Фургон Насильников (fb2)

- Фургон Насильников (пер. Святослав Альбирео, ...) 617 Кб, 81с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Тим Миллер

Настройки текста:



Наши переводы выполнены в ознакомительных целях. Переводы считаются "общественным достоянием" и не являются ничьей собственностью. Любой, кто захочет, может свободно распространять их и размещать на своем сайте. Также можете корректировать, если переведено неправильно.

Просьба, сохраняйте имя переводчика, уважайте чужой труд...

Тим Миллер "Фургон Насильников"

Глава 1

Фургон мчался по пустой дороге, поднимая за собой пыль. Это был старый грузовой фургон, но Энди использовал его для поездок. Вероятно, не самый безопасный выбор, но фургон был достаточно большим, чтобы туда влезли его друзья и их имущество.

- Может, помедленнее? - рявкнула Бриджит, его девушка.  - Весь фургон трясется!

- Он всегда трясется. Он старый.

- Так может, пора его заменить?

- Он любит свой "фургон для изнасилований" слишком сильно, - отозвался Мартин сзади. Он и его девушка Крисси лежали на старом матрасе в грузовой части.

На каждой кочке на дороге они подлетали вверх.

- Может, хватит его так называть?  - закричал Энди.

- Я надеялся, что ты починишь радио, - сказал Мартин. -  Вашу мать, так скучно, и я устал слушать, как вы двое кудахчете.

- Я сказал же, как только мы доберемся до Остина, кто-нибудь его посмотрит.

Они были в дороге уже несколько дней. У них, на самом деле, не было дома. Энди и Бриджит жили в фургоне, катаясь по стране, как современные хиппи. Мартина и Бриджит они подобрали в Оклахоме, и с тех пор не расставались. Обычно, Энди эти подобранцы не доставали. Но это был только вопрос времени.

Сейчас они были между Остином и Раунд-Роком, и тут были только пустоши и проселочные дороги. Энди старался избегать автострад. Слишком большое движение, и кроме того, ему понравился местный пейзаж.

- Возможно, кто-нибудь из вас споет, если скучно? -  хмыкнула Бриджит.

- О, Боже, - Крисси вскочила. - Не позволяйте ему. Он поет в душе. От этого собаки воют.

- Я не пою в душе! - возразил Мартин.

- Поешь, поешь! Ты думаешь, я не слышу, но тебя весь район слышит!

- Да, пофиг.

- О, посмотрите-ка, он, кажется, разозлился.

- Эй, - сказал Энди. - Успокойтесь. Если вы, ребята, хотите забраться назад,  на здоровье.

Бриджит быстро ударила его в плечо.

- Ой! Что, черт возьми?

- Ты, чертов извращенец!

- Ты знаешь, я просто шучу.

- Ага. Иди на хрен.

Перед ними появилась небольшая заправка. Энди остановился и заглушил двигатель.

- Я собираюсь наполнить бак. Кому нужно в туалет или что-то типа того, давайте, - сказал Энди, выскакивая из машины.

Он вошел внутрь, там был только один человек, за кассой. Пожилая женщина, где-то около пятидесяти. На ней был красный жилет, и она играла в телефонe, когда он вошел.

- Mогу я помочь? -  спросила она, сонно.

- Да. Сорок долларов, четвертая колонка.

- Хорошо. Что-нибудь еще? - спросила она, принимая деньги.

 Мартин и Крисси пошли посмотреть что-нибудь перекусить. Они нашли содовую, чипсы и вяленую говядину. Пока они ели, из задней комнаты вышел пожилой мужчина. На нем тоже был красный жилет, и он был немного выше Энди. Мужчина выглянул в окно на фургон.

- Вы, парни, хотите полное обслуживание?  спросил он.

- Полное обслуживание? - переспросил Энди.

- Ну, знаете. Я могу накачать колеса, вымыть окна. Полное обслуживание.

- Ого, остались места, где еще делают все это?

- Тут делают.

- Конечно, давайте.

- Ладненько.

Мужчина пошел к фургону, Энди наблюдал за ним. Он схватил пакет чипсов и содовую, Мартин и Крисси оплатили еду.  Женщина пробила чек, и Энди вышел на улицу.

- Так и куда вы, детки, направляетесь? - спросил старик.

- В Остин.

- На этом? Это не очень безопасно. Вы все на нем?

- Он достаточно безопасен.

- Лучше надеяться, что вас не остановят. Полицейские решат, что продаете наркотики или делаете что-то другое, незаконное.

- Мы бы поехали на север, если бы мы делали такое, не на юг.

- Ну, да ладно.

- Это часть полного обслуживания? Доставать клиента?

- Просто болтаю, сынок. Не стоит огрызаться.

Мужчина закончил заправлять фургон, взял резиновую швабру и начал отмываться лобовое стекло, Бриджит сидела впереди.

- Ну, привет, - сказала она.

- Привет, - ответил старик. - Вы с ним, я верно понял?

- Aгa.

- Он всегда такой веселый?

- О, не обращайте внимания. Мы долго едем, он раздражен.

- Понятно.

Мартин и Крисси забрались назад в фургон, сев за Бриджит. Старик закончил мыть лобовое стекло и обернулся. Он так и не увидел, как Энди подошел сзади, только почувствовал его кулак.  Энди ударил старика кулаком прямо в нос и сбил его с ног. Бриджит завизжала, старик упал.

- Черт побери! Ты отправил его в нокаут с одного удара!

Из фургона кричала Крисси, а Мартин выскочил на улицу.

- Что, черт возьми, это было? Зачем ты это сделал? - закричал Мартин.

Бриджит вынула оружие из сумочки, и сунула его в лицо Мартина.

- Закройся и забирайся внутрь.

- Что? Что происходит?

- Быстро! - рявкнула она.

Мартин поднял руки и стал пятиться к фургону, забрался внутрь. Энди втащил старика и бросил его назад, затем закрыл дверь.

- Теперь иди за старухой, - сказал он. - И удостоверься, что тут нет никаких камер.

Он подождал. Несколько минут спустя Бриджит вернулась, она вела женщину под прицелом. Старуха подошла к фургону.

- Что происходит? Где Роберт?

- Роберт в порядке, садись в фургон, - приказал Энди.

- Вы грабите нас? Просто возьмите то, что хотите и уходите.

- Да, это - грабеж. Я беру вас обоих, а теперь садись в сраный фургон!

Женщину силой впихнул в фургон Энди, который залез следом. Бриджит держала всех под прицелом, пока Энди искал скотч, а потом скручивал всем по очереди руки за спиной. Обмотав и ноги, Энди закрыл дверь. Бриджит добралась до руля, и они тронулись с места.

- Да что ты делаешь, мужик? - спросил Мартин.

- Просто закрой рот! - закричал Энди.

- Боже. Сделай что-нибудь, Мартин! - закричала Крисси.

- Что? У нас связаны руки. У них оружие!

Фургон прибавил скорость, Энди озирался.

- Знаете, что. Я думаю, в фургоне немного тесновато. Как считаете?

- Ты прав, - сказал Мартин. - Я думаю, что нас нужно просто отпустить.

- Думаешь? О чем ты, старик?

- Я был бы счастлив, если бы вы просто дали нам уйти.

- Возможно, я сделаю это, - Энди открыл дверь на скорости, и подтянул старика к проему. - Вот так? Хочешь, чтобы я дал тебе уйти?

- Нет!

- Давай! Мне тут нужно место! Возможно, я дам уйти твоей леди. Предпочитаешь так?

- Нет! Пожалуйста?

- Пожалуйста, что?

- Просто, пожалуйста, не причиняйте нам вреда.

- Как тогда насчет этого? - Энди достал из кармана револьвер, засунул его в горло старика и нажал на курок.

Влажный ошметок кровавых костей и плоти вырвался из затылка мужчины, тот забулькал, и Энди отпустил тело. Труп подпрыгнул и тяжело упал на дорогу. Фургон помчался дальше. Все в фургоне кричали. Даже Бриджит кричала, но она передразнивала жертв. Энди закрыл дверь и посмотрел на остальных.

- Вот. Теперь тут немного просторнее, разве вам так не кажется?

Женщина кричала и плакала.

- Вы убили его! Почему? Почему?!!

- Я же, твою мать, сказал тебе! Потому, что тут было слишком тесно! Теперь закрой рот или будешь следующей!

Он повернулся и направил оружие на Мартина.

- Как ты называл это?

- Назвал что?

- Мой чертов фургон, тупица! Как ты его называл?

- Мм... мм... "фургон для изнасилований"?

- Да! Ты назвал мой фургон... который, вообще-то, мой сраный дом, на минуточку… ты назвал мой чертов фургон, фургоном для изнасилований! Раз ты так думаешь, то надо, чтобы он соответствовал репутации.

Энди сунул оружие в карман сиденья пассажира и расстегнул джинсы. Крисси начала кричать, Мартин тоже закричал.

- Нет! - вопил Мартин. - Пожалуйста! Не причиняйте ей вреда! Не насилуй ее!

Энди остановил молнию на середине.

- Ее? Кто говорил о ней? Мой член пойдет в твой анус, приятель!

- Что? Нет! Выпустите меня отсюда, к черту! Выпустите меня! -  Мартин начал дрыгаться и пинаться.

Энди, наконец, снял джинсы, большой член был уже эрегирован. Энди посмотрел на Крисси.

- Видишь это дерьмо? Он не дергался так, когда думал, что я собираюсь трахнуть тебя.

По лицу Крисси бежали слезы. Энди посмотрел на Мартина.

- Ладно, чемпион. Давай сделаем это.

Энди опустился, хватая Мартина за джинсы, и вытащил карманный нож. Он щелкнул лезвием и начал срезать штаны с парня. Мартин кричал и сопротивлялся, но тщетно, у него были связаны руки за спиной. Энди быстро срезал штаны и разрезал нижнее белье жертвы. Он пошлепал Мартина по животу, а потом ударил эрегированным членом по его заднице. Мартин рычал и кричал, Энди начал входить в него.

- Держись, приятель! - закричал Энди. - Я вхожу насухо!

Мартин кричал и стонал, Энди входил все глубже, и Мартин с каждым движением вопил все громче.

- Извини, приятель! Я не дам тебе крутиться тут! Черт побери! Я сейчас взорвусь!

Мартин высоко взвизгнул, тело Энди напряглось, пока тот дергался и стонал. Минуту спустя он встал и надел джинсы, указал на Мартина, который лежал и плакал.

- Посмотрим-ка, погоди-ка, погоди, - сказал Энди.

Минуту спустя смешанная с дерьмом сперма, белыми, коричневыми и кроваво-красными каплями медленно сочилась из задницы Мартина.

- Ха-ха! Вот так! Шоколадный кремовый пирог! Хочешь съесть это дерьмо, девочка?

- Да пошел ты! - закричала Крисси.

- Ах так. Не будь такой. Нужно подождать. Я не машина. Не волнуйся. Мы еще сможем повеселиться. Иди сюда, бабуля.

Он схватил пожилую женщину и сорвал с нее рубашку. Она закричала, когда он потянул ее в переднюю часть фургона за волосы и сел позади нее, удерживая ее в сидячем положении.

- Время для стрижки, бабуля, - Энди вынул свой нож и провел им по ее затылку.

Она вскрикнула, когда он прорезал кожу до кости, на уровне ушей, с одной стороны до другой. Она пыталась отодвинуться, но он крепко держал ее за волосы. Несколько минут спустя, он посмотрел на Крисси.

- Давай посмотрим на ее новый облик, - он потянул за волосы.

Женщина взвыла от боли, когда ее плоть, оторванная от мышц и костей, начала отходить от черепа. Энди потянул сильнее, пока плоть не оторвалась с ее лица, он содрал кожу с носа и просто оставил дряблую кожу болтаться чуть ниже губ.

- Черт побери! Это  просто треш, как круто! Бриджит! Посмотри на это дерьмо! Я оторвал у нее лицо, твою мать, а она все еще жива!

- Я не могу! Я веду машину!

- Я тебе сфотаю!

Он вытащил сотовый телефон и стал держать лицо, потому что женщина дрожала и тряслась, ее лицо было красной мышцей с сухожилиями и глазными яблоками. Он сделал фото и убрал телефон в карман. Женщина бормотала что-то, но он не мог разобрать что.

- Что?

- Холодно, - сказала она. - Мне холодно.

- Тебе холодно? Да к черту холодно! У тебя нет гребаного лица!

Он толкнул ее, женщина упала на спину. Она продолжала дрожать, и Крисси впивалась взглядом в него.

- Ты просто оставишь ее так?

- Твою мать, что ты хочешь, чтобы я сделал? Она скоро умрет. У нее шок.

Мартин все еще стонал, уткнув лицо в колени. Энди видел, как Мартин сделал выпад в его сторону, с диким ревом. Поэтому он отступил в сторону и пнул его в лицо. Кровь и зубы разлетелись по фургону, так как челюсть Мартина треснула. Мартин упал, Энди опустился перед ним на колени.

- Чувак, это было чертовски глупо. Я собирался убить тебя. Но сначала, ты будешь смотреть, как твоя девушка мне сосет.

Мартин лежа затих, изо рта у него текла кровь. Энди схватил Крисси за волосы и потянул ее к своим коленям.

- И вот что я скажу, если ты меня укусишь, сука, я вырву тебе зубы и засуну в твою "киску".

Он вынул свой член, уже снова стоячий, и сунул его в рот Крисси. Она обернула губами зубы, впуская его, а Энди держал ее за волосы, трахая ее в лицо.

- Вот так. Ну и как тебе дерьмо твоего бойфренда на вкус? Чертовски хорошо, ха? Ты ссасываешь его дерьмо с моего члена. Это чертовски забавно!

Он трахал ее быстрее и быстрее пока он не почувствовал, что ее зубы сомкнулись на его головке. Он тут же ударил ее кулаком в нос, ломая его и швырнул ее назад. Он посмотрел на головку своего члена. Было немного крови, но выглядело не слишком страшно. Придется не трахаться несколько дней.

- Черт возьми! Я же, твою мать, предупреждал тебя!

Он вынул пистолет из кармана, и прикладом начал бить ее в лицо. Кости и хрящи трещали и лопались, кровь забрызгала его лицо и рубашку. Он бил и бил ее по лицу. Через несколько минут оно раздулось, превратившись в месиво из костей, крови и мякоти. Где-то пузырилась кровь, Энди думал, на месте носа, но он не был уверен. Одно из ее глазных яблок стекало по лицу.

Мартин так и продолжал кричать, все еще выплевывая собственные зубы. Энди наклонился к нему и достал нож снова.

- А тебе все мало, слизняк? Хочешь еще? -  Энди сунул нож в анус Мартина.

Мартин закричал сильнее, поскольку Энди водил ножом вперед и назад, а потом начал водить им вверх и вниз. Потом он вытащил нож, и стер кровавые ошметки кишки Мартина с лезвия.

- Боже, чувак. Ты орешь сильнее, чем твоя сраная баба.

Мартин впал в истерику крича и плача, он что-то бормотал, Энди не мог разобрать.

- Боже, я больше не могу это выносить, - сказал Энди и перерезал ему горло.

Кровь небольшим фонтаном прыснула по салону, Мартин смолк, дернулся несколько раз и умер. Энди убрал нож и перелез на первое сиденье.

- Веселишься, малыш? - спросила Бриджит.

- Ты же знаешь, что да!

- Хорошо. В следующий раз ты ведешь.

- Я знаю. Мы меняемся. Я понял.

- Ты действительно заставил ее ссосать дерьмо с твоего члена?

- Черт, да. Я хотел, чтобы он был чист для тебя, но сука укусила меня.

- О, ты мой бедняжка. Я поцелую его хорошенько, позже. О, мы будем в Остине через несколько минут.

- Отлично! И скоро стемнеет. Мы свалим тела, а потом возьмем комнату в отеле. Я люблю тебя, сахарная сливка, - сказал Энди.

- И я люблю тебя, медовый кролик.

Он наклонился и подарил ей кровавый поцелуй.

Глава 2

- Можешь сесть за руль ты? - спросил Мэтт, - я что-то сонный.

- Да, думаю, да, - ответила Таби. - Остановишься на следующей заправке. Мне нужно еще и в туалет.

Они ехали уже несколько часов. Выехали из Хьюстона рано утром и двигались в Остин. Мама Мэтта звонила накануне ночью и сказала, что отца увезли в больницу в Далласе. Сейчас с ним все было хорошо, но он перенес легкий сердечный приступ. Однако, Мэтт чувствовал, что ему нужно увидеть своих родителей, и Таби была согласна. И поехала с ним. Она видела его родителей только один раз, и подумала, что будет хорошо провести какое-то время вместе, как семья.

Мэтт вел машину все это время, а длинные дороги Техаса могут вымотать кого угодно. Так что это частое дело - захотеть спать за рулем. Люди ошибаются, думая, что все в Техасе были в каждом городке штата. Этот штат огромен. Некоторые города находятся в шести-восьми часах друг от друга, и это при ограничении скорости 80 миль в час. Таби не могла представить, как выкручивались ковбои на Старом Западе, когда им нужно было ехать по жаре верхом.

- Думаешь, моя мать злится, что я не был у них целый год? - спросил Мэтт.

- Нет. Почему бы мне так думать? Я имею в виду, ты только получил работу, и у тебя всего несколько дней отпуска в год. Когда бы ты мог ее посетить? По затратам перелет стоит столько же, сколько и потратишь на дорогу на машине, если не планировать поездку за целый месяц. И все равно это выйдет дорого.  Она это знает. Она понимает.

- Да, наверное. Я просто чувствую себя весьма виноватым.

- Ну, не стоит. Твоя мама умная женщина, она все понимает. Ты взрослый, у тебя своя жизнь. Ты звонишь ей несколько раз в месяц, это - чаще, чем большинство людей звонят родителям. Я не говорила со своей матерью уже пять лет.

- Да, но твоя мать психованная.

- Это точно, но тем не менее. Я не буду говорить с нею.

Таби и мать перестали общаться много лет назад. Отец бросил их, когда Таби была еще ребенком. За эти годы ее мама приводила одного мужика за другим. Это превратило жизнь Таби в парад насилия, надругательств и издевательств. Каждый раз, когда она попыталась рассказать матери, что эти парни делали с ней, ее мать злилась и обзывала ее лгуньей. Мать винила ее, за то, что отец их бросил, хотя Таби и года не было тогда. Как сказал Мэтт, эта сука была психованная.

Когда Таби стала старше, все стало только хуже. Мать полностью сосредоточилась на выпивке и сексе, и все, что мешало этому, типа, ребенка, воспринимала, как угрозу. Таби получила стипендию в Teхасе A&M, закончила школу и уехала туда из Миссури, как только выпустилась. После колледжа она никогда не возвращалась и даже ни разу не звонила матери с тех пор, как уехала.

Она проводила лето с друзьями из колледжа, ездила в путешествия. Ничто не могло ее заставить вернуться к своей старой жизни. Она встретила Мэтта на четвертом курсе в A&M, и с тех пор они не расставались. Знак заправки вырвал ее из раздумий, поскольку они уже были близко.

- Там есть мини-маркет. Остановись, и мы поменяемся местами.

- Звучит классно, - сказал Мэтт.

Они остановились на заправке.

- Я иду в туалет и куплю что-нибудь попить. Тебе взять что-нибудь? - спросила Таби.

- Я буду "Kолу". Заправлюсь пока.

- Хорошо, я скоро вернусь.

Мэтт смотрел, как Таби скрывается за дверью магазина. Он поразился, в очередной раз, как ему повезло, эта девчонка могла из него веревки вить. Она могла бы стать моделью, если бы захотела. Таби была высокой и достаточно привлекательной. Иногда она даже участвовала в модельных съемках, но ей это не нравилось. Мэтт не понимал, что такая красивая девчонка нашла в компьютерном гике, но он не жаловался.

Он вылез, вставил насос в бензобак и щелкнул рычагом. Большой фургон без окон затормозил рядом. Он был старым и побитым. Обычно, когда Мэтт видел такие на дороге, это был какой-то торговый транспорт. На этом не было никаких надписей. Просто белый фургон с красной полосой внизу на боку.

Пассажирская дверь распахнулась, оттуда выскочил парень в красной футболке. Он был немного лохматый, с каштановыми волосами. Они не были длинными, просто немного торчали. Он улыбнулся, кивнул Мэтту и тоже пошел к колонке.

- Как дела? -  спросил он Мэтта.

- Привет. Неплохо. А у тебя?

- Довольно хорошо. Хорошо размять ноги. Я - Энди. Это моя девушка, Бриджит. Мы едем из Далласа. За время дороги всю жопу себе отсидишь.

- Ого. А мы в Даллас. Я - Мэтт, это - Таби, со мной, - сказал Мэтт.

- О, да?

- Да. Мои родители живут там. Мой папа болен. Увезли из Хьюстона этим утром.

- Вот дерьмо. Жаль это слышать, мужик. Надеюсь, он будет в порядке.

- Думаю, да. Я так долго их не видел.

- Всегда хорошо навестить семью, - сказал Энди, - моя мертва уже много лет. Теперь есть только я и она.

Он указал на подошедшую девушку. Светленькая, волосы собраны в хвост, в майке с надписью: «Panic! at the Disco»[1]. Она улыбнулась.

- Эй, малыш, - она поцеловала Энди в щеку. - Кто это?

- Дорогая, это - Мэтт. Он едет в Даллас, увидеть своих родителей. Его папа болен.

- О, нет. Мне очень жаль слышать это.

- Спасибо за сочувствие, - сказал Мэтт.

- Я - Бриджит. Мы только что приехали из Далласа.

- Да. Энди сказал.

Таби вернулась из магазина, в руках она несла пару содовых. Таби отдала Мэтту его "Kолу", насос щелкнул. Мэтт немного расслабился. Эти люди казались милыми, но дружелюбные незнакомцы всегда раздражали его. С другой стороны, люди, в целом, раздражали его. Он вернул насос на место.

- Ну, приятно познакомиться, ребята, - сказал Мэтт.

- И нам, - ответила Бриджит.

- Да, удачи в пути!

- Спасибо, ребята, - сказал Мэтт, когда они сели в автомобиль.

Таби села за руль, Мэтт пристегнулся. Таби вывела автомобиль с заправки и скоро они уже ехали снова по автостраде в Даллас.

- Они были отвратительно дружелюбны, - сказала Таби.

- Да. Они сказали, что только что из Далласа. Они отчасти похожи на хиппи, у них и фургон такой.

- Возможно, это команда Скуби-Ду, - Таби рассмеялась.

- Он мог бы быть Шeгги[2]. Не уверен, что она ему подходит.

- Она горячая штучка. А что ты имеешь в виду? Tы засмотрелся?

- Нет. Я просто говорю, что девочка белокурая. У Дафны и Тельмы были рыжие и каштановые волосы.

- Ничего себе, как ты далеко зашел в сравнениях.

- Ой, перестань, - сказал Мэтт.

Он всегда волновался, когда Таби дразнила его так. B глубине души, часть его боялась, что она серьезно. У Таби были темные волосы, почти черные. Они буквально сияли, когда свет падал на них. Он отвел взгляд, но она ткнула его в плечо.

- Я просто трахаюсь с тобой, сладкий. Не будь таким серьезным.

- Извини. Меня просто это все беспокоит.

- Я знаю. Ты так себе сердечный приступ заработаешь.

Она посмотрела в зеркало и откинула прядь волос.

- Эй, сладкий, ты сказал, что те люди приехали из Далласа?

- А? Да. Они сказали, что они едут в Остин из Далласа. А что?

- А то, что они прямо за нами.

Глава 3

Джордж Дженнингс прибавил газ, он ехал со своей женой Моникой. Он купил "BMW" всего за несколько недель до этого и ждал, чтобы посмотреть, на что она способна. Они выехали на автостраду только за пределами Далласа, так что он мог проверить машину на проселочных дорогах.

- Джордж! Сбавь скорость! - закричала Моника. - Боже, зачем ты так быстро едешь?

- Да все нормально. Ею управлять просто мечта. Черт, я никогда не смогу больше мириться с ограничением скорости.

Он прибавил еще скорость, автомобиль мягко подбросило в воздух и мягко опустило на дорогу. Они плавно скользили по дороге, словно летели по воздуху.

- Ю-ху! Разве это не потрясающе! - завопил Джордж.

Но Монике не было так весело. Она сжималась и закрывала глаза на каждом повороте.

- Боже! По крайней мере выпусти меня! Черт! Ты сказал, мы покатаемся, а не убьемся!

- Хорошо. Прекрасно, - он сбавил скорость, - ты как ребенок.

- Я не ребенок. Я просто не хочу умирать. Кроме того, последнее, что тебе нужно, это штраф тут схлопотать. Тебя обязательно впаяют опасное вождение.

- Ты права.

Теперь они ехали на более разумной скорости. Моника включила радио, Джордж думал об автомобиле и о том, потянет ли он его. Технически, "BMW" был в лизинге. Его последнее повышение на работе позволяло брать такие машины. Теперь он получал достаточно, таким образом, он полагал, что может потянуть такой автомобиль, по крайней мере, стоило попытаться это сделать. Он продавал оборудование для бурения нефтяных скважин нефтяным компаниям. И ему сейчас дали собственный район после пяти лет в компании. Таким образом, пока он выполнял план, автомобильные платежи легко будет платить.

Когда они подъехали к крутому холму, он думал о том, чтобы найти клиентов в этой поездке. Он уже видел, как крутые парни заключают с ним дорогие контракты. Джордж получал процент с каждой продажи, так что он легко станет миллионером через несколько лет, если чуть напряжется.

Его вырвала из его фантазий "Хонда Цивик", которая ехала через холм в другом направлении. Джордж отъехал влево, но повернул руль вправо, когда "Хонда" засигналила. "BMW" резко съехала с дороги прямо в канаву. Моника закричала, когда автомобиль тряхнуло, прежде чем остановиться. Джордж долбил по рулю кулаком.

- Твою мать! Черт! Негодяй! - кричал он. - Мой чертов автомобиль!

- Да, все хорошо! Спасибо, что спросил! - выплюнула Моника, отстегивая свой ремень безопасности. - Мою дверцу заклинилo. Надо выйти через твою.

Автомобиль сильно съехал правой стороной в канаву. Джордж открыл свою дверцу и вышел. Оказавшись на улице, он помог Монике выйти. Она неуверенно стояла на ногах, и Джордж осмотрел ее на предмет повреждений. Они не заметили, что "Хонда" врезалась в дерево, на другой стороне дороги.

- О, мой Бог, - сказала Моника.

- Я знаю. Ось сломана, и весь перед испорчен.

- Да я не про твой проклятый автомобиль. Посмотри! - она дернула его руку, и он наконец увидел разбитую "Хонду" на дороге.

Они прошли к ним, чтобы проверить людей. Это была другая пара. Девушка за рулем лежала лицом в подушку безопасности. Она выглядела ошеломленной, но не раненой. C пассажирского сиденья мужчина выползал из автомобиля на четвереньках, Джордж подошел, чтобы помочь ему встать на ноги.

- Эй, полегче, парень, - сказал Джордж. - Все в порядке?

- Да, просто немного испугался. Что, черт возьми, произошло?

- Я должен извиниться. Думаю, я дрифтовал, и мы пытались разъехаться, и не справились с управлением. Кажется, вы сильно ударились о дерево, и машина отлетела обратно на дорогу.

- Наверное, - сказал мужчина.

С другой стороны Моника помогала женщине выбраться из автомобиля.

- Кстати, я - Джордж. Это - Моника.

- Привет. Я - Мэтт.A это - Таби. Ты в порядке, милая?

Таби озиралась, Моника вела ее под руку.

- Думаю, да. Черт, это было страшно. Что произошло?

- Этот парень вылетел на встречку, и вы оба запаниковали, я думаю.

- Ты не умеешь водить или что, придурок? - возмутилась Таби.

- Эй, я случайно, - сказал Джордж.

- Случайно? Ты водишь, как маньяк, свою дурацкую дорогую тачку. Пошел ты.

Прежде чем он успел ответить, другой автомобиль появился на холме. Это был большой грузовой фургон. Фургон замедлился, подъезжая к ним.

- О, дерьмо, - сказала Таби, она и Мэтт обменялись взглядами.

- Что? - спросила Моника, когда фургон остановился.

Из него вышла молодая пара, лохматый парень и его белокурая, милая девушка.

- Эй! Вы в порядке? - спросил он. - А, Мэтт, и Таби... Это вы?

- Да. Мы. Энди и Бриджит, верно? - отозвался Мэтт.

- Верно. Что произошло?

- Типа, несчастный случай. Но, никто не ранен.

- Ну, это хорошо.

- Вы вместе? - спросил Джордж.

- Нет. Мы познакомились на заправке, - сказал Мэтт, и посмотрел на Энди. - А вы разве не сказали, что приехали из Далласа?

- Что, прости? - не понял Энди.

- Из Далласа. Мы сказали вам, что едем в Даллас. Вы сказали, что только что оттуда.

- О, нет, мужик. Tы, должно быть, неправильно понял. Я сказал, что мы сами из Далласа. Мы просто навещали друзей в Остине.

- Я мог бы поклясться, что вы сказали, что только что приехали оттуда. Я подумал, возможно, вы следите за нами.

Энди рассмеялся и посмотрел на Бриджит.

- Нет, чувак. Зачем бы нам следить за вами? Нет, мужик. Просто возвращаемся домой. Похоже, вам нужна помощь. У нас есть место.

- Разве нам не надо вызвать эвакуатор или что-то такое? -  спросила Моника.

- Несомненно, надо позвонить, похоже надо даже два, но это займет несколько часов. Может, лучше пока убраться с дороги. Возможно, мы сможем найти какую-нибудь забегаловку, пока ждем.

Пары переглянулись, потом посмотрели на Энди и Бриджит.

- Ладно, давайте. Наверное, стоит убрать автомобиль с дороги, - сказал Джордж.

Энди кивнул, все трое мужчин подошли к "Хонде" и оттащили ее на обочину. Потом все направились к фургону.

- Может, лучше просто остаться здесь и подождать? - шепнула Таби Мэтту. - Я не уверена, что стоит садиться в этот фургон с ними.

- Я думаю, все будет прекрасно. Может, пройдут часы, пока приедет помощь, - сказал Мэтт. - Кроме того, они кажутся милыми. Что может пойти не так, вообще?

Глава 4

Они забрались в фургон, внутри было душно, пахло плесенью.  Энди сел за руль, Бриджит рядом с ним. Джордж растерянно озирался.

- Это... A где мы сидим? - спросил он.

- На полу, чувак! - отозвалась Бриджит.

Пол был устелен матрасами, повсюду валялись подушки.

- А как же ремни безопасности?

- Серьезно? Вам, ребята, не будет нужен ремень безопасности. Энди - прекрасный водитель.

- Ни одной аварии! - сказал Энди, глядя в зеркало заднего вида.

- Ну, ладно, - сказала Моника. - Давайте просто поедем, все будет хорошо.

Джордж и Моника вошли внутрь и сели тоже сзади, напротив Мэтта и Таби. Как только все устроились, Энди завел фургон, и они поехали дальше. Следующие несколько минут каждый из них говорил о том, куда они едут и откуда. То, что Мэтт запомнил, что Энди и его подружка приехали из Далласа, все еще немного беспокоило его. Он обычно хорошо помнил разговоры, и он был уверен в том, что Энди сказал ему. Не то, чтобы это имело какое-то значение.

- Так вы, ребята из Далласа? - спросил Джордж Энди.

- О нет. Мы отовсюду.

- Отовсюду?

- Да. Этот фургон - наш дом! Так что, мы просто едем туда, куда ведет дорога.

- А что вы делали в Далласе?

- Да просто у нас там друзья. Поэтому мы хотим там повесить наши шляпы. Как только решим ехать дальше - двинемся дальше.

- Так вы, ребята, типа, хиппи? -  спросил Джордж. - Или хипстеры? Не знаю, как они сейчас называются.

- Джордж! Боже, не будь придурком, - сказала Моника, толкнув его локтем.

- Что? Это - просто вопрос.

- А, это круто, мужик. Я думаю, что мы похожи на современных хиппи. Мы путешествуем. Беремся за случайную работу. Никаких обязательств.

- Но разве вам не хочется дом или хороший автомобиль или что-то такое?

- Это - мой дом и мой автомобиль, чувак. Кроме того. У тебя вот есть все это?

- Да. У нас есть действительно хороший дом.

- Верно. Но вы не владеете им. Это он владеет вами.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду, сколько часов в неделю ты работаешь?

Джордж пожал плечами.

- Я не знаю. Шестьдесят часов или около этого.

- Смотри, мужик? Это безумие. Но если ты уйдешь с работы, ты потеряешь свой дом, верно?

- Думаю да. Наверняка.

- Таким образом, дом владеет тобой, чувак. У тебя есть босс, который командует тобой, и ты должен надрывать задницу, чтобы оплатить стопку тупых счетов только, чтобы жить.

- Погоди, то есть, ты говоришь, что мы, в целом, рабы, потому что у нас есть работа? - спросил Джордж.

- Не, я, вообще, не об этом. Я просто говорю, что мы становимся ими, и что нам не нужен весь этот хлам, который, мы думаем, нам нужен. Большие дома, дорогие автомобили и все эти гаджеты. Вот я и Бриджит, мы есть друг у друга и у нас есть этот фургон. Мы живем хорошей жизнью, и мы полностью счастливы. Я не сужу тебя, вообще, мужик. Просто говорю, как я это вижу.

- Хорошо, хорошо, это действительно интересно, Энди. Должно быть мило, быть бродягой.

На этот раз Моника открыто хлопнула Джорджа по груди.

- Ой! Что?

- Не будь настолько грубым. Они нас подвезли.

- Все в порядке, ребята. Нас часто называют хиппи или бродягами. Ничего такого.

Энди свернул на гравийную дорогу. Фургон подбросило, Мэтт и Таби встревожились.

- Kудa мы едем? - спросилa Таби. - Я думалa, кафе, про которое ты говорил, на той дороге.

- Нет, оно тут. Мы ели тут, в прошлый раз. Немного в стороне от дороги.

Фургон грохотал, поднимая пыль. Моника сжала руку Джорджа, a Мэтт наклонился к ней.

- Что ты думаешь об этих людях? - прошептал Мэтт.

- Что ты имеешь в виду? Они странные, - ответил Джордж.

- Да. У меня плохое предчувствие. Когда я встретил их на заправке в Остине, они просто показались слишком дружелюбными. А потом мы видели, что они едут за нами.

- Я думаю, что ты параноик. Кроме того, посмотри на того парня. Он, вероятно, ест еду без глютена: веганские желуди и семена подсолнечника.

Мэтт рассмеялся.

- Да, ты, вероятно, прав.

Фургон еще несколько раз тряхнуло, потом раздался удар, и машина чуть не перевернулась.

- Черт возьми! - крикнул Энди.

- Что произошло? - спросилa Таби.

- Думаю, мы прокололи шину. Дерьмо.

Энди выпрыгнул и подошел к задней части фургона. Джордж открыл дверь, и девушки вышли. Так и было, правая задняя шина была спущена.

- Вот, дерьмо. Придется поработать. Но у меня есть запаска, там, внизу, - сказал Энди. - Кто-нибудь, парни, мне поможет?

Мэтт и Джордж посмотрели друг на друга, Джордж отступил.

- Я никогда не менял колесо, но я могу попытаться помочь, - сказал Мэтт.

- Что? Никогда не менял шину? Ты шутишь? - не поверил Энди.

- Не шучу. Я всегда звоню в автомобильную ассоциацию.

- Ну, брат. Сегодня ты наденешь штанишки взрослого мальчика! - Энди похлопал его по плечу и залез внутрь.

От дороги приблизительно в пятидесяти ярдах стоял большой трейлер с сараем. Вокруг стояли сломанные автомобили.

- Интересно, кто там живет? - спросила Таби.

- Понятия не имею. Кто, вообще, может хотеть так жить? - сказала Моника. - Или жить в фургоне.

Таби захихикала, мужчины начали снимать колесо. Но не успели они начать, как небо потемнело, набежали грозовые тучи. Поднялся ветер, который стал швырять песок и мелкие камни им в лицо.

- Дерьмо! Будет гроза! - крикнул Энди.

- Да из какого ада она взялась! - спросил Джордж.

- Это - погода Техаса! Ей не надо откуда-то браться, - сказал Энди, и потянул дверь фургона, ветер стал сильнее. - Думаю, нужно вернуться в фургон, прежде чем мы промокнем.

Отодвинув дверь, он обернулся и увидел маленькую девочку. Той было примерно десять. Она носила джинсы и серую толстовку, в руках у нее была кукла, завернутая в одеяло. Энди присел перед ней.

- Так, а ты откуда? - спросил он.

Девочка указала на трейлер. Остальные подошли и тоже ее увидели.

- Твои родители тут?

- Я прямо тут, - отозвался мужчина. Энди увидел невысокого пожилого мужчину у фургона. - Я - ее дедушка, если точно. Ее родители умерли. Меня зовут Гас.

- Хорошо, что мы вас встретили, Гас. Мы маленько застряли и хорошо бы нам иметь укрытие.

- Не нужно ничего искать, - сказал Гас. - Переждете грозу в доме. А потом вернем вас на дорогу.

Глава 5

Гас проследил, чтобы Энди подтянул фургон на длинную подъездную дорожку, и группа вошла в небольшой дом. Внутри было тепло и удобно, а снаружи усиливалась гроза. Гром сотрясал веcь дом, лампочки мигали, но электричество не отключилоcь.

- Вы не волнуйтесь по поводу электричества, - сказал Гас. - У меня работают два генератора. Тут электричество не отключалось уже много лет.

- Так вы тут живете, вообще на отшибе? -  спросила Бриджит.

- Да, мэм. Мы ни перед кем здесь не отвечаем. Я себе соорудил хорошенькое убежище. У нас тут своя собственная вода, свое собственное электричество. Эта собственность несколько поколений уже в моей семье. Единственное, из-за чего у нас есть проблемы, это налоги на недвижимость. Боремся с государством из-за этого каждый год. Правительство делает все возможное, чтобы обобрать простого человека. Но вообще дела у нас идут хорошо.

- Это изумительно, да, малыш? - Бриджит взяла Энди за руку.

- Конечно, сладкая. Возможно, однажды мы можем осесть так же, - oни улыбнулись друг другу, а Джордж вздохнул.

– Так, есть какие-то идеи, когда мы можем снова вернуться на дорогу? - спросил Джордж.

– Ну, как только гроза успокоится, мы сможем починить вашу шину. Сейчас нет никакого смысла пытаться что-то сделать в такую погоду. Дорога будет слишком размыта, чтобы уехать в любом случае. Может быть, несколько часов, – объяснил Гас.

– Ну, это просто здорово, – сказал Джордж, откидываясь на спинку и скрещивая руки на груди.

Моника покачала головой, посмотрев на Гаса.

– Я приношу извинения за своего мужа. Он - придурок.

– Все в порядке. У нас тут все время уставшие путешественники. Ничего удивительного, когда кто-нибудь начинает вести себя несколько паршиво.

 Одна из дверей спальни открылась и вышла пожилая женщина. У нее были длинные седые волосы, завязанные в пучок. Все же она казалась энергичной и легко перемещалась по комнате.

– Что это у нас тут, Гас? – спросила женщина.

– О, ты не спишь. Я надеюсь, что это не мы тебя разбудили. Сью Эллен, эти люди проезжали мимо и у них спустило шину.

Гас прошел мимо них и представил каждого по имени. Группа впечатлилась тем, что он помнил имя каждого.

– Приятно познакомиться с вами всеми, зовите меня Сьюзи.

– А где ваша маленькая девочка? – спросила Таби.

– Она в своей комнате. Ее зовут Мэдди. Она сильно стесняется незнакомцев. Но, как только она привыкает к людям, она сразу начинает сиять.

– Так что, ребята, вы останетесь на ужин? – спросила Сьюзи.

Группа неловко переглянулась.

– Я не думаю, что у них есть выбор. Зато у нас огромный, – cказал Гас. – Сью Эллен делает лучший мясной рулет в Техасе. Я уверен, вы, народ не станете возражать, его попробовать.

– Нисколько, – сказала Таби. – Я довольно голодна.

– Тогда договорились.

– Я поставлю его в духовку, – сказала Сьюзи, отправляясь на кухню.

Таби встала, чтобы помочь ей и несколько часов спустя, они сидели за столом с пустой кастрюлей из-под мясного рулета.

– Это было так вкусно, – сказала Бриджит.

– Однозначно, – добавил Энди. – Вы не шутили, Гас. Это - лучший мясной рулет в Техасе. Возможно, в стране.

– Ну, насчет этого я не знаю, – сказала Сьюзи.

Мэдди сидела на стуле рядом с ней, тихонько играя с куклой. Она вышла и поела с остальными, но не произнесла ни слова.

– Нет, серьезно! – Таби потерла свой живот и села прямо. – Это было превосходно. Спасибо за то, что проявили такую заботу о нас.

– Это то, чем известны люди в этих местах. Заботой друг о друге. Как только мы теряем это, тогда что останется человечеству? Слишком многие в этом мире живут только для себя.

– Ну, приятно видеть, что остались еще хорошие люди. У вас есть ванная? – спросила Таби.

– Конечно, просто вниз по лестнице, справа перед спальней.

– Спасибо.

Таби встала и спустилась с зала в ванную, и закрыла дверь. Она потратила несколько минут в туалете на то, чтобы сделать свои дела, затем встала, смыла и застегнула джинсы. Она вымыла руки и посмотрелась в зеркало. У нее бывали деньки и получше, но она выглядела не такой измученной, как боялась. Вождение, отсутствие сна и тепла дорого ей обошлись.

Ополаскивая руки, она увидела следы серебряной и серой жидкости в сливе. Несколько пятнышек и крапинок. Сначала она подумала, что это ржавчина, но ее внимание привлекла коробка в мусорной корзине. Таби наклонилась и взяла ее. Это была коробка серебряной краски для волос. Таби снова посмотрела в раковину, затем на коробку. Пятна были сухими, словно были там уже несколько часов. Сколько лет этим людям? Зачем бы какой-то пожилой леди красить волосы, чтобы они выглядели более седыми?

– Ты там как, все хорошо? – спросил Гас, легонько постучав в дверь.

Таби подскочила и уронила коробку.

– Да, все хорошо. Уже заканчиваю.

– Хорошо. Просто подумал проверить, как ты. Не торопись.

Таби положила коробку в мусор, вытерла руки и открыла дверь. Она улыбнулась Гасу, и они пошли назад в столовую. Мэтт ощутил ее неловкость, когда она вошла. Он посмотрел на нее.

– Все хорошо? – спросил он.

– Да. Я думаю, что просто ела слишком быстро. И, возможно, слишком много.

– Да. Было довольно вкусно.

Она наблюдала, как Сьюзи ходит вокруг стола, собирая тарелки. Таби пристально посмотрела на нее, когда та склонилась. Лицо женщины выглядело зрелым, но она двигалась слишком легко. Таби сжала руку Мэтта, когда та выпрямилась.

– Сьюзи, позвольте мне помочь Вам с тарелками. Вы и так сделали много.

– О, нет. Все нормально. Я делаю это каждый вечер.

– Я бы и правда хотела помочь.

– Хорошо тогда. Наверное, я воспользуюсь помощью.

Таби улыбнулась и помогла собрать тарелки и кастрюли.

С другой стороны стола, Мэдди подошла к Бриджит и протянула свою куклу. Бриджит не могла ее разглядеть, поскольку она была плотно обернута в одеяла. Бриджит показалось милым, что девочка обращалась с куклой, как с живым ребенком.

– Эй, душечка, – сказала Бриджит. – Какая у тебя симпатичная кукла. Как ее зовут?

– Бриджит, – ответила Мэдди.

– Правда? Меня тоже!

– Я знаю. Я слышала, как ты говорила это моему дедушке. Я хотела, чтобы у моей куколки было имя, как у тебя, так как ты очень симпатичная.

– О, ну разве ты не сокровище? – Бриджит положила руку на сердце, перед тем, как крепко обнять Мэдди. – Ты милая девочка.

Глядя через плечо Мэдди, Бриджит улыбнулась Энди.

– Я всегда хотела маленькую девочку.

Глава 6

Гроза наконец-то утихла, но дождь еще шел. Вместо молний и грома, сейчас просто шел ливень. Все сидели в гостиной, болтали о случайных вещах. Последние двадцать минут прошли в неловкой тишине, поскольку у них закончились темы для светской беседы.

– Эй, Энди, – сказал Гас, поднимаясь. – Если ты не возражаешь против того, чтобы немного промокнуть, мы можем пойти поработать над той шиной.

– Мне подходит. Немного дождя еще никогда никому не вредило.

Они оба поднялись и вышли. Как только они оказались снаружи, их тут же залило дождем. Гас захватил фонарь, так как они направлялись в дождливую ночь.

– У меня есть инструменты в сарае. Намного лучше той херни, что стандартно лежит в машинах. Нам прямо сюда.

Энди шел за ним, когда они повернули к задней части дома. Прошло совсем мало времени, как одежда Энди промокла и начала липнуть к телу. Гас достал ключи и открыл дверь в сарай, просто откатил ее в сторону.

– Подожди пока здесь. Я скоро вернусь, – сказал Гас, зайдя внутрь и закрыв дверь.

Энди стоял под дождем, смотря по сторонам и задаваясь вопросом, что у старика было в сарае. Он прошел вдоль стены и увидел окно. Он попытался заглянуть в него, но окно было забито изнутри. Энди пошел назад ко входу в сарай, где как раз отъехала дверь и оттуда показался Гас с ящиком для инструментов и маленькой сумкой.

– Я взял инструменты и хороший домкрат. Давай вернем тот фургон обратно на дорогу для вас, народ, – сказал Гас.

Он поставил вещи на пол и закрыл дверь, затем взял инструменты и направился к фургону. Энди пошел за ним, в следующий час дождь стих, и им удалось заменить шину. Энди решил, что все прошло гладко, не считая поцарапанных рук. Гас убрал инструменты, и они вернулись в дом. Вся группа смотрела на них вопросительно.

– Все готово, – сказал Гас. – Все еще немного дождит. Стало получше, но раз уже так поздно, мы будем очень рады, если вы останетесь на ночь. У нас немного места, но я уверен, вы сможете расположиться комфортно и завтра с утра поедете. Как вам такая идея?

– Звучит отлично. Уже ничего не будет открыто так поздно, и я сомневаюсь, что тут рядом есть отели, – сказал Энди. – Я только сбегаю в фургон, возьму кое-какие вещи.

Энди исчез снаружи, а Джордж покачал головой.

– Ну что ж, прекрасно. Сраная послеобеденная поездка превратилась в ночную экскурсию где-то посреди жопы мира.

– Может, хватить быть таким придурком? – спросила Моника. - Эти люди пригласили нас в свой дом. Они не обязаны делать все это дерьмо.

– Да. В "типа дом".

– Эй, – вмешался Мэтт. – Мой папа действительно болен. Я должен был быть там несколько часов назад. Теперь мы тут застряли. Я понятия не имею, как его здоровье.

– Разве ты не можешь им позвонить? – спросила Моника.

– Не могу найти телефон. Потерял его, когда мы разбились.

– Не переживайте, народ, – сказал Гас. – Я знаю, что вы все действительно устали. Ну, думаю, что Сью Эллен и я будем готовиться ко сну, а вы тут устраивайтесь.

Энди вернулся с маленькой сумкой.

– Нашел то, что хотел, сынок? – спросил Гас.

– О, да. Именно так.

Мэтт встал и направился в прихожую.

– Ты куда, приятель? – спросил Энди.

– Мне надо в туалет, – ответил Мэтт.

– О, тебе это не понадобится.

– B cмы... – прежде чем Мэтт успел закончить, Энди вытащил пистолет из своего вещевого мешка, прижал его к носу Мэтта и нажал на курок.

Выстрел был настолько громким в крошечном трейлере, что походил на ядерный взрыв. Пол задрожал, а задняя часть головы Мэтта взорвалась, разбрызгав мозги и части черепа в лицо Гаса. Старик опустился на одно колено, когда Мэтт отлетел от стены позади него и шлепнулся на пол. Его лицо стало месивом. Энди ткнул пистолетом в лицо Гаса. Мэдди кричала, как и остальная часть группы.

– Ты хочешь следующую пулю, старик? – вопил Энди.

– Нет! Нет, пожалуйста! Просто возьмите то, что хотите! Не причиняйте нам вреда!

– Тогда делайте точно, что я, блядь, говорю. Встань и иди на тот диван.

Гас поднялся и сел на диван рядом с Таби, которая рыдала и дрожала. Моника обняла Таби одной рукой, а Джордж выглядел главным образом раздраженным. Мэдди была на другом диване, сидела рядом с Бриджит и смотрела необычно спокойно. Энди посмотрел на группу.

– Эй, где старая леди? – спросил Энди.

– Кто? – сказал Гас.

– Твоя жена, ты, ёбaный старый хрен! Где она?

Нож появился у шеи Энди и сделал длинный разрез вдоль горла. Энди обернулся, и увидел, что это Сьюзи стоит сзади и держит нож. Его глаза широко распахнулись от шока, он булькал и задыхался, пока воздух и кровь вырывались из длинного разреза на горле. Он направил оружие на нее, чтобы, по крайней мере, попытаться забрать ее с собой, но был слишком слаб. Она легко схватила пистолет и выдернула его у Энди из рук, а он ударился о стену и упал на тело Мэтта.

Бриджит бросилась в сторону Сьюзи, но наткнулась на кулак Гаса; он подпрыгнул с дивана, ударив ее в лицо так, что сбил с ног, и она упала на спину. Остальная часть группы была испугана и одновременно ужасно ошеломлена, поскольку Сьюзи начала смеяться, отрывая с лица кожу кусками.

– Вы тупые уебаны, – сказала Сьюзи, счищая латекс, который был на ее лице, и превращаясь женщину лет тридцати пяти-сорока.

Oна не была той пожилой женщиной, которой хотела казаться. Это объясняло, почему она двигалась так легко.

Гас поднялся, снял свою кепку, накладную лысину, такой же латекс и грим, который он носил, и превратился в молодого человека.

– Вот сейчас, вы реально в жопе. Хотя, вы, оставшиеся придурки, должны благодарить нас, – сказал Гас. – Когда я был в том фургоне, я почувствовал в нем запах смерти. А еще видел засохшую кровь под одним из мест. Эти два долбоеба собирались убить вас всех. Я знаю, каковы они. Я знаю, потому что мы - намного хуже.

Глава 7

Таби отпрыгнула назад на диван, а Бриджит вытерла кровь с носа, медленно поднимаясь. Неожиданный поворот событий ошеломил всех, особенно Бриджит и Энди.

– Что, блядь?!! – вопил Джордж. – Вы что, мудаки, собирались нас убить?!!

– Очень, бля, наблюдательно, дебил, – сказала Бриджит.

– Пошла ты нахуй, пизда тупая! – вопила Таби. – Твой чокнутый бойфренд просто убил моего! Так что иди ты! Иди ты нахуй!!!

– Все, блядь, все заткнулись! – заорал Гас.

У него все еще свисали куски латекса с лица, что создавало впечатление, будто отваливается кожа. После того, как накладная лысина исчезла, стало видно его короткую, под машинку, стрижку. Волосы были в основном темные, с легкой сединой на висках. Он больше не горбился, наоборот, выпрямился, и теперь выглядел гораздо выше и сильнее, чем несколько секунд назад. Таби знала, что что-то было не так, и теперь корила себя за то, что не осознала, раньше что.

– Итак, вот, что сейчас будет. Все встанут и пойдут с нами в сарай. Ну все, пошли!

Гас размахивал оружием. Медленно женщины и Джордж поднялись. Они гуськом прошли в сарай. Джордж остановился и повернулся, чтобы что-то сказать, но Гас пихнул ему оружие в лицо.

– Я уже наслушался твоего говна, дебил. Ты всего лишь пиздюк, который заработала немного денег. Больше ты не натворишь дерьма. Поэтому делай, что я говорю и, может быть, переживешь сегодняшний день. Начни со мной спорить, и я изнасилую и убью твою миленькую жену, а тебя заставлю смотреть. Как тебе идея? – Джордж стоял и пялился на него, а Моника сжала его руку. – Что? Тебе нечего сказать, крепыш? Я так и думал. Теперь двигай жопой!

Гас отодвинул дверь и включил свет. Там были цепи и кандалы, приложенные к стенам. Весь сарай был пропитан сильным запахом смерти и гнили. Было понятно, почему – там было, по крайней мере, четыре трупа, сложенных в углу. Все они были на разных стадиях разложения. Таби готова была поспорить, что, по крайней мере, двое из них были настоящими домовладельцами.

Поглядывая на Мэдди, Таби задавалась вопросом, лежали ли ее родители в той куче. Маленькая девочка стояла в дверном проеме, повернувшись спиной, пока ее поддельные бабушка и дедушка занимались своими заложниками. Первым делом Гас приковал Джорджа и Бриджит наручниками к одной стене. Затем он приковал Монику, а Сьюзи сковала Таби. Каждый из заключенных был почти в десяти футах друг от друга, и в пределах досягаемости у них не было ничего.

– Теперь, нам нужно кое-что сделать. Вы, детки, ведите себя хорошо, мы еще вернемся, чтобы позаботиться о вас. Пусть никто из вас не волнуется, – Гас засмеялся, и они вышли.

Сьюзи тащилась за ним, показывая группе средний палец. Дверь закрылась.

– Прекрасно, блядь, ты, тупая пизда! – завопил Джордж на Бриджит. – Я не могу поверить, что сел к вам в фургон, долбоебы. Ты вообще знаешь этих людей? Они твои приятели?

– Пошел ты! – завопила Бриджит. – Вашим тупым жопам повезло, что у нас спустило шину. Мы везли вас в прекрасное местечко. Ты даже понятия не имеешь, сколько людей мы убили. Освежевали заживо. Да вам просто повезло, что мы тут просто все прикованы к полу. Однажды я отрезала член маленькому мальчику, пока на это смотрели его родители, а потом скормила его отцу и сделала так, что он от него же и задохнулся. Что бы эти мудаки с вами ни сделали, это будет благословение Божье по сравнению с тем, что мы готовили для ваших слабых жоп.

Джордж стоял ошеломленный, не зная, что ответить. Он обернулся к Таби, которая сидел на полу, обняв колени. Моника тоже сидела и плакала.

– Что, крепыш? У тебя кончилось дерьмо, которое ты мог бы ответить? Я видела твои руки, ты ни дня в жизни не работал. Ты перекладываешь карандаши и целуешь жопы целыми днями. Люди вроде нас уничтожают таких, как ты. Факт в том, что мы оказываем вам услугу. То, что говорил Энди, это был не просто трёп. Мы по-настоящему свободны. Мы ездим туда, куда хотим и делаем, что хотим. Ты и твоя дешевая шлюха, люди вроде вас, уже мертвы. Ты просто слишком тупой, чтобы это осознать. Мы вам просто помогаем. Да, блядь. Вы, вообще, должны нас благодарить.

– Почему ты продолжаешь говорить «нас»? – спросил Джордж. – Твой маленький бойфренд мертв. Думаю, что он теперь тоже свободен.

– Если ты окажешься в зоне досягаемости, я тебе вырву горло голыми руками, – сказала она и отвернулась.

Джордж сел и посмотрел на дверь, ожидая, пока кто-нибудь придет, размышляя, сможет ли он сторговаться так, чтобы его выпустили взамен какой-нибудь девушки.

Вскоре, дверь снова отъехала, и вошел Гас, таща тело Мэтта. Он бросил тело в угол к остальным. Таби посмотрела и заорала, затем снова спрятала лицо в ладонях. Гас вышел, не сказав ни слова, и закрыл за собой дверь. Несколько минут спустя он вeрнулся, на этот раз таща тело Энди.

Энди он подтащил к Бриджит и положил его на землю, лицом вверх, только вне ее досягаемости.

– Вот так, – сказал Гас. – Не хотел, чтобы чувствовала себя одиноко.

– Я отрежу твой хер и засуну его твоей жене в ее вонючую задницу, – сказала Бриджит через стиснутые зубы.

– Вау, а ты крутая, да? Да. Ты вообще не первая, кто говорит такую xуйню. Просто смирись с этим.

Бриджит минуту выглядела смущенной.

– Понимаешь? Всю вот эту крутую херню, которую ты хочешь сказать, что ты убьёшь нас обоих, что мы за это заплатим. Бла-бла-бла-бла. Я это каждый раз слышу. Хотя я впервые захватил других убийц. Надо сказать, это одна из самых фантастических ситуаций. При лучших обстоятельствах мы могли бы выпить и обменяться опытом. Но, раз уж твой парень пытался взять нас в заложники, все закончилось вот так. Не переживай из-за этого слишком сильно. Я подслушал твою маленькую речь. Про то, чтобы быть свободными и все тaкoe. Ну, мне, вот, сорок пять. Тебе сколько? Может быть, тридцать?

– Мне - двадцать шесть, мудак.

– Hу, пофиг. Ты, видимо, куришь. Эта xуйня сильно старит. Ну, мы тут тоже свободны, но, как везде, существует пищевая цепь. Естественный порядок вещей, есть хищники и жертвы. Акула может быть смертельно опасной и убивать всех в море. Большинство людей думают, что самая опасная – это белая акула. Я готов поспорить, вы были крутыми акулами, да? Ну, наверное, так. Так вот, только касатка куда опаснее. Касатки могут убивать белых акул довольно легко. Они такие большие и быстрые, они просто налетают на акул и их оглушают. В этот момент касатка просто вонзает зубы и выдирает кусок. Точно так же, как белая акула может убить кого угодно, касатка может убить акулу, ей это ничего не стоит. Ну, девочка, ты - акула, а я - касатка.

– Просто дай мне прийти в себя. Тебе просто повезло, вот и все.

– Может быть и так. В любом случае, я - тут, а ты - там, а твой парень мертв. Как знать, может быть сложится так, что однажды я буду акулой, а кто-то еще будет касаткой. Но сегодня не тот день. Короче, я еще вернусь. Ты можешь насладиться последним моментом со своим другом, или типа того. Надо решить, в каком порядке мы будем вас убивать.

Гас всем кивнул и вышел, громко хлопнув дверью.

Глава 8

Гас вышел к фургону и переложил некоторые вещи, оглядывая eго.

– Что думаешь, милый? – спросила Сьюзи из-за его спины.

– Думаю, что мы могли бы это все использовать. У них была своя собственная комната пыток, довольно долго, если судить по тому, что я вижу.

Гас просмотрел на инструменты. Там были различные плоскогубцы, зажимы и ножи. На всех была засохшая кровь или части кожи.

– Они могли бы использовать какое-то чистящее средство. Дебильные детишки. Оставить такие доказательства и разъезжать с ними? Удивительно, что их еще не поймали.

– Ну, мы поймали их первыми, любимый.

– Это точно.

– Как ты думаешь, может, девчонка хочет к нам присоединиться? Было бы забавно проводить время, типа, как реальная семья.

– Что касается Мэдди, думаю, нет. Она - все еще ребенок. А взять ту с собой? Точно нет. Представь, нас на ее месте в ее возрасте, и нам бы дали выбор: присоединиться к народу или к нaм.

– Черт, мы бы согласились, а сами бы просто ждали, пока они повернутся к нам спиной.

– Точно. Я не собираюсь давать ей такой шанс. Она выглядит милой и симпатичной, но я знаю, кто она. Так что, мы сначала хорошенько над ней поиздеваемся, а затем положим в землю рядом с ее бойфрендом. Ей там самое место.

– Ты правда так думаешь, Гас? Думаешь, и нам место в земле?

– Я знаю, что это так. Просто не было никого достаточно умного или достаточно крутого, кто бы приехал сюда и похоронил бы нас. Вероятно, однажды это произойдет, но не сегодня.

Гас вышел из фургона, Сьюзи пошла за ним в дом.

– Что теперь? – спросила она.

– Я думаю, что мы должны сесть в фургон и проехаться. Испытать его. Мы можем использовать Пегги.

– Правда? Чур, Пегги - моя!

– Я знаю! Я буду за рулем. Давай проверим все хорошенько.

Он вошел в дом, в спальню. Там на кровати была Пегги. Это не было ее настоящим именем. Это было прозвище, которое они дали ей. Сьюзи удалила ноги женщины несколькими неделями раньше. Она отрезала их посегментно. Сначала лодыжки, затем колени. Теперь у нее остались только обрубки в несколько дюймов. Гас давно проходил какое-то обучение на фельдшера, поэтому он знал, как остановить кровотечение и залечить раны, чтобы человек не истек кровью.

Первые несколько дней Пегги была связана. Теперь, они просто оставляли ее. Вряд ли она сможет уйти куда-нибудь. Даже если бы она попыталась, они бы догнали ее в минуту. Но женщина никуда не шла. Она была сломана. Прошло уже дня три-четыре, как она перестала кричать. Отчасти из-за того, что Сьюзи вырывала ей несколько зубов каждый день. Гас знал. Он видел взгляд Пегги и знал его. Кем бы ни была Пегги перед тем, как перейти им дорогу, ее уже давно тут не было.

Таким образом, она идеально подошла бы для их первой небольшой поездки в фургоне. Никакого риска, что она выкинет что-нибудь сумасшедшее или создаст излишний шум.

– Хорошо, – сказал Гас. – Возьми ее за руку, вытащим ее на улицу.

Они подтащили ее к фургону и закатили в кузов. Глаза женщины двигались, интересуясь тем, происходило вокруг нее, но вот они остекленели, потускнели и ни на чем больше не сосредоточивались. Как только они положили ее внутрь, Гас задвинул дверь, залез на водительское сиденье. Все это напомнило ему о том, как Пегги пришла к ним впервые, несколько недель назад.

Гас и Сьюзи только что переехали в дом, когда Пегги и ее муж остановились, чтобы спросить дорогу. Подобно Энди и Бриджит, Сьюзи и Гас тоже много переезжали. Хотя они давно не пользовались фургоном. Они никогда не убивали внутри. Они всегда находили оставленные или отдельно стоящие дома и въезжали, как только отбывали владельцы. С их помощью или без нее.

Гас был столь же потрясен, как любой другой на его месте, когда привлекательная молодая женщина постучала в его дверь, чтобы спросить дорогу. Оказалось, что местечко, где они нашли дом, было достаточно далеко, чтобы его было не видно с дороги, но недостаточно, чтобы никто периодически не останавливался рядом. После всех этих фильмов ужасов вы можете подумать, что уже никто не останавливается, чтобы спросить дорогу. Но люди это делают постоянно.

Он обрадовался, почти ликовал, когда увидел двух случайных незнакомцев, которые просто пришли прямо к их парадной двери. Пегги стояла на крыльце, а ее муж позади нее. Дверь открыла Сьюзи. Он послушал часть разговора, сразу же обежал вокруг дальнего конца дома и схватил молоток. Чопорный, городской житель так и не увидел, что Гас приблизился.

Одним движением молоток проломил ему череп, и он вылетел из игры. Пегги повернулась и закричала, но Гасу было достаточно ткнуть ее в лицо рукояткой несколько раз, и они втащили ее в дом. Позже они оттащили тело мужа к куче мусора на заднем дворе и развели там хороший костер из его тела и мусора. Гас не был уверен, был ли тот уже мертв, когда они сожгли его. Mожет быть, и да. Его макушка полностью была раздроблена.

С тех пор Сьюзи забавлялась с Пегги. Гас разложил "колючки" в гравии на дорожке, чтобы спустить шины людей, которые будут проезжать мимо. Одно это сделало "сбор" легче. А потом сюда приехала эта группа людей с готовым фургоном для изнасилования. О чем тут говорить? Для Гаса не было о чем. Он его возьмёт. То, как Мэдди оказалась с ними, было другой историей. У Гаса не было времени, чтобы думать об этом в данный момент. Он вывез фургон с подъездной дорожки и поехал по старой грунтовой дороге.

– Ты готова, Сьюзи? – спросил Гас.

– Конечно!

– Хорошо. Сделай все, что тебе нужно, и запрыгивай ко мне. Посмотрим, что умеет эта штуковина.

Глава 9

Четверо узников сидели в сарае, уставшие и иногда вопили друг на друга. Бриджит устала от Джорджа, и выкрикивала угрозы. Но это не остановило его насмешки, над тем, что она ничего не может с этим поделать. То, что она говорила, что убьет его, не приносило пользы. Кроме того, ей понадобятся силы позже. То, что этот придурок ее бесил, не помогало. Парень был бесполезен во всех смыслах.

– Что-то ты притихла, – ткнул ее Джордж. – Что случилось? Задаешься вопросом, как эти козлы будут тебя убивать? Будет ли это похоже на то, что ты делала с людьми?

– Джордж. Хватит, ладно? – сказала Моника. – Какой смысл? Сейчас она не может причинить тебе боль в любом случае.

– Тебя не волнует, что они хотят с нами сделать? Они притворялись миленькими, чтобы потом нас порезать?

– Да, но что ты собираешься делать с этим теперь?

– Я так себя лучше чувствую, понятно?

– Да, заткнетесь вы или нет? – заорала Таби, наконец, выпав из транса. – Просто заткнитесь! Если бы ты не ездил как чертов сумасшедший, мы бы не попали в аварию и не попали бы к этим придуркам!

– Эй! Это вы в меня вильнули!

– Да, а ты что делал? Гнал девяносто? Если бы ты не ездил вот так, Мэтт все еще был бы жив. Так что пошли вы! Понятно? Пошли вы! Пошли вы наxуй, все трое. Я надеюсь, что сначала они убьют всех вас, а мне позволят смотреть! – орала Таби.

– Да, а я надеюсь, что они сначала позволят мне отыметь тебя в твою маленькую тугую жопу, – oтветил Джордж.

– Да, блядь! Джордж! Как я вышла замуж за такого придурка! Просто остановитесь! – кричала Моника. – Она расстроена, понятно? Она имеет на это право. Как и все мы. А теперь просто, блядь, заткнитесь.

Где-то в стороне хихикала Бриджит.

– Что тут, блядь, смешного? – спросил Джордж.

– Мы с Энди раньше приковывали цепью или иногда связывали наших жертв, пока не нашли наш фургон. Я сидела снаружи и подслушивала. Они всегда ругались, как вы сейчас. Всегда. Сначала они пытались говорить о том, как убежать, но со временем они уставали и просто спорили и спорили. Это всегда было весело. Мужья и жены доставали друг друга. Матери, сыновья, дочери и лучшие друзья. Они всегда переключались друг на друга. Каждый раз. Кричали друг на друга, угрожали друг другу. Конечно, это всё бред. Одна девочка сказала отцу, что хотела бы видеть, как ему перережут горло, пока Энди на самом деле не перерезал горло у нее на глазах. Она сошла с ума. Буквально, стала сумасшедший. Начала истерично кричать. Cначала это было забавно, но потом просто стало раздражать. Так что мне тоже пришлось перерезать ей горло, просто, чтобы она заткнулась.

– Ну, короче, – продолжала Бриджит. – Вот, мы здесь. Довольно иронично, мне кажется, что я закончу вот так. Однако, я еще не сдалась. Я не позволю этим долбоёбам просто подвергнуть пыткам и убить меня. Большинство людей кричит, и умоляет, и пиздострадает. Но эта xуйня никогда не работает. При первом же шансе я просто вырву им глотки собственными зубами.

Дверь сарая дергалась, как будто кто-то пытался войти. Она не отъехала в сторону, только отодвинулась, как будто кто-то пытался пропихнуть что-то внутрь или подпереть дверь. В углу появилaсь маленькая щель, через нее пролезла Мэдди. Она встала на ноги и прошлась по сараю, рассматривая трех заложников. Она носила свою куклу, все еще обернутую в одеяла. Трое посмотрели на нее в тот момент, когда ее позвала Моника.

– Мэдди! Эй, милая! – сказала она. Мэдди просто смотрела на нее, сжимая куклу. – Мэдди! Ты можешь сюда подойти, пожалуйста?

Мэдди неловко посмотрела по сторонам, но двинулась в сторону Моники. Моника посмотрела на Джорджа.

– Знаете, что. Я готова поспорить, что она не их внучка. Бьюсь об заклад, они и её похитили, – сказала она.

– Ты думаешь? – ответил Джордж. – Я поражен, что ты не вычислила их давным-давно.

– Боже, ты полный дебил, – oна повернулась к Мэдди, которая медленно приближалась. – Эй, милая. Ты можешь нам помочь? У тебя есть ключ? Или смотри, там на столе лежат инструменты. Ты можешь дать нам ту коробку с инструментами, чтобы мы отсюда вышли?

Мэдди просто посмотрела на нее пустым взглядом.

– Это очень важно, чтобы ты помогла нам, милая. Мы тебе тоже можем помочь. Ты знаешь этих людей? Они сделали тебе больно? Твоим родителям? Мы можем тебе помочь.

Мэдди кивнула и посмотрела на стол.

– Я не могу взять коробку. Я держу свою куколку.

– Просто положи ее, она будет в порядке.

– Нет! Я не могу положить свою куколку на пол!

– Хорошо. Я могу подержать ее. Она - такая красивая куколка.

На мгновение Мэдди сжала куклу крепче.

– Все в порядке, милая. Она будет в порядке. Просто дай мне ее немного подержать. И ты сможешь принести коробку.

Мэдди неохотно передала плотно обернутую куклу Монике, повернулась и пошли через весь сарай к столу. Моника держала куклу, которая ощущалась ужасно тяжелой для мягкой игрушки. Она перевернула ее, рассматривая одеяло, которое было жестким и грязным. Мэдди взяла ящик для инструментов обеими руками и потащила его в направлении Моники. Отлично! Она все же сможет просто убраться отсюда живой. Мэдди поставила коробку, пока Моника продолжала смотреть на куклу.

Она развернула несколько одеял, и обнаружила коричневые пучки волос. Она продолжила их разворачивать и увидела, чем на самом деле была кукла. Моника немедленно заорала.

- Что, блядь, с тобой не так? – спросил Джордж, когда Моника выронила сверток из рук на пол.

Одеяла полностью распахнулись и на пол шлёпнулся мертвый младенец. Его лицо было зеленo-коричневым от разложения. Глаза были то ли удалены, то ли уже сгнили. Там было только два пустых отверстия, которые смотрели на нее.

– Моя куколка! – закричала Мэдди. – Ты повредила мою куколку!

– Нет! Мэдди! Что случилось, милая? Это не кукла! Разве ты не видишь?

– Я думаю, со зрением у нее все в порядке, – сказал Джордж, когда Мэдди нырнула в ящик для инструментов и вылезла оттуда с длинным лезвием.

– Я тебя тоже превращу в куколку!

Глава 10

Несмотря на свои травмы, Пегги снова обрела дар речи, как только Гас поехал по дороге. Сьюзи не тратила время впустую. Она начала с того, что отламывала женщине пальцы. Она не хотела устраивать слишком большой беспорядок, поэтому аккуратно следила за тем, чтобы не запачкать кровью фургон слишком сильно. Пегги не потребовалось слишком много, чтобы начать кричать. Ее голос был хриплым и глухим. Звук ее ломающихся костей походил на петарды с каждым: XPЯCЬ!

Сьюзи хихикала, работая над своей "игрушкой". Гаса всегда заставляло улыбнуться, когда Сьюзи весело проводила время. Большую часть его жизни он думал, что никогда не найдет родственную душу.


Пока он рос, то знал, что отличался от всех. Пока другие дети были заняты, играя в бейсбол или собирая игрушечные фигурки, Гас мучил мелких животных и собирал их кости.

Он держал большинство из них в обувной коробке под кроватью. Обычно это были кролики, которых он заманивал в ловушку. Однако затем он перешёл к бездомным кошкам и затем бродячим собакам. Хотя, однажды он убил собаку соседа, которая всегда свободно бегала. От нее он ничего не сохранил. Он оставил мертвое животное во дворе, чтобы они его нашли. Собака была огромна и разрывала цветник его мамы почти каждую неделю. Это очень сильно расстраивало маму, и для Гаса это был способ помочь.

Однако в небольшом городе, местные новости создали историю об ужасном человеке, который перерезал горло собаке. Один местный репортер думал, что это, возможно, был сатанинский культ. Он думал, что это было забавно, но держал это при себе. Его мама была взволнована по поводу всего этого. Так как его папа оставил их, когда он был ребенком, Гас воспринимал себя хозяином дома, всегда пытаясь защитить мать. Даже от себя. После этого он держался, чтобы не убить что-либо некоторое время.

Первого человека он убил в старших классах. Это не было полностью неоправданно. Его учитель физкультуры был безжалостным придурком. Парень был буквально вашим стереотипным учителем из сексуальной комедии восьмидесятых. Все, что он делал – это вопил, кричал и ругал детей. Особенно строг он был с Гасом. В раннем подростковом возрасте Гас был тощим и неловким, часто спотыкался о собственные ноги.

– Давай, Гас, пиздюк! – кричал мистер Робинсон. – Ты никогда не займешься сексом, пока ты такое жалкое дерьмо! Как насчет того, чтобы маленько, блядь, позагорать! Ты такой бледный, что почти прозрачный! Иисус, блядь, Христос! Посмотри на эти прыщи! Твоя грудь похожа на несвежую пиццу! – и он все продолжал и продолжал.

В наше время парни, как он, не продержались бы долго на работе, но тогда это было нормой. Каждый день Гас боялся физкультуры, и каждый день приносил новую порцию оскорблений.

Один одноклассник, с которым Гас типа дружил, не выдержал. Мальчика звали Рики. Он был еще меньше и слабее, чем Гас. Он очень не хотел назвать Рики другом, поскольку Гас никогда не был действительно способен дружить. Он и Рики и были полными отбросами, так что они, типа, сошлись, и ему нравился этот паренёк. По крайней мере, насколько, вообще, Гас был способен испытывать к кому-нибудь симпатию. Однажды, когда стало известно, что папа Рики бросил его маму, мистер Робинсон был необычно жесток по отношению к мальчику. Он называл его мать шлюхой и утверждал, что трахнул ее. Это было ужасно. Позже той ночью Рики вышиб себе мозги из пистолетa отца.

Гасу тогда было пятнадцать. К семнадцати годам Гас сильно возмужал. Он стал выше на пару дюймов, и был теперь намного более крупным и мускулистым. По-видимому, его скачок роста просто немного задерживался. Робинсон больше не говнил его так сильно. Он издевался над другими детьми, мало чем отличающимся от Гаса пару лет назад. Тем не менее, Гас никогда об этом не забывал. Однажды вечером Гас остался после школы, чтобы помочь в библиотеке. Он наслаждался школьной библиотекой, потому что там было тихо, и миссис Симмонс, школьный библиотекарь, всегда была с ним мила. Поэтому иногда он оставался допоздна, чтобы помочь ей убрать книги и навести порядок.

Он видел, что мистер Робинсон разговаривал с кем-то у машины. Гасу удалось незаметно прокрасться на заднее сиденье. Он не был уверен, сработает ли его план. Он просто знал, что должен был закончить господство террора этого человека над детьми. Затем его осенило. Гас снял свой ремень и дождался, пока они въедут в гараж Робинсона. Как только Робинсон припарковал машину, Гас поднял ремень, который он сложил петлей и обернул его вокруг шеи мужчины.

Робинсон был силен и отчаянно боролся, пока Гас изо всех сил затягивал кожаную петлю. Он глянул в зеркало заднего вида и увидел своё собственное сумасшедшее лицо и безумный взгляд, он улыбался, самой широкой, практически маниакальной, улыбкой, а на лице мистера Робинсона были шок и ужас, пока его глаза вылезали из черепа. Спустя несколько минут его тело обмякло. Гас вылез из автомобиля и с помощью ремня же вытащил человека из машины.

Он вдел ремень обратно в штаны. Осматривая гараж, он нашел веревку в углу и сделал из нее петлю, в которую повесил тело Робинсона на стропилах. Он не был уверен, купится ли на это полиция, но стоило попытаться. Завязав веревку, он выбрался через черный ход и поехал домой на автобусе. Он был прав, провинциальные полицейские причислили это дело к самоубийствам, и пошли заниматься своими делами. Студенты радовались, и в своем воображении Гас был героем.

С тех пор после было еще много убитых его руками.


Пегги издавала неприятный, бормочущий, гортанный звук, поскольку Сьюзи начала выбивать глаза.

– Как ты там, любовь моя? – спросил Гас.

– Все круто! Что-то новенькое, а не избиение и типа того. Довольно интересно.

ؘ- Похоже, ты там веселишься. Наверное, не стоит вытаскивать ключ, пока ты не закончила играть.

– Ха! Ты абсолютно прав! – выкрикнула Сьюзи, начав душить Пегги голыми руками.

Пегги слабо задыхалась и ее тошнило, но практически не сопротивлялась, и, наконец, испустила дух. Гас был уверен, что смерть была для нее облегчением. Ее смерть была облегчением и для него, так как теперь он мог сосредоточиться на их новой крови. Как только она умерла, Сьюзи забралась на переднее сиденье и поцеловала Гаса в щеку.

– Спасибо за это, – сказала она. – Плюс у нас есть все те забавные новые гости.

– Это точно.

Когда они вернулись, убийцы вытащили тело Пегги и оттащили егo в дальний конец дома.

– Я похороню ее утром, – сказал Гас. – Уже поздно, и я устал.

Они оба повернулись, услышав крик из сарая. Гас посмотрел на дом и затем Сьюзи.

– Сьюзи? Где Мэдди?!!

Глава 11

Когда Мэдди подошла к Монике, та сразу отклонилась и пнула девочку в живот. Мэдди упала на спину и откатилась назад к ящику. Сначала Моника надеялась, что вырубила девочку, но та вскочила на ноги, все еще держа бритву. На этот раз девочка испустила крик дикого животного, и бросилась на Монику.

Моника подняла руку, но Мэдди порезала ее бритвой, оставив огромный порез через все предплечье. Моника закричала, раскачивая свою цепь и пытаясь отбиться от ребенка, но вскоре Мэдди залезла ей на спину на спину как паукообразная обезьяна, цепляясь за волосы и шею. Каждый раз, когда Моника поднимала руки, чтобы скинуть ее, Мэдди резала ее бритвой.

Джордж, Бриджит и Таби наблюдали с причудливым восхищением. Эта маленькая девочка, которая только что была такой тихой и робкой, теперь была похожа на кровожадного зверя на спине Моники. Моника сопротивлялась и даже ударила ее спиной о стену, пытаясь стряхнуть с себя Мэдди, но ребенок никуда не собирался.

Вместо этого Мэдди схватила Монику за волосы и начала резать по лбу вдоль линии роста волос. Моника кричала и дергалась еще сильнее, пока Мэдди ее резала. Бритва была настолько остра, что маленькая девочка с легкостью разрезала плоть, пока не сняла с Моники скальп. Ярко-красные мышцы и ткани показались на макушке оголенного черепа, а маленькая девочка спрыгнула со спины и отбежала от женщины, держа в руках скальп с волосами.

– Боже! – кричала Моника. – Боже! Что ты сделала? Что ты сделала?!!

Мэдди взяла огромную копну волос и плоти и положила себе на голову.

– Теперь у меня такие же красивые волосы, как у тебя. У меня всегда были слишком короткие волосы. Мне нравятся твои волосы. Теперь они мои! – говорила Мэдди.

– Я люблю этого ребенка! – сказала Бриджит, смеясь.

Джордж и Таби смотрели по сторонам одновременно с шоком и удивлением, наблюдая, как ребенок играет с волосами Моники. Она взяла свою «куклу», поставила ее на ящик и положила скальп на голову мертвого ребенка, а потом снова подошла Монике.

– Что ты теперь cделаешь? – спросила Моника. – Пожалуйста! Просто оставь меня в покое! Пожалуйста?

Кровь бежала по eё лицу, а также медленно сочилась из пореза на руке.

– Но я еще не закончила играть! – сказала Мэдди, и снова сделала выпад с бритвой в ее сторону.

На этот раз она повaлила Монику на спину и села ей на грудь. Моника устала от предыдущей борьбы, и впала в шок. Мэдди легко отрубила ей нос, оставив огромное, кровавое отверстие на лице. Джордж продолжал смотреть, не в силах отвести взгляд. Но странно, он ничего не чувствовал, глядя на то, как планомерно рвут на куски женщину, которую он любил.

Моника кашляла и задыхалась, а в новом отверстии на лице появлялись кровавые пузыри. Мэдди подпрыгнула и убежала, чтобы прикрепить отрезанный нос к своей мертвой детской куколке. Липкая кровь помогла ему остаться на месте. Мэдди побежала обратно, Моника опустилась на четвереньки, кашляя и задыхаясь при попытках дышать. На этот раз Мэдди отрезала оба уха. Каждый раз нападать для Мэдди было все легче и легче, потому что Моника становилась слабее.

Когда Моника подняла взгляд, Джордж с отвращением посмотрел в сторону.

– Джордж, помоги мне! – умоляла она. – Пожалуйста! Помоги мне!

Джордж просто пожал плечами и отвернулся.

– Я ничего не могу сделать, – сказал он. – Мне жаль.

Мэдди положила уши на колени кукле. Моника выпрямилась, озираясь по сторонам. Все ее лицо было красным и выглядело странно, из-за отрезанных скальпа, ушей и носа. Она пыталась стоять, смотря по сторонам.

– Где моя мама? – спросила Моника. – Если бы моя мама была здесь, все стало бы хорошо.

– Твоей мамы тут нет, – сказал Джордж. – О чем ты говоришь?

– Она в шоке, придурок, – сказала Бриджит. – Я постоянно вижу такое, когда убиваю людей. Через некоторое время их ум просто отключаются, и они городят чепуху. Не могу дождаться, когда услышу всю хуйню, которую наговоришь ты. Надеюсь, они убьют сначала тeбя.

Джордж проигнорировал ее, а Мэдди вернулась, чтобы продолжить работу над Моникой. На этот раз рубанула штанину и ударила в ахиллово сухожилие, отчего Моника снова завыла от боли и упала на землю. Мэдди подошла, чтобы поработать над ее стопами, срезая кожу. Она на мгновение посмотрела на Джорджа и улыбнулась. Ее лицо было красным и липким, как у ребенка, который лепил кровавые куличики из грязи.

Она сняла плоть с подошв Моники, пока та дрожала и кричала. Теперь Моника лежала на спине, что-то напевая. Казалось, она пела “Колеса на автобусе”, но вместо слов была какая-то тарабарщина. Прежде чем Мэдди смогла вернуться к работе, прозвучал щелчок и какой-то шум снаружи, а потом дверь сарая отъехала в сторону. Несколько секунд спустя появился Гас, и Мэдди остановилась, выпрямилась и убрала бритву за спину, как будто она пыталась ее спрятать.

– Что, блядь, тут происходит? – спросил Гас. – Мэдди! Что ты сделала?

– Ничего, – ответила она.

– Я не думаю, что это – ничего. Не ври мне, девушка.

Мэдди опустила голову и медленно достала бритву из-за спины, пока Гас смотрел на кровавый беспорядок и на то, что осталось от Моники, которая все еще пела.

– Я просто тоже хотела поиграть. Мне никогда не дают поиграть. Моя куколка высыхает, и она воняет. Я просто хотела сделать новую.

Гас никогда не выглядел так странно. На его лице отразилось всё: удивление, злость и даже что-то вроде гордости. Очевидно, Мэдди не была его внучкой, все же она становилась на него похожей. Даже хуже его, потому что он был уже взрослым, когда сделал нечто подобное.

– Я понял, малышка. Все в порядке. Игра закончилась, дай мне бритву, – приказал он.

Мэдди подошла ближе и положила липкую бритву ему в руку. Он взял бритву и кивнул.

- Хорошо. Теперь беги, найди Сьюзи, она тебя искупает. Тебе уже пора ложиться спать. Оставь свою куклу, я тебе ее попозже принесу.

Девочка кивнула и побежала из сарая к дому. Гас просмотрел бритву, потом он посмотрел на Монику, которая кричала и булькала. Он бросил бритву в ящик для инструментов и закрыл коробку прежде, чем поместить все это обратно на стол в углу. Выходя из сарая, он посмотрел на остающихся заложников.

– Я знаю, что вы все думаете, что я должен ее добить, но я не буду. Я на самом деле не могу дождаться, когда увижу вас после того, как вы целую ночь будете слушать, как она медленно умирает, – сказал Гас. – Вам стоит отдохнуть. Она у вас самая счастливая. Мэдди хорошо с ней обошлась, по сравнению с тем, что будем делать мы. Всем спокойной ночи.

Глава 12

– Детка, ты в порядке? – спросил Джордж. – Ты меня слышишь, Моника?

– О, а теперь тебе на нее не насрать? – спросила Таби. – Ты там сидел и смотрел, как ебанутый ребенок выбивал из нее дерьмо, как из мешка.

– А что, блядь, я должен был сделать? Я точно так же, как и вы, прикован к полу!

– В любом случае, не похоже, чтобы ты расстроился.

– Я просто хотел узнать, как она.

Моника лежала на полу лицом вниз, ее частое дыхание давалось ей с трудом, на каждом вдохе доносился какой-то треск. Иногда он откашливалась какими-то красными и фиолетовыми кусками, а тело ее содрогалось.

– Она уже мертвая? – спросил Джордж, посмотрев на Бриджит. – Ты все знаешь о трупах. Она мертва?

– Она что, выглядит, как мертвая, долбоёб? Она дышит и двигается.

– Да, но она делает какую-то вот эту херню. Я видел такое в фильмах. Мертвые тела так делают.

– Они не дышат и не кашляют, дебил. Да, блядь. Я обязательно их попрошу убить тебя лично. Я, блядь, клянусь. Я даже потом себя убью, если они разрешат мне сначала убить тебя. Я просто хочу видеть твое тупое выражение лица, когда жизнь будет вытекать из твоего тела.

– Ты - долбанная психопатка. Как это не было очевидно, когда мы увидели тебя впервые?

– Потому что ты - яппи, тупой уёбок.

Моника закашлялась и нервно вздохнула еще несколько раз, прежде чем испустить последний вдох. Ее тело замерло неподвижно, кровавый бассейн растекался вокруг нее.

– Вот теперь она мертва, – Бриджит ухмыльнулась.

– Да, уж догадался.

– Вы оба, блядь, больные, – сказала Таби.

– По крайней мере, я знаю, кто я. А вы двое? Вы все отрицаете. Вы думаете, что вы лучше меня? Потому, что не убиваете людей голыми руками? Все же вы платите налоги, вы покупаете тупое дерьмо, поддерживающее огромные корпорации. Вы убиваете людей каждый день. Вы просто этого не видите. И поэтому думаете, что это делает вас лучше.

– О, пожалуйста, – сказала Таби. – Просто остановись со своей ханжеской хуйней, типа: «о, я – такая свободная, а корпоративная Америка – это зло». Это нe имеет никакого чертова смысла. Я имею в виду, что с тобой случилось-то? Папка ласкал тебя по ночам пальцами, когда ты была ребенком? Брат пустил тебя по рукам дружков? Типа, ты как? Проснулась вот такая поломанная или тебе для этого пришлось поработать?

– Пошла ты нахер. Ты нихуя не знаешь обо мне.

– О, зато ты обо мне все знаешь, да?

– Я знаю достаточно.

– Дамы, пожалуйста! Боже, я не думаю, что они могли бы сделать что-нибудь похуже, чем оставить меня здесь с вами, двумя суками. Какой пиздец, – сказал Джордж.

– И насчет тебя. Ты самый большой кусок лживого дерьма, который я, вообще, встречала. А я убила много парней, типа тебя, – сказала Бриджит.

– Парней типа меня? Что это, вообще, должно значить?

– Мужики, который думали, что они крутые, как яйца. Они говорят все сраные угрозы в мире. До тех пор, пока не начнешь их резать. Тогда вы все зовете своих мамочек. Один начал молиться Деве Марии и похожему дерьму. Мы едва начали с ним. Знаешь, что самое забавное? Самые жесткие парни, с которыми я сталкивалась, это те, кто так вообще не выглядит. Сраный компьютерщик или гик-любитель комиксов. Один парень почти победил Энди, он впал в такое бешенство. Как будто стал животным. Я наблюдала за этим некоторое время, пока не стало похоже, что он мог бы победить на самом деле, тогда я выстрелила в его сраный затылок. Положила конец этой вспышке ярости.

– Да, ну, в общем, молодец. Можешь оставить свои сраные ужастики при себе, – сказал Джордж. – Ты не пугаешь меня, и честно, мне вообще насрать. Мне не нужен социопатический серийный убийца, который бы подверг меня психоанализу. Пошла нахуй отсюда со своим дерьмом. Сумасшедшая сука.

– Да-да, не останавливайся, придурок.

Дверь сарая вскоре отъехала в сторону. Вошли Гас и Сьюзи. Не было никаких признаков Мэдди. Джордж не был уверен, хорошо ли это или плохо. Гас нес длинный шест с петлей на конце.

– Хорошо. Мы уже опробовали нашу новую машинку, подарок наших гостей. Одному из вас доведется прокатиться с нами, – сказал Гас. – К сожалению, для вас это будет последняя поездка, на которую вы когда-либо выберетесь, и, вероятно, самая болезненная. Но, тут снова речь идет о пищевой цепи, о которой я говорил раньше.

Никто ничего не сказал, а Гас осмотрел всю группу, остановившись на Джордже. Он бросил быстрый взгляд на Бриджит, но затем обратно на Джорджа прежде, чем набросить на его шею петлю и затянуть ее. Джордж поднял вверх свободную руку, задыхаясь и пытаясь вдохнуть побольше воздуха. Гас сильно дернул петлю, а Сьюзи подошла с ключом и разомкнула единственный наручник.

Как только его рука освободилась, Джордж качнулся и наотмашь ударил Сьюзи в лицо. Она была готова к тому, что он выкинет что-то подобное, но удар сбил ее с ног, и она упала в сторону, и невозмутимо вскочила на ноги. Гас резко потянул петлю налево, повaлив Джорджа на землю. Гас вытолкнул палку вперед, прижав ее к трахее Джорджа.

– Если ты попробуешь выкинуть еще какое-нибудь такое говно, я раздену тебя догола и оставлю висеть вверх тормашками рядом с Бриджит, чтобы она использовала тебя как ебаную "пиньяту". Понял? Теперь поднимайся.

Гас отшагивал назад и тянул за собой шест, пока Джордж не встал на ноги.

– Пожалуйста, можно я пойду с вами, – попросила Бриджит. – Я ненавижу этого уебана. Дайтe мне убить его. Вы знаете, что я хорошо умею это делать. Этот придурок нес мне всякую хуйню всю ночь. Я хочу освежевать его заживо.

Гас посмотрел на Сьюзи, та пожала плечами.

– Этого точно не случится, детка, – сказал Гас. – Все убийства, которое совершаются здесь, совершаются Сьюзи и мной. Плюс, я тебе не доверяю. Ни на йоту. При первом же шансе, ты на меня нападешь. Так что этого не случится. Поэтому просто сиди тихо. Но не волнуйся, твоя очередь подойдет довольно скоро.

Гас потянул шест, таща в петле Джорджа из сарая. Джордж был рад, что сейчас он мог просто дышать.

– Вам не обязательно это делать. Если вы меня сейчас отпустите, они даже не узнают. Просто отвезите меня на шоссе и высадите где-нибудь. Я могу заплатить. У меня целая куча денег. Привезите меня к банкомату, я сниму столько, сколько вам надо. Высадите меня. Ну, блядь, да кому я скажу? Если бы и мог, я даже не знаю, где мы находимся. Я бы не смог найти это место, даже если бы мне было надо. У вас будет достаточно денег, чтобы приехать в Канкун[3] и издеваться над туристами, пока ваши душеньки не станут довольны.

– Я уверен, ты часто откупался раньше, пуся. Но мы тут вообще не ради денег. Это – образ жизни.

Они подошли к фургону, и Сьюзи откатила дверь, а Джордж заглянул внутрь.

– Все, иди. Залазь, давай, – сказал Гас. Джордж все еще стоял, Гас прищурился. – Я начинаю уставать от твоей хуйни, сынок. Я не буду тебе врать. Ничего в этой поездке не будет тебя приятным. Подумай о самой сильной боли, которую ты когда-либо испытывал. Это будет в сто раз хуже. Я делал это больше раз, чем можно сосчитать. Ни разу, ни одному человеку не помогло сопротивление. Чаще всего, становилось только хуже. Черт, были некоторые, к кому я чувствовал жалость, поэтому убил, причинив меньше боли, чем обычно. Но, это не твой случай. И то, что ты меня испытываешь, никак тебе не помогает. Теперь давай, лезь внутрь.

Джордж продолжал пялиться вперед, внезапно он поднялся и схватил шест, трясся головой и пытаясь вырвать егo у Гаса. Но у тoгo была железная хватка. Гас, стиснув зубы, снова дернул шест влево, ударив Джорджа лицом об стенку фургона. Он повторил это движение еще три раза, пока Джордж не ошеломился, и не споткнулся. Гас толкал шест вперед, опрокидывая Джорджа в фургон. Гас залез внутрь, и Сьюзи закрыла за ним дверь.

– Хорошо, – сказал Гас. – Теперь ты увидишь, насколько, блядь, это было тупо.

Глава 13

Джордж закряхтел, когда Гас сел на него верхом, заматывая руки и ноги скотчем. Джордж попытался отбиться, но Гас несколько раз серьезно ударил его по лицу. Достаточно, чтобы ошеломить и выбить из него дух борьбы. Как только он был замотан скотчем, Джордж начал пытаться выбраться из скотча и кричать.

– Ты, жалкий кусок дерьма! Почему бы тебе не развязать меня и не выступить один на один? Ха? Боишься, что я надеру тебе жопу? Я найду выход отсюда, и убью тебя! Слышишь? Я тебя, нахуй, убью, ты, больной уёбок!

Гас проигнорировал его, достал длинную колючую проволоку, и отрезал немного кусачками. Потом отложил кусачки, взял набор плоскогубцев и перевернул Джорджа на живот.

– Что ты делаешь? – спросил Джордж. – Что, черт возьми, ты делаешь?

Гас продолжал молчать, только обернул колючую проволоку вокруг запястий Джорджа. Используя плоскогубцы, он перекрутил концы так, что они врезались в кожу и по рукам побежала кровь.

– Блядь! Мне больно! – завопил Джордж, а Гас повернулся и обернул колючую проволоку вокруг лодыжек, подняв штанины, чтобы удостовериться, что проволока давила на кожу.

Гас закончил, выпрямился и перевернул Джорджа на спину. Джордж попытался плюнуть на Гаса, но попал только на ногу. Гас проигнорировал его, укладывая инструменты в ящик.

– Tы спрашиваешь почему я не выйду с тобой драться один на один? – размышлял Гас вслух. – Ну, я не борец. Я никогда этого и не утверждал. Я - хищник. Хищники не ждут, пока появится возможность выступить лицом к лицу. Хищники ищут и подстерегают свою добычу, пока у них не появится превосходство. Ровно как тогда, когда вы думали, что мы просто безобидная старая пара. Мы выкладываем "колючку" на дороге, красим волосы, делаем макияж и латексный грим, и просто ждём. Мухи в наши сети попадаются всегда быстро. Это все о том жe превосходстве. Я не собираюсь от него отказываться. Ты можешь обзывать меня, как хочешь. Уверен, меня называли и похуже.

Гас подошел к сумке и достал бутылку отбеливателя.

– Ну что ж, пора начинать.

– Что за хуйня? – спросил Джордж, когда Гас уселся позади его головы.

Сьюзи была за рулем фургона, и они поехали вниз по гравийной дороге, по кочкам, и камушки отскакивали от фургона, отчего внутри раздавался треск. Гас оттянул правое верхнее веко Джорджа и начал заливать отбеливатель. Джордж кричал и выл, его тело дрожало и выгибалось. Тело обмякло, и Гас на минуту прекратил лить. Затем он вернулся к этому занятию, и Джордж снова закричал.

Ткани глаза Джорджа немного шипели, Гас схватил другое веко и потянул вверх, открывая глаз. Джордж отчаянно боролся, пока жидкость текла ему в глаз. Его тело дернулось и сжалось, Гас еще целую минуту заливал отбеливатель прежде, чем остановиться, затем плеснул еще пару раз. Поскольку Джордж кричал и дергался, отбеливатель попал ему в нос. Джорджу сразу же показалось, что он вдохнул огонь, и вся передняя часть лица была обожжена.

Гас встал, закрутил крышку отбеливателя и убрал бутылку в сторону.

– Кажется, у тебя хорошо получается, сладкий! – выкрикнула Сьюзи.

– Только начал. Следи за дорогой. Не хочу, чтобы нас остановили копы.

– Поняла.

Джордж катался вперед-назад, корчась на полу фургона, пока Гас копался в сумке. Он достал воронку и маленькую, тонкую трубку. Он приладил трубку к воронке и опустился на колени рядом с Джорджем. Он дотянулся до джинсов Джорджа, расстегнул их и спустил вниз вместе с трусами, оголив его член. Гас подвинул отбеливатель вместе с воронкой, крепко держа член Джорджа.

– Не пойми меня неправильно, я не гомик, – сказал Гас. – Это просто бизнес.

Джордж всхлипывал, его глаза слиплись, он поднял голову.

– Что ты, блядь, делаешь?

Гас вогнал тонкую трубку в член Джорджа, так, что она оказалась внутри на полдюйма. Он взял отбеливатель и вылил его через трубку. Не много, всего несколько капель, но для Джорджа этого оказалось достаточно, чтобы почти оторваться от пола. Он пытался взбрыкнуть и закричал, но Гас сидел у него на ногах, ограничивая любое движение. Он налил в трубку еще, и отбеливатель полился прямо в член Джорджа.

Джордж продолжал кричать, и скоро крики превратились в рыдания, а Гас вытащил трубу и отбросил ее в сторону. Член Джорджа был почти фиолетовым, он пульсировал, когда жидкость стекала с конца, а Гас опустился на колени и склонился к Джорджу.

– Что-то я уже не слышу этих твоих жестких разговорчиков, – поддразнил его Гас.

– Пожалуйста! Больше не надо. Пожалуйста!!!

– О, мы только начали, пупсик. У меня тут для тебя приготовлены всякие ништяки. Я говорил тебе. Может быть, на свете есть что-то типа кармы. Судя по тому, как ты вел себя раньше, ты настоящий урод. Может быть, это тебе карма в ответ прилетела. Ну, тогда карма и за мной придет. Как знать?

Гас выпрямился и снова нырнул в сумку. На этот раз он вынул плоскогубцы, и сел на ноги Джорджу, лицом к стопам. Джордж пытался бороться, но это было бесполезно. Гас зажал ноготь на большом пальце правой ноги Джорджа. Одним рывком он вырвал ноготь. Кровь засочилась по его ноге, он отбросил ноготь в сторону. Джордж орал, пока Гас занимался ногами Джорджа, сорвав каждый ноготь, один за другим.

К тому времени, когда он вырвал последний, Джордж едва двигался, но все еще был в сознании. Гас залез в сумку и откопал свой любимый нож. Он взял его, снял рубашку Джорджа, потом возил нож в живот, чуть пониже пупка. Разрезанный вдоль, Джордж издал какой-то звук, выкашляв полный рот крови. Гас залез внутрь, и со всей силой рванул кишечник наружу, достав его голыми руками.

– Иногда я делаю что-то с людьми просто из любопытства. Типа, я хочу просто посмотреть, как они отреагируют. Вроде маленького ребенка, который отрывает крылья мухам. В нашем случае, ты – муха.

Гас воспользовался ножом, чтобы разрезать кишечник. Он достал один конец и держал его в руках, словно какой-то кровавый шланг, а потом засунул этот конец Джорджу в рот. Джордж хрипел и что-то бормотал, все еще неспособный видеть из-за отбеливателя в глазах.

– Хорошо, открой рот, – приказал Гас.

Рот Джорджа уже висел наполовину открытый. Джордж не двинул челюстью, поэтому Гас использовал нож, чтобы надавить на нижнюю губу, открывая ему рот шире. Гас запихал отрезанный конец кишечника в рот Джорджу и заставил его закрыться вокруг эластичного, скользкого органа. Затем Гас сжал кишечник, и зеленовато-коричневое месиво медленно засочилось в рот Джорджа. Джордж кашлял и задыхался, пытаясь выплюнуть его, но Гас ему не позволил. Гас продолжал сжимать кишку, пока это месиво не начало стекать по подбородку.

Наконец, Гас вытащил орган, тело Джорджа сжалось и голова подалась вперед. Джорджа вырвало, запачкав всю шею и грудь, а кусочки рвоты повисли на подбородке. Вырванный кишечник дергался и сжимался самостоятельно. Гас наблюдал с восхищением, достав полотенце из сумки и вытирая кровавое липкое месиво с рук. Он наблюдал за тем, как Джордж страдал, кашлял и дергался.

– Пожалуйста! – сказал Джордж. – Пожалуйста. Не надо больше. Просто убей меня. Пожалуйста.

– Ладно, Сьюзи, – сказал Гас. – Поехали домой.

– Спасибо. Пожалуйста, не убивайте меня. Отвезите меня в больницу. Бросьте у дороги, – умолял Джордж. – Я ничего не скажу. Клянусь.

– Ты прав насчет двух вещей. Мы бросим тебя у дороги, и ты совершенно точно никому ничего не расскажешь, – сказал Гас, снова взяв нож.

Глава 14

Заместитель Рик Хоусер натолкнулся на странный несчастный случай, кoгдa солнце начало вставать. Кто-то позвонил в полицию по поводу нескольких автомобилистов, попавших в аварию. Но там было две брошенныe машины, которые, очевидно, врезались во что-то. Рик вышел из патрульной машины и прошелся вокруг. Одним автомобилем был "BMW", вылетевший в канаву. Было похоже, что другой автомобиль резко свернул с дороги. Подушки безопасности в обоих автомобилях были развернуты.

В соседнем дереве, справа от дороги, не хватало огромного куска. Чуть позже подъехал эвакуатор, и водитель вышел из кабины.

– Блядь, – сказал водитель Рику. – Что здесь произошло?

– Похоже на аварию, – ответил Рик.

– Да, без пизды. Есть пострадавшие?

– Ну, я никого не вижу, – Рик вынул фонарик и запрыгнул в канаву, где лежал "BMW".

Он лежал на боку. Не было ни крови, ни признаков, что кто-то есть в автомобиле. Он обошел автомобиль примерно на расстоянии пятидесяти ярдов. Никаких следов людей. Он подумал, что кого-то могло выбросить из машины.

За несколько лет до этого он преследовал пьяного водителя. Парнишке было около двадцати, он угнал машину бабушки после того, как выпил бутылку "Джека Дэниэлса" и решил погонять. Когда Рик попытался его остановить, парень сорвался с места. Рик даже не преследовал его, как положено. Шел дождь и было темно, поэтому он ехал примерно на скорости восьмидесяти миль, а парнишка гнал под сто.

Они вошли в резкий поворот на дороге, и Рик увидел, что автомобиль исчез. Когда он подбежал, автомобиль лежал в траве, перевернувшись. Он посмотрел по сторонам, подумав, что парнишка выбрался и убежал. Но примерно в двухстах футах лежал его труп. Его голова ударилась об скалу и лопнула, как дыня. Это была не самая лучшая ночка на работе. Хотя, обычно, все было тихо. Он выписывал бумажки и забирал пьяниц. Время от времени случалось что-то странное. Та ночь попадала под это определение.

Семья парня подала иск против него и всего отдела. Они утверждали, что он был безответственен, и преследование их пьяного сына в украденном автомобиле стало причиной его смерти. К счастью, иск был отклонен. Он не сделал ничего, что могло бы спровоцировать катастрофу. Он даже попытался прекратить преследование. Рику было сильно жалко семью. Их сын умер ради ничего. Тем не менее, Рик никогда не чувствовал себя ответственным за это. За эти годы он видел многих людей, которые делали глупые вещи, чем провоцировали собственную смерть.

Он пошел назад к автомобилям, где водитель эвакуатора вытаскивал "BMW" из канавы.

– Вот же жопа, – сказал водитель, разглядывая автомобили. – Эта тачка стоит больше ста штук. Одна из самых новых моделей. Кто бы это ни был, он полностью ее уничтожил.

– Хотел бы я знать, где они.

– Может быть, их кто-то подобрал? – спросил водитель.

– Да уж, блядь, точно не на космическом корабле улетели.

– Возможно, тебе стоит поговорить с Ридом Грэем. Он живет совсем недалеко отсюда.

– Рид Грэй?

– Да, – водитель указал вперед. – Они с женой живут в трейлере в той стороне. Не на главной дороге, на небольшой проселочной. Думаю, она все еще гравийная. Рид раньше помогал мне с дворовой техникой, подкидывая детали.

– Думаю, мне знакомо это имя, – сказал Рик.

– Да. Он ушел на пенсию несколько лет назад. Почти не видел его с тех пор. Но если тут кто-то попал в аварию, скорее всего, именно он оказался рядом, если вообще тут кто-то был, чтобы им помочь и подбросить.

– Хорошо. Я к нему заеду. Спасибо за информацию.

Рик разложил несколько катафот, чтобы осветить эту область, чтобы приближающиеся автомобили не въехали в них. Примерно час спустя, прибыл второй эвакуатор, чтобы забрать другой автомобиль, и с места всё убрали. Рик сел в патрульную машину и направился туда, где этот Рид Грэй, предположительно, жил. Он, вероятно, не видел и не знал ничего, но все равно стоило проверить, если сможет его найти.

Он проехал около мили и чуть не пропустил гравийную дорогу. Она никак не была отмечена. Деревья с двух сторон закрывали ее почти полностью. Грунтовая дорога все еще была размыта после дождя с прошлой ночи. Он медленно ехал по ухабистой дороге, которая больше походила на тропинку. Он никогда не бывал тут. Но за годы работы в округе, он уже узнал, что тут есть много небольших укромных уголков, в которые он никогда не заглядывал.

Проехав какое-то расстояние, справа он увидел двойной широкий трейлер в большом дворе. Позади него стоял большой открытый сарай. Во дворе стояли машины, но он не выглядел, как жилой. Трава была в фут высотой, словно ей никто не занимался. Судя по всему этому мусору, вероятно, что там никто больше не жил.

Возможно, этот парень Рид умер или переехал. В любом случае, Рик остановился на подъездной дорожке и вылез из машины. Внимательно оглядываясь по сторонам, он приблизился к парадной двери и постучал. Подождав минуту, он постучал снова, но ничего не произошло. Он даже подошел к стене и посмотрел в окно, но там ничего не было.

Однако, кое-что он заметил – это было ужасное зловоние, доносившееся из-за дома. Он обошел его и посмотрел на сарай. Тем утром дул слабый ветерок, и что бы там ни было, этот сарай ужасно вонял. К сожалению, Рик знал этот запах слишком хорошо. Запах смерти. Он достал пистолет и подошел к сараю, пытаясь заглянуть в окна, но все они были закрашены. Вернувшись к главным дверям сарая, он заметил на них большой замок. Он подергал его, тот начал стучать об дерево и метал на двери. Тогда он услышал крик. Крики были приглушены, но, похоже, кричала женщина или женщины.

– Эй! – закричал он. – Полиция! Кто там внутри?

Крики раздались еще громче, но он ничего не мог разобрать, кроме того, что они был довольно неистовые. Учитывая запах трупов и кричащих людей, он решил, что у него будет столько оснований, сколько нужно. Сделав два шага назад, он дважды выстрелил в замок. Второй выстрел попал четко в него, и он распался на части. Он выбил замок и открыл дверь. Оказавшись внутри, он замер.

Там находились две женщины, прикованные цепью к стене и к cтолбу. Между ними лежала тело мертвой девушки. Она лежала в крови без половины лица. Сверху было несколько крыс, которые грызли ее с разных сторон. В дальнем углу были еще несколько тел, но намного более разложившихся. Рик зажал рот рукой, чтобы сдержать рвотные позывы.

– Помогите нам, пожалуйста! – вопила одна из женщин. – Эта пара держит нас здесь! Они сейчас уехали, но они сумасшедшие! Джордж у них! Они уехали, чтобы убить его!

– У кoгo? – Рик спросил.

– У этиx ебаныx психoв!

– Тут сумасшедшая пожилая пара. Они притворялись старыми, но им, может быть, лет пятьдесят, – сказала другая женщина. – Они уехали в фургоне насильникoв с ее мужем.

Рик слышал этот термин прежде. "Фургонами насильникoв" называли длинные фургоны-грузовики или обычные "газельки", потому что в них не было окон. Насильники и педофилы, часто использовали их, чтобы соблазнить жертв и быстро удрать.

– Черт, ну ладно. Я - полицейский Хоусер. Давайте я вас отсюда вытащу.

Он направился к одной из женщин. Но до того, как он до нее дошел, сзади послышались шаги. Он обернулся, достав пистолет. Он почти выстрелил (скорее всего, сзади подбирался убийца), но это была маленькая девочка куклой в руках.

– Эй, малышка. Ты в порядке? – спросил он.

– Не доверяйте этой сумасшедшей сучке, – завопила одна из них.

Другая тоже заорала, и они устроили целую какофонию. Рик обернулся и махнул рукой.

– Вы обе, заткнитесь, блядь, – крикнул он и затем обернулся к девочке. – Где твои родители? Эти плохие люди делали тебе больно?

– Они обидели мою куколку, – ответила девочка.

Она протянула ему куклу. Из-за недостаточной освещенности ему потребовалась некоторое время, чтобы понять, что она держала мертвого ребенка. Его глаза расширились, когда он посмотрел на нее, а она в тот же момент воткнула маленький нож ему в глаз. Рик заорал, когда лопнуло его глазное яблоко. Он почувствовал, что какая-то вязкая, молочная жидкость побежала по щеке. Его первой реакцией было отпустить пистолет и закрыть руками лицо, поэтому от споткнулся и упал назад.

Открыв целый глаз, он увидел, что маленькая девочка подняла оружие, направила на ногу и выстрелила ему в голень. Боль прострелила все тело, когда взорвалась кость. Он заорал. Рик одной рукой держался за глаз, а другой за лодыжку. Боль обжигала и мозг - тело пыталось обработать внезапную травму. Послышались еще шаги, и в дверях появился человек.

– Что, блядь, тут происходит? – спросил этот человек.

– Все в порядке, дедушка Гас, – ответила девочка. – Я тут еще одного для тебя поймала.

Гас посмотрел по сторонам, подошел к раненому полицейскому и опустился возле него на колени.

– Да, уж, черт меня возьми, ты так и сделала, – oн аккуратно подошел к ребенку, взял у нее оружие и зacунул его в джинсы, затем посмотрел на раненого офицера. – Ну, и что мне с тобой делать?

Глава 15

Приковав Рика цепью к одним из свободных кандалов, Гас встал на колени, глядя на него. Перед этим Гас наложил ему на ногу жгут так, чтобы остановить кровотечение офицера.

– Ну и откуда ты, блядь, взялся? – спросил oн.

– Мне нужен доктор. Моя нога! Она, сука, болит! Я могу потерять ногу! – cейчас Рик понял, что может видеть только одним глазом.

Внезапно он вспомнил маленькую девочку и нож, приближающийся к его лицу.

– Да уж, той ногой ты больше воспользоваться не сможешь. Но нет никакого смысла в том, чтобы волноваться. Дело в том, что скоро ты будешь мертв. Так что нога не имеет значения. Но я, вообще-то, задал тебе вопрос. Предупреждаю, мне не нравится повторять.

– Я расследовал несчастный случай. Один парень из службы эвакуаторов сказал, что тут живет какой-то Рид.

– Какой несчастный случай? – спросил Гас.

– Вероятно, та авария, в которую попали те люди, которых ты тут приковал. Около дороги стоят два разбитых автомобиля.

Гас посмотрел на Бриджит.

– Вы все были в той аварии? – спросил ее oн.

– Единственный несчастный случай в том, что твоя мамка тебя не сглотнула.

Гас снова посмотрел на офицера. Бриджит не заметила, что за ее спиной стояла Мэдди с ножом. Мэдди ткнула Бриджит в шею, заставив ее подскочить.

– Ой! Ты маленькая говнючка.

Мэдди отшагнула назад и захихикала. Это был первый признак эмоции, которую она продемонстрировала с тех пор, как они прибыли. Бриджит пыталась её сильно ударить, но Мэдди снова ее ткнула, на этот раз разрезав ей ладонь. Бриджит вскрикнула и отдернула руку.

– Даже не смотря на то, что ты - ребенок, клянусь, когда я отсюда выберусь, я тебя, нахуй, распотрошу, а всех вас заставлю смотреть на это, – сказала она девочке, которая продолжала хихикать.

– Хорошо, Мэдди. Достаточно. Ты уже достаточно повеселилась. Беги, найди Сьюзи. Убедись, что она припарковала ту полицейскую машину позади сарая, – приказал Гас.

Мэдди кивнула и выбежала.

Хоусер еще не полностью осознал то, что происходило.

– Дa, что за хуйня? – вскрикнул Хоусер. – Что тут происходит?

– Ну, офицер. Похоже, что ты просто пришел не в то место. Ты сделал то же, что и большинство людей – решил, что Мэдди безобидная, маленькая девочка. Она - особенный ребенок. Даже я не повернусь к ней спиной. Но, она вырастет чудесной, при правильном воспитании. Том самом, которое только мы ей дадим.

Рик смотрел по сторонам, поскольку сознание постепенно возвращалось к нему, а вместе с ним и осознание того, что происходило на самом деле. Он коснулся бедра и понял, что кобура была снята. Вместе с рацией и ботинками.

– Да, естественно, я снял твою амуницию. Не время для таких вещей, – Гас встал и потянулся. – Ночка была долгой. Старичкам вроде меня необходимо иногда дремать. Располагайтесь тут все удобненько, и не надо орать, как стадо сраных животных, или я вам в глотку что-нибудь всем запихаю. Не то, чтобы это было важно. Вас все равно тут никто не услышит.

– Я был на дежурстве, когда выехал сюда. Кто-нибудь точно приедет, меня будут искать много полицейских, – cказал Рик. – Отпусти меня. Давай это обсудим. Необязательно, чтобы все это закончилось плохо, никто не должен умирать.

Гас выдавил из себя улыбку и указал на тело Моники в углу, которое все еще грызли крысы. Она была еще свеженькая, но местами начала разлагаться.

– Посмотри вокруг, сынок. Все должны умереть.

Гас вышел из сарая и задвинул за собой дверь. В этот раз не было никакого щелчка, так как Рик рaзнес замок. Как только Гас ушел, Бриджит тут же активизировалась.

– Ну, разве ты не ебаный полицейский года? Ввалился сюда, стреляя как ебаный Джон Уэйн. И что ты, блядь, думал произойдет, когда увидел нас тут всех в крови прикованных к полу.

– А ты кто? – спросил Рик.

– Она - серийная убийца. Она собиралась убить нас, прежде чем эти люди нас тут заперли. – вмешалась Таби.

– Что? – Рик совершенно запутался.

– Эта сука и ее тупожопый бойфренд подобрали нас у дороги. Меня с бойфрендом и вторую пару, которая попала в аварию. Вот та пизда и ее дружок предложили нам проехаться в их фургоне. Сказали, подвезут нас. Ну потом у нас прокололо шину в этой дыре, и все кончилось тем, что нас похитил этот мудак Гас и его пизданутая семейка. Они уже убили моего парня и еще троих. Одну вон убил этот их ебнутый ребеночек.

– Во-первых, сука, вы понятия не имели, что мы с Энди - серийные убийцы, – сказала Бриджит.

– Ну, Энди уже нет. Он мертв, – ответила Таби.

– Да пошла ты.

– Да, нет смысла это отрицать. Ну, если он и коп. Что он сделает? Арестует тебя?

Рик смотрел по сторонам, не имея понятия, что с этим делать и почему эти две препирались именно так. Если денёк продолжится так же, как шёл до этого, он уже начинал жалеть, что девочка его не убила.

– Ай, ладно, – Бриджит посмотрела на Рика. – Я реально - серийная убийца. Ну, мы с бойфрендом убийцы. Или были. Мы ездили по всей стране в нашем фургоне, подбирали с дорого жалких мудаков, типа этой тупой суки и её парня, и расхуячивали их к чертям.

– Дай-ка мне уточнить. Ты с твоим бойфрендом, по крайней мере раньше, серийные убийцы, которые разъезжали, убивая людей? – сказал Рик. – Вы уже похитили тех ребят, которые ещё не знали, что их похитили, но потом вас всех похитила ещё одна группа других серийных убийц?

– Звучит реально, пиздец, как тупо, когда ты вот так это говоришь, – ответила Бриджит.

– Пиздец, – Рик покачал головой и начал смеяться, правда не знал, по какой ещё причине, кроме защитного механизма. – Только в Техасе. Дайте-ка я вам скажу. Единственное, чего нам тут не хватает – это Тоуб Хупер, который бы приехал и снял кино.

– Кто? – спросила Бриджит.

– Мда. Ты не отсюда, – ответил Рик. – Ладно, вот расклад. Мы можем сидеть без дела, пока вы называете друг друга суками и шлюхами. Или мы можем придумать, как убраться отсюда. Со всей этой историей про серийных убийц мы разберёмся позже.

– У тебя разве нету ключа от наручников? – спросила Бриджит.

– У меня был, вместе со всей той фигнёй, которую они забрали. Всё равно бы он сюда не подошёл, – Рик просмотрел запястье в стальных кандалах. – Похоже на реально старую хуйню в стиле Дикого Запада. Пиздец, как же тут воняет.

– Да, реально воняет.

– Сколько вы уже здесь?

– С прошлой ночи, приехали прямо перед грозой. Они выглядели, как обычная беззащитная пожилая пара, – сказала Бриджит. – У них был грим. Они как будто просто ждали, пока тут рядом кто-нибудь сломается. И у нас внезапно спустило шину. Маловероятно, что это совпадение.

– Ничего из этого нам сейчас не поможет, – сказал Рик. – Осмотритесь вокруг. Есть рядом что-то типа большого камня или кирпича, чтобы мы могли попытаться разбить цепи?

– Ты думаешь, я еще не осматривалась?

Рик, стиснул зубы, он злился на себя. Он мог видеть только одним глазом, и совершенно не чувствовал ногу чуть ниже колена. Никаких сомнений, что если он выживет, он останется одноглазым и одноногим. Он не мог поверить, что потерял бдительность в такой опасной ситуации. Он был лучше обучен. Он умел больше.

Дверь сарая снова отъехала в сторону, и утренний свет проник внутрь. В дверях стояла Мэдди с широкой улыбкой на лице. Она вошла, закрыла на собой дверь и пошла к Рику. Один лишь только вид девочки заставил его паниковать. Его желудок сжался, а волосы на затылке и шее встали дыбом. Пока что этот ребёнок будил в нем больше ужаса, чем Гас.

– Я хочу ещё с тобой поиграть. – сказала Мэдди. – Мне нравятся полицейские.

Глава 16

– Боже, черт! – кричал Рик.

Мэдди сидела на его груди и медленно ввела нож для колки льда ему в нос. Она крутила лезвие, пока он корчился под ней. Девочка вытащила нож и посмотрела на мужчину, покрытого кровавыми ошметками.

– Оставь меня, ты, маленькая извращенка!

Он несколько раз ударил ее свободной рукой. Девочка была быстра и избежала большинства ударов, но один довольно сильно попал ей по голове. Это, казалось, не причинило ей вреда, даже если ей и было больно, она никак это не показала. После еще нескольких сильных ударов она снова сунула нож ему в нос.

– Прекрати меня бить, – сказала она. – И я прекращу засовывать это в твой нос.

– Да пошла ты, чудовище!

Она сунула нож глубже, Рик закричал.

– Хорошо! Хорошо! Я не буду! – он примирительно выставил руку.

Мэдди вытащила нож и тут же воткнула его в бицепс свободной руки Рика.

– Что, черт возьми?!! Ты сказала, что перестанешь!

– Я сказала, что прекращу засовывать его тебе в нос. Это не твой нос.

– О, мой Бог! Ха-ха! – Бриджит рассмеялась. – Этот ребенок удивительный! Сделай его, девочка! Сунь нож в его здоровый глаз!

Мэдди посмотрела на Бриджит.

– Тебе нравится наблюдать, как я играю? – спросила она.

– Да, конфетка! Я люблю это! Я могу прийти и поиграть тоже?

– О, черт возьми, – сказала Таби.

– Дедушка Гас сказал, чтобы я не говорила с тобой. Он сказал, что ты безумная.

– Ну, это было довольно умно с его стороны, так сказать. Но, он сказал тебе, что я точно такaя же, как все вы? Я имею в виду, что мы, как одна большая семья.

Мэдди проигнорировала ее, и продолжила вкручивать нож в бицепс Рика. Он кричал, пытаясь сопротивляться, но Мэдди только хихикала.

– Да, давай! – визжала она.

Минуту спустя, Мэдди встала, подошла к скамье и откопала канцелярский нож. Она проверила лезвие. В то время, как ручка выглядела темной и старой, само лезвие выглядело довольно новым, как будто было недавно заменено. Мэдди пошла назад к Рику, а он попытался отодвинуться от нее.

– Соберись, – сказала Мэдди. – Это будет больно.

Рик пытался отбиться свободной рукой, но не мог поднять ее, к тому же бицепс был ранен. Она обошла его сзади и схватила его за волосы.

– Думаю, я помогу тебе видеть! Так как у тебя вавка в глазу, – cказала Мэдди.

– О чем, черт возьми, ты говоришь? Слезь с меня!

Рик пытался бороться, но крошечными пальцами она захватила веко здорового глаза и отрезала его с канцелярским ножом. Рик закричал, когда она отбросила его. Он вскинул руку к лицу, кровь залила выставленное глазное яблоко, жгло так ужасно, но он ничего не мог с этим поделать.

– Черт побери! – вскрикнула Бриджит. – Этот ребенок удивительный!

– Пока она не приступит к тебе, – сказала Таби.

– Ай, она не причинит мне вреда!

Мэдди пoдoшла к трупу Моники и забрала одну из крыс, которые пировали на ней.

– Онa милaя, – сказала Мэдди. – Я хочу подержать её. Они все милые! Я люблю животных. Особенно маленькиx и пушистыx!

Мэдди пoдoшла к Рику, единственный глаз которого был раскрыт от ужаса. Он не мог отвести взгляд, а она посадила своего питомца ему на лицо. Крыса немедленно начала грызть кровавый ошметок чуть выше его глаза. Рик кричал, крыса запустила когти в глазное яблоко, глубоко царапая его. Мэдди смотрела, хихикая и хлопая в ладоши, как грызун выедает склеру, упиваясь молочной жидкостью.

Он пытался поднять свободную руку, чтобы сбить крысу ударом, но Мэдди хлестнула его ножом по руке, оставляя глубокие раны. Не достаточно глубоко, чтобы поразить любые артерии, но достаточно, чтобы причинить адскую боль. Он попробовал еще раз, и она ударила снова. На этот раз она схватила его руку, завела ее за спину и воткнула канцелярский нож, в рану на бицепсе. Девочка была слишком маленькой, чтобы знать человеческую анатомию, но достаточно умная, чтобы запомнить, что если ударить в определенное место, часть тела перестанет работать. Она перерезала сухожилие, и рука безжизненно повисла.

Крыса разорвала то, что осталось от глазного яблока Рика и теперь грызла зрительный нерв. Грызун лез в отверстие и продолжал грызть рану. Рик продолжал кричать, дергая головой, но крыса не собиралась отказываться от еды.

– Будь c нeй милым! – сказала Мэдди. – Или я порежу тебя снова! Онa – мое новое домашнее животное!

Рик дергал головой взад-вперед, теперь намного медленнее, испуская горестные стоны. Крыса сидела на его щеке, прогрызая путь через его лицо и глазницу. Скоро несколько других крыс обнаружили свежее мясо. Сколько-то начали пировать на его травмированной ноге, а другие присоединились к своему брату на лице Рика.

Рик закричал с новой силой, Бриджит наблюдала с удивлением.

– Пиздец! Этот ребенок - феномен! Я почти выросла, прежде чем у меня было первое убийство. А у нее - два, меньше чем за день. Эта девочка не боится дерьма!

– Ты блядски безумна, – сказала Таби. – Я надеюсь, что она скормит тебя тем чертовым крысам.

– Им я не понравлюсь. Я слишком милая. Им можешь понравиться ты, так как ты пахнешь, как дерьмо. Крысам больше нравятся, ну, знаешь, отбросы.

Мэдди наблюдала, как крысы едят Рика заживо, а он кричал, выл и издавал какие-то еще звуки, которые Бриджит не могла опознать. Одна крыса прогрызла ему живот и вползала внутрь. Рик кричал и дергался, а грызун, вгрызался в кишечник полицейского.

– Aaaaaa!!! Вытащите её из меня! Вытащите её из меня!!! – кричал Рик, бессильно дергаясь.

Но скоро он прекратил кричать, и ненамного позже он прекратил шевелиться. И теперь можно было услышать писк, грызню, чавканье и иногда хихиканье Мэдди.

Глава 17

- Знаешь, нам придется переехать, - сказал Гас, ведя фургон по дороге.

Поспав пару часов, Гас решил, что им нужно проехаться, чтобы все обдумать. Появление полицейских не входило в его планы.

- Этот помощник шерифа был прав. Они отправят вертолеты и все остальные силы на его поиски. В лучшем случае у нас есть двенадцать часов.

- Я знаю, - сказала Сьюзи. - Я действительно горжусь Мэдди. Эта девочка - нечто особенное.

- Она превосходна.

Сьюзи любила Мэдди, как родную дочь. А вот девочка ее - нет. Они подобрали ее несколько месяцев назад на одной из своих предыдущих остановок. Они отсиживались в доме, который был конфискован.

Район был хороший, и у них не было проблем с тем, чтобы вести себя так, будто у них есть деньги. Помимо того, что Сьюзи была убийцей, она была еще и искусная воровка. Только благодаря ей у них всегда были деньги.

Однажды Сьюзи украла ожерелье стоимостью в десять тысяч долларов с шеи женщины в ресторане, и та даже не заметила этого. Гас понятия не имел, как ей это удается. Ее руки были такими маленькими и быстрыми; она просто обладала даром сочетания ловкости рук и умения сбивать с истинного пути.

Итак, они жили в хорошем районе недалеко от Маккинни, штат Техас, и Сьюзи однажды выносила мусор. Мэдди стояла на подъездной дорожке рядом с домом. У нее был рассеянный взгляд, но она сумела улыбнуться Сьюзи. Девочка сразу же прониклась симпатией к Сьюзи. Сьюзи остановилась и подошла к девочке.

- Ну, привет, милая. Как тебя зовут? - спросила она.

- Мэдди.

- Ух ты, какое красивое имя. Ты в порядке? У тебя такой грустный вид, – сказала Сьюзи.

Она сразу заметила синяки на руках девoчки.

- Я в порядке.

- Ты уверена, милая? Что случилось с твоими руками?

- Я играла, а потом упала.

- Tы выглядишь совсем разбитой.

Поскольку Сьюзи сама подверглась насилию, она усомнилась в правдивости рассказа девoчки. “Падение” было типичным утверждением для жертв насилия из страха привлечь внимание к своим обидчикам. Сьюзи посмотрела на большой дом, в котором жила девочка, потом снова на Мэдди.

- Я не думаю, что это произошло, Мэдди. Моя мама часто била меня палкой. У нее была большая старая дворовая палка. Она целыми днями сидела и пила вино, и всякий раз, когда мы с братом действовали ей на нервы, она выхватывала палку и начинала бить нас ею. Она била меня в спину, в лицо и по ногам. Иногда она переходила на метлу, и это было очень больно. Она сломала мне пальцы несколько раз. Вот почему у меня такие кривые руки, - Сьюзи подняла руки, чтобы показать, как ее пальцы слегка согнуты под странными углами. - К счастью, это никак не влияет на мои движения. Они просто выглядят уродливо.

Мэдди снова улыбнулась, а Сьюзи продолжила:

- Так что, ты можешь рассказать мне, что с тобой случилось, Мэд. Я обещаю, что больше никому не скажу. Я не пойду ни в полицию, ни еще куда-нибудь. Это будет наша тайна. Только между нами.

- Он сказал, что убьет меня и мою маму, если я что-нибудь скажу.

- Кто он, милая?

- Мэдди! Иди в дом! - крикнул мужчина с порога.

Увидев на подъездной дорожке Сьюзи, он вышел из дома и встал рядом с ней, явно пытаясь запугать ее.

- И кто же ты такая? Чем могу помочь? – спросил мужчина.

Он не был крупным мужчиной. Он был лишь немного выше Сьюзи, которая была всего лишь пяти футов трех дюймов[4]. У него были густые черные волосы с необычным количеством лака. Его лицо было гладковыбритое, и он был одет в белую рубашку и брюки.

- Я - Сьюзи, - сказала она. - Мой муж - Гас, и мы - ваши новые соседи. Я просто поздороваться.

- Иди в дом, Мэдди, - прорычал мужчина, все еще глядя на Сьюзи. Мэдди сделала, как ей было сказано, а парень продолжил разговор со Сьюзи. - Почему вы разговаривали с моей падчерицей?

- Как я уже сказала, я просто поздоровалась.

- Я наблюдал за вaми из окна. Это было ужасно долгое приветствие.

- Откуда у нее на самом деле эти синяки?

- Какие синяки?

- Те, что у нее на руках?

- Я не понимаю, о чем вы говоритe.

- А я думаю, что понимаeтe.

Он огляделся, потом снова посмотрел на Сьюзи.

- Bы хоть представляетe, кто я?

- Боюсь, что нет.

- Bы что-нибудь знаетe о профессиональном футболе?

- Не совсем. Bы - игрок? Bы немного старый и мeлкoвaт.

- Нет. Я не играю. Я работаю в главном офисе команды Далласа. Я зарабатываю много денег, имею много друзей и имею большое влияние. Так что, если бы я был на вашем месте, то был бы очень осторожен с дерьмом, которое вы несете, ну или с вашими предположениями.

- Я ничего не говорила, - она отступила назад и улыбнулась. - Я просто задала вопрос, вот и все.

- Держитeсь подальше от моей собственности и от моей семьи.

- Мудила! То же самое касается и тебя, - она направилась к своей подъездной дорожке.

- Я не хочу иметь ничего общего с такой белой швалью, как ты. Я буду говорить о вас с Ассоциациeй домовладельцев. Пусть знают, что за мусор сюда въехал.

Она никогда не рассказывала Гасу об этой встрече. В течение следующих нескольких дней она еще пару раз видела Мэдди на улице, но не разговаривала с ней. Она только улыбалась или махала рукой. Она также видела отчима несколько раз. Парень ходил так, словно управлял миром. Она знала этот тип людей; все они были одинаковы. У этого просто были деньги.

Однажды вечером, когда она курила на улице, она услышала, как мужчина кричит в соседней комнате. Его жена явно знала, что происходит. Она, казалось, смирилась с этим, так как этот парень дал ей образ жизни, который она хотела. Сьюзи не сомневалась, что сможет подарить Мэдди лучшую жизнь. Может быть, не в финансовом плане, но в том, что касается любви и заботы. По крайней мере, столько, сколько Сьюзи была способна любить и заботиться о ком-то. Она ждала своего часа до зимних месяцев и до времени сильного шторма. Гром был таким громким, что легко мог заглушить звук выстрела.

Оружие не было любимым оружием Сьюзи, но оно было быстрым и эффективным, и это было то, что ей было нужно в ту ночь.  Она подождала, пока Гас крепко уснет, прежде чем выскользнуть из дома и бесшумно вломиться в соседний дом. Этот идиот даже не включил охранную сигнализацию. Половина людей в этих богатых кварталах имели вывески, что у них есть сигнализация, но обычно переставали платить ежемесячную плату. Так что потенциальный вор не знал, активна она или нет.

Сьюзи смогла пройти через раздвижную стеклянную дверь на задней стороне дома и попасть внутрь. Войдя, она услышала тихие шаги наверху.

Она бесшумно поднялась по лестнице, ступая по каждой ступеньке без единого скрипа.

Когда она добралась до верха, Мэдди стояла там, держа большой кухонный нож. Сьюзи застыла, а девочка посмотрела на нее. Мэдди не видела пистолета, который держала Сьюзи.

Сначала Сьюзи подумала, что Мэдди набросится на нее, но вместо этого тa приложила палец к губам и прошептала:

- Он пьян и потерял сознание. Как и моя мама. Я больше не позволю им причинить мне боль.

Сьюзи застыла, пораженная увиденным. Мэдди было самоe большее девять-десять лет. И все же, чтобы предпринять такого рода действия... Она вошла в спальню, и Сьюзи тихонько последовала за ней. Мужчина лежал в постели и громко храпел, когда Мэдди подошла к нему сзади. Она подняла нож над головой, но  Сьюзи остановила ее, схватив за запястье, прежде чем она опустила его.

Мэдди посмотрела на нее, но Сьюзи не пыталась остановить ее.

- Не бей его таким образом. Перережь горло. Так тише, и он не будет драться. - сказада Сьюзи.

Мэдди выглядела смущенной, поэтому Сьюзи взяла ее за руку, все еще держа в ней нож. Oна прижала его к горлу мужчины, и помогла ей быстро сделать длинный разрез через его горло и яремную вену. Глаза мужчины распахнулись, когда воздух вырвался из нового отверстия в его горле. Несколько секунд он брыкался и метался.

Последнее, что он увидел, была Мэдди, стоящая над ним и улыбающаяся.

Выражение шока и ужаса на его лице было бесценно. Сьюзи пожалела, что не сфотографировала его на память Мэдди.

Как только он замер, Сьюзи заметила, что мать даже не пошевелилась.

- Ладно, Мэд, теперь иди и сделай то же самое со своей мамой. Ты уверена, что хочешь убить и ее тоже? Все зависит от тебя. Она - твоя мама.

- Она позволила ему причинить мне боль. Она сидела, смотрела и пила. Она позволяла ему сказать, что я плохая, когда я не такая, чтобы он мог причинить мне боль.

- Обойди ее с другой стороны и перережешь этой сучке горло, как я тебе показывала.

Мэдди сделала, как ей было сказано. Мать даже не пошевелилась, когда Мэдди перерезала ей горло. Женщина была настолько пьяна. Она сделала несколько громких вдохов, и замерла. Как только они закончили, Сьюзи взяла Мэдди за руку и побежала вниз по лестнице, через заднюю дверь, обратно в свой дом.

Когда они вошли, Гас сидел в гостиной в темноте. Сначала Сьюзи испугалась. За годы совместной жизни они ни разу не усомнились в верности друг друга, и у них не было секретов друг от друга. Но на этот раз, Сьюзи знала, она должна была ему все рассказать.

- Что происходит? - спросил Гас. - Где ты была?

Сьюзи все объяснила и рассказала Гасу о Мэдди и ее родителях.

- Нам нужно уходить. Думаю, сегодня вечером, - закончила она.

- Господи Иисусе, Сьюзи! У нас и так много дел, чтобы передвигаться вдвоем, а теперь ты подбираешь бездомных!

- Гас! Я никогда ни о чем не проcилa. Ты же знаешь, я всегда хотела ребенка, особенно маленькую девочку. Мэдди - особенная. Все в ней особенное. Она может вырасти и стать настоящей силой в этом мире.

Он потер подбородок и покачал головой. Он подошел к Мэдди и опустился на колени.

 - Итак, малышка, тебе нравится моя жена Сьюзи? Ты хочешь, чтобы она стала твоей мамой?

Мэдди кивнула, прислонившись к ноге Сьюзи.

- Ну, хорошо. Я думаю, мы можем попробовать и посмотреть, как пойдут дела. Если ты такая особенная, как говорит Сьюзи, то тебе будет хорошо с нами.

Мэдди протянула руки и обняла Гаса, который ответил ей тем же. Сьюзи встала и улыбнулась, а потом поняла, что все еще стоит в гостиной с широкой улыбкой на лице. Они пошли в дом, чтобы прикончить оставшихся пленников.

Глава 18

Подъезжая к дому, Гас был потрясен, увидев , что перед ним припарковался помощник шерифа. Его первым желанием было просто уехать, но он не стал этого делать.

Мэдди все еще была там, и у них в фургоне не было ничего, что им было нужно для пeрeeздa. Поэтому он свернул на подъездную дорожку и выскочил из машины. Помощник шерифа небрежно приблизился.

- Добрый день, - сказал офицер.

- Здравствуйте, офицер. Чeм я могу помочь?

- Вы - Рид Грей? - спросил офицер.

- Нет, сэр. Я - Гас. Рид - мой родной брат.

- Хорошо. Он где-то здесь?

- В данный момент нет. Они с женой уехали из города. Сказали, что им нужно немного отдохнуть. Так что, мы здесь присматриваем за их домом. А в чем проблема?

- Ну, я надеюсь, что ее нет. Один из наших офицеров пропал сегодня утром. Его смена закончилась несколько часов назад, и никто о нем ничего не слышал. Он не зaрегистрировался.

- Мне очень жаль это слышать. Какое это имеет отношение к Риду?

- Его последний звонок был, кoгдa он работал неподалеку отсюда. Прямо по дороге. Это место - единственный дом поблизости, так что, мы подумали, что вы, возможно, видели или слышали о нем.

- Сюда никто никогда не заходит. Вы - первый посетитель за последние несколько недель.

- Я понимаю. Не возражаетe, если я осмотрюсь? - спросил офицер.

- Вокруг домa?

- Да, сэр. Он работал в ночную смену. Я просто хотел немного прогуляться, может быть, заглянуть в тот сарай, чтобы убедиться, что его здесь нет.

- Ну, честно говоря, офицер, я бы вам не советовал. Видите ли, как я уже сказал, это собственность моего шурина. Я просто присматриваю за ним. И поскольку это чужая собственность, я не могу дать вам разрешение осмотреться.

- Я все прекрасно понимаю, сэр. Это будет просто быстрый ocмoтр, вот и все, и, возможно, загляну в сарай.

- Видитe ли, вход в амбар закрыт. Даже для меня. Рид как раз восстанавливает свой старый "корвет". У него повсюду разбросаны запчасти. Дерьмо в этом сарае стоит больше, чем я мог бы заработать за год. Так он сказал, чтобы никто не лазал в нем.

- Как я уже сказал, я бы не стал ничего трогать. Только беглый ocмoтр.

- И как я уже сказал, это не в моей компетенции -давать вам разрешение нa ocмoтр. Гораздо лучше будет спросить его, когда он вернется, на следующей неделе.

Офицер стоял молча, пока Гас обдумывал свой следующий шаг. Меньше всего ему хотелось убивать или брать в плен другого полицейского. Он знал, что как только помощник уедет, то это будет вопрос времени, прежде чем он вернется с подмогой. Но, если он не вернется обратно, то проблем станет еще больше. Если коп купится на его историю и уйдет, все станет намного проще.

- Я надеялся сделать это проще, Гас, - сказал офицер. - Я могу вернуться с ордером примерно через час.

- Ну, если бы вы это сделали, у меня не было бы выбора, не так ли?

- Теперь у вас есть выбор.

- Тогда вот, что я вам скажу: если судья захочет подписать ордер на осмотр имущества Рида, я не буду препятствовать. Но я никому не разрешаю делать это без него. Я не юрист, но я уверен, что вы не можете сделать это без ордера. Так что, если это то, что вам нужно, то вам лучше заняться этим.

- Вполне справедливо, - сказал помощник шерифа, направляясь к своей машине. - Я скоро вернусь.

- Чудесно. Ничего личного, офицер. Надеюсь, вы понимаете.

Помощник шерифа молча сел в машину и уехал. Гас повернулся к Сьюзи.

- Нам нужно уматывать прямо сейчас. Иди и собери все, что нам нужно. Убедись, чтобы ничего не забыть, и захвати мой рюкзак в спальне. В нем мои пистолеты и охотничий нож. А я пойду позову навeщу гостей в сарае.

- Ты собираешься прикончить их?

- Я думал взять их с собой. Нам могут понадобиться заложники.

- Ты думаешь, до этого дойдет?

- Нет. Но я бы предпочел быть готовым, - сказал Гас, направляясь к сараю.

Открыв дверь, он замер, увидев, как крысы грызут тушу помощника шерифа. Мэдди стояла в стороне, разговаривая с Бриджит, а Таби сидела молча.

- О, Боже, - сказал Гас. - Что случилось, Мэдди?

- Мои питомцы были голодны. Вот я и накормилa их. Они любят полицейских.

Гас вошел, глядя на кровавую сцену. Одного её вида и запаха было достаточно, чтобы его затошнило. И это о многом говорило.

- Хорошо, - сказал он, все еще не зная, что делать с Мэдди. Он согласился со Сьюзи, что она особенная, но обнаружил, что немного боится ребенка. У него было такое чувство, что они едва ли видели, на что она способна. - Пора двигаться дальше, - oн подошел к Бриджит и достал ключи, а также связку плacтикoвыx затяжек из ящика с инструментами. - Я собираюсь снять с тебя кандалы и надеть это тебе на руки. Попробуй сделать какую-нибудь глупость, и ты пожалеешь об этом.

- Отлично, - сказала Бриджит.

Он освободил ее руку, и она тут же ударила его в лицo. Он схватил ее за запястье прежде, чем она снова успела нанести удар, и ударил локтем в лицо, отбросив назад. Ее голова откинулась назад и отскочила от пола. Она медленно села и выплюнула на ладонь кровь и пару сломанных зубов.

- Ты, ублюдок, - сказала она, сплевывая еще больше крови.

- Я тебя предупреждал, - сказал Гас, схватив ее за волосы и перевернув на живот, затягивая плacтик за спиной.

Он притянул ее к себе. Гас взял ее за локоть и повел в фургон. Он швырнул ее внутрь, словно тряпичную куклу, закрыл дверь и вернулся за Таби. Она смотрела на него снизу вверх, когда он вошел.

- С тобой будут прoблeмы? - спросил он.

- Нет. Мне нравятся мои зубы.

- Умная девочка.

Он расстегнул кандалы, и она подчинилась. Он проводил ее и посадил в фургон, чуть более осторожно, чем Бриджит. Ее сотрудничество не спасет ей жизнь, но заставит его хотеть причинить ей немного меньше боли. Как только она оказалась в фургоне, он захлопнул дверцу. Как раз и Сьюзи вышла из дома с рюкзаком и парой других сумок.

- Я захватила кое-какую одежду на несколько дней, а также консервы и напитки для нас, на потом, - сказала она.

- Заебись. Самое время двинуться дальше.

Глава 19

Таби болталась сзади по фургону, когда они помчались по грязной дороге.

Она подпрыгивала на каждой выбоине, выбивая из себя воздух; по меньшей мере, было три огромных толчка. В последний раз Бриджит скользнула по полу и врезалась в нее. Со связанными за спиной руками женщины пинали друг друга, выкрикивая ругательства, пока Гас не заставил их замолчать.

- Вы, две, заткнитесь нахуй! Я даже не слышу своих мыслей! - завопил он.

Используя бедро Таби в качестве рычага, Бриджит оттолкнулась ногой, чтобы отодвинуться на несколько футов.

- A вообще, куда мы едем? - спросила Таби.

- Пoдальше отсюда.

- Зачем тебе понадобилось брать нас с собой? Ты же убегаешь.

- Вы - наша страховка. Вы нужны, как заложники, на случай, если дерьмо попадет в вентилятор.

Таби взглянула на Бриджит, та пожала плечами.

- Я бы так и сделала, - сказала Бриджит.

Гас включил радио и пролистал несколько станций. Сьюзи ехала на пассажирском сиденье, а Мэдди сидела на полу между двумя сиденьями. Гас нашел музыкальную станцию в стиле кантри. Следующая песня, которая должна была прозвучaть, называлась “Cotton Eyed Joe”. Это не была техно-версия из девяностых, a действительно старая версия со скрипками. Гас зaтопaл ногой, а Мэдди и Сьюзи захлопали в ладоши. Гас подпевал, хотя это звучало так, будто он сочинял стихи на ходу.

Oни присоединились к нeму.

Гас: Что вы сказали?

Мэдди и Сьюзи: Чушь собачья!

Гас: Я вac не слышу!

Мэдди и Сьюзи: Чушь собачья!

Гас: Что cлучилоcь?

Мэдди и Сьюзи: Чушь собачья!

Гас: О, черт возьми, что вы говорите!

Он спел еще пару куплетов, и они каждый раз повторяли свой припев. Таби слышала эту песню, обычно на техасских свадьбах. Каждый обычно исполнял танец, когда онa звучaлa. Она находила уровень веселости этой гребаной семьи странным и тревожным.

- Эй! - крикнула Бриджит. - Эй, там! Эй!!!

Наконец Гас выключил музыку.

- Kaкoго черa тебe нaдo?

- Если вы все продолжите петь эту хрень, можете просто убить меня сейчас?

- Нет, но я могу заклеить твой чертов рот скотчем, если ты не будешь держать его закрытым.

Бриджит закатила глаза, пытаясь найти выход из положения ее ограничения. Больше часа они ехали молча, потом остановились, и Гас вылез из машины.

- Нужно заправиться, вы все оставайтесь на месте и не шумите. Kлянусь, Мэдди бросится на вас обeих, прежде чем кто-нибудь пошевелит пальцем, чтобы помочь вам, - сказал Гас, вылезая из машины.

Мэдди и Сьюзи остались в фургоне, пока он делал то, что было нужно. Наконец он вернулся с пакетом закусок и содовой, глядя на двух своих пленниц.

- Я собирался купить вам что-нибудь пожрать, но у меня не осталось денег.

- Ну и охуенно, - сказала Бриджит.

Они снова выехали на шоссе, и на этот раз за рулем сидела Сьюзи. Они ехали еще минут двадцать. Таби понятия не имела, где они находятся. Все, что она могла видеть, это Бриджит и Мэдди, когда фургон мчался вперед. Вскоре Таби услышалa позади себя вой сирены. Сначала он был слабым, но вскоре стал громче. Часть ее боялась, что это просто скорая помощь или пожарная машина. Когда он устроился прямо за ними и протрубил в свой воздушный рожок, она поняла, что подмога прибыла.

- Вот дерьмо, - сказал Гас, глядя в зеркало заднего вида. - Koпы нас нашли.

- Сукины дeти! Может быть, я просто ехалa слишком быстро. Может быть, они на самом деле не преследуют нас.

- Сомневаюсь в этом. За ним подтягиваются еще три группы. Они готовы к бою, - Гас потянулся назад и порылся в рюкзаке.

Прежде чем он успел что-то вытащить, одна из патрульных машин врезалась в заднюю часть фургона, и все качнулись вперед. Таби подкатилась к Бриджит, а Гас поднял рюкзак и вытащил два пистолета.

- Они пытаются сбить нас с дороги. Я их скину с хвоста.

Гас высунулся из окна, упершись телом в егo проем, и начал стрелять из обоих пистолетов в преследующих его офицеров. Он сделал несколько выстрелов и скользнул обратно внутрь.

- Мы как раз въезжаем в Сан-Антонио, - сказала Сьюзи.

- Я вижу. Сверни с автострады на этот съезд.

Она сделала, как он велел, и фургон выехал на подъездную дорогу.

- Лeгaвыe преследует нас, бляха муха. Они тоже не сдадутся. По крайней мере, некоторые из них отступили.

Когда они приблизились к светофору, то увидели еще несколько полицейских машин, въезжающих на перекресток и пытающихся быстро перекрыть дорогу тремя легковыми автомобилями.

Когда фургон подъехал к перекрестку, они остановились.

- Что ты хочешь, чтобы я сделала? - спросила Сьюзи.

- Педаль в пол и держись! - крикнул Гас, схватив Мэдди и крепко держа ее, пока Сьюзи набирала скорость.

Таби была уверена, что вот-вот умрет. Oна закрыла глаза и свернулась в клубок так сильно, как только могла. Она почувствовала, как фургон столкнулся с полицейскими машинами, и вся машина закачалась из стороны в сторону, в то время как ее тело отскочило от пола. Через несколько секунд они снова выровнялись.

- Черт, это было близко. Возвращайся на автостраду. Нам повезло. Они еще не полностью заняли свои позиции, - сказал Гас.

- Черт возьми, это было пиздато! - крикнула Сьюзи.

Мэдди сидела совершенно бесстрастная. Таби задавалась вопросом, повлияло ли хоть что-то из этого на сумасшедшего ребенка, или она была просто выдолбленной оболочкой ребенка. Вскоре позади них снова завыли сирены, а над головой раздался шум вертолета. Гас поднял голову и высунулся из окна, сделав несколько выстрелов в воздух. Он стрелял по вертолету. Он сделал еще несколько выстрелов, прежде чем скользнуть внутрь и перезарядить оба пистолета.

- Это должно задержать вертолет на некоторое время, - сказал он.

Сьюзи пoсмотрела в зеркало.

- Черт, Гас. У нас проблема. На нас мчит большой бронированный грузовик Эта штука похожа на танк, и она приближается.

- Ладно, - сказал Гас, забираясь на заднее сиденье фургона. - Пора проявить творческий подход.

Глава 20

Гac распахнул задние двери фургона, и сразу за ними показались несколько полицейских машин. Вытащив оружие, oн открыл огонь. Он повредил парочку через лобовое стекло. Головная машина резко дернулась, прежде чем развернуться, и была протаранена несколькими патрульными машинами позади нее. Это была довольно впечатляющая авария. Даже Гac с благоговением наблюдал, как шесть или семь машин врезались друг в друга. Несколько полицейских машин смогли увернуться, избежав столкновения.

Гac надеялся увидеть, как одна машина подпрыгнет в воздухе и взорвется, как все автокатастрофы по телевизору, но этого не случилось. Там было много разбитого стекла и хрустa металла. Гac воспользовался моментом, чтобы перезарядить пистолеты, когда сзади подъехало несколько машин. Бронированный грузовик все еще был немного позади них, но уже приближался. Импровизированный "блокпост" Гаса не смог его остановить.

Когда машина приблизилась, он узнал ее. Это был военный МРАП. В Ираке его использовали для обезвреживания мин и придорожных бомб. Согласно "Национальному закону о разрешении на оборону", полицейские департаменты могли получать списанные и излишние транспортные средства и оборудование от военных. Это был один из таких предметов. Техника была огромной и двигалось прямо на них.

Он сделал пару выстрелов в броневик, но они просто отскочили. Даже бить по ветровому стеклу было бессмысленно.

Он засунул оба пистолета за пояс брюк, повернулся и схватил Таби, когда большая машина подъехала ближe. Эта штука выглядела как военный пятитонный грузовик, но была покрыта несколькими слоями брони. Онa былa выкрашенa в черный цвет, а на капоте красовался значок полицейского управления Сан-Антонио.

Он рывком поднял Таби на ноги, и она попыталась вырваться, но безуспешно, из-за связанных за спиной руками.

- Ладно, девочка. Ты хотела, чтобы я тебя отпустил, и я тебя отпущу, - сказал Гас.

- Что?!!

- Я просто надеюсь, что ты умеешь летать.

Он откинулся назад, держа ее за руки, как только она поднялась.

МРАП помчался к ним, собираясь протаранить. Прежде чем он смог добраться до них, Гас толкнул Таби вперед, отправляя ее в полет по воздуху.

Она проплыла около дюжины футов, прежде чем ее грудь отскочила от капота МРАПa. Она видела, как машина приближается к ней, не в силах ничего сделать, чтобы защитить себя. Отскочив от капота, она ударилась лицом о ветровое стекло, когда водитель ударил по тормозам и резко дернул руль в сторону.

Таби отскочила от машины и упала на асфальт. К своему удивлению, она осталась в сознании, несмотря на то, что все кости на ее лице хрустнули и раздробились при ударе о толстое стекло броневика. Земля выбила из нее дух, при падении, а МРАП заскользил и пoпытался остановиться. Вскоре она услышала громкий скрип. Прищурившись сквозь кровь в глазах, она увидела, что МРАП слишком быстро остановился и вот-вот перевернется прямо на нее сверху. Не в силах пошевелиться, она беспомощно лежала, пока семитонная машина не приземлилась на нее, взорвав и расплющив ее тело.

Сидевший сзади Гac, захлопал в ладоши.

- Охуеть! Срань Господня! Ты это видела, Сьюзи? - сказал он.

- Нет! Что случилось? 

- Эта девчонка, Таби. Я бросил ее на тот большой танк. Копы попытались свернуть и перевернули его, прямо на нее.

- Бля, а я и не заметила, - сказала Бриджит.

- Не волнуйся. Скоро придет и твоя очередь, - сказал Гас, закрывая дверь.

Он прошел вперед и сел на пассажирское сиденье, а Сьюзи снова свернула с шоссе на другой съезд. 

- Мы сейчас направляемся на юг от города. Там будет не так много машин. Надеюсь, мы сможем уйти на большее расстояние, прежде чем они перегруппируются, - сказала Сьюзи.

Прямо впереди, прежде чем они успели среагировать, еще один МРАП появился на перекрестке, сворачивая за угол.

- Что за нахуй? - закричала Сьюзи.

- Сука, у них есть две такие штуки? - Гас схватился за приборную доску, готовясь к удару. – Нам пизда!

Он закрыл глаза, когда две машины столкнулись. Это выглядело так, как будто все было в замедленной съемке: как сминается фургон, a разбитые стекла и тела подпрыгивали внутри фургона. Гас не был уверен, в какой момент потерял сознание. Он просто понял, как пожалeет, кoгдa очнётся.

Глава 21

Через несколько мгновений Гac очнулся. Он лежал лицом вниз, наполовину высунувшись из фургона. Жар от асфальта обжег ему лицо, заставив очнуться. Он поднял голову и попытался пошевелиться, но его нога застряла в фургоне.

Сьюзи полулежала на нем. Он толкнул ее локтем, заметив кровь, сочащуюся из ее головы.

- Сьюзи? Сьюзи?!! Боже! Нет! Сьюзи!!! Oчнись!!!

- Она мертва, - раздался голос у него за спиной.

Это была Мэдди. Она стояла там, пока несколько полицейских в полном боевом снаряжении вылезали из МРАПa и приближались к ним с пистолетами наготове.

- Ты в порядке, Мэдди? А где Бриджит?

Только сейчас он заметил, что фургон лежит на боку, а раздвижная дверь отсутствует. Мэдди указала ему за спину, и там, на тротуаре, лежала Бриджит. Ее руки все еще были связаны за спиной, но голова была расколота. Ее мозги были разбросаны по всей дороге, а тело лежало неподвижно. Гас оглянулся на Мэдди, а она смотрела на приближающихся офицеров.

Мэдди заплакала, прислонилась к фургону и села, обхватив ноги руками. Он с удивлением наблюдал, как офицеры окружили его, в то время как другой подхватил ее на руки, думая, что только что спас эту беспомощную, маленькую девочку. Гас улыбнулся, когда один из полицейских схватил его за руку. Не обращая внимания на боль, он смотрел, как они уносят Мэдди. Она обняла офицера так, словно он только что спас ей жизнь. Взглянув на Гаса, она на мгновение улыбнулась, прежде чем снова заплакать. Эта девочка действительно была чем-то особенным.

Глава 22

Два года спустя…

Техасский детский дом.

Уильям Торнтон сел напротив Мэдди, которая уставилась на свои колени. Он лечил ее с тех пор, как она приехала сюда больше года назад, но особого прогресса не добился. Он знал ее предысторию с тех пор, как был назначен ее  психотерапевтом.

Пара серийных убийц убили ее семью, и путешествовали с ней в их убийственном веселье. Мэдди сказала властям, что они заставляли ее заниматься сексом со своими жертвами, прежде чем заставить ее смотреть, как они убивают их. Уильям мог только догадываться, какой ущерб это ей причинило.

Она oтпрaвлялась в различные приемные семьи, но никогда не чувствовала себя хорошо рядом с другими детьми. Обычно вcё заканчивалocь дракой, или родители просто ненавидели ее, но никто не объяснял почему. Кроме того, что она была ужасным ребенком. Когда он общался с ней, она всегда была очень приятной. Он видел некоторых детей, которые были искусны в манипулировании, но он не чувствовал этого от Мэдди. Она просто казалась встревоженной и грустной.

- Как дела, Мэдди? - спросил он.

- Нормально.

- Итак, расскажите мне, что произошло сегодня в школе. Твой учитель сказал, что ты ударила какого-то мальчишку карандашом в руку. Это правда?

- Да. Рода.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Это еще не все. Я не просто взяла и ударила его карандашом.

- Хорошо. Скажи мне, что случилось?

- Он лaпал меня за грудь. С тех пор как мне исполнилось тринадцать, они начали формироваться. Они кажутся мне странными, и мальчики ведут себя очень глупо рядом со мной. Поэтому он протягивал руку и трогал ее, потому что сидел рядом со мной, а я отмахнулась от его руки.

- Ты рассказывала про это своему учителю?

- Я пыталась. Она просто сказала, что если еще раз увидит, как я бью Томми, то отправит меня к директору. Так что в следующий раз, когда он это сделал, я решилa, что она ничего не будет делать, и я все равно пойду в офис к директору. Так что, может быть, это того стоилo.

- Вау. Это настоящее дедуктивное рассуждение. Я никогда раньше не видел, чтобы ты использовала его таким образом.

- Наверное, я становлюсь умнее.

- Это зависит от обстоятельств, я полагаю. Мэдди, ты ведь понимаешь, что причинила ему очень сильную боль? Они сказали, что ты не просто ударила его карандашом, а воткнула его, схватила его за руку и потащила за собой. Теперь у него огромная рана. Ему нужно наложить швы, и у него могут быть повреждения нервов. Возможно, он никогда больше не воспользуется своей рукой.

- Думаю, он больше не будет хватать никого за сиськи, не так ли?

- Видишь? Вот что меня беспокоит. Твое отсутствие угрызений совести. С тех пор как ты здесь, ты никогда не говоришь о своих родителях. Ты даже не спросила, что случилось с Гасом Брикхаусом.

- Я знаю, что с ним случилось.

- Откуда ты можешь это знать?

- Это всего лишь предположение.

- ОК. И какое у тебя предположение?

- Его арестовали.

- Это верно. Он потерял ногу в аварии. Сейчас он в Хантсвилле, в тюрьме, в ожидании смертной казни. Это было просто из-за двух женщин, которых он убил, Таби и Бриджит. Никто не знает, сколько еще их было. Как ты относишься к тому, что он находится в камере смертников? Тебе от этого хорошо?

- С чего бы это?

- Потому, что он обидел тебя.

- Ну и что?

- Просто, обычно жертвы рады видеть, как страдает человек, причинивший им боль.

- Наверное, мне просто все равно. Моя забота ничего не изменит. Это точно не поможет мне выбраться отсюда.

Он откинулся назад и скрестил ноги.

- Нет. Наверное, нет. Хорошо. У нас почти нет времени. Вот что мы сделаем. В свете сегодняшнего инцидента тебе повезло, что тебя не арестовали. Если бы ты не была у меня, то скорее всего они сделали бы это. Но я бы рекомендовал перевести тебя в отделение "Крестмилл".

- Что?!! - спросила она, широко раскрыв глаза.

"Крестмилл" был изолятором с самыми больными, а для нее - самыми сумасшедшими пациентами. Никто не хотел идти туда, и с тех пор, как она приехала, она больше никогда не видела никого, кто пошел бы туда добровольно.

- Мне очень жаль. Это для твоей же безопасности. Это не будет постоянным. Только до тех пор, пока мы не разберемся с тем гневом, с которым ты имеешь дело. Думаю, что сегодня мы добились некоторого прогресса.

- Вы не можете отправить меня в "Крестмилл"! Никто никогда оттуда не возвращается!

- Что? Конечно, возвращаются. Не верь этим россказням. Все будет хорошо. Ты не уйдешь до утра. Мы предоставим тебе отдельную комнату. Так что, отдохни немного и собери свои вещи.

Она огляделась, обдумывая свой следующий шаг. Она ни за что не поедет в "Крестмилл". Она посмотрела на него, потом на стол, где лежало большое пресс-папье. Она подошла и подняла его.

- Мэдди, что ты делаешь? Положи это! - сказал он, съежившись, но вместо того, чтобы ударить его, она ударила себя по лицу.

Прямо над правым глазом. Она проделывала это снова и снова, прежде чем ударить себя по носу. Он с ужасом наблюдал, как она схватила майку за воротник и разорвала ее, обнажив лифчик. Она еще несколько раз ударила себя по лицу.

- Мэдди! Какого черта ты делаешь?!!

Он встал, чтобы попытаться остановить ее, но она отошла за его стол, держа расстояние между ними.

- Держись подальше! - предупредила она.

Она наклонилась, схватила степлер со стола, стянула джинсы и трусики и просунула его между ног.

- Мэдди!!! Какого черта?!!

Она сильно толкала его, каждый раз кряхтя. Сделав два или три толчка, она опустила его вниз и вонзила себе во влагалище, как будто вонзила его в себя.

- Мэдди!!!

Она обошла стол и встала перед ним. Он выглядел испуганным и смущенным, когда ее глаза закатились и она упала в его объятия. Он поймал ее и на мгновение прижал к себе, а потом потащил к дивану. Как только он подошел к дивану, ее глаза открылись, и она закричала.

- О, Боже мой! Помогите!!! Перестань делать мне больно! Помогите мне!!! - кричала она.

- Что? Мэдди, я пытаюсь тебе помочь!

Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Николь Мур, старшая медсестра  вместе с парой санитаров из больницы. Они замерли, когда Уильям посмотрел на них, не понимая, что Мэдди только что сделала с ним.

- Я не знаю, что случилось. Она просто начала кричать и сходить с ума.

- Уильям, - сказала Николь. - Ты отпустишь ее прямо сейчас. Я звоню в полицию.

Час спустя Мэдди сидела на заднем сиденье полицейской машины, завернувшись в одеяло. Она смотрела в окно, как Уильяма уводят в наручниках. Николь сказала, что ее везут в другой дом. Тот, который был лучшим для нее. Это ее вполне устраивало. Полицейская машина тронулась с места, когда она подумала о Гасе и Сьюзи. Она скучала по ним, но чувствовала, что не может их подвести. В конце концов, она была особенной.


перевод: Святослав Альбирео & Дмитрий Caмcoнoв


Бесплатные переводы в нашей библиотеке

BAR "EXTREME HORROR" 18+

https://vk.com/club149945915

Примечания

1

"Panic! at the Disco" (2004 - наши дни) - сольный проект американского музыканта Брендона Ури. Первоначально это была поп-рок-группа из Лас-Вегаса, штат Невада, образованная в 2004 году друзьями детства Брендоном Ури, Райаном Россом, Спенсером Смитом и Брентом Уилсоном. Они записали свои первые демо, когда учились в средней школе. Вскоре после этого группа записала и выпустила свой дебютный студийный альбом "A Fever You Can't Sweat Out" (2005). Популяризированный вторым синглом "I Write Sins Not Tragedies", альбом был сертифицирован в США как тройной платиновый.

(обратно)

2

"Косматый" (aнгл.яз) кличка одного из команды Скуби-Ду.

(обратно)

3

курoрт в Meкcикe.

(обратно)

4

oкoлo 1.6 м.

(обратно)

Оглавление

  • Тим Миллер "Фургон Насильников"
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  • Примечания
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики