Только бы выжить… (fb2)

- Только бы выжить… (а.с. Семья — это не только кровь…-1) 794 Кб, 239с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - niddy

Настройки текста:



niddy: Только бы выжить…

Глава 1. Пещера

Холодный ветер дул прямо в лицо, дорогу замело, из-за падающего снега мало что было видно.

— И зачем мы вообще сюда пошли? — сильнее закутываясь в мантию, проворчал Рон.

— Твоя идея, — стуча зубами, ответил Гарри.

Они шли в направлении «Трёх мётел». Сегодня была последняя вылазка в Хогсмид перед рождественскими каникулами. Погода явно была не лучшая, многие студенты предпочли остаться в замке.

— Ну, я же не мог отказать Лаванде, — оправдывался Рон, — Она так хотела, чтобы я пришёл.

— Отлично, а я вам зачем нужен? — пробубнил себе под нос Гарри.

— Посидишь с нами, — пожал плечами друг. Гарри не очень понравилась такая перспектива, но он промолчал.

В пабе было полно народу. В дальнем конце зала Гарри заметил Джинни и Дина. Волна злости накатила на юношу, он сжал кулаки и попытался дышать медленней. «Ну когда же это кончится? — злился на себя Гарри, в который раз повторяя, — Она — сестра Рона, мы не можем быть вместе».

— Милый! — Лаванда помахала Рону.

— Рон, я прогуляюсь, — останавливая друга, сказал Гарри, который понял, что не вынесет этой пытки. Друг опять будет лишь целоваться, а смотреть на Джинни у него не было сил.

— Иди, — кивнул Рон, все мысли которого были заняты звавшей его девушкой.

Гарри вышел и пошёл вдоль улиц. Ледяной воздух привёл его в чувство, вокруг никого не было. Юноша не думал, куда он идёт, почему-то важным было просто идти. Всё равно, зачем, всё равно, куда. Незаметно для себя, он вышел из деревни и направился к горе, у подножия которой деревня и стояла. Впереди показался забор. Гарри остановился. На секунду показалось, что у перелаза опять появиться чёрный пёс, но лишь на секунду. Ноги сами привели его к тому месту, где на четвёртом курсе их ждал Сириус. Задумчиво оглянувшись, юноша не увидел деревни за плотной пеленой снега. Снег всё падал, а юноша стоял и стоял. Вот, решившись, он повернул к перелазу и легко перемахнул через забор.

Дойдя до подножия холма, Гарри с сомнением посмотрел на засыпанный снегом склон. Он отлично помнил, что под снегом должны быть камни, он знал, что опасно уходить из Хогсмида, но он не мог не пойти. Падая и упорно поднимаясь всё выше, он старался найти тропу, по которой они тогда шли. Но кого там! Снег был по колено, никаких следов и в помине не было, из-за густо падающих белых хлопьев невозможно было хоть как-то сориентироваться, ветер мешал идти. Но юноша шёл. Назло себе, назло погоде.

Сколько прошло времени, Гарри не знал. Он не знал, как далеко ушёл от деревни. Но юноша почувствовал, что жутко замёрз и устал. Прошептав согревающее заклятие, он последний раз посмотрел на возвышающуюся гору. Снег падал реже, ветер чуть утих.

— Рон, — Гарри вспомнил, что оставил друга с Лавандой. Вспомнит ли друг он о нём? Будет ли искать?

Развернувшись, юноша повернул обратно. Но заклятие согревшее его, растопило и снег. Вода мгновенно замёрзла, и Гарри, поскользнувшись, полетел вниз. Всё было бы не так страшно, если бы не росшие на склоне деревья и скрытые снегом камни. Чудом избежав столкновения, он всё с большей скоростью мчался к подножию холма. Со вторым деревом повезло меньше. Заслонившись руками и пытаясь остановиться, он просто врезался в него. Перед глазами всё померкло.

* * *

Боль в плече и невыносимый холод. Гарри с трудом поднялся и осмотрелся вокруг. Был вечер, сквозь серую дымку внизу виднелся Хогсмид. Юноша обернулся и посмотрел на склон. Неожиданно он заметил чуть правее расщелину.

— Не может быть, — прошептал парень, направляясь в сторону грота.

Он не ошибся, это была именно та пещера, в которой когда-то прятался крёстный. Здесь было лишь чуть теплей, чем на улице, но отсутствие ветра много значило. Гарри хотел опять применить согревающие чары, но неожиданно обнаружил, что остался без палочки. Вероятно, она выпала, когда он летел вниз, или во время столкновения.

Немного привыкнув к темноте, юноша прошёл вглубь пещеры. Хруст сушёной травы и запах соломы подсказали, что именно здесь была постель Сириуса. Гарри опустился на сухую траву. Он не знал, что делать. Сил дойти до деревни у него не было, тем более он боялся, что не переживёт второго такого спуска. Палочку он теперь вряд ли найдёт. Если она попала в сугроб, то искать теперь бесполезно. Оставалось ждать. Но чего? Видел ли кто-нибудь, как он шёл сюда? Остались ли на снегу его следы, или ветер замёл их? Догадается ли директор искать его здесь?

Он уже плохо чувствовал пальцы, мокрая одежда лишь усиливала ощущение холода, единственным желанием было лечь и заснуть, но спать нельзя. Юноша поднялся, но тело слушалось плохо. Снаружи смеркалось. Гарри знал, что нужно идти, что скоро в пещере ничего не будет видно, что помощи он не дождётся.

Он почувствовал, что на что-то наступил. Нагнувшись, он поднял перо гиппогрифа.

— Сириус, мне так тебя не хватает, — прошептал Гарри. На глаза выступили слёзы.

Что он делает? Ему надо идти, но он не может. Не может уйти из этой пещеры, не может уйти от воспоминаний. Но должен. Он должен, иначе замёрзнет, иначе умрёт. «Умереть? А почему бы и нет?» — пронеслось в сознании. Он вспомнил Министерство. Как он тогда хотел, чтобы Дамблдор убил его, чтобы директор послушался Лорда, вселившегося в него! Всем сердцем, всей душой! Его спасла не любовь, его спасло невероятное желание смерти, чего Волан-де-Морт всеми силами пытался избежать.

Гарри опять опустился на солому. Он знал, что нельзя думать об этом, знал, что нельзя оставаться. Но он не мог вспомнить то, ради чего он готов жить. Рон? Его друг теперь с Лавандой. Рон отстранился от него, не видит, как нужен ему. В последнее время он только и говорит, что о предательстве Гермионы. Предательстве? Но в чём виновата его подруга? В том, что понравилась Краму? Гарри было жаль её. Он видел, как девушка страдает, как ей больно смотреть на вечно целующихся Рона и Браун.

«Джинни» — услужливо подсказало сознание, но Гарри не чувствовал сейчас к ней ничего. Он не мог сказать, любит ли он девушку. Он одержим ею, но когда не видит её, воспоминания о ней не сильно беспокоят его.

Юноша смотрел перед собой. Да, он одержим, именно одержим. «Неужели любовное зелье? Но зачем? Кому это надо?» — Гарри был в шоке. Все признаки налицо, а он принял это за искренние чувства? Обман и ложь. Не хотелось бы верить, что сестра Рона причастна к этому, но другого объяснения парень не видел.

И что теперь? Он знал, что вернётся в школу, что никто не узнает о том, где он был, что завтра поедет в «Нору», что будет тем, кем хотят его видеть. Но он другой, во взгляде больше не было наивности, он понял, что он — лишь игрушка в чьих-то руках, что за него уже всё решили.

— Поттер! — тишину прервал знакомый голос, яркий свет на несколько секунд ослепил сидящего на полу подростка.

— Малфой? — Гарри попытался закрыться от света. Палочка блондина была направлена прямо в него, — Что ты делаешь здесь?

— Пошёл за тобой, Поттер, — самодовольно произнёс блондин.

— И как ты меня нашёл? Почему только сейчас? — в ступоре спросил юноша.

— А ты не видел, какой там буран? Попробуй, разбери, где ты шёл, — проворчал слизеринец, — А ты ещё и назад решил поехать, а не пойти. Я несколько часов искал, куда ты делся, пока не набрёл на дерево, около которого валялась твоя шапка, — блондин кинул ему шапку, Гарри поймал её. И как он сам не заметил, что потерял головной убор?

— Поздравляю, Малфой. Теперь пошли в замок, я и так замёрз, — устало посмотрел на слизеринца Гарри.

— Размечтался. Ступефай, — взмахнул палочкой Малфой.

При всём желании, Гарри не мог уйти от луча. Палочки не было, тело было словно из ваты. Заклинание попало прямо в грудь. Его кинуло о стену. Боль и тьма поглотили сознание. Безжизненное тело упало на грязный каменный пол.

Глава 2. Память

Драко Малфой стоял в пещере и в шоке смотрел на гриффиндорца, не подающего признаков жизни. Заклинание отнюдь не смертельно, оно не должно было так подействовать.

— Поттер? Эй, — страх заполнил сердце подростка, он не хотел убивать, не хотел…

Малфой неуверенно приблизился к Гарри и опустился рядом, пытаясь нащупать пульс. Пульс был, блондин облегчённо вздохнул и огляделся вокруг. На полу валялись скелетики грызунов, несколько больших перьев. Там где сидел Поттер, было некое подобие кровати, сделанной из соломы и листьев. Неужели Поттер здесь жил? Как ещё объяснить, что он пришёл именно сюда?

Негромкий стон отвлёк слизеринца от размышлений. Малфой посмотрел на поверженного врага.

Гарри открыл глаза. Рядом с ним кто-то был. Что он здесь делает, юноша не помнил. Почему-то он почти не чувствовал ни рук, ни ног, он не чувствовал холода, а лишь какую-то боль и жжение во всём теле и особенно в правом плече.

— Кто ты? — язык не слушался, говорить было сложно.

— Очень смешно, Поттер, — ответил незнакомый юноша.

— Где я? — задал парень волновавший его вопрос.

Малфой недоверчиво посмотрел в лицо лежащему гриффиндорцу. Ему стало не по себе: в глазах Поттера были лишь пустота и непонимание. Поттер явно не узнавал его. Только тут Драко заметил, что одежда на гриффиндорце вся мокрая, губы посинели от холода.

— Где твоя палочка? — нахмурился Малфой.

— Что? — удивился брюнет.

— Вставай, — Драко подал руку, Гарри взялся за неё, но подняться не смог, — Да что с тобой! — воскликнул блондин, когда рука Гарри выскользнула, и парень опять повалился на землю.

— Ты мой брат? — спросил Гарри, когда второй юноша помог ему сесть и каким-то заклинанием высушил его одежду, — Ты волшебник?

Малфой в шоке посмотрел на него:

— Почему ты решил так?

— Ты волнуешься обо мне, — пожал плечами юноша. Тепло, исходящее от светящийся палочки незнакомого подростка, вернуло его телу способность двигаться. Гарри медленно встал и нерешительно улыбнулся ошарашенному юноше, — Ты ведь спас меня? Что случилось?

— Ты упал и врезался в дерево, — осторожно ответил Малфой.

— А как тебя зовут? — улыбка стала более открытой и тёплой.

— Драко, меня зовут Драко, — отойдя на несколько шагов, ответил блондин, — А своё имя ты помнишь?

— Да, конеч… — юноша замолчал, на лице проступили страх и отчаяние. Он медленно помотал головой, в надежде смотря на блондина.

— Тебя зовут Гарри, — Малфой опустился на солому, сжав руками голову.

— Не расстраивайся, — рядом с ним присел его вечный враг и с теплотой посмотрел на него, — Ты же не виноват в том, что случилось.

— Ну хоть что-нибудь ты помнишь? — в отчаянии спросил блондин.

Гарри всеми силами попытался хоть что-то вспомнить, но ничего не вышло. Лишь пустота.

— Нам пора домой, — вздохнул Драко, не дождавшись ответа.

Малфой отлично понимал, что нельзя вести Поттера в замок. Никто не поверит, что он не виноват. Он не выполнил задание Лорда. Но Волан-де-Морт сейчас в Малфой-меноре. Если он приведёт Поттера прямо к нему, то Лорд простит его и вытащит из Азкабана его отца. Это был шанс, и Драко не собирался его упускать. Блондин встал и, улыбнувшись, подал руку брюнету.

— Пошли.

Гарри взял его руку, и они вместе ушли из холодной пещеры.

* * *

Рон и Лаванда уже давно вернулись в Хогвартс, и теперь сидели в гостиной Гриффиндора у камина, крепко обнявшись.

— Ой, — девушка виновато посмотрела на парня, — Я забыла собрать вещи. Мы ведь завтра уезжаем!

Последний раз поцеловав парня и пожелав спокойной ночи, она убежала в сторону спален девушек. Рон оглядел гостиную. Гарри нигде не было, как, впрочем, и Гермионы. Решив, что они вместе, Рон спокойно отправился спать.

— Рон! Рон! — кто-то тряс его. Юноша недовольно раскрыл глаза:

— Гермиона? Сейчас ночь, отстань, — попытался отвернуться он, но девушка просто стащила с него одеяло, — Ты что? А если бы я спал голым, — возмущённо вскочил он с кровати.

— Пережил бы, — холодно ответила Гермиона, — Где Гарри?

— Гарри? Какой Гарри? — Рон оглядел комнату. Из-за пологов выглядывали сонные однокурсники, кровать друга была пуста, — Он был с тобой, — недоумённо посмотрел Рон на девушку.

— Что?! Да он же с тобой пошёл в Хогсмид! Я весь день была в библиотеке, — опешила девушка.

— Со мной? — Рон нахмурился, пытаясь вспомнить, что говорил друг, — Он пошёл прогуляться. Я думал, что он вернулся в Хогвартс.

— Ты отпустил его одного? — Гермионе показалось, что она ослышалась.

— А что тут такого? — пожал плечами парень.

— А если на него напали?! Рон, его нет в гостиной, нет в вашей комнате, — на лице девушки проступили недоверие и отчаяние, — Ты променял лучшего друга на эту Браун!

— Я люблю её, — покраснел Рон, — А что ты здесь делаешь? Ты давно должна спать.

— Должна? К твоему сведению, я не смогла уснуть. Гарри обещал дождаться меня в гостиной, но его нет! А ты тут спокойно дрыхнешь. Какой ты после этого друг?! — девушка развернулась и вылетела из комнаты, Рон ошарашено смотрел ей вслед.

Выбежав из гостиной, Гермиона бросилась в сторону кабинета директора, но остановилась на середине пути. Она не знала пароля. Подумав, девушка свернула в ближайший коридор и бегом направилась к покоям декана.

Минерва уже спала, когда кто-то с силой стал стучать в дверь. Накинув халат, профессор спустилась по небольшой лесенке, ведущей из спальни в гостиную, и подошла к двери.

— Мисс Грейнджер? — удивлённо посмотрела женщина на явно взволнованную девушку, — Что-то случилось?

— Гарри, — еле проговорила Гермиона, тяжело дыша, — Он не вернулся из Хогсмида. Профессор, его нигде нет, — чуть не плача, закончила девушка.

— Вы уверены? — Минерва внимательно смотрела на ученицу, та кивнула, — Идите за мной.

МакГонагалл быстрым шагом пошла в сторону кабинета Дамблдора. Уже через полчаса все мракоборцы, дежурившие на территории замка и деревни, были подняты по тревоге. Искали двух не вернувшихся подростков — Драко Малфоя и Гарри Поттера.

* * *

Гарри и Драко дошли до деревни. Было уже темно. Малфой накинул капюшон, чтобы его светлые волосы не выдали их. Мимо прошёл мужчина. Судя по виду, он был мракоборцем. Драко, державший руку на рукоятке палочки, удивлённо проводил его взглядом.

— Тебя что, Поттер, не ищут? — посмотрел он на спутника.

— Меня должны искать? — искренне изумился Гарри.

— По-видимому, нет, — задумчиво ответил Драко, поворачивая в сторону «Трёх мётел», — Накинь капюшон, здесь ветер сильнее.

Гарри послушно закрыл лицо, ни на шаг не отставая от «брата». Они подошли к какому-то зданию.

— Сейчас, — Драко достал палочку и коснулся золотой монеты.

— Что это? — с интересом посмотрел на монету Гарри.

— Средство связи. Сейчас прибудет транспорт, — спокойно ответил блондин.

Через несколько минут мадам Розмерта вышла через чёрную дверь, неся две метлы. Малфой забрал мётла и, немного подумав, изменил ей память и снял чары контроля, кинув свою монету куда-то в кусты.

— Быстрей, она скоро придёт в себя, — схватив Гарри, он чуть ли не бегом отправился к ближайшему проулку.

— Что ты с ней сделал? — спросил гриффиндорец, как только Драко остановился.

— Ничего. Освободил от чар, — блондин внимательно посмотрел на него, — Гарри, ты должен запомнить. Люди, называющие себя мракоборцами, плохие. Они хотят убить нас, им нельзя верить.

— Это они заколдовали ту женщину? Ты ей помог? — взволнованно спросил Гарри, юноша медленно кивнул, — Но почему они охотятся на нас? Что мы сделали?

— Я расскажу, но не сейчас. Нужно уходить, — Драко протянул ему метлу.

— И как веник поможет нам? — недоумённо спросил Гарри.

— Ты умеешь летать на ней, — Малфой чуть скривился от вопроса юноши, — Мы улетим домой. Поверь мне, садись на метлу.

— Я что, псих? Да летать на палке невозможно, — Гарри откинул от себя метлу.

— Ладно, садись со мной. И держись покрепче, — Драко понял, что если и дальше будет убеждать Поттера, то встречи с мракоборцами им не избежать.

Гарри в шоке смотрел, как брат седлает метлу. Пожав плечами, он сел сзади, обхватив блондина за талию.

— Держись, — повторил блондин, отталкиваясь от земли.

Метла взмыла ввысь, унося подростков всё дальше от Хогсмида. А буквально через полчаса мракоборцы получили известие из школы. Однако всё, что они нашли, это брошенная кем-то метла в одном из безлюдных проулков.

Глава 3. Дорога домой

— Хватит, давай спустимся. Мы уже несколько часов летим, — взмолился Гарри, когда уже готов был просто свалиться с метлы от усталости.

— У той деревни, — согласился Драко, который тоже еле держался.

Через пятнадцать минут они приземлились. Драко от непривычно длительного полёта чуть не упал, соскакивая с метлы. Гарри же, сам себе удивляясь, спрыгнул достаточно мягко.

— И что теперь? Не можем же мы спать на улице, — задумчиво огляделся блондин.

— Может, кто-нибудь нас пустит, — Гарри посмотрел на ближайшие дома.

— С ума сошёл? Нам нельзя! — испуганно возразил Драко, но, заметив непонимающий взгляд Поттера, опомнился, и уже более спокойно добавил, — Понимаешь, мы же волшебники. Нам запрещено общаться с людьми.

— Но почему? Они же не узнают, кто мы, — удивился брюнет.

Малфой, немного подумав, согласился. Спрятав в сугробе метлу, они двинулись вдоль улицы. Ни в одном из домов не горел свет, все уже спали.

— Давай сюда, — остановился Гарри у небольшого дома, из будки на них смотрела довольно большая собака.

— Почему сюда? — удивился блондин, с некоторым страхом смотря на животное.

— Мне здесь нравиться, — просто ответил Гарри, открывая калитку. Малфою ничего не оставалось, как пойти за ним.

Гарри пошёл прямо к дому. Чёрный пёс вылез из будки и предупреждающе залаял. Из дома послышался негромкий шум, зажёгся свет.

— Тише, тише, мальчик, — брюнет медленно скинул капюшон и пошёл прямо к псу.

— Эй, Поттер, не надо, — остановил его Драко. Гарри удивлённо посмотрел на него:

— Не бойся, он не укусит.

— Не будь таким наивным. Это зверь. Он опасен, — возразил блондин.

— Не больше, чем ты, — улыбнулся Гарри, и повернулся к псу, — Я не причиню вреда. Я — друг.

Малфой, не решаясь подойти ближе, взволнованно смотрел, как Поттер приближается к огромному псу. Тот уже давно мог достать подростка, но пока лишь следил за ним. А Гарри был уже рядом. Вот он присел на корточки и улыбнулся псу:

— Хороший, хороший мальчик. Иди ко мне.

Пёс, давно переставший лаять, завилял хвостом и в один прыжок преодолел расстояние, отделявшее его от подростка. Малфой судорожно вздохнул, но пёс не напал. Он лишь негромко поскуливал и лизал лицо и руки юноши.

— Славный, славный мальчик, — смеялся Гарри, гладя пса. Вдруг он замер. Сердце наполнилось болью. Пёс явно кого-то напоминал, но кого? Пёс посмотрел на него и заскулил, лизнув в щёку, словно утешая. Юноша благодарно потрепал его за ухом.

Тут дверь дома распахнулась и на пороге появилась пожилая женщина. Она с удивлением посмотрела на подростков, остановив взгляд на Гарри:

— Молодой человек, он может укусить, — взволнованно произнесла женщина.

— У вас чудный пёс. Очень ласковый, — улыбнулся ей юноша и, на прощание погладив собаку, подошёл к брату.

— Вы любите животных, — с одобрением произнесла женщина, — Но что привело вас сюда так поздно? Я вас никогда не видела. Вы не местные.

— Простите, что разбудили, мадам, но мы с братом сбились с пути, а сейчас уже ночь. Возможно, вы пустите нас на ночлег? — умоляюще произнёс Гарри. Малфой поражённо слушал «брата». Сам он всегда избегал маглов и не представлял, как с ними вообще можно общаться.

Женщина задумчиво посмотрела на них. Пёс заскулил, смотря на хозяйку.

— Вижу, вы понравились моему Дику, — улыбнулась женщина, — Он никогда никого, кроме меня, к себе не подпускал. Проходите.

Гарри, улыбнувшись брату, первым вошёл в дом. Ошарашенный Драко зашёл следом. Пёс чуть зарычал, когда второй юноша проходил мимо.

— Наверно, вы проголодались, — засуетилась женщина, — Проходите на кухню, я разогрею пюре.

Гарри скинул тёплую мантию и прошёл в кухню, Драко последовал его примеру. Через десять минут они уже ели.

— О, простите, мы не представились, — спохватился Гарри, — Я — Гарри, моего брата зовут Драко.

— Ты бы ещё рассказал, кто мы такие, — недовольно проворчал блондин, женщина удивлённо посмотрела не него. Второй мальчик ей не очень нравился, да и пёс его не принял.

— Простите моего брата, мы просто очень устали, — извинился Гарри. Малфой лишь закатил глаза.

— Ничего. Спать будете в гостиной. Там можно разложить диван, — убирая тарелки, сказала женщина, — Меня можете звать мадам Агнест.

— Спасибо, за всё, — искренне поблагодарил Гарри.

* * *

Проснулись юноши только к обеду. Хозяйки дома видно не было, но на кухне их ждал потрясающий завтрак.

— И что нам с ней делать? Эта женщина видела нас, а ты ей ещё и имена наши назвал, — держа в руках куриную ножку, спросил блондин.

— О чём ты? Она приютила нас, а ты желаешь ей зла? — поражённо уставился на него Гарри.

— Да нет, Поттер. Просто она может нас выдать мракоборцам. Нам же этого не надо, — спокойно ответил подросток.

— Ты не веришь обычным людям? Что они тебе сделали? Эта женщина очень добра. Ты же видишь, что она живёт одна, но она нас не выгнала. Если бы не она, мы могли замёрзнуть там. И, кроме того, тебе нельзя применять магию вне школы, — с жаром ответил Гарри.

— Нельзя? — недоумённо посмотрел он на «брата», а затем трагически застонал, — Этот дуратский закон. Как я мог забыть о нём?

— Зато я почему-то помню, — растерянно произнёс брюнет, а потом посмотрел в окно, — Драко, у меня когда-нибудь была собака? Что с ней случилось?

— А почему ты спрашиваешь? — поперхнулся чаем блондин.

— Этот пёс, Дик. Вчера я что-то вспомнил… почувствовал. Это больно. Что-то случилось, что-то нехорошее, но я не помню, что. Но для меня это было важно, я знаю, — отчаянно посмотрел он на брата.

— Не стоит вспоминать. Зачем вспоминать то, что причиняет боль? — раздражённо сказал Малфой. Не хватало ещё, чтобы Поттер что-нибудь вспомнил.

Пёс залаял, приветствуя пришедшую хозяйку. Мадам Агнест, погладив Дика, вошла в дом.

— Что, проснулись, сони? — улыбнулась она, входя на кухню.

— Нам пора, — резко встал Малфой, не смотря на неё. Женщина удивлённо проводила мрачного юношу взглядом.

— Пожалуйста, не обращайте на него внимания, — осуждающе посмотрел на дверь Гарри, после чего робко улыбнулся хозяйке, — Он не всегда такой. Просто нам ещё возвращаться к развилке. Вчера была такая метель, что мы не туда свернули. Должно быть, за нас волнуются, а сейчас уже полдень. Мы не должны были так долго спать.

— Всё хорошо, — задумчиво кивнула женщина. Но, когда Гарри отправился за братом, придержала его и негромко спросила, — Молодой человек, не обижайтесь, но вы уверенны, что он ваш брат? Вы совершенно разные.

— Да, — удивлённо ответил юноша.

— Хорошо, но будь осторожней. У тебя доброе сердце, Гарри, не позволяй себя обмануть.

— Спасибо, мадам Агнест, я постараюсь быть внимательным, — искренне поблагодарил Гарри.

— Поттер, хватит любезничать, — донеслось из прихожей. Виновато улыбнувшись женщине и пожав плечами, Гарри отправился к брату.

Женщина проводила их. Она видела, как Дик недружелюбно смотрел вслед блондину и как схватил Гарри за край его странного плаща. Как будто просил остаться, но юноша, на прощание погладив Дика и помахав ей, отправился вслед за братом.

— Надеюсь, я ошибаюсь, — искренне произнесла мадам Агнест, когда юноши скрылись из виду. Почему-то ей тоже не хотелось отпускать подростка. Такое ощущение, что мальчик в беде, что что-то с ним не так.

Тяжело вздохнув, женщина вернулась к своим делам.

* * *

— Ну и где наша метла? — раздражённо проворчал Драко. Они уже полчаса разрывали сугробы.

— А ты уверен, что мы приземлились именно здесь? — Гарри осмотрелся вокруг. Ночью метель замела их следы. На снегу были видны лишь тропы, проделанные с утра местными жителями.

— И что ты предлагаешь? Нам не добраться до дома без магии, — растерянно озираясь, произнёс блондин.

— Мадам Агнест дала мне денег на дорогу и немного еды. Можем поехать на автобусе. Минут через двадцать идёт рейс до Манчестера. Мы успеем, — предложил Гарри.

— Магловский автобус? Да ни за что! — возмутился блондин, в шоке смотря на «брата». Да он презирал грязнокровок, что уж говорить о магловских изобретениях!

— Как хочешь, — пожал плечами Гарри, садясь на какое-то бревно, — Значит, пойдём пешком. Автобус ходит раз в неделю.

— Чёрт с тобой, отправимся на автобусе. Тем более наш замок не так далеко от Манчестера.

— Тогда быстрее, — Гарри вскочил и взял за руку брата, — Остановка у ворот деревни.

Юноши бросились к самой широкой тропинке. У ворот виднелся небольшой автобус.

— И как ты узнал о нём? — на бегу спросил Драко.

— Мадам Агнест сказала, когда я прощался с нею, — ответил Гарри, запрыгивая в заднюю дверь.

Юноши сели на заднее сидение. Улыбнувшись, Гарри посмотрел в окно, словно прощаясь с деревней. К ним подошла кондуктор, Гарри расплатился с нею. Драко удивлённо смотрел за его манипуляциями, сам он совершенно не разбирался в магловских бумажках. Такое ощущение, что в этом мире Поттеру намного легче, чем в магическом, сам же Малфой ощущал себя здесь совершенно чужим.

— Драко, расслабься, мы только к вечеру будем в городе, — откинулся на спинку сидения Гарри, блондину явно не стало легче от этих слов.

Глава 4. Большой город

К удивлению Драко, путешествовать на автобусе было довольно приятно. Конечно, он не сравнится по скорости с «Ночным рыцарем», но зато почти не укачивало, да и дорогу можно было рассмотреть. На пути встретилось несколько населённых пунктов, и даже достаточно большой городок. Гарри почти всю дорогу проспал. Драко хотел посмотреть, что у гриффиндорца в его чёрной меховой сумке, перекинутой через плечо, но почему-то не стал. Сам он в Хогсмид взял лишь кошелёк и палочку, которые спокойно поместились в кармане мантии.

— Почти приехали, — зевнул Гарри, посмотрев в окно. Их вечерними огнями встречал большой город.

— Ты был здесь? — не смог скрыть удивления Малфой.

— Не знаю, но кондуктор сказала, что Манчестер — единственный крупный город, который включает в себя наш маршрут, — Гарри открыл сумку и достал несколько бутербродов и бутылку с холодным чаем, — Будешь?

— Спасибо, — Драко взял два протянутых бутерброда. Он не думал, что так проголодался в дороге.

Автобус доехал до конечной. Гарри убрал полупустую бутылку обратно в сумку, и юноши вышли на улицу.

— И в какой стороне наш дом? — повернулся к брату Гарри.

— Манчестер находиться к западу от Малфой-менора, — пожал плечами Драко.

— Значит нам на восток, — улыбнулся Гарри и пошёл в сторону припаркованных у обочины машин. Малфой, накинув капюшон, последовал за ним.

Драко не слышал, о чём говорил Гарри с одним из водителей, но через десять минут они уже шли в направлении какого-то магазинчика.

— Ты уверен, что восток именно там? — скептически посмотрел в сторону магазина блондин.

— Мне так сказали, — кивнул Гарри.

— А этот магл откуда знает? — подозрительно спросил Драко.

— Он таксист, — ответил Гарри, но, заметив непонимающий взгляд брата пояснил, — Может за деньги отвезти туда, куда скажут.

— А почему мы не поехали? — резко остановился блондин.

— Драко! — Гарри буквально силой увёл его с проезжей части, несколько машин уже сигналило юношам, — Ты что?! Как можно останавливаться посреди дороги?! Это опасно!

— Поттер, хватит. Не надо меня опекать! — разозлился Драко, вырывая руку.

— Да что с тобой? Ты будто впервые оказался в городе! — удивлённо посмотрел на него гриффиндорец.

— Из нас двоих только ты, Поттер, вечно лазаешь по магловским переулкам, — недовольно ответил Малфой.

— Почему ты меня так называешь? Мы ведь не родные? — внимательно посмотрел на него Гарри.

— Мы кузены, Поттер, — не задумываясь, ответил Драко, — Разве та женщина не говорила тебе, что мы не похожи?

— Ты подслушивал?! — возмутился парень.

— Она настраивала тебя против меня! — гневно ответил Малфой.

— Она просто очень добрая, и не хотела, чтобы со мной что-нибудь случилось. А ты себя вёл грубо. Неужели нельзя быть хоть чуточку дружелюбным с людьми? — вышел из себя юноша.

— Уж явно не с маглами, — презрительно бросил блондин.

— Но почему? Чем ТЫ лучше ИХ?

— Я — Малфой, — гордо сказал Драко.

— И это всё? — язвительно рассмеялся Гарри.

— Ты не понимаешь. Я — единственный наследник древнего рода. Я чистокровный!

— И где здесь ТВОЯ заслуга? Ты просто родился таким. А что хорошего ты сам сделал в жизни? Для других людей?

— Тебе не понять, идём, — блондин повернул обратно, посмотрев на такси, водители которых дожидались клиентов.

— Драко, я потерял память, но не разум, — посмотрел на него Гарри, — И мы пойдём пешком. У нас просто нет денег на такси, а твои монеты люди не примут.

— С тобой одни неприятности, Поттер. Не дождёшься ничего хорошего, — проворчал под нос Малфой, — Пошли, и накинь капюшон.

Так они и дошли до края Манчестера. Из города на восток вела широкая дорога.

— Нам туда, — облегчённо сказал Драко, увидев знакомый мост через реку. Он несколько раз проезжал здесь с отцом на министерской машине, когда вынужден был присутствовать на благотворительных вечерах, организованных Малфоем-старшим.

— Драко, уже поздно. Как далеко отсюда наш дом? — остановил брата Гарри.

— Не знаю, — обернулся блондин, — Мы ехали минут двадцать.

— Быстро? — Драко кивнул, гриффиндорец лишь покачал головой, — Мы не уйдём далеко ночью. Здесь может быть больше сорока километров, а это значит, что без магии мы потратим весь день, добираясь до дома.

— Нам надо лишь попасть на территорию замка, — не согласился блондин.

— Нам не проделать весь путь ночью, давай заночуем вон там, — кивнул Гарри на полуразрушенный дом.

— Ни за что, — в шоке посмотрел Драко на мрачное строение.

— Как хочешь, — Гарри пошёл в сторону дома.

Малфой хотел пойти один, но было страшно. Кроме того, без Поттера Лорд и слушать его не станет.

— Поттер, подожди, — кинулся он к упрямому гриффиндорцу.

— И будет лучше, если ты будешь звать меня по имени, — в упор посмотрел на брата юноша.

— Хорошо, По…Гарри. Но давай медленнее, я за тобой не успеваю.

Юноши вошли в дом. Драко зажёг палочку. Благо, Люмос не отслеживался Министерством. Дом был заброшен. Кое-где обвалился потолок, по одной из стен прошла широкая трещина, на полу толстый слой пыли.

— Поттер. То есть, Гарри, это не магловский дом, — в шоке замер Драко, подбирая с пола разбитый вредноскоп.

— Думаешь, на хозяев напали? — Гарри посмотрел на сломанные стулья, перевёрнутый стол, разбитую посуду. Здесь явно сражались.

— Я думаю, их убили, — тихо ответил блондин, — Пожиратели.

— Кто они такие? — посмотрел на побледневшего брата брюнет.

— Не важно, — опомнился Малфой, — Но здесь нам безопасно.

Обнаружив несколько спальных комнат, они отправились спать. Завтра их ожидала ещё долгая дорога.

* * *

Проснувшись, Драко тут же отправился в спальню гриффиндорца. Не обнаружив его в комнате, Малфой заволновался, но Гарри оказался на кухне.

— Ты умеешь готовить? — удивился блондин, смотря как Поттер возиться у плиты.

— Видимо, да, — согласился Гарри, — Жаль, что здесь ничего больше не было, так что снова картошка.

— Я не против, — искренне улыбнулся Драко, вдыхая запах жареной картошки.

Гарри снял сковородку и стал накладывать приготовленное блюдо в тарелки.

— Что это? — Драко заметил на оголённом плече «брата» огромный синяк и несколько довольно сильных царапин.

— Я не мог остановиться, врезался в дерево, — с каким-то отстраненным взглядом ответил юноша, — Было страшно. Но я больше ничего не смог вспомнить, — с отчаянием произнёс парень.

— Зачем тебе вспоминать плохое? Вспомнил бы лучше Уизли или Грейнджер, — не подумав, сказал Драко и тут же замолчал, осознав свою ошибку.

— Грейнджер? — что-то шевельнулось внутри. Он сжал виски, он чувствовал, что это важно. Вдруг в сознании вспыхнул яркий образ: девушка сидит за горой книг и плачет. Сердце сжалось, — Гермиона… я нужен ей, Драко.

— Нежен? Вы же просто друзья, — не смог сдержаться любопытства блондин.

— Друзья? Драко, расскажи обо мне. О моей жизни, — попросил Гарри.

— Давай сначала доберёмся до дома, Гарри. Обещаю, там я всё расскажу тебе.

— Тогда ешь, и идём, — согласно кивнул Гарри, подавая блондину вилку.

Глава 5. Замок Малфоев

Автостопом юноши доехали до края леса. Вглубь вела невидимая для маглов дорога.

— А почему мы вчера не могли так доехать? — спросил Драко, когда Гарри поблагодарил водителя, и машина уехала.

— Ночью? Да это опасно. Тем более нам могло и не повезти, а днём машин больше. Но если хочешь, можем вернуться и проделать весь путь пешком, — ответил Гарри.

— Ну уж нет. Нам ещё до ворот минут двадцать топать, — отказался блондин, посмотрев в сторону леса. Почему-то ему совершенно не хотелось вести туда Поттера. Но, вспомнив, что отец сейчас в Азкабане, парень решился, — Пошли, нас ждут.

Идти оказалось недолго. За вторым поворотом показались ворота, за которыми был просто королевский двор и белокаменный величественный замок.

— И мы здесь живём? — восхищённо спросил Гарри, останавливаясь и любуясь красивым видом.

— Есть ещё поместье и несколько квартир, одна из которых в магическом Лондоне, — пожал плечами Драко, самодовольно улыбнувшись.

Юноши дошли до ворот. Драко скинул капюшон и приложил ладонь к бронзовой пластине с девизом Малфоев, после чего спокойно открыл ворота.

— Проходи, — кивнул он «брату», тот зашёл. Ворота закрылись, пути назад уже не было.

Не успели юноши сделать и десяти шагов в сторону замка, как перед ними с негромким хлопком появилась женщина.

— О, Драко, — женщина довольно улыбнулась, смотря из-под тяжёлых век, — Ты вовремя. Лорд уже собирался отправлять людей на твои поиски. Он очень недоволен твоим побегом.

— Думаю, тётя, он переменит своё решение, — гордо выпрямился блондин, кинув взгляд на Гарри.

— И кто это у нас? — с интересом перевела взгляд на второго юношу Белла. Гарри тоже скинул капюшон, закрывающий его лицо. Беллатриса Лестрейндж изумлённо вскрикнула и отшатнулась назад.

— Что-то не так, тётя? — усмехнулся Малфой.

— Драко, ты превзошёл сам себя. Не думала, что ты способен на это, — глаза женщины победно сверкнули, улыбка стала просто маниакальная, — Добро пожаловать, Поттер. Лорд тебя давно ждёт.

Ничего не понимая, Гарри пошёл за женщиной и братом. Реакция женщины ему не понравилась. Да и о каком «Лорде» она говорила?

— Тётя, как отец? — спросил Драко, когда они уже были у замка.

— А, ты же не знаешь, — улыбнулась Белла, — Лорд приказал не отвлекать тебя от задания. Люца освободили ещё в конце сентября. Наши люди провернули всё по высшему разряду. Его отпустило Министерство, за довольно немалую сумму. «Пророк» не писал об этом.

— Что?! — Драко остановился, неверяще смотря на женщину.

— Не глупи, Драко, — подтолкнула его к дверям Белла.

— Почему вы мне не сказали?! Почему молчал крёстный! — блондин был в шоке.

— Северус? — рассмеялась Белла, — Зачем ему знать об этом? Ты должен был выполнить приказ. Твой отец согласился со мной, что для тебя же будет лучше, если ты не будешь знать о его освобождении.

— Да как вы смели?! — Драко вырвался и наставил на женщину палочку. Белла громко рассмеялась:

— Что ты хочешь сделать, Драко? Ты слишком слаб, чтобы справиться со мной!

— А я попробую, — гневно ответил блондин.

— Драко, что происходит? — Гарри в замешательстве стоял у двери, наблюдая за братом.

— Гарри, не вмешивайся. Мы должны уйти, — яростно смотря на тётю, ответил блондин.

— Уйти? Драко, Лорд не даст вам уйти, — жутко смеясь, произнесла Белла.

— Лорд ждёт, Драко, — из боковой двери вышел Люциус и чуть удивлённо поднял бровь, посмотрев на представшую его взору сцену, — Что у вас происходит? Поттер, добро пожаловать в наш дом.

Драко испуганно посмотрел на отца и убрал палочку. Он всегда безоговорочно подчинялся Малфою-старшему, а сейчас он впервые увидел тень гордости за него в глазах Люциуса. Все сомнения мгновенно исчезли, он поступил правильно.

— Отец, я бы хотел познакомить Гарри с Лордом, — в голосе была лишь надменность.

— Познакомить? — Люциус изучающе посмотрел на Поттера.

— Он потерял память, отец. И я привёл его к нам домой, — чуть улыбнулся блондин. Беллатриса опять рассмеялась. Малфой-старший холодно посмотрел на неё, после чего перевёл взгляд на сына.

— Ты молодец. Лорд будет доволен, — Люциус развернулся и повёл всех в подземелья замка, где Лорд устраивал собрания и держал пленников.

Гарри старался не отставать от брата. Ему не нравились мрачные подземелья, от стен которых веяло холодом. Они вошли в просторный каменный зал, где на чёрном троне сидел странный человек с красными глазами и просто змеиным лицом.

— Что так долго? — недовольно прошипел незнакомец.

— Драко привёл, — Люциус грубо толкнул на середину зала Гарри.

— Поттер? — по комнате пронёсся холодный смех, — Что ж, Люциус, твой сын превзошёл мои ожидания. Драко, я освобождаю тебя от твоего задания. Мне не нужен старик. Он теперь ничего не сможет сделать. Круцио!

— ДРАКО!!! — жуткая боль пронзила каждую клеточку тела. Гарри упал на пол, не в силах стоять, — ДРАКО!!!

Лорд отвёл палочку. Гарри тяжело дышал. Драко старался не смотреть на него, руки были сжаты в кулаки, костяшки пальцев побелели. Почему-то он не чувствовал гордости, а лишь боль. Как будто его пытали вместе с Гарри.

— За что?! Что я вам сделал? — приподнявшись, Гарри непонимающе посмотрел на Лорда. В глазах была лишь обида.

— Что с ним? — Волан-де-Морт был удивлён. Возможно, впервые в жизни.

— Он потерял память, — негромко сказал Драко, смотря себе под ноги.

— Значит, ты ничего не помнишь? — Лорд с минуту смотрел прямо на Гарри, после чего расхохотался, — В таком случае я предлагаю тебе стать Пожирателем. Это большая честь для тебя.

Гарри недоумённо посмотрел на сидящего мужчину. В памяти что-то шевельнулось. Драко упоминал о них, но кто это такие, Гарри не знал.

— Чего ты медлишь, Поттер? Наш хозяин предлагает тебе присоединиться к нам. Стать избранным. Таким, как мы, — безумно прокричала Беллатриса, — Таким, как Драко.

Гарри резко оглянулся и посмотрел на чересчур бледного брата. Было видно, что тот переживает за него. Юноша решил, что брат просто боится, что он откажется, что уйдёт.

— Я… — брюнет повернулся к Лорду, собираясь согласиться, но его прервал голос Драко:

— Не соглашайся! Он сумасшедший! — на секунду их глаза встретились. В зелёных глазах были вопрос и удивление. А в следующее мгновение невыносимая боль пронзила тело. Круцио Лорда достигло цели.

— Не трогайте его! — Гарри вскочил и бросился к Лорду. Но не успел он сделать и несколько шагов, как ноги словно слиплись, и он со всего маху упал на каменный пол. Палочка Лорда была направлена на него.

— У тебя нет палочки, Гарри? — вкрадчиво спросил Волан-де-Морт, смотря на лежащего у его ног подростка, потом перевёл взгляд на своих слуг, — Драко, подойди сюда.

— Не делай глупостей, — прошептал Люциус, поднимая сына и толкая его к Лорду.

Драко чуть не упал, но решительно посмотрел на своего повелителя.

— Убей его, или я сам убью вас обоих, — прошептал Лорд.

Гарри в шоке посмотрел на брата. Серые глаза блондина встретились с изумрудно-зелёными. Драко знал, что Лорд сдержит слово, что Гарри не жить, а он вполне может спастись. Блондин поднял палочку, паника всё сильнее завладевала им. Неожиданно вспомнились последние дни. Он не смог бы добраться до дома без «брата», Гарри, не зная этого, сам привёл себя к своей смерти.

— Можешь убить меня, — опустил палочку Драко. Впервые он чувствовал, что поступает правильно. Лорд засмеялся:

— Убить? Ты думаешь, что всё так просто? Да вы оба будете умолять, чтобы я применил Аваду. Круцио!

Ужасный крик огласил подземелья. Драко упал на колени, тело просто разрывалось от боли. Лорд отвёл палочку:

— Даю тебе последний шанс, Драко.

— Давай, Драко. Или ты настолько слаб? Ты не способен убить? Слабак! Ты не мужчина, а лишь сопливый ребёнок, — визжала Беллатриса.

— Драко, ну же. Поттеру не жить. Твой поступок будет благородным, ты сам избавишь его от мучений. Ты же знаешь, что Авада не причиняет боли, а пытки сведут вас с ума, — Люциус посмотрел на испуганного сына, но Драко лишь плотно сжал губы и помотал головой.

— Драко, убей меня, — еле слышно произнёс Гарри, неотрывно смотревший на брата, — Не мучай себя.

Драко в отчаянии посмотрел на брюнета. Ему показалось, что это Лорд заставил Поттера сказать эти слова, но, посмотрев парню в глаза, он понял, что тот сам их произнёс: ради него, ради «брата», который его предал.

— Авада кедавра, — луч в нескольких сантиметрах пролетел от головы Лорда. Воспользовавшись всеобщим замешательством, Драко снял чары с «брата» и рывком помог встать ему, — Бежим!

Толкнув тётю и выхватив её палочку, он сунул её Гарри.

— Протего! — Гарри на автомате применил знакомые чары, когда в них полетели лучи от Лорда и Люциуса.

— Сюда, — Драко резко свернул, заставив повернуть и Поттера, но зелёный луч достиг Гарри, зацепив больное плечо.

Секундный крик, и тело подростка, отброшенное заклинанием, упало на пол.

— НЕТ!!! — Драко кинулся к брату и упал рядом с ним, — Нет, пожалуйста, — его тело содрогалось от плача, сзади слышался ледяной жуткий хохот.

* * *

Темнота и спокойствие… Здесь так хорошо, здесь безопасно…

Гарри чувствовал это спокойствие, наслаждался той свободой, которую ощущал. Ему было всё равно, где он находиться. Он просто знал, что здесь его место, что здесь ему никогда не придётся страдать, что впереди у него целая вечность…

Сколько прошло времени? Как долго он здесь находиться? Минута, день или год? Время не играло здесь никакого значения, его просто не было.

— Гарри, — кто-то позвал его.

Юноша встал, пытаясь хоть что-то увидеть. Недалеко была белая лестница, уходящая вверх. Рядом раздался неприятный вскрик, и что-то тёмное упало за край огненной пропасти.

— Где я? — удивлённо произнёс подросток, смотря на то место, где секунду назад была пропасть.

— Ты на краю, — ответил такой знакомый мужской голос.

Гарри резко повернулся:

— Сириус! — юноша бросился к улыбающемуся крёстному.

— Тебе стоит вернуться, Гарри, — обнял его Сириус.

— Но зачем? Я не хочу. Я хочу остаться с тобой, — непонимающе спросил юноша.

— Гарри, я знаю, — грустно улыбнулся Сириус, — И я не могу повлиять на твоё решение. Просто вспомни, почему ты здесь, и я не буду настаивать, если ты захочешь остаться.

Гарри задумался. Он хотел найти ту пещеру, в которой жил когда-то крёстный. А потом… Юноша в шоке посмотрел на мужчину.

— Ты можешь его спасти. Ты можешь вернуться, — посмотрел ему в глаза Сириус.

— Но почему не вернулся ты? — с болью спросил юноша.

— Единственное, кем я мог стать, это приведением. Но я тогда не думал, я просто пошёл дальше. И, знаешь, я поступил верно. Те, кто стали приведениями, здесь несчастны. Они в том мире, хотя принадлежат этому. Многие из них пытались вернуться сюда, но это уже невозможно.

— А я? Я стану призраком?

— Нет, Гарри, ты будешь жить.

— Но почему, Сириус? — непонимающе посмотрел на крёстного Гарри.

— Ты видел тень Лорда, которую забрала преисподня. Ты был с ним связан, но теперь ты свободен. Разве Дамблдор не говорил тебе, что, взяв для ритуала твою кровь, Лорд ещё больше связал вас? Смерть забрала свою плату, взяв осколок души Лорда. Когда-то Лили отдала свою жизнь за тебя. Её защита и твоя кровь в жилах Лорда, который опять на тебя напал, позволят вернуться, — Сириус ещё раз крепко обнял крестника, — Ты больше не связан с ним. И лишь тебе решать: возвращаться или нет.

— Я вернусь, — решительно кивнул Гарри. Яркая вспышка света ослепила его.

Как сквозь вату юноша услышал ледяной смех и чьи-то рыдания. С трудом разлепив глаза, он увидел склонившегося над ним Драко, буквально в метре от него валялась палочка Беллатрисы.

— Драко, пора уходить, — Гарри резко повернулся, схватив палочку.

Визг Беллатрисы вывел Драко из ступора. Слизеринец мгновенно вскочил и, схватив Гарри за руку, свернул в неприметный коридор.

— Схватить их! Они не должны уйти! — услышали бежавшие по узкому коридору юноши.

— Он позовёт Пожирателей, нам не уйти, — в отчаянии произнёс Драко, сворачивая в узкий проход.

— Стой, — Гарри привалился к стене и плохо слушающимися пальцами стал открывать сумку.

— Гарри, они убьют нас! Надо бежать, — в паники произнёс блондин, смотря на манипуляции брата.

— Нам нужна вся удача и мантия, — Гарри достал мантию отца и флакончик «Феликс Фелициса».

— Зелье удачи? — надежда отразилась на лице блондина.

— Выпей, — отпив ровно половину зелья, Гарри отдал флакончик Драко, — У нас шесть часов. Надеюсь, нам повезёт.

Драко, выпив зелье, удивлённо посмотрел на мантию в руках гриффиндорца. Но тот лишь кивнул на ещё один неприметный коридор.

Каким образом их никто не поймал, сказать было сложно. Как будто сама судьба вела их по лабиринту бесконечных коридоров. Выбежали они из лабиринта в какой-то склеп.

— Ух ты! А я всё думал, какой из туннелей ведёт к кладбищу! — поразился Драко, задвигая мраморную плиту, скрывавшую вход в подземелья.

— Здесь есть выход? Кроме главных ворот, — оглядевшись, спросил Гарри.

— Боюсь, что нет, — покачал головой Драко.

— Соваться туда — чистое самоубийство. Никакая удача не поможет, — вздохнул Гарри, садясь на каменный выступ.

— И что теперь? Останемся здесь? Рано или поздно они догадаются спросить домовиков, а те каждый уголок здесь знают, — сел рядом блондин, опустив голову.

— Ты же Малфой. Почему нам самим не воспользоваться помощью эльфов? — удивлённо спросил Гарри.

— Они подчиняются только родителям. Иначе я ещё в Хогсмиде их бы позвал, — устало ответил Драко, — Даже, я бы сказал, они служат замку. Только Добби служил лично отцу.

— Добби? — Гарри резко поднялся, поняв, что нужно сделать. Через несколько секунд перед ним стоял домовик.

— Гарри Поттер, сэр, вы звали меня? — писклявым голосом спросил домовик. Драко изумлённо смотрел на свободного эльфа.

— Добби, ты можешь нас вытащить отсюда? — с надеждой спросил Гарри. Эльф печально покачал головой.

— Может, есть какой-нибудь ход, ведущий за территорию замка? — спросил Драко. Домовик удивлённо посмотрел на него, на личике расплылась довольная улыбка.

— Старый туннель, у входа на кладбище, между гробницами, — закивал эльф.

— Добби, ты можешь нам показать его? — облегчённо вздохнул Гарри, — Куда он ведёт?

— К небольшой реке, там пещера, — ответил эльф, — Я отведу вас.

— Стань невидимым, мы пойдём на твой голос, — Гарри накинул на себя и Драко мантию-невидимку.

Вокруг замка было полно Пожирателей. Гарри и Драко медленно шли к кованным чёрным воротам.

— Хватит играть в прятки! Вы не уйдёте от смерти! — донёсся до них приглушённый голос Лорда со стороны главных ворот.

— Направо, — негромко произнёс Добби, находившийся где-то рядом.

У самого выхода были две мраморные белые гробницы.

— Первые Малфои, — прошептал Драко.

— Надо лишь произнести девиз чистокровных у их могил. Ход строился во время одной из магических войн, чтобы можно было уйти из замка в случае нападения, — пояснил домовик.

— «Чистота крови навек» — произнёс Гарри, когда они вплотную приблизились к гробницам. Массивная каменная скамейка, ушла вглубь стоящих вплотную гробниц, под ней открылся тёмный проход.

— Откуда ты знаешь? — изумлённо воскликнул Драко. К счастью, вокруг замка был такой шум, что их не услышали.

— Это и девиз Блеков, — ответил Гарри, — Добби, возвращайся в Хогвартс. Не одна живая душа не должна знать, где мы.

— Я никому не скажу о вас, сэр, — с негромким хлопком эльф исчез, а юноши спустились в проход, ведущий к свободе.

Глава 6. Куда идти?

Уже несколько часов Гарри и Драко шли по достаточно широкому туннелю, освещая дорогу волшебными палочками. Впереди послышался шум воды, и потянуло свежим воздухом.

— Скоро выйдем, — улыбнулся Гарри, всей грудью вдыхая холодный зимний воздух.

— Откуда у тебя мантия? — спросил Драко, кинув взгляд на сумку, висящую на плече брюнета.

— Досталась от отца, — ответил брюнет, выходя в довольно просторную пещеру.

Выход из пещеры заграждал разросшийся колючий кустарник, так что с той стороны очень сложно было бы обнаружить вход. Кроме того, Гарри не сомневался, что около пещеры полно скрывающих чар.

— Гарри, подожди, — Драко остановил гриффиндорца, который уже собирался покинуть пещеру.

— Драко, нам надо уходить. Если Добби знал про проход, то и другие эльфы знают, — обернулся к блондину Гарри.

— Я знаю, но мне необходимо кое-что сказать тебе, — смутился Драко, пытаясь подобрать слова.

— Не надо, Малфой, я всё знаю, — негромко сказал Гарри, внимательно смотря на «брата».

— Знаешь? Тогда уходи, Поттер. Я — Пожиратель, нам с тобой не по пути, — Малфой привалился к стене, пытаясь унять нервную дрожь и всеми силами стараясь вернуть лицу надменность и холодность, чтобы гриффиндорец не видел, как ему плохо.

— Я уйду только с тобой. Они убьют тебя, — возразил Гарри, положив руку на плечо слизеринца.

— Не стоит проявлять своё гриффиндорское благородство. Ты не знаешь, кому хочешь помочь, — избегая взгляда брюнета, чуть дрогнувшим голосом произнёс Драко, — Я должен был убить Дамблдора, это я дал Кэти ожерелье, я заколдовал мадам Розмерту. И я привёл тебя к Лорду…

— Кэти жива. Ты не виноват, что она коснулась того ожерелья. Она не должна была попасть под его чары, ты ведь отправил его Дамблдору. Мадам Розмерту ты освободил от чар, я ведь сам это видел. Ну а Дамблдор жив-здоров. Скорее всего, ищет меня, — спокойно ответил брюнет.

— Ты не понял? Я обманул тебя! Из-за меня ты лишился памяти! — Драко с ненавистью посмотрел на него.

— Ты меня спас. Тогда, в пещере. Я потерял палочку, когда ехал с горы. У меня не было сил дойти до деревни, я не мог позвать на помощь. Если бы не ты, я бы там замёрз. И я рад, что потерял память, — негромко произнёс Гарри, — И ты не меня ненавидишь, а только себя. Не притворяйся, я вижу это. Ты не убил меня, ты выбрал смерть, когда Лорд предлагал тебе жизнь. Ты остановил меня, когда я чуть было не принял метку, и ты попытался спасти меня… Драко, ты не Пожиратель.

— Ошибаешься, — блондин закатал рукав, показывая метку, — Уходи.

— Эта метка ничего не значит, — Гарри аккуратно провёл рукой по чёрной татуировке, — Ты лучше их.

— Оставь меня! Ты мне не нужен! Иди, — отшатнулся блондин, опуская рукав.

— Я нужен. Кроме того, братьев не бросают, — серьёзно сказал Гарри.

— Я тебе не брат, — еле слышно произнёс Драко, опускаясь на холодный пол и закрывая лицо руками.

— Брат, — улыбнулся Гарри, присаживаясь на корточки напротив блондина, — Уже три дня. Я вернулся только ради тебя. Я вспомнил всё от Авады Лорда, и я сам решил вернуться. Чтобы ты не умер…

Драко поднял голову и сквозь пелену слёз посмотрел в зелёные глаза гриффиндорца:

— Ты вернулся ради меня? Почему?

— У меня никогда не было брата, а за эти три дня ты стал им. Ты пожертвовал всем ради меня. Даже когда я умер ты не ушёл. Тебя бы не стали искать, ты был бы в изгнании, но ты остался со мной. Зная, что лёгкой смерти у тебя не будет. И не притворяйся. Я тоже стал тебе братом, иначе бы ты не плакал, иначе не просил бы меня сейчас уйти, — тихо произнёс Гарри, — Драко, ты нужен мне, без тебя я не уйду. И давай общаться, как в последнее время. Без притворства, без этих масок.

— Спасибо, Гарри, — неуверенно улыбнулся Драко.

— Пошли. Надо добраться до дороги и уехать подальше. Когда-нибудь Лорд поймёт, что нас нет в замке, — Гарри помог блондину подняться.

* * *

До дороги юноши добрались уже к ночи. К счастью, Пожиратели им не встретились. Дорога была широкая, но юноши не могли сказать, та ли эта дорога, по которой они приехали в замок Малфоев, также они не знали, далеко ли находятся от замка.

— И куда мы поедем? — Драко посмотрел на редко проезжающие машины.

— В Лондон, свяжемся с Орденом Феникса, они помогут, — ответил Гарри. Рядом с ними остановился тонированный автомобиль, но Гарри, поблагодарив шофёра, отказался ехать.

— Что-то не так? — посмотрев вслед отъезжающей машине, спросил Драко.

— Я же говорил, что ночью лучше не ездить. Там было двое мужчин. Если они нападут, нам не справиться.

— У тебя же палочка! — удивился блондин.

— Ага, — кивнул Гарри, — Но как ты думаешь, если мы применим атакующие чары против маглов, Министерство не узнает об этом? Конечно, с палочкой твоей тёти я могу колдовать вне школы, но вот нападения на маглов нам выйдут боком. Мы даже скрыться не успеем, министерские реагируют на такое быстро. Тем более, сейчас, после возрождения Лорда.

— Откуда ты знаешь? — удивился Драко, — Ты ведь воспитывался у маглов!

— Отец Рона работает в Министерстве, — пожал плечами Гарри.

— Ну и что? Мой отец тоже там появляется, — не понял блондин.

— Драко, а сколько раз твой отец упоминал о законах, касающихся маглов? — посмотрел на брата Гарри.

Драко хотел что-то сказать, но замолчал. Его отец никогда не говорил о подобных запретах.

— Вот видишь, — улыбнулся Гарри, — А таких запретов полно. Например, нельзя колдовать в присутствии маглов, если они не являются твоими родственниками или близкими друзьями. Нельзя заколдовывать их изобретения без специального разрешения Министерства. Нельзя вмешиваться в их жизнь и политику.

— А смысл тогда быть волшебником, если тебе всё запрещают? — в шоке спросил Драко.

— У нас просто особая сила, которая облегчает нам жизнь. Хотя у маглов тоже есть свои изобретения, которые вполне заменяют магию, — ответил Гарри, после чего усмехнулся, — Кстати, спасать маглов мы можем и даже должны. В этом случае волшебство не запрещается.

— Умеешь же ты испортить настроение, Поттер, — проворчал блондин, — Я всю жизнь надеялся, что после семнадцати смогу делать всё, что угодно. А оказывается, что запретов станет в сто раз больше. И какой теперь смысл взрослеть?

— Мы же договорились называть друг друга по именам, — Гарри еле сдержал смех, смотря на расстроенного брата. Рядом остановился небольшой грузовик, но Гарри опять отказался ехать.

— Скоро машин не останется? Чем тебе этот не понравился?

— Он закрытый, — ответил брюнет и пояснил, — Когда путешествуешь автостопом, лучше выбирать те машины, в которых едет пара или есть дети. Это самый безопасный вариант. Притом, лучше одному не путешествовать. Мало ли что. В нашем случае можем сесть и туда, где только водитель, но я не люблю, когда окна тонированы или машина — грузовик.

— Поттер, нас могут найти, а ты привередничаешь, — закатил глаза Малфой.

— Драко. Мы сейчас беззащитны. Нам нельзя привлекать Министерство, или ты забыл, что у тебя метка? В грузовике и тонированной не видно, что твориться внутри. Нас просто могут ограбить или убить.

— Это же маглы! А вдруг они думают о нас так же, вот и не останавливаются.

— Ты прав, но среди маглов есть и те, которые готовы помочь.

— Ты о мадам Агнест? Кстати, почему тот пёс так к тебе отнёсся? Кого он напоминал тебе?

— Собаки чувствуют людей. Он понял, что мне нужна помощь. И он мне напомнил крёстного… Сириус был анимагом, превращался в чёрного пса, — с болью ответил Гарри.

— Прости. Значит, Блек был твоим крёстным? Ты поэтому ходил тенью после случая в Министерстве? Это он жил в той пещере, которую ты так искал?

— Да, — тихо ответил Гарри, — А твой крёстный — Снейп? Драко, я слышал, как вы говорили на вечеринке Слизнорта. Он дал Непреложный обет. Что он обещал? Что будет, если нарушит его?

— Если нарушит, то умрёт. Он бы прав. Я вёл себя, как ребёнок, а он действительно хотел помочь. Он видел, что я переживаю из-за отца. И теперь я знаю, что он не знал о том, что отца отпустили, — грустно сказал Драко, — Он обещал матери присмотреть за мною, когда я попытаюсь выполнить приказ Лорда, защищать меня и убить Дамблдора, если я не смогу. Но Лорд отменил свой приказ. Скорее всего, теперь крёстный останется в школе. Лорд посчитал мое вступительное задание выполненным, так что крёстный освобождается от обета. Единственное, что остаётся, это клятва защищать меня, — блондин с минуту молчал, а потом посмотрел на брата, — Я не знаю, на чьей он стороне. Не знаю даже, любит ли он меня. Он всегда такой холодный, даже наедине разговаривает со мной, как с обычным студентом. Но клятву нарушить нельзя. Давай поедем к нему. В Ордене меня не примут. Я там чужой. Всё выглядит так, что я украл тебя, меня даже слушать не будут — запрут в Азкабане.

— Но буду же я? Я объясню им, — возразил Гарри.

— Они подумают, что на тебе чары. Метку я не сотру, по ней они сразу поймут, что я — Пожиратель, — печально покачал головой Драко.

— Ты прав, — подумав, кивнул Гарри, — А где дом Снейпа?

— В Паучьим тупике, — ответил Драко и опустился на бордюр, схватившись руками за голову и отчаянно смотря на брата, — Я ни разу там не был. Я не помню точного адреса: ни номера дома, ни города. Только название улицы. Нам в жизни его не найти.

— Не переживай. Сейчас главное — уехать отсюда. Мы что-нибудь придумаем, — утешительно посмотрел на него Гарри.

Машин почти уже не было. Но им повезло. Остановился старый форт, в котором был мужчина с ребёнком. Поговорив с ним несколько минут, Гарри позвал брата, и они поехали в сторону Лондона. Что они будут делать потом, они не знали. Куда едут — для них было не важно. Главное быть вместе, главное — выжить.

Теперь они чужие. Чужие для орденцев и Пожирателей, для Министерства и всего магического мира. Надежда была лишь на одного человека. Человека, принёсшего клятву. Но как искать его, братья даже не представляли.

Глава 7. В Лондоне

Машина остановилась. Гарри открыл глаза и посмотрел в окно. Они были в каком-то посёлке.

— Где мы? — сонно спросил парень.

— Недалеко от Ноттингема, — обернулся шофёр, — Отсюда можете доехать до Лондона на автобусе или поездом.

— Спасибо, — кивнул Гарри, — Драко, вставай.

— Что? — Малфой непонимающе посмотрел на него.

— Приехали. Хватит спать, — ухмыльнулся брюнет.

Оба вышли из машины, Гарри чуть задержался, задав какой-то вопрос подвёзшему их мужчине.

— Что ты спросил? — поинтересовался Драко, следя, как форт сворачивает к одному из ближайших домов.

— Как найти город, зная улицу, — ответил Гарри.

— А это возможно? — удивился блондин.

— Драко, почему ты не взял магловедение? — рассмеялся брат, — Ты даже не представляешь, сколько всего маглы могут!

— Но названия улиц же повторяются? — неуверенно произнёс Драко.

— Ага, но не думаю, что в Англии много городов, в которых есть Паучий тупик. Нам повезло — название должно быть редким, — ответил юноша.

— А если нет? — возразил слизеринец.

— Попробуем по фамилии, — пожал плечами Гарри, — Просто я сомневаюсь, что Снейп зарегистрирован у маглов.

— И куда нам?

— В Лондон, в главный архив. Там должны быть нужные сведения.

Мало чего поняв, Драко просто пошёл за братом. Они дошли до остановки. Гарри стал изучать расписание.

— Утром есть рейс. Опять придётся весь день провести в автобусе, и надо где-нибудь раздобыть магловских денег. Боюсь, последние уйдут на билеты, — Гарри достал два яблока и сунул одно брату, — У нас больше нет еды.

— Ну почему нельзя наколдовать еду и одежду, — простонал Драко, садясь на скамейку. Он был очень голоден, и яблоко явно не решало проблемы.

Через какое-то время парни заснули прямо на скамейке.

* * *

— Молодые люди, — раздался грубый голос.

Гарри и Драко недоумённо уставились на человека в форме, разбудившего их.

— Вы нарушаете порядок. У вас есть при себе документы, удостоверяющие личность? — спросил полисмен.

— Чего? — не понял Драко. Гарри предупреждающе посмотрел на него и обернулся к мужчине:

— Простите. Мы не местные. Вчера опоздали на автобус, пришлось добираться сюда автостопом. Мы просто очень устали, вот и уснули. Мы ждём автобус до Лондона.

— Он будет через двадцать минут. У вас есть при себе какие-нибудь документы? — повторил свой вопрос полисмен.

— Мы не подумали взять их, — опустил голову юноша.

— В таком случае вам придётся пройти в участок, — твёрдо сказал мужчина.

— Нас ждут в Лондоне. Пожалуйста, — умоляюще посмотрел на него Гарри. К остановке уже подъезжал нужный автобус, — Разве у вас самого нет детей? Родители, наверно, уже с ума сходят. Мы давно должны были быть дома.

Полисмен долго смотрел на него.

— Ладно, езжайте, — наконец разрешил представитель власти.

Гарри, подхватив брата, быстро направился в сторону автобуса. Мужчина неотрывно следил за ними, пока автобус не уехал.

— А что было бы, если бы он не отпустил нас, — смотря на отдаляющийся силуэт, спросил блондин.

— Пришлось бы бежать. Если бы нас отвели в участок, меня отправили бы к Дурслям, ну а ты, скорее всего, нигде не числишься. Посидел бы за решёткой пару дней, пока они просматривают свою базу данных. И, если бы повезло, отпустили бы. По закону они не могут держать тебя долго, но вот законы не всегда соблюдаются, — спокойно ответил Гарри. На лице блондина отразился ужас.

— А что за документы? Почему они так важны? — через какое-то время вернулся к теме блондин.

— Главный — паспорт, но есть и другие, — пояснил юноша, — По ним маглы определяют, что за человек перед ними. У нас всё проще: достаточно лишь палочки. А мне и она не нужна, со шрамом-то, — усмехнулся Гарри.

Денег, данных мадам Агнест, им впритык хватило на билеты. Гарри умудрился раздобыть на одной из остановок еды. Почти всю дорогу до Лондона юноши спали. К обеду они были уже в городе.

Добраться до главного архива не составило труда. Несколько раз уточнив дорогу, юноши благополучно дошли до большого здания. Молодая женщина, работающая в архиве, очень удивилась, когда юноши попросили найти город по улице. Ещё больше её поразило, что только один городок подходит им.

— Вы уверены, что вам нужен именно Паучий тупик? Здесь есть и Паучий перекрёсток, и Паучий переулок, — смотря в компьютер, спросила женщина. Гарри вопросительно посмотрел на Драко.

— Вроде тупик, — неуверенно произнёс блондин.

— Я запишу вам, где находятся все три эти улицы, — заметя замешательство юношей, произнесла женщина.

— Огромное спасибо, — искренне поблагодарил Гарри, беря протянутую бумажку.

Выйдя из здания, юноши какое-то время стояли, не зная, что делать. Магловских денег не было, в Гринготс пойти они не могли.

— Гарри, здесь есть одно место, для тёмных, там можно раздобыть новые палочки. И, возможно, обменять деньги, — нерешительно произнёс Драко, смотря в сторону какой-то улочки, первый этаж ближайшего дома которой занимал обычный магловский магазин электроники.

— Далеко? — задумчиво спросил Гарри.

— Не очень. Я помню дорогу. Мы были там с тётей этим летом, — ответил блондин, — Но не уверен, что у меня хватит денег.

— У меня с собой достаточно большая сумма, — Гарри достал свой кошелёк и передал брату, — Возьмём палочки, а остальное обменяем, если что-то останется.

Пройдя несколько улиц, два молодых человека в чёрных мантиях, лица которых скрывали глубокие капюшоны, зашли в подъезд двухэтажного здания, окна которого были заколочены.

— Кто такие? — резко спросил коренастый мужчина, как только молодые люди вошли внутрь.

— Нужны палочки, — глухо произнёс Драко, оголяя левую руку.

— Первая дверь слева, господа, — произнёс волшебник, увидев метку.

Больше не говоря ни слова, Драко пошёл в указанном направлении. Гарри шел следом, всеми силами стараясь не выдать своего волнения и страха.

В небольшой тёмной комнате, куда вошли юноши, по всей видимости, шла торговля тёмными артефактами. Лысый волшебник подозрительно посмотрел на молодых людей, чьи лица были скрыты.

— Две палочки, — мрачно сказал Драко, похлопав себя по карману.

Звон золотых монет возымел нужное действие. Кивнув, волшебник скрылся в подсобке и вернулся с дюжиной длинных футляров.

— Их невозможно засечь. Они не зарегистрированы, но если вы придёте в Министерство или банк, то они автоматически встанут на учёт. Всё законно, подкопаться невозможно, — однотонно произнёс волшебник, раскладывая палочки на прилавке.

Все палочки были чёрного или чёрно-коричневого цвета. Достаточно длинные и тонкие, на рукоятях был выжжен незамысловатый узор. Первым подошёл Гарри. После третий попытки, он нашёл свою палочку.

— Бук и сердце фестрала, — кивнул продавец, смотря на чёрную струйку дыма, вылетевшую из палочки. Гарри еле скрыл удивление, смотря на свою новую палочку.

Драко нашёл палочку быстрее. Вторая же попытка увенчалась успехом: из палочки к ногам юноши упала чёрная гвоздика.

— Чёрное дерево и волос химеры, — сказал продавец, убирая остальные палочки, — С вас 60 галеонов.

Драко отсчитал монеты, положив несколько сверх стоимости.

— Здесь есть кто-нибудь, занимающийся обменом валюты? — убирая кошелёк, спросил блондин.

— Эй, Джон! — открыв дверь, прокричал в коридор человек, — Здесь по твоей части.

Из одной из дверей вышел волшебник и быстро направился к ним. Обменяв оставшиеся деньги на магловские, юноши быстро покинули здание.

* * *

— Прости, там не принято торговаться. И, если бы мы не оставили чаевых, это было бы подозрительно, — виновато сказал Драко, отдавая брату бумажки, в которых не разбирался.

— Здесь вполне достаточно, — отмахнулся Гарри, убирая деньги в сумку, — Надо приобрести магловскую одежду. Хорошо, что сейчас зима, а мантии похожи на плащи, но нас они могут выдать. Так что идём.

У них было около тысячи фунтов. Половина из них была потрачена на одежду. Себе Гарри выбрал чёрные джинсы и тёплый синий свитер, а Драко подобрал светло-серые брюки и белую водолазку. Блондин полчаса скептически рассматривал себя в зеркале, после чего удивлённо отметил, что одежда маглов довольно удобна. Купив ещё по комплекту летней одежды и две пары кроссовок, Гарри отдал пакет с вещами блондину, а сам, смяв школьные мантии, выбросил их в ближайшую мусорку вместе с палочкой Беллатрисы, которую сломал пополам.

— Ты уверен, что никто не найдёт их, — посмотрев на мусорный бак, спросил Драко.

— Ты думаешь, что маги будут лазить по помойкам маглов? — удивлённо посмотрел на него Гарри. Малфоя передёрнуло от одной мысли об этом.

— Ты прав, — достав свою бывшую палочку, Драко легонько провёл по ней рукой и передал брату, — Сломай. Я не могу сам.

— Я понимаю, — кивнул Гарри, ломая палочку. Драко судорожно вздохнул, когда услышал треск дерева. Гарри бросил обломки в бачёк и сжал ладонь друга. Он сам прекрасно знал, что никогда бы не смог сломать свою старую палочку с пером феникса, слишком она была дорога ему.

Какое-то время юноши шли молча. Из всей одежды, которая была на них ещё с Хогсмида, они оставили лишь тёплые верхние мантии, капюшоны которых надёжно скрывали их лица, в отличие от неглубоких капюшонов магловских курток. Гарри не хотелось разгуливать в мантии, но подходящей верхней одежды они не нашли.

— Постой, — Драко остановился у одной из витрин.

— Ты что-то ещё хочешь? — смотря на здание вокзала, спросил брюнет.

— Тебе нужны очки, — твёрдо сказал Драко, — У нас же хватит на них денег?

— Думаю, да, — удивлённо ответил юноша, посмотрев на брата.

Через полчаса примерок, Драко, наконец, удовлетворённо кивнул, выбрав для очков брата подходящую оправу. Заплатив десять фунтов, Гарри прошёл медицинский осмотр, после чего им дали квитанцию. Через час очки должны были изготовить.

— Надо взять билеты и поесть, — забирая квитанцию, сказал Гарри.

Их поезд отходил в одиннадцать вечера. У них было ещё несколько часов до отправки. Поужинав в небольшом кафе, юноши вернулись за очками, которые обошлись им почти в триста фунтов. Одобрительно хмыкнув, Драко забрал у брата его старые очки и кинул их в мусорку, стоявшую на выходе из магазина. Продавщица удивлённо проводила их взглядом.

— Куда теперь? — спросил блондин, выйдя из магазина.

— Давай в кино, мы как раз успеваем, — ответил Гарри.

— А это того стоит? — смотря на последнюю стофунтовую бумажку, спросил Драко.

— Это одно из чудес маглов. Я хочу, чтобы ты увидел. В благодарность за твой подарок, — улыбнулся Гарри. Очки были очень удобными и сквозь них юноша намного чётче всё видел. Конечно, старые очки ему очень помогали, но их давно надо было менять.

Выбрав фильм, описание которого Гарри больше понравилось, юноша купил два билета. Драко, впервые оказавшийся в кинотеатре, был шокирован подобным изобретением маглов. Практически не моргая, блондин смотрел на экран. Гарри, чуть усмехнувшись, откинулся на спинку мягкого кресла, наслаждаясь фильмом. Он не мог вспомнить, когда сам был в последний раз в кинотеатре. Наверное, лет в десять, когда ходил на какой-то научный фильм вместе с классом.

Глава 8. Паучий тупик

В начале восьмого Гарри и Драко сошли на небольшую платформу. Было раннее утро, солнце только показалось из-за горизонта, ледяной воздух был невероятно чист.

— Нам туда, — Гарри указал в сторону виднеющегося вдалеке посёлка.

Больше часа юноши шли по извилистой дороге. Посёлок выглядел безжизненно. Труба заброшенной фабрики, зловеще высилась над невысокими зданиями. Грязная речка не замерзала зимой, на её берегах было полно мусора. Проходя по мосту, Драко брезгливо посмотрел на почти чёрную воду, от которой шёл пар.

— Наверно фабрика выбрасывала всё в реку, — покачал головой Гарри, посмотрев на большую трубу.

— Здесь вообще есть люди? — смотря на полуразрушенные здания, спросил Драко. Окна большинства домов были разбиты или заколочены досками.

— Думаю, что да, — посмотрев на тускло горевший фонарь, ответил Гарри.

Читая названия улиц, юноши приближались к заброшенной фабрике. В нескольких домах они различили неяркий свет. Где-то лаяла собака, Гарри даже показалось, что вдалеке слышен детский смех. Но в большинстве домов явно никто не жил. Город был пустым и мрачным. Гарри представить себе не мог, кто вообще мог остаться в этом мёртвом городе.

— Вот он, — Драко остановился, смотря в переулок. Фабрика была совсем рядом, труба ужасающе возвышалась над ними.

— Пошли, — подавив волну страха, Гарри пошёл вглубь Паучьего тупика.

Все дома здесь явно были заброшены. И лишь в последнем доме братья увидели свет, пробивающийся сквозь плотно занавешенные окна. Драко резко остановился. Крёстного в доме быть не должно, а он явно заметил какую-то тень.

— Кто там? — сердце тревожно билось. Гарри перевёл взгляд на побледневшего блондина. Он тоже заметил какое-то движение.

— Хвост. Лорд отправил его шпионить за крёстным, — в ужасе произнёс блондин.

— Хвост? Дамблдор сказал, что он в долгу передо мной. Я как-то спас ему жизнь: не дал Сириусу и профессору Люпину его убить. Драко, можно ли как-то этим воспользоваться? — вспомнил Гарри. Брат несколько секунд непонимающе смотрел на него, а потом облегчённо улыбнулся:

— Мы можем заставить его вернуть долг. Есть заклинание. Ты можешь приказать ему молчать, он вынужден будет подчиниться, — произнёс Драко.

— Что ж, здесь наша магия не запрещена, — согласился Гарри, — Ты помнишь формулу? — Драко кивнул, и они направились в сторону единственного жилого дома на этой улице.

* * *

Хвост уже полгода жил в этом доме. Лорд отправил его сюда, чтобы он помогал зельевару и заодно следил за ним. После того, как Снейп отправился в Хогвартс, Хвост так и остался в его доме, не горя желанием возвращаться к Лорду, а тот и не вызывал его.

В дверь постучали. От неожиданности Хвост вжался в кресло. В Хогвартсе сейчас каникулы, но хозяин дома не вернулся сюда. А раз кто-то пришёл, значит, он понадобился Лорду. Хвост, чуть дрожа, приблизился к двери. Немного приоткрыв её, он увидел двух человек, лица которых невозможно было разглядеть. Один из них закатал рукав и показал метку. Испуганно отскочив, Хвост впустил незнакомцев в дом.

— Что привело вас сюда? — попытался скрыть страх мужчина, похожий на крысу.

Драко закрыл дверь и достал палочку. Хвост отпрянул, с первобытным ужасом смотря на неё. Единственное его мыслью была мысль о том, что Лорд приказал его убить.

— Спокойно, Хвост. Мы пришли забрать долг, — жёстко сказал второй незнакомец.

— Долг? Я не понимаю, — Хвост вжал голову в плечи, смотря на него.

— Да неужели? — Гарри тоже достал палочку. Драко прошептал какое-то заклинание, юноша повторил его. В комнате стало холодно, вокруг как будто сгустилась тьма. Гарри скинул капюшон и посмотрел в глаза до смерти испуганного мужчины, — Ты немедленно вернёшься к Лорду. Ты не будешь помнить, что здесь произошло. Ты больше никогда не сможешь найти дороги в этот город. Для тебя он закрыт. Ты скажешь Волан-де-Морту, что услышал о моём побеге и готов искать меня. Ты уйдёшь далеко на восток, и никогда не вернёшься. И этим ты закроешь свой долг, — закончил Гарри и взмахнул палочкой, произнося второе слово, шёпотом сказанное блондином.

Комната вернулась в первоначальное состояние. Хвост дико смотрел на них. Было ощущение, что он их не видит. В следующее мгновение мужчина исчез, растворившись в воздухе с громким хлопком.

— Думаешь, сработает? — падая в кресло, спросил Гарри.

— Ещё бы, — хмыкнул блондин, — Ты же видел, как он смотрел на нас. Не знаю, что он видел, но это были не мы.

— А Лорд клюнет на это? — задумчиво оглядывая довольно мрачную комнату, по стенам которой было множество книжных полок, спросил Гарри.

— А ты сам представь: испуганный Хвост приходит к Лорду и говорит, что знает о тебе. Легилименция тут бессильна. Не думаю, что Лорд станет настаивать на том, чтобы он остался. Крёстного нет, здесь он бесполезен. А, отправившись на наши поиски, он не вернётся. Лорд не станет его искать — не велика потеря, — скинув мантию, Драко лёг на мягкий диван. Он представить себе не мог, как сильно соскучился за эту неделю по комфорту, окружавшему его всю сознательную жизнь.

* * *

В доме Снейпа было полно книг по зельям, защите и тёмной магии. Юноши, немного придя в себя, отправились наверх. Потайная дверь, скрывавшая лестницу, была открыта. Хвост явно не утруждал себя закрытием этой двери. На втором этаже обнаружилась ванная, три комнаты и чулан. В чулане, по всей видимости, жил сам Хвост. Одна из комнат была детской. Когда-то здесь жил сам зельевар. Ещё одна комната была чем-то вроде гостевой, а последняя была закрыта. Гарри и Драко даже не стали пробовать её открыть. Если её заколдовывал Снейп, то можно даже не пытаться войти внутрь.

Кроме этого, они обнаружили лестницу, ведущую на чердак. Драко, первый забравшийся туда, в шоке посмотрел на находящиеся там вещи.

— Не могу поверить, что это его, — тихо произнёс Малфой, смотря на обычную магловскую детскую лошадку.

— А он ещё в детстве любил зелья, — Гарри наклонился к игрушечному котлу, в котором был обычный блокнот. В блокноте были рецепты, написанные неровным детским почерком.

— Давай спустим эту кровать. Будем в одной комнате, — Драко посмотрел на старую кровать, стоящую у стены. Кроме игрушек и детских вещей, здесь был ещё старый диван и разбитые напольные часы.

— А знаешь, это хорошая идея, — улыбнулся Гарри.

Они поставили вторую кровать в бывшей детской зельевара. После этого юноши вернулись в гостиную. Через полчаса они обнаружили проход в кухню, из которой неприметная дверь вела в довольно большую лабораторию.

Драко в восхищении смотрел на запасы зельевара. Да здесь были такие ингредиенты, которые почти невозможно было раздобыть даже на чёрном рынке!

— Драко, поможешь с зельями и окклюменцией, ты ведь можешь, — попросил наблюдавший за ним Гарри.

— А ты — с защитой. Я её никогда не считал особо важной, но теперь, когда за нами охотятся, — обернулся Драко, смотря на брата.

— Договорились, — кивнул Гарри.

Этим они и занялись. С помощью чар освободив гостевую комнату и расширив её, юноши сделали из неё тренировочный зал. Все ненужные вещи были помещены на чердак, а оттуда Гарри и Драко забрали диван, который поставили в узкий коридор. Несколько старых подушек, найденных недалеко от дивана, они притащили в созданный зал, как и некоторые книги по защите. Книги же по зельеварению теперь находились в лаборатории мастера зелий.

Закончив с обустройством дома, несколько дней юноши просто отдыхали. Драко нашёл среди запасов крёстного заживляющий бальзам и осторожно смазал синяк и раны на плече Гарри. Кроме того, бальзам помог и ему самому — облегчая боль от жжения метки, через которую Лорд с удивительной периодичностью два раза в день вызывал его.

Запасов еды было немного. Гарри, проверив все шкафы, сразу сказал, что припасов не хватит и на месяц. А, значит, надо что-то придумать. Денег почти нет, в банк ехать нельзя, а зельевар вернётся только через полгода, когда начнутся летние каникулы, и у него будет отпуск.

Юноши не знали, правильно ли поступили, приехав сюда. Но они были вместе. А, значит, они справятся. Последняя неделя перевернула для каждого из них мир с ног на голову. Теперь они вынуждены учиться жить заново. Вместе, не рассчитывая на помощь друзей, не вспоминая ту жизнь, которая была до их побега из школы. Того времени просто не существовало, той жизни просто не было. Есть только здесь и сейчас, и надо жить сегодняшним днём и надеждой на будущее. Только так можно выжить, только так они не потеряют себя.

Глава 9. Продуктовая лавка

Почти три недели юноши не выходили из дома. Они читали книги, занимались зельями и магией. По дому ходили в лёгких футболках и джинсах. Драко очень понравились кроссовки, в которых он занимался в тренировочном зале. Летняя одежда превосходно заменяла домашнюю, а в удобной обуви было намного легче двигаться, что было хорошим преимуществом в защите.

Запасов еды почти не осталось, им нужны были деньги на продукты и новую одежду. Гарри предложил походить по городу и посмотреть, кто ещё здесь живёт. Надо было узнать, есть ли здесь магазины и можно ли найти хоть какую-нибудь работу.

— Работу?! Ты хочешь работать на маглов? — в шоке спросил Драко, когда брат озвучил свои мысли.

— А у тебя есть идеи получше? У нас шестьдесят фунтов. На эти деньги мы сможем прожить максимум несколько дней, — настаивал Гарри, — Дня через три закончатся запасы твоего крёстного и через неделю мы просто сдохнем с голоду.

Драко опустил взгляд. Он знал, что брат прав, но заставить себя работать, да ещё на каких-то маглов, — это выше его сил.

— Драко, пожалуйста. Я знаю, что для тебя это слишком, но больше у меня нет предложений. Это единственный вариант, который не привлечёт Министерство, — мягко сказал Гарри, подойдя и присев на корточки перед ним.

— Знаю, — Драко поднял голову и мученически посмотрел на него, — Ты прав, нам нужна работа.

После обеда юноши отправились на прогулку в город. Почти час они бродили по пустынным улицам, пока на полуразрушенной детской площадке не обнаружили девочку лет восьми. Девочка сидела на старых качелях и настороженно смотрела на них.

— Ты можешь помочь нам? — подойдя ближе, спросил Гарри.

Девочка испуганно замотала головой, крепче схватившись руками за ржавые цепи. Драко очень удивился подобной реакции, как, впрочем, и Гарри.

— Мы же тебе нечего не делаем, — непонимающе произнёс блондин, но девочка лишь сильнее прижалась к цепям.

Драко вопросительно посмотрел на брата, тот хотел пожать плечами, но неожиданно всё понял. Уже по привычке они скрыли капюшонами лица. А два высоких человека в чёрных мантиях могли напугать почти любого ребёнка.

— Прости, мы просто только что приехали, — Гарри скинул свой капюшон, кинув красноречивый взгляд на брата. Драко последовал его примеру. Взгляд девочки стал любопытным, но она по-прежнему жалась к цепям. Гарри чуть улыбнулся, — Мы ищем какой-нибудь магазин. Ты ведь живёшь здесь? Можешь сказать, куда нам идти?

Девочка с минуту смотрела на них, явно не зная, как поступить. Драко умоляюще сложил ладони, уже устав ходить по заброшенному городу. Девочка негромко рассмеялась и вызвалась их проводить.

— А много здесь людей живёт? — спросил блондин, заметив у одного из домов старую машину.

— Мы, дядя Боб, Тая с родителями, — начала перечислять девочка. Гарри внимательно слушал. Выходило, что в городе всего около сотни граждан. — И тётя Роза с Зором. Это её пёс, — закончила их провожатая.

— А магазины, клубы и кинотеатры здесь есть? — задумчиво посмотрел на одно из зданий Гарри.

— Он закрыт, здесь раньше был бар, — проследив за его взглядом, ответила девочка, — Клуб ещё работает, магазина здесь четыре. У дяди Боба — продуктовый, вам ведь нужен именно он?

— Да, конечно, — заверил её Драко, — А какие ещё?

— Книжный, магазин с одеждой и разный. Там инструменты, подарки и полно всего. О, вон там аптека, — указала девочка на дальнее здание с потемневшей вывеской. — У нас ещё есть школа, — через какое-то время гордо добавила она.

— А больница? Полицейский участок? Где вообще работают у вас взрослые? — недоумённо спросил Гарри.

— Там есть другой город, — махнула девочка куда-то вдаль, — Мой папа ездит туда на работу. Я несколько раз была там. Первый раз меня увезла скорая, когда я болела. А второй был на мой день рождения. Знаете, там есть даже кафе-мороженое. Очень вкусно, — похвасталась их новая знакомая.

Минут через десять они подошли к небольшому магазинчику. Вывеска гласила, что перед ними «Продуктовая лавка».

— Мы пришли, — улыбнулась девочка, помахав полному добродушному мужчине, который, по всей видимости, был хозяином лавки.

— Как тебя зовут? — крикнул Гарри убегающей девочке.

— Лиза, — обернулась она.

— Спасибо! — крикнул Драко, махнув рукой. Девочка рассмеялась, махнула в ответ и скрылась в одном из проулков.

— А ты ладишь с детьми, — улыбнулся Гарри.

— Ну она ведь ещё маленькая. Вдруг будет волшебницей, — ответил Драко. Гарри лишь хмыкнул. Он отлично видел, что брату понравилась шустрая девочка, столько рассказавшая им о городе.

Хозяин лавки внимательно смотрел на двоих молодых людей, разговаривающих снаружи. Он впервые видел их в городе. Вот они вошли в магазин.

— Могу ли я вам помочь? — спросил мужчина.

— Нам два пакета молока и буханку белого хлеба, — сказа Гарри, осматривая витрины.

— Вы здесь недавно? — полюбопытствовал продавец.

— Несколько дней, — кивнул Гарри, — Мы с братом ищем работу. Возможно, вам нужна какая-нибудь помощь?

— Вы останетесь в городе? Меня зовут Боб Нольс. А как зовут вас? — изучающе смотрел мужчина. Гарри на секунду задумался.

— Том. Меня зовут Том Эванс, а моего брата — Джастин, — решил использовать Гарри фамилию матери.

— Эванс? Уж не сыновья ли вы Лили? — улыбнулся мужчина, посмотрев в изумрудные глаза подростка.

— Вы знали мою маму? — в шоке спросил Гарри, во все глаза смотря на магла.

— Мы учились вместе, пока её родители не отправили её в какой-то закрытый колледж, — добродушно сказал Боб, — Так вы приехали навестить отца?

— Отца? — воскликнули хором юноши.

— Разве Лили не вышла замуж за Снейпа? — удивился мужчина, — Они же так долго встречались.

— Да, вы правы, — сдавленно ответил Гарри, — Мы просто не знали, что здесь могут знать наших родителей.

— Ну городок у нас небольшой. Здесь все друг друга знают, — улыбнулся Боб, смотря на поражённых юношей.

— А что с ним случилось? Почему почти никого не осталось? — тихо спросил Драко.

— Когда закрыли фабрику, многие уехали, — пустился в воспоминания хозяин лавки, — Эвансы лет пять ещё жили в городе. После их отъезда уехал и сын Снейпов. Странный юноша. Родители учили его на дому, а потом отдали в какую-то школу. Как я понял, он учился там же, где Лили. Они всегда вместе приезжали из школы. После смерти старшего Снейпа, его жена вскоре умерла от горя. В городе знали, что старик Снейп слишком горяч, и не раз поднимал руку на жену и сына, а бедная миссис Принц его больше жизни любила. Угасла за несколько месяцев…

— Принц? — удивлённо перебил Гарри.

— Да-да, — кивнул мужчина, — Весьма странная фамилия. Так вот, через два года после их смерти, в дом вернулся их сын. Тогда в городе уже мало кто жил. Как понимаю, они с вашей матерью расстались? Поэтому вы носите фамилию Лили?

Гарри лишь кивнул. Драко был потрясён подобной информацией о крёстном.

— А вы давно видели нашего отца? Он сказал, чтобы мы дождались его, — спросил блондин.

— Он приезжает каждое лето. Но его почти никто не видит. Лиза, провожавшая вас, мне говорила, что этим летом у него были гости. Насколько я знаю, он не женился. Думаю, он не смог забыть вашу мать, — вздохнул Боб.

— Спасибо за рассказ, мистер Нольс. Возможно, вы можете помочь нам с работой? Наши документы остались дома, а отца нам ждать долго, — вернулся к первоначальной теме Гарри.

— Мне бы не помешал помощник у кассы, — улыбнулся мужчина, — Да и подметать магазин иногда надо. Будете получать по двадцать фунтов в день. Идёт?

— Спасибо, мистер Нольс, — улыбнулся Гарри.

— Приступите с завтрашнего дня. Магазин открывается в восемь и работает до восьми вечера, — пожал ему руку мужчина.

Юноши, ещё раз поблагодарив его, отправились домой, по пути обсуждая ту информацию, которую услышали сегодня.

— Никогда бы и представить не мог, что маглы так наблюдательны, — покачал головой Драко, — А чем тебе не понравилась фамилия матери крёстного? Ты уже слышал её?

— На первом уроке зелий в этом году мне попался старый учебник, подписанный неким Принцем-полукровкой, — ответил Гарри.

— Думаешь, он принадлежал Северусу? — изумлённо спросил Драко.

— Не знаю. Но более чем вероятно. Там много пометок и исправлений. Тот, кто оставил их, разбирался в зельях просто превосходно, — серьёзно ответил юноша.

— Наверно, ты прав. Не думаю, что Принц — частая фамилия. И я не знаю никого, кто мог бы исправлять указания в учебнике, кроме крёстного. Он не раз говорил, что школьные учебники пишут бездари, — согласился Драко.

— Я покажу тебе этот учебник. Он у меня в сумке, — задумчиво сказал брюнет, но заметив, как смотрит на него брат, улыбнулся, — Гермиона считает, что я сплю в обнимку с ним. Наверно, она права. Просто мне так интересно читать пометки этого Принца, что я вечно беру книгу с собой. И там не только о зельях, но и разные заклятия. Думаю, их лично составил владелец учебника.

— Как ты мог скрыть такую книгу? А если бы она опасна? — возмутился блондин.

— Гермиона проверила — чар нет, — пожал плечами Гарри, — Кстати, помнишь тот дом в Манчестере? Я взял оттуда несколько книг. Они по лечебным заклинаниям. Думаю, будет полезно их почитать.

— Да, если останутся силы после работы, — тяжело вздохнул слизеринец.

* * *

По городку быстро разнеслись слухи о приезде молодых людей. Уже на следующий день после их выхода на работу, все знали, кто они и зачем приехали. Около магазина стали крутиться молодые девушки примерно их возраста. В сам магазин стали чаще заходить покупатели. Боб был очень доволен — красивые воспитанные юноши нравились клиентам. Новое лицо в этом городе — уже событие, так что юноши стали главной темой для сплетен.

Но кто бы знал, как Драко и Гарри тяжело даётся эта работа! Гарри встал у прилавка. Он вынужден был с улыбкой отвечать на вопросы любопытных покупательниц, и без лишних слов обслуживать редко заходящих мужчин. Гарри бы с радостью поменялся работой с Драко, но блондин не разбирался в технике и в магловских ценах. Драко же дважды в день подметал магазин, в остальное время помогая брату общаться с клиентами. Аристократ, не переносящий ручной работы, еле держался. Лишь ради брата, который и так выглядел невероятно уставшим.

Уже со второй недели им немного подняли зарплату. Гарри покупал продукты, сам готовил. Питались довольно скудно, но зато купили ещё магловской одежды, что было сейчас необходимо. По вечерам занимались магией, а утром рано вставали и упорно шли на работу. Они теперь жили единственной мыслью: они должны были дождаться мастера зелий. Они не могут сломаться, не могут просто так опустить руки. Они ждут, ждут того, кто, как они очень надеялись, поможет им.

Глава 10. Жизнь среди маглов

Уже месяц юноши работали в лавке. За всё это время у них не было ни одного выходного. Драко свыкся с работой уборщика, стал разбираться в магловских деньгах. Гарри тоже стало значительно легче. Интерес к ним приутих, так что обслуживать покупателей стало проще.

— Том, Джастин, вы чего такие вялые? — вошёл через чёрную дверь Боб, — Идите, разберите товары. Завтра можете отдохнуть. В городе будет праздник в честь первого марта, можете принять участие в карнавале.

Отдохнуть… Какое приятное слово. Как глоток свежего воздуха в этом забытом городе.

Гарри и Драко вышли на задний двор, где был припаркован небольшой грузовик.

— И нам таскать коробки вручную? — застонал Драко, увидев, сколько привезли товара.

— Драко, не надо, — устало попросил темноволосый юноша, — Мы среди маглов, мы не можем рисковать.

Гарри как в воду глядел. Минут через десять, когда они вернулись за очередной коробкой, у машины появились три девушки, уже месяц следившие за ними.

— Мы можем чем-то помочь вам? — учтиво спросил Гарри, вытаскивая из грузовика тяжёлый ящик с бананами. Девушки захихикали.

— Может, скажите прямо? — недовольно спросил блондин, — Я — Джастин, моего брата зовут Томом.

— Мы знаем, — сказала одна из девушек, рыжеватые волосы которой были заплетены во множество мелких косичек, — Я — Амалия, моих подруг зовут Катти и Джен, — представила она остальных девушек.

— А почему вы друг друга зовёте иначе? — спросила Катти, у которой были короткие золотисто-каштановые волосы, — Я несколько дней назад слышала, когда вы уходили с работы.

— Нам при рождении дали по два имени. Мы никак не могли запомнить вторые, вот и стали называть друг друга по ним, — пожал плечами Гарри, — Ну а потом так привыкли, что уже по-другому не общаемся.

— Понятно, — кивнула Амалия, — А почему вы никуда не ходите? Почему ещё не были в клубе?

— У нас много работы. Нам просто некогда, — ответил брюнет, предостерегающе посмотрев на брата, которому идея сходить в клуб явно понравилась.

— А сегодня? Боб сказал, что завтра у вас выходной, — спросила Джен. Она была чуть полновата. Густые тёмные волосы ниспадали до плеч.

— Откуда ты знаешь? — удивился Драко, — Он сказал нам пятнадцать минут назад!

— Он мой дядя, — усмехнулась девушка, — Вы ему нравитесь.

— А здесь есть ещё парни, кроме нас? — подозрительно спросил Гарри.

— Итон, но он странный, — захихикала Катти, — Постоянно учиться, сидит целыми днями в библиотеке.

— И нравиться тебе, — засмеялась Джен. Катти недовольно посмотрела на подругу, чуть покраснев.

— Так вы идёте с нами? — спросила Амалия.

— Благодарим, но мы хотим отдохнуть. Возможно, в следующий раз, — твёрдо сказал Гарри.

Девушки, попрощавшись и по-прежнему хихикая, убежали прочь. Юноши продолжили разбирать привезённые товары.

* * *

— Почему ты отказался? — доставая из буфета бутылку дорогого вина, на которую уже вторую неделю украдкой поглядывал, спросил Драко.

— Это наркотик. Нам слишком сложно, а развлечения могут ударить в голову, как и вино, — Гарри резко взмахнул палочкой, — Редукто!

— Ты что! — закричал Драко, разжимая ладонь. Бутылка разбилась прямо в руке, осколки и вино оказались на старинном ковре.

— Прости, не рассчитал, — Гарри подошёл и аккуратно взял руку брата. На ладони было несколько небольших порезов. — Заживляющий бальзам ещё остался?

— Надо готовить. Он слишком сложный, я не уверен, что мы справимся без крёстного, — ответил Драко, смотря на сочащуюся из ран кровь.

— Тебе придётся подождать, я быстро, — Гарри разорвал полотенце и обмотал ладонь друга, после чего накинул мантию и выбежал из дома.

— Репаро, — Драко попробовал сотворить чары левой рукой. Несколько осколков соединились, но особого эффекта не было.

Повторив заклинание ещё пару раз, Драко добился того, что вместо тысячи мелких осколков на ковре осталось с десяток достаточно крупных. Подобрав их и положив на стол, он сел в кресло.

— Эванеско, — лениво проговорил юноша, направив палочку на мокрое пятно на ковре. Остатки вина испарились. Драко закрыл глаза, правая ладонь пульсировала болью.

Гарри вернулся быстро. Тяжело дыша, он положил принесенный пакет в кресло.

— Драко, ты как? — скидывая мантию, спросил юноша. Брат не ответил. Гарри встревожено подошёл к нему, — Эй, Драко, не спи!

Блондин неохотно открыл глаза. В глазах брюнета была лишь тревога и усталость. Гарри придвинул к креслу стул и взял принесённые лекарства. Драко судорожно вздохнул и дёрнул руку, когда брат стал обрабатывать раны.

— Тише, ты не ребёнок. Порезы пустяковые, скоро заживут, — терпеливо сказал Гарри, крепче сжимая запястье слизеринца, — И нам, наконец, надо заняться лечебной магией. Большинство лекарств маглов имеют побочные эффекты, их лучше не применять.

— А не можешь сейчас применить магию? Справочник по лечебной я поставил на верхнюю полку, — кивнул Драко на книжные стеллажи, всеми силами борясь с желанием выдернуть руку из крепкого захвата брата. Раны щипало, ладонь чуть онемела.

— Ни за что. Я не буду тренироваться на тебе, — категорично ответил Гарри, — И нам надо заняться лечебными зельями. Пусть бальзам Снейпа мы не сможем изготовить, но есть же множество других зелий. Пусть не таких эффективных, но всё же. Например, когда Амбридж меня мучила, Гермиона давала мне настойку растопырника.

Драко недоверчиво посмотрел на него, а потом застонал:

— Конечно, даже первокурсники могут готовить элементарные лечебные бальзамы и мази! А уж щупальца растопырника непременно должны быть в лаборатории крёстного. А я ещё себя считаю неплохим зельеваром. Не смог ничего вспомнить от обычных царапин!

— Ты просто устал. Мы оба, — забинтовывая блондину ладонь, сказал Гарри, — И, думаю, немного вина тебе всё-таки не помешает.

— Спасибо, но я в жизни больше к спиртному не притронусь, — содрогнулся Драко, посмотрев на оставшиеся от бутылки осколки.

— Тогда пошли спать. С одной рукой ты не сможешь сегодня заниматься, да и отдохнуть давно пора. И от магии, и от маглов, — Гарри помог брату встать, и они отправились в спальню.

Драко лёг и долго смотрел в потолок, вспоминая последние месяцы. Он стал другим. Маглы больше не внушали чувство отвращения и грязи. Они были вполне нормальными людьми. Некоторые даже лучше знакомых волшебников. Но всё равно этот мир не был его. Мир маглов уже не казался странным, он просто был другим.

— Гарри, — прошептал юноша, не в силах вынести нахлынувшего чувства тоски и одиночества.

— Да? — медленно повернулся к нему брат.

— Мне страшно, — еле слышно произнёс юноша, — Я… я не хочу остаться один.

Гарри несколько секунд смотрел в бледное лицо брата, выделяющееся во тьме. Он понял, почувствовал, что нужен ему. Взяв палочку, и придвинув кровать вплотную к кровати брата, он долго смотрел в серые глаза блондина.

— Ты не будешь один, — прошептал Гарри, взяв его руку, — Мы вместе, и мы справимся. Я знаю, что больше не смогу вернуться с того света, но если меня убьют… Драко, помни, что я не оставлю тебя, я буду ждать там, вечно.

— Прости, Гарри, прости за всё. Это я втянул тебя во всё это. Я не заслуживаю твоих слов и не достоин твоей дружбы.

— Перестань, — чуть сжал руку брата брюнет, — Мы справимся.

— Хотелось бы, — почти неслышно ответил Драко, проваливаясь в сон.

Вскоре уснул и Гарри. Луч луны, пробившийся сквозь щёлку плотно задёрнутых рук, чуть осветил небольшую комнату. Юноши спали, так и не разжав рук.

* * *

День отдыха пошёл обоим на пользу. Гарри под руководством брата сварил вполне действенное восстанавливающее зелье, благодаря которому к вечеру не осталось и следов от вчерашних порезов. Оставшуюся часть дня юноши отдыхали: ходили по городу, разговаривали, строили планы. В общем, занимались всем, кроме работы и учёбы. С этого дня жизнь стала налаживаться. Гарри договорился с Бобом: теперь каждое воскресенье у них был выходной. Драко, сравнивающий свою работу с отработками у Филча, стал даже получать от неё некоторое удовольствие. Пока он подметал, он мог не обращать особого внимания на клиентов и думать о том, что будет вечером. А по вечерам они развлекались. Гарри нашёл где-то на чердаке старый справочник по трансфигурации, и теперь, изучая лечебную магию, они заодно издевались над всем, что попадалось на глаза. По гостиной вечно носились стулья с рогами, как у оленей, диванную подушку по настроению ребята обращали в котёнка или ежа, у чайных чашек появились крылья, а каминная полка теперь была увита плющом.

Зелья и защиту они тоже не бросили, занимаясь ими через день, а окклюменцию пытались освоить в свой единственный выходной, в который в основном бездельничали. Так и жили, а лето тем временем приближалось.

Глава 11. Жизнь Северуса Снейпа

До отхода поезда осталось несколько часов. Студенты уехали ещё три дня назад, сегодня начинался отпуск у преподавателей. Зельевар впервые за годы преподавания решил отправиться до Лондона на экспрессе, до этого он всегда пользовался трансгрессией.

Профессор Слизнорт ушёл из школы, как только закончился учебный год. Пропажа двух студентов перед Рождеством сильно встревожила старого преподавателя. Снейп лишь удивился, что Слизнорт не ушёл раньше. Зато теперь он снова занимает свою должность. Конечно, с большим удовольствием он остался бы вести защиту, но Дамблдор вряд ли найдёт за лето хорошего зельевара.

Директор вообще вёл себя странно. Северусу удалось избавить его от проклятия, под которое тот попал ещё год назад. Месяц назад Дамблдор опять куда-то ушёл и вернулся еле живой. Сейчас директору было намного лучше, и вокруг него хлопотала мадам Помфри, а Снейп был отпущен с личной просьбой «поискать мальчиков». Чем занимался сам Дамблдор, зельевар так и не понял.

Искать. Он не представлял себе, куда могли отправиться двое юношей. Люциус передал, что Поттер лишился памяти. Северус два часа выговаривал блондину всё, что о нём думает. Он отлично видел, как переживал его крестник, а Малфой-старший даже не подумал сказать о том, что его отпустили. Но что произошло между Драко и Поттером, было загадкой. Почему его крестник отказался от награды? Почему под страхом смерти не напал на гриффиндорца? Как могли несколько дней перечеркнуть их взаимную вражду и ненависть? Хорошо, Поттер ничего не помнит, но его-то крестник в здравом уме. Сам Северус отлично знал, что ни за что не встал бы на сторону Джеймса Поттера, и уж явно не стал бы ценить его жизнь выше своей. А его крестник поступил иначе. Но почему? Ответа на этот вопрос у Снейпа не было.

К станции подошёл красный экспресс. Снейп, Трелони, Филч и несколько местных жителей вошли в него. Зельевар занял первое попавшееся купе и закрыл его с помощью достаточно мощных чар. Несколько дней назад его вызывал Лорд и тоже приказал заняться поисками. Но какой в этом смысл? Лорд уже и сам сомневался, живы ли подростки. Его Пожиратели прочесали весь лес, но даже следов применения волшебства не обнаружили. За полгода они облазили чуть ли не всю Англию, даже Хвост, проявив неслыханный для него героизм, вызвался помогать в поисках. Правда, Хвоста уже несколько месяцев никто не видел. Ищет он, прячется или погиб — никто не знает. «По крайней мере, этой крысы больше нет в моём доме» — Снейп откинулся на спинку сидения, закрыв глаза.

Этот год был сложным, очень сложным. И дело было даже не в постоянных отлучках директора и странных приказах, а в том чувстве неизбежности, преследовавшем его весь год. Сначала этот ужасный обет. Нет, он и без обета готов был всеми силами защищать крестника, но вот убить Дамблдора он не мог. Он прямо сказал директору о данной клятве. Он не собирался её выполнять, а лишь предупредил, что скоро умрёт. Но директор решил иначе. Он заставил дать слово, сказал, что сам не проживёт больше года. Но это не так. Проклятие не было смертельным, и сколько бы Дамблдор не исчезал, попадая под всё новые чары, Снейпу до сих пор удавалось восстановить его силы и поставить на ноги. Недавно он даже смог вернуть обожженной руке профессора нормальное состояние. Теперь только чуть потемневшие кончики пальцев на руке напоминали о страшном проклятии.

А перед Рождеством из прогулки не вернулся крестник. Тогда Снейп не стал бить тревогу, но когда выяснил ещё и о Поттере, его охватило недоброе предчувствие. Он только надеялся, что Драко не устроил с Поттером дуэли. Однако было странным, что юноши добирались до Лорда так долго. А уж их побег был просто невероятным. До сих пор никто не знал, как им это удалось. Но в замке их точно не было: Люциус сам спрашивал домовиков, а те при всём желании не смогли бы солгать.

Было странно и то, что их не нашли. Кроме людей Лорда, поиски вели и орденцы, и Министерство. Но никаких свидетелей. Лишь какой-то магловский полицейский сказал, что видел двух странных юношей, похожих по описанию, и что они направлялись в Лондон. И больше никаких зацепок. Никто ничего так и не выяснил. Признаться, Северус был этому очень рад.

Зельевар вздохнул с облегчением, узнав, что Лорд отменил приказ, данный его крестнику. Обет теперь считается выполненным. После разговора с Дамблдором, Северус уже не знал, что лучше для Драко. Директор изъявил желание помочь обоим юношам, Лорд хотел убить их, а Министерство лишь играло на публику: Скримджер искал Героя магического мира, а из Драко сделал чуть ли не первого среди Пожирателей, за что его крестника теперь ждала смерть. Выбор был очевиден, но Снейп знал Драко, и очень сомневался, что тот пойдёт к Дамблдору. Пока их не нашли, а, значит, есть надежда, что их встретит он. Но сначала необходимо несколько дней отдохнуть дома, иначе он просто не доживёт до следующего учебного года.

За подобными мыслями Снейп провалился в сон. Проснулся он лишь когда поезд сбавил ход, подъезжая к лондонскому вокзалу. Какое-то время он непонимающе смотрел на противоположную стену, потом вспомнил о своей странной идее прокатиться до Лондона поездом. Взяв небольшой чёрный чемодан, он снял чары с двери купе и вышел в коридор.

— Северус, вы плохо выглядите. Вы ведь знаете, что директор и Лорд не найдут Драко и Гарри. Их уже поглотила тьма, я уже вижу их смерть, — раздался женский голос из открытого купе.

— Спасибо, Сивилла, — холодно ответил мастер зелий, не ожидавший, что прорицательница перейдёт в этот вагон, ведь он отлично видел, как она заняла одно из купе первого вагона.

— Не отгораживайтесь от моих слов, Северус. Вы же чувствуете, что я права, что их уже не спасти, — потусторонним голосом ответила женщина, в упор смотря на него.

— Спасибо, — твёрдо повторил Снейп.

Поезд остановился. Пока Трелони не сказала чего-нибудь ещё, мастер зелий буквально вылетел из вагона. Прорицательница лишь покачала головой. В поезде она поехала только ради того, чтобы предупредить зельевара о том, что видела на днях в хрустальном шаре.

— Они во тьме, Смерть стоит с ними рядом, им не уйти от неё, — пробормотала женщина, направившись к выходу.

* * *

Северус подошёл к разделяющему два мира барьеру и хотел уже трансгрессировать, но неожиданно метка отозвалась болью. Снейп недоумённо замер. И зачем Лорд его вызывает? Нацепив привычную маску безразличия и лёгкого почтения, он трансгрессировал в Малфой-менор.

— Мой верный друг, — довольно прошипел Лорд, когда мастер зелий появился перед его троном. Не часто его шпион откликался так быстро.

— Мой Лорд, — опустился на колено Северус, ожидая приказа.

— Ты помнишь, о чём я просил тебя? — спросил повелитель.

— Я займусь их поисками, как только смогу отлучиться из Ордена, — кивнул зельевар.

— Как далеко продвинулся Орден?

— Не дальше наших людей, повелитель. Меня пока не допускают до поисков. Директор вернул меня на прежнюю должность, — однотонно ответил мастер зелий.

— Я так и предполагал. Мои верные соратники нашли Слизнорта, он больше не представляет угрозы.

— Он мёртв? — уточнил Северус.

— Нет. Макнейр поступил куда интереснее, — жутко рассмеялся Волан-де-Морт, — Сознание моего бедного учителя не выдержало Круциатуса. На днях его найдут около Мунго. Мой подарок дорогому директору.

— Очень изобретательно, — изобразил еле заметную улыбку Снейп, — Но зачем вы вызвали меня, мой Лорд? Вы хотите, чтобы я подбросил Слизнорта к больнице?

— Тебя просил позвать Люциус. Можешь идти, — отпустил Волан-де-Морт, кивнув в сторону стоящего у выхода Малфоя.

Еле скрыв изумление, Северус встал и направился к блондину. Тот, поблагодарив Лорда, молча пошёл вперёд. Мастер зелий следовал за ним, пока подземелья не остались позади.

— Ты хотел меня видеть? Ты же знаешь, где я живу, — остановился Снейп, недовольно смотря на друга.

— В той магловской дыре? — с отвращением произнёс блондин, — Ты давно мог уехать оттуда, и ты знаешь, что я никогда не приду туда.

— А если бы там был Драко? — недоверчиво спросил Северус.

— Мой сын предал Лорда. Он недостоин носить фамилию своих предков, — ледяным тоном ответил Малфой.

— Хочешь ты, или нет, но он — твой единственный наследник.

— У нас с Цисси ещё будет ребёнок, и именно он унаследует всё состояние, — безразлично бросил блондин.

— Вы всё-таки решились, — задумчиво посмотрел на друга Снейп, — А если будет девочка?

— Значит, она, — упрямо ответил лорд Малфой, — Драко больше никогда не переступит порог этого дома. Он сам выбрал свою судьбу. Рано или поздно Лорд найдёт его. И если повелителю будет угодно, я сам убью его.

— Ты не был таким, Люциус, — вздохнул зельевар, похолодев от слов блондина, — Если бы ты не скрыл от Драко правды, твой сын не пошёл бы на такой риск. Он хотел спасти тебя. И я не удивлюсь, если он не стал убивать Поттера лишь потому, что ты предал его.

— Не начинай, — посмотрел на него Малфой, — Ты просто зол, что я не сказал тебе, что меня освободили. Ты же знаешь, что приказы Лорда не обсуждаются.

— Как хочешь, — не стал спорить Снейп, — У меня завтра ещё собрание Ордена, я устал. Так что извини, но я домой.

Зельевар чуть поклонился и направился к выходу.

— Северус, — окликнул его Малфой, Снейп чуть удивлённо оглянулся, — Если ты найдёшь его, увези из страны. Я не хочу, чтобы он умер.

Мастер зелий с минуту смотрел на него, после чего кивнул, вышел во двор и трансгрессировал.

Глава 12. Мы ждали вас, профессор

Наступило лето. За всё время, юноши лишь раз покидали город. Пятого июня, в день рождения Драко, Гарри договорился, чтобы их свозили в Лондон, где они провели весь день. Молодые люди ездили в метро, Гарри показал брату некоторые интересные места, они обедали в кафе, сходили в кино. Одетые как маглы, уверенные, изменившиеся за полгода непростой жизни, выглядевшие немного старше своих лет, они не привлекли внимание магов, встретившихся им на пути. Они понимали, что им невероятно повезло, что подвергают себя огромному риску, но они оба заслужили эту поездку. Они устали от мрачного города, от постоянного запаха грязной речки, от одних и тех же людей и бесконечных почти одинаковых дней. Им нужен был отдых, и они наслаждались каждой минутой в большом городе.

Сегодня же был день приезда зельевара. Гарри очень удивился, когда Драко сказал, что профессора уходят в отпуск позже студентов. Почему-то он всегда считал, что профессора уезжают сразу за ними.

— Ну и где он? — Драко посмотрел на часы, — Уже почти три, а их отпускают около часа, там даже поезд в это время идёт.

— А если он на поезде? — лениво спросил Гарри.

— Гарри, он не скрывается, и он всегда трансгрессирует, — возразил Малфой.

— И кто тебе сказал, что он отправиться прямо сюда? Он может быть в штабе Ордена, или у Лорда. В конце концов, зашёл в магазин за ингредиентами. Может, он чувствует, что мы с тобой почти разорили его запасы, тренируясь готовить зелья.

— Ты прав, — вздохнул брат, — Просто я так его ждал, а теперь волнуюсь. Я боюсь, что он выгонит нас, что не поможет.

— Драко, не стоит об этом. Он скоро придёт, и мы всё равно ничего уже не изменим, — Гарри встал и подошёл к креслу блондина, не отводя от него глаз, — Если хочешь, пойдём приготовим ему праздничный ужин. Ты можешь помочь мне. Там не сложно, просто представь, что варишь зелье.

— Пошли, — кивнул блондин.

* * *

Северус Снейп трансгрессировал в гостиную своего дома. Зельевар сразу понял, что в доме кто-то живёт, и это явно не Хвост. В комнате было прибрано, мебель кто-то переставил, на полках не хватало части книг, камин кто-то украсил плющом. Достав палочку, профессор прислушался. Из кухни доносились чьи-то голоса, а это означало, что «гостей» по крайней мере двое.

Неслышно открыв потайную дверь, ведущую на кухню, мастер зелий стал медленно спускаться.

— Я же говорил, что не сложно, — раздалось снизу, кто-то рассмеялся.

Северус замер, до его ноздрей долетел аппетитный запах жареной курицы. Кто-то готовил, притом, судя по звукам, вручную. Это настораживало: маглы не смогли бы войти в его дом, а это означало, что незнакомцы, скорее всего, сквибы, и живут здесь не первый день.

Преодолев поворот, Снейп, наконец, увидел всю кухню и в шоке остановился. У плиты возились двое юношей в обычной магловской одежде: футболках и джинсах. Оба были очень худые, но в тоже время физически развиты. Волосы у юношей были почти до плеч, от обоих исходила некая сила и решительность. Кто они такие, профессор не знал.

Недолго думая, Северус взмахнул палочкой, и темноволосый юноша замер с тарелкой в руках. Драко, чьи светлые волосы выгорели на солнце, от чего они стали слегка пепельного оттенка, резко обернулся. Взгляды встретились прежде, чем зельевар произнёс второе заклятие. Улыбка озарила лицо юноши, глаза давно уже потеряли свой холодный серебристо-серый цвет, и теперь были более выразительны и с тёмно-синим оттенком, в них больше не было прежнего тщеславия и превосходства. Но что-то знакомое было во взгляде юноши, от чего Снейп так и остался стоять, подняв палочку и пристально изучая подростка.

— Крёстный, ты долго, — усмехнулся блондин.

От этих слов Северус потерял дар речи, в шоке смотря на юношу. Драко? Но это невозможно! Но если это его крестник, то второй, по всей вероятности, исчезнувший гриффиндорец. Мало что соображая, Северус снял с брюнета заклятие оцепенения.

— Мы вас ждали, профессор, — улыбнулся Гарри, как только заклятие пало. Его глаза стали чуть темнее от перенесенных испытаний, волосы не торчали во все стороны, а как будто поникли, новые очки очень ему шли. Юноша теперь вполне мог сойти за аристократа, так самоуверенно он держал себя.

— Как вы тут оказались? — язык слушался плохо, мужчина никак не мог прийти в себя.

— Долгая история, я соскучился, — всё ещё улыбаясь, произнёс Драко, — Садись, у нас уже ужин готов.

Северус в шоке смотрел, как его крестник без магии сервирует стол, в то время как второй юноша разрезал курицу и накладывал в тарелки пюре.

— И давно вы здесь? — подозрительно спросил зельевар, не двигаясь с места.

— Как только спровадили Хвоста, — спокойно ответил Гарри.

— Что вы сделали? — Снейп изумлённо перевёл взгляд с одного на другого.

— Он был обязан Гарри жизнью, ну я и подсказал формулу чар возврата долга. Теперь твой Хвост должен быть далеко отсюда. Мы отправили его на море, попросив сначала навестить Лорда. Мы подумали, что так его искать не будут, да и сюда никто не явиться, — ответил за брата блондин, — Мы ведь не ошиблись?

— Его не ищут, — недовольно сказал Снейп, — А вот вас…

— Так не нашли ведь, профессор, — безразлично произнёс Гарри, — Мы тут на днях магов видели, так они нас даже не узнали, как, кстати, и вы.

— Что? Где? — неверяще посмотрел на подростка Северус.

— В Лондоне, отмечали день рождения Драко, — улыбнулся Гарри при виде ошарашенного профессора.

— Крёстный, садись, а то остынет. Мы старались, — взмолился Драко, у которого от вкусного аромата слегка кружилась голова. Они с Гарри очень редко позволяли себе такой стол.

Снейп несколько минут смотрел на них, а потом сел за стол. Он и сам был ужасно голоден, а уж вид подростков говорил сам за себя. Курица удалась на славу, как и нехитрый гарнир. Северус поражённо смотрел, с какой жадностью юноши поглощают свои порции. Такое ощущение, что они месяц не ели. Хотя, надо отдать им должное, оба молодых человека старались есть не спеша и непринуждённо, правда это у них не очень получалось.

— И что вы делали эти полгода? — когда все поели, спросил мастер зелий.

— Учились, работали, — неопределённо сказал блондин, убирая тарелки.

— У вас нет палочек? — наблюдая за действиями крестника, спросил зельевар.

— Есть, просто в твоей библиотеке мы не нашли справочника по бытовой магии, так что Гарри готовит, а я мою посуду — всё честно, — ответил Драко.

— Кажется, справочник у меня в комнате, — произнёс Снейп, посылая в сторону раковины светло-фиолетовый луч. Посуда стала мыться сама.

— Спасибо, пошли в гостиную, там удобнее, — улыбнулся ему крестник.

Северус пошёл за ребятами. Он никак не мог отойти от шока после того, что увидел. Чтобы Драко, прямой потомок древнего магического рода, что-то делал без магии — это было невероятно. А его спокойное отношение ко всему этому — просто необъяснимо.

Поднявшись в гостиную, юноши сели в свои любимые кресла, зельевар остался стоять, выжидательно смотря на них.

— Крёстный, садись, — взмолился Драко, кивнув в сторону дивана. Он не выносил, когда кто-то стоял над ним.

— Думаю, я сам решу, что мне делать в моём доме, — облокотился о косяк двери Северус, скрестив на груди руки.

Драко перевёл взгляд на брата и покачал головой. Он отлично знал, что им не переспорить мастера зелий.

— Мистер Поттер, как вы себя чувствуете? — пристально наблюдая за ними, спросил зельевар.

— Превосходно, сэр, — удивлённо посмотрел на него юноша. Снейп лишь скривился. Драко же, переведя взгляд с крёстного на брата, первый догадался, что хотел спросить мужчина:

— Если ты о потере памяти, то Гарри давно всё вспомнил, — ответил блондин и пояснил, — Лорд разве не сказал, что Гарри опять выжил после его Авады? Тогда память и вернулась.

— Превосходно, — процедил Северус, — В таком случае, не изволите ли объяснить, что между вами произошло? И каким образом вы оказались здесь?

Да, вопрос был интересным. Юноши отлично знали, что придётся на него ответить, но они вчера так и не решили, что именно скажут. Вдруг у Гарри перед глазами всё поплыло, он сжал от напряжения зубы и протянул руку в сторону брата. Драко, с укором посмотрев на крёстного, сильно сжал ладонь друга.

— Твоя работа, Драко? — прекращая натиск, спросил мужчина.

— Я не позволю, чтобы хоть кто-то лез в наши мысли, — твёрдо произнёс блондин.

— Я это понял, — ядовито сказал Снейп, — Ну раз вы не хотите показывать мне свои воспоминания, тогда будьте добры всё объяснить.

— Всё просто, — решился блондин, — Я не знал, как выполнить волю Лорда, а тут подвернулся Поттер, от одного моего проклятия потерявший память. Ну Лорд ведь обещал в случае моей удачи вытянуть отца из тюрьмы, вот я и подумал, что Поттер вполне сгодиться, и отвёл его к Лорду, а там был отец, о возвращении которого мне не сказали.

— Значит, я был прав: во всём виноват Люциус, — уточнил зельевар.

— Нет, «виноват» Гарри, — возразил Драко, — Пока мы добирались до Лорда, мы были «братьями». А убить брата я не смог.

— Ладно, вы сбежали. Но почему вы до сих пор вместе?

— Драко говорил мне уйти, но я не мог его бросить, — негромко сказал Гарри, опустив взгляд и закрыв глаза, — У меня никогда не было брата, и я вернулся с того света только ради него, — юноша поднял голову и, чуть улыбнувшись, посмотрел в глаза блондина. Драко тоже улыбнулся. Казалось, что им больше никто не нужен, что они и без слов понимают друг друга.

— Что значит, вернулся? — с минуту задумчиво посмотрев на молодых людей, спросил мастер зелий.

— Он умер от Авады, но не оставил меня, — не отводя глаз от брата, произнёс блондин.

— И потом мы сбежали, — подхватил Гарри.

— И почему ко мне? — нахмурился Снейп. У него было странное ощущение, что он здесь лишний.

— Гарри предлагал в Орден, но меня там вряд ли ждут. В Министерство мы и не думали соваться, а Пожиратели нас при первой встречи убьют. А ты, крёстный, давал обет защищать меня, вот мы и решили… — повернулся Драко к мастеру зелий.

— Решили они, — проворчал мужчина, — И что вы намерены делать дальше?

— Не знаем, — признался блондин, — Будем жить здесь, если ты не против. Дождёмся окончания войны, заберём из банка свои деньги и уедем куда-нибудь, где нас не знают.

— И это план? — презрительно поднял бровь Северус.

— А у вас есть другое предложение? — посмотрел на него брюнет.

— Ну зачем-то ведь вы меня ждали?

— Нам нужна была помощь, а ты — единственный, кому я готов был поверить, — прямо ответил Драко, — Но мы уже привыкли, так что справимся.

— Твой отец просил отправить тебя за границу, он не хочет, чтобы ты умер, но он лишает тебя наследства. Они с Нарциссой решились на ещё одного ребёнка. Состояние Малфоев достанется твоему брату или сестре, — наконец сел на диван зельевар.

Драко резко побледнел. Гарри моментально оказался рядом и, взяв его за плечи, посмотрел прямо в глаза, что-то беззвучно прошептав. Блондин кивнул, судорожно сжав руки на запястьях брата и как-то затравленно смотря на него. Северус удивлённо наблюдал за этой необычной сценой.

— Я думал, Драко, что для тебя это очевидно. Разве ты не знал, сбегая с мистером Поттером, что отец может отречься от тебя? Но Люциус всегда тебя любил, и, несмотря на твой поступок, всего лишь лишил наследства. Он даже не отлучил тебя от рода, хотя сказал, что ты недостоин носить свою фамилию.

— О чём вы? — Гарри удивлённо перевёл взгляд на профессора, — Вы думаете, что Драко волнуют какие-то деньги? Да моего наследства вполне хватит на нас обоих.

— Что же тогда? — внимательно посмотрел на них мужчина. Гарри вопросительно повернулся к брату, тот чуть заметно кивнул.

— Профессор, вы не хуже нас знаете, что лорд Малфой никогда не пустит Драко в дом. Даже если Лорд умрёт, — Гарри посмотрел в глаза мужчине. Во взгляде юноши было только сострадание и участие, — А это значит, что Драко никогда не увидит своего родного брата, ну или сестру, — брюнет опять повернулся к блондину и еле слышно добавил, — До третьего курса. Мы найдём его или её в Хогсмиде, расскажем правду.

Драко чуть расслабился, благодарно смотря на него. И как он сам не догадался? Третий курс, походы в Хогсмид — это же очевидно! Но к тому моменту его брату или сестре будет уже 13. Как же это несправедливо!

— Драко, разве ты всегда не гордился тем, что только ты — единственный наследник? На моей памяти ты всегда лишь со снисхождением относился к тем, кто был не единственным ребёнком в семье, — нахмурился Снейп.

— Я изменился, крёстный, я изменился, — устало произнёс блондин, откидываясь на спинку кресла.

Следующие несколько часов юноши, не вдаваясь в подробности, рассказывали профессору о том, чем занимались в последние полгода. Северус еле сдержался, чтобы не отругать подростков за нерациональное использование ингредиентов из своей лаборатории. А вот то, что сделали юноши с гостевой комнатой, было поразительно. Пространственные чары были почти идеальны. Удивило и то, что юноши решили спать в одной комнате, притом кровати были сдвинуты. Задумчиво оглядев их спальню, зельевар попрощался, и направился в свою комнату. Ребята лишь заменили, что там была большая двуспальная кровать и полки с книгами и зельями. Дверь за мастером зелий закрылась, и юноши, переглянувшись, отправились спать. Было ещё не поздно, но завтра их ждал новый рабочий день, и они не могли опоздать.

Глава 13. Тайны

Северус долго лежал на кровати, смотря в потолок. Рядом лежала старинная книга, но он так и не начал читать её. Он никак не ожидал, что всё это время подростки прятались не где-нибудь, а у него в доме. Да и его ли это был дом? Молодые люди так много всего изменили, что Снейп уже в этом сомневался. Хорошо ещё, что его комната была заперта, а то мало ли что взбрело бы им в голову. Тяжело вздохнув, мастер зелий встал, убрал книгу и вышел из своей комнаты.

Спустившись в лабораторию, Северус ещё раз проверил ингредиенты и по отсутствию некоторых легко определил, что юноши в основном занимались лечебными зельями и противоядиями. Притом отсутствовало с десяток безоаровых камней, а это означало, что подростки таскают безоары с собой. Но зачем? Неужели боятся отравления? Постояв ещё несколько минут и осмотрев запасы своих зелий, он нашёл несколько новых, сваренных на довольно высоком уровне. Отсутствовал только достаточно сложный в приготовлении лечебный бальзам. Решив заняться восполнением запасов завтра, зельевар отправился обратно в свою комнату, но, остановившись у самой двери, повернул в сторону спальни подростков.

Картина, представшая очам мастера зелий была необычной: два юноши спали, повернувшись лицом друг к другу, а их руки были крепко сжаты. Притом, когда открылась дверь, юноши лишь крепче ухватились друг за друга. «Как будто бояться потеряться. Даже во сне…» — в шоке подумал Северус. Он так и не понял, почему они вместе. Но то, что они не могут жить друг без друга — это было очевидно.

Неслышно закрыв дверь, Снейп вернулся в свою комнату и вскоре уснул.

* * *

Проснулся зельевар на удивление поздно. Спустившись в гостиную, он не нашёл там юношей. Пройдя по всему дому, он убедился, что их в доме нет. Первой мыслью было, что молодые люди решили уйти. Но неожиданно зельевар заметил на столе в гостиной полотенце, накрывавшее что-то. Под полотенцем обнаружился лёгкий завтрак и записка:

«Крёстный! Вернёмся поздно, продукты в холодильнике. Не скучай, до вечера. Драко»

— И что бы это значило? — покрутив листок в руках, пробормотал мастер зелий.

Так и не найдя ответа, Северус заклинанием разогрел еду и, поев, отправился в лабораторию — готовить лечебный бальзам.

* * *

Закончив работу в лавке, Драко и Гарри подошли к Бобу:

— Мистер Нольс, мы поработаем ещё эту неделю и, скорее всего, скоро уедем, — осторожно начал Гарри.

— Неужели ваш отец вернулся? — добродушно улыбнулся Боб, — И когда он успел?

— Сегодня ночью, — ответил блондин, — Так вы не против?

— Я не могу вас держать тут насильно, — рассмеялся мужчина, смотря на нерешительных юношей, — Но даже не представляю, как раньше работал без вас. Вы стали просто незаменимы! Если захотите остаться в городе, я вам могу найти вполне нормальный дом. Будете жить неподалёку, работать у меня. Так что подумайте.

— Подумаем, — хором ответили братья.

— Идите, жду вас завтра, — попрощался Боб.

Юноши, махнув рукой на прощание, отправились домой.

* * *

Северус, приготовив достаточное количество бальзама, поднялся в гостиную. Юношей по-прежнему не было. Немного подумав, мастер зелий трансгрессировал в Косой переулок.

Пройдясь по магазинам, Снейп купил большое количество различных ингредиентов, несколько учебников, чёрных мантий и заказал свежие продукты. Его очень удивил ассортимент продуктов, хранящихся в холодильнике. Там было только самое основное, и Северусу не хотелось верить, что юноши всё это время жили настолько бедно, хотя всё указывало именно на это.

Вернувшись домой, Снейп за двадцать минут приготовил ужин, но ребят всё не было. Вернулись молодые люди лишь в начале девятого. Вид был уставший.

— И где вы были? Или вам напомнить, что вы скрываетесь? — ядовито спросил Северус.

— Я же говорил, что мы работаем, — опустился в кресло Драко.

— Где? — недоверчиво спросил зельевар.

— У Боба в лавке, — безразлично ответил блондин.

— У кого? — не понял профессор, — В какой лавке?

— В продуктовой, — сел рядом с братом Гарри, — Я стою у кассы, а Драко мне помогает.

— Вы хотите сказать, что работаете у маглов?! — в шоке спросил Снейп.

— Есть же нам надо, — нехотя подтвердил Драко, — У нас с собой было не так много. Мы купили новые палочки и одежду. Оставили у себя только тёплые мантии. А у Хвоста продукты уже кончались, вот и пошли искать работу.

Мужчина переводил взгляд с одного на другого. Он понял, что юноши не шутят.

— И вы не применяете магию? — всё же решил уточнить Северус.

— Нас могут засечь. Мы не хотим рисковать, — кивнул Гарри.

— Но вы говорили, что тренируетесь дома? Как я понимаю, мистер Поттер, вы всё ещё несовершеннолетний, а тебе, Драко, только исполнилось семнадцать. Так как вы умудряетесь использовать магию, и почему вас до сих пор не вычислили? Список разрешённых заклинаний весьма невелик, а судя по разгрому в доме, вы применяли достаточно серьёзные чары.

— Наши палочки не зарегистрированы, — пояснил Драко, — Купили в Лондоне, недалеко от центра.

Мастер зелий удивлённо посмотрел на ребят. Он понял, о каком месте говорит крестник, но не мог поверить, что юношам удалось всё провернуть, не привлекая к себе внимания.

— Хорошо, сейчас подогрею еду. Думаю, вам не помешает восстанавливающее зелье и глоток хорошего вина, — встал из кресла Северус.

— Нет! — неожиданно воскликнул Драко, чуть бледнея. Мужчина удивлённо посмотрел на него, а юноша продолжил, — Никакого вина, лучше чаю.

Гарри еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Снейп же, мрачно посмотрев на обоих, скрылся в проходе, ведущем на кухню.

Через десять минут перед юношами был восхитительный ужин и ароматный чай, в который зельевар влил несколько зелий. Гарри и Драко почти моментально проглотили всю предложенную им пищу и сытно откинулись на спинки кресел, медленно попивая чай. Неожиданно вокруг Гарри появились розовые и красные сердечки. Драко чуть не подавился своим чаем, во все глаза рассматривая брата.

— И что это? — Гарри недоумённо посмотрел на мастера зелий, который с видом эксперта рассматривал это явление.

— Я добавил в чай восстанавливающее, распознающее и выявляющее чары зелья. Теперь я уверен, что это действительно вы, и на вас нет чар. Ну за исключением действия на вас, мистер Поттер, весьма сильного приворотного зелья. Было бы интересно узнать, кому вы так понадобились?

— Джинни, я знал, что зелье ещё действует, — смотря на сердечки, больше для себя сказал юноша, а затем перевёл взгляд на Снейпа, — Профессор, не могли бы вы избавить меня от него?

— Это недолго, — хмыкнул мужчина, направляясь в лабораторию.

— Хорошо ещё, что Сыворотку не подлил, — проворчал Драко, но зельевар это услышал.

— Мистер Малфой, вам следовало бы знать, что Сыворотка готовиться не в один день, а в моих личных запасах её нет. Вы полгода живёте здесь, а элементарно проверить наличие основных зелий так и не удосужились. Завтра будете мне помогать раскладывать ингредиенты, — обернувшись, выдал Снейп, после чего скрылся в потайном проходе. Юноши лишь недоумённо переглянулись.

* * *

На следующий день, встав пораньше, братья быстро распределили ингредиенты по полкам и отправились на работу. Вчера зельевар им выдал учебники по бытовой магии, и весь вечер они изучали их и пробовали освоить встречающиеся чары под пристальным вниманием мастера зелий. Откровенно говоря, столь повышенное внимание их больше отвлекало, а язвительные комментарии мешали сосредоточиться, но тут уж ничего не поделаешь. Легче было стерпеть их, нежели длинные нотации.

Работать осталось всего несколько дней. Боб отпустил ребят пораньше и пообещал выплатить премию за хорошую работу. Вернувшись домой, ребята обнаружили в гостиной недовольного зельевара.

— Вам, кажется, больше нет необходимости работать, — сурово посмотрел на них Снейп.

— Мы обещали доработать до конца недели, — не согласился Драко.

— Вам так нравиться магловский труд, мистер Малфой?

— Крёстный, зачем ты так? Мы не в школе, называй нас по именам, — взмолился Драко. Он никогда не мог понять, почему крестный, когда недоволен, всегда обращается к нему по фамилии. А уж сейчас в этом явно не было никакой необходимости.

— Да, профессор, так будет проще, — поддержал Гарри, — А насчёт магазина… Мистер Нольс очень помог нам, без него мы бы не справились. У нас ведь нет магловских документов, а он взял нас и без них.

— О вашем упрямстве слагают легенды, мистер Поттер, но этот человек — магл, он и не заметит вашего отсутствия, — презрительно произнёс мастер зелий.

— Не заметит? Да маглы ничуть не хуже волшебников! — горячо возразил Драко. Северус лишь скривился, а юноша продолжил, — Они всё видят! Боб многое нам рассказал. В том числе о твоём детстве, и о то, что ты встречался с мамой Гарри.

Зельевар слегка побледнел. Ему и в голову не могло прийти, что о его юношеском романе кто-то узнает, и уж явно он не хотел, чтобы об этом было известно сидящим напротив подросткам.

— Профессор, в городе все думают, что мы с Драко — ваши с мамой сыновья. У нас здесь другие имена и совершенно не магическое прошлое. Мы с Драко готовы ответить на ваши вопросы, если вы, профессор, ответите на три наших, — посмотрел на зельевара Гарри.

Снейп долго смотрел на него. Мужчина отлично знал, какой вопрос задаст юноша — для этого не нужна была никакая легилименция, всё и так было ясно. Но вот отвечать ему не хотелось, хотя он знал, что придётся. Вид подростков был достаточно красноречив, и мастер зелий сразу понял, что те хотят его проверить, хотят убедиться, что ему можно доверять. Северус не знал, как много сказал этим двоим чересчур любопытный магл, а это означало, что ему придётся говорить правду. Если юноши заподозрят ложь, то долго они здесь не пробудут, — в этом мужчина даже не сомневался.

— Задавайте, — наконец кивнул зельевар.

— Что связывало вас с моей мамой? — решительно спросил Гарри. Снейп лишь тяжело вздохнул и начал:

— Мы жили рядом. Как-то я узнал, что она тоже волшебница. Вы ведь достаточно прожили в этом доме, чтобы понять, что я не чистокровный. Мой отец был маглом, поэтому в доме есть магловские изобретения, — кивнул он в сторону кухни, — Лили была всего на месяц младше меня, мы вместе пошли в Хогвартс. Если бы Лили была полукровкой, то мы учились бы вместе. Я уверен, что она сама выбрала бы Слизерин, ведь там был я, а мы с ней были близкими друзьями. Мы даже собирались пожениться, но потом она стала встречаться с Поттером, и я отступил. Но я был всю жизнь ей верен, я так и не смог никого полюбить.

— Прости, крёстный, но у меня вопрос не легче, — Драко виновато посмотрел на мужчину и на одном дыхании произнёс, — Почему ты такой? Почему ты всегда такой холодный? Как ты относишься ко мне?

Северус в упор посмотрел на крестника. И как ответить? Вопрос о Лили стал казаться не таким уж сложным, ведь он относился к прошлому, а вот его отношение к Драко… Да, юноша дорог ему, но вот как объяснить своё к нему отношение?

— Крёстный, скажи правду, — попросил подросток, смотря в чёрные глаза зельевара.

— Я давно разучился любить, Драко. С тех пор, как умерла Лили. Я виноват в её смерти, и я не смог спасти любимую.

— Крёстный, ты не хочешь ничего чувствовать? Тебе ведь было больно, и ты не сломался, но твоё сердце превратилось в камень, — с болью в голосе произнёс блондин. Мужчина, немного подумав, кивнул:

— Да, я давно ничего не чувствую, не способен.

— Это неправда, профессор, — негромко возразил Гарри, посмотрев на него, — Вы способны чувствовать, вы просто боитесь, что чувства принесут вам новую боль, что вы не выдержите очередного удара судьбы.

— Да, Гарри, вы правы, — через какое-то время всё-таки заставил себя ответить Северус, а затем перевёл взгляд на крестника, — Драко, ты для меня очень много значишь.

— Спасибо, крёстный, — чуть улыбнулся блондин, — У нас остался только один вопрос, — Драко взмахнул палочкой, — Акцио учебник!

Послышался шум. С журнального столика упало несколько старинных книг, а к юноше полетел учебник зельеварения. Снейп недоумённо посмотрел на подростка, а тот, поймав книгу, протянул её ему.

— Крёстный, эта книга попала к Гарри в начале года. Мы думаем, что она принадлежит тебе.

Северус удивлённо взял новый на вид учебник и раскрыл его.

— Так вот почему Слизнорт был вами так доволен? — с любовью проведя рукой по пожелтевшим страницам, произнёс мастер зелий, — Но как учебник оказался у вас? И почему вы решили, что он принадлежит мне?

— Я и Рон не думали, что продолжим курс зелий. Мы не набрали достаточно баллов, а вы ведь принимали только с оценкой «Превосходно». Слизнорт разрешил взять нам старые учебники, находящиеся в кабинете. Вот мне и попался этот, — ответил Гарри, — А когда сова принесла новый, я просто поменял обложки и оставил себе эту книгу. Гермиона проверила его на чары, а указания, написанные в нём, мне очень помогли, вот я и не захотел возвращать его.

— Мы решили, что учебник твой после того, как Боб сказал нам, что у твоей матери была фамилия Принц, — добавил блондин и улыбнулся, — Мы ведь правы?

— Да, учебник был мой. Принцем-полукровкой меня однажды назвала Лили, с тех пор я так себя и звал. Правда, в отличие от Лорда, кроме меня и Лили никто не знал об этом.

— Вы ответили на вопросы, профессор, мы тоже будем честны, — Гарри вопросительно посмотрел на мужчину.

— Почему вы держитесь за руки, когда спите? — почему-то этот вопрос мучил зельевара больше всего.

Юноши переглянулись.

— Крёстный, это сложно. Мы были одни, этот почти заброшенный город, тяжёлая работа… Мне было страшно, а Гарри не дал мне забыться, не дал потерять себя. В тот вечер я просто хотел напиться, забыть обо всём, но Гарри мне не позволил. С тех пор мы так и спим. Мы уже не можем иначе, так мы чувствуем, что рядом. Не так страшно засыпать, — закончил Драко.

— Мы стали настоящими братьями, профессор, и мы не справимся друг без друга, — Гарри отчаянно сжал ладонь блондина и посмотрел на мужчину, — Мы хотим просто жить: ходить в школу, играть в квиддич, отдыхать с друзьями, а нас хотят убить. И мы не выживем в одиночку. Только вместе.

Юноши ещё много чего говорили: отвечали на вопросы профессора, рассказывали то, что считали нужным. Когда они закончили, зельевар долго и задумчиво смотрел на них. «Ну и что мне с ними делать?» — обречённо подумал он, смотря на юношей, напряжённо ждущих его решения. Наконец, когда молодые люди, казалось, потеряли всякую надежду на его понимание и помощь, он недовольно произнёс:

— Я вам помогу. Заканчивайте со своей работой, и я сам буду вас обучать. И называйте меня по имени, оба.

Ответом были облегчённые вздохи и счастливые улыбки подростков. Мрачно посмотрев на них, мастер зелий встал и ушёл в свою комнату, а юноши ещё долго смотрели на закрывшуюся за мужчиной дверь.

Со следующего дня мастер зелий стал их учить. Особое внимание профессор уделял защите, зельям и окклюменции. Кроме этого, юноши изучали лечебные и бытовые заклинания, а также некоторые тёмные чары, которые могли бы помочь им. Но лето не может длиться бесконечно, и скоро профессору надо будет вернуться в Хогвартс.

Глава 14. Странное решение или последствия необдуманной шутки

Последний день июля. Гарри проснулся рано, Драко в комнате уже не было. Одевшись, юноша спустился в гостиную.

— С днём рождения! — блондин как раз появился из кухни с тортом в руках.

— Ты испёк сам? — удивился Гарри, посмотрев на брата, одежда и руки которого были в крему.

— Ты же сам говорил, что готовить не так сложно, — улыбнулся Драко. В это время в гостиную вошёл Северус и недоумённо посмотрел на крестника:

— Вижу, в бытовой магии нет необходимости, вы всё равно предпочитаете магловский способ готовки, — язвительно произнёс зельевар.

— Вовсе нет, просто я подумал, что подарок лучше сделать своими руками, а не с помощью магии, — поставив тарелку с тортом на стол, гордо сказал Драко.

— Подарок? — удивился профессор.

— У меня сегодня день рождения, — улыбнулся Гарри, — И я полностью согласен с Драко. Зная нужные заклинания, любой дурак испечёт торт, а вот приготовить что-нибудь своими руками не каждый сможет, — юноша подошёл ближе, и еле слышно добавил, смотря в глаза другу, — Спасибо, братишка.

Улыбка Драко стала шире. Взмахнув палочкой, блондин привёл в порядок свою одежду. Гарри же призвал чайник и три чашки.

— Северус, присоединяйся, — налив чаю, пригласил именинник.

Мастер зелий, неопределённо хмыкнув, сел к столу. Торт получился на редкость удачным, учитывая, что Драко первый раз готовил сам и без помощи Гарри.

Позавтракав, юноши решили отправиться в Косой переулок. Гарри давно намечал поход в банк, а теперь, когда ему исполнилось 17, он имел полное право распоряжаться своим имуществом. Снейп не стал их отговаривать, а лишь порадовался, что приобрёл для подростков мантии, которые теперь очень пригодились.

— Поедем на поезде? — посмотрев на себя в зеркало, спросил Драко.

— Наверно, — кивнул Гарри, накидывая капюшон, — Хотя можем камином прямо в «Дырявый котёл».

— А трансгрессировать слабо? — насмешливо посмотрел на них Северус.

— Крёстный, и каким же образом? Где, по-твоему, мы должны были научиться трансгрессии? Напоминаю: мне 17 исполнилось два месяца назад, а Гарри — только сегодня, мы уже семь месяцев скрываемся, а в магловском квартале трансгрессии не обучают, — с сарказмом ответил Драко. Мастер зелий задумчиво посмотрел на них:

— И почему вы об этом мне раньше не сказали? — недовольно сказал он, — Давно бы уже всё умели. Но ничего, у нас ещё месяц — научитесь.

— Спасибо, вы с нами? — посмотрел на Снейпа Гарри.

— Неужели вы думали, что я отправлю вас одних? — накидывая свою мантию, усмехнулся мужчина, — Перенесёмся вместе, я не хочу светиться в «Дырявом котле», так что окажемся прямо в переулке.

Взяв юношей за руки, Северус трансгрессировал.

* * *

С последнего визита Гарри в Косой переулок здесь мало чего изменилось. На витринах висели плакаты с Пожирателями и листовки Министерства с правилами безопасности, ещё больше магазинов были с заколоченными окнами, торговцев амулетами в несколько раз увеличилось. Вдалеке виднелся яркий магазинчик близнецов Уизли.

— Гарри, — отвлёк брата Драко, указав на магазин Олливандера. Магазин был открыт.

— Северус, его нашли? — повернулся к зельевару юноша.

— Он у Лорда, — еле слышно ответил профессор, — В лавке работает его племянник. В том году новым студентам пришлось туго — школа заказывала палочки за границей, а теперь у нас опять есть мастер. Он обучался у одного из мастеров Италии. Это традиция. Если мастер обучает своего сына, то после обучения тот становиться подмастерьем у другого мастера. У Олливандера сыновей нет, только племянник. Он ещё молод, но наш министр лично просил его вернуться на родину и продолжить дело дяди.

— Зачем надо было заказывать палочки? Можно же их купить и здесь, — удивился Драко, инстинктивно положив руку на рукоять своей палочки.

— На чёрном рынке? Некоторые так и поступали. Там действительно можно найти уникальные образцы, но это дороже, да и может заинтересовать Министерство, — возразил мастер зелий, — А в наше неспокойное время лучше не рисковать.

— Вы правы, нам лучше поторопиться, — взяв брата за руку, Гарри направился в сторону банка, зельевар пошёл следом, напряжённо смотря по сторонам.

В Гринготсе было достаточно людно. Из-за усиленных мер охраны почти ко всем гоблинам была очередь. На троих людей в чёрных мантиях и с закрытыми лицами многие смотрели подозрительно. К ним направилось несколько гоблинов в боевой форме:

— Пройдёмте с нами, — сказал старший из гоблинов.

Юноши испуганно переглянулись, Северус же и бровью не повёл, спокойно направившись за гоблинами. Их привели в небольшой кабинет и попросили подождать несколько минут.

— Чего они хотят? — шёпотом спросил Драко, когда гоблины удалились.

— Они приняли нас за Пожирателей, — негромко пояснил мастер зелий, — Банк обслуживает всех клиентов. Гоблины не участвуют в нашей войне. Любой Пожиратель может забрать свои деньги или открыть новый счёт, но гоблины соблюдают интересы клиентов. О нас никто не узнает, сотрудники банка помогут уйти незаметно, если мы захотим.

— Было бы неплохо, — кивнул Гарри.

Минут через пять в комнату вошёл грозного вида гоблин.

— Позвольте ваши палочки, господа, — протянул он руку.

Северус спокойно отдал палочку, Гарри и Драко последовали его примеру.

— Хм, интересно, — повертел в руках палочки гоблин, — И кто же вы, молодые люди? Как я понимаю, палочки вы приобрели недавно, и они ещё не привыкли к вам.

— Вы правы, — нервно кивнул Драко.

— Не волнуйтесь, сейчас многие скрывают свои имена, от чего новые палочки не всегда распознаются. Вам просто нужно назвать палочке имя. Видимо при регистрации произошла ошибка, либо вы брали палочки у неопытного продавца.

— Мы подтвердим регистрацию позже. Надеюсь, наш визит останется в тайне, — Северус скинул капюшон, смотря на гоблина.

— Конечно, мистер Снейп, — гоблин отдал палочки, — Хотите начать со своего сейфа?

— Да, — кивнул зельевар, — И я хотел бы разрешить доступ этим молодым людям.

— Как пожелаете, но открыть доступ невозможно. Для этого мне нужны имена, — выжидательно посмотрел на юношей гоблин.

— Генри Блек, — неожиданно произнёс Гарри, посмотрев на свою палочку.

— Дрейк Блек, — последовал его примеру Драко.

Обе палочки засветились, а перед юношами появился пергамент. Блондин недоумённо взял его и пробежал глазами. Шок был долгим. Гарри тоже, не отрываясь, смотрел на древо Блеков, где теперь внизу значились оба юноши.

— И что это значит? — Гарри взял пергамент из рук брата и протянул гоблину, который задумчиво смотрел на них.

— Я так понимаю, что палочки были не зарегистрированы, что позволило вам поменять свои имена, — беря пергамент, произнёс гоблин, — Судя по родословной, оба вы кровно связаны с семьёй Блеков. Теперь вы можете либо отменить вхождение в род, либо назвать представителя рода Блеков, с кем ваши имена соединяться в родословной. У Блеков больше нет прямых наследников, но вы можете стать ими. Почему-то род принял вас.

— Мы — сыновья Регулуса, — не задумываясь, выдал Гарри.

— Да, мы — братья, — поддержал Драко.

Пергамент в руках гоблина окутала серая дымка. От имени Регулуса вниз пошли две ветви, соединив с ним имена юношей.

— Хорошо, но мне нужны ваши предыдущие имена. Если у вас в банке есть сейфы, то лучше вам открыть новые счета и перенести всё туда. О вашей тайне буду знать только я.

— Вряд ли у меня есть сейфы, — скинул капюшон блондин, — Я Драко Малфой.

— Ваш отец оставил вам амулет и около тысячи галеонов, — спокойно сказал гоблин. Драко удивлённо посмотрел на него. Юноша явно не ожидал ничего подобного.

Снейп же нисколько не удивился. Он всегда знал, что Люциус любит сына и не сможет полностью лишить его наследства. Конечно, тысяча галеонов для Малфоев — это не деньги, но хоть что-то. В данном случае наибольшую ценность представлял амулет. Он служил прямым доказательством принадлежности к роду. Северус даже не сомневался, что на нём чары, и надеть его сможет лишь Драко.

— Ну а вы, молодой человек? — гоблин посмотрел на второго подростка.

Гарри не стал называть своего имени. Он просто скинул капюшон и убрал со лба чёлку. Гоблин недоверчиво посмотрел на шрам, а потом в лицо юноши.

— Теперь ясно, почему род Блеков принял вас, — пробормотал гоблин, — Мистер Поттер, по завещанию вашего крёстного, вы являетесь наследником состояния Блеков. Именно это позволило вам стать частью рода Блеков, хотя кровной связи с ними у вас нет. Кроме того, наследство ваших родителей также принадлежит вам. Вы хотите перевести всё под своё новое имя, или всё оставить в старых сейфах?

— Нам нужны два сейфа. Всё имущество строго пополам, кроме медальона Малфоев, — Гарри улыбнулся брату, — Его мы заберём.

Ещё около часа они были в банке. Пополнив кошельки магловскими и магическими деньгами, подписав несколько бумаг и забрав небольшой амулет, они покинули Гринготс через потайной ход.

* * *

— И зачем вам надо было менять имена? — спросил Северус, как только они вернулись домой.

— Ну мы же не знали, что так всё получиться, это была просто шутка, — возразил Гарри.

— Крёстный, у нас ведь поменялась только фамилия, — поддержал брата Драко, — Имя Гарри действительно произошло от имени Генри, ну а я как был «драконом», так и остался.

— Хорошо ещё, что ты назвался Дрейком, а не как-то иначе, — усмехнулся Гарри, — Но, Северус, Драко прав. Имена мы не меняли и можем называться, как раньше. А вот фамилии… Я не очень понимаю, как вообще такое могло произойти.

— Просто, — вздохнул мастер зелий, опускаясь в кресло, — Ты, Гарри — наследник Блеков. По магическим законам ты можешь считаться сыном Сириуса, что ты и подтвердил, решив зарегистрировать палочку с другим именем. У Драко мать из рода Блеков, то есть он является косвенным наследником. Когда ты, Драко, назвался Блеком, древний род принял тебя, ведь в тебе их кровь. Теперь вы оба Блеки. Если бы вы отказались от этого, то всё вернулось бы на свои места, но вы сами признали своим отцом Регулуса, и теперь ничего уже не исправите.

— А мы и не жалеем об этом, — улыбнулся Драко, — Жаль, что дни рождения мы не изменим, а то были бы родными братьями, а так только сводные. Два месяца — слишком мало.

— Зато к внешности не придерутся, — усмехнулся Гарри, — Я явно похож на Регулуса, по крайней мере, волосами, а ты, Драко, глазами. Я видел у Слизнорта фотографию, у него глаза были тёмно-серыми. Можем сказать, что жили вместе. У меня глаза мамины. Моя мама умерла, а твоя, узнав об этом, взяла меня к себе. В родословной указано, что Регулус погиб почти семнадцать лет назад. Мне тогда было чуть больше трёх месяцев, так что мы оба вполне могли быть его детьми.

— Узнать бы ещё, как умер Регулус, — задумчиво произнёс Драко.

— Хороший вопрос, — посмотрел на крестника Северус, — Он на два года был младше меня. Как и все мы, он верил в идеи Лорда и считал метку почётным знаком. В отличие от меня, он быстро разобрался, что к чему. Лорд всем устраивал тогда испытания, точнее это называлось развлечением: пытали маглов, совершали набеги. Регулусу было приказано пытать старика — отца полукровки, отказавшейся служить Тёмному Лорду и вступившей в Орден. Насколько я понял, Регулус любил эту девушку и помог маглу сбежать. За это он поплатился своей жизнью.

— А Сириус это знал? — тихо спросил Гарри.

— Он не интересовался семьёй после того, как ушёл из дома. Я не думаю, что ему было известно об этом, — посмотрел на него мужчина.

— Да наш отец просто герой, — откинулся на спинку Драко.

— И Блеки не служили Лорду, — улыбнулся брюнет, — Лишь Беллатриса.

— Крёстный, мы едем с тобой, — решился Драко.

— Куда? — чуть приподнял бровь мастер зелий.

— В Хогвартс, — хором ответили юноши.

Снейп в шоке замер, смотря на них. Такого он никак не ожидал.

Глава 15. Министерство

Несмотря на все аргументы мастера зелий, Гарри и Драко стояли на своём. Они сами не могли объяснить, зачем им возвращаться в школу, но почему-то это было важно.

— Я вам запрещаю покидать дом, — грозно произнёс Северус, когда все доказательства закончились.

— Как скажешь, — неожиданно сдался Гарри, мастер зелий подозрительно посмотрел на него, а юноша лишь улыбнулся, — Уедешь один, будешь скучать, а мы вернёмся на работу к Бобу. Он нас ждёт.

— Что?! Зачем вам работа? — удивился мужчина.

— А что нам ещё делать? Тебя не будет, сами зелья продолжить мы не сможем, а целыми днями читать книжки, которые без тебя мы не понимаем — мы уже через месяц сойдём с ума, — поддержал Драко, — Работа и общение с маглами хоть как-то смогут развлечь.

— Вас узнают. Даже если вам повезёт, и никто не прицепиться к внешности, метку и шрам вы никуда не денете. Драко, если метку увидят… — покачал головой Северус, — А тебя, Гарри, и раньше узнавали в основном по шраму. Вам нельзя в Хогвартс.

— Мы и не едем, — хмыкнул брюнет, — Едешь ты, и скучай на здоровье. Через год встретимся, или на рождественских каникулах, если тебя отпустят.

На этом ребята оставили свою идею, но ненадолго. Ближе к концу августа мастера зелий вызвал Лорд. Ребята уже умели трансгрессировать, и как только зельевар исчез, они отправились в Министерство.

* * *

В атриуме Министерства магии появились два подростка в чёрных мантиях. Поскольку время приближалось к обеду, народу было достаточно много. Оглядевшись, молодые люди направились к дежурному колдуну.

— Ваши палочки, цель прибытия, — монотонно спросил дежурный.

— Нам нужен отдел образования, — холодно ответил Драко, протягивая свою палочку.

— Вам семнадцать? — недоверчиво посмотрел на юношей мужчина, — Вы учитесь в Хогвартсе? Хотите сдать экзамены на трансгрессию?

— Мы обучались на дому, — ответил Гарри, — Хотели бы поехать в этом году в школу.

— Вам нужна профессор Марчбэнкс. Сегодня будет пересдача СОВ, так что она у себя, — отдавая палочки, сказал дежурный.

— Благодарим, — кивнули юноши и направились к лифтам.

Поднявшись на нужный уровень, два молодых человека медленно пошли по коридору, читая надписи на дверях.

— Вам помочь? — дверь одного из кабинетов открылась, на них смотрел старый почти лысый волшебник.

— Мы ищем профессора Марчбэнкс, — остановился Гарри, — Вы не подскажете, где мы можем найти её?

— Пришли сдать экзамены? — улыбнулся волшебник, — Первый поворот направо, последняя дверь слева. Она должна быть у себя.

Поблагодарив старика, юноши уверенно направились в указанном направлении. Постучав в нужную дверь и получив разрешение, они вошли. Кабинет был небольшой, все стены занимали полки с учебниками и какими-то папками. Напротив двери стоял высокий шкаф с множеством ящиков — что-то вроде картотеки. За столом сидела маленькая сутулая ведунья и изучающе смотрела на них. Гарри и Драко её сразу узнали — именно она была председателем комиссии, когда они сдавали СОВ.

— Вас не было на экзамене, — громко произнесла женщина, — Вы не из Хогвартса?

— Мы обучались на дому, хотели бы поступить в Хогвартс, — согласно кивнул Драко.

— Боюсь, вы не подойдёте по возрасту. Сколько вам лет? — спросила профессор.

— 17, - ответил Гарри.

— 17? — недоверчиво посмотрела на них женщина. Она дала бы им лет 19, не меньше, — И как же вас зовут?

— Дрейк и Генри Блек, — ответил блондин.

— Блек? Насколько я знаю, у Блеков не осталось в роду прямых потомков, — подозрительно посмотрела на него Марчбэнкс.

— Мы сыновья Регулуса Блека. Он погиб, когда нам было несколько месяцев, мы не помним своего отца, — посмотрел ей в глаза Гарри.

— Значит, вы братья, — задумчиво произнесла женщина.

— Сводные, — кивнул Драко, заметив, что профессор им не поверила.

— И мы можем доказать это, — достав из сумки пергамент с родословной, Гарри протянул его женщине.

Марчбэнкс с сомнением посмотрела на него, потом, что-то шепча, стала водить над ним палочкой. Ничего не произошло — пергамент остался прежним.

— Что ж, я рада, что род Блеков ещё существует, — профессор отдала пергамент и посмотрела на молодых людей, — Но почему на пергаменте лишь ваш отец? Кем были ваши матери?

— Наш отец применил какую-то магию, чтобы никто не узнал о нас. Он боялся, что мы будем в опасности. Поэтому в родословной и нет наших матерей, не было там и нас. Заклятие спало, когда нам исполнилось семнадцать, — на ходу придумал Гарри.

— Но несколько месяцев назад мы остались одни, и хотели бы закончить наше образование, если это возможно, — подхватил Драко.

— Препятствий для этого нет, — кивнула профессор, — Но вам придётся сдать СОВ. Вы сможете поступить на шестой курс в школу. Если вы умеете трансгрессировать, то заодно можете сдать экзамены и по трансгрессии.

— Мы бы хотели поступить на седьмой, — твёрдо произнёс Драко, которому явно не хотелось тратить в школе ещё два года.

— Тогда после СОВ вам предстоит продемонстрировать знания по тем предметам, которые вы захотите продолжить, — немного подумав, произнесла женщина, — Если вы справитесь, поступите на седьмой.

Весь день ребята провели в Министерстве. Сначала они с успехом прошли трансгрессионные испытания, потом комиссия принимала у них СОВ по основным школьным предметам, даже по астрономии, для чего их отвели в специально заколдованный зал, где круглые сутки было видно звёздное небо. А под конец ребята написали заявление на сдачу зелий, защиты, чар и трансфигурации, которые решили продолжить. Все четыре предмета они сдали. Единственное, с чем были проблемы, так это с чарами. Лишь благодаря своим познаниям в бытовой магии, они получили разрешение на продолжение этого предмета. Профессор Марчбэнкс посоветовала несколько книг по чарам и предупредила, что им придётся дополнительно заниматься этим предметом, чтобы достойно сдать ЖАБА.

— Результаты СОВ и списки литературы вы получите через неделю. Поезд отходит 1 сентября, в 11.00, - на прощание произнесла Марчбэнкс.

— Спасибо, профессор, — улыбнулись братья и вышли. Спустившись в атриум, они трансгрессировали.

* * *

Вернувшись от Лорда, который почти два часа расспрашивал о результатах поиска, Северус обнаружил, что Гарри и Драко куда-то ушли. Решив, что они направились к маглам, зельевар спустился в лабораторию, где и провозился до позднего вечера. Когда он вернулся в гостиную, ребята были уже дома.

— Ты был в лаборатории? Как Лорд? — первым спросил Драко, увидев крёстного.

— Он очень хотел видеть вас, — проворчал Северус, смотря на юношей. Мастеру зелий не понравился блеск в глазах подростков, те явно что-то задумали.

— Мы хотим прогуляться в Косой переулок. Одни. Ты не против? — невинно посмотрел на него блондин.

Снейп довольно долго смотрел на них, о чём-то думая.

— Ладно, — наконец согласился мужчина, — Не забудьте купить себе мантии, они могут понадобиться.

— Обязательно, — на лицах юношей расплылись одинаковые улыбки, которые очень не понравились зельевару.

* * *

Прошла неделя. Сегодня должны были прийти письма из Министерства. Гарри и Драко проснулись ещё на рассвете. Они не хотели, чтобы конверты попали в руки профессора. Северус явно будет зол, если узнает об их визите в отдел образования и о зачислении в школу.

— Вам не спится? — в гостиную вошёл мрачный на вид мужчина.

— Хотим сегодня прогуляться по Лондону. Хотя бы сову купить, чтобы переписываться с тобой, — отозвался Драко, улыбнувшись крёстному.

— И как это будет выглядеть? Вы хоть раз видели, чтобы ко мне прилетали совы? — язвительно изогнул бровь мужчина.

— А мы будем посылать её вечером. Она прилетит в Хогвартс ночью — никто ничего не узнает, — рассеяно ответил Гарри, о чём-то думая.

— То есть спать вы мне в школе не дадите, — проворчал зельевар, наливая себе чаю.

— Драко, пошли пройдёмся, — кивнул на дверь брюнет.

— Крёстный, нас не теряй, — согласился блондин, и отправился вслед за братом.

* * *

Уже больше часа юноши гуляли по заброшенным улицам городка. Всё это время они молчали, каждый думал о своём.

— Гарри, а если совы уже прилетели? — наконец нарушил тишину Драко.

— Они посланы нам, а мы здесь, — спокойно произнёс юноша.

— Так ты поэтому решил погулять? Чтобы крёстный их не увидел, — догадался блондин, посмотрев на небо.

— Ага, — кивнул Гарри, тоже подняв голову. Вдалеке показались два тёмных силуэта.

— Они? — заворожено следя за птицами, спросил Драко.

— Надеюсь.

Ребята не ошиблись. Минут через десять они уже разворачивали свои конверты.

— И как? — просмотрев свои оценки, спросил брата Драко.

— Опять провалил историю. Астрономия и травология — только «удовлетворительно», зато остальное — «превосходно», — улыбнулся Гарри.

— У меня также, — кивнул блондин, — В тот раз у меня только зелья были на «превосходно», да историю я тогда написал лучше. Наверно надо было всё повторить.

— Да ладно, всё равно этих баллов нам хватит, — отмахнулся брюнет, — Только мракоборцами стать не сможем — для них надо 5 ЖАБА, а мы продолжили только 4 предмета.

— Вот уж кем никогда не хотел становиться, так это мракоборцем, — рассмеялся блондин, а потом в упор посмотрел на брата, — Ты что, расстроился? Нам даже по чарам поставили «превосходно», или ты хотел работать в аврорате?

— Когда-то, — признал юноша, — Но уже нет. Зайдём за мантиями или отправимся так?

— Сейчас в переулке полно народу — все готовятся к школе, так что на нас не должны обратить внимание, — Драко подал брату руку. Через секунду юноши исчезли.

* * *

В Косом переулке действительно было людно. Не только Гарри и Драко были в магловской одежде, так что на появившихся юношей никто не обратил внимания. Просмотрев списки, молодые люди решительно направились за книгами. Учебников надо было немного, так что юноши купили несколько дополнительных книг по чарам и зельям, и карманный справочник по лечебным заклинаниям — на всякий случай. После этого они зашли за котлами, ингредиентами, писчими принадлежностями и мантиями. Также они купили себе новые сумки, в которые влезли все их покупки. Сумки были чёрными, выглядели просто, но за счёт пространственных и ограничивающих чар могли вместить в себя очень многое, при этом их вес не превышал пяти килограмм, что, однако, было достаточно ощутимо.

— Нам ещё что-нибудь нужно? — перебросив через плечо свою сумку, огляделся по сторонам Драко.

— Сова, и можем взять по метле, если хочешь, — посмотрел в сторону магазина для квиддича Гарри.

— Тогда надо в банк. Мётлы стоят не дёшево, а у нас наличных почти не осталось.

Юноши отправились в Гринготс. Очереди там были огромные. Пожалев, что не надели чёрных мантий, они встали туда, где было меньше народу. Простояв почти два часа, юноши, наконец, пополнили свои кошельки и вышли на улицу. Купив по «Нимбусу-2000» и выбрав небольшую красивую почти чёрную сову, юноши отправились домой.

* * *

— И зачем вам мётлы? — Северус сидел в кресле и что-то читал, когда два подростка появились в гостиной.

— Ты сам не хочешь, чтобы мы работали. Но чем-то же мы должны заниматься, — изобразил удивление Драко, — Не волнуйся. Будем летать только ночью, нас не увидят.

— Что в сумках?

— Мантии, — честно ответил брюнет. В конце концов, мантии там тоже были.

— Как тебе наша птичка? — поставив клетку на стол, спросил Драко.

— Хороший выбор. Ночью она будут незаметна, — одобрительно произнёс зельевар и нахмурился, — Послезавтра я уезжаю. Дамблдор прислал записку, просил приехать на день раньше. Обещайте, что дождётесь меня и будете осторожны.

— Обещаем, что не бросим тебя, — усмехнулись юноши. Северус подозрительно посмотрел на ребят, но спрашивать ни о чём не стал.

— Единственное, что я вам ещё хочу показать, это как передавать сообщения при помощи Патронуса, — Снейп взмахнул палочкой, перед ребятами появилась серебристая лань, — Вы должны мысленно составить сообщение, после чего послать Патронуса к тому человеку, кому послание предназначено. Для этого надо как можно ярче представить себе адресата, Патронус сам найдёт его.

Северус ещё раз взмахнул палочкой, лань приблизилась к юношам и голосом зельевара произнесла:

— Именно так я свяжусь с вами, если понадобится, — после этого Патронус растворился в воздухе.

— Классно, — восхищённо произнёс Драко и взмахнул палочкой, — Экспекто патронум!

Перед юношей появился серебряный лис, юноша во все глаза уставился на него.

— Но это не мой Патронус, — неуверенно произнёс он, когда лис растаял.

— Он изменился? — вопросительно посмотрел на брата брюнет, — Северус, почему Патронусы меняются?

— Меняется человек, меняется и защитник, — задумчиво оглядел крестника Снейп.

— А какой у тебя был Патронус? — спросил брата Гарри.

— Скорпион. Достаточно красивый, большой, — Драко задумчиво посмотрел на палочку.

— Я рад, что твой защитник теперь другой, — искренне произнёс Гарри, представив себе гигантского серебряного скорпиона.

— А твой? Ты же тоже стал другим, — посмотрел ему в глаза брат.

Юноша задумался. Да, он изменился, здесь Драко абсолютно прав.

— Экспекто патронум! — взмахнул палочкой подросток. Перед ним появился серебряный волк.

— Насколько я знаю, у тебя был олень? — как-то отстранённо спросил зельевар, Гарри кивнул. — В этом есть даже плюс: теперь те, кто знали ваших защитников, не смогут по ним вас узнать.

— Крёстный, а у тебя всегда была лань? — вдруг спросил Драко, посмотрев на мужчину.

— Ворон, у меня был ворон, — было ощущение, что профессор говорит это больше для себя, чем для них, — Лань была у Лили. Когда мы расстались, мой Патронус изменил вид, с тех пор он такой, как бы я не старался изменить его.

Глава 16. Старые знакомые

Рано утром в последний день августа Северус Снейп, попрощавшись с ребятами, отбыл в Хогвартс. Юноши остались опять одни.

— Завтра в школу. Может, вечером напишем ему, а то у крёстного инфаркт будет, когда он увидит нас, — посмотрел на сову Драко.

— Как хочешь. Шок у него будет в любом случае, — погладил питомицу Гарри, — А как мы её назовём? Ей же нужно имя.

— Продавец сказал, что это самочка, — подошёл ближе Драко, — Сели.

— Почему? — удивлённо посмотрел на него Гарри.

— Северус и Лили, — озорно усмехнулся юноша, — Здесь это наша легенда, так пускай и птичку зовут именно так.

— Мне нравится, — одобрил брат, — Чур, письмо пишешь ты. Я не хочу иметь дело с твоим разгневанным крёстным.

— А ведь ты прав, лучше без письма, — пошёл на попятный Драко, — Он ведь успеет ответить, а если захочет, и трансгрессирует сюда, и тогда не видать нам Хогвартса.

— Боишься, — усмехнулся Гарри, — И правильно. Он нас всё равно убьёт, так пусть лучше позже.

Больше эту тему ребята не поднимали. Почти весь день они гуляли по городу. Они вдруг поняли, что будут скучать по нему: по тихим улочкам, запаху грязной реки, по маглам и своему дому. Они привыкли. Здесь они уже всё знали, здесь было их место, только благодаря этому мёртвому городу они всё ещё живы.

Зато в школе будет Северус. Ребята отлично видели, как он относится к ним, хотя мастер зелий до сих пор старался скрыть свои чувства. Он будет скучать. Впервые за долгие годы лёд, так давно сковавший сердце профессора, стал таять. Юноши решили, что не стоит оставлять его одного, они сами чувствовали, что он нужен им, как и они — ему. А значит, завтра они поедут. Они останутся в школе, что бы ни сказал им зельевар, они останутся с ним, несмотря на опасность.

* * *

Пол-одиннадцатого братья были уже на вокзале. Два красивых всё ещё чересчур худых молодых человека с сумками через плечо, мётлами в руках и клеткой с чёрной совой. Маглы удивлённо оглядывались на них, но здесь каждый год видели странных людей, а эти выглядели вполне нормально, так что особого внимания со стороны обычных людей не было.

Преодолев волшебный барьер, братья оказались на нужной платформе. Здесь было полно студентов и провожающих. Пробираясь сквозь толпу, юноши заметили, что маги намного любопытнее маглов. Многие смотрели на них, не скрывая своего интереса. Ещё бы: два молодых человека без чемоданов, которых раньше никто не видел. Их никто не провожает, у них на двоих лишь одна сова, зато довольно неплохие мётлы. Да, любопытство волшебников вполне можно было понять.

Войдя в вагон, Гарри и Драко пошли вперед в поисках свободного купе. Им не хотелось ехать с кем-то ещё.

— Надо было выехать раньше, — переходя в следующий вагон, проворчал Драко.

Не зная, как переносят трансгрессию совы, ребята добирались до вокзала на утренней электричке.

— Пошли сразу в последний вагон, там ещё должны остаться свободные купе, — усмехнулся Гарри, когда они опять наткнулись на закрытую дверь.

Юноша оказался прав: пройдя почти весь поезд, ребята нашли пустое купе в последнем вагоне. Зайдя внутрь и закрыв дверь, они поставили клетку с совой на верхнюю полку, а сами сели у окна напротив друг друга.

Через несколько минут поезд тронулся, увозя их из Лондона. Они сами решили поехать. Выбор был сделан: правильный или нет, но они по-прежнему вместе, а значит, они справятся, что бы ни ждало их в школе.

* * *

Карета остановилась у входа в замок. Вместе с Драко и Гарри ехали несколько второкурсников, которые сразу убежали, о чём-то споря.

— Прошу проследовать за мной, — сказала профессор МакГонагалл, как только юноши вошли в огромный холл.

Переглянувшись, ребята молча пошли за профессором.

— Там у нас Большой зал, это спуск в подземелья, — решила дать пояснения женщина, — Наш лесничий с минуты на минуту должен привести первокурсников, вы пройдёте распределение вместе с ними. Как я понимаю, вы к нам только на год?

— Вы правы, профессор, — кивнул Гарри, смотря в сторону Большого зала.

— Что ж, вы — не первый случай. Раньше часто к нам приезжали из других стран студенты по обмену, да и домашнее воспитание было более распространено. Теперь же почти все отдают детей в школу. Надеюсь, у нас вам понравится.

— Мы уверены в этом, профессор, — улыбнулся Драко.

— Подождите здесь пару минут, я должна сообщить директору, что вы прибыли, — профессор указала рукой на неприметную дверь, после чего развернулась и пошла в сторону Большого зала.

— И почему первокурсников никогда не ведут сразу в Большой зал? Зачем вообще нужен этот чулан? — буркнул Драко, входя в небольшую комнату.

— Ну надо же рассказать малышам о факультетах, о том, как важно распределение и каким образом начисляются баллы, — припомнил Гарри их первый приезд в школу.

— Кстати о факультетах, — оживился блондин, — Предлагаю твой Гриффиндор.

— А ты уверен? Я помню, как шляпа во всю свою силу орала, что твой дом — Слизерин, — задумчиво произнёс брат, — А вот со мной она довольно долго общалась. Она хотела отправить меня именно в Слизерин. Правда я до сих пор не знаю, связано ли это с Волан-де-Мортом. Раз его часть была во мне, то всё может быть.

— В Слизерин? Нет, я больше туда не хочу, — возразил блондин, — А из остальных факультетов подходит лишь твой. Мы оба изменились, и, думаю, шляпа пошлёт нас именно туда.

— Ладно. Главное, чтобы она нас не отправила на разные факультеты. Если она это сделает, я просто сбегу, — заявил брюнет, посмотрев в глаза брату.

— Мы вместе, при первой же возможности, — ухмыльнулся блондин, сжав плечо друга.

Вскоре вернулась МакГонагалл. С ней были и первокурсники. Кратко рассказав о важности распределения, женщина повела новых студентов в Большой зал. Взгляды всех устремились на вошедших. То здесь, то там виднелись силуэты приведений, на заколдованном потолке горели звёзды.

Снейп, лениво смотревший на пустую тарелку, бросил взгляд на первокурсников и замер. На лице мастера зелий отразилось непонимание, а затем — глубокий шок.

— Северус, вы разве не слышали, о чём говорил сегодня директор? — произнесла сидящая рядом профессор Вектор, крайне удивлённая реакцией зельевара.

— Да-да, конечно, — поспешно кивнул мужчина, возвращая лицу привычное выражение.

На сборе перед пиром он не очень вслушивался в речь директора. Его мысли были заняты юношами, которых он, как думал, не увидит до Рождества. А они каким-то образом оказались тут. Северус до боли сжал кулаки, пытаясь побороть те чувства, которые он испытал при их виде. Шок? Да, шок был, но в то же время какое-то облегчение и радость, вместе с бесконечным волнением за ребят. Он не был готов к таким сильным чувствам, не смог защититься своей маской. Для двойного шпиона это было непростительно. Единственное, что радовало, так это то, что кроме Септимы, никто не заметил его состояния — все смотрели на новеньких.

А тем временем вовсю шло распределение. Три первокурсника уже сидели за своими столами.

— Блек Дрейк, — вызвала МакГонагалл.

Драко уверенно подошёл к табурету и взял шляпу.

— Гриффиндор! — через несколько секунд объявила шляпа.

Подмигнув брату, блондин направился к столу своего нового факультета.

— Блек Генри, — перекрывая шум аплодисментов, прочитала следующее в списке имя профессор.

Гарри подошёл, сел на стул и надел шляпу. Едва шляпа коснулась его головы, как тут же прокричала:

— Гриффиндор!

Уже снимая шляпу, юноша услышал: «Теперь я вижу это, твоё место именно там». Чуть удивлённо посмотрев на неё, Гарри направился к брату.

— Я — Рональд Уизли, — важно протянул ему руку Рон. Гарри чуть вздрогнул: Рон очень сильно напомнил ему Перси. И когда он успел так измениться?

— Генри Блек, — ответил на рукопожатие юноша.

— Это Дин, Симус, Невилл, Лаванда, Парвати и Гермиона, — представил Рон остальных семикурсников.

Гарри удивлённо взглянул на сидящую чуть в стороне девушку. Казалось, её мало интересует, что происходит в зале. Она смотрела на стол перед собой и о чём-то думала.

— Гермиона у нас староста школы, — гордо произнёс Рон, проследив за его взглядом юноши, — А я — капитан и тоже староста.

— Поздравляю, — на автомате произнёс Гарри, всё ещё смотря на сильно исхудавшую подругу.

Гермиона как будто почувствовала его взгляд. Девушка подняла голову и посмотрела на него. У юноши защемило сердце: его подруга была лишь тенью той, кого он знал. Чуть покрасневшие глаза, тёмные синяки под глазами, впалые щёки, слишком бледная кожа.

— Привет, меня зовут Гермиона Грейнджер, я — староста школы. Добро пожаловать на Гриффиндор, — безучастно произнесла девушка. Такое ощущение, что она не понимает, где находится, или просто не видит его.

— Генри Блек, — кивнул ей Гарри, кинув взгляд на брата.

— А я — Дрейк Блек, — чуть склонил голову Драко. Его тоже поразили изменения, произошедшие с «гриффиндорской зубрилой». Ещё войдя в зал, он отыскал среди слизеринцев Панси. Но его девушка была вполне жизнерадостна и как всегда неотразима. А Грейнджер ведь никогда не была девушкой Гарри, или он чего-то не знал?

Пир кончился. Директор представил нового учителя по ЗОТИ. Им оказался Кингсли Бруствер, что весьма удивило юношей. Они оба считали, что ЗОТИ преподаёт по-прежнему Северус, и даже не обратили внимания на отсутствие за столом преподавателей Слизнорта. После этого Дамблдор напомнил о некоторых запретах, о необходимости сдать разрешения на посещение Хогсмида и отпустил всех в гостиные, пожелав спокойных снов.

— Пошли. Я, как староста, покажу вам нашу гостиную, — встал из-за стола Рон.

— А первокурсники? — усмехнулся Драко, смотря на рыжего.

— Ими займутся пятикурсники, — отмахнулся парень, — Идём. Наш пароль: «Жабросли».

— Какой-то он странный, — удивился блондин.

— Это уже традиция, — ухмыльнулся Рон, входя в гостиную, — У нас Невилл вечно забывает пароли, так что уже третий год большинство паролей относятся к травологии. Невилл их все отлично знает, а вот остальные теперь страдают. «Жабросли» — это ещё ничего, а вот его «Мимбулус мимблетонию» я всю жизнь помнить буду. Почти час тренировался произносить это слово, и всё равно до сих пор язык заплетается.

Невилл чуть покраснел, но засмеялся со всеми.

— Наша спальня на самом верху, — отсмеявшись, сказал Симус, — Чемоданы должны были уже доставить.

Поднявшись в спальню, ребята увидели на двух кроватях, находящихся рядом, чёрные сумки и мётлы, у остальных стояли огромные школьные чемоданы.

— Надо сходить к МакГонагалл, — внимательно осмотрев комнату, сказал Дин, — Наверное, домовики что-то напутали, и не туда закинули ваши вещи.

— Нет, всё верно, у нас не было чемоданов. Мы предпочитаем путешествовать налегке, — убрав свою сумку с кровати, сказал Гарри.

— Но не могли же вы приехать просто так? В ваши сумки влезут только учебники, — удивился Симус.

— Мы же в магическом мире, — возвёл глаза к потолку Драко, — Ты что, никогда не слышал о пространственных чарах?

— Вы хотите сказать, что сумели заколдовать свои сумки, и в них вошли все вещи? — удивился Невилл.

— Нет, мы их купили. Но ты прав, все вещи у нас в сумках, — кивнул Гарри.

— Класс! — восхищённо произнёс Рон, а потом посмотрел на мётлы, — О, «Нимбус», неплохая модель. Так вы летаете?

— Немного, — скромно ответил Драко. Гарри чуть не подавился воздухом, посмотрев на опустившего глаза брата, который явно пытался спрятать самодовольную улыбку.

— Если хотите, можете участвовать в отборочных. Я — вратарь, моя сестра — ловец, Дин — охотник, для всех остальных я устою испытания. Наша команда должна в этом году победить, я выберу только лучших.

Драко чуть удивлённо посмотрел на рыжего гриффиндорца. В Слизерине по традиции добирали лишь недостающих игроков. В Гриффиндоре, насколько он знал, каждый год проводились новые испытания. Но чтобы оставить в команде друзей, а для остальных устроить состязания — не один настоящий капитан не поступил бы так.

— Мы подумаем, — посмотрел на Рона Гарри, — Наверно, пора спать, завтра начнутся уроки.

— Да, ты прав, — кивнул парень, — Спокойной ночи.

Через десять минут все уже были в постелях. Гарри задёрнул полог, но не до конца, Драко поступил также. Братья долго лежали, смотря друг на друга. Им не нужно было слов, достаточно просто быть рядом. Блондин протянул брату руку, тот протянул свою. Обоим пришлось чуть приподняться, и наклониться к краю кровати, чтобы дотянуться друг до друга. Крепко сжав ладонь брата, Гарри отпустил его и лёг обратно. Так они и уснули, повернувшись лицом друг к другу и лёжа на самом краю своих кроватей.

Глава 17. Холодная война

Ребята проснулись рано, в их комнате все ещё спали. Быстро одевшись, они спустились в гостиную, где почти никого не было.

— Ты думаешь, у нас сегодня будут зелья? — садясь в кресло у камина, спросил Гарри.

— Если сработает закон подлости, — Драко тоже опустился в кресло.

— Тогда сработает, мне на него всегда везёт, — усмехнулся брюнет, брат притворно застонал, изображая отчаяние.

— О, привет, — в гостиную спустилась Лаванда, — Вы не знаете, мой Рон уже встал?

— Когда мы уходили, он спал, — даже не посмотрев на девушку, ответил Гарри.

— Вы можете позвать его? — не отставала гриффиндорка.

— Ты и сама можешь подняться, чары лишь при входе в ваше крыло, — скучающим голосом ответил брюнет.

— Правда? А ты откуда знаешь? — в глазах девушки зажглось любопытство.

— Мы можем видеть некоторые магические преграды, — соврал Драко, кинув быстрый взгляд на брата. Гарри и сам уже понял, что следовало подумать, прежде чем отвечать девушке.

— Как интересно, а что ещё вы можете? — Лаванда села на диван и выжидательно посмотрела на парней.

— Нечего сверхъестественного, — усмехнулся брюнет, — Просто знаем несколько полезных заклинаний.

В это время в гостиную спустились остальные юноши седьмого курса. Лаванда, увидев Рона, бросилась к нему на шею.

— Доброе утро, — зевнул Симус, — Как вам наша гостиная?

— Вполне приемлема, — хмыкнул блондин, — Довольно уютно.

— Пошли в Большой зал, там уже должен быть накрыт завтрак, — кивнул на выход Рон.

— Вы идите, я подожду Джинни, — сел на диван Дин, смотря в сторону спален девушек.

Ребята пошли на завтрак. В Большом зале было шумно, многие студенты были уже тут, преподаватели практически в полном составе сидели на своих местах.

— А какие предметы будут у вас? — с интересом посмотрел на новеньких Симус.

— Зелья, трансфигурация, чары и ЗОТИ, — накладывая себе жареной капусты, ответил Гарри.

— Четыре? А у меня — пять, ещё и травология, — оторвался от Лаванды Рон и гордо добавил, — Я стану мракоборцем.

— Удачи, — Драко подавился тыквенным соком и закашлялся. Он никогда бы не подумал, что рыжий Уизли выберет такую профессию.

— А как учителя? — кивнул в сторону преподавательского стола Гарри.

— Ну, Флитвик замечательный. Вон он сидит, самый маленький, — начал рассказывать Дин, пришедший вместе с сестрой Рона почти сразу за ними, — МакГонагалл — наш декан. Она строгая, но справедливая.

— Кингсли прикольный, — продолжил Рон, — В том году он был личной охраной министра маглов. Он сказал, что преподавателем его назначил министр, а не Дамблдор. Скримджер считает, что нам необходим хороший учитель.

— Да, Скримджер намного лучше Фаджа, — поддержал Симус.

— А кто у вас ведёт зелья? — не удержался блондин.

— Снейп, — мрачно произнесли все старшекурсники.

— Что с ним не так? — еле удержался от улыбки Гарри.

— Он Пожиратель, — шёпотом начал Рон, наклонившись к новеньким, — Но Дамблдор ему доверяет. В прошлом году вёл ЗОТИ. Эта должность проклята, никто больше года не задерживается. Мы думали, что Снейп уйдёт из школы, а он просто вернулся к своим зельям. Вон он, справа от директора. Жуткий тип, с ним лучше не связываться.

Драко опустил голову, всеми силами стараясь не засмеяться, у Гарри это получалось куда лучше.

— А кто у вас ходит на зелья? — с интересом спросил брюнет.

— Из всех факультетов там только 10 человек. С нашего — лишь я и Гермиона, — кивнул на появившуюся в дверях девушку Рон, — Будь моя воля, давно бы отказался от этого предмета, но для мракоборца зелья важны, вот и приходится мучиться.

В конце завтрака профессор МакГонагалл раздала всем расписание.

— Ну вот, сегодня вы увидите, как этот гад ведёт уроки, — еле слышно прошептал Рон, просмотрев своё расписание.

Драко чуть слышно застонал. Сегодня у них были только спаренные зелья после обеда. Гарри оказался прав.

Свободные часы оба юноши провели в библиотеке. Следуя совету профессора Марчбэнкс, Гарри и Драко взяли с десяток книг по чарам и теперь пробовали в них разобраться. Перед обедом в библиотеку забежала Гермиона. Удивлённо посмотрев на них, она взяла какую-то толстую книгу, и стала что-то быстро писать на пергаменте.

— Она никогда не откладывает домашние задания. Наверно сейчас у неё были руны или нумерология. Она продолжила аж семь предметов, — тихо пояснил Гарри.

— Ничего себе. А я всё удивлялся, что она вечно что-то учит. Да её хоть куда возьмут с семью ЖАБА, — восхищённо прошептал блондин.

— Если она не угробит себя раньше, — посмотрел на девушку Гарри.

— Знаешь, не думаю, что она такая из-за учёбы, — негромко произнёс Драко.

— Думаешь, из-за меня? — посмотрел ему в глаза брат.

— Думаю, что надо спросить у твоего Уизли. Он должен знать, — убирая со стола книги, ответил блондин.

Гермиона пришла почти сразу за ними, так что на обеде поговорить с Роном не удалось. После обеда трое юношей и девушка направились в подземелья.

— Входите, — в дверях появился мрачный зельевар.

Студенты быстро вошли в класс. Снейп чуть дольше задержал взгляд на «новеньких», Драко незаметно улыбнулся ему.

— Сегодня вы начнёте готовить аконитовое зелье, — закрыв дверь, Северус прошёл к своему столу, — Кто знает, для чего оно используется?

Четыре человека подняли руки. Гермиона, однако, руку не подняла, хотя Гарри отлично знал, что девушка знает ответ.

— Мистер Уизли? — приподнял бровь Снейп.

— Вроде, это и есть Волчье противоядие, для оборотней, — неуверенно произнёс Рон.

— Ваш ответ, мистер Уизли, в лучшем случае заслуживает оценки «отвратительно», — презрительно скривился профессор, — Мисс Паркинсон?

— Аконитовое зелье или Волчье противоядие помогает пережить оборотню превращение. Его пьют в неделю до полнолуния, после чего оборотень, превращаясь, сохраняет свой разум. Изобретено около десяти лет назад, — свысока посмотрела в сторону гриффиндорцев Панси.

— Превосходно, десять баллов Слизерину, — произнёс мастер зелий, — Сегодня вы будете только готовить ингредиенты. Само зелье вы будете варить на следующей неделе. Прежде чем приступать, спишите составляющие и этапы приготовления, — Снейп взмахнул палочкой, на доске появился состав зелья.

— Он специально, я правильно ответил, — Рон яростно посмотрел в сторону профессора.

— Вообще-то, он должен был спросить новеньких, — не отрываясь от пергамента, сказала Гермиона.

— Наверно, мы ему не понравились, — усмехнулся Драко. Они с Гарри тоже поднимали руки, но Северус их проигнорировал.

— На уроке не разговаривать, — посмотрел в сторону гриффиндорцев Снейп, — И я не буду делать скидку на то, что вы раньше нигде не учились, мистер Блек. Минус 10 баллов с Гриффиндора.

Слизеринцы злорадно усмехнулись. Драко и Гарри недовольно посмотрели на профессора, но зельевар не ответил на их взгляды, заинтересованно листая журнал.

— Обиделся, — одними губами произнёс блондин, повернувшись к брату, Гарри согласно кивнул.

За весь урок юноши больше не произнесли ни слова, несколько раз они ловили на себе взгляды Северуса, но тот так и не ответил ни на один их взгляд. На втором уроке они продолжили готовить ингредиенты для зелья.

— А как вы вообще оказались Блеками? Я видел их родословную, вас там не было, — взвешивая корень полыни, спросил Рон.

— Мы сыновья Регулуса, — ответил Драко, Гермиона удивлённо посмотрела на них:

— У Регулуса не было детей, я точно знаю.

— Он сумел скрыть нас и наших матерей. Сама подумай, если бы мы не говорили правду, неужели нас бы приняли в Хогвартс? — посмотрел на неё блондин, — Да и фамилию мы могли унаследовать только от Сириуса или Регулуса. Или ты знаешь других Блеков, которые могли продолжить род?

— Нет, но в это сложно поверить. Вас не было на гобелене в доме Блеков. Хотя у Сириуса точно не было детей, а Регулус умер семнадцать лет назад, — Гермиона внимательно оглядела их, — Да, вы вполне могли родиться к тому времени. Вам вообще, сколько лет?

— По 17, - улыбнулся Гарри, но, заметив недоверчивый взгляд девушки, добавил, — Мы не помним отца, нам было всего по нескольку месяцев. Мы сводные братья, отец не был женат на наших матерях, поэтому и смог скрыть нас.

— Мистер Блек, я, кажется, уже делал вашему брату замечание, — раздался ядовитый голос мастера зелий, — Ещё минус 20 баллов с Гриффиндора. В следующий раз вы покинете этот кабинет и напишете объяснительную записку на имя директора.

— Простите, профессор, — посмотрел на него Гарри, но Северус не обратил внимания на него.

Вздохнув, юноша вернулся к своей работе. Драко надеялся, что крёстный задержит их после урока, но зельевар выгнал всех из класса, как только прозвенел звонок. Ребята лишь обиженно посмотрели на него, выходя из кабинета.

— Ну что, видели? Он ко всем так относится, кроме слизеринцев, — произнёс Рон, когда они отошли от кабинета на безопасное расстояние.

— Думаю, будь мы слизеринцами, нам бы это всё равно не помогло, — проворчал себе под нос блондин. Гарри горько усмехнулся, понимая, что брат прав.

— У вас ведь сейчас тоже нет урока, — Рон посмотрел на огромные дубовые двери, — Хотите, можем полетать — стадион свободен.

— Спасибо, но мы лучше напишем эссе о свойствах Волчьего противоядия, — достав из сумки пергамент с заданием, ответил Гарри.

— Тогда я могу показать, где у нас библиотека, — вызвался Рон.

— Они уже знают, — остудила его пыл Гермиона, и направилась вверх по лестнице.

— Я всё равно с вами, — посмотрел вслед подруге Рон, — У Лаванды сейчас прорицания, а так хоть задание Снейпа сделаю.

— Пошли, — кивнул Драко, и они все трое отправились в библиотеку.

* * *

Всю неделю мастер зелий делал вид, что не видит Гарри и Драко. Ребята даже пробовали после отбоя пройти в его покои. Они отлично знали, что Северус находиться в своих комнатах, но он им не открыл.

— И что нам делать? — в отчаянии спросил Драко в субботу утром.

— Давай напишем письмо и пошлём его с Сели, — предложил брюнет.

— Ага, а он возьмёт и кинет письмо в огонь, не прочитав, — посмотрел на камин подросток.

— Будем надеяться, что он не сделает этого, — неуверенно сказал Гарри, — Наших Патронусов могут заметить, но если это будет последней возможностью с ним поговорить, пошлём их.

— Ты прав, Патронусов ему придётся выслушать, — согласился блондин, — И стоит попробовать отправить письмо, — он взял со стола перо и пергамент.

Через час письмо было готово — оставалось только подписать и отправить.

— Вы опять раньше всех, — в гостиную вошёл Дин и посмотрел на гору смятого пергамента.

— Что это? — Симус, спустившийся вместе с другом, нагнулся и поднял один из пергаментов.

— Инсендио! — мгновенно отреагировали юноши. Симус вскрикнул, отбрасывая горящий листок.

— Эй, прекратите! — на ступеньках стоял ошарашенный Рон, дико смотревший на новеньких.

— Прости, — посмотрел на Финнигана Гарри, взмахом палочки отправляя все испорченные пергаменты в камин, — Мы просто не любим, когда наши письма читают.

— Ненормальные, — Симус дул на пальцы, случайно задетые заклинанием.

— Пошли в Больничное крыло, — кинув осуждающий взгляд на юношей, Дин повёл друга к выходу.

— Это же пустяковый ожог, сам через несколько дней пройдёт, — произнёс Драко, удивлённо проводив их взглядом,

— Хорошо, что Гермионы не было здесь, она бы ещё и баллы сняла, — Рон упал в кресло, вполне отошедший от шока, — Но вот заклятия в своих бросать не принято. Если уж чешутся руки, так для этого есть слизеринцы.

— Мы же извинились, — примирительно произнёс Гарри, бросая предупреждающий взгляд на брата. Драко явно собирался высказаться в защиту своего бывшего факультета, но, заметив взгляд брюнета, передумал, и лишь спрятал в карман мантии готовое письмо.

— Вы возьмёте школьную сову, или у вас есть своя? — любопытно посмотрел на них рыжий гриффиндорец.

— Своя, — усмехнулся Гарри. К нему на колени запрыгнул рыжий кот и замурлыкал. Юноша ласково погладил Живоглота, тот нагло улёгся на нём.

— Это кот Гермионы, — посмотрел на животное Рон, — Ты ему понравился.

— Не говори ерунды. Живоглот лезет ко всем, кто готов его гладить, — к ним подошла Джинни, — Ты Дина не видел?

— В Больничном крыле, — не подумав, сказал Рон. Девушка резко побледнела и в упор посмотрела на брата:

— Что с ним?

— С ним всё хорошо, он просто решил проводить Симуса. Мы нечаянно задели его поджигающим заклинанием. Небольшой ожог, ничего серьёзного, — успокаивающе произнёс Гарри. Девушка недоверчиво посмотрела на него, после чего выбежала из гостиной.

— Моя сестра, — посмотрел ей вслед Рон, — Джинни вечно воспринимает всё не так.

— Не так? — удивился блондин, — Да такими фразами ты её в гроб загонишь. Ты вообще думаешь, что говоришь?

— Вы чего? — удивился рыжеволосый юноша, — Я же сказал ей правду.

— Ладно, забудем, — махнул рукой Драко, — Пошли лучше на завтрак.

Симус и Дин уже были в Большом зале. На новеньких они старались не смотреть. Джинни тоже держалась отстранённо, бросая недовольные взгляды на брата, который так напугал её. Ели в молчании, каждый был поглощён своими мыслями. Только Рон о чём-то с энтузиазмом беседовал с Лавандой.

После завтрака Гарри и Драко направились на улицу, где и были до самого вечера. В школу вернулись лишь на обед, после чего опять куда-то пропали. А после отбоя они отправили зельевару сову, надеясь, что письмо он всё-таки прочитает.

Глава 18. Совиная почта

Северус никогда не думал, что так тяжело будет игнорировать двух подростков. Он был зол на них. Они не послушались, они умудрились поступить в Хогвартс, зная, что это опасно. Но когда они успели? Зачем пошли на это? Почему ничего не сказали? Запретить. Да, узнай он заранее, он бы не допустил их приезда, просто запер бы в доме, как непослушных детей. А теперь? Что теперь он может сделать, чтобы защитить их? Их не узнали, но разве можно надеяться ещё и на то, что шрам Гарри никто не увидит? Разве есть гарантия, что Драко за весь год ни разу не попадёт в Больничное крыло, и о его метке никто не узнает? Впервые в жизни зельевар не знал, что делать. Впервые за шестнадцать лет ему было по-настоящему страшно.

В окно постучали. Северус повернулся на звук и увидел чёрную сову, которую сразу узнал по тёмно-коричневому узору оперения на кончиках крыльев и голове. Устало потерев глаза, мужчина встал и впустил письменосицу. Отвязав конверт, он с удивлением посмотрел на подпись: «Тебе не сбежать. Следующими будут Патронусы». Невольно усмехнувшись, зельевар вскрыл конверт, сел в кресло и начал читать:

«Прости, мы хотели сказать, но боялись, что ты будешь против. Мы не можем без тебя, просто не было сил остаться дома. Не будь таким, нам больно видеть, что ты нас избегаешь. Тебе ведь самому больно, мы видим, что ты страдаешь. Неужели ты думаешь, что мы не чувствуем твоих взглядов? Что мы не знаем, что здесь опасно? Мы всё понимаем, но разве ты бы поступил иначе, если бы был на нашем месте? Мы ждём тебя. С любовью, братья»

Северус несколько раз перечитал письмо. Он буквально слышал, как сильно бьётся его сердце, желание увидеть юношей заполнило всё его естество. Мужчина закрыл глаза, пытаясь взять себя в руки, но перед глазами вспыхнули яркие образы: их встреча в начале лета, их откровенные разговоры, занятия зельями, прощание и появление в школе. Сильно тряхнув головой, мужчина опять посмотрел на письмо, которое держал в руках.

А действительно, как бы поступил он? Он опять закрыл глаза и представил, как Гарри и Драко уходят и говорят, чтобы он ждал их в доме и возможно через полгода они вернутся. Ну а не получится — приедут через год. Разве стал бы он ждать? Да ни за что на свете!

— И зачем я во всё это впутался, — покачал головой мужчина и притянул к себе чистый пергамент. Взяв перо, Северус написал лишь три слова: «Жду в гости». Оторвав от пергамента полоску и скрутив её, он привязал послание к лапке совы и отпустил птицу в ночное небо.

* * *

Гарри и Драко уже собирались ложиться, когда пришёл ответ от профессора. Остальные ребята с удивлением посмотрели на них.

— Вы что, посылали сову в Хогсмид? — непонимающе спросил Невилл.

— Да, — согласился Драко, — Хотели узнать, сколько стоят сахарные перья, и можно ли их заказать.

— И только? — скривился Симус, — Из-за этого вы меня чуть не убили?

— Не преувеличивай. Ну можешь в меня чем-нибудь стрельнуть, если тебе от этого легче будет, — Гарри положил палочку на кровать и посмотрел на однокурсника.

— Не говори ерунды, — буркнул Финниган, накрываясь одеялом.

— Не дуйся, просто нас так воспитывали. У нас с Генри всё общее, но если кто-то без спроса берёт наши вещи или читает то, что мы пишем, мы защищаемся. Это просто рефлекс, — развёл руками Драко, изобразив на лице искреннее раскаяние.

— Будем иметь в виду, — с нотками недоверия в голосе сказал Рон, — Но вы поосторожней, а то ненароком и правда убьёте.

— Мы постараемся, обещаем, — улыбнулись юноши.

Через несколько минут все уже спали. Братья как всегда неплотно задёрнули полог, и заснули лицом друг к другу. Северус ждал их, а большего они и не желали.

* * *

Сразу после завтрака братья пошли в подземелья. Чтобы их никто не увидел, они воспользовались мантией-невидимкой. Снейп ушёл с завтрака раньше, так что они думали, что он в своих покоях, но они ошиблись: зельевара здесь не было.

Постояв минут 10, юноши вернулись в холл, незаметно сняв с себя мантию и спрятав её в сумку.

— И где он? — Драко задумчиво посмотрел на мраморную лестницу.

— Его могли вызвать, — напомнил Гарри, перебрасывая сумку через плечо.

Постояв несколько минут в нерешительности, юноши отправились в гостиную, решив позаниматься чарами. Флитвик был весьма доволен ими, но заданий задал больше, чем остальным их однокурсникам, и даже назначил дополнительные занятия. Так что им волей-неволей придётся догонять своих товарищей. Всё-таки юноши пропустили полгода, а бытовая магия, которую они изучали, не относилась к школьной программе.

На обеде зельевар не появился, ребятам очень не понравилось его отсутствие. Волнение за Северуса не давало сосредоточиться. Пятый раз произнеся заклинание и не добившись никакого результата, Гарри бессильно рухнул в кресло. Драко закрыл учебник по чарам, и посмотрел в окно.

— Может, вам помочь? Это не очень сложно, — Гермиона уже несколько минут наблюдала за безуспешными попытками юношей.

— Попробуй, — снова достал палочку Гарри, отлично зная, что необходимо отвлечься от мрачных мыслей.

Под руководством девушки дела пошли лучше. А когда у Драко и Гарри всё-таки получилось превратить кресло в скамейку, Гермиона даже улыбнулась.

— Ты чудо, — брюнет удивлённо смотрел на результат их трудов, — Возможно, ты не откажешься помочь нам в освоении чар? — Гарри взглянул в глаза подруге. Впервые с момента их приезда сюда, он видел её улыбку и интерес в глазах. Сейчас она напоминала именно ту Гермиону, которую он знал.

— Я не против, — согласилась девушка, вернула креслу первоначальное состояние и, сказав, что ей нужно у библиотеку, ушла из гостиной.

— Похоже, она вернулась в реальность, — посмотрел на закрывшийся проход Драко.

— Надеюсь. Надо бы найти Рона, — Гарри оглядел гостиную, Рона нигде не было.

Не найдя гриффиндорца и в спальне, юноши решили наведаться в подземелья. Однако Снейп там по-прежнему не объявился. Пытаясь побороть зарождающуюся панику, братья направились во двор замка. Но только они вышли из замка, как нос к носу столкнулись с Роном и Лавандой.

— Рон, можно тебя на пару слов? — спросил брюнет, резко остановившись.

Рон удивлёно посмотрел на него, но кивнул. Отойдя подальше от дверей, Гарри серьёзно посмотрел на бывшего друга:

— Что случилось с Гермионой?

— Что? — Рон явно не ожидал такого вопроса.

— Ваша староста. Она странно ведёт себя. А вид, как будто угасает, как будто что-то у неё произошло…

— Да она всегда была странной. Её ничего не интересует, кроме учёбы, — отмахнулся Рон, — Она даже этим летом ко мне в гости не приехала. Сказала, что ей надо заниматься. По-моему, она просто слишком много учится, вот и выглядит так.

— Я слышал, что у вас с ней пропал друг. Это могло как-нибудь повлиять на неё?

— Гарри? Гермиона отлично знает, что весь Орден ищет его, а, значит, его найдут, — беззаботно ответил юноша.

— И ты так спокоен, когда твой друг может быть в беде? — Гарри не смог скрыть нотки разочарования в голосе, но Рон этого и не заметил:

— Дамблдор обещал, что его найдут, а я верю нашему директору. Он всегда говорит правду.

После этого Рон вернулся к Лаванде. Когда пара скрылась из виду, Гарри передал весь разговор брату.

— Как он может?! Какой он после этого друг? Да я бы… — у Драко не хватало слов. Он был разъярён таким отношением ко всему рыжего гриффиндорца.

— Он просто верит Дамблдору. Он всегда был такой, но я думал, что он будет волноваться, а он, — грустно вздохнул Гарри.

— Верит он, — передразнил блондин, — Да у него просто мозгов нет! Тебя восемь месяцев не могут найти, а он всё верит!

— Тише, — Гарри заметил идущего в их сторону Невилла.

— Привет, ты тоже не знаешь, что случилось с вашей Гермионой? — всё ещё тяжело дыша от переполняющих его чувств, накинулся на парня Драко.

— Она такая, после исчезновения Гарри, — удивлённо остановился Невилл.

— А подробнее, — раздражённо произнёс блондин.

— Гарри пропал перед Рождеством. Именно Гермиона обнаружила его отсутствие. Он должен был ждать её, — начал Невилл, поражённо смотря на них, — На каникулы она осталась в школе. Что-то искала, даже ухитрилось получить разрешение директора на свободное посещение Хогсмида. Именно она нашла какую-то монетку. После этого мракоборцы выяснили, что на мадам Розмерту было наложено заклятие. Но кто-то снял его. Дамблдор считает, что именно она помогала Малфою.

— Что дальше, — Гарри, затаив дыхание, слушал парня.

— Гермиона каждые выходные проводила в деревне — что-то искала. Она не просила помощи, выглядела постоянно уставшей. Думаю, что она и летом искала Гарри, но не нашла, — с болью в голосе произнёс Долгопупс, — Вы видите, какой она стала? Она раньше не была такой. Теперь она постоянно в библиотеке. Я думаю, она больше не хочет жить. Я в среду видел, как она читает — она не видит строк, в её глазах пустота. Она уже не живёт, она похожа на привидение. Если бы не Живоглот и Букля, она бы навсегда ушла в себя.

— Почему ты не помог ей? — еле слышно спросил Гарри.

— Я пытался, я говорил с нею, но она не слышит меня. Кивает, что-то отвечает, даже разговаривает, но она далеко. Она с Гарри, её мысли всегда с ним, — грустно сказал Невилл, — И я не смог ничего сделать.

— Ты в этом не виноват. Мы попробуем помочь ей, — мягко сказал Драко, с уважением смотря на гриффиндорца.

— Удачи. Надеюсь, вам повезёт больше, — улыбнулся им Невилл, и направился в сторону замка.

— Кто бы мог подумать, — проводил его взглядом блондин.

— Он хороший, — улыбнулся Гарри.

Приближалось время ужина. Немного прогулявшись около озера, братья вернулись в замок. Они не сомневались, что Северус уже вернулся, но его место за преподавательским столом опять пустовало.

— А если с ним что-то случилось? — взволнованно прошептал Драко, когда они направились в гостиную.

— Давай навестим Сели, — предложил брат.

Юноши поднялись в совятню. В окно впорхнула их чёрная сова, а с верхнего насеста спустилась большая полярная. Белая сова села перед темноволосым юношей и недоверчиво ухнула.

— Это я, Букля, — улыбнулся Гарри, погладив её.

Сова радостно щёлкнула клювом и расправила крылья, громко ухая.

— Тише, тише, я тоже рад видеть тебя, — рассмеялся юноша, — Но я попрошу тебя остаться с Гермионой. Ты нужна ей больше.

Букля посмотрела на него своими большими янтарными глазами, после чего важно ухнула.

— Я знал, что на тебя можно положиться, — благодарно погладил её юноша, — Но никто не должен знать, что я здесь. Никто.

Сова нахохлилась, всем видом показывая, что не выдаст его. Драко не смог скрыть улыбки. Он следил за разговором брата, и его позабавила реакция на всё белой совы. Сам же он гладил Сели, которая устроилась у него на плече.

— Драко, — Гарри взглянул в окно и замер, у кромки леса он заметил тёмную фигуру, быстро движущуюся к замку.

— Что там? — блондин тоже оглянулся, посмотрев в окно.

К замку шёл Северус. Гарри достал из сумки перо и, оторвав клочок пергамента, быстро написал: «Ты как?», — после чего привязал письмо к лапке чёрной совы, достал обычный магловский карандаш и привязал к письму. Драко выпустил Сели в окно.

Юноши видели, как сова камнем летит вниз. Она догнала зельевара ещё до того, как он вошёл в замок. Северус удивлённо отвязал записку и посмотрел наверх, в их сторону. Потом что-то быстро написал в ответ, привязал письмо и проводил взлетевшую с его плеча сову задумчивым взглядом, после чего резко развернулся и исчез в дверях замка.

Драко следил за летевшей к ним совой, плохо различимой в сгущающихся сумерках. Вот Сели влетела в окно и, сев на подоконник, протянула юноше лапку.

— «Жду. Пароль — "Противоядие"», — вслух прочитал блондин, — И зачем нам пароль, если он ждёт?

— Я думаю, что он сначала зайдёт к Дамблдору. И он хочет, чтобы мы ждали его в его комнатах. Пошли, — последний раз погладив Буклю и благодарно потрепав Сели, юноша накинул мантию-невидимку на себя и брата, и они оба покинули совятню.

* * *

Почти полчаса ждали юноши мастера зелий, расположившись у камина в гостиной его покоев. Наконец дверь отворилась, и в комнату вошёл уставший мужчина.

— Крёстный! Северус! — юноши бросились к зельевару.

— Мне не хватало вас, — слабо улыбнулся мужчина.

— Крёстный, — Драко повис на нём, чуть не сбив с ног. Северус удивлённо обнял подростка, а блондин лишь крепче прижался к нему.

Гарри поймал на себе непонимающий взгляд и тепло улыбнулся мужчине. Затем, скептически осмотрев его, повернулся и направился в сторону комнат. Драко же чуть отступил, счастливо улыбаясь.

— Ты прежний. Скажи, что не будешь больше так поступать с нами, мы волновались. А сегодня тебя весь день не было, мы чуть с ума не сошли, — блондин смотрел в чёрные глаза зельевара.

— Сами тоже хороши, — ворчливо произнёс мужчина, тяжело опускаясь в ближайшее кресло.

В гостиную вернулся Гарри, неся колбу с каким-то зельем.

— Надеюсь, я не ошибся, — протянул юноша зелье мужчине.

— Нет, если ты искал восстанавливающее, — благодарно взял колбу профессор. Выпив зелье, он почувствовал себя лучше. Даже проснулось чувство голода, которое он не замечал весь день.

Снейп взмахнул палочкой, через минуту на низком овальном столике появились бутерброды, жареные окорока и три бокала с тыквенным соком.

— Но еду ведь нельзя наколдовать, — непонимающе посмотрел на крёстного Драко.

— У преподавателей есть определённые привилегии. Еду прислали домовики, я просто послал им заказ, — пояснил мастер зелий, сделав приглашающий жест в сторону стола.

— Ты был у Лорда? — беря очередной бутерброд, спросил блондин.

— Эти недоумки, Гойл, Кребб, Нотт и Эйвери умудрились попасть под интересное проклятие, — усмехнулся Северус, — Вот и пришлось весь день возиться с ними. Кстати, твоего отца тоже задело, но он отделался лишь испугом.

— Что за проклятие? — с интересом спросил Гарри.

— В принципе, ничего страшного. Просто слегка позеленели, обзавелись рогами и лишней парой рук, — театрально закатил глаза мужчина. Юноши, представив себе эту картину, громко рассмеялись.

— И где они наткнулись на это? — сквозь смех произнёс Драко.

— Ночью хотели проникнуть в лавку братьев Уизли. У них в магазине много чего интересного. Вот только никто не ожидал, что Уизли поставят какие-нибудь охранные заклинания. Да те и не ставили, просто использовали одно из своих изобретений. Выглядело эффектно.

— А как Фред с Джорджем? Не пострадали? — взволнованно спросил брюнет.

— Их там и не было, — хмыкнул Северус, — Дамблдор сказал, что они всё узнали утром, когда обнаружили около крыльца зелёный порошок. Теперь директор им сделал заказ. Скоро все дома орденцев будут охраняться подобным образом.

Почти полночи они говорили, пока Снейп не вспомнил, что завтра понедельник, и не отправил их спать. Несмотря ни на что, мужчина был рад, что юноши в школе, что он каждый день может их видеть.

Глава 19. Дополнительные занятия

Проснулись юноши ближе к обеду: хорошо ещё, что в первой половине дня у них не было никаких занятий. В комнате никого не было. Одевшись, юноши спустились в гостиную.

— Ну вы спать, — Рон, сидевший в обнимку с Лавандой, посмотрел на сонных парней.

— Где вы вчера были? Я лёг только в 12, а вас ещё не было, — поднял голову от пергамента Дин.

— Были в совятне, — честно ответил Гарри, — Просто заговорились, вот и не заметили, сколько времени. Вернулись, наверное, около часа.

— Вы аккуратней, не попадитесь Филчу или профессорам, — предупредил Симус, что-то срисовывая с книги.

— Особенно Снейпу, — полушёпотом предостерёг Рон, — Он три шкуры с вас спустит, прежде чем разрешит вернуться в гостиную.

Юноши переглянулись и еле побороли желание рассмеяться. Знали бы их однокурсники, где они были этой ночью, и какой профессор их буквально силой отправил в гостиную, ни за что бы не поверили.

После обеда ребята вместе с Роном и Гермионой отправились на зелья. Весь первый урок прошёл без происшествий. Снейп ходил между рядами и опускал едкие замечания по поводу умственных способностей семикурсников. Слизеринцы довольно ухмыляясь, слушая замечания своего декана, которые были направлены на всех, кроме них. Рон был уже красный от гнева, но пока молчал. Гермиона же ничего не замечала, строго соблюдая все инструкции.

В середине второго урока зельевар подошёл к ребятам, корпевшим над своими зельями, якобы проверить конспекты. Цвет их зелий был именно такой, каким должен был быть на данном этапе. Мужчина отошёл, наклонился над конспектом Эрни, сделав несколько замечаний, а потом пошёл дальше по ряду, проверяя тетради.

Драко и Гарри проводили его взглядом, а потом перевели взгляд на свои записи. У Гарри карандашом было написано: «Добавь порошок из корня мандрагоры», а у Драко — «Влей три капли желчи росомахи». Удивлённо переглянувшись, юноши выполнили данные инструкции. Почти минуту ничего не происходило. Но вдруг зелье Гарри стало тёмно-зелёным, и от него стал исходить довольно резкий неприятный запах. В это же время зелье Драко задымилось и стало искриться, приобретя ярко-красный цвет. Снейп даже не пытался скрыть самодовольной улыбки, появившейся на его лице при виде растерянности на лицах подростков.

— Вижу, зелья для вас являются чем-то нереально сложным, раз вы не можете элементарно следовать написанным на доске инструкциям. Удивительно, как вы смогли заработать на СОВ «превосходно», — ядовито произнёс зельевар, Нотт и Забини уже вслух гоготали, Паркинсон умирала от беззвучного смеха, — Что ж, я вынужден назначить вам дополнительные занятия. Скажем, по два часа, в понедельник и среду, я буду ждать вас здесь сразу после ужина.

— Но, профессор, в среду у нас дополнительные по чарам, — возразил Гарри, однако Снейп лишь усмехнулся.

— Отлично, тогда три раза в неделю — в понедельник, четверг и в субботу. В субботу я жду вас к трём. И только попробуйте не прийти — будете драить котлы до конца года собственными руками. Вам ясно?

— Да, профессор, — хором ответили юноши, смотря на мужчину горящими праведным гневом глазами.

— Замечательно, можете идти. Всё равно ваши зелья уже не исправить.

Собрав вещи и кинув ещё один взгляд на ухмыляющегося профессора, юноши вышли из кабинета. До конца урока оставалось почти полчаса, так что они направились в библиотеку повторять заданные на завтра чары.

После звонка к ним присоединился злой, как сам чёрт, Рон и читающая что-то на ходу Гермиона.

— Что случилось? — удивился Драко, отрываясь от учебника.

— Этот гад… он… — у Рона просто не хватало слов, он с такой силой сжимал кулаки, что костяшки уже побелели.

— Гермиона, что ещё могло произойти на уроке? — повернулся к девушке Гарри.

— После вашего ухода Рон не сдержался, а Снейп услышал его, за что назначил три дня отработок и снял 20 баллов, — не поднимая взгляда, ответила девушка.

— Да это несправедливо! Он это специально! У нас всегда тренировки и походы в Хогсмид по субботам, он нарочно назначил вам дополнительные на три! Да и вообще, его слизни столько раз портили зелья, а он даже слова им не сказал, а тут… — яростно пропыхтел юноша.

— Как вы вообще умудрились испортить зелье? Оно же у вас было почти готово, — Гермиона положила открытую книгу на стол и стала доставать из сумки писчие принадлежности.

— Отвлеклись, — покраснел Драко.

Гермиона лишь тяжело вздохнула, подумав, что блондин покраснел от стыда. Гарри тоже сжал кулаки. Он отлично знал, о чём думает брат. Наверняка Северус специально оставил сегодня после уроков Рона. Не уж-то надеется, что ему сойдёт всё с рук? Ну уж нет, они специально не придут к нему раньше четверга, и зельевару придётся выслушать всё, что они о нём думают.

* * *

После ужина Рон, Гарри и Драко спустились в подземелье. Снейп был уже в кабинете. Изогнув губы в злорадной усмешке, он впустил их в класс.

— Мистер Уизли, вы должны до блеска вычистить эти котлы, — кивнул мужчина на гору грязных котлов, — И если я увижу, что вы потянулись за палочкой, пеняйте на себя.

Что-то недовольно пробурчав себе под нос, Рон направился к котлам, Снейп же посмотрел на братьев.

— А с вами мы приступим к зельеварению. Для начала начнём с чего-нибудь простого, что должен уметь варить каждый семикурсник, — Гарри чуть скривился от тона, каким всё это сказал зельевар, а тот, казалось, просто издевается над ними. Притом, судя по его виду, получает от этого истинное удовольствие, — Подойдите к котлам, — мастер зелий кивнул на первую парту, где стояло два котла с какой-то сиреневой жидкостью, — В них почти готовая Амортенция. Ваша задача: определить, на какой стадии находится это зелье, и закончить его приготовление. Рецепт вы видите на доске, приступайте.

Юноши направились к котлам, Рон что-то пробубнил, зло смотря на Снейпа.

— Вы что-то хотели, мистер Уизли? — приподнял бровь мастер зелий.

Рон промолчал, и лишь неистовей стал тереть невероятно грязный котёл. Ребята удивлённо смотрели на сиреневую жидкость, плескающуюся в котлах. Они раз варили это зелье, но совершенно не помнили, чтобы оно становилось у них таким. Вдруг взгляд упал на пергамент, лежащий на столе. Гарри и Драко в шоке посмотрели на надпись. На пергаменте почерком зельевара было написано: «Угадайте, что за зелье. У вас полчаса, иначе не успеете его закончить». Переглянувшись, подростки во все глаза уставились на мужчину.

— Мистеры Блеки? — ехидно посмотрел на них Северус, — Что-то не так?

— Всё нормально, профессор, — нарочито ледяным тоном ответил Драко, выделив последнее слово. Снейп лишь ухмыльнулся, смотря на них.

— Надо определить состав, — задумчиво произнёс Гарри, взмахнув палочкой. Состав был незнакомый. Драко на пергаменте написал все ингредиенты, входящие в зелье.

Посмотрев на часы, юноши чуть не застонали — у них было ещё полтора часа, но судя по записке Северуса, они могут не успеть. Неизвестно, учитывал ли мастер зелий время на объяснение. Взяв пергамент, ребята направились к шкафу с учебниками. Взяв учебники за 6 и 7 курсы, они принялись их пролистывать, ища нужное зелье. Пролистав почти весь учебник за шестой курс, Драко нашёл зелье, подходившее им по описанию. Оно было в разделе, не обязательном для изучения. В школе его не готовили, оно давалось только для ознакомления. Блондин гневно обернулся на зельевара, но тот и бровью не повёл, с интересом эксперта наблюдая за ними.

— Сыворотка правды? — удивился Гарри, когда брат придвинул ему учебник. Проведя пальцем по стадиям приготовления, он недоверчиво посмотрел на Северуса. В зелье оставалось добавить лишь три ингредиента, до полной готовности было минут двадцать, а, значит, они успевают.

Взяв нужные ингредиенты, юноши кинулись к своим котлам. Через несколько минут зелье у обоих стало нежно-голубым, а затем — прозрачным. Снейп довольно хмыкнул, посмотрев в их котлы.

— Но это не Амортенция! — Рон отставил от себя последний котёл и посмотрел на зелье ребят.

— Да что вы говорите, мистер Уизли? — посмотрел на него мастер зелий, — И, по-вашему, что это за зелье?

— Похоже на Сыворотку, — вжал голову в плечи Рон, со страхом смотря на профессора.

— По сути, ответ верен, — недовольно пробормотал зельевар, в глазах Рона появилось недоверие, — Возможно, мистер Уизли, вы скажите, как выглядит Амортенция?

— Золотистое с перламутровым блеском, пар завивается спиралями, а пахнет в зависимости от того, что кому нравиться. Это самое мощное приворотное в мире, — сам того не замечая, Рон почти дословно повторил слова Гермионы, которая говорила об этом зелье на первом уроке Слизнорта в прошлом году. Гарри удивлённо посмотрел на него, но тот лишь неуверенно смотрел на профессора.

— Что ж, я должен был догадаться, — пробормотал мастер зелий, смотря на гриффиндорца, — Профессор Слизнорт умеет поразить своих учеников. Думаю, не ошибусь, если предположу, что он показывал вам это зелье в том году, — Рон кивнул, зельевар лишь скривился, — В таком случае, это не ваша заслуга, что вы знаете, как выглядит зелье. Можете быть свободны, все.

Повторять дважды не пришлось. Рон мгновенно выскочил из класса. Драко же и Гарри, гордо выпрямившись и кинув на профессора надменные взгляды, не спеша вышли из кабинета. Северус лишь улыбнулся, проводив их взглядом.

* * *

Рон был возмущён до глубины души. Всю дорогу до гостиной он поливал грязью мастера зелий. А когда он рассказал обо всём однокурсникам, возмущались уже все, кроме Гермионы. Казалось, девушка ничего и не слышала.

— Надо рассказать Дамблдору, Снейп совсем с катушек съехал, — запальчиво выкрикнул Симус.

— Спорим, он специально сказал вам неправильное зелье, — поддержал Дин, — Хотел, чтобы у вас ничего не вышло!

— Да ладно вам, это же был просто урок. Наверняка он всего лишь хотел проверить нас, — вступился за крёстного Драко.

— Да он только гадости и может делать, — возразил Рон, — Ему просто больше заняться нечем!

Гарри посмотрел на разгневанного Рона, на остальных семикурсников, потом перевёл взгляд на сидевшую чуть в стороне девушку, производящую какие-то вычисления. Посмотрев на брата, брюнет чуть заметно кивнул в сторону девушки. Драко удивлённо посмотрел на него, но кивнул. Гарри улыбнулся и незаметно отошёл от парней. Рон как раз рассказывал о зверствах Снейпа, свидетелем которых он был лично, остальные семикурсники лишь поддакивали, во всём соглашаясь с Роном.

— Гермиона, — юноша осторожно коснулся плеча девушки. Гриффиндорка испуганно вздрогнула и подняла на него покрасневшие глаза. Гарри забрал у неё перо и отложил его в сторону, не отводя взгляда, — Давай прогуляемся.

Гермиона несколько минут непонимающе смотрела на него, но всё-таки кивнула. Юноша помог ей встать, и они направились к выходу. Драко задумчиво проводил их взглядом, не слишком прислушиваясь к тому, о чём говорил Рон.

— Генри, ты хотел о чём-то поговорить? — спросила Гермиона, когда они подальше отошли от гостиной.

— Отбой уже был. Здесь есть место, где нас не найдут? — вопросом ответил юноша.

— Можем пойти в совятню, — предложила девушка. Гарри удивлённо посмотрел на неё, сам он думал о Выручай-комнате. Гермиона остановилась, смотря на него, — Ты против?

— Нет, конечно, нет, — поспешно сказал парень, — Заодно навещу Сели.

— Твоя сова?

— Наша с братом, — улыбнулся Гарри, поворачивая в сторону совятни.

К сожалению, ни Букли, ни Сели в совятне не оказалось. Гермиона подняла голову и внимательно осмотрела насесты, но белой совы там не было.

— Уже на охоте, — грустно вздохнула девушка, посмотрев в окно.

— Гермиона, что с тобой? — тихо спросил Гарри, подойдя чуть ближе.

— Нет, ничего, — девушка раздражённо смахнула выступившие на глаза слезинки, — Так что ты хотел?

— Чтобы ты не грустила, — честно ответил юноша, нежно смотря на неё.

— Не надо, — Гермиона опустила глаза, — Я помню, что обещала помочь с чарами. Будем заниматься по воскресеньям, я просто не могу в другой день, мне слишком много задают.

— Спасибо, — печально посмотрел на подругу парень.

Девушка на секунду подняла глаза, после чего быстро покинула совятню. Гарри долго смотрел на дверь. Он не хотел расстраивать Гермиону, но он успел увидеть в её глазах слёзы и боль.

* * *

Четверг наступил быстро. Гарри и Драко почти три дня показательно игнорировали зельевара. Притом почему-то всегда оказывались у него на пути, но ни разу не заговорили. Северус только ухмылялся, в ответ на их непокорные взгляды. Но вот уроки кончились, и юноши направились в подземелья.

Даже не удосужившись постучаться, братья вошли в кабинет. Северус заинтересованно посмотрел на них.

— Я уже думал, что вы не придёте, — язвительно произнёс зельевар.

Не обратив внимания на его тон, юноши кинули на дверь запирающие и заглушающие чары. Мужчина спокойно следил за их действиями.

— Крёстный, как ты мог! Перед всем классом! — гневно посмотрел на него Драко.

— Вам не понравился результат? Если хотите, в следующий раз устроим небольшой взрыв, — усмехнулся мужчина. Юноши в шоке посмотрели на него, забыв все слова, которые хотели сказать.

— Северус, с тобой всё в порядке? Ты не забыл, что говоришь о зельях? О своём предмете? — подозрительно спросил Гарри, — Конечно, я понимаю, что ты предпочёл бы вести ЗОТИ, но не до такой же степени!

— И зачем ты устроил спектакль перед Уизли? Зачем издевался над нами? — яростно продолжил Драко, отойдя от секундного шока.

— Вам полезно было посмотреть учебник. Правда, возились вы долго. Оставь я зелье на предыдущей стадии, вы бы не успели его закончить, — хмыкнул профессор.

— Хорошо, но зачем тебе всё это? — Гарри сел на первую парту, внимательно посмотрев на Северуса.

— А как вы сами думаете? — Снейп, улыбнувшись, посмотрел на братьев.

— Ты ведь знал, что Флитвик назначил нам в среду дополнительные занятия, и поэтому сначала назвал именно этот день? — подумав несколько минут, спросил Гарри. Драко удивлённо посмотрел сначала на него, потом на крёстного, а затем со стоном опустился на стул:

— Конечно! Это же только прикрытие! Теперь все знают, что мы дополнительно ходим на зелья. Благодаря Уизли, все думают, что ты нас мучаешь. Слышал бы ты, что о тебе говорят гриффиндорцы! — усмехнулся блондин, посмотрев на мужчину, — Да и если мы придём в другое время, всегда можно сказать, что ты задал нам дополнительные задания, и мы хотим что-то уточнить у тебя.

— Пять баллов Гриффиндору, — усмехнулся Северус, — Кстати, я так и не смог выяснить, куда подевалась карта Хогвартса. Гарри, не знаешь, кто из твоих друзей её взял?

— Она всегда со мной, как и мантия-невидимка, — Гарри достал из сумки карту и передал зельевару, — Она была у меня в тот день, когда мы сбежали, как и твоя книга.

— Очень хорошо, — взял старый пергамент Снейп, — По-крайней мере мы можем быть уверены, что никто за нами не следит с её помощью. И как она работает?

— «Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость», — гордо произнёс Гарри.

Мужчина недоверчиво посмотрел на него, но коснулся палочкой и повторил слова юноши. В то же мгновение на карте стали проявляться линии. Через несколько секунд перед зельеваром лежала подробная карта замка. Он нашёл свой кабинет и удовлетворённо отметил, что имена юношей не могут их выдать.

— Мы теперь принадлежим к другому роду, — словно прочитал его мысли брюнет, — Карту мне подарили братья Уизли, когда узнали, что у меня нет разрешения на посещение Хогсмида. Кстати, у нас с Драко в этом году их тоже нет. Чтобы скрыть её, надо лишь сказать: «Славная вышла шалость!».

— Вы совершеннолетние, вам не нужно разрешение, — изучая карту, произнёс профессор, — И, думаю, что карта должна остаться у вас, на всякий случай.

— А чем мы будем заниматься? — с интересом спросил Драко, оглядывая кабинет. Котлов на столах не было.

— С чарами, как понимаю, вы и без меня справитесь. Над зельями будем издеваться на уроке. Будете варить правильно, а в самом конце что-нибудь лишнее добавлять, либо мешать в неправильной последовательности, на худой конец можете просто в два раза увеличить температуру. Но это опасно, я научу вас некоторым щитовым чарам, чтобы вы не пострадали от взрывов. Ну а вечером будем уже серьёзно варить наиболее сложные зелья школьной программы, да и не только. Четверг посвятим изучению новых заклинаний, ну а по субботам можем ещё позаниматься окклюменцией или ещё чем-нибудь — там видно будет, — ответил Северус, — И каждый вечер после отбоя я буду вас ждать. Не забудьте про мантию, и постарайтесь, чтобы ваши однокурсники ничего не узнали. А теперь расскажите мне, как меня любят наши уважаемые гриффиндорцы.

Ребята переглянулись, потом ехидно посмотрели на мастера зелий. В этот вечер мужчина много чего нового узнал о себе. Юноши во всех красках передали всё, что услышали от своих однокурсников, добавляя едкие комментарии от себя. То и дело в кабинете раздавался весёлый смех юношей и зельевара. В гостиную ребята вернулись уже после отбоя. Их новые друзья долго возмущались по этому поводу, и никак не могли понять, почему братья такие весёлые. А те, заявив, что просто любят зелья, отправились спать.

Глава 20. Возвращение Гермионы

В воскресенье утром была гроза. Раскаты грома разбудили юношей не хуже пушечных залпов. Ничего не понимая спросонья, братья ошарашено смотрели друг на друга. Глухой стук и чей-то стон привёл их в себя. Соскочив с кровати, ребята увидели взъерошенных однокурсников, Невилл сидел на полу, запутавшись в пологе своей кровати, комнату то и дело озаряли вспышки молний. Казалось, что грозовая туча зависла прямо над башней.

— Ещё только восемь, — простонал Дин, посмотрев на будильник.

— Дурацкая погода, — проворчал Рон, падая на подушку. Накрывшись с головой одеялом, он отвернулся к двери.

— Почему именно сегодня? — зевнул Невилл, поднимаясь с пола.

— Я сплю, — Симус взмахнул палочкой, плотные шторы закрыли окна, второй взмах, и в комнате стало тихо.

— Ты гений, — искренне выдохнул Рон, выглянув из-под одеяла.

— Спокойной ночи, — усмехнулся Драко, взяв со стула одежду. Гарри последовал его примеру. Спать уже не хотелось, и юноши направились на завтрак.

Гроза разбудила не только их. В гостиной юноши обнаружили почти полфакультета. Все были сонными и недовольными. Однако в Большом зале было почти пусто. То ли остальные факультеты не слышали грома, то ли, как гриффиндорцы, ещё в гостиной. За их столом было лишь несколько третьекурсников и Гермиона, читающая свежий номер «Пророка».

— Привет, — подняла голову девушка, когда юноши сели напротив.

В Большом зале было непривычно темно. Волшебный потолок закрыли чёрные тучи, в которых время от времени сверкали молнии.

— Сама проснулась или гроза помогла? — беря несколько тостов, спросил Гарри.

— Сама, — Гермиона посмотрела на потолок и отстранённо добавила, — Люблю грозу, она помогает думать.

— Да, и мешает спать, — буркнул Драко, наливая себе горячего шоколада.

— Гермиона, давай займёмся чарами после завтрака. Что ещё делать в такую погоду? — Гарри посмотрел в окно, за которым лил проливной дождь.

— Если поможете отнести книги в библиотеку, я хотела их сдать, — девушка кивнула на гору толстенных книг на скамейке. Как она их сюда принесла, было загадкой.

— По рукам, — улыбнулся Гарри.

Когда юноши поели, то разделили книги на две стопки. Драко поднял свою часть и удивлённо посмотрел на худенькую девушку, которая как ни в чём не бывало пошла впереди. Книги были тяжёлыми, а ведь он взял лишь половину. Когда мадам Пинс забрала книги, Гермиона насмешливо посмотрела на парней:

— Начнём с первого курса. Заклинание левитации — Вингардиум Левиоса.

Парни в шоке посмотрели сначала на неё, а потом друг на друга. Вопрос о том, как несла книги девушка, сразу отпал.

Весь день юноши занимались чарами с Гермионой. Для занятий они выбрали кабинет заклинаний. Открыв его с помощью обычной Алохоморы, они поставили заглушающие чары и спокойно пользовались всем, что было в классе. Они так увлеклись, что и не вспомнили про обед.

— А теперь попробуйте призвать ковёр, — Гермиона села на преподавательский стол, с интересом смотря на них, — Невербально.

Драко сосредоточился и взмахнул палочкой. То, что появилось перед ним, больше походило на половую тряпку, девушка посмотрела на Гарри. Но и у брюнета ничего не вышло — перед ним появилась гора ворса.

— Может, это следует соединить. Авось что-нибудь и выйдет, — скептически посмотрел на свою тряпку блондин. Девушка негромко рассмеялась.

— Попробуйте ещё раз, молодые люди, — раздался писклявый голос от двери. Подростки в ужасе обернулись: они не заметили, когда вошёл Флитвик.

— Профессор, простите, мы просто… — щёки девушки залила красная краска, она не знала, как объяснить, почему они забрались в кабинет без спросу. Если подумать, то Флитвик вряд ли отказал бы им, попроси они у него разрешение заниматься здесь.

— Профессор, это мы виноваты. Мы попросили Гермиону помочь нам с вашим предметом и подумали, что этот кабинет подойдёт лучше всего, — заступился за девушку Гарри, встав между ней и Флитвиком.

— Да, Гермиона не причём, — встал рядом Драко.

— Я ни в чём вас не обвиняю, — удивлённо пискнул профессор, — Похвально, что вы тренируетесь дополнительно. А теперь, попробуйте ещё раз сотворить заклинание.

Юноши неуверенно взмахнули палочками. То, что появилось перед ними, не поддавалось описанию. Перед Гарри лежала чёрная грязная тряпка, возможно когда-то и бывшая ковром, а перед Драко — мокрый, изъеденный молью дверной коврик. Флитвик поцокал языком, смотря на них.

— Профессор, разрешите им ещё раз, — Гермиона спрыгнула со стола и решительно протиснулась между парнями, смотря на Флитвика.

Профессор кивнул, внимательно смотря на них. Гарри посмотрел на девушку, та подбадривающе улыбнулась ему. Юноша взмахнул палочкой, в воздухе появился небольшой красивый коврик. Драко покачал головой, и тоже взмахнул палочкой, на этот раз перед ним упал вполне приличный серо-коричневый ковёр.

— Замечательно, — похлопал в ладоши Флитвик, — Если также будете тренироваться, господа, то скоро догоните остальных.

— Постараемся, — ответили братья, убрав палочки.

— Профессор, а можно по воскресеньям заниматься здесь? — неуверенно произнесла девушка.

— Да, да, мисс Грейнджер, — закивал Флитвик, улыбнувшись студентке, — Вижу, занятия и вам идут на пользу. Вам очень идёт улыбка, мисс. Но, думаю, на сегодня с вас хватит. Я не видел вас во время обеда, а если вы не поторопитесь, то пропустите и ужин.

— Спасибо, профессор, — смутилась девушка и взмахом палочки привела класс в порядок.

— Спасибо, — улыбнулись юноши Флитвику и, взяв за руки Гермиону, побежали в сторону Большого зала.

* * *

Северус был встревожен. Он не видел, чтобы ребята пришли на обед, во время завтрака он тоже их не застал. Где они и что делают? — он так и не выяснил. Сейчас было время ужина. Среди преподавателей отсутствовали лишь Флитвик и Дамблдор. Директор уехал из школы ещё утром, а вот отсутствие профессора заклинаний несколько настораживало. Филиус уважал этикет, и никогда не опаздывал.

Но вот в дверях появилось три человека. Все удивлённо обернулись на них. Запыхавшиеся, с покрасневшими лицами, улыбающиеся гриффиндорцы на секунду остановились, а затем быстро направились к своему столу.

Минерва МакГонагалл удивлённо смотрела на девушку, которая шла между парнями. С исчезновения Гарри она ни разу на памяти женщины не улыбнулась. Гермиона по-прежнему напоминала лишь тень человека, но теперь она улыбалась: чуть болезненно, неуверенно, но улыбалась.

Гриффиндорцы тоже смотрели на пришедших, раскрыв рты. Рон неверяще смотрел на подругу, Невилл радостно помахал ребятам, Дин и Симус о чём-то шептались, Парвати же с Лавандой с нескрываемым любопытством смотрели на троицу.

— Где вы были? — когда ребята сели на свободные места, спросил Рон.

— Гермиона помогала нам с чарами, — честно ответил Гарри.

— И только? — разочарованно произнесли Парвати с Лавандой, мгновенно потерявшие к ним интерес.

— Она просто ас в заклинаниях, — поклонился смущённой девушке Драко, их однокурсники только хмыкнули на эти слова.

Впервые за несколько месяцев Гермиона ела с аппетитом. Она сама не знала, почему занятия с юношами доставляют ей столько радости. Да, она всегда любила учёбу, но потеряв друга, она поняла, что отдала бы всё на свете, чтобы вернуть его. Она с головой ушла в науку, но уроки были ужасно скучными. Она знала ответ буквально на каждый вопрос учителей, но отвечать не хотелось. Она жила, читала, ходила на уроки, но это никак не могло затмить ту боль, ту пустоту, что поселились в её душе. А теперь она словно очнулась, словно заново увидела, что жизнь не закончилась, что в мире осталось ещё что-то хорошее.

* * *

После ужина Гарри и Драко отправились к зельевару, тот их уже ждал.

— И где вы пропадали сегодня, да ещё в компании мисс Грейнджер? — как только за юношами закрылась дверь, спросил Северус.

— Гермиона помогает нам с чарами, — прошёл к креслу у камина Гарри, — Мы занимались в кабинете Флитвика.

— Весь день?

— Угу, — Драко развалился на диване, — На улице пасмурно, вот и не заметили времени. Просто увлеклись.

— Если бы профессор Флитвик нас не обнаружил, мы бы не успели на ужин, — брюнет задумчиво посмотрел на мужчину, — Ты потерял нас? Может, всё же заберёшь карту себе? Мы ею не пользуемся, а ты будешь всегда знать, где мы.

— За вами нужен глаз да глаз, — проворчал Снейп, — Но я думаю, что карта должна быть у вас.

— Нет, — Гарри достал старый пергамент, встал и положил его на журнальный столик, — Если что случиться, тебя мы найдём, а вот если понадобиться найти нас…

— Гарри прав, — кивнул Драко, — Если что-нибудь случиться, она нам не поможет. Зато если ты вовремя нас увидишь, то сможешь помочь.

— Кроме того, я отлично помню все потайные ходы. А ты, Северус, больше не будешь волноваться, если мы забудем про обед или ужин.

Немного подумав, мастер зелий согласился с доводами подростков, спрятав карту во внутренний карман мантии.

— Теперь мне понятно, что задержало Филиуса. Как понимаю, его кабинетом вы воспользовались без разрешения? — взмахом палочки наливая юношам чаю, а себе вина, спросил Северус. Юноши кивнули, мужчина лишь покачал головой, — Надеюсь, отработок вы не заработали?

— В отличие от тебя, Флитвик с нас даже баллов не снял, — расправил плечи блондин, — И разрешил пользоваться своим кабинетом каждое воскресение.

— И он был рад, что Гермиона улыбалась, — смотря на огонь, произнёс Гарри, — Думаю, только из-за этого он не сделал нам выговора.

Зельевар напрягся и вопросительно посмотрел на крестника. Прежде чем ответить, Драко долго смотрел на находящегося явно где-то далеко брата.

— Гарри хочет помочь Грейнджер. Я понятия не имею, что их связывает, но мы выяснили, что Гермиона стала такой после этого лета и, по всей видимости, именно из-за нас.

Мужчина кивнул, давая понять, что всё понял. Так они и сидели весь вечер: Гарри всё смотрел на камин и о чём-то думал, Драко и Северус негромко переговаривались, обсуждая их уроки и строя планы по поводу завтрашнего урока зельеварения. За десять минут до отбоя, блондин встал и неслышно подошёл к брату.

— Нам пора, гриффиндорцы и так последнее время подозрительно смотрят на нас. Мы вечно где-то пропадаем после отбоя. Давай хоть сегодня побудем в гостиной.

— Что? — Гарри встряхнул головой и виновато посмотрел на друзей, — Простите, я просто задумался.

— Ничего, завтра буду вас ждать на уроке, — понимающе улыбнулся Снейп. Попрощавшись, юноши покинули покои зельевара.

* * *

В гостиной было шумно. Весь факультет что-то отмечал, и лишь Гермиона сидела в дальнем углу и что-то писала. Протиснувшись в самый центр веселья, Гарри выловил из толпы Рона, посмотрев на него и кивнув в сторону, но однокурсник, махнув им рукой, повернулся к Лаванде, и больше не смотрел в их сторону.

— Невилл, — Драко заметил парня у стола, где стояла огромная ваза с пирожными, и потянул брата к нему.

— Вы рано сегодня, — заметил Невилл, когда юноши подошли, — Будете? Очень вкусно.

— Нет, спасибо, — отказался блондин, — Что празднуете?

— Сегодня поймали Сивого и его помощников. Вы разве не читали вечерний «Пророк»? Их отправили в Болгарию, в какую-то особо охраняемую тюрьму.

— Неужели они думают, что смогут их скрыть от Лорда? — удивился Драко, — Да это лишь разозлит его!

— Как они вообще нашли Сивого? — непонимающе спросил Гарри, посмотрев на лежащую на столе газету, на первой странице которой была большая фотография самого опасного оборотня.

— Его выследил кто-то из орденцев, — к ним подошла Джинни, слышавшая их разговор, — А Дамблдор сегодня весь день провёл у Скримджера. Министр хотел дать Сивому яду, а остальных запереть в Азкабане, но директор смог убедить его, что лучше всех вывести за границу.

— Как это глупо, — в шоке посмотрел на девушку Драко, — Если они ввяжут в войну и Болгарию, то магический мир можно уже хоронить. Это будет уже не просто политическая война: почти все выпускники Дурмстранга будут за Лорда, не говоря о местных тварях. Да там вампиры и оборотни встречаются на каждом шагу!

— А что можно было сделать? В Азкабане дементоров больше нет. Приспешников Сивого Лорд быстро освободит, а смертный приговор оборотню в любом случае вынесут. Хоть у нас, хоть в Болгарии, — не согласилась девушка.

— Пока его вынесут и исполнят, Лорд сто раз успеет напасть на тюрьму и вытащить его оттуда, — серьёзно ответил блондин, — Решение министра было правильно, но отравить надо было всех. Скольких хоть задержали?

— Пятерых вместе с Сивым, — беря очередное пирожное, сказал Невилл, — Но «Пророк» написал, что это переломный момент в нашей войне, что теперь мы победим.

— Чёрт! Да после такой статьи большинство волшебников станут лёгкой добычей. «Пророк» всё только ухудшил!

— О чём ты? «Пророк» просто поддерживает общество, даёт людям надежду? — непонимающе посмотрела на блондина Джинни.

— Надежду? Да маги просто расслабятся, будут не так внимательны. А когда до всех дойдёт, что война продолжается, будет уже поздно! — сорвался на крик юноша, стоявшие неподалёку стали оборачиваться в их сторону.

— Ты прав, ещё рано праздновать победу, — Гарри обвёл взглядом всех присутствующих и коснулся шеи палочкой, прошептав, — Сонорус.

— Хочешь остановить это безумие? — обвёл рукой гостиную Драко, брат лишь кивнул и громовым голосом произнёс:

— Уважаемые гриффиндорцы, — начал юноша, присутствующие недоумённо посмотрели на него: многообещающее начало, — Неужели вы думаете, что арест пяти человек решит войну? На службе у Тёмного Лорда тысячи разных тварей: оборотни, дементоры, инферналы и даже кто-то из великанов, и это не говоря о его Пожирателях! Разве могут пять пленённых оборотней послужить залогом нашей победы? Они лишь пешки, война продолжится, будут новые жертвы! Разве вы должны сейчас веселиться? Вы должны подготовиться, должны с утра до ночи заниматься, чтобы выжить в этой войне! Арест приспешников способен лишь разозлить монстра, надо ждать новых нападений, а не танцевать.

Юноша замолчал, вернув голос в привычное состояние. Все смотрели только на него. Смотрели, как на ненормального.

— Генри прав, — Невилл посмотрел на Рона, который ещё с того года стал их негласным лидером, — Мы проиграем. Сейчас Лорд сильнее нас: пока все волшебники празднуют арест горстки людей, он не дремлет. Мы не сможем победить, если не будем трезво смотреть на вещи.

Какое-то время стояла полная тишина, потом послышались шепотки.

— Мы же в школе. Что может случиться?

— Вы действительно ничего не понимаете? — в голосе блондина слышалось раздражение, — Вы в школе, но ваши родные и близкие сейчас далеко. Неужели завтра в газете вы хотите найти их в списке убитых? Вы сами летом вернётесь домой. Если сейчас Волан-де-Морт получит власть, то вы можете просто не доехать до дому. Разве среди вас много чистокровных и полукровок, чьи родители поддерживают Лорда? Нет? Так вот, остальных он просто убивает. Кто из вас хочет служить ему? Даже если вы не хотите, то будете. Он убьёт ваших близких, убьёт вас, если вы откажитесь. Но вначале будет пытать, пока ваш разум не выдержит, пока вы не станете умолять его, чтобы он вас убил, либо пока не сойдёте с ума. Вы этого хотите? Так почему идёте этим путём? Зачем надеетесь на Министерство и Орден? Они победят только в том случае, если прикончат Лорда, лишь тогда всё его войско разбежится, как это было 16 лет назад. Но пока Лорд жив, вы можете надеться лишь на себя, иначе вы будете следующие в списках жертв этой войны.

— Почему вы так думаете? Вы сами-то сыновья Пожирателя, — зло бросил Рон, но в его голосе ясно слышались нотки страха.

— И что ты знаешь о нашем отце? Даже если он был Пожирателем, мы не знали его. Неужели ты, Рон, считаешь, что мы стали бы говорить всё это, будь мы на стороне Лорда? — спокойно спросил Гарри.

— Я тоже согласна с ними, — раздался голос Гермионы, — Сейчас Лорд гораздо ближе к победе, чем мы. Вы все должны написать своим родным. Если вы их любите, то обязаны предупредить.

— А что ещё? — испуганно пискнула первокурсница, с ногами забравшись в кресло и смотря на старших ребят.

— Учиться. Надо попросить Кингсли о дополнительных занятиях, — твёрдо сказал Невилл.

— И предупредить студентов других факультетов, — задумчиво произнесла Джинни.

— В том числе слизеринцев, — добавил Драко. В гостиной раздались недовольные восклицания, но блондин не обратил внимания на это, перекрыв своим голосом поднявшийся шум, — Они должны знать, на что идут. Даже если их родители Пожиратели, даже если каждый из них поддерживает Лорда. Они ещё не знают, что значит убить: они ещё никого не убивали, не пытали и не предавали на смерть. Возможно, не все из них готовы стать Пожирателями, но если мы сейчас отвернёмся от них, почти все окажутся на службе у Лорда. Подумайте, хотите ли вы убивать своих однокурсников, хотите ли, чтобы кто-то из них убил вас?

Все молчали, смотря себе под ноги. Никто больше не решался возразить или что-то спросить. Все чувствовали, что братья правы, им было уже стыдно за свою идею отпраздновать арест Сивого.

— Мы всё сказали. Делайте теперь, как знаете, — блондин посмотрел на гриффиндорцев и презрительно скривился, — Вы все ещё малые дети. А это война, пора бы вам уже повзрослеть.

— А что мы можем? — поникшим голосом спросил Рон, поднимая на братьев глаза. Лидер Гриффиндора был явно растерян.

— Гермиона, Невилл и Джинни уже всё вам сказали, — посмотрел на него Гарри, — Думаю, что ты, как староста, можешь поговорить с Кингсли. И надо устроить общешкольное собрание. Там должны быть все факультеты и все курсы. Собрание необходимо провести как можно скорее, иначе может быть слишком поздно. Если Лорд начнёт наступление, как можно больше народу должно быть готово.

— А сейчас пишите письма родителям, — закончил Драко.

Удивительно, но все до единого послушались их. Многие отправились за пергаментом, остальные полезли в сумки. Зашуршал пергамент, заскрипели перья.

Обведя гостиную взглядом, братья направились к Гермионе. Девушка чуть улыбнулась им, сворачивая длинный пергамент, исписанный мелким почерком.

— Вы молодцы, — негромко сказала девушка, — Просто прирождённые лидеры. А я всё думала, как Рону объяснить, что рано отмечать победу.

— Просто противно было смотреть на это веселье, — поморщился Драко, а затем кивнул на пергамент, — Ты же говорила, что сделала уроки?

— Это не по урокам, это письмо, — ответила девушка.

— Письмо? Такое большое? — удивился блондин.

— Кому ты пишешь? — посмотрел на подругу Гарри.

— Виктору Краму, — спокойно произнесла Гермиона, но, увидев ошарашенный взгляд блондина, пояснила, — Несколько лет назад у нас был Турнир трёх волшебников — это соревнование студентов разных школ. Виктор был одним из участников. С тех пор мы несколько раз писали друг другу. Он болгар, в его стране к нему многие прислушиваются. Я решила предупредить его. Если Лорд развяжет войну с Болгарией, нам не помешают там свои люди.

— Ты просто умничка, — восхищённо произнёс брюнет, — Если Крам будет на нашей стороне, то Лорду сложнее будет искать соратников среди болгар. Если хочешь, я провожу тебя до совятни.

— Нет, спасибо, — Гермиона сунула письмо в сумку, — Букля ночью слишком заметная. Я отправлю письмо перед завтраком.

— Тогда спокойной ночи, — улыбнулся Гарри.

— Спокойной, — тихо ответила девушка.

Весь факультет был в гостиной, все, у кого были родственники-маги, сочиняли послания. Удовлетворённо посмотрев на это, юноши незаметно прошли к лестнице и поднялись в спальню.

Раздевшись, Драко нырнул под одеяло, не до конца задёрнув полог. Блондин долго смотрел на брата. Наконец он решился задать вопрос:

— А о чём ты думал сегодня в кабинете крёстного?

— Через три дня у Гермионы день рождения. Я не хочу, чтобы она грустила в свой праздник, — тихо ответил Гарри, печально улыбнувшись ему.

— Ты любишь её? — напрямик спросил Драко, чуть приподнявшись.

— Я просто хочу ей помочь, — честно ответил подросток.

Блондин хотел было ещё что-то спросить, но не стал. Через десять минут юноши уже спали.

Глава 21. Сумасшедшие гриффиндорцы

Идея послать письма родным была правильной, если бы не одно «но». Письма гриффиндорцы писали около часа. К тому моменту, как первое письмо было написано, ни Блеков, ни Гермионы в гостиной уже не было. Первым закончил Невилл, после чего сразу же отправился в совятню. Через пару минут за ним последовало несколько второкурсников, затем — кто-то с шестого курса. В результате, почти весь факультет был в совятне, когда мимо проходил дежуривший в эту ночь Снейп. Услышав довольно громкие голоса, зельевар зашёл внутрь.

Реакция гриффиндорцев была неожиданная. Все смотрели на мастера зелий, с таким ужасом, что поставили Северуса в тупик. Кто-то завизжал, несколько человек схватились за нижние насесты, чтобы устоять на ногах, те, кто привязывали письма, чуть не придавили своих сов, закрывая их от взгляда профессора. Птицы, разбуженные криком, стали носиться под потолком, встревожено ухая. Смотря на всё это безобразие, зельевар пожалел, что вообще сунулся сюда. И почему не посмотрел сначала на Карту мародёров? Хотя бы был бы готов.

— И что, интересно, вы здесь делаете в такое время? — ядовито спросил мужчина, хотя ему большого труда стоило сохранить перед студентами своё лицо в такой ситуации.

— Мы хотели отправить письма, — чуть слышно пропищала вжавшаяся в стенку третикурсница.

— Всем факультетом? — саркастически приподнял бровь зельевар.

— Вас это не касается, — мрачно произнёс Рон, который с большим удовольствием сбежал бы отсюда, если бы единственный выход не преграждал мастер зелий.

— Да неужели? — скривил губы Снейп, — Вы вне гостиной после отбоя, так что я не советую вам ещё больше усугублять своё положения. Думаю, будет справедливо, если с каждого из вас я сниму по 10 баллов за нарушение режима. А с вас, мистер Уизли, ещё 15 за неуважительное отношение к преподавателю.

Гриффиндорцы застонали. За прошедшие две недели они набрали всего около сотни очков, а теперь ушли далеко в минус.

— Я даю вам ровно десять минут на отправку ваших писем. И если хоть кто-то из вас будет здесь, когда я вернусь, то каждому из вас я назначу по месяцу отработок.

Развернувшись на каблуках, Снейп вылетел из совятни. Почти минуту студенты в шоке смотрели на дверь, после чего быстро стали покидать комнату. Через десять минут здесь никого уже не было.

* * *

Утром, идя на завтрак, Минерва МакГонагалл по привычке посмотрела на песочные часы своего факультета. Женщина не сразу поняла, что именно она увидела. То, что в нижней половинке часов не было ни одного рубина, бросалось в глаза сразу. Но вот профессор посмотрела на табло и непонимающе оглянулась в сторону гостиной своего факультета. Ещё вчера вечером у факультета было 95 баллов, сейчас цифра свидетельствовала, что у Гриффиндора -340 баллов. Как такое возможно, и за что наказали её студентов, Минерва и представить не могла.

Из подземелий вышла группа слизеринцев. Остановившись у часов, они долго смотрели на количество баллов своего соперника, словно не веря своим глазам. МакГонагалл уже направилась в Большой зал, когда холл огласил торжествующий смех студентов змеиного факультета. Женщина не сомневалась, что уже к концу завтрака все будут в курсе последних событий. А она, как декан, должна всё выяснить раньше.

Семикурсники уже завтракали, когда в зал вошла недовольная профессор трансфигурации. Находившиеся за столом студенты мгновенно прекратили разговаривать и уставились в свои тарелки. Они не сомневались, что женщина уже знает, сколько баллов сейчас у её факультета.

— Как вы вообще догадались пойти все вместе? — прошептал Драко. Они с Гарри изрядно повеселились, выслушав от однокурсников историю с отправкой писем.

— Так кто знал, что нас поймают, — проворчал Симус, опасливо кинув взгляд на приближающуюся женщину.

— Мистер Уизли, будьте добры объяснить, каким образом Гриффиндор оказался в таком минусе? — строго посмотрела на них МакГонагалл.

— Профессор, понимаете… — промямлил Рон, не зная, как всё рассказать.

— Перестаньте строить из себя идиота. Я хочу знать, кто и за что наказал факультет, — раздражённо произнесла женщина.

— Снейп, — раздался ответ сразу от нескольких человек.

— И за что профессор Снейп вас наказал?

— Ваши студенты были вне гостиной после отбоя, Минерва, — раздался язвительный голос зельевара. Никто не заметил, когда он успел подойти.

— Что ж, я прослежу, чтобы этого больше не повторилось, — поджала губы МакГонагалл, — Но не слишком ли вы с ними были строги, Северус?

— Строг? Я отнял лишь по 10 баллов с каждого нарушителя, — ядовито произнёс мужчина.

— По 10?! — непонимающе переспросила Минерва, — Вы что, задержали этой ночью весь факультет?

— Насколько я знаю, в Гриффиндоре 68 студентов, этой ночью я видел лишь 42-х, — невозмутимо ответил мастер зелий и направился к преподавательскому столу. Женщина проводила его удивлённым взглядом, после чего вернулась к студентам:

— И где вы были этой ночью?

— Мы просто хотели отправить письма, — нерешительно произнесла пятикурсница.

— Всем факультетом? — нахмурилась МакГонагалл, студенты кивнули, — И как вы поместились в совятне? Там и десяти волшебникам будет тесно.

Гриффиндорцы не ответили, упорно избегая взгляда декана. Так и не дождавшись ответа от своих подопечных, женщина холодно произнесла:

— Я больше не собираюсь краснеть за вас. Если вы не можете вести себя как взрослые, я ввожу для вас новые правила, — профессор строго оглядела их, — Во-первых, с этого дня я лично буду следить, чтобы вы были в своей гостиной за полчаса до отбоя. С каждого опоздавшего будет сниматься по 20 баллов. Во-вторых, ели я узнаю, что кто-то из вас опять бродит ночью, нарушитель будет наказан: ему обеспечена неделя отработок, а его родителям будет послано письмо. И, в-третьих, я попрошу мистера Филча приглядывать за вами.

— О, нет! — застонали студенты.

— Профессор, — умоляюще посмотрел на женщину Рон.

Но Минерва даже не стала их слушать, резко развернувшись и быстро идя к своему месту за преподавательским столом.

Хаффлпаффцы и райвенкловцы в шоке смотрели на гриффиндорцев, слизеринцы же вовсю веселились, показывая на них пальцами и о чём-то шепчась между собой.

* * *

День прошёл удивительно быстро. До обеда Гарри и Драко обсуждали, как будут поздравлять Гермиону. Гарри послал Сели за каталогом, чтобы можно было выбрать подарок, Драко решил попросить помощи у домовиков в приготовлении праздничного ужина. Единственной проблемой было то, что в четверг у них были уроки лишь после обеда, да ещё и дополнительные у Северуса. А утром у Гермионы была нумерология, так что свободное время было лишь после отбоя. Хотя, конечно, можно поговорить с зельеваром, но как объяснить девушке, что Снейп просто так освободил их от занятия?

После обеда были зелья. Ребята порадовали слизеринцев и мастера зелий взорвавшимся котлом. Буквально за несколько минут до полной готовности, Драко резко увеличил температуру, что и послужило причиной небольшого взрыва. Притом взрывная волна была направлена на котёл Гарри. В результате всё зелье брюнета оказалось на полу, и юноши опять получили «отвратительно» за урок.

И вот после ужина братья пошли в подземелье, уже на настоящий урок зелий. Северуса в кабинете не было, и юношам пришлось почти двадцать минут его ждать.

— Проходите, — зельевар взмахом палочки открыл кабинет.

— Кто тебя задержал? — когда мужчина кинул на дверь чары, спросил Драко.

— Директор собрал экстренное совещание. Вы ведь уже в курсе, что вчера был задержан Сивый?

— Ещё бы. Гриффиндорцы устроили грандиозный праздник в честь этого, — скривился блондин.

— Вы причастны к тому, что всему вашему факультету приспичило слать письма среди ночи?

Юноши одновременно кивнули и рассказали профессору о своём выступлении и об идее послать письма, чтобы предупредить как можно больше людей. Зельевар не сводил с них взгляда, о чём-то думая.

— Я тоже думаю, что вмешательство в ситуацию Дамблдора было излишним, — наконец произнёс он, — И вы сделали верные выводы. Что-нибудь ещё вы намерены предпринять?

— В среду Рон поговорит с Кингсли о дополнительных занятиях по защите, и мы хотим устроить собрание факультетов, — посмотрел ему в глаза черноволосый юноша, — Мы хотим, чтобы все представляли, насколько реальна угроза.

— И, крёстный, не мог бы ты помочь нам? Нам надо, чтобы Слизерин тоже присутствовал, но нам не нужны взрослые, иначе ничего не выйдет.

— Будут вам слизеринцы, — насмешливо посмотрел на блондина мужчина, — Но будьте осторожны. Сейчас ни у кого из моих подопечных нет метки, но это не значит, что они не сообщат о вашем собрании родственникам. Постарайтесь сильно не высовываться.

— Да мы вообще ничего подобного не хотели! — возмущённо воскликнул Драко, — Но ты бы видел, их! Как будто победа у них в кармане. Противно смотреть! И это будущие защитники мира — смелые и отважные гриффиндорцы, — фыркнул юноша, — Мы им почти час объясняли реальное положение дел, пока до них не дошло.

— И мы не собираемся быть им няньками. Я бы даже не подумал, что они отправятся в совятню все вместе. Да это просто глупо! — подхватил Гарри, — Мы лишь направим их в правильную сторону, и пусть сами со всем разбираются. Мы вообще здесь только из-за тебя, и уж явно не собираемся влезать ни во что.

— Да вы уже по уши влезли, — усмехнулся Северус, — Заметь, Гарри, ты уже не первый раз создаёшь новое движение, только в этот раз всё гораздо масштабнее.

— Да ничего я не создаю, если захотят — создадут сами, — горячо возразил юноша, — Мы их лишь предупредим и сразу умываем руки. Думать за них мы не будем.

Этим вечером они так и не приступили к зельям. В гостиной юноши появились лишь за пять минут до отбоя. Сделав им выговор, МакГонагалл ушла из гостиной, где студенты стали обсуждать вопрос о том, каким образом и где собрать все факультеты. Было решено задержать всех в субботу после ужина. Единственной проблемой был Филч. Гриффиндорцы не знали, что сказала ему декан, но весь день завхоз смотрел на них очень подозрительно, и буквально каждого сверлил своим мрачным взглядом. Но как от него избавиться, студенты не представляли.

* * *

Наступила среда. Урок по ЗОТИ стоял с утра и был сдвоенным. Рон, стоя у кабинета, заметно нервничал: несмотря на то, что Кингсли был в Ордене и неплохо относился к нему, просить за весь факультет было страшновато.

Но вот двери класса раскрылись, и мракоборец пустил их внутрь. Как всегда, парты стояли у стен. Кингсли на самом первом уроке сказал, чтобы студенты не таскали с собой учебников. Они занимались лишь практикой, учебник был нужен лишь для выполнения домашней, и для того, чтобы школьники могли самостоятельно разобраться в изучаемых чарах, если что-то не поняли на уроке.

Побросав сумки на парты, ребята разбились на пары. Гарри как всегда встал с Драко. Для них это был самый сложный предмет в Хогвартсе. И не потому, что он был непонятный, просто применяя чары, они вынуждены были быть очень внимательными. Драко следил, чтобы густая чёлка брата надёжно закрывала шрам, а Гарри, применяя заклятия, посылал их таким образом, чтобы не порвать рукав мантии блондина в районе метки. В результате постоянного напряжения, они выходили из кабинета, еле волоча ноги, и отдыхали вплоть до дополнительных занятий Флитвика. Правда, сегодня было лишь третье занятие, и братья надеялись, что со временем привыкнут, и не будут тратить столько сил на ЗОТИ.

— Сегодня я покажу вам заклинание, которое решено было включить в курс совсем недавно и только в связи с опасностью неких существ, находящихся на стороне Тёмного Лорда. Вы все уже видели их. Однажды они защищали школу, а теперь несут в себе смертельную опасность для всех волшебников, — начал урок Бруствер.

— Вы о дементорах, профессор? — любопытно спросила Лаванда. Мракоборец в упор посмотрел на перебившую его девушку и кивнул:

— Кто из вас знает, какое заклятие может спасти вас от нападения этих тварей?

Почти половина студентов подняли руки — все, кто когда-то был в ОД. Бруствер чуть удивлённо обвёл взглядом класс. Из гриффиндорцев не подняли рук лишь Гермиона и братья Блеки. Кингсли кивнул Лаванде.

— Заклинание — Экспекто Патронум, — с энтузиазмом ответила девушка, — Чтобы оно сработало, надо думать о чём-нибудь радостном.

— Десять баллов Гриффиндору, — удовлетворённо сказал мракоборец, — Ответ абсолютно верен. Ваш защитник будет зависеть от вашей силы и силы выбранного воспоминания. Патронус может выглядеть просто как серебряная дымка или принять форму некоего животного. В случае опасности любая форма будет вам полезна. Не все способны вызвать телесного Патронуса, так что особых результатов от вас сегодня я не жду. Если кто-то из вас уже умеет вызывать Патронуса, попробуйте сделать это невербально.

В течении получаса Кингсли объяснял, как именно работает заклинание. После этого все приступили к практике. Драко с интересом наблюдал за однокурсниками. Его самого заклинанию Патронуса обучил крёстный, когда Лорд забрал из Азкабана дементоров. Удивительно, но оказалось, что многие могут вызвать телесного Патронуса. Гарри тоже пока лишь наблюдал. Его обрадовало, что у Гермионы по-прежнему защитница выдра, и что девушка вообще смогла вызвать её. Кроме неё, телесные Патронусы были у Рона, Дина, Эрни Макмиллана, Сьюзен Боунс и Терри Бута. Это явно было больше, чем рассчитывал Бруствер.

— Мистеры Блеки, у нас всё-таки урок, — заметил отлынивающих студентов Кингсли.

— Простите, профессор, — юноши одновременно взмахнули палочками. Перед ними появились лис и волк. Те, у кого Патронус не получался, в восхищении смотрели на красивых животных.

— 50 баллов Гриффиндору, — Бруствер был крайне удивлён, что юноши с такой лёгкостью невербально вызвали защитников, — И раз вы уже владеете данным заклинанием, я попрошу вас помочь остальным.

Юноши переглянулись и направились к Невиллу, у которого получалась лишь серебристая дымка. К концу второго урока лишь Гермиона смогла невербально вызвать защитника, зато телесного Патронуса смогли вызвать ещё Симус, Майкл Корнер, Захария Смит и Лаванда. На несколько секунд своих животных увидели Невилл и Ханна Аббот. У Невилла, насколько успели увидеть юноши, был толстый пушистый кот. Гриффиндорец так обрадовался, что у него получилось, что выронил палочку, из-за чего Патронус и исчез.

— Домашнее задание: потренироваться в вызове Патронуса и прочитать § 3, - со звонком сказал Кингсли, что-то записывая в журнал.

Студенты, переговариваясь, стали покидать кабинет. Гриффиндорцы чуть задержались. Подняв голову, Бруствер удивлённо посмотрел на оставшихся в классе ребят.

— Вы что-то хотели? — спросил мракоборец.

— Профессор, — замялся Рон, — Сейчас война. Не могли бы вы нас дополнительно обучать защите?

— Вас, это кого? — уточнил Кингсли.

— Весь Гриффиндор, начиная с первого курса, — голос гриффиндорца чуть дрогнул, взгляд был направлен вниз.

Бруствер изумлённо воззрился на них. Он не ожидал подобного ответа. Рон стоял, не двигаясь, ожидая ответа, остальные выжидательно смотрели на мракоборца.

— Хорошо, приходите в субботу вечером. Я посмотрю, что можно сделать, — кивнул мужчина.

— Спасибо, профессор, — все улыбнулись озадаченному мракоборцу и быстро покинули класс, пока он не передумал.

— А как же наше собрание? — вдруг вспомнил Невилл.

— Ничего, устроим после завтрака, — махнул рукой Драко.

— Да, будет здорово, если на урок придут все факультеты, — мечтательно улыбнулся Гарри, представив реакцию Кингсли.

Гриффиндорцы, буквально светясь от радости, что всё получилось, направились на обед. Профессора подозрительно посмотрели на чересчур довольных студентов, появившихся в Большом зале. Ещё больше их насторожило, когда к семикурсникам полетели записки от остальных представителей факультета. Никто ничего не говорил, но к середине обеда улыбки были на лицах всех ребят, сидящих за гриффиндорским столом. Филч, стоящий в дверях, решил, что студенты задумали какую-нибудь пакость, остальные же факультеты не понимали, что происходит. Последние дни гриффиндорцы вели себя уж очень странно и это настораживало. Слизеринцы же решили, что соперники просто верят «Пророку» и слухам об окончании войны, а это было на руку Лорду, а значит и им.

Глава 22. День рождения Гермионы

Гермиона проснулась от какого-то шума. Сев на кровати и отдёрнув полог, она с удивлением посмотрела в окно, за которым была Букля с какой-то посылкой. Слегка удивившись, девушка раскрыла створки окна и впустила сову.

Отвязав посылку, Гермиона прочитала адрес. Посылка была от родителей. Развернув бумагу, девушка обнаружила внутри письмо, небольшую коробочку и пакет с печеньем, которое так редко пекла её мама. Взяв письмо, девушка вскрыла его и стала читать:

«Дочурка, поздравляем тебя с днём рождения!

Эта красивая птица прилетела вчера вечером. Такое ощущение, что сова знала, что нужна нам. Мы всё думали, как же отправить тебе подарок?

Надеемся, что с тобой всё хорошо. Мы очень волнуемся за тебя, Гермиона. Напиши нам о себе: как учёба? друзья? настроение? Что делаешь? Мы с твоим отцом собираемся на Рождество поехать в Финляндию. Ты же приедешь на каникулы? Мы тебя очень ждём!

Целую, мама»

Девушка дочитала письмо до конца и в шоке посмотрела на первую строчку. День рождения? Сегодня? Она совсем забыло о нём.

Положив письмо под подушку, Гермиона раскрыла коробочку. Внутри лежал красивый кулон на золотой цепочке: огранённый рубин, по форме напоминающий каплю, был внутри золотой сферы, буквально сотканной из тонких золотых нитей. Девушка заворожено смотрела на этот подарок. Никогда у неё не было ничего подобного!

Неожиданно зазвенел будильник. Удивлённо посмотрев на часы, показывающие полвосьмого, девушка выключила их, погладила сидевшую на подоконнике Буклю, ещё раз посмотрела на красивый кулон и аккуратно надела его. После этого Гермиона взяла пергамент и перо и написала несколько слов родителям, привязала послание к лапке совы и выпустила птицу в окно. Проводив белую сову взглядом, девушка стала одеваться. Скоро завтрак, да и нумерологию перед уроком не мешало бы повторить.

* * *

Гарри и Драко проснулись почти в восемь. Быстро одевшись, юноши схватили свои сумки и отправились на завтрак. Ещё вчера они договорились с Северусом об отмене сегодняшнего урока. Вместе они придумали неплохое оправдание и даже решили, каким образом заманят Гермиону в класс зелий, который зельевар разрешил использовать для их праздника.

— Привет, — улыбнулась Гермиона, когда братья сели напротив.

— Прекрасно выглядишь, — искренне сказал Драко. Девушка действительно выглядела уже не так болезненно, а улыбка чудесным образом преображала её лицо.

— Спасибо, — щеки девушки чуть порозовели.

— Что пишут в «Пророке»? — Гарри кивнул на лежащую рядом с подругой газету.

— Нападений пока не было. Суд над Сивым будет в пятницу. Думаю, это затишье перед бурей, — нахмурилась Гермиона.

— Да, бури нам не избежать, — согласился Драко, посмотрев на директора, — Остаётся лишь надеется, что Министерство и Орден готовы к ней. Хотя мне с трудом в это вериться.

— Не тебе одному, — проворчал брюнет, смотря в окно.

Определить, какая на улице погода, было невозможно: сквозь густой туман почти ничего не было видно, но волшебный потолок был затянут серыми тучами. «Возможно, опять будет дождь», — отстранённо подумал Гарри.

* * *

После обеда была трансфигурация. Минерва МакГонагалл, недовольно посмотрев на своих студентов, начала урок:

— Мы продолжаем проходить трансфигурацию человека. Ваша сегодняшняя задача — воспарить в небо. Как видите, кабинет расширен с помощью пространственных чар. Разбейтесь на пары. Цель урока — неполное превращение партнёра в птицу. Заклинание должно дать вам только крылья, притом достаточные, чтобы смочь взлететь на несколько метров. Кто скажет, какие преимущества даёт неполное превращение? Мисс Грейнджер, — профессор чуть удивлённо посмотрела на девушку, которая подняла руку.

— Неполное превращение не лишает возможности применять палочку в случае необходимости. Правда, в некоторых случаях, например, если не полностью превращаешься в рыбу, чтобы дышать под водой, заклинания можно произносить лишь невербально. Второе преимущество заключается в том, что человек может сам изменить свой облик. Так как это не анимагия, полное превращение возможно лишь другого человека, а не себя. И тот человек не сможет по желанию вернуть себе облик, пока заклятие не будет снято. А неполное превращение вполне можно осуществить самому, — ответила девушка.

— 10 баллов Гриффиндору, — произнесла МакГонагалл, — У кого-нибудь есть вопросы?

— А если у человека вырастут крылья, зачем тогда метла? — спросил Смит — капитан Хаффлпаффа.

— Во-первых, не каждый может овладеть данным заклинанием. Во-вторых, чтобы научиться летать, одних крыльев мало. Надо долго тренироваться, надо, чтобы крылья стали вашей частью, как руки или ноги. А в-третьих, подобный полёт очень опасен. Если у вас не хватит сил, вы просто можете разбиться. Ещё вопросы? — обвела всех взглядом женщина.

— Зачем нам изучать заклинание, если оно нигде не используется? — спросил кто-то из слизеринцев.

— Вы вряд ли сможете когда-нибудь летать с помощью крыльев, — согласилась профессор, — Но вот преодолеть пропасть или другое препятствие, где достаточно нескольких взмахов крыльев, вы сможете.

— Есть же трансгрессия, — возразил Дин.

— Да, мистер Томас, но трансгрессировать вы можете только хорошо представляя себе место, куда хотите попасть. А крылья можно применить и не зная местности. Кроме того, овладев данным заклинанием, вы значительно легче сможете освоить полную трансфигурацию, чем мы будем заниматься через несколько уроков, — произнесла МакГонагалл, после чего начала говорить о самом заклинании.

Весь первый урок студенты записывали то, что диктовала профессор, а на втором уроке приступили к практике. Сначала ребята тренировались в произнесении заклинания и правильном движении палочкой. И только за полчаса до конца урока МакГонагалл разрешила испробовать чары друг на друге. Драко взмахнул палочкой:

— Винэллин, — чётко произнёс он.

Заклинание сработало, но как-то странно: за спиной брюнета появились куцые серые крылышки, а на голове вместо волос появились перья и тёмно-серый пух. Гарри, почувствовав это, резко обернулся к окну. Первой мыслью было, что все увидят его шрам. Однако, проведя по перьям, он обнаружил, что они практически в точности копируют его причёску и надёжно закрывают лоб. Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, юноша повернулся к слегка бледному брату. Вероятно, блондин тоже вспомнил о шраме.

Минерва МакГонагалл, наблюдавшая за студентами, непонимающе смотрела на своих новых подопечных. Реакции юношей были странными, но чем они вызваны, она понять не могла. Вот второй Блек взмахнул палочкой. Его заклинание сработало куда лучше: у блондина появились роскошные яркие крылья. Правда, крылья были не настолько большими, чтобы поднять парня в воздух, да к тому же в придачу к крыльям юноша получил пышный хвост и несколько ярко-красных перьев, в которые обратилось несколько прядей его волос.

Гарри, во все глаза смотревший на брата, не выдержал и громко рассмеялся:

— Ты просто вылитый петух, — сквозь смех произнёс юноша, кивнув на небольшое зеркало, висевшее в кабинете.

Драко, с интересом пытаясь себя осмотреть, укоризненно посмотрел на брата, но к зеркалу подошёл. К их общей радости, зеркало оказалось самым обычным, так что с помощью чар они быстро увеличили его до нужных размеров. Теперь оба могли полюбоваться действием заклинания. Гарри долго и придирчиво осматривал себя, пытаясь понять, какую птицу он сам себе напоминает.

— Кукушонок, — подсказал брат, гордо выпятив грудь, чем ещё больше увеличил своё сходство с петухом.

Гарри, задумчиво коснувшись рукой своих крыльев, попытался подвигать ими. Ощущение было довольно странным, более того, он не совсем понимал, как нужно действовать, пытаясь заставить работать крылья, двигая лопатками. Он чувствовал, что руки и крылья друг с другом не связаны, что он не те мышцы пытается задействовать, но вот что именно надо делать, он не знал. Поняв, что пытается сделать брат, Драко тоже попробовал подчинить себе крылья. Несколько раз крылья действительно дёрнулись, но в основном туда-сюда двигались плечи. Со стороны это выглядело очень забавно, и, в конце концов, оставив свои попытки, оба рассмеялись, смотря друг на друга.

Отсмеявшись, юноши оглядели своих однокурсников. Все были слишком поглощены работой, и не обращали на них внимания. Профессор МакГонагалл явно о чём-то думала, и даже не сделала им замечания, что было очень странно, учитывая, что они своим смехом мешали другим.

Лучше всех с заданием справилась Гермиона: у Парвати, которая стояла с ней в паре, отрасли большие крылья, напоминавшие ястребиные. К сожалению, их размеров оказалось недостаточно, чтобы девушка взлетела. У самой Гермионы стараниями Парвати, руки покрылись светло-серым пухом, что нисколько не огорчило девушку, и теперь она что-то объясняла своей однокурснице. Рон, стоявший в паре с Лавандой, мог, как и Драко, похвастаться красивым хвостом, а на голове у гриффиндорского старосты был ярко-рыжий хохолок. Больше всего он напоминал попугая, правда вот крылья у него не появились. Лаванда же вся с ног до головы была покрыта перьями и пухом, а из спины торчали маленькие куриные крылышки. Девушка Рона была расстроена, сейчас она пыталась найти в книге контрзаклинание, чтобы избавиться от перьев самой и вернуть нормальный облик любимому.

У каждого что-то, да получилось. С перьями вместо волос, со смешными крыльями, хвостами, хохолками, даже некоторые с клювами, студенты представляли собой очень интересное сочетание людей и пернатых. Подняв голову и убедившись, что все прекратили свои попытки и теперь с интересом рассматривают друг друга, Минерва посмотрела на часы: до звонка было лишь несколько минут.

— Домашнем заданием будет потренироваться в использовании данного заклинания, прочитать главу про неполное превращение человека и написать эссе о первых попытках волшебников превратиться в птиц, — МакГонагалл взмахнула палочкой, и сказанное ею задание отобразилось на левой половинке доски, — В следующий четверг мы продолжим работать с этим заклинанием и посмотрим, какие ещё существуют подобные чары. Сегодня лишь мисс Грейнджер получает 5 баллов за довольно неплохой результат.

— Профессор, а как нам убрать это, — Лаванда трагически посмотрела на свои руки, покрытые перьями.

— Я думала, вы знакомы с заклинанием Фините Инкататем, — строго посмотрела на свою студентку женщина. Девушка густо покраснела и применила чары, которые мгновенно избавили её от перьев.

Прозвенел звонок, и все начали собираться. Драко вернул зеркалу первоначальный размер, затем братья ещё раз посмотрели друг на друга. Где-то в глубине души возникло желание походить по школе в таком виде, но они загнали его обратно, и вернули себе нормальную внешность.

Следующие несколько часов братьев никто не видел, а за двадцать минут до ужина они появились недалеко от дверей Большого зала. Гермиону пришлось ждать довольно долго. С запозданием юноши вспомнили, что сейчас у неё не было урока, а значит девушка опять в библиотеке. Но подниматься они уже не стали.

— Генри, Дрейк, чего стоите? — с мраморной лестницы спустились Дин и Симус. Они что-то обсуждали, но, заметив однокурсников, отвлеклись.

— Нужна помощь Гермионы, — сказал Гарри и, оглянувшись в сторону огромных дверей, заговорщески добавил, — Мы должны кое-что узнать до занятий со Снейпом. Вы не представляете, как он нас мучает.

— Хотим отомстить, — поддержал блондин, усмехнувшись.

— С ним шутки плохи. Надеюсь, вы знаете, что делаете, — содрогнулся Дин.

— Не волнуйся, переживём, — Гарри, наконец, увидел Гермиону и махнул ей рукой, чтобы она подошла к ним.

— Удачи, — от доносящихся запахов у Симуса заблестели глаза, и он поспешил в зал, прихватив с собой и друга. Желание поесть было намного сильней, чем любопытство.

— Генри, что-то случилось? — перебрасывая тяжёлую сумку на другое плечо, спросила подошедшая гриффиндорка.

— Пошли, — юноша, ничего не объясняя, повёл подругу в сторону гобелена, скрывающего проход на второй этаж.

Спрятавшись от посторонних глаз, парни остановились в узком коридоре. Девушка переводила взгляд с одного на другого, ожидая хоть каких-нибудь объяснений.

— Гермиона, поможешь с зельями? — в лоб спросил Гарри, — Снейпа сейчас в кабинете нет — он уже на ужине. И он нам головы оторвёт, если мы опять всё испортим.

— И как я могу вам помочь? Если мы заберёмся к нему в кабинет, и он узнает об этом…

— Ну пожалуйста, — умоляюще посмотрел на неё юноша, — Ты — наша последняя надежда.

— Хорошо, пошли, — нехотя произнесла девушка.

Чуть отодвинув гобелен и убедившись, что в холле никого не осталось, ребята неслышно направились в сторону подземелий. Дойдя до кабинета, они остановились. Драко коснулся двери палочкой и прошептал какое-то слово. Единственное, что поняла девушка, что это была не Алохомора, но вот что именно, она не расслышала.

Охранные заклинания пропустили подростков, как только юноша произнёс пароль. Драко спокойно открыл дверь и пропустил вперёд друзей. Гермиона застыла на пороге, увидев, во что превратился мрачный холодный кабинет. Почти все парты были сдвинуты к дальней стене, посреди освободившегося пространства из трёх парт был образован треугольник, у каждой стороны которого стоял стул. На столах были белые воздушные скатерти, на которых уже был накрыт восхитительный ужин. Пол кабинета был покрыт красивым ковром, в классе появились даже два небольших дивана и кресло, стоящие чуть в стороне от праздничного стола. А ещё здесь было множество парящих волшебных свечей, испускавших какой-то чуть уловимый, но очень приятный аромат.

— С днём рождения, Гермиона, — улыбнулся Гарри, смотря на ошарашенную девушку, — Это тебе.

Гермиона в шоке взяла белый цветок. И как юноша узнал, что она любит ромашки?

— Но как вы узнали? — еле выговорила девушка. Кроме родителей её сегодня никто не поздравил, да она другого и не ожидала: Рон вечно забывал про дни рождения. Её всегда удивляло, как Рон смог запомнить день рождения Гарри, когда даже о рождении матери ему напоминала сестра. Гарри пропал, а больше поздравлять её было и некому.

— Догадались, — Драко кивнул на красивый кулон у гриффиндорки на шее. Девушка улыбнулась, инстинктивна коснувшись подарка родителей:

— Спасибо, но сейчас же придёт Снейп. Вы представляете, что будет, когда он увидит это?

— Не увидит. Он дал нам задание и сказал, чтобы мы сегодня занимались одни, — хмыкнул блондин, — Он поставил какие-то чары, чтобы проверить, были ли мы здесь и не ушли ли раньше положенного срока, ну и сказал, как открыть кабинет.

— Так что теперь раньше, чем через два часа, мы отсюда никуда не уйдём. Давай отдохнем, а завтра мы скажем профессору, что наши зелья опять взорвались. Поверь, он даже не усомниться в этом, — улыбнулся Гарри, делая приглашающий жест в сторону столов. Немного посомневавшись, девушка согласилась остаться.

Поужинав, ребята переместились на диваны, Гермиона заняла единственное кресло.

— Может, всё же мы займёмся вашими зельями? — вплетая ромашку в волосы, девушка посмотрела в сторону шкафа с ингредиентами.

— Неужели ты думаешь, что сегодня мы будем просить тебя о чём-либо подобном? — удивился Гарри, — Ты нам и так очень помогаешь. Да без тебя мы бы не смогли всё это устроить, — юноша обвёл рукой преобразившийся класс.

— Вы очень хорошие ученики, — искренне улыбнулась им девушка и оценивающе посмотрела на великолепный ковёр, — Флитвик был бы доволен, увидев вашу работу. Но вы уверены насчёт Снейпа? Он же будет крайне недоволен.

— А когда в последний раз ты видела его довольным? — ухмыльнулся юноша, — Пока мы здесь, ещё ни разу не замечали его улыбки, только какая-то противная усмешка, когда сделает кому-нибудь гадость.

Гермиона и Драко весело рассмеялись. Гарри с интересом посмотрел на блондина, на лице которого за секунду до этого отразилась некая внутренняя борьба. У Гарри даже мелькнула мысль поделиться при встрече некоторыми воспоминаниями с Северусом.

— Вы всё равно поосторожней с ним, — отсмеявшись, посмотрела на парней девушка, — Если он разозлится, то может здорово испортить вам жизнь.

— Мы знаем, — в унисон ответили юноши, но, заметив подозрительный взгляд девушки, невольно переглянулись.

— И откуда же? Что вы скрываете? — поддалась чуть вперёд Гермиона, не отводя от них взгляда.

— Ничего, — быстро ответил Драко, но вдруг почувствовал, что щёки его просто горят. Парень уставился в пол, пытаясь вернуть лицу беззаботное выражение.

— Гермиона, просто по Снейпу и так видно, что он за тип, — попытался выкрутиться Гарри, — Мы ведь здесь уже не первую неделю, да ещё эти дополнительные занятия. Чаще Снейпа мы видим лишь МакГонагалл. Мы ничего не скрываем, просто мы не слепые, и давно поняли, что это за человек.

— А где вы жили? У вас есть родственники? — сменила тему девушка, но было видно, что она не очень им поверила.

— В одном магловском городке, — честно ответил Драко, лицо которого было чуть розовым, — А насчёт родственников не знаем: мы ни с кем не общались.

— Надеюсь, вы не будете против, если я посмотрю вашу родословную? — спросила Гермиона, — В библиотеке есть книга о древних родах, в ней постоянно обновляются записи.

— Нет, конечно, нет. Нам и самим интересно, кто с нами в родстве, — Гарри еле скрыл облегчение, которое испытал от слов девушки. Он уже понял, что подруга попытается как можно больше о них выяснить, ну а родословная должна её успокоить. Их имена там указаны, так что бояться было абсолютно нечего.

Больше о себе братья не говорили. Пораспрашивав девушку о её жизни и не получив никаких содержательных ответов, они переключились на завтрашний суд над Сивым и на предстоящее собрание факультетов. Они так увлеклись, что совершенно забыли о времени. На их счастье, Северус это учёл. Ровно в восемь в кабинете раздался голос мастера зелий:

— Господа Блеки, ваше занятие окончилось. Образцы своих зелий оставьте на моём столе и можете идти. К субботе напишите эссе о применении порошка лунного камня в зельеварении. О результатах сегодняшнего занятия вы можете узнать завтра после обеда.

Гермиона испуганно вжалась в кресло, боясь оглянуться, братья же, наоборот, резко повернулись к двери, но они не увидели того, кого ожидали. Недоумённо переглянувшись, они обвели взглядом всю комнату, но Северуса нигде не было.

— Чары, — хлопнул себя по лбу Драко, доставая палочку. Через минуту они выяснили, что зельевар воспользовался заклятием будильника, но вместо звонка каким-то образом ухитрился поставить свой голос.

— Интересно, надо узнать при встрече, как ему это удалось, — пробубнил Гарри. Самым странным было, что заклятие ещё действовало, хотя после срабатывания должен был остаться лишь след от применённых чар.

— Давайте пойдём отсюда, — голос Гермионы слегка дрожал. Девушка была слишком бледна, а в глазах был страх.

— Гермиона, его здесь нет, — Драко сочувственно посмотрел на сжавшуюся в кресле гриффиндорку, — Это лишь магия.

— А если бы он вернулся? Если бы увидел меня и всё это?

— Не волнуйся, в любом случае виноваты только мы. Ну подумаешь, назначил бы отработки или снял баллы. За подобное из школы не выгоняют — это хулиганство, не больше, — Гарри подошёл к девушке и взял за плечи, заставляя посмотреть в свои глаза, — Самое страшное, что нас бы ожидало — это длинная речь о наших умственных способностях, бездарности и лени.

Девушка чуть улыбнулась. Драко в это время изучал зелья, находящиеся в классе. У одной из полок юноша удивлённо остановился. Привлекла его чёрная роза на белом клочке пергамента. Взяв в руки пергамент, блондин удивлённо заметил на нём несколько чёрных точек. Поняв, что к чему, он коснулся пергамента палочкой. Через секунду на пергаменте проступили слова, написанные почерком зельевара: «На всякий случай». Непонимающе перечитав записку, Драко посмотрел на полку, где она лежала. Кроме банки с сушёнными жуками и колбы с болотного цвета зельем, здесь стояла бутылка дорогого вина и пузырёк с успокаивающем зельем. Улыбнувшись, юноша взял и то, и другое.

— Гермиона, выпей, — добавив в чай немного вина и успокаивающее, блондин вложил тёплую кружку в руки девушке. Почувствовав, какие холодные у неё ладони, юноша накрыл её руки своими, чтобы хоть немного согреть их и убедиться, что девушка не выронит чашку. — Не бойся, мы не никому не дадим тебя обидеть, — тихо произнёс он, посмотрев в карие глаза девушки и отпуская её руки, — Выпей, тебе станет легче.

— Спасибо, — Гермиона поднесла чашку к губам и чуть отпила, не отрывая глаз от блондина. Почему-то в груди возникло странное чувство: как будто они давно знакомы, как будто когда-то она его уже встречала.

— Поешь, пока мы восстанавливаем кабинет, — Гарри наколдовал поднос и взял с их праздничного стола несколько отбивных и шоколадные пирожные, после чего аккуратно поставил поднос девушке на колени, тепло улыбнувшись ей.

Никогда ещё Гермиона не испытывала ничего подобного. Юноши были столь внимательны и в то же время осторожны, что ей было даже неловко. Они будто боялись причинить ей боль, будто она была самым хрупким и ранимым существом на свете. Никто никогда так к ней не относился, сейчас она чувствовала себя принцессой.

Пока девушка ела, Гарри и Драко убрали диваны, оставшуюся еду, скатерти, ковёр и свечи, после чего расставили по местам парты и стулья. Теперь кабинет выглядел так, каким был всегда. Удовлетворённо окинув взглядом класс, братья сели на ближайшую к Гермионе парту.

— Не торопись, мы подождём, — улыбнулся блондин, смотря, с каким аппетитом ест гриффиндорка.

От этих слов, Гермиона слегка смутилась, но в серых глазах было столько тепла, что она лишь благодарно улыбнулась, беря ещё одно пирожное.

Солнце уже зашло, на замок опустились сумерки, а в подземельях в классе профессора Снейпа находилось три подростка. Юноши о чём-то тихо говорили, девушка с наслаждением пила уже подостывший чай.

— Гермиона, у нас тебе есть ещё один подарок, — Гарри достал из кармана небольшую коробочку и присел перед подругой, — Мы подумали, что тебе понравится.

Драко забрал у девушки пустой поднос и чашку. Гермиона переводила взгляд с одного на другого. Вот её глаза столкнулись с нежным взглядом ярко-зелёных глаз. И опять то непонятное чувство. Ну где же она могла видеть этих братьев? А темноволосый юноша, улыбнувшись, сжал её руки на обычной почти плоской картонной коробке:

— Открой, — одними губами произнёс парень, поднявшись и чуть отступив к брату.

Девушка какое-то время, словно завороженная, смотрела на коробочку в своих руках, после чего осторожно открыла крышку. Внутри лежало небольшое зеркальце в берестяной оправе. Гермиона восхищённо взяла его в руки. Красивый узор шёл по оправе вокруг идеально круглого зеркала и с обратной стороны. Сама оправа была неправильной формы и больше напоминала треугольник, нежели круг. Девушка улыбнулась своему отражению. Почему-то в этом зеркале она выглядела лучше, чем в том, что висело в спальне девушек.

— Обещай, что будешь всегда носить его с собой. Оно предупредит тебя об опасности, — Гарри обрадовался, увидев, что они не ошиблись с подарком. Но не только из-за красоты они выбрали именно его.

— Оно волшебное? — подняла на него удивлённый взгляд девушка.

— Оно неразбиваемо, а в случае опасности потемнеет, — кивнул парень. Гермиона прижала подарок к себе, не находя слов, чтобы сказать, как она им благодарна. Но юноши и так всё поняли.

— Идём, — Драко подал ей руку и помог встать.

Но только Гермиона спрятала зеркальце, а Гарри убрал кресло, как заклинание будильника опять сработало, и на этот раз голос зельевара был пропитан ядом:

— До отбоя 15 минут. Я, кажется, говорил, чтобы вы сдали зелья, почти час назад! Минус 20 баллов с Гриффиндора. Если через пять минут вы будете ещё здесь, то ваш факультет лишиться ещё сотни очков. И не забудьте про эссе.

Сердце испуганно забилось, девушка порывисто вдохнула и резко обернулась к двери. Не упала она лишь благодаря блондину, который мгновенно среагировал и поддержал её.

— Он просто издевается! — искренне возмутился юноша, прижав гриффиндорку к себе.

— Но как он узнал? — часто дыша и пытаясь успокоиться, спросила девушка.

— Скорее всего, будильник связан с чарами, которые проверяют, есть ли кто-то в кабинете, — задумчиво произнёс Драко, посмотрев на брата.

— Наверно, ты прав, — согласился Гарри, — Нам лучше уйти. Да и МакГонагалл опять выговор влепит — мы снова последние. Бежим.

Драко подхватил девушку на руки, Гарри запер дверь, когда они все вышли, и юноши побежали в сторону гриффиндорской гостиной. Гермионе ничего не оставалось, как только крепче обхватить парня за шею. Она была так потрясена его поступком, что даже возразить не могла.

Перевели дух парни только у портрета Полной дамы, которая с любопытством смотрела на них. Драко, легонько коснувшись губами волос девушки, осторожно опустил её. Гарри назвал пароль и кивнул Гермионе на открывшийся вход. Он и Драко вошли сразу за девушкой.

Весь факультет был в гостиной. Студенты с интересом смотрели на появившуюся троицу. Профессор МакГонагалл строго посмотрела на опоздавших:

— Молодые люди, вы, видимо, считаете себя выше соблюдения установленных правил. Вам наплевать на то, что факультет из-за вас теряет баллы, а я вынуждена вас ждать, — холодно посмотрела на юношей женщина.

— Но, профессор, мы не могли прийти раньше, — вмешался Гарри, — У нас с Дрейком были зелья.

— Я поговорю с профессором Снейпом, — недовольно проворчала Минерва, а затем перевела осуждающий взгляд на Гермиону, — А какое оправдание у вас, мисс Грейнджер? Я думала, что вы в библиотеке, но мистер Долгопупс вас там не нашёл. Я не ожидала подобного поведения от вас. Как староста школы, вы должны быть примером для остальных.

— Простите, профессор, — опустила взгляд девушка, — Я хотела навестить Хагрида, но не дошла. Я была у озера. Просто задумалась, там сейчас так красиво.

— Вы были одна? — в голосе декана послышалось беспокойство, — Мисс Грейнджер, вы должны понимать, что сейчас опасно бродить в одиночку. Даже на территории замка, — затем профессор посмотрела на остальных своих студентов, — И это касается каждого здесь присутствующего. Я завтра же поговорю с мракоборцами. Возможно, стоит усилить охрану. Никто из студентов не должен выходить из замка без сопровождения.

Все понимали, что это всё делается только ради их безопасности, но такая слежка мало кого устраивала. Когда МакГонагалл ушла, в гостиной поднялся недовольный ропот.

— Да пусть сразу приставят к каждому мракоборца, — возмущался Симус, — Вот посмотрите, в конце концов так и будет.

Со всех сторон раздался одобрительный гул.

— Будет так же, как на втором курсе, — поддержал Дин, — Опять учителя будут водить из кабинета в кабинет, отбой будет сразу после ужина — в 6 часов, даже в туалет без провожатого не пустят.

— Да ладно вам, — посмотрел на однокурсников Драко, — Не всё так плохо. Замок защищён, так что никто не станет вводить таких правил. Ну поставят пару мракоборцев у выхода, чтобы не выпускали тех, кто ходит один. Да на тренировках кто-нибудь будет сидеть, вот и все их правила.

— К тому же, даже если Министерство пришлёт весь аврорат, они не смогут к каждому приставить человека, — поддержал Гарри.

— Надеюсь, — неуверенно согласился Рон, — А где вы с Гермионой столкнулись? Я, когда вас вместе увидел, подумал, что Снейп и ей дополнительные назначил.

— Когда я вошла в замок, Дрейк и Генри как раз вышли из подземелий, — вместо парней ответила девушка, — Но я очень устала, так что всем спокойной ночи.

— Идёшь спать? — удивилась Джинни, — Но ещё ведь рано.

— Мы, пожалуй, тоже пойдём, — сказали братья, и, под недоумённые взгляды сокурсников, проводив Гермиону, направились в сторону своей комнаты.

Глава 23. Факультеты

В пятницу в «Пророке» написали о суде над Сивым, который так и не закончился: на середине заседания в зал ворвалось несколько десятков Пожирателей. Сивого и его приспешников слуги Лорда освободили, учинив расправу над присутствующими. Из почти полусотни человек чудом уцелели лишь трое, почти 20 были отправлены в больницу, остальные — убиты. Новость вызвала шок и панику в магическом мире.

В школе почти все студенты были растеряны и напуганы, кроме слизеринцев. Змеиный факультет даже отмечал это событие, правда, известно это было лишь их декану. Гриффиндорцы же ходили мрачнее тучи, негромко о чём-то постоянно переговариваясь. Они получили доказательства словам братьев Блеков, и теперь со всей ясностью осознавали важность принятых решений и с нетерпением и каким-то непонятным страхом ожидали собрания факультетов.

И вот теперь, раньше всех придя на завтрак, они написали несколько записок и отправили их на столы другим факультетом. На всех трёх пергаментах было написано одно и то же: «Всем! Надо поговорить! Дождитесь ухода преподавателей».

Пришедшие хаффлпаффцы и райвенкловцы недоумённо передавали пергамент друг другу. Слизеринцы удивлённо посмотрели на записку, а затем обернулись в сторону соперников. Так как гриффиндорцы были все в сборе, и лишь на их столе не было видно, чтобы кто-то что-то передавал, слизеринцы быстро поняли, кто хочет собрать факультеты.

— Вы что, психи? О чём нам с вами говорить? — громко произнёс Нотт, демонстративно комкая пергамент.

— Не хотите, можете уйти, — ощетинился Рон, злобно смотря на слизеринца.

В это время в дверях появился Снейп. Обведя всех тяжёлым взглядом, он подошёл к своим старшекурсникам и, забрав у Нотта смятый пергамент, прочитал его, после чего сжёг и что-то сказал слизеринцам. Те гадко усмехнулись и закивали.

— Они нам всё испортят, — Симус пристально наблюдал за столом ненавистного факультета.

— Может, лучше без них, — кивнул Колин Криви, взглядом сверля профессора зельеварения. Пока за преподавательским столом сидел только он.

— Нет, действуем, как договорились, — не согласился Гарри, — Надо попробовать.

— Зря, — сквозь зубы процедил Рон, раздражённо смотря в свою тарелку.

Когда учителя ушли и Северус куда-то отправил Филча, покидая зал, гриффиндорцы, для верности подождав несколько минут, закрыли массивные двери и наложили на них запирающие и заглушающие чары. Также поступили с боковой дверью у стола преподавателей.

— И что вы хотели? — громко спросил Эрни Макмиллан, посмотрев на старшекурсников Гриффиндора.

— Поговорить, — ответил Драко, — Пожалуйста, встаньте из-за стола, так будет лучше.

Гриффиндорцы мгновенно поднялись, хаффлпаффцы и райвенкловцы непонимающе переглядывались, но подчинились, слизеринцы, что-то ворча и с явной неохотой, последовали примеру остальных.

— Прекрасно, — Гарри взмахнул палочкой, все 4 стола поднялись вверх и отлетели к двери, загородив её. Драко тем временем с помощью остальных семикурсников факультета наколдовал несколько десятков достаточно больших пушистых ковров.

— Сядьте, стоять вы устанете, — Дин сел на преподавательский стол, смотря на всех.

— О, пусть первые три курса будут ближе, вы же им не дадите ничего увидеть, — спохватилась Парвати, посмотрев на младшекурсников, не решающихся сесть.

Наконец рассевшись полукругом, все выжидательно посмотрели на десятерых гриффиндорцев, севших на стол преподавателей.

— Ну, — недовольно поторопила их Паркинсон, сидевшая в обнимку с Ноттом.

— Мы вас всех попросили остаться, чтобы обсудить события, происходящие за воротами нашей школы, — уверенно начал Гарри, хотя уверенности в себе он не чувствовал, — Магический мир сходит с ума: всё больше людей присоединяются к Лорду. И теперь волшебниками движет не приверженность его идеалам, а просто желание выжить, боязнь за своих близких и обычная трусость.

— И зачем вы говорите это? — перебил Забини, — Хотите спасти свои шкуры? Переманить всех на свою сторону?

— Мы не собираемся никого ни в чём убеждать. Просто послушайте, — смерил его взглядом Драко, — Наш отец тоже был Пожирателем. Он пошёл за Лордом, веря в его идеи, веря в превосходство чистокровных волшебников. Вы все можете пойти на службу к этому маньяку, если так жаждете. Но рано или поздно вам попадётся задание, которое вы не сможете выполнить, или которое сломает вас, сделает такими же бездушными тварями, как и остальные Пожиратели.

— Как вы смеете так говорить о них?! — зло прошипел Нотт, сжимая рукоять своей палочки.

— Да их отец просто трус! Он сбежал от Лорда, за что и поплатился, — выкрикнул кто-то из слизеринцев.

— Сбежал? — Драко встал и яростно посмотрел на своих бывших товарищей, — Лорд приказал ему пытать отца той, кого он любил. Что бы вы сделали, если бы вам приказали убить ваших родителей? Как бы поступили, если бы на кону была жизнь любимой? Смогли бы вы убить своих друзей? Предать тех, кто вам дорог? Наш отец отдал свою жизнь за жизнь магла! Он помог сбежать старику, за что его и убили.

В зале раздались перешёптывания, слизеринцы притихли, избегая взгляда блондина и остальных семикурсников Гриффиндора.

— Это же был только магл, да ещё и старик. Зачем ваш отец пошёл на это? — непонимающе спросила Панси.

— Только магл? — Гарри тоже встал, — А ты когда-нибудь общалась с маглами? Пыталась понять их?

Девушка гордо выпрямилась, показывая, что выше этого, остальные слизеринцы смотрели на них, как на сумасшедших. Зато со стороны остальных факультетов послышался одобрительный гул.

— Генри прав, — твёрдо произнёс Драко, — Вас воспитали так, что вы считаете маглов чуть ли не скотом, как и маглорождённых. Но вы сами хоть раз были среди них, вы убеждались на своём опыте в справедливости такого отношения к простым людям? Когда мы с братом остались одни, я тоже был глубоко убеждён, что маглы — не люди, что они просто отбросы нашего общества. Но именно маглы помогли нам с Генри встать на ноги, именно от них мы узнали о Хогвартсе.

— Это невозможно! Не может быть, — понеслось со всех сторон.

— Маглы многое видят, — перекрыл своим голосом восклицания Гарри, — Никакой отдел стирателей памяти вам не поможет. Часто именно маглы замечают то, что упускают из виду волшебники. Они такие же, как и все мы. Там есть и богатые, и бедные, добрые и жестокие, трусы и те, кто постоянно рискует своей жизнью ради спасения других.

— И они лучше волшебников, — поддержал Драко, — Они готовы помочь, если ты попал в беду, они не станут презирать тебя за твоё происхождение, они не способны на те подлости, на которые идут маги ради своей выгоды.

— Конечно, среди них тоже есть те, которые ради денег и власти зарежет во сне собственных близких. Но их очень мало, по сравнению с остальными, — исправил Гарри. Юношу удивило, что у брата сложилось такое не совсем верное представление о маглах. Хотя, чего удивляться? Просто им повезло, что они попали в городок, где жили хорошие люди, и что на пути не попали ни в какие неприятности.

— Они правы, а среди нас скоро каждый второй будет как последний магл, даже хуже, — поддержала Гермиона.

— Вы так кичитесь своей чистокровностью, а сами хотите стать слугами Лорда, его рабами, — посмотрел на слизеринцев Гарри, — Да любой маглорождённый будет в 100 раз свободнее вас! Из Ордена можно просто уйти, из Министерства — уволиться, а Лорд никого не отпускает: либо беспрекословное подчинение, либо смерть.

— А что вы предлагаете? — спросил какой-то четверокурсник из Слизерина.

— Объединиться, — сказала Джинни, сидевшая с семикурсниками, — Рон договорился с Кингсли о дополнительных занятиях. Сегодня после ужина состоится наш первый урок.

— И мы считаем, что на эти занятия должны ходить все, как и на обычные уроки ЗОТИ. Даже старшекурсники, которые отказались от этого предмета, — уверенно произнесла Гермиона.

— И надо остановить панику в обществе, — посмотрел на всех Дин.

— Но как? — раздалось сразу несколько голосов.

— В тот день, когда профессор Снейп нас оштрафовал, мы отправляли письма родным, — сказал Симус, — Мы предупредили их, чтобы они были начеку. Я думаю, что сейчас стоит поступить также: напишите всем, кому знаете. Пускай будут внимательны, пусть поставят дополнительную защиту, повторят защитные заклинания. Они не должны отчаиваться, не должны сдаваться, иначе Лорд победит. Стоит сейчас опустить руки, и второго шанса может уже не быть.

— Я тоже так думаю, — в наступившей тишине раздался заоблачный голос Полумны Лавгуд, — Мой папа собирается даже напечатать несколько статей на эту тему.

— Было бы здорово, — кивнул Гарри, — Поддержка прессы нам не помешает.

— Да это же «Придира», кто будет читать те бредни, что печатаются в этом журнале? — насмешливо произнёс кто-то из райвенкловцев.

— Будут читать, — неожиданно твёрдым голосом произнёс Невилл, — Когда Гарри никто не верил, его поддержала именно «Придира», и многие поверили журналу. А после того, как «Пророк» выкупил интервью Гарри, думаю, теперь намного больше волшебников воспримут всё всерьёз.

— Луна, нам очень нужно, чтобы статьи выходили регулярно, — посмотрела на девушку Гермиона.

— Я напишу отцу, — кивнула райвенкловка, — Думаю, что он не будет против. Только он сильно занят, и сам не сможет много времени тратить на написание статей, он же всё же редактор.

— Я могу писать, — вызвалась Джинни, — Я всегда хотела работать в издательстве.

— Я тоже! И я! — ещё пять человек подняли руки.

— Отлично, — улыбнулся Гарри, — Статьи приносите либо кому-то из нас, либо сразу Луне.

— И ещё, мы думаем, что надо забыть о разделении на факультеты, — неожиданно произнёс Драко. Абсолютно все удивлённо уставились на блондина, а тот спокойно продолжил, — А что мы выигрываем, когда постоянно соревнуемся? Это лишь разделяет нас, мы все становимся слабее. Кубок дома, квиддич — разве так важно, кто победит? Бесполезные железки, которые веками пылятся в зале славы.

Возмущённые выкрики понеслись со всех сторон. Больше всего негодовали команды по квиддичу.

— Тихо, — заклинанием усилив голос, призвал всех успокоиться Гарри. Когда голоса стихли, юноша вернул голосу нормальную громкость, — Дрейк абсолютно прав. Если для вас детские забавы важнее исхода войны — пожалуйста, но только если мы будем все вместе, у нас будет шанс на победу. Забудьте о вражде, забудьте об этих дурацких баллах. Мы не просим забыть о квиддиче, но давайте создадим межфакультетные команды. Будем играть каждые выходные.

— Класс! Здорово! — все были ошарашены подобной идеей, но большинство были не против (наверное, решающую роль сыграла возможность играть тем, кто хотел, но не входил в команду своего факультета. Да и, кроме того, выходные — это намного чаще, чем раз в два месяца, а квиддич любили все).

— Вам осталось только сесть за один стол, — скривился Нотт, смотря на это всеобщее безумие. Старшекурсники Гриффиндора удивлённо посмотрели на него. Слизеринцу от столь пристального внимания стало не по себе.

— А, знаете, это очень хорошая идея, — задумчиво произнесла Гермиона, — Мы можем составить столы вместе так, чтобы все влезли, или оставить их, как есть, просто сидеть по курсам. Например, за одним — все семикурсники, за вторым — 5 и 6 курсы, за третьим — 3 и 4 курсы, ну а за последнем — 1 и 2.

— Да, будет здорово, — согласился Драко, — Если наши слизеринцы согласятся на это.

— Я уже говорил, что заставлять мы не будем, — посмотрел на всех Гарри, — Мы лишь предлагаем сплотиться: поддерживать друг друга, помогать, вместе отдыхать и учиться.

— А что мы будем с этого иметь? — спросили Кребб с Гойлом.

— Свободу, — серьезно ответил Драко, — Мы вам не можем гарантировать победу, не можем обещать безопасность. Но даже если всех нас ждёт смерть, умрите достойно, гордо подняв голову, а не на коленях перед Лордом, умоляя о пощаде. Кем вы хотите быть: магами, у которых есть гордость и честь, которые сами строят свою судьбу, или изгоями, о которых после смерти никто и не вспомнит, на судьбу которых всем будет плевать, и жизнь которых будет зависеть от настроения Лорда? — посмотрел на притихших студентов блондин и положил руку на плечо брюнета, — Мы с братом уже сделали выбор. Мы не хотим умереть, но если ради жизни нам придётся пойти на службу к Лорду, то мы выберем смерть.

— А ради друг друга? — негромко спросил Блейз, — Ты пойдёшь к Лорду, если у него будет твой брат? Если он пообещает сохранить ему жизнь в обмен на твою службу?

— Да, пойду, — резко побледнел юноша, — Но не служить. Я попытаюсь спасти Генри, даже если у меня не будет никаких шансов. Я буду сражаться, я пойду на смерть, но не брошу брата, никогда.

— Ты только на словах такой храбрый, — упрямо произнёс Нотт, — Но пойми, жизнь другая! Поверь, даже если вы оба такие правильные, Лорд найдёт то, ради чего вы предадите свои идеалы. Это могут быть не только деньги, власть, или ваша жизнь, но и что-то другое. Пускай даже маглы, раз вы их так защищаете. Что вы будете делать, если Лорд предложит выбор? Например, можете убить ребёнка-магла, и Лорд отпустит вас, либо его и вас убьют Пожиратели. Каков ваш выбор?

— Мы не убьём ребёнка, — не раздумывая, ответили братья. Гарри, посмотрев прямо на Нотта, холодно добавил, — Более того, мы не собираемся убивать и Пожирателей. Чтобы победить, достаточно прикончить лишь Лорда. Без командира армия распадётся.

— Мы не собираемся сражаться с вашими родителями, — посмотрел на каждого из слизеринцев блондин, — Если падёт Лорд, то почти все Пожиратели тут же отрекутся от него. Так уже было. Неужели вы думаете, что Пожиратели так хотят служить сумасшедшему, унижаться перед ним? Но они не могут уйти и знают это. Если бы у всех приспешников Лорда хватило мужества уйти от него, то Лорд ничего не смог бы сделать, но ваши родители бояться, они уже не могут остановиться, они сломлены. Неужели никто из вас не замечал, что маска холодности и безразличия, которая всегда была у аристократов, уже не маска, а сама жизнь? Те, кто становятся Пожирателями, постепенно теряют способность чувствовать, они перестают быть людьми. Сначала на вас поставят клеймо — знак собственности Лорда. Первое задание — пытки или убийство. По ночам вы будете просыпаться в поту, перед глазами будут лица тех, кого вы мучили, и чью жизнь забрали лишь взмахом палочки. Сначала вы будете жить, как в тумане, но через какое-то время станете даже получать удовольствие от тех заданий, которые вам даёт Лорд, убийства станут смыслом вашей жизни. Вы больше не будете видеть сны, забудете, что такое дружба, потеряете способность любить и уже никогда не станете собою. Просто не сможете, даже если захотите.

— Ты так говоришь, как будто сам прошёл через это, — в шоке произнесла Паркинсон, не в силах скрыть страха от слов юноши.

— Я был близок к этому, — уклончиво ответил парень, не вдаваясь в подробности.

— Ну так что вы решили? Будете с нами или нет? — Гарри вопросительно посмотрел на всех студентов. Три факультета одобрительно зашумели, юноша перевёл взгляд на Слизеринцев, те, поколебавшись, согласно кивнули.

— Замечательно, — улыбнулся слизеринцам Драко, — Постарайтесь уважать не только друг друга, но и остальных, в независимости от происхождения, — после этих слов юноша повернулся к остальным факультетам, — Помните, что дети не отвечают за поступки родителей. Теперь мы все вместе, и вы не можете винить друг друга за смерти, происходящие вне школы.

Все серьёзно кивнули, показывая, что всё поняли.

— И ещё, — вспомнил Гарри, — Наше объединение учителя могут не понять, так что надо быть готовыми отстаивать его.

На этом собрание и закончилось. И всё бы ничего, но преподаватели заметили странное отсутствие студентов. Сначала этому не придали значения, но прошёл час, а в коридорах по-прежнему никого не было. Не обнаружив студентов в их гостиных, учителя начали поиски. Больше часа прочёсывали они замок сверху донизу. На беду, директор опять отсутствовал, и никто не знал, где его искать. Кингсли уже направился за мракоборцами, дежурившими в Хогсмиде и на территории замка, как вдруг остановился прямо на лестнице. Он отчётливо вспомнил, что ни один студент не вышел во время завтрака из Большого зала, пока он был там: только заходили те, кто просыпался позже. Послав Патронуса за остальными преподавателями, он стал быстро спускаться. Около Большого зала мракоборец появился одновременно с МакГонагалл и Снейпом.

— Вы думаете, дети там? — тяжело дыша, спросила Минерва.

— Почти уверен, — кивнул Кингсли, взмахнув палочкой. Однако дверь не открылась, — Да что там происходит?! — вскричал мракоборец, делая резкий выпад. Дверь распахнулась, словно от взрыва.

Профессора влетели в зал и замерли. Никаких драк и дуэлей не было, студенты всех четырёх факультетов, о чём-то переговариваясь, с помощью магии переставляли 4 стола.

— Что здесь происходит? — ядовито спросил Снейп. Мужчина сразу понял, что затея его ребят удалась. Невероятно, но его слизеринцы спокойно работали со всеми остальными, и на лицах не было неприязни, а лишь какая-то задумчивость и напряжение.

— Профессор, мы не будем учувствовать в борьбе за кубок квиддича, — решительно повернулся к декану Нотт.

— И с чем это связано? — приподнял бровь зельевар.

— Ни на каком факультете больше нет команд, — произнёс Рон, — Мы тоже не учувствуем.

— Да что происходит? — спросила появившаяся в дверях взволнованная профессор Стебль.

— Мы решили собирать межфакультетные команды и просим разрешение на использования поля, — выступил вперёд Эрни. Как староста школы, Макмиллан мог обращаться с подобными просьбами к профессорам.

— Что?! — удивлённо пискнул Флитвик. В дверях уже были все преподаватели, которые ничего не понимали. Дети вели себя странно: никогда ещё в Хогвартсе не происходило ничего подобного.

— И, профессор Бруствер, возможно, стоит для наших занятий использовать Большой зал, — посмотрела на мрачного мракоборца Гермиона, — Не думаю, что в вашем кабинете вместятся все четыре факультета?

— Вы все хотите прийти? — Кингсли не смог скрыть удивления, прозвучавшего в его голосе.

— Да, — кивнул Энтони Голдстейл, староста Райвенкло, — И хотели попросить, чтобы те, кто к вам не записывался, могли тоже присутствовать на обычных и дополнительных уроках.

— Почему вы решили, что им это надо? — строго посмотрела на него МакГонагалл.

— Мы хотим научиться защите, — пробасили Кребб и Гойл. Все учителя так на них посмотрели, что юноши впервые в жизни почувствовали смущение.

— Почему вы считаете, что они не справятся? — заступилась за однокурсников Панси, — Даже Долгопупс смог освоить ЗОТИ! А если у них не получиться, мы все поможем.

Студенты всех факультетов одобрительно зашумели, профессора были в шоке, даже Снейп не ожидал ничего подобного.

— Так, все оставайтесь здесь, — взяла себя в руки МакГонагалл, — Преподавателей прошу проследовать в учительскую, нам надо всё обсудить.

Время приближалось к обеду, так что студенты и не подумали возражать. Поставив столы квадратом, что было очень удобно, они хотели оставить их так, но потом кто-то вспомнил, что сидеть спиной к профессорам не очень красиво, поэтому пришлось поставить столы так, как они стояли всегда. Зато единогласно была принята идея Гермионы насчёт разделения по курсам. Семикурсники теперь занимали крайний правый стол, где всегда сидели слизеринцы, рядом с ними был стол 1 и 2 курсов, следующий — 3 и 4 курсы, а последний стол — 5 и 6 кусов. Они так решили, чтобы малыши не чувствовали себя обделёнными. Ведь не только разделение по факультетам отдаляло студентов, но и разделение по курсам. Обычно студенты общались лишь с однокурсниками и теми, кто младше или старше их на год, если, конечно, на каком-нибудь другом курсе не учились их брат или сестра.

Обед начался без профессоров. В Большом зале было непривычно тихо: непросто было сидеть за одним столом с теми, кто всегда был твоим соперником. Особенно сложно было слизеринцам: по их лицам можно было сказать, что им неуютно, но они выглядели решительно, но всё же слишком холодные были взгляды, слишком скованны их движения. Гриффиндорцам держаться было не легче, но это была их идея, так что они тоже упорно молчали, делая вид, что всё хорошо.

Вернулись профессора. Они сразу почувствовали, насколько напряжённая атмосфера в зале, но пока не стали вмешиваться, даже замечания не сделали по поводу столь необычной рассадки. Ближе к концу обеда МакГонагалл встала, все взоры обратились к ней.

— Будьте добры выслушать наше решение, — начала женщина, обведя всех взглядом, — Как заместитель директора и с согласия моих коллег я вправе принять ваши требования. В школьных правилах говориться, что факультет не может иметь больше одной команды по квиддичу, но там не запрещается создавать межфакультетные команды или распускать команды. Что касается ЗОТИ, то профессор Бруствер согласился вести дополнительные на всех факультетах по субботам и воскресениям после ужина в Большом зале. Кроме того старшекурсники, не записанные на курс ЗОТИ, могут его посещать. Чтобы узаконить данное решение, прошу после обеда старост школы подойти в учительскую.

Поначалу в зале было всё также тихо, а потом поднялся невообразимый шум. Это была победа: их первая общая победа. И пусть учителя не верили, что их объединение надолго, сами студенты теперь были готовы отстаивать своё право быть вместе. Ради той надежды, что дали им старшекурсники Гриффиндора, ради близких и даже просто из-за собственного упрямства, но они сделают всё, чтобы их союз не распался.

Глава 24. Научиться летать

Прошло три дня. К удивлению всех преподавателей, в школе за это время не произошло ни одного конфликта, в Большом зале студенты садились по-прежнему курсами, и даже изредка начали возникать за столами негромкие разговоры. Директор, вернувшийся ещё в воскресение утром, не мог ничего понять. На все вопросы старосты отвечали, что они так решили, учителя же лишь разводили руками, показывая, что не в курсе, что произошло со студентами. Дамблдор даже проверил, не применялись ли к детям какие-нибудь чары, но результат был отрицательным. Но если это не чары, то что же могло слизеринцев заставить изменить своим принципам? Что могло заставить факультеты забыть о соперничестве? Каким образом студенты, с таким удовольствием всегда болеющие за свои команды, могли поддержать идею о роспуске команд? Уже несколько дней директор пытался найти ответы на эти вопросы, но пока безрезультатно. Почему-то всё чаще возникало ощущение, что он что-то упускает, но вот что?

Уже был отбой, студенты сидели в своих гостиных и делали задания к завтрашним урокам. Семикурсники Гриффиндора как всегда в последний момент вспомнили про трансфигурацию и теперь пробовали наколдовать друг другу и всем, кто был рядом, нормальные крылья. Младшекурсники так и вертелись вокруг них, желая взмыть к потолку на собственных крыльях. Правда, ни у кого, кроме Гермионы, наградить их достаточно большими крыльями не получалось, зато было очень весело. Гермиона после удавшейся попытки отложила палочку и занялась написанием эссе, больше не реагируя на просьбы малышей, крутящихся вокруг.

Гарри и Драко, наблюдавшие за всем с дивана, с интересом смотрели на второкурсника, который то и дело взлетал на несколько метров под восхищённые взгляды товарищей. Крылья мальчика почти не слушались, но он упорно пытался махать ими. Смотря на него, Гарри вдруг пришла в голову безумная идея:

— А если нам тоже?

— Тоже что? — не понял блондин, но, проследив за взглядом брата, только скептически посмотрел на него, — Летать? Таким способом? Да это то же самое, что учиться заново ходить!

— Но ведь возможно, — повернулся к нему Гарри, глаза горели предвкушением, — Ты только представь, каково это — летать без метлы, быть свободным, как птица.

— Интересно, — задумчиво произнёс Драко, закрывая глаза и представляя, как парит в вышине, наслаждаясь полётом и ни о чём не думая.

— Алло, ты ещё здесь? — Гарри насмешливо помахал рукой перед лицом брата, тот открыл глаза и улыбнулся:

— У тебя превосходная идея! Когда начнём?

— Да хоть сейчас, — брюнет встал и, взяв за руку брата, резко поднял и его.

Никем не замеченные, юноши проскользнули в свою спальню. Гарри взял мантию-невидимку и кинул её брату, а сам достал мётлы.

— Ты что задумал? — в шоке посмотрел на него блондин.

— Я знаю одно место, где нас не найдут, и мы сможем нормально учиться, — ничего больше не объясняя, юноша наложил на мётлы чары невидимости, и кивнул на мантию.

Драко накинул на них обоих мантию-невидимку. Братья осторожно спустились вниз и по стенке добрались до выхода из гостиной. Чуть приоткрыв проход, они выскользнули в коридор.

— Мы куда? — еле слышно прошептал блондин на ухо брату.

— В башню астрономии, точнее, на её крышу. На такой высоте мракоборцы нас не заметят, и мы без проблем доберёмся до места.

— Гарри, а ты помнишь, что территория охраняется не только людьми, но и чарами? Не думаю, что щит нас пропустит.

— Во-первых, со стороны Запретного леса щита нет. Он только сверху до вершин деревьев, а по земле вполне можно покинуть территорию незамеченным. Второй путь из замка — через «Сладкое королевство» или Визжащую хижину. Но я не собираюсь вести тебя за территорию, у меня идея лучше.

— Может, объяснишь?

— Увидишь, — ухмыльнулся Гарри.

Как только юноши оказались на крыше, они скинули мантию. Брюнет снял чары с мётел и одну из них кинул брату.

— О, так будет удобнее, — Гарри из кармана достал чёрную повязку и передал её Драко, а сам на надел белую.

— А ты не перепутал? — усмехнулся блондин, надевая на голову свою. Они купили их в обычном магловском магазине. С ними гораздо удобнее было летать на метле: во-первых, волосы в глаза не лезли, а во-вторых, ветер не так сильно дул в уши.

— Поверь, тебе так больше идёт, — лукаво улыбнулся Гарри, — Белая будет на тебе плохо видна.

Сев на метлу, юноша оттолкнулся и взмыл в небо, Драко последовал за ним. Казалось, он не летал вечность. Наслаждаясь прохладным ветром, дувшим в лицо, он неотрывно следовал за братом, летя чуть позади, чтобы не пропустить момента, когда тот будет снижаться. Учитывая, что мракоборцы последнее время усилили бдительность, он не сомневался, что брат пойдёт на снижение с максимально возможной скоростью.

Блондин не ошибся: через пятнадцать минут полёта Гарри ушёл в отвесное пике. Драко спикировал следом, уже у самой земли выровняв метлу и остановившись. Местность показалась смутно знакомой. Они были у озера, замок был на другой стороне, на вершине скалы. Память услужливо добавила к вечернему пейзажу с десяток маленьких лодочек, плывущих к замку.

— Мы были здесь в начале первого курса! — воскликнул блондин, — Да ни один дурак не подумает охранять это место!

— Пять баллов Слизерину, — улыбнулся Гарри, — Щит, наверно, отсюда в нескольких сотнях метров, ближе к станции Хогсмид. Да и местность защищённая. Даже если нам вздумается летать над озером, нас не должны заметить. Да и, в случае чего, нас вполне могут принять за каких-нибудь существ, даже за гиппогрифов — замок слишком далеко, чтобы разглядеть, кто именно летает, а уж на людей явно никто не подумает.

На всякий случай применив заклинание обнаружения, они убедились, что вокруг нет других людей, после чего занялись заклинанием неполного превращения. Им понадобилось больше часа, чтобы наколдовать друг другу подходящие крылья, но вот заставить их хоть как-то слушаться юноши не могли, несмотря на старания.

Наконец, прекратив попытки, Драко привалился к стволу ближайшего дерева и задумался, вспоминая всё, что он знает о птицах.

— Фините Инкататем, — блондин избавил брата от крыльев, тот удивлённо обернулся к нему, а Драко задумчиво оглядел его с ног до головы, — Сними мантию и рубашку.

— Что? — не понял Гарри, удивлённо смотря на брата, — Зачем?

— Давай, давай, хочу посмотреть. Ещё не так холодно, чтобы замёрзнуть.

Брюнет чуть нахмурился, но подчинился, оставшись в одних джинсах. Несколько секунд Драко изучающе смотрел на него, а затем взмахнул палочкой:

— Винэллин.

Из спины юноши мгновенно появились огромные чёрные крылья, кончики которых в сложенном состоянии доставали до щиколоток. Оттолкнувшись от дерева, блондин встал и подошёл к брату:

— Тебе только нимба не хватает — и вылитый ангел ночи, — обходя его, хмыкнул блондин, затем осторожно провёл ладонями по крыльям, — Чувствуешь? — Гарри кивнул:

— Вроде, но непривычно.

— Отлично, ляг на живот, — брат лёг на свою сложенную одежду, — Расслабься, попытайся забыть, что у тебя есть руки и ноги, и попытайся почувствовать именно свои крылья.

Драко видел, что брат старается, но он был всё ещё слишком напряжён. Покачав головой, блондин опустился рядом с ним на колени и стал легонько массировать плечи, постепенно спускаясь до основания крыльев. Гарри чувствовал, как блондин нежно проводит по крыльям. Когда он полностью доверился действиям брата, тот не спеша расправил его крылья. Вот Гарри почувствовал мышцы, отвечающие за их работу. Драко несколько раз аккуратно сложил и опять расправил красивые чёрные крылья.

— Ну что? Ты их чувствуешь?

— Да, кажется, я понял, что надо делать, — с помощью брата Гарри опять поднялся и постарался сосредоточиться на своих крыльях, почувствовать, что они — его часть. Ему безумно захотелось взмыть в небо, почувствовать кожей прохладный ночной ветер. Внезапно крылья раскрылись, их размах был почти три метра.

— Я же сказал, что ты — ангел, — в восхищении смотрел на него Драко, — Попробуй взлететь.

Гарри открыл глаза и посмотрел на него, улыбнувшись. Взмахнув огромными крыльями, он резко оторвался от земли. Чувство было упоительным, невероятное ощущение силы и свободы вскружило голову. Поднявшись над деревьями, он сделал довольно большой круг и хотел взлететь выше, но почувствовал, что крылья уже плохо слушаются. Медленно спустившись к озеру, юноша упал на колени, тяжело дыша. В спине чувствовалась такая усталость, что он не сомневался, что завтра спина будет болеть. Он слишком перенапряг мышцы, не рассчитав своих сил, а это всё-таки был первый полёт.

— Ты как? — взволнованно присел перед ним Драко, и за подбородок поднял его голову, вглядываясь в лицо. Рукой смахнув капельки пота со лба брата, он достал палочку и убрал с его спины крылья, придерживая Гарри второй рукой, чтобы брат не упал.

— Спасибо, — чуть отдышавшись, произнёс парень, ложась на землю и переворачиваясь на спину, — Сам пробовать будешь?

— Лучше завтра. Ты не доберёшься в замок без меня, а если я буду в таком же состоянии после полёта, то, боюсь, нам придётся остаться здесь.

— Надо тренироваться. Надо начать с зарядки, чтобы укрепить мышцы спины, — смотря на яркие звёзды, произнёс Гарри, — Но мы сможем летать. Это так здорово! Ты просто не представляешь!

— Мы обязательно будем летать. Давай я помогу тебе одеться: похоже, полёт отнял у тебя слишком много сил.

Назад к замку юноши летели не спеша и на одной метле. Драко побоялся отдавать брату его метлу и спрятал её в кустах, предложив лететь вместе. Им повезло: пока братья шли к гостиной, никто не попался им на пути. Поднявшись в спальню, где их однокурсники видели уже седьмой сон, Гарри прямо в одежде рухнул на свою кровать и мгновенно уснул.

Драко несколько минут смотрел на брата, после чего неплотно задёрнул полог его кровати, взял мантию-невидимку и отправился вниз.

* * *

Северус уже давно спал, когда сквозь сон услышал какой-то стук. Зельевар не сразу понял, кажется ему это или нет. Но вот стук повторился уже настойчивей, и мужчине ничего не оставалось, как подняться и посмотреть, кто рискнул к нему сунуться в такое время.

— Драко? — сон как рукой сняло, — Ты один? Где Гарри?

— Уже спит, — блондин протиснулся в комнату и кивком попросил крёстного закрыть дверь.

— Ты хотел о чём-то поговорить? — Снейп закрыл дверь и жестом предложил сесть.

— Я только хотел попросить восстанавливающее зелье и что-нибудь от боли в мышцах, — Драко не сдвинулся с места, открыто смотря на мужчину.

— Можно узнать, для чего тебе это?

— Для кого, — исправил юноша, — Мы с Гарри тренировались, ну и он немного перестарался. Боюсь, завтра у него будут болеть все мышцы, если он вообще встать сможет.

Больше ничего не спросив, мастер зелий развернулся и быстро пошёл в свою личную лабораторию. Вернулся он с небольшой стеклянной баночкой, в которой была белая мазь, и с коробкой, в которой было несколько десятков пузырьков с восстанавливающим зельем.

— Этого вам должно хватить, — Северус отдал удивлённому юноше всё, что принёс, — Мазь снимает усталость и ускоряет регенерацию тканей. Наносите её тонким слоем массирующими движениями, и она устранит боль в мышцах. Если поранитесь или заработаете синяки — она и от этого хорошо помогает. Даже в случаях вывихов и растяжений, если её применить, она поможет снять отёк, и несколько часов будет действовать как обезболивающее. Правда, вы и так неплохо знаете лечебные заклинания, так что, надеюсь, Больничное крыло в этом году обойдётся без вас.

— И ты даже не спросишь, что именно мы делали? — подозрительно спросил Драко.

— Я надеюсь, что вы мне сами это расскажите. Единственное: чем бы вы не занимались, будьте осторожны и не попадитесь никому на глаза.

— Спасибо, крёстный, — улыбнулся юноша, в его голосе явно слышались облегчение и благодарность, — Мы обязательно расскажем, даже покажем, если у нас всё получится.

— Если зелья закончатся, не молчите. Я дам ещё, — провожая крестника, строго сказал Северус.

— Обязательно, — чуть смутился Драко, — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — мужчина не выдержал и крепко обнял его на прощание, после чего закрыл дверь и отправился в спальню. Он не знал, что задумали юноши, но он был рад, что крестник без колебаний пришёл к нему за помощью. Он хотел сначала пораспрашивать Драко, но безграничное доверие подростка наполнило сердце такой радостью, что он решил оставить всё как есть и подождать, когда его мальчики сами расскажут, чем занимаются. Он даже пообещал себе, что не воспользуется Картой мародёров, если только в этом не будет острой необходимости. Он учился любить, учился доверять и незаметно для себя всё чаще думал о юношах, как о своих сыновьях, они стали смыслом его жизни, он уже не видел жизни без них.

* * *

Гарри застонал от тянущей боли в спине, кто-то раздевал его.

— Выпей, — Драко чуть приподнял брата и поднёс к его губам бокал с водой, куда влил восстанавливающее зелье. Не открывая глаз, Гарри выпил то, что дал ему брат, он узнал запах зелья.

— Спасибо, — еле слышно прошептал юноша, откидываясь на подушку.

— Спи, я только смажу тебе спину, завтра будешь как новенький.

Находясь между сном и явью, Гарри чувствовал, как его аккуратно перевернули, как Драко делает лёгкий массаж, втирая ему в спину пахнущую пихтой и мятой мазь. Приятное жжение и тепло разлилось по спине, юноша почувствовал, что боль и напряжение уходят. Сон окончательно завладел сознанием, и парень уснул, ощущая невероятную благодарность к брату и даже во сне чувствуя его присутствие и заботу.

* * *

Проснулись братья только к обеду. Ни о какой зарядке они и не вспомнили, но желание снова попробовать свои силы буквально переполняло обоих. Они еле удержались, чтобы прямо на уроке не попробовать снова. Их крылья были лучше, чем у всех остальных, даже Гермиона не добилась такого результата. МакГонагалл каждому дала по 30 баллов, поставив их всем остальным студентам в пример.

— Как у вас получилось? Я не видела, чтобы вы вчера тренировались, — догнала их после урока подруга.

— Мы не хотели пробовать перед всеми, — честно сказал Гарри, — вот и ушли в спальню, пока там никого не было.

— Мне надо было лучше стараться, — немного расстроено произнесла девушка, а потом улыбнулась, — А вы молодцы! Вы не представляете, как вам идут ваши крылья!

— Гермиона, не прибедняйся, — усмехнулся брюнет, — Ты дала Парвати прекрасные крылья. Может просто это и есть именно её, вот других у тебя и не получалось.

— Возможно, — согласилась девушка и, сказав, что ей нужно в библиотеку, умчалась проверять эту теорию.

После ужина братья отправились на дополнительные, где вместе с Северусом готовили лечебные зелья для мадам Помфри. Вернувшись в гостиную и дождавшись, пока декан уйдёт, они вновь отправились к озеру, прихватив с собой мазь и два бутылька с восстанавливающим зельем.

Сегодня первым решил попробовать Драко. Быстро скинув с себя всё, кроме джинсов и даже разувшись, юноша сначала долго стоял, просто вдыхая свежий воздух и босыми ногами чувствуя холодную землю, пытаясь слиться с природой. Наконец, он открыл глаза и посмотрел на брата, кивнув. Гарри взмахнул палочкой, и через мгновение у Драко появились огромные белые красивые крылья. Медленно и глубоко дыша, блондин постарался всем своим существом почувствовать их. И у него получилось! Раскрыв крылья, блондин взмахнул ими и полетел ввысь. Лучи заходящего солнца ослепили подростка, но он просто закрыл глаза и полностью отдался пьянящему чувству свободы и силы. И как он раньше мог считать, что для полёта самое лучшее — это метла? Да он бы отдал все мётлы мира за несколько минут полёта на крыльях. Воздушная яма стала полной неожиданностью, юноша открыл глаза и на секунду почувствовал страх, подумав, что падает, но полёт выровнялся. Он был уже очень высоко: брат казался отсюда не больше муравья. Скованность мышц подсказала, что долго он летать не сможет и уже надо снижаться. Драко почти полностью сложил крылья, пикируя в воду, но за несколько метров до глади озера опять распахнул их. Его подбросило чуть вверх, пальцы ног коснулись прохладной воды. Он чувствовал усталость, но так приятно было летать!

С этого дня юноши каждый вечер с нетерпением ждали отбоя. Как только МакГонагалл, всё ещё строго следящая за тем, чтобы её студенты приходили в свою гостиную ровно полдевятого, уходила, юноши поднимались в спальню, брали мантию-невидимку и отправлялись на свои тренировки. Их мётлы были теперь всегда на крыше самой высокой в Хогвартсе башни.

Каждый вечер братья буквально валились с ног от усталости, но благодаря мази и зельям, утром они выглядели выспавшимися и бодрыми. Северус уже терялся в догадках, но упорно не смотрел в карту. Он догадался по их блеску в глазах, что занимаются братья после отбоя. Они по-прежнему приходили к нему после ужина, говорили обо всём, кроме своего тайного занятия. Несколько дней назад попросили ещё зелий и мази, но никакого намёка, никакой случайной фразы. Как будто это было что-то личное, только их. Единственное, что не могли скрыть юноши — это себя: оба окрепли, весь их вид стал более мужественным и боевым, а когда они смотрели друг на друга, то на их лицах появлялись одинаковые мечтательные улыбки. Северус был уверен, что это напрямую связано с их тайной, но вот с какой?

Факультеты притёрлись друг к другу, и теперь в Большом зале не было напряжения. Уже сформировалось несколько команд по квиддичу, в которых были представители всех факультетов. Тренировок ни у кого не было: команды просто в выходные приходили на поле и почти весь день играли друг с другом. Иногда посмотреть квиддич приходил кто-то из профессоров, пару раз был даже директор, и постоянно больше половины стадиона было занято зрителями. Такая система устраивала всех. А вечером, довольные и уставшие болельщики и игроки шли на дополнительные по ЗОТИ.

Школа зажила новой жизнью, и эта жизнь ей нравилась. А в магическом мире всё чаще случались нападения. Болгария не могла проигнорировать убийство своих граждан на суде над Сивым, и тоже выступила против Лорда. Правда, нашлось немало тех, кто переметнулся к врагу и вступил в ряды Пожирателей. Однако, благодаря публичным выступлениям Виктора Крама и остальных членов сборной, многие поддержали своё Министерство, либо просто решили не ввязываться. Единственная проблема была в том, что болгары считали виновным не только Лорда, но и англичан, из-за которых Сивый оказался в их стране. С большим трудом Скримджеру удалось убедить болгарского министра, что он не имел никакого злого умысла, отправляя Сивого к ним. Лишь уважение болгара к тому, что Скримджер — бывший глава аврората, что старый мракоборец когда-то помог их стране, позволило избежать войны между двумя странами. Однако каждое из Министерств действовало само по себе, в отношениях была явная холодность.

Руфус не винил в этом Дамблдора. В конце концов, министром был он, и именно он принимал решение об отправке Сивого в болгарскую тюрьму. Но больше мракоборец не собирался слушать советов директора. Он не сомневался в его мудрости, но вот больше рисковать он не хотел. Это было чудом, что Болгария встала на их сторону, но, с другой стороны, армия Лорда всё больше росла, и почти каждый день страдали граждане обеих стран.

«Пророк» превратился в военную газету: все статьи были посвящены нападениям, новым убийствам, удачам и проигрышам обоих Министерств, мнениям различных специалистам. Также в газете были мнения и советы читателей, и статьи в поддержку граждан, выступающих против Лорда.

На второй план к всеобщему удивлению вышла «Придира». Тираж журнала был уже сравним с «Пророком», количество подписчиков увеличилось в сотни раз! Журнал по-прежнему в основном был посвящён различным правительственным заговорам, несуществующим животным и бредовым советам по выращиванию неизвестных науке растений. Но в каждом выпуске обязательно было несколько статей, посвящённых войне. Кто их писал? — было неизвестно, но они выражали мнения, которые разделяли большинство волшебников; они давали советы, которым следовали; они рассказывали то, о чём все старались молчать; они были настолько эмоциональными и искренними, что редакция журнала была буквально завалена письмами в поддержку авторов. Никто не знал их настоящих имён, но они были известны почти в каждом доме: Бестия, Гадюка, Солнышко, Незабудка, Сова и Ветер — так подписывались шесть авторов, полюбившихся читателям журнала.

Многие пытались выяснить хоть какие-то подробности о них, строили предположения, но они и близко не соответствовали действительности. Никому и в голову не могло прийти, что авторами статей могут быть обычные школьники. А в Хогвартсе каждую статью, напечатанную в журнале, зачитывали семикурсники вслух, и все студенты реагировали на это громом аплодисментов. Преподаватели и директор, не раз присутствующие при этом, даже не догадывались, что авторы, которым были предназначены аплодисменты, сидят в этом же зале. Джинни, слизеринка-пятикурсница, две студентки-третьекурсницы из Хаффлпаффа, старшекурсница Сандра Фосетт и четверокурсник из Райвенкло. Они даже создали кружок «Чистая правда» в Выручай-комнате, где собирались почти каждый вечер и читали различные газеты, присланные им письма и отрывки писем, которые получали другие студенты и приносили им. Общими усилиями они отделяли факты от вымыслов, в чём очень помогали им письма из дома, где родители их товарищей писали о том, свидетелями чего они были сами. Здесь было даже плюсом, что многие родители слизеринцев были на службе у Лорда: вся школа теперь объективно смотрела на вещи и была в курсе почти всех событий, о которых и говорили в своих статьях авторы, на основании которых делали выводы читающие «Придиру» маги.

Глава 25. Тайна братьев Блеков

Два месяца Северус честно держался и не лез в дела братьев. Но даже его терпению пришёл конец. В самом начале декабря, когда уже снег покрыл тонким слоем землю, зельевар стал свидетелем того, как братья, даже не накинув тёплых мантий, спокойно гуляли около озера, о чём-то беседуя. Решив проверить свою догадку, он на ближайшем дополнительном уроке с помощью чар понизил до нуля температуру в кабинете, при этом сам оделся тепло, а юношей предупреждать не стал. Однако подростки холода даже не заметили, спокойно занимаясь своими зельями. И лишь к концу занятия, когда сам зельевар уже окончательно замёрз и проклинал свою дурацкую идею, Драко удивлённо посмотрел на него:

— Крёстный, ты весь синий, — с беспокойством произнёс юноша, — Да и вообще здесь как-то прохладно. Может, стоит применить согревающие чары или зажечь камин, будет гораздо уютнее.

— Скажите честно, вы закаляетесь? — чуть ли не стуча зубами, спросил мужчина.

— Нет, — честно ответил Гарри, удивлённо переглянувшись с братом.

Именно в этот вечер мастер зелий нарушил обещание, которое дал себе. Как только юноши ушли, Северус отправился в свои покои. Сев у камина и наслаждаясь теплом, он достал Карту мародёров и нашёл две нужные точки на карте. Он видел, как юноши покидают свою гостиную и идут к башне астрономии. Мужчина видел, как точки выходят на крышу, после чего быстро двигаются за край карты. Северус удивлённо отложил карту. По логике, с башни можно было только улететь, но куда? За территорию таким способом не уйти, но если юноши просто летали на мётлах, то почему скрывали это? Жаль, карта охватывала только замок и двор, а не всю территорию, закреплённую за школой. Хотя, можно сказать, что всю: не было лишь части Запретного леса и дальнего берега озера, который студенты видят лишь когда впервые приезжают в школу… Стоп. Северус резко выпрямился. Тот берег никто не охраняет, и именно в ту сторону направлялись юноши. Но что они там забыли? Конечно, если они просто хотят полетать, то там самое безопасное место и совершенно никакого риска быть схваченным: мракоборцы просто не подумают, что в той стороне может кто-то быть. Но опять встаёт вопрос: зачем ребята скрывали это от него, когда всё предусмотрели? Боялись, что он им запретит? Вряд ли. Но что тогда?

Поломав голову, мужчина решил пока только понаблюдать. Почти две недели каждый вечер он видел, как после отбоя юноши покидают гостиную и улетают в одну и ту же сторону, притом возвращаются они уже глубокой ночью. Несколько раз Северус порывался прямо поговорить с юношами, но всякий раз его останавливало чувство вины перед ними. Его слежку братья вполне могут принять за его недоверие к ним, чего мужчина больше всего и боялся. И всё-таки он не выдержал: он не сказал им о том, что знает о них, а просто сам взял метлу и раньше ребят прилетел на тот берег, спрятавшись в тени деревьев.

Вот на берег приземлились двое юношей в обычных школьных мантиях. На их головах были повязки, вокруг шеи — шарфы, но больше никакой одежды, привычной для середины декабря, на них не было. Спрыгнув с «Нимбусов», они взмахнули палочками, освобождая от снега небольшой участок земли, куда и положили свои мётлы. А дальше произошло то, от чего зельевар потерял дар речи, а его челюсть просто поплыла к земле: не говоря ни слова, оба юноши сняли мантии, положив их на мётлы, после чего также поступили и с рубашками, полностью оголив верхнюю часть тела и оставив лишь шарфы; после этого улыбнулись друг другу какой-то безумно счастливой улыбкой и, взмахнув палочками, невербально наколдовали друг другу крылья. Какое-то время они просто, улыбаясь, смотрели друг на друга, после чего взмахнули крыльями и взмыли ввысь.

Северус в шоке и восхищении смотрел, как двое красивых юношей парят в воздухе, как пикируют вниз и вновь набирают высоту. Оба они напомнили мужчине об ангелах: не хватало лишь нимбов и белоснежных одежд. Хотя Гарри, наверное, должен быть в чёрном одеянии, учитывая цвет крыльев и весь его вид: юноша с абсолютно чёрными волосами и всё ещё чуть загорелой кожей. У Драко же загар почти прошёл, и кожа опять была по-малфоевски бледной, как и цвет волос постепенно возвращался к платиновому, чего надо бы постараться не допустить — слишком уж редкий цвет. У блондина были почти белые крылья, и он ярким пятном выделялся на фоне ночного неба, тогда как Гарри был почти незаметен, и лишь белая на его волосах полоска позволяла зельевару не потерять его из виду, когда юноша поднимался слишком высоко.

Как же всё это было красиво! Это было настоящее волшебство! Северус никогда не думал, что такое возможно! Что крылья, призывать которые учился каждый второй волшебник, можно использовать подобным образом! Что действительно можно с их помощью летать…

Мужчина как завороженный следил за их полётом, никакая сила воли не могла заставить его сейчас отвести взгляд от двух подростков, парящих в воздухе. Он так засмотрелся, что даже не обратил внимания, как вышел на открытую местность, чтобы лучше видеть. Зато фигуру, закутанную в чёрную мантию, отлично увидели ребята. Первой мыслью было, что это кто-то из мракоборцев. Уже достав палочку и собираясь обездвижить противника, Драко в последнее мгновение узнал зельевара. Резко взмыв вверх и развернувшись к брату, он показал тому знак подлететь ближе. Гарри в мгновение ока оказался рядом:

— Ты его узнал? Кто это?

— Северус, — негромко ответил блондин. Гарри удивлённо посмотрел сначала на него, а потом вниз. На белом снегу отчётливо была видна фигура мужчины, смотрящего на них, но капюшон не позволял разглядеть его лица.

— Ты уверен?

— Я чувствую это, — кивнул Драко.

— Тогда нам к нему, — улыбнулся брюнет, и оба резко направились вниз.

Северус был так захвачен их полётом, что даже не успел среагировать, когда они резко спикировали и приземлились перед ним. Он только инстинктивно отшатнулся от неожиданности, из-за чего капюшон слетел с его головы, и мужчина чуть не упал, споткнувшись о какую-то корягу, скрытую снегом. Зато улыбки юношей стали более искренними и тёплыми, когда они увидели потрясённое лицо зельевара.

— Мы так рады тебя видеть! — выдохнул Драко, сложив крылья и подбегая к мужчине.

— Северус, мы так хотели тебе всё рассказать, — виновато произнёс Гарри, чуть нерешительно подойдя и, не находя в себе наглости обнять мужчину, просто опустил голову ему на плечо, но Северус его прекрасно понял. Мужчина, одной рукой обнимая крестника, второй притянул к себе Гарри и тоже крепко обнял.

— Я вами горжусь, обоими, — негромко прошептал Северус, коснувшись губами макушки сначала одного, а затем другого, после чего разжал объятия и осторожно приподнял их головы за подбородки, желая увидеть их глаза, — Я люблю вас. О, Мерлин, как же сильно я вас люблю!

* * *

До каникул осталось чуть больше недели. Гарри и Драко изучали приготовленные домовиками блюда, когда их отвлекла сидевшая напротив Панси:

— Блеки, я думаю, что вы должны знать, — чуть неуверенно посмотрела на них девушка, — Мне недавно пришло от отца письмо: Лорд интересуется вами.

— Ага, нам тоже родители писали, — оторвался от еды Гойл.

— Спрашивали, откуда вы и как выглядите, — поддакнул Кребб.

— И вы ответили? — напрягся Драко.

— Ну да, — кивнули оба слизеринца, но, увидев лица однокурсников, непонимающе посмотрели на братьев, — А чё, не надо было?

— Винс, Грег, когда в последний раз Лорд давал приказ о чём-то узнать просто так? — вместо ответа мрачно спросил Нотт. Оба увальня непонимающе посмотрели друг на друга, а потом на своего старосту: до них явно не доходило, что они сделали.

— Ладно, проехали, — раздражённая их тупостью и наивностью, Паркинсон грозно посмотрела на них, — И если вас ещё хоть раз попросят рассказать о ком-то, только попробуйте это сделать! А письмо сразу же принесите мне или Теодору. Вам ясно?

Кребб и Гойл дружно закивали, не рискуя спорить с явно недовольной ими девушкой.

— А вы двое будьте осторожны. Не знаю, что от вас потребовалось нашему Лорду, но явно ничего хорошего, — полушёпотом произнесла Панси.

— Ага, в лучшем случае он предложит вам метку, — включился в разговор всё слышавший Забини.

— А в худшем? — спросил сидевший неподалёку Рон.

— Думаю, этого лучше не знать, мало ли что придёт в голову маньяку, — поёжилась Гермиона, с беспокойством смотря на братьев.

Как только обед закончился, братья почти бегом направились в подземелья. Северус должен был знать об их разговоре со слизеринцами. Странно, но зельевар ушёл ещё в середине обеда, что-то сказав директору. Сейчас, спускаясь к кабинету зелий, где у третьего курса должен был быть урок, они только надеялись, что уход мастера зелий не был связан с Лордом. Но ни в классе, ни в личных покоях Снейпа не было. Вернувшись к кабинету, братья услышали радостный гомон третикурсников, а в их сторону шёл пятикурсник из Слизерина со значком старосты на мантии.

— Что случилось? Ты не знаешь, где Снейп? — остановил старосту Драко.

— А вам он зачем? — недовольно проворчал пятикурсник.

— Хотели сдать эссе, которое он задал нам на дополнительных, — нашёлся Гарри.

— Профессор занят, сейчас его нет в Хогвартсе, — ответил староста, — Возможно, вернётся вечером. Простите, но я и так опаздываю на травологию, — и, обойдя двух старшекурсников, слизеринец быстрым шагом направился к выходу из подземелий.

Немного подумав, братья решили дождаться Северуса в его апартаментах: пароль они знали, с утра ЗОТИ уже отсидели, а больше на сегодня у них ничего не было: Флитвик ещё на той неделе освободил их от дополнительных по чарам, сказав, что они уже прошли всё, что он хотел им дать, а остальное они могут выучить и сами, если захотят.

Вернулся зельевар незадолго до ужина. Войдя в свои покои, он удивлённо посмотрел на двух юношей, устроившихся на диване, которых сам собирался найти.

— И что Лорд хочет от нас? — спокойно спросил Гарри, смотря на мужчину.

— Откуда вы знаете? — в шоке уставился на них мастер зелий.

— Слизеринцы говорили, что он нами интересовался, а эти идиоты, Кребб с Гойлом, написали всё, что знают о нас, — раздражённо сказал Драко, а потом искренне и тепло улыбнулся крёстному, — А у тебя встревоженный вид, вот мы и подумали.

— Подумали они, — передразнил Северус, — Меня Лорд почти час допрашивал: кто вы такие? Как учитесь? На какой факультет попали? Замечал ли я какие-нибудь странности?

— Ну и как? Замечал? — с интересом спросил блондин.

— Драко, будь серьёзнее, — осуждающе посмотрел на него мужчина, — Хогвартс защищён, но всё равно будьте бдительны: если Лорд прикажет, его слуги сделают всё, чтобы найти и привести вас к нему. Да и на счёт искренности слизеринцев я не очень уверен: слишком часто они в гостиной стали устраивать собрания.

— А мы и не хотели их перевоспитывать — это всё равно невозможно, — пожал плечами Гарри, — Я уверен, что когда они закончат школу, всё равно будут как их родители: приверженцы чистой крови, холодные и надменные. Но теперь, после того, что мы им сказали, они бояться идти к Лорду и надеются, что война кончится до того, как призовёт их Лорд. Сейчас ситуация в школе даёт возможность забыть о войне, даже поддерживает их. Хотя, судя по тому, как они помогают нашей редакции и сегодня предупредили нас, определённые сдвиги всё же есть. Думаю, раньше каждый из них чувствовал себя изгоем в школе, ведь остальные три факультета в основном поддерживают друг друга, а к Слизерину все они относятся враждебно, более или менее. А теперь их приняли, даже перестали косо смотреть. Возможно, они оценят это, несмотря на своё воспитание.

— По крайней мере, пока они в школе, не совершат непоправимых ошибок. Они вынуждены уживаться со всеми, сил на глупости у них недостаточно, — поддержал Драко.

— Вас послушать, так вы только Слизерину и хотели помочь, а сами взбаламутили весь магический мир, — Северус сел в кресло, устало откинувшись на спинку.

— Ты о статьях? Да мы ведь не рассчитывали на такой эффект: просто хотели сказать людям немного правды, — усмехнулся Драко, вспоминая последние статьи, — Тем более, не мы одни во всём виноваты. Вон, Гермиона своим письмом к Краму половину болгар против Лорда настроила. А мы с Гарри лишь запустили механизм, всё остальное — не наша заслуга.

— В том-то и дело, что ваша, — хмыкнул зельевар.

— Северус, а почему ты был так долго? Тебя что, только ради нас вызывали? — посмотрел на мужчину Гарри.

— В основном, — мрачно кивнул Снейп, — Кроме вас, Лорд спрашивал об Ордене и Дамблдоре. А после этого Люциус попросил осмотреть Нарциссу: ей всю неделю нездоровилось.

— И что с мамой? — напрягся блондин.

— Ничего серьёзного. Просто ближе к концу мая на свет появиться ещё один Малфой. Насколько я определил, у них опять будет мальчик.

— Она беременна? — переспросил Драко, мужчина кивнул, не отводя от него глаз. Юноша же счастливо улыбнулся, — Я рад, что у меня появиться ещё один брат, и что фамилия Малфой не исчезнет в магическом мире.

* * *

В последнее воскресенье перед каникулами после обеда Гарри, Драко и Гермиона уже по традиции отправились в класс заклинаний, который так любезно предоставил им в начале года Флитвик.

— И что будем изучать сегодня? Учебную программу за шестой вы уже знаете. Если хотите, поработаем с чарами, которые будем проходить в следующем семестре, — с энтузиазмом предложила девушка, — Или поищем в книгах что-нибудь поинтереснее.

— Давай сегодня отдохнём. Нам есть, о чём поговорить, — первым заходя в кабинет, сказал Гарри.

Удивлённо посмотрев на него и переведя непонимающий взгляд на блондина, который лишь кивнул на дверь, девушка вошла вслед за брюнетом.

— Садись, мы просто хотели узнать, как продвигается твоё расследование, — когда Драко закрыл дверь и наложил на неё заглушающие чары, спросил Гарри, садясь на ближайшую парту.

— Какое расследование? — искренне удивилась Гермиона.

— Ну ты ведь смотрела нашу родословную. Держу пари, что пыталась узнать, кто наши матери, — спокойно продолжил брюнет, смотря на неё.

— И что именно о нас ты узнала? У нас есть какие-нибудь близкие родственники, кроме Малфоев, Лестрейнджей и Тонксов? — спросил Драко, садясь рядом с братом.

— Нет, да и вообще вы — единственные прямые потомки рода. Всё как-то странно: родословная ясно показывает, что Регулус Блек — ваш отец, но никакого намёка, что у вас есть ещё и матери, там нет. Наверно действительно ваш отец применил какие-то чары, — ответила гриффиндорка и внимательно посмотрела на брюнета, — Знаешь, Генри, ты мог бы быть героем пророчества: ты родился в тот же день, что и Гарри, и даже внешне похож на него, но вот остальные слова пророчества к тебе не относятся.

— Что за пророчество? — прищурившись, спросил блондин.

— О Гарри и Волан-де-Морте, — ответила девушка, — Там что-то говориться о том, что родители избранного трижды бросали вызов Лорду, что мальчик родиться в самом конце июля и что Лорд отметит его. Но я точно не помню. Вроде Гарри говорил, что должен будет убить Лорда, или Лорд — его.

— Какой ужас, — скривился Драко.

— Вы не понимаете! Вы сами говорили, что убийство — это страшно, а мой друг вынужден будет либо убить, либо погибнуть! Как вам такой выбор? Когда весь мир надеется на тебя? Вы не представляете, как тяжело Гарри: лишь он один может убить Лорда, только у него достаточно сил положить конец этой войне, — завелась Гермиона.

— Да не трогаем мы твоего друга. Просто Дрейк хотел сказать, что пророчества не всегда сбываются, — примирительно произнёс брюнет, — Лорда всё равно рано или поздно прикончат, и не обязательно это должен быть твой Гарри.

— Ага, прикончат, если нам очень сильно повезёт, — скептически произнёс Драко.

— Первая часть пророчества сбылась, значит и вторая должна сбыться, — уверенно произнесла девушка, — И я верю, что Гарри справится, что он жив.

— Гермиона, твой Гарри, тот, кого ты знала, не вернётся. Я знаю, что он сбежал с неким Малфоем. Они оба стали другими, — негромко произнёс брюнет.

— Малфой заставил Гарри уйти. Я знаю, что хорёк привёл его к Лорду. Снейп сказал, что они вместе сбежали, но это неправда. Я много разных вариантов перебрала за лето, и всё сводиться к двум объяснениям. Первое: Гарри смог сбежать, а Малфой, испугавшись наказания, просто смылся от Лорда, как последний трус. А второе: Малфой не получил то, что хотел, и притворился, что раскаялся. Гарри пожалел его, а этот хорёк просто втирается ему в доверие, чтобы предать. Правда, есть ещё и третье объяснение, но мне не хочется в него верить, — закончила Гермиона.

— Какое третье? — спросил Драко, не очень довольный мнением девушки о себе.

— Это мог быть очередной ход Лорда, — тихо произнесла гриффиндорка, словно их могли подслушать, — Он мог специально где-нибудь спрятать Малфоя, а Гарри может быть в темницах или уже убит.

— Он жив. Они оба, — брюнет посмотрел девушке в глаза, — И никто никого силком никуда не тащил. Они вместе пришли к Лорду и вместе сбежали. Поверь, они больше не предадут друг друга и пока что они в безопасности.

— Этого не может быть! Если бы Гарри мог, он обязательно связался бы со мной или Роном. Уже год мы ничего не знаем о нём. А это значит, что он в беде, — Гермиона в мгновение ока оказалась перед парнем, отчаянно смотря ему в лицо, — Он в беде, и я не знаю, как помочь ему! Я не смогла его найти, я предала его!

— Нет, предал тебя он. Предал, потому что оставил, когда ты была совсем одна. Когда вы с Роном поссорились, и тебе нужна была помощь. Но он выбрал Малфоя, ради него он не вернулся к тебе, ради него оставил тебя одну, — Гарри положил руки на её плечи, не отрывая взгляда. Он уже не первый раз думал признаться подруге, но болезненный и вечно усталый вид девушки останавливал его: он боялся, что Гермиона, столько страдавшая из-за него, просто не сможет принять действительность, что её рассудок может не выдержать. Но сейчас девушка выглядела такой, какой он всегда её знал: только волосы уже не были такими непослушными, фигура выглядела непривычно хрупкой, да в красивых карих глазах можно было заметить печаль. Но не успел юноша договорить, как Гермиона отшатнулась от него, оттолкнув от себя со всей силы:

— Да как ты можешь! Гарри никогда бы не поступил так, — яростно закричала девушка.

От неожиданности Гарри не удержал равновесия и перекувыркнулся через стол, чудом не сломав себе шею. Лёжа на спине, он пытался успокоить бешено стучащее сердце.

— Прости, я не хотела, — кинулась к нему девушка, мгновенно остыв, — Ты как? — Гермиона провела рукой, убирая упавшие на его лицо пряди.

Гарри не пытался убрать её руку, не пытался подняться, а лишь смотрел в её глаза. Вот её рука касается шрама, в глазах девушки непонимание сменяется ужасом.

— Нет, — еле слышно произнесла Гермиона, резко вскочив и безумно глядя на него.

— Прости, Гермиона, — только и смог вымолвить Гарри.

— Нет, нет, нет, — девушка резко обернулась к блондину, но тот лишь закатал левый рукав, показывая метку, — Почему? Почему именно вы! — отчаянно выкрикнула Гермиона.

— Не уходи, — в тихом голосе блондина ясно слышалась мольба. Но девушка, дико посмотрев на него, выскочила из класса.

Глава 26. Похищение

В понедельник Гермиона уехала. Юноши так и не сумели с ней поговорить: она просто не выходила из комнаты, даже чтобы поесть. А почти в 12 спустилась в гостиную с чемоданом и направилась к выходу, избегая взглядов сокурсников. Но юноши заметили, что её глаза опять покраснели, а сама она шла, опустив плечи и ни на что не реагируя.

— Гермиона, — негромко окликнули юноши. На лице девушки отразились боль и страдание, но она не обернулась. Лишь опустила голову, не в силах скрыть чувства.

— Может, не стоило ей говорить? — шёпотом произнёс Драко, повернувшись к брату, когда девушка скрылась в проёме.

— Рано или поздно она всё равно бы узнала, — вздохнул Гарри, — Ей нужно время, чтобы принять правду. Надеюсь, она сможет простить нас.

— Я тоже надеюсь на это, — почти неслышно произнёс блондин.

На каникулы в школе почти никого не осталось. На время все студенты перебрались за стол семикурсников, чтобы было не так скучно. Они вместе читали «Пророк», обсуждали последние выпуски «Придиры», строили планы на день. Братья почти не участвовали во всём этом, лишь изредка кивая, выражая всем видом заинтересованность, а на самом деле думая о своём.

В третий день каникул братья решили послать Гермионе письмо. Что напишут, они ещё не решили, просто шли в совятню, думая о девушке. Пройдя мимо статуи одноглазой горбуньи, Драко вдруг остановился и прислушался.

— Что… — Гарри не успел закончить вопрос: блондин с силой зажал его рот, после чего толкнул в тёмную нишу.

Драко успел откинуть подальше палочку, когда горб старухи открылся, и в него полетели верёвки, крепко связав юношу. Гарри в ужасе наблюдал, как из тайного прохода, ведущего в «Сладкое королевство», вылезли пять закутанных в чёрные мантии и с масками на лицах фигур. Страх сковал всё тело, в голове не было никаких мыслей — только какое-то чувство нереальности: всё происходило как в замедленной съёмке. Двое Пожирателей рывком подняли блондина, остальные рассматривали его.

— Да, нам повезло, это он, — прохрипел один из Пожирателей.

— А если ошибёмся? Лорд нам бошки поотрывает, — сказал один из держащих Драко. По голосу можно было сказать, что он ещё молод.

— Мы не за тем пробирались по этому чёртову коридору, чтобы взять не того, — поддержал женский голос, принадлежащей фигуре, стоящей чуть в стороне.

— Сейчас проверим, — человек с хриплым голосом достал нож и разрезал несколько верёвок, освобождая левую руку пленника. Затем резко разрезал рукав. Неглубокая царапина осталась на бледной коже связанного юноши, но Пожиратели с триумфом смотрели на метку.

— Где второй, отвечай! — блондина кинули к горбунье как какую-то вещь, но он не произнёс ни звука.

— Забираем его. Если Лорд прав, второй сам явиться, — самый крупный из Пожирателей перекинул через плечо связанного юношу.

Гарри видел как капельки крови падают на пол из раны на скуле, видел, как от удара брат потерял сознание. Когда Пожиратели скрылись в узком проходе, брюнет почти минуту не мог сориентироваться, смотря на горб статуи.

Но вот мозг опять заработал. Еле поднявшись на негнущихся ногах, Гарри поднял с каменного пола палочку Драко. Несколько минут он смотрел на палочку, пытаясь преодолеть оцепенение: перед глазами всё ещё был связанный блондин, без сознания лежащий на полу. Страх за брата привёл его в чувства. Гарри кинулся к статуи и хотел уже последовать за Пожирателями, как вспомнил, насколько неудобен проход: он настолько узкий и низкий, что идти надо лишь друг за другом. А это означало, что даже если ему удастся обезвредить последнего в идущей группе, он будет заведомо в проигрышном положении. Кроме того, он в любом случае не сможет напасть на того, кто несёт брата — слишком опасно, а если ещё сражение вызовет обвал…

Так, сначала надо найти Северуса, и как можно скорее. Сунув палочку брата в сумку, Гарри со всех ног помчался в апартаменты мастера зелий.

* * *

Северус читал свежий номер «Пророка», когда вдруг какое-то нехорошее предчувствие заставило оторваться от очередной статьи в поддержку Министерства и взять Карту мародёров. Мужчина всегда доверял своим инстинктам, и поэтому без раздумий развернул пергамент и коснулся его палочкой. Первым делом Северус нашёл на карте Гарри и Драко: они шли по коридору четвёртого этажа. Какое-то движение чуть ниже привлекло внимание мужчины. По отмеченному на карте потайному ходу двигались друг за другом пять человек. Приглядевшись, мужчина прочёл их имена. Одно из имён показалось знакомым. Когда до мужчины дошло, где именно он слышал это имя, то, чертыхнувшись, он быстро поднялся, и ветром вылетел из комнаты, со всех ног несясь на помощь ребятам.

* * *

МакГонагалл разговаривала с Бруствером недалеко от Большого зала, когда из подземелий вылетел мрачный Снейп.

— Северус, вы мне нужны, — Минерва сделала несколько шагов к мраморной лестнице, загораживая зельевару путь.

— Не сейчас, Минерва, — холодно произнёс мужчина, пытаясь её обойти.

— Это срочно, — настаивала женщина, не давая пройти и внутренне возмущаясь такому поведению зельевара.

— Подождёт, — отрезал Снейп, останавливаясь в шаге от неё, — Минерва, лучше пропусти. Ты не знаешь, на что я сейчас способен.

— Северус, ты обязан подчиниться. Дело действительно срочное, — вмешался Кингсли.

— Не срочнее моего, — Северус выхватил палочку, собираясь обездвижить МакГонагалл, но мракоборец среагировал быстрее. Северус замер с поднятой палочкой. Сердце бешено стучало, все мысли были лишь о юношах, которым сейчас грозила смертельная опасность.

— Как только вернётся директор, он вышвырнет тебя отсюда, — зло прошипел Кингсли, убирая палочку, а затем повернулся к потрясённой женщине, — Минерва, с вами всё хорошо?

— Северус никогда не напал бы на меня. Кингсли, будь добр, освободи его. Думаю, что-то действительно случилось. Дай хотя бы возможность ему всё объяснить, — попросила декан Гриффиндора, впервые в жизни видевшая обезумевшие от страха глаза зельевара и смертельно бледное лицо.

— Говори, — поколебавшись с минуту, мракоборец ослабил заклятие.

— В школе Пожиратели, — получив возможность говорить, быстро начал мужчина, — И если мы не успеем, пострадают студенты.

— Что за бред? В замок никто не мог пройти: мракоборцы день и ночь стоят у дверей Хогвартса и дежурят на территории, и я уже не говорю о защитных заклинаниях и оповещающих чарах, — не поверил Бруствер.

— Они воспользовались потайным коридором! Они уже здесь! — пытаясь освободиться от чар, бешено вскричал Северус.

— В школе есть лишь один Пожиратель, — красноречивый взгляд мракоборца был направлен на зельевара, — Филч знает все тайные лазы. И поверь, я лично накладывал там охранные чары.

— Филч — сквиб! — яростно воскликнул Снейп, — Если вход в коридор запечатан заклятием, то он в жизни о нём не узнает!

— Так, хватит. Показывай, Северус, — МакГонагалл взмахнула палочкой, освобождая мастера зелий и чуть отойдя, чтобы он мог идти первым, показывая дорогу.

Мужчина собирался бежать дальше, но неожиданно наверху лестницы появился Гарри, лицо которого исказилось от страха, а в глазах была паника и отчаяние. Не успел. Северус будто прирос к земле. Внезапно острая боль пронзила сердце, перед глазами всё поплыло, невероятная слабость накрыла, словно волной, стало не хватать воздуха…

Гарри, резко остановившись на лестнице, когда заметил внизу зельевара, видел, как и без того невероятно бледное лицо резко посерело, мастер зелий схватился за сердце, его лицо скривилось от боли, он задыхался. Два стоящих рядом профессора не знали, что делать. Мозг Гарри стал наоборот необычайно ясным. Со всех ног он бросился к оседающему на пол мужчине. Подбежав, он упал рядом с ним на колени:

— Северус, нет, не бросай нас, — горячие слёзы падали на грудь зельевару. Юноша помог ему лечь, стал расстегивать мантию, чтобы мужчине было легче дышать.

— Драко, — сквозь силу еле слышно прохрипел Северус.

— Я спасу его, обязательно спасу, — сквозь слёзы шептал брюнет, — Но только не уходи. Ты не представляешь, как ты нам дорог.

— Гарри, — одними губами произнёс мужчина, его грудь опала, сердце остановилось.

— Генри, он умер, ты не можешь помочь ему, — негромко произнесла Минерва, в шоке смотря на юношу и бездыханного мужчину рядом с ним.

— Лучше скажи, что произошло, — в голосе Бруствера было волнение: мракоборец понял, что действия зельевара были вполне оправданы, и он говорил правду.

— Он не умрёт! Зачем нужна магия, если она не в силах помочь! Где мадам Помфри?!! — в отчаянии воскликнул юноша. В начальной школе у маглов его учили, как оказывать первую помощь, и парень ухватился за эту соломинку.

— Он уже мёртв, — попыталась вразумить его МакГонагалл, лицо которой было бледным, а в глазах — лишь растерянность.

Но Гарри не слушал её. Откинув чуть назад голову мужчины, он набрал полную грудь воздуха и силой выдохнул его в лёгкие зельевара, после чего сложил руки и трижды надавил на грудную клетку в области сердца, после чего стал повторять процедуру. Чтобы не поддаваться панике, он считал вслух: три раза сердце, один — вдох.

МакГонагалл и Бруствер непонимающе наблюдали за действиями юноши. В холл на крики с улицы вбежали мракоборцы, дежурившие возле двери, также здесь были несколько студентов, спрятавшихся в тень, когда три профессора начали выяснять отношения. Никто из них не знал, что и зачем делает темноволосый Блек, но и не останавливал парня: все будто оцепенели.

Шестой раз вдохнув воздух, Гарри почувствовал, как сердце вновь заработало. Тяжело дыша от напряжения, юноша сел рядом с профессором и громко рассмеялся: он смог, у него получилось вернуть Северуса! Никто ещё ничего не понял — все решили, что от столь сильных эмоций у парня началась истерика. А Гарри повернулся к мужчине, с любовью убрав с его лба волосы и осторожно проведя по груди, которая вздымалась и опускалась, следуя ритму дыхания.

— Я спасу его, мы обязательно вернёмся к тебе, папа, — наклонившись к уху мужчины, чуть слышно произнёс подросток.

Потом он перевёл ледяной взгляд на профессоров, стоявших рядом:

— Если с ним в моё отсутствие хоть что-нибудь случиться, — чётко произнёс он, смотря на взрослых, — То я не только от Хогвартса, но и от всего магического мира и камня не оставлю.

— Он жив, — еле слышно произнесла Минерва, переведя удивлённый взгляд с юноши на Снейпа.

— Это невозможно, — в шоке произнёс мракоборец, — Как ты сделал это.

— Мы с братом какое-то время жили среди маглов, так у них оказывают помощь при остановке сердца, — поднимаясь с пола, ответил юноша, — Надеюсь, вы сможете отправить профессора в больничное крыло? Ему нужно восстанавливающее и укрепляющее зелья. И для вас же будет лучше, если вы не виноваты в том, что профессор не успел к нам с братом на помощь?

— Северус себя странно вёл, — МакГонагалл чуть покраснела.

— Странно?! — разъярился юноша, — Да мой брат сейчас у Пожирателей!!! Профессор мог спасти его, а вы, вместо того, чтобы помочь, помешали ему!

— Успокойтесь, мистер Блек, — взял себя в руки Кингсли, — Мы найдём вашего брата. Я сейчас же…

— Найдёте?! И вы думаете, я поверю вам после всего? Да Лорд убьёт его раньше, чем ваши люди начнут действовать, — Гарри кинулся к выходу из замка.

— Мистер Блек! — закричала вдогонку Минерва.

— Остановите его! — приказал мракоборцам, стоявшим у самой двери, Кингсли.

Но то, что произошло, не ожидал никто: юноша выхватил свою палочку и взмахнул ею. В ту же секунду из его спины выросли огромные чёрные крылья. Расправив их и взмахнув, юноша взмыл вверх, пролетел над головами замерших от неожиданности мракоборцев, и, всё больше набирая высоту и скорость, полетел в сторону Запретного леса. Туда, где можно было нырнуть под купол и покинуть территорию замка.

* * *

Первое, что увидел Драко, когда очнулся — утоптанную землю и дорогие ботинки. Его кто-то тащил. Немного приподняв голову и посмотрев по сторонам, он понял, что они идут по узкому коридору. По тянущей боли юноша понял, что при падении рассёк скулу, но сейчас это было неважно: он должен был понять, что с Гарри? Юноша постарался посмотреть на идущих за ними. Но понять: поймали брата или нет, было невозможно. В коридоре можно было идти лишь друг за другом, и свет палочек Пожирателей был недостаточен. Мужчина в дорогих ботинках заметил, что блондин пришёл в себя:

— Эй, Ральф, приструни мальца.

Драко сильно ударился затылком о низкий потолок, когда громила перебросил его на другое плечо. Несколько секунд юноша чувствовал боль, а потом снова провалился во тьму.

Глава 27. Пленник

Гарри стремительно летел над лесом, замок был далеко позади. Лететь было неудобно, у оснований крыльев порванная мантия стёрла до крови кожу: юноша чувствовал боль при каждом взмахе. Теперь он понимал, что, научившись призывать крылья, маги так и не смогли мим воспользоваться не только потому, что надо было учиться, а в большей степени из-за того, что одежда ужасно мешала и сковывала движения.

Неожиданно потоки воздуха изменили своё движение. Юноша резко затормозил, повиснув в воздухе, достал палочку и коснулся своих очков. По стёклам прошла рябь, а потом сквозь очки Гарри увидел в метре от себя прозрачную стену, по которой то и дело пробегали синие и фиолетовые волны. Отлетев немного, юноша внимательно посмотрел вниз, запоминая, где точно кончается щит. Заклинание, которое он применил, было весьма необычным: оно позволяло видеть природные поля и магические препятствия на расстоянии десяти метров. Но вот разобраться в том, что именно видишь, было невероятно сложно. Сейчас, кроме щита, перед глазами парня были яркие пятна: где деревья, понять было невозможно, но почти все яркие краски были внизу, так что где находиться земля, юноша знал. Гарри опять поднял руку, которая сквозь очки казалась буквально охваченной огнём, палочка переливалась чёрно-золотым.

Но вот всё опять стало привычным. Юноша наполовину сложил крылья и направился вниз. Вдруг правое крыло полоснуло болью. Сжав зубы, Гарри старался пролететь между тесно растущими деревьями. Но вот очередная ветка задевает крыло, юноша еле удержался от крика. Повернуть обратно было уже нельзя: надо было расправить крылья, чтобы взлететь, а деревья не позволяли этого сделать. Лишь благодаря реакции ловца и мастерству полёта, он смог спуститься, не сломав крылья.

Упав на землю, парень согнулся пополам, пытаясь отдышаться: впервые в жизни ему было страшно после полёта. Уняв нервную дрожь, он, как мог, аккуратно ощупал крылья. Боль, жжение и какая-то слабость. Проведя по перьям, он почувствовал, что они влажные. Тьма начинала давить на глаза, и юноша зажёг свою палочку. Первое, что он увидел — свои руки: они были в крови. Ещё несколько месяцев назад Гарри вместе с братом благодаря Гермионе выяснил, что иногда магу удаётся призвать свои истинные крылья, вид которых всегда остаётся неизменным, если волшебник освоил заклинание. Но вот остаются ли раны? Юноша взмахнул палочкой, убирая крылья, а затем вновь призвал их. Боль возвратилась вместе с крыльями, а это означало, что дальше лететь он не сможет.

И что теперь? Драко наверняка повели прямо к Лорду, а тот должен быть в замке Малфоев. Если он действительно там, то можно воспользоваться тем ходом, которым они когда-то ушли из замка. Оставалось только надеяться, что Лорд не знает о нём, и не поставил охрану или какие-нибудь чары.

Поднявшись и с помощью чар определив, где находиться Хогвартс, Гарри пошёл в противоположном направлении. Палочка давала мало света и юноша то и дело запинался, пробираясь сквозь низкие кусты. Ещё раз применив чары обнаружения препятствий, юноша с трудом определил, что находиться прямо под куполом. Пройдя ещё метров двадцать, он остановился, пытаясь представить ту пещеру, в которую вёл потайной ход к замку. Но то, что он вспомнил, было явно недостаточно для трансгрессии. Неожиданно перед глазами появился Драко, привалившейся к стене пещеры и говорящий, что он — Пожиратель и чтобы Гарри уходил без него. Сердце сжалось болью от воспоминаний и желания хоть раз ещё увидеть брата. Теперь пещеру юноша представлял себе очень чётко. Глубоко вдохнув, Гарри трансгрессировал.

* * *

Ледяной жуткий хохот огласил подземелья замка, когда пять Пожирателей кинули к ногам Лорда связанного подростка. От сильного удара Драко пришёл в себя. Юноша сразу понял, что находится в замке отца. Удивительно, но он не чувствовал страха, резкий смех Лорда казался каким-то мёртвым, искусственным. Всё здесь было каким-то ненастоящим, холодным, чужим.

— Позовите сюда Малфоя, — приказал Лорд, заклинанием поднимая подростка в воздух, — Мой дорогой Драко, и где же твой братец? Каким образом вы взяли фамилию Блеков?

— Не понимаю, о чём вы, — спокойно произнёс блондин, испытав огромное облегчение от слов Лорда: если Гарри здесь нет, значит, Пожиратели его не заметили. А раз так, то надо лишь продержаться. Юноша был уверен, что брат найдёт способ вызволить его отсюда. Главное, чтобы Гарри сам не попался Лорду, но тут уж наверняка поможет Северус.

— Значит, не понимаешь? Круцио! — Лорд почти минуту смотрел, как подросток, сжав зубы, терпит боль, после чего отвёл палочку, — Должен признать, что ты стал сильнее. Но ничего, бесконечно терпеть ты не сможешь.

— Вызывали, мой Лорд, — в зал вошёл Малфой-старший и чуть удивлённо посмотрел на юношу перед Лордом, одетого в школьную мантию и с гербом Гриффиндора, вышитом на груди. Голова была опущена, так что его лица мужчина не видел.

— Я думал, что ты, Люциус, захочешь повидаться с сыном, — прошипел Лорд, кивком разрешая аристократу приблизиться к пленнику.

— Боюсь, мой Лорд, вы ошиблись. Драко — истинный слизеринец, и он не мог попасть в Гриффиндор, — окинул презрительным взглядом подростка лорд Малфой, — Хотя определённо внешние сходства есть, но это не он.

— Нет, мы не ошиблись, это точно он, — самый молодой похититель подскочил к юноше и грубо схватил его левую руку, повернув таким образом, чтобы и Малфой и Лорд увидели метку.

— Он не может быть моим сыном, — ещё раз посмотрев подростка, уверенно сказал аристократ.

— Я понимаю твоё нежелание признавать очевидное. Но ты, Люциус, знаешь, что лишь твой сын был удостоен чести принять метку, будучи несовершеннолетний. Перед тобой юный Блек, который вместе с братом в этом году поступил в Хогвартс. Насколько я знаю, Нарцисса именно из семьи Блеков, — Лорд пристально наблюдал за своим Пожирателем, но тот по-прежнему холодно смотрел на связанного молодого человека.

— Драко не настолько глуп, чтобы вернуться в школу, когда его все ищут, — уверенно произнёс Люциус, — А этого щенка я не знаю.

Драко поднял голову и посмотрел на отца. Малфой-старший лишь убедился, что это не его сын: черты лица, глаза, мимика лишь очень отдалённо напоминали прежнего Драко. Но вдруг Люциус заметил на его шее тонкую серебряную цепочку. Подойдя, мужчина рывком дёрнул цепочку, но она лишь врезалась в шею юноше, содрав кожу, но не порвавшись. Люциус в шоке смотрел на небольшой амулет: серебряная змея, свернувшаяся вокруг лунного камня, по форме напоминающего клык животного. Снова раздался жуткий хохот:

— Вот видишь, Люциус, каким ничтожеством стал твой сын! Он мог стать моим приемником, а стал жалким предателем. Предлагаю тебе сделку, Драко, — Лорд посмотрел на подростка, — Твоя смерть будет быстрой, если ты признаешь свою ошибку и отречёшься от своего «брата».

— Единственной моей ошибкой было пойти к тебе на службу, — твёрдо сказал юноша, посмотрев прямо в красные глаза Волан-де-Морта.

— Круцио, — Люциус инстинктивно отскочил к стене, и луч попал в Драко, который без единого звука выдержал пытку. Ледяной смех резал слух, — Что, Люциус, не хочешь защитить сына?

— Мой Лорд, это не мой сын. Драко умер для меня в ту минуту, когда предал вас, — чуть склонил голову Малфой-старший.

— Браво, мой друг, — довольно произнёс Волан-де-Морт, — За твою преданность я разрешаю тебе поговорить с ним. Макнейр, развяжи его и кинь в темницу. Не забудь забрать палочку.

Один из Пожирателей подошёл к парню и, схватив его за мантию, избавил от пут, после чего проверил карманы.

— Мой Лорд, у него нет палочки.

— Нет? И где же ты её оставил, Драко? — прищурился Волан-де-Морт.

— Выронил, когда ваши люди напали на меня, — вскинул голову юноша.

— Где твоя вежливость, Драко? Неужели ты забыл всё, чему тебя учили родители? Ты сам прекрасно знаешь, как любит геройствовать Поттер. И он явиться сюда. Не строй напрасных надежд: второй раз вы не сбежите, — прошипел Лорд, смотря в глаза подростка, — В темницу его.

Макнейр поволок пленника в сторону темниц. Пройдя несколько каменных коридоров, они оказались у камер. Открыв ближайшую, Пожиратель кинул юношу туда, пропустил Малфоя-старшего, шедшего с ними, и, закрыв дверь, пошёл проверять других заключённых.

Драко шлёпнулся на каменный пол. К счастью, верёвок на нём не было, и он смог смягчить удар руками. Он знал, что его отец зашёл следом, но вставать не хотелось: просто потому, что так он будет выглядеть как провинившийся ребёнок, отрицающий свою вину. Поэтому юноша просто развернулся и сел, обхватив руками колени и спокойно смотря на мужчину.

— Почему Северус тебя не увёз? — недовольно спросил Люциус, смотря на сына.

— Крёстный не знает, кто я, — пожал плечами юноша, — Ты ведь тоже меня не узнал.

— Ты изменился. Мне стыдно, что ты — мой сын.

— Я теперь Блек, — в голосе юноши были стальные нотки.

— Тем хуже. Ты предал не только Лорда и свою семью, но и фамилию. Ты предал всех своих предков.

— Нет, отец, это ты предал предков. Ты с детства рассказывал мне о них, и я не помню ни единственного случая, когда они были рабами, кроме тебя.

— Да как ты смеешь?! — Люциус снял ремень и хлестнул подростка по лицу. Но Драко только зашипел от боли, и, поморщившись, провёл рукой по красному следу, оставшемуся на щеке:

— Вот видишь. Как давно ты перестал быть человеком? Ты так привык служить, что даже не помнишь, что такое свобода. А я знаю. И, будь у меня второй шанс, я бы поступил также, — второй удар пришёлся по шее, но и его юноша стерпел, — Можешь меня бить, но разве я виноват в том, что сказал тебе правду? У тебя хватило любви, чтобы попросить крёстного спрятать меня, но я даже не надеюсь, что её хватит, чтобы помочь мне бежать.

— Как у тебя хватает наглости так говорить со мной, — нанося очередной удар, пришедшийся на рёбра, яростно прошипел Люциус.

— Это не наглость. Просто несмотря ни на что, ты — мой отец. Но я возьму все свои слова обратно, если ты вспомнишь хоть раз, когда по-настоящему мне улыбался. Я никогда в жизни не видел у тебя искренней улыбки. Мне иногда даже казалось, что ты вовсе не умеешь любить.

Мужчина, замахнувшись, замер. Вопрос юноши поставил его в тупик, а его спокойствие выводило из себя.

— Когда ты родился, — неожиданно тихо произнёс Люциус, — Я был счастлив, когда Нарцисса подарила мне тебя.

— Спасибо. Теперь я знаю, что когда-то ты меня любил.

— Драко, — мужчина впервые за много лет прямо посмотрел на сына, — Я не могу помочь тебе. Ты сам виноват в том, что произошло.

— Я и не прошу. Я знаю, что мама ждёт ребёнка, и в первую очередь тебе нужно думать о ней, — грустно улыбнулся юноша, — Если ты мне поможешь, то Лорд может убить их обоих. Единственное, о чём я прошу: будь с моим братом хоть чуточку человечней, чем был со мной.

За дверью послышались шаги. Макнейр открыл камеру и ухмыльнулся при виде следов от ударов на шее и лице юноши.

— Лорд приказал оставить его здесь. Ваше время вышло.

Малфой-старший, кинув на сына последний взгляд, вернул ремень на место и не спеша и гордо вышел из камеры, дверь со щелчком закрылась. Юноша какое-то время смотрел на закрытую дверь, а потом лёг на солому, тонким слоем постеленную у окна. Здесь было холодно, но, к счастью, его организм давно привык к подобным испытаниям.

* * *

Оказавшись в пещере, Гарри схватился за каменную стену и опустился на холодную землю. От усталости и перенапряжения юноша буквально валился с ног. Сделав несколько глубоких вдохов, он попытался встать, но ноги предательски дрожали, и он опять рухнул на землю. Решив немного передохнуть, он свернулся калачиком и закрыл глаза. Незаметно для себя, юноша заснул.

* * *

А в это время в Хогвартсе мадам Помфри ухаживала за зельеваром, который никак не приходил в себя, и лишь бредил во сне. Что он говорил, колдомедик понять не могла, лишь какие-то обрывки фраз, еле различимые на слух: «Нет… вы нужны мне… я не брошу…».

А на территории и в замке под руководством Кингсли шло расследование. Минерва МакГонагалл ходила кругами у кабинета директора, ожидая его возвращения. Дамблдор вернулся лишь ближе к ночи.

— Минерва, что случилось? — посмотрев на уставшую женщину, спросил директор.

— Ох, Альбус, наконец-то! — всплеснула руками профессор, — В школе были Пожиратели. Они забрали одного из братьев Блеков, а второй сбежал ему на помощь!

— Что? — опешил Дамблдор, — Где Северус?

— Он в Больничном крыле. Он хотел помочь мальчикам, а мы с Кингсли ему помешали. Когда он узнал, что опоздал, ему стало плохо. Альбус, он чудом жив, — заламывая руки, выдала всю информацию женщина.

— Минерва, не переживай так, мы что-нибудь придумаем.

— Что, Альбус? Сейчас два моих студента на волоске от смерти. Надо действовать.

— Не волнуйся, я сейчас соберу Орден. Мы выясним все обстоятельства, мы им поможем.

— Выясним? Альбус, всё произошло ещё в обед! Да они уже могут быть мертвы! Бруствер пять часов занимается расследованием, и ничего это нам не дало! Разве сейчас так важно, каким именно путём Пожиратели проникли сюда?! Зачем прочёсывать территорию, если обоих надо искать за ней?! Если их где-то и можно найти, так это в логове Лорда! — разгорячилась женщина, опять начиная ходить кругами.

— Минерва, я отлично тебя понимаю. Но если мы не выясним, как Пожиратели попали в замок, они могут опять напасть. А чтобы идти к Лорду, нужен план, иначе мы никого не спасём, а лишь направим наших людей на смерть, — тяжело вздохнул Дамблдор, смотря сквозь очки-половинки.

— Да что же это такое! Пока мы будем строить планы, их сто раз успеют убить! Знаешь, Альбус, что было, пока тебя не было? Нашу ссору с Северусом и разговор с Генри услышали студенты! Они собрали всех, кто остался на каникулы, они все вместе пытались уйти из замка, чтобы помочь Блекам! А ведь среди них были и слизеринцы!

— Кому-нибудь удалось бежать?

— Нет, там со всей округи слетелись мракоборцы. Кингсли приставил к гостиной каждого факультета по два человека, студентам запретили покидать комнаты. Даже ужин принесли в гостиные, чтобы те не могли связаться с теми, кто поехал домой.

— Кингсли поступил правильно: давно пора прекратить этот цирк. В школе чёрт знает что твориться, — искренне сказал Дамблдор, которому вся эта затея студентов с объединением стояла как кость поперёк горла. И что тогда дёрнуло его уйти из школы? Останься он, в корне бы всё предотвратил, а так пришлось со всем согласиться: ну откуда он мог знать, что дети так упорно будут стоять за себя и свою глупую идею?

— Цирк? — ещё больше разозлилась МакГонагалл, — Да за всю историю Хогвартса это лучшее, что могло случиться со школой! Сегодня дети были готовы рискнуть всем, чтобы спасти своих друзей. Не думаю, что они знают, где прячется Лорд, но они не смогли сидеть и просто ждать. Я… — женщина замолчала, разочарованно посмотрев на директора, — Мне надо навестить своих студентов. Боюсь, я слишком устала, чтобы присутствовать на собрании. Спокойной ночи, Альбус.

Женщина развернулась и пошла в сторону гостиной Гриффиндора. Дамблдор и сам за день устал, а здесь ещё это. Он был уверен, что Минерва просто перенервничала, ожидая его, но вот то, что его шпион в больнице, сильно осложняло ситуацию. Теперь, вместо того, чтобы поручить освобождение детей Северусу, придётся отвлекать Орден от поисков Гарри. И зачем эти Блеки понадобились Лорду?

Посмотрев в окно, за которым уже была ночь, директор направился в свой кабинет: надо было срочно созвать Орден и назначить ответственных за поиски.

* * *

— Профессор! Что-нибудь удалось узнать? — как только МакГонагалл вошла в гостиную своего факультета, к ней бросились взволнованные студенты.

— Пока нет. Но вернулся директор, он собирает экстренное заседание Ордена. Ваших товарищей непременно найдут, — сказала Минерва, сама сильно сомневаясь в своих словах.

— А вы уверены, что их найдут живыми? — мрачно спросил третьекурсник.

— Что их вообще найдут, — поддержала пятикурсница.

— Нет, но вы ничего не сможете сделать.

— Почему? Генри же полетел за Дрейком. Мы можем помочь им! — не согласились студенты.

— Каким образом? Даже если бы вы знали, где искать Лорда, как вы доберётесь туда? Никто из вас не умеет трансгрессировать. Вас найдут мракоборцы ещё до того, как вы доберётесь до Хогсмида.

— А вы? Вы ведь можете помочь им? — в надежде спросил второкурсник.

— Мне неизвестно, где прячется Лорд, — грустно покачала головой женщина, — Кроме того, в одиночку соваться к нему — чистое самоубийство. Я очень надеюсь, что мистер Блек не сможет найти своего брата, иначе они оба умрут. А пока ещё есть шанс, что их спасут. Если Лорду нужны оба, то поодиночке он убивать не будет.

— Но что тогда делать нам?

— Постарайтесь не привлекать к себе внимания и не отчаивайтесь: пока нет доказательств их смерти, надо верить в то, что они ещё живы.

Гриффиндорцы расселись в ближайшие кресла, грустно кивнув. Вид у всех был расстроенный, они молчали.

— Я буду настаивать на том, чтобы с вас сняли арест, — оглядела своих студентов МакГонагалл, — Но, возможно, вы мне скажите, почему вы и ваши товарищи с других факультетов так отчаянно бросились на помощь господам Блекам? Они здесь лишь полгода, а вы сегодня готовы были рискнуть своей жизнью ради них.

— Они хорошие, — сказала курносая второкурсница, доверительно смотря на декана.

— Они однажды сказали нам, что даже если не будет никаких шансов, они не бросят друг друга. Что они без сомнений выберут смерть, лишь бы ещё раз друг друга увидеть, — негромко произнёс шестикурсник, после чего поднял взгляд на женщину, — Они говорили красиво, но мало кто действительно им поверил: ведь в жизни происходит всё иначе.

— А они говорили правду, — подхватила девушка, сидящая с ним, — Сегодня мы поняли это. Мы просто хотели помочь: они ведь умрут, если никто не поможет им.

— У них есть шанс, — неожиданно уверенным голосом сказала Минерва, — Они оба очень талантливы. Я раньше не знала ни одного случая, чтобы человек действительно научился летать с помощью крыльев. Это чудо. А уж то, что Генри спас профессора Снейпа… Я не знаю, где они жили и как воспитывались, но их знания выходят за пределы магического мира. Конечно, этого мало, чтобы уйти от Лорда, но именно в этом их преимущество.

Покидая гостиную, МакГонагалл была очень задумчива: её студенты сегодня поступили храбрее, чем все мракоборцы, которые настоящими поисками не занялись до сих пор. Да, поступок школьников можно было назвать глупым и безрассудным: ничего не продумав, не представляя, куда идти, взяв даже младшекурсников, они решили помочь братьям Блекам. Но, с другой стороны, кроме них реальных действий так никто пока не предпринял. Вздохнув, Минерва вошла в свои апартаменты: слишком тяжёлый сегодня был день, и женщина не могла даже вспомнить, когда последний раз она так уставала.

Глава 28. Уйти от монстра

Проснулся Гарри только под утро. Юноша не сразу понял, где он находиться. Жуткий холод, почти полная темнота, какие-то звуки, словно он оказался в лесу. Он зажёг палочку. Как только Гарри увидел стены пещеры, воспоминания вчерашнего дня лавиной обрушились на него, сердце забилось от страха: сколько он уже здесь? Как он мог заснуть, когда брату грозит опасность? Ругая себя и спотыкаясь спросонья, он кинулся в тёмный проход, ведущий на кладбище.

* * *

Только начало светать, когда в камеру Драко вошли два Пожирателя. Блондин спал, повернувшись к стене, но шум разбудил его. Разлепив глаза, он увидел перед собой каменную стену и еле слышно вздохнул: несмотря ни на что, в глубине души юноша всё же надеялся, что ночью отец придёт за ним и поможет сбежать, или хотя бы принесёт что-нибудь от ран.

Рывком подняв парня, Пожиратель грубо толкнул его в сторону двери, второй держал палочку на прицеле: на случай, если подросток вздумает бежать. Его вели в зал, из которого раздавались приглушённые голоса.

— Драко, твои друзья уже заждались тебя, — послышался голос Лорда, как только юношу ввели в помещение.

Драко без страха посмотрел сначала на Волан-де-Морта, а затем обвёл взглядом и зал. Здесь было около десятка Пожирателей, в том числе Кребб и Гойл со своими сыновьями, которые сейчас непонимающе смотрели на блондина. Отца среди Пожирателей не было, зато у стены стояла тётя, презрительно смотревшая на него. Оба тюремщика толкнули парня к Лорду. Драко упал на колени, не сумев устоять.

— Твои друзья желают принять метку и пополнить ряды моих соратников, — жутко усмехнулся Лорд, — Не хочешь ли ты что-нибудь им сказать?

— Лишь то, что они поступают ужасно глупо, — посмотрел он на своих бывших телохранителей, которые никак не могли понять: почему он здесь? и почему Лорд так его называет?

— Круцио!

Застонав, юноша сжал кулаки, пытаясь не закричать. Ослабленный, голодный, замёрзший, он не чувствовал в себе сил сопротивляться проклятию. Осталось лишь упрямство: он не собирался доставлять удовольствие Лорду, а, значит, надо терпеть, надо выдержать эту пытку.

— У меня есть к тебе пара вопросов, Драко, — Лорд отвёл палочку, — Каким образом вы с Гарри сбежали? Кто вам помогал? Как вы стали Блеками? И замешан ли в вашем возвращении в школу мой верный шпион? Это ведь он нашёл вас?

— Крёстный здесь не причём: он, в отличие от вас, ни о чём не догадывается, — слишком поспешно возразил юноша, испугавшись за крёстного.

— А мне кажется, что ты выгораживаешь его, — прищурился Лорд.

Драко сжал зубы, удерживая блоки. Голова заболела, но парень и не думал сдаваться. Наконец, Лорд отступил.

— А у тебя есть задатки. Жаль, что так легко повёлся на спектакль, устроенный Поттером, из тебя бы вышел неплохой Пожиратель, — красные глаза посмотрели в серые глаза подростка, — Да ты к тому же меня не боишься. Думаешь, Поттер придёт за тобой? Думаешь, что он станет рисковать за такое ничтожество, как ты? И не мечтай, что я поверил в невиновность Северуса, — Лорд жестом позвал ближайшего Пожирателя и коснулся палочкой метки на его руке.

Все взоры были обращены к Волан-де-Морту, который после пятнадцати минут ожидания, повторил вызов. Пожиратель шипел от боли, но Лорд ещё несколько раз проделал ту же операцию, после чего, наконец, отпустил руку мужчины.

— Любопытно. И чем же он занимается? — пробормотал Лорд, когда через полчаса искомый субъект так и не появился, — Пока я вынужден поверить тебе, Драко. Если бы Северус знал, что ты у меня, не стал бы так медлить. Или ему просто плевать на тебя? Ведь так? Он не выдал тебя лишь потому, что ты его крестник, но наказания ему не избежать. И если у него не будет достойного объяснения… — Волан-де-Морт задумчиво посмотрел на присутствующих здесь подростков, — Винсент, Грегори, вы должны выяснить, чем занимался ваш декан сегодня утром. Вам всё ясно?

— Да, милорд, — пробасили слизеринцы.

— А теперь, Драко, вернёмся к вопросу о том, каким же образом вы сбежали, и как же стали Блеками. Отвечай, — вернулся к созерцанию блондина Лорд.

— Об этом ты никогда не узнаешь, — прошипел Драко, у которого от попыток Лорда проникнуть в его сознание, слегка кружилась голова, и мутило от перенапряжения.

— Круцио, — холодно произнёс Волан-де-Морт.

На этот раз юноша уже не выдержал. Жуткий крик вырвался из груди, он упал на пол, извиваясь от нестерпимой боли. Голова буквально разрывалась, каждая клеточка его организма кричала от боли.

— Уже намного лучше, — удовлетворённо произнёс Лорд, прекращая пытку, — Теперь ты готов дать ответы, Драко?

— От меня ты их не услышишь, — приподнялся юноша, яростно смотря на бездушного Лорда.

— Ты сам загубил свою жизнь, — процедил Волан-де-Морт, — Ты мог стать первым среди Пожирателей, а ты связался с тем, кто с рождения был обречён на смерть. Кру…

Палочка вылетела из рук Лорда. Пожиратели резко обернулись к дверям, но никого не увидели. В следующее мгновение палочки лишилась и Белла. Гарри скинул с себя мантию-невидимку, выхватил из висевшей на плече сумки палочку брата и бросил ему. Драко среагировал мгновенно: развернувшись, он поймал палочку и послал в ближайшего Пожирателя обездвиживающее заклятие, быстро вставая.

— Чего вы ждёте? Убейте их! — заревел Лорд, придя в себя от секундного шока.

Пожиратели замешкались, чем юноши и воспользовались.

— Авада кедавра! — Гарри, хватая за руку брата, послал в Лорда смертельный луч.

— Вам меня не одолеть! Я бессмертен!!! — торжествующе рассмеялся Волан-де-Морт, когда зелёный луч, вошедший ему в грудь, не причинил никакого вреда. Однако, похоже, он сам не ожидал этого. Братья ясно услышали в его голосе страх. Пожиратели, открыв рот, смотрели на своего повелителя.

— Мы найдём способ, — выкрикнул Драко и скрылся за дверью вслед за Гарри.

— Поймать их!!! — в бешенстве закричал Лорд, но юноши уже свернули в подземный лабиринт, а Пожиратели, кинувшиеся за ними, пробежали мимо, не заметив узкого прохода в одной из ниш.

Остановились братья, только когда выбрались в знакомый склеп. Оба тяжело дышали: бок кололо, воздуха не хватало. Привалившись к стене, Гарри сполз на пол: его трясло, ноги просто горели, лицо и тело были мокрыми от пота. Драко выглядел не лучше: с серо-зелёным цветом лица, стучащими зубами, он держался за каменный выступ, пытаясь хоть немного прийти в себя.

— Ты вовремя, — закашлявшись, пропыхтел Драко, немного успокоив своё сердце, — Нам опять повезло.

— Мы ещё не ушли, — возразил Гарри, согнувшись пополам от боли в груди, — И мы не смогли убить его.

— Не важно, надо уходить, — чуть пошатнувшись, Драко подошёл к брату и помог ему встать.

Накинув мантию-невидимку, юноши направились к выходу. Как у них хватило сил пройти бесконечный туннель, ведущий за территорию замка в пещеру, братья не знали. Но, выбравшись из него, они просто рухнули на холодную землю. Дрожа, они из последних сил прижались друг к другу, больше всего на свете боясь опять расстаться. Так они и уснули в пещере, не в силах подняться и лишь ещё крепче держась друг за друга.

* * *

Северус пришёл в себя только утром. Сознание было словно в тумане, тело будто налилось свинцом, перед глазами были чёрные точки. Закрыв глаза, зельевар попытался понять, где он находиться. Мужчина помнил всё, и от этого ему не было лучше. Но какая-то апатия мешала трезво мыслить, и Северус никак не мог заставить мозг снова работать.

— Северус, как вы себя чувствуете? — мадам Помфри заметила, что профессор пришёл в себя, и быстро подошла к его койке, изучающе всматриваясь в лицо мужчины.

Северус открыл глаза. Взгляд сфокусировался, но в глазах зельевара не было ни эмоций, ни узнавания. Колдомедик взволнованно смотрела на него:

— Северус, вы слышите меня? Вы что-нибудь помните?

Но мужчина молчал. Он понял, что находиться в Больничном крыле, но ему было всё равно. Он бы не раздумывая согласился оказаться хоть в Азкабане, хоть в темнице Лорда, лишь бы вместо Поппи с ним были его мальчики.

— Северус, не молчите, — женщина уже не на шутку встревожилась, смотря в эти чёрные, ничего не выражающие глаза.

Но он не мог говорить, он будто забыл все слова, забыл, как произносятся звуки. Он уже не видел женщину, стоявшую рядом, не слышал её слов: перед глазами были два юноши. Вместо белого потолка Северус видел, как Гарри и Драко парят на своих крыльях, как на уроке готовят зелья, с удивительной периодичностью взрывая их; как рассказывают о прошедшем дне, устроившись в креслах у камина в его покоях…

Через несколько часов в палату вошёл Дамблдор, а мужчина всё так и лежал, уставившись в одну точку и ни на что не реагируя.

— Северус, мой мальчик, — директор сел на стул у кровати мастера зелий, — Я всё знаю. Поверь, ты ни в чём не виноват, ты поступил в высшей степени благородно, я горжусь тобою.

Северус как сквозь вату услышал чей-то голос, немного повернул голову, чуть удивлённо и рассеяно посмотрев на директора. Но через секунду он вновь уставился в потолок. Мыслей не было, желания хоть о чём-то думать — тоже. Любое воспоминание сводилось к мысли о том, что его ребята в смертельной опасности и что он бессилен помочь им. Вдруг метка отозвалась болью, но боль была какой-то далёкой. Сейчас это было ничто по сравнению с тем чувством, что упорно обосновалось в его сердце и притупляло любую боль, сковывало тело, не давая подняться, не позволяя хоть как-то действовать. Его не интересовал ни Лорд, ни Дамблдор, ни кто-либо другой во всём мире, а лишь два юноши, любовь к которым не давала ему потерять надежду, заставляла дышать.

— Северус, так нельзя, ты должен бороться, — тем временем продолжал директор. Он попробовал незаметно проникнуть в сознание зельевара, и был потрясён, когда понял, что никаких блоков там нет, но не было и воспоминаний и мыслей. Никаких. Как будто само подсознание скрывало их. Лишь однажды Дамблдор сталкивался с подобным: когда слуги Лорда пытками свели с ума Френка и Алису Долгопупсов. Но сейчас директор был уверен, что рассудок мастера зелий пока ещё цел, но тогда как объяснить его состояние?

— Директор, ему нужен покой, — не терпящим возражения тоном произнесла подошедшая мадам Помфри, принесшая несколько зелий, среди которых было и зелье сна без сновидений.

Дамблдор поднялся и посмотрел на женщину:

— Поппи, позовите меня, если Северусу станет лучше, — сказав это, директор ушёл. А Снейп, в которого мадам Помфри влила все принесённые зелья, вскоре уснул.

* * *

Спине было холодно, но лежать так было уютно, вставать не хотелось. Уткнувшись в плечо брата, Драко нехотя разлепил глаза. Лучи заходящего солнца проникли в пещеру, разогнав тьму и освещая небольшие участки тёмных каменных стен.

Раздался негромкий стон: один из солнечных лучей задел лицо Гарри, но тот лишь сильнее прижал к себе блондина, отвернувшись от солнца.

— Эй, Гарри, проснись, — Драко высвободил руку и коснулся щеки брата, — Пора возвращаться в Хогвартс.

Брюнет недовольно открыл глаза и некоторое время просто смотрел на брата, пытаясь вспомнить, где они вообще находятся. Наконец, вздохнув, он отстранился и поднялся, помогая встать и блондину.

— Нам надо в Хогсмид. Через Запретный лес нам не пройти, так что придётся через «Сладкое королевство».

— А если Пожиратели уже устроили засаду? Есть ещё какой-нибудь путь в школу? — обеспокоенно спросил Драко.

— Тогда можно попробовать через Визжащую хижину. Я не знаю, можно ли проникнуть в неё обычным способом, но она в стороне от деревни, а сейчас вечер, и вряд ли рядом кто-то есть, так что можно попытаться проникнуть внутрь, — задумчиво ответил Гарри.

— Давай попробуем, — Драко взял брата за руку, и они трансгрессировали.

* * *

В Визжащую хижину оказалось проникнуть не так уж и просто: на окнах и двери были достаточно мощные чары. Но, провозившись минут сорок, братья смогли открыть одно из окон.

— И кто придумал этот ход? — через полчаса, чуть ли не на четвереньках пробираясь по туннелю, проворчал Драко.

— В Визжащей хижине жил Люпин… когда превращался, — пояснил Гарри, идущий впереди, — Наверное, таким ход сделал директор, ведь тогда аконитового зелья не было, и Ремус в полнолуние был очень опасен. Кстати, именно поэтому посадили и Гремучую иву: на случай, если Ремус попытается вырваться на свободу.

— Подожди, — блондин остановился, в тусклом свете палочек пытаясь разглядеть лицо брата, — Ты хочешь сказать, что мы выйдем к этой сумасшедшей иве?

— Вход в туннель между её корнями, — кивнул Гарри, — Но не волнуйся, я знаю, как её усмирить.

— А это возможно? — скептически посмотрел на него Драко, продолжив путь.

На поверхность юноши выбрались, когда вокруг уже была ночь: в замке горели окна, а на небе было множество звёзд и почти полная луна.

— Ну, мы почти дома, — улыбнулся Драко, смотря на замок, а затем повернулся в сторону ивы, — Как думаешь, кто-нибудь может им воспользоваться?

— Если захочет совершить самоубийство, — хмыкнул брат, — Не зная секрета, соваться сюда бесполезно.

— Но про ход в «Сладком королевстве» Пожиратели как-то узнали, — неуверенно возразил блондин.

— Думаю, что в том туннеле надо устроить обвал. Наверняка про «Сладкое королевство» Лорду рассказал Хвост. А вот про хижину бессмысленно говорить: на стволе столько наростов, что объяснить про нужный на словах невозможно.

— А есть какой-нибудь ход, чтобы попасть со двора в замок?

— Возможно, но я о таком не знаю, — честно ответил Гарри, — Единственный возможный вариант — башня астрономии. Но, боюсь, я не долечу, — Гарри взмахнул палочкой и призвал свои израненные крылья, скривившись от тянущей боли.

— О, чёрт, — Драко очень осторожно осмотрел оба крыла, — Да где ты летал? Но ничего, я зайду к Северусу: попрошу что-нибудь действенное от ран.

— Драко, насчёт Северуса, — Гарри побледнел, что было заметно, несмотря на темноту.

— Что с крёстным? — мгновенно напрягся блондин.

— Он жив, — сглотнул юноша, вспомнив, как оставил бессознательного мужчину в холле замка, — Он знал, что нам грозит опасность, и хотел помочь, но Бруствер с МакГонагалл, похоже, помешали ему. Когда Северус увидел меня одного… понимаешь, он понял всё, и его сердце не выдержало…

— Но крёстный жив? — еле держась на ногах, тихо переспросил смертельно бледный Драко.

— Да, мне удалось снова запустить его сердце, — кивнул Гарри, — Он должен быть в Больничном крыле.

— Тогда нам тем более нельзя встречаться с мракоборцами: мы как можно скорее должны увидеть Северуса, — решительно посмотрел в сторону замка Драко, после чего избавил от крыльев брата и призвал свои, — Думаю, мне хватит сил унести нас обоих.

Гарри, немного посомневавшись, согласно кивнул и обхватил брата за шею. Драко же, в свою очередь крепко обхватив его за талию, взмахнул крыльями. Их бросило вверх, а потом резко вниз, но юноша взмахнул ещё раз, стараясь выровняться и приноровиться к такому странному полёту. Сначала они летели низко и очень неровно, но потом блондин понял, как именно надо действовать, и стал набирать высоту. Полёт стал более мягким, но давался парню с трудом. Когда они, наконец, оказались на крыше, Драко, отпустив брата, сам чуть не упал от усталости, но мысль о крёстном придала ему сил и не позволила сдаться на полпути.

Накинув на себя мантию-невидимку, они спустились с башни, но, прежде чем направиться в Больничное крыло, сначала дошли до тайного прохода, ведущего в «Сладкое королевство». Поставив заглушающие щиты, юноши открыли проход, спустились по каменному склону до земляной площадки, и взмахнули палочками:

— Бомбарда максима, — хором произнесли они, направив заклинания в узкий земляной коридор. Долетев до ближайшего поворота, лучи врезались в стену и мощный взрыв потряс весь замок. Потолок обрушился, коридор завалило, огромное облако пыли вылетело на площадку, с ног до головы покрыв юношей тонким слоем земли.

Отряхнувшись, Драко и Гарри покинули уже бесполезный туннель, и, сняв щиты, быстро направились в сторону медпункта, пока профессора и мракоборцы не начали выяснять, что это было.

Двери Больничного крыла были закрыты. Юноши не стали стучаться, а просто применили Алохомору, которая без проблем справилась с дверью. Было ещё не слишком поздно: мадам Помфри как раз собиралась дать Северусу очередную порцию зелий, когда двери распахнулись, и на пороге появились два уставших на вид и израненных юноши, которых искали мракоборцы и Орден.

— Северус! — юноши кинулись к лежащему мужчине, вызвав у колдомедика ещё больший шок.

— Мальчики… — зельевар словно очнулся ото сна. Он попытался подняться, но сил не хватило, и он упал обратно на кровать, однако он не сдался, повторив попытку. Подбежавшие юноши успели подхватить его до того, как он свалился с кровати.

— Тебе нельзя вставать, — помогая мужчине сесть, ворчливо сказал Гарри, однако он был счастлив видеть мастера зелий живым и в сознании: он так боялся, что мужчина до сих пор не пришёл в себя…

— Мы поставим тебя на ноги, — Драко крепко обнял его, — Я так испугался, когда узнал, что тебе было плохо… Не знаю, как бы я смог жить без тебя.

— Генри, ты смог, — глухо прохрипел мужчина, отвечая на объятия крестника и смотря в глаза брюнету. Называть юношей при посторонних другими именами настолько вошло в привычку, что зельевар делал это просто автоматически, — Ты спас и меня, и Дрейка, а я подвёл вас.

— О чём ты? — удивился Гарри, садясь рядом и крепко сжав его руку, — Ты самый лучший. Как бы ты не старался, у тебя просто не выйдет нас подвести: ты слишком нас любишь, а мы — тебя.

— Я так волновался, — несмотря на своё состояние, Северус чувствовал небывалый подъём сил. Душу наполняли облегчение и радость. Он не хотел больше отпускать их от себя, не хотел ни на минуту расставаться с юношами.

— Давай мы заберём тебя отсюда, — предложил Драко, тоже прижавшись на кровать, — К концу каникул будешь как новенький.

— С радостью, — Северус попытался слезть с кровати, но ноги подкосились, однако юноши были готовы к этому, вовремя поддержав.

— Мы поможем, — Гарри перекинул левую руку мужчины через плечо, Драко взял крёстного под правую руку.

Они уже направились к выходу, когда мадам Помфри, наконец, немного пришла в себя:

— Что вы делаете? Вам самим нужна медицинская помощь, и профессору — тоже. Я оставляю вас всех в лазарете и запрещаю покидать Больничное крыло, — решительно сказала женщина, направляясь к ним на негнущихся ногах.

— Простите, Поппи, но мне будет лучше наедине с моими помощниками. Я очень благодарен вам, что вы предложили помощь и мистерам Блекам. Но, насколько я помню, они не просили об этом, и они, как совершеннолетние, могут сами решить, оставаться ли им здесь. Они не настолько больны, чтобы ставить вопрос об их принудительной госпитализации, а все нужные зелья они найдут в моей лаборатории, — сказал Снейп своим обычным голосом, чем окончательно добил бедную женщину.

Мадам Помфри ещё долго стояла, открыв от возмущения рот, и потрясённо смотря на дверь, за которой скрылись профессор и два студента.

Глава 29. Выгодная сделка

Пройдя потайными тропами, Гарри, Драко и Северус, наконец, добрались до покоев мужчины. К счастью, по пути их никто не видел: неверно, все мракоборцы были на четвёртом этаже — искали, где был взрыв.

В гостиной апартаментов профессора всё было прибрано. Когда ребята вошли, на журнальном столике появился ужин. Усадив мужчину в кресло, юноши подозрительно огляделись. Под книгой на столе Гарри заметил Карту мародёров. Достав её, он удивлённо посмотрел на точки: казалось, что в Хогвартсе было пол-аврората.

— Крёстный, как ты умудрился убрать карту, но не стереть её? — Драко подошёл и тоже посмотрел в старый пергамент.

— Я оставил её на диване. Наверно, убрали домовики. Странно, что они прислали еду, когда мы не просили об этом, — Северус был слегка удивлён.

Юноши переглянулись: какой домовик мог догадаться убрать карту так, чтобы её было легко найти, но в то же время посторонний бы не увидел её? Кто мог прислать ужин без приказа?

— Добби! — воскликнули оба. В то же мгновение с негромким хлопком появился странно одетый домовой эльф:

— Вы меня звали, милорды? — поклонился домовик.

— Не притворяйся. Ты ведь понял, кто мы? — Гарри строго посмотрел на эльфа, который ответил ему испуганным взглядом:

— Я ни кому не сказал, Гарри Поттер: никому-никому, — пискнул он.

— Ты ведь всю жизнь служил моей семье. Ты почувствовал, что я — Малфой, — внимательно посмотрел на домовика Драко, — А Гарри — твой спаситель, ты не мог его не узнать, вы связаны.

Домовик быстро закивал и опустил уши, словно провинился. Гарри присел перед ним и посмотрел в его огромные глаза:

— Хоть я и не просил, но спасибо. Это ведь ты позаботился о карте и ужине? — Добби кивнул, юноша улыбнулся ему, — Возможно, ты сможешь приносить сюда еду, пока Северус не поправиться? Но никто не должен знать о нас правду: для нас это опасно. И так уже Лорд с Пожирателями в курсе, а если ещё Министерство и Орден узнают…

— Конечно, сэр, — домовик даже подпрыгнул от такого ответственного поручения, — Я всё сделаю.

— Спасибо, — благодарно кивнул юноша, домовик поклонился и исчез.

— Хороший у вас помощник, — хмыкнул Северус, с интересом слушавший их разговор.

— Ты даже не представляешь, насколько, — Драко посмотрел в его чёрные глаза, — Именно он показал нам, как уйти из замка отца. Без него мы бы давно погибли.

— Да, недооценивал Люциус своего слугу, — покачал головой мужчина.

— Добби просто любит свободу. Я помог ему, и поэтому он предан мне больше, чем лорду Малфою, — Гарри подошёл к столу. Есть хотелось ужасно, но сначала нужно было помочь Северусу.

— Давай лучше я, — Драко хотел забрать тарелку, но брат посмотрел на него и отрицательно покачал головой:

— Ты и так валишься с ног, да и вид у тебя такой, будто неделю не ел. Ешь, а то я и тебя буду кормить с ложечки, — Гарри чуть подтолкнул его в сторону стола. Драко просто не мог сопротивляться: от запахи пищи у него кружилась голова, и он с жадностью набросился на свою порцию. Брюнет удовлетворённо улыбнулся и повернулся к мужчине, — Теперь ты, Северус.

— Я не настолько больной, — возмутился мужчина, — Да и, в отличие от вас, меня всё же кормили.

— Зельями? — Гарри сел на подлокотник его кресла, — Не упрямься, разреши мне помочь.

Мужчина мрачно посмотрел на него и сам потянулся к тарелке. Вздохнув, юноша достал палочку и наколдовал поднос, после чего, в одной руке держа тарелку с пюре, второй установил поднос на коленях мастера зелий.

— Спасибо, — буркнул Северус, взяв из рук брюнета ложку. Однако пальцы слушались плохо.

Гарри призвал стоящий на столе бокал с тыквенным соком, искоса наблюдая за не очень удачными попытками зельевара поесть. Наконец, ложка выскользнула из рук мужчины и упала на пол. Спокойно подняв её, юноша посмотрел в глаза мастеру зелий:

— Северус, зачем тебе это? Мы и так знаем, что ты сильный. Ты поправишься, но, прошу, не отвергай нашу помощь.

Мужчина уже и так понял, что самому поесть не удастся, поэтому лишь на секунду закрыл веки в знак согласия. Гарри облегчённо улыбнулся и с такой трепетностью стал кормить его, будто перед ним сидел не взрослый мрачный мужчина, а беззащитный ребёнок.

Драко, наевшись, ушёл в лабораторию. Гарри как раз закончил кормить Северуса, когда блондин вернулся с огромным количеством различных бутыльков и баночек.

— Крёстный, тебе нужно зелье сна без сновидений, или и так уснёшь? — Драко поставил всё на край стола.

— Справлюсь как-нибудь и без зелья, — непривыкший к такому вниманию мужчина выглядел слегка раздражённым, а в голос вернулись язвительные нотки.

— Северус, попробуй расслабиться и просто довериться нам, — с набитым ртом посоветовал Гарри, зельевар недовольно посмотрел на него.

— Будешь себя хорошо вести, мы тебе обо всём расскажем, пока будем обрабатывать раны, — усмехнулся Драко, лукаво посмотрев на крёстного.

Гарри, поев, задумчиво посмотрел на сидящего в кресле бледного от слабости мужчину, который почему-то отвёл глаза, уставившись в одну точку. Пока Драко всё ещё разбирался с принесёнными зельями, брюнет подошёл вплотную к мужчине, ища его взгляда.

— Северус, не вини себя, — наклонившись к его уху, прошептал юноша, — И не отгораживайся от нас, этим ты причинишь боль не только себе, но и нам. Ты не виноват, что так всё вышло, и плохо тебе стало не потому, что ты позволил себе опять любить и чувствовать, а потому, что когда ты всем сердцем хотел нас спасти, тебе помешали те, от кого ты этого не ожидал. Ты просто перенервничал. Ты так сильно желал защитить нас… А твоё сердце уже не каменное, — Гарри нежно коснулся груди зельевара в районе сердца, — Ты отдал его нам, и не пытайся делать вид, что это не так. А слабость… она пройдёт. Пойми, мы готовы хоть всю жизнь заботиться о тебе, лишь бы ты был жив, лишь бы был с нами. И что бы ни случилось, если мы не умрём, то не бросим тебя. Шш… не возражай: это война, и мы прекрасно осознаём риск, на который идём, — юноша накрыл ладонью губы мужчины и чуть отклонился, посмотрев в глаза, — Ты слышал взрыв? Мы уничтожили коридор, которым пришли Пожиратели. Сейчас школа для нас — самое безопасное место.

— Гарри, — Северус убрал ладонь парня и, не отпуская, внимательно посмотрел в его зелёные глаза, — Я слышал, как ты обещал, что вы вернётесь: только это не дало мне провалиться во тьму. И… — мужчина замолчал, не решаясь продолжить.

— Ты слышал, как я назвал тебя, — тихо закончил за него юноша. Он почувствовал, как покраснели щёки, услышал, как бьётся его разрываемое противоречивыми чувствами сердце. Неуверенно посмотрев на мужчину, он опустил голову, до крови прикусив губу, и почти неслышно прошептал, — Прости…

— Малыш, — Северус опёрся о подлокотник и попытался встать, но ему не удалось, и он рухнул обратно.

— С тобой всё в порядке? — волнение за мужчину заставило забыть о смущении, и Гарри опять обеспокоенно смотрел на него.

— Я лишь хотел сказать, что буду счастлив, если ты будешь считать меня своим отцом, — мягко произнёс Северус, смотря на него.

Юноша замер, не отводя взгляда, а через секунду счастливая улыбка озарила его лицо, и брюнет упал перед креслом, положив голову на колени мужчине и дыша, словно после бега, со всей силы прижавшись к нему. Зельевар нерешительно протянул руку и осторожно стал гладить парня по волосам. Так они и сидели, пока Драко не подошёл с их порциями зелий:

— Гарри, крёстный, выпейте, — блондин отдал брату его кубок, и поддержал руку Северуса, который чуть не расплескал всё зелье на себя.

Почти час братья рассказывали любимому зельевару обо всём, что с ними произошло. Сначала говорил Гарри, пока Драко обрабатывал ему царапины на лице и руках, и смазывал заживляющим бальзамом изодранные ветками крылья. Потом они поменялись ролями: блондин стал рассказывать, а брюнет тем временем аккуратно смазывал следы на щеке и шее, оставленные ремнём лорда Малфоя. Заметив кровь и на рубашке, Гарри расстегнул её и осторожно смазал красную полоску на боку брата, оставленную тем же ремнём. Ещё раз внимательно осмотрев блондина, юноша смазал полученные им во время похищения и пребывания у Лорда синяки, и, взяв более действенную мазь, обработал глубокую рану на скуле.

— Вот так мы и добрались до тебя, — закончил Драко минут через десять, как Гарри оставил его в покое.

Была уже глубокая ночь. Мужчина и юноши отлично понимали, что скоро все узнают о них. Но придумывать очередную ложь сил уже не было. Доведя Северуса до его спальни и уложив в постель, они заняли гостевую комнату, прямо в одежде упав на широкую кровать и мгновенно уснув.

* * *

— ЧТО?! — Дамблдор был в шоке. Зайдя утром в Больничное крыло узнать, не улучшилось ли состояние мастера зелий, директор не увидел его в лазарете. Тогда он решил узнать, куда перевели Снейпа, у мадам Помфри. В принципе, он был уверен, что медик отправила его в Мунго: учитывая вчерашние события, когда он сам почти весь день отсутствовал, колдомедик имела право и без его согласия отправить зельевара в больницу, учитывая его состояние. Негромко постучавшись и войдя в комнату женщины, он несколько удивился рассерженному и недовольному виду медика. Но когда он выяснил причину такого её состояния, впервые за много лет он потерял дар речи от потрясения.

— Они пришли ближе к ночи, и Северус ушёл с ними, — повторила мадам Помфри, удивлённая реакцией директора: она считала, что Дамблдор давно в курсе возвращения Блеков, и что юношам помог именно Орден. Но, по всей видимости, это было не так.

— Спасибо, Поппи, — еле выговорил директор, — Но прошу вас в следующий раз, если что-нибудь подобное случится, немедленно сообщить мне, — и, развернувшись, Дамблдор покинул кабинет медика. Вызвав Патронуса, он отправил его с сообщением Кингсли, чтобы тот прекратил все поиски, а сам отправился в сторону подземелий, в апартаменты профессора Снейпа.

* * *

Проснулись юноши от настойчивого стука в дверь. Недоумённо переглянувшись, они вскочили и, немного оправив одежду, побежали к двери, надеясь, что стук не разбудил Северуса.

— Профессор Дамблдор, простите, но профессору нездоровится, он не сможет с вами поговорить, — открыв дверь и увидев директора, холодно произнёс Драко.

— Мистеры Блеки, если не возражаете, в первую очередь я хотел бы поговорить с вами, — не обратив внимания на тон подростка, тепло улыбнулся Дамблдор.

— В таком случае, нам будет удобнее в гостиной, — не найдя предлога, чтобы отказать, кивнул в сторону дивана Гарри.

Юноши первые сели в кресла, Дамблдор вынужден был сесть на диван, чтобы хорошо видеть обоих.

— Итак, наверное, вы бы хотели узнать, как мы оказались здесь, директор? — не дожидаясь вопроса, первым начал блондин, Дамблдор чуть удивлённо кивнул, внимательно смотря на них.

— Мы знали из писем отца нашим матерям, что Лорд раньше использовал несколько мест в качестве своих штабов, и мы были в курсе, как попасть в его убежища, — на ходу принялся сочинять Гарри, — Вот я и рискнул. Мне повезло — удалось вытащить Дрейка из темницы. Вернулись в школу мы тем тоннелем, каким пользовались Пожиратели. Мы уничтожили его, вызвали обвал.

— Так это вы поставили на уши всех мракоборцев, — задумчиво посмотрел на каждого из них Дамблдор сквозь очки-половинки.

— Мы бы не хотели, чтобы на нас снова напали, — кивнул Драко.

— А насчёт профессора, — опережая вопрос директора, сказал Гарри, — Он из-за нас попал в больницу. Думаю, мы просто обязаны позаботиться о нём, по крайней мере, пока ещё каникулы.

— Поверьте, мадам Помфри отлично знает своё дело, — возразил Дамблдор, — И вам тоже не мешало бы ей показаться.

— Мы не сомневаемся в её профессионализме, просто… это наш долг, — опустил глаза Драко, — Понимаете, мы совершенно не смыслим в зельях. Нам просто повезло на экзамене, что попалось знакомое, а так… А профессор всё равно нас учит. И после того, как он еле выжил, отправившись к нам на помощь, мы просто не можем поступить иначе. Это ведь так мало по сравнению с тем, что он для нас сделал.

— Я понимаю ваши чувства, но всё же лучше довериться специалисту, — Дамблдор был обескуражен речью подростка: он никогда и мысли не допускал, чтобы кто-то мог так относиться к мастеру зелий.

— Директор, мы хотели спросить вас, — отвлёк его от мыслей брюнет, Дамблдор выжидательно посмотрел на него. — Дело в том, что кроме информации о Лорде, в одном письме говорится, что у отца в Лондоне есть дом. Это правда?

— Да, — насторожился Дамблдор, — Но он достался в наследство крестнику брата вашего отца, Гарри Поттеру. И, боюсь, вы не имеете на него права.

— Что ж, это можно проверить, — брюнет нахмурился, словно вспоминая что-то, давно забытое, — Как же его зовут? Отец писал, что в доме живёт эльф… Ах да, Кикимер!

К величайшему удивлению Дамблдора, прямо перед креслом, в котором сидел юноша, появился старый домовик в грязной тряпке.

— Молчать, — приказал Гарри, когда Кикимер, во все глаза смотревший на него, хотел что-то сказать, — Итак, теперь ты служишь не только Гарри Поттеру, но и нам с братом, — кивнул юноша в сторону Драко, от чего домовик пришёл в некий ступор. Гарри уже испугался: не сойдёт ли Кикимер с ума от такой информации, ведь его, как хозяина, он не мог не узнать, а Драко был в кровном родстве с Блеками. — Можешь вернуться в дом, но ни одна живая душа не должна знать о нас. Ты всё понял?

Кикимер кивнул и исчез. Драко одобрительно посмотрел на брата: ведь приказ со стороны выглядел невинно, но вот в действительности он был очень важен.

— Похоже, директор, мы наравне с Поттером являемся совладельцами дома, — довольно улыбнулся директору Драко. А вот Дамблдора явно не обрадовала такая информация.

— Предлагаем сделку, — пока директор всецело размышлял над возникшей проблемой, решил повернуть ситуацию в их пользу Гарри, — Мы с братом отказываемся от своей части, а вы, ничего не скрывая, отвечаете на один наш вопрос.

— Что за вопрос? — взгляд Дамблдора был насторожен, а юноши явно чувствовали себя комфортно, вежливо и с интересом смотря на него.

— Мы озвучим его, если вы согласитесь. Но сделку скрепим непреложным обетом: так никто из нас не нарушит её, — сказал Драко и посмотрел на брата: тот согласно кивнул, одобряя такое решение.

— Я согласен, — принял условия Дамблдор: он был уверен, что каков бы ни был вопрос, он не стоил половины дома, заплаченного за него, — Клянусь, что честно и полно отвечу на ваш вопрос, если только буду знать ответ на него.

— Клянёмся, что дом Блеков с этого момента будет принадлежать только Гарри Поттеру и его потомкам, — в унисон произнесли юноши. Непреложный обет скрепил клятву, на лицах братьев расплылись удовлетворённые улыбки.

— Вы, наверно, хотели спросить о смерти отца, — не заметив их странных улыбок, негромко произнёс Дамблдор, — Я не так много знаю об этом…

— Нет, — перебил его Гарри, — Наш вопрос другой.

— И какой же? — не смог скрыть удивления в голосе директор.

— Из-за чего Лорда нельзя убить? — произнёс юноша, своим вопросом повергнув директора в глубокий шок.

— Мы внимательно вас слушаем, профессор, — поддался вперёд Драко, наслаждаясь видом Дамблдора, в упор смотрящего на них, и вот уже минуту забывающего хоть изредка моргать.

— И могу я узнать, чем данный вопрос вызван? — наконец смог произнести директор.

— Если бы он мог умереть, то был бы уже мёртв, — спокойно ответил Гарри, — Мы послали в него Аваду, и он всё ещё жив. Этому должно быть какое-то объяснение, и мы хотели бы знать, какое.

— Вы пытались убить Лорда? — недоверчиво переспросил Дамблдор.

— Он и несколько его слуг встали у нас на пути, когда мы уже покидали подземелья, где он держал меня. Наверно на двери моей камеры были какие-то оповещающие чары, — не моргнув и глазом, выдал очередную порцию полу-лжи Драко, — Пришлось сражаться.

— Хорошо ещё, что наша Авада вызвала панику у Пожирателей, — подхватил мысль Гарри, — Они не ожидали, что мы владеем подобным заклинанием, благодаря чему нам и удалось бежать.

— Да, это заклинание доступно не всем магам, — Дамблдор изучающе смотрел на них, — Но, возможно, вашей силы не хватило. Сам по себе зелёный луч не несёт смерти. Нужен либо холодный расчёт, либо железная воля. Произнося заклинание, вы должны хотеть убить: для Пожирателей это удовольствие от смерти врага, для мракоборцев — необходимость для спасения других жизней, а для вас это было лишь желанием сбежать, желанием выжить, а этого могло быть недостаточно.

— Не достаточно! — искренне возмутился Драко, — Может, мы попробуем Аваду на вас? Заодно и узнаем: достаточно ли сильно нашего желания жить.

— Молодые люди, я не хотел вас обидеть, — удивился такой реакции профессор, — Я не сомневаюсь в ваших способностях, просто вы столкнулись с человеком, обладающим исключительными познаниями в тёмной магии. Его не так просто убить, и вы слишком юны, чтобы справиться с ним.

— И всё же: что позволило ему выжить, когда его собственное заклятие лишило его тела? Почему его нельзя убить? — повторил вопрос Гарри.

— Что ж, вы оба пережили ужасные испытания, и имеете право узнать правду, — вздохнул Дамблдор, который при всём желании не мог нарушить неосторожно данный обет, и проигнорировать их вопрос, — Волан-де-Морт полжизни посвятил поискам того, что дало бы ему бессмертие. Ещё в школе он узнал, что существуют особое заклинание, с помощью которого волшебник, расколов срою душу, может поместить осколок души в какой-нибудь предмет. Соответственно, чем более сильный артефакт использует маг, тем надёжнее спрятана его душа. Такие предметы называют крестражами. И Лорд их создал. Именно благодаря этому, он не смог умереть, когда лишился тела.

— А почему он не лишился тела от нашей Авады? — заинтересовано спросил Драко.

— Ваше заклятие могло оказаться не так сильно. Кроме того, собственное заклятие всегда действует немного по-другому, если попадает в тебя, — развёл руками директор.

— А сколько у него крестражей и какие? — наклонился вперёд Гарри, — Они не уничтожены?

— Семь, — было видно, что только клятва заставляет профессора отвечать им, — Дневник Реддла был уничтожен Гарри Поттером, кольцо Мраксов и медальон Слизерина я уничтожил. Недавно мне удалось найти диадему Райвенкло и кубок Хаффлпафф, так что и они больше не являются крестражами, хотя оба предмета сильно пострадали после избавления их от осколков души Волан-де-Морта. Осталось два последних крестража. Но они самые сложные, так как это живые существа. Первый — Нагайна, змея Тёмного Лорда, а второй, о котором не догадывается даже сам Лорд, — это Гарри Поттер.

— Как Лорд вообще узнал о подобной магии? И почему он не знает о последнем крестраже? — нахмурился Гарри.

Дамблдора удивила расчётливость, прозвучавшая в голосе подростка. А то, что информация о живых крестражах нисколько их не поразила, было ещё более странно. Хотя, возможно, в силу возраста и недостатка знаний, юноши просто не до конца осознают то, что он говорит им.

— Том Реддл проводил много времени в библиотеке, и однажды ему встретилась книга, в которой упоминался волшебник, создавший крестраж. В то время в школе преподавал замечательный учитель, когда-то в молодости лично встречавшийся с тем волшебником, и много знавший о крестражах. Это был Гораций Слизнорт — единственный учитель, к которому Тёмный Лорд питал хоть какие-то чувства. Том был одним из лучших зельеваров среди студентов, и любимым учеником Горация. Так вышло, что именно к нему и обратился Реддл, а бедный Гораций не смог отказать ему. К сожалению, профессор Слизнорт знал больше, чем хотел Лорд, а Ордену не удалось защитить его. Теперь он в Мунго, и уже ничего не помнит, — тяжело вздохнул Дамблдор, — Но, на наше счастье, Гораций, уходя из Хогвартса, всё же поделился со мной воспоминанием о том разговоре, что состоялся между ним и Реддлом, и мы теперь знаем точное количество созданных Волан-де-Мортом крестражей.

— А Гарри Поттер? Как он стал крестражем? — напомнил Драко.

— Когда Лорд напал на Гарри, защита его матери отразила луч Лорда. Как я уже говорил, собственное проклятие порой эффективнее любого другого: Волан-де-Морт лишился тела, но его душу надёжно держали созданные на тот момент пять крестражей. Но заклятие было такой силы, что всё же небольшой кусочек откололся от его души и, к сожалению, попал именно в Гарри.

— Спасибо, профессор, вы сказали всё, что мы хотели услышать. Теперь Гарри Поттер — единственный владелец дома, — чуть поклонился в знак благодарности темноволосый юноша.

— Есть ли у вас к нам ещё какие-нибудь вопросы? — посмотрел на директора Драко.

— Вы теперь многое знаете, и я не вижу в ваших глазах страха, — сквозь очки-половинки смотрел на них Дамблдор, — Вы, Генри, проявили отвагу, отправившись спасать брата. И вы оба достойно сражались с Лордом. Но позвольте узнать, что именно хотел от вас Волан-де-Морт.

— Чтобы мы присоединились к нему, — ответил блондин.

— И, насколько я понимаю, вы отказались, — проницательно посмотрел на них Дамблдор, братья кивнули, — Это весьма смело с вашей стороны, учитывая обстоятельства, в которые поставил вас Лорд, предлагая стать Пожирателями, — одобрительно произнёс профессор, — Не хотели бы вы вступить в Орден? Конечно, после того, как закончите школу. Это организация, выступающая против Волан-де-Морта. Уверен, вы там не только сможете реализовать себя, но и найдёте отличных друзей: там состоят лишь по-настоящему достойные волшебники, которые всеми силами стараются закончить эту войну, пытаются предотвратить жертвы и защитить своих близких. Орден заботится о безопасности всех, кто в него входит, он станет для вас настоящей семьёй.

— Спасибо, профессор, мы подумаем об этом, — в унисон произнесли братья.

— Хорошо, — кивнул Дамблдор, — А сейчас вы должны вернуться в свою гостиную: ваши друзья сильно переживают за вас. Поверьте, вы не сможете сами помочь профессору Снейпу. Уверен, что он оценит вашу заботу, но его состояние не улучшится без надлежащего ухода и лечения. Так что, увы, но я просто не могу рисковать жизнью моего лучшего зельевара, несмотря на ваше искреннее и похвальное желание…

— Прошу прощения, директор, — перебил Дамблдора голос мастера зелий.

Юноши резко обернулись: Северус стоял, придерживаясь за стену. Мантия просто запахнута, как халат, стянутая какой-то верёвкой, лицо пепельно-серое: было не понятно, давно ли он стоит здесь, но вид такой, что вот-вот рухнет. Однако глаза были холодными и непроницаемыми.

— Северус, мальчик мой, — запричитал Дамблдор, — Я так рад, что тебе лучше.

— Да, благодаря стараниям Поппи и этих молодых людей, — кивнул в сторону братьев мужчина, не отводя глаз от директора, — И я хотел бы остаться здесь. Думаю, под моим руководством господа Блеки вполне могут обеспечить мне покой, который мне сейчас необходим. Кроме того, для них это прекрасная возможность познакомиться с лечебными зельями. Надеюсь, вы не будете возражать против подобного решения, директор?

— Ну что ты, мой мальчик, — улыбнулся Дамблдор, — Однако мистерам Блекам самим нужна медицинская помощь, и Поппи очень волнуется.

— Передайте ей мою благодарность, — не терпящим возражения тоном произнёс зельевар, — Но я останусь здесь. А что касается моих помощников, то все зелья, необходимые им, находятся в моей лаборатории. Всего хорошего, директор. Генри, Дрейк, проводите профессора, — холодно распорядился Снейп.

Дамблдор был недоволен, но мастерски скрыл это. Пожелав зельевару поскорее поправиться, он покинул апартаменты мастера зелий. Как только братья закрыли за директором дверь, тут же бросились к Северусу. Мужчина стоял, закрыв глаза и тяжело дыша.

— Крёстный, — подскочил к нему Драко и, обняв за талию, принял почти весь вес мужчины на себя. Подоспевший секундой позже Гарри, помог брату отвести Северуса обратно в спальню.

Положив его на кровать, Драко выскочил из комнаты. Гарри остался с Северусом. Сев на край кровати, юноша провёл по влажным волосам мужчины, который так и лежал, не открывая глаз.

— Северус, как ты вообще умудрился выйти из спальни? Тебе надо набраться сил. Неужели ты думаешь, что мы не рассказали бы тебе о разговоре с директором? Тебе нужен отдых, — нежно убрал он мокрые пряди со лба мужчины, — И мы ни за что не отдали бы тебя мадам Помфри: можешь и не надеяться, — под конец усмехнулся он. Северус открыл глаза, благодарно посмотрев на юношу.

В этот момент вернулся Драко с несколькими бутыльками. Гарри приподнял мужчину, сев за ним и прижав к себе, чтобы тому было удобнее, блондин осторожно помог крёстному выпить принесённые им зелья.

— Теперь отдыхай. Если хочешь, мы будем с тобой, — Драко поставил пустые бутыльки на прикроватный столик и взбил подушку, Гарри осторожно опустил на неё зельевара.

— Расскажите, почему Дамблдор сказал вам о крестражах, — когда дыхание восстановилось, попросил Северус, смотря на юношей.

Сев по обе стороны от него, ребята поведали обо всём, что сказали директору, и что узнали от него. Когда они закончили свой рассказ, на небольшом столике появился завтрак. Гарри опять приподнял мужчину, а Драко взял тарелку и аккуратно стал кормить его.

— Так что дом по-прежнему принадлежит Гарри: мы ведь не нарушили клятвы, но зато узнали много интересного, — улыбнулся крёстному блондин.

— Гарри, я найду, как избавить тебя от осколка, — Северус слегка повернулся, посмотрев в глаза подростка, поддерживающего его, — Чего бы мне это не стоило.

— Тише, Северус, не переживай так, — крепче обнял его юноша, — Во мне уже нет никакого осколка. Когда мы с Драко в первый раз сбежали от Лорда, ты ведь знаешь, что я тогда опять выжил после Авады. У меня тогда был шанс вернуться, и я вернулся, а Смерть как плату забрала тот осколок души Волан-де-Морта, который был во мне. Я с ним больше не связан. И последний крестраж Лорда — его змея. Убив её, мы можем прикончить и этого монстра.

Северус слабо улыбнулся. Какое-то странное чувство защищённости охватило его. Мальчики были с ним, сейчас опасность им не грозила, а о большем он и не мечтал. Поев, мужчина так и уснул в объятьях подростка.

Глава 30. Что же их связывает?

Поговорив с вернувшимися юношами, директор созвал экстренное собрание, на котором учителям и орденцам, прибывшим в школу на помощь аврорам, рассказал обо всём, что услышал от братьев, скрыв лишь тот факт, что юноши против Лорда применяли Аваду: ни к чему было вселять панику в сердца своих людей. Теперь все были в курсе, как юношам удалось спастись, но оставалось загадкой, почему они никому не сказали, что вернулись. Неужели считали, что их не ищут? И их странное отношение к мастеру зелий…

— Альбус, но почему Пожиратели напали именно на них? — спросила Минерва, когда директор замолчал.

— Мистеры Блеки говорят, что Лорд хотел привлечь их на свою сторону. Должен заметить, что на этот раз Волан-де-Морт поступил весьма оригинально, но, учитывая, что их отец был Пожирателем, этого следовало ожидать. Так что, думаю, они говорят правду, — ответил Дамблдор.

— Это просто невероятно, что они оба живы, — Кингсли нахмурился, — Но их поведение…

— Я поговорю с ними, — встала МакГонагалл, — Но сначала нужно известить других студентов. Думаю, они должны знать, что с их друзьями всё в порядке.

— Вы правы, Минерва, — согласилась профессор Стебль, тоже поднимаясь из кресла.

— Конечно-конечно, — вскочил Флитвик, — Я обрадую и своих, и слизеринцев.

Согласия директора не спрашивали — его поставили перед фактом, что очень не понравилось Дамблдору. Однако деканы факультетов уже выходили за дверь, и он не видел причин их останавливать: ведь их решение было абсолютно правильным в данной ситуации.

* * *

В подземелья Минерва спустилась только после ужина: слишком много было неотложных дел. Сначала она долго убеждала своих студентов, что с Блеками всё в порядке, потом говорила с мракоборцами об немедленной отмене наложенного во время поисков запрета выходить из гостиной. В результате только после обеда сняли со студентов всех факультетов «домашний арест». А потом ещё было собрание Ордена, где Дамблдор главной целью опять поставил поиски Гарри. И вот теперь, наконец, женщина шла в комнаты мастера зелий, где находились двое её студентов.

А в это время братья как раз покормили своего профессора и теперь ели сами. Негромкий стук был неожиданным: они не думали, что после визита директора придёт кто-то ещё. Северус приподнялся и попытался встать, но юноши не позволили ему этого сделать.

— Тебе вполне достаточно на сегодня и утренней прогулки, — категорично заявил Драко.

— Но… — попытался возразить мастер зелий, однако Гарри приставил палец к его губам, не давая ничего сказать, и несколько секунд смотрел в его глаза.

— Обопрись о моё плечо, будешь лежать в гостиной на диване, — вынес вердикт Гарри, понимая, что всё равно зельевар сделает всё по-своему, стоит им только ненадолго отлучиться.

Доведя Северуса до дивана, братья направились к двери.

— Простите, что так долго, профессор, — увидев МакГонагалл, сказал Гарри.

— Всё нормально, Генри, — женщина внимательно оглядела юношей. Удостоверившись, что те могут обойтись и без помощи медика, она слегка улыбнулась, — Я рада, что вы вернулись в целости, и хотела бы поговорить с вами. Конечно, если это не потревожит Северуса.

— Проходи, Минерва, — донёсся голос зельевара. Юноши только хмыкнули, увидев в глазах женщины лёгкое потрясение.

— Прошу, — Драко отступил, чуть поклонившись, пропуская МакГонагалл, которая бросила на него удивлённый взгляд.

Пройдя в комнату, Минерва увидела на диване мужчину, накрытого пледом. Только лишь бледность говорила о том, что он ещё слаб.

— Как себя чувствуешь, Северус? — с заметным беспокойством в голосе, поинтересовалась МакГонагалл.

— Благодарю, намного лучше, — зельевар кивнул на кресло, предлагая женщине сесть.

— Северус, я хотела извиниться за тот случай. Я не думала, что всё настолько серьёзно. Но как ты узнал, что моим студентам угрожает опасность? — сев, спросила женщина.

— Всё знать — это моя работа, — усмехнулся мужчина, — И можешь не извиняться: твои ученики справились и без меня.

— И всё же, Северус, — не согласилась МакГонагалл, не обращая внимания на присутствующих в комнате юношей, — Я впервые полностью осознала, что Альбус прав насчёт тебя.

— Рад за тебя, — язвительно произнёс Снейп, — Что-нибудь ещё?

— Нет. Если не возражаешь, я поговорю с мистерами Блеками, — после кивка мужчины, Минерва повернулась к сидящим в креслах юношам, — Я бы хотела, чтобы вы оба пошли со мной. Ненадолго, — увидев протест в их глазах, постаралась успокоить их женщина, — Но если вы хотя бы на пару минут не подниметесь в гостиную Гриффиндора, боюсь, скоро ваши товарищи узнают, где вы, и оккупируют подземелья.

— Всё настолько плохо? — усмехнулся Драко.

— Они тоже бросились спасать вас, — посмотрела на юношу женщина, — Притом, все студенты, которые остались на каникулы. Но их остановили мракоборцы, и только несколько часов назад был снят запрет выходить из гостиных.

— Даже так? — приподнял бровь мастер зелий.

— Северус, они действовали намного решительнее мракоборцев. Впервые среди студентов всех факультетов такое единство, — посмотрела Минерва на мужчину, — Не думала, что скажу это, но тот, кто объединил факультеты, достоин директорского кресла больше, чем Альбус.

Юноши переглянулись и, не выдержав, весело рассмеялись. МакГонагалл внимательно посмотрела на них:

— Вы же знаете, кто это? — спросила женщина. Братья, не видя смысла скрывать, согласно кивнули. — Тогда, возможно, вы скажите его имя. Я бы очень хотела с ним поговорить.

— Пожалуйста, — в глазах брюнета появились задорные искорки, — Это Волан-де-Морт.

— ЧТО? — захлебнулась от шока МакГонагалл, — Каким образом это мог быть Лорд?

— Всё просто, — усмехнулся Драко, — Если бы не Лорд, ничего бы не произошло. Мы не хотим плясать под его дудку, вот и вынуждены учиться жить вместе. Просто так у нас больше шансов остаться в живых.

— Но кому конкретно пришла в голову идея объединения? Хотя бы скажите, с какого факультета.

— Факультета было два, — лукавая усмешка появилась на лице Гарри, — Притом, самых необычных. Но большего мы не скажем — это не наша тайна.

— Что ж, я не буду настаивать, — МакГонагалл встала и посмотрела на лежащего зельевара, — Северус, я пришлю их обратно.

— Мы не оставим профессора, — возразил Гарри, с беспокойством посмотрев на мужчину, а затем перевёл взгляд на брата, — Дрейк, пожалуйста.

Драко долго смотрел ему в глаза, после чего кивнул, показывая, что всё понял, и повернулся к ждущей их женщине:

— Профессор МакГонагалл, я пойду с вами. Мы с Генри не можем уйти вместе. А так как именно меня все так хотели спасти, то, думаю, идти именно мне.

Минерва не стала спорить, и первая покинула гостиную мастера зелий. Драко, кинув взгляд на брата, вышел за ней.

— Гарри, ты хотел что-то мне сказать? — приподнялся на локтях Северус.

— Нет, просто не хочется тебя оставлять, — улыбнулся юноша, присев на край дивана и не отводя взгляда от черных глаз мужчины, — Я боюсь. Боюсь, что если мы уйдём… Вдруг тебя заберут у нас: запрут в Мунго или в Больничном крыле. Если мы вернёмся, а тебя здесь не будет… мы не вынесем этого, Северус, — на глазах появились слёзы, стало трудно говорить, но он продолжил, утопая в тепле и нежности, которыми были наполнены глаза зельевара, — Знаешь, мы ведь когда тебя ждали в твоём доме… Я и представить не мог, что ты такой. А теперь я больше всего боюсь потерять тебя или Драко. Я столько лет считал вас врагами, а теперь только вы — моя семья, и я не вижу жизни без вас. Мне так больно за то время. Я бы так хотел вернуться, и начать всё сначала. По-другому…

— Малыш, не плачь, — Северус протянул руку и провёл по мокрой щеке подростка, — Я тоже хотел бы вернуться, но раньше… намного раньше. Возможно, тогда ты действительно был бы моим сыном, и всё было бы совсем иначе.

— Я и так твой сын, — сквозь слёзы улыбнулся юноша и лёг рядом, прижавшись головой к груди мужчины.

— Да, ты мой сын, — обнял его Северус.

* * *

Когда Драко вошёл в гостиную вслед за профессором, к нему с дикими воплями кинулись все, кто был здесь. Такого тёплого приёма блондин не ожидал. Когда стихли все восхищённые вопли и крики, Драко в двух словах рассказал о своём похищении и пообещал подробно рассказать обо всём, когда все вернутся с каникул. Отпускать его не хотели, но блондин всё же смог найти достаточно веские аргументы и, пожелав всем спокойной ночи, выскользнул из гостиной.

Отсутствовал он около часа. Войдя в покои крёстного, он задумчиво посмотрел на представшую его взору картину: Северус крепко обнимал лежащего на краю дивана брата. Оба спали, на щеках Гарри были видны следы от слёз.

Сначала юноша не хотел их будить, но потом вспомнил, что Северусу нужно выпить очередную порцию зелий, а Гарри необходимо ещё раз обработать крылья. Подойдя, он тихо наклонился к спящим, не желая, чтобы они от пробуждения свалились с дивана.

— Гарри, — шёпотом позвал блондин, тронув брата за плечо. Тот открыл глаза и непонимающе посмотрел на брата. Улыбнувшись ему, Драко перевёл взгляд на мужчину и осторожно убрал волосы, упавшие ему на лицо, — Крёстный, проснись.

Северус нехотя разлепил глаза, не разжимая объятий. Драко лишь усмехнулся:

— А если вас увидят? Вы всю нашу конспирацию загубите.

— Ну и пусть, — Гарри уткнулся носом в грудь мужчине, опять закрывая глаза: он хотел спать, а рядом с Северусом было так тепло и уютно, что уходить совершенно не хотелось. Однако брат не дал ему спокойно поспать.

— Ангелочек, вспомни про свои крылышки, — рассмеялся Драко, тормоша его, — Успеешь ещё выспаться: впереди вся ночь.

— Драко, тебе не стыдно будить честных людей? — неохотно сел Гарри, притворно зевнув, — Ладно-ладно, помню я про лечение.

Это были настоящие каникулы — отдых, в котором нуждались все трое: Северус быстро шёл на поправку, их больше не беспокоили, так что целыми днями они были вместе, не заботясь о том, кто что подумает, с утра до ночи наслаждаясь обществом друг друга и отсутствием кого бы то ни было. Зато за дверью покоев декана Слизерина всё больше росло недоумение: почему братья ни на минуту не покидают профессора? Почему ни они, ни Снейп не обедают в Большом зале? Профессора понять было не сложно: «Ужас подземелий» вряд ли хотел, чтобы студенты и коллеги видели его не в лучшей форме, но вот Блеки… Здесь все заходили в тупик: довольно общительные братья предпочли мрачного мастера зелий своим друзьям, которые готовы были пойти за ними в огонь; каким-то образом они смогли уговорить профессоров дать разрешение помогать Снейпу (И зачем это вообще понадобилось им?); но самое странное, что сам зельевар не был против. И профессора, и студенты пытались найти ответ на вопрос, всё чаще звучащий в коридорах замка, а именно: «Что же связывает братьев Блеков с мастером зелий?». Но вот ответа никто не знал. Единственным разумным объяснением были слова самих юношей об уплате некоего долга перед профессором, все остальные версии были на грани безумия (как могли подумать сами братья). Например, Кингсли был уверен, что юноши сами не смогли бы сбежать от Лорда живыми, а значит, это сам Лорд им приказал ухаживать за своим слугой. Данное предположение, нечаянно услышанное третикурсником Хаффлпаффа, вызвало бурю негодования и протеста у студентов. После этого профессора старались не касаться данной темы, если их хоть как-то могли подслушать. Ещё одна интересная версия, которой сама поделилась МакГонагалл, было предположение о неком родстве братьев с профессором. Версия была любопытной, и даже Флитвик в открытую поддержал её, но вмешался директор, твёрдо сказавший профессорам и всей школе, что у Снейпа нет никаких родственников, и уж явно Блеки никогда не состояли в кровном родстве с его семьёй. Что же касается студентов, то самой распространённой была версия о чарах подчинения, наложенных Снейпом на их бедных друзей, или зелье, обманом данное им и заставляющее делать всё, что он скажет.

Когда с каникул вернулись те, кто уезжал домой, они уже были в курсе происшествия, случившегося в школе: во-первых, как только был снят арест, находившиеся в Хогвартсе первым делом написали письма всем друзьям и однокурсникам, а во-вторых, в последнем номере «Придиры» красочно описывалось данное событие. Кого именно похитили, и кто стал спасителем, в статье не говорилось, но вот на мракоборцев и орденцев буквально вылили бочку грязи за их «оперативные» действия, а обоих юношей выставили чуть ли не героями. Сандра Фосетт, она же «Сова», единственная из авторов оставшаяся в школе на каникулы, сначала хотела посоветоваться с братьями, но те не появлялись, а, по общему мнению, тянуть со статьёй было нельзя. Поэтому она просто скрыла их имена и некоторые факты, чтобы ни у кого из учителей (если они увидят статью) не возникло подозрений, что информацию неизвестному автору передал кто-то из студентов.

Дамблдор же не переставал думать о той странной сделке, заключённой им с Блеками. С одной стороны, в том, что они узнали о крестражах, большой беды не было, но вот сам вопрос и сообщение о том, что Авада на Лорда не действует, настораживали. Да и их упорное нежелание оставлять зельевара было каким-то странным. Притом директор был абсолютно уверен, что никакие чары к братьям применены не были. Ну ладно, допустим, что Блеки действительно считают себя обязанными перед Северусом, но почему зельевар принял их помощь? Дамблдор хорошо знал Снейпа, и был уверен, что тот скорее сдохнет, нежели пойдёт на такое, тем более, что это были студенты, да ещё и гриффиндорцы. Директор единственный знал, сколько горя доставила зельевару смерть Лили Поттер, после чего Северус просто замкнулся. Жизнь его разделилась на две части: то, что было «до», зельевар спрятал глубоко в себе, а «после» — непробиваемая маска истинного слизеринца. Шпион и мастер зелий — это всё, что можно сказать о Снейпе сейчас. Сильный, жёсткий, всегда неприступный и мрачный… что могло его связывать с этими детьми? Почему он до сих пор не выгнал их? Да, вопросов было много, но основательно заниматься ими было некогда: несколько дней назад пришло сообщение от одного из орденцев о том, что Лорд что-то узнал о Гарри. Что именно? — узнать пока не удалось, и теперь это было первоочередной задачей для Ордена. Мальчик не должен был погибнуть раньше, чем его люди уничтожат змею. И притом, никто, кроме Лорда, не должен был его убить.

* * *

А Северус, Драко и Гарри отмечали последний день каникул. Зельевар выглядел абсолютно здоровым, и лишь бледность, появившаяся к концу вечера, могла сказать, что он ещё не до конца восстановился. Крылья Гарри зажили, и ещё вчера юноша вместе с братом выбрался на астрономическую башню, и они с полчаса полетали под пристальным взглядом довольного зельевара. Единственное, пока не стоило перетруждать крылья, но и это ограничение скоро не понадобится. А что касается следов от встречи с Лордом, то заживляющий бальзам убрал их за несколько дней, и теперь никто не смог бы сказать, что братья хоть как-то пострадали. О том, что никто, кроме бывших в школе, не узнает о похищении, они и не надеялись: во-первых, они видели в окно сов с письмами, летающих в последние дни что-то слишком часто; а во-вторых, Сели принесла «Придиру», присланную кем-то из авторов. К их радости, автор имён не указал, но теперь о происшедшем в Хогвартсе будет знать вся магическая Англия — в этом никто из них не сомневался.

— Завтра начинаются уроки, вы должны вернуться сегодня в свою гостиную, — устало отклонился на спинку кресла Северус.

— Но, крёстный, мы не хотим оставлять тебя одного, — блондину до боли не хотелось уходить.

— Северус, а если мы что-нибудь придумаем? — с надеждой посмотрел на мужчину Гарри.

— Даже если я буду при смерти, вам не разрешат здесь остаться, — печально покачал головой зельевар.

— Тогда опять будем бродить после отбоя, — в глазах брюнета появились бесята. Драко, посмотревший на него, облегчённо улыбнулся и перевёл радостный взгляд на крёстного:

— Они не смогут запретить приходить к тебе.

— Будьте осторожны, — покачал головой Северус, прекрасно зная, что спорить бесполезно, и братья даже против его воли будут приходить к нему, а он не сможет не впустить их, не сможет сделать вид, что они безразличны ему, даже если захочет. Наедине с ними он был не способен скрывать своих чувств: юноши запросто определяли его настроение и не обращали внимания на жалкие попытки что-либо скрыть. Иногда это даже бесило, но в душе он был счастлив, что у него такие замечательные и внимательные мальчики, которые ему доверяют и любят его.

— Обижаешь? Да нас ещё ни разу не поймали, — притворно возмутился Гарри.

— Я лишь не хочу, чтобы вы попали в неприятности из-за меня, — улыбнулся Северус, смотря на них.

— Что за глупости? Думаешь, нам есть дело до каких-то баллов и наказаний? — Драко подошёл к крёстному и сел на подлокотник его кресла, отклонившись назад и буквально упав в объятия мужчине, — И сегодня мы не уйдём, можешь и не мечтать: уроки завтра, вот и не зачем гнать нас раньше времени.

Прижав к себе упавшего на него подростка, Северус крепко обнял его и счастливо улыбнулся. И почему он так рад, что они остались? Знает ведь, что лучше не нервировать директора и своих коллег, но зельевар просто не смог заставить себя их отпустить. Ему было так хорошо вместе с мальчиками, что на всё остальное было просто плевать.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"


Оглавление

  • Глава 1. Пещера
  • Глава 2. Память
  • Глава 3. Дорога домой
  • Глава 4. Большой город
  • Глава 5. Замок Малфоев
  • Глава 6. Куда идти?
  • Глава 7. В Лондоне
  • Глава 8. Паучий тупик
  • Глава 9. Продуктовая лавка
  • Глава 10. Жизнь среди маглов
  • Глава 11. Жизнь Северуса Снейпа
  • Глава 12. Мы ждали вас, профессор
  • Глава 13. Тайны
  • Глава 14. Странное решение или последствия необдуманной шутки
  • Глава 15. Министерство
  • Глава 16. Старые знакомые
  • Глава 17. Холодная война
  • Глава 18. Совиная почта
  • Глава 19. Дополнительные занятия
  • Глава 20. Возвращение Гермионы
  • Глава 21. Сумасшедшие гриффиндорцы
  • Глава 22. День рождения Гермионы
  • Глава 23. Факультеты
  • Глава 24. Научиться летать
  • Глава 25. Тайна братьев Блеков
  • Глава 26. Похищение
  • Глава 27. Пленник
  • Глава 28. Уйти от монстра
  • Глава 29. Выгодная сделка
  • Глава 30. Что же их связывает?




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке