Первая люболь (fb2)

- Первая люболь 930 Кб, 266с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Катрин Исаева

Настройки текста:



ПРОЛОГ

Роза

— Роза, чего ждешь?! Опоздаешь в первый же день! Ну-ка, марш в школу!

— Чертаново… — прочитала надпись на гараже. — Роза в Чертаново… — повторила, пересохшими губами.

Я так волновалась, что без конца жевала свою щеку. Кажется, мама начала всерьез беспокоиться, что я съем себя изнутри.

— Зато переехали из Тюмени в Москву! Закончишь школу, поступишь в университет! Заживем будь здоров, вот увидишь!

— Мало кто переходит в новую школу в третьей четверти одиннадцатого класса…

— Дочка, вечером поговорим. Как никак у меня тоже первый рабочий день. Удачи, родная! — мама скрылась в дверях метро, а я еще несколько секунд растерянно моргала.

Мы давно мечтали перебраться в столицу и планировали переезд сразу после моего выпускного бала, но судьба распорядилась иначе: за несколько недель до нового года маму сократили.

Решив, что это знак свыше, купили билеты в один конец.

Несмотря на накопленные сбережения, денег хватило только на то, чтобы снять квартиру в Северном Чертаново. Сперва, я немного расстроилась, но братишка заявил, что по площади этот район даже больше княжества Монако, а то обстоятельство, что мама практически сразу нашла работу администратором кафе, развеяло последние сомнения.

— Чертаново, так Чертаново… — пробормотала, черепашьим шагом направляясь к новой школе.

Я не сомкнула глаз ночью, поэтому, повстречав на пути киоск с кофе, подошла ближе, стараясь рассмотреть цену на латте.

— 180 рублей по акции до девяти утра! Успевай! У нас самый вкусный кофе на районе! — протараторила заспанная продавщица, пока я подсчитывала сбережения.

В кошельке лежало 300 рублей. Мама просила до первой зарплаты потуже затянуть пояса: если сейчас потрачу деньги на кофе, завтра не хватит на школьный обед.

— Спасибо. На первый урок опаздываю, — смущенно поджала губу.

— Да погоди ты! Вот, держи, купон — первые пять стаканов со скидкой 50-процентов! Вижу, ты новенькая в наших краях! — подмигнула конопатая бариста.

— Даже не знаю, как вас благодарить…

— Про правило пяти рукопожатий помнишь?! — она подмигнула. — Сегодня я помогу тебе, завтра ты мне!

Сделав несколько глотков, отметка на шкале настроения стремительно поползла вверх. Девушка не обманула — кофе в самом деле получился превосходным. Особенно радовало, что удалось купить его со скидкой.

Вдруг тишину разорвал истошный мужской вопль. От неожиданности я выронила стаканчик на тротуар. Коричневая жидкость окрасила снежный покров, залив мои новые сапоги с «Ali Eхpress».

— Отпуст-и-и-т-е… сволочи!!! — доносилось откуда-то поблизости.

Пролог 1

Я побежала со всех ног, однако, завернув за угол, застыла на месте… Несколько парней, как собаки, накинулись на одного, повалив бедолагу в сугроб.

— Эй вы, оставьте его в покое! Или я полицию вызову! — слова слетели с губ раньше, чем я успела подумать.

Неожиданно крики стихли: на меня с подозрением уставились три пары глаз. Медленно сглотнула, озираясь по сторонам в поисках помощи, но во дворе, как назло, никого не оказалось.

— Малая, у кого это голосок прорезался?! — выпрямился один из нападающих, делая шаг на встречу.

Моргала, утопая в холоде льдисто-голубых глаз, прикрытых длинными ресницами. Скользнув взглядом по его длинной худощавой фигуре, я отметила, что парень одет в кожаную куртку косуху, синие джинсы и сбитые кроссовки. Без шапки. Слишком легко для середины января.

— Я сейчас полицию вызову… — сбивчиво повторила, с трудом выдерживая тяжелый взгляд.

Непокорный гордый блеск туманных глаз заставил сердце биться чаще.

— Воин, ты слышал, она сейчас мусоров позовет! — один из хулиганов разразился хохотом, пока худощавый брюнет, продолжал медленно двигаться на меня.

Ветер трепал его кофейные волосы, мелкие ссадины покрывали щетинистое лицо, а нос с горбинкой напоминал птичий клюв. Неожиданно он ощерился, высунув проколотый язык.

Меня передернуло от омерзения.

— Что за благородство в восемь утра? Ты хоть знаешь, на кого нарываешься, малая? — заметила проблеск удивления на его лице.

— Не вздумай её трогать! — выкрикнул пострадавший, лежа в сугробе с шапкой набекрень.

— А если притронусь, что будет? — трескуче рассмеялся стервятник, поравнявшись со мной: хищная улыбка поселилась на его растрескавшихся губах.

Наши взгляды сошлись: тревожно-голубые глаза против моих цвета какао. Поморщилась, потому что в нос ударил запах дешевого одеколона. Играя сбитыми костяшками пальцев, парень по слогам произнес.

— Ты — ничего — не — видела, малая. Уяснила? — обведя мою фигуру откровенным взглядом, он выжидающе склонил голову в бок, но я не могла оставить бедолагу на произвол судьбы.

Наверное, это у нас семейное — отец погиб при исполнении, отбивая девушку от отчима-алкоголика, который всадил в него нож. У меня была аллергия на всех этих гопников местного разлива, мнущих себя пупами земли.

— Трое на одного?! Это не по-мужски! — выговорила еле слышно.

— А как по-мужски?! — распутно хохотнул.

— Ты лучше иди! А то они тебя… — простонал парень на снегу, тут же получив коленом под дых.

— Отпустите его! — мой голос сорвался на крик.

— А ты бесстрашная, малая! — облизнулся хулиган. Откуда-то поблизости послышались голоса — из соседнего подъезда вышли люди. — Не прощаюсь… — процедил он, высунув кончик языка с металлической сережкой.

— Так чуваки, сваливаем! — приказал главарь банды, кивая дружкам в сторону гаражей.

Скользнув по мне прощальным взглядом, он развернулся и побежал со всех ног. Наконец, я смогла подойти к пострадавшему и поправила его шапку.

Пролог 2

— Ты как?

— Спасибо… — он горько усмехнулся, вытирая кровь с разбитой губы, а затем, пошатываясь, поднялся на ноги.

— Нужно обработать! — я указала на ссадину.

— На мне все заживает, как на собаке. Да и лучше не опаздывать на первый урок — русичка зверь!

— За что они тебя так? — отвела взгляд, помогая ему отряхивать пуховик от снега.

Проигнорировав мой вопрос, новый знакомый с деланной беспечностью поинтересовался.

— Как зовут мою спасительницу?!

— Роза!

— Какое красивое редкое имя, а я Андрей! — парень стянул шапку, взъерошив огненно-рыжую шевелюру. Натянув ее обратно, он тепло улыбнулся.

— Приятно познакомиться! С удовольствием поболтала бы еще, но мне пора в школу…

— Можно я тебя провожу?! — его глаза сузились.

— Конечно! — не раздумывая, согласилась я. — Правда, школа уже через два дома!

— Так и моя тоже! — просиял, как лампочка и, перехватив мой рюкзак, повесил себе на плечо. — Похоже мы направляемся в одно и то же место…

Предчувствие Андрея не подвело — мы спешили не только в одну школу, но и в один класс!

— Наш 11 Б — тот еще змеепитомник… — парень вздохнул, открывая массивную дверь типового общеобразовательного учреждения.

— Правда? — сердце екнуло.

— Ага. И очень скоро ты в этом убедишься…

Глава 1

Роза

Изнутри школа № 1150 ничем не отличалась от моей Тюменской: её расположение также напоминало букву «П», гардероб находился справа от входа, а дверь в столовую виднелась в конце коридора. Проводив меня до канцелярии, новый знакомый откланялся на первый урок.

Я осталась стоять в переполненной рекреации, неловко кутаясь в любимый черный кардиган. Внутри что-то потухло, обнаружив на рукаве зацепки. Увы, качество вещей с китайской барахолки оставляло желать лучшего…

— Пчелкина Роза?! — из учительской выглянула шатенка средних лет. — Светлана Викторова вас ждет! — дежурно улыбнувшись, секретарь указала колпачком ручки на дверь.

Я сдержанно кивнула, на ватных ногах просачиваясь в соседний кабинет.

— Здравствуйте… — промямлила, оставшись с директрисой один на один.

Пепельная блондинка с волосами до плеч, подняла на меня строгий взгляд ясных синих глаз, выжидающе покручивая линейку.

— Роза Пчелкина! — внезапно женщина улыбнулась. — И как же тебя занесло к нам в Чертаново еще и в третьей четверти 11 класса, Розалия?! Ты в курсе, что ЕГЭ на носу? Что делать будем?

— Я не боюсь ЕГЭ! Весь год занималась дополнительно с баб Зиной! Она учительница по русскому и литературе старой закалки, сейчас на пенсии. Знаете, как натаскала…

— Ну, если с баб Зиной занималась, то это другой разговор! — директриса прищурилась, сканируя меня с ног до головы. — А как обстоят дела с алгеброй, геометрией, химией, физикой?

— Я круглая отличница с первого класса! — пронзительная мелодия звонка заставила её положить линейку. — Но всегда мечтала поступить на филфак! Обожаю русскую литературу и даже сама немного пишу в стол…

— Тогда добро пожаловать в нашу школу, Роза Пчелкина! Пойдем, я провожу тебя в 11 «Б»! — Светлана Викторовна поднялась из-за стола, пропуская меня вперед.

Преодолев пустой коридор, моя проводница без стука распахнула дверь в один из классов.

— Доброе утро! Это Роза, прошу любить и жаловать, теперь она будет учиться вместе с вами!

— Здравствуйте… — я судорожно кивнула, сталкиваясь с вереницей колючих недружелюбных взглядов.

В классе раздались жидкие аплодисменты и смешки. Директриса продолжала что-то говорить, пока я стояла, втянув голову в плечи. Однако на сердце моментально потеплело, стоило обнаружить Андрея, сидящего за первой партой. Парень с огненно-рыжей шевелюрой подбадривающе улыбнулся, выставив большие пальцы вверх.

— Садитесь, Розалия! Хватит разлагать дисциплину, у нас ЕГЭ через два месяца! — недовольно пробурчала маленькая сухая женщина в старомодных очках.

Стараясь больше не привлекать внимания, я прошмыгнула на единственное свободное место в среднем ряду, торопливо вытаскивая конспекты.

— Димы снова нет?! — поинтересовалась директриса уже в дверях.

— А вы его видите? — русичка сморщилась, как поганка. — Тюрьма по нему плачет… — язвительно добавила, сосредоточив взгляд на идеально чистой доске.

— Итак, тема сегодняшнего урока…

Глава 1.1

— Вот ты экстремалка! — хмыкнула соседка по парте, сдувая пряди удлиненной челки с лица. — Кстати, я Лида! — блондинка славянской внешности подмигнула, сжимая мою руку.

— А я Роза! — доброжелательно улыбнулась в ответ. — Только почему экстремалка?! — прижала ладонь к губам, чтобы заглушить вопрос.

— Ну, сменить школу за два месяца до экзаменов — сущее безумие!

— Так получилось: маму неожиданно сократили, а у нас как раз заканчивался договор аренды на квартиру. Решили не мелочиться и перебраться в Москву!

— Разговорчики за последней партой! Сейчас кто-то пойдет за дверь! — донеслось из-за учительского стола.

— Волкова зверь! — шепнула Лида, выводя каллиграфическим подчерком словосочетание «Орфографический диктант».

Вздохнув, я последовала её примеру, сосредоточившись на словах учительницы. Следующие два урока алгебры пронеслись незаметно. Я была так поглощена примерами задач для проверочной работы, что очнулась, только когда кто-то потянул за рукав.

— Роза, в столовую пойдешь?! — Андрей начал помогать мне собирать письменные принадлежности. — Хотел бы угостить тебя обедом!

Живот недвусмысленно напомнил, что кроме кофе, там с утра ничего не было, поэтому я ответила решительным согласием.

— Вот и отлично! Я голодный, как черт! — мы покинули класс, болтая обо всяких пустяках.

Одноклассник выглядел абсолютно расслабленным: он улыбался и много шутил. Даже не верилось, что наше знакомство состоялось при таких печальных обстоятельствах.

— Эй, Столяров, зайди в спортзал, разговор есть! — преградила нам путь высокая мужеподобная женщина.

— Римма Викторовна, можно после урока? Ну, пожалуйста?!

— Отставить! Или шуры муры важнее, чем долг по физре?! — суровый взгляд учительницы явно не предвещал ничего хорошего.

— Ладно… — на лице Андрея поселилось выражение вселенской тоски. — Роза, я присоединюсь чуть позже!

В столовой собралась вся школа. Здесь были и ученики средних-старших классов и учителя. Несколько секунд я задумчиво вертела головой в поисках свободного места, пока не услышала за спиной.

— Эй, новенькая! Иди сюда! — столкнувшись взглядом с Лидой, я непроизвольно улыбнулась, плюхаясь на свободный пластиковый стул.

— Ну, как тебе первый день? — поинтересовалась одноклассница, делая маленький глоток апельсинового сока.

— Вроде неплохо… — неуверенно покосилась на огромную очередь, а потом на часы.

— Не волнуйся! Химичка всегда опаздывает минут на пятнадцать. Сейчас малолетки свалят и спокойно закажешь!

— О, спасибо за информацию! — я кивнула, рассматривая её вызывающие мужские ботинки.

Неоднозначный образ одноклассницы завершали приталенный сарафан и белоснежная блузка с воланами. Видела подобный наряд на какой-то модели в инстаграм: смотрелось необычно и очень стильно.

— Успела уже познакомиться с кем-нибудь из парней?

— Да, с Андреем!

— А… с рыжим… — без особого энтузиазма протянула собеседница.

— Он классный парень и мы планировали вместе пообедать!

— Наверное… — одноклассница хмыкнула. — Только я бы на твоем месте сильно не обольщалась — поговаривают, Андрюша интересуется девушками исключительно для галочки, но старательно это скрывает, потому что наши придурки с района понятия не имеют о толерантности! Говоря по-русски, Андрею часто дают люлей!

Пожала плечами, воспроизводя в памяти детали утренней потасовки: не хотелось верить, что на Андрея накинулись из-за его ориентации. Увы, после её слов многое встало на свои места.

— А этот как тебе? — она указала на широкоплечего брюнета с волевым подбородком, потягивающего колу за соседним столом, — Тоже наш одноклассничек!

— Парень, как парень!

— Это Никита Бодров — сын директрисы. Отличник, спортсмен, косит под добренького, но по факту тот еще паршивец.

— Он с кем-то встречается? — спросила, скорее для поддержания разговора.

— О, понравился?! — оживилась Лида.

— Просто интересно…

— Да тут без шансов. Нику с начальной школы нравится Корсакова, но наша Нелька птица высокого полета — гуляет с каким-то мажором! Так что бедняжка Ники ночами плачет в подушку!

— А где Нелли?

— Да вон же наша Королева Улья! Как всегда, в компании верных пчел Светки и Ленки.

Лида указала подбородком в центр столовой, и мой взгляд притянулся к красивой девушке с карамельными волосами, расчесанными на прямой пробор. Она оживленно беседовала с подружками.

— Нелли Корсакова считает себя неприкосновенной, а все потому, что папочка работает в департаменте. Вот только была бы такой крутой, училась бы в какой-нибудь элитной гимназии, а не в Чертановкой школе! — хохотнула моя осведомительница.

— Спасибо за информацию!

— Кстати, у Нельки есть брат! Они двойняшки. Не поверишь, но Сашка с Ником лучшие друзья!

В эту секунду к Никите присоединился поджарый светловолосый парень в модных кроссовках.

— Они с сестрой так похожи… — с интересом разглядывала еще одного своего одноклассника.

— Ага. Только Сашка в отличие от Нельки нормальный парень, без закидонов. — Моя собеседница улыбнулась, перехватив взгляд обаятельного блондина.

Глава 1.2

— Девушки-красавицы, как животе? — к нам за столик подсел кареглазый взлохмаченный брюнет с кустистыми практически сросшимися бровями.

— О, Азатик! Ты чего русский пропустил? — хихикая, поинтересовалась Лида.

— Да какой мне русский… — ответил с характерным армянским акцентом. — Натяну ЕГЭ на тройбан, все равно в универе не пригодится!

Похлопав себя по бедрам, Азат просунул пальцы в шлевки на джинсах, мазнув масляным взглядом по моим губам.

— А это Роза, наша новенькая! — представила меня одноклассница.

— Роза, какая красивая! — карие глаза парня вспыхнули.

— Спасибо. Приятно познакомиться…

— Ох, Азат дамский угодник! — Лида подмигнула. — Кстати, у него отец владеет сетью шашлычных! — добавила заговорщическим полушепотом, как будто это имело какое-то значение.

— Роза, что тебе взять? — парень расплылся в улыбке.

Этот неожиданный вопрос поставил в тупик. Моргала, пытаясь придумать вразумительный ответ — не хотелось быть ему чем-то обязанной.

— Спасибо, но ничего не нужно!

— Точно? Может, хотя бы кофе?! — переспросил с надеждой.

— Нет-нет, правда! — я вымученно улыбнулась.

Стоило Азату присоединиться к небольшой очереди, Лида открыла рот, намереваясь поведать что-то еще, но звонок сбил её с мысли.

— Эй, ты ведь так и не поела?! — прищурилась одноклассница, глядя на то, как я снимаю рюкзак со спинки стула.

— Да, но я решила не опаздывать в первый же день! Забегу сюда после химии. Надеюсь, народа будет меньше…

Учительница химии выглядела, как родная сестра русички — невзрачная пожилая женщина с пучком редких седеющих волос, стянутых на затылке. Она действительно задержалась минут на пятнадцать, одним грозным взглядом заставив класс замолчать.

— И тема сегодняшнего урока…

Переведя взгляд на дверь, язык прилип к горлу, а ладони покрылись испариной. Вальяжной походкой в класс вошел тот самый хулиган.

Нет. Не может быть…

Глава 2

— А это кто? — обратилась к Лиде пересохшими губами.

— Самый опасный парень в школе. И красивый, как падший ангел. Дима Воинов… Но все зовут его Воином. Не сложно догадаться почему?! — соседка хмыкнула. — Не проходит месяца, чтобы не ввязался в какую-нибудь передрягу.

— Но… как его еще не отчислили?!

Тревожные голубые глаза, как огоньки во тьме, совершенно некстати вспыхнули в сознании.

— Он племянник директрисы. Как же его отчислишь?!

Повернув голову, я принялась вжимать её в плечи, потому что Воинов, мрачно улыбаясь, смотрел прямо на меня. Шумно выдохнула, изо всех сил стараясь сосредоточиться на теме урока, но получилось неважно.

— Роза, мы уже перевернули страницу… — указав на нужный параграф, соседка коварно улыбнулась.

— Спасибо! — пыталась сосредоточиться на монотонной болтовне учительницы химии, однако время от времени любопытство брало верх: я поглядывала в сторону хулигана.

Он занял единственную пустую парту через один ряд от моего. Скрестив длинные ноги, вытянул их в проход, с отсутствующим видом глядя перед собой. На этот раз выражение глаз одноклассника скрывали густые ресницы.

Скользнув взглядом ниже, отметила, как напряжены мускулы под тканью черной водолазки. Парень в самом деле походил на воина, готового в любую секунду сорваться в бой…

Сунула нос в учебник, как вдруг перед лицом приземлился бумажный самолетик. Губы сами по себе раскрылись, и я судорожно вздохнула.

«Ну, здравствуй, малая! Вот мы и встретились…» — гласило нацарапанное красной ручкой послание.

— Воинов, что опять вздумал разлагать дисциплину? Ну-ка, марш к доске! — скомандовала химичка, и он не заставил себя долго упрашивать.

— Возьми учебник и напиши примеры веществ молекулярного строения! Живее! Сейчас будем проводить опыт!

— А вдруг в учебнике опечатка?! — худощавый брюнет выстрелил в меня беспощадным взглядом. — Пожарных придется вызывать!

— Воинов, еще реплика и пойдешь за дверь!

— Марина Дмитриевна, я не собираюсь толковать сны Менделеева!

— Эх, Дима-Дима, максимум на что ты способен — торговать яблоками на рынке!

Атмосфера в классе сгустилась. Химичка смотрела на Воинова, а хулиган — на нее.

— Не угадали. Я буду торговать картошкой! — беспечная улыбка растянула полные губы хулигана.

Я поежилась, заметив могильный холод, поселившийся на дне его блестящих зрачков. Судя по всему, под вызывающей манерой общения скрывалась непомерная гордыня.

— Шут гороховый! — всплеснула руками пожилая женщина у доски.

Неожиданно у нескольких ребят одновременно на телефоне сработали звуковые оповещения. Лида тоже потянулась к мобильному: скользнув взглядом по подсвеченному дисплею, брови одноклассницы поползли вверх.

— Теперь понятно, почему он задержался… — соседка пододвинула ко мне айфон.

Вздрогнула, обнаружив фотографию утренней потасовки, сделанную еще до моего прихода. На снимке Дима Воинов в компании своих головорезов измывался над Андреем.

Переведя взгляд на первую парту, в грудь словно вставили колючий раскаленный прут — одноклассник с огненно-рыжими волосами покрылся испариной, нервно сжимая телефон в ладонях.

— Но кто сделал и разослал всем эти снимки?! — прошептала, вновь фокусируясь на высоком худощавом разгильдяе у доски.

— В середине декабря напали на девушку из нашего класса. Аделине чудом удалось избежать изнасилования. — Лида вздохнула. — Бедняжка до сих пор не оправилась, а главное, не знает, кто это сделал. Урод подпоил ее и затащил в один из подземных тоннелей, когда та отключилась… Многие думали на Воинова и его банду, но доказательств против них нет. Сразу после Нового года кто-то создал телеграмм-канал «Пляски на районе» — на него уже подписалась вся школа. Неуловимый мститель пытается провести собственное расследование…

— Ох, Воинов, похоже, сегодня тебя ждет очередная двойка…

— Марина Дмитриевна, запомните — отличник работает на хорошиста, и труд их обоих покупает двоечник! Дешево. — наглец подмигнул.

— Когда ты перестанешь паясничать?! — прищурилась химичка.

— НИ-КО-ГДА! — под раскат оглушительного хохота хулиган подлетел к своей парте, схватил сумку и выбежал из класса.

— О боже…

— Да уж, Дима настоящий клоун, но знаешь, он не дурак. Когда-то даже был отличником… Директриса до сих пор надеется, что племянничек возьмется за голову, иначе бы давно выгнала его пинком под зад. Только что-то мне подсказывает — ждет нашего Воина вместо университета осенний призыв…

Глава 3

Воин

При виде бесстрашной малой на уроке химии сразу почувствовал, как повышается моя валентность. Какого черта её принесло к нам в третьей четверти одиннадцатого класса?! Вздрогнул, подавившись глухим лающим кашлем.

Я согнулся пополам, пытаясь продышаться. Но тщетно — глаза слезились, глотку, словно перетянули металлической проволокой: боялся, что вместе с хрипами выплюну свои легкие. А они мне еще пригодятся.

Чертов бронхит до сих пор давал о себе знать. И сигареты. Или все вместе. Прислонившись спиной к прохладной стене рекреации, еще какое-то время старался привести дыхалку в норму.

Пару недель назад прямо перед Новым годом я свалился с температурой под сорок. Все планы на веселые каникулы коту под хвост, а самое дерьмовое — деньжата, которые удалось скопить на зимний пуховик, пришлось потратить на лекарства.

На ходу натянув куртку, хлопнул уличной дверью, в миг озябнув, стоило глотнуть пронизывающего январского воздуха.

Я ненавидел зиму.

Третий год подряд одно и то же — нужно было искать деньги на пуховик и ботинки, а деньжата в нашей семье заканчивались, даже не успев появиться. Этой особой магией транжирства обладали люди с алкогольной зависимостью. Спасибо матери — научила нас с братишкой лет с двенадцати впахивать на двух подработках.

Даже когда денег на полке старого рассохшегося буфета хватало только на крупу и картошку, мы с Богданом не унывали. Руки-ноги есть, голова на месте, проживем, как-нибудь. Тогда в нас еще теплилась надежда, что мать перестанет продавать в ломбарде всё, что плохо лежит.

Месяц назад она продала мой новый зимний пуховик.

Перепрыгнув ступеньки, я зарулил в курилку, испытывая жизненную необходимость в никотиновой пилюле. Сделав пару коротких затяжек, вновь согнулся пополам от отвратительного собачьего лая.

Любой доктор, глядя на меня, уже бы застрелился. Однако мой организм привык к методике «клин клином»: жить стало гораздо легче и настроение, пробившее дно с утра, немного выровнялось.

— Дим, а Дим, как жизнь?! — Анька Краева провела кончиками пальцев по моему плечу, игриво отряхивая подол короткой юбки.

— Как жизнь, как жизнь?! Курю и жизнь укорачивается! — смачно харкнул.

Её ресницы были так густо накрашены, что напоминали слипшиеся паучьи лапки, на губах переливался толстый слой перламутровой помады. За тонной штукатурки нельзя было рассмотреть то, чем наделила одноклассницу матушка-природа. Хотя мне было фиолетово.

Анька выглядела гораздо старше девчонок из нашего класса, и гораздо раньше других сформировалась. Наверное, именно по этой причине я и водил с ней дружбу.

— Все утро проторчала на медосмотре. Наверное, нет уже смысла идти на последний урок? Как думаешь?!

Вместо ответа я глубоко затянулся, переводя взгляд на исписанную граффити стену.

— Мать сегодня на смене до вечера, go ко мне на обед? — Анька погладила меня по щеке.

В нос ударил едкий запах её чересчур сладких духов. Поморщившись, я одернул руку. Пару раз мы с Анькой уже обедали. Какой нормальный здоровый пацан откажется утолить разыгравшийся аппетит?! Вот и я время от времени принимал приглашения хлебосольной девицы.

— Эй, Воин, ну, чего молчишь?! — Краева томно улыбнулась.

— Давай в следующий раз, у меня еще есть дела в школе…

Твою мать. Я только что лишился очень вкусного обеда!

— Дела в школе? У тебя?! Ой, не смеши! Димочка, да пойдем, у меня и тортик есть! «Полет» называется! Полетаем вместе?

— Полетаем еще обязательно, Анют! Только не сегодня. Говорю же — дела…

Стиснув челюсти, вдруг представил решительные глаза цвета горького-шоколада и тяжелые каштановые волосы до самой задницы.

Не терпелось перекинуться парой слов с бесстрашной малой. Пусть знает, кто здесь главный и по чьим правилам придется играть. А мы с ней ещё обязательно сыграем. По-крупному.

Глава 4

Роза

Я затянула шарф потуже, и, задержав взгляд на своем бледном лице, покинула школу. Несколько секунд стояла посреди двора, обдумывая, каким путем быстрее добраться домой.

С неприветливого неба сыпались холодные рассыпчатые хлопья. Съежившись, мечтала заварить чай с шиповником, утопив трудности сегодняшнего дня в кружке с ароматной заваркой.

Льдисто-голубые глаза Воинова впечатались в сознание, расшевелив там какой-то болючий пучок нервов. Мысли о дерзком хулигане поднимали целые народные восстания в душе, но даже если бы можно было отмотать время назад, я бы ничего не изменила.

Мой отец — майор полиции, погибший при попытке остановить преступника, посмертно награжден орденом Мужества. Уже пять лет мы с мамой и братом берегли эту награду, как настоящее сокровище, восхищаясь героическим поступком отца.

Почему-то те, кто говорит, что время лечит, не прикладывают бланк с рецептом выздоровления.

После его смерти наша жизнь пошла под откос. Фирма, в которой мама работала менеджером, обанкротилась. На пособие для членов семьи погибшего сотрудника полиции можно было прожить несколько лет вообще ничего не делая, но мама решила рискнуть, вложив полученные средства в ресторанный бизнес.

Первое время дела в её уютном ресторанчике шли в гору. На бизнес-ланчи к нам приезжали даже всякие шишки из районной администрации, а потом на соседней улице открылось кафе модной столичной сети.

Целый год упорной борьбы за каждого посетителя окончился несколькими кредитами и целым мотком испорченных нервов. Чтобы загасить долги, пришлось съехать из просторной трешки в квартиру попроще, и снова встать на биржу труда.

Папка всегда говорил: «Над вами тушат пожар, значит, стоит устроить пенную вечеринку!» Вот мы и барахтались в этой пене по самые уши.

Поглощенная упадническими мыслями я не заметила, как приблизилась к дому. Бросив беглый взгляд на киоск с лучшим чертановским кофе, испытала досаду, что не могу купить еще один стакан — непозволительная роскошь в нашей ситуации.

Мама тянула на себе двух несовершеннолетних подростков: мне недавно исполнилось семнадцать, братишке — пятнадцать. Правда, Лёшка решил еще пару дней повалять дурака дома, сославшись на больное горло.

— Малая, ты что, меня преследуешь?! — кто-то схватил меня сзади, рывком потянув в сторону, но также резко отпустил.

Он шока и ужаса ноги подкосились, рюкзак съехал с плеч, и я рухнула на холодную промерзшую землю.

— Что тебе надо, гад? Мало сегодня людей унизил?! Самоутверждаешься за счет тех, кто слабее и не может дать сдачи? — варежки натянулись на сжатых кулаках.

Гуляя бесцеремонным взглядом по моему дрожащему телу, губы хулигана растянула зловещая полуулыбка.

— А ты совсем страх потеряла! — Воинов пнул снег мне в лицо.

Ахнула, ощутив прикосновение острых ледяных кристаллов к нежной коже. Отец часто рассказывал, что чувствует к преступникам особый токсичный сорт презрения, заставляющий пар из ушей валить, а зубы клацать от злости.

Я испытывала к долговязому хулигану без шапки и в летней обуви нечто подобное. Душу затопила жгучая, неизлечимая, ядерная ненависть. Меня колотил озноб.

— Я тебя не боюсь! — выкрикнула в сердцах.

— А должна. — прохрипел Воинов, еще раз подняв кроссовкой снежную пургу, — Должна бояться, малая! Меня все в Чертаново боятся. И ты будешь ходить по стойке смирно, никуда не денешься.

— Я уговорю Андрея заявить на тебя! Вы напали на него только потому, что он…

— И еще нападем! Не волнуйся. — Воинов закашлялся, нездорово выкатив глаза.

— Что тебе от меня надо? — лицо жгло от ветра, сердце пылало огнем ненависти.

— Что ты можешь мне предложить? Мордашка с пивом прокатит, а фигура не в моем вкусе! — маргинал снова зашелся кашлем.

— Ничтожество! — медленно поднялась, испытывая небывалый прилив сил, — Мой отец называл таких, как ты, отбросами общества!

В глазах Воинова что-то щелкнуло. Он подбежал ко мне, повалил в сугроб, зажав худым долговязым телом.

— Помогите-е-е… — холодная прокуренная ладонь легла поперек рта.

Дыхание перехватило. Туманные голубые глаза смотрели с нечеловеческой яростью, сердце вопило от страха, негодования и стыда.

Я старалась припомнить хоть какие-то приемы самообороны, но тело будто парализовало. Его внешняя худоба оказалась обманчивой — хулиган обладал не дюжей силой, впечатав меня в сугроб.

— Твой папаша прав — я и есть отброс, малая! И с этого дня ты будешь прислуживать отбросу, стелиться перед отбросом, беспрекословно выполнять команды отброса, иначе жизнь в Северном Чертаново покажется тебе чистилищем. Кстати, я и с папашей твоим с удовольствием познакомлюсь! — осатанело улыбнулся, оголяя белоснежные клыки.

— Не познакомишься. — произнесла безучастно.

— А что, зассыт связываться с отбросом?! — Воин мерзко заржал, перекатывая жвачку во рту.

— Мой папа награжден орденом Мужества посмертно, за то, что не боялся таких, как ты. Жаль, не сможет спуститься с небес, чтобы набить тебе морду!

Время остановилось. Звуки замерли. Кажется, даже снег перестал идти. Мы оба с лютой ненавистью смотрели друг другу в глаза, как непримиримые соперники. Как воины, готовые схлестнуться в смертельном поединке, а пока, находящиеся по разные стороны баррикад.

Хулиган ослабил хватку, позволяя, наконец, вырваться и на онемевших негнущихся ногах я побежала к подъезду. Меня всю трясло. Я ненавидела Воинова и всё, что с ним связано: этот район, эту школу, и даже чертов киоск с бесподобным кофе!

А еще я до трясучки скучала по своему отцу.

Почему такие, как этот отморозок и его банда беспрепятственно ходят по земле, а самоотверженный герой гниет в могиле с червями?! И где взять бланк с рецептом выздоровления, чтобы время хоть немного зарубцевало старую кровоточащую рану?..

Глава 5

— Хей, систер! Как дела?! — Лёша появился в коридоре, едва я переступила порог квартиры.

— Как у пуговицы, что ни день, то в петлю, — промямлила, отряхивая воротник от снега.

Кареглазый брюнет среднего роста с рваной челкой, чуть нависающей на глаза, почесал переносицу, старательно изображая умирающего лебедя. Только в отличие от мамы, передо мной можно было не разыгрывать спектакль. Нагреть градусник под раскаленной лампой — излюбленная хитрость братишки, чтобы лишний раз поваляться дома вместо уроков.

— Эй, кто обидел мою драгоценную, систер?! Назови его имя, голову отверну!

— Все в порядке, немного устала. Все-таки первый день в новой школе…

— Дай, обниму! — неожиданно Лёха сгреб меня в охапку: почувствовала себя беззащитной младшей сестренкой, уткнувшейся в крепкое мужское плечо.

— Роза, на тебе лица нет. Точно все хорошо? В чем слабость, сестра?! — последнюю фразу он произнес с интонацией персонажа Сергея Бодрова из легендарного фильма нулевых.

— Немного переволновалась. Надо отдохнуть…

Воин

Я зашел в нашу хибару и принюхался: в квартире стоял еле уловимый кислый запах. Обычное дело, когда мать возвращалась с гулянки.

— Митька, у нас проблемы! — Богдан высунул голову из кухни, смерив меня усталым долгим взглядом.

Закашлявшись, я стянул промокшие кроссовки. Нужно было набить их бумагой и просушить на батарее, иначе завтра не в чем будет идти.

— Что случилось?

— Мать напилась.

— Ей же сегодня работать? — приоткрыв дверь в зал, я брезгливо зажал нос.

Обычная картина маслом. Холст. Кисть. Пьяная мать в полубессознательном состоянии развалилась на диване.

— В этом и проблема, — брат неловко взъерошил волосы, цвета вороного крыла.

Хоть мы с Богданом были от разных отцов, окружающие с каждым годом все больше говорили о нашем сходстве. Еще бы, прошлым летом низкорослый зубрила вымахал практически с меня ростом. Родственнику только не мешало набрать мышечной массы.

— Ох, мама, если бы найти тебя, была б не так горька моя судьба… — просвистел строчку любимой песни, задумчиво покусывая губу.

— Не свисти! — нахмурился братишка.

— Угомонись, у нас, итак, денег нет!

Вечерами по будням мать работала техничкой в нашей школе. Спасибо тетке за то, что пристроила горе сестру, а ведь это было не просто: много лет назад мама преподавала литературу, но ушла со скандалом после некрасивой выходки.

Тетя Света даже пару раз оплачивала сестре лечение в хорошей клинике, но всё без толку: бедолагу хватало максимум на полгода, а потом начинался неминуемый откат: бокал вина, бутылочка пива, рюмка водки…

Обычно она нажиралась с вечера пятницы и прибывала в полубессознательном состоянии до ночи воскресения или проводила выходные на блат-хате вместе с собутыльниками, но то, что произошло сегодня не вписывалось ни в какие рамки.

— Пойду вместо нее! — безапелляционно заявил Богдан, снимая пуховик. — И знаешь, Мить, давай попросим тетку, чтобы отдавала её зарплату нам?! Иначе… — Бо замешкался со шнурками.

— Давно пора, — сжимал и разжимал челюсти, наблюдая за тем, как младший брат зашнуровывает поношенные демисезонные боты.

Вместе с моим пуховиком в ломбард ушли и его новенькие зимние ботинки на натуральном меху.

— Захвати мусор! — постарался сделать вид, что ничего не происходит.

— Хорошо… А потом я захвачу весь мир! — рассмеялся Богдан.

Улыбнулся через силу, стараясь не думать о том, что Бо сейчас пойдет драить полы вместо матери. Брат был единственной причиной, почему я до сих пор не бросил школу.

Даже в невменяемом состоянии мать повторяла: «Богдан — богом дан». Он действительно был как ни от мира сего — при всей той грязи и нищете, в которой нам приходилось расти, оставался оптимистом.

Я лег на кровать, вставил наушники в уши, врубил Агату Кристи и закрыл глаза.

У нее было невообразимо красивое лицо с ровной фарфоровой кожей, длинные черные ресницы, блестящие от талых снежинок, и такой рот… Ох, какой у неё рот! Медленно сглотнул, в мельчайших деталях воспроизведя ощущение, пронзившее насквозь, когда смял ладонью аккуратные губки бантиком.

А ведь я мог прикрыть её нежное сердце своим бронированным. Мог оберегать её и защищать. Таскал бы её рюкзачок на плече, как верный пес, провожая до подъезда. Мог бы научить целоваться взасос, да и другим не менее приятным вещам. Рядом со мной малая бы ничего не боялась…

Улыбнулся до боли в скулах, желая орать и крушить всё вокруг.

Глава 6

Роза

Приготовив сырную пасту, остаток вечера я провела в своей комнате за письменным столом. Мама сумела найти для нас вариант с разными спальнями, все-таки разнополым подросткам не очень комфортно ютиться в одной. Правда, по размеру комнаты напоминали собачьи будки.

Развернувшись, я растерянно посмотрела на свое отражение в окне. Обычно какой-нибудь ванильный роман мог глубоко утянуть в водоворот сюжета, но только не сегодня.

Отложив чтение, несколько часов изучала материалы телеграмм-канала «Пляски на районе», еще сильнее укрепляясь в ненависти к Воинову. Оказывается, у его компашки хватало недоброжелателей, без зазрения совести выкладывающих доказательства непотребного поведения местной шпаны.

Я до сих пор не решила, как поступить в сложившейся ситуации. Конечно, подмывало сразу пожаловаться маме и брату, но тогда конфликт мог разрастись до масштабов стихийного бедствия. Мы новенькие в этих краях — не хотелось в первую же неделю ввязываться в противостояние с районными хулиганами.

Отец с детства учил решать проблемы самостоятельно, и даже то, что я девочка, не означало, что я должна быть слабой. Мысленно представив, как заеду Воинову розовой лопатой по голове, перевела усталый взгляд на часы, обнаружив, что уже четверть двенадцатого: мамина смена в кафе закончилась несколько минут назад. Накинув халат на плечи, я вышла в гостиную.

Лёша лежал на диване, просматривая видео в «Tik-Tok», когда я обратилась к нему.

— Что-то я волнуюсь. Может, встретишь ее?!

— Я так и хотел. А сколько уже натикало?! — брат вопросительно свел брови.

Услышав щелчок в замочной скважине, мы одновременно вздохнули с облегчением, выбегая в коридор.

— Мои хорошие, а я с гостинцами! — одарив нас мягкой улыбкой, мама всучила брату большой крафтовый пакет.

Моложавая брюнетка с непослушной копной каштановых волос обвела нас теплым взглядом, и настроение моментально улучшилось.

— Роза, ну, чего стоишь?! Бегом ставь чайник! Сейчас будем портить фигуру армянскими сладостями!

— О, ты что, ограбила продуктовый?! — братишка округлил глаза, выуживая из пакета кебаб.

— Артак Ашотович — владелец кафе — щедрой души человек… — круговыми движениями мама растирала красные щеки. — Не позволил уйти, пока не взяла то, что осталось на витрине. Там еще несколько шашлыков. Кстати, дочка, представляешь, его сын Азат учится с тобой в одном классе! Вы уже познакомились?!

В голове моментально возник образ чернявого парня с кустистыми практически сросшимися бровями, подсевшего к нам с Лидой в столовой.

— Да, конечно! Он э-э-э очень милый! — натянуто улыбнулась, ошарашенная известием, что владелец кафе, в которое мама устроилась работать, отец Азата.

— Теперь хоть мясо в доме будет! — Лёшка размахивал кебабом, изображая шпагу. — А то систер приготовила на ужин макароны с сыром! Разве это еда?!

— Сам же знаешь, пока у нас нет возможности готовить деликатесы… — глядя на пакет, под завязку набитый провизией, ощутила, как во рту скапливается слюна.

— Брейк-брейк! А теперь пойдемте пировать!

Подходя к школе, я сбавила темп, стараясь отогнать тревожные мысли. Братишка опять прикинулся больным, и мама разрешила ему до конца недели сидеть дома. Я же не могла позволить себе подобных привилегий — ЕГЭ на носу! Хочешь, не хочешь — надо идти портить зубы о пресловутый гранит.

— Эй, красавица, есть прикурить?! — обернулась на писклявый противный голосок за спиной.

В закутке за школой стояло несколько мальчишек. На вид второй-третий класс.

— Не рановато ли вы курить начали?! — нахмурилась, пытаясь пройти к центральному входу, однако парни преградили мне путь.

— А что, считаешь нас молокососами?! — все трое как по команде заржали. — У самой давно ли молоко с губ обсохло?! Или не обсохло?! — мелкий конопатый негодяй вульгарно облизнулся.

— Дайте пройти, я на урок опаздываю!

— Повежливее, дамочка! Прикурить есть?!

— Не курю, — с трудом, но мне удалось прорваться.

Ускорив шаг, я направилась к парадной лестнице, как вдруг кто-то резко потянул рюкзак за лямки, отчего он съехал с плеч.

— Эй, вы что творите??? — ахнула, когда один из сорванцов сорвал рюкзак, пасуя его дружку.

— Какой тяжелый, ты что там кирпичи носишь?! — зловеще ощерился конопатый.

— Отдайте! Кому сказала?! — я ошалело мотала головой, в надежде, что кто-нибудь придет на помощь, однако подростки продолжали стекаться к школьному крыльцу, не реагируя на действия малолетних вредителей.

Судя по всему, подобное здесь в порядке вещей. Никто не хотел высовываться, чтобы не накликать беду. Тем временем, придурки продолжали перебрасывать мой рюкзак, не обращая внимания, что хлипкий замок разошелся и на снег сыплются мои вещи.

Повернув голову, я утонула в ледяном роднике бездонных глаз Воинова. Мой мучитель находился на верхней ступени крыльца, беззаботно болтая с привлекательной блондинкой в чересчур короткой юбке.

— Отдайте! — поежилась от колючего смеха спутницы хулигана.

В отличие от местного плохиша девушка даже не пыталась скрыть, как сильно её забавляет неприятная ситуация, в которой я оказалась.

— Да прекратите же! Я на урок опаздываю!

С замиранием сердца заметила, как из рюкзака вылетел кошелек. К несчастью, он оказался не закрытым — на снег посыпались мои сбережения, а именно две аккуратно сложенные сторублевые бумажки.

Я бросилась поднимать их, но в это мгновение один из гадов подошвой тяжелого армейского ботинка будто ненароком втоптал деньги в снег.

— Подонки…

Внутри что-то надломилось. Переведя взгляд на крыльцо, обнаружила, что Воинов со спутницей исчезли. Впрочем, и мои маленькие мучители с оглушающим мерзким хохотом бросились врассыпную.

Я села на корточки, неторопливо складывая книги обратно. Обложки спасли учебники от намокания, а вот деньги… Две сторублевые бумажки теперь напоминали использованную туалетную бумагу. Дрожащей рукой я все-таки засунула их в один из учебников, и, шаркающей походкой, направилась к лестнице.

На страдания времени не осталось — с минуты на минуту начиналась алгебра, а я не имела привычки опаздывать. Залетев в переполненный класс, сразу побежала к парте, которую вчера мы делили вместе с Лидой.

— Вообще-то тут занято или не по глазам?! — вздрогнув, как от ушата ледяной воды, я столкнулась взглядом с той самой блондинкой в неприличном мини.

— Ань, это Роза, наша новенькая, не борзей! Она нежный цветочек! — Лида звонко рассмеялась.

— Пусть привыкает — в Чертаново цветочки втаптывают в грязь!

Не желая ввязываться в дискуссии, я заняла пустую парту напротив. В конце концов, я же не дружбу сюда пришла водить. Нужно продержаться всего несколько месяцев, сдать экзамены и адьёс!

Никак не могла сосредоточиться на монотонной болтовне учительницы, все время ощущая на себе его пристальный взгляд. За первую половину урока математичка уже несколько раз отчитывала Воинова, что он не следит за доской, но хулигану, как обычно, было фиолетово.

— Роза, у тебя что-то упало… — громким шепотом, так, чтобы было слышно на весь класс, обратилась ко мне блондинка с соседнего ряда.

— Что? — я высунула нос из учебника, пытаясь сосредоточиться на ее словах.

— Пчелкина, Краева, мы вам не мешаем?!

— Анжела Борисовна, тут новенькая уронила… — Аня замялась, смущенно потупив взгляд.

Заглянув в проход, я ахнула, глядя на пачку презервативов, лежащую на моем многострадальном рюкзаке. Боже. Раньше мне приходилось видеть их лишь на прилавке аптеки. Но как эта упаковка могла здесь оказаться?! Ответ напрашивался сам собой. Не прошло и суток, как отпетый хулиган перешел от угроз к действиям.

— Что сложно поднять?! Или в вашей школе нормально мусорить?! — никак не унималась Краева.

— Пчелкина, что у тебя здесь?! — Анжела Борисовна нависла надо мной, изумленно разглядывая «находку». — Новенькая, совсем страх потеряла?! Может, объяснишь, как это здесь оказалось?!

— Я…я… — почувствовав на себе десятки язвительных взглядов, я поднялась и вылетела за дверь.

Глава 7

Легкие сдавило от нехватки кислорода, на шее выступил пот. За считанные секунды я преодолела расстояние от класса до женского туалета, и, хлопнув дверью, направилась к кабинкам.

Однако обнаружив на подоконнике незнакомую девушку застыла на месте, не в состоянии сделать шаг. Она сидела, подперев колени подбородком, и сотрясалась от рыданий.

— Э-э-э…может, я могу тебе чем-то помочь?! — от смущения, закусила щеку изнутри.

Вместо ответа незнакомка подняла голову, перекинув через плечо копну тяжелых черных, как нефть, волос и устремила на меня блестящие от слез глаза. Мое сердце сжалось — брюнетка выглядела небесно-красивой и пугающе надломленной.

— Кто ты? — поинтересовалась она с нотками удивления в голосе.

— Я Роза. Роза Пчелкина. Новенькая из 11 «Б»!

— Новенькая?! — заплаканная красавица округлила глаза, даже перестав всхлипывать.

— Ага. Безумная, которая сменила не только школу, но и город за два месяца до первых экзаменов!

— Ты скорее бесстрашная. А я даже в родных стенах не знаю, смогу ли сдать ЕГЭ. Уже месяц мысли не о том… — брюнетка достала из сумки зеркальце и упаковку бумажных платков.

Промокнув растекшуюся тушь, она спрыгнула с подоконника, пристальным взглядом окинув свое отражение в большом заляпанном зеркале.

— Может, я могу тебе чем-то помочь?! — закашлялась, до сих пор ощущая странную тяжесть в груди.

— Увы! — собеседница подавила тяжелый вздох, — Никто не сможет! — кивнув на прощание, она покинула уборную, как раз в тот момент, когда в помещение ворвался отголосок заливистого школьного звонка.

Урок закончился. Учащиеся моментально заполнили рекреацию, перемещаясь со скоростью муравьев в банке с сахарным сиропом. Я остановилась в самом конце коридора, пытаясь понять, что делать дальше.

— Роза?! — в нескольких сантиметрах от уха раздался встревоженный голос Андрея.

— Я…я… — глупо развела руками, так и не подобрав правильных слов.

— Краева настоящая стерва. Каждый год выбирает себе новую жертву и тиранит её, будь здоров! Ты даже не представляешь, какие сплетни она про меня сочиняла в прошлом году! — рыжеволосый одноклассник закашлялся, — Не связывайся, и тогда эта гадина переключится на кого-то другого!

— А что Анжела Борисовна?! — я робко улыбнулась.

— Она сказала, ждет тебя у директора… — Андрей хмуро свел брови, — Роза, пойми, наша классная — одинокая старая дева: ни ребенка, ни котенка! Наверное, до сих пор думает, что детей находят в капусте…

— Я так и думала. Тогда мне пора идти, и большое спасибо за поддержку!

— Роза! — я обернулась, встречаясь с его поникшим взглядом, — Не волнуйся, директриса мировая тетка! Все будет хорошо!

— Да, конечно…

— Пчелкина?! — секретарь деловито поправила модную овальную оправу, съехавшую с носа, — Светлана Викторовна вас ждет!

Еле слышно поздоровавшись, я открыла дверь в кабинет директора. К моему удивлению Бодрова находилась в помещении одна — математички с ней не было.

— Здравствуй, Роза! Что-то ты зачистила в мой кабинет! — отсканировав меня долгим проницательным взглядом, пепельная блондинка прищурилась.

— Добрый день… — прошептала, ссутулившись, — Простите, не знаю, как так вышло.

— У твоей классной руководительницы поднялось давление. Я отправила ее в медицинский кабинет. Но Анжела Борисовна обрисовала мне ситуацию! — вдруг директриса достала из выдвижного ящика ту самую злополучную пачку презервативов.

Сердце ухнуло в пятки, ладони покрылись испариной. Боже, какой стыд-позор! Только бы не дошло до матери!

— Почему это оказалось под твоей партой, Розалия?!

— Я не знаю.

Пару секунд мы глядели друг другу в глаза. Наконец, Бодрова заговорщически улыбнулась.

— В отличие от твоей классной руководительницы, я не вижу в этом ничего вопиющего. Не даром у нас в школе с девятого класса преподают половое воспитание. Но все-таки не стоит раскидывать свои личные вещи где попало!

— Светлана Викторовна, спасибо за понимание, но это не мое… — сглотнула, должно быть, покраснев до корней волос.

— Не твое?! — брови пепельной блондинки удивленно приподнялись, — Тогда как эта злополучная упаковка могла оказаться на твоем рюкзаке?! Расскажи мне, Роза, кто тебе её подкинул?!

— Я не знаю. — повторила, как попугай.

Отец говорил: «Стукач — это тот же предатель, а предатель — хуже врага». Я не хотела становиться стукачкой, судорожно прошептав.

— Должно быть, она выпала у кого-то вчера, а я, не увидев, положила там свой рюкзак…

— Ты уверена в этом, Розалия?! Точно не хочешь мне ничего рассказать? — директриса задумчиво почесала переносицу, не сводя с меня проницательного взгляда.

— Светлана Викторовна, благодарю вас за участие, но я абсолютно в этом уверенна!

— Хорошо, девочка, возвращайся на урок, а с математичкой мы все обсудим. Не волнуйся.

Подавив тяжелый вздох, я вернулась в класс, успев за пару минут до звонка. К счастью, никто не обратил на меня внимания. Одноклассники столпились около последней парты третьего ряда, что-то увлеченно обсуждая.

— Роза, ну, как все прошло?! — участливо поинтересовался Андрей, заходя следом за мной.

— Вроде опасность миновала! А что там за собрание?!

— Так Аделина пришла! — ликующе сообщил мой рыжеволосый товарищ.

— Аделина?! — я сделала шаг вперед, наконец, рассмотрев лицо девушки, возле которой столпилось большинство ребят.

Сердце подскочило, узнав в ней заплаканную незнакомку из женской уборной. Вдруг пазл собрался в единую картину: Аделина, та самая девушка, про которую вчера мне поведала Лида. Именно её несколько недель назад чуть не изнасиловали в подземном тоннеле.

На мгновение я представила, каково это вернуться в школу после такого потрясения. Стало дурно еще и потому, что преступника до сих пор не поймали…

— Классная попросила не лезть к Аделинке с расспросами. Говорят, она до сих пор ходит к психологу… — понизив голос, сообщил мне Андрей.

— Да, конечно… — я понимающе кивнула.

— Роза!

Вздрогнула, повернув голову, потому что моментально стала мишенью десятков удивленных взглядов. Аделина поднялась, махая мне рукой.

— Сядешь со мной?! Или ты уже с кем-то договорилась? — голос одноклассницы дрогнул.

— Нет… В смысле да! С удовольствием с тобой сяду! — не обращая внимания на перешептывания и смешки, я бегом понеслась через весь класс.

— Меня, кстати, Аделина зовут! — слабо улыбаясь, прошептала она под звуки заливистого школьного звонка.

— Очень приятно. — пробормотала, стараясь не подать виду, что знаю не только её имя, но и печальную историю.

Посмотрев по сторонам, я с облегчением отметила, что Краева с Воиновым отсутствуют. Тяжесть в груди потихоньку стала утихать. По крайней мере, один урок пройдет спокойно.

— Знаешь, я очень рада увидеть в этом змеепитомнике хоть одно приятное лицо! — прикрывая рот ладонью, сообщила соседка по парте под размеренную болтовню биологички.

— Я тоже очень рада с тобой познакомиться! Кстати, у меня с собой конспекты вчерашних занятий. Надо?!

— Предлагаю на большой перемене пойти в столовую! Я посмотрю, что к чему!

— Идет…

Воин

Конопатый низкорослый младшеклассник всхлипнул от страха, стоило мне занести кулак над его лицом.

— Я же просил немножко её припугнуть, а не портить вещи! — смачно харкнул на его ботинок, продолжая удерживать тупого щегла за шкирку.

— Воин, ну, отпусти-и-и… Б-о-о-о-л-ь-но! — ныл школяр.

— Передай своим, чтобы больше к ней не лезли. И вот ещё! — достал из кармана несколько засаленных смятых сотен, — Найди способ вернуть ей деньги. Я видел, ты втоптал их в грязь.

— Да-да, сегодня же!

— Сделай это незаметно. Если узнаю, что смухлевал — выбью передние зубы. Ты знаешь, как дорого вставить новые, а у меня отсутствует чувство юмора.

— Воин, даже не сомневайся! Всё сделаю, как ты сказал… И своим передам, чтобы больше не трогали девчонку… Ну, я пошел?! — конопатый глянул на меня с надеждой.

— Вали! — пнув его под тощий зад, выудил из кармана сигареты.

Я поморщился, ощутив, как густой дым царапнул горло. Не планировал открывать травлю на новенькую, всего на всего, хотел немного припугнуть, но малолетние сорванцы чуть-чуть перестарались. Считал своим долгом вернуть малой испорченные деньги, иначе просто не смогу спать.

— Дим, ты даже не представляешь, что произошло! — Анька остановилась рядом со мной, доставая из сумки зажигалку и пачку тонких сигарет.

Прикурив, она выпустила несколько изящных колец дыма, нервно щурясь. Пальцы, сжимающие дамскую сигарету, дрожали. Не дождавшись от меня сопутствующего вопроса, одноклассница начала говорить.

— Меня только что отчитала директриса. Попросила, чтобы я не трогала новенькую, иначе устроит мне проблемы! Нормально, да?! Хотя я с первого класса учусь в этой гребанной школе! Это Лидка предложила подкинуть Пчелкиной презики! Говорит: «Новенькая — дура дурой!», а настучала овца на меня! И, правда, мозгами не блещет!

— А мне это зачем?! — тяжело вздохнул.

— Я думала, ты тоже не любишь стукачей… — в ярко подведенных глаз Аньки зажегся дьявольский огонек.

— И что, ты предлагаешь мне закуситься с девчонкой?! — спросил с раздражением.

— Я снова предлагаю тебе, Димочка, поехать ко мне на обед… — блондинка выдохнула облачко дыма мне в лицо, — А с новенькой я сама разберусь. Не видать ей успешного аттестата, как своих ушей. Хотела поступить на бюджет, а пойдет мыть полы в техникуме!

Глава 8

Роза

На большой перемене мы с Аделиной спустились в столовую, удобно расположившись за одним из дальних столов.

— Нужно сделать заказ, — моя новая знакомая указала колпачком ручки на шевелящуюся очередь, чуть меньше китайской стены.

— Я не голодна, — отвела взгляд, с досадой вспоминая грязные купюры, спрятанные в одном из учебников.

— А у меня, как всегда, нет аппетита… — брюнетка глухо рассмеялась, уткнувшись в один из моих конспектов.

За столом повисла неловкая пауза, прерываемая лишь беззаботными смешками и гулом чужих голосов.

— Если ты вдруг захочешь выговориться — знай, я всегда готова тебя послушать.

Аделина подняла на меня полные слез глаза. Её губы подрагивали.

— Знаешь, Роза, я очень рада, что ты перешла в наш класс. Не пойми меня неправильно, но ты единственная, в ком я уверенна на сто процентов, потому что месяц назад тебя здесь не было, — голос собеседницы натянулся струной.

Сделав глубокий вдох, девушка пригладила волосы, робко продолжив.

— Я не знаю, кто напал на меня в том парке и потащил в тоннель. Он угостил меня кофе, и мозги поплыли. Очнулась полуголой в заброшенной шахте под землей. До сих пор не понимаю, что спугнуло этого подонка. Ведь он мог сделать со мной всё, что угодно… Абсолютно всё. — Ада нервно сцепила ладони.

— Ты вообще не помнишь его лица?! — подалась вперед, с трудом выдавливая слова.

— Не-а. Мы познакомились по интернету, переписывались какое-то время, а потом решили встретиться вечером в парке. Почему бы и нет?! Я подумала, очень романтично — гулять по заснеженным аллеям при свете фонарей и пить горячий кофе… — Ада всхлипнула, промокнув глаза.

— Если хочешь, мы можем уйти… — осторожно сжала её тонкое запястье.

— Не надо. Психолог говорит, мне пора вылезать из скорлупы. Просто не дает покоя один момент, — брюнетка сжала лямку на рюкзаке. — Не получается вспомнить его лицо, но голос… Я уже слышала этот голос раньше или даже акцент. Не покидает мысль, что подонок ошивается где-то поблизости, может даже учится в нашей школе. Теперь я в каждом парне вижу насильника и врага…

— Эй, девушки красавицы, не помешаю?! — Азат Арабаджан плюхнулся на соседний стул, водрузив перед нами поднос со свежей выпечкой и соками.

— Все в порядке, — одновременно изобразили подобие улыбки.

— Роза, Аделина угощайтесь! Взял всё самое свэжее. Смотрю, вы сидите за пустым столом! Не хорошо это! — одноклассник широко улыбнулся, пригладив кустистую бровь

— Спасибо Азатик, но я не голодна! — кивнула моя спутница, поднимаясь. — Роза, встретимся в классе.

— Хорошо! — растерянно пробормотала, покосившись на пирожки.

В нос ударил ароматный запах свежей выпечки, и желудок свело голодным спазмом.

— Угощайся, а то я обижусь! — подмигнул Арабаджан.

— Спасибо! — неловко взяла пирожок с капустой, с наслаждением делая большой глоток сока.

Я оказалась голодной, как маленькая тигровая акула, хотя всего-то прошло четыре урока. Одноклассник тихонько посмеивался, наблюдая за тем, как я оправляю в себя очередной пирожок.

— Путь к сердцу женщины лежит через желудок! — с ликующим видом он выставил большие пальцы вверх.

— Да уж… — не смогла сдержать довольной сытой улыбки.

— Кстати, отец сказал, твоя мама устроилась к нему на работу! — уголки губ одноклассника приподнялись еще сильнее. — Может, как-нибудь все вместе поужинаем?!

— Почему бы и нет! — неловко повела плечом, стараясь придумать достойную отговорку.

— Роза, тогда предлагаю обменяться телефонами! — Азат достал из кармана айфон последней модели, не сводя с меня пристального взгляда пугающе черных глаз.

Лёшка уже полгода копил деньги на более устаревшую модель этой марки, а меня полностью устраивал мой старенький «Андроид». Понимая, что деваться некуда, сообщила отзывчивому парню свой номер. Через пару мгновений я почувствовала вибрацию сквозь стенку рюкзака.

— Проверка связи! Проверка связи! — победоносно хохотнул Арабаджан.

— Связь установлена! — подмигнула, отправляясь на географию.

Мама сегодня работала до обеда. Придя со школы, мы долго обсуждали последние новости, пока братишка играл в стрелялки. Видела, как светились её глаза, когда она рассказывала о новой работе, поэтому не стала расстраивать собеседницу историей о подброшенных презервативах и испорченных деньгах.

Вечером я быстро сделала уроки и даже успела порешать тестовые примеры ЕГЭ, а перед сном зависла в Инстаграме.

Зачем-то забрела на страничку Краевой, скользя глазами по бесконечным селфи и откровенным фотографиям у всех отражающихся поверхностей.

Вздрогнула, зацепившись взглядом за фото, выложенное несколько часов назад. На переднем плане красовалась физиономия размалеванной блондинки, а сзади на диване развалился Воинов с сигаретой в зубах. Вот так парочка! Сердце болезненно сжалось: какое-то новое противоречивое чувство зашевелилось в груди.

Я отложила телефон, принимаясь складывать учебники в рюкзак, но неожиданно замерла, обнаружив на дне несколько сторублевых купюр.

— Азат! Ну, что за Роббин Гуд! — покачала головой, несколько секунд изумленно разглядывая находку.

Вдруг на душе стало очень тепло. Здорово, что в моей жизни появился человек, способный помогать не словом, а делом. Арабаджан не только угостил вкусным обедом, но и незаметно подкинул клад в рюкзак. Подавив смущенную улыбку, я потянулась к телефону, отправив добросердечному парню сообщение.

Я: Азат, спасибо тебе за всё!;)

Огромное спасибо за поддержку, следующая глава от лица Димы. Хотели бы видеть Розу с Азатом?:)

Глава 9.1

Воин

Горячие капли воды обжигали плечи, руки, лицо, но я не торопился вылезать из-под душа, уже полчаса с остервенением отмывая тошнотворный запах духов Краевой. Похоже, она обливалась ими с ног до головы.

Одноклассница все-таки уломала меня на обед: утолил голод, довольно быстро пресытившись. А вот Анька тешила себя надеждой, что наши «чаепития» всерьез и надолго.

Странно, но у нас даже не было нормальных свиданий. Так, иногда зажимались по углам на школьных дискотеках, но мне ни разу не хотелось из-за неё перерубить всех злодеев в щепки. Просто подружка, безупречно владеющая техникой французского поцелуя.

Тщательно вытерся, обвязав линялое полотенце вокруг бедер, на несколько секунд задержав взгляд на своем бледном лице. Щеки спали, обозначив высокие острые скулы, рот превратился в жесткую полосу, в глазах нездоровый блеск.

Я выглядел, как живой мертвец. Мог бы с легкостью сыграть роль узника Освенцима. И мышечная масса, набранная регулярными тренировками в школьном спортзале, таяла на глазах. Чертов бронхит вытянул из меня все соки.

Обернувшись на скрип ржавых петель, столкнулся взглядом с Богданом, появившимся на пороге ванной.

— Мить, ты белье повесил?!

— Нет, я его помиловал.

— Юморист! — Бо разулыбался своей фирменной улыбкой, от которой девчонки таяли, как маргарин.

Мне брат улыбался так, только когда ему что-нибудь было нужно.

— Мить, а у тебя остались контурные карты за девятый класс?! Так лень самому разукрашивать! Да и вообще, не люблю географию. С нашими доходами далеко не уедешь! — улыбка на губах родственника стала еще шире.

— Ты издеваешься, да?! Думаешь, я когда-то разукрашивал контурные карты? — зловеще рассмеялся, вываливаясь в коридор.

— Слушай, мать не говорила, когда вернется? — неожиданно в его добродушном тоне появились стальные нотки.

— Сказала, раньше часа не ждать. После работы пошла к кому-то на день рождения… — вздохнул, подавившись струйкой воздуха.

— Понял, — брат поспешил скрыться в кухне, но я успел разглядеть отпечаток страдания на его лице.

Вернувшись в свою коморку два на два, которую язык не поворачивался назвать «спальней», я натянул чистое белье и залез под одеяло. Планировал сразу отрубиться, но, проворочавшись минут двадцать, сон так и не пришел. Тогда я взял мобильник, обнаружив на дисплее несколько сообщений от Аньки.

Игнорируя их, залез в Инстаграм. У меня не было личного аккаунта с фоточками и дебильными подписями, но имелась левая анкета, с которой я просматривал снимки интересующих девушек.

Ощутил странный трепет, набрав в поиске всего два слова «Роза Пчелкина». Результатов выдалось не так много, и я практически сразу нашел то, что искал, отправляясь в путешествие по профилю малой.

К сожалению, снимков было раз два и обчелся: в основном в компании мамы, подружек и какого-то прыщавого долговязого парня. Выдохнул с облегчением, обнаружив под одной из картинок подпись: «Мой младшенький братишка уже выше на полголовы. Куда же ты растешь, Лёш?!».

Просматривая фотографию, датированную новогодней ночью, у меня сжалось сердце. Роза стояла у елки, размахивая бенгальским огнем. На губах — жизнерадостная улыбка, в глазах цвета какао доброта и покой. Ну, правда, нежный дивный цветочек. Невинная и желанная.

Вдруг захотелось заставить её обмереть в моих крепких объятиях, ходить рука об руку по школе и целоваться до умопомешательства.

Смущенно хохотнул, щуря глаза в темноте. Поражался, откуда в моей черепной коробке взялись эти ненормальные мысли?! Нужно было срочно их прогнать, но чем дольше я скользил взглядом по фотографиям её профиля, тем сильнее поднимались уголки пересохших губ. А еще мне не хватало воздуха.

Роза. В моем сердце зацвел восхитительный цветок с острыми шипами. Впервые за долгое время я уснул со счастливой улыбкой.

Глава 9.2

Роза

Первым уроком в расписании стояла физкультура. Мужская раздевалка уже была открыта, и большинство парней переоделись, а вот от женской учительница до сих пор не могла найти ключ. Ожидая, когда дверь, наконец, откроется, смеясь и беззаботно переговариваясь, одноклассницы разбились на группки.

Я стояла в гордом одиночестве, стараясь не обращать внимания, как Краева и Лида откровенно косятся в мою сторону. С тоской вспомнила, что Аделина до конца четверти освобождена от физической подготовки.

— Девочки, заходим, переодеваемся! Быстрее! Быстрее! — пророкотала Римма Викторовна, которая была выше и крупнее даже самых развитых парней класса.

Остановившись возле дальнего шкафчика, я быстро расстегнула пуговицы на блузке, ахнув от прикосновения холодных пальцев к своему плечу.

— Бабоньки, смотрите, а наша новенькая, оказывается, ещё та звездень!

Краева вытащила из рюкзака несколько листов формата A4, принимаясь раскладывать их по кабинкам. Моментально помещение заполнилось язвительными репликами и смешками.

— Розалия, а вы с рыжиком отлично смотритесь! — Лида всучила мне одну из листовок.

Опустив взгляд на изображение полуобнаженной пары в кровати с нашими с Андреем головами, руки покрылись гусиной кожей.

— Это не смешно, — произнесла, до боли стиснув челюсти.

— Но почему-то все кроме тебя ржут! — Краева в духе танцовщицы gо-go медленно избавилась от клетчатой юбки, не сводя с меня густо-подведённых глаз.

— Дайте сюда! — инстинктивно прикрывая грудь руками, я начала вырывать у девчонок листовки с похабными изображениями, получая ещё больше омерзительных смешков в ответ.

— Фас, фас! — заливалась блондинка в нижнем белье.

Глава 10.1

— Ань, перегибаешь! — вдруг все замолчали, повернувшись в сторону Нелли Корсаковой, уже успевшей переодеться в персиковый спортивный костюм «Nike».

— Нель, ну, прикол же! Ты чего на серьезных щах?! Новенькая и рыжик классно смотрятся вместе! — Краева наигранно рассмеялась, подмигивая Лиде, но моя вчерашняя осведомительница сделала вид, что рассматривает маникюр.

— Посмеялись и хватит, — одноклассница с карамельными волосами до плеч смерила мою врагиню строгим взглядом. — Собери мусор, если не хочешь лишиться роли в спектакле! — Нелли указала на листовки.

Все по-прежнему молчали, атмосфера внутри женской раздевалки апокалиптически сгустилась. Краева смотрела на меня с кровожадной ненавистью. Несколько секунд блондинка в нижнем белье словно веером, обмахивалась листовкой, после чего нехотя засунула её обратно в рюкзак.

— Ань, а ведь это я уговорила режиссера дать тебе главную роль…

Прошло еще несколько мучительно долгих мгновений, прежде чем Краева начала собирать оставшиеся листы формата A4. Когда вся макулатура была отправлена в мусорное ведро, блондинка с двумя фиолетовыми прядками у лица смерила меня долгим уничтожающим взглядом. «Мы еще не закончили» — самое дружелюбное, что мне удалось в нем прочитать.

Переодевшись в спортивную форму, я развернулась, удивленно выдохнув, потому что Нелли Корсакова до сих пор стояла в углу, с любопытством наблюдая за мной из-под пушистых сдобренных коричневой тушью ресниц.

— Поторопись, звонок с минуты на минуту! — моя спасительница ловко собрала блестящие карамельные волосы в аккуратную гульку на затылке.

— Нелли, спасибо тебе… — я закрыла шкафчик, и, поравнявшись с одноклассницей, смущенно улыбнулась.

— Не обращай внимания на Краеву — полает и успокоится. Только слепой не видел, как Воин на тебя смотрел! — девушка с карамельными волосами понимающе приподняла уголки полных губ.

— А причем здесь он?! — я мрачно усмехнулась.

— Аня с девятого класса никого не подпускает к Димке на пушечный выстрел. Вот и взъелась.

— Воинов терпеть меня не может! — вздохнула, вспоминая, с каким презрением он наблюдал за мной во время урока.

— Ты в этом уверена?! — Нелли заговорщически прищурилась.

— Абсолютно. Да и я его ненавижу! — сжала пальцы до хруста в костяшках.

— Ладно, пошли! Физручка помешана на дисциплине. Опоздавших заставляет наматывать лишние круги.

— Нелли?! — я задержала одноклассницу у самой двери. — Ты реально мне очень помогла. Могу я чем-нибудь тебя отблагодарить?!

— Пчелкина, ты к нам, как Лунтик, с луны свалилась что ли?! — Корсакова хмыкнула, смерив меня внимательным долгим взглядом. — А знаешь, мне не хватает хороших людей в орг. комитете! Если ты присоединишься к нам и возьмешь на себя хоть какие-то обязанности…

— Хорошо, только скажи, что делать!

— Наша школа участвует в городском конкурсе «Школа — мой дом родной», и я не могу подвести директрису. Только не хватает рук даже сделать стенгазету! Все заняты зубрешкой к ЕГЭ! А нужно еще подготовить спектакль в честь 75-летия победы, весенний бал, а потом и выпускной. Давай встретимся сегодня перед репетицией театрального кружка, и всё обсудим! — Нелли подмигнула.

— Отлично! Идет! — хихикая, мы со звонком выбежали за дверь.

Глава 10.2

Спортивный зал был поделен на две части. В одной стороне девчонки разминались перед игрой в пионербол, а в другой ребята оккупировали тренажеры.

Взгляд привлек парень, одиноко подтягивающийся на перекладине. Его локти скользили вдоль корпуса, литые мышцы перекатывались под футболкой. Несколько секунд я заворожённо любовалась четкими энергичными движениями спортсмена. Вдруг он резко спрыгнул на землю, и, развернувшись, зыркнул прямо на меня.

От неожиданности я прикусила язык — это был Воинов.

Он замер возле шведской стенки, обводя бесстыжим взглядом мою фигуру в спортивной форме, после чего вновь сосредоточился на лице. Я поморщилась, стараясь сбросить с себя странное оцепенение. Дима Воинов словно создал невидимое магнитное поле, продолжая цепко удерживать мое внимание.

— Строимся! Строимся-я-я-я! — пробасила Римма Викторовна, указывая в начало шеренги, и я поспешила занять свое место, стараясь больше не вляпываться в неприятности.

Остаток дня прошел без происшествий, если не считать бесконечных убийственных взглядов Краевой, прикованных к моей скромной персоне. Во время третьего урока Воинов снова поругался с химичкой, и, к моему облегчению, был отправлен за дверь.

Наморщила нос, никого не обнаружив возле закутка, в котором располагался музыкальный класс, одновременно служащий и школьным репетиционным залом.

Оказалось, я пришла на пятнадцать минут раньше назначенного времени. Чтобы скоротать минуты ожидания, достала телефон, на автомате нажимая на иконку программы «Инстаграм».

Уголку губ удивленно приподнялись, заметив непрочитанное сообщение от нового подписчика.

Мститель: — Скучаешь?

Тихонько хмыкнув, я открыла незнакомый профиль, несколько минут внимательно скользя глазами от снимка к снимку. Несмотря на то, что анкета не содержала ни одной реальной фотографии, в ней было собрано множество цитат, разных мыслей и атмосферных изображений.

Я: — Откуда ты знаешь?!

Мститель: — Я все про тебя знаю.

Поежилась, вдруг почувствовав на себе чей-то взгляд, и резко подняла голову, однако в коридоре кроме меня никого не оказалось.

Убрав телефон в сумку, я еще минут двадцать просидела под дверью, но, увы, ребята из орг. комитета так и не пришли. Я поплелась в сторону лестницы, вздрогнув, как от удара хлыстом, когда одна из дверей распахнулась.

Его глаза.

Тревожные льдисто-голубые глаза окатили колючим снежным потоком. Снежинки превратились в мурашки на ключицах. Ахнула, когда сильные руки Воина легли на мою талию, одним рывком затаскивая в пустой класс.

— Попалась, малая! — от диковатого взгляда хулигана на моих губах внутри разлилось странное оцепенение.

Я попыталась вырваться, но Воин оказался проворнее, прижимая меня к стене. Тихо посмеиваясь, он раскинул длинные руки по обе стороны от моего дрожащего тела, и, повернув дверную ручку на себя, с наслаждением выдохнул у моего рта.

— От меня тебе не спрятаться…

Глава 11.1

Воин

— Что тебе надо?! — изрекла Роза кипучим от ярости голосом.

Я навалился еще сильнее, буквально вдавливая новенькую в тяжелую обшарпанную дверь, не в силах отказать себе в этом сиюминутном наслаждении.

— Ты же вроде отличница, умная. Должна сама догадаться.

Жертва разомкнула влажные от блеска губы, и я ощутил прилив острых эмоций. Её запах, влажный чувственный рот и аккуратная родинка «галочка» над верхней губой примагнитили моё внимание. Минуя глаза, образы устремились прямо в мозг. Было в этой малой нечто такое, от чего кровь закипала.

— Да ты…ты… — Роза брыкалась и сыпала проклятьями, вцепившись руками в мои плечи.

Покачав головой, я непроизвольно улыбнулся.

С самой физры хотел хорошенько её припугнуть, чтобы знала свое место, но от созерцания приоткрытых губ пленницы грудную клетку сдавило. Никак не мог сосредоточиться на первоначальном плане.

— Воинов, что тебе надо?! — девчонка гордо вскинула подбородок.

Несколько мгновений я смотрел на неё со смешанными чувствами, вдыхая щемящие тонкие нотки ранней весны. Она ворвалась в душу, наполнив ее своим нежным благоуханием.

— Хочу вступить с тобой в преступный сговор: двое против всего мира. Идет?! — выдавил хрипловато.

Роза вытаращила глаза, на дне которых плескалось искреннее недоумение. Вдруг она пихнула меня в грудь, будто вырвав из-под невидимой защиты крыльев ангела.

— Ты боль-н-о-й! — добавила, звенящим, как струна, голосом.

Шумно сглотнув, я разозлился на себя, что постоянно думаю о её улыбке, волосах и запахе, который хочется пить, чтобы спастись от жажды. Нужно было срочно покончить с этим.

— Расслабься, мелкая! Что, пошутить нельзя?! — рассмеялся трескучим студеным смехом, склонив голову к влажным губам пленницы.

— Тогда отпусти!

— С радостью, — ощерился, не двигаясь с места.

— Зачем ты издеваешься надо мной?! — разгневанный взгляд на секунду коснулся моего рта, и поясница покрылась слоем пота. — Да выпусти меня, идиот!

Она бросила это с таким оскорбленным видом, что я еле сдержал непрошенную улыбку. Твою мать, да каждая в этой школе, включая некоторых учителей, продала бы душу, лишь бы оказаться на её месте. А мелкая ещё и нос воротит!

Глава 11.2

— Хочешь, начну издеваться над твоим братишкой?! Сорока на хвосте принесла, он вот-вот появится в «9 Б». Устроить парню встречу со всеми почестями?!

С удовольствием отметил испуганные искорки в выразительных глазах цвета какао. Так-так, не хочешь любить, значит, будешь бояться. Но главное — я заставлю тебя чувствовать…

— Ты его не тронешь! Урод, ты его не тронешь!!! — при взгляде на её дрожащие приоткрытые бледно-розовые губы у меня перехватило дыхание.

— Это только от тебя зависит… — произнес со снисходительной улыбкой. — Будешь делать то, что я скажу — и твой брательник останется цел!

— Что-о?! — пробормотала девчонка растерянно.

— Целуй меня, пока не прикажу остановиться! — прижался лбом к ее голове, ощутив нешуточное волнение.

Наша кожа пылала. Только сейчас заметил, что моя пленница перестала вырываться, и дрожит, как осиновый лист на ветру. Моментально захотелось отогреть её в своих объятиях.

— Если я тебя поцелую, ты, правда, оставишь нас с братом в покое?! — прошептала Роза таким отчаянно-сладким голосом, что мои руки покрылись мурашками.

— Здесь не ты выставляешь условия, малая. Поцелуй и узнаешь! — я прикрыл глаза, набрав полную грудь воздуха.

Не знаю почему, но мне, казалось, он вот-вот вылетит из легких со скоростью пули…

И, о чудо! Роза встала на цыпочки, прижимаясь щекой к моей щеке. Я еле сдержался, чтобы не заорать от восторга. Её лицо оказалось бархатистее и нежнее мякоти персиков, а запах пылающей кожи будоражил самые постыдные желания.

— Малая… — судорожно сглотнул. — Целуй, ну, чего ждешь?! А то хуже будет… — зачем-то добавил, тут же пожалев о своих словах.

Хотя, кого я обманывал: если от пары прикосновений лоб в лоб меня уже трясло, как от лихорадки Эбола, то, что будет после нашего первого, пусть и насильно завоеванного, поцелуя?!

Несмелое касание теплых губ к моим заставило каждый мускул на теле окаменеть. Я замер, стараясь прочувствовать всё до единой эмоции. Радовался, что она не стала ломаться, согласившись воплотить в жизнь то, чем я бредил каждую ночь…

Роза застыла, прижимаясь губами к моим губам, тогда я решил взять инициативу в свои руки. Малая, итак, уже показала, что не против внеурочной практики по «французскому», а я мог хорошенько её натаскать.

— Приоткрой рот! — скомандовал хрипло.

Вдруг искры посыпались из глаз…

Резкая, пробирающая до нутра боль, пронзила нижнюю губу. Я отскочил, прижимая ладонь к окровавленному рту.

— Ф-а-к!!! Ты что творишь???

— Воин, я тебя не поцелую даже под дулом пистолета! — смерив меня убийственным взглядом, Пчелкина дернула ручку на себя, вылетев из класса.

— Ты еще пожалеешь об этом, малая… — прошептал, потирая дрожащие пальцы.

Глава 12.1

Роза

Большую часть вечера я мысленно продолжала находиться зажатой между расшатанной дверью и его квадратной грудью. Воинов перешел все границы! От этого вопиющего происшествия у меня до сих пор кружилась голова.

На автопилоте приготовила ужин, сделала уроки, пообщалась с родственниками, почувствовав облегчение только скрывшись за дверью своей коморки. Закончив банные процедуры, я натянула пижаму, и, выключив свет, забралась под одеяло, воровато открывая Инстаграм.

В «direct» висело одно непрочитанное сообщение.

Мститель: — Почему не спишь?!

Несколько мучительно долгих мгновений я размышляла над ответом, но обозлившись на себя за секундную слабость, закрыла программу, отшвырнув телефон. Не собиралась изливать душу первому встречному незнакомцу.

— Роза! — окликнула меня Нелли Корсакова около раздевалки.

— А, привет… — слабо улыбнулась, ощутив неприятный укол из-за того, что вчера зря прождала её возле музыкального класса.

— Хотела написать тебе, что Анна Владимировна заболела, но только потом вспомнила, что мы не обменялись телефонами. Мне очень жаль! — наматывая карамельную прядь волос на кончик пальца, одноклассница сверлила извиняющимся взглядом до того момента, пока уголки моим губ не дрогнули.

— Ладно, проехали!

— Тогда диктуй свой номер! И, кстати, после уроков всё в силе, однако, если будут какие-то изменения, ты узнаешь об этом первой! — Нелли подмигнула, выуживая из стильной сумки новенький красный айфон.

Смущенно достав свой видавший виды «Андроид» мы обменялись телефонами, поспешив на первый урок. Скользнув на свое место, я поприветствовала Аделину, поспешно роясь в сумке.

Глава 12.2

— Нет, ты только полюбуйся, он неподражаем! — соседка по парте подтолкнула меня локтем.

— Кто? — рассеянно повернула голову, от неожиданности вытолкнув из легких весь воздух.

Замерев возле доски, Воинов с сосредоточенным видом скользил губкой по блестящей зеленой поверхности, сразу приковав к себе десятки заинтересованных взглядов.

Вдруг он посмотрел мне в глаза, небрежным жестом пригладив растрепанные кофейные волосы, и на бескровным губах хулигана появилась кривая ухмылка.

— Димка! — с теплотой отозвалась Аделина. — Умный ведь парень! Надеюсь, возьмется за голову и куда-нибудь поступит.

Продолжая парализовать меня откровенным взглядом, одноклассник принялся покусывать нижнюю губу, как раз то место, где вчера побывали мои зубы. Вот больной! Застенчиво потупившись, я осмелилась задать давно интересующий вопрос.

— Ада, я подписалась на телеграмм канал, посвященный выходкам банды Воинова, и там… — замялась, уловив отблеск грусти в её блестящих зрачках.

— Ты хочешь спросить, не считаю ли я, что это Дима затащил меня в подземный тоннель и пытался изнасиловать?! — мрачновато рассмеялась собеседница.

— Д-да… — пробурчала в ответ.

— Дмитрий Воинов собственной персоной готовит доску к уроку — понятно, почему сегодня потеплело! — хмуро бросила вошедшая в класс русичка.

— Нет, не считаю, — прошептала Ада, прижав ладонь к губам. — Иначе, я окончательно потеряю веру в людей, — дрожащими пальцами она открыла тетрадь, еле слышно продолжив. — В пятом классе мы с Димой даже нравились друг другу: обменивались валентинками, танцевали медляки на школьных дискачах… А потом его как подменили: прилежный отличник, мечтающий учиться на мех-мате МГУ за считанные дни превратился в отпетого хулигана: вечные неуды по поведению, прогулы, драки. Хорошо хоть, директриса время от времени вставляет племяннику мозги!

— Но почему тогда так много людей считают, что именно Воинов на тебя напал?! — кожу покалывало от немигающего пристального взгляда небезызвестного одноклассника.

Я сглотнула, изо всех сил стараясь на него не реагировать, но не так уж просто не обращать внимания, когда кто-то без конца сверлит в тебе дыру.

— Потому что надо на кого-то думать… Иначе, как жить, зная, что неизвестный психопат до сих пор безнаказанно разгуливает на свободе?!

— Разговорчики! — Волкова смерила нас убийственным взглядом, резко оборвав непростой разговор.

Оставшиеся уроки пронеслись со скоростью кометы. Стоило географичке вместе со звонком выйти за дверь, Никита Бодров поднялся с места, и, остановившись возле доски, уверенным жестом попросил внимания.

— Друзья, до окончания 11 класса осталось совсем немного времени! Скоро наш пчелиный улей… ой… — статный брюнет с волевым подбородком наигранно осекся. — Вернее наш прекрасный дружный коллектив разбредется кто куда. Предлагаю вечером устроить вечеринку под кодовым названием — «ЕГЭ — мы тебя не боимся!». Встречаемся, как обычно на моей штаб-квартире! Пы. Сы. Многоуважаемая Светлана Викторовна до конца выходных укатила на научный симпозиум в Питер. Дети, руки вверх, кто поддержит это маленькое безобразие?! — сын директрисы прищурился, быстро скользнув взглядом по лицу красавицы Нелли.

Покрутив головой по сторонам, я обнаружила, что все кроме нашей парты откликнулись согласием на предложение Бодрова.

— Новенькая, Аделинка, а вы чего отстаете от коллектива?! — добродушно рассмеялся Ник.

— Да у новенькой горшки звенят! — тут же нашлась Краева, выдувая огромный пузырь жевательной резинки. — Девять вечера — комендантский час! — не унималась моя врагиня, разукрашенная, как девица легкого поведения.

— Спасибо за приглашение, но у нас с Розой другие планы! — лихо выкрутилась моя соседка по парте.

— Что может быть важнее вечеринки с любимыми одноклассниками?! — по коже пробежал холодок, услышав низкий зловещий голос за спиной.

Воин пошел в наступление. Ну, разумеется.

Глава 12.3

— Двойное свидание, — не моргнув соврала Ада, поспешно отправляя вещи в рюкзак.

Судорожно кивнув в подтверждение её слов, я опустила плечи, вновь ощутив на себе недружелюбный взгляд колючих льдисто-голубых глаз. Рассмеявшись напоследок низким злорадным смехом, хулиган стремительно покинул класс.

— Ну, и чудненько! Меньше народа — больше кислорода! — прощебетала Краева, спрыгивая с парты.

— Рёза, ты точно не сможешь прийти к Бодрову?! — уже у выхода задержал меня Азат Арабаджан.

— Э-э-э… нет! — натянуто улыбнулась, стараясь не смотреть на его кустистые практически сросшиеся брови, как у Фриды Кало.

Не знаю почему, но они вызывали у меня смех.

— У вас, правда, свидание?! — парень склонился надо мной, обдав чересчур едким запахом одеколона.

— Ну, как тебе сказать… Скорее дружеская встреча! — я еще никогда не врала так много и самозабвенно, как за последние несколько дней.

— Ясно. Может, вместе пойдем в столовку?! Хочешь пирожёк или пирёженное?!

— Спасибо, но мне пора на собрание орг. комитета… — помахав Азату рукой, я поспешила из класса.

Спускаясь по пустой лестнице, подумала, что такими темпами, оставшиеся месяцы до выпускного покажутся мне вечностью. Около музыкального класса снова было пусто, однако из приоткрытой двери доносились голоса и приглушенный смех. Неловко улыбаясь, я протиснулась внутрь, сразу направляясь к Нелли.

— Роза, рада тебя видеть! Располагайся! Света и Лена уже занимаются стен газетой, — скомандовала Корсакова, и я, не задавая лишних вопросов, расположилась с ее боевыми подругами за сдвоенной задней партой.

Кроме нас тут находилось еще человек пять ребят из параллели. Потратив несколько минут на дежурную болтовню, мы приступили к работе.

Через пару часов моя негативная энергия, наконец, нашла выход — вместе с остальными членами орг. комитета, мы любовались душевными плакатами для школьного драмкружка.

— Вместе через ужасы войны… — задумчиво прочитала надпись на одном из них.

— Ага. В этом году 75-летие победы над фашистами, и мы решили поставить спектакль по реальной истории любви ветеранов Великой Отечественной войны! Кстати, если здоровье позволит, Мария Даниловна будет присутствовать на премьере, — гордо поделилась председательница орг. комитета.

— Как здорово! — искренне улыбнулась в ответ.

— Здорово то здорово, только боюсь, как бы Краева нам всё не испортила… — Нелли вздохнула, переглядываясь со Светой и Леной. — Она уже два года выпрашивала главную роль хотя бы в одном спектакле, и перед новым годом мы скрепя сердцем утвердили ей партию Джульетты в небезызвестной истории любви. Но несколько дней назад всё переиграли. Режиссер сомневается, что Анька потянет роль сердобольной медсестры! Да и нарядных платьев не будет… — красавица с блестящими карамельными волосами закатила глаза.

Аня Краева была последней, кого я представляла актрисой в спектакле военной тематики, но спорить не стала — не мое дело.

Попрощавшись с девчонками, я быстро оделась, семеня по школьным ступеням вниз. Невесомые хлопья снега таяли, стоило коснуться моих щек. Январская прохлада овеяла разгоряченное лицо.

— А в новой школе не так уж и плохо… — ахнула, не успев закончить свою мысль, потому что чьи-то холодные пальцы сомкнулись на моем запястье.

— Куда собралась, новенькая?! — Воинов резко развернул меня, и, рывком прижав к груди, обдал лицо горячим прокуренным дыханием. — Забыла разве: ты задолжала мне поцелуй! Или хочешь, чтобы я поставил тебя на счетчик?! — его пальцы коснулись моей щеки, дыхание перехватило.

Приглашаю всех посмотреть крутой чувственный буктрейлер романа (он уже во вкладке рядом с аннотацией). Очень интересно ваше мнение! А еще, по секрету, Розе все-таки придется прийти на вечеринку к Никите. Как думаете, почему?!;)

Глава 13.1

— Воинов, оставь меня в покое! — холодный воздух был таким плотным, что мне стало больно дышать.

— А ты быстро освоилась в нашем районе! Уже себе и подружку для гулянок нашла?! — едкий смех вперемежку с кашлем заставил вздрогнуть.

— Чем портить мне жизнь, лучше бы занялся своим здоровьем… — пробормотала, опуская взгляд.

Контакт «глаза в глаза» с Воином отнимал чересчур много сил, а они, итак, нуждались в подзарядке.

— Мое здоровье — последнее, что тебя должно волновать, малая! — он провел кончиками пальцев по моему подбородку. — И мы свернули с темы — ты что, камикадзе?! Какого хрена отказалась от поцелуя?! — в последнем вопросе сквозило такое искреннее непонимание, что я все-таки осмелилась на него посмотреть.

Растрепанный, с бледными впалыми щеками и перебитым носом, он был апокалиптически красив собой, обладая внешностью юной рок-звезды. Мне нужно было держаться от него как можно дальше, только по какой-то нелепой насмешке судьбы мы постоянно сталкивались нос к носу.

— Всего один взрослый поцелуй, и я решу все твои проблемы! — на его щеках вспыхнули красноватые пятна, губы приоткрылись, кадык подрагивал.

— Ты и есть — моя главная проблема! — выдала с поразительной твердостью, будто мои колени не подкашивались от ощущения его шершавых пальцев на запястье.

Хулиган резко отступил, продолжая удерживать на прицеле остекленевшего взгляда. Одну, две, три секунды он отстраненно молчал, поигрывая костяшками заледеневших пальцев, как вдруг мужественный рот растянула ехидная улыбочка.

— Значит, с сегодняшнего дня у тебя явно прибавится проблем.

— Воинов, я…

— Прямо с этой секунды! — он подлетел ко мне, сдирая рюкзак с плеч.

— Встретимся сегодня в девять вечера на вечеринке у моего двоюродного брата! Не придешь — выкину его в одну из помоек на районе! До встречи, малая!

Поежилась от ненормального гогота вперемежку с трескучим кашлем, растерянно моргая однокласснику вслед. А ведь он оставил меня не только без сумки, но и без конспектов, учебников и дневника… Хорошо хоть, телефон остался в кармане пуховика.

Я поплелась к дому, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не разреветься. Этот гад еще получит по заслугам, обязательно получит…

Глава 13.2

У дверей в квартиру Никиты Бодрова все поджилки тряслись от страха. Я так и не решилась втягивать в конфликт своего брата. В конце концов, Лёше ещё два года учиться в этой школе: не хотелось, чтобы Воин и его дворняги пили парню кровь.

Нажав на дверной звонок, набрала полную грудь воздуха, осознав, что это единственный способ заполучить свои вещи обратно.

— О, какие люди! — широко улыбнулся хозяин квартиры, пропуская меня вперед. — Ты все-таки пришла?! — Ник хитро прищурился.

— Да, решила не отставать от коллектива! — пожала плечами, стараясь говорить непринужденно.

— Тогда, первое правило нашей тусовки — всё, что случилось на вечеринке, остается на вечеринке, даже если тебя будут пытать раскалённым утюгом?! Идет?!

— Э-э-э, да!

— Давай сюда телефон! Новенькая, я не шучу! — Бодров указал на небольшое ведерко на тумбочке.

— Но зачем нужно сдавать телефоны?!

— Кому-то не посчастливилось родиться сыном директора школы… — парень вздохнул. — Поэтому фото и видеосъемка строго запрещены! — с показной строгостью он свел брови, не оставив мне выбора — спустя мгновение старенький «андроид» плюхнулся сверху других мобильных, а Никита одобрительно качнул головой. — Вечеринка уже в самом разгаре! На кухне алкогольные и безалкогольные напитки — угощайся и чувствуй себя, как дома!

— Хорошо! — энергично кивнула, замерев посреди необъятного коридора.

Такие хоромы, как у Бодрова раньше мне доводилось видеть только в кино. Несмотря на то, что квартира располагалась в типовой чертановской высотке, внутренняя отделка жилища поражала классической красотой и размахом: картины, вазы, зеркала… У Светланы Викторовны оказался прекрасный вкус.

По правде говоря, я не собиралась чувствовать себя здесь, как дома, тем более веселиться или принимать участие в празднествах. Из-за выходки Воинова, итак, подготовка к завтрашнему сочинению по рассказам Чехова находилась под угрозой срыва.

Нужно было скорее получить назад свой рюкзак, и благополучно вернуться домой. Этим я и собиралась заняться, решительно распахнув дверь в гостиную, но не тут-то было…

Среди толпы беснующихся одноклассников я выхватила взглядом страстно целующуюся парочку на кресле возле стены.

Воинов и Краева целовались так, будто с утра ничего не ели, порядком оголодав. Аня удобно устроилась на коленях хулигана, в то время как он барским жестом поглаживал ее по спине. Вокруг все танцевали и веселились, а я никак не могла отвести от них взгляд. Внутри покалывало, будто сердце на три раза обмотали ржавой проволокой.

— Роза, ты все-таки пришла?! — Азат Арабаджан навис надо мной, уверенным шагом оттесняя к подоконнику.

Не успела ничего ответить, как вдруг заиграл медляк Басты, и под всеобщий одобрительный гул, одноклассники разбились на пары.

— Потанцуем?! — поигрывая кустистыми сросшимися бровями, парень уверенно притянул меня к себе.

— Ну, давай… — пробормотала, еле подавив вздох разочарования.

Его руки молниеносно расположились на талии, сжав ее так крепко, что я почувствовала дискомфорт.

— Отец предложил как-нибудь устроить семейный ужин у нас в кафе! Мне кажется, отличная идея! — прошептал, мазнув губами по моей мочке.

Поморщилась, без особого энтузиазма шаркая ногами по полу. От тяжелого чересчур резкого запаха его одеколона слезились глаза. Мой партнер тяжело дышал, его могучая грудь вздымалась и опадала: от этого становилось еще более неловко.

— Возможно… — ответила, устремив взгляд вперед.

Сердце подпрыгнуло, выбив из груди остатки кислорода.

Глава 13.3

Не переставая обжиматься с Краевой, Воинов смотрел прямо на меня. В его глазах плескался расплавленный металл. Аня что-то щебетала парню на ухо, но он лишь монотонно покачивал головой, не разрывая нашего зрительного контакта.

В это мгновение Азат обнял меня крепче, снова что-то пробурчав, но я будто оглохла. Чувствовала себя посреди огромной дымящейся сковороды: один одноклассник прижимался чересчур близко, другой испепелял зловещим акульим взглядом.

Во рту пересохло, белая водолазка, напротив, прилипла к спине, и самое ужасное, я понятия не имела, как вернуть украденный рюкзак! Судя по угрюмому выражению лица Воинова, хулиган не торопился мне его отдавать.

Слева от нас чей-то разговор перешел на повышенные тона. Нелли Корсакова что-то очень бурно доказывала хозяину квартиры, а Ник, в свою очередь, развязно посмеивался, зажав красавицу с густыми карамельными волосами в дальнем углу просторной комнаты.

— Я уже сто раз тебе говорила, Бодров… — единственное, что удалось расслышать.

К моему огромному облегчению, в этот момент музыка стихла, и в центре гостиной материализовалась Лида, подняв ладони вверх.

— Что-то здесь совсем тухло стало! Предлагаю традиционно сыграть в «Правду или выкуп». Кто за?! — подружка Краевой пьяно ухмыльнулась, оттягивая подол кружевного платья.

— Все за! — нестройно пробурчали те несколько человек, находящиеся в гостиной.

— Новенькая, неужели ты тоже здесь?! — зло выдала Краева, заскользив ладонью по широкой груди Воинова.

— Роза здесь со мной! — совершенно некстати вступился Арабаджан. — Не трогай её! — добавил, яростно сверкнув глазами.

Еле уловимого движения головой хватило, чтобы заметить, как напряглись бицепсы под эластичной тканью черной водолазки моего мучителя.

— Тогда чего мы ждем?! Начинаем играть! — командирским тоном выдал Воин, и у меня в груди что-то сжалось.

Яркие голубые глаза Димы отражали арктический лёд. Судя по всему, мы находились на пороге глобального похолодания…

— Отлично! Тогда в первом коне я веду! — тут же подхватила Лида, напоминая всем правила, старые, как мир.

Спустя минуту она обратилась к Нелли.

— Ты девственница?

— Выкуп, — молниеносно сориентировалась председательница оргкомитета.

— Тогда ты должна десять минут просидеть на коленях у одного из парней! — тут же нашлась ведущая, и Нелли изменилась в лице.

— Надеюсь, я могу сама выбрать, у кого сидеть на коленях?! — поджав нижнюю губу, она демонстративно не обращала внимания на то, как оживился Никита Бодров.

— Пожалуйста!

— Андрюша, тогда я к тебе! — одноклассница хохотнула, останавливаясь возле парня с огненно-рыжей шевелюрой. — Надеюсь, продержишься десять минут?!

— Без проблем!

Странно, но я только сейчас заметила, что Столяров находился в дальней части комнаты, смущенно улыбаясь.

— А мы продолжаем! Аня, опиши свое лучшее свидание!

— Да легко! — разукрашенная блондинка, собственнически обвила шею Воина руками, с придыханием прошептав. — Каждое наше свидание с Димой — это ураган и извержение вулкана в одном флаконе! Не завидуйте девочки, он мой! — добавила, недружелюбно на меня поглядывая.

— Принято! — согласилась ведущая. — Димочка, тогда вопрос к тебе: раз ты у нас весь такой классный, признайся, от чего тебя торкает?!

Несколько секунд хулиган угрюмо обдумывал ответ, а затем, хрипловато сказал.

— Розы люблю. У них такой запах, у меня аж крышу сносит. — от его прямого откровенного взгляда на коже выступили мурашки.

На этот раз он смотрел на меня не так, как обычно. Не справившись с нахлынувшими эмоциями, я отвернулась, тут же поймав на себе несколько ошеломленных взглядов одноклассниц.

Неужели он имел в виду меня?!

— Новенькая, назови имя парня из этой комнаты, с кем бы ты согласилась встречаться?!

Горло перехватило, внутренности завязались тугим узлом.

— Я не… — замялась на полуслове, потому что Краева резко перебила.

— Ответ «ни с кем» не принимается! Или называй имя парня, или выполняй действие!

— Выкуп… — прошептала, еле разомкнув пересохшие губы.

Глава 14.1

Лида злорадно хмыкнула, обводя меня цепким взглядом.

— А тебе, скромница, нужно станцевать на столе! — ведущая подмигнула Краевой, и обе одноклассницы прыснули от смеха. — Эй, диджей, включи-ка нам что-нибудь из золотой коллекции стриптиза?! — обратилась она к незнакомому парню, держащему на коленях ноутбук.

— Будет сделано! — он отдал честь ребром ладони.

Через считанные мгновения гостиная наполнилась звуками композиции «Sweet dreams», под которую извивалась на шесте героиня Деми Мур в кинофильме девяностых «Стриптиз».

— Или выполняй действие или проваливай с вечеринки! — прикрикнула на меня Краева, томно затянув. — Sweet dreams are made of this, Who am I to disagree…

Захотелось оглохнуть — кроме того, что ей на ухо наступил медведь, она еще и коверкала половину английских слов.

Скользнув взглядом по насмешливым лицам одноклассников, сообразила, что все они, даже недавняя палочка-выручалочка Нелли, не сомневаются в моем позорном бегстве с вечеринки.

— Выкусите! — беззвучно прошептала, решительно поднимаясь на журнальный столик, расположенный прямо перед креслом, оккупированным сладкой парочкой.

До десятого класса я занималась современными танцами. Пусть и не была в числе центровых, однако научилась неплохо владеть телом. Подрыгаться пару минут мне было вполне под силу.

— Можно сделать громче?! — непринужденно улыбнулась, с вызовом глядя Краевой в глаза.

— Новенькая, а ты огонь! Начинаешь мне нравиться… — ухмыльнулся хозяин квартиры, косясь на Корсакову, покорно сидящую на коленях у Андрея.

Глубоко вздохнув, я начала медленно двигаться под музыку. Руки превратились в невесомые крылья, бедра медленно покачивались, выписывая восьмерки. Пусть гадюки шипят, мне до них нет никакого дела! По тому, как вытягивалось Анино размалеванное лицо, моя улыбка становилась шире, а движения свободнее.

Переведя взгляд на Воинова, дыхание перехватило, я чуть не сбилась с ритма. Его голубые глаза превратились в темную бездну: в них вспыхивали и гасли звезды. Дима изучал меня, как астрономию.

— Так, всё, харэ! — Краева вытянула руки, пытаясь столкнуть меня со стола. — Хватит смотреть на эту тощую воблу! Играем дальше!

— Роза, браво-о! — зааплодировала Нелли, поднимаясь.

Я с омерзением отшатнулась от подружки Воина, стараясь не смотреть в его сторону, хотя чувствовала кожей — хулиган не пропустил ни секунды моего экспромта. И не только он. Испытала смущение, поймав на себе взволнованный взгляд Азата. Только этого не хватало…

— Так, Азатик, теперь твоя очередь! — Лида оживилась, облюбовав себе новую жертву.

— Всегда готов! — отрапортовал Арабаджан.

— Внимание, вопрос: насколько далеко ты зашел в своих отношениях с девушками?! — ведущая приподняла изящные брови, сверля одноклассника выжидающим коварным взглядом.

По комнате пронесся гул насмешливых голосов. Отойдя в сторону, я заметила, как дергается крохотная жилка у Азата на шее. Её гадкие вопросы уже надоели до чертиков.

— Выкуп… — низко прорычал Арабаджан.

— Поцелуй Розалию в губы! — Лида подмигнула, мгновенно добавив. — Думаю, теперь ты до выпускного будешь снабжать меня шашлыками!

— Э-э-э… — Азат кривовато ухмыльнулся, нерешительно шагая навстречу.

Его заросшее лицо пылало, кадык подрагивал.

— А меня кто-нибудь спросил?! — отшатнулась, интуитивно скрестив ладони на груди.

— Или ты даришь Азатику поцелуй или бедолага покидает вечеринку! Правила, есть правила! — одноклассница, выступающая в роли ведущей, пожала плечами, намотав на палец прядь русых волос.

Сердце бабахало, щеки пылали. Уже сто раз пожалела, что поддалась на провокацию Воинова, придя сюда. Теперь сын маминого работодателя нафантазирует неизвестно что. Нужно было срочно поговорить по душам, чтобы зря не давать парню надежду.

— Роза, можно я тебя поцелую?! — из-за сцепленных в кулаки пальцев Азата складывалось впечатление, что он собирается на меня напасть.

— Д-да… — пробормотала, еле слышно.

Всё равно, деваться некуда. Не хотелось, чтобы из-за моего отказа ему пришлось покинуть это сборище гиен.

— Иди сюда! — нервно посмеиваясь, одноклассник с густыми сросшимися бровями раскрыл свои медвежьи объятия.

Глава 14.2

Сделав шаг на встречу, я застыла, оглушенная пронизывающим звуком бьющегося стекла. В мгновение ока помещение наполнилось визгом, а полы гостиной покрылись сотнями белоснежных осколков.

— Твою мать!!!

— А-а-а!!!

— Ваза разбилась!!!

— Воин, какого черта ты творишь?! — Никита Бодров подлетел к своему двоюродному брату, грозно сверкая кулаками перед его лицом.

— Брателло, не кипятись, я случайно!

— Случайно?! Дим, да мать меня закопает!

— Моя нога-а… — Арабаджан присел на пол, зажимая окровавленную ступню.

Его белоснежный носок, прямо как в дешевом ужастике, в нескольких местах покрылся багровыми пятнами.

— Нужно срочно обработать! Ник, есть в доме перекись и бинты? — деловито поинтересовалась Нелли.

— Сейчас принесу! — кивнул сын директрисы, выбегая из гостиной.

— Воинов, ты за это еще ответишь… — яростно прохрипел Арабаджан после того, как Корсакова и Бодров перестали оказывать ему первую помощь.

К этому моменту мы с Андреем закончили наводить порядок: отправили осколки в мусорное ведро и вернулись в гостиную.

— Продолжим?! — как ни в чем не бывало предложила Лида, которая все это время сидела на подоконнике, болтая со своей недалекой подружкой. — Ну, на чем мы остановились?! Роза, Азатику явно не терпится получить свой поцелуй!

— Простите, но у меня больше нет настроения играть. Пойду домой, — не обращая внимания на их протесты, я вышла в коридор.

— Воинов, это всё ты! Ты специально разбил вазу, чтобы помешать нам с Розой! — до моего слуха донесся зловещий голос Арабаджана.

— И что, насадишь меня на шампур?! — Дима холодно рассмеялся.

— Роза, не уходи, постой! Можно, я тебя провожу?! — голова Азата показалась в дверном проеме.

— Вообще-то я уже договорилась с братом… — неловко улыбнулась, мечтая скорее отправиться восвояси.

— Жаль. Увидимся завтра в школе! — понуро кивнув, он вернулся в гостиную.

— Я же говорила, Воин без ума от нашей маленькой Розочки. — Нелли подмигнула, возвращая мне мобильный телефон.

— Не говори ерунды, — я всё ещё отказывалась верить ее словам.

Разве бы влюбленный парень весь вечер на моих глазах обжимался с другой, похитив при этом мои вещи?!

— Видела бы ты Димкино лицо, когда Арабаджану выпало тебя поцеловать! — Корсакова заговорщически прикрыла рот ладошкой.

— Давай сменим тему. Лучше расскажи, что между вами с Бодровым? — осмелилась поинтересоваться: по моим наблюдениям, сын директрисы проявлял к девушке нешуточный интерес.

— Недавно я начала встречаться со студентом МГИМО. Вот Ник и бесится! Не понимает, что нам с ним не по пути! — она взмахнула копной густых карамельной волос, закрывая за мной дверь.

Благо, домой удалось вернуться без приключений. Радовало, что мама еще не пришла со смены, и мне удалось избежать неудобных вопросов. Лёшка пообещал держать язык за зубами, помогая повесить пуховик.

— Систер, ну, как вечеринка?! Надеюсь, никто не обижал?

— Нет, все было более чем дружелюбно… — пробормотала, вспоминая окровавленный носок Азата.

Почему-то эта картина впечаталась в сознание, и никак не хотела оттуда выветриваться.

— Кстати, тебе просили передать!

Я повернула голову, ощутив, как внутри взорвалась орбита, упала комета и свершилась революция, потому что, беспечно улыбаясь, брат протягивал мне похищенный рюкзак.

— Дворовые пацаны принесли. Говорят, ты забыла на лавочке. — Леша озадаченно покачал головой. — Черт, что ты туда напихала?! Кирпичи?

Расстегнув замок, мы одновременно ахнули, глядя, как на пол посыпались крупные спелые мандарины.

— Роза, разве нельзя было положить фрукты в отдельный мешок? — не унимался брат, пока я ошеломленно моргала, проверяя свои вещи и собирая неожиданные гостинцы.

Глава 15.1

Воин

Наедине со мной Роза вела себя, словно ни разу не целовалась с парнями, зато на глазах у одноклассников танцевала так, будто порхает, как крохотная дивная бабочка на цветке.

Откуда в этой малой было скрыто столько потаенного огня?! Я глубоко затянулся, опуская заледеневшую руку в карман косухи.

Её чертов танец всё усложнил.

Кроме меня и придурка Арабаджана, все остальные парни, включая двоюродного брата Ника, обратили на неё внимание.

Ну, а как тут не обратить?!

От одного взгляда на её чувственный приоткрытый рот хотелось выть на луну. И хоть я понимал, что мы с Розой персонажи из разных историй, ничего не мог поделать с необъяснимым болезненным влечением к дерзкой малой.

Поцеловаться с ней стало идеей фикс. Даже обжимаясь с Краевой, из головы не шел образ влажных персиковых чуть полноватых губ. Желание слизнуть с них блеск парализовало работу мозга.

Поморщился, услышав легкие шаги за спиной. Спустя мгновение цепкие руки обвились вокруг моей талии. Резкий сладковатый запах духов моментально выдал их обладательницу. Хотя, кто ещё кроме Краевой мог вести себя настолько вульгарно?!

— Дим, что-то тухло стало. Поехали ко мне?! — Анька мазнула губами по моей продрогшей шее, прижимаясь ближе.

— Ты же говорила, у тебя мать дома?! — недружелюбно буркнул, потому что стервозная блондинка помешала мне фантазировать о поцелуях с Пчелкиной.

— Да, но мы ведь встречаемся. Думаю, самое время тебя ей представить! — в голосе одноклассницы появилась надежда.

От смеха у меня затряслись все поджилки. Почему некоторые девчонки напрочь лишены чувства самоуважения?! Чем хуже ты себя ведешь — тем сильнее они липнут! Аня Краева была из семейства рыб прилипал.

— Мы встречаемся?! Кто тебе сказал такую чушь? — я ухмыльнулся, выбираясь из плена ее цепких рук.

— Димочка, ну, чего ты злишься?! — одноклассница, размалеванная в лучших традициях героинь фильмов для взрослых, засюсюкала, как трехлетняя девочка.

— Анют, пойми одну простую вещь — я не злюсь, потому что мне на тебя фиолетово! — подмигнув, вылетел с балкона, практически врезаясь в тушу Арабаджана.

Глава 15.2

— Воинов, поосторожнее! Думаешь, на тебя нельзя найти управу?! — его черные глаза пылали, кустистые брови зловеще сошлись.

Только на меня это не возымело никакого эффекта. Один вид сына шашлычника всегда поднимал волну истерического смеха в груди. Азат Арабаджан напоминал мне здорового детину.

Откашлявшись, я сделал резкий выпад, схватив одноклассника за грудки.

— Побьемся прямо сейчас?! Или ножка бо-бо?! — ладони свело судорогой нетерпения, так сильно хотелось ему поддать.

До сих пор кровь закипала от воспоминания, как он смотрел на мою Розу.

— Брейк-брейк! — тут же подлетел к нам двоюродный брат, — Еще одного кровопролития эта квартира не выдержит!

— Он сам нарывается! — прошипел, не отрываясь от налитых кровью белков Арабаджана.

Мне не терпелось дать выход негативным эмоциям. Еще никто не придумал способа лучше, чем помахать кулаками.

— Воин, я тебя не боюсь!

— Азатик, дорогой, тебе, правда, пора домой! — Ник кивнул в сторону двери, и к моему разочарованию противник покорно поплёлся восвояси.

— Дим, а ты постой. — смерив меня неловким взглядом, Никита прошептал, — Мы с парнями решили взять затраты на напитки и закуски на себя. Скидываться будешь?!

— Конечно. — выдал не раздумывая.

— Тогда с тебя семьсот рублей.

Машинально полез в карман, тут же хлопнув себя по лбу. Днем потратил последние деньги, купив три кило мандарин, чтобы набить ими рюкзак новенькой. Неловко было возвращать его пустым.

— Черт, Ник… Я совсем на мели! — раздосадовано пожал плечами, — Зарплату получу в лучшем случае в начале недели. Может, у бро удастся перехватить. Мы сейчас по очереди работаем на автомойке…

— Нет проблем. Можешь вообще не отдавать. Я видел, ты ничего не ел и не пил.

— Спасибо, но я же не упырь какой-то. Первым делом отдам, как только получу…

— Дим, и еще, мать просила тебе передать. — только сейчас заметил, что Ник держит под мышкой небольшой сверток, — Тут лекарства. Она проконсультировалась с нашим семейным врачом — попей, а то кашляешь, как чахоточный! — двоюродный брат попытался рассмеяться, но вышло неважно.

— А вот этого не надо! — оттолкнув его руку, я поспешил к двери.

Класса до шестого мы с Никиткой были, что называется, друзьями не разлей вода. Оба рискованные бесстрашные балагуры, драчуну. После уроков сразу бежали к нему домой.

Светлана Викторовна, сколько я себя помнил, была «замужем» за работой, и квартира находилась полностью в распоряжении её единственного сына. Чего мы тут только не вытворяли, один раз даже пришлось пожарных вызывать!

А потом я повзрослел и понял — хоть мы и братья, не так уж у нас много общего.

После красивого чистого хлебосольного дома Бодровых с каждым разом было все труднее возвращаться в нашу заблеванную крохотную хибару. Особенно после того, как добродушный Ник, по просьбе своей матушки, совал мне с собой пакеты с продуктами, будто мы нищие или беженцы.

Я всякий раз отказывался, зная, что дома придется отскребать со сковородки остатки двухдневной вермишели.

Перепрыгивая через две ступеньки, на ходу застегивая куртку, подумал, хоть за эти годы мы оба вымахали под метр девяносто, увы, принципиально ничего не изменилось.

Сделав несколько шагов по заснеженной безлюдной улице, я остановился, почувствовав в кармане вибрацию мобильного. Бросил беглый взгляд на подсвеченный дисплей, ощутив тупую ноющую боль в центре груди. Только этого еще не хватало…

Глава 16.1

Роза

Я лежала почти без единой мысли в голове, пытаясь разобраться в собственных чувствах. Поступки Воинова не поддавались никакой логике: ждала от него подвоха на вечеринке, но вместо этого он до краев набил мандаринами мой рюкзак. Понять бы еще с какой целью?! Кажется, такими темпами я скоро превращусь в мастера спорта по накручиванию себя.

Сон никак не шел. Натянув на ледяные ноги шерстяные носки, я протянула руку, достав с полочки телефон. В Телеграмм канале «Пляски на районе» появились новые фотографии. Прищурилась, внимательно разглядывая сцепившихся Азата и Диму. Оба парня смотрели друг на друга с кипучей ненавистью.

На следующих снимках было видно, что Воин имеет явное преимущество перед Арабаджаном. Кто-то из гостей вечера заснял их разборку и уже выложил на канал с подписью.

— Даже на безобидной встрече одноклассников Воин успел помахать кулаками! Странно, что этот зверь до сих пор не сидит в клетке…

Вздохнув, я решила напоследок заглянуть в инстаграм. В direct мерцало одно непрочитанное сообщение. Не в силах подавить любопытство, я все-таки открыла его, уставившись на входящий текст.

— Видел тебя сегодня в школе и до сих пор не могу забыть. Ты волшебный цветок, рядом с которым всё рассветает…

Не удержавшись, я напечатала.

— Для начала стоит представиться. Кто ты?!

— Я Мститель. Тот, кто всегда тебя защитит…

Поколебавшись с минуту, я все-таки ответила.

— А почему ты думаешь, что меня нужно защищать?!

— Таким красивым девочкам опасно жить в нашем районе без защиты. Но ты можешь не волноваться — я присматриваю за тобой и в случае чего, всегда приду на помощь.

Глава 16.2

— Роза, ты все-таки пошла на вечеринку?! — прошептала Аделина, специально роясь в учебниках, чтобы заглушить нашу болтовню.

— Ну, так вышло, — пространно взмахнула рукой.

— Я слышала, девчонки обсуждали твой танец на столе… — Ада прищурилась, не сводя с меня любопытного взгляда.

— Мы играли в «Правду или выкуп». Лида была ведущей и задавала всем омерзительные вопросы. Пришлось отдуваться.

Учительница физики многозначительно кашлянула, остановив на нас свой пристальный взгляд.

После уроков я снова помогала девчонкам из орг. комитета. Поболтать сегодня не удалось, потому что вовсю шла репетиция школьного драмкружка.

Актеры и режиссер по очереди читали свои роли, изредка прерываясь на бурные обсуждения. Все ребята сидели за партами, одна Краева развалилась на подоконнике, закинув ногу на ногу. Нелли покачала головой, поймав мой раздосадованный взгляд. Председательница орг. комитета тоже участвовала в спектакле.

Из всех актеров я не знала только исполнителя главной роли лейтенанта. На долю секунды столкнувшись с парнем взглядом, почувствовала странный трепет в груди. Его умные голубые глаза показались знакомыми, но я так и не смогла припомнить, где мы с ним встречались.

— Богдан, не спим! — обратилась учительница музыки и по совместительству режиссер спектакля к высокому темноволосому парню с рваной челкой и перебитым носом, похожим на клюв.

— Простите! — кивнув, он стал уверенным хрипловатым голосом декламировать свои слова.

Не сказать, что у мальчишки имелся выдающийся актерский талант, но было видно — он старается изо всех сил, чего не скажешь о его партнерше. Краева даже не пыталась вжиться в роль самоотверженной фронтовой медсестры, перекатывая словечки во рту, словно жевательную резинку.

— Аня, давай еще раз! — попросила Карина Сергеевна.

— Ну, зачем?! Я уже три раза прочитала, чего не ясно-то?! Она радуется, что он ее спас! А потом у них любовь-морковь! Бла-бла! — блондинка натянула на кончик пальца одну из фиолетовых прядок, раздраженно фыркнув.

— Ох, Краева, да не просто у них любовь-морковь. Девушка, которую тебе посчастливилось играть — попала на войну практически сразу после школы. Сама она была несколько раз ранена и чуть не замерзла под Сталинградом. А ее возлюбленный один из тех, кто подарил нам Великую Победу!

Карина Сергеевна разочарованно вздохнула, глядя на исполнительницу главной роли.

— Ну, ладно-ладно. Повторю… — нехотя обратилась она к учительнице музыки.

Вернувшись домой, я услышала из коридора голоса и беззаботный мамин смех. Сердце нехорошо сжалось. В последний раз она так звонко смеялась, когда отец еще был жив.

— О, систер пришла! — Леша вышел из кухни, сжимая в руке завернутый в лаваш кебаб. — Розка, раздевайся быстрее, у нас гости!

— Ну, кто там еще?! — пробормотала, не слишком удачно скрывая недовольную интонацию в голосе.

— Роза, дорогая, познакомься, это Артак Ашотович! Надеюсь, ты не против, что мы решили вместе поужинать?! Кстати, его сын Азат тоже скоро подойдет!

Глава 16.3

— Добрый вечер, приятно познакомиться, юная леди! — ко мне вышел крупный не молодой мужчина с резкими чертами лица, отдаленно напоминающий Азата, только лет через тридцать.

— Взаимно! — натянуто улыбнулась. — Простите, но я не голодна…

— Эй, нет, милочка, от Артака Ашотовича еще никто не уходил с пустым желудком! Попробуй хотя бы нашу фирменную пахлаву! — не обращая внимания на мои протесты, Арабаджан — старший подтолкнул меня к кухонной двери.

— Дочка, ну, ты чего?! — мама потуже затянула фартук, смущенно переводя взгляд с меня на брата.

— Не понимаю, где сын бродит?! И телефон не берет! — мужчина недовольно свел брови, пододвигая ко мне коробку со сладостями.

Положа руку на сердце, я была не слишком огорчена этим обстоятельством. Мы с Азатом так и не поговорили после того, что произошло вчера, и новая встреча в семейных декорациях могла только сильнее всё усложнить.

За окном уже давно стемнело, а Артак Ашотович и не думал покидать наше скоромное жилище, продолжая травить истории одна за другой.

Неожиданный звонок в дверь заставил разговорчивого мужчину прерваться, и мы гуськом поплелись встречать «долгожданного» гостя. Арабаджан-младший ввалился в дверь, с раскрасневшимися щеками и шапкой набекрень. Выглядел он так, будто пробежал стокилометровый марафон или по пути к нам принял участие в восстании орков.

— Сынок, не красиво заставлять людей ждать! — мамин начальник хмуро обратился к отпрыску.

— Простите! Совсем вылетело из головы, что у меня сегодня два репетитора подряд! Я, итак, бежал со всех ног, чтобы успеть к вам! — вдруг одноклассник вытащил из-за спины длинную кроваво-красную розу с упругим, покрытым шипами стержнем, протянув её мне.

— Не надо было… — неловко улыбнулась.

— Дочка, Азат настоящий джентльмен! — мама восхищённо всплеснула руками, шикая на брата, чтобы тот поскорее повесил его пуховик.

Просидев еще полчаса за ломящимся от деликатесов столом, я аккуратно поднялась, принимаясь убирать в раковину грязную посуду. Гости явно засиделись, а я еще даже не открывала дневник.

— Роза, Азат, вам, наверное, пора идти делать уроки?! — хитро подмигнул Арабаджан-старший, словно прочитав мои мысли.

— Отличная идея! — тут же оживился его сын, выходя из комнаты следом за мной и Лёшкой.

К несчастью, брат сразу скрылся за дверями своей комнаты, и через считанные секунды мы с Азатом остались наедине. Переминаясь с ноги на ногу, он пригладил свои непокорные кустистые брови, наклоняясь ближе.

— Роза, у меня для тебя есть сюрприз! — жестом фокусника одноклассник достал из кармана толстовки сертификат в магазин парфюмерии на пять тысяч рублей.

— Боже, Азат, я не могу его принять! Тем более без повода! — взвинчено развела руками.

— А кто сказал, что без повода?! — Азат провел большим пальцем по петличке на джинсах. — Роза, ты станешь моей девушкой?!

— Э-э… — пробормотала, застигнутая его предложением в врасплох.

Ни в одном из самых сюрреалистических сценариев я не могла представить себя его девушкой. Никогда!

— Азат, вообще-то… — стала медленно подбирать слова, чтобы ни в коем случае не уязвить его чувства.

— Господи, какой кошмар! Дочка, там в новостях… — мама резко распахнула дверь, сталкиваясь со мной ошеломленным взглядом. — В новостях сказали, сегодня вечером напали на девушку из вашего 11 «Б»!!!

Глава 17.1

— Что случилось?!

— Лиду Семенову изнасиловали…

Кровь застыла в венах так же, как гримаса ужаса у мамы на лице. Азат растерянно выпучил глаза. Я онемела от неожиданности, мысленно повторяя: «Не может быть, не может быть, не может быть…»

— Кто-то затащил её в заброшенный подземный тоннель на соседней улице, и… — она запнулась, нервно качнув головой.

— Танюш, спасибо за ужин! Нам уже пора, — встретила потрясенный взгляд Артака Ашотовича.

— Да-да… Пойдемте, я провожу! — захлопотала мама, неловко дернув подбородком.

Вдруг в комнате стало очень душно. Не зная, чем занять руки, я обессиленно опустилась на кровать, пытаясь осмыслить кошмарную новость.

— Систер, ты слышала?! — Лёшины губы подрагивали.

В сумке бесперебойно завывал мобильный телефон. Он звонил, и звонил, и звонил, но я даже не могла пошевелиться. Было жарко, всё тело горело.

Лиду изнасиловали!

Боже, как это могло произойти?! А главное…

— Кто это сделал?! — прошептала онемевшим языком.

— Судя по тому, что пишут в интернете, её накачали транквилизаторами, а потом затащили в тоннель… — брат закашлялся.

Я вздрогнула от резкого бесцеремонного стука в дверь. После того, как замок щелкнул, послышался озабоченный голос мамы.

— Дочка, это полиция! Они хотят поговорить тобой…

Глава 17.2

Неделю спустя

— Краева, это ни в какие ворота! Спектакль на носу, а твоя роль абсолютно сырая! — Карина Сергеевна явно из последних сил сдерживала гнев, адресованный горе актрисе.

По тому, как сотрясалась её широкая грудь, можно было сделать вывод — режиссер драмкружка на взводе.

— Вы же знаете, что случилось с моей подругой?! — в голосе Ани появились нарочито плаксивые нотки.

Подавив вздох, я перевела взгляд на жизнерадостный рисунок стенгазеты, пытаясь хоть на секунду забыть о трагедии.

Последняя неделя превратилась в кошмарный сон наяву. Кроме того, что полиция опросила всех, кто жил в непосредственной близости от места преступления, следователь по делу Семеновой каждый день наведывался к нам в школу, одним своим видом поднимая в груди волны ужаса и тоски.

Преступника так и не поймали.

В крови моей одноклассницы нашли большую дозу снотворного и психотропных веществ. Злоумышленник действовал по уже отработанной схеме: сперва общался со своей жертвой на сайте знакомств, а потом назначал встречу в парке недалеко от заброшенной подземки, сходу угощая кофе на вынос.

Аделине чудом удалось избежать страшной участи, а вот Семеновой не повезло… Мы с Лидой никогда бы не стали подружками — уж слишком разные интересы — но по-человечески мне было бесконечно её жаль.

Нелли Корсакова связывалась с матерью пострадавшей. Лида проходила реабилитацию в одной из лучших столичных клиник. Несмотря на то, что с девушкой работали опытные психотерапевты, её психоэмоциональное состояние оставляло желать лучшего. Неизвестно, сможет ли она в этом году вернуться к занятиям.

Кровь остывала в жилах при мысли, что этот подонок учится с нами в одной школе, а может даже, в одном классе…

Стараясь не обращать внимания на затянувшуюся перепалку режиссера и исполнительницы главной роли, я в очередной раз открыла Инстаграм, так и не обнаружив нового послания от Мстителя. Он не писал ровно с того жуткого вечера. Точно так же, как Дима Воинов всю неделю не появлялся в школе.

Зато телеграмм-канал «Пляски на районе» кишел разного рода неприглядной информацией о небезызвестном хулигане. Некоторые чуть ли не прямым текстом называли его чертановским насильником. Однако кроме домыслов, прямых улик против Воина не было.

Я не могла поверить, что парень, набивший мой рюкзак мандаринами, может подпоить и затащить девушку в заброшенный тоннель. Сердце нашептывало: «Это кто угодно, только не он».

— Программу передач читают выразительнее, чем ты свою роль! Краева, их любовь зародилась под свистящими пулями, сумев преодолеть все невзгоды! Ну-ка, весь монолог еще раз! — Карина Сергеевна поджала губу.

— Вы издеваетесь надо мной? Итак, вместо роли Джульетты дали роль какой-то медсестры! — блондинка с фиолетовыми косичками спрыгнула с подоконника, обиженно сложив руки на груди.

— Какой-то медсестры?! — в голосе режиссера прозвенели гневные нотки.

— Именно! Что это за роль?! Кроме засаленного халата других костюмов нет! Еще и придираетесь каждую репетицию!

— А ты думаешь, на войне перевязки делали в бальных платьях?!

— Да что вы заладили: война, война! Это же просто спектакль: роли, костюмы, грим! Не надо относиться настолько серьезно!

— Я вижу, ты вообще ни к чему не относишься серьезно! Иди, Аня! Нам с тобой не по пути. — Карина Сергеевна вздохнула, отворачиваясь к окну.

— Ну, и пойду! Жаль, столько времени на вас потратила! — Краева вылетела из кабинета, хлопнув дверью.

В классе установилась гнетущая тишина. Учительница музыки простояла у окна, должно быть, целую вечность, прежде чем, ни на кого не глядя, очень медленно двинуться по проходу.

— Спектакль через две недели. На премьеру придет ветеран войны, а у нас нет исполнительницы главной роли.

— Карина Сергеевна, можно вас?! — все обернулись на слабый голос Корсаковой.

— Конечно, Нелли!

Я опустила взгляд, стараясь больше не отвлекаться от работы, не сразу сообразив, что кто-то настойчиво зовет меня по имени.

— Роза, можешь пока почитать вместо Ани?! — режиссер пытливо всматривалась в мое лицо.

Глава 17.3

— Конечно, только я совсем ничего не умею…

— Мы тут все для того, чтобы учиться чему-то новому! Богдан, начинай!

Темноволосый парень, исполняющий роль лейтенанта, сегодня читал гораздо увереннее. Ничего не видя перед собой, я вцепилась в текст, стараясь не грохнуться в обморок от переизбытка чувств. Если Краева смогла, значит и у меня получится…

— И я решил — если ты останешься жива, то я обязательно на тебе женюсь! — Богдан смотрел на меня горящими, полными слез глазами.

— Спасибо, что спас меня…

Мы держались за руки, и уже давно не смотрели в текст, полностью вжившись в роли. Я чувствовала исходящую от него поддержку.

— Поздравляю, у нас есть исполнительница главной роли! Розалия, ты точно раньше нигде не играла?!

Она серьезно?!

— Я ничего не умею! — моргала, пытаясь справиться с нахлынувшей действительностью.

— И очень хорошо. У тебя отличные данные, а еще вы с Богданом прекрасно смотритесь вместе. Думаю, эта постановка произведет фурор! — сказала с облегчением. — А теперь расходимся! До завтра, ребята!

— Роза?!

Я обернулась, окинув нового партера взглядом: до сих пор не верилось, что буду играть на глазах у всей школы. Неловко рассмеявшись, не переставала изучать облик высокого излишне худого парня в китайском пуховике из меха чебурашки. В этом году мы купили Лёшке на рынке такой же.

— Я хотел предложить порепетировать у меня дома! Как ты на это смотришь? — густая темная бровь вопросительно изогнулась.

— Э-э… — озадаченно пожала плечами, озираясь по сторонам.

После того, что произошло с Лидой, брат каждый день старался меня провожать.

— Прости, наверное, мое предложение прозвучало немного двусмысленно! Просто я очень хочу, чтобы у нас всё получилось. Там есть несколько спорных сцен… — он улыбнулся одними глазами.

Я покрылась гусиной кожей, вновь ощутив странный укол в груди.

— Мы не могли раньше где-то встречаться?

— Думаю, я бы запомнил… — Богдан подмигнул. — Ну, так как ты смотришь на совместную репетицию?!

— А знаешь, это неплохая идея! — искренне улыбнулась в ответ.

Глава 18.1

Воин

Я вернулся домой после внеурочной смены на автозаправке. Всю неделю прогуливал школу, работая без выходных, и сейчас от усталости еле держался на ногах. Зато неплохо заколымил! Один мужик вообще оставил косарь чаевых, за то, что я подкачал ему колесо.

Подрабатывал с четырнадцати лет, потому что в лексиконе нашей семьи не существовало словосочетания «карманные деньги».

Традиционно к концу месяца мать бегала по соседям, позорно перехватывая у них «до зарплаты». Правда, со временем даже самые сердобольные жильцы при виде кого-то из нас начали воротить нос — мать оказалась плохой на отдачу.

С особым чувством удовлетворения я раскладывал продукты по пустым полкам холодильника, представляя, как брат обрадуется своей любимой докторской колбасе, а еще рыбной нарезке, большой банке «Jacobs Monarch» и эклерам из отдела «Французской выпечки».

Но самое главное — чудом удалось оторвать по дешевке классные зимние кроссовки! Продавщица божилась, что они на натуральном меху.

Приговорив бутерброд с двухсантиметровым слоем колбасы, я отправился в свою комнату, основательно отмок под душем и залез в кровать. Глаза слипались от усталости — всё-таки работать без отдыха не дело! Хотя от меня требовалось всего лишь заправлять, принимать топливо и таскать товар. Был бесконечно благодарен Аркадичу, что дал возможность зарабатывать без официального трудоустройства.

А главное, работа спасала от удручающих мыслей.

Я просто не мог ходить в школу. Чувствовал себя беспомощным бесхребетным слабаком. Казалось бы, знал всех на районе и должен был как-то это предотвратить, но ничего не вышло.

Тело прошибла мелкая дрожь.

Сказочные монстры вырвались на свободу. Не получилось с Аделинкой, так он довел свое кровавое дело до конца с другой моей одноклассницей. Не терпелось выследить и безжалостно наказать эту мразь, ведь ни одна девчонка не заслуживала подобного…

Я распахнул глаза и подскочил от удивления, пытаясь понять, что происходит. В коридоре стоял какой-то вой. Натянув футболку, выскочил из комнаты, обнаружив Богдана с пылесосом. Не смог сдержать улыбку, глядя на то, как самозабвенно брат начищает полы.

— Мить, поможешь?! — хитро прищурившись, родственник выключил шумный агрегат.

— Это еще зачем?! Моя очередь только в пятницу!

— Я жду гостью… — пробубнил, напустив на себя облако загадочности.

— Вау! — брови моментально поползли наверх.

К слову, я еще ни разу не водил девчонок домой — не видел надобности, а брательник далеко пойдет!

— Это по учебе… — добавил он поспешно.

— Я так и подумал! — хмыкнул, вырывая у него пылесос, — Чего не сделаешь ради твоего удовольствия… получать пятерки!

— И, Мить, можешь нам не мешать?!

— Да, пожалуйста! Натяну наушники, только пообещай сильно не шуметь, а то стены картонные!

— Говорю же, это не то! Но, спасибо за понимание…

Глава 18.2

РОЗА

Проводив до квартиры Богдана, брат чмокнул меня на прощание, и, перепрыгивая через две ступеньки, побежал вниз.

Придя домой, я ощутила чувство паники, осознав, во что влипла. Играть без подготовки на глазах у всей школы, тем более по реальной истории любви ветерана Великой отечественной войны — это колоссальная ответственность!

В коридорах школы повисло ощущение тревоги и страха. Карина Сергеевна сказала, что из-за трагедии, произошедшей с Лидой, директор отменила все мероприятия четверти, кроме этого спектакля. Его оставили для поднятия боевого духа ребят, прямо как на настоящей войне, и я не могла облажаться.

— Роза, рад тебя видеть! Заходи! — Богдан встретил меня уверенной озорной улыбкой, и волнение сразу утихло.

— Вот, возьми! Я принесла печенье к чаю. Подкрепимся во время репетиции!

— Отлично. Хотя я уже накрыл нам «поляну» в комнате! — пока Богдан развешивал мои вещи, я обводила взглядом крохотную прихожую со старомодной мебелью.

Несмотря на несовременный ремонт, в доме моего партнера царил просто армейский порядок: все вещи лежали на своих местах.

— Только можно попросить тебя об одолжении?! — хозяин квартиры подошел ко мне в плотную, почти упершись грудью.

— Конечно!

— Старший брат дома. Не хочу, чтобы он раньше времени знал о моей роли в школьном театре. Митька сразу начнет подкалывать! — Богдан смущенно пожал плечами.

— Я могила! — с рвением качнула головой.

— Тогда предлагаю больше не терять времени! Мать вернется часа через три…

Мы уже минут пятнадцать спорили насчет одной из самых важных сцен — поцелуя влюбленных в пулевом укрытии от снарядов. Засунув шоколадный трюфель в рот, Богдан сказал.

— Нет, Роза, так не пойдет! Ты должна лежать, а я просто присяду и на несколько секунд прижмусь к твоему подбородку. Из зала будет выглядеть так, будто мы целуемся взасос.

— А это не слишком?! Режиссер говорила, что на спектакль придут и младшеклассники…

— Сейчас первоклашки уже более подкованные, чем мы с тобой! А тут один невинный поцелуй, тем более, понарошку! Скажи своему парню, чтобы не ревновал! Чего не сделаешь ради искусства! — глаза Богдана весело поблескивали.

— У меня нет парня… — задумчиво поджала нижнюю губу, вдруг вспомнив про предложение Азата.

Оно повисло в воздухе. После происшествия с Лидой нам так и не удалось поговорить по душам. Сперва это казалось неуместным, а потом я просто начала избегать сына маминого работодателя. К счастью, он больше не создавал двусмысленных ситуаций.

— Тогда предлагаю быстренько отрепетировать и провожу тебя до дома! — Богдан с самым серьезным видом указал мне на кровать, укрытую застиранным синим одеялом.

Я подчинилась, подавив смущенный смешок. В конце концов, в том, что касается поцелуев, решила отдать все на откуп мужчине, ибо у меня до сих пор не было опыта в данном вопросе. Да и лучше отточить неловкую сцену наедине, чем завтра не знать куда себя деть на глазах у десятка человек.

— Расслабься. Выглядишь так, будто я собираюсь тебя придушить! — прошептал партер, легонько сжимая мои скулы костяшками пальцев.

— Есть капитан! — драматично вздохнула.

— На самом деле, я давно мечтал играть. Знаю, Карина Сергеевна каждый год рекомендует нескольких человек для проб своему другу режиссеру Мосфильма. Ну, чем черт не шутит?! — его губы замерли в считанных сантиметрах от моего подбородка.

В этот момент дверь распахнулась.

— Сорян, ребят, не подсматриваю! Бо, дай наушники погонять?! Мои сдохли!

Сперва в комнату ворвался насмешливый хрипловатый голос, породивший россыпь мурашек в ложбинке между ключиц, а затем…

— Митька, ну, я же просил?! — Богдан стремительно поднялся, направляясь к полурассохшейся тумбочке.

Мой взгляд медленно скользил по длинным чуть искривлённым ногам в домашнем трико, перемещаясь к горловине свободной черной футболки, и чем выше он поднимался, тем сильнее колотилось маленькое несмышлёное сердце.

Митька?!

Вот значит, как в домашней обстановке зовут бесстрашного несгибаемого Воина!

— Пчелкина?! — сдавленно произнес незваный гость, когда наши взгляды, наконец, осторожно коснулись друг друга.

По венам побежал ток. Между нами начала выделяться неизвестная химическая реакция, и я была не в силах ей противостоять.

Утвердительно кивнув, продолжила находиться на прицеле его пылающих льдисто-голубых глаз. Пожар на леднике — вот как бы я охарактеризовала потрясенное выражение бледного заросшего щетиной лица Воина.

Самый опасный и мутный парень на районе поигрывал желваками, переводя взгляд с меня на своего брата и обратно. Зловеще прищурившись, он процедил.

— Какого хрена она здесь делает?!

Глава 19.1

Воин

— Может мне еще надо было взять у тебя письменное разрешение, кого приводить в дом?! — огрызнулся Богдан, лихорадочно шаря в ящике стола.

— Знаете, мне уже пора! — Пчелкина подскочила с кровати, и, как ошпаренная, пронеслась мимо.

— Спасибо, что всё испортил… — пробормотал Бо, выходя следом.

Я так и продолжал стоять, не в силах сдвинуться с места.

Глаза не подвели — несколько секунд назад я застукал мелкую на кровати младшего брата! Твою дивизию, да лучше бы я ослеп, потому что от осознания происходящего стало больно дышать.

Она по собственной воле пришла с ним полобызаться. Вот тебе и невинный цветочек! Шумно сглотнул, услышав, как хлопнула входная дверь. А Пчелкина далеко пойдет — за считанные недели собрала вокруг себя урожай мужиков. Скромница липовая!

Подойдя к окну, сквозь застиранные шторы я провожал взглядом вышедшую из подъезда пару. Для полноты картины не хватало только, чтобы голубки взялись за руки. Тьфу на них! Развернулся, стремительно вылетая из комнаты брата.

Я давился уже третьей кружкой чая, беспрерывно расстреливая взглядом часы над столом, когда в коридоре послышался звук проворачиваемого ключа.

— Что-то ты быстро! — наигранно хохотнул, встречаясь с Богданом глазами.

Он зашел на кухню, и, плеснув себе воды в кружку, уселся напротив.

— Я же попросил не мешать?! — процедил после небольшой паузы, — Теперь Роза и на пушечный выстрел сюда не придет… Неужели нельзя было вести себя чуть повежливее?! — выплюнул с досадой.

— Эй, сосунок, не рано ли ты баб стал водить?! А если бы мать раньше времени вернулась со смены? — самому стало тошно, насколько лицемерными прозвучали упреки.

— Хоть убирайся, хоть не убирайся, а всё равно отдает душком! — не оборачиваясь, Богдан вышел из кухни.

Глава 19.2

Роза

Перед уроком литературы я старалась не обращать внимания на навязчивые мысли — итак, не спала всю ночь. Богдан оказался братом Димы. «Митьки» — моментально поправил внутренний голос. И судя по тому, с каким лицом провожал нас Воин, это родство мне еще аукнется.

Краем глаза посмотрев на Аделину, настроение окончательно пробило дно. После трагедии с Лидой моя новая подруга совсем замкнулась в себе. Её можно было понять, ведь психопат до сих пор находился на свободе…

Рассеянно перевела взгляд на дверь, вздрогнув от насмешливого прямого взгляда Воинова. Хулиган стоял у стены, опершись спиной о косяк. На шее выступил холодный пот. Его неожиданное появление не предвещало ничего хорошего. Парень явно решил почтить нас своим присутствием не из-за мук совести.

Наталья Тимофеевна написала на доске тему урока: «Мастер и Маргарита» Булгакова: крылатые цитаты и знаменитые реплики», а затем прошла по рядам, раздавая проверенные сочинения.

Литература была моим любимым предметом, не зря я собиралась поступать на филологический в МГУ, но присутствие Воинова превращало урок в танцы на раскаленных углях.

— Ребята, сегодня у нас завершающее занятие по великому произведению Михаила Булгакова! Предлагаю по очереди выходить к доске и делиться вашими любимыми цитатами или отрывками! Ну, кто первый?! Розалия, ты написала одно из лучших сочинений! Предлагаю начать с тебя!

Ох, блин.

Мои легкие резко уменьшились в объеме.

Нет никакого желания читать свои любимые цитаты у него на глазах. Я вообще не любительница публичных выступлений. Вздохнула, припомнив о скорой премьере школьного спектакля. Вот где будет настоящее «веселье»! А ведь мы с Богданом так и не отрепетировали ту горе сцену…

— Достоевский умер, — сказала гражданка, но как-то не очень уверенно. — Протестую! — горячо воскликнул Бегемот. — Достоевский бессмертен! — пробормотала, сжевав половину окончаний.

— Отлично и сразу в точку! И Достоевский, и Булгаков по праву могут считать бессмертными писателям! — улыбнулась учительница литературы.

— Так не честно! Пчелкина прихватила мою цитатку! — раздался низкий хрипловатый голос откуда-то с первого ряда.

Что он делает? А главное, зачем?! Воинов, итак, пропустил всё, что можно было пропустить, и теперь самостоятельно нарывался на неприятности.

— Дмитрий, в романе сотни цитат и фраз, ставших крылатыми. Не волнуйся, всем хватит! — Наталья Тимофеевна добавила, — И почему ты каждую минуту смотришь на часы?!

— Боюсь, что этот замечательный урок закончится! — Воинов лениво закинул руки за голову, высунув длинные ноги из-под парты.

— Тогда предлагаю передать эстафету тебе! Роза, садись! Дима, марш к доске!

Парень зловеще улыбнулся, словно добивался именно этого, а я вернулась на свое место. Весь класс с удивлением принялся разглядывать высокую худощавую фигуру скандального одноклассника.

В черной обтягивающей рельефные руки водолазке и такого же цвета джинсах, он выглядел суровее и решительнее, чем обычно. Не переставая таращиться, я медленно сглотнула комок нервов, молясь, чтобы это выступление не закончилось очередными шрамами на моем маленьком слабом сердце.

— Ну, что, Дмитрий, есть чем нас порадовать или картина «Опять двойка»?! — в голосе учительницы послышались насмешливые пренебрежительные нотки.

Кажется, она даже не сомневалась, что хулиган не готов. Губы Димы искривились в едкой усмешке. Он чувствовал себя абсолютно вольготно, похитив всеобщее внимание.

— Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! — поведал громким шепотом глядя мне прямо в глаза.

Боже!

Сцепила зубы, стараясь ничем не выдать собственного потрясения. Он с ходу без всякой подготовки рассказал одну из самых знаменитых реплик Мастера.

— Три балла, Воинов! — процедила Наталия Тимофеевна.

— А почему тройбан?! — нахмурился парень у доски.

— Неплохая импровизация! Радуйся, что не двойка! — холодно парировала светловолосая женщина с удлиненным каре.

— Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит… — выдал еще тише, все также парализуя меня сосредоточенным взглядом льдисто-голубых глаз.

Нехватка кислорода в легких стала невыносимой — быстрее бы этот урок закончился…

— Воинов, достаточно! Три балла! Садись!

— Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? — Митя подмигнул мне, резко разворачиваясь, — Да отрежут лгуну его гнусный язык! — последнюю фразу он явно адресовал обескураженной учительнице.

— Ты издеваешься, да?! Имеешь наглость прогуливать большую часть занятий, а потом как ни в чем не бывало приходишь с микрофоном в ухе, изображая из себя знатока Булгакова?! — женщина гневно ударила указкой по столу.

— Можете проверить оба моих уха, а я пока продекламирую монолог Мастера, в котором он признался Маргарите, что вместо желтых цветов предпочитает розы!

Кончики пальцев поджались, тело наполнилось странным болезненным теплом, словно по венам пустили горячую воду. Похоже, сегодня он, правда, основательно подготовился…

— Думаешь, самый умный и нашел способ меня обдурить?! Неуч пустоголовый! Марш к директору, разгильдяй!

Глава 20

Воин

Крылова класса с десятого мечтала о моем отчислении. Все потому, что однажды во время школьной дискотеки учительница литературы подкараулила меня в темном коридоре, пригласив в гости «помочь с выполнением мужских обязанностей». Я отказался. А принципиальной стерве потребовалось срочно от меня избавиться.

Не дождется!

Путь до кабинета директора мы проделали в гордом молчании. Истеричная старая дева неслась на полной скорости, как Крейсер Аврора, а я неторопливо чеканил каждый шаг.

— Светлана Викторовна, Воинов снова пререкался со мной на глазах у всех! — запричитала литераторша.

— Дима, ты объявился?! — тётя Света смерила меня строгим взглядом поверх очков, — Что случилось?

Поморщился, обнаружив свежие морщинки и залегшие тени на её бледном лице. Знал от двоюродного брата, что после трагедии с Лидой, школу завалили бесконечными проверками. Родственница переживала сейчас не лучшие времена.

— Я подготовился, но из-за предвзятого отношения Наталья Тимофеевна отказалась ставить мне выше тройбана! — беспечно улыбнулся, вглядываясь в раскрасневшееся лицо училки.

— Дима, думаешь, у меня без тебя нет проблем?! — тётка вздохнула.

— Я видела у Воинова наушники! — не унималась Крылова.

— Могу рассказать еще с десяток цитат из «Мастера и Маргариты». Устроим очную ставку?!

— Сперва, закрой все долги, разгильдяй, а потом уже торгуйся! — литераторша гневно прищурилась, поправляя пучок волос.

— Наталья Тимофеевна, предлагаю дать Дмитрию возможность до конца следующей недели закрыть все долги. Как вы на это смотрите?!

— Думаю, это слишком гуманно. Пусть не ждет поблажек! — училка поджала нижнюю губу.

— Мы с вами здесь для того, чтобы возбудить в ребятах тягу к знаниям и помочь им стать хорошими людьми! Надеюсь, мы друг друга поняли.

— Так уж и быть… — Крылову перекосило от злобы.

— Наталья Тимофеевна, возвращайтесь в класс. Дмитрий, останься!

Стоило двери за ней закрыться, как тетка грустно улыбнулась.

— Ох, Димка-Димка, знал бы ты, сколько у меня сейчас проблем! Из департамента звонили: хотят собрать общегородскую комиссию… Полиция не может поймать преступника, а виновата школа! — родственница обескураженно покачала головой.

— Мне очень жаль.

— Да ничего тебе не жаль. Сколько раз я тебя выручала, а ты все никак не можешь взяться за голову! Ну, не глупый ведь парень! И Никитка всегда за тебя горой… А все равно любо прогулы либо неуды! Вот чем ты так разозлил Крылову?!

— В прошлом году отказался поехать к ней после дискотеки…

Повисла неловкая пауза.

— Дима… — губы тетки побледнели.

— Только не надо никаких разборок! — едко усмехнулся, — Моя неокрепшая психика в полном порядке!

Глава 20.1

— А я-то думаю, что Тимофеевна так на тебя взъелась?! Раньше всегда заступалась, а потом…

— А потом суп с котом! — хмыкнул, поймав ее сникший взгляд.

— Но я не могу оставить этот инцидент без внимания! Если она действительно приглашала тебя в гости…

— Теть Света, а может, она хотела, чтобы я ей гвоздь помог забить?! Пожалуйста, не тратьте на это свое драгоценное время!

— Ох, Димка, хороший ты парень. Но сердце у меня за тебя болит. Знаешь, чего я хочу больше всего?! Чтобы вы с Богданом нашли свое место в жизни, и не повторили ошибок Насти… Рада, что твой брат увлекся театром.

— Увлекся театром?! — переспросил с интонацией сельского дурачка.

— А ты что, не в курсе?! Через пару недель премьера с ним и Пчелкиной в главной роли! Надеюсь, у ребят всё получится!

— И я тоже надеюсь…

Так вот почему она приперлась к нему в спальню!

Вместе со звонком я покинул кабинет директора, обнаружив, что у двери меня дожидается двоюродный брат.

— Прямо никуда не деться от вашего семейства! — хмыкнул, облокотившись спиной о прохладную стену рекреации.

— Мы должны вычислить, кто слил вашу разборку с Арабаджаном! До матери дошли фотки, и мне нехило попало. Сам понимаешь — вечеринка в квартире директрисы!

— Вспомни, кто не сдал телефон?!

— В том то и дело, что все сдали! Значит кто-то схитрил. Хотя первой мыслью было, что это Андрюха. Он весь вечер просидел втихомолку!

— Не думаю, что у него хватило бы смелости! Не так давно я разбирался с ним из-за одного дельца. Думал, мы всё выяснили…

— Кто тогда?!

— Есть у меня одна идейка…

РОЗА

Выполнив с горем пополам домашку, я уже второй час решала одну и ту же страничку тестовых заданий ЕГЭ, пытаясь сосредоточиться, но мысли разбегались, как непослушные малыши в детском саду.

Звонок в дверь окончательно сбил с толку. Кто это мог быть?! И мама, и брат находились дома. Вздрогнула, когда дверь в мою комнату распахнулась. Сжимая в руках длинный продолговатый сверток, на пороге появился Лёшка.

— Систер, тебе! — положив передо мной презент, брат подмигнул, молниеносно скрываясь из виду.

С замиранием сердца я развернула плотную бумагу, вынимая оттуда немыслимо красивый цветок с ярко-алым ароматным бутоном. Розу.

На тумбочке завибрировал телефон.

— Подойди к окну!

Гласило послание с незнакомого номера. Продолжая держать цветок в руках, я поднялась, раскрывая плотные занавески.

Дима Воинов стоял в свете уличного фонаря, и, делая затяжку за затяжкой, не сводил глаз с моего окна.

Боже.

Наши взгляды притянулись на несколько фантастически долгих секунд, а потом я набрала дрожащими пальцами.

— Откуда у тебя мой номер?!

— Во сне увидел. Прогуляемся? — моментально пришел ответ.

Огромное спасибо за обратную связь! Как думаете, прогуляются или нет?:)

Глава 21.1

РОЗА

Я поморщилась, закусив губу — один из шипов вошел в подушечку пальца — так сильно сжимала стебель, что даже не почувствовала вторжение колючки. На коже выступила крупная алая капля. Не обращая внимания на это незначительное неудобство, свободной рукой ловко набрала.

— Уже поздно. Да и, думала, у тебя есть, с кем прогуляться…

Хорошо, что Воинов не видел раздосадованного выражения моего лица. Воспоминание об их рандеву с Краевой до сих пор острой занозой сидело в сердце.

— Нам надо поговорить. — напечатал, прежде похоронив окурок на промерзшем асфальте, — Если, конечно, ты не боишься…

Несмотря на все россказни, я его не боялась. Скорее, опасалась эмоций, пробуждающихся рядом с ним. Они пахли также опьяняюще сладко, как дивная роза в ладони, а уколоть могли гораздо больнее.

— Иди домой… — рана на пальце начала пощипывать.

Испытывала тягучую расползающуюся тоску, глядя на то, как одинокий парень в свете уличного фонаря устремился в сторону соседнего двора.

Несмотря на холодок от заиндевевшего стекла, мои ладони покрылись испариной, кровь в груди превратилась в кипяток.

Дима Воинов притягивал меня. То, что он говорил на литературе, до сих пор эхом гудело в голове, пробуждая какие-то новые неизведанные чувства. Но я прекрасно понимала — общение с ним вывернет мою неискушенную девичью душу наизнанку, перекромсает в мельчайшие песчинки сахарного песка.

ВОИН

Роза не помогла.

Тот, кто сказал, что цветы способны решить любые сердечные проблемы нагло соврал. Кажется, пропасть между нами увеличилась до размеров кратера, но я не собирался сдаваться.

С ноги распахнул входную дверь в подъезд, залетел в затхлый предбанник, и понесся по ступеням вверх.

— Дима?!

Резко затормозил, чуть не врубившись в косяк.

— Чего тебе надо?! — я прищурился, вглядываясь в густо подведенные глаза Краевой.

Она сидела на подоконнике, как всегда, закинув ногу на ногу, и глядела на меня с мольбой.

— Собиралась поговорить в школе, но ты так быстро убежал… — одноклассница закусила губу, пододвигаясь, чтобы освободить мне место.

— А есть о чем?! — хмыкнул, давясь потоком ледяного воздуха.

Омерзительный кашель прописался в моих несчастных легких и никак не хотел уступать здоровому чистому кислороду.

— Хотела поделиться, что я все еще в активном поиске… — Анька призывно облизнула уголок губы.

— А я в активном одиночестве. — безразлично пожал плечами.

— Дим, может, хватит? У меня мать сегодня до утра в караоке с подружками. Пойдем чай пить?!

Глава 21.2

— После того, как ты слила в Телеграмм нашу разборку с Арабаджаном?! — волны негодования начали захлестывать изнутри.

— Дима, да ты что?! — её глаза округлились, — Это не я! Не я!

Правда, Краева оказалась хреновой актрисой.

— Я знаю, что это ты. Помню даже, где стояла, когда мы вышли с балкона. Угол съемки совпадает. Из-за твоей тупости у Бодровой добавилось проблем! — смачно харкнул, растерев негатив подошвой кроссовки.

— Димочка, ну, прости! Ты нагрубил, я разозлилась и сделала пару фоточек, отправила их дома с левого номера! Уже десять раз пожалела… — стукачка зарыдала белугой.

Очередная клоунада одноклассницы всколыхнула во мне еще больше омерзением. Господи, как можно быть настолько жалкой?!

— Пожалуйста, не говори ребятам, а то они меняя-я… — Краева продолжала наигранно стенать, хлопая глазами.

Я вздохнул.

— Ладно, живи. Просто забудь обо мне, кончай преследовать. Нам не по пути.

— Хорошо, хорошо… Только, Дим, я боюсь идти домой-й! — Анька спрыгнула с подоконника, делая шаг на встречу, — Может, проводишь меня?! — молитвенно сложила ладони на груди.

Твою мать.

Внезапно дошло — на это всё и было рассчитано!

Наивный дурачок.

— Хорошо. Но это в последний раз! Кончай шастать вечерами по дворам или заведи себе телохранителя! Только оставь меня в покое…

Роза

Обработав рану на руке, я вернулась в комнату, продолжая любоваться своей восхитительной тёзкой. Поставила её в прозрачную стеклянную вазу на письменном столе, и уже минут пятнадцать не сводила глаз от манящих упругих алых лепестков.

Кричать хотелось от разрывающих эмоций: смеси радости, страха, негодования, приправленных шоком. Всем этим сполна меня обеспечил — Дима Воинов.

Двойной, настойчивый звонок в дверь, заставил вздрогнуть.

Боже, неужели поклонник оказался более упорным, чем я думала?! Часы на растрескавшейся панели «андроида» показывали четверть десятого. Спустя несколько секунд в коридоре послышались оживленные голоса и шаги. Сперва, меня посетило нехорошее предчувствие, а следом за ним на пороге спальни показался Азат.

— Роза, мы с отцом решили сделать вам сюрприз! — одноклассник всучил мне здоровенный букет цветов, смачно мазнув губами по щеке.

— Ох, действительно, сюрприз… — я неловко попятилась.

— Дочка, Азат, пошлите на кухню чай пить! — мама, показавшаяся в дверном проеме, сжимала в руках еще более внушительный «веник».

— Спасибо, но я не голоден! Хотел, чтобы Роза проверила мою домашку по русскому…

— Ох, конечно-конечно, не буду вам мешать! — Азат и мама обменялись понимающими улыбками, будто были знакомы сто лет.

— Хорошо, только сперва принесу вазу для цветов… — натянуто улыбнулась, с облегчением выпархивая в коридор.

Вернувшись в комнату, во рту стало очень сухо, а губы приоткрылись от потрясения.

— Роза… прости… Случайно задел, и она перевернулась…

Поднесла ладонь ко рту, пытаясь заглушить крик обиды и негодования. Чудом не разбившись, ваза лежала на коврике под столом, а подарок Мити, с переломленным стеблем, валялся у Арабаджана в ногах.

— Моя роза… — расстроенно осела в кресло.

Горло свело от подступающих слез.

Хотелось отхлестать его самыми ужасными словами, но вместо этого, с трудом сдержавшись, я вытерла воду, подняла вазу, убрала переломленный цветок с глаз долой, поставила новый букет, и, с отсутствующим видом, указала на тетрадь с каракулями, тихо поинтересовавшись.

— Ну, что у тебя там?!

— Проверь, пожалуйста! — бросил одноклассник, поигрывая мускулами рук.

— Хорошо. Только не отвлекай. — глаза забегали по строчкам, спотыкаясь о бесконечные ошибки.

Минут двадцать мы провели в оглушающей тишине, а затем, положив свой айфон поверх тетради, незваный гость, ухмыльнувшись, сказал.

— Смотри-ка, Краева выложила сторис из хаты! Они с Воиновым тоже решили заняться домашкой на ночь глядя…

Увы, на этот раз прогулка не состоялась… Огромное спасибо за отклик!!!

Глава 22.1

Сглотнув нехороший осадок, я несколько секунд рассматривала фотографию из Инстаграма Краевой: она жизнерадостно лыбилась, наложив на себя фильтр с кошачьими ушами, а на заднем плане угадывался профиль Воинова.

— Давай не будем отвлекаться. Я проверю твою работу, и начну готовиться ко сну. Что-то голова разболелась.

— Роза, ну, спать в десять вечера — это же скучно! Хочешь, покатаемся по дворам на батиной тачке?! Он отдаст внедорожник, как только мне исполнится восемнадцать! — пригладив бровь рукой, с гордостью поведал Азат.

— Спасибо, но я, правда, очень устала и хочу спать, — выразительно посмотрела однокласснику в глаза.

Да, Воинов быстро утешился, и сломанная роза уже не казалась такой уж трагедией. В эту секунду я поняла, что нужно сосредоточиться на учебе и подготовке к школьному спектаклю, а всё остальное не так уж и важно…

Перед сном мне снова написал Мститель.

Какое совпадение — он объявился ровно в тот день, когда Дима активизировался. Одного не понимала, зачем устраивать этот цирк с подставной анкетой, если парень, итак, мог открыто мне написать?! Ради любопытства я всё-таки подыграла находчивому однокласснику.

ВОИН

— Садись! — обратился к брату, показавшемуся в дверях кухни.

Вид у него был усталый, глаза смотрели недобро.

— Ну, извини! Я погорячился! — отрезал толстый кусок колбасы, и, положив ее на хлеб способом, которым учил небезызвестный кот Матроскин, протянул Богдану.

Родственник неохотно уселся напротив, все-таки принимая бутерброд.

— Почему ты ничего мне не рассказал про участие в школьной постановке?! — серьезно свел брови.

— Чтобы целыми днями выслушивать твои издевки и смешки?! Ты ведь настаивал, чтобы я записался на бокс или каратэ! А тут школьный театр! — братишка горько усмехнулся.

Мы помолчали.

— Чем черт не шутит?! Может, скоро будем смотреть тебя в кино? — похлопал его по плечу.

— Митька, отвали! — Богдан не смог сдержать улыбку.

— Хватит строить из себя обиженку! — я замахнулся на него палкой колбасы.

— Ладно-ладно. Только… — вдруг в его умных голубых глазах появился отблеск прозрения. — Всё дело в Розе, да?! Ты так по-хамски повел себя, потому что застал Пчелкину у меня в спальне?!

— Да брось! — неловко закинул руки над головой, отводя взгляд.

— Вот, значит, кто растопил сердце хулигана?! — ликующе протянул Богдан.

— Давай закроем тему… — поднялся, не желая продолжать разговор о личном.

— Мить, может, тогда не будешь спешить с армией?! Если поступишь в универ, дадут отсрочку!

— Бо, ты издеваешься, да?! Какой мне универ?! Я даже не начинал подготовку к ЕГЭ! — бросил уже в дверях.

— С твоими мозгами и памятью можешь подготовиться за несколько недель! Я-то знаю…

Глава 22.2

РОЗА

Дни неслись, словно вихри снежинок на сильном ветру.

До постановки осталось всего несколько дней. Так как спектакль был основан на реальной истории любви, премьеру назначили на четырнадцатое февраля, в день Святого Валентина.

Меня настолько поглотила роль, что я перестала обращать внимания на Краеву, Воинова, Арабаджана и всё свободное время посвящала репетициям. Наконец, на смену удручающей скованности пришла долгожданная свобода.

Я уже не играла, я жила!

— Войне не удалось нас сломить…кхэ…кхэ… — конец реплики моего партера затерялся в припадке лающего кашля.

— Богдан, дорогой, да что с тобой?! — Карина Сергеевна устремила на парня растерянный взгляд из-под коротких жестких ресниц.

— С утра не могу нормально продышаться! — он смущенно взъерошил волосы цвета вороного крыла, зайдясь новым приступом.

— Ну, вот, доходился в ботинках на рыбьем меху! Не хватало только разболеться к премьере! — режиссер негодующе всплеснула руками.

— Карина Сергеевна, я вас не подведу! Если надо будет, закинусь таблетками и приползу на последнем издыхании… — заверил Богдан, вытирая пот с побледневшего лба.

— Так, марш в медпункт! Пусть Иванова тебя послушает и померит температуру! Я скоро подойду…

Мы продолжили репетицию, однако в классе музыки установилась тревожная атмосфера. Что будет, если не Дай Бог, он заболеет?! Крах всех надежд и недели подготовки коту под хвост…

ВОИН

Поставив точку в сочинении, посвященном творчеству Иосифа Бродского, я торжествующе прошептал.

— А как тебе это, стерва Крылова?!

Да, я решил закрыть все долги по литературе. Такая маленькая месть. Пусть только посмеет поставить плохие оценки — заставлю собрать комиссию, и тогда мы посмотрим, кто кого!

В глубине души мне хотелось произвести впечатление на Розу. Вопреки моим надеждам широкий жест с цветком не тронул принципиальную одноклассницу. Вместо оттепели в наших отношениях, Пчелкина еще больше начала меня избегать.

Входная дверь хлопнула — это Богдан вернулся. Я знал, потому что мать упорхнула часом ранее на блат-хату к новому собутыльнику, предварительно поставив в известность, чтобы не ждали её до утра.

Отложив литературу, я взялся за алгебру, решив ради интереса порешать что-нибудь из примеров ЕГЭ.

— Мить, а какие таблетки ты пил от кашля?! — Бо облокотился спиной о дверной косяк.

— А что такое?! — я прищурился, открывая ящик письменного стола.

Недавно тетка все-таки всучила мне целый пакет с медикаментами, и аллилуйя — чертов кашель с позором капитулировал!

— Несколько дней чувствовал себя неважно. А сейчас померил температуру в медпункте — поднялась до 39… У тебя есть, чем сбить?! — брат поморщился, всем своим видом напоминая живого мертвеца.

— Не дрейфь! У меня тут целая аптечка. Живо поставим на ноги!

Три часа спустя*

— Мить, что-то мне совсем хреново! Смотри?! — Богдан присел рядом, протягивая мне градусник.

— Ох, ничего себе… — присвистнул, глядя на отметку 39, 9. — Надо вызывать скорую!

— Но я не могу болеть! У меня спектакль через три дня… — заплетающимся языком повторял родственник, пока мы петляли между улиц на машине скорой помощи.

Прослушав его легкие, врач высказал подозрение на пневмонию, посоветовав однозначно ехать в больницу, и мы не стали спорить.

— Как ты можешь сейчас думать об этой ерунде?! — раздраженно покачал головой. — Вряд ли кому-то нужна жертва искусства!

— Мить, ты не понимаешь, у меня главная роль! Придет ветеран войны, его родственники… Мы столько недель готовились. Столько готовились… И… — его голос сорвался на новый приступ душераздирающего кашля.

— Перенесёте спектакль! В чем проблема?!

— Не получится — сразу после премьеры режиссер уезжает на съемки в Питер! Ты должен меня заменить…

— Что?! — открыл рот от изумления.

— Что слышал! Там есть сцена с поцелуем! Неужели не хочется поцеловать свою Розочку?!

— Бо, ты реально, болен! Какой из меня актер?!

— Мить, ну, пожалуйста… Сценарий со всеми пометками лежит у меня в рюкзаке. Слов там немного — как раз разучишь за пару вечеров! Если я загремлю в больницу — пообещай, что подменишь!

— Бо… Я не…

— Тогда предложу заменить меня Арабаджаном! Он постоянно ошивается возле репетиционного зала… Думаю, с радостью согласится!

— Ладно, обещаю…

Глава 23.1

РОЗА

Нелли Корсакова с самого утра огорошила новостью: Богдан попал в больницу с воспалением легких и спектакль под угрозой срыва. Дождавшись репетиции я уже не питала особых иллюзий. Пожалуй, лучше всё отменить, чем опозориться на глазах у ветерана войны.

— Так, заходим-заходим! Ребята, живее! У нас мало времени, а работы непочатый край! — Карина Сергеевна выглядела оживленнее, чем обычно.

— Добрый день! — коротко кивнула, направляясь к свободному месту.

— Розочка, постой! — режиссер перехватила мое запястье.

Только сейчас обратила внимания на парня, стоящего лицом к окну.

— Ребята, к сожалению, наш отряд лишился одного бойца. Богдан попал в больницу. Я только что разговаривала с ним по телефону — он очень сожалеет и передает вам всем привет! Пожелаем ему скорейшего выздоровления, а сами продолжим подготовку к спектаклю. Прошу любить и жаловать вашего нового партнера! Познакомьтесь — Дима Воинов!

Парень развернулся, отвесив шутовской поклон.

Несколько возгласов слились в один оживленный гул голосов.

Наверное, каждый, кто находился в этот момент в классе, испытывал потрясение. Воин будет играть в школьном театре?! Остановите землю, это попахивает всемирным заговором!

— Но до премьеры ведь осталось всего два дня?! Как он успеет подготовиться? — я моргала, тут же позабыв весь свой текст.

— К счастью, у лейтенанта не так много слов, а харизмы у Дмитрия не отнять! Поэтому не будем терять время…

Ко всеобщему удивлению, Воинов действительно выучил реплики брата, безошибочно вставляя их в нужных местах. Он играл уверенно. Однако даже после третьего прогона общая картина не складывалась. Мы не превратились в единый живой дышащий творчеством организм.

С ужасом понимала, что проблема во мне. Именно я так и не смогла подпустить к себе нового партера, испытывая скованность и страх.

— Всем спасибо! На сегодня хватит! Ничего, завтра еще генеральный прогон… — Карина Сергеевна вымученно улыбнулась.

— Роза?! — Дима перехватил мое запястье, потянув на себя.

— Э…о…

— Ты меня боишься, да?! — он прислонился к стене, поглаживая место захвата подушечкой большого пальца.

— С чего ты взял?! — постаралась говорить уверенно, но голос немного дрожал.

Воинов вздохнул.

— Во время репетиции ты часто отводила взгляд, да и смотрела на меня, не как на доблестного лейтенанта, а как на жалкого фашиста!

— Все это слишком неожиданно…

— Поверь, для меня тоже. Но брат настоял.

— Как он?!

— Неважно.

Мы помолчали.

— Роза, если хочешь, можем отрепетировать еще раз. Один на один. — Дима сократил расстояние.

Он смотрел, склонив голову в бок. Меня бросило в жар, а потом в холод. В кабинете вдруг стало нечем дышать.

— О чем ты?! — превратилась в сгусток оголенных нервов, пропуская через себя каждое его движение, взгляд, взмах ресниц.

— Приходи ко мне вечером! — прикосновение парня сделалось более настойчивым, выражение лица нетерпеливым.

— Ещё чего! — выпалила в сердцах.

— Окей, я не особо на это рассчитывал, но попытаться стоило! — вдруг новоявленный партнер улыбнулся: так подкупающе, тепло, волшебно, что уголки моих губ на автомате поползли вверх.

— А как насчет репетиции в стенах школы?! — собеседник прищурился.

— Ты шутишь, да?! — неуверенно пожала плечами.

— Сегодня часиков в восемь: только сперва проведаю брата!

— Но школа в это время уже закрыта…

В глазах собеседника появился озорной блеск.

— А если я знаю способ, как туда пробраться?! Хочешь узнать всю правду?! Тогда встречаемся в восемь вечера возле черного входа…

Глава 23.2

Я распахнула дверь в квартиру, радуясь, что дома никого нет. В голове до сих пор не укладывалось, как так вышло, что моим партнером стал Воинов. Как бы я не старалась держаться от него подальше, вселенная то и дело сталкивала нас лбами. И вот теперь таинственный парень предлагал незаконно пробраться в школу.

Нет, это невозможно! Я не должна идти у хулигана на поводу!

Мама сегодня допоздна работала в кафе, а брат предупредил, что пойдет в гости к однокласснику. Решила весь вечер посвятить зубрешке, и так и не поняла, как оказалась возле запасного входа в школу.

— Ты все-таки пришла?!

Я вскинула голову, обернувшись на его уверенный тихий голос.

— Да, как видишь. Потому что хочу знать правду! — от смущения последняя фраза прозвучала чересчур резко.

— Тогда не будем терять время! — Дима взял меня за руку, и, посмотрев по сторонам, повел к темной неприметной двери.

Он достал связку ключей, ловко отворив все замки.

— А ты бесстрашная, малая! Думал, не придешь. — Дима приподнял пальцем мой подбородок, смерив пылающим взглядом.

Вместо ответа я неловко повела плечом, сама не понимая, как решилась на этот необдуманный поступок.

— Главное не шуметь. Отсюда до класса музыки рукой подать. Кстати, половина камер не работает — какой-то сбой системы. А новые установят только в понедельник. Так что самое главное не попасться дяде Ване! Иди за мной! — хулиган крепче сжал мою руку, осторожно пробираясь по темному коридору школы.

Сердце стучало, как отбойный молоток. Тук. Тук. Тук. Боже, я все-таки позволила этому парню втянуть меня в темную историю! Даже страшно подумать, что будет, если нас засекут. Но любопытство пересилило, и спустя считанные секунды мы, воровато озираясь, мы вошли в репетиционный зал.

— Отлично! Дядю Ваню и пушкой не разбудишь. Включит какой-нибудь сериальчик… Можно заночевать здесь! — Воинов подмигнул.

— Эй, я не собираюсь здесь ночевать! Вот еще! — ошарашенно развела руками.

— Ну, а вдруг, творческий процесс затянется! Кто тебя знает, малая?! — собеседник вновь слегка коснулся моей руки.

— Ты сказал, что расскажешь правду… — я решила проявить настойчивость. — Хватит ходить вокруг да около! Я хочу знать все!

Дима ухмыльнулся, стягивая свою видавшую виды кожаную куртку. Из кармана на парту посыпались конфеты и мандарины.

— Угощайся! — прошептал он, не сводя глаз с моего лица.

— Спасибо… — протянула руку, взяв вафельного «Мишку на севере».

Словно загипнотизированная его глубоким сумасшедшим взглядом, я разорвала обертку, с наслаждением откусывая кусочек лакомства.

— Только сперва, я должен предупредить. Ты в курсе, что знание правды делает тебя соучастницей преступления?!

Кое-что из секретов Мити уже в следующей главе! Огромное спасибо за обратную связь!

Глава 24.1

С гулко бьющимся сердцем я несколько секунд смотрела ему в глаза.

— Не забывай, я дочь мента, и ничего не боюсь.

— А если я расскажу нечто такое, отчего твои детские мечты в одночасье рассыплются в муку?! — в его льдисто-голубом взгляде сквозила ирония.

За окном практически стемнело. Так как из соображений безопасности никто из нас не решился включить свет, музыкальный класс наполнился неуютной вечерней мглой. Поёжившись, я с трудом заставила себя улыбнуться.

— Не надоело притворяться тем, кем ты не являешься, Воинов?!

На Димином лице появилось задумчивое выражение, сопровождаемое странным покачиванием головы.

— И весь этот жутковатый антураж меня совершенно не пугает! Хочешь, заставить меня думать, что это ты нападаешь на девушек?! Да я скорее поверю в Деда Мороза! — решительно стиснула кулаки.

Вдруг собеседник достал телефон, что-то быстро там настучав. Спустя мгновение в рюкзаке запиликал мой видавший виды «андроид». Достала мобильный, с удивлением глядя на экран: кто-то добавил новые фотографии в телеграмм-канал «Пляски на районе».

На изображениях мой спутник молотил кулаками незнакомого парня, повалив его в сугроб. Подпись гласила: «Воин никак не угомонится!».

— Но… Когда ты успел снова подраться?! — я озадаченно почесала переносицу, продолжая рассматривать снимки.

Дима ухмыльнулся, пожав плечами.

— Видишь, малая, как легко выдать желаемое за действительное. — прошептал он в ответ.

— Я знаю, ты позвал меня не просто так. Тебе нужно поделиться… — от сгущающегося воздуха у меня вспотели ладони.

В классе установилась тягучая опустошающая тишина.

— Это я создал канал «Пляски на районе». — наконец, изрек Дима усталым безжизненным голосом.

— Т-ы-ы?! — мои брови как по команде взметнулись ввысь.

Уму непостижимо! Особенно если учесть, что там не было ни одного хорошего слова о Воине. Наоборот, кто только не писал про него гадости…

— Ага. — одноклассник невозмутимо пригладил рваную челку, — Мы с Богданом и парнями пытались сами установить личность подонка. Подумал, если создать такой канал, то обязательно кто-нибудь что-нибудь сольет. Ну, а большинство грязи про меня — для отвода глаз. Считал, если усыпить его бдительность, урод оступится. Но мы ошиблись. И Лида пострадала. — он отвернулся, нервно взъерошив каштановые пряди, пока я открывала рот, пытаясь подобрать хоть какие-то слова.

— Ты хотел сам поймать преступника?! — воскликнула потрясенно, — Но… если бы ты пострадал? Боже, этим должна заниматься полиция! Зачем вмешиваться?!

— Затем, что полиции плевать! Аделинке повезло: в тот вечер мы с ребятами тусили в тоннеле. Услышали странные звуки, и спугнули его. Я замешкался, проверяя, все ли с ней в порядке. Чуть-чуть не успел… А потом оказалось, побежал не в ту сторону! — Дима остервенело толкнул стоящую перед ним парту, — Я его упустил…

На красивом бледном лице собеседника появилась гримаса отчаяния и тоски. Меня захлестнуло волной вселенской грусти. А еще, я испытывала смущение, что сомневалась в нем. Вопреки всеобщему мнению Дима Воинов оказался лучше и честнее многих из нас. Тем не менее, до сих пор не давал покоя один вопрос.

Глава 24.2

— Но все эти фотографии разборок с твоим участием… Откуда они?

— Большинство фейков. Мы с ребятами просто дурачились. Хотя, конечно, есть и кадры реальных драк! — одноклассник сдул пряди челки с лица.

— Почему ты напал на Андрея?! — я застенчиво опустила взгляд.

— Потому что привык решать вопросы по-мужски. Особенно со стукачами!

— Трое на одного?! — не удержалась от едкого выпада.

— Роза, — Воинов снисходительно улыбнулся, — Ты думаешь, мы втроем его лупили?! Да Столярова мизинцем тронь — сразу переломится! Рыжий давно нарывался… А парни нужны были для антуража. Только и всего. Но когда ты за него вступилась, меня понесло… — услышала в его голосе улыбку.

— Ясно. — я отвернулась, все еще испытывая калейдоскоп самых смешанных чувств.

— Ну, что тебя ясно?! — Дима притянул меня спиной к себе, обвив руки вокруг талии.

Дыхание перехватило. Я охнула, забывая вовремя дышать. Мы просто стояли в кромешной темноте, неловко прижимаясь друг к другу. Мне нравился его запах и волны разнузданного обволакивающего тепла, исходящие от поджарого тела.

— Роза, Роза… — чувствовала, как напряжена его широкая грудь, — Ну, что мне с тобой делать?! — Дима накрыл мою ладонь своей, переплетая наши пальцы.

Его мандариновое дыхание щекотало висок. Уголки губ задрожали, на языке появились смешинки, в ушах гудело. Кричать хотелось от многообразия этих новых невероятных эмоций! Они захлестывали меня, как волны грозного десятибалльного шторма, накатывая одна за другой… Одна за другой.

А потом в коридоре послышались шаги и шум рации…

Продолжение следует… Как думаете, попадется ли наша парочка?;)

Глава 25.1

ВОИН

— Дядя Ваня проснулся! — хмыкнул, утягивая Розу за ширму у дальней части стены.

Мы присели на корточки, также плотно прижимаясь друг к другу. Блаженство. Чистое блаженство просто вдыхать запах шоколада, исходящий от губ этой малой.

— Боже, а если нас засекут?! — пробормотала одноклассница, глядя на меня своими огромными глазищами цвета какао.

— Вот еще! — подмигнул, зажимая её рот ладошкой. — Но немного конспирации не помешает!

Я напряженно прислушивался к происходящему за дверью: шаги в коридоре стихли, однако за стеной послышалась какая-то возня. Охранник проверял соседний класс, пока я соображал, как нам унести отсюда ноги.

— Похоже, он ушел… — спустя пару минут протянула моя спутница с нотками облегчения в голосе.

— Ага. Только лучше ещё немного подождать. Чтобы он уж точно отрубился!

— Согласна. Давай пока повторим наши реплики?! — деловито предложила Пчелкина, обдавая меня своим шоколадным дыханием, так что на руках наэлектризовались волоски.

— Зачем тратить на это время?! — провел пальцами по ее теплой щеке. — Уверен, завтра у нас всё получится!

Вместо ответа девчонка сосредоточила на мне задумчивый взгляд. Её ресницы трепетали, как крылья ангела, а кожа была нежнее зефира. От ощущения нашей близости саднило в груди. Хотя внутренний голос орал: «Тебе не следует связываться с такой малышкой!».

— Ты ведь больше меня не боишься?! — добавил, практически не размыкая губ.

— Не боюсь. — Роза очаровательно улыбнулась. — А еще у меня до сих пор в голове не укладывается, что ты согласился играть в школьном театре!

— Думаю, не сложно догадаться, почему?! — круговыми движениями поглаживал её щеку, не отводя взгляда от сочных приоткрытых губ. — Богдан не оставил выбора. Вернее, тот выбор, который предложил брат, не пришелся мне по вкусу… — хмуро свел брови.

— Дима, спасибо за розу, и мандарины, и конфеты… — девчонка так сладко рассмеялась, что моя голова качнулась в сторону ее взволнованного лица. Мгновение, и я бы мог ее поцеловать. — Но, думаю, нам не стоит усложнять. Останемся друзьями…

Внутри что-то оборвалось, мое сердце начало часто-часто сжиматься. Сам не ожидал от него такой прыти. Подавив вздох разочарования, я еле слышно сказал.

— Конечно, малая. Вот увидишь, я стану твоим лучшим другом. А теперь нам пора! — поднялся, оценивая обстановку. — Вроде всё чисто. Уходим так же, как пришли!

К счастью, дядя Ваня благополучно закончил свой рейд, и нам удалось незамеченными улизнуть из школы. До самого дома Пчелкиной мы шли молча, погруженный каждый в свои мысли. Я просто не хотел, чтобы этот момент заканчивался: так бы и шёл, крепко сжимая маленькую ручку в синей варежке своей обветренной ладонью, но, увы, всему хорошему когда-нибудь приходит конец.

— Спасибо! — уголки губ Розы взметнулись ввысь.

Меня прострелило очаровательной нежной улыбкой, дыхание сперло.

— Хочешь, буду каждый день провожать?! — ухмыльнулся, засунув руки в карманы.

— Дима… — в глазах одноклассницы промелькнуло выражение нешуточной борьбы.

Она хотела. Безумно хотела, и не только этого. Но что-то останавливало мелкую признаться в ответных чувствах.

— Систер?! Ты чего еще не дома? — резко обернулся на недовольный голос за спиной.

Высокий худощавый парнишка с глазами такого же оттенка, как и у моей спутницы, смерил озадаченным взглядом.

— Лёша, познакомься! Это Дима Воинов — мой одноклассник. Он заменит Богдана в спектакле. Дима — а это Лёша — мой брат!

— Приятно познакомиться… — протянул парнишка сквозь зубы.

— Взаимно, — обвел его пронизывающим взглядом с головы до пят.

Мне не понравилось, как родственник Пчелкиной на меня смотрел. И плевать. Попрощавшись, я отправился в сторону дома. Нужно было еще купить сок и фрукты, чтобы отнести завтра брату в больницу, и не забыть повторить текст перед сном.

Глава 25.2

Войдя в квартиру, я услышал жалобные завывания матери. Внутри похолодело. Руки на автомате сжались в кулаки. Нестабильность её психики вводила в ступор. В один вечер она могла валяться на полу и рыдать, умоляя нас простить её безалаберность, а в другой, прийти нажратой в сопли, напрочь забыв обо всех обещаниях.

— Мить, это ты?! — встретил меня робкий срывающийся голос.

Мама сидела за кухонным столом и выглядела усталой. Глаза у нее ввалились, губы сжались в тонкую линию, густые нефтяного цвета волосы неряшливыми прядями свисали с плеч. А ведь когда-то она была красавицей. Поморщился, с ужасом отмечая, что с людьми делает алкоголь.

— Привет! — сухо кивнул, раскладывая покупки в холодильник.

— Представляешь, они не пустили меня к нему… — разрыдалась еще сильнее.

— Наверное, приемные часы уже закончились?! — произнес лишенным эмоций голосом.

Ничего поразительного в том, что мама не смогла навестить Богдана. Я бы больше удивился, если бы у нее это получилось.

— Да что за звери работают в этих больницах?! Не пустили меня увидеть своего ребенка! — нервно всплеснула руками.

— Пошли завтра вечером вместе?! — предложил миролюбиво.

— А кто деньги будет зарабатывать?! — мама резко поднялась.

— Понятно… — буркнул ей вслед.

В последнее время она вновь откатывалась в бездну. Приступы неконтролируемой агрессии случались все чаще, а запои становились дольше. Да и заработанные деньги практически моментально уходили в счет погашения долгов или на новые порции зеленого зелья. Мы с братом их не видели, поэтому единственным выходом было самим калымить.

На прошлой неделе Бо вечерами подрабатывал на бензоколонке, там и заработал воспаление. Жаль, его организм еще не адаптировался к таким нагрузкам. Но ничего, в больнице пообещали, что братишку за неделю поставят на ноги.

РОЗА

Я сидела на кровати, скрестив ноги, когда в комнату без стука вошел брат.

— Что это еще за похождения с Воином на ночь глядя?! — произнес он, насупившись.

— Лёш, ты чего?

— Ты хоть слышала, что о нем говорят?! — еще сварливее изрек родственник.

— Можешь расслабиться. Поверь, многое из этого сущие выдумки.

— А ты откуда знаешь?!

— Знаю, и все… — упрямо подбоченилась.

— Ох, Роза-Роза… — Лёшка обескураженно покачал головой. — Прошу тебя, систер, не наделай глупостей!

— Иди уже! — напоследок бросила в него подушкой.

Когда дверь за братом закрылась, я обессиленно повалилась на кровать.

— Ох, мамочки-и… — во рту пересохло.

Грудь сдавило от абсолютно нового окрыляющего чувства.

При воспоминании о нашем незаконном проникновении в школу на ключицах выступила испарина. Адреналин до сих пор циркулировал в крови. Считала Диму хулиганом, а сама не задумываясь, приняла участие в его рисковом предложении.

И мне понравилось.

Боже, рядом с ним меня захватило вихрем волнующих эмоций. А карманы пуховика были забиты конфетами и мандаринами, словно подтверждение, что все события сегодняшнего вечера ни плод моей больной фантазии. Однако внутренний голос трубил держаться от Воинова как можно дальше… Потому что Митя был способен нанести непоправимый урон моему слабому девичьему сердцу.

— Дочка, я хотела с тобой поговорить…

Вздрогнула, когда мама появилась на пороге комнаты.

— Это очень важно! — добавила она поспешно.

Глава 26.1

— Что случилось?! — пробормотала настороженно.

— Дочка, представляешь, Артак Ашотович пригласил нас на весенних каникулах в Питер! — мама звонко хлопнула в ладоши, явно ожидая от меня бурной реакции.

— Что? — по спине прошла волна озноба. — Какой еще Питер?! — переспросила, изумленно округлив глаза.

— Дорогая, ну, чего непонятного?! Через несколько недель мы все отправимся отдыхать!

— Что значит все? — голос дрогнул.

— Мы с Артаком Ашотовичем и вы с Лешей и Азатиком! — мамина улыбка стала шире. — Представляешь, как здорово! Посмотрим Екатерининский дворец, Эрмитаж, побываем в Александровском театре!

— Мам, я не поеду.

— Что-о?

— Мне нужно готовиться к экзаменам, — добавила твердо.

— Но это всего на пять дней! Да и никто не мешает взять с собой конспекты! Роза, ну, ты чего?! — собеседница сжала мою ладонь.

— Прости, повеселитесь без меня…

— Тогда поездка отменяется. Я не оставлю тебя здесь одну! — мама решительно поднялась.

— Ну, м-а-а-а-м?! — пробормотала севшим голосом.

— Знаешь, Роза, я всегда думала, ты желаешь мне счастья. После того, что случилось с твоим отцом, я замкнулась в себе и долгие годы была одна… А теперь появился мужчина, готовый взять ответственность не только за меня, но и за вас! Однако ты умышленно вставляешь нам палки в колеса… — всхлипнув, мама вылетела за дверь.

Чудеса, да и только!

Теперь она думала, что я против их отношений с Артаком Ашотовичем. Хотя, положа руку на сердце, я была не в восторге от нового маминого ухажера. Червячки сомнений вгрызались в душу, глядя на их зарождающиеся отношения. Мне было больно за папу, и за нашу счастливую семейную жизнь, которой не суждено было продлиться долго.

Конечно, я понимала, что прошло уже много лет и мама не может похоронить молодость, всю жизнь оплакивая отца, но маленькая эгоистичная девчонка внутри до сих пор стучала ногами при мысли о другом мужчине в доме.

Вздохнув, я отправилась в ванную готовиться ко сну. Нужно решать проблемы по мере их поступления, и пока на повестке значился школьный спектакль по реальной истории любви ветерана Великой отечественной войны.

Мы с моим Воином не имели права на ошибку.

Глава 26.2

Остались всего сутки до дня X. Для генеральной репетиции Карина Сергеевна даже отпросила нас с последних трех уроков. Правда, потом у большинства еще стояли консультации по ЕГЭ, которые пропускать не рекомендовалось.

— Ребята, уже завтра мы представим нашу фронтовую историю любви! Хочу сказать вам, чтобы ни случилось и как бы вы не выступили, я видела, с какой огромной отдачей каждый подошел к исполнению своей роли. Вы для меня настоящие герои и я искренне верю, что у нас всё получится!

Музыкальный класс наполнился улюлюканьем, аплодисментами и радостными смешками. Поразительно, но за несколько недель, несмотря на трагические события, произошедшие за стенами школы, нам с ребятами удалось стать одним целом.

Каждый понимал возложенную на него ответственность, испытывая гордость, что участвует в этом спектакле. Ведь молодое поколение должно помнить. Помнить и верить, что ужасы самой страшной войны когда-нибудь забудутся, а любовь способна победить смерть.

Сегодня на репетиции всё шло, как по маслу. Никто уже не играл — каждый из нас проживал свою собственную историю, удачно сложенную в часовой спектакль.

А потом… Не успела опомниться, как Димины руки уверенно обвили талию. Шумно сглотнула, вдыхая фантастический запах его кожи. Это была одна из завершающих сцен, и сейчас мы чувствовали друг друга как никогда.

— Может, прогуляемся после школы?! — низко прошептал, пропуская мои волосы между пальцами.

— Прости, но сегодня не выйдет… — я перехватила его выжидающий взгляд.

В костюме лейтенанта он был красив до остановки сердца. Только сейчас заметила, какие у него, оказывается, длинные густые ресницы, и полные чувственные губы, которые наверняка были способны подарить избраннице парня десятки умопомрачительных минут.

— Малая, чего ты боишься?! Мы же теперь друзья… — последнее слово партнер выделил особой интонацией, так что дыхание перехватило.

— Поверь, так будет лучше для всех! — прошептала, сама того не осознавая, крепче прижимаясь к его напряженному телу, пока другие актеры по очереди выходили на поклон.

— Сама-то в это веришь?! — Дима чуть отстранился и посмотрел на меня в упор.

Голова закружилась от его уверенного мужского взгляда. В нем читалась настойчивость, и заинтересованность, и что-то еще… опасное и нетерпеливое, но в то же время сладкое и обещающее любовь до кончиков пальцев.

— На сегодня достаточно! Всё безупречно! — радостно заключила режиссер.

— Роза, мы не договорили. — Воинов поймал меня за локоть, не позволяя затеряться в толпе актеров.

— Дим, я на консультацию опаздываю… — смущенно отвела взгляд, так как от переизбытка чувств сердце норовило выпрыгнуть из груди.

Он не стал догонять. Вот и славно. Мне нужно было время, чтобы набраться сил перед завтрашним спектаклем. Да, и вообще, все слишком сильно запуталось не только дома, но и в школе. Жизнь каждый день подбрасывала новые задачки. Увы, на этот раз нельзя было справиться знанием стандартных формул.

Я покинула школу с квадратной головой. На крыльце ещё толпилось человек десять, и во дворе было полно ребят. Вдруг взгляд зацепился за что-то подозрительно знакомое и родное.

Боже, нет. Только не это!

В глубине двора стояли мусорные бачки. На одном из них висел разодранный в клочья костюм военной медсестры.

Мой костюм.

Издав рваный гортанный звук, я побежала вперед, хватая грязную тряпицу и прижимая ее к груди. Губы дрожали, пальцы тряслись. Моё тело пробивал озноб, холодный пот катился по пояснице.

— Эй, королева помойки! — вздрогнула от зловещего смеха за спиной.

Я развернулась, моментально угодив в объектив Краевой.

— Щёлк-щёлк! Кадр для потомков, как наша Розочка лазит по мусорным бочкам!

Глава 27.1

— Гадина! Какая же ты гадина! — процедила, стараясь сдержать подступающие слезы.

Никакие ругательства не помогут спасти безбожно испорченный костюм. А главное, понятия не имела, что теперь делать и куда бежать! На улице скоро стемнеет. Я плохо знала город — не хотелось влипнуть в новые неприятности, ведь, как известно, я притягивала их магнитом.

— Полегче, Пчелкина! Иначе подам на тебя в суд за клевету! — Краева ехидно рассмеялась. — С чего ты взяла, что это я?! Камеры то до сих пор не работают… — её торжествующая улыбка лишила меня последних сил.

— Ты за все ответишь, — презрительно усмехнулась, отступая на несколько шагов назад.

— Думала, самая умная: прикинешься бедной овцой и Воин у твоих ног?! Рано радуешься, королева помойки! Не забудь сегодня душ принять! — девица без шапки подмигнула, её глаза источали могильный холод.

Внутренности покрылись изморозью, мне стало больно и неуютно. Единственное желание — спрятаться от всех и выть белугой, оплакивая безвыходность ситуации, в которой оказалась.

Я брела до дома, словно продиралась сквозь непролазные джунгли омерзительного кошмара. Однако испорченный халат военной медсестры служил напоминанием, что это не сон, а явь…

Сердце подпрыгнуло от назойливой вибрации на дне рюкзака. Притормозила, снимая варежки, а затем дрожащими пальцами выудила телефон. Звонила Аделина.

— Да! — ответила сникшим голосом.

К счастью, перед ней не надо было ничего играть.

— Роза, ты чего такая грустная?! — настороженно поинтересовалась подруга.

— Я… я… — все-таки дала волю слезам.

Холодный воздух царапнул горло, и я закашлялась.

— Боже! Вот дрянь!!! — Аделина не смогла сдержать гнев после того, как я в общих чертах обрисовала ситуацию. — Краева реально озлобленная дура! Да этим поступком Анька навсегда отвернет от себя Воинова! — не унималась одноклассница на том конце.

— Я ничего ему не скажу, — ответила твердо. — Он не мой парень. Не хочу нажить еще больше проблем.

— Ох, Розка, сама решай твой или не твой, только спектакль уже завтра, и нужно срочно найти тебе новый костюм!

— Да, ты права… — вздохнула, бросив отчаянный взгляд на порванную тряпку, болтающуюся подмышкой.

— Ты сможешь прийти ко мне прямо сейчас?! — решительно поинтересовалась Аделина.

— Думаю, да. Но зачем?!

— Моя мама врач. У нее полно медицинских костюмов. Правда, она крупнее тебя размера на два, но что-нибудь придумаем!

— Ты, правда, мне поможешь?! — пробормотала, не веря своему счастью.

— Конечно! И с превеликим удовольствием! — хохотнула одноклассница, диктуя адрес.

Спустя час мы сидели за белоснежным кухонным столом Вороновых, лопая борщ с пампушками, и хохотали из-за какого-то пустяка.

— Я же говорила, все будет отлично! Мамкин халат даже лучше впишется в антураж, вот увидишь! — кивнула Ада, запихивая в себя очередную ложку супа.

— Да, пожалуй, только подошью его немного… — улыбнулась, до сих пор прибывая в состоянии эстетической эйфории от утонченного убранства дома.

Аделина рассказала, что два года назад сама составила дизайн проект их новой квартиры, а мне осталось лишь восхититься её работой.

Несмотря на небольшой размер все здесь выглядело уместно, стильно и дорого, хотя подруга призналась, что их семья обладала отнюдь не большим бюджетом. У кого-то явно наблюдался дизайнерский талант!

Нашу беседу прервал звонок в дверь.

— А вот и Лешка! — торопливо взяла тарелку, и, обмыв ее под краном, поспешила в коридор.

Ада вышла следом, останавливаясь около двери.

— Жаль, что уже уходишь! Так классно посидели…

— Значит, точно не в последний раз! — искренне обняла свою спасительницу.

— Не волнуйся, Роза, все будет хорошо! Завтра вас ждет успех! — открыв щеколду, подруга поздоровалась с моим братом, и, перекинувшись еще парой дежурных фраз, мы поспешили домой.

Глава 27.2

До начала спектакля оставалось несколько минут, но актовый зал уже был забит под завязку. Еще бы — сам Дима Воинов исполнял главную роль. Тянуло на событие планетарного масштаба, поэтому за час до мероприятия первые ряды были укомплектованы толпой его обожательниц.

Я дрожала, еле держась на ногах. Боже, зачем ввязалась в эту авантюру?! Но обратный путь закрыт. Нужно собраться и выйти из-за кулис, представ перед школьниками и учителями во главе с директором.

— Роза…

Обернулась, сталкиваясь взглядом с самыми красивыми льдисто-голубыми глазами на свете. Он многозначительно улыбнулся и ласково погладил меня по щеке. А потом наклонился совсем близко и прошептал мне в губы:

— Всё будет хорошо. Просто помни — я рядом!

И страх отступил. Не знаю, как ему это удалось, но у меня за спиной словно проросли невидимые крылья. Вдруг стало спокойно и легко: я попала под невидимую защиту моего Воина.

— И тогда я решил, если ты будешь жива, то непременно на тебе женюсь… — Дима утопил пальцы в моих длинных волосах, пока я лежала на кушетке «блиндажа».

Мы с Кариной Сергеевной сошлись на том, чтобы ничего не менять в сцене поцелуя главных героев, придуманной Богданом. На репетиции Дима послушно прижимался губами к моему подбородку, и я не ждала каких-то изменений во время спектакля.

… А потом он опустил голову, коснулся мягкими приоткрытыми губами моих губ, и нежно поцеловал. Сердце подпрыгнуло, в голове возникла розовая дымка. Мы замерли в этом состоянии на несколько мучительно прекрасных секунд. Слишком волнующе, слишком сладко. Но в то же время мягко и абсолютно невинно. Без присущей ему агрессии или напора. Оказалось, Дима знает толк в самых чутких ласках…

— Встретимся сегодня после спектакля?! — прошептал, слегка отрываясь от моего рта. — У меня для тебя кое-что есть!

Я не успела ответить, так как в этот миг зал разразился оглушительными аплодисментами. Сцена предложения с последующим поцелуем лейтенанта и медсестры была завершающей. Зал аплодировал стоя.

Режиссер помогла подняться на сцену Вере Ивановне — ветерану Великой отечественной войны. Дима сбегал за кулисы и подарил ей цветы, а я просто стояла и улыбалась, как дурочка, до сих пор прибывая в невиданной эйфории.

Я справилась. Мы справились.

Вера Ивановна уверенным твердым голосом говорила напутственную речь, пока у меня в животе распускались бутоны, пели птицы и порхали бабочки.

Губы до сих пор покалывало от его невесомого бережного прикосновения. Однако, когда наши взгляды пересеклись, мне моментально стало нечем дышать — на лице партнера отражались отнюдь не безобидные эмоции. Его обаятельная ухмылка заставила мои щеки пылать в ожидании скорой встречи.

— Дочка, как я тобой горжусь! — мама и Лешка закружили меня в объятиях, наперебой поздравляя с успехом.

В актовом зале творилось какое-то безумие: одноклассники, учителя и даже директриса не скупились для актеров на комплименты. Еще минут двадцать я не могла сдвинуться с места, продолжая принимать поздравления.

— Девочка, спасибо тебе! — крепко обняла меня Вера Ивановна, тихо, но уверенно добавив. — Вы очень красивая пара!

— Это вам огромное спасибо! Если бы не ваша история любви, этого спектакля бы не было! — я бережно сжала ее маленькую сухую ладонь.

— Берегите любовь, — заговорщически прошептала мне пожилая женщина с гордо расправленными плечами.

— Но, я не понимаю… — неуверенно качнула головой.

— То, как этот мальчик на тебя смотрел, дорого стоит! О, я знаю этот мужской взгляд… Мой Пашка зыркал на меня так вплоть до самой смерти… Влюбился в тебя парнишка. И не просто влюбился, а до безумия, до фанатизма. Поверь бабке, всю жизнь прожила с таким: знаю, о чем говорю!

Вместо ответа я еще раз крепко обняла эту великую женщину, приблизившую для нас день Победы. Не знаю уж, почему, но после её слов почувствовала себя абсолютно счастливой.

— Дорогая, пойдем скорее, нам пора! — мама вцепилась в мое запястье, и, не обращая внимания на протесты, потащила к выходу.

— Погоди, мне нужно поговорить с одним человеком!

— Систер, ну, правда, пора! — заговорщически вторил ей Лёшка, сжав мою ладонь, в то время как я безрезультатно крутила головой по сторонам в поисках Димы.

После того, что между нами произошло, не могла уйти, не попрощавшись. Я просто должна была еще раз посмотреть в его невозможно красивые голубые глаза и поблагодарить за то, что не позволил мне оступиться.

Однако Воинова нигде не было видно. Уже перед самым уходом, выудила телефон, чтобы ему набрать, но мой старенький «андроид» по всей видимости, не выдержал количества входящих звонков и сообщений, и, пару раз мигнув, приказал долго жить.

— Дорогая, у нас для тебя есть сюрприз!

У меня сердце упало, стоило перехватить ликующий мамин взгляд. На парковке, в нескольких метрах от школьного забора, был припаркован черный внедорожник, возле которого, сжимая огромный букет алых роз, стоял Азат Арабаджан.

— Танюша, Роза, Лёша, Азат, садитесь в машину! Закрыл кафе сегодня на несколько часов раньше, чтобы отметить в тесном практически семейном кругу! — широко улыбнулся Артак Ашотович, открывая пассажирскую дверцу.

Букет был таким огромным, что мне с трудом удалось удержать его, залезая в машину. Если бы не помощь Азата, ничего бы не вышло. Уже когда автомобиль тронулся, я бросила беглый взгляд в окно, ощутив спазм в центре груди.

Дима стоял в одиночестве на школьном крыльце, сжимая в руках длинную красную розу. Не могла разглядеть выражение его лица, но по наклону головы было очевидно, что он смотрел вслед отъезжающему внедорожнику…

Пришлось несколько раз моргнуть, чтобы отогнать собирающиеся в уголках глаз слезы. Я ощутила невыразимую печаль.

Глава 28.1

Планировала добраться до кафе и сбежать под каким-нибудь предлогом к Диме. Но когда мы зашли в просторное светлое помещение «У Артака», поняла, что быстро уйти не получится…

Артак Ашотович не предупредил о масштабах праздника — около дверей нас встречали ряженые, с ходу предложив присоединиться к танцу «Дружбы». Поразительно, но мама с Лешкой сразу пустились в пляс, а Азат, хихикая, снимал их на телефон. Далее из кухни вышел официант с подносом дымящихся армянских блюд.

— Танюша, Роза, Алексей — сегодня вы наши гости! Надеюсь, этот скромный ужин поможет сблизить наши семьи! Азатик, угощай будущих родственников!

Я вздрогнула от его последних слов, однако и мама, и брат отнеслись к ним, как к чему-то само собой разумеющемуся. Кажется, занятая подготовкой к спектаклю и ЕГЭ я многое упустила.

— Традиционный армянский танец Йархушта! — гордо сообщил хозяин кафе. — Один из танцоров атакует, а другой сопротивляется. Сталкиваясь друг с другом, они держат руки над головой и бьются ладонями. Это символизирует оружие.

— Артак, благодарим за такую шикарную программу! — прощебетала мама, звонкими хлопками подбадривая танцоров.

Наклонив голову, я прошептала брату на ухо.

— Лёш, можешь дать мне телефон?! Надо срочно позвонить!

— Систер, с радостью, но у меня деньги еще вчера закончились… — он покачал головой, отправляя в рот увесистый кусок шашлыка. — Эй, а ты чего не ешь?! — родственник заботливо плюхнул мне в тарелку кебаб и ребрышки на углях.

— Что-то расхотелось… — задумчиво наблюдала за нескрываемым флиртом мамы и Артака Ашотовича.

Неужели скоро этот высокий грузный мужчина средних лет станет частью нашей семьи?! А если нам придется жить в одном доме… С ужасом подумала о существовании с Азатом под одной крышей. Нет, такого сводного брата мне точно не надо!

Однако Лешку, похоже, всё устраивало. Он уплетал мясные деликатесы, весело переговариваясь с моим одноклассником. Даже не подозревала, что они успели так сдружиться. Хотя, братишку можно понять: в десятилетнем возрасте лишившись отца, он явно нуждался в старшем наставнике.

Я только хотела выйти из-за стола, как зал вновь наполнился колоритными звуками традиционных армянских мотивов. На этот раз усидеть не удалось — один из танцоров утянул меня в самый центр хоровода, на ходу преподавая мастер класс по танцу лорке.

Еле отдышавшись, я подошла попрощаться со взрослыми.

— Мама, Артак Ашотович, мне уже пора! — вымученно улыбнулась.

— Роза, а как же назук?! — кустистые брови мужчины взлетели ввысь.

— Что?!

— Ну, назук — рассыпчатые рулетики с масляной начинкой и грецким орехом! Специально для тебя заставил повара готовить. Оскорблюсь, если не попробуешь! — хозяин кафе обиженно поджал губу.

— Дорогая, некрасиво вот так уходить… — увидела в глазах мамы всё тоже осуждающее выражение, будто я намеренно пытаюсь помешать ее счастью.

— Назук так назук… — бросила равнодушно.

По правде говоря, я, итак, уже опоздала. Благодаря какому-то шестому чувству знала, что Дима не захочет со мной говорить. Он слишком горд, чтобы понять мое исчезновение. А объясниться не вышло. Наверняка, мой Воин уже сделал поспешные выводы… Пообещала себе, что, добравшись до дома, сразу позвоню и все ему объясню.

От грустных мыслей отвлек новый виток развлекательной программы. На этот раз щупленький танцор, сделав пару сальто, подошел к диджейскому пульту, включив медленную композицию.

— Роза, потанцуем? — безапелляционно сжал мою руку Азат.

Глава 28.2

— А у меня есть выбор?! — поднялась, глядя на него с накрываемым раздражением.

— Не-а. — беспечно хохотнул Арабаджан, притягивая меня ближе. — Скоро мы породнимся! — одноклассник недвусмысленно скользнул по моей фигуре.

От его взгляда стало дурно. Попыталась вырваться, но он лишь крепче прижал меня к груди.

— В ближайшем будущем вы переберетесь в нашу квартиру, Розочка, — продолжил бравировать, не отводя горящих глаз. — Позабочусь, чтобы наши спальни оказались рядом…

— Никуда мы не переедем! — прошептала с отчаянием. — Рано радуешься! — толкнула его ладонями в грудь, но придурок лишь скабрезно рассмеялся.

Я поворачивала голову, в надежде, что хоть кто-нибудь поможет выбраться из его звериной хватки, но никто не обращал на нас внимания: Лёшка был поглощен стрелялкой в айфоне Азата, а мама с Артаком Ашотовичем обжимались в дальнем углу кафе.

— Я не хочу танцевать! Отпусти меня! — повысила голос, стараясь перекричать музыку.

Только тогда мои старания увенчались успехом.

— Эй, какая муха тебя укусила?! Радовалась бы, что накормили вас, голодранцев, а она еще и не довольна, какая цаца! Скажу отцу — уволит твою мать ко всем чертям!

Я вздрогнула от ледяного пронизывающего до сухожилий взгляда блестящих черных глаз. Что-то в них показалось ненормальным и опасным. Меня бросило из озноба в жар. Хотелось скорее покинуть кафе «У Артака» и убежать на край света. С Димой.

ВОИН

Сунул несчастную розу первой попавшейся младшекласснице, а сам, закурив, пошел в сторону дома. У меня не осталось ни душевных, ни физических сил, руки опустились, а на сердце было так тяжело, будто его придавил булыжник.

Вот оно как — за считанные секунды скатиться с небес в преисподнюю…

И я даже не мог ее винить. Теперь все встало на свои места. Ну, конечно, зачем терять время со мной, когда на горизонте маячит мажор Арабаджан.

Он еще с прошлого лета гонял на батиной тачке по дворам, понтуясь дорогими гаджетами и тряпками. Неприятный тип, но у нас никогда не было весомых поводов для стычки. Азат, как и многие другие, меня побаивался, умышленно избегая конфликта, а мне было глубоко фиолетово на сына шашлычника.

Бесцельно болтался по улице, все еще надеясь, что Пчёлкина волшебным образом скрасит мое одиночество. Но чуда не случилось. В какой-то момент отчаяние стало нестерпимым. Уже сто раз пожалел, что решился подменить брата в спектакле. Доброе дело вышло мне боком.

От зрелища, как она залезает в их семейную тачку наперевес с огромным букетом роз, до сих пор дышать было трудно. Роза и Азат… Мой разум не принимал такой расклад.

Уже стемнело, а я так и не вернулся домой. Не мог отыскать свою улицу, дом, подъезд. Что это, черт возьми?! Сердце скукожилось до размеров булавки, отравляя другие органы тлетворным запахом.

Пожар с такой силой разгорелся в груди, что, казалось, этот огонь никогда не остынет. В первый раз так больно…

Больно.

Больно.

А потом я услышал крик, и, будто очнувшись, побежал со всех ног…

Глава 29.1

Оглушенный истошным криком, я побежал вперед. Не мог разобрать, чей это голос, зная лишь, что он пропитан болью и страхом. Завернув в соседний двор, в вечерних сумерках я обнаружил эпичную картину: несколько парней обступили одного, поочередно толкая и шпыняя его.

— Жри снег, я сказал! — скомандовал главарь банды, макая бедолагу мордой в сугроб. — ЖРИ! — повысил он голос.

— Давай-давай! — провоцировали другие шакалы.

К слову, и «бандюгам», и пострадавшему на вид было лет 12–13. Рано у щеглов разборки начались.

— Трое на одного?! Как-то не по-мужски! — всплыла в сознании до боли знакомая фраза.

— Эй, ты кто такой?! — прищурился малолетний забияка.

— Давай до свидания! — ухмыльнулся, и, не прилагая особых усилий, толкнул его в сугроб.

Двое других моментально бросились наутек. Трусы!

— Еще раз увижу в нашем районе — соберу толпу! Так легко не отделаетесь! А теперь вали! — сцедил слюну, не сводя с драчуна презрительного взгляда.

Он не стал искушать судьбу.

— За что они тебя так?! — помог парню подняться.

Поправив съехавшую шапку, бедолага принялся отряхиваться, смущенно отводя взгляд. Что-то в его облике показалось знакомым — наверняка, учится в нашей школе.

— Девчонку не поделили! — процедил он после небольшой паузы.

— А не рановато?! Тебе лет то сколько? — я удивленно покачал головой.

— Через месяц четырнадцать…

— Ромео, блин! — не смог сдержать улыбку.

— Спасибо… — пробурчал в ответ, а я, не оборачиваясь, побрел в сторону дома.

Несмотря на поздний час, свет в коридоре не горел. Брат находился в больнице, а мать неизвестно где. В какой-то момент мне даже захотелось, чтобы она присутствовала сегодня в зале во время спектакля. Родители же других актеров пришли их поддержать…

А потом понял, насколько глупая и наивная эта мысль. Моя мать бы покрутила пальцем у виска, узнав, что я занимаюсь такой ерундой.

Приняв душ, я переоделся в домашние треники и разогрел вчерашний ужин. Вздохнул, потому что деньжата снова заканчивались: слишком много уходило на посылки брату в больницу. В выходные решил взять две смены внеурочно, иначе никак не свести концы с концами. Тем более, после выписки Богдан еще долго будет восстанавливаться и не сможет работать.

Уже перед сном зачем-то решил проверить Инстаграм. С анонимной анкеты пробежался по историям одноклассников, просматривая фотографии и кадры с премьеры спектакля. Кое-что даже сохранил себе на память. А потом я набрел на страничку Арабаджана…

Твою ж мать!

Лучше бы я этого не делал.

Пламя, немного затухшее в груди, разгорелось с новой силой. Меня прошибло до нервов на кончиках пальцев, стоило увидеть фотографии с их семейного праздника: горы хавчика, танцы с бубнами и до оскомины счастливые лица.

Завершал калейдоскоп снимков кадр, прижимающихся друг к другу Розы и Азата, сделанный, когда они явно об этом не подозревали.

Вдруг охватило лютое желание расколотить мобильник. Тупо сломать источник вселенской боли, заставив себя поверить, что это плод моей больной фантазии. Но, увы, финансовые возможности не позволяли раскидываться телефонами, поэтому я просто его отключил.

Минут тридцать провалявшись без сна, понял, что, если не займу свой воспаленный мозг чем-то еще, сойду с ума. Схватив со стола тесты ЕГЭ по математике, принялся решать их, как заведенный…

Глава 29.2

РОЗА

Воин отключил телефон.

Когда мы добрались до дома, и мне удалось зарядить мобильный, наконец, оставшись наедине со своими мыслями, я сразу же позвонила Диме. Понятия не имела, что ему скажу, но не собиралась сдаваться. Все произошедшее сегодня — нелепая случайность. Я не подозревала, что «сюрприз» окажется таким…

А потом события наслаивались друг на друга, как снежный ком. Так растерялась, обнаружив отца и сына Арабаджанов, что не успела возразить. Да и мамино выражение лица не сулило ничего хорошего в случае моего отказа. Кто же знал, что вместо ужина Артак Ашотович устроит практически армянскую свадьбу?!

Вздрогнула, не желая думать какими пророческими могут оказаться мои слова. Вот и Дима неправильно всё истолковал. Но в тот момент, заглянув маме в глаза, осознала, что не имею права помешать этому вечеру. Она заслужила свой кусочек легкомысленного женского счастья…

К сожалению, поведение Азата окончательно отвернуло меня от их семейства. А вдруг сын считает нас голодранцами с подачи отца?! Тут явно что-то не чисто. Решила завтра же поговорить об этом с мамой, а пока, завершив банные процедуры, я провалилась в тревожный сон.

Завтракала и собиралась в школу в одиночестве. Лешка решил проспать первый урок, а мама еще раньше уехала в поликлинику. Выпорхнув из подъезда, я побрела по заснеженному тротуару, раздумывая, как объясниться перед Димой. После ночи кошмаров окончательно поняла, что не хочу его терять.

— Роза… — повернула голову, ахнув от неожиданности.

Азат караулил меня на выходе из двора, сжимая в руках два стаканчика с кофе.

— Хотел извиниться за вчерашнее. Можно проводить тебя до школы?! — пробурчал он, глядя на меня глазами побитой собаки.

— Нет! — энергично ускорила шаг.

Этот прилипала уже всерьез действовал мне на нервы.

— Роза, прости меня! Я просто разозлился из-за вашего спектакля! Какого черта Воинов лобызался с тобой у всех на глазах?!

— Заруби себе на носу — тебя это не касается! — еще немного, и я перешла бы на бег.

— Кофе будешь?! Лучший кофе в Чертаново, между прочим!

— Да не хочу я твой кофе! И общаться с тобой не хочу!

— А с этим нищебродом, значит, трешься?! Знаешь, что у него даже денег нет пойти на выпускной? После вручения аттестатов праздновать будем в кафе отца, так вот он зажал три косаря! Оборванец!!!

— Азат, еще слово, и я расскажу маме о том, что ты говорил мне вчера! Не думаю, что ее сильно держит работа администратора… Просто оставь меня в покое! Понял?! — с этими словами я поспешила к школе.

Глава 29.3

ВОИН

Опоздал на первый урок, задержавшись в курилке. На самом деле, не хотел никого видеть. Боялся, что не сдержусь и устрою разборку с Арабаджаном.

Ромео недоделанный!

Однако в последний момент решил не лезть на рожон. Нужно спустить все на тормоза, пока не стало слишком поздно. Она еще слишком маленькая и не опытная для меня, тем более скоро наши дорожки разойдутся: Пчелкина поступит в универ, а я пойду служить.

— Дим, а Дим! Может, ну ее, эту школу?! Мать на работе до вечера — пошли завтракать?

— Ань, ты по-русски не понимаешь?! — даже не пытался выглядеть приветливым.

— Я как раз всё понимаю! Твоя Розочка выбрала другого. А она далеко пойдет… Птичка на хвосте принесла, что Азатик получит на совершеннолетие отдельную квартиру в центре! Думаю, недолго Пчелкина будет ютиться в клоповнике с мамой и братом! — собеседница оголила крупные передние зубы, не сводя с меня ярко подведенных глаз.

— Мне плевать, — выдохнул струю дыма ей в лицо, и отвернулся, ожидая, когда бывшая подружка свалит.

К счастью, хоть сегодня у Краевой сработал инстинкт самосохранения. Я уже собирался зайти в школу, вдруг оказавшись застигнутым врасплох учительницей физики.

— Дмитрий…

Удивленно вскинул бровь, встречаясь взглядом с Маргаритой Павловной. Черт. Давно не почтил ее уроки своим присутствием.

— Здрасти. — сухо поздоровался, заталкивая поглубже в карман пачку сигарет, уже готовясь выслушать тираду о вреде курения.

— Я хотела сказать тебе «спасибо»! — робко улыбнулась учительница, с которой у нас не раз случались конфликтные ситуации.

— За что?!

— Видела вчера с окна, как ты Володьку моего спас. Эти парни уже две недели его преследовали. Приходил домой весь в синяках, никому не разрешал вмешиваться.

— А это… — неловко пожал плечами, не зря лицо щегла показалось таким знакомым. — Не волнуйтесь, вряд ли они еще раз его тронут. Если возникнут проблемы, скажите мне. Разберемся!

— Дима, я, правда, очень тебе признательна, — щеки учительницы порозовели.

Между нами установилась неловкая пауза.

— Решил уже, куда будешь поступать?! — неожиданно поинтересовалась физичка.

Я чуть не поперхнулся.

— Вы шутите?! Какой мне универ? Я служить пойду…

— Ну, наслужиться ты еще успеешь! Попробуй поступить — не глупый ведь парень. Если бы не твое упрямство, мог бы учиться на одни пятерки!

— Маргарита Павловна…

— А я ведь помню — ты на мехмат хотел в МГУ! Там нужно ЕГЭ по математике и по физике. Почему бы не попытаться?! Поступишь на бюджет — общежитие дадут! Учиться интересно: стипендии, гранты, программа по обмену! Да и подрабатывать никто не запрещает.

— Спасибо, но при всем желании, я уже завалил подготовку. Если с математикой, куда ни шло, то с физикой совсем беда!

— И это ты говоришь учительнице физики?! — моложавая женщина поправила воротник зимнего пальто, смерив меня прищуренным хитрым взглядом. — Жду тебя завтра сразу после уроков. У меня будет часовое окно. Как раз хватит времени проверить, насколько всё плохо!

— Вы серьезно?! — опешил от такого предложения.

— А что, похоже, что я шучу?! Ты помог моему сыну, считаю делом чести сделать что-нибудь хорошее и для тебя, Дмитрий! Так что завтра не опаздывай! — подмигнув, педагог поспешила к заледеневшему школьному крыльцу, оставив меня в полнейшей прострации.

РОЗА

Первый урок я провела, как на иголках.

Он так и не пришел. И телефон продолжал быть отключен. И Мститель вчера вечером ничего не писал. Я испытывала жгучее отчаяние, невпопад отвечая на вопросы Аделины на перемене, когда дверь в класс громко хлопнула, заставляя десятки голов, в том числе и мою, повернуться на этот звук.

Дима прислонился к косяку, окидывая класс ленивым взглядом.

Сегодня он казался еще красивее, чем вчера. Чувствовала разительную перемену, произошедшую в Воине менее чем за сутки. Что-то изменилось в выражении его лица, повороте головы, взмахе ресниц. Какая-то неведомая сила не могла заставить меня отвести от него взгляд.

А он так ни разу и не посмотрел в мою сторону.

Фиаско, Роза. Похоже, Митя потерял к тебе интерес.

Глава 30

Занятия заканчивались, а нам с Димой так и не удалось поговорить. Несмотря на то, что сегодня он не прогулял ни одного урока, поражая всех чудесами эрудиции, Воинов по-прежнему не обращал на меня внимания.

Зато другие одноклассницы не оставляли его ни на секунду. Ничего удивительного: такие парни обладают просто сумасшедшей энергетикой, зажигая всё и всех вокруг себя. Даже Аделина попала под его чары, минут десять о чем-то весело переговариваясь с одноклассником во время последней перемены.

— Роз, что у вас случилось с Воином?! — прошептала собеседница, когда учительница биологии объявила тему урока.

— Он пригласил меня прогуляться после спектакля, а я уехала с мамой, братом и Арабаджанами! Разве ты не видела истории Азата в Инстаграме?! — ответила, нервно перекладывая письменные принадлежности.

— Видела, конечно. Поэтому и спросила. — честно призналась Ада, опуская ресницы, — И что ты решила?! — после небольшой паузы продолжила допрос, — Димка, конечно, красавчик, но и Азата не стоит списывать со счетов: более доброго и щедрого парня еще поискать надо! Его отец активно занимается благотворительностью, не говоря о том, что кафе «У Артака» несколько раз в год спонсирует провизией школьные мероприятия.

Поморщилась, не в состоянии подобрать ответ. Похоже, от меня уже ничего не зависело. Дима всем своим видом показывал, что не желает общаться, а с Азатом мы всё выяснили утром.

— Я решила, что должна поступить на бюджет филфака МГУ. У моей мамы нет возможности платить за обучение. Сейчас это самое важное. — пробурчала, открывая учебник на нужной странице.

— Дорогая, что с твоим настроением?! — за вечерним чаепитием обратилась ко мне мама.

— А что с ним?! — ответила вопросом на вопрос.

— Последние дни ты сама не своя. Может, поделишься?!

— Мам, ты, правда, счастлива с Артаком Ашотовичем?! — вздохнула, отставляя кружку с чаем, и внимательно заглядывая ей в глаза.

— Еще как. Думала, вместе с твоим отцом умерла и моя способность любить. Сама не ожидала, что так бывает… Но Артак огромной души человек. Даже не верится, что кто-то еще может так ко мне относиться. — её карие глаза заволокло паутинкой слез, — Прости, дочка, что посмела снова испытать к кому-то чувства… — она крепко стиснула мою ладонь, — Больше всего на свете я мечтаю, чтобы у нас сложилась настоящая крепкая семья! После вчерашнего праздника показалось — это возможно! Даже Лешка несмотря на свой ершистый характер проникся к Артаку… А совместная поездка в Питер окончательно всех сплотит!

— Мам, я не поеду. — нехотя разорвала рукопожатие.

— Роза, но почему?! — её голос дрогнул.

Решила больше не ходить вокруг да около. Настало время выплеснуть всё, что накопилось. Сердце подсказывало, потом может быть поздно.

— Азат проявляет ко мне слишком повышенный интерес, а я не могу ответить ему взаимностью…

Несколько секунд мама удивленно хлопала ресницами, а потом тихонечко рассмеялась.

— Так вот в чем дело? Дочка, но почему ты сразу мне не сказала?!

— Думала самой разобраться…

— А мы с Артаком, грешным делом, подумали, между вами взаимная симпатия!

— Увы…

— Какая жалость! — она раздосадовано покачала головой, на что я закатила глаза.

— Ну, ладно-ладно. Тогда поездка, само собой, отменяется! Дорогая, запомни, самое главное для меня, чтобы вы с Лешей были счастливы! Если тебя смущают ухаживания Азатика, я поговорю об этом с Артаком. Даже не сомневайся! — мама широко улыбнулась, и я почувствовала, как гора упала с плеч.

Временами казалось, что после переезда в Москву между нами выросла глухая цементобетонная стена. Впервые за долгие недели, как в старые добрые времена мы с ней поговорили по душам. А самое главное — всё выяснили и поняли друг друга.

Уже поздним вечером курьер доставил роскошный букет цветов.

Глава 30.1

«Роза, мне очень жаль, что я обидел тебя и напугал. Прости меня! Такого больше не повторится!»

Азат Арабаджан

Гласил текст послания в небольшом красном конверте. Грустно улыбнувшись, заполнила последнюю свободную вазу цветами, поставив ее на подоконник. В эту секунду дверь в спальню распахнулась.

— Систер, хотел с тобой потолковать… — недовольно буркнул Лешка.

— Выкладывай. Что случилось?! — по-турецки уселась на кровати, внимательно вглядываясь в его лицо.

— Роз, я сегодня кушал у них в кафе… Дядя Артак подарил мне карту на десять бесплатных ужинов! И случайно услышал, как отец и сын ругались из-за тебя! Кажется, мать что-то ему сказала. Ашотович отчитал Азата… Видела бы ты его лицо. Кажется, парень серьезно на тебя запал. И хороший парень! Подогнал мне свой старый айфон! Просто так! Представляешь?!

— Лёш, я больше не хочу говорить на эту тему. — грудь распирало от нарастающей досады.

Не хватало только младшему брату начать читать мне нотации.

— Это из-за Воинова, да?! Одноклассники недавно обсуждали, что он меняет девчонок, как перчатки! Хочешь стать одной из них?! Я потом не буду вытирать тебе сопли!

— Выйди из комнаты!

— Что?! — брат вылупил глаза, глядя на меня с недоверием.

— Я уже взрослая девочка. Больше никто не будет указывать, что мне делать! А теперь уходи!

Придя сегодня в школу, я была преисполнена уверенности подойти к Диме и раз и навсегда всё выяснить. Молчаливый бойкот Воинова оказался больнее даже самого отвратительного скандала. Душевные силы заканчивались… Не могла ни на чем сосредоточиться, пока мы не расставим все точки.

— Роз, можешь на этой неделе помочь со стенгазетой?! — Нелли Корсакова перехватила мое запястье, накручивая на кончик указательного пальца выбившуюся прядь белокурых волос.

— Да, без проблем. — быстро кивнула, — И Нелли, ты Диму не видела?! — зачем-то не удержалась от вопроса.

— Воина?! Да его всяко сегодня можно не ждать на первый урок! Подозреваю, что гаражная вечеринка с медичками закончилась только под утро! — одноклассница смущенно хихикнула.

— Какая еще вечеринка?! — пробормотала с отяжелевшим сердцем.

— Вчера Горшок устроил тусовку в своем гараже! Посмотри в «Плясках на районе». Там и Димка наш отличился! Говорят, ушел с Миланкой Королевой! А рядом с ней даже Аня Краева покажется невинным ангелом…

Глава 31

ВОИН

Я с трудом разлепил ресницы. Голова трещала, всё тело ломило, а во рту появился неприятный вкус ржавчины. Попытался собрать картинки пазла воедино, но ничего не вышло. Какие-то туманные фигуры и образы мельтешили перед глазами, не позволяя использовать мозг на всю катушку.

— Эй, герой любовник, иди завтракать! — мама открыла дверь в комнату, запуская полоску света из коридора.

Сначала подумал, что я все еще сплю. Моя мама приглашает идти завтракать?! Эй, где камеры?! Это же программа «Розыгрыш»?

— Мить, я шакшуку сделала! Будешь?! Или водички принести? — она понимающе улыбнулась, не отрываясь от моего явно помятого лица.

Переведя взгляд на часы, обнаружил, что уже четверть двенадцатого. Вот блин! Учебу проспал…

Я подскочил с кровати, чувствуя себя так, будто ночью попал под трактор. Никакого кайфа — лишь распирающая боль в висках и ощущение, будто меня пинали ногами.

— Спасибо! Только в душ сгоняю…

После обращения мамы «герой-любовник» многое вдруг встало на свои места. Я все вспомнил. Однако стало только хуже, потому что меня обуяло чувство стыда.

Вечером ко мне зашли дружки с района, приглашая на гаражную вечеринку к Горшку. Он собрался продавать свой легендарный гараж, поэтому устраивал что-то вроде последней прощальной тусовки. Парни убедили, что такое событие пропускать нельзя.

И я согласился.

По правде говоря, мне было глубоко фиолетово на гараж Горшка. Мои чувства к Розе оказались крепче банальной симпатии. Нервы сдавали, сердце плавилось — нужно было заглушить эту боль. Хотя бы на время. Забыться. Отпустить. Испачкать чувства к Пчелкиной, чтобы они больше не будили во мне столько новых, невинных, искренних и безудержных эмоций.

И я отправился на эту вечеринку, прекрасно осознавая, что меня там ждет. После нескольких бутылок дешевого пойла уже было все равно, с кем зализывать раны.

Милана Королева оказалась самой расторопной, быстрее всех заняв место на моих коленях. В какой-то момент одних поцелуев стало мало: нужно было выпустить пар, иначе от перегруза мог взорваться к чертовой бабушке, и я предложил легкомысленной девице поехать ко мне.

Глава 31.1

Рассчитывал, что мама уже спит или, что казалось еще более вероятным, где-нибудь гуляет, поэтому никак не ожидал, встретить её в коридоре. Отчитав меня, как безусого юнца, она заставила Королеву вызвать такси домой. Мое любовное приключение потерпело фиаско.

Разумеется, сейчас я об этом совершенно не жалел. Наоборот, испытывал отвращение к себе за проявленную слабость: столько раз умолял мать не топить проблемы в алкоголе, а сам пошел по проторенной дорожке.

— Ни Воин, а слабак! — подставил лицо под отрезвляющие ледяные струи воды, наконец, почувствовав себя немного лучше.

Минут через пятнадцать я оделся и вышел на кухню. Нет, это был не утренний пьяный мираж — мама сидела на стуле, как-то по-детски невинно улыбаясь, а на столе стояла тарелка с аппетитной яичницей.

— Приятного аппетита! — пробурчал, не решаясь заглянуть ей в глаза.

— Ешь на здоровье, сынок.

Остаток завтрака прошел молча. Сказать, по правде, я понятия не имел, о чем говорить. Мы уже сто лет не сидели за одним столом. В последний раз мать готовила мне года три назад, и то, потому что у меня была сломана правая рука, а Богдан тогда еще ничего не умел, только продукты зря переводил.

— Сынок, может, вечером вместе проведаем Бо?! — вдруг еле слышно предложила мама, и мое сердце забилось быстрее.

— Давай… — с деланным равнодушием пожал плечами, впихивая в себя последний кусок.

— Знаешь, Богдан так искренне радовался, что я каждый день его навещаю. Возможно, еще не все потеряно… — пробормотала она, смущенно потупив взгляд.

— Мам, ты молодая красивая женщина. Еще ничего не потеряно! — нервно покручивал вилку между пальцами.

В глубине души все еще теплилась надежда, что мать когда-нибудь перестанет пить и возьмется за ум. Может, у нее в мозгах наконец, произойдет просветление?!

— Мить, тебе денежек подкинуть?! Я тут зарплату получила… — очередная мягкая улыбка заставила меня сглотнуть образовавшийся тугой комок.

— Нет, ты что! — ответил поспешно, — Лучше Бо что-нибудь купи. Он эклеры любит и колбасу докторскую… — зачем-то добавил, глупо хихикнув.

— Хорошо. Поняла. Зайду сегодня на рынок.

— Мам, а знаешь, я решил попробовать поступить в МГУ…

— Собрался пять лет штаны просиживать?! — собеседница поморщилась, округлив выцветшие голубые глаза, — Я думала, ты после армии сразу пойдешь работать.

— Тоже так думал. Только не очень хочется всю жить горбатиться на автозаправке. Тетка сказала, в МГУ много грантовых программ. Я ведь когда-то учился лучше всех в классе и на олимпиадах побеждал…

— Сынок, делай, как знаешь. — произнесла вдруг вполне миролюбиво, поднимаясь из-за стола, — Я верю, у тебя всё получится! Только, пожалуйста, не надо больше выпивать… Сам не заметишь, как втянешься. А потом… — её слабая улыбка окончательно потухла, в уголках глаз появился нездоровый блеск.

— Да, мам, прости, что стала свидетельницей этой скверной картины. Такого больше не повторится! — поднялся следом, по-армейски отдавая честь ребром ладони.

— Пойду на рынок собираться.

Мы неловко приобнялись. Такая маленькая: она едва доставала мне до плеча. На прощание задумчивая брюнетка с потухшими голубыми глазами ласково потрепала меня по волосам. В очередной раз за утро сердце сжалось.

— Мам, я очень тебя люблю… — пробурчал, съев половину окончаний.

— Митька! Какой же ты у меня хороший!

Стремительно собрался, закинул учебник в рюкзак, и, быстро сверив часы, помчался на консультацию по физике. Отчетливо понял, что не могу упустить такой шанс.

Кто знает, может, стану ещё великим математиком или физиком?! Или почетным студентов МГУ?! Повесят мою физиономию на двери профкома! Вот умора будет!

Каждому из нас уготовлен свой путь, главное, не свернуть на кривую дорожку…

РОЗА

Уже час смотрела на одну строчку в учебнике, пытаясь не обращать внимания на огромную пробоину в сердце. Дима на занятиях так и не появился, однако все только и делали, что обсуждали прошедшую вечеринку в гараже какого-то Горшка.

Ну, разумеется, Воинов ушел оттуда с самой красивой и популярной девчонкой на два года старше его.

Странно, но я даже не испытывала ревность. Только боль. Давящую. Распирающую. Усиливающуюся с каждой секундой адскую боль. Мои чувства превратились в непредсказуемую бушующую стихию, утягивая всё дальше в бездну.

Открыла на автопилоте Инстаграм, обнаружив мерцающий конвертик, сигнализирующий о новом входящем сообщении.

Мститель: у меня щеки покраснели. Говорят, так бывает, когда кто-то долго думает о тебе. Признавайся, это ты?! 😉

Я: почему ты пишешь инкогнито?

Мститель: не стоит усложнять. Но знаешь, Роза, я хочу почувствовать биение твоего сердца под ладонью. Возможно, когда-нибудь судьба нас сведет…

Какое-то внутреннее чутье подсказывало, что я знаю имя парня, скрывающегося под псевдонимом Мститель. Ухватилась за последнюю соломинку, ведущую к Диме, выложив незнакомцу всё про чувства к одному сложному, но совершенно потрясающему парню.

Поразительно, но мы переписывались несколько часов подряд, и впервые за долгое время я уснула с блаженной улыбкой на губах…

Глава 32

В воскресение у мамы был выходной. Однако традиционному семейному завтраку не суждено было случиться — Артак Ашотович увез её на романтическое свидание, предупредив, что их не будет до вечера.

Я была немного расстроена, так как сама планировала провести время с мамой, но, с другой стороны, никто больше не просил нас с Лешкой присутствовать во имя сближения двух семей.

Приготовив обед, доделала уроки и сходила в магазин. Уже в подъезде услышала тихое жалобное завывание: щенок, скукожившись от холода, сидел в пролете между дверей и жалобно поскуливал. Ошейника, как и других опознавательных знаков видно не было.

— Что же с тобой делать?! — растерянно моргала, глядя на несчастное животное.

Домой я взять его не могла — у Лешки с детства была аллергия на шерсть, но и бросить помирать между дверей тоже не вариант.

Прижав бедолагу к груди, с тяжелым сердцем поковыляла в квартиру. Перед моим уходом брат сообщил, что будет до вечера гулять с парнями, решила за это время попытаться отыскать хозяев щенка или подыскать ему новый дом.

— Располагайся, малыш! Мяско любишь?! — погладила замерзшее животное по мягкой шерстке, после чего поспешила на кухню готовить ему обед.

Пока песик уминал говяжью вырезку, я просматривала объявления о пропаже собак, но, увы, знакомой мордашки нигде не обнаружилось. Тогда стала искать ближайший приют для собак. Возможно, там мне смогут помочь. Закончив трапезу, малыш уткнулся мне в ногу, тут же справив нужду.

— Эй, а вот за это получишь! — хихикнула, поднимаясь за тряпкой.

К счастью, по близости оказался небольшой приют для собак. Отогрев и покормив бедолагу, я созвонилась с работником приюта «Добрые руки», договорившись, что в ближайшее время принесу им щенка.

Когда мы подошли к назначенному месту сердце сдавило железными тисками отчаяния — несколько десятков собак были закрыты в маленьких железных вольерах, глядя на меня с надеждой и мольбой.

— Здравствуйте! Я вот… собаку нашла… — поздоровалась с полноватой женщиной в дутом пуховике и смешной шапке с помпоном.

— Ну, привет, коль не шутишь! А почему себе не возьмешь, а сразу в приют?! — выдала она в лоб.

— У брата аллергия на шерсть. — неловко развела руками.

— Плавали, знаем! — вздохнула хозяйка питомника, почесав малыша за ухом, — Собак много, спонсоров у нас нет. Еле концы с концами сводим. Этой зимой вообще тоска. Если бы не пожертвования добрых людей, не знаю, чем бы кормили.

— Давайте я буду приходить и его подкармливать?! — пробормотала, не желая отрывать пушистый комок от груди.

— Так все говорят, только через пару дней пропадают с концами. — женщина грустно улыбнулась, — Ладно, иди, разберемся!

— Теть Саш, не поверите, еще одного удалось пристроить! — я вздрогнула, оборачиваясь на мучительно знакомый голос за спиной.

— Димка, вот здорово! — круглое лицо женщины осветила восторженная улыбка.

Глава 32.1

Открыла рот, врезаясь взглядом в самые невероятные льдисто-голубые глаза на земле. Воинов только что вышел из небольшой пристройки с надписью «Добрые руки». Он смотрел на меня с таким-же нескрываемым удивлением, как и я на него.

— А это один из лучших наших волонтеров! — быстро пояснила хозяйка приюта, — Даже не знаю, что буду без него делать, когда в армию уйдет!

— И я не знаю… — пробормотала, не размыкая губ, — Ладно, забегу завтра после школы! — выдала уже в полный голос, с тяжелым сердцем протягивая ей щенка.

— Теть Саш, я скоро вернусь! — бросил Воин хрипло.

— Дим, ты сегодня, итак, очень помог. Давай уже до следующего воскресения, приятель!

— Хорошо. Думаю и Богдана к тому моменту выпишут. До свидания.

Я поспешила вперед, но, тем не менее, застала отголоски их прощальной беседы. Дима и Богдан помогали в приюте для бездомных собак — вот это новость!

— Роза, постой?! — и не дожидаясь, пока я остановлюсь, Воинов вцепился в мой локоть, резко разворачивая к себе лицом.

— Что тебе надо?! Иди к своей Королевой или Краевой, или кому там еще?

— Зачем они мне нужны?! — одноклассник нахально прищурился, — У нас с Королевой ничего не было, если ты об этом!

— Я своими глазами видела фотографии, где вы целуетесь! — ощетинилась, в очередной раз отмечая, какие у него длинные ресницы, и четко очерченный рот, и мощные челюсти.

Воинов знал, что непростительно хорош собой, и нагло этим пользовался, растягивая губы еще шире.

— Ну, ты же отказалась со мной целоваться! — он шагнул вперед решительной поступью, не отрываясь от моего лица.

— Знаешь Дим, у меня нет времени с тобой тут болтать…

— Опять собралась на шашлыки?!

— Не твое дело!

У Воинова задвигались желваки.

— А чье?! — парень перехватил мои запястья, резко притянув к себе, — Чье, если не мое, Роза? — Дима пожирал меня взглядом, — Пойдем! — наконец, потянул за собой.

И я пошла, потому что не могла ничего говорить и сопротивляться. Единственное, что сейчас было важно — моя рука в его обветренной сильной руке, наши взгляды, застывшие друг на друге, и то, как неистово билось сердце в груди…

Первое свидание наших героев уже в следующей главе!;)

Глава 33

Держась за руки, мы, молча, дошли до ближайшего «Макдональдса», присоединяясь к небольшой очереди на кассе.

— Умираю с голоду! — как ни в чем не бывало сообщил Воинов.

— А я ничего не хочу… — стянула шапку и шарф, стараясь пригладить всклокоченные волосы.

— Ну, вот еще! Никогда не допущу, чтобы моя спутница сидела с пустой тарелкой.

Когда подошла наша очередь, улыбчивая девушка-кассир постучала карандашом по блокноту, метнув на Диму заинтересованный взгляд. Я ощутила крохотный укол ревности. Где бы он не находился — всегда становился источником женского внимания!

— Два бигмака, две картошки фри и два молочных коктейля! Десерты закажем чуть позже. — распорядился, нахально подмигнув.

— Но я… — однако протест не увенчался успехом.

— Роза, я люблю девушек с хорошим аппетитом! — сказал, как отрезал, провожая меня к дальнему столику возле окна.

Какое-то время, мы, молча, наблюдали друг за другом. Вдруг Димины губы растянулись в самодовольной ухмылке.

— Я тебе нравлюсь. — категорично выдал, накрывая ладонью мою ладонь.

— Что?! — от шока и возмущения захотелось пнуть его по ноге.

— И тебе приятны мои прикосновения… — добавил с прежней уверенностью, крепче сжимая мои пальцы.

Дыхание перехватило. Дима оказался прав — каждое его касание подводило мое сердце к разрыву. Так бы и хлопала ресницами, если бы в этот момент около нашего столика не остановилась официантка.

— Дим, не стоило… — снова запротестовала, глядя, как она опускает поднос с заказом.

— Ты моя девушка, привыкай. — не обращая внимания на постороннего человека, он притянул мой подбородок согнутыми пальцами, без тени сомнения заглядывая в глаза.

Я покачала головой, не в силах ничего возразить. Это казалось невероятным, но в то же время абсолютно правильным. Я Димина девушка! Вы понимаете?!

Глава 33.1

Мы ели молча, лишь изредка переглядываясь. Расправившись с едой, одноклассник поднялся, коротко бросив.

— Погоди!

Через несколько минут он вернулся с полным подносом десертов. Там были пирожки с вишней, два куска чизкейка, маффины и шоколадный мусс.

— Не знал, что ты любишь! — Дима прищурился, усаживаясь на место.

— Ну, это точно лишнее… — смущенно хихикнув, я потянулась к стаканчику с муссом, — Как Богдан?! Когда его выпишут?

— Обещали со дня на день… — одноклассник моментально нахмурился.

Судя по всему, тема здоровья брата доставляла ему дискомфорт, и я не стала продолжать расспросы, перемещаясь на более нейтральную.

— С каких это пор вы являетесь волонтерами приюта «Добрые руки»?!

Он усмехнулся.

— Это всё Бо: несколько месяцев назад притащил домой блохастую собаку. Мать устроила скандал. У нас не было денег на прививки и ветеринаров, ну, а оставлять больное животное в доме… Сама понимаешь. Вот мы и принесли бедолагу в приют. Так и познакомились с тетей Сашей. Она рассказала ужасы — вольеры переполнены, кормить нечем! Решили раз в неделю приходить помогать, чем можем. Хотя, это лишь капля в море. — он вздохнул, откусывая кусочек от пирожка.

С этого момента наше общение полилось гораздо непринуждённее, и я опомнилась, только когда стемнело.

— Дим, мне уже пора… — хотела подняться, но он в одну секунду пригвоздил меня взглядом к лавке.

Сердце затрепетало, а ладони вспотели. Еще ни один парень не смотрел на меня так пронзительно. Его голубые глаза напоминали лед, смешанный с пламенем. Я смущенно теребила край салфетки, ощущая исходящий от Димы запах мыла и одеколона после бритья.

— Теперь ты моя девушка, Роза. — прошептал в миллиметре от моего рта.

— Вообще-то я еще не дала на это согласие… — ощутила дрожь в спине и ногах.

— Мне оно не нужно. — в глазах собеседника заплясали веселые искорки.

Воинов прямо лопался от уверенности, что я от него без ума. Вот нахал!

— А знаешь, мне уже пора! — подскочила, хватая с вешалки свой пуховик, и, на ходу застегивая его и натягивая шапку с шарфом, вылетела из переполненного кафе.

Но убежать далеко не удалось.

— Роза, постой! Да, постой!!! — Дима дернул меня за запястье, так, что, не удержав равновесие я практически упала ему в объятия.

А потом…

Не успела опомниться, как он накрыл мои губы своими, и в голове все закрутилось. Дима держал мое лицо в ладонях, продолжая мастерски водить губами по моим губам. Уверенно. Бережно. Нежно. Мой первый взрослый поцелуй уносил в небеса и пах пирожком с вишневой начинкой.

Чтобы не упасть от переполняющих эмоций, вцепилась пальцами в его куртку, интуитивно прижимаясь к своему воину еще ближе.

— Ты моя, Роза… Слышишь?! — оторвался только для того, чтобы набрать побольше воздуха, а затем снова прижался к моему рту.

И я ответила. Ласково и робко, но я ответила на его сладкий настойчивый поцелуй, такой горячий, что казалось, снег вот-вот начнет таить и вокруг зацветут сады.

— А ты мой… — пробормотала прямо в его рот, интуитивно чувствуя, как он улыбается, — Ты мой, Митя… — добавила дрогнувшим голосом, мечтая, чтобы он никогда больше не выпускал меня из своих объятий в свете уличного фонаря.

— Твой. Конечно, твой, моя девочка… — целовал снова и снова, не давая мне шанса опомниться или отдышаться…

Глава 34

Мы прощались около моего подъезда уже два часа, а казалось, минут пятнадцать.

— Мить, мне пора! Мне, правда, пора…

— Эй, поцелуй еще раз! Не жалей на меня поцелуев!

— Ну, Воинов…

Он наклонился и нежно прильнул к моим губам, побуждая ответить. Голова кружилась от волнения, колени тряслись. Его теплые мягкие губы с ума сводили, и я еле стояла на ногах.

— До завтра, цветочек. — прошептал мне в губы, придвинув еще ближе к себе.

— До завтра. И, Мить, пожалуйста, не прогуливай… — пробормотала, глядя в его расширенные зрачки.

— Ты шутишь?! Да я теперь буду нестись в школу, как на крыльях! — неожиданно распечатал на моих щеках еще парочку сахарных поцелуев, — И запомни, теперь ты моя девушка! Поняла?!

— Поняла… — чмокнула его в нос.

Сердце неслось галопом, кровь шумела в висках, а в животе выплясывали хороводы полчища бабочек.

— Пока…

— Пока!

— ТЫ ТЕПЕРЬ МОЯ ДЕВУШКА, РОЗА! — заорал, стоило мне приоткрыть железную дверь.

— Безумец! — прыснула от смеха.

— М-О-Я!!! — продолжил кричать, как ни в чем небывало, стягивая шапку, и размахивая ей, как флагом.

— ВОИНОВ, ШАПКУ ТО НАДЕНЬ! — ощутила болезненный трепет в груди: он только недавно перестал кашлять, и снова так пренебрежительно относился к своему здоровью.

— До завтра, цветочек! — произнес уже гораздо тише, все-также не сводя с меня алчно горящих глаз.

— Счастливо… — прижала кончики пальцев к губам, отправляя ему самый невесомый ласковый и заключительный на сегодня поцелуй, после чего, наконец, скрылась в подъезде.

Открыв дверь, я скинула с себя одежду и понеслась в комнату, стремительно включая свет и раскрывая занавески. Он ждал! Ждал, когда я поднимусь, все-также продолжая стоять в свете уличного фонаря. От улыбки в уголках губ начало покалывать. Я энергично махала рукой, не в состоянии оторваться от силуэта высокого парня в черной куртке-косухе.

Мой.

Глава 34.1

— Систер, ты дома?!

Вздрогнула, нехотя прикрывая занавеску.

— Дома, ага… — развернулась на озабоченный голос Лешки, доносящийся из коридора.

— У нас есть антигистаминное?! Что-то весь чешусь, как пришел! — брат угрюмо развел руками, останавливаясь на пороге моей спальни.

— Должно быть в аптечке. Сейчас посмотрю… — я сделала пару шагов, но тут же замерла, пораженная неожиданной догадкой.

Увы, его аллергия на собачью шерсть никуда не делась! С грустью вспомнила о несчастном четвероногом друге, которого пришлось оставить в приюте. Решила завтра же его проведать и накормить.

— Вот, держи! — протянула брату лекарство, отыскавшееся в ящике с медикаментами, возвращаясь в свою комнату.

Приняв душ, я натянула чистую пижаму, и легла в кровать, когда тишину квартиры разорвал настойчивый звонок в дверь.

— Наверное, мама вернулась. — подумала с облегчением, присаживаясь и натягивая забавные тапки-мышата. Но не успела я выйти в коридор, как брат вновь без стука распахнул дверь.

— Роз, тебе просили передать… — протянул длинный тонкий сверток, закрученный в плотную бумагу, не сводя с меня цепких глаз.

— Спасибо… — сердце сделало кульбит, прижимаясь к ребрам.

— Это тот парень, с которым вы играли в спектакле, да? Воинов?! Ты все-таки решила с ним связаться? — пробурчал недовольно.

— Я теперь его девушка! — расправила плечи, выдав с звенящими нотками гордости.

— Жаль… — брат язвительно скривился.

— Иди уроки делай! Или завтра с утра будешь дрыхнуть?!

— Не твоя дело, мамочка! — поморщившись, Лёшка вышел за дверь, а я, крепче прижимая цветок к груди, машинально одернула занавески.

Боже. Он снова стоял напротив моего окна.

Сердце защемило, наполняясь новым, сшибающим с ног, волшебным чувством. В эту секунду я поняла, что безоглядно его люблю. Люблю так, что дышать трудно. Не отрывая взгляда от Мити, быстро разорвала бумагу, сжимая в ладони прохладные упругие лепестки.

Роза.

Еще краше, чем та, предыдущая.

Но теперь этот цветок имел какой-то космический смысл.

Через несколько дней зима закончится.

Самая долгая, странная и непостижимая зима.

Зима, перевернувшая все с ног на голову, сделавшая меня самой влюбленной и счастливой девушкой на Земле.

Я приблизила лицо к стеклу, написав кончиком пальца аккуратное маленькое сердечко. Митя, каким-то чудом углядев мой жест, вывел такое-же в морозном воздухе, и, сложив руки рупором, прокричал.

— ТЫ ТЕПЕРЬ МОЯ ДЕВУШКА, РОЗА!

Дух захватило от волнения и эйфории — на этот раз он был без перчаток. Решила завтра же провести воспитательную беседу о том, как важно тепло одеваться зимой. Не хватало еще, чтобы снова заболел!

Подъездную дорожку осветил свет автомобильных фар. Около нашего подъезда остановился внедорожник Артака Ашотовича. Спустя мгновение Арабаджан-старший вышел из машины, и, обогнув ее спереди, открыл пассажирскую дверцу, помогая маме выбраться на заснеженную улицу.

Отправив Мите заключительный воздушный поцелуй, я закрыла шторы, не желая становиться свидетелем сцены прощания мамы и ее ухажера. Хватит с меня потрясений за один вечер.

Набрав воды в любимую вазу, поставила розу возле кровати, продолжая безостановочно улыбаться своим мыслям.

Я теперь Митина девушка!

Глава 35

ВОИН

Всё, о чем я теперь мог думать — это губы Розы, распухшие от моих поцелуев.

Вернувшись домой, обнаружил идиллическую картину — мать сидела в кресле за просмотром сериала по «России-2», а в коридоре аппетитно пахло жареной картошкой. Во дела!

— Мить, есть будешь?!

— Спасибо, я не голоден! — без лишних разговоров прошел в свою комнату, закрыл дверь и плюхнулся в кресло.

Несколько минут так и сидел с закрытыми глазами, стараясь не упустить ни одной детали нашего первого свидания. Еще недавно рассмеялся бы в лицо, если бы кто-то сказал, что такое возможно: я, Дима Воинов, буду, как дурачок, скакать у девчонки под окнами.

Но Роза особенная.

И заметив ее на территории приюта для собак, понял, что больше не могу терять время. Возможно, у нас, итак, его осталось немного — вдруг провалюсь на экзаменах и все-таки уеду сушить портянки. Глупо не воспользоваться несколькими месяцами до выпускного, щедро подаренными нам судьбой.

Вставил наушники в уши, включив любимую композицию «Агаты Кристи». Пульс подпрыгивал, как ненормальный — в каждой новой строчке я видел её: красивую печальную девочку с глазами цвета какао и огромным добрым сердцем.

Моя Роза. Мой нежный цветочек.

РОЗА

Чем ближе я подходила к школе, тем сильнее колотилось сердце. Вчерашний вечер до сих пор казался ванильно-вишневым сладким сном. Однако, несмотря на мои чувства к Диме, я совершенно не понимала, чего от него ждать, поэтому каждый шаг отдавался эхом волнения.

Сдав одежду в гардероб, побрела по пустой рекреации, продолжая витать в своих мыслях. Проходя мимо кабинета географии, я едва успела понять, что происходит, когда сильные руки моего парня легли на талию, одним рывком затаскивая в пустой класс. Закрыв дверь, он подошел ко мне, прижав к стене.

— Я соскучился, — нетерпеливо столкнул нас лбами.

— Что ты творишь?! А если нас кто-нибудь увидит? — произнесла обескураженно.

— Не волнуйся, тетка нас отмажет! — самодовольно улыбнулся, очертя кончиком пальца контур моих губ.

— Ты безумец! Мы же в школе!

— Это все ты, Розочка. Я полночи не мог уснуть, и приперся сюда ни свет, ни заря, лишь бы только поскорее тебя увидеть.

Он смотрел на меня сверху вниз, не отводя глаз от губ, накрашенных мандариновым блеском. Из рекреации доносились отдаленные разговоры и смех, но мы будто отгородились от всего мира. Бросив обеспокоенный взгляд на часы, я прошептала.

— Тогда чего ты ждешь?! До звонка пять минут! Целуй быстрее!

И Митя похитил мои губы. Уверенно и сладко. До потери дыхания и подгибающихся колен. Каждый новый его поцелуй вызывал во мне еще больше эмоций, чем предыдущий. Казалось, я могу задохнуться от счастья — столько чувственности и ласки он вкладывал в каждое соприкосновение наших губ.

— Хоть в чем-то я отличник! — ухмыльнулся, крепче прижимая меня к себе.

Я положила голову ему на плечо, а Митя уткнулся губами в мой затылок. Так и простояли до самого звонка. А потом он взял меня за руку, и, как ни в чем не бывало, завел в класс русского языка, усаживая за свою парту.

— Расслабься, — прошептал, небрежно бросая тетрадь и ручку на стол.

— Но… — я опустила голову, ощущая на себе десятки любопытных взглядов.

Даже учительница замешкалась у доски, не сразу сообщив тему урока.

— Они привыкнут, — подмигнул, прижимаясь ко мне плечом.

— Привыкнут, — нервно повторила, открывая учебник на нужной странице.

Глава 35.1

День протекал относительно спокойно, пока я не оказалась в женской раздевалке перед уроком физкультуры. Тогда-то одноклассницы накинулись на меня, как стая галдящих сорок.

— Роза, так вы с Воином теперь вместе?! — деловито поинтересовалась Нелли Корсакова, в то время как остальные обступили меня плотным кольцом, явно давая понять, что не выпустят, пока я не выдам всех подробностей.

— Да, мы пара…

Дверь громко хлопнула — это Краева вылетела из раздевалки.

— Жди беды! — покачала головой Аделина, глядя однокласснице вслед.

— Когда она уже угомонится?! — усмехнулась Нелли, открывая свой шкафчик.

— Не знаю… — вздохнула, каким-то шестым чувством ощущая надвигающуюся опасность.

После уроков мы с Митей, держась за руки, не сговариваясь, пошли по направлению к собачьему приюту.

— Так жаль, что из-за Лешкиной аллергии я не могу взять его домой! — вздохнула, млея от ощущения своих пальцев в его сильной руке.

— Действительно, жаль, — задумчиво согласился мой парень, открывая дверь в небольшой супермаркет.

Положив в тележку упаковку собачьего корма, он уверенной поступью отправился к стеллажу со сладким.

— Выбирай, что будешь! — в глазах любимого появились очаровательные бесята.

— Спасибо, но я ничего не хочу…

— Тогда я выберу сам! — хитро прищурившись, он сделал резкий выпад, толкая меня в тележку.

— Эй, ты что творишь?! — воскликнула, прыснув от смеха.

— Ну, ты же сказала, чтобы я выбирал, вот я и выбрал — ТЕБЯ! — Воинов расхохотался, побежав с тележкой между стеллажей с продуктами.

— Дай мне вылезти-и-и! Ну, Ми-и-и-т-я-я-я… — хихикала, задыхаясь от волнения и счастья.

— Увы! Я забираю тебя себе! — сказал — как отрезал, закидывая меня конфетами и шоколадками.

Мы дурачились еще несколько минут, пока не ощутили на себе пристальный взгляд охранника. Тогда Дима помог мне вылезти из тележки и, оплатив покупки, мы продолжили путь в приют «Добрые руки».

Сегодня нас встретила молодая конопатая девчонка в ярко-оранжевом пуховике. На вид наша ровесница.

— Это Роза, моя девушка! А это Лена, дочка тети Саши! — представил нас Митя.

Мы познакомились, обменявшись дежурными фразами, после чего он поведал о цели нашего визита.

— Да, конечно, бедолага всю ночь скулил! — грустно сообщила девушка, и мое сердце сжалось.

— Может, ему нужна помощь ветеринара?! — предположила я еле слышно.

— Мать его осмотрела — вряд ли. Скорее всего жрать хотел!

— Вот, мы принесли корм, — хмурясь, любимый протянул ей увесистую коробку.

— Отлично! Ничего, если и другим насыплю?! Ночью две собаки чуть не загрызли друг друга от голода…

— Конечно, — одновременно кивнули, подходя к вольеру, в котором находился мой несчастный щенок.

Сегодня дворняга выглядела еще хуже, чем когда я нашла её между дверями подъезда.

— А имя ему дали? — вдруг поинтересовалась Лена.

— Нет, — пожала плечами, кидая в Митю вопросительный взгляд.

— Мы назовем его Воин, — предложил, глядя на меня полными глазами любви. — Потому что он сильный. Выкарабкается.

— Воин… Мне нравится, — уголки губ расползлись под натиском счастливой благодарной улыбки. — Я люблю тебя, Митя… — произнесла беззвучно, на миллион процентов уверенная, что он расслышал.

Глава 36

Мы сидели на подоконнике в моем подъезде, никак не желая прощаться.

— Наверное, до конца недели придется прогуливать школу. — задумчиво произнес Митя, покусывая нижнюю губу.

— Почему?!

— Буду работать на заправке.

— Думала, ты решил взяться за голову и исправить оценки…

— Я тоже так думал, но кому-то надо зарабатывать деньги. — сказал с такой легкостью, что у меня защемило в груди.

— Погоди, но… — я подскочила, правда, почти сразу уселась на место, — Так не должно быть! Объясни маме, какое сейчас важное время! Если немного подтянешься — сможешь поступить на бюджет! Ну, же, Мить, я в тебя верю… — крепко сжала его ладонь.

Любимый вздохнул.

— Хоть кто-то в меня верит. — его улыбка осветила мрачный подъезд.

Дверь хлопнула. Мы оба обернулись, сталкиваясь взглядом с Лешкой. Поморщившись, брат нехотя затормозил, засовывая руки в карманы нового пуховика. Не знала, что они с мамой ездили за обновкой.

— Ну, привет, голубки! — выдал с какой-то новой ехидной интонацией в голосе.

Проигнорировав недружелюбный взгляд, Дима первый протянул моему родственнику руку. Поколебавшись, он все-таки ее пожал.

— Ладно, Роз, мне пора! — любимый поднялся, по-хозяйски приобнимая за талию.

— Счастливо оставаться! — брат холодно бросил, поспешив по ступеням вверх.

— Кажется, он не в восторге от нашего союза. — прошептал Митя, бережно укладывая мне за ухо выбившуюся прядь волос.

— Не обращай внимания. Он вообще очень изменился после переезда в Москву. — неуверенно пожала плечами, утопая в лазури его красивых глаз.

— Хотел, чтобы ты встречалась с Азатом?!

— Возможно. У наших родителей любовь-морковь. Ну, а Азат что-то вроде его старшего товарища. Хотя, не могу утверждать точно. В последнее время Лешка вообще редко появляется дома. Говорит, играет в приставку у какого-то одноклассника. Мальчик вырос… — затаила дыхание, стоило Мите крепче прижать меня к себе.

— Не волнуйся, у всех подростков рано или поздно срывает крышу. Хорошо, что ты не видела меня в пятнадцать лет… — Дима соблазнительно подмигнул, — Перебесится твой Лёшка! А Артак хороший мужик! Каждый год на окончание школы раздает нам карты с бесплатными обедами в его кафе. Пару раз мы с Богданом сидели вообще без гроша: тогда они нас очень выручали! — любимый усмехнулся, на что я еле сдержала отчаянный вздох.

Какие бы непростые времена пережила наша семья после закрытия маминого кафе, у нас всегда имелись деньги на самое необходимое. Да, мы жили скромно, откладывая на поступление в ВУЗ, если вдруг кто-то не сможет поступить на бюджет, но мы никогда не голодали…

Я поражалась, насколько спокойно, без ненависти и упреков, Митя говорил об этом. Откуда в этот парне, выросшем в не самой благополучной семье без отца, столько мужества и человечности?! С каждой минутой мое сердце лишь сильнее преисполнялось уважения и любви.

Мой Митя. Мой Воин.

— Я не хочу, чтобы ты шел в армию. Поверь, можно учиться и работать одновременно. Или перевестись на заочку на худой конец. Я помогу тебе подготовиться и поступить. Давай попробуем?! — вцепилась пальцами в ворот его поношенной кожаной куртки, прожигая умоляющим взглядом.

— Роза, я…

— Я в тебя верю!

Митя замолчал. Однако от взгляда, которым он на меня смотрел, сердце забилось сильнее.

— Господи, Роз, что ты со мной делаешь?! — крепче обняв, он поцеловал меня в лоб.

— Хочу, чтобы ты был счастлив. Со мной. — пробормотала, ощущая, как громко стучат наши сердца.

— Я еще ни разу в жизни не был так счастлив, цветочек. — от его терпкого мужского запаха голова шла кругом, и вновь не было сил разорвать объятия, — Попробую договориться с начальником. Но совсем не работать я не могу… — на прощание он еще долго водил губами по моим губам, отчего ноги сделались ватными.

Глава 36.1

ВОИН

Конечности отваливались от усталости — зато сегодня повезло на щедрые чаевые. Одна расфуфыренная дамочка, сперва, долго пялилась, а потом вдруг всучила мне косарь. В знак благодарности протер ей фары и лобовое стекло.

Роза не хотела, чтобы я прогуливал школу, поэтому договорился с Аркадичем работать только по выходным. Еще недавно вся эта история с поступлением казалась нереальной и пустой, даже согласившись два раза в неделю посещать бесплатные консультации учительницы физики, в глубине души я не думал, что из этого выйдет что-то путное.

Однако после Розиных слов поддержки у меня выросли крылья. Первый человек, который смотрел на меня с такой искренней уверенностью и теплотой. В этот момент я реально почувствовал, что смогу.

Смогу разорвать порочный круг.

Смогу вырваться из постоянной нищеты.

Смогу стать счастливым.

Вернулся с единственным желанием скорее завалиться в постель, но этому не суждено было случиться.

— Митька, я дома! — радостно заорал Богдан, распахивая дверь.

— Думал, тебя только завтра выписывают! — по-братски сгреб его в охапку.

Черт. За эту неделю в больнице братишка сильно похудел. Его щеки впали, а кожа все еще имела нездоровый вид.

— Мы с мамой решили сделать тебе сюрприз! Айда на кухню! — брат ловко стянул с меня шапку, закинув ее на полку прихожей.

— Мальчики, пирог готов! Пошлите чай пить! — прокричала, высовываясь в коридор.

— Я сплю?! — выгнул бровь, смерив брата шокированным взглядом, — Мать испекла пирог?

— Она пообещала, что завяжет в алкоголем… — шепнул мне на ухо, открывая кухонную дверь.

— Ну, вот, оба моих красавца в сборе! Пробуйте шарлотку! По рецепту, этой, как ее там, Юлии Высоцкой! — она гордо сложила ладони на перепачканном мукой фартуке.

От волнения у меня даже пропал аппетит — наша беспутная мать приготовила шарлотку! Событие по истине планетарного масштаба. Несмотря на то, что яблочный пирог совсем не пропекся, мы с братом умяли всё до последнего кусочка сырого теста. За годы абсолютного равнодушия с ее стороны боялись сказать или сделать что-то не так, лишь изредка обменивались мечтательными взглядами, в надежде, что всё наладится.

Глядя на то, как Богдан отрезает себе добавку, подумал, что с появлением Розы, моя жизнь меняется к лучшему.

Да, Роза моя счастливая путеводная звезда.

— Мить, чего лыбишься?! — брат пнул меня под столом.

— А он у нас, наверное, влюбился… — хихикнула мама.

— И, кажется, я даже знаю, в кого… — не унимался любитель сырых яблочных пирогов.

***

Глаза закрывались. Я уже уплывал в долгожданный крепкий сон, как вдруг услышал на тумбочке писк мобильного телефона. На автопилоте протянул руку, всматриваясь в расплывающиеся строчки на дисплее…

Дыхание перехватило. Желваки на скулах заходили ходуном. Однажды я уже блокировал этого абонента, но он никак не унимался. Удалив сообщение, заснул с нехорошим предчувствием в груди.

Глава 37

Роза

Вечером перед сном ко мне в комнату зашла мама. Откинув со лба непокорные пряди волос, она присела на край кровати, смерив обеспокоенным взглядом.

— Дорогая, я хотела поговорить с тобой… — мама замялась.

— Что случилось?! — с трудом подавила зевок.

— Леша сказал, ты проводишь много времени в компании парня с плохой репутацией, и я очень обеспокоена по этому поводу.

Вдруг ощутила, как в груди закипает гнев. Какого лешего брат лезет в мою личную жизнь, настраивая маму против Мити?! Еле сдержалась, чтобы голос звучал спокойно.

— Он что-то путает: мой парень является волонтером в собачьем приюте, и вообще он очень справедливый и добрый человек…

— Дочка, ты еще слишком молода и неопытна, чтобы вступать в серьезные отношения с парнями, — на этот раз в ее взгляде читался укор.

— А если бы на месте Мити был Азат, проблем бы не возникло, верно?! — воскликнула враждебно.

— Я этого не говорила…

— Но ты бы была всеми руками за, если бы мы с Арабаджаном начали встречаться?! — настаивала на своем.

Поджав губу, она несколько секунд сверлила меня раздраженным взглядом, после чего, наконец, произнесла.

— Леша сказал, мама этого парня пьет и несколько раз попадала в некрасивые ситуации. По крайней мере, я знаю, что Азат из хорошей семьи и точно не причинит тебе вреда. Пойми, я безумно за тебя волнуюсь…

— Не стоит. Через несколько месяцев мне исполнится восемнадцать. Если мне не изменяет память, вы с отцом поженились именно в этом возрасте!

— Дорогая, не сравнивай! Сейчас другие времена…

— Мам, времена всегда одинаковые! Я люблю Диму!

Дыхание перехватило. Сама не поняла, как эти слова сорвались с губ. Я не собиралась так с ней откровенничать, но и держать чувства под контролем становилось всё труднее. В конце концов, знала — то, что происходит между нами — настоящая, волшебная и абсолютно искренняя любовь. Да, мне хотелось кричать о ней на весь мир!

— Этого нам еще не хватало, — мама обескураженно покачала головой.

Мне стало так горько, будто объелась неспелого крыжовника.

— Дима один из лучших людей, которых я знаю! — запальчиво парировала, повышая голос.

— Зато теперь, мне кажется, я совершенно не знаю свою дочь… Вступительные экзамены на носу, а ты решила завести шуры-муры! — она выпрямилась, и, все так же покачивая головой, направилась к двери.

— Это у вас с Артаком Ашотовичем шуры-муры, а у нас с Димой любовь! — прокричала ей в след, на что мама с силой хлопнула дверью.

— Зачем ты лезешь в мою жизнь??? — с яростью настучала сообщение брату.

Он тут же откликнулся. Ну, конечно, стены-то картонные! Разумеется, мелкий придурок всё слышал.

— Я просто забочусь о тебе, сестренка! Смотри, чтобы первая любовь не обернулась болью…

— Не дождетесь! — прошептала голосовое.

Поведение Леши начинало действовать на нервы. Одновременно было очень грустно, что наши отношения так резко испортились. Никак не могла понять, какая муха его укусила… А может, Дима прав, и это пресловутый переходный возраст?!

Учительница литературы со звонком вылетела из класса. Тогда я наклонилась к Мите, победоносно прошептав.

— Ты её сделал!

Любимый ухмыльнулся, сосредоточив на мне озорной взгляд непокорных голубых глаз.

— Ну, четыре с минусом — это не совсем то, на что я рассчитывал… — он подмигнул, смахнув рваную челку с лица.

— Согласна, ты ответил блестяще: я проверяла по учебнику. Не понимаю, чего Тимофеевна так на тебя взъелась?!

— И лучше тебе не знать… — Дима поддел кончиком пальца мой подбородок, быстро мазнув губами по моим губам.

— Эй, я думала, между нами не должно быть секретов… — наигранно надулась, стараясь не обращать внимания на любопытные взгляды со всех сторон.

В последние дни мы были самой обсуждаемой парой школы, и это повышенное внимание сводило с ума.

— Роз, не забивай свою умную головку всякой ерундой. Ну, правда. — Митя поднялся, перехватив мой рюкзак.

— Да он легкий! — радостно хихикнула.

— Никогда ни за кем не таскал рюкзаков, — любимый стиснул мое запястье, заставляя притормозить.

После того, как одноклассники покинули класс, парень по-хозяйски прижал меня к груди, своими губами заставив забыть обо всем…

Учебная пятидневка пролетела со скоростью реактивной ракеты. Увы, несмотря на то, что Митя договорился с начальником работать только по выходным, в начале недели сразу несколько парней на заправке покосил какой-то противный вирус. Разумеется, любимый не смог отказать в такой ситуации, согласившись выходить внеурочно.

Я расстроилась, чего уж греха таить.

Планировали усиленно готовиться к экзаменам, а вместо этого сразу после уроков Митя убегал заправлять чужие машины, я же одиноко плелась в приют «Добрые руки» навестить маленького Воина с черным ухом.

Интересно, есть вообще справедливость в этом мире?!

Лишний час наворачивала круги вокруг дома, потому что возвращаться совершенно не хотелось. У нас в квартире развернулась маленькая холодная война: мама с братом против меня.

Тот ночной разговор не прошел бесследно — родственники выбрали тактику молчаливого игнора. Вроде бы мы и не ссорились, однако в доме царила гнетущая атмосфера непонимания. О том, чтобы позвать Митю в гости и речи не шло…

Переступив порог, первым делом я почувствовала тяжелый приторно-сладкий запах духов, который определенно уже когда-то раздражал мои обонятельные рецепторы.

Из комнаты брата раздавались голоса и приглушенный смех. Женский смех. Уставившись в зеркало, наблюдала за тем, как мои брови поползли на лоб.

Нет, Лешка, конечно, привлекательный рослый парень — на полголовы выше всех одноклассников — но ему только недавно исполнилось пятнадцать! Не успев посетовать на тему «как быстро растут младшие братья», дверь в его комнату распахнулась…

Я попятилась, больно стукнувшись задницей о дверцу комода. Нет, только не она…

— О, Розочка! Приветули! — Краева рассмеялась в своей обычной едкой манере первоклассной стервы.

— Зачем ты притащил её к нам домой?! — ноги сделались ватными, у меня защемило в груди.

— Эй, систер, ты чего завелась?! — братишка хохотнул, приобнимая мою одноклассницу за талию.

К слову, бесстыжая девчонка оказалась совершенно не против.

— Леш, она тебе мозги пудрит… — почувствовала, что у меня кружится голова.

Он не мог поступить так со мной, ведь все на районе знали, что Краева несколько лет крутила с Воином… Выше моих сил было видеть эту гадкую особу в нашем доме, рядом с моим Лешкой. Какой же он еще глупый неразборчивый дурачок!

— Радоваться должна, что твой брат счастлив! Мы уже неделю гуляем… — блондинка с розовой прядью у лица смачно клюнула его в щеку.

Меня передернуло от отвращения.

— Систер, пойдешь с нами чай пить?! Аня пирожные принесла! — родственник смерил девушку глупым влюбленным взглядом.

— Что-то не хочется. Смотри, не подавись…

Глава 38

Я, не раздумывая, вылетела из дома, и, перепрыгивая через две ступеньки, понеслась вперед. Остановившись возле подъезда, достала телефон, пытаясь трезво оценить ситуацию.

Итак, Митя до позднего вечера работал на заправке. Ему звонить бессмысленно. Но и оставаться дома на одной территории с Краевой было выше моих сил. Увы, я не могла спокойно реагировать на ее провокации.

Поразмыслив, что вариантов не так много, набрала Аделине. К счастью, подруга снова пришла на выручку, и уже спустя пятнадцать минут я переступила порог её квартиры.

— Роза, привет. Как здорово, что ты пришла. Я мучаю химию, но две головы, конечно, лучше! — стряхнув мою шапку, она аккуратно положила ее на полку, а пуховик вместе с шарфом убрала в прихожую. — Хотя, судя по твоему лицу, тебе сейчас не до химии… — добавила проницательно.

— Мой брат начал гулять с Краевой!

— Да ты что?! — глаза Ады округлились.

— Еще и притащил её к нам домой…

— Вот дрянь! — одноклассница всплеснула руками. — Но ты говорила ему, что именно Краева портила тебе жизнь на протяжении всех этих недель и изуродовала костюм для выступления?!

— Ничего я не говорила. Не хотелось расстраивать их с мамой, а теперь это будет выглядеть так, будто я хочу им помешать…

— Но ты ведь понимаешь, что таким образом Анька хочет насолить тебе за Воина?! Стерва явно что-то замышляет.

— Ну, я же не вчера родилась. Жаль, что брату гормоны ударили в голову — похоже, дурачок искренне верит, что Краева всерьез им увлеклась.

Не переставая обсуждать сложившуюся ситуацию, мы прошли на кухню, где Аделина заварила чай с бергамотом, предварительно накормив меня пловом. Потом мы все-таки домучили домашку по химии.

— Не обращай на неё внимания, но при этом держи ухо востро! — напутственно заключила одноклассница, обнимая меня в дверях. — И позвони, как придешь! Сама понимаешь… — её нежный голосок дрогнул.

Благополучно добравшись до дома, я с тяжелым сердцем распахнула дверь, выдохнув только, когда убедилась, что у порога нет чужой женской обуви. Зато взгляд привлекла новенькая пара брендовых ботинок. Помню, еще в начале зимы в одном из тюменских торговых центров Лешка сокрушался, что готов продать за них душу, ведь ценник в пятнадцать тысяч для нашей семьи был неподъемным.

К сожалению, при нынешних обстоятельствах, не хотелось расспрашивать, каким образом брат приобрел эту обувь. Даже при учете скидки, наш лимит на одну пару составлял не более трех-четырех тысяч рублей, и брат прекрасно об этом знал.

С кухни доносились оживленные голоса. Мама с придыханием о чем-то рассказывала, а Лешка беззаботно хихикал. Сухо поздоровавшись, я сразу прошла в спальню, и не выходила оттуда до вечера. А перед сном позвонил Митя.

— Цветочек, надеюсь, ты еще не спишь?! — спросил усталым, но безумно чувственным голосом.

— Еще нет. Как у тебя дела? — настороженно поинтересовалась, испытывая не понятно откуда взявшуюся тревогу.

— Хорошо. Завтра отработаю полную смену, а в воскресение выходной. Приглашаю тебя на свидание. Отказы, разумеется, не принимаю.

— Мить, я и не собиралась отказываться… — слишком радостно хихикнула.

— Это хорошо. Потому что я безумно соскучился.

— Я тоже, — пробормотала, забираясь на подоконник с ногами.

Какое-то время мы оба дышали в трубку, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. Вдруг Дима хрипловато попросил.

— Скажи что-нибудь еще.

— Что?!

— Хоть что… Я наркоман твоего голоса. Когда слышу его сразу улыбка на пол лица.

— Митя. Мой Митя… — прошептала под биты обезумевшего пульса в висках.

— В воскресение мы будем долго обниматься. Слышишь?!

— О да…

Но до воскресения нужно было еще пережить целую субботу. С утра мама уехала куда-то с Артаком Ашотовичем, а к обеду к нам снова пришла Краева. Я поняла это по тошнотворному смеху, доносящемуся из коридора, но на этот раз повела себя умнее, проигнорировав её приход.

Вставив наушники в уши, открыла сайт «AliEхpress», пытаясь присмотреть себе что-нибудь новенькое на весну. К сожалению, в моем шкафу вещей было раз-два и обчелся. Не дело, если учесть, что я девушка самого популярного парня в школе.

К счастью, брат с его новой пассией довольно быстро отчалили. Сделав вылазку за продуктами, я вернулась домой, приготовила ужин, и, обложившись конспектами, принялась готовиться к ЕГЭ.

Вздрогнула, когда на пороге спальни появилась мама с неизменно кислым выражением лица.

— Роза, извини за беспокойство, но… — она сложила губы в тонкую ровную линию, глядя на меня, как на врага народа.

— Что случилось?!

— Я вешала куртку, и это выпало из кармана твоего пуховика… — мама бросила мне маленькую прямоугольную коробочку розового цвета.

— Но… — изумленно таращилась на вскрытую упаковку тонких женских сигарет.

— Дочка, я просто не понимаю, что с тобой происходит, — пробормотала убитым голосом.

— Мам, это не мое! Ты что?! Я не курю! — выкрикнула, отбрасывая сигареты, словно у меня в руках ядовитая змея.

— Дорогая, тогда каким образом сигареты оказались у тебя в одежде? — продолжала настаивать на своем.

— Я… я не знаю. Наверное, это Лешкины!

— Думаешь, твой брат курил бы женские?! — произнесла с грустным смешком.

Неожиданная догадка осенила своей ужасающей простотой.

— Это Краева! Мне их подкинула Аня Краева!!! — подскочила, не понимая, как сразу не догадалась.

— Роза, как же я устала от твоего вранья!

— Мам, да что ты говоришь?! Аня раньше гуляла с моим Димой, поэтому сейчас она специально мстит!

— Дочка, Леша вчера познакомил меня со своей девушкой. Она угостила нас домашними пирожными, а сегодня ребята пошли в кино. Зачем ты наговариваешь?!

— Ты мне не веришь?! — прошептала, от волнения теряя голос.

— После того, как ты связалась с этим парнем, я просто тебя не узнаю…

— А я не узнаю тебя, мам! Ты даже не пытаешься разобраться в ситуации!

Несколько секунд мы смотрели друг на друга враждебно. Наконец, она выговорила.

— Дай я понюхаю твои пальцы! — после этих слов меня затрясло.

— Пошла вон отсюда! Уходи-и!!! Уходи, слышишь меня?! — я подняла сигареты, запустив ими в некогда самого родного и любимого человека.

Сейчас мне реально хотелось сделать затяжку. Даже родная мать мне не верит, что может быть хуже?!

Глава 39

Это была наша первая ссора после смерти отца. Хотя, и при его жизни я никогда не попадала под определение трудных подростков. В груди до сих пор клокотало от бессильной ярости: и маму, и брата словно подменили после переезда в Москву. От нашей прежней семейной идиллии не осталось следа и, несмотря на проживание в одной квартире, я каждый день натыкалась на глухую стену из непонимания.

С одной стороны, маму можно было понять: потеря отца стала для нее настоящим ударом. Какое-то время она даже не могла справиться со своей болью без помощи психотерапевта. Именно мозгоправ посоветовал переключить внимание на новое дело. Тогда у нее и родилась идея собственного бизнеса. Мама действительно ожила, вложив душу и бросив все силы в создание семейного ресторанчика.

Когда же он обанкротился, добавив ко всем проблемам еще и огромные кредиты, ей снова понадобилась психологическая помощь. Мы с братом понимали, что оставаться в городе, где каждый метр напоминает о былых невзгодах не вариант, поэтому приложили не мало усилий, чтобы уговорить её переехать.

Удивительно, но с переездом наша жизнь действительно изменилась, только к лучшему ли?! Временами мне казалось, что она цепляется за Артака Ашотовича, как за спасательный круг: просто устала от одиночества, боли, навязчивых воспоминаний.

Я изо всех сил старалась принять её выбор, но почему тогда никто в семье не пытался понять меня?! Разве я не страдала все эти годы, украдкой проливая слезы в подушку? Вместо того, чтобы порадоваться моему счастью, члены семьи развернули настоящие боевые действия с целью дискредитировать наши отношения.

Остаток вечера провела в своей комнате. Ни мама, ни Лёша не пытались обсудить сложившуюся ситуацию, и я не стала навязываться. Они так легко поделили жизнь на белое и черное, упиваясь своей правотой. Ну, зачем, я буду рушить такой красивый правильный мирок?!

Перед самым сном Митя пожелал мне приятных сновидений, напомнив о завтрашнем свидании, и, вопреки всем невзгодам, я уснула с улыбкой на губах.

А утро принесло известие о том, что родственники до вечера укатили за город с Арабаджанами. На холодильнике висела записка с соответствующей информацией. Ну, и чудненько! Никто не испортит настроение перед свиданием.

Мы с Димой договорились встретиться около его дома, однако перед этим я решила прогуляться до собачьего приюта — навестить черноухого Воина.

Расстроенно вздохнула, когда хозяйка приюта, тетя Саша, сообщила, что сегодня утром щенка забрали. Надо было радоваться — удалось пристроить собаку в добрые руки, но отчего-то сердце предательски сжалось. Я уже успела к нему привязаться.

Подходя к дому Димы, постаралась отогнать от себя грустные мысли. Они, итак, в последнее время увеличивались в геометрической прогрессии. Пора объявить тоске бойкот.

— Роза!

Я обернулась, увидев Митю, караулившего меня около подъезда с букетом роз. Спустя секунду оказалась в его крепких объятиях, и, глупо хихикая, утонула в океане невозможных голубых глаз, спрятанных под пушистыми ресницами. Какой же он все-таки красивый!

— С первым днем весны, цветочек! — широко улыбаясь, заявил мой парень, торжественно вручая букет.

— С первым днем весны… — повторила, ощущая невероятный трепет.

Перезимовали! Дальше все обязательно образуется. Весна — это хорошее настроение, прогулки, солнечные зайчики и еще один шанс на счастье. Наш шанс.

— Пойдем! Я приготовил обед! — Митя потянул меня в сторону подъезда.

— Э-э-э…

— Ну, ты же не думала, что свидание состоится на улице?! — он самоуверенно подмигнул, — Тетка отправила мать с братом на выходные в пансионат, так что квартира до вечера в нашем полном распоряжении. Не бойся, я тебя не съем!

И я расслабилась. Димино присутствие всегда действовало, как лучшее успокоительное.

— За дверью тебя ждет сюрприз. — любимый расплылся в улыбке, пропуская меня вперед.

Переступив порог, сперва, я услышала заливистый лай, а потом… глаза заволокло паутиной слез, когда из комнаты, виляя хвостом, выбежал черноухий Воин.

— О боже! Так это ты забрал его?! — чуть не расплющила щенка в своих объятиях.

Радостно взвизгнув, пес лизнул меня в щеку.

— Эй, малой, ты поаккуратнее, а то я и заревновать могу! — с напускной строгостью обратился к собаке, и мы оба расхохотались, — Честно говоря, я и сам очень к нему привязался. Спросил у своих — никто не против четвероногого члена семьи. Да и чего не сделаешь, чтобы ты гостила у меня чаще?! — прошептал, погладив мое щеку пальцем.

Робко улыбнувшись, я провела ладонью по его волосам. От них исходил запах мятного шампуня, а от губ пахло мандаринами.

— Это будет самая лучшая весна! Вот увидишь! — переводила взгляд с черноухого Воина на лучшего парня в мире, ощущая себя по-настоящему счастливой.

— Как скажешь, цветочек. — хрипловато согласился, провожая меня на кухню.

Крошечная кухня оказалась очень просто обставлена, но несмотря на это, на ней царила идеальная чистота.

— Надеюсь, оценишь мою стряпню?! — словно смутившись, Митя посмотрел на свои руки.

— Ты сам приготовил обед?!

— Обижаешь. Я готовлю лет с двенадцати!

Я вдруг подумала — ни разу не видела Лешку у плиты. В нашей семье даже не обсуждалось, что готовить должны женщины, а брат и не выказывал особого желания.

— Итак, фирменная картошка с мясом от шефа! — Дима гордо представил свое блюдо, накладывая мне в тарелку огромную порцию.

— Выглядит безумно аппетитно! — выставила большие пальцы вверх.

— А на вкус вообще отвал башки. — озорные искорки в его глазах сводили с ума.

Мы быстро пообедали, то и дело обмениваясь продолжительными взглядами, после чего Митя поднялся, и, убрав пустые тарелки со стола, вытащил из холодильника торт.

— Ого! Его ты тоже сам приготовил?! — брови полезли на лоб.

— Увы. Медовик из любимой кондитерской брата. Подумал, раз ты Пчелкина, то точно должна оценить! — хозяин квартиры заулыбался.

Я моргала, поражаясь тому, как здорово он все организовал. Это свидание можно было отнести к разряду самых идеальных. Молча, уплетала ароматный десерт, обдумывая, как же мне с ним повезло.

К слову, Митя съел всего пару кусочков, и, отложив ложку, принялся внимательно изучать мое лицо. Стараясь прервать неловкое молчание, тихо произнесла.

— А ведь я совсем о тебе ничего не знаю…

— Спрашивай. — равнодушно пожал плечами.

— Ну, например, назови любимое время года?!

— Зима. — ответил, не задумываясь.

— Почему зима?! — перегнувшись через стол, я запустила пальцы в его волосы.

— Потому что мы познакомились зимой…

— Мить, я серьезно!

— Так и я на полном серьезе, цветочек! — покачав головой, я поднялась из-за стола, составляя посуду в раковину.

Все мысли вылетели из головы, стоило Мите прижаться к моей спине, окольцевав талию руками.

Глава 40

Воин

Моя. Теперь Роза целиком и полностью находилась в моей власти. Уму непостижимо, как всего один человек может включить для тебя солнце, пролив свет на серость бытия.

— Митя…

Я кивнул, коснувшись губами ее щеки. Только самые близкие называли меня Митей. Она как-то сразу смогла это уловить, потому что видела насквозь. Застыв около раковины, мы сплелись отяжелевшими дыханиями.

— Не бойся. Я все понимаю, и не стану на тебя давить, — ответил на вопрос, мелькнувший в глазах малой, стоило лишь переступить порог квартиры.

Какой бы храброй не была Пчелкина, она все еще оставалась неиспорченной хорошей девочкой, и, несмотря на сумасшедшую тягу, я не собирался торопить события.

— Но для поцелуев, цветочек, ты уже достаточно взрослая! — бережно развернул её к себе, упиваясь раскрасневшимися щеками и смущенным выражением лица.

Моя. Моя. Моя.

На этот раз Роза сама стала инициатором поцелуя. Сердце выпрыгивало от того, с какой лаской она прикасалась к моим губам, будто они сделаны из сахара, и вот-вот растают.

— Знаешь, чего я хочу больше всего на свете?! — пробормотала, утыкаясь мне в шею щекой.

— Есть у меня одно предположение, но, пожалуй, тебе еще рановато об этом думать… — похабно рассмеялся.

— Ох, Митя… — она хихикнула.

— Ну, а если серьезно?! — я крепче прижал малышку к груди, погладив рукой по волосам.

— Утри им всем нос, Мить! Ради меня! Пожалуйста! — прошептала, чуть ли не с мольбой.

Роза вскинула голову и внимательно заглянула мне в глаза, а Воин прижался к ступне, радостно виляя хвостом.

— Я столько лет намеренно создавал образ бунтаря, что в какой-то момент плотно с ним сросся. Не уверен, что из меня выйдет что-то путное… — ответил, ни капли не кривя душой.

— Настало время показать себя настоящего! До экзаменов ровно три месяца — если хорошо сдашь, то можешь поступить по результатам ЕГЭ! Ты только представь, я поступлю на Филфак, ты — на Мехмат. Заселимся в одно общежитие, и больше никакого контроля…

— Потеря контроля — звучит заманчиво… — уткнулся губами в её теплый пульсирующий висок — хотелось раствориться в этом ощущении всепоглощающего счастья.

— Ну, ладно-ладно. Сдаюсь. Обещаю тебе приложить все силы. Кстати, в перерывах между клиентами я прорешал половину задачника по математике! Не так уж все и плохо, — самодовольно ухмыльнулся, млея от пристального взгляда ее глаз оттенка какао.

— Тогда нельзя больше терять ни минуты! Пошли — проверю твои знания по русскому! — Роза решительно потащила меня из кухни.

Правда, созерцание малой посреди спальни, сперва, вызвало ступор. Я столько раз фантазировал о ней бессонными ночами, что теперь был близок к разрыву сердца.

— Эй, ну, чего улыбаешься?! — от ее робкого вопроса защемило в груди.

Хотелось наплевать на подготовку, и просто затискать любимую в объятиях. А чего, собственно, ждать?! Прищурившись, сделал резкий выпад вперед, повалив Розу на кровать.

— Эй, Воинов, ты что творишь?! — возмутилась с напускной строгостью, однако я с радостью отметил, как расширились её зрачки.

— Я всего лишь хочу тебя поцеловать. Думаю, десять минут особой роли не сыграют?

— Десять минут?! — моя девочка удивленно округлила глаза.

— Ага. И отсчет пошел… — прервал протест уверенным сладким поцелуем.

Роза

Я не пришла домой. Вернее сказать, прилетела на крылышках счастья. И даже сапоги Краевой у порога в купе с оживленными голосами на кухне не нарушили внутренней гармонии.

Мы с Митей провели потрясающий день вместе, даже каким-то чудом успев прорешать треть тестов к ЕГЭ по русскому. Убедившись, что мой парень щелкает большинство заданий как орешки, от сердца отлегло. Я уже не сомневалась в его поступлении. Мы вместе поступим.

Неожиданно из кухни вышла мама. Несколько секунд она натянуто улыбалась, рассматривая мой букет, после чего произнесла.

— Дочка, как день прошел?!

— Отлично.

— А мы недавно вернулись от Арабаджанов… Аня, вот, зашла. На этот раз испекла шарлотку. Очень вкусно. Пойдем чай пить?! — несмотря на примирительную интонацию в голосе, я отчетливо слышала фальшивые нотки.

Выдержав паузу, открыла кухонную дверь, кивнув сладкой парочке — брату и его подружке.

— Спасибо, мам, но я не хочу шарлотку. Мой парень сегодня устроил для меня свидание — мы объелись медовика! — жизнерадостно улыбнулась, не сводя глаз с позеленевшего от злобы лица Краевой.

Пусть подавится своей шарлоткой. Ей меня больше не сломить!

Глава 41

*Месяц спустя*

Роза

Учительница физики обвела класс сосредоточенным взглядом.

— Итак, друзья, почти треть из вас выбрали мой предмет для сдачи на ЕГЭ. Кроме того, в конце апреля состоится Всероссийская олимпиада школьников — победители гарантировано поступят в профильный ВУЗ без экзаменов, поэтому советую отбросить шутки в сторону и заниматься еще усерднее. Сейчас мы проведем небольшую самостоятельную работу на скорость. Задание сложное — такие точно будут в части «Б». Тому, кто решит правильно и быстрее всех, сразу две пятерки в журнал.

Написав на доске условия задачи, Маргарита Павловна раздала всем листочки. Я неплохо знала физику, но в это раз впала в ступор. Хорошо, она не требовалась для поступления на филфак. На некоторое время в классе установилась сосредоточенная тишина. Казалось, вот-вот послышится, как у одноклассников в мозгах закоротят шестеренки.

Повернулась, ощутив, как губы сами собой складываются в довольную улыбку — любимый с видом юного Исаака Ньютона, которому на голову упало яблоко, быстро строчил решение задачи. Последовав его примеру, я опустила нос в свой листок.

— Готово! — спустя пару минут раздался уверенный хрипловатый голос соседа.

— Дим, это первоапрельская шутка?! — Маргарита Павловна поправила очки на носу.

— Никак нет. Вы же просили решение, — он подошел к учительскому столу, положив перед женщиной листок с ответом.

Пока учительница скользила глазами по работе моего парня, гробовая тишина в классе сменилась оживлением. Неожиданно Карасева вздохнула, сняла очки, и, тщательно протерев их влажной салфеткой, вернула обратно. Несколько секунд она обводила взглядом притихших ребят, после чего, наконец, произнесла.

— Поразительно. Ни одной ошибки.

Вдруг класс взорвался оглушительными аплодисментами. Ну, еще бы — настоящая сенсация — Дима Воинов раньше всех решил трудную задачку!

Душу затопила гордость. Я знала, что на протяжении прошлого месяца они по несколько раз в неделю занимались после уроков, но Митя мало распространялся на эту тему. Однако репетиторство Карасевой быстро дало свои плоды. Такими темпами он сумеет поступить на мехмат уже по результатам весенних олимпиад!

Физика стояла последним уроком. По традиции мы дождались, когда все покинут класс, чтобы провести хотя бы несколько минут наедине. К сожалению, из-за моих вечерних курсов в МГУ и Митиной работы, которую он упрямо не желал пропускать, на отношения оставались лишь крупицы времени.

— Какой же ты умный! — восхищенно прошептала ему на ухо.

— Да брось ты, цветочек. Просто не хочу с тобой разлучаться, — властно накрыл мои губы своими, заставив забыть обо всем.

С каждым днем его поцелуи становились настойчивее, а объятия крепче. Не успела толком насладиться прикосновениями любимого, как вдруг из рекреации послышались крики и оживленные голоса.

— Что там происходит?! — мы переглянулись, и, держась за руки, вышли за дверь.

От увиденной картины поясница моментально покрылась ледяным потом. Дима резко выпустил мою руку. Никогда не забуду выражение его лица в этот момент. Он был убит.

Возле кабинета химии на карачках стояла уборщица, а рядом с ней валялась тряпка и перевернутое ведро с водой. Женщина явно перебрала с алкоголем, поэтому просто не могла подняться. Школьники окружили её плотным кольцом, снимая происходящее на телефоны.

— Смотрите, техничка напилась!

Я сразу узнала Митину маму. За прошлый месяц мы виделись пару раз, но любимый ни разу не упоминал, что она работает в нашей школе…

— Алкашка…

— Эй, тебе за водкой сбегать?! — доносилось со всех сторон.

Увы, никто из собравшихся не подозревал, кто находится перед ними. Я съежилась, буквально физически ощущая его боль. Митя замер, крепко сцепив челюсти, будто наблюдая за всем со стороны. Я не выдержала первой.

— Отвалите от нее! Не видите, человеку плохо?! Идите, куда шли! — вылетела вперед, загораживая женщину собой, но от этого стало только хуже: Митино лицо исказила гримаса гнева.

Боже! Он выглядел, как разъярённый бульдог, готовый в любой момент сорваться с поводка.

— Эй, пьянчуга, ты полы то мыть будешь?! — продолжал измываться Борька из 10 «Б», и это была его роковая ошибка…

У Димы отказали тормоза: он налетел на парня, заехав ему в челюсть. Взвизгнув, как поросенок, Боря отлетел на пол, изумленно потирая место удара. Голоса разом стихли. Ребята изумленно переводили взгляд с Воинова на его мать, кажется, наконец, начиная что-то понимать…

— Мама… — все обернулись на потерянный голос Богдана.

Он уселся на колени рядом с невменяемой женщиной, помогая ей подняться.

— Что здесь происходит?! — директриса обвела собравшихся мрачным взглядом.

Сердце сжалось до такой степени, что было больно сделать вдох. Жаль, это не первоапрельская шутка. Все пошло прахом.

Глава 42

— Богдан, отведи её в подсобку. Дима и Боря — марш ко мне в кабинет! Для всех остальных представление окончено! — распорядилась Бодрова.

Толпа собравшихся мгновенно рассосалась. Пока Бо помогал матери подняться, Дима демонстративно сплюнул, устремившись в противоположную сторону от кабинета директора. Боря же продолжал сидеть, с видом побитой собаки потирая припухшую челюсть.

— Кажется, перелом… — простонал он, картинно шмыгнув носом.

Вот артист! Отойдя, наконец, от шока, я побежала следом за Димой.

— Мить, постой! Да постой ты?!

Но он лишь резко махнул рукой, даже не притормозив. Тогда я изможденно уселась на лавку, пытаясь понять, что делать дальше. Сердце подсказывало — ситуация может сложиться не в его пользу.

Вернувшись домой, на автопилоте приготовила ужин и закрылась в комнате. Настроение было, как перед армагеддоном. Несколько раз набирала Мите, но он отключил телефон, и похоже, не собирался выходить на связь.

— Слышала новость?! — Лёшка без стука распахнул дверь, самым наглым образом вламываясь в мою комнату.

— Ты о чем?! — устало подняла глаза на брата.

— Говорят, твоего Воина отчисляют! — хмыкнул, не сводя с меня ехидного взгляда.

За последний месяц наши отношения совсем разладились: после того, как грязные планы Краевой с треском провалились, она дала Лешке отворот поворот. Чего и следовало ожидать. Только наивный глупец так ничего и не понял, при любом удобном случае обвиняя меня в их разладе.

— С чего ты взял?! — сделала огромное усилие, чтобы голос прозвучал спокойно.

— Да все об этом говорят! В интернет слили фотографии, как его маменька валяется на полу, а сыночек заехал несовершеннолетнему в челюсть. Вот так семейка! — от его отвратительного гогота внутри всё сжалось.

Нет, это невозможно. Не могла поверить, что после всего, что Митя преодолел, его отчислят из школы. Мой Воин будет сражаться и обязательно победит. Иначе и быть не может!

— А мама знает, что ты берешь у нее деньги без спроса? — выговорила еле слышно.

— Что? — на лице брата промелькнуло встревоженное выражение.

Я равнодушно пожала плечами, кивнув на его новую футболку.

— Ну, все эти дорогие брендовые вещи ведь с неба не падают. Точно знаю, в этом месяце мама не давала тебе деньги на шмотки. Ты не работаешь. Получается, взял без спроса?! — выгнула бровь, обратив внимание на красноватые пятна, проступившие на щеках родственника.

— Систер, не моли чушь! Я ничего у нее не брал… — произнес хрипло.

— Тогда откуда новый пуховик, кроссовки, джинсы?! — я смотрела на брата в упор, не собираясь отступать.

— Я… Я… — собеседник запнулся, стремительно опустив взгляд, — Нашел подработку! — прошипел, наконец, злобно, — Только матери не вздумай говорить — она думает, это всё за копейки c «AliExpress»! А проболтаешься — сделаю так, что она запретит тебе встречаться с Воином! Достаточно показать сегодняшние фотографии… — Лешка громко хлопнул дверью.

Вздохнув, я изможденно повалилась на подушку. А ведь всё только стало налаживаться, даже отношения с мамой потихоньку потеплели. Похоже, нашим с Митей мечтам не суждено сбыться…

Новый день не принес хороших известий. Любимый так и не включил телефон и в школе не объявлялся. Богдан также скрылся с радаров, зато все вокруг точили языки, обсуждая вчерашний инцидент. Пьяная выходка Воиновой имела эффект разорвавшейся бомбы, за считанные сутки облетев весь интернет, а под видео, где Дима начистил морду Боре, уже набралось несколько сотен комментариев.

После окончания уроков ко мне подошел Никита Бодров, без всяких предисловий отведя в сторону.

— У брательника серьезные проблемы. У матери тоже. — выдал он сухо.

— П-проблемы?! — изрекла трясущимися уголками рта, — Что это значит?!

— Хреново всё, Розочка! Мать помогла сестре, называется… Теперь из-за нее сама может лишиться работы! Это надо же так напиться, чтобы перепутать время и припереться в школу?! — Никита грубо выругался, сжав крупные кулаки.

Я опустила взгляд, ощутив озноб во всем теле.

— Что же теперь будет?! — пропищала, силясь не разреветься.

Вот тебе и дочь мента — как оказалось, самоконтроля у меня кот наплакал!

— При самом худшем раскладе Димке придется забрать документы из школы… — Никита вздохнул, — Вот баран! Если бы не врезал этому малолетке — все бы обошлось, а теперь… Мать Петрова та еще заноза, просто так это не оставит — попрется во все инстанции! Эх, Митька! Когда ж уже начнет думать не кулаками, а головой?!

Образовалась тягучая могильная пауза, на протяжении которой рушились мои глупые девичьи мечты о счастье.

— А если он отдаст документы в другую школу?! — прошептала с надеждой.

— Теоретически, возможно. — Ник шумно вздохнул, — Но ты сама-то в это веришь?! Митька гордый. Помашет ручкой и пойдет служить. Даже аттестата об 11-и классах не будет, а ведь с его мозгами мог бы поступить на бюджет самого престижного ВУЗа!

— Твоя мама может что-то сделать?! — произнесла с мольбой.

— Знала бы ты, сколько раз мать уже за него впрягалась! И все без толку. А из-за того, что произошло с Лидой, наша школа теперь под прицелом у департамента образования. Одно неверное движение и мать в любой момент могут уволить…

— Нельзя сидеть, сложа руки! Мы должны что-то предпринять… — мой голос обрушился под лавиной слез.

— Только сырость распускать не надо, ладно?! — попросил сын директрисы устало.

— Х-хорошо… — смущенно шмыгнула носом.

— Тогда будем биться за нашего Воина! Только сразу предупреждаю — легко не будет! Ты со мной?! — одноклассник лукаво прищурился.

— Конечно! БУДЕМ БИТЬСЯ ЗА НАШЕГО ВОИНА! — прокричала на весь коридор, решительно топнув ногой, — И мы победим!

Глава 43

— Тогда слушай сюда: отец Нелли — один из замов руководителя Департамента образования и науки. Он курирует нашу школу. Нужно с ним поговорить. Ты пойдешь со мной?! — поинтересовался Никита.

— Конечно! — ответила с жаром.

— Тогда я зайду за тобой часиков в восемь вечера — прогуляемся до Корсаковых. Надеюсь, получится уговорить Александра Николаевича.

— Дима ни в чем не виноват. Тот парень сам его спровоцировал! — сказала твердо. — Я уверена, отец Нелли всё поймет.

— Надеюсь.

Закончив разговор с Никитой, я вновь набрала Мите, но его телефон так и не начал подавать признаков жизни. Специально пошла другой дорогой, чтобы пройти мимо дома Воинова в надежде на случайную встречу, но, увы, мой план провалился.

Бодров оказался пунктуальным и ровно без четверти восемь караулил около моего подъезда. Дорога до дома Корсаковых заняла минут двадцать — они жили в кирпичной новостройке с охраняемой территорией двора. Вместо того чтобы позвонить в домофон, Никита посмотрел на часы, а потом мы оба обернулись, заслышав быстрые легкие шаги по тротуару.

— Богдан! — от переизбытка чувств я чуть не бросилась парню на шею.

— Привет… — отозвался брат Димы глухо.

Встревоженные нотки его голоса моментально вернули с небес на землю.

— А где Митя?!

— Лучше тебе не знать… — покачав головой, он опустил взгляд.

— Ладно. Сейчас самое главное поговорить с Корсаковым. Болтают, Петрова уже настучала на Димку.

— Как же это все не вовремя. — Богдан устало вздохнул. — Ведь она держалась почти три недели, а потом как по накатанной — немного вина во время ужина, бутылочку пива в честь выходных… Сорвалась на дне рождения собутыльника. Но кто же знал, что мать пойдет в таком состоянии в школу?!

— Сделанного уже не вернуть. Сейчас самое главное, чтобы Митьке не поломали жизнь! — Бодров решительно выжал кнопку домофона, и спустя несколько секунд железная дверь раскрылась.

Поднявшись на лифте на пятый этаж, мы оказались около внушительной двери из красного дерева. Никита снова позвонил. На это раз открыли не сразу. В коридоре послышались голоса на повышенных тонах. Сердце предательски сжалось от мысли, что у нас ничего не получится.

Наконец, Нелли бесшумно открыла дверь, выпорхнув на лестничную клетку. Было непривычно видеть её в домашнем платье и без привычного идеального макияжа, будто она только что покинула салон красоты.

— Ребят, сегодня не лучшее время, правда, — одноклассница с карамельными волосами до плеч смерила нас грустным взглядом.

— Мы хотели поговорить с твоим отцом, — возразил Никита, делая шаг вперед.

От меня не укрылось, с каким интересом он разглядывал стройную фигуру блондинки.

— Увы, он сегодня не в духе. С учениками нашей школы весь год творится какая-то чертовщина! Отец уже прикрывал твою маму в департаменте, и сегодня ему прилетел выговор. — Нелли покачала головой. — Это все мать Петрова! Подняла бучу из-за того, что Дима треснул её сыночка! А то, что придурок измывался над его матерью — ничего!

Повисла достаточно длительная пауза, во время которой каждый из нас думал о чем-то своем. Наконец, я пробормотала.

— Неужели Диму, правда, могут выгнать за два месяца до окончания школы?! Должен же быть какой-то выход?

— Они с Петровым уже дрались прошлым летом. И гад пообещал отомстить Митьке… — тихо пояснил Богдан.

Мы вновь обреченно переглянулись.

— Ладно. Вы идите, а я попробую поговорить с отцом. К нашей школе сейчас, итак, очень пристальное внимание в департаменте… Любой инцидент как под микроскопом.

— Спасибо, Нелли, только мы никуда не пойдем, — выдала решительно. — Будем ждать на улице, пока твой отец не пообещает помочь Диме!

— Роза…

— Ему сейчас, итак, нелегко. А если не дадут доучиться — это будет настоящим ударом! Неужели вы не понимаете?!

И, не дожидаясь ответа, я поспешила по ступенькам вниз. Судя по шагам за спиной, парни шли следом. Богдан помог открыть железную дверь, бросив двоюродному брату через плечо.

— Ник, ты иди, а мы с Розой немного посидим на лавочке.

— Эй, я своих не бросаю! Разобьем палаточный лагерь?! — Бодров лукаво выгнул темную бровь, на что мы с Богданом благодарно рассмеялись.

Через час стемнело, а мы так и продолжали сидеть у Корсаковых под окнами, тихонько переговариваясь обо всякой ерунде. Спустя еще один час, наша решимость поутихла. На место ей пришло отчаяние. Теперь мы просто, молча, несли свою вахту, как солдаты на важном посту.

Благо, апрельский вечер выдался относительно теплым, правда, в какой-то момент кончики пальцев все-таки окоченели, и я вынуждена была надеть перчатки.

Вдруг в кармане завибрировал телефон.

— Нелли звонит! — пожала плечами, принимая входящий вызов.

— Хватит сидеть, как три тополя на Плющихе! Поднимайтесь — отец вас ждет! — сказала своим привычным командирским тоном.

— Александр Николаевич нас приглашает… — я даже не смогла скрыть счастливой интонации в голосе.

— Пошлите скорее, пока он не передумал! — воодушевился Богдан.

— А вот это уже другой разговор… — оживился Никита.

***

— Ну, и что у нас здесь за неуловимые мстители?! — сдержанно улыбнулся Корсаков, после того как наша троица разместилась на их большой светлой кухне. — Нелли, скорее налей ребятам чай! Не хватало еще кому-нибудь простудиться.

— Спасибо, но мы сюда не чаи распивать пришли! — возразил Никита, однако отец Нелли отрицательно покачал головой.

— Так, пока не согреетесь, разговаривать не буду, — сказал, как отрезал, и нам пришлось подчиниться.

Кстати, к чаю подали изумительный шоколадный торт. Вдруг на душе стало гораздо светлее, а в животе появилось приятное чувство сытости.

— Ну, а теперь перейдем к делу, ребят. — Александр Николаевич вздохнул, бросив озадаченный взгляд на часы. — Все очень не просто, и вы должны это понимать. Дело в том, что Светлана Викторовна превысила свои полномочия и незаконно устроила сестру в школу. После этого инцидента её ждут новые проблемы… Однако, специалистов такого уровня днем с огнем не сыскать, поэтому ни о каком увольнении речи, конечно, не идет. Ну, а Дмитрий уже давно нарывается — портит тетке всю репутацию. По-хорошему, его надо было отчислить ещё после десятого класса…

— Пожалуйста, дайте ему еще один шанс! — стиснула пальцы, боясь потерять сознание от перенапряжения.

— Девочка, знаешь, сколько у него уже было этих шансов?! А воз и ныне там, — губы Корсакова искривились в усмешке. — Может пора признать, что Дмитрию не нужна учеба и отпустить парня с миром?

— Поверьте, он еще всем покажет…

— Брат очень старается. Она права. — Богдан сжал мою руку.

— Ну, а что делать с жалобой матери Бориса Петрова?! Не подскажете? К сожалению, это дело вышло из стен школы. — Александр Николаевич залпом допил свой чай, и я поняла, что настало время для решающего удара.

— В конце апреля состоится Всероссийская олимпиада школьников и я уверена, Дима станет одним из лучших по физике! Прошу вас, не забирайте у него шанс на счастливое будущее…

Опустив голову, Корсаков озадаченно вздохнул. Его последующие слова вышибли весь воздух их легких.

Глава 44

— Я авансом дам ему последний шанс. По-настоящему последний. Но только если Дима блестяще сдаст все олимпиады и пробники ЕГЭ. Теперь всё в его руках.

— Александр Николаевич, спасибо вам!

— Спасибо!

— Огромное спасибо! — говорили наперебой.

— Передайте ему, чтобы до выпускного больше никаких передряг. Вот получит аттестат — пусть делает, что хочет! А пока нужно вести себя тише воды, ниже травы. Я постараюсь решить вопрос с матерью Бориса Петрова.

Еще раз поблагодарив Корсакова, наша троица покинула кухню. В прихожей Нелли крутилась перед зеркалом, натягивая короткую кожаную куртку.

— Дочка, только чтобы пришла домой до полуночи, — предостерегающе заключил отец.

— Конечно, пап, — одноклассница сдула с лица прядку медовых волос, выходя из квартиры следом.

Спустившись на лифте, наша четверка остановилась на освещенной парковке перед домом.

— Ну, ладно, ребят. Я рада, что отец все-таки уступил. До завтра! — помахав на прощание, блондинка направилась к шикарному белому «Мерседесу».

— Счастливо оставаться… — процедил сквозь зубы Никита Бодров.

Мы с Богданом понимающе переглянулись.

— А теперь я хочу увидеть Диму! — произнесла твердо, когда машина ухажера Нелли со звериным ревом покинула улицу.

— Роз, давай мы проводим тебя до дома, а с ним сами разберемся?! — осторожно предложил брат любимого.

— Что значит сами? А как же я?! — обескуражено тряхнула головой.

— Уже поздно. Да и Митька вряд ли сейчас в состоянии нормально общаться…

— Ничего не хочу слышать! Я пойду с вами. Только маме сообщу, что буду допоздна готовиться у Аделины. Она сегодня ночует у Артака Ашотовича, так что не будет против…

***

Однако вместо того, чтобы идти на поиски Мити, вскоре мы оказались в просторном светлом зале «Макдональдса».

— Нужно немного подкрепиться, да и вряд ли брат ел что-то за последние сутки. Возьмем с собой, — распорядился Ник.

— Роза, что ты будешь?!

— Я не голодна.

— Такой ответ не принимается.

Набрав полные пакеты еды, Никита всучил мне молочный коктейль, и мы покинули здание кафе. К этому моменту над городом окончательно сгустилась свинцовая темнота. Не говоря ни слова, я, молча, шла за ребятами. Вскоре мы оказались на территории заброшенной стройки, поблизости находилось несколько подземных гаражей.

— Он тусуется в гараже у друга Горшка. Последний раз спрашиваю, ты точно хочешь туда пойти?! Честно говоря, место не для юных впечатлительных особ… — шумно вздохнул Бодров.

— Я хочу его видеть.

Парни переглянулись, указывая на длинный мрачный тоннель. Решительно кивнув, я вошла следом за ними. Внутри оказалось темно, и отвратительно пахло сыростью. Глаза еще не успели привыкнуть к темноте, пульс подпрыгивал, как на батуте. К счастью, в конце длинного мрачного помещения послышалось эхо приглушенных голосов.

— Эй, Растаман, вы здесь?! — прокричал Богдан.

Его голос моментально отскочил от сырых стен.

— Да здесь он, где ему еще быть?! — сухо заметил Бодров, первым открывая дверь.

На миг я ослепла от яркого света, ударившего в лицо. Проморгавшись, заметила в кресле рослого парня с разноцветными дредами. Не обращая на нас никакого внимания, остекленевшим взглядом он смотрел прямо перед собой.

Я вздрогнула, обнаружив на грязном продавленном диване Митю, свернувшегося в три погибели. По тому, как плавно вздымалась и опадала его грудная клетка, было ясно, что любимый спит. Внутри похолодело, стоило зацепиться взглядом за пустую двухлитровую бутылку пива у него в ногах. Нет, только не это. Мне не хотелось, чтобы он сломался и пошел по наклонной. Это не путь моего Воина, не путь бойца.

Его ждет совершенно другая судьба. Словно почувствовав мою близость, Митя открыл глаза, и наши взгляды сошлись.

В груди образовалось такое напряжение, будто кто-то вскрыл щиток с высоковольтными проводами. Митя. Мой Митя. Сейчас он смотрел на меня так, будто не узнает. Глаза казались потухшими и пустыми. Боже, как же мне хотелось забрать всю его боль себе.

— Братишка, просыпайся, пора домой… — тихо, но твердо произнес Богдан за моей спиной.

— Что… — Митя сглотнул. — Что она здесь делает?! — прохрипел, глядя на меня шокировано, словно мое нахождение в гараже у Растамана равносильно концу света.

— С Розой вы поговорите потом, — едко выдал Никита. — Мы, итак, потратили кучу времени и замерзли, как собаки, спасая твою шкуру, поэтому сейчас ноги в руки и марш домой!

— Ты охренел?! — Митя зловеще стиснул челюсти.

— Нет, это ты охренел, братишка! Ну, конечно, легче всего напиться в компании этого торчка! И нет проблем! Никого не напоминает?! Топить проблемы в алкоголе?!

Митя резко подскочил, и, пошатываясь, направился в сторону двоюродного брата.

— Еще одно слово…

— И что?! Выбьешь мне челюсть, как Петрову?! — парировал Ник.

— Эй, парни… — Богдан сделал шаг вперед, однако Дима вытянул руку, одним жестом заставляя брата остановиться.

— Ну, давай, врежь мне, раз прибухнул и кулаки зачесались! Только я не Борька, могу и ответить!

— Валите отсюда!!! — прохрипел, поигрывая желваками. — И ты вали! — парень яростно оскалился в мою сторону.

— Гад, — ухмыльнулся Никита.

— Ты пожалеешь… — сверкнув глазами, Дима сделал выпад, схватив двоюродного брата за грудки.

— Уходи, иначе размажу!

— Уйду, но только с тобой, идиот!

— Кретин! — Митя поднял руку на Ника, но тот оказался проворнее, перехватив ее и заломив дебоширу за спину.

— Ты…

— ХВАТИТ! — слезы брызнули из глаз.

Я ощутила какое-то тотальное беспросветное отчаяние, толкая Воинова в грудь.

— ТЫ САМ ВСЕ ПОРТИШЬ!!!

Не замечая ничего из-за слез, хлынувших ручьем, я понеслась вперед, подальше от этого ужасного гаража с затхлым воздухом.

Глава 45

Поверить не могла, что Митя мог так поступить со мной.

— Воин? Мститель?! Нет! Слабак и трус! — крутилось на языке.

Вытирая слезы тыльной стороной ладони, я продолжала бежать по плохо освещенной улице. Вдруг нога запнулись — я упала на промёрзший асфальт, разрыдавшись еще сильнее. Душу охватило тяжелое, страшное чувство.

Все кончено. Ничего не получится. Мы старались зря.

Вздрогнула, услышав быстрые легкие шаги в тишине. Машинально заправив за ухо прядь волос, почувствовала, что голова отяжелела. Только тут дошло, что я нахожусь одна посреди пустынной темной улицы, а маньяк, напавший на Лиду и Аделину все еще не пойман…

По спине пробежал холодок, поясница моментально покрылась испариной. Сердце, застрявшее посреди горла, не давало нормально дышать. Задыхаясь от страха, я положила голову на колени, обняв себя за плечи.

— Вот тебе и дочь мента… — пулей пронеслось в голове, когда надо мной нависла длинная мрачная тень.

— Роза…

Хоть изображение смазалось из-за пелены слез, его голос с самой первой встречи занозой застрял в сердце. Воинов уселся рядом со мной на холодный асфальт. Какое-то время мы сидели, молча, тяжело и судорожно дыша. Сделав огромное усилие воли, я прошептала.

— Зачем ты пришел?!

Вместо ответа Дима прижал меня к себе, но этого было недостаточно.

— А я, дура, поверила, что ты изменился и, больше никаких гулянок и драк. Возвращайся в гараж. В этом нет никакого смысла.

Несмотря на его стальные объятия, тело продрогло. А еще стало холодно где-то очень глубоко внутри, как после смерти отца. Даже десятки пледов не помогли бы сейчас согреться. Так бывает, когда отмирает частичка души. Когда чаша боли превышает все светлое и доброе, заменив позитивные эмоции ледяным отчаянием.

Там, где еще недавно распускались бутоны и цвели сады, наступили заморозки.

— Пойдем, я провожу тебя до дома… — сухо бросил Воинов.

Парень поднялся, протягивая мне руку, но силы покинули. Я продолжала сидеть на асфальте, глотая одинокие капли, струящиеся из глаз.

— Уходи.

— Роз, я провожу тебя.

— Ты слабак, — бросила язвительно.

— Слушай, не начинай…

— Ты мне противен. Никита все правильно сказал.

— Р-о-з… — Воинов шумно сцедил слюну.

— Я больше не могу. Делай, что хочешь. Живи своей жизнью, если чувства близких для тебя ничего не значат!

— Хватит сидеть! Заработаешь цистит или воспаление легких! Пойдем, провожу тебя… — Дима потянул меня за запястья.

— Не трогай! — прошипела не своим голосом. — Ты трус и слабак! Видеть тебя не хочу!

— Роза, пожалуйста… Ты просто не понимаешь, — голос Димы сорвался на рваный низкий хрип.

В этот миг он напомнил одинокое затравленное животное.

— Ты никому ничего не докажешь, бухая по гаражам, — пробормотала, медленно поднимаясь.

— Ты никому ничего не докажешь, бухая по гаражам, — пробормотала, медленно поднимаясь.

Для того чтобы не потерять равновесие, мне пришлось вцепиться в его плечо. Наши взгляды столкнулись. В сердце еще глубже угодил нож, заточенный несбывшимися мечтами. Фантомные боли вернулись: второй раз в жизни у меня возникло ощущение, будто я теряю близкого человека. Даже находясь на расстоянии вытянутой руки, Дима ускользал от меня…

От осознания этого становилось жутко.

— Дети не должны отвечать за грехи родителей, — сделав глубокий вдох, я поправила шапку, направляясь в сторону дома.

Дима больше ничего не сказал, но я знала — он шел следом. Впервые за долгое время меня это не радовало. Тяжело готовиться к какому-то там ЕГЭ, когда у тебя в груди зияет пробоина размером с метеорит.

— Дело не в матери. Наверное, где-то свыше все уже предрешено. У меня другой путь. Не лучше. Не хуже. Просто он другой. Я не капли не жалею, что встретил тебя, Роз. Ты, правда, лучшее, что со мной случилось. Ты мой цветочек. Пожалуйста, не уходи вот так…

Но я не остановилась.

Зачем?! Кому теперь это нужно? У него другой путь, другая жизнь, в которой мне, очевидно, нет места, а лимит нервных клеток за последние сутки, итак, был исчерпан.

Открыв дверь своим ключом, бросила усталый взгляд на часы, обнаружив, что уже перевалила за полночь.

— О, систер пожаловала! Какие люди и без охраны! А мать в курсе, что ты шарахаешься по ночам?! — Лешка выглянул из зала, смерив меня едким взглядом.

— Можешь порадоваться, мы с Димой расстались, — бросила, развешивая свои вещи в прихожей.

От перепада температур озноб усилился. Вытерев испарину со лба, я прошла на кухню согреть чайник. До сих пор зуб на зуб не попадал.

— Роз, что случилось? У тебя такой болезненный вид… — Лешка зашел следом.

Впервые за долгие недели в голосе брата послышалась искренняя забота, но, увы, я не испытала особых эмоций по этому поводу. Покачав головой, заварила чай эрл грей, устало опустившись на стул.

— Систер, ты это…не обижайся…ну, я немного перегнул палку. Не знаю, что на меня нашло. Наверное, устал от вечной экономии и маминых слез по ночам в подушку. А Артак Ашотович надежный мужик. Да и нам с тобой поможет устроиться в жизни. Понимаешь?! — брат коснулся моей руки, но я резко её одернула, словно меня ужалило ядовитое насекомое.

— Помнишь, отец говорил: «Над вами тушат пожар, значит надо устроить пенную вечеринку». Знаешь, Леш, я устала барахтаться в пене… — так и не выпив чай, пошла в свою комнату, и, не раздеваясь, залезла под одеяло.

Меня знобило. И даже под толстым слоем пуха не получалось согреться.

— Роз, да ты вся горишь… — услышала голос Лешки сквозь густую пелену.

Глава 46

POV Воин

Я вернулся домой, накормил пса и, забив на душ, завалился в кровать. Богдан прислал смс, что сегодня останется ночевать у Бодровых. Вот и славно. Бодровы наши вечные благодетели. Тетка вновь оплатила матери лечение в клинике, а Ник, похоже, возглавил операцию по моему поднятию со дна.

При воспоминании о детстве в моей памяти всплывали образы пьяных маминых собутыльников, которые постоянно не давали спать. Никто из них не относился ко мне как к ребенку. Скорее, как к обузе, мешающей веселью.

Своего отца я не знал. Мать не любила говорить на эту тему. Случались, конечно, периоды, когда мама находилась в завязке и бралась за голову. Это было самое счастливое время. Тогда мы с братом еще искренне верили, что она справится и сойдет со скользкого пути…

Но потом розовые очки разбились. Не знаю, как у Бо, но у меня точно. Алкоголь для нее важнее, чем родные дети. Теперь уже сомнений не осталось.

Иногда я жалел, что не родился сиротой. Звучит кощунственно, но, когда ты постоянно испытываешь стыд за родную мать, чаша терпения переполняется. Тетка использовала свои связи, и всегда отбивала нас от органов опеки. Хотя периодами я мечтал, чтобы нас забрали из семьи.

Может хоть тогда бы она одумалась?!

Со временем я научился скрывать, что мать пьет. Сам себя обслуживал: убирал, стирал, готовил, да и Богдан никогда не оставался в стороне. Под влиянием тетки старались хорошо учиться. По крайней мере, именно она настояла, чтобы я доучился до одиннадцатого класса.

А потом такое предательство — напиться и приползти в школу в полубессознательном состоянии.

В первую секунду, как только я увидел ее на полу, хотелось развернуться и убежать на край света. Такого стыда я не испытывал даже когда в шестом классе нашел мать спящей на лавочке возле дома.

Да, мне просто хотелось исчезнуть, раствориться, убежать, чтобы больше никогда не смотреть в ее пустые беспомощные глаза. Через месяц мне исполнится восемнадцать. Скорее бы. Мечтал уже самостоятельно управлять своей жизнью.

Единственное, что меня здесь держало — Роза. Раньше, кроме брата у меня не было по-настоящему близких людей. Старался ни к кому не привязываться, а теперь появился маленький нежный цветочек. Мой цветочек.

Впервые в жизни не мог даже подняться с постели и сходить в душ, а еще рыдать хотелось от собственного бессилия.

Щенок забежал в комнату, свернувшись на полу у изголовья моей кровати. Я почесал черноухого за макушку, ломая голову, как бы все это разрулить…

— Мить, а, Мить?!

???

Приоткрыл левый глаз, пытаясь сфокусироваться на объекте назойливого шума. Наконец, расплывающееся лицо Богдана собралось в цельную картину.

— Что тебе надо?! — выдал осипшим от сна голосом.

— Сколько можно спать?

— Ну… э-э-э…

— Уже пять часов вечера! И школу снова прогуля, — брат вздохнул, усаживаясь на край кровати.

— Я не собираюсь туда больше ходить, — приподнялся на локтях, смерив его взглядом медведя, разбуженного во время спячки.

— Роза заболела. — Богдан хмуро улыбнулся. — Температура под сорок. Со вчерашнего вечера лежит пластом.

— Черт…

— А знаешь почему?! Потому что вчера вместе с нами несла вахту под окнами у Корсаковых. Ради твоего светлого будущего застудила себе почки! И все коту под хвост! — процедил сквозь зубы.

— Слушай, я…

— Молчи. Молчи, Дим!

Брат называл меня так в исключительных случаях, когда был очень зол.

— Эй, Бо?!

— Я думал, у вас все серьезно, а ты поматросил девчонку и слил отношения в унитаз! — Богдан поднялся и уже собирался покинуть комнату, когда я тихо сказал.

— Я люблю Розу. Ты даже не представляешь как сильно…

— Тогда почему постоянно делаешь ей больно? Неужели так трудно обуздать свою чертову гордость и вернуться к занятиям?! Мы ведь все уладили.

— Ты не понимаешь. Все не так просто.

— Да что может быть проще, чем поступить на факультет своей мечты и получить нормальную профессию?!

— Откуда ты знаешь, что это факультет моей мечты?

Последние слова усилили напряжение, витающее в воздухе. Богдан озадаченно покачал головой.

— Дим, ты с шестого класса хотел учиться на мехмате.

— Вот именно, — я вздохнул. — Это было пять лет назад. До встречи с Розой я твердо решил пойти служить. И не потому, что не смогу поступить, а по зову сердца. Понимаешь?!

— Ну, а как же ваша подготовка?! — брат удивленно прищурился.

— Она так радовалась моим успехам, а я радовался тому, что она радуется. Втрескался по самые уши. Пропал. Утонул в любви. Наверное, я не готов расставаться с ней так на долго, — грустно усмехнулся.

— Ох, Митька-Митька. Как бы там ни было, девчонка разболелась по твоей вине…

— Не волнуйся. Все будет хорошо, — в груди сдавило, и я перешел на шепот.

*Один день спустя*

POV Роза

День и ночь перемешались. Я выпила жаропонижающее, но через час температура вновь поползла вверх. Мой организм сломался, какая-то система вышла из строя, отказываясь бороться.

Прикрыв глаза, вспомнила, как когда-то в детстве отец учил нас с Лешкой плавать. Он просто кинул нас в воду, сделав вид, что нашел ракушку на глубине.

Никогда не забуду своих эмоций: страх, паника, безысходность вдруг сменились резким выбросом адреналина и желанием жить. Я как ненормальная стучала руками и ногами по воде, пока не доплыла до берега.

Я выбралась, а вот брату почти сразу понадобилась помощь отца. Помню, как вечером того же дня он сказал мне: «Роза, ты сильная. Дочь, я горжусь тобой!» Наверняка, сейчас отец хмурился, наблюдая за мной с небес.

С трудом повернула отяжелевшую голову на звук открывающейся двери.

— Дочка, к тебе пришли!

— Но я никого не…

Слова застыли, потому что язык стал тяжелым, как лопата. В дверях стоял Дима с большим пакетом в руках.

— Ну, я вас оставлю… — мама смущенно попятилась, пока я лихорадочно моргала, не веря своим глазам.

— Сегодня без тебя была настоящая засада на русском. Поправляйся быстрее, а то я так и до олимпиады по физике не дотяну — отчислят к чертовой бабушке! — сказал он, выкладывая на прикроватную тумбочку горсть конфет «Мишка на севере».

Глава 47

*Два дня спустя*

Я приоткрыла глаза, впервые с легкостью отрывая голову от подушки. Температура спала, вне всякого сомнения, болезнь отступила. Посмотрев вперед, уголки губ, как по команде, разъехались. Дима сидел за столом, не сводя с меня хитрых льдисто-голубых глаз.

— Ты все это время был здесь?!

Вместо ответа Воинов уверенно качнул головой. Поразительно — он караулил мой сон с обеда! А ведь я просила его идти домой…

— Хотел убедиться, что тебе полегчало. — Парень пересел с кресла на край кровати, вложив мою ладонь в свою. — Прости меня. — он приподнял согнутым пальцем мой подбородок, напряженно заглядывая в глаза. — Богдан рассказал, сколько вы для меня сделали, а я повел себя как неблагодарный козел.

Я пожала плечами. В комнате царил полумрак, в доме было подозрительно тихо. Словно прочитав мои мысли, Митя сказал.

— Твои родственники уехали к Арабаджанам. И, кстати, твоя мама очень даже милая женщина, — губы парня растянула слабая полуулыбка.

— Надеюсь, тебя никто не обижал, пока я спала?! — поинтересовалась взволнованно.

— Да брось. Меня трудно обидеть. Вернее, с жизнью тягаться сложно. — Его горький смех полоснул по сердцу бритвой.

Ох, Митя. Мой сложный любимый Митя!

— Я хотел кое-что тебе рассказать. Есть силы послушать или все же мне лучше уйти и дать тебе выспаться?! — в ожидании ответа собеседник крепко сцепил ладони.

Он делал так всегда, когда не мог справиться с волнением.

— Говори! Конечно, говори! За эти дни я выспалась на всю оставшуюся жизнь…

— Хорошо. Тогда я принесу конфеты и чай. Хочется чем-то подсластить эту историю… — парень вышел из комнаты, а я потянулась к зеркальцу на прикроватной тумбе, устремив в него критичный взгляд.

Вот блин! Выглядела я так, будто пережила Зомби Апокалипсис: на голове птичье гнездо, лицо помятое и отекшее, губы потрескались, а кожа все еще имела бледно-землистый оттенок. Однако я не успела хоть немного улучшить свой внешний вид — Митя показался на пороге с подносом в руках.

— Заварил свежую заварку, пока ты спала.

— Спасибо. Это как раз то, что нужно, — пробормотала, усаживаясь поудобнее.

— Коли уж все тайное выплыло наружу, я решил поведать все от первого лица, а ты уже сама решай, стоит ли связываться с человеком из такой семьи.

Мурашки поползли по коже от того, насколько уверенно и трагично прозвучал его голос. Однако Митя не позволил мне возразить, начиная свой путанный рассказ.

— Класса до шестого я еще верил, что все это временно, и наша семья не отличается от любой другой среднестатистической семьи. Мы с братом прилежно учились, посещали пришкольные секции, а по выходным проводили время у Бодровых. Я мечтал поступить на мехмат, Богдан в театральный. Мне казалось, мы вполне счастливы, но тот вечер поделил мою жизнь на до и после…

Митя прокашлялся, на несколько секунд согнувшись пополам, когда же любимый, наконец, расправил плечи, его голос зазвучал гораздо ожесточеннее.

— Я обнаружил мать пьяную на лавочке возле подъезда. Незнакомые мальчишки обступили её и выкрикивали всякие гадости. Какое-то время я наблюдал за всем словно сквозь толщу воды. Не верил, что это моя мать. Её лицо было опухшим до такой степени, что глаза превратились в щели. Мне было тошно. Когда тебе двенадцать реальность воспринимается гораздо больнее. И тут она простонала: «Сынок!» У меня внутри произошел взрыв мощностью в сто мегатонн.

— С той секунды добрый мечтательный Митька умер, ему на смену пришел хулиган по прозвищу Воин. Я в буквальном смысле осатанел, раскидав всех обидчиков матери. Никогда не забуду свой первый трофей в виде выбитого зуба. Хотелось даже повесить его на ниточку, и для устрашения таскать на шее.

— Мить…

— Ну, этот случай и определил мою дальнейшую судьбу. На смену надежде пришла ярость, безысходность и боль. Больно было до такой степени, что вены в канты стягивались, чтобы хоть как-то абстрагироваться я стал причинять боль другим.

— И что теперь?! Как твоя мама себя чувствует?! Неужели ей нельзя оказать квалифицированную помощь? — села ближе, крепко обнимая его за талию.

— Уже сто раз оказывали. Только бутылка гораздо важнее родных сыновей. Пора нам с Бо с этим смириться. Сейчас она снова несколько недель проваляется в клинике. И все по новой. Мне стыдно, Роз, стыдно смотреть людям в глаза. Видеть их сочувствие и жалость. Я не хочу, чтобы меня жалели, — голос Мити дрогнул.

— А я тебя не жалею, я тебя люблю… — прошептала у краешка любимых губ. — Вместе мы все преодолеем.

— Любишь?! — изумленно переспросил, тоже переходя на шепот.

— Ага, люблю. И давно хотела в этом признаться. — Уткнулась в его заросшую щеку губами. — И спасибо тебе. Только рядом с тобой я вновь ощутила, что значит жить… После смерти отца никак не могла вздохнуть, что-то всё время стояло поперек горла. А с тобой, Мить, всё иначе. Я верю, ты пришел в мою жизнь не просто так. Нашу встречу благословили на небесах.

— Я тоже тебя люблю, Роза Пчелкина. Спасибо, что в очередной раз спасла мне жизнь.

Мы так и сидели, молча, прижавшись друг к другу, боясь нарушить эту волшебную гармонию двух любящих сердец.

Глава 48

Меня не было в школе всего три дня, а казалось — целую вечность. Когда мы с Митей, держась за руки, переступили порог учебного заведения, в очередной раз попали под прицелы десятков любопытных взглядов. Некоторые даже тыкали в нас пальцем. Но как бы они не пытались выбить из колеи, его теплая мозолистая ладонь придавала мне уверенности и сил.

Уроки сегодня тянулись медленнее, чем обычно. Я знала, что он не пойдет в столовую на большой перемене, поэтому предусмотрительно взяла ланч бокс с бутербродами с собой. Разместившись на подоконнике в дальнем конце коридора, мы уплетали обед, переговариваясь обо всяких пустяках.

— Ум отъесть можно. — Любимый посмотрел на меня с благодарностью.

— Яблоко будешь?! — и, не дожидаясь ответа, разомкнула его длинные пальцы, вкладывая в них сочный ярко-красный фрукт.

— Не девушка, а волшебница. — Митя окинул меня этим своим особенным взглядом, от которого кровь в жилах сворачивалась; хотелось моментально телепортироваться из битком набитой школы и остаться наедине.

К сожалению, этим мечтам не суждено было сбыться, потому что в расписании значилось еще несколько уроков. Тем временем, большая перемена подходила к концу, и к нашему неудовольствию рекреация вновь заполнилась учениками. Митя помог мне слезть с подоконника, утягивая в сторону класса биологии, как вдруг путь нам перегородил Борис Петров.

— О, Воинов, явился — не запылился! А я думал, вместе с матерью шары заливаешь! — ехидно рассмеялся придурок, из-за которого в прошлый раз начался весь сыр-бор.

Краем глаза отметила, как натянулись желваки у Мити на скулах.

— Интересно, а почему тебя до сих пор не отчислили, босяк?! Или тетушка снова прикрыла задницу? Ну-ка, колись?! — десятиклассник и не думал успокаиваться.

Словно зачарованная наблюдала, как наливаются гневом глаза любимого. Я и сама еле сдерживалась, чтобы не расцарапать гаду морду.

— Мить, не обращай внимания…

Нет, только не это. Я не могла допустить новой потасовки, поэтому обвила его плечи руками, накрывая губы в отчаянном требовательном порыве. Мой рот скользил по его вперед-назад, назад и вперед. На долю секунды Воин замер, а потом… ответил с таким огненным жаром, что у меня чуть ноги не подкосились.

— Я люблю тебя… — прошептала, не разрывая объятий.

— А я тебя. — Чуть оттянул мою нижнюю губу, крепче прижимая к каменной груди.

Мы так и не отрывались друг от друга до самого звонка. Самое главное — Митя победил эту маленькую важную битву.

Перед сном в комнату зашла мама. Вынырнув из учебника, я повернула голову, фокусируя на ней напряженный взгляд. Несмотря на то, что в последнее время наши отношения потеплели, каждый ее вечерний заход сопровождался моим учащённым сердцебиением.

— Дорогая, я хотела поговорить с тобой… — начала она с запинкой.

— Валяй! — пожала плечами, до сих пор ощущая осадок на глубине души.

— Роза, доченька, я прошу прощения! — мама внезапно присела рядом и крепко сжала мою ладонь.

— Э…э… — я растерянно моргала, не ожидая такого поворота событий.

— Роза, прости меня за всё… — по её щеке тонкой струйкой поползла слеза.

— Ты о чем?!

— Ну, я ослепла от любви и не видела дальше своего носа, а Дима оказался замечательным парнем. Мы с ним так душевно поболтали. Мне очень жаль, что я была против вашего общения. Он может приходить к нам, когда захочет, — добавила она сбивчиво.

— Ох, мам, ну, ладно… — от переизбытка чувств я перешла на шепот.

— И еще… — тяжелый вздох заполнил образовавшуюся неловкую паузу. — Насчет этой девушки, Ани. Дочка, вчера я возвращалась из магазина и видела ее у входа с сигаретой в зубах в компании каких-то подозрительных парней. — Собеседница не выдержала моего прямого взгляда, устремив его в пол. — Я ужасная мать. Мне нет прощения, — пробормотала она, всхлипнув.

— Ну, м-а-а-а-м… — я присела на кровати, сжимая её в объятиях. — Главное мы все выяснили. А еще, это ведь так здорово не замечать ничего из-за обрушившихся чувств. Я прекрасно тебя понимаю.

— Дочка, какая же ты у меня мудрая! Знаешь, Артак Ашотович хочет летом свадьбу сыграть…

— Правда? Он сделал тебе предложение??? — вскрикнула потрясенно.

— Ну, мы пока только начали обсуждать эту тему. Мамы Азатика не стало три года назад, это первые серьезные отношения Артака после ее кончины. Сперва, мы съездим на его родину, познакомимся со всеми родственниками, а там уже будет видно…

— Ох, я так за тебя рада! И, пожалуйста, давай больше никогда не будем ссориться! — не прекращая хихикать, мы еще раз крепко обнялись.

В эту ночь я засыпала с парящим легким сердцем, искренне веря, что настоящая любовь способна победить всё. Уплывая в объятия сна, почему-то вспомнила про Мстителя. Он не писал с того самого дня, как мы с Митей открыто заявили о своих отношениях в школе, тем самым подтвердив мою догадку о том, кто же скрывается под личиной тайного друга.

Пару раз я пыталась осторожно расспросить любимого на эту тему, однако он всячески увиливал, поэтому я решила больше не давить. Захочет — сам расскажет, а не захочет, мне достаточно того, что наши отношения из виртуальной плоскости перешли в реальную.

Проводив Митю до кабинета физики, где у него была назначена консультация, я направилась к выходу, вздрогнув, когда кто-то потянул за плечо.

— Роза, можно с тобой поговорить?! Это очень важно, — произнес Азат напряженно.

Глава 49

Несмотря на отношения родителей, наше общение с Азатом практически сошло на нет. Хотя я до сих пор ловила на себе его противоречивые взгляды: в зависимости от ситуации их палитра менялась от ревнивых до собственнических, но радовало уже то, что он больше не предпринимал попыток к сближению.

— О чем ты хотел поговорить?! — поинтересовалась настороженно.

— О твоем брате, — сразу к делу перешел Арабаджан. — Леха уже в третий раз занял у меня денег и… — одноклассник запнулся, — Не спешит с отдачей.

Повисла напряженная пауза, после которой, наконец, собравшись с духом, я спросила.

— Сколько он тебе должен?!

— Более тридцати косарей. Роз, ты не подумай, я все понимаю, будущие родственники, все дела, но у меня такое ощущение… — парень недобро прищурился.

— Что?

— Ну, такое чувство, что он связался с нехорошей компанией. Тянут из него, как из дойной коровы… — закашлялся Арабаджан.

— Не может быть! Ну, какая еще нехорошая компания?! Он каждый вечер играет в приставку у одноклассника! — я раздраженно качнула подбородком.

Конечно, в последнее время Лешка вел себя не сахар, но я не могла поверить, что брат мог вляпаться в какую-нибудь грязную историю. Информация Азата скорее объясняла наличие у брата новых вещей — этот нахал нашел себе источник финансирования!

— Знаешь, я думаю все намного прозаичнее: погнался за красивой московской жизнью, шмотья себе накупил. Я обязательно с ним поговорю. И ты больше ему не занимай. Хватит, — добавила строго.

— Ну, вроде как будущие родственники… — одноклассник пожал плечами.

Будущие родственники… От этого словосочетания меня бросило в холод. До сих пор поверить не могла, что у родителей всё зайдет так далеко.

— И, Роз, ты это… Если вдруг что-то понадобится, ты всегда можешь на меня рассчитывать.

— Спасибо, — смущенно пискнула.

Наше общение до сих пор отнимало тонну душевых сил, после него я была прокручена словно через мясорубку.

*Три недели спустя*

Воин

Я внимательно осматривал себя в зеркало на предмет хоть каких-нибудь изменений. Восемнадцать. Сегодня мне исполнилось восемнадцать. Совершеннолетие. Ну, наконец-то.

Небрежно зачесав влажные волосы растопыренной пятерней, негромко рассмеялся, пристально всматриваясь в льдисто-голубые глаза высокого широкоплечего парня.

Странно. Я столько лет ждал этого дня, однако его наступление не принесло долгожданной радости. Все равно не мог позволить себе сорваться и делать то, что хочу — появились новые обязательства.

— Братишка, поздравляю! — бодро обратился ко мне Богдан, когда я, потуже затянув пояс халата, закончил банные процедуры. — Я тебе бутеры с сырокопчёной колбасой приготовил! Все как ты любишь!

— Вот спасибо. — Потрепал брата по щеке, заходя на кухню.

— Митя, с днем рождения… — пробормотала мать.

Коротко кивнул, избегая смотреть ей в глаза.

— Кофе или чай?! Я тут рецептик нашла, к вечеру тортик испеку…

— Не надо заморачиваться — я уйду вечером.

Мы помолчали, вдруг она грустно произнесла.

— Жаль мне тебя, сынок.

— Это еще почему?! — резко вскинул подбородок, подавляя родственницу тяжелым взглядом.

— Чуть-чуть не успела родить тебя в апреле, так и промучилась до самой ночи. Врачи записали на первое мая. Есть поговорка — родился в мае, всю жизнь будешь маяться. Вот ты и маешься.

Не желая вникать в бредовые конспирологические теории матери, я резко отодвинул стул, поднимаясь из-за стола.

— Спасибо! — и, не оборачиваясь, покинул кухню.

Несколько дней назад закончилась ее реабилитация. Мама вернулась домой, поглядывая на нас глазами побитой собаки. И опять эти бесконечные слезы, мольбы о прощении, подъемы ни свет, ни заря, чтобы приготовить нам с братом завтрак.

Только теперь это не вызывало во мне ровным счетом никаких эмоций. Аж жутко становилось, вроде родная мать, а в душе полное обнуление — ни одной теплой эмоции не шевелится.

Даже Богдан в этот раз реагировал на происходящее, сняв привычные розовые очки. Мы оба понимали — это не конец, а начало очередного витка бесконечной драматичной спирали.

Я, итак, терпеть не мог свой день рождения, а в этот раз настроение было подпорчено ещё и результатом олимпиады по математике — срезался, одним словом. С такими баллами не видеть бюджета, как своих ушей. Из-за работы на заправке не успел подготовиться.

Одно обнадеживало — впереди ЕГЭ. Сдам хорошо, тогда есть шанс поступить. Да и тетка заверила, что похлопочет для нас с Розой над комнатой в общежитии. Страсть как хотелось съехать из дома…

Я вышел из подъезда, шумно втягивая теплый весенний воздух. День рождения выпал на выходной день, и мы с Розой договорились тихо-мирно отметить в кафе. По правде говоря, я бы предпочел где-нибудь уединиться, взяв любимую в плен своих ненасытных губ и рук, но, увы, пока это было возможно лишь в моих одержимых фантазиях. Пока.

Повернув голову, замер, раскрыв рот.

Роза стояла на бордюре, сжимая в руках охапку ярко-красных шаров в форме сердца. В новом светлом плаще, с завитыми крупными локонами темными волосами, красивая до одурения.

Моя Роза. Мой цветочек.

— С днем рождения!!! — красавица со всех ног бросилась ко мне на шею.

— С-спасибо. — еще ни разу собственный голос не предавал, а руки не казались такими тяжелыми и неповоротливыми.

Мы взволнованно кружились в облаке воздушных шаров, не обращая внимания на мир вокруг. Я моментально запьянел от ее запаха, поцелуев, улыбок…

— Девочка моя! — чуть не подавился гулко ухнувшим сердцем.

— С днем рождения, Митя! Я так тебя люблю… — пропела Роза мне на ухо.

— А я тебя. И ты даже не представляешь, как… — непослушными руками перебирал её развивающиеся на ветру волосы.

— Пойдем! У меня для тебя сюрприз! — любимая потащила меня за рукав джинсовой куртки.

— Ты же знаешь — все, что мне нужно — это ты! И сегодня, и вообще…

— Ну, Мить! Пошли-пошли!

— Э-э… Мы точно по адресу?! — настороженно поинтересовался, останавливаясь возле квартиры Бодровых.

— Много будешь знать… — Роза игриво высунула кончик языка, проворно выжимая звонок.

Спустя несколько мгновений дверь распахнулась.

— С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!! — наперебой закричали Богдан, Никитка, тетя Света и … моя мама.

Они все сгрудились в прихожей, размахивая шариками и плакатом с надписью: «Восемнадцать мне уже!». От переполняющих эмоций я только и мог, что растерянно качать головой, еще крепче сжимая ладонь любимой.

А дальше мы уселись за шикарно накрытый обеденный стол, и все по кругу принялись сыпать поздравлениями в мой адрес, от чего щеки приобрели оттенок свеклы. Кажется, я столько комплиментов и добрых слов за всю жизнь не слышал…

Наконец, тетя Света взяла слово.

— Мить, я только что узнала результаты олимпиады по физике…

Взволнованно закусил губу, ощутив, как сердце совершило сальто. От этой олимпиады зависело очень многое…

Глава 50

— У тебя пятое место по городу!

Недоверчиво покачав головой, я зачем-то спросил.

— С конца?!

Переглянувшись со всеми присутствующими, тетка поправила очки в бордовой оправе, насмешливо приподняв уголки губ.

— С начала, дорогой, с начала. Поздравляю, это блестящий результат! Лучший по району. И русский сдал сносно. Осталось вытянуть ЕГЭ по математике, тогда все шансы поступить на бюджет.

Вдруг все соскочили со своих мест, бросаясь ко мне. Помещение наполнилось радостными криками и смешками.

— Мой брат гений! Мой брат гений! — как ненормальный тряс меня за плечи Богдан.

— Круто, бро. Это вышка. — Чуть сдержаннее выдал Ник.

Мы так и не объяснились после ситуации в гараже, но судя по выражению лица, двоюродный брат больше не держал на меня зла.

— Митя! — любимая крепко сжала мою ладонь.

Сердце подпрыгнуло от её восхитительной, сводящей с ума улыбки.

— Сынок…

Вздрогнул, резко отстранившись, когда мама несмело погладила меня по плечу.

Я запустил пальцы в волосы, понятия не имея, как реагировать. Ну, да, готовился, спал в последнее время по два-три часа, и каким-то чудом нарешал на пятое место по Москве. Уму непостижимо!

— Я в тебя верила, — шепнула на ухо Роза.

Меня начал разбирать смех: звонкий, счастливый, слегка истеричный… Напряжение моментально испарилось. Она верила. Все это время находилась рядом и верила. Мой ангел хранитель.

Не в силах сдержаться, прижал девушку к груди, потершись щекой о её нежную персиковую кожу, а затем вдохнул легкий цветочный аромат духов. По коже пронесся электрический разряд, будто голыми руками схватился за оголенные провода.

— Ну, это еще не все сюрпризы на сегодня. Парни, пора! — привычным командирским тоном распорядилась тетя Света, пока мои пальцы все глубже утопали в распущенных завитых локонах любимой.

Глава 51

А потом свет в гостиной погас, и Ник с Богданом занесли здоровенный двухъярусный торт со свечами. Кровь прилила к лицу, кажется, щеки стали розовее взбитых сливок, украшающих пухлые бока лакомства. Похоже, родственнички поставили себе цель выбить из меня слезу…

— Мить, настало время загадать желание! — таким серьезным тоном сообщил младший брат, что Ник прыснул от смеха, за что был моментально застигнут врасплох предостерегающим взглядом своей матери.

— Спасибо… — отчетливо чувствовал каждый удар сердца.

Наклонившись, я устремил взгляд на восемнадцать ярко-горящих огоньков, ощущая себя по-настоящему нужным и счастливым, в кругу родных и близких людей. Роза прижалась к моей спине, и крепко обняла за талию.

— Я тебя люблю… — прошептала, одновременно с тем, как самое главное желание отправилось в космос.

Дальнейшее чаепитие проходило на той же расслабленной беззаботной волне, мы так много болтали и смеялись, что к концу вечера заболели уголки рта.

В какой-то момент гостиная опустела, кроме нас с Розой не осталось никого. Попахивало еще одним крайне приятным сюрпризом. Однако, я не сразу обратил на это внимание, находясь под гипнозом бездонных глаз цвета какао.

— Малая… — прижал её крохотную ручку к своим губам, заставляя задохнуться от волнения.

Кровь вскипела в жилах от её реакции на мое тело. Я и сам рядом с ней становился, как чумной. С каждым днем все труднее было себя контролировать. Тяга становилась настолько неудержимой, что звенело в ушах. В крови плескалось лишь одно имя, собственно, с ним же на губах я и засыпал каждую ночь.

— Пойдем, у меня есть для тебя подарок! — от невинной улыбки, коснувшейся уголков пухлых губ, моя поясница покрылась слоем пота.

— Что же ты со мной делаешь, а, цветочек?! — прохрипел каким-то не своим осипшим баритоном.

В это мгновение входная дверь хлопнула, все голоса, доносящиеся из коридора, разом стихли.

— Делаю тебя счастливым. — Роза выскользнула из объятий. — Мить, если хочешь стать еще счастливее, предлагаю проследовать за мной! — она подмигнула, выпархивая в коридор.

Не в силах заглушить инстинкт охотника, пробудившийся внутри, я с молниеносной скоростью нагнал свою добычу, и, прижав взволнованную девчонку к стене, глубоко поцеловал.

На несколько умопомрачительных минут все разумные мысли испарились. Во вселенной остались только два человека: я и малая.

Моя Роза. Мой нежный цветочек.

— Я люблю тебя. Ты даже не представляешь, как… — прохрипел во влажные приоткрытые губы, еле сдерживаясь, чтобы не оставить отметины от зубов.

— Очень хорошо представляю, — встав на цыпочки, любимая еще сильнее повисла на моей шее. — Поэтому не терпится подарить тебе свой подарок…

Глава 52

— Митя, пойдем.

Роза отвела меня в гостевую спальню, туда, где я раньше оставался ночевать, когда мы с Ником еще были очень дружны.

— А куда они все подевались?! — прошептал, дурея от осознания происходящего.

— Х-м… — любимая смущенно поджала губу.

Тогда меня окончательно накрыло: повалил Розу на кровать, залезая на нее сверху.

— Это мой лучший день рождения, а ты — главный подарок.

Чуть приподнявшись на локтях, я стремительно избавился от футболки, потянув за края ее джемпера, однако зацепив взглядом растерянное выражение лица девушки, замер, ослабевая хватку.

— Блин, я ошибся с подарком, да?! — резко хлопнул себя по лбу.

— Ну, вообще-то…

В этот момент с улицы послышались крики и оживленные голоса.

— А вот и сюрприз! — красавица смерила меня нарочито строгим взглядом.

— Вау… — вскинул бровь, стремительно натягивая футболку обратно, а затем выбежал на балкон, распахивая все окна.

К этому моменту уже почти стемнело. Вдруг в темном небе появились сотни разноцветных всполохов: красные, белые, желтые… Душу захватило чувство детского восторга.

— С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ДИМА-А-А! — доносилось откуда-то снизу.

— Салют в мою честь?!

Пляшущие в небе искры рассыпались в нескольких сантиметрах от нас. Невероятно красивое зрелище.

— Ага! — Роза застенчиво отвела взгляд.

Кажется, я чуть не облажался. Ну, ладно, обсудим это после.

— СПА-СИ-БО!!! — прокричал, сложив ладони рупором.

Похоже, эта компашка решила окончательно пробить мою душевную броню, расшевелив давно забытые чувства.

— А вот и мой подарок… — любимая протянула небольшой сверток, перевязанный атласной лентой, когда салют подошел к концу.

Бережно вскрыв упаковку, я несколько секунд ошарашенно рассматривал то, что находится внутри.

— Не может быть, — произнес, не веря своим глазам.

— Ну, без щепотки волшебства не обошлось, — красавица подмигнула, ласково потрепав меня по щеке.

— Но это же… — я шумно выдохнул. — Самое первое издание «Позорной звезды» «Агаты Кристи» с белой обложкой, красным задником и котом Jeff на накатке!

— Именно, — кивнула Роза.

— Боже, но как тебе удалось его достать?!

— Говорю же, немного доброй магии и вуаля! — уголки её губ сложились в загадочную улыбку.

— Ты невероятная! — клюнул свою девочку в нос и, переплетя наши пальцы, повел за собой в коридор встречать родственников.

***

Поздно вечером мы, как всегда, не могли распрощаться, разместившись на подоконнике между первым и вторым этажом у Розы в подъезде. После очередного прощального поцелуя я так и не смог выпустить её из рук.

— Мить, а что это сегодня было?! — пробормотала, уткнувшись мне в грудь.

— А ты как думаешь, цветочек?! — я обхватил ладонями ее лицо, и, приподняв голову, бесконечно долго пожирал взглядом.

Застенчивая улыбка вперемежку с взволнованным томительным блеском в глазах действовали на меня как валериана на кота.

Хрипловато рассмеявшись, резко выпустил Розу из рук, отстраняясь на несколько шагов.

— Ты меня убиваешь. Не думал, что… что могу вот так потерять контроль. Еще и у тетки в гостях. Обезумел в конец. Так что нам безопаснее гулять под ручку на улице.

На лице любимой проскочило испуганно-заинтригованное выражение.

— Ну, если ты хочешь…

Я нервно усмехнулся.

— Роз, ты еще сомневаешься?! Да я мечтаю об этом с первой секунды, как увидел твои губы. А когда посмотрел в глаза… — зажмурился, нарисовав в сознании момент нашей первой встречи.

Малая, которая смотрела на меня волком, а я забыл, как дышать.

— Ох… — только и смогла выдохнуть красавица, неловко пожав плечами.

— Вот тебе и ох.

Несколько мгновений мы пристально друг друга разглядывали, а затем расхохотались.

— Я все понимаю, но, пожалуйста, дай мне еще немного времени?! — прошептала она, сравняв расстояние и утыкаясь губами мне в шею.

— Р-о-о-о-з. — застонал, запрокинув голову. — Тогда не смотри на меня так и не целуй. Иначе… Иначе взорвусь. — вновь немного отстранился, подтверждая серьезность сказанных слов.

— Хотя бы до последнего звонка…?! — она с сосредоточенным видом покусывала нижнюю губу, словно принимает самое важное решение в жизни.

— Я люблю тебя и не собираюсь торопить. Просто помни, любое твое прикосновение чревато для меня разрывом сердца. Будь аккуратнее, — молниеносно сгреб Розу в охапку, клюнул в лоб, и, хитро подмигнув, убежал прочь.

Глава 53

POV Роза

Время неслось со скоростью ракеты: уроки сменялись скучными подготовительными лекциями на филфаке, а Митя еще умудрялся работать. Чтобы не лишиться директорского кресла, Светлане Викторовне пришлось уволить сестру, таким образом семья Воиновых лишилась единственного источника дохода. Любимому приходилось разрываться между учебой и подработкой, потому что его маме пока не удалось устроиться на новое место.

К сожалению, видеться вне школы получалось нечасто, но мы не теряли оптимизма — осталось потерпеть совсем немного. Скоро мы будем вознаграждены долгожданными летними каникулами.

Кстати, мои баллы на олимпиадах практически гарантировали поступление на бюджет. Осталось только Мите достойно сдать ЕГЭ по математике, и мы оба получим путевки в новую жизнь.

Вздрогнула, услышав, как проворачивается ключ в замочной скважине.

— Роза, ты дома?! — раздался из коридора мамин голос.

Недавно Артак Ашотович перевел ее с должности администратора на модную нынче специальность специалиста по связям с общественностью. Несмотря на обстоятельства, сопутствующие повышению, мама изо всех сил старалась соответствовать новой должности, допоздна вникая во все тонкости работы.

Показалось странным, что она вернулась раньше обычного.

— Привет. Обедать будешь? — я начала собирать тетрадки, хаотично разбросанные по столу, но встретившись с обеспокоенным взглядом родственницы, выронила один из конспектов.

— Дорогая, у отца Артака сердечный приступ. Сегодня ночью мы вылетаем в Армению.

— Ох! — растерянно всплеснула руками, — Как он?!

— Неважно. Хоть бы дотянул до приезда сына. А ведь собирались ехать знакомиться уже после ваших экзаменов… — она горестно вздохнула, — Теперь вряд ли успеем вернуться к последнему звонку. Ты ведь не против, если я поеду с ним?!

— Конечно, поезжай!

— Тогда буду собираться.

— Я тебе помогу… — обменявшись растерянными взглядами, мы покинули кухню.

На большой перемене мы с Митей по традиции удобно устроились на широком подоконнике в конце рекреации, уплетая обед, который я каждый день брала с собой.

— Мне неловко, что ты постоянно меня кормишь. — любимый резко умолк, взъерошив пальцами растрепанные каштановые волосы.

— Прекрати. Перед отъездом мама оставила нам деньги. Там хватит месяца на три, а их не будет еще от силы неделю.

Чистая правда.

Не стала уточнять, но будущий отчим позаботился, чтобы за время их отсутствия мы с братом ни в чем не нуждались. Я раскрыла рот, обнаружив в верхнем ящике комода увесистую пачку тысячных купюр. Тем не менее решила не транжирить. Вряд ли маме понравится, если мы бездумно все спустим.

К счастью, отцу Артака Ашотовича с каждым днем становилось лучше. Из последнего разговора с мамой узнала, что пожилой мужчина с сыном уже обсуждают приготовления к будущей свадьбе…

— Вроде работаю, работаю, а не могу себе позволить даже по-человечески отметить окончание школы. — Дима оттолкнул контейнер с бутербродами, спрыгнув с подоконника.

Я промолчала, качнув головой. В последние дни он ходил темнее тучи. Разумеется, нервничал из-за приближающегося экзамена, а еще на психику давило нестабильное финансовое положение семьи. Не знаю, как он вообще до сих пор не свихнулся.

— Я тут посчитал — денег хватит на что-то одно. Или гулянка в честь последнего звонка или ресторан на выпускной. Мы, итак, все в долгах… — он опустил взгляд.

— Тогда предлагаю вместе пойти на выпускной! Считаю, это гораздо важнее! Как раз сдадим все экзамены и сможем расслабиться. — я спрыгнула следом, обнимая парня со спины.

— И ты не расстроишься, если мы не пойдем на вечеринку в честь последнего звонка?!

— Не-а. Мы же поучаствуем в школьной торжественной части, а посиделки в кафе можно и пропустить. Тем более ЕГЭ по математике на носу. Лучше посвятить это время подготовке.

— Как же мне с тобой повезло, цветочек. — Митя уткнулся в шею губами, мурлыкая всякие нежности, отчего по коже разбежался табун мурашек.

Его прикосновения действовали зеркально, угрожая вызвать острую сердечную недостаточность. По крайней мере в моем учащенном пульсе виноват был именно он…

***

Вернувшись домой, я внимательно изучила содержимое холодильника, и, составив список продуктов, открыла шкаф, чтобы взять деньги на покупку, но увесистая пачка исчезла.

Осталась одна резинка.

На пояснице выступил пот. Я ощутила, как земля уходит из-под ног…

Глава 54

Полезла в сумку за телефоном, чтобы в срочном порядке набрать брату, но рука так и застыла на застежке, потому что из коридора послышался звук проворачиваемого в замке ключа.

— Лёш, где деньги?! — спросила в лоб, даже не позволяя ему разуться.

Какое-то время родственник демонстративно молчал, медленно расшнуровывая кроссовки.

— Чего ты так переполошилась? — наконец, выдал с угрюмым смешком, устремляя взгляд на меня.

— Ты шутишь? Это всё, что нам оставили! Мне надо вообще-то за продуктами идти… — выдохнула рассержено.

— Деньги, деньги. У моего одноклассника Пашки Ярового мать попала в аварию. Нужна срочная операция! Я занял на пару дней… — брат вздохнул, зыркнув на меня с осуждением.

— Ох! Ничего себе. Я не знала…

— Вот и надо было сперва узнать, а потом устраивать допрос с пристрастием!

Я ощутила, как щеки заливает краска стыда. Некрасиво вышло — Лешка помог приятелю в трудной ситуации, а я вместо того, чтобы разобраться, сразу спустила на него всех собак.

— Ладно, извини. У меня есть небольшая заначка, откладывала на туфли для выпускного. Думаю, этого хватит перекантоваться на несколько дней. А Паше передай, что я желаю его маме скорейшего выздоровления! Хорошо?!

— Его мать до сих пор не приходила в сознание. Вряд ли ему сейчас до твоих пожеланий… — бросив напоследок взгляд исподлобья, брат долбанул дверью, тем самым давая понять, что разговор окончен.

Наши отношения в последнее время, итак, не поддавались никакой критике, а я еще сильнее усугубила ситуацию.

Вытащив из шкатулки несколько припрятанных купюр, я натянула плащ, покидая квартиру с неспокойным сердцем.

— И на борт нашего корабля мы приглашаем дать напутствие перед дальнейшими странствиями главного капитана — Светлану Викторовну Бодрову! — Нелли Корсакова улыбнулась, отступая на шаг.

Её место «у штурвала» сменила директриса. Мы с Митей крепко держались за руки, стоя посреди спортзала в шеренге выпускников.

— Лучше бы я не видел тебя с этими бантиками… — прошептал любимый на ухо.

— Ш-ш-ш. — Предостерегающе приложила палец к губам, стараясь вникнуть в смысл напутственной речи.

Но вот настал торжественный момент,

Звонок последний прозвенит, зальется.

Пусть добрым эхом через много лет

Он в каждом нашем сердце отзовется!

Уголки глаз непроизвольно увлажнились, стоило осознать, что мы находимся на пороге чего-то большого и нового. Последний звонок — он только раз в жизни. Второго у нас точно не будет.

Пока Светлана Викторовна трогательно прощалась с выпуском, я обводила одноклассников взглядом, испытывая светлую грусть.

Андрей Столяров шмыгнул носом, взъерошив огненную шапку волос. Стоящий рядом с ним Игорь что-то прошептал парню на ухо: ребята тепло улыбнулись друг другу. Возможно, некоторые слухи и имели под собой почву, но я никогда в них не вникала. Не мое дело…

Пропустив недовольную физиономию Краевой, я не смогла сдержать улыбку, заметив, как откровенно Никита Бодров рассматривает Нелли в короткой парадной форме. Жаль активистка класса так и не дала их отношениям шанс.

Я содрогнулась, неожиданно поймав на себе пристальный взгляд Азата. Уголки губ парня изогнулись в хищной улыбке. Поспешила отвернуться, не желая на нее отвечать.

— Роз, смотри! — Митя кивнул в сторону входа в актовый зал.

— Лида Семенова… — прошептала взволнованно.

Девушка в сопровождении родителей впервые появилась в стенах школы с момента трагедии. Очевидно, все трое чувствовали себя очень неуютно, моментально став мишенями десятков любопытных взглядов. Насколько я знала, Лида занималась с репетиторами на дому, собираясь поступать в РУДН.

— А этого урода так и не поймали, — констатировал мой парень помрачневшим голосом.

— Ага. — растерянно кивнула в ответ, стараясь сосредоточится на речи председателя родительского комитета.

Торжественная линейка закончилась, а мы с ребятами и учителями еще долго обменивались пожеланиями и напутствиями.

Удивительно, но я совершенно не испытывала ностальгии по своей тюменской школе. Несмотря на трудности первых недель, именно в стенах этого учебного заведения я впервые почувствовала себя по-настоящему счастливой. Всего один человек сумел заменить мне всех.

— Ты точно не расстроишься, если мы не пойдем к Арабаджану в кафе?! — на прощание поинтересовался любимый.

— Конечно, нет. — Прильнула щекой к его щеке, не желая расставаться. — ЕГЭ по математике уже послезавтра. Пообещай, что используешь каждую минуту на подготовку?! — чуть отстранилась, заглядывая ему в глаза.

— Слушаюсь и повинуюсь. Не переживай, я уже готов не хуже Перельмана, — он подмигнул, не хотя, разъединяя наши объятия. — Кстати, готовься! — озорная улыбка искривила упругие губы. — Как только сдам математику — устрою самое головокружительное свидание в твоей жизни…

— Ух! — только и смогла промолвить в ответ.

Раскрыв кошелек, я сперва с тревогой подсчитала, насколько еще хватит моей «заначки». Брат заверил, что сегодня вечером вернет часть денег обратно, поэтому я все-таки положила эклеры в тележку, поворачивая к кассе.

Несмотря на то, что я была готова к завтрашнему экзамену, от волнения за Митю вдруг дико захотелось съесть чего-нибудь сладкого. Хорошо, прямо под окнами располагался небольшой супермаркет.

— Роз, привет!

Я обернулась на звук знакомого голоса.

— Паша?! — растерянно поджала губу, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы не показаться слишком навязчивой.

После произошедшего…не хотелось лезть парню в душу, но и проявлять черствость было не в моих правилах.

— Павел, пожалуйста, поторопись, мы опаздываем.

— Иду, мам! — подмигнув, Лешкин одноклассник поспешил к прилавку с газированной водой, а я так и осталась стоять, разинув рот.

Для пережившей серьезное ДТП, Пашкина мама выглядела чересчур деятельной и бодрой. И, слава Богу! Всплеснув руками, я издала нервный смешок, в ту же секунду забыв про эклеры. Нужно было скорее устроить лгуну допрос с пристрастием.

Выйдя из лифта, я увидела на площадке следы крови. Дверь в нашу квартиру оказалась открытой. Меня бросило из холода в кипяток, стоило обнаружить на пороге скрючившегося в позе эмбриона брата. Вся его одежда была перепачкана, а лицо больше напоминало грушу для битья.

— Лёшенька! — бросилась к нему, заглядывая в заплывшие глаза-щелки. — Что…?! Что случилось???

— Роза, они поставили меня на счетчик… Сказали, убьют, если до завтра не отдам еще сто тысяч… Мне страшно, сестренка, мне так страшно-о-о…

Глава 55

Я осела на пол: ноги подкосились, не справившись с весом тела. Неистово хлопала глазами, будто вот-вот очнусь от дурного сна. Мой брат больше напоминал отбивную из человечины…

— Прошу, расскажи все по порядку?! — к горлу подкатил слезливо-тошнотворный комок.

— Роз, некогда болтать. Деньги нужны… — прохрипел, отхаркивая кровь.

— Хорошо, мы прямо сейчас позвоним маме. Они с Артаком что-нибудь придумают!

— Не вздумай!!! — его лицо искривилось в гримасе мольбы, — Они заявят в полицию, а у этих головорезов все схвачено! Если узнают, что мы настучали мусорам, никому не поздоровится… — ужас, отразившийся на дне его зрачков, отрикошетил мне в сердце.

Оно словно покрылось непробиваемой коркой льда.

— Ох, Лешка, Лешка… — всхлипнула, убирая волосы у него со лба, после чего аккуратно протерла носовым платком запекшуюся кровь.

— Надо достать деньги. — выражение лица парня ожесточилось.

Я смотрела на чужака с безразличным немигающим взглядом, гадая, куда же испарился мой любимый вредный младший братик?! Ведь еще совсем недавно он притворялся смертельно больным, нагревая градусник под лампой, чтобы не ходить в школу, зависая целый день в «Tic Tok».

— Роза, поможешь мне достать деньги?

— Ты издеваешься?! Думаешь, так просто найти за вечер сто тысяч рублей?

— Они сказали, если не соберу до утра всю сумму, сделают меня инвалидом. — на этот раз он говорил на удивление спокойно, на короткий миг даже проскочила искра надежды, что всё это неудачный розыгрыш с бутафорской кровью, но брат потушил её, так и не дав разгореться, — Расправившись со мной, они возьмутся за членов семьи. — добавил слабым просевшим голосом.

Бесчисленное количество секунд мы напряженно молчали, поглядывая друг на друга исподлобья.

Во мне полыхало пламя из гнева, ненависти и негодования сливаясь в разрушительный термоядерный коктейль. Когда негативные эмоции вытеснили остатки сожаления, я медленно выпрямилась, на одеревеневших ногах направляясь в спальню.

— А как же я?! — плаксиво взмолился брат, цепляясь за мои щиколотки.

— Надо было раньше думать. У меня завтра ЕГЭ по математике. Пойду готовиться ко сну…

Сгорая от чувства несправедливости, прислонилась спиной к двери, пытаясь восстановить дыхание. Он сам заварил эту кашу, пусть сам и расхлебывает. Да, и в конце концов, что я могла сделать? Где школьнице достать такую сумму в десятом часу вечера?!

— Р-о-з, ну, выслушай, хотя бы?! Я прошу… — добивал сникший голос из коридора.

Не дожидаясь моего согласия, Лешка начал.

— Как-то раз мы отдыхали у моего одноклассника в гараже. Обычная туса: пивасик, «Кириешки», разговоры о девчонках… Кто-то привел туда двух новых парней, они предложили сыграть в картишки на деньги. Ставки были смешными: сто, двести, триста рублей, а мы уже веселые и разгоряченные. Почему бы и нет? Систер, ты меня слышишь? Ну, ответь, пожалуйста?!

— Слышу. — пробормотала на пределе собственных сил.

— И нам с Пашкой фартануло. Сперва подняли по пятьсот рублей, потом выигрыш дошел до косаря. Одного. Двух. Мы решили остановиться, не желая продолжать игру. Парни не стали спорить — сразу отсчитали нам выигрыш. Потом все мирно разошлись по домам.

— И что же?! — я стиснула зубы, игнорируя нарастающий гул в ушах.

— Мы встретили их дня через три в школьном дворе. Пашка не мог остаться — опаздывал на тренировку, а у меня была масса свободного времени и, как обычно, дырка от бублика в кармане. Ребята снова предложили сыграть. А я, дурак, согласился…

— Леш, ну, как же ты сразу не понял, что это развод?! — произнесла неожиданно миролюбивым голосом.

— Я выиграл пятнадцать тысяч. — кажется, даже сквозь закрытую дверь слышала, как гулко стучит его сердце, — Купил пуховик, о котором давно мечтал. Сразу девчонки из старших классов обратили внимание. Потом я уже сам искал с ними встречи. Обрадовался, когда увидел их тачку на парковке возле нашего дома. Тогда я впервые продул пару тысяч.

— Почему ты не остановился, Леш?!

— Я думал, что смогу отыграться. Так все и вышло — снова поднял десять косарей! Радости не было предела. Уверен был, что все честно. А потом началась черная полоса. Проигрыш за проигрышем, но я все еще полагал, что смогу вернуть деньги назад. Занимал у одноклассников, у Азата, пару раз даже у матери втихаря брал из кошелька… Я просто хотел отыграться, систер, понимаешь?!

Я понимала, только как нам теперь все это расхлебывать?! Еще и мама уехала. Машинально проведя кончиком пальца по щеке, обнаружила на подушечке темно-коричневую кляксу. Горестно вздохнув, поспешила в ванную.

Несколько мучительно долгих секунд я вглядывалась в свое раскрасневшееся лицо с поплывшим макияжем, после чего включила кран, опустив голову под упругую ледяную струю воды. Остудив пылающие щеки, насухо промокнула их полотенцем, возвращаясь в комнату.

Взгляд сразу привлек сложенный вдвое лист бумаги, появившийся на моем письменном столе.

Систер, прости, что пытался втянуть тебя в это дерьмо. Я вляпался — мне и расхлебывать. Счастья вам с Воином. Люблю. Не поминайте лихом!

Леша

— Ну, что за придурок?! — схватилась за голову, выбегая в коридор, однако горе-братца уже и след простыл.

Другого выхода не осталось, кроме как рассказать всё маме. Дрожащими пальцами я выудила из сумки телефон, мгновенно выбирая из списка избранных контактов нужный.

— Абонент временно не доступен, перезвоните позже… — раздалось сухое металлическое на другом конце.

Но я не собиралась ждать, потому что в сложившейся ситуации действовать нужно было быстро — на кону стоял вопрос жизни и здоровья моего брата! Решила позвонить Артаку Ашотовичу. Мама давно настояла, чтобы я записала его номер, все-таки будущий родственник…

— Абонент временно не доступен, перезвоните позже. — словно издеваясь, услышала вновь.

— Да что у них там стряслось?! Почему никто не берет? — простонала, мотаясь из угла в угол.

Еле держалась, чтобы не попросить Митю о помощи, но это было бы свинством — завтра утром экзамен, от которого зависела его дальнейшая жизнь, и, учитывая взрывоопасный темперамент любимого, не могла позволить себе втянуть парня в очередные разборки.

Потратив еще немного времени в пустую, пытаясь связаться то с мамой, то с Лешкой, я подавила отчаянный вздох, набирая Азату.

— Роза?! — не скрывая удивления, ответил одноклассник после четвертого гудка.

— Привет. Извини за беспокойство, у меня тут кое-что стряслось… Не могу дозвониться до наших родителей. Не в курсе, что у них с телефонами?!

— Э-э… Вообще-то отец просил меня заранее не говорить, но раз они уже в самолете, то можно.

— Азат, ты о чем?!

— Батя получил у деда благословение на брак с твоей мамой, а несколько часов назад устроил ей сюрприз — отвез в аэропорт, пригласив на несколько дней в Париж. Скажу по секрету — он хочет подарить ей кольцо прямо на смотровой площадке Эйфелевой башни!

— Вау… — только и смогла выдохнуть, оседая на диван.

Я только что чуть не испортила один из самых романтических моментов в жизни мамы. Браво, Роза, пять баллов.

Горячие липкие слезы, зазмеившиеся по щекам, не позволили продолжить разговор. Сбросив входящий вызов, я свернулась калачиком, положив голову на подлокотник.

Брат растворился в неизвестном направлении, оставив после себя лишь несколько запекшихся капель крови на ламинате, мама с Артаком Ашотовичем находились высоко над землей вне зоны доступа, а я лежала на диване, бессмысленно разглядывая потолок.

Увы, не так представляла себе вечер перед важным экзаменом. Не так…

Резкий звонок в дверь заставил меня подскочить, выводя из эмоциональной комы. Молясь чтобы это оказался Лёшка, я посмотрела в глазок, обнаружив совсем другого человека…

Глава 56

— Азат?! — я распахнула дверь, запуская парня на порог, — но как ты так быстро?

— Отец оставил ключи от машины. У тебя был такой взволнованный голос. Я решил проверить, все ли в порядке.

— Лешку избили, и он ушел из дома, — пробормотала потерянно. — Брат проиграл крупную сумму денег. Если не вернет их до завтра… — мои руки упали, как плети.

— Я же предупреждал. — Арабаджан посмотрел на меня с укоризной.

— А я не поверила. — Шмыгнула носом.

— Не время разводить сырость. Нужно скорее найти твоего братца, пока не наделал еще больше глупостей. Поехали!

— Но… Мне неудобно ввязывать тебя во все это. — Переминалась с ноги на ногу, пытаясь принять верное решение.

— Роз, если учесть, что скоро мы технически станем родственниками, ты можешь смело на меня рассчитывать. — Азат улыбнулся, на некоторое время, развеяв мои сомнения.

— Хорошо. И… спасибо! — схватила плащ с вешалки, сумку и поспешила за дверь.

Через считанные минуты мы уже колесили на внедорожнике Артака Ашотовича по местным дворам.

— Он не мог далеко уйти. По логике вещей, должен пойти туда, где сможет найти деньги, — предположил одноклассник.

— Но где он может их добыть в это время?!

— Около гаражей есть лохотрон «Деньги круглосуточно». Дают под огромные проценты. Радует только, что твой брат несовершеннолетний — его не станут обслуживать…

— Надеюсь, — грустно потупила взгляд.

Подъехав к небольшому киоску с заляпанными окнами, я сразу заметила знакомый силуэт. Азат оказался прав — этот глупец решил ввязаться в новую денежную аферу! Уму непостижимо.

Когда мы ворвались туда, Лешка с пеной у рта убеждал сонную сотрудницу выдать ему необходимую сумму денег, на что женщина грозила вызвать охрану.

— Леш, пошли. — Азат потянул брата за локоть.

— Вы не понимаете — мне бабки позарез нужны!

— Я знаю, как тебе помочь, но только если ты перестанешь вести себя как кретин и пойдешь с нами. — Сухо резюмировал Арабаджан.

— Ну, ладно… — наконец, сдался упрямец.

Усевшись в машину, водитель предусмотрительно заблокировал двери, и, попросив нас подождать, сделал пару звонков. Однако мы все равно ничего не поняли, так как общался он по-армянски. Спустя несколько минут Азат отключился, выжав педаль газа до упора.

— Я позвонил дяде Саркису. Завтра с утра он пришлет ко мне своих людей. Они помогают отцу решать неудобные вопросы. Знаете, сколько раз за последние десять лет всякие мрази пытались отжать у нас шашлычную?! — парень недобро рассмеялся, паркуясь около здания кафе.

— Какой еще дядя Саркис?! Ты же сказал, что найдешь деньги! — взвился Алексей, дергая, предусмотрительно закрытую ручку.

— Думаешь — отдашь бабки, и они помашут тебе ручкой?! Ты вообще понимаешь, во что вляпался, дурачок?

— Ну, они обещали…

Азат натянуто улыбнулся.

— Эти ребята долго от тебя не отстанут. А когда закончишь носить деньги, запугают так, что маму родную готов будешь продать. Вот тогда-то тебя и сделают курьером. Надеюсь, объяснять не надо, что придется таскать в рюкзачке…

В машине повисла такая ошеломляющая тишина, что было слышно, как неистово стучат наши сердца. Поясницу прошиб озноб, стоило вникнуть в смысл сказанных Азатом слов. Боже, я даже подумать не могла, в какой кошмар все это может вылиться…

— Будет лучше, если сегодня вы заночуете у меня. С утра мы с Розой отправимся на экзамен, а ты в сопровождении Саркиса и его ребят пойдешь на стрелку.

— Но… — голос брата дрогнул.

— Поверь, тебе не о чем волноваться. Дядя Саркис один из тех, кто пережил лихие девяностые. — Арабаджан многозначительно подмигнул, на что я возмутилась.

— Азат, я не могу остаться у тебя с ночёвкой!

— У вас в квартире не безопасно, но я не настаиваю.

В машине вновь стало мертвецки тихо.

— Систер, кажется, он прав, — подал голос Лёшка.

— Роз, я ведь не маленький, все понимаю. Постелю вам вместе в комнате для гостей, а сам закроюсь на все замки в спальне. Утром высажу тебя за два квартала от школы.

Последующее решение давалось мне мучительно трудно. Я понимала, что Митя никогда не одобрит ночевку в квартире Азата, но одна мысль о кровожадных наркоторговцах вводила в ступор.

А еще меньше всего на свете хотелось ввязывать любимого в эту кашу. Пусть лучше дядя Саркис поможет брату, а мой Воин спокойно выспится, чтобы полным сил прийти на экзамен.

Конечно, я не собралась врать, но ведь и правду можно было отложить хотя бы до окончания ЕГЭ?!

— Пока вы думаете, предлагаю зайти подкрепиться. Мне все равно кафе закрывать только через час.

— Ты сам закрываешь кафе?!

— Ага. Дядя Вардан разболелся, пришлось мне. Быстрее бы уже отец вернулся — устал от этой канители! — Азат озадаченно вздохнул.

Лешка не стал возражать, и спустя короткий миг мы уже протискивались сквозь толпу подвыпивших танцующих гостей.

— Дальние родственники отмечают юбилей, — пояснил наш провожатый, кивая в сторону официантки. — Ануш, принеси меню!

— Я такой голодный. Готов быка съесть! — как ни в чем не бывало заявил Лешка, плюхаясь за свободный стол.

— Не мешало бы тебе сперва умыться и обработать ссадины. Пойдем, у отца в кабинете есть перекись водорода.

Я бездумно листала меню в ожидании парней, однако Азат вернулся в одиночестве.

— Твой братишка выпросил у меня айфон. Решил успокоить нервишки! — одноклассник ухмыльнулся.

Я закатила глаза.

— Завтра экзамен, а мы тебя отвлекаем. Мне очень жаль.

— Да брось. Мне бы натянуть математику на тройбан и ладно. — Азат прокашлялся. — Ну, ты решила, переночуете сегодня у меня?!

Глава 57

— Спасибо за предложение, но я лучше переночую у Мити. Подбросите меня?!

— Не вопрос. — глаза собеседника моментально потухли.

В этот миг к нам за стол вернулся Лешка. За время отсутствия брат успел умыться, расчесать волосы и переодеться в чистую толстовку Азата.

— А где люля-кебаб?!

— Будет тебе сейчас люля… — пробубнил одноклассник, поспешно отводя взгляд.

После моих слов лицо Азата сделалось темнее тучи. Но какая бы опасность не нависла над нашей семьей, я решила, что рядом с Митей мне будет безопаснее всего. Да и зная взрывной темперамент любимого, четко осознала, что он никогда не простит мне ночевку у Арабаджана.

— А пахлаву заказать можно?! Или лучше мороженое с пеканом? Что посоветуешь? — не унимался Лешка.

— Бери и то, и то. — раздраженно бросил Азат.

В эту секунду веселая армянская композиция сменилась красивым мелодичным напевом.

— Роза, потанцуем?! Мне надо с тобой поговорить.

— Меня вздумали обсуждать?! — родственник обиженно прищурился, сразу навострив уши.

— Ну, вообще-то…

— Не волнуйся, это будет наш последний танец. — добавил сын Артака Ашотовича с нотками грусти в голосе.

В любой другой ситуации я бы отказалась, но Азат столько всего для нас сделал. Решила, это будет мой маленький прощальный подарок.

Одноклассник решительно поднялся, протягивая мне руку. Я приняла ее, неловко положив ладони парню на плечи. В свою очередь он приобнял меня за талию, закружив среди других танцующих пар.

— О чем ты хотел поговорить?! — нарушила тягостное молчание.

— Значит у вас с Воином все серьезно?! — откашлявшись, спросил Арабаджан прямо в лоб.

— Да. — я не смогла скрыть счастливой улыбки, — Мы планируем вместе заселиться в общагу. Если поступим, конечно.

— Класс. — протянул Азат безрадостно.

— Я очень надеюсь, у нас с тобой получится наладить дружеское общение. Ради наших семей.

— Ты права. — выдал он после небольшой паузы, — Роза, я хочу еще раз извиниться за те глупости, которые сказал однажды. И мать у тебя хорошая. Отец с ней счастлив… — партнер вымученно улыбнулся.

Танец уже подходил к концу, когда Азат, лукаво прищурившись, поинтересовался.

— А твоя подруга Аделина… У нее кто-нибудь есть?!

— Вроде нет.

— Тогда, поможешь организовать мне свидание после окончания экзаменов?! — прошептал у самого уха, стараясь перекрыть музыку.

— Отличная идея! — я рассмеялась.

Будет здорово, если получится устроить и Аделинкину личную жизнь! Оказывается, Азат не так плох, как я думала о нем раньше.

POV Воин

Покинув территорию заправки, я скрылся в ближайшем дворе, плюхнулся на скамейку и выудил из кармана пачку сигарет. Купил сегодня утром — как чувствовал, нервишки расшалятся. Хотя Роза категорически против этой пагубной привычки. Я почти завязал. Почти.

С утра все шло наперекосяк: нашел у матери под кроватью пустую бутылку пива, а когда предъявил ей, получил ушат негатива в лицо. Ей, видите ли, тоже иногда нужно расслабляться!

Только мать до сих пор не устроилась на работу, и если я худо бедно мог себя обеспечить, то Богдану до совершеннолетия и окончания школы оставалось еще два года. На прощание припугнул безалаберную родственницу социальными органами. Надеюсь, подействует.

Я заранее договорился с Сашкой, чтобы сегодня подменил меня на заправке, а я смог уйти пораньше, но и тут не свезло: товарищ траванулся. В итоге мне пришлось горбатиться в два раза усерднее, а о подготовке к экзамену пришлось забыть.

Расправившись со зловонной отравой, я засунул пластинку жвачки в рот, вздохнув, потому что нервное напряжение снять так и не удалось. Кровеносные сосуды словно превратились в клубки оголенных нервов, а единственным способом заземлиться было увидеть её.

Несмотря на поздний час, почувствовал острую потребность хотя бы ненадолго навестить Розу. Нужно было поторапливаться, пока любимая не легла спать.

Проходя мимо шашлычки Арабаджана, решил зайти за сладким. Все-таки неудобно приходить в гости с пустыми руками.

— Кафе закрыто на спец обслуживание. Сюда нельзя. — отрапортовала замученная хостес, указывая мне обратно на дверь.

— Да мне только пирожных купить… — повернул голову в сторону витрины, и чуть не подавился собственным языком.

Оглушенный шумом крови в ушах, я сделал шаг вперед, чтобы лучше рассмотреть. Вдруг у меня начались галлюцинации? Но сомнений быть не могло: Роза танцевала с Азатом, о чем-то весело переговариваясь.

— Молодой человек, просите, это частное семейное мероприятие!

— Семейное?! — повторил, чуть ли не по слогам.

Ах, ну да, конечно. Бросив быстрый взгляд в дальний угол, обнаружил ее братишку, вальяжно развалившегося с телефоном Арабаджана в руках.

А медляк всё тянулся…

Я ждал, что она его оттолкнет, чуть не заскулив от безнадеги, когда голова Арабаджана наклонилась, прошептав любимой что-то у самого уха. После незначительной паузы, утвердительно кивнув, моя Роза беззаботно рассмеялась, и промурлыкала ему ответ.

Интересно, долго они водили меня за нос?!

Ярость ослепила, горячая дурная кровь затопила виски и меня порвало. В этот миг я мог чувствовать только свои отяжелевшие кулаки-кувалды и перцовую ненависть к сопернику.

Я понесся через весь зал, сшибая Арабаджана с ног одним точным метким ударом в челюсть.

— В-о-и-н-о-в, н-е-т!!! — просипел шашлычник, пытаясь меня оттолкнуть, но я уже не принадлежал себе, распластавшись над ним, как голодный дикий зверь…

— Митяя-я!!! Ты все неправильно понял-л… — тонкий девичий голосок наполнился нечеловеческим ужасом, когда я размозжил сопернику губу, испытывая мазохистскую радость, что они теперь долго не смогут целоваться…

Глава 58

Роза

Я не могла сдвинуться с места, и только руки брата каким-то чудом утянули из эпицентра боевых действий. Драка переросла в настоящее ледовое побоище. На помощь Азату выбежало сразу несколько его разгоряченных родственников, но Мите, будто это и было нужно — он махал кулаками, отправляя одного за другим в нокаут.

Во мне что-то сломалось. Рухнули глупые девичьи грезы. В этот миг я отчетливо осознала — всему, что мы так долго и тщательно планировали, сбыться не суждено.

Дима разрушил наши мечты.

Я даже не чувствовала боли. Просто наблюдала за всем словно сквозь толщу воды, мысленно уплывая все дальше и дальше. Поэтому совершенно не удивилась, когда в кафе разнимать разгоряченных перепачканных кровью гостей ворвались несколько мужчин в форме.

— Кто-то вызвал полицию! — взволнованно прошептал мне брат. — Нужно выбираться, а то всю ночь проведем, давая показания…

— Я его не брошу. — Машинально помассировала виски: в них словно вставили раскаленные прутья.

— Роз, у тебя ЕГЭ завтра утром! — Лешка с силой меня тряхнул, заставив посмотреть ему в глаза.

Я словно очнулась от столетней спячки.

— Это все ты! Ты! — прошипела злобно. — Из-за тебя мне пришлось бросить все и ехать патрулировать улицы! А теперь еще и Дима попал в передрягу…

— Потому что твой Воин придурок! Это же надо — броситься с кулаками на хозяина кафе! — брат презрительно сморщился, пятясь в сторону лестницы для персонала.

Руки опустились, глядя на то, как двое сотрудников полиции уводят любимого и еще нескольких человек из кафе.

— Митя-я… — пробормотала потрясенно, однако парень даже не удостоил меня взглядом.

— Роз, пойдем, разговор есть. — Азат положил руку мне плечо.

Я развернулась, ахнув от созерцания его помятой физиономии. Дима на ней и живого места не оставил.

— Но… он… они… уводят… его… — шептала нечто бессвязное, заламывая руки.

— Все нормально. Администратор испугалась и нажала тревожную кнопку. Я не стану на него заявлять, все мои родственники подтвердят: «Обычные пьяные разборки…». У нас такое каждые выходные. Не волнуйся, оформят протокол и выпустят через пару часов… — Азат криво улыбнулся уголком окровавленного рта.

Я отстраненно кивнула, сотрясаясь от накатившей волны паники, ужаса и стыда.

— Ну, может, уже поедем?! — нетерпеливо прогнусавил Лешка. — Мне страшно возвращаться домой… — Азат повернул голову, смерив моего братца презрительным взглядом.

— Сейчас поедем. — Отпустил сухо.

— Только, сперва, отвезите меня домой. — Я посмотрела на них через плечо.

— Роза, тебе опасно оставаться в квартире одной, — процедил Арабаджан с нажимом в голосе.

— Мне все равно. Если он узнает, что я осталась у тебя с ночевкой… — голос лопнул, как непрочная леска на бусах.

Парни переглянулись. Никто из них не решился спорить. Каждый понимал, что я права. Увы, Дима так и не научился контролировать свои эмоции. Он олицетворял огонь — вспыхивал от одного росчерка спичкой, и ничего поделать уже было нельзя.

***

Вернувшись в квартиру, я закрыла дверь на все замки, измученно прислонившись к стене. Время уже давно перевалило за полночь. Избавившись от одежды и приняв душ, я вернулась в спальню, хватаясь за телефон.

Первым делом я набрала Мите, однако ответа не последовало. Тогда пришло время позвонить Богдану. В отличие от брата он ответил практически сразу.

— Бо, привет! Передай трубку Мите, пожалуйста… Он все неправильно понял, — пробормотала, спотыкаясь на каждом слове.

— Роз, а его еще не выпустили, — потерянно сообщил парень.

— Что-о?! — из глаз непроизвольно брызнули слезы.

— Мама и тетя Света поехали в участок. Хороших новостей пока нет.

— Но у нас же экзамен завтра утором?! — заорала на весь коридор. — Я тоже сейчас туда поеду! Они выпустят его на свободу, как миленькие!!! — я со всех ног бросилась в прихожую, накидывая поверх пижамы плащ.

— РОЗА, НЕ ВЗДУМАЙ!!! — проревел Богдан.

В этот миг все внутри сжалось от тупой разъедающей безысходности. Впервые слышала, как он кричит. Сползая вниз по стене, мой голос заглушили тихие утробные рыдания.

— Роза, извини, я не хотел, просто послушай… Диму уже не первый раз забирают в участок. У них давний конфликт с участковым. Тетя Света написала, что возникли небольшие проблемы, но она постарается их решить. Сейчас самое главное всё не испортить. Ложись спать. Завтра у тебя важный экзамен…

— Но как же он?!

— Он выберется и напишет этот чертов ЕГЭ! — Богдан отключился.

Я оборвала Мите весь телефон, но он так и не вышел на связь, а беспокоить его родственников посреди ночи больше не стала. Решила дождаться утра, проваливаясь в вязкий, как болото, кошмар.

***

Назойливая трель у самого уха застигла меня врасплох. Сладко зевнув, я перевернулась на другой бок, уже планируя сбросить звонок, как вдруг с поразительной четкостью передо мной всплыла картина прошлой ночи.

Я присела на кровати, на автомате принимая входящий вызов.

— Роза-Роза?! Ты где-е??? ЕГЭ начнется через двадцать минут! Уже все пришли, а тебя нет!!! — орала в трубку Аделина.

— Господи! — я ошеломленно уставилась на часы. — Я-я-я… проспала!

— Мчись пулей! — скомандовала подруга.

— А Дима пришел?! — запоздало поинтересовалась, однако собеседница уже отключилась.

Времени на завтрак и сборы не осталось. Молниеносно натянув блузку и юбку, я умыла лицо, после чего схватила рюкзак и запрыгнула в кроссовки.

Когда, задыхаясь от бега, я залетела в рекреацию, никого из класса не осталось. Изумленно озираясь по сторонам, чуть не сбила директрису, врезаясь в нее на полном ходу.

— Светлана Викторовна, где Митя???

— Где-где — в классе уже давно! И ты скорее беги! Вас поделили по фамилиям, все равно вместе не попадаете… — женщина натянуто улыбнулась.

— Я хочу пожелать ему удачи…

— Роза, ты хоть понимаешь, что идет ЕГЭ?! Тут повсюду камеры и наблюдатели из другой школы. Сдай телефон и марш на место! Ни о чем не думай. А с Митькой увидитесь после экзамена…

Светлана Викторовна не позволила мне возразить, буквально силком запихивая в открытый класс. И только взглянув на листок с заданиями до меня, наконец, дошло, что от этого экзамена зависит не только мой аттестат, но и дальнейшее поступление в ВУЗ.

Сделав огромное усилие, я заставила мозг хотя бы на три часа сосредоточиться на решении математических задач… Помещение уже почти опустело, когда я в последний раз взглянула на бланк с ответами.

— Была не была. — Отдала свой листок, возвращаясь в переполненную рекреацию.

Числовые пирамиды моментально отошли на второй план, и я принялась искать глазами его.

— Роз, ну, как?! — налетела на меня Аделинка.

— Вроде все решила. А где Митя? — продолжала, как заведенная вертеть головой по сторонам.

— Митя?! — проследив за направлением моего взгляда, подруга удивлено поджала губу.

— Он не пришел, да?! — у меня вырвался горький смешок, однако, подоспевшая директриса вцепилась мне в локоть, опередив Аделину с ответом.

— Роза, пойдем. Нам надо поговорить.

— Вы меня обманули, да?! — произнесла ровно, стоило нам с Бодровой скрыться за массивной колонной.

— Да, — также спокойно ответила женщина.

— Но почему? — сердце колотилось с такой силой, что норовило выпрыгнуть из груди.

— Участковый задержал Дмитрия на сорок восемь часов.

— Так он еще в участке?! — произнесла я изумленно.

— Увы. Он проявил сопротивление, поэтому полицейский остался непреклонен.

Я не могла говорить, не могла кричать. Застыла, глупо тараща глаза, пытаясь осмыслить полученную информацию.

— Но он ведь еще может пересдать?! — в душе вспыхнул крохотный отголосок надежды.

— Конечно. Осенью.

— Осенью?!

— Да. Но до этого момента Дмитрий не сможет получить аттестат. Роза… — Светлана Викторовна сжала мое запястье. — Он сделал свой выбор. Ты умная девочка и не должна гробить из-за него свою жизнь…

Глава 59

Директриса удалилась.

Какое-то время я еще стояла за колонной, отказываясь верить в происходящее. Все это напоминало дурной сон. Хотелось щелкнуть пальцами, чтобы он развеялся.

— «Куда ночь ушла, туда кошмар унесла». — пробормотала пересохшими губами.

Наши хрустальные мечты не могли разбиться из-за глупого недоразумения. Митя все неправильно понял, накрутил себя, да и я хороша — согласилась станцевать медляк с совершенно посторонним парнем. Конечно, его понесло.

Шмыгая носом, пыталась оправдать варварские методы любимого. Ведь если бы он подошел и всего лишь задал один единственный вопрос, сейчас бы мы, держась за руки, обсуждали прошедший экзамен.

— Роза, мне очень жаль. — Нелли Корсакова обняла меня за плечи.

— Ты в курсе, да?! — во рту пересохло.

— Ну, все уже в курсе… — блондинка неловко пригладила пряди идеальной прически.

— Неужели нельзя ничего сделать?! Есть же резервные дни… — впилась в девушку взглядом, зорко следя за каждым ее движением.

Сердце при этом стучало, как отбойный молоток.

— Да, есть. Но, Диму вряд ли до них допустят, по крайней мере этим летом. И отец, и Светлана Викторовна поручились за него после той некрасивой истории с Петровым. Когда новости про Воинова дойдут до Департамента образования будет скандал. Скорее всего, ему придется остаться в одиннадцатом классе. — уголки персиковых губ Нелли дрогнули. — Говорят, участковый попросил записи с камер видеонаблюдения, чтобы во всем разобраться.

— Остаться на второй год… — повторила пересохшими губами.

Мы обе понимали — Дима никогда не согласится. Эта новость просто его добьет.

Пожелав мне не раскисать, Нелли исчезла также незаметно, как и появилась.

Я отвернулась, делая вид, что пытаюсь рассмотреть капельки конденсата на запотевшем окне. На самом деле, ноги одеревенели, отказываясь подчиняться. Глупо моргала, уставившись в одну точку, пока не услышала противный смех за спиной.

— Какая ты, оказывается, любвеобильная, Пчелкина! Одного парня, значит, ей мало. Богатенького захотела?! Быстро же ты, Розочка, по рукам пошла!

Повернувшись, я посмотрела Краевой прямо в глаза. Пальцы сжались, в груди запекло. Тело наполнила взрывоопасная ярость.

— А я говорила Димочке, не стоит с тобой связываться, ничем хорошим это не закончится. Жаль, дурачок не послушал. Как бы за решетку не схлопотал… — стерва выдула пузырь жевательной резинки.

— Ты… ты… — я сделала шаг вперед, готовясь кинуться на нее с кулаками.

— Молчи лучше, а то придется синяки замазывать, дура! — злобно прошипела Анька.

Не знаю, чем бы всё закончилось, если бы к нам не поспешил Никита Бодров.

— Роз, пойдем. Дело есть! — сын директрисы подмигнул, буквально оттаскивая меня от разъяренной одноклассницы.

— Так что за дело?! — я с надеждой уставилась на парня после того, как мы спустились в школьный двор.

Ник замялся. Мое сердце гулко подпрыгнуло, лопаясь, как яичная скорлупа.

— Ясно. — выдавила неискреннюю улыбку.

— Не волнуйся. Всё образуется… — на прощание приобняв меня за плечи, не слишком уверенно произнес Димкин двоюродный брат.

Уже на выходе из школьного двора я повернула голову, сталкиваясь взглядом с темными глазами Арабаджана. Азат стоял, прислонившись спиной к железной ограде, явно кого-то дожидаясь.

— Роз?! — позвал одноклассник, прищурившись.

Неуклюже кивнув в знак приветствия, я оказалась не в силах отвести взгляд от зловещих отметин на его лице. Картинки прошлого вечера собрались в единое мрачное полотно. Сердце заныло, ведь Азат получил увечья по моей вине.

— Мне очень жаль, что ты пострадал ни за что. — пробормотала, опустив плечи.

— Мы с родственниками подписали бумагу, что не имеем к Димке никаких претензий. Жаль, отца нет в городе. Он с участковым на короткой ноге — сразу бы замяли дело.

Повисла гнетущая тишина. Парень без стеснения сверлил меня непроницаемым тяжелым взглядом. Прокашлявшись, я взволнованно поинтересовалась.

— Понимаю, тебе сейчас не до этого, но хотела узнать, что там насчет Лешки…?!

— Совсем забыл. — Азат виновато улыбнулся, — Дядя Саркис уже отчитался: твоего брата больше никто не потревожит. Его развела дворовая шпана, там даже наркодилерами не пахнет, так, местные гопники. Кстати, деньги вернули в полном объеме.

— Даже не знаю, как вас теперь благодарить… — смущенно отвела взгляд, задыхаясь от удушающих противоречивых эмоций в груди.

— Как бы сказал батя: «Не мешало бы Лешке вмазать хорошего ремня!».

— Наверное, ему не хватает мужского воспитания. Он всегда был маминым любимчиком. — лихорадочно соображала, как бы скорее свернуть разговор.

— Ладно, разберемся. — к счастью, Азат не стал донимать лишними расспросами.

Откланявшись, я побежала в участок. Однако прождав несколько часов в пыльном предбаннике, Митю увидеть так и не удалось. Сотрудник полиции даже не пытался скрыть язвительной усмешки в ответ на мою просьбу о помощи.

Вернувшись домой, я вдруг осознала, что с самого утра ничего не ела. С трудом запихнув в себя бутерброд, вздрогнула, услышав тихую вибрацию в сумке.

Звонила мама. Уже десятый раз за день. Но я так и не нашла в себе сил на разговор. Наверняка, родители уже в курсе наших ночных «приключений». Не хотелось заново пересказывать эту грустную повесть.

Сбросив входящий вызов, я несколько секунд парализовала взглядом мобильный, предчувствуя, что он вот-вот зазвонит вновь. Так и произошло. С тяжелым сердцем я ответила.

— Алло.

— Роза, доченька… — запричитала мама в трубку, — Боже, как же я перепугалась, когда Артак мне все рассказал!

— Мам, ничего страшного не случилось…

— Ну, как же?! Вы с Лешкой попали в переплет! Еще и драка какая-то с участием Димы! А ведь я как чувствовала, говорила ему, надо успеть вернуться до вашего экзамена. Только Артак такой упертый! И этот сюрприз… Думали, пару дней особой роли не сыграют! А вот как вышло. — она замялась.

— Не мешало бы Лешке вмазать хорошего ремня. — бросила я равнодушно.

— Ох, доченька…

— Мам, когда вы вернетесь?!

— Вылетаем завтра ночью. Пытались поменять билеты, но ничего не получилось…

Я только хотела прилечь, как телефон на тумбочке снова ожил.

— Диму отпустили. — отрапортовал Богдан.

— Ура! — выбила дрожащими пальцами, набирая заветные цифры.

Но чуда не случилось: он не ответил. Так и не захотел со мной разговорить. В этот миг меня захлестнуло вселенское отчаяние.

— Неужели так трудно просто взять трубку?! — прокричала в глухой телефон.

Мы не могли остановиться на финишной прямой. Земля не разверзнется, даже если от не поступит в ВУЗ. Это незначительные трудности. Они не помеха для настоящей любви.

Схватив сумку, я понеслась к Мите домой. Сердце подсказывало, что нужно решать проблему по горячим следам. Промедление смерти подобно.

Домофон в подъезде дома Воиновых оказался сломан, поэтому мне удалось беспрепятственно попасть внутрь. Поднявшись на лифте, я, прислушиваясь, остановилась около нужной двери. Пару минут так и стояла, ожидая, что дверь по мановению волшебной палочки распахнется, но с волшебством сегодня не клеилось.

Тогда сама выжала черный квадратик звонка. Сперва ответом послужила гнетущая душераздирающая тишина, но спустя несколько секунд за дверью послышались шаги. Я вдохнула полной грудью, стараясь сохранить остатки хладнокровия, однако вместо Мити мне открыла его мама.

— Анастасия Викторовна, добрый день.

— Добрый?! — растрепанная женщина в застиранном махровом халате развязно щелкнула пальцем по горлу.

До меня вдруг дошло, что она еле стоит на ногах.

— А Митя дома?! — выдавила, втянув голову в плечи.

— А ты сама-то как думаешь? Будет он теперь дома сидеть! Ха! Держи карман шире! — собеседница присвистнула, сопроводив свою тираду язвительным смешком.

— Понимаете, случилось недоразумение… — начала я путанно объяснять.

— Недо… недо… что-о?! — Анастасия Викторовна гортанно расхохоталась, — Пошла прочь, девочка! Чувствовало материнское сердце, ты парнишку моего загубишь! До тюрьмы доведешь. Так все и вышло. Малолетняя дрянь! Само-то, небось, уже потираешь ручки — на бюджет место отхватила, а Митьке теперь придется портянки вязать, да по стойке смирно горбатиться! В армию мой несчастный мальчик собрался. Г-о-р-е-м-ы-к-а мой! — женщина заскулила, сползая по ржавой железной двери.

Её халат распахнулся, обнажая края несвежей сорочки, на бледном лице проступили алые мятежи. В воздухе повис тяжелый зловонный запах алкогольных паров.

— Анастасия Викторовна, не сидите здесь. Продуть может. Давайте, я вам помогу… — робко протянула женщине руку, но вместо того, чтобы принять её, услышала злобное.

— Прочь отсюда! Пошла вон! От тебя одни несчастья!!!

Развернувшись, я со всех ног побежала вниз по лестнице.

Глава 60

— Роз, все в порядке?! — брат кашлянул, проводя ребром ладони перед моим лицом.

— Более чем. — Я равнодушно помешивала пятую ложку сахара в остывшем чае.

— Знаешь же поговорку: «Все, что ни делается, к лучшему»?!

— Что?! — рассеянно сфокусировалась на его лице.

— Я насчет Воинова. Может, ну его, на фиг, и стоит присмотреться к кому-то более уравновешенному и надежному?!

— Леш…

— Так, все, молчу-молчу! — брат поднял руки над головой, попав под прицел моего убийственного взгляда. — Кстати, я вернул деньги на место. Прощу прощения за доставленные неудобства.

— Неудобства — это мягко сказано. — Едва сдержалась, чтобы не фыркнуть.

— Ладно, систер, скучно с тобой. Пойду к Мишке рубиться в «Контру». Приду до полуночи, не теряй!

За окном еще светило яркое солнце, а в душе все сильнее сгущались сумерки. Хотя часы продолжали тикать, по моим ощущениям время застыло. С уходом брата стало зябко и одиноко.

Я устала одной сражаться за нашу любовь. Увы, я не была знатоком военных дел. Да и зачем, когда рядом с тобой плечом к плечу идет настоящий защитник?! Воин.

Почувствовала себя обманутой: ведь он обещал…

Тяжелее всего, оказалось, свыкнуться с мыслью, что Митя мне не доверяет. Неужели он мог всерьез подумать про нас с Азатом?! Ведь я так безоглядно, слепо, по самые уши в него влюблена! В горле запершило, но я сглотнула вязкий комок.

— Хватит разводить сырость! — приказала сама себе. — А еще унижаться и бегать за ним. Захочет объясниться — знает, где меня найти.

Перелистнула страницу давно начатого романа, пытаясь сосредоточиться на написанном, но минут через пятнадцать обнаружила, что держу книгу задом наперед. Вздохнув, я потянулась к телефону, на автомате открывая иконку с надписью «Инстаграм».

В личке висело одно непрочитанное сообщение.

— Мститель: как жизнь?! Давно не общались.

По коже разлился озноб, и я согнулась, будто запыхавшись.

— Я: Неожиданно. — Набрала окостеневшими пальцами.

Он перестал писать с момента начала наших отношений с Воиновым, из чего я сделала вывод, что таинственный незнакомец и мой одноклассник бунтарь — это один и тот же человек.

Все ждала, когда Дима хотя бы вскользь затронет эту тему, но он молчал, как партизан, а потом нас так закрутило в водовороте событий, что загадочная переписка практически стерлась из памяти.

Возможно, стоило самой поинтересоваться у Димы, для чего он прикрывался личиной другого человека?! Однако, памятуя всё о том же взрывном темпераменте, не стала лезть на рожон.

А вдруг я все-таки ошиблась?! Зачем подставлять малознакомого человека? В свете последних событий эта тактика теперь казалась абсолютно верной.

— Мститель: я соскучился.

От такой наглости глаза полезли на лоб. Да что он о себе возомнил?! Я с ума схожу вторые сутки, а он только и может, что писать с чужих страниц!

— Я: не могу сказать о себе того же!

— Мститель: извини, что пропал так надолго… Возможно, скоро нам придется расстаться навсегда.

Сердце сжалось, желудок скрутило в узел.

— Я: почему же?!

— Мститель: потому что только в книгах бывают сказки с хорошим концом. А у нашей истории не будет хэппи-энда.

Подтянув колени к животу, глубоко вздохнула, чтобы немного успокоиться. Ох, Дима-Дима, за что ты так со мной?!

— Я: и что дальше?! — прошептала в пустоту.

— Мститель: последний вечер вдвоем?

Какое-то время я разглядывала ногти, накрашенные бесцветным лаком.

Последний вечер вдвоем…

Эта фраза звучала жутко, но в то же время томительно сладко. Возможно, этот вечер окончательно расставит все точки в наших непростых взаимоотношениях.

— Я: хорошо. Жду тебя завтра в восемь у себя дома. Адрес, надеюсь, помнишь?!

— Мститель: обижаешь. Как же его можно забыть?!

— Леш, ты сегодня куда-нибудь собираешься?! — напряженно поинтересовалась у брата во время обеда.

— Да, часов в семь пойдем к Костику рубиться в приставку. Завтра утром родители возвращаются — буду наслаждаться последним вечером свободы, так сказать. Чувствую, прилетит мне от матери с Артаком…

— И правильно. Хватит уже подтирать тебе сопли.

— Ой, систер, только не читай мне нотации. У меня каникулы, вообще-то, начались! — Лешка обиженно поджал нижнюю губу.

Я закатила глаза, не в силах долго обижаться на этого растяпу. Все-таки мальчишки взрослеют гораздо позже девчонок, а некоторые на всю жизнь так и остаются детьми…

За несколько минут до назначенной встречи паника накрыла меня волной размером с небоскреб. Я нарядилась в скромный белый сарафан, и, усевшись на диване, обхватила себя за талию, стараясь привести мысли в порядок.

Митя стал моей первой любовью. Той самой, которая остается в памяти на всю жизнь. Томительной. Настоящей. Роковой. Благодаря ему я узнала, каково это просыпаться на мокрой от слез подушке или радоваться так сильно, что трудно дышать.

Но наша любовь только-только проклюнулась из неблагополучной почвы. Как хрупкий восхитительный цветок она требовала особого ухода и огромных душевных сил. Если бы мы смогли объединить усилия, цветок бы окреп, подарив миру прекрасные сочные плоды.

Раздавшийся нетерпеливый звонок заставил меня вернуться в реальность. Я шумно выдохнула, направляясь в коридор, и, не глядя в глазок, распахнула дверь.

— Ты…?! — сердце подпрыгнуло.

Изумленно таращась, я ощутила спазм в области желудка.

— А ты ждала кого-то другого? — «Мститель» ухмыльнулся, бесцеремонно переступив через порог.

Глава 61

— Андрей… Но как…?!

Неожиданный гость поправил огненно-рыжую челку, и, протянув мне тяжелый крафтовый пакет, закрыл дверь.

— А что тебя удивляет, Розочка?

— Не думала, что ты окажешься Мстителем… — обескураженно покачала головой, ощущая, как в горле завязывается узел, мешая нормально дышать.

— Так же, как и я не думал, что ты свяжешься с уродом Воиновым. — В его глазах промелькнул недобрый блеск.

— Дима не урод. — Поправила на автомате.

— Это потому, что он плохой парень с обалденной внешностью?! — Андрей криво ухмыльнулся.

— Пожалуйста, не говори о нем так. Только единицы знают, что скрывается за фасадом разгильдяйства.

— Ну, разумеется. — Андрей поиграл бровями. — Только предлагаю на один вечер забыть о Воине. Ведь Мститель ничуть не хуже, правда?! — одноклассник выудил из пакета бутылку красного вина и упаковку мелко порезанных фруктов. — Устроим романтический ужин?

Я была так потрясена его присутствием, что не могла вымолвить ни слова, в то время как Столяров явно чувствовал себя словно рыба в воде. Скрывшись за кухонной дверью, спустя пару минут он вернулся с двумя полными бокалами вина, протягивая один из них мне.

— Я немного похозяйничал. Ничего страшного?! — приторная улыбка на его губах усилила нехорошее предчувствие в груди.

— Произошло недоразумение. Думаю, тебе лучше пойти домой.

— А я думал, мы друзья? Помнишь, как ты изливала мне душу ночами? «Ох, Мститель, мне так плохо, одиноко, никто меня не понимает!» Я никогда не жалел на тебя времени, потому что чувствовал, что мы родственные души.

— Андрей, пожалуйста, иди. — Отвернулась к окну, в надежде, что этот фарс скоро закончится.

Жизнь в очередной раз неудачно пошутила надо мной, пора бы уже привыкнуть. Только я никак не могла сбросить оцепенение, вызванное появлением Андрея Столярова. К своему стыду даже мысли не допускала, что именно он окажется таинственным другом по переписке.

— Но почему, Роза? Ты ведь сама пригласила меня в гости?! Или настолько рожей не вышел? — вместо того, чтобы выполнить мою просьбу, одноклассник приблизился, прижимая к основанию шеи прохладное стекло бокала. — Выпьем на брудершафт? Не упрямься, ты ведь хорошая девочка. — Убаюкивающе-сладко прошептал незваный гость.

Тогда я почувствовала угрозу. Какой-то звук или изменение электрического разряда в воздухе. Нечто неуловимое, тягучее и нездоровое исходило от Столярова.

— Наша встреча не случайна. Я был первым, кого ты повстречала на пути в школу, но сделала неправильный выбор, дурочка. С меня все началось. На мне все и закончится.

Андрей сжал мои плечи, заставляя развернуться, после чего стал долгим отсутствующим взглядом всматриваться в лицо. Липкие холодные мурашки побежали по коже. Вдруг осознала, что мы одни в квартире, и помочь мне некому…

— Может, тогда прогуляемся?! Погодка чудесная… — нервно рассмеялась, пригвожденная к месту мутным одержимым взглядом.

В этот миг я лихорадочно соображала, что же мне известно про Андрея.

Скромный забитый парень, про которого ходили странные слухи.

Ботан, выживающий лишь за счет того, что дает списывать.

Любимчик всех учителей.

Классический мальчик для битья — такие встречаются в каждом классе.

Поясница покрылась слоем пота, как только до меня дошла истинная суть вещей. Каждая из вышеперечисленных характеристик служила прикрытием. Андрей растянул рот в пугающей кривоватой гримасе, словно поощряя мою догадку.

Сейчас на меня смотрело чудище с жизнерадостными рыжими волосами и нелепыми веснушками на бледных щеках.

— Кстати, скоро Лешка вернется домой… — просипела, пересохшими губами, хватаясь за последнюю соломинку, ведущую к спасению.

— Не-а. — Столяров зевнул. — Вчера я случайно подслушал их разговор Азатом — ваши родители возвращаются только завтра утром, а Лешка ушел до полуночи. Вряд ли что-то заставит его вернуться в девятом часу вечера. У нас с тобой еще так много времени, Розочка… И, если ты окажешься хорошей девочкой, я устрою лучший вечер в твоей жизни.

Поежилась от холода, царившего на дне его расширенных черных зрачков.

— Андрей, я прошу…

Резкая пощечина вышибла воздух из легких. Я вскрикнула, инстинктивно прикрываясь руками, но парень оказался проворнее, толкая меня на диван.

— Где же твой Воин?! Ай-яй-яй? Ты сделала ставку не на того, дурочка. А я уже по результатам олимпиад прохожу в МГУ.

Я всхлипнула, потирая припухшую щеку.

— Эй, у нас же романтик? Чего ноешь?! — пустота в его взгляде разрасталась со скоростью света. — Вот, выпей винишко! Сразу полегчает! — безумец всучил мне бокал, ликующе пропев. — Твое здоровье, Розочка. Твое здоровье-е-е!

Поднеся край бокала к губам, я попыталась вспомнить, что учили делать в таких ситуациях на уроках ОБЖ. Кажется, главная рекомендация сводилась к тому, чтобы выиграть время.

— Почему ты назвался Мсителем? — попыталась говорить спокойным ровным голосом.

— Потому что устал от многолетней гнобешки и нашел способ отомстить.

— Но девчонки ведь ни в чем не виноваты…

— Да, но каждая из них когда-то меня отвергла. Зато во время переписки вы все растеклись патокой. Ну, еще бы загадочный парень с повадками плохиша! Никто не устоял перед таинственной фигурой Мстителя. Даже ты. — парень внезапно побледнел и его глаза сверкнули недобрым огнем.

— Андрей, еще не поздно остановиться. Давай сделаем вид, что ничего не произошло?!

— Дурочка, еще действительно ничего не произошло. — Столяров в плутовской улыбке растянул уголок нижней губы. — Но все обязательно случится. Ты пей, пей!

Вдруг наэлектризованное пространство между нами разорвал телефонный звонок. Безумец вздрогнул, метнувшись к моему мобильному, лежащему на тумбочке. Поняла — это мой шанс, и, подскочив с дивана, понеслась в коридор…

Только Чертановский маньяк оказался проворнее: уже схватившись за ручку двери, он навалился на меня сверху, зажав своим долговязым телом.

Глава 62

Даже не думала, что у худосочного Столярова столько силы. Я скрежетала зубами, напрягаясь всем телом, чтобы выбраться из западни, но ничего не выходило.

— У нас в классе полно хороших девчонок, но ты, Розочка, казалась особенной. Жаль, я ошибся. — Тягучее прерывистое дыхание подонка опалило основание шеи.

Сердце подпрыгнуло, когда я почувствовала его омерзительные пальцы на своих бедрах, от неожиданности прикусив язык.

— Ха-ха… — рыжий обнажил мелкие желтые зубы, — Не переживай, больно не будет, вернее… — он сипло рассмеялся. — Ты про это даже не вспомнишь. И про меня тоже.

— ОТВАЛИ-И! ОТСТАНЬ ОТ МЕНЯ-Я-Я!!! — заорала нечеловеческим голосом, лупася одноклассника в грудь.

— Ну, все… Ты меня достала, Пчелкина!

Внезапный вопль Андрея разрезал тишину.

— НЕ ТРОГАЙ МОЮ СЕСТРУ, УРО-О-Д! — взревел Лешка, треснув Столярова ботинком по голове.

Вдруг омерзительное тело обмякло. Брат стащил его с меня, помогая подняться, но ноги не слушались. Я чудом не рухнула обратно, вцепившись в локоть родственника.

— Лё-лешенька… — из глаз брызнули слезы.

— Хоть один вечер-то у нас будет спокойным, систер?! — нервно хохотнул спаситель, переводя взгляд с меня на бездыханное тело, распластанное по полу.

Он продолжал сжимать ботинок в руке.

— Но… но… как ты узнал? — проблеяла, заикаясь.

— Мать Костика вернулась. Тогда решили погонять с парнями мяч во дворе, вот зашел переобуться…

Столяров попытался подняться, но брат лихо пресёк эту попытку, несколько раз заехав ему по ребрам.

— Нужно вызвать полицию, — рассеянно потерла виски.

Выйдя из ступора, я побежала к телефону, однако прежде чем набрать номер экстренной помощи, мобильный ожил у меня в руке.

— Алло! — на автомате приняла звонок Богдана.

— Роза, брат уезжает… — сообщил парень убитым голосом.

— Что?!

— Собрал сумку и помахал перед нами билетом в один конец. Я просто подумал, ты должна знать.

— Но зачем?! Куда???

— Собрался отдавать честь Родине. Его поезд отходит уже через сорок минут. Кстати, по чистой случайности я проезжаю мимо твоего дома на такси. Если надо куда-то подбросить…

Я отключилась.

— Систер, что стряслось?! — не сводя со Столярова презрительного взгляда, процедил брат.

— Дима уезжает из города, а мы так и не поговорили, — повторила, сама себе не веря.

— Тогда чего ты ждешь?

Дрожащей ладонью я указала на корчившегося на полу подонка (Лешка выкрутил Андрею руки, предусмотрительно забравшись на него сверху).

— Роза, он уезжает. Если не попрощаешься — никогда себе не простишь!

— Но я не могу бросить тебя наедине с этим психом!

— Не волнуйся, я позову на подмогу… — не дожидаясь моего ответа, братишка выудил из кармана телефон, набрав тому самому Саркису.

Родственник в двух словах обрисовал дяде Азата ситуацию.

— Он в кафе. Приедет с минуты на минуту. Поезжай, иначе будешь жалеть об этом всю жизнь… — настаивал брат.

— А как же полиция?! — прошептала уже в дверях.

— Вызовем, как только вернешься. Думаю, один час особой роли не сыграет…

К счастью, Богдан не подвел.

Я прыгнула на заднее сидение такси, с тяжелым сердцем уносясь все дальше от дома. До вокзала мы ехали молча. Бросив на меня один единственный взгляд, брат Мити не стал задавать лишних вопросов, за что ему большое спасибо. Уже после того, как машина остановилась на парковке Павелецкого, Бо сжал мое запястье, и как тряпичную куклу потащил через толпу людей.

Я не сопротивлялась.

Поймала себя на мысли, что одна бы не справилась. События последних дней превратили мозг в корявую труху. Причастность Андрея Столярова к нападению на девушек до сих пор не укладывалась у меня в голове…

— Поезд Москва-Омск. До отправки меньше десяти минут. Роза, пожалуйста, поторопись! У Митьки место в самом конце… — словно сквозь туман доносились слова Богдана.

Не отдавая себе отчета в том, что творю, я зашла в нужный вагон, со всех ног побежав по узкому коридору вперед. А потом застыла, до корней волос покрывшись мурашками.

Он стоял в пол-оборота, бездумно глядя в окно. Растрепанный, осунувшийся, с перебитым носом и свежим шрамом на правой щеке. Мое сердце обожгло пеплом несбывшихся надежд.

— Я люблю тебя, Митя, — произнесла мысленно, улыбаясь сквозь пелену слез, и, как последняя трусиха попятилась к выходу, однако в этот самый момент любимый обернулся.

Глава 63

— Роза?!

Я судорожно вздохнула. Слишком много чувств отражалось на его бледном заросшем лице.

— Прости, что снова тебя преследую. — мой голос непривычно вибрировал. — Я просто хотела… Хотела попрощаться.

Происходящее вдруг обрушилось на меня лавиной воспоминаний и образов, сдавливая грудную клетку. В этот миг разворачивающаяся трагедия получила вполне конкретное объяснение — Дима просто меня не любит. От этой мысли сердце придавило огромной глыбой отчаяния и боли. Я развернулась, не в силах больше бороться со жжением в глазах.

— Роза, постой?! Да постой же ты! — вцепился мне в локоть, вдруг резко потянув на себя.

— До отправления поезда осталось пять минут. Провожающие, просьба освободить вагоны.

Кажется, в этот миг мы оба поняли, что у нас осталось ВСЕГО ПЯТЬ МИНУТ!

— Прости меня, Роза. Я снова тебя подвел, — он усадил меня на нижнюю полку пустого купе, прижимаясь так сильно, что захрустели ребра.

— Ты тоже меня прости. Всё так глупо вышло… Я не хотела с ним танцевать… Я… я…

— Ш-ш-ш. Азат разыскал меня сегодня утром и все рассказал. Знаю, ты не причем. Да и… Дело ведь не в тебе. — Митя печально улыбнулся. — Я просто понял, что не смогу тебе ничего этого дать. Все, что тебе светило рядом со мной — крошечная комната в общежитии. А ты, Роза Пчелкина, заслуживаешь лучшего! — не позволяя опомниться, горячие губы обрушились на мое лицо, лаская каждый миллиметр влажной кожи.

Он целовал мои глаза, щеки, рот, кончик носа, утопив пальцы в растрепанных волосах.

— Роза, Розочка… — шептал Митя, пробуя на вкус мое имя с самыми разными интонациями.

— Пожалуйста, не уезжай!

Усадив на колени, любимый принялся укачивать меня, как маленького несмышлёного ребенка. Его грудная клетка при этом ходила ходуном, дыхание стало тяжелым и прерывистым.

— Поверь, это лучшее, что я могу для тебя сделать. — Слегка отстранившись, он внимательно посмотрел мне в глаза, кончиками пальцев протирая слезы.

— Ты меня бросаешь, Воинов.

— Я тебя спасаю, Роза Пчелкина. Со временем ты скажешь мне за это «спасибо».

— До отправления поезда осталось две минуты. Провожающие, просьба освободить вагоны. До отправления поезда осталось…

— Я тебя дождусь! — обвила шею парня руками, собственнически прижимая к груди. — Дождусь, слышишь?! Но я уже безумно скучаю. А еще мне так больно, будто вот-вот отрежут какую-то важную часть тела, — улыбнулась, сквозь слезы. — Я люблю тебя, Митя. И с твоего позволения, буду любить всю жизнь. Пожалуйста, позволь мне тебя дождаться?!

Мой Воин открыл рот, но снова его закрыл. Кровь багровыми пятнами прилила к впалым мертвецки бледным щекам. Митя зажмурился, впившись дрожащими пальцами мне в подбородок. Видела, он борется с собой из последних сил.

— Правда, дождешься?! — прошептал, наконец, задыхаясь.

Крохотный огонек надежды подтопил айсберги на дне его сумасшедше красивых глаз.

— Обижаешь, Воинов! — вдохнула мужской запах, уносясь в водоворот сладких грез. — Возвращайся, скорее — теперь у меня есть, о чем мечтать по ночам… — я медленно провела ладонью по его крепкой груди.

Митя заскрежетал зубами, а потом набросился на меня, поцеловав так страстно и глубоко, будто хочет съесть. Поясница покрылась мурашками, ноги превратились в желе. Мы целовались и шептали признания, смеялись и плакали, закрывали глаза и видели сердцем, отгородившись от всего мира на нижней полке плацкартного вагона «Москва-Омск».

Наконец, поезд дернулся, выдернув двух безумно влюбленных психов из нирваны.

— Я еду к отцу. Он разыскал меня и желает познакомиться. А оттуда служить в десантные войска. Хочется мне этого, Роз, понимаешь?! Мое это. Сердцем чую.

— Но, когда…?! Когда ты вернешься??? — судорожно шептала, следуя за Митей по длинному узкому проходу к выходу.

— Пока уезжаю на год, а там видно будет. Вернусь, и свадьбу сыграем. Идет?! — мы замерли на верхней ступеньке лестницы, ведущей в нашу личную преисподнюю.

— Молодые люди, поторопитесь! Поезд вот-вот тронется…

— Ты сумасшедший! — прошептала в его приоткрытые губы.

— А ты женой моей станешь?! Правда, дождешься???

— Еще спрашиваешь?! Конечно, дождусь!!! Ты же мой, Воин! — целовала и гладила его лицо, стараясь навсегда запечатлеть в памяти застывшее на нем влюбленное диковатое выражение.

— Молодые люди…

— А если из Москвы переехать придется, поедешь за мной?! А Роз?

— За тобой хоть на край света! — произнесла без малейших сомнений в голосе.

— А как же учеба? Все дела?! Ты понимаешь, что…

— Да плевать на учебу!!!

— Я люблю тебя, Роза Пчелкина. И обещаю, я вернусь за тобой! Ты только дождись. Пожалуйста, дождись…

Глава 64

Кроме Лешки дома меня дожидались Азат и его дядя Саркис. Осмотрев место преступления, я озабоченно поинтересовалась.

— А где Столяров?!

— Мы его обезвредили! — деловито сообщили мужчины. — И пора бы уже вызвать полицию… — добавил брат.

— Да, самое время.

Дальнейшие события казались нереальными, двумерными, будто я наблюдала за ними сквозь туман.

Никогда не забуду разъяренный взгляд Андрея, когда его в наручниках выводили из квартиры. Наивно собиралась спрятаться от всех ужасов сегодняшнего дня в кровати, но задержание одноклассника оказалось лишь началом долгой бессонной ночи: нам всем пришлось давать показания.

Рано утром, одуревшая от усталости, я уже ничего не соображала, глядя в перепуганные глаза мамы и Артака Ашотовича.

— Маньяк у нас дома?! М-м-маньяк…??? — мычала она, повиснув на плече Арабаджана-старшего.

— Мам, его уже арестовали. Давайте спать! — зевнул Лешка.

Понимающе подмигнув, он выпроводил путешественников из моей спальни. В этот миг я поняла значение выражения «смертельная усталость» — пыталась расстегнуть замок на джинсах, но пальцы не слушались. Плюнув, прямо в одежде завалилась в кровать, всем сердцем мечтая встретиться с Митей хотя бы во сне…

*Три месяца спустя*

— Роза, дорогая, я так рада тебя видеть! — сжала меня в объятиях Аделина.

— Какая ты загорелая! — рассмеялась, разглядывая забавные круги от солнечных очков у подруги на лице.

— Еще бы — целый месяц грела кости в Крыму! Устала отдыхать… Скорее бы уже на учебу!

Расположившись за уединенным столиком около панорамного окна, мы хаотично вываливали друг на друга новости, скопившиеся за время её отсутствия.

— Значит, все наши поступили на бюджет?! — уточнила она, слизывая невесомое облачко кофейной пенки с ложки.

— Ага!

— А Лида…?! — поинтересовалась осторожно.

— Она, как и планировала, зачислилась в РУДН.

Повисла неуклюжая пауза, потому что мы обе, кажется, в унисон подумали об одном и том же, однако никто не хотел портить прекрасный августовский день разговорами о Столярове.

В ходе судебного процесса Андрей не признавал свою вину, но в бутылке вина, которую он принес ко мне домой, нашли сильнодействующие психотропные вещества. После обыска у него в квартире обнаружилась пропавшая в роковой день заколка Аделины и гигиеническая помада Лиды, а еще блокнот с наблюдениями об интересах будущих жертв и пароли от разных социальных сетей, через которые он и втирался к ним в доверие.

Дед парня работал артистом в детском художественном театре, отсюда доступ к парикам и сценическому гриму, мать трудилась медсестрой в психиатрической больнице, отец ушел из семьи много лет назад.

Скромный рыжеволосый мальчишка часто делал уроки в подсобке клиники, без труда выяснив, где хранятся транквилизаторы и снотворное. Как-то раз он случайно наткнулся на коробку списанных лекарств с истекшим сроком годности, попросив у матери разрешение забрать их домой для проведения медицинских экспериментов…

На момент задержания Андрей Столяров уже достиг совершеннолетия — весной ему исполнилось восемнадцать. Расследование не затягивали, уж слишком много людей желали видеть этого волка в овечьей шкуре за решеткой. Согласно приговору, бывшему однокласснику назначили наказание в виде пяти лет лишения свободы в колонии общего режима, так же он был оштрафован на сто тысяч рублей.

Все глубоко выдохнули, когда Чертановского маньяка посадили за решетку. Нам с Аделиной посчастливилось вырваться из его грязных лап, а вот Лиде не повезло… Поэтому мы с подругой испытывали искреннюю радость, узнав, что жизнь бывшей одноклассницы медленно возвращается в прежнее русло.

— Роза, как твоя мама себя чувствует?! — собеседница прервала неловкую тишину.

— Ей уже лучше, но врач категорически запретила перелеты, так что большая свадьба в Армении переносится на следующее лето.

Вскоре после возвращения из Парижа они с Артаком узнали, что снова станут родителями. Беременность началась с угрозы выкидыша, поэтому маме даже некоторое время пришлось провести в стационаре. К счастью, состояние нормализовалось, но врач рекомендовала родственнице относиться к своему здоровью гораздо ответственнее.

— Ну, а как дела у Димы?! — Аделина прокашлялась, смущенно отводя взгляд.

— У него все замечательно. — Сообщила я без тени сомнения в голосе, потому что это была чистая правда.

Перед отъездом в воинскую часть Митя провел целую неделю в Омске, в доме своего отца. Мы шутили, что история их знакомства достойна программы «Жди меня»…

Много лет назад молодой военный приехал в командировку в Москву. В первый же вечер в столице он познакомился со смешливой девушкой студенткой, вызвавшейся провести ему экскурсию по главным достопримечательностям города. А дальше их отношения развивались по самому стремительному сценарию: жаркие летние вечера, романтические свидания под луной и клятвы в вечной любви под утро.

Перед отъездом влюбленный, недолго думая, сделал красавице предложение, позвав её с собой в маленький военный городок. Девушка пообещала подумать, правда, уже через несколько недель увлеклась другим…

Она узнала о беременности только когда юбки и штаны перестали сходиться на животе. Сперва, собиралась принять предложение военного, но новый ухажер пообещал воспитывать чужого ребенка, как своего, поэтому не стала ничего сообщать родному отцу, в глубине души понимая, что вряд ли сможет оставить веселую жизнь в столице.

Только идиллия разрушилась еще до рождения малыша — красивые слова так и остались словами. Однако влюбчивая студентка филфака недолго отчаивалась: родив, вскоре она с головой окунулась в новый роман.

На этот раз ухажер бизнесмен казался идеальным, окутав новоиспеченную мать такой необходимой ей заботой. Диме едва исполнился год, когда его мама забеременела во второй раз.

Влюбленные решили сыграть свадьбу уже после рождения ребенка, однако будущая теща оказалась категорически против брака. К несчастью, отец Богдана не посмел оспаривать мнение семьи. Как выяснилось позднее, бизнесом управляли его родители, а находчивый парень лишь помогал им в развитии семейного дела. Вскоре он улетел работать за границу, оставив молодую мать уже с двумя мальчишками погодками.

Не умереть с голоду помогала сестра, подкидывая работу на дому. Именно тогда в жизни Анастасии и появился алкоголь: соседка, такая же мать-одиночка, приобщила её к еженедельным посиделкам, потом появились новые знакомые, друзья, желающие скоротать с красивой одинокой женщиной вечерок за бутылочкой вина, и понеслось…

Этой зимой Анастасия Воинова случайно увидела по кабельному каналу интервью полковника Жукова, высказывающегося насчет армейской реформы. Женщина признала в красивом статном мужчине отца своего первого сына, и, поддавшись сиюминутному порыву, разыскала его в интернете, в одном письме вывалив историю своей поломанной жизни.

Она не ожидала, что Александр Жуков откликнется уже тем же вечером…

— Роза, ты здесь?! — Аделина пощелкала пальцами перед моим лицом.

— Я задумалась, извини. — Смущенно пожала плечами: когда речь заходила о Мите, я, как обычно, уплывала в облака.

— Хотела обсудить с тобой кое-что очень личное… — подруга заговорщически подмигнула.

Глава 65

— Рассказывай! — я нетерпеливо перегнулась через стол.

— На отдыхе мне несколько раз писал Азат. Ну, сначала я не придала этому особого значения… — Аделина застенчиво улыбнулась. — А теперь он приглашает где-нибудь посидеть. Как ты считаешь, стоит ли соглашаться?!

— Конечно! Азат отличный парень! — уверенно кивнула, в очередной раз почувствовав вину за то, что когда-то в нем сомневалась.

— Мне казалось, он сохнет по тебе… — нерешительно добавила подруга, тряхнув волосами цвета воронового крыла.

— Это в прошлом. Теперь мы без пяти минут родственники, и я буду рада, если у тебя с моим братиком сложится! — задорно подмигнула, поражаясь превратностям судьбы.

Хотелось верить, что у ребят всё получится. Вместе или по отдельности, но они оба заслужили счастье.

— Как гора с плеч! — жизнерадостно рассмеялась собеседница, переводя разговор в другое русло.

***

Подходя к почтовому ящику, сердце забилось быстрее.

Раз в неделю я получала письмо от Мити: длинное послание, написанное его красивым размашистым почерком. В этом таилось нечто настоящее, искреннее, родное. Через строчки я чувствовала тепло его рук.

Митю распределили в воинскую часть в Новосибирске.

Конечно, он звонил при любой возможности, но, увы, телефонные разговоры в армии строго регламентировались, и после них солдат был обязан сдать мобильный командиру подразделения.

Распахнув дверцу ржавой железной ячейки, я дрожащими пальцами выудила оттуда долгожданный конверт.

«285 дней до встречи!» — значилось под окошком с адресом.

Да, мы вели строгий подсчет.

Подходя к входной двери, уголки губ непроизвольно приподнялись, потому что к замочной скважине был примотан скотчем удивительной красоты цветок.

Любимый всячески пытался подсластить пилюлю расставания, постоянно выдумывая способы меня порадовать. Обычно в день письма он передавал через брата красную розу. Сегодняшний вечер не стал исключением.

Я поспешила домой, где поставила цветок в вазу, и, удобно устроившись на кресле с ногами, уплыла в страну любовных грез.

***

Здравствуй, моя родная.

Вот пишу тебе письмо, и снова хочу курить. Знаю, ты уже недовольно поджала нижнюю губку. А я по ночам думаю только о твоих губах… Тяжело без тебя. На стенку лезть хочется. Но мы ведь справимся?! Со всем справимся. Все переживем.

Гоняют нас тут, как коней, уже похудел на три килограмма, но мне нравится. Постоянно чем-то занят, некогда раскисать. Батя в меня верит. Советует после армии пойти учиться в школу милиции или академию МЧС.

Удивительно, что такой хороший мужик всю жизнь прожил без семьи и детей. Я много размышлял на эту тему. Не понимаю маму. И что ей сдалась эта Москва?! Поехала бы с ним, тогда бы у нас сложилась совсем другая жизнь… Хотя что об этом сейчас говорить?

Знаешь, Роза, после знакомства с отцом у меня словно второе дыхание открылось. Он столько для меня сделал за какие-то несчастные семь дней. Жаль, так и не успели на рыбалку съездить. Мечтаю вас познакомить, уверен, тебе он тоже понравится.

Ну, что я всё о себе…

Через несколько дней у тебя начнется учеба на филфаке. Жду подробный отчет. Сколько парней у вас в группе?! Предупреждаю, если кто-то проявит к тебе интерес, сразу после моего возвращения их количество сократится…

Да шучу, шучу!

Не округляй свои глазки, Розочка! Я тебе доверяю. И учусь держать себя в руках. Правда, учусь. А еще до сих пор просыпаюсь в холодном поту после кошмаров о том, что мог сделать урод Столяров. Если бы он завершил начатое, я бы никогда себе не простил…

Знаю, ты не любишь эту тему, поэтому буду закругляться.

На днях начинаются масштабные учения в лесах Тайги. Уже не терпится! Мы тут с мужиками только об этом и говорим. Представляешь, имитация настоящего боя?! Будем сидеть в окопах, лишь бы погода не подвела!

А еще я мечтаю о бигмаке из «Макдональдса» и огромной порции картошки фри. Приеду зимой в отпуск и устроим пир. Договорились?!

Я вернусь. Обещаю.

Люблю тебя.

Твой Митя

***

Я несколько раз перечитала его письмо, собираясь писать ответ, как вдруг услышала шорох за спиной. Обернувшись, увидела маму. Кажется, она уже наблюдала за мной какое-то время.

— Привет. Не слышала, как ты пришла, — ответила честно.

— После того, что произошло, я все время думаю, как ты тут одна? Точно не хочешь жить со мной, братом и Артаком Ашотовичем?! Азат съехал на съемную квартиру около университета. Поверь, никто не будет тебя стеснять.

— Спасибо. Но одной мне комфортнее всего, — поднялась из-за стола, закружив раскрасневшуюся родственницу в объятиях. — Знаешь, мам, я очень тебя люблю! — прошептала, еле слышно.

— А я тебя. Ну, как там дела у Димы?! — поинтересовалась она с теплотой.

— Лучше всех. До встречи нам осталось всего каких-то 285 дней! — улыбнулась, сглатывая тяжелый ком.

— Всего ничего. — С грустными нотками в голосе, улыбнулась мама в ответ.

— Роза, ты здесь?! Р-о-з-а??? — одногруппница Марина пощелкала пальцами перед моим лицом.

— А… Что такое? — я растерла пульсирующие виски: голова трещала, как несмазанная лесопилка.

— Лекция уже давно закончилась. Пора домой. — Снисходительно улыбнулась староста.

Прокашлявшись, я сгребла свои вещи в рюкзак. На душе кошки скребли.

Уже четырнадцать дней от Мити не было никаких вестей.

Знала, что их рота участвует в масштабных военных учениях, но судя по заявленным датам, они должны были закончиться несколько дней назад. Проверив почтовый ящик, я вернулась домой, но спустя час снова вышла в подъезд.

— Роза?!

Я вздрогнула от неожиданности, обернувшись на растерянный голос Богдана.

— Что случилось? — произнесла осипло, сминая края футболки в кулак.

— Митя. Он…

— Что?

— Сейчас звонили из воинской части. Он и еще несколько солдат не вернулись с учений. Их поиски продолжаются. — Брат любимого опустил взгляд.

Я обратила внимание, как подрагивает кадык на его шее.

— Как такое могло случиться? — произнесла на удивление ровно.

— Погода испортилась. В лесу начался ураган. Возможно, они укрылись где-нибудь в чаще… Или…

— Почему ты замолчал? Что еще известно??? — вцепилась парню в ворот джинсовой рубашки.

Самообладание испарилось. От шока и ужаса мои внутренности горели, будто их облили серной кислотой.

— Понимаешь, это Тайга. Могло произойти все, что угодно. Там болотистая местность.

— Что это значит? Когда они его отыщут???

— Роза, успокойся, пожалуйста, мы с матерью, итак, ничего не понимаем… Жуков звонил. Он уже купил билет на самолет, вечером вылетает туда. У Димкиного отца есть связи. Не волнуйся, все будет хорошо! Слышишь?! Слышишь???

Но я ни черта не слышала, медленно сползая по холодным кирпичам. Во рту пересохло, перед глазами двоились круги, расплываясь в причудливые трехмерные узоры…

Через неделю поисков Митю и еще одного солдата так и не нашли. В новостях эту историю почти не освещали, однако в комментариях под постами в социальных сетях все как один были уверены, что их уже давно нашли дикие звери или затянули болота.

Еще семь дней спустя я все-таки познакомилась с Александром Жуковым, и первое, что сказал мужчина с блестящими от подступающих слез до боли знакомыми льдисто-голубыми глазами было.

— Роза, надежды нет. Наш Митька не вернется.

Глава 66

Я пыталась заставить себя подняться, но из-за огромной пробоины в сердце не могла даже пошевелиться. Затруднялась ответить, сколько дней прошло с момента страшного известия. Они все сплелись в однообразную паутину, а мое горе виделось огромным кровожадным пауком, сжирающим изнутри.

По обыкновению, вцепившись в край тумбочки, будто если перестану удерживать деревяшку, унесет в открытый космос, смотрела в потолок.

Митя обманул — он не вернулся, забрав с собой кусочек моего сердца. Теперь будущее казалось бессмысленным и пустым. Я не ходила на лекции и не хотела ни с кем общаться, выбрав себе в союзницы боль.

Распахнув глаза, какое-то время металась между сном и явью, однако звонок в дверь, собственно, и послуживший причиной моего пробуждения, стал лишь настойчивее.

— А вдруг это Митя? — пронеслась в голове шальная мысль.

Впопыхах натянув поверх пижамы халат, я вылетела в коридор, и, наплевав на все предостережения, распахнула дверь. Передо мной, грустно улыбаясь, стоял Богдан, а рядом поскуливал черноухий Воин.

— Роза, я знаю, ты никуда не ходишь. И не хочешь ни с кем говорить… Но уверен, у вас с ним точно получится найти общий язык. — брат Димы протянул мне щенка, буравя прямолинейным взглядом.

— Я не…

— Он тоже безумно скучает. Как и все мы. Воин должен жить с тобой. — добавил парень, тяжело вздохнув.

Я не нашлась, что возразить, ошарашенно принимая собаку. Лизнув мою шею, щенок радостно вильнул хвостом. В этот миг меня погребло под лавиной наших совместных воспоминаний: первое свидание в «Макдональдсе», первая ссора, первый поцелуй…

Поспешно отворачиваясь, я захлопнула дверь, даже не пригласив Богдана войти, а сама прижала маленького Воина к груди, задыхаясь от подступающих слез.

Вселенная всеми силами пыталась нарушить мое затворническое существование ближе к вечеру подослав маму. Она, как обычно, принесла горячую еду, помыла тарелки, скопившиеся в раковине, осторожно прощупывая мое эмоциональное состояние. После нескольких дежурных вопросов родственница поинтересовалась.

— Дорогая, как ты смотришь на то, чтобы слетать на недельку в Турцию?! — поймав мой недоуменный взгляд, тут же добавила, — Лешка с радостью составит тебе компанию. Думаю, несколько дней не отразятся на учебном процессе. Там бархатный сезон в разгаре: ласковое море, солнце, фрукты… Роза, почему ты молчишь?! — мама нервно пригладила волосы.

— Митя пропал без вести, а ты предлагаешь мне погреть кости в Турции?

— Доченька, я очень переживаю. Эта поездка поможет развеяться, вновь почувствовать вкус жизни…

Заламывая руки, я поднялась из-за стола.

— МИТЯ ПРОПАЛ В ТАЙГЕ!!! — заорала до хрипоты, вылетая за дверь.

Воин побежал следом. Через несколько минут звук шумящей воды, доносящийся из кухни, стих, входная дверь хлопнула. Наконец, квартира погрузилась в привычную гробовую тишину.

— Иди сюда! — усадила подросшего откормленного щенка на колени, припоминая, как нашла его голодным и дрожащим от холода в подъезде несколько месяцев назад, — Не волнуйся, твой хозяин скоро вернется! Иначе быть не может…

Собака печально заскулила в ответ.

Через пару недель ежедневных уговоров родственников я вновь вернулась в университет и даже начала сама себя обслуживать, в глубине души надеясь, что они клюнут на эту уловку, рано или поздно оставив меня в покое.

Я готовилась к письменной работе по истории русской литературы и думала о Мите, убиралась в комнате и думала о Мите, читала перед сном и все равно думала о Мите.

Почти не ела, потому что была сыта своей болью, буквально заставляя себя цепляться за любую механическую работу, как за соломинку, чтобы прожить ещё один день из череды пустых бессмысленных дней впереди…

— Н-е-т…! — подпрыгнула на кровати, сминая одеяло в кулак.

Он снова мне приснился.

Снова… снова… Блаженство от эфемерной близости испарилось, сменяясь привычной агонией. Путаясь в простынях, я положила на колени ноутбук, пытаясь хоть ненадолго отвлечься от тяжелых мыслей.

Внимание сразу привлек красноречивый заголовок одного из пабликов, на который я оказалась подписана.

«Мутная история Дмитрия Воинова» — мерцало красными буквами на тускло подсвеченном экране.

В статье некий аноним утверждал, что Митя и другой солдат сбежали во время военных учений, называя ребят дезертирами и трусами. Несмотря на то, что никакой доказательной базы под собой эти бредни не имели, в комментариях несколько сотен человек, не стесняясь в выражениях, перемывали любимому кости.

— Дезертир!

— Предатель Родины!

— По любому сейчас где-нибудь попивают пивко. Чего не сделаешь, лишь бы не служить?!

— Вот такие нынче солдаты…

Проревев до рассвета, я щурилась от ослепительных солнечных лучей, понимая, что больше так не могу. Я должна была выплеснуть свою боль, иначе она могла вывернуть сердце наружу.

Вновь включив компьютер, открыла документ World и начала писать. Долбила по клавишам с такой силой, что они испуганно дрожали, пока я изливала разрушающие мысли.

Начала сначала, в деталях описывая момент нашего знакомства. Смеялась, как ненормальная, вспоминая, как подумала, что Дима местный гопник хулиган, как потом нам пришлось играть пару влюбленных во время Великой отечественной войны, и фейерверк в честь его совершеннолетия, и долгие прощания на подоконнике в подъезде между первым и вторым этажом…

Очнувшись ближе к обеду, до меня вдруг дошло, что нашу историю преступно хранить в запертом чулане моей души. Какую бы чушь не писали про Митю, во имя его светлой памяти я обязана была поделиться историей нашей первой любви и боли…

«Первая люБоль»

Напечатала вспотевшими пальцами, изо всех сил щуря уставшие слезящиеся глаза, после чего зарегистрировалась на крупной блогерской платформе, загружая свой первый пост.

Так как учебу я благополучно пропустила, собиралась выпить кофе и сходить в магазин, однако настойчивый телефонный звонок нарушил планы.

— Роза, привет… — сипло поздоровался Богдан.

— Привет. — ответила напряженно.

— Спасатели кое-что нашли… — добавил парень, шмыгнув носом.

— Ч-что?! — зажмурилась до рези в глазах.

— Окровавленный фрагмент Митькиной одежды на болотах. Похоже, он все-таки…

Я отключилась, искривляя губы в кривой болезненной ухмылке.

— Митя жив. — мысленно закончила прерванный разговор.

Глава 67

Днем я ходила на пары, а вечерами, предварительно закинувшись бутербродами или какой-нибудь гадостью быстрого приготовления, возвращалась в свой уютный интернет мирок.

За неделю на мой блог подписалось около тридцати человек. И хоть ни комментариев, ни просмотров почти не было, я, наконец, получила шанс быть услышанной, продолжая во всех деталях описывать нашу печальную историю любви.

Мир должен знать, кто такой Дмитрий Воинов! Было бы преступлением это скрывать. В конце каждого поста, уже по традиции, публиковала кусочек нашей переписки из WhatsApp.

— Ты не просто девчонка, Роза Пчелкина…

— А кто я?;)

— Ты моя сбывшаяся мечта!

— Я до сих пор не верю своему счастью, Мить… Потому что о таком, как ты, даже мечтать боялась.

Мне хотелось на нашем примере показать, что истинная любовь не приносит боль. Гораздо тяжелее людям, которые не умеют любить.

Несмотря на раскуроченное сердце, я успела познать, какого это, обнимая всего одного человека, обнимать целый мир. А потом мой мир рухнул. Только это уже другая история…

Повернув голову, посмотрела на засушенную розу, одиноко покоящуюся на подоконнике. Рука не поднималась её выкинуть, и я продолжала поливать цветок слезами.

***

— Роза?

Я резко затормозила, развернувшись на женский голос, раздавшийся за спиной.

Аня Краева сидела на лавке возле моего подъезда. Она нервозно тряхнула копной блестящих розовых волос, не решаясь посмотреть мне в глаза.

— Что тебе надо? — буркнула, окинув бывшую одноклассницу недружелюбным взглядом.

— Я читаю твой блог! — выдала вдруг девица, закашлявшись. — Не знала, что он был волонтером в приюте для бездомных собак…

Зажмурилась, стараясь восстановить дыхание. Крева оказалась первой, с кем «в реале» пришлось обсуждать мое новое увлечение. Я до сих пор не была к этому готова, тем более, в компании бывшей врагини.

— Безбашенный хулиган Воинов и бездомные шавки… — она хрипловато рассмеялась. — Уму непостижимо. Я запомнила его другим.

— Да. Митя взял оттуда щенка. Теперь он живет у меня, — произнесла с вызовом.

На несколько секунд установилась токсичная тишина, а затем, накрутив на палец розовую прядь волос, бывшая одноклассница выдала.

— Ты это…прости меня! Наверное, вы, правда, были созданы друг для друга. Жаль, он… — девушка осеклась.

— Он вернется. — Натянуто улыбнулась, глядя на изумленное выражение, проскочившее на ее размалеванном лице.

Сделав шаг в сторону, я намеревалась закончить никому не нужный разговор, как вдруг услышала брошенное полушепотом.

— Роз, ты не против, если я размещу ссылку на твой блог в своих соц. сетях?! У меня много подписчиков…

— Как хочешь. — Пожала плечами, поспешив скрыться в дверях подъезда.

Краева не соврала. Тем вечером на мой блог подписались несколько сотен новых читателей. Кроме нее поделились репостами большинство одноклассников, несколько ребят из параллели и даже пару младшеклашек.

На этот раз пришлось потратить час, чтобы ответить на все комментарии. Большинство из них содержали слова поддержки, а несколько незнакомых девушек, поразившись моей откровенности, даже поделились в личке историями их несчастной первой любви.

С этого дня я больше не чувствовала себя такой одинокой, продолжая рассказывать миру нашу сказку. Знала, где бы он не находился, моя вера и надежда служит маяком на этом трудном пути.

***

— Спокойной ночи. Не забывай, что я жадина.

— Это еще почему?😉

— Не отдам тебя никому.

— Люблю тебя, Мить.

— И я. Знаю, ты сейчас улыбаешься.

— С чего ты взял?

— Потому что ты всегда улыбаешься, когда я пишу.

«Митя жив!» — по обыкновению, закончила очередной пост, с удивлением обнаружив, что еще через семь дней количество читателей перевалило за тысячу.

Меня словно вытягивали из глубины сотни надежных рук, не давая окончательно лишиться источника кислорода.

Кроме своей истории я начала публиковать, разумеется, с согласия авторов, истории других девчонок и парней: кто-то из читателей оплакивал девушку, ушедшую из-за редкого аутоиммунного заболевания, кто-то потерял любимого в результате несчастного случая или автокатастрофы. А кто-то называл измену партнера маленькой смертью.

Как бы трудно нам не было, всех объединяла благодарность за это пусть и мимолетное, но волшебное и окрыляющее приключение под названием — Первая Любовь. Надежда стала нашей путеводной нитью.

Заглядывая каждое утро после пробуждения в блог, я искренне радовалось, что все больше людей верит — МИТЯ ЖИВ!

***

— Привет. Я торгую счастьем. Хочешь, отдам тебе бесплатно?! — передо мной на парковке филологического корпуса МГУ, прислонившись к блестящему черному внедорожнику, стоял Азат.

— Здравствуй… — растерянно пожала плечами, съежившись от любопытных взглядов одногруппниц.

Удивленно моргала, с интересом разглядывая внешний вид будущего родственника. Справедливости ради, выглядел он впечатляюще: стильная куртка-косуха с имитацией состаренной кожи, приталенные черные джинсы, на переносице болтались зеркальные серебристые очки, не позволяющие рассмотреть выражение глаз.

Обратила внимание, что некогда сросшиеся кустистые брови теперь приобрели цивилизованный внешний вид. Азату явно пошла на пользу учеба в университете.

— Что ты здесь делаешь, продавец счастья?! — вымученно улыбнулась.

— Твоя мама просила кое-что тебе передать. Ехал мимо, вот и подумал, почему бы не подбросить будущую сводную сестричку? — сдвинув очки на макушку, он наградил меня задорным взглядом. — Роза, прокатимся с ветерком?!

Глава 68

Я не нашла предлога, чтобы отклонить предложение Азата, к тому же немного переоценила октябрьское бабье лето. Сегодня было очень ветрено и сыро, а я вырядилась в короткую джинсовую куртку.

Ладонь бывшего одноклассника расслабленно лежала на руле, он вел автомобиль в самоуверенной немного ленивой манере, глядя прямо перед собой.

— Куда мы едем?! — напряженно поинтересовалась, обнаружив, что автомобиль свернул в противоположную от дома сторону.

— Это похищение, юная леди! — приложив ребро ладони к лицу, с видом гангстера времен сухого закона выдал Азат.

— Но… мне надо домой! — выкрикнула чересчур резко.

— Зачем?

— У меня есть важные дела. — соврала, не краснея.

— Не сомневаюсь. — голос водителя моментально стал серьезным, — Пролить еще три литра слез это архиважная задача.

— Не твое дело! — буркнула упрямо.

— Поверь, есть люди, которые искреннее желают тебе добра. Просто позволь нам помочь!

Вместо ответа я фыркнула, разворачиваясь к окну. Дальнейшая часть пути прошла в напряженном молчании.

— Приехали! — наконец, изрек будущий сводный брат, ловко паркуя автомобиль возле фасада какой-то кафешки.

— Азат, я, правда, не голодна…

— А что, люди проводят время вместе только для того, чтобы набивать желудки?! — ухмыльнувшись, он протянул руку, помогая мне выбраться из авто.

— Роза…

Я оглянулась на тонкий встревоженный голос Аделины. Подруга стояла в метре от нас, меря меня невыносимо сумрачным взглядом. Она даже не пыталась скрыть своей обиды — увы, все было написано у бывшей одноклассницы на лице. Дело в том, что за последние недели я так ни разу ей не ответила и не перезвонила. Не хотела. Не могла говорить. Забавно, но в этот нелегкий период мне было гораздо легче общаться с незнакомыми людьми, нежели с родственниками или друзьями.

— Здравствуй, Роза! — сделав пару шагов вперед, Аделина неловко меня обняла.

— Привет… — проморгавшись, я уставилась в затянутые облаками небеса.

— Мы с Азатом не простим себе, если не заставим тебя попробовать самый вкусный в Москве меренговый рулет! — запинаясь, подруга пристально посмотрела мне в глаза.

Я помолчала, вдруг ощутив, что готова продать душу за огромную чашку латте с корицей. В конце концов, небо не разверзнется, если приду домой на полчаса позже, позволив себе немного побаловаться кофе и десертами в компании ребят.

Правда, наши посиделки затянулись.

Сперва официанты слишком долго принимали заказ, потом опытным путем было доказано, что ребята не соврали — меренговый рулет оказался выше всяких похвал, и мы заказали еще по кусочку, а затем, наконец, беседа вошла в привычное русло, и обсуждение последних новостей заняло порядка часа.

Домой я вернулась, когда уже стемнело. Первым делом, наполнила кормом миску собаке, пообещав черноухому Воину в выходной съездить на рынок за свежей мясной вырезкой. Далее события развивались по уже привычному сценарию: заварила ромашковый чай, открыла ноутбук и погрузилась в привычный мир, наполненный любовью и тоской.

Через несколько дней мне вновь не удалось отвертеться от встречи с Азатом и Аделиной. Как бы я не отнекивалась, все закончилось совместным походом в кино. Было отрадно присутствовать при зарождении новых отношений: смущенные переглядки друзей поднимали внутри волну одобрения и теплоты. Хоть у кого-то жизнь заиграла яркими красками.

Войдя вечером на страницу блога, все предшествующие впечатления от просмотра популярной арт-хаусной ленты померкли. Им на смену пришел ураган из ошеломляющих эмоций и чувств.

Всего за пару часов на меня подписалось несколько десятков тысяч человек! Слезы текли по щекам, когда я открыла личку, заваленную сотнями сообщений с поддержкой.

Оказалось, популярный блогер с миллионной аудиторией фанатов, случайно набрел на мой блог в сети, поделившись нашей историей у себя на странице. Для того, чтобы ответить на все сообщения, пришлось даже прогулять учебу, и, с чистой совестью выложив новый пост, я завалиться спать в обед.

— Мить, я вот-вот обижусь…

— Это еще почему?!

— Ну, уже почти десять, а ты до сих пор не пожелал мне спокойной ночи.

— Прости, немного увлекся. Просматриваю фотографии одной обидчивой красивой девочки…

— Правда?

— Кристальная. Выбираю, какую из них поставить на заставку телефона.

— Тогда не буду тебя отвлекать…

***

Свой восемнадцатый день рождения я решила отметить дома вдвоем со щенком, изо всех сил надеясь, что никакие обстоятельства нам не помешают. Поддавшись странному меланхоличному порыву, даже испекла шарлотку, отобедав большим куском яблочного пирога.

Телефон я выключила, еще со вчерашнего вечера известив родных о намерении провести свой день в тишине. Однако не успела помыть посуду, как в дверь настойчиво постучали.

— А кто у нас тут именинница?! — просюсюкала мама, утопая в охапке разноцветных воздушных шаров.

— Ну, м-а-а-а-м… — я изумленно выдохнула.

— Дорогая, скорее одевайся, сюрприз уже ждет…

При слове сюрприз мое сердце подпрыгнуло, сделало сальто, и заколотилось с утроенной силой. Ноги сами потянули к шкафу, и спустя пару минут я уже спускалась с мамой по лестнице.

Глава 69

На стоянке около дома был припаркован внедорожник Артака Ашотовича. Широко улыбаясь, без пяти минут родственник открыл нам с мамой дверь, барским жестом приглашая садиться.

— Девочки, мам уже пора…

От моего взора не укрылось, как заговорщически они переглянулись.

— Куда мы едем?! — поинтересовалась, с досадой отметив, что никого, кроме нас в машине нет.

— Отмечать твое совершеннолетие, конечно! — мама задорно тряхнула темно-каштановыми локонами, уложенными на боковой пробор.

— Ясно…

Уже почти стемнело, когда машина затормозила на парковке загородного комплекса, и до меня дошло, что быстро отделаться не удастся. Подавив вздох разочарования, я вышла за ними следом, нехотя разглядывая ухоженную территорию. Нашему взору открылся огромный парк с фонариками, скамеечками и прогулочными дорожками.

— С днем рождения, дочка! — мама взяла меня под руку, утягивая за собой.

— Роза, у нас для тебя подарок. Надеюсь, оценишь! — Артак Ашотович светился, как начищенный до блеска самовар.

От их улыбок и переглядок стало не по себе. Уже жалела, что позволила ввязать себя в эту авантюру.

— Дорогая, ничего, если мы завяжем тебе глаза?! — заискивающе поинтересовалась родительница.

— Валяйте. — Я равнодушно махнула рукой.

Тогда мама ловко обмотала атласный шарфик вокруг моего лица, и, вцепившись в запястье, вновь куда-то поволокла.

— С днем рождения, Роза-а-а! Будь счастлива-а-а!!! — вдруг послышалось со всех сторон.

Я стянула повязку, обнаружив, что к компании взрослых присоединился и Лешка.

— Систер, поздравляю! А теперь посмотри направо… — брат сжал мои плечи, резко разворачивая в нужную сторону.

Сперва я обомлела, глупо хлопая глазами. В нескольких метрах от нас красовался шикарный белоснежный автомобиль, перевязанный огромным бантом. Дыхание перехватило, я не могла выдавить ни звука, как китайский болванчик изумленно мотая головой.

— Роза, мы уже практически одна семья. Надеюсь, ты оценишь наш подарок! — Артак Ашотович по-отечески похлопал меня по спине, заставляя почувствовать себя еще более неловко.

— Вы… вы шутите?!

— Систер, да ты чего ерепенишься?! Новая тачка, только пригнали из салона! — разулыбался брат.

— Это слишком дорогой подарок. Я не могу его принять…

— Дорогая, никто не просит делать это прямо сейчас. Сперва, тебе нужно получить водительское удостоверение. На это потребуется несколько месяцев. Думаю, во время обучения ты и войдешь во вкус.

— Но мам…?! — я обессиленно развела руками.

Обучаться вождению — последнее, чем хотела занимать на данном отрезке жизни.

— Дорогая, это не все сюрпризы на сегодня… — она лукаво улыбнулась, указывая на сказочную карету, запряженную тройкой белоснежных лошадей.

В груди проклюнулся крохотный росток надежды, стоило заприметить одинокий мужской силуэт внутри.

— Дочка, иди! А мы будем ждать вас в доме…

Мое сердце так сильно стучало, что было трудно дышать. Неужели ангелы похлопотали за нас на небесах, и мечта этих адовых недель осуществится?!

— Митя жив! — прохрипела пересохшими губами, делая шаг в сторону волшебной кареты. — Жив… жив… жив…

Круглая дверца распахнулась. От разочарования я прикусила язык, врезаясь взглядом в довольную холеную физиономию Азата.

— С днем рождения, Роза! — парень всучил мне букет кроваво-красных роз, утягивая внутрь повозки.

Резко отпрянула, когда он неожиданно уселся вплотную.

— Не бойся. Я не причиню тебе вреда! — бывший одноклассник смерил меня тяжелым долгим взглядом из-под опущенных ресниц. — Просто сейчас ты как никогда нуждаешься в сильном мужском плече.

Сбросив оцепенение, я хотела выскочить, но в этот момент карета тронулась, не оставив другого выбора, кроме как плюхнуться обратно на неудобное сидение. Воспользовавшись секундной заминкой, Азат перехватил мои запястья, дернув их на себя.

— Он уже не вернется! А я здесь, с тобой… И у нас впереди целая жизнь. Понимаешь, Роз?! — искра надежды в его глазах разрослась в бушующее пламя.

Арабаджан склонил голову, намереваясь прикоснуться к моим губам, и в этот миг я залепила придурку хлесткую оплеуху.

— С ума сошел?! А как же Аделина??? Что ты творишь?!

— Роза…я… я… — на мертвецки бледном лице выступили алые мятежи. — Я до сих пор не могу тебя забыть, как ни пытался. Аделинка классная, мы отлично проводим время, но… — он осекся, сплевывая на белоснежный пол.

Оставшаяся часть поездки прошла молча. Не знаю, чего добивался Азат, но установившееся между нами доверие рухнуло в одночасье. Покидая карету, я желала скорее вернуться домой, так как была сыта по горло их «сюрпризами».

К сожалению, ни мама, ни брат, ни, тем более, Арабаджаны, не воспринимали мои чувства всерьез. Азат не шутил, представившись продавцом счастья. Они решили купить мое душевное спокойствие дорогими подарками и красивыми жестами…

Увы, не вышло.

После знаменательной поездки мы с будущим родственником вернулись к остальным гостям в украшенный иллюминацией коттедж. Сказочный домик был запрятан в гуще деревьев. Оказалось, Артак Ашотович арендовал его на сутки, и, при желании, можно было остаться здесь с ночевой.

Разумеется, я сразу отклонила этот вариант, сославшись на важные пары с утра.

Стол в каминном зале ломился от разносолов, только аппетит испарился, вильнув хвостом. Напротив, меня мучила жажда. Наивно предположив, что жидкость насыщенного ягодного цвета в графине — это морс, я залпом осушила пол стакана, непроизвольно поморщившись от характерного терпкого послевкусия во рту.

— Дочка, я бы, на твоем месте, не стала так налегать на вино! — мягко улыбаясь, пожурила мама.

— Танюша, Розе сегодня можно! По крайней мере, от бокала «Киндзмараули» точно ничего не случится! — миролюбиво ввернул Артак Ашотович.

— А мне можно?! — заискивающе поинтересовался Лешка.

— А вам, молодой человек, лучше не нарываться. — Серьезно возразил без пяти минут отчим.

— Понял-понял… — понуро опустил голову брат, делая большой глоток «Колы» прямо из горла.

— Леша, ну, что за манеры?! — мама всплеснула руками.

— Танюша, не волнуйся, все хорошо. — Подзывая официанта, деловито подмигнул Артак Ашотович.

Тем временем, я осушила третий бокал вина подряд.

Никогда не налегала на спиртные напитки, и сегодня, можно сказать, состоялся мой дебют. Через несколько минут после выпитого по ошибке первого бокала голова наполнилась легкостью, все тревоги словно по щелчку отключились, им на смену пришло чувство мощной всепоглощающей эйфории. Я ощутила долгожданный эмоциональный покой.

Однако вскоре выпитый алкоголь сыграл со мной злую шутку — призрачный флер счастья улетучился, сменившись головокружением и нарастающей тупой болью в висках.

— Благодарю вас за все, но я поеду! — поднялась, сожалея, что нельзя перенестись сразу в свою спальню.

— Дочка, а как же торт со свечами, салют?! Я думала, мы останемся здесь с ночевой… — в голосе мамы послышались отчаянные нотки.

К счастью, Артак Ашотович пришел мне на помощь.

— Танюш, пусть Роза сама решает, как закончить свой праздник. Мы, как и планировали, продолжим отмечать, а сын отвезет твою дочь. Только, ради Бога, не волнуйся!

— Мне, правда, пора. Еще раз спасибо…

Развернувшись, я покинула каминный зал, зная, что Азат идет следом. Меньше всего хотелось снова оставаться с ним наедине, но другого способа быстро и безопасно добраться до дома, увы, не было.

— Роза, мне очень жаль, — прошептал Арабаджан, когда мы сели в автомобиль.

— Давай помолчим, пожалуйста… — сиреневый туман в голове не позволил связать и двух слов.

— Как скажешь, — тихо выругался водитель.

Следующие пазлы картинки стерлись из сознания.

Очнулась я уже на руках у Азата, словно со стороны наблюдая за тем, как без пяти минут сводный брат пытается открыть дверь моим ключом…

Глава 70

Азату все-таки удалось с третьей попытки проникнуть в квартиру: осторожно опустив меня, он остановился у двери, продолжая удерживать руки на моей талии.

В голове стрекотали сверчки, ноги сделать неповоротливыми, словно их вылепили из свинца. Впервые я была настолько близка к потере способности управлять собственным телом. Отчаяние и беспомощность сцапали горло: я начала задыхаться.

Невыносимость этой ситуации затопила мое перегруженное сознание, вылившись в паническую атаку.

— Пожалуйста, не уходи! — прошептала, как слепой котенок, цепляясь за воротник его джинсовки. — Я не хочу оставаться одна… Не могу. Больше не могу… — бормотала, перебирая окостеневшими пальцами.

Блог не помог. И отшельничество тоже. Моя вера оказалась не настолько крепка. Чудес не бывает. Митя не вернется. Нереально выжить несколько месяцев без подготовки в Тайге. Понимание всех этих вещей обрушилось на мои слабые плечи, заставив их содрогнуться.

Мысль о том, чтобы коротать последние часы дня рождения в одиночестве привела в ужас. Нервы полопались, как неисправные струны, распахнув настежь створки околевшей души. Меня бросало из холода в озноб, зубы отплясывали чечетку.

— Н-не… уходи… — цеплялась за Арабаджана, как за спасительный круг, осознавая, что без него мне не справиться.

Я находилась рядом с Азатом лишь физически. Мысленно стояла на выступе огромной скалы, собираясь с духом прыгнуть в пропасть.

— Роза… — парень опустошенно вздохнул. — Что ты со мной делаешь?! — страх и сомнения читались у него на лице.

Ну, еще бы. Наверняка, я напоминала единственную уцелевшую после зомби-атаки, и все вечерние признания стерлись с жесткого диска его памяти.

— Пожалуйста, мне так больно и одиноко… — попыталась сделать шаг, но ноги подкосились: если бы не сильные мужские руки, я бы рухнула на пол.

Подхватив меня, он, не задавая больше вопросов, отправился прямиком в спальню. В этот миг огромными красными буквами всплыло предупреждение: «РОЗА ОСТАНОВИСЬ. ПОТОМ БУДЕТ ПОЗДНО».

— Азат, я…я… — слова, чувства, эмоции — все переплелось в огромный безумный клубок, раздирающий грудную клетку.

Чувствовала себя последней дрянью, собираясь использовать человека, испытывающего ко мне искренние чувства, лишь бы залатать эту невыносимую пробоину.

— Роза…Роза-а… Розочка… — шептал Азат, гуляя руками по изгибам моего дрожащего тела. — Я сделаю тебя счастливой… Самой счастливой… Вот увидишь. Я тебя так лю…А-А-А…

Поток бессвязных признаний резко оборвался. Парень отскочил от меня, заметавшись по комнате на одной ноге, потому что черноухий Воин вцепился в его щиколотку зубами.

— Воин! Вои-и-н, прекрати!!! Ну, отпусти его! Эй, малыш, перестань!!! — обескураженно пыталась отодрать от Арабаджана нашу общую с Митей собаку.

Когда же удалось это сделать, интуитивно прижала маленького дрожащего песика к груди, наконец, сбросив с себя блажь.

— Азат, уходи, — прошептала, глядя в налитые кровью глаза собаки.

— Да. Мне уже пора, — прохрипел, убитым голосом. — Не провожай. — Он вылетел за дверь.

***

Я забросила свой блог и не заходила туда больше недели, до сих пор сгорая от чувства вины и стыда. Если бы не малыш Воин, мы с Арабаджаном могли наделать глупостей…

Господи, чем я думала, приглашая его остаться в квартире?!

Сейчас произошедшее можно было объяснить только умопомешательством, ретроградным Меркурием или вторжением инопланетян, превративших мои мозги в желе.

И хоть с каждым прожитым днем мои ненормальные чувства становились лишь сильнее, после некрасивой ситуации с Азатом, я больше не имела морального права обманывать тысячи людей, считающих меня оплотом веры.

Сегодня во время русской литературы восемнадцатого века я приняла решение удалить блог. Возможно, тогда дырка на месте выкорчеванного сердца начнет понемногу затягиваться.

Нет, я знала, что забыть Митю — все равно, что разучиться дышать — невозможно, однако речь шла о том, чтобы вернуть в свою жизнь хоть какие-то былые интересы: чтение, музыку, приготовление любимых блюд. Вряд ли бы Дима одобрил тот затворнический образ жизни, который я вела.

Вечером, перекусив в сухомятку, я открыла ноутбук, битый час парализуя взглядом подсвеченный экран. Для решительного шага нужно было собраться с силами. Наконец, глубоко вздохнув, я ввела пароль, возвращаясь на свою территорию…

Глаза полезли на лоб от количества сообщений, которыми были завалены комментарии под постами и «личка». Люди всерьез волновались из-за моего отсутствия в сети!

— Боже… — бегло читала послания, не находя в себе силы ответить.

От одного сообщения кровь прилила к вискам.

«Роза, добрый вечер! Я долго решалась вам написать: стеснялась, переживала, а сегодня, проснувшись утром, поняла, что не могу больше хранить эти чувства в себе. Я просто хочу сказать вам человеческое СПАСИБО. За что?! За то, что помогли мне принять самое важное в жизни решение…

Наши истории похожи. Мы с любимым вместе со школьной скамьи. Пару месяцев назад муж уехал служить по контракту. Мы планировали ребенка и таким образом он хотел быстро заработать денег на первый взнос для покупки квартиры.

А потом мне пришла похоронка.

При проведении плановых стрельб из танка один из снарядов в результате рикошета взорвался рядом с укрытием, в котором находились военнослужащие. Трое погибли, в том числе и мой муж.

Через неделю я узнала, что беременна. С утра до ночи размышляла, оставлять ли ребенка?! Понимаете, я только закончила университет, ни работы, ни своего угла. Мы жили с моими родителями. Ну, как я без Лешки буду его поднимать?

Случайно наткнулась на ваш блог, и что-то в внутри переклинило. Я отменила запись на аборт. Поняла, что не смогу. Да и не хочу. Не могу предать наши чувства. Так легко на душе стало.

А теперь еще и решила заниматься творческим бизнесом — шить текстиль для малышей на заказ. Вдруг, что из этого выйдет. Одним словом, спасибо вам, Роза!»

Наташа Л., крепко вас обнимаю.

Я заварила любимый яблочно-пряный чай, и, широко улыбнувшись своему бледному отражению в зеркале, вернулась в кровать, аккуратно, как маленького ребенка, укладывая ноутбук на колени. Впереди ждала длинная ночь без сна, ведь нужно было ответить на все входящие сообщения…

Сегодня мне снова приснился Митя. На этот раз сон отличался: он казался более реалистичным, будто мой воин находится где-то поблизости. Мы долго обнимались и смеялись, потом он сел в лодку, ловко маневрируя в кристально чистых водах спокойной горной реки. Почему-то я осталась стоять на берегу.

… Распахнув глаза, обнаружила, что уже полдень. Увы, учеба пала жертвой здорового сна, если несколько утренних часов в сладких объятиях морфея можно было назвать таковыми.

Ощутив давно забытый заряд бодрости, я приняла контрастный душ, приготовила омлет с помидорами, щедро сдобрив его сверху тертым сыром, после чего вновь вернулась к своему блогу.

Дыхание перехватило, стоило сфокусироваться на тексте очередного входящего сообщения.

«Здравствуйте, Роза. Наше издательство заинтересовал ваш блог. Хотелось бы обсудить возможность издания книги по его мотивам. Будем очень рады сотрудничеству».

— Боже, они хотят издать книгу, посвященную нашей с Митей любви! — прошептала, улыбаясь сквозь слезы.

Глава 71

После того, как я подписала контракт с издательством, дни понеслись с бешеной скоростью. Нужно было столько всего подготовить, чтобы книгу успели выпустить до Нового года. И у нас получилось! До сих пор не верится.

Правда редактор попросила переделать кое-какие тексты. Оказалось, из-за моего нестабильного эмоционального состояния, некоторые из них невозможно было читать. Кроме того, мы добавили раздел с самыми трогательными историями, полученными за время ведения моего блога. Вышел этакий целебный напиток для души.

Время приближалось к полудню. По обыкновению, я легла под утро, и, распахнув глаза, еще долго валялась в постели, не в силах отодрать себя от подушки. Нужно было приготовить черноухому Воину обед — вчера на рынке купила малышу отменную вырезку, и теперь испытывала чувство вины, потому что песик ходил кругами, поглядывая на меня с обидой.

— Ну, не злись, иду! Иду…

Приняв душ, я закрутилась в домашних делах, время от времени взволнованно поглядывая на часы.

На вечер в маленьком уютном книжном магазинчике на Арбате была назначена презентация книги «Первая ЛюБоль». Елена Анатольевна, мой редактор, убедила, что я должна присутствовать — вдруг будут желающие приобрести экземпляр с авторским автографом.

Даже, несмотря на грустный финал нашей книги, я получила невероятное количество сострадания и поддержки, испытывая радость, что мой блог помогает обрести надежду сотням других людей.

Не ценить это было бы оскорблением его светлой памяти.

Где-то в глубине души надеялась, что как только тяжелые мысли обретут печатную форму на белоснежной плотной бумаге меня отпустит. Планировала отдать долг совести, поставив на этом жирную точку в непростой истории нашей любви.

Не отпустило.

Чувства к Мите проросли настолько глубоко, что стали частью меня. Избавиться от них — все равно, что отрезать мизинец или разучиться дышать. Я так и не смогла смириться, продолжая каждую ночь перед сном мысленно повторять: «Митя жив».

Закончив дела на кухне, я достала телефон, несколько минут прожигая его напряженным взглядом. Богдан так и не сообщил, придет ли на презентацию. После трагедии мы с ним практически не общались. Слышала, у парня и без меня куча проблем — мать в очередной раз сорвалась, устроив пьяный дебош средь бела дня.

Она проходила лечение в клинике, а братом Мити заинтересовалась служба опеки: кто-то из соседей настучал. К счастью, Светлана Викторовна, как ангел хранитель, снова взяла все в свои руки — женщина собирала документы, чтобы стать племяннику официальным опекуном.

С приближением часа Х волнение лишь усиливалось. Я вздрогнула от неожиданного звонка в дверь. Глянув в глазок, сердце сжалось, потому что моему взору предстал… Большой. Букет. Ярко-красных. Роз. Онемевшими пальцами повернула задвижку, ахнув, когда в квартиру ворвался Лешка, чуть не сбив меня этим веником с ног.

— Систер, поздравляю! Ты теперь звезда!!! — брат закружил в объятиях, неловко клюнув в щеку.

— Спасибо. Была б моя воля — такой славы век не видать… — сипло рассмеялась.

— Ой, блин… Извини. Я имел в виду…

— Все в порядке, Леш.

— Роз, ну, прости, дурака! Столько времени прошло, да вы и не встречались толком. Даже не верится, что ты до сих пор его любишь…

— Прошло около четырех месяцев, — выдала сухо. — Разве это срок для настоящей любви?! — развернувшись, я внимательно посмотрела брату в глаза.

— Систер…

— Надежда умирает последней. Слышал?! — чересчур широко улыбнулась, поймав его сконфуженный взгляд.

В этот миг настойчивая мелодия мобильного прервала наш неловкий диалог. Покачала головой, услышав, с каким облегчением брат вздохнул. Звонила Аделина.

— Розочка, я хотела пожелать тебе удачи! Боже, так жаль, что у нас с Азатом не получится прийти! Но билеты были невозвратными. Да и вообще… — подруга, очевидно, приложила ладонь ко рту, потому что ее голос сделался тише. — У нас всё только наладилось. Помнишь, я рассказывала, что Азат потерялся на несколько недель?! Думала, всё. А тут приехал с огромным букетом цветов. Прощение попросил. Ну, как отказать такому мачо?! — Аделинка кокетливо хихикнула.

— Действительно, отказать ему трудно…

— Как только вернемся, я сразу прибегу к тебе подписывать свой экземпляр! И милая, удачи…

— Желаю вам прекрасного отдыха!

На днях Аделина с Азатом укатили в Питер. Кажется, Арабаджан, наконец, осознал, какую классную девчонку чуть не потерял. Хотелось верить, что в поездке чувства ребят окрепнут, вылившись в нечто серьезное. Я искренне им этого желала.

***

— Дочка, поторопись, мы опаздываем! — подгоняла мама, пока я лихорадочно заправляла за уши выбившиеся пряди из сделанной на скорую руку прически.

— Иду…иду… — крикнула, звенящим от волнения голосом, бросив последний взгляд в зеркало.

— Спасибо, что научил меня верить в любовь. Она сильнее всего. Даже смерти. Чтобы ни случилось, ты останешься жить в моем сердце. Навсегда.

Непроизвольно улыбнулась, почувствовав, как холодный нос черноухого Воина уткнулся мне в щиколотку. Щенок тихонько заскулил. Он обычно так делал, когда я собиралась уходить. Внезапно поняла, что не могу оставить его дома. Благодаря этой собаке началась пусть и короткая, но безумно счастливая часть нашей истории любви.

— Ну, куда я без своего Воина?! — потрепала шерстяную макушку, получив умиротворенный зевок в ответ.

Когда мы подъехали к «Букинисту», Елена Анатольевна уже дожидалась около запасного входа.

— Роза, презентация еще не началась, а зал уже под завязку! И люди продолжают пребывать. Почти весь тираж разошелся еще на этапе предзаказа. Это настоящий успех, девочка.

— Здорово, — пробурчала равнодушно.

— Пойдем, лучше начнем пораньше! Чувствую, мы просидим здесь до вечера…

«Любовь способна победить смерть!»

Роза Пчелкина

Выводила уже третий час подряд, не чувствуя пальцев, пока на душе накрапывал промозглый дождь. Столько людей пришли сегодня, одаривая словами поддержки, подарками и цветами. Неужели все это происходит со мной наяву?!

Я уже перестала поднимать голову, на автомате выводя.

«Любовь способна победить смерть!»

Вдруг малыш Воин пронзительно залаял, ерзая у меня на коленях.

— Эй, тише-тише. Еще немного, и мы вернемся домой… — машинально почесала у него за ухом, зная, что эта нехитрая манипуляция моментально приведет щенка в чувства, однако песик залаял еще сильнее.

— А мне подпишешь?! — раздался приглушенный мужской голос.

Внезапно в помещении, битком набитом людьми, установилась звенящая тишина. Я судорожно сглотнула, боясь от неё оглохнуть. В этот миг отчетливо осознала, что можно сгореть до пепла, а потом воскреснуть за считанные секунды.

— Что подписать? — прохрипела, так и не решаясь поднять голову, ведь если это очередная проекция моего воспалённого мозга, я просто сойду с ума.

— Любовь победила смерть.

Глава 72

Я крепко зажмурилась, а потом подняла голову и посмотрела ему в глаза. Потрясение оказалось настолько сильным, что грудную клетку сдавило. Почудилось, будто меня отрезало десятибалльной волной, резко вышвырнув на берег. Время утратило смысл. Остался только он: Митя. Живой. Родной. Самый любимый.

— Ты вернулся навсегда…?! — пробормотала пересохшими губами.

— Дольше. — просто ответил, озарив светом больших не по годам мудрых глаз.

Что-то в их выражении изменилось, словно за эти месяцы он прожил несколько жизней. Сердце скукожилось, глядя на тонкую паутину мимических морщин на заостренном бледном лице. Он похудел, как спичка. Видавшая виды куртка смотрелась не с его плеча. Кожа на ладонях была истерзана красными буграми и язвами.

Митя тяжело вздохнул, по-прежнему, глядя мне в глаза. Он не улыбался. Мощная звериная энергия, исходящая от его тела, заставила испытать слабость в ногах. Поясница взмокла, рот наполнился слюной.

Любимый медленно уселся передо мной на колени, почесав собаку за ухом.

— Ну, что, Воин, присматривал за хозяйкой?!

И снова этот взгляд прямо в сердце: долгий, сумасшедший, пронзительный. От которого тремор в руках и состояние, сравнимое с белой горячкой.

— Господи, я не сплю…?! — все закружилось перед глазами.

Бережное прикосновение его шершавой руки сорвало внутренний стоп-кран, заставив, наконец, поверить в реальность происходящего. Зарывшись пальцами в его отросшие жесткие волосы, чтобы никто не видел моих слез, я тихонько шептала.

— Митя. Митенька…

— Никто нас не победит, малая. — вторил мне твердо.

— Правда?! — губы задрожали.

— Я же тебе обещал.

От него пахло жизнью и непоколебимой мужской силой. Теплые руки гладили меня нежно, успокаивающе. Даже среди притихшей толпы вокруг никогда мне не было так спокойно и небесно.

Наши ангелы победили, устроив персональный рай на земле.

— Почему так долго?! — обиженно пробормотала, глотая слезы.

— У Пашки сыну два года. Я слово дал, что помогу ему вернуться живым. И вот мы оба дома. — Митя чуть отодвинулся, заглядывая в глаза.

Он бережно взял мое лицо в ладони, принимаясь вытирать соленые подтеки. Нам так много нужно было друг другу сказать, но все слова испарились. Каждая мышца одеревенела от напряжения. Я не могла отодрать себя от стула, внезапно обнаружив, что некоторые снимают нас исподтишка.

— Сбежим отсюда?! — задорно прошептал, словно прочитав мои мысли.

Кивнув, я передала ему щенка, с гордостью приняв загрубевшую мужскую ладонь, и не раздумывая пошла следом. Если бы Митя не помог мне натянуть пуховик, сама бы не справилась — руки до сих пор немного дрожали.

У запасного выхода из книжного нас дожидалось такси. Утянув меня на заднее сидение, он обвил талию руками, взяв в заложники губы. Мы всю дорогу не отлипали друг от друга, пока преданный черноухий щенок умиротворенно поскуливал рядом.

Далее все происходило со скоростью замедленного видео: Митя открыл мою дверцу, и, крепко удерживая за руку, повел в подъезд своего дома. Двери лифта бесшумно открылись. Вновь оставшись в замкнутом пространстве, наши тела примагнитились друг к другу.

— Приглашаю целоваться! — нетерпеливо прошептал, когда мы добрались до нужного этажа.

— Ты должен мне всё рассказать…

— Непременно. Только сначала приму лекарство?!

— Конечно! — ответила с горячностью.

Однако по лукавому огню, вспыхнувшему на дне его блестящих угольных зрачков, поняла, что любимый имеет в виду совсем другое…

Митя привлек меня к себе, и так крепко обнял, что хрустнули ребра. Какое-то время мы оба не шевелились, стараясь справиться с охватившим волнением. Я сдалась первой.

— Пора уже выпить лекарство… — нетерпеливо расстегнула замок на его куртке, запуская руки под водолазку.

Любимый шумно вздохнул. Прохладная кожа под подушечками пальцев покрылась мурашками, его мышцы моментально напряглись. И хоть во взгляде моего Воина бушевал пожар, он ловко перехватил руку, пытающуюся нырнуть ниже.

— Ты уверена?! — отчаянно прижался к моему лбу, обдавая горячим судорожным дыханием, — Я столько раз фантазировал об этом, подыхая на промерзшей Богом забытой земле. Мечтаю сделать тебя своей, но хочу, чтобы у нас все произошло по обоюдному желанию. Поверь, ты ничего мне не должна. Увы, эти месяцы изрядно меня потрепали, и, если тебе не захочется лечь в койку с мешком костей, ничего страшного — я пойму.

Я подняла на него взгляд, поражаясь насколько привлекательным он выглядел в этот миг: высокий, непоколебимый, как скала, с растрепанными каштановыми волосами и пылающим взглядом любимых льдисто-голубых глаз. На подножке поезда я прощалась с парнем, а вернулся Мужчина.

Господи, о каких несовершенствах он говорил?!

— Митя, я люблю тебя… Я так тебя люблю… — прижалась к обескровленным упругим губам со всей страстью, на которую только было способно мое не опытное дрожащее тело.

— А я тебя. — с губ Воина сорвался нетерпеливый тихий стон.

— Тогда покажи мне и другую сторону любви. Дай всё, что сможешь мне дать… Прошу тебя!

Спустя короткий миг его зрачки расширились, а глаза цвета льдин потемнели. Во рту собралась слюна. Я поняла, что даже если начнется армагеддон, ни за что на свете сегодня ночью он уже не выпустит меня из рук. А я его.

Потому что наши чувства выше самолетов и крыльев облаков. Они настоящие и искренние. Там на небесах кто-то очень хорошо потрудился, вылепив из двух совершенно разных людей одно целое.

Я нашла свое потерянное сердце в его глазах. Они излучали уверенность и свет, а о большем нескромно было мечтать. Но мы рискнули.

— Скажешь, если что-то будет не так?! Я попробую остановиться… — прошептал, проведя кончиком пальца вдоль линии моих губ, уже после того, как вся одежда оказалась разбросанной по полу.

— Нет. — отозвалась твердо.

— Роза…?! — судя по голосу, мой мужчина терял последние остатки самообладания.

— Я люблю тебя. И хоть Новый Год только через несколько дней, самая волшебная ночь у нас будет сегодня…

Глава 73

Разлепив ресницы, я почувствовала себя по-настоящему отдохнувшей, несмотря на то, что уснули мы лишь под утро. К моему удивлению Митя уже бодрствовал, сидя, свесив ноги с кровати. Заметила, как подрагивает его кадык.

— Проснулся?! А почему меня не разбудил?

— Хотел приготовить нам завтрак, но… — любимый закашлялся, мазнув взглядом по моим обнаженным плечам, еле прикрытым тонким хлопком простынки.

Кажется, щеки приобрели оттенок спелых томатов. При всем том, что прошлая ночь, определённо, возглавит мой личный ТОП темного времени суток, слишком яркие для конца декабря солнечные лучи, пробивающиеся сквозь занавески, заставили почувствовать смущение.

— Нам столько всего нужно обсудить… — предприняла очередную попытку вывести его на разговор.

Митя промолчал, продолжая пожирать помутневшими голубыми воронками.

— Да, — внезапно он забрался на меня сверху. — Только сперва еще один поцелуй…

Мы сидели на кухне, лакомясь пиццей из ближайшего кафе, оказавшейся на столе благодаря скоростному курьеру сервиса «Яндекс-еда». В кружке дымилась свежая заварка. Вокруг царила атмосфера домашнего уюта и тепла.

— А где Богдан?! — запоздало поинтересовалась, в очередной раз тушуясь от его внимательного долгого взгляда.

— Он остался у Бодровых, — тихо пояснил, проведя пятерней по густым отросшим волосам.

Напряжение, разлившееся в воздухе, было практически осязаемым. Им даже можно было приправить пиццу. Мы оба понимали, что впереди долгий непростой разговор, который больше невозможно откладывать. Всеми фибрами души я чувствовала исходящее от Мити внутреннее сопротивление, однако, я выстрадала свое право на правду.

— Много лет назад по телеку гоняли реалити-шоу про мужика, учившего выживать в лесу. Мы с Бо тогда были совсем зелеными. Помню, построили шалаш из диванных подушек, представляя, будто прячемся там от диких зверей… — любимый зло рассмеялся, после чего, залпом допив свой чай, негромко продолжил.

— В армии было скучно, постоянный день сурка. Ждал этих учений, как манны небесной. Представляешь, засекреченный полигон посреди леса?! Изучение новых приемов ведения боя, боевые стрельбы… Кровь молодая, горячая, хотелось, чтобы адреналин из ушей валил. Нам раздали полевое обмундирование: новенькое и функциональное. Все складывалось просто отлично.

Митя обреченно вздохнул.

— В тот день была отработка нормативов. По сути, обычная ориентировка на местности, правда, с самого утра накрапывал дождь, который, впрочем, ни капли не омрачал нашего боевого настроя. Тем более, мой сослуживец Пашка вырос в поселке близ Тайги. Его отец-охотник с малолетства брал сына за шишками и ягодами, не раз им приходилось ночевать в лесу. Так что мы просто следовали инструкциям, будучи уверенными в своих действиях.

— Тогда что же произошло?! — нахмурилась, поймав его тяжелый взгляд.

— Паша забыл компас, а мой благополучно посеял. Но мы не обратили на это внимание, потому что учения проходили недалеко от базы. Планировали возвращаться, потому что порывы ветра усилились, как вдруг из густого кустарника к нам вышел медведь.

— Медведь…?! — поперхнулась чаем, звонко стукнув донышком кружки об стол.

— Ага. Пашка сказал, убегать не вариант — мишки бегают быстрее олимпийских чемпионов, еще и по деревьям лазят. Надо шуметь, но при этом не делать резких движений, тогда есть шанс его отпугнуть. Ну, мы и начали кричать и топать. К счастью, оглушительный раскат грома гораздо лучше справился с этой задачей. Потапыч ретировался, а мы, стараясь успеть до надвигающейся грозы, понеслись к базе. Ураган с градом начался стремительно. Пашка увидел елку с большими корнями, и предложил там переждать. Не придумав ничего лучше, я согласился.

Митя замолчал, набираясь сил для продолжения непростого повествования. Через пару минут он снова заговорил.

— Непогода бушевала всю ночь, но мы не отчаивались, потому что были тепло одеты, да и питьевая вода с сухим пайком еще оставались. Ближе к обеду, когда ветер стих, решено было выдвигаться, только лес за одну ночь стал неузнаваемым. Паша убеждал, что знает, куда идти. Я не спорил: просто шел в надежде, что мы двигаемся в нужном направлении. Проблуждав до вечера, решено было сделать привал.

— Вы поняли, что заблудились?! — осторожно коснулась его запястья.

— Ага. — Митя безразлично пожал плечами. — Но знаешь, особой паники не было. Полагали, нас уже вовсю разыскивают. Кроме того, рюкзаки были набиты всякой всячиной: от провизии до набора перочинных ножей и спичек. Правда, дня через три наша уверенность поубавилась. — Он грустно рассмеялся.

— Пашка неудачно поохотился, подвернув ногу. Товарищ отшучивался, что все в порядке, но я сразу заподозрил неладное. На следующий день опасения подтвердились — его лодыжка опухла и покраснела. Решили задержаться на привале еще на сутки. К этому моменту питьевая вода закончилась, сухой паек тоже. Спасались водой из луж, ели кислицу, пару раз повезло поймать глухарей. Мы пожарили их на костре. Благо, погодка днем еще держалась, а вот ночами стало холодать… — Митя непроизвольно поежился.

— Что случилось дальше?! — я нетерпеливо заерзала на стуле.

— Пашке с каждым днем становилось хуже. Через неделю он уже почти не мог ходить: нога ныла и распухла. Товарищ нуждался в срочной медицинской помощи. Мне пришлось волочь его на себе. Помню, тем утром он проснулся взмокший от пота, и говорит: «Брось меня, Митька, мы ведь оба понимаем, что с такой обузой тебе не выбраться». Настаивал, чтобы я оставил его и ушел. Но без меня он бы не продержался и суток…

— Господи, — прошептала, глядя на два алых пятна, проступивших на худом бледном лице рассказчика.

— Тогда у меня еще были какие-то силы… Я бы нашел дорогу. Непременно нашел.

— Но ты не смог его оставить… — произнесла полушепотом.

Митя пронзительно посмотрел мне в глаза.

— Понимаешь, у Пашки сын маленький. Они с женой мечтали о многодетной семье. Большинство мужиков в казарме ржали над ним: «Как так, хотеть большую семью в двадцать лет?!» А он добрый такой, бесхитростный, лежит себе на подстилке из сухих веток и печально улыбается, прекрасно все понимая. Я бы не смог с этим жить… Решил — вместе влипли, вместе и будем расхлебывать.

— Митя… — только и смогла выдавить, не решаясь озвучить свои мысли вслух.

— Я пообещал Пашке, что мы вернемся. Тогда он сказал, что сделает меня крестным своего будущего ребенка. — Неожиданно Митя широко улыбнулся.

Сердце заныло.

— Ты мой герой, — шмыгнула носом, перебираясь к нему на колени.

Какое-то время мы так и сидели, сплетясь руками, размышляя каждый о чем-то своем, как вдруг он еле слышно заговорил.

— Хоть Пашка не мог ходить, он постоянно делился ценной информацией, например, научил меня добывать рябчиков и белок. Пока совсем не похолодало, нужно было попытаться выбраться, поэтому я тащил его на себе.

— Богдан сказал, что спасатели нашли фрагмент твоей окровавленной одежды… — пробормотала, дрогнувшим голосом.

— Ах, да. — Митя пожевал губу. — Во время охоты я несколько раз распарывал одежду… К этому моменту силы уже были на исходе, а Пашка совсем сдал. Ночами его трясло от лихорадки, понятия не имел, чем помочь. Тогда я впервые отчаялся.

— За одну холодную таежную ночь переосмыслил всю свою жизнь: нелепые обиды, драки, бесконечные комплексы… Все время винил кого-то в своих неудачах, полагая, что не имею права на счастье. Я как будто неосознанно выбирал сценарий, по которому непременно должен страдать. Той ночью в Тайге, греясь у затухающего костра, на который потратил последние спички, вдруг осознал, каким придурком я был… А ведь мог бы спать с тобой в нашей комнате общаги! Вместо этого получил то, что заслужил.

Митя чуть отодвинулся, побарабанив кончиками пальцев по моей щеке.

— Я разозлился. Безумно. В первую очередь на себя, потому что в очередной раз заставил тебя страдать. Я только и делал, что приносил тебе боль! — любимый стиснул мое лицо, с каким-то остервенением заглядывая в глаза. — Тогда я поклялся вернуться: опрокинуть небо, разверзнуть землю, но вернуться к тебе! Слышишь?! — он впился в мои губы, закружив в опустошающем ласковом поцелуе.

На несколько мгновений остались только наши переплетенные дыхания, тепло его загрубевших рук и поцелуй-клятва, суливший мне самое главное сокровище мира — его любовь.

— Следующим утром я отправился за пропитанием, настроившись добыть как минимум жирного глухаря. Только дурацкий дождь спутал все карты: небо словно прохудилось, вся дичь попряталась. Внезапно ноги перестали держать. Я упал в какую-то тягучую омерзительную жижу, осознав, что больше не могу идти. Но и сдаваться на милость Тайге тоже не собирался. Я пополз — какая-то незримая сила потянула вперед. До сих пор не могу объяснить, будто ангел-хранитель указал дорогу…

— Вдруг на пригорке увидел покосившуюся избу. Сперва показалось, у меня начались глюки, но зрение не подвело. Преодолев расстояние, я забрался внутрь, обнаружив там глиняную печку, кровать, стол. Очевидно, недавно тут жили заготовители кедра. Понял это по характерному запаху смолы, пропитавшему крохотное помещение. Меня будто током ударило — в углу лежали грязные одеяла, подушки, дождевики, а на подоконнике несколько пачек спичек, подсолнечное масло, консервы. Взгляд зацепился за два деревянных ящика около двери, но, посмотреть, что там, сил не осталось…

— Это чудо! — я уткнулась пересохшими губами ему в висок.

— Ага. В такие моменты люди и приходят к Богу. — Легкая улыбка на короткий миг осветила комнату.

Прокашлявшись, Митя продолжил.

— Я накрылся всем, что удалось найти, и отрубился. Трудно сказать, сколько часов проспал. Но придя в себя, почувствовал невероятный прилив сил. Нужно было срочно перетащить Пашку в нашу избушку. Пока брел до места привала, молился, чтобы он не откинулся раньше времени… Ведь теперь у нас действительно появился шанс.

— Что произошло дальше?!

— Нашел товарища без сознания. Я страшно перепугался, но, к счастью, в избушке сослуживец пришел в себя. К тому времени я уже обустроился, затопил печку, приготовил еду. А самое главное — в одном из ящиков отыскал аптечку! — лицо Мити просияло.

— Но как вам удалось прожить там столько месяцев?! — прошептала изумленно.

Любимый вздохнул.

— Нам удалось прожить там несколько недель. К сожалению, зимовка в Тайге — экзамен на выживание. Мы оказались к нему не готовы. Состояние Пашки продолжало ухудшаться, я и сам сильно сдал. С каждым днем сил оставалось все меньше… Как-то раз я ушел чуть дальше, чем следовало: ходил-бродил, но к вечеру так и не отыскал дорогу назад. Всё это время, казалось, за мной кто-то наблюдает. Думал, реально крыша поехала. Потом я отключился.

Митя замолчал, с какой-то светлой грустью всматриваясь в мое лицо.

— Я точно не знаю, сколько находился в бессознательном состоянии: то отключался, то снова приходил в себя. Открывая глаза, в дымовом отверстии юрты видел только мерцающие звезды, слышал мистические удары бубна, втягивал носом запах дурманящих трав и костра. Пашка находился поблизости — время от времени все внутри сжималось от его душераздирающих стонов. Однако мы оба были живы, а это уже неплохо…

Рассказчик прервался, чтобы в очередной раз, как к кислородной маске, прикоснуться к моим губам.

— Неделю назад я узнал, что нам посчастливилось встретить Шончура — одного из старейших шаманов Тайги. Вернее, это он каким-то чудом проходил рядом с нашим зимовьем. Оказывается, сотни людей годами скитаются по лесам, чтобы отыскать его юрту, а повезло нам. В интернете полно легенд, связанных с этим загадочным человеком. Говорят, он умеет лечить не только тела, но и видит души насквозь…

— Вы жили у настоящего шамана?! — я недоверчиво покачала головой.

— Не знаю уж, настоящий он или нет, но подлатал нас знатно. Эй, ну, не смотри так! Никаких танцев с бубнами! — Митя задорно улыбнулся. — Шончур предоставил ночлег и отпаивал нас какими-то отварами… Через некоторое время мне полегчало, правда, Пашка так и не смог ходить, поэтому о том, чтобы отправляться в путь речи не шло.

— Тогда как вам удалось выбраться?!

— Дней десять назад в юрту Шончура нагрянули журналисты. Они готовили фильм о камлании шаманов, и мечтали сделать сенсационный репортаж. Тогда-то мы и узнали, что находимся в глухом, совершенно отрезанном от цивилизации, участке Тайги. Шончур отказался принимать участие в съемках. Он не говорил, однако, всем своим видом дал понять, что не рад незваным гостям. Зато нашему счастью не было предела! Корреспонденты ушли, а несколько дней спустя нас разыскала группа спасателей…

Мы одновременно вздрогнули от резкой трели стационарного телефона.

— Странно. Он звонит раз в пятилетку. — Митя нехотя пересадил меня с колен, поднимая увесистую трубку.

— Алло! Ты можешь говорить помедленнее? Что у вас стряслось?! Не может быть…

Глава 74

Митя недобро рассмеялся.

— Сотовый?! Не уверен, что помню, как им пользоваться. Ладно, отбой.

— Что случилось?

— Богдан сказал, нас разыскивают все, кому не лень.

Поймав его озадаченный взгляд, я потянулась к сумке, сообразив, наконец, проверить мобильный.

— Бог ты мой…

На мерцающем дисплее красовались десятки пропущенных звонков и сообщений, большинство из которых были с незнакомых номеров. В этот миг я пожалела, что вынесла нашу историю на всеобщее обозрение.

— Меня уже третий день донимают телевизионщики. Просто смешно! — процедил любимый сквозь зубы.

— Когда ты вернулся в Москву? — нервно прикусила краешек губы, ощутив крошечный болезненный укол в сердце.

— Вчера утром.

— А выбрался из Тайги?! — я затаила дыхание.

— Дней пять назад.

Против воли внутри что-то предательски съёжилось.

— Сперва нас мучили с расспросами: командир не верил, что мы сумели так долго продержаться в Тайге, потом пришлось пройти медицинское обследование. К сожалению, не все так хорошо, как хотелось бы. Впереди несколько недель лечения. Но это ерунда, я еще легко отделался, а вот Пашу госпитализировали. Врачи борются за его ногу… — Митя вздохнул. — Роза почему ты молчишь?

— Ты ведь мог позвонить…

— Да, но я должен был убедиться.

— В чем? — мой голос дрогнул, как натянутая струна.

— Я знал, что тебе пришлось пережить. Не хотелось снова доставлять неприятности.

— Неприятности…?! — горло обожгло от подступающих слез.

— Ну, я ведь не дурак. Прекрасно понимал — нас давно оплакали и похоронили. Вдруг ты уже перевернула страницу и начала жить с чистого листа?! А тут я, как снег на голову…

— Митя?! — я открыла рот, но тут же его захлопнула, направляясь в комнату, чтобы скорее одеться.

Спалила триллионы нервных клеток, вспоминая о нем даже во сне, а он…

— Роза, постой! Да, постой же ты?! — Воинов дернул меня за запястье. — Я боялся… — Объятия сильных жилистых рук сомкнулись на талии. — Боялся до чертиков.

— Ты боялся?! — зло бросила в ответ. — Ты несколько месяцев жил в непроходимой Тайге, соседствуя с дикими зверями, а тут испугался простого звонка своей девушке? — уставилась на него в немом изумлении.

Митя хмуро свел брови.

— Представляешь, пережить такое дерьмо, и узнать, что ты меня не дождалась… Это пострашнее диких зверей. Это бы меня уничтожило.

Табуны мурашек поднялись по ногам от того, как просто и искренне он это сказал.

— Я каждый день не находила себе места. Все ждала, ждала… Ты мог сократить мои страдания на целых пять дней! — пробормотала, шмыгнув носом.

— Розочка, ну, прости. Когда Богдан скинул ссылку на твой блог и все мне рассказал, я чуть с ума не сошел от счастья. Решил устроить тебе сюрприз! Эффектное появление, так сказать. Теперь понимаю, насколько это было бредово… Мозги отморозил. — Митя стер слезинку с моей щеки. — Давай договоримся, что это последняя?!

— А как же слезы счастья? — потянулась к нему, обвив шею руками.

***

Я проснулась посреди ночи от какого-то сдавленного тихого шороха. Через несколько мгновений глаза привыкли к темноте, и я сообразила, где нахожусь. Сегодня мы с Митей и черноухим Воином ночевали в моей квартире.

Любимый ворочался, бормоча что-то бессвязное. Его дыхание сделалось осиплым, мне даже показалось, он задыхается.

— Митя, все хорошо… Слышишь?! Я здесь. Рядом. — Провела ладонью по влажным спутанным волосам.

Однако вместо ответа из его груди вырвался отчаянный хриплый стон. Он заметался по кровати, напоминая большое раненное животное.

— Пожалуйста, просыпайся. Это всего лишь сон! — осторожно потрясла парня за плечи, стараясь вырвать из паутины кошмара.

— Роза… — Митя резко сел, опуская голову на руки.

Какое-то время он все еще прерывисто дышал, медленно приходя в себя

— Прости, что разбудил, — протянул хрипло.

— Все хорошо. Теперь все будет по-настоящему хорошо. Впереди у нас долгая счастливая жизнь… — прильнула губами к влажному раскалённому лбу, мечтая забрать его боль себе.

— Ж-и-з-н-ь, — прошептал, словно пробуя это слово на вкус.

— ЖИЗНЬ! — вторила ему чересчур громко. — От слова жить: надеяться, чувствовать, любить. И даже падая знать, что тебе непременно помогут родные руки.

— Знаешь, там, в Тайге, я не жил. Скорее ежесекундно боролся с обстоятельствами. Уже и не помню, какого это жить?! Поможешь заново научиться?

— С превеликим удовольствием. — Я коснулась его обнаженной груди. — И начнем уже прямо с утра: сходим на елочный базар, напечем имбирного печенья, включим заезженный до дыр новогодний фильм…

— А на елочный базар зачем?! — Митя переплел наши пальцы, нежно гуляя губами по моей щеке.

— Ну, как зачем? Елку выбирать! Или ты предпочитаешь искусственную?!

— Хм… — он картинно прикусил губу, изображая задумчивость. — Вообще-то ни какую. Мы никогда не ставили елку. Максимум, Богдан приносил ветки, добытые после закрытия елочного базара.

— Вы не наряжали елку?! — повторила ошеломленно.

— Ну, да… — он закашлялся. — Обычно мать числа с двадцать пятого уходила в загул, никакого новогоднего настроения не было. Может, ну ее?! — прикосновения теплых губ к моей коже стали настойчивее.

— Елка обязательно нужна! Она приносит в дом радость и счастье. Без этого никак. Понимаешь?! — чуть отодвинулась, серьезно заглядывая ему в глаза.

— Раз нужна, значит, будет… — любимый задорно улыбнулся, притягивая меня ближе.

— Я думала, ты хотел еще поспать?! — промурлыкала, затянутая в водоворот бесконечно прекрасных голубых глаз, на дне которых бушевал такой пожар, будто взорвался склад с боеприпасами.

— Успеем.

***

Следующие дни напоминали дурдом. Пришлось даже отключить телефон — журналисты федеральных каналов бились друг с другом за право рассказать нашу историю на всю страну, предлагая немалые деньги. Закипев от гнева, Митя даже выкинул сим-карту.

— Роз, у меня уже нет настроения куда-то идти… — процедил, задергивая занавески.

Судя по каменному выражению его лица, нас караулили возле подъезда.

— Понимаешь, я пообещала. Это большое благотворительное мероприятие, и мне бы хотелось там появиться. С тобой. — Прильнула к нему, крепко обнимая.

— Ну, только потому что ты просишь. Надеюсь, там не будет этих дебильных журналистов, иначе я разобью кому-нибудь камеру.

Мои глаза округлились, на что любимый лишь задорно рассмеялся.

— Ладно-ладно. Шучу. Все драки в прошлом. Я теперь пацифист.

***

Мне еще ни разу не приходилось бывать в таком просторном светлом с натертым до блеска паркетом помещении, напоминающем бальный зал какого-нибудь дворца.

Каждый год накануне главного семейного праздника фонд помощи «Вера и надежда» устраивал большой благотворительный концерт для людей, попавших в сложную жизненную ситуацию.

Сегодня здесь присутствовали подопечные фонда (в основном люди из самых не защищённых слоев населения) и спонсоры организации, подводящие итоги года.

Недавно мне предложили выступить с небольшой лекцией для трудных подростков, а потом подарить им свою книгу. В процессе обсуждения я получила приглашение на сегодняшний праздник. И хоть возвращение Мити перевернуло все с ног на голову, мне очень хотелось здесь побывать.

— Здорово! — зааплодировала, когда выступление малюток из подмосковного детского дома подошло к концу.

Митя согласно кивнул, отводя взгляд. Видела, как напряглись желваки на его мощной челюсти.

— Молодые люди, не помешаю?!

Мы одновременно подняли головы, всматриваясь в красное лицо рослого мужчины с благородной бородой, одетого в синюю шубу с серебристым отливом.

Я улыбнулась.

— Как может помешать Дед Мороз?! — отодвинула свободный стул, приглашая его за наш столик.

— Спасибо, милая. Дай угадаю, твое имя олицетворяет прекрасный цветок?! — «дедушка» хитро прищурился, на что я не смогла сдержать смущенной улыбки. — Вспомнил, Роза! — он запоздало хлопнул себя по лбу.

— Вы точно волшебник! — отсалютовала ему бутылкой минеральной воды.

— И на правах волшебника, хотел бы поздравить вашу восхитительную пару с Новым годом. Честно признаюсь, один непослушный Эльф недавно кинул мне ссылку на твой блог, а когда выяснилось, что Дима вернулся, я загорелся желанием с вами познакомиться.

«Дедушка» повернул голову, смерив моего Воина долгим проницательным взглядом. Митя выдержал его, равнодушно пожав плечами. На его худом бледном лице при этом не дрогнул ни один мускул.

— Молодой человек, вы настоящий герой, — произнес «волшебник» с отеческой интонацией в голосе.

— Спасибо, — ровно отозвался любимый. — Но я не сделал ничего особенного. Сам влип — сам и расхлебывал.

— Он скромничает, — не утерпела, влезая в разговор. — Сегодня утром нам сообщили, что Митю представили к медали «За спасение погибавших», ведь он не бросил своего сослуживца на верную смерть. Награждение состоится в следующем году.

— Как вы думаете, почему вам удалось выжить?! — задумчиво поинтересовался «дедушка».

— Наверное, мне повезло с Ангелом-хранителем. — Наши взгляды высекли искры напряжения в воздухе. — А еще, очень сильно жить хотелось… — добавил, все так же удерживая на привязи пронзительных льдисто-голубых воронок.

— А мне очень хочется вручить вам подарок. — «Дед Мороз» тепло улыбнулся, просовывая холеную руку в блестящий синий мешок.

Он выудил оттуда кожаную папку формата А4, протягивая Мите. Распахнув ее, мой Воин моментально изменился в лице. Сгорая от любопытства, я заглянула ему через плечо, едва сумев сдержать возглас удивления, потому что это была подарочная карта номиналом в шестизначную сумму…

— Вы шутите?! — со сталью в голосе обратился он к дарителю, возвращая ее обратно.

— Наш фонд каждый год выбирает нескольких человек, презентуя им подарки в виде так называемой материальной помощи. В этот раз мы с коллегами, пардон, эльфами помощниками, поддержали вашу кандидатуру. Не рубите с плеча, молодой человек, этих денег хватит на первый ипотечный взнос или покупку автомобиля. Лишним точно не будет. — «Дед Мороз» мягко улыбнулся, на что Митя подскочил, обескураженно покачав головой.

— Отдайте эти деньги больным детям или старикам! Им нужнее. Роза, пошли! — позвал, опаляя оскорбленным взглядом.

— Спасибо, но нам уже пора… — пробормотала, принимая его руку.

— Рад был познакомиться! — на прощание мужчина загадочно подмигнул.

Перед самым выходом нас поймала Наталья Семеновна — одна из организаторов мероприятия.

— Роза, Дима, вы уже уходите?! — она даже не пыталась скрыть огорчения.

— Простите, но завтра Новый год. Нам еще нужно успеть доделать некоторые дела… — постаралась, чтобы голос звучал убедительно.

— Ах, вот как. Кстати, Петр Борисович впервые на моей памяти спустился в зал. Обычно он смотрит онлайн трансляцию из своего кабинета…

— Петр Борисович?!

— Ну, Дед Мороз! Пару минут назад я видела его за вашим столом…

Мы с Митей переглянулись.

— А вы что, его не узнали?! — Наталья Семеновна присвистнула. — Петр Невзоров — живая легенда. Он основатель фонда «Вера и надежда», а еще владелец крупной строительной компании…

***

Закончив просмотр бессмысленного романтического фильма, Митя отправился в душ, а я принялась расправлять постель. Внезапно в дверь позвонили. С удивлением покосившись на часы, я все-таки не утерпела, уставившись в глазок. На пороге стоял парень в костюме эльфа.

— У меня посылка для Розы Пчелкиной. — Сказочный персонаж потряс подарочной коробкой.

Мне не оставалось ничего другого, кроме как поддаться искушению и принять подарок. После того, как я расписалась в бланке, помощник Деда Мороза скрылся. Не удержавшись, потянула за атласные красные ленты, разворачивая упаковку.

Первым на глаза попалось письмо.

— Добрый вечер, Роза и Дима.

Философия нашего благотворительного фонда проста — мир не без добрых людей. Сегодня вы порадовали Дедушку Мороза.

Признаюсь честно, боялся, что книга и блог — это всего лишь способ заработать денег и собрать вокруг себя шумиху.

Но после общения с вашей парой сомнений не осталось — вы действительно заслуживаете большого человеческого счастья, а я, на правах Деда Мороза, хочу внести свою крохотную лепту…

Новый год в новой квартире! Ведь так говорят?!

Надеюсь, это станет приятным бонусом к вашей удивительной истории любви…

P.S. Дорогая Роза, мы оба понимаем, что Дима из гордости не примет подарок. Вся надежда на Вас. Документы уже готовы и оформлены на Ваше имя. Остается только подписать их, отсканировать и отправить на нашу рабочую почту.

С наступающим Новым годом и новосельем!

Дедушка Мороз

Я ошеломленно хлопала глазами, сжимая в ладони увесистую блестящую связку ключей.

— Роз, кто-то приходил?! — поинтересовался Митя, выглядывая из ванной.

— Ага. Счастье. И я впустила его в дом.

Эпилог

Роза

*За полчаса до Нового Года*

Не успели мы отдышаться и занять свои места после хоровода, как вдруг свет в кафе погас. Под характерную испанскую композицию в центр зала вышел Артак Ашотович в образе тореадора, а следом за ним выбежали Лешка и Азат в костюмах быков.

Хозяин кафе стал размахивать красной тряпкой перед их лицами, а те, в свою очередь, таранить его игрушечными рожками. Мама заразительно смеялась, придерживая огромный живот. Аделина, не сводя с Азата влюбленных глаз, снимала происходящее на телефон.

Кругом все пели и кричали, переливались гирлянды, а столики, занятые многочисленными родственниками Арабаджанов, ломились от разносолов.

— Кажется, эта троица нашла друг друга. — Митя кивнул в сторону театрализованной корриды.

— Ага, Лешка подозрительно быстро влился в их семью…

Поймав воодушевленный мамин взгляд, я отсалютовала ей бокалом шампанского, однако, памятуя о своем последнем опыте распития алкогольных напитков, отставила бокал, сделав всего один глоток.

— Новый год уже на подходе. Позволишь тебя украсть?! — многозначительно подмигнув, он накрыл мою ладонь своей.

— Звучит заманчиво. Осталось только выбраться… — хихикая, указала на толпу мужчин, выплясывающих традиционный армянский танец.

По правде говоря, мы не планировали появляться здесь, проведя праздничный вечер у Бодровых в компании Митиных родственников. Его мама покинула реабилитационный центр на время каникул. Она очень расчувствовалась, узнав, что старший сын вернулся домой живым и невредимым.

Попрощавшись с родственниками, Митя настоял, чтобы и я проводила непростой год с близкими, отмечающиими в кафе Артака Ашотовича.

Разумеется, я поддержала эту идею, особенно после того, как мы всё утро спорили насчет чересчур щедрого подарка Деда Мороза Бориса Невзорова. Сперва Митя был категорически против, но, приложив все свои дипломатические способности, удалось донести до него несколько простых истин.

Судьба, итак, не слишком церемонилась с нами в последнее время. В жизни есть место чуду. Всегда. Даже после самой мрачной непогоды рано или поздно прояснится. И главное:

Любовь способна победить смерть. (Ну, это мы уже проверили).

К счастью, Митя прислушался — мы решили пожить в этой квартире хотя бы пока не встанем на ноги.

Скорее всего, после окончания лечения ему вновь придется вернуться на службу. Старалась не думать о новом неминуемом расставании… Мой Воин заверил, что после армии вернется в Москву и попробует поступить в школу МВД. С другой стороны, после всего, что мы пережили, подождать еще несколько месяцев казалось сущим пустяком.

Разгребая сегодня днем электронную почту, мы обнаружили письмо от продюсера популярной программы с предложением принять участие в съемках документального фильма про то, как выжить в Тайге. Любимый обещал подумать…

Я вздрогнула, потому что зал наполнился пророческим припевом композиции «Сочиняй мечты».

Всегда сочиняй мечты!

Есть миллионы шансов, что скоро будет всё сбываться…

Сочиняй мечты!

Есть миллионы шансов, что скоро будет всё сбываться…

— Ну, что, вперед?! — переплел наши пальцы, нетерпеливо поглаживая сердцевину ладони.

— Роза, Дима, с наступающим! — широко улыбнулся Азат после того, как мы практически врезались в них с Аделиной на танцполе.

— Взаимно! — Митя пожал ему руку.

— Роза, я так за вас рада! — Ада в атласном красном платье буквально светилась от счастья.

— А я за вас! — не удержалась и крепко ее обняла.

— Новый Год через минуту, нам пора… — Митя нетерпеливо потянул меня к гардеробу.

Быстро накинув пуховики, мы спустились по лестнице, вылетая из кафе. Все кругом затихло. На улице пушистыми хлопьями падал снег. Остались только мы, как никогда живые и ошалевшие от счастья.

— В Новогоднюю ночь принято загадывать желания. — он по-мальчишески открыто улыбнулся.

— Мое главное желание уже осуществилось — ты вернулся домой. Ко мне.

Бледные впалые щеки Мити порозовели. Он взял меня за подбородок, и, откровенно посмотрев в глаза, произнес.

— Раньше я не жил. И только познакомившись с одной юной гордой и не по годам мудрой девушкой узнал, что такое любить до безумия. До абсурда. Я нашел в тебе себя, такого, каким всегда в глубине души мечтал стать. Роза Пчелкина, ты моя первая любовь, которая изменила всю мою жизнь.

Мы глубоко и прерывисто дышали бодрящим морозным воздухом, будто он состоит из эндорфинов.

— А ты не только моя первая, но и последняя, Дмитрий Воинов.

— Роза Воинова… — он впился губами в мои губы, прерываясь на долгий, сладкий, умиротворяющий поцелуй, от которого каждый атом внутри наполнился счастьем.

— Митя… — прошептала, ощущая, как пушистые снежинки щекочут лицо.

— Я больше не уеду, пока не сделаю тебя своей. Официально своей. Если ты заплачешь, я утешу. Если ты засмеешься, я разделю твою радость. Если ты упадёшь, я подниму тебя и понесу на руках. Розочка, ты согласна стать моей женой?! — произнес, омывая волной теплоты.

— Твоя жизнь — это моя жизнь, бесстрашный Воин. И какие бы испытания нам не приготовила судьба, знай, я готова разделить их с тобой. А еще — я всегда тебя дождусь… — закрепила свои слова ласковым поцелуем, умирая и вновь возрождаясь в сильных мужских руках, — Любовь победила.

КОНЕЦ





MyBook - читай и слушай по одной подписке