Игрушка для бандита (fb2)

- Игрушка для бандита 653 Кб, 173с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Дина Данич

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Игрушка для бандита Дина Данич


В тексте есть: очень откровенно, властный герой, невинная героиня

Ограничение: 18+


Романтическая эротика

Короткий любовный роман


Он просто ткнул в меня пальцем, потому что захотел.

Выбрал себе забаву на вечер.

Жуткий мужчина со шрамом на лице.

Любимый не защитил меня, предал, равнодушно глядя, как меня продали, словно ненужную вещь.

И теперь я осталась один на один со зверем, что держит в страхе весь город, и с его темными тайнами…

— Ты слишком зажата, — покачал головой мужчина.

— Что это значит? — с трудом прохрипела я.

— Это значит, — его рука вернулась к моему бедру, — что я хочу тебя, зайчонок. А я всегда получаю то, что хочу…


Пролог


— Мне нравится эта, — мужчина кивнул в мою сторону, и я едва не перестала дышать. Что значит эта?? Беспомощно посмотрела на Кирилла — нашего менеджера и по совместительству моего молодого человека — но тот лишь безразлично мазнул по мне взглядом.

— Конечно, Олег Викторович, — тут же закивал владелец ресторана, — Маша обслужит вас. По высшему разряду.

Гость развернулся и ушел в направлении ВИП-комнат, а хозяин развернулся ко мне.

— Слышала? Бегом привела себя в порядок и к нему!

— Но сегодня не моя смена… — попыталась возразить я ему. Я же вообще пришла, чтобы передать Киру запасную рубашку!

— И у тебя их больше не будет, если откажешься сейчас. Поняла?! — процедил Горов. — Таким людям не отказывают.

— Да что я такого…

— Сделаешь все, что он захочет. Ясно? Попросит раздвинуть ноги — спросишь как широко, захочет поставить на колени — тут же встанешь.

Я снова посмотрела на Кира, но тот продолжал равнодушно стоять рядом — будто это не меня сейчас фактически продали в пользование этому жуткому мужчине со шрамом на пол лица.

— И хватит тратить время, — вышел из себя начальник. — Ты хоть знаешь кто это?

— Нет, — пролепетала я.

— А стоило бы, — гаденько ухмыльнулся он. — Отработаешь как надо — получишь хорошее вознаграждение. Волков не скупится, если ему угодить. Так что давай-давай — пошустрее! Ждать он не любит!

С этими словами Игорь Дмитриевич подтолкнул меня к служебному помещению, откуда мне навстречу уже подбежала Марианна — любовница Горова.

— Пошли, милая, сделаем из тебя конфетку. — Мне стало по-настоящему страшно, но вырваться мне не дали — хватка у Марианны оказалась крепкой. — А ну шевели ногами, дура. Если Волков не получит того, что хочет, то проблемы здесь будут у всех, поняла?

— Какие проблемы? — спросила едва слышно, все еще пытаясь встретиться взглядом с любимым. Но тот будто нарочно отвернулся и что-то тихо обсуждал с Горовым.

— Большие, девочка, большие. Ему нельзя отказывать. Идем…


Глава 1


Перед дверью в ВИП-кабинет я долго стояла, пытаясь набраться смелости.

— Хватит тормозить, — прошипела Марианна.

И вместо меня нажала ручку, а затем подтолкнула в спину, отчего я едва не упала, споткнувшись практически на ровном месте.

А затем дверь также быстро закрылась за мной. Щелчок, и все. Дороги обратно не было. Зато передо мной за столом сидел мужчина. Его взгляд был темным, даже пугающим.

Я хотела бы оглядеться по сторонам — ведь в ВИПе была впервые. За пару месяцев, что я работала в ресторане, мне пока не доверяли обслуживать дорогих гостей. Но отвести взгляд попросту не могла — так и смотрела на него, как кролик на удава.

— Ты переоделась, — низким голосом произнес он, окинув меня весьма говорящим взглядом.

На столе уже стояла еда — а я-то надеялась, что все ограничится обычным обслуживанием в качестве официантки. Наивная дура.

Сердце колотилось, как сумасшедшее. Было очень страшно, а еще больно. Я до сих пор надеялась, что Кирилл вернется за мной и заберет. Вот только с каждой секундой, проведенной с этим зверем в клетке, надежда моя таяла все больше.

Никто не придет. Никто не спасет…

— Иди ко мне. — Волкову даже голос не нужно было повышать — было в его интонации что-то такое, что ты идешь и сразу слушаешься. Медленно подошла к дивану и присела на край. — Ты напряжена, — недовольно прицокнул он.

— Простите, — пролепетала я, глядя в пол. Пульс в ушах стучал так сильно, что я была будто под водой.

— Посмотри на меня, — властно потребовал он.

Подняв голову, я заметила, что мужчина теперь сидел куда ближе, и от этого у меня перехватило дыхание. В голове промелькнули жуткие образы того, что озвучил мне Горов — и я уже мысленно пыталась смириться с тем насилием, что вот-вот произойдет. — Ты меня боишься, — заметил он, приподняв пальцем подбородок.

— Н-нет, — пролепетала я, сама не зная зачем.

— Храбрая зайчишка, — усмехнулся он, и его шрам еще сильнее исказил черты лица. А затем положил ладонь мне на грудь. — А сердце-то вот-вот выскочит.

Я нервно сглотнула, но не решилась пошевелиться. Ведь хищника нельзя дразнить! С минуту мы так и сидели, глядя друг на друга. В горле пересохло, и я, не подумав, облизнула губы. Взгляд Волкова стал темнее и, кажется, опаснее. А в следующее мгновение он поцеловал меня. Властно и жестко. В то же время я почувствовала хватку на затылке — увернуться не было ни единой возможности. А его ладонь на груди сжалась так, что я невольно вскрикнула. Точнее попыталась.

Мужчина оторвался от меня на мгновение, окинул странным взглядом, а затем провел носом по шее.

— Ты мне нравишься, зайчишка. Поедешь со мной.

— К-куда? — заикаясь, спросила я.

— Куда скажу.

Пока соображала, что нужно ответить, Волков бесцеремонно задрал мою юбку и провел ладонью по внутренней стороне бедра. От неожиданности я ойкнула и попыталась свести ноги вместе.

— Расслабься, — приказал он. — Хочу посмотреть товар.

Товар! Я крепко зажмурилась, чтобы не расплакаться, не показать своей слабости перед этим хищником. Мысленно пыталась отвлечься, не думать о том, что меня лапал совершенно чужой мужчина, а тот, кого считала своим любимым, просто равнодушно стоял в стороне…

— Будешь послушной — я не обижу, — донеслось, словно сквозь вату. А затем я почувствовала осторожное прикосновение к щеке. Открыла глаза и увидела, что Волков стирал мои слезы, которые все же не удалось сдержать.

— Я… я не… — Я задыхалась, панический страх накрыл меня с головой. Слов о том, что меня не обидят не было достаточно! Да и что это значило после того, как меня отдали словно вещь?!

— Дыши, — уверенно произнес мой мучитель. — Дыши глубже, зайчишка.

А я так и хватала ртом воздух, пытаясь вдохнуть. Волков нахмурился и наклонился ко мне, испугав тем самым еще больше. Я дернулась, но он удержал на месте и… поцеловал. Точнее вдохнул в меня воздух. Странный метод, конечно, но это помогло — я хотя бы перестала задыхаться. Однако трясти меня не переставало. Ужас ситуации все больше поглощал мое сознание.

— Ты слишком зажата, — покачал головой мужчина, чуть отодвигаясь. — Так нам обоим будет сложнее.

— Что это значит? — с трудом прохрипела я.

— Это значит, — его рука снова вернулась к моему бедру и двинулась к трусикам, — что я хочу тебя, зайчишка. А я всегда получаю то, что хочу…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 2


Его слова прозвучали приговором. Для меня.

Всегда получаю то, что хочу… И плевать! Плевать, что я не хочу!

— Пожалуйста, я не могу… — взмолилась я.

Волков недовольно нахмурился.

— Ты мне отказываешь? — холодно поинтересовался он. И в памяти тут же всплыли слова Марианны.

У всех будут большие проблемы… И у меня в том числе! Если на Горова и Марианну мне было наплевать, то на брата — нет. Поэтому я закрыла глаза и мотнула головой.

— Нет, простите. Просто волнуюсь, — тихо ответила я.

— Будешь послушной — не обижу, — повторил он, пока его пальцы поглаживали меня между ног.

Я не знала как надо вести себя. Опыт с мужчинами у меня был невелик — всего несколько свиданий в колледже, да вот с Кириллом… Мы только-только собирались съехаться, чтобы… Точнее, он пригласил меня пожить у него неделю-другую, чтобы проверить совместимость, как он сказал. Не только в бытовом плане. Я ведь так и не решилась на интим за эти три недели, что мы с ним встречались. Хотя мужчина неоднократно намекал, что пора бы перейти к чему-то посерьезнее поцелуев. Но мне казалось, что первый раз должен быть чем-то важным, ответственным. Теперь же, я думала, что лучше бы не страдала этими розовыми мечтами. Потому что признаться этому жуткому мужчине о том, что для меня это будет впервые — было страшно. Вдруг он разозлится еще сильнее? Поэтому я послушно сидела дальше и терпела.

В отличие от меня Волкову происходящее явно было по душе — он довольно быстро уложил меня на диван и стащил белье. Платье, в которое меня обрядила Марианна, отлично подходило для всего этого безобразия: юбка легко задиралась, а верх… Он давно уже оказался стянут вниз, оголяя мою грудь. Белье Марианна заставила снять — да и не подошло бы оно сюда — простое, хлопковое, на толстых лямках.

— Все еще боишься, зайчишка? — хрипло спросил Волков, сжав мою грудь так, что я опять ойкнула от неожиданности. — Не надо — сегодня у меня хорошее настроение…

Это немного успокоило, но в то же время я была так напряжена, что все равно ждала подвоха. Мужчина явно чувствовал себя уверенно — ласкал, целовал, прикусывал кожу на груди. Я все ждала, что он отбросит осторожность и примется жестко получать то, что хочет. Но вместо этого Волков продолжал распалять мое тело. И к сожалению это у него выходило неплохо — вопреки моему состоянию я действительно стала испытывать некоторое возбуждение. По-видимому, это стало для него поощрением.

Когда его пальцы вторглись в меня, напряглась, ожидая боли. Но вместо этого, мужчина довольно проурчал что-то нечленораздельное, но кажется ругательное.

Звон пряжки, звук расстёгиваемой молнии, и я трусливо зажмурилась, боясь смотреть ЧТО вот-вот вторгнется в меня.

— Открой глаза, — приказал мужчина. — Смотри на меня.

Я послушно выполнила его слова, стараясь не опускать взгляд, но все же успела мельком заметить каких размеров был его член. И от этого кажется снова стала проваливаться в паническое состояние. Оставалось надеяться, что Волков, увлеченный собственной игрой, не заметил этого.

— Расслабься, зайчишка, — все тем же тоном приказал он и резко насадил меня на себя. А затем нахмурился. Посмотрел на меня как-то нехорошо и покачал головой. — Тебе стоило предупредить.

Я же беззвучно плакала, ощущая непривычное тянущее чувство. Легкое возбуждение, которого все же добился мужчина, улетучилось. Осталось лишь осознание, что сейчас меня просто используют как обычную вещь. Однако вопреки моим ожиданиям, Олег отстранился и не попытался снова трахнуть меня.

— Садись, — сказал он, кивнув на пол. Неловко поднявшись, я попыталась привести себя в порядок, но он перехватил мои руки. — Оставь так. — Это заставило смутиться — выглядела я сейчас, пожалуй, далеко от идеала — с потекшим макияжем, задранным платьем и оголенной грудью.

Кое как спустилась на пол, скривившись от дискомфорта между ног. Волков подтащил меня к себе, пару раз провел рукой по стоящему колом члену и кивнул на него.

Я конечно понимала чего он от меня хотел, Но… Тут я также была полной неумехой — в теории знала, но до дела пока не доходило.

— Я жду, — нетерпеливо напомнил о себе Волков. Я подняла на него затравленный взгляд — стоило бы признаться, но… — Открывай рот, зайчишка. В этот раз обещаю быть аккуратным.

Видя мою заторможенность, он взял меня за щеки и надавил пальцами — пришлось подчиниться. Вопреки ожиданиям на вкус противно не было. Скорее от осознания всей ситуации. Правда, Волков не торопился — методично двигал членом, давая мне вдохнуть и не засаживая до самой глотки, чего я на самом деле так боялась. И судя по рваному дыханию, ему нравилось. Хотя я сама совершенно ничего не делала: просто попыталась расслабиться — жесткая хватка в волосах не давала отстраниться ни на сантиметр. И когда он внезапно вышел полностью, я уже обрадовалась, что ему не понравилось и он просто прогонит меня. Вот только дальше он кончил прямо мне на грудь, грязно выругавшись. Я замерла, не зная как быть и что делать дальше.

Мужчина откинулся на спинку дивана, лениво проведя пару раз по члену, после чего поправил одежду.

А затем резко подался ко мне и размазал по груди свое семя.

— Мы еще не закончили, зайчишка, — ухмыльнулся он, проведя пальцем по моим губам, вынуждая облизать те. — Ты станешь хорошей игрушкой для меня.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 3


Пока я осознавала его слова, мужчина поднялся с дивана и обошел меня. А затем накинул на плечи пиджак.

— Идем, — кинул, направившись к двери. И я пошла. Выбора особого все равно не было — попыталась натянуть пиджак, который едва прикрывал попу. Волкова же кажется совершенно не смущал мой внешний вид. Едва мы вышли в общий коридор, как перед нами появился хозяин ресторана.

— Уже уходите? — залебезил тот, заглядывая в глаза Олегу.

— Да. Ужин — запишите на мой счет. Её, — тут он кивнул в мою сторону, — забираю.

— Конечно, Олег Викторович. У Маши выходной — и сегодня, и завтра.

— И на всю неделю, — чуть подумав, добавил Волков. — Идем, — бросил он уже мне.

— Но мои вещи… — попыталась возмутиться я.

— Дура, — прошипел Горов, — жить надоело!

Олег остановился и задумчиво посмотрел на меня, а затем коротко кивнул.

— Забирай.

Я не стала дожидаться и бросилась туда, где меня переодевала Марианна. Которая тут же появилась — скептически окинула меня взглядом и гаденько хихикнула.

— Ну как прошло? — Сил огрызаться не было — в душе было гадко и холодно. А еще я интуитивно все еще искала взглядом Кирилла… — Платье можешь оставить себе, — добавила эта стерва, заметив, как я удерживала пиджак. — Все равно оно теперь никуда не сгодится.

Молча собрала вещи и сумку и поплелась назад. Под пристальным взглядом владельца ресторана прошла к выходу. Волков вышел вслед за мной.

Погода была сегодня пакостной, и я поежилась от сильного порыва ветра, холодного совсем не по-июльски.

Но ждать не пришлось — стоило нам выйти, как через минуту подъехал огромный внедорожник. Мой мучитель даже галантно открыл мне дверь, жестом указав залезать внутрь. Получилось неэстетично. Но было уже наплевать.

Едва хлопнула дверь, машина тронулась.

— Домой, Егор, — негромко произнес Волков. И только тут я поняла, что я-то домой не попаду.

— А куда вы меня везете? — осторожно спросила я.

— К себе, — коротко ответил мужчина, что-то просматривая в телефоне. Сейчас по нему нельзя было сказать, что еще совсем недавно он таранил членом мой рот — собранный, мрачный, отстраненный.

— Но я не могу! Мне надо домой, — перепугалась я.

— Серьезно? — он чуть повернул ко мне голову и так посмотрел, что все слова застряли в горле. — Ты хорошо подумала, зайчишка?

Я не знала как быть — не прийти ночевать — значило обречь брата на голодный вечер и перепугать того до чертиков. Но и отказать этому чудовищу… Было страшно.

— Я… простите, но я правда… — заикаясь, попыталась объясниться. Но тут его мобильный ожил, и мужчина потерял ко мне интерес.

— Слушаю, — довольно резко ответил он. Несмотря на тишину в машине, разобрать что говорил собеседник было практически невозможно. Я сидела, затаясь, и пыталась придумать как убедить Волкова меня отпустить. — Понял. Скоро буду, — бросил он и отложил телефон. — Егор, отвезешь девушку в клинику к Лаптеву. Потом в магазин — купить одежду. Затем к ней домой. А меня высади у Троицкой улицы, на углу.

С минуту я смотрела на него, но мужчина даже не взглянул в мою сторону.

— Мне не нужны ваши подачки, — тихо произнесла я, чтобы привлечь его внимание.

— Подачки? — в его голосе появилось недоумение.

— Или компенсация — как вы это там назовете. Просто отпустите меня.

— У трусливого зайца прорезалась смелость? — усмехнулся мужчина. — Это не компенсация, девочка. Я привык ухаживать за своими вещами.

Он произнес это абсолютно ровным голосом — будто речь шла не про живого человека — меня — а о погоде!

— То есть вы… — голос подвел меня и осип. — Вы за мной…

— Я вкладываю в поддержание хорошего состояния, — безразлично подтвердил он.

— И зачем вы вкладываете в меня? Ради одного вечера? — с ужасом спросила я. — Я же могу уехать, сбежать…

— О, нет, зайчишка. Ты все отработаешь. — Волков сказал это с такой уверенностью, что мне стало страшно. Ведь по сути что я могла противопоставить ему? Молодая девчонка, едва закончившая колледж и переехавшая в чужой город.

Машина остановилась, и прежде чем выйти он добавил:

— Завтра после обеда за тобой приедет мой человек. Лучше тебе решить все свои трудности до этого времени.

— Подождите! — крикнула я, когда тот уже был на улице. Олег недовольно зыркнул на меня, но все же взглянул в ответ. — А когда вы меня отпустите?

— Когда надоешь, заяц, — ухмыльнулся он и, отвернувшись, направился к другой машине стоявшей неподалеку.

— Закрой дверь, — раздался голос водителя. Пару мгновений я раздумывала — можно же было просто сбежать. Броситься во дворы — Волков уже уехал и вряд ли Егор стал бы меня разыскивать… — Не советую, — добавил он. — Олег Викторович будет злиться. И накажет.

— Да пошел он! — выплюнула, стиснув сумку в руках.

— Твое право. Но он все равно тебя получит — не по-хорошему, так по-плохому, — добавил Егор.

— Но я же не вещь, — всхлипнула в ответ, все-таки закрыв дверь.

Выбор был сделан. И оставалось идти только вперед…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 4


Меня действительно привезли в клинику. В нашем городе таких элитных заведений было всего пару штук. Так что я лишь убедилась в уровне достатка Волкова. За всю дорогу Егор не проронил ни слова.

— Выходи, — бросил он, припарковавшись. Мне было стыдно идти куда-то в таком виде, но мужчину это вряд ли волновало. Он лишь скользнул по мне равнодушным взглядом, когда я все же выбралась на улицу.

В холле уверенной походкой водитель прошествовал мимо ресепшн к двери с надписью “ВИП-обслуживание”. Хотя чего я ждала? Наверняка этот хозяин жизни привык только к лучшему. Другое дело — зачем тратить столько на меня? Ради того, чтобы несколько раз поиметь? Глупо. И это пугало по-настоящему. Как и последние слова Олега.

Пока не надоешь… Но вот вопрос — когда надоем, это будет для меня спасением или приговором?

— Егор Алексеевич, — радостно улыбнулась молодая женщина, едва открылась дверь. — Что-то с Олегом Викторовичем.

— Нет, — качнул тот головой и подтолкнул меня вперед, — вот, просил сделать все в лучшем виде. Осмотр, анализы, стандартный набор.

— Конечно, все организуем, — тут же закивала она, пройдясь по мне оценивающим взглядом. — Часа полтора понадобится.

— Я подожду, — легко согласился он.

— В комнате отдыха как всегда есть все, что нужно, — многозначительно произнесла дамочка. И мы остались наедине. — Для начала стоит умыться, — хмыкнула она. — Потом на осмотр.

— Извините, а нельзя все сделать побыстрее? — робко спросила я.

— Так торопишься приступить к обязанностям? — скривилась женщина.

— У меня брат дома один… Маленький… — Она в ответ только покачала головой.

— И чего вам всем не живется спокойно и просто — летите, как мотыльки, а потом…

Мне повезло — Ирина — так звали работницу клиники — вошла в моем положение и со всеми процедурами управились гораздо быстрее. Гинеколог, осмотрев меня, прописал половой покой хотя бы несколько дней. А затем сделал укол, объяснив, что Олег Викторович не доверяет таблеткам.

Когда вышла из кабинета, ощущала себя породистой сукой, которую готовили для встречи в кобелем. Вещью, которую просто купили ради забавы.

Телефон молчал — хотя я по-прежнему ждала звонка или хотя бы смски от Кирилла. Понимала, что он меня бросил и доверять ему больше не могла, но хотела услышать от него ответ на вопрос — почему? За что?

— Идем, — коротко произнес Егор, выходя мне навстречу. Я уже переоделась в свои вещи, но так как на улице было прохладно, все же накинула на плечи пиджак, от которого до сих пор пахло парфюмом Волкова.

И как бы мне ни хотелось, забыть обо всем не получалось.

— Можно мне позвонить? — осторожно спросила я возле машины.

— Две минуты, — буркнул мужчина, садясь внутрь.

Дрожащими пальцами нашла нужный номер и нажала вызов. Гудки шли, но ответа не было. Однако я набирала снова и снова, пока в ответ не услышала голос:

— Алло! — Кирилл явно был недоволен.

— Привет, это я, — зачем-то сказала, будто оправдываясь за настойчивость. — Я хотела…

— Забудь мой номер, Маша, — грубо оборвал меня парень. — Мне шалава не нужна.

— Что? Но ты ведь сам был там…

— Ты дура? Забудь. Мой. Номер! Мне проблемы не нужны! — А дальше раздались короткие гудки. И все…

Глотая слезы, так и стояла на парковке, пытаясь сдержать рвущуюся наружу истерику. Он заклеймил меня, хотя сам стоял рядом! Ничего не сделал, а ведь говорил, что влюблен в меня, что хочет быть вместе!

— Садись в машину, — окликнул меня Егор недовольным тоном.

И я подчинилась. Села, едва слышно всхлипывая. В одночасье мой мир был разрушен — скорее всего на работу мне не вернуться, а найти новую будет непросто. Мать снова в загуле, а Димку надо чем-то кормить и присматривать за ним. Тяжелые мысли сменяли друг друга, и я все больше погружалась в отчаяние.

— Приехали, выходим, — произнес водитель.

— Куда? — испуганно спросила я, оглядываясь по сторонам.

— В магазин, — терпеливо повторил он. — Идем.

Пришлось послушаться. Мы прошли через главный вход и куда-то свернули. Я даже не запоминала — вокруг все выглядело… дорого. Не сразу до меня дошло, что мне выберут красивую упаковку. От этой мысли стало горько. Но я дала себе слово не показывать слабости — просто потерпеть. Главное, что после меня отвезут домой. А там я уже как нибудь справлюсь.

В одном из бутиков к нам тут же подлетела услужливая консультант.

— Снимите мерки, — сказал Егор, кивая на меня. — И пару комплектов одежды пришлите домой к господину Волкову.

— Конечно-конечно, — тут же засуетилась та. А я в который раз наблюдал как магически действовало имя Олега. И задалась вопросом — кто же он такой, что все его знают и реагируют вот так?

Мы переехали в этот город не так давно — пару лет назад. Потому что мама снова влюбилась и решила, что нашла свое очередное счастье. Мне не удалось ее отговорить — она забрала Димку и продала квартиру в столице, променяв на жизнь в этом городе. Мне оставалось доучиться еще пару лет, а жила я в общаге — потому что матери жизненно необходимо было устраивать личную жизнь. И она настойчиво попросила меня съехать.

Все это время я лелеяла мечту, что как только устроюсь, то заберу Димку и мы заживем с ним вдвоем. И никак не предполагала, что она поступит настолько глупо и недальновидно. И вот теперь, приехав пару месяцев назад, я вынуждена была заново устраиваться в жизни — знакомых здесь у меня не было, а мама, поглощенная своим расставанием снова бросилась во все тяжкие, совершенно забыв, что у нее есть сын.

— Отличная фигура, — похвалила консультант, пока кружилась вокруг, записывая размеры.

— Спасибо, — промямлила я.

— Может, девушку к визажисту записать? — предложила она, вопросительно глядя на Егора.

— Пока не надо.

Наконец меня отпустили, и мы покинули здание. В машине водитель уточнил мой адрес, и завел машину. А через полчаса мы въехали в наш двор.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Завтра после трех за тобой приедут, — произнес Егор вместо прощания. — Надумаешь сбежать — будет только хуже. Волков не любит непослушания.

— Я не… не сбегу, — тихо ответила, открывая дверь и выходя из машины.


Глава 5


Поднявшись на свой этаж, я далеко не сразу достала ключи. Не хотелось пугать Диму — надо было успокоиться. И только спустя минут десять я наконец вошла в квартиру.

— Дима! Я дома! — громко произнесла я.

Брат осторожно выглянул в коридор.

— Тебя долго не было…

— Прости, малыш, — повинилась перед ним. — На работе случился форс-мажор.

— А завтра ты тоже уйдешь?

— Дим, мне придется на несколько дней тебя к Зинаиде Павловне отвести, — осторожно произнесла я.

— Так долго? — На лице брата появилось недовольное выражение.

— Малыш, мне надо работать. А мама… Она сегодня приходила?

— Нет.

— Ну вот видишь — если я смогу приезжать пораньше, то буду забирать тебя домой, ладно?

— Ладно, — неохотно согласился ребенок.

— Пойдем лучше покушаем, — предложила, чтобы отвлечь братишку. — Только я в душ сбегаю.

Мылась я долго и тщательно, но все равно чувствовала запах Волкова. И ведь я оставила пиджак в машине, однако казалось, что я вся пропахла им! И я терла, терла и терла кожу, но это не помогало. Слезы бессилия катились по щекам, смешиваясь с водой. Нельзя было показывать своей слабости перед братом. У меня было лишь несколько минут, чтобы справиться с подступающей истерикой. Я чувствовала себя гадко, грязно. И сколько бы не мылась, это ощущение не проходило. А стоило подумать, что завтра меня снова отвезут к этому зверю, как снова начинало трясти. Неизвестность пугала. И хотя все могло пройти куда хуже, я все равно чувствовала себя использованной. А уж слова мужчины про то, что стану его игрушкой…

Хотелось рыдать в голос. Но даже этого я не могла — за стеной ждал младший брат, о котором некому было позаботиться кроме меня.

И я должна была взять себя в руки.

Покормив Диму, спустилась к соседке. Она была моей единственной надеждой. Как-то раз приезжая навестить брата, я помогла ей с сумками и с того дня мы иногда общались. Приезжая в город, я не брезговала помочь пожилой женщины, у которого не было своих детей или внуков. И та иногда соглашалась посидеть с моим братом, если вдруг надо было уехать надолго.

— Ой, Маша, здравствуй, — обрадовалась соседка.

— Здравствуйте, Зинаида Петровна.

— Случилось чего?

— Пришла просить вашей помощи с Димкой.

— Посидеть надо? — участливо поинтересовалась та.

— У меня на работе… — я запнулась, пытаясь подобрать слова. — В общем, смены составили так, что придется несколько дней с утра до позднего вечера. А мама — она… В общем, не до этого ей сейчас.

— Опять загуляла?

— Вроде того, — вымученно улыбнулась я. — Если вам не сложно, то…

— Конечно! О чем речь, Машуль! Приводи мальчугана своего.

— Зинаида Павловна, у меня наличных сейчас нет, я тогда сниму…

— Ты что такое надумала? — обиженно перебила меня женщина. — Деньги мне давать?

— Так ведь несколько дней же, — растерялась я. — Еда нужна будет…

— Чай не обеднею, — проворчала она. — Так что даже не думай, Маш.

— Спасибо вам! — сердечно поблагодарила соседку я. — Завтра после обеда тогда приведу, хорошо?

— Конечно.

Разговор с женщиной меня успокоил — по крайней мере за Димкой она присмотрит пока меня не будет эти несколько дней. Я помнила про неделю, о которой упомянул Волков хозяину ресторана. Но надеялась, что тот потеряет ко мне интерес гораздо раньше. Тем более, что вряд ли ему должна быть интересна неопытная девчонка вроде меня. Оставалось просто перетерпеть эти дни.

Следующее утро посвятила домашним делам — нужно было прибраться, приготовить хоть какой-то еды — все-таки отправлять брата к соседке с пустыми руками не могла. Да и вряд ли мать вернется сегодня-завтра. Если вчера не пришла ночевать, значит заявится только через неделю, а то и позже. И наверняка снова будет вздыхать об еще одной неразделенной любви.

— Маш, а когда мы пойдем гулять? — брат забежал в кухню, держа в руках пару машинок. — Мы купим мороженое? Ты обещала!

— Прости, сегодня вряд ли успеем, — покачала головой, бросив взгляд на часы — через час за мной уже должны были приехать. — Когда у меня будет выходной — обязательно сходим.

— Ты всегда так говоришь, — надулся тот.

— Собирайся, Дим. Я отведу тебя к Зинаиде Павловне. Мне на работу пора.

Брат недовольно пробубнил что-то неразборчивое, но все же послушался. И уже через полчаса мы спустились к соседке.

— Здравствуйте, — вежливо произнес Дима.

— Здравствуй, — ответила женщина.

— Вот, это вам, — я передала контейнеры с едой, которую сумела приготовить на скорую руку.

— Что ты, Маша, я же говорила — не надо!

— А мы пойдем гулять? — влез в разговор братишка.

— Почему бы и нет? — хитро подмигнула ему Зинаида Павловна. — Погода же отличная!

— И в парк?

— И в парк, — согласилась она.

Димка заметно повеселел и уже не был таким понурым.

— Веди себя хорошо и слушайся, пожалуйста, — попросила я его, прежде чем уйти.

— Хорошо, — легко согласился тот.

Поднявшись к себе, пошла сложить вещи, которые могли бы пригодиться. Я понятия не имела, что меня ждало. Но предпочитала пользоваться все же своей одеждой, а не тем, что заказал тогда в бутике Егор. Почему-то я была уверена, что все эти подарки мне еще не раз аукнутся. Я едва успела собраться, как раздался звонок в дверь. Открыла, ожидая увидеть того же водителя, что и вчера. Но меня ждал сюрприз — передо мной был высокий молодой мужчина спортивного телосложения и в темных очках. Он лениво снял их и молча окинул меня взглядом.

— Значит, это ты Маша? — спросил незнакомец, усмехнувшись.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 6


Пару мгновений мне понадобилось, чтобы прийти в себя.

— А вы собственно кто?

— Можешь звать меня Арес. Жду в машине через три минуты. Волков не любит опозданий. — Бросив ещё один скользкий, оценивающий взгляд, мужчина развернулся и пошел к лестнице. — Время пошло, Маша, — донеслось до меня снизу.

Опомнившись, пошла забрать сумку и проверить напоследок квартиру.

На улице я безошибочно определила нужную мне машину — огромный черный внедорожник смотрелся неуместно в нашем дворе.

Открыв дверь, забралась внутрь и тут же столкнулась взглядом с незнакомцем, что приехал за мной.

— Пристегнись, — скупо бросил он и завел мотор. Не то чтобы я любила нарушать правила безопасности, но далеко не все водители, даже в столице, соблюдали конкретно это. Однако стоило нам выехать из двора, как мне стало ясно к чему было озвучено требование. Арес втопил так, что у меня дух захватило! Я даже не знала, что по улицам нашего города можно гонять вот ТАК! Точнее, конечно, было нельзя, но видимо мой водитель имел свое мнение на этот счёт. Хотя стоило признать, вел он довольно виртуозно. Правда, кажется, за время нашей поездки я успела пару раз попрощаться с жизнью.

Пока приходила в себя после покатушек с ветерком, машина въехала на частную территорию, обнесенную высоким забором.

— Выходим, приехали, — бросил мужчина через плечо, прежде чем покинуть автомобиль.

Выбравшись на улицу, я огляделась — территория выглядела ухоженной, а дом — просто огромным. И мрачным.

— Да, на месте, — произнес Арес, держа в руках небольшую рацию. А затем посмотрел на меня. — Не отставай, Маша.

Я поудобнее перехватила сумку, и Арес скользнул по ней таким взглядом, что я тут же почувствовала себя непроходимой дурой.

В доме все было обставлено шикарно. Уровень достатка хозяина не вызывал вопросов. Однако оглядеться мне не дали — мужчина окликнул нетерпеливо и пошел на второй этаж. Я едва поспевала за его быстрой походкой. Наконец мы остановились перед одной из дверей, и мужчина открыл ту передо мной.

— Заходи. Это твоя комната.

Я несмело прошла внутрь, робко оглядываясь по сторонам.

— Что мне здесь делать? — спросила, когда заметила, что Арес стал закрывать за мной дверь.

— Ждать хозяина, — ухмыльнулся он, затем все же закрыл дверь, оставляя меня наедине с горьким осознанием, что для всех в этом доме я всего лишь бесправная вещь.

Комната оказалась просторной. Да еще и с собственной ванной. Посреди стояла кровать, размеры которой меня пугали. Зачем такой аэродром?

Сумку поставила на пол у стены и, присев на край постели, принялась ждать. Разбирать вещи не стала, глупо понадеявшись, что это не понадобится.

Оглядевшись ещё раз по сторонам, заметила пару пакетов, стоящих в углу. На них был знак того самого бутика, куда Егор завозил меня.

Значит, я не ошиблась. Красивая обёртка для новой игрушки Волкова…

Горькие мысли снова вернулись, оставляя неприятный осадок.

Время шло, но ко мне никто так и не приходил. Арес дверь не запер, но рисковать выходить побоялась. Вдруг обо мне просто забудут. Ради такого я даже готова была поголодать вечер.

Вот только мои надежды не оправдались — около восьми часов дверь открылась и в комнату вошел хозяин дома. Он выглядел раздраженным и, кажется, злым.

— Привет, зайчишка, — хриплым голосом произнес тот, закрывая за собой дверь.

— З-здравствуйте, — тихо ответила я.

— Уже освоилась? — На это я лишь пожала плечами. — Если нет, то пора начинать. — Затравленно посмотрела на мужчину, пытаясь понять, что именно то имеет ввиду. — Я устал и хочу снять напряжение. Так что раздевайся, девочка. Одежда в ближайшее время тебе не понадобится…

Я стояла не в силах пошевелиться — умом, конечно, понимала ради чего меня привезли, но тело отказывалось слушаться.

— Я жду, — раздражённо произнес Волков, скидывая пиджак на стоящее рядом кресло. — Лучше не зли меня, девочка. С этим отлично справляются другие.

— Но врач сказал, что мне нельзя… несколько дней… — сказала я осипшим голосом.

— Нельзя?

— Ну… там… чтобы все восстановилось, — сбивчиво пояснила в ответ.

Олег нахмурился и убрал руки в карманы.

— Если ты так хочешь соблюсти рекомендации врача, то у тебя два варианта, как дать мне желаемое, — усмехнулся он. — Сегодня я разрешаю выбрать.

От его снисходительного тона во мне вспыхнула такая злость, что едва удержалась, чтобы не высказать все, что я думаю.

— Но…

— Или выберу я, — перебил меня он.

Нервно сглотнула, представив ЧТО он мог выбрать. Конечно, я не была наивной и поняла о каких вариантах шла речь. Теперь я уже пожалела, что вообще заикнулась про врача.

Однако выбирать все-таки пришлось…

— Можно… как в прошлый раз… — произнесла, глядя в пол и чувствуя, как щеки начинают гореть.

Волков подошёл ко мне поближе.

— Будь по твоему, зайчишка. И разденься сначала.

Под его тяжёлым взглядом кое-как стянула кофту и штаны, оставшись в белье.

— Полностью.

Дрожащими руками стянула лямки лифчика, стараясь сдержать слезы. Мне было стыдно и гадко, и чтобы не встречаться взглядом с мучителем, смотрела в пол. А потому не заметила, как он оказался в опасной близости от меня.

— Что такое, девочка? — спросил он холодным голосом, подняв мое лицо, вынуждая смотреть ему в глаза. — У тебя была возможность уйти. К чему эти игры сейчас?

Он не повышал на меня голос, не причинял физической боли — просто смотрел с недовольством и раздражением. Но под его взглядом у меня перехватило дыхание, и я судорожно всхлипнула. Возможность уйти?! Да он издевался!

— Я… не… — Хозяин дома вопросительно приподнял брови, и мне стало страшно договаривать свою мысль. — Не умею, — пробормотала совсем не то что хотела. Не знала чего ждать от мужчины, и потому просто зажмурилась, ожидая очередных жестоких слов. Или действий.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Но вместо этого почувствовала лёгкое прикосновение к щеке, отчего тут же вздрогнула.

— Самое время научиться тому, что МНЕ нравится, зайчишка.

Он отпустил мое лицо и сам расстегнул застежку белья, стащил его и отбросил в сторону. Его руки по-хозяйски прошлись по груди, слегка сжав ее. Затем вернулись к плечам, надавив на них и тем самым вынудив опуститься на колени.

В прошлый раз мужчина все сделал сам, но сейчас… Робко взглянув на него, натолкнулась на такой взгляд, что стало ясно — терпение мужчины на исходе. И выбора у меня по сути нет.

Глубоко вздохнув, принялась расстёгивать ремень на брюках. Из-за страха получалось медленно — тот не сразу поддался, молнию заклинило. Я ждала, что от нетерпения Волков вот-вот взбесится. Но ничего такого не происходило — он оставался безучастным, пока не достала член и не замерла в нерешительности.

— Смотри мне в глаза, — потребовал хозяин положения. И мне пришлось подчиниться. Его взгляд потемнел и стал таким же, как в тот вечер в ресторане. — Смелее, девочка. Я устал ждать.

Подалась вперёд, стараясь думать о чем угодно, лишь бы не о происходящем сейчас. Опыта у меня и правда не было — лишь теоретические знания да тот единственный раз с Волковым. Поэтому действовала я неумело и неловко. А ещё было стыдно. И я не выдержала — зажмурилась. В то же мгновение мне на затылок легла рука и чуть дернула за волосы. От чего я сразу раскрыла глаза.

Мужчина одобрительно погладил меня по щеке второй рукой и… взял инициативу в свои руки в прямом смысле. То есть меня.

Теперь его ладонь жёстко фиксировала мой затылок, а движения стали напористыми, жёсткими и глубокими. Настолько, что мне начинало казаться, что я задохнусь. Но Волков каждый раз вовремя отступал, давая мне сделать вдох.

В какой-то момент слезы все же потекли из глаз, но это не остановило мужчину. Тот методично удовлетворял свои потребности, пока вдруг пытка не закончилась — так же, как и в прошлый раз.

Если бы не рука, что по-прежнему удерживала меня за волосы, казалось, я бы рухнула на пол без сил.

Волков довольно разглядывал результат своего оргазма, снова и снова размазывая по мне семя.

— Твоя новая одежда в пакетах, — это было первое, что он произнес после случившегося. — Размер должен подойти. Захочешь есть — кухня внизу. Можешь гулять по территории сада. За ворота ни ногой.

Он говорил короткими, отрывистыми фразами — так говорят начальники, когда выдают список требований своим подчиненным. И когда нет сомнений, что их необходимо соблюдать… Как только Волков отпустил меня, я осела на пол, едва не плача. Хотя почему едва?

Одевшись и забрав пиджак, мужчина открыл дверь.

— Всему можно научиться, девочка, — донеслось до меня прежде, чем дверь закрылась, и я осталась одна…


Глава 7


Какое-то время я так и сидела на полу, жалея себя и тихо всхлипывая. А потом пошла в душ. И снова пыталась отмыться от всего, что произошло. Но не выходило. Перед глазами так и стоял темный, похотливый взгляд Волкова. Может, кому-то это польстило бы, но меня только пугало. До дрожи. Я надеялась, что моя неопытность окажется мне на руку, и мужчина попросту не захочет иметь со мной дело. Но похоже я сильно ошибалась…

Переоделась в свой домашний костюм, решив не притрагиваться к тем пакетам. Запрета на мою одежду не было, а значит — выбор за мной. Расчесав волосы, достала мобильный и позвонила Зинаиде Павловне узнать как дела у брата. После разговора почувствовала себя лучше — по крайней мере, с Димкой все было в порядке. А я… Что ж, придется потерпеть прихоти Волкова, пока тот не наиграется. А потом я вернусь к своей прежней жизни. О том, что себя, возможно, придётся собирать по частям в моральном смысле я старалась не думать.

За окном стало темнеть, и до меня дошло, что последний раз я ела перед тем как отвести Димку к соседке. Точнее, мой желудок напомнил об этом. Собравшись с духом, решилась все же спуститься и поискать ту самую кухню.

В коридоре царил полумрак. Я осторожно посмотрела по сторонам и двинулась к лестнице. На первом этаже было также тихо. И, конечно же, никаких опознавательных знаков. Пришлось идти наугад. Впереди по коридору я увидела приоткрытую дверь, из-за которой шел свет. Ободрившись, я пошла вперёд. Вот только подойдя поближе, замерла так и не дойдя пары шагов. Потому что услышала мужские голоса.

— Его нашли? — раздался голос Волкова, который я бы не спутала ни с чьим.

— Нашли. Ребята пасут его, — ответил Арес, кажется. — Ждут указаний.

— Тогда пусть действуют. Гордей зарвался и должен заплатить. Через два дня пусть выводят его из игры.

— Что с ним сделать? Поедешь сам?

— Нет, пусть закрывают эту крысу без меня. Есть дела поважнее.

— Как скажешь, — легко согласился собеседник. А затем добавил то, от чего у меня дыхание перехватило: — В бетон так в бетон.

Я в ужасе отшатнулась, зажав рот ладонью, и по закону подлости тут же скрипнул пол. А в следующее мгновение дверь распахнулась и передо мной появился Арес. Значит, всё-таки он.

— Потерялась, детка? — насмешливо спросил он. Я резко помотала головой.

— Я кухню ищу, — нервно ответила ему.

— Она в другой стороне, — произнес он, надвигаясь на меня.

— Мне не рассказали, — ещё тише сказала я, боясь отвести взгляд. Казалось, стоит мне отвернуться, и он просто вцепится мне в горло — настолько опасно выглядел мужчина в этот момент.

— Что ж, мое упущение, — неожиданно легко согласился тот. — Идем, провожу тебя.

Как оказалось он не шутил — действительно повел меня к кухне. Молчаливо уступил дорогу возле нужного поворота и застыл изваянием в дверях.

Я огляделась по сторонам — кухня была просторной и светлой. В отличие от остального дома. Возле одной стены стоял огромный холодильник, рядом — стеклянный стол и четыре стула. У противоположной стены находился кухонный гарнитур. Тоже светлый. И все это выглядело так… по-новому для меня, что я слегка растерялась.

— Уже передумала? — насмешливо спросил Арес, напоминая о себе. Я вздрогнула и обернулась к нему.

— Олег Викторович сказал, я могу воспользоваться кухней, если захочу есть…

Чувствовала себя по-идиотски — словно попрошайка какая-то стояла и не знала как… попросить? Мужчина смерил меня нечитаемым взглядом, подошёл к холодильнику и открыл тот.

— Продукты есть. — Констатировал он. — Можешь использовать. Но готовить придется самой.

— Это не проблема, — тихо ответила я, все ещё не решаясь подойти ближе. Однако Арес кивнул в сторону открытого холодильника и довольно выразительно на меня посмотрел. Пришлось перебороть свой страх перед этим человеком.

Пока выбирала что взять, ощущала спиной, как мой надсмотрщик продолжает за мной наблюдать. Постаралась сосредоточиться на продуктах, а когда выбрала и обернулась с удивлением поняла, что была уже одна.

Есть хотелось жутко, поэтому исчезновение Ареса было мне только на руку. И я спокойно занялась приготовлением салата и отбивной. Время от времени оглядываясь, боясь, что мужчина снова вернётся. Но ничего такого не произошло, и я смогла спокойно поесть, помыть посуду и вернуться к себе в комнату.

Полночи не могла заснуть — прокручивала в голове все, что произошло вечером. Особенно те слова, что случайно подслушала.

В бетон! Это ведь означало только одно… как и слова выводить из игры…

Было по-настоящему страшно. Если до этого я воспринимала Волкова просто как избалованного богатея, привыкшего покупать всех и вся, то теперь посмотрела на него иначе.

И до меня дошел истинный смысл слов Марианны. А ещё то, что я попала по самые уши.

Вконец измучившись тягостными мыслями, я все же забылась беспокойным сном. А разбудил меня звонок мобильного телефона. Я даже не сразу поняла откуда именно шел звук. Но едва стихнув, мелодия снова заиграла. Пока добралась до телефона, который оставила на кресле, тот снова прекратил звонить. Открыв список входящих звонков, удивилась увидев, что это была Зинаида Павловна. А затем в груди похолодело от мысли, что сама бы она стала звонить только в крайнем случае…

Я только собиралась набрать ее номер, как телефон снова зазвонил.

— Алло! — резко ответила я.

— Машенька, у нас беда…‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Глава 8


— Что случилось? — упавшим голосом спросила я.

— Димка заболел. Температура высокая и кашель жуткий.

— Но вчера вечером же все было нормально, — беспомощно сказала я, судорожно соображая что теперь делать.

— Дак так и было! Я ночью вставала — зашла проверить ребенка, а он раскрылся и ворочается. Потрогала, а он горит весь! Я к тебе заходила утром рано, но, наверное, не успела…

— Да, я уже уехала на работу, — промямлила в ответ. — А врача вы вызывали?

— Пыталась, но там полис же нужен, Маш.

Мысленно обругала себя полной дурой.

— Я скоро приеду, — пообещала, не имея ни малейшего представления, как осуществлю это. — Пока дайте ему жаропонижающее.

— Хорошо, Маш.

Остатки сна слетели мгновенно. Нужно было придумать как уговорить Волкова отпустить меня. После вчерашнего идти к нему было страшно. Но оставить брата без помощи — ещё хуже!

Умывшись, я спустилась вниз. Прежде чем пойти в кухню, заглянула туда, где случайно застала разговор Волкова и Ареса. Но дверь была закрыта. Подойдя поближе дернула ту на себя, и она поддалась. Внутри был, судя по всему, рабочий кабинет. Но самого хозяина не было. Я разочарованно закрыла дверь и едва не заорала от страха — передо мной снова стоял Арес. Будто из воздуха возник.

— Опять заблудилась? — прищурился он.

— Н-нет, — мотнула головой. — Я Олега Викторовича ищу.

— Он уехал.

— А надолго? — разочарованно спросила я.

— Так хочется заработать новые подарки? — ухмыльнулся тот. Волна обиды захлестнула меня, но я промолчала. После того, что вчера тут услышала, лучше было сдерживать свои порывы.

— У меня к нему вопрос.

— Так скажи мне — я передам Олегу.

— Это личное, — испугалась я. И осторожно обошла мужчину по дуге. Чуть не бегом бросилась в кухню. Нужно было поесть и придумать, как сбежать.

Пока готовила омлет, прикидывала какие у меня варианты. И по всему выходило, что единственный вариант — зайти подальше вглубь сада и там перелезть через забор. Я была не особенно-то уверена в своих силах, но заметила что на заборе были выступы, и искренне надеялась, что хоть и небольшой, но опыт в скалолазании поможет мне преодолеть преграду.

Поев, убрала за собой и вернулась в комнату. Первой мыслью было собрать вещи. Но к счастью я догадалась, что это может выглядеть подозрительно. А значит идти нужно было налегке. Переодевшись в удобные джинсы и футболку и взяв деньги и телефон, снова спустилась вниз. Стоило выйти на улицу, как мне преградил дорогу незнакомец в темной форме.

— Куда?

— В сад, погулять хотела… — как можно беззаботнее ответила я, хотя сердце у самой казалось выскочит вот-вот. — Олег Викторович разрешил…

— За ворота не выходить, — буркнул тот и неохотно отступил в сторону.

Мне не верилось в свою удачу. Впрочем, хозяин дома мог и предупредить охрану — Арес ведь отчитывался кому-то, когда привез меня.

Я неторопливо шла по дорожкам, хотя душа рвалась вперед — бежать туда, к брату. Но привлекать внимание было опасно. Постепенно растительность становилась все гуще и гуще. И я уже минут десять не видела ни одного охранника. Как бы невзначай огляделась и вроде как потянулась за цветком, пытаясь понять есть ли здесь где-то камеры слежения. Но казалось, что в этой глуши не было никого и ничего. Поэтому продолжила свой путь. Когда же забор наконец появился в поле зрения, не удержалась — ускорилась.

Вот только добежав, поняла, что перелезть-то его будет не так просто — выступы довольно неудобные и в кроссовках будет проблематично. Но ради Димки я была готова и не на такое.

Первая попытка вышла неудачной — сорвалась на середине. Зато стало ясно, куда и в какой момент стоит переносить вес тела. И я уже готова была попытаться второй раз, как услышала мужской голос:

— Стоять! — Я замерла судорожно дыша. Ведь пару минут назад оглядывалась назад — никого не было. Попыталась развернуться, как совсем рядом грянул выстрел. — Еще попытки будут? Или начнешь слушаться?

Я коротко кивнула, хотя вряд ли Арес, а это точно был он судя по голосу, это заметил.

Мужчина подошел ко мне и скрутил за спиной руки. А затем молча потащил обратно.

— Отпустите меня, — попросила я его, все же не смея сопротивляться. — Мне домой очень нужно! Правда!

— Ага, конечно. Так внезапно, — усмехнулся тот.

— Я правду говорю, — всхлипнула я. — У меня брат заболел! Умоляю! Ему же плохо!

Арес остановился и встряхнул меня как следует.

— Лучше бы тебе закрыть свой рот, детка, если хочешь невредимой дождаться Олега. Он сам решит, что с тобой делать.

— Но пожалуйста…

— Ты плохо услышала меня? — совсем другим тоном заговорил он. Нервно сглотнула и мотнула головой. — Вот и отлично. Идем, куколка.

Мы дошли до дома, но вместо того, чтобы подняться наверх, в мою комнату, меня повели куда-то вглубь коридора и втолкнули в какое-то подсобное помещение, в котором не было ничего кроме тусклой лампочки под потолком. Пока я нервно оглядывалась, мужчина обыскал меня и забрал телефон и деньги. Затем Арес резко развернул меня и снял наручники, после чего подтолкнул вперед.

— А когда он приедет? — успела спросить прежде чем дверь захлопнулась. Но мой тюремщик не ответил — лишь цинично оскалился и закрыл дверь. А затем лязгнул замок…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 9


Я не знала сколько времени прошло — сидела на полу, привалившись к стене. И думала, думала, думала о брате. После вчерашнего разговора мне было до жути страшно. Я уже представляла, как крестный отец Волков расправится со мной и всей семьей и жалела, что так самонадеянно бросилась бежать. Но ведь Димка… Впрочем, я и так ему не помогла.

Слезы закончились, как и надежда, что меня все же отпустят, как вдруг щелкнул замок и дверь открылась. Я тут же подобралась и вскочила на ноги.

В комнату вошел Волков. Он неторопливо закрыл дверь и встал напротив, убрав руки в карман.

— Олег Викторович, мне надо домой… — рискнула нарушить повисшую тишину. — Очень…

— Кто тебя послал? — спросил он, чуть наклонив голову. Сейчас в его взгляде был лишь холод и пренебрежение.

— Что? Никто, о чем вы? Мне домой надо, к брату, понимаете? Он заболел! — попыталась объясниться. — Отпустите, пожалуйста!

— Значит, вчера вечером ты совершенно случайно гуляла возле моего кабинета, как и сегодня. А затем резко засобиралась к больному брату?

Я шумно вдохнула после его слов. Вспоминая, ЧТО я услышала, поняла КАК может выглядеть картина событий для этого страшного человека.

— Так и было… — прошептала я. — Просто искала кухню — я же объяснила Аресу. И сегодня — искала вас, чтобы объяснить, что нужно уйти…

— И что же не дождалась?

— Вы поймите — у моего брата никого! Ему даже врача не вызвать без меня! — едва не плача заскулила я. — Ну вы же человек, Олег Викторович! Ну пожалуйста!

— Значит правду говорить не станешь? — скучающим тоном уточнил он.

— Я клянусь, что говорю правду!

— Клянешься? — тут же заинтересовался он. — И постоять за свою правду готова?

— Готова, — уверенно ответила я.

Мужчина достал телефон и коротко бросил пару слов:

— Зайдите. Оба.

Спустя минуту в комнату вошли двое охранников. Они молчаливо встали за спиной босса с безразличным выражением лиц.

— Это твоя возможность признаться, девочка.

— Я говорю правду, — повторила свои слова. — Отпустите меня, пожалуйста.

— То есть менять свой ответ не станешь?

— Нет.

— А если мои ребята тебя трахнут? Передумаешь?

— Что?! — выдохнула я шокированно. — Вдвоем? — С ужасом переспросила, заметив, как один из них плотоядно ухмыльнулся.

— Сначала вдвоем, потом по очереди, — равнодушно пожал плечами Волков. — Но если расскажешь кто тебя подослал, парни просто уйдут.

— Но меня никто не подсылал, — заплакала я. — Клянусь вам!

— Значит, настаиваешь на своем… Хочешь к брату — после того, как докажешь, что не врешь, — жестко припечатал этот зверь. Подняла на него взгляд и поняла, что он не шутил — в его взгляде читался мой приговор. Такие не меняют своих решений. А значит выбора у меня не было — либо пройти через ад, перетерпев издевательства, либо Димка останется без помощи. Возможно, Зинаида Павловна догадается все же вызвать скорую, но что, если нет? Брат и так был довольно болезненным ребенком, а тут еще и высокая температура! Бронхит был у него частым гостем. И вместо того, чтобы лечить малыша, я сидела здесь, в плену настоящего чудовища, которому неведомо ничто человеческое! И вряд ли он отступит, увидев мою уверенность в собственной правоте.

— Я согласна… — прошептала, опустив голову, чтобы спрятать горькие слезы.

— Громче! — потребовал Волков.

— Согласна! — повторила я, так и не подняв головы. — Доказать…

— И с чего начнем?

— Мне все равно, — прошептала я, всхлипнув. Мысленно я выла, рыдала и билась в истерике от ужаса — раньше думала, что мне было страшно рядом с Волковым, но теперь… Теперь я познала, что значит настоящий страх. Я не знала, как буду жить после — наверное, только благодаря мыслям о брате. Выхода не было — мне предстояло стать настоящей шлюхой ради спасения брата. Иначе рассматривать эту ситуацию я не могла. Надежда, что мужчина все же поверит и отзовет своих людей, умерла…

Раздался щелчок замка — видимо, хозяин дома побрезговал остаться и смотреть как его игрушку испортят по его же приказу. Я крепко зажмурилась, едва послышались шаги и ко мне подошел один из мужчин…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 10


Рука легла на затылок и, зажав волосы, заставила поднять голову наверх. И в очередной раз за этот вечер мое сердце сделало кульбит — передо мной стоял Волков. Один. Скосив глаза, заметила, что кроме нас в комнате больше никого не было.

— Я не потерплю непослушания, зайчонок. Лучше бы тебе это все же запомнить. Потому что в следующий раз… — он многозначительно замолчал.

— Я говорила правду, — прошептала заученную фразу.

— Знаю. — Он продолжал задумчиво смотреть мне в глаза удерживая одной рукой, а второй снова едва ощутимо провел по щеке. — Не вынуждай меня снова наказывать тебя. Сейчас приведешь себя в порядок и тебя отвезут домой. У тебя сутки, чтобы решить свои проблемы.

Мужчина резко отпустил меня и отстранился, а затем пошел к двери. Я едва удержалась на ногах, но все же бросилась вслед за ним. Олег довел меня до лестнице и кивнул, давая понять, чтобы дальше я шла сама.

— Спасибо, — пробормотала и побежала наверх. Иррациональная реакция на то, что меня все же отпускают! С чего я вообще должна была его благодарить — ведь я едва с жизнью не попрощалась несколько минут назад по его вине…

Но думать об этом было некогда — нужно было торопиться к Димке. Мой телефон и деньги нашлись на постели. Быстро собрав сумку и умывшись, я выбежала из комнаты и спустилась вниз.

Хозяин дома был по-прежнему там. Но не один. Рядом с ним стоял Егор, и я мысленно выдохнула — будь на его месте Арес, я бы не чувствовала себя спокойно после всего. Почему-то мне казалось, что он приложил руку ко всему, что со мной произошло.

— Егор отвезет тебя, — бросил Волков, скрываясь в коридоре — И помни — у тебя сутки.

Сейчас я была рада и такой отсрочке. А что будет потом — подумаю после.

Охранник молча проводил меня к выходу и даже открыл дверь автомобиля. Ехали мы довольно неспешно. То есть по правилам. И вот тут я пожалела, что за рулем был не безумный Арес. Несколько раз порывалась позвонить Зинаиде Павловне, но так и не решилась — я ведь обещала приехать несколько часов назад! А теперь… У дома быстро выбежала из машины, не дождавшись пока мужчина поможет выйти, и бросилась к подъезду. Захватила дома страховой полис брата и побежала к соседке.

— Маша, наконец-то! — обрадовалась та, едва открыв дверь.

— Как Дима?

— Снова температура. И кашель жуткий.

Зашла в комнату и замерла на месте: бледный братишка лежал на кровати. А как только начал кашлять, меня накрыла настоящая паника.

— Маша, — едва слышно пробормотал он, открыв глаза. — Ты вернулась..

— Я тут, малыш. Теперь все будет хорошо. Потерпи немного, — присела рядом и сжала его ладошку.

Врач приехал быстро, но его вердикт звучал страшно — подозрение на воспаление лёгких. Нужно было ехать в больницу…

На сборы было всего минут десять — пришлось успевать. Димка все это время безучастно смотрел на происходящее. Зинаида Павловна подсказывала что ещё может понадобиться и что стоит захватить с собой.

В итоге вернулась с собранной сумкой к соседке в рекордно короткие сроки.

В больнице кучу времени потеряли на идиотской бюрократической волоките. Так что брат попал в палату уже поздним вечером. Кроме дежурного врача, который провел осмотр и назначил лекарства, и медсестры никого не было.

— Девушка, вам нельзя остаться, — ответил тот, едва я заикнулась, чтобы не уходить.

— Но ведь он же один совсем!

— Вы видите — нет у нас условий, чтобы родителей класть с детьми, — раздражался мужчина все сильнее. — И так по шесть человек в палате.

— Дима очень тяжело болеет и боится спать один…

— Что вы от меня хотите? Оплачивайте отдельную палату и будете с братом.

— А сколько стоит? — тут же уцепилась я за возможность. Но стоило врачу озвучить цифру, и я поняла — таких денег у меня нет…

— Ну раз нет, то вот и идите домой. Завтра навестите.

— А можно я тут, в коридоре?

— Вы издеваетесь? Я же ясно сказал — нельзя.

— Пожалуйста! Прошу вас! Хотите, я помогать медсестрам ночью буду? Подежурить заодно могу, если надо…

Врач задумчиво переглянулся с медсестрой.

— Хорошо. Но только на эту ночь. И да — поможете санитарке убрать этаж.

Я была рада и этому. Тем более, что Димка и правда ночью расплакался и стал звать меня. Поэтому я совершенно не пожалела, что осталась — пусть и пришлось помогать мыть полы. Под утро все же удалось поспать, составив вместе стулья рядом с кроватью брата. Дежурный врач, увидев это, недовольно цокнул, но больше ничего говорить не стал.

Димка кашлял так сильно, что у меня сердце кровью обливалось. Температура снова подскочила, что было очень и очень плохо.

Все это время мысль о том, что мне надо успеть вернуться к Волкову если и была, то только где-то на задворках сознания. Братишка так напугал меня, что я практически забыла о том, что произошло в том доме и жестоком уроке мужчины.

Во время обхода мне пришлось все же покинуть палату. Когда же лечащий врач вышел в коридор, попыталась поймать его для разговора.

— Вас кто сюда пустил? — строго спросил он.

— Врач… Дежурный…

— То есть вы здесь ночь провели?

— Простите, пожалуйста, но мой брат… у него никого кроме меня. И он очень тяжело переносит температуру…

— Так, ладно. Я понял. От меня чего хотите?

— Как он? Какой диагноз? Температура опять поднимается! А ведь…

— Стоп! — перебил меня он. — Мне сейчас некогда. Подождите меня у кабинета. Как освобожусь — расскажу подробно.

Делать было нечего — пришлось уйти. Желудок напомнил о себе, проурчав так, что стало стыдно. Повезло, что на соседнем этаже был автомат с едой.

Кое-как перекусив, я пошла к кабинету врача. Присела в стоящее рядом кресло. Время шло, а врача все не было, и я не заметила, как задремала. А проснулась от странного чувства, что на меня кто-то смотрел. Сонно моргнув, сфокусировала взгляд перед собой и… едва не закричала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Передо мной стоял Арес…


Глава 11


Я попыталась встать с кресла, но мужчина жестом остановил меня.

— Не дергайся.

Он произнес это очень спокойно, но я не посмела ослушаться. В этот момент дверь кабинета открылась, и в коридор вышел Волков. Я изумленно посмотрела на него. Тот снова был невозмутимым и равнодушным.

— Ты опоздала, — сказал он. Я бросила растерянный взгляд на часы и поняла, что он прав. Сутки вышли. Затем до меня медленно стал доходить весь ужас сложившейся ситуации — он здесь, нашел меня и Диму… И вышел от лечащего врача! Все части сложились, и меня накрыла паника…

— Пожалуйста, не трогайте его! — вскочила навстречу мужчине. — Он же ребенок совсем! — зарыдала я, продолжая умолять человека, который лишь равнодушно взирал на меня. Отчаяние затопило — в памяти тут же всплыли подслушанные слова. И вместе с тем, что за шоу устроил Волков вчера, это заставляло представить ЧТО он мог устроить в наказание за непослушание. Я рухнула на колени перед ним продолжая просить пощады для брата. — Умоляю, наказывайте меня, но не трогайте его! Я на все готова…

Даже не поняла как оказалась на ногах — зажмурилась, ожидая расплаты за свою дерзость. Но вместо удара меня легко встряхнули за плечи.

— Прекрати истерику, — тем же непробиваемым тоном произнес мой мучитель. — Твоего брата переведут в отдельную палату и присмотрят. Он ни в чем не будет нуждаться. Ничего смертельного с ним не происходит.

Я резко открыла глаза, неверяще мотнув головой.

— Это правда? — прошептала я. — Вы не обманываете?

Олег недовольно нахмурился в ответ.

— Поехали. И так времени потратили много. — Бросил Волков, отпуская меня. Он двинулся к выходу, а я так и не сдвинулась с места. — Мне еще раз повторить, девочка? — холодно поинтересовался тот.

— Но Димка… — беспомощно ответила я, бросив взгляд на кабинет врача. — Я хотела…

— Навестишь его завтра днем. Тебя отвезут.

Краем глаза заметила Ареса, который стоял все это время безмолвно и просто смотрел.

— Но… — начала было я.

— Послушание, помнишь? — Этих слов было достаточно, чтобы напомнить о том на что способен этот человек. Проглотив обиду, кивнула и пошла за ним. На парковке стояло две огромные машины. Едва мы подошли, из одной из них вышел Егор.

— Отвезешь ее домой, — произнес Волков и сел в другую вместе с Аресом, который бросил на меня очередной нечитаемый взгляд, а затем последовал примеру хозяина.

Всю дорогу я пыталась осознать случившееся. Да, я виновата сама — забыла о времени, но у меня же была уважительная причина! Разве могла я оставить братика одного? И я никак не могла понять — зачем? Зачем Волков лично приехал и помог Диме? Ведь мог послать того же Ареса, и он притащил бы меня к нему. Неужели это тоже была инвестиция в своё имущество? Возможно, я бы восприняла этот жест, как нечто вроде заботы, если бы не одно но… Его жестокий урок вчера и тот взгляд, которым он посмотрел после. Словно оступись я еще раз, и пощады уже не будет.

Нужно было признать, что Волков — настоящий зверь. Непробиваемый, безразличный и жестокий. И оставалось только догадываться как он решит наказать меня в этот раз.

От одной только мысли об этом по спине пробегали мурашки. Я слишком хорошо запомнила, как посмотрели на меня те парни, и попасть в эту ситуацию опять не хотела. Но разве хоть что-то здесь зависело от моего желания? Увы, но нет. И пока я не имела ни малейшего представления как действовать дальше. А главное как сделать так, чтобы Волков потерял ко мне интерес.

Когда приехали, молча вышла из машины и побрела к дому. Мыслей о побеге больше не было — какой смысл, если меня тут же найдут? В своей комнате разделась и сразу пошла в душ. Мысли постоянно крутились вокруг Димы — как он там? Все ли у него хорошо? Стало ли ему лучше? Я почему-то не сомневалась, что Волков не врал — у брата действительно будет отдельная палата с хорошим уходом. Но сердце было не на месте. Помывшись, забралась на постель и… уснула. Хотя не собиралась.

Но видимо почти бессонная ночь сделала свое дело. Разбудил меня щелчок двери. Открыв глаза, увидела на пороге комнаты Олега. Точнее догадалась, что это был он — за окном были сумерки, и в комнате царил приятный полумрак.

Мужчина, не говоря ни слова, сбросил пиджак на кресло и двинулся ко мне.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 12


Судя по выражению лица, которое я увидела едва на него скользнул слабый свет из окна, Волков был уставшим. И вряд ли мне стоило ждать от него хоть что-то хорошее.

Он остановился возле постели и стал медленно развязывать галстук, а я лишь затравленно смотрела на него, гадая что еще он придумал для меня.

— Иди ко мне, — хрипло произнес он, принявшись за ремень брюк.

— М-может, вам массаж сделать? — робко предложила я, пытаясь хоть немного отсрочить наказание.

— Массаж? — казалось, мужчина искренне удивился. — Ты умеешь?

— Ходила на курсы год назад.

Хозяин дома усмехнулся, но ничего не сказал. Снял рубашку и отбросил ее в сторону. А затем вопросительно посмотрел на меня. Смутившись, тут же выползла из-под одеяла и уступила ему место.

— Ложитесь, — махнула рукой, придерживая халат. Я была готова, что мужчина сделает по-своему и просто возьмет то, ради чего пришел, но… Он послушно лег и, кажется, прикрыл глаза. Похоже, и правда вымотался. Пока размышляла что теперь делать, Волков недовольно нахмурился и снова посмотрел на меня.

— И?

— Простите, — пробормотала, забираясь тоже на кровать.

Я попыталась абстрагироваться и представить, что это просто посторонний человек, который пришел на сеанс. Руки тряслись, а пульс снова зашкаливал. Прикасаться к мужчине было страшно — слишком хорошо помнила на что он был способен. И я не обольщалась — здесь и сейчас он лишь позволял мне быть на главных ролях.

Твердые мышцы под руками обжигали, и мне пришлось стиснуть зубы, чтобы все-таки переключиться на что-то другое — иначе ничего не выходило. Постаралась вспомнить все, что говорили на занятиях. Даже представила, что вместо Волкова рядом лежал тот самый мужчина-манекен, на котором мы тренировались на курсах.

Пусть не сразу, но мне удалось все же справиться с волнением. Я даже вошла во вкус, мимоходом замечая, что тело у Олега было подтянутым и спортивным. А еще я насчитала несколько шрамов. Даже думать было страшно как он их получил. Впрочем, с его-то деятельностью — неудивительно, что кому-то захотелось нанести вред.

Когда закончила, не знала как об этом сказать. Хотелось как можно дольше оттягивать предстоящую экзекуцию, но время неумолимо шло вперед.

Я отодвинулась и уже собиралась сказать, что сеанс окончен, как заметила, что мужчина попросту уснул.

Неожиданный подарок для меня, если бы не одно но — спал он прямо посередине постели. Беспомощно оглянулась по сторонам, прикидывая что теперь делать. Будить зверя не рискнула. Только аккуратно повесила брошенную одежду, а сама от нечего делать села в кресло. Спать в опасной близости с этим мужчиной не хотелось — и я согласна была снова ютиться непонятно как, но в постель к нему идти не собиралась.

Зато у меня появилась очередная отсрочка, которой я только обрадовалась.

Достав мобильный, нашла номер справочной больницы. Время было позднее и поначалу со мной не особенно-то хотели разговаривать, пока не узнали о пациенте какой именно палаты я пыталась разузнать. Отношение тут же поменялось, в очередной раз показав мне место Волкова в этом городе. По крайней мере у меня была хотя бы одна хорошая новость — Диме не стало хуже, состояние было стабильным и за ним был организован хороший уход. Конечно, вряд ли бы мне признались, если бы что-то пошло не так. И поэтому сердце у меня было все же не на месте. Но рисковать и снова сбегать я даже думать не смела — хватило и прошлого раза. Оставалось надеяться, что завтра меня действительно отвезут к брату.

Я уселась поудобнее и уже хотела убрать мобильный, как экран засветился. Сообщение от матери гласило, что она приедет через пару дней, чтобы серьезно о чем-то поговорить. И как правило такие разговоры ничего хорошего не предвещали. А значит у нее появилась очередная безумная идея, которая конечно же требовала немедленно воплощения. Оставалось надеяться, что это никак не затронет нас с Димкой. Особенно сейчас, когда он оказался в больнице, а я — попала в настоящий переплет.

Я так и не рискнула никуда выходить, боясь встретить того же Ареса или разбудить Волкова. Понадеялась, что тот проспит до утра, а там уже уедет по своим делам, дав тем самым еще день передышки.

Но несмотря на неудобную позу я снова задремала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 13


Просыпаться под чужим взглядом стало уже традицией для меня. Вот и сейчас на меня смотрел Волков своим нечитаемым взглядом. Я даже пошевелиться боялась, не зная что придет ему в голову в этот раз.

— Иди ко мне, — тихо произнес он. И как бы мне ни хотелось, я не посмела ослушаться. Медленно встала с кресла, в котором тело так затекло, что захотелось размяться. Так же медленно подошла к постели и присела на край.

— Ко мне, — с нажимом добавил Олег.

Он лежал на спине и выглядел выспавшимся. А я задалась вопросом — сколько было времени? За окном уже было светло, но сейчас лето, а значит могло быть и часов пять утра.

Пришлось забраться повыше. Я сидела рядом с ним, в любой момент ожидая вспышки злости или очередного безумного наказания. И совершенно не была готова, что меня мягко опрокинут на спину. Мгновение, и зверь уже нависал надо мной. Он разглядывал мое лицо так, словно видел впервые. Жар его тела смущал меня. Как и вся ситуация в целом. А еще я банально боялась — сделать что-то не то, сказать что-то не так.

Первый поцелуй вышел смазанным — не было напора и страсти, как в прошлый раз. Нет. Медленно, тягуче. Так что я попросту растерялась. Но стоило мужчине начать меня раздевать, как нервозность и страх тут же вернулись. Умом я понимала, что вечно бегать не удастся. И возможно я и правда дура, что не отказалась в тот самый первый вечер — не рискнула и не ушла из вип-кабинета. Сейчас поздно уже думать был ли тот шанс реальным. Теперь, когда мужчина втянул во все это моего брата, отступать было некуда.

Моя простая одежда казалось совсем не расстроила Олега — напротив. Он на мгновение завис взглядом на ночнушке. Но в его взгляде не было брезгливости или презрения. И я даже подумала, что он может просто не захочет связываться с настолько непривлекательной девушкой. Но ошиблась — в нем будто проснулся другой человек: нетерпеливый, жаждущий, идущий к своей цели.

— Расслабься, я не обижу, — пробормотал он. Мы встретились взглядами, и в этот момент я могла поклясться, что заметила в его глазах отголоски боли или тоски. Секунда — и все прошло, потонуло в той страсти и похоти, что затмило все остальное.

Но это выбило меня из колеи, заставив растеряться. Чем и воспользовался Волков.

Он умело манипулировал моим телом — так что даже несмотря на неприглядную ситуацию, я стала испытывать влечение. Физиология, чтоб ее!

Но все оборвалось, стоило ему сделать резкое движение бедрами. Не сдержалась и стон сорвался с губ раньше, чем я успела подумать, что за этим последует. Зажмурившись, с замиранием сердце ждала, что будет дальше. Но Волков не торопился отстраняться, как ресторане. Напротив — стал мягко покачиваться, попутно вовлекая меня в поцелуй.

Его нельзя было назвать нежным любовником. Мне конечно сравнивать было не с чем, но трепетного отношения, что порой описывалось в любовных романах, я не дождалась. Поначалу Олег был даже сдержан — уже позже, когда его движения стали резкими, а поцелуи обжигающими, словно он клеймил мою кожу, выжигая на ней свое имя, я поняла как сильно мужчина сдерживался в начале.

Дискомфорт прошел, и я с удивлением поняла, что тело откликалось на его грубые поцелуи, неразборчивый шепот, на то, как крепко он сжимал мои бедра.

И как резко и быстро входил.

Получив разрядку, Олег замер ненадолго и лишь потом скатился в сторону. Его грудь тяжело вздымалась, словно он только что пробежал кросс. А я… Лежала и старалась не шевелиться. В животе ощущалось странное томление, которому было мало. Точнее чего-то не хватало. Глупая физиология! Больше всего я надеялась, что Олегу не захочется второго захода.

Прошло несколько минут, прежде чем хозяин дома пошевелился. Я даже дышала через раз, чтобы не привлекать лишнего внимания. Он поднялся с постели, поправил брюки, забрал рубашку с пиджаком и просто ушел. Даже не оглянувшись. Словно сходил в спортзал, а затем просто ушел, чтобы помыться.

Какое-то время я еще лежала, борясь с чувством собственной ничтожности, а затем снова пошла в душ и разрыдалась.

И если тело я терла со всей тщательностью, надеясь отмыть его от прикосновений этого жестокого человека, то душу… Отмыть ее после всего не получалось. Да и как? Теперь я в полной мере почувствовала значение его слов про игрушку. Ведь так и поступают с вещами — откладывают в сторону, попользовавшись. Разве им положена благодарность или хотя взгляд на прощание? Нет. И мне предстояло придумать как сделать так, чтобы Волков забыл про меня как можно скорее…‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Глава 14


Приведя себя в порядок, проверила время — было около восьми утра. Еще полчаса оттягивала поход на кухню, но есть хотелось сильно, и я сдалась. Пошла, надеясь, что Олег уже уехал.

Внизу было тихо. Как и в кухне — никого. И я с облегчением выдохнула. В холодильнике нашла свежие продукты — видимо, недавно закупили. Выбрав нужное, решила приготовить сырники. Мысли были о Димке, и чтобы скоротать время надо было чем-то себя занять. Я так погрузилась в себя, что не сразу заметила, что была уже не одна. А наткнувшись взглядом на Ареса, сидевшего за столом, замерла, не зная что делать.

— Накормишь? — спросил тот, кивнув в сторону тарелки с сырниками. Перевела на нее взгляд, а затем снова на него.

— А вас что не кормят здесь? — огрызнулась, отвернувшись.

— Почему же — кормят, — лениво ответил тот. — Но на другой кухне.

— На другой? — Этому мужчине снова и снова удавалось поставить меня в тупик.

Он мне не нравился. Категорически. Но рисковать и портить с кем-либо отношения я не хотела. Да, он был таким же врагом, как и Волков. И потому стоило быть настороже. Поэтому вместо препирательств, поставила перед ним тарелку с сырниками и сметану.

— На общей, — ответил тот, подцепив один и откусив. — Ммм, неплохо.

— Что значит на общей? — Раз уж Арес пришел сам, нужно было попытаться разузнать как тут все устроено. Хоть какой-то шанс на будущее.

— То и значит, — довольно ухмыльнулся тот. — Это — личная кухня Волкова. Как и крыло, куда тебя поселили.

— А разве тут есть другие?

— Есть. Вся обслуга, как и охранники, заходят через другой вход. И не имею доступа сюда.

— Не понимаю…

— Вот и я не понимаю, — довольно серьезно произнес Арес. С его лица пропал любой намек на улыбку. — Он поселил тебя рядом, разрешил спускаться сюда…

— Я не просила об этом! — взвилась в ответ.

— Не смей пытаться влезть ему в голову! — отчеканил мужчина. — Даже не думай, что сможешь окрутить Олега, присев ему на уши!

— Да я не… — попыталась возразить ему я, но мужчина перебил меня.

— Ты здесь — лишь временное явление. И то, что Олег сделал тебе поблажку, не значит ровным счетом ничего. Ослушаешься — и заплатишь сполна. Уяснила?!

— Уяснила, — глухо ответила, отвернувшись, чтобы не показывать как сильно меня напугали его слова.

— Единственное, что от тебя требуется — вовремя раздвигать ноги и давать Олегу выпускать пар. В остальное время — сиди тихо в своей комнате.

Я едва не задохнулась от обиды после услышанного. Но что я хотела? Приспешники у Волкова были ему под стать. Только тот был неразговорчив, в отличие от того же Ареса, который решил расставить все по местам.

— И нечего строить из себя оскорбленную невинность, — бросил он мне в спину. — А если уже строишь план, как пожаловаться Олегу на меня, то дерзай. Ужас, как хочу посмотреть на результат. Даже пожалею потом. Если захочешь.

— Мне не нужна твоя жалость! — огрызнулась, решив сосредоточиться на посуда, чтобы хоть чем-то занять руки, которые предательски дрожали. Вот только Арес перехватил меня, явно разгадав мой маневр. Заставил посмотреть на него и расплылся в ухмылке.

— У тебя все эмоции и мысли написаны на лице, Маша. И это тебя погубит однажды. — Я попыталась вырваться, не особенно надеясь на успех, но мужчина неожиданно отпустил меня, отступив на шаг. — Собирайся, отвезу тебя в больницу, — добавил он и ушел. А я обессиленно осела на пол и тихо заплакала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 15


Арес ждал меня на улице, лениво убрав руки в карманы. Прежде чем выходить к нему, успела умыться и привести себя в порядок. Я не знала зачем он решил наговорить мне гадостей, но давать повод для радости не собиралась. Однако информацию, полученную от него, все же запомнила. Особенное положение вряд ли сулило мне что-то хорошее. Наоборот, это был веский повод держаться настороже со всеми.

Я молча подошла к машине и выжидающе посмотрела на мужчину. Тот выразительно хмыкнул и даже открыл мне дверь. Однако его ухмылка давать понять, что все это — просто очередное шоу.

Всю дорогу провели в молчании. Я — потому что снова молилась высшим силам, чтобы доехать живой, Арес — потому что все его внимание было сосредоточено на дороге. Очередная гонка по улицам города.

Когда машина въехала на территорию больницы, я уже готовилась, что Арес будет сопровождать меня и дальше. Однако, он меня удивил.

— У тебя три часа, детка. И учти — бегать за тобой не буду. Так что лучше не прозевай время. — И так выразительно на меня посмотрел, что я тут же вылезла из автомобиля. А уже через мгновение тот резко стартанул и покинул парковку.

Вообще, так было даже лучше — я хоть спокойно могла провести время с братом, чем все время ощущать давление этого жуткого надзирателя.

На ресепшн мне так широко улыбались, едва я озвучила в какую палату мне нужно, что стало не по себе.

Но по крайней мере Дима и правда выглядел сегодня получше — я осторожно зашла, предполагая, что брат может спать. Однако, застала преинтересную картину — рядом с ним сидела женщина лет сорока и негромко читала какую-то сказку. И если учесть, что вообще-то Димка терпеть подобного не мог, то я была крайне удивлена, что он спокойно лежал и, кажется, был увлечен рассказом.

— Кхм, — прочистила горло, чтобы привлечь внимание к себе.

Женщина тут же замолчала.

— Машка! Ты пришла! — отреагировал брат.

— Конечно, пришла, — улыбнулась ему.

— Добрый день, — поздоровалась женщина. — Меня зовут Ксения Федоровна.

— Добрый день! — ответила я. — А вы…

— Я — няня. И присматриваю за вашим братом.

— Понятно, — растерялась окончательно. Если я правильно помнила, то ничего подобного в больницах предусмотрено не было.

— Я пока оставлю вас, — добавила между тем Ксения Федоровна. — Во сколько мне вернуться?

— Часа через два — два с половиной. Я бы хотела еще с врачом поговорить…

— Обход сегодня уже был. Так что скорее всего он в своем кабинете.

Женщина ушла, и мы с братом остались одни.

— Ну, как ты тут? — спросила, присаживаясь рядом.

— Нормально, — пожал плечами тот. — А ты меня забрать приехала?

— Пока нет, малыш. Ты еще болеешь — домой можно будет только когда поправишься.

— А мама… Она вернулась? — В его голосе все же проскользнула надежда. Несмотря на все финты нашей родительницы, Димка еще надеялся и по-детски верил ей.

— Пока нет, но он сообщила, что уже скоро. Наверное, работы много.

— И у тебя, да?

— Почему?

— Ты вчера ушла, а потом меня привезли сюда и пришла Ксения Федоровна. Она сказала, что будет за мной присматривать.

— Прости, но я и правда должна вернуться на работу, — виновато произнесла я.

Дима промолчал — только опустил взгляд. Не сдержалась — придвинулась и обняла ребенка. Больше всего мне хотелось остаться с ним, здесь. Но я прекрасно понимала кому я обязана всем этим комфортом и лечением брата.

Оставшееся время постаралась отвлечь Димку разговорами и играми в телефоне. Он, конечно, храбрился, но я-то видела, что глаза у него были все еще болезненные, а сам он — бледный и слабый.

В итоге братишка заснул, держа меня за руку, и как раз вернулась Ксения Федоровна. Заметив, ее я попыталась освободить ладонь, но Дима только крепче вцепился в меня. К счастью, няня догадалась подменить мою руку своей.

— Спасибо, — прошептала я и, поцеловав брата, вышла из палаты.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 16


Кабинет врача находился в другом конце коридора. Дойдя до нужного, внимательно прочитала табличку на двери. И, бросив взгляд на часы, настойчиво постучала в дверь. В этот раз времени ждать у меня особо не было.

— Войдите, — раздалось в ответ.

— Здравствуйте, я хотела бы насчет пациента вашего поговорить…

— Кто вас пустил? — недовольно проворчал тот, окинув меня взглядом. — Часы приема после обеда.

— Мне сказали можно… — растерялась от его ответа. — Я сестра Димы Иванова, из триста пятой.

— Ах, вот оно как, — тут же подобрался мужчина. — Проходите-проходите. Присаживайтесь.

Я прошла в кабинет и плотно закрыла за собой дверь.

— Как он? Какие прогнозы? — спросила, сев на стул.

— Состояние стабильное. Лечение назначено и воспринимается организмом хорошо. Однако, должен заметить, что вам очень повезло — удалось успеть до того, как бронхит перешел в тяжелое состояние или, что еще хуже, в пневмонию.

У меня в груди похолодело от мысли, что если бы я задержалась хотя бы еще немного… А ведь всего этого могло и не быть, если бы не этот зверь Волков и его прихвостни!

— В общем, парня мы, конечно, вылечим. Но ему понадобится реабилитация после, — многозначительно добавил доктор.

— Скажите, Виктор Николаевич, а может что-то нужно? Витамины там или из еды что-то…

— Не волнуйтесь, уход за Димой очень хороший. Как и полагается ВИП-клиентам, — вежливо улыбнулся тот.

— А няня — она… Тоже работает здесь?

— Можно и так сказать. Иногда мы сотрудничаем с агентством, когда пациенты остаются без поддержки родных в течение дня.

— Хорошо. А можно мне… итоговый счет за услуги? Хотелось бы понимать, — замялась я, подбирая слова. — В общем, что нужно будет оплатить.

— Счет? — искренне удивился мужчина. — Но все уже оплачено — и лечение, и пребывание в вип-палате до полного выздоровления, включая питание и лекарства.

— Я понимаю, — сдавленно произнесла, мысленно костеря себя за недогадливость. — Просто хотелось бы знать… порядок цен.

Виктор Николаевич как-то странно посмотрел на меня — с жалостью, что ли.

— Не думаю, что это хорошая идея. Договор заключен с господином Волковым. И я не вправе разглашать его детали.

— Ясно. Спасибо, — удрученно кивнула я и покинула кабинет.

До окончания времени, что отвел мне Арес, оставалось еще десять минут. И хотя мне было до жути противно и гадко, нарываться на лишние неприятности не хотелось. Поэтому решила подождать надзирателя на улице.

Я шла полностью погруженная в свои мысли о том, как выбраться из всего этого и как попытаться узнать как много я теперь должна была Волкову. То, что его жест не был благотворительностью, я даже не сомневалась. Такие как он только берут и покупают. Для них не существует понятия взаимопомощь от чистого сердца. Я настолько углубилась в размышления о том, что меня ждет вечером, что не заметила ступеньки и почти полетела кубарем вниз, но повезло — меня поймали чьи-то руки.

— Девушка, аккуратнее же надо быть.

Я вздрогнула и попыталась отстраниться, но мой спаситель крепко удерживал меня на месте. Я настороженно уставилась на него, на автомате подмечая, что ему было около тридцати, темные курчавые волосы, правильные черты лица и ярко-голубые глаза.

— Отпустите меня, — тихо попросила, больше не делая попыток вывернуться.

— Уверены? — озорно подмигнул незнакомец и немного ослабил хватку.

— Вполне, — сдержанно ответила я.

— Ну раз вы так уверенно стоите на ногах… — он многозначительно улыбнулся. — Может, продолжим знакомство?

Вроде бы банальная фраза, которая сразу должна была оттолкнуть, но она вышла у него такой… милой, а сам мужчина выглядел так обаятельно, что я немного растерялась.

Пока соображала, что ответить раздался громкий сигнал. Резко обернулась и увидела Ареса, вышедшего из машины. Он стоял, разглядывая меня, чуть наклонив голову набок.

— Извините, мне пора идти, — бросила я и попыталась обойти своего спасителя. Однако тот едва ощутимо придержал меня за локоть.

— Думаю, мы еще увидимся. И тогда вам все же придется назвать свое имя… — негромко добавил он и тут же отстранился. А я едва не бегом бросилась к машине. При этом ругала себя за такое поведение — ведь я совершенно точно не опоздала. Так что причин бежать, как угорелой не было. Но в душе поселился липкий страх, что Арес доложит своему хозяину иное, и меня снова будет ждать наказание.

Я не глядя подошла к задней двери автомобиля, однако надзиратель похоже решил продолжать издеваться надо мной.

— Уже ищешь вариант получше, да, Маша? — донеслось мне в спину. Я резко замерла и огромным усилием удержала себя от того, чтобы обернуться. Глупо было вступать в полемику — очевидно, что у Ареса было против меня предубеждение. Откуда и почему я не знала. И вестись на его провокации было нельзя. — Как думаешь, понравится это Олегу? — раздался голос совсем рядом.

— А вот ты скажи ему и узнаем, — вскинулась, развернувшись к нему.

Уже сидя в машине, мысленно отругала себя за несдержанность. Что стоило просто промолчать? А теперь… Теперь я понятия не имела чем обернется моя выходка. С Ареса станется наябедничать про меня. А Волков… Он уже показал, какие у него методы установления порядка в доме.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 17


Всю дорогу Арес молчал. Даже вел не так агрессивно, как обычно. Стоило заехать на территорию Волкова, как я тут же выскочила из машины и быстро побежала в дом. Меньше всего хотелось продолжать пикировку с мужчиной. И к счастью преследовать тот меня не стал.

Нехорошие мысли мешали успокоиться — я все гадала наябедничает ли Арес своему хозяину или просто припугнул меня? Ведь он же видел, что я ничего такого не делала!

Кроме того, хотела хотя бы попытаться поговорить с Олегом по поводу счетов за лечение Димы. Понимала, что они скорее всего астрономические для меня. Но лучше уж сразу обговорить условия, чтобы знать чем это обернется. Но как бы я ни крутила в голове, толковых вариантов не выходило. Каждый раз казалось, что мои слова будут выглядеть жалко.

Пока готовила себе поесть так и не придумала ничего нужного. А между тем на пороге кухни появился хозяин дома. Значительно раньше вечера…

Он окинул взглядом меня и то, что осталось из еды на столе.

— З-здравствуйте, — робко произнесла я, чтобы хоть немного разбавить тягостную тишину.

— Готовишь, значит, — констатировал он, подходя ближе.

— Хотите, покормлю и вас? — ляпнула, кивнув на тарелки.

— Какая хозяйственная, да, зайчонок? Каждого готова накормить? — нехорошо ухмыльнулся он, оказываясь в опасной близости.

— Что?..

Но вместо ответа мужчина развернул меня лицом к столу и прижался телом, давая недвусмысленный намек на то, что меня ждало. Я послушно замерла, боясь раздраконить хищника. Но вопреки моим страхам тот не спешил. Осторожно отвел хвост в сторону, обнажая шею, провел вдоль нее пальцем, отчего по спине побежали мурашки. Вторая рука по-хозяйски сдернула домашние штаны вниз вместе с бельем. Получилось не с первого раза, но разве это остановит Волкова? Нет, он добился своего. А я стояла и боялась вздохнуть лишний раз.

— Уже не такая гостеприимная? — прошептал он мне на ухо, затем провел ладонью по спине и надавил на поясницу. Больше пояснений не требовалось.

Медленно легла на стол, приготовившись к очередной экзекуции. Мысленно я повторяла, что нужно просто перетерпеть. Однако зверь не торопился брать свое — наоборот. Его будто раззадорило мое равнодушие — он довольно уверенно и, надо сказать, успешно возбуждал меня. Конечно, до полного расслабления было далеко, но физиология явно была не на моей стороне. Да и не был Волков груб, к сожалению. Это мешало ненавидеть его в полную силу, спрятаться за своей злостью и пережить все это. Чем податливее я становилась, тем горше было осознавать, что я — словно продажная девка на базаре. Просто хозяин у меня был один.

— Молчишь, зайчонок? — усмехнулся мужчина, а затем резко вошел на всю длину. И я не успела сдержать вскрик. — Тише, расслабься. Самой же будет приятнее.

Я честно пыталась сделать это: представить, что я — на осмотре у врача. Но куда там… Размашистые, быстрые движения не давали сосредоточиться ни на чем — лишь на происходящем. Олег крепко удерживал меня за бедра, не давай ни малейшего шанса отстраниться. Его тяжелое дыхание опалило шею, а затем я почувствовала спиной жар его тела.

— Упрямая, да? — усмехнулся он, замерев. А затем повернул к себе мое лицо и жадно поцеловал. — Не упрямься, заяц. Просто отпусти себя.

Смысл его слов до меня сразу не дошел. Только когда толчки возобновились, а в животе появилось опять то самое тянущее чувство. Казалось, что вот-вот со мной произойдет что-то невозможное — словно мне чего-то не хватало.

— Давай, — рыкнул Олег, чуть изменив угол проникновения. И во мне что-то взорвалось. Я словно на секунду выпала из жизни — в глазах потемнело, а затем медленно стало проясняться.

В себя пришла лежа на столе. За спиной послышался звук застегиваемой молнии, а по бедру потекло. Я покраснела, представив КАК я сейчас выглядела. И вместо того, чтобы встать и привести себя в порядок, уткнулась в ладони.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 18


Пока пыталась отдышаться, Волков включил воду и, судя по звукам, умыл лицо. Осторожно приподнялась, пытаясь вернуть штаны на место. Все-таки нужно было поговорить по поводу лечения. И даже хорошо было, что все случилось сразу — возможно теперь он будет более лояльным.

— Олег Викторович, — несмело произнесла, поправляя кофту. — Могу я спросить?

— Думаю, Викторович неуместно после того, как я только что трахнул тебя, — усмехнулся тот, обернувшись ко мне. — Что ты хочешь?

— Счета за лечение Димы. Можно мне узнать сколько?

Он удивленно прицокнул и убрал руки в карманы.

— И зачем тебе это, девочка?

— Я… Я хочу знать сколько вы потратили и как много должна… — промямлила, отведя взгляд в сторону.

— Зачем? Решила гордо отработать? — хохотнул тот.

— Хочу знать заранее каков счет, — упрямо повторила я.

Олег подошел ко мне и повернул мое лицо к себе.

— Пока ты со мной — тебе не нужно думать о деньгах, зайчонок. Достаточно быть послушной и не злить меня.

— А если нет, то что? — неожиданно даже для самой себя вскинулась я. — Отдадите своим парням? — Взгляд мужчины потемнел, и я тут же пожалела, что не сдержалась.

— А ты видимо не против, да? Может, уже созрела, чтобы по-взрослому — на двух членах поскакать? Или так не терпится в зад дать?

— Что? — хрипло выдавила я.

— Так может нам с тобой Ареса позвать, а, девочка? Ты же его уже обхаживать начала — кормить-поить добра молодца…

— Он сам попросил, — жалобно пропищала я, чувствуя как мужская рука легла мне на шею.

— А если ноги раздвинуть попросит? — вкрадчиво поинтересовался Волков. — Тоже не откажешь?

— Я никогда не… — под его ухмылкой я мгновенно осеклась. Потому что он был прав — я уже и не один раз. И так горько стало и грязно от этого понимания.

— Ты — да, девочка. Это был твой выбор. И не стоит этого стыдиться, — довольно спокойно произнес Олег. — Слабые всегда приспосабливаются к условиям, чтобы выжить. Такова жизнь. — Он отпустил меня и отошел на шаг, давая возможность вдохнуть свободнее. — И не стоит бравировать своими принципами — пользуйся купленной одеждой, не думай о плате за лечение. Просто живи и радуй меня, когда я этого хочу.

— А после? — тихо спросила я. — Что будет потом? Когда я вам надоем…

— Отпущу тебя. Не бойся, в накладе не останешься, — усмехнулся он. — Так что не отказывайся от того, что я даю тебе.

— А если я не хочу? — едва не плача возразила ему. — Если я просто хочу домой! Отпустите меня сейчас! Я заработаю деньги и все вам отдам!

Волков насмешливо взглянул на меня.

— Ни к чему эти игры, зайчонок. Ты продала себя еще там, в ресторане. Знала зачем и все равно пришла ко мне. Все вы ищете красивой и легкой жизни и при этом хотите остаться жертвой обстоятельств, чтобы потом соскочить, навесив мужикам лапши на уши. Так что на стоит переигрывать. И ты, и я знаем твою цену.

Он ушел, а я еще долго не могла прийти в себя. В итоге сбежала к себе, даже не прибрав на кухне. Душ помог справиться с физической грязью, но в остальном… Было гадко. В ушах так и звучали последние слова Олега. И хотя я очень пыталась, заткнуть их никак не выходило!

Звонок телефона заставил вздрогнуть. Опасливо посмотрела на телефон и едва не застонала в голос — звонила мама. И как всегда это не сулило ничего хорошего.

— Алло!

— Маша, ты где?! — требовательно спросила та.

— На работе, — прокашлявшись, ответила я.

— А Димка где? Почему я приехала, а вас никого нет весь день!

— Ты приехала?! Но ты же говорила про два дня….

— А что ты так удивляешься? Я что домой не могу вернуться пораньше?

— Дима в больнице — у него было подозрение на пневмонию и его забрали на скорой.

— И ты мне не сообщила, — обиженно скуксилась мать. Больше всего хотелось наорать на нее, послать, объяснить, что вообще-то это и ее вина тоже. Но какой в этом смысл?

— Ты все равно бы не приехала, — довольно сухо ответила я.

— Да, у меня были дела. Но теперь я здесь. И где мой мальчик?

— Я же сказала — в больнице.

— В какой?

— В городской, мам. В какой же еще. Хочешь его навестить?

— Я… Ой, там наверное не пускают же…

— Там пускают! И если тебе не плевать на своего сына, то завтра утром я напишу тебе во сколько буду ждать тебя у входа!

Психанув, бросила трубку и откинула телефон на постель. Если и была надежда заснуть до этого, то теперь бессонная ночь мне была обеспечена. И я решила спуститься хотя бы воды попить.


Глава 19


По коридору кралась как можно тише — очень не хотелось наткнуться на хозяина дома. Но стоило мне ступить на лестницу, как услышала мужские голоса. Кажется, это был Волков и Арес.

— И, кстати, — заговорил последний, — Князь снова в городе.

— Давно?

— Пока не знаю. Но он уже успел пообщаться с твоей новой забавой…

— Даже так? — равнодушно спросил Олег. А я судорожно стала соображать о чем была речь.

— Сегодня, у входа в больницу. — В груди похолодело, и я едва успела сдержать вскрик! Все-таки наябедничал…

— И что он там делал?

— Официально — приехал на ежегодный осмотр, — ответил Арес, и я практически увидела на его лице ядовитую ухмылку. Я даже дышать почти перестала, боясь пропустить хоть одно слово. Зная Волкова, мой счет сейчас резко удлиняется.

— Тогда… — но договорить тот не успел — зазвонил мобильный.

— Егор звонит, — доложил верный пес своему хозяину. — Пора выезжать.

— Идем.

Голоса стали отдаляться, а я так и осела на пол, беззвучно плача. Я понятия не имела что это за Князь и кто он такой. Но предчувствие говорило, что хорошего ждать не приходилось. Каждая встреча с Волковым заканчивалась для меня… гадко. Да, он не был со мной грубым, не бил. Физически. Но его слова… били наотмашь. И самое ужасное, что я не могла ему возразить. Ведь я струсила в тот вечер, не подумала чем обернется все. И вот теперь я была здесь… Было страшно оступиться — даже несчастные сырники для Ареса были расценены как продажный акт. И плевать Олегу, что сама я бы вряд ли предложила их своему надзирателю.

Утерев слезы, вернулась к себе, забралась в постель и попыталась уснуть. Правда это удалось только под утро и то, скорее подремать, чем полноценно выспаться. И как результат — утром встала с головной болью.

Сегодня хотела поехать к Димке пораньше — побыть с ним до того, как он снова захочет спать. Но боялась спускаться вниз — после того, что услышала вчера вечером.

Внизу мне встретился Егор.

— Доброе утро, — поприветствовал тот меня.

— Доброе, — ответила, осторожно поглядывая по сторонам. — А в больницу вы меня отвезете?

— Да.

Я облегченно вздохнула и отправилась завтракать. Заодно написала матери примерное время встречи. Не уверена была, что та вообще приедет или приедет вовремя. Наша с Димкой мама — она такая.

Пока ела все время ждала, что вот-вот появится Арес или, что еще хуже, сам хозяин дома. Но нет. И то хорошо.

Егор вел себя спокойно и отстраненно. Как и в прошлый раз. К больнице мы подъехали как раз вовремя, и, увидев мать возле входа, я искренне удивилась.

— Через три часа возвращаемся, — бросил Егор, едва я открыла дверь.

— Спасибо, я поняла.

Конечно, я бы с радостью провела и больше времени у брата, но ведь никому до этого не было дела.

— А ты не теряешь времени, — усмехнулась мать, едва я дошла до нее.

— В смысле? — Она взглядом указала мне за спину, и, обернувшись, я увидела машину Егора.

— На такой тачке теперь ездишь.

— Это не то, что ты подумала, — огрызнулась я.

— Ну да, конечно.

— Надеюсь, ты помнишь зачем мы здесь? — устало спросила я. — Пожалуйста, ради Димы изобрази радость, если не испытываешь ее. Он тебя очень ждет.

— Вообще-то я очень люблю своего мальчика, — фыркнула она. — Пошли уже. Что терять время.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 20


Узнав в какой палате лежит Димка, мама еще раз победно усмехнулась, а у меня не было сил с ней спорить. Брат, конечно, очень обрадовался ей. Ксения Федоровна поздоровалась и тактично удалилась, чтобы дать нам побыть с ребенком.

— Мама, а ты совсем вернулась? — осторожно спросил тот, когда первые восторги улеглись.

— Конечно, совсем.

— Может, ты со мной побудешь тогда здесь? Вместо Ксении Федоровны? — и столько надежды было в его голосе, что я едва сдержала слезы.

Димка был еще совсем ребенком и не понимал того, что я прекрасно видела со стороны. Матери было плевать на него и на меня. Но у меня не хватало смелости раскрывать малышу глаза на правду.

— Я? Нет, дорогой, я не могу.

— Но почему?

— У меня много дел, а за тобой здесь хорошо присматривают.

Братишка сразу погрустнел, а мне хотелось накричать на нее. Но не стала устраивать сцен при ребенке. Еще какое-то время мать усердно делала вид, что ей интересно слушать болтовню Димы, а потом вдруг дежурно чмокнула того в щеку, обняла и заявила:

— Милый, рада была увидеть тебя. Скоро снова навещу. А пока мне надо с твоей сестренкой поболтать, ладно? — И пока я приходила в себя от ее финта, она настойчиво подтолкнула меня к двери.

— Это что такое было? — тихо поинтересовалась я.

— Маша, хватит. У меня весь день расписан. И так уже опаздываю.

— Куда? На что ты готова променять собственного ребенка, мама?

— Не говори глупостей, — легко отмахнулась та. — Никого я не меняю. Но мне надо устраивать свою жизнь — чтобы суметь обеспечить Димку.

— Найдешь очередного ухажера? Мам, ему нужно внимание и забота. Он ведь так ждал тебя, а ты…

— Вот только не надо меня отчитывать, — огрызнулась она. — Не такая я уж плохая мать, раз ты на крутых тачках катаешься, а Димка в оплаченной ВИП-палате торчит. — Я округлила глаза, даже не зная, что ответить ей. — И не смотри не меня так — думала, я не пойму что к чему?

— Да ты ведь даже не понимаешь…

— Я все понимаю, Маруся, — перебила меня мать. — И вот тебе совет — держись за своего благодетеля и как следует ублажай его, чтобы он и дальше одаривал тебя. А лучше — тяни с него побольше бабок и ныкай на свой счет.

Мне стало настолько противно, что я просто развернулась и пошла к палате. А мама… Она фыркнула и пошла на выход. Умом я понимала, что ее не переделать, что она дала мне жизнь и я должна быть благодарна, но в груди все равно было холодно и больно. Даже не столько за себя, сколько за брата.

Когда я вернулась одна, тот все понял без слов и не задал ни одного вопроса. Оставшееся время, как могла развлекала малыша, надеясь хоть немного скрасить эту некрасивую ситуацию.

Уходить было непросто. Но нарываться на очередное наказание я не имела права. И так было непонятно, чем обернется для меня встреча с этим непонятным Князем.

Егор был уже на месте и даже слова не проронил, когда я села в машину. Меня это полностью устраивало. Я понимаю не имел чем мне грозит сегодняшний вечер и что придет в голову Волкову на этот раз. Прошлый его урок я прекрасно помнила. И от того было лишь страшнее.

Заняться мне оставшееся время было нечем. Поэтому я послонялась по саду, теперь предусмотрительно не заходя куда-то далеко. Затем сообразила перекусить. И когда уже вернулась в свою комнату, мобильный неожиданно зазвонил. Это снова была мама.

— Слушаю, — ответила я, уже предчувствуя что-то нехорошее.

— Маруся, ты ведь еще не собираешься возвращаться домой? — елейным голосом проворковала она.

— В каком смысле?

— Ты же у своего покровителя сейчас? — Знала бы она…

— Допустим, — сдержанно ответила я.

— И как долго это будет продолжаться?

— Я не понимаю к чему эти вопросы…

— В общем, мне нужна квартира в полное распоряжение. У меня кое-какие планы, и не хотелось бы, чтобы ты их испортила.

— Какие планы? — спросила я упавшим голосом. Прошлый ее план обернулся нашим переездом из столицы и продажей квартиры.

— Личные, Машуня, личные. Ты-то теперь взрослая девочка и должна понимать меня.

— Ты снова собираешься ввязаться в какую-то авантюру?

— Я собираюсь устроить свою жизнь, и в твоих интересах мне не мешать, дочь! — Выдала мама и повесила трубку, а я как дура стояла и слушала короткие гудки…

Я не знала что делать и как реагировать — мать могла учудить всякое. И от этого было не по себе. После того, как я закончила учебу и вернулась, она словно с катушек слетела. Если раньше хоть как-то занималась Димкой, то теперь — будто забыла вовсе о своих обязанностях. А если учесть, что проконтролировать теперь ее некому: брат в больнице, я — тут, то становилось не по себе. Куда я вернусь, когда Волков наиграется? Куда вернется брат, когда поправится окончательно?

От этих размышлений накатила такая апатия и бессилие, что даже плакать не было сил. Я попросту не знала, что делать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 21


Хозяин дома появился вечером. Да, наверное это был вечер — я как-то не следила за временем. После звонка матери состояние было такое, что хоть в петлю лезь. И только мысли о брате удерживали от такой глупости.

— Привет, зайчонок, — хрипло произнес мужчина, закрывая за собой дверь. Но в этот раз у меня не было сил даже элементарно поздороваться — настолько все было безразлично. Не дождавшись ответа, Волков подошел ближе и недовольно цокнул. — Давай без фокусов, девочка. У меня был тяжелый день, и я хочу отдохнуть.

Во мне не было злости или ненависти — просто апатия. И доля здравого смысла, подсказывающая, что злить зверя — плохая идея. Поэтому я молча встала с постели и разделась. Иллюзий, ради чего ко мне пришел Олег, у меня не было. Ему нужно было мое тело. И чем быстрее он получит желаемое, тем быстрее уйдет.

— Похвальная инициатив, — раздалось совсем рядом. А затем он приподнял мое лицо и буквально вгрызся поцелуем. Я стояла послушно позволяя делать все, что хотелось. — Что не так, зайчонок? — усмехнулся он. — Сегодня новая блажь?

Удивительно, но сейчас мне было страшно в полном смысле этого слова. Наверное я была слишком погружена в переживания из-за матери — потому что его ядовитые, насмешливые слова совершенно не задевали меня. Кажется, Волков сказал что-то еще, но я прослушала. И лишь давление на плечи напомнило о том, что происходило в комнате. Я послушно опустилась на колени и принялась расстегивать ремень. Не было ни предвкушения унижения, ни волнения. Будто организм ушел в глубокую перезагрузку. И когда уже собиралась расстегнуть молнию на брюках меня вдруг остановили, схватив за руки. Что ж, если он ждал моих возмущений, то не по адресу. Я так и стояла на коленях, ожидая очередного приказа. Не знаю сколько времени так прошло, пока Олег не отпустил одну руку и не поднял мое лицо вверх. А затем посмотрел как-то… странно. Словно считывал мысли. Будь я менее апатична, наверное испугалась бы. А так…

Внезапно он отпустил меня и отстранился.

— Накинь халат, — бросил он, отходя подальше.

Поднялась с пола и пошла за одеждой. Зачем? Я не знала к чему очередная блажь этого страшного человека. Да и было плевать.

Олег дождался пока я оденусь и кивнул на дверь.

— Идем.

Когда мы спустились по лестнице до меня стало доходить, что возможно он вел меня опять в ту самую комнату, и… И стало не по себе. Однако вопреки подозрениям мы пришли в кухню.

— Садись, — очередной приказ.

Поняв, что ничего ужасного не предстоит я снова погрузилась в состояние полного безразличия. Мужчина же между тем достал два стакана и какую то бутылку с алкоголем из одного из шкафов. А затем обернулся ко мне.

— Ела сегодня? — Я лишь равнодушно кивнула. Тогда он наполнил стакан на две трети и поставил передо мной. — Пей.

Я заторможено уставилась на стакан. Алкоголь я вообще мало употребляла. Точнее практически не пила — разве что шампанское на новый год.

— Мне повторить? — раздался нетерпеливый вопрос. И я выпила. Точнее не сразу — горло обожгло, и я закашлялась, поставив стакан обратно. — До конца, — приказал Волков.

Пока я мучилась и давилась этой дрянью, он достал из холодильника тарелку с нарезкой, которая сегодня осталась после ужина, и поставил передо мной.

— Закусывай. Будет легче.

Я спорить не стала — во рту все еще ощущался гадкий привкус, так что еда была как раз к месту. Пока я заедала свой первый опыт с крепким напитком, Олег снова наполнил мой стакан. Но теперь плеснул и себе.

— Пей, — снова приказал он. Я хотела было возмутиться, но… Но не стала. Снова послушно выполнила все. И второй заход показался мне еще более ужасным. Закусив после, откинулась на спинку стула, чувствуя как тепло разливалось по телу. Мужчина стоял напротив меня и понемногу цедил алкоголь. Не к месту я задалась вопросом — а что это было? Виски? Коньяк? Судя по цвету на водку было не похоже…

Волков поставил стакан на стол и, убрав руки в карманы, криво ухмыльнулся.

— Ну, а теперь рассказывай, заяц, что за танец устроили тараканы в твоей головке?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 22


Я оторопело смотрела на мужчин, не понимая чего тот от меня хотел. Какой еще танец?

— Хватит тянуть резину. Ты, конечно, гордая девочка и помощи не попросишь сама… Так что я жду.

— Мне ничего от вас не надо, — хрипло произнесла я, чувствуя, что тело уже не так хорошо слушается.

— Даже лечение для брата? — ухмыльнулся он. Он попал в точку, тем самым разозлив меня.

— Мы бы и без вас справились, — возразила я, безуспешно пытаясь удержать халат, который почему-то никак не слушался. — Это все вы виноваты! — добавила я.

— Я? Ты правда так думаешь?

— Конечно! — ответила заплетающимся языком. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что стоило все же сдерживаться, а еще не надо было врать, что я поела. Ведь просто слегка перекусила…

— И в чем же я по-твоему виноват?

— В том, что эгоистичный козел, которому нет дела ни до кого, кроме себя, — буркнула, стушевавшись под его взглядом. — Вы же кроме своих желаний ничего не видите! Захотел — и взял. Захотел — выкинул. Захотел — позвал мужиков и отдал на потеху.

— Это все?

— А этого мало? — все сильнее распалялась я. — Так поступают мерзкие ублюдки, у которых нет совести! Вам бы лишь бы член свой присунуть — а кому и куда так без разницы! Будто все должны прям радоваться, могут ноги раскинуть перед вами…

Волков стал медленно приближаться, и чем ближе он подходил, тем страшнее мне становилось. Я нервно сглотнула, догадавшись, что кажется перегнула палку. Попыталась встать и отбежать, но поняла, что едва способна наклониться вперед, не завалившись.

— А ну-ка пошли, — рыкнул Олег, подхватив меня и закинув себе на плечо.

Я ойкнула и зажмурилась. В голове слегка шумело и поза была неудобной, поэтому попыталась вывернуться — но куда там. Мои удары по спине мужчина проигнорировал. Кажется, мы пришли в мою комнату, где меня довольно бесцеремонно сгрузили на пол ванной.

— А что? Теперь будем делать это в ванной? — пьяно усмехнулась я. Чем дальше все заходило, тем больше напоминало дурной сон.

— Рот тебе помою с мылом, — мрачно ответил Олег. А затем правда наклонил меня над раковиной и… действительно заткнул рот мылом.

В этот момент все рамки дозволенного окончательно исчезли, и я стала пытаться вывернуться только бы не глотать эту мыльную дрянь.

— Пусти… мразь… хватит… — хлюпала я, пытаясь ударить мужчину побольнее. Я была так увлечена сопротивлением, что не заметила как оказалась под душем, а потом едва не захлебнулась водой, невовремя вдохнув.

— Успокоилась? — спокойно спросил Волков, шагнув ко мне и встав под струи воды. Сейчас, глядя на него, я видела только огромного дикого зверя. Он говорил тихо, но его взгляд… Он был темным, мрачным и пугающим. Олег медленно спустил халат с моих плеч, и тот упал вниз. А я не могла оторвать взгляд — меня уже вело так сильно, что все воспринималось будто сквозь дымку. Была бы вода холодной, может я и смогла бы протрезветь, а так…

Поцелуй стал неожиданностью — властный, жадный. Волков кусал меня, клеймил, держал за шею, не давая ни единой возможности отстраниться. А затем внезапно мужчина подхватил меня под ягодицы, чтобы тут же резко насадить на себя.

— Ай! — вскрикнула я от неожиданности, но возмутиться мне Олег попросту не дал — тут же заткнул рот поцелуем, а затем стал ритмично трахать. Жестко, с оттяжкой. Так, что я уже не понимала где пол, а где потолок и что со мной происходило. Я была безвольной куклой, которую пользовали. Когда все внезапно закончилось, я все еще была в какой-то нирване — алкоголь все сильнее затягивал сознание. Как вдруг ощутила давление совсем не там, где должно быть. И дернулась от неожиданности. Точнее попыталась — тело было словно ватным.

— Расслабься, — приказал Олег, сильнее упираясь своим членом мне между ягодиц. — Впусти меня.

— Но… не… — невразумительно проблеяла я.

— Я все равно возьму тебя так, как хочу. Будешь упрямиться — порву, и тебе же будет хуже.

Его слова меня напугали, и я совсем не понимала чего от меня хотят. Я хотела вырваться. Правда. Но тело совсем не слушалось. И наверное даже хорошо, что я мало что соображала. Потому что, когда зверь добился желаемого — вошел до конца, я едва дышала, пытаясь привыкнуть к ощущениям. И все вроде получалось, пока Волков не сорвался. Перед глазами потемнело — происходящее я осознавала словно вспышками — резкие, рваные толчки, неразборчивые слова, крепкая хватка на бедрах… И пугающий темный взгляд мужчины… И где-то тут я окончательно потеряла сознание.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 23


Открыв глаза, я моргнула раз, другой, пытаясь понять где я. Приподнявшись, тут же вернулась обратно — виски прострелило дикой болью. Второй раз осматривалась уже более осторожно. Я была в своей комнате. В постели. Абсолютно голая. Память вспыхивала отдельными фрагментами. И судя по дискомфорту между ног и не только между ними, который дал знать о себе, едва я попыталась встать, ночка выдалась та еще. Я мало что помнила, но даже тех крох было достаточно, чтобы пожелать Волкову сдохнуть. И чем скорее, тем лучше.

В ванной умылась, надеясь хоть немного унять то муторное состояние, что у меня было. Во рту было поганый привкус, а в голове — полный бардак.

И очень хотелось пить. И если вот так выглядело похмелье, то мне было непонятно зачем пить алкоголь?

С трудом умывшись и одевшись, я медленно спустилась на первый этаж и добрела до кухни. Идти было неудобно, но пить хотелось страшно. Зайдя в кухню, первым делом пошла к холодильнику, чтобы достать холодной воды. А когда закрывала тот, едва не заорала от страха — потому что услышала голос Ареса.

— Тяжелая ночка, да, Маша?

Я медленно оглянулась на того — мужчина сидел за столом, а в руках у него был нож-бабочка, который он умело вертел. Я нервно сглотнула, стараясь не выдать своего смятения.

— Выпей, — он кивнул на стакан воды и таблетку рядом с ним, — станет легче.

Я упрямо мотнула головой, решив, что ни за что сама не выпью эту дрянь.

— Головка-то бо-бо? — продолжал потешаться прихвостень Волкова, при этом все еще играясь с ножом. А я как завороженная смотрела на мелькающее лезвия и не могла вымолвить ни слова. — Так что, к брату значит не поедешь? — Только этот вопрос смог вывести меня из оцепенения.

— Поеду, — хрипло ответила я.

— В таком виде? — усмехнулся этот гад.

— Мне скоро станет легче, — попыталась сказать это уверенно, но получилось так себе.

— Думаешь, твой зад так быстро отойдет? — лениво поинтересовался Арес, все же убрав нож. А я… замерла. Мысль, что Волков рассказал ему о том, что сделал со мной, обожгла меня. Тут же вспомнились его слова про позвать Ареса, и я запаниковала уже по-настоящему! — Твоя походка, Маша. Мой опытный взгляд не обмануть, — глумливо хохотнул он. — Когда девку первый раз имеют в зад, это всегда видно.

Вот уж кому надо было рот с мылом помыть! Но вслух я естественно ничего не сказала. Боялась. Да и что бы я получила в ответ? Очередную порцию издевательств?

— Ну, и как оно, Маша? Стоит того?

— Что?

— Нравится быть шкурой, которую дерут в зад? Вошла во вкус? — Он говорил так спокойно, словно речь шла о погоде за окном. А я покраснела еще сильнее, не зная куда деваться под его сальным взглядом. — Я вопрос задал, Маша.

Я отвела взгляд, а затем едва заметно мотнула головой, надеясь, что это будет достаточно. Как же я ненавидела Ареса в этот момент! Эта тварь… Он специально давил своими словами, издевался.

— Вот и не зли зверя, — добавил он уже совсем другим тоном. А затем поднялся на ноги и пошел к дверям. — Жду тебя на улице. Двадцать минут у тебя, Маша.

Арес ушел, и я жадно выпила еще полбутылки воды. Но стоило мне дойти до своей комнаты, как меня тут же вывернуло — едва успела завернуть в ванную. Перед глазами все плыло, а саму меня мутило.

Твари. Какие же они все твари! Но идти надо было — Димка и так был один. Я сильно сомневалась, что мать сама навестит его. Поэтому, умывшись, оделась и спустилась вниз. Я правда старалась идти как обычно, но похоже этот козел был прав — такой опыт бесследно не проходит. И когда я подошла к машине, возле которой меня ждал Арес, тот лишь криво ухмыльнулся и кивнул одному из охранников, стоявшему неподалеку. Я быстро юркнула в машину, чтобы не видеть этих понимающих сальных усмешек на лицах мужиков, которые наверняка потешались над тем как я выглядела.

— Повезло тебе, Машуня, — бодро заявил мужчина, садясь за руль. А я тут же напряглась. — Сегодня у тебя аж целых пять часов будет на дела твои.

Я лишь молча кивнула и выдохнула — это и правда было хорошей новостью. Арес завел машину, и мы покинули территорию, выехав за ворота. Я уже приготовилась, что меня может вывернуть от его стиля езды, но на удивление в этот раз мы не гнали никуда. Так что меня хоть и мутило, но было терпимо. Я старалась думать о брате и не отвлекаться на головную боль, что буквально сводила с ума.

— Зря упрямишься, Маша, — бросил Арес, глянув на меня через плечо. — Алкозельцер еще никому не помешал.

Я не стала отвечать. Мне уже хватило одного раза выпить по приказу. Больше не хотелось. Прикрыв глаза, стала считать минуты до больницы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 24


В больнице сначала нашла туалет и умылась холодной водой. Нужно было настроиться на встречу с братом — его пугать я совсем не хотела.

Вдох-выдох. Вдох — выдох.

От моих попыток только голова сильнее заболела, так что махнула рукой и пошла на выход. Но едва шагнула за дверь, как тут же столкнулась с кем-то.

— Ой, — дернулась я.

— И снова вы, — улыбнулся тот самый незнакомец, которого назвали Князем. Я сглотнула и попыталась вывернуться из его хватки. Но мужчина не торопился убирать руки.

— Отпустите, — попросила я.

— Мне кажется, это судьба, — поиграл тот бровями.

— Мне надо идти, — нервно сказала я, озираясь по сторонам. Не хватало еще, чтобы кто-то увидел меня с этим, а затем донесли Волкову.

— Ты кого-то ищешь? Или боишься? — незнакомец тут же стал серьезным.

— Отпустите меня, — уже громче потребовала я. Он наконец отступил и внимательно посмотрел.

— Если тебе, пташка, нужна помощь — то я то, что надо.

— Ага, конечно, — горько усмехнулась я и обошла мужчину по дуге.

Все они готовы помочь, чтобы в ответ получить свое. Я старалась не думать, что тот мог смотреть мне вслед и понять тоже самое, что озвучил утром Арес. Кое-как доковыляв, до лестницы, завернула за угол и там прислонилась к стене, чтобы перевести дыхание. Минут пять стояла, ожидая, что мой преследователь догонит меня. Но нет. Мне повезло. И я медленно побрела вверх.

Брат сегодня был не в самом хорошем настроении. Ворчал, капризничал и вообще не хотел общаться. Со стороны могло показаться, что парень просто избалованный. Но я-то знала в чем была настоящая причина и не злилась на него. Наоборот — решила не давить. Тем более, что головная боль сводила с ума. Мы просто включили мультики и тупо смотрели телик. Я даже подремала немного. Так что время пролетело довольно быстро.

— Маш, а мама когда придет? — спросил Димка, когда я собиралась уже уходить.

— Наверное, скоро, — вымученно улыбнулась я.

— А почему ты сегодня такая грустная? Это потому что я не захотел играть с тобой, да?

— Голова болит. Но и это тоже. Понимаю, тебе здесь немного скучно и хочется домой…

— Нет-нет, мне нормально. Ксения Федоровна интересные книжки читает. И в шашки играть умеет.

— Правда? И как успехи?

— Ну… Я пока ни разу не выиграл, — расстроенно вздохнул брат. — Но я научусь!

— Конечно, милый. Так и будет.

Мы тепло попрощались и я покинула больницу. Арес уже ждал меня. Он явно был чем-то недоволен — стоял рядом с машиной и сверлил меня взглядом.

— Быстро в машину, — бросил он, едва я подошла поближе. Но сам садиться не спешил. Я спорить не стала — просто открыла дверь и залезла внутрь. Вскоре мужчина присоединился ко мне. — Пристегнись, — бросил тот. А затем обернулся и как-то нехорошо посмотрел на меня. — И не ори, если вдруг что-то пойдет не так…

От его слов я застыла, боясь вздохнуть лишний раз.

— В каком смысле?

— Погоняем немного, — мрачно усмехнулся тот, выруливая со стоянки.

Поначалу я подумал, что это его очередные издевательства надо мной и сейчас Арес втопит газ, чтоб снова нарушить все правила. Но нет. Ехали мы вполне спокойно, влились в общее движение. И все было нормально, пока мужчина резко на ушел на повороте вправо. Машина едва вписалась в узкую улочку и тут уж рванула вперед. Я сидела вцепившись в поручень мертвой хваткой. Перед глазами появились цветные круги, а к горлу подкатил ком. Я едва сдерживалась, чтобы не загадить салон.

Как только оказались на другой улице, Арес снова сбавил скорость и вроде бы все устаканилось. Но уже через пару минут маневр повторился. Я боялась думать почему все это происходило — только крепко закрывала глаза и молилась.

Не знаю сколько это продолжалось — я полностью сосредоточилась на том, чтобы сдерживать подкатывающую тошноту. Но вот дорога стала ровной без резких поворотов, и я рискнула все же открыть глаза — мы были за городом.

— Да, ушел, — отрывисто произнес Арес кому-то по телефону. — Да, приставучие суки оказались. — Пауза. — Нет, девчонка со мной. — Еще одна пауза. — Да, понял. Поеду в объезд. Встретите на обводной.

Мы встретились взглядом через зеркало заднего вида и мне стало не по себе — мужчина выглядел очень серьезным. И ему явно было не до шуточек.

— Ты нормально? — поинтересовался он.

— Д-да, — выдохнула, сдерживая тошноту.

— Остановиться могу только здесь — дальше будет нельзя, — зачем-то добавил Арес.

— Да, здесь! — выпалила я. И едва машина остановилась, буквально вывалилась на улицу. А еще через мгновение меня вывернуло практически на колеса. В этот момент было так плохо, что было плевать как я выгляжу. Я просто хотела, чтобы этот бесконечный день закончился.

— Выпей воды, — предложил Арес. Оглянулась — он опустил стекло и протягивал мне бутылку. Я хоть и зареклась принимать от него что-то, сейчас все же поступилась принципами.

И взяла бутылку.

Несколько глотков помогли прийти в себя. Дышать стало легче.

— Садись в машину. Времени мало.

После нашей гонки упираться и спорить не хотелось. Я не была идиоткой и догадалась, что Волков и его прихвостни не пай-мальчики. А значит и дела у них, судя по всему, были темные. А значит и остальное тоже…

Молча потянула обратно бутылку, но мужчина отрицательно мотнул головой, и села обратно в тачку.

Оставалось надеяться, что я выдержу остальную дорогу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 25


Волков


Мелкая, наивная девчонка. Сколько таких я повидал в жизни?

Упрямая, в чем-то даже бесстрашная. Тряслась вся, но все равно продолжала хамить.

Зачем я ее потащил с собой в тот вечер? Кто бы знал…

Просто понравилась? Нет. Напомнила о прошлом, которое давно уж померкло в памяти. И так захотелось чего-то свежего. Даже тот факт, что оказалась нетронутой и неопытной, меня не смутил.

Хотя мог бы.

Я перестал верить в чистоту в этом мире. Человек человеку — враг, зверь.

Маша. Простое имя. Ничем не примечательное.

Хрупкая. Нежная девочка. Держишь ее в руках, а у нее сердечко вот-вот выскочит. Приятное чувство.

Отказаться от него было сложно. И я не стал. Да и к чему? Я давно уже был на том уровне, когда можешь позволить себе то, что хочешь.

Я не любил ломать людей. Но иногда приходилось. Потому что неподчинения не терпел. Никогда. Даже от нее…

И первый жестокий урок был вовремя и к месту. Наивная глупышка решила сбежать.

От меня не сбегают. Никто. Никогда.

Можно было бы найти вариант попроще, менее проблемный. Но зачем? Эта девочка внесла некое разнообразие в рабочую рутину. Даже Арес вон встряхнулся. Старый проныра сразу понял что к чему, но расспрашивать не торопился. Умен, бродяга.

В нашей среде мало достойных людей. А уж достойных женщин… Пожалуй, что и не бывает. Редкий мужик может похвастаться, что у него — по-настоящему любимая жена.

Когда-то я мог… Была и жена, и сын… Но все потонуло в крови и смраде…

И все, что теперь я себе позволял — временные игрушки, которые хоть ненадолго могли разнообразить жизнь.

Ни больше, ни меньше.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 26


Где-то через полчаса машина остановилась рядом с другим внедорожником. Арес вышел и о чем-то переговорил с водителем. А затем вернулся ко мне.

— Выходи. — Приказал он.

Я послушно вылезла и пошла вслед за мужчиной. Водитель — незнакомый охранник уступил место Аресу.

— Отзвонюсь, — бросил он напоследок и ушел в нашу машину.

— Пристегнись, — снова прозвучал голос Ареса, и мы поехали дальше.

Я не любила боевики, но было странное чувство, будто попала в один из них. Не хватало только харизматичного героя, который спасет бедную девушку. Даже подумала, что мы приедем в какое-то другое место — спрашивать, само собой, не рискнула. Было видно, что мужчина явно не в настроении.

Но нет. приехали мы к дому Волкова. Когда за нами закрылись ворота и машина припарковалась, я наконец с радостью вышла на свежий воздух. И первой что я увидела — Волков. Он стоял неподалеку, убрал руки в карман и в упор смотрел на меня.

Темный, мрачный, огромный зверь.

В горле пересохло и я не знала, что теперь делать. На негнущихся ногах прошла чуть вперед и замерла, ожидая решения хозяина дома. Он мог сделать все, что угодно — я не сомневалась. Поэтому стояла и тряслась.

— В дом иди, — бросил он, подходя к Аресу. — И из комнаты своей чтоб ни ногой.

Коротко кивнула и засеменила к дверям. Это был лучший вариант для меня. Но тошнота никуда не делась — так что подъем по лестнице затянулся. Именно поэтому, стоя наверху, услышала Волкова и его прихвостня.

— похоже, Паша опять вляпался, — сказал Арес.

— Значит, будет отвечать раз накосячил. Как они узнали про девчонку?

— Думаю, кто-то в доме.

— Проверь каждого. Лично, — бросил Олег, и голоса смолкли — остаток разговора я уже не слышала. Но и этого было достаточно. В груди похолодело — я отлично поняла что речь шла обо мне. Вот только зачем я кому-то? Неужели меня посчитали важной для Волкова? Бред какой-то. Очередная игрушка влиятельного бизнесмена.

Но это все могло подождать — сейчас нужно было лечь отдохнуть. И желательно поспать.

Проснулась я ближе к вечеру — голова перестала сводить с ума, и чувствовала я себя вполне сносно. Даже есть захотелось. Но выходить из комнаты… Где-то с час я просидела, не зная чем себя занять, пока все же не решилась спуститься вниз.

Везде было тихо, и несмотря на мои опасения никто меня не отправил наверх, запретив спускаться. Наскоро поев, я вернулась обратно в комнату, ожидая, что хозяин дома вот-вот явится по мою душу.

И боялась. Вчерашнего шоу мне было с лихвой — даже тех обрывочных воспоминаний, что у меня были. Стоило только вспомнить ЧТО делал со мной Волков, как становилось стыдно и гадко. Конечно, он спишет все на то, что я посмела его разозлить, но… Я ведь просто сказала правду! Он таким и был — самодовольным ублюдком, решившим, что ему можно все!

Сукин сын! Чтоб ему пусто было!

Я не знала как вести себя с ним, когда он все же заявится ко мне — и от этого ожидание еще сильнее давило на меня.

Но он не пришел! Почти до полуночи я сидела и ждала — боялась пропустить и быть не готовой, чтобы… Что именно я собиралась сделать, так и не придумала. Но однозначно не хотела, чтобы меня застали в расплох.

А утро встретило меня новостью, выбившей меня из колеи окончательно…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 27


Спустившись вниз, я рассчитывала увидеть или Егора, или Ареса, которые отвозили меня в больницу. Но ни одного из них так и не нашла. Позавтракав и собравшись, пошла искать хоть кого-то.

На улице встретила незнакомого охранника.

— Доброе утро! А где я могу найти Ареса? Или хотя бы Егора,

— Их нет, — скупо ответил тот.

— А кто меня отвезет в больницу? — растерялась я.

— Никто. Вас велено не выпускать с территории дома.

— То есть как?! А сам Волков где?

— Уехал, — был мне ответ.

— Но… — я беспомощно оглянулась, а вернувшись взглядом к охраннику, поняла, что ему наплевать на мои терзания.

Развернулась и пошла обратно в дом. Первая мысль — попробовать сбежать. Но прошлая моя попытка была настолько провальной, что рисковать снова я попросту не могла. По крайней мере не так — не в лоб. И все же душа была не на месте — Димка будет ждать меня, а я, судя по всему, вряд ли сегодня приеду.

С полчаса я металась по комнате, пытаясь придумать хоть какой-то выход из ситуации. Пока наконец не сдалась и не признала, что единственное решение — позвонить матери. Да, она могла отказать, могла все испортить — но по крайней мере хотя бы предупредит брата.

— Привет, Маруся, — ответила мама с третьего раза.

— Привет, мам. У меня к тебе одна просьба. Очень-очень важная.

— Что такое?

— Навести, пожалуйста, сегодня Димку. Я никак не могу.

— Что, так сильно укатал тебя твой? — ухмыльнулась она. Я сцепила зубы, чтобы не огрызнуться — сейчас не стоило ругаться.

— Можно и так сказать.

— Ой, не знаю, Маш. Я вообще-то сегодня по делам уехать должна.

— Мам, пожалуйста! — В трубке повисла пауза.

— Ладно, — неохотно ответила она. — Раз уж ты так просишь. Хотя за ним там отлично присматривают. Чего мотаться?

— Пожалуйста! Просто зайди и передай, что у меня случились непредвиденные обстоятельства…

— Зайду. Надеюсь, ты компенсацию этих обстоятельств-то получишь?

— Мама!

— Не тупи, дочь. И будь похитрее.

Она нажала отбой, а я едва не разрыдалась. Абсурдная ситуация, но выбора особого не было.

Весь день я была как на иголках. Зная мать, я была уверена — та не побежала к Димке сразу же. Нет. Повезет, если она все же не забудет и приедет к нему хотя бы после обеда.

И действительно так и вышло. Ближе к вечеру я не выдержала и позвонила ей сама.

— Мам, ты навестила Диму?

— Навестила.

— И как он?

— Да что ему будет-то? Под присмотром. Нормально все с ним. Даже хорошо, что ему еще долго там лежать.

— Что значит хорошо?

— Неважно, — тут же затараторила мать. — И вообще у меня…

— Мама! Ты что-то собралась делать опять?

— Собралась — не собралась. Какая тебе разница? Ты у своего хахаля все равно живешь. Считай, отрезанный ломоть.

— Я надеюсь твои планы не связаны с нашей квартирой?

— С нашей? Маруся, это вообще-то МОЯ квартира. Так что я буду делать все, что посчитаю нужным.

— Но как же мы с Димой?

— Ты уже живешь не дома, — отрезала она. — А мы с Димкой и в новом месте можем устроиться. Так что все к лучшему.

Я мысленно выругалась, но постаралась сдержать эмоции и успокоиться.

— Мам, не делай глупостей. Пожалуйста. Зачем?

— Потому что мне нужны деньги, Маша. Или может твой спонсор мне поможет?

Повисла пауза. Я не знала что говорить. Конечно, наша мама всегда была чудной. Но настолько, что я попросту перестала ее узнавать — нет. Я не понимала когда она успела настолько осучиться.

— Я… узнаю… — с трудом выдавила, чтобы хотя бы выиграть время.

— Правда? — тут же оживилась мать. — Это было бы очень здоров, Машунь. Мне надо не так много — тыщ сто хватит.

Я закатила глаза, едва сдержав крик.

— Куда тебе такие деньги?

— Бизнес открыть, конечно. Мой мужчина открывает свой бизнес. Скоро у меня тоже будет такая же тачка, на какой тебя катают.

— Я поняла, мам. Пожалуйста, не делай ничего с квартирой….

Ответом мне были короткие гудки. В очередной раз жизнь решила поставить мне подножку…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 28


Я не находила себе места после разговора с мамой. Сто тысяч — огромные деньги для меня. Да, у меня были кое-какие сбережения, отложенные с подработки, пока училась. Но это были крохи по сравнению с тем, что было нужно. И на что?! На блажь, которая даже не факт, что сработает.

Я была в отчаянии. Не знала как быть и что делать. В больнице про состояние Димы не рассказали ничего нового. И по крайней мере хотя бы с ним все было нормально. Если не считать того, что я понятия не имела ЧТО мама наговорила ему, когда навещала.

Раньше я была бы уверена, что она не станет делать больно ему. Теперь я уже ничего не знала.

Мысли были разные, но ничего толкового я придумать не смогла. Кроме того, что придется идти на поклон к Волкову и просить отпустить завтра в больницу. Для начала.

Что делать с квартирой я попросту не представляла. Пока единственный вариант — просить денег у Олега. Но это было…

Я пару раз выходила на улицу, но никаких машин на территории не заметила. Хотя обычно на парковке стояло два-три внедорожника. Только когда стемнело, заметила из окна, как ворота открылись, и три машины проехали через них. Я замерла вглядываясь в фигуры тех, кто вышел. Кажется, среди них был и Арес, и Волков.

Первый порыв — побежать и попросить поговорить. Но к счастью я удержалась от этого опрометчивого шага. Постаралась взглянуть как это будет выглядеть. И поняла, что торопиться не стоило.

Во-первых нужно было поймать Олега одного. Обсуждать свои дела при том же Аресе или других охранниках не хотелось. Поэтому решила немного подождать. Учитывая, что вчера Волков так и не пришел ко мне, то весьма вероятно, он заявится сегодня.

Но время шло, а ничего не происходило. И я сдалась. Решила спуститься вниз на разведку. Но перед этим достала из пакетов одежду, которую купили по приказу Волкова. Несколько минут пришлось потратить на то, чтобы все же решиться на задуманное. В конце концов в чем-то мама была права — раз уж я все равно вынуждена во всем этом участвовать, то лучше хотя бы попытаться использовать обстоятельства, чтобы помочь брату. Потому что иначе я не была уверена, что мы с Димкой не окажемся в каком-нибудь бараке после всех мамины экспериментов.

В доме было подозрительно тихо. Словно никто не возвращался. Я до сих пор не очень хорошо ориентировалась в нем — да и не очень к этому стремилась. Одного раза быть застуканной мне хватило.

В кухне никого не было. Я уже подумала набраться смелости и попробовать сходить к кабинету в другой стороне, как услышала чьи-то шаги.

И хотя я сама хотела найти хозяина дома, испугалась. Замерла на месте, прислушиваясь.

— Да, понял, — раздался голос Ареса. — Я передам Волкову.

Выглянула из-за угла — мужчина направился вглубь коридора, а затем свернул в какую-то нишу. Времени на размышления особое не было. И я рискнула — последовала за ним.

Оказалось, что в этом огромном доме настоящий лабиринт из коридоров. Наконец, Арес остановился перед какой-то дверью и, открыв ту, зашел внутрь. Внешне она мало чем отличалась от остальных, но едва я приоткрыла ее — заметила, что та была куда толще. Внутри был небольшой коридор, и я осторожно проскользнула внутрь. Дверь бесшумно прикрылась за мной, и полумрак окутал меня. Пройдя пару шагов вперед, замерла, глядя на то, что происходило в комнате….

Волков стоял посреди комнаты, держа в руках пистолет, а на полу лежал избитый мужчина. Кажется, это был садовник — я пару раз видела его мельком. Он тихо скулил и что-то неразборчиво бормотал. Еще двое незнакомых мужчин стояли с другой стороны.

Арес подошел к своему хозяину и что-то тихо тому произнес.

— Вот как. Жаль, Семен. Но предателям дорога одна… — мрачно произнес Волков, наставил на садовника пистолет и выстрелил. А я… закричала. От неожиданности. От ужаса. От того, что увидела…

И в этот момент меня заметили…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 29


Я в ужасе зажала себе рот рукой, но было уже поздно. Пару мгновений Волков сверлил меня тяжелым взглядом, а затем мрачно ухмыльнулся.

— Иди сюда, девочка.

Первая мысль — бежать! Но я так перепугалась, что ноги не слушались. Я так и стояла, примерзнув к месту. И смотрела-смотрела-смотрела в глаза зверю. Он чуть наклонил голову и нетерпеливо фыркнул.

— Я сказал — иди ко мне.

Я не видела никого, кроме него. Медленно сдвинулась с места и приблизилась к мужчине. Краем глаза все же заметила жертву, под которой расползалось темное пятно.

Мужчина прижал меня к стенке, от чего я ойкнула, но не оторвала взгляда. В голове промелькнуло, что вот сейчас я поплачусь за свое любопытство, и меня точно также просто… убьют!

— Сними одежду, — прозвучал очередной приказ.

Я моргнула, осознавая его слова. Очень медленно отвела взгляд, но оказалось, что мы остались в комнате одни — когда? Я не знала. Но от этого испытала настоящее облегчение. Почему-то мысль, что мое наказание или унижение не станут публичными, немного успокоила. Хотя сердце по-прежнему колотилось, как сумасшедшее.

— Я жду.

Нервно сглотнув, расстегнула молнию на своем домашнем платье и сбросила его в сторону. Я уже собиралась сделать то же самое с бельем, но Олег остановил мою руку. Его взгляд блуждал по моему телу и светился каким-то бешеным предвкушением. Впрочем, его реакция была понятной — белье, которое я все же рискнула надеть, было непозволительно откровенным.

— Очень хорошо, — хрипло произнес он. А затем прикоснулся к моему животу ИМ! Пистолетом.

Я резко вдохнула и попыталась отстраниться.

— Стой на месте, зайчонок, — проурчал тот, продолжая водить дулом по животу. — Смотри мне в глаза.

С каждой секундой мне становилось все труднее дышать. Было так страшно и остро, что я начала теряться в происходящем. Почему-то я все ждала, что зверь сорвется и возьмет свое, проявит свою уродливую натуру, снова надругавшись надо мной.

Но нет. Он выжидал, продолжая свои ласки оружием! Из которого только что убил человека!

И чем дольше это длилось, тем острее мне становилось. В крови бурлил адреналин — от страха, от того насколько порочно все это выглядело. Да от всего!

Мужчина ловко поддел бретельку бюстгальтера пистолетом, и та сползла с плеча. Затем проделал тоже самое со второй. И хотя мне по-прежнему было страшно — ужаса, что он меня пристрелит, уже почти не было.

Я понимала, что он играл со мной, словно кот с мышкой. Но не могла оторвать взгляд. Уже сама. Я смотрела и пыталась понять — что же дальше? Меня пугал уже не только Волков, но и моя реакция на происходящее. Почему я не испытывала отвращения? Почему мое тело покрывалось мурашками, а когда Олег задевал особо чувствительные места, я и вовсе ощущала приятные импульсы где-то в районе живота.

— Сними, — хрипло приказал он, указав на бюстгальтер.

Я медленно выполнила требуемое. И тут же его свободная рука накрыла одну грудь, сжала ту, а я… не сдержала предательский стон. Мне хотелось, чтобы он был грубым, жестоким — тогда все было бы правильным, а я — могла бы его ненавидеть. Тогда не было бы этого неясного томления внутри!

— Такая красивая, — проурчал Волков, а затем я почувствовала пистолет между ног. Он лишь слегка нажал на самое чувствительное место, а я едва не провалилась за грань.

— А… — выдохнула я, закатив глаза.

— Тише, девочка. Мы только начали, — усмехнулся он. А затем чуть усилил напор и тут же отступил. — Спорим, ты вся мокрая, зайчонок? Любишь опасность? Заводит тебя это?

Я плохо соображала в этот момент и вряд ли осознавала, что именно он мне говорил. И все же попыталась мотнуть головой, отказаться. Но движения стали более настойчивыми, и я уже не могла удержаться.

— Давай, заяц, не сопротивляйся, — проурчал он мне ухо. И я… сдалась. Полетела в пропасть удовольствия, судорожно глотая воздух.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 30


Если бы не руки Олега, наверняка бы сползла вниз. Но он не дал — отбросил пистолет в сторону, порвал кружевное недоразумение, которое вряд ли можно было назвать трусами, и резко вошел в меня.

— Да, вот так, — выдохнул он мне в шею. Его руки крепко сжали мои ягодицы, и мне пришлось обвить его ногами, чтобы было удобнее, а руками схватиться за его плечи.

Я думала, что Олег сорвется, но вместо этого он едва ощутимо погладил кожу, сжал ягодицы и снова посмотрел мне в глаза. Его намек на прошлый секс был настолько очевиден, что я боялась пошевелиться. А что если снова?

— Не понравилось, — произнес он. Я согласно кивнула — это было правдой. Этот опыт мне не понравился. — Вот и не зли меня, девочка, больше. Договорились? — Я снова кивнула в ответ, загипнотизированная его темным взглядом. — Зачем ты спустилась сюда? Зачем пришла?

— Я… Я не… — связать слова в единую мысль никак не получалось — ведь мужчина до сих пор был во мне и несмотря на серьезный тон совершал едва ощутимые движения, которые медленно, но верно снова туманили сознание.

— Ты так дрожишь… Снова что-то сделала у меня за спиной? — Едва он озвучил свой вопрос, как у меня перехватило дыхание. Страх вновь захлестнул с головой и возбуждение рассеялось.

— Нет! — хрипло вскрикнула я.

— Тогда зачем? — Спросил низким, рокочущим голосом Волков.

Я смотрела на него и злилась, что так боюсь, что так слаба и ничего не могу сделать. Что вынуждена делать ТАКОЙ выбор!

— Я пришла попросить о помощи, — едва слышно ответила я, все же зажмурившись. От страха и от стыда, который накрывал меня с головой.

— Смотри мне в глаза, — рыкнул Олег и резко изменил темп толчков. Теперь он был словно ураган, сметающий все на своем пути. А мое тело… Оно просто сдалось и подстроилось под захватчика. Его взгляд горел настоящим сумасшествием! И что самое ужасное — кажется, заражал меня. Ведь я совершенно точно не должна была испытывать удовольствие в такой ситуации. Не должна! Но все смешалось. И страх, и стыд, и желание, которого быть не должно… Кожу обжигали голодные поцелуи, и я ужасом понимала, что мне их хотелось! Будто вся я превратилась в оголенный нерв — куда ни тронь, везде чувствительно и остро.

— Да, вот так, моя девочка, — бормотал Волков, вколачиваясь все быстрее. Его рука скользнула мне на затылок, удержав от удара о стенку. Но этот эпизод растворился в последующем апогее. — Дааа…

Я еще с трудом соображала, а мышцы внутри продолжали сокращаться, когда мужчина отстранился и опустил меня на ноги. Он бросил взгляд на тело мужчины.

— Я не прощаю предателей, девочка. Запомни это. Оденься и иди к себе, — бросил он, поправив одежду и выйдя из комнаты. А я сползла по стене на пол, все еще дрожа от пережитого удовольствия и вместе с тем плача от того, что только что произошло. Рядом с телом садовника…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 31


Мне потребовалось время, чтобы успокоиться. Я не знала что думать и как быть дальше. Да, я переступила через себя и попросила Волкова о помощи. Но ничего конкретного так и не успела сказать. Меня просто использовали. В очередной раз. Немного успокоившись, я поняла насколько близка была к тому, чтобы попрощаться с жизнью. Что помешало бы Олегу точно так же расправиться со мной? С трудом оторвав взгляд от тела садовника, нашла свою одежду и уже оделась, как заметила пистолет.

С минуту я гипнотизировала тот взглядом. Первая мысль — взять и использовать по назначению. Я даже наклонилась за ним, но… Перед глазами вспыхнул момент, когда Волков нажал на курок, и я застыла, пытаясь представить, что вот так же лишу его жизни. И не смогла. Хотела бы, но не смогла. Вторая мысль — кроме него в доме полно охраны. И даже если вдруг, я смогу переступить через свой барьер и выстрелить в Олега, то выпустят ли меня остальные? Однажды я уже попыталась сбежать. И чем это обернулось?

Медленно поднялась на ноги, поправила халат и вышла в коридор, где тут же наткнулась на Волкова. Тот стоял возле противоположной стены и просто смотрел. Внимательно, проникновенно. Словно читал мои мысли.

— Ты что-то долго, — заметил он. А затем окинул меня внимательным взглядом, словно что-то искал. — Неужели не взяла?

— Что?

Вместо ответа мужчина прошел мимо меня в комнату и вышел, держа в руках тот самый пистолет.

— Это был твой шанс, Маша. Но ты не воспользовалась им. Знаешь почему? — Я так удивилась впервые услышать от него не прозвище, а имя, что даже не нашлась, что ответить. — Потому что нажать на курок на самом деле не так-то просто. И ты либо способен на это, либо нет.

Он замолчал, ожидая моей реакции. Но я так и стояла молча, не зная что тут добавить.

— Ты — не способна. И это не самое плохое качество для женщины, — негромко произнес Олег и едва ощутимо провел свободной рукой по моей щеке. — Иди к себе, зайчонок. И запомни как следует, что бывает с теми, кто меня предает.

Пауза затянулась, и мне пришлось развернуться, чтобы послушно вернуться наверх, но… Было стыдно и неловко, и я корила себя за собственную слабость, но ради Димки я готова была унижаться.

— Я хотела… — прокашлялась, развернувшись к хозяину дома. — Можно мне…

— Ах да, ты ведь для чего-то искала меня.

— Да.

— И в чем же дело? Готова попросить меня о помощи?

— Да…

— Я слушаю.

— Мне… — Во рту пересохло, и каждое слово давалось с огромным трудом. — Мне нужны деньги.

Олег иронично усмехнулся и подошел поближе. Теперь свет лампы хорошо освещал его лицо, и я могла различить снисхождение во взгляде.

— И сколько?

— Сто тысяч, — едва не плача произнесла я. Щеки горели от стыда. Наверное, этот момент был еще большим унижением, чем то, что я пережила от шуток Ареса. Там хотя бы не было моей вины, а тут… Я сама сознательно шла на сделку с дьяволом. Словно меркантильная шлюха. Да, мама может не остановиться на достигнутом. Но я надеялась, что это даст отсрочку и я что-то придумаю, чтобы отговорить ее от безумия с квартирой.

— Ты продержалась дольше других, зайчонок. Но сразу поставила высокую планку, — ухмыльнулся между тем Волков. — Зачем тебе такие деньги?

— Это мое дело. Если вы не хотите помочь…

— Ну, почему же. Меня такой цифрой не смутить. Но я хочу знать — зачем тебе деньги. Ты ведь даже одежду… — он многозначительно окинул меня взглядом, — все это время не принимала. А тут такая перемена. С чего вдруг?

Было горько и стыдно признаваться в собственном бессилии. И я не смогла. Мотнула головой и, развернувшись, ушла. Пока поднималась корила себя за идиотизм — разве такой человек, как Волков, мог сделать хоть что-то хорошее просто по доброте душевной? Конечно, нет. Я не сомневалась, что если бы я ответила на его вопросы, он бы в конце концов помог. Но сначала — поиздевался бы вдоволь. Как и его дружок Арес.

И только когда забралась в душ и включила горячую воду, чтобы смыть с себя безумие, произошедшее внизу, поняла, что совершенно забыла спросить про больницу! Разрыдалась, как дурочка, что так сглупила. Пойти сейчас к зверю, которому не ответила, было плохой идеей. За эти дни я уже поняла — Олег не терпел, когда его не слушались. И наказывал. Удивительно, что он не стал требовать ответа, а просто отпустил. Но в любом случае сегодня попробовать договориться с ним — плохая затея. А завтра… Кто знает как рано он уедет и смогу ли я убедить отпустить меня к брату?

Пока вытирала волосы, решила поставить будильник пораньше и попросту караулить мужчину. А что делать? Мне очень нужно было к Димке!

А выйдя из ванной, я едва не закричала от неожиданности — на постели сидел Олег…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 32


Он был в домашней одежде, а волосы его были чуть влажными. Когда успел только? Волков смотрел спокойно и даже равнодушно.

— Что застыла? — усмехнулся он. — Проходи.

— З-зачем?

— Расскажешь куда будешь вкладывать деньги, зайчонок.

— Почему вы решили, что вкладывать?

— Ну, не на шмотки же ты их потратишь. — И так уверенно он это заявил, что я растерялась.

— Нет, конечно.

— Ну, так я жду.

— Маме помочь хочу, — пробормотала, отведя взгляд.

— Добрая душа, значит. — Фыркнул хозяин дома. — Ну, маме так маме. Завтра получишь свои деньги, — сказал он и, поднявшись с постели, направился к двери.

— Подождите! — осенило меня.

— Что такое? — лениво обернулся Олег.

— Я к брату хотела завтра… Мне сказали, что меня не выпустят…

— И?

— Можно мне к нему?

— Ты ведь умная девочка, да? Полагаю, догадалась почему вы с Аресом погоняли по городу?

— Догадалась, — сдавленно ответила я.

— Хочешь брата сестры лишить? — Я мотнула головой. — Вот и сиди, не высовывайся.

— Но он же там один, — беспомощно возразила я.

— Он под присмотром врачей. За ним должный уход. О чем еще волноваться?

— Вы не понимаете… — отступила я, покачав головой. — Вы черствый человек… — Взгляд мужчины потемнел, и я тут же прикусила язык.

— Уверена, что хочешь продолжить? — Я отвела взгляд, с трудом сдерживая слезы. — Вот и хорошо.

Он ушел, а я зарыдала в голос. Да, одну проблему Волков пообещал решить, но что делать со второй? Я злилась на него, ненавидела! Но поделать ничего не могла.

Абсолютно ничего…

Настроения с самого утра не было — к Димке мне не поехать, а деньги… Из-за них я тоже нервничала. Вдруг мама не дождется и решит, что я не помогу? После завтрака снова ушла в сад — погода, как назло, была отличной. Добрела до качелей, что приметила в прошлый раз, и уселась на них, все больше погружаясь в свои невеселые мысли.

После того, что я увидела вчера, мои шансы на то, чтобы выбраться отсюда живой, резко сократились. Вряд ли Волков оставит в живых свидетеля. Столько раз я уже отругала себя за нетерпеливость! Ведь могла просто посидеть в комнате, но нет! Захотела пойти сама искать зверя…

Вдруг качели резко дернулись, от чего я ойкнула и стала оглядываться по сторонам.

Арес. Ну, конечно же.

— Привет, Машуня, — довольно ухмыльнулся тот, присаживаясь рядом. А я инстинктивно попыталась отодвинуться подальше от него. — Что, не в настроении сегодня?

— Что вам надо? — буркнула стараясь, не смотреть на мужчину.

— Вот, подарок тебе принес, — и положил между нами небольшой листок.

— Что это?

— Ну, ты же переживаешь за братика своего…

— Что с ним?! — резко повернулась к нему.

— Позвони и узнаешь, — многозначительно произнес Арес. В груди все перехватило. Первая мысль — Волков отыгрался на Димке. Дрожащими руками я взялась за листок, на котором был номер начеркан номер мобильного.

— Да не трясись ты так, — лениво добавил мужчина. — Это номер телефона пацана твоего. Можешь звонить ему, раз уж свиданки пока под запретом.

— Правда? — наивно переспросила я.

— Правда-правда, — хохотнул тот. — Только вот рыдать от благодарности не надо. Олега будешь благодарить.

От его намеков стало не по себе. Впрочем, и так было понятно, что просто так в этом доме ничего не дается. Я нервно продолжала крутить лист в руках, хотя хотелось побежать к себе и позвонить Диме.

— А вот еще подарок, — произнес Арес и протянул мне уже куда больший лист.

— Что это? — опасливо спросила я.

— А ты возьми и посмотри, — предложил он.

Забрав бумагу и прочитав написанное, я опешила.

— Но как? Я думала…

— Что ты думала, Маша?

— Что это будут наличные, — смутилась под его насмешливым взглядом. — Там ведь паспорт нужен… — В ответ Арес расхохотался.

— Ты такая наивная, Машуня. Если ты Олежку также развлекаешь, понятно почему он в хорошем настроении после тебя.

Я покраснела еще сильнее. Мужчина хоть и продолжался издеваться, но угрозы от него в данный момент я не чувствовала.

— И я могу… эти деньги…

— Да, там и пароли, и вся необходимая информация. Банкоматов у нас тут нет. Так что разве что полюбуешься на цифры на счету, — хохотнул он. Вроде веселился, но встретившись с ним взглядом, я заметила, что на самом деле он цепко следил за мной и моей реакцией.

— Хорошо, спасибо, — сдержанно поблагодарила я и положила листок рядом с собой.

С минуту мужчина сверлил меня тяжелым взглядом, а затем молча ушел.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 33


Волков


Стройная, хрупкая девочка. Сидела с идеально ровной спиной. Словно штырь у нее в позвоночнике. Даже отсюда, из кабинета, я отлично чувствовал ее напряжение, которое не отпустило и после ухода Ареса.

Наивный зайчонок, попавший в логово зверей. Вывезет ли она?

И ведь боится, а все равно пытается храбриться, хамит, нахалка такая. Но было в ней что-то, помимо очевидного. Что-то, что заставляло желать снова и снова. Можно было бы найти любую шлюху по вкусу — и рыжую, и белобрысую, и невинную даже! Но хотелось эту. Особенно после вчерашнего — стоило вспомнить, как она возбуждалась, хотя и пыталась сопротивляться этому. Она в откровенном белье и ствол, ласкающий нежную кожу. Давно я не испытывал таких эмоций. Словно эликсир бессмертия глотнул — а ведь казалось уже все, впереди только череда серых будней. Но эта девочка смогла раскачать, напомнила каким был когда-то. Напрочь сорвало планку, хотя после того, как узнал про Семёна, был в ярости.

До сих пор перед глазами стоял ее взгляд в тот момент. Глупый заяц выбрался из укрытия так не вовремя… И ужас в ее глазах… На короткий миг в груди что-то заскребло, и я принял решение за долю секунды. Удержать. Не дать погрузиться в тот мрак, что уже накрывал ее…

Пройдет время, и она втянется, примет все, что происходит, и пропадет этот невинный флер. Осучится, как и все они, распробует выгоду от того, чтобы вовремя раздвигать ноги. И сказка закончится. Но пока этого не произошло, я собирался насладиться каждым мгновением с этой красоткой.

— Все наблюдаешь? — поинтересовался Арес, подходя ко мне.

— Как прошло?

— Как я и говорил — трепетная лань в шоке.

— Не отказалась?

— Думала, ты ей наличку выкатишь, — хохотнул тот.

— Ясно.

Мы замолчали, каждый думал о своем. Арес вообще был очень умным и толковым мужиком. Другом. Одним из немногих, кому можно было доверять по-настоящему.

— Она вчера все видела, — наконец, произнес он то, о чем я и сам думал уже.

— Видела.

— Уверен, что она так нужна?

— Арес…

— Я не дурак, все понимаю. Но найдутся те, кто тоже все поймет. И тогда мишень с ее спины уже не убрать.

— Сомневаешься во мне? — обернулся к нему.

— Нет. Но понимать обстановку хочу.

Старый добрый Арес. Хитрый, изворотливый лис, который всегда осторожничал. Не счесть сколько раз именно это спасало наши жизни. И я был ему благодарен.

— Она останется здесь. А остальные… Тех, кто мог бы понять, уже нет в живых, брат.

— Твое право.

— Узнай куда она переведет деньги.

— Думаешь, это подстава?

— Узнай и доложи, — повторил, проигнорировав вопрос.

— Ну, раз уж так она важна…

Развернулся к Аресу и внимательно посмотрел на него.

— А что ты так переживаешь за нее? Приглянулась девочка?

— Она? — искренне удивился друг. — Я предпочитаю пантер, а не… — он поморщился. — … кроликов-недотрог.

— Вот и оставь травоядных в покое, — усмехнулся я. — А лучше займись делом.

— Да сделаю все — можешь быть спокоен, Олег. И, кстати, скоро сходка…

— И?

— Паша до сих пор в городе, а товар до сих пор не найден.

— То, что творится за нашими границами, меня не касается.

— Да, но Князь не просто так вернулся.

— Он просто давно не получал по заднице, как следует, — поморщился я.

— Некоторые недовольны пропажей и хотят устроить поиски, сам понимаешь… — добавил Арес, понизив голос.

— В заду у себя пусть поищут. В моей области беспредела не будет.

— Тогда стоит подготовиться к встрече. И все-таки прощупать Пашу…

Он был прав. Князь зарвался — молодой, дурной пацан. Вроде уже за тридцатку перевалило, а до сих пор по краю ходил, как сумасшедший.

— Хорошо. Пригласи его ко мне. Заодно и еще кое-что проверим, — сказал, снова глядя на девушку, которая медленно шла по саду. Арес проследил за моим взглядом и ухмыльнулся.

— Думаешь, они знакомы?

— Узнаем, — флегматично ответил я.

Арес ушел, а я так и стоял у окна, размышляя о том, как решить насущные проблемы. Крысу в доме нашли. Но заказчик ускользнул. А значит дом по-прежнему уязвим. Охрану, конечно, перетрясли, и Арес свое дело знает. Но что дальше? Каков будет ход противника?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 34


После ухода Ареса я не сразу решилась пойти к себе. Сначала долго сидела и думала. Соблазн перевести маме деньги манил меня. Но еще я понимала, что дороги обратно после этого не будет. Не после всего, что я узнала. Поэтому сначала все же позвонила брату.

— Привет, Машка! — радостно ответил тот.

— Привет, а как ты понял, что это я?

— Так у меня твой номер записан! Спасибо за телефон!

Дима давно просил себе мобильный. Но купить его денег не было. Точнее я откладывала, собираясь подарить его к новому учебному году. Понимала, что дети в классе бывали жестокими и смеялись над ним иногда, из-за чего брат сильно переживал.

— Рада, что тебе понравилось, — выдавила я. — Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо!

— А мама к тебе заходила?

— Вчера. Сказала, что у тебя очень много работы.

— Да, так и есть, — п ромямлила я.

— А когда ты приедешь? — спросил братик.

— Дим, я постараюсь, как только появится возможность… Просто сейчас…

— И тебе не до меня, да?

— Мама так сказала? — спросила я упавшим голосом.

— Ну, почти…

— Милый, я обязательно приеду, как отпустят с работы. Обещаю!!

Мы еще немного поболтали, а затем Димка сказал, что ему пора обедать, и разговор прервался.

А я сидела и глотала слезы. Настроение испортилось окончательно, и я побрела к дому. Проходя мимо веранды, полностью покрытой растениями, услышала мужские голоса. И пошла бы дальше, если бы не застала слова, по-видимому, охранников Волкова.

— Да так себе телочка-то, — пробасил один. — Кожа да кости. Че в ней хозяин нашел…

Я замедлила шаг и прислушалась.

— А может ты плохо смотрел? — спросил второй голос.

— Плохо? Да нам эту конфету с Толиком на двоих отдавали! — расхорохорился первый. И от его слов у меня в груди аж похолодело.

— Но не отдали же, — вмешался второй.

— Ну чё-то хозяин передумал. Попугал ее просто. Но рано или поздно надоест она ему — отправит девку домой. Тогда-то и проверю хорошо ли дает. И берет, — расхохотался своей шутке охранник.

— Вы бы придержали языки, — недовольно вмешался Егор, кажется. — Волков узнает — по головке не погладит.

— А ты че, шлюшку эту защищаешь, чё ли?

— Наше дело — выполнять обязанности, а не на баб засматриваться. Волков промахов не прощает, — весомо возразил Егор. И я была с ним полностью согласна.

— Стучать будешь? — просипел второй.

— Делать мне нечего. Я предупредил — дальше сами решайте.

Раздался шорох, и я сломя голову бросилась вперед по дороге, лишь бы не оказаться замеченной. Только в комнате почувствовала себя хоть немного в безопасности. А еще — будто в грязи выкупалась. Ведь они все знали что за человек их наниматель, и все равно считали меня шлюхой, продажной тварью. Казалось бы, какое мне дело до их мнения. Но было гадко и мерзко. И никуда от этого было не деться…

Пока предавалась мрачным мыслям и жалела себя, позвонила мама. Не выдержала, видимо.

— Привет, мам.

— Маруся, привет! Как твои дела?

— Все в порядке.

— А что это ты невеселая такая? Не выспалась?

— Да, спала плохо, — скривилась я. Вряд ли мать оценила бы, надумай я поделиться с ней своими переживаниями.

— Ну так сейчас поспи — на готовых харчах-то живешь.

— Да, конечно, мама. Спасибо за дельный совет, — не удержалась от сарказма.

— Я чего звоню-то — ты мне деньги обещала достать… Или не дал покровитель твой?

Прикрыла глаза и несколько раз выдохнула. Кто бы сомневался…

— Дал. Могу перевести тебе на счет.

— А не наличкой? — расстроенно проворчала она.

— Не устраивает?

— Нет-нет, устраивает.

— Я отдам тебе их только с одним условием, мам.

— Каким?

— Поклянись, что ты ни за что не станешь закладывать или продавать квартиру!

— Да тебе-то что, Маруся? Мало того, что папик твой дает?

— Я за Диму переживаю, — процедила я. — Он — твой сын вообще-то. И должен жить в нормальных условиях! Ты и так профукала квартиру в столице!

— Ах вот как ты заговорила… Значит, упрекать мать в том, что ее обманули — легко, да, дочь?

— Я просто прошу больше так не делать. Это слишком много?

— Нет, не много. Ладно, я поняла тебя. Скину номер карточки для перевода.

Поверила ли я ей? Не особенно. Но другого выхода не было на данный момент. Если раньше я ждала момента, когда Волков наиграется со мной и отпустит, то после вчерашнего, почти не верила в это. Вряд ли он позволит свидетелю разгуливать на свободе. Да, мои слова не имеют какого-то веса, и уверена у него везде все схвачено, но… Стоило вспомнить, как легко он выстрелил, так по коже мурашки бежали.

Страшный человек, зверь, который вряд ли выпустит свою добычу. И все, что я могла — хотя бы позаботиться о брате…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 35


Волков пришел вечером. Как всегда вальяжный и уверенный в себе. Закрыл дверь и сбросил пиджак на кресло. Я тут же поднялась с постели и на автомате начала стягивать с себя кофту. Пока не столкнулась с его недовольным взглядом.

— Что на этот раз с настроением? — спросил он, убирая руки в карманы брюк.

— Всё нормально, — тихо ответила я. В этот момент пожалела, что не взяла еще один комплект белья из тех пакетов — может тогда зверь был бы благосклоннее.

— Мне снова тебя напоить, чтобы голос прорезался? — усмехнулся он.

— Н-не надо, — нервно мотнула головой, вспоминая ЧТО последовало за этим.

— Тогда в чем дело?

— Вы меня убьете? — набралась смелости задать вопрос, который весь день меня мучил сегодня.

— А есть за что?

— Ну, я же вчера… видела…

— Что ты видела, зайчонок? — вкрадчиво спросил мужчина, подходя ближе и внимательно глядя мне прямо в глаза.

— Н-ничего…

— Тогда и проблем нет, ведь так?

— Так… — Я обессиленно опустила взгляд, сдерживая глупые слезы. Разве стоило надеяться, что Волков будет говорить со мной серьезно, как с равной?

— Ты из-за этого такая расстроенная? — Спросил он, приподнимая мое лицо пальцем. — Или может дело в чем-то еще?

— Ни в чем, — поспешно произнесла я, замерев и почти не дыша.

— Я не люблю, когда мне врут, девочка. Или ты забыла?

— Я не вру…

— Но и всей правды не говоришь. Тебя кто-то обидел?

— А вам правда есть дело обижает ли кто-то вашу шлюху? — выплюнула я, пытаясь вырваться.

— Ты считаешь себя таковой?

— Какая разница, что я считаю, — пробормотала, стараясь не смотреть мужчине в глаза. Но Волков был упорен — и все же заставил поднять взгляд.

— Кто так считает? — холодно спросил он. Но ответа так и не должался. — Что ж, ты за упрямица такая? Зачем злишь меня?

— Я не злю.

— Имя, — потребовал он, сжав меня за плечи. — Маша, имя!

— Да не знаю я! — вскинулась, перестав контролировать свои эмоции. — Они не представились!

— Кто они?

— Охранники эти ваши. — Олег нахмурился и отпустил меня, задумчиво глядя куда-то в сторону. — Отпустите меня, а? — жалобно попросила я, особо ни на что не рассчитывая.

— Куда отпустить?

— Домой, насовсем.

— Зачем тебе домой, зайчонок? Тебе плохо здесь? — он развел руками, показывая на обстановку. — Тебе нечего есть, негде спать?

— Я такого не говорила…

— Но ты все равно недовольна, — усмехнулся мужчина. — Ты знаешь, что живешь на моей половине дома и уж точно не являешься рядовой шлюхой. И не надо возражать — я знаю, что Арес тебе поведал об этом. Знаешь и все равно не ценишь то, что я даю тебе и не только тебе, — он махнул в сторону пакетов из бутиков. — Строишь из себя гордячку, не принимая подарки. Но к кому ты пошла за помощью, когда прижало?

— У меня нет свободы… — тихо возразила я, боясь очередной вспышки.

— Свободы? — усмехнулся Волков. — Тебе нужна свобода?

— Нужна.

— И что ты с ней сделаешь? Кому отдашь в залог?

— Что вы такое говорите, — возмутилась я.

— Правду, — жестко припечатал он. — Свобода — непозволительная роскошь для такой, как ты. Стоит мне тебя отпустить, как не пройдет и дня — кто-то снова воспользуется твоей наивностью и доверчивостью.

— Это не так!

— Правда? Куда ты дела деньги, что я тебе дал?

— Маме, как и говорила.

— Маме, — усмехнулся Олег. — А ты знаешь для чего ей эти деньги и как она их потратила?

— Уже потратила? — ужаснулась я, представляя, что дальше она захочет еще и еще.

— Вот видишь, зайчонок. У тебя была свобода — решить как распорядиться этими деньгами. Ты могла отдать их матери, а могла оставить для брата или для себя. Но ты повелась на ее провокации и отдала. А расплачиваться за них будешь сама.

— Расплачиваться? — всхлипнула я, боясь думать ЧТО стояло за этой формулировкой.

— Ну ты же это и собиралась сегодня делать, сбрасывая одежду, едва я зашел.

— Неважно, — поджала губы, стараясь успокоиться. — Не все такие, как вы. Есть нормальные мужчины!

— Нормальные, как твой парень? — Я побледнела и сжала кулаки.

— Откуда вы знаете? Он…

— Он — трус, зайчонок! — припечатал бизнесмен. — Раз легко отошел в сторону, когда его женщину отдавали другому.

Возразить мне было нечего — так и было. Увы.

— Это не значит, что все такие!

— Это значит, что ты не очень разбираешься в людях, малышка, — спокойно произнес Олег. — По крайней мере, пока. И твоей доверчивостью может воспользоваться любой, кто хитрее. И как долго твоя свобода не станет чьей-то собственностью?

— Все равно — вам не понять, что значит сидеть без свободы выбора, запертым в клетку, — заупрямилась я.

— У тебя странные представления о клетке, милая. Ты слишком юна и неопытна, — тихо произнес он, осторожно погладив меня по щеке. — Любой может этим воспользоваться и забрать твою свободу по щелчку пальцев.

— Я не настолько глупа! — возразила, пытаясь не замечать этого нежного жеста.

— Не упрямься, глупышка. Рядом со мной тебе нечего опасаться — никто не посмеет тебя обидеть. Я могу тебе дать достаточно, чтобы компенсировать твой юношеский максимализм. Достаточно просто быть послушной… — Его голос обволакивал, успокаивал. Сейчас Олег был не дикий зверь, а хитрый лис, который втирался в доверие глупой куропатке. Чтобы потом ее сожрать.

— Кроме свободы, — я горечью сказала я, уже не сдерживая слезы. Пара все же скатилась по щекам, и вместо того, чтобы разозлиться, Волков осторожно стер их большим пальцем.

— Тебе нужна свобода выбора? Я дам ее тебе…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 36


Я пару раз моргнула, ища подвох в его словах.

— Правда? Отпустите?

— Я сказал свободу выбора, зайчонок, — мягко возразил мужчина.

— И что это значит?

— Я до безумия хочу твой рот. Так, что скулы сводит. Но я даю тебе выбор.

— Какой выбор? Как встать на колени? — разозлилась я так, что забылась и толкнула Волкова в грудь. Но разве его можно сдвинуть? Огромная скала!

— Как ты хочешь трахнуться, — тихо произнес он. Я ошарашенно посмотрела на него и поняла, что он похоже ловил кайф от моей злости.

— Что значит как?

Мужчина иронично хмыкнул и осторожно положил руку мне на затылок.

— Ты ведь неглупая девочка и знаешь КАК мужчина может взять женщину…

— А если я вообще никак не хочу? Вот мой выбор! — дрожащим голосом произнесла я.

— Не хочешь? Уверена?

— Да! — поспешно ответила я.

— Ложь, — припечатал Олег и поцеловал меня. Жадно, даже в чем-то грубо. Он прижал меня к себе, и я отлично ощутила всю силу его желания. — Ты можешь говоришь, что хочешь, но твое тело выдает тебя с головой, заяц…

— Я не… — договорить мне не дали — снова поцелуй.

Напор Волкова меня пугал. Но вместе с тем мужчина не был грубым, что могло бы отрезвить меня. Напротив — незатейливые прикосновения заводили вопреки здравому смыслу.

— Так как ты выбираешь? — Я проворчала что-то невразумительное. — Пользуйся своей свободой, девочка. Или воспользуюсь я…

— Я сама! — испуганно вскрикнула, побоявшись, что Волков может и еще чего придумать.

— Боишься? — Я упрямо мотнула головой и воспользовалась тем, что Олег все же ослабил хватку. Медленно, глядя ему в глаза, избавилась от оставшейся одежды. А затем под его потемневшим взглядом легла на постель и закрыла глаза. Я ждала, что хозяин дома набросится на меня — ведь я по сути дала знак, что готова к продолжению. Но вместо этого ничего не происходило. Я не выдержала и приоткрыла один глаз — Волков стоял напротив и очень медленно расстегивал пуговицы на рубашке, а глаза его потемнели настолько, что я поняла — пощады не будет. Его уже не остановить. И если мужчина захочет — возьмет так, как понравится, а вовсе не так, как выберу я.

— Не закрывай глаза, — приказал он, продолжая разглядывать меня. Затем его взгляд остановился на моем белье, которое я бросила в сторону. И он криво ухмыльнулся.

— Не нравится — найдите ту, что будет носить эти ваши тряпки из бутика, — тут же вскинулась я.

Вместо ответа он медленно расстегнул ремень на брюках и избавился от них самих. Это был первый раз, когда мужчина почему-то решил полностью раздеться. И это мне ой как не понравилось. Я нервно поерзала, пытаясь отползти подальше. Но Олег, сняв трусы, резко ухватил меня за щиколотку.

— Не нравятся шмотки — не носи. Это тоже твоя свобода выбора, зайчонок. Я ЗНАЮ, что под ними скрывается, и вся эта шелуха, — он кивнул в сторону злосчастных пакетов, — мне не нужна.

— А что нужно? — сдавленно спросила я.

— Ты, — выдохнул он мне в губы. — Твое тело…

В глазах жгло от обиды. Вроде должна была привыкнуть, что я просто игрушка для этого ужасного мужчины, но каждое напоминание об этом все равно оставляло неприятный шлейф после себя.

— Не забивай себе голову, — хрипло произнес он между поцелуями. — Просто получай удовольствие.

Я честно пыталась абстрагироваться и думать о чем-то постороннем. Но Волков был упрям — он не насиловал меня, а распалял. Принуждал, но мягко, заставляя поддаваться собственной похоти.

— Не прячься от меня, — повторял он раз за разом. — Да, вот так…

Когда его руки снова оказались на ягодицах, я напряглась и замерла, с ужасом ожидая, что будет дальше. Олег понимающе хмыкнул и покачал головой.

— Хочу тебя на коленях, девочка. И сверху хочу. Но сегодня — выбор за тобой… — Это немного успокоило меня и позволило расслабиться. — Поверь, ЭТО тоже может быть приятным.

— Я не хочу, — заупрямилась, попытавшись отвернуться. На что Волков недовольно рыкнул и вернул меня на место.

— Когда-нибудь ты сама попросишь, — ухмыльнулся он, раздвигая мои ноги пошире. Медленно, ни на секунду не отпуская меня своим темным взглядом, он вошел до упора. И также медленно вышел обратно. Я завороженно смотрела на него и не понимала — зачем? Ведь он мог взять все по-быстрому, не церемонясь. Зачем нужно было это шоу?

— Не бойся, девочка, — хрипло произнес он, подхватывая меня под колени. — Со мной тебе нечего бояться…

Я бы, конечно, поспорила. Но не сейчас. И не только потому, что боялась его гнева. А потому что попросту была не в себе — иначе, как помешательство, мое состояние нельзя было назвать. Сердце билось так быстро, и казалось, что каждую клеточку тела наполнял жар, который хотелось унять. Я всхлипнула, инстинктивно подавшись вперед, и на лице мужчины тут же появилась довольная усмешка.

— Ты такая отзывчивая, но постоянно прячешься за ненужными условностями, — произнес он, медленно двигаясь во мне. — Позволь себе побыть просто женщиной, Маша…

Я терялась в ощущениях, голова шла кругом и хотелось наконец довести начатое до конца. Пружина, которая была взведена требовала этого! Но Олег не торопился — изводил снова и снова, снова и снова, замирая во мне, дразня членом чувствительное место, помогая себе пальцами и заставляя меня все больше проклинать саму себя за слабость.

— Пожалуйста, — выдохнула едва слышно, когда в очередной раз удовольствие ускользнуло от меня.

— Пожалуйста что?

Я закусила губу, чтобы не вырвалось лишних слов. Я должна была держаться, не поддаваться моменту! Это был все еще он — тот, кто сломал мою жизнь в угоду своему “хочу”.

— Какая же ты упрямая, — проурчал Волков, снова толкаясь в меня. Его ладонь легла мне на грудь и сжала так сладко, что я не сдержалась — простонала. — Но такая…

Остаток фразы потонул в цветном фейерверке, который внезапно накрыл мое сознание. Я почти не соображала — лишь ощущала, как Волков догнал меня, резко ускорившись. И наконец пришло полное освобождение.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Глава 37


Я понемногу приходила в себя после пережитого оргазма. И с удивлением поняла, что Волков лежал рядом. Не ушел, как обычно, а остался. Очень-очень медленно до меня стало доходить, что это означает только одно — он захотел повторения. И кто знает КАК в этот раз…

— Ты так громко думаешь, — раздался его голос.

— Вы снова… хотите? — Почему-то даже после всего, что происходило я продолжала называть его на “вы”. И дело было вовсе не в уважении. В страхе. В том, что так я пыталась сохранить между нами хоть какую-то дистанцию.

Он навис надо мной и внимательно посмотрел.

— А ты хотела бы, зайчонок? Хотела бы, чтоб снова здесь, — он положил ладонь на низ живота, — было приятно? М?

— Нет! — тут же выпалила я. Еще и головой помотала для пущей убедительности.

— Лгунья, — беззлобно усмехнулся Олег. — Ты течешь от одних только намеков на близость…

— Это не я, — фыркнула, смело взглянув ему в глаза. — Это ваше… в общем, это вы там… наследили… — Под конец фразы я стушевалась и пожалела, что вообще решила возражать.

— Наследил? — ухмыльнулся мужчина. Его рука скользнула между ног и стала осторожными касаниями размазывать вытекающую влагу. Я боялась пошевелиться — не знала, что еще ему придет в голову. Смотрела, словно кролик на удава. Который судя по всему наслаждался происходящим.

Вдруг Волков отстранился и резко поднялся с постели.

— Вставай, — бросил он через плечо и направился в ванную. Поняв, что я так и таращусь на него в недоумении, вернулся. — Вставай, заяц. Пойдем убирать следы, — хохотнул он, скрываясь за дверью ванной комнаты.

Нервно сглотнув, я все же послушалась. На дрожащих ногах доковыляла и замерла на пороге. Олег набирал воду в просторную ванну. Которой, я к слову, так ни разу и не воспользовалась пока.

— Иди ко мне, — приказал он. Я осторожно подошла ближе, удивляясь, что теперь уже стала различать оттенки его интонаций. — Забирайся.

Я неуклюже залезла в ванну и тут же поскользнулась, едва не расквасив нос. Поймал меня Олег. Мы встретились взглядами, и я тут же покраснела. Было стыдно за свою корявую походку. Впрочем, мнение Волкова — не то, о чем стоило переживать казалось бы. Но я вот переживала. Не хотелось выглядеть совсем жалкой.

— Осторожнее, — тихо сказал он, отпуская меня.

Вода была приятной, и мне действительно хотелось помыться после всего. Пока я задумчиво сидела, проводя ладонью над поверхностью воды, то почти забыла, что была не одна. Пока Волков не сел позади меня. Я замерла в ожидании, боясь спровоцировать зверя.

— Не бойся.

Его ладонь накрыла мою грудь и слегка помассировала, от чего на коже остались мыльные разводы. Бросила взгляд через плечо — оказалось, мужчина достал гель для душа и продолжал намыливать мне плечи и спину.

— Я сама могу, — сдержанно произнесла я, снова отвернувшись.

— Даже не сомневаюсь, храбый зайчишка, — усмехнулся Олег. — А может ты просто боишься?

— Ничего я не боюсь, — буркнула, стараясь не думать о том, что умелые пальцы спускались все ниже, к местечку между ног.

— Правда не боишься? — заинтересованно спросил Волков.

— А стоит?

— Не стоит.

— Ну, значит, и не боюсь.

Какой-то идиотский разговор выходил. Я вообще заметила, что рядом с этим человеком все шло наперекосяк. Но признаваться в страхе, конечно, не собиралась. Даже если он специально меня дразнил. А он делал это специально!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 38


— Достаточно не боишься, чтобы помочь мне? — раздалось у меня над ухом. От неожиданности я вздрогнула и опасливо обернулась.

— В чем?

Мужчина взглядом указал на гель для душа. Стиснув зубы, кивнула. Уж это я как-нибудь да могла бы перетерпеть. Брата же я купала. Стараясь думать о том, что делала именно в таком ключе, выдавила гель и принялась намыливать плечи мужчины. Только сейчас я заметила, что оказывается у него было немало шрамов на теле. И некоторые из них были пострашнее того, что искажал лицо. Какие-то были в виде линий, словно штрихов, а некоторые — круглые, будто от очень толстой иголки. Я задумчиво обводила каждый, трогая на ощупь покорежнную кожу.

И кажется сильно увлеклась — потому что Олег вдруг остановил мои руки и ловко пересадил к селе на колени. Точнее не совсем колени…

Я ойкнула и вцепилась в его плечи, испуганно глядя на Волкова. Он же расслабленно откинулся на бортик ванны и смотрел из-под полуприкрытых ресниц.

— Так тебе будет удобнее, — пояснил он.

— Сомневаюсь, — осторожно ответила я, боясь пошевелиться лишний раз. А когда почувствовала чужие пальцы между ног и вовсе замерла.

Так мы и сидели, глядя друг на друга — я ожидая, что вот-вот у мужчины закончится терпение и он поведет себя в той же манере, что обычно, а он… Он просто лениво рисовал пальцами узоры на моей коже, постоянно отвлекая этим.

— А… а когда мне… можно будет…

— Можно будет что?

— Поехать к брату…

Олег нахмурился.

— Я не даю обещаний, которые не могу выполнить, — произнес он спустя какое-то время. — Пока не знаю.

— Это все из-за вашего бизнеса? — осмелилась задать опасный вопрос.

— Скоро узнаем, зайчонок, — многозначительно ответил мужчина, а затем плавно подался вперед и поцеловал меня в шею. Я крепче вцепилась в его плечи, почувствовав что еще немного — и член снова окажется во мне. А я не хотела! Точнее не должна была хотеть! Не должна! Но разве мое мнение учитывалось?

“Призрачная иллюзия выбора”, - горько усмехнулась я, позволяя делать с собой все. Мне оставалось только потерпеть.

Поцелуи становились все более настойчивыми, а ласки — откровеннее. И пришлось признать, что Волков действовал умело. Опять. И снова липкое чувство, что выбора-то у меня по сути и нет. Надавил на нужные кнопки — и получай послушную куклу, раздвигающую ноги.

И когда казалось продолжение уже неминуемо, раздался звонок. Судя по мелодии, это был не мой телефон. Мужчина медленно отстранился — и буквально за мгновение его взгляд изменился. Теперь передо мной снова был холодный и расчетливый зверь. Он аккуратно ссадил меня с себя и выбрался из ванны, на ходу прихватив полотенце с полки. Мне оставалось лишь наблюдать за ним, отмечая, что на его широкой спине шрамов было не меньше.

Волков вышел в комнату и по-видимому ответил на звонок. Он говорил слишком тихо, и я так ничего и не разобрала. Только сидела, ожидая, что будет дальше. Спустя несколько минут Олег вернулся, держа в одной руке одежду. Полотенце было обмотано вокруг бедер, но даже так я видела, что его желание продолжения полностью не пропало. Он остановился рядом, а я сидела, подтянув колени в груди и затравленно смотрела на него, не зная чего ожидать. Волков едва ощутимо провел по моей щеке, спускаясь к шее, отчего у меня тут же побежали мурашки.

— Закончим в другой раз, заяц.

А потом просто ушел…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 39


Я сидела не шевелясь пока вода не стала остывать. Только тогда я наконец поверила, что хозяин дома больше не вернется сегодня. Помывшись и переодевшись, я попыталась заснуть, но в голове снова и снова вспыхивали слова Олега про мою наивность. И я пыталась понять — прав ли он? Неужели я и правда настолько слабовольная, что каждый кто захочет, сможет воспользоваться моей доверчивостью?

Прокручивала в голове раз за разом и не понимала. Его слова про защиту и про свободу вызывали неоднозначную реакцию. Хотелось ли мне, чтоб мой мужчина говорил такие слова? Конечно! Вот только Волков — не мой мужчина, а я — просто его очередное развлечение, о котором он быстро забудет. И оставалось надеяться, что как свидетеля он и правда не воспринимал меня как угрозу.

Весь следующий день я не знала чем себя занять — погода была отвратная. Весь день лил дождь. Пару раз звонила брату поболтать. Но он не был в восторге, особенно когда узнал, что я по-прежнему не могу к нему приехать.

Мама позвонила сама, чему я удивилась — она поблагодарила за деньги, даже мило поболтала. И уже в конце разговора напомнила, чтобы я взяла от покровителя по максимуму, бросив туманную фразу, что это очень поможет в будущем…

Ближе к вечеру нервозность достигла своего максимума. Потому что я не знала как вести себя с Волковым теперь.

Наш последний разговор оставил слишком много вопросов. И эта его “свобода выбора”… Сейчас для меня оральный секс ассоциировался только с тем днем в ресторане, когда моя жизнь разделилась на до и после. И по своему желанию я бы вовсе не хотела это повторять. А остальное… Я могла и потерпеть, малодушно прикрываясь, что все это просто физиология.

Но Волков не пришел. И лишь около полуночи я с облегчением вздохнула, решив, что следующий раз будет по крайней мере не сегодня. А там может и совсем про меня забудет.

Следующий день тоже прошел тихо и мирно — я уже привычно спустилась вниз, приготовила завтрак и собралась погулять в саду. Теперь я старалась держаться подальше от всяких беседок, чтобы не стать свидетелем еще какой-нибудь гадости. Слишком мерзко я чувствовала себя в прошлый раз. И если бы я не оказалась тут по прихоти Олега, то его реакция вполне могла бы сойти за заботу, но… Это ведь он заставил меня стать живой игрушкой!

Пока гуляла нашла небольшую полянку с ромашками. Даже странно, что не было разбито какой-то клумбы, которые были раскиданы по всей территории. Набрала себе букет — просто, чтобы хоть немного поднять настроение и побрела к дому, прикидывая что можно будет использовать в качестве вазы. И настолько погрузилась в свои невеселые мысли, что пропустила кое-кого…

— Привет, пташка! — раздался рядом голос. — Это точно судьба!

Я замерла и подняла взгляд на незнакомца из больницы. Он стоял рядом и лучезарно улыбался мне. А я — молчала. Первая мысль — бежать! — Эй, ты чего? — нахмурился он. — Я тебя напугал. Извини, но ты шла такая задумчивая… Ты тут работаешь?

Мужчина осторожно взял меня за локоть, я резко дернулась, отчего цветы упали на землю.

— Отпустите меня! — взвизгнула я, быстро озираясь по сторонам. В голове промелькнула мысль, что наверняка тут полно камер, и если меня увидят рядом с этим человеком…

— Ты чего такая дерганая? Олег тебя обижает?! — продолжал допытываться мужчина. — Я могу тебе помочь, детка.

— Не приближайтесь! — выставила руку вперед, и краем глаза заметила, что мы были не один. Неподалеку стоял Волков… И взгляд у него был очень и очень злой. Я замерла, глядя на него и пытаясь предугадать что будет дальше.

Вот Олег двинулся в нашу сторону, но незнакомец кажется не замечал его и что-то еще говорил. Только я видела только этого страшнаого, дикого зверя, почуявшего добычу.

— …меня не слушаешь? — донеслось до меня. А в следующее мгновение незнакомец снова взял меня за руку.

— Паша, что ты тут забыл? — обманчиво тихо поинтересовался Волков.

Тот обернулся и снова улыбнулся.

— Что-то пугливая она, — кивнул в мою сторону.

— В дом иди, — бросил мне Олег, едва мазнув по мне взглядом. И я бросилась прочь. Бежала, не разбирая дороги. В комнате заперлась, забралась на постель и заплакала. Как же я устала от этих непредсказуемых мужчин! Мне было очень страшно — кто знал что придет в голову Волкову теперь. Ведь он неоднократно говорил что не терпит предателей. А что если он воспримет это именно так? Я понятия не имела кто этот мужчина. Но судя по тому разговору, что я подслушала, вряд ли они с Олегом были друзья. И вряд ли он поверит мне…

Страшные картинки лезли мне голову — снова и снова я вспоминала тот пистолет и как хладнокровно мужчина лишил жизни садовника, посчитав предателем…

Время шло, но никто за мной не приходил. И напряженное ожидание измотало меня. Я сидела и гипнотизировала дверь взглядом.

И догипнотизировалась. Та открылась, и в комнату вошел хозяин дома.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 40


Я тут же напряглась, подскочила с кровати. В голове билась только одна мысль — вымолить прощение. Чтобы пожалел. Ведь если убьет, то Димка останется совсем один! Совсем!

— Пожалуйста! Я ничего не сделала! — заплакала я, почти не соображала. Нервное напряжение достигло предела, и я могла только бессвязно бормотать слова. Упала перед ним на колени, глядя на него сквозь слезы. — Не убивайте! Я не виновата. Я не знаю его! Честно! У меня же брат один останется…

Я говорила говорила, просила, клялась, что больше никогда не выйду из комнаты, что буду очень послушной.

И не сразу почувствовала, как меня Волков поднял меня с пола, а затем усадил. Кажется на колени к себе. Он молчал, ничего не говоря, а меня продолжала бить настоящая истерика. Я продолжала бормотать, что встретила его случайно и честно слово не знала кто он.

— Я тебе верю, девочка…

Он сказал это негромко, но для меня… Я резко вздохнула и уставилась на мужчину во все глаза.

— Правда? — спросила осипшим голосом.

— Правда, — подтвердил он. — Но почему ты решила, что я стану тебя наказывать?

Я замерла, пытаясь сообразить как надо ответить на этот вопрос. Признаваться, что я подслушала их с Аресом разговор… Что-то подсказывало мне, что делать этого не стоило.

— Арес сказал, что вы разозлитесь.

— Когда?

— Когда я впервые столкнулась с этим человеком в больнице.

— Впервые? — цепко спросил Олег. Я раздумывала почти минуту — говорить ли про вторую встречу. Но в итоге сдалась.

— Второй раз я видела его в больнице. На следующий день после того… — замолчала, пытаясь подобрать слова.

— После чего?

— Когда в последний раз там была, — выкрутилась, не желая обсуждать тот вечер, когда мужчина в очередной раз наказал меня по-своему.

— И что Паша от тебя хотел?

— Предлагал помощь, — честно призналась я. Волков криво ухмыльнулся и кивнул, будто что-то для себя понял. — Это из-за него?

— Что именно?

— Из-за него мне больше нельзя к брату? — тихо спросила я, даже не надеясь на ответ.

— Нет. Паша не тронет то, что принадлежит мне.

— Понятно… — горько усмехнулась я.

— Что тебе понятно, заяц? — Он повернул мое лицо, заставив посмотреть на него. — Снова обиделась?

— Разве игрушки могут обижаться, — бесцветно ответила я, прикрыв глаза. Какое-то время мы так и сидели — молча. А затем я почувствовала поцелуй. Осторожный, медленный поцелуй. Я покорно приоткрыла рот, позволяя делать со мной все, что нужно.

— Завтра сможешь навестить брата, — тихо сказал Волков, отстранившись.

— Это… безопасно? — робко спросила, боясь поверить в хорошие новости.

— Теперь — да. Но если боишься — можешь никуда не ездить…

— Я поеду! — тут же выпалила я, боясь, что мужчина передумает меня отпускать. — Спасибо…

Повисла неловкая пауза, которую нужно было чем-то заполнить. Больше всего хотелось остаться одной и успокоиться после очередного нервного потрясения. Но я не была настолько наивной, чтобы не понимать ради чего мужчина пришел. Тем более, что его желание упиралось мне в бедро.

Я немного поерзала, попытавшись усесться поудобнее, отчего Волков прижал меня еще крепче.

— Я сегодня… тоже могу выбрать сама? — запинаясь, спросила у него.

— Выбрать?

— Ну, как вы… мы… будем… Ведь мне снова можно к брату…

— Собираешься расплатиться со мной? — спросил Олег. Из его голоса пропала мягкость, которая была еще пару минут назад. Теперь он снова разговаривал холодно и отстраненно.

— Ну, вы же наверное ждете… этого… — окончательно растерялась я.

— Послушно раздвинешь ноги? Или за брата и отсосать готова?

Я кажется вместо того, чтобы сгладить ситуацию, только сильнее раззадорила зверя. Но я не понимала чем? Ведь он сам озвучил свои требования. Так почему сейчас так странно реагировал?

— Я… — в горле пересохло. И я беспомощно опустила взгляд. — Вы же сами…

Пару минут ничего не происходило. А потом рука на моей талии сжались, и я уже приготовилась, что зверь вырвется из клетки. Но вместо этого Олег пересадил меня на постель, а сам поднялся на ноги.

— Отдыхай, Маша. Завтра тебя отвезет Арес, — бросил он через плечо и ушел, оставляя меня в полном недоумении.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Глава 41


Минут пять я ждала, что Волков передумает и вернется. Но нет. Он так и не пришел больше. А я пыталась понять — что пошло не так? То есть, конечно, я была рада, что в итоге все обошлось. Но не понимала почему и это пугало. Очень.

Правда смелости пойти и выяснить это у меня, естественно, не было.

На следующее утро, спустившись на первый этаж, я встретила Ареса.

— Доброе утро, — осторожно произнесла я, подспудно ожидая очередного подвоха.

— И тебе не хворать, — ответил тот, что-то рассматривая в телефоне. — Будь готова через час — не успеешь, останешься дома.

И ушел.

Это было идеально. Я быстро позавтракала и пошла собираться. На улицу вышла за пять минут до назначенного времени. Пока ждала своего сопровождающего, заметила новых охранников. Кажется, их лица я видела в первый раз. Вообще они все выглядели довольно схоже — темные костюмы, равнодушные лица. Но вот в компании Егора ту парочку, которым меня чуть не отдал Волков, я больше не видела. Хотя, конечно, это еще ничего не значило, но показалось мне странным. А в голове промелькнула шальная мысль — может это из-за моих слов?

— Садись в машину, — по-деловому бросил Арес, даже не взглянув в мою сторону.

До больницы добрались катастрофически быстро — мужчина снова гнал, как сумасшедший. Радовало, что хотя бы просто гнал, а не уходил от погони.

— Сколько у меня времени? — поинтересовалась прежде, чем выходить из машины.

— Часа четыре.

Конечно, я бы хотела провести здесь весь день. Но и то хлеб.

Димка от радости мне едва на шею не залез. Ксения Федоровна понимающе улыбнулась и оставила нас вдвоем. Оказалось, что для мальчишки новый мобильный открыл целый мир. Мне очень хотелось узнать как именно брат его получил, но тогда я могла бы нечаянно себя выдать. Поэтому промолчала. Горько было сознавать, что это не мой подарок, а очередная подачка Волкова.

Ближе к обеду зашел доктор, послушал Димку, задал дежурные вопросы и попросил меня выйти в коридор.

— Что-то не так? — настороженно спросила я, едва дверь за нами закрылась. — Дима плохо идет на поправку?

— Что? Нет, конечно. В этом смысле все хорошо. Но мы сделали дополнительные анализы, да и учитывая в каком состоянии к нам поступил ваш брат… В общем, я бы рекомендовал мальчику курс восстанавливающей терапии.

— Какой-то определенной? Занятия? Или лечебные процедуры?

— В идеале — съездить на море. Впринципе, у нас есть небольшой дом отдыха, который как раз специализируется на подобном.

— И сколько стоит путевка?

— Цена? Нет-нет, вы меня не поняли, Маша. Вам не надо ничего оплачивать — Олег Викторович уже все оплатил. Но… — мужчина замялся.

— Но что?

— В общем, господин Волков сказал, что поедет или нет Дима, решить можете только вы. Но насчет оплаты волноваться не надо.

— Ясно, — растерянно кивнула я. — Конечно, если вы считаете, что это необходимо…

— Он ведь болезненный ребенок?

— Да.

— Тогда это очень помогло бы ему в будущем. Четыре недели у моря!

— Я поговорю с Димой — важно ведь, чтобы и он сам хотел.

— Конечно-конечно. Вот, — он достал из кармана небольшой буклет. — Здесь информация о том что за место.

— Спасибо, — поблагодарила я.

Однако, вернувшись к Диме, говорить о поездке я не стала. Хотела сначала все обдумать, прежде чем обещать ребенку. Я не понимала зачем Волков оплатил поездку моему брату, да еще и ту, в которую он может и не поехать. С чего бы? Он совсем не был похож на доброго самаритянина.

Когда время моего посещения подходило к концу, вернулась няня. Мы тепло попрощались с братом и уходила из его палаты я в хорошем настроении.

Пока спускалась по лестнице, зазвонил мобильный. Мама.

— Привет, мам. — Ответила я.

— Маруся, привет! Как у тебя дела, девочка моя?

— Все нормально, мам. А ты когда Димку навестишь?

— Я звонила узнавала — у него все хорошо.

— Ну, конечно, — вздохнула я. — Кто бы сомневался. А зачем тогда мне звонишь?

— Я что не могу просто так позвонишь дочери? — тут же вскинулась она.

— Ты мне скажи.

— Ой, вот только не надо меня выставлять плохой матерью. Если бы не я, до сих пор таскалась бы с этим своим Кириллом.

— Что это значит? — я резко остановилась посреди дороги. — Что ты сделала?

— Позаботилась о твоем будущем, дочь! Так что будь благодарна!

— Как позаботилась?

— Помогла оказаться в нужное время в нужном месте, конечно.

— В ресторане? — спросила я севшим голосом. — Это ты подстроила?

— Ой, ну к чему такие громкие слова? Просто помогла тебе встретить хорошего мужчину, который обратит на тебя внимание…

В ушах у меня зашумело, и я машинально прекратила звонок. В голове билась только одна мысль — это она… Это все она…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 42


Я не помнила как дошла до машины. Просто на автопилоте. Даже не посмотрела на Ареса, когда забралась на сидение. Все мысли были о том, что меня предала собственная мать. Продала, как скот на убой.

Хороший мужчина… Человек, который готов использовать мое тело, словно резиновую куклу. Который с легкостью убьет любого, кого посчитает виноватым. Кто раздает наказания по своему усмотрению…

Я ничего не видела. Все размывалось из-за пелены слез, что затуманила взгляд. Было так больно, словно мне вырвали что-то из груди. Да, мама была неидеальной, и зачастую мы друг друга не понимали. Но это…

Я пыталась сдержать слезы, машинально стирала их, чтобы не показывать мужчине. Мое горе требовало одиночества. И сейчас как никогда хотелось, чтобы Арес рванул как можно быстрее. Но он почему-то не торопился.

— Я выйду поговорить, — сказал он, не оборачиваясь. — Побудь пока… одна…

И вышел. А я позорно разрыдалась. Ком в горле, что пыталась сдержать все это время, стал невыносим. Я плакала, тихо скулила, закусив кулак. И задавала один и тот же вопрос — за что? За что она так со мной???

Ареса не было довольно долго. Точнее он стоял неподалеку и что-то смотрел в телефоне, изредка бросая взгляды на машину. Все это я отмечала на фоне, даже не осознавая в полной мере. Весь мой мир сосредоточился на предательстве человека, который дал мне жизнь. И которого я не могла ненавидеть в полной мере.

Она же мама…

Наконец, мужчина вернулся, и мы поехали дальше. Лишь раз я поймала на себе задумчивый взгляд Ареса. И надумай он в этот момент меня подкалывать или расспрашивать, я наверное слетела бы с катушек окончательно.

Но он молчал.

Едва машина припарковалась, я медленно вышла на улицу и побрела к дому, не глядя по сторонам. Закрылась в комнате, забралась на постель и снова заплакала.

Почему, мамочка? За что ты это сделала? Неужели ты готова продать своих детей?

Становилось страшно что она теперь готова сделать с Димкой. Он ведь совсем ребенок, но все еще любит ее… И как? Как дальше продолжать жить с этой болью?

Наверное не будь брата, я бы задумалась о самых плохих вещах. О тех, что думать и нельзя человеку! Но у меня был Дима. Единственный близкий человечек. Тот, кого я обязана защитить от собственной матери!

Я плакала, рыдала, выла в подушку, сжимая кулаки в бессильной злости.

И не понимала. Прокручивала в голове тот самый день, как позвонил Кирилл и попросил срочно подъехать в ресторан под глупым предлогом. Как за пару дней до этого мама просила номер Кирилла, чтобы переговорить по поводу вакансий в ресторане — я ведь наивная дурочка, поверила ей. Подумала, что наконец-то возьмется за ум, и мы заживем счастливо!

Глупая-глупая Маша!

Прав был Волков — любой мог обдурить меня, воспользоваться моей доверчивостью и просто поиметь.

Даже собственная мать. Человек, который должен любить и защищать свое дитя. Но вместо этого она хладнокровно подложила меня под Олега.

Ради чего? Хотела, чтобы я тянула из него деньги? Теперь ее просьба выглядела совершенно иначе. А я… идиотка. Повелась ведь. Испугалась за квартиру, за Димку, которому негде будет жить!

Вручила ключи от своей свободы…

И от того, какими пророческими были слова бизнесмена, становилось еще гаже и больнее!

Я не знаю сколько так лежала. Когда раздался щелчок двери, я даже не пошевелилась. Сегодня мне было плевать на Волкова. Хочет — пусть имеет хоть как. Вряд ли я смогу хоть что-то почувствовать и вряд ли что-то сегодня сделает мне еще больнее. Он вчера ушел, оскорбившим моим вопросом? Пошел ко всем чертям. Мне было совершенно точно не до его оскорбленного эго.

Мне было слишком больно и так…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌

Глава 43


Волков


День выдался тяжелым. Да и настроение было ни к черту. Постоянно срывался без причины, потому что… Потому что вчера ушел от девчонки сам не свой. Какого она устроила свое показательное — “я готова расплатиться”?!

Дура малолетняя. И я дурак, что повелся на нее. Надо было пройти мимо, а не пытаться поймать ускользающую тень прошлого.

А теперь… Скребло весь день на душе. Не так хотелось, не такого. Чтоб сама шла на контакт. Понятно, что еще молодая, максимализм прет из всех щелей, правильная такая. Но… Разве мало я сделал для нее, чтобы до сих пор строить из себя обиженную? К чему эти ее демонстрации? Только злили меня.

Будь это кто-то другой — давно б уже выкинул из дома на улицу и пускай валит домой к себе. А эту… не мог.

Арес был прав — не стоило затягивать с ней. И так Князь увязался за девочкой. Пройдоха хитрый. Сразу почуял чистоту. Он любитель развратить очередной невинный цветочек. Хорошо хоть совершеннолетний.

Оставалось надеяться, что мозгов хватит не переходить мне дорогу.

— Занят? — на пороге кабинета появился Арес. Я был занят — потому что мало что успел сделать из-за дерьмового настроения и идиотов поставщиков, на которых в итоге спустил всех собак.

— Проходи. Что там?

— Ты к своей гостье заходил?

— Я тебе отчитываться должен сколько трахаюсь? — рявкнул на него.

— Эй, полегче. Раз настроение не очень, то и не ходи.

— Что так?

Друг замялся и как-то странно пожал плечами.

— У нее что-то случилось похоже. На девке лица не было, когда забрал сегодня.

— Всмысле? — тут же напрягся я. Всех ублюдков, что посмели висеть на хвосте у Ареса в тот раз, мы выловили. И проблему с их хозяином, кажется, решили.

— Возможно, что-то личное. Рыдала всю дорогу.

— И ты говоришь только сейчас?

— А тебе есть дело? — удивился он.

— Да похеру мне, — деланно отмахнулся, а у самого опять что-то скребануло в груди. — Зачем вообще разговор завел?

— Олег, ты знаешь, я так просто лезть не стану…

— Говори уже.

— Ты из-за нее берега попутать можешь, а это ни тебе, ни ей не нужно. Отпусти девчонку, пока не поздно.

— Тебя спросить забыл кто мне постель греть будет!

— Она весь день не выходит из комнаты. Не удивлюсь если так и сидит на одном месте. Будешь прессовать — будь понежнее.

Арес ушел, а я так и сидел, глядя на бестолковые бумаги. Подумав пару минут, решил проверить девчонку. Когда вошел, она даже не пошевелилась. Так и лежала на постели, скрючившись. Учитывая, как мы вчера поговорили, это было как минимум странно. Подошел поближе и посмотрел ей в лицо.

Безразличный взгляд, опухшие веки. Плакала. И, судя по всему, не мало.

— Расскажешь? — спросил я, ожидая хоть какой-то реакции.

Но ее не было. Ожидаемо.

— Выпить хочешь?

Очень медленно она перевела на меня абсолютно пустой взгляд и кивнула.

Что же с тобой случилось, храбрый заяц? Принес бутылку вискаря, решив, что вином тут не обойдешься. И налил ей стакан. Девочка поднялась и залпом выпила до дна. Закашлялась, конечно. Глупышка. Кто так пьет?

— Еще, можно? — хрипло попросила она.

— Зачем?

— Чтобы стало небольно, — бесхитростно призналась она. И я налил треть от стакана. Больше — нельзя. И так-то перебор.

Маша сидела, глядя перед собой, словно забыла обо мне. А я терпеливо ждал. Алкоголь должен был сделать свое дело. И когда заметил, что тело ее стало расслабляться, решил, что пора.

— Расскажи, что случилось.

— А какая вам разница, — пьяно улыбнулась она, увернувшись от моей руки. Точнее попытавшись. — Пришли трахать? Так давайте! Что там сегодня? Хотите минет?!

Маша попыталась сползти на пол, пришлось вернуть на место.

— Не хотите? Давайте тогда так, по классике. Раком встать? Или на спине удобнее?

Она стала стягивать футболку, отвернувшись, а когда осталась в одном белье и принялась за джинсы, я заметил слезы в ее глаза.

— Да успокойся ты, — прикрикнул я, не выдержав этого.

— Ну что же вы не берете! Ведь меня для этого вам подложили!

— Подложили?

— Ну, продали, подложили, — фыркнула она, пытаясь справиться с ремнем. — Предоставили товар в распоряжение.

Она еще что-то невнятное пробормотала, но основную мысль я понял.

— И кто продал? — как можно спокойнее спросил я, удерживая ее руки.

— Так мать и продала. Моя собственная мааааать… — пьяно протянула девочка. — Ей можно все… Даже продать мужчине…

Девчонка плыла все сильнее, и мне наконец удалось уложить ее на постель.

— Какой же вы черствый, Волков, — проворчала, пока укрывал ее. — И люди для вас игрушки…

Ее голос затих, а я решил, что делать мне пока здесь больше нечего. Вышел и набрал номер Ареса.

— Уже уехал?

— В дороге. А что?

— Пробей-ка мне мать Маши. И всех с кем она общается.

— Ты из-за перевода? Так информация у тебя в папке.

— Нет. Хочу знать о ней все. С кем спит, с кем дружит, где шатается.

— Намекни хоть что искать.

— Возможно, Маша не просто так оказалась в том ресторане.

— Понял. Сделаю.

Заглянул в комнату — девчонка спала. И скорее всего теперь уже до утра. А мне нужно было наконец поработать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 44


Проснулась и какое-то время просто лежала и смотрела в потолок. Сил не было ни на что. Беспокойный сон не принес облегчение. Как и попытка напиться. Только добавила головной боли помимо отвратного настроения.

Нужно было собрать себя в кучу и думать как быть дальше. И в первую очередь обезопасить брата. Как? Я пока не знала. Даже не могла представить.

Двигаться не хотелось, но я знала, что Дима ждал меня. Значит нужно было собираться. Вряд ли если я припозднюсь, работники Волкова станут это терпеть.

Умываясь, на это мысли я замерла. Вчера Волков приходил и снова напоил меня. Да, по моему желанию. Но все же.

И просто ушел?! Прислушалась к себе и поняла, что… Не было привычных ощущений после близости с ним. Неужели не воспользовался моей тушкой?

Голова раскалывалась, хотелось пить. И первое, что собиралась сделать, спустившись — достать воды.

Но едва вошла в кухню, замерла на месте, глядя на хозяина дома, который сидел за столом. И почему-то у меня было стойкое ощущение, что он ждал именно меня.

С минуту мы смотрели друг на друга.

— Доброе утро, — наконец нарушил тишину Олег.

— Ага, — затравленно ответила я.

— Что застыла? Проходи. — Я медленно, бочком прошла дальше. — Не стесняйся, — подбодрил меня он.

Достала бутылку воды, и только тут до меня дошло, что вот точно также я терялась под взглядом Ареса.

— Полегчало? — спросил Олег, когда я выпила почти полбутылки.

— Немного, — осторожно ответила я.

— Садись, поговорим.

Меня все еще немного мутило, но уже гораздо меньше. Я подошла к столу и села как можно дальше от мужчины.

— Ты знаешь с кем якшается твоя мать?

— Эээ… — растерялась я. А потом вспомнила — кажется, я вчера проболталась ему о том, что сделала мама. И стало страшно. — Я ничего не знала… Правда…

— Я спросил не об этом, — терпеливо произнес Волков.

— Нет, не знаю.

— Ее новый… мужчина — игрок. И то, что ты отдала ей, он тоже — проиграл.

— Что? — опешила я. Конечно, у меня не было иллюзий — деньги вряд ли пошли на благое дело. Но чтобы настолько… Мама, куда же ты вляпалась??

— Подозреваю, именно этот поклонник и предложил ей устроить наше знакомство.

— Но зачем??

Мужчина нахмурился и отвел взгляд.

— Если хочешь поехать в больницу, тебе стоит поторопиться. Егор позже будет занят.

— Вы не ответили, — возразила я.

Олег посмотрел на меня в упор, и я пожалела, что снова не придержала язык за зубами.

— Это неважно.

— Но теперь… теперь, когда все знаете, вы меня отпустите? — с надеждой спросила я.

— Нет, — обрубил мужчина. Его непоколебимость убила малейшие ростки надежды во мне.

— Но почему? Ведь это все… ловушка!

— Какая ловушка?

— Ну, или подстава, — тут же исправилась я. — Разве вас не обижает, что кто-то развел вас как… — Заканчивать не решилась.

— Какая проницательность, — мрачно ответил Волков. — Но нет. Ты останешься здесь.

— Будете наказывать? — упавшим голосом спросила я.

— За что?

— Ну, что меня вам… подложили…

— А ты виновата в этом?

— Что?! Нет, конечно! — возмутилась я.

— Тогда и нечего обсуждать.

Снова повисло молчание. Голова все еще болела — пусть и не так сильно. И конечно мне хотелось как можно быстрее скрыться от тяжелого взгляда Волкова. Но был еще один вопрос…

— Я бы хотела еще кое-что уточнить, — робко произнесла я.

— Например?

— Врач сказал, что вы оплатили путевку для Димы, но при этом я могу отказаться от нее…

— И? — раздраженно перебил меня Олег.

— Зачем?

— А зачем отправляют детей на море? — Этот вопрос поставил меня в тупик.

— Разные бывают причины, — осторожно ответила я.

— Вот и выбери одну из них.

— А… А что я буду должна за это?

Волков еще сильнее нахмурился, а затем криво ухмыльнулся.

— Так не терпится расплатиться? Что предложишь сегодня? Может, уже и в задницу готова дать?

Кровь прилила к щекам от его слов. Злость обожгла в груди. Но я сдержалась.

— Вы сами говорили, что я слишком наивная. Просто хочу знать заранее на что подписываюсь.

Мужчина приподнял брови, а потом как-то расслабился.

— Здравый подход.

— Так что? — Конечно, я не горела желанием ложиться под Волкова. Но с таким, как он, лучше договориться сразу. Чтобы не было потом сюрпризов.

— Жрать готовить умеешь? — Я кивнула в растерянности. — Вот и займись этим.

— В каком смысле?

— Кухаркой будешь, зайчонок. Что непонятного? На ужинах сэкономлю. Или это тоже унизительно для тебя?

— Что? Нет, конечно.

Пока я соображала серьезно ли он это сказал, мужчина уже ушел. Ужин? Это не шутка??

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 45


Олег не вернулся. Зато пришел Егор и сказал, что ждет меня. Пока ехали в больницу, я все думала про маму. Разговор с Волковым отошел на задний план. Боль от предательства снова дала о себе знать, стоило только вспомнить о брате.

Мама всегда была странной — легкомысленной, возможно, даже ветренной. Я не помнила своего отца. Зато я помнила очень многих мужчин, которые примеряли на себя эту роль. Но после каждого из них мама плакала. Они не задерживались надолго — полгода-год. И все. Как-то я спросила у нее зачем она постоянно ищет мне нового папу, если потом плачет. Она тогда ответила, что женщине без мужчины нельзя.

Когда мне было десять, в нашем доме появился Димкин отец. Он единственный задержался дольше остальных. Возможно, потому что мама забеременела, и дядя Игорь списывал ее капризы на гормоны. Но и он сбежал в итоге.

Я не понимала почему это происходило. Однако с каждым годом мама становилась все более инфантильной: все чаще оставляла брата на меня, а сама пропадала якобы на работе. У нас было немного денег — только на самое необходимое. Бывало, что у нее появлялся богатый ухажер — несмотря ни на что, мать была красивой женщиной. Хоть и с дурным характером. Тогда мы начинал жить по-другому — с размахом. Но длилось это недолго — каждый раз после расставания с очередным кавалером, мама запиралась в комнате и долго рыдала. Затем еще неделю ходила злая и мрачная. А потом снова рвалась в бой.

Однажды я спросила у нее почему дядя Игорь не приходит к Диме. Он нравился мне — спокойный, уравновешенный мужчина. И мне было непонятно почему отец забыл про сына.

— Потому что я сказала ему, что это не его сын! — ответила тогда мама. Я долго в это не верила. Даже разузнала телефон Игоря, встретилась с ним. Но в ответ получила лишь безразличие и равнодушие. Он не поверил мне, что Димка — его. Дал немного налички и запретил искать с ним встреч.

Так мы и жили — худо-бедно, но справлялись как-то. Пока мама не встретила Антона, который и стал причиной нашего переезда.

Теперь выходило, что она решила не только для себя искать поклонника, но и меня в это впутала.

Чтобы тянуть деньги…

А что она сделает с Димой, когда тот подрастет? От мысли о том, на что еще ее может толкнуть безумное стремление к хорошей жизни, становилось страшно. Поэтому я приняла непростое решение — отправить Диму к морю. Утром я все же пробежала буклет глазами, и то, что увидела, мне понравилось.

За то время, что брата не будет, я постараюсь что-то придумать — возможно, Волков уже наиграется и отпустит меня, а мама не сможет использовать ребенка. И хотя эта путевка — еще одна ниточка, еще одна подачка от зверя, сейчас мне казалось это куда безопаснее того, что могла придумать мама.

Потому что несмотря на наши отношения я ей доверяла. А Волкову — нет. Даже если он решит снова меня трахнуть — перетерплю. А вот что сделает мама — большой вопрос.

Егор высадив меня, пообещал приехать через три часа. И я отправилась к брату. Он был в хорошем настроении и резался в какую-то игрушку на мобильном телефоне.

— Привет, Маш, — бросил он, не отвлекаясь от экрана. Ксения Федоровна поздоровалась и вышла из палаты.

— Привет, малыш.

— Я не малыш, — вдруг вскинулся он.

— Почему?

— Ксения Федоровна сказала, что я уже взрослый.

— Ну, в чем-то она права. А у меня для тебя хорошая новость…

— Какая? — телефон оказался отброшенным тут же.

— Хочешь поехать на море?

— Правда? — его глаза загорелись неподдельным восторгом.

— Да.

— А когда?

— Твой врач сказал, что после выписки тебе нужно пройти программу восстановления, чтобы меньше болеть. У них есть специальный дом отдыха для таких случаев. Рядом с морем…

— То есть я поеду один? — нахмурился братик.

— Если захочешь поехать, то скорее всего да. Туда не берут взрослых.

— Я не хочу один, — тут же насупился он.

— Тогда не поедешь, — легко согласилась я. — Путевку отдадут кому-то другому.

— Отдадут?

— Не пропадать же месту.

— Ладно, я поеду, — неохотно согласился Димка. — Ты уже заплатила за нее? — Я кивнула в ответ, боясь, выдать себя словами. — А звонить мне будешь? Телефон можно будет взять?

— Конечно, можно.

— Я тебя вчера не показал — смотри, что в этом телефоне есть… — Димка увлеченно начал рассказывать что-то про функции мобильного, а я с тоской подумала, что сама бы такой ему не купила. Слишком дорого.

Зато Волков купил. Не сам, конечно. Наверняка послал кого-то из своих прихвостней. Пока ребенок воодушевленно хвастался приложениям, я думала о том смогу ли обеспечить ему достойный уровень жизни и при этом обезопасить от собственной матери.

Когда уходила от брата, столкнулась с врачом Димки.

— Добрый день, Маша. Вы подумали над моим предложением?

— Здравствуйте. Про путевку? Да, Дима согласился.

— Замечательно. Поверьте, мальчику это будет очень полезно.

— Конечно. А когда вы его выпишите?

— В целом он уже достаточно окреп. Но я бы понаблюдал еще несколько дней. А после тогда уже можно и поехать в дом отдыха.

— А есть какой-то список вещей, может быть? То, что стоит взять с собой.

Мужчина задумался на пару мгновений.

— Да ничего особенного — одежда, предметы гигиены. Но даже если чего-то не будет — не волнуйтесь, у вашего брата будет все необходимое. Так что передайте Олегу Викторовичу, что обслуживание будет на самом лучшем уровне.

Стоило ему произнести последние слова, как все встало на свои места.

Волков. Ну, конечно же. Все хотели выслужиться перед этим человеком.

— Передам, — сдержанно ответила я и, попрощавшись, вышла на улицу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 46


До вечера я занималась на кухне. Слова про приготовление еды могли оказаться и шуткой, но лучше было не рисковать. Тем более, что шататься без дела для меня было куда сложнее, чем готовить борщ. Это дома надо было придумывать из чего приготовить, что купить. Тут же — полный холодильник продуктов. Готовь — не хочу.

И я полностью погрузилась в привычное занятие. Сама не заметила, как наступил вечер, и рядом раздались голоса.

— Ничего себе, — присвистнул Арес, окидывая взглядом плиту. Волков стоял в дверях и мрачно взирал на происходящее. — Покормишь нас? — деловито спросил мужчина, заглядывая в кастрюлю.

А я не знала как себя вести — в прошлый раз Олег упрекнул меня тем, что я отдала его работнику сырники, так что…

— Пахнет вкусно, — добавил между тем Арес. — Я голодный, как волк.

Я вопросительно посмотрела на хозяина дома, но тот устало кивнул и направился к столу. Хлопотать на кухне и расставлять тарелки с едой было на порядок лучше, чем сидеть в комнате и ждать, когда тебя в очередной раз поимеют. Так что я была очень рада, что род дейтельности у меня сменился. Поэтому старалась ничем не разочаровать мужчин.

Когда на стол было накрыто, я уже собиралась выложить салат, но неуклюже двинула локтем и пролила воды на шорты. Все это время оба мужчин пристально следили за мной, так что неудивительно что в итоге я все же облажалась.

— Мне надо… переодеться, — пискнула я и быстро выбежала из кухни. В комнате я немного успокоилась — хотела даже малодушно дождаться, пока мужчины поедят, и лишь потом спуститься, но не рискнула. Вдруг Волков разозлится на это.

Поэтому все же спустилась вниз, сменив одежду. Вот только подходя к дверям, застыла, услышав разговор, который совершенно точно не предназначался для меня.

— Чего недовольный опять? — спросил Арес. — Поешь. Вкусно же.

— Ты голодный, ты и ешь.

— Ну твой-то голод понятно, что жратвой не утолить. — Я не понимала почему мужчина так смело насмехался над своим начальником. Ведь наверняка тот мог легко его наказать.

— Зато ты явно не на диете, — отозвался хозяин дома.

— Так и ты вроде тоже. В чем проблема — девчонка-то рядом. Затащил в койку и делов.

В груди у меня похолодело после его слов. За эти пару дней без приставаний Олега я немного расслабилась, несмотря на потрясения от мамы. И признаться поверила, что теперь моя роль — заниматься едой. Пауза затягивалась, и я с ужасом ждала, что же ответит Волков.

— Не хочу, — наконец отозвался он.

— Ее не хочешь? — казалось Арес искренне удивился. — Так возьму другую кралю.

— Не хочу больше так… Когда у нее в глазах ужас и страх. — Мужчина замолчал, я даже дышать боялась, чтобы не спугнуть откровение. — Хочу, чтобы сама, понимаешь?

Послышался легкий вздох.

— А я ведь тебе говорил — отпусти девчонку, пока не поздно.

— Ты, конечно, самый умный у нас.

— Тем более, что ее явно подложили тебе, чтобы клюнул. И ведь повелся, как мальчишка!

— Ты за базаром следи! — повысил голос Олег.

— Прости, брат. Но ты и сам знаешь, что я прав. А теперь что? Что делать будешь?

— Надо связи этого любовничка пробить как следует. Не верю, что все это случайно. Кто-то его надоумил.

— Но пока-то ничего…

— Значит ищи лучше!

— Я-то ищу. И найду. Но что с ней будешь делать? Тачка Егора уже примелькалась у больнички. Скоро много кто сложит два и два.

— Пацана скоро выпишут. — Я даже не успела удивиться, что Волков был в курсе дел моего брата. Потому что дальше он добавил фразу, от которой я едва не охнула в голос… — А ты мне бабу найди лучше.

— Шлюху?

— Я сказал шлюху? — раздраженно спросил Олег. — Сходка уже завтра. Эле позвони. Пусть будет готова.

— Ну эта-то никогда не откажется. Вот только она вроде Князю больше благоволит. А он — в городе.

— Да плевать мне кого ты найдешь. Пожрал? Пошли, дел невпроворот.

Я подхватилась и пошла к дверям, чтобы меня не успели застукать.

— Ой, а вы уже все? — быстро затараторила я, наткнувшись на мужчин. — А там еще второе… и салат…

Волков только мрачно взглянул и мимо прошел, а Арес… подмигнул мне и показал большой палец вверх.

— Завтра еще приготовь, — тихо бросил и поспешил за своим начальником. Или все-таки братом?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 47


Следующие пару дней я не видела ни Ареса, ни Волкова. Исправно готовила ужин и обед даже. И утром замечала, что ее… ели. Когда? Кто его знает. Но следить, чтобы уточнить это, не собиралась. Меня никто не трогал — Егор отвозил к брату, потом забирал. Время шло, а хозяин дома не появлялся. А мне нужно было съездить домой — элементарно забрать себе вещей, да и Димке сумку сложить. Виктор Николаевич подробно рассказал как, когда и с кем поедет брат. Поэтому нужно было подготовиться. Но без разрешения хозяина Егор естественно менять маршрут отказывался.

И сегодня нужно было что-то решать. Поэтому утром я попросила водителя позвонить Волкову.

— Зачем? — удивился тот.

— У меня очень важный вопрос к нему.

— Олег Викторович не одобряет звонки ему на прямую. Могу только Аресу позвонить.

— Но мне нужен Волков, — настаивала я.

— Зачем?

— Хочу попросить об услуге.

Мужчина недовольно фыркнул, достал телефон и набрал номер.

— Тут гостья Олега Викторовича требует связаться с ним, — сказал он, и я поняла, что все же не стал звонить Волкову. Уже собиралась уйти, когда он продолжил. — Да, настойчиво требует по личному вопросу. — А затем передал трубку мне. — Тебя.

— Алло? — осторожно ответила я.

— Машуня, что стряслось? — раздался голос Ареса.

— Мне надо поговорить с Олегом.

— Что стряслось спрашиваю? — Я молчала. Мне и так было непросто решиться, а тут еще… — Маша, если это не что-то очень срочное, не лезь к нему сейчас. У него не лучшие дни, — как-то устало добавил мужчина.

— Я поняла, — сдержанно ответила и отдала мобильный. Егор ничего не сказал мне, что-то выслушал от Ареса и все.

День шел своим чередом. Но покидая больницу, я услышала свое имя. Обернувшись, увидела Марианну — любовницу Горова.

— Надо же, правда ты, — довольно прищурилась она, подходя поближе.

— Привет, — сдержанно произнесла я.

— Что ж ты к Игоряше не вернулась до сих пор?

— В смысле?

— Ну ведь Волков наигрался уже… Сколько? Три дня ублажала его? Или дольше?

— Я не…

— Ой да ладно. Не строй из себя невинность. Или ты все еще надеешься с ним дальше покувыркаться? — спросила она, заметив мой взгляд в сторону темного внедорожника.

— Тебя спросить забыла! — огрызнулась я, уже собираясь уйти.

— Не строй иллюзий, Маша. У Волкова новая баба.

— Тебе-то откуда знать?

В ответ Марианна расплылась в гадкой ухмылке.

— Мне и знать не надо — все сама видела. Эля — эффектная женщина. Не чета тебе.

После этого она победно помахала рукой и пошла к дверям. А я… А я пошла к машине.

Задели ли меня слова этой дурочки? Нет, конечно. Мне наоборот только порадоваться, что Волков переключился. Пусть трахает кого-то другого — мне наплевать. Некстати вспомнились его слова, подслушанные на кухне.

Сама! Наивный! Я сама к нему бы ни за что не подойду. Нет-нет. Но, конечно, понимать, что какая-то Эля куда эффектнее… Нет, не обидно было. Скорее, я просто в очередной раз убедилась, что в общем-то я не красавица и звезд с неба не хватала. Вот и все.

А вечером Олег заявился пораньше. Я готовила жаркое и поначалу даже не заметила, что кто-то за мной наблюдал. Только когда обернулась, дернулась от неожиданности.

— Ой.

— Ой?

— Вы меня напугали, — честно призналась я.

— Зачем искала меня?

— Мне… — в горле резко пересохло. Вот вроде ничем мне пока не угрожал, а все равно под его темным взглядом становилось неуютно. — Мне домой надо.

— Опять отпустить просишь?

— Диме вещи собрать надо, — промямлила я. — Ну, для поездки… Виктор Николаевич сказал…

Кажется, мой ответ мужчину удовлетворил.

— Егор отвезет. И если надо будет чего купить пацану — скажешь, заедете в магазин.

— Я… Я должна буду что-то… вам…

Если до этого Волков был просто недовольный, то теперь выглядел он очень и очень страшно. Темный взгляд, кривая ухмылка. А еще он пошел прямо ко мне. От неожиданности я стала отступать, пока не уперлась спиной в стену. Мужчина навис надо мной, поставив руки по обе стороны от моей головы.

— Для той, что упорно отказывается от секса, ты слишком часто пытаешься его предложить, — очень тихо произнес он, подавляя своим взглядом.

— Я не… Я не предлагала, — пискнула в ответ.

— Правда? А мне показалось, что ты провоцируешь меня специально, — обманчиво мягко произнес он, погладив по щеке. Сердце забилось в таком темпе, что казалось вот-вот выскочит.

— Вам показалось, — сдавленно ответила я.

— Давай проверим, зайчонок? М?

Его рука скользнула на затылок, а в следующее мгновение мужчина меня поцеловал. Сначала осторожно, едва ощутимо. Я не шевелилась, боясь того, что последует дальше. Но Волков не торопился — лишь углубил поцелуй, едва я приоткрыла рот, чтобы вдохнуть. Не знаю сколько длилось это сумасшествие, но наконец он меня отпустил.

— Так что? По-прежнему показалось? — порочно улыбнулся Олег.

— Ага, — с трудом выдавила я. — Не хочу.

Он стиснул зубы и очень медленно отстранился. Я видела, что Волков был зол. И возможно логичнее было бы дать ему то, что он хотел. Но шальная мысль, что те слова были правдивыми, давали надежду, что если сама не соглашусь — меня отпустят.

Повисло неловкое молчание.

— Жаркое будет готово минут через пять-семь, — наконец, прервала я его, все же опасаясь повторения.

— Позже поем, — бросил Олег и вышел из кухни. А я обессиленно сползла на пол…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 48


Домой я попала без эксцессов. Спокойно собрала вещи себе и Диме. В магазин и правда нужно было заехать — не сомневалась, что в случае необходимости, брата обеспечат всем, но злопупотреблять лишний раз не хотелось. Мамы дома не было. Да и вообще судя по обстановке, она если и приходила, то несколько дней назад. Это немного успокоило меня.

Купив Диме пару новых футболок и еще кое-чего из гигиенических принадлежностей, вернулась к Егору. После вчерашней стычки с Волковым, я старалась особо на кухне на задерживаться. Да, в тот раз он отступил. А что если нет? Вдруг его контроль окажется недостаточным? Поэтому я старалась не провоцировать зверя.

И когда вечером поднималась на второй этаж, услышала странную возню. За окном уже смеркалось, и скорее всего это вернулся хозяин дома. Я ускорилась, не желая с ним пересекаться. Но стоя на последней ступеньки я вдруг замерла. Потому что услышала стон.

— Потерпи еще немного, — проворчал Арес, кажется. — Давай, мы почти пришли.

— Чтоб они все сдохли, твари, — выругался Олег.

Я осторожно выглянула и увидела, как один тащил второго практически на себе. И учитывая комплекцию Волкова, дело это было непростое.

Несколько минут я стояла размышляя, что могло случиться. Но в итоге все же решила спуститься — плохая идея, но об этом я подумала уже гораздо позже.

Когда через приоткрытую дверь увидела, как Арес пытался остановить кровь у Волкова.

Он протирал салфетками, которые тут же окрашивались красным. Олег мужественно молчал, стиснув зубы.

— Потерпи. Прошло навылет. Франц должен приехать, но…

— Шей, — приказал Олег, едва приоткрыв газа.

— Уверен?

— Я что не по-русски сказал? — рявкнул мужчина. — Шей, кому говорю.

— Вот, держи анестезию, — усмехнулся его помощник и дал тому бутылку с коньяком или виски. Волков, не поморщившись, выпил довольно прилично. — Готов?

В полумраке коридора меня было сложно увидеть. И меня не замечали какое-то время. Стоило бы уйти и не мешать, но… Как только подумала об этом, Арес поднял взгляд и заметил меня.

— Или помогай, или уходи, — довольно спокойно произнес он, даже не разозлившись.

Я собиралась уйти. Правда. Но в этот момент Олег открыл глаза и посмотрел на меня в упор.

Он молчал. Ничего не сказал. Я все ждала, что либо посмеется надо мной, либо наоборот прикажет подойти. Да что угодно! Но он просто смотрел. И я несмело сделала шаг вперед, взглянув на уродливую рану.

— Может ему в больницу?

— Нельзя ему в больницу, Машуня, — между делом ответил Арес. Его казалось совершенно не волновало, что я увидела то, чего не должна. Хотя после садовника… Я запретила себе вспоминать тот эпизод, просто представив, что это был плохой сон. Но вот сейчас снова видела доказательства того, что мир криминала оказался очень близко.

— Ножницы подай, — попросил Арес, вырывая меня из ступора.

Сам Волков морщился, но не издавал ни одного звука. А я некстати вспомнила о том сколько у него было шрамов. И каждый из них, скорее всего, получен точно также…

— Говори с ним, — неожиданно резко сказал Арес, заметив, что его пациент закрывает глаза. — Не давай отключиться.

— О чем? — растерялась я.

— Не знаю, — огрызнулся тот. Сейчас было видно, что он все нервничал. Руки чуть заметно подрагивали, а на лбу выступил пот. — Лишь бы не засыпал. Не сейчас.

Я присела рядом, и в то же мгновение мне на плечо легла рука. Я пискнула от неожиданности.

— Тише, просто посиди рядом, — раздалась тихая просьба возле уха.

Я почувствовала как мужчина уткнулся носом мне в волосы и окончательно растерялась.

— Олег! — окликнул того Арес. — А ну не спать!

Тот дернулся, но движения у него были какие-то слишком заторможенные.

— Разговаривай с ним! — рявкнул мужчина.

— Ээээ… Олег… — начала я. Тот сфокусировал на мне взгляд. В голову как назло не приходило ничего кроме вопроса — как ваши дела? Абсурд просто. — А может клумбу новую разбить в саду? — ляпнула я, не подумав.

Волков нахмурился, явно пытаясь понять, что я ему говорю. Осторожно взглянула на Ареса — тот одобрительно кивнул.

— Клумбу?

— Ага, знаете, с ромашками. Обожаю ромашки, — затараторила я, все больше неврничая. Я осторожно развернулась так, чтобы видеть лицо Волкова и понимать отключался ли тот. — В центре города такая есть. У мэрии. Там правда не только ромашки… Ну, можно ведь и не только их…

Я несла какую-то околесицу. Даже не знаю о чем. Просто лепила все подряд. И все равно хватка Олега постепенно слабела, а сам он становился все бледнее.

Вдруг у Ареса зазвонил мобильный. Он посмотрел и вздохнул, казалось, с облегчением.

— Присмотри за ним. Я за врачом, — бросил он и убежал.

Волков нахмурился и попытался сесть поудобнее.

— К себе иди, — сурово сказал он, хотя сам почти тут же скривился от боли.

— Я тут подожду, мало ли…

— Я что неясно выразился?

Откуда у мужчины хватало сил командовать, хотя еще недавно едва не вырубился, я не понимала.

— Арес сказал…

— Пошла вон!

Я вскочила на ноги, но из комнаты не вышла.

— Что ты за упрямица такая! Собралась остаться?

— Собралась.

Он прищурился, и в этот момент, мне показалось, что снова стал собой — полноценным зверем.

— Тогда вставай на колени.

— Чего?!

— Не будем терять время, — ухмыльнулся он, через боль. — Давай, заяц, готовь рот. Скрасим ожидание…

— Да пошли вы! Почему нельзя вести себя по-человечески, — с обидой выкрикнула я и выбежала из кабинета.

— Потому что только так тебя можно защитить…

Я услышала это, уже стоя возле двери. Конечно я не собиралась уходить — лишь присмотреть издалека на случай, если ему понадобилась бы помощь. Но последние слова заставили обернуться раньше, чем хотелось. Осторожно выглянула из-за двери — мужчина сидел, прикрыв глаза. Я решила не заходить, а оставаться тут — просто наблюдать. Но в какой-то момент Волков стал заваливать на бок — причем тот, где было ранение. Особо не раздумывая, бросилась его поддержать.

— Олег! Олег! — пыталась докричаться до него. Но безрезультатно. Вдруг его веки дрогнули, и он посмотрел на меня почти осмысленно. Я уже приготовилась к очередным ядовитым словам, но он вдруг улыбнулся так, словно рад был меня видеть — искренне, открыто.

— Мариша… Мариночка… — а потом окончательно провалился в бессознанку. Я стояла оглушенная этим неожиданным открытием, старательно удерживая тело мужчины.

И в этот момент в комнату вошел Арес, а следом за ним и незнакомый мужчина с цепким и очень нехорошим взглядом.

— Это кто? — Бросил он, сразу оглядываясь Волкова.

— Горничная, — равнодушно ответил Арес, лишь мазнув по мне взглядом. — Свободна.

Я тут же послушно отпрянула и вышла.

— Будет молчать? — последнее что я услышала, прежде чем дверь закрылась…‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Глава 49


Волков


Пришел в себя уже в спальне. И утром. В боку — пульсирующая боль. И жуткая слабость.

Надо же было так сглупить и подставиться… И ведь так все хорошо прошло на сходке! Вопрос с товаром решился положительно — Князь тоже не подвел. Приятно было видеть, что Паша взялся за ум. Конечно, братья Ломовы были недовольны проволочками, но в итоге все же разрешили все недоразумения. А значит никакого беспредела не намечалось.

И все шло отлично. Даже Эля не куксилась в этот раз. Всего пара намеков, что она была не против продолжить вечер. И я согласился. Клин клином, как говорится. Тем более, что с Элей я был знаком не первый год. И она частенько выручала, присутствуя со мной на таких вот встречах, куда не принято было приходить одному.

Вот только дальше оказалось… безвкусно. Механические движения. И все.

И, вернувшись домой, пошел на кухню. Девчонка вновь постаралась. А я не удержался — все же попробовал блюдо.

Злился на себя, но ничего не мог поделать. Знал, что приди я к ней, ляжет, как милая. Даже кончит, если постараться — тело отзывчивое, юное. Но это было не то. Хотелось иначе, по-другому.

По-настоящему.

Как когда-то давно…

Идиот. Прав был Арес, но сейчас отпустить ее я не мог. Пока не выяснится, кто стоит за этим игроком — нет.

Особенно теперь — когда рядовая рабочая встреча обернулась якобы случайно перестрелкой. И будь я моложе — наверняка бы поверил.

Но таких случайностей не бывает. Никогда.

Учитывая мое состояние — день точно придется проваляться в постели. Но завтра — нужно поехать в город. Никто не должен знать, что меня все же задело.

Таковы реалии нашей жизни.

Дверь открылась, и в комнату вошла Маша. Она робко остановилась, явно не ожидая увидеть меня не спящим.

— Доброе утро, — нервно произнесла она, проходя дальше. В ее руках был поднос с едой.

— Доброе.

Я помнил, что вчера, кажется, снова пригрозил ей трахнуть, если не уйдет. Послушалась ли она? Да, Франц свой человек, но со своими заморочками. И даже ему я бы не хотел показывать девочку.

Ни к чему лишнее внимание. И так возможно придется принимать меры…

Я попытался приподняться, но боль прострелила, и я едва успел сдержать крик.

— Давайте я вам помогу, — тут же засуетилась гостья.

— Не надо! — прикрикнул на нее. Почему? Потому что заметил в ее взгляде жалость. Черта с два она мне была нужна! — Я сам.

— Но вы…

— Я сказал — сам справлюсь! Оставь еду и уходи.

Девочка побледнела и ушла. Но у самых дверей вдруг обернулась, а я… Снова почувствовал то, что не должен был.

Почти сразу же пришел Арес.

— Как ты?

— Жить буду, — проворчал, пытаясь приподняться. Арес, к счастью, благоразумно не лез.

— Ты бы полегче с девочкой-то.

— А ты что — в адвокаты подался? — огрызнулся я.

— Она вообще-то всю ночь за тобой присматривала, брат. Еду вон тебе притащила.

— Сама захотела? — тут же ухватился я.

— Я попросил. Потому что уезжал, а Франц сказал не оставлять тебя одного…

— Он ее видел?

— Видел. Мы пришли — она с тобой была.

— Упрямая девка! — выругался я. Арес глумливо ухмыльнулся.

— Боишься, что уведет?

— Что по делу? Нашли заказчика? — решил сменить тему, чтобы не усугулять.

— Не нашли, — помрачнел друг. — Но я уверен — все было спланировано. Слишком уж гладко прошло — и все эти случайные выстрелы… Франц сказал — чуть-чуть вправо, и ты бы легко мог сдохнуть.

— Надо найти эту суку!

— Надо. И я найду. Есть пара мыслишек, как обтяпать.

Арес развернулся к дверям, когда я понял, что кое-что упустил.

— Спасибо тебе.

— За что?

— Ты снова спас мою жизнь. Если бы не ты… Я бы не оглянулся и…

— Рад помочь, брат, — тепло улыбнулся он. — А насчет Маши — я серьезно. Не обижай ее.

— С каких пор ты стал таким защитником? Не ты ли скалился на нее еще недавно.

— Сказал бы, да ты ж не услышишь. Да и со стороны оно виднее…

Я остался наедине со своими мыслями. Друг был прав — нужно было взять себя в руки, набраться сил и наконец разобраться с тем, что творилось. А Маша… Возможно, придется нарушить свое правило и все же изменить решение…

Впервые за много лет…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 50


После того как я вернулась к себе в комнату, прошло чуть больше часа. И ко мне пришел Арес.

— Нужна твоя помощь, — сразу перешел к делу.

— Помощь? Ему хуже?

— Нет. Его… подлатали. Но оставлять его одного не хочу, а мне надо уехать, чтобы… Да в общем, неважно.

— Чтобы узнать кто его ранил? — наивно спросила я. Арес посмотрел на меня таким взглядом, что я тут же прикусила язык. Зато другой вопрос тут же слетел с губ. — А кто такая Марина?

— Откуда ты знаешь это имя? — Арес резко поменялся в лице и теперь нависал надо мной.

— О-олег меня так назвал, — заикаясь, ответила я.

— Когда?

— Когда терял сознание, пока ты уходил. Он еще так странно улыбнулся…

Мужчина нахмурился еще сильнее.

— Не лезь в это, Маша. Меньше знаешь — крепче спишь.

— Это кто-то из его знакомых?

— Я что тебе сказал? — опасно прищурился Арес, мгновенно превращаясь в не менее опасного хищника чем его хозяин. — Ты поможешь или нет? — спросил уже спокойнее.

Я раздумывала несколько мгновений. Да, это человек, который испоганил мне жизнь, устроил много неприятных моментов. Но в то же время он тот, кто помог Диме. Хотя не был обязан это делать. Да и просто по-человечески я не могла отвернуться почему-то.

— Маша, долг платежом красен, — напомнил Арес. — Олег же помог твоему брату… — Добавил он, озвучив мои же мысли.

— Да, конечно. Я помогу.

— Отлично. Он в своей спальне.

— И сколько мне там быть? — бросила ему уже в спину.

— Пока я не вернусь.

Но мужчина вернулся только под утро. Уставший и, судя по всему, злой. Зашел в комнату и, растолкав меня, задремавшую на кресле, кивнул на дверь.

— Иди поспи. Потом сделай завтрак.

Я не стала спорить. А в кровати уснула мгновенно. И снился мне Волков. Бледный, истекающий кровью. Человек, который причинил немало боли. Но я почему-то не испытывала удовлетворения от того, что видела.

Разбудил меня Арес. Точнее, я уже проснулась, но вставать не торопилась, когда раздался настойчивый стук в дверь.

— Мне нужно отъехать, побудь с Олегом.

— Завтрак делать?

— Да, давай.

Так у меня по сути не осталось времени на обдумывание помогать ли хозяину дома. С одной стороны мне малодцшно хотелось отомстить ему и просто наблюдать со стороны за его трудностями. Но с другой — знала, что потом буду чувствовать себя гадко. Потому что я не умела и не хотела быть подлым человеком.

Волков ожидаемо повел себя в своем стиле. Накричал и выгнал. И наверное это даже было хорошо — не пришлось ему помогать. Однако чуть позже ко мне снова пришел его друг.

— Олегу уже лучше. Но ему нужно восстановить силы. Проследи, чтобы он поел.

— Вообще-то он выгнал меня, не став слушать. Сомневаюсь, что он изменит свое решение.

— А ты сделай так, чтобы изменил, — сурово припечатал Арес.

— Иначе что? — вскинулась я.

— Лучше тебе не знать ЧТО, Маша.

С этими словами мужчина ушел. Самодовольный придурок!

Все же зря я поддалась и не отказала сразу. И вообще — не нужно было спускаться вчера, не нужно было подсматривать!

Но и нарываться на проблемы от Ареса не хотелось. Поэтому я все же пошла к Олегу. Тот лежат бледный с закрытыми глазами. Возможно, спал. Но стоило мне прикрыть дверь, как тут же посмотрел на меня.

— Что еще? — довольно грубо поинтересовался он.

— Вы не поели, — сказала я, заметив, что к еде с подноса так и не притронулся.

— Я, кажется, уже сказал, что сам справлюсь. Заняться нечем?

— Ваш друг сильно волнуется за ваше состояние, — сквозь зубы произнесла я. — И открытым текстом сказал, что если вы не станете есть, то это будет моя вина…

— Допустим, не стану, — равнодушно пожал плечами мужчина. И такая злость меня накрыла от этих его слов. Какой же он был…

— Что ж, если такова ваша благодарность… — тихо ответила я, решив не унижаться и просто уйти.

— Стоять! — рявкнул Волков мне вслед. Как он умудрялся даже в таком состоянии оставаться настолько властным — я не знала. Но внутри снова появилось нехорошее чувство. — Присядь, — уже спокойнее добавил он, указав взглядом на постель.

Я вроде бы понимала, что в таком состоянии он вряд ли принудит меня к чему-то, но… Но было страшно. Однако ослушаться я не посмела. Поэтому подошла и осторожно присела на край кровати, стараясь не соприкасаться с Олегом.

— Он не причинит тебе вреда, — очень серьезно добавил Волков. У меня конечно было свое мнение на этот счет. И я бы поспорила, конечно, но решила благоразумно сдержать эмоции.

— У меня сложилось иное впечатление.

— Давай свою еду, — неохотно попросил хозяин дома. Он попытался сесть повыше, но это явно приносило болезненные ощущения. Первым порывом было предложить помощь. Но я тут же одернула себя — Волков справится и без меня. Поэтому когда он, наконец, устроился поудобнее, переставила поднос на ножках и тактично отвернулась.

— Ты хорошо готовишь, — сказал он спустя какое-то время.

— Я училась на повара, — равнодушно пожала плечами в ответ.

— Я знаю. — Резко обернулась и встретилась взглядом с Волковым. Опять этот темный, пронизывающий взгляд. И ведь не скажешь, что еще вчера этот человек лежал в полуобморочном состоянии с наскоро зашитой раной.

— А по мою маму?

— Что про нее?

— Вы узнали про нее?

— Что именно?

— Про ее любовника, который игрок, — сбивчиво пояснила я. — Мне бы хотелось знать, что они… Как они…

— Продолжает ли он играть?

— Да.

— Продолжает. — Это прозвучало приговором. Потому что дальше было только вопросом времени когда мама решится либо просить снова денег у меня, либо добыть деньги иным способом. — Что — то не так?

— А? — из-за своих мыслей даже не сразу поняла суть вопроса. — Нет, все нормально.

— Ты побледнела, зайчонок.

— Это неважно.

— Я думаю, что важно. И хочу знать почему ты так отреагировала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я замерла под его взглядом, понимая, что теперь Волков не отстанет. Но… Вряд ли ему составит сложность узнать причину моего волнения. Очевидно, что после того как выяснилось что сделала моя мама, мужчина узнает все, что захочет.

А захочет он многое. Если не все. И даже если я сейчас промолчу, наверняка Олегу доложат о том, что творят мама и ее дружок.

— Потому что возможно мама решит продать нашу квартиру, — едва слышно ответила я. Не выдержала — опустила взгляд.

— Она об этом говорила?

— Скорее намекала. Когда просила денег.

Олег задумчиво потер лоб и довольно долго молчал, а я не торопилась прерывать наше молчание.

— Это может помочь. Хорошо, что ты сказала.

— Помочь в чем?

— Разобраться во всем.

Я уже собиралась задать следующий вопрос, но Волков так на меня посмотрел, что я осеклась. И промолчала. Только кивнула. Заметила, что с едой он все же расправился, и стала убирать поднос.

— Там с вечера остался плов, — сказала между делом. — Могу разогреть его в обед или ужин. Или приготовить что-то другое. Мне в общем-то все равно…

Меня остановило прикосновение мужской руки. Олег взял меня за руку, а меня словно током ударило — замерла, боясь вдохнуть.

— Спасибо, — сказал он, когда я все же решилась посмотреть ему в глаза. — На твой вкус.

Быстро кивнула и убежала, едва мужчина меня отпустил.


Глава 51


Я ломала голову над словами Волкова. Почему он был так уверен, что Арес ничего мне не сделает? Потому что контролировал своего… кого, кстати? Я так и не поняла что за отношения связывали мужчин. Сначала думала что начальник-подчиненный. Но сейчас уже не была так уверена. Арес позволял себе куда больше, чем просто наемный работник. Даже будь он правой рукой. Скорее он был друг, помощник в бизнесе.

Радовало, что Олег не стал упрямиться и поел. Лишние неприятности мне были ни к чему. И так предстояло как следует подумать что делать с мамой.

Я не могла поверить в то, что она спуталась с таким мужчиной. Просто потому что мама всегда очень брезгливо относилась к тем, кто страдал подобным недугом. Ведь это прежде всего означало отток денежных средств. А получалось, что либо я ее совсем не знала, либо она успела довольно сильно измениться.

И теперь по сути в любой момент она могла и нарушить свое слово. Что мне оставалось? Пойти снова просить Волкова? Не хотела. Он довольно странно вел себя в последние дни, и этот его разговор с Аресом… Мог ли он знать, что я подслушивала их? Мог специально сказать те слова, чтобы усыпить мою бдительность? Мог, конечно.

Но зачем? К чему такие сложности? Будь это кто-то другой, я бы расценила это как заботу. Но ведь это был Волков! Жестокий бандит, не гнушающийся убить!

Мне гораздо проще было, когда он вел себя по отношению ко мне потребительски. Противно, гадко, но понятно. Я знала чего ждать. А теперь? Каждый разговор, как прогулка по минному полю — не знаешь, где рванет. А уж когда выяснилось, что наша встреча была подстроена… Все слишком запуталось, и надежда вернуть прежнюю жизнь практически умерла. А новая… Что будет там? Сколько я буду заперта в этой клетке? Пусть и без принуждения к интиму. Допустим еще месяц, а дальше? Димка вернется домой, скоро осень — ему нужно будет идти в школу, а на мать надежды никакой. Что тогда будет? Волков щедро заберет сюда и моего брата? В эту обитель мрака и криминала?

Но кроме этого был еще один вопрос, который не то, чтобы не давал мне покоя, но я периодически возвращалась к нему.

Кто такая Марина? И почему Олег назвал меня этим именем… После реакции Ареса на мой вопрос, не стала спрашивать у самого Волкова. Попросту не рискнула…

В общем, мысли у меня были невеселые. А если учесть, что я почти не спала ночью, то в целом — состояние так себе. И все же я поехала к брату.

У входа встретила Виктора Николаевича.

— Добрый день, Маша, — поздоровался он.

— Здравствуйте. Хорошо, что мы встретились.

— Что-то случилось?

— Я изучила материалы, что вы мне дали. Почитала отзывы, и хотела сказать, что Дима поедет в дом отдыха.

— Рад это слышать, — тут же оживился мужчина.

— Но я бы хотела узнать как все это происходит — есть какие-то сроки, или вы его сначала выпишите, а потом…

— Конечно, давайте поднимемся ко мне, и я вам все расскажу.

Мы поднялись на нужный этаж и направились к кабинету.

— Итак, Маша. У нас два варианта — можно подождать еще несколько дней и тогда уже отправить Диму, а можно завтра в общем заезде.

— То есть как?

— У нас каждые четыре недели набирается группа детей, которые проходят курс реабилитации и укрепления здоровья. Конечно, несколько дней погоды не сделают. Но возможно ему самому будет комфортнее сразу попасть в группу, а не приезжать уже позже, когда остальные детки познакомятся друг с другом.

Я задумалась. В это был свой резон. Брат не всегда просто сходился со сверстниками. А если учесть, что в финансовом плане у нас не все было гладко, то непростые моменты все же бывали. Дети порой могли быть очень жестокими.

— Возможно, второй вариант был бы предпочтительнее. Но ведь он еще не долечился…

— Противопоказаний к перелету нет. Тем более, что в санатории есть все необходимые специалисты, чтобы провести нужные физиопроцедуры там.

— То есть он будет долечиваться там?

— Можно и так сказать. Скорее закреплять результат лечения.

— Хорошо. А как будет организована поездка? Кто-то сопровождающий?

— Конечно. Вот, — Виктор Николаевич пододвинул ко мне папку, — тут документы и данные тех, кто несет ответственность.

— Да, спасибо. — Я внимательно принялась читать договор.

— Вы не волнуйтесь — обслуживание у нас на высоте. Дети будут в надежных руках, — еще раз заверил меня врач. И такой у него был взгляд, что я поняла — без влияния Волкова тут не обошлось. Наверняка, с Димки там пылинки сдувать будут, раз за него похлопотал такой человек.

— Хорошо. Когда значит отъезд?

— Завтра в три часа дня сбор детей и родителей на заднем дворе больницы. А вот это — он передал мен распечатанный документ, — это договор, в котором указан список услуг, которые будут оказаны ребенку, процедуры предусмотренные программой, а также питание и развлекательная программа. Внизу — телефоны для связи. Также в любой день вы можете приехать навестить брата.

— Даже так, — удивилась я.

— Конечно. Мы будем только рады, если вы с Олегом Викторовичем лично убедитесь, что все в порядке…

Я тут же скисла, услышав упоминание о благодетеле.

— Спасибо. Тогда завтра я приеду пораньше к Диме и привезу вещи.

— Конечно. Я подготовлю выписку.

Брат воспринял новость с энтузиазмом. И я могла его понять — несмотря на няню, телефон и кучу развлекательных каналов, ему, как и любому ребенку, хотелось двигаться и бегать, а не сидеть в четырех стенах. Мы побыли вместе, договорились, что завтра я приеду пораньше, и потом Егор снова отвез меня обратно. Домой к Волкову.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 52


Хозяин дома вечером был задумчивым и неразговорчивым. Сразу поел то, что я ему принесла и все. И мне это было только на руку. Если не одно НО — нужно было сказать про отъезд Димы. Не факт, что мужчина был в курсе и подумал о том, чтобы меня отвезли туда не утром. А попозже. Или забрали позже. Я слишком хорошо помнила, как меня никуда не выпустили без приказа Волкова. Так что лучше было все обсудить заранее.

И я не была уверена, что Олег снова пойдет мне на встречу, не воспользовавшись этим. Когда я уже собиралась заговорить о том, что мне было нужно, пришел Арес.

— Иди к себе, — тут же сказал Волков и так посмотрел, что пришлось подчиниться. Стоило мне выйти, как дверь не просто закрылась — щелкнул замок.

Я не пошла к себе — спустилась вниз, чтобы не упустить момент когда Арес уедет. Но время шло, а мужчина не выходил. Измучившись вконец, собралась и пошла наверх, чтобы попытать удачу — не могла же я пропустить отъезд брата.

И едва подошла к спальне Волкова, уже подняв руку, чтобы постучать, дверь открылась.

Арес смерил недовольным взглядом.

— Подслушиваешь?

— Я только что пришла… Мне надо поговорить… с ним…

— Нет.

— Что? — опешила я от его отказал. — Но мне надо…

— Я сказал нет, — раздраженно повторил мужчина. — Или ты по-русски не понимаешь?

— Но это важно…

— Маша, черт тебя подери, что непонятного? Он устал. Завтра поговоришь.

После этого мужчина силой развернул меня за плечи и подтолкнул вперед.

— Но…

— Все завтра. Дай ему поспать. Иначе сама потом пожалеешь.

Пришлось пойти к себе в комнату. Я злилась на Ареса. Но в то же время сомневалась — а может и правда сегодня плохая идея? Опыт общения со злым Волковым у меня уже был.

Решила дождаться утра. И естественно спала я плохо — все время просыпалась, боясь упустить время, хотя поставила себе будильник.

Первым порывом утром было побежать к Олегу и попросить отдать приказ Егору. Но к счастью хватило ума остановиться и подумать. И сначала все же приготовила завтрак. Вот только Волкова в спальне не оказалось. Это меня настолько удивило, что я так и стояла с подносом в руках, оглядываясь по сторонам. Однако сдаваться было нельзя. Поэтому я отнесла поднос на кухню и пошла искать хозяина дома. Тот нашелся в кабинете — что-то читал, и едва я вошла одарил меня хмурым взглядом.

— Доброе утро, — несмело произнесла я.

— Доброе.

— А вы… завтракать будете? — осторожно спросила, решив начать беседу с чего-то нейтрального.

— Потом.

Мужчина выглядел сегодня так, словно это не его латали в этом же кабинете — в идеально выглаженной рубашке, с тем же взглядом. Разве что был чуть бледнее обычного.

— Что-то еще? — нетерпеливо спросил он.

— Ага, — кивнула я.

— Садись. — Я послушно села в кресло возле его стола. — Ну, что на этот раз?

— Мне надо брата проводить. Он в санаторий поедет… А там сбор после обеда, и без вашего приказа меня… В общем, обычно меня забирают раньше.

Когда придумывала речь, она мне казалось идеальной. Но сейчас, под его взглядом, растерялась и бормотала несвязные вещи.

— Во сколько?

— В три часа.

— Хорошо. Арес отвезет тебя.

— А почему не Егор? — Волков приподнял брови в ответ.

— Не понял?

— Арес просто ездит так, что каждый раз, как последний, — тут же пояснила я. Олег усмехнулся и откинулся на спинку стула. Его взгляд неуловимо изменился, и я тут же напряглась. Этот взгляд был мне знаком…

— Ему можно доверять.

— А я…

— Что ты будешь должна за это? — перебил он меня. Вообще-то я хотела спросить можно ли мне уйти, но теперь… — Ты ведь это решила уточнить?

— И что вы хотите? — спросила, почуяв, что дело дрянь.

— Хочешь.

— Хочу?

— Что ты хочешь, — повторил он, явно наслаждаясь моей растерянностью. — На “ ты”.

— Что ты хочешь? — послушно повторила я, боясь услышать ответ.

— Чтобы ты обращалась ко мне на “ты”.

Я, если честно, не поверила. Решила, что это ерунда какая-то.

— Это шутка? Розыгрыш, да? Вы сейчас поиздеваетесь, а потом заставите на колени встать?!

Волков нахмурился и подался вперед.

— Осторожнее со словами, зайчонок. Я ведь могу и воспользоваться твоим предложением.

— То есть… — нервно сглотнула под его взглядом, — вы это… — Олег выразительно хмыкнул. — Хорошо, ты это серьезно?

— Вполне.

— Но зачем?

— Я так хочу.

Вот и весь разговор. Просто хочу. А когда было иначе? Это же Волков!

— Ясно, — сдержанно ответила. — Я могу идти?

— Иди.

Только в коридоре я вздохнула свободно. Все-таки находиться рядом с Волковым, под его тяжелым взглядом, было непросто…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 53


Разговор с Олегом, конечно, заставил понервничать. Но в целом я получила, что хотела. Поэтому, когда Арес уже ждал меня внизу спустя полчаса, даже не удивилась. Он забрал у меня сумку с вещами брата и сел за руль.

Молча.

Что странно гнал он в этот раз чуть спокойнее. Совсем немного, но мне было легче. Хотя в груди все равно екало каждый раз, когда он резко входил в поворот.

— Во сколько отъезд? — это были первые слова за всю поездку.

— В три часа.

Он только кивнул и быстро уехал, стоило мне выйти из машины.

Брат был в предвкушении поездки. Не знаю, что уж ему рассказала няня, но он уже не мог усидеть на месте. Видеть его жизнерадостным и бодрым было бесценно. И я старалась отогнать непрошеные мысли о маме и о других моих проблемах. Хотелось, чтобы ребенок просто жил и радовался каждому дню.

После обеда мы даже немного прогулялись с ним по территории больницы, а потом пошли собираться к месту встречи. Вот только у выхода нас догнала мама.

— Дети, привет, — радостно улыбнулась она, а я так и застыла, глядя на нее. Она выглядела довольной и жизнерадостной. Но я боялась, что ее визит — неспроста.

— Мама! — обрадовался Дима. — Ты все же решила проводить меня? А ты будешь приезжать ко мне?

— Посмотрим, — уклончиво ответила она и мило улыбнулась мне. — Привет, Маруся. Чего как не родная стоишь?

— Мы шли во двор. Там все собираются, — ответила я, стараясь не показывать своих эмоций.

— Ну так пошли!

В условленном месте уже толпился народ. Организаторы молодцы — установили специальный стол, помогали заполнить нужные документы. К слову, мама даже не поинтересовалась куда и зачем едет ее сын. А значит либо знала, либо ей было плевать.

Когда детей пересчитали и все по списку оказались на месте, стали прощаться.

— Дим, будь умницей, — тихо сказала ему, обняв сорванца. — Я тебя очень люблю! И звони мне, ладно?

— Конечно!

Мама отыграла роль на отлично. Почему роль? Потому что едва автобус с детьми уехал, как она цепко ухватила меня за локоть и отвела в сторону. Родители понемногу расходились, но пока еще было довольно многолюдно.

— Надо поговорить, — сказала она.

— О чем?

— Маш, мне деньги нужны.

— Серьезно? — едва не расхохоталась я, тогда как в груди словно что-то умерло. — Мам, ты подложила меня под богатого мужика для этого? Чтобы я тебя баблом снабжала?

— Ты не понимаешь! Мы с Костей…

— Да плевать, что там твой Костя! Мама — он игрок!

— Откуда ты знаешь? — резко изменился ее тон. — Это тебя не касается!

— Почему же? Ведь это у меня ты просишь денег!

— Ты же не хочешь, чтобы я трогала квартиру, — ухмыльнулась мать. — Я пошла тебе на встречу… Ну и ты давай, поработай для меня.

— Ты в своем уме?! — возмутилась я. — Он снова проиграет, и ты опять придешь ко мне? А обо мне ты подумала? Что я чувствую? Я, что по-твоему, вещь, которую можно просто дать попользовать?! — Я уже совершенно не смотрела по сторонам — было наплевать кто был рядом и слышал нашу перебранку. Эмоции, которые я так долго сдерживала, копила в себе, наконец вырвались на свободу. Глаза жгли слезы обиды. — Я не стану!

В этот момент щеку обожгло ударом. Я даже не поняла, когда она успела. Просто ошалело смотреть на маму и не верила. Медленно прижала ладонь к щеке…

— Еще как станешь! — процедила она. — Это благодаря мне ты так удачно устроилась. Думаешь, легко подцепить богатого мужика? А я тебе помогла!

— Я не стану, — едва слышно произнесла. Успела заметить, что мать снова замахнулась, и зажмурилась в страхе. Почему-то мысли остановить ее даже не появилось в голове. Словно ступор какой-то напал. Она ведь даже в детстве меня не била…

— Еще раз прикоснешься к ней — сломаю руку, — раздался знакомый голос совсем рядом.

Я очень осторожно приоткрыла глаза и едва не закричала — мужчина держал мою мать за руку, и судя по выражению лица, ей было больно…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 54


— Отпусти! — взвыла мама, попытавшись дернуть рукой. Но Арес даже не шевельнулся.

— Я не бью женщин, но для тебя сделаю исключение, если ты хоть раз косо посмотришь в сторону своей дочери. Это ясно? — Он говорил абсолютно спокойно, но у меня мурашки по коже пробежали. В этот момент я вдруг отчетливо поняла — они с Волковым стоят друг друга. — В машину иди, — так же спокойно произнес он, едва взглянув на меня.

— Но…

— Маша, иди в машину.

Я не рискнула ослушаться. Бросила еще один взгляд на мать и ушла.

Ареса не было минут десять-пятнадцать. За это время успела вся известись. И едва он сел за руль, не выдержала.

— Что ты с ней сделал?!

— Жива она, — скривился тот. — Не волнуйся.

— Тогда зачем оставался?

— Поговорить.

— О чем?

— Неважно.

— Я имею право знать! — вскинулась я.

— Уверена? — ухмыльнулся мужчина, обернувшись ко мне. — Уверена, что стоит качать права с тем, кто тебе помог?

Я тут же стушевалась.

— Я просто хочу знать… — И, помолчав, все же добавила. — Хочу знать за что она со мной так… Почему…

— Жизнь — сука, Машуня. Прими это и живи дальше, — посоветовал он.

— Ты ведь что-то знаешь, да? — все же рискнула я. Почему-то мне не давал покоя тот взгляд, которым он сверлил мою мать.

— Знаю. Но не скажу.

— Но почему?

— Хочешь ответов — спроси у Олега.

— Так он мне и рассказал, — тоскливо усмехнулась я, представляя как позабавится Волков.

— Не будь так уверена. Не все то, чем кажется.

Больше мы не разговаривали. Арес четко дал понять, что отвечать на мои вопросы не намерен. А унижаться перед ним не хотелось. Когда уже приехали на территорию дома и он заглушил машину, я все же заговорила:

— Спасибо. — Он вопросительно посмотрел на меня. — Что помог.

— Долг платежом красен.

Я вроде бы понимала это и так, но от того, что он напомнил об этом, стало не по себе. Да, в их мире все работало именно так: ты — мне, я — тебе. И все. Поэтому в следующий раз — с меня обязательно спросят. За все. Я надеялась, что у меня хватит сил расплатиться по счетам.

Первым делом пошла искать Волкова. Но оказалось, что он уехал. Оставалось только удивляться почему сразу после ранения он не отлеживался, а разъезжал по делам. Вряд ли захоти мужчина, дела не приехали бы к нему сами.

Хотелось закрыться в комнате и не выходить. Но моя обязанность по приготовлению еды не давала такой возможности. Пришлось идти на кухню.

Волков появился внезапно. Вот его ещё и было, но стоило обернуться через пару минут, как едва не столкнулась ним.

— Ой.

— Испугалась?

— Вы подкрались, — фыркнула, стараясь не показывать эмоций. — Конечно, это неожиданно.

Мужчина недовольно поджал губы.

— Ничего не забыла?

В груди похолодело от его намека. Чего он хотел от меня?

— А ведь ты обещала утром…

— А, вы… ой…. Ты…

— Так-то лучше. Покормишь? — спросил он будничным тоном и отошёл к столу.

— Конечно, — засуетилась я.

Пока раскладывала еду, поняла, что такая ситуация стала привычной, словно мы были если не парой, то хотя бы хорошими друзьями, живущими под одной крышей.

— Поешь со мной, — неожиданно произнес Олег.

— Что? — замерла я стрелкой в руках.

— Ты не голодна?

— Не особенно, — мотнула головой. А потом, чуть подумав, добавила… — Но могу остаться.

— Такая щедрость, — усмехнулся Волков.

— Но не за просто так…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 55


Мужчина изумленно уставился на меня. Вся расслабленность тут же слетела с него.

— Заяц решил поиграть во взрослые игры, — прищурился он. — И чего же ты хочешь?

— Ответов, — смело заявила я. — Арес сказал ты знаешь что-то о моей матери. И отказался говорить что.

С минуту Олег сверлил меня тяжёлым взглядом. И это было неприятно. Но отступать было поздновато.

— Ладно, — наконец, согласился он. — Но тебе вряд ли понравится.

— Главное, чтобы это было правдой!

— Твоя мать вместе со своим любовником сидят на новом синтетике. И по-видимому уже немалое время.

— Синтетике? Это что? Клей какой-то?

Волков снисходительно посмотрела меня.

— Наркотик. Новый.

— Но ты же говорил, что ее мужчина игрок…

— Игрок. Так их и втянули, как выяснилось, — неохотно признал он.

— Нет, это неправда, — покачала головой. — Я бы заметила, будь она под кайфом!

— Это не простой наркотик. Он действуете немного иначе. И подсаживают на него по другой схеме.

— Как это? — растерялась я. — Получается, что любой может оказаться на ее месте?

— Разве твоя мать всегда была такой, как сейчас? Вздорной, неуправляемой?

— У нее… непростой характер. Но…

— Она ударила тебя, — неожиданно зло процедил Волков. — Этого мало, чтобы понять, что с человеком что-то не так?

Я отвернулась, чтобы скрыть слёзы. Олег снова надавил на больную тему.

— Что теперь с ней будет? — тихо спросила я.

— Ей нужно лечение. И чем скорее, тем лучше.

— Но если это новый наркотик, то разве от него умеют лечить?

— Я знаю пару клиник, где ей могут помочь.

Я резко подняла голову и столкнулась с внимательным взглядом. Волков молчал и ждал. Он уже знал, что у меня нет выхода, что я приползу к нему за помощью. Ведь если он прав, то это все меняло. Да, мне по-прежнему больно от поступков матери. Но если она и правда подсела на эту дрянь, то она больна. А потому вряд ли полностью отдавала себе отчёт в своих действиях.

Какое-то время мы так и сидели, глядя друг на друга. А потом я сдалась…

— Ты… поможешь ей? — сдавленно спросила я, едва не сгорая от унижения.

— Если ты этого хочешь.

— Хочу, — слишком поспешно ответила я.

— Но не за просто так, — вернул он мою же фразу.

— Я понимаю, — отведя взгляд, ответила я. — Чего ты хочешь?

— Чтобы ты мне помогла.

— В чем? — равнодушно спросила, ожидая подвоха в любой момент.

— Помыться. — Я непонимающе уставилась на него. — Что тебя удивляет?

— Но разве можно… ну, после ранения…

— Вот поэтому мне и нужна помощь, — многозначительно ухмыльнулся он. А я вспомнила его слова тогда в ванной — “закончим в другой раз”. И поняла, что Волков снова меня переиграл, ловко загнав в ловушку.

— А может потому что это удобный повод, которым грех не воспользоваться? — вскинулась я.

— Намекаешь на что-то конкретное, зайчонок?

— Да уж конкретнее некуда, — разозлилась я. Конечно, я понимала, что поставь он условие раздвинуть ноги, я бы все равно согласилась. Но это было бы хотя бы честно. А вот эти вот заигрывания… — Можно и открытым текстом сказать, что трахнуть собрался!

Вот только Олег опять меня удивил. Вместо того, чтобы разозлиться, чуть улыбнулся и покачал головой.

— А если я пообещаю, что ничего не будет без твоего согласия?

— Честно? — подозрительно спросила я, не веря в такое благородство.

— Даю слово.

— Ладно, — протянула я.

— Тогда жду тебя в моей спальне через два часа.

А затем вернулся к еде и до конца ужина больше не сказал ни слова. А, поев, поблагодарил и ушел.

Все это время я пыталась найти подвох. В конце концов решила, что нужно быть настороже. Убрав на кухне, пошла к себе. Но в холле неожиданно наткнулась на Волкова и того самого мужчину, которого привел Арес в тот вечер, чтобы помочь Олегу.

Оба посмотрели на меня так, что стало не по себе.

— Свободна, — довольно жёстко бросил Волков, и я, пискнув в ответ что-то невразумительное, побежала наверх.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 56


Волков


Когда Арес позвонил и рассказал, что случилось в больнице, я был как раз на встрече с братья Ломовыми.

— Что-то не так? — спросил Демид.

— Рабочие вопросы. Но кое-что обсудить надо…

— Ты про инцидент на стоянке? — напрягся Влад.

— Я о той дряни, которую притащили на мою территорию…

Братья не среагировали, но я-то знал как хорошо оба умели маскироваться.

— Олег, ты нас знаешь — мы с наркотой не связываемся.

— Но не удивились и сразу поняли о чем речь, — возразил я.

— Чего ты хочешь? — спросил Демид — старший из братьев.

— Хочу знать кто и как долго.

Повисла пауза. Я был уверены — они знали.

— Это не наше дело, друг, — наконец, сказал Влад. — Не нам вмешиваться.

— Да ну? Так может и мне пару лет назад стоило не вмешиваться, когда вас обоих, придурков, уже почти закопали? — небрежно поинтересовался у них. Братья переглянулись.

— Олег, я не открою тебе нового, сказав, что не всем по душе твоя линия поведения. Наркота — прибыльный бизнес. Не все хотят терять бабки.

— В моей области этой херни не будет, — припечатал я. — И если кто-то с этим не согласен — это его проблемы.

— Вообще-то это твои проблемы, — возразил Демид. — Потому что люди за эти стоят серьезные. И им не по душе, что у них связаны руки.

— Мне нужна конкретика. Здесь и сейчас, — потребовал я. И Ломовы сдались.

Как и многие до них. Рассказали все, что знали.

Вот только это не особенно помогло. Даже не верилось, что так повезло с мамашей девчонки. Не стал бы копать про нее, даже не узнал бы, что эти твари у меня под носом устроили. Будь это герыч или кокс, конечно, давно бы поймали. А так… Химики херовы. Суки подзаборные.

Еще и Маша вечером пристала с расспросами своими. Бок ныл, и меньше всего хотелось устраивать какие-то выяснения. Хотелось отдохнуть. Правда стоило ей намекнуть на секс в ванной, как будто второе дыхание открылось, мать его.

Но сначала нужно было просмотреть договора на поставки, а уж потом наслаждаться. Однако стоило заняться делом, как позвонила охрана — Франц пожаловал. Пришлось идти встречать.

Но судьба явно решила сегодня надо мной поиздеваться — Маша появилась четко не вовремя.

— Свободна, — рявкнул на нее, уже понимая, что значит взгляд моего гостя.

— Она здесь, — произнес Франц, когда мы остались одни.

— Это мой дом.

— Я тебя уважаю, Олег, ты знаешь это. Но ты знаешь и мои правила — никаких свидетелей…

Гриша был нормальным мужиком, хирургом от бога, что называется. Таких людей трудно найти. Но даже это не могло затмить того, что он только по сути угрожал Маше…

— Я тебя когда-то подводил?

— Нет. Как и я тебя. В том числе потому, что мои правила не нарушаются. Никаких случайных людей.

— Она — мой человек.

— Горничная, — снисходительно поправил меня Франц. — Или не только?

— Даже если и так — тебя это не касается!

— Согласен. Но ты с легкостью найдешь себе новую шлюху, а безопасность в нашем деле — куда важнее.

Мне стоило неимоверных усилий сдержаться. Ведь он был прав. Так и стоило поступить: лишние глаза — лишние проблемы. В свое время Франца сильно прижало, и я помог ему. И все эти годы он исправно отрабатывал долг. Не было смысла лишаться хорошего врача из-за молодой девчонки.

И все так бы и было, будь это кто-то другой, а не она. Храбрый заяц, который до последнего пытался отстоять свою свободу…

Девочка, что так негаданно появилась на моем пути и всколыхнула то, что погрязло во мраке прогнившей души.

— Она — мой человек. Это все, что тебе нужно знать, — холодно добавил я, ожидая реакции гостя. А у самого появились нехорошие предчувствия, что раз я был готов всерьез конфликтовать с одним из преданных людей, то…

— Будь по-твоему, — легко согласился Франц. — Но твоя женщина может быть в опасности. Как и ты. Поэтому хорошо подумай стоит ли держать ее рядом.

Я даже не успел ничего добавить, как Гриша, насвистывая какой-то мотив, направился к моему кабинету, где обычно и проходили наши встречи.

Как, твою мать, он так быстро все понял, да еще и повторил слова Ареса?!


Глава 57


В назначенное время пошла в спальню к Волкову. Тот уже был в ванной. Заметив меня, он замер, сканируя свои тяжёлым взглядом.

А я невольно посмотрела на его рану, которая была закрыта огромной заплаткой из перевязочных материалов.

— Помогать-то будешь? — усмехнулся он. — Или просто посмотреть пришла?

Его вопрос смутил меня, и я покраснела, пойманная за разглядыванием мужского тела.

— Что нужно делать?

— Помоешь меня, — нагло заявил мужчина. — Но рану мочить не стоит. Франц не оценит подобной халатности.

Волков сбросил полотенце и голый забрался в ванну, в которой уже как оказалось была вода. Он присел на бортик и выжидающе посмотрел на меня.

Я очень старалась вести себя спокойно и уверенно. Но это было слишком сложно — потому как успела заметить, что Олег был возбужден. И хотя я старалась не смотреть ему ниже пояса, вся эта ситуация знатно напрягала меня.

— Смелее, зайчонок. Я не кусаюсь, — подначил он.

Собравшись с духом, я взяла гель для душа и стала осторожно намыливать спину Олега. Мочалку использовать побоялась, чтобы не залить водой перевязку. Я делала все медленно не только из-за этого. Но ещё и потому что элементарно боялась, что Олег все же наплюет на свое слово и разложит меня прямо здесь.

Когда пришло время переходить на другую сторону, я запаниковала. Замерла в нерешительности, не зная как это сделать более безопасно. А Волков словно почувствовал это — неожиданно взял мою руку в свою, сполоснул ее, а затем развернулся и стал медленно целовать каждый палец. При этом ни на секунду не отводил взгляд, гипнотизируя. Только когда поцеловал в центр ладони, я смогла очнуться от наваждения.

— М-мне надо продолжить, — промямлила, отдергивая руку.

Обойдя мужчину, сосредоточилась на его груди. Вид шрамов в этот раз уже так не пугал, да. Но cам Олег… Очень даже.

Когда я справилась с руками и грудью, наступил очередной переломный момент. Я замерла, надеясь, что мужчина в итоге меня прогонит или хоть как-то разрядит ситуацию. Но как бы не так.

— Тебя что-то смущает? — спросил наконец, Олег, слегка усмехнувшись.

— Что-то меня определенно смущает, — пробормотала я, отводя взгляд.

— Например?

— Например, твоя… — я запнулась, не зная как продолжить. — Реакция эта.

— Ты о том, что я хочу тебя, зайчонок? — Волков явно ловил кайф от моего смущения — голос стал довольный, мягкий.

— Ой, да у тебя все сводится к одному “хочу”! — вскинулась, делая шаг назад. Но мужчина резко поднял руку и удержал меня на месте. — Сделай что-нибудь… с ней… — добавила я уже тише.

— С ней?

— С этой штукой, — окончательно покраснела я, закрыв глаза. — Я не могу тебе помогать пока все так…

— Многие на твоем месте были бы рады подобной… реакции, — негромко произнес Волков, все еще удерживая меня.

— Ну так и найди кого-то, кому будет в кайф! — огрызнулась я.

— А если я проверю? Что, если ты просто боишься признаться себе, что это взаимно?

— Опять силой возьмешь? — испугалась я. — Ну так давай, вперед. Слово дал — слово взял. Настоящий мужчина, — выплюнула я, едва сдерживаясь.

Олег нахмурился и теперь его взгляд снова стал тяжелым и неприятным.

— Ты и понятия не имеешь, что значит силой, девочка, — очень холодно произнес он. — Я с тобой был довольно мягок!

— Правда? — завелась я от его слов. — Так мне может поблагодарить за все это, благодетель?! Мягок он был! А что по-твоему жестко? Задрал юбку на голову и трахнул?!

— И это в том числе, — процедил Волков. — Я мог бы сделать все, что захотел, и ты бы не пикнула даже! — Услышав это, я отшатнулась, ужаснувшись. Ведь он говорил это на полном серьезе…

— Ты — чудовище…

— Не торопись с выводами, — криво ухмыльнулся тот, отпуская меня наконец. — Есть люди и похуже. И они не стали бы цацкаться с тобой.

— Отдашь своим псам? — тихо спросила, стараясь сдержаться и не усугубить свое же положение.

С минуту он сверлил меня темным взглядом, а потом как-то устало вздохнул и покачал головой.

— Дура ты малолетняя. — Я уже открыла рот, чтобы возразить, но мужчина пресек меня жестом. — Уходи. Хватит.

Молча развернулась и вышла из ванной. Однако в спальне, когда уже собиралась открыть дверь, меня вдруг посетила мысль. А что если Олег решит, что я не выполнила условие? Что тогда? Мог ли он не помочь моей матери? Легко. Судя по тому, что он сегодня выдал, без проблем.

Он был видите ли мягок со мной! Чудовище! Зверь в обличье человека!

Чуть подумав, решила все же дождаться его, чтобы прояснить этот момент. С таким, как Волков, лучше все знать заранее. Однако в ванную вернуться не рискнула. Решила дождаться в комнате. За дверью все еще слышался шум воды, и от нечего делать, уселась в кресло, возле стены.

Спустя какое-то время наконец шум воды прекратился, и через несколько минут дверь ванной открылась. Волков прошел в комнату в одном полотенце, обмотанном вокруг бедер. Он не видел меня, стоя ко мне спиной. А вот я очень хорошо видела, что кажется мужчине было не так хорошо, как он делал вид — шаги давались ему явно нелегко и пару раз мне показалось, что я услышала не то стон, не то сдержанный хрип. А еще он постоянно поддерживал бок рукой.

И тут я подумала, что оставаться не стоило. А когда Волков обернулся и столкнулся со мной взглядом, только сильнее убедилась в этом. Он тут же подобрался и снова выглядел как зверь, готовый растерзать в любую минуту.

— Ты что здесь делаешь?! — рыкнул он.

— Х-хотела кое-что уточнить…

— Уже передумала?!

— Нет, я насчет мамы… — промямлила я, вжимая голову в плечи. Олег практически нависал надо мной. И это совершенно не помогало трезво мыслить. — Мое поручение… оно… считается выполненным? — с трудом выдавила я, с опаской поднимая взгляд на хозяина дома.

На какое-то мгновение мне показалось, что в его глазах появилось настоящее разочарование. А затем все это сменила холодная отстраненность.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Да, вполне. Я отправлю твою мать в клинику, где ей помогут.

Он резко отвернулся к шкафу и стал доставать белье. А я… Я не знала как себя вести. Странное чувство, будто я влезла на личную территорию, не покидало меня. Словно стыдом обожгло. И я попросту сбежала из спальни…


Глава 58


Следующим утром Волков уехал довольно рано — я едва успела приготовить завтрак. Он не удостоил меня даже взглядом. Молча поел и ушел, бросив дежурное “спасибо”. А у меня было странное чувство, словно я его обидела что ли. Хотя если подумать, то это мне стоило обижаться на него! А не наоборот!

Весь день старалась отвлечься хоть чем-то. Димка звонил пару раз — ребенок был в полном восторге от всего, и это давало надежду, что я хотя бы не зра находилась тут. По крайней мере брату и правда было хорошо. А я… Что ж, возможно рано или поздно Волкову надоедят наши перепалки, и он просто отпустит меня. Почему-то после вчерашнего я была уверена — больше он заставлять меня с ним спать не станет. Откуда я знала? Да черт его знает. Просто у него был такой взгляд в ванной… Да и те его слова я все еще помнила. Хотя, конечно, расслабляться не стоило.

Сейчас предоставленная сама себе я поняла что по сути заниматься мне было нечем. Раньше я хотя бы к брату ездила. А теперь…

И единственное что мне оставалось — прозябать на кухне. Потому как готовить я и правда любила. Но сегодня мое уединение нарушил Арес.

— Покормишь? — спросил он по-хозяйски усаживаясь за стол. Впрочем, после всего, что я видела, не стоило удивляться, что этот человек чувствовал себя в этом доме вполне вольготно.

— Покормлю, — буркнула и без особого энтузиазма стала разогревать борщ.

— Не вини мать, — вдруг прилетело мне в спину.

— В каком смысле?

— Это не просто наркотик. Новая дрянь, которая скажем так — меняет человека.

— Она никогда не была идеальной матерью, — возразила из чистого упрямства.

— Все мы неидеальны, — лениво усмехнулся мужчина. — Но эта штука… В общем, не руби с плеча, Машуня. Все устаканится.

— А она уже там? — осторожно спросила я. — Ну, в клинике?

— Ага.

— А мне можно ее навестить?

— Не стоит, — покачал головой Арес, принимаясь за еду.

— Но почему? Разве поддержка…

— Ты знаешь, что такое ломка?

— Нет.

— Поверь, видеть близкого человека в таком состоянии — то еще удовольствие. Да и иначе у нее будет соблазн сбежать.

— А ее там точно вылечат? — Осторожно спросила я, сопоставляя все, что узнала про эту дрянь.

Мужчина ответил не сразу.

— Гарантий никто тебе не даст. Штука это новая, и пока о ней мало что известно. Но если где и могут помочь, то в этой клинике.

— В какой этой?

— Ты не знаешь, — догадался он. — Если Олег не сказал… Значит, не положено тебе знать.

— А может он соврал мне! — вспылила я. — Может, моей матери уготовили другое!

— Например? — Выражение лица Ареса тут же изменилось, и вся легкость тут же пропала из голоса.

Я нервно сглотнула и поняла, что забылась. Расслабилась, а нельзя было.

— Например, она просто живет дальше, как и жила, — тихо ответила, решив не признаваться, что именно я имела ввиду.

Повисла тяжелая пауза. Конечно, Арес догадался, что именно я хотела сказать. И мне бы совершенно не стоило бросать такие намеки, чтобы напоминать о том, что я видела.

— Думаю, ты достаточно уже знаешь, чтобы сделать правильные выводы по поводу Олега и его образа жизни, — медленно заговорил мужчина. Я слушала, опустив взгляд, и не рискуя смотреть на него. — Но лучше тебе держать эти мысли при себе.

Я коротко кивнула в ответ. Арес вернулся к еде, а я занялась посудой, чтобы хоть как-то отвлечься и перестать дрожать. Только дурак не понял бы угрозы в тех словах, что я услышала.

Доев, мужчина сдержанно поблагодарил и ушел. Я подозревала, что раз Арес был тут, то Волков либо скоро приедет, либо уже дома. Но идти к нему с вопросами… не хотелось. Не готова я была снова видеться после вчерашнего. Чтобы хоть немного отвлечься позвонила брату — тот снова сыпал впечатлениями и эмоциями. Я лишь жалела, что не могла воочию порадоваться за него — возможно поучить держаться на воде, проследить, чтобы он не обгорал. Судя по тем фоткам, что он присылал ему действительно все нравилось.

Когда же достала мясо, чтобы приготовить на ужин, в дверях появился хозяин дома…


Глава 59


Я замерла, глядя на него. Понятия не имела, как он себя поведет, поэтому просто ждала. Однако взгляд мужчины скользнул в сторону от меня и остановился на мясе, которое лежало на разделочной доске.

— Что будешь делать? — буднично поинтересовался он.

— Пожарить хотела, — неуверенно ответила я. Вообще не успела решить, что именно готовить. Поэтому ляпнула первое, что пришло в голову.

— Надеюсь, правильно пожарить? — бросил он, доставая из холодильника бутылку воды.

— Можно подумать ты разбираешься, — не удержалась я.

— Не только разбираюсь, но и умею, — равнодушно пожал плечами бизнесмен. И поймав мой недоверчивый взгляд, вопросительно посмотрел в ответ. — Не веришь?

— Хочешь сказать, ты сможешь пожарить этот кусок мяса, — я кивнула на тот, — как в ресторане?

— Как в хорошем ресторане, — усмехнулся Олег. Честно говоря мне не верилось в это. Не вязался у меня образ этого мужчины с плитой и сковородой. — А хочешь пари? — Вдруг предложил он.

— Какое пари? — тут же насторожилась я.

— Я приготовлю мясо. И если оно будет вкусным…

— То что?

— Ты разрешишь себя поцеловать.

— Чего? — опешила я. — Так разве тебе что-то помешает это сделать и просто так?

— Ну тогда что ты теряешь? — усмехнулся Волков.

Его довольное выражение лица разозлили меня. Точнее даже взбесили. Конечно, я не верила, что он сделает все, как надо. Но это был шанс…

— А если проиграешь?

— Выбирай.

— Тогда у меня будет целый день. Одной. У меня дома или там где я захочу.

— Зачем? — тут же напрягся он.

— Какая разница? Это мое желание. Хочу поехать туда, куда захочется.

— Если тебе куда-то нужно съездить…

— Я хочу одна! — вскинулась в ответ. — Без этих твоих водителей-надзирателей, которые отмеряют время!

— Нет, — припечатал Олег. — Это может быть небезопасно в данный момент.

— Ну конечно, — горько усмехнулась я, отвернувшись. — Очень удобная отмазка, господин Волков.

Я достала нож и уже собиралась порезать мясо, как мужчина остановил меня.

— Ладно. Будь по-твоему, — неохотно согласился он. — Но если тебе понравится результат, ты не станешь врать.

— По рукам, — согласилась я и уступила место новому шеф-повару.

Сама же уселась за стол и стала наблюдать за мужчиной. Прежде всего он закатал рукава, отчего стал выглядеть куда привлекательнее. Как бы мне ни хотелось это отрицать, фигура у Олега была отменной. Даже учитывая все шрамы, что я видела.

Он двигался спокойно, как абсолютно здоровый человек. И только вчерашний инцидент напоминал, что все это могло быть показной мишурой.

— Может, фартук наденешь? — не удержалась я от подкола.

— Серьезно?

— Рубашку не боишься испачкать?

— А ты хочешь за моими рубашки следить? — довольно ухмыльнулся Олег.

Ответить мне было нечего. Так что просто отвернулась. К счастью мужчина больше не допытывался, а просто занялся делом.

Действовал он довольно уверенно, и когда достал термометр для жарки, я поняла, что шансы на победу стали стремительно падать.

— Ты какую прожарку предпочитаешь? — спросил Волков между делом.

— WellDone, — ответила я, чуть подумав. Коварно решив, что это в этом случае шансов пересушить мясо куда больше.

Казалось, Олега совершенно не смущало мое наблюдение за ним. Он спокойно занимался делом, словно меня и не было.

Наконец, все было готово, и он поставил передо мной тарелку. Запах был такой, что есть захотелось тут же. Я хотела достать приборы, но мужчина остановил меня жестом, а затем все разложил сам.

— Пробуй, — сказал он, сев напротив. Пока я раздумывала, он занялся своим куском.

— И как? — спросила я, едва он прожевал.

— Попробуй и узнаешь, — усмехнулся он.

Я взяла вилку с ножом и отрезала кусок мяса. Которое оказалось не просто вкусным… А чертовски вкусным!

— Это… — с трудом выдавила я, прожевав. — Как?

Когда училась, нам много рассказывали о том, как можно испортить мясо. А также как избежать этих ошибок. И мне стоило догадаться, что такой, как Волков не вступает в спор, не будучи уверенным в своей победе.

— Удивлена? — спросил он без намека на насмешку или превосходство.

— Если честно, то да.

— Ты не сказала — вкусно?

— Вкусно, — неохотно признала я. — Приз прямо сейчас?

— Поешь, — кивнул он и занялся едой.

Поначалу я ела настороженно. Почему-то думала, что Олег сразу воспользуется возможностью, которую выиграл. Но тот казалось даже думать об этом забыл. Чем только сильнее запутывал меня.

Ели мы в тишине. И в какой-то момент я так увлеклась, что даже забыла про дурацкий спор. Ведь Волков не просто пожарил мясо — он его еще и сервировал овощами. Так что вышел полноценный ужин.

Когда мы оба поели, я поднялась убирать тарелки. Но стоило мне сложить посуду в раковину, как сзади подошел Олег. Я не слышала этого — скорее почувствовала. И хотя между нами оставалось хоть и небольшое, но все же расстояние, я чувствовала спиной тепло его тела.

— Ты проиграла, зайчонок, — хрипло произнес он, а я нервно сглотнула…


Глава 60


Я не двигалась, даже дышала через раз. Боялась спровоцировать мужчину и надеялась, что он удовлетвориться простым поцелуем в щеку. Наивно, конечно, но…

Когда он вдруг развернул меня, а затем посадил на стол, за которым мы только что ели, я растерялась. А затем испугалась.

Потому что Олег мягко раздвинул мои ноги и задрал юбку сарафана.

— Не надо! — пискнула я, уперевшись руками ему в грудь.

— Поцелуй. Помнишь?

— Да. Один поцелуй. — Повторила я, снова попытавшись сдвинуть ноги. Но куда там!

— Про место поцелуя уговора не было, — многозначительно улыбнулся мужчина, а я… Открывала и закрывала рот, не зная как ответить.

— Что?!

— Расслабься, — прошептал он мне почти в губы. В голове мелькнула мысль поцеловать его и тем самым выплатить приз, но стоило мне так сделать, как Олег тут же отстранился.

— Нет-нет. Куда я захочу. И куда поцелую сам.

— Но… — Договорить он не дал — прижал палец к губам. А затем медленно продолжил начатое. А я завороженно следила за его действиями. Было ли страшно? Конечно, да. Но еще было странное чувство, которого быть не должно!

Волков не торопился — он делал все очень медленно, даже ласково. При этом глядя мне прямо в глаза.

Нужно было возмутиться, сбежать. Но я не двигалась — только смотрела: как осталась без трусиков, как Олег наклонялся все ниже, а потом…

Я выдохнула. Пальцы на ногах сами поджались от ощущений, накативших на меня. И я откинулась на стол. Внизу живота появилась приятная тяжесть. Я инстинктивно подалась бедрами вверх. Если до этого держала в голове мысль — что как только формально уговор будет выполнен, я пресеку происходящее, то теперь кажется потерпела полное фиаско. Да, до этого я испытывала удовольствие от секса в Волковым. Но в этот раз все ощущалось иначе. Да и сам он действовал иначе. Соблазнитель чертов!

Умом я понимала, что это всего лишь уловка, хитрый ход, чтобы уболтать меня на большее. И собиралась с гордо поднятой головой отказать ему в очередной раз. Вот только сознание все больше туманилось от ощущений, которые вызывали ласки Олега.

Поцелуй явно подзатянулся, но я уже не спешила прерывать его. Хотелось большего! Внутри все скручивало от желания допрыгнуть до вершины, получить столь желанную разрядку. Но коварный мужчина явно знал, что делал, заставляя меня недовольно сопеть.

Я уже была готова сдаться и попросить его, когда вдруг все прекратилось. Я возмущенно открыла глаза, пытаясь сосредоточиться на Олеге.

Тот навис надо мной и, судя по его потемневшему взгляду, был возбужден не меньше.

— По-прежнему недовольна? — хрипло спросил он.

— Э-это все? — разочарованно протянула я.

— Хочешь еще, зайчонок? — довольно усмехнулся он. — Достаточно просто попросить… М?

Я стиснула зубы, решив не доставлять ему удовольствия получить желаемое.

— Все еще упрямишься, — прошептал он, проведя носом по моей щеке. — Тебе ведь понравилось.

— Нет, — с трудом выдавила я. — Ничего не понравилось.

— Лгунья, — протянул в ответ Волков. А затем легко оттолкнулся от стола и отошел на шаг.

— Думаешь, нажал на нужные кнопки, и я готова раздвигать ноги? — разозлилась я, приподнимаясь.

Он недовольно прищурился.

— Надумаешь продолжить — ты знаешь, где меня искать.

И ушел! Просто ушел!

Я со стоном откинулась обратно на стол, решив дать себе хотя бы пять минут, чтобы прийти в себя после всего. Между ног было влажно, а в животе неприятно тянуло. Хотелось закончить начатое. Но не идти же к Волкову, в самом-то деле! Он в очередной раз ловко поиздевался надо мной, обернув все в свою пользу. Но если этот самоуверенный хозяин жизни считал, что я приползу к нему с просьбой о помощи — то пусть обломится!

Приведя себя порядок, занялась посудой. Прибрав на кухне, вернулась к себе в комнату. И тут же пошла в душ. Возбуждение почти прошло, но неприятные ощущения все еще мучили меня. Стоя под струями воды некстати вспомнилось, как Волков тут же трахал меня, когда я была в пьяном угаре. И это совсем не способствовало успокоению. Соблазн справиться своими силами был огромный, но… Но это значило бы, что я проиграла ему! Поэтому выкрутила кран сделав воду холодной. Это отрезвило, вернув здравые мысли.

Помывшись, закутала в халат, а затем забралась под одеяло греться. И незаметно для себя уснула.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 61


Волков


Уйти от девчонки и не воспользоваться ситуацией было невероятно сложно. Глупышка. Неужели правда думала, что я ввяжусь в это дурацкое пари, не имея шансов выиграть?

Так удачно сложилось все: после разговора в ванной старался держаться подальше от нее — просто не понимал как заставить ее убрать эти иголки, которые выставляла каждый раз. Неужели мало я для нее сделал, чтобы поняла, что небезразлична мне?

До сих пор перед глазами стояло ее раскрасневшееся лицо. То, как она подавалась вперед — неосознанно, но явно ища большего. Такая отзывчивая, такая нежная, страстная. Не будь ее глупых рамок, давно бы уже наслаждались первоклассным сексом. А так… Оставалось довольствоваться такими вот мелочами. Руки жгло от желания снова прикоснуться к ней. Не просто поцеловать, накрыть собой, заполнить. И выбивать стоны долго-долго, пока не сорвет себе горло от криков.

Сколько лет я не ласкал женщин вот так? Слишком давно, чтобы сегодняшние прошло бесследно.

Но ее хотелось ласкать, изводить снова и снова, чтобы умоляла, чтобы призналась, что тоже хочет.

Чтобы пришла сама…

Член болезненно ломило от невозможности получить желаемое. Я был уверен, что Маша не придет сама. Слишком упряма. Но надеялся. Дурак.

Звонок мобильного отвлек от мыслей. Арес.

— Слушаю. Что у тебя?

— Возвращаюсь, — коротко ответил друг. — Надо поговорить.

Нехорошее предчувствие шевельнулось в груди. Арес не стал бы просто так мотаться туда-сюда, если уже уехал к себе. А значит дело серьезно.

Спустился вниз, решив дождаться его там.

— Ну? — спросил, когда тот появился в кабинете.

— Я узнал имена поставщиков этой дряни.

— И? — нетерпеливо спросил я.

— Тебе не понравится…

— Да что ты мямлишь?!

— Орловский.

— Сукин сын, — выругался я. — Кто его поддерживает? — Арес многозначительно промолчал. — Что? Ясно же, что сам этот сопляк на такое не решится.

— Самойлов. Возможно, еще Горский.

— Твою ж мать, — вздохнул, садясь за стол. Ситуация в раз стала на порядок сложнее. — Им что — своей территории мало?

— Будет война, Олег. Они не отступят.

— Я знаю.

— Всегда есть варианты…

— Здесь этой дряни не будет! — припечатал я. — Таково мое решение.

— Я это понимаю. Но есть те, кто уже давно недоволен твоими порядками.

— Это не мешает им поднимать хорошие бабки.

— Но не такие, как хотелось бы, — возразил Арес.

— Что ты хочешь сказать? Что лучше отойти в сторону? Сделать с городами то же, что Самойлов и его дружки сделали в свое области? Так?

Он молчал. Друг. Брат. Тот, кому я обязан жизнью не раз и не два. И за кого сам не раздумывая шагну, если надо будет.

— Если ты готов к резне…

— Я не прошу тебя встать рядом, — сказал, чуть погодя. — Ты не должен и не обязан это делать. Но я никому не позволю торговать этой дрянью, пока я у руля.

— Ты серьезно? — огрызнулся Арес. — Считаешь, я останусь в стороне?! За кого ты меня держишь?

— За брата. И ты прав — будет война.

— И тебе нужна трезвая голова, Олег.

— О чем ты?

— Маша. Теперь, когда стало понятно, что ее подсунули тебе не просто так…

— Она ничего не знает об этом.

— Возможно. Но теперь у тебя есть слабое место…

— Она просто девчонка которая мне подвернулась, — упрямо возразил я.

— Себе-то хоть не ври, — разозлился друг. — Она может и не понимает, не видит, потому что молодая наивная и не знает всей правды. Но я-то не идиот.

— Да что ты заладил! — разозлился я.

— Потому что из санатория мне уже пару раз звонили. — Я вопросительно посмотрел в ответ. — Того, где сейчас ее пацан.

— Что-то случилось? — напрягся я.

— Пока нет. Но кто-то уже интересовался детьми из этого заезда. Сложи два и два, Олежа.

Эта новость была некстати. Это означало только одно — кто-то очень постарался расставить ловушку.

— Усиль охрану.

— Уже.

— Но это звоночек. И ты сам знаешь, что будет дальше.

— Сколько у нас времени?

— Зависит от того, что ты станешь делать дальше.

— Что ты имеешь в виду?

— Можно устроить показательную порку и продемонстрировать намерения явно. На какое-то время это поможет. Скорее всего дилеры переждут волну, вернутся под крыло Самойлова. А дальше… Дальше все недовольные поддержат нового хозяина. И, возможно, им станет именно Андрей. И тогда уже мало кто сможет выступить против него на собрании.

— Он — бешеный пес, которого давно следовало пристрелить!

— Согласен. Но пока он нужен кое-кому из верхов, он будет жить по своим порядкам.

— Альтернатива?

— Сделать по-умному, но тихо. И не так быстро, — предложил Арес.

— Думаешь, это Самойлов договорился с тем Костей?

— Прямых доказательств нет. Инициатором мог быть и сам Орловский, и Горский. Если они нарыли инфу о том, что случилось восемнадцать лет назад…

— На них есть что-то?

— Это то, на чем и надо сосредоточиться. Но девчонку — отпусти. А лучше сделай новые документы и дай билет в новую жизнь.

— Да что ты так за нее впрягаешься? — не выдержал я.

— Не за нее. За тебя, дурак, — покачал головой друг. — Не думаю, что второй раз ты выдержишь.

Его слова подвели негласную черту между нами. Он был прав. Боль потери до сих пор была со мной. Да, я пережил ее. Когда-то давно. Настолько, что я, казалось, забыл об этом. Запер в другой жизни — там, где я не был одиноким. И я держал все под замком, пока не увидел эту девчонку в том ресторане.

Словно пелена на глаза упала. Словно в тумане был. Иллюзия. Обман.

И я готов был обмануться! Хотел этого, черт возьми!

Повелся, как последний дурак. Воспользовался приманкой, позволив себя обдурить.

— Я подумаю, — наконец ответил другу. — Нужно все как следует обдумать.

— Конечно. Но что касается Самойлова… Пока ищем решение, есть выход, как обезопаситься.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Например?

Мы еще час обсуждали детали плана с Аресом. Он всегда был умным и толковым. Но в этот раз кажется превзошел самого себя. Теперь оставалось понять как быть с Машей. В словах друга было здравое зерно. Но… Я еще не был готов отпустить ее.

Пока нет.


Глава 62


Мне было жарко. Обжигающе горячо. Словно я лежала у раскаленной печи и прижималась к ней. Но несмотря на жар, я не чувствовала боли. Только приятное…

— Ммм… — потянулась, стараясь продлить ощущения, когда тепло перешло на грудь. А я замерла, пытаясь понять что происходит.

— Расслабься, — раздался тихий голос. — Впусти меня…

Шепот, который я никогда не забуду, никогда.

И его руки. Настойчивые, но осторожные. От которых не скрыться, не сбежать. При малейшей попытке они возвращали меня на место — подле него, того, кто взял под контроль все в моей жизни…

Обжигающие ласки, поцелуи, движения. Я должна была сопротивляться. Должна была не хотеть!

Но я хотела… В животе появилась приятная тяжесть, а между ног стало так влажно, что хоть выжимай белье.

Вот только я, кажется, была голой. Абсолютно. И вопреки разуму мне не было стыдно.

Только сладко. До боли, до поджатых пальцев на ногах.

— Такая красивая, такая моя, — раздался голос. — Не закрывайся от меня…

Я должна была оттолкнуть его, сказать твердое “нет”. Но вместо этого я продолжала плыть на волнах ощущений, все глубже погружаясь в пучину страсти. И когда оказалась на спине, а надо мной навис ОН, совсем не испугалась. Наоборот.

В груди появилось чувство предвкушения. Потому что его взгляд был, словно обещание, клятва, что вот-вот будет хорошо.

Очень хорошо.

И я верила. Хотела. Летела на огонь, напрочь забыв, что бывает с глупыми мотыльками вроде меня.

Его жадный взгляд возбуждал все сильнее — напряженная морщинка между бровей, то как он очерчивал ладонями мою грудь.

А мне было мало. Я хотела больше. Большего.

Я хотела его… В себя… Целиком…

И в этот момент было наплевать — можно или нельзя, правильно или нет.

Я просто отпустила себя, решив подумать об этом завтра. Позже. Когда-нибудь.

Казалось напряжение между нами можно было потрогать руками. Мужчина не упускал ни одного момента, чтобы не коснуться меня. Он ласкал так соблазнительно, проходя по кромке удовольствия, что я лишь закусывала губы от разочарования, когда в очередной раз все срывалось.

— Смотри на меня, — потребовал он. — Смотри в глаза.

И я смотрела. Не отрываясь. Смотрела, как его ладонь спустилась к бедрам, как накрыла нежное местечко. Видела, как довольно улыбнулся он, поняв, что его желание более, чем взаимно.

— Ты хочешь…

— Хочу… — сдалась, подчиняясь его губам. Отдаваясь поцелую от и до, растворяясь в каждом вдохе.

Я не знала что может быть ВОТ ТАК. Когда тебе мало, когда сложно дышать и кажется невозможным остановиться.

Когда его первое движение внутри отзывается сладкой судорогой…

— Не торопись, — усмехнулся он, видя, что я пытаюсь податься вперед. — У нас вся ночь…

То, как он произнес эти простые слова… Как обещание. Которому веришь. Которому хочешь верить!

— Олег… — сорвалось в моих губ. Я умоляла его, потому что больше не могла терпеть эту пытку.

— Что, моя хорошая?

— Дай мне… пожалуйста…

Но он лишь усмехнулся и продолжил двигаться настолько медленно, что я готова была его возненавидеть… Опять!

Я не знала когда это чувство отошло на задний план, растворившись в эйфории происходящего. И сейчас его не было во мне.

За то было другое — потребность в нем, в этом сильном мужчине, способном зажечь меня, заставить чувствовать неведомые ранее.

— Быстрее, — выдохнула я, когда он снова отстранился. И вместо ответа он толкнулся глубже. Еще и еще. Заставляя стонать, скулить, словно мартовская кошка.

— Да, Маша, — неожиданно произнес он, ускоряясь. — Маша-а-а…

Я подалась вперед, подчиняясь порыву и поцеловала его. Сама. Впервые.

И он ответил. Осторожно, будто боялся спугнуть. Позволил вести — совсем недолго. А затем снова вернул контроль, вколачиваясь в меня все быстрее.

— Маша, Маша, — как заведенный твердил он, а я… Я не могла отделаться от чувства, что что-то было не так! Не так, не то… И это мешало получить удовольствие. Я попыталась остановить мужчину — посмотреть ему в глазаа, спросить сама не знаю что, когда поняла — Олег не звал меня по имени.

Практически никогда…

И эта мысль стала последней, прежде чем я проснулась.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 63


Поднялась, судорожно оглядываясь по сторонам. Сердце билось, как сумасшедшее, а я все искала кого-то…

Одна. Я была в комнате одна. Постель сбилась, а ночнушка прилипла к телу.

И желание! Чертово желание сводило с ума!

Простонав, откинулась на подушку и закрыла лицо руками.

Это был просто сон! Мало мне Волкова в жизни, он еще и в сны мои забрался! Чтоб его звери задрали!

На часах было пять утра…

И хотя я пыталась, уснуть больше не смогла. И как следствие — настроение было на нуле. Даже разговор с братом не исправил это. Хорошо, что Димке было не того, чтобы понять по голосу, что у меня что-то не так.

Захотелось хоть как-то отвлечься. И я решила заняться выпечкой. Порывшись в запасах продуктов, какого-то варенья найти не смогла. Поэтому решила сделать пирог яблоками и корицей. Пока возилась с готовкой, сама подспудно ждала, что вот-вот придет хозяин дома. И ждала, и боялась этого одновременно.

Но время шло, а его все не было.

И только когда пирог уже почти был готов, мужчина появился в дверях.

— Доброе утро, — произнес Волков так, словно вчера между нами ничего не происходило. А я покраснела. И не только от того, как прошел ужин, но и… Мне почему-то казалось, что Олег знает о том, что случилось во сне. И это злило меня!

— Доброе, — буркнула, отвернувшись к раковине.

— Покормишь? — раздался дежурный вопрос.

— Конечно.

Приготовила чай, а затем проверила духовку — как раз сработал таймер. Достала пирог и выставила его на стол.

— Это что? — раздался холодный голос совсем рядом.

От неожиданности я дернулась и едва не обожглась. Но Волков этого, кажется, даже не заметил. Он стоял и смотрел на пирог с таким выражением лица, словно ничего гаже в своей жизни не видел.

— Пирог. С яблоками, — осторожно ответила я, не зная чего ожидать от Олега.

Тот перевел на меня взгляд, и я по инерции сделала шаг назад — столько злости в нем было. А дальше он просто взял и выкинул его в мусорку! Раз — и нет ничего. Я даже возразить не успела…

А затем молча ушел.

Пару минут я приходила в себя, пытаясь понять — что это вообще было. Может, я не так его приготовила? Но нет — все по рецепту. Да, попробовать не успела, но и он не успел! Так какого черта выкинул?!

И такая злость меня захлестнула! Сам просил ему готовить и теперь нос воротит! Плюнула, оставила все и ушла наверх. Пусть над кем-то другим издевается, раз ему не нравится как я готовлю. То спор идиотский затеял, чтоб доказать свою состоятельность, теперь вот это…

Было обидно. А еще жалко продуктов. Понимала, что для Волкова — это пыль, ничто, учитывая его уровень жизни. Но я была приучена к другому. И выкинуть вот так еду — для меня было просто кощунственно.

День прошел… никак. Сначала я долго злилась. Потом пыталась понять чем это для меня может обернуться. Потом боялась возвращаться в кухню, но в итоге пришлось — есть-то хотелось.

Однако Волков так и не пришел. Ни днем, ни вечером. И мне бы порадоваться, но меня задело его отношение к чужому труду. Хотелось высказать ему, что он — неправ. Хотя стоило вспомнить его взгляд, и закрадывались сомнения о благоразумности такого поступка.

Но в любом случае выбора не было — хозяина дома либо не было, либо он не желал никого видеть.

На следующее утро я совершила очередную глупость. Зачем? Наверное из вредности или из необдуманной смелости. Но, в общем, я снова сделала тот же пирог. Пока ждала, все время дергалась от любого шума, боясь, что Олег придет.

Хотела понять в чем причина. Дергать тигра за усы — очень плохая идея. И я не была уверена, что не поплачусь за это. Но гордость взыграла во мне.

Мой завтрак никто не нарушил. Даже Арес. И когда я убедилась, что пирог — вкусный! Даже расстроилась, что Волков не пришел — ведь теперь я была уверена в себе и своем результате.

А в обед меня ждал сюрприз — пирог снова оказался в мусорке. Когда? Я не знала. Но разозлилась так, что уже собиралась пойти и спросить прямо — что, черт возьми, не так?

Но в коридоре столкнулась с Аресом.

— Привет, Маша, — сказал он, окидывая меня странным взглядом.

— Привет, — растерялась я.

— Собирайся, — сказал он.

— Куда?

— Как куда? На свободу с чистой совестью.

— В каком смысле? — опешила я от его слов.

— В смысле все, будешь снова самостоятельной девочкой, которая живет сама по себе.

— Это шутка какая-то? Или проверка?

— Нет, Маша. Это реальность. Собирай вещички — жду тебя на улице.

И ушел. Я ошарашенно проводила его взглядом и пошла наверх. С одной стороны я была рада — ведь к этому и стремилась в это время. Но с другой было странное чувство, которое я никак не могла понять. Почему Олег не сказал мне об этом сам? Обиделся на пирог? Да ну вряд ли. Этого вообще ничто не могло пронять до этого. Столько слов, и что по итогу? Просто отпустил?

Я не верила. Волков был очень непростым, и я ждала какую-то подставу от него. Вдруг Арес делает это у него за спиной? Но зачем? Может, сам хотел проиграть? Казалось бы, они были друзья. Но что, если я знала не все?

Вещей у меня было немного, и времени, чтобы их собрать, особенно и не нужно было. Но вот что касалось Олега… Нет. Прежде чем покидать дом, нужно было сначала убедиться, что это не ловушка. Поэтому я пошла искать Олега…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 64


Волков


Запах. Забытый запах дома.

Уже заходя на кухню, понял — что-то не так. Не успел разобраться, пока она не достала…

И все.

Перед глазами — кровавое марево прошлого. То, что не должно было воскреснуть никогда.

Все, что понимал в тот момент — устранить. Убрать. Не допустить.

После вчерашнего ужина собирался продолжить, загнать храброго зайца в угол, заставить признать, что не так уж она и равнодушна к тому, что происходило между нами.

Но она…

Умом понимал — девочка не виновата. Но это было сильнее меня. Даже не помнил, как заперся в кабинете.

Только спустя полчаса, наконец, пришел в себя.

Маша… Вечно находила приключения себе на задницу. И как же она так угадала с этим долбаным пирогом?

Прикрыл глаза, погружаясь в прошлое, которое вычеркнул из памяти. Но не до конца, как оказалось.

Знакомый запах… Такая мелочь, а сработала, как первоклассный триггер.

Марина. Любимая. Она всегда пекла именно с корицей. Обожала ее добавлять везде и всюду. И никакие уговоры не помогали.

Столько лет прошло, а в груди все еще ныло. Болело.

Тот день, когда я потерял обоих, был выжжен в памяти навсегда. Так, что не вымарать ничем и никогда. Я просто научился жить, обманывая сам себя.

Будто забыл, будто этого не было…

Руслан. Мой мальчик, которому едва исполнилось два. У него должна была быть совсем другая жизнь, а вышло…

И это была моя вина. Не досмотрел. Не уберег. Заигрался, считая себя бессмертным.

Если бы я только знал, чем все обернется в тот день…

И теперь нужно было решить, что делать дальше. Эта наивная девочка, что так напоминала о прошлом, забралась куда дальше. Вряд ли нарочно, но от этого не легче. Арес был прав — надо заканчивать. Я же снова был слишком самоуверен. Хотел еще немного глотнуть жизни, создать иллюзию того, что было когда-то.

Но… Но теперь это зашло слишком далеко. В следующий раз я могу и не удержаться. И пострадает она…

А значит время принять решение, которое постоянно откладывал на потом.

Арес ответил почти сразу, едва раздались гудки.

— Слушаю.

— Подготовь документы на квартиру.

— Какую из?

— Та, что в спальном районе. Там тихо и неприметно.

— Для Маши? — догадался друг.

— Да. Оформи все, как надо.

— Неужели передумал? — удивился он. — Что-то случилось??

— Нет. Но ты прав — затягивать больше не стоит. Нас ждет война, и ей не место в нашем мире.

— Рад, что ты понимаешь это. Сделаю всё, как надо.

— И чем быстрее, тем лучше.

— Даже так?

— Сообщи, как будет готово.

Я не сомневался, что брат сделает все как надо. На него можно было положиться. Но что было делать с противным чувством, которое никак не хотело покидать? Девчонка, скорее всего, обиделась. Но так даже лучше. Проще ей будет.

А мне стоит подготовиться, чтобы отстоять свою территорию и не дать ублюдкам превратить всю область в рассадник наркоты.

Ближе к вечеру должен был заехать Франц, так что надо заняться текущими делами, которые нельзя было игнорировать.


Глава 65


Арес


Оформить бумаги — не проблема. Куда больше меня беспокоил сам Олег. Мне с самого начала не понравилась эта идея с девчонкой. Я давно знал Волкова, немало с ним прошел и сразу понял — дело нечистое.

Но разве он стал бы слушать?

Впрочем, хорошо, что решил отпустить ее. Маша стала его слабым местом. Уже сейчас не было стопроцентной гарантии, что ее не зацепит в случае чего.

Что Орловский, что Самойлов — оба были наглухо отбитыми отморозками. Я не понимал почему последнего поддерживали. Он позволял многое своим людям, но сам творил такое…

Если Олег обозначил четкие границы, за которые бизнесменам выходить нежелательно, то Андрей границ не видел вовсе.

И все же никто его не ставил на место. Большая политика, чтоб ее. Потому что такие дикие псы тоже были нужны. К тому же связей у Самойлова было достаточно, чтобы достать кого надо.

Так что промахи Олега были очень и очень не вовремя.

Хотя не проболтайся эта горе-мамаша, мы бы еще не скоро узнали про новый синтетик. И ведь все было под носом…

Наркоты я и сам не терпел. Для меня — это путь вникуда. Вниз, в самое дерьмо. Поэтому поддерживал друга. И предстоящее противостояние меня не пугало. Наоборот — я даже предвкушал это. Адреналина будет — мама не горюй. А я это дело любил!

К вечеру почти все было готово, и я махнул к другу домой. Хотелось посмотреть ему в глаза, проверить верно ли я сделал выводы.

А в дверях столкнулся с Францем.

— Гриша, — кивнул ему. Тот демонстративно скривился. Не любил, когда звали по имени.

— Не начинай.

— Как он?

— Ранение? Жить будет.

— Но? — Франца я знал немало. И хотя тот был довольно скрытным и замкнутым, за это время уже научился различать мельчайшие изменения в его интонациях.

— Но в остальном пора бы и поберечься.

— В каком смысле? — уцепился я.

Григорий покачал головой.

— Не мальчик уже скакать-то.

— Ты на что намекаешь? — вкрадчиво поинтересовался я. — Считаешь, Волков стареет и ему пора на покой?

— Побойся черта, — скривился тот. — Твой босс еще нас всех переживет.

— Тогда о чем речь?

— А ты у него сам спроси.

Его намеки мне не понравились. Если про Машу догадался ФРанц — значит, дело плохо.

— Я у тебя спрашиваю!

— Олега лихорадит, — очень серьезно ответил Гриша. — И это не к добру. Разговоры разные ходят. Он уже долго у власти, а ты сам знаешь, как бывает…

— Есть что-то конкретное?

— Ничего, о чем бы ты не знал. Но, Арес, — добавил он, выдерживая паузу, — в городе неспокойно.

— Говори прямо, — раздраженно цокнул я. — Догадок и у меня хватает.

— Мне уже пару раз залетали вызовы с передозом.

— И? Для тебя это что-то необычное? Ты вроде не отказываешь богатым клиентам…

— С необычным передозом, — с нажимом произнес он. — Ты понимаешь о чем я?

— Твое мнение?

— Эта дрянь пахнет соседством с Самойловым, — многозначительно ответил хирург.

— Много знаешь?

— Коллега поделился, когда спрашивал совета как быть с ребенком клиента.

— Ребенком?

— Пацан совсем. Четырнадцать лет. Едва откачали. Отец ничего не замечал довольно долго, хотя его нельзя назвать плохим родителем…

— Твою мать, — не сдержался я.

— Все так плохо?

— А что хорошего, Гриш? Это нормально, когда вот так?

— У вас есть варианты?

— Ты всегда сам по себе, — усмехнулся я. — Всегда по своим условиям работаешь. Но вот тебе вопрос — когда придется выбирать, куда свернешь ты?

Франц ответил не сразу.

— У меня ведь еще есть время подумать… — А затем, кивнув на прощание, покинул дом.

Олег был в кабинете. Мрачный и задумчивый.

— Все почти готово. Завтра заберу ключи — и можно въезжать. Мебель на месте, свидетельство подготовили.

— Хорошо, спасибо, — ответил друг, едва мазнув по мне взглядом.

— Ты как? — спросил, кивнув на ранение.

— В порядке. Франц сказал — на мне, как на собаке.

— Он в курсе новой дряни.

— Уже? — Волков даже не удивился, судя по голосу.

— Коллега поделился. Да и ему самому пару случаев подсунули. Но, думаю, он знает куда больше, чем говорит. Предупреждал, что в городе неспокойно.

— Хорошо. Значит пока он с нами.

— Вот именно, что пока. Гриша всегда был сам за себя. Ты знаешь.

— Знаю. И пусть пока так и остается.

— Ладно. Что с Андреем? Договорился?

— Да. Он согласился обсудить сотрудничество. Приедет с Горским через пару недель.

— Отлично. Мы успеем к этому моменту.

— Да уж, постарайся.

Когда я уже уходил, друг остановил меня.

— Ты был прав. С самого начала. Отвези ее завтра на квартиру. И парней оставь.

— Зачем?

— Пусть приглядывают пока. И за пацаном тоже.

— Хочешь ежедневный отчет?

— Нет. Только если что-то случится. Пусть живет своей жизнью.

Я редко видел Олега в таком состоянии. И раз дошло до такого, то Иванову и правда пора было изолировать от него. Ни к чему эти лишние дрязги. Только лишние жертвы и ненужные эмоции.

Сейчас было не до них.


Глава 66


Олега я нашла во дворе — он о чем-то говорил с одним из охранников. Несмело подошла поближе, чтобы мужчина меня заметил. И когда это произошло едва не пожалела — таким колючим стал его взгляд.

— Я хотела бы поговорить…

Охранник быстро ретировался, и мы остались одни.

— Что на этот раз? — с какой-то неприязнью спросил Волков.

— Арес сказал, чтобы я собирала вещи… Что мне можно уехать, и ты…

— Ну так собирай.

— Э-это правда?

— Правда.

— Что изменилось? Еще недавно ты отказал мне.

— Наигрался, — довольно равнодушно ответил мужчина. — Ты мне надоела.

— Надоела значит, — пробормотала я. — А пирог мой чем не угодил? Дважды!

— Это мой дом, и все в нем мое, — снисходительно ответил он. — Если захочу — выкину все.

— Вот даже как…

— А что ты думала, девочка? Что какая-то особенная?

— Но позавчера же… — Его насмешливый взгляд остановил меня. А собственно что я хотела сказать? Что мне показалось, будто Волков и правда будет добиваться меня?

— Это просто игра. Я же говорил, что ты — временная игрушка. Твой срок прошел.

— Я поняла, — сдавленно ответила, стараясь сдержать подкатывающие слезы.

— Ты же хотела, чтобы я тебя отпустил — вот считай, что твое желание сбылось. Не волнуйся — получишь хорошее выходное пособие.

Молча развернулась и пошла к дому.

Я была уже возле дома, когда на территорию заехала машина Егора. Я зачем-то обернулась и увидела, как из открытой водителем двери вышла эффектная блондинка. В стильном платье, на высоких каблуках, с идеальной укладкой.

А ей навстречу шел Волков. Я завороженно наблюдала как она обнимает его, прижимается к мужчине так, будто они — пара.

— Маша! — раздался голос совсем рядом.

Вздрогнула и повернулась. Арес стоял и недовольно смотрел на меня.

— Я долго ждать буду? У меня дел полно еще. Шевелись давай.

— Я быстро, — промямлила, борясь с желанием еще раз посмотреть в ту сторону.

Когда спускалась вниз, боялась, что столкнусь с парочкой. Но нет. Зато Арес явно был не настроении.

— Запрыгивай давай, — бросил на ходу.

Меня так и подмывало спросить у него кто была та женщина. Зачем? Я не знала. Мне должно быть все равно, но не было. Да, я хотела, чтобы Олег отпустил меня.

Но не так… Хотя почему не так? Я ведь только начала задумываться о том, что возможно в нем было не только плохое, как он снова вывалял меня в грязи.

Игра. Все это было просто игрой богатого бизнесмена.

— Куда мы едем? — встрепенулась, когда поняла, что свернули мы совсем не в ту сторону. — Мне надо в другой район.

— Едем в твой новый дом, — неохотно ответил Арес.

— Что? — голос сел, а во рту пересохло. Мне тут же вспомнились слова того охранника, которые я невольно подслушала. — Куда?

Мужчина естественно не ответил — просто следил за дорогой. А у меня в голове уже крутились страшные картинки того, как со мной мог поступить Волков.

— Останови машину, — потребовала я. И когда ответа не получил, отстегнула ремень безопасности и попыталась открыть дверь. Та, конечно, оказалась заблокированной, Но я продолжала ломиться.

— Да успокойся, бешеная! — рявкнул Арес, сбрасывая скорость. — Совсем дура? Куда собралась?

— Выпусти меня! Я никуда не поеду! Не позволю распоряжаться моим телом!

Арес обреченно вздохнул и покачал головой.

— Ну точно дура. У тебя будет новая квартира, Маша. Туда мы и едем.

— Какая новая? Нет, мне ничего не надо, — пробормотала, снова дернув дверь.

— Как с тобой сложно-то, а? Сиди, не рыпайся и не отвлекай меня.

Пришлось смириться. Наконец, мы подъехали к небольшому жилищному комплексу — пятиэтажные дома, огороженная территория. И судя по тому, что у Ареса был пропуск, место он знал.

— Выходи, — сказал мужчина, когда припарковав машину. Я вышла, оглядываясь по сторонам. — Идем.

— Я не пойду, — заупрямилась снова. Не верилось мне, что это все было взаправду.

— Ладно. — Легко согласился Арес. Взял меня за руку и вложил что-то в ладонь. — Вот ключи. Номер квартиры на брелке. Подъезд первый. Ключ-картой пользоваться, думаю, умеешь. А это, — он передал папку, которую я даже сначала не заметила, — документы на квартиру.

— Но зачем? — непонимающе спросила я.

— Прощальный подарок, Маша. Пользуйся. Олег же обещал, что в обиде не останешься.

— Мне ничего от него не надо.

— Какие мы гордые, — ухмыльнулся мужчина. — Тебе может и не надо. А о брате ты подумала? Или так и будете жить в той халупе, куда мать-наркоманка может вернуться?

Он бы прав. Хотя слова и звучали обидно. Как бы я не хотела встать в позу, думать надо было о Диме. Да, может маме помогут. А может и нет. И что тогда будет? Раньше я была заложницей этой ситуации с ней, а теперь… Мы с братом ведь можем начать новую жизнь.

— Это правда? — несмело спросила я. — Ну, что он отпустил меня… Насовсем?

— Да, Машуня. Насовсем. Ему роскошные бабы больше по душе. Которые знают чего хотят. — Его слова резанули по больному. Видел же наверняка мой взгляд… — Не злись. Просто вы разные. Так бывает. Живи дальше, найди работу, расти брата.

— Он точно не вернется?

— Надеешься? — с подозрением спросил он.

— Нет. Просто хочу знать, что… Что все позади.

— Все позади. У каждого из вас — своя дорога. И тебе не место рядом с ним. Или у тебя другое мнение?

— Конечно, нет, — поспешно ответила я.

— Вот и хорошо.

— А что будет с моей мамой? Ее будут дальше лечить?

— Олег не такой мудак, чтобы не сдержать слово. Ей помогут. Ну, а дальше — вы уж сами.

— Да, я понимаю. Спасибо…

Он уже развернулся к машине, но затем вдруг вернулся.

— Если вдруг нужна будет помощь — вот держи, — Арес протянул небольшую визитку.

Арес Астахов.

— Тебя правда так зовут? — удивилась я, разглядывая карточку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Всмысле?

— Ну, я думала, что Арес — это кличка…

— Я тебе собака, что ли? — нахмурился мужчина.

— Нет, конечно! Я не это имела ввиду… Но спасибо. Это он попросил?

— Нет, Маш. И забудь про Олега. Живи своей жизнью. Поняла?

— Поняла. — Он кивнул удовлетворенно.

— В общем, дальше сама разберешься.

Сел в машину и уехал. А я осталась один на один с новыми обстоятельствами.


Глава 67


Квартира оказалась огромной — просторная, светлая. Стиль, мебель, кухня — я от всего была в полном восторге. И никак не могла поверить, что это правда мое. Несколько раз перечитала документы, которые оставил мне Арес.

Но все так и было.

Впрочем, наверняка, надумай Волков изменить это, труда не составит.

Я бродила по новой жилплощади, осматривалась и не могла отделаться от странного ощущения, что все это не со мной происходило.

В холодильнике было полно еды, в кладовке нашлась даже бытовая химия. Просто въезжай и живи себе.

Было ли мне обидно то, как попрощался Волков? Да. Пришлось признать, что я не ждала такого. И эта его блондинка… будто специально показал мне, что до его уровня мне не добраться.

Наверное все было правильно. Я сама хотела, чтобы все закончилось, однако все же оставался странный привкус горечи. Но я списала все на те обидные слова, что наговорил мне Олег.

Просто во мне говорила моя гордость, которую снова уязвили.

Меня удивил Арес. Зачем предложил помощь? Вряд ли по доброте душевной. Хотя… Может он был не так уж плох, как я изначально подумала? Да, в их среде по-иному, наверное, и нельзя. Но и тот момент, когда он заступился за меня перед матерью, я тоже помнила.

До самого вечера я обустраивала новое жилище. Хотя это сильно сказано, конечно. Здесь и так все было на высоте. Но я разложила кое-что так, как больше нравилось, приготовила поесть, позвонила брату. Пока не стала его радовать новостью — кто знает как все может обернуться. А когда открыла календарь, чтобы подсчитать день, когда Димка вернется из санатория, меня осенила мысль…

В груди похолодело, и я судорожно открыла приложение в котором ежемесячно отмечала нужный день. Месячные у меня всегда были регулярными — проблем с этим не было. И в таком случае у меня наклевывалась грандиозная проблема…

В клинике мне делали укол, который вроде бы должен был избавить от таких последствий. Поэтому я ни разу не возмутилась отсутствием иной защиты во время секса. Но теперь выходило, что…

Время было уже позднее, и бежать в аптеку не решилась. Но полночи практически не спала — думала о том, что делать, если мои подозрения окажутся верными.

Еле дотерпела до девяти утра — купила сразу три теста. Дрожащими руками вскрыла один за другим.

И как итог — шесть полосок.

Шесть, мать их, полосок.

Как? Ну как такое могло со мной случиться? Точнее, как я-то понимала. Но не понимала почему мне так не везло?

Первая мысль — срок еще небольшой. Но стоило подумать, что внутри меня есть кроха, которого никто не защитит, кроме меня, как все восставало против мысли об аборте.

Нет уж. Я — не моя мать. И так со своим ребенком поступить не смогу.

Да и не хочу.

Но что делать теперь? Работы у меня не было. О том, чтобы вернуться в ресторан, даже речи быть не могло. Нет, нет и еще раз нет.

Горов — тот еще ублюдок. И с него станется еще кому-то меня подложить. Значит, нужно было искать что-то другое.

Еще один вопрос — говорить ли отцу ребенка. И вот тут сомнений не было — тоже нет. Зачем? Во-первых, желай он детей, не стал бы давать указаний про уколы. Во-вторых, ну как? Как я после всего приду и скажу о своем положении? Что он подумает? Что мне мало денег и нужно еще?

Или что еще хуже, решит забрать ребенка, а меня — выкинуть. Так же как сегодня. А может и вовсе насильно отправит на аборт…

И вот от последней мысли буквально скрутило.

Ну уж нет! Арес ясно дал понять — я не подхожу Волкову по статусу. Пусть так и остается. Это даже хорошо. Каждый пойдет своей дорогой. Да, мне будет непросто. Но ради своего малыша я справлюсь.

Представила, как обрадуется Димка, когда у него появится племянник. Или племянница. Мы вдвоем с ним обязательно справимся. Кое-какие сбережения у меня были. А работа…

Для начала надо попробовать поискать, а уж потом впадать в панику. В конце концов, всегда можно продать эту квартиру, и купить что-то поскромнее. Конечно, эта идея мне не нравилась — было ощущение, что я наступаю на горло своей же гордости, но в моей ситуации выбирать не приходилось.

Однако прежде всего надо было записаться к врачу. С этого-то я и начала.

Мне повезло — свободное время нашлось в этот же день. Врач внимательно выслушала и пригласила на узи, на котором оказалось, что я и правда беременна. Не то, чтобы я сомневалась… Но все равно — не сдержалась и расплакалась.

— Ну-ну, — успокаивала меня врач, — старайтесь поменьше плакать. Вам нужны только положительные эмоции сейчас.

Взяв направление на анализы и рецепты на витамины, вышла из поликлиники. Я так погрузилась в свои мысли, представляя каким станет живот через полгода, как буду петь песни малышу, что не заметила как задела плечом кого-то.

— Ой, простите, пожалуйста, — тут же извинилась. Передо мной стоял высокий парень с капюшоном на голове, надетым так, что часть лица была в тени. Он аккуратно придерживал меня за локоть.

— Не ушиблась? — спросил он приятным голосом.

— Нет-нет. Извините, задумалась что-то.

— Да я и сам виноват, — улыбнулся он. Я опустила взгляд на его руку, и незнакомец тут же убрал ее. — Прости. Привычка.

— Хватать налетевших на тебя девиц?

— Скорее оберегать их от падения, — мягко возразил он.

— Спасибо, — сдержанно поблагодарила я. Странное чувство дежа вю заставило напрячься. Ведь точно также я наткнулась на Пашу. Это, конечно, уже паранойя, но я боялась, что этот тоже будет из них же.

— Не за что, — ответил парень и, развернувшись, пошел дальше. А я с облегчением выдохнула.

Впереди было много дел, и начать я планировала с поиска новой работы. Уж чего-чего, а сдаваться теперь я не имела права. Довольно улыбнувшись, своим мыслям, направилась на автобусную остановку, чтобы поехать домой и забрать кое-какие вещи. Я собиралась последовать совету Ареса и начать строить новую жизнь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍В буквальном смысле слова.



Конец

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Глава 55
  • Глава 56
  • Глава 57
  • Глава 58
  • Глава 59
  • Глава 60
  • Глава 61
  • Глава 62
  • Глава 63
  • Глава 64
  • Глава 65
  • Глава 66
  • Глава 67




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке