Стокгольмская сказка (СИ) (fb2)

- Стокгольмская сказка (СИ) (а.с. Драматические произведения) 629 Кб, 155с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анна Романовна Чаруша (CharushaCherry)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Глава 1.


На улицах было пустынно. Свет фонарей терялся в потоках ливня, обрушившегося на город. Из окна старого двухэтажного дома, смотрела, обняв себя за плечи, девушка. В глазах её отражались блики жалкого отсвета фонарей, перемежающегося с зеркальными каплями, быстро стекающими по стеклу. Думая о чем-то своем, она, не отрывая взгляда, смотрела на пустую улицу. Зябко поёжившись в тонком длинном кардигане, она повернулась и посмотрела на колыбель, стоящую в углу комнаты. Осторожно присев возле нее, она провела рукой по нежной щеке малыша, мирно спящего в кроватке, другой рукой быстрым движением смахнув слезу с щеки. Подоткнув одеяло и распрямившись, девушка твердым шагом вышла из комнаты.


*Около двух лет назад*.

Молодой мужчина обвел взглядом пейзаж за окном автомобиля: погода была прекрасной, на дворе стояло раннее лето, безветренная погода и яркое солнце радовали людей, уставших от весенних дождей. Офис его располагался прямо за парком - в огромном деловом комплексе «Imperia Tower», который представляет из себя огромную 60-этажную башню, находящуюся на 2 месте среди самых крупных офисных центров Москвы.Припарковав машину на противоположной парку стороне улицы, мужчина перешел дорогу и остановился у газетного ларька. Купив журнал«Fortune», он медленно пошёл по аллее, попутно изучая строки, предназначенные для людей, чья жизнь неразрывно связана с бизнесом. Его внимание привлекла статья этого журнала, в которой гласило:

«Михаил Соколовский, давно вошедший в десятку богатейших людей списка «Forbce», снова удивил мир бизнеса, выкупив 15% акций одной из крупнейших компаний – Facebook. Напомним, что также ему принадлежит несколько компаний, занимающихся инновационными разработками, включая нано-изобретения, нано-технологии, электронные гаджеты и прочее, что регулярно обеспечивает ему место на высоких строчках, среди самых обеспеченных людей планеты. Соколовский также занимается благотворительностью, имеет собственный фонд и помогает сиротам и больным. Успешный бизнесмен не женат, что открывает новые перспективы и возможности столичным красоткам. Пожелаем Михаилу и впредь также успешно вести бизнес, и заниматься добрыми делами».

С вами был корреспондент журнала «Fortune» Кладовский В.Н.


Отложив журнал, мужчина усмехнулся. Да, он привык к постоянному вниманию прессы к своей персоне, но именно этот корреспондент следит за ним чуть не регулярно, постоянно отыскивая новые темы о Соколовском. Оставив журнал молодому парнишке, пробегавшему мимо, мужчина пошел по направлению к своему офису.

***

Тем временем, в здании Казанского университета культуры и искусств жизнь текла своим чередом. Студенты бежали на занятия, кое-кто тайком курил за стенами универа, а некоторые не успев даже умыться, галопом мчались на занятия. Прозвенел звонок – и на ступенях показалась компания гомонящих девушек – студенток факультета живописи.

– Тань, ты пойдешь в кафе?– надевая сумку на плечо, спросила девушка с длинными темными волосами.

- Нет девчонки, я пас, меня уже Стас ждет - Таня махнула рукой в сторону подъехавшей «десятки», и расцеловав подруг, убежала.

-Ну а вы что? - спросила все та же девушка.

- Не, Ань, прости. Сегодня куча дел, да и препод по художественной литературе на завтра кучу заданий дал, нужно сделать, пока «неудов» не набрали–виновато ответили близняшки Ларины.

- «Да потому что все сдавать нужно вовремя, а не в последний момент» - подумала Аня, но вслух, естественно ничего не сказала. - Ладно, девчонки, до завтра! – с этими словами Аня попрощалась с однокурсницами, и пошла по мостовой в сторону дома.

Проходя мимо кондитерской, которую девушка ежедневно видела по дороге в обитель знаний и обратно, она не выдержала, и решила зайти перекусить. Внутри кондитерская выглядела как пряничный домик – все яркое, в каком-то девчачьем стиле, диванчики в виде пирожных, столики интенсивно-розового цвета, тут и там сверкали светильники в виде кексов, коктейлей и прочих сладостей. На полу был нежного бежево-розового цвета кафель. Эта кондитерская была открыта года 2 назад, хозяйкой здесь была милая женщина по имени Лидия. Она с детства увлекалась украшением выпечки, и самими технологиями приготовления различных сладостей, и когда ее страсть достигла пика и ее энергия стала переливаться через край, она приняла решение открыть эту кондитерскую, которую назвала «SweetCake» и весьма преуспела в этом деле, превратившись из обыкновенной домохозяйки в бизнес-вумен. Вдохнув ароматы свежих пирожных, Аня больше не задумываясь легкой походкой вошла внутрь и направилась прямиком к прилавку.

– «Ой, Анечка, здравствуй! Тебе как обычно, капуччино? Я сегодня испекла пирожное по новому рецепту, если хочешь, принесу вместе с кофе» - зазывно заулыбалась Лидия. Девушка рассмеялась – с удовольствием попробую. Устроившись с подносом за столиком у окна, девушка раскрыла новую книгу ирландской писательницы Сары Джио и углубилась в чтение, изредка попивая кофе и разламывая ложечкой банановое пирожное.

***

После собрания совета директоров, Михаил вышел на улицу. Погода изрядно испортилась за то время что он был на совещании,солнце пропало, и судя по тёмно-серым тучам, вот вот начнётся ливень. Вздохнув, молодой мужчина сел в свой новенький Corvette C7 Stringray и завел мотор.

В Москве бизнесмен Соколовский постоянно не жил. Его особняк находился за пределами города, сюда он приезжал обычно уладить дела и проверить работу подчиненных. В остальном его дело было отлажено настолько, что не требовало его личного присутствия. Чаще всего его не было даже в своем особняке, ибо бизнес предполагает постоянные вылеты в другие страны и города, так что большую часть времени огромное здание пустовало, и в нем проживала лишь постоянная прислуга.

Раздался звонок. Мужчина чертыхнулся и взял трубку.

–Да? Что? Встреча? Где? В Татарстане? Черт. Ладно, закажи мне билеты, Данил, и чтобы все было организовано по высшему классу, ты понял меня? Да, хорошо. Я выезжаю в аэропорт прямо сейчас.

Мотор взревел и шурша шинами, автомобиль полетел по проспекту.

…Приземлившись в Казани спустя 5 часов, Михаил отправился в гостиницу чтобы немного передохнуть. Полеты всегда несколько утомляли его, даже такие незначительные как сегодняшний. Встреча с акционерами была запланирована только на следующий день, поэтому весь его вечер был свободен. Заказав по телефону ужин, он отправился в душ.

Проснувшись утром, он позвонил помощнику, дабы тот подогнал авто ко входу. Наскоро позавтракав и приняв душ, он стал выбирать одежду, из тех костюмов что прислал ему его телохранитель и по совместительству, друг и помощник, Данил. Дело в том, что по долгу деятельности бизнесмен не всегда имел возможность заехать домой за вещами, в этом всегда помогал Данил – он, прекрасно зная мерки, просто рулил в магазин и подбирал там подходящие для дела костюмы. Глаз у него за долгий срок работы Михаилу был наметан, и стиля ему было не занимать. Поэтому сейчас, примеряя жемчужно-серый льняной костюм от «HugoBoss» он остался вполне доволен. Брызнув на себя любимый парфюм той же фирмы, он взял кейс с необходимыми бумагами и вышел.

Долгие, утомительные переговоры с участниками конференции и акционерами дали результат. Соколовский и его люди подписали выгодный контракт, и довольный успехом Михаил принял решение пообедать в открытом ресторанчике неподалеку. С высоты второго этажа отлично просматривалась Тверская улица, и в ожидании заказа, мужчина стал неторопливо изучать прохожих. Большинство взрослых людей, не веря тёплой погоде всё еще старались носить верхнюю одежду и джинсы, тогда как молодежь бежала по улице в одежде, едва прикрывающей тело. Внимание мужчины остановилось на пешеходном переходе, который спокойно пересекала девушка. Длинные волосы завязаны в хвост, легкое летнее платье, джинсовая курточка – ничего примечательного, но в его голове промелькнула какая-то неясная искра. Боковым зрениемон заметил летящий в сторону девушки спорткар, очевидно не видящий пешеходов из-за автобуса, медленно плюхающего по правой полосе.

Секунда – и действия разворачиваются как в немом кино. Девушку сильно отбросило вперед, на перекресток. Движение замерло буквально на доли секунды, затем присутствующие люди и водители ближних машин бросились, кто к девушке, кто к водителю, очевидно находившемуся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, так как он тупо сидел за рулем, вращая глазами в непонятном направлении. Женщины кричали, те кто сохранял рассудок – трясущимися руками пытались вызвать скорую помощь. Михаил, не сдвинувшись с места, взял Blackberry в руки, и написал смс – «на Тверской сбита девушка, лет 20-23. Доставь в больницу, отчитаешься позже.». Письмо было отправлено Данилу.

***

Кое-как разлепив веки, девушка поморщилась от яркого солнца, проникающего в окно. «Почему так ребра болят…» - подумала она. При попытке подняться, все её тело пронзила резкая боль, и охнув, девушка обвалилась на кровать. Тогда она приподняла одеяло, и увидела на своем теле сплошные кровоподтеки, синяки, в области ребер множество наклеек и пластырей, кожа головы у левого виска саднила и болела. – «Как я сюда попала?» - недоумевала девушка, и тут дверь в палату отворилась, и вошел пожилой врач (а это, несомненно, был он).

– Дорогая, как вы себя чувствуете? – участливо спросил он.

– Что со мной случилось, что я вообще тут делаю? - девушка все еще пыталась понять суть происходящего.

– Вы попали в автомобильную аварию, милочка, повезло вообще что вы остались живы. –Где-то болит? – поинтересовался он.

– Тут, и тут, и на голове - тщетно пыталась объяснить девушка.

- Хорошо, мы позже проведем вам более тщательное обследование, на данный моментмы выявили перелом нескольких ребер, закрытая черепно-мозговая травма, вывих правого плеча, ссадины, синяки ив довершение - рана на левом виске.

Ошалев от перечисления последствий аварий, девушка лишь шокированно смотрела на врача, не в силах вымолвить ни слова.

– Хорошо. Сейчас нам нужно удостовериться в достоверности ваших данных. Мы нашли вашу сумку на месте несчастья, нам пришлось поискать ваш паспорт… Разрешите уточнить ваши данные? Анна кивнула. Вы – Соколовская Анна Романовна, 1996 года рождения?

- Да - прозаикаясь, ответила девушка.

– Отлично. Сейчас отдыхайте, думаю до вечера вам ничего не понадобится. К вам приставлена опытная медсестра, ни о чем не волнуйтесь – добродушно улыбнулся доктор, и забрав белые папки, ушел.

… До вечера Аня не могла уснуть, так как мозг все еще отказывался поверить в произошедшее.Невольно взгляд цеплялся за обстановку самой больницы – она не была похожа на те, в которые свозят жертвы аварий. Хирургически чистая палата, довольно аскетичная, но очень современная мебель, новейшие инструменты и устройства – всё это так не вязалось с муниципальными больницами, что девушка решила поинтересоваться об этом у своей медсестры.

–Да, наша клиника не государственная, здесь лежат только очень обеспеченные граждане - с улыбкой пояснила медсестра.

– Но как же я тогда попала сюда? - Я ведь не богата, я всего лишь студентка… Ане показалось что она стала действующим лицом пьесы абсурда. – Не могли бы вы переговорить с врачом и спросить почему я нахожусь здесь? – попросила Аня медсестру.

- Конечно, дорогая, но позже - у меня, к сожалению, много работы – и погладив подопечную по голове, заботливая медсестра вышла.

Ночью девушка долго не могла уснуть, в голове бродили мысли о недавней аварии и о том, какие новости принесла медсестра. Оказывается, за ее пребывание здесь была заплачена крупная сумма, анонимным лицом. Теряясь в догадках кто бы это мог быть, Аня теребила край простыни нервными тонкими пальцами. В конце концов она уснула, а так как в палате не горел свет, никто не могу различить тень человека, молча стоящему в дверях ее палаты.

***

Получив смс Михаила, Данил развил бешеную деятельность. Девушку без сознания увезла частная скорая, в самую престижную клинику Казани. В люкс-палате где она сейчас лежала, все было предусмотрено так, что позови девушка помощь, получила бы ее молниеносно, поэтому опасения за её здоровье у Данила не появлялось. Когда ее привезли и стали оформлять по документам что нашлись у нее в сумке, парень невольно принялся разглядывать пострадавшую. Разметавшиеся по подушке длинные волосы, перемазанные кровью, бледная кожа, плотно сомкнутые веки с длинными пышными ресницами, бескровные губы. Возникшее чувство жалости прошло, как только девушку увезли в палату интенсивной терапии.

Позже, стоя в дверях ее палаты, он и сам плохо понимал зачем вообще сюда пришел, да еще ночью. Конечно, в таких клиниках за внушительные уплаченные суммы, посетители разрешались в любое время суток, но ведь девушка могла проснуться, испугаться. Поэтому он просто пару минут смотрел на спящую, а затем стряхнул с себя оцепенение и вышел.

***

Утром, после всех процедур девушка спокойно лежала в постели, дожидаясь завтрака, когда дверь открылась и вошел потрясающе красивый молодой человек. Он представился как Данил, и сообщил что является помощником человека, который поместил ее сюда.

– С какой стати ему платить за меня? – удивлялась Аня.

– Ему так угодно – туманно отвечал парень. Его карие глаза смотрели строго и отчужденно, словно ему вовсе не было дела ни до нее, ни до её вопросов. Откинувшись на подушку, девушка вздохнула, положив руки поверх одеяла.

– Как я смогу вернуть ему деньги? – спросила она. – Забудь об этом – с этими словами парень резко поднялся и вышел, не сказав больше ни слова.

Тем временем, Михаил отдыхал в удобномкресле гостиницы. Использовав своисвязи, он узнал все данные пострадавшей девушки – где живет, чем занимается,поручил Данилу найти даже ее страницы в социальных сетях, и сейчас легонько покачивая в руках бокал с коньяком для большего раскрытия аромата, рассматривал ее фотографии. Вот она на ступенях университета в окружении подруг, тут сидит в ресторане с чашкой кофе, фотографирует наверное парень, или подруга. А вот и фото выпуска -на пороге школы №12 г. Москвы… Округлив глаза, Михаил приблизил фото – сомнений нет, это фото её выпуска, вот она, чуть младше чем сейчас, с челкой, стоит в школьном платье среди своего класса, среди учащихся которого он узнает некоторых партнеров по бизнесу, и пару знакомых парней. Так вот почему ее лицо показалось ему смутно знакомым – они учились в одной школе, правда не в параллели, но тем не менее – он вспомнил эту девчонку, она минимум лет на 5-6 его младше, когда он заканчивал школу в 17 лет, ей было лет 11-12. Такой вывод он сделал, взглянув на дату ее выпуска. - «Как причудливо тасуется колода карт» - мысленно процитировал Михаил Булгакова, и сделал глоток коньяка. «Надо будет ее навестить….».

После титанических усилий врачей, через месяц Ане с невероятными предосторожностями разрешили выходить с медсестрой на улицу, дышать воздухом. В один из дней, они отправились в небольшой сквер перед больницей – он был прекрасно обустроен: редкие кустарники, чисто выметенные дорожки, необычные цветы. Серое небо и ветерок словно попали в будущее из марта – в тот период бесконечно было пасмурно и лили дожди.

Любуясь на всё это, девушка осторожно двигалась под руку со своей медсестрой, Анастасией Юрьевной, с которой они сдружились за время нахождения там Ани, и частенько вечером Настя приходила к ней в палату с подносом, полном сладостей и чашками ароматногочая с бергамотом, дабы обсудить какие-нибудь животрепещущие темы, к тому же она оказалась большой поклонницей живописи, и Аня с удовольствием коротала с новой знакомой время, обсуждая выставки как новомодных, так и старинных художников.

- Ой, Анечка, у меня же обход! Ты не посидишь здесь одна недолго? Я быстро вернусь и пойдем обедать – Настя молитвенно сложила руки на груди. Аня тепло улыбнулась и кивнула. Оставшись одна, девушка плотнее закуталась в лёгкий кардиган, и стала осматривать окрестности.

Многих пациентов проводящих здесь время Аня уже знала в лицо, и сейчас наблюдала за Верой Никифоровной, свекровью одного из известных предпринимателей, которая кормила местного кота Принца дорогим паштетом из кролика, что доставляли ей из ресторана. «Живут же люди» - грустно подумала девушка. Она ведь была простой студенткой, и до сих пор не имела особых денег.

…Соколовская Анна с детства отличалась спокойным характером. В 13 лет ее родители погибли – на даче где они ночевали в щитовом домике, вспыхнул пожар, выбежать они не успели – обвалилась крыша. Оставшись сиротой, девушку удочерила тетя, проживающая в Москве (сестра отца Ани), поэтому учебу девочка заканчивала именно в столице. До выпускного племянницы тётя, к сожалению, не дожила - инсульт. Убитой горем девушке по наследству отошла родительская квартира, которая находилась в Казани, куда она с тяжелым сердцем вернулась, схоронив тетю. Учёба всегда давалась Ане легко, и она без проблем поступила в отличный творческий университет, где и училась сейчас. Как отличница и активистка она получала повышенную стипендию, но помимо этого зарабатывала и картинами, выполненными на заказ, в основном это были портреты или пейзажи. На жизнь ей вполне хватало, но сейчас, глядя на богатую старушку с паштетом в руках ценой в ее месячный заработок, девушка горестно вздохнула, сложив руки на коленях.

Со стороны входа в сквер внезапно показался силуэт, он быстро приближался к скамейке на которой сидела Аня. Подойдя, он взял руку девушки и интеллигентно поцеловал ее. Изумленная до крайности, Аня стала рассматривать незнакомца. Мужчина выглядел так, словно сошёл с обложки глянца– кашемировое пальто, приятные черты лица, легкая щетина, явно холеная в парикмахерских, дорогой парфюм, на руке часы, цену которых Аня даже боялась предположить. Единственное что смущало – глаза. Карие холодные глаза впились в девушку словно нож, и разглядывали ее так же пристально, как и она его.

– Кто вы? – голос её дрогнул. В обществе этого мужчины ей было как-то не по себе.

– Моё имя Михаил. Михаил Соколовский. – «Соколовский?» – в недоумении повторила про себя девушка. – Вижу, вы удивлены. - Да, я знаю, что вы тоже Соколовская – улыбнулся мужчина.

- Откуда? – едва отойдя от первого шока, девушка еще больше удивилась. – Мой друг Данил привез вас сюда, по моему поручению. Улыбка разом покинула лицо мужчины после того, как он достал из-за пазухи тоненькую папку с информацией о спасённой девушке.

–Что это? - Аня уже начала побаиваться странного мужчину, и взглянула в сторону дверей больницы, откуда давно должна была появиться сопровождающая медсестра. –Здесь вся информация о тебе – снова усмехнулся Михаил, не переставая взглядом пожирать девушку.

Медленно взяв папку подрагивающими от холода пальцами, Аня принялась осторожно листать ее, натыкаясь взглядомна свои фото, длинные списки информации… Были тут и вырезки газетных статей о трагической кончине ее родителей. Глаза наполнились влагой, и девушка поспешила пролистнутьстраницу, всколыхнувшую в душе печальные воспоминания. В конце лежала та самая фотография, которая привлекла внимание Миши в гостинице. Фото выпуска ее класса.

- Где вы это взяли? – с опаской поинтересовалась девушка, кладя папку на колени. –Я учился в той же школе. Неужели ты не помнишь меня? – вопрос в его голосе прозвучал с такой издевательской интонацией, что девушка почувствовала себя дурой оттого, что не вспомнила его сразу. В голове тяжело заворочались мысли, унося Аню глубоко в прошлое. Да, фамилия была очень знакомой, но кажется в её классе не было парней с такими данными… Хотя… Осознание рухнуло на девушку шквалом воспоминаний.

…Михаил Соколовский был грозой всей школы, и совершенно недосягаемый для Ани объект в силу возраста. Девочкой, помнится, она была влюблена в этого старшеклассника. Память услужливо подкинула отрывок из прошлого: вот она стоит в коридоре школы, в платье и школьных чулках, спиной к соседнему коридору. Анечке тринадцать, и она упросила подруг подождать вместе с ней 11 «В», чтобы показать им того, кто покорил ее юное сердце. Подружки смеялись, они отлично понимали что старшеклассники снисходительно относятся к таким, как они, хотя и сами были влюблены в близнецов Меркуловых из того же класса - Дениса и Александра.

.. .Дверь распахнулась, 11 «В» высыпал из кабинета информатики в коридор. Впереди шли Кристина Живульская и Алиса Сафонова – звёзды класса. За ними шагали их одноклассники, одним из последних был Миша, тогда еще подросток, с длинной ниферской челкой и хитрым взглядом. Проходя мимо Ани, он грубо задел ее плечом, и тут же обернулся.

– Чего стоишь, проход загораживаешь? – прищурился парень. Девочка замялась, она никогда не разговаривала с ним, и теперь, когда объект воздыхания к ней обратился, очень перенервничала. Секунда – и девчонка без чувств упала бы прямо на каменный пол, если бы парень вовремя не подхватил ее. -Б** - выругался парень, и взяв девочку на руки, понёс ее в местный медпункт. Вслед доносился смех и улюлюканье одноклассников, что «у Соколовского появилась поклонница».

- Господи, Михаил, что ты сделал с малышкой? – ужаснулась пожилая медсестра Марина Евгеньевна, забирая у него из рук обмякшее тело.

– Понятия не имею что с этой малявкой – буркнул он, и вылетел за дверь прежде, чем женщина успела задать ему вопросы касательно данного происшествия.

...После того случая, старшеклассник вообще старался поменьше толкаться в коридорах на виду у младших классов, отчасти он не хотел чтобы с Аней снова произошёл какой-нибудь конфуз, но ещё больше ему надоели подколы одноклассников по этому поводу. Конечно, он легко мог решить эту проблему с теми, кто переполнил бы чашу его терпения, в школе все знали горячий характер Соколовского, но он, вопреки подобной репутации, не особо любил решать проблемы силой. Однако маленькая Аня продолжала исподтишка любоваться парнем из тёмных коридоров, или из толпы. Как же давно это было, и неужели это он? Тот человек, что украл её первый поцелуй…?

- Что ты вспомнила? – Аню вырвал из воспоминаний ехидный голос Михаила.

– Ничего, ерунда… – еле слышно ответила девушка.

– Припомнила тот эпизод с неуклюжим обмороком? –мужчина расхохотался.

– Что? – поразилась Аня. «Он всё помнит» - стрелой пронеслась мысль в её голове.

– Да, вчера весь вечер вспоминал школьные будни – веселился Михаил. - И перестань называть меня на Вы – добавил он. – Мы ведь давно знакомы.

– Так это ты оплатил мое лечение здесь… – мозг стал смутно понимать ситуацию.

– Да.

Столь короткий ответ, без лишних уточнений слегка удивил девушку. - Твоей медсестре велено не показываться здесь, пока я не велю – как бы промежду прочим, глядя в сторону сказал Михаил.

– Зачем? – спросила девушка, ёжась от холода, и пальцами поправляя сползший рукав, уже жалея, что вышла сегодня на прогулку. Мужчина спокойно присел, и взяв замерзшие пальцы девушки в свои ладони – прижал к губам. Ошарашенная, она попыталась отодвинуть руки, но не сумела – Миша был сильнее ее. Легким движением он убрал ей за ухо выпавшую прядку волос, развернулся и быстрым шагом вышел за территорию сквера, оставив девушку в полном смятении.

После ужина Михаил заказал бутылку дорогущего виски, и теперь сидел за столом, перебирая фото и колыша мысли о юности.

***

В школе у него было много девушек, прошедших не только платонические отношения с ним, но и постель. Недостатком внимания парень не страдал никогда, но девчонки младше 16 лет его не интересовали. Через три года после окончания средней школы у него наладились связи с ребятами из нынешнего выпускного класса – среди них было полно толковых парней, которые помогали ему осуществить его замыслы по проектам редких тогда нано-технологий. Директриса его бывшей школы разрешила им пользоваться классом по физике, где и кипели исследования молодых ученых.

В один из отведенных для работы дней, Миша пришел раньше времени, и решив дождаться директрису, закурил за колонной школы, высматривая в толпе школьников знакомые лица. Легкий порыв ветра донёс до него дивный аромат ванили. Откинув недокуренную сигарету, он повернулся в сторону источника ванильных нот. Только что прошедшая мимо него стайка девчонок остановилась у крыльца, и стала весело обсуждать прошедший день. В какой-то момент они стали дурачиться, и Михаил заметил среди них… Аню, ту самую влюбленную в него девчушку. За прошедшие годы что он не видел её, она превратилась в изящную лебедь – тонкая талия, блестящие волосы, стройные ноги… Лишь взгляд остался прежним – мягким, ласковым.

- Хм, а она ничего – отметил про себя парень, и одернув куртку, направился прямо к девчонкам. Заметив его, одноклассницы девушки зашушукались, кивая головой в сторону подходящего парня.

- Аня, смотри, смотри!

Смеющаяся девушка обернулась, и в тот же миг улыбка пропала с её лица. Она инстинктивно отступила назад.

- Идём, прогуляемся – надменно сказал Соколовский, протягивая девушке ладонь. Та стояла как вкопанная, во все глаза глядя на некстати появившегося Мишу.

- Идём! – не привыкший к такому поведению девушек, парень повысил тон.

Аня отмерла.

- Что тебе нужно? В глазах её заплясали бесенята, а дыхание отчего-то участилось.

- Ты пойдёшь со мной, нам надо поговорить – процедил парень. За ситуацией с придыханием наблюдал весь школьный двор, что здорово раздражало его. Ещё ни разу в своей жизни ему не приходилось уговаривать девчонку пойти с ним, обычно они напрашивались сами.

- Кому надо? Лично мне – совсем не нужно – отрезала Аня и повернулась к подругам. Соколовский шагнул и так резко развернул строптивую девчонку к себе, что треснул рукав её ветровки.

- Что ты себе позволяешь? Аня уперлась кулачками в грудь парня, но тот ловко схватил её за запястья и прошипел:

- Кто ты, чтобы так со мной разговаривать, девочка? – он говорил тихо, но девушка почувствовала животный страх

- Пусти, мне больно! – Аня дернула руки, но успеха не достигла - его пальцы клещами сжимали её руки.

- Я спрошу ещё раз – кто ты такая, чтобы так разговаривать? Кости на запястье школьницы хрустнули.

- Пошёл ты! – глаза её горели огнём. Боль снова пронзила кисти рук, и девушка инстинктивно ударила парня коленом, чтобы высвободиться. Тот согнулся и выпустил её, а Аня, не теряя времени, растворилась в толпе школьников. Распрямившись, Соколовский усмехнулся – «я припомню тебе это». Школьники продолжали глазеть на него, а парень преспокойно закурив, пошел к школе. Директриса уже пришла, а значит, пора приниматься за работу.

После памятной встречи у школы, Миша больше не видел Аню – время их посещения цитадели знаний не совпадали, а ходить сюда именно ради встречи с ней ему не позволяла подростковая спесь.

Примерно спустя месяц, Соколовский мирно дожидался друзей у колонн, которые должны были вот-вот появиться из дверей школы. Отпущенные на свободу школьники, под радостный гомон высыпали во двор. Среди них парень заметил Матвея – одного из лучших учеников по физике в школе, который помогал в новых разработках. С ним были его одноклассники, также задействованные в работе и несколько одноклассниц, в числе которых была и Аня.

- Парни, нам пора! – скомандовал он, заметив в тени Соколовского – Пока, красотки! – шутливо отдал честь одноклассницам парень, и направился в сторону Михаила. - Ань, подожди минуту, я тебя провожу – крикнул Матвей через плечо. Та пожала плечами, и, воткнув в уши наушники, села на лавку. Соколовского она не заметила.

- Ты выполнил то, что я просил? – уточнил Миша, вынимая зажигалку и прикуривая очередную сигарету.

- Да, проекты готовы – протянул ему Матвей чёрную тубу. Кирилл позже передаст еще кое-какие чертежи, они ещё не закончены – добавил он. Молчаливый Кирилл коротко кивнул и отошёл.

- Понятно. Кого ты собрался провожать? – ехидно спросил Миша у Матвея.

- Одноклассницу, живём рядом.

- Вот как? – взгляд Соколовского стал колючим, но Матвей не заметил этого.

- Да. Она мне давно нравится, надеюсь у нас что-нибудь получится - мечтательно протянул парень, закидывая на плечо рюкзак. Он миролюбиво протянул ладонь Михаилу: – ну, бывай. На неделе встретимся. Соколовский кивнул и ответил на рукопожатие, однако сжал руку оппонента так, что тот вздрогнул. Склонив голову ближе к уху Матвея, Михаил проговорил: -сегодня я провожу твою подружку.

- Соколовский, ты чего? – вырывая руку, тихо спросил парень.

- Слушай сюда. Сейчас ты подойдешь к ней, и скажешь, что сегодня у тебя дела, и ты не сумеешь её сопровождать. А вздумаешь выкинуть что-нибудь, и о наших общих делах можешь забыть, как и о деньгах, что они тебе приносят – тихо произнес Миша, накидывая капюшон.

Оторопевший Матвей подошел к скамейке, на которой продолжала сидеть девушка, и что-то сказал ей. Её недоуменный взгляд Михаил разглядел даже с расстояния. Очевидно, она не привыкла ходить домой одна. Матвей давно скрылся с глаз, но Аня продолжала поглядывать на загорающиеся фонари, изредка делая глотки из бутылочки с соком.

- Привет, малая.

Девушка обернулась. Облокотившись на фонарный столб, прямо за ней стоял Михаил. Она развернулась к нему лицом. Взгляд её глаз из доброго трансформировался в напряженный.

- Привет, Миша.

Её спокойный тон слегка сбил его с толку. Он ожидал чего угодно – удивления, смущения, но не равнодушия. Впрочем, может быть оно фальшивое? «Ну что же, проверим надолго ли хватит твоей напускной смелости» - усмехнулся про себя парень, и скрестил руки на груди.

- Почему ты здесь? Уже темнеет – уголки его рта дрогнули.

- Я дышу свежим воздухом. Что тебе опять нужно? – довольно резко спросила Аня, аккуратно кладя пустую тару из-под сока в мусорный бачок.

- Хочу проводить тебя, потому что такие милые молодые леди вечерами частенько попадают в неприятности. Девушка не сдержала смешок.

- Спасибо, я замечательно добираюсь до дома сама – застегивая сумку, она слишком резко дернула «молнию», и часть содержимого высыпалась на землю. Девушка присела на корточки.

– Вот чёрт, прямо в грязь – расстроилась Аня, собирая уцелевшие тетрадки. Соколовский сам от себя не ожидая, присел рядом и помог ей. Потянувшись за шариковой ручкой, их пальцы коснулись друг друга, и девушка тут же отдернула руку, будто обжегшись. «Смутилась» - отметил про себя Миша, протягивая ей злополучную ручку.

- Спасибо за помощь. – её голос немного оттаял.

- Вот видишь, ещё не успела отправиться домой, а неприятности уже начались – кусая губу, чтобы не рассмеяться, выдавил из себя Миша.

Аня, не удержавшись, шлепнула его ладонью по плечу.

- Идём, но это в первый и последний раз.

«Ну-ну» - довольно подумал Миша, галантно забирая сумку девушки. На её лице было написано такое искреннее изумление, что парень еле сдержал рвущийся наружу смех. У подъезда девушки было темно – видимо, в целях экономии представители управляющей жилищной компании решили, что одного работающего во дворе фонаря будет вполне достаточно для того, чтобы не переломать себе ноги возвращаясь домой.

- Иди осторожнее, на твоих ходулях недолго сверзиться – предупредил Аню Миша, протягивая ей ладонь, но та гордо проигнорировала его, делая уверенный шаг вперед… Каблук попал в выбоину на асфальте, и девушка, издав сдавленный писк, упала прямо в объятия парня, который еле успел её удержать. До носа долетел дивный мужской парфюм с древесными нотками и девушка невольно вдохнула глубже. Их глаза пересеклись – насмешливые карие, и испуганные серые.

- Я же предупреждал тебя – ехидный тон взбесил девушку, и она вмиг оттолкнула его, выхватывая у него сумку.

- Спасибо, дальше я сама справлюсь – то, с каким самодовольным видом Соколовский стоял, вывело Аню из себя, и она уже развернулась в сторону двери, чтобы уйти, как крепкие руки практически вжали её в стену. Парень навис над ней, на секунду задержав взгляд на пухлых губах. От волнения девушка закусила нижнюю губу, что не укрылось от внимания Соколовского, и он в ту же секунду впился в них. Девушка стояла совершенно обезоруженная, боясь сопротивляться грубым движениям его языка. Сердце её затрепетало как пойманная птица, с явным намерением выскочить из груди. Его руки проникли под легкую блузку, и от прикосновений холодных пальцев парня по спине девушки пробежал табун мурашек. «Как же классно он целуется» - влетела в помутневшее сознание девушки мысль. Она слабо ответила на поцелуй, еще не до конца решившись на это, но и не в силах прервать момент. Его губы сминали её, настойчиво и страстно, неосознанно руки девушки обхватили его сильные плечи. Парень немного отстранился.

- А ты смелая, детка – прошептал он ей на ухо, опаляя горячим дыханием нежную кожу шеи. Она продолжала стоять, возвращая разбросанные мысли в реальность.

- Мне пора – Аня подняла взгляд, ища свет в своей квартире.

- Иди, но запомни, Соколовская, ты - моя – глядя ей прямо в глаза, прошипел парень. Фыркнув, она скрылась за железной дверью.

***

Раздался стук в дверь, прервав плавно текущие мысли.

- Да – лениво отозвался мужчина, затягивая кубинскую папиросу. В комнату неслышно вошел парень в кожаной куртке. – А, это ты Данил. Как дела? - Все отлично. Наша работа здесь окончена, можем завтра вернуться в Москву. Михаил странно усмехнулся, и пододвинув стакан к Данилу, налил ему порцию виски, и протянул одну из сигар. – У нас есть здесь дело. Мы остаёмся.

…. После тех событий, что произошли в вечер их неожиданного поцелуя, он занялся собственными делами, поднимая технические разработки всё выше по уровню. Он ведь и подумать не мог, что буквально за день до окончания школы, у Ани скончалась тётя, и она покинула город, пропустив даже выпускной вечер. Михаил тряс всех, кто мог знать о том, куда она уехала, но никто не знал нынешнего местоположения Анны. Затем бизнес закрутил парня, времени на поиски девушки стало не хватать, и он стал проводить ночи с распутными девками, в чьих объятиях он хоть ненадолго забывался и позволял себе расслабиться.

Конечно, Соколовский теперь и не думал уезжать так рано. Вот это удача! Судьба вновь столкнула его с девушкой, с которой он уже не надеялся встретиться.


***

Вернувшись в палату, девушка попросила закрыть ее на ночь. Поведение мецената обескуражило ее, еще больше удивила её их встреча. Что всё это значит? Заново переживая события вечера, Аня восстанавливала события детально, и сейчас вспомнила: когда он коснулся рукой ее щеки, заправляя прядь за ухо, все тело ее пронзило током. «Всё это ничего не значит!» - злобно подумала девушка и с силой швырнула подушку в угол комнаты.

Глупо, но она не смогла уснуть в ту ночь. Час за часом она вспоминала школьные дни, когда высматривала Соколовского в коридорах, вспоминала, как он выглядел в то время, и раздумывала, отчего именно с ним ее снова столкнула жизнь. В уме некстати развернулась картина их поцелуя, и внизу живота приятно заныло, доставляя девушке двойственность ощущений. «Да кто он вообще такой, чтобы я о нём думала» - разозлилась на себя саму Аня. Наконец сон сморил её, унося подальше от воспоминаний.

Здоровье девушки постепенно наладилось и через месяц после той встречи, Аню выписали из клиники. Причесавшись и подкрасившись (медсестра Настя одолжила свою косметичку), девушка собрала свою сумку и на пороге обняла свою медсестру. Та сунула ей в карман курточки кусок бумаги со своим номером – позвонить, когда доберется домой.

Выйдя на улицу и вдохнув свежий осенний воздух, Аня двинулась к выходу из сквера, прилегающего к больнице. Выйдя за территорию, она медленно пошла по тротуару в сторону остановки – после множества операций ей было трудно быстро ходить, да и резкие движения ей были противопоказаны. Внезапно возле нее затормозила черная иномарка, и Аня, засмотревшись, оступилась и упала прямо на асфальт, ойкнув от боли.

– Ты всегда такая неуклюжая? – проворчал кто-то над ухом, аккуратно поднимая ее.

– Данил? – изумилась Аня, оглядывая спасителя.

- Он самый – хмыкнул парень, глядя на нее в упор.

– Что ты тут делаешь? Ожидал дня моей выписки? – усмехнулась девушка.

- Можно и так сказать – ответил Данил, поправляя куртку. – Едем со мной – парень попытался увлечь девушку за собой к автомобилю, но та стала сопротивляться.

– С какой стати мне с тобой ехать? Я сейчас заору, предупреждаю – угрожающе прошипела Аня, тщетно пытаясь освободиться из каменной хватки парня.

– Не зли меня лучше – с той же интонацией спокойно сказал Данил.

- Иди к черту – окончательно разозлилась девушка, вырвалась и резко развернувшись, пошла дальше по намеченному маршруту.

- Я все равно тебя найду, дура – облокотившись на капот иномарки, произнес Данил.


***

Весь следующий месяц Анна жила совершенно спокойно. Вернувшись в университет, она догнала своих однокурсников, вечерами однокурсницы помогали ей делать лабораторные работы и писать сочинения, после чего они все ночевали прямо в ее квартире, утром провожали на учебу, а вечером кто-нибудь из однокурсников довозилеё на машине.

Одним поздним вечером Аня мирно возвращалась домой – они с подругами отмечали успешно сданную сессию в кафе, и если честно, она немного перебрала с выпивкой. Подходя к своему дому, девушка почти в полнейшей темноте стала рыться в сумке, ища ключи от дома. Как вы понимаете, это и по трезвости трудно сделать, учитывая ворох вещей в женских ридикюлях, а уж подвыпив - вообще непосильная задача. Тихо матерясь, она стояла почти на краю тротуара, перебирая рукой внутренности сумки. В следующее мгновение возле нее притормозил темный автомобиль, и водитель быстро обогнув машину спереди, схватил девушку поперек талии и легко затолкал на заднее сиденье, заблокировав двери так, что она не сумела бы открыть их изнутри.

Все произошло так быстро, что Аня даже не успела вскрикнуть. Правда, оказавшись в машине, она принялась молотить руками в стекла и дергать ручку двери, но тут машина резко затормозила, и водитель, не оборачиваясь, произнес:

- Если не прекратишь, мне придется закрыть тебе рот, и уж поверь, я не знаю приятных способов это сделать.

Слегка присмирев от этих слов, Аня мгновенно отрезвела и решила посмотреть куда ее привезут, а потом по возможности постараться смыться как можно скорее.

Вопреки ожиданию, они ехали очень долго, скорее всего, больше часа. За это время девушка пыталась разглядеть водителя, однако сумерки отлично скрывали все черты, и она бросила это занятие. Окна были затонированы, и она толком не могла видеть куда ее везут, но через какое-то время почувствовала, что машина тормозит. Одно нажатие кнопки – и двери открылись. Девушка решила использовать этот шанс - выскользнула из авто и была моментально схвачена двумя крепкими охранниками. Ей заломили руки за спиной, и тут только она приподняла голову, чтобы осмотреть место, в котором находилась. Длинные волосы загораживали обзор, но ей всё же удалось разглядеть перед собой огромный периметр земли, на котором стоял особняк из белого кирпича.

- Эй, ну-ка поосторожнее с ней - донеслось из темноты. Аня насторожилась, голос был знакомым. Из мрака вышел… Данил.


Девушка наблюдала, как парень подошел к охранникам и сделал им знак рукой. Те тут же отпустили ее. Парень взял ее за плечо, и склонившись к ее уху, прошептал:

- Я же предупреждал тебя, куколка – и повел ее ко входу в дом.

- Что это за место? Зачем меня сюда привезли? - этими вопросами Аня донимала хранившего стойкое молчание парня всю дорогу. Резко обернувшись, он рукой прижал шею девушки к стене, подавшись вперед ближе к ней, и делая четкие пробелы между словами, проговорил:

- Не.спрашивай.ничего.у.меня.

Их губы уже почти соприкоснулись, но парень резко отошел, отпустив девушку.

- Идём – сухо сказал он. Онемевшая от испуга девушка, покорно поплелась за ним, решив, что лучше больше не злить провожатого. Данил привел ее в какую-то комнату, и слегка подтолкнул чуть ниже спины. Аня растерянно обернулась. Парень отлично видел, что она готова расплакаться, но объясняться с ней ему не хотелось.

– Утром всё узнаешь. Давай без глупостей.

Оставив непонимающую девушку совсем одну, он ушел, а та упала на кровать, как была, в одежде, и уткнувшись в подушку, зарыдала от бессилия. Она не знала, зачем она здесь, зачем ее привезли сюда, с какой целью, и эта неизвестность пугала и сводила с ума.

***

- Юля, зайди.

Ткнув пальцем в кнопку селектора, мужчина хищно улыбнулся. В кабинет тихо вошла миловидная девушка. Вьющиеся светлые кудри обрамляли идеальный овал лица. Откинув прядь волос, она поинтересовалась:

- Звали?

- Да. В большой спальне девушка, Данил привез ее вчера. Накорми и успокой её, мне не нужны лишние истерики. Мужчина с силой затушил окурок в пепельнице и встал. Быстрым шагом подойдя к девушке, он крепко взял ее за локоть и прошипел – не справишься - накажу. Юля вздрогнула, и он, почувствовав это, усмехнулся и выпустил ее руку. Не теряя времени, горничная отправилась выполнять поручение.

В комнате действительно спала девушка. Судя по её виду – спутанные волосы и следы вчерашнего макияжа на лице, она плакала. Приблизившись вплотную, Юля легко потрясла пленницу за плечо.

- Эй, соня, вставай!

Спящая подскочила на кровати, и испуганно натянула на себя покрывало.

- Ты еще кто? – спросила она.

- Не бойся, я не причиню тебя вреда - Юля присела на край кровати. - Ты в частном доме, а я работаю здесь. Мой хозяин тебе сам все объяснит. Сейчас я должна привести тебя в порядок и позаботиться о том, чтобы ты не умерла с голоду – прищурившись сообщила Юля. - Ванная вон там, пользуйся всем, что приглянется. - Завтрак будет позже.

Разгладив складки на юбке униформы, горничная покинула комнату.

Встав с кровати, Аня посмотрела на свое отражение в зеркале, висящем слева от кровати на стене. Да уж, вид что надо: испорченная прическа, размазанная косметика и опухшие от слез глаза. Как бы страшно ей ни было, она понимала, что в таком виде появляться на глаза хозяину особняка немыслимо.

- Надо привести себя в порядок – решила она, открывая дверь, ведущую в ванную. Обстановка комнаты поражала, и девушка с нескрываемым интересом осматривалась. Большая круглая ванна-джакузи, у стены душевая, стопка чистых полотенец на белом ореховом комоде, круглое зеркало, стоявшее на нем и еще одно во всю стену напротив джакузи. На полках батальоны бутылочек, баночек, упаковок… «Кто этим всем пользуется?» - подумала Аня про себя, но вслух ничего не произнесла. Вздохнув, девушка умыла лицо от остатков макияжа, и немного подумав, вошла в душевую кабинку. Стоя под струями воды, в мысли пленницы всё больше проникала злоба. «Какое вообще право они имеют удерживать меня здесь?? И этот Данил, чёрт бы его побрал! Ну сейчас я им устрою!» - не выдержав внутренней борьбы, девушка наспех завернулась в пушистое полотенце и вылетела в коридор с твердым намерением учинить разбор полетов тем, кто организовал её похищение.


***

- Тебе не кажется, что неправильно держать девчонку здесь против её желания? – побарабанил пальцами по столу Данил.

- Это моё дело – ответил ему сидящий в кресле мужчина. Глаза его смотрели, но не видели, он словно обдумывал что-то, что его тяготило.

- Ладно. – Поступай, как знаешь. Встав с кресла, Данил взял ключи от автомобиля со стола и уже собирался покинуть кабинет, но тут в двери словно фурия, влетела новоявленная пленница. Застыв посреди кабинета, она вперила взгляд в двух находящихся здесь мужчин. Прекрасные глаза метали молнии, словно торнадо она вмиг оказалась возле Данила и ударила его по щеке, оставив на ней красный след. Среагировав моментально, он дернул девушку за руку, так, что она оказалась прижатой спиной к его груди. Удерживая бьющуюся в руках Анну, он бросил многозначительный взгляд в кресло, стоявшее в полутьме в углу кабинета.

– Ты.. ты.. вы.. –ее нечленораздельные восклицания прекратились, когда она заметила что в кабинете они не одни. Глаза ее расширились, высматривая черты лица скрытого тенью человека.

- Здравствуй, Анна.

Этот голос определенно ей был знаком.

- Ты??

- Я.

- Зачем вы притащили меня сюда?! – закипая от гнева, спросила девушка.

- Для начала успокойся – Михаил спокойно встал с кресла, и подошел к девушке, взяв ее за подбородок одним пальцем, приподнял его и посмотрел ей прямо в глаза.

- Как ты нашла мой кабинет?

- Голоса из-за двери услышала – нехотя отозвалась девушка.

– Иди, Данил – сказал Михаил. Тот пожал плечами и ушел.

Продолжая сверлить девушку взглядом, он продолжал держать ее подбородок указательным пальцем. – Я ведь велел Юле привести тебя в порядок. Почему ты ушла из комнаты? – недовольный тон окончательно вывел Аню из себя.

- Почему я ушла? Меня здесь и вовсе не должно быть! Немедленно объясни в чем дело! – девушка продолжала шипеть словно рассерженная кошка, и тут полотенце, слабо завернутое на теле девушки, словно шелковый платок соскользнуло на пол, оставив ту совершенно обнаженной. Вскрикнув, она хотела поднять спасительную ткань, но Михаил схватил ее за запястья, не давая сделать ни одного движения.

Девушка беспомощно посмотрела на него – хищный взгляд блуждал по ее телу, казалось, еще мгновение и на коже останутся следы ожогов. Дернувшись, Аня вырвала у него руки, подхватила полотенце и выбежала из кабинета. Мужчина неспешно подошел к окну, за которым ветер сгибал вековые деревья. Все его мысли занимала Соколовская.

Юля принесла поднос с завтраком – легкий салат, стакан сока и тосты с джемом. Аня угрюмо сидела на кровати, поджав ноги.

– Зачем меня сюда привезли? – не надеясь услышать ответ, спросила она у горничной.

-Мне не докладывают– с кривой улыбкой ответила Юля.

Слова девушки навели еще большую сумятицу в голове Ани, и она рассеянно отпила ледяной апельсиновый сок, капнув при этом себе на грудь. «Не знаю, что он задумал, но мне тут не место» – сделала для себя вывод девушка.

- В шкафу для тебя подобрали одежду. Можешь надеть всё, что понравится. Юля подошла к девушке сзади и взяла в руку прядь ее спутанных волос. Ты так и не расчесалась – с укором констатировала она. На прикроватной тумбочке лежал гребень, им она принялась аккуратно расчесывать длинные волосы Ани. Покончив с этим, она скрестила руки на груди, и посмотрела на свою подопечную, затем быстро забрала пустой поднос и вышла.

«Раз уж я здесь, переодеться не мешает» - призадумалась Аня и распахнула огромный двустворчатый гардероб, однако тут же раскрыв рот, отошла. Все пространство внутри было забито одеждой: платьями, кофточками, джинсами, коробками с обувью, на специальных крючках в ряд висели сумочки. «С ума сойти» - подумала девушка, проводя рукой по длинному ряду вешалок с одеждой.

Выбрав легкое джинсовое платье без плеч и удобные мокасины, Аня вышла в коридор, и направилась прямиком в кабинет Соколовского.

Нажав на витиеватую ручку двери, она осторожно вошла. За окном было довольно темно – сказывалась пасмурная погода, принёсшая с собой чёрные тучи. Все помещение освещалось лишь одним светильником на столе, он был яркий, но светил как-то рассеянно. В черном кожаном кресле за столом сидел Михаил. Он что-то писал в ежедневнике, но услышав легкий стук двери, повернулся на звук и приподнял брови.

– Чему обязан? – с легкой издевкой осведомился он, узрев Аню.

- Я хочу знать причину моего нахождения тут. Ты собрался оставить меня здесь надолго?

Миша сунул кончик ручки в рот, и медленно крутанулся в кресле. Его глаза отражали блики от светильника, и казалось, что они сверкают.

- Определённо. Ты будешь жить здесь.

- Ч…что?? – заикаясь, спросила девушка. – Ты с ума сошел! – воскликнула она в негодовании.

- Повторяю - ты останешься здесь – бесстрастно ответил мужчина. В ту же минуту от пережитого эмоционального потрясения Анна потеряла сознание, поэтому Михаил молча поднял её и понес в комнату, отличную от той в которой поселили ее.

Это место более всего напоминало рабочий кабинет – удобная изогнутая кушетка с велюровой обивкой, ряды книжных шкафов, паркет, рабочий стол… Минимализм. Осторожно опустив беззащитную девушку на кушетку, мужчина достал мобильник и набрал Юлию.


***

Очнувшись, Аня поморщилась – тяжесть в голове давила. Повернув лицо, она увидела возле кушетки Михаила. Тот сидел, сгорбившись у изголовья. Похоже, не ложился. За окном стало явно темнее, чем утром, значит, уже наступил вечер. «Неужели я столько пролежала без сознания?» - удивилась она. Девушка осторожно ступала к двери, стараясь не создавать лишнего шума. В голове мигом созрел план – сбежать, пока он спит.

Тенью метнувшись в комнату, служившую ей спальней, за своей сумкой, девушка, держась темных коридоров крадучись вышла из особняка. Окинув взглядом раскинувшееся перед ней пространство, и убедившись, что рядом никого, она быстро шмыгнула в сад, откуда непременно должна быть калитка с выходом на свободную территорию – в таком особняке она наверняка есть.

Озираясь, Аня бродила по сумеречному саду, дергаясь от каждого шороха и хруста гравия на дорожках, затем вошла в пустынные лабиринты огромной живой изгороди. Здесь было очень тихо, и Аня стала ступать еще осторожнее. Тишина пугала, и она решила обернуться и проверить, не идет ли кто за ней.

Резко обернувшись, девушка облегченно выдохнула – никого. Спокойно развернувшись, она застыла в ужасе… Перед ней на расстоянии вытянутого пальца стоял Данил.

- Сбежать думала? – участливо спросил он, поигрывая в руках кинжалом ручной работы, который Анна заметила еще в первый день их встречи. По его голосу она поняла, что ничего хорошего ей сия встреча не сулит.

- Ты-то здесь что делаешь? – тихо спросила девушка.

- Ты правда наивно полагала, что тебе так легко удастся отсюда выбраться? Парень рассмеялся. - Вот уж не думал, что ты настолько глупа, производишь впечатление сообразительной.

«Нужен план чтобы отвлечь его, и сбежать…» - крутилось в её мозгу, лихорадочно выдавая идеи.

- Почему, интересно, у меня нет шансов? – Анна решила идти ва-банк, и смело подошла к парню вплотную, прошагав пальчиками по его груди до шеи. Легко сжав его шею, она низким голосом проговорила:

- К тому же, ничего не мешает мне сейчас задушить тебя прямо тут. Данил (уже в который раз!) усмехнулся, и резко прижал девушку к себе правой рукой за талию так плотно, что она ощутила тепло его тела прямо через толстовку, в которую он был одет. Другой рукой он взял прядь ее распущенных волос, и поднеся к лицу, вдохнул их аромат, не отрывая взгляд от глаз Ани.

Несколько секунд девушка смотрела прямо в карие глаза, затем спустила взгляд ниже. Однако, этот мерзавец привлекателен. Пухлые губы, глубокие как океан, глаза. Присмотревшись, она заметила шрам на его левой щеке, и провела пальцами по нему. Данил вздрогнул, но нечеловеческими усилиями скрыл это. Приподнявшись на цыпочки, Аня еле ощутимо коснулась губами губ парня, который, не ожидая ничего подобного, оцепенел.Немного поиграв с ним, она привлекла его к себе ближе, и выждав момент, с силой ударила коленом прямо в живот. Согнувшись, парень увидел, как девушка ринулась по тропинке сада прямо к запасному выходу.

***

Еле дыша от быстрого бега, Аня выбежала за калитку и увидела длинную мощеную крупным камнем улицу, которая тянулась вдоль лесопосадки вниз, к шоссе. Темнота уже спустилась на землю, и беглянка решила бежать в лесу вдоль дороги, так как на прямой, хорошо просматривающейся далеко вперед местности ее быстро обнаружат.

Тем временем в особняке.

- Данил. Как ты мог так глупо упустить ее? – недовольный, но сдержанный тон, заставил парня потупить взгляд.

- Девчонка умнее, чем я думал. Я найду ее, она не могла далеко уйти.

- Конечно. Ты найдешь ее, и доставишь сюда. Иначе не рассчитывай на мою доброжелательность.

***

В лесу вечернее похолодание ощущалось сильнее. Аня, задыхаясь после длительного бега, давно перешла на шаг, а кое-где даже останавливалась чтобы передохнуть. Воздух казался до боли ледяным, и с каждым вдохом ей казалось, что горло царапает изнутри ножом. Она давно потеряла счет времени и сбилась с курса, поэтому сейчас прижалась лопатками к стволу дерева и пыталась прикорнуть. Обхватив себя руками, девушка дрожала всем телом – укрыться было негде, всюду был только прореженный лес. Её местоположение скрывали кусты, но они не защищали от пронизывающего ветра. Аня погрузилась в дрему, то просыпаясь, то снова проваливаясь в оцепенение, и уже не могла сообразить сколько времени сидит под деревом. Пальцы дубеющие на ветру то и дело выдергивали её из дремоты, а шорохи в лесу заставляли испуганно вздрагивать, чувствуя одновременно страх и облегчение. С одной стороны, она понимала, что, если похитители найдут её, она по крайней мере была бы обогрета и сыта. А с другой… вернись девушка туда, и действий со стороны Соколовского ей не избежать, тем более после такого побега. В очередной раз выпав из реальности, девушка практически перестала улавливать какие-либо звуки.

***

Данил уже битый час прочесывал лес. Он примерно предполагал где она может находиться, но сгустившаяся словно чернила, ночь надежно скрывала местонахождение девушки. «Черт, да куда же она провалилась» - парень злился на самого себя за то, что не способен найти сбежавшую девку, а еще больше за то, что вообще позволил ей себя провести. Заметив сломанные ветки у куста, он обогнул толстенный ствол дерева – сжавшись в комочек, словно перепуганный котенок, девушка сидела на холодной земле, крепко вжавшись в ствол, и похоже, не была способна реагировать на внешние раздражители. Парень мигом стянул с себя толстовку и завернул в нее продрогшую до костей девушку.

Глубокой ночью разразилась нешуточная гроза, проблески молнии сверкали в разных точках небес. Тусклый светильник горел на тумбочке в спальне девушки, которую после ночи проведенной в лесу, била крупная дрожь. Врач сменил уксусный компресс на лбу бледной как смерть, Ани, и, собрав чемоданчик, встал.

- Девушка очень слаба. Ей требуется серьезный уход и дорогие лекарства, названия указаны в рецепте. Проблем с их приобретением, конечно, не будет? – уточнил доктор.

- Нет. Займись этим. – Серая тень в капюшоне сунула доктору пачку денег, затем приложила палец к губам, и проводила врача в коридор, тихонько прикрыв за ним дверь.


***

Всю ночь бизнесмен, о котором грезит половина красавиц России, просидел у кровати Анны. Больше он не допустит такой ошибки. Аня останется под его присмотром.

Рано утром мужчина собрался по делам, и теперь отдавал распоряжения Данилу в холле.

- Я уеду на пару дней по делам в Норвегию. Присмотри за ней. И не дай бог, ты снова позволишь ей сбежать – надевая пальто, сурово говорил Михаил.

- Я понял.

- Прекрасно.

Бросив в сторону спальни больной девушки быстрый взгляд, Михаил переступил порог особняка и скрылся из виду.

***

- Тебе лучше? Подобной вежливости девушка от своего надзирателя не ожидала.

- Зачем ты пришел? - устало спросила Аня. Её била крупная дрожь, тело горело огнём.

- Не мог не узнать, как твои дела. Ты отвратительно выглядишь – пошутил он, взбивая подушку под головой девушки.

- Спасибо, Данил.

Имя резануло по ушам.

- Я скажу Юле чтобы принесла тебе еды. Отдыхай. Если что-то понадобится, скажешь ей.

- Не уходи, пожалуйста.

Парень если и удивился, то виду не показал.

- Что он со мной сделает? – спросила Аня.

- Я не знаю, да и не сказал бы, даже если и знал… Опустив глаза в пол, Данил пинал носком ботинка ковер у подножия кровати, опасаясь встречаться взглядом с девушкой. В голове у него вертелись очень нерадостные мысли. В отличие от ничего не понимающей девушки, он прекрасно видел нависшую над ней опасность, и знал - если она не исчезнет отсюда в ближайшее время – ей придется вычеркнуть прошлую жизнь из памяти.

- Я хотел бы помочь тебе отсюда уйти. Но я не могу этого сделать – развёл руками парень. Поправляйся.

Закрыв глаза, девушка обдумывала сложившуюся ситуацию еще раз. Можно попробовать ещё раз сбежать отсюда, но как? «Теперь то за мной точно будут следить в десять глаз» - невесело подумала она. Словно наяву она вновь услышала когда-то произнесённые Мишей слова: Ты моя, Соколовская». Её передёрнуло

Пролетело несколько томительных дней, прежде чем наступило долгожданное выздоровление. После обеда Анна сидела в кресле у камина и смотрела на полыхающий огонь, который отражался лучистыми бликами в безупречно чистом бокале, наполненным рубиново-красным вином. Внезапно за креслом послышалось движение. Девушка не обернулась. Она точно знала что это не Данил, так как он отбыл из особняка. Юля была занята в винном погребе. Следовательно, это мог быть только один человек, и ей абсолютно не хотелось на него смотреть.

Сев в соседнее кресло, Михаил молча устремил взгляд на огонь. В безмолвии они сидели минут 10, прежде чем он тихо сказал:

- Подойди.

Девушка не сдвинулась с места, лишь переложила ногу на ногу. Тогда мужчина встал, и обошел ее кресло. Склонившись к уху девушки, он еле слышно произнес:

- Встань пожалуйста - и протянул ей руку.

Сама от себя не ожидая, Аня машинально подала ему руку и встала, держа в другой руке почти полный бокал. Держа её запястье, он, едва касаясь другого, осторожно забрал бокал из ее рук и поставил на столик. После этого, не отрывая пронзительного взгляда от глаз девушки, поднес ее пальчики к губам и прижал их к ним. Оцепенев, словно кролик смотрящий на удава, Аня молча смотрела ясным взглядом на мужчину, глаза которого сверкали звериным блеском. Она мягко высвободила руку, и, пройдя ближе к камину, встала спиной к Михаилу. Погрузившись в печальные мысли, она не заметила, как тот подошел, и остановился прямо у нее за спиной, опаляя горячим дыханием шею девушки. По ее телу пробежала дрожь –она никогда не ощущала присутствие сильного мужчины так близко. Выпитый алкоголь притупил бдительность, и сейчас Анна просто стояла в ступоре, не в силах пошевелиться. Пользуясь этим, мужчина плавно переложил атласные волосы на левую грудь девушки, затем медленно пальцем спустил легкую бретельку ночной рубашки, и прикоснулся губами к нежной коже шеи девушки. Вздрогнув, Анна осталась стоять на месте. Мужчина, продолжая покрывать кожу легкими прикосновениями губ сантиметр за сантиметром, спустил руку вдоль складок рубашки, и переплел пальцы девушки со своими. Девушка же все так же неподвижно смотрела на огонь, и в глазах ее закипали злые слезы.

- У тебя будет всё – змеем-искусителем шептал ей мужчина на ухо. –Всё, что пожелаешь.

Услышав последние слова, с девушки слетело оцепенение, она развернулась к нему и посмотрела прямо в холодные карие глаза. В дрожащем голосе не было ничего, кроме мольбы:

- Отпусти меня. Миша, я прошу тебя. Бескровные губы дрожали.

– Нет. Один раз я уже отпустил тебя, но больше этого не случится. Теперь ты только моя. Я лучше убью тебя, чем дам тебе свободу.

Бросив последнюю фразу, он одним глотком выпил все вино в бокале, и твердым шагом покинул мрачную гостиную. Девушка осталась стоять, отрешённо глядя на огонь.«Он сумасшедший…» - в отчаянии думала она. И тут одна мысль сменила другую – неужели Данил все знал?! Знал и позволил Михаилу вести свою игру, вовлекая в неё ни в чем не повинную девушку. Путаясь в полах длинной рубашки, девушка ринулась в коридор, к комнате парня, которая кажется, находилась в пристройке к особняку.

Она бежала босиком по земле, к человеку, который мог бы избавить её от всего этого, просто сообщив что не нашёл её! Задыхаясь от бега, преисполненная негодования девушка заколотила в дверь. На пороге материализовался парень.

– Какого… что ты здесь делаешь? – спросил Данил. Судя по его виду, он давно не спал – всклоченные волосы, синяки под глазами.

Вместо ответа девушка толкнула его руками в грудь, заставив его отступить вглубь.

- Ты знал о его планах? Обозленная, Анна мерила шагами комнату.

Данил молчал, негласно подтверждая её догадки.

- Ты обо всём знал и допустил! Как тебе совесть позволила… впутать меня в это? Гнев в её голосе угасал, теперь в нем чувствовались оттенки горького разочарования.

- Он собирается оставить меня здесь, а у меня даже нет возможности сбежать. Подняв взгляд на парня и подойдя ближе, она прошептала, судорожно сжимая его руки своими:

- Скажи, что мне сделать чтобы вернуться к себе домой? Что? – пальцы её дрожали, посылая вибрации по телу парня.

Парень про себя отметил, что её руки холодны как лед. Он привлек её к себе, и девушка уткнулась в его грудь и обняла его. Рядом с ним, пусть ненадолго и весьма противоречиво своим нынешним чувствам, ей казалось, что она в безопасности.

Так они простояли минуты три, но казалось, будто она уже вечность греется в его объятиях. Данил осторожно погладил девушку по голове, пытаясь хоть немного заглушить разбушевавшиеся метания в её душе.

- Иди в особняк.

Слова прозвучали как приговор. Она медленно отстранилась от него, не отрывая взгляда, и попятилась, пока не уперлась лопатками в стену, затем развернувшись, вышла. С неба падали тяжелые капли дождя, и девушка, на полпути к дому остановилась и подняла лицо, подставив его дождю. Потоки становились все сильнее, и очень скоро ливень стоял плотной стеной. Анна промокла насквозь, но входить в проклятый дом не хотела, поэтому просто села на землю, продолжая смотреть в небо, покрытое грозовыми разводами. По щекам ее текли слезы, но дождь скрыл всё. Михаил наблюдавший за этим у окна своего кабинета, отдал очередной приказ по телефону:

- Заведи её.

Данил сразу же увидел тень, сидящую метрах в ста от него на вымокшей насквозь траве. Быстрым шагом он подошел, и подняв не сопротивляющееся тело на руки, пронёс её в дом. Оставив ее заботам охнувшей Юли, он поднялся в кабинет.

- Миша, я предупреждал тебя об этом. Хочешь, чтобы она смирилась со своей жизнью в клетке? Этого не будет. В голосе парня явно сквозило неодобрение.

- Она смирится. Многие мечтают оказаться на её месте.

- Так ты считаешь, что ей повезло? – поражённо спросил Данил. - Повезло бы какой-нибудь неизвестной модели или актрисе, окажись она на её месте, но это обычная девушка! Ей нет нужды охотиться за твоим состоянием и терпеть твои закидоны – отметил Данил.

Улыбка Михаила из доброжелательной превратилась в плотоядную, он вплотную подошел к Данилу, и распорядился:

- На следующей неделе мы должны быть расписаны. Займись.

Подойдя к столу, он вынул из ящика тугую пачку банкнот и небрежно бросил их на полированную поверхность. Пожав плечами, Данил взял перехваченную резинкой пятилетнюю зарплату какой-нибудь учительницы и ушел. Михаил снова сел в кресло, и раскрыл книгу. Булгаков, «Мастер и Маргарита». Стоило ему перелистнуть первую страницу, как в комнату вошла Юля.

- Она отказалась от ужина. Когда я уходила, сидела истуканом на кровати в сырой одежде, переодеть себя не позволила. Горничная сложила руки на груди, виновато опустив голову. С силой захлопнув книгу, мужчина встал и направился в комнату к своей пленнице.

Распахнув дверь, он остановился на пороге. Кровать была в разводах, словно на нее вылили ведро воды. Дорожкой на полу лежала мокрая одежда, она вела в ванную. Дверь в нее была приоткрыта. Он зашел, не заботясь о том, что девушка может испугаться. Но она не испугалась, более того, никак не отреагировала на его появление, молча сидя в доверху наполненной ванной. Ей было все равно, и она безучастно смотрела перед собой в одну точку.

- Ты хочешь, чтобы я помог тебе? – насмешливо произнес Михаил, присаживаясь на краешек эмалированной ванны.

- Оставь меня.

- Ну уж нет.

Если бы взглядом можно было убивать, Соколовский уже лежал бы на кафеле. Девушка отвернулась к стене.

- Ты хочешь моего полного унижения – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла она, поднимаясь из воды. Михаил спокойно протянул руку за полотенцем и аккуратно, точно хрустальную розу, обернул девушку.

Взяв ее за руку, он медленно довел её до постели, на которой Юля уже успела сменить белье, затем бережно уложил на ласковый шелк простыней. Михаил подоткнул одеяло и сел в изголовье, смотря поверх кровати в окно. Анна отвернулась к окну, так, что мужчина уже не мог видеть, как из ее глаз медленно текли слезы.


Когда утром Михаил вошел к девушке в спальню, та лежала в той же позе что и вчера вечером. Обойдя кровать, он увидел, что девушка по прежнему смотрит в одну точку на кровати прикрытыми глазами, лицо распухло от слез, тут и там на щеках виднелись дорожки от них. Заметив своего тюремщика, девушка медленно подняла глаза. Казалось, в них отражалась вся тоска вселенной, такой потухший у нее был взгляд. Ресницы казались кукольными от слепивших их слез, губы выглядели пухлее, чем обычно, видно, девушка от волнения часто кусала их.

Он осторожно провел рукой по простыни и прикоснулся к её руке. Аня вздрогнула как от удара током.

–Неужели я тебе настолько противен? – с ухмылкой спросил Миша. Девушка не ответила, молча продолжая смотреть ему в глаза. Затем она села на постели, свесив ноги с кровати, и осторожно коснувшись стопами тёплого пола, подошла к высокому окну. За ним уже светило яркое солнце и рассеянный свет полностью окутывал объятиями того, кто стоял под лучами возле стекла. Шелковая комбинация подчеркивала хрупкую фигурку, и мужчина залюбовался девушкой, а та повела плечом, и легкая накидка соскользнула на пол. В ореоле солнечного света она казалась ангелом. Михаил встал и подошел к ней сзади, но не прикасался, пока в его разум не проник охрипший голос девушки:

- Тебе это нужно. Бери. Но после отпусти меня.

С силой развернув девушку к себе, мужчина схватил ее за шею, заставляя смотреть себе в глаза. Анна перепугалась – Михаил выглядел взбешенным, он мог убить ее, вздумай она сказать еще хоть одно слово.

- Никогда не произноси того, о чем понятия не имеешь! – прошипел мужчина, сильнее сдавливая горло девушки, по-видимому, теряя над собой контроль. Та уже начала задыхаться, но нашла в себе силы вывернуться, и с размаху залепить похитителю пощечину, в которую вложила всю ненависть к нему. Он замер на месте, так как явно не ожидал что мелкая, тонкокостная девчонка окажется способна на такое. Замешательство продлилось секунды: в его глазах заплясало пламя, а на лице проступило такое выражение ярости, что девушка ринулась в ванную и закрылась на замок. Михаил же окончательно потерял контроль, и теперь неистово дергал ручку двери и стучал кулаками в дверь, за которой у стены сидела Анна, в ужасе закрыв лицо ладонями.

***

Данил вернувшись из города, спокойно пообедал в столовой, куда принесла горячую еду Юлия. Поболтав с ним немного о разных мелочах, горничная отправилась в магазин в пригород, Данил же остался в столовой, думая как же можно помочь Анне. Мысли сбились в кучу. Ему было стыдно перед девушкой, но он не мог предать Михаила – тот выручал его из беды множество раз. Оставлять в его руках девушку он тоже не хотел – слишком хорошо знал характер Соколовского. Решив зайти к нему, он допил кофе и поднялся по лестнице на второй этаж. Уже в коридоре он услышал непонятный грохот. Он бросился на звук и успел оттащить Михаила, прежде чем он разнес дверь ванной, которая была уже практически пробита в нескольких местах, поодаль валялся стул, которым мужчина очевидно швырнул в порыве ярости в дверь.

Схватив его поперек тела, Данил оттащил его подальше от комнаты, тот упирался и рвался назад. Их силы были равны, и в какой-то момент они нанесли друг другу несколько ударов. Этого хватило, чтобы остудить пыл Михаила. Как итог: Данила была разбита губа, у Михаила на скуле большая ссадина.

- Что это, черт возьми, было?! – сплевывая кровь зло спросил Данил.

- Она ударила меня. Я не сдержался.

Данил замолчал. Ему отлично был известен вспыльчивый характер Соколовского, даже слово, сказанное не вовремя, могло повлечь серьезные последствия, например, увольнение с работы или перекрытие кислорода на профессиональном поле бизнес-партнеру. Страшно подумать, что он мог сделать с человеком, посмевшим поднять на него руку. Даже в юные годы он не отличался особой сдержанностью, и с течением возраста огонь внутри него лишь рос. Вынырнув из раздумий, он набрал Юлю, велев ей немедленно вернуться в особняк. Все это время он стоял рядом с Мишей, хотя тот больше и не сопротивлялся. Как только Юля пришла, она по взгляду Данила поняла, что произошло, и заворковала, увлекая Михаила за собой. Юля не была удивлена, потому что ей уже не раз приходилось успокаивать его таким образом.


***

Юля работала у Соколовского уже больше 5 лет, нанялась к нему сразу после того как он купил этот особняк. Она сразу приметила особенности скачков поведения Михаила, но виду не подавала, так как в качестве работодателя он был безупречен – вовремя платил зарплату, регулярно выдавал премии, а когда Юля захотела пойти в автошколу, сам нашел для нее подходящее учреждение, а по окончании купил ей небольшую иномарку.

В плане личных отношений он обычно соблюдал субординацию - давал задания, иногда дарил мелкие подарки на праздники, но в душу не лез, как и не интересовался ее личной жизнью. Однажды девушка обнаружила его в кабинете с бутылкой дорогого виски в руке, в абсолютно непригодном виде – мужчина не мог стоять, и даже говорить. Хрупкая как тростинка Юлия тащила его в спальню буквально на себе. Кое-как уложив его на кровать, девушка собралась было уйти, но была остановлена Михаилом, который дернул ее за руку и повалил на кровать, глядя на неё вмиг протрезвевшим взглядом, по-хозяйски задрал край ее рабочей юбки… С тех пор иногда он звал ее к себе на ночь, но утром неизменно покидал спальню еще до того, как она просыпалась.

Поначалу ей даже нравилось такое течение обстоятельств, они оба были свободными людьми, какие проблемы? Но, как все женские натуры, спустя полгода подобных отношений, Юля влюбилась. Влюбилась так, что готова была на всё ради благосклонности мужчины. Изменения в её поведении Михаил заметил сразу, и одним майским вечером вызвал Юлю в кабинет.

Предложив ей присесть, он медленно стал ходить кругами.

-Скажи мне Юля, что ты ко мне испытываешь? – вопрос повис в мертвой тишине комнаты. Мужчина молча остановился и устремил взгляд в окно. Юля сжала пальцы так, что они побелели.

– Я хорошо отношусь к вам. Ничего больше – ответила Юля, но предательски дрогнувший голос выдал её моментально.

- Правда?

Резко повернувшись, он медленно прошел за спинку кресла, в котором сидела девушка, и убрав ее волосы, положил руки ей на плечи, слегка массируя их. Юля напряглась, он почувствовал это, как только коснулся её кожи. Продолжая поглаживать бархатистую кожу, он, медленно растягивая слова, произнес:

- Ты прекрасная девушка, moncheri. Я буду счастлив если ты продолжишь работать у меня, но кроме рабочих отношений, между нами более никаких других не будет.

- Разумеется, я останусь. Причин уходить у меня нет.

Поднявшись с кресла, девушка разгладила складки на юбке. Михаил притянул её к себе, поцеловал, а после быстро отстранил ее от себя, взглядом давая понять, что аудиенция окончена. В ту ночь девушка рыдала в своей комнате не переставая.

***

…После того как Юля дала Михаилу успокоительное, в доме стало тихо. Даниил вызвал мастеров, которые заменили дверь в комнате Анны. Та же в свою очередь, молча сидела на кровати, держа в руках книгу, которая скорее была предлогом, так как глаза не пробегали по строкам, Данил заметил это сразу. Присев на кровать, он взял бледную тонкую руку девушки в свою, и посмотрел на нее.

- Будь сильной. Юля накроет для тебя стол, спустишься на первый этаж.

Аня подняла глаза, и парень в очередной раз отметил ее природную красоту – глаза вновь приобрели блеск, в них светилась надежда. Подчиняясь стремительному желанию, девушка быстро подалась вперед и поцеловала парня. Тот замер, но через мгновение ответил на её порывистый поцелуй, и приобнял ее одной рукой, другой зарывшись в её шелковистые волосы.

- Я не помешала? – ехидно осведомилась Юля, материализуясь в дверях. Парень и девушка моментально отпрянули друг от друга.

- Юля! Какого чёрта ты здесь делаешь? – спросил Данил.

- Пришла проводить Аню в столовую. Меня больше интересует чем ТЫ тут занимался. Хозяину определенно не понравится то, что произошло в этой комнате.

Услышав это, парень понял, что преданная Юля обязательно доложит об увиденном Соколовскому, так как он тоже знал историю её нездоровой верности.

Хмыкнув, Юлия исчезла в проёме. Данил бросился за ней, едва не снеся по пути кофейный столик. Девушка быстрым шагом шла по длинному коридору, однако парень в одну секунду догнал ее, и с силой схватив ее за горло, прошипел ей в самое ухо:

- Если ты расскажешь ему, то пожалеешь, что на свет родилась. Ты знаешь, на что я способен – он приподнял ее на весу за шею, и девушка беспомощно забарахталась. Выдержав пару мгновений для пущей убедительности, парень отпустил ее, и она, захрипев, сползла по стене.

Тем временем Анна в полной тревоге спустилась в столовую, где уже было накрыто на одну персону. «Нельзя чтобы Соколовский узнал об этом инциденте, надеюсь, Данил позаботится о сохранении информации. И я, дура, хороша!» - на все корки ругала себя Аня. Она была страшно голодна, а в столовой спустя десять минут так никто и не появился, поэтому она съела немного спагетти с соусом, и взяла из вазы зеленое яблоко, чтобы перекусить в комнате – очень уж неуютно было находиться одной в пустой столовой. Полежав недолго на кровати, она не заметила, как уснула. В особняке стояла непривычная тишина. С трудом разлепив глаза, Анна бросила взгляд на настенные часы и поняла, что уже почти полночь. Привыкшая, что у неё в комнате постоянно кто-то находится, Аня удивилась отсутствию посетителей. Накинув легкую атласную рубашку, она вышла из комнаты.

В коридоре было темно, даже не горели лампы, и Анна шла почти на ощупь. Спустившись на первый этаж, она бросила взгляд в сторону выхода и разглядела тусклый огонек. Прищурившись, она подошла ближе, и тут ее осенило – это же уличный фонарь! Дверь на улицу открыта!

Решение пришло мгновенно – проведя несколько дней здесь, девушка подметила, что охрана в определенное время обходит дальние участки территории, значит, у нее есть шанс сбежать. Тихо ступая и оглядываясь, девушка выждала пару минут и быстро юркнула на улицу, со всех ног рванув к воротам особняка, возле которых стояли автомобили, и едва не раскрыла себя перед Юлией, которая сидела в своей малолитражке, положив голову на руль. Даже с расстояния было видно, что горничная рыдает навзрыд, прикрывая лицо руками. Анна спряталась за огромным сиреневым кустом, что рос у входа на территорию, и решила немного подождать. Спустя минут семь, домоправительница покинула свою машину и побрела по дорожке в сторону сада. Как только она скрылась с глаз, Аня бросилась к машине – на её счастье, заплаканная горничная оставила ключ в зажигании, но сама машина была заперта. Недолго думая, Аня, обмотала руку подолом рубашки и что есть силы ударила по стеклу кулаком. Стекло не поддалось, но появилась трещина. Догадавшись, что из-за мягкости ткани стекло не будет разбито до конца, к тому же из-за бесплодных попыток взлома может сработать сигнализация, девушка размотала защитную ткань и зажмурив глаза, ударила с еще большей силой. Посыпался град осколков. Сжав зубы от боли, девушка дернула дверь изнутри и влезла в машину.

По дороге, ярко освещаемой фонарями, Анна двинулась в сторону выезда из поселка, ориентируясь по знакам. Как только машина завелась, стало понятно, что далеко на ней не уедешь – она не была заправлена. Очень скоро дорога вывела ее на темное шоссе, где очень редко попадались придорожные фонари. Благодаря фарам, не сбавляя скорости, иномарка резво неслась вперед. Заметив издали непонятные тени посреди дороги, девушка затормозила, но тормозной путь на такой скорости был слишком длинным, поэтому неприятно заскрипев, шины оставили черные следы на асфальте. Остановившись, Аня тупо смотрела на дорогу. Перед ней стояли черный тонированный внедорожник. Из ночной тьмы вынырнул…Михаил. Темнота разом обрушилась на девушку, отнимая сознание.

***

«Снова этот чёртов особняк» - пролетела первая мысль в голове Анны. Она узнала эту комнату – именно сюда ее принес Михаил, когда она потеряла сознание у него в кабинете в первые дни своего пребывания здесь. На улице еще не рассвет, значит она провела в прострации не так уж много времени.

Никогда еще девушка не чувствовала такой безысходности, как в ту минуту. Она бросилась к письменному столу и принялась яростно выдвигать ящики, ища хоть что-нибудь, чем можно защититься. В самом нижнем ящике обнаружился кинжал, явно антикварной работы. Она медленно перевернула его в руках, поражаясь тонкости ручной работы, но тут дверь с силой распахнулась, и в комнату ворвались все те же персонажи – Соколовский и его верный друг Данил. Девушка попятилась назад, к окну, приставив острие кинжала к горлу. Рука ее дрожала, вся покрытая запекшейся кровью – последствия разбитого окна. Она надеялась, что Михаил испугается её вероятного суицида, и разрешит ей уйти, но просчиталась. Соколовский был не из тех, кого легко запугать, и он спокойно стоял в проёме двери.

- Не подходите! – голос девушки сорвался на крик.

- Аня, брось его, не делай глупостей - Данил, шагнул ближе, и слегка присел, подняв руки так, чтобы Анна их видела

Девушка сделала еще шаг назад, сильнее прижав к шее кинжал, из-под которого по коже заструилась алая струйка крови.

В ту же минуту Михаил возвел курок пистолета, который держал в руке, и направил дуло на Данила.

- Ты хочешь крови? – вкрадчиво обратился он к девушке. Она молчала, прижимая к шее лезвие.

Тогда Соколовский подошел еще ближе, и прижал ствол прямо к затылку парня. Тот онемел, а Анна смотрела на них широко раскрытыми глазами, не в силах пошевелиться. Смотря на развернувшуюся перед ней картину, она глубоко задышала, грудь ее нервно вздымалась, губы раскрылись от содроганий изнутри.

- Каков твой выбор, дорогая?

Металлические нотки в голосе заставили девушку стряхнуть оцепенение. Ее рука безвольно опустилась, выронив кинжал. Сама же она плотно сомкнула веки и глубоко, судорожно вздохнула, словно надеялась просто абстрагироваться от своего сознания и от только что увиденной сцены. Соколовский молча убрал пистолет и тяжелым шагом покинул комнату. Данил подошел к девушке и обнял ее. Обреченная, она стояла без движения, положив голову ему на плечо.

Парень не сомневался – заупрямься девушка еще на пару мгновений, и брызги его крови украсили бы эту комнату. Вряд ли Миша выстрелил бы в голову, но ради устрашения девушки не пожалел бы одну из конечностей Данила. Хотя…

- Он добьётся своего.

Пустой и безжизненный голос не на шутку встревожил Данила, и он встряхнул девушку, но это было бы равносильно тому, как если бы он тряс в руках куклу – голова девушки мотнулась на шее, но лицо оставалось каменным. Тогда он провел ее в спальню, и долго сидел с ней на кровати, укачивая ее как маленькую девочку, поглаживая по волосам. Наконец она заснула, и Данил аккуратно переместив ее голову на подушку, ушёл.

***

- Юля, приведи Анну ко мне.

Вот уже несколько дней Михаил решал некоторые вопросы касающиеся свадьбы, такие как выбор места проведения церемонии.

- Звал меня? – Анна легкой походкой вошла в кабинет и села в глубокое кресло, положив ногу на ногу. За тот промежуток времени что она провела в этом месте, ей стало понятно, что покинуть этот дом она сможет только в двух случаях – или она добровольно примет в свою жизнь Соколовского, или уедет отсюда в черном пластиковом мешке. К тому же, теперь девушка ощущала груз вины за то, что жизнь Данила в опасности. «Хоть он и сволочь, но он явно не хотел чтобы я оставалась здесь» - всю ночь девушка терзала себя мучительными мыслями.

- Да – лениво поигрывая ключами в руках, Михаил словно нарочно растягивал слова.

- Сегодня придет портной. Моя невеста должна выглядеть великолепно.

- Твоей женой я буду лишь на бумаге – фыркнула девушка.

Теперь Соколовскому оставалось нанести ей последний удар. Мужчина резко встал, и, опершись руками о стол, тихо произнес:

- Ты думаешь, я не знаю о вашей интрижке с Данилом? Сердце девушки пропустило удар.

- Неудивительно что ты понравилась ему, вы ведь так много времени проводите вместе – последние слова он буквально выплюнул, и, схватив пульт со стола, щелкнул им в сторону черных экранов в дальнем углу. Те вспыхнули ярким белым светом, и на них появились записи с камер видеонаблюдения. На одной была запись из сада, момент неудавшегося побега, на следующей – из комнаты парня, где он утешает её. Третья запись запечатлела их поцелуй в комнате девушки.

- Я убью его. Убью его на твоих глазах – продолжал мужчина, медленно подходя к Ане.

Девушка помертвела. Больше всего она боялась, что Михаил узнает о случившемся, и предпримет меры по устранению неугодного помощника, позарившегося на то, что он считал своим.

- Миша… - тихонько произнесла она, переводя взгляд на мужчину – пожалуйста, не делай этого.

Он даже не взглянул на нее, только отодвинул свое кожаное рабочее кресло, и разжав руки, бросил:

- Иди к себе.

Анна встала, и подошла к столу. Она понимала, что если сейчас уйдет, то потеряет даже призрачный шанс на спасение парня. Она постояла неподвижно, затем положила тонкие пальцы на стол, и слегка постукивая ноготками, спросила:

- Что я должна сделать?

- В каком смысле? – прикинулся удивленным мужчина.

- Что я должна сделать, чтобы ты перестал угрожать его жизни? – с раздражением уточнила девушка.

Губы мужчины растянулись в некоем подобии улыбки.

- А на что ты готова?

- На всё, лишь бы ты пообещал оставить его в покое, и сдержал обещание – глухо отозвалась Анна.

- Тебе нечего мне предложить, детка – спокойно ответил Михаил.

- Ой ли – горько усмехнулась девушка.

Покачав головой, мужчина подпер пальцами подбородок:

- И что же ты хотела мне предложить?

- Себя.

Настолько простого ответа Михаил не ожидал. Она перевела взгляд на Соколовского, а тот плавно поднялся из кресла и подошел к ней вплотную, так, что девушка оказалась почти зажата между тяжелым столом и крепким телом мужчины. Усилием воли она заставила себя остаться на месте и не броситься наутек.

- Увы, это – при этих словах Михаил оценивающе оглядел ее хрупкую фигурку – я могу взять и сам.

- Это будет насилие – ответила девушка, но голос ее дрогнул.

- А если у тебя не будет выбора? – продолжал Михаил.

- Тогда это будет не по-настоящему. И все равно останется насилием – привела последний довод девушка.

- Не по-настоящему? А как по-твоему по-настоящему? – переспросил Михаил, и взяв Анну за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза.

- С моего добровольного согласия – ответила Анна.

Мужчина приподнял брови.

- То есть, ты предлагаешь мне сделку?

- Да.

- И каковы твои условия?

- Ты прекращаешь угрожать жизни Данила, и оставляешь его в покое. И не будешь пытаться с помощью угроз кому-то, давить на меня – с вызовом перечислила Аня.

- Допустим я соглашусь. Что я получу взамен?

- Меня.

Мужчина хмыкнул и стал медленно ходить вокруг нее.

- Ты и так моя, малышка, я сказал тебе это еще тогда, у твоего подъезда. Кроме того, я могу создать тебе такие условия, что ты сама будешь рада отдаться мне – задумчиво говорил Михаил, - без всяких сделок. Поэтому я предлагаю тебе следующие условия: ты отныне беспрекословно выполняешь все, что я скажу. Аня кивнула. Комок застрял в горле, не позволяя вымолвить ни единого слова.

- Не спеши соглашаться – насмешливо бросил мужчина, и склонился к девушке, почти касаясь губами ее уха,

-Ты будешь моей столько, сколько я захочу, как захочу, когда и где захочу. И ты больше не станешь общаться с Данилом. Возможно, тогда я приму твои условия.

О боги. Девушка считала, что честь и гордость – это последнее что у нее осталось, но теперь выходило что и это он хотел у нее отобрать. Судьба в лице этого исчадия ада предлагала ей страшный выбор. Цена за жизнь парня оказалась непомерной. Она должна была отдать Соколовскому всё. Именно отдать, а не позволить забрать. Такова была плата за его жизнь. Чаша выбора склонилась в пользу предложения Михаила. Она продала честь за спасение ставшего ей близким человека.

- Я согласна – твёрдо сказала она.

- Ты уверена?– он знал, что она согласится, и сейчас упивался её поражением.

- Уверена – отозвалась она.

Она хорошо понимала, на что согласилась. Выбор был весьма прост – в случае отказа она все равно останется в этом особняке, путь на свободу ей заказан, да к тому же рисковать жизнью Данила ей не хотелось. Из двух зол следует выбирать меньшее, и девушка выбрала второй вариант – выйти замуж за этого расчетливого, холодно мыслящего человека, который буквально вынудил её так поступить, отрезав ей любые пути к отступлению.

- Отлично – Михаил подошел к ней и взял ее за запястья, крепко сжав их

- Если он попытается тебя увезти – я убью его прямо при тебе – произнёс он ей в губы.

Анна нервно сглотнула. Отпустив ее, он отошел к окну, негромко переговариваясь по сотовому на английском языке. Девушка молча направилась в гостиную, где ее уже ждал модельер.

***

- Здравствуй, моя дорогая! Знаешь, когда Миша рассказывал мне о твоей красоте, я не поверил, но сейчас вижу своими глазами! – с этими словами с дивана соскочил невысокий паренек, в огромных квадратных очках по последнему всхлипу моды, темные густые волосы были уложены в модную прическу, подтянутое тело облегал интенсивно фиолетового цвета костюм. Анна хихикнула, представляя в подобном костюме Михаила. Модельер цепко схватил девушку за руки, и потащил на диван.

– Как же зовут тебя, золотце? – радостно улыбаясь спросил он.

– Анна – с улыбкой ответила девушка.

– Прекрасно, прекрасно – продолжал светиться счастьем парень.

- Мое имя Илья, Илья Лисовский. Я вообще-то работаю в доме моделей в Париже, но Миша убедительно просил меня нарядить его невесту.

-Итак, какое же платье вы хотите? Я принес каталоги – улыбался Илья.

- Я бы хотела черное, наглухо закрытое платье.

- Но… свадьба обычно предполагает светлые тона ... – растерялся модельер.

- Тут вроде я невеста? – прищурилась Аня, кусая губы чтобы не рассмеяться.

- Да, конечно – взял себя в руки Илья.

– Итак, ты желаешь черное? – еще раз на всякий случай уточнил он, словно в надежде что девушка передумает.

- Да, черное. Полностью закрытое от шеи до пят – веселилась девушка, – материал любой, только не атлас.

Давая такие описания опешившему модельеру, Анна в глубине души надеялась что по ее желанию невозможно создать приличный наряд, и она хоть непрезентабельным нарядом сумеет досадить будущему мужу. Муж.. даже подумать страшно, что будет после бракосочетания… Девушка потрясла головой, словно кошка, отгоняющая мух, и снова взяла в руки каталог.

Спустя пару часов, мерки были сняты, и Илья ушел, предварительно зайдя в кабинет к Соколовскому. О чем они разговаривали, девушка не знала. Изрядно проголодавшись после долгой работы с Ильёй, она решила перекусить на кухне чем-нибудь легким. Уже стемнело, и в кухне горели лишь ночные светильники, встроенные в потолок длинным рядом. Открыв холодильник, она пошарила взглядом на полках. «Клубника и йогурт? Что ж, вполне съедобно» - решила она, взяла тонкий нож, и принялась кромсать ягоды на стойке.


***

После тяжелого разговора с Соколовским, в ходе которого тот потребовал, чтобы парень более не попадался Анне на глаза, и вообще не мелькал в доме, Данилу остро захотелось выпить. На кухне он заметил свет. «Юлька небось готовит – подумалось ему. Каково же было его изумление, когда на кухне он обнаружил Аню. Та сидела на высоком барном табурете, перед ней стояла тарелка с нарезанной клубникой, и плошка с йогуртом, в который она макала ломтики.

- Как ты? – осторожно поинтересовался парень, присаживаясь на соседний стул.

- Прекрасно – хмыкнула Анна, и откусила кусочек клубники.

- Почему ты решила остаться здесь? - продолжал допытываться парень. Ему было невдомек, почему еще день назад она отчаянно рвалась на волю, а сегодня спокойно сидит на кухне в доме человека, которого ненавидит.

- Какой смысл играть со стеной в теннис? – пожала плечами она. - Все равно не выиграешь.

- Ань, мне жаль, что так вышло… - услышала девушка потерянный голос парня. Он подошел к ней, и хотел положить ей руки на плечи, но она жестом руки остановила его.

- Мы оба пообещали ему прекратить подобные отношения. На моей судьбе можно ставить крест, но я не позволю себе подвергать ещё и тебя опасности – закончила она, убрала посуду и поспешно вышла, оставив парня в состоянии глубокого разочарования.

***

- «Ну и ну» - поразилась девушка, примеряя у зеркала готовое платье.

- Надо же было так превратно понять мои слова…

Платье действительно было черным и закрытым, как она и просила. Только сшито оно было из двух слоев: нижний – из гладкого черного шелка, верхний слой представлял собой тонкий узор кружева. Надев его, Аня ахнула – вместо предполагаемого монашеского одеяния, которое она ожидала увидеть, на ней сидело стильное, приталенное, возбуждающее потаенные желания платье. Ведь всем известно – короткие юбки и топы на самом деле не сексуальны, а вот точеная ножка, которая нет-нет да и мелькнет в разрезе длинного платья – даёт полет фантазии. Досадно сморщившись от осознания собственной ошибки, Анна сняла изделие старательного модельера, и отложила.

- Также я принёс диадему, подходящую к этому платью, и комплект украшений: кольцо и серьги. Украшения явно были антикварными, старинными, к тому же в них были черные бриллианты. С тоской девушка подумала, что вовсе не так представляла себе свою свадьбу. Взяв со столика стакан с минералкой, девушка сделала судорожный глоток.

- Я слышал, ваша свадьба завтра? – сосредоточенно делал пометки в ежедневнике Илья.

Стакан выпал из рук девушки и разбился.

– Что? – она повернулась к дизайнеру.

- Миша сказал мне… впрочем, это конечно не мое дело… - засуетился паренёк, собирая свои записи.

- Так значит, это все отнесут к вам в комнату. Косметолог, парикмахер и визажист придут завтра, насколько я знаю… - бормотал Илья,

-Всего хорошего, дорогая! – он приник губами к тонкой кисти девушки, помахал на прощание и скрылся в коридоре.

Вихрем взлетев по лестнице, девушка постучала в дверь кабинета.

- Открыто, – донеслось из-за двери.

- Ты назначил бракосочетание на завтра? – скорее с отчаянием, чем с раздражением спросила Анна, подходя к столу.

- Да. Что-то имеешь против? – улыбнулся мужчина, подходя к ней.

- Да, имею. Я еще не готова к этому – тихо ответила девушка.

Он коснулся её талии, Аня дернулась, но руку мужчина не убрал. Он лишь тихо усмехнулся, и дотронулся рукой до её лица. От этого невинного прикосновения девушка забыла как дышать.

- Ты помнишь, что я говорил тебе утром?

- Да – выдохнула она.

- Тогда иди. Юля приготовила для тебя ванную, тебе нужно расслабиться. Я зайду позже.


***

Юлия добавила в водупару капель масла жасмина, подумав, что перед важным днем Аненужно как следует отдохнуть.

Девушки обменялись приветствиями. С тех пор как Аня оказалась тут, они лучше узнали друг друга за это время, можно сказать, подружились. Юлия рассказала Анне о характере всех обитателей этого дома, коих тут было немного – сама Юлия, Данил, Михаил, и охрана, остальные – приходящие наемные работники, вроде садовника, клининговой службы, и прочих.

Слегка массируя плечи будущей хозяйке, Юля самозабвенно рассказывала о том, как сама появилась тут, в чем ее обязанности, делилась и мелкими сплетнями.

- Ты давно видела Данила? – вдруг с тревогой спросила Аня.

- Сегодня утром. Мы всегда завтракаем вместе – просто ответила Юля.

- Как они вообще уживаются вместе? Они ведь совершенно разные – задумчиво задала вопрос Аня, скорее риторически, но Юля внезапно ответила:

- Данил работает с Мишей с подростковых лет. Они много дел провернули вместе, как законных, так и не очень – при этих словах Юля понизила голос и взбила обильную пену на голове у девушки. Аня рассмеялась и кинула в Юлю комочек пены, завязалась мыльная потасовка, в ходе которой обе мокрые до нитки, смеясь, вывалились в комнату, где наткнулись на преспокойно стоящего, опершись на дверной косяк, Михаила.

Юля моментально ретировалась из комнаты. Анна же прошла мимо мужчины в одном полотенце, откидывая назад длинные волосы так, чтобы брызги долетели до Соколовского. Тот ухмыльнулся и присел на край кровати, глядя как девушка легко развернула полотенце и шагнула за ширму, с комплектом черного белья в руке. Она уже давно не стеснялась Миши, понимая, что терять ей уже нечего, однако при нем одеваться не собиралась.

Не учла она лишь одну маленькую деталь: в свете неяркого торшера, ее достаточно ясные очертания отлично проглядывались тенью на легкой, хоть и непроницаемой ткани ширмы. Залюбовался ею и мужчина. «Ну чего он пришел, убрался бы к черту из моей комнаты» - злилась девушка, садясь за трюмо, чтобы расчесать волосы.

Она откинула часть волос за спину, и тут же почувствовала нежное прикосновение гребня к волосам. Девушка распрямила плечи и уставилась взглядом на упаковку крема перед собой, стараясь не шевелиться, пока Михаил осторожно, прядь за прядью, расчесывал непослушные локоны. Затем его руки плавно опустились на плечи, поглаживая гладкую кожу. Эти прикосновения были такими аккуратными и… невинными, что ли, что Анна совершенно забыла, кому они принадлежат, и машинально склонила голову к руке мужчины, задев ее щекой. Тот застыл, наслаждаясь касанием гладкой кожи. Спустя минуту девушка опомнилась, вскочив, она распахнула дверь, жестом показывая, что мужчине тут делать нечего. Он близко подошел к ней, так, что она вжалась в стену, и упер руку чуть выше ее плеча. Девушка не мигая смотрела в его хищные глаза, а тот в свою очередь, блуждал взглядом по ее шее. Затем, издав рычащий звук, встряхнулся и быстро ушел. Анна же закрыла лицо руками, и медленно сползла по стене на пол.


В 11 утра девушку разбудил голос горничной:

- Аня! Где твоё лицо?! – ахнула Юля, входя в спальню.

- В смысле? Вот моё лицо – девушка спросонья ощупала щеки и лоб. – Ааа, ты шутишь – догадалась она. Юля потянула невесту к зеркалу.

- Ну круги и круги, нашла из-за чего панику разводить – сонно ответила Аня, зевая. «Лучше бы синяки были настолько черными, чтобы Соколовский передумал на мне жениться» - с тоской подумала она про себя.

- Через два часа придут мастера, приводить тебя в порядок перед церемонией. Думаю, до этого времени тебе нужно вымыться и отдохнуть, потом возможности не будет – осторожно сообщила Юля, подавая Анне полотенце.

- Не порти мне настроение еще больше.

- Я должна была предупредить – подмигнула Юля и покинула комнату.

- «Сегодня меня ждет ужасный день, и не менее ужасная ночь» - снова вихрем пронеслось в голове у девушки. Со вздохом, она закинула полотенце на плечо, и пошла в ванную.

Завтракали сегодня все вместе: Михаил, Анна, Юлия и Данил. Своеобразная маленькая семья в огромном особняке.

- Данил, сегодня приедет Алина. Встреть ее в аэропорту и доставь сюда. Она будет присутствовать на свадьбе, и погостит у нас некоторое время.

Юля скривилась. По лицу Данила невозможно было определить, что он почувствовал, услышав это, но определенно, это не доставило ему радости.

Анна вопросительно посмотрела на подругу, та взглядом показала, мол, потом расскажу. После обеда приехали два мастера – визажист-косметолог и парикмахер. Они долго колдовали над лицом девушки, добившись того, ради чего были наняты – девушка выглядела сногсшибательно. Длинные волосы собрали в «французский твист», выпустив одну волнистую ниспадающую на лицо прядь, сзади надели ту самую диадему. Затем мастерицы во главе с Юлей, хихикая, сбрызнули кожу невесты потрясающим парфюмом от «Кензо» - легкий, но пьянящий аромат. Переодевшись в новый комплект белья от Валентино, подсунутый той же Юлей, Анна с горечью надеялась, что случится чудо, и брачной ночи не состоится. Надев платье и последние украшения, она бросила взгляд в зеркало – лучшие топ-модели позавидовали бы ей сейчас. Напрасно она надеялась выглядеть так, чтобы не привлекать внимание будущего супруга. Мастера сделали свое дело, чем обрекли девушку на голодные взгляды мужской половины обитателей особняка.

…Тяжелые внедорожники подъехали к парковке. Жених открыл дверь невесте. Анна вышла из машины, остановилась, глубоко вдохнув свежий воздух, взглянула на грозовое небо, которое все больше затягивалось мрачными тучами. «Самая погода для такой «счастливой» свадьбы» - кисло подумала она.

Все минуты, которые священник произносил свои слова, девушка стояла неподвижно, смотря в пол. В голове проносились отрывки воспоминаний прошлой жизни. В глазах стояли слезы, слова святого отца долетали до неё глухо, словно через вату.

- Является ли ваше желание вступить в брак добровольным, Михаил? – добродушная улыбка священника, казалось, была единственным лучом, освещающим эту церковь сейчас.

- Да. Мужчина довольно усмехнулся. Он навсегда запомнит этот момент. Момент полной и безграничной власти.

- Согласны ли вы, Анна, стать женой Михаила, любить и быть любимой, в болезни и здравии?

Наступила пауза. Девушка молчала, сжимая в руках свадебный букет – бордово красные розы в обрамлении более мелких. Она повернулась к Михаилу и посмотрела ему прямо в глаза. Он уже видел этот взгляд. Взгляд презрения. Ему стало понятно, что укротить эту девушку будет трудно. Конечно, после того, как они поставят точку сегодняшнего дня.

- Согласна.

Взгляд из-под опущенных ресниц из презрительного сменился апатичным. Она протянула ему бледные, чуть подрагивающие пальцы. Обмен кольцами завершил ритуал.

- Властью данной мне, объявляю Вас мужем и женой!

Михаил подошел к молодой жене, и приобняв ее за талию, шепнул ей на ухо:

- Целоваться будем?

В ответ на это девушка легким жестом бросила букет на пол, словно железную перчатку в знак объявления войны, и, подобрав подол платья, торопливо пошла по дорожке от алтаря к выходу из церкви.

На крыльце Анна прислонилась лбом к деревянной опоре. Её грустные мысли развеял ехидный голос:

- Не вижу радости на лице новоиспеченной супруги.

Голос принадлежал субтильной шатенке, которая была так похожа на Михаила, что сразу было понятно – они брат и сестра. Тот же разрез красивых карих глаз, тот же холодный цепкий взгляд, даже металлические нотки в голосе напоминали голос брата.

Медленно повернувшись, Анна устало произнесла:

- Алина? Миша предупреждал, о твоем приезде.

- Так где радостная улыбка? – продолжала Алина. Она явно знала ситуацию и откровенно издевалась.

- Оставь её, - подошедший Михаил взял жену за локоть. – Нам пора, а тебя отвезет Данил - добавил он, и повел не сопротивляющуюся Анну к машине.


***

Особняк был пуст. Это стало понятно сразу – на входе не маячила охрана, в спальне Юлии не горел свет. Пристройка Данила также была тёмной. По дороге домой Михаил сразу предупредил, что теперь у них будет общая спальня. Анна же так устала морально, что тупо смотрела в окно, выбившиеся локоны из прически только добавляли какой-то нежности её фигурке.

Спальню самого Михаила она ещё не видела. Огромная кровать, застеленная темно-красным покрывалом (при виде ее, девушка нервно икнула), на окнах тяжелые шторы. В одном углу спальни – удобное мягкое кресло, в другом – большое овальное зеркало, на противоположной стороне – шкаф. На полу лежал пушистый ковер того же цвета, что и покрывало на кровати.

Аня села на кровать. Чтобы хоть как-то отвлечь себя от кошмарных мыслей о том, что ей предстоит пережить этой ночью, она принялась вынимать шпильки из волос, расправляя их по спине и плечам.

Вернулся Михаил. Он так нарочито медленно поворачивал ключ в замке, будто ожидал от девушки какой-то реакции, но её не последовало, и дверь оказалась заперта. Он поднял взгляд на молодую супругу. Только посмотрев в его глаза, она поняла: пощады не будет. Да и с чего бы? Она несколько раз пыталась бежать, свела общение с парнем из его ближнего круга, затем выкинула фортель с букетом на свадьбе – за всё это, она не сомневалась – наступит расплата. Возможно не сразу, но…

Пульс участился, выдав внутреннее волнение. Однако, мужчина не сказал ей ни слова. Он снял часть одежды и прошел в ванную. «Почти по-домашнему» - едко прокомментировал внутренний голос девушки. Она продолжала сидеть, краем уха прислушиваясь к звукам льющейся воды за дверью ванной.

Михаил и раньше пугал её, но сейчас этот страх полностью наполнил комнату, казалось его можно прощупать руками. Наконец, шум воды прекратился, и через некоторое время Михаил вошел в спальню. Стоило признать – он был красив. Великолепная стройная фигура, легкий загар, и пронзительный взгляд темных, как воды омута, глаз.

Он приглушил свет и подошел к кровати. Аккуратно взял девушку за руки и поднял её, а затем медленно развернул ее спиной к себе. Нащупав молнию, он медленно стал опускать ее вниз, наслаждаясь волной непослушных волос, и нежным ароматом, исходящим от кожи девушки. Платье соскользнуло на пол, оставив девушку в одном бельё.

И тут девушка сама повернулась к мужу, встретившись с ним взглядом, и стоя к нему так близко, что чувствовала его разгоряченную кожу. «Почему он победил?» - в отчаянии думала она, смотря в его глаза. «Это несправедливо...».

Он, не отрывая взгляда, завел руку за её спину, и расстегнул бюстгальтер. Девушка опустила ресницы, и в тот же момент он взял её за подбородок и заставил смотреть себе в глаза. Другой рукой отбросил бюстгальтер куда-то в сторону. Затем он прижал её к себе, несильно, но властно, и провел рукой по её спине, словно размышляя, как ему поступить. Наконец, придерживая девушку за талию, он опустил её на кровать, накрыв сверху своим телом. Она напряглась, но мужчину казалось, это совсем не интересовало. Неспешно он завел ей руки за голову и приник губами к её груди. Никому и никогда он не признался бы, как давно мечтал это сделать, и услышать прерывистый вздох девушки. Он проложил дорожку из поцелуев к ключице, и поцеловал девушку в шею, затем чуть прикусил кожу там, где билась жилка. Затем его губы поднялись к её лицу, и легко коснулись уголка её губ, правой рукой дотронувшись до ее трусиков. Она снова подняла на него взгляд, но не успела ничего сказать – накрыв её губы своими, он медленно целовал свою жену, не причиняя ей боли. Не сводя с него настороженного взгляда, она следила за ним. Она не могла сказать, что его ласки ей были неприятны – тело предательски ныло, требуя продолжения, в то время как разум отчаянно сопротивлялся верить в происходящее.

Нежно обводя большим пальцем её грудь, другой рукой он не торопясь стал стягивать с неё трусики. Играя с ее грудью, то с одной то с другой, он неторопливо гладил и ласкал тело девушки, плавно проводя пальцами по ложбинке между грудями. Услышав тихий стон, он вернулся к её лицу и впился в её губы. И она ответила, хоть и не сразу. Мысленно усмехнувшись, он накрыл ее своим телом, перенеся вес на руки.

И тут она уперлась руками в его грудь, смотря на него (с мольбой?).

- Пожалуйста… - прошептала она.

- О чем ты меня просишь? – отозвался Михаил, поддерживая её за подбородок.

- Не делай мне больно.

Мысленное ликование овладело им. Его малышка, мало того, что покорилась, так еще и досталась ему невинной. В следующее мгновение он поддержал её за поясницу, и резким движением ворвался в нее, тут же закрыв ей рот поцелуем, поглотив дикий крик. Он замер на несколько мгновений, хоть и понимал, что долго не продержится. Дыхание постепенно становилось рваным, прерывистым, но он продолжал лежать на ней, затем постепенно начал двигаться, когда почувствовал, что девушка осторожно подняла бедра ему навстречу. Сначала медленно и размеренно, целуя ее и следя за реакцией, потом быстрее, наблюдая как желание заволакивает ее полуприкрытые глаза. Он почувствовал, как девушка стала водить руками по его спине, прижимая ближе к себе, окончательно сдавшись и позволив ему полностью овладеть своим телом.

…Тишину ночи нарушало только их сбивчивое дыхание. Михаил скатился с супруги, и уставился в потолок. Завернувшись в одеяло, еле ступая от пронзившей тело острой боли, девушка побрела в ванную, чтобы смыть с себя весь этот позор. Как она могла позволить так поступить с собой…?

Пустив воду посильнее, она горько посмотрела на стоявшую в специальном стаканчике бритву.

***

Эйфории Михаила не было предела – девушка физически стала его, хоть моральная ее сторона до сих пор и не открывалась для него. После свершившегося заключительного ритуала вступления в брак, он пришел в себя минут 5 спустя, и обнаружил что девушки рядом нет, за дверью ванной комнаты был слышен шум воды. «Что-то она задержалась» - подумал он, и тихо ступая, приоткрыл дверь.

Увиденное не слишком удивило его – девушка уже поднесла лезвие к сгибу локтя, намереваясь полоснуть им по коже. Быстро оценив обстановку, он одним движением вырвал у нее из рук опасно гладкое оружие и швырнул его в зеркало с такой силой что оно треснуло, осыпав пол фейерверком мелких осколков.

- Так не пойдет, детка. Придется привести тебя в чувство - прошипел он ей на ухо, вдыхая умопомрачительный аромат ее кожи. В ту же секунду он резко поднял её так, что так непроизвольно обхватила его ногами. Мужчина шагнул в душевую кабину, и одной рукой включил воду. Держа девушку на весу, он плотно прижимал ее к себе, с другой стороны вжимая в стену. Ледяные струйки воды ручьями стекали по двум разгоряченным телам, и пытаясь спастись от колючих игл воды, девушка инстинктивно прижималась к мужчине, ища у него тепла, и принимая его в себя. Наконец, задыхаясь и чувствуя нарастающее напряжение внизу живота, она слегка застонала, и откинула голову назад, почувствовав тепло разливающееся внутри. Мужчина, тяжело дыша, поцеловал ее в уголок губ, и зарылся носом в ее длинные мокрые волосы, слегка прикусив ухо.

Лежа ночью возле заснувшего Михаила, Аня думала о том, как ей теперь жить. Жить с таким осознанием своего будущего положения.

***

Жизнь в особняке потекла своим чередом. По утрам они вместе завтракали, затем Михаил по обыкновению, уезжал по своим делам, а Анна поднималась в огромную библиотеку. Она всегда любила читать, а среди многоярусных полок старинного книгохранилища обнаруживались весьма интересные книги по искусству, живописи, и прочие интересные издания. Выбирая очередную книгу, девушка просила у Юлии чай или кофе (в зависимости от настроения), и шла на безупречно обустроенную террасу, где был кофейный столик, рядом с которым висели воздушные плетеные кресла. Уютно устроившись там, девушки самозабвенно болтали, делясь эмоциями по поводу прочитанных книг. Анна приучила Юлю читать, та же взамен научила ее готовить несколько простых, но изысканных блюд.

… На часах было около семи часов вечера, когда Соколовский вернулся в особняк, и с порога почуял аромат, доносившийся из столовой. Изумленный, он снял пиджак, и прошел туда. На кухне, пересмеиваясь, готовили Аня и Юлия, судя по всему, мясо с овощным рагу – Юлия ставила в духовку противень, а его супруга тонко нарезала сочный зеленый перец. Увидев хозяина, горничная опустила глаза в пол и тут же исчезла.

- Из-за тебя мне теперь одной заканчивать придется – фыркнула Анна, повернувшись к мужу спиной, продолжая терзать несчастный овощ.

- Я не просил её уходить.

- Ты слишком строг со своими работниками – усмехнулась девушка, и развернулась к Мише, опершись позади руками о столешницу.

- А ты, значит, не боишься меня? – прошипел Михаил, сделав шаг вперед, и практически вдавив ее в столешницу. Девушка почувствовала запах его парфюма.

- Нет. И ты уже вряд ли напугаешь меня сильнее – пожала плечами Аня, с вызовом смотря в его карие глаза. Она почувствовала, как его рука медленно стала подниматься по бедру, слегка приподнимая легкую футболку, а вторая прикоснулась к щеке, заставляя ощутить мурашки в местах, где он только что прикасался. Его близость и тепло тела действовали очень странно, не давая разуму возможности достучаться до сознания девушки, но тут мужчина резко отстранился, выхватил нож из руки Ани и швырнул его в противоположную стену, попав точнехонько в гравировку, висевшую там.

Анна опустила взгляд. Михаил провел пальцем по ее ключице, ощущая нежность кожи, затем поднял девушку за ягодицы, и усадил на барную стойку. На его лице появилась животная улыбка, немного прищуренные глаза пугали. Взгляд его медленно скользнул к губам. Её сердце ёкнуло. Мощным рывком он притянул её к себе, прислоняясь своими губами к её губам. Руки аккуратно скользнули к талии, а язык настойчиво проник через полуоткрытые губы. Девушка поймала себя на мысли что все это неправильно, но не могла справиться с безрассудным ощущением желания и физического удовольствия. Поэтому, когда муж отнёс её в спальню, не сопротивлялась.

В комнате было темно и тихо. Опустив Аню на пол, Михаил слегка подтолкнул её на кровать и навис над ней, держа её запястья, и опаляя её кожу горячим дыханием. Он осторожно поцеловал девушку чуть дальше подбородка, спускаясь к шее. Влажные поцелуи запечатлевались на коже, а Аня закрыла глаза и склонила голову ниже, позволяя ему целовать. Мужчина стал прикусывать кожу, чем вызвал у девушки сдавленные стоны. Руками она зацепила его рубашку, намереваясь ее снять. Михаил немного отстранился.

- Я больше не остановлюсь, если ты снимешь её – прошептал он.

Анна более настойчиво протянула руку к его рубашке, быстро дернув пуговички, и освободив торс мужа от всего ненужного.

- Тебя никто и не просит останавливаться – прошептала она ему в губы перед тем как вновь его поцеловать. Руки начали нежно поглаживать его тело, иногда проводя ногтями, отчего он тихо рычал в губы. Он мягко укусил ее губу, слегка оттягивая. Возбуждение нарастало. Мужчина начал медленно целовать каждый сантиметр тела девушки, и та изогнулась, без слов требуя продолжения. Рукой он сжал грудь, заставляя девушку застонать громче, закусывая нижнюю губу. Все действия мужчины затмевали разум, заставляя чувствовать только жар ниже живота. Губами он обхватил сосок левой груди, слегка покусывая его. От этих действий становилось невыносимо, но он будто нарочно издевался над девушкой, чувствуя власть над ней, и наблюдая как та закусывает губу и пальцами впивается в его плечи. Наигравшись, он провел рукой по внутренней части бедра, слегка раздвигая её ноги, и девушка глубоко вздохнула, стараясь сдержать огонь внутри себя, хотя ее руки уже нашли пряжку ремня его брюк, лихорадочно пытаясь их расстегнуть.

- Ты вся горишь – прошептал издевательски мужчина, и проник внутрь девушки двумя пальцами, заставив ее вздрогнуть и еще сильнее выгнуться в пояснице.

- Кричи только моё имя.

Острое чувство удовольствия пронизывало тело словно электрическими токами, затаптывая доводы разума об абсурдности ситуации. Она стонала под ним, позволяя ему наслаждаться своими мучениями и громкими звуками. Огонь внутри обоих разбушевался не на шутку, и мужчина больше не мог сдерживать себя. Темп ускорялся, с каждым толчком принося все большую волну удовольствия, становилась невыносимо жарко, возбуждение нарастало все больше и больше, а стоны все громче. Наконец, оба откинулись на влажные простыни. Разговаривать сил не было.

***

Спустя несколько месяцев, все как обычно завтракали в столовой, солнечные лучи приятно освещали просторное помещение. На завтрак Юля подала стейк, который в этом доме любили все без исключения. Не успев донести вилку до рта, Аня почувствовала приступ тошноты. Зажав рот рукой, она выскользнула из-за стола и молнией бросилась в туалет. Предчувствие было не самым приятным.

***

Спешный побег девушки из-за стола не остался без внимания. Тут же из-за стола вышла Юля. Через 15 минут она вернулась и молча опустилась на стул, глядя в тарелку. Лицо её было белым словно наждачная бумага.

- Что происходит? – недовольно осведомился мужчина, кладя на стол вилку.

В комнату вошла бледная Аня, держа что-то в левой руке.

- Я беременна.


Девушка молча стояла, глядя в окно, держа в руке пресловутый положительный тест. Ей казалось, что её мир рухнул окончательно, когда проявилась вторая полоска. Если раньше у нее была призрачная надежда спастись из этого плена, то теперь шансы резко снизились. Можно пойти на аборт, но для этого нужно каким-то образом вырваться из-под контроля мужа. Документов нет, все они у Михаила. А если оставить малыша, опять же, требуются средства на его содержание. Ворох мыслей клубился в голове, вызывая головную боль.

- Теперь ты не только моя жена, но еще и мать наших будущих детей – неслышно подошедший Михаил обнял ее сзади за талию, зарывшись носом в длинные распущенные волосы жены.

- Ты планировал это, так ведь? – медленно развернувшись, Аня подняла блестящие от непролитых слёз глаза.

- Разумеется. Более того, давно готов к этому. Ждал лишь когда это произойдет – хмыкнул мужчина, смахивая слезу с щеки девушки большим пальцем руки.

- Зачем тебе ребенок? – еле слышно спросила Анна.

- Ты задаешь удивительные вопросы, дорогая – развел руками Михаил, отходя от нее на пару шагов. – Для начала, мне нужен наследник. Это первая причина. - А еще – он снова приблизился к Анне, и взял ее за руку, - я всегда мечтал о семье. Аня встретилась взглядом с взглядом Миши. – То, что я привез тебя сюда, не означает что твоя жизнь обречена. Ты и наши дети будете иметь все что пожелаете, и я сделаю все, чтобы вы были счастливы.

Девушка выдернула руку из его ладоней. – Как я могу быть счастлива здесь?? - все больше распаляясь, повысила голос Анна.

Михаил резко схватил её за плечо, до синяков сжимая в своей руке. Прекрати сейчас же – медленно произнес он. Ане хотелось скулить от боли.

- Отпусти меня, ты совсем больной что ли? – прошипела она, пытаясь освободиться, но Михаил сделал еще шаг к ней. Девушка слышала его сердцебиение, которое гулом отзывалось в голове. Мужчина вовсе не хотел выпускать её руки, но Анна все же пыталась освободиться, вцепившись ногтями в его руку. Чувствуя, что уже достаточно повредила ему кожу, она снова постаралась вырвать руку, но тщетно.

- Больно? А вот меня словно комарик кусает – прошептал со злостью мужчина. Его расширенные от гнева зрачки напугали Анну.

- Миша... – тихо прошептала девушка, уже не на шутку встревожившись.

Хватка ослабла, он практически выпустил плечо из своей руки, а взгляд стал более менее ясным. Она опустила глаза, чувствуя себя не только униженной, но и слабой. Тем не менее, инстинкт самосохранения теперь работал на высшем уровне, поэтому она просто опустила глаза.

- Не нужно меня больше злить – бросил мужчина резко, и отошел к окну, открывая его настежь. Девушка осталась стоять поодаль, боясь сделать лишнее телодвижение. Кто знает, что в голове у этого ненормального.

- Врач осмотрит тебя через пару дней – буркнул Михаил, выходя за дверь.

Следующие несколько дней прошли как в анабиозе. Юля бегала за подругой хвостом, с завидным упорством таская Ане то сок, то фрукты, то плед. Приехавший врач тщательно осмотрел будущую маму и вынес вердикт что все в порядке. Срок он установил примерно 5 недель.

Держа в руках список витаминов, Аня присела на край кресла в парадном.

- Ну что малыш, будем знакомиться – улыбнулась девушка, поглаживая абсолютно плоский живот. Со всей отчетливостью она поняла – это её шанс выбраться из того мрака, что окружал её до этого момента. Теперь она не одна. У нее будет сын или дочь, своему ребенку она посвятит все свое время, подарит нерастраченную любовь.

***

- Я хочу мольберт.

Прошло 3 месяца. Анна не знала чем себя занять – читать книги ежедневно было очень занимательно, но не полезно для глаз. К тому же, сильно болела спина.

- Вспомнила что ты художница? – как-то криво усмехнулся Миша. Он положил руку на ее слегка округлившийся животик. – Я уже приготовил тебе мастерскую в южном крыле. Надеюсь, запах красок не повлияет на твое самочувствие. «Надеюсь, что нет» - подумала про себя Аня. Сейчас, осознавая свою ответственность за жизнь своего еще нерожденного малыша, не мелькало и мысли о том, чтобы сбежать. Возможно, позже, вместе с ребенком… В последнее время муж баловал её обходительностью, а его незримая забота не могла не оставить следа на её отношении к нему. Осознание, что в общем-то, в качестве мужа Миша не самый плохой вариант, посетило её в тот момент, когда проснувшись посреди ночи, она принялась шарить в холодильнике в поисках авокадо (бог знает, почему именно на этот плод пал её выбор). На полках этого полезного плода не оказалось, и девушка приуныла. За витражным высоким окном занимался рассвет, и Аня села поближе к окну, прямо на пушистый ковер, поджав под себя ноги, и откинув назад волосы. Зрелище было настолько завораживающим, что присутствия неслышно подошедшего человека она не заметила.

- Поразительно, верно? – раздался над её ухом слегка заспанный, но насмешливый голос Михаила.

- А, это ты… - Аня снова повернулась к окну.

– Я искала кое-что… но не нашла. – Зато нашла что-то более прекрасное - совсем по-девичьи закрыв глаза и подставив восходящим лучам солнца лицо, ответила она. Её белоснежная улыбка раскрылась навстречу рассвету, приветствуя новый день. В этот миг Михаил словно снова увидел ту смеющуюся в компании подруг девчонку на школьном дворе. Как же она привлекательна…

- Что ты искала? – голос мужчины стал настороженным.

- Авокадо.

Кухню наполнил смех.

– Поистине, забавная ситуация – веселился Миша, выходя в коридор.

- Постой, ты куда? – девушка вышла в коридор вслед за ним, наблюдая как тот натягивает пальто.

- За авокадо – рассмеялся мужчина и исчез за дверью. Через минуту послышался звук заводящегося мотора – очевидно, он снова бросил автомобиль прямо у входа. Анна бросила взгляд на часы – четыре утра!!!

…. Где в столь ранний час ему удалось отыскать сей экзотический фрукт, осталось для девушки загадкой. Но он привез несколько штук, собственноручно вымыл, и преподнес изумленной девушке на блюдце, в комплекте с маленьким ножичком.

- Приступай – хмыкнул мужчина, и зарылся носом в подушку.

Прокручивая эти воспоминания в уме сейчас, лицо девушки озарилось улыбкой.

Решив посмотреть свою новую мастерскую, она недолго думая поспешила в южное крыло. Отворенная дверь словно отделяла дом от рая для художника. Вся просторная комната, в которой были наверное, все 20 метров, состояла из сплошных окон, сквозь которые яркими бликами ложились теплые лучи. Ощущение «воздушности» наполняло это место, в нем ощущалась максимальная расслабленность и комфорт – то, что и нужно для полета фантазии и вдохновения. Прямо у окна высился мольберт – большой, явно изготовленный на заказ, с кучей мелких проработанных деталей декора. Вдоль стены располагалась длинная стеклянная полка, на манер стола, на котором стояли баночки, бутылочки с красками, баллончики, карандаши, наборы профессиональных кистей, и многое, многое другое.

Аня протянула руку чтобы дотронуться до ближайшей кисти, чтобы убедиться что это не сон. Нет, это правда мастерская, которую оборудовал Михаил для неё. Нет, девушка не стала ему доверять больше чем раньше. Но и опасности от него не исходило…. Пока.


***

Стоял пасмурный, теплый осенний день. С утра Ане нездоровилось, она попросила у Юли чая с мятой, а сама отправилась в мастерскую – она заканчивала работу над «мариной» - морским пейзажем, который ей самой очень нравился. Частички морского песка пропитанного морской солью, ветер, волны с белой каймой… Глядя на свободное море, девушке всё время казалось что не проработана какая-то деталь, словно не достаёт изюминки, хотя на взгляд Юли и Михаила – картина была потрясающа (видно, сказалось то, что во время гормональной бури Аня работала более увлечённо).

Кисть порхала по холсту. Раз, другой, третий - каждый дополнял картину так, что казалось странным, что картина казалась законченной без того или иного мазка, ни один штрих не был лишним. Вошла Юлия с хитрой улыбкой:

- Тебе послание.

Рука Анны, вымазанная краской, дернулась было к карману джинсов, в которых лежал мобильник, но проверив экран, поняла, что подруга имела в виду не смс-сообщение.

- Выкладывай.

- Данил приехал – осторожно сообщила Юля, косясь в окно.

- Он что-то просил передать? – осведомилась Анна, вытирая руки ветошью.

- Да... Он привёз тебе письмо от какой-то Лидии из твоего города.

Анна замерла. Письмо Лиды, её доброй знакомой, являлось тонкой нитью, непрочно связывающей её с прошлой жизнью. Она обязана была узнать, что та пишет в письме. «Откуда она вообще узнала обо мне? Что я жива, и где я нахожусь?» - мысли кружились в голове, молниеносно сменяя друг друга.

- Когда Миша улетает в Испанию?

- Завтра. Знаешь… тебе не стоит видеться с Данилом. Я могу забрать твоё письмо и передать тебе – тихо ответила Юля. Горничная отлично понимала чем может закончиться такая самодеятельность, и сейчас старалась оградить подругу от глупости.

В голове царил сумбур. Конечно, она не должна видеться с Данилом, это прямое нарушение договора с мужем. Нарушив его, она подвергнет опасности жизнь не только Данила, но и себя. Но желание узнать подробности, как это письмо оказалось у него, что он делал в Казани и когда он видел Лидию, и видел ли еще кого-либо из её прежнего окружения – было сильнее здравого смысла. К тому же она здорово соскучилась по парню. Он не был тем, кому можно безоговорочно верить, но он не желал ей зла, она видела сочувствие в его глазах, и знала, что будь у него выбор, он никогда не поступил бы так, как уже поступил.


***


- Дорогая, как ваше самочувствие? – Дмитрий проверял давление и пульс будущей матери.

- Чувствую себя неплохо, только на перемену погоды реагирую не очень хорошо, голова болит - пожаловалась девушка.

- О, это пустяки, уверяю вас. Пейте вот это – он черкнул на бумажке рецепт и протянул его Анне. – Состояние удовлетворительное, однако ввиду ваших особенностей матки – он поправил очки – вам следует воздержаться от половых контактов до моего следующего визита. Когда я буду убежден, что вынашиванию ребенка ничего не угрожает, я извещу вас – врач дружелюбно пожал плечо девушки и ушёл.

***


На территории поместья сгущались сиреневые сумерки, надежно скрывая темную фигуру в плаще, бесшумно скользившую по направлению к саду.

Подойдя к дубу, росшему у входа в поместье, фигура откинула капюшон.

- Ты пришла… Я принёс это для тебя. Он запретил мне передавать тебе что либо, но я считаю, ты должна иметь хоть малую связь с внешним миром – смущённо сказал Данил, рукой взлохматив волосы на макушке.

Озираясь по сторонам словно вор, боящийся быть застигнутым врасплох, Анна взяла письмо из его рук, вскрыла его и обратилась в чтение.

«Дорогая, я так рада узнать, что с тобой всё в порядке! Ты и представить не можешь, как я волновалась за тебя, ты так давно не появлялась! Я знаю что у тебя нет родных, и никто о тебе не будет беспокоиться, но я то помню о тебе! – прочтя эти строки, у Ани задрожали губы, но она быстро взяла себя в руки, и снова погрузилась в чтение. «Я долго думала куда ты пропала, ходила даже к тебе на квартиру, но там никто не открыл… А тут появился молодой человек, говорит что ты переехала, и что я могу написать тебе пару слов, он передаст… Знай, милая, я жду когда снова смогу тебя увидеть на пороге моего дома, и смогу тебя обнять. Посылаю тебе то, чем могу выразить чувства – сладости. В коробочке шесть видов разных пирожных (ты их не пробовала ;) ). Раздели их с теми, кого любишь. Целую, скучаю. Лида».

Нахлынувшие эмоции застали беременную врасплох. На письмо горохом посыпались слезы.

- Эй, ты чего – Данил неслышно подошёл к плачущей, и обнял её, но видя что она не успокаивается, взял её лицо в ладони, и осторожно прикоснулся своими губами к её губам. Она несмело ответила ему, но через мгновение мягко отстранилась.

– Мне пора – с жалостью сказала она парню, всё еще не выпускающему ее из объятий.

- Проводить тебя?

- Нет, не нужно… сжимая в руках письмо, девушка заторопилась к особняку.

Войдя в спальню, она решила спрятать письмо среди своих вещей, сунула их между стопками белья, и направилась в сторону ванной.

В благоухающей воде ванны девушка немного расслабилась. Она знала, что Михаила дома нет, и никто не прервёт её покой, но непонятное чувство тревоги не покидало её. Завернувшись в махровое полотенце, она вошла в спальню и обомлела. На кровати сидел Михаил.


***

- Ну и как он целуется? – нехорошо усмехаясь, спросил Михаил.

- «Он пьян, чертовски» - вихрем пролетело в голове Ани. Она с ужасом отступила назад на пару шагов.

- Почему ты не улетел? – липкий страх ужом заползал в душу девушки.

- Неважно. Не беспокойся, я всё улажу – сообщил муж, и со странной резвостью для пьяного человека пошёл к выходу.

- Миша, нет, он же просто передал мне письмо – с отчаянием схватила его Аня за рукав пиджака, пытаясь остановить.

Раздался звонкий удар. Щёку ожгло огнём, она пылала после нещадного удара.

- Я разберусь с ним, а потом разберемся с тобой - с этими словами он с силой толкнул Аню. Она упала на пол. Не глядя на неё, мужчина покинул комнату, не забыв запереть за собой дверь спальни.

- Нет, Миша, не трогай его! Он просто хотел помочь! – кричала девушка, снова и снова бросаясь на безжизненную, чёрствую к её мольбам створку. Поняв бесплодность своих попыток, она сползла на пол, прикрывая лицо ладонями, заходясь в судорожном плаче.

Прошел примерно час с момента ухода Михаила. Девушка сидела на кровати, с ужасом думая о том, что мог натворить муж в подобном состоянии. «Это я виновата, всё из-за меня» - с отчаянием думала девушка, потирая виски пальцами. Хлопнула дверь. Вошёл Михаил.

- Что ты сделал с ним? – бросилась к нему девушка, почти падая на колени.

- Какая тебе разница? Я твой муж, не он – нехорошо улыбаясь, ответил Михаил.

В ту же минуту он поднял её за волосы, не больно, но ощутимо, на уровень своего роста, и подведя к кровати, толкнул на простыни.

Придавив её своим телом, он принялся срывать с нее ночную рубашку, не обращая внимания на крики. Добравшись до её груди, он сильно укусил её за чувствительную область, с удовольствием отметив ,что девушке это доставляет сильную боль. Михаил касался её тела своими холодными после улицы руками, пробуждая в ней множество эмоций. Отвращение, боль, отчаяние – вот, что чувствовала Анна в этот момент. Хотелось убежать, спрятаться, заплакать как маленькая девочка. «Ты больше не маленькая девочка, Аня. Тебе некуда спрятаться, некуда бежать» - думала девушка. Миша жадно впился губами в шею жены, наслаждаясь её горячей, распаренной кожей.

«За что?» - спрашивала себя девушка. За что ей все эти испытания? Одна из лучших учениц университета, скромная девочка из обыкновенного города. Почему на её долю выпали все эти испытания?

Мужчина резко приподнял девушку, чуть пододвинув её к себе. Бедро Ани уперлось ему в бок, распаляя его еще больше. Рваный вздох вырвался из груди девушки. К глазам подбежали непрошеные слезы. Испуг сковал тело девушки подобно кованым стальным цепям, руки её взметнулись вверх, изо всех сил уперевшись в грудь мужчины, чувствуя напряженную неподвижность его мускулов. Разве способна она его остановить? Конечно нет. Соколовский всегда берет то, что хочет.

Предприняв последнюю попытку избавиться от этой пытки, девушка с силой укусила его за нижнюю губу. Тот на секунду замер от неожиданности, но в следующий миг он вынул из-за пояса кинжал, сверкнувший в неярком свете. Поместье с треском прорезал душераздирающий вопль.

***


Вколачиваясь в тело девушки все сильнее, мужчина от ярости уже не контролировал свои действия, и почти перекрыл девушке дыхание, со злобой завладевая её губами и не давая ей сделать ни одного вдоха. На мгновение он перестал терзать её опухшие от укусов и поцелуев губ, и укусил её за мочку уха, прошипев:

- Ты только моя. Ты принадлежишь только мне. Я убью тебя, если посмеешь спутаться с кем-то.

Мужчина схватил сильными пальцами горло Анны, постепенно перекрывая ей кислород, наблюдая как сознание быстро угасает в её глазах. Пытка длилась еще полминуты, затем он отпустил её, перекатившись на другую сторону кровати. Спасительный воздух словно ветер, проник в легкие девушки, и она закашлялась. Сознание прояснялось с трудом.

Кое-как поднявшись с постели, Аня обернулась покрывалом и побрела к выходу из спальни. Режущая боль затмевала рассудок. «Мне нужно только вызвать доктора». На дрожащих ногах она подошла к лестнице, ведущей на первый этаж, сделала пару неуверенных шагов, оступилась…

Почти бесшумно тело прокатилось по крутым ступеням и осталось лежать неподвижно у подножия. На ткани, едва скрывающей тело девушки, проступила кровь.


***

Юля спокойно пила ароматный чай на кухне, когда услышала странный шум, доносившийся из холла. Не подозревая ничего плохого, она решила проверить помещение.

- Господи, Аня! – Горничная бросилась к распростертому у лестницы телу. Торопливо вынув мобильный, она набрала номер доктора.

- Чёрт, где же Данил когда он так нужен! – шёпотом выругалась девушка, пытаясь подложить под голову девушки свой кашемировый свитер.

… Скорая прибыла быстро.

- Боже сохрани, что произошло? – ужаснулся Дмитрий, осторожно поднимая пострадавшую девушку на руки.

- Я не знаю, но судя по всему, она упала с лестницы – дрожащим голосом ответила Юля, хотя уже вовсе не была уверена, случайно ли беременная подверглась падению.

- Мы госпитализируем её – твердо сказали врачи, унося девушку в машину.

- Я поеду с вами – бросила Юля, хватая с вешалки свою куртку, но врач жестом остановил её

– Не стоит. Кто-то должен будет сообщить Михаилу о случившемся, и прибрать здесь – Дмитрий покосился на кровь на полу.

- Но...

- Никаких но, Юля. Лучше выясни, что здесь произошло, чёрт возьми! – повысил голос доктор и вышел из дома.

В голове у перепуганной горничной бродили безрадостные мысли. Если в произошедшем виноват хозяин, то в таком состоянии и ей может крепко не поздоровиться. Осторожно поднявшись по лестнице, она тихо приоткрыла створку спальни. На кровати лежал Михаил. Пропитанный алкоголем воздух ударил в ноздри. На всякий случай девушка заперла дверь, дабы находящийся в неадекватном состоянии мужчина не усугубил ситуацию. Дрожа от накатившей волны страха, Юля стала методично обходить все комнаты особняка, надеясь найти Данила. Приступ паники нарастал. После холодного ответа оператора «абонент недоступен» у девушки закружилась голова.

- «Мне нужно успокоиться. Кажется, в подвале была настойка трав» - с этими мыслями она спустилась на нижний этаж особняка. Цокольный этаж был бесконечным, соединяющийся множеством коридоров и помещений, о предназначениях которых Юлия могла лишь догадываться. Кроме погреба здесь находилась прачечная, небольшое помещение для запчастей авто, отдельный погреб разнокалиберных вин, и отдельный погреб, в котором Михаил хранил самые редкие и любимые вина. В коридорах было темновато, шаги гулко отдавались эхом в стенах подвала.

- «Где эта чертова настойка» - шептала Юля, угадывая нужный напиток, среди пыльных, многолетних бутылок. – Ага, вот она! – обрадовалась девушка, поставив фонарь на полку, чтобы смахнуть паутину с залежавшегося стекла.

В этот момент из глубины подвала донёсся сдавленный крик.


***

Боль внизу живота свела судорогой тело. Приоткрыв глаза, Анна попыталась сесть в кровати, но новый приступ боли заставил её замереть на месте.

- Анна, вы очнулись, замечательно – от двери донёсся голос.

- Дмитрий?– недоумевала девушка, оглядывая подошедшего доктора.

- Вас доставили вчера ночью после падения с лестницы. Пожалуйста – с этими словами, доктор осторожно присел на край больничной кровати – расскажите мне всё, что вы помните.

На её глаза навернулись слёзы.

- Больно так… - судорожно вздохнув, она прикрыла глаза.

- С лестницы ты упала сама? – врач серьезно взглянул на неё.

- Да, я… Я хотела спуститься вниз и вызвать помощь, но потеряла сознание.

- Как мой малыш? – дрожащим голосом спросила девушка.

Дмитрий вздохнул.

– Мы сделали всё что могли, Анна, но… твоего ребёнка не удалось спасти. Глаза девушки остекленели. – Твоему здоровью ничего не угрожает, ты сможешь родить ещё. Мне жаль, правда – в последний раз сжав её безвольные руки, он поправил одеяло и покинул кабинет.

Остаток дня и ночь, Анна просидела молча, устремив взгляд в одну точку. Судьба вновь решила испытать её на прочность.

***

Бутылка выпала из рук и разбилась, известив об этом переливающимся звоном. Юля прислушалась – звуки доносились из гулких коридоров, куда она за всё время работы не заглядывала. Ступая на носочках, она пошла на звуки. Каково же было её удивление, когда толкнув дверь в конце коридора, на ледяном, каменном полу она увидела… Данила.

Подбежав к нему, она откинула прилипшие мокрые волосы с его лба – парень тяжело дышал, из его правого плеча сочилась кровь, пропитав рубашку. – Сейчас, сейчас – шептала Юля, отрывая с подола платья лоскут и перевязывая им плечо Данила.

- Что случилось? – с тревогой спросила она, помогая ему встать. Она подставила плечо, чтобы он смог опереться на неё, и они медленно побрели к выходу.

- В саду я передал Ане письмо от её знакомой, она заплакала, и я… Ну, поцеловал её – выдохнул Данил. Юля остановилась резко, словно налетела на невидимую стену.

– Что ты сделал?? – она в ужасе прижала руку к губам.

–Повезло, что не убил. Кажется, целил в сердце, но промахнулся, был слишком пьян – хмыкнул парень, неловко поднимаясь по ступенькам.

- Идем в мою комнату, там Михаил тебя не найдет – уверенно сказала Юля.

Дверь спальни заперли ключом на ночь.


***

Голова трещала. –« Невероятно» - подумал Михаил, обозревая пейзаж: кровать в отвратительном состоянии, смятые простыни. Неприятное предчувствие омрачило сознание - тут и там на белье следы крови, подушка валяется на полу. «Что здесь вчера было? Где Аня?» – силился вспомнить мужчина. Дёрнув дверь, он понял, что та закрыта снаружи. Вынув мобильник из кармана, он набрал горничную, которая тут же материализовалась. Не церемонясь, Михаил прижал её горло к стене. – Какого чёрта ты заперла меня? – Где Анна? – шипел Михаил сильнее сдавливая пальцы на шее Юли.

- Сам не помнишь? – прохрипела Юля, пытаясь убрать от шеи его пальцы.

- Что? – от неожиданности мужчина выпустил беднягу, и та упала на пол, держась за шею и делая жалкие попытки откашляться.

- Я нашла её ночью у лестницы, она вся была в крови! – глаза девушки сверкнули. - Ты чудовище. Ей стоило бежать отсюда еще в первый день.

- Где она? - В голосе мужчины появились ноты тревоги.

- Спохватился… – О Даниле не желаешь узнать? Михаил скривился. Девушка смотрела на хозяина с презрением. «И как я могла боготворить его? Избить беременную жену, едва не убить близкого друга, да и меня саму чуть не задушил!» Немыслимо. У Юлии словно раскрылись глаза. Перед глазами пронеслось увиденное вчера леденящее кровь зрелище: еле дышащая на полу подруга, покрывало покрытое пятнами крови. Ещё более отвратительный акт вандализма открылся, когда врач поднял девушку - открылась часть предплечья, до этого скрытая тканью – на её запястье было слово, плохо различимое из-за кровоподтёков, но узнаваемое. «Моя». Надпись была вырезана ножом.

- Пусть зайдет ко мне – холодный приказ не удивил Юлю, но беспокойство за друга нарастало.

Спустя час Данил вошёл в кабинет. Солнечное утро ничем не напоминало ужасные события прошлого вечера, лазурное небо без единого облачка предвещало превосходную погоду.

Парень сел в кресло напротив Михаила, и побарабанил пальцами по подлокотнику.

- Не знаю, почему ты промахнулся вчера – задумчиво изрёк Данил. – Ты всегда великолепно стрелял.

- Я не промахнулся – будничным тоном, словно они говорили о покупке продуктов, ответил Михаил.

- Ты метил в грудь.

- Да. Надеюсь, ты понимаешь, что в следующий раз я сделаю то, что не сделал вчера. – спокойно сказал Михаил. – Лишь из уважения к нашей многолетней дружбе, я не убил тебя, Данил. А сейчас мне нужно чтобы ты нашёл Анну.

Щека парня дернулась. – Что ты с ней сделал?

- Я не помню. Мужчина потёр виски, пытаясь припомнить события пролетевшей ночи.

Боль стрелой пронзила место ранения. Данил поморщился.

- Я дам тебе знать как будет информация.

Жестом Михаил остановил парня.

– Лучше не позволяй себе более вольностей в отношении Ани. Последствия будут печальны для вас обоих – после этих слов мужчина махнул рукой, мол, свободен, и отвернулся к окну.

За дверью Данил прислонился спиной к стене и потёр двумя пальцами переносицу. Он подверг опасности как себя, так и несчастную девушку, которую судьба ударила наотмашь в очередной раз. Что он сделал с ней? Где она? «Юлия наверняка знает что-нибудь» - мелькнула мысль, и парень пошел на поиски горничной.


***

- Я нашла её у лестницы, она была раздета, в одном покрывале - Юля поёжилась, обхватив себя руками, словно ей вдруг стало холодно.

- Что ещё? Ты что-то ещё видела? – допытывался Данил, которому требовалась любая зацепка, чтобы размотать клубок подробностей.

- Её рука… На ней был страшный шрам… надпись… - тихо ответила Юля.

- Какая?

Девушка как смогла, изобразила увиденный шрам на салфетке.

- Охренеть... – только и смог вымолвить он.

- Поезжай в больницу сейчас же и узнай что с ней – с тревогой попросила Юля. - Я хотела поехать, но мне не разрешили – печально добавила она.

Взглянув на часы, парень отмёл предложение Юли поехать в больницу прямо сейчас.

- Я съезжу через пару дней. Я думаю ей нужно время, чтобы отдохнуть и прийти в себя – выдохнул Данил, натягивая куртку. Острая боль вновь пронзила плечо. Стиснув зубы, парень покинул особняк.

***

«За что он так со мной поступил?» - спрашивала себя Анна. Неужели ревность настолько затуманила ему разум?...


Жив ли Данил вообще? К глазам подступили слёзы. Ребёнка больше нет, судьба Данила неизвестна. Она боялась снова увидеть мужа. Как он поведёт себя, проснувшись? Станет ли искать? Слабость разливалась по телу. «Бежать я не смогу. Невозможно». Взгляд блуждал по обычной палате. «В прошлый раз именно в больнице я и встретила Соколовского» - невесело подумала она.

Измучив себя тяжёлыми мыслями, Анна решилась попросить у медсестры снотворное.

– Я совершенно не могу заснуть – пожаловалась девушка немолодой сестре. – Хорошо, я сейчас принесу, но только пол таблетки. В твоём состоянии больше нельзя – объяснила медсестра, и погладила осунувшуюся девушку по щеке.

– Да, хорошо – согласилась Анна. Благодарно приняв из руки женщины лекарство, она запила его стаканом воды, и легла на бок.

- Спи, девочка. Время лечит.

Тусклый свет желтой прикроватной лампы неровно освещал палату. Взгляд наткнулся на забытую сестрой пачку лекарства. Снотворное. Мысль оформилась в голове мгновенно. Протянув руку, девушка выдавила горсть таблеток из блистера. Жить смысла больше не было. Нет надежды.


- Скажите, к вам привозили эту девушку? – Данил сунул фото Анны под нос дежурной медсестре.

- Молодой человек, тут не справочная. Обратитесь к доктору – она показала рукой на дверь с табличкой «ординаторская».

Толкнув дверь, парень влетел в помещение и наткнулся взглядом на Дмитрия.

– А, Данил – буднично поприветствовал его доктор, и встал из-за стола, за которым работал. – Надо думать, ты по поводу изувеченной супруги Соколовского? – поинтересовался он. Сердце парня пропустило удар.

- Да. Что с ней?

- Ну… врач потёр затылок. – Как минимум – выкидыш. При этих словах Данил вздрогнул. А также шрам на руке, и сильные повреждения внутренних органов.

- В каком смысле? – Последние слова парень не совсем понял.

- В прямом. Жёсткий половой акт привел к отторжению плода. Внутренние повреждения из-за резких движений – пожал плечами Дмитрий.

- Сейчас её здоровью ничего не угрожает, но… доктор перешел на пониженный тон. - Я бы не хотел повторения подобной ситуации, иначе вынужден буду сообщить куда следует. Я много лет покрывал тебя и Михаила в разных ситуациях, но эта жестокость переходит границы. Как видно, он перестал принимать средства, что я выписывал ему.

– Держи – написав что-то на бланке, Дмитрий протянул Данилу листок.

- Анна в 5 палате – сообщил врач на прощание, и уткнулся в экран компьютера.

Данил остановился перед палатой. «Что я ей скажу? Я хотел поддержать её, а стало еще хуже, чем было… вряд ли она будет рада меня видеть. Но я должен убедиться, что сейчас с ней всё в порядке». Дверь легонько скрипнула. Услышав шум входной двери, стоящая у окна фигура обернулась.

- Данил! – забыв о боли, сковавшей тело, девушка бросилась к парню на шею, с силой сжав его руками. На секунду отстранившись, она замерла, безумным взглядом осматривая его лицо, коснулась пальцами его левой щеки, чтобы убедиться, что это не сон.

– Ты жив – прошептала она. Взгляд уперся в свитер, на котором, несмотря на перевязку, проступила кровь.

– Что это? – девушка отшатнулась, но потом легко прикоснулась пальцами к месту раны. Данил мягко взял её пальцы, и опустил вниз.

- Ерунда, заживёт.

- Это Соколовский, да? – Что он сделал? – девушка подвела его к кровати, и усадила, снимая куртку с его плеч. Она приподняла свитер парня.

– Господи… - только и смогла сказать Анна, обозревая пулевое ранение. Тебе же нужна помощь! – выдохнула она и дернулась к двери, но Данил остановил её.

- Не нужно. Пуля прошла навылет, я сам зашью. Рана мелкая.

- Но…

- Без «но». Мне не нужна огласка – твёрдо ответил Данил. Его тон стал мягче – Мне жаль что с тобой такое случилось. Парень с трудом подбирал слова. Это я виноват – он опустил глаза.

Девушка встала и повернулась к окну.

- Ты знаешь… Как только я узнала о своей беременности, я была в отчаянии. Мне совершенно не нужен был этот ребёнок. Я хотела лишь покинуть этот холодный особняк, снова ощутить свободу. Девушка обняла себя руками. Но спустя время я поняла – вот оно. То, ради чего я могла бы вытерпеть всё –клетку в которой меня заперли, вынужденный брак… То, ради чего стоило жить – тихо говорила Анна. - Но у меня отняли даже этот крохотный луч света. Медсестра забыла на моей тумбочке упаковку реланиума – Анна повернулась и в упор посмотрела на Данила. – Я подумала, что это мой шанс. Раз и навсегда забыть всё что было, стереть из памяти. Навсегда. Но я не смогла. Как бы я не хотела, я не смогла свести счёты с жизнью. Наверное, я слабая. Она снова присела на краешек кровати возле парня, закрыв ладонями глаза.

- Прошу тебя, поговори с врачом. Уговори его подержать меня здесь некоторое время. Я не готова возвращаться в особняк сейчас, после всего, что там было – мольба в глазах девушки словно светилась изнутри.

- Я поговорю с Дмитрием. Не волнуйся. Мне пора. Анна без слов обняла парня, и проводила взглядом до двери.

- Возвращайся.


***

Дверь кабинета распахнулась, треснувшись о косяк.

- Ты хоть понимаешь, что ты наделал? – голос Данила звенел от злобы.

- Что случилось? – По непроницаемому лицу Михаила совершенно невозможно было понять, о чём он думает, и какие эмоции испытывает.

- Она потеряла ребёнка!

Лицо Соколовского окаменело.

- Я еду к ней – резко поднявшись из кресла, Михаил направился в сторону двери, но Данил остановил его, схватив за рукав.

- Нет! После того что ты сделал, она вряд ли будет рада тебе. У нее сильные внутренние повреждения. А ещё ты изуродовал ей руку – негодование звучало в голосе парня все сильнее.

- Я не понимаю, о чем ты – спокойно ответил Михаил.

- Может, вот это фото напомнит тебе? – прошипел Данил, доставая телефон.

Михаил рассмотрел фото запястья девушки в подробностях, затем вернул телефон владельцу.

- Впечатляет.

- Это всё, что ты можешь сказать? – Данил смотрел на старого друга, и не понимал, как можно оставаться в ледяной маске, даже в случае гибели своего ребёнка. Пусть это был всего только зародыш, но сам факт…

- Я съезжу к жене и сам с ней поговорю. Займись делами, Данил. Всё будет в порядке, обещаю. Парень тяжело вздохнул, вглядываясь в корешки книг на полке за спиной Михаила. Порядок установится теперь очень нескоро…


***

Легкий ветер гулял по территории больничного парка. Погода сменилась на осеннюю – тут и там пролетали листья, сорванные с деревьев. Трава в некоторых местах редела, открывая взору голые участки земли. В дальнем углу парка, за раскидистым сиреневым кустом одиноко сидела девушка, держа в руках роман, который милая санитарка сунула ей, надеясь отвлечь несчастную от печальных мыслей. Глаза в сотый раз пробегали одну и ту же строчку, совершенно не посылая смысл прочитанного в мозг. Мысли были где-то далеко.

Задумавшись, она не услышала осторожных шагов за спиной.

«История повторяется с точностью до наоборот» - с тоской подумала Анна, заметив Михаила.

Мужчина присел рядом с ней, отметив, что в довольно прохладную погоду на ней был только легкий кардиган.

- Мне жаль. Я не хотел, чтобы так получилось, правда.

Из девушки вырвался нервный смешок.

- Интересно чего ты ожидал, насилуя меня словно резиновую куклу?

- Я виноват. Но я не могу исправить то, что уже случилось. Поверь, если бы была возможность всё вернуть, я бы это сделал.

Она подняла глаза к небу, надеясь скрыть подступившие рыдания.

Повинуясь порыву, она стремительно встала, чтобы идти в корпус, но Михаил схватил её за запястья и повернул к себе, заставив остаться на месте.

- Аня – тихо сказал он. – Не уходи.

Губы девушки дрожали. – Оставь меня, Миша. - Ты уже причинил мне достаточно горя! Судорожно вздохнув, она подняла заплаканные глаза на мужчину. - Я ведь смирилась, привыкла к тебе! – её голос стал срываться от слёз. – Но ты всё испортил… как только я стала надеяться что у нас может получиться нормальная семья. Аня попыталась освободиться, но Михаил прижал её к себе, удерживая в руках бьющееся тело. Она била его в грудь кулаками, но вскоре сдалась, уткнулась лицом в пахнущий дорогим парфюмом пуловер, и дала волю слезам. Он обнял её, и гладил по волосам, словно маленькую девочку, успокаивая.

- Прости меня. Я больше никому не позволю причинить тебе боль– шептал он, нежно вытирая слезы с щеки девушки.

Край рукава кардигана задрался, открыв взору мужчины жуткий шрам, слегка покрытый корочкой, но всё же имевший отвратительный вид. «Моя».

- Пожалуйста, прости меня.

Осознав до конца всё, что натворил, Михаил теперь находился в плену мучительных мыслей. Совершить такое, просто уму непостижимо. Он всегда был образцом хладнокровности. Похоже, он свихнулся из-за этой девчонки, иначе как объяснить подобную ревность??

Сгущались сумерки, но они по прежнему молча сидели на скамье за сиреневым кустом. На улице ощутимо холодало, и Михаил молча снял с себя дорогое пальто, и накинул на плечи жены.

- Идём, я провожу тебя в палату – он поднялся, и протянул ей руку, чтобы помочь встать.

- Не нужно. Я дойду сама, мне нужно побыть одной – она повернулась к нему, и посмотрела в его тёмно-карие глаза.

- Только до корпуса.

Грустная улыбка Анны снова остро заставила его почувствовать себя подонком.


***

Через неделю Анна вернулась в особняк, Соколовский лично забрал её прямо от палаты. Юля выбежала ей навстречу, и крепко обняла.

- Аня... как ты? Я так рада, что с тобой всё хорошо! – она запнулась на полуслове, но тут же поправилась – что ты хорошо себя чувствуешь.

- Намного лучше - с печальной улыбкой ответила Анна. Телесные страдания ничто по сравнению с душевными. «Ты можешь прятаться на континентах, в разных странах, на островах и за баррикадами, но куда ни беги, душевная боль и мысли твои при тебе останутся».

***

Сумеречное небо разлилось сиренево-розоватыми разводами, образуя собой диковинные узоры. На тихой деревянной террасе вынужденная пленница молча разглядывала темневшие вдали деревья, выпуская на волю белоснежный кальянный дым. С недавнего времени она полюбила сидеть вечерами в подвесном кресле, наблюдать за кровавым закатом, плавно перетекающий в сумерки, медленно выдыхая дым, который заполнял лёгкие.

Расслабление что дарил кальян, помогало ненадолго отвлечься от безрадостных мыслей, что как бы клетку ни обустроили, какими бы драгоценными камнями не украсили, она останется клеткой навсегда. Душа бунтовала против заточения, но Анна не видела выхода. – В моём состоянии я не уйду далеко. Пусть пока всё идет своим чередом… - думала она. Она привстала, желая добавить жара на тихо остывающие угли, но тут из-за угла появилась темная фигура.

- Алина? – девушка казалось, не сильно удивилась. – Когда ты приехала? – спросила Аня, усаживаясь назад в кресло.

- Только что. Миша уехал? – хмыкнула Алина.

- Да. На неделю. – выпустив струйку дыма, Аня задала следующий вопрос – и что тебя привело ко мне? Алина не была человеком, с которым можно было откровенничать. Её визит озадачил Аню - похоже Алина приехала специально в отсутствие братца.

- Наше знакомство было не самым приятным, как ты помнишь – едко произнесла сестра Михаила. Аня поморщилась, вспомнив «чудесную» свадьбу. – Я бы хотела исправить это. Какой смысл нам быть врагами? – Предлагаю мир – Алина протянула руку Анне, участливо улыбнувшись.

Пожав плечами, Аня ответила на рукопожатие.

- Знаешь, у меня есть кое-что… - Хитро прищурившись, Алина жестом фокусника вынула из внутреннего кармашка прозрачный пакетик.

- Что это? – голос сквозил безразличием.

- Способ нам двоим расслабиться и получше узнать друг друга – усмешка заиграла на лице Алины.

- Отдыхай, я сейчас – сняв чашу с кальяна, она скрылась в доме.

В раздумьях Анна медленно стала двигать тонкое обручальное кольцо по пальцу. За время нахождения в больнице она похудела еще сильнее, и теперь кольцо скользило по коже, норовя соскочить и затеряться где-то под полом.

Вернулась Алина, держа чашу в наманикюренных пальчиках. Глубоко затянувшись, она посмотрела на жену своего брата.

– Я слышала о вашем несчастье. – Сочувствую.

- Я справлюсь – скулы Анны напряглись.

- Держи – протянула трубку Алина через маленький столик. Сначала легкий затяг, затем глубже, глубже… Сознание заволок приятный туман, стало хорошо и тепло. Мысли улетучились из головы, оставив только сладкую истому. В такой эйфории девушки общались до поздней ночи, пока на террасу не вышел Данил.

- Алина?

- Данил? – Поднявшись с кресла, Алина подошла к Данилу со спины, и обдавая его шею горячим дыханием, поцеловала его в щеку. – Что вы здесь делаете? – с подозрением покосился парень на дым, что в этот момент выпустила Анна.

- Расслабляемся. Потянувшись, Анна встала из кресла, и подошла к нему вплотную. Данил сразу почувствовал аромат марихуаны, исходящий от кальяна и волос обеих девушек. Алина молча наблюдала за развернувшимися действиями, сверкая глазами.

- Ты снова за своё?! – леденящая ярость в голосе Данила резанула слух, боль пронзила голову. Аня прижала подрагивающие пальцы к вискам, надеясь. что неприятное ощущение исчезнет.

- Не кричи, дорогой – Алина подошла к парню. – Я лишь хотела отдохнуть, пока мой брат зануда не вернулся.

- Ты сошла с ума. Если он узнает, убьёт нас обоих. Парень сделал шаг вперед, и навис над девушкой. Их взгляды пересеклись – взбешённый Данила и затуманенный Алины. Крепко взяв её за локоть, он вытащил девушку в коридор, и отвёл в комнату. По пути назад на лестнице встретился с Юлией.

- Вызови Дмитрия. Пусть осмотрит Алину.

- Что случилось? С тревогой спросила горничная, доставая телефон из кармана.

- Думаю, рецидив.

Парень поспешил к Анне

Та сидела на крыльце, поджав под себя ноги. Луна уже выкатилась на небосвод, и теперь озаряла землю приятным рассеянным светом. Парень сел рядом.

- Ты знаешь, как я познакомился с Алиной? Девушка медленно перевела взгляд на него.

– Нет. Расскажи.

- Мы с Мишей работаем вместе много лет. Начинали подростками. Они с Алиной тогда жили вместе с родителями. Мы учились в разных школах, Миша и я были выпускниками, Алина училась в 9 классе. У нас с ней была связь… при этих словах Данил прикрыл глаза. - Недолгая, но её хватило, чтобы она забеременела. Глаза Анны расширились. – Я дал ей денег и велел сделать аборт, так как был молодой и не хотел проблем. Парень замолчал, подбирая слова. – Она отказалась, швырнула мне деньги в лицо, грозилась убить себя, если я не останусь с ней. Я не поддался на это, и в какой-то момент Миша поймал её со шприцем в руках. Она прочно сидела на наркоте около года. Ребёнка конечно, потеряла. Горько улыбнувшись, Данил продолжил. - Их мать не перенесла этого горя, не выдержало сердце. Отец умер в год совершеннолетия Миши. Анна в шоке прижала ладонь к губам. Она слышала о подобных историях, из СМИ, книг, интернета… Но узнать об участии в такой истории знакомых – совершенно другое дело. Никто не узнал правды – тихо сказал он, взлохматив волосы рукой. Думаю, Миша прекрасно понимал, в чём дело, но не давал мне рассказать, останавливал каждый раз как я сводил на тему его сестры. Будто боялся услышать то, о чем и сам догадывался. Я приезжал к ней в клинику, когда она срывалась. Каждый раз из-за двери я слышал её крики. Она кричала что любит только меня, что будет только со мной… Мы с Мишей были с ней на протяжении всего периода реабилитации. В конце концов, она адаптировалась, слезла с иглы, однако её психика здорово пошатнулась. Она неуравновешенна, и даже опасна временами. Не стоит тебе с ней общаться.

- Это… ужасно просто – поёжилась Анна. В глазах её стояли непрошеные слёзы. Данил приобнял девушку рукой, набросив на неё плед. Она положила голову ему на плечо, снова ощутив невероятное спокойствие.

Тем временем Юля проводила врача до дверей. Осмотр показал, что девушка не колется, на теле нет следов. Слегка успокоившись, горничная вернулась, чтобы погасить свет в комнате Алины.

- Он с ней? – резкий вопрос застал Юлю врасплох, и она едва не выронила поднос.

- Не знаю… кажется, пошёл на террасу – неуверенно ответила горничная.

Алина опустила глаза.

– Ясно. Ступай.


***

По лицу гулял солнечный свет. Легкий ветерок трепал тонкие прядки, заставляя их колыхаться. Девушка с трудом раскрыла веки, осматриваясь. Так, вчера они заснули с Данилом прямо на террасе. «Ну хоть не в одной кровати» - хмыкнула Аня, и слегка потрясла его за плечо, чтобы разбудить.

- Я даже не помню, что заснул здесь… - изумился Данил, поднимаясь.

- Я тоже. Хорошо, что нас никто не видел – улыбнулась девушка, складывая плед в аккуратную стопочку.

Завтракали в полной тишине. Алина хмуро смотрела в тарелку, перекатывая вилкой зеленый горошек. Юля, Данил и Аня молча жевали овощи. Зазвенел мобильник, Алина молча встала и вышла из столовой, что-то тихо говоря по телефону. Вскоре она вернулась, поигрывая ключами от машины.

- Я вернусь к вечеру – лучезарно улыбнулась она, и развернувшись на каблуках, ушла.

Юля и Анна решили выйти подышать в сад. Погода стояла солнечная, тёплая.

- Кажется, у нас кончилось масло... Не хочешь выйти в посёлок? Ты так давно не покидала поместье… - неуверенно предложила Юля. Она жалела подругу, которая жила словно в заточении, не видя каждый день ничего, кроме территории опостылевшего особняка.

- Конечно. Я не убегу. Если ты об этом – тепло улыбнулась Аня Юле. Та кивнула, и они вышли за ворота, направившись в сторону коттеджного посёлка. Карман завибрировал, оповещая о входящем звонке. Миша.

- Я вижу, ты покинула наше семейное гнёздышко? – ядовито спросил муж.

- Мы просто гуляем. Прекрати следить за каждым моим шагом – раздраженно ответила Аня.

- Ну что ты детка, просто твой маячок уведомил меня о том, что ты вышла с территории дома – издевался Михаил.

Ни секунды не раздумывая, Анна швырнула мобильный об идеально асфальтированную дорогу. Послышался хруст, и то, что ещё недавно было телефоном, превратилось в груду осколков и хаотичных деталей. Внутри Анны все кипело. Он ещё и издевается над ней! Юля ошарашенно смотрела на подругу.

- Идём – потянула Анна Юлию за рукав.

В магазине было не так уж много людей. Аня прогуливалась вдоль полок, рассматривая ассортимент. Взгляд её упал на вывеску детского отдела. Предательские слёзы хлынули по щекам. Дрожащими пальцами она провела по нежной ткани маленького костюмчика с изображением зайчиков. Немного подумав, она взяла с полки коробочку с тестами.

Около четырёх часов вечера девушки вернулись в дом. Юлия осталась на кухне распаковывать пакеты с продуктами, Анна же поднялась к себе в комнату. Ей хотелось принять ванную. Масло лаванды придавало прелесть своеобразному отдыху в тёплой воде, и Аня едва не уснула. Завернувшись в полотенце, она вошла в комнату, и принялась рыться в шкафу, подбирая наряд. Ей приглянулась простая серая кофточка без пуговиц из приятного материала, и тёмные джинсы с высокой талией. Когда-то давно, будучи студенткой ей очень нравился стиль кэжуал, и со временем любовь к нему не потускнела.

Она спустилась в столовую, с твёрдым решением слегка взбодриться чашкой кофе. Еще покойная мама учила её правильно варить этот чудесный напиток, а Лидия помогала выучить названия специй к нему. Сейчас выбор Ани пал на американо. Пошарив в коробочке со специями, она выбрала к нему мускат, а в холодильнике – сливки.

- Не желаешь моего фирменного кофе? – подмигнула Аня Юле, которая с усердием резала неподатливое мясо. Та сдула со лба легкую прядь.

- Да, давай. Устала жуть. Кстати, звонил Миша.

- И что же он хотел? – нисколько не смутившись, Аня помешивала ложечкой ароматный американо.

- Сказал, что твой маячок располагается не в мобильнике, и ты совершенно зря испортила свой телефон.

Аня едва не выплеснула кофе на скатерть. «Вот значит как» - подумала она. «Ну что ж, всё предусмотреть ты не сможешь».

Вечером Аня решила навестить Алину. Та уже приехала, и уже час подозрительно тихо сидела в своей комнате. Осторожно нажав на ручку, девушка тихо приоткрыла дверь. Комната Алины не выделялась среди остальных, все гостевые выглядели примерно одинаково. Однако, в других гостевых на кофейных столиках явно отсутствовал рассыпанный белый порошок и скрученные доллары… Вздох вырвался из груди.

Лежащая на кровати Алина открыла глаза и воззрилась на вошедшую.

- А, это ты. Входи, входи… Испугалась? Не бойся, это так, баловство. Она потянулась, и встала с кровати. Ловко разделив золотой кредиткой порошок на пару дорожек, она быстро вдохнула кокаин. И тут Ане пришла в голову сакральная идея.

- Дай мне немного.

- Что? Наша девочка пай решила попробовать что-то запретное? Алина рассмеялась ей в лицо.

- Я хочу расслабиться.

Взгляд Алины стал серьёзным.

– Ну что ж… я тебя не осуждаю – тихо сказала она, протягивая девушке крошечный пакетик.

***

Данил был занят весь день, и теперь он чертовски уставший возвращался в особняк. Окна в большинстве своём были темными. «Надо проверить как там Алина» - мелькнула мысль. Сам визит её в отсутствие Миши уже навевал смутные подозрения, а отъезд девушки утром и вовсе ещё более насторожил Данила. Постучав в её дверь, он прислушался. В комнате было тихо. Он вошёл, ища глазами девушку. Взгляд его упал на столик у кровати. -*** - выругался парень, бросая взгляд на кровать, на которой и лежала хозяйка комнаты. Он присел у изголовья, и слегка потряс её за плечо.

- Ну чего ещё? – недовольно пробурчала в полудрёме девушка. – Если ещё нужно, сама возьми – с этими словами она перевернулась на другой бок.

- О, чёрт… Анна… - схватившись за голову, Данил вылетел из комнаты.

… Он нашел её спустя пятнадцать минут на террасе. Она сидела, опершись спиной о столб. Одна её нога была вытянута, другая согнута в колене. Длинные волосы падали на лицо, скрывая его от лунного света. Руки слабо сжимали детский костюмчик с изображением зайчиков. Он аккуратно убрал шелковую прядь с лица. Веки дрогнули.

- Аня, ну что же ты наделала… прошептал парень. Ни секунды не раздумывая он поднял девушку на руки, и отнес в её старую комнату. Дмитрий снова посетил особняк, чтобы оценить состояние Анны.

- Обычное состояние у наркоманов, скоро пройдёт. Пожалуйста, проследи чтобы больше она не употребляла этой гадости, кокаин дает быстрое привыкание. Алину могу забрать в клинику – предложил врач.

- Нет, Алина останется здесь. По крайней мере, до приезда Михаила – холодно ответил Данил.

– Ты сделал всё что требуется? – резко спросил он.

- Да.

На свет из кармана куртки появилась внушительная пачка долларов, и перекочевала в карман Гиппократа.

- Всего доброго, Данил.

Нежные волосы разметались по подушке. Острые скулы, бледная кожа, и подрагивающие темные ресницы довершали картину. Данил смотрел на исхудавшее, но не переставшее быть прекрасным лицо. Он терпеливо ждал когда же она наконец очнется. С момента ухода доктора прошло порядка трёх часов. В конце-концов сон сморил его.

…Маленькая девочка в летнем персиковом платье бежит по цветочному лугу, в волосах у нее венок из полевых цветов. Папа, папочка! – звонко смеется она, смешно вскидывая маленькие ручонки. За ней идет девушка в светлом длинном платье. Её образ смутно знаком, но он не понимает кто она… Девушка подходит к нему, ласково обнимает обеими руками и целует. Дочка прижимается к ним, и хохочет, щекоча папу стебельком одуванчика.

- Данил… Тонкие пальчики накрыли его ладонь. Остатки сна слетели вмиг.

- Анна… Как ты? – Данил протер глаза.

- Вроде ничего… мутит слегка – пожаловалась она.

- Зачем Алина дала тебе кокаин? – резко спросил парень.

- Я сама попросила у неё – ответ не устроил Данила, и он продолжал допрос.

- Ты понимаешь, что могла умереть? Подумала о том, что со всеми нами сделает Михаил, узнав об этом? Внутри парня стала подниматься буря. Он не мог не волноваться за неё. Собственная судьба его не очень волновала, а вот опасения за здоровье девушки были вполне обоснованными.

- Я… Девушку прервал звонок. Она беспомощно глянула на Данила, тот в свою очередь смотрел на дисплей. Миша.

- Мне звонил Дмитрий. Какого чёрта происходит, Данил??? – прошипел Михаил.

- Кроме того, что твоя сестра снова села на наркоту – ничего особенного – сказал парень. Трубка замолчала, затем послышались короткие гудки.

- Что это значит? – обеспокоенно спросила Аня.

- Что он дико зол, и вероятнее всего, скоро будет здесь – сообщил Данил, потирая пальцами переносицу. Я пойду. Отдыхай.

***

Вот уже час Михаил вел разговор с Данилом у себя в кабинете. Он прервал свои дела и вернулся на два дня раньше, чем было запланировано, учитывая форс-мажор.

За окном спускалась чернильная темнота. Погода портилась день ото дня, а вместе с ней и настроение обитателей особняка.

- Алину я отвёз в наркологическую клинику. Не знаю, что именно послужило катализатором её срыва, но ты допустил это, и будешь отвечать. «Кто бы сомневался» - подумал про себя Данил, но вслух задал вопрос: как именно ему придется ответить за это.

- Она много лет страдает по тебе. Ты женишься на ней, и у неё не будет поводов снова развязаться – спокойно сказал Михаил.

- Сомневаюсь, что она будет счастлива рядом с тем, кто её не любит – твёрдо ответил Данил.

- Её любви будет вполне достаточно. Ты ведь знаешь, что её психика неустойчива. Ей важно видеть тебя рядом, возможность поговорить с тобой, и прочее. С тобой рядом она будет спокойна. Обещаю, если ты встретишь девушку которую полюбишь, я позволю вам развестись – закончил Михаил, раздавливая окурок сигареты в хрустальной пепельнице.

- С Анной что? – будничным тоном осведомился он. Данил напрягся. Он понимал, что скрыть произошедшее уже не удастся, но можно попытаться смягчить ситуацию.

- Они с Юлей были в магазине, том, что в посёлке. Там Аня попала в детский отдел, притащила оттуда костюмчик – виновато развел руками Данил. Вечером она пришла к Алине, и застала ту с кокаином. Попросила дозу, чтобы снять свой стресс, и та, добрая душа, ей не отказала. Это всё, что я знаю – закончил парень.

- Понятно. Михаил отвёл взгляд к окну и глубоко вздохнул.

- Спокойной ночи.

- Спокойной ночи.


***

Аня беспокойно спала, ворочаясь на кровати. Она очень давно не спала в этой комнате, и сейчас даже во сне не могла найти удобное положение. Стоящий в проёме двери муж улыбнулся. С девушкой все в порядке, значит её можно забрать в супружескую спальню. Аккуратно взяв девушку на руки, Михаил перенес ее в их спальню, и уложил на кровати. После тяжелого дня ему очень хотелось как следует расслабиться под тугими струями воды, и лечь спать рядом с обожаемой девушкой.

Контрастный душ придал мужчине сил. Он обернул полотенце вокруг бедер, и вошел в прохладную спальню. Девушка спала на боку, одеяло сползло с неё, и она отчаянно мёрзла – кожа её покрылась мурашками.

Он прилёг рядом с ней, и стал задумчиво водить большим пальцем руки по её нежной, гладкой спине, по изгибу бедер. Пальцы перебирали атласные пряди. «Полюбит ли она меня когда-нибудь? Я заставлю, заставлю её полюбить меня! Любой ценой!» - подумал Михаил, осторожно накрывая любимую теплым одеялом. Та чмокнула во сне, и перевернулась лицом к мужчине, уткнув острые кулачки в его грудь.

Михаил замер, боясь спугнуть момент. Пусть она делает это неосознанно, но она повернулась к нему, прижалась к его телу, ища тепла и защиты. Он прижал ее к себе ближе, и осторожно поцеловал в лоб. Чувства в душе бушевали. Одна часть Михаила хотела наброситься на неё прямо сейчас, и не оставить ни одного живого места без поцелуев на её хрупком теле. Другая протестовала, справедливо замечая, что будить этого ангела сейчас – сущий грех. В конце-концов мужчина склонился ко второму варианту. Он закрыл глаза, и сон очень скоро принял его в свои объятия.

Утро принесло нежданное открытие. «Я что, пришла сюда сама? Вроде засыпала в старой спальне…» - мысли девушки спросонья проплывали в голове медленно, словно нехотя. Рядом слышалось легкое дыхание, и Аня сразу поняла, кому оно принадлежит. Стараясь не шуметь, девушка повернулась к Михаилу. Ей всегда было интересно наблюдать, как он спит. Во сне он не казался таким… опасным. Наоборот, все его мускулы расслаблялись, придавая ему милые, какие-то детские черты. Густые темные волосы, двухдневная щетина… Каждая деталь в нём была словно продумана. Даже непослушный ершик волос выглядел так, будто его сделали специально, так гармонично он выглядел.

Солнце озаряло своим теплым светом все поместье. Птицы запели утреннюю песнь восходящему солнцу, а многочисленные цветы на территории распускаясь, дарили воздуху чарующий аромат. Это утро, воистину, было прекрасным.

- Ты так рано проснулась – голос за спиной вывел девушку из раздумий.

Повернувшись, глаза вновь отметили красоту мужа. Тело, словно слепленное по подобию античных богов, прищуренный взгляд темных, насыщенного оттенка глаз шаловливо гулял по девушке.

На витражном окне играли блики, солнечный зайчик прыгал по комнате. «Если бы у меня был котик, он был бы счастлив встретить солнечный лучик» - улыбнулась своим мыслям Аня. Подошедший сзади Михаил положил ей руки на плечи, желая вместе встретить потрясающий восход.


- Сегодня у меня много дел. Ввиду некоторых обстоятельств, и незавершенных дел во Франции, совет директоров пройдет здесь, в особняке. У меня нет времени ехать в Москву. Я надеюсь, ты будешь умной девочкой, и не станешь показываться кому-либо из членов совета на глаза. – Михаил говорил это слегка напряженным тоном. Девушка была озадачена. Он что, прячет её?

- Почему я должна прятаться? – недовольно спросила Аня.

- Я понимаю, ты не хочешь, чтобы о твоих «предпочтениях» в отношениях никто не узнал, но… Почему бы просто не представить меня как свою девушку?

- Дело не в наших отношениях. Дело в членах совета. Понимаешь… Михаил присел на кровать, и похлопал рукой, приглашая жену сесть рядом. Люди, которые достигли определенного материального положения и статуса, считают себя выше других. Одного их слова достаточно, чтобы получить желаемое, и они очень не любят, когда им отказывают. Девушка вздрогнула.

- О чём ты?

- Видишь ли, я тоже принадлежу к этой категории. По крайней мере, в большинстве случаев. Бизнес – это дело, в котором нельзя проявлять слабость. Сожрут с потрохами. Ты на себе знаешь, каково это – отказать человеку моего статуса. Но я более лоялен чем те люди, что приедут сюда сегодня.

- Ты слишком привлекательна, чтобы демонстрировать тебя акулам. Ты вызовешь у них ненужный интерес – закончил Михаил.

- Значит, я не должна встречаться с твоим советом, лишь потому, что я сексуальная? – недоверчиво произнесла Анна. Она никогда не размышляла о своей женской привлекательности. Поклонников у неё было много, но они пролетали, как листья на осеннем ветру, бесконечный круговорот лиц, которых она и не вспомнит…

- Именно.

Ладно…. «ещё один день в изоляции» - с тоской подумала девушка. Улыбка на её лице погасла.

- Я вижу, тебе не хватает моей ласки – мужчина легко опрокинул девушку на спину. Он зажал ей руки, и поднял их над головой, лишив её возможности сопротивляться. Яркий пунцовый румянец залил щеки девушки, и она отвернулась. Что-то внутри еще пыталось воззвать к дремавшему разуму девушки, но Михаил… Этот взгляд, полный неведомой, животной силы, сильные руки, тихий, полный могущества голос заставляли её заглушить тлеющие угольки здравого смысла. Всё это было неправильно… Но приятное, разливающееся по телу чувство эйфории не давало девушке очнуться.

Низ живота мужчины соприкасался с её нежной кожей, жадно впитывая тепло её тела. Глаза её были прикрыты, и Михаил недовольно фыркнув, сильнее сжал хрупкие запястья Ани. Та послушно открыла глаза. Холодный взгляд мужчины остался прикован к лицу девушки, а та не смела отвести глаза. Прикусив мочку её уха, Михаил втянул носом воздух. Она пахнет корицей и яблоками, лёгкий, едва различимый аромат, который можно уловить лишь вблизи. Издав животное урчание, он спустился к её шее, закусывая каждый миллиметр нежной кожи. Словно в забытьи, он пододвинулся к девушке ближе, входя в неё до самого конца. Девушка сдавленно пискнула, больше от неожиданности, чем от дискомфорта. Тоненькие пальчики сжали простыни так, что костяшки побелели. Этот властный взгляд, полный дикой страсти доводил её до ужаса и до экстаза. Ей снова стало страшно находиться рядом с этим человеком. Анна уже не понаслышке знала, на что способен её супруг. Одним нежным словом он способен заставить её влюбиться, одним жестоким – бояться и ненавидеть... Что за власть заключена в этом человеке? Движения мужчины становились всё более быстрыми. Приятные волны накатывали подобно морскому бризу, вынуждая девушку до крови закусывать губу. Стоны девушки слышались всё громче, отражаясь от каменных стен, эхом прокатываясь по всей комнате. Прижавшись еще сильнее, он заставил любимую выгнуться в пояснице, и яркий фейерверк ощущений накрыл их обоих. Инстинктивно Анна подняла на Михаила взгляд, стараясь выровнять дыхание. Хищный блеск сверкнул в его взоре. Утомлённо прикрыв веки, Анна повернула голову в сторону окна. Михаил осторожно убрал прилипшую прядь волос с её лица, и запечатлел на её шее мягкий поцелуй. Помещение погрузилось в тишину, но ненадолго.

- Я должен идти.

Девушка проводила его взглядом в душевую, и тяжело вздохнув, откинулась на повлажневшие простыни.


Ближе к 10 утра Юля принесла ей завтрак в комнату - воздушный омлет, тосты с малиновым джемом и свежевыжатый яблочный сок. Совет директоров уже начался, и Анна решила пока не покидать спальни. Поблагодарив подругу, она наспех съела пару тостов, и побежала в ванную. Горячий душ немного взбодрил её, но она не знала, чем заняться. Долго развлекалась тем, что примеряла нижнее белье всех оттенков и кроя, коих муж накупил ей целый комод. Выбор остановился на комплекте серебристого цвета «Chainmal Bandeu» от фирмы Victoria`s Secret. Элитная фирма эротического нижнего белья превзошла все ожидания – комплект сидел идеально. Зеркало отразило стройную девушку с острыми скулами облаченную в кричаще-великолепный набор. Повертевшись во все стороны, Аня раскрыла трехстворчатый гардероб. Здесь имелась одежда на любой вкус, муж покупал ей всё, на что падал её взгляд в каталогах – разрешить жене посещать универмаги, помня о произошедшем казусе, Михаил не рискнул. Все вещи были неимоверно дорогими, от брендовых фирм. Анна никогда не любила разрекламированные модные дома, но муж придерживался лозунга «всё самое лучшее». Вспомнить хотя бы модельера, которого он пригласил, чтобы сшить единственное в своём экземпляре свадебное платье…

Модель из весенне-летней коллекции Валентино 2020 года села по фигуре, открыв все достоинства девушки. Струящийся текстиль нежно голубого тона драпируется крупными плавными волнами, а контрастирует эта плотная ткань с тюлем, из которого были выполнены лиф и рукава, украшенные блестящей вышивкой с цветочным мотивом. Весь этот лук создал Анне тот романтичный образ, который часто встречается в классической литературе у трепетных барышень.

«Если я тихонько выйду через холл, меня никто не заметит» решила Аня, застегивая ремешок туфель на невысоком каблуке, в тон платью. Крадучись, стараясь не стучать каблуками, она тихонько спустилась по лестнице в холл, но тут услышала голоса, доносящиеся из гостиной.

- Нам нужно избавиться от него. Это единственный путь – незнакомый голос источал холодную решимость.

- Нет. На крайние меры идти нет необходимости. В случае проблем я сам разберусь. «А вот это уже голос Миши» - узнала девушка. В душу закрался страх. Неужели они убирают конкурентов? 90-е давно прошли, но методы похоже остались актуальны по сей день. Боясь произвести лишний шорох, Анна стала тихо отступать назад, пока не уперлась спиной в неведомую преграду на пути. Дыхание сбилось. Медленно повернувшись, она увидела незнакомого мужчину лет 35 на вид. Волевое холёное лицо искажала ухмылка.

- Что это тут у нас? – он сделал шаг к девушке, та отступала, пока не почувствовала за спиной стену. Эти черты лица казались ей смутно знакомыми… Он был в дорогом льняном костюме от HugoBoss, явно не простой служащий… «Это что, Дамир??? Дамир Якубов?? владелец крупнейшего печатного бизнеса по России?» - мысли метались вспугнутой птицей. Значит, это один из генеральных директоров совета? Тяжелый взгляд Дамира переместился на губы замершей девушки, затем на декольте и ниже. Так оценивает охотник загнанную в угол жертву. «Чёрт, дернула же меня нелёгкая» - продолжала прокручивать в уме девушка, стараясь отодвинуться от мужчины вбок. Тот заметил ухищрения девушки, и упер левую руку над её плечом. Он наклонил голову набок, продолжая с минуту изучать незнакомку, затем медленно склонился к её уху, и томным голосом произнёс: такая сладкая девочка, и совсем одна… От него исходил тонкий аромат розмарина и лаванды. Анна молча смотрела ему в глаза.

- Немая? – промурлыкал Дамир, накручивая на палец её локон.

- Дамир!

Мужчина обернулся. Прямо за его спиной стоял Михаил. Его глаза метали молнии.

– Что ты здесь делаешь? – начал он, но тут его взгляд упал на Анну, прижавшуюся к стене. «Какого чёрта» - мысленно сплюнул Соколовский, и шагнул к Дамиру.

- Твоя игрушка? – самодовольная улыбка Дамира граничила с нахальством.

- Тебе какое дело? – злость в голосе хозяина дома усиливалась.

- Хорошенькая… В последний раз ощупав взглядом фигурку Ани, Дамир прошёл в гостиную.

- Я кажется, предупреждал тебя – просто сказал Михаил.

Ане вдруг захотелось стать маленькой маленькой, спрятаться, скрыться от гнева супруга. Она и сама уже осознала глупость своего положения, и испытывала чувство вины, за то, что ослушалась мужа.

- Я пойду в сад. Думаю, там я буду в большей безопасности, чем в доме.

«Действительно, ведь территорию поместья патрулирует охрана» - подумал Михаил.

- Иди. Но я пришлю к тебе Юлю. На всякий случай – уточнил он.

На улице темнело. Воздух, нагретый за день, сейчас постепенно отпускал собранное тепло. Подошедшая Юля предложила сходить покормить золотых рыбок, что обитали в садовом фонтане. Он расположился в самом сердце сада, изредка прерывая тишину легким журчанием прозрачно-чистой воды. Звонкий смех эхом отражался от живой изгороди. Вдоволь наплескавшись, они засобирались в дом.

Догорал очередной осенний день. Солнце медленно опускалось к горизонту, создавая неповторимую гамму из смешанных оттенков от бледно-золотого до насыщенного розового. Залюбовавшись видом, Анна подергала рукав подруги.

- Принеси мне фотоаппарат, пожалуйста. Я хочу запечатлеть этот закат, пока он так совершенно прекрасен – бормотала девушка, завороженно глядя ввысь, не в силах отвести взгляд. Юлия ушла в дом.

Время словно остановилось. Вокруг царила тишина, девушка чётко ощущала даже биение собственного сердца.

- Правда, потрясающий вид, детка? Ехидный голос вырвал Анну из блаженного оцепенения.

Она повернула голову чуть вбок, не решаясь повернуться полностью. Дамир подошёл ближе, и змеиным шепотом произнёс, растягивая слова.

- Тебе не стоило бы бродить здесь совершенно одной… Особенно в потёмках. Он едко выделил последнее слово и цокнул языком.

- Я не одна – девушка наконец сумела подать разом охрипший голос. «Как он попал сюда? Как прошел мимо охраны?» - лихорадочно соображала она, пятясь в сторону изгороди.

Дамир в мгновение ока оказался рядом с девушкой, и прижал её к твердой опоре густо переплетённых ветвей. Анна замерла, боясь пошевелиться. От него волнами исходила какая-то внутренняя сила, которой она не могла долго противостоять.

- Знаешь, я очень люблю таких милых, покорных девочек, как ты – искусителем прошипел он ей на ухо. Рука скользнула по платью, остановившись на талии. Его губы находились в миллиметре от её губ, горячее дыхание обжигало нежную кожу. Он властно поцеловал её, завладевая её губами так, словно делал это тысячу раз. Запустив руку в волосы, приблизил её лицо еще ближе к себе.

«Покорных? Как бы не так» - Аня закусила губу мужчины, ловко вывернулась из его рук, и понеслась по мощеной дорожке, ведущей к центральному входу в особняк.

Почти у самого входа она налетела на Михаила. Тот изумленно взял её за руки, заметив её состояние.

- Что с тобой? Что случилось?

Аня запыхалась, но поняла, что рассказывать правду нельзя. Это подорвёт отношения Михаила с его советом, к тому же она сама была во всем виновата. «Они были здесь всего раз, и больше я их не увижу, так что можно не волноваться» - мысленно успокаивала себя девушка.

- Нет, всё хорошо. Там было очень темно, мне показалось… впрочем, неважно – отмахнулась она. – Как прошёл совет?

- Нормально. Идём в дом.

Скрипнула дверь комнаты.

- Где ты была? – Аня отложила книгу, поднимаясь навстречу горничной.

- Я… меня позвал Михаил… сказал, что ему понадобились какие-то бумаги для заседания, и отправил меня в свой кабинет… Что-то случилось? – она заглянула в лицо подруги.

- Нет. Анна потёрла переносицу. – Иди.

Юля чувствовала напряжение, повисшее в комнате, такое густое, что казалось, при желании его можно разрезать ножом. Но спросить не решилась.

***

- А девчонка у Миши хороша. Даже очень – белые клубы дыма заполнили кабинет Дамира.

– Хотелось бы посмотреть, так ли она хороша без лишней одежды – стряхивая пепел, произнёс он. Сидящие рядом мужчины хмыкнули.

– Тебе что, моделей вокруг мало? – ехидно спросил мужчина, одетый в темный пиджак.

- Нет ничего скучнее, чем жертва, сама бегущая к охотнику – протянул Дамир, делая очередной глубокий затяг. Кубинские сигары забирали не хуже хорошей травы.

– Ты всегда знал чего хочешь, добьёшься успеха и на этот раз – заключил второй мужчина, отсалютовав остальным приподнятым стаканом дорогого виски. Глаза Дамира сверкнули, но он поднял свой стакан вместе со всеми.


***

Свадьба была назначена на третье ноября. Быстро принимающий решения относительно чужих судеб, с предрешением собственной Данил не торопился. Жить с Алиной ему не хотелось, душа отчаянно протестовала против подобного брака из жалости, но в то же время он понимал, что хоть ненадолго отложит окончательный распад личности девушки. Он ощущал свою вину за то, что с ней произошло, и теперь совесть настойчиво грызла его по ночам. Только ради её душевного спокойствия он согласился на это. Его неясные чувства к Анне не угасли, наоборот, каждый раз как она попадала в поле его зрения, он чувствовал какой-то странный подъем сил, словно открывалось второе дыхание. Сердце ныло от бессильной злобы. Эта девушка принадлежит другому, и судя по всему, никогда не будет с ним… Данил прикрыл веки, приводя дыхание в норму.

Михаил прав. Он виноват во всём, ему и расплачиваться за свои грехи.

***

Алина нервно поворачивалась у зеркала, глядя, как сидит платье.

- Как я выгляжу? – волновалась она, теребя пальцами атласную белую перчатку.

- Превосходно. Вот, держи – Анна отцепила со своей перчатки бутоньерку, и положила её на раскрытую ладонь Алины. Не сдержав счастливых эмоций, невеста бросилась на шею Анны. В этот погожий, но холодный осенний день должна состояться свадьба Данила и Алины. Последние в этом году листья срывало легким дуновением ветерка, они стелились ярким ковром под ногами, создавая ощущение, будто идёшь по мягкой дорожке. Пушистые белые облачка мирно плыли над головой, предупреждая о переменчивости погоды.

На лике невесты светилось неподдельное счастье. Человек, ради которого она готова была доставать угли голыми руками, теперь рядом с ней. Она счастливо улыбалась всю дорогу до церкви, той самой, что когда-то обрезала крылья Ане.

Клятвы произнесены, кольца надеты. Блики солнечного света играли на белоснежной ткани подвенечного платья, искрясь и переливаясь. Тонкое плетение кружев шлейфом стелилось за невестой, украшая паутину тонких нитей вкраплением ярких цветов листьев – зеленых, красных, желтых.

Фотограф запечатлел молодоженов на фоне старой церкви. Анна смиренно стояла возле Михаила, его рука нежно поддерживала девушку за талию.

- Алина счастлива, не находишь? – задал вопрос мужчина, подтягивая супругу ближе к себе.

- Да, определённо – тепло улыбнулась Анна.

- Только…

- Что, детка? – Михаил повернул лицо к любимой.

- Данил кажется, не сильно рад свадьбе – тихо ответила девушка.

- Он привыкнет – сухой тон Миши несколько озадачил Аню. Готов принести друга в жертву ради счастья сестры. «Что ж, не впервые он принимает подобные решения» - девушка глубоко вздохнула, переведя взгляд в сторону.

Торжественный банкет устроили в ресторане «White Rabbit», что на Смоленской площади. Безупречные блюда, высококлассные специалисты, и престижный международный рейтинг, разумеется, придали свадьбе колорит. Оформление зала было выполнено безупречно – любимые цветы Алины – лилии – преобладали буквально везде, и сейчас источали удушающий аромат, наполняя им зал. Журналисты, неизвестно как пробравшиеся мимо охраны, щелкали кадры для утренней «желтухи».

Заиграла мелодия, разом пробудившая в Анне гамму эмоций. Кажется, эта песня играла на осеннем балу в её университете. Михаил протянул ей руку, привлекая к себе для танца. Словно в замедленном ритме девушка кружилась в мятного цвета бальном платье, смеясь белоснежной улыбкой в объективы камер. Волосы непослушной гривой стелились по волне воздуха, как на обложке глянца, оставляя после себя шлейф тонких нот ванили.

Банкет проходил замечательно, даже вечно пребывающим в суровом состоянии Михаил расслабился, но всё же не выпускал из виду жену. На второе подали мясо по-французски с греческим йогуртом. Мясо буквально таяло во рту, и Анна с наслаждением ела бесподобно приготовленное блюдо. Внезапно знакомая тошнота подступила к горлу, и девушка путаясь в пышном платье, поспешила в дамскую комнату.

… Аня плескала на лицо воду, стараясь остудить разгоряченную кожу, в надежде прийти в себя. В какой-то момент она подняла глаза на своё отражение в зеркале, и обомлела. Позади неё стоял Данил.

***

Повернувшись, Анна положила ладони на холодный камень мраморной раковины, и подняла взгляд на парня.

- Жениху не полагается находиться в женском туалете со свидетельницей - усмехнулась она.

- Я заметил, что тебе нехорошо. Ты неважно себя чувствуешь? – спросил парень, подходя чуть ближе.

- Да, немного… Послушай, тебе не стоит здесь находиться – начала девушка, но Данил перебил её, в два шага преодолев и без того небольшое расстояние. Теперь их тела разделял буквально миллиметр.

- Мы можем уехать. Вместе – предложил он, смотря прямо на Анну. Та горестно вздохнула, и повернулась лицом к раковине, опершись руками по обе стороны раковины.

- Нет, не можем. Мы уже несколько раз убедились в бесплодности подобных попыток – продолжала она, глядя в слив. Опущенные ресницы дрожали.

– Я не стану снова рисковать твоей жизнью, Данил. Хватит – голос дрогнул. К тому же… - она медленно подняла взгляд на его отражение в зеркале.

- Я жду ребёнка.

В эту минуту в санузел вошла Алина.

***

- Данил? Что ты здесь делаешь? – колкий взгляд новобрачной заставил Анну содрогнуться.

- Анне стало плохо. Ты ведь знаешь, я должен охранять как Михаила, так и её – спокойно ответил Данил.

Удивившись, Алина спросила:

- И что с тобой? На её лице читалась целая смесь эмоций: сомнение, подозрение, нарастающая агрессия.

- Лёгкая тошнота, ничего особенного – бросила Анна, поправляя пояс. – Я пойду – с этими словами она приподняла подол бесконечного платья и вернулась в общий зал.

Алина многозначительно посмотрела на мужа.

- Если я узнаю, что ты путаешься с ней, об этом как минимум узнает Миша. Она удерживала на лице хищную улыбку.

– С чего её вдруг затошнило? – едким тоном поинтересовалась она. – Никак беременна? – Ты ей не нужен. Миша никогда не отпустит её от себя – зло бросила Алина и хлопнула дверью. Воздушная волна прокатилась по помещению и разбилась о стены в дальних углах.

***

Михаил подошёл к Данилу, когда тот осматривал зал.

- Где Анна? – спросил он. Вместо ответа парень махнул рукой в сторону стола, что находился под зеленым раскидистым деревцем в крупном белом горшке. Там, в уединении она и сидела, складывая из салфетки оригами – журавля.

Михаил подсел к ней.

- Почему ты сидишь здесь одна? Он тронул её руку под столом. Девушка дёрнулась как от удара током.

- Танцы немного утомили – сказала Аня, глядя на свою поделку.

Наконец пиршество подошло к концу, и тусовка стала постепенно расходиться.

По пути домой Аня отрешённо смотрела в окно, за которым резко ухудшилась погода – ветер гнул деревья, пригибая их к земле, моросил неприятный мелкий дождь.

«Эта погода олицетворяет мое настроение лучше всего» - горько думала девушка.

Она не могла сказать, что не рада малышу. Но её чувство страха после потери первого малыша сейчас лишь усилилось, появилась боязнь за жизнь нерождённого ещё ребенка. Сможет ли она доносить его? По настоятельной рекомендации доктора ей стоило восстанавливать организм около полугода после прошлой неудачной беременности, но судьба распорядилась по-своему. Она вновь беременна, а будущее так и оставалось размытым, словно рисунок забытый под ливнем.

Особняк встретил тишиной. Юлия уже спала, а охрана патрулировала территорию. Первым делом девушка решила убедиться в верности своих подозрений. «Тесты были где-то в шкафчике, после похода в магазин я, кажется, положила их туда» - размышляла Аня, роясь на полках. Через пять минут её догадки подтвердились.

Держа в руках положительный тест на беременность, девушка прижала руки к губам, лихорадочно соображая, что делать. «Хочу ли я, чтобы Миша знал об этом? Может, стоит подождать с этим?» - как назло, в голову не лезло ничего путного. «Расскажу немного позже, когда окончательно удостоверюсь в правильности «диагноза» - решила девушка, и, бросив тест в мусорное ведро, вышла.

Ароматный чай на травах слегка успокоил рвущиеся, словно ниточки нервы. «Помнится, бабушка всегда заваривала такой чай, когда требовалась холодная голова и спокойствие» - улыбнулась девушка своим воспоминаниям. Прошлое ворвалось цветной эмоциональной волной в мысли Ани. Раньше у неё была семья, настоящая, крепкая семья. Задумавшись, Аня не заметила прихода супруга. Она глубоко погрузилась в свои мысли, оставив сознание где-то на поверхности.

Вот папочка кружит маленькую Аню в парке аттракционов. Девочка весело смеётся, и несется к ларьку, в котором продают её любимую сладкую вату – именно розовую, со вкусом клубники, и никакую другую! Отец обнимает мать, пока малышка отрывая кусочки воздушного лакомства, пытается накормить голубей. Недолго думая, девчушка дарит по большому куску маме и папе по очереди.

-Аня… ты плачешь? – голос Михаила вырвал из омута памяти.

Быстро смахнув со щек слезу, девушка повернулась.

- Нет, всё нормально.

- Ты уверена? С тревогой Михаил заглянул в её глаза.

- Да… я очень устала и хочу прилечь – одним глотком Аня допила чай и поставила чашку в мойку.

- Хорошо, иди наверх. Я скоро поднимусь – даже в такой ситуации его голос не терял властности.

Михаил видел, что с девушкой что-то не так, но не мог понять, что. Он видел в её глазах плохо скрываемую грусть, чувствовал напряжение, но не знал, как его снять. На утро была назначена важная встреча, а значит нужно быть в форме. Мужчина вышел на крыльцо и вдохнул влажный ночной воздух. Пахло мокрой травой и осенью. Ночь – самый таинственный период времени. Мир людей засыпает и на смену приходит тьма – пора сновидений и мечтаний. Именно в это время на небе вспыхивают тысячи звёзд. В городе они не очень заметны, но на открытой местности небеса буквально усыпаны ими. В сентябре небо даже ночью не становилось угольно-черным, и сейчас являло собой смешение холодной палитры – от яркого василькового оттенка, до благородного тёмно-синего.

«Такую красоту редко увидишь. Может быть, это отвлечёт мою девочку от печальных мыслей» - подумал Михаил, и направился в сторону спальни. Девушка, вопреки ожиданиям, не спала. Она сидела у окна на большой подушке, любуясь видом, который так заинтересовал Мишу.

Он сел рядом. В ночной тишине они созерцали то прекрасное, что могла создать лишь природа.

Проснувшись утром, Аня увидела рядом с кроватью на столике, роскошный букет белых роз, стоящий в хрустальной вазе. Потянувшись, девушка с наслаждением втянула пьянящий аромат. Её слегка мутило, но она списала это на голод. Накинув легкий пеньюар, Анна спустилась в столовую, и замерла в проеме двери. За длинным столом спокойно пил кофе… Дамир. Михаила нигде не было видно. Девушка не знала, как поступить. Убежать? Глупо. Остаться – рассердится Михаил. Тем временем мужчина оторвал взгляд от смартфона, и заметил её.

– Доброе утро детка. Классный прикид – он кивнул на атласную ткань, почти не скрывающую тело девушки. Аня посильнее запахнула ткань, и прошла в сторону барной стойки. В ту же минуту из другой двери появился Михаил, держа в руках несколько бумаг.

- Я подписал эти документы, передай их Перову. Движение у бара привлекло его внимание. «Да она что, издевается?» - подумал Михаил, распаляясь.

- Что ты здесь делаешь? – недовольным тоном произнес он.

- Пришла позавтракать – невозмутимым тоном сообщила Аня, забирая из аппарата чашку с свежеприготовленным капуччино.

– Ты не предупреждал что у нас будут гости –издевка прозвучала так явно, что даже Дамир приподнял брови.

- Я пойду – с этими словами она выпорхнула из столовой. Мужчины молча провожали её взглядами.

- Горячая штучка твоя подружка – расхохотался Якубов, ставя чашку на стол.

- Заткнись и вези документы Перову – буркнул Соколовский.

Дамир шутливо поднял руки словно сдаваясь:

- Воу воу, не кипятись. Позвоню – отсалютовал он рукой и смеясь, вышел из столовой.

Михаил нашел Аню в саду. Она сидела на длинных красивых качелях, вытянув стройные ноги. Полотняный козырек слегка прикрывал её от солнца, и она спокойно читала книгу, накрывшись клетчатым пледом. Удивительно, но ноябрь выдался довольно теплым, будто бабье лето решило задержаться еще ненадолго. Легкий ветерок плавно покачивал качели, словно убаюкивая.

- Что ты себе позволяешь? – подошедший Михаил резким движением остановил качели. Едва не уронив книгу, девушка сердито воззрилась на него.

- Это я тебя спрашиваю, что ты себе позволяешь?! – в гневе девушка вскочила с качелей. Плед упал на устланную листьями землю. Какое право ты имеешь так грубо со мной обращаться? – Я человек, а не вещь! – в запале воскликнула она, с отчаянием вскинув руки.

Михаил подошёл к ней и больно сжал её тонкие запястья. Он говорил тихо, но в голосе чувствовалась угроза.

- Ты моя собственность! И если понадобится, я тебя в комнате запру, чтобы тебя никто никогда не увидел кроме меня – он резко отбросил её руки, и быстро зашагал к воротам. Через минуту мотор его иномарки взревел, и свист резины дал понять, что машина резко стартовала с места.

Анна опустилась на качели и закрыла лицо руками. «Чем я заслужила такую жизнь»? неоднократно спрашивала она себя. Слёзы текли сквозь ладони. Всхлипывания превратились в истерику. Горький плач услышала Юля, которая развешивала недалеко белье.

- Что такое? Что? – спрашивала она подругу, стараясь отнять руки от зареванного лица.

- Он снова… снова ведёт себя как сумасшедший – девушка задыхалась от слёз, едва выговаривая слова между нервным сокращением дыхания.

- Что он сделал? – Юлия вздохнула и присела рядом на качели, прикрыв трясущиеся плечи Ани пледом.

- Всё этот Дамир… один из его директорского совета… Он увидел меня в холле в тот день – утирая слезы рукавом проговорила несчастная девушка. Это вышло случайно, я не хотела, чтобы так получилось… Сегодня он без предупреждения оказался в столовой, куда я пришла позавтракать… Миша разозлился… сказал, что если он захочет, запрёт меня в комнате навсегда, лишь бы никто из мужчин не видел меня – снова икнув, произнесла девушка. Прекрасные глаза покраснели и опухли от слёз. Юля молча обняла девушку, стараясь хоть как-нибудь заглушить её боль.

- Идём, выпьем чаю. Твоего любимого, травяного – тепло предложила Юлия, и взяв Аню за руку, потянула её в сторону дома. Хлопоты на кухне немного успокоили беременную, и она с благодарностью приняла из рук Юли чашку. Держи печенье – плюхнулась на крутящийся стул рядом Юля с плоской мисочкой в руках. Аня засмеялась. Как же она рада, что у нее рядом есть хоть один человек, которому можно довериться. Аня поставила чашку на блюдце, выразительно посмотрев на подругу.

- Юля… мне нужно чтобы ты вызвала Дмитрия, и хорошего женского врача – смущенно сказала девушка. – Так, чтобы Миша пока не знал об этом – попросила она.

Глаза Юли расширились.

– Ты беременна? Снова?

- Я не уверена, но все признаки указывают на это – пожала плечами Аня, отводя взгляд. По какой-то причине Анне стало стыдно. Так и не ушла из этого дома.

Прошло уже очень много времени, с тех пор как Соколовская оказалась пленницей этого огромного поместья, но покинуть это место, сколько бы она не предпринимала попыток – так и не удалось. После обеда приехали вызванные Юлией врачи. Михаил уехал на важную встречу, поэтому их визит должен был остаться незамеченным.

- Добрый день Анна, я вижу, тебе лучше – улыбнулся Дмитрий, пожимая руку девушке.

- Добрый, Дмитрий.

- Познакомься, это мой хороший приятель, и по совместительству врач-гинеколог, отличный специалист, Владислав Звягинцев – а это Анна, супруга Михаила – представил их друг другу Дмитрий. Звягинцев с интересом посмотрел на девушку. «Должно бытьЮ он знаком с Михаилом» - подумала девушка.

- У вас найдется твердая лежанка? – наконец произнес он.

- Да, конечно – Анна пошла первой, показывая путь.

… После осмотра Владислав снял перчатки и предложил Анне и Юлии присесть.

- Для начала сообщу то, зачем вы позвали меня. Вы действительно беременны – сказал он, глядя на Анну. Однако… при некоторых манипуляциях я видел, что вам было больно. Это так? – осведомился он, вытирая руки полотенцем.

- Да, немного – поёжилась девушка под колючим взглядом врача.

Здоровью плода пока, подчеркиваю, пока! – врач воздел указательный палец вверх – ничего не угрожает. Но я настоятельно советовал бы регулярно приходить на мой прием и следить за протеканием беременности. Также – добавил он – секс с большой осторожностью. Хотя до 2 месяцев я бы рекомендовал воздержаться от него совсем, учитывая ваш прошлый негативный опыт. Владислав застегнул чемоданчик и посмотрел на Дмитрия.

- Пора.

Юлия проводила мужчин до двери.

- Я не хочу, чтобы Миша знал о ребёнке… пока что не хочу. Анна подняла умоляющие глаза на Юлию. – Прошу тебя, не рассказывай ему. Я сообщу ему сама. Юля согласно кивнула.

- Конечно. Не беспокойся об этом.

После свадьбы Алины и Данила прошло уже больше 3-х месяцев. Всё это время Анна старательно скрывала любые намёки на беременность: носила свободную одежду, утром всегда вставала пораньше, дабы Михаил не заметил, как её тошнит в санузле. Впрочем, в последнее время у него было много работы, и он практически не бывал дома. Живот девушки не был сильно заметен, но её тревожило то, что еще немного и Михаил заметит беременность.

В один из дней Анна мирно напевала, прогуливаясь по площадке перед особняком. На ней было удобное расклешённое пальто красного цвета, надежно маскирующее растущий живот. Длинные каштановые волосы струились по спине. Снег спиралями медленно падал на землю. Анна поймала рукой снежинку, сжала в ладони. «Тем снежинкам повезло, они растают, а меня поднимут на ноги, чтобы я вновь упала» - невесело подумала девушка. Она двинулась по дороге к дому, загребая сапогами искристый снег. Спину немного ломило.

- Юля! – позвала Анна.

- Да? – выглянула та из кухни.

- Помоги снять пальто - попросила беременная. Чтобы разуться ей пришлось аккуратно присесть.

- На ужин паэлья, как ты и хотела – заулыбалась горничная, провожая Аню в столовую. Паэлья – это испанское национальное блюдо, подкрашенное шафраном, с добавлением оливкового масла. В один день Михаил неожиданно отвёз жену в приватный ресторан, где она собственно и влюбилась в это экзотическое блюдо. Дома она попросила Юлию приготовить классический вариант, в который входили: морепродукты, рыба, курица, креветки, белое вино и специи. Ане, которая ожидала ребёнка, этот вид кушанья очень полюбился. Аня с удивлением отметила, что накрыто на три персоны.

- Кто третий? – разглаживая салфетку на коленях, спросила Анна.

- Данил. Он сегодня один, Алина кажется, уехала по магазинам.

Ане показалось, что подруга смутилась.

– Он что, нравится тебе? – улыбнулась беременная, накалывая на вилку кусочек креветки. Аромат свежей зелени разливался по столовой. Лицо Юли залила краска.

- Да нет, я… - она потупила взгляд, щёки предательски запылали.

- Да ладно, не переживай, я никому не скажу – заговорщически подмигнула ей Аня, и сказала: - да садись ты уже, в конце концов! - засмеялась она, хлопая рукой по ближайшему стулу.

Не спеша, Юля присела рядом. Ей подобная смесь продуктов казалась странной, однако на вкус было вполне себе сносно. В разгар обеденной беседы, в столовую вошёл Данил. Девушки замолкли.

- Чего застыли? – слегка грубовато произнес парень, подходя ближе. Он быстро уничтожил свою порцию, даже не глядя на девушек. Те молча трапезничали, изредка перекидываясь незначительными фразами вроде «передай соль», или «подай пожалуйста соус» украдкой поглядывая в сторону Данила.

- Спасибо, Юль, очень вкусно – уже чуть мягче произнёс парень, и поставил тарелку у раковины. - Я спешу.

- Чего это с ним? – с подозрением спросила Аня, промокая салфеткой губы.

- Не знаю – пожала плечами в ответ Юля.

- Как ты думаешь, замужество пошло Алине на пользу? – осторожно поинтересовалась Аня у подруги.

- Как же – фыркнула Юля. - Вчера нашла в её комнате косяк, спрятанный под подушкой.

- Она продолжает принимать наркотики? – удивилась Аня. Услышанное озадачило её, ведь они предполагали, что замужество поможет Алине забыть пагубные привычки, и вот теперь выяснилось, что это не помогло.

- Ты рассказала Мише?

- Пока нет… Юля задумчиво посмотрела в окно. Но как только появится, я скажу ему.

Но ни вечером, ни через два дня Михаил так и не объявился. За это время Алина успела снова где-то раздобыть порошка и в очередной раз улететь в город дорог.

Данил ходил чернее тучи. Как только супруга выпадала из действительности, он шёл к Ане, иногда помогал Юлии. За последнее время они снова стали вести себя как добрые приятели. Девушки вечерами готовили ужин, пока парень развлекал их историями из своего детства. После ужина компания перебиралась в просторную гостиную, где Юля пристрастилась вязать крохотные пинетки всех цветов радуги для будущего малыша Ани. Время пролетало незаметно, когда они находились вместе.

Михаил вернулся лишь через неделю после обещанного срока. По телефону он давал указания Данилу, но Ане не звонил, впрочем, она не очень этого и желала, наслаждаясь временной свободой. Он стал настороженным, что отнюдь не обрадовало обитателей особняка, и однажды вечером Данил был приглашён в его кабинет.

- Виски? – предложил Михаил, осторожно наполняя чертовски дорогие стаканы GalaPrestigeAmber немецкого бренда Rosenthal.

- Не откажусь.

- Ты ведь знаешь всех моих директоров из совета? – поинтересовался Соколовский.

- Не только их. Телохранители, помощники… знаю каждого. Даже пару жёнушек директоров – хитро подмигнул Данил.

Михаил еле сдержал смех, рвущийся наружу.

- Серьёзно? Наш пострел везде поспел – рассмеялся он, поднимая стаканчик в честь Данила.

- В нашей работе это необходимо – ответил ему таким же жестом Данил.

- Что ты можешь сказать о Дамире, Юрии и Владимире? – взгляд Михаила в мгновение посерьёзнел.

- Владимир и Юрий мелкие сошки… у них семьи, они боятся делать глупости, которые могут навредить им. Так, мелкие косяки – глотнув ароматного виски, парень уточнил - впрочем, насколько я знаю, эти трое бывшие одноклассники. Они всегда проворачивают дела вместе. Что же до Дамира… - парень задумался. Я встречался с ним, знаком со многими его бывшими подчинёнными. Все они отмечали его редкую вспыльчивость. Женат не был, но имеет огромный список бывших любовниц. Он более смелый чем его… друзья – это слово он произнес с какой-то усмешкой. Чаще всего, добивается того, чего хочет – закончил Данил.

- Я следил за ним во время своего отсутствия. Он связывался с разными людьми нашего круга и это показалось мне странным – побарабанил пальцами по столешнице Михаил. - Кроме того, охрана доложила мне о чёрных седанах, несколько раз приезжавших к поместью. Соколовский тяжело вздохнул. – Мне не нравится сложившаяся ситуация. Выясни, причастен ли как-либо Якубов к данному происшествию.

- Окей.

Анна сидела в гостиной у камина. Глубокое мягкое кресло было настолько удобным, что она стала клевать носом, когда почувствовала нежное прикосновение прохладных рук.

- Миша… девушка протерла глаза. Как ни странно, она была рада его видеть. В его отсутствие особняк казался особенно уязвим, даже при наличии охраны. Она с трудом приподнялась в кресле. – Когда ты приехал?

- Сегодня днём. Решали с Данилом кое-какие накопившиеся дела – улыбнулся муж. – Как вы тут? – он присел на подлокотник кресла.

- Всё нормально, только вот… Аня замялась, не зная, как сообщить Михаилу о зигзагах сестры.

- Что? – улыбка сползла с породистого лица.

- Алина… она кажется, не завязала с наркотиками – тихо ответила Аня.

- Как ты узнала? – зрачки Михаила сузились.

- Юля… она убирает её комнату… - девушка не успела договорить, как мужчина резко встал и твердым шагом покинул гостиную, так что Анне оставалось лишь смотреть ему вслед.

***

Комнату освещал свет торшера. Хозяйка комнаты возлежала на тахте с длинной сигаретой в руке. Дверь распахнулась.

- Дорогой братец явился – констатировала Алина, раздавливая сигарету в пепельнице. Она встала ему навстречу.

– Что с тобой? – спросила она, но мужчина с силой отбросил протянутую к нему руку сестры от себя.

- Тебе недостаточно мучений, что ты причинила своей пристрастью всей нашей семье? – злобно прошипел он ей в лицо. Алина отступила назад.

- Как ты…

- Как я узнал? Михаил быстро прошел к кровати и вынул из-под подушки пипетку, набитую травой. Держа её двумя пальцами, он вновь приблизился к сестре, демонстрируя ей находку.

- Это всего лишь трава – попыталась возразить Алина, но Михаила уже несло дальше на волне гнева.

- Ты, дрянь, я всё делал для тебя, оплачивал твою учёбу за границей, выдал тебя замуж, в конце концов! Но ты сама всё испортила. И скажи спасибо, что я не увидел тебя в наркотическом состоянии! – выплюнул Соколовский и развернувшись, пошёл к выходу, но резкий вопрос сестры остановил его.

- Кто тебе рассказал?

Михаил молчал. Девушка подошла ближе.

- Кто. Тебе. Рассказал? – повторила она свой вопрос.

Брат дёрнул плечом, стоя спиной к сестре.

- Впрочем, без тебя знаю, кто это был - не дожидаясь ответа, сказала Алина. Михаил вышел, не удостоив сестру продолжением беседы.

Алина без сил опустилась на пол. Глаза заволокло слезами. «Всё она, всё из-за неё» - в исступлении шептала Алина, до крови впиваясь ногтями в ладони. Она раскачивалась сидя на полу, словно китайский болванчик. «Я всё равно не отдам тебе его» - лихорадочные мысли обрывками клубились в голове помутившейся девушки.

Никто не знал, от чего именно Алина снова сорвалась, как и никто не знал, что она в первые же дни отъезда Михаила заметила, как её супруг весело общается с Юлей и Анной. И если её покорёженный дурью разум еще мог понять, что с горничной Данила ничего не связывает, то неприкрытую симпатию его к жене брата Алина видела ясно. Горе застилало глаза несчастной супруги, когда она в полузабытьи замечала, что Данил уходит из спальни, стоит ей только задремать. Она чувствовала, что он не любит её, но не могла смириться с этим. «Если бы она исчезла, он полюбил бы меня» - промелькнула дикая мысль в воспалённом мозгу наркоманки. Она прижала пальцы к вискам, стараясь заглушить шум голосов внутри.

***

- Дамир сегодня будет отдыхать в клубе SohoRooms – доложил Данил.

- Экстравагантный выбор – скривил губы в усмешке Соколовский. – Что ж, наведаемся туда ночью.

Элитный закрытый клуб славился на всю столицу. Звёздные гости, скандальные акции, безумная давка фанаток возле FC, фотографии в Instagram, видео в Youtube – всё это создаёт востребованный бренд, который увеличивает выручку клуба в сотни раз. Этот клуб пользовался популярностью среди «золотой молодежи» вот уже 8 лет подряд, удерживая первенство в топ-списке. Разделённые зоны, каждая со своей функцией, радовали посетителей. Попасть сюда человеку с улицы практически невозможно.

Vip-зона открывалась лишь для особых гостей, которые имели золотые карты. Таковые имелись и у Данила с Михаилом, поэтому фейс-контроль пропустил их, глядя в пол. В ресторанной Vip-зоне они увидели Дамира, с красивой раскованной блондинкой в золотистом коктейльном платье, восседающей у него на коленях. Дамир заметил их, жестом приглашая присесть.

- Каким ветром? – улыбаясь, спросил Дамир, спихнув спутницу на кожаные сиденья.

- Попутным – щёлкнув пальцами официанту, ответил Михаил.

– Данил, развлеки эту очаровательную мадемуазель… простите? – обратился Соколовский к девушке.

- Мария – кокетливо улыбнулась белозубая красавица.

- Развлеки Марию. У нас с Дамиром есть разговор. Данил молча кивнул, увлекая хихикающую девушку в сторону танцпола.

- О-ля-ля, серьёзный разговор. И о чём же? – Дамир лениво откинулся на спинку дивана, закинув ногу на ногу.

- Зачем твои люди приезжали к моему особняку? Вопрос повис в воздухе. Глаза печатного магната сверкнули, однако он хорошо держал себя в руках и ни один мускул на его лице не дрогнул.

- О чём ты? - Дамир совсем по-ребячески подкинул пальцами оливку и отправил её себе в рот.

Михаил раскурил дорогую папиросу, и тоже откинулся на спинку своего дивана.

- Я видел запись со скрытой камеры наблюдения за территорией перед своим поместьем – при этих словах Соколовский заговорил чуть тише и подался вперед: - и я отлично знаю, кому принадлежат эти автомобили.

- Тише, тише – Дамир примирительно поднял ладони. – Да, я послал своих орлов проследить за особняком. На всякий случай – добавил Дамир, щелкая зажигалкой и поднося её к папиросе, аналогичной той, что была у Соколовского.

- Сделай одолжение – проследи, чтобы я больше их не видел. А то ведь и ты их можешь больше не увидеть – язвительно произнёс Михаил и затушив папиросу в стакане виски, встал.

- Передавай привет Анне – хмыкнул Дамир напоследок.

Соколовский развернулся.

- Что?

- Я о твоей милой подружке – смазливо улыбнулся Дамир.

- Я предупредил тебя.

Соколовский прошёл лаунж-зону, постоянно натыкаясь на раскрашенных девиц в коротеньких платьицах. Наконец у колонны он заметил Данила, беседующего с раскрасневшейся Марией. Заметив приближение Михаила, она стушевалась и отошла в сторону.

- Идём – потянул Михаил парня за собой.

***

После сытного ужина приготовленного заботливыми руками Юлии, она и Аня сидели в старой спальне последней. Юля где-то в кладовке откопала огромный паззл с изображением Нотр-Дама-Де-Пари, и сейчас обе девушки самозабвенно прикладывали кусочек к кусочку, пытаясь собрать целостную картину.

- Тьфу, это невозможно просто – в сердцах воскликнула Юля, всплеснув руками.

Звонкий смех заполнил комнату.

- Иди отдыхай, закончим как-нибудь в другой раз – сказала, посмеиваясь, Аня.

- У меня уже в глазах рябит – пожаловалась Юля, собирая незаконченные остатки мозаики.

- Иди, горемыка, я сама приберу, врач советовал мне больше двигаться – подмигнула Аня.

Легкая зарядка немного расслабила беременную, и она решила почитать книгу устроившись на любимом подоконнике. В огромной библиотеке особняка Анна выбрала книгу автора Вирджинии Эндрюс «Лепестки на ветру», события которой охватывают временной период с 1960 по 1975 год, в стиле готического фэнтези и семейной саги. Аня уселась поудобнее и погрузилась в историю, не заметив открывшейся двери.

***

«Я должна избавиться от неё, она помеха моему счастью с Данилом» - шептала себе девушка, медленно шагая по темному коридору. В лунном свете блеснуло лезвие острого кинжала – того самого, который обагрился кровью Анны в вечер, когда она грозилась покончить с собой. Алина тихо, стараясь не шуметь, приоткрыла створку двери Анны. Хозяйка комнаты мирно сидела у окна, углубившись в бумажные страницы и не замечала ничего вокруг. Алина вошла, нарочно щёлкнув дверью, чтобы девушка услышала о прибытии гостьи.

Анна подняла голову, нехотя оторвавшись от книги. Алина стояла буквально в пяти шагах от нее. Глаза девушки ввалились, бледность кожи резко контрастировала с темной одеждой. Капли пота выступили на лбу. Её руки дрожали, будто у неё была болезнь Паркинсона, в левой была зажата рукоятка кинжала, инкрустированная драгоценными камнями. Анна вздрогнула. Узнала.

- Алина… медленно, расставляя пробелы между словами произнесла Аня – зачем ты пришла?

«Из-за неё я никогда не буду счастлива» - билось в то же время в голове наркоманки. Она сделала шаг вперед.

- Ты, ты! Ты виновата во всём! – лихорадочно шептала безумная, сокращая расстояние между ними. Лезвие угрожающе блеснуло. Анна содрогнулась, и медленно встала с подоконника, рассчитывая, как лучше выбраться из комнаты. По виду Алины Анна уже догадалась что та снова закинулась какой-то дрянью, которая резко усилила и без того напряженный эмоциональный фон. Легкий халат слегка распахнулся, приоткрыв увеличившийся животик. Анна быстро накинула его обратно, но поздно. Взгляд Алины уже упал на её живот.

- Так ты еще и беременна… - протянула она.

- Алина, давай поговорим, я прошу тебя. Мы ведь взрослые люди – жалобно попросила Анна, отступая к столу. «Если она нападет, мне конец» - думала она.

- Скажи… - начала Алина, делая еще шаг. – Ты беременна от моего мужа, так? – задала она вопрос. Ей не нужен был ответ Анны, она была уверена в верности своей догадки.

- Что?… нет! – воскликнула Анна, инстинктивно кладя руку на живот. Она искала глазами что-нибудь, чем можно защититься, но кроме стоящей на столе статуэтки изящной гейши, оружия не было.

Алина нехорошо улыбнулась. – Я убью двух зайцев сразу – пропела девушка, поигрывая кинжалом в руках.

- Я ношу ребёнка твоего брата – сделала последнюю попытку вразумить сумасшедшую Анна.

Алина еле слышно зашептала, скорее для себя, поскольку Аня не расслышала части того, что она произнесла: - она беременна от моего мужа… у моего мужа не будет детей ни от кого кроме меня… я должна избавиться от вас… должна… С этими словами обезумевшая Алина бросилась на беременную. Та схватила со стола статуэтку, приготовившись обороняться ею до последнего. «Я должна защитить моего ребенка» - неожиданная мысль придала Ане сил, и она успела увернуться от ножевого выпада Алины. Сумасшедшая загнала Анну практически в угол, тогда она резко дернула длинный тюль, на который по счастью наступила Алина, и та упала, выронив оружие. Анна кинулась к выходу из комнаты, но дверь как назло заклинило. Помертвев, она обернулась. Поверженная противница уже поднялась с пола, и сейчас гадко улыбалась, глядя на беременную. Глаза её стали полностью чёрными, превратившись в один сплошной зрачок.

- Зайчик не спрячется от охотника – снова пропела Алина, подходя ближе.

«Я смогу закрыться в ванной, только бы успеть!» - сообразила Аня. Проскочив в паре сантиметров от Алины, она добежала до ванной, дернула ручку… На расстоянии пальца от её головы в дверь вонзился злополучный кинжал. С криком ненормальная выдернула его, приготовившись нанести решающий удар. Перепуганная до полусмерти девушка обернулась и увидела приближающееся лезвие. Секунда – и кинжал рассек щеку. Кровь тут же хлынула из глубокой раны. Пригнувшись, Анна ринулась к окну, без надежды на спасение. Алина снова двинулась по направлению к ней.

Бах! – Дверь распахнулась, встретившись со стеной. Алина резко повернулась на звук. Вбежавший Данил мигом оценил обстановку. Пуля прошила воздух, достигнув виска Алины. Она кулём рухнула на пол. Под её головой медленно растекалась темно-бордовая лужа. Анна отвернулась к окну. Она едва сумела подавить приступ накатившей тошноты, прижав ко рту кусок воздушного тюля и закрыв глаза. «Дыши глубоко - повторяла про себя Анна. Уши заложило. Перед глазами разворачивалась немая сцена. Вошедший Михаил молча смотрит на мёртвую сестру, проверяет ее глаза, затем осматривает руки…Взору присутствующих открылся локтевой сгиб, весь покрытый синяками от уколов. Соколовский вздохнул. Данил молча стоит у стола, скрестив руки на груди, на его лице смесь вины и… облегчения? Анна прикрыла глаза, дрожащей рукой оперлась о подоконник, стараясь привести сознание в норму. Девушка покачнулась. Михаил медленно подошёл к ней. Тёплые объятия супруга на мгновение успокоили дрожь в теле девушки. - Ты в порядке? – спросил он с тревогой. Анна кивнула. Михаил отстранился, медленно скользя взглядом по телу Ани, затем неторопливо коснулся ладонью округлого живота. Выражение лица с сочувствующего сменилось на гнев.

- Когда ты собиралась рассказать мне? – процедил он. Девушка ничего не ответила, лишь печально смотрела на мужа. Его тон смягчился.

- Ладно. Он осторожно осмотрел её рану на щеке. – Я зашью твою рану. Михаил повернулся к Данилу.

– Унеси её, и сообщи Дмитрию – кивнул он на тело Алины. Парень старался не смотреть на то, что еще совсем недавно было его супругой. Угрызения совести терзали Данила, ведь заключение этого брака не спасло Алину. Все ухищрения оказались напрасными, девушка не продержалась и полугода, да ещё и едва не убила беременную.

Анна прислонилась спиной к подоконнику. «Не могу поверить, что Алина подумала, будто я была беременна от Данила». В голове вспыли воспоминания о тех днях, пока Соколовский отсутствовал. Значит, Алина следила за времяпрепровождением троицы… Мысли прервал вошедший Михаил с аптечкой в руках. Аня опустила взгляд на испорченный пеньюар, на котором тут и там красовались кровавые пятна. Бедняжка содрогнулась, и перевела взгляд на супруга. Тот уже достал хирургическую нить, и сейчас обрабатывал иглу. Пока мужчина осторожно зашивал нежную кожу, Анна не проронила ни звука. Она смотрела на мужа из-под опущенных ресниц.

- Я закончил. Очень больно? – Михаил взял руки девушки в свои.

- Физическая боль никогда не заглушит душевную – проронила она. - Миша… с длинных ресниц упала крохотная слеза. – Когда всё это закончится? – тихо и как-то отстраненно спросила Аня, глядя прямо ему в глаза. - Моя жизнь похожа на кошмар, от которого не суждено очнуться - пользуясь молчанием супруга, продолжала девушка. Мужчина нежно положил ладонь на затылок плачущей девушки, и мягко прижал её к себе, поглаживая по волосам, словно малышку.

- Всё будет хорошо. Тело девушки тряслось в его руках, очевидно слёзы просто душили её. Чтобы приглушить истерику, мужчина заговорил спокойным тоном:

- Алина была больна с подростковых лет. Ты не виновата в том, что с ней произошло. Никто не виноват, слышишь? – он повернул лицо девушки, заставляя посмотреть ему в глаза. Всхлипнув, она кивнула, и инстинктивно прижалась к мужчине, уткнув голову в его крепкую грудь.

- Идём в спальню, я уложу тебя – тронул он руку Ани.

Лежа в кровати, девушка долго не могла отвлечься от мыслей и заснуть. «Он как Янус» - подумалось ей. «Многоликий, постоянно открывается с разных сторон, и никогда не знаешь, какую черту характера откроешь для себя на этот раз». Еле слышный вздох привлёк внимание задремавшего у изголовья Михаила.

- Спи спокойно. Я никому не позволю приблизиться к тебе – он ласково поцеловал Аню в лоб и вышел из комнаты. Перевернувшись на другой бок, она наконец провалилась в долгожданный сон. Помещение погрузилось в тишину.

***

- Дмитрий забрал тело. Пышных похорон устраивать я так понимаю, не будем? – вопрос Данила повис в воздухе.

Задумчиво перебирая четки, Михаил ответил: - в этом нет необходимости. Кроме нас у неё никого не было. После кремации мы поместим урну на кладбище, возле отца и матери. Пусть прошлое останется в прошлом. Забудем об этом.

- У меня есть личный вопрос к тебе, Данил. Тот вздрогнул. «Опять что-то задумал» - кисло подумал он, но постарался не показать этого.

- Да?

- Как ты смотришь на Юлию? – оскалился Михаил в белозубой улыбке.

- Она хорошая, исполнительная, мы в прекрасных отношениях – пожал плечами парень, не очень понимая, куда клонит друг.

- Я понимаю, что глупо спрашивать об этом сейчас, когда ты только что… кхм… стал вдовцом, но… Я давно хотел тебе предложить её в качестве пары – хмыкнул Михаил. Воцарилась тишина, прерываемая только хитроумным механизмом –мелодичным стуком шариков друг о друга на столе. – Дело в том, что я знал о её чувствах ко мне, это проявилось еще в первый год её работы. Сейчас я почти не замечаю её взглядов украдкой, и хотел бы переключить её на тебя. К тому же у вас есть все шансы создать крепкую семью. Как тебе предложение? – обратился мужчина к Данилу.

Парень взъерошил рукой непослушные волосы.

– Даже не знаю что сказать – честно признался он. – Не то чтобы я был против, но захочет ли Юля? – вопросительно посмотрел он на собеседника. Губы Соколовского тронула улыбка. – Каждой слабой женщине нужен сильный мужчина – философски заметил Михаил. – Посмотри на неё иным взглядом, как на женщину. Красивую, молодую, умную женщину. Кроме тебя никто не разберется в твоих чувствах.

Данил конечно, сразу догадался о истинных намерениях Соколовского. «Хочет обезопасить свои отношения с Аней» - горько подумал он. Ему не нужна была жена, а о детях он пока и думать не хотел, но… «Юля ведь всегда была рядом со мной, поддерживала, помогала… всё более лучший вариант чем Алина» - размышлял он. «Если мне суждено жениться, пусть это будет Юля» - решил он.

***

Тем временем в Казани.

Лидия весь день провела в хлопотах. Такой бизнес как кофейня, требовал как физических, так и моральных затрат. Молодая женщина крутилась как белка в колесе, обслуживая покупателей и следя за кухней. Когда кофейня только открывалась, Лидия сама занималась выпечкой, она же стояла за кассой, была уборщицей, приёмщицей, кухаркой… Сейчас у неё имелся штат помощников, но иногда, в редкие минуты отдыха, женщина сама вставала к плите и самозабвенно выпекала пирожные ручной работы, рецепты которых она никому не открывала. Каждое из пирожных созданных её руками было в единственном экземпляре, как правило они доставались близким Лидии.

Лидия тихонько напевала, протирая гладкую поверхность полки, как вдруг зазвенел колокольчик, висящий над дверью. Она неловко повернулась с тряпочкой в руке и случайно задела стеклянный молочник, который стоял с краю. Хрустальный звук резко разлетелся по комнате, осколки взметнулись вверх. Лидия горько вздохнула, и подняла взгляд на случайного посетителя.

- Вы уже закрыты? –молодой парнишка лет 25 смотрел на Лиду из-под густой тёмной челки.

Лидия во все глаза таращилась на парня. Парень выглядел как с обложки журнала – небрежно уложенные волосы с «мокрым» эффектом, большие, чуть прищуренные карие глаза, окруженные пышными ресницами так, что ни один блик не отражался в них. Такие глаза называют «бархатными».

- Я… Вообще да, мы уже закрыты, но… Что вы хотели? – поинтересовалась она, осторожно собирая осколки. – Ай! – через мгновение она отдёрнула порезанный палец. Парень присел рядом, вынул из нагрудного кармана носовой платок и аккуратно перевязал руку пострадавшей. Та благодарно посмотрела на него, их взгляды встретились. Вместе они замели стеклянное крошево и заняли прежние места – Лидия за стойкой, парень – у прилавка.

- Большое спасибо за помощь. Хотели купить что-то? – снова вернулась к теме разговора Лида. Парень взъерошил волосы рукой.

- Да, я иду на день рождения к своей девушке, и мне хотелось бы порадовать её чем-нибудь необычным – ответил он.

Лидия смутилась. «Достался же кому-то редкий экземпляр» - грустно подумала она про себя, но вслух сказала:

- Конечно. Как раз сегодня я делала пирожные ручной работы, сейчас принесу – она пошла вглубь помещения за коробочкой с заветной выпечкой. Откинув крышечку, парень заглянул внутрь.

- Интересный стиль – пробормотал он, рассматривая пирожные, изготовленные в форме животных. У каждого зверька, будь то слоник или кошка, в лапках имелась съедобная табличка, на которой были написаны приятные сердцу фразы: «Я люблю тебя», «Твоя улыбка подобна солнцу», «Ты – лучшее, что случалось в моей жизни», и.т.д. Всего в коробочке насчитывалось 9 пирожных.

- Мне нравится, я беру – сказал парень и полез в карман за портмоне.

- Не надо денег – отмахнулась Лидия. Вы помогли мне. Забирайте – улыбнулась она. Лицо парнишки посветлело.

- Меня зовут Макс. Спасибо. Обязательно приду ещё – подмигнул он Лидии и снова звякнув колокольчиком, вышел.

***

Проходило время, молча унося в прошлое, всё, что жители особняка успели пережить и подытожить. Прошёл месяц после памятных событий, что оставили в душе Анны незаживающую рану. Глаза девушки больше не искрились, подобно снегу на солнце. Теперь все её мысли прочно занимал страх за нерождённое дитя. Она плохо спала, постоянно просыпаясь от каждого шороха. И хоть в доме кроме Михаила, вряд ли кто-нибудь мог бы причинить ей вред, безотчетное чувство тревоги не покидало её. Бесполезно проворочавшись в постели, девушка решила сходить в библиотеку. «Может хоть чтение немного отвлечет меня» - подумала она.

В библиотеке пахло пылью и карамелью. Старинные тома, новые книги, журналы – всё это мирно соседствовало на высоченных полках, упирающихся в потолок. «Том Сойер!» - возликовала Аня, осторожно снимая детскую книгу с полки и устраиваясь с ней в кресле. Приключения сноровистого мальчишки увлекли её, и она не заметила, как уснула. Такой её и нашел Михаил – забравшейся с ногами в кресло, с книгой в ослабших руках. Он поднял крепко спящую жену на руки и перенёс её назад в спальню. «Какая она милая, когда спит» - подумал он, заправляя вьющуюся прядь волос за её ухо.

После разговора с Мишей, Данил очень быстро нашёл подход к предполагаемой супруге (благо, тёплые чувства она к нему испытывала давно). Иногда Юля вела себя несколько скованно, так как ей нравился Данил, но определенное место в её душе занимал и Михаил, и эта двойственность чувств сводила её с ума.

- Юля! – девушка обернулась на голос Данила.

- Ну зачем же так пугать – с укором сказала Юля, в шутку шлёпнув его кухонным полотенцем. Тот рассмеялся, и притянул её к себе, щекоча её шею неведомо где добытым огромным страусиным пером. Она завизжала, извиваясь как змея, но Данил крепко держал её одной рукой за талию, не давая выскользнуть.

- Как смотришь на то, чтобы смотаться в Диснейленд? – спросил он, обняв её сзади за талию. Волосы девушки пахли цветами, точно парень сейчас находился в роскошном саду. Он ждал ответа, зарывшись носом в длинные локоны. Юлия счастливо заулыбалась, затем повернулась и порывисто обняла парня за шею. Тот на мгновение замер, но затем осторожно обнял её.

Михаил лично заказал билеты и гостиницу в на неделю. Стоя в аэропорту, он весьма довольно улыбался, глядя какими глазами смотрит на его друга Юля.

- Как думаешь, я верно рассчитал? – спросил Михаил у Анны. Они сидели в аэропорту в Vip-зале в ожидании самолета, который должен был увезти Юлию и Данила в Париж. Анна задумчиво водила пальчиком по столу.

– Да, думаю это была хорошая идея – ответила она. – Они оба, кажется, счастливы.

- Ну, кажется нам пора – с улыбкой сказала Юлия Анне, крепко обняв подругу.

Михаил молча пожал Данилу руку. Их взгляды встретились, и Данил прочел в глазах Соколовского молчаливое одобрение. Помахав рукой на прощание, Юля и Данил скрылись в проходе.

Домой возвращались в молчании. Перемена погоды негативно сказалась на организме беременной девушки, и она с утра чувствовала себя не очень хорошо.

- С тобой все хорошо? – с тревогой спросил Михаил, положив руку на её колено. Та отвернулась от окна. – Да, я в порядке – медленно ответила Аня, положив руку на живот. Она смотрела на дорогу, по которой нещадно мела позёмка, а ветер казалось, вовсю старался снести автомобиль с пути.

В опустевшем поместье стало тоскливо, дни тянулись словно жевательная резинка. Погода окончательно испортилась, так что Анна не могла даже выходить на прогулку в сад. «Без Юли дом словно осиротел» - грустно думала она, коротая дни в мастерской, а вечера у весело потрескивающего камина. Михаил проводил большую часть времени на работе, однако вернувшись, всеми силами старался увлечь жену так, чтобы она не чувствовала себя одинокой.

В один из дней Анна спокойно писала в своей мастерской, когда быстрым шагом туда вошел Михаил. Его взгляд наткнулся на прекрасное лицо молодой женщины, обрамленное темными волнистыми волосами. Её взгляд был так нежен, будто она смотрела на новорожденного малыша. Он остановился, с восхищением смотря на холст.

- Кто это? – спросил он у Ани.

- Моя мама… такой я её помню – вздохнула девушка в ответ, нанося новые мазки.

- Удивительно красивая женщина.

- Это так – улыбнулась Аня, и повернувшись, мазнула ничего не ожидающего Мишу по щеке краской. Тот перехватил её запястье с такой силой, что оно хрустнуло. У девушки от боли на глазах едва не выступили слезы. В ту же секунду мужчина властно впился в её губы, приподнимая её за ягодицы. В страстном поцелуе он прижал её спиной к стене, удерживая на весу, давая прочувствовать свою силу и желание. Анна затрепетала.

- Хватит, - выдохнула она, но это не помогло.

- Ответь мне, - прохрипел он. – Поцелуй меня.

Она издала короткий стон, потянулась к мужчине и нежно прикоснулась своими губами к его. Мужчина еле слышно зарычал, выпустив её из объятий и положив руку её на бедро. Аня испуганно взглянула на него.

- Миша… но…ребенок… - начала она, но он приложил палец к её губам. – Я буду очень осторожен. Не волнуйся – новый поцелуй заставил девушку забыть обо всём. Михаил хищно улыбнулся, ощутив, что девушка больше не будет сопротивляться, что она тоже хочет его. Рука скользнула под красное платье в её трусики.

- Посмотри на меня – приказал он, приподнимая подбородок девушки так, чтобы она смотрела на него. Девушка повиновалась. Её серые глаза словно подернулись дымкой.

- Да… - выдохнула она, когда он вошёл в неё.

Обнимая её и прижимая к себе, мужчина ощутил бешеный стук её сердца. Её горячие губы были сухими от возбуждения, и он нежным движением языка смягчил их. Она ощущала жар его тела, хотела чувствовать его в себе постоянно. Его движения ускорились, подводя обоих к пику. Мужчина ощутил, как напряглось всё тело девушки, и сам будто взорвался, яркой вспышкой наполнив её существо невероятным экстазом. Она задрожала, пытаясь унять сбившееся дыхание. Михаил провел большим пальцем по её щеке, поцеловал в лоб.

- Нам нужно в ванную – хитро прищурился он, увлекая девушку за собой.

***

Через полчаса они оба отдыхали в просторной ванной с душистой пеной на поверхности. Бокал коньяка в руке Михаила играл светом, отражая блики свеч. Аня утомленно прикрыв глаза, покоилась на мощной груди мужа. Им было хорошо вместе, даже молчание не нарушало их идиллии. Руки Михаила бережно сомкнулись на округлом животе Ани. – Как считаешь, кто там? – спросил он у неё.

- Не знаю… девушка накрыла руку мужа своей. – Надеюсь, что мальчик – улыбнулась она, положив голову ему на плечо.« Я сошла с ума, лежу в объятиях своего мучителя… и мне это нравится…» - раздумывала она, перекатывая воздушную белую пену меж тонких пальцев. И тут девушка почувствовала толчок.

- Миша, я ошибаюсь или… полный счастья голос Ани вывел Михаила из блаженной дремоты.

- Что? – он приблизил лицо к её шее.

Вместо ответа Аня положила его руку на тот участок животика, где ощущала движения малыша. Лицо Михаила посветлело.

- Ему нравится наша близость – прошептал он на ухо девушке, и укусил её за мочку уха. Девушка подвинулась так, что находилась теперь левее от мужа. Тёплое дыхание согрело шею Михаила. Чувственные губы ласкали шею мужчины, снова заставляя того издавать рычание. – Ты ведь знаешь, чем это кончится – медленно произнёс он, глядя прямо в сверкающие в полутьме глаза девушки.

- Я хочу тебя.

Не отрывая взгляда, мужчина ловко посадил девушку сверху. Та обвила его шею руками и поцеловала, отдаваясь волне страсти. Влажная кожа горела от поцелуев, словно к ней прикасались огненной палкой. По-хозяйски отодвинув тонкую ткань трусиков, он запустил внутрь девушки два пальца, заставив ее со стоном выгнуться. Ногти впились в литые мышцы его плеч. Аккуратные, но чувствительные движения распаляли девушку. Она откинула длинные мокрые волосы рукой назад и уже не сдерживая сладостных стонов, еле проговорила:

- Пожалуйста, Миша – умоляющий тон вызвал удовлетворительную улыбку у Соколовского и не медля больше, он приподнял её за ягодицы, осторожно усадив на себя. Девушка вскрикнула, когда мужчина начал ритмично скользить внутри неё, однако через пару мгновений вода смягчила неприятные ощущения. В момент наивысшего наслаждения они слились в едином движении. Их единство было теснее, чем просто прижавшиеся друг к другу тела, глубже чем жаркие вдохи, страстные, еле слышные мольбы и звериное рычание невысказанного удовольствия. Сладкая истома накрыла их одновременно, взорвавшись ярким фейерверком внутри разгоряченных тел. Девушка обмякла на накаченном теле мужа, продолжая обнимать его за шею. Глаза Михаила потемнели, когда он услышал едва уловимые вблизи уха слова:

- Я кажется… люблю тебя.


***

- Ну же, Данил, идём, мы ещё вон на той карусели не были! – смеялась Юля, увлекая парня за собой.

- Давай перекусим, затем продолжим – ответил парень, притягивая красавицу назад к себе.

Превосходный ресторан на территории Диснейленда совмещал в себе сразу четыре кухни: французскую, бельгийскую, морепродукты и европейскую. Приятная музыка располагала к неспешной трапезе. Бесконечно кланяющийся официант принес два «Menu dujoir» - особое дневное меню.

- Простите – вежливо подозвала Юлия молодого официанта. – Fromages – это сыры?

- Совершенно верно, мадемуазель – кивнул парень. На его бейджике значилось «Пьер». – Могу посоветовать вам вид Канталь, один из самых старых французских сыров. Он имеет острый сливочный вкус, к нему могу предложить ронское вино – белое, Мюскаде – улыбнулся парень, вынимая блокнотик.

- Отлично. А ты что будешь? – обратилась девушка к Данилу, задумчиво листающему меню.

- Я буду «Кордон Блю», а к нему вино Бургундии «Domaine Anne Gros» - спокойно ответил Данил.

Когда Пьер ушёл, Юля толкнула парня в бок.

- Ты разбираешься в винах?

- Конечно. В своё время я столько раз бывал за границей в компании с дорогим вином, что могу запросто устроиться работать сомелье – усмехнулся Данил, целуя девушку в щеку.

Приготовленная еда оказалась выше всяких похвал. После обеда девушку стало клонить в сон.

- Может, вернемся в гостиницу? – предложила она.

- Я вызову такси.

Превосходный номер люкс, в котором проживали Юлия и Данил, находился в пентхаусе. Наскоро приняв душ, молодые люди заказали легкий перекус в виде фруктов и свежих соков прямо в номер. Смех и болтовня в неформальной обстановке расположили их друг к другу. Выпитое за обедом вино кружило голову, и девушка приняла решение проветриться.

- Я подышу воздухом на балконе, если ты не против – кокетливо сказала Юля, вставая с диванчика.

- Я с тобой – подмигнул парень, протягивая ей руку.

Балконы в отеле были очень широкими, напоминали террасу – днем солнечный свет заливал все пространство, вечером же появлялась возможность созерцать красоту Парижа в сиреневых сумерках. Глубоко вздохнув, девушка подошла к резным перилам.

- Как тут всё-таки красиво… - Может позже прогуляемся к Эйфелевой башне? – промурлыкала Юля, проводя пальчиками по обнаженному плечу парня. Тот вздрогнул и обернулся. Солнце уже садилось, и тень причудливыми узорами легла на милое лицо девушки. Девушка была так хороша в этот миг, что не в силах сдерживать себя, парень поцеловал её. Юля замерла, но уже через секунду ответила на порывистый поцелуй, запустив руку в его густые волосы. В полутонах заходящего солнца, когда последние искрящиеся лучи накрыли город, для влюбленных сейчас существовали только они двое.

***

Дамир перебирал яшмовые чётки, просматривая фото Анны в социальных сетях, совсем как Миша когда-то. «Красивая девка» - подумал он, делая очередной глоток дорогого виски. Капля стекла по подбородку, оставив ароматную мокрую дорожку. Мужчина сморщился и достал из внутреннего кармана пиджака платок, которым небрежным движением стер стекшую каплю. Он откинулся на спинку кожаного рабочего кресла и прикрыл веки. Перед глазами возникла испуганная девушка, жавшаяся к стене, затем картинка сменилась на сад, где он уверенно овладел губами девушки. Он словно видел эту ситуацию со стороны и с этого ракурса она нравилась ему всё больше и больше. Алкоголь туманил разум, посылая в мозг дикие мысли.«Я достану её…» - бормотал он. Стакан выскользнул из ослабших пальцев, и прокатился по полу, разлив остатки содержимого.

***

Раннее утро озаряло просыпающийся город. Было воскресенье, поэтому в 8:00 утра на улице сквозь стеклянные витрины можно было увидеть лишь редких прохожих, из тех несчастных, которые вынуждены работать с утра в погожие выходные. Лида, промучившись бессонницей всю ночь, пришла в кондитерскую пораньше. Включив негромко радио, она занялась своими ежедневными делами – слегка прибрала помещение, переложила скоропортящиеся продукты в холодильники, протерла прилавок. Задумчиво уставилась на большие мешки с мукой, которые нерадивые рабочие привезли вчера, даже не удосужившись занести их вглубь кухни. Самой перенести их конечно сложно, из сотрудников сегодня должны были явиться лишь две помощницы – Анастасия и Маргарита. Вздохнув, она ухватилась было за хвостик тяжеленного мешка, как над ухом раздался голос:

- Постойте. Я помогу.

Лида удивленно посмотрела на незаметно вошедшего Макса.

- А, это вы… - Подождите, но вы ведь надорветесь! – запричитала женщина, бегая словно вспугнутая курица вокруг парня, который уже успел ловко поднять один мешок.

- Ерунда – хмыкнул Макс, и бодро осведомился: - куда нести?

Лидия спешно пошла вперед, указывая путь. Как только с тяжелым трудом было покончено, парень вытер пот со лба.

- Как вы справляетесь здесь одна, без мужчин? Лидия смутилась. – До этого заказы всегда проносили прямо в кухню, но… в этот раз грузчики опоздали, да к тому же бросили мешки почти у входа – вздохнув, махнула в сторону двери Лидия. Парень крякнул. – Если снова возникнет подобная ситуация, не стесняйтесь и позвоните мне – с этими словами он протянул ей визитку. «Максим Швайгер», директор пиар-агентства «CREON». Женщина взяла красивый тиснённый прямоугольничек.

– Спасибо, но мне бы не хотелось обременять вас… - тихо проговорила она. – Глупости – отмахнулся Макс. – Мужчины обязаны помогать хрупким дамам.

- Как прошёл день рождения вашей девушки? – робко спросила Лида.

- О – парень рассмеялся, приведя Лидию в ступор. – Это было нечто. Сначала она радовалась, увидев оформленную праздничную коробку. Затем открыла её вместе с подругами – продолжал парень. Увидев, что внутри не очередное кольцо или брендовые шмотки, она затопала ногами и бросила коробку на пол. Затем попыталась наступить на неё, но одна из подружек – Лика – вовремя схватила коробку и сказала моей девушке что она дура, и не умеет ценить то, что у неё есть. Что началось после – не описать словами. Парень прыснул, еле удерживая смех. - Моя подружка завизжала и вцепилась Лике в волосы, едва не завязалась драка. Мы с парнями разняли их, и встрёпанная Лика во всеуслышание предложила продолжить веселье подальше от продажных истеричек. Кое-как справившись с подступившим хохотом, Макс закончил: - конечно, ситуация закончилась немного жестоко по отношению к имениннице, но я давно подозревал что ей нужен не я, а моё состояние, к тому же она была порядочной стервой. Поэтому мы съели ваши чудные пирожные в компании, которая их оценила.

Лида слушала, раскрыв рот. Ну и страсти – покачала головой она, но рот непроизвольно растянулся в улыбке, и через минуту оба смеялись во весь голос.

- Может быть, я помогу тебе тут сегодня, а после мы сходим в хороший ресторанчик? – стихийно перешёл на «ты» Макс.

Лида замялась, парень ей понравился, но… Он был моложе её. Ненамного, но всё-таки эта разница смущала молодую женщину. «Впрочем, какая разница? Разве я не имею права на счастье?» - пришла в голову совершенно неожиданная для неё самой мысль.

- Лучше я угощу тебя вкуснейшим латте «Сказка» с пирожными, и ты отдохнешь – ответила Лида, и прошла за стойку. – Сказка? – звучит вкусно – сказал парень, устраиваясь за столиком у окна. В последние дни было довольно морозно, и тем приятнее было сидеть в уютном, тёплом кафе. В ожидании угощения Макс неотрывно наблюдал за Лидой. Та порхала словно мотылёк, вернувшись в привычную стихию. Через 15 минут перед парнем опустился поднос ручной работы на котором была тарелочка с чизкейком и исходил ароматом латте с пышной пенкой и рисунком – танцующая пара. Потянув через трубочку напиток, парень закатил глаза от удовольствия.

- Ммм, восхитительно… что туда входит? – поинтересовался парень, не выпуская трубочку из губ.

- Натуральный эспрессо, молоко, ванильный и карамельный сиропы, лед и кокос – пожала плечами Лида, снова не сдержав улыбки от похвалы.

- Вкусно безумно. Ты сама придумываешь рецепты? – спросил парень, вытирая смешные усы из пены.

- Не только. Я посещала множество курсов по выпечке и обучению бариста. Ну и конечно, много тренировалась дома, пробуя новое – улыбнулась Лида.

Зазвенел колокольчик на входной двери, оповещая о прибытии сотрудниц.

Обе женщины с интересом смотрели на хозяйку, сидевшую с молодым парнем.

- Знакомьтесь девочки, это Макс – представила их Лида, краснея.

- Доброго дня, дамы. – парень галантно склонил голову, поцеловав руки обеим женщинам. Те зарделись. – Нам очень приятно – сказала Маргарита. Перешептываясь, женщины скрылись во внутренних помещениях. Н

- Ну что же, мне пора работать – виновато сказала Лида, поднимаясь с диванчика. – Чем я могу помочь? – спросил Макс, аккуратно поставив пустой стакан из-под латте на поднос. - Пока мне ничего не нужно… Может быть, ты придешь ближе к закрытию? – предложила покрасневшая как вареный рак Лидия.

- Не вопрос. Но если понадобится помощь – набирай, не стесняйся – напоследок сказал Макс. Лидия смотрела ему вслед пока он не скрылся на автомобиле за поворотом.

***

С наступлением темноты Юлия и Данил покинули гостиницу, решив пройтись по улицам. Они видели собор Парижской Богоматери, Большой Дворец Гранд Пале, большие и маленькие улочки, мощеные камнем. Наконец они вышли к Новому мосту. Украшенный разноцветными фонарями, он окрашивал лунные дорожки вод Сены в бледно-зеленый, и ярко-желтые цвета.

- Потрясающе красивый вид – прошептала Юля, стоя на середине легендарного моста.

- Если верить истории, первый камень этого моста был заложен в 1578 году – философски отметил Данил, обнимая девушку сзади. Её длинные медные волосы трепал ветер. Она повернулась к Данилу и взяла его лицо в свои теплые ладони. Их глаза встретились. Не отрывая взгляда, девушка запечатлела легкий поцелуй на губах парня, увлекая его в страстный, головокружительный танец эмоций. За спиной под мостом шумела вода, создавая приятный фон для всех, находящихся на мосту.

- Почему бы нам не посетить какую-нибудь кофейню и не согреться? – спросил Данил, грея руки девушки в своих.

- Пожалуй – согласилась Юля, вынимая смартфон. – О, нашла. Здесь неподалеку как раз есть подходящее заведение – она чмокнула парня в нос и взяла его за руку. – Идем?

- Идем.

Небольшая кофейня «Café Coutume» оказалась очень эстетичной внутри. Снаружи в тёплое время года располагалась летняя часть с зонтиками, что укрывают от зноя, но сейчас было еще холодно для лакомства на улице. Отделанные натуральным деревом стены давали ощущение уюта, чего-то домашнего. Легкие маленькие лампочки свисали над каждым столиком, давая рассеянный свет.

- Очень милое место – отметила Юля, принимая из рук молоденькой официантки кожаную папочку с меню. Персонал здесь был одет в одинаковую униформу – девушки в черных приталенных платьях с белым передником, парни в черных костюмчиках.

- Да, тут здорово. Раньше я здесь не бывал – ответил Данил, проводя взглядом по строчкам. – Я закажу бланманже, калиссоны и горячий шоколад – выбрал парень.

- Что такое бланманже? – поинтересовалась девушка, найдя эту строчку в меню.

- О, это сладкое желе из коровьего или миндального молока. Я давно не посещал Францию, и почти забыл его вкус – признался Данил.

– Доверюсь твоему выбору – подмигнула ему Юля и жестом подозвала официантку.

Спустя полчаса на изящных тарелочках не осталось ни крошки. Девушка блаженно прислонилась к спинке дивана. Данил накрыл ладонь девушки своей. Спустя 15 минут они направлялись к главной площади, на которой располагалась знаменитая постройка Парижа – Эйфелева башня.

- Ты знаешь, как называл свою постройку Гюстав Эйфель? – спросил парень, прижимая к себе Юлию. – Нет… как? – девушка была заинтригована.

- 300 метровая башня – Данил расхохотался и его смех был так заразителен, что Юля тоже невольно заулыбалась.

- Ты столько всего знаешь – поёжилась от ветра Юля. Они уже подошли под самый свод башни, и теперь явственно ощущали стремительный поток воздуха, проходящий между «ног» башни. Данил сделал шаг к девушке и взял её за руки.

- Я знаю, мы с тобой вместе совсем недолго… я имею в виду, как пара – поспешно добавил он, глядя на вытянувшееся лицо девушки. – Возможно ты решишь, что я поторопился с таким решением, но… Девушка заморгала. – Юля, ты выйдешь за меня замуж? Из-за пазухи показалась крохотная копия Эйфелевой башни, которая при ближайшем рассмотрении оказалась коробочкой. Глаза её превратились в плошки.

– Данил, я – легкая слеза, не сдержавшись на ресницах, покатилась по румяной щеке. Она во все глаза глядела на кольцо – белое золото, украшенное россыпью мелких бриллиантов, а посередине находился величественный изумруд. Осторожно взяв его в руки, она заметила гравировку внутри – «Always near». – Всегда рядом – прошептала Юля и подняла блестящие от слёз глаза. Она сняла перчатку и дрожащими руками надела кольцо на безымянный палец. Пару секунд парень и девушка смотрели друг на друга, затем Юля ласково обняла его, положив голову ему на грудь. Данил пригладил её волосы, крепче прижал к себе, и этот волшебный миг принадлежал только им двоим.


***

Остатки каникул пролетели стрелой.

- Юля! – Анна радостно бросилась обнимать вернувшуюся из страны духов и виноделия подругу.

- Аня! – обняла девушку Юлия.

- Как вы? Ты должна мне всё-всё рассказать! – с горящими глазами Аня потащила подругу по коридору. Михаил, стоявший в холле, протянул ладонь для рукопожатия.

- Как всё прошло? – поинтересовался он.

- Наверное, я должен сказать тебе спасибо – в тон ему ответил Данил. – За эти недели что мы провели в Париже, я осознал что Юля – мой человек. Я сделал ей предложение. Михаил улыбнулся – что ж, я весьма рад. Надеюсь, вы будете счастливы – кривовато усмехнулся он.

– Однако, у нас есть дела. –Идем, обсудим это в кабинете. Данил кивнул, и мужчины поднялись на второй этаж.

- Я получил известия из нашего чешского филиала. Там обнаружены некие махинации с документами, и дело необходимо исправить как можно скорее – перебирая бумаги, буднично вещал Соколовский. Скулы Данила напряглись.

– Почему об этом стало известно только сейчас?

- Мне сообщил об этом надежный источник – Михаил отложил бумаги и побарабанил пальцами по столу. Мы должны разобраться с этим. Подготовь всё что нужно.

Брови Данила нахмурились.

- Всё это странно. – продолжал он. – Ведь никаких сигналов до этого не поступало. Может, мне стоит одному съездить туда?

- Нет. В любом случае, нужно узнать, в чём дело. Не думаю, что мы задержимся там надолго – сложив руки домиком, произнес Михаил. Иди.

Михаил и Данил собрались в аэропорт на следующий же день, решив не откладывать возникшие дела. Билеты были заказаны на девять вечера, поэтому мужчины благополучно отбыли из поместья в 20:00. На улице стемнело так, что не видно было ни зги, и оставшиеся в доме Юлия и Анна решили побаловать себя чем-нибудь вкусненьким.

- Я знаю классный рецепт пирога с шоколадом внутри! – осенило Юлю. – Сейчас, где-то у меня было записано – она достала свою толстую, похожую на амбарную, книгу, в которой фиксировала понравившиеся рецепты, и стала листать тяжелые страницы. О – ткнула она пальчиком в строчку – нашла! – возликовала Юля.

- Очень сладкого хочется – мечтательно протянула Аня, затем потрясла подругу за плечо – давай уже готовить. Примерно через час пирог отправился в духовку, а Аня и Юля решили вознаградить себя чашкой фруктового чая.

- Что ты заварила? Пряности?– спросила Аня, смакуя ароматный напиток.

Юлия стала загибать пальцы. - Апельсин, лимон, сахарный сироп, клюква, корица – перечислила она. Наслаждаясь чаем и обсуждая парижские каникулы, девушки не заметили, как из духовки тонкой струйкой потянулся дымок. Первой запах гари учуяла Анна.

- Чёрт! – девушки всполошились, и бросились спасать выпечку.

- Успели в последний момент – выдохнула Юля, бросая на стол прихватки.

- Как бы его украсить? Тоже шоколадом? – она выдвинула очередную идею. – А что, давай – одобрила Аня. – Можно кондитерским шприцем нарисовать что-нибудь – тут же пришла ей в голову новая идея. Где же он? – уже в третий раз вопрошала Юлия, переворачивая содержимое полок. – Может ты им пользовалась вне кухни? – безнадежно предположила Аня.

– Пойду гляну в своей комнате и в кладовой – кивнула Юля.

«А я пока займусь кремом» - решила Аня. Венчиком она стала взбивать воздушную массу, доводя её до совершенства.

- Эй, малыш – услышала она тихий, до отвращения знакомый голос прямо над своим ухом. Девушка дёрнулась, едва не перевернув миску. Стоявший позади мужчина одним движением зажал ей рот рукой.

– Будь хорошей девочкой – прошипел тот же голос и ослабил хватку. Анна вырвалась и отбежала на безопасное расстояние, встав за обеденным столом недалеко от стены. Ноги стали ватными. «Надеюсь, Юле хватит ума вызвать помощь» - лихорадочно соображала девушка.

- Детка, не вздумай бежать – вкрадчиво сказал Дамир. Его палец погрузился в слегка опавший крем из миски. – Ммм… экая ты мастерица – хмыкнул мужчина, распробовав шоколадное творение.

- Что тебе здесь нужно? – заплетающимся языком проговорила девушка.

Мужчина склонил голову вбок. – Скажи, что такая девушка как ты, нашла в Соколовском? – задал он вопрос.

- Тебе какое дело? Убирайся! – от страха стало перехватывать дыхание, но девушка решила не сдаваться. «Ублюдок, Миша был прав относительно его» - вспомнила она слова, сказанные мужем о таких людях, как Дамир.

- Он резко встал и в два шага обогнув стол, оказался возле девушки, прижав её шею локтем к стене. Воздух будто испарился, Анна беспомощно хватала ртом остатки кислорода, стараясь всеми силами отнять руку Дамира от горла. Глаза – холодные, карие и перепуганные серые – смотрели друг на друга, будто сцепились в борьбе. Постепенно в глазах у девушки стало темнеть, и она сделала последнюю попытку освободиться – попытавшись ударить Дамира. Тот лишь тихо рассмеялся девушке в лицо. Он перехватил руки девушки и прижал их к стене так, чтобы она не смогла вырваться. Анна захрипела, стараясь выровнять дыхание, и Дамир воспользовался этой её минутной слабостью, чтобы разглядеть её тело как следует. На девушке было просторное белое платье, надежно маскирующее беременность. Отдышавшись, Аня подняла покрасневшие от удушья белки глаз на мужчину, чей взгляд уже сверкал каким-то неистовым блеском. Испуганное лицо девушки, её близость, легкий аромат корицы, исходящий от шелковистых локонов. Дамир приблизил лицо к шее Анны, на которой осталась красная полоска, и вдохнул нежные ноты её кожи. Он явственно ощущал, как пульсирует жилка в ямке между её ключицами. Она нервно сглотнула, и не в силах более контролировать себя, мужчина по-звериному впился в её припухшие губы. Руки его шарили по пояснице девушки, затем спустились ниже к ягодицам. Когда пальцы добрались до талии, мужчина замер, затем медленно провел по выпуклому животу. Губы его исказила нехорошая ухмылка.

- Ты знаешь… - растягивая слова начал Дамир. Беременных у меня ещё не было. Грудь Анны словно загорелась огнем. «Только не это снова» - молнией пронеслась в её голове мысль. Она изо всей силы ударила Дамира коленом, и бросилась в сторону двери вовнутрь дома, так как выход на улицу был отрезан. Девушка неслась в проход, как вдруг прямо за ним её схватил мужчина в темном костюме. Она забилась как пойманная птица, глядя как Дамир уже приближается к ней. Резкая пощечина выбила Аню из равновесия, и она обмякла в стальной хватке охранника. Тонкой струйкой из уголка губ потекла кровь, щека горела. Ненавидящим взглядом Анна воззрилась на мучителя, а тот уже оправившись после удара лишь улыбался. Вид девушки распалил его еще больше, и он вновь стал терзать её губы. Металлический привкус во рту привёл девушку в ужас, и она замычала. Мысль созрела моментально – Аня с силой укусила Дамира за губу (уже не в первый раз!) и лягнула охранника ногой в пах. Не ожидавший подобного от беременной девушки, громила выпустил её, согнувшись от боли. Не теряя времени, девушка кинулась к барной стойке чтобы нажать на пульт вызова охраны, но не успела. Ловким рывком Дамир заломил Анне руки за спиной, заставив её застонать от боли, другой рукой мужчина намотал волосы девушки на кулак, и потянув за них, приблизил её к своему лицу. Она вскрикнула.

– Я же говорил тебе не дёргаться – недовольно произнес он, и наклонив её, прижал к стойке. Холодный камень с силой давил на живот, и Аня, стиснув зубы молча пыталась освободиться.

– Я думаю, без этого тряпья ты выглядишь лучше – сильные руки разодрали юбку, открывая Дамиру стройные ножки и ягодицы девушки. Анна с утроенной силой забрыкалась, тогда мужчина навалился на неё сверху, прижавшись к ней бедрами, одной рукой придерживая её кисти, а другой взяв её за горло. Запрокинув голову чтобы ухватить хоть малую толику воздуха, девушка невольно коснулась своей щекой щеки мужчины, и тот снова вдохнул пьянящий аромат её кожи. Горячее дыхание опалило её шею. Она вытянула руку, надеясь дотянуться до кувшина, что стоял на краю. Край рукава платья сполз, явив взору Дамира шрам, оставленный девушке Мишей.

- «Моя»? – Это Соколовский тебя так украсил? – кивнул он на шрам.

- Иди к чёрту, ублюдок – тщетно вырываясь, прошипела Анна.

- Ну что ж… я давал тебе шанс – по тону его голоса, девушка поняла, что сейчас последует то, чего она боялась больше всего. Она закричала, стараясь привлечь внимание охраны, и тут же на губы опустилась рука Дамира, заглушая звук. Из-под крепко зажатых губ вырывались лишь беспомощные стоны.

Из прохода вылетела Юля, почти бесшумно она кинулась к стойке, но её тут же перехватил охранник, схватив её за талию. Аня лишь краем глаза успела углядеть черный пистолет в руках подруги, который она явно направила на Дамира. В доли секунды оружие было выбито мощным ударом громилы из хрупких рук девушки, точный, отработанный удар в живот деморализовал её, и Юля на мгновение остановилась, невидящим взглядом смотря на подругу, затем заторможенно перевела затуманенный взгляд на светло-серую кофточку, на которой в районе живота расплывалось темно бордовое пятно. Губы Ани задрожали.

– Юля… - прошептала девушка, перестав сопротивляться. Юля медленно осела на пол, прижимая к ране руку.

В ту же минуту в комнате материализовались Данил и Михаил. Оценив ситуацию, первый ловко вырубил рукояткой пистолета человека Дамира, и бросился к лежащей на полу окровавленной подруге, а Соколовский смотрел на Якубова. Его глаза горели адским огнем, видно было, что он с трудом сдерживается, казалось, что еще миг - и одежда на теле Дамира вспыхнет.

- Отпусти её – твёрдо сказал Михаил, одним движением вынимая пистолет. В ответ на это мужчина улыбнулся. Тонкое холодное лезвие прижалось к нежной шее девушки. Её умоляющий взгляд пронзил Соколовского.

- Подойдешь ближе – и я убью её – почти ласково произнес Дамир.

– Ты ведь не хочешь отмывать эту комнату от её крови? Он встряхнул Анну, поднимая её со стойки, и толкнул перед собой к выходу из комнаты.

- Тебе недолго осталось прожить на этом свете, Якубов – презрительно сказал Михаил, не опуская пистолета.

– Твоя крошка у меня, она послужит залогом моей безопасности – хмыкнул мужчина, и потянул беременную за собой. Её полные слёз глаза смотрели на супруга. Дойдя до крыльца, Дамир спокойно ступил на землю, точно зная, что ему ничего не угрожает.

- Ваша охрана ни на что не годится, куколка – мужчина указал глазами на лежащего на земле охранника. Проходя мимо него, девушка увидела аккуратное отверстие посреди лба и зажала себе рот руками.

– Идём – дернул её мужчина. Наконец они достигли главных ворот, за которыми стоял чёрный Cadillac Escalade.

– Садись – дверь перед девушкой распахнулась, и Дамир толкнул её внутрь пахнущего парфюмом салона, обернувшись на притихшее поместье. Мощный движок взревел, и шурша шинами словно сытая пантера, автомобиль понёсся по дороге.


1 часть.

Внедорожник несся сквозь ночную тьму, разрезая её словно нож масло. Ровная дорога располагала ко сну, но сидящая на пассажирском месте девушка не могла заставить себя уснуть рядом с опасным человеком, увозившим её неизвестно куда, всё дальше от ставшего почти родным особняка. Она смотрела в окно на проносящиеся мимо чёрные силуэты деревьев.

- О чём думаешь, детка? – прервал тишину Дамир с едкой улыбкой.

Анна молчала. Ей совершенно не хотелось вести с ним беседы, и она задумчиво поворачивала кольцо на пальце. Мужчина заметил это и сжал запястье девушки так сильно, что она вздрогнула.

- Отпусти, мне больно! – прошипела она.

- Сними кольцо, оно тебе больше не понадобится. Или я сниму его вместе с твоим изящным пальчиком. Угроза прозвучала вполне явно, а девушка была не в том положении, чтобы стоять на своём. «Чёрт с ним, с кольцом» - подумала она, и молча сняла с пальца обручальное кольцо. Дамир взял кольцо двумя пальцами. Внутри сияла гравировка «My angel».

- Ну и банальщина – усмехнулся мужчина, и нажал на рычажок, что открывал окна. В ту же минуту кольцо вылетело в придорожную канаву.

- Ты сумасшедший – слова вырвались из девушки прежде, чем она осознала их.

Мужчина рассмеялся.

– Хочешь, я расскажу тебе всю правду о твоём муже? – уверенный голос завораживал.

- Не думаю, что мне хочется это знать – Аня отвернулась к окну.

- Я всё же поведаю тебе то, из-за чего ты здесь – продолжил нить беседы Дамир.

- Мы работали с Соколовским довольно долгое время, и у каждого из нас было всё чего душа желала – девочки, наркотики, деньги… Так вышло, что в один год у меня появилась девушка… он замолчал на минуту – вот, такая же как ты – милая, невинная. Она любила меня – девушке показалось, что в этот момент она уловила в голосе мужчины еле различимые ноты горечи.

- Что случилось? – тихо спросила Аня.

Дамир повернул лицо к девушке.

- Соколовский в то время был более влиятельным чем я, а за мной был очень крупный прокол, который пошатнул его репутацию. В какой-то момент он увидел меня в клубе с моей подругой, и она привлекла его внимание. Сначала он надеялся увести её, чтобы наказать меня, но затем придумал более изощрённую месть – речь Дамира прервалась, казалось, что он подбирает слова, чтобы продолжить рассказ. Девушка внимала информацию, глядя на дорогу.

- Через пару дней он подошёл к ней возле института, где она студенткой была – наконец продолжил Дамир. – Сказал ей что у меня будут большие неприятности, если она не ляжет к нему в постель – мужчина сморщился, и резко переключил передачу. Анна опустила глаза.

- Ему было мало того унижения, что она перенесла, надеясь избавить меня от проблем, и мне по почте отправили небольшой видео-файл. Как думаешь, что на нём было запечатлено? – усмехнулся Дамир. – Не отвечай, вопрос риторический. Через день это видео вылетело в сеть, и Карина, не выдержав позора, покончила с собой. Аня нервно сглотнула ком в горле, а мужчина продолжал:

– Знаешь, я много лет ждал удобного случая, чтобы отомстить Соколовскому, но как назло, возле него не было никого, кто был бы ему по-настоящему дорог. И тут я вижу в его особняке тебя! – лучшего момента и подгадать нельзя – его губы расплылись в довольной улыбке. – Когда он застал нас вместе, по его яростному взгляду я понял, что ты та, с помощью кого можно причинить ему максимальную душевную боль, сродни той, что он доставил мне – Дамир замолчал и обратил взгляд на тёмную трассу, освещаемую лишь светом ксенонов.

- Какое отношение ко всему этому имею я и мой ребенок? Гневный вопрос повис в воздухе.

- Прости киска, ты просто оказалась не в то время и не в том месте – то, насколько спокойным тоном были произнесены эти слова, взбесило девушку.

- Ах вот как? А не пойти бы тебе туда, откуда ты на свет появился??? Адреналин бурлил в крови у них обоих, будоража сознание. Автомобиль быстро набирал скорость, очевидно Дамир с силой нажал на газ.

- Что ты делаешь? – испуганно спросила девушка, вжимаясь в сиденье. – Остановись!

По обеим сторонам дороги пролегал густой лес, а сама дорога петляла, как заяц, спасающийся от охотников. Мужчина и не думал тормозить, ловко входя в повороты на скорости. От ужаса Анна затряслась.

- Мне страшно, пожалуйста, давай остановимся! – умоляла она, но всё было тщетно, Дамир лишь нагло улыбался. Очередной поворот и…

- Нееееет! – надрывной женский крик прорезал салон внедорожника. В темноте на огромной скорости автомобиль залетел на припаркованный автовоз и с ужасающим грохотом упал на асфальт, перевернувшись на крышу.

***

Яркая лампа слепила глаза девушки. Веки не слушались, а горло саднило, словно она наглоталась гвоздей. Анна попыталась приподняться на локтях, но потерпела неудачу. Какой-то аппарат противно пищал возле койки, доставляя слуховой дискомфорт. «Где я?» - в полубессознательном состоянии подумала девушка, изо всех сил стараясь не упасть в обморок. Дверь отворилась, и сквозь медленно закрывающиеся веки, Анна успела увидеть приближающегося врача, прежде чем стремительно погрузиться в темноту.

- Невероятный случай. Снова очнулась! - доносились до девушки тихие голоса. «Снова?» - удивилась про себя Анна.

- Да, удивительно… Нужно изучить этот случай как следует… провести множество исследований, прежде чем мы сможем утверждать конкретные нарушения работы мозга – еще тише проговорил второй голос.

Анна неосторожно шевельнула ногой, и врачи негромко переговаривавшиеся в углу, заметили это и подошли к ней:

- Дорогая, наконец-то мы снова видим вас в сознании! – прощебетал пожилой доктор в идеально накрахмаленном медицинском колпаке, пожимая слабую руку девушки.

- Я… почти не помню, что произошло…

- Немудрено милочка, с такой черепной травмой как у вас, удивительно что вы вообще живы! – доктор говорил уверенно, но девушка уловила странные ноты в его голосе.

- Что со мной? Как я сюда попала? – Аня силилась собрать вместе обрывки воспоминаний. – Кажется, машина перевернулась…

- Как вы сказали? Перевернулась машина? – переспросил доктор, аккуратно строча в блокноте.

- Да, мы ехали в каком-то лесу, а затем автомобиль упал с автовоза… Погодите-ка… Девушка подняла край одеяла, затем медленно опустила его. Остекленевшие глаза свидетельствовали о том, что она находится в глубоком шоке.

- Что с моим ребенком? – медленно по слогам произнесла Анна. Доктор беспомощно посмотрел на своего коллегу, что стоял всё это время у окна, делая вид что его совершенно не касается данный разговор.

- Дорогая…

- Моё имя Анна.

- Анечка, послушайте… старый врач подался вперед, не выпуская из своих ладоней пальцы девушки. Та внимательно следила за его движениями. – У вас никогда не было ребёнка… - начал доктор, но девушка перебила его:

- Вы принимаете меня за сумасшедшую? Я попала в аварию беременной почти на 5 месяце! – возмутилась она.

- За то время что вы кхм… гостите у нас, мы проводили много медицинских обследований. Дорогая, вы никогда не были беременны, это установлено абсолютно точно – сказал врач, смотря девушке прямо в глаза. Она вырвала свою руку, не отрывая взгляда от доктора. Впервые она посмотрела на лацкан его белоснежного халата, где находился бейджик с надписью: «Скворцов Александр Сергеевич, врач психиатр высшей категории». Глаза наполнились горячими слезами.

- Я не сумасшедшая, пожалуйста, поверьте мне – заговорила Анна, снова беря морщинистую руку психиатра своими дрожащими пальцами. Я год жила в заточении в особняке под Москвой, меня похитил из моего родного города…

- Михаил Соколовский. И принудил вас выйти за него замуж – закончил за неё Александр Сергеевич.

Не ожидав подобной реакции, девушка сильнее вцепилась в запястье доктора.

- Вы что-то знаете об этом? Машину в ту ночь вел мужчина, Дамир… Он тоже здесь? - она запнулась на полуслове, глядя прямо на старика.

Врач встал, и знаком велел второму врачу выйти. После того как за ним закрылась дверь, Александр Сергеевич продолжил.

- Если вы желаете услышать правду, я расскажу вам всё – начал он, задумчиво перебирая двумя пальцами хрусткую бородку. Однако, вынужден предупредить что истина вряд ли придется вам по душе – с этими словами он воззрился на девушку очами – синими, совсем не поблекшими от старости.

Та сглотнула и кивнула.

- Начнём с того, что вы находитесь здесь больше года. Зрачки Анны расширились.

- Вас действительно привезли к нам после тяжелейшей аварии, но… После настоящей аварии – уточнил доктор.

– Что значит «после настоящей»? – удивилась Анна, комкая простыню в пальцах.

- После той, что произошла на самом деле.

- Доктор, я ничего не понимаю – взмолилась девушка.

- Поймите… - психиатр замялся. - Той аварии что вы помните, замужества, жизни в особняке и беременности никогда не существовало в действительности. Лоб девушки покрылся холодным потом.

– Что вы говорите? – голос её разом охрип.

– За 12 месяцев вашего пребывания здесь, вы практически всё время находились в глубокой коме – принялся втолковывать онемевшей пациентке шокирующую информацию. Через месяц коматозного сна, аппарат ЭЭГ зафиксировал активность мозга неясного генеза, т.е. активность неизвестного происхождения. Мы стали наблюдать за вами, проводить те исследования, которые не могли навредить вам – продолжал мужчина, наблюдая за реакцией Анны. Та сидела, не шевелясь и впитывала информацию словно губка. – Вскоре мы обнаружили, что, находясь в коме, ваш мозг не только не прекратил работу, но даже генерировал некие мыслительные процессы, обращённые внутрь вас самой.

- Что всё это означает? – помертвевшими губами спросила Анна.

- Время от времени вы неожиданно приходили в себя, пребывая в возбужденном состоянии, и я неоднократно разговаривал с вами. Каждый раз вы выдавали дозированную информацию, причём всегда связанную с предыдущими рассказами, проще говоря – развитие событий - в доказательство своих слов психиатр продемонстрировал ей медицинскую карту, испещрённую записями, составленными со слов девушки. Она в отчаянии снова и снова пробегала глазами по строчкам.

- Но этого не может быть! – воскликнула Аня, роняя историю болезни на одеяло.

- Милая, поймите наконец – Александр Сергеевич снял очки и положил их на прикроватную тумбу. - Все ваши истории что я слышал за прошедший год – это конфабуляция, иными словами – ложные вспоминания с убежденностью в их истинности, вид прогрессирующей амнезии – с сожалением констатировал врач. - Правда в том, что больше года назад вас на бешеной скорости сбил автомобиль на пешеходном переходе. Анна затряслась.

– Такая продолжительность комы с неожиданными «выныриваниями» из неё – это уникальный феномен, в моей практике более не встречались подобные случаи – покачал головой психиатр.

- Нет, нет… этого не может быть, нет! – ноги девушки взбили одеяло, она затряслась в рыданиях. Врач моментально нажал кнопку на прикроватном столике и в ту же минуту вбежали санитары, медсестра и тот же доктор, что присутствовал в начале тягостного разговора.

-Нет, нет! – страшный, полный боли крик несчастной девушки заполнил небольшую палату. Сильные руки крепко схватили Анну прежде чем она успела вырваться. В руку вонзилась игла.

– Нет, за что… отпустите…убийцы… ребенок… - горько простонала девушка, падая обратно на смятые простыни.

- Бедная девочка… Уж лучше смерть чем то, что с ней произошло – пробормотал Скворцов. – Не тревожьте её, она должна отдохнуть – велел психиатр. Её психика испытала мощный стресс. В последний раз бросив взгляд на потерявшую способность к сопротивлению Аню, он горестно вздохнул и покинул палату.

***

Часть 2.


Внедорожник несся сквозь ночную тьму, разрезая её словно нож масло. Ровная дорога располагала ко сну, но сидящая на пассажирском месте девушка не могла заставить себя уснуть рядом с опасным человеком, увозившим её неизвестно куда, всё дальше от ставшего почти родным особняка. Она смотрела в окно на проносящиеся мимо чёрные силуэты деревьев.

- О чём думаешь, детка? – прервал тишину Дамир с едкой улыбкой.

Анна молчала. Ей совершенно не хотелось вести с ним беседы, и она задумчиво поворачивала кольцо на пальце. Мужчина заметил это и сжал запястье девушки так сильно, что она вздрогнула.

- Отпусти, мне больно! – прошипела она.

- Сними кольцо, оно тебе больше не понадобится. Или я сниму его вместе с твоим изящным пальчиком. Угроза прозвучала вполне явно, а девушка была не в том положении чтобы стоять на своём. «Чёрт с ним, с кольцом» - подумала она, и молча сняла с пальца обручальное кольцо. Дамир взял кольцо двумя пальцами. Внутри сияла гравировка «Myangel».

- Ну и банальщина – усмехнулся мужчина, и нажал на рычажок, что открывал окна. В ту же минуту кольцо вылетело в придорожную канаву.

- Ты сумасшедший – слова вырвались из девушки прежде, чем она осознала их.

Мужчина рассмеялся. – Хочешь, я расскажу тебе всю правду о твоём муже? – уверенный голос завораживал.

- Не думаю, что мне хочется это знать – Аня отвернулась к окну.

- Я всё же поведаю тебе то, из-за чего ты здесь – слегка пожал плечами Дамир. Речь его была правильной и ровной.

…Мы работали с Соколовским довольно долгое время, и у каждого из нас было всё чего душа желала – девочки, дурь, деньги… Так вышло, что в один год у меня появилась девушка… он замолчал на минуту – вот, такая же как ты – милая, невинная. Она любила меня – девушке показалось, что в этот момент она уловила в голосе мужчины еле различимые ноты горечи.

- Что случилось? – тихо спросила Аня.

Дамир повернул лицо к девушке.

- Соколовский в то время был более влиятельным чем я, а за мной был очень крупный прокол, который пошатнул его репутацию. В какой-то момент он увидел меня в клубе с моей подругой, и она привлекла его внимание. Сначала он надеялся увести её, чтобы наказать меня, но затем придумал более изощрённую месть – речь Дамира прервалась, казалось, что он подбирает слова, чтобы продолжить рассказ. Девушка внимала информацию, глядя на дорогу.

- Через пару дней он подошёл к ней возле института, где она студенткой была – наконец продолжил Дамир. – Сказал ей что у меня будут большие неприятности, если она не ляжет к нему в постель – мужчина сморщился, и резко переключил передачу. Анна опустила глаза.

- Ему было мало того унижения, что она перенесла, надеясь избавить меня от проблем, и мне по почте отправили небольшой видео-файл. Как думаешь, что на нём было запечатлено? – усмехнулся Дамир. – Не отвечай, вопрос риторический. Через день это видео вылетело в сеть, и Карина, не выдержав позора, покончила с собой. Аня нервно сглотнула ком в горле, а мужчина продолжал:

– Знаешь, я много лет ждал удобного случая, чтобы отомстить Соколовскому, но как назло, возле него не было никого, кто был бы ему по-настоящему дорог. И тут я вижу в его особняке тебя! – лучшего момента и подгадать нельзя – его губы расплылись в довольной улыбке. – Когда он застал нас вместе, по его яростному взгляду я понял, что ты та, с помощью кого можно причинить ему максимальную душевную боль, сродни той, что он доставил мне– Дамир замолчал и обратил взгляд на тёмную трассу, освещаемую лишь светом ксенонов.

- Какое отношение ко всему этому имею я и мой ребенок? Гневный вопрос повис в воздухе.

- Прости киска, ты просто оказалась не в то время и не в том месте – то, насколько спокойным тоном были произнесены эти слова, взбесило девушку.

- Ах вот как? А не пойти бы тебе туда, откуда ты на свет появился??? Адреналин бурлил в крови у них обоих, будоража сознание. Автомобиль быстро набирал скорость, очевидно Дамир с силой нажал на газ.

- Что ты делаешь? – испуганно спросила девушка, вжимаясь в сиденье. – Остановись! Мужчина не слыша её, свернул на вторую прилегающую часть дороги, что шла через густой лес. Шоссе петляло, как заяц, спасающийся от охотников. Дамир и не думал тормозить, ловко входя в повороты на скорости. От ужаса Анна затряслась.

- Мне страшно, пожалуйста, давай остановимся! – умоляла она, но всё было тщетно, Дамир лишь нагло улыбался. Очередной поворот и… Земля и небо поменялись местами. Сознание погрузилось в кромешную черноту.

***

Плохо соображая, Анна приподнялась на разбитых локтях. Земля отчего-то приятно холодила кожу. Она осторожно подвигала конечностями – кажется, целы. Медленно приподнявшись, она приложила ободранные руки к объемному животу. «Мой малыш жив!» - внутренне возликовала девушка, когда почувствовала под ладонью лёгкое движение. Пошатываясь, Аня медленно побрела вокруг изувеченной машины. Каждый шаг давался с трудом – сильные ушибы давали о себе знать, а дотронувшись до лица чтобы проверить его на целостность Аня сморщилась - кожа саднила и кровоточила. Грязь покрывала подол платья, а один рукав и вовсе оказался оторван. Зажав рот руками, девушка подошла к водительскому месту. Внутри в странной позе находился Дамир. Лоб был покрыт кровавыми дорожками, а глаза были закрыты, что затрудняло определить, жив ли он вообще. Безжизненное тело напугало девушку, и она стала пятиться назад, пока не наткнулась на придорожный куст. Оглядевшись по сторонам, она увидела, что за поворотом темнел выезд на прямое шоссе, и глаза наполнились предательской влагой, когда пришло осознание того, что всего этого кошмара могло не произойти, если бы им удалось преодолеть последний поворот. «Я должна идти вперед, ради моего ребенка, я должна!» - повторяла про себя девушка, ступая израненными ногами по холодному покрытию дороги. При каждом вдохе грудь пронизывала острая боль.

Солнце создаёт что-то новое, еще невиданное никем, смешивая привычные цвета разными способами, мазками, консистенциями. Художник по сути создаёт то же самое, делая один мазок резко, другой более плавным, что в конце концов рождает шедевр. Но неужели можно превзойти солнце? Создать что-либо прекраснее заката? Можно ли воссоздать волшебную картину просыпающейся природы? Магия багрового рассвета озарила всё вокруг, очевидно было около 4-х утра, когда водитель проезжающей фуры заметил одиноко бредущую по обочине окровавленную беременную девушку. Пламенеющие лучи восходящего солнца придавали какой-то жуткий колорит создавшейся картине.

- Как ты здесь оказалась? Почему вся в крови? – вопрошал удивлённый водитель, ведя под руку Анну. Вид у неё был какой-то отстраненный, и добрый самаритянин решил, что бедолага пребывает в шоке. Впрочем, так оно и было. Он помог ей взобраться на высокое сиденье фуры и завёл мотор.

- Мне нужно в Казань – хрипло произнесла сохранявшая до этого молчание Аня. Она зябко поежилась, поправляя сползающий с плеч клетчатый шерстяной плед, которым её накрыл дальнобойщик.

- Это слишком далеко, и мне не по пути туда. – задумался мужчина, продолжая непрерывно смотреть на бесконечную ленту дороги. – Впрочем, много моих знакомых ездит в те края, не дрейфь! – шутливо сказал мужчина, улыбнувшись девушке. Та тепло улыбнулась в ответ.

– Спасибо вам. Меня зовут Анна – представилась она.

- А меня Карл. Вот и познакомились! – радостно воскликнул водитель. – Знаешь, я всегда очень рад попутчикам – долгая дорога выматывает, понимаешь… Даже поговорить не с кем – добавил Карл, сосредоточенно удерживая тяжелый руль. – Может расскажешь, что с тобой стряслось? – аккуратно поинтересовался мужчина, украдкой смотря на пассажирку.

- Я попала в аварию с человеком, который похитил меня – тихо ответила она. Взгляд её был устремлен в не слишком чистое окно фуры. Если Карл и удивился, то виду не подал. Он по-прежнему глядел вперед.

- Я не видел никаких авто на обочине по пути – протянул Карл.

- И не мог видеть. Мы ехали через лесную часть.

- Нда, там очень опасные участки, к тому же там практически никто не ездит – крякнул Карл. Долгое время ехали в полной тишине, когда стало вечереть. Фура затормозила у заправки и Карл вышел из кабины. Через окно Аня видела, как он подошел к группе дальнобойщиков, стоящих чуть поодаль, как видно у них здесь располагалась ночная стоянка. Дружески поприветствовав всех, Карл о чем-то разговорился с ними, а затем насвистывая отправился оплатить топливо.

- Нам повезло – кряхтя, влез в кабину довольный Карл. – Завтра в Казань едет мой друг, Антон, он отвезёт тебя куда скажешь. – Скажи, здорово? – заулыбался водитель, крайне довольный собой. В порыве чувств Анна обняла мужчину. – Спасибо тебе – взглянула она на неожиданного помощника с благодарностью. Мне нечем отплатить тебе за проявленную доброту, разве что вот… Девушка вытащила из ушей серьги и вложила их в ладонь оробевшему мужику. – Они выглядят неприметно, но их можно очень дорого продать, камни в них – чистые бриллианты, к тому же антикварные – закончила она, накрывая мозолистую ладонь работяги своей маленькой рукой.

– Да ты с ума сошла – отмер мужчина, и попытался всучить серьги назад их бывшей владелице.

- Нет, прошу, возьмите их – умоляюще сказала Аня, прижав руки к груди.

Помедлив, Карл взял одну серьгу и надел её на ленту, висевшую у него в качестве оберега на зеркале заднего вида. – Непростая у тебя судьба, девочка... Не зря ты мне на дороге встретилась, твоя серьга послужит мне талисманом на счастье – подмигнул он девушке, вторую же серьгу положил в белоснежный носовой платок и протянул пассажирке. – Антону отдай, у него семья небогатая, он будет рад… своеобразной материальной помощи – улыбка снова озарила простое, крестьянское лицо мужчины. – Переночуем здесь, на заправке, а утром отправишься в путь.

Аня не нашлась что ответить, по щекам её текли слёзы.

***

Холодный ветер пронизывал редких прохожих. Марта в этом году не очень радовал теплом людей, да еще как назло, в кофейне отключили отопление. Лида, закутанная в длинную кофту хлопотала по вечерним делам, прибирая на столиках, когда колокольчик на входной двери еле слышно звякнул. Повернувшись на звук, Лида увидела вошедшую девушку, лицо которой скрывал капюшон. Неуверенно пройдя пару шагов, она прислонилась к стене и стала медленно сползать по ней. Бросив тряпку, владелица кофейни опустилась на колени возле пришедшей и осторожно подняла капюшон. В тот же момент она шарахнулась в сторону.

- Аня! Господи, бедная моя девочка – причитала женщина, поднимая на ноги измученную дорогой девушку, и усаживая её за один из столиков.

- Лида… - еле слышный шёпот донёсся из растрескавшихся губ. Щеки её впали, под глазами были огромные синяки, оставленные проделанным путем без сна.

- Что с тобой случилось? Ты должна мне всё рассказать! - Хотя, подожди, я подогрею тебе ужин. Лидия быстро накрыла стол – свежевыпеченный домашний хлеб, салат из морепродуктов, куриная ножка и чашка горячего имбирного чая. Анна торопливо принялась за еду, однако то и дело ее лицо перекашивала гримаса боли – последствия аварии.

- Мне нужно спрятаться у тебя – сказала Анна, когда последний кусочек пищи исчез с тарелки.

- Это всё из-за того парня, что забирал письмо для тебя? – спросила Лидия.

- Нет… Всё куда ужаснее и запутаннее… - сбивчиво начала Аня. – Я пока не готова рассказывать о всех злоключениях что произошли со мной, пока что мне нужна лишь уверенность в моей безопасности и безопасности моего малыша.

- Что… какого малыша? – по обескураженному виду тёти Аня поняла, что та не заметила живота под мешковатым свитером, что дали ей дальнобойщики. Она встала и приподняла его. Лида ахнула.

- Кто его отец? И где он? – сыпала вопросами женщина.

- Его отец далеко, и он принёс мне одни только проблемы – коротко ответила девушка, вновь натягивая свитер. – Прошу, разреши мне остановиться у тебя. Больше мне некуда пойти, ключей, как и документов у меня нет – с мольбой произнесла Аня.

- О чём ты говоришь! - всплеснула руками Лидия. – Разумеется, ты будешь жить со мной, пока всё не уляжется, а может и после, пока я не буду убеждена что с тобой все в порядке!

Они обнялись. Анна почувствовала режущую боль в ребрах.

- Кажется, мне нужно в больницу – невесело улыбнулась она.

- Поедем прямо сейчас – Лидия схватила с полочки ключи от старенькой Шевроле Спарк.

Спустя множество кабинетов рентгена, томографов и прочих хитроумных медицинских аппаратов, врачи вынесли вердикт – здоровью малыша ничего не угрожает, а вот у его матери есть серьёзные проблемы со здоровьем, включая два сломанных ребра, бесконечное число синяков, ссадин и порезов.

- УЗИ показало пол ребенка – сияющая Анна вышла в коридор. Ей провели иммобилизацию, и оставили под наблюдением в больнице. Вот уже три дня девушка проходила тщательное обследование.

Лида взяла девушку за руки. – И кого же мы ждем? – в предвкушении заулыбалась она.

- Мальчик – улыбка Ани растянулась до ушей. - Серьёзно? Вот это здорово! – женщины снова обнялись, а после будущая мать продемонстрировала снимки сделанные во время проведения УЗИ. Крошечный малыш сосал пальчик руки, а на другой фотографии личиком повернулся прямо в экран и аппарат умудрился зафиксировать улыбку младенца. Умилившись, Лидия достала из сумки платок и промокнула мокрые глаза.

- Он просто чудо. Я приготовила комнату для вас обоих – сообщила женщина. – Да, и вот ещё – пряча хитрую улыбку, Лида протянула девушке коробочку.

- Вау, мои любимые капкейки! – обрадовалась Аня, тут же засунув одно пирожное в рот. – Объедение!

- Кушай, кушай, я помню, что ты любишь банановую начинку – рассмеялась Лида. Ей было в радость баловать девушку, которая всегда с теплом относилась к ней. Тренькнул мобильный.

- Кто это? – поинтересовалась Аня, не прекращая жевать вкусную выпечку.

- Это Макс… Мой, как бы это сказать… друг – щеки Лидии залило краской.

- Вот как? Познакомишь нас когда-нибудь? – шутливо ткнула женщину локтем в бок Аня.

– Обязательно.

- Ну хорошо, отдыхай. Я пойду – с этими словами женщина чмокнула беременную в щеку и направилась по направлению к выходу.

Лёжа вечером в палате, на Анну накатила волна вопросов. «Почему Михаил не нашёл меня в ночь аварии? Он не поехал за нами? И почему он не мог найти меня теперь, ведь на мне есть маячок?» - подобного рода мысли терзали сердце. Девушка откровенно не понимала, как человек, который столько времени убеждал её в своей любви и преданности, даже не бросился в погоню за тем, кто явно собирался причинить ей неприятности? В задумчивости она по привычке провела по месту на безымянном пальце, с которого Дамир сорвал обручальное кольцо в злополучную ночь… Кольцо! Внезапная догадка молнией пронзила сознание.

– Ну конечно… прошептала девушка. – Обручальное кольцо и было маячком, поэтому Соколовский до сих пор и не нашёл меня! И вот почему он смеялся, когда я растоптала свой сотовый – догадалась Аня. В голове варилась самая настоящая каша. Одна её часть по-детски радовалась обретенной свободе, ведь она снова может жить так, как ей хочется, воспитывать своего сыночка и помогать Лидии в её бизнесе. Но другая её часть не радовалась избавлению от плена. Сердце ныло от разрывающей его боли. Она скучала по своему мужу, абсурдность этого чувства была поразительна для неё самой. Ей не хватало его, она привыкла, что по вечерам можно было хоть на короткое время почувствовать себя защищенной. Анна зажмурилась, чтобы не заплакать, и постаралась уснуть. Провалявшись в кровати еще несколько часов, она наконец провалилась в глубокий сон.

***

Тёплым июньским вечером на свет появился крохотный кареглазый ангелочек, названный Адамом. Молодая мать не могла налюбоваться на свое сокровище. В малыше не было решительно ничего от Анны – он целиком и полностью был сыном Михаила – те же тёмные, выразительные глаза, тот же гордо вздернутый нос, даже улыбка и та была отцовская – будто с насмешкой. После больницы Аня с ребенком вернулись в небольшой дом Лидии, где их уже с распростертыми объятиями ожидала добродушная хозяйка.

- Надо же какой богатырь! – тетешкалась женщина с радостно гукающим младенцем. Анна смотрела на них с улыбкой, за которой как могла, скрывала печаль. Сын до боли напоминал девушке мужа, которого она полюбила, и которого так внезапно потеряла.

… Свет фонарей терялся в потоках ливня, обрушившегося на небольшой городок. Из окна старого двухэтажного дома, смотрела, обняв себя за плечи, девушка. В глазах её отражались блики жалкого отсвета фонарей, перемежающегося с зеркальными каплями, быстро стекающими по стеклу. Погружённая в свои мысли, она не отрывая взгляда смотрела на пустую улицу, на которой в такую погоду редко увидишь прохожих. Зябко поёжившись в тонком длинном кардигане, она повернулась и нежно посмотрела на колыбель, стоящую в углу комнаты. Осторожно присев возле нее, она провела рукой по лицу малыша, мирно спящего в кроватке, другой рукой быстрым движением смахнув слезу с щеки.

***

Тот же период времени.

Тёмный балкон отеля не освещался в 3 утра, но мужчине, курившему там, было наплевать. Одну за другой он смолил дорогие сигареты, выпуская ароматный дым во тьму. В кармане пиджака завибрировал телефон.

- Слушаю – властно прозвучало в трубке.

- Я нашёл её. Она в родном городе – бесстрастно сообщил голос, и тут же в него вплелись нотки довольства, словно обладатель голоса растянул губы в улыбке:

- Сынок очень похож на тебя.






MyBook - читай и слушай по одной подписке