньше людей. Однако люди эти должны были быть крайне надежными. «Старая гвардия», хоть и внушала уважение, но была под подозрением. А из-за качества образования новичков над милицией уже начинали подсмеиваться. Взять банальное дело о закладках наркотиков. Вернее, даже не о закладках, а о паре «закладочек». Да, то самое, когда на виду у прессы один милиционер арестовал другого. Что характерно, оба честно выполняли свой долг, работая под прикрытием, но так и не выяснив, кто является изготовителем распространяемого ими товара.

Это было вопросом времени, когда полковник Строгаев вызовет подающего большие надежды Андрея, чтобы с позором уволить со службы и отправить зарабатывать репутацию, от которой тому так и не удастся избавиться.

- Итак, Искрин. С вами все понятно. Осталось только подобрать куратора. И желательно вашего возраста.

- Товарищ полковник, если позволите. Мой друг детства Денис Ромашкин как раз подал заявление. Примите его. Никто не заподозрит новичка в участии в столь крупной операции. Это же ваши слова. А мы вместе прошли, так сказать, и огонь, и воду. Могу полностью поручиться. Даже собственной жизнью.

- А вот этого не надо! – Полковник пригрозил пальцем. – Вы еще слишком молоды, чтобы понять, но никогда не ставьте на кон свою жизнь. Конечно, можете не верить. Думайте, что это лишь суеверия.

- Геннадий Николаевич, я просто пытался сказать, что Ромашкин именно тот человек, который нужен. А насчет цены жизни, то извините, сказал, не подумав. В армии сам стал свидетелем гибели бойца, поклявшегося за пару дней до этого…

Строгаев понимающе кивнул. Полковник знал, что перед ним стоит не вчерашний студент, а мужчина, побывавший в таких переделках, каких, возможно, он и сам никогда не видывал. Однако горящие глаза новичка, его улыбка приводили в некоторое замешательство. Строгаев не хотел отправлять Андрея на гибель, но и искать замену не было ни времени, ни смысла.

Тогда все и завертелось. Андрей быстро нашел нужный путь. Участие в разбойных нападениях, ограблениях – послужной список рос с такой скоростью, что большинство карьеристов съели бы свои костюмы от зависти. И еженедельный отчет каждый раз предоставлял сведения, служащие поводом для очередных арестов.

Они встречались в разных местах. Часто пересекались в клубах. Не разговаривая, Андрей и Денис просто тусовались рядом, передавая сведения и думая, что делают жизнь в стране чуточку безопаснее.

Но однажды Андрей отвлекся. Светлые кудри и такая настоящая улыбка заставили его подойти ближе. И лишь тогда он осознал, что знает эту девушку всю свою жизнь.

- Аня?! – удивился Андрей.

- Привет, Андрей! Давно не виделись.

- Вот это точно. Ты когда так?.. Не знаю, повзрослела что ли.

Мимо прошел Денис. Но, предпочтя не светиться, направился за напитками.

- Что, в этот раз он совсем не нашел, с кем пойти? – не подумав об обидном смысле своих слов, спросил Андрей.

- Разве что-то не так, – занервничала Аня.

- Ааа… Нет. Просто не безопасно. Всякое может случиться.

- Ты же сам подошел.

- Скорее подкатил к симпатичной девушке.

Аня вновь заулыбалась.

- Значит я все же симпатичная.

- Ты всегда была очень хорошенькой. Просто…

- Маленькой, – хихикнув, подмигнула Аня. Ее брат в это время уже взял выпить и выжидающе примостился у барной стойки.

- Вообще нам лучше не светиться вместе, – опомнился Андрей.

- Да, понимаю, – стараясь скрыть огорчение, кивнула Аня. – Была рада повидаться. Давно ты к нам не забредал.

- Ну, удачи. Иди, сведи с ума какого-нибудь красавчика.

- Мне не нужен какой-нибудь…

- А! Значит, уже нашла, – Андрей расплылся в понимающей улыбке.

В ответ Аня Ромашкина выпучила глаза.

- И что это было?!

- Рад за сестру лучшего друга. Нашла свое счастье. Не то, что этот – работа, Родина, долг. Даже в клубе вон, сидит! Справа девушка-красавица. Слева вообще блондинка с самого его прихода глаз не отрывает. А что Денис? Делает вид, что не наблюдает за нами.

Аня не ответила. Возникшей неловкости не помешало даже изрядное количество выпитого спиртного. Набираясь смелости с самого утра, она позабыла все тренировки перед зеркалом и отчаянно пыталась подобрать слова, чтобы пригласить Андрея на свидание.

Однако пресловутая смекалка Искрина в этот раз не сработала. Пришлось Денису брать ситуацию в свои руки. При первой же возможности открыв «страшную тайну» сестры, он рассказал другу не только о ее любви, возникшей, когда учащийся в четвертом классе Андрей защитил первоклассницу от нападок обзывающихся одноклассников, но и о ее вере в судьбу и браки, заключаемые на небесах.

Андрей в ответ выдал длиннющую тираду, однако его почему-то никто не услышал. Ибо звучало это примерно так:

- Эмммм… ну, а… как…

- Извини, что? – Денис пожалел, что под рукой нет фотоаппарата, чтобы запечатлеть выражение лица друга. Но, опомнившись, добавил. – Ты только это! Ни-ни! Анька меня прибьет, откачает и снова прибьет. Поверь, лучше даже не заикайся, что знаешь.

Андрей задумался. Не о браке, конечно. Для этого надо готовиться серьезнее, чем к операции по взятию коррумпированных чиновников. Однако он не мог не признать, что там, в клубе, Аня заставила его сердце подать соответствующий сигнал.

- Ладненько, – пробубнил Андрей, когда Денис, наконец, прекратил хохотать. – Аня очень даже ничего. И если бы она не числилась твоей сестрой…

- Ээээ! Даже не смей! Она лучшая. И тебе пора завязывать с похождениями. Так что я вас благословляю.

- Чего?! – схватился за голову Андрей. – На себя посмотри. Если бы не я, так вообще ни с одной бы не переспал. Так и помрешь бессемейным.

Денис скривился, изображая обиду. Он понимал, что свобода для его друга значит слишком много, и Андрей будет защищаться до последнего. Однако та искра, которая пробежала между ним и Аней, не ускользнула от взора Дениса.

- Ты же знаешь, мне нужна одна единственная. И кстати я кое с кем познакомился. В тот же вечер, когда мы пришли вместе с Аней.

Андрей примирительно распахнул объятия.

- Опаньки! Вот об этом поподробнее.

- Смени лицо. Так и знал, что нельзя говорить. Слишком рано.

- Рано… А! Значит ничего не было.

- Как раз таки было: три свидания, разговоры обо всем, ночная прогулка по городу, прощальный поцелуй. Но для тебя же это все ничего не значит. Всего лишь обязательная прелюдия.

- Зачем же ты рекламируешь Аню, если я такой отвратительный человек. – Андрей театрально принял позу руки в боки.

- Напротив. Я считаю, ты лучший человек из всех. И с девушками ты так просто потому, что не встретил достойную. А Аня… она ведь действительно достойна.

- Всё! Уговорил. Назначай дату и время.

Денис закатил глаза.

- Ты что забыл?! Я же ничего не говорил.

- Точно! – Андрей стукнул себя ладонью по лбу. – Тогда загляну к вам на днях.

- А не рискованно? Слежки не будет?

- Неа. Мне уже доверяют.

Как же молод он тогда был... Доверие в бою и доверие в криминальных кругах оказались далеко не тождественными понятиями. Однако Андрей предпочитал верить в людей. И весь следующий месяц он, хоть и не прекращал приближаться к разгадке имени главного «кукловода», провел недалеко от своих лучших друзей.

Денис также был счастлив. Его девушка Ольга, оказавшаяся той самой блондинкой, которая первая заприметила его в клубе, была близка к идеалу настолько, что он уже подыскал подходящее колечко и не сделал предложение только из-за ожидания окончания операции. Ведь он представлял в роли свидетеля лишь одного человека, а присутствие бандита на «милицейской» свадьбе казалось слегка неуместным.

Что касается Ани, то Андрей всё же сделал первый шаг. Однако их свидание обернулось катастрофой. Нет, с молодыми людьми всё было в порядке. Просто после стольких лет общения любая близость казалась им сродни инцесту. А общие темы для разговоров испарились с предательской скоростью.

Прошла неделя. И Аня сама постучала в дверь Андрея. Ей уже не было стыдно. Слишком долго тянулось ожидание, и чувства перевесили господствующую до этого неловкость.

Андрею понравилось. Всего один поцелуй. Но все же он значил нечто большее, нежели обычная прелюдия к основному блюду.

- Я не должен, – прошептал Андрей, продолжая обнимать Аню. – Я просто боюсь, что завтра окажется таким же, как много раз до этого. Прошу, уходи. Тогда есть шанс, что мы будем вместе.

- Плевать на завтра.

- Дай мне время разобраться. Если я поступлю с тобой также как с другими, Денис меня возненавидит. Давай не будем портить его счастье.

Аня надула губки, но все же молча согласилась и быстро покинула квартиру Андрея.

Это было довольно странное чувство. Абсолютно новое, будоражащее, тревожащее и такое прекрасное. Андрей задумался. Неужели это и есть любовь? Или возбуждение из-за отложенного удовольствия?

Но не успел он прийти к какому-либо выводу, как раздался звонок. Очередное приглашение на разборку. Однако именно тем вечером Андрей узнал имена, которые означали завершение операции.

Последняя встреча с Денисом Ромашкиным. И больше никакой работы под прикрытием. Теперь только открытая борьба с преступностью.

Когда Андрей пришел в условленное место, там было пусто. Начавшийся двадцать минут назад ливень разогнал горожан. И хоть постепенно он становился все слабее, улицы не спешили наполняться людьми.

Спрятавшись под навес, Андрей закрыл зонт. Он знал, что Денис вряд ли бы прокинул друга из-за прохладного душа, однако предпочел отогнать тревожные мысли и принялся вглядываться в далекие силуэты.

Где-то залаяла собака. Ее хозяин громко позвал своего Бобика. В ближайшем закоулке раздались шлепки.

Не заставив себя ждать, Андрей пробежал отделяющие его от поворота двадцать метров, свернул за угол, выронил зонт и схватил ее за руку.

Ольга обернулась. Кровь, льющаяся из сломанного носа, не сразу позволила узнать девушку. И это мгновение осознания дало убийце возможность нанести удар прямо в промежность Андрея.

Тот застонал, но боль не могла остановить его. Скрутив Ольгу, он вырвал сжимаемый ею камень и взглянул на землю.

Наверное, от Ольги требовалось обеспечить отсрочку опознания жертвы. Изуродованное камнем лицо не позволяло узнать Дениса Ромашкина мгновенно. Но Андрей слишком хорошо знал своего друга, чтобы засомневаться, кого именно убила эта наемница.

Ужас от увиденного сменили гнев и ярость. Когда Ольга поняла, что Андрей отвлекся, она врезала тому по ноге и, вывернувшись, попыталась сбежать. Не вышло…

Это было инстинктивно. Всего один оглушающий удар по голове. Но Андрей забыл, что сжимает камень, не понял, что ярость бьет сильнее, и когда на шум сбежались прохожие, их взору предстали два тела влюбленных и их убийца с занесенным орудием убийства.

А дальше был лишь сон. Какой-то жестокий и абсолютно несправедливый. Арест, допросы и дознания, много криков и обвинений.

Андрей мог бы доложить о своем положении, о результатах расследования, об обнаружении главарей крупной группировки. Но как выяснилось, никого из начальства, пославшего его на столь долгое и рискованное задание, уже не было. Волна увольнений, пронесшаяся по органам, оказалась столь мощной, что смыла даже настоящих профессионалов своего дела.

А те, кто остался на службе, оказались в положении, когда правда по делу Андрея Искрина затронет и их управления. Новое начальство также не горело желанием вникать в темные делишки, уже стоившие некоторым карьеры. В дополнение к этому стремительно возникающие угрозы требовали привлечения всех имеющихся сил.

Так что теперь Андрей считался лишь бывшим сотрудником, попавшим под влияние криминальной вседозволенности. А учитывая сложности с восстановлением репутации силовых структур да и всего аппарата власти в целом, его прошлое и вовсе оказалось погребено под ворохом судебных и следственных материалов.

Но все же шанс еще был. Если бы Андрей заговорил, изложил детали и факты, к его голосу могли бы прислушаться. Вот только груз вины помешал. Андрей сам сделал свой выбор на следующий же день после ареста. В день, когда ему сообщили о самоубийстве Ани.

Не успев осознать гибель друга, Андрей потерял и дорогую его сердцу девушку. Аня всегда казалась слишком чистой и невинной для этого мира. И новость об убийстве любимым ее брата привела к импульсу, стоившему ей жизни.

Андрей закрылся. Ему было уже все равно… Вина за гибель двух лучших представителей человечества давила с такой силой, что он не мог защищаться, не мог отстаивать свою свободу. И даже визит теперь уже генерала Строгаева не привел его в чувства.

- Слушай, Андрюша, – начал Геннадий Николаевич, ожидая хоть какой-нибудь реакции от бывшего подчиненного. – Посмотри на меня. Я знаю, что ты чувствуешь, но надо как-то жить дальше. Не вини себя. Никто не ожидал, что они подошлют женщину. Тем более к Денису. Казалось, никто не подозревал… Прости. Надо было вытащить тебя раньше. А теперь все так осложнилось. Если заговоришь, тебя убьют. И, скорее всего, не только тебя. Но я пойму.

Строгаев похлопал Андрея по плечу. Поняв, что ответа не последует, генерал продолжил:

- Они выдвинули требование. Тебе дадут по минимуму за сотрудничество. Если будешь прилежным, то отпустят года через три. Прости. Я всего лишь хотел лучшего для страны. Но у нее, похоже, свое мнение на этот счет.

Замолчав, Геннадий Николаевич пристально посмотрел в глаза, когда-то горевшие жаждой жизни. Затем вытащил из кармана письмо, положил его на стол и покинул комнату для свиданий.

Андрей так и не пошевелился. Не обратив внимания на письмо, он по наитию встал и последовал за охранником.

- Эй, это твое?

Андрей вопросительно взглянул на тюремщика и автоматически забрал протягиваемый конверт. Но времени раскрыть его уже не было. Лишь оказавшись в камере, Андрей посмотрел, что именно передал генерал Строгаев.

Написано седьмого июня. За день до гибели Дениса. На письме не было имени отправителя, но Андрей сразу узнал ее почерк. Медленно, дрожащими руками он извлек сложенный в три оборота листок и, задыхаясь, приступил к чтению.


«Здравствуй, Андрюша.

Хотела прийти к тебе лично, но не думаю, что смогла бы произнести все задуманное. Да и воспоминания о последнем визите каждый раз заставляют краснеть. Извини за это. Я никогда раньше так не поступала и вряд ли поступлю.

Но так уж сложилось, что я люблю тебя. Люблю очень давно и надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь ответить взаимностью. Пускай не сегодня и не завтра. Не спеши.

На твоем пути наверняка повстречаются и другие. Не отказывайся от удовольствия. Я хочу, чтобы ты был счастлив и не считал меня якорем, удерживающим от великих свершений.

И еще: я очень тебе благодарна. Кроме родителей, лишь двоих в этом мире я могу назвать по-настоящему родными и близкими мне людьми. Это ты и Денис. А он бы не простил. Не только тебя. Ведь Денис знает, что его другу сложно сдержаться при виде красивой девушки. А вот у меня нет оправдания.

И это бесит. Теперь придется уехать. Ненадолго, конечно. Подруга собралась в Париж, и я за компанию. Всегда мечтала там побывать. Правда, с другим спутником… Опять я навязываюсь.

Так что развлекайся. Добивайся того, о чем мечтал. И не думай, что задолжал Ромашкиным. Ведь это мы тебе всем обязаны.

А я пока тоже буду жить. Не так как ты. Мне не нужны приключения и адреналин. Не нужны другие мужчины. В этом мире много интересного и без них.

И хотя подозреваю, что Денис уже успел рассказать о моей детской влюбленности, надеюсь, это не скажется на твоем отношении. Пока не будешь готов, мы только друзья. Ничего не изменилось. Не хочу видеть жалость в твоих глазах.

А я буду ждать тебя. Если потребуется – всю жизнь.

С любовью, Аня».


Выронив письмо, Андрей заплакал. Переживая вновь все события последних месяцев, он искал зацепку – хоть какой-нибудь повод, чтобы жить дальше. Сейчас бы в бар и забыться, насколько позволит желудок. Однако следующие пять лет Андрея окружали лишь решетки и другие потерянные души.

- Ты как выйдешь, загляни ко мне, – вздохнув, проговорил генерал Строгаев во время одного их своих визитов. – Хорошую работу не гарантирую, но что-нибудь всегда найдется.

- Ни фига себе «что-нибудь», – сквозь слезы усмехнулся Андрей. – А ведь казалось, хуже быть не может.


Глава 16. Жуть

- Кто помнит еще что-нибудь, помимо однотипных ужастиков? – Вопрос казался скорее риторическим, нежели одним из тех, целью которых является получение полезной информации.

- Соль, распятия, святая… – для собственного успокоения начала бубнить под нос Вероника.

- Все испробовано. Ни фига не работает. – Глотнув прохладного пива, Андрей уселся в кресло.

Павел облизнулся и спросил:

- Где взял? Вроде же закончилось.

- Из хозяйских запасов, – ответил Андрей.

- Андрей, ты с ума сошел! – воскликнула Катя, но тут же поняла, что ее бурная реакция вызвала удивление остальных присутствующих. А потому следующие слова были произнесены без лишних эмоций. – Мы же договорились есть только нашу пищу. Специально дежурим, наблюдаем, чтобы никто или ничто постороннее к ней не приближалось.

- А смысл? – Олег почесал затылок, вдохнул поглубже и направился прочь из гостиной.

Вика тут же подскочила.

- Олег, стой! – попыталась приказать она, но тяга к алкоголю заглушила слова возлюбленной.

- Если что случится, это ты виноват, – указывая пальцем на Андрея, Павел последовал за Олегом.

- Правильно, давайте нажремся с утра! – вспылила Света, но быстро успокоилась, поняв, что сейчас не время срываться на друзьях.

- А ты уверена, что сейчас утро? – поинтересовался Андрей и, отхлебнув пива, подмигнул Свете.

- Искрин прав, – произнес Виктор. – Наши попытки перестраховаться с едой уже давно потеряли смысл. Пока мы грешили на глюки и винили Олега, ограничение рациона было оправдано. Теперь же то, что играет с нами в свои смертельные игры, может убить любым способом.

- Согласна, – кивнула Вероника. – Надо бы расслабиться. Возможно, это наш последний шанс.

- Ага, – Андрей потянулся.

Ему было уже почти хорошо. Усмиряя чувство голода все утро, он никак не мог решиться спуститься к остальным. Странное поведение девушек сбивало с толку. Однако требование желудка пополнить запас калорий все же заставило его искать выход из сложившейся ситуации. К сожалению, первым, что привлекло взгляд, оказалась бутылка виски.

Не присматриваясь к градусам, Андрей приступил к «дегустации» всего, что могло хоть ненадолго избавить его от надоедливого чувства вины. Заканчивая пивом, он осознавал все возможные последствия. Но головная боль должна была прийти лишь завтра. А строить столь далекие планы в сложившейся ситуации казалось, по меньшей мере, глупым.

- Расслабиться?! – Катя схватилась за голову. – Пока нас спасали только наша концентрация и способность быстро бегать. Андрей, ну как же ты мог?

- Сам удивляюсь, и как я только мог…

Раздавшийся треск прервал обсуждение планов на день. За ним последовал грохот. Лихорадочно озираясь, студенты повскакивали со своих мест.

- Да не волнуйтесь вы так, всего лишь шкаф свалился со второго этажа. – Андрей поднялся с кресла и подошел к остальным. – Я еще час назад отметил, что гравитация рано ли поздно победит.

- А поправить не пробовал? – не без злости поинтересовалась Света.

- Хотел. Но… кажется, забыл.

- Понятно, надо уничтожить все спиртное.

Последнее предложение Светы не нашло поддержки. Поэтому она демонстративно закатила глаза и направилась прочь из гостиной.

- Ребята, – дрожащим голосом произнесла Ира Баранова. – Я может и не совсем спец в математике, но все же почему нас здесь семеро, а теней восемь?

Света остановилась. Она уже давно чувствовала это. Знала, что они не одни. Однако до того как Ира произнесла последнюю фразу, сие знание присутствовало лишь на подсознательном уровне.

Никто не шевелился. И тени вторили своим хозяевам. Минута за минутой собравшиеся вглядывались в очертания, пытаясь определить, где именно находится невидимый сосед.

Катя поняла это первой. Она провела рукой по воздуху и вдруг ощутила нечто тягучее. Тестообразная масса не оставляла следов. Но прикосновение заставило ее засуетиться. Лишняя тень заметалась вслед за своей хозяйкой и через мгновение стремительно покинула гостиную.

- Вы чего, привидение увидели?! – спросил Олег. Не заметив ничего необычного, он подошел к столу и поставил на него поднос с бокалами. – Вино прибыло. Разбирайте. Сейчас Павел еще принесет.

- Надо выбираться отсюда! – констатировала очевидное Вика.

- А как, не подскажешь? – эти слова произнесла Света, но сам вопрос сейчас отражался во взгляде каждого присутствующего.

- Будем ломать стены, – развел руками Виктор.

Вряд ли эта попытка сулила спасение. Однако сидеть без дела сейчас казалось самой страшной пыткой на свете.

Зря… Силы, выпущенные Меланьей накануне, уже успели окутать весь дом. Они впитались в его стены, пробрались на каждый этаж и устремили свои голодные взоры на жизнь, сконцентрировавшуюся сейчас в гостиной.

Эта магия не требовала произнесения заклинаний. Жуть подчинялась лишь избранным. Ведьмам и колдунам, познавшим природу истинного зла.

Подчинение, однако, не всегда равно контролю. Будучи инстинктивной силой, Жуть  могла натворить что угодно. А Меланья предпочитала лишь полный контроль.

Минутный порыв. Необдуманное решение. Только так можно объяснить призыв Жути.

Ведь это должна была быть простая игра. Смертельная, жуткая, но все же игра. Однако дыра все изменила. Уязвленная гордость от осознания собственной ошибки показала Меланье, что проиграть может даже она.

И тогда ведьма впустила Жуть в мир живых. Еще одну сущность, которую привлекает жизненная сила молодости.

Впустила и тут же пожалела. В кои-то веки игра с глупыми людишками затянулась, вовлекая Меланью в круговорот человеческих отношений и странных приключений. К сожалению, ведьма не сразу осознала, что этот процесс приносит ей удовольствие. А когда осознала, Жуть проникла слишком глубоко, чтобы изгнать ее имеющимися силами.

Меланья спешила. На подготовку сложных заклинаний времени не было, а выпущенная сущность уже начинала ощущать всю прелесть свободы.

«Возможно, не стоит бороться. Что если мы прекрасно уживемся?» – Меланье уже приходилось задавать подобный вопрос. И не только применительно к Жути. Ведь эта магия питается жизнью, и самой ведьме ничего не угрожает. Напротив, подобно плесени Жуть начнет распространяться на ближайшие территории. Тогда, возможно, заклинание, привязавшее Меланью к этим землям, падет.

Столь желанная и вместе с тем ненавистная свобода. Ведьма уже и не надеялась обрести её вновь. Много веков она пыталась устранить изъян, внедренный в заклинание Боеславом. Но пока все попытки оборачивались катастрофой.

«А вдруг Жуть действительно окажется сильнее?..» – Меланья задумалась.

Цена вопроса казалась совсем ничтожной. Несколько человеческих жизней… Их могло не хватить даже на поглощение пустоты. Но что-то никак не позволяло принять окончательное решение. Или кто-то…

Меланья не понимала, что чувствует. Однако времени на раздумья не оставалось. Жуть не начнет распространяться, пока не закончит в особняке.

«Нужна кровь… много крови!» – Продолжая искать выход, Меланья отправилась в город.

Однако Жуть этого не заметила. Ее не интересовали безжизненные сущности. Без вкуса и запаха, они не могли утолить вечный голод, который испокон веков заставлял поглощать пространство и время в поисках пропитания.

Студенты тоже не смогли бы его утолить. А вот подарить несколько мгновений блаженства, пожалуй. Ведь молодость способна на многое.

Жуть снова потянулась к студентам. Этому аппетитному сборищу, которое отдаст свою жизненную силу и тем самым позволит ей разрастаться и поражать все новые территории.

- Оно шевелится! – завопила Ира, указывая в сторону камина.

И действительно, большой темный комок медленно вытягивался, раскрывая свою пасть и обнажая острые лезвия клыков. Жуть не имела формы, но принимала в сознании живых очертания, которые приводили в ужас.

Ира Баранова боялась котов. Не всех, конечно. А только черных. Этот страх возник из детства. Точнее, из одного момента детства. Так бывает, когда сталкиваются люди, привыкшие всегда получать желаемое. Даже если предметом раздора оказывается всего лишь кукла.

В тот раз Ира победила. Победила и сразу забыла. Через неделю кукла переселилась в мусорное ведро, а поверженная девочка Лена снова вернулась в ряды лучших подружек. По крайней мере, так считала сама Баранова. Считала до тех пор, пока не оказалась одна в подвале, так полюбившемся дворовым котам со всей округи. Но это было полбеды. Лена не почувствовала бы себя отмщенной, если бы перед тем как запереть «подругу», не облила ее валерьянкой.

К счастью, заметных шрамов этот инцидент не оставил. Однако Жуть не интересовало физическое состояние жертвы. Она жаждала лишь поглотить жизнь. И поглощение было куда приятнее, если основное блюдо дополняла порция животного страха.

- Уберите его! – молила Ира.

Но никто из присутствующих не рискнул подойти к очередному не принадлежащему этому миру существу.

- Пора снова уносить ноги, – прошептала Вероника, медленно отступая.

- Я бы на твоем месте сменила курс… – вкрадчиво пробубнила Света.

Вероника оглянулась и отпрыгнула в сторону. Змея, истекающая синей жижей, закрыла пасть и спешно заползла под диван.

- Ай! Без паники, – попросил Андрей, скорчившись от боли. Прыжок Вероники Сонниковой пришелся аккурат на его ногу. И хоть благодаря этому он практически протрезвел, неприятные ощущения не позволили оценить столь полезный эффект.

Как же вкусна должна быть Баранова! Как притягательна! Жуть вглядывалась внутрь девушки и жаждала испробовать ее жизнь. Но пока было рано. Слишком мало сил, чтобы полностью захватить дом. Слишком много друзей, готовых прийти на помощь.

- Ааааа! – схватив полэкс, Олег кинулся на огромного уродливого кота и принялся наносить удар за ударом.

Магия предков не знала пощады, но она была совсем не глупа. Если справиться со всеми разом не позволяет временная слабость, надо разделить объекты и насладиться ими по отдельности.

Стены зашевелились. Словно желая схватить гостей, отовсюду потянулись руки. Бесконечно длинные, с восемью пальцами на каждой из них. Пока они не могли ранить, не могли причинить вреда. Но живые об этом не знали.

Бросившись врассыпную, гости Меланьи пытались выбраться из западни. Кто-то перепрыгивал выползающий из пола отросток, кто-то швырялся чем ни попадя. Но изуродованные мраком руки и не думали сдаваться. Если бы студенты знали, что единственной целью Жути было разделить их, то, возможно, так рьяно не покидали бы гостиную.

Однако паника победила. Даже Андрей с его опытом и подготовкой не выказал желания искать оружие против нового врага. Ускользнув от нескольких рук, он пулей вылетел из гостиной. Лишь когда причудливые видения остались позади, он попытался осмыслить происходящее. И хоть алкоголь в крови яростно сопротивлялся этим попыткам, Андрей смог осознать необходимость вернуться к остальным. Вот только никого из «остальных» в гостиной уже не осталось.

Движения рук лишь казались хаотичными. Жуть тщательно контролировала свое творение. Она знала людей, чувствовала, что надо сделать, чтобы те разделились. И как только живые последовали своим инстинктам, их судьба была предрешена.

Когда дверь захлопнулась, Павел почувствовал себя в относительной безопасности. На мгновение ему показалось, что он скрылся не только от страшных конечностей и надоедливых друзей, но и от всего остального мира. Зря…

Неопознанное насекомое пробежало по его руке. И послушный адреналин вновь заставил затрястись от страха.

«Всего лишь букашка…» – мысленно уговаривал себя Павел, но на подсознательном уровне он уже точно знал, что насекомое появилось не из внешнего мира… Потребовалось всего несколько секунд, чтобы вылупившиеся собратья «букашки» принялись пробивать проход наружу.

Павел подпрыгнул. Пытаясь избавиться от выгрызающейся из его тела напасти, он принялся срывать одежду и биться о стены. Но это не могло помочь. Жуки, черви, мухи… Они выползали изо рта и ушей, прогрызались сквозь плоть, застревали в глазницах.

И Павел чувствовал каждый укус. В панике бросившись к месту, где еще совсем недавно была дверь, он попытался отыскать ручку. Но тьма и Жуть не позволили обнаружить ничего, кроме непробиваемой стены.

Крики ужаса сменялись мольбами о помощи, однако ни один звук не покинул глотку Павла. Кошмару наяву потребовалось всего десять минут, чтобы он рухнул на пол и сдался на милость Жути…

Веронике казалось, что она не боится ничего. По крайней мере, до того как она попала в  этот проклятый дом. Довольно удивительно. Ведь когда человек рождается в большом городе, кажется, сама природа закладывает в него определенный набор неврозов и фобий.

Однако Вероника была исключением. Чтобы сломить ее, Жути пришлось копать гораздо глубже. До тех пор, пока страхи предков не принялись изливаться наружу.

Вода – живительная сила Земли. Она необходима не меньше чем воздух. Она дарует радость, когда мы погружаемся в нее, и успокаивает, когда любуемся ее переливами.

Но то, что обычно кажется безопасным, может таить смертельную угрозу. Комната, где укрылась Вероника, не была непроницаемой. Однако Жути это и не требовалось. Со скоростью цунами вода заполнила все пространство, заставляя жертву метаться в поисках воздуха.

В реальном мире Вероника отлично плавала. За свою жизнь она лишь дважды пропустила еженедельные тренировки в бассейне. Но то происходило за границами владений Меланьи. В иллюзорности Жути царили иные законы.

Будто во сне Вероника поднимала руки, пытаясь сделать махи-гребки. Однако представление мозга о правильной последовательности движений никак не соответствовало тому, что в действительности у нее выходило. А где-то вверху маячил воздушный карман. Недостижимый мираж, добраться до которого мешало скованное цепями сознания тело.

Вероника закричала. Если бы вода была настоящая, она без промедления наполнила бы легкие девушки и изгнала пленницу из отслужившего свое тела. Но Жути требовалось совсем не это. Жизненные силы жертв принадлежали ей одной. И только она могла осушить полные юной энергии сосуды.

Всего лишь слезы. Света думала, что познала их все: слезы радости, разочарования… слезы отчаяния и обиды. Но то, что она почувствовала сейчас, не шло ни в какое сравнение с переживаниями минувшего.

Макс, истерзанный и обескровленный, он стоял перед возлюбленный, желая сказать что-то очень важное, но не способный издать ни звука. Вырванная глотка лежала в кармане его пиджака, а голова так и норовила вновь покинуть искромсанную шею.

Нет, это было не реальное тело Макса. То, что Меланья сотворила с парнем, не позволило бы опознать его даже близкому человеку. Но Жуть чувствовала грань. Она всегда знала, какой образ уничтожит жертву, сломает ее жизненный стержень.

И Света закричала. Однако боль, которая обычно выходит вместе с криком, и не думала искать новое пристанище. Тогда все исчезло. Света отключилась, предоставив себя в полное распоряжение довольной результатом Жути.

А где-то там, за стеной, Олег и Вика искали выход, оружие и друг друга. Еще мгновение назад эти двое были вместе. Держась за руки, они влетели в комнату и забаррикадировали дверь. Но стоило им отойти друг от друга, как бесконечная тьма пролетела между ними и разделила комнату на два кошмара.

Вика сдалась сразу. Сморщивающаяся кожа и опадающие, словно осенняя листва в ветреную погоду, волосы напомнили о неминуемом приближении старости. А без красоты жизнь потеряла всю свою привлекательность.

Закрыв глаза, Вика принялась отсчитывать последние мгновения пребывания на этом свете. Она не слышала криков Олега, не видела, как ее возлюбленный отмахивается от полчищ летучих тараканов. А тот старался. Несмотря на ужас, охватывающий его при виде крылатых тварей, Олег не отступал. Крича имя подруги, он отбрасывал впивающихся в плоть насекомых и швырял их обратно во тьму.

Но Жуть не сдавалась. Она подарила тараканам острые зубы, увеличила их размеры и вывернула наизнанку кожу.

Через минуту крики Олега возвестили о победе Жути.

Правда, шумно сейчас было не во всех комнатах. Виктор никогда не признавался, но единственное, что может полностью его дестабилизировать, это тиканье часов. В сочетании с тишиной и одиночеством подобный звук становится для него невыносимым. И сейчас Виктор со всей силой вжимал ладони в уши, надеясь хоть на немного снизить громкость отбиваемого в его голове ритма. Когда страх пересилил, он подбежал к стене и со всей силой ударился головой.

Жуть осталась довольна. За время заточения она не растеряла сноровку и легко управлялась с людской натурой. Подготовка трапезы вот-вот должна была быть окончена, а томление перед поглощением лишь возбуждало и без того бездонный аппетит.

Приступая к Кате последней, Жуть не думала, что это хрупкое создание сможет противиться бесконечному страху тьмы, но очень скоро осознала свою ошибку. Нет людей, которые не боялись бы ничего. По крайней мере, из числа полноценных по части головы и гормонов.

Но есть те, кто привык к страхам настолько, что они уже давно стали частью генетического распорядка дня. И Катя Виренейская могла «с гордостью» назвать себя представительницей именно этой группы.

Крысы, жирные и вонючие… Они выползали изо всех щелей и, прежде чем волнами хлынуть на трясущуюся Катю, равномерно заполняли пространство, чтобы не оставить жертве даже крохотной тропы к отступлению.

Катя зажмурилась. Освоившись со страхом, она привыкла действовать вопреки инстинктам и подсознанию. А потому не стала кричать, не бросилась к стене, забиваясь в самый дальний угол. Она просто рванула к выходу из комнаты. И, что самое удивительное, дверь легко поддалась.

Не выискивая свободных участков, Катя наступала на визжащие комки. Сминающаяся при этом плоть изо всех сил жаждала избежать раздавливания и нанести врагу хоть какой-нибудь вред. Но Катю уже не могли остановить ни довольно болезненные укусы, ни прыжки хвостатых на голову.

Жуть не ожидала подобного. Ей было невдомек, что собственные отвратительные порождения окажутся не столь действенны, как ожидалось при их создании. Пытаясь не допустить побега, Жуть создала новый страх. Но пол, ставший прозрачным, не остановил Катю. Она промчалась «по воздуху» и, когда свернула за угол, увидела Андрея.

Стоя на коленях, тот молил о прощении. И слёзы лились по его щекам…

- Андрей! – прокричала Катя.

Однако ответа не последовало. Катя попыталась произнести что-то еще. Вот только исчезнувшее дыхание не позволило вырваться ни единому слову.

На краю гибели боятся все – это правило казалось Жути непреложным.

Больше никаких иллюзий. Создавая некое подобие вакуума, воздух спешно покидал помещение.

Андрей очнулся. Видения из прошлой жизни сменились ужасающей картиной реальности. Окружающий мир исчезал, и Андрей из последних сил рванул к Кате.

Что-то проскользнуло в его взгляде. То, чего не было заметно ни в постели со Светой, ни во время игр с Барановой. И это «что-то» увидела Меланья.

«Хочу…» – подумала она.

Она действительно хотела. И в тот же миг желание стать Катей перевесило всё.

Вернувшись в особняк несколько минут назад, она почти позволила Жути закончить. Однако желания женщины переменчивы. Решимость, с которой Андрей бросился к Кате, была непоколебимой. И все сомнения исчезли.

Пускай Жуть сильна, и союз с ней может привести к свободе. Пускай завтра Меланья пожалеет об этом. Но завтра наступит только завтра. А почувствовать его любовь можно уже сейчас.

Рассвирепевшая Жуть сопротивлялась. Однако Меланья даже не взглянула на вызванную помощницу. Сейчас ее волновала лишь Катя. Та должна была впустить ведьму в себя, до того как очнется Андрей.

И первый его взгляд и объятия станут лучшими мгновениями за всю жизнь Меланьи.


***


«Как же хорошо», – подумала Таня, когда, не успев толком проснуться, почувствовала столь приятные почесывания.

Неизвестно почему, но ее шея жутко зудела. И левая рука очень старалась, чтобы прекратить это ощущение.

«Как странно». – Таня понемногу приходила в себя. – «И все же хорошо. Хотя…»

Она попыталась сесть, но тело не послушалось. Последовавший испуг моментально уничтожил все следы пребывания в царстве Морфея.

- Хватит! Стоп! – приказывала Таня, пытаясь остановить левую руку.

Однако та нагло проигнорировала мольбы хозяйки.

- Ппом… – поскольку левая рука была занята, крик о помощи пришлось останавливать ее правой «коллеге».

Вытащив подушку, правая рука положила ее на голову Тане и прижала.

«Помогите!!! Остановись! Я все сделаю!.. Это сон! Проснись!..» – Таня Плухова продолжала отчаянно сопротивляться. Она все еще чувствовала собственное тело, надеялась, что всего одно движение заставит вернуть контроль, прогонит тварь, посягнувшую на ее жизнь.

Но секунды шли, а подушка, перекрывшая доступ воздуха, так и лежала на ее лице.

«Кто-нибудь…»

Неприятие происходящего придавало надежду на нереальность окружающего мира.

«Это всего лишь кошмар». – Желая доказать эту мысль, Таня со всей силы прикусила язык.

Резкая боль лишь усугубила ее состояние. Все вокруг завертелось. Еще несколько мгновений – и сознание Тани Плуховой отключилось навсегда.


Это было утром. Еще до призыва Жути.

Игра Меланьи требовала жертв. И Таня показалась ей самой бесполезной. Слишком тихая, слишком непривлекательная для игр с Андреем. И заняв ее тело, Меланья от души оттянулась.

Она не дала Тане закричать. Однако мысли ее слышала. Друзья… Таня так надеялась. Она просто хотела, чтобы кто-нибудь зашел. Ведь именно сейчас, когда зло одерживает верх, единство и забота о других становятся основой выживания.

Но «друзья» не успели. И если бы не Вероника, по воле случая заплывшая на кровать, где остывало Танино тело, неизвестно, сколько прошло бы времени до обнаружения этой несущественной потери.


Глава 17. Нежданчик

- Сколько-сколько?! – Катя удивленно выпучила глаза.

Андрей прищурился. Его история была, конечно, довольно увлекательная, но удивление, которое изобразила Катя, казалось несколько чрезмерным.

- Эмм… Семь и восемь…

- Ну, ты даешь! – толкнув Андрея в плечо, Катя рассмеялась.

Что-то с ней определенно было не так, однако Андрей списал все на последствия пережитого и продолжил отвлекать Катю от зловещей действительности.

- А как он умудрился не оглохнуть? – Многочисленные хлопки глазами позабавили Андрея, и он поспешил рассказать еще одну армейскую историю.

Но не успел он дойти до кульминации, как в комнату вошел Виктор.

- Катя, мне надо тебе кое-что показать, – сказал Виктор, с подозрением поглядывая на Андрея.

Катя-Меланья разозлилась. Стараясь не выходить из себя, она просто кивнула, а затем быстро добавила:

- Скоро подойду.

Но Виктор не отступал. Он пришел за Катей и не собирался уходить без неё. Тем более, когда рядом увивается отсидевший мужик.

Невесть откуда взявшийся сквозняк пошатнул Виктора, но Меланья вовремя спохватилась и сжала кулачки. Время пребывания в живом теле, отведенное одним из ее амулетов, все равно подходило к концу. Так что ведьма просто еще раз взглянула на Андрея, кокетливо подмигнула и покинула обитель Кати Виренейской.

Виктор закатил глаза. Он не понимал поведение подруги. Новое чувство, похожее на ревность, укололо прямо в сердце, и он выпалил:

- Катя! Если ты хочешь позлить меня, то сейчас самое неподходящее для этого время.

- Ой! – Непонимающе завертела головой Катя. – Что случилось? Как?.. Почему «позлить»?

Андрей выдохнул. Странная догадка прошмыгнула где-то в подсознании, но стоило попытаться ее ухватить, тут же улетучилась за пределы понимания.

- Почему?! Так ты идешь или?.. – начал было Виктор, но крик Кати не дал закончить вопрос.

Боль, страх, безвоздушное пространство – еще мгновение назад этот кошмар не оставил ни камня от реальности окружающего мира. И теперь диван, где рядом сидел Андрей, казался сном, не вписывающимся в ужас действительности.

- Тише, девочка! Дыши… только дыши… – Нежного прикосновения рук Андрея было недостаточно, но все же Катя немного успокоилась. Она уже переставала отличать явь от вымысла и просто скользила по течению к той участи, которую уготовило затаившееся в особняке зло.

- Прекрати её трогать! – вспылил Виктор.

От неожиданности Катя подпрыгнула. Больше всего ее сейчас интересовал вопрос, что произошло до, во время и после нападения в гостиной. Но вместо этого она наблюдала неуместную перебранку двух самцов.

- Виктор, ты чего? Объясни, что здесь творится…

- Таня погибла, а вы тут сидите и ржете!

- Сейчас же замолчи! – Тут уже встал Андрей. – Не видишь, у твоей подруги шок! Хочешь довести ее окончательно?!

- Что-то пару минут назад это было незаметно… Или ты пытался воспользоваться?..

- Хватит! – Встав между мужчинами, Катя развела руками. – Пожалуйста!.. Таня… Как?..

Слёзы наворачивались на глаза, мысли путались и единственное, что сейчас могло ей помочь – это дружеская поддержка. Но Катя не могла обнять Виктора. Он почему-то злился на нее. А выяснять почему, не было сил. По той же причине Катя не могла обратиться к Андрею. И сдерживая эмоции, она закрыла глаза руками и понеслась прочь от невесть из-за чего сцепившихся «петухов».

- Вероника!.. – это было единственное, что смогла выговорить Катя, до того как разрыдаться в объятиях подруги. Но больше слов и не требовалось. Вероника чувствовала то же самое. Расплакавшись в ответ, она лишь прошептала «мы ещё живы».

«Прибить бы этих невростеничек!» – подумала Меланья, однако предпочла сдержаться. Конечно, подобраться к Андрею можно и без Кати. Вот только одного секса ведьме было уже мало.

Многие века во имя достижения своих целей Меланья творила зло за гранью человеческого понимания. Ничто не смело встать на пути исполнения её желаний. Но сегодня она встретила преграду, которую не смести монстрами и заклинаниями.

Флирт, искренность, любовь… Вселяясь в тела красавиц, Меланья легко уводила мужчин в безлюдные места, откуда те уже никогда не возвращались. Но для истинных чувств требовалось нечто большее. И это нечто оказалось за границами ее мастерства.

Сегодня Меланья изображала чувства: смеялась над шутками, удивлялась перипетиям историй. Но, судя по выражению лица Андрея, делала это как-то не так.

«Надо бы отрепетировать…» – Эта хорошая мысль пришла в голову ведьме, когда она заметила Вику. Та только что вышла из ванной и подошла к зеркалу. Да уж – старость хоть и оказалась всего лишь наваждением, избавиться от стоящей перед глазами картины собственного уродства у Вики никак не получалось.

«Гребень Эхродакона!» – Меланья пронеслась сквозь стены и схватила один из амулетов переселения. Подкинув его на кровать, она отправила вспышку света.

- Ай! – Вика отскочила от зеркала. Слишком ярко, слишком обжигающе.

- Дорогая!.. – влетел в комнату Олег. Но увидев, что с его любимой все в порядке, немного успокоился. – Ты кричала… Что случилось?

- Свет… – продолжая растирать глаза руками, произнесла Вика. Она хотела бы сказать больше, объяснить причину крика, но странная вспышка – это единственное, что произошло за последние несколько минут.

- Иди сюда, – улыбнулся Олег. Он поднял Вику на руки и отнес на кровать. – Тебе надо расслабиться.

- Олег! Я только из душа, – игриво оттолкнула друга Вика.

- Конечно, конечно… Опа! А это что такое? Я раньше не видел… – Олег поднял сделанный из чистого золота гребень и провел им по волосам Вики.

- Нет… Не надо. Я не могу… Что-то сломалось. Понимаешь… внутри меня. Таблетки уже не помогают.

- Ну, хорошо. – Олег прекратил с заигрываниями. – Просто полежим.

Вика кивнула. Всего минутка покоя. Это единственное, чего ей сейчас хотелось.

Но гребень был уже в её волосах. И, потянувшись, Меланья повернулась к Олегу.

- Привет, – прошептала она. – Объясни, чем я тебя зацепила? Что именно в моем лице…

- Чего?! – Олег прищурился. – Опять странный разговор. Что же там с тобой случилось? Сначала возраст и морщины. Теперь лицо просишь разглядывать. И зачем глаза так выпучиваешь?

Меланья фыркнула. Над изображением чувств ещё точно придется поработать, но затягивать с поднадоевшей группой гостей тоже совсем не хотелось.

- Ну что опять не так? – Отведя взгляд, Олег принялся растирать ладонями лоб. – Хорошо… Давай по-твоему. Тааак… Зацепило, значит. Сначала красивые длинные ноги на каблуках. Это за метров двадцать. Затем я присмотрелся. Заметил грудь. И этот взгляд…

- Да нет. Я не про это. Не про внешнюю красоту. Что в моем поведении вызывает настоящие чувства. Понимаешь, ведь красоток много, но ты со мной.

Олег задумался. В обычной ситуации он бы исчез ещё до того, как девушка закончила свой вопрос. Но сейчас бежать было некуда. Да и Вика ему действительно нравилась. И нравилась намного больше, чем остальные «красотки». Возможно, одной из причин было то, что она никогда ранее не задавала подобных вопросов, однако Олег предпочел оставить самокопание.

- Твои губки идеально подходят моим, – промурлыкал он и попытался поцеловать подругу. Вот только это не входило в планы Меланьи.

«Возможно, следует вселиться в мужское тело…» – подумала она, в очередной раз отталкивая Олега.

- Блин!.. Ну, Вика!

Не получив губы, Олег спустился ниже. Первым порывом Меланьи было врезать надоедливому бойфренду коленом в нос. Но поцелуи в животик оказались столь приятны, что ведьма прекратила сопротивление. Закрепив гребень покрепче, она позволила Олегу делать все, что заблагорассудится. И лишь когда тот вымотался и больше не мог доставлять удовольствие, Вика- Меланья выдернула гребень, а затем скрылась в закоулках особняка.

Странное чувство, похожее на стыд, заставило обойти комнату Андрея. Да и секса Меланье уже хватило. Сейчас ей нужна была лишь Катя. Вернее, её способность сводить с ума. И раз уж обследование объекта изнутри не принесло желаемого результата, оставалось только приблизиться снаружи. И как можно ближе.

Виктор все еще злился, но продолжать выяснять отношения в сложившейся ситуации было, по меньшей мере, глупо. А потому он просто ушел в сторону, ожидая, когда Катя придет в себя.

Подселиться к нему оказалось довольно просто. Виктор как раз обедал, а амулет Пакральи легко было принять за горошину. Оказавшись в желудке Виктора по его воле, заклятие тут же пробудилось.

- Вау! – воскликнула Меланья, отведав странное блюдо из картонной коробки.

На несколько минут «набор лиц» Кати отошёл на второй план. Такую еду Меланья ещё не пробовала.

Вонючая, острая, сладкая, отвратительная, вкусная… Сразу было и не понять. Но времени на выяснения не оставалось. Амулет Пакральи не баловал вместимостью. И если Меланье нужна Катя, то пора закругляться с поеданием всяких гадостей.

Отложив коробку, Виктор встал со стула, подошёл к двери Кати и постучал.

- Катя, это я… Открой, пожалуйста, – произнёс Виктор.

Прошло несколько секунд, прежде чем замок щелкнул, и в проёме показалась Катя.

- Прости, пожалуйста, – пробубнил Виктор, вглядываясь в красные от слез глаза.

- Да… Хотя, возможно, ты и прав. Я совершенно не помню отрезок между безвоздушным кошмаром и твоим визитом. Мне сказали, что я заигрывала с Андреем. Но я не могла… Ничего не понимаю.

- Можно войти? – спросил Виктор-Меланья с примирительной улыбкой.

- Конечно. Виктор, ты знаешь…

Катя замолчала. С трудом успев развернуть Виктора, прежде чем закатить глаза, ведьма чуть на практике не применила высказывание о вытаскивании слов клещами.

«Неужели ЭТО может нравиться мужчинам?! Где страсть, где огонь в глазах?» – Меланья не моргала, пытаясь найти те черты, которые так привлекли Андрея.

- Я люблю тебя, – выпалила ведьма, поняв, что действие амулета скоро прекратится.

- Оу… – только и смогла произнести Катя, но удивление на её лице говорило намного больше слов.

«Вот! Вот-вот!» – вопила про себя Меланья. Самые настоящие «выпученные глаза». Разве она делала не так?

- Голова идет кругом. Если бы ты знал… Это самые лучшие слова. И раньше я их ждала. Действительно ждала. Просто сейчас… я уже не отличаю явь от кошмара. Вдруг ты не настоящий…

«Какая проницательность, – про себя хмыкнула ведьма. – А по виду и не скажешь».

- Катя, я здесь! С тобой. Я всегда буду рядом! До последнего вздоха…

Виктор прикоснулся к щеке Кати, затем нежно провёл по её волосам. И Катя ответила. Поцеловав руку Виктора, она улыбнулась и прошептала:

- Спасибо… Я больше не могу быть одной.

На мгновение Меланье показалось, что Катя не собирается ограничиваться прикосновениями. Но как может она отвечать на чувства Виктора, если ещё совсем недавно строила глазки Андрею?

- Виктор?.. Что с тобой?

Заметив недоумение на лице Кати, ведьма остановилась. Уже занесенная для удара рука вдруг снова стала нежной и любящей.

- Всё хорошо… Я рад, что мы всё прояснили. Но есть одна вещь… Я должен проверить, – с этими словами Меланья увела Виктора подальше.

«Ничего не выйдет. Придется ждать, пока эта девка сама очарует Андрея. Но Виктор… Он мешает», – обдумывая свои дальнейшие действия, Меланья посмотрела в зеркало.

Такой серьезный, с густыми темными волосами и взглядом, проникающим в самые глубины подсознания. Ведьма понимала, почему Катя готова была отдаться этому высокому мужественному парню. Но чувства студентки волновали её в самую последнюю очередь.

«Амулет Пакральи… Не оставлять же его». – Меланья зло усмехнулась.

В обличии Виктора Кравского это смотрелось довольно неожиданно. Особенно учитывая маленькую дырочку, оставшуюся в его теле после изъятия амулета.

Меланья исчезла. А Виктор так и продолжил стоять. Недоуменно разглядывая себя в зеркале, он пытался вспомнить, как покинул комнату и очутился здесь, в прихожей.

- Придурок! – послышалось откуда-то сверху.

Виктор, наконец, пришел в себя. Развернувшись, он сделал два шага и тут же схватился за живот. Странное ощущение, когда и больно, и чешется, заставило его остановиться. Но не успел он разобраться в симптомах, как в дверь позвонили.

Виктор рванул к выходу. Надежда, что зловещая охрана особняка на время покинула свою вахту, частично оправдалась. Но уход Меланьи не означал снятие её чар. Поэтому торговые представители так и не распространили кабельные сети своей компании на владения ведьмы.

- Да уж! Могли бы хоть предупредить. Сами же вызывали, – донеслось из-за двери.

- Помогите!!! На помощь! – студенты, столпившиеся у выхода, кричали как могли, однако их голоса долетали лишь до усовершенствованного Меланьей барьера.

- Виктор, ты проверил? – спросила Катя, когда «продавцы услуг» пошли в атаку на следующий адрес.

- Что? В смысле «проверил»? – в голосе Виктора отчетливо улавливалась раздраженность, и Катя непонимающе нахмурила лобик.

- Опять злишься? Ты же сам сбежал! Что-то вспомнил, помчался проверить. Или это была лишь отмазка? Хотел уйти – сказал бы прямо!

- Катя, извини. Не думал, что с тобой всё так плохо. – Виктор замолчал на мгновение. Его живот вновь напомнил о себе. Однако происходящее заставляло на время забыть о боли. – Эти провалы в памяти… Хотя такое уже было раньше. Притом со всеми. На всякий случай – в последний раз, когда я тебя видел, ты болтала с Искриным, а затем в слезах убежала.

- Нет! Это уже ни в какие ворота! То есть ты хочешь сказать, что не помнишь, как признавался в любви?!

Возмущение Кати оказалось столь громким, что проинформировало о случившемся всех обитателей особняка.

- Да уж!.. Нашли время! Но все равно – поздравляю, – кивнула Вероника, продолжая нервно щелкать пальцами.

- Всё фигня! – с театральным негодованием заявил Олег. – Моя, например, не заметила, как мы занимались сексом. И если честно, я очень надеюсь, что здесь задействованы злые силы.

- Правильно! Обсудим нашу интимную жизнь! Способов выбраться не осталось, так что поиздеваемся на Барановой! – почти прокричала Вика, осознавая, что Ира действительно готова наброситься на соперницу.

- Достали! Больше не могу!.. Кто творит все это?! Знаю, ты сейчас наблюдаешь! Ну, давай! Прибей меня! – голос Светы эхом пронесся по дому, но ответа не последовало.

- Он жив, Светусь… Слышишь? Макс жив!.. Мы найдём выход. Обязательно, – как-то неуверенно произнесла Вероника, обнимая подругу.

- И вдруг все замолчали, – пробормотал Андрей, почесывая затылок. – Понимаю… Мы тут на взводе. Но все же Катя подняла очень важную тему. И она… предполагает обсуждение, как там Вика орала, интимной жизни?

Катя покачала головой. Она не хотела больше говорить. Какой смысл выяснять отношения, когда смерть является лишь вопросом времени. Но Андрей продолжил:

- Провалы в памяти – это одно. Но возникает проблема действий по принуждению. И я хочу понять, – он стыдливо закрыл глаза руками. – Ай! Лучше спрошу прямо! Здесь кто-нибудь проводил со мной ночь?

- Размечтался! – воскликнула Света, закатив глаза.

Олег задумался, а Виктор вопросительно посмотрел на Катю.

- Ты совсем сдурел?! – удивилась Катя. – Вот из-за чего всё! Неужели ты считаешь, что я могла бы вот так сразу…

- Ну, сейчас ситуация, скажем так, не совсем обычная, – прервал девушку Андрей. – Но сразу признаюсь, это была не Катя.

- И не я, – почти хором сказали Вероника и Ира.

- Тааак!.. – Олег сжал кулаки, но Вика не дала ему разозлиться, наступив со всей силы на ногу. – Дура!

- Идиот!

- НЕ ВИКА! – поняв, что натворил, завопил Андрей.

- Точно? – хмыкнул Олег. – А то ведь она не помнит, как кувыркалась со мной, что уж говорить о…

- Повторяю – не она! И… Кого еще обвиняют в том, что он не совершал? Значит, Виктор объяснялся в любви, – Андрей осмотрелся. – Павел, скажи, к тебе тут никто не приставал?

Павел устало поднял голову. Он уже решил, что не встанет с дивана, даже если из стены выскочит очередной монстр. Но вопрос Андрея несколько приободрил готового к вечному сну парня.

- Если бы! А что, тебе хорошо перепало?

- Эмм… Это сейчас абсолютно не важно.

- Для тебя, возможно, – вздохнула Вероника. – Но если я завалюсь к кому-нибудь из вас в комнату и… В общем, лучше прибейте. Потому что, если воспользуетесь, я всем бошки попроламываю.

- Тогда возникает вопрос, – Катя на мгновение задумалась. – Это какое-то воздействие на наше сознание и поведение или, что намного хуже, нечто вселяется и?..

- История с пожаром! – вспомнила Света. – Таня никогда бы не сказала такое. Мы все видели её пьяной. Всего однажды, но и этого хватило. О, Боже!.. Эта тварь может сейчас быть внутри любого из нас…

Катя сглотнула. Ей казалось, что за прошедшие дни ребята пережили все возможные ужасы. Но осознание, что их телами пользовались в самых разных целях, заставило вновь ощутить полное неприятие действительности.

- НекоторАЕ или некоторЫЯ просто не признается, что перепихнулась с Искриным под воздействием адреналина или чего-то более запрещенного, – устало пробормотал Павел.

- Блин!.. – Все оглянулись на Олега. Но он не стал продолжать, а только хлопнул себя по лбу, да так и замер в позе, говорящей о состоянии полного обалдевания.

- По крайней мере, это было тело Вики! – Поняв, что до Олега, наконец, дошло, Света вспомнила странные заигрывания Андрея.

Это было намного страшнее нападения монстров. Это было предательство. Осознав измену Максу, она отчаянно замахала головой и убежала прочь.

- Неужели с ней? – подмигнул Андрею Павел.

Тот не ответил. Ему было слишком тяжело. Никогда раньше Андрей не прикасался к женщинам, которые не желали этого. А сейчас над каждой из студенток навис Дамоклов меч, удар которого зависит лишь от его слов.

- Всё! Больше не касаемся этого вопроса. Что было, то было, – Андрей с подозрением осмотрел остальных. – На повестке дня совсем другая проблема – марионетки.

- Это ты нас так называешь? – скривилась Ира. – Хотя да. Это же очевидно… Вот только пока захват тел остается всего лишь теорией. Я, например, могу с полной уверенностью сказать, что помню всё! И никакой криминальный элемент меня точно не лапал.

Андрей закашлялся. Своим заявлением Баранова заставила разбежаться любые догадки, едва наметившиеся в его голове. Поэтому чтобы совсем не запутаться Андрей отправился в предоставленный ему для проживания кабинет.

Оставаться возле выхода не имело смысла, и студенты побрели на кухню. Зажевать стресс, конечно, было уже невозможно. Однако приговоренные к смерти всегда имеют право на последнюю трапезу. И даже новый звонок в дверь не заставил их вернуться.

- Ты слышишь что-нибудь? – спросил Анатолий.

- Ни звука, – пожал плечами Игорь.

Рабочий день милиционеров уже закончился, и проверка жалобы на шум перешла в разряд фиктивных. Тем более что звонок поступил из дома, находящегося чуть ли не в километре от особняка Меланьи.

- Да вроде всё спокойно… – пробубнил Анатолий.

- Согласен. Вот только где все жильцы?..

- Считаешь, надо вломиться?

- Только не это. У меня ещё за прошлый раз из премии вычитают. – Попытавшись разглядеть что-нибудь в ближайшем окне, Игорь махнул рукой и отправился к машине.


***


Она не слышала звонков, не знала, что гости начинают догадываться о её «визитах». Меланью сейчас волновало другое. Непонятное чувство мешало действовать. И чтобы разобраться в себе, ей срочно требовалось живое тело.

- Нет сигнала! Впрочем, как и вчера, как и позавчера, как и…

- Да поняла я твою мысль! Но вышка же рядом. Долбанные современные привидения! Даже сотовые глушить научились.

Вика схватила стул и запустила его в окно.

- Ну же, Олег! Зря, что ли, такие мускулы накачал?!

- Хорошо, давай еще раз. Хотя вчера не вышло, как, впрочем, и позавчера, и…

- Сейчас в тебя чем-нибудь запущу! – не выдержала Вика.

«Опять эти двое собачатся», – подумала Меланья и направилась к другим телам.

Задумавшаяся Катя показалась легкой добычей, и ведьма без раздумий присвоила ее тело.

«Почему так темно?» – к своему удивлению подумала Меланья.

Раньше ей не хотелось света. Не хотелось радоваться жизни, прыгать, улыбаться…

Катя-Меланья побежала к лестнице. На нее давил этот дом. Переживший не одно побоище, мрачный, он казался воплощением всей прошлой жизни. Но сегодня все должно измениться! Меланья, наконец, поняла, за что борются остальные люди. Возможно, не до конца и со значительными оговорками…

- Оуу!.. Привет! – столкнувшись на ступеньках с Андреем, Катя расплылась в широкой улыбке.

- Привет! – улыбнулся в ответ Андрей. – Кажется, я недорассказал тебе историю. Виктор помешал.

- Ага! Точно! Я зайду к тебе минут через пять.

Меланья помчалась вниз. А Андрей так и остался стоять. Он не знал, кто или что пообещало наведаться к нему в комнату, но это точно была не Катя. Не пройдя проверку, ведьма обнаружила себя. И это давало живым шанс. Вот только какое оружие уничтожит зло раз и навсегда? Какое оружие способно убить призрака, оставив в живых Катю?

Андрей сел на ступеньки. Он больше не мог думать. Или не хотел… Как же сложно принять решение, когда выход всего один, но он никак тебя не устраивает.

Остальные имеют право знать. Нельзя лишать их права бороться. Но тогда они наверняка убьют Катю…

Закрыв глаза руками, Андрей не заметил поток света, хлынувший в особняк сквозь открытую дверь. Сняв заклинания, Меланья вышла на крыльцо и подставила лицо лучам Солнца. Ей было так хорошо.

«Они не заслуживают смерти», – подумала ведьма.

Делая шаг вперед, она собиралась отпустить гостей. По крайней мере, на сегодня. Но ее планам не дано было осуществиться. Маленькая точка со свистом приближалась к груди Кати. И Меланья быстро нагнулась, чтобы через мгновение увидеть стрелу, вонзившуюся в дверную раму.

Дрожь пробежала по ее телу. Меланья знала, что это была не обычная стрела. Магию амаличей нельзя скрыть от своих... Тогда Меланья посмотрела на припаркованный неподалеку фургон.

Вторая стрела, выпущенная вдогонку первой, также не достигла своей цели. Однако этого сейчас и не требовалось. Он заявил о себе… о своем возвращении.

- Боеслав, – прошептала Меланья, вглядываясь в затемненные окна. – Блин! Как же ты не вовремя…


Глава 18. Бессмертие. Часть I

- Всё правда, деточка… Всё правда. – Эти слова Пеклы всегда забавляли Меланью. Неужели она действительно думает, что девочка верит её историям?

Но, несмотря на невероятные события, которые раз за разом описывала «няня», Меланья продолжала слушать её сказки и даже получала при этом некое подобие удовольствия.

- Ты куда? Не надо… – как-то неуверенно попыталась остановить свою подопечную Пекла.

Ведьмочка только хмыкнула. Ещё чего? Исполнять приказ обычного человека?! Да ни в коем разе! Меланья, конечно, понимала, что её сил не хватит, чтобы противостоять всем угрозам. Однако для этого есть охрана, есть управляемые, есть Пекла, в конце концов.

Если Меланья оступится, они должны подхватить. Если потеряется, должны найти. Если поранится, им не жить. Всем, кроме Пеклы. Эта маленькая бледная женщина с проседью в волосах слишком мало ценит собственную жизнь. Но она любит своего внука. А значит, сделает всё, чтобы Меланья была довольна.

Волуновье – очередное пристанище рода Левии. Это поселение с радостью отпустило прежних владельцев и со слезами на глазах поприветствовало новых. Но мнение его жителей никого не интересовало. Амаличи могли брать всё, что заблагорассудится. И помешать им решались либо глупцы, либо те, кому терять было уже нечего.

Когда Пекла впервые пала на колени перед новыми господами, они даже не взглянули на измученную горем женщину. Левии и раньше не слишком заботились о потребностях своих «рабов». А после нападения в Прилесье никакие мольбы не могли заставить посочувствовать человеческому горю.

Но Пекла не сдавалась. Она приходила снова и снова, пока Левии не решили, что упорству этой женщины есть соответствующее применение. Её внук умирал. Амаличи легко могли бы полностью излечить его. Вот только срок человеческой благодарности не вечен. А значит, стимул для подчинения не должен исчезать. Никогда…

До случая в Прилесье Левии и подумать не могли, что кто-нибудь из людей посмеет в открытую напасть на одного из амаличей. Но теперь ситуация изменилась. А потому охрана и наблюдение за дочерью перешли в разряд задач первостепенной важности.

Наёмники – лучшие бойцы, которые ради работы на амаличей пойдут на любые злодеяния. Управляемые – люди, лишенные на время собственного сознания. Их воля подавлялась, а жизнь представляет собой череду безрадостных мгновений заточения в темницах амаличей. Большую часть времени управляемые бездействуют. Однако при первой же угрозе Левии чувствуют своих «марионеток» и моментально подключаются, чтобы, используя чужие тела, дать отпор любому врагу.

А ещё была Пекла… Каждый день она следила за девочкой, каждый день молила, чтобы та не набедокурила. И возвращая Меланью в целости и сохранности, получала лекарство. Несколько капель снадобья с крупицей ведьмовства амаличей. Их действия хватит лишь на день. Как раз достаточно, чтобы внук Пеклы дожил до следующей «зарплаты».

Меланью не заботили причины людского подчинения. Она воспринимала это как данность. Впрочем, как и остальные её соплеменники. Угрозы, страх, сверхъестественные способности «хозяев» – то, на чем строилась власть амаличей, когда-нибудь должно было погубить их. Но, имея доступ к магии, глупо сидеть без дела и ожидать восстания.

Год за годом гнев крестьян накапливался. Остатки же Крималей, напротив, медленно ослабевали. Сами по себе жестокости и издевательства не требовали особых затрат магии. Однако это не единственное развлечение, которое позволяли себе амаличи. Они творили и разрушали, покушались на соседние земли, просто потому что могли, и после завоевания покидали их. Но больше всего сил отбирала внутренняя борьба.

Всё началось с Илопа Буйного. Естественно, поначалу его звали просто Илопом. Он первым решился напасть на одного из своих соплеменников. И ему удалось… Ландерий пал, а все принадлежащие ему воины сгорели заживо.

Амаличи не сразу поверили в случившееся. То, что осталось после гибели одного из них, пугало и заставляло искать иное объяснение, нежели рядовое убийство. Что за магию применил Илоп? Какие темные силы призвал для помощи в задуманном?

Однако, как выяснилось, иссушенное старческое тело, которое исчезало из нашего мира, поглощая само себя, не было результатом воздействия внешней магии. Ландерий всего лишь лишился сил. Не без помощи Илопа, но всё же по своей вине.

Он перестарался. В своих экспериментах по омоложению Ландерий зашел слишком далеко. Применяя магию на себе, он искал способ продлить свое существование. Однако знания амаличей пока были скудны, а сила жаждала вырваться на волю. Попытки запереть её в собственном теле изначально не могли привести ни к чему хорошему. И после битвы с Илопом Ландерий больше не мог сдерживать свою новую сущность. Она хотела поглотить хозяина, но при этом не собиралась уничтожать себя. А потому, иссушив занимаемую плоть, она просто раз за разом восстанавливалась и снова пожирала саму себя.

Результат эксперимента оказался пугающим. Однако Ландерия можно понять. Этот широкоплечий воин был одним из двадцати пяти. Но в тот день, когда амаличи обнаружили вместилище древней магии, он уже считался долгожителем. А зачем нужна сила, если каждый следующий день может оказаться последним?

Ландерий определенно не принадлежал к числу тех людей, кто сдается без боя. Едва заполучив силу, он погрузился в неё целиком. Вместе с остальными пережившими переход Крималями он искал ответы. Не взирая на цену, которую платили беспомощные в борьбе за свою жизнь люди, амаличи расширяли собственные возможности. Вот только ответы на главные вопросы Ландерия, пока не желали быть найденными.

Может ли магия обернуть время вспять? Может ли даровать молодость или хотя бы замедлить старение? Как выяснилось, да…

Это было вопросом времени, когда кто-нибудь обнаружит путь к бессмертию. Ландерий пробирался вслепую. Действуя наугад, он вывел рецепт, по которому при полной луне даровалась регенерация. Заклинание, три человеческих жизни – и любые раны затягивались. Но поскольку амаличи могли пораниться не только в полнолуние, а срок действия снадобья исчерпывался одной ночью, требовалось продолжать поиски.

Не страшась экспериментировать на себе, Ландерий поглощал все варианты приготавливаемых зелий. К счастью, большинство побочных эффектов легко исцелялось все той же магией. Однако в нескольких случаях Ландерию пришлось изрядно помучиться, чтобы вновь вернуться в свою обычную форму. Особенно это касалось того раза, когда он ввалился в кабак, стоя на руках, которые проросли сквозь ноги, и ощупывая всё ступнями, находящимися теперь на месте глаз.

Но все же, несмотря на все трудности, правило, что упорство, в конце концов, даст свои плоды, никто не отменял. Вот и Ландерий получил желаемое.

Новое снадобье действительно даровало молодость. Очень медленно, возвращая за раз всего по несколько дней жизни. Однако и это было достижением.

Ландерий ликовал. Вернув все органы в надлежащие места, он наслаждался жизнью. А, насытившись, взялся за создание собственной армии.

Илоп тоже жаждал жить вечно. Но вражда с Ландерием мешала плодотворному обмену знаниями. И вскоре конфликт привел к первой войне между амаличами. Вернее между людьми, принадлежащими амаличам.

Тысячи человеческих жизней, десятки сражений. И ни одной из сторон уже не было дела до причины происходящего. Найдя способ раздобыть секрет снадобий омоложения Ландерия, Илоп приступил к собственным опытам. А безумие в его глазах тем временем проявлялось всё отчетливее.

Победа над Ландерием принесла лишь тягу к убиению себе подобных. Почувствовав, что магия на крови соплеменников способна творить чудеса ранее неведомые, Илоп взялся а совершенствование собственного тела. Ему было плевать, что дух страдает и сжимается. Главное – это способность пережить те казни, которые придумают оставшиеся амаличи в случае поимки сородича.

И он не прогадал. После сожжения войск Ландерия Кримали сомкнули свои ряды. Продолжая собственные поиски источника продления жизни, они улучшали свои познания в магии. Но всё же этого оказалось недостаточно, чтобы поймать безумного Буйного.

Зима сменила осень, а лето весну уже пять раз. Илоп продолжал безнаказанно убивать и грабить. И никто не смог прекратить его налёты. Не смог, пока амаличи не устроили ловушку, способную не только заманить, но и удержать их все больше лишающегося разума соплеменника.

Это было его последнее нападение. Незапланированное Илопом, но подстроенное другими Крималями. Именно тогда удалось схватить Буйного, именно тогда Боеслав лишился всего.

Однако до судьбы Меньшого никому не было дела. Единственное, что тогда волновало амаличей – сохранять ли жизнь самому Илопу. Уж слишком много сил скопилось у Буйного. И никто не ведал, чем обернется попытка лишить его магии. Но какие бы заклинания не защищали Буйного, они не могут действовать вечно. И темница, из которой невозможно выбраться, стала решением, принятым всеми.

Поместив Илопа в непроницаемую для магии клетку, Кримали приказали засыпать его землей. А сверху нарисовали невидимый для человеческого глаза символ. Теперь Буйный не мог выбраться, а вскоре не мог и дышать. Но даже когда земля заполнила его легкие, тело продолжало жить. Магия поддерживала его, а новое заклинание пока еще условного бессмертия исполняло заложенные в него пытки жизнью.

В Волуновье тем временем подрастала девочка. Становясь с каждым годом всё краше, Меланья свысока взирала на всех вокруг и искала хоть какое-нибудь сносное развлечение в мире, где ей так легко получить абсолютно всё.

- Привет! Ты, должно быть, Мел? – непонятно откуда взявшийся девичий голос казался столь красивым, что ведьма замотала головой в поисках его обладателя. И как только нашла, скривилась от зависти.

Стройная, высокая, она казалась воплощением мечты любого живого существа. Быть ею или быть с нею – вот единственное отличие в мыслях увидевших её людей. Взирая глазами цвета неба, она заразительно улыбалась и словно ожидала улыбки в ответ.

- Что надо? – хмыкнула Меланья, обдумывая, каким образом лучше вырвать эти прекрасные светлые волосы: по одному или сразу срезать весь скальп.

- Эмм… – Незнакомка слегка растерялась. Видимо, до этого она не успела познакомиться с недружелюбием. – Я Эва. Буду жить с вами.

- В смысле «с вами»? – медленно вставая и раскручивая пальцами заклинание повиновения, спросила Меланья.

- Я сирота. Но амаличам сейчас не выжить в одиночку. Это просто чудесно, что твои родители согласились приютить меня.

- Погод… кхх… – поперхнулась Меланья, едва успев отменить заклятие, до того как оно станет заметно. – Ты из амаличей? И с какой это стати мы должны брать тебя к себе?!

- Да, я… Извини. – Всхлипнув, Эва побежала прочь. А Меланья так и осталась стоять. Странное новое чувство мешало понять, что именно следует предпринять в данной ситуации. Ясно было лишь одно – соперница должна исчезнуть. И исчезнуть так, чтобы родители не заподозрили саму Меланью.

Вот только ничего не вышло. Девушки пока были равны по силе. И это злило Меланью больше всего. Неужели какая-то сирота может сравниться с той, что получила силу в числе первых амаличей?

Простая крестьянка – вот кем являлась мать Эвы. Наверняка это была очень красивая женщина, раз уж Илоп Буйный не только надругался над ней, но и позволил выносить его ребенка. Однако всё равно – самая обычная женщина!..

Меланье ещё долго пришлось возмущаться. Но однажды настал тот час, когда она осознала, что не всем желаниям суждено сбыться. А если действительно хочешь достичь желаемого, придется полагаться только на себя.

Достигнув совершеннолетия, Меланья выпила свою первую порцию продлевающего молодость снадобья. Теперь убить её стало ещё сложнее. А всё из-за нового рецепта. Как бы амаличи не относились к Илопу и его деяниям, в конечном итоге это привело к расширению границ магии.

Однако Меланье всё равно было мало. Она могла убить любого человека, но Эва не была человеком. Она могла жить в три раза дольше, чем дозволяла природа, но смерть отошла лишь на несколько шагов. Меланья же не собиралась с ней встречаться вовсе.

Погружаясь в изучение магии, она всё дальше отдалялась от своих сородичей. Хотя на деле никто этого не замечал. Левии уже привыкли, что их дочь существует поодаль от остальных. Друзья ничего не поняли ввиду их отсутствия. А Пекла… Эта женщина давно затянула себе петлю на шее. На следующий же день после последней «зарплаты». Её услуги больше не требовались, а значит, никто не озаботился добавить порцию целебного зелья в пузырек с обычной речной водой.

«Они знают. Они чувствуют. Придётся обманывать. Они закопали Илопа за убийство своего. Не хочу глотать землю», – думала Меланья.

Ей сложно давались эмоции, но все же она смогла найти пару выражений лица, которые не подтверждали желание убить приблудную сестру. И что самое удивительное, многие поверили.

Это было время надежды. Тогда Левиям казалось, что девушки, наконец, нашли общий язык. Эва радовалась предчувствию свободы. Хотя и продолжала бояться. А Меланья… Будто кто-нибудь мог понять, что на самом деле творится внутри этой загадочной красавицы!

Однажды, прогуливаясь в лесу, Эва наткнулась на логово гадюк. Страшные для обычного человека змеи не могли напугать одну из амаличей. Та, чья кровь не подвластна ядам, а плоть заживает от капли магии, страшилась иного. Но всё же Эва отшатнулась. Словно ощутив знакомый взгляд тёмных глаз, она прошептала заклинание и сжала защитный амулет.

Невидимый поток магии окружил Эву, отбросив всё живое на несколько метров. Кузнечики, сбивая в своём полёте пчел, стрекотали так, что впору было отплясывать чечётку. А бабочки врезались в деревья и лишались своих фантастически расцвеченных крыльев.

Стараясь успокоиться, Эва медленно вдыхала и выдыхала воздух. Она знала, что змея была всего лишь змеёй. Если бы она и впрямь оказалась посланницей Меланьи, защитная магия не подействовала бы. Но осознание отсутствия угрозы не помогло избавиться от страха. Это чувство, без которого Эва уже не могла представить свою жизнь, не покидало ни на мгновение. А наигранные улыбки «сестры» приводили лишь к дрожи, распространяющейся по всему телу.

Меланья терпела так долго, как не терпела никогда более. Позволив Эве дожить до совершеннолетия, она обнаружила, что обряд посвящения в ведьмы не усложнит исполнение задуманного. Желая нормальной жизни, Эва отказалась от напитка молодости. Она не собиралась лишаться части себя, не собиралась убивать, чтобы продлить свои дни. И из-за этого Меланья возненавидела сестру ещё больше.

Когда Он впервые приехал в Волуновье, сердца всех девушек мгновенно нашли своего хозяина. Высокий, красивый, он сидел на коне так, как может сидеть только истинный воин. Каштановые кудри растрепал ветер. Но получившаяся прическа идеально сочеталась с остальным образом. Пара шрамов, свидетельствующих о боевых подвигах, расположились столь удачно, что казались специально созданными самой природой, дабы подчеркнуть мужественность собственного творения.

Лишь взгляд Азалина не соответствовал совершенству. Слишком добрый, слишком чистый. Именно этот взгляд заставил на миг замереть сердце Эвы. Но замерло оно лишь для того, чтобы раскрыться. И Эва влюбилась. Впервые и навсегда. Теперь она точно знала, что сделала правильный выбор. Жизнь без магии на людской крови, путь к старости вместе с любимым мужчиной.

Меланья тоже повстречала Азалина. Оценив его красоту, она тихонько хмыкнула и отправилась за дневной травой. И уже через мгновение позабыла о совершенном представителе рода человеческого.

Лишь вечером того же дня, когда поведение сестры заставило насторожиться, Меланья с интересом принялась искать причину перемен.

Эва никогда не умела врать. Да и не хотела. Изучив магию в достаточной для самозащиты степени, она собиралась покинуть приютивший её род Левии. А теперь она могла покинуть его, не оставшись в одиночестве.

Азалин понял, что нашел свою судьбу, стоило Эве поднести ему чашу с водой. Но познакомиться подошла не она одна.

- Приветствуем тебя в нашем славном поселении! – Улыбаясь своей самой лучезарной улыбкой, Меланья обошла соперницу и встала впереди.

- Спасибо, красавица. Я проездом, – кивнул Азалин, переводя взгляд на Эву.

Это был удар в спину. Меланья ещё могла стерпеть, когда крестьяне с радостью приветствовали Эву, а настоящую наследницу рода предпочитали обходить стороной. Но когда обычный мужик даже не удосуживается задержать взгляд на роскошном теле Меланьи, на её идеальном лице. Такое поведение не могло остаться безнаказанным.

Но убить парня было слишком просто. И слишком рано. Чувства должны окрепнуть, а надежда разгореться ярким пламенем. Так будет больнее. А главное – веселее.

Каждый день Меланья мешала сестре, раз за разом придумывая для неё новые поручения. Сама же использовала любую возможность, чтобы повстречаться с Азалином. Однако он и не думал флиртовать не с той амаличи. И Меланья почувствовала азарт. Она привыкла получать желаемое. И обычно таковым становилось то, чего желали другие.

Вот только человеческая воля не вещь. Азалин выбрал Эву не только из-за внешности. Ее душа была не менее прекрасна. Осознав это, Меланья, наконец, сдалась. Нет, она все еще хотела быть с Азалином любой ценой. Но обычные методы показали лишь свою бесполезность.

Заклинание Агавы-Рао, сокрытое от большинства амаличей, подарило себя Меланье благодаря её стараниям и упорству. И ведьма тут же воспользовалась предоставленной возможностью.

Два браслета, два камня Рао. Один из них – Эва, другой – Меланья. Объединив их, ведьма произнесла слова:

- То бривше краса. Половина на частку. Что было по одну сторонку, то не было по другу. Возьми мою личину. А мне и твоя сойдзе. Коль я прерву компилку, всея ты снова станешь.

Браслеты ожили и скрестились, но стоило Меланье коснуться одного из них, как он обвил ее руку и, выпустив зубки, закусил собственный хвост.

Всё было готово. Оставалась только одна мелочь – заставить Эву взять второй камень.

Меланья знала, что сестра не станет носить её подарок, но если браслет преподнесёт Азалин, то Эва с ним ни за что не расстанется.

Применив заклинание подчинения, Меланья отправила Азалина к возлюбленной и вскоре с ухмылкой наблюдала, как сестра разглядывает собственное запястье. Как же легко порой манипулировать людьми. Особенно, если они столь наивны. Хотя большинству влюбленных свойственна эпидемия наивности. А парни часто дарят украшения своим девушкам.

Если принять всё это во внимание, то может показаться, что в данной ситуации любой бы справился. Но Меланья уже усвоила урок – самый лучший план, самый простой. Чем меньше переменных, тем больше шансов, что всё пройдет как надо.

И всё действительно прошло как надо. Теперь, едва прикоснувшись к своему камню, Меланья принимала облик сестры, а та в свою очередь казалась Азалину Меланьей. Но только Азалину. В реальности внешность девушек не менялась, и без посторонней помощи Эва никогда не догадалась бы, почему её возлюбленный временами иначе смотрит на Меланью, почему нежно касается её руки. И Эва испугалась. Надежда на счастливое будущее вновь начала таять. Тогда она решилась на разговор.

- Я уеду, Мел. Уеду далеко. Ты больше никогда обо мне не услышишь.

- Позволить тебе быть счастливой?.. – Меланья сделала вид, что задумалась. – Пожалуй… Давай так – если он выберет тебя, я не стану мешать.

Эве стоило отказаться. Она ведь хорошо знала Меланью и на что та способна. Но всё же почему-то она посчитала, что эта схватка будет честной. Ошибка, стоившая Эве всего…

Прошёл месяц с тех пор, как Азалин решил задержаться в Волуновье. И Эва всё чаще заставала Меланью с любимым. Больше медлить было нельзя, и она решилась.

Эва бежала к озеру. Она знала, что Азалин сейчас там.

«Отдаться… Это единственный выход. На этот раз я не стану ждать. Хватит соревнований! Никто не оспорит наш брак. Если я решусь, союз будет считаться заключенным». – Мысли вели Эву навстречу судьбе. Но когда озеро было уже совсем близко, она остановилась.

«Всего мгновение, чтобы перевести дыхание. Соберись, Эва… Ты же хочешь этого». Но, несмотря на необходимость, ей вовсе не хотелось пользоваться законом о взявшем честь девушки. Неужели она может пойти на такое – принудить мужчину на жизнь с собой?

«Он не знает Меланью. Я должна спасти…»

Эва хотела уже выйти из-за скрывающих её деревьев, но тут из воды показался Азалин. С восхищением она взирала на его идеальное тело. И все сомнения растаяли. Эва сделала шаг. Замерла… И с беззвучным криком вцепилась в дерево. За Азалином из воды выходила Меланья. Нагая, покачивая бедрами, эта девица явно только что получила желаемое. Словно зная, что за деревьями скрывается соперница, она посмотрела прямо на Эву. И этот торжествующий взгляд показался самым страшным наказанием за все прошлые и будущие грехи.

А ведь Азалин не ведал, кто шёл за ним. Он купался один, и не трогал Меланью. Он не тронул бы и Эву. Негоже настоящему мужчине портить девицу до свадьбы. Но в этой войне правила Азалина больше никого не интересовали.

Заклятие бега действовало безотказно. Никаких остановок и одышек. Эва бежала. И встречный ветер – единственное, что спасало её от отчаяния.

Когда дверь позади захлопнулась. Когда Эва поняла, что в доме больше никого нет. Только тогда она позволила эмоциям выплеснуться и, стиснув зубы, рухнула на кровать. Всё было кончено. Она потерпела поражение и должна была как можно быстрее покинуть Волуновье.

На следующий день Эва приближалась к Травозале. Она не собиралась задерживаться в этом поселении, но ночевать в лесу как-то не хотелось. Покончив с трапезой, Эва взглянула на браслет. Последнее напоминание о предавшем её мужчине.

Эва грустно усмехнулась и потянула за ремешок. Но тот и не думал поддаваться. Попробовав снова, она пригляделась к странному камню, спрятавшемуся в глазнице непонятного зверя. И в это мгновение её осенило. Эва схватила нож и принялась резать браслет. Но никакие ухищрения не могли победить древнюю магию.

В голове промелькнули догадки, одна страшнее другой. И страх за жизнь возлюбленного погнал Эву назад.

Жилище Меланьи хорошо защищалось. Но защита предназначалась от обычных людей. Кровная амаличи легко зашла в дом. И увидев обидчицу, набросилась на неё с проклятым серпом.

Меланья легко увернулась. В отличие от Эвы она умела постоять за себя. Однако стоило Азалину вбежать в комнату, Меланья пропустила один из ударов. Пропустила намеренно. Выбрав тот удар, который не принесет значительного вреда, но приведет к появлению крови, она с криком отшатнулась и закрыла лицо руками.

Окровавленный серп – вот, что увидел Азалин. И последовавший удар воина предназначался для убийства. Быстрый, инстинктивный, он отбросил Эву на несколько метров.

Меданья расхохоталась. Разглядывая истекающую кровью сестру, она приблизилась к Азалину. Но Эва не хотела сдаваться. Разрезанная артерия не позволяла сотворить мощное заклинание. И Эва просто пыталась сделать хоть что-нибудь.

- Эва?.. – прошептал Азалин, не веря в поведение своей жены.

- Да, муженёк? – усмехнулась Меланья. – А я уж решила, что этой твари удалось вырваться. Что зря я за тебя сегодня замуж пошла. Как-то скучно вдовой без свидетелей оставаться.

Азалин покачал головой. Он хотел что-то сказать, но полное непонимание происходящего не давало подобрать слова. И закатив глаза, Меланья прервала немую сцену.

Она единственная, кто мог разорвать заклинание. И сняв браслет, она с широкой улыбкой встретила свою собственную личину.

Азалин закричал. Увидев умирающую возлюбленную, он попытался остановить кровь, но безрезультатно. В эту минуту он не думал о Меланье, не думал об опасности, которую та представляет. Сейчас Азалина волновала лишь судьба девушки, теряющей драгоценные капли крови.

А вот Эва думала. Она всегда надеялась, что в последние минуты жизни рядом окажется любимый человек. И судьба, как это часто бывает, исполнила мечту с присущей ей иронией.

- Мел… прошу… – прошептала Эва. Её взор молил о пощаде. Но сохранить она просила не свою жизнь. На это Меланья не пошла бы ни при каких условиях. Эва надеялась, что сестра, насытившись одной жертвой, отпустит Азалина, нечаянно встрявшего в войну двух ведьм.

Но Меланья лишь усмехнулась. Если бы она хотела просто убить сестру, то сделала бы это давно. Сейчас же, когда игра принесла столь лакомые плоды, проявление милосердия обесценило бы всю партию.

- Поспеши за ним. А то навсегда потеряешь. – С этими словами Меланья выхватила кинжал и перерезала Азалину горло.

И вновь это приятное чувство. Враг наказан. Получив удовлетворение, Меланья ещё несколько дней вспоминала гримасу боли на лице Эвы. Вспоминала до тех пор, пока бегство от своих соплеменников не заставило отвлечься на более важные решения.


Глава 19. Бессмертие. Часть II

Он был ни жив, ни мертв. Вгрызаясь в землю зубами, царапаясь остатками пальцев на своём скелете, Илоп медленно отдалялся от земляной темницы. Слишком медленно.

Когда амаличи обнаружили, что пленник «сбежал», Буйный успел отползти лишь на сотню метров. Но и этого хватило, чтобы удивить соплеменников.

- Невозможно… – шептались они, вглядываясь в полупустые глазницы Илопа.

- Он нашел способ. Надо узнать…

- Мы уже сами знаем заклинание. И оно требует лишь людской крови. Буйный охотился за кровью амаличей. А значит, его способ должен исчезнуть вместе с этим чудовищем.

- Мы все чудовища. По крайней мере, для остального мира.

- А вам не кажется, что сейчас важнее другое?..

- Да… Кто-то из нас вскрыл печать.

- Не надо говорить загадками. Здесь все прекрасно знают, КТО виноват…

- Не смей обвинять мою дочь без доказательств.

- Доказательств?! Заклятие мог обратить лишь чистокровный. А мы все сейчас…

- Ну, это ещё ни о чём не говорит. Давайте спросим у Илопа.

- И чем, по-твоему, он ответит?

- Он может указать, если…

- Если его освободитель находится здесь?! Но ОНА не находится здесь!

- А если Буйный укажет… Это ведь ничего не будет значить. Он может тыкнуть в кого угодно.

- Возможно, стоит рассказать, что Меланья убила его дочь…

- Он бы и сам её убил при первой же нехватке ведьмовской крови.

- Закопаем его обратно?

- Не вариант. Теперь мы знаем, что он близок к истинному бессмертию. А значит, кто-нибудь из нас обязательно вернётся.

- Поэтому давайте узнаем всё сейчас. Вместе.

- Боюсь, последствия будут необратимы…

- А зачем она его выкапывала? Ведь не для того чтобы похвастаться расправой над Эвой. Если ценой его свободы стали знания?

- Меланья всегда хотела большего. Но как она догадалась?.. В смысле, мы ведь даже не подозревали, что годы спустя этот безумец ещё будет барахтаться в земле.

- Вряд ли она догадывалась. Просто проверяла все возможности, чтобы избежать подобного наказания.

- Мы бы не позволили сотворить с ней такое.

- Темница может быть разной. Но Меланью следовало урезонить уже давно, а не дозволять…

- Занимайся своим сыном! Я слышала, он мужиков вместо баб пользует.

- Не смей озвучивать свои грязные помыслы!

- Да уже все поселения ведают, что надо прятать…

- Да ёж ки ма! Бабы! Милые вы наши! Нашли время судачить. Надо уничтожить остатки Буйного и поймать Меланью.

- Меланья уже не нуждается в опеке. И прежде чем охотиться на бедняжку, докажите, что она действительно сотворила все эти мерзости.

- Плевать на мерзости. Будто сами не творили… Она убила свою и взломала печать. Это не мерзость. Это предательство.

- Насчёт девушки можете не волноваться. Я уже послал людей.

- Без нашего одобрения?!

- Она справится с обычными людьми.

- У них хорошая защита…

- Ты передал людям защиту против нас?!

- Всё учтено. Главное поймать беглянку, пока она опять чего-нибудь не вытворила.

- Эву убил Азалин. А Меланья отомстила за гибель сестры. Почему никто не верит?.. Вместо этого вы отправили за ней людей с ведьмовским оружием. Запомните, если моя дочь погибнет, вы об этом очень сильно пожалеете!

- Ты сама не веришь, что всё было так. Слишком многое не сходится. Но плевать на Азалина. Даже на Эву… Дивчина, конечно, годная была. Однако если мозги от батьки достались…

- Можешь поблагодарить Меланью, когда доставят. Но печать была под запретом. И за это она ответит. А вот Илоп уже ответил. Пора прекратить его муки.

- Только после того как он расскажет…

- Вас не переубедить? Мы уже можем продлевать жизнь.

- Лишь на пару десятков лет. И нас всё ещё легко убить.

- Ну… не так уж и легко. Вон в меня давеча топор всадили. В спину. По самую рукоять! И поглядите, кто след обнаружит, медовухой угощу.

- Похрен твоя медовуха! Попади топор в сердце, и всё!.. Кирдык!

- Он прав. Люди всё больше нас ненавидят. Можно отбить десяток ударов. Даже сотню… Но рано или поздно один из них попадёт в цель. А теперь посмотрите на Илопа. Против такого крестьяне не попрут. Мы не обязаны использовать заклятие, однако это знание может спасти всех нас.

На минуту амаличи замолчали. Обдумывая всё сказанное, они заглядывали внутрь себя и затем решали, где находится та черта, переступив за которую, навсегда забудешь дорогу назад. Хотя настоящий вопрос, требующий сейчас незамедлительного ответа, звучал несколько иначе: «нужна ли нам эта дорога?».

- Итак?..

Чистокровные обменялись взглядами. Слов больше не требовалось. Лишая остатков человечности, магия на человеческих душах всё сильнее окутывала попавшихся в свою паутину. Понятия совести и морали исчезли как пережитки прошлого. И теперь приближалась новая эра – эра амаличей.

- Да будет так…


***


Как странно… Меланья всегда была одиночкой. Но, оставшись действительно одной, неожиданно осознала, что ей это не нравится. Абсолютная защита, толпа «рабов», незамедлительное исполнение любой прихоти – в один миг потерять всё оказалось как-то совсем не весело. И Меланья расстроилась. В стремлении к вечной жизни она лишилась поддержки. А без этого неуютный мир становится поистине жестоким.

Год за годом Меланья искала ответы. Переезжая с места на место, она использовала любую возможность, дабы стать тою, кем ей всегда хотелось. Но постижение тайн магии, прятки от своих и развлечения при помощи ничего не подозревающих крестьян потребовали намного больше времени, чем изначально рассчитывала ведьма.

Молодость покидала её. И хотя внешние признаки пока не думали проявляться, Меланья чувствовала, что не успевает. Действие снадобья амаличей не будет вечным, а истинное бессмертие всё ещё проходило по части недостижимой мечты.

Но Меланья не привыкла сдаваться. Любой ценой, любыми средствами она продолжала поиски. Пока в один поначалу самый обычный день не услышала незнакомый бархатный голос:

- Меланья?! – удивился кто-то позади ведьмы.

Она обернулась. Прекрасно осознавая, что в этом мире у неё нет друзей, Меланья приготовилась к бою. Но представший пред её очами мужчина почему-то совсем не вызывал желания убить. Напротив, что-то в его взгляде казалось столь знакомым… столь приятным…

- Меньшой! – с несвойственной для неё радостью воскликнула Меланья.

- Точно! Не думал, что когда-нибудь встретимся. Столько всего произошло!..

Меланья кивнула. Ей хотелось узнать всё. Прямо здесь и прямо сейчас. Но рыночная площадь всё же не казалась местом, безопасным для обсуждения приключений беглянки.

- Не терпится услышать твой рассказ. Но давай отойдём подальше. Ты один или с...

- Всегда один. – Боеслав грустно усмехнулся. Смотря в упор на причину своего вынужденного одиночества, он уже предвкушал расплату. Однако спешка в вопросах мести редко приводит к достижению цели.

- Я ночую в домике за холмом. Там тихо и нам никто не помешает.

- Отлично, – произнёс Боеслав, стараясь не думать о судьбе настоящих владельцев занятого Меланьей жилища.

«Это чудо. Я встретила того, кто сможет помочь. Меньшой… Хм… Это неподходящее имя для мужчины, в которого он превратился. Интересно, как его зовут на самом деле. А доспехи?.. Никогда таких не видела. Если бы не они, эти утонченные черты лица не заставили бы заподозрить, что перед тобой воин. Бедняга… Седина уже коснулась его волос и бороды. Что же ему пришлось пережить? Неужели нет семьи? У людей, вроде, подобное является строгим правилом. Или нет… Никогда не пойму, как они вообще могут так жить. Какой же Меньшой теперь большой. Ха!.. Пошучу, когда станет потише. Ненавижу столпотворения. Зачем вообще отправилась на этот чертов рынок?! А… Ну, да. Амаличи же тоже есть должны. Как бы не испортить этой проблемой бессмертие? Вечно жрать! Значит, тело должно не только восстанавливаться, но и питать и насыщать себя. И какое же заклинание сможет сотворить такое?..»

«О, боги, помогите!.. Я нашёл её, но теперь предстоит самое сложное. Пожалуйста, пусть оружие сработает!.. Пусть моя жизнь не пройдёт напрасно. Мне нужно всего несколько секунд. Один точный удар. В самое сердце. Но есть ли оно у этой твари?.. Ведь это противоречит логике. Люди с сердцем должны любить. Люди с сердцем должны созидать. Но куда мне тогда целиться? Где у неё уязвимое место? Послушать, бьётся ли что-нибудь в груди?.. Замечательное решение! Осталось только найти предлог, чтобы положить голову ей на грудь. Совсем такой неподозрительный предлог. Например, «у меня голова замерзла, можно я погреюсь между твоими выпуклостями». Ха!.. Хотя… может, и сойдёт. У этой ведьмы очень странное понятие нормальности».

- А Меньшой теперь большой! – запрокинув голову дальше, чем того требовал рост Боеслава, Меланья расхохоталась.

- Не спорю! – Боеслав засмеялся в ответ.

«Интересно, она всё так же не отличает естественный смех от наигранного?.. Или надо было лучше стараться, чтобы показать, что мне понравилась эта идиотская шутка…»

«Ха! Так и знала, что ему понравится! А сколько лет мы не виделись? Сейчас Меньшому уже должно быть… сорок три. Но возраст ему идёт. Очень идёт… Стоит признать, Большой действительно хорош собой. Чудная бы статуя получилась. Нееет, Мел! Не смей! Он твой единственный друг. И такой аппетитный друг. Прямо съела бы… Мел!!!»

Резко остановившись, Меланья врезала себе по лбу. В этот раз в улыбке Боеслава не было ни капли фальши.

- Что-то забыла? – поинтересовался он.

- Проголодалась я чего-то, – подозрительно облизываясь, Меланья отвела взгляд в сторону.

«Она явно не договаривает… Не к добру это».

- Здесь же где-то должны кормить. Я угощаю. За такую встречу надо бы выпить! – Боеслав с надеждой завертел головой.

- Мы уже почти пришли. Вон мой домик.

«А она поумнела. Жилище и в поселении, и поодаль. Не богатое и не бедное. Научилась дрянь не выделяться».

- Чем кормить будешь?

- Да вот в мешке всякая всячина. Чего-нибудь наколдую.

«Да уж не господское это дело у костра стоять. А вот ручками помахать и всякую ересь нести самое оно».

- Сама на рынок ходишь? Подчинила бы кого-нибудь.

- Опасно. Если появятся другие амаличи, могут почувствовать магию. Приходится иногда ходить, выменивать…

- На что меняешь?

- Что в домах нахожу.

«Воруешь, значит. Кто бы сомневался. Даже страшно заходить в этот дом. Но внутри мы останемся наедине. Когда же она заснёт… А спит ли она вообще?»

- Ты давно в этом поселении?

- Тринадцать дней. Долговато. Раньше я больше десятка дней нигде не задерживалась. Но из истинных амаличей мало кто остался. Да и ищут они меня, не особо стараясь.

«Режут друг друга почём зря. Власти им мало. Скорей бы отвоевались. А то добрый люд страдает. Расправлюсь с Меланьей и займусь остальными».

- А ты когда прибыл?

- Сегодня утром. Кузнец нужен был. Вот и отправился…

- С оружием могу помочь. За годы скитаний я много чего создала.

«А сколько ради этого уничтожила, болячка ты злющая?!»

- Не отказался бы. А то в последней битве меч пополам разбили.

«Глупец! Придумал бы что попроще… И где мне теперь взять поломанный меч?!»

- Ааа… Это не беда. Могу легко починить.

- Но я…

- Хотя зачем тебе меч, который может сломаться. Я подарю такой, что никто вовек не испортит.

«Правильно! Теперь хоть не придётся искать подходящие обломки меча. А против ведьм он случаем не действует?»

- А если драться придётся с кровным амаличем? – спросил Боеслав, стараясь придать вопросу иронический оттенок.

«Замолчи! Нельзя так в лоб! Она слишком долго скрывалась. Придётся попотеть, чтобы завоевать её доверие».

- Глупец! Не суйся к амаличам. Подожди, пока кто-нибудь другой нанесёт удар. – Думая, что объясняет очевидное, Меланья с удивлением посмотрела на друга.

- Бывает, что другого просто нет, – грустно выдохнул Боеслав.

- Ан нет. Всегда есть другие.

«Тогда почему ты всё ещё дышишь? Шаманы и прочие странные люди твердят о богах, о наказании за грехи. Но амаличи не боги. Лишь племя, нарвавшееся на магическую жилу. И где же наказание?!»

Что-то в словах Меньшого, в его взгляде настораживало ведьму. Но всё же когда-то он понимал её. И, возможно, снова поймёт.

- Эйэээ!.. Погоди! Не трогай дверь. Зашибёт… – задумавшись, ведьма и не заметила, что они уже подошли к дому.

- Установила защиту? Молодчина, – похвалил Боеслав.

«А если бы соседи зашли? Пирогом угостить?.. И в кого ты такая уродилась?! Левии, конечно, ещё те Кримали были. Но всё же они понимали разницу между добром и злом. И…»

Выронив пожитки, Боеслав взирал на открывшуюся перед ним картину. Стол, уставленный посудой. Семья, собравшаяся для совместного ужина. Вот только в глазах их не было жизни. В застывших улыбках не виднелось счастья.

- Ты… – слова застревали в горле, а рука Боеслава предательски потянулась к заговорённому клинку.

- Не обращай внимания. Они не мучились. Если тебя это волнует. Но людской век короток, а души жестоки. Я никогда не смогу довериться человеку. Хмм… – Меланья замолчала. На мгновение она и думать забыла, что Меньшой тоже относится к представителям рода человеческого.

«Что он делает? Почему спрятал руку за поясом? Он против убийства людей или… боится, что и его постигнет та же участь?»

- За столом есть свободные места. Но если не нравится, можем поговорить в другом месте, – предложила Меланья, ожидая реакции гостя.

- Как хочешь, – натянуто улыбнулся Боеслав. С трудом сдержавшись, он вытащил из-за пазухи свёрток и протянул обрадовавшейся ведьме.

- Это мне? – кокетливо произнесла она.

«Хоть в чём-то она похожа на женщину!.. Ну, и телом разумеется. Формами этот монстр удался на славу».

Аккуратно разворачивая подарок, Меланья не думала об угрозе. Ей не хотелось лишаться Боеслава. Только не сейчас.

- Какие красивые!

Бусы из изумрудов были поистине царским подарком. И даже для чистокровной амаличи, способной сотворить подобное украшение из обычной глины, это редкое природное чудо казалось маленьким кусочком свершившейся мечты.

- Садись сюда, – указала ведьма на место, не занятое ни одним из «чучел».

Боеслав выдохнул. Бусы, выигранные в дальнем путешествии, сыграли свою роль. Но радость от подарка не продлится вечно. И если он хочет, чтобы Меланья полностью доверилась своему убийце, придётся стараться лучше.

«Я же знал… Чего ещё можно было ожидать? Что она заплатит за жильё и отправит семью «погулять»? Забудь о жалости, Боеслав. Их уже не вернуть. Но ты можешь предотвратить грядущие зверства. Просто улыбайся. Она ещё верит твоей улыбке…»

- Здесь надо было угадать с моментом. Убила бы слишком рано – пришлось бы накрывать на стол самой. Слишком поздно... Сожрали бы еду.

- Да, это ты хорошо продумала, – кивнул Боеслав, мысленно представляя, как топит ведьму в кастрюле с кипятком. – И… хотел сказать сразу, как только тебя увидел. Ты прекрасна! Не спорю, ты была очень красивой девочкой. Однако сейчас расцвела… И так юна! Порой мне кажется, что я прожил сотню жизней. Путешествия, войны… усталость. Но вот я гляжу на тебя, и молодость возвращается. Жаль, что со стороны это не заметно.

Меланья кокетливо заморгала глазками. Ей и раньше делали комплименты, вот только те люди были ведьме безразличны.

- Спасибо, Меньшой!.. Странно до сих пор называть тебя так. Не подскажешь какое-нибудь другое имя?

- Можешь выбрать любое. За время моих странствий, кажется, я перебрал их все. Даже не знаю зачем, но каждый раз я представлялся кем-то другим.

«Не знаю зачем?.. Прекрасно знаю. Все эти безрезультатные попытки начать с чистого листа, забыть собственные деяния. Хотя иногда это срабатывало. Пускай всего на миг, но и его хватало, чтобы ощутить себя живым. А после груз вины и долга возвращался снова…»

- Тогда пусть остаётся Меньшой. Это даже забавно. Наверное…

- Хватит обо мне. Давай сама рассказывай, красотка!

- Ну, не смущай меня. Я, конечно, ничего. Но придётся признать, тут не обошлось без помощи магии.

«А я будто не догадываюсь! Сколько же ты душ положила, чтобы продлить себе молодость? Сколько страданий принесла людям? Но я сокращу твой век. Только отвернись».

- Ох, Мел! Скромность тебе не идёт. Ты и без магии с легкостью могла бы забрать сердце любого мужчины.

- Уговорил. Согласна… Хочешь знать, как я жила? Скрывалась, Меньшой. В основном скрывалась.

И она рассказала. Рассказала, как её злили крестьяне, как змеюка Эва пробралась в дом Левии.

- Она получила по заслугам. Жаль только, что умерла так быстро. Но её лицо!.. Это выражение просто незабываемо! И потом я даже в невестах походила. И в жёнах. А через полдня стала вдовой. Ха! Бедняга Азалин. Так и не дождался своей первой ночи с Эвой. Не испробовал ни настоящую, ни подставную Эву. Может, стоило подарить ему такую возможность?..

Меланья подмигнула.

«Так… Ей что-то в глаз попало, или ведьмочка пытается заигрывать? А если пытается, делает это, потому что хочет или думает, что так принято?..»

- А после я раскопала Буйного. Ну, и вонища там была. Зато я всё у него выведала. Как заставить тело возрождаться, как защищаться, когда разум отдыхает…

- Но тогда ты пошла против своих. И теперь скрываешься. Стоило ли это знание потерянной жизни?

- Да, мне пришлось взломать печать. Но жизнь в маленьком поселении никогда не казалась чем-то желанным. И знаешь, осталось совсем чуть-чуть. Я только недавно поняла, что все эти жертвы, все обряды и снадобья призваны продлить жизнь плоти. Однако она всё равно уязвима. Буйный победил смерть, но земля его сожрала. Если бы ты только видел!.. Нет уж! Я нашла иной путь.

На мгновение Меланья задумалась. Бесспорно, перед ней сидел друг, но открывать свою тайну при первой же встрече... Он же всего лишь человек!

- Ладно, теперь твоя очередь. Где ты провёл все эти годы?

«Почти сказала… Но что значит «иной путь»? Неужели она действительно нашла способ обмануть смерть? И если да, не опоздал ли я?»

- Погоди! Значит, ты обрела бессмертие? – в голосе Боеслава раздались тревожные нотки, но к счастью для него Меланья не заметила изменения.

- Ещё нет. Но я близка. Только что же говорила! Понимаешь, тело всё равно можно ранить. Его можно схватить, обездвижить. Закопать, как остальные поступили с Буйным. Лучше бы вовсе без тела. Или со множеством чужих тел… Всё! Давай ты. Твои шрамы говорят о чудных приключениях.

И Боеслав поведал всё. Ему пришлось. Враг замер в ожидании. Теперь от каждого слова зависело, откроется ли Меланья, станет ли доверять давнему другу настолько, чтобы позволить убить себя.

- Скитался, странствовал… Я видел странных людей и диковинных зверей. Очень далеко я повстречал гигантских кошек. У них есть грива и огромные зубы. Эти звери разрывают плоть и легко переносят своих жертв на значительные расстояния. Они быстры. Очень быстры. И когда они замечают тебя… остаётся лишь несколько мгновений, чтобы собраться с силами и дать отпор.

«Я охотился на них. При свете дня и в кромешной тьме. До встречи с «кошками» я не ведал более свирепых созданий. Кроме тебя, разумеется. Но ты не создание, ты исчадие, а значит, ни одно живое существо не заслуживает сравнения с тобой».

- Знаешь, есть места, где один лишь снег. И никому там не выжить. Холод пронизывает, он вытягивает жизнь, а тела превращает в статуи. А ещё я был в песках. И там я скучал по холоду, скучал по снегу. Тогда я мог убить за каплю воды. Но не пришлось. Её даровали без платы. Несколько человек на удивительных конях с двумя горбами. Они дали мне воду, а вместе с ней вернули и жизнь... Мел, неужели надо уничтожать всё вокруг, чтобы быть счастливой?

Не ожидая подобного вопроса, ведьма подавилась куском птичьей спинки. Она не могла поверить, что допущенный в её жилище человек способен на хамство по отношению к хозяйке.

- Ты… ты тоже хочешь убить меня?.. – насторожилась Меланья.

Боеслав улыбнулся. Поняв свою оплошность, он вновь запихнул предательски проявившуюся человечность подальше от глаз Меланьи.

- Конечно, хочу! Зачем же я ещё здесь?! – Боеслав сделал вид, что обиделся.

- Не знаю. Обычно все хотят убить меня. Но я успеваю раньше.

- Я был тебе другом и не собираюсь вредить. Однако если ты считаешь иначе, я сейчас же покину твоё жилище. – Вздохнув, Боеслав встал и направился к выходу.

- Не уходи! Извини! – воскликнула Меланья. – Просто меня все ненавидят. Понятия не имею почему…

Боеслав улыбнулся. Он вновь сел рядом с ведьмой и поведал о том, что было после «кошек». Меланье понравился его рассказ. Почему-то он напомнил о сказках Пеклы, о далёком детстве, и ведьма вновь заулыбалась.

«Кажется, обошлось. Она вновь немного расслабилась. Но чтобы нанести удар, я должен быть ближе. А она не подпустит так просто. Может, сыграть на чувствах?.. Интересно, а она способна вообще их испытывать? Жалость и милосердие точно не по её части. А как насчёт любви? Понравится ли Мел, если я прикоснусь к её щеке? Как она отнесётся к поцелую? Мне лишь надо несколько мгновений. Провести по груди, чтобы узнать, куда бить. Отвлечь её взгляд, чтобы нанести сам удар. А был ли у Мел кто-нибудь за эти годы? С Азалином она так и не возлежала. Но это не значит, что она не захочет быть со мной… Слишком сложно, Боеслав. Просто прибей тварь, как только она уснёт».

Вот только «тварь» и не думала засыпать. Как бы Боеслав не старался, каким бы убаюкивающим голосом не рассказывал о своих приключениях, ведьма оставалась бодра и весела.

«Опять магия что ли? У меня уже глаза слипаются, а она всё треплется и треплется. Не уверен, что смогу нанести точный удар. Пожалуй, отрублюсь тут… прямо на столе, а завтра с утра…»

- Меньшооой, – прошептала Меланья. Но её гость не ответил. И следующие несколько часов лишь тихое посапывание напоминало о недавнем собеседнике.

Однако сон Боеслава не был мирным. Сотни тел, обескровленных и истерзанных. Они лежали вокруг Меланьи, а сама ведьма возвышалась над своими жертвами, словно царица над павшими на колени подданными. Очнувшись, Боеслав знал, что должен сделать. Сжимая клинок, он направился к Меланье. Но та, не обращая внимания на приближающуюся угрозу, открыла входную дверь.

Почему ей потребовалось выйти наружу прямо сейчас?.. Ответ на этот вопрос так и останется загадкой. Поскольку юноша, вынырнувший словно из ниоткуда, заставит забыть обо всех планах на день.

- Умри, ведьма!!! – прокричал он, несясь с мечом прямо на Меланью.

«Вот он! Тот самый момент!..» – Боеслав выхватил кинжал и поспешил на подмогу. Однако раздавшийся крик и горстка пепла, оставшаяся от ещё мгновение назад пышущего жизнью юноши, заставили его остановиться.

Сильный порыв ветра отбросил Боеслава. Он знал, что новая атака невозможна. А потому спешно спрятав кинжал, сел в ожидании свой участи.

- Сколько можно!!! – вопила Меланья. Поначалу просто топая ногами, позже она схватила стул и принялась громить всё, что было не закреплено. – Нет! Что за глупцы?! Придётся теперь каждый раз уничтожать всех, прежде чем осесть. Я же целых два дня никого не трогала… Боеслав!..

Будто забыв о своём гостье, Меланья оглянулась.

- Ты жив! – выдохнула она с улыбкой. – Прости… Пришлось откинуть. А то ты бы тоже попал под действие защиты Алмагора. Спасибо, что бросился на помощь. Но больше не надо. Мои амулеты не разбирают друзей и врагов. Они просто очищают мне путь.

- Я понимаю… – грустно обронил Боеслав.

«Бесполезно!.. Все мои тренировки напрасны. Вся моя жизнь… Нет! Это ещё не конец. Тварь наготове. Но мы все совершаем ошибки. А мне нужен всего один шанс. Всего один удар… Когда-нибудь она будет беззащитна!»

И Боеслав стал ждать. Год за годом он следовал за ведьмой. Год за годом изображал её друга. И когда она нашла способ жить вечно, он тоже был рядом.

Десятки жизней, чтобы начать заклинание и сотни, чтобы окончить. И если с первым Боеславу пришлось смириться, второе он бы никогда не позволил.

Бессмертие… Оно манило и пугало. Ведь для его обретения требовался призыв сил, с которыми никто доселе не сталкивался. Странное существо, изменяющее реальность и поглощающее своего носителя, уже приближалось к переходу в наш мир. Но Боеслав успел раньше.

- Ты моя единственная защита, – прошептала Меланья перед обрядом. – Все заклинания обратятся вспять. Амулеты могут убить меня. А без них я уязвима. Когда я закрою глаза, когда буду готова… не подпускай никого.

Боеслав кивнул. Он и не собирался никого подпускать. Это его предназначение. И только его.

Он ждал, пока ведьма говорила все страшные слова, терпел, когда она отрывала головы скованным заклятием крестьянам. Но в миг, когда она открылась иному измерению, Боеслав нанёс удар.

Меланья очнулась. Пытаясь справится с раной, ведьмовское тело искало замену сердцу. Но заговорённый клинок знал свою задачу.

- Прощай, тварь!.. – ухмыльнулся Боеслав, всаживая кинжал до конца. – Ты никогда не… ААА!!!

Нож, припрятанный Меланьей, плавно вошёл в его живот. Острые ногти вонзились в горло и вырвали глотку. И когда Боеслав упал, ведьма плюнула на его лишённое жизни тела.

- Ашкормиста… – прошептала она напоследок. Метокрит так и не добрался до нашего мира, но заклинание множества тел было закончено. Никто не знал, чем обернётся прерванный обряд. Никто, включая саму Меланью.

Ведьма вытащила клинок. Но сердце было уже не спасти. Яд от умелого заклятья клинка распространился слишком глубоко. И минуту спустя Меланья навсегда утратила собственное тело.


***


Минул век. За ним пробежали ещё тридцать годков. И воин Велемир, наконец, завершил свою службу. Получив в благодарность плодородные земли, он вернулся к родным. Никогда раньше Велемир не испытывал такого счастья. И дело не в землях, не в отдыхе от бранных дней. Истинное счастье – это когда родные здоровы, а любимая девушка не вышла за другого.

Три дня они праздновали. А на четвертый назначили свадьбу. Тяжко пришлось Велемиру. Но мечтал он о ночи с возлюбленной много лет, а потому мог обождать и ещё пару дней.

Так наступило утро. Это был тот самый день, когда всё поселение готовилось к свадьбе своего лучшего воина. Однако Велемир почему-то не изволил появиться к завтраку.

Никто не решился разбудить его. И зачем? Мужчине после празднеств лучше отоспаться. Тем более что этой ночью спать долго не придётся.

Однако не грёзы мешали Велемиру. Очнувшись два часа назад, он и не думал идти к остальным. В мыслях царила неразбериха, а тело дрожало от осознания неизбежности.

Какой сейчас год? Сколько времени прошло? Как вообще возможно подобное?! Но при всей своей необычности не эти вопросы ввели Велемира в ступор. Тот вдруг понял, что счастье ускользнуло от него. Простая жизнь с возлюбленной шла вразрез с участью, уготованной коварной судьбой.

Где-то в глубине души Велемир ещё наделся, что увиденное было просто затяжным сном. А войны с ведьмами и ведьмаками канули в прошлое ещё до его рождения. Но всё же он не мог рисковать. Раз он родился вновь, могла и она. Или, что намного хуже, заклинание сработало. Возможно, отчасти. Однако если каким-то чудом Меланья продолжила злодействовать в мире, где ей не место, Боеслав – единственный, кто способен остановить чудовище.

Он не стал прощаться. Просто не смог. Он знал, что так будет только хуже. Что любимая никогда не простит. Но, вспомнив прошлую жизнь, Велемир вспомнил и страх. Этот страх пожирал всех вокруг. Любой, кто был дорог Боеславу, всегда погибал. А значит, надо оборвать все связи. Пусть семья его ненавидит. Пусть невеста считает, что он сбежал с другой. Но главное – они будут целы.

Велемир шёл. Он шёл так долго, что листья, едва показавшиеся в день его возвращения, теперь падали прямо на длинные волосы мужчины. И однажды он спросил. Это был ещё один странник. Но тот держал путь из земель, где когда-то остатки Крималей вытягивали жизнь из всего, до чего дотягивались их длинные руки.

- Зникли твои амаличи. Совсем зникли. И это добра.

Боеслав выдохнул. Надежда, что за прошедшие годы всё решилось само собой, заставила его оглянуться. Ведь где-то там, за тысячи вёрст ещё есть люди, которые ему так дороги.

- И что?.. Больше ничего не слышно? Кто-то же должен был выжить… Тот, кто всех одолел.

- Пожалуй… Однако не знамо, кто всех поубивал. Поначалу они теряли разум, воевали. А потом земля затряслась. Да так затряслась, что даже вооон те деревушки пошатнулись.

Велемир поглядел в сторону, куда указал его собеседник. Эти деревни и впрямь находились поодаль от владений амаличей, а значит сила, повергшая земли в трепет, была не по-человечески могущественной. Природа? Да, она способна на всё. Вот только странник не окончил свой рассказ.

- Тогда и началось. Там, где самая сильная тряска была, все полегли. И стар, и млад. Никто не спасся. Амаличи кинули дурное дело убивать друг друга. Все кричали про «злые земли». Тогда выжившие в междоусобицах амаличи объединились и пошли на неведомого врага… Так никто и не вернулся.

Сглотнув, Велемир задал единственный оставшийся вопрос:

- А ты сам бывал в злых землях?

- Не!!! – замахал руками странник. – Туда на за что! Оттуда никто не возвращается. Это гиблые земли. Проклятые… Эй! Ты куда?! Совсем дурной?..

Но слова никогда не задевали Боеслава. Он знал, что это за земли. И теперь его путь мог окончиться только там. В том самом месте, где он когда-то пронзил сердце ведьмы.


Глава 20. Потустороннее веселье

- Ух!.. Не думал, что ты такая… нетерпеливая, – подмигнул Андрей, уклоняясь от очередной попытки поцелуя.

Не то чтобы он не хотел. Напротив, Катя всегда была желанна. Вот только сейчас от Кати осталось только тело, а он всё же предпочел бы пообщаться с этой девушкой целиком.

- Почти дошли…

Улыбка плейбоя раззадорила Меланью. Она чуть не набросилась на Андрея в гостиной. И теперь не понимала, почему путь до его комнаты длится так долго.

- Если мы не будем останавливаться, то окажемся наедине совсем скоро, – нетерпеливо прошептала Меланья.

«Если мы не будем останавливаться, они могут не успеть», – подумал Андрей, нежно кусая девушку за мочку уха.

Но долго оттягивать момент всё же не получилось. Рано или поздно он должен был открыть эту дверь.

- Ты точно хочешь этого? – уточнил Андрей напоследок.

Меланья в ответ лишь закатила глаза и впихнула его в комнату. Напрягшись, Андрей осмотрелся. Но комната оказалась пустой. Ничто не говорило о присутствии третьих лиц. Поняв, что всё готово, Андрей взял ведьму за руку, потянул к себе… попросил закрыть глаза…

- Хочешь поиграть? – замурлыкала Меланья.

- Хочу, – прошептал на ушко Андрей и тихо заскочил на кровать.

- Эй! Я тебе не цветок, чтобы меня опрыскивать! – возмутилась Меланья, открывая глаза.

Представшая картина ошарашивала. Здесь были все. Вероника Сонникова поливала ведьму из чайника с плавающим внутри крестиком. Виктор зачитывал отрывки из обнаруженной в библиотеке книге для богослужения. Вика посыпала солью. Олег Марзовский тоже посыпал… порошком неопределенного назначения.

Не успела Меланья расхохотаться, как Света набросила на неё «лассо». Судя по всему, верёвку предусмотрительно пропитали «святой» водой, и Катя закричала.

Одежда плавилась, на коже в местах соприкосновения с веревкой начали возникать ожоги. И тогда в глазах ведьмы появился страх.

- Заканчивайте рисунки! – приказал Виктор.

Павел быстро притащил лестницу и залез под потолок. Задрав голову, Меланья увидела пентаграмму. Она была уже готова. Кроме одной линии. Похоже, ребята посчитали, что незаконченный символ позволит ведьме войти в зону его действия, а законченный не позволит выйти.

- Умно, твари! – проревела пленница, падая на пол, где Ира как раз дорисовывала другой символ, подсмотренный то ли в кино, то ли в компьютерной игрушке. – Со всех сторон обложили!

- Кто ты, демон?! Назови своё имя! – закричал Андрей.

Стиснув зубы, Меланья зашипела. Но атака живых не прекращалась, и спустя мгновение ведьма забилась в конвульсиях.

- Имя, демон! Назови своё имя! – приказал Виктор, после чего начал читать очередную молитву.

- Не могу удержать! – Из-за беспорядочных метаний ведьмы Света чуть не выронила конец веревки.

Испугавшись, что «демон» вырвется из ловушки, до того как рисунки будут завершены, Олег и Андрей бросились на помощь. Удерживая Катю на поводке, они со всей силой тянули ее в центр рисунка.

- Павел, подключайся! – продолжая опрыскивать одержимую, позвала друга Вероника.

Но Павел не пошевелился. Закончив пентаграмму, он застыл. И теперь неподвижно наблюдал за странным обрядом. Он больше не собирался повиноваться и выполнять глупые указания ничего не смыслящих людишек. Особенно водителя, вопящего в сотый раз «назови свое имя».

Есть лишь один способ покончить с врагом. А что если именно Катя была этим врагом изначально? Медленно засунув руку за пазуху и вытащив оттуда складной нож, естественно эксклюзивный дизайнерский экземпляр, Павел снова и снова повторял этот вопрос. Словно пытаясь убедить себя в виновности Кати, он копил злобу. И когда ненависть переполнила его окончательно, Павел нажал на кнопку.

Со щелчком клинок выскочил из рукояти. Острый, из дамасской стали, он мог легко и быстро разрезать плоть. И хоть при покупке Павел даже и не думал о столь дикарском применении нового гаджета, сейчас, удерживая нож двумя руками, он понесся к «одержимой».

- Нееет!!! – прекратив кричать на Меланью, Андрей накинулся на Павла. Всего один приём, и нож, вытащенный для убийства Кати, со звоном брякнулся на пол.

- Ублюдок! – подлетел к обездвиженному Павлу Виктор. – Получи, урод! Ай! Кошки-матроски! Как же больно!..

Впервые в своей жизни ударив человека, Виктор Кравский понял, что его костяшки абсолютно не подготовлены для подобных действий.

- Вернись к молитвам! – приказал Андрей, связывая Павла.

- Вы что – не понимаете?! – Павел сплюнул кровь, затем продолжил. – Мы все будем трупами, если не пожертвуем всего одной девицей!

- А ты не думал, что демон, или что там сейчас внутри Кати, может после её гибели вселиться в одного из нас? Его надо изгнать или хотя бы связать Катю.

- Сказал человек с большим опытом в подобных делах. И знаешь, что… – Павел не собирался замолкать, но оказавшийся во рту носок всё же сменил осмысленную членораздельную речь на банальное мычание.

- Всё! С этим разобрались. Теперь держите Катю, пока она не покалечилась, – произнёс Андрей, собираясь взять «одержимую» за плечи.

И ему это почти удалось. Но только почти. Меланья направила свою силу вверх, и тело Кати Виренейской взмыло к потолку. Скорость «взлета» была столь высока, что Свету и Олега, до этого пытавшихся удерживать веревку, отбросило к стене.

- Ни хрена себе! – потирая ушибленное плечо, изумился Олег.

Но ведьме было мало просто прилипнуть к потолку. Звук, который она издала, не походил ни на один из тех, что когда-либо слышали гости особняка. Жуткий, первобытный, он сводил людей с ума и заставлял содрогаться каждую клетку тела.

Ира завизжала и закрыла глаза руками. Уставившись на разодранные веревкой ладони, Света с ужасом шептала «проснись же». А Вероника просто залезла под кровать.

- Стащите ее оттуда! – провопила Вика, подбегая к Олегу.

Андрей и Виктор подумали примерно о том же. Они одновременно бросились к лестнице. Но столкнувшись, матюкнулись.

- Лови её внизу! – крикнул, Андрей, взбираясь по лестнице. – Виктор?..

Но Виктор не ответил. Упав на колени, он держался за живот и стонал от боли. След от амулета Меланьи, наконец, возымел действие, и теперь жить Виктору Кравскому оставалось всего ничего.

- Виктор… ты ранен?! – воскликнула Вероника, бросаясь на помощь другу.

- Н..не знаю, – прошептал Виктор, показывая окровавленные руки.

- Чем это тебя?.. – Обдумывая все передвижения Виктора, Андрей так и не смог вспомнить момент ранения. За время службы он видел множество последствий применения самого разного оружия. Однако сейчас он никак не мог распознать, что послужило причиной кровотечения. – Будто что-то из тебя вылетело… Зажми здесь! Держи крепче!..

Последние слова Андрея были адресованы Веронике. И та повиновалась. Прижимая кусок ткани, она смотрела, как её руки заливает кровь. Но Веронику это не страшило. Вид крови и раньше её не пугал. А в свете творящейся чертовщины она и вовсе перестала воспринимать события с точки зрения обычного человека.

Однако все же на полу сейчас лежал Виктор. А его легко было принять за настоящего друга. Слишком правильный, слишком хороший. Слишком настолько, что Вероника почти влюбилась. Но только почти. Потому что она всегда знала – Виктору нужна другая девушка. А унывать и терзать свое разбитое сердце не входило в планы столь жизнерадостной особы.

- Я могу помочь? – прокричал Олег.

- Натяни веревку! – Андрей покачал головой, давая понять, что ситуация практически безнадежная.

Ещё раз повернув Виктора, он снова попытался найти входное отверстие. Но что бы ни оставило дыру в умирающем теле, попало оно туда неизвестным способом.

Все время, пока её гости пытались спасти Виктора, Меланья не двигалась. Она зависла под потолком и наблюдала за происходящим, словно зритель в кинотеатре. Однако «фильм» оказался не самым интересным. И если бы не Андрей в одной из главных ролей, ведьма уже давно вернулась бы к своим обычным занятиям.

- Блин! Не могу… – дрожащим голосом произнес Андрей. В очередной раз стирая пот со лба, он посмотрел по сторонам. Однако надежда обнаружить хоть призрачный шанс на спасение студента исчезла, так и не успев толком зародиться. Кровь было уже не остановить. Слишком поздно. Разве что среди самоучек-экзорцистов нашелся бы хирург, а среди комнат особняка затаилась бы операционная. Но Виктору не повезло.

Вдобавок Меланья утомилась болтаться на веревочке и вновь принялась крутиться по контуру пентаграммы.

- Тьфу ты, зараза! – ругнулся Олег, когда веревка все же вылетела из его рук.

Андрей посмотрел вверх. Ненависть переполняла его. Подойдя поближе к Меланье, он закричал:

- Что тебе от нас надо?! Зачем мы тебе? Ты же можешь исцелить его! Скажи свою цену!

Меланья прищурилась. Но вместо ответа сильно долбанулась о потолок, заставляя последние оставшиеся куски побелки градом осыпать людские головы.

Люстра, висящая прямо над тем местом, где лежал Виктор зашаталась и затрещала. Не собираясь погибать от её падения, Вероника отскочила в сторону, позволяя крови вновь хлынуть из раны Кравского.

- Держись, друг!.. – Олег подбежал к Кравскому и оттащил его с «поля боя». – Валите тварь!

А «тварь» тем временем продолжала метаться по потолку. Ударяясь снова и снова, Меланья, словно воздушный шарик, искала путь наверх. Вот только человеческое тело не способно преодолеть бетонную преграду. И Катя так и продолжила бы получать синяки, если бы Андрей не смог до нее дотянуться.

Меланья не возражала. Оставив в покое потолок, она рухнула в объятия Искрина и самодовольно улыбнулась.

- Ооо… – протянул Андрей. – Не радуйся раньше времени. У всех есть слабые места. Найдется и у тебя.

- Ты находчивый… Ты проворный… Ты хорош в постели. Но против меня у тебя ничего нет. По крайней мере, по первым двум пунктам. – Словно пародируя ожидание поцелуя, Меланья вытянула губки дудочкой.

- Мы тебя доконаем! – воскликнул Андрей и положил Катю-Меланью на пол.

К сожалению, попытка связать ей ноги не увенчалась успехом. «Одержимая» вновь вскочила, оттолкнув при этом подбежавшую с куском простыни Вику. Но тут нарисовалась Ира Баранова и облила ведьму ведром «святой воды».

- АААААААА!!! Грик ла ми… Жатиста…лина!.. – рассвирепела Меланья. Казалось, боль вот-вот заставит её покинуть тело Кати.

- Имя?! Произнеси его, и мучения прекратятся! – воодушевившись кажущимся успехом, приказал Андрей.

Меланья прикусила губу. Она всеми силами пыталась промолчать, но, в конце концов, не выдержала:

- Ме…мел…

- Мемел! – закричал Олег, но тут же осознал, что не имеет ни малейшего понятия о том, что с этим именем делать.

- Ме…мел… – повторил Андрей, удивляясь результативности собственной затеи. – Приказываю тебе!..

- Меб… – прошипела ведьма, закусывая губу так, что из нее потекла кровь. – Мел…

- Давай без заиканий! – разозлилась Вика, пытаясь схватить Катю за волосы. Но та увернулась.

Вика замахнулась снова. Решив помочь своей девушке, Олег схватил конец все еще связывающей ведьму веревки и потянул на себя. Но Меланья не сдвинулась ни на сантиметр. Она только недоуменно посмотрела на  Иру Баранову, которая вслед за ведром с водой зачем-то притащила с кухни пустую кастрюлю.

И хоть роль кастрюли так и осталась загадкой, она все же сумела отвлечь внимание Меланьи. Всего на мгновение. Но и его хватило, чтобы Вика дала пощечину.

Конечно, она хотела врезать сильнее. Однако Катино тело настрадалось достаточно. А пощечина хоть и не компенсировала все муки, выпавшие на долю студентов, но все же принесла долю морального удовлетворения.

От удивления Меланья забыла про представление. Уже много веков ни один человечишка не смел тронуть чистокровную амаличи без её разрешения или хотя бы молчаливого согласия.

- Мебельная фабрика номер шесть! – наконец, закончила фразу ведьма.

Изгоняющие призрака недоуменно переглянулись. И это единственное, на что у них хватило времени.

Меланья больше не тряслась. Её не волновали «освещенные» веревки. И когда нападающие поняли, что партия проиграна, ведьма расхохоталась.

- Вы что действительно решили, что этот идиотизм может причинить мне вред?! – поинтересовалась она, продолжая смеяться.

Вот только этот смех не был заразным. Он не побуждал к веселью, а напротив вселял ужас в каждого, кто слышал звуки торжества сверхъестественного противника.

- Бу! – подмигнула Меланья и разорвала веревку, словно это была бумажная тесемка.

Сила, вырвавшаяся из ведьмы, сносила всех. Магический порыв отбросил студентов. Впечатывая их в стены, Меланья пощадила лишь одного. Прежде чем отшвырнуть Андрея, она предусмотрительно подвинула диван, обеспечив ему тем самым «мягкую посадку».

- Как вам теперь нравится ваша красавица?! – прокричала ведьма.

Она ненавидела Катю. Чистота и искренность всеобщей любимицы действовали ей на нервы. И сейчас, взирая на финальный акт своей партии, Меланья торжествовала.

Вся в ожогах и кровавых синяках, с практически откусанной губой и переломанным носом, Катя Виренейская больше не походила на ту девушку, которая когда-то перешагнула порог дома под номером тридцать шесть.

- Оставь её… – тихо попросил Андрей. Прекрасно понимая, что война проиграна, теперь он мог надеяться только на снисходительность победившей стороны.

Меланья хмыкнула. Неужели он действительно думает, что имеет право просить о чем-либо? И это после самой идиотской в мире подставы?! Но все же почему-то решила повременить с уничтожением Кати.

- О, Вика! Шлюшка, ты длинноногая!.. Как ты посмела?! – вспомнив о пощечине, Меланья принялась нашептывать непонятные слова.

- Олег!.. – жалобно произнесла Вика.

Марзовский попытался пошевелиться, но сила, разбросавшая студентов, не исчезла. Напротив, она словно невидимые цепи, удерживала всех подле стен. Всех, кроме, Андрея, который был в плену у крайне удобного и очень дорогого дивана.

- Прекрати! – закричала Вика, ощущая шевеление за спиной.

Однако Меланья не принимала возражений. Всё было кончено. И хоть игра с заезжими студентиками оказалась интереснее, чем ожидалось в начале, пришло время завершить и её.

Теперь всех ждала одна участь. Но чтобы они поняли, чтобы увидели, где останутся их кости, требовался наглядный пример.

- Олег!!! – снова прокричала Вика.

Ведьма лишь хмыкнула. Неужели даже в конце эта девица не смогла произнести ничего пооригинальнее?!

Стена, все больше напоминающая по вязкости пластилин, медленно поглощала Вику. Словно болото, она затягивала девушку в себя. И странное поначалу чувство постепенно превращалось в боль, которая усиливалась с каждой секундой.

- ААА!!! – крики Вики сводили с ума. Но цепи заклинания были слишком сильны.

И когда Вика практически исчезла из видимости, раздался хруст. Все знали, что это значило, но не все могли поверить.

Меланья воодушевилась. Продолжая шептать, она впитывала ужас своих жертв. Теперь уже заерзали все. В тщетных попытках оторваться от стен, студенты молили о пощаде и сыпали угрозами. Однако это лишь заводило Меланью. Она чувствовала страх, она наслаждалась каждой его порцией.

- Ну, что ж… Пора закругляться, – выдохнула Меланья. Она собиралась ускорить болотные стены. Но последние слова заклинания не успели сорваться с губ, принадлежащих телу Кати Виренейской.

Взрывная магическая волна, столь мощная, что вышибла ведьму из занятой ей оболочки, прокатилась по дому. А сам взрыв разнес крыльцо и пробил брешь в обороне дома под номером тридцать шесть.

- Гребаный Боеслав! – беззвучно завопила Меланья, понимая, что пока не сможет вернуться в тело Кати. А значит, и болотное заклинание, срабатывающее лишь при произнесении обладателем плоти, не будет закончено. – Сумел расширить арсенал... Но ничего! Еще попляшешь!..

Меланья гневалась. Она злилась на не желающих умирать студентов, злилась на уж слишком расторопного Меньшого, но больше всего она злилась на себя. Действительно, зачем нужны были новые игры? Зачем она жаждала искренности от обычного смертного? Захотела изучить любовь? И это после стольких лет?!

«Нет… – задумалась ведьма. – Я хотела испытать любовь. Всю жизнь мне твердили, что я лишена этого чувства. Что я не способна творить добро, потому что не понимаю главное чудо этого мира. Идиотка! Выбрала время! Метокрит у меня. Осталось всего ничего, чтобы навечно закрепить бессмертие. А я трачу драгоценные мгновения на ничем не примечательного питерца. Да еще и с Боеславом под боком!..»

Ей удалось уговорить саму себя. Совсем ненадолго, но Меланья действительно поверила, что Андрей для нее не важен. И хоть где-то в глубине души, или что там сейчас витало в воздухе, наблюдая за передвижениями студентов, ведьма все еще испытывала зачатки того самого странного чувства, она больше не собиралась тянуть.

Взгляд вниз отмел возможные сомнения. Ему нужна была только Катя. Пытаясь привести девушку в чувства, Андрей нежно касался ее лица, аккуратно убирал перепачканные кровью волосы…

- Да пошли вы все! – еще сильнее разозлилась Меланья, приступая к своему любимому заклинанию, для которого не требовалось наличие физической оболочки. И последствия ее гнева не заставили долго ждать.

В последние дни Меланья усмирила своих питомцев. Отключила самые «убийственные» артефакты. Но взрыв изменил правила игры, превратив особняк в место боевых действий. А обида, нанесенная Андреем, уничтожила единственную причину, по которой ведьма так затянула с расправой.

- Да будьте сыпивы… – закончив, наконец, заклинание, Меланья понеслась сквозь стены. Ей надо было собраться. Надо было разузнать, что именно реинкарнировавшийся уже в десятый раз Боеслав припас для очередного сражения.

А дом тем временем оживал. Стекаясь на защиту жилища, магические существа исследовали каждый метр на наличие жизни.

Острозубые и шамкающие беззубыми челюстями, собранные из заплутавших зверушек, эти твари выползали буквально отовсюду. И свежая плоть, свалившаяся на пол после взрыва, являлась самой желанной добычей.

Студенты завопили. Бросившись к запасам оружия, которое было собрано для сражения с нечистью, они хватали первое, что попадало под руки. Но все попытки отбиться от зачарованных уродцев были безуспешными. Оставаться в комнате не представлялось возможным.

Подняв Катю на руки, Андрей побежал прочь. За ним последовала и Вероника. Света тоже собиралась не отставать. Однако исчезновение пола из-под ног изменило ее планы.

Нечто крылатое схватило Свету своими длинными лапками и подняло вверх. Увидев зубастый хобот, тянущийся к ее шее, та завизжала.

Крылатое существо завизжало в ответ. Но причиной его визга оказалась вовсе не Света. Удар мечом в заднюю часть тела заставил монстра отпустить пленницу. Развернувшись к обидчику, он приготовился к нападению. Однако Олег не собирался ждать. Снова занеся меч, он прицелился и рубанул. Существо издало звук. Ранее этот звук походил на визг. Но после потери хобота, который теперь извивался на полу, он превратился в гортанное мычание.

Нечто подобное издавал и Павел. Связанный, с кляпом во рту, он представлял собой самую легкую цель. Однако инстинкт выживания оказался присущ и этому неприспособленному к жизни представителю московской тусовки. Перемещаясь словно гусеница, он добрался-таки до кровати и заполз под нее в надежде, что его друзья отвлекут прожорливых тварей. Вот только к этому моменту в комнате остался лишь Олег.

Пытаясь проломить стену, он звал возлюбленную. Однако отвечать на его призыв было уже некому.

Дом наполнялся сверхъестественной живностью, и шанс на выживание стремительно приближался к нулю.

- Кажется, она пошевелилась! – положив Катю на пол, прокричал Андрей.

Он знал, что конец близок. Но сдаваться без боя не входило в его планы. Сжимая топор, Андрей ожидал нападения. А коридор тем временем все больше походил на туннель из компьютерной страшилки.

- ААА! Черт! Где?.. Нет!.. – Очнувшись, Катя почувствовала жуткую боль, но шок и адреналин все же смогли немного притупить ее.

- Катя, это ты? – спросила Вероника, помогая подруге подняться.

- Я… а кто же еще?.. Или… ААА!!! – Небольшое существо с крыльями летучей мыши вцепилось в Катины волосы.

Та упала на колени. Пытаясь выдрать монстрика, девушки сжимали его и царапали. Но подобные действия не представляли угрозы для существа. Напротив, оно испытывало даже некое подобие удовольствия. Взглянув на Андрея, Вероника поняла, что от него помощи ждать не приходится. Размахивая топором, тот сражался с тигром, голову которого заменила медуза. И тогда Вероника «озверела». Раскрыв рот на максимально возможную ширину, она вцепилась в монстрика зубами. Тварь тут же перестала получать удовольствие и, отцепившись от Кати, полетела подальше от бешеных студенток.

- Уносите ноги! – приказал Андрей.

Уговаривать девушек не пришлось. Схватившись за руки, они побежали на поиски укрытия. Но перед тем как забаррикадироваться в одной из комнат, Катя оглянулась. Огромный шкаф падал на тигромедузу, а Андрей вытаскивал топор и готовился встречать новую угрозу.


***


Смертельная угроза для студентов, для Боеслава эта линия обороны уже не представляла особой опасности. Жуки, пауки, мухи… вернее смесь всех вышеперечисленных была отправлена в небытие, так и не успев до него добраться.

Огонь цвета Солнца стирал любую магию. И лишенные чар тельца просто падали на пол. Будучи магическим оружием, Солнечное пламя в неопытных руках могло нанести непоправимый вред. Но Боеслав умел с ним управляться. И не только с ним…

С каждым пройденным шагом размер встречаемых на пути существ увеличивался. Однако Боеслав был готов практически к любой угрозе. Магическое оружие, защитные амулеты – всего этого оказалось в избытке. И даже у долговязого слуги не получилось задержать Боеслава дольше минуты. Пламя ослепило монстра, а снесенная голова не смогла ничего противопоставить десятку ударов заколдованного топора.

- ООУУ!.. Черт! – еле успевая отскочить, прокричал Боеслав. – Больная девица! Как она только додумывается до таких тварюг…

Оно подкралось незаметно. Существо с бесшумными паучьими лапками. Вернее, лапами, ибо размер конечностей в разогнутом состоянии превышал метр. Спускаясь с потолка, оно собиралось за один раз откусить голову вкусного белого человека. Вот только Боеслав однажды уже лишался этой части тела. А потому, наученный горьким опытом, вовремя пригнулся, и таким образом избежал последствий второй атаки.

- Сдохни, тварь! – прокричал он, доставая арбалет и всаживая в монстра заговоренную стрелу. – Ха! И вправду сдох… Ну и зубки! Сразу и не поймешь, с кем эта полоумная скрестила паука-переростка… Отдышись, Боеслав, дальше будет только хуже…

Но времени на отдых не было. Каждая упущенная минута давала врагу возможность перегруппироваться. И потому, быстро собрав оружие, Боеслав побежал к лестнице.


***


- Шкаф! – закричала Катя, «ныряя» в темноту хранилища одежды.

Вероника хотела последовать за подругой, но столкновение с выскочившей обратно Катей сбило её с ног и повалило на пол.

- Катя! Ты!.. ААА!!! Опять крокодилья морда!

Вид преследователя научил Веронику бегать на четвереньках. Еще не успев подняться, она поспешила убраться в сторону, пока очередной питомец Меланьи не передумал в выборе жертвы.

Змееподобное существо сомкнуло крокодилью челюсть. И… промахнулось… Оказавшись чрезвычайно шустрой, Катина нога не только выскользнула из пасти, но и врезала по голове обитающему в шкафу монстру.

- Да сколько же их! – провопила Вероника.

Надо было срочно что-то делать. Учитывая остальную «коллекцию», которая без присмотра веселилась снаружи, один монстр в запертой комнате казался не самой худшей альтернативой.

- Задолбали, козлодои! – Катя схватила стул и швырнула в прыгозмея. Но удар лишь разозлил его. Раскрыв пасть в два раза шире, чем это мог бы сделать использованный для создания твари крокодил, он уже приготовился к нападению. Вот только в этот момент монстра накрыло одеялом.

Прыгозмей рассвирепел. Извиваясь под мягкой темницей, он стремился выбраться наружу. Однако его «обед» не собирался потакать желаниям обитателя здешнего зоопарка.

- Топчи его! – Вероника прыгнула на одеяло.

- Это не поможет! – понимая, что питомцы Меланьи давятся тяжелее винограда, Катя всё же последовала за подругой.

- Давай на него кровать перевернем!

- Она слишком тяжёлая!

- Так и будем прыгать… или сама предложишь что-нибудь «работающее»?!

- А если… ААААА!!!

Прыгозмей оказался слишком силен. Разбросав девушек в стороны, он выбрался из-под одеяла и набросился на Катю. Та вскочила на кровать. Но этот змей умел не только ползать. Быстро закручиваясь в спираль, он разинул пасть и нацелился на жертву. Ещё секунда, и прыжок на три метра повалил Катю. Лишь чудом она избежала укуса, однако змеиное тело имело удавьи навыки. И обвиваясь вокруг Кати, монстр дрожал в предвкушении укуса.

- Отвяжись от моей подруги!!! – заорала Вероника. Негодный к использованию по своему прямому назначению ноутбук превратился в её руках в грозное оружие. И змей сдался. Раскрутившись, он отпрыгнул к стене, чтобы вскоре вновь нанести удар.

- Откуда здесь мой ноутбук?! – удивилась Катя. – Ну, хоть на что-то он годен оказался.

Схватив Веронику за руку, она потащила спасительницу прочь из комнаты.

- Неее!.. Туда не вернусь!

- А я с этим не останусь!!! Надо найти оружие!..

Девушки вылетели из комнаты и каким-то чудом успели закрыть дверь до того, как прыгозмей совершил прыжок. К сожалению, эта преграда могла выдержать лишь один удар такой силы. И уже через мгновение монстр выскочил наружу.

- Ложись! – приказал незнакомый мужской голос.

Одна стрела, одна жертва. Боеславу не требовалась вторая попытка. А потому свалившийся на девушек прыгозмей уже не мог причинить вреда.

- Не могу… больше могу, – шептала Катя, пока ее тело страдало от ран, причиненных во время представления Меланьи.

- Катя!.. – Андрей не знал, что еще сказать. Он просто скинул прыгозмея и помог Кате подняться. И только тогда та увидела…

Олег, Света, Ира, Павел – они стояли подле таинственного спасителя. Ожидая объяснений, студенты разглядывали Боеслава, но тот почему-то не спешил заговаривать.

- А ты ещё что за фрукт?! – наконец, не выдержал Павел и тут же продолжил плеваться после извлечения не самого приятного на вкус носка.


***


- Товарищ майор! – Влетел в комнату запыхавшийся Журковский. – Там… это… Дом, где дочка Вирковича… Взорвали!

Майор Лепин вздрогнул. Словно очнувшись после долгого сна, он недоуменно завертел головой. Вот только функция осознания почему-то именно в этот момент решила самозаблокироваться.

Сами слова Журковского были понятны, хоть и произнесены в спешке и с неприятной интонацией. Однако Петр Игнатьевич никак не мог уловить их суть. Не мог… или просто не хотел.

Долгие пять минут он боролся. Боролся со своим страхом, который приказывал не реагировать на случившееся, боролся с чувством долга, заставляющим следовать уставу вне зависимости от угрожающей опасности, но больше всего Лепин боролся с собственным любопытством.

Все это время сержант Журковский молча стоял в дверях. Ожидая дальнейших указаний, он украдкой поглядывал на сочный кусок пирога.

Запах домашней выпечки напоминал сержанту о тех временах, когда он еще жил с родителями. И Журковский почти передумал делать предложение своей девушке, не способной приготовить даже съедобную яичницу.

Но только «почти». Не успев принять окончательное решение, Журковский получил приказ:

- Сержант, готовьте машину!


Глава 21. Усталость забыта!

- Докладывайте! – приказал майор Лепин, понимая, что иначе на него не обратят внимания.

- Пр…простите, т…товарищ майор, – попытался заговорить участковый Ошметкин. – Меня ч…чуть не шибануло. Но успел отскочить. А Дарову не повезло… Реанимация увезла.

Участковый замолчал. Он словно вновь забыл о появлении старшего по званию. И вглядываясь в темноту окон дома под номером тридцать шесть, что-то судорожно выискивал. Вот только, что именно ожидал там увидеть Ошметкин, оставалось загадкой даже для него самого.

- Сведения, Валентин! Давайте сведения! Пострадавшие, свидетели, подозреваемые!

- Аа…а… Да… Просто мне показалось… Не важно!

- Тааак, – протянул майор Лепин, оглядываясь в поисках более уравновешенного рассказчика.

- Еще раз извините. Небольшой шок… В двенадцать ноль две на пункт дежурного поступил звонок…

- Короче – оттуда кто-нибудь выходил? – прервал отчет Лепин.

Участковый в ответ лишь покачал головой.

Лепин задумался. Он понимал, что происходящее имеет сверхъестественную природу. И в уставе нет указаний о действиях, предпринимаемых в подобной ситуации. Однако бездействие тоже не было выходом. Особенно когда на тебя направлены камеры журналистов.

Раздавшийся сигнал предупредил о приезде бригады электриков. Заграждения отодвинули, после чего единственные, кто казались сейчас способными разобраться в происходящем, направились к особняку Меланьи.

В здании существовали окна, но сквозь них невозможно было пробиться. Огромная дыра, образовавшаяся в результате взрыва, пропускала мощнейшие разряды тока. И разряды эти не просто препятствовали прохождению. Они били часто, хаотично, а главное – не оставляли без внимания ни одного участка.

Странный дом сразу стал сенсацией. Вслед за пожарными, скорой, милицией и прочими экстренными службами к оцеплению стягивались журналисты и толпы зевак. Однако кроме громких ярких всполохов ни один звук не покидал пределы дома под номером тридцать шесть.


***


- И на хрена мне эта хрень?! – поинтересовался Павел, разглядывая выданное ему оружие. – Да ты издеваешься!

- Не хочешь, не бери. – Боеслав протянул руку и выжидающе посмотрел на Павла.

- Нет, ну… пусть будет. Но… но почему я не могу получить что-нибудь, не требующее вплотную приближаться к этим монстрам? – Павел украдкой взглянул на однокурсников. – Вот у Олега револьвер, у Светы арбалет…

- Это не совсем арбалет. Арбалет у меня. Но его ты не получишь. А насчет остального – решайте между собой.

- Ладно… То есть я должен всадить эту штуку в тело монстра и нажать на рычажок? – Продолжая вертеть в руках незнакомое оружие, Павел обдумывал варианты его обмена. Однако сейчас все деньги мира и связи родственников не могли помочь получить что-то более надежное.

- Да, и постарайся попасть в место сосредоточения магии, – безэмоционально добавил Боеслав.

- Чего?.. Кхх… Кхх… – то ли от испуга, то от обиды подавился Павел

- В то место, которое касалась Меланья, когда накладывала заклятие.

- Эмм… а… оно, что – крестиком помечено?

- Нет, но роздвиг его почувствует. Просто расслабь руку и дай оружию нацелиться.

Павел на мгновение задумался, представляя процесс.

- Хочешь сказать, что у меня будет на это время?..

- Хмм… вряд ли, – поморщился Боеслав. – Тогда просто бей в грудь. Магия часто полностью занимает пустое место, где раньше было сердце.

- Блин, мужик! Твои объяснения точно не успокаивают! – схватился за голову Павел.

- Типичный Вечников – ему спасли жизнь и дают шанс выбраться из этого ада, а он вместо «спасибо» выдвигает претензии. – Взяв «не совсем арбалет», Света выжидающе посмотрела на Боеслава.

И действительно, ожидание было мучительно. Где-то там зло собиралось с силами, а у живых оставалось не так уж много шансов покинуть особняк, сохранив этот статус.

- А почему нельзя просто выйти отсюда? Ведь путь расчищен, и этот как-то зашел… – Перестав думать о малополезности роздвига, Павел, наконец, понял главный тревожащий его вопрос.

- «Этот» зашел не как-то, а с помощью артефакта Безан… Бизак… Не важно… Мощная штука, но на один раз, – пояснил Боеслав. – Так что выбраться отсюда мы сможем только тогда, когда тварь сдохнет.

- Да их здесь миллион… – отрешенно проговорил Олег, снова погружаясь в собственные мысли.

- Вообще-то она одна. Остальные лишь защищают свою создательницу. – Вновь оказавшись скупым на объяснения, Боеслав вытащил небольшую старинную шкатулку с темной тягучей жидкостью внутри.

- Вы говорите про демона, который периодически в нас вселялся? – поинтересовалась Вероника.

- А ты умная девочка… Меланья таких не любит. И она вовсе не демон. Ведьма, вернее, то, что от нее осталось. Но это долгая история… – осознав, что на этот раз он сказал слишком много, чтобы останавливаться, Боеслав все же продолжил объяснения. – Когда-то очень давно в этих местах жила ведьма. Ее звали Меланья. Очень много народу полегло ради ее веселья, но еще больше жизней потребовалось, чтобы совершить обряд. Меланья хотела обрести бессмертие и нашла страшный способ. Вот только ей не дали закончить. Он думал, что клинок в сердце избавит мир от ведьмы. Он наделся… Никто не знает, что получилось в итоге. Та сущность, которая застряла в этих землях… понимаете, она уникальна. Наверняка есть заклятие, которое справится с ее чарами. Но каждый раз результат непредсказуем.

- Стоп! Хотите сказать, что вы не знаете, как с ней справиться? – прервала рассказ Ира.

- Не знаю… – Боеслав вздохнул. – Но способ должен быть. Я уже перепробовал почти все. В конце концов, она сдохнет. Если, конечно, не подчинит метокрита.

- Мето… кого? – скривилась Вероника. – Все! Сейчас мозг взорвется!

- Сущность из незримого измерения. Она…

- Нет!.. Не могу. Я не верю… Просто не верю, – прервал объяснения Олег – Я должен вернуться.

- Олег… пожалуйста. – Грустно взглянув на друга, Света покачала головой.

- Ну и вали! – Павел хмыкнул и указал на дверь. – Не прерывай человека…

Олег рассвирепел. Насилие было не свойственно его природе. Однако это не помешало молниеносному броску, в результате которого Павел оказался впечатан спиной в стену.

- Извини, друг!.. – простонал он в надежде, что огромный занесенный для удара кулак Олега передумает достигать намеченной цели.

- Олег! – закричала Света. – Мы пойдем с тобой. Пусть этот придурок остается.

- У нас нет на это времени, – произнес Боеслав, раскладывая на столе витиеватые броши. – Шансы на выживание и так минимальные. Мы не можем разбивать стены просто ради успокоения.

- А если она еще жива? Вдруг, она там внутри!.. Задыхается… – Олег схватился за голову.

- Это не так… – Боеслав на мгновение отвлекся от приготовлений и взглянул в глаза Марзовскому. – Прими мои соболезнования.

- Спасибо... Обойдусь! – Олег взвел курок выданного ему револьвера. – Понятия не имею, что за бред здесь творится. Однако не важно магия ли это или шизофрения… Я возвращаюсь к стене! Я должен увидеть…

Боеслав задумался.

- Хорошо, – кивнул он. – Но ты идешь один. По пути ничего не трогай. Не ешь, не пей, не надевай.

- Слушаюсь и повинуюсь, – буркнул Олег и быстро покинул комнату.

- Мы должны прикрыть его, – неожиданно произнесла Катя и со стоном встала с дивана.

- И куда ты направилась? – удивилась Ира, наблюдая, как ее одногруппница ковыляет к выходу из комнаты. – У тебя же никакого оружия…

Вероника подбежала к подруге. Она хотела помочь, хотела, чтобы Катя знала, что она рядом. И хоть покидать «отряд» сейчас казалось верхом глупости, Вероника все же произнесла слова поддержки:

- Своих не бросаем. Мы за Олегом.

- Ладненько… – Андрей и его проклятый дробовик присоединились к девушкам.

Боеслав насупился. Потеря Олега была приемлема, но Андрей казался единственным, кто способен реально помочь на поле боя.

- Хорошо… – кивнул Боеслав. – Мы идем разбивать стены, чтобы Олег удостоверился в гибели своей подруги. Только сначала… девушки, разберите броши.

Не желая задерживать остальных, Катя, Вероника и Света быстро забрали предназначенные им украшения и без каких-либо вопросов прикололи их к своей одежде.

- А что это такое? – с подозрением поинтересовалась Баранова.

- Амулет... – Делая вид, что о чем-то забыл, Боеслав залез в сумку. – Он не даст Меланье завладеть вашими телами.

Боеслав сглотнул. Когда-то он был благороден. Когда-то он считал, что человеческая жизнь имеет ценность.

- Эй! Придурок! Это же для девушек! – возмутилась Ира, когда не успела взять последнюю брошь. – Боеслав, скажите ему!..

Боеслав оглянулся. Вид перепуганного Павла, всем своим видом демонстрирующего, что забрать амулет можно будет только через его труп, заставил мужчину усмехнуться.

- Ладно… посчитаем тебя за девушку, – грустно проговорил Боеслав, вытаскивая из сумки еще одно украшение. – Вот, держи!

Боеслав протянул Ире браслет. Драконья пасть, сжимающая изумруд, поначалу пугала. Однако не своим уродством или острыми зубами... Ире почему-то показалось, что в украшении скрывается зло.

- Но это не брошь… – закусив губу, засомневалась она.

- Точно подмечено! Одна фигня… – Боеслав жестом приказал выдвигаться. – Бери! Это мой личный амулет. Больше нету.

«Всего лишь совпадение… Четыре девушки, четыре броши», – почему-то подумала Катя. Но вслух ничего не сказала.

Живые покинули комнату. Направив оружие во все стороны, они в ускоренном темпе продвигались к Олегу. Фонари освещали путь. И каждое мгновение свет вырывал очередной жутковатый образ. Вот только ни один из них больше не представлял опасности.

Боеслав подозревал это. Однако расслабляться было нельзя. Любой из зачарованных предметов мог сработать от обычного прикосновения. А популяция монстров хоть и оказалась значительно сокращена, но все еще являлась серьезной угрозой.

- Олег?.. – Боеслав наставил арбалет на Марзовского.

Тот оглянулся. Лезвие топора, которым он только что пытался пробить стену, инстинктивно направилось в сторону предполагаемого врага.

- Опусти!.. – предупредил Боеслав.

Послушавшись, Олег положил топор.

- Это вы так помогать пришли?! – с обидой и отчаянием произнес он.

Боеслав осветил стену. И в этот миг все увидели подтверждение. Колено, плечо, рука Вики… Продолжать не было смысла. Тело, поглощенное стеной, утратило все признаки жизни, и Олег зарыдал.

Он медленно встал на колени, нежно прикоснулся к пальцам возлюбленной и поцеловал их в последний раз.

- Пора… – прошептал Боеслав.

На минуту отвернувшись, чтобы получше осмотреть помещение, он надеялся, что друзья смогут уговорить Олега подняться. Но до того как взять себя в руки, тот нашел столь желанное напоминание о подруге. Всего лишь кулон. Олег не подумал, почему Вика держала его в руке. Он просто хотел забрать с собой что-нибудь, помнящее тепло ее тела.

Слегка потянув за цепочку, Олег вытащил ее из руки покинувшей этот мир девушки. И не желая терять, тут же надел на шею.

- НЕЕЕТ!!! – закричал Боеслав, но было уже поздно. Магический проводник сработал мгновенно, и Олег уступил свое тело Меланье.

- Привет, милый… Может, поболтаем или… – Меланья не успела договорить.

Почувствовав, как стрела вонзается в используемое тело, ведьма оттолкнула ошарашенную Баранову и скрылась во тьме.

- Что?.. Что это было?! – завертела головой Вероника.

- ОНА… – прошептал Боеслав, а затем жестом приказал всем замолчать.

Но сколько они ни прислушивались, обнаружить местоположение Олега оказалось невозможно.

- Почему не стрелял? – взглянув искоса на Искрина, спросил Боеслав.

- Я бы убил его, – объяснил очевидное Андрей.

- А она не убьет?! По ногам бы стрелял. В живот… Мне нужно всего секунд двадцать. Заговоренные пули не дадут Меланье сразу покинуть захваченное тело. Пока оно живо, не дадут.

- Оно?! – возмутилась Света. – Олег наш друг! Так что найди способ изгнать эту тварь, не причинив ему вреда.

- Выгнать ее из парня, конечно, можно. Хотя Меланья не зря выбрала самого сильного… Физически она соответствует занимаемому телу. А потому ваш амбал подошел на роль носителя лучше всего.

- Да… Но зачем ведьме вообще нужно в нас вселяться? – поинтересовалась Катя. – Ведь так ее намного проще обнаружить.

- Магия амаличей завязана на крови. Без тела Меланья мало на что способна, – пояснил Боеслав. – Есть, правда, и иной источник силы. Но даже Меланья предпочитает не использовать его без крайней необходимости. Порождения иного мира… Понимаете, их нельзя пускать... Именно поэтому я должен сделать все, чтобы метокрит убрался туда, откуда пришел.

Боеслав взглянул на запястье. Но интересовало его вовсе не время. Хотя корпус браслета походил на часы, на самом деле под стеклом скрывался компас амаличей. И стрелка компаса сейчас указывала «налево».

- Туда! – приказал Боеслав. – Метокрит где-то в той стороне. Амаличиха объявится, как только почувствует угрозу своему бессмертию.

Немедленно выдвинувшись в указанном направлении, отряд шаг за шагом приближался к захваченной Меланьей сущности. Метокрит не ведал о приближающейся угрозе. В отличие от самой ведьмы...

- То есть если вы избавитесь от «Метакакеготам», ведьма потеряет силу? – поинтересовалась Баранова.

- Нет. Сила останется при ней. Но постепенно Меланья начнет терять связь с миром. А потом ее дух и вовсе отправится туда, откуда для подобных тварей нет возврата.

- Тааак… значит… Ё!!! Это же… – От удивления Баранова выронила выданную ей обжигающую плеть.

Картина, которая предстала взору гостей особняка, пугала до безумия. Боеслав уничтожил защиту сокрытия, и метокрит, прежде томившийся в ловушке ведьмы, жадно устремился к живым душам. Частично Сергей, частично дымка, изменяющая пространство вокруг, бессмертная сущность приближалась к ошарашенным студентам.

- Стрелять?.. – как-то неуверенно спросил Андрей.

- Бесполезно, – покачал головой Боеслав.

Маленький, словно игрушечный, огнемет выпустил поток невидимого газа. Боеслав чиркнул спичкой. Но зажегшийся огонёк не походил на тот, который возникает при соприкосновении зажигательной головки с тёркой. С каждой секундой зеленое пламя разгоралось все сильнее. И когда оно коснулось метокрита, что-то изменилось.

Огонь явно воздействовал на монстра. Хаотично расположенные части Сергея начали отсоединяться, но закончить освобождение метокрита из ловушки не позволил Олег.

Словно игрок в американский футбол, он сбил Боеслава с ног и впечатал в ближайшую стену. Раздался выстрел. Потом второй.

Андрей целился в ноги. И хоть после полученных ранений обычный человек уже никогда не сделал бы и шага, Меланья смогла сохранить контроль над телом. Подняв миниогнемет, она обежала метокрита и кровью стерла границу символа неперемещения.

Света выстрелила из не совсем арбалета, но Олег увернулся и подмигнул матюкнувшейся одногруппнице.

- Перво навыверт окава. Что было под нами – на нас обернется, – прошептала Меланья и брызнула кровью на метокрита.

- Держите Олега! – завопил очухавшийся Боеслав.

Но Меланья не собиралась задерживаться. Она направила тело Марзовского к перилам и прыгнула вниз.

- Метокрит! – закричала Катя.

Все обернулись. Однако от жуткого существа не осталось и следа. Заклинание Меланьи переместило его в запасную ловушку.

- Класс! И что теперь?! – поинтересовался Павел, пребывая на грани истерики.

Боеслав взглянул на «компас».

- Налево!

- Снова?! Думаете на этот раз ваш «левый» план сработает? – поинтересовался Павел.

- Если не будете стоять, как истуканы, возможно.

Боеслав быстро зашагал в подсказанном направлении. Он не собирался терять драгоценные мгновения. Удел «пешек» – беспрекословное выполнение приказов. Чем скорее они поймут это, тем больше шансов на благоприятный исход миссии.

- Боеслав, было бы лучше получать информацию заранее, а не фрагментарно во время боя, – следуя за новым лидером, предложил Андрей.

- Нет времени! Она захватила тело. И теперь готовится к заклинанию, которое порешит всех нас. Хотите помочь – схватите Олега и не дайте ему говорить.

- Послушайте, вы говорили, что физическое состояние ведьмы зависит от… – Света хотела уточнить, почему Меланья смогла сбежать, несмотря на простреленные ноги, но не уложилась в последние спокойные секунды.

- Заткнись! – закричал Боеслав, услышав неестественно гулкое эхо.

Где-то там, в темных коридорах мужской голос шептал слова. Слова знакомые, но фразы, в которые они складывались, никак не могли донести заложенный в них смысл.

- Нельзя дать ей закончить!.. – Боеслав понесся к источнику звука.

Одно из тех смертельных заклинаний, которые действуют лишь при произнесении обладателем физической оболочки, должно было раскрошить черепа пяти случайных людей. Меланья не знала, на кого падет выбор. И эта своеобразная лотерея заставляла ведьму понервничать.

- Да земли падете… – прошептала она, когда стрела вонзилась в плечо Олега. – И после, доселе он…

Следующая стрела вонзилась в живот. Но Меланья лишь расхохоталась. Ей было плевать на боль. Ведь страдания делают сражения еще более запоминающимися. И позже, когда вечность снова наскучит, эти веселые мгновения помогут скрасить печальный вечер в безлюдном доме.

- Стой! – прокричала Света.

Она направила свой не совсем арбалет на Боеслава, но тот и не думал прекращать. Пять выпущенных стрел повалили Олега. Не задев жизненно важных органов, они выполнили свою цель. И теперь Меланья застряла в умирающем теле студента.

- Что вы наделали?! – закричала Катя, понимая, что вне зависимости от исхода битвы Марзовский больше никогда не подарит миру свою обаятельную улыбку.

- Спасаю твою жизнь! – констатировал Боеслав.

Произнеся это, он силой открыл рот Олега и влил туда содержимое старинной шкатулки.

Ведьма завизжала. И голос этот не принадлежал Олегу. Нечто живое проснулось в темной сущности. Нечто, не собирающееся сдаваться без боя.

- Хватит… добейте его! – взмолилась Света.

Но Боеслав ждал. Лишь когда жидкость подействовала полностью, и Меланья заерзала под плотью Марзовского, он нанес смертельный удар.

Тишина… Студенты с ужасом взирали на истерзанное тело друга. Но где-то в подсознании уже начинала маячить надежда.

Прошла минута, затем другая. Олег не подавал признаков жизни.

- Она сдохла?.. – настороженно спросил Павел.

Боеслав пожал плечами. Он понимал, что остальные его ненавидят. Но как справиться с Меланьей вне физического тела, он не знал.

- Надо… – Боеслав не успел закончить.

Хруст ломающихся ребер заставил его вновь схватиться за оружие.

Раздался выстрел. Затем второй. Андрей понимал, что лучший шанс вряд ли представится и не собирался экономить патроны.

Поначалу казалось, что оружие не причиняет серьезного вреда выбравшемуся из Олега сгустку. Однако постепенно движения ведьмы замедлились. И тогда даже Павел решился нанести удар своим роздвигом.

Зря… Три послушных таракана с мышиными головами услышали призыв своей хозяйки. Спрыгнув с потолка, они приземлились прямо на шею нагнувшемуся над Меланьей Павлу.

И Вечников завизжал. Он выронил роздвиг, поскользнулся…

- Оттащите его! – приказал Боеслав, доставая из футляра что-то типа захвата. Он понимал бесполезность своих слов. В тот же миг, что Павел рухнул на ведьму, она без проблем заползла в новое практически здоровое тело.

Однако студенты должны были попытаться спасти однокурсника. Боеслав дал им эту возможность, чтобы они не накинулись на него самого.

- Сука! – закричала Вероника. – Выбирайся из моего друга!

Влепив пять пощечин, она уже собиралась применить свой магический шокер. Но Боеслав не позволил. Он швырнул Павла к стене и применил захват.

- Вы так ему шею сломаете! – запротестовала Вероника.

Захват впился в плоть. Всеми силами пытаясь выбраться из Павла, Меланья шипела и стонала. Но сжатое горло не позволяло издать ни одного членораздельного звука.

- Удержишь? – Боеслав вопросительно взглянул на Андрея.

- Фиг его знает… – засомневался тот, забирая управляющий конец захвата.

Освободив руки, Боеслав вытащил из-за пазухи незнакомый символ. Он был начертан на куске тысячелетнего дуба и имел силу магического хамелеона.

Боеслав приложил символ к голове Павла. Затем быстро достал пистолет, направил его на артефакт и выстрелил.

Пуля легко прошла сквозь дерево. Получая силу заклятия уничтожения ведьмовской сущности, она пробила череп Павла и застряла в мозгу.

- ААА!!! – крики ужаса заполнили коридор. Но Боеслав и глазом не повел.

Он знал, что артефакт перенимает магию объекта соприкосновения, а после ищет способы уничтожить распознанное заклятие. Украв когда-то этот кусок дуба из оружейной инквизиции, Боеслав собирался использовать его еще две жизни тому назад. Но как-то не срослось…

- Ублюдок! Ты убил его! – закричала Света. Она уже почти решилась выстрелить в Боеслава. Оставалось только одно движение пальцем.

Андрей выпустил захват. Он ошарашенно посмотрел на Боеслава, затем на Катю, которая сидела на полу и закрывала лицо руками...

- Огонь! Немедленно! – Словно не замечая ненависти окружающих, Боеслав зажег зеленое пламя.

- Эээ… ЭЭЭ!!! – только и успела произнести Баранова. Она указывала куда-то вверх, но остальные не успели поднять головы.

Раздался взрыв. Необычный взрыв… Только волна, без пламени, разбросала всех на десятки метров. И пока люди приходили в себя, неопознанное летающее существо, которое и сбросило снаряд, поспешило на помощь своей хозяйке.

Странно, что люди больше всего хотят жить, в моменты, когда им угрожает смертельная опасность. Меланья не была человеком. Но сейчас она тоже почувствовала нечто, заставляющее ее бороться до последнего.

Магия дубового артефакта была сильна. И в свое время здорово послужила инквизиции в вопросах сокращения популяции потомков амаличей. Но все же ее не хватило…

Летающее существо забрало кусок дерева. Захват слетел во время падения. Теперь ничто не мешало покинуть когда-то метросексуальное тело Павла Вечникова.

Продираясь наружу, Меланья позвала остатки своего зверинца. Они вряд ли могли остановить Боеслава, но на окончание заклинания не требовалось много времени.

На сей раз не повезло Веронике. Она пыталась сопротивляться, однако что-то со змеиным хвостом заставило ее впустить хозяйку.

- Алеко хеды прибудут, – шептала Меланья.

- Прекрати! – со слезами на глазах приказала наименее пострадавшая от взрыва Катя и направила на ведьму дробовик. – Отпусти ее!

- Или что? Убьешь свою подругу?! – Меланья скептично подняла бровь.

Катя задрожала. Ее руки почти не слушались, а дробовик с каждой секундой становился все тяжелее. Она не знала, зачем вообще подняла оружие. Ведь сама мысль забрать чью-то жизнь казалась кощунством.

- Она нет. А вот я с удовольствием! – проревел Боеслав, забирая дробовик.

- Стойте!.. Боеслав! Пожалуйста!.. – замахала руками Катя. – Вы же убиваете моих друзей! А этой твари ничего не сделается!

- Прости, девочка… Я должен уничтожить амаличиху.

Выстрел в живот не смог задержать ведьму в теле Вероники. В этот раз Меланья оказалась быстрее. Она покинула оболочку до ранения и тут же приступила к выбору следующей жертвы.

Боеслав направил дробовик на Катю, но ведьма предпочла другую. В этот момент Ира Баранова отбивалась от кузнечика размером с лабрадора, который повалил ее на пол и пытался ужалить своим скорпионьим хвостом. Однако Ирой она оставалась недолго.

- Брысь! – прошипела Меланья, прогоняя малополезное в быту создание. – Ай!

Пуля из дробовика задела ее ухо. И не желая получать новые ранения, Меланья побежала к лестнице.

Боеслав был в ярости. Гнев настолько захватил его, что он не заметил, как закончились патроны. Нажимая на курок снова и снова, Боеслав остановился лишь тогда, когда Света запустила в него вазой.

- Дрянь… – прошептал он, выбрасывая дробовик. Затем нашел свой арбалет, засунул за пояс кинжал Валери и отправился за Барановой.


Глава 22. Выбор

Андрей лежал на полу. Просто лежал. Он знал, что тишина обманчива. Но чтобы понять, что происходит, надо было открыть глаза.

Вот бы увидеть небо! То самое – бесконечное… Хотя бы в мечтах, во сне. Но тьма поглотила все. Даже воспоминания о вещах, которые, казалось бы, забыть невозможно.

У Андрея осталась лишь тишина. Однако и она не вечна. Что-то нервное, сердитое трясло его тело, пока душа умаляла оставить в покое. Но что-то не сдавалось.

- Блин... – простонал Андрей и перевернулся на бочок.

- Андрей! – закричало что-то.

«Я слышал этот голос. Я готов слушать его каждую минуту каждого оставшегося мне дня», – подумал Андрей.

А через мгновение память вернулась. Жизнь! Ветер в лицо, смех за окном и синева… Андрей очнулся. Он вновь оказался в этом мире. Вот только трехэтажная клетка Меланьи никуда не делась.

- Андрей! Останови его, пожалуйста! – молила Катя. Она уже поняла, что тот пришел в сознание, но руки все еще продолжали тормошить его побитое тело.

Андрей сел. Он не стал спрашивать о произошедшем. Об этом достаточно рассказали глаза Кати. Он просто обнял ее. Чувствовал ее боль, чувствовал, как слезы капают с ее щек.

- Это кошмар, просто кошмар, – шептал Андрей. – Нельзя сдаваться.

- Он убил… убил!.. Веронику… Он убьет их всех.

Андрей осмотрелся. Быстро сориентировавшись, он бросился к Свете.

- Она дышит! – радостно выдохнул Андрей и поспешил к лежащей неподалеку Ире.

Баранова тоже была жива. Однако удар головой о стену не остался без последствий.

- Разбуди их. У тебя хорошо получается. Так… где Боеслав?

- Где-то на третьем, – ответила Катя.

Андрей поднял дробовик и направился к лестнице.

- Он пустой! – крикнула Катя.

Поморщившись, Андрей осмотрелся, заметил роздвиг и отложил дробовик. Он мог бы забрать не совсем арбалет Светы, однако оставлять девушек без действенного оружия не хотелось.

- Стреляйте во все, что движется, – предупредил Андрей. – Даже в меня, если прежде чем появиться, я не прокричу… бутерброд. Да, пускай это будет бутерброд.

Катя кивнула. Она знала, что не сможет выстрелить. Она уже пыталась. Разве что в себя…

- Твою ж… – прошептал Андрей, когда поднялся наверх. Он не был шокирован. В конце концов, это не первое поле боя, которое ему доводилось увидеть.

Сжав роздвиг, Андрей прислушался. Но ни один звук, характерный для сражения, не достиг его ушей. Медленно, осторожно он крался по коридору. Крался, пока не услышал голоса.


***


Некоторое время назад, когда Андрей еще лежал на полу и пребывал в состоянии «ни жив, ни мертв», Боеслав обыскивал комнаты третьего этажа.

«Закрыто… Не беда», – подумал он, в очередной раз выбивая дверь ногой.

Меланья была там. Стояла в темном углу и впитывала силу одного из своих амулетов. Стрела, выпущенная из арбалета, попала ей в плечо. Амулет упал на пол и разбился вдребезги.

- Да остановись же ты хоть на мгновение! – закричала Меланья. – Достал! Снова и снова припирается и колет, режет, поджигает мои бедные тела. Честное слово, я устала убивать тебя! Неужели тебе нечем больше заняться?!

Боеслав кивнул. Рискнув прекратить атаку, он опустил арбалет.

- Поверь, Мел, больше всего на свете я хочу просто отдохнуть. Но пока ты гадишь в этом мире, моим желаниям не суждено осуществиться. Когда-то я гневался на Бога, кричал, что он отнял всех, кто был дорог… Но потом я осознал – он выбрал меня, чтобы уничтожить порождение тьмы. Задача эта нелегка. Он знал, одной жизни не хватит. А потому воскресил мой дух. И сколько бы жизней не потребовалось, я исполню предназначение. И только тогда позволю себе «другие занятия».

- Какой же ты идиот!!! – рассмеялась Меланья. – Предназначение?! Мы сами куем свою судьбу. И всем плевать, сколько народу я поглотила. Люди убивают овец. А для меня овцы – это люди. Потому что я могу!.. Понимаешь, сейчас учёные назвали бы амаличей новой ступенью эволюции. И ты мог бы присоединиться к избранным единицам, если бы не присущая людям глупость.

- Глупость?! Считаешь себя умнее других? Да ты даже не понимаешь, что чувствуют люди! Ты бракованный ребёнок, который не должен был родиться. Отродье человеческой жажды власти. И я покончу с тобой! Сегодня или… когда-нибудь.

Медленно, с кошачьей грацией босая Баранова подошла к дивану. Жестом указав непрошенному гостю на соседнее кресло, она села и закинула ногу на ногу.

Боеславу оставалось только недоуменно взирать, как радостно Меланья встречает своего врага. Он развел руками и состроил мину, которая должна была разъяснить решившей передохнуть стерве, что битва вообще-то в самом разгаре.

- Не хочешь, не садись… – хмыкнула Меланья. – Но наше веселье быстро утомляет. Твоя взяла! Сейчас продолжим. Однако перед этим я хочу кое-что прояснить.

В принципе, Боеслав был не против сменить позу. А потому после некоторых раздумий принял приглашение.

- Так вот, – Меланья радостно потерла ручки, – ты тут завёл речь о предназначении свыше. Это не совсем так. Вернее, совсем не так. Неужели ты действительно считаешь, что перерождаешься по воле некоей высшей силы?

Боеслав не ответил. Он выжидающе посмотрел на ведьму и отшвырнул забравшегося ему на колени мышонка на паучьих лапках.

- Глупышка, – улыбнулась Меланья. – На самом деле все очень просто. Ты испоганил заклинание бессмертия, после чего пронеслась магическая волна. Ты перерождаешься, и это будет продолжаться, даже если меня не станет. Это просто проклятие. Новое, нечаянно возникшее… Но если тебе вдруг надоест, я всегда могу попытаться снять его.

- Спасибо, обойдусь. – Боеслав вздохнул. – Пусть так. Я все равно не отступлюсь. Быть может, пришло время остановиться тебе? Подумай, Мел… Ты так стремишься к вечной жизни, что не замечаешь самого главного. Зачем бессмертие, если ты не живешь?

- Я не живу только потому, что ты предал меня… Всадил нож прямо в сердце! И теперь чтобы чувствовать… понимаешь, по-настоящему чувствовать, я должна занимать чужие тела.

- Эээ… погоди!.. Насколько я помню, твое заклинание бессмертия и подразумевало постоянное перемещение между телами. И в этой части оно сработало безупречно.

- Безупречно?! Я привязана к этим землям! – возмутилась Меланья. – Мне приходится годами накапливать силу, чтобы выбраться куда-нибудь подальше Кунсткамеры. И…

- Может, еще чаек попьете? – сыронизировал заглянувший в дверной проем Андрей.

- Привет! Рада, что ты цел, – улыбнулась Меланья.

- Я тоже рад, что цел. А вот насчет тебя я испытываю немного другие чувства.

Андрей вошел в комнату и вопросительно взглянул на Боеслава. Тот слегка кивнул.

- Ха! Осталось еще что-то неопробованное? – хитро сощурилась Меланья. – Ах да… чувствую… Боеслав, ты прячешь его в штанах?

Боеслав вытащил из кармана руку. Однако не успел он обсыпать Баранову удерживающим духов порошком, как Меланья переместилась.

- Нет… Стой! – прокричал Андрей, но зашедшая в комнату Катя уже больше не была Катей.

Боеслав схватился за арбалет. Но Андрей залоснил девушку. Когда же он обернулся, Кати и след простыл.

- Черт! – разозлился Боеслав. Он вытащил из-за пояса кинжал и показал его Андрею. – Кинжал Валери – наш лучший шанс. Если не убить ведьму сегодня, она уничтожит всех. Можешь ненавидеть меня, но один удар в сердце не самая большая цена за спасение миллиардов жизней.

Андрей не ответил. Он знал правила войны, видел сопутствующий ущерб. Но никогда ранее ему еще не приходилось самому делать подобный выбор. Андрей не знал, как поступит. Где-то в глубине души он продолжал надеяться, что найдется и третий путь. Однако пока этого не произошло, он просто следовал за Боеславом.

Ира Баранова тоже попыталась пойти за мужчинами. Вот только вернувшийся «кузнечик» заставил ее сменить траекторию.

- Света! – обрадовалась она, когда в одном из коридоров столкнулась с однокурсницей.

- Блин, Ира! Я же тебя чуть не пристрелила.

Опустив не совсем арбалет, Света тяжело задышала. Но времени на расслабление не было, и девушки затаились среди книжных шкафов библиотеки.

- Приготовься! – Света оглянулась. Но Баранова куда-то испарилась. – Ира?..

- Здесь довольно широко! Мы сможем пролезть! – прокричала Баранова, высовывая голову из дыры в стене.

- Ты как туда залезла?! – удивилась Света. – Нет уж! Дудки! Я туда ни ногой, ни головой! Буду отстреливаться до последнего…

- Ну а я, пожалуй, слажу. Все монстры уже вылезли.

- А что если вылезли не все?.. – тихо поинтересовалась Света, однако Баранову было уже не переубедить. Света и не пыталась. Она лишь закатила глаза и с надеждой, что «кузнечик» с друзьями переместились куда-нибудь подальше, отправилась на поиски Боеслава.

Что же касается Барановой… в дом она больше не возвращалась.


***


Один неверный шаг. Одно неверное движение. Меланья знала, что Боеслав хорош. Она видела в бою Андрея и учитывала его скорость и реакцию. Но она никак не могла предвидеть, что взаимодействие этих двоих приведет к столь высокому синергетическому эффекту.

Прибита к стенке. Как глупо! Обсыпана удерживающим ее в теле Кати порошком. Меланья не собиралась принимать свое поражение. Однако даже тот факт, что ее снова удалось схватить и обездвижить, выводил ведьму из себя.

Держа наготове кинжал, Боеслав ожидал решения Андрея. А тот просто не мог позволить убить Катю.

В комнату вошла Света. Она инстинктивно направила на ведьму арбалет, но вдруг осознала, что хочет задать вопрос. Всего один вопрос…

- Стерва! Я знаю, ты что-то сделала! Где Макс? – во взгляде Светы промелькнула надежда, но в глубине души она уже знала ответ.

- Точно не скажу, но…

- Так много жертв, что уже запамятовала, куда кого спрятала?!

- Не совсем. Просто твой Макс не в одном месте. Понимаешь… он был высокий и тяжёлый, а подходящего по размеру тайника поблизости не оказалось…

Света закричала. Она хотела убить ведьму. Очень хотела. Но сейчас пострадала бы только Катя.

- Не смей! – приказал Боеслав. Он подождал, пока Света опустит оружие, а после повернулся к Андрею. – Время на исходе. Не мешай мне…

- Ты можешь заставить ее переселиться в меня? – спросил Андрей.

Боеслав лишь покачал головой.

- Не надо заставлять… Просто попроси, – подмигнула Меланья.

- Заткнись, сука! После того, что ты сотворила с Ма… – Света запнулась, не сумев произнести имя любимого, – с Олегом, ты не имеешь права на…

- Я сотворила?! – прервала Меланья. – Да вы не оставили мне выбора. Будто я хотела продираться сквозь все эти внутренности и… плоть!

- Заткнись! – завопила Света.

- А ведь Вероника, Олег и тот другой… женоподобный… могли быть живы, – ухмыльнулась Меланья. – Спросите Меньшого. Он легко мог всех вывести.

- Хватит ждать! – Боеслав занес кинжал и сделал шаг к Меланье.

- Погоди. – Андрей преградил ему путь. – О чем это она?

- Боеслав? – Света снова подняла не совсем арбалет, но в этот раз направила его на Боеслава. – Ты что, действительно мог нас вывести?!

- Она врет. Тянет время.

- Броши!.. – вдруг произнес Андрей.

- Черт! – Света чуть не нажала на спусковой рычаг. – Ты же говорил, что они ей помешают!

- Это ты про те броши, благодаря которым я с легкостью меняла ваши шкурки? – поинтересовалась Меланья.

- Сволочь. – Света задрожала. Она смотрела в глаза Боеслава и не могла поверить.

- Все складывается, – тихо произнес Андрей. – С девушками справиться легче…

- Если выстрелишь, отпущу. – Меланья подмигнула Свете.

- Отпустишь?.. – Света задумалась.

- Будешь дурой, если поверишь! – со злостью проговорил Боеслава. – Вы все были трупами в тот момент, когда переступили порог этого проклятого дома. А если я не справлюсь, весь мир станет ее домом. Пусти, Андрей! Я должен сделать это!

- Стреляй! Слово даю, что выпущу и не трону! – прокричала Меланья.

- Ее слово ничего не стоит! – Боеслав встал в боевую позу.

- Его заклинания ничего не стоят! Какая это попытка по счету? Миллион тринадцатая?! Если кинжал не сработает, вы будете молить о смерти! – как можно более уверенно провопила Меланья.

- Она убила твоих друзей, твоего возлюбленного! И после этого ты собираешься позволить ей жить?! – уже не уговаривал, а скорее просто забалтывал Боеслав. Он понимал, что убить человека нелегко. И даже если Света сможет нажать на спуск, не факт, что рана окажется смертельна.

Один шаг. Всего один шаг отделяет Боеслава от того, чтобы уклониться и вырвать из рук нервной девушки оружие.

- Я хочу жить. Очень хочу, – прошептала Света.

- Так позволь мне нанести удар. А потом можете убить любым угодным вам способом. – Боеслав предпринял последнюю попытку, прежде чем напасть.

- Да хватит уже целиться! – воскликнула Меланья. – Стреляй, наконец!

- Идиотка!.. – завопил Боеслав и набросился на Свету.

Он был силен, он был ловок и быстр. За множество прожитых жизней он повоевал достаточно, чтобы одолеть практически любого врага. Тем более девчонку, неуверенно держащую незнакомое ей оружие.

Вот только Боеслав не знал, что девочка эта провела на стрельбищах времени больше, чем в клубах. Света не боялась оружия. Будучи дочерью генерала Вирковича, она играла с пистолетами чаще, чем с куклами.

А главное, Света знала, каково это – попадать по движущейся мишени.

Не совсем арбалет стрелял не совсем стрелами. Но вылетевшая штуковина оказалась достаточно остра, чтобы пробить лоб и уничтожить очередное воплощение Боеслава.

Меланья расхохоталась.

- Куда идти? – спросила Света и направила оружие на ведьму.

- А куда хочешь…

- То есть?.. Как мне выйти из особняка?! Как убрать разряды?

- Никак.

Андрей наклонился и вытащил кинжал из руки павшего воина. Он знал, что Боеслав был прав – другого выхода нет.

- Мы же договорились… Ты дала слово! – рассвирепела Света.

- Это была шутка! Даже Боеслав ее понял, – Меланья ухахатывалась так, что казалось, дом вот-вот затрясется.

Андрей занёс кинжал. Но удара не последовало.

- Стерва! Убей ее! – приказала Света.

Андрей медлил. Он посмотрел на часы и осознал, что действие порошка скоро закончится. Вот только глаза Кати были такие круглые, бесконечно зеленые.

- Андрей, это не Катя! – прокричала Света. – Дрянь скоро освободится!

- Но все же она внутри… Катя.

Андрей застыл в нерешительности. Он понимал, что поимка ведьмы стоила слишком дорого. Что Боеслав отдал множество своих и чужих жизней, дабы получить эту возможность. Вот только сейчас перед ним была Катя Виренейская. И эта хрупкая девушка никак не заслужила подобной участи.

- Могу переселиться… – неожиданно произнесла Меланья.

- Андрей! Заклятие теряет силу… Пожалуйста!.. – взмолилась Света.

- И после этого дашь убить себя в другом теле? – не скрывая сарказма, произнёс Андрей.

- Да она тебе зубы заговаривает! Скоро сможет шевелиться. И тогда всем кранты! – Света положила не совсем арбалет и сложила ладоши в умоляющем жесте.

Андрей кивнул и вплотную подошел к Кате. Медленно приближая кинжал к сердцу, он всеми силами пытался уговорить себя поступить так, как велит необходимость.

- Убить не разрешу, но потыкать – всегда пожалуйста. – Меланья эротично закусила губу. – Кстати, тело Кати почти целое. Если договоримся, могу даже подлечить немного. Так что будет здоровехонька.

- Еще одна шутка? А если нет, сколько она проживёт? Ты же всех уничтожаешь!

- Андрей! – Света схватила мужчину за руку и попыталась отобрать оружие. – Отдай кинжал. Если ты такой тюфяк!.. Ай! Придурок.

- Прости… – сконфуженно прошептал Андрей, увидев, что попытка вырвать руку обернулась довольно сильным ударом по лицу Светы.

- Мой нос!..

Если бы одеяния Меланьи не были прибиты к стене гвоздями, она сползла бы от смеха на пол.

- Молчи, тварь! Сейчас и ты получишь! – заорала Света, пытаясь остановить кровь, которая ручейком вытекала из носа.

- Аааа!!! – Вновь занеся руку, Андрей всадил кинжал в стену, затем отшатнулся и медленно встал на колени. – Нет... не могу. Давай сама…

Света не заставила себя упрашивать. Вцепившись в кинжал мёртвой хваткой, она принялась тащить его из стены. А когда оружие, наконец, оказалось у неё в руках, Света осознала, что уже слишком поздно.

- Андрей, – прошептала она.

Но тот уже ничего не мог поделать. Когда Меланья почувствовала, что вновь владеет собственной сущностью, она выдала заклинание покорности.

Света больше не могла пошевелиться. Как, впрочем, и Андрей.

- Итак, Андрюша, я тут подумала… – протянула ведьма, – нравишься ты мне. Так что можешь пожить еще немного. Со мной в одном из этих двух тел. Выбирай, кто нравится больше.

- Нет уж, сучка! Просто замочи нас! – попыталась выразить собственное мнение Света.

- Она права. Уж лучше смерть! – с ненавистью произнес Андрей.

Меланья нахмурилась.

- А я не упомянула, что вторая девушка выйдет из дома цела и невредима. И я полностью излечу Катю. – Даю тридцать секунд на раздумья. Назови имя девушки, которая останется здесь в качестве нашей игрушки. Или…

Меланья в очередной раз прошептала свою тарабарщину, и ногти на руках Кати удлинились. Твердые, как сталь, убийственно острые, они мгновенно превратились в смертельное оружие.

- Десять, девять… – начала обратный отсчет Меланья. Одной рукой она схватилась за горло Светы, а второй за горло Кати, – три, два…

- Света!!! – не выдержал Андрей.

Он выжидающе посмотрел на Меланью. Но та не спешила опускать руки.

- И мне теперь всегда придется созерцать этот виноватый взгляд?! – поинтересовалась она.

- Не забудь ещё про ненависть и презрение, – пробубнил себе под нос Андрей.

- Не забудь, что я могу прикончить их обеих!.. Прямо здесь и сейчас!

- Быть может, оно и к лучшему. Но если отпустишь Катю, я сделаю для тебя все.

- Скотина! – проговорила Света. – Только попробуй ко мне прикоснуться!

- Прямо все?! – захлопала в ладоши Меланья и приступила к новому заклинанию.

Шепот на знакомом и в то же время непонятном языке не давал понять, что именно говорит ведьма, но мгновенный эффект заставил Андрея перестать вслушиваться в витиеватые слова заклинания.

Обожжённая, разодранная плоть возрождалась, раны затягивались, грязь исчезала и даже волосы, отряхнувшись, принялись укладываться в роскошную прическу.

- Точно не хочешь, чтобы осталась Катя? – протягивая руку, чтобы прикрыть рот Андрея, ухмыльнулась ведьма.

- Хочет! Очень хочет! – взмолилась Света.

- А… эм… – Андрей помотал головой. – Нет!.. Дай её уйти…

- Даю. Только…

- Никаких «ТОЛЬКО»!

- Сколько эмоций, – Меланья надула губки. – Да всё будет хорошо с твоей птичкой. Но она слишком много знает. Придется стереть бедняжке память.

- Нет! – воскликнул Андрей. – Ты не прикоснешься к ее сознанию.

- Да я вся в нём. Могу прямо сейчас внедрить любую мысль или заболевание…

- Не смей! Убирайся из Кати. Живо!

- Никогда… – тихо прошипела Меланья. И в это же мгновение Андрей скорчился от боли. – Слышишь?! Никогда больше не пытайся мне приказывать! Никогда не повышай голос!

- Х…хор…рошо, – простонал Андрей.

- Вот и ладненько! – прекратив пытку, снова заулыбалась Меланья. – Хотя… Ты прав. Это хрупкое создание не в силах мне навредить. Пускай помучается. Как думаешь, сколько времени она выдержит, до того как спрыгнуть с крыши или… принять слишком большую дозу снотворного?

- Пожалуйста, – прошептал Андрей, пытаясь выглядеть как можно более жалостливо.

- Что «пожалуйста»? Сам же только что просил не лезть в ее мозги. Я бы все подчистила и отправила твою Катюшу восвояси. А теперь она будет метаться, рассказывать небылицы. Если выживет, попадет в психушку.

- Ты права…

- Я всегда права, – ухмыльнулась Меланья и покинула Катино тело.

Андрей бросился к падающей девушке. Он успел…

- Катя!.. Катя, очнись… – продолжая удерживать Виренейскую в своих объятиях, Андрей нежно гладил ее по лицу.

- Я… кхх, – закашляла Катя. Она снова была самой собой – владелицей собственного тела. – Больше не больно…

- Ну, чего разлеглась тут?! – раздался голос Светы. Вот только слетающие с ее губ слова принадлежали другой. – Давай… Беги!

- Беги, что есть мочи… Не останавливайся. Не оглядывайся, – шептал Андрей, помогая Кате подняться.

- А как же ты?.. – спросила Катя.

Полными любви глазами, Андрей смотрел на нее, не желая отпускать. Его ободряющая улыбка как могла пыталась скрыть всю ту боль, тот ужас, которые охватили мужчину.

Еще мгновение. Всего одно…

- Беги! – приказал Андрей.

И Катя повиновалась. Со всех ног она понеслась к выходу.


***


- Нашли причину замыкания? – спросил майор Лепин у электриков, которые как раз заканчивали осмотр доступных электроустановок.

- Никак нет. Пока продолжаем офигевать. В отчетах мы, наверное, тоже употребим «замыкание», но я бы посоветовал обратиться к синоптикам.

- Студенты грозу замутили?.. – на полном серьезе поинтересовался подошедший Журковский.

- Скорее шаровых молний наловили, – ответил один из электриков.

- Погодите… – насторожился Лепин.

- В чем дело, товарищ?..

- Вы слышите?

Сержант прислушался.

- Нет… Ничего не слышу.

- Вот именно! – воскликнул Лепин и сделал несколько шагов к месту, откуда можно было рассмотреть место взрыва.

И действительно, «гроза» прекратилась. Больше ни одного разряда. Теперь дыра в стене была всего лишь дырой в стене.

Майор ускорил шаг. Журковский последовал за ним.

Но дойдя до прохода, оба остановились. Лепин вдохнул поглубже. Он знал, что следующий шаг может стать последним. И все же почти решился его сделать.

- Аууу!.. – только и успел прокричать Журковский, когда мимо него пронеслась девушка.

Не обращая ни малейшего внимания на столпотворение, Катя лавировала между людьми и другими преградами. Она бежала так быстро, что милиционерам, стоящим в оцеплении, потребовалось время на ее поимку. А Лепин и Журковский так и продолжали стоять возле прохода.

- Ну что… зайдем? – как-то неуверенно поинтересовался майор.

- Она, вроде, живая… – кивнул Журковский.

Милиционеры зашли в дом. Токовая защита их не тронула. Однако одному из этих двоих уже не суждено было выйти.


Глава 23. Эпилогические встречи или защита от крокозябры

Год 2017. Турфирм, кажется, стало больше, чем желающих отдохнуть. Но Наденьку это умозаключение не интересовало вовсе. И хоть в свои пять лет она уже успела побывать в нескольких дальних странах, сегодня она была счастлива совсем не поэтому.

Ведь на самом деле подобное бывает не так уж и часто. Когда погода просто замечательная, мороженое в руках вкусное-вкусное, и все вокруг по-особенному веселое...

- Надюша, не ешь так быстро – голова заболит! – Дима с любовью потрепал дочь за волосы.

- А?..

Надя завертелась на месте, и ее кудряшки тоже попробовали холодное лакомство.

- Аккуратно, милая…

Присев рядом с дочерью, Дима принялся вытирать ее испачкавшееся личико. Но через мгновение его отвлек раздавшийся из кармана задорный хип-хоп.

- Мама звонит, – улыбнулся Дима.

- Ма!.. – замахала капающим мороженым Надя.

- И тебе привет! – ответил на звонок Дима. – Да, все просто чудесно. Долетели хорошо. Хотя не совсем долетели. Вынужденная посадка. Но оно и к лучшему… Здесь такая красотень! Надо будет как-нибудь всей семьей вырваться. Да… А ты скоро?.. Ага… Нет, мы в Питере… Погоди… Не кричи так! Солнышко! Ты что?.. Летишь к нам? Не волнуйся ты так… Хорошо. Хорошо. Мы едем в аэропорт.

Дима дождался гудков и вернул телефон в карман. Он не мог понять, почему жена набросилась на него из-за небольшой задержки. Если бы Дима подумал еще немного, он обязательно вспомнил бы, что Катя говорила о невозможности поездок в Питер. Но сейчас его внимание переключилось на дочь. Вернее, на ее отсутствие.

- Надя?.. Надя! – Дима быстро осмотрел окрестности. – Надя!

Дима схватился за голову. Паника жены, до пропажи дочери заразившая его лишь тревожностью, перерастала в нечто иное. Страх, ужас… Эти чувства возникли слишком рано. Ведь, скорее всего, девочка была где-то поблизости.

- Надя!!! – Дима подбежал к скамейке и залез на нее. Но даже лучший обзор не позволил заметить ни одного ребенка в розовой курточке. – Девушка!.. Подождите! Вы не видели?..

За следующие семь часов Дима осмотрел весь район, опросил каждого встречного и, в конце концов, оказался в отделении полиции.

- Как ты мог?! – набросилась на мужа Катя.

Она приехала в отделение сразу из аэропорта. Но каждый миг своего пребывания в Санкт-Петербурге Катя чувствовала, что должна быть вовсе не здесь. Почему-то ее отчаянно влекло в ту бездну ужаса, откуда ей удалось вырваться только чудом.

Однако Кате было плевать на монстров и призраков. Собственная жизнь утратила былую ценность. Сейчас важна была только Надя. Невинная девочка, заплутавшая в таком красивом и одновременно опасном городе.

Еще вчера Катя точно знала, что не одна причина не заставит ее вновь ступить на земли Питера. Пока звонок мужу не заставил забыть последние слова Меланьи.

Слова, которые слышала лишь Катя. Ибо произнесены они были одной мыслью, мгновенно превратившейся в табу:

- Это мой город. И земли его закрыты для твоей крови.

Катя знала, что с того момента, как она сойдет с самолета, ее участь предрешена. Но она не подумала, что Надя – это тоже ее кровь. Она не могла догадаться, что к дому под номером тридцать шесть тянуло не ее одну.

Потребовался не один час, чтобы Катя сдалась. Какой бы сильной ни была материнская любовь, она не могла вечно сопротивляться магии амаличей.

Это произошло следующим утром, когда Катя и Дима зашли в гостиницу. Ночь бесплодных поисков довела их до истощения. Но все же никто не собирался спать. Только немного перевести дух, оставить где-то свои вещи и перекусить.

Но стоило Кате остаться одной, как призыв особняка заглушил все остальное. И повинуясь этому влечению, она вызвала такси. А затем просто пошла. Также вчера пошла и Надя. Ножками… когда отец отвернулся…

До приезда машины оставалось еще несколько минут. А вокруг было так красиво! Словно и не было зла, подтачивающего город изнутри.

Катя помотала головой. Но зов никуда не исчез. Он только немного притих, давая гостье осмотреться.

Катя все еще не могла поверить, что действительно находится в Санкт-Петербурге. И вокруг мало что изменилось. Нет, конечно, жизнь не стояла на месте, новые здания, другие магазины… Но это все равно был тот самый город, который она когда-то покинула.

Зажмурившись, Катя попыталась сконцентрироваться и найти место, куда должно подъехать такси. Это оказалось довольно просто. Куда сложнее было развернуться и заставить ноги перенести свою хозяйку к машине. Но Катя смогла.

Такси тронулось. Не спеша, словно давая насладиться городскими пейзажами, оно ехало по указанному адресу.

- Хочешь поговорить или погрустить? – поинтересовался водитель.

Ему не было страшно, он не казался заинтересованным. Он просто не знал, куда едет. Прожив в Питере три года, он ни разу не слышал про сгоревший особняк.

- Понятненько… – протянул водитель и включил радио.

Катя не обратила на него внимания. Она не слышала его вопроса. Едва сев в машину, она начала вспоминать. Осколки памяти прорывались из оков подсознания. И то, что казалось забыто, всплывало и вновь причиняло боль.

Когда-то разум заставил воспоминания пройти сквозь призму сна и новых впечатлений и потерять свое губительное воздействие.

Но до того было всякое: допросы, врачи, лечебницы и неудачный попытки вернуться к прежней жизни. До того как жизнь наладилась, Кате многое пришлось пережить.

А потом она встретила Диму Стрельцевича. Встретила в больнице, куда приходила к очередному бесполезному психиатру. И вдруг ощутила спокойствие. Катя так и не поняла, что послужило причиной этому. Возможно, его глубокий, бархатный голос, который можно было слушать бесконечно, или внешность, не то чтобы очень красивая, но все же мгновенно располагающая…

Дима работал хирургом. А потому умел владеть ситуацией. До вчерашнего дня Катя не видела, чтобы у него дрожали руки, чтобы в голосе появилось сомнение.

Зачем она так кричала? Ведь она видела, что Дима еле держался. Он молча выслушал все обвинения. И только виновато кивал. Хотя вина его была лишь в том, что он всегда отвечал на звонки жены.

Но все же Надюша пропала, когда была под его присмотром. И этот факт перевесил все остальное. Катя не могла не злиться. Она злилась не на мужа, но срывалась на него.

«Надо позвонить… попросить прощения. Быть может, это была наша последняя встреча», – подумала она и уже собралась доставать телефон. Но в этот момент такси остановилось.


***


«В психологии советуют взглянуть в лицо своим страхам. А я боюсь Питера. Меня посылали в Южную Америку, Афганистан и обе Кореи, а я боюсь города, который когда-то так любила», – Катя уговаривала себя очередными бесполезными словами, но так и не могла выйти из такси.

Она знала, что если сейчас выглянет из окна машины, если увидит очертания здания, которое благодаря ее кошмарам казалось воплощением обители мирового зла, то не сможет даже пошевелиться.

- Ждем кого-то? – поинтересовался водитель. – Может, того бомжа?.. Больше никого не видать.

- А?.. – Катя, наконец, открыла глаза.

Представшие ее взору руины временно притупили страх. И тогда Катя вылезла из машины.

- Девушка! Вы ничего не забыли?! – напомнил о необходимости оплаты таксист.

- Да… Я… – Катя задумалась, а затем протянула мужчине пару крупных купюр. – Это за поездку. Если подождете, дам еще столько же. Плюс по счетчику.

- Жду! – быстро среагировал таксист.

Катя кивнула и пошла к груде обожженных камней. Когда-то здесь была клетка, которая чуть ее не погубила. Когда-то здесь был дом, где осталась часть ее души.

- Девушка, осторожно! – Катя инстинктивно остановилась.

Единственный замеченный таксистом человек, сейчас стоял возле Кати и указывал вниз. Катя посмотрела под ноги. Да, ходьба по малознакомым улицам на самом деле – занятие довольно экстремальное. И если бы не внимательный пожилой бомж, она наверняка бы слетела с бордюра прямо носом в обрамляющий клумбу узор из камней.

- Ой, спасибо… – выдохнула девушка. – Вы же почти жизнь мне спасли. Действительно, страх убивает.

- Молодежь! – старичок грустно улыбнулся и погрозил пальцем. – Никогда не цените, что имеете. Думаете, будете вечно веселиться. А моргнете – и уже пенсия, дом рушится, дети не навещают…

- Мне жаль. Спасибо еще раз, – Катя с благодарностью кивнула. – А что здесь случилось?

- Пожар. Шесть лет назад. Тогда четверо погибло. – Старичок мельком взглянул на Катю. – Но это был не первый раз, когда огонь решил навестить этот дом. Проклятое место…

Катя побледнела. И даже журналистский опыт не сразу помог подобрать слова.

Особняк, вернее то, что от него осталось, больше не был страшным. Не в смысле архитектуры или покраски. Хотя и то, и другое сожрало ненасытное пламя. Просто это полуразрушенное здание больше не казалось обителью ужаса. Будто зло, которое долгие годы сохраняло и поддерживало свое святилище, вдруг утратило силу.

- Дедушка, а вы случайно не были здесь тогда? – с надеждой спросила Катя.

- Да, ВНУЧЕНЬКА, куда же я денусь. – Дедок лукаво прищурился, но Катя была слишком занята разглядыванием последствий пожара, чтобы обратить внимание на странности в интонациях ее собеседника.

- А ничего необычного в день пожара не творилось? В смысле… зеленое пламя, молнии без грозы…

- Ты чего?! Тоже из этих? – старичок повертел пальцем у виска.

- Извините, – почему-то произнесла Катя.

- «Извините!» Слова-то какие! Сюда нечасто заглядывают люди, способные говорить «извините». Всем бы только кричать, проверки устраивать, выгонять старого человека из единственного доступного ему жилья. Видите ли, если на меня крыша обвалится, этим чиновникам отвечать придется. На старика им плевать, конечно. А вот работу, где платят за протирание штанов и унижение людей, терять совсем не хочется.

- Вы что здесь живете?! – удивилась Катя.

- Ну да… Это ж элитная недвижимость. Пускай слегка подгоревшая, но зато без пьяных богатеньких деток, которым лишь бы ничего не делать.

- Они не все такие, – прошептала Катя. Она не собиралась обижаться. Ведь тогда разговор превратился бы в очередной спор поколений. А этот спор априори нельзя выиграть.

- Быть может. Лично знаком не со всеми.

- А из-за чего пожар был? – Катя попыталась вернуть разговор в нужное ей русло.

- Поджог. Какой-то водила, зэк бывший, решил пиротехникой побаловаться. Ну и сгорел вместе с несколькими постояльцами.

Катя вскрикнула. Она уже подозревала, что конец истории Андрея не может оказаться счастливым, но все-таки надеялась…

Поэтому вопрос о погибших еще не был задан, поэтому она все еще всматривалась в отверстия, где когда-то были окна.

- Что такое, милая? Ты его знала? – почему-то в словах старичка явственно прозвучала ненависть, но Катя вновь не прислушалась к своей интуиции, подсознательно списав негодование собеседника на его чувства по отношению к молодежи и властям.

- Да… Я… – прошептала Катя, но слова застряли где-то в горле, и она больше не пыталась заговорить.

- Ой, извини, деточка!.. – Старичок дотронулся до плеча Кати. – Хочешь зайти внутрь? Там вещи остались... Люди их не тронули. Говорят, прокляты, как и весь дом.

Катя кивнула. Она очень хотела попросить своего нового знакомого не замолкать, продолжать рассказывать все, что он знает, о чем хоть краем уха слышал. Но только без выводов. Без нападок на Андрея. Ведь даже будучи пьяным, он запросто смог бы изготовить взрывчатку, найти выход из горящего здания. Однако слова отчаянно не хотели идти наружу, а малейшие попытки их произнести привели бы к истерике, время для которой еще не пришло.

Главный вход был разрушен. Дедок, однако, отодвинул пару досок и удивительно легко пробрался в подвал. Катя полезла за ним.

- На какой этаж тебя вести? Или в подвал?..

- Не знаю… – прошептала Катя.

Она просто хотела попрощаться с друзьями, попрощаться с Андреем. Она не думала, что здесь может быть Надя, хотя подсознание все это время и пыталось донести обратное.

- Давайте осмотрим все, – наконец, решила Катя.

- По местам боевой славы, – пробубнил себе под нос дедок и повел Катю к лестнице.

Но веселая песенка не дала начать экскурсию.

- Извините, – машинально произнесла Катя и прикоснулась к экрану мобильника. – Дима… Да… Боже!.. Спасибо, Господи!

Катя больше не могла говорить. Присев на неопознанный обгоревший объект, она смеялась и вытирала слезы. Слова мужа заставили забыть обо всем. Лучшие слова на свете. «Надя со мной. С ней все хорошо». Хоть одна хорошая новость. Призывная магия больше не действовала. И в этот момент Катя поняла, что ее место не здесь. Вне зависимости от того, что произошло шесть лет назад, вне зависимости от того, жива ли Меланья, она должна быть с семьей.

И не важно, что ждет впереди. Главное, пора забыть о прошлом, от которого остались лишь руины.

- Спасибо! – произнесла Катя, вставая. – Мне пора.

Она уже собиралась уходить, но яростный крик застрявшей где-то в подсознании догадки заставил ее вновь взглянуть на пожилого господина без определенного места жительства.

- Ты убьешь меня? – Катя сглотнула.

- Зачем мне это? – прищурился старичок.

- Это значит – нет?

- Ну, это определенно не значит – да. Хм… Что меня выдало?

- Ты не воняешь…

Меланья потянулась.

- Да… точно… Этот мужик не пах розами. Но мне так надоели красотки!.. В кои-то веки смогла посидеть на набережной и доесть до конца свой гамбургер. И ни один козел не испортил аппетит.

- Ты всех ненавидишь?

- Осторожно, девочка… Это ты ко мне явилась. И учитывая, что твой заступник не сдержал слово… Даже хуже! Он попытался убить меня. Если бы… – Меланья замолчала, набрала полную грудь воздуха и сосчитала до пяти. – Нет! Фигня вся эта ваша йога! Все равно ты меня бесишь. Но если исчезнешь в течение пяти минут, больше никогда меня не увидишь.

Катя кивнула и хотела уже бежать. Вот только игры Меланьи никогда не заканчивались бескровно.

- Не увижу, потому что ослепну?.. Или буду мертва?.. – дрожащим голосом спросила Катя.

- Не увидишь, потому что ты мне нафиг не нужна! Вали отсюда, пока не передумала.

Больше Катю не надо было уговаривать. Собрав все силы, она бросилась прочь от развалин.

К счастью, таксист все еще ждал обещанного вознаграждения. И через три минуты Катя покинула проклятый квартал.


***


- И все-таки он смог остановить меня, – прошептала Меланья, оставшись одна.

За шесть лет, минувших с пожара, по ее вине не пропал ни один человек. И хоть презрение к людям и желание убивать никуда не исчезли, некая искра останавливала ведьму.

Конечно, эта искра не была любовью. Еще не была… Но она положила начало.

Изначально людей от животных отделяет не так уж и многое. Среди этого набора есть чувства, которые пробуждают желание жить, которые заставляют творить, создавать нечто новое, неожиданное, которые дарят надежду.

Меланья не унаследовала их. Но все же ее генетический код не смог полностью избавиться от признаков человечности. И спустя сотни лет они начали пробуждаться.

«Отправлюсь-ка я в Лондон», – подумала ведьма, представляя красочные британские сериалы.

Наконец, она была свободна. Свободна не в физическом плане. Ведь заклятие бессмертия она закрепила еще тогда, шесть лет назад.

Целых шесть лет… Последний обряд свершился как раз перед пожаром. Поэтому в тот день Меланья была счастлива. Она была счастлива настолько, что не заметила угрозы. А Андрей не искал причины удачи. Знай он, что бессмертие уже необратимо, пожара бы не случилось.

Но он не знал. А оружие Боеслава было так близко. Сумка, записи, амулеты… Андрей успел спрятать все это, до того как Меланья очистила свой особняк. И не один год пытался применить.

Вот только подобраться к ведьме оказалось не так просто. Она всегда была начеку. Всегда готова обездвижить противника.

И все же шанс оставался. Последнее неопробованное оружие Боеслава очень долго ждало своего часа. И на это была причина. Чтобы пламя сработало, Меланью следовало вымочить. Притом вымочить в самом прямом смысле.

Неудивительно, что это оружие провалялось в тайнике Боеслава не одну его жизнь. Ведь даже он не смог найти способа удерживать ведьму целый час.

А Андрей нашел. Ванна с солью, содержащей частицы святыни Довы, смогла расслабить Меланью настолько, что она не заметила… После было уже поздно. Огонь пожирал все.

Тело Светы Виркович и сущность ведьмы оказались едины. Не укройся Меланья в ином измерении, ей был бы конец. Но метокрит сделал свое дело. Бессмертие оказалось непоколебимо.

И когда пламя погасло, Меланья вернулась. Теперь она могла отправиться куда угодно. Вот только почему-то не хотела. Груз прошлого, который невидимыми оковами привязал ее к дому под номером тридцать шесть, не позволял вырваться. До визита Кати не позволял…

Но стоило той уехать, как Меланья ощутила Ее порыв. Порыв свободы заставил груз исчезнуть. И ведьма не стала медлить. Она в последний раз окинула взглядом свои вынужденные владения и направилась в аэропорт.


***


- Надюша, доченька… – улыбнулась Катя. – Ты просто проказница! Всего пять лет и уже провела ночь неизвестно где.

Услышав свое имя, Надя подняла голову и посмотрела на маму.

- Я за чтивом сбегаю. – Дима потрепал Надины кудряшки. – А вы обе пока верните мою семью.

- В смысле?.. – спросила через несколько секунд Катя. Но к тому моменту Дима уже находился в толпе, и множество голосов поглотило все остальные слова.

Он наверняка имел в виду что-то другое. Вот только Катя знала, что всегда остается шанс…

- Ты же моя доченька? – дрожащим голосам спросила она.

Катя присела и пристально посмотрела в глаза Надюши. Круглые, зеленые, точь-в-точь глаза матери, они явно принадлежали созданию, никогда не ведавшему зла, не сталкивающемуся с жестокостью этого мира. И Катя облегченно выдохнула.

А потом она заметила… Это было всего лишь детское украшение с кулоном-покемоном. Но почему-то японский монстрик казался чем-то большим, нежели обычной игрушкой.

- Что это? – спросила Катя.

- Защита от крако…лябры!

- Эмм… защита от крокозябры?

- Да! – закивала Надя и схватилась за кулон.

- О, Боже!.. – испугалась Катя. Она потянула за цепочку и вытащила все украшение.

Этого просто не могло быть. Но все же было. Амулет сокрытия от амаличей. Такой же, что висел на шее Боеслава и оберегал его от очей Меланьи. Именно благодаря этой вещице ведьма не знала о приближении врага. И именно благодаря ей Надя осталась незамеченной. Благодаря амулету, благодаря своим коротким ножкам, которым потребовался весь остаток дня, ночь и следующее утро, чтобы дойти до особняка под номером тридцать шесть, и благодаря счастливому совпадению. Так уж получилось, что Надя пришла к дому ровно через десять минут после того, как Меланья отправилась перекусить.

Магия сделала свое дело – кровь Кати привела ее дочь в ловушку. Заклинание призыва исчезло. Но покинуть руины Наде помешала усталость. Она так и уснула там на камнях. Пока незнакомый голос не разбудил и не унес подальше от жилища ведьмы.

- Откуда!.. Кто?.. – Катя схватилась за лоб и попыталась собраться с мыслями. – Надюша, милая, где ты ее взяла?

- Дядя подарил.

- Какой дядя?

- Старый… веселый…

- Старый, как мы с папой или как дедушка Витя? – спросила Катя, понимая, что дети оценивают возраст лишь одним им понятными категориями.

Надя задумалась. Ее сморщенный лобик пытался вспомнить всех маминых знакомых. И когда перед глазами предстал нужный образ, Надя довольно произнесла:

- Как Толя с чубчиком.

«Толя с чубчиком» жил двумя этажами ниже Стрельцевичей. Весельчак с тремя детьми, он всегда подбадривал соседей шутками и искренней улыбкой. Но Кате поднимало настроение не только его жизнерадостность. Толя очень напоминал его…

- Андрей… – прошептала Катя.

Она знала! Она чувствовала, что Искрин не мог поддаться такой «ерунде» как пожар. Если только решил расстаться с жизнью по собственной воле. Катя понимала, что годы, проведенные в клетке, способны измотать кого угодно. А чувство вины перед Светой легко уничтожило бы остатки желания жить. Но от этого понимания становилось лишь больнее. А теперь…

- Объявляется посадка на рейс… – донеслось из динамиков.

Катя не заметила этого объявления. Она позабыла, где находится. Обитая в плену у собственных мыслей, Катя машинально последовала за вернувшимся мужем, затем прошла досмотр и опустилась в кресло.

И лишь когда шум двигателей заглушил разбушевавшееся сознание, она посмотрела по сторонам. Рядом сидела Надя, впереди Дима, а в иллюминаторе виднелось серое небо. Но в тот момент, когда Катя взглянула на горизонт, тучи раздвинулись, пропуская сквозь себя столь желанное Солнце. Яркий луч осветил ее лицо. И через мгновение Катя облегченно выдохнула и... улыбнулась.


***


Самолет взлетал ввысь. А где-то там внизу его провожал взглядом Андрей. Это был последний раз, когда он видел Катю. Видел вживую… Потому что известного корреспондента Екатерину Стрельцевич уже через год можно будет легко увидеть в девятичасовых новостях.

Каждую неделю в новой точке… Катя будет браться за любые репортажи. Она не испугается препятствий, не испугается конфликтов и змей с тараканами. Ведь ни один монстр не сравнится с той, что когда-то владела ее телом. И это бесстрашие подарит Кате уважение коллег и быстрое продвижение по карьерной лестнице.

Андрей кивнул сам себе. Сегодня он уже и не надеялся остаться незамеченным Меланьей. Но счастливое стечение обстоятельств уберегло от нее Надю, а Катя неожиданно ушла на своих двоих.

Все еще не веря, что ситуация разрешилась так легко, Андрей до последнего вглядывался в небо. Пока точка, бывшая совсем недавно самолетом, не испарилась в бесконечности синевы.

Андрей поднял руку и помахал. Он, как ребенок, радовался еще одному дню без инцидентов. А затем достал смартфон, выбрал из контактов второй номер и надавил на экран.

- Все отлично, Петр Игнатьевич! – отрапортовал Андрей. – Они живы. Улетели из города. Спасибо за звонок.

Ушедший на пенсию майор, был рад слышать эти слова. Наконец, он смог помочь хоть чем-то. Он был обязан Андрею жизнью и все эти годы пытался отдать долг.

Но действовать Лепин мог только извне. Санкт-Петербург был закрыт для него. И если бы он посмел вернуться, кровь вскипела бы прямо на границе.

Это проклятие было прощальным «подарком» Меланьи. Она показала, что ждет Петра Игнатьевича на примере сержанта Журковского, а затем оставила того наедине с одним из сохранившихся монстриков.

- Одолеешь моего попрыгунчика, сможешь выйти, – сказала она на прощание.

Но майор бы не одолел. У него попросту не было шансов. И если бы не Андрей, который уничтожил тварь, сладкого отдыха на пенсии Лепину было бы уже не видать.

Теперь бывший майор жил в Норвегии. Однако это не мешало ему время от времени пользоваться сохранившимися связями и выяснять обстановку в проклятом особняке. Каждое упоминание тридцать шестого дома должно было тут же передаваться Лепину. А тот, в свою очередь, обращался к Андрею.

Так продолжалось уже несколько лет. Так продолжалось бы и дальше, если бы ведьма не исчезла…


***


Дарья Редько сидела в зале ожидания аэропорта и ожидала объявления о посадке. Вернее, Дарьей она была утром. Но стоило повстречать пожилого мужчину без определенного места жительства, и сознание этой красотки моментально отключилось.

«Что ли в пилота переодеться и самолет угнать?..» – задумалась Меланья.

Она выдержала уже пятнадцать минут. Однако скука от просиживания пятой точки начинала брать свое. Еще немного, и пилоту действительно суждено было попасть в список террористов. Если бы Меланья не повернула голову направо…

А справа стоял Андрей. Он как раз закончил разговор с Лепиным и принялся сосредоточенно тыкать пальцем в экран смартфона.

Удивление, возмущение, злоба, гнев… Меланье хватило всего десяти секунд, чтобы пережить их все. Но когда Андрей закончил, когда положил смартфон в карман и поравнялся с Дарьей Редько, Меланья нашла в себе силы сдержаться. Она отвела взгляд, склонила голову и… осталась незамеченной.

Андрей уходил, а Меланья не знала, что делать. Порыв чувств заставил ее вскочить. Но когда она оглянулась, Андрей уже скрылся из поля зрения.

Так она простояла несколько минут. А потом поняла… Тогда Меланья улыбнулась и направилась к терминалу. Ее ждал Рим, а его – свобода.

Конец.


Оглавление

  • Пролог или Обязательное «страшное» вступление
  • Глава 1. Никаких паранормальных явлений
  • Глава 2. Реалити-шоу
  • Глава 3. Комната заброшенных людей
  • Глава 4. Подсматривающий
  • Глава 5. Домов с нечистью на всех хватит!
  • Глава 6. Что за?!
  • Глава 7. Игры разума
  • Глава 8. Выживет – не выживет
  • Глава 9. Гхост бустеры
  • Глава 10. Рисунок под дождем
  • Глава 11. Посторонние не допускаются
  • Глава 12. Документалка
  • Глава 13. Поле битвы - этаж между первым и третьим
  • Глава 14. Сладкий вкус свободы
  • Глава 15. С любовью, Аня
  • Глава 16. Жуть
  • Глава 17. Нежданчик
  • Глава 18. Бессмертие. Часть I
  • Глава 19. Бессмертие. Часть II
  • Глава 20. Потустороннее веселье
  • Глава 21. Усталость забыта!
  • Глава 22. Выбор
  • Глава 23. Эпилогические встречи или защита от крокозябры




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики