Вечная память Лэмберту (fb2)

- Вечная память Лэмберту (пер. Владимир Александрович Харитонов) (а.с. Тонкий шов. Сборник рассказов-2) 108 Кб, 10с. (скачать fb2) - Сид Чаплин

Настройки текста:




Сид Чаплин Вечная память Лэмберту

– В общем, так, – сказал Джо, – это старичье нам надоело. Пора им и честь знать. Они же ни во что не вникают. Мы считаем, сейчас неплохо устроить хорошую чистку.

– Понятно, – в раздумье сказал Ланарк. Он, кажется, представлял, что последует дальше. Но готового решения у него не было. Нужно еще подумать, а времени на это, он чувствовал, ему не дадут. Стало быть, нужно думать быстро, а быстро думать он не привык.

– Слушай, – сказал Джо. – Мы уже все обговорили. Поддержка обеспечена. Мы подобрали своих людей. В председатели хотим предложить Крастера…

– Достойный человек, – сказал Ланарк, чувствуя облегчение.

– Точно, – сказал Джо. – Теперь Оутс. С ним порядок, он свой. Пусть остается, будет казначеем. Зато делегатом мы думаем предложить Гарри Джордана. Так что почистим комитет как следует.

– Комитет вы подобрали толковый, – сказал Ланарк. – А как с Лэмбертом? Спрашивая, он уже догадывался, какая роль предназначалась ему самому.

– Найдется и ему дело, – сказал Джо. – Человек знающий. За что и ценим. Все-таки двадцать лет просидел секретарем. Тут кто хочешь уму-разуму наберется. А решительности уже нет. Выдохся старик. Пора ему на покой, так мы считаем. Вот кого будет трудно свалить.

– Он всему голова, – обронил Ланарк.

– У нас есть на примете другая, не хуже. Догадываешься, о ком я?

– Понятия не имею, – деревянным голосом соврал Ланарк.

– О тебе, конечно.

– Вот как? – притворно оживился Ланарк. – Слушай, Джо. Нельзя действовать наобум. При всех своих недостатках Лэмберт хороший человек, ты этого не забывай. У него двадцатилетний опыт. Знания.

– А что толку? – презрительно парировал Джо.

– Не об этом речь, – сказал Ланарк. – Тебе хоть кол на голове теши – ничего не понимаешь.

– Приятно слышать, – сказал Джо.

– Лэмберт разбирается в профсоюзном деле больше нас всех, вместе взятых. А ты меня суешь на его место. Всему учиться, начинать с нуля.

– Это речь в поддержку Лэмберта? – поинтересовался Джо.

– Нет. Просто хочу, чтобы ты взглянул на дело и с другой стороны.

– Попробую. Тебе не по душе застой. Ты годами твердил, что нас нужно расшевелить. Наконец у нас тоже открылись глаза. И первое, что нужно сделать, это убрать с дороги всю честную компанию. В том числе Лэмберта. Что же, мы не понимаем, что тебе придется всему учиться? От тебя не ждут чудес. Мы верим в тебя, а в Лэмберта не верим – вот что главное. Ты дашь свое согласие, Джимми?

Несколько минут они шли молча.

– Дай мне время, мне нужно все обдумать, – объявил Ланарк.

– Я прогуляюсь с тобой вокруг твоего дома, – неумолимо сказал Джо. – Ты выгадаешь еще десять минут. Завтра перевыборное собрание. Некогда тянуть канитель. Решай сейчас.

Ланарк попытался собраться с мыслями. Сам виноват. Сколько он трубил о зарплате! Требовал ее повышения. Перекрикивая других, требовал что-то предпринимать. Главный смутьян. И теперь его призывают взять в руки бразды правления. Спору нет, их дело правое, в этом он не сомневался. Квалифицированные рабочие были самой малооплачиваемой категорией в отрасли. Потому что были категорией малочисленной. Это бы ничего, будь они активнее. Но профсоюз подавал слабые признаки жизни, рядовые члены разбились на безразличных и разочаровавшихся. И он взывал: возьмитесь за профсоюз. Гоните в шею замшелых бюрократов. Надо бороться! Возьмите подъемников – их тоже мало, но они неугомонные люди. И поэтому у них выше заработки.

Теперь его словам вроде бы вняли. Но дело принимало нежелательный для него оборот. Он хотел спокойной жизни. Он не хотел целиком уходить в профсоюзную работу. Он не прочь уступить кому-нибудь другому лавры – вместе с ответственностью. Прийти на собрание, выступить – это пожалуйста. Но быть секретарем… справится ли?

– Ну? – спросил Джо. Они стояли перед входной дверью.

– Сейчас, Джо, – сказал он и бросил взгляд в глубь улицы, увидел шахту, сгрудившую в лощине свои строения, увидел дымовые трубы и копер, чернеющие в лучах закатного солнца. Если его изберут, то он войдет в число тех, кто управляет всем этим хозяйством. Он всегда знал про себя, что рожден для настоящих дел. Лэмберт был продуктом осторожной, консервативной эпохи. А наступал новый век, и он требовал новых людей. По существу это было не предложение, а вызов. Он мог продолжать жить по-старому – ни шатко ни валко. Так проще, но тогда на нем надо сразу ставить крест. Так почему не согласиться? Все упиралось в Лэмберта: он семь лет проходил у него обучение, уважал старика. Впрочем, это – так, чувства. Он их отбросил. Вызов надо принимать. В конце концов, подумал он с привычной ленью, исход выборов под вопросом. Лэмберт пользовался всеобщей любовью. Совсем не обязательно, что их дело