Мой плен (fb2)

- Мой плен 1.26 Мб, 382с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Asti Brams

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Asti Brams Мой плен

Глава 1

Пути всегда только два! Ты выбираешь — либо добро, либо зло…

Моя нога так и застыла без туфли, в одном чулке, когда дуло крупнокалиберного пистолета направилось ровно в мою голову!

ГОСПОДИ! БОЖЕ! МОЙ!!!

В этот момент перед глазами пробежала вся моя жизнь! Так вот, как оно обычно бывает?.. За одно мгновение кадры с самого первого события жизни и до последнего накладываются друг на друга, создавая единую картину. Ну разве могла я подумать, что мне придется это увидеть, прожив так мало? Зачем Юля, ЗАЧЕМ ты полезла к этой кнопке?!

Меня заметили, когда я неуклюже дернулась, дотягиваясь носком до тревожной кнопки. Даже если кто-то и оценит мою смелость, на том свете мне уже будет все равно! И сейчас из-за моей храброй, но идиотской выходки, я поплачусь жизнью!

Высокий бандит, в черной экипировке на внушительном крепком теле, начал обходить ограждение, не спуская с меня глаз и продолжая держать на прицеле. Его лицо скрывала лыжная маска, придавая мужчине и без того грозный вид. Мне никогда не было так страшно, как в этот момент! Я не могла двинуться, чтобы надеть чертову туфлю и скрыть следы своей глупости. Но и так оставаться тоже было самоубийство! Ну почему мне так не везет?! Я только прошла стажировку и тут такое!.. Ограбление среди бела дня!

Широкоплечий мужчина тем временем уже зашел в отдел…

Мои коллеги разом облепили стенки и забились по углам. У меня плохая память на лица, но этот взгляд я запомню навсегда… Острый, беспощадный, контролирующий все вокруг! Черные, как ночь, глаза затягивали в свой темный плен и прожигали насквозь. Мужчина двигался уверенно и спокойно, наводя пистолет лишь для того, чтобы я не двинулась и не смогла скрыть следы своего преступления. Мои ресницы дрогнули от подступивших слез, когда он опустил взгляд на мою босую ногу и черную кнопку под столом. Ужас охватил меня, бросая сердце куда-то вниз. Глаза застелило, губы дрогнули от всхлипа и я бы с удовольствием упала в обморок, лишь бы не чувствовать этот невероятный, животный страх.

— Убираемся! — скомандовал бандит низким голосом, поднимая на меня убийственный взгляд.

Ему не надо было даже стрелять. Я и так была убита, ожидая, что непременно расплачусь за свою выходку!

— Чего?.. У нас же еще есть время! — недовольно возразил один из грабителей.

— Уже нет.

Я услышала, как вокруг поднялась суета, но не могла отвести глаз от одной точки — холодной и черной бездны, дула пистолета.

— Блять… Сука отчаянная! — рявкнул кто-то, обратив на нас внимание.

Я закусила трясущуюся губу, понимая, что мне пришел конец. Но неожиданно, именно в этот момент что-то щелкнуло в моей голове! В стрессовой ситуации инстинкт самосохранения вытащил из глубины сознания то, что возможно помогло бы мне выжить!

У меня не было времени обдумывать свое решение. Я перевела свой взгляд с пистолета и, посмотрев прямо в глаза бандита, разлепила губы:

— М-меня зовут, Юля!.. Мне т-только исполнилось двадцать лет… Я родилась в маленьком городе на побережье… И-и я единственный ребенок в семье! Я мечтаю… что когда-нибудь у меня будет своя семья. И-и я еще ничего не успела! Не успела построить карьеру… Не успела сходить на Русский мост, хотя уже несколько месяцев здесь живу! Я не успела полюбить… Я…

Слова застряли в горле, когда мужчина медленно поднес палец в кожаной перчатке к своим губам. Я жадно вдохнула от недостатка кислорода из-за того, что все это сказала на одном дыхании. Мне оставалось только надеяться, что эта памятка, которую я прочитала еще в школе, спасет мне жизнь! Она гласила, что если в такой ситуации успеть что-то рассказать о себе преступнику будет труднее стрелять…

Сжавшись всем телом, я зажмурила глаза. Послышалась возня, грохот, суета и я вздрагивала на каждый звук! Но когда я открыла глаза, то поняла, что пространство больше не занимает грозная фигура. Черные глаза растворились, как и угрожающее моей жизни оружие!

Я осторожно оглянулась. Грабителей уже не было… Остались только перепуганные клиенты, которые поднимались с пола и персонал. Люди озирались на меня, то ли как на свою спасительницу, то ли как на умалишенную! Я практически упала на офисный стул, чувствуя невыносимое обезвоживание и слабость…

***

А дальше началось… Бесконечные опросы полиции. На ковер к менеджеру, на ковер к руководству, на ковер к начальству. Десяток объяснительных и занесений в протокол. Мне казалось этот ужас никогда не кончится! Неделя выдалась тяжелой для всех. Я даже удивилась, узнав, что меня не уволят и руководство пока притихло с вопросом о последствиях. Ведь грабители успели опустошить несколько сейфов и забрать круглую сумму!

Но мои последствия нагнали меня и без того. Внутренние, психологические последствия! Я боялась ходить по улицам. На работе была рассеянной и часто вздрагивала от резкого шума. Двигалась первое время исключительно на такси. В выходные не высовывала нос и ни с кем не общалась. Я бы с радостью взяла отпуск, но тогда мне не на что было бы жить!

Единственная с кем я общалась, кроме ничего не подозревающих родителей, была моя соседка Соня. Она жила в том же доме, где я снимала однушку. Молодая бариста, активная и яркая, она была рядом все это время! Терпеливо ждала, когда я выйду из своего панциря и вернусь к прежней Юле — жизнерадостной и общительной.

Боже, как я была благодарна ей за это! Если бы не она, наверное, мне бы точно понадобилась психологическая помощь, на которую я вряд ли нашла бы деньги.

Все мои близкие и друзья остались в родном городе Находке, откуда я уехала, вместе со своими амбициями и широким взглядом на будущие перспективы, в большой и шумный Владивосток. Я давно планировала эту поездку, не желая оставаться в маленьком и тихом прибрежном городе. И как только окончила факультет финансового менеджмента, уехала из родительского гнезда строить карьеру!

Конечно, одного желания оказалось мало. Мне пришлось несколько месяцев бегать по организациям и предлагать свой сомнительный багаж знаний. Однако, один банк все же отозвался. Я прошла короткое обучение и меня поставили в самый низ банковской пирамиды — операционист в отделе физических лиц. Но это по крайней мере позволило мне самой справляться с финансовым положением и слезть с нагруженной шеи родителей, которые не работали банкирами, но чем могли поддерживали единственную дочь!

После случившегося мое общение с ними сводилось к коротким телефонным звонкам. Я все время ссылалась на тяжелую работу и усталость, чтобы не выдать своего подавленного состояния. Конечно, они чувствовали, что что-то не так и звонили чаще, чем обычно, но ничего нового им не удавалось из меня вытянуть!

Я была родительской дочкой. Но всегда стремилась к независимости, чтобы выйти из их опеки и пойти своей дорогой. Однако во мне все равно осталась эта маленькая папина и мамина девочка, которая выходила с каждой тяжелой ситуацией. И мне нужно было время, чтобы выйти из-под ее влияния и самой встать с колен!

***

Пришел понедельник. Ненавистный, пасмурный, несущий повседневность и привычный ритм. Тратить деньги на такси было уже не позволительной роскошью. Поэтому, примирившись с ситуацией, я поехала на автобусе и, к моему счастью, успешно добралась до работы!

День начался очень скверно, как и каждый понедельник, да и вторник… в любой день в месте, где есть очереди и работа с людьми — день у персонала будет тяжелым. Поэтому, когда часы на мониторе показали 17:00 я была несказанно рада!

Выйдя на широкое крыльцо перед входом в банк, я жадно вдохнула свежий весенний воздух, после целого дня в закрытом помещении. На обед я не выходила по той же причине, что и ездила целую неделю на такси, поэтому от дозы кислорода у меня даже слегка закружилась голова. Трехэтажное здание банка располагалось в оживленной части города. Дорога до дома занимала максимум сорок минут на автобусе, что для меня было значительным приоритетом.

Спустившись по ступенькам, я почувствовала моросящий дождь, но не спешила раскрывать зонт. Запрокинув голову, я подставила лицо навстречу ласковым каплям. Мои светло-русые от природы волосы сразу впитали в себя воду и слегка потяжелели. На небе сквозь серые тучи проходили лучи солнца, и я обожала именно такие моменты! Улыбнувшись, я как будто осознала, что освободилась от своего страха и в моей жизн и пробился свет так же, как эти лучи солнца пробили тучи.

Поправив воротник своего светло-бежевого плаща, я зацокала по тротуару уверенной походкой. Миновав несколько зданий, я остановилась у небольшого перекрестка и стала ждать, пока загорится зеленый человечек. Наконец, красный замигал и я, быстро глянув по сторонам, шагнула на зебру.

Вдруг… прямо передо мной возникла черная глянцевая стена, и я еле успела остановиться, чтобы не врезаться в нее! Испуганно отпрянув и щурясь от дождя, я уставилась на мощный, тонированный джип.

А дальше, все произошло очень быстро…

Дверь пассажирского сидения резко открылась и я тут же отпрыгнула назад, врезавшись во что-то спиной. Сердце забилось в бешеном ритме, а паника парализующей волной раскатилась по телу.

— Пошла! — услышала я жесткий мужской голос сзади, прежде чем успела обернуться.

Меня грубо пихнули вперед, но я устояла и уперлась каблуками об асфальт, издав панический звук. Однако из салона уже мелькнули мужские руки и схватив меня живо втащили в салон.

Лодыжки пробила режущая боль от удара о железный порог. Я закричала, но дверь сзади уже захлопнулась. Через мгновение спереди сел тот, что толкнул меня в спину. Машина сразу рванула с места, а я беспомощно прильнула к запертой двери. Вжавшись в угол, я уставилась на русоволосого, крупного мужчину напротив. Он сидел у окна, не делая попыток приблизиться, и я принялась лихорадочно озираться в салоне.

Их было трое. Я частично видела водителя, крепкого телосложения в черном обтягивающем свитере. Единственное, что я приметила — темно-русые, почти черные волосы и отросшая щетина. Того, кто толкнул меня я не могла разглядеть, потому что находилась прямо за его сидением! Мужчина напротив расслаблено сидел, опираясь локтем о панель и уткнувшись в телефон, как будто меня здесь и не было!

Я не могла издать ни звука. Голова плохо работала и единственное, что она делала это прокручивала болезненную мысль — меня похитили и теперь увезут в рабство! Или может эти трое сами изнасилуют меня!

В нашем городе постоянно что-то происходит. Объявления о розыске и о пропажах висят с завидной регулярностью! Меня охватил ужас. Дикий, непроходимый.

Как такое может быть вообще? Неужели я не зря все это время боялась? Я только отошла от ограбления, а теперь судьба решила меня добить?!

Истерический всхлип застрял где-то в горле.

— Укладывать будем? — Услышала я ленивый голос мужчины напротив, и вся похолодела.

Я невольно перевела внимание на водителя, и наши взгляды пересеклись в зеркале заднего вида. По телу спустились жгучие иголки, потому что прямо на меня смотрели черные, пронзительные глаза…

Первой мыслью было, что все это игра воображения, что мне показалось! Но нет… это был он! Тот грабитель, что не стал меня убивать! И теперь мне стало по-настоящему страшно. В голове стремительно сложились пугающие догадки: неужели он решил похитить меня, чтобы совершить возмездие за мой поступок?

— Пока тихо, пусть сидит. — Услышала я низкий баритон мужчины, отдающий холодным равнодушием.

Я закрыла лицо руками, прежде чем две большие слезы скатились из глаз. Пришлось с силой сжать зубы, чтобы оставаться безмолвной. Так мне диктовал инстинкт самосохранения… так меня не заметят и так я не вызову раздражения у этих бандитов!

Я опустила голову, вытирая поток слез, которые падали на мой бежевый плащ и оставляли серые пятна. Только сейчас я поняла, что у меня забрали сумку. Ее выхватил тот, что толкал меня в спину.

Боже… Мои родители с ума сойдут, когда я не выйду на связь! Перед глазами предстали растерянные лица мамы и папы, с ужасом в глазах, и новый поток слез оставил дорожки моих на щеках. Пришлось закрыть рот ладонями, чтобы сдержать надрывистые всхлипы.

Немного придя в себя и с железным усилием подавив панику, я сосредоточилась на том, что происходит сейчас. Мне нужно что-то сделать… наблюдать, хвататься за любую возможность!

Я осторожно повернулась к окну и попыталась понять, где мы движемся. Боже, я и так плохо знаю Владивосток, что я там пойму?! Люди за стеклом были так близко, когда мы останавливались на светофоре, и меня невыносимо раздирало изнутри! Может, я могла бы дать какой-то знак? Попытаться как-то проявить себя?

Но я не решалась. Да и кто бы меня услышал? А даже если бы услышал, кто бы осмелился пойти против трех крепких мужчин, наверняка вооруженных! Я была в безвыходной ситуации, нужно было с этим смириться. Однако нельзя было сдаваться и окончательно позволить панике управлять собой! Нужно сделать хоть что-то!

Отлепившись от окна, я украдкой взглянула на мужчин.

— К-куда вы меня везете?.. — раздался мой дрогнувший голос.

— Сиди молча, если не хочешь, чтоб я тебя заткнул! — Рявкнул мужчина напротив.

Боже, они вели себя так, словно для них это было обычное дело, красть людей! Абсолютное спокойствие и хладнокровность. Я вжалась в сидение еще сильнее и снова отвернулась к окну. Мы проезжали незнакомые районы, миновали трассу, и я честно пыталась запомнить дорогу или понять где мы, но растерялась окончательно. А внутри меня все сильнее разъедали отчаяние и страх!

— Руки и глаза. — Услышала я неожиданный приказ водителя.

И не успела даже испугаться, как мои руки схватили и сцепили их спереди стяжкой. Я начала брыкаться и отбиваться, и даже достала руками до лица русоволосого, царапнув его с такой силой, что остался кровавый след на щеке!

— Ах ты, сука! — услышала я, прежде чем мужская ладонь опустилась на мое лицо с такой силой, что из глаз посыпались искры.

Я услышала свой приглушенный крик и обмякла, чувствуя, как на голову одели плотную ткань, и вокруг стало темно. Я ударилась о дверь, когда меня грубо отпихнул русоволосый. Потерявшись в пространстве, я не сразу смогла нащупать опору. Когда же мне наконец удалось сесть ровнее, я сцепила руки в замок и начала молиться, продолжая тихо плакать и готовиться к самому худшему.

***

Голова уже нещадно ныла из-за моих неуемных рыданий. Сердце загрохотало в груди, когда движение вдруг прекратилось и послышалась возня. Затаив дыхание, я оцепенела от ужаса. Услышала, как открылись двери, и в салон зашел свежий холодный воздух. Я жадно вдохнула, а тело начало трясти от озноба. Скоро открылась дверь с моей стороны и меня вытащили из салона, дернув за локоть с такой силой, что мне казалось у меня будет вывих.

— Прошу вас… — взмолилась я, цепляясь за последнее, что мне может помочь — их жалость!

Чувствуя под ногами асфальт или бетонную дорожку, я уперлась каблуками своих сапог и, прижав руки к груди, начала просить этих бандитов о пощаде.

— Пожалуйста, отпустите!.. Прошу вас! — кричала я отчаянно.

Но похитители были неумолимы и меня еще сильнее дернули вперед. Я потеряла равновесие и упала на колени в тонких чулках, чувствуя режущую боль от удара. Сильная рука по-прежнему держала меня за локоть, который заломило до хруста. Одним рывком меня грубо поставили на ноги.

Скоро я услышала, как открылась тяжелая дверь, и мы вошли в какое-то помещение. Оно было очень просторным, судя по эху от шагов. Я лихорадочно прислушивалась ко всему, напрягая чувства осязания и слуха. Меня трясло, и я еле передвигала ослабевшие ноги, чувствуя боль в разных частях тела. Грубая рука поддерживала меня, когда мы поднимались вверх по лестнице. В какой-то момент эхо изменилось, стало более коротким, а под ногами появилось что-то мягкое, и я поняла — мы идем по длинному коридору. Периодически до меня доносились голоса, но в основном все вокруг было тихо. Я услышала, как снова открылась дверь, и мы вошли в какое-то закрытое помещение. Наше появление прервало разговор. Мужские голоса начали утихать, а меня почти сразу остановили рывком, и стальная рука отцепилась от моего плеча, определенно оставив гематомы.

— Ну-ка, покажи мне ее личико! — Услышала я глубокий хриплый голос.

В этот же момент ткань скользнула вверх, больно цепляя мои волосы, и я зажмурила глаза пытаясь привыкнуть к свету. Волосы разметались, упав прядями на лицо, и я дернула головой, чтобы откинуть их.

— Ммм… — похотливо протянул, тот же голос. — Бинго парни! Наша девочка оказалась красавицей.

Я захлопала глазами, все еще прищуриваясь, и первое что я разглядела — дорогой письменный стол из темного дерева, за которым, откинувшись на кресле, сидел довольно взрослый незнакомый мужчина. Как мне показалось, ему было больше сорока.

Незнакомец выглядел очень представительно и солидно: дорогой костюм, волосы, в которых уже виднелась проседь, были аккуратно уложены, короткая борода, очерченная до мельчайшего волоска и дорогие аксессуары в виде часов и перстней. Прищурив ярко-голубые глаза, он нагло сканировал меня взглядом. Похоже, что мужчина был здесь главным. Его лицо выражало ленивый интерес, а губы растянулись в холодной улыбке.

Я осторожно огляделась по сторонам, с ужасом заметив еще нескольких более молодых мужчин наблюдающих за мной и одетых в таком же сдержанном стиле.

Помещение, в котором я находилась, было похоже на кабинет, очень дорого обставленный, но определенно кабинет. Сверху меня слепила огромная люстра, и я с болезненной досадой отметила, что за окном было уже темно… В это время я должна была быть дома! Мои легкие снова сжало тисками, глаза наполнились слезами и каждый вдох давался с трудом. Я даже представить не могла, что им от меня нужно и почему меня привезли сюда?

— Кто вы такие… и чего вы от меня хотите? — произнесла я дрогнувшим голосом, и услышала, как по кабинету разнеслись тихие усмешки.

Мужчина за столом склонил голову и лукаво улыбнулся.

— Это хороший вопрос, Юлия. — Сказал он, поднимаясь с кожаного кресла.

Я невольно поморщилась, услышав, как он произнес мое имя, словно попробовал на вкус, и напряглась от того, что он вообще знает его!

— Мы разве знакомы? — спросила я.

— Нет, милая. Но мне кажется, я знаю о тебе все.

Я сглотнула, стараясь справиться с неуправляемым сердцебиением, все больше теряя самообладание и ориентир в ситуации. Мужчина тем временем сократил расстояние между нами настолько, что я почувствовала приторный запах его парфюма. Мне понадобилось усилие, чтобы не отшатнуться. Он прищурил глаза, осматривая меня как лошадь на выданье. Я поморщилась, когда он коснулся моего лица там, где меня ударили. Незнакомец посмотрел куда-то поверх меня досадным и осуждающим взглядом.

— Неужели барышня оказалась строптивой? — спросил он с наигранным сожалением.

В ответ было молчание. Я почувствовала, как немеют мои руки, настолько сильно я их сцепила в замок. Подавив новый приступ всхлипа, я хотела отвернуться, но мужчина грубо схватил меня за подбородок и настырно глянул в мои серо-зеленые глаза. Я пошатнулась, увидев, что отразилось в его колком взгляде — хладнокровность и жестокость.

— Какая прелесть. — Прохрипел он.

Я сжала зубы, чувствуя, как просыпается во мне гнев и с силой отдернула голову, освобождаясь из захвата его пальцев. Он усмехнулся и, отстранившись, начал обходить меня, рассматривая во всех ракурсах.

— Горяча… — Протянул он, а к моему горлу подступил тошнота. — Хочешь знать, кто я такой?

Я затаила дыание, настороженно озираясь на мужчину.

— Теперь я для тебя — все, девочка моя! — произнес он угрожающе спокойным тоном. — И отец и брат. Твоя судьба и твой Бог!

Я нахмурилась, опешив от его странных слов, а мои внутренности начали скручиваться от тревожного предчувствия.

— Что это значит?.. — выдохнула я.

— Это значит, что отныне твоя жизнь принадлежит мне! — Произнес он жестко, оказавшись ко мне лицом к лицу.

Я смотрела на мужчину во все глаза, пытаясь унять нервную дрожь.

— Я не понимаю?..

— Тебе не обязательно понимать! — Усмехнулся он сухо. — Но я очень добр, и чтобы ты не мучилась в догадках, посвящу тебя. Ведь здесь твоя конечная остановка!

Я в недоумении смотрела на главаря, медленно переваривая все, что он мне говорил. Мой мозг просто отказывался анализировать слова, игнорируя их в угоду своим надеждам.

Мужчина тем временем, взял локон моих волос и небрежно заправил за ухо.

— Разве ты еще не поняла?.. — спросил он, в насмешливом недоумении. — Тебя продали, девочка. Твой банк продал тебя!

— Ч-что… Что вы такое говорите?! — прошептала я, все больше сомневаясь в реальности происходящего.

Мужчина приблизился вплотную и прохрипел над самым ухом:

— Ты послужишь хорошим примером, что тревожные кнопки — очень плохая идея! И больше никто не будет создавать мне проблем.

Я отшатнулась от мужчины, будто меня ударило током. Кровь сошла с лица, а по телу спустилась обжигающая волна, словно тысячи игл пронзили кожу. Теперь все предстало в моей голове настолько прозрачно, что я оцепенела в ужасе. Это был приговор, который почему-то не смел, укладываться в моей голове!

Сомнения в душе выворачивали чувства наизнанку, заставляя верить своему наивному видению жизни, где четко разделены добро и зло! Поэтому мне было легче думать, что этот грабитель похитил меня и привез сюда для своей казни! И поэтому я не могла поверить в то, что учредители банка могли совершить подобное.

— Нет, нет… — залепетала я, лихорадочно озираясь по сторонам. — Этого не может быть. Они не могли…

Незнакомец, все это время хладнокровно наблюдавший за моими метаниями, цокнул и покачал головой.

— Какая драма. — Цинично протянул он. — Будет впрок тебе этот спуск с небес на землю!

Я растерянно уставилась на мужчину. Внутри меня все переворачивалось и кипело, от того, как этот тип смаковал свое превосходство.

— Твой банк, милая, уже давно в должниках, поэтому и стал нашим клиентом! — Продолжал он снисходительным тоном. — Хотя мне даже пришлось нанести визит, чтобы они выдали свою отважную сотрудницу.

Я не могла связать в полной мере, то о чем он говорил. Кто они?.. И почему банку у них может быть в должниках? Что это за власть, которая берет банки с долгом в клиенты?! Но самое главное, что теперь будет со мной?! Каким примером я должна послужить?..

— Вы хотите меня убить? — спросила я, вздрогнув от собственных слов.

Мужчина усмехнулся и, шагнув ко мне, провел ладонью по щеке, словно хотел ощутить мягкость кожи. Я же, не мигая, смотрела в сторону, впавшими от страха глазами.

— Ну что ты, милая. Я же не какой-то отморозок! Ты будешь жить. — Сказал он уверенно. — Однако должен признаться, тебе предстоит очень увлекательное времяпровождение!..

Я ужаснулась, интуитивно понимая, что смерть была бы гуманнее, вместо того, что он подразумевает! Внезапно, лицо мужчины исказилось, а глаза потемнели, меняя оттенок и делая взгляд каким-то жутким. Он резко взял меня за лицо и больно сжал щеки своими пальцами. Я отпрянула, но он грубо схватил меня за волосы, удержав на месте. Его большой палец скользнул по моим губам, сминая их до боли.

— Этот ротик ждет много работы! — прохрипел он, похотливо оскалившись. — Ты станешь особой девочкой на моих вечеринках. Будешь сосать с искренней улыбкой и вожделением, ползать на коленях и качественно обслуживать моих клиентов!

Мои зрачки расширились от ужаса, и я отчаянно затрепыхалась в сильных тисках. Из глаз брызнули слезы, а руки уперлись в грудь бандита, облаченную дорогой тканью.

— Меня будут искать! — крикнула я, впадая в истерику.

Мужчина грубо оттолкнул меня и, издевательски усмехнувшись, медленным шагом направился к столу.

— Хм, давай подумаем? — предложил он с хладнокровным сарказмом в голосе. — Твои родители? Они далеко. Друзья? Они скоро о тебе забудут. Коллеги из банка?..

Обернувшись, он окатил меня беспощадным взглядом.

— Они так виртуозно сотрут тебя из своей базы, что даже безопасники не смогут найти никакой зацепки!

Я обессилено опустила голову, закрывая лицо онемевшими руками. Земля уходила из-под ног. Нет! Это не может происходить на самом деле! Как много он узнал обо мне, прежде чем банк продал мою жизнь?.. Так жестоко обесценив ее… Как вообще можно продать жизнь человека?! Кто наделен такой властью, чтобы управлять чужой судьбой?! Я не могла примириться с настоящим, не могла поверить, что это происходит в реальности.

Я тряхнула головой, как будто это могло бы мне помочь очнуться из дурного сна. Но открыв глаза, я снова столкнулась с реальностью… Это был не сон!

— Лучше… лучше бы вы меня убили! — Произнесла я, навзрыд.

Оказавшись в полном отчаянии, я не следила за тем, что говорю, слова сами сорвались с губ. Перед глазами все расплывалось от неудержимого потока слез, но я заметила, как сверкнули глаза главаря, а губы хищно растянулись.

— Смело! — сказал он с ленивым восхищением.

В воздухе повисло напряжение. Резко развернувшись, он уверенно зашел за стол и, выдвинув ящик, достал оттуда пистолет. Не успела я ахнуть, как мужчина уже равнодушно направил его на меня…

Я застыла, пытаясь впустить воздух в легкие, которые уже загорели от недостатка кислорода. Все происходило слишком быстро, и я полностью потеряла ориентир в ситуации! Сейчас передо мной встал жестокий выбор: что лучше? Сгнить душой, осуществляя его планы?.. Или умереть не испытав грядущих мучений?!

Мой внутренний инстинкт кричал мне просить о пощаде, но я сомкнула трясущиеся губы, глядя прямо в холодные глаза бандита. Липкий пот выступил на коже, а страх душил мое сознание, выворачивая наизнанку. Мужчина тем временем не спеша приближался.

— Думаешь, это действительно будет лучше? — спросил он, оказавшись возле меня и уперев дуло прямо в мою голову.

Я зажмурилась и сглотнула, чувствуя холодный твердый металл, чувствуя грань беспощадной игры этого жестокого мужчины. Прерывисто выдохнув, я отрицательно качнула головой, и в следующую секунду кабинет заполнился жутким смехом.

— Запомни этот момент! — прорычал он. — И не вздумай даже мысли допустить в своей башке, что тебе удастся уйти от расплаты!

Он отстранился, а я рухнула прямо на колени, закрыв лицо связанными и похолодевшими руками. Как может измениться жизнь? Так жестоко, без предупреждения. Не оставляя выхода, и не давая возможности вдохнуть…

Я почти не обратила внимания, услышав, как сзади открылась дверь, и кто-то вошел, неспешно шагая по гладкому паркету. «Наверное, это мой палач…» — подумала я, отчаянно всхлипнув в очередной раз.

— Друг мой! Не ждал, что ты зайдешь… Чем-то еще обязан? — обратился главарь к вошедшему, и мне показалось, я уловила растерянность в его голосе.

Я отстраненно подняла глаза на мужчину, который напряженно смотрел поверх меня.

— Ты закончил? — услышала я стальной голос позади, от которого почему-то мурашки пошли по коже.

Мне так стало не по себе, что я даже притихла, сосредоточив внимание и не смея обернуться.

— Да что с нее взять. — Процедил главарь, равнодушно глянув на меня, и вернул хмурый взгляд на собеседника. — Есть какие-то проблемы? Я думал ты уже уехал!..

Он кивнул кому-то в мою сторону и практически сразу из-за угла показался крепкий парень в одежде, похожей на униформу. С каменным выражением лица он уверенно направился ко мне.

— Отдай ее мне. — Раздался в этот же момент, точно гром голос за спиной.

Это был скорее приказ, потому как парень в униформе замедлил ход, покосившись на главаря, а тот в свою очередь поджал губы, опасно сверкнув глазами.

А что творилось со мной?.. Внутри все похолодело, сердце пропустило удар, и я не смела шелохнуться, продолжая сидеть на коленях.

— Погоди, погоди!.. — растерянно усмехнулся мужчина. — Что-то я не пойму. Ты же знаешь, в моем цветнике всегда найдется достойная кукла, которая будет под стать тебе! Зачем тебе этот цыпленок?..

Его слова, брезгливо направленные в мою сторону, царапали и унижали, но мне оставалось лишь молча глотать свои внутренние стенания.

— Она мне должна! — Услышала я холодный ответ, и для меня это прозвучало словно выстрел.

Господи… это был он! Тот бандит, которого я уже чувствовала на уровне инстинктов!.. Значит, я не ошиблась, и он хочет поквитаться со мной! Я даже не знала с кем мне сейчас страшней было остаться: с ним или с главарем?.. Но в любом случае, от меня больше ничего не зависело.

Я растерянно наблюдала, как поджал губы главарь, как горделиво вскинул голову, но опустил глаза.

— Что ж, ладно. — Буркнул он сухо. — Можешь взять девчонку. Но с возвратом!

Его глаза настойчиво уставились поверх меня, а я впала в ступор, и мне осталось только описаться от страха.

— Руслан, ты понял меня? — настойчиво спросил мужчина, словно делал попытку взять ситуацию под контроль. — Не попорть мне ее! Мордашку береги и чтобы руки ноги целы остались!

После этих слов меня окончательно сломало. Я закрыла рот рукой, зажимая свой отчаянный вой. Сквозь пелену слез я видела, как передо мной появилась пара дорогих, идеально начищенных туфель. Затем меня кто-то поднял и потянул из кабинета на еле живых ногах. Я спотыкалась и с трудом передвигалась, и, наверное, поэтому в какой-то момент меня перекинули через плечо, красноречиво ругнувшись, и понесли в неизвестном направлении.

Глава 2

Время шло, а Ларин никак не мог угомониться. Все мерял шагами кабинет, метал молнии, срывался на парнях и уже успел осушить добрую порцию коньяка.

— Самородок херов! — вырвалось снова.

Отыграться, видите ли, захотелось ему! И плевать было на девку… Да еще и сам доверил ему привезти ее. Сам факт того, что Ларин не мог идти против авторитета наемника приводил в бешенство! Кровь кипела, хотелось устроить фейерверк с гранатометом в направлении этого самодостаточного хера, который не считался с Лариным и завел манеру диктовать свои условия!

В голове не укладывалось, что у Руслана встал на эту овцу из трущоб! В богатом цветнике Ларина, мало какая шельма могла угодить этому дельнику. Может, у этого неуправляемого черта запрос такой оригинальный?!

Сколько раз жалел, что связался с Умаровым! Знал же, что тип своенравный и в первую очередь будет действовать в своих интересах. Хотя, чего греха таить… Ларин не уставал себе напоминать, за что ценит этот кадр! Он нашел Руслана по наводке, когда только запустил свою контору. Ларину нужен был лидер со знанием дела, и он его нашел. Предложил выгодный расклад, был уступчивым и пошел на его условия.

Руслан знал толк в своем хлебе. Все грамотно организовывал, действовал чисто и хладнокровно. Предвидел на десять шагов вперед, разбирался в специфике и тонкостях, с которыми парни бы точно попали впросак! А теперь они многое хватают у него и разве что в рот не заглядывают.

Ларин поручал ему только самые острые вопросы, которые требовали ответственности и особого внимания. И все были довольны, если бы только не сложилось впечатление, что Руслан своим участием делает Ларину одолжение! За такие-то бабки!

Ларин сжал кулак и со всей злости опустил его на стол. Не мог он с ним ссориться! Да и нечем было крыть этого зверя. Умаров обладал единственно верным богатством по мнению Ларина: он не имел прошлого! По крайней мере, никто ничего не мог нарыть про него. У наемника не было слабых мест: семьи, детей. Среди телок был придирчив, не бросался на шик и побрякушки. Было трудно подобрать ему девицу по вкусу! Ларин не мог прокусить его, не мог понять сущность и ценности этого самородка! И данный факт занозой в заднице сидел у главного.

— Олег Викторович, звали? — вырвал его из раздумий заглянувший технарь, в прошлом безопасник.

— Да, проходи. — Хмуро рыкнул Ларин, усаживаясь за стол.

Сцепив руки в замок, он поднял тяжелый взгляд на неприметного, худощавого парня с цепким взглядом.

— Этот разговор Орлик, должен остаться здесь! — Предупредил Ларин суровым тоном. — Ты у меня самый искусный, и только тебе я могу доверить такой вопрос.

Парень кивнул, усвоив налету, и слегка оглянулся на закрытую дверь, прежде чем принялся слушать.

— Нужно посадить хвоста Умару. Но только так… аккуратненько! Сам знаешь — дело рисковое, так что без лишних движений.

— Есть, шеф. — Ровно отозвался Орлик. — Что-то еще?

— Да… и пробей мне телку посерьезней! Мож, че упустил, не доглядел, мало ли?

Парень коротко прикрыл глаза в знак согласия и не задерживаясь, вышел из кабинета.

Оставшись наедине с собой, Ларин выдохнул и покачал головой, словно одобрил свой ход.

Ну вот. Теперь шторм начал утихать!

Бывалого волка редко подводило чутье! И сейчас, он как никогда был уверен, что не упустил момент, чувствуя нутром неладное.

***

Забившись в угол салона уже другого глянцевого минивена, я невидящим взглядом смотрела в запотевшее окно, пока меня везли в неизвестность. Тело трясло от не проходящего озноба и ломило, как при температуре, а руки саднило от стяжки, что до крови врезалась в кожу. Хорошо хоть мешок не стали одевать… Да и для чего? Я все равно не знала местность, по которой мы ехали. И если смотрела в окно, то мои глаза ничего видели.

В голове мелькали ужасные картины того, что он может сделать со мной! Изнасилует?.. Или может пустит по кругу?! Привяжет, будет бить…

Я закрыла рот рукой, чтобы сдержать неконтролируемый приступ рыданий. Боже… почему это случилось со мной!? Слезы снова побежали по щекам, но я резко притихла, когда движение неожиданно прекратилось.

Не успела я опомниться, как дверь с моей стороны распахнулась, и меня грубо вытянули из салона. Русоволосый крепко ухватил мой локоть и потащил за собой. Я с трудом переставляла ноги и судорожно оглядывалась на незнакомой ухоженной территории, освещенной фонарями перед двухэтажным особняком. Во многих окнах горел свет, и я невольно пропустила мысль — это жилой дом или может место пребывания этих бандитов?..

Меня тем временем целенаправленно вели куда-то за угол дома. Мы прошли вдоль стены под высоким навесом и остановились у железной двери. Мужчина открыл ее ключом и завел меня в темное помещение. Через секунду меня ослепил яркий свет, и понадобилось время, чтобы я смогла разглядеть, уже на ходу, светлый коридор уставленный шкафами, стульями и еще какой-то разнородной мебелью. В конце коридора находилась еще одна железная дверь, с небольшим плотным стеклом, защищенным прочной решеткой. Только бандит не спешил открывать ее…

Он неожиданно завел руку за спину и через мгновение в воздухе мелькнуло лезвие! Я ахнула, когда русоволосый дернул мои руки, прижатые к груди на себя и одним движением, разрезал стяжку. Я тут же начала массировать протертую кожу, саднящую на запястьях.

— Снимай обувь и пальто. — Приказал мужчина, а меня будто парализовало.

— Живо! — рявкнул он недовольно.

Сердце зашлось в бешеном ритме. Мои трясущиеся руки нащупали пояс, и я неловкими движениями развязала его. Затем, не без труда расстегнула пуговицы и стянула пальто с плеч, оставшись в белой рубашке с длинным рукавом и черной юбке-карандаш. Русоволосый тут же выхватил его, глядя на меня с гневным нетерпением.

Покосившись на мужчину, который развернулся к двери, я наклонилась к сапогам, и по очереди расстегнув их, отложила в сторону. А дальше я даже не успела выпрямиться и чуть не упала, когда мужчина резко дернул меня за собой.

Слетев по двум ступенькам на ламинированный пол, я начала лихорадочно оглядываться в помещении, котором оказалась. Это была огромная, прямоугольная комната, где уже горела настольная лампа у большой кровати, тускло освещая помещение. Здесь было мало мебели и много пространства, будто комната еще не обставлена и не обжита.

Русоволосый толкнул меня вглубь, а сам развернулся к двери и закрыл ее на ключ. Я испуганно обернулась, настороженно наблюдая за каждым его движением. В голове мелькнула страшная мысль: что если он воспользуется моментом и полезет ко мне?! Но спустившись, мужчина не сделал попыток приблизиться, лишь равнодушно глянул на меня и направился мимо, в дальний конец комнаты. Там находилась еще несколько дверей. Открыв одну из них очередным ключом, он вышел и закрыл ее с обратной стороны. Я же осталась стоять посреди комнаты и настороженно озираться по сторонам.

Мои глаза уже привыкли к полумраку, и я могла в полной мере разглядеть место, в котором находилась. Одну стену возле кровати, застеленной лишь одним тонким пледом, занимал шкаф-купе. По другую сторону стоял большой деревянный комод. Мебель была новая и явно неиспользованная.

Здесь было всего одно окно. Точнее маленькое окошко в дальней стене, напротив кровати. Оно было размером с большую книгу и врезано под высоким потолком так, что даже если бы я хотела выглянуть туда, я бы не дотянулась!

Мое сознание начинало выпутываться из страха и наконец-то мыслить в моих интересах. Я уже более уверенно огляделась в поисках того, что помогло бы мне защититься! Но к моему отчаянию комната была пуста, без единой лишней детали. Только две настольные лампы, по обе стороны кровати. Ну не лампой же мне отбиваться?!

Я прислушивалась к каждому шороху, пока исследовала комнату больше похожую на зал. Первым делом метнулась к двери, через которую мы вошли. Заперта наглухо! Встроенное в нее окно ничем не пробьешь, а если и получится, железная решетка из трех прутьев не даст возможности выбраться.

Полки комода оказались пусты, ровно, как и шкаф. Лишь на дне я нашла, что-то похожее на постельное белье. Окно в стене было слишком маленькое, хотя я быстро поняла, что могла бы дотянуться и что-то увидеть, встав на стулья, которые были сложены в углу комнаты. И только я сделала шаг в направлении окна, как со стороны дальней двери щелкнул замок и в проеме возник русоволосый…

Он окинул меня хмурым взглядом и, шагнув в комнату, двинулся к соседней двери. В его руках был большой пакет и, включив свет, он вошел туда, где, по всей видимости, находилась ванная комната.

Я попятилась назад, осторожно ступая на носочках, пока не уперлась в стену между кроватью и комодом. Мужчина через какое-то время вышел и даже не глянул на меня, прежде чем покинул комнату. Теперь я боялась двинуться с места, понимая, что в любой момент сюда могли войти!

Я медленно осела на пол, пропуская озноб по телу, хотя в комнате было довольно тепло. Запекшаяся кровь на коленках тут же неприятно стянула кожу. Поморщившись, я опустила взгляд на свои разбитые ноги и рваные колготки. Легкие снова прерывисто наполнились воздухом, но я заставила себя не поддаваться эмоциям. Начала глубоко дышать, продолжая сидеть на полу и игнорируя боль. Осталось только вездесущее ощущение времени, которое давило на нервы, не позволяя забыть о своем течении.

***

В тишине комнаты раздался щелчок. Я не видела, как открылась дверь, я не видела, чьи неспешные шаги нарушили покой в пространстве, но я знала, я чувствовала — это ОН!

Я подскочила на ноги будто ошпаренная, устремив взгляд на мужчину, который не спеша пересекал комнату. Каждый стук его ботинок о ламинат отдавался ударом в моей голове. Высокий, крепкого телосложения, он уверенным шагом приближался ко мне, и чем больше сокращалось расстояние между нами, тем сильнее сжималось сердце в моей груди!

Мужчина был довольно взрослый, как мне показалось — больше тридцати лет. Может, тридцать пять… Его темные, немного отросшие волосы контрастировали на фоне светлой кожи. Щетина придавала бандиту грозный вид, однако его внешность не была отталкивающей. И вообще, если бы я не была так напугана, то смогла бы в полной мере отметить его мужскую привлекательность, красивые черты лица и особенно темные, почти черные глаза, взгляд которых оказывал на меня странное воздействие. В эти глаза невозможно было долго смотреть!

Даже на расстоянии я чувствовала сильную и властную энергетику бандита. Она словно доходила до меня невидимыми нитями, обволакивая и подчиняя своей воле.

Вжавшись в стену и затаив дыхание, я наблюдала, как он вдруг остановился недалеко от кровати, продолжая сканировать меня взглядом. Не знаю сколько я так простояла, практически не дыша под его вниманием, прежде чем услышала:

— Подойди.

Его строгий, звучный баритон отозвался в моем теле холодом и дрожью. Я прикрыла глаза, сглотнув подкативший ком, и настороженно сделала шаг на трясущихся ногах. Затем еще и еще, пока не замерла на расстоянии вытянутой руки от мужчины. Мое обоняние окутал аромат, исходивший от него, который даже в этой стрессовой ситуации показался мне приятным.

Бандит слега прищурил хмурые глаза, медленно окидывая меня взглядом. А я уставилась на широкую грудь, облаченную в темно-синюю рубашку, идеально сидевшую и подчеркивающую крепкое тело мужчины. Я была напряжена от макушки до пяток, кожей чувствуя его пристальный взгляд.

— Посмотри на меня. — Услышала я и не могла не подчиниться голосу, где в нотах проскользнула сталь.

Я робко подняла глаза, в которых тут же навернулись слезы. Что-то маячком запульсировало в голове, когда я на секунду окунулась в темноту мужских глаз, прежде чем отвела свои. В них не было похоти и того вожделения, которое я видела у главаря! Он просто блуждал взглядом по лицу, задержавшись на глазах, как будто изучал или возможно что-то решал для себя! Мой необычный цвет глаз часто привлекал внимание и этот факт сейчас больно кольнул в сознании. Меньше всего мне хотелось в такой ситуации быть хоть чем-то привлекательной и приметной!

— Пожалуйста!.. Не трогайте меня! — почти прошептала я навзрыд, не выдержав этого пристального внимания.

Все оцепенело внутри, когда я столкнулась с потемневшим взглядом бандита.

— Слушай меня внимательно, девочка. — Сказал он тоном, не терпящим возражений. — Твоя судьба с этого момента под большим вопросом, потому что находится в моих руках! Смирись со своим положением и не трать силы на бессмысленные просьбы.

Я сомкнула дрожащие губы, чувствуя, как раскаленная волна прошла по телу.

— Веди себя тихо и делай, что говорят, тогда ничего плохого с тобой не случится! — Добавил он холодно.

Я не успела в полной мере осмыслить его слова, потому что мужчина резко развернулся и куда-то целенаправленно двинувшись, бросил мне:

— Иди за мной!

Мне понадобилось время, чтобы справиться со страхом и хоть чуть-чуть взять себя в руки. Чувства были обострены до предела, а сердце испытывало невероятные нагрузки, то казалось, совсем замирая, то снова заходясь в бешеном ритме.

Обняв руками свое дрожащее тело, я на ватных ногах все же последовала за ним.

Бандит остановился у крайней двери, ведущей в ванную. Открыв ее, он щелкнул свет и повернулся ко мне.

— Помойся и приведи себя в порядок. — Велел он, окинув меня снисходительно-оценивающим взглядом.

Покосившись на светлое просторное помещение, я замялась и перевела растерянный взгляд на мужчину.

— Особое приглашение нужно? — спросил он предостерегающим тоном. — У тебя двадцать минут.

Опустив глаза, я собралась с духом и зашла в ванную. Как только дверь за мной закрылась, я сразу обернулась, чтобы запереть ее. Однако, к моему негодованию, на ручке не оказалось никакой кнопочки или защелки, и я досадно закусила губу.

Ступая по теплому полу, я апатично оглядывала ванную, отделанную красивой плиткой в коричнево-бежевом цвете, где в углу находилась современная душевая кабина, а по центру располагалась огромная ванная. В какой-то момент я вдруг замерла, уловив движение боковым зрением. А повернувшись, ахнула, увидев свое отражение в большом зеркале, от потолка до пола. Растрепанные спутанные волосы, заплаканные глаза в черных разводах, заметная гематома в области скулы и черные дорожки на щеках. Внутри что-то вздрогнуло от такого зрелища.

Напряженным взглядом оглядывая себя сверху вниз, я согласилась с тем, что мне действительно необходимо привести себя в порядок!

Раздеваясь, я лихорадочно прокручивала в голове слова бандита: «…Веди себя тихо. Делай, что говорят… и ничего плохого с тобой не случится!».

Я не разрешала себе доверяться им, потому что не могла быть уверенной, что подразумевает эта фраза и что в его понятии — плохое?!

Движения давались мне с трудом из-за боли в разных частях тела, поэтому мне понадобилось время, чтобы раздеться. Поглядывая на дверь, я сложила вещи на маленький столик у раковины, кроме чулок, которые я не без труда стянула и сразу кинула в урну.

Когда я включила душ в кабине и кожи коснулись приятные, согревающие струи, я будто сделала глоток свежего воздуха! Моментально согреваясь, я с каким-то нездоровым наслаждением подставляла лицо под воду, которая смывала всю грязь и негатив сегодняшнего дня. Пусть морально не становилось легче, но хотя бы физически я чувствовала облегчение, когда вода уносила запах страха, вкус слез и ощущения чужих рук. Казалось мне даже удалось немного расслабиться и забыться.

На полках я нашла разные баночки и средства гигиены, приметив, что все описания были на незнакомом мне языке. Лишь короткое пояснение на английском позволило мне отличить одно от другого.

В какой-то момент сердце беспокойно забилось в груди, когда я осознала, что уже слишком долго стою в душе! Лихорадочно смыв с себя остатки мыла, я поспешила вылезти из кабины и обернуться полотенцем. Пока я наскоро высушивала волосы, то снова невольно задержала взгляд на зеркале. Мое бледное, болезненного вида лицо будто постарело на несколько лет…

Я никогда не считала себя особенно красивой, но мужским вниманием не была обделена. Большие, серо-зеленые глаза, небольшой нос и аккуратные пухлые губы, делали лицо миловидным, что, наверное, и привлекало взгляды мужчин. Ну и конечно, длинные светло-русые волосы, которые спускались сейчас мокрыми волнистыми прядями.

Легкий сквозняк заставил меня резко повернуться. Я вздрогнула и сжала края полотенца на груди так сильно, что костяшки побелели.

— Простите… — выдохнула я дрожащим голосом.

Мужчина стоял в дверях, с широко расставленными ногами и засунув руки в карманы брюк. Плотно сжав губы, он проходился по мне бесстрастным взглядом. Я боялась сделать вдох и шелохнуться, но, когда он вдруг начала приближаться невольно попятилась назад.

Быстро оказавшись рядом, бандит схватил меня за локоть и настойчиво повернул лицом к зеркалу. Страшными глазами я смотрела на мужчину в отражении. Он тем временем встал сзади и опустил хмурый взгляд на мою спину. Именно в этот момент я растерянным сознанием поняла, что привлекло его внимание!

Это были шрамы…

Внутри впервые затеплилась надежда. Теперь я всей душой лелеяла мысль, что это непременно оттолкнет его! Что у меня появится маленький шанс не быть изнасилованной и не испытать первый опыт с мужчиной в таком жестоком положении!

Я дернулась, когда теплая мужская рука неожиданно коснулась кожи между лопаток и начала стягивать вниз края полотенца. По телу прошел неприятный жар, а щеки запылали от смущения. Я судорожно перебирала свое прикрытие спереди, пока настойчивые пальцы не остановились на пояснице. Ровно там, где заканчивался уродливый шрам, начинающийся от лопатки.

— Откуда эти шрамы? — спросил он требовательно, взглянув на меня исподлобья.

— Авария… Это… ожег от раскаленного кузова! — Ответила я запинаясь.

Некоторое время бандит пристально смотрел на меня, затем снова опустил взгляд на спину. Я прерывисто вздохнула, когда он вдруг коснулся самого шрама. Тело дрожало, как от холода, хотя мужчина осторожно и даже… нежно, проводил по неровной бархатной коже. К горлу подступил ком, ведь что-то уже больно подсказывало — это не оттолкнуло его!

Однако мужчина неожиданно отстранился и низким голосом велел:

— Одевайся и выходи.

И даже не взглянув на меня, вышел из ванной.

Может все-таки оттолкнуло?..

Глава 3

Я судорожно делала вдохи, чувствуя невероятное облегчение и странное замешательство. Почему он разрешил мне одеться? Внутри невольно зародилась тревога: если он не собирается использовать меня так, может в его планах что-то гораздо хуже?

Я почувствовала, как невыносимо пересохло во рту и, метнувшись к раковине, начала жадно пить воду. Прокручивая то, что произошло минуту назад, я пыталась понять: что было в его взгляде, когда он смотрел на шрамы?.. Любопытство? Отвращение?

Что-то уже ощутимо колыхнулось внутри из-за этой ситуации. Чувство, которое, казалось, я давно задавила в себе! Ноющее, болезненное осознание, что я «порченная» и никогда не буду идеальной.

Перед глазами без спроса предстали картины того, что произошло почти шесть лет назад… Ожоги от раскаленного, тонного кузова, оставили след на всю жизнь! И на всю жизнь я разочаровалась в справедливости, которая с законодательством идет параллельно. По крайней мере, так было в моем случае. Никто не понес никакого наказания и даже наоборот, пытались найти мою вину!

Я вспомнила, как первые три года носила закрытую одежду и сторонилась пляжей. А еще, не переносила, когда машина едет сзади! Всегда отходила на самый край обочины. Возможно, эти шрамы даже стали тем блоком, из-за которого у меня до сих пор не было полноценных отношений…

Но я ведь давно не комплексую из-за своих шрамов? Какое мне дело до мнения этого негодяя?! Мне ведь и нужно, чтобы я ничем его не привлекла! Как там сказал главарь — «Зачем тебе этот цыпленок?!» И правда, цыпленок. Метр шестьдесят — уж точно не под стать его вкусу!

Тряхнув головой, я заставила себя угомонить поток ненужных мыслей и больше не теряя времени, схватила свои вещи. С опаской поглядывая на дверь, я быстрыми движениями натянула простое белое белье, рубашку и юбку.

Через несколько минут я вышла из ванной, настороженно озираясь и обнимая себя руками. Почти сразу я уловила ароматный запах чего-то запеченного, и желудок мгновенно отозвался болезненным спазмом.

За время, что я была в ванной обстановка в комнате заметно изменилась… Недалеко от кровати, друг напротив друга, разместили два черных кожаных кресла. Между ними поставили небольшой прямоугольный столик из темного дерева.

Я покосилась на мужчину, который сидел в одном из кресел, расслабленно откинувшись на спинку. С напряженным выражением лица он что-то изучал в мониторе ноутбука, открыто не замечая моего присутствия.

Мой взгляд переместился на кровать, которая теперь была аккуратно застелена более толстым одеялом. А еще появились подушки, и я почувствовала, как новый приступ паники начал скручивать мои внутренности! Даже если мне повезет и сегодня я избегу насилия… сама мысль, что придется здесь ночевать, отбивалась болезненным стуком в сердце.

Я даже не заметила, как почти остановилась посреди комнаты, утонув в своих мыслях. Проглотив ком страха, я заставила себя собраться и прогнать тяжелые эмоции, обезвоживающие меня. Невольно перевела внимание на стол, где прямо напротив пустого кресла, стоял поднос с накрытой тарелкой. Манящий запах витал в воздух, и я нервно облизнула пересохшие губы, продолжив осторожно приближаться.

— На комоде лежит аптечка. Можешь обработать раны. — Услышала я и замерла, устремив растерянный взгляд на мужчину.

Он сказал это, не отрывая взгляд от монитора, как всегда холодно и безучастно, словно передо мной был робот. Я перевела внимание на комод, где лежала небольшая коробка, а затем снова на мужчину.

— Спасибо… — произнесла я тихо, почему-то считая нужным поблагодарить за это.

Неуверенно приблизившись к комоду у стены, я открыла небольшую пластмассовую коробку и взяла оттуда все, что посчитала необходимым. Первым делом я принялась обрабатывать запястья. По комнате разносились мои приглушенные стоны, когда я касалась раненной кожи. Я не знала, как правильно это делать, поэтому просто действовала, полагаясь на скудный опыт: промыла перекисью, прошлась антибактериальной мазью и перевязала бинтом.

Чтобы обработать коленки я села на самый край кровати и проделала те же манипуляции с ними. Закончив, я аккуратно сложила все назад в коробку и так и притихла у комода, не зная, что делать дальше.

— Так и будешь стоять? — раздался строгий голос, от которого внутри меня все вздрогнуло.

Я не спеша обернулась к мужчине. Черные глаза оценивающе прошлись по мне, задержав внимание на перебинтованных местах.

— Это не мне принесли. — Сказал он сухо, кивнув на поднос. — Садись и ешь.

Боже, я так хотела есть, что желудок скрутило до тошноты! Сколько уже времени прошло? Последний раз я ела в обед, да и то, практически на бегу закинула скудный бутерброд. Но я так боялась приближаться к этому человеку! Один его взгляд поднимал внутри меня волну трепета и страха.

— Я не собираюсь тебя заставлять, девочка. Но, если ты это не съешь, еды больше не будет! — Сказал он жестким тоном, не удостоив меня взглядом.

Его слова меня здорово отрезвили! Есть мне просто необходимо, для сил и здравого сознания! Хотя я и так не собиралась объявлять голодовку… Поэтому, на более уверенных ногах дошла до кресла и осторожно опустилась в него, украдкой наблюдая за мужчиной.

Взяв, как мне показалось, ощутимо тяжелую тарелку с подноса, я поставила ее рядом с собой и подняла металлическую крышку. Горячий и невероятно аппетитный запах ударил в нос, и я втянула аромат запеченного мяса с овощами, чувствуя, как рот заполняется слюной. Взяв трясущейся рукой приборы, которые аккуратно лежали на салфетке, я принялась довольно спешно уплетать домашнее блюдо.

Во время трапезы я на мгновение подняла глаза и чуть не подавилась, увидев, что мужчина наблюдает за мной, слегка прищурив глаза. Почему-то в этот момент я почувствовала себя оборванкой рядом с видным представительным мужчиной. Невольно облизнув губы, я потупилась и уже более спокойно доедала свой ужин.

Когда с едой было покончено я уже не спешила благодарить, боясь даже представить, что последует дальше. Украдкой глядя на мужчину, который то и дело стучал по клавишам, не обращая на меня никакого внимания, я продолжала тихо сидеть, справляясь с внутренним напряжением.

Время шло, я немного расслабилась и уже более свободно разместилась в кресле. Очень скоро мои глаза начали слипаться. Меня еще никогда так сильно не клонило в сон! Видимо, я была настолько истощена после пережитого стресса, что организм был не против отключиться, даже в этом кресле!

Я не заметила, как моя голова сама нашла опору и в какой-то момент глаза закрылись.

— Ложись в кровать. — Раздался приказ, который тут же заставил меня очнуться.

Я растеряно заморгала, устремив взгляд на мужчину и гадая, точно ли я расслышала?! Настороженно покосившись в сторону кровати, я почувствовала, как ужас и паника, с новой силой охватили каждую частичку моего тела. Легкие сдавило, к горлу подступил ком, а в голове уже четко предстала страшная картина. Господи, неужели это все-таки случится?!

Закусив дрожащие губы и делая прерывистые вдохи, я перевела взгляд на похитителя. Он с холодным спокойствием продолжал смотреть в монитор, пока я продолжала сидеть на месте, не в силах двинуться, как будто меня гвоздями прибили к этому креслу! В какой-то момент строгий взгляд черных глаз сосредоточился на мне, и очерченные брови мужчины сошлись на переносицы.

— Хватит трястись. — Прорычал он недовольно. — Я не собираюсь тебя трахать!

Мои щеки вспыхнули, а взгляд опустился на перебинтованные руки. Чувства смущения и стыда стрелой спустились по телу, пока в голове красным, навязчивым сигналом формировались вопросы: Чего он хочет от меня? Зачем мучает, усыпляя бдительность своей игрой? Ведь время перед казнью, страшнее самой казни!

— Умоляю… отпустите меня! — Произнесла я дрогнувшим голосом. — Мои родители с ума сойдут! У вас ведь тоже есть родители! Что было бы с ними, если бы такое случилось с их сыном?!

Мои глаза полные слез, устремились на бандита. Черные глаза холодно изучали меня, однако на высеченном, будто каменном лице, не дрогнул ни один мускул.

— Боюсь, в этот раз твоя тирада не прокатит. — Произнес он вкрадчивым тоном.

Я сглотнула, чувствуя, как что-то неприятно сжалось внутри. Дыхание перехватило и, растерявшись, я отвела взгляд.

— Но тогда… вы все же не стали меня убивать! — Почти прошептала я. — Потому что понимали — перед вами такой же человек! И возможно… внутри вас еще не умерли те ценности, которые стоят выше денег.

Некоторое время мужчина внимательно смотрел на меня, сузив глаза. Затем неожиданно поднялся с кресла и двинулся в мою сторону. Я заставила себя сидеть на месте, когда его грозна фигура, возвысилась надо мной. Взгляд бандита был словно заряженный пистолет перед выстрелом. Жесткие пальцы захватили мой подбородок, заставляя поднять лицо и смотреть на него.

— Если бы я действительно собирался убить, — произнес он тихим, хриплым голосом. — Тебя бы ничто не спасло!

Я сглотнула, не зная, куда деть глаза. Ну куда ты лезешь Юля?! Возомнила себя психологом?!

Мужчина тем временем резко отпустил меня и отстранился.

— А теперь, иди спать. — Сказал он снисходительным тоном, возвращаясь к своему креслу. — Я не трону тебя и даже не останусь здесь! Так что кровать в твоем полном распоряжении.

Помявшись несколько мгновений, я все же встала и неохотно направилась к кровати. Оправив на себе рубашку, я залезла под одеяло и легла на самый край. Мужчина снова устремил все свое внимание в монитор, а я украдкой наблюдала за ним из-под одеяла.

Глаза слипались, но я боялась уснуть и все ждала, когда он уйдет. В какой-то момент я все же провалилась в тяжелый сон, а когда вдруг очнулась, в кресле уже никого не было. На тумбочке осталась гореть одна лампа, но комната была пуста. Значит, он действительно не остался…

Мой взгляд остановился на окне, за которым было еще темно и внутренности стянуло холодом. Я была в чужом месте, в чужой постели и опасные люди ходили совсем рядом…

Я заставила себя вернуться на подушку, чтобы скорее уснуть и убежать от съедающих меня страхов. Наконец-то этот день закончился. Но очень скоро солнце снова встанет и начнется новый!

Глава 4

РУСЛАН

Мужчина откинулся на спинке дивана и медленно выпустил изо рта плотный клуб дыма. То, что надо…

Сосредоточив внимание на шахматной доске, он уверенно сделал следующий ход. Как ни странно, кальян всегда помогал отойти от левых мыслей, а партия заставляла шестеренки работать впрок.

Просторный кабинет в темно-коричневых тонах был тускло освещен настольной лампой и это, в какой-то степени, помогало ему подцепить нужную атмосферу, чтобы войти в свой личный транс.

Большая деревянная доска с резным оформлением, каждая фигурка которой сделана вручную, была единственной в своем роде. Особый подарок от «друзей», коротающих свои дни на зоне. Руслан не забывал о них, а они в свое время не забудут о нем! И пока взаимодействие подкреплялось вот такими подгонами. Бесценные экземпляры, которые значили гораздо больше, чем просто подарок.

Шла вторая партия, но пока с выбранной стратегией Руслан проигрывал самому себе. Теперь, когда ход сделан, ему нужно было мыслить быстрее, чтобы опередить последствия за свое решение. Подумать только… он уже и не помнил, когда в последний раз, позволял себе поддаться решению в последний момент! Для человека, просчитывающего все до мелочей, спонтанность — это враг. Он помнил, чем заработал себе жизнь, вырвав ее зубами у судьбы. Чем заработал положение и статус! А пока, за свою опрометчивость, он лишь оттянул неизбежное для девчонки. Ведь рано или поздно Ларин потребует свое!

Сделав затяжку, Руслан переставил очередную фигурку. Ему трудно было представить себя в роли спасителя. Не в то время родился и не в той среде вырос, чтобы знать слово — благородство! Значит, что-то другое толкнуло его пойти против принципов…

Когда Руслан узнал о решении Ларина оторваться на девчонке, то окончательно разочаровался в авторитете бывшего мента. Да уж… достойная ответка — не бей лежачего! Впервые Руслан задумался о том, сколько шлюх, которых он подсовывал ему, работали по своей воле? Хотя… разве ему не плевать? Не в его правилах жалость, но, тем не менее, он никогда не опускался до того, чтобы трогать слабых! В том числе и в постели, он отдавал предпочтение опытным девицам с моральной зрелостью.

Перед глазами снова предстала дрожащая фигура в ванной и обнаженная спина с глубокими шрамами… Девчонка вызывала у него странный интерес. Словно зверушка, которую хочется рассмотреть поближе! Он вспомнил свое нетипичное любопытство, которое зародилось еще в день ограбления. Когда она осмелилась взглянуть на него глазами полными страха и произнести свою нелепую исповедь! И ведь даже не догадывалась, какую цену придется заплатить за то, что уберегла приличную сумму для своего скользкого банка!

Дверь в кабинет открылась, вырывая мужчину из раздумий. Хмурый Фитиль показался в проеме. Он не спеша прошел мимо и положил сумку пленницы на письменный стол. Руслан тем временем сделал еще ход, забирая пешку.

— Ну все… Я погнал? — поинтересовался Фитиль.

— Камеры проверил? — спросил Руслан, не глядя на подельника.

— Да, без косяков. Следы подчистил, зацепки пробил.

Руслан одобрительно кивнул. Фитиль молча направился к двери, но неожиданно остановился на полпути.

— Умар, я спросить хотел!..

— Говори.

— Ты ж не собирался брать девчонку?

Руслан поднял глаза и некоторое время смотрел на Ларинского наемника, прежде чем его губы растянулись в холодной улыбке.

— Езжай-ка домой, Фитилек. — Произнес он спокойно, возвращая взгляд на шахматы. — И бабу захвати под бочок, пусть тебе рожу заштопает!

Здоровяк скривился в усмешке и машинально дотронулся до царапин на щеке.

— Сука бешеная… — выплюнул он. — Надеюсь прививку не придется делать!

Руслан усмехнулся и проводил парня взглядом. Как только дверь за ним закрылась, он отложил кальян и, поднявшись, прошел к столу. Пару движений мышью и на мониторе отобразилась комната первого этажа, в двух удобных ракурсах. Девушка спит, свернувшись на самом краю кровати.

У страха глаза велики… Смотрела, будто он монстр, который вот-вот кинется и разорвет! Хотя, как еще она должна была смотреть? Ларин не поленился, подсолил вдогонку своими напутствиями, окончательно запугав девчонку. Воспринимая наемника, как хладнокровного и жестокого человека, у него не было сомнений, что с бабами у него, все в таком же ключе! Да… элитные шлюхи, что приходились Руслану по вкусу, кричали в его руках, пока он трахал их. Да, он предпочитал жесткий секс, только синяки на девчонках оставлял кто-то другой! И кричали они не от боли, а от наслаждения, кончая и извиваясь под ним.

Неожиданно для себя, Руслан представил хрупкую пленницу, которая бы так же извивалась под ним. В штанах моментально стало тесно, и тут уже он задался вопросом, а настолько ли бескорыстно его любопытство? И надолго ли притих зверь внутри него, прежде чем придет время проявить себя?..

***

Я открыла глаза и сразу почувствовала, как ноют руки и коленки. С физической болью проснулась и моральная. Внутри невыносимо защемило — сердце больно сжалось от жуткой реальности, в которую я снова вернулась.

С трудом сглотнув горечь из-за сухости во рту, я осторожно приподнялась и прошлась взглядом по комнате. Слава Богу — никого. Пока!

Скудный свет падал из окна и боковой двери с решеткой. Откинув одеяло, я спустила ноги и лихорадочно потянулась к бутылке, которую увидела на тумбочке. Когда ее принесли?..

Жадно припав губами к горлышку, я осушила, наверное, не меньше трети. «Какая забота» — усмехнулась я грустно. Чего пытается добиться этот человек? Чтобы жертва нормально функционировала?

Покосившись на дверь с решеткой, я отогнала мысли вызывающие удушье. Мысли о том, что я в клетке! Поднявшись на слабых ногах, я подошла к ступенькам и посмотрела в коридор, по которому меня вчера привели. Прямо напротив двери, там было большое горизонтальное окно с мутным стеклом, за которым ничего нельзя было разглядеть.

Тяжело вздохнув, я не спеша направилась в ванную, но замедлила ход напротив маленького окна. Взгляд упал на стулья в углу, а затем на вторую дверь, ведущую в дом. Нет. Сомнения взяли верх, и я не решилась сделать это сейчас!

Умывшись, я задержалась напротив зеркала. Волосы безнадежно спутаны, затравленный взгляд и бледное лицо, которое сейчас выглядело немного лучше. Вчерашние события без спроса пронеслись в голове, и в горле образовался ком. Тревога за родителей с новой силой захватила сердце в тиски. Опустив глаза, я заставила себя задавить стенания и больше не возвращаться к мыслям, выворачивающим душу наизнанку.

— Не сейчас!.. — приказала я себе.

Сделав глубокий вдох, я прошла к двери, но так и не открыла ее. До меня донесся щелчок, и я застыла на месте. Сердце глухо отбивалось в груди, пока я слушала шаги на паркете. Кто-то не спеша прошел к кровати, а затем послышался стук и шорохи.

Я закусила губы, едва дыша и вслушиваясь в то, что происходит в комнате. Какое-то время было тихо. Затем снова раздались шаги, более уверенные и которые стремительно приближались!

Встав на цыпочки, я медленно отошла от двери и замерла посреди ванной, понимая, что скоро сюда придут. Дверь распахнулась так неожиданно, что я вздрогнула. На меня уставился высокий, молодой парень с цепким взглядом, одетый в костюм без галстука. Я смотрела на него, задержав дыхание. Он в свою очередь, хмуро просканировал меня, и слегка скривив губы, скрылся из виду. Скоро я услышала, как хлопнула дверь и меня снова закрыли. Облегченно выдохнув, я еще некоторое время прислушиваясь к обстановке, затем все же осторожно вышла из ванной.

Поглядывая на дверь, я медленно пересекала комнату. На столе снова стоял поднос с накрытой тарелкой, а рядом белоснежная кружка на блюдце, из которой шел пар. Мой взгляд почти сразу уловил еще одну вещь… В кресле лежала сумка! Моя сумка!..

Я тут же рванула к ней, но перерыв ее, досадно простонала. Глупо было надеяться, что они оставят телефон!

Опустившись в кресло, я уставилась в пространство, теребя в руках расческу. Ну, хоть что-то… Почему-то с этой сумкой внутри меня поселилась надежда. Это была маленькая ниточка с той жизнью, которая принадлежала мне. И ведь они же вернули ее! Твердой почвой надежда установилась во мне: рано или поздно, я выберусь! Я вернусь к прежней жизни, и весь этот кошмар останется позади!

Но, нужно потерпеть Юля. Нужно быть умнее и сильнее! И ни в коем случае не терять веру!

С этим настроем я позавтракала овсянкой с тостами, не чувствуя вкуса, и запила это все горячим насыщенным кофе. Затем потратила не меньше получаса, чтобы расчесать волосы. Сцепив их заколкой, я расправила свою одежду, гадая, сколько еще я продержусь, прежде чем придется ее стирать? Дальше я ходила из угла в угол, потерявшись во времени и ориентирах.

***

Замок щелкнул, когда я сидела на кровати, прижав колени к груди, и гипнотизировала окно. Тот же высокий парень прошел к столу, неся в руках новый поднос и бросил в мою сторону короткий взгляд. Внутри невольно скручивался червь отвращения к этим людям. Их еда — это яд, а не жест заботы. Их дом — это тюрьма, и я ни за что, не поведусь на эти подачки! С этими мыслями я отвернула голову, желая, чтобы он скорее ушел.

— Какой у тебя размер одежды?

Я подняла настороженный и недоумевающий взгляд на парня, который ждал от меня ответа. Помявшись некоторое время, я неуверенно выдавила:

— Сорок второй…

Парень просканировал меня неспешным взглядом, затем взял утренний поднос и молча удалился.

Вот и поговорили.

Внутри пронеслось вязкое беспокойство: они что, мне одежду принесут? Эта мысль неприятным спазмом отозвалась в груди. Ведь это было пугающее подтверждение того, что срок моего плена будет продолжительным! Но насколько продолжительным?!

Свой обед я начала есть, когда он уже прилично остыл…

Глава 5

Никогда бы раньше не задумалась, насколько важно в нашей жизни обозначение времени… Мы привыкли смотреть на часы, ориентироваться насколько рано или насколько поздно, даже не осознавая свою зависимость. Часы есть везде, в каждом доме, в каждом кафе, в телефоне, на улице, в квартире и в любой момент есть возможность узнать — который час!

А что происходит, когда нет такой возможности? Нет никакого ориентира — ни минут, ни часов?.. Время просто растворяется в пространстве. Его не видно и оно не ощущаемо. Остается тягучая действительность: комната, свет в окне, постепенно убегающие тени от мебели, которые ты не можешь отследить и… ожидание. Оно томится и мучает внутри. Ожидание чего-то неизвестного и страшного!

Не находя себе места в своей «камере», я ходила из угла в угол, пытаясь найти хоть какое-нибудь занятие, пока невыносимо медленно проходил день. Я поменяла повязки, позволила себе поплакать, попыталась поспать, да только крутилась в полудреме не в состоянии расслабиться. И это медленно сводило с ума…

В какой-то момент я вскочила с постели, поддаваясь странному порыву, и повключала весь свет, что нашла. Две лампы, по обе стороны от кровати, яркие софиты в дальней половине комнаты и огромная люстра под потолком. Оглядев помещение, которое выглядело теперь иначе, я облегченно выдохнула. Стало немного лучше. Так оно хотя бы уже не казалось таким мрачным!

До того, как за окном стемнело, я еще повалялась в кровати, глядя в потолок, снова прошлась по пустым мебельным полкам, и когда пришел конвоир, то уже более спокойно восприняла его появление.

Надо же, как устроены люди?.. Рано или поздно, ты невольно адаптируешься и привыкаешь ко всему!

Я встретила его на ступеньках, прислонившись к двери, и даже не двинулась с места. Мой настороженный взгляд проводил его до стола, где он поставил очередной поднос и бутылку воды, а затем до двери, которую он так же неизменно запер.

В этот раз я даже не прикоснулась к еде. Апатия захватила меня от макушки до кончиков пальцев, забирая вкус жизни, простые желания и аппетит. Я с волнением и тревогой ожидала, когда придет час моего похитителя. По моему странному суждению — злодеи приходят по ночам! Потому что днем они заняты своими темными делами.

Однако время шло, но никто не приходил… Вокруг стояла звенящая тишина, которая нарушалась моим дыханием и еле различимым шумом снаружи.

Голова начала болеть, а веки наливаться свинцом и в какой-то момент, я решила больше не ждать! Сходила в ванную, приняла душ. Затем не поленилась отправить ужин в унитаз и помыть тарелку. Выключила свет, оставив лишь одну лампу у кровати, и залезла под одеяло. Было страшно оставаться в темноте в этой большой чужой комнате!

Устроившись поближе к свету, как к единственному, что могло бы меня согреть, я поддалась сну, стремительно уносившему меня из этого места.

***

Сквозь плотную пелену сна, меня коснулся запах. Приятный, мужской — он окутал мое сознание, но вместе с ним, что-то насторожилось внутри. Этот запах ассоциировался в моем болезненном мозгу только с одним — опасность! Он был рядом…

Его высокий силуэт стоял возле кровати. Мое тело, словно налитое свинцом, не слушалось, когда я попыталась сдвинуться! Страх сковал сознание, дыхание стало тяжелым и мне кажется, он мог слышать, как громко бьется мое сердце! Однако к моим страшным ожиданиям, ничего не происходило. Мужчина просто стоял безмолвной тенью, пока я чувствовала на себе его взгляд. Словно жуткий наблюдатель, он, должно быть, пришел полюбоваться своей жертвой, чтобы в какой-то момент исчезнуть…

***

Я очнулась от щелчка и резко села на кровати, чувствуя, как в груди колотится сердце, разгоняя по телу стягивающую волну. Растерянно оглядывая комнату, в которую уже падал утренний свет, я справлялась с не проходящим осадком после жуткого сна. Мой взгляд непроизвольно задержался на лампе… Она была выключена!

Дрожь прошла по всему телу от неприятного обжигающего чувства. Господи, неужели это был не сон?! Грудь сдавило от ощущения собственной беспомощности, ведь во сне мы беззащитны, а этот бандит мог сделать со мной все, что угодно! Но почему же он не стал ничего делать?!

От происходящего я все больше терялась и настораживалась. Неуправляемая тревога блуждала в сердце, не давая возможности передохнуть. Что, черт возьми, происходит?! Может он какой-то извращенец и это у него такой фетиш — наблюдать, как меня съедает страх?!

Боже мой, Юля!.. Угомони свою фантазию! Что-то мне подсказывало, что уж в этом я точно ошибаюсь. Но тогда, что же?.. Чего хотят эти люди?!

Мысли путались, а лихорадочный взгляд уже поймал фигуру знакомого парня, который уверенным шагом двигался к столу с подносом. Какой-то жуткий день сурка. Очень странный и навязчивый.

Внутри меня все клокотало и кипело. Нет! Еще одного такого я не выдержу!.. Нервы были на пределе, поэтому поддавшись порыву, я скинула одеяло и вскочила с кровати.

— Почему вы держите меня здесь?! — обратилась я к парню, даже не ожидая от себя такого смелого тона.

Голубоглазый конвоир, лишь задержал на мне равнодушный взгляд, и открыто проигнорировав мой вопрос, спокойно завершил свои дела. Так же молча, он направился к двери, оставляя меня без ответа.

Чувствуя как ярость и возмущение, отравляют мой разум, я зло крикнула ему в спину.

— Что вам от меня нужно?!

Но все осталось также, без ответа, и как только замок щелкнул, я сжала зубы до скрипа. Им нужно, чтобы я сошла с ума, трясясь здесь от страха!

Взгляд полный гнева опустился на поднос и не думая, я подлетела к столу и скинула все содержимое на пол. Ошметки горячего омлета разлетелись по дорогому темно-коричневому ламинату вместе с чашкой кофе, которая разбилась вдребезги.

Эмоции захлестывали, руки дрожали, и я уже не думала ни о чем, кроме того, что никто не имеет права меня насильно удерживать!

Я побежала к двери, которая едва захлопнулась и начала колотить по ней, сжав ладошки в кулаки. Мне было больно, но эта боль не останавливала, а еще больше подпитывала мой гнев.

— Выпустите меня!!! Вы не имеете права! — кричала я в истерике. — Сволочи!.. Чего вы добиваетесь?!

Но там, за дверью, никто не реагировал и как бы я не злилась, эмоции со временем начали утихать, не получая заряда, когда приходило безнадежное осознание — меня не слышат!

Осев на пол у двери, я сотряслась от рыданий без слез, чувствуя слабость после выплеснутой энергии.

— Сволочи…

***

Не знаю сколько я так просидела, прежде чем заставила себя встать и поплестись в ванную. Нельзя было раскисать…

Вернувшись в комнату, я покосилась на разбросанный завтрак на полу и мой желудок предательски сжался. Идиотка!.. Кому ты хуже сделала?

Я старалась не думать о том, что меня могут лишить еды после такой выходки.

— Да и черт с ними!.. — прошипела я, а у самой голос предательски дрогнул.

Мой взгляд невольно поймал стулья в углу комнаты, и в этот раз я не тратила время на раздумья. Уверенно прошла к ним и, взяв один, потащила к окну. Забравшись на него, я дотянулась до окна лишь рукой, поэтому пришлось спуститься и притащить второй. Я поставила его сверху, стараясь сделать это как можно ровнее. Конструкция оказалась ненадежной, но придерживаясь за стенку, мне удалось забраться сначала на первый стул, а затем подтянуться и на второй.

Ноги тряслись, дыхание перехватило, но меня заряжало то, что я не сижу на месте и хоть как-то начала действовать!

В этот раз окно оказалось на уровне глаз, и я смогла в полной мере увидеть, что происходит снаружи. Оно было довольно пыльным, но это не помешало мне разглядеть часть бампера, черной глянцевой иномарки, и кусочек территории перед домом, залитой щедрым солнцем. Очень ухоженная: газон, подстриженные кусты, каменная дорожка и фонари в необычном оформлении. Закусив губу, я подумала о том, как бы мне хотелось сейчас просто глотнуть свежего воздуха! Вот она свобода — так близко…

Тряхнув головой, чтобы избавиться от искушающих мыслей, я перевела внимание на номера машины. Мой ракурс позволял увидеть, последние три знака: «…01 мм». Я почему-то решила, что мне это может пригодиться!.. В будущем.

Привстав на носочках и передвинувшись в сторону, я попыталась разглядеть остальные цифры. Мне не хватило совсем чуть-чуть, когда прямо перед окном, неожиданно возникла пара ног, облаченных в брюки.

Я испуганно ахнула и отпрянула, сделав шаг назад. Только шагать было некуда! И как будто в замедленной съемке я полетела вниз вместе со стульями…

Грохот, который казалось, услышал весь дом, сменился моим приглушенным стоном. Легкие сдавило и каждый вдох давался с удушливой болью. Я успела немного сменить положение и избежать падения на спину, поэтому удар пришелся на бедро и плечо. Некоторое время я просто лежала, осторожно дыша и пытаясь понять, насколько серьезны повреждения?.. К моему ужасу, слишком скоро я различила тяжелые шаги за злосчастной дверью, прежде чем замок щелкнул и она открылась.

Сердце заколотилось о ребра, от страха и паники — это не пройдет мне даром!

Не успевая подняться, я устремила лихорадочный взгляд на своего конвоира, который замер в проеме с хмурым выражением лица. Его холодные глаза окинули упавшие стулья и мою растянувшуюся фигуру на полу. Я успела разглядеть в проеме часть светлого помещения и большую деревянную лестницу, прежде чем он закрыл дверь и начал приближаться.

Высокий парень остановился так близко, что я почувствовала запах его лакированных ботинок. Глядя на меня сверху, он недовольно поджал губы.

— Ну как, много увидела? — спросил он с холодной иронией, а я закусила щеку, чтобы сдержать болезненный стон.

Парень хмыкнул и начал не спеша меня обходить.

— Пожалуй, это я заберу. — Сказал он, наклоняясь к стульям.

Подхватив их, он направился к двери и язвительным тоном добавил:

— Чтобы они не мешали тебе.

Я проводила парня растерянным взглядом, делая неровные вдохи. Когда дверь захлопнулась, я медленно перекатилась на спину, прижимая ноющую руку, и завыла сквозь зубы не столько от боли, сколько от досады.

Не знаю сколько времени прошло, прежде чем я приподнялась, опираясь на одну руку, и смогла сесть. В этом положении юбка задралась, и я ужаснулась, увидев чернеющий синяк на бедре.

— Черт… — выдохнула я, дотрагиваясь до ушибленного места.

Не без труда поднявшись на ноги, я осторожным шагом направилась в ванную, рьяно ругая себя за свое фиаско, которое мне теперь может дорого обойтись. При каждом резком движении боль простреливала бедро, и по комнате то и дело проносились мои стоны.

Добравшись до ванны, я трясущимися руками умыла лицо, а затем прошла к зеркалу. Глядя на себя в отражении, я расстегнула рубашку и осторожно стянула рукав. Ниже плеча так же проявился синяк и, дотронувшись до него, я медленно подвигала рукой, пытаясь определить насколько серьезно повреждение. К моему облегчению движения давались легко, хотя и отзывались болью в суставах. Сглотнув тяжелый ком, я надела рубашку обратно и направилась в комнату.

Первым делом я взяла аптечку и, порывшись в ней, нашла мазь для ушибов. Обработав синяки, я так же не забыла перевязать свои ссадины на руках и коленках. Господи… такими темпами я просто не доживу до своей свободы! И, самое смешное, похититель здесь будет не причем.

Забравшись на кровать, я укрылась одеялом, чувствуя нервный озноб, и решила, что сейчас мне будет не лишним просто полежать.

***

Щелчок раздался в тишине, неприятно вырывая меня из сна. Растерянно хлопая глазами, я немного приподнялась, с мыслью, что должно быть уже обед и принесли очередной поднос. Однако в следующую секунду сердце ухнуло вниз, когда я увидела своего похитителя, который неспешным шагом пересекал комнату. Одетый в дорогое серое пальто, он на ходу стянул кожаные перчатки и в какой-то момент замедлил шаг, устремив взгляд на скинутый поднос, который я не додумалась убрать. На его лице ничего не отразилось, лишь острый взгляд направился прямо на меня.

Неприятные мурашки пошли по коже, и я спешно сползла с кровати, вставая на дрожащие ноги. Шаги в мою сторону стали уверенней, и я считала стук сердца, пока мужчина с грозным видом приближался ко мне. Насторожено попятившись, я почти сразу уперлась в стену и начала лихорадочно оправлять юбку, чтобы спрятать синяк. Мое обоняние окутал приятный мужской аромат, смешанный с уличной свежестью, когда мужчина возвысился надо мной, прожигая взглядом. Закусив губы, я делала прерывистые вдохи и не знала, куда деть взгляд. Я ахнула, когда он неожиданно коснулся моего бедра, и медленным движением начал задирать юбку, опустив взгляд на открывающийся синяк.

Черные глаза опасно медленно поднялись на меня, заставляя все внутри перевернуться. В следующую секунду он так близко наклонился, что я почувствовала его пряное дыхание, которое защекотало кожу.

— Я подумаю над тем, чтобы привязать тебя к кровати! — произнес он спокойным, холодным тоном. — Слишком много пространства для одной маленькой пленницы.

Я опустила голову, страшась смотреть в глаза бандита, и прижала ноющую руку к груди. Внутри я боролась с выматывающим чувством страха и мыслями о своих интересах, которые подпитывали мой гнев. Решив, что мне уже нечего терять я подняла глаза и почти прошептала дрожащим голосом:

— Скажите, зачем вы держите меня здесь?! Сколько еще будете мучить ожиданием в этой камере?..

Мужчина немного отстранился, и некоторое время изучал меня взглядом, опасно прищурив глаза.

— В камере?.. Я мог бы посадить тебя на цепь, держать в подвале и забывать кормить! — Произнес он хладнокровно. — Вместо этого, ты находишься в просторной комнате, у тебя есть крыша над головой, еда и удобства. За это время тебя никто не бил и не насиловал. Но, похоже, за своими страхами ты этого даже не заметила! Так подумай девочка, так ли плохи твои дела?

Я растеряно смотрела на него, чувствуя, как обжигающие иголки прошли по телу. Внутри все стянулось от смятения и абсурдности происходящего. Неужели мне нужно быть благодарной за это? Хотя, где-то в глубине души я понимала, что вариант событий действительно мог быть гораздо хуже…

— Если от безделья у тебя рвет крышу, и тебе нужно оправдать свое присутствие здесь?! — Произнес он пугающим тоном. — Я могу тебе это устроить.

Резко отстранившись, мужчина направился к двери, а я уже пожалела обо всем, что натворила.

***

Когда Руслан зашел в дом, один его взгляд заставил парней разойтись по углам и не попадаться на глаза старшему. Горячая кровь обжигала разум гневом и он еле сдерживался, чтобы не наломать дров. Ларин посмел своих шестерок подослать на его территорию, да только люди Руслана практически сразу вычислил хвост!

Новость о девчонке распалила его окончательно. Еще с ней не хватало нянькаться! Он вышел из комнаты злой как черт, и, поднявшись по лестнице, чуть не сбил Антона, который возник из-за угла с пакетами в руках. Впрочем, парень вовремя отошел на достаточное расстояние, чувствуя опасное настроение шефа.

— Что, не мог принести ей гребаных книжек? — рыкнул он на своего зеленого наемника, который сразу вытянулся в струнку.

— Да, я не знаю… — пробурчал тот растеряно.

— Не знает он! В следующий раз она кровать дотолкает, будешь ловить ее?!

Антон молча опустил взгляд и поджал губы. А Руслан покачал головой, покосившись на пакеты с одеждой, что велел взять для нее. Некого винить. Он сам подписался на этот геморрой!

— Свободен. — Строго велел Руслан. — На сегодня свой долг выполнил.

Поникший парень кивнул и под внимательным взглядом старшего, направился вниз. Руслан же, двинулся дальше по коридору, с умом прикидывая развитие событий, и насколько дорого теперь ему обойдутся последствия.

Его решение все больше выходило боком. Теперь игра стала более серьезной, и он не собирался рисковать ради своего необдуманного шага чем-то более важным! Перекрыть хвост — значит, привлечь еще больше внимания. Что ж, пусть Ларин думает, что все идет по его плану. Хочет зрелища — будет ему зрелище!

***

Когда дверь снова открылась я сидела на краю кровати, лихорадочно прокручивая в голове то, что произошло. Конвоир прошел к столу с несколькими большими, прямоугольными пакетами и, положив их возле кресла, молча удалился. В голове невольно пронеслась мысль о еде, и желудок напомнил о себе неприятным урчанием. Я надеялась, что сейчас этот парень, как и обычно, вернется с подносом! Но время шло, а вокруг оставалась съедающая тишина и все больше давила на нервы.

Я настороженно покосилась на пакеты, прежде чем неуверенно поднялась с кровати и решилась подойти. Отогнув пальцами шуршащую материю, я увидела сложенную одежду, большая часть из которой находилась в красивых коробках с гравировкой. Я отшатнулась, чувствуя, как по телу пронеслась неприятная волна, оставляющая осадок. Моя одежда — это все что у меня осталось! И мне казалось, если я это надену, то потеряю всякую надежду и приму ту безнадежную действительность, что они предлагают! А к этому я не была готова… Поэтому так и не притронулась к вещам. По крайней мере пока. Ведь я прекрасно понимала, что рано или поздно мне просто необходимо будет переодеться.

***

Когда за окном начало темнеть, я окончательно поняла, что мне не принесут еду. Эта мысль вызвала волну паники, а желудок скрутило в голодном спазме. Разбросанный поднос я убрала еще днем. Нашла швабру в маленьком шкафчике ванной и смогла собрать осколки. Мне показалось, что этот день прошел быстрее. Возможно, из-за нервного состояния я не придавала значения времени, или из-за голода, от которого ближе к вечеру началась мигрень и никак не отпускала меня.

Я прошла в ванную и умылась холодной водой, надеясь, что это поможет облегчить состояние. Приняв душ, я нехотя надела не свежую, но зато свою одежду, и решила, что лучшим средством от мыслей о еде будет сон.

Когда я вышла из ванной, то испуганно замерла, увидев похитителя, который уже сидел в кресле. Мой голодный взгляд сразу приметил поднос, и голова пошла кругом от мучительного аромата, витающего в воздухе, а рот заполнился слюной. Передвигаясь на слабых ногах, я, прихрамывая, пошла на запах, даже не сразу осознав это.

Мужчина тем временем ленивыми движениями раскладывал приборы возле себя, затем взял с подноса полную тарелку чего-то очень-очень вкусного, не обращая на меня никакого внимания. В голове запульсировала неприятная мысль и я замедлила шаг. Эта еда не для меня! И, похоже, он будет есть это прямо перед моим носом!

Я сглотнула горечь во рту, не веря, что это происходит наяву! Неужели он так меня наказывает? Будет так жестоко дразнить?.. Раздражение и злость стрелой пронеслись внутри меня. Нет! Я не стану поддаваться на этот цирк из-за какой-то еды… Нужно сохранять самообладание!

Не глядя на мужчину, я уверенно продолжила пересекать комнату, направляясь к кровати.

— Стоять. — Услышала я, как только прошла мимо кресел.

Я замерла, растерянно взглянув на мужчину, а в голове мелькнула предательская надежда. Может, я ошибаюсь, и он не собирается морить меня голодом?..

— Почему ты до сих пор в своей одежде? — спросил он сухо, окинув меня коротким взглядом.

Все надежды тут же рухнули, сменяясь неприятным, жгучим чувством. Мне нечего было ответить и, замявшись, я потупила взгляд. Он некоторое время выжидающе смотрел на меня, сканируя взглядом, затем я услышала спокойный приказ:

— Раздевайся.

Глава 6

Я резко подняла глаза, чувствуя, как по телу спустилась стягивающая внутренности волна. Мужчина же, с каменным выражением лица, взял вилку с ножом, и начал медленно разрезать сочный ломтик говядины.

— Что… з-зачем?.. — выдохнула я.

Паника сдавила легкие, глаза заметались по комнате, а внутренний маячок засигналил мне о чем-то важном. В подтверждении своих мыслей, я покосилась на пакеты и судорожно выдохнула. Тем временем, бандит без тени совести, показательно отправил в рот кусочек мяса в стекающем соусе и немного откинувшись, начал медленно его жевать. Я сглотнула, чувствуя голодный спазм и негодование разъедающее меня. Как же это низко! Негодяй…

В какой-то момент, темный взгляд, не терпящий ожидания, сосредоточился на мне. Я тут же опомнилась и поспешила спасти свое положение:

— М-можно, я переоденусь в ванной?..

Немного помедлив, он отрицательно качнул головой, хотя его красноречивый взгляд итак говорил за себя.

— У тебя был шанс. — Отрезал он жестко.

Я нервно выдохнула, теребя края рубашки, и боясь даже представить, что буду раздеваться перед ним! Нет, нет, нет!.. Я не могла на это решиться и просто продолжала стоять, чувствуя, как холодный пот выступает на коже и меня начинает трясти. Закусив губы, я опустила глаза и слегка замотала головой боясь произнести свой отказ. Казалось, стук сердца сбавил ход…

А дальше, все как в замедленной съемке: мужчина медленно выдохнул, отложил приборы и, уперев руки о подлокотники, поднялся с кресла. Моя реакция не заставила себя ждать. Я испуганно отскочила назад и выставила руки перед собой:

— Нет! Пожалуйста!.. — отчаянно произнесла я, и спустя секунду мои трясущиеся руки сами нащупали пуговицы рубашки.

Опустив голову и чувствуя, как тяжелый ком подобрался к горлу, я начала срывать пуговицы с петель одну за другой. Мужчина наблюдал за мной, стоя возле кресла с широко расставленными ногами. Когда пуговиц не осталось, я скованными движениями стянула ткань с плеч, затем по очереди освободила руки от рукавов. Кожи коснулась прохлада, рубашка упала на пол, и… Боже, как же трудно дышать. Страх, стыд, растерянность… Все это выливалось в однородное, невыносимое состояние.

Я настороженно покосилась на бандита, что продолжал стоять, такой грозный в этой черной водолазке, которая подчеркивала каждый мускул на его крепком теле и темных брюках на стройных ногах. Его внимательный взгляд отзывался мурашками на моей коже. Судорожно выдохнув, я нащупала молнию юбки и потянула вниз. Облегающая плотная ткань легко поддалась, когда я неуверенно стянула ее с бедер. Юбка упала к ногам. Я выпрямилась, оставшись в одном белье и стыдливо прикрываясь руками, была не в силах поднять глаза.

Вдох выдох, вдох выдох…

Сколько прошло времени?.. Прежде чем я услышала голос, обжигающий слух своим холодом:

— Снимай все.

Я зажмурилась, чувствуя что вот-вот сорвусь. Как же тяжело переступить через себя. Вот так раздеться впервые в жизни, перед мужчиной! Не добровольно, а под страхом. Под диким страхом!

Часто дыша, я медленно повернулась спиной и непослушными руками расстегнула лифчик. Стянув лямки одну за другой, я уронила его к остальным вещам. Закрыв грудь одной рукой, я на трясущихся ногах снова повернулась к нему и, нагнувшись, стянула другой рукой трусики. Высвободившись от белой трикотажной ткани, я медленно выпрямилась, прикрывая свои обнаженные сокровенные места.

Он двинулся ко мне неожиданно. Так что я немного отпрянула, с ужасом глядя на мужчину. Ну, куда мне убегать? Я заставила себя замереть и не забывать дышать. Мой взгляд был направлен в сторону, когда он подошел непозволительно близко. Моя обнаженная чувствительная кожа ловила тепло исходящее от его тела.

Неожиданно он взял меня за предплечья и настойчиво убрал руки, заставляя раскрыться. Краснея до кончиков волос, я сжалась всем телом, прикрыв глаза от стыда. Лишь на секунду я осмелилась поймать его взгляд. Он открыто рассматривал меня, мучительно медленно блуждая по изгибам небольшой груди, спускаясь к плоскому животу и ниже, где гладкий треугольник был как на ладони. Кажется, он задержал внимание на плече, где виднелся синяк, но никак не отреагировал… По крайней мере, я ничего не уловила, хоть и невольно напряглась.

В какой-то момент мужчина не спеша убрал волосы с моего плеча, и его рука накрыла мой затылок, прежде чем он наклонился ко мне. Я сжалась всем телом, когда его тихий голос прозвучал над самым ухом:

— Нечего стесняться. Ты — прекрасна.

Его горячее дыхание рассыпало мурашки по телу, создавая внутри незнакомую, странную дрожь от этих слов, от его запаха… От его прикосновения!

Я затаила дыхание, не зная как реагировать на это. А мужчина неожиданно отстранился, и как ни в чем не бывало, направился к креслу.

— Выбери себе белье и то, в чем будешь спать. — Велел он на ходу.

То ли мой мозг начал туго соображать от голода, то ли я еще не отошла от его энергетики и этой странной близости. Но я не сразу рванула одеваться и даже не сразу опомнилась, что нужно прикрыть себя руками.

Мужчина не спеша сел за стол, чтобы вернуться к своей трапезе, а я с каким-то потерянным видом направилась к пакетам. Присев на корточки возле них, я наугад взяла в одной из коробок комплект бордового белья и что-то похожее на тунику. С этим богатством я бочком прошла к кровати и начала лихорадочно натягивать кружевные, практически прозрачные трусики-шортики и… да что же это?! Такой же прозрачный кружевной бюстгальтер. Туника оказалась не туникой, а длинной рубашкой до середины бедра, с рукавами три четверти.

Не смотря на свое отчуждение к этой одежде, я не могла не приметить какая приятная на ощупь и качественная ткань. Наверняка дорогая… только я даже не думала обольщаться. Я могла бы и обноски одеть, только бы не ходить голой или грязной!

Застегнув последнюю пуговицу на рубашке, я опустилась на край кровати, робко поглядывая на мужчину. И что мне теперь идти спать?.. Когда он с бесстрастным видом продолжал свой ужин, а я с болью в желудке думаю, как сильно хочу есть! Мучаясь от дразнящего запаха еды, который до тошноты въедался в нос, я еще некоторое время поерзала на месте пока, наконец, не выдержала:

— Теперь вы не будете меня кормить?.. — спросила я тихо, но требовательно.

Мужчина как будто не услышал меня, продолжая молчать и насаживать на вилку, очередной кусочек запеченных овощей. Я поджала губы, чувствуя, как обжигающая волна спустилась по телу. Легкие сдавило тисками от неприятного чувства досады, и колющего осознания своей беспомощности. Боже, это не выносимо!..

Я прикрыла глаза, справляясь с приступом голодного спазма и душащего кома в горле. Опустив голову, я уже хотела встать, чтобы обойти кровать и забраться под одеяло, как вдруг услышала твердое:

— Подойди ко мне.

Сглотнув тяжелый ком, я покосилась на бандита, и немного помедлив, неуверенно поднялась. Вместе с искушающими ожиданиями внутри меня все было насторожено, и чем ближе я подходила, тем медленней были мои шаги. Остановившись у стола, я инстинктивно закрылась, обняв себя руками. Мужчина поднял глаза и коротко окинул меня оценивающим взглядом.

— Кажется, утром ты ясно дала понять, что еда тебе не нужна. — Холодно напомнил он.

Взглянув на своего мучителя, я растеряно открыла рот, наблюдая, как он режет на кусочки оставшийся ломтик говядины. Внутри меня все стянулась от неприятного чувства. Я окончательно осознала его наказание. И конечно, я должна была пройти его в полной мере.

Сердце больно сжалось… Господи, как же я устала! Словно вмиг ощутила на плечах весь груз, который преподнесла мне судьба. Бандит тем временем отложил приборы и откинувшись на кресле спокойно велел:

— Садись.

Робко взглянув на него, я не спеша обернулась и попятилась к креслу, как вдруг услышала:

— Нет. Здесь.

Я растеряно уловила взгляд мужчины, который он устремил на пол, справа от себя.

Нахмурившись, я напряглась и даже не сразу осознала, что должна сделать. Это что шутка?.. Растеряно глянув на пол, я подняла настороженный взгляд на мужчину. Но на его лице не было и тени иронии. Пауза стала продолжительной, но я никак не могла справиться со своим ступором и смятением.

Так… ладно. Спокойно Юля. Лучше играть по его правилам!

Не глядя на мужчину, я попыталась не зацикливаться на происходящем и сделав два шага, опустилась куда он велел — на пол рядом с креслом. Сев на колени я уставилась на ножку резного стола. До боли закусив губы, я старалась не замечать, что сижу практически у мужских ног. Старалась не замечать чувства унижения…

— В следующий раз, прежде чем что-то делать — хорошо подумай. — Произнес он, и от его предостерегающего тона по моему телу спустилась неприятная дрожь.

Я плотно сжала губы и опустила голову, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза. Он прогибал меня своей властью, своим словом и действиями… и я боялась, что он вот-вот меня сломает! Мне стало так горько… Губы затряслись, ресницы дрогнули от слез, и тихо всхлипнув от нахлынувших эмоций, я сжала руки в кулаки. Держись, Юля!.. Прошу тебя, держись! Неожиданно мужчина взял меня за подбородок, заставляя поднять лицо.

Я растерянно захлопала глазами, прогоняя пелену слез, и сжалась всем телом под пристальным взглядом черных глаз.

— Я не собираюсь морить тебя голодом. Ты сама сделала этот выбор. — Напомнил он снисходительным тоном. — Но я вижу, что ты усвоила урок!

После этих слов он протянул руку к тарелке и уверенно взял с нее кусочек мяса. Щедро макнув его в соус, он не спеша поднес это к моему рту, а я тут же невольно отпрянула, чувствуя ужасную неловкость и замешательство. Мучительный, ароматный запах сразу ударил в нос, и я как завороженная смотрела на сок, стекающий по мужским пальцам.

— Открой рот, Юля. — Настойчиво велел он.

И я открыла. Робко, но не задумываясь, и словно поддаваясь какому-то инстинкту. Лишь закрыла глаза и позволила ему положить на мои губы теплую мякоть. Я взяла ее, слегка захватив его пальцы, и начала жадно жевать, утонув на мгновение в насыщенном, богатом вкусе пищи. Недаром говорят: голод — лучшая приправа. Но после блаженного мгновения, тягучей волной пришла горечь унижения, заставляя меня опомниться.

Я открыла глаза, осознавая, что стою на коленях и ем с рук этого бандита! Он тем временем со спокойным выражением лица, протягивал мне очередную порцию. От его настойчивого взгляда, я почти насильно открыла рот, принимая очередной кусочек. Почему почти? Потому что голод притупил чувства, отвечающие за гордость, пресек попытки контроля над собой и свел все к одному — мне нужно есть.

Мужчина терпеливо кормил меня, не обращая внимания на слезы, что периодически блестели в опущенных глазах, на неровные вдохи и на то, что я случайно касалась языком его пальцев. Как будто, так и должно быть…

Он отдал мне все до последнего кусочка. Затем вытер руку салфеткой и сдержанно произнес:

— Я хочу, чтобы здесь ты ценила то, что имеешь.

Поднявшись из-за стола, он не спеша прошел мимо моей фигуры на полу, и велел, направляясь к двери:

— А теперь, ложись спать.

***

Однажды мне сказали, что я маленькая девчонка с большим барабаном внутри, по которому нужно бить сильно, чтобы сподвигнуть к успеху. Я помню, если в детстве у меня что-то не получалось, я ужасно злилась, заходилась плачем, истерила, когда над душой стоял кто-нибудь из взрослых и требовал решения задачи. Можно было бы оставить эту затею, бросить задачки и пожалеть меня, но родители принципиально не делали этого. Время шло, я успокаивалась, тягостные мысли отходили на второй план, и возвращаясь к задаче я уже знала решение!

Раньше я бы этого не поняла, но сейчас понимаю, какую черту они вложили в меня. А может даже развили врожденное! Я шла по жизни с высеченной верой — для любой задачи есть решение.

Да, я росла единственной дочкой, в здоровой обстановке, неискушенная уличными пороками и плохими привычками. Но родители не баловали меня, как заведено у единственного ребенка в семье. Они смогли увидеть во мне все сильные качества и грамотно взрастить их! Я росла самостоятельной девочкой, уверенной в себе и всегда имела голову на плечах. Как же долго я не осознавала, что они были моими крыльями! Даже далеко оставались рядом и сейчас, когда я осталась без крыльев, я потеряла всякую уверенность в себе и все мои сильные стороны затаились где-то в уголках сознания.

Сейчас… я должна была переварить то, что произошло, чтобы решить самую тяжелую задачу своей жизни — конфликт с самой собой.

Мои ноги уже невыносимо затекли, а я все продолжала сидеть на полу, подавленная и опустошенная после его ухода. Из меня будто вытянули все силы, а все эмоции вывернули наизнанку. Находясь в каком-то коматозном состоянии, я смотрела в пространство пустыми глазами, снова и снова прокручивая каждую секунду этого вечера, чувствуя как гадкий, обволакивающий осадок заполняет мои внутренности. Гордость была стерта в порошок. Мысли были предателями, оправдывая мою слабость, за которую я теперь расплачиваюсь болезненным послевкусием. Но истина была такова — он принес мне на блюдечке свои правила, и я их послушно приняла!

Это осознание невыносимой тяжестью отозвалось в сердце, выбивая воздух из легких, и обжигая желчью внутренности. Как он, должно быть, упивался своей властью надо мной, наказывая таким низким способом! Как же хладнокровно он подавляет волю и топчет гордость, указывая мне на мое место. Не гнушается тянуть за самые низменные потребности и управляет, кидая то в кипяток, то в лед, на усмотрение своей избалованной фантазии.

Неуправляемая волна гнева вспышкой пронеслась внутри, и мне вдруг до боли захотелось кричать!.. От раздирающего возмущения, от безысходности и осознания своей полной беспомощности. Скорее всего я даже не столько привлекаю его физически, как удовлетворяю в роли жертвы!..

Внезапный ужас охватил меня от страшного осознания — это только начало! В следующий раз все может быть гораздо изощренней, гораздо болезненней. Сегодня было моральное насилие, а завтра может быть физическое! Это станет краем для моих сил, и окончательно меня сломает…

Я сглотнула, подкативший ком и растерянным взглядом прошлась по комнате. Господи, неужели больше ничего от меня не зависит?! Неужели я действительно настолько беспомощна?! Или все это только в моей голове, пропитанной страхом и подавляющим влиянием этих бандитов?

Мой лихорадочный взгляд в какой-то момент остановился. Я некоторое время смотрела в одну точку, давая возможность мелькнувшей мысли развиться и закрепиться в моем сознании. Она пугала меня своим смелым и рискованным направлением. Но в этом направлении я видела, возможно, единственный шанс и решила удержать этот порыв! Дать ему пустить корни в мой разум, мое существование и мою волю. Я дала себе обещание, что должна попробовать…

Пусть он думает, что я смирилась со своим положением. Пусть видит страх и покорность. Пусть считает меня слабой… Но внутри себя я должна оставаться сильной! Хранить надежды, культивировать то, что привили мне родители и верить, во что бы то ни стало верить! И когда придет время, я пойду на риск, я буду смелой! Только так я примирюсь с собой. Прощу слабость и поверю в то, что она была лишь попыткой выжить.

Чувствуя невероятный заряд от своего внутреннего бунта, я ощутила долю облегчения и вдохновения. Сделав вдох, я не спеша начала подниматься на ноги, но тут же ахнула — мышцы закололо током, гематома заныла от натяжения с нарастающей интенсивностью и я еле-еле встала на полусогнутых коленях.

Нет. Мне придется немного подождать и набраться сил. Хоть огонь и гнал меня осуществить задуманное, но я должна быть осторожной и должна быть в форме!

С трудом передвигая ноги, я прошла в ванную, чтобы умыться и вернувшись в комнату, сразу направилась к своей одежде, что валялась на полу. Я аккуратно сложила ее и спрятала в самый дальний угол комода. Затем без промедления направилась к кровати и залезла под одеяло, чувствуя свинцовую усталость и слабость. Я уснула, стоило мне коснуться подушки, и даже во сне берегла мысль о своем решении…

***

РУСЛАН

Он сидел за рабочим столом, откинувшись на спинку кресла и устремив напряженный взгляд в монитор. Мужчина просматривал записи, с камер наблюдения чувствуя странный отходняк еще с того момента как вышел от нее. Он даже не думал, что эта постановка так взбудоражит его, хотя шел туда с холодной головой, ради одной цели. И если бы не обстоятельства, он, конечно же, не стал бы испытывать на девчонке с неиспорченным опытом подобные методы. Вопреки распущенности его внутреннего хищника, Руслан не получал морального удовольствия от таких игр! По крайней мере, не в таком ключе. Поэтому с ней он соблюдал грань. Знал, в какой момент может перегнуть и не переходил черту. Упорно не считал нужным доводить до этого, даже ради задуманного.

Он видел, как тяжело было девушке переступать через себя, подчиняясь ему и послушно выполняя указания, хотя все ее мысли были написанные на смазливом личике. В голове невольно возник момент, когда она раздевалась перед ним, расстегивая дрожащими пальчиками пуговицы. Как нервно опускала глаза, снимая вещи одну за другой… Черт. Это возбудило его похлеще, чем самый изощренный танец стриптизерши, который он когда-либо видел!

Когда она предстала перед ним обнаженная, краснея и закрывая глаза от стыда, он смотрел на нее намного дольше, чем того требовалось. Слишком долго изучал мягкие изгибы тела, ловил девичий запах не испорченный парфюмом и вовремя поймал себя на мысли, что уже потерял границу, где заканчивается его игра и начинается влечение. Это и подтолкнуло его взять себя в руки, чтобы позволить ей одеться. Его даже насторожила собственная реакция. Избалованный сексуальной жизнью он считал, что уже ничего не может удивить его или заставить потерять контроль. Все-таки не пацан, чтобы распускать свою эрекцию, да и не по статусу так просто поддаваться низменным желаниям.

Словно в протесте его член дернулся, подпитывая возбуждение моментом, когда он кормил ее с рук. Как она захватывала губами его пальцы и периодически робко касалась шелковым язычком…

Да бл*ть!

Похоже, Руслан, пора выпустить пар! Он шумно выдохнул уже окончательно раздражаясь от того, что девчонка занимает непозволительное место в его мыслях. Руслан сам себе не мог ответить, почему ставит блок и принципиально держится планов насчет нее? Почему не спешит воспользоваться ей, когда вот она — иди и бери! Полностью в его руках и его власти.

Он вдруг сосредоточил внимание на мониторе, где отображалась утренняя запись. Руслан решил лично просмотреть, как все произошло, не представляя как эта мышка-малышка, смогла наделать столько шума?

Вот она колотит в дверь своими кулачками, затем некоторое время сидит на полу. Он немного прокрутил запись, и остановил на моменте, когда она забралась на стулья. Что-то пытается рассмотреть, затем резко вздрагивает. Наверняка кто-то из охраны проходил в этот момент. Руслан наблюдал падение, чувствуя, как внутри пронеслась неожиданная вспышка. На мужском лице оставалось бесстрастное выражение, но собранная в кулак ладонь заметно сжалась.

Дверь в кабинет открылась, заставляя его перевести внимание. Ростов не спеша прошел вперед с ухмылкой, которая, впрочем, никогда не сходила с упитанного лица. Коренастый, светловолосый мужчина внешне напоминал современного богатыря. Да он и был богатырем. Погоняло прицепилось еще со времен бойцовских успехов в «ММА».

Его зеленые глаза с хитрым прищуром скользнули по Руслану, когда они молча пожали друг другу руки. Ростов прошел к дивану, чтобы плюхнуться в него и по-хозяйски закинуть ногу на ногу, а Руслан вернул взгляд на монитор и начал обрабатывать видео на нужных отрезках.

С Ростовым они были знакомы с детдомовских времен. Подумать только… когда-то они драли глотку за территорию, а теперь он, наверное, единственный кого Руслан мог бы назвать другом. И то с натяжкой… скорее уж партнером.

— Че такой смурной? — с иронией заметил Ростов. — Тебе с таким багажом должно быть и скучать то некогда!

Руслан метнул на него хмурый взгляд и отстраненно ответил:

— Рожа у меня такая. Пора бы уже привыкнуть.

Ростов усмехнулся, пристально глянув на друга, и решил сменить тему:

— Пирушка то будет?

— Еще думаю. — Коротко ответил Умар.

— Да, че думать, нормальный вариант. Как там говорят… Держи врагов своих близко!

Руслан окинул его хитрым взглядом, и добавил, сверкнув зубами:

— Так близко чтобы за своим бревном, в твоем глазу щепки не разглядели!

Мужчины улыбнулись, и Руслан вернул свое внимание на видео, где как раз отображались его манипуляции с пленницей. Да уж… натурально не то слово. Со стороны смотрелось впечатляюще, как какой-то закрытый фильм для фетешистов. То, что нужно, чтобы угомонить любопытство Ларина.

Отредактировав нужный кусок, он кинул его на флешку и поднял глаза на Ростова, протягивая ее.

— Знаешь, что с этим делать.

Мужчина скривился, тяжело поднимаясь с дивана, и лениво прошел к столу.

— Вечно ты мне все самое гавеное подкидываешь. — Буркнул он, забирая флешку.

— Не капризничай. Будешь умницей — получишь свой кусок пирога. — Урезонил его Руслан, улыбнувшись глазами.

Ростов двинулся на выход, но вдруг обернулся на пол пути:

— Кстати ты знаешь, что банк твоей пташки был застрахован?

Руслан задержал на нем многозначительный взгляд.

— И что за мысль тебя озарила с этим фактом?

— А то, что ограбление им неплохо сыграло на руку. Для их положения это оказалось лучше любой санации!

Руслан откинулся в кресле, прищурив глаза:

— Думаешь работа на два фронта?

Ростов рассеяно пожал плечами.

— Я тебе накинул тему, а ты уж сам думай.

Мужчина подмигнул и не спеша вышел за дверь, а Руслан задумчиво отвел взгляд, прикидывая в голове авантюру, которую провернул Ларин. Жадный ублюдок, вот ты и попался!

Глава 7

Я открыла глаза ровно за секунду до того, как дверь открылась и в комнате послышался тяжелый шаг. Приподнявшись, я сонными глазами окинула комнату, и тут же подпрыгнула на кровати, натянув одеяло до подбородка. Сон мгновенно выветрился. Ко мне приближался незнакомый мужчина, с чемоданом в руках. Невысокого роста, довольно упитанный, он уверенным шагом пересекал комнату, но уловив мой подозрительный и запуганный взгляд, сбавил ход.

— Спокойно. Я врач! — Сообщил он, выставив руку в успокаивающем жесте.

Его поставленный голос был серьезен, а глаза выражали беспокойный интерес. Озираясь на меня, он не спеша прошел к комоду и, положив туда свой небольшой черный чемодан, щелкнул свет. Слегка жмурясь от яркой люстры, я продолжала настороженно смотреть на мужчину, хотя в его внешности и жестах не чувствовалось никакой угрозы. Незнакомец в возрасте, был одет опрятно и неброско. Небольшая залысина блестела на затылке, а на круглом лице было доброе выражение.

Соблюдая дистанцию, мужчина повернулся ко мне и обратился вежливым тоном:

— Давайте я вас осмотрю!

Я растерянно уставилась на него, чувствуя, как будто внутри меня вот-вот что-то лопнет! Губы затряслись, к горлу подступил ком, и я еле сдерживалась, чтобы не разреветься. Я не ожидала, что они на это пойдут! Я же приготовилась быть сильной, а тут… Мне до дрожи стало жалко себя и страшно, а вдруг у меня что-то серьезное?! Ведь рука и бедро до сих пор болели, и ночью я почти не спала из-за этого! И рядом не было никого, чтобы поддержать меня в эту минуту… Я была одна.

С губ сорвался всхлип. Я понимала, что из-за этой ситуации, внутренняя девочка застала меня врасплох… Ведь я с детства боялась врачей!

Растеряно потупив взгляд, я пыталась справиться со своим состоянием, а мужчина тем временем начал плавно приближаться. Он с неподдельной тревогой сканировал меня взглядом, терпеливо ожидая моего внимания.

— Не бойтесь. Расскажите, что вас беспокоит?.. — спросил он осторожно.

Не глядя на мужчину, я неуверенно откинула одеяло и, свесив ноги, приподняла рубашку в области бедра. Он наклонился и сосредоточил внимание на синяке.

— Можно? — спросил он, протянув руку.

Я слегка кивнула, посмотрев в светло-серые глаза врача, и он осторожно коснулся кожи, хмуро рассматривая ушибленное место.

— Как это произошло? — поинтересовался он задумчиво.

По щекам скатились слезы, и я ответила дрогнувшим голосом:

— Упала… со стульев.

Он некоторое время молча осматривал бедро, затем поднял глаза, остановившись на моем лице, где в области скулы виднелся желтый синяк. Он так же обратил внимание, на перевязанные запястья и коленки. Выпрямившись, мужчина поджал губы, будто пребывал в смятении от происходящего.

— Встать можете? — спросил он, немного отступив назад.

Я отрывисто кивнула и поднялась с кровати, непроизвольно придерживая ноющую руку. Мужчина окинул меня напряженным взглядом и попросил пройтись, внимательно проследив за моей хромой походкой. Затем он велел мне лечь на кровать и отошел к комоду, где лежал чемодан. Некоторое время он что-то выкладывал оттуда, после чего вернулся ко мне с молоточком и ловкими движениями, прошелся им по нервным окончаниям. Отложив инструмент, мужчина начал делать какие-то манипуляции с ногами: согнул по очереди в коленях, прощупал опытными руками бедро и покрутил в области суставов. Затем, он проделал что-то подобное с ноющей рукой. Закончив свой осмотр, он взял маленький фонарик и, приподняв мои веки, посветил в глаза. Выпрямившись, он задумчиво поджал губы и сообщил:

— Ну что ж, похоже, вам повезло. Отделались ушибом и легким сотрясением!

Я прерывисто выдохнула, чувствуя, как внутри прошла волна облегчения. Мужчина тем временем снова обернулся к чемодану.

— Несколько дней нужно соблюдать постельный режим и принимать все по назначению! — Сказал он серьезным тоном, выложив несколько пачек с таблетками и баночку с мутной субстанцией.

Дальше он начал по очереди показывать мне таблетки и пояснять, как их принимать. В баночке оказалась действенная, рассасывающая мазь. А таблетки были предназначены для улучшения мозговой деятельности, плюс витамины.

Пристально наблюдая за мужчиной, я рассеяно слушала его и пыталась понять: насколько тесно он связан с бандитами?.. Меня кольнуло болезненное осознание, что он единственный незаинтересованный человек, с которым мне довелось здесь пересечься! И что другой возможности может не быть…

Поддавшись панике, я лихорадочно оглянулась на дверь и тихо обратилась к незнакомцу:

— Вы ведь знаете, что меня здесь держат насильно?!

Мужчина так и замер с пачкой в руках остановившись на полуслове. Он отвел напряженный взгляд, затем в смятении оглянувшись по сторонам, вернулся к своему чемодану и начал неловко складывать инструменты.

Конечно, он все знал. Просто игнорировал этот факт, хладнокровно выполняя свою работу! И мне осталось лишь в растерянности наблюдать, как он собирается, сделав вид, что не услышал меня.

— Прошу вас!.. — выдохнула я, чувствуя, как липкое отчаяние обволакивает мой разум.

Незнакомец слегка повернул голову, взглянув на меня из-за плеча и произнес, понизив тон:

— Простите. Но даже если бы у меня была возможность, я бы не смог вам помочь!.. Мне очень жаль…

Хотя я мало надеялась на помощь этого человека, но все же неприятная досада кипятком разлилась внутри. Опустив голову, я пыталась совладать с раздирающим осознанием — сейчас он просто уйдет, а я останусь здесь, и больше не будет шанса на помощь!..

Внезапно мой взгляд замер в пространстве. В голову пришла идея, с которой моя надежда воспарила с новой силой.

— Вы не можете помочь… но кое-что вы все же можете сделать!.. — сказала я тихо, но уверенно.

Мужчина хмуро покосился на меня, а я поднялась с кровати, и со страхом поглядывая на дверь, спешно опустилась к тумбочке у кровати. Я достала сумку и принялась судорожно перебирая свой хлам, пока, наконец, не вытащила то, что искала. В моих руках оказалась невзрачная визитка и карандаш для глаз. У меня были всего секунды, чтобы придумать послание для родителей. Снова оглянувшись на дверь, я выпрямилась и положив визитку на ладонь, трясущейся рукой вывела слова: «Мама, папа. Я жива и здорова! Не ищите меня! Я вас очень Люблю. Ваша Лисичка…».

Глаза застелило, а горло сдавило спазмом. На обратной стороне я написала адрес и прерывисто выдохнув, сложила визитку вдвое. Мой взгляд полный надежды и мольбы поднялся на мужчину, который опасливо озирался на дверь.

— Здесь ничего такого!.. — уверила я, протягивая клочок бумаги. — Это для моих родителей, чтобы… они не мучились от неизвестности!

Мужчина напряженно смотрела на меня, затем шумно выдохнул и быстрым движением взял из моих рук визитку.

— На обратной стороне адрес! — добавила я робко.

Он спешно прочитал написанное и помявшись несколько затянувшихся мгновений, неуверенно сунул послание в карман.

— Я ничего не обещаю! — Предупредил он, не глядя на меня.

В этот момент дверь в комнату так неожиданно открылась, что я отскочила от мужчины, будто меня ударило током. Голубоглазый охранник прошел вперед с подносом в руках и остановился, устремив на нас внимательный взгляд. Видимо не заметив ничего подозрительного, он не спеша развернулся, чтобы закрыть дверь, и направился к столу. Его выражение лица оставалось бесстрастным и это немного успокаивало.

— Ну что ж, я вам все объяснил… — произнес врач, как ни в чем не бывало. — Будете делать все по назначению и очень скоро поправитесь!

— Спасибо!.. — отозвалась я сдавленным голосом, опуская взгляд.

— Удачи.

Мужчина стянул свой чемодан и направился к выходу под внимательный взгляд конвоира. Тот, в свою очередь, поставил поднос и перевел свое пристальное внимание на меня. Стараясь не выдавать волнения, я с непринужденным видом двинулась к кровати. Такое напряжение повисло в воздухе, что даже сердце замедлило ход! Но к моему облегчению, в какой-то момент парень все же не спеша развернулся и направился следом за врачом.

Я медленно выдохнула, чувствуя, как ослабла струна, что до боли натянулась внутри. Теперь мне оставалось только надеяться на совесть этого мужчины! Надеяться, что эта весточка дойдет до родителей и хотя бы немного облегчит их состояние.

***

Мужчина шел по длинному, просторному коридору смахнув на ходу испарину со лба. Сзади по пятам шел охранник, заставляя его изрядно нервничать. В какой-то момент спереди возник еще один из людей Умара, и перехватив его, повел в неизвестном направлении. Врач сразу почуял неладное… Обычно все обговаривалось по телефону, а тут, Умар лично захотел с ним встретиться!

Миновав лестницу, его провели дальше по коридору и в какой-то момент задержали у одной из дверей. Мужчину пропустили вперед, в светлый просторный зал. Посреди комнаты в офисном оформлении, буквой «П» стояли черные, кожаные диваны и кресла, в одном из которых и сидел хозяин дома. Задержав на своем госте взгляд, который заставил его сглотнуть несуществующую слюну, Умар поставил на низкий столик чашку с кофе.

— Ну чего застыл, Айболит? — спросил он низким спокойным голосом. — Проходи, рассказывай.

Слегка помявшись, мужчина нервно усмехнулся. Стараясь держаться уверенно, он прошел вперед и сел в кресло напротив. Черные глаза сканировали так, что холодок спустился по спине. Неуютно себя чувствовать в логове волков, да еще и черт попутал помочь этой девушке!

— Ты чего так напрягся, доктор? — вкрадчиво поинтересовался Умар, и его хмурое выражение лица, заставило мужчину собраться. — Плохие новости?!

— Да, нет… — Поспешил возразить он. — В общем, ничего непоправимого. Я осмотрел девушку — обошлось ушибами и легким сотрясением!..

Умар медленно кивнул и холодно заключил:

— Это хорошо.

Врач неловко покосился на него и осторожно добавил:

— Несколько дней ей нужно соблюдать покой!.. Все-таки надо восстановиться…

Хозяин дома задержал на нем давящий, пристальный взгляд и в воздухе, разве что искры не полетели от напряжения.

— Я понял тебя. — Сухо отозвался он. — Что-нибудь еще?

Мужчина тихо выдохнул и отрывисто произнес:

— Да, нет…Вроде все! Препараты я оставил и все объяснил так что…

— Ясно. — Перебил его Умар и дал знак рукой кому-то из охраны.

К мужчине тут же подошли и протянули белый конверт. Врач несколько секунд смотрел на него, прежде чем неуверенно взял оплату за свою работу.

— Спасибо за услугу. — Холодно поблагодарили его.

Мужчина отрывисто кивнул и поднявшись с кресла уже было направился к двери, но вдруг замер, услышав:

— Погоди-ка, доктор! — Прозвучал стальной голос за спиной.

Он растеряно оглянулся, чувствуя, как жар неприятными иголками спустился по телу.

— Кажется, ты кое-что забыл?! — прозвучал вкрадчивый голос Умара.

Пульс участился, опасно повышая давление, а во рту пересохло, пока мужчина соображал, что они могли наблюдать за ним, пока он был в комнате с девушкой! Он покосился на охрану, которая не сводила с него глаз, и даже не успел взвесить все «за и против», как услышал:

— Тебе помочь или сам выложишь? — рыкнул один из них.

Умар тем временем склонил голову, опасно сверкнув глазами и поднявшись с кресла, с грацией хищника начал приближаться. Мужчина невольно попятился, лихорадочно доставая с заднего кармана чертову бумажку.

— Умар я… не собирался ничего делать!.. Просто девушка просила…

— Да не тарахти ты. — Прервал он спокойно, но металлические ноты в голосе не давали мужчине расслабиться.

Бандит подошел вплотную, взяв из вспотевшей ладони смятый клочок, затем уперся острым взглядом на провинившегося лекаря.

— Я ведь все понимаю. — Произнес он настораживающим тоном. — Тебе нужно было как-то оправдать свою алчность!

Глава 8

Сделав утренние процедуры, я первым делом приняла назначенные таблетки и обработала свои синяки. Бинты с запястий и колен я сняла, потому, как кожа после ссадин уже почти стянулась и для лучшего заживления, я решила держать ее открытой.

Я так перевозбудилась от того, что произошло утром, что завтракая, даже не чувствовала вкуса еды. В голове роем кружились неспокойные мысли: когда моя весточка дойдет до родителей?.. Удалось ли этому мужчине выехать за пределы дома без подозрений? А что будет, если моя затея все-таки раскроется?! — Вот эту мысль я старалась не развивать и упорно ее обходила.

Нервно теребя свои волосы, я шагала по комнате, то воспаряя духом, то справляясь с бешеным сердцебиением от страха. Но чем больше проходило времени, тем больше я успокаивалась, решив, что мне все-таки удалось исполнить свою маленькую миссию. От этого направления мыслей, мое настроение значительно улучшилось! С сердца невольно сошел груз за родителей, хотя конечно это был довольно поспешный порыв, но я даже позволила себе улыбнуться, впервые за все время!.. Пока мысленно отправляла Богу молитву, подкрепляющую мои надежды.

Чтобы хоть как-то занять себя, я взяла пакеты с одеждой и начала лениво разбирать их на кровати. Придирчиво изучая и рассматривая каждую вещь, что уготовили для меня, я приметила, что небольшой гардероб был подобран со вкусом. «Наверняка постаралась продавщица, знающая свое дело!..» — подумала я.

Здесь было три комплекта нижнего белья, в одном и том же «откровенном» стиле, разных цветов; двое стрэйчевых брюк, бежевого и белого цветов; несколько свободных атласных блузок мягкого оттенка, с красивой вышивкой и такой приятной тканью, что я не удержалась и потерлась о нее щекой.

Вытаскивая вещи одну за другой, я аккуратно складывала их на постели, не особо горя желанием примерять. В пакете остались лишь шелковые сорочки персикового и красного цветов, на тонких лямках с кружевами, и единственное платье, которое я достала последним. Оно было довольно длинным, без рукавов, из легкой, но прочной ткани черного цвета. Я некоторое время вертела в руках наряд, пока от нечего делать, решила примерить именно его!

Покосившись на дверь, я прикинула, что до обеда еще далеко и, спустившись с кровати, просеменила в ванную. Плотно закрыв дверь, я быстро переоделась и подошла к зеркалу. Мой завороженный взгляд прошелся по аккуратно обтянутой фигуре. Платье с V — образным вырезом спускалось до пола с небольшим полукруглым шлейфом сзади, красиво подчеркивая изгибы тела. С колена начинался аккуратный вырез, который слегка отрывал ноги…

Неожиданно, из комнаты донесся звук щелчка, который заставил меня встрепенуться. Лихорадочно оглянувшись на дверь, я замерла, напряженно прислушиваясь, затем метнула взгляд на свои вещи и поняла, что не успею переодеться! Отходя от зеркала, я судорожно размышляла: неужели уже обед? Или это неожиданный визит похитителя?..

Мои мысли метались, и я не могла принять решение: выйти в комнату или может отсидеться здесь?..

Нарастающая паника иголками спустилась по телу, когда я услышала целенаправленные шаги в сторону ванной. Дверь резко распахнулась, и мой испуганный взгляд устремился на похитителя. Он замер в проходе, такой статный в своем светло-сером облегающем джемпере и темного цвета брюках, что я почувствовала себя крестьянкой рядом с князем. Сразу стало как-то тесно в одном помещении с этим бандитом.

Обняв себя руками, я настороженно сносила, как он открыто рассматривает меня с неподдельным интересом, словно смакуя каждый миллиметр. В какой-то момент он отвел взгляд и не спеша шагнул назад.

— Выходи. — Велел он строго, прежде чем направился в комнату.

Нервно выдохнув, я снова покосилась на одежду и не спеша вышла из ванной. Следуя за мужчиной, который уверенным шагом пересекал комнату, я судорожно гадала для чего он пришел? Тем временем, мой похититель остановился за несколько шагов до кровати, и его низкий завораживающий голос отозвался вибрацией в моем теле.

— Хорошо, что они пришлись тебе по вкусу. — Заметил он, кивнув на разложенные вещи.

Бросив взгляд на одежду, я закусила губу, чувствуя себя, полной дурой: разоделась тут на радостях, а он и тешится!

Мужчина тем временем обернулся и добавил, пристально глядя на меня:

— Если тебе еще что-то нужно, просто скажи!

Я робко подняла глаза пытаясь понять, насколько серьезно он говорит? Выжидающее выражение лица мужчины, заставило меня скорее думать над предложением.

— Может быть что-то другое, не обязательно из одежды? — поинтересовался он уступчиво.

Я отвела задумчивый взгляд и не сразу решилась произнести свою просьбу:

— А можно мне… часы? — спросила я тихо.

Мужчина свел очерченные брови, сканируя меня долгим взглядом.

— Просто часы? — уточнил он скептическим тоном.

Я отрывисто кивнула, подтверждая свою просьбу. Бандит некоторое время молча смотрел на меня, прежде чем слегка пожал плечами и, подняв руку, ловким движением снял с запястья свои часы! Повесив металлический ремешок на пальцы, он протянул их мне.

Недоверчиво взглянув на блестящий маятник, который слегка покачивался на длинных мужских пальцах, я перевела настороженное внимание на бандита. Не обязательно было разбираться в брендовых часах, чтобы понимать — эти, наверняка стоят больше, чем моя годовая зарплата! Поэтому я пребывала в полном недоумении от такого жеста…

— Смелее. — Сдержанно подтолкнул мужчина.

Помявшись несколько мгновений, я неуверенно двинулась к нему и остановилась на расстоянии вытянутой руки. Протянув ладонь, я осторожно сняла часы, слегка коснувшись его пальцев. Тяжелый, холодный металл лег в руку, и мой завороженный взгляд устремился на механические ходики с прозрачным циферблатом. Были видны все шестеренки и внутренности часов, которые показывали ровно половину первого. Тонкая, эксклюзивная работа — никогда не видела таких в живую!

— Спасибо!.. — выдохнула я еле слышно, опасливо отступая назад.

— Не за что. — Бесстрастно отозвался мужчина. — Это все что тебе нужно?

Взглянув на него, я уверенно кивнула.

— Хорошо. — Не отрывая от меня взгляда, он неожиданно сменил тон. — Тогда теперь мы кое-что обсудим, Лисичка!

Я замерла на месте, а в голове эхом раздались его последние слова. Мои глаза полные паники и страха, столкнулись со строгим взглядом мужчины. Я непроизвольно начала пятиться, сжав в руках часы, которые чуть не выронила. Волна адреналина спустилась по телу, заставляя мышцы собраться и пропустить только одну команду — «Беги»!

Я лихорадочно оглянулась на дверь, хотя бандит не делал попыток приближаться, а лишь внимательным орлиным взглядом, наблюдал за моими метаниями.

— Бежать некуда, девочка. Так что тебе придется отвечать за свою шалость! — предостерег он жестким тоном.

Вопреки его планам, это стало для меня катализатором… Я сделала шаг назад, глядя на мужчину, который продолжал стоять на месте, хищно прищурив взгляд и с открытой насмешкой, наблюдал за происходящим.

Вдох, выдох. Секунда… вторая…

Игнорируя боль, я резко рванула к двери, придерживая длинную юбку платья. На секунду мне даже показалось, что я успею добраться до нее, прежде чем…

В тот же миг сильные руки обхватили меня сзади, с легкостью приподняв над полом, и прижали к каменной груди. Я закричала что есть мочи и начала вырываться, чувствуя, как металлические детали часов впиваются в ладонь, а боль простреливает все мои слабые места.

— А ну, тихо! — рыкнул мужчина над самым ухом и хорошенько меня тряхнул.

Я испуганно съежилась, чувствуя, как страх сковывает мою волю и заставляет подчиниться ему. Мужской аромат окружил меня и окутал своими бархатными объятиями, доводя до сознания его власть надо мной. Отрывисто всхлипнув, я сделала еще несколько тщетных попыток вырваться, прежде чем обмякла и заплакала, делая короткие вдохи, потому что грудная клетка была в тесном захвате.

Он продолжал меня держать за сложенные руки на груди, немного ослабив хватку, но все же, не давая возможности двигаться. Мое дыхание начало постепенно выравниваться, и сознание уже невольно мирилось с происходящим, но в какой-то момент внутри колыхнулась волна паники…

По телу спустились неприятные иголки, когда я поняла, что уже не сопротивляюсь, а он не спешит меня отпускать!

Его горячее дыхание было неприлично, опасно близко! И с каждым выдохом обжигало кожу на шее. Я застыла, ощутив, как он провел носом в месте сонной артерии, будто бы втягивая мой запах. По коже пошли мурашки от страха, охватывающего все мое существо и непонятного вспыхнувшего жара внутри…

Я вздрогнула, когда мягкие, теплые губы коснулись чувствительного места, под мочкой уха и заерзала, окончательно опешив от происходящего и от своей реакции.

Я не понимала, что со мной происходит…

Сознание будто затуманилось, ноги стали ватными, а внизу живота разлилась тягучая импульсная волна.

Может это наваждение от шока?..

Мужчина тем временем продолжал подпитывать мое состояние своим дыханием и мучительно-медленными поцелуями. Меня бросило в такой жар, что стало трудно дышать. Внизу живота настойчиво заныло, что окончательно выбил почву из-под моих ног, и я прерывисто выдохнула, непроизвольно закрыв глаза. В этот же момент мужчина вдруг остановился, и я ощутила, как напряглись его мышцы. Мне пришлось резко отрезветь, когда я услышала жесткое:

— Сейчас я тебя отпущу, но не вздумай меня злить!

Я растерянно замерла, и лишь спустя целое мгновение отчаянно закивала. Мужчина медленно выпустил меня из стальных объятий, а я неловко обернулась и тут же отошла на безопасное расстояние. Мои щеки горели, а внутри не отпускала волнующая, настойчивая тяжесть. Я решилась посмотреть в его глаза и затаила дыхание, увидев пламя в черноте, которое напугало меня своим откровенным желанием!

Мы некоторое время стояли друг напротив друга, и я боялась сделать лишний вдох под его пристальным взглядом. В какой-то момент он отпустил меня из плена своих глаз и, кивнув в сторону кресла, низким голосом велел:

— Сядь.

Я неуверенно покосилась на кресло, и вернула настороженный взгляд на мужчину. От его строгого выражения лица я поежилась и решила, что лучше вести себя осторожно. Пряча взгляд, я двинулась, куда он сказал, ступая на ватных ногах и старательно обходя мужчину. Краска смущения обожгла щеки, когда в голове вспыхнуло все то, что произошло. И даже сейчас, я не могла отдать отчет своему состоянию в тот момент…

Опустившись на край кресла, я украдкой взглянула на бандита, который прошел следом за мной и остановился напротив.

— Я предполагал — ты умнее. — Произнес он с холодным разочарованием. — Неужели ты думала у тебя получиться, что-то провернуть в этой комнате, даже если рядом никого нет?!

Я опустила глаза на руки, чувствуя, как внутри все натянулось струной. Лишь спустя мгновение, до меня вдруг дошла неприятная мысль… Я растеряно взглянула на бандита, а затем перевела внимание на углы большой комнаты, под потолком. В этот же момент, мужчина одобрительно произнес:

— Умная девочка.

Я сглотнула, устремив на него негодующий взгляд. Неприятное чувство, липкой субстанцией расползлось внутри. Чувство, как будто меня догола раздели на публике! Ведь все это время, я была под наблюдением…

Сжав зубы до скрипа, я гневно отвернулась и сцепила свои ладони.

— Я должна была хоть что-то сделать!.. — Почти прошептала я. — Эта записка… она бы вам ничем не навредила!

Под его пристальным взглядом, мое сердце билось в неспокойном ритме, пока в воздухе повисла напрягающая тишина.

— Не бойся. — Неожиданно отозвался он. — Я не буду наказывать тебя за это!

Мои глаза тут же устремились на мужчину, настороженно пытаясь уловить подвох или предостережение, но выражение его лица оставалось абсолютно серьезным.

— Меня уже начинают забавлять, твои попытки повлиять на ситуацию. — Сообщил он, холодно усмехнувшись. — Пусть глупо, но упорно и вредишь пока только себе!

Надув губы я опустила голову. Чертов негодяй, еще насмехается!

Негодяй тем временем шумно выдохнул и не спеша развернувшись, направился к двери. Внутри меня же, начал стремительно расползаться неприятный, болезненный осадок. Ничего не вышло… Как же глупо было надеяться, что мне это удастся! Получается — он прав!.. Я глупая и пока, только сама себе яму рою!

— Кстати, можешь не переживать! — Услышала я и напряглась от неожиданности.

Бандит задержался у двери, взглянув на меня из-за плеча.

— Я позабочусь о том, чтобы твои родители получили это послание.

С этими словами, которые были сказаны абсолютно равнодушно и безучастно, он вышел из комнаты. Я же, обомлевшая от такого поворота, не была уверенна — то ли мне радоваться, то ли плакать?!

***

Я сидела на кровати, поджав колени к груди и размышляя о своем похитителе, отстранено смотрела, как двигается внутренний механизм часов. Чем больше я пыталась понять его, тем больше путалась. Его противоречивое поведение не укладывалось в голове и не позволяло мне расслабиться. Что движет этим человеком? Чего он добивается?.. Он, то жесток и принципиален, то одновременно заботлив и снисходителен…

В любом случае, все мое нутро опасалось его. Он был умен и возможно этим кнутом и пряником просто влиял на меня, чтобы манипулировать! Смятение и стыд терзали изнутри за слабость, которая стала для меня неожиданностью…. Даже сейчас, стоило мне вспомнить эти объятия в сильных руках, поцелуи на чувствительной коже — как внутри что-то сладкой истомой, стягивалось внизу живота.

Да, блин!..

Я однозначно была одурманена из-за стресса, и мое тело откликнулось только поэтому, иначе и быть не может! Еще не хватало синдром этот получить… Стокгольмский, кажется, он называется?..

Я четко должна понимать: где нахожусь и кто этот человек! Это все игра замкнутого пространства и зависимости от одного мужчины. Конечно глупо отрицать его неподдельную мужественность и привлекательную внешность… Но свой трепет перед его авторитетом и мелькнувшую симпатию, нужно засунуть куда подальше! Не вздумай строить иллюзий, Юля!

Он — бандит, я — пленница.

Он держит меня взаперти и его действиями не движут благие намерения! Точка.

Мой обед, уже полчаса как дожидался меня на столе, и чтобы совсем не утонуть в ненужных мыслях, я решила поесть. И только я села в кресло, как замок щелкнул и в комнате неожиданно возник мой охранник. Я настороженно притихла, наблюдая, как он пересекает комнату, удерживая под мышкой… плазму, а в руке небольшую коробку. Бросив на меня равнодушный взгляд, он уверенно свернул к комоду слева от кровати. Я склонилась над тарелкой, старательно делая вид что ем, когда он прошел мимо, поставил плазму на комод и принялся вытаскивать шнуры из коробки.

К тому моменту, как я покончила с обедом, охранник уже подключил все необходимое и теперь настраивал каналы, которые ловила маленькая круглая антенна. Я продолжала сидеть в кресле, наблюдая, как он сосредоточенно перелистывает пункты меню и устанавливает команды. В какой-то момент на экране высветилась четкая картинка в сопровождении звука, где транслировался какой-то рекламный ролик. Позитивная музыка и голоса, сразу оживили атмосферу комнаты.

Удовлетворившись проделанной работой, парень взглянул на меня и кинул пульт на кровать.

— Дальше сама разберешься. — Бросил он, и небрежно собрав все лишнее в коробку, направился к двери.

Проводив охранника напряженным взглядом, я нервно хохотнула и покосилась на плазму. Похоже, мое заключение приобретает комфорт?..

В недоумении качая головой, я поднялась с кресла и двинулась к кровати. Яркая реклама спутникового ТВ мелькала на экране, в который я уставилась, как будто впервые вижу это чудо техники. Осторожно взяв стандартный черный пульт, я перешла в меню богатого списка каналов и, усевшись на кровать, принялась переключать их один за другим.

Глава 9

К тому моменту, как Руслан закончил дела в городе на улице уже давно стемнело. Двигаясь на своем черном BMW Х2, от глянцевой поверхности которого отражались яркие вывески ночного города, он направлялся в ресторан SanRemo. Там его уже ждали, и что-то подсказывало — не для веселого проведения досуга.

Тусовщики в это время только начинают подтягиваться, но на парковке уже не было места. Вечер субботы — горячее время.

Припарковав машину, Руслан прошел к главному входу, где его без лишних вопросов пропустила охрана. Биты клубной музыки мгновенно затянули своей вибрацией, пуская по венам атмосферу куража. Он пересек просторный холл в гламурно-темных тонах, опытным взглядом оценивая обстановку. Передав пальто в руки гардеробщицы, он проследовал к центральной двери, за секьюрити, который должен был проводить его к шефу.

За дверью располагалась клубная зона: огромное пространство в два этажа, богатый бар, современная музыкальная установка, посадочные места вдоль стен, полумрак и слепящая цветомузыка.

Проходя вдоль бара, Руслан оправил свой темно-синий пиджак и бросил взгляд на танцпол, где немногочисленные, но веселые отдыхающие активно двигались под зажигательную музыку. В воздухе витал запах алкоголя, парфюма и… секса. Он задержал внимание на танцовщицах, которые умело двигались на специальных помостах, в стиле go-go. Полуобнаженные, с упругими телами и распущенными длинными волосами, девчонки заводили толпу, задавая настроение своим танцем.

В какой-то момент, одна из них приметила его и начала двигаться гораздо активнее, гораздо откровеннее. Руслан замедлил ход, лениво оценивая ее взглядом и прежде чем двинуться дальше, наградил девушку обаятельной улыбкой, слегка обнажив ровные белые зубы. Получив ответную реакцию, рыжая красавица чуть не потеряла ритм и даже слегка замешкалась в танце. Мужчина усмехнулся и двинулся дальше, за крепким парнем в темном пиджаке на черной майке, который повел его на второй этаж, где находилась VIP — зона.

Отдельные шумоизолированные кабины, были специально предусмотрены для неформальных встреч с важными людьми. Руслана провели до нужной кабины и пропустили вперед. Когда дверь отъехала в сторону, он уверенно зашел в просторное помещение, где справа находился небольшой бар, по углам стояла пара статуй-телохранителей, а в центре располагался стол, окруженный белыми кожаными диванами.

Трое мужчин вальяжно расселись на диванах, что-то горячо обсуждая, но завидев вошедшего тут же прекратили разговор. Среди присутствующих Руслан знал лишь Павла Солнцева — генерального директора и хозяина клуба. Мужчина сорока трех лет, голова блестит от лысины, подтянутые руки и небольшой пивной живот. Он всегда был тактичен в разговоре и умело вел дела, за что Руслан его уважал. Двух остальных он раньше не видел, но просканировал их встречным взглядом.

— Умар, проходи! Хорошо, что смог приехать. — Поднялся Павел и протянул ему руку.

Руслан неспешно поздоровался и оба незнакомца тоже приподнялись, протягивая руку. Один из них — казах по имени Амир, оказался соучредителем Солнцева. Второй, самый молодой из всех — Роман, был одним из приближенных.

После короткого знакомства, гость прошел за стол и сел напротив Солнцева, который сразу предложил выпить, но получил отрицательный ответ.

— Давай сразу к делу, зачем звал? — спросил Руслан, окинув взглядом остальных.

— Ты не подумай… разговор без напряга. — Сразу предупредил Солнцев. — Все остается в силе, но у моих людей есть к тебе вопросы!

— Вот как? — тихим, но стальным тоном отозвался Руслан. — Очень интересно. Насколько я знаю, ты всегда сам принимаешь решение! С каких пор тебе нужна поддержка?

Он устремил пренебрежительный взгляд на приближенных, а затем вернул внимание на Солнцева, который нервно потер ладони и плотно сжал губы.

— Нам не вполне понятна твоя выгода во всем этом! — нетерпеливо вмешался Амир.

Руслан пристально посмотрел на коротко стриженного, широкомордого мужчину. Его раскосые темно-карие глаза встречным напором смотрели из-под густых бровей, а лицо покрылось испариной от напряжения.

— Если в итоге вы все будете в шоколаде, какая разница, в чем мой куш? — спокойно возразил Руслан.

Мужчины переглянулись, а Амир положил свои руки на стол, сцепив их в замок, словно принял оборонительную позицию.

— Разница в том, что дела ведутся спокойнее, когда все роли расписаны! Ты мягко стелешь, да мало говоришь. Если я чую неладное, то не буду рисковать, даже из-за такой выгодной наживы!

— По-моему, вы слишком много внимания уделяете мне. Все карты на одного не ставят! — холодно заметил Руслан. — Хлипкий у вас сходнячок, если вы беретесь за что-то и боитесь рисковать!

Смуглая кожа казаха побагровела, а его резко разведенные руки на столе сжались в кулаки.

— Да ты откуда взялся, чтобы так базарить?! — рыкнул он, скривившись от гнева.

Руслан направил на мужчину потемневший взгляд, затем не спеша наклонился к столу, словно хищник перед броском.

— Так, остыньте парни! — своевременно вмешался Солнцев, вскинув руки. — Давайте не развивать!..

Он осуждающе покосился на Амира, который в свою очередь гневно отвел взгляд и осушил бокал с янтарной жидкостью.

— Я уже обозначил свою цену, — напомнил Руслан, опасно понизив голос. — С Лариным я не в договорняке — мне без разницы, кто у руля, если за это платят! По мне — дела он ведет так себе. Если этого не достаточно, больше никаких разговоров и эта стрела последняя!

— Не заводись, Умар! — неожиданно подключился второй приближенный — Роман. — Твоя наводка пришлась нам очень кстати и пока, лично для меня, этого достаточно!

Павел кивнул, поддерживая его слова и окинув своих людей напряженным взглядом, обратился к Руслану примирительным тоном:

— Давай-ка, мы по ходу дела еще все обсудим, а пока… к тебе вопросов нет!

— Как скажешь. — Ровно отозвался Руслан.

Солнцев дал знак одному из телохранителей и протянул ему VIP- карту:

— Клуб в твоем полном распоряжении! Расслабься, выпей и пусть мой подарок скрасит твой вечер…

***

Рыжая девочка кошачьей походкой прошла в приват-комнату и остановилась ровно на середине, где был установлен шест. Аппетитная фигура в коротких кожаных шортиках и кожаном корсете, зеленые глаза и длинные вьющиеся волосы. Руслан проходил медленным взглядом по изгибам молочно-белой кожи, пока она умело двигалась в соблазнительном и томящем танце, под ритмичную музыку. Девушка вызывающе проводила руками по фигуре, то приседая, то плавно поднимаясь вверх. Ее хитрые глазки бросали на него многозначительные взгляды, а белые зубки ненавязчиво прикусывали нижнюю губу.

В какой-то момент, она изящно зашла за шест и уже схватилась за металлическую трубу ухоженными ручками, когда Руслан подманил ее к себе пальцем. Он тут же уловил, как оборвалось ее дыхание, а зрачки расширились, сфокусировавшись на нем. Немного помедлив, она двинулась к нему, плохо скрывая предвкушение. Без лишних вопросов и намеков, девушка опустилась перед ним на колени, устроившись между ног, и провела ручкой с длинными коготками по широкой мужской груди, облаченной в черную рубашку.

Руслан молча наблюдал за ней, слегка прищурив взгляд и позволяя себя трогать. Она тем временем спустилась ниже, и по-кошачьи изогнув спинку, наклонилась над его ширинкой. Ее рука легла на выпирающий член, затем плавно скользнула к ремню. Однако, Руслан неожиданно накрыл ее своей большой ладонью, а второй взял девушку за подбородок. Послушно подняв лицо, девушка растерянно хлопнула большими глазами, задрожав под его пристальным взглядом.

— Не сегодня. — Произнес он ей в губы.

Его большой палец скользнул по мягкому рту, и она успела коснуться его язычком. Продолжая держать опешившую девушку за подбородок, Руслан вытащил купюру из кармана и двумя пальцами просунул ее в вырез корсета.

— Спасибо за танец.

Девушке пришлось спешно сместиться, когда он уверенно поднялся и направился к выходу. Она проводила широкую спину недоумевающим взглядом, прежде чем неуверенно достала из бюста стодолларовую купюру.

***

Миновав пьяную компанию, Руслан твердым шагом пересекал зону парковки, приподняв на ходу воротник черного пальто. Он нажал кнопку на пульте и среди плотного ряда машин мгновенно ожил черный BMW, поприветствовав хозяина звонким откликом, а после урчанием двигателя.

По наживной привычке, мужчина первым делом осмотрелся, а затем уже скользнул в салон и вставил ключ в зажигание. Бросив взгляд в зеркало заднего вида, он откинулся в кожаном сидении и невольно поморщился, все еще чувствуя на себе сладкий аромат рыжей красавицы.

Да уж, девицу подогнали качественную!.. Вот только Солнцев будет неприятно удивлен — Руслан уже давно не воспринимал и грубо игнорировал такие «подарочки». Да и не любил он, когда девочка так просто себя предлагает, сводя на нет, природный охотничий инстинкт.

Он качнул головой, вспомнив, как стриптизерша готова была отсосать ему, даже не спросив имени! И явно же пришла без какого-либо давления! Конечно, он привык к тому, как его внешность действует на противоположный пол, но хоть какой-то интерес нужно пробудить?

Все же, Руслан засчитал эту попытку расположить его и даже закрыл глаза на примитивный метод, сгладить возникшие углы.

Включив передачу, он резво сдал назад и, вырулив, направил машину к выезду, рассекая темноту яркими фарами. Оказавшись на полосе движения, он дал мощному коню разогнаться, ловко лавируя между машинами. Пару раз молодые недогонщики пытались с ним тягаться, примечая дерзкий кроссовер у светофора, да только рано или поздно отставали, даже не вызывая у Руслана чувства азарта!

Пуская по телу дозу адреналина, скорость помогала ему сбросить возникшее внутреннее напряжение. Все-таки он не ждал, что люди Солнцева начнут докапываться! Похоже, в Казахстане действительно живут мудрые люди. Этот Амир оказался прозорливее остальных, и его вопросы были обоснованы! Однако его окружение не поддержало эту жалкую попытку. Как бы они не мялись, приоритет отдается тому, кто машет куском мяса перед носом! Жадность — вот она слабость многих шишек. Жажда наживы, лакомого куска власти и выгоды, манящей своим блеском… все это застилает глаза и уже не видно, что лежит на поверхности!

Когда ты не искушен — ты защищен от соблазнов.

После этой мысли, сосредоточенный взгляд Руслана стал более напряженным, создавая на переносице хмурую впадинку.

Искушение…

Рука сжала руль немного сильнее, когда он вспомнил, что сегодня сам не справился с соблазном. Внутри навязчивым сгустком поднялась волна отрицания. Он настойчивей вдавил педаль газа, заставляя двигатель издать рев. Что-то настораживало Руслана в этом, на первый взгляд, невинном влечении. Находясь рядом с девчонкой, он получал странное удовлетворение, отличное от того, что знал и испытывал! Он не мог расшифровать свой интерес, который вопреки всему не сбавлял обороты и этот факт ему очень не нравился!

Он почти услышал, как в сознание уже сработал принципиальный механизм, пустивший команды по нервным окончаниям. Внутри него давно была выстроена стена, которая годами формировала толстую шкуру на глубинных эмоциях, и если что-то угрожающе подбиралось к этой глубине сознание автоматически включало защиту!

Защиту из жестокости и хладнокровия.

Поэтому у него не было слабостей. Поэтому ему до сих пор удавалось во всем держать контроль и авторитет!

Руслан холодно усмехнулся. Запретный плод сладок — так говорят? Значит стоит ее просто трахнуть и весь зародившийся интерес превратиться в ничто! Так всегда происходит в его жизни. Правила вселенной никто не отменял! И она не станет исключением.

Еще ведь неизвестно удастся ли ей избежать участи Ларина! Так что, он отдаст девочку, даже не вкусив?

Он постарался урезонить стремительный ход мыслей. С этим не обязательно торопиться. Сейчас он чувствовал острую необходимость в полноценном и взаимном сексе! А для этого у него итак имелось немало кандидатур.

Напряженный поток размышлений, прервал звонок. Приняв вызов, Руслан бросил короткое — «Говори».

— Я в Находке! — раздался отрывистый голос Ростова из динамика. — Почту доставил…

Послышался треск, затем гул и приглушенная музыка.

— Бл*ть… А, вообще, это не серьезно Руслан! — продолжил мужчина, сдавленным голосом, будто только что накатил горючую жидкость. — Заделал меня тут почтовым голубем, пока развлекаешься со своей цацкой!..

— Не прибедняйся, — хмуро отозвался Руслан. — Даю руку на отсечение — сейчас закидываешь рюмку в каком-нибудь кабаке, пока твои засланцы отболтались о сделанном!

В динамике раздался хриплый смешок.

— Ну дак, мои засланцы лучше с навигатором разберуться! А я пока себя настраиваю на нужный лад в этой дыре. Да все думаю, с какой радости тебя подбило на этот жест благородства, ммм?..

— Ты лучше подумай о том, как выйти из бара на своих двоих! Завтра мне нужна твоя трезвая голова, чтобы остальное ты сделал своими руками.

— Обижаешь, — протянул Ростов. — Ты ж знаешь, я с делами пока не разберусь…

— И еще! — Резко прервал его Руслан. — Проконтролируй, чтобы эта записка попала к ментам.

В динамике повисла тишина.

— Вот теперь, я узнаю Умарова. А то, уже было забеспокоился! — Задумчиво отозвался мужчина. — Умеешь же ты дела проворачивать! И девчонку не обидел и с ментами хлопоты уладятся, после такой-то записочки, так ведь?..

— Сделай, что я сказал и будь на связи! — ровно отозвался Руслан и нажал отбой.

Глава 10

Практически весь день я провела со своим новым «другом», получая дозу эмоций от какой-нибудь красивой мелодрамы или провокационного реалити-шоу. Наручные часы, которые я аккуратно положила на тумбочку у кровати, показывали уже четверть одиннадцатого, когда устало потерев глаза, я заставила себя оторваться от «зомбиящика» и пройти в ванную, чтобы принять душ перед сном. После вечерних процедур я переоделась в одну из ночных сорочек и, проглотив назначенные таблетки, забралась под одеяло. Взяв в руки пульт, я не стала выключать плазму, а лишь максимально убавила громкость. Так мне было спокойней. Создавалось надуманное впечатление, что я не одна! Хотя раньше я и не смогла бы уснуть под телевизор, здесь и сейчас мне было комфортно со звуками, тихо исходившими от него.

Как только моя голова оказалась на подушке, тело начало стремительно наливаться свинцом. Перед глазами невольно пронеслось все, что произошло за этот день, а особенно… навязчивое воспоминание о мужских прикосновениях, от которых мурашки спустились по телу. Зажмурившись, я тряхнула головой, чтобы прогнать эти мысли и сосредоточилась на том, что меня больше тревожило. Действительно ли он передаст записку родителям?.. Или этот бандит так жестоко решил подразнить меня?..

Я была где-то на границе между сном и явью, убаюканная приглушенным звуком плазмы, когда в комнате раздалось что-то иное. Не открывая глаз, я рассеяно прислушалась, сонно предположив, что мне должно быть показалось?.. Когда еле различимый скрежет раздался снова, я открыла глаза и, приподнявшись, настороженно оглядела пустую комнату.

Сердце гулко застучало в груди, а по телу спустилась неприятная волна из иголок. Я вздрогнула, четко расслышав, как будто дверь ручки медленно повернулась!.. Вскочив с кровати, я на цыпочках прошла по ламинату, настороженно глядя на дверь, ведущую в дом. Ручка снова двинулась и кто-то настойчиво, но бесшумно, толкнул дверь по ту сторону… Только ведь она была заперта!

Что происходит?!

В голове лихорадочно кружились мысли: кто это может быть? Где охрана? И почему у того, кто за дверью, нет ключей?

Внутри сплелись чувства страха и любопытства. Напряженно прислушиваясь, я медленно приблизилась к двери и неуверенным голосом спросила:

— Кто там?..

Ничего не услышав в ответ, я прислонилась ухом к гладкой, твердой поверхности. Тишина. Слишком тихо чтобы определить чье-то присутствие.

Я прикрыл глаза, прогоняя неприятную мысль, что это может быть первым признаком шизофрении! Отстранившись от холодной деревянной двери, я окинула ее напряжённым взглядом.

— Эй… вы меня слышите? — спросила я уверенней.

Я могу поклясться, что услышала, как кто-то ахнул и очень похоже, что этот высокий вдох принадлежал женщине! А затем раздались чётко различимые шаги, которые начали удаляться.

Некоторое время я тупо смотрела на дверь, чувствуя, как по телу расходится настойчивая тревога. Когда я наконец поняла, что «гость» безвозвратно удалился, то не спеша вернулась в постель и плотнее укрывшись одеялом, сделала звук погромче. После этой ситуации, которая показалась мне весьма жуткой, сна уже не было ни в одном глазу!

***

Миновав пост охраны, черная BMW плавно въехала на частную территорию двигаясь по идеально ровной дорожке к зоне парковки. Оставив машину, Руслан направился к дому, отрешенно окинув взглядом окна, в которых горел свет. Его глаза так же сосредоточились на маленьком окне под навесом, в котором различались мягкие мелькающие вспышки. Он слегка нахмурился и замедлил ход, но через пару мгновений двинулся дальше, чувствуя необходимость задать Антону пару вопросов.

Начальник охраны встретил его практически на пороге, чтобы отчитаться за обстановку в течение дня. Взрослый мужчина с грубыми чертами лица и крепким телосложением отрапортовал шефу, как всегда заведя руки за спину по спецназовской привычке. Руслан не стал задавать лишних вопросов и отпустил его, оставив пару коротких распоряжений.

Он пересек просторную гостиную и поднявшись по главной лестнице, первым делом направился в дальнее крыло дома, где располагалась отдельная, хорошо охраняемая зона. Он осознавал, что там дежурят круглосуточно и что ему докладывают о каждом шаге, но вопреки всему его неуправляемым порывом несло туда, чтобы лишний раз увидеть и самому убедиться в обстановке.

Это уже стало для него ритуалом. Отягощающим и навязанным от возникшего чувства ответственности… И пока он не ждал, что может что-то изменится в этом ключе.

Руслан остановился у нужной двери и сначала прислушался, прежде чем входить. Она редко выходила из своей комнаты, хотя могла бы свободно гулять по дому или по территории, однако даже воздухом она дышала только на террасе. Но сегодня случилось нетипичное исключение… Она довольно долго отсутствовала в этом крыле, блуждая по дому, и это почему-то больше насторожило его, чем обрадовало!

Руслан немного открыл дверь. В просторной уютной комнате горел свет. Она его не включала даже когда спала, но что-то заставило его зайти и проверить. Его взгляд сразу поймал тонкую фигуру молодой женщины, которая сидела на кровати, сосредоточенно уткнувшись в очередную книгу. В какой-то момент, она заметила его присутствие и резко встрепенулась, подняв свои большие карие глаза. Руслан окинул ее внимательным взглядом, уловив в выражении лица растерянность и волнение.

— Почему ты до сих пор не спишь? — спросил он, стараясь сгладить тон.

Он намеренно опустил вопрос о том, что послужило причиной ее затянувшейся прогулки. После короткой паузы она сделала неровный вдох, будто уже собиралась ответить, но так ничего и не сказав, опустила глаза.

Руслан уже должен был привыкнуть к этому, но в очередной раз будто иглы пробивали его грудь от ее молчания. Вечного молчания, которое напоминало о той жестокости, через которую ей пришлось пройти и теперь возможно всю жизнь справляться с последствиями.

Он опустил напряженный взгляд, чувствуя, как кровь горячим потоком хлынула по венам от гнева… Переступив через свое острое состояние, он шагнул к ней и спокойно спросил:

— Что ты читаешь?

Женщина робко подняла глаза и неуверенно протянула книгу. Забирая ее, он почувствовал, как дрогнули тонкие пальцы, и задержал на миловидном лице пристальный взгляд. В этот момент Руслан уже все понял но, никак не выдав себя, перевел внимание на обложку:

«Грозовой перевал» — Эмили Бронте.

И что ему даст эта информация? Он ни черта не смыслил в книгах подобного направления. Скользнув напряженным взглядом по лицу женщины, в глазах которой мелькнула настороженность, он не спеша прошел к тумбочке у кровати и положив книгу, уверенно закрыл ее.

— Ложись спать, Аля. — Мягко настоял он.

Опуская глаза, будто скрывая свои эмоций, она еле заметно кивнула. Руслан окинул ее хмурым взглядом, прежде чем не спеша направился к двери и вышел из комнаты.

Каждый раз он выходил от нее в тяжелом настроении и проходя мимо охраны излучал агрессивное поле напряжения, которое могло ударить в любую минуту. Парни уже свыклись с этим, поэтому к нему никто не подходил, и никто лишний раз не желал попадаться на глаза. Сегодня не стало исключением. Только в этот раз напряженные мысли в его голове несли иной характер. Похоже, что прогулка Али не прошла даром! И у него был очень серьезный вопрос к охране. Хотя он винил себя за то, что не предвидел этого… Теперь ещё не хватало, чтобы она его по-настоящему боялась!

Полгода. Целых полгода прошло с тех пор, как она появилась в его жизни. С тех пор, как за один день эта женщина стала единственной настоящей ценностью, одновременно бременем и опасной брешью в его положении.

Полгода ее беспрерывного молчания и его жалких попыток хоть как-то наладить контакт. Так может он просто не умел налаживать этот долбанный контакт?.. Не умел приближать, открываться и даже не осознавая, держал Алю на расстоянии.

Руслан раздражённо выдохнул, он же не Чертов психолог! Эти мозгоправы никогда не вызывали у него доверия, но если так будет продолжаться дальше, ему придется доверить ее моральное здоровье специалистам!

Нет. Он никогда не жалел о том дне, когда нашел ее, потратив не мало ресурсов на поиски и перевернув пол страны от Приморского края, до Северного Кавказа. Когда привел в свой дом и навсегда взял ответственность за ее жизнь. Теперь он сделает все, чтобы этой жизни ничего не угрожало! Он не допустит даже малейшего шанса, чтобы кто-то подобрался к Але. Так же как никто не подберется к ее истории, и никто не узнает, как она может быть связана с ним…

Хмурый взгляд черных глаз задержался на дежурном бойце, который терпеливо ждал его у двери в комнату:

— Девушка прибыла. — Сообщил он коротко.

Руслан молча прошел мимо него, и уже заходя в дверь, раздраженно бросил через плечо:

— Так приведи ее!

Захлопнув дверь, он уверенным шагом пересек огромную спальню в темных тонах и холодном стиле хай-тек. Сняв на ходу пиджак, Руслан бросил его на спинку прямоугольного кожаного кресла и подошел к высокому столику у окна. Взяв вытянутый, хрустальный графин, он плеснул в бокал порцию выдержанного коньяка, насыщенного гранатовым оттенком. Осушив его, он казалось, не обратил никакого внимания, когда дверь в комнату открылась, и кто-то начал приближаться, мягко ступая по ковру.

Женские руки с аккуратным красным маникюром скользнули по широким плечам. Задумчивый взгляд Руслана был устремлен в пространство, когда девушка осторожно прильнула к его шее и вдохнула терпкий мужской аромат. Какое-то время он позволял ей ласкать себя, пребывая глубоко в своих мыслях, в которых сейчас стояло лицо девчонки с распахнутыми глазами, соединившими от природы зеленый и серы оттенок…

В его голове неожиданно построилась цепочка, которая безоговорочно объясняла его спонтанное решение перехватить ее у Ларина. Он долго отрицал этот факт, но появление Али не прошло бесследно для его черного сознания и перевернуло взгляда на многие вещи. Будто в его груди появилась пробоина, не изменившая его, но опасно влияющая на ход мыслей, после которых и следовали решения!

Сжав бокал до хруста, Руслан поджал губы и, повернув голову, скользнул хищным взглядом по элегантной внешности девушки, с длинными шелковыми волосами цвета шоколада.

Что ж пусть так… Значит на этом временное помутнение и кончится!

Он неожиданно резко притянул девушку к себе и запустив руку в волосы запрокинул ее голову, скользнув взглядом по красивому лицу с голубыми, кошачьими глазами. Как всегда прекрасна, открыта и сексуальна. Наклонившись, он подразнил ее пухлые губы с ароматом ягод, еле касаясь их своими. Дальше, Руслан резко поднял девушку над полом, подхватив за бедра, и уверенно понес к кровати…

***

Новый день встретил меня пасмурной погодой, из-за которой в комнату падал серый, скудный свет. Этот день растаял и прошел спокойно, не принеся мне никаких сюрпризов. Словно по заданному расписанию, как в каком-нибудь закрытом санатории! Меня никто не беспокоил, еду приносили вовремя, и даже вопреки моим ожиданиям бандит не стал меня посещать. Хотя именно сейчас мне очень хотелось задать ему вопрос о родителях!

Мне будто дали время восстановиться… Безоговорочно следуя назначению врача. И я конечно понимала, что рано или поздно моя передышка должна подойти к концу.

Весь день в комнате не прекращались звуки глупых передач, музыки и фильмов. Только я не проводила все время, уставившись в ящик. Я ела, принимала таблетки, заставляла себя делать зарядку, стирала одежду, убирала и если и пялилась в экран, то уже без особого интереса думая обо всем что произошло со мной и о том, что ещё меня ждёт…

Вечером я невольно вспоминала о «госте». Все размышляла, кто это мог быть?! Служанка… Любовница… Или может кто-то из заблудившихся гостей?

А еще, как бы я не старалась отогнать «странные» мысли о своем похитителе, они бумерангом возвращались в мое сознание, навязчивые и несущие нездоровый характер. Нездоровый — потому что нельзя испытывать волнующий интерес и подобные эмоции к человеку, который держит тебя в плену!

Когда перед глазами всплывал его грозный образ, его крепкое, стройное тело, очень красивое лицо и глаза, которые не оставляли бесследным ни один момент… сердце будто без спроса падало вниз, оставляя внутри живота вакуум, а по телу проходила дрожь волнения. И я снова и снова отмахивалась от этого наваждения, занимая себя чем угодно, лишь бы отвлечься. Но даже эти чертовы часы, будто смотрели на меня и специально внушали мысли о нем!

Так прошел день.

Затем ещё один…

Синяки с волшебной мазью очень быстро сходили, движения стали намного уверенней, а богатая витаминами пища держала меня в тонусе. Единственное, чего мне не хватало для полного восстановления, это свежего воздуха… Согревающего солнца, ощущения ветра, запаха травы, замерзающей от весеннего холода!..

Каждый раз глядя в зеркало, я замечала, как побледнело мое лицо, и с горечью понимала, что это заключение не пройдёт для меня бесследно! С каждым днем стены все больше давили на меня, вызывая ощущения паники и развивая в сознании несуществующие фобии…

Замкнутое пространство, нет возможности выбраться и накрученное ощущение недостатка кислорода!..

В такие моменты я крепко закрывала глаза, и усиленно представляя, что нахожусь на необъятных просторах каких-нибудь полей, начинала глубоко дышать. Это помогало мне прийти в себя через какое-то время. Но меня очень пугало, что такие приступы повторялись!..

Я пыталась заговорить об этом с охранником, но он игнорировал мои слабые просьбы, хоть на мгновение выйти на улицу, видимо считая это просто капризом…

Все случилось на третью ночь.

Я проснулась в холодном поту посреди ночи, и поняла, что не могу дышать…

Как будто мою грудь до боли сдавило невидимыми тисками. Я пыталась вдохнуть, но лишь беспомощно открывала рот, потому что лёгкие не слушались!.. Уставившись в полумрак комнаты, я все еще видела перед глазами жуткий сон, где стены с грохотом сместились, пугающе уменьшая пространство. Воздух стал душным, свет померк, а в нос ударил запах земли, как будто вся эта комната вдруг оказалась под землей и меня просто заживо закапывали!

Меня передернуло, и по комнате разнесся сдавленный вскрик. Держась за горло, я с трудом поднялась с кровати и делая растерянные шаги, метала лихорадочный взгляд в пространстве. Я понеслась к дальней двери, делая тяжелые, шумные вдохи и добравший до нее, начала изо всех сил колотить руками по бездушной преграде.

— Кто-нибудь, откройте!.. Прошу вас… — Прозвучал мой отрывистый крик, после чего я сложилась пополам от приступа кашля.

Паника схватила меня в стальные объятия. Частое, сиплое дыхание, бешеный стук сердца, жар стрелой проносящийся по телу и уходящее сознание…

— Помогите!.. — выдохнула я, прежде чем опуститься на пол рядом с дверью.

Темнота окружила меня словно плотная глубина, забирая в свою липкую страшную неизвестность… Я падала в бесконечную пропасть, не в силах пошевелиться. Мне стало так страшно, когда в какой-то момент я будто ощутила на своей коже ледяное дыхание смерти… Совсем близко… И так реально осознала, что меня просто сейчас не станет!

Внезапно что-то грубо и настойчиво вырвало меня из темноты, из этой холодной, бездушной бездны…

Резкий запах ударил в нос, и легкие сдавило болезненным спазмом.

— … Слушай меня… — раздался строгий баритон, который прорезался в темноте сознания, словно слепящая вспышка. — Слушай меня внимательно, девочка!.. Дыши… Это не так сложно! Просто дыши…

Я почувствовала легкие пощечины, неприятные, но заставляющие прийти в чувство. Мои глаза с большим трудом приоткрылись, и сквозь яркий свет я увидела силуэт, нависающий надо мной. В следующую секунду мое тело вдруг оказалось в воздухе, а затем оперлось о что-то твёрдое и тёплое. Пока меня несли в неизвестность, я проваливалась несколько раз, но кто-то каждый раз встряхивал меня и не давал уходить далеко.

Кожа покрылась мурашками от резкого холода, и мой нос защипало от ледяного воздуха. Мое дрожащее тело, почти сразу накрыло чем-то тяжелым, защищая от замерзания, и прежде чем окончательно прийти в себя мне пришлось ещё раз окунуться в забытие.

***

Я открыла глаза от приглушенного, но настойчивого стука, который вибрацией отбивался в моей голове. Мне понадобилось время, чтобы осознать, где я и откуда идёт этот стук. Мой взгляд сразу уткнулся в мужскую грудь, а нос невольно уловил знакомый приятный аромат, смешанный с уличной свежестью. Я тут же съежилась, осторожно приподнимая голову. Накрытая каким-то темным покрывалом, я сидела на мужских коленях придерживаемая сильными руками, чувствуя, как холод добирается только до босых, онемевших ступней, которые я невольно поджала, пытаясь согреть.

Моя голова закружилась от свежего воздуха, и слегка повернув голову, я увидела ночную улицу освещенную фонарями. Это было так нереально… Я не могла оторвать взгляда и боялась шелохнуться, чтобы этот мираж вдруг не пропал. Я даже разглядела звездное небо, притаившись в чьих-то крепких руках… Но в какой-то момент затуманенное сознание все же донесло до меня тревожную мысль.

Сглотнув, я поняла что, черт возьми, укрыта только сверху, а мое тело в одной ночнушке прижато к мужчине! Украдкой подняв глаза, я невольно вздрогнула, увидев хмурое и словно высеченное из камня лицо своего похитителя, а точнее по большей части его волевой подбородок покрытый щетиной. Сердце стремительно забилось в груди, я запаниковала и инстинктивно уперлась руками в каменную грудь, заерзав на его коленях.

— Не дергайся. — Рявкнул он, строго глянув на меня.

Я тут же притихла и сжалась всем телом.

— Что происходит?.. — спросила я тихо через какое-то время.

Мужчина окинул меня пренебрежительно взглядом и сухо ответил:

— Я думал, ты мне объяснишь?! Какого хрена ты вскакиваешь среди ночи, как долбанный лунатик, и орешь под дверью?

Опустив глаза, я насупилась, и обиженным голосом возразила:

— Я не лунатик! Мне просто… нечем было дышать. И я…

Вспомнив это страшное состояние, я вдруг часто задышала и беспокойно уставилась в пространство, будто меня снова нагоняет неуправляемый приступ. И я бы, наверное, снова испытала ужасную одышку, если бы меня не отвлекло неожиданное прикосновение… Я даже не заметил, когда мужская горячая ладонь оказалась под покрывалом, прежде чем властно опустилась на мое бедро, ощутимо сжав его.

— Не думай об этом. — Приказал он, отрешенно глядя куда-то вдаль, словно это вовсе не его рука лежала на мне.

Я застыла, боясь шевельнуться и мои мысли как ни странно резко переключились, забывая напрочь о пережитом страхе. Неприятные мурашки спустились по телу, когда его пальцы вдруг медленно начали проводить по моей коже. Пульс участился, меня бросила в жар от паники, и все сосредоточилось на одном: его прикосновениях, которые не несли насильственный характер, но заставили меня насторожиться и впасть в ступор.

Мне хотелось скинуть его руку, хотя ощущения не были неприятными и даже скорее наоборот… Но это меня и пугало. Ощущение будто я впадаю в какой-то транс, поддаваясь гипнозу его рук!

Я почти перестала дышать и уже вообще не чувствовала холода, а он продолжал гладить меня с таким непринуждённым видом, как если бы в его руках была пушистая зверушка… Горячие пальцы плавно перемещались от внешней стороны бедра к внутренней, все больше увеличивая радиус и все чаще касаясь края ночнушки.

Я только и успела вцепиться в стальное предплечье и резко сжала бедра, когда его рука неожиданно скользнул между моих ног, практически коснувшись трусиков. Щеки вспыхнули, по телу пронёсся жар, и я растерянно уставилась на него, а он опустил взгляд на меня, такой пристальный, что казалось, мужчина увидел весь стыд и… желание, которое прогнало статическую волну внизу живота. Это желание слилось внутри со страхом.

Испуганно глядя на мужчину, я отрывисто произнесла:

— Пожалуйста, не надо!..

Его застывший взгляд властно проникал внутрь меня и в какой-то момент стал ледяным и подавляющим.

— Убери руку. — Велел он стальным тоном.

Неприятные мурашки спустились по телу от его пугающей энергетики. Сердце со скоростью забилось в груди, и я неуверенно убрала руку, чувствуя, как трепет перед ним сковал меня в тисках страха. Я напряглась всем телом и отвела лихорадочно взгляд, когда он уверено провел пальцем между моих ног, мягко коснувшись самого интимного места, прикрываемого лишь тонкими трусиками. Прерывисто вдохнув от волнения и неконтролируемых ощущений, я старалась не придавать значения тому, как горячо стало там от его прикосновений. Я пискнула и резко заерзала на его коленях, когда он неожиданно отодвинул трусики и уверенным движением вторгся в мои складочки. Его сильная рука лишь крепче обхватила мои плечи, и он настойчиво продолжал свои беспощадные манипуляции между ног, массируя самую чувствительную точку.

Нет, нет, нет!.. — Молча протестовала я. Почему же так горячо и щекотно внизу живота, где настойчиво скручивается тяжесть?.. Его запах был каким-то волшебным дополнением, его контролирующий взгляд пускал дрожь по всему телу. Мое дыхание стало прерывистым, глаза зажмурились, руки сжали рубашку на груди мужчины, и я уже не могла контролировать спазмы, рассыпающиеся по телу. Я начала тихо постанывать, не понимая, то ли пытаюсь выбраться из его тисков, то ли мои бедра уже тянулись навстречу его ласкам.

В какой-то момент его палец неожиданно скользнул внутрь меня, и я испытала разряд!.. Этот разряд начался от центра живота и стремительно разнес по телу, заставляя меня выгнуться и ахнуть в голос… Он оставил после себя настойчивую пульсацию между ног, и опьяненное состояние, из-за которого я не сразу поняла, что мужчина уже прекратил меня трогать.

Через какое-то время, когда мое сердце еще не перестало бешено колотиться, он резко поднялся, подхватив меня с колен и молча понес в неизвестном направлении. Я затуманенным взглядом приметила спортивную машину, на капоте которой он сидел. Приметила, как изменился воздух, когда мы прошли в просторный коридор, затем миновали большую комнату и еще несколько помещений. Когда я узнала стены своей тюрьмы, то мое сознание стремительно догнала жгучая досада.

Внутри меня поднялась волна протеста и негодования. Однако после того, что произошло, меньше всего я сейчас хотела привлекать к себе внимание! Поэтому молча проглотила свои стенания, и притаилась в руках бандита.

Он тем временем без лишней бережности положил меня на кровать, однако не спешил отстраняться, продолжая нависать надо мной и прожигать пристальным взглядом. Должно быть уловил, как растерянно и напряженно я поглядывала на него.

— Че так дрожишь, замерзла? — спросил он в какой-то момент небрежным тоном. — Или переживаешь, что понравилось?

Мои щеки тут же вспыхнули, а по телу прошла неприятная стягивающая волна. Я стыдливо отвела взгляд и отрицательно замотала головой.

— Мне… не понравилось. — Спешно возразила я.

В этот же момент бандит резко ухватил меня за подбородок, и насильно заставил смотреть на себя.

— Никогда не смей мне врать! — произнес он опасно спокойным тоном, впившись в меня взглядом. — Поняла?

Я испуганно уставилась на него, и тяжело сглотнув, лихорадочно кивнула. Удовлетворившись моим ответом, мужчина отпустил меня и медленно выпрямившись, окинул снисходительным взглядом. Я тем временем осторожно отползла к спинке кровати и села, поджав коленки к груди.

— Ты как открытая книга, девочка. И сейчас выглядишь так, будто ничего подобного не испытывала! — Заключил он равнодушно. — Или твои парни были не слишком умелы?

Его прямолинейность царапала меня, заставляя еще больше чувствовать неловкость. Я не знала, куда деться от его проницательных глаз и подавляющей энергетики.

— Я задал вопрос! — Напомнил он грозно.

Нервно выдохнув, я помялась еще несколько мгновений, прежде чем устремила на мужчину робкий взгляд и не без усилия, разлепила губы:

— Я… я не знаю. — Произнесла я скомкано. — То есть… С парнями у меня не было… Я еще никогда…

— В смысле?! — резко перебил он меня.

Очерченные брови бандита сошлись на переносице, губы плотно сжались, а суровый взгляд прошел внутрь меня.

— Хочешь сказать, что ты девственница?! — спросил он так требовательно, что холодный пот выступил на коже.

Я покраснела до кончиков волос и неловко отвернулась. Чувствуя его обжигающий взгляд, я делала неровные вдохи и в какой-то момент еле заметно кивнула.

Мужчина тихо хмыкнул и холодно поинтересовался:

— Бережешь для кого-то? Или боишься, что шрамы увидят?!

Мой обиженный и возмущенный взгляд тут же устремился на него. Одной грубой и холодной фразой этот бандит что-то больно задел внутри меня, отчего негодование тяжелым комом подступило к горлу.

Он еще некоторое время задумчиво смотрел на меня, прежде чем не спеша развернулся и направился к двери.

— Детский сад бл*ть какой-то… — Бросил он сквозь зубы.

Я зажмурилась и прерывисто выдохнула, пытаясь справиться с волной эмоций после того, как он все перевернул во мне буквально наизнанку! Через пару мгновений мой беспомощный взгляд устремился на его удаляющуюся широкую спину.

— Подождите!.. — выдохнула я, чувствуя, как меня разрывает от тревожных метаний. — Вы же не можете держать меня здесь вечно?! А что если… что если это снова случиться?..

Это была правда. Я действительно боялась нового приступа, а не пыталась как-то выпросить снисхождение. Мужчина тем временем замедлил ход и не спеша повернул голову в мою сторону:

— Когда случиться, тогда и посмотрим. — Сухо вынес он вердикт и спокойно продолжил свой путь.

Я поджала губы и разъяренно покачала головой, чувствуя, как глаза защипало от слез.

— Да чтоб вас… — Зло прошипела я. — Что вы за люди такие?!

Дверь захлопнулась, а моя голова упала на колени, сотрясаясь от рыданий.

— Будьте вы прокляты!.. — прокричала я в пустоту.

Я была выпита до дна. Выжата морально, эмоционально и физически! Мне насточертело это вечно подвешенное состояние! Эта беспомощность и невозможность управлять своей жизнью. Ярость отравила мое состояние, пустила яд по венам от горького напоминания, что моя жизнь несправедливо и без права отдана на чужое усмотрение! Хладнокровным людям, без каких-либо моральных устоев, без души и сердца!

Нет!

Они не имеют права держать меня, указывать что делать и строить мой день…

Они не властны надо мной!

Не властны, как бы не старались!

И я буду … я должна сопротивляться!..

Бунт поднимался внутри меня неуправляемой волной. Хотелось биться головой об стенку, кричать и разбить все, что есть в этой гребанной комнате! Но похоже я так вымоталась, что у меня не было сил даже вволю вытравить всю ярость, что накопилось внутри. Поэтому с каждой новой минутой мои рыдания становились все тише, буря в душе оседала и обезвоженный организм, склонял меня ко сну.

В какой-то момент я подняла заплаканные глаза, и устало осмотрев комнату, с холодной головой приняла единственную мысль — больше я не выдержу…

Меня либо съедят внутренние метания, либо задушат возникшие фобии, либо… уже убьет этот бандит!

Выбор не велик.

Глава 11

Тяжелые шаги эхом разносились по коридору. Направляясь в свою комнату, Руслан устало потер переносицу, думая о ночи, которая преподнесла ему неприятные сюрпризы. Он сидел в своем кабинете, как обычно засидевшись допоздна, когда рация ожила и Антон сообщил, что девчонка устроила истерику, после чего неуверенным тоном добавил, что с ней твориться что-то неладное.

В тот момент Руслана накрыла волна гнева: возня с девчонкой все больше набирала обороты, и сначала он подумал, что это ее очередная глупая попытка повлиять на ситуацию. Однако что-то внутри него насторожилось, заставляя подорваться с места, и спешным шагом идти к ней в комнату.

Когда он увидел девушку на полу, без движения, беспомощно свернувшуюся в клубок… внутри него произошел сбой. Да именно так… Сбой в ориентирах, и в сознании, который вспышкой пронесся внутри. Иначе нельзя было объяснить, какого хрена он понес ее на улицу?

Когда Антон в общих чертах описал все, что произошло в комнате до его прихода, внутри Руслана поднялась волна, после которой все резко отошло на второй план. Полагаясь на неуправляемые импульсы, он в тот момент вообще не думал, а действовал исключительно в ее интересах!

Черт…

Несколько дней он даже не вспоминал о ней, решая свои дела, и полностью оставив девчонку на своих людей. Несколько дней никаких мыслей и планов насчет нее, только толковые действия и хладнокровные решения. Но стоило им пересечься, как весь его самоконтроль летел к чертям!

Все становилось куда серьезнее. Мало ему нездорового состояния Али, так похоже, у всех баб тут начинает ехать крыша!

Пройдя в свою комнату, Руслан на ходу расстегнул рубашку, задумчиво глядя в пространство и стянув ткань с плеч, бросил ее на кресло. Опустившись на кровать, он откинулся на подушке и уставился в потолок, понимая, что этой ночью ему не уснуть. Он слишком завелся после того, что произошло на улице. Когда кровь горячей лавой затуманила рассудок, и он уже не мог остановиться, исследуя своими руками ее тело. Словно что-то неподвластное вклинилось в его волю и во что бы то ни стало ему захотелось ощутить ее возбуждение, увидеть желание и услышать ее стоны….

Член ощутимо напрягся, когда он вспомнил, как она кончала в его руках. Тело девчонки слушалось его, было отзывчивым и податливым. Видимо в маленькой головке уже не было того всепоглощающего страха, и какая-то часть ее даже желала его. Хотя она и пыталась противиться этому, и возможно всеми силами давила в себе появившееся влечение, да только он прекрасно читал ее! Читал язык ее тела. И если бы у него не мелькнула мысль о ее невинности, он бы взял девчонку прямо в комнате и наконец утолил бы свой неуправляемый голод, который с некоторых пор не могла ослабить ни одна из его девиц.

Он раздраженно выдохнул, закрывая глаза. Значит девственница… Внутри снова прошла волна раздражения и скепсиса. Либо он давно не имел дело с девственницами, либо на него влиял шаблон навеянный временем. По его мнению, все девственницы остались в школе! Девочки торопятся взрослеть и идут на поводу у гормонов, которыми не умеют управлять. Он был неприятно удивлен. Неприятно потому что этот цветочек нужно учить с нуля. Одно дело быть не искушенной, другое вообще не иметь понятие о физическом контакте и об удовольствии!

В голове пронеслась мысль о Ларине. Каким бы лакомым куском она стала для него со своей невинностью? С этой мыслью в горячей крови тут же вспыхнуло чувство собственности. Стоило ему представить девочку в его руках, как жгучая волна пронеслась по телу.

Плотно сжав губы, Руслан резко открыл глаза, пытаясь вытравить все лишнее, что появилось в его сущность. Да… что-то с ним явно происходило. Как будто все теперь вертится вокруг нее! Это сосредоточение здорово сбивало и теперь он сопротивлялся этому состоянию настолько, что его мозги кипели, прикидывая как скорее со всем разобраться и вернуться к прежнему укладу, где его действия не зависели от кого-либо.

В любом случае у этой судьбы только два пути: если все пройдет по плану, он отпустит девушку на все четыре стороны. Если же иначе… он просто отдаст ее Ларину.

***

Я открыла глаза ранним утром с той же мыслью, что и закрыла их, уходя в беспокойный сон. Я сделаю это сегодня… больше нельзя тянуть!

Несмотря на тяжелую ночь, я пребывала в каком-то нервном тонусе, а мои мысли были собраны, как никогда. Помня о том, что за мной наблюдают, я старалась создавать обычный вид, делать все в привычной последовательности и ничем не выдать свое возбужденное состояние. Я включила телевизор, сделала зарядку, с которой еще раз убедилась, что физически меня ничто не беспокоит. Тщательно умывшись, я заплела волосы в высокий хвост и выбрала из одежды самое удобное — штаны и блузку. Единственное, что слабой попыткой пропустило сомнения в моем намерении- это отсутствие обуви! Но этот факт все же не смог повлиять на моё решение.

Пока я с обычным видом делала утренние дела, в моей голове уже в сотый раз прокручивался план побега, и мне, двигаясь невзначай, удавалось подготовить все необходимое для этого.

Время тянулось очень медленно. Я то и дело поглядывала на часы, но сегодня с завтраком явно опаздывали. Внутри все было натянуто струной и изводилось от нервного напряжения, но мне оставалось только ждать.

Я сидела на кровати, уставившись в плазму невидящим взглядом, когда замок щелкнул, и дверь в комнату открылась. Сердце пропустило удар от волнения, а по телу спустились неприятный мурашки. Мой охранник тем временем с непринужденным видом пересекал комнату, держа в руках поднос, и даже не удостоил меня взглядом. Внутри все заметалось от нерешительности. Слишком крепко обнимая колени руками, я до боли закусила щеку, чтобы сосредоточиться. Черт… как же трудно быть смелой!

Парень уже уверенным шагом направлялся к двери, когда я окликнула его, стараясь всем своим естеством настроиться на свою игру.

— Подождите!..

Охранник не сразу замедлил ход, после чего лениво обернулся. Я некоторое время смотрела на него, считая секунды, которые так быстро неслись, не позволительно затягивая паузу.

— Я просто хотела сказать…

Мой тревожный взгляд направился в сторону комода:

— Все утро там был какой-то шум… Я… Я не знаю, такой искрящий звук… будто что-то коротит в проводах!

Я неуверенно вернула взгляд на парня, который сузив глаза даже не посмотрел в сторону комода. Он пристально смотрел на меня и так многозначительно, что я буквально услышала в голове: «Ты меня совсем за идиота держишь?».

Но я выдержала его взгляд, хотя внутри меня все неоднократно перевернулось, и заставила себя говорить тверже:

— Я просто подумала… вдруг может вспыхнуть?.. И если случится пожар…

Охранник так неожиданно двинулся ко мне, что я растерянно замолчала, настороженно глядя, как он приближается. Он подошел вплотную к кровати и его голубые глаза впились в меня острым взглядом.

— Коротит говоришь? — спросил он предостерегающим тоном. — Чтобы ты знала, даже если и будет здесь что-то коротить, в доме на всех щитках стоят предохранители! Так что поменьше думай.

Сердце больно колотилось о ребра, пока я пыталась справиться с волнением, от которого пот выступил на коже.

-Хорошо… я поняла. — Тихо отозвалась я, опуская глаза. — Я просто испугалась…

Внутри меня начало медленно скручиваться чувство поражения и отголоски рухнувших надежд. Ну конечно это было глупо! Глупо было надеяться, что он поведется на мое дешевое представление…

Пребывая в резко подавленном состоянии, я даже не сразу заметила, что мой суровый конвоир в какой-то момент медленно отошел от кровати и направился к комоду. Я напряженно наблюдала, как он бросил взгляд на плазму и потянув руку к переноске несколько раз щелкнул выключатель. Я не могла поверить, что мои слова все же возымели нужный эффект и он взвесив свои сомнения решил не испытывать судьбу!

Сердце ухнуло вниз, я старалась ровно дышать и не делать резких движений.

Спокойно… спокойно…

Пока все шло по плану. Я осторожно сползла с кровати и обняв себя руками сразу перехватила напряженный взгляд охранника. Наблюдая за мной, он включил свет и не спеша заглянул за плазму. Парень начал проверять соединения проводов, а я стояла у кровати, еле сдерживалась от нетерпения.

— По-моему, это было откуда-то снизу… — осторожно произнесла я в какой-то момент.

И чтобы подтвердить свои слова, подошла к краю комода, под сканирующий взгляд парня, и наклонившись к стене, заглянула за громоздкую мебель. Я не успела даже ничего разглядеть, когда меня неожиданно отдернуло назад.

— Ну ка, отойди… — Раздраженно рявкнул парень, смерив меня недовольным взглядом.

Высокому охраннику пришлось приложить немного усилий, чтобы отодвинуть комод. Он снова прошелся по мне внимательным взглядом, будто прикидывал насколько моя миниатюрная фигура с невинным лицом может быть опасна для него. Скривив губы, он слегка наклонился, и перевел внимание, опустив глаза на пол за комодом. Я попятилась назад, лихорадочно глянув на лампу, что стояла на прикроватной тумбочке. Заведомо я убедилась, что она тяжелая и ее керамическая основа должна послужить мне задуманным «оружием». Момент настал так неожиданно, что я застыла, растерянно теряя драгоценные секунды…

Парень резко наклонился, согнув колени, будто что-то увидел, а я понимала, что он, черт возьми, такой высокий, что я попросту могу не дотянуться до нужной точки.

Вдох… выдох… Вдох… выдох…

Я резко схватила лампу, у которой заранее вырвала шнур с корнем, и подняла ее над головой. Но уверенно замахнувшись, я так и застыла в этом положении…

Господи… как же это тяжело! Почему так тяжело причинить боль, даже этому негодяю!?

Я зажмурилась, прерывисто вдохнув. В голове за одну секунду пронеслось все то, что случилось со мной, все то, что сотворили эти бандиты… вся боль, весь страх, гнев и обиды… Когда я открыла глаза, то поняла, что у меня больше нет времени, потому что парень начал выпрямляться. Мои мышцы загорелись, а пальцы сжали лампу до судорог, и я со всей злостью, со всей силы и со всей ярости ударила бандита, целясь в голову…

По комнате разнесся протяжный, сдавленный стон…

Керамика лопнула в моих руках, оказавшись слабее при ударе о затылок и мощную шею охранника. Крупные осколки осыпались на пол, а ладони завибрировали от перенапряжения после моей атаки.

Нет. Парень не упал в нокауте, как это обычно срабатывает в фильмах! Но, похоже, мне удалось его оглушить, потому что он опустился на колено и, по всей видимости, уже был не в силах подняться…

Я застыла лишь на несколько мгновений, с каким-то опозданием осознавая, что натворила, и что все это происходит в реальности! Волна адреналина полыхнула внутри, заставляя меня собраться каждой клеточкой и больше не терять времени…

Я рванула к двери с такой скоростью, что мои ступни пробила боль от удара о ламинат! Кровь горячим потоком хлынула по венам, легкие загорелись, а мозг сосредоточился на самом главном: БЕЖАТЬ!

Вытянув ладонь на бегу, я схватилась за ручку и толкнула дверь, которая впервые мне поддалась! Выскочив в просторный тускло освещенный коридор, я чуть не упала, резко затормозив, когда в голове слишком поздно пробилась резонная мысль — здесь может быть охрана…!

Все скакало перед глазами от бешеной скорости пульса… Первое, что бросилось в глаза — лестница. Большая, светлая и уходящая полукругом в сторону. Здесь так же было несколько дверей, которые находились в разных частях коридора. Последним взгляд поймал единственный черный диван, справа у стены на котором что-то лежало и стремительно оценивая обстановку, я выдохнула, с облегчением осознав, что здесь никого нет.

Поддавшись какому-то порыву, я рванула к своей двери и захлопнула ее с обратной стороны. Взгляд сразу поймал ключ, который торчал в замке. Не веря своему счастью, я дрожащей рукой повернула его, замкнув своего охранника, после чего лихорадочно оглядела незнакомое пространство.

Принимать взвешенное решение времени не было… Наверх мне точно не стоило соваться, поэтому оставалось надеяться, что одна из дверей выведет меня на улицу!

С опаской поглядывая на лестницу, откуда интуитивно я больше всего ждала прихода охраны, я первым делом метнулась к единственной двери справа. По телу прошла первая волна паники, потому что она оказалась заперта…

Спешно попятившись, я уже хотела развернуться и бежать к оставшимся дверям, как мой взгляд за что-то зацепился. На небольшом угловатом диване, который я впопыхах даже толком не разглядела, лежал небрежно сложенный, темно-серый пиджак, а рядом… ворох кожаного ремня с кобурой из которого мне и бросилась в глаза черная рукоятка пистолета!

Я сомневалась всего мгновение, потому что в следующее… резкие стуки раздались откуда-то сверху, заставляя меня вздрогнуть! Неприятные иголки спустились по телу, а сердце пропустило удар. Подлетев к дивану, я непослушными пальцами вытащила из расстегнутой кобуры тяжелое, устрашающее своим видом оружие. Даже держать его было страшно… и я не могла быть уверенной, что мне хватит духа им воспользоваться! В любом случае, с оружием я уже не чувствовала себя такой беззащитной!

Крепко сжимая в руках пистолет, который казалось был слишком большим для моих ладоней, я бросила настороженный взгляд на лестницу и поспешила к одной из оставшихся дверей.

Дернув ручку, я открыла ее слишком поспешно пропустив чувство облегчения, потому что так и замерла в проходе. За этой дверью находилось совсем небольшое, темное помещение с трубами и счетчиками, что-то похожее на котельную дома…

Меня бросило в жар от стремительно нарастающей паники из-за очередной неудачи и времени, которое я все больше теряла.

В следующую дверь я влетела, даже не задумываясь о том, что за ней кто-то может быть и сразу зажмурилась от яркого света. После привычного мрака своей комнаты и искусственного света, глаза резало от солнечных лучей богатых фотонами. Привыкая к свету, я пыталась полуоткрытыми глазами разглядеть место, в котором нахожусь. Это было огромное, светлое помещение с большими окнами, которые занимали практически всю левую стену. Напряженно прислушиваясь, я неуверенно двигалась вперед, чувствуя, как в груди раздаются мощные удары сердца. Я инстинктивно подняла руку с пистолетом на случай неожиданной опасности бегая взглядом по помещению с различными, навороченными тренажерами, которые тянулись вдоль стены. Здесь так же был разнообразный инвентарь для спорта, несколько груш и даже место для спарринга!

Вокруг было слишком тихо… Либо мне необычайно везло, либо охрана была здесь не задействована!

Оставив отвлекающее мое внимание мелькнувшие мысли, я первым делом побежала к окнам, но растерянно остановилась, потому что на ручках были замки, а пробить стекло у меня бы точно не хватило сил! Спешно попятившись, я обвела помещение лихорадочным взглядом и в какой-то момент еле различила дверь в конце. Не думая ни секунды, я со всех ног понеслась к ней по проходу между тренажерными установками, сжимая в вспотевших руках пистолет. Мне показалось я услышала, как за спиной раздались приглушенные окрики, и сердце спустилось в пяти…

Оказавшись возле заветного выхода, я резко дернула ручку железной двери, и ахнула, когда она не поддалась!

— Господи… Ну давай же! — выдохнула я в панике, срываясь на неподдающейся ручке.

Я не могла смириться, что это мой тупик, потому что бежать уже было некуда!

В какой-то момент, я без особой надежды прокрутила затвор над ручкой, который от волнения даже не сразу приняла в счет, и испуганно оглянувшись назад, порывисто толкнула дверь. В помещение тут же ворвался прохладный воздух, а меня окатило волной облегчения, растерянности и неуправляемого подъема энергии!

Вылетев за дверь в открытое пространство улицы, я тут же зажмурилась от яркого солнца и часто задышала от переизбытка кислорода, как рыба, которую долго держали в загрязненной воде. Мои ноги защипало от холодной, мокрой земли, а тело бросило в дрожь от озноба.

Холодный ветер пробирал до костей и поднимал шум, из-за которого я не могла ничего расслышать. Прижимаясь спиной к стенке и прикрывая глаза рукой, я как запуганный зверек озиралась по просторной территории, боясь в любой момент кого-то увидеть. Прямо по периметру мне сразу бросилась в глаза большая куполообразная беседка, которая своим необычным, богатым видом казалась эпицентром здесь. Вокруг шли каменные дорожки, ухоженный газон, ряды стриженые кустов… и внезапно я напряглась, когда слева в метрах пятнадцати от себя мой взгляд поймал два черных, тонированных джипа. Они были хаотично припаркованы, как своенравные звери и внутри невольно создалось впечатление, что кто-то из затемненных окон наблюдают за мной!

Я попятилась вдоль стены, настороженно глядя на джипы, которые оставались неподвижными, и пыталась сориентироваться на ходу. Оглянувшись в другую сторону и быстро оценив ситуацию, я резко побежала в противоположном направлении. Миновав несколько окон, я добежала до угла и замерла, впившись взглядом в высокий кирпичный забор, вдоль которого росли ухоженные деревья с набухшими почками. Это была сплошная стена, высотой метра три, не меньше… а на верхушке железные острые прутья.

— Черт…! — Беспомощно выдохнула я, поджав губы.

Хотя, чего я ожидала!? Разве у меня был какой-то план на это случай…? Как я вообще думала выбраться с территории…!?

Паника начала сдавливать мое сознание, когда я вдруг четко поняла, что пошла на слишком необдуманный шаг. Стало очень страшно от мысли, что меня вот-вот поймают, после чего последует жесткая расплата за мою самоуверенность!

Проглотив тяжелые эмоции, которые стремительно разъедали весь мой дух, я осторожно выглянула из-за угла, прижимая пистолет к груди, где бешено колотилось сердце…!

Я увидела пустую, неприметную поляну, на которую сейчас обильно падала тень от дома, что мне показалось очень кстати. Я и так была, как на ладони…и мне инстинктивно хотелось спрятаться! Убедившись, что в поле зрения никого нет, я оглянулась, чтобы исключить преследование, и нырнула за угол.

Спешно передвигаясь вдоль стены, я постоянно озиралась по сторонам и то и дело пригибалась, проходя на уровне окон. Чем дальше я продвигалась, тем громче был стук моего сердца и тем быстрее становились шаги. Оставшееся расстояние до угла дома я практически бежала. Резко сбавляя ход, я схватилась за бок, который уже невыносимо кололо! Тяжело дыша и опираясь рукой о стену, я приблизилась к краю и взволнованно оглянулась, постоянно чувствуя преследование. Переведя дух, я немного отошла от каменной опоры, чтобы расширить ракурс обзора и смогла разглядеть вдали подъездную дорогу, ведущую к железным воротам, через которые меня и привезли.

Спешно вернувшись к стене, я прикрыла глаза и выдохнула. Иголки спустились по телу, подпитывая чувство паники. Охрана там всегда на посту, а сейчас так тем более… Но ведь должен же быть другой выход с территории!? Вопрос только где, и как я до него доберусь …?

Холодных воздух обжигал легкие, а кожа быстро остывала от выступившей испарины! Стуча зубами, я поморщилась, чувствуя, как адски болят ступни от неровной поверхности и мелких камней, что врезались в кожу на бегу…

Внезапно я перестала дышать и резко отрыла глаза, когда ветер донес до меня шипящий звук. Я напряженно прислушалась, чувствуя, как волосы на затылке встают дыбом и буквально через несколько секунд снова услышала треск, за которым последовало шипение, а затем хриплый мужской голос.

Это была рация, черт возьми! И судя по всем звук приближался…

По телу стрелой пронеслась волна адреналина, пуская ток по нервным окончаниям. Отпрыгнув от стены, будто меня ошпарило, я начала спешно отступать назад, после чего резко развернулась, и со всех ног понеслась обратно, подальше от опасности. Понимая, что меня в любой момент могут встретить и с другой стороны, я резко сменила направление и побежала к забору надеясь скрыться среди деревьев.

Но я не успела даже добежать до них, когда услышала басистый голос откуда-то слева:

— Вон она…!

Сердце ухнуло вниз, я тут же ускорилась, чувствуя, как кровь пламенем пронеслась по венам и на бегу оглянулась. Двое крепких парней в черной экипировке бежали со стороны беседки и очень быстро меня нагоняли. Я ахнула в голос, и крепче сжав пистолет, резко обернулась, продолжая отбегать назад. Неумело прицелив его на бандитов, я ждала, что они замедлят ход, когда боковым зрением уловила движение. Дыхание оборвалось, и я вздрогнула, увидев, что с другой стороны приближается еще один, более крупный мужчина в пиджаке поверх черной водолазки.

Крепче сжимая двумя руками пистолет, я продолжала пятиться, направляя его от одной опасности к другой. Парни действительно замедлили ход, но смотрели на меня так, словно я не представляла для них абсолютно никакой угрозы! Мой палец встал на курок, и я уже ясно прикинула, что если мне придется стрелять, я буду целиться в ноги, чтобы хоть как-то припугнуть… Страх быть пойманной не позволял мне сдаваться, но я все равно не была уверенна, хватит ли мне твердости, чтобы ранить человека!?

Тем временем мужчина в пиджаке остановился первым. Он был значительно старше и крепче двух остальных из охраны. Глядя прямо на меня, он сделал жест рукой, и парни, поравнявшись с ним, послушно остановились.

— Бл*ть, откуда у нее ствол!? — раздраженно выплюнул один из них.

Я круглыми от страха глазами смотрела на бандитов, пытаясь верить в то, что все еще управляю ситуацией. Мысль, что я в безвыходном положении, вызывала панику, но я старалась не поддаваться…

Взрослый мужчина тем временем, как и все, внимательно наблюдал за мной, только в отличие от остальных в его взгляде не было злобы, а скорее беспокойство! Да только я не приняла это в расчет, потому что в моих глазах он был врагом.

В какой-то момент мужчина не спеша выставил руку и сделал шаг ко мне.

— Не подходите…! — тут же крикнула я отчаянно, глядя на него сквозь пелену навернувшихся слез и наводя дрожащей рукой пистолет.

— Не делай глупостей, девочка! — Спокойным, поставленным голосом предостерег он. — Опусти оружие.

Через пару мгновений мужчина сделал еще шаг, но я тут же рявкнула:

— Нет! Не смейте приближаться! Я буду стрелять…!

Я целила дуло, то на одного, то на другого, дрожа от холода и невероятного напряжения во всем теле. По рации периодически разносилась передача данных, и я невольно терялась, осознавая, что вся охрана в готовности.

— Послушай меня! — ровно обратился ко мне старший, которому, по всей видимости, парни подчинялись. — Здесь целый отряд обученных, вооруженных людей! Думаешь, тебе удастся уйти? — Задал он резонный вопрос. — Зачем все усложнять, если мы оба знаем, что все здесь и закончится!

Я недоверчиво смотрела на мужчину, понимая, что мне нечего ответить на это. Его уверенность, голос, мимика… все каким-то подавляющим образом влияло на меня, подпитывая внутреннюю неуверенность. Или может он просто говорил правду, которой я упрямилась…?

Да, я смирилась с тем, что нахожусь в западне… но смогу ли я воспользоваться оружием, если боюсь сделать это даже в мыслях?

Я опустила глаза лишь на мгновение, а когда подняла, то напряглась, заметив, как изменилось лицо мужчины, который вдруг устремил взгляд в сторону. Меня бросило в неприятный жар, потому что я почувствовала его прежде, чем увидела…

Сглотнув, я повернула голову и затаила дыхание, наблюдая, как к нам приближается мой похититель. Грациозные движения хищника, и такой непринужденный вид, с которым он поправляет кожаные перчатки на запястьях, будто ничего из ряда вон выходящего и не произошло! И это его спокойствие в купе с каменным выражением лица пугало меня больше, чем эти трое вместе взятые. Они в свою очередь тоже как-то сразу выпрямились и напряглись.

В черном пальто нараспашку, черной рубашке и обтянутых темных брюках, он уверенным шагом все больше сокращал расстояние, сжав руки в кулаки. А я в свою очередь все крепче сжимала рукоять пистолета и чувствовала, как от его бешеной энергетики, которую явно ощущали здесь все, у меня подкашивались коленки. Мне действительно становилось дурно, от страшного предчувствия и неуправляемого волнения.

В какой-то момент черные глаза так резко сосредоточились на мне, что я отшатнулась от этого холодного, прицельного взгляда. Поравнявшись с остальными он за две секунды оценил обстановку и грозно бросил своим людям:

— Какого хрена вы с ней еще лясы точите!? Бойцы, мать вашу…

С этими словами, он не задерживаясь ни секунды, двинулся на меня словно танк! Я судорожно вдохнула и попятилась назад, опешив от происходящего.

— Нет…! Стойте! — Предупреждающе крикнула я. — Не подходите…!

Однако мои слова были, что удары пуха о металл! Несмотря на мой уверенный прицел, мужчина продолжал приближаться, и даже не повел бровью. Я растерянно всхлипнула и просто впала в ступор. Его взгляд впился в меня, словно лезвие ножа, которое поднесли к горлу. В какой-то момент у меня сложилось полное впечатление, что пистолет вовсе не у меня, а у него!

Замотав головой в отрицании происходящего, я молниеносно приняла решение: опустила пистолет, прицелившись в ноги бандита, и зажмурилась, скользнув пальцем по курку…

Резкий удар прострелил тупой болью мои руки! Я ахнула, чувствуя, как их беспомощно подкинуло вверх, и распахнув широко глаза, поняла, что у меня больше нет пистолета!

Будто завороженная я наблюдала, как он перевернулся в воздухе, после чего оказался у бандита в руках, который поймал опасное оружие одним ловим движением! Ошарашено глядя на пистолет, который теперь находился в ЕГО руках, я боялась шелохнуться, на секунду забыв обо всем: о холоде, о боли и даже о том, что натворила… Сейчас я думала лишь об одном предчувствии: с этого момента начнутся необратимые последствия!

Глава 12

Сердце пропустило удар. Атмосфера накалилась настолько, что казалось, воздух вокруг стал плотнее.

В следующую секунду мужчина так быстро оказался рядом, что я даже не успела испугаться. Он резко схватил меня за волосы на затылке, и я вскрикнула, когда он больно дернул их, запрокидывая мою голову.

— Что маленькая, острых ощущений не хватает?! — Грозно прорычал он, нависая надо мной, а я судорожно уперлась руками в его грудь. — Запомни девочка, запомни! Если целишь в меня ствол — либо стреляй, либо умирай! Потому что я никому не спускаю такого дерьма!

Испуганно зажмурившись, я всхлипнула, продолжая стоять в оцепенении, а он так резко отпустил меня, что я чуть не упала. Мужчина отстранился и не спеша, опустив взгляд, одним умелым движением вытащил обойму из пистолета. Его брови сошлись на переносице, когда он глянул на оружие под углом:

— Даже с предохранителя не сняла, бл*ть. — Выплюнул он раздраженно.

Я сглотнула и закусила трясущуюся губу, понимая насколько бы бесполезным было оружие из-за моей опрометчивости! Сотрясаясь от холода и страха, я наблюдала, как он протянул руку и один из парней забрал у него пистолет.

— А теперь, расскажи ка мне, куда ты бежать собралась? — спросил он, небрежно глянув на меня. — Думаешь, перелезешь через забор и тебя ждет счастливое возвращение домой?

Я напряглась, настороженно глядя на него, а внутри начала стремительно скручиваться тревога.

— Либо ты настолько глупа, либо совсем недооцениваешь тех людей, что все еще терпеливо ждут, когда я тут с тобой наиграюсь! — Холодно сообщил он, глядя на меня с жутким равнодушием. — Стоит тебе выйти за пределы этой территории и уже через час, ты будешь стоять голая, с мешком на голове там, откуда я тебя забрал!

Мое лицо вытянулось, а взгляд стал растерянным. Я лихорадочно переваривала его слова, пока по телу спустились обжигающие иголки от осознания безысходности ситуации.

— Если конечно это тебя устраивает? Можешь валить отсюда прямо сейчас через главные ворота! — Предложил он вдруг абсолютно серьезным тоном, поймав мой тревожный и настороженный взгляд. — Охрана не будет препятствовать, я гарантирую!

Внутри прошла болезненная волна замешательства и смятения. Его слова громким эхом раздались в голове, пока я неуверенно перевела настороженный взгляд на ворота вдалеке. Обнимая себя руками и переступая на замерзших ногах, я опустила глаза, подавленно осознав свой полный провал.

Бандит тем временем подошел вплотную, пристально глядя на меня с высоты своего роста.

— Чего застыла, девочка? Я даю тебе возможность уйти! — заметил он холодно, без тени иронии.

Я сглотнула, подняв глаза на этого опасного мужчину с красивыми чертами лица и непробиваемым взглядом. Внутри меня начал стремительно формироваться корень уверенности и навязчивой мысли — только этот человек сможет обеспечить мне безопасность!

Это был выбор без выбора…

Но внутри было абсолютное убеждение что он не причинит мне той боли и того ущерба, которые ждут меня у главаря! Даже не смотря на его угрозы, на его слова все мое нутро невольно потянулось к нему, как к защитнику, а инстинкты диктовали держаться мужчины для своих же интересов.

— Почему…? — почти прошептала я, спустя несколько мгновений, как никогда желая прояснить все. — Для чего вы забрали меня тогда? Я не понимаю… почему вы ничего не говорите!?

Что-то маячком запульсировало в голове, и я уже невольно начала сопоставлять все, что со мной произошло, начиная с того злосчастного вечера. В какой-то момент, я подняла пристальный взгляд на бандита, который терпеливо наблюдал за мной. В голове будто все сразу прояснилось, и я произнесла то, что слабой надеждой мелькнуло в моей голове:

— Неужели вы… вы можете мне как-то помочь…!? — спросила я, затаив дыхание.

Эта была такая неуверенная попытка, то ли прояснить что-то, то ли попросить, что я сама не знала, что хочу услышать в ответ…? Маловероятная мысль вдруг оказалась для меня спасительной соломинкой!

Мужчина тем временем как-то странно посмотрел на меня и не спешил отвечать.

— Звучит слишком многообещающе! — Сухо констатировал он. — Я бы на твоем месте не спешил обольщаться на мой счет.

Я сглотнула, чувствуя, как внутри все натянуто струной от настороженности. Он некоторое время смотрел на меня, прежде строго продолжил:

— Все, что я сделал для тебя, девочка — лишь оттянул неизбежное! — сообщил он спокойно и равнодушно. — А то, как я могу тебя использовать, ты, возможно, даже не узнаешь до последнего момента! Это все, что тебе нужно знать.

Ком подкатил к горлу, а внутри скрутилось липкое негодование, после того как он хладнокровно осадил все мои надежды не давая им даже мгновения на существование.

— А теперь… — произнес мужчина подводящим тоном. — Надеюсь ты хорошо подумала, прежде чем совершить свою отчаянную попытку привлечь мое внимание? Считай, что твои каникулы закончились! Потому что за свой детский наив, тебе придется отвечать по-взрослому! И стоило так рисковать ради гребанного кружка вокруг дома!?

Я испуганно посмотрела на мужчину, и меня бросило в жар от паники. Он тем временем резко развернулся и направился к старшему охраннику, строго бросив парням:

— Прогулка окончена.

Они тут же, как по команде двинулись ко мне, и я разве что сделал шаг назад, прежде чем меня грубо взяли под руки и потянули за собой. Часто дыша и борясь с приступом паники, я устремила отчаянный взгляд на бандита, который в этот момент обратился к светловолосому мужчине:

— Езжай на объект, по пути созвонимся! — отдал он указания и раздраженно добавил. — Миротворец, бл*ть.

Я метала лихорадочный взгляд, делая попытки высвободиться из жесткого захвата, когда что-то привлекло мое внимание. Мои глаза резко задержались и сфокусировались на окне второго этажа. Я нахмурилась, разглядев женскую фигуру в длинном платье, которая частично скрывалась за шторой. Меня тянули за собой, но я упорно смотрела наверх, пытаясь понять, не показалось ли мне…? В какой-то момент женщина слегка выглянула, и я четко увидела лицо с беспокойным выражением и темными глазами, которые с тревогой наблюдали за мной.

Окно скрылось из поля зрения, и я начала напряженно размышляла, кто была эта женщина…? Она так не вязалась с этим домом, с этим скоплением мужского зла, что я была почти уверенна — она могла быть единственной обитательницей здесь! Значит… это она приходила ко мне!? И по всей видимости женщина не знала о том, что в доме держат заложницу!

В голове мелькнули отголоски надежды, но я сразу отмахнулась от мысли, что она смогла бы мне чем-то помочь.

Мне уже никто не мог помочь! Ни полиция, ни семья, ни свобода…

Меня продолжали вести, и я была уверенна, что первым делом меня вернут в ненавистную комнату, поэтому невольно вспомнила о своем конвоире, с которым сейчас меньше всего хотела встретиться. Вместе с тем, в сердце что-то кольнуло от навязчивого беспокойства за здоровье парня, которому я причинила вред. Увлеченная своими мыслями я даже не сразу заметила, что меня ведут в другую часть дома!

Все переживания резко выветрились, когда парни с каменными лицами ввели меня в дом через главный вход, словно послушные роботы, следуя за моим похитителем. От широкой спины в черном пальто, которую я гипнотизировала глазами, меня заставил оторваться богатый интерьер огромного светлого зала. Озираясь по сторонам, пока мы двигались к широкой деревянной лестнице, я думала о том, что этот дом не может принадлежать одному человеку! По крайней мере, не тому, кто занимается грабежами! Пусть и подставными…

Господи, неужели это действительно все его дом…? Должно быть, он очень неплохо получает за свои ограбления!

Непослушно передвигая ноги и шлепая босыми ступнями по длинному, просторному коридору, я затаила дыхание, когда мой похититель остановился у одной из дверей. Он открыл ее ключом и отошел в сторону, терпеливо дожидаясь пока мое дрожащее тело проведут в комнату.

Один из парней контролировал меня, удерживая за локоть пока мы пересекали большую комнату в темных тонах и чисто мужском, сдержанном стиле хай-тек. В какой-то момент меня отпустили, и я застыла, лихорадочно озираясь по сторонам. Все по последнему слову техники, в европейском стиле и ничего лишнего: кровать тщательно заправлена черным покрывалом, на полу серый ковролин, между больших окон прямоугольный, черный диван, рядом стеклянный журнальный столик…

Я резко обернулась, услышав шаги позади себя, и застыла, глядя на бандита, который зашел в комнату и не спеша закрыл дверь. Лихорадочно обняв себя руками, я как будто сквозь пелену смотрела, как он приближается такой холодный и грозный, что внутренности сворачивались в клубок. В голове пронеслось миллион мыслей, а в сердце не меньше тревожных предчувствий, и каждая клеточка моего тела была напряжена до предела.

Снимая пальто, он прошелся по мне небрежным, оценивающим взглядом, задержав внимание на заледеневших до бела, испачканных ногах. Бросив одежду на диван, он сделал шаг ко мне и резким движением притянул к себе за локоть. Я не успела ахнуть, как оказалась вниз головой, перекинутой через его плечо.

— Нет! Пустите…! Пожалуйста, пустите! — взмолилась я, колотя кулачками по мощной спине и пытаясь вырваться из сильных рук.

Внутренности сдавило от крепкого плеча, что врезался в живот, но мужчина не обращал внимания на мои трепыхания и продолжал уверенно нести меня в конец комнаты. Я с трудом делала вдохи и когда, наконец, оказалась на полу, чуть не потеряла равновесие от головокружения и начала лихорадочно оглядываться в огромной ванной комнате, отделанной черной плиткой. Сердце застучало с бешеной скоростью. Я смотрела на мужчину с нескрываемым ужасом, чувствуя, как сбилось дыхание от паники.

Он стоял широко расставив ноги и небрежно сунув руки в карманы, спокойно наблюдая, как я сделала два шага назад.

— Снимай одежду. — Велел он строго.

Я тут же закусила трясущуюся губу и упрямо замотала головой, чувствуя, как глаза наполнились слезами.

— Нет… пожалуйста, не надо…

— СНИМАЙ! — прогремел он, так что эхо его голоса со звоном оттолкнулось от стен, заставляя меня сжаться всем телом.

Я застыла и даже ком спустился в горле от страха. Дрожащими руками нащупав края блузки, я неловко стянула ее через голову и сжала в руках у груди. Его жесткий взгляд заставлял мое сердце сбиться с ритма. Положив блузку на небольшой столик, я холодными пальцами нащупала пуговицу брюк и очень скованно стянула их с бедер, затем вниз по ногам, оставшись в одном черном белье. Сглотнув, я неуверенно подняла глаза и увидев, как мужчина плотно сжал губы, тут же опустила их пропустив пару нервных слезинок. Заведя руки за спину, я расстегнула лифчик и сняла одну лямку за другой. Закрываясь одной рукой и чувствуя, как вспыхнули щеки, я стянула трусики и выпрямившись, застыла не в силах поднять глаза.

В какой-то момент мужчина не спеша приблизился и от сильнейшего напряжения я даже задержала дыхание.

— Залезь в ванную. — Последовал тихий приказ.

Я напряглась, и растерянно озираясь на бандита, не спеша сделала, что он сказал. Залезла в черную ванную с золотой сантехникой позади себя и не успела выпрямиться, как услышала:

— Включай душ и мойся.

Я с каким-то глупым видом уставилась на мужчину, который оперся спиной о раковину внимательно наблюдая за мной. Глядя на него непозволительно долгое время, я под страхом услышать его недовольство нервно выдохнула и отвела взгляд, чувствуя ужасное смятение и неловкость. А кто говорил, что будет легко Юля? Если он так решил меня наказать… это еще не самое страшное!

Неумелыми движениями я переключила душ и настроила воду. Затем медленно направила теплые струи на себя. Холодная кожа, сразу покрылась мурашками от воды, которая казалось, обжигает заледеневшее тело. Какое-то время я бесцельно обливала себя, двигаясь так скованно, будто никогда раньше вообще душ не принимала.

— Дома ты тоже так моешься? — услышала я строгий голос, и с пунцовыми щеками украдкой взглянула на мужчину.

Конечно же я продолжала прикрываться руками, как могла, и поэтому процесс мытья был крайне неудобным. Не зная, как быть, я растерянно застыла под открытым вниманием черных глаз. В какой-то момент мужчина склонил голову и предостерегающим тоном спросил:

— Помощь нужна или сама справишься!?

Я тут же напряглась, содрогнувшись от его слов и прерывисто выдохнув, зажмурила глаза. Медленно повернувшись боком, я убрала руки с интимных мест, и продолжила процесс, рассеяно обливая, согревая и расслабляя тело. Я бы еще долго так стояла, делая вид что «моюсь» если бы вездесущий голос не напомнил о своем хозяине.

— Бери мыло, Юля, тебе каждый шаг нужно диктовать!?

Проклиная про себя этого бандита всеми словами, я отложила душ и увидев первый попавшийся тюбик выдавила мыло себе в руку. Оно пахло пшеницей и распределив его в ладошках я начала неуверенно натирать плечи и шею. Мой растрепанный хвост неприятно прилип к спине, и в другой ситуации я бы додумалась свернуть волосы сразу…!

Намылив руки, спину, живот и особенно уделив внимание ступням, я уже уверенно смывала все водой, когда услышала стальной голос:

— Разве ты все помыла?

Медленно выпрямившись, я поджала губы, покосившись на мужчину, и отложив душ, снова потянулась к мылу. Отвернувшись, насколько это было возможно, я начала деревянными руками намыливать грудь.

— Повернись ко мне! — раздался приказ, с нотами, которых я боялась больше всего.

Закусив щеку и борясь с чувством унижения, я медленно повернулась уже начиная трястись от холода, и умоляющим взглядом посмотрела на своего мучителя.

— Продолжай. — Твердо настоял он.

Я опустила глаза и сглотнула тяжелый ком. Чертов изверг!

Моя дрожащая рука, в какой-то момент поднялась, и неуверенно провела по одной груди. Затем я переместилась и так же бестолково провела по другой. От его пристального внимания у меня кожа пылала, а в горле пересохло от волнения. Но сколько бы я не оттягивала, пришло время спуститься ниже, провести по животу, затем неуверенно по бедрам и давясь приступом смущения я без «напоминания» скользнула между ног и постаралась за два движения намылить самую интимную часть.

— Умница. — Услышала я и даже растерялась.

Боже как же горят щеки, а по телу то и дело спускаются неприятные иголки. Скорее схватив душ, я снова повернулась боком и начала спешно все смывать с себя. Закончив, я выключила воду, чувствуя невероятное облегчение от того, что эта пытка подошла к концу. Обняв себя руками, я украдкой посмотрела на бандита, у которого по-прежнему оставался строгий непробиваемый вид.

Тело сотрясалось от дрожи и холода, когда он не спеша встал и взяв в руки полотенце подошел ко мне. Пряча взгляд, я затаила дыхание, когда он обернул меня им и под его чутким контролем, осторожно вышла из ванной, уткнувшись глазами в широкую грудь. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем горячее дыхание перестало обжигать кожу у виска, стена передо мной двинулась и я услышала:

— Иди за мной.

Сердце глухим стуком отбивалось в груди, а ноги словно приросли к кафелю. Мужчина вышел из ванной, а я судорожно выдохнув, торопливо стянула полотенце с плеч и дрожащими пальцами обернула его вокруг себя под мышками. Прикрыв глаза и делая глубокие вдохи, я на негнущихся ногах вышла в комнату, обнимая себя руками.

Он стоял у кровати, и терпеливо ждал, пока я неуверенно сокращала расстояние между нами. Каждый шаг давался мне с трудом, а настороженный взгляд лихорадочно блуждал по комнате. В какой-то момент я практически остановилась, испуганно покосившись на кровать. Внутри пронеслась обжигающая волна паники и тревожного предчувствия. Сглотнув тяжелый ком, я устремила на бандита умоляющий взгляд:

— Прошу вас не делайте этого… — выдохнула я дрожащим голосом.

Каждая клеточка была натянута струной, пока мужчина пристально смотрел на меня, а я затаив дыхание, ждала его милосердия… Неожиданно, он склонил голову и с каменным выражением лица положил руки на пряжку ремня. Все произошло, как в замедленной съемке. Будто со стороны я большими от страха глазами наблюдала, как металлическая пряжка поддалась, и он уверенно вытянул свой черный кожаный ремень с петель.

Я ахнула в голос, и сделала шаг назад, пропуская волну иголок спустившихся по телу. В голове вспышкой пронеслись его намерения. Хмурый взгляд держал меня на прицеле, пока он устрашающе медленно сложил ремень вдвое и сжал его в руке.

— Опустись на колени спиной ко мне. — Велел мужчина ровным голосом.

Сердце подскочило в груди, а внутренности болезненно сжались в комок. Он спокойно наблюдал, как я лихорадочно замотала головой и спешно пятилась назад, делая резкие вдохи.

— Господи… прошу вас, не надо…! Пожалуйста… не трогайте меня…!

Глядя на мужчину сквозь пелену навернувшихся слез, я зажала рот рукой, чтобы сдержать рвущиеся всхлипы и зажмурилась, когда моя спина уперлась в стену.

— Не наказывайте меня так, я… Простите, я же все поняла… прошу вас, не надо! — отрывисто лепетала я.

Взгляд чёрных глаз стал более напряжённым, и в голове почему-то мелькнула мысль, что он вовсе не испытывает предвкушения или удовольствия от происходящего. Но твердость, читаемая в его жестах, пронизывала меня холодом до костей от осознания, что его решение непреклонно.

Все происходило очень быстро…

Мужчина без предупреждения двинулся ко мне, и новый приступ рыданий накрыл меня, не давая возможности перевести дух. Кожа покрылась неприятными мурашками, словно я уже почувствовала удар, который фантомной болью отозвалась в теле.

Боже, я так боялась боли…

Меня никогда в жизни не били, и как бы я не ожидала такого наказания, я не могла смотреть без истерики на происходящее! Он подходил все ближе к моей дрожащей фигуре жмущейся к стенке, и я инстинктивно выставила руку перед собой, как если бы это могло его остановить. Тяжелые эмоции проносились внутри, разрывая меня на части, а голова гудела от того, что мозг лихорадочно пытался выдать решение для сложившейся ситуации. Бандит уже возвышался надо мной, плотно сжимая губы, когда моя рука неожиданно легла ему на грудь.

Не остановила… Не оттолкнула… Именно легла!

Я не знаю, что мной управляло в тот момент, что меня заставило это сделать? Какой-то импульс самосохранения или настойчивый крик интуиции… Но мужчина вдруг замер, словно киборг, которого выключили кнопкой!

Помедлив несколько мгновений, я посмотрела прямо ему в глаза, и подняв руку выше, положила дрожащие пальчики на его щеку, чувствуя жесткость щетины.

Это был такой момент…

В голове предстала прямая параллель, будто я прикоснулась к огню…! Прикоснулась к оголенным проводам…! Прикоснулась к волку, который грозно скалиться на меня, но позволяет себя трогать. Сейчас я гладила реального хищника, пытаясь успокоить его гнев или выпросить пощаду! И казалось, в это мгновение время остановилось…

Мужчина нахмурился, словно был недоволен происходящим или пытался понять мой порыв, но все же не делал попыток убрать руку.

— П-пожалуйста не делайте мне больно… — тихо попросила я в какой-то момент.

Он некоторое время пристально смотрел на меня, затем слегка прищурился, словно очнулся из моих чар, и уверенно накрыв мою руку, опустил ее вниз. В следующее мгновение он крепко взял меня за шею сзади и отвел от стены. Неумолимые пальцы впивались в кожу, пока он развернул меня возле кровати и надавил на плечо. Сотрясаясь от рыданий, я опустилась на колени и закрыла лицо, руками чувствуя, как холодный пот выступил на коже. Я сжалась всем телом в ожидании удара и чувствуя тепло его тела за спиной.

В какой-то момент холодная, жесткая кожа коснулась моего плеча, и я вздрогнула, резко втянув воздух. Опустив голову, я задержала дыхание и считала удары своего сердца, когда вдруг услышала:

— Ты считаешь меня не справедливым и жестоким, все больше упиваясь жалостью к себе! — прозвучал стальной голос за спиной. — Тогда как лучше бы понимала за что получаешь, девочка! Я наказываю тебя не ради собственного удовольствия, и не потому, что ты пыталась сбежать… А потому, что тебя поймали!

Я вскрикнула, когда тяжелый ремень с грохотом упал на тумбочку у кровати, и испуганно замерла, боясь шелохнуться.

— Запомни этот момент! — прозвучал его бархатный голос над самым ухом. — Если затеваешь большую игру, будь уверенна, что сможешь вывезти ее до конца! А сегодня этот страх послужит тебе уроком.

Затаив дыхание, я в недоумении прокручивая его слова, не зная, как расценивать происходящее из-за шока, перекрывшего все мои мыслительные процессы. Кожи коснулся ветер, когда мужчина резко отстранился от меня.

— Можешь располагаться. — Бросил он холодно. — Отныне твое место пребывания будет рядом со мной!

Уверенные, тяжелые шаги раздались в пространстве, прежде чем дверь в комнату хлопнула, оставляя после его пребывания звенящую тишину.

Глава 13

Неестественно бледный Антон зашел в кабинет сразу после того, как весь «отряд» охраны уже получил глобальную раздачу от хозяина дома. Остановившись на безопасном расстоянии по стойке — смирно, он намеренно избегал взгляда. Руслан некоторое время сканировал парня, чувствуя, как кровь стремительным горячим потоком понеслась по венам. Однако его вид оставался спокойным, что казалось еще больше насторожило Антона.

— Ну, рассказывай бедолага! — с ленивыми нотами обратился к нему Руслан. — Как так получилось, что моего дерзкого на ум надзирателя, развели как лоха?

Антон нервно поджал губы и отвел взгляд в сторону.

— Полагаю, ты понимаешь, что вопрос напрашивается сам собой… — Продолжил Руслан холодным, подводящим тоном. — Если какая-то киндер-девочка, может тасонуть твои мозги и без боя по хребту огреть, то какого хера ты вообще у меня делаешь?

Парень напрягся и подняв глаза, поспешил оправдаться:

— Я понимаю, косяк за мной… Умар, только прошу не гаси меня с горяча, я отработаю как угодно! Не знаю, что за черт меня попутал…

— Не пыхти и не трать мое время на бестолковый базар. — Жестко перебил его главный. — Все, что мне нужно было знать, я уже видел на гребаных записях, так что разговор будет короткий.

Умаров резко поднялся с кресла и подошел к парню, который разве что не отшатнулся от его сурового взгляда.

— Твой пост на моем объекте закончен. — Произнес он непреклонным тоном. — Даже подтирать после себя не заставлю, так что манатки в зубы и свободен!

Антон потерянным взглядом уставился на Руслана, который не спеша отстранился и стянув пальто с вешалки у двери, накинул его на плечи. Парень пропустил скачек давления, и не думая поспешил спасти положение.

— Умар погоди… давай порешаем! — остановил он мужчину за плечо. — Я в лепешку разобьюсь, буду сутками разгребать… не отводи меня от дел…!

Черные глаза опасно сверкнули, прежде чем Антон получил удар в нос, а затем, оказавшись в захвате, был припечатан к стене.

— Ты че бл*ть бессмертный или тупой!? — прорычал Руслан ему в лицо. — Ставишь мое слово под сомнение!?

Опешивший парень издал хрип, чувствуя, как опасно сдавлен кадык на его шее, под стальной рукой.

— Не испытывай судьбу дружок! Попадешься мне на глаза в городе— ох**ешь от того, как мы с тобой порешаем!

Руслан резко отпустил своего горе-исполнителя, который начал отрывисто глотать воздух и ссутулившись неровным шагом отошел к двери. Гневно обнажив зубы, Руслан проводил парня острым взглядом.

— Поправляй здоровье, увеченный! — небрежно бросил он. — Понадобишься — наберу.

Аудиенция была окончена. Антон рассеяно покосился на шефа и, немного помедлив, вышел из кабинета.

Руслан раздраженно выдохнул, чувствуя себя раскаленным металлом, который сегодня обжигал своей деформирующей мощью всех на своем пути. Овладевать своим внутренним тайфуном было для него не меньшей тяжестью, чем его парням испытывать гнев на своей шкуре! Еще до обеда каждый, кого он посчитал виновным, получил свои незавидные последствия за грубые нарушения протокола. Но надо было отдать должное — Антону досталось больше всех! Он знал самое страшное наказание для своих людей — никто не хотел оказаться за бортом! Но пощекотать «грешному» нервишки было делом святым. Конечно, он не собирался списывать амбициозного парня со счетов, но и видеть его провинившуюся рожу в ближайшее время было сродни провокации.

Закрыв дверь в кабинет, он двинулся по коридору, натягивая на ходу кожаные перчатки. Его мысли непроизвольно вернулись к той, кому в отличие от всех удалось избежать жесткого спроса. А ведь он собирался наказать девчонку по всей строгости, как непременно поступил бы с любой другой, не подводя свои принципы! И дело тут было не только в ярости за этот непутевый побег и за то, что он мог обернуться плачевно, если бы девчонка с оружием в руках спровоцировала его горячих на нрав бойцов! Такова была цена авторитета. Он должен был принять жесткие меры исходя из непреклонного соблюдения устава, ради сохранения очень не стабильного баланса. Если он наказывал своих людей, в одночасье наказание должна была понести и она! И если бы у кого-то возникли сомнения по этому поводу, это поставило бы под угрозу весь его выстроенный беспрекословным уважением уклад и доверие!

Это были правила мира, в котором он крутился. Здесь не было места слабости! И то, как она одним жестом опрокинула все его хладнокровие и ярость до сих пор не укладывалось в голове…

Он моментально вспомнил то ощущение разряда, которое болезненно пронеслось вглубь него от робкого прикосновения к лицу. Ей хватило смелости пройти по лезвию в такой момент, когда даже бывалые бойцы держались бы от него на расстоянии!? Руслан не терпел и никому не позволял так касаться себя, это была его личная граница, которую она так неожиданно и бесстрашно нарушила! Однако он не сразу убрал ее руку…

Находясь на самом краю, эта девчонка не переставала удивлять его своими непредсказуемыми действиями, которые не поддавались простому логическому объяснению и разрушали весь его заданный алгоритм! Да это был простой порыв, банальная попытка спасти положение, и это не должно было никак сработать, но вся его черная сущность неожиданно поддалась. И как бы Руслан не сопротивлялся этому, как бы не был решителен, тогда все прояснилось моментально — он только сам себя накажет, если тронет ее!

Умаров вышел на крыльцо и одним взглядом оценив обстановку на территории, раздраженно качнул головой. Спустившись по каменным ступенькам, он направился к черному джипу, который уже ожидал его у ворот. Дверь с водительской стороны открыл молодой дежурный, исполнительный как долбанный лакей. Утреннее происшествие пронеслось ураганом для всех и полезным образом повлияло на дисциплину.

Он завел мощный мотор и дав по газам резким маневром выехал с территории. Двигаясь по густой лесополосе, он набрал номер Ростова, никак не абстрагируясь от настойчивых мыслей. Его решение держать девчонку при себе было принято больше сгоряча, чем со здравого рассудка! Так конечно меньше гемора, но и больше простора для удовлетворения своих потребностей! Теперь она находилась на его территории и под его контролем, так что пленнице не стоило рассчитывать на то, что он сохранит великодушие в плане ее непорочности. Он уже решил, что это неизбежный путь и ни к чему себя испытывать. Добровольно или насильно, но девочка будет проводить с ним ночи, отрабатывая свое время под его крышей до тех пор, пока ее судьба не решится!

***

Когда дверь в комнату открылась я сидела на полу, прислонившись спиной кровати пребывая в какой-то прострации. Незнакомый взрослый мужчина в кожаной куртке с неприятным лицом, где бровь рассекала полоска шрама, прошел мимо моей сжавшейся фигуры в ванную с пакетами в руках. Обнимая себя руками и напряженным взглядом провожая незнакомца, я только сейчас подумала о том, что нужно было одеться, а не расседать тут, как у себя дома!

Мужчина провел за дверью совсем немного времени, после чего вышел, небрежно удерживая похудевший пакет под мышкой. Глянув на меня свысока, он цыкнул сквозь зубы, и не спеша направился на выход. Я поморщилась и тут же вспомнила своего голубоглазого конвоира. Сердце неприятно сжалось от переживания за его здоровье и насколько серьезное наказание теперь его ждет? Это было странно… Но похоже я успела привыкнуть к неразговорчивому, но безобидному парню, и мне было бы комфортнее если бы его оставили наблюдать за мной.

Тяжело вздохнув, я поднялась с пола и прошла в ванную. Растерянно замерев посреди облицованного черным цветом помещения, я с тревогой поняла, что моей одежды, которую я оставила на столике, у раковины больше нет! Вместо этого там теперь стоял бумажный пакет, в который я первым делом заглянула. Внутри оказались средства гигиены и моя сумка.

Стягивающая волна негодования спустилась внутри. Порывшись в ящиках единственного низкого шкафчика с полотенцами, я окончательно убедилась, что мою одежду забрали. Устало простонав, я оперлась руками о раковину и опустила голову.

Господи… сколько еще продлятся мои испытания!? Перед глазами неприятной назойливой вспышкой пронеслось все, что случилось за это утро. В душе беспокойным чувством томилось смятение за мою самонадеянную попытку, которая обернулась полным крахом и непоправимыми последствиями. И теперь я боялась даже думать о том, что ждет меня вечером, когда этот мужчина будет в такой опасной близости!

Меня передернуло от всплывшего в моем сознании грозного образа бандита, наблюдающего, как я моюсь, а затем стоящего с ремнем в руках. Этот человек был сравним с вулканом, у подножья которого я оказалась по воле судьбы. Мне достаточно было его моральных наказаний, которые били по нервам, переворачивали все во мне и оставляли после себя такой болезненный осадок, что мне казалось это даже несравнимо с физической болью!

Непробиваемый, опасный, принципиальны и бесчеловечный…! Хотя он и не стал меня трогать, но я не могла себе ответить, потому что сжалился или потому, что изначально планировал просто морально выпотрошить меня…!?

Сжав зубы до скрипа, я прорычала от чувства беспомощности и смешанных эмоций внутри. Дыхание сбивалось, а по телу то и дело спускались тревожные волны… Что у него на уме!? Какого черта он от меня хочет!? Что за планы в его голове…?

Его поведение невозможно было расшифровать и как-то предугадать. Единственное, что меня всегда спасало и помогало ориентироваться с ним это — интуиция. Когда я действовала, доверяя и полагаясь на нее, я все же поворачивала ситуацию с меньшим ущербом для себя! Но это было так ненадежно…

Когда он находился рядом мои мысли сбивались, путались, и я все больше убеждалась, что не только от страха!

Руки задрожали на белоснежной раковине от волнения. Хотелось простонать от странных противоречивых метаний внутри. Какая-то искра уже зародилась внутри меня и как бы я не старалась ее гасить, убивать, она, как тернистый цветок, пробивалась сквозь асфальт! Он будоражил меня, пропускал волнение после нескольких переломных моментов близости. После того, как заставил меня прочувствовать то болезненное удовольствие, и без спроса впился в каждую клеточку своей энергетикой.

Похоже, я схожу с ума…

Но я должна была взглянуть правде в глаза. Его образ уже пустил колючие корни внутрь меня!

Тяжело вздохнув я будто пропустила долю облегчения, от того, что призналась себе. Глаза устало слипались после бессонной ночи и изматывающего утра, а желудок скрутило в голодном спазме. Да уж… война войной, а тело требует обед по расписанию! Я очень надеялась, что в этот раз едой меня не будут дразнить.

Вернувшись в комнату, я апатично прошлась взглядом по холодному интерьеру, отражавшему суть своего хозяина: два больших окна с темными, дорогими шторами. На противоположной от кровати стене отделанной в кирпичный рельеф, висела плазма, а ниже стеклянный вытянутый столик с музыкальной установкой. Справа от кровати стояли два не больших велюровых кресла, черного цвета, которые были немного повернуты друг к другу. Слева гладкий высокий шкаф, без ручек, который должно быть открывался каким-нибудь нажатием.

Здесь не было ничего лишнего или личного, что бы могло рассказать о нем. Скорее всего, похититель проводил здесь лишь ночь, а все остальное время работал или сидел в своем кабинете… по крайней мере так я предполагала.

Забравшись на кровать, я завернулась в плед с головой и закрыла глаза. В голове мелькнул образ женщины в окне, прежде чем меня моментально унесло в сон.

***

Сквозь пелену сна я слышала, что кто-то зашел, но была в таком свинцовом состоянии, что даже не стала открывать глаза. Лишь спустя какое-то время до носа дошел ароматный запах, который проник раздраженным импульсом в мозг и заставил меня очнуться. Нехотя открыв глаза, я приподнялась и увидела поднос на журнальном столике. Непроизвольно сглотнув, я откинула одеяло и спустилась с кровати. Придерживая полотенце, я прошла к дивану и, опустившись на край, подняла крышку. Обед состоял из ризотто, запеченной семги, тостов и апельсинового сока. Все очень аппетитно и аккуратно оформлено. В голове впервые пролетела мысль: кто готовил эти блюда все это время? Личный повар или может здесь есть кто-то из членов семьи?

Образ загадочной женщины снова всплыл в сознании. Могла ли она быть кем-то из родственников или может… женой этого человека? Эта мысль сразу отозвалась в груди неприятной, противной волной.

Несмотря на болезненный голод, съела я совсем не много. Вернувшись в постель, я лишь приметила, что за окном уже полдень, прежде чем, свернувшись клубочком на краю кровати, снова закрыла глаза, пытаясь скорее уснуть и убежать от реальности.

***

Я открыла глаза, когда за окном было уже темно, и пропустила волну паники, растерянно оглядываясь в полумраке незнакомой комнаты. Подскочив с кровати, я включила свет ближайшей настольной лампы на прикроватной тумбочке, и мое неостывшее тело начало трясти от озноба. Обернувшись покрывалом, я нервными шагами прошла по комнате, чувствуя дрожь от тревожного волнения.

Походив так некоторое время, я немного успокоилась и глубоко вздохнув, подошла к окну. Рассеяно глядя на ночную улицу, я сосредоточила внимание на беседке, которая сейчас была красиво и необычно освещена декоративными фонариками, придавая ей волшебный вид.

Щелчок раздался так неожиданно, что я вздрогнула, чувствуя, как сердце резко прогнало кровь по венам. Сжавшись всем телом, я наблюдала, как похититель закрыл дверь, бросив короткий взгляд в мою сторону и не спеша подняв руку щелкнул выключатель. Софиты вспыхнули под потолком, мягко освещая комнату, а я закуталась сильнее в свой плед. Окинув меня внимательным взглядом, он прошел к журнальному столику и положил на него тонкий ноутбук с изображением яблока на крышке. Затем он двинулся к высокому столику, недалеко от дивана, где стоял хрустальный графин с темной жидкостью и два бокала. Тихонько отходя подальше, я настороженно наблюдала, как он наполнил бокал и сделал уверенный глоток.

В этот же момент раздался стук, и дверь в комнату неожиданно открылась. Двое парней, предварительно глянув на хозяина комнаты, внесли по очереди два стула и массивный круглый столик из темного дерева. Притаившись у окна, я тихо наблюдала, как все это поставили на середину комнаты, как раз напротив дивана и в завершении донесли на этот стол поднос с едой. Парни испарились, а мужчина тем временем прошел к дивану, и свободно усевшись на него, открыл ноутбук.

Волна жара спускалась по телу от статического напряжения в воздухе. Это была его комната, его территория, и по полу здесь будто гвозди были рассыпаны — так я боялась сделать хоть шаг в его присутствии! Я продолжала растерянно стоять, переминаясь с ноги на ногу и украдкой поглядывая на мужчину, который в свою очередь похоже делал вид, что меня здесь нет.

В какой-то момент, когда я уже решила сесть в одно из кресел у кровати, потому что есть мне вообще не хотелось, а тем более приближаться к похитителю, раздался не громкий, но властный голос:

— Садись, ешь.

Я замерла и уставилась на мужчину, который даже не взглянул на меня, сосредоточив все внимание на мониторе. Помявшись несколько мгновений, я решила не испытывать его настроение и медленно двинулась к столику. Покрывало шлейфом ползло за мной, и я представляла, как глупо сейчас выгляжу, но ничего с собой поделать не могла.

Опустившись на стул, я взяла с подноса тарелку и принялась возить вилкой по аппетитного вида пасте с копченостями, щедро залитой сливочным соусом. Периодически поглядывая на похитителя, я придирчиво разрезала каждую полоску и очень медленно ела свой ужин, отправляя скудные порции на вилке в рот. Мужчина был увлечен какой-то работой, но я все равно чувствовала каждый раз, когда он смотрел на меня.

Время шло. Мой съеденный наполовину ужин давно остыл. Я отложила приборы, и некоторое время просто сидела, блуждая взглядом по комнате и думая о своем. В какой-то момент я украдкой взглянула на мужчину и напряглась, потому что он пристально смотрел на меня.

Я сглотнула, когда он уверенно поднялся с дивана и направился ко мне. По телу мощной волной спустились тысячи иголок. Мне понадобилось немало воли, чтобы усидеть на месте пока он не спеша приближался. Я уставилась на край стола, когда похититель возвысился надо мной, и задержала дыхание, когда он неожиданно взял прядь моих волос. Кожу на голове защекотало, а дыхание сбилось от его близости, с которой я испытывала неконтролируемое волнение и трепет.

— Встань. — Услышала я его спокойный голос.

Мне понадобилось время, прежде чем, делая неровные вдохи, я на дрожащих ногах поднялась со своего места, судорожно удерживая покрывало. Выпрямившись возле мужчины, я чувствовала, как набирает обороты моя паника, пуская дрожь по телу, а сердце бьется в бешеном ритме.

Я смотрела на широкую грудь в черной рубашке, которая мерно вздымалась, когда в какой-то момент он уверенным движением стянул покрывало с моих плеч. Оно ворохом упало на пол и оставшись в одном полотенце, я испуганно сделала шаг назад, сжав руки на груди. Растерянно глядя на мужчину, я со страхом понимала, что последует дальше, и уже совсем не ориентируясь в ситуации начала спешно пятиться.

Он некоторое время напряженно наблюдал за моим неконтролируемым отступлением, прежде чем начал идти следом. Черные глаза не давали мне вдохнуть, гипнотизируя своим пристальным вниманием. Я ахнула, когда больно уперлась спиной в стену и начала лихорадочно мотать головой от своего безвыходного положения. Мужчина тем временем уже сократил расстояние между нами, и очень скоро я оказалась в западне. Мое лицо исказилось от всхлипа, и я закрылась руками, отворачиваясь от него.

Почти сразу я почувствовала стальную руку на своем предплечье, прежде чем он настойчиво привлек меня к себе, не обращая внимания на мои сопротивления.

— Тише, тише. — Прозвучал его низкий, почти ласковый голос над самым ухом.

Запустив руку в мои волосы, он начал медленно поглаживать пальцами кожу на голове.

— Успокойся.

Сначала я вся съежилась, как воробей, и насторожилась, чувствуя мощные удары его сердца. Но постепенно… от его легких поглаживаний мурашки то и дело расходились по голове, и я как будто начала забываться, не замечая, что внутри моя натянутая струна все больше слабеет.

— Послушай меня, девочка. — Позвучал его тихий, но строгий голос. — Я скажу только один раз и будь уверенна, каждое мое слово имеет вес! Тебе не нужно меня бояться, но уважать придется. Я не сторонник насилия, не зверюга и не извращенец, но и в святые меня не надо приписывать! Не считай это наказанием, это все равно случилось бы, но если ты будешь сопротивляться, все пройдет гораздо болезненней.

Его слова звучали непреклонно и резонно. Я застыла и напряженно уставилась в пространство, вдруг серьезно задумавшись… Это и правда, все равно случилось бы рано или поздно! И тот факт, что он оттянул этот момент не давал мне повода думать, что вдруг все будет иначе.

То ли внутренний голос, то ли его виртуозное умение влиять на мою волю, но что-то подводило меня прислушаться к тому, кто пока не нарушил ни единого слова…! И что мне в действительности оставалось беречь? Глядя правде в глаза, лучше пусть это будет с ним, когда я верю, что он не причинит мне того вреда, которого я столько времени боялась, чем это произошло бы в более жестких условиях у того страшного человека!

В голове все стало настолько прозрачно, что я смогла взглянуть на ситуацию под другим углом, всего за несколько простых фраз. Нет, страх не прошел, но и всепоглощающей паники, вкупе с чувством абсолютной беспомощности, уже не было.

Мужчина взял мое лицо в руки и посмотрел в заплаканные глаза, поглаживая щеку большим пальцем.

— Умница. — Констатировал он вдруг, словно почувствовал, как поддалось мое тело, и прочитал все, что пронеслось в моей голове. — Если бы я действительно хотел тебя сломать, думаешь стал бы разговаривать?

Опустив глаза, я нервно выдохнула, когда его рука спустилась на мою шею и медленно перешла к ключице. Плавно, но настойчиво он стянул полотенце, которое оставалось моим последним прикрытием, и я осталась совсем обнаженной. Мужчина открыто смотрел на меня, пока я стояла в одеревенелом состоянии боясь сделать вдох и сжав руки в кулачки.

Его рука неожиданно легла на мою талию, и я резко втянула воздух от смущения. Кожа покрылась стягивающими мурашками. Стыдливо прикрыв глаза, я почувствовала, как он провел вверх своей горячей ладонью, слегка коснувшись груди, затем спустился на поясницу и остановился у позвоночника.

Пристально глядя на меня, мужчина неожиданно отстранился и развернувшись направился к журнальному столику. Пользуясь моментом, я делала глубокие вдохи, пытаясь совладать со своей паникой. Мужчина тем временем взял в руку практически не тронутый бокал с крепким спиртным и уже очень скоро оказался рядом.

Глядя мне в глаза, он сделал глоток, и я невольно обратила внимание на перстни, которые сидели на безымянном пальце и мизинце его правой руки. Черный камень на одном из них единственное, что я приметила, прежде чем его рука неожиданно оказалась на моей шее сзади. Я только и успела ахнуть, когда он запрокинул мою голову, властно притянув к себе и накрыл мой приоткрытый от растерянности рот своими жесткими теплыми губами. Я сразу почувствовала обжигающую жидкость, которая без спроса полилась по языку.

Нет, это был не поцелуй!

Он просто влил в меня горькую субстанцию, которая нещадно обожгла горло, и не отпускал мои губы до тех пор, пока я это не проглотила!

Если это и был поцелуй, то очень горький…

Мужчина отпустил меня и отстранился, а я закашлялась, чувствуя обжигающий, терпкий вкус коньяка, от которого жар стремительно спустилось внутрь меня, и распространил настойчивое тепло по всему телу!

Голова моментально захмелела. Часто дыша, я растерянно уставилась на мужчину, который, не дав опомниться, подхватил мое дрожащее тело на руки и не спеша понес к кровати. Я чувствовала обнаженным телом жесткую ткань его рубашки, и мне было очень неуютно от того, что я была абсолютно открыта перед ним и незащищена.

Как только он положил меня, я не успела даже приподняться, снова оказавшись во власти паники, как он навис надо мной, уперев руки по обе стороны и не давая пути отхода. Я тяжело дышала, со страхом глядя на мужчину немного охмелевшими глазами.

Наклонившись совсем близко, он начал пристально рассматривать меня и втягивать запах, еле касаясь носом моей кожи. Я зажмурилась, чувствуя его горячее дыхание, а между разведённых коленок его ногу в жестких брюках. Не смотря на мои попытки абстрагироваться, я вздрогнула, когда горячая мужская ладонь легла на мое бедро и начала медленно подниматься вверх, переходя на внутреннюю часть.

Это было невозможно игнорировать!

Я заерзала и начала отползать, но мужчина зафиксировал меня, удерживая за волосы, не больно, но крепко. Часто дыша, я испугалась, и отвернув голову начала тихо всхлипывать. Но он, не обращая на это никакого внимания начал покрывать мою шею медленными поцелуями, пока его рука добралась до чувственного места между ног. Он провел пальцем, не спеша раздвигая мои складочки и дополняя свою цель горячим дыханием на моей чувствительной коже. Внизу так резко стало горячо, что я притихла от растерянности.

Да что же это…

Он знал, что делал, он медленно, но верно пробуждал во мне желание. Он был тверд, но ласков, он был опытен и терпелив… А я… Я просто зажигалась, как спичка от его рук, от его запаха, от ощущения власти, силы и даже от чувства страха, как последней дополняющей.

В какой-то момент он оторвался от шеи и переместившись ниже, накрыл ртом мою грудь. Мириады новых ощущений пронеслись внутри от горячего влажного поцелуя, заставляя меня приподнять голову в растерянности глядя на мужчину. Меня бросило в жар. Внизу живота разошлось тепло от его движений между ног, от его уверенных ласк. Стало мокро… мокро, горячо и так сладко, что я еле сдержала стон и выгнулась, чувствуя потребность в чем-то, в чем-то еще…!

Мужчина тем временем неожиданно отстранился. Затуманенными от желания глазами я смотрела, как он начал не спеша расстегивать пуговицы на манжетах, идеально выглаженной черной рубашки. Я напряглась, словно завороженная наблюдая, как слетают пуговицы с петель, под его уверенными пальцами открывая крепкий торс, где мой взгляд зацепился за мелькнувшую татуировку.

Когда он не спеша стянул рубашку с одного плеча, затем с другого я сглотнула, уставившись на его обнаженное мускулистое тело. Но меня не столько впечатлила рельефная красота, которая говорила о том, что этот человек любит спорт, сколько привлекли настороженное внимание татуировки…

Вокруг шеи под яремной впадиной полукругом шел терновый перелет. На обоих плечах ниже ключицы необычного изображения восьмиугольные звезды. От солнечного сплетения и до живота — черный крест, в круге, с символами на незнакомом языке, а на каждую руку от плеча до локтя были симметрично набиты крылья…

Как-то моментально отрезвев, я лихорадочным взглядом блуждал по мужскому телу в оцепенении, понимая, что эти татуировка, так или иначе связаны с тюрьмой или опасными авторитетными обозначениями! Я не раз видела программы подробно описывающими значения подобных наколок, но сейчас ничего не могла вспомнить кроме того, что осознавала, насколько действительно опасен этот человек!

Мои руки непроизвольно прикрыли грудь, а глаза растерянно пересеклись с хмурым взглядом мужчины, который слегка поджал губы.

— На что смотришь? — спросил он резким тоном. — Не отвлекайся, девочка.

Я не понимала его ощутимую смену настроения. Как будто он мог разглядеть в моих глазах то, что ему не понравилось…

Мужчина уверенно навис надо мной и расстегнул ширинку на брюках, а я спешно отвернулась, пропустив момент, когда он их спустил. Все помутнение внутри меня растаяло, как сахарная вата в воде. Все слишком явно предстало в голове. Я напряглась и затаила дыхание, когда что-то твердое, горячее и непозволительных размеров уперлось туда, где совсем недавно было еще мокро. Мужчина явно уловил мою перемену и напряженным взглядом смотрел на меня, не делая попыток продвинуться.

— Либо ты меня впустишь, либо я тебя порву! — предупредил он спокойным тоном.

Мои щеки вспыхнули, как будто я увидела все со стороны, и так стало стыдно от происходящего. Уставившись на дверь в ванную, я сглотнула и делая глубокие вдохи постаралась расслабиться, насколько это было возможно. Неожиданно он захватил мой подбородок и настойчиво повернул лицо к себе. Он смотрел на меня, когда в какой-то момент я до крови закусила губу, потому что тупая боль опоясала низ живота. Он толкнулся в меня, и я даже не понимала, что совсем не много, потому что мне казалось — дальше было некуда!

— Нет, нет… мне больно! — Захныкала я, уперев руки в стальную грудь.

Но мужчина действовал, не давая мне возможности опомниться. Крепче сжав мои волосы, он неожиданно поцеловал меня, и я пропустила внезапную волну возбуждения, прежде чем он резко продвинулся внутрь, настойчиво пробивая себе путь и сдерживая губами мой крик.

От жгучей боли не дающей вдохнуть, я впилась ногтями в его грудь и начала вырываться. Но он лишь сильнее вдавил меня в матрас, не давая возможности выбраться. Мужчина двигался медленно, словно специально мучил, а я плакала под ним не в силах двинуться в крепких тисках. Его движения постепенно набирали темп, и я, не обращая внимая, что боль постепенно сходит, молилась про себя, чтобы все поскорее кончилось…

Он остановился неожиданно. Тогда, когда посчитал нужным. Вышел из меня и задержав взгляд на моем лице поднялся на руках, чтобы встать с постели. Я тут же свела колени, морщась от саднящей боли между ног и медленно повернулась на бок.

Глава 14

Прикрыв глаза, я настороженно ждала, что он сейчас вернется, понимая, что «процесс» был не закончен. Однако время шло, но ничего не происходило…

Я резко распахнула глаза, когда в комнате неожиданно стало темно. Осторожно повернувшись, я в единственном свете настольной лампы поймала взглядом фигуру похитителя, который не спеша прошел мимо кровати и направился в ванную. Он уже был в брюках, его движения были расслаблены, а взгляд бесстрастен и внутри мелькнула слабая надежда — может он решил не продолжать?..

Мужчина скрылся за дверью, а я прерывисто выдохнула и уставилась в пространство, все еще чувствуя на себе тяжесть мужского тела. В голове вспышками пронеслись события этого вечера. Я как будто сквозь пелену осознавала, все что произошло, и только болезненный осадок прочно держался внутри.

В какой-то момент я зажмурилась и закрыв рот рукой, начала тихо плакать. Мои слезы были не от боли, а от обиды… за то, что этот первый опыт близости был вынужденным, грубым и безучастным. За то, что моим первым мужчиной стал чужой, хладнокровный человек, для которого моя девственность и моя жизнь не имели никакого значения! За то, что я ничего не могла с этим поделать и самое страшное, что я все это проходила в одиночку, без какой-либо поддержки…!

Я буквально почувствовала холод своего одиночества, и мне стало так горько, что как бы я не пыталась унять свои эмоции, слезы все равно большими каплями спускались из моих глаз и оставляли мокрые пятна на подушке.

Не знаю, сколько времени я так лежала, прежде чем от моих стенаний осталось лишь неровное дыхание. Мне кажется, я уже почти спала, закрыв лицо руками, когда сильные руки без спроса подняли меня с кровати. Я тут же напряглась, сжавшись на широкой груди и захныкала от того, что меня потревожили. Взглянув заплаканными глазами на каменное лицо похитителя, я пропустила болезненные удары сердца, пока он нес меня в ванную. Внутри что-то сжалось, а в голове набатом отбивалась страшная мысль — неужели мои мучения не закончились…?! Я закусила губы, чтобы сдержать всхлип от тревожного предчувствия и ноющей боли внизу живота.

Мужчина тем временем остановился и как-то неожиданно бережно опустил мое дрожащее тело в немного наполненную ванную. Как только нижняя часть тела погрузилась в теплую воду я резко вздохнула, вцепившись в края ванной и простонала от того, как все защипало внизу. Но боль довольно быстро спала, и я смогла расслабиться в воде, которая сразу окрасилась алым цветом. Поспешив закрыться, я осторожно подтянула коленки к груди, но сразу услышала:

— Опусти ноги.

Я напряглась, растерянно глядя на мужчину, который сел на угол ванной и неохотно послушалась. Он не спеша наклонился и в следующий момент его рука так неожиданно оказалась между моих ног, что я ахнула и тут же сжала бедра, вцепившись в каменное предплечье. Мужчина медленно поднял на меня взгляд, от которого я пропустила волну неприятного жара и осторожно отпрянула, убрав руку. Он уверенно развел мои бедра и начал осторожно проводить пальцами по нежному, болезненному месту. Внутренняя скованность и смятение не давали вздохнуть. Мне оставалось молча наблюдать с красными от смущения щеками, как он "там" смывает мою кровь! Так медленно и осторожно, что меня даже в какой-то момент заворожило от этого вида.

Внутри смешались все ориентиры, и я никак не могла расценить его действия. Я бы возможно могла воспринять это как жест заботы, если бы его движения и весь его вид не напоминали мне хладнокровие врача!

В какой-то момент я напряглась и задержала дыхание, когда он без предупреждения ввел палец внутрь. Я закусила губы и зажмурилась от жгучей боли, хотя его движения во мне были достаточно плавными.

— Потерпи немного. — Услышала я бархатный голос, который своим неожиданно мягким тоном даже отвлек меня.

Я почему-то почувствовала себя зайкой, которую моментально загипнотизировал опасный удав. Неужели мне это было так необходимо?.. Хоть один участливый взгляд от этого мужчины, хоть одно доброе слово, чтобы все не казалось таким обреченным и тяжелым!

Мужчина тем временем даже не догадываясь, что твориться внутри меня, сделал еще пару движений и уверенно отстранился. Оттолкнувшись от ванной, он направился к шкафчику, а я растерянно провожала высокую фигуру взглядом, чувствуя странное волнение внутри после того что он проделал со мной. Но я практически сразу отвлеклась, сосредоточив внимание на его широкой спине, где была набита основная часть татуировки крыльев. Она устрашала своей реалистичностью. Рисунок начинался между лопаток, будто пробивался изнутри, гармонично переходя в удлиненные, грубые перья. Они спускались вдоль позвоночника, затем плавно поднимались к плечам и продолжались на руках. «Точно у ангела» — подумала я. Только цвет их был черным!

Черный Ангел…

Этот образ, как неотъемлемый пазл сразу сошелся в моей голове с человеком, который уже направлялся ко мне, держа в руках полотенце. Две яркие звезды на мужских плечах бросились в глаза, и я поежилась, чувствуя, как неприятный холодок спустился по спине.

— Вставай. — Велел он, перехватив мой взгляд, как только оказался рядом.

Я сглотнула и держась за бортики ванной, неуклюже поднялась на ноги, а он расправил полотенце и уверенно обернул вокруг талии и бедер. Я растерянно уперлась руками в мощные плечи, когда мужчина неожиданно поднял меня, обхватив руками под попу. Однако он не спешил меня ставить на пол. Просто держал на весу, заставляя краснеть и не дышать от своего пристального взгляда, в котором мелькнуло что-то новое… то, чего раньше я не видела в этих черных глазах. Будто на один миг он снял для меня все щиты, убрал острие в ножны и смягчился. И от этого проникновенного взгляда внутри что-то скрутилось послушным клубочком.

Я просто поразилась, как этот человек умел в один момент расположить к себе?! Или это только я так реагирую на него, забыв на секунду, где и с кем нахожусь?..

Но это чарующее мгновение длилось всего секунду, потому что в следующую… он опустил меня на пол и хмуро велел:

— Иди в кровать.

Я обняла себя руками и неуверенно покосилась на дверь, продолжая стоять на месте. Волна паники пронеслась внутри от отрезвляющих мыслей. В этот же момент мужчина мягко поднял мое лицо и низким голосом произнёс, опередив мои опасения:

— С тебя сегодня хватит. Иди спать.

Осторожно отстранившись, я растерянно хлопнула глазами и покраснев до кончиков волос направилась в комнату. Пропустив волну облегчения, я забралась на постель и легла на самый край, подтянув полотенце повыше. Мужчина вышел из ванной, и я спешно закрыла глаза, слушая, как он обходит кровать. В комнате стало темно — он выключил лампу на тумбочке, и скоро я почувствовала, как за спиной прогнулся матрас под его тяжестью. Несмотря на уверенность — что он меня не тронет, я не могла расслабиться, находясь в одной постели с этим мужчиной. И только, когда я расслышала его мерное дыхание, и решила, что он уснул — внутреннее напряжение начало постепенно спадать.

В комнату падал скудный свет от фонарей. Выспавшись за весь день, и болезненно пропуская через себя последние события, я отстраненно смотрела в полумрак пространства, даже не думая о сне. В голове вспышкой проносились картины этого вечера, а в груди все больше скручивалась тяжесть. Я тихо вздохнула и проглотила настойчивый ком в горле. Внезапная мыль о маме проскользнула в сознании и застала меня врасплох. Я моментально представила, как она обнимает меня в надежных объятиях, как гладит по голове, шепчет нужные слова и все уже не кажется таким страшным!

Все бы сейчас отдала за это…

Дыхание сбилось от щемящего чувства в сердце, и я прерывисто выдохнула. В этот же момент я замерла, почувствовав движение, а затем сильные руки на своем теле, которые настойчиво повернули меня. Я оказалась лицом к похитителю, прижатая к его телу. Сердце замерло, руки уперлись в твёрдую грудь, а глаза испуганно уставились на лицо, которое практически было не видно в темноте.

— Перестань думать об этом. — Прозвучал тихий, но строгий голос, коснувшись теплым дыханием моего лица. — Спи уже.

Мне иногда казалось, что этот человек мысли читает и стало даже жутко от этой мистики. Я осторожно убрала руки от его теплой груди и прижала их к своей. Как ни странно, но в его объятиях я действительно перестала думать. Закрыла глаза, слушая его медленное дыхание и чувствуя тяжелую руку на своей талии. Не смотря на напряжение в каждой клеточке тела, постепенно сознание начало поддаваться темноте, мышцы расслабились, и я не заметила, как уснула.

***

В окно пробивался холодный свет раннего утра. Руслан уже давно открыл глаза и его застывший, бесстрастный взгляд был устремлен на девушку, которая тихо сопела, устроившись на его руке. Ночью он чувствовал ее беспокойный сон и удивился, что его это даже не напрягало, не доставляло неудобства, хотя все знают — сон бандита на вес золота!

Грешники — плохо спят.

Их терзают демоны тяжелых, нераскаянных поступков и никакая благотворительность или самонадеянный подкуп в церкви не помогают облегчить этот груз!

Со стороны казалось, что мужчина смотрит куда-то сквозь нее, настолько холодными были черные глаза и равнодушным выражение лица, однако внутри него пылал огонь. Неимоверно тянуло прикоснуться к ней, провести по упругой груди, которая помещалась в его ладони, погладить плоский животик, проследовать по изгибам бедер… проникнуть внутрь нее и почувствовать, как она задрожит от желания и пустит свои пряные соки…

В какой-то момент он не удержался и наклонился к девушке, чтобы втянуть сладкий, пьянящий аромат, несравнимый ни с каким другим. Запах для него всегда имел значение. Это был своего рода приобретенный фетиш, связанный с врожденным, обостренным обонянием. Он буквально расшифровывал звенья человеческого кода по запаху, каким-то подсознательным образом, и с ней каждый раз ощущал странный дурман, а сейчас — неконтролируемый прилив возбуждения!

Все было просто. Ее запах — невинность и чистота. Редкость, которую он всегда избегал и, которая лишь по воле судьбы оказалось в его грязном, черном мире!

Мужчина до скрипа сжал кулаки и отстранился, чтобы взять себя в руки. Если сейчас он поддастся желанию, вся его вчерашняя сдержанность — псу под хвост! Только дьявол знает, каких гребаных титанических усилий стоило ему оторваться от ее тела прошлым вечером. Хотя слышать ее тихие стоны и чувствовать, как она сжимается под ним не от наслаждения, а от боли, действовало как отрезвляющие удары тока!

Руслан нахмурился и приподнявшись, высвободил свою руку задержав внимание на том, как девочка недовольно поморщила носик. Ее вчерашний плачь неожиданным, призрачным эхом разошелся в голове и мужчина раздраженно поджал губы, когда внутри пронеслось ненужное стягивающее чувство.

Черт…

Он знал, что с этой девственностью не обойдется без гемора. Однако в этом процессе действовать надо уверенно хоть и аккуратно, или не браться вообще! Рвать плеву сразу, а не растягивать мучения для девушки, как жвачку. Внутренние стеночки неохотно принимали его и так манили своим сдавливающим бархатом, что медленные движения заставляли Руслана испытывать боль от вынужденной сдержанности. Но даже после самого острого момента, она продолжала резко всхлипывать и впиваться в него коготками. В какой-то момент он даже решил, что порвал девчонку…! Все-таки нежное тело для его голодных и не обделенных природой размеров.

Можно быть матерым бандитом, хладнокровным монстром, но при этом найти причины, чтобы поступать по-человечески. Впустив девочку на свою территорию, он автоматически взял на себя ответственность. Такие как он не умеют заботиться, но могут дать куда больше — обеспечить покровительство и защиту. Это ценная привилегия, о которой она даже не подозревала. Не понимала насколько он посчитал ее достойной, чтобы добровольно отнести в ванную и лично убедиться, что все обошлось без повреждений! Даже крови почти не было, а значит, она просто испугалась.

Испугалась твою мать…

Он вспомнил ее осуждающий взгляд, когда она увидела его наколки и кровь моментально полыхнула в венах! Он не мог разобрать, что больше его разозлило, то, что она так дерзко проявила неуважение, или то, что именно ОНА так смотрела на него?! Этого было достаточно, чтобы сбить весь его благосклонный настрой. Дальше он действовал хладнокровно, не заботясь о том, что ее возбуждение остыло и сам же в итоге остался недоволен!

Руслан резко поднялся с кровати и направился к шкафу, где без интереса выбрал для себя одежду. Надевая часы, он еще раз устремил взгляд на пленницу. Что-то изменилось в нем за эту ночь. Он смотрел на девочку другим взглядом, словно бессознательно провел ритуал — впустив в нее свой запах и взяв ее девственность. В его сущность без спроса пробралось чувство собственничества! И теперь даже мысль о том, что кто-то из охраны будет входить в его отсутствие, вызывала странную волну негатива.

Он подошел ближе и убрал с умиротворенного лица, которое еще имело детские черты, белую прядь. Волосы пленницы были растрёпаны, легкий румянец на щеках, под которые она сложила ладошки, придавал ей настолько естественный беззащитный вид, что в любом мужчине невольно пробудил бы инстинкт защитника! Тяжелой волей он бы пропускал команды по нервным окончаниям, заставляя оберегать это создание.

И он берег.

Как бы это осознание ему не нравилось, но так или иначе — он берег девочку! Настолько, что был готов терпеть до вечера со свои неудовлетворением и дать ей возможность прийти в себя.

Да, он испытывал ее, кусал в воспитательных целях, но не прокусывал! Даже вспомнил тот момент, когда заставил ее мыться в своем присутствии, ведь это послужило не только наказанием и попутным способом согреть непутевую беглянку после такой прогулки, но имело и другую цель! Он приучал ее к себе, приручал к своей близости в интимный момент, чтобы первый опыт не был для девочки таким морально болезненным.

Руслан тихо усмехнулся: думал интерес пропадет, ослабится?.. Как бы не так! Теперь он хотел ее еще больше, еще неистовей! Но нужно было как-то отвлечь пленницу. Чтоб она не зарылась в своих страхах под давлением четырех стен и ожидания его прихода. Он четко понял, ей не только тело нужно приручать, но и душу. Иначе она так и будет каждый раз трястись под ним и ассоциировать его только с болью!

***

Я просыпалась осторожно. Даже сквозь сон помнила, что не одна в постели. Приоткрыла глаза — поняла, что рядом никого нет. Солнечные лучи приятно слепили своими теплыми прикосновениями, и я на секунду насладилась этим моментом, осторожно потянувшись. Затем слегка приподнялась — в комнате тоже никого не было. Я тихо выдохнула и сонно потерла глаза. В голове пронеслись картины вчерашних событий и внутри сразу что-то неприятно сжалось. Но одновременно пришло странное осознание, когда я вспомнила все в общей картине… Обостряющие внимание моменты первой близости уже не казалась такими страшными! Или просто разум так защищался?! Сглаживал углы, ставил блоки, чтобы я не чокнулась окончательно после всего пережитого?

Тяжело вздохнув, я встала с постели и направилась в ванную. Умывшись, я заняла добрых пол часа, чтобы расчесать свои старательно спутанные волосы и отложив расческу, некоторое время просто рассматривала себя в небольшом зеркале над раковиной. Как будто что-то могло измениться во мне после этой ночи? Но конечно все было так же… Кроме остаточного дискомфорта после его пребывания во мне.

Картина неожиданной вспышкой пронеслась в голове. И я даже замерла, потому что вспомнив на секунду его мощное тело, нависающее надо мной, ощущение твердых мышц под подушечками пальцев, его сильные руки, удерживающие меня — по внутренностям, будто искра пробежала! Меня это так напугало, как и одновременно взбудоражило!

Тряхнув головой и мысленно обозвав себя ненормальной, я направилась в комнату.

Он стоял у окна. Одна рука в кармане брюк, вторая небрежно держит телефон возле уха. Я застыла у двери, прижав руки к груди и уставившись на широкую спину в синем джемпере. Мужчина в основном слушал, что говорят в динамике и лишь изредка бросал короткие фразы. В какой-то момент разговор был окончен и я, задержав дыхание, наблюдала, как он не спеша обернулся и просканировал меня взглядом. Некоторое время я испытывала его внимание, пряча глаза и заливаясь краской, прежде чем услышала:

— В пакете вещи. — Кивнул он на кровать. — Одевайся.

Я слегка нахмурилась и растерянно взглянула в том же направлении. Большой чёрный пакет стоял на краю, и как я не заметила его, когда вошла?..

Неуверенно покосившись на мужчину, я прошла к кровати и осторожно заглянула в бумажный пакет. Сверху лежало белое нижнее белье, а ниже какая-то темная ткань. Внутри пронеслось волнение — для чего эта одежда?! Скованными движениями я выложила кружевное белье и достала аккуратно свернутое длинное платье приятного зелёного цвета. Оно было из прочной, но приятной на ощупь ткани, простого покроя без единого аксессуара. Я подняла глаза на бандита. Меня, как пугала, так и обнадеживала догадка, что одежда точно не для этой комнаты.

— Мне долго ждать?! — спросил он с нетерпением.

Я спешно опустила глаза и сжимая в руках платье потянулась за бельём. Взяв вещи я уже развернулась, чтобы пройти в ванную, но тут же услышала голос с нотами тихой стали:

— Стоять.

Сглотнув, я медленно обернулась.

— Ты кого-то стесняешься? — спросил он строго.

Краска обожгла лицо, а внутри пронеслось неприятное смятение. Тело задрожало от волнения и стыда. Но выбора у меня не было, поэтому под внимательный взгляд черных глаз я одела трусики, старательно придерживая полотенце, затем отвернувшись, надела лифчик и отложив полотенце, неуклюже натянула платье, которое село как влитое. Безуспешно застегивая замок на спине, я увидела, что мужчина двинулся ко мне и тут же растерялась, оставив свои попытки. Я спешно опустила глаза, рассеяно глядя на свой наряд. Платье было максимально закрытым: круглый вырез практически под шеей, рукав три четверти и длинная юбка в пол, которая начиналась легким клешем от талии. Мужчина возвысился надо мной и скользнул взглядом по фигуре, уверенно положил свои руки мне на талию и развернул к себе спиной. Чувствуя его горячее дыхание на своей коже, я пропустила волну нервных мурашек, когда ткань натянулась от того, что он потянул замок на спине и не спеша застегнул платье. Он также уверенно повернул меня лицом к себе и прошелся по мне долгим, хоть и бесстрастным взглядом. Я отвела глаза, пряча свое недовольство из-за внутренней вспышки раздражения.

— Неужели мне нельзя иметь хоть немного личного пространства. — Осмелилась я тихо произнести.

Внутри все невольно напряглось от нагнетающей тишины. Неожиданно, жёсткие пальцы ухватили мой подбородок, и я встретилась с властным, подчиняющим взглядом.

— Теперь я — твоё личное пространство. — Сказали он непреклонным тоном. — И чем раньше ты свыкнешься с этой мыслью, тем лучше для тебя!

Я сглотнула, глядя на мужчину, который не спеша отстранился и зачем-то прошел к кровати. Он достал из пакета небольшую вытянутую коробку, которую я, по всей видимости, даже не заметила на дне. Пристально глядя в глаза, он протянул ее мне и хмуро велел:

— Кажется, тебе это понадобиться.

Я дрожащими пальцами взяла ее из его рук и растерянно открыла. В коробке оказалась пара аккуратных балеток из нежной замши, черного цвета. Они так же были без какого-либо украшения, но одного взгляда было достаточно, чтобы понять их качество, которое указывало на не дешевую цену. Я подняла растерянный взгляд на мужчину.

— Ну что смотришь? — спросил он холодно. — Или тебе понравилось босиком ходить?

Я смущенно опустила взгляд и услышала, как он сдержанно выдохнул:

— Идем.

Мужчина направился к двери, а я поспешила надеть балетки и на ватных ногах последовала за ним. Я вышла из комнаты настороженно озираясь по сторонам, и чувствуя нервную дрожь посеменила по знакомому коридору. Мы спустились по главной лестнице, и направилась в сторону противоположную от главного входа, куда я бросила безнадежный взгляд, на несколько шагов отставая от мужчины. Парни с каменными лицами то и дело попадались на пути, вытягиваясь в струнку, когда их шеф оказывался в поле зрения, а мою маленькую фигуру бдительно провожали сканирующим взглядом.

Мужчина остановился у двери в просторном светлом помещении, где основным стоял единственный овальный стол, занимающий большую часть комнаты и деревянные стулья с дорогой обивкой вокруг. Минуя это подобие столовой, я прошла в двери, которые он открыл передо мной пропуская вперед.

Эта была кухня. Довольно большая, густо набитая всяким инвентарем и современной техникой. Возле стен — кухонный гарнитур из массивного дерева, посреди кухни — рабочая зона, над которой висели разнообразные железные ковши, натертые до блеска, половники и шумовки. Я неуверенно проходила вперед, растерянно глядя по сторонам, и замерла, заметив крупного мужчину в белой униформе. На нем был вытянутый колпак и в этот момент он что-то со спокойным видом тушил на навороченной плоской электроплите, которую я бы спутала с обычным столом. Обняв себя руками, я растерянно обернулась на бандита, который не спеша поравнялся со мной.

— Знакомься. — Сказал он безучастным тоном. — Это дядя Саид.

Дядя Саид, услышав свое имя, не спеша убрал с раскаленной поверхности сковородку, повернулся к нам и вытер испарину со лба. Из-под колпака виднелись белые, как снег поседевшие волосы. Лицо его было в глубоких морщинах, а взгляд пронзительных лазурных глаз хмуро направлен на меня.

— Здравствуйте… — поздоровалась я, инстинктивно чувствуя, что нужно проявить воспитание.

Преклонного возраста мужчина ничего не ответил, а лишь перевёл взгляд на хозяина дома, который сразу обратился к нему с требовательными нотами в голосе:

— Где Седа?

Мужчина слегка повел плечами и отрицательно качнул головой. Бандит задержал на нем задумчивый взгляд и перевел внимание на меня:

— Будешь слушать и выполнять все, что он тебе скажет. Принести, подать… любую работу, что поручит.

Я в недоумении смотрела на своего похитителя, не зная, как реагировать на это. Он в свою очередь продолжал настойчиво смотреть на меня и в какой-то момент серьезно спросил:

— Если конечно ты не желаешь вернуться в комнату?!

— Нет… — тут же ответила я, пряча взгляд. — Я… я все поняла.

Все, что угодно, только не это! — лихорадочно пронеслось в моей голове.

— Я так и думал. — Произнёс он сухо и перевел взгляд на повара.

— Займи ее.

Это все, что он сказал своему работнику, прежде чем уверенно направился на выход. Никаких предостережений в мой адрес, никаких правил и запретов, как будто он был железобетонно уверен, что я при всем желании никуда не денусь с территории дома!

Проводив бандита растерянным взглядом, я посмотрела на сурового вида мужчину, который напоминал мне не повара, а скорее усатого капитана корабля. Он смотрел так, как если бы по моей внешности можно было прочитать все полезные качества. Было трудно выдерживать его изучающие глаза, и я смущенно потупилась. Судя по его хмурому виду — поручение хозяина ему не очень нравилось.

— Как зовут тебя, чызг? — услышала я низкий, глубокий голос с кавказским акцентом.

Внешне он вообще не был похож на кавказца, и я даже немного растерялась.

— Юля. — Тихо ответила я.

Слегка скривив губы он молча повернулся к плите, и как ни в чем не бывало, продолжил колдовать над сковородкой. Я некоторое время растерянно стояла посреди кухни, переминаясь с ноги на ногу.

— А… что мне делать? — робко спросила я в какой-то момент.

— Не мешать. — Услышала я спокойный ответ неприветливого дяди Саида и нахмурилась.

Отлично. Очень занимательное поручение!

Вздохнув, я отошла к небольшому столику в углу и опустилась на стул рядом с ним. Сложив руки на коленях, я тихо наблюдала как виртуозно и профессионально хозяин кухни управляется с готовкой. Как опытные руки распределяет продукты, нарезают, подкидывают на сковородке, добавляют приправы….

Неожиданно дверь открылась и в кухню впорхнула невысокая женщина в возрасте, с белоснежным фартуком на юбке длинного, легкого платья. Ее черные густые волосы были убраны в аккуратный, объемный пучок и покрыты широкой полоской коричневого платка. Ее появление сразу разбавило напряженную атмосферу и отозвалось чувством облегчения внутри. Все-таки мне было гораздо комфортнее находиться в чужом помещении с женщиной.

Наши взгляды пересеклись, и она слегка вскинула густые, но аккуратно очерченные брови. Незнакомка улыбнулась, наградив меня теплым взглядом и вокруг тёмных глаз сразу образовались морщинки, которые отчего-то делали ее внешность еще более располагающей. Я мгновенно отозвалась и робко улыбнулась в ответ.

— Как тебя зовут, саби?! — обратилась она ко мне ласковым тоном с тем же мягким акцентом.

— Юля. — Ответила я, мысленно прикидывая — что значат эти незнакомые слова?

— Очень приятно. Руслан Константинович сообщил, что у нас будет неожиданная помощница… — Произнесла она как-то растерянно, а внутри меня прошла дрожь, когда в пространстве прозвучало его имя. — Что ж, помощь мне бы не помешала. В таком доме всегда найдется работа!

Женщина подошла и скромно протянула мне руку.

— Меня зовут — Седа.

Я пожала ее в ответ, пытаясь прочитать в темно-зеленых глазах, о чем еще ей мог сообщить мой похититель?..

— И мне очень приятно… — ответила я искренне.

В этот же момент раздался низкий голос дяди Саида, который обратился к женщине что-то сказав на незнакомом языке. Она сразу отозвалась, ответив ему ровным тоном и не обращая внимания на недовольные ноты в голосе мужчины. Скользнув по мне взглядом, Седа слегка нахмурилась и начала спешно передвигаться по кухне, сосредоточенно открывая шкафчик за шкафчиком. Через несколько минут передо мной возникла чашка горячего чая, тарелка, наполненная горячими сырниками, джем, сгущенка и различные сладости.

— Поешь, девочка. — Велела она, доставляя блюдце с ломтиками сыра.

— Я не…

— Поешь, поешь! А то не выпущу из-за стола.

Пришлось повиноваться. Тем более с утра я еще ничего не ела, а она говорила с такой заботливой строгостью, что даже не хотелось отказываться. Сырники, к слову, оказались просто сказочными, и я еле удержалась, чтобы не замычать, наслаждаясь их вкусом! Седа тем временем крутилась на кухне, больше не обмолвившись и словом с грозным поваром. Она принимала активное участие в процессе приготовления, словно невидимая помощница — подавала, доставала, убирала, нарезала… Как будто эти двое всю жизнь только этим и занимались, настолько отточены и слажены были движения, что даже слов не требовалось! Я украдкой наблюдала за ними, а внутри было странное ощущение — как будто я резко оказалась в другом фильме… где мне не угрожает опасность и жизнь течет в степенном, заданном ритме.

Достаточно подкрепившись, я уверенно отодвинула немного опустевшую тарелку и произнесла:

— Спасибо большое. Сырники просто изумительные!

Дядя Саид даже не посмотрел в мою сторону, а Седа участливо улыбнулась. Отложив свои дела, она сразу двинулась ко мне и начала спешно убирать со стола.

— Умница. — Похвалила она ласково.

Я поднялась, чтобы не мешаться и оправила платье, показывая свою готовность. Седа отложила тряпку, которой вытерла стол и окинула меня задумчивым взглядом. Она что-то коротко сказала дяде Саиду, прежде чем направилась к двери и мягко потянула меня за собой. Мы вышли из кухни, и я торопливо последовала за спешно идущей женщиной, которая явно была ограничена во времени. Миновав несколько комнат, мы остановились в небольшом светлом помещении, похожем на бытовку. Только здесь было так же место для глажки, где навороченный утюг ждал своего часа и несколько открытых шкафов с полками, на которых лежали полотенца и постельное белье.

Седа сразу нырнула в небольшой отдельный шкаф и достала для меня белый фартук. Не спрашивая, она принялась одевать его на меня, что-то причитая под нос.

— Господи, какая ты маленькая. — Заметила она, завязывая на тонкой талии фартук. — Осинка.

Я лишь слегка пожала плечами, продолжая молча стоять, потому как из уст женщины, это звучало не как комплимент, а как беспокойство. В голове крутились вопросы, от которых по телу расходилось волнение: знает ли она на самом деле — кто я? Она не задавала вопросов, хотя мы с ней остались наедине, и скорее всего догадывалась о чем-то. Или она просто верна своему хозяину, поэтому соблюдает исполнительную позицию. Почему-то мне казалось, что у этого Руслана не могут работать случайные люди!

Боже…

Даже произнося его имя в мыслях, странная дрожь рассыпалась внутри. Как будто только одно оно — обладало особенной энергетикой!

— Нужно убрать волосы. — Констатировала Седа тем временем, и так же, не спрашивая, ловко скрутила мои волосы и закрепила их несколькими заколками.

Встав ко мне лицом, она заправила за ухо выбившуюся прядь волос.

— Ну вот. — Кивнула она удовлетворенно.

— Спасибо. — Поблагодарила я искренне.

Мне было так хорошо рядом с ней. Она согревала своим теплом невзначай, и ей даже хотелось доверить свои переживания. Но я держала себя в руках, понимая, что мне нельзя расслабляться и нагружать эту добрую женщину своими проблемами, о которых для ее же блага лучше не знать!

Седа кажется разглядела грусть в моих глазах, потому что ее взгляд стал более проницательным, будто она на секунду почувствовала, что твориться внутри меня. Но возможно решив, что ей действительно не стоит вмешиваться она мягко взяла меня за руку и бодро произнесла:

— Пойдем, до обеда нужно много успеть сделать!

Глава 15

Мы вернулись в обеденную комнату, что располагалась перед кухней и сразу начали накрывать на стол. Не зная для кого и для чего, я просто выполняла поручения Седы, которые надо заметить всегда звучали, как просьбы.

Я как раз доложила последние приборы, когда в помещении возникла первая группа мужчин или целый отряд устрашающего вида охраны! С шумными разговорами и смехом они расселись по местам, не придав значения тому, как я окинула их настороженным взглядом и сразу юркнула на кухню. Охрана принялась с настроением уплетать обед, а я притаилась за дверью, чувствуя себя мягко говоря не в своей тарелке рядом с людьми, которые еще вчера ловили меня при попытке побега! Седа сразу уловила мое волнение и к счастью не стала ничего спрашивать или настаивать, со всем управлялась сама. Дядя Саид в свою очередь вовремя нашел мне другое занятие.

Когда голоса стихли и мужчины покинули комнату, я помогла Седе убрать со стола и накрыть для второй смены. Дальше все прошло по тому же сценарию — я спешно удалилась на кухню, больше всего переживая, что увижу своего голубоглазого охранника. К счастью никто не переступал порог кухни, все пообедали в том же веселом настроении, поблагодарили Седу, передали привет дяде Саиду и разошлись.

Этот день не просто прошёл, он пролетел! Седа не преувеличила, по поводу работы в таком большом доме. Но занять руки — это, наверное, было самое лучшее средство для меня, чтобы отвлечься. Я будто оказалась в совершенно другой жизни, не имея времени не то, что вернуться к изматывающим переживаниям, а даже просто присесть! Хотя один раз я все же присела, и то — Седа насильно посадила поесть. Эта энергичная женщина в свою очередь при мне даже ни разу дух не перевела, поэтому отсиживаться было для меня не допустимым послаблением. Так я и бегала с ней на равных, радуясь свободе передвижения и не смея жаловаться на быструю усталость.

В течении дня я успешно адаптировалась и все больше узнавала об укладе дома. Почти сразу я поняла, что Седа заведовала бытовыми вопросами и поражалась, как она в одиночку держит весь этот дом на своих плечах? Но женщина поспешила развеять мои переживания, сообщив, что два раза в неделю приезжают горничные и под контролем делают основную уборку дома.

Что касается дяди Саида — он был главным на кухне, и еще отвечал за материальную целостность дома и финансовые вопросы: что-то закупить, починить, привезти.

В основном я бегала хвостиком за Седой, помогая ей с различными хозяйственными делами и попутно изучая дом. На кухне я оставалась наедине с хмурым поваром и натирая очередную кастрюлю, не понимала зачем он вообще спрашивал мое имя?! Он постоянно обращался ко мне одним и тем же непонятным словом — чызг! Чызг — то, чызг — се, чызг — помой овощи, чызг подай сковородку… Я понимала, что это какое-то общее обозначение, и куда деваться — быстро привыкла к этому слову, как ко второму имени.

По дому я ни разу не передвигалась в одиночку, все время рядом была Седа. И чем больше комнат я узнавала в этом доме, тем больше в голове появлялось вопросов. Я не увидела ни одного стационарного телефона, ни одной вещи, которая бы стояла не на своем месте, или бесцельно проходящего человека. Даже ни одного цветочка не было! Разве что — маленький кустик острого перчика на кухонном подоконнике, который однозначно принадлежал дяде Саиду.

Повсюду, я то и дело ловила взглядом камеры и почти на каждом углу натыкалась на мужчин в униформе, которые регулярно вели переговоры по рации. У каждого охранника здесь была рация. Даже хмурый повар и тот был с рацией!

Складывалось впечатление, что это был вовсе не дом, а хорошо охраняемая база!

Единственное куда мы не ходили, это левое крыло дома. Точнее, я думаю — Седа обходила эту зону именно из-за меня… Конечно, я вспомнила о единственной тайной обитательнице, которую ни разу не встретила за весь день. Внутри донимало любопытство, и невольно строились догадки. Я чувствовала какую-то скрытность в этом доме, какую-то тайну, которую мне конечно просто не узнать! Меня так и распирало спросить у Седы, хотя бы невзначай о незнакомке, но я не решалась… Да и за весь день, даже не выдалось подходящего момента. Все наше общение сводилось к работе, и в основном было на ходу. Лишнего я не узнавала, но хотя бы довольствовалась получая дозу простых разговоров, после продолжительной словесной диеты.

Итак. Я стала прислугой.

И неадекватно радовалась этому, потому что готова была хоть сутками лопатой махать, лишь бы не проводить весь день под давлением четырех стен и изматываться от переживаний, вместе с мыслями о беспросветном будущем!

***

Когда за окном уже стемнело, я стояла в бытовке и наглаживала очередную простынь, чувствуя, как с непривычки гудят ноги. А ещё это плотное, длинное платье, не давало вдохнуть и весь день мешало свободно двигаться. Как средневековая форма в современной обстановке. Зачем похититель выбрал именно такое… закрытое? Будто я могла выходить только в этом виде. Может это какой-то бандитский этикет?.. Или… он решил закрыть тело своей любовницы?

Я нервно усмехнулась. Конечно. Делать ему больше нечего! Скорее всего просто не хотел, чтобы охрана отвлекалась на новую прислугу.

Я услышала шелест за спиной и резко обернулась от неожиданности. Седа поставила корзину с бельем и улыбнувшись направилась ко мне. Ее глаза были уставшими и видимо мои тоже, потому что первое, что она сделала — выключила утюг.

— Спасибо. Ты мне сегодня очень помогла. — Поблагодарила она и накрыла мою руку. — Тебе нужно отдохнуть, милая.

Устало вздохнув, я неохотно кивнула, потому, что как бы я не оттягивала, но мне придётся возвращаться в комнату бандита.

— Да, я… просто хотела догладить. — Сказала я, пряча напряженный взгляд

— Ты в порядке, саби?! — спросила она вдруг и в ее глазах мелькнула тревога.

Я посмотрела на женщину не в силах разлепить губы. Нет, я была не в порядке, и мое сердце скрутилось от сдерживаемых эмоций. Но сказать я ничего не могла. Чтобы как-то отвлечься, я заставила себя улыбнуться и поспешила сменить тему.

— Саби… — повторила я. — А что это значит?!

Седа улыбнулась этому вопросу и в ее голосе я расслышала гордость, когда она ответила:

— На Осетинском языке, саби — значит маленькая, малышка.

Я улыбнулась такому ласковому обращению. Меня весь день распирало любопытство, но я считала не приличным задавать вопрос, касающийся национальности.

— Так вы из Осетии? — спросила я с искренним интересом

Женщина скромно кивнула.

— Ничего себе… Это же так далеко. — Задумчиво произнесла я. — Никогда не была на Северном Кавказе, хотя всегда мечтала увидеть горы и вообще… побывать в теплых краях. А почему вы решили переехать?

Наверное, это был не очень тактичный вопрос, потому что женщина сразу как-то стушевалась и отвела взгляд.

— Извините. — Поспешила я оправдаться. — Я не должна была… Это не мое дело.

— Нет. Ничего, моя хорошая. — Успокоила она меня. — Я люблю свою родину, и мне кажется, нет такого человека, кто уехал бы оттуда добровольно!

В ее взгляде мелькнула грусть и ностальгия.

— Наши дети выросли, им нужно было хорошо выучиться. Мужу предложили здесь стабильный заработок, вот и было принято решение переехать.

Я понятливо кивнула, заметив, как уклончиво она говорит, словно чувствует вину за то, что покинула родину. Или были еще какие-то неприятные причины для переезда…

Чтобы разбавить атмосферу, я поспешила перевести разговор в другое русло.

— А что значит — чызг?! — весело спросила я. — Ваш повар решил, что это слово идет мне гораздо больше чем имя! Весь день меня так называет.

Седа смущённо улыбнулась моей невинной жалобе и опустила взгляд.

— Так у нас обращаются к девушке. — Пояснила она, и как бы оправдываясь, добавила. — Мой муж бывает слишком строг. Он неохотно приближает новых людей, так что не принимай, пожалуйста, это близко к сердцу.

Я тут же прикусила язык и покраснела.

— Простите, мне так неудобно. — Выдавила я сконфужено.

И почему у меня даже мысли не возникло что они муж и жена? Возможно из-за их скудного общения за весь день и заметной разницы в возрасте.

— Ничего, не переживай. — Седа участливо положила мне руку на плечо. — Я понимаю, иногда он не справедлив и слишком сдержан в общении.

Повисло напряженное молчание. Седа оправила фартук и сосредоточенно оглядела комнату, видимо в поисках дел, которые она успела бы завершить до ночи. Я в свою очередь принялась развязывать свой передник, а сама думала о том, что не стоить терять подходящий момент, чтобы задать вопросы о тайной обитательнице дома.

— Седа, я хотела кое-что спросить у вас…

Но договорить свой вопрос я так и не успела. Дверь за нами неожиданно распахнулась, и в комнату уверенно и неспешно вошел мой похититель. Я замерла и закусила щеку, а Седа чуть ли не подпрыгнула на месте, будто в его присутствии нельзя было расслабиться даже на секунду. Пространство моментально заполнилось его грозной энергетикой, отчего нам с женщиной сразу стало как-то неуютно и тесно. Мужчина был одет в пальто, словно как только зашел в дом — первым делом пошел искать меня. Холодные мурашки спустились по спине от этой мысли.

Он обвел пространство внимательным взглядом, скользнул по мне и остановился на встрепенувшейся женщине. Его бархатный голос произнес короткую фразу, сдержанно обратившись к ней, и я аж приоткрыла рот от непривычного звучания чужого языка из его уст.

Почему-то именно в этот момент меня осенило. Я ведь совсем ничего не знала об этом мужчине и даже ни разу не задумалась о том, какой национальности мой похититель! Внутри колыхнулась непослушная волна любопытства. Меня ввело в замешательство то, что у него не было совершенно никакого акцента! Чистый русский язык. Неужели он Осетин?.. Или может просто знает пару фраз из языка?

Мужчина тем временем сосредоточил на мне взгляд, и я спешно опустила свои глаза, в которых вспыхнул ненужный интерес, нервно сцепив ладошки. Пока я переживала мозговой штурм — Седа испарилась, как будто ей было велено нас оставить. А наедине с ним опять волнение и трепет…

— Похоже, день прошел плодотворно. — Сухо констатировал он, приближаясь ко мне.

Я нервно закусила губу и старалась не поднимать недовольный взгляд, чувствуя, как будто он бессовестно насмехается над моим положением. Мужчина тем временем неожиданно взял меня за подбородок и настойчиво поднял лицо.

— Выглядишь уставшей. — Как-то недовольно заметил он. — Ни к чему так усердствовать, я не для рабского труда выпустил тебя из комнаты.

Я сглотнула, испугавшись, что он сейчас передумает и решит завтра оставить меня в комнате!

— Я не устала… — поспешила возразить я, краснея и чувствуя, что оправдываюсь как ребенок. — Просто… отвыкла заниматься весь день делами.

Бандит некоторое время пристально смотрел на меня, прежде чем в какой-то момент отпустил и направился к двери:

— Идем.

Я растерянно застыла и не удержавшись, спросила с надеждой в голосе:

— А завтра … завтра я могу помогать?

Мужчина замер и не спеша обернулся.

— А ты хочешь? — спросил он, изучающе глядя на меня.

Я медленно, но уверенно кивнула в ответ.

— Надо же. — Усмехнулся он одними губами. — Если бы не твоя плачевная ситуация ты бы стала ценной горничной в моем доме!

Я насупилась и опустила глаза. Его бесчувственный сарказм проникал внутрь меня, заставляя испытывать неловкость и обиду.

— В любом случае на сегодня твой рабочий день закончен. — Раздраженно заключил он, и приблизившись нетерпеливо подтолкнул меня к двери. — Можешь хоть каждый день тут тряпкой махать, мне не жалко.

***

Всю дорогу до комнаты я старалась справиться с негодующим чувством внутри из-за обиды. Настроение окончательно испортилось и после тяжелого дня я восприняла его грубость гораздо острее, чем обычно. Мало того, что я добровольно стала служанкой, так он еще и выказал мне свое одолжение!

«Маши тряпкой — мне не жалко!» — Щеки вспыхнули от чувства унижения, а руки сжались в кулачки от неуправляемой волны злости.

Мужчина подтолкнул мое напряженное тело в комнату, и я неуверенно прошла вперед, блуждая настороженным взглядом по знакомой обстановке. Остановившись на середине, я инстинктивно обняла себя руками, как будто это могло защитить меня от витающей тяжелой энергетики. Внутри липкой тягучей волной распространялся осадок вчерашнего вечера и неприятных ассоциаций. Обернувшись к мужчине, который в этот момент не спеша снял пальто, я наградила его напряженным взглядом. Он пристально посмотрел на меня, слегка прищурив глаза, и вдруг произнес снисходительным тоном:

— Если каждый раз заходя в эту комнату, ты будешь думать, что я сразу наброшусь на тебя, только сама себя изведешь.

Я нервно выдохнула, все больше распаляясь от его тона и каждого небрежного слова в мою сторону.

— Как будто это вас заботит… — буркнула я себе под нос.

Мне казалось мужчина проигнорировал мой тихий выпад, но не спеша повесив пальто, он вдруг уверенно направился в мою сторону. По телу пронесся неприятный жар, когда он навис надо мной, прожигая взглядом, и спокойно сказал:

— Ты права — мне плевать. Было бы проще, если бы меня возбуждали запуганные девочки!

Я сглотнула, а он обошел меня и двинулся к столу с графином. Стягивающая волна опасения без спроса пронеслась внутри, но в то же время меня захлестнуло неуправляемое возмущение! Страх вперемешку с чувством гнева, как языки разного пламени танцевал в груди.

— Так вы себя оправдываете? — бросила я ему в спину, напрочь потеряв чувство меры из-за еле сдерживаемых эмоций.

Мужчина подошел к столу и молча плеснул в бокал гранатовый коньяк из графина. Сделав глоток, он медленно повернул голову, глянув на меня из-за плеча и металлическим тоном произнес:

— По-твоему я нуждаюсь в оправданиях?

Я упрямо смотрела на него, но мне нечего было ответить. Несмотря на ощущение, что я иду по тонкому лезвию, я не могла остановить свой запал! Бандит тем временем не разрывал зрительного контакта и в какой-то момент жестко предупредил:

— Осторожно, девочка, ты выбрала для разговора не тот тон.

Иголки рассыпаться по телу от испуга, но вместе с тем чувство гордости мешало мне здраво мыслить. Меня уже несло на волне гнева, обиды и усталости.

— Да… — согласилась я с фальшивой покорностью, затем дрогнувшим голосом добавила. — Лучше молчать… ведь иначе меня ждут неминуемые последствия, так ведь?

Бандит медленно обернулся. Его глаза сверкнули неприкрытым удивлением и опасным огоньком. Но в этот момент мне было все равно! Я смело смотрела ему в глаза и продолжила, как будто весь страх перед ним резко отошел на второй план:

— Так что вы выберете…?! — спросила я с вызовом, чувствуя, как меня начинает трясти от адреналина. — Ударите меня? Запрете в подвале, изнасилуете?.. Вы ведь только так и можете добиваться чего-то! Принудить, запугать, отобрать…!

Мои руки дрожали, слова вылетали раньше, чем я успевала подумать, и только звенящая тишина нагнала до меня осознание сказанного. Я хотела задеть его, донести — что его власть надо мной только в насилии! И похоже, мне это удалось…

Лицо мужчины оставалось бесстрастным, но его взгляд… что-то темное полыхнуло в глубине. Внутри начала медленной предательской волной скручиваться тревога и паника. Он тем временем не спеша поставил бокал на стол, затем уверенно двинулся на меня. Я начала делать шаги назад, и он не ускорялся, но и не отставал — словно хищник, плавно настигающий свою добычу! Неожиданно он с одним резким шагом схватил меня за предплечье и дернул к себе. Взяв меня рукой за лицо, он потянул так, что мне пришлось встать на носочки, пока руками я вцепилась в его предплечье.

— Хорошо подумала, прежде чем с такой подачей вести разговор?! — произнес он холодно и спокойно. — Разве тебя не учили, что опасных типов нельзя провоцировать, особенно если твоя жизнь напрямую от него зависит?!

Я пыталась высвободится из жесткого захвата, но бандит лишь сильнее сжал мои скулы от чего их свело болью.

— Запомни, девочка, если нажимаешь на курок, жди только одного — ствол выстрелит, и ты получишь свои последствия!

Я зажмурилась и всхлипнула, в этот же момент он резко отпустил меня.

— Молчание — золото, слышала такую истину? — сказал он сдержанно, хотя его взгляд полыхал гневом. — Лучше прикуси вовремя язык, твоя покорность — не слабость, а благоразумие!

Язык послушно прилип к небу, Господи, что на меня нашло? Чего я хотела от него добиться?.. Я попятилась назад, приложив ладошки к ноющей коже после его пальцев и вжалась в стену, в которую врезалась спиной. Мужчина неспешным шагом настиг меня и приблизившись вплотную, поставил руки по обе стороны от моей головы.

— Думаешь терять тебе нечего?! Я могу сделать так, что тебе действительно нечего будет терять! Прежде чем обращаться ко мне — подумай, с кем ты хочешь разговаривать?! С монстром или с человеком!

Глаза бандита впивались в меня, блуждая по лицу и ловя каждую мою реакцию. Сжавшись всем телом, я лихорадочно опустила взгляд на пуговицы его темно-синей рубашки.

— А может это ты нуждаешься в оправдании?! — Вдруг перешел он на тон ниже. — Ведь легче видеть во мне только монстра, чем признать свое влечение!

Я растеряно уставилась на мужчину и поспешила возразить:

— Что… я…

— Не вздумай. — Рыкнул он предостерегающе. — Ты знаешь — я не терплю лжи!

Мои ладошками уперлись в широкую грудь, а тело задрожало от волнения и паники, когда мужчина медленно наклонился к моим губам.

— Слышишь, как сердце увеличило ритм? — хрипло произнес он мне в губы. — Чувствуешь, как кровь несется по венам?..

Его рука легла мне на живот и начала медленно подниматься к груди. Щеки полыхнули огнем, дыхание сбилось от неожиданного прилива горячей и щекочущей волны внутри.

— Как дрожит твое тело… — констатировал он полушепотом. — Дыхание стало неровным от волнения.

Его большая рука, тепло которой я чувствовала через плотную ткань, дразнящим движением поднималась к груди, но так и не достигая ее, опускалась вниз. Мое тело поддавалось этой игре, потому что я невольно приподнималась, каждый раз, когда его рука снова едва касалась чувствительных мест. В глазах мужчины мелькали искорки и в какой-то момент он опустил их на мои губы и… О Боже… я так захотела, чтобы он поцеловал меня, что даже невольно приоткрыла их! Но он намеренно обошел мои губы и защекотал дыханием кожу на шее.

— Убеди меня — что это все от страха. — Прошептал он горячо, отчего волна мурашек спустилась по телу и коленки буквально подогнулись. — Только себя ведь не обманешь!

Казалось, в воздухе метались токопроводящие искры, заставляя сердце неровно биться, а каждую мышцу напрячься до судорог. Мой мозг делал лихорадочные попытки выдавить мысль, чтобы хоть что-то возразить, оправдаться, привести какие-то аргументы, которые бы уверенно прозвучали и не казались нелепыми, ударяясь о действительность! Мне хотелось оттолкнуть мужчину, убежать, провалиться, но только бы не чувствовать пропитывающего все мои клетки, невыносимого притяжения, смущения и стыда за то…

За то — что он был прав.

За то, как я теряла контроль рядом с ним, как млела от его близости и как мне были приятны его прикосновения. Чувства поражения и беспомощности прошли через внутренности, до глубины костей… страшная слабость — когда ты не властна над собой!

Я ахнула, неожиданно оказавшись лицом к стене. Каждый нерв натянулся струной, паника сковала меня, заставляя все рецепторы обостриться до предела. Уткнувшись взглядом в шершавую поверхность дорогих обоев, я боялась шелохнуться, чувствуя спиной мощное биополе мужчины.

Я затаила дыхание, когда кожу на голове защекотало, и через мгновение волосы тяжелой волной спустились на спину, а заколки с глухим стуком упали на пол. Сердце заколотилось быстрее от еле различимого прикосновения к затылку, заставляющего мурашки рассыпаться по спине. Мне показалось я уловила, как мужчина напрягся, потому что в этот момент пространство будто стало плотнее… Потяжелевшее дыхание горячим ветром коснулось кожи головы, заставляя меня дрожать от статических импульсов, прежде чем он запустил руку в волосы. Медленно и настойчиво он натянул их у корней и внутри меня словно что-то хлестануло, отчего тело бросило в жар.

— Я хочу услышать, девочка… — прозвучал бархатный голос над ухом. — Мне действительно нужно брать тебя силой?

Я до боли закусила губы, чтобы не выдать стон, когда он притянул меня за талию, и я оказалась прижатой к крепкому телу… Внутри неожиданно пронеслась искра, застав меня врасплох, а мужские руки, словно кольца удава, медленно и настойчиво начали сжиматься вокруг моего тела. Я зажмурилась, не в силах сдержать прерывистый вдох. Мои руки вцепились в стальные предплечья, и я заерзала, делая отчаянную попытку уйти от этого напора.

Жесткое дыхание коснулось шеи, прежде чем мужчина прислонил меня к стене и ослабив хватку, уверенно убрал светлую копну волос за плечо. Он одним движением расстегнул замок на спине, и я сглотнула, задержав дыхание от растерянности и страха. Горячая ладонь легла на позвоночник, заставляя меня вздрогнуть. Вместе с накатывающей паникой внутри пронеслась неуправляемая дрожь от этого прикосновения. Мужчина медленно провел вниз по спине, как раз в той части, где находился шрам и замер на пояснице.

Время застыло, стук сердца глухо отбивался в ушах, и воздух, казалось, накалился до разряда. Пока я пропускала мелькнувшую в сознании мысль — что его прикосновение без спроса прогоняет незнакомую энергию внутри меня…, мужчина неожиданно отстранился.

— Иди. — Услышала я холодный, снисходительный голос позади.

Чувствуя озноб, после того как он убрал руку, я продолжала стоять, прислонившись лбом и ладошками к стене, уверенная, что если отлеплюсь — потеряю равновесие. Медленно приходя в себя, я осторожно обернулась, не отрываясь от опоры и растерянно уставилась на мужчину, который не спеша направился к столу. Его руки были сжаты в кулаки, а лицо — хмурым и напряженным. Опустившись на диван, он достал свой смартфон и открыл ноутбук, как ни в чем не бывало, сосредоточив внимание на делах. Обняв себя руками, я скованно заправила прядь волос за ухо, чувствуя себя раздавленной и опустошенной.

Он был прав.

Мне было легче видеть в нем — монстра! Чтобы в моих глазах он оставался зверем — жестоким и принципиальным! Чтобы он не делал поступков, противоречащих его сущности, которые неконтролируемым порывом меняли бы мое отношение к нему и давали ненужные надежды.

Чувствуя тяжелый осадок в душе, я на ватных ногах направилась в ванную.

***

Я пролежала в воде пока она уже окончательно не остыла. Меня никто не беспокоил и не подгонял, что удивило, ровно, как и насторожило. Он дал мне время вволю побыть наедине, прийти в себя и переварить действительность.

Беспокойные мысли роились в голове — обо всем сразу, создавая кашу от которой начиналась мигрень. Внутри тяжестью сидел осадок и негодование. Я каждый раз невольно жмурилась, прокручивая свое постыдное и безвольное поведение рядом с этим мужчиной. Как бы я не желала всем сердцем, я не могла видеть в нем только негодяя и бандита! Я пыталась оправдаться тем, что перед видным взрослым мужчиной трудно устоять такой неопытной девушке как я… но что-то глубже цепляло меня в нем и от этого становилось страшно. Будто невидимые нити впивались в мою душу и сердце, создавая вопреки воле его образ и сворачивая в один кокон все мысли о нем.

Я нервно выдохнула и закрыла лицо руками. Перед глазами вспышками замелькали режущие сознание события, с момента моего похищения. Болезненным маячком в груди запульсировали вопросы: для чего он хочет использовать меня?! Сколько времени осталось, до того, как бандит вернет меня главарю?.. Зачем он вообще забрал меня в тот день?!

Как бы скудны не были мои догадки и предчувствия, одно я знала точно — он забрал меня не для того, чтобы отомстить за срыв ограбления! Но и не для того, чтобы спасти…

Я тяжело вздохнула — как же пугала эта неизвестность…! Уставившись в пространство, я рассеяно задумалась над тем, что в кино на моем месте героиня могла бы соблазнить своего похитителя, чтобы спастись. Я грустно усмехнулась, представив свои нелепые и робкие попытки соблазна. Если бы я была какой-нибудь роковой красавицей, может и смогла бы изобразить страсть… как-то виртуозно окрутить! Но я не была такой. И почему-то пребывала в настораживающей уверенности, что с такими как он опасно играть. С ним бы точно не прошел этот номер, а я со своим неподдающимся влечением попала бы в собственную ловушку!

Болезненный ком подкатил к горлу. Если бы у меня был, хотя бы один шанс на спасение! Хоть один шанс уговорить его помочь мне…

Глаза слипались от усталости и не смотря на изматывающие мысли, в какой-то момент я расслабилась настолько, что почти уснула в теплых объятиях ванны. Вовремя очнувшись, я все же вылезла из воды, чувствуя свинцовую тяжесть во всем теле.

Высушив полотенцем волосы, я покосилась на «свои» вещи и закусила губу уверенная, что бандиту не понравится, если я оденусь. Обернувшись выше груди сухим полотенцем, я все же натянула трусики и неуверенно вышла в комнату.

Глава 16

Он сидел на диване в расслабленной позе, хотя казалось я даже на расстоянии чувствовала его напряжение. Задумчивый, сосредоточенный взгляд был направлен в монитор ноутбука, а вокруг мужчины, будто невидимым тернистым облаком витала энергетика, заставляющая насторожиться и держаться от него подальше.

Нервно обняв себя руками, я отвела взгляд, и невольно задержала его на столе, где стоял поднос. Желудок мгновенно отозвался голодным спазмом. Покосившись на мужчину, я помедлила лишь несколько мгновений. Все же есть мне хотелось, а лишний раз привлекать его внимание не было никакого желания. Я бесшумно прошла к столу и начала не спеша уплетать свой ужин. Сегодня он состоял из салата с креветками, и запеченного до хрустящей корочки ломтика рыбы.

Чувствуя себя, мягко говоря, не в своей тарелке в напрягающей тишине, я то и дело бросала осторожный взгляд на мужчину. Внутри что-то настойчиво тянуло попытаться разгадать его мотивы, любыми путями подобраться к правде, в которой заключаются его истинные намерения, касающиеся меня.

В груди защемило от мелькнувшей мысли о записке и родителях. Я давно оставила этот вопрос, склоняясь к тому, что он ничего им не передал! Но мне хотелось прояснить этот момент, чтобы сделать хоть какой-то вывод об этом человеке и ориентироваться в своих ощущениях.

Я принялась украдкой наблюдать за мужчиной, пытаясь угадать его настроение и невольно рассматривая детали внешности. Его кожа была светлой, а темные волосы, вместе с щетиной придавали внешности яркий контраст. Мои пальцы вздрогнули, как если бы я провела по жестким шелковым волосам, ощутила их густоту и непокорность. Его губы были слегка поджаты, и они казались мне самыми идеальными, какие только могут быть у мужчин — не пухлые, не тонкие, очерченные и бледные. Мне стало любопытно, как бы они выглядели, растянувшись в улыбке?..

Как ни странно, бандит ни разу не перехватил мой взгляд, ни разу даже не выдохнул в мою сторону и это вызывало во мне еще больше странного любопытства. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что уже откровенно любуюсь им и пропустив волну раздражения, уткнулась в тарелку, чувствуя, как начинают гореть щеки.

— Если ты мне хочешь что-то сказать — говори! — Услышала я строгий голос и чуть не подавилась. — Или предпочитаешь до утра в гляделки играть?

Пропустив неприятную волну смятения, я подняла осторожный взгляд и встретился с пристальным вниманием черных глаз.

— Я просто хотела спросить… — растерянно выдавила я, лихорадочно пытаясь сообразить — что я вообще спросить то хотела? — Вы… действительно передали записку моим родителям?

Я затаила дыхание, а мужчина слегка склонил голову и отозвался недовольным тоном:

— Думаешь, я стал бы шутить по этому поводу?

Я некоторое время смотрела на него, пытаясь пропустить через себя противоречащую своим ощущениям информацию. Кажется, этот ответ ничего не прояснил, а еще больше меня запутал.

— Нет… я не думала, что вы… — Выдавила я, пряча взгляд. — То есть… Спасибо.

Мужчина слегка поджал губы и перевел взгляд на экран ноутбука.

— Оставь благодарности, я не стал бы этого делать, если бы в этом не было моего интереса.

Неприятная волна иголками спустилась по телу. Я впилась в бандита напряженным взглядом, не в силах справиться с тревогой, которая слилась со страхом за родителей

— Что… Что это значит? — настороженно спросила я.

— Значит, что для ментов, которые разводят шорох за тебя — это отличный повод замять дело. — Ответил он безучастным тоном.

Я пропустила стягивающую волну замешательства, паники и жгучей досады. Болезненное осознание задавило все мои мысли, пропуская по нервам только один импульс — я сама себя закопала! Сама себя лишила скорее всего единственной возможности выбраться!

Осев на стуле, я устремила отчаянный взгляд в пространство.

— Поверь девочка, для тебя же лучше, чтобы это было так. — Услышала я снисходительный голос.

Нахмурившись, я недоверчиво взглянула на мужчину.

— Меньше проблем с ментами — меньше внимания к твоим родителям. — Резонно пояснил он, глядя на меня в упор.

Я потупилась и нервно сцепила руки.

— Только не делайте вид, что вам есть хоть какое-то дело до моих родителей… — Выдавила я, стараясь проглотить застрявший в горле ком.

— Нет. — Ответил он просто. — Но их судьба должна заботить тебя!

Я в недоумении покосилась на бандита пытаясь разглядеть в его непробиваемом виде хоть что-то человеческое!

Понимая, что в каждом шаге этого мужчины была цель или свои интересы, я воспринимала его странную попытку меня «успокоить» — прозрачным лицемерием! Да — безопасность родителей была гораздо важнее, но после этой новости внутри образовались болезненные развалы и горький пепел рухнувших надежд.

Тяжелый ком все крепче стягивал горло, от жгучего чувства несправедливости и безвыходности. Где-то в глубине души я все равно таила мысль и верила, что есть шанс на полицию, которая рано или поздно найдет меня! И только сейчас до меня дошло полное осознание своей западни и ощущение власти мира, который не поддается закону и движется по своим правилам. Ничего от меня не зависело, ничего не зависело от других — только сила и деньги! И в этом мире — существовал мой похититель.

— Кто же вы такие?.. — произнесла я дрогнувшим голосом.

Мой опасливый взгляд устремился на бандита. По воле судьбы этот человек был единственным, кто мог бы для меня хоть что-то прояснить! И мне почему-то казалось… если я узнаю подробности, из-за которых оказалась здесь — в какой-то степени мне станет легче! Мужчина тем временем смотрел в упор на меня, слегка прищурив глаза.

— Я не понимаю… — продолжала я, качнув головой. — Почему вас все боятся? Почему вы можете брать долги с банка и красть людей, оставаясь безнаказанными? Почему я здесь… ведь я…

Мой голос сорвался на прерывистый всхлип.

— Ведь я ни в чем не виновата… я просто выполняла свою маленькую работу, я просто… сделала то, что должна была…

— Хватит изводить свою маленькую голову. — Строго перебил он меня. — Даже если я решу в чем-то просветить тебя — это все равно ничего не изменит!

От его безучастного вида неприятные мурашки спускались по телу, пока я пыталась взять себя в руки.

— Безнаказанность наказуема, девочка. — Безапелляционным тоном добавил бандит, возвращаясь к светящемуся экрану ноутбука. — Каждый рано или поздно получит свое, может эта истина согреет тебя, хотя лучше бы ты больше думала о своей судьбе.

Я перевела напряженный взгляд в пространство и горько усмехнувшись, закусила дрожащую губу.

— Если бы от меня, хоть что-то зависело… — почти прошептала я. — Какой смысл о чем-то думать, если я ничего не могу сделать?..

Глаза медленно застелило слезами. Мужчина сосредоточил на мне пристальный взгляд и некоторое время задумчиво наблюдал, как я справляюсь с собой.

— Когда ты устроилась в банк, почему тебя не насторожило финансовое положение компании? — спросил он вдруг в какой-то момент.

Растерянно подняв глаза, я нахмурилась и сбивчиво пояснила:

— Я сначала не знала… и потом, практически у всех компаний сейчас нестабильное положение, поэтому не придала этому такого значения. Не имея опыта, я и не надеялась на хорошее предложение, но это место было идеально для первой ступени в профессии.

Мужчина ничего не ответил, вернув напряженный взгляд на экран. Я же, некоторое время ожидала какого-то пояснения, но наблюдая его отрешенность, в какой-то момент не выдержала:

— Почему вы это спросили?..

Но мужчина продолжал молчать, ясно давая понять, что от него ничего не добиться. Я недовольно нахмурилась и поджала губы, наткнувшись на очередное пренебрежение. Тихо вздохнув и пропустив волну негодования, я принялась бесшумно убирать посуду на поднос.

— Учредители твоего банка взяли деньги у организации принадлежащей очень влиятельным людям, чтобы обойти приговор центробанка о банкротстве. — Услышала я и замерла. — Они думали, что вывезут положение, но как ты уже знаешь — потерпели фиаско.

Осторожно посмотрев на мужчину, я затаила дыхание, сосредоточив все свое внимание.

— За каждым коммерческим банком и любой мало-мальски серьезной организацией стоит так называемая крыша. И эта крыша задействовала наемников, чтобы вернуть свой долг.

Мой взгляд стал напряженным и недоуменным.

— Да, девочка. — Кивнул он, заметив мое замешательство. — Бандиты из девяностых теперь стали легальными бизнесменами.

Я потупилась на свои руки стараясь не думать, что эта информация может стать для меня бременем.

— Однако крыша в наше время делится на элиту, так что не каждая хочет марать свои пиджаки и лишний раз суету наводить. — Продолжал он терпеливым тоном. — Под таким предлогом они и обращаются к наемникам. Коллекторы — знаешь, кто такие?

Я рассеяно кивнула, все больше напрягаясь от этого открытого потока информации. Конечно, я знала кто это, и знала какие зверства, могут творить эти люди.

— Так вот, тот человек, который устроил твое похищение и держит целый загон таких наемников. Только работает не с физ лицами, а с организациями. И спектр услуг у него более специфичный: рейдерский захваты, прессинги, разборки … проще говоря — выполняет всю грязную работу.

Мелкая дрожь разошлась по телу. Я сидела, осторожно делая вдохи и лихорадочно переваривая новые знания об этой структуре преступного мира.

— Этот человек очень опасный и влиятельный. — Сообщил мужчина, предостерегающим тоном. — Он знает о тебе все до мельчайших подробностей, и поверь, у учредителей банка не было ни единого шанса защитить тебя!

Нервно выдохнув, я пропустила стягивающую внутренности волну и попыталась воспринять сказанное. Как он и предупреждал — эта информация не только не стала полезной, а лишний раз напомнила насколько безвыходна моя ситуация. Лишь одно мне не давало покоя во всем, что я узнала и не подумав я решила озвучить свои мысли:

— Вы говорите так… будто не относите себя к этому человеку!

Мужчина как-то пристально посмотрел на меня, и не спешил отвечать.

— Тебе показалось. — Ответил он в какой-то момент таким настойчивым тоном, как будто я для своего же блага должна была принять на веру его слова. — Я тоже наемник и так или иначе связан с ним.

Я сосредоточила на нем настороженный взгляд, чувствуя, как пересохло во рту.

— Еще вопросы есть? — спросил он, прожигая меня встречным взглядом.

Я опустила глаза и покачала головой.

— Тогда сказочке конец. — Произнес он небрежно. — А теперь иди спать.

Я тут же, растерянно уставилась на мужчину, пытаясь убедиться — правильно ли я расслышала?

— И чтобы завтра я не видел, как ты клюешь носом над тарелкой. — Добавил он, хмуро глядя в ноутбук.

Я пропустила волну смятения и легкого облегчения, немного удивившись его неожиданной благосклонности. Не спеша поднявшись со стола, я направилась к кровати, глядя на нее с предвкушением, но вдруг замедлила ход. В моей голове стрельнула мысль, которая давно не давала покоя и неприятным колокольчиком напомнила о себе сейчас. Остановившись, я робко оглянулась на мужчину, который, оказалось — внимательно наблюдал за мной.

— Что? — спросил он сразу.

Пряча глаза, я неуверенно произнесла:

— Тот парень… который охранял меня…

— Которого ты по башке огрела? — перехватил он мой вопрос, и я различила озорные ноты в его голосе. — Переживаешь за него?

Я ничего не ответила, нервно теребя края полотенца.

— Если бы такая девочка могла серьезно навредить моему бойцу — то вся моя охрана выеденного яйца не стоит! — серьезно заметил он. — А вообще я не пойму — этот человек твою свободу контролировал, а теперь ты его жалеешь?

Устремив на мужчину напряженный взгляд, я обиженно возразила.

— Просто… я вижу в людях не только плохое!

Черные глаза впились в меня, заставляя вытянуться на месте. Мужчина подался вперед, глянув исподлобья:

— Вот как. — Протянул он настораживающим тоном. — Интересно, что же ты видишь во мне?

Я тут же растерялась и сомкнула губы. Лихорадочно пытаясь собрать свои мысли, я очень неуверенно ответила:

— Я не знаю… я просто не верю, что люди рождаются жестокими — такими их делает жизнь! И я не могу судить, потому что не знаю — через что вам пришлось пройти, чтобы стать… таким.

Черные глаза задумчиво смотрели на меня и молчание неуютно затянулось.

— А ну ка, подойди ко мне. — Велел он в какой-то момент, заставляя меня напрячься.

Уговаривая себя не поддаваться панике, я на ватных ногах двинулась к нему и остановилась на расстоянии вытянутой руки. Он сканировал меня взглядом, а я справлялась с неприятным жаром, рассыпающим иголки по телу.

— Откуда ты взялась такая? — спросил он хриплым голосом, заставляя меня вспыхнуть от замешательства и смущения.

Я невольно облизнула губы, чувствуя, как меня лихорадит от волнения, а он взял меня за предплечье и настойчиво притянул к себе. Откинувшись на спинку дивана, он сканировал меня взглядом, зажав мои бедра между колен.

— Такая невинная, при этом не глупая, в добро веришь…. — Рассуждал он, блуждая взглядом по моему телу.

Его глаза стали в момент холодными, когда они пересеклись с моими:

— Только со мной тебя ждет разочарование. — Сообщил он металлическим тоном. — Попытаешься заглянуть внутрь меня, и не увидишь там ничего хорошего.

Он неожиданно оттолкнулся от спинки, и уверенно захватив край полотенца, в которое я была замотана, одним движением сдернул его. Я тут же прикрыла грудь руками, перехватив его взгляд, который задержался на трусиках. Недовольно скривив губы, он ловко зацепил резинку и стянул их вниз, заставляя меня быстро высвободить ноги. Бросив белую ткань на пол, он направил на меня предостерегающий взгляд.

— В постель ложиться только так. И хватит таскать эти полотенца! Если уж так хочешь прикрыться можешь взять рубашку из шкафа.

Сжимая ноги и находясь в застывшем состоянии, я отрывисто кивнула, смущенно глядя на бандита, и как только он перестал удерживать меня коленями, попятилась и поспешила в кровать под внимательный взгляд черных глаз.

Настороженно покосившись на мужчину, который снова откинулся на спинке дивана, я нырнула под одеяло. Натянув его до подбородка, я некоторое время пыталась унять сердцебиение. Даже тот факт, что он позволил мне лечь спать не сглаживал мое напряженное состояние. Было очень непривычно находиться в постели совсем голой, а особенно страшно даже от мысли, что он будет лежать совсем рядом!

Неожиданно, я услышала, как мужчина поднялся и пересек комнату, чтобы выключить основной свет. Возле кровати осталась гореть лампа, и только убедившись, что он вернулся на диван, я смогла немного расслабиться. Свинцовая волна тяжести стремительно разлилась по телу. Свернувшись клубочком, я поплотнее закуталась в одеяло и наконец, закрыла глаза.

***

Руслану хватило терпения еще минут на двадцать, прежде чем он захлопнул ноутбук, когда стало окончательно ясно — ему не сосредоточиться на делах и подорвался с места. Стянув из шкафа майку и спортивные штаны, он переоделся и бросив взгляд на спящую девушку вышел из комнаты.

Спустившись на первый этаж, он направился в тренажёрный зал, где несколько парней в это время с задором проводили спарринг. Завидев главного, они тут же притихли и выпрямились, но его уверенный кивок дал понять, что можно продолжать.

Руслан целенаправленно проходил между тренажёрными установками, предназначенными для профессиональных упражнений с мышцами, но задержался у ничем не примечательной перекладины. Он всегда отдавал предпочтение простым, но толковым упражнениям, какими когда-то вырастил свое тело, на скудной площадке с ржавыми и криво сплавленными турниками.

Потерев руки, мужчина потянулся и прочно захватив железный прут, принялся подтягиваться в одном ритме, на одном дыхании. Мышцы мгновенно сгруппировались, равномерно распределяя энергию для каждого рывка. Дальше он переместился на пол и пошли отжимания, да с такой скоростью, что кровь в венах вскипела, и под кожей выступили разветвления прожилок, обвивающих мышцы.

Следующий подход был на беговой дорожке, чтобы разогнать адреналин по телу, разогнать мысли и ноющее желание в паху. Без передышки, без жалости к телу, пуская энергию в нужное русло!

Сойдя с дорожки, мужчина сделал глоток воды и скинув черную майку, которая намертво прилипла к телу, направился к здоровой груше, висевшей над потолком. Натянув шингарты (защитные перчатки без пальцев) он встал в стойку и принялся целенаправленно боксировать по твёрдой мишени, обтянутой жёсткой брезентовой тканью, оставляя вмятины от мощных ударов.

Удар… Удар… Удар…

Обнажённое тело перед глазами заставляло пропускать импульс, который создавал спазм в области паха, и удары с устрашающими хлопками все чаще разносились в помещении.

Удар… Удар… Удар…

"Люди не рождаются жестокими…"

Удар… Резкий вдох… Удар…

"Я не знаю… что пришлось вам пережить, чтобы стать таким"

Удар… удар… удар… Резкий выдох…

Проникновенный, мелодичный голос разносился колокольным эхом в голове, оставляя после себя болезненную тишину, которая поднимала на поверхность то, что он давно задавил в себе. Задавил все воспоминания, засыпал песком боль и запер на замок все, что могло колыхнуть старые раны. Серо-зелёные глаза все настойчивей впивались в сознание, раздирая и насильно пробуждая внутри, неподвижные слишком долгое время чувства.

И снова мощный удар…

— Оу, Оу… Полегче мужик! — раздался басистый голос перед очередным хлопком.

Резко выдохнув, Руслан выпустил еще пару ударов и отпрянул, придержав раскачавшуюся грушу. Он обернулся на Ростова, и тот сразу выставил руки в защитном жесте.

— Решил из бедняжки весь дух выбить?! — заметил он с ухмылкой, обходя грушу на расстоянии.

Они пожали друг другу руки, и Руслан потянулся к бутылке с водой, справляясь с частым дыханием. Сделав небольшой глоток, он кивнул на развернувшийся в конце зала спарринг и подмигнул:

— Размяться не хочешь?!

Ростов скептически покосился на борющихся парней.

— Обойдусь… — выдавил он, качнув головой. — Охота было бока мять, молоти вон свою грушу, она то как бумага — все стерпит!

— Мешок сдачи не дает. — Сдержанно ответил Руслан, сделав ещё глоток. — Не рано ли ты на себе крест ставишь?

— Сейчас я друг тот же мешок, только разве что удар ещё держу. — Устало отозвался мужчина.

В глазах Руслана мелькнул озорство:

— Потому что в приоритете у тебя стала не гиря, а стакан пива.

Ростов растянулся в улыбке кота рядом со сметаной.

— Мдаа, от пивка я бы и сейчас не отказался! Это в девяностые качнуть на разборках было куда легче, чем с умом бабло наживать — вот я и баловался. А сейчас че… Старый пёс, если пропущу хук — костей не соберу.

Руслан ухмыльнулся, лукаво взглянув на друга:

— Пойдём. — Хлопнул он его по плечу.

Мужчины прошли к низкому дивану и усевшись, устремили взгляд на парней, которые на ринге вели активную борьбу, сцепившись намертво.

— Итак… — Начал Ростов. — Думаю, ты меня позвал не за этим танцем лебедят понаблюдать?!

Руслан некоторое время молчал, опытным взглядом оценивая, как парень, на вид заметно меньше противника, пытается уйти от захвата.

— Когда ты в Находке суетился, я просил тебя за аварию инфу нарыть… — Отозвался он в какой-то момент. — Ты узнал, что там за история?!

Ростов задумчиво нахмурился и нагнувшись вперед уперся локтями о колени:

— Да мутно там чето. — Протянул он неуверенно. — Гаец разговорчивый попался — намекнул, что папка белыми нитками шита, да убрана подальше.

Руслан перевел напряженный взгляд на мужчину.

— Ну, смелее Ростик! Ты ж, думаю, не отделался одними намеками?!

Ростов потер колючий подбородок.

— Дело пыльное — девчонка тогда еще школьница была, шла с подружкой от моря на остановку. Мажорики какие-то притормозили — подвезти предложили. Девчата вежливо отказались, ну а те, то ли наказать, то ли припугнуть надумали, задком начали сдавать, и попала одна под колеса. Придавило девочку — машина низкая, жара. Парни вылезли, кто-то с попутки остановился, подняли "маркушник" — вытащили бедняжку. Ну этого всего конечно нет в показаниях.

Руслан молча смотрел на друга, а его лицо становилось все более хмурым.

— Короче эти харьки вывернули все так, что чуть ли не она сама под машину бросились, и травмы умудрилась получить до аварии! А единственная свидетельница съехала даже без прессинга и вовремя умотала в Читу — вот все и сложилось… Хорошо еще, не заставили выплачивать за порчу железа!

Руслан перевел задумчивый взгляд в пространство. Перед глазами неприятной вспышкой предстала обнаженная спина с паутиной шрамов. Он жестко одернул себя — зачем ему понадобилось это узнавать! Теперь разрушающий огонь полыхал внутри, пробуждая неуправляемый гнев и беспощадный порыв.

— Мажорики говоришь… — Повторил он вкрадчивым тоном, непроизвольно сжав челюсть.

Ростов знал этот потемневший взгляд, знал, что его интерес неспроста и невольно напрягся. Сейчас ни к чему было ворошить старые грехи влиятельных сынков и привлекать этим к себе внимание! Слишком тонко было лезвие, по которому они шли, и такой углубленный интерес к девочке подпитывал его подозрения, из-за которых все могло рухнуть как карточный домик!

— Ты что задумал, Руслан…?! — спросил он настороженно. — Мне, конечно, тоже жаль девчонку, все-таки у меня у самого две малявки растут, но… подумай, прежде чем делать не оправданные шаги!

Руслан склонил голову на бок и черные глаза сверкнули, устремившись на собеседника:

— Че то я не пойму… — прозвучал его голос, с настораживающим спокойствием. — Ты с чего-то решил, что мне нужно твое одобрение?!

Он поджал губы, понимая, что если Руслан что-то надумал его не остановить, и для своего же блага лучше беречь свой лоб.

— Харьков пробей, а лишний напряг оставь при себе, понял?! — Прозвучал металлический голос, и Ростов неохотно кивнул, отводя глаза.

Все же перед ним сидел не простой человек, и ему оставалось довериться тому, кого он считал не только авторитетным подельником, но и другом.

Глава 17

Я открыла глаза, когда в окна только пробивался первый свет, и сразу же напряглась, потому что лежала, практически уткнувшись носом в мужскую грудь. Сонное сознание довольно своевременно напомнило о моей наготе и съёжившись, я поспешила как можно осторожней отодвинуться от мужчины. Его запах будто последовал за мной, врезаясь пьянящим ароматом в нос, и казалось, был везде, без спроса окутывая мое обоняние. А может это просто я пропахла им? Сколько я так пролежала?

Подняв глаза на умиротворенное лицо бандита, я прислушалась к его ровному дыханию, и убедившись, что он спит, слегка приподняла голову. Мой хмурый взгляд прошел по комнате. Я лежала даже не на середине кровати, а практически на одной половине с ним! В мысли невольно прокралась предательская догадка — я могла сама приблизиться к нему ночью… Возможно замерзла, не привыкнув спать без одежды, и спросонья потянулась к единственному теплу — его горячему телу.

Прикрыв глаза от волны смущения, я вернулась на подушку и снова перевела взгляд на мужчину. Мне надо было бы отодвинуться на край кровати, подальше от этой опасной близости… но я почему-то не торопилась — как будто все тело придавило мешками с песком. Солнце еще не встало, но тусклый свет зари уже зашёл в комнату, так что, я могла видеть все очертания его красивого лица, линии грозных татуировок и изгибы крепкого тела. Не стыдясь и не борясь с любопытством, я позволила себе открыто рассматривать его, чувствуя, что мои наблюдения безопасны в этот момент. Словно отложив все свои щиты и страхи — я поймала себя на мысли, что сейчас смотрю на него другими глазами! Я даже проигнорировала беспокойный колокольчик — что меня начинает затягивать это любопытство.

Руслан…

Мне казалось это имя символичным и красивым и вдруг захотелось попробовать произнести его вслух! Но даже произнося имя своего похитителя в мыслях, я чувствовала, будто перехожу недозволенную грань, добровольно допуская этого человека к чему-то личному и беззащитному внутри меня.

В расслабленном состоянии после сна, находясь совсем рядом с моим похитителем, когда его энергетика не вызывала чувство опасности, я пропускала странное волнительное ощущение в животе. Его теплый, мужской запах, его обнаженный торс и умиротворенный вид пробуждали неуправляемое притяжение и опьянение. На секунду захотелось прильнуть к нему, остановить время, забыть приличия и отбросить все сомнения! Один миг слабости — чтобы ощутить его тепло, прикоснуться к мягкой коже на стальных мышцах, замереть — втянув ближе его запах.

Тихо выдохнув, я покраснела, смутившись направления своих мыслей. Мой взгляд переместился на его символичные, грозные татуировки. Это был момент, когда я могла спокойно изучать их, не боясь своего внимания, которое может быть замечено. Сосредоточившись на изображении детально очерченной звезды, ниже ключицы я невольно представила, как ее накалывали, и мою кожу закололо в той же области. В этот момент сработал какой-то рефлекс, и меня тут же потянуло прикоснуться к этому месту на его коже. Не думая, я протянула руку и провела подушечками пальцев по вытянутому восьмиугольнику, несущему опасное значение. Я думала, что кожа после ожога татуировкой становится более выпуклой или шершавой, но я не ощутила разницы, прикасаясь к грозному рисунку.

Мое забытие длилось ровно несколько секунд, после чего я спешно убрала руку, и снова подняла взгляд на лицо мужчины. С облегчением убедившись, что он не проснулся, я как можно осторожнее отодвинулась еще дальше от него и медленно повернулась на другой бок. И только я приподнялась, чтобы встать, как неожиданно горячая ладонь уверенно обхватила меня за талию и притянула назад.

Я застыла и задержала дыхание, чувствуя, что моя спина практически касается крепкого тела. Меня бросило в жар и под одеялом сразу стало очень душно. Мужчина в свою очередь ничего не предпринимал, а после того как упрямо вернул меня в постель, перекинул руку через мою талию. Мышцы начало колоть — настолько я была напряжена, а легкие никак не желали впускать воздух. И самое интересное, что это все было не от страха… Нет, нет, совсем не от страха!

Я зажмурилась, справляясь с искрами, которые блуждали внутри живота не в силах выйти наружу, только от того, что его тяжелая рука покоилась на мне. Обнаженная кожа казалась очень чувствительной, и я не могла игнорировать горячие, неприличные ощущения между ног. Закусив губы, я заставляла себя ровно дышать, и давила в себе неестественное желание, чтобы он сделать хоть что-то, и я не сгорела от настойчивого возбуждения!

Моя кожа на щеках запылала от постыдных мыслей, и я постаралась расслабиться, хотя как бы не пыталась, мое тело все равно слегка вздрагивало на каждый его вдох. Кажется, мне только удалось отвлечься, когда большая ладонь неожиданно легла на мой живот, и мужчина прижал меня к своему телу!

Резкий, горячий прилив внизу живота выбил из груди прерывистое дыхание, и все… я поняла, что пропала.

***

Руслан.

Он проснулся давно, чувствуя ее взгляд на себе. Если бы только она отстранилась, если бы убежала сразу на край кровати, он бы не стал прикидываться спящим и поддаваться затягивающему все его нутро интересу. Руслан терпеливо сносил, пока она изучала его, и даже не отдавая отчета — почему, понял, что это его забавляет. Когда она прикоснулась к нему, он еле удержался чтобы не перехватить ее пальчики, чувствуя, как налитый член, вот-вот разорвет штаны. В какой-то момент она отстранилась и ему бы выдохнуть с облегчением, но увидев, что она хочет встать, он не смог совладать с диким голодным порывом и притянул ее назад.

Мужчину словно держали титанические цепи — лишь бы не спугнуть ее интерес, неожиданно обращенный в противоположный полюс. Он не хотел, чтобы она боялась его, не хотел, чтобы сопротивлялась. Он хотел иного — чтобы она открыто и добровольно впустила его, позволила вкусить свое желание, отдалась ему полностью и без остатка!

Его сердце билось с болезненной скоростью от бушующего желания, но дыхание оставалось ровным, и он всеми силами справлялся с собой, просто удовлетворяясь тем, что она рядом. Но практически сразу что-то ввело его в замешательство. Странная дрожь, которая исходила от ее тела. Дыхание, которое еле заметно срывалось. Он буквально ощутил запах ее желания, уловил ее сигналы, которые девочка старательно пыталась унять. Мужчина тихо улыбнулся — бедняжка не знает, как управлять своими ощущениями и стыдится своей страсти.

Чувствуя бесстыдный азарт — Руслан не спеша положил руку на плоский животик и ощутил, как судорожно сжались мышцы, а когда прижал к себе, с ее губ сорвался прерывистый вдох, и девочка задрожала, словно только и ждала этой разрядки! Он в свою очередь испытал нездоровое упоение, убедившись, что малышка все это время так же справлялась с собой.

Его захватил огонь, такой распаляющий и своевольный, что он буквально ощутил, как зверь внутри него рвется наружу, рвется завладеть разумом! Но Руслан держал его, не спускал контроль, и он даже не помнил, какие веские причины заставляли его делать это.

Его член уперся в нежную кожу на ягодицах, и он чуть не зарычал от резкого прилива возбуждения. Девочка вздрогнула, но он поспешил отвлечь ее, проводя по животу вверх, легким движением скользнув по груди и слегка задев затвердевший сосок. Он почувствовал, как она сжалась от спазма, который управляли ее телом и когда терпеливо сжал манящее полушарие, получил в награду первый стон. Ее робкое пение отправило внутрь него стремительный импульс, от которого он испытал яркое, глубинное и ни с чем не сравнимое удовольствие…

***

Юля.

Я просто задыхалась… Жмурилась, выгибалась, слегка отвлекаясь от неприличного ощущения его твердой плоти упирающейся в мои ягодицы. Мужская ладонь скользнула по животу, который тут же напрягся от очередного искрящегося натяжения. Когда он сжал мою грудь, меня окатило таким жаром, что кожа покрылась испариной, а по позвоночнику будто прошел ток. Из груди вырвался стон, и я понимала, что меня сносит каким-то неуправляемым вихрем, а оставшееся внутренне напряжение от происходящего еще больше подпитывало мои ощущения.

Мужчина тем временем крепче обхватил мою талию одной рукой, а второй принялся большим пальцем выводить узоры вокруг соска. Я затрепетала и невольно сжала бедра, между которых стало очень мокро. Продолжая мучить мою грудь, мужчина двинулся рукой от живота к набухшему, горячему и самому чувственному месту. Я резко втянула воздух и издала прерывистый стон, когда он раздвинул податливые бедра и скользнул по нежным складочкам. Я непроизвольно обхватил предплечье мужчины, который, как только почувствовал моё мокрое подтверждение влечения, обжег шею резким дыханием.

В опьяняющем состоянии я оказалась на спине и устремила затуманенный взгляд на мужчину, который навис надо мной. Пока чёрные глаза полные огня контролировали меня, он мягко, но настойчиво развел коленом мои ноги, и я тут же сжалась внутри от внезапного воспоминания о боли. Горячий бархат твердой, большой плоти коснулся бедра, и я отвела лихорадочный взгляд в сторону, нервно закусив губу. Я так болезненно желала его… но вместе с тем, не могла управлять этими непроизвольными рефлексами.

Горячее основание уперлось в лоно, не делая попыток вторгнуться, и будто ожидало моего одобрения. В этот момент я неуверенно посмотрела на мужчину позволяя окунуться в ласкающую черноту его глаз и вдруг поняла, что мне как воздух необходимо от него что-то большее… чем страсть. То, что лежало в его черной глубине и казалось мне недосягаемым.

Его лицо было достаточно близко и я, оставив все сомнения, робко положила ладонь на колючую щеку и осторожно погладила своего зверя. Я заметила, как он напрягся и даже нахмурился, прикрыв глаза, как если бы ему было больно. Растерянно глядя на мужчину, я почувствовала, что сжалась ещё сильнее и готова была расплакаться, чувствуя себя на грани чего-то запретного и такого желанного, что кровь сворачивалась от досадного напряжения.

Он устремил на меня потяжелевший взгляд, а я управляемая в этот момент каким-то сумасшедшим порывом вдруг потянулась, и не смело поцеловала его. Мой поцелуй был осторожным, но настойчивым, и я с замиранием сердца ждала его ответа. Только он оставался неподвижным, как каменное изваяние, снова застывший киборг! Это длилось всего пару мгновений, но мне показалось вечностью. Закрыв глаза, чтобы в них не отразилось мое болезненное смятение, я уже собиралась отстраниться от мужчины, но вдруг почувствовала его руку на своем затылке. Он зафиксировал мою голову и буквально впился в мои губы жадным поцелуем. Тяжело дыша, я резко оказалась на подушке придавленная мужским телом.

Я получила то, что желала и с этим он вошел в меня, и казалось, я услышала приглушённый рык одобрения за то, что внутренние стеночки поддались. Я затаила дыхание, пока он заполнял меня, оторвавшись от губ постепенно и терпеливо позволяя привыкнуть к себе.

В какой-то момент его сдержанное движение сменилось резким толчком, от которого внутренний дискомфорт, заглушил внезапный прилив искрящих спазмов в животе. Это новое, незнакомое удовольствие пустило стремительный яд по моим внутренностям заставляя испытать жар и глотать ртом воздух. Чувствуя мое сильное желание, мужчина начал двигаться в более резком и привычном ему темпе, понимая, что мое тело реагирует правильно. А меня начало скручивать от натяжения внизу живота, от простреливающих все мое тело мурашек, и я даже не заметила, с какой силой мои стоны разрезали пространство.

Я терялась в реальности, испытывая постоянный ток, который с каждым толчком усиливал натяжение, заставляя меня метаться под мужчиной и впиваться пальцами в его плечи. Время перестало существовать, все слилось в один миг ощущений, когда я выгнулась и прокричала от ни с чем не сравнимой мощной волны. Как будто все мышцы по стремительной очереди сократились, сгруппировались, чтобы в какой-то момент отпустить моё тело в невесомость, где больше ничего не существовало…

Мужчина продолжал входить в меня, выбивая резкое дыхание из груди, и я очнулась из туманного сознания, только когда под пальчиками ощутила сокращение его твердых мышц, а что-то горячее и липкое прыснуло на мой живот. Он еще некоторое время нависал надо мной, делая резкие вдохи, обжигающие мою кожу и чувствуя, как я подрагиваю под ним, прежде чем поднялся, забирая свою тяжесть и не давая опомниться, подхватил меня на руки.

Он принес меня в ванную и в душевой кабине поставил на ноги. Я сразу попятилась, потому что мужчина зашел следом, уменьшая своей высокой, атлетически сложенной фигурой и без того тесное пространство. Он казался таким большим и мощным в сравнении со мной, что внутри невольно свернулся настороженный комок. Его обнаженное, стройное тело, на неприличную часть которого я не смела смотреть, было подтянуто и странным магнитом притягивало взгляд.

Вжавшись спиной в пластмассовую стенку и чувствуя ненавязчивую слабость во всем теле, я напряженно наблюдала, как он со спокойным видом включил воду и протянул мне душевой шланг. Я неуверенно взяла его, случайно коснувшись мужских пальцев, и принялась скованными движениями смывать с себя его остатки. Он терпеливо ждал, пока я закончу, затем перехватил шланг и закрепив его над головой стал быстро обмываться сам. Обняв себя руками, я уже сделала шаг в сторону, чтобы выйти из кабинки, но тут же услышала твердое:

— Стой здесь.

Глядя на широкую спину мужчины, я нервно поджала губы и вернулась на место, снова прилипнув к пластмассовой опоре.

Закончив мыться, он выключил воду, и обернулся ко мне, небрежно проведя рукой по мокрым волосам. Капельки воды стекали по крепкому телу, и я смущенно отвела взгляд, чувствуя ужасное волнение в этом тесном пространстве, от которого жар спустился по телу. Сканируя меня взглядом, он сделал шаг, и я напряглась, чувствуя мандраж от его близости, которая ассоциировалась теперь у меня с невероятными ощущениями, что до сих пор пускали дрожь по телу. Мужчина был, как сплошное поле напряжения, которое я ловила каждый раз, когда он был рядом. Я нервно выдохнула, когда он коснулся пальцами моей щеки и поднял лицо, перехватив мой растерянный взгляд, который в какой-то момент упорно опустился на татуировки, неуемно мозолящие глаз.

— Мои наколки тебе покоя не дают? — спросил он, сдержанным тоном, стерпев мое затянувшееся внимание.

Смущенно потупившись, я поспешила оправдаться и хоть как-то разбавить повисшее напряжение в воздухе.

— Нет, я просто… слышала, что такие… делают в тюрьме. — Выпалила я осипшим голосом.

Щеки тут же вспыхнули, и я прикусила язык, чувствуя, что задела опасную тему. Осторожно подняв глаза, я замерла, заворожено и недоверчиво глядя на мужчину, губы которого впервые за все время растянулись в улыбке, обнажив ровные белые зубы. Его черты лица сразу смягчились, проникновенный взгляд колыхнул что-то внутри меня, отчего коленки буквально подогнулись, захватившись этим мощным обаянием.

Мужчина наклонился ко мне совсем близко, и я затаила дыхание, напрочь забыв обо всем… даже о своем вопросе.

— Хочешь знать сидел ли я? — Разнесся низкий голос над ухом, обжигая кожу дыханием и заставляя меня сглотнуть.

Мурашки спустились по телу, и я прикрыла глаза, чувствуя, как горячие ладони накрыли мою талию. Не спеша, но настойчиво, мужчина повернул меня к себе спиной, и я уперлась ладошками о стенку, покрытую капельками воды. Чувствительная, обнаженная кожа спины, сразу уловила жар мужского тела. Я напряглась и запаниковала, чувствуя себя беззащитной в таком положении. Его губы тем временем слегка задели мое ухо, после чего я услышала:

— Да, девочка. Опасно носить такие метки — если ты не мотал срок! Дерзкие всегда найдутся, да только долго не живут.

Иголки спустились по телу, и я закусила губы, чувствуя, как внутри неприятной волной разошлась тревога. Боже, почему я допустила мысль, что может быть иначе?

Мужчина тем временем убрал мои волосы со спины и провел рукой вдоль позвоночника. Приблизившись вплотную, он начал покрывать меня медленными, сдержанными поцелуями, спускаясь от плеча, к спине. Я прерывисто выдохнула, чувствуя неуправляемую дрожь и стягивающую прочными нитками панику. В какой-то момент я застыла и совсем растерялась, когда поняла, что он целует мои шрамы. Щеки загорелись огнем, а внутри прошла волна смятения, неловкости и полного замешательства! В нашей ситуации это было что-то настолько личное и недопустимое … Нет. Это никак не вязалось с ним! Почему, зачем он это делает?! Я даже сглотнула, боясь шелохнуться и не веря в происходящее.

Его рука коснулась сзади моих бедер и проследовала к внутренне стороне, чтобы подняться вверх, заставляя меня вздрогнуть и ощутить неожиданный прилив. Господи, что он со мной делает?.. Я все еще не отошла от первого пика в своей жизни, а мое тело снова откликается на эти неумолимые ласки.

Закусив губы, я зажмурилась, когда он скользнул по чувственным складочкам, настойчиво раздвигая их и удерживая мое задрожавшее от желания тело. Я ничего не могла поделать, распаляясь от возбуждения в его умелых руках, которые не давали ни единого шанса, взять над собой хоть какой-то контроль!

Продолжая ласкать меня между ног, он вдруг запустил руку в мои волосы и слегка потянул их, заставляя меня запрокинуть голову. Я ахнула от горячих искр, внезапно спустившихся по телу. Его пальцы скользнули внутрь меня, а вторая рука более ощутимо сжала мои волосы, натянув их у корней, и я простонала, выгибаясь на незнакомые, будоражащие ощущения — смеси боли и сладости. В следующую секунду он буквально придавил меня всем телом к душевой стенке, заставляя ощутить спиной свое твердое возбуждение, а затем резко развернул к себе.

Он склонился к моему лицу, а его рука провела по моему бедру и захватив его он поднял сначала одну мою ногу, а затем вторую. Спина заскользила по стенке, и я растерянно вцепилась в стальные плечи, оказавшись с широко раздвинутыми ногами, практически обнимая талию мужчины. Наши лица теперь были на одном уровне, и я с широко распахнутыми глазами смотрела в горящие, черные глаза.

— Не бойся. — Велел он, склонившись к моему виску, и с этими словами без предупреждения вошел в мое сжавшееся, но мокрое лоно.

Я резко вдохнула в голос и обвила его шею, как единственный спасательный круг. Сначала его толчки были медленными, но настойчивыми, распаляя между ног все, чтобы движения не доставляли дискомфорт. Но затем он стал, более резко входить в меня, не сдержанно и с таким уверенным ритмом, что я не успевала отходить от обрушивающихся волн, вытягивающих из моего горла стоны и крики. Его пальцы впивались в мои бедра, частое, резкое дыхание шумело в ушах, во рту пересохло, и не знаю, в какой момент это произошло, но мой разум начали обволакивать беспокойные ниточки. Мужчина продолжал двигаться так же неистово, удерживая мое тело, которое все больше напрягалось от его неустанного желания и от мысли, будто я участвую в чем-то недопустимо развратном. Стягивающая внутренности волна спустилась по телу, мои ладошки сами уперлись в напряженную, каменную грудь, и я заерзала, пытаясь выбраться из стальных объятий.

— Нет… стойте… — прохрипела я в какой-то момент.

Однако, мужчина никак не отреагировал, и я начала упрямо колотить его по плечам, пропустив пару резких толчков. Внутри неожиданно пронесся жар, заставляющий меня выгнуться, и я простонала, впившись пальцами в кожу на стальных мышцах. Меня пугала… пугала эта темная страсть, которая захватывала все мое начало.

— Пожалуйста, остановитесь…! — выдохнула я, склонившись к шее мужчины и не успевая прийти в себя.

В этот момент мощное тело теснее придавило меня к опоре, а сильная рука небрежно захватила волосы на затылке. Он больно отдернул назад мою голову, так что я почти стукнулась об стенку. Я распахнула глаза, испуганно глядя на мужчину, который продолжал двигаться во мне, пригвоздив на месте потемневшим взглядом.

Сердце зашлось с бешеной скоростью. На мгновение показалось, будто я вижу его впервые! Черные глаза были застелены, и вместо знакомого мне мужчины — наружу вышло что-то иное и пугающее. Меня бросило в жар, и вместе с тем, неожиданно сильная волна прошла по каждой клеточке тела в преддверии оргазма.

— Руслан… — выдохнула я растерянно, все больше пугаясь того что происходит с моим телом.

Он нахмурился, а в глубине его глаз будто что-то полыхнуло. Мужчина не собирался проявлять снисхождение, не в этот раз и это можно было прочитать по одному его взгляду! Он упорно продолжал входить в мое распаленное лоно, только теперь, делая рывки более медленными и дразнящими. Он не давал шанса моим страхам, но уступал место неуправляемой, поднимающейся из глубины и отравляющей мое существо — похоти.

Я напряженно смотрела на него опьяневшими от желания глазами, когда неожиданная очередь резких толчков вырвала меня из всех отвлекающих мыслей, и я прокричала от сильнейшей лавины удовольствия, похожей на внутренний взрыв.

Еще несколько уверенных движений, в сжимающееся лоно и он освободил меня, опустив на ватные ноги и вдавливаясь в мой живот пульсирующей плотью, которая обожгла кожу, горячим липким извержением.

Я находилась в каком-то забытие, с полуоткрытыми глазами, когда он завернул мое мокрое тело в полотенце и вынес из ванны. Положив меня на кровать, он провел ладонью по моей щеке, задумчиво вглядываясь в лицо и наши глаза встретились в безмолвном контакте. Хмуро отстраняясь, он бросил короткое — "Спи", а я и рада была послушаться, пребывая в невероятной слабости и неге. Повернувшись на бок, я обняла подушку и стоило мне закрыть глаза, как сознание унесло в сладкий сон.

Глава 18

Руслан стоял у окна в своем кабинете наблюдая, как Ростов вышел из глянцево-черного гелика, одергивая воротник своего стильного плаща, и направился к дому. Стрелки на часах показывали только восемь утра, но он был уверен — через несколько минут вся необходимая инфа упадет ему на стол.

Мужчина отошел от окна и опустился в большое, кожаное кресло за рабочим столом из массивного темного дерева. Его задумчивый взгляд устремился в пространство, а в голове вспышками проносились навязчивые образы — серо-зелёные глаза, опьяненные его похотью, нежная кожа под его жесткими пальцами, алые губы, в которые он впивался жадным поцелуем, вторгаясь в мягкий рот и истязая шелковый язык.

Руслан не мог понять, что эта девочка делает с ним!.. Как она очаровывает и пробивает его окаменелую сущность своей непорочностью и искренностью. Как невыносимо манит и возрождает все, что он давно считал усопшим в списке своих страстей!

Черт возьми… а что же он делал с ней?! Он втягивал это невинное создание в свою похоть и позволял знакомиться со своей черной душой, где таких как она ждет одно разочарование! Окажись они в другое время в другом месте, их пути никогда бы не сошлись, и он бы не позволил себе эту слабость, обошел стороной это искушение. Но судьба распорядилась иначе! Столкнула их против воли, и теперь он, как беспощадный паук-убийца овладевал ее телом и разумом, обвивая своими ядовитыми нитями, затягивая в темный порок и открывая дверь в свою темную душу.

Он не верил в любовь, не верил в чувства, но знал, что есть страсть, которая может снести башку, сбивая спесь, ломая все запреты и меняя даже самых убежденных отшельников! Но разве он не мог отличить страсть от чего-то иного? Разве что-то раньше сворачивалось ноющим и до боли теплым комом в его груди, когда кто-то касался его так, как касается она?! Разве существовала раньше сила, которая управляла им, точно невидимая плеть, раскатывая жадные, дразнящие спазмы по мышцам, даже после того, как он утолил свой голод?

Нет…

Это есть — только с ней…

Он не мог ей насытиться… не мог надышаться! Твою мать… когда это случилось?! В какой момент границы были разрушены и его влечение без спроса перевоплотилось во что-то большее?! Пленница стала неконтролируемым наваждением, и, казалось, даже зверь вставал перед ней на задние лапы стоило лишь огранить его имя своим робким голосом.

Руслан не верил в бога и не относил себя ни к одной из религий. Он также никогда не считал себя заблудшей душой, но эта девочка несла в себе что-то, что заставляло его обрести веру и идти на всепоглощающий свет, которому он не мог сопротивляться! Проводя годы в темноте, он незаслуженно грелся о ее светлое существование рядом с собой. Будто только в эти моменты по-настоящему жил! Ей хотелось открыть все, что было недоступно другим. Ей хотелось покаяться…

Очень больно и неохотно пробивались изнутри эмоции, которые он давно похоронил под застывшим бетоном лет, боли и уроков. Воля, которая, он считал, никогда его не предаст — больше не подчинялась ему. Руслан испытывал к пленнице то, что не должен испытывать. Он принимал решения, какие не имел права в своем положении принимать! И он делал то… что раньше никогда бы не делал.

Как же, твою мать, уже было поздно.

Руслан прикрыл веки и откинулся на кожаной спинке, поджав губы. Обжигающая волна скатилась по нервам, когда он вспомнил свои ласки, обращенные к ее бархатным шрамам. Как он исследовал их губами и готов был зализывать языком, словно животное открытые раны, если бы только это могло что-то исправить! Заживить этот незаслуженный, уродливый поворот в ее жизни, через который она не должна была проходить! Не должна была после всего остаться светлой и нести вбитую в мозг наивную веру в справедливость и добро людей!

Его кулаки сжались, а кровь горячей лавой пронеслась по венам. Все темное внутри бунтовало и рвалось от гнева, требуя расправы! Он остужал себя единственной мыслью, что за каждый сантиметр ее шрамов виновные понесут наказание! И единственное, что поможет им избежать этого — смерть.

Дверь открылась, и мрачный Ростов молча прошел в кабинет. Взгляды мужчин, словно обнаженные мечи, пересеклись, прежде чем черная папка опустилась на стол.

— Здесь все, — выдавил он и некоторое время в упор смотрел на Руслана.

Рука мужчины в какой-то момент скользнула в карман и, задержавшись на секунду, он вытянул оттуда неприметный моноблок с кнопками.

— А это завтрак в постель, — протянул Ростов обтянутый пленкой мобильник.

Руслан перехватил его, напряженно глядя на друга.

— Когда?

— Сегодня утром, — ответил он хмуро и перевел тяжелый взгляд в окно. — Чует моя жопа — не к добру этот «привет»!

Руслан ничего не ответил и, опустив взгляд, нажал кнопку, оживляя маленький дисплей. В телефоне было всего одно сообщение в котором указывалась дата, время и место. Ростов говорил дело — раньше отцам не требовалось вклиниваться в процессе. А значит, он где-то допустил ошибку и теперь все, ради чего он пошел на риск, может встать под угрозу!

В груди что-то неприятно стянулось, заставляя Руслана резко сменить направление всех мыслей и намертво выветрить возникшее помутнение, бесцеремонно спустив его вознесенный разум на землю.

Как вовремя.

Разве он не привык к тому, что гребаная судьба никогда не отступает от своего плана — держать короткий поводок с ошейником, где шипы врезаются в кожу, чтобы не дать ему возможности забыться?! Не дать возможности расслабиться и даже допустить мысль, что в его грешной жизни может пробиться что-то, кроме грязи и крови?!

Падшие ангелы не смеют касаться небес, а если соблазн застелет разум — расплата не заставит себя ждать.

***

Когда я проснулась, сразу подскочила в постели, чувствуя, как быстро колотится сердце. Солнце ярко освещало комнату, и внутри свернулось неприятное ощущение, что я пропустила большую часть дня. Откинув одеяло, я спустила ноги с кровати и спешно направилась в ванную. Старательно игнорируя мелькавшие в сознании картины утренней близости с… Русланом, я умылась и принялась быстрыми рывками расчесывать свои длинные волосы.

Наконец отложив расческу, я взглянула на свое отражение и принявшись заплетать светлые пряди, невольно задержала внимание на своем лице. Глаза как будто горели, здоровый румянец играл на щеках, а губы были припухшими от взрослого поцелуя, в котором колючая щетина не пощадила нежную кожу.

Я почувствовала жар внутри и зажмурилась, вспомнив на секунду, как добровольно отдавалась мужчине, бесстыдно погружаясь в неуправляемую, опасную страсть. Саднящая боль от пребывания его плоти во мне все еще держалась внутри, и до сих пор ныли места, где мужские пальцы впивались в кожу, когда он неистово входил в меня, бросая тело в неведомую пропасть. Эти невероятные ощущения, которые мужчина заставлял меня испытывать, даже сейчас искрящими отголосками прошли внутри.

Распахнув глаза, я напряженно взглянула на себя и вдруг закрыла лицо руками от замешательства и болезненно-отрезвляющего осознания. Господи, Юля, что ты творишь…?! Ты сама желала его и получала удовольствие в руках врага, так какого черта теперь плакать из-за неминуемой расплаты за свою слабость?!

Проглотив болезненный ком в горле, я лихорадочно прокручивала в голове все, что произошло. Стало трудно дышать от осознания страшной реальности, в которой не было места и оправдания моим вспыхнувшим чувствам. Суровая правда всегда лежала на поверхности. Болезненная, скручивающая внутренности в жгучем негодовании.

Рано или поздно — допущенная судьбой передышка в доме этого человека закончится, и тогда мое сердце превратится в пепел! Кого волнуют мои чувства, пока он упивается моим телом?! Кого волнует моя жизнь, которая скоро превратится в ад?! Моя судьба была подвешена, словно бомба замедленного действия и я… Господи… не имела никакого права влюбляться в этого мужчину!

Судорожно выдохнув, я с трудом смогла взять себя в руки и не повязнуть в этой паутине угнетающих мыслей. Обернувшись, я рассеяно оглядела ванную в поисках платья, которое вчера оставила здесь, перед тем как принять ванную. Его нигде не было, и я пропустила неприятную волну беспокойства — он забрал одежду! Неужели передумал, и теперь я проведу весь день в комнате?..

Эта мысль окончательно подавила мое настроение и с щемящей досадой внутри, я неуверенно вышла в комнату. Опустившись на край кровати, я уставилась в пространство и в какой-то момент случайно сосредоточила взгляд на диване. Точнее на большом черном пакете, который стоял там. Не спеша поднявшись, я приблизилась к дивану и, заглянув в пакет, достала оттуда темно-коричневое платье, которое лежало сверху. Оно было таким же длинным и закрытым, какое я надевала вчера, однако ткань была значительно легче и приятней. Задержав задумчивый взгляд на наряде, я покосилась на пакет, где, по всей видимости, лежало еще не меньше двух платьев. Но больше не медля ни секунды, направилась в ванную, чтобы переодеться.

Через десять минут я замерла у двери и, закусив губу, неуверенно повернула ручку, чувствуя, как сердце увеличило ритм от волнения. Я с облегчением толкнула поддавшуюся дверь и осторожно вышла в коридор. Обняв себя руками, я огляделась в пустом помещении и двинулась в сторону лестницы.

Не спеша спускаясь вниз, я напряглась, боковым зрением уловив движение, и растерянно застыла на месте. Взрослый мужчина, одетый в сдержанном стиле, уверенно пересекал просторный холл, но заметив меня, замедлил ход. Его глаза бегло просканировали мою фигуру, и он лишь слегка поджал губы, прежде чем молча продолжил свой путь.

Я тихо выдохнула, понимая, что моя свобода передвижения осталась в силе. Спустившись, я сразу направилась в бытовку и по дороге встретила еще несколько мужчин из охраны, которые также не делали попыток препятствовать мне.

В бытовке никого не оказалось. Впрочем, я и не ожидала, а просто зашла туда, чтобы надеть фартук. После, я сразу направилась на кухню, решив, что там обязательно встречу кого-то кроме охраны. Однако к моей растерянности, там также никого не было в этот момент.

Неуверенно оглянувшись в пустой кухне, я заметила, что в духовом шкафе что-то запекалось, а значит скоро кто-то обязательно придет, чтобы проверить состояние блюда! С этими мыслями я без труда нашла себе работу, чтобы занять руки до прихода Саида или Седы.

Я принялась убирать захламленные после активного приготовления столешницы, а затем начала мыть посуду. Хотя на кухне была профессиональная посудомоечная машина, дядя Саид почему-то не уставал поручать мне все мыть руками. В любом случае, сейчас я была рада любой работе, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей, тяжелым каменным осадком ноющих в сердце.

Я как раз домывала последнюю керамическую тарелку, когда услышала за дверью тяжелые шаги.

— Саиииид! — раздался громкий мужской бас, так неожиданно, что я вздрогнула и напряглась. — Дядь Саид!

Я обернулась, когда дверь в кухню распахнулась, и на пороге возник коротко стриженный коренастый мужчина в кожаной куртке. Он беглым взглядом прошёл по помещению, а я растерянно уставилась на него, стоя вполоборота, и тихо произнесла в какой-то момент:

— Его здесь нет.

Мужчина как-то резко сосредоточил на мне пристальный взгляд, а его рот скривился, медленно разжевывая жвачку. Я отвела глаза, чувствуя напрягающее смятение, и не спеша отвернулась к раковине. Скоро я расслышала, как дверь закрылась, и спокойно сполоснув тарелку, отложила ее к остальной посуде. Закрыв воду, я стряхнула мокрые руки и уже потянулась к полотенцу, но тут же испуганно отпрянула.

Мужчина стоял прямо за мной и не спеша протягивал полотенце, которое ловко успел перехватить.

Он так открыто изучал меня взглядом, что я невольно сжалась, пропуская внутри неприятную волну. Да и вид незнакомца настораживал не меньше: нездоровый блеск в глазах, лицо с грубыми чертами и отталкивающими пигментными пятнами. Но даже без всего этого, что-то заставляло меня держаться от него на расстоянии!

Переступив свои сомнения, я в какой-то момент все же потянулась к полотенцу, но мужчина неожиданно отвел руку, дразнящим движением не давая мне взять его.

— Опа! — воскликнул он, приподняв густые брови, отчего грубое лицо противно исказилось.

Внутри пронеслась неприятная волна, и я смерила незнакомца напряженным взглядом. Он в свою очередь склонил голову набок, придирчиво изучая меня, и усмехнулся.

— Ну здарова, лапа! — прохрипел он низким голосом, медленно проходя взглядом по моей фигуре.

Я напряглась и инстинктивно отступила назад, настороженно глядя на мужчину.

— Пугливая какая… — заметил он небрежно, шагнув следом и опасно сократив расстояние между нами. — А мне помнится — в банке ты смелее была!

По внутренностям раскатилась обжигающая волна. Я сглотнула, пребывая в полной растерянности от происходящего и с трудом пропуская в сознании мысль, что этот человек мог быть одним из грабителей в тот день!

— Я думал, чешут, оказывается — нет, — продолжал тем временем незнакомец. — Загреб Умар нашу провинившуюся девочку!

Я нахмурилась, не сразу восприняв мысль о том, что он говорит о моем похитителе, называя его странным именем! Мои легкие сдавливало от нарастающей паники. Его манера разговаривать, его напор, заставляли внутренности скручиваться от тревожного предчувствия, делая свинцовым каждый вдох.

— Так че это он — засунул на кухню тебя должок отрабатывать?

Я опустила глаза и спешно сделала шаг в сторону, больше не выдерживая этой близости.

— Извините… Мне нужно идти работать, — пробормотала я, игнорируя его вопрос.

Однако, незнакомец, который был на голову выше меня и пугающе широк в плечах, неожиданно преградил дорогу.

— Тих-тих… куда дернулась? — сказал он, понизив голос до грубого шепота. — Мы ж просто стоим, разговариваем, да?

Я испуганно застыла, покосившись на дверь и чувствуя, как по телу спустилась нервная дрожь. Ненужные мысли проносились в голове, и я не знала, как реагировать, оказавшись в такой ситуации? За все время никто из охраны не позволял себе проявлять хоть какое-то внимание, переходящее границы! И до этого момента внутри наивно сохранялась уверенность, что в этом доме мне ничего подобного не угрожает!

Мужчина тем временем неожиданно наклонился ко мне так близко, что каждый нерв в моем теле натянулся струной. На лице отразился ужас, когда я уловила в темно-зеленых глазах незнакомца мелькнувший жадным интересом огонек.

— А я-то думал у него на тебя другие планы! — произнес он вкрадчивым тоном, обдав мое лицо сигаретным дыханием с примесью мятной жвачки. — Или он тебя по настроению трахает?

Я с трудом могла дышать, чувствуя, как тело жгутами стягивает липкий страх и отвращение.

— Дайте мне пройти!.. — произнесла я осипшим от жуткой реальности голосом, пряча взгляд и начиная лихорадочно пятиться.

Но мужчина последовал за мной, и скоро я оказалась зажатой в углу между стеной и раковиной. Меня бросило в неприятный жар, мышцы задеревенели, а в голове даже не мелькнула мысль, чтобы позвать на помощь! Я была убеждена, что здесь мне никто не поможет и не станет защищать.

— Какая ты робкая, сладкая девочка… — прохрипел мужчина, а к моему горлу подступила тошнота. — Мне нравятся такие!

Я судорожно отвела взгляд, а внутри все сжалось от безвыходного, загнанного чувства. Мое внимание вдруг привлекли ножи, которые ожидали своего часа в деревянном блоке и находились совсем рядом. Я немигающим взглядом гипнотизировала их и хладнокровно осознала, что воспользуюсь этим оружием! Что только я могу себя защитить!

— Думаю, Умар будет не против поделиться… А то я бы тоже спросил с тебя должок! — продолжал он неумолимо, уперев руки по обе стороны от моей застывшей фигуры и наклонившись к моему уху.

Я отвернула голову и вжалась в стену, чувствуя, как сердце защемило от слов, не желающих укладываться в голове. Мое лицо исказилось от мерзкого и чужого запаха мужчины, а рука уже незаметно потянулась к ножам.

— Но ты не бойся… будешь послушной девочкой, и я сделаю так, что тебе понравится!

Его ядовитый голос прошел внутрь меня до глубины каждой клетки, пробуждая грязное, отвратительное чувство! Глаза наполнились жгучими слезами, а рука сжала рукоять ножа, до которого я дотянулась, так, что костяшки пальцев побелели. В этот же момент послышались шаги за дверью, и незнакомец резко отстранился. Глядя на меня с открытой похотью, он покосился на нож в моей руке и его рот скривился в злобной ухмылке.

— Нет. Ты все же непослушная девочка!

Мужчина резко направился к двери и практически встретился лицом к лицу с Седой.

— О… А вот и наша хозяюшка! — воскликнул он раскинув руки, как будто секунду назад ничего не происходило.

— Здравствуйте, Виктор… — отозвалась настороженно женщина, устремив взгляд на меня как раз в тот момент, когда я спрятала нож в юбке платья.

Она еле заметно нахмурилась и осторожно перевела взгляд на здорового мужчину.

— Ты что-то хотел? — спросила она прохладно.

— Ничего… всего лишь зашел с Саидом поздороваться. А вы, оказывается, тут прячете такую прелесть! — Протянул он, обернувшись ко мне и плотоядно окинув взглядом мою фигуру.

Меня бросило в неприятный жар, и я опустила выдающие все мои эмоции глаза, чувствуя, как напряжен каждый мускул в моем теле.

— У Саида много работы, — сухо сообщила женщина. — Если нужно — найдешь его в другом крыле, на складе.

— Ага, спасибо за наводку, — натянуто улыбнулся мужчина, будто совсем не замечал холод женщины. — Думаю, в следующий раз… у самого дел по кадык.

— Как угодно, — отозвалась Седа, обходя его.

Она прошла к столу и со спокойным видом поставила бумажный пакет с зеленью. Как только дверь за мужчиной закрылась, женщина осторожно обернулась, как будто хотела убедиться, что он ушел, и тут же поспешила ко мне.

— Что здесь произошло? — накинулась она, с тревогой вглядываясь в мое лицо. — Он тебя обидел?

Я растерянно смотрела на женщину, а внутри, меня разрывало на куски, жгло от горечи и страха, но я заставила себя сглотнуть тяжелый ком и отрицательно мотнула головой.

— Нет. Все… в порядке, — Выдавила я, стараясь изобразить естественный вид. — Извините, я не нашла вас и… сама тут начала хозяйничать.

Седа пристально смотрела на меня, и в ее глазах читалось недоверие.

— Он напугал тебя, я же вижу! — настаивала она, игнорируя мои старания.

Я лихорадочно соображала, как увести ее от подозрений. Не знаю почему, но мою волю точно цепями сковало, а рот заклеили скотчем. Я боялась что-то сказать Седе, понимая, что она мне ничем не сможет помочь! А поставить ее даже под малейшую угрозу я не могла, даже под страхом своей безопасности.

— Нет, что вы! — возразила я более правдоподобно. — Ему показалось, что мы знакомы, и… я немного занервничала под его вниманием.

Седа задумчиво поджала губы, но, похоже, мой ответ ее удовлетворил. Она кивнула, словно примирилась со своей тревогой и, отстранившись, принялась хмуро вытирать посуду.

— Ладно, Саби, пусть так. Просто… мне не понравилось, как он смотрел на тебя!

Я наблюдала за ней, незаметно отложив нож и в какой-то момент ровным голосом спросила:

— Кто этот мужчина, Седа?

Она тяжело вдохнула и ответила не сразу.

— Заносчивый, неприятный тип! — Небрежно выплюнула она, старательно натирая тарелку. — Дела какие-то у него с Русланом Константиновичем. Даже не знаю, как он сносит его… Некоторое время этого Сокола не было здесь, и я уже грешным делом обрадовалась!

Она вдруг замерла с очередной тарелкой в руках и повернулась ко мне.

— Юля, тебе нечего здесь бояться! Я уверена, Руслан не допустит, чтобы твоему спокойствию что-то угрожало, но все же… будь осторожна с этим человеком!

Я пропустила болезненный удар сердца, и вопреки всему мне как никогда хотелось верить, что мой похититель действительно защитит меня! Хотя бы не позволит, чтобы кто-то тронул меня здесь… в его доме!

***

Вечер пришел очень быстро. Весь день я ходила сама не своя — все валилось из рук, а внутри настойчивым комом держалось тревожное волнение. Передвигаясь по дому, я пропускала удары сердца, ожидая за каждым углом встретить страшного незнакомца. Но, к моему счастью, за весь день с этим Виктором я больше не пересеклась. Седа, казалось, чувствовала мое состояние и, наверное, поэтому старалась все время находиться рядом.

Когда за окном стемнело, я немного выдохнула, ведь это означало, что скоро должен вернуться хозяин дома! А его присутствие теперь ассоциировалось у меня только с одним чувством — безопасность… Поэтому без каких-либо напоминаний я сама пришла в его комнату, будучи в твердой уверенности, что там мне точно ничего не будет угрожать!

Плотно закрыв за собой дверь, я с досадой отметила, что изнутри ее никак не замкнуть. Моего похитителя все еще не было, и в беспокойном ожидании я бесцельно побродила по комнате, после чего неохотно направилась в ванную. Пролежав неприлично долгое время в горячей воде, я наконец смогла немного расслабиться и успокоить свои мысли.

Вернувшись во все еще пустую комнату, я невольно пропустила тревожную волну и первым делом направилась к шкафу. Не сразу сообразив, как открывается этот гладкий гардероб, я выбрала из богатого, но исключительно темного разнообразия аккуратно развешанных рубашек, одну более-менее светлую.

Некоторое время я меряла шагами пол, все больше нервничая из-за того, что Руслан никак не возвращался. Его не было в доме — я чувствовала это! В конце концов, глаза начали слипаться, и несмотря на свои метания я отправилась в постель. Игнорируя наставление о том, что спать я должна ложиться обнаженной, я лишь придирчиво застегнула рубашку на все пуговицы, вдыхая окруживший меня аромат свежести с легкой примесью его запаха. На прикроватной тумбочке я оставила гореть настольную лампу и постаралась уснуть, ведь, несмотря на свинцовую усталость — внутри что-то маялось, не давая мне расслабиться…

Я не помню, как провалилась в сон, прежде чем с растерянностью и учащенным сердцебиением очнулась посреди ночи. Сев на кровати и напряженно оглядев полумрак пустой комнаты, я поняла, что его все еще нет! Это осознание вызвало во мне странную, неприятную волну пустоты и паники. Мне стало так не по себе, что даже холодный пот выступил на коже. Присутствие Руслана для меня вдруг стало настолько необходимым, что я впервые осознала, насколько защищена была рядом с ним и насколько успела привязаться к этому человеку!

Глава 19

Я встала очень рано, хотя ночь прошла практически без сна, ведь я прислушивалась к каждому шороху и беспокойно просыпалась в его ожидании.

В каком-то потерянном и тревожном состоянии я некоторое время ходила из угла в угол не в силах найти себе места. Выбрав самое неприметное платье, которое для меня приготовили, я оделась, убрала волосы в тугой пучок и никак не решалась выйти из комнаты. Забравшись с ногами в одно из кресел, я встретила рассвет и в какой-то момент все же не выдержала.

У меня было достаточно времени, чтобы подумать над своим положением и действиями в сложившейся ситуации. Я решила, что непременно должна поговорить со своим похитителем! Хотя внутри уже закрались разъедающие уверенность сомнения… — что, если он не станет вмешиваться? Что, если я ему настолько безразлична, что он посмотрит на это сквозь пальцы?!

Выходя в коридор на ватных ногах, я настороженно огляделась по сторонам и, обняв себя руками, неуверенно двинулась к лестнице.

В груди что-то больно кольнуло — впервые за все время я подумала о том, как относится ко мне этот мужчина? А что, если… даже близость со мной не доставляла ему достаточного удовольствия? Он так резко отреагировал, когда узнал о том, что я девственница… и моя неопытность, скованность в постели — это явно было не то, что он предпочитал!

Боже, до чего же низко я опустилась в своих мыслях! Я жестко одернула себя за такой подавляющий ход, который был совсем некстати.

Нет.

Как только он вернется, я обязательно с ним поговорю! Я найду любые слова и аргументы, чтобы найти для себя защиту! Но я не могла игнорировать, насколько неприятны были моему сердцу всплывающие предположения. И дело было не только в опасности, нависшей надо мной.

Спустившись на первый этаж, где в этот момент никого не было, я уже целенаправленно двинулась в сторону бытовки, как вдруг мой взгляд за что-то зацепился. Я замедлила ход, и осторожно оглянувшись, вернулась к арке, которая коротким, темным проходом вела в библиотеку. Двустворчатая дверь была приоткрыта, и на небольшой велюровой софе, в полуоборота сидела черноволосая женщина, сосредоточив все свое внимание на книге.

Мои ноги точно прилипли к полу. Это была она — незнакомка, которая все больше терзала мое любопытство! Я бесшумно приблизилась к двери, миновав арку, и некоторое время тихонько наблюдала за женщиной, примечая, что одета она аккуратно и скромно. На лице не было ни грамма косметики, длинные, иссиня-черные волосы были натуральными и густыми, как у восточных женщин. Они красиво контрастировали на фоне молочно-белой кожи, а ее лицо даже сбоку казалось естественно красивым, хоть и бледным, как будто она редко выходила на улицу…

— Заблудилась? — неожиданно разнесся грубый шепот над самым ухом, заставляя меня вздрогнуть.

Я испуганно обернулась и чуть не ахнула, увидев прямо перед собой Виктора! По телу стрелой спустились иголки, и моя реакция не заставила себя ждать — я резко шагнула в сторону, чтобы обойти его, но он ловко пресек мою попытку. Двинувшись в другую сторону, я так же была настойчиво остановлена бандитом. Преграждая мне путь, он не давал мне никакой возможности уйти и я, в конце концов, прилипла к стене, враждебно глядя на мужчину.

— А ты оказывается не так проста, как хочешь казаться! — Произнес он предостерегающим тоном, глядя на меня в упор. — Любопытство, девочка — никого до добра не доводит.

Мужчина перевел бесстрастный взгляд на приоткрытую дверь, и шагнув вперед, медленно ее закрыл. Я сглотнула от этого опасного уединения, а внутри уже настойчиво укреплялась догадка — эту женщину охраняют! И явно — не просто так.

— Ты не бойся, я никому не скажу. — С притворным убеждением произнес он. — Пусть это останется нашим маленьким секретом, да?

Виктор сделал шаг ко мне, заставляя сжаться и произнести сквозь зубы:

— Не смейте приближаться! Иначе, я подниму такой шум, что…

— Ты че дерганая такая, а, лапа? — заметил он небрежно. — Или это он тебя так выдрессировал?

Я отвела напряженный взгляд в сторону, не выдерживая наглого открытого внимания и неприятной близости этого бандита.

— То-то, гляжу — бережет тебя, как пес добычу. — Прохрипел он вкрадчивым тоном. — Не скажешь — почему, ммм? Прям целый гемор, чтобы уединиться с одной маленькой девочкой!

Тело бросало в жар от его открытых намерений, а тот неожиданный факт, что меня берегли, почему-то не внушал уверенности, что бандита это остановит! Чувствуя себя сплошной натянутой струной, я отстраненно смотрела в пространство и молилась, чтобы кто-то проходил мимо в этот момент и наконец, заметил нас…

— Но ты не переживай, кисонька… мне за нашу свиданку и поднапрячься не западло! — Прохрипел он, наклонившись совсем близко и перехватив мой расширенный от страха взгляд. — Веришь, вопрос времени…

— Я не понял, Сокол… ты че тут трешься?! — раздался неожиданно строгий бас за спиной бандита.

К подтверждению моих страшных опасений по поводу упорства и уверенности этого человека в доме, на его лице даже ни дрогнул ни один мускул! Он продолжал сверлить меня взглядом и лишь кинул через плечо ровным тоном:

— Да заблудилась тут… девочка одна.

Сделав шаг назад, он не спеша повернулся, и я сразу увидела за его спиной взрослого мужчину в пиджаке с холодным, требовательным взглядом.

— Ну и… решил дорогу подсказать потеряшке. — Лениво пояснил Виктор, не особо стараясь быть правдоподобным.

Продолжая прижиматься к стене, я с мольбой в глазах посмотрела на незнакомца, которого мысленно окрестила спасителем, и которого сразу узнала! Он был одним из тех, кто поймал меня во время побега. Самый старший — кому подчинялась охрана!

Этот мужчина тем временем быстро оценил обстановку и тихим, стальным голосом произнес:

— А ну, давай-ка отойдем, перетрем кое-что…

Виктор проводил его недоброжелательным взглядом и не сразу двинулся следом, отчего мое сердце не раз переставало биться. Но как только путь оказался свободен, я прерывисто выдохнула и чуть ли не бегом вылетела из-под арки.

***

Саид что-то увлеченно творил над плитой, когда я на деревянных ногах зашла на кухню, справляясь с нервной дрожью и частым дыханием. Некоторое время я с отстраненным взглядом тихо стояла у окна, стараясь прийти в себя и переварить все, что произошло. Безумный страх преследовал мое сознание после давления этого бандита, не давая мне адекватно мыслить. Факты были налицо: в отсутствии Руслана за мной наблюдают и следят за моей безопасностью! Но все равно это не успокоило меня и не принесло необходимого чувства защищенности.

Виктор как будто не подчинялся Руслану и не считался с его распоряжениями, хотя и действовал осторожно! Бандит явно не хотел светиться, и теперь больше всего я боялась — он сможет сделать так, что никто ничего не узнает, и все равно добьется своего!

— Чызг?.. — раздался глубокий голос дяди Саида.

Я тут же встрепенулась, растерянно взглянув на мужчину.

— Извините… — рассеяно отозвалась я, оторвавшись от окна. — Доброе утро.

Он как-то странно посмотрел на меня, затем, после продолжительной паузы — кивнул на обеденный столик и произнес:

— Сядь, поешь. Жена скоро придет.

Я медленно кивнула, а мужчина с задумчивым видом вернулся к своим делам.

***

Седа зашла на кухню, как раз, когда я закончила завтракать. Точнее впихнула в себя щедрый сэндвич, чтобы не обидеть старания Саида. Он в свою очередь, сразу что-то сказал женщине на Осетинском языке, после чего она обратила на меня внимательный взгляд, но, к моему облегчению, ничего не стала спрашивать.

Если бы я знала, что дальше принесет мне этот день… я бы вообще не выходила из своей комнаты!

Мне казалось, с этого момента он преследовал меня повсюду. Я чувствовала на себе мерзкий взгляд темно-зеленых глаз и то и дело пересекалась с ним, как будто Виктор всегда знал, где и в какой момент я нахожусь! Тогда я окончательно поняла — мои страхи воплощаются в реальность.

В конце концов, Седа заметила эти неслучайные встречи, мою неразговорчивость и бледный вид, после чего заняла меня на кухне на весь день. Там я немного успокоилась, понимая, что он не рискнет приставать ко мне при людях!

Седа вела непринужденный разговор, стараясь отвлечь меня и, казалось, дядя Саид тоже чувствовал напряжение в воздухе — за весь день он лишнего слова не сказал и терпеливо относился к моему постоянному присутствию на его территории. Я в свою очередь, несмотря на попытки Седы, была молчалива и задумчива. Единственное, о чем я спросила за весь день, когда мы остались с женщиной наедине — это о загадочной обитательнице дома, которая не выходила у меня из головы. Седа с заметной неохотой и очень уклончиво ответила лишь то, что эта женщина — гостья Руслана. На этом мои вопросы и кончились, так как я поняла, что все равно ничего не добьюсь.

Гостья Руслана… даже передернуло внутри! Мысли резко принялись витать вокруг настойчивых догадок и предположений. Кто она — родственница? Может знакомая, которую он прячет? А может… невеста?

С этой мыслью я выронила тарелку из рук, и она вдребезги разлетелась на кафельном полу. Седа старательно сохраняя спокойствие, хотя в добрых глазах отразилась тревога, принялась спешно убирать осколки.

А мой похититель все не возвращался. Дом был словно другой без него — пустой и опасный. И я не могла различить, от чего больше заходится мое сердце?.. От того, что без него я нахожусь в опасности или от того, что его отсутствие затянулось? Что-то точно происходило, о чем я не могла знать, но чувствовала беспокойным маячком внутри.

Я вернулась в комнату довольно поздно и очень неохотно. Она больше не казалась мне безопасным местом. Оставаясь в одиночестве, я нигде не была в безопасности!

Я даже не переодевалась, села на кровати и гипнотизировала дверь, прислушиваясь к каждому шороху уже не в ожидании Руслана, а в страшном ожидании прихода Виктора! Нож я стащила еще днем, спрятав его в фартук, а теперь он покоился под подушкой. Обняв свои колени, я начала непроизвольно раскачиваться, напряженно глядя в пространство и удерживая подкативший ком в горле.

— Где же ты… — прошептала я в какой-то момент, и по моим щекам скатились долго сдерживаемые слезы.

Город Уссурийск, в это же время:

По небольшому, но дорого обставленному коридору, продавливая вытянутый ковер с геометрическим рисунком — катилась громоздкая тележка, периодически издавая скрип старости и не смазанных колесиков. Опершись о ручки и лениво ступая, за ней следовала грузная женщина лет сорока в униформе с уставшим, неприветливым лицом. Тележка была наполнена различными чистящими средствами, простынями и ведрами, так что все ее внимание было направлено на тяжесть, которую ей приходилось толкать, передвигая ноги с больными коленями.

Двигаясь к крайнему номеру, с которого она всегда начинала, ее шаг в какой-то момент замедлился, когда проходя мимо очередной двери, она расслышала неестественный шум. Стук и что-то похожее на мычание заставило женщину остановиться и с хмурым выражением прислушаться. Немного помедлив, она двинулась к двери, из которой доносились звуки, и как можно осторожней припала ухом к деревянной поверхности. Приглушенный стон… затем второй. Женщина отпрянула от двери и недовольно поморщилась. Нырнув в карман своего фартука, она достала оттуда табличку «Не беспокоить» и раздраженно цыкнув, небрежно повесила ее на ручку. Тяжело выдохнув, она двинулась к ненавистной тележке, и мерный скрип колесиков снова раздался в пространстве.

***

Руслан лишь слегка повернул голову, различив шорох у двери, а его взгляд мертвенно-холодный и равнодушный был неизменно направлен вниз. В воздухе витала душная влага, запах мочи, гари и тошнотворная вонь обгоревшей плоти. Там на полу, куда был прикован его взгляд, спиной вверх, со скрепленными стяжкой массивными руками — в луже собственной мочи, лежал мужчина, подрагивая от неконтролируемых конвульсий. Одна его нога была без ботинка и носка, дорогие серые брюки пропитались жидкостью, белая рубашка на спине превратилась в сплошь почерневшие оплавленные куски материи, а кожа в обугленную рану. Рядом стоял все еще дымящийся утюг c прилипшей тканью и запахом человеческих покровов. Руслан держал его всего секунд десять, но этого было достаточно для глубоких ожогов.

Лицо мужчины все было красное, в слезах и слюнях, глаза закатывались в предобморочном состоянии, а рот, из которого исходили слабые стоны, был забит черным носком.

Продолжая смотреть на мужчину, Руслан скользнул в карман и рукой в черных тонких перчатках достал вдвое сложенный клочок бумаги. Брезгливо скривив губы, он опустился на корточки рядом с мужчиной, глаза которого тут же застыли в животном страхе. Бумажка упала ровно возле покрытого испариной лица, а затем раздался тихий голос, внушающий ужас до костей:

— Здесь счет и сумма, которую ты должен перевести в течение суток. Я проверю ровно через 24 часа и если не увижу нужной суммы…

Он жестко захватил сальное лицо за щеки, опасно выворачивая шею.

— Я поглажу твою рожу. — Произнес он безжалостным, хриплым голосом. — Ты меня понял?

Мужчина завыл и сглотнув, лихорадочно закивал.

— Вот и договорились.

Руслан отпустил лицо, отчего голова бедняги стукнулась о пол до хруста в челюсти. Он продолжал испытующе смотреть на мужчину, мучая своей подавляющей энергетикой.

— Сегодня я оставил тебя в живых, так что не спеши раскисать.

Руслан бросил небрежный взгляд на изуродованную спину мужчины:

— Бабки есть — сделаешь операцию, подошьют так, что ничего не останется!

Мужчина настороженно и недоуменно смотрел на своего мучителя, сжавшись всем телом.

— А вот другу твоему повезло меньше… — безжалостно сообщил Руслан. — Он ведь в 27 сидит? Там ему уже никакие бабки не помогут!

Весь вид мужчины говорил о том, что он с трудом шевелит мозгами и соображает, о чем речь. Руслан тем временем наклонился совсем близко к нему, заставляя сердце пропустить опасную дозу крови.

— Кипяток в ухо — это инвалидность на всю жизнь. Так что подумай — как повезло тебе сегодня!

В голубых глазах с запозданием сменялись эмоции — замешательства, ужаса и наконец, осознания. Растянув губы в холодной ухмылке, Руслан поднялся и направился к двери. Практически на пороге он вдруг услышал слабый, осипший голос:

— К-кто… т-ты, мать твою…

Медленно обернувшись, Руслан свысока глянул на мужчину, который с трудом удерживал голову, каким-то образом уже вытолкнув склизкий кляп.

— За грехи, рано или поздно, придется платить. — Спокойно отозвался он. — Считай — твое время пришло, а я, гребаный ангел возмездия!

***

Что чувствует человек — удовлетворившись местью? Что чувствует после того, как опускается на уровень таких же беспредельщиков, только встав по другую сторону? А я скажу, что… Сейчас, Руслан пропускал через каждую клетку уже давно не испытываемые ощущения, словно что-то вознеслось в каждом его нервном окончании, сбросило мерзкий жгучий груз и теперь его мысленный волк с жутким, победным удовольствием облизывал окровавленную жертвенной кровью пасть.

Он о многом мог задумываться — раньше. Когда творил страшные вещи, не заботясь о своей обреченной душе, но что-то похожее на совесть все равно просыпалось назойливым маяком, терзая его по ночам. Однако здесь и сейчас, он точно знал — об этом, он никогда не пожалеет…

Выходя со стороны черного входа, он двигался к затемненному участку просторной парковки, где его уже ждали две машины. Умело заметая следы, он знал, что останется незамеченным, поэтому даже не ленился быть сегодня осторожным! Нет. Он не переживал, что его будут искать. Он бы оставил все свои контакты этой твари, да только совсем не время было бодаться! Даже чувство гордости не застелило его разум, до уровня тупости.

Остановившись у черного внедорожника, он уверенно сел на заднее сидение, где за рулем терпеливо ждал его парень в полной готовности, а сзади устроилась Света, придерживая подрагивающей рукой тонкую сигарету. Бросив короткий взгляд в сторону Руслана, блондинка сделала затяжку и выбросила окурок в приоткрытое окно.

— Ты как? — спросил он, со сдержанным участием.

Она приподняла брови и выдыхая дым, неоднозначно качнула головой.

— Все прошло по плану. Ты — молодец! — ободряюще произнес он.

Руслан не умел хвалить, но ее помощь он действительно оценил.

— Что не сделаешь по старой дружбе! — ехидно заметила девушка, красноречиво взглянув на мужчину.

— Да… — хмуро отозвался он. — Дружба особенно крепка, если ее подпитывать зеленью.

Мужчина уверенно полез во внутренний карман пальто за конвертом, но тут же услышал:

— Нет, Руслан, ты не понял! — тихо, но резко возразила девушка. — Я бы не стала рисковать своей задницей, если бы именно тебе не нужна была моя помощь!

Мужчина перевел пристальный взгляд на ухоженную блондинку. В какой-то момент, он наградил ее теплыми искорками, мелькнувшими в черных глазах, и ласково убрал шелковую прядь волос за ухо.

— Спасибо, Светлячок! — произнес он бархатным голосом, проведя ладонью по нежной щеке и положив конверт на стройные колени. — Тебя будут искать. — Предостерег он тут же. — Найдешь, где перекантоваться потише?

Девушка задумчиво нахмурилась и неуверенно кивнула.

— Если что парни отвезут, куда надо. — Обнадеживающе добавил он. — Нужна будет помощь или защита — я все предоставлю!

Девушка нервно закусила губы и снова рассеяно кивнула. Руслан мягко похлопал ее по коленке, и резко отстранившись, уже открыл дверь, чтобы выйти, но девушка остановила его за руку. Он обернулся, и терпеливо сносил, пока она молча изучала его взглядом.

— Ты изменился, Руслан. — Заметила она в какой-то момент серьезным тоном.

Он грустно усмехнулся, и устало возразил:

— Не думаю. Люди в принципе не меняются! А такие как я и подавно.

— Меняются. — Упорно настаивала девушка. — Если им есть ради чего меняться!

Руслан некоторое время смотрел в лазурные глаза своей давней знакомой, которые казались яркими даже в полумраке. Он знал, что она хотела сказать, а она в свою очередь, знала, что он все понял без слов.

— Удачи, милый! — улыбнулась она, как будто резко накинула маску безразличия, но он заметил, как в ее взгляде что-то дрогнуло.

Руслан продолжал напряженно смотреть на девушку, пока та, стараясь делать беззаботный вид, укладывала конверт в маленькую сумочку. В какой-то момент, он отвел взгляд и хлопнув водителя по плечу, бросил короткое — «Езжай аккуратней», прежде чем вышел из салона.

Проводив тяжелым взглядом удаляющийся внедорожник, он резко втянул воздух, заставляя себя собраться и оглядевшись сел в черную Ауди А7. Не разогревая маневренный автомобиль, он выехал с парковки и выруливая на трассу рванул в противоположную сторону от уехавшего внедорожника.

Руслан гнал по ровной петляющей дороге, словно за ним была погоня, хотя до встречи, назначенной отцами оставалось достаточно времени. Но мужчина знал, что больше управляло его нетерпением. Желание скорее оказаться во Владе — быть ближе к ней! Все эти дни, пока он решал дела, вдали от своей пленницы, его не отпускало назойливое внутреннее напряжение. Возможно потому что без надобности, он не стал бы оставлять девочку в доме полном талантливых на дело мужиков, каждый из которого был проверен, но все же…

Оживший вибрацией телефон, грубо отвлек его от мыслей. Он требовательно гудел уже не первый раз, но только сейчас он принял вызов от Ростова.

— Говори.

— Как обстановка? — хмуро поинтересовался друг.

— Все по плану, дорогая! — серьезным тоном отозвался Руслан. — Не дождался меня на ужин?

— Хоть бы на завтрак дождаться… — без настроения ответил Ростов.

— Че такой невеселый? Какие-то проблемы?

— Да не сказать… Просто напряг в доме назрел, нездоровый.

Повисло молчание, прежде чем грозный голос Руслана нарушил его.

— В смысле?

— Тут же, типа Сокол вернулся, — Ровно начал Ростов. — Отирается постоянно, дела решает с завидным усердием…

— Если ты думаешь, что для меня это новость, то зря. — Резко перебил его Руслан. — Он знает, что должен делать и без моего контроля!

— Да то понятно… Тут другое.

— Бл*ть, Ростик! Че ты юлишь, как целка ломаная?! Говори уже! — раздраженно рыкнул Руслан.

Ростов резко выдохнул и недовольно цыкнул.

— Да походу глаз он положил… на девочку нашу!

Напряженная тишина казалось искрила даже из динамика Ростова.

— Вот как. — Раздался холодный, как лезвие ножа, голос Руслана.

— Да и… в общем, побазарил я с ним! По серьезному. Он накинул, что это вроде как она его вылавливает! Ищет пути, чтобы сбежать, а он, дескать, поддается, чтобы наблюдать за ней.

— Да что ты. — Отозвался Руслан опасно-спокойным голосом. — Даже так?

Казалось, каждое его слова было точно удар хлыстом.

— Ну что ж… пусть наблюдает. — Равнодушно произнес он в какой-то момент, хотя зубы скрипнули, с такой силой он сжал челюсть. — Раз целый, гребаный взвод не может уследить за одной девкой!

— Руслан…

— Я сказал — пусть наблюдает! — Грозно повторил мужчина. — А ты — будешь наблюдать за ними! Раз мозгов ни на что больше не хватает.

В трубке снова повисло молчание.

— Я понял. — Сдержано отозвался Ростов и сразу отключился.

Мотор зарычал сильнее, кровь в висках запульсировала с болезненной частотой, а руки пропустили дрожь от волны раскаляющего адреналина. Колеса завизжали от резкого поворота, Руслан сжал руль с такой силой, что казалось, вот-вот вырвет его с мясом!

Сука…

Внутри все скрутилось от гнева и кровожадного чувства, точно каждую кость вывернуло на живую. Он был даже растерян от таких неожиданных, на куски раздирающих ощущений! От того, как они застали его врасплох…

Сделав резкий вдох, Руслан с трудом заставил себя подчиниться разуму, представляя в голове, как его жизнь превращается в шахматную доску с разложенной партией, где каждый шаг был теперь точно путь по минному полю!

— Ну, давай поиграем, падла! — Рыкнул он в какой-то момент, а черные глаза опасно сверкнули в темноте.

Глава 20

Я очнулась в холодном поту, с бешено колотящимся сердцем в груди. Все еще в платье, которое изрядно помялось, я лежала посреди кровати, а рядом с рукой находился нож. Прикрыв глаза от нахлынувших мыслей, которые нагнали меня со вчерашнего дня, я пропустила волну иголок, вспомнив страшный сон, который и заставил меня очнуться. Мне снилась змея. Большая и черная она заползла на кровать и скользнув своим холодным телом по моей талии, впилась острыми, как шило, зубами в мое запястье… Боже, я даже почувствовал острую боль, и жжение, как если бы яд проник в кровь вместе с укусом!

Внутри пробежала жгучая волна паники. Я верила в сны, и знала… это дурной знак! Хотелось плакать от осознания этого предзнаменования, которое я никак не могла предотвратить! Внутри возникло настойчивое, внезапное чувство, будто у меня осталось очень мало времени. И даже не страх из-за Виктора заставлял мои внутренности сжиматься! В голове пронеслась мысль, с которой каждая мышца в моем теле сковалась в непроизвольном спазме. Что если мой похититель не просто так отсутствует?! Что если сейчас решается моя судьба, и вот-вот я должна буду покинуть дом, чтобы исполнить грязные планы главаря…?!

Хотелось спрятаться, заглушить, вытравить поток обрушившихся мыслей, которые красочно рисовали мою неизбежную казнь.

Приподнявшись на слабых руках, я сонно глянула на часы, которые показывали восемь утра. Спустившись с постели, я поплелась в ванную, чтобы хотя бы физически привести себя в норму.

Мне до боли, до дрожи вдруг стало необходимым увидеть Руслана! Как единственный шанс глотнуть воздух надежды и прояснить что-то. Я жаждала поговорить с ним, даже умолять на коленях, что-то объяснить, что-то изменить…!

Может он уже вернулся?.. Эта мысль приятным колокольчиком отозвалась в груди.

Очень торопливо я умылась, приняла душ, переоделась и даже заплела красиво волосы. Мне хотелось выглядеть для него лучше… хотелось прихорошиться. Было стыдно от того, как быстро я путалась в паутине чувств к своему похитителю. Щеки с жаром краснели, словно в знак протеста, но я ничего не могла с собой поделать…

Мысленно перекрестившись, на волне вдохновения увидеть Руслана, я повернула ручку и вышла в коридор, но тут же застыла. Мой растерянный взгляд сосредоточился на парне, который сидел возле двери, на небольшом диване, уставившись в смартфон и расслабленно вытянув ноги. В какой-то момент, он поднял на меня тяжелый взгляд исподлобья, и я заметила, что его глаза были уставшими и покрасневшими, словно он не спал всю ночь. В голове мелькнула резонная догадка — неужели ночью он охранял меня? В груди разлилось тепло от этой мысли и осознания того, что мой сон был под защитой! И я почему-то точно знала, кого благодарить за это.

Парень тем временем слегка поджал губы и сменив положение ног, снова опустил взгляд на телефон. Закусив губу, чтобы скрыть глупую улыбку, я двинулась к лестнице со странными окрыляющими чувствами внутри. Спустившись без страха, но тем не менее, с легким опасением на первый этаж, я первым делом направилась на кухню, однако никого там не обнаружила. Тогда я поспешила в бытовку и пропустила волну облегчения, увидев там Седу, которая в этот момент придирчиво разглядывала свой фартук. Завидев меня, ее хмурое лицо мгновенно просияло.

— Доброе утро, зынаргъ*! — ласково поприветствовала она.

Молча улыбаясь, я не спеша подошла к женщине и уверенно обняла ее.

— Спасибо… — тихо произнесла я.

Седа ответила на мои объятия, но ее голос прозвучал с легким недоумением:

— Девочка моя, ты чего? За что благодаришь?..

Отстранившись, я продолжала загадочно улыбаться, решив, что женщина не станет раскрывать своего участия в заботе о моей безопасности. Я была уверенна, что это именно она попросила кого-то из охраны обеспечить дежурство возле комнаты.

— Да… за все! — уклончиво ответила я.

— Странная ты сегодня… — заметила она, прищурив взгляд.

Я лишь отрывисто пожала плечами, направившись к шкафу, откуда взяла чистый фартук. А вчерашний, я аккуратно повесила на стул, так как там, в кармане лежал нож, который я намеревалась незаметно вернуть на кухню. Я решила — он мне не понадобиться, потому что все внутри расслабилось от эйфории и уверенности, что сегодня Руслан обязательно объявится! Не знаю, почему… я знала, я чувствовала это!

— Так. Знаешь что, моя хорошая. — произнесла Седа, оправляя свое платье и суетливо бегая взглядом по помещению. — Я решила, сегодня мы с тобой проведем день в библиотеке! Это мое любимое место и любимое дело перебирать книги, а у Руслана Константиновича там такое богатство выбора, ты себе не представляешь!..

Она говорила это с задором, и я верила, что ей это действительно нравится, но что-то подсказывало мне — там она хотела укрыть меня сегодня.

— Звучит заманчиво! — поддержала я ее.

Седа улыбнулась и направляясь к двери, мягко взяла меня под локоть.

— Пойдем, сначала хорошенько подкрепимся!

Я кивнула, но тут же одумалась и притормозила, глянув на стул, где лежал фартук.

— Ой, вы идите Седа! А я… я хотела еще прогладить. — Поспешила я уклониться.

В подтверждение, я подняла чистый фартук, который слегка помялся от сложенного положения, и не спеша попятилась к гладильной доске. Седа слегка нахмурилась, явно считая это лишним, но все же, возражать не стала.

— Хорошо, саби… — выдохнула она. — Я пока придумаю нам завтрак, только … не задерживайся тут!

— Хорошо. — Беззаботно отозвалась я на внимательный взгляд женщины, и принялась выглаживать ткань шипящим утюгом.

Дверь сзади тихо закрылась, и я тут же взглянула на стул, а рядом мой взгляд невольно приметил тщательно выглаженный фартук Седы. Она забыла его одеть, видимо ее голова так занята заботами с утра. Тихо усмехнувшись, я покачала головой и продолжила старательно гладить белоснежную ткань.

Я услышала, как дверь за спиной открылась, как раз, когда закончила. Улыбнувшись, я потянулась выключить утюг и весело заметила:

— Кажется, вы что-то забыли?

Что-то напрягло меня сразу… Молчание и чужой запах, который дошел до моего обоняния и заставил замереть. Я очень медленно оглянулась немигающе глядя на Виктора.

— Ну привет, солнце. — Раздался низкий голос, от которого мое сердце остановилось.

Дыхание сбилось, как если бы меня кто-то ударил под дых. С холодной ухмылкой мужчина не спеша снял свой темный плащ, поедая меня взглядом, отчего внутренности, будто кипятком ошпарило. Слова застряли в горле, а взгляд лихорадочно направился поверх его крепкой фигуры.

— Наседку свою ищешь? — жестоко заметил он. — Не переживай, тетушка Седа, сейчас занята очень важным делом. Так что…

Он начал приближаться, а я осторожно делать шаги назад и коситься на фартук, который висел на стуле вместе с ножом.

— Теперь нам никто не помешает! — закончил мужчина, жутким до дрожи в коленях голосом.

Секунда, вторая… пульсация с болью отозвалась в висках. Спиной я наткнулась на гладильную доску и ахнула, будто очнувшись из завладевшего моей волей — ступора. Я начала быстро дышать, настроившись кричать в любую минуту и настороженно наблюдая за каждым движением бандита, который опередил мои намерения.

— Можешь кричать, девочка! — смело разрешил он, разведя руки в стороны. — Думаешь, я не подумал об этом? Сейчас — тебя никто не услышит…

Задержав дыхание, я пропустила удар сердца и резко развернувшись опрокинула гладильную доску, с все еще раскаленным утюгом, под ноги приближающегося Виктора. Он легко увернулся от неожиданной атаки и злорадно выдохнув, задержал на мне взгляд удивления, вперемешку с мелькнувшим восхищением. Я же, не медля ни секунды — рванула к стулу, и очень быстро нащупав нож в широком кармане, выставила руку, направляя его на бандита. Он лишь качнул головой холодно усмехнувшись и, показательно подняв ладони, начал медленно наступать.

— А ты горячая штучка! — прохрипел он, а в темно-зеленых глазах загорелся огонь, который пустил холод по моей спине. — Хочешь поиграть? Ну, давай — давай…

Он резко шагнул в одну сторону, затем в другу… А я беспомощно перемещалась, успевая поворачиваться вместе с ним. Шаг на меня, шаг назад … снова на меня, и я не знаю, как это случилось, но когда он оказался достаточно близко, я просто выставила руку и вскрикнув, саданула бандита по лицу. Испуганно глядя на открытую полоску раны, которую я нанесла в область скулы мужчины, я радовалась и пугалась одновременно тому, что натворила. Но я сразу пожалела, решив на долю секунды, что его это хоть немного отпугнет…

Крик вырвался из горла, но слишком поздно, когда Виктор подлетел ко мне и грубо закрыл мой рот пятерней. Второй рукой, он в одно движение, перехватил мое запястье с ножом и за два шага припечатал мое тело к стене, да с такой силой, что я чуть не потеряла сознание от удара головой. Слабость тут же захватила меня в свои предательские объятия, а мужчина с пугающим оскалом, впился в меня своими ледяными глазами. Я затуманенным взглядом смотрела, как тонкая дорожка крови скатилась по его щеке, а сердце сжалось от того, что я оказалась абсолютно беспомощна в своих попытках остановить его.

Виктор тем временем переместил свою руку с моего рта, который теперь только беспомощно открылся в немом крике, и обхватил мою шею. Одновременно, он вывернул мою руку с ножом так медленно и упорно, что я не смогла вдохнуть от боли и беспомощно прохрипела, выронив его.

— Это ты зря, сука… Неужели, Умар не научил тебя, что с плохими дядями — нужно вести себя осторожно и кротко?!

Я пыталась крикнуть, но он крепко держал меня за шею, давая по крупицам дозу воздуха. С расширенными от ужаса глазами, я ощутила, как грубая рука спустилась по спине и с силой сжала мою ягодицу. Я начала отчаянно вырываться и хрипеть, словно ощущала невыносимую боль! Я и ощущала боль… Боль — внутри, она скрутила меня, ломая, разрушая веру и загоняя в подчинение дикому страху.

Нет!..

Это не может происходить на самом деле! Неужели никто не услышит, никто не поймет, что происходит?! Руслан, где же ты?! — выла я изнутри. Прошу, не допусти этого…

— Руслан… — выдохнула я в бессознательном состоянии, осипшим голосом.

— Руслааан! — небрежно передразнил меня Виктор. — О нем ты не беспокойся… Я тебе одну маленькую тайну открою!

«Пожалуйста, Господи…» — молилась я, закрывая слезящиеся глаза. Помоги мне… В этот раз хотя бы, я прошу — не бросай меня!

Виктор наклонился к моему уху, навалившись всем телом, и произнес низким голосом:

— Знаешь, он ведь уверен — что это ты сама меня окучиваешь, лишь бы свинтить отсюда!

В моих резко распахнутых глазах отразился шок и недоумение, а в груди все сдавилось, словно невидимые тиски сошлись в одном месте.

— Как думаешь, кому он поверит?.. — продолжал неумолимо бандит, переместив взгляд на мое лицо, и слизав скатившуюся по щеке слезу, заставляя меня сморщиться. — Своему проверенному человеку или насильно запертой шлюхе?!

В глазах начало темнеть от недостатка кислорода, а время словно замерло. Только звон в ушах, спертый запах и тяжелое давление чужого тела на мои внутренности.

— НЕЕЕЕЕЕЕТ….!!! — разнесся душераздирающий вопль в комнате.

Тишина…

Она окутала каждую частицу вокруг нас. Давящая, вакуумная — словно я находилась под водой. Тишина после крика…

Внутри меня все кричало, вопило и рвалось, но я не могла даже вдохнуть, тогда откуда это…?! Не мой голос разодрал пространство так неожиданно, что сердце свалилось куда-то вниз от страха, а Виктор в свою очередь, резко отшатнулся от меня.

— Не смееей….!!! — снова пронзительный вопль и с трудом сделав вдох, я вцепилась в свою шею, глядя на женщину с черными волосами у двери. — Проооочь!!! Прооооочь!!!

Ее безумный взгляд полный слез — был направлен на бандита, руки сжаты в кулачки, а все тело напряжено и дрожит … у меня сердце зашлось от этого зрелища!

— Ты чего… девочка?! Тиш-тиш… — Пролепетал Виктор с изменившимся до неузнаваемости голосом, глядя на женщину, как на призрака, и все дальше пятясь от меня.

Топот начал раздаваться отовсюду. Я беспомощно прижималась к стене, пытаясь понять — не кажется ли мне?.. И в лице этой незнакомки я действительно получила спасение?! Все казалось таким нереальным, что мне было трудно поверить в происходящее.

Очень скоро, один за другим в комнате возникла охрана, глядя в растерянности и напряжении на нашу троицу. Их появление, словно подтверждение реальности — развеяло мои сомнения, и всепоглощающее ощущение опасности!

Дрожа, как от холода, я обнимала себя руками, продолжая опираться о стену словно запуганный зверек и настороженно блуждая взглядом по присутствующим. Женщина же впивалась взглядом в Виктора, пока мужчины осторожно окружали ее, держась при этом на расстоянии.

— Бл*ть… — неожиданно раздался грозный голос знакомого мужчины, который растолкав охрану, напряженно окинул нас взглядом. — Какого х…

Он резко запнулся, покосившись на мою спасительницу, которая выглядела словно застывшая статуя. Осторожно приблизившись, он обнял женщину за плечи и очень мягко начал с ней говорить.

— Все хорошо Аля… Уже все хорошо! Я здесь разберусь, тебе лучше идти в комнату.

Она не сразу посмотрела на него, но по взгляду было видно, что женщина как будто ожила, возможно, потому что доверяла этому человеку. Я сглотнула от резко возникшего, жгучего и щемящего чувства в сердце. С ней явно что-то было не так! Я была шокирована и боялась даже в мыслях строить какие-либо догадки.

Незнакомка тем временем, перевела взгляд в мою сторону, и мы некоторое время смотрели друг на друга в безмолвном контакте. Медленно опустив глаза, она поддалась, когда один из мужчин увел ее из комнаты. За ними так же последовало большинство, без задержки, освобождая пространство.

— Ты че творишь Сокол, а? — опасно тихо поинтересовался мужчина, все это время пристально глядя на Виктора. — Я спрашиваю, КАКОГО Х*Я ты творишь?!

Пока я, притаившись, наблюдала за разговором мужчин, возле меня неожиданно возникла Седа и настойчиво потянула за собой, обнимая так сильно, словно готова была укрыть от любого, кто посмеет приблизиться.

— Погоди, не мороси ты!.. — возразил неуверенным голосом Виктор. — Она сама меня позвала, а я че бл*ть святой?.. — услышала я обрывки фраз и закрыла уши руками, чтобы оттуда не пошла кровь из-за лжи, что до боли сдавливала сердце.

***

Я не помню, как оказалась на кухне, как обожглась о травяной чай, который послушно начала пить по велению Седы. А женщина все крутилась возле меня, щупала лицо, считала пульс, осматривала… ходила из стороны в сторону и впервые так эмоционально разговаривала с Саидом, что мне самой стало неловко.

А я была далеко… Словно на все смотрела со стороны и в голове до сих пор не укладывалось, что мне удалось избежать насилия. Я все еще дрожала, и все еще была там — возле стены, когда грубые руки шарили по моему телу, а сигаретное дыхание обжигало кожу. И с запозданием в голове разносился пронзительный крик, который пускал жуткий мороз по коже.

***

Полоска горизонта — там, где небо сходится с морем, уже вовсю разгулялась цветами зари под солнечным светом, когда глянцево-черная Ауди, въехала на песчаный берег. Машина целенаправленно двигалась к насыпной грунтовой дороге, которая рассекая воду, вела прямо к невысокой белой «башне», где и была назначена встреча — на Токаревском маяке.

— Как поэтично, твою мать… — рыкнул Руслан, глядя на завораживающий вид, который в данный момент очерняли два мощных внедорожника, припаркованных возле маяка.

Он остановил машину в нескольких метрах от них и неподвижным взглядом наблюдал за мордоворотами, что ждали его у тачек, попутно вытаскивая все имеющееся при себе оружие. Оправив воротник серого пальто, он вышел из машины и не спеша направился к месту встречи.

Его остановили на входе. Обшарили на стволы и гаджеты, после чего с кирпичными рожами пропустили в деревянную дверь. Внутри оказалось довольно тесное, круглое пространство с двумя выходящими окнами, которые запускали внутрь скудный свет. Посреди — был установлен небольшой раскладной стол, а рядом два стула, за одним из которых его уже ждали.

Губы Руслана сошлись в тонкую полоску, но взгляд оставался ровным. Это был — Север! Вадим Северов. И меньше всего он хотел видеть именно этого человека от лица старших!

Север был мужчиной в возрасте, с белыми, как снег, аккуратно уложенными волосами и такими же белыми усами. Его голубые — почти прозрачные глаза смотрели насквозь и напоминали живой сканер. Он был знатным пронырой, очень тонким психологом и острым на ум, авторитетным решалой. Этот матерый вор был гонцом дурных вестей и не раз гасил одним словом известных бандюков, передавая приговор отцов.

— Здравствуй, Руслан. — Спокойно поприветствовал мужчина, глядя с полуулыбкой и прищуренным взглядом.

Он указал взглядом на стул, с противоположной стороны.

— Садись, поговорим.

Бросив взгляд на двух атлетов-телохранителей, что стояли позади старшего, точно каменные изваяния в модных пиджаках, Руслан уверенно двинулся к столу. Усевшись, куда было велено, он наблюдал, как Северов взял графин и наполнил квадратный бокал гранатовым соком. Смело глядя на посланца отцов, Руслан без единой задержки взял протянутый бокал и сразу осушил его, соблюдая негласный ритуал доверия. Как только бокал опустился на стол, старший еле заметно кивнул и наклонившись ближе к столу, положил на него руки сцепив их в замок.

— Итак, Руслан. Как идет наше дело? — спросил он с такой легкой интонацией, словно у них была долбаная беседа по душам.

— Если бы что-то шло не так — вы бы уже давно знали об этом! — резонно отозвался Руслан, не разрывая зрительного контакта с мужчиной. — Так что можно опустить этот подводящий пролог, и сразу перейти к настоящим причинам встречи.

Глаза Северского сверкнули в ухмылке.

— Всегда уважал тебя за прямоту и талант владеть ситуацией! — заметил он, с холодным поощрением. — Ты прав. Тебе нет равных — в умении вести дела и педантичной исполнительности. А значит, ты должно быть догадался, что другая причина пустила волнения в кругах, из-за которых я здесь.

Мужчина не спеша откинулся на спинку стула и махнул рукой. Одна из статуй-амбалов тут же ожила, двинувшись к Северу и протянула ему неприметную папку. Через секунду она легла перед глазами Руслана.

— Они знают, почему ты так яро втянулся в это дело, Руслан. — Низким голосом сообщил старший, будто не относил себя к авторитетным вершителям нового мира.

Руслан выдержал его пристальный взгляд и уверенно раскрыл папку. Это были бумаги с данными, какие заводят в личном деле, а возглавляла их черно-белая фотография Али…

В груди вспышкой отозвался неожиданный спазм, будто лезвие полоснуло его внутренности. Черные глаза, однако, не отразили никаких эмоций, и с годами натренированным хладнокровием вернулись на собеседника.

— Похоже, пополнение в семье не прошло для тебя бесследно. — Уверенно, констатировал Север. — Я даже проникся этой историей — единственная сестра, которая отныне стоит выше всех благ и соблазнов, но… неужели ты думаешь, они отпустят тебя?

Его подача вкрадчивым тоном, его упорное отделение от остальных, все больше было похоже на попытку выставить себя союзником. Однако Руслан не засчитал это «подыгрывание», а напротив насторожился до судорог в плотно сжатой челюсти.

Поджав губы, он снова опустил взгляд на фотографию Али. Она была поймана в естественный ракурс, еще тогда — во Владикавказе и ее болезненный вид без спроса пустил ток по нервам, от вспышек воспоминаний.

Значит, все это время — они знали и просто держали за пазухой этот туз! Но ведь Руслан предвидел, что это может быть! Не исключал никогда, и все равно что-то медленно сворачивало его внутренности, как будто он получил неожиданный удар.

Небрежно закрыв папку, он сосредоточил взгляд на Северском.

— А ты думаешь — я дам им шанс решить иначе? — уверенно сказал он, дерзко поддерживая игру. — За мной не будет долгов, и это мой главный козырь. Остальное — будет решаться на общем голосовании!

Руслан наклонился к мужчине и опасно сверкнув глазами, низким тоном добавил:

— Так что не тужься — на понт меня брать. Сам знаешь, Север — сторона не станет вести переговоры, если не хочет мира!

Взгляд старшего стал напряженным, а его полуулыбка уверенно поплыла, отразив на лице истинную сущность.

— Что ж… — протянул он, опуская взгляд. — Ты сам вершитель своей судьбы, только забываешь о том, как крепки оковы, которые ты одел добровольно! Свободы нет в нашем мире. Ты знал, когда ступал на этот путь, что обратной дороги не найдешь!

— Не утруждай себя красноречивыми убеждениями! — сдержанно рыкнул Руслан. — Я знаю каждую букву в этом гребаном кодексе, только в наше время поправки вносятся с позорным постоянством! Вам не я нужен, а польза, которую я приношу, так что нехрен мне втирать о правилах и цепях, которые уже давно все переступают!

Север наградил его тяжелым, пристальным взглядом.

— Значит, ты настроен серьезно. — Мрачно констатировал он. — Не считай меня палачом, я всего лишь выполняю свою работу, как и ты! Я посчитал нужным тебя предостеречь, потому что эта попытка отойти от дел может не только не сложиться, но и стоить жизни!

— Спасибо за заботу. — Сухо отозвался Руслан. — Я уже большой мальчик и не нуждаюсь в указке!

— Зря ты иронизируешь. — Огрызнулся Северов. — Думаешь, я тебе тут сопливые напутствия втираю! Знаешь, сколько повидал я таких вот серьезных, сноровистых самородков, которые падали в яму даже не успевая руки сложить?! Я давно наблюдаю за тобой, и не хочу снова увидеть опрометчивость, из-за которой такой человек как ты, закончит свой век — споткнувшись о свою самоуверенность!

Руслан хмуро смотрел на мужчину не в силах разобрать, действительно ли его слова звучат резонно и на самом деле это внутренняя предвзятость так противится действительности? Или все же, это попытка удержать подданного при дворе?

— Если это все — у меня осталось мало времени для того, чтобы закончить начатое! — Сдержанно произнес он в какой-то момент.

— Нет. Есть еще кое-что. — Холодно отозвался Северский. — Мне нужно знать, что это еще за история с девушкой из банка?

Руслан сохранял бесстрастный вид, пока по его венам пронесся обжигающий поток резко хлынувшей крови.

— Никакой истории. — Холодно ответил он, не задерживаясь в сомнениях ни на секунду. — Ларин оказался излишне помешан на ней, что не плохо сыграло на руку. Так что у девочки единственная роль — отвлекать его внимание!

Северский внимательно смотрел на мужчину, прищурив взгляд и в какой-то момент медленно кивнул.

— Хорошо — если так. — Многозначительным тоном произнес он. — Иначе все, ради чего ты затеял этот переворот — будет напрасной жертвой.

Руслан нахмурился, делая вид, что не понимает, о чем речь. Северский тем временем резко поднялся со стула и приблизившись, дождался пока наемник встанет.

— Удачи, Руслан. — Серьезно сказал он, протягивая руку. — Уверен — без нее тебе не обойтись!

Глава 21

Проходя мимо габаритных внедорожников, под пристальное внимание суровой охраны, Руслан достал из дальнего кармана не тронутую пачку сигарет, что всегда придерживал для особого повода. Испепеляя грозным взглядом пространство, он на ходу сделал затяжку, пропуская ядовитый дым в легкие, которые уже давно не получали дозу никотина.

Оказавшись за рулем, он с дерзким рыком мотора, сделал пробуксовку колесами, из-под которых камни с опасной мощью полетели в разные стороны, и резко развернув машину, погнал к берегу. Глядя в зеркало заднего вида, где четко отражался маяк, Руслан наблюдал, как из него вышел Север, и тяжесть в груди отозвалась болезненным стуком. Будто кол вживую вставили, после этой чертовой встречи!

Затягиваясь снова и снова, он пытался заполнить свое сознание этим дымом, туманом… чем угодно лишь бы заглушить единственно-верную мысль, что набатом отбивалась в голове — ему придется прогибаться под обстоятельства! Суки — грамотно расставили капканы, и теперь он так остро ощутил, как гневно мечется его упрямый зверь, как скалится в безысходности, но все больше отступает под авторитетным давлением стального ошейника.

Руслан, не изменяя своей натуре — продолжал упорствовать и напрягать уставший мозг, заставляя его работать и искать выход из положения, которое теперь, все больше напоминало лабиринт! Однако это были тщетные попытки. Куда бы, он не направлял свои мысли, как бы не прикидывал шаги, не рассчитывал… все одно — с болью ударялся об очередной тупик… Тупик… ТУПИК — бл*ть!!!

Выехав на асфальтированную дорогу, он погнал на бешенной скорости, выжимая из автомобиля всю мощь, одержимый нетерпением скорее добраться до особняка.

С садистским упорством, его память без лишних прелюдий возрождала все — что он успел отвести на второй план. Свою цель, в которую он должен был бить и бить! Не отвлекаться, не пренебрегать ею! Но слишком поздно понял, как далеко зашел в своем отравляющем интересе, и как глубоко ошибался в своей власти над ситуацией…

А теперь он сам практически подставил себя под дуло пистолета, решив, что имеет права нарушать принципы и на крови, изученные правила! И ее и себя подставил, осталось только на курок нажать. Отцы сделали из него добровольного палача своей судьбы, крепко удерживая на цепи, как придворного пса. Жестко напомнили Руслану — кто он есть и свою неизменную власть, не давая даже малейшего шанса на существование другого развития событий.

Вдавливая педаль газа, Руслан прокручивал в голове разговор с Севером, после которого должны будут произойти неминуемые последствия, вплоть до подъездной дороги к кованым воротам особняка. Его напряженный разум мгновенно переключился, пропитываясь яростью с запоздалым, но грубым воспоминанием о сложившейся ситуации в доме.

Машина Сокола стояла на территории, и Руслан даже не заметил, с какой силой сжал руль, чтобы без вмятин припарковать машину рядом. Перчатки натянулись до скрипа готовые вот-вот лопнуть, пока он пытался усмирить огонь полыхнувший внутри. Он отдавал себе отчет в импульсивности мыслей, и был уверен в своих дальнейших действиях, однако ствол оставил на кожаном сидении ауди, прежде чем вышел из машины и направился к дому.

***

Я никак не могла успокоить дрожь волнения во всем теле. Седа то и дело усаживала меня, выпаивала какими-то успокоительными чаями, но я была как на иголках и меньше всего сейчас хотела, сидеть без дела. Ком стоял в горле. Неприятные волны паники и отвращения после того что произошло, заставляли сердце ускорять ритм, а глаза щипать от подступающих слез. Но я сдерживалась — что было сил. Не хотела, чтобы мою слабость видели… Не хотела, чтобы думали меня жалеть — иначе я уже не смогу сопротивляться и тогда придется неизбежно принять действительность.

Это случилось… когда я дрожащими руками мыла посуду, пока задумчивый и хмурый Саид, делал маринад для жаркого. В тот момент я почти замерла, потому что почувствовала, как изменилась атмосфера, как сердце затаилось, а по спине спустились стягивающие мурашки! Его энергетика дошла до меня раньше, чем я услышала тяжелые, уверенные шаги в столовой, которые скоро раздались на кухне.

Непроизвольно вытянувшись, я не сразу обернулась. А когда решилась, мое сердце гулко отозвалось в груди, пуская дрожь до колен, когда я увидела Руслана. Он стоял в паре метров от меня, с широко расставленными ногами, в сером пальто, даже не сняв кожаные перчатки с рук. Значит, первым делом он направился ко мне…

Его глаза были уставшими, а взгляд тяжелый, и в груди что-то само стянулся в комок. Я не знала, как вести себя, как предугадать его мысли, пока внутри меня пульсировали только беспросветные предчувствия. Словно без вины — я была виновата в том, что произошло!

Пропустив неприятную, горячую волну, я неловко сцепила руки и отвела глаза. От его пристального взгляда с легким прищуром, я напряглась до боли в мышцах и была не в состояние нормально вдохнуть.

О чем он думает? Кому поверит…? Что за решение примет…? Господи, как же страшно…

Я испуганно подняла глаза и вжалась спиной в столешницу, когда он неожиданно двинулся на меня. Его пальцы в холодной коже черных перчаток, крепко захватили мой подбородок, заставляя смотреть в глаза.

— Ну что, девочка. Даже дня не можешь провести без приключений? — спросил он спокойно и холодно, а я почувствовала как внутри что-то упало.

В грудь словно ударили наотмашь, и я закусила дрожащую губу, чувствуя, как зажгло глаза от набегающих слез. Неужели… Неужели он поверил во все, что наговорил этот мерзавец!?

Я слышала, как переговаривалась охрана… Заметила, как пристально смотрели они на меня, должно быть так же решив, что я пыталась сбежать и обратилась за помощью к Виктору! Но неужели и Руслан счиает, что я пойду на все лишь бы выбраться…!?

В голове предстали такие ясные картины, моей дальнейшей судьбы, что я впервые ощутила предобморочное состояние, когда перед глазами все поплыло. Язык прилип к небу, а губы не желали произносить слова оправдания. Разве есть в этом смысл? В ушах без спроса разошлось пронизывающее, и заставляющее нервы натянуться — эхо…: «Как думаешь, кому он поверит….? Как думаешь, кому он поверит…? Кому поверит…?»

Почему он должен верить мне, ведь все что мог сказать этот негодяй — Виктор, могло логической цепочкой сложиться в голове моего похитителя!

Я так и стояла, прикусив язык и беспомощно всхлипывая не в силах остановить поток слез. Взгляд мужчины, тем временем, сосредоточился на чем-то и я даже не заметила это, пока он неожиданно не отвел мою голову в сторону, тем самым больше открывая шею. Когда черные глаза медленно поднялись, у меня даже слезы высохли, от его неожиданно изменившегося взгляда.

— Это что…? — прозвучал низкий, грозный голос, но обращение, как будто было не ко мне.

Кажется, в этот момент — все вокруг потемнело, вместе с его энергетикой. Напряжение скакануло в воздухе и только его глаза… глаза — как убийственный прицел.

— Руслан! — Услышала я знакомый голос, позади моего похитителя. — Поговорить надо, братан…

Он не сразу отстранился, а обернувшись на взрослого мужчину, который был свидетелем каждой нашей встречи с Виктором, не проронил ни слова в ответ.

Хмуро оглядевшись, Руслан неожиданно двинулся в сторону, к столу, где стоял большой блок с богатым выбором ножей. Ему хватило нескольких секунд, чтобы выбрать подходящий. Сжавшим всем телом от жуткого предчувствия, я завороженным взглядом наблюдала, как он прокрутил холодное оружие в ладони, словно фокусник или экстремальный циркач, после чего уверенно направился к выходу! Я лишь успела перехватить настороженный взгляд мужчины, мимо которого он прошел танком, чуть ли не сбив его на пути.

***

Это было состояние аффекта, сродни помешательству или одержимости. Руслан больше не владел собой. Его накрыла пелена, после которой, из глубины сознания уверенно ступая на мощных лапах, вышел на волю его зверь. Давно его так не пробивало… Будто насквозь, током по нервам, жестко и больно, не давая ни единого шанса одуматься. Следы синяков на нежной коже, точно красный флаг стояли перед глазами. Следы — от грубых пальцев, что посмели коснуться ее шеи, и ничто теперь не могло остановить развернувшийся накал внутри.

— Руслан…! — взволнованно кричал ему в спину Ростов. — Стой, твою мать… ты что задумал!?

Он еле сдерживался, слыша точно со стороны голос подельника, которому по тупости доверил наблюдать за этим ублюдком. Еле сдерживался, чтобы не смять кости ребер этому недоноску, который плевал на безопасность девочки и в первую очередь заботился о приоритетах дела.

Руслан крепче сжал нож, а из его груди вырвался утробный рык — его вины было не меньше и он осуждал себя, за то, что тоже бл*ть заботился об осторожности! А теперь, тяжелое ноющее чувство засело где-то в области груди, от осознания, что он сам и допустил это! Сам дал гниде зеленый свет, хотя конечно же с самого начала понял — что эта сказка про белого бычка и девочку херня голимая. Но никто не должен был узнать о его истинном отношении к девушке снраужи, которое Руслан больше не мог контролировать внутри. Сокол был не своим, не чужим, очень ценным кадром во многих вопросах, хоть и местами не по делу беспределил. Нельзя было ни при каком раскладе грубо вмешиваться, погубил бы и ее и себя, стоило почуять Ларину даже намек на провокацию! А дальше, все бы рухнуло по цепочке, разорванными звеньями — одно за другим, сокрушая все, что было поставлено на кон. Встреча с Севером, только укрепила его убеждения, но именно сейчас было плевать на все…

На последствия плевать, на то, что не дождался пока Сокол оступиться, прежде чем можно было обосновано и грамотно его убрать! В сознании была цель, а в руках орудие, которым он будет вершить свое наказание.

Руслану не нужны были проверки или доказательства. К несчастью для Сокола, он успел изучить девочку. К тому же был один занимательный факт — он уже давал пленнице возможность уйти, но она даже тогда не рискнула, потому что знала ей нигде не найти защиты кроме его дома. Но Сокол то, об этом не знал.

Руслан буквально вбежал на лестницу и чуть не столкнулся в лоб с провинившимся наемником, который уже шел по коридору на встречу. Почуял жопой неладное, сучий потрох. Мужчина сразу замедлил ход, напряженно глядя на Руслана.

— Умар… — насторожено обратился он.

Сокол быстро оценил ситуацию, приметив нож в руке старшего, и стушевавшись, осторожно сделал шаг назад.

— Что пряник Тульский — рябью покрылся? — спросил холодным голосом Руслан, чувствуя, как сводит мышцы во всем теле, от напряжения. — Нагадил в доме, а отвечать только баснями умеешь!?

— Погоди, погоди Умар… — низким тоном произнес Виктор. — Не горячись, ты ж не пойдешь с пером на меня, когда я без оружия? Не по понятиям это, братишка — сам знаешь… разобраться нужно сначала!

Глядя на Сокола исподлобья, Руслан медленно и жутко усмехнулся, затем уверенным движением подкинул нож, который перевернулся в воздухе и послушно опустился в руку.

— На понятия меня подтянуть, думаешь? — грозно спросил он. — Зря — они тебя не спасут!

В следующий миг Руслан запустил острое оружие прямо в мужчину, который резко отскочил, и казалось, успел увернуться, но неестественно замер. Его ошарашенный взгляд опустился на бедро, где в сантиметре от паховой области торчал нож…

***

Я не могла в полной мере осмыслить, что происходит, или попросту боялась обнадеживаться после того, что увидела. С трудом я пропускала мысль в сознании — что Руслан понял, что к чему и теперь со страшным намерением пошел на поиски мерзавца, который домогался меня!

Это упрямо не укладывалось и не шло с тем, что я выстроила в своей голове как бетонную стену — для этого мужчины я ничего не значу! Так ведь…? Это жертвы влюбляются в бандитов, а не наоборот! Они не станут так яро заступаться за чужого человека! Руслан должен был охотнее поверить в то, что я оступилась, а не в то, что проверенный подельник решит провести его!

Но факты говорили о другом… Я разглядела ярость в глазах, когда он увидел следы на моей шее и эта реакция была настолько неожиданной, что я до сих пор прокручивала ее в мыслях! Эти эмоции были настоящими, неподдельными и теперь внутри меня бушевал такой вихрь противоречивых чувств, что я в каком-то потерянном состоянии просто застыла посреди кухни.

В какой-то момент, я все же заметила свой выпад из реальности, и судорожно вытерев слезы, неловко взглянула на Саида. Все это время он молча наблюдал за тем, что происходило, словно безмолвная часть интерьера, продолжая делать свое дело. Но теперь он внимательно смотрел на меня, вытирая между прочим, свои руки.

Я растерянно обняла себя руками, наблюдая, как он медленно качнул головой, прежде чем произнес:

— Нет, девочка. Напрасно ты решила, что он не разбереться в чем тут дело!

Я слегка нахмурилась, а в моих глазах мелькнула растерянность. Ничего не ответив, я в смятении опустила взгляд и не спеша обернулась к раковине, чтобы домыть посуду, но тут же испуганно замерла… когда услышала резкий грохот. Продолжительные стуки и топот, следом раздались где-то в доме, и мое сердце подскочило к горлу от волны адреналина.

Первый очнулся Саид. Хмуро глядя на дверь и не спеша обходя стол, он отбросил полотенце и вышел из кухни. Нервно закусив губы и наспех вытерев руки о фартук, я не выдержала и на онемевших ногах последовала за ним.

Миновав столовую, я сбавила ход в коридоре, который вел к главной лестнице, увидев замершего Саида в конце. Двигаясь ближе к стене, я бесшумно оказалась за спиной мужчины и осторожно выглянула, чувствуя как заходиться сердце от тревоги. Я ахнула и не успела закрыть рот рукой, наблюдая, как от лестницы скатилось тело, а следом не спеша и уверенно спускался Руслан.

В разных частях зала стояли мужчины из охраны, напряженно и растерянно наблюдая за происходящим, но явно, не решаясь вмешиваться. Выглядывая из-за угла, я не могла отвести потрясенный взгляд, от тела Виктора, который пошевелился и издал стон. Он попытался подняться на четвереньки, преимущественно опираясь на одну ногу, тогда как вторая была неестественно вытянута.

Холодные мурашки спустились по спине… Я пропустила волну ужаса, увидев разводы крови на дорогом паркете, и уже тогда внутри меня начало скручиваться противоречие и отрицание реальности.

Виктор тем временем, оперся на руку, все еще стоя на четвереньках и небрежно притронулся к своему лицу, где был разбит нос и скула.

— Сука, всю вывеску разворотил…! — прорычал он, осипшим голосом. — Что ж ты творишь — черт…!? Из-за какой-то шлюхи, на мне так отрываться!?

Я непроизвольно закусила щеку до крови после слов, что отозвались неприятной, острой болью где-то в груди. Виктор же, торопился подняться на ноги, настороженно и хмуро наблюдая, за Русланом, который только сошел с последней ступеньки, и задержав взгляд, неожиданно двинулся куда-то в сторону. Пребывая словно под каким-то гипнозом, я поддалась, когда ноги сами понесли меня из коридора, мимо спины Саида, чтобы не упустить своего похитителя из виду. Теперь слившись со стеной, я с самого удобного ракурса наблюдала, что Руслан прошел к камину, установленному в дальней стене зала.

— Дерзко ты базаришь, для того кто решился дела воротить за моей спиной! — Ледяным и спокойным голосом, вдруг заметил он.

Остановившись у высокой урны, он не спеша вытянул оттуда железный прут, оглядывая его так, словно в его руках был антиквариат. В какой-то момент его острый взгляд метнулся на Виктора, который уже выпрямился, зажимая рукой внутреннюю часть бедра, откуда сочилась кровь. Я сглотнула подступивший к горлу горький ком, когда в голове пролетели красочные догадки того, что могло произойти там — наверху.

Взгляд Виктора тем временем, стал резким и хмурым, а на лице, покрытом испариной, отразилось замешательство.

— Че то, я не понял… ты о чем это!? — выдавил он настороженным тоном. — Че еще за левый заезд…!?

Еле опираясь на одну ногу, бандит в грозном недоумении таращился на Руслана, как на невменяемого. Я в свою очередь не в состоянии оторваться от происходящего, так же стояла в растерянности, не понимая, что происходит…

— Твоя ошибка в том, что ты старших за долб**бов держишь! — спокойно отозвался Руслан, медленно приближаясь к мужчине. — Только не прокатило в этот раз твое фуфло, братааан. Пыль в глаза ты умело бросаешь — вокруг бабы шум поднял, а сам тем временем инфу сливал наружу!

— Ты че накидываешь, какую еще инфу!? — резко возмутился Виктор. — Че за наезд порожняковый!? Крысой вздумал меня выставить…!?

— А ты что думал, Сокол? — Вкрадчивым тоном, спросил Руслан, пристально глядя на мужчину. — Мы тут бабу с тобой что ли делим!? А этот пресс жесткий, я устроил из-за того, что ты хер свой решил порадовать!?

Я напряглась, все больше путаясь и болезненными волнами пропуская через себя, небрежные фразы мужчины.

— Нет, братааан, — Продолжал Руслан, подводящим тоном. — Пока ты смотрел в сторону, я — смотрел на тебя!

Пребывая в замешательстве, я открыто уставилась на своего похитителя. Но как же так…?

Устремив напряженный взгляд в пространство, я невольно прокрутила в голове его реакцию там — на кухне… его горящие опасным пламенем глаза и неожиданно в голове что-то щелкнуло. Ясная картина, словно решенный пазл, начала складываться со стремительной скоростью.

Притаившись у стены, я украдкой прошлась по лицам присутствующих и окончательно поняла — это была игра! А эти люди, преданно и хладнокровно поддерживали ее! Вместе с этим осознанием, внутри почему-то прошла странная ноющая тревога — что же он задумал…!?

Я сосредоточила внимание на Викторе, который в этот момент в упор смотрел на Руслана.

— Нет, Умарчик… — протянул он, нервно усмехнувшись, и сверкнув красными от крови зубами. — Со мной — это дерьмо не прокатит! Нехер мне гонево приписывать, на одних подозрениях…

— Сегодня утром, кто-то пустил передачу о левых на территории!

Со стороны, неожиданно раздался мужской голос, грубо вклиниваясь в разговор. Я машинально взглянула на лестницу и увидела знакомого мужчину, который уверенно шел к Руслану, словно только и ждал этого часа!

— Кипишь, грамотно был устроен, для того, чтобы всю охрану отвлечь и по углам раскидать! — пояснил он, упрямо глядя на Виктора.

Руслан поджал губы, прожигая взглядом провинившегося подельника, который растерянно бегал глазами, от одного мужчины к другому. Я же, синхронно выстраивала цепочку событий в голове, понимая теперь, каким образом Виктор отрезал охрану, чтобы уединиться со мной!

— Ростик, х*ли ты накидываешь бл*ть! — резко накинулся на него Виктор. — Ты же сам видел! Видел, где я был, когда эта канитель случилась…

— Да что ты. — Холодно отозвался, тот самый Ростик. — Так напомни мне и сам расскажи — где ты был?

Виктор отчего-то не торопился отвечать, и лишь опасливо покосился на Руслана, который перехватил его взгляд и изрек предостерегающим тоном:

— Так что, мразь? Под эту суету — ты зря времени не терял!?

Внутри меня все натянулось струной от напряжения. Я не пыталась разобраться и не понимала что происходит, но я чувствовала — Виктора прогибают, к чему-то подводят для своих интересов! Я невольно провела пугающую параллель с животным миром, где в львином прайде, сильные самцы гнобят конкурента на изгнание или на смерть!

Виктор же продолжал упорно молчать, поджимая губы и стоя в напряженной позе, словно приготовился к борьбе. Однако, он уже был загнан в угол, и в темно-зеленых глазах отражалось поражение! Неужели он больше боится открыть все, что произошло в бытовке, чем неминуемой расправы…!?

Руслан тем временем подошел вплотную к мужчине, и я затаила дыхание от повисшего напряжения в воздухе.

— А шумок ведь этот — ты устроил! — констатировал он, низким голосом и прежде чем я успела испугаться, железный прут в его руках с жутким свистом мелькнул в воздухе, и Виктора резко развернуло, от удара по голове.

Я тут же попятилась назад, зажав рот рукой, чтобы не закричать. Мужчина упал на колено — оглушенный или даже смертельно раненый и от этой мысли, мои внутренности скрутились в жгучий узел. Даже при всей своей ненависти, я не могла бесчувственно на это реагировать! Смотреть как живое существо, какое бы грешное оно не было — избивают! Да я не забыла что он сделал, но черт возьми — было полное ощущение, словно это меня только что ударили!

Чувство жалости к живому душило меня… до слез, до недостатка кислорода! Я не видела лица Руслана, я боялась видеть его, потому что была уверена — в его глазах, сейчас не будет ничего человеческого! Как он и обещал, как предупреждал…

Виктор тем временем, с каким-то живучим упорством пытался подняться, опираясь о колонну и держась за голову, куда пришелся удар. Ему это даже удалось, хотя он с трудом выпрямился на ногах, когда новый свист раздался в пространстве…

— Неет!!!

Ведомая неуправляемым порывом, я отскочила от стены и мой крик, со звонким эхом разрезал пространство. Я еще не успела прийти в себя… и в этот раз, уже ничто не смогло бы удержать эмоции, раздирающие меня изнутри!

Удар раздался с неестественным хлопком, и я чуть не упала на ослабевшие колени, увидев погнувшийся прут в руках Руслана и потрясенный взгляд Виктора, который толи чудом, толи с моим участием — успел увернуться. Он тяжело дышал и ссутулившись все еще стоял на ногах, не в силах отойти от опоры, которая в этот раз послужила ему защитой.

Я закрыла лицо руками, и сквозь пальцы вместе с пеленой слез, смотрела как мой похититель недовольно рыкнул и отбросил прут, который с оглушительным стуком упал на пол. С каменным выражением лица, он обернулся и грозный взгляд черных глаз, застыл на мне. Мужская красота исказилась в строгости и безжалостности… Господи как же страшно было в этот момент! Как опасен он был и незнаком в этом обличии!

Я стояла — ни жива, ни мертва и даже задержала дыхание, краем глаза уловив как Виктор, спотыкаясь, попятился назад, впившись в Руслана ошалевшим взглядом.

Дрожа как осиновый лист, под вниманием черных глаз, я стойко выдерживала их подавляющий накал, и готова была сгореть от испепеляющей энергетики, исходившей от мужчины, только бы отвлечь его! Резко выдохнув, Руслан в какой-то момент, все же переместил свое внимание и сдержанно рыкнул:

— Че стоим!? Девочку уберите. Не для нежных глаз такие представления!

Охрана отреагировала мгновенно. Скоро меня обмякшую — взяли за локоть, и целенаправленно потолкали к лестнице.

Глава 22

Я рассеяно переставляла ноги, поднимаясь по лестнице, и несмотря на угрозу получить вывих шеи, все упорно оглядывалась назад. Глаза впились в Руслана, который не спеша двинулся к Виктору, и внутри что-то сжалось от тревожного предчувствия, как раз в тот момент, когда ракурс уже не позволял что-либо разглядеть.

В комнату меня буквально впихнули, потому что я невольно упиралась, прислушиваясь к происходящему на первом этаже. Когда дверь перед моим носом захлопнулась, я тут же прильнула к ней, пытаясь хоть что-то понять… Но там остались лишь глухие стуки.

Оттолкнувшись от двери, и гипнотизируя ее глазами, я некоторое время металась по комнате, не в силах унять волнение и тревогу. В какой-то момент я снова прилипла ухом к двери, как вдруг… раздался щелчок, и я испуганно отпрыгнула назад. Продолжая лихорадочно пятиться, я поймала на себе хмурый взгляд Руслана, которым он окинул меня, прежде чем не спеша закрыл за собой дверь.

Обняв себя руками, я смотрела на него опасливым и одновременно изучающим взглядом, не в силах противостоять внутренней настороженности, после всего что видела. Мужчина в свою очередь задержал на мне строгий взгляд, прежде чем кивнул в сторону кровати и тихо велел:

— Сядь.

Я судорожно выдохнула, и осторожно повернувшись, не спеша направилась, куда он сказал, сев на самый край кровати. Руслан прошел за мной и остановился в нескольких шагах. Устремив взгляд в сторону, я чувствовала себя натянутой пружиной, от его опасной близости.

— Твои рабочие будни в этом доме закончились. — Произнес он холодно. — С этого момента — сидишь здесь и ведешь себя тихо, это ясно?

Я тут же подняла глаза, но ничего не решилась возразить или спросить. Поджав от волнения губы, я отрывисто кивнула, а он молча продолжал стоять, заставляя меня пропускать волны неприятного жара. Опустив взгляд на свои руки, которые нервно теребили складку на юбке платья, я отпрянула от неожиданности, когда мужчина шагнул ко мне и взял за подбородок, заставляя смотреть на себя. Он упрямо вглядывался в мое лицо, на котором отразились все эмоции, что в другой момент, я смогла бы скрыть внутри себя, и от этого стало очень неуютно.

— Сейчас, послушай меня внимательно, девочка. — Произнес он тихим, но твердым голосом. — Тебе придется научиться отделять себя и правильно реагировать на мир, в который ты попала. Не относить к себе, не думать и не пытаться что-то понять! В этом мире существую я — не ты. Так что сделай правильные выводы и становись сильнее обстоятельств!

Я смотрела на мужчину, растерянно хлопая глазами и стараясь удержать подкативший к горлу ком.

— Ты меня поняла? — спросил он сдержанно.

Я отвела взгляд и облизнула губы, прежде чем неуверенно выдохнула:

— Вы… вы его…

— Нет. — Резко опередил он меня, отпуская мой подбородок.

Я взглянула в черные глаза мужчины, чтобы увидеть серьезность и подтверждение его слов. Внутри мгновенно разошлось облегчение, и я тихо выдохнула, чувствуя, как болезненно спадает напряжение, позволяя мне хоть немного прийти в себя.

Руслан еще некоторое время, удерживал на мне задумчивый взгляд, прежде чем на его лице мелькнуло нечитаемое выражение, и резко развернувшись, он направился к двери.

***

Руслан сидел за рабочим столом, напряженно глядя в пространство и пребывая где-то далеко в мыслях. Его взгляд в какой-то момент сосредоточился на мониторе, где отображалась страница с банковскими реквизитами. На счету все еще не было нужной суммы, а значит не исключено что придется повторно наведаться к толстосуму.

Он отвлекся, когда дверь в кабинет распахнулась, и в проеме задержался мрачный Ростов. Сузив глаза, он пристально посмотрел на Руслана, прежде чем закрыл дверь и не спеша прошел к креслу напротив стола. Усаживаясь, он продолжал буравить мужчину назойливым взглядом, а Руслан сносил этот молчаливый наезд, пока в какой-то момент не изрек ленивым тоном:

— Твое молчание — напрягает, меня больше, чем старый добрый шквал матов и впечатлений. Может, не будешь стесняться, и уже выложишь наболевшее? — предложил он, простодушно приподняв брови.

Ростов раздражено выдохнул и отвел взгляд.

— У меня нет слов, бл*ть. — Выдавил он, поджимая губы.

— Ну… уже что-то. — Равнодушно проронил Руслан. — Расслабься Ростик, все же удачно сложилось…

— Серьезно? — резко перебил его мужчина. — Ты серьезно мать твою, Руслан! Да если бы я не вмешался, у нас бы вообще нихрена не сложилось!

— Ценю твои нервишки, которые я щедро пощекотал, но советую тебе не забываться! — остепеняющим тоном произнес Руслан. — Я знал что делал, так что не накидывай себе лишнего.

— Знал что делал? — вкрадчивым тоном повторил Ростов, глядя на него исподлобья. — Это в какой момент тебя шибануло озарение!? Когда ты шило метнул в этого ган*она из блатных, или когда с лестницы его спустил!?

Руслан хищно прищурил взгляд, молча глядя на мужчину,

— По-моему, ты уже давно нихрена не знаешь — что делаешь! — продолжал сокрушаться Ростов. — Думаешь, я не заметил, как тебя повернуло на этой девчонке!? Так повернуло, что ты вообще уже берегов не видишь и готов все послать в адову срань! Так что это — ты мой друг, забылся!

Руслан резко поднялся со стула и впиваясь взглядом в мужчину, начал не спеша обходить стол.

— А скажи ка мне кое-что… друг. — Произнес он тихим, стальным тоном. — Когда это ты начал, так париться из-за моих дел!?

Сунув руки в карманы брюк, Руслан замер возле Ростова, который выдержал его взгляд, поднимаясь с кресла.

— Мы знакомы херову тучу лет, Руслан. — Произнес он сдержанным тоном. — Я знаю, ты всегда воспринимал меня дальше, чем я тебя, поэтому сложно будет донести, что на твои гребанные дела мне действительно не похер! Да если бы я не знал, на какой риск ты идешь, и как опасно теперь лавируешь из-за нее… — Он запнулся, недовольно отводя взгляд. — Думаешь, стал бы я лезть!? Стал бы остепенять и не уставать поворачивать твою упрямую башку, в нужном направлении!?

— Короче! — Грозно перебил его Руслан. — Давай закончим этот душещипательный базар. Весь этот риск пойдет в мою копилку, так что заверни свои нравоучения и просто выполняй свою работу!

Он подошел к мужчине вплотную, и сдержанно прорычал.

— Мне не нужна нянька, дружок. Я ценю твою верность, но в остальном тебе придется молча сносить мои решения и планы!

Ростов скривил губы, а Руслан не отрывая от него взгляда, подошел к столу и повернул монитор. На его лице, отразилось довольное выражение и он холодно обратился к мужчине:

— Сейчас — нужно грамотно все выставить перед старшими.

Перехватив напряженный взгляд Ростова, он урезонивающим тоном добавил:

— Позаботься — чтобы у нашего друга были гораздо более важные дела, чем думки о коварной мести!

— Что-нибудь еще? — Огрызнулся мужчина в ответ.

Руслан сухо усмехнулся и вытянул смартфон из кармана.

— Сейчас, я тебе реквизиты скину, на которые нужно без посредников бабло кинуть. Будешь в городе — займись.

Мужчина нахмурился глядя на Руслана и сдержанным тоном поинтересовался.

— А поподробней!?

— Подробности тебе не понадобятся. — Резко отозвался Руслан, глядя на экран.

— Да не стоит напрягаться! — Недовольно буркнул Ростов. — Я и сам догадался, кому пойдет этот благотворительный фонд невинных девочек.

Руслан смерил его взглядом, и убрал смартфон, отправив все необходимое.

— Я загляну к Але. Будь на связи. — Бросил он направляясь к двери.

— Погоди, Рус… — Неожиданно остановил его Ростов. — Ты это… уже просмотрел камеры?

— Нет. — Резко ответил мужчина, и многозначительным тоном добавил. — Хочешь, чтобы я его догнал и добил?

Ростов отвел взгляд и замявшись выдавил:

— Тогда… лучше я буду недобрым гонцом раньше, чем ты узнаешь все сам.

Руслан отошел от двери и испытующе уставился на мужчину.

— В смысле? — спросил он стальным тоном. — Че то мне уже не нравится этот базар.

Ростов медленно выдохнул и поднял тяжелый взгляд на Руслана.

***

Мощный удар двери о стену, с грохотом раздался в коридоре. Руслан вылетел из кабинета с грозным выражением лица и быстрым шагом направился в дальнее крыло дома. Через несколько секунд, неровной походкой следом вышел Ростов, морщась и прижимая большую ладонь к носу.

Взглянув в сторону удалявшегося мужчины, он сплюнул кровавую слюну на пол и недовольно прорычал:

— Гребаный психопат… бл*ть!

***

Он нашел ее в комнате. В этот момент Аля закрывала дверь выходящую на балкон, а услышав шаги, взволнованно обернулась, устремив настороженный взгляд на Руслана. Он почти замер посреди комнаты, пристально глядя на сестру, после чего начал осторожно приближаться. Женщина заметно напряглась, и нервно сцепив ладони, опустила глаза.

— Ты… в порядке? — Тихо произнес мужчина, оказавшись рядом и еле сдерживая тревожные ноты в голосе.

Аля коротко взглянула на него и медленно кивнула. Однако Руслана это не удовлетворило и его лицо стало еще более хмурым.

— Я только узнал, что произошло! Черт возьми…

Не в силах сдержать эмоции, Руслан негодующе отвел взгляд и прошел к окну. Некоторое время он напряженно смотрел в пространство, прежде чем подавленно произнес:

— Мне жаль, что даже здесь я не смог уберечь тебя от потрясений!

В следующий момент, он сосредоточил взглял на женщине и уверенно произнес:

— Но я обещаю, Аля… Скоро все измениться! И тебе больше не придется сносить эту нездоровую атмосферу и стадо снующей охраны за каждым углом.

После этих слов, Аля неожиданно сосредоточила на мужчине растерянный взгляд, но он уже двинулся к кровати, не застав мгновения, когда выражение ее красивого лица изменилось.

Устало опустившись на край кровати, Руслан облокотился о колени, задержав на Але испытующее внимание. Она смотрела на него в ответ и молчала. Так и продолжала стоять у балкона, пока Руслан мрачно наблюдал за ней.

— Ну, скажи хоть слово. — Попросил он в какой-то момент. — Чтобы я не чувствовал себя придурком, который сам с собой разговаривает.

На лице Али отразилось смятение, и она неловко отвела глаза. Грустно усмехнувшись, Руслан медленно выдохнул, задумчиво глядя в пространство.

— Знаешь… — Произнес он отрешенным голосом. — Я слишком много лет жил в мире, где одиночество считал главным щитом. Слишком долго дышал этой мыслью, выживал и двигался вперед. Я никогда не боялся что-то или кого-то потерять, и вместе с этим, окончательно разучился приближать к себе людей! И наверное… это главная причина, по которой, мое общество тебе только вредит.

Он пристально посмотрел на сестру, которая внимая каждому слову, слушала его исповедь.

— Я думал, что спасаю тебя, — Произнес он, с тяжелыми нотами в голосе. — Но с каждым днем, все больше убеждаюсь, что это нихрена не так! Я могу дать тебе защиту, жизнь в достатке, но не могу дать тебе главного… То, что дает — брат. То, что дает — близкий человек! Порой, я как наяву — ощущаю себя куском железа. Роботом из холодной стали, который не способен ни на что, кроме… — он запнулся вовремя одумавшись. — Кроме равнодушия… и бесполезного существования.

Руслан поджал губы, одернув себя за лишнюю открытость, и резко поднявшись с кровати, направился к двери. Аля так неожиданно двинулась к нему навстречу, что он лишь в последний момент сбавил ход. Она подошла к нему, проникновенно вглядываясь своими бездонными глазами, куда-то глубоко внутрь, и робко положила свою маленькую ладонь на крепкое плечо.

— Я… — выдохнула она вдруг, и Руслан впервые услышал этот тихий голос.

Казалось, воздух вокруг замер — стал тяжелее, и он невольно напрягся, впившись взглядом в сестру.

— Я знаю… что ты сделал для меня. — Произнесла она более уверенно. — Я не могу так сказать… насколько благодарна тебе.

Она говорила отрывисто, и несмело — будто только училась говорить, но даже это было в глазах Руслана невероятным прогрессом. Понимая как ей тяжело выдавливать из себя даже эти звуки, он решил, что нужно как-то разбавить атмосферу. Устало улыбнувшись, мужчина плавно поднял свою руку и ласково погладил ее по щеке.

— Я понял. — Участливо произнес он.

Даже такой контакт принес Руслану ощутимое облегчение. Но все же, что-то больно перевернулось в области груди, заставляя его вмиг помрачнеть.

— Мне здесь спокойно. — Продолжала тем временем Аля, но в этот раз в ее голосе пробежали настойчивые нотки. — Здесь — безопасно и… я не хочу, не нужно ничего менять!

Внутри мужчины пронеслась странная волна настороженности, от ее неожиданной позиции, но пока он решил игнорировать этот слабый сигнал.

— Нужно, Аля. — Тихо, но твердо возразил Руслан. — Если бы не крайние обстоятельства, я бы никогда не стал держать тебя в такой обстановке!

Женщина медленно убрала руку, а в ее глазах, которые она спешно опустила, мелькнули досада и негодование.

— Сейчас тебе трудно понять, — Произнес Руслан, убедительным тоном. — Но это не то место и не та жизнь, которую ты заслуживаешь!

— Я переживаю… за тебя, брат! — Неожиданно произнесла Аля, впившись в него взглядом. — Ты… пошел по его стопам.

Выражение лица мужчины резко изменилось.

— Откуда ты знаешь про отца? — спросил он серьезным тоном.

Аля неловко отвела взгляд и некоторое время напряженно молчала.

— Я знаю. — Тихо отозвалась она, в какой-то момент. — Дядя Амзор… он часто рассказывал. Напоминал — почему выносит мое присутствие в своем доме.

Руслан пропустил волну ярости, при упоминании — главного виновного в жестокой судьбе Али.

— Ясно. — Сдержанно отозвался он, и строгим тоном добавил. — Ты должна забыть это имя, слышишь? Я не хочу, чтобы ты даже в мыслях произносила его!

Аля не поднимала глаз и в какой-то момент еле заметно кивнула. Руслан, тем временем, заставил себя медленно дышать, стараясь унять проснувшийся гнев. Он ласково поднял ее лицо ладонью и усиленно смягчив тон, произнес:

— Мы с тобой уже договаривались об этом, помнишь? Прошлое — останеться в прошлом.

Снова кивок, но уже более уверенный и Руслан не спеша отстранился.

— Если что-то понадобиться — я буду здесь. — Сообищил он, перехватив встрепенувшийся взгляд и направился к двери.

— Почему ты держишь эту девушку…? — Услышал он за спиной спохватившийся голос, и замер. — Она… она здесь — не по доброй воле!?

Руслан медленно повернулся, сканируя сестру внимательным взглядом. Облегчение от того что она заговорила, начало медленно но верно сменятся тяжестью. Неизбежно пришло время отвечать за поступки, которые сестра долго наблюдала в молчании.

— Так надо Аля. — Терпеливо отозвался он. — Тебе придется мне поверить.

***

День прошел как в тумане. Я все думала о словах Руслана, по граням переворачивая свои взгляды и мысли на то, что произошло. Мозг не желал оправдывать жестокость, которую я увидела от него. Не желал осветлять и даже принимать в счет истинные мотивы его действий!

Нет.

Все одно, упорно билось набатом в голове — он был беспощадным и хладнокровным бандитом! Страшным в гневе и опасным для тех, кто смел выступить против его воли.

Сердце заходилось от чувств, что обжигающими птицами метались внутри меня. Я полюбила чудовище…! И вместо того чтобы отныне шарахаться как можно дальше от этого мужчины, мне напротив, как окончательно помешанной, хотелось прижаться к нему и вытянуть все светлое, что я упорно пыталась разглядеть в его сущности!

Эмоции сменяли друг друга, разрывая меня на части, а больное сердце тянулось к нему как единственному источнику жизни! Это было ненормально — я понимала… Но больше ничего не могла с этим поделать.

Вместе с переживаниями последних событий, я не могла игнорировать странное волнение внутри. Как будто декорации оставались прежними, но мир вокруг менялся без моего ведома. Предчувствие, от которого сердце с болезненным стуком отбивалось в груди, не давало мне расслабиться и заставляло метаться, пропуская минуты и часы в мятежном состоянии.

Несколько раз, в течении дня ко мне заходила Седа. Теперь она носила мне подносы с едой и прежде вежливо стучала в дверь, в отличие от беспардонных охранников. Она забегала на несколько минут, и тревожно справляясь о моем самочувствии, спешила удалиться. Видимо так ей было велено. Я видела, как она переживает из-за всего что случилось, поэтому старательно изображала спокойствие, пытаясь доказать женщине, впрочем как и себе — что все в норме.

Когда за окном стемнело, я решила что самое лучшее сейчас — лечь спать. День в постоянном беспокойстве, вымотал меня окончательно. Приняв прежде ванную, которая ничуть не помогла мне расслабиться, я одела его рубашку, зачем-то оглядела себя в зеркале и направилась в кровать.

Мои наивные предположения, что усталость вырубит меня, несмотря на ноющие маячки в груди — разбились о реальность. Я долго ворочалась от неуемных мыслей, странного ожидания и невыносимого тягостного томления внутри. Мне вдруг стало болезненно необходимо присутствие Руслана. Казалось с ним, как по мановению волшебной палочки — все встанет на свои места, уляжется в моем неумном сердце, и я обрету долгожданное спокойствие.

Вот так… даже не догадываясь об этом — мой похититель, занял собой все пространство внутри меня! Захватил каждую клеточку, впился своим образом в мое сознание, и теперь я мучилась еще и от того, что четко поняла — насколько эта любовь безнадежна! Насколько вообще низки шанс для ее существования…

Прикрыв глаза, в какой-то момент я уже почти задремала, когда сонно ощутила чье-то присутствие. Нехотя и медленно, я заставила себя очнуться, а увидев Руслана в свете единственной лампы, окончательно проснулась. Он стоял возле окна. Напряженный взгляд, руки в карманах брюк и тяжелое, невидимое поле вокруг.

В какой-то момент мужчина отошел от окна, и направился к высокому столику, чтобы плеснуть себе дозу спиртного в бокал. Притаившись и украдкой наблюдая за ним, я села на кровати, притянув коленки к груди. С каждой секундой, я все больше отмечала — как его присутствие, предательски вызывает внутри меня неподвластные эмоции, заставляя отвести на второй план все сомнения и страхи…

— Почему ты не спишь? — неожиданно раздался хмурый голос.

Я тут же встрепенулась, пропустив стрелу волнения, хотя Руслан даже не взглянул на меня.

— Я… я не могу. — Тихо отозвалась я, и краснея добавила. — Мне спокойнее… когда вы здесь.

Напряженный взгляд черных глаз сосредоточился на мне, и некоторое время, заставлял нервничать под своим пристальным вниманием. Возможно, так падал свет, но мне показалось, что черты красивого лица мужчины осунулись. Особенно — глаза, в которых отражалась усталость и изматывающая тяжесть. Будто ему приходилось нести на плечах непосильное бремя… и внутри меня что-то так защемило! Невыносимо захотелось облегчить его состояние. Разделить с ним все, что его мучает!

— Я здесь. — Безучастно напомнил он в какой-то момент. — Так что ложись спать.

Мужчина залпом осушил свой бокал, и с громким стуком вернув его на стол, уверенным шагом направился в ванную. Я проводила его негодующим взглядом, и до режущей боли закусив губы, резко отвернулась, стараясь сдержать подкативший к горлу ком.

***

Когда он вышел, я лежала под одеялом, с полузакрытыми глазами, хотя внутри не было даже намека на сон. Я отстраненно проследила, как он прошел к креслу и откинувшись в нем, устремил задумчивый взгляд в пространство. На нем были легкие штаны, и мой завороженный взгляд невольно задержался на его рельефной, широкой груди.

Внутри меня все плотнее сворачивался неприятный, стягивающий комок. Мне как никогда, хотелось что-то сделать, что-то сказать, как-то коснуться его отпугивающей в данный момент — энергетики, войти с ней в контакт …

В какой-то момент я не выдержала, и не спеша, откинув одеяло, поднялась с кровати. Неуверенно ступая, я приблизилась к мужчине, пропуская волну дрожи от волнения. Его бесстрастный взгляд не сразу сосредоточился на мне, однако я не дождалась никакой реакции.

Чувствуя, как меня бросает в жар от смущения, я прикрыла глаза и осторожно опустилась прямо на пол рядом с мужчиной. Сидя на коленях, я немного пододвинулась, и медленно положила свою голову ему на бедро. Я сразу почувствовала, как он напрягся, но заставила себя не нервничать и не поддаваться этой реакции.

Я не ждала ничего. Я просто хотела показать то, что не могла сказать словами. То, что не решилась бы объяснить… свое доверие и свои чувства. Пусть и молча. Я хотела показать, как нуждаюсь в нем и в его защите.

Закрыв глаза и давя в себе чувство смятения, я заставила себя просто довольствоваться этой близостью. И когда тяжелая, горячая рука мягко опустилась на мою голову, я даже прерывисто выдохнула от неожиданности, чувствуя, как мощные ласковые искры пронеслись по телу. Это не было возбуждением. Это было иное ощущение, ни с чем несравнимое.

Руслан начал пальцами гладить кожу на моей голове, и миллионы мурашек спустились по телу, отзываясь на это прикосновения. Я чуть не простонала, прильнув к нему еще теснее и жмурясь от блуждающей внутри возносящей волны.

В какой-то момент мужские пальцы глубже зарылись в мои волосы и настойчиво потянули их, заставляя меня переместиться. Я поддалась и неожиданно оказалась между ног мужчины.

Перехватив мой взволнованный взгляд, Руслан терпеливо наблюдал за мной сверху, ни к чему, не подталкивая, и я не знаю, как это произошло… но я сразу поняла или каким-то образом прочитала в одном отражении черных глаза, чего он от меня ждет! Мой напряженный взгляд медленно спустился вниз, на область его паха и я резко отпрянула, чувствуя, как от стыда загорели щеки.

— Тихо маленькая… — Тут же прозвучал бархатный, гипнотизирующий голос. — Иди ко мне.

Надо заметить — далеко я бы и так не убежала, потому как, сильная рука по-прежнему удерживала меня за волосы. Настороженно покосившись, на самую интимную часть мужского тела, я лихорадочно проронила:

— Я… не знаю как… Я никогда…

— Не переживай, я подскажу. — Коротко уверил он.

Сердце гулко застучало и недоверчиво глядя на мужчину, я медленно, но все же послушалась. Напряженно и растеряно гипнотизируя его нижний пресс, я пропускала внутри волны смятения и отрицания. Это казалось мне просто на грани разврата и унижения, но внутри вместе с этим, пронеслось любопытство и будоражащее волнение.

— Освободи его. — Услышала я и пропустила громкие удары сердца.

Некоторое время я собиралась с духом, прежде чем медленно протянула свои руки и аккуратно захватила пальчиками широкую резинку. Спуская ткань вниз, мои руки замерли и пропустили дрожь, когда я достигла основания упругого ствола, который на моих глазах стремительно увеличивался в размерах.

Судорожно выдохнув, я не решилась взглянуть на Руслана и продолжила высвобождать его возбужденный орган. Густо покраснев, я не могла оторвать взгляд от налитого члена, который предстал передо мной во всей красе и был в полной готовности. Чувствуя себя школьницей, которая стоит у доски, не имея понятия — о чем урок, я просто застыла, так и не решаясь что-либо дальше делать.

— Возьми его в руку. — Раздалось твердое наставление.

Я закусила губы и непроизвольно сглотнув, робко обхватила ладонью твердое основание. Бесстыдно пропуская внутри настойчивый интерес от происходящего, я примечала, как член реагирует на мое прикосновение. Будто это было отдельное продолжение мужчины, которое имело свои реакции и характер! Звучит странно… но в тот момент, я отметила именно такое впечатление.

— Теперь обхвати губами и… старайся чтобы зубы не касались кожи!

Голос Руслана — такой терпеливый, монотонный, странным образом влиял на меня и на густую интимную атмосферу вокруг. Медленно выдохнув, я наклонилась ближе и сразу почувствовала еле заметный аромат мыла, вместе с запахом мужского тела, от которого у меня кружило голову. Закрыв глаза, я решилась и осторожно обхватила шелковое покрытие твердой головки, но тут же отпрянула, почувствовав солоноватый привкус.

Взглянув на Руслана я обалдела, уловив как он резко втянул воздух и напрягшись, закрыл глаза. Увидев это мужское удовольствие, я пропустила колыхнувший все рецепторы — импульс внутри и уже более уверенно накрыла губами возбужденный орган. Поглядывая на мужчину, у которого сбивалось дыхание от моих движений, я начала все больше увлекаться этим процессом. Игриво облизнула головку, а затем начала проводить дорожку из поцелуев — по основанию. Вернувшись к началу, я более, глубже вобрала член в рот, и кожа на голове заныла от того, как мужские пальцы сжались в моих волосах.

— Да, умница… — услышала я хриплый голос. — Возьми его глубже!

Горячая волна неожиданно спустилась по телу, разбившись внизу живота. Закрыв глаза, я вобрала в себя член, насколько это казалось мне возможным, и впервые услышала стон своего похитителя. Двигая ртом, вверх и вниз, я старалась не задеть чувствительный орган зубами и очень скоро мою челюсть начало сводить. А еще дыхание… его катастрофически не хватало. Я постоянно задерживала воздух и делала передышки, пока в какой-то момент контролирующая мою голову рука Руслана, не дала мне сделать этого… Я заерзала и протестующе замычала, а он лишь непреклонно велел:

— Спокойно. Дыши носом!

Я замерла и сосредоточилась на том, чтобы сделать, как он сказал. Стало легче с дыханием, но с челюстью осталась та же беда… Я не понимала, как девушки выдерживаю это, вспоминая отрывки неприличных фильмов в своей голове. Может, сказывалась моя неопытность, но от этого оправдания мне не становилось легче.

В какой-то момент Руслан вдруг накрыл мою руку, которая лежала на основании члена, и сделал ей поступательные движения — вверх и вниз.

— Обхвати головку и помогай рукой. — Подсказал он низким голосом.

Так было гораздо удобнее. Теперь я двигала ртом вдоль головки, а рукой в такт водила по стволу и молча благодарила мужчину за проявленное снисхождение.

— Да… так. — прозвучал одобрительный голос, после чего мужское дыхание сбилось.

Чувствуя его наслаждение, я в какой-то момент поняла, что сама наслаждаюсь и этот глубоко-интимный процесс, вдруг перевернулся в моей голове на 180 градусов! Я всем естеством желала сделать Руслану приятно и очень старалась, руководствуясь его подсказками и интуицией! Я даже сама не поняла, в какой момент начала ерзать попой, чувствуя, как горячо и влажно стало между ног. На волне какого-то инстинкта, я опустила свободную руку и коснувшись своих складочек, не смогла сдержать прерывистый вздох. Практически одновременно с этим раздался строгий, низкий голос:

— Нет. Убери руку!

Я тут же испуганно и стыдливо убрала ее, не понимая, почему он так резко на это отреагировал!? В этот же момент, мужчина накрыл мой затылок и начал сам входить в мой рот. Я тут же уперлась ладошками в его бедра, но он был непреклонен, и прежде чем я успела запаниковать, член внутри меня напрягся, завибрировал, и в мое горло прыснула горячая струя. Я растерянно подняла взгляд, увидев как мужчина оскалился и зажмурившись глухо прорычал.

Он не давал мне уйти, все не отпускал мой рот, и оставалось только стараться спокойно дышать. Я не знаю, как это получилось, но я рефлекторно проглотила все, что было у меня во рту, и как только Руслан освободил меня, тут же отодвинулась, осев на полу в полной растерянности. Как будто со мной что-то такое сделали, на что бы я добровольно никогда не согласилась! А еще, назойливое неудовлетворение, напомнило о себе ноющим томлением внизу живота.

Надув про себя губы, я бросила напряженный взгляд на Руслана, который в этот момент оправил на себе штаны, и начала подниматься с пола желая скорее прополоскать рот, однако мои намерения быстро перехватили. Мужчина резко притянул меня к себе, и ловко усадил боком на колени.

Глава 23

Я вся съежилась, оказавшись в кольце мужских рук, чувствуя, как внутренний осадок неприятным сгустком пульсирует в груди. Старательно избегая взгляда, я опустила голову, однако Руслан настойчиво поднял мое лицо, заставляя пропустить волну стыда и жара, от своего пристального внимания.

— Я … мне нужно в ванную! — тихо пробормотала я, пытаясь осторожно высвободиться от мужчины, однако его сильные руки, лишь крепче стиснулись на мне.

— Куда тебе нужно!? — повторил он холодно, и я сглотнула, уловив в черных глазах нехороший огонек.

Растеряно глядя на мужчину, я не успела даже ничего понять или сказать, как мои губы неожиданно оказались захвачены. Руслан властно накрыл мой рот, заставляя тело пропустить волну дрожи и трепета. Заставляя подчиняться, плавиться, на мгновение почувствовать невесомость, а затем испытать стремительное падение. Падение в неизвестность, где я добровольно теряла голову и отдавала ему свою душу…

Он резко оторвался от горящих губ, насытившись моей послушной отдачей и пристально глядя в глаза жестко произнес:

— Уясни правильно этот момент! Потому что, еще никто и никогда не получал от меня такой награды.

Я растерянно смотрела на своего похитителя, пытаясь прийти в себя и осознать то, что только что произошло.

— Там где двое получают удовольствие — нет места стыду и неловкости, девочка! — добавил он тоном, не терпящим возражений, а я отвела напряженный взгляд в сторону, чувствуя как внутри, настойчиво колыхнулся неприятный осадок смятения.

Руслан продолжал смотреть, улавливая каждую мою реакцию, когда в какой-то момент, его рука неожиданно оказалась у меня между ног и я, резко вытянувшись, судорожно вдохнула. Его пальцы издевательски медленно, провели вдоль чувствительных, набухших складочек, заставляя меня пропустить волну жара.

— Какая ты мокрая… — протянул мужчина бархатным голосом, а следом уверенно констатировал. — Переживаешь из-за этого. Стыдишься — что сама наслаждалась, моим удовольствием!

Мужчина начал массировать мой клитр и я порывисто впилась пальчиками в его крепкие плечи, от мощного прилива, с которым внизу живота требовательно заныло.

— Я тебе один секрет открою, — произнес он, неожиданно наклонившись к моему уху. — Для меня это и есть — истинный кайф!

С этими словами Руслан коснулся моего разгоряченного лона, продолжая удерживать большой палец на клиторе, и я отрывисто простонала, невольно опустив руки на его предплечье, чтобы остановить эту пытку. Мне показалось, что он тихо усмехнулся, прежде чем неожиданно обхватил мои руки под локти, тем самым ловко зафиксировав их сзади. Я в недоумении взглянула на мужчину, чувствуя, как внутри колыхнулась волна настороженности.

— Доверься мне. — Произнес он тут же, однако я уловила, в черных глазах лукавый огонек.

В следующий момент Руслан резко ввел в мое мокрое лоно свои пальцы, и я отрывисто втянула воздух, прикрыв глаза, от неожиданного контраста ощущений. Когда я вся в его власти…! Когда остается только довериться, поддаться и утонуть в водовороте поступающих наслаждений.

Он двигался сначала в медленно ритме, будто испытывал меня, и как только я непроизвольно подавалась бедрами вперед, с легкостью фиксировал мои руки, не позволяя идти наперекор своим планам. Мне оставалось лишь беспомощно кусать губы, и хныкать от внутреннего жадного ощущения, которое требовало разрядки, и мучило невыносимым томлением!

В какой-то момент, мужчина начала без предупреждения увеличивать темп, и я вскрикнула от того, как пружиной скрутило низ живота. В этот раз я пыталась убежать от его напористых движений, но это по-прежнему было не возможно, и мне оставалось лишь беспомощно вздрагивать и выгибаться от толчков рассыпающих искры в животе.

Это было так необычно и неподвластно. Ужасно возбуждающе и необузданно… Он контролировал мое тело в своих руках, управлял ощущениями, непреклонно доводя до оргазма и раз за разом, срывая крики с моих губ. Я задыхалась и извивалась, впиваясь ногтями в ладони, и была почти на пике когда Руслан неожиданно вышел из меня и подхватив на руки, поднялся с кресла.

Все происходило стремительно… мужчина поднес меня к кровати и ловко уложил на живот. Я даже не успела опомниться, как оказалась прижата его телом сверху!

— Бл*ть… ты заводишь так, что крышу сносит! — прорычал он недовольно, опалив мою кожу горячим дыханием и заставляя не на шутку испугаться.

Резко приподнявшись, Руслан освободил мое тело от своей тяжести и неожиданно, завел мои онемевшие руки за спину. Без каких-либо прелюдий он с мощным толчком вошел в меня, придавливая своими бедрами и заставляя потерять дыхание, от раскатившегося спазма. Резкими, нетерпеливыми рывками, он заполнял меня, крепко удерживая руки за предплечья и утробно рыча, от того как в оргазме, сжимается моя плоть вокруг него.

Во рту пересохло от частого дыхания, сердце бешено колотилось в груди, а руки ломило от неумолимого натяжения. Все это я примечала в сознании, которое находилось в реальности лишь частично. Руслан брал меня жестко и требовательно, ненасытно и жадно, словно выпускал всю скопившуюся энергию. А я бессознательно впитывала эту энергию, пропускала через себя, чувствуя ее свинцовый состав, и она блуждала во мне, пока в какой-то момент меня снова не накрыло волной, заставляя испытать внутренний взрыв и освободиться…

Мое лицо исказилось от оргазма, а тело выгнулось от неуправляемых сокращений, и я будто со стороны ощутила горячую плоть на своей пояснице, где обжигающая липкая субстанция излилась на покрытую испариной кожу. Мужчина еще некоторое время нависал надо мной, пуская мурашки по телу своим резким дыханием и нехотя, освободив руки. Я притаилась на скомканных простынях, чувствуя, как в животе разливается что-то горячее и тяжелое, окутывая мое тело до кончиков пальцев и была не в силах даже открыть глаза.

Я слегка вздрогнула, ощутив, как что-то теплое и влажное опустилось на мою поясницу. Скорее всего это было смоченное полотенце, которым Руслан прошлся по разгоряченной коже, прежде чем меня стремительно унесло, на волне сладкой истомы.

***

Руслан накрыл обнаженное тело девушки простыней, и невольно задержал взгляд на нежном лице. Бесшумно наклонившийсь, он провел подушечками пальцев по румяной щеке, позволяя себе просто любоваться этим созданием. В какой-то момент его взгляд стал хмурым, и пропустив ноющую волну в груди, он резко отстранился.

В голове вспышкой пронеслись события вечера — когда она села на пол рядом с ним и мягко положила на колено свою голову. Руслан мгновенно воспринял этот знак и даже не понял, как окунулся во внутренний экстаз, получая ее доверие, ее близость и робкое проявление своих чувств. Однако этот вылет из реальности длился лишь секунды, потому что, очень скоро пришло жесткое осознание своего преступления и получаемого наказания. Он отравил ее собой! И только в тот момент, с настойчивой горечью осознал, насколько не имел на это права…

Тогда, его ядовитый разум принялся сопротивляться, давить в нем все что успела взрастить эта девочка, и подсказал единственную грубую попытку расставить все по своим местам! Подсказал — как отогнать ее. Как дать понять — кто он для нее и кто она для него! Жестко спустить на землю не давая даже шанса пленнице, воспринимать его иначе. Руслан захотел взять ее здесь и сейчас! Именно так, жестоко разрушая шелковую атмосферу близости, все ее намерения и представления.

Однако и тут она сокрушила его планы. Стоило девушке только начать — робко, но старательно приносить ему блаженство, которое он мог поклясться никогда и ни с кем не испытывал! С нездоровой жадностью он откликался на ее прикосновения, на ее осторожные ласки и просто терял рассудок от возбуждения! Даже сейчас импульс стрелой спустился в область паха, только в сознании предстал этот образ… В ее неумелых руках Руслан становился рабом страстей и желаний. Он ревниво желал свою пленницу, пил все ее проявления, и даже не позволил девочке касаться себя, словно последний собственник, считая, что только он может касаться ее и дарить наслаждение!

Мужчина сосредоточил свой отстраненный взгляд на бокале, в который уже давно налил коньяк, и не думая осушил его. После он прошел к шкафу, и ленивым взглядом окинул богатый гардероб.

Разве был смысл отрицать, что с ней каждый раз — вся его заданная стратегия ломалась и рушилась!? Каждый раз в этой схватке чувств, совести и хладнокровия — он безнадежно проигрывал. Это она его ставила на колени! Добивала лишь одним выражением растерянного личика, где в глазах отразилась обида, разочарование и недоумение. Тогда внутри, точно вбитые гвозди начали свое беспощадное вращение. Заставили откликнуться, разбивая окончательно его броню на уродливые неровные осколки. Он бы не отпустил ее в таком состоянии, нет. Он должен был успокоить маленькую. Должен был — после того как приручил собой! Если бы она только знала, что значил этот поцелуй для него… Что он перешагнул чтобы сгладить свой поступок, доказать преданность и свое отношение!

Только сейчас — все это уже было неважно… Эта гребаная попытка лицемерия, вслед обжигающей совести, не оставит за собой ничего. Не принесет ничего и не изменит.

Застегивая последнюю пуговицу на рубашке, Руслан задержал на девушке тяжелый взгляд.

— Ну, вот и все… — разнесся тихий баритон, прежде чем мужчина уверенным шагом направился к двери.

***

Руслан сидел, откинувшись на диване в своем кабинете, и смотрел в полумраке на шахматную доску. Его взгляд был отрешенным, а на лице не отражалось ничего — точно у каменного изваяния. Без эмоций и движений, он выдавал в себе жизнь лишь ровным дыханием. Черные глаза были направлены на резные фигурки, тонкой ручной работы, но смотрели они, будто сквозь и видели иное. То, что давно было забыто и захоронено в уголках памяти, но порой без предупреждения выходило выстрелом в упор, заставая его врасплох и проходя по черному сердцу острым лезвием. Тяжелые воспоминания из детства, которые несли запах улицы, боли и страха. Оно было украдено и одним днем перевернуло весь хрупкий мир, заставляя ребенка рано взрослеть. Человеку, проходящему в таком возрасте путь по осколкам, тяжело возвращаться к такому даже в мыслях. И ему было тяжело… Время, когда он был слаб, и ничего не мог сделать со своей судьбой, которая не оставила ему выбора!

Он слишком долго помнил запах матери, слишком долго верил, что она придет за ним в детдом. Отбиваясь в уличных войнах, он все ждал, что однажды — отец придет ему на помощь, обязательно придет! Он увидит — как отважно бьется его сын и будет горд!

Эти надежды долго грели наивное сердце, заставляя сдерживать слезы, вытирая детскими руками кровь с лица и идти дальше, переступая свои страхи и слабость. Но пришел тот день, когда все прекратилось. Пришел день, когда Руслан понял, что детство давно кончилось! Он растоптал свои иллюзии, сжег в своем сознании и душе, оставляя вместо коварных надежд пепелище. Горечь, пустота и ярость — вот что осталось после…!

Тогда, он уже давно перестал видеть авторитет взрослых, где старшие и сильные пытались вдолбить ему свою истину! Где воспитатели побаивались и сторонились черноглазого мальчика. Он был словно волчонок не подпускающий никого и ничего. Так и рос, пробивая себе путь, и в этом мире ориентируясь только на себя и на свои силы. Тогда наверное… он и познакомился с Вадимом Ростовым — местным главарем шпаны, который сразу приметил пацана без тормозов. Он был на несколько лет старше, на несколько лет опытней и многому научил Руслана. Научил выживать, брать от детдома все привелегии, грамотно воровать и скрываться от ментов.

Руслан наблюдал за ним и все брал на вооружение. Как правильно биться и вести разговор на пацанских стрелках, как пользоваться этим миром и владеть собой. Теперь он шел уверенней чувствуя поддержку в плече подельника, однако не изменяя своему привычному видению мира, никогда не расслаблялся и все время ждал подвоха.

И это случилось, на очередном "деле". Когда, обчистив склад, он оказался в западне против бдительной охраны и Ростов не стал ему помогать. Он посчитал это предательством, но на допросах никого не сдал. Много позже, когда ему бесперебойно поступали безымянные передачки, он понял, что Ростик не мог поступить иначе. Либо он, либо обоих бы замели. Однако осадок долго еще не проходил, и его уверенность в корысти этого мира, только бесповоротно укрепилась.

Жизнь шла, он взрослел, не терял времени в колонии и занимался саморазвитием. Глотал книги одну за другой, все свободное время или тренеровался. Он не знал к чему стремился и что ждет его после колонии, но был уверен главная жизнь впереди и он должен быть готов!

Единственное светлое, что неизменно оставалось в его памяти — это образ маленькой сестренки. Хотя с каждым годом, воспоминания становились все размытее, Руслан никогда не забывал о ее существовании! И вот, лишь спустя тридцать лет, он нашел Алю. Нашел сестру и правду о своих родителях, после которой все, что было за его уверенными плечами, обрушилось… Правду, к которой не был готов.

Полгода назад — во Владикавказе, когда Руслан увидел, во что превратилась жизнь сестры, он возненавидел себя за то, что не попытался найти ее раньше! Не должен был ждать возможности и бабла! Должен был рыть землю и искать!

Он вышел на нее через Амзора — двоюродного дядю, который выкрал ее и все эти годы воспитывал, только не как дочь, а как бесплатную прислугу! Этот жадный ублюдок — держал ее у себя, пока выгодно не продал в шестнадцать лет. Формально он удачно выдал девочку замуж за богатого жениха. Однако на деле все оказалось куда реальней, и первое что насторожило Руслана — мужчина был намного старше ее.

Когда Амзор — довольный щедрым гостем, рассказал все, что было нужно, даже не подозревая кому и о ком выкладывает инфу, Руслан не стал откладывать казнь. Он прирезал неудавшегося родственника, точно скотину на заднем дворе, где его и оставили дохнуть среди кур. А дальше, со сдерживаемым гневом и тревожным предчувствием, он направился в дом «зятя»

Большой особняк — паучье логово, в которое не каждый мог войти, открылось для Руслана не без труда. Пришлось закинуть хорошую наживу и вызвать нехилое любопытство хозяина.

В тот день, когда его приняли, он впервые и увидел Алю… а первое что испытал — отрицание. Нет. Это чужая хрупкая, запуганная женщина — не может быть его сестрой! Накатывающей, жгучей паутиной пришла ярость — всепоглощающая и отравляющая все его и без того темное существо. Чего стоило ему не пристрелить этого названного мужа прямо там — в гостиной.

Аля была не замужем, она была в плену! Запуганный зверек, который с опаской задержал на нем взгляд черных как бездонное колодце глаз, где было столько боли и страха, что у него впервые по телу пошел ток от горечи эмоций. Его маленькая сестренка, которую он долго помнил в детстве, была домашней скотиной, игрушкой богатого изверга!

Собрав всю волю в кулак, Руслан до последнего держался уверенно, чтобы с осторожностью завершить задуманное. Этот человек считался уважаемым в городе, и нельзя было так опрометчиво вершить возмездие! Поддерживая пустую беседу, он с абсолютным хладнокровием, предложил круглую сумму за то, чтобы выкупить женщину из рук ублюдка. Он не трудился выдумывать для чего она ему и выражал лишь ленивый интерес. Сначала мужик прищурил свои алчные карие глаза и пытался допытаться — для чего!? Но Руслан сразу понял, что тот и рад отделаться от зверушки, точно она была ему обузой.

«— Какой толк мне от этой суки!?» — небрежно бросил он, покосившись на дверь, куда удалилась тихая женщина. «- Мозолит глаза, да и только… Ни на что не способна, даже детей мне родить!»

Эти слова мучили Руслана каждую минуту до желанного возмездия! Каждое слово он запихнул ему гвоздями в глотку, заставляя захлебнуться собственной кровью, пока Аля проходила полное обследование в самой дорогой клинике Осетии. Со звериным наслаждением он убил тварь, которая по воле неизвестного Бога все еще ходила по земле.

Ему надо было признаться. Не только гнев за пленницу управлял им тогда — во время казни мажоров. Вершить справедливость — этот неуправляемый порыв, с того момента, словно яд отравлял его разум, его кровь и всю его сущность!

Позже он узнал, что у Али было несколько выкидышей, видимо подонок не уставал избивать ее, и не было никакого шанса появиться этому дьявольскому наследию на свет. Но, несмотря на это, врачи гарантировали, что у нее остались все шансы завести детей! Возможно, это было единственным светлым пятном, которое пускало тонкой струей надежду… надежду на шанс — обрести сестре полноценную жизнь. Так он смог хоть немного гвоздей вытащить из своей собственной груди, из своей души.

Немного… потому что всю боль вытащить невозможно.

Невозможно вернуться все и исправить загубленные годы жизни Али.

Невозможно получить раскаяние за свои грехи и простить себя за то, что не нашел ее раньше…

Их первое знакомство не получилось душещипательным, как это бывает в гребаных реалити-шоу. Он несколько часов успокаивал забившуюся в угол женщину, удерживая в своих руках, и просил поверить, что он не причинит ей вред! Что не будет больше боли и что… он ее родной, единственный брат! Но она еще долго видела в нем врага и чужака. Молча, без единого слова, он все читал в одном ее взгляде. Но ведь и она для него была чужой! Однако сердце с грохотом билось о ребра, пока он сжимал ее в объятиях и проглатывал ни с чем несравнимую боль.

В тот момент… ему казалось, не было в его жизни более тяжелого испытания. Ни тогда в детстве, когда он проходил все круги ада и законов жестокой улицы. Когда боролся за место в этой гребаной жизни, за свое право жить! Ни тогда, когда заслуживал авторитет, среди пацанов-убийц в своей первой колонии для несовершеннолетних. Ни тогда, когда проходил испытания, за которые его и короновали в двадцать пять лет. Это было редкостью получить статус вора в законе — в таком молодом возрасте. Но тогда, в двадцать пять лет — он уже чувствовал себя стариком…

Теперь Аля была под защитой. Взрослая женщина, с детским взглядом и красотой, которая возвращалась к ней с каждым новым днем, находилась под его полным контролем! И никто не должен был узнать о ее существовании. Аля стала мишенью номер один! Никто не знал кроме него и Ростова. Для парней в его доме была одна задача — стеречь как пленницу, но давать ей свободу! И теперь Руслан знал, почему эти воспоминания накрыли его больное сознание. Почему спиралью прошли в голове, жестоко напоминая — насколько важна цель и выбор, который он сделает. Чаша весов уравнилась и теперь в его руках две жизни. И орудие убийства тоже в его руках.

Мужчина закрыл глаза, пропуская свинцовую тяжесть, проходящую от головы вниз по телу. В какой-то момент, в опустевшем сознании начала с нарастающей интенсивностью пульсировать мысль, которая становилась все ярче и стремительно приобретала очертания. Все уже давно было решено. И он четко понял, что зря трепыхался, в лихорадочном и бесполезном поиске других путей.

***

Когда я проснулась, то сразу поняла что одна в постели. Медленно повернув голову, я зачем-то провела рукой по белоснежной подушке, что лежала рядом, как если бы там еще осталось его тепло. Наша вчерашняя близость облаком наплыла в моем сознании, заставляя вспомнить все ощущения и удовольствие которое дарил мне Руслан. Я не могла понять, почему именно так…? Всегда думала, что удовольствие может быть только от нежности! Но его нежность… она проявлялась в другом. В том, чего раньше я бы никогда не поняла! Или я просто хотела видеть все так — упорно сглаживая углы…?

Внутри пронеслась искра от неожиданного горячего образа — когда мужчина входил в меня сзади, и я неосознанно выгнулась, коснувшись пальчиками чувствительного сосредоточения желания, которое мгновенно откликнулось. Медленно выдыхая, я убрала руку и сладко потянулась, попутно стараясь прогнать утреннее наваждение. Не спеша, приподнявшись на локтях, я прошлась взглядом по комнате, залитой щедрыми лучами солнца. Все, как и проложено — стояло на своих местах, но я не могла игнорировать ощущение странной пустоты в пространстве. Пустоты, которую я буквально ощущала кожей. И эта настойчивая пустота преследовала меня в течение всего дня…

Очень скоро пришла Седа с завтраком, и после нашего теплого приветствия, я заставила себя встать с постели, чтобы пройти в ванную. Когда я вышла, женщины уже не было, а на журнальном столике помимо подноса было оставлено несколько книг, которые она захватила для меня из библиотеки. Я грустно улыбнулась, чувствуя, как внутри теплой вспышкой пронеслась благодарность за эту заботу.

Занять себя чтением — было не плохой перспективой провести время в четырех стенах, однако сосредоточиться на этом оказалось довольно сложно… Мои напряженные мысли не давали шанса, на что-то отвлечься. Я не могла выкинуть из головы эту женщину — Алю, которая спасла меня, и которую я жаждала снова увидеть, чтобы поблагодарить! Я боялась думать и догадываться о том, что пришлось ей пережить в жизни, и каждый раз мороз шел по коже от воспоминания ее отчаянного крика.

Весь день, я находилась, в каком-то состоянии нетерпения — как будто все чего-то ждала. Каждый раз, слыша шаги или шорох за дверью, я замирала и прислушивалась, в ожидании его прихода. Но Руслан не приходил. Ни днем, ни вечером… и когда часы уже показали одиннадцать ночи, я бросила досадный взгляд на дверь и с неохотой загнала себя в постель. Я упорно утешала себя мыслью, что он обязательно придет ночью! Вот стоит мне уснуть, и он появиться в комнате — встанет у окна или ляжет рядом. И тогда я с облегчением пойму, что все хорошо… пока все хорошо.

Но мои надежды разбились на следующее утро, когда я снова проснулась одна. Я несколько часов просто сидела в кровати, пропуская неприятное волнение в груди, пока Седа, не пришла оставить сытный завтрак на подносе. Этим утром женщина выглядела какой-то напряженной и задумчивой. Ее мысли явно были заняты чем-то важным, и перекинувшись со мной парой пустых фраз она поспешила удалиться. Я проводила ее хмурым взглядом, но постаралась не воспринимать это на свой счет.

После утренних процедур и нескольких попыток впихнуть в себя хоть часть завтрака, я все-таки стянула одну из книг, что мне оставили. Как ни странно, в этот раз русскому классику удалось втянуть мой разум в мир старой романтики и военных приключений. Практически до заката солнца я просидела с книжкой, проглатывая страницу за страницей. К вечеру мои глаза совсем устали и когда Седа, вновь забежала с подносом, я наконец оторвалась от чтения, возвращаясь в свой реальный мир, чтобы сделать перерыв на еду. Женщина уже была у двери, когда я неожиданно для себя не смогла сдержаться и осторожно спросила у нее о присутствии Руслана в доме. Но Седа лишь рассеянно пожала плечами в ответ, и устало обмолвилась — что день выдался напряженным, и весь дом на ушах из-за предстоящего вечера. Я тут же забыла о еде, и насторожившись попыталась добиться подробностей. Однако лишь узнала, что периодически хозяин дома устраивает такие вечера и что ее дело подготовить все необходимое до заката.

Когда Седа ушла, я задумалась, считая странным устраивать вечеринку в таком засекреченном доме. Внутри что-то кольнуло от того, что я четко ощутила себя отдельной, безучастной частью мира и дома человека в чьих руках нахожусь.

Вечером я долго лежала в постели пытаясь дочитать книгу и все прислушивалась, зачем-то пытаясь уловить звуки музыки. Однако ничего не было слышно. Лишь что-то похожее на шум подъезжающих машин за окном и мелькающий свет от фар на стенах. Большее — ракурс выходящих окон не позволял увидеть. В этот раз я точно знала — Руслан не придет ко мне, но все равно ждала его. Я старалась не думать о том, что пока я в одиночестве извожусь в тревожных мыслях, он спокойно расслабляется и должно быть, весело проводит досуг!

Увидев очередной отблеск фар я раздраженно выдохнула, и отложив книгу выключила свет. Отвернувшись от окон, я зажмурилась и всеми силами постаралась уснуть.

***

Шелестящий ветер коснулся моего лица, и медленно открыв глаза, я испуганно подскочила в кровати, увидев возле себя силуэт крепкого мужчины. В этот же момент, он не спеша включил свет настольной лампы. Сонно приглядевшись, я облегченно выдохнула, узнав в неожиданном посетителе того самого Ростика! Однако мои руки, все еще настороженно прижимали одеяло к груди.

— Извини, я не хотел тебя пугать. — Произнес он ровным тоном.

Я нервно сглотнула, растерянно оглянувшись на дверь, а затем на мужчину, который поставил большой пакет возле меня.

— Вот, одень это и приведи себя в порядок. — Велел он тоном, не терпящим возражения.

Продолжая сидеть на месте, я в недоумении уставилась на аккуратный, бумажный пакет.

— У тебя пятнадцать минут! — сдержанно добавил мужчина и не спеша направился к двери.

Я проводила его напряженным взглядом и хмуро обернулась на часы, которые показывали половину двенадцатого. Боясь, что-либо предполагать я медленно сползла с кровати, и осторожно взяв пакет, направилась в ванную.

Через десять минут, я стояла перед зеркалом не в силах отвести взгляд от своего отражения. Атласное, насыщенно-красное платье на кружевных бретельках, облегало мою талию, красиво подчеркивая фигуру, и спускалось свободной, шелковой юбкой практически ложась на пол своей длинной. И это учитывая, что на мне были аккуратные шелковые туфли лодочкой в цвет, на тонком каблуке. Довольно открытое декольте делало мою фигуру вызывающе сексуальной, и я не могла отделаться от беспокойных, но вместе с тем, противоречивых колокольчиков в груди. Неужели я приглашена на вечеринку…? Но тогда в качестве кого!? Было страшно и волнительно, одновременно.

Помня о том, что у меня ограниченное время я успела только распустить вьющиеся волосы и пройтись по ним расческой. Немного сомневаясь, я все же нанесла на губы помаду матового алого цвета и подчеркнула ресницы тушью, что все это время томилась в моей сумочке. Окинув свое отражение придирчивым взглядом, я закусила губу не в силах сдержать предвкушающей улыбки и выветрить волнительные искорки в сердце от предстоящей встречи с Русланом.

Когда я наконец вышла из ванной, Ростик уже в нетерпении дожидался меня у кровати. Он просканировал меня бесстрастным взглядом, заставляя смущенно отвести глаза, после чего сделал легкий кивок и коротко произнес.

— Идем.

Глава 24

Мы спустились по главной лестнице, и я невольно поежилась, блуждая растерянным взглядом по залу, где совсем недавно Виктор получал свое наказание. Несмотря на позднее время — дом не спал. Повсюду ходила охрана с каменными лицами и сосредоточенным взглядом, а на первом этаже я приметила много незнакомых мужчин, которые группами стояли у колонн, что-то приглушенно обсуждая.

В атмосфере явно чувствовалась суета и напряжение, отчего по моему телу проходила нервная дрожь. Ростик тем временем, продолжал уверенно вести меня под локоть, не давая задерживаться и лишний раз оглядываться, пока мы двигались по залу, в противоположную от кухни сторону. Придерживая юбку и проходя по длинному коридору, в который мы повернули, я только сейчас различила приглушенные звуки музыки. Раньше мне не приходилось быть в этой части дома, поэтому я даже не имела представления — куда мы идем!? Пришлось пройти еще несколько незнакомых помещений, прежде чем мы, наконец, остановились, задержавшись у высокой двустворчатой двери, где нас встретили…

Я окинула настороженным взглядом двоих мужчин внушительного вида, в облегающих черных костюмах, которые были похожи на секьюрити перед входом в закрытый клуб. Чувствуя, как сердце все больше заходиться от волнения и странного противоречивого предчувствия, я покосилась на своего сопроводителя, который в отличие от меня находился в абсолютном спокойствии и с нечитаемым выражением лица, чего-то терпеливо ожидал.

В какой-то момент, как раз перед тем, как охрана открыла дверь, после короткой передачи в своих встроенных наушниках, мужчина неожиданно наклонился ко мне.

— Веди себя тихо, девочка. — Прозвучал над ухом его тихий, низкий голос.

По телу стрелой спустились иголки, заставляя внутри что-то скрутиться в тугой узел, после такого напутствия. Но прежде чем я успела в полной мере осмыслить сказанное, мужчина без лишней задержки, уже завел меня в огромный светлый зал, где многочисленные окна выходили на темную улицу, а вечер был в самом разгаре.

В пространстве разносилась ненавязчивая музыка, в спокойном ритме, которая создавала специфическую атмосферу, своими восточными нотами и казалось, была предназначена больше для фона. Здесь было довольно много людей, но в основном мужчины. Все стильно одеты в дорогие костюмы и открыто показывали свой достаток, сверкая платиновыми запонками и брэндовыми часами. А те немногочисленные девушки, что разбавляли доминирующее большинство присутствующих — тихо сидели рядом со своими спутниками в своих элитных вечерних нарядах, или стояли небольшой отдельной компанией у бара.

Озираясь по сторонам незнакомого помещения, которое было больше похоже на застекленную веранду, я безвольно следовала за мужчиной, осторожно ступая на каблучках по короткому ворсу дорогого ковролина. Высокие потолки в два этажа, огромные люстры геометрических форм, по периметру расставлены кожаные диваны, кресла, а рядом низкие прямоугольные столики, где практически на каждом стояли экзотического вида кальяны и дорогая выпивка. Официанты в жакетах и белых рубашках ловко разносили подносы, а в дополнение ко всему, в конце зала располагался целый бар! Он был установлен буквой Г и выделялся ярким пятном в пространстве, благодаря грамотной подсветке софитов. Его зеркальные полки были уставлены богатым ассортиментом выпивки, которые эффектно мерцали холодными огнями. За стойкой в этот момент, услужливый бармен с не сходящей улыбкой и ловкими руками, подкидывали шейкер с очередным коктейлем, пока девушки со сдержанным вниманием наблюдали за ним.

Растерянно глядя на дорогое убранство помещения, я невольно сравнивала этот зал с домашним рестораном! Но все мои впечатления от любования завораживающей обстановкой, начали стремительно рассеиваться, когда я четко осознала, что меня не провожают, а контролируют! Настороженно замедляя ход, я уже отрыла рот, чтобы задать тревожный вопрос мужчине, что куда-то упорно меня вел, как вдруг мой взгляд застыл, а язык прилип к небу. Я увидела Руслана.

Сердце больно стукнуло в груди, распространяя жгучую волну по внутренностям… Он сидел в центре зала, уверенно расположившись на светлом кожаном диване, одетый с иголочки во все черное и до неприличия подчеркивающее стройность его крепкого тела. Представительный с ног до головы, до насильственного притяжения взгляда, до дрожи в коленях, до замедления сердечного стука…

Однако не это заставило меня забыть, как дышать и замереть на месте. Непозволительно близко, почти вплотную, рядом с ним сидела девушка! И я как прикованная уставилась на нее немигающим взглядом.

Ухоженная брюнетка с длинными шелковыми волосами, которые послушно спускались с обнаженного острого плечика, как своя сидела с моим мужчи…

С моим похитителем. Боже…

Внутри невыносимо защемило. Эта девушка… она как никто, идеально вписывалась в эту атмосферу, в этот мир роскоши, достатка и уверенности! Ее пухлые губы украшала яркая вишневая помада, глаза пронзительно-голубого цвета были точно лед и такой же ледяной казался ее взгляд, который в какой-то момент остановился на мне. Высокие каблуки подчеркивали идеальные стройные ножки девушки, которые лишь слегка прикрывала юбка короткого темного платья, дорогой марки. Ее ухоженная рука с аккуратными длинными ноготками, собственнически покоилась на плече Руслана, и этот вид заставил меня сглотнуть горечь, подступившую к горлу.

Я даже не заметила, как застыла, впившись в них взглядом, пока меня не дернули, уже практически насильно заставляя двигаться дальше. В этот момент я будто очнулась. Резко выдернув руку, я отпрянула от Ростика, обводя зал растерянным и напряженным взглядом, будто лихорадочно пыталась найти подтверждение, своего пугающего осознания!

И я нашла…

Мгновенно и внезапно вся волна эмоций, что вспыхнула огнем внутри, резко сменилась не проходящим ужасом и шоком.

Сначала я ощутила, как скользнул по мне этот липкий, оставляющий след своей обволакивающей энергетикой — змеиный взгляд. А затем наши глаза пересеклись, и впервые в жизни я узнала что такое — удар! Он сидел в кресле, находясь в одной зоне с Русланом, вальяжно закинув ногу на ногу. С ухмылкой впившись в меня пристальным взглядом голубых глаз, он задумчиво потирал свой подбородок.

В этот момент в моей голове проносились странные мысли — как будто я не находилась здесь и вообще, это все происходило не в реальности!

Почему я сразу все не поняла…?

Не услышала интуицию и тревожный набат в груди, тешась непозволительными иллюзиями!?

Как не почувствовала что главарь — ЗДЕСЬ!?

А он, по всей видимости, спокойно ждал моего внимания к своей персоне. Ждал моего выхода и теперь упивался ступором и страхом своей жертвы!

Я не поняла, в какой момент начала пятиться и отрицательно качать головой, словно помешанная.

— Нет, нет… — лепетала я, чувствуя, как слезы катятся из немигающих глаз.

Мой локоть неожиданно оказался крепко зафиксирован и меня бесцеремонно потащили вперед — прямо в лапы монстра! Делая безуспешные попытки вырваться из захвата, я в какой-то момент, перевела лихорадочный взгляд на Руслана… на мужчину, которому отдала всю себя без остатка, в котором все это время видела защитника и приняла, как единственный ориентир своей жизни!

«Ну же!» — кричало все внутри меня. «Хоть глоток воздуха, хоть каплю надежды, прошу… скажи что это не так! Скажи что это не то, что я думаю!!!»

Однако все внутри меня сжалось и мне показалось, я пережила маленькую смерть, когда абсолютно равнодушный и бесстрастный взгляд черных глаз, сосредоточился на мне и без задержки прошел по моей дрожащей фигуре.

— А вот и моя девочка! — Услышала я ядовитый голос, который порезал меня своим тембром, пока оглушенный мозг был не в состоянии прийти в себя. — Ба… да как же она расцвела!

Я сглотнула уловив как главарь поднялся с кресла и начал мучительно медленно приближаться ко мне.

— Кто бы мог подумать, что пребывание в твоем бронированном логове, пойдет ей на пользу, а Умар!? — произнес мужчина с вкрадчивыми нотами в голосе и на ходу, покосился на Руслана. — Подумать только…

Я чувствовала, как он скользит по мне взглядом, как оценивает каждый изгиб и перемену, словно я была товаром, а не человеком. Внутри меня все замерзло, замедлило ход, перестало жить… и только глаза все отчаянными волнами бросались с мольбой на Руслана пытаясь уловить хоть капельку сомнения в черных глазах, хоть каплю отклика…

Но ничего не происходило.

Он не давал мне не грамма надежды, и мои волны лишь беспощадно разбивались о каменную, бездушную скалу.

Мои легкие прерывисто наполнились воздухом, и я отвела безжизненный взгляд в сторону, лихорадочно осознавая всю тяжесть своего положения. Оказавшись на руинах своей наивности, я добровольно и бесповоротно начала сама разрушать себя изнутри. Заставила больше не сметь верить и на что-то надеяться! Не культивировать ожидания и наивные иллюзии, а смотреть на вещи реально! Да. Это была невыносимая боль, с переломом сознания. Так я намертво рушила свой мир, но зато это был первый настоящий шаг и только мой выбор!

На моих дрожащих губах пробежала еле заметная улыбка — этот мужчина ведь никогда и ничего мне не обещал! Словом не обманул, ничем не обнадеживал, а мое сердце так яро оклеймило его предателем. Мое бедное сердце… его будто разорвали, на куски, на ошметки, втоптали в землю и вот так холодно оставили в одиночестве истекать горечью.

Пока я находилась в коматозном состоянии, мою дрожащую фигуру без спроса накрыла высокая тень. Я медленно подняла взгляд на лицо главаря, голубые глаза которого открыто оценивали меня, а бледные губы скривились в снисходительной улыбке, словно он имел на это полное право… Имел право стоять вот так вплотную ко моему телу и блуждать по нему предвкушающим взглядом, изучая каждый изгиб!

Хватило нескольких секунд, чтобы эта невыносима близость, током прошла по моим нервам, и я судорожно огляделась по сторонам, инстинктивно ища пути отхода. Однако ко мне было приковано уже слишком много внимания…

Присутствующие мужчины продолжали находиться на своих местах, не спеша, опустошая свои бокалы, но все чаще глядя в нашу сторону. Только в их глазах не было настороженного любопытства, нет. Это был скорее предвкушающий интерес! Словно я была эпицентром. Показательным красным пятном в этом черном море!

Сволочи… — с укором смотрела я на них в ответ. Все они, все эти мужчины, которых я могла принять с их представительным видом, за деловых людей и бизнесменов — на самом деле, были безнравственной элитой преступного мира!

Я качнула головой от этого мерзкого и жуткого осознания, а мои глаза тем временем непроизвольно задержались на Ростике. Он пристально и напряженно наблюдал за происходящим, а когда перехватил мой взгляд, еле заметно качнул головой, жестко отрезая все мои прозрачные намерения.

Я судорожно выдохнула от беспощадной волны паники, и сглотнула тяжелый ком, чувствуя, как глаза наполняются горячими слезами.

— Соскучилась по мне? — услышала я хриплый голос, с которым меня коснулось, приторное дыхание, возвращая в реальность.

Я еле удержалась, чтобы не сморщиться, прежде чем поджала губы и медленно подняла взгляд на мужчину, четко осознавая, что больше мне нечего терять! Я знала — он наслаждался и жаждал видеть, как я овцой трушусь перед ним! И я действительно тряслась, словно в лихорадке, но сжав зубы до скрипа, смело смотрела в глаза своего врага! Я бы даже плюнула ему в лицо, но, к сожалению, моя смелость знала границы…

Главарь хмыкнул, поймав этот молчаливый вызов и покосившись на Руслана, принялся не спеша обходить меня, оценивая во всех ракурсах. Я стояла, устремив взгляд в одну точку и чувствуя себя живым манекеном. Кожу на затылке защекотало, прежде чем я ахнула от резкого рывка за волосы и жгучей боли, когда моя голова была грубо запрокинута. Главарь впился в меня сверху подавляющим взглядом и зло скривил губы.

— Хороша русалка, только дерзости не поубавилось! — протянул он сквозь зубы, упиваясь моим испуганным видом. — Что Руслан — берег девочку!?

Он снова посмотрел в его сторону, и мне даже на секунду показалось, что он ждет для себя какого-то отклика, какой-то реакции. Пользуясь моментом, я не без ущерба смогла вывернуться, и приняла попытку освободиться из крепкого захвата, за что мгновенно получила наказание.

Мужчина дернул мои волосы так, что искры из глаз посыпались… Я вскрикнула и не смогла сопротивляться, когда оказалась насильно притянута и впечатана в мужское тело. Главарь грубо взял мое лицо в руку, заставляя затихнуть одним сверкнувшим взглядом.

— Куда ж ты торопишься, барышня!? — сдержанно прорычал он, вжимая свои пальцы в мои щеки. — Плохо приручил тебя Руслан? Не страшно… Я быстро тебя воспитаю!

Он резко оттолкнул меня, а я попятилась, прижимая ладошки к ноющей коже на лице, и растерянно глядя на Руслана. Мой взгляд обжигал, был полон обиды тяжести и разочарования, но он спокойно сносил его глядя на меня исподлобья, и в этот момент, делал медленный глоток из своего бокала.

Я несколько мгновений не могла оторвать своего внимания от мужчины, ведь что-то не позволяло мне пропустить странные маячки, которые слабо разнеслись в груди. На какую-то долю секунды, мне показалось, что я четко ощутила как напряжен каждый мускул в его теле, как почти трескается бокал в мужской руке, так плотно его пальцы удерживали стекло и даже роскошная спутница, точно почувствовав опасный ток его энергетики, в какой-то момент плавно отстранилась. Она порезала меня острым взглядом, недовольно приподняв очерченную бровку, а затем покосилась на Руслана, видимо так же пытаясь, что-то для себя сообразить.

Неужели вся эта напускная холодность, всего лишь часть задуманного представления? Может быть такое, или я хватаюсь за каждую соломинку по идиотской наивности…!?

Опуская напряженный взгляд, я жестко осекла себя, чтобы не поддаваться и не тешиться своей разыгравшейся в момент стресса фантазии.

— Что-то скучно стало, на этом празднике жизни вам так не кажется? — Раздался ленивый голос главаря, после чего общее внимание привлек неожиданный свист. — Эй, ты! — адресовал он крик, неизвестному. — Музыку наболтай нам!

После мужчина целенаправленно обернулся ко мне, наградив подавляющим и лукавым взглядом:

— Вечер требует танца — моя прелесть. — Произнес он мягким, но беспрекословным тоном.

Лихорадочно обнимая себя руками, я тупо уставилась на мужчину, заторможено осмысливая, что он имеет в виду.

— Выполнишь мою маленькую прихоть? Хочу посмотреть, как ты двигаешься. — Предвкушающим тоном произнес он и тут же скользнул взглядом на Руслана.

Мои глаза сами метнулись в ту же сторону, в поисках поддержки, словно я была безвольной кукла, которая ищет благословения своего хозяина. Но я снова наткнулась, на болезненное хладнокровие… Руслан смерил меня немигающим взглядом, давая окончательно понять, что не собирается вмешиваться в процесс!

Я не могла поверить, что это все происходит на самом деле. Все время казалось, что сейчас все прекратиться! Что все это сон и вот-вот Руслан просто встанет и спасет меня, уведет, не даст утонуть, не даст мне сломаться!

Перехватив мой растерянный и подавленный взгляд, главарь склонил голову и угрожающе приподнял бровь.

— Ну? Чего стоим!? — спросил он с терпеливым нажимом и тут же встрепенулся, будто неожиданно принял какое-то решение. — Хотя погоди… я тебе помогу!

Мужчина огляделся и задержавшись в какой-то момент, подманил к себе официанта. Через секунду молодой парень приблизился к нам с подносом в руках, где стояли бокалы, заполненные насыщенно-красным вином.

В приглушенных звуках зала, неожиданно громко разлилась красивая мелодия флейты, и я напряглась, пропуская внутри нервную вибрацию. Композиция с восточным мотивом, начала расцветать, стремительно дополняясь другими инструментами, набирая ритм и энергию. Музыка становилась все громче, и все больше внимания обращалось в нашу сторону. А я так и продолжала стоять статуей, не в силах сделать лишний вдох и унять дрожь во всем теле.

Улыбаясь словно змей искуситель, главарь поднес бокал ко мне и терпеливо ждал, пока я возьму его из рук. Мои пальцы дрожали, и я несколько мгновений отстраненно гипнотизировала красную жидкость в стекле, прежде чем перевела неуверенный взгляд на Руслана. Сузив глаза, он хмуро наблюдал, за мной и в этот момент я ощутила, как внутри что-то лопнуло. Тяжесть что все это время держала меня в цепких объятиях, резко ухнула вниз и освободила меня, оставляя вакуум, невесомость и какое-то безучастие к происходящему.

Я уверенно поднесла бокал к губам и принялась пить терпкий напиток, превозмогая горечь и остроту вкуса. Запрокидывая голову, я закрыла глаза, чувствуя, как скатилась слеза по виску, оставляя за собой мокрую дорожку, и осушила бокал до дна. Сморщившись от першения в горле, я зажмурилась, опуская голову, и сразу покачнулась, чувствуя, резкое головокружение и жар в груди.

Раздался хриплый смешок, прежде чем главарь выхватил бокал из моих рук. Он бесцеремонно подтолкнул мое опьяненное тело в сторону бара, где находилось специальное свободное пространство в зале. Неуверенно и больше машинально я передвигала ноги, чувствуя на себе жадные взгляды мужчин и хищные женщин. Они начали не спеша расходиться, освобождая мне дорогу и место для танца, а я с каждым шагом пропускала удары сердца, чувствуя, как ритм музыки проходит вибрацией по моим мышцам, заставляя их сгруппироваться.

Я не знаю, это вино, которое ядом смешалось с моей кровью или это шок… но мне вдруг стало все равно. На присутствующих, которых я обвела отстраненным взглядом, на главаря к которому я обернулась так резко, что длинная юбка волной последовала за мной. На моего похитителя, который так же внимательно, но безучастно наблюдал за мной… Я решила прямо сейчас играть по своим правилам! Он хочет танца!? Я покажу ему танец… но он будет моим!

Закрыв глаза, я вскинула голову, плавно, но уверенно разводя руки в стороны, под музыку, которая уже вовсю разошлась ритмом и зажигательным мотивом. В такт, вращая ладонями, я постепенно увеличивала радиус волны по руке, копируя стиль восточных и кавказских танцев. Мое тело вспомнило все движения, которые я когда-то заучивала в школе, в институте, которые я когда-либо видела по телевизору и вживую. Все эти воспоминания, теперь отображались в танце моего тела.

Сильные биты сотрясли воздух, и я начала передвигаться из стороны в сторону, переходя от плавных движений в резкие. Я кружилась и уводила за собой юбку, которая следовала за мной послушным облаком. Я замирала, проводя руками от талии и вверх по телу. Я делала медленные вращения головой, и мои волосы рассыпались по изогнутой спине! Под удары барабанов я вела плечами, с вызовом окидывая присутствующих взглядом, раскидывала шелковую юбку в стороны, и уверенно ступала на каблуках по кругу, заставляя каждого ощутить свою энергию, свою уверенность и свой протест! Здесь и сейчас я была свободна. В своих движениях и эмоциях.

Вот вам, упивайтесь! Смотрите! Вы же хотели этого…!

Сердце билось в унисон ритму, лицо меняло выражение, подстраиваясь под мотив, словно жило музыкой. Я кружилась, перемещалась, играла телом и движениями. Я свободно двигала бедрами, улавливая ритм, а мои руки плавно перемещались по телу и в пространстве, завораживая взгляд. Волосы путались, движения становились все резче, все нетерпеливей и каждое шло отголоском разодранной души!

Я впервые ощутила свободу тела, которое подчинялось только музыке и ритму. Это был танец страсти и отчаяния, что бушевали внутри меня. Мои глаза горели, лицо горело, кровь горела и никто не замечал моих слез! Они считали — так и должно быть. Это представление или это их попросту не волновало… и все, что мне оставалось, смахивать на ходу соленую воду и двигаться, двигаться! С вызовом, с эмоциями, превратиться в огонь, который сжигал меня изнутри и отдать всю энергию, что томилась в груди. Все отдать стервятникам… чтобы ничего не осталось! Ни любви, ни сожалений, ни страха… ни боли

Прозвучал последний удар барабана, композиция завершилась и сделав последнее вращение, я опустилась прямо на пол. Упав на колени, я смотрела вниз, тяжело дыша и пытаясь справиться с бешеным сердцебиением. Я все отдала… и теперь, четко ощущала внутри опустошение.

Послышались громкие, отрывистые хлопки и подняв голову, я увидела довольного главаря, в глазах которого было открытое восхищение. Я тут же поспешила подняться, мгновенно пожалев о своей самоуверенной выходке. Взгляд метнулся на Руслана, который скользнул по мне холодным взглядом, прежде чем отвел его и не спеша поставил свой бокал. Хлопки начали расходиться отовсюду, а я растерянно оглядывалась, пока меня без лишней бережности схватили за локоть и повели обратно.

— Браво, моя девочка! — встретил меня главарь, продолжая вальяжно хлопать. — В моих глазах твои акции резко выросли, я хочу, чтобы ты знала это!

Отстраненно слушая, о чем мне говорят, я напряженно посмотрела на охранника, что крепко держал меня и мои внутренности скрутило от безжалостного осознания — меня сейчас заберут! Чувствуя, как одеревенело тело, я сделала попытку вырываться, чувствуя отчаяние и страх, но меня крепко держали, причиняя боль на каждую попытку даже отстраниться. Мой затравленный взгляд устремился на главаря, который в этот момент не спеша опускался в свое кресло.

— Трудно будет расставаться с таким золотом, а Умар? — произнес он вкрадчивым тоном, пристально глядя на Руслана. — Меня эта девочка уже покорила…

Я машинально перевела взгляд на своего похитителя, который оценивающе смотрел на меня и в какой-то момент его губы растянулись в улыбке, заставляя испытать боль в груди.

— Ты кажется забыл, Ларин. — Протянул он, отводя от меня взгляд и устремляя его на главаря. — Бабы — это твоя слабость!

И я почувствовала, как земля уходит из-под ног. Мое лицо исказилось от надрывистого плача из-за удушающих эмоций, и я закрыло рот ладонью, начиная тихо выть. Лицо главаря как-то странно осунулось, словно он услышал совсем не то, что планировал. То, что ему не нравилось. Недовольно скривив губы, он бросил взгляд на меня и сухо велел.

— Уведи барышню. Не видишь, ей нужно отойти от приступа радости!? Пусть подождет меня в своей темнице.

В эту же секунду, меня как безвольную куклу повели прочь из зала. Я ничего не видела перед собой, да я и не хотел ничего видеть, не хотела снова испытать боль от одного взгляда черных глаз. Меня разломило пополам, силы были на исходе, точно мне пришлось пройти через центрифугу, пройти босиком по стеклам и теперь, эти стекла впились в меня, и их уже нельзя было вытащить!

Мне нужна была передышка… хотя бы несколько мгновений, хотя бы несколько секунд, чтобы убежать от реальности!

***

Я не знаю, сколько просидела в его комнате, на полу у стены глядя пустым взглядом в пространство и обнимая коленки руками. Мои слезы уже высохли, а разум находился в полудреме от усталости. Я даже не сразу поняла, что дверь открылась, и в комнату кто-то зашел. Я просто медленно зажмурилась, чувствуя, как сердце больно забилось в груди от приступа паники, а когда решилась открыть глаза, то поменялась в лице, увидев Руслана, который стоял в нескольких метрах от меня.

Я нахмурилась, пропуская в голове волну лихорадочных мыслей. Ведь я была уверена, что мы больше не увидимся! По крайней мере, наедине… Нам просто незачем! Поэтому я не была готова к этому. Поэтому я пропустила обжигающую волну, столкнувшись с пристальным взглядом черных глаз. Он казался таким чужим, недоступным и пугающим. Все иллюзии уже безвозвратно спали с моего воспаленного сознания, и теперь этот мужчина предстал передо мной только в одном свете. В единственном и настоящем. Он не друг, он — враг и я остерегалась его! А еще, боролась с ноющей обидой в груди.

Закусив распухшие губы, я плотнее прижала коленки к груди и отвела подавленный взгляд в сторону. Я даже не шелохнулась когда он начал приближаться, игнорируя его доминирующую энергетику. Да сердце бешено колотилось, каждая частичка напряглась, но я не желала как-то реагировать, как-то откликаться на его присутствие. Мужчина тем временем возвысился надо мной и спокойно велел:

— Встань.

Я дала себе всего несколько мгновений — на все что у меня хватило воли, прежде чем неуверенно поднялась. Мои глаза были опущены, но я чувствовала взгляд, который впился в мое лицо, и стойко выдерживала тяжелое биополе мужчины, лишь изредка пропуская отголоски дрожи по телу.

Внутри без спроса пронеслись непозволительные мысли — а вдруг, он пришел, чтобы объясниться!? Вдруг он испытывает чувство вины, и ему нужно было это уединение, чтобы покаяться…? И пусть это не спасет меня, но спасет мой сломанный мир и веру… Веру в него и свои чувства!

Неожиданное прикосновение, заставило меня судорожно вдохнуть и резко отвлечься от заблуждающих мыслей. Мужские пальцы, легким движением поддели кружевную бретельку платья на плече, и еле касаясь моей ключицы, начали медленно спускаться вниз.

Я сосредоточила напряженный взгляд, на лице Руслана, настороженно пытаясь понять его настроение или намерения. Его хмурый взгляд и суровое выражение, невольно заставили меня пропустить тревожные сигналы. Возникло резкое чувство, будто под ногами не твердый пол, а зыбучие пески. Они угрожающе медленно затягивали меня в свою воронку, бесповоротно опрокидывая хоть какие-то утешающие мысли, которым я позволила родиться в голове.

— П-прошу… не делай этого! — выдохнула я в какой-то момент, дрогнувшим от отчаяния голосом.

Это была слабая попытка что-то исправить. Но я боролась, я пыталась до последнего спасти себя! И путь ценой своей загубленной гордости.

Тяжелый взгляд Руслана тем временем резко пересекся с моим. Черные глаза, властно проникли вглубь меня, наступая в сознании своим подавляющим посылом, а я как завороженная не смела разрывать этот контакт, чувствуя, как опасно накалился воздух вокруг нас.

В какой-то момент, мужчина поднял свою руку и медленно провел пальцами по моей щеке.

— Ты прекрасно танцевала, девочка. — Произнес он сдержанным тоном, не выпуская меня из своих металлических чар.

Я сглотнула и напряглась всем телом, почувствовав как мужская рука, неожиданно скользнула в вырез моего платья. Грубо собрав ткань в кулак, Руслан сжал ее с такой силой, что я испуганно ахнула, услышав треск. Я не понимала, что происходит и боялась шелохнуться, растерянно глядя на мужчину! Казалось, он вот-вот дернет натянутый шелк, чтобы разорвать его в клочья, будто это платье было виновно во всех бедах!

— Теперь каждый из тех шакалов — желает тебя приобрести! — услышала я низкий рык, прежде чем справа от меня раздался грохот.

Я вскрикнула, закрыв голову руками и не сразу поняла, что мужчина ударил кулаком о стену… Да с такой мощью, что в ней осталась глубокая вмятина! Я расширенными глазами, уставилась на возникшую паутину трещин, прежде чем перевела испуганный взгляд на Руслана, который с потемневшим выражением лица, смотрел куда-то сквозь меня. Он делал резкие вдохи, продолжая удерживать кулак в стене, и в какой-то момент не спеша отстранился от меня хмуро глядя в пространство.

Лихорадочно обняв себя руками, я пристально смотрела на мужчину, напряженно осознавая то, что сейчас произошло. Все стало настолько прозрачно и очевидно… Тяжесть его взгляда, гнев и эмоции, так что же черт возьми происходит!?

Секунды уходили как песок сквозь пальцы, и это утекающее время я считала драгоценным!

— Помоги мне… Руслан! — произнесла я, на одном дыхании. — Только ты можешь мне помочь! Можешь найти выход! Можешь поступить по-другому…!

Я зажмурилась, справляясь с разрывающими меня изнутри эмоциями.

— Не позволь мне возненавидеть… — попросила я сорванным навзрыд голосом, закрывая лицо руками.

Неожиданно я почувствовала как на мою шею сзади легла ладонь, прежде чем я оказалась рывком притянута в крепкие, несдержанные объятия. Сжавшись комочком в мужских руках, я заплакала, чувствуя, как сильно Руслан прижимает меня к себе, и как ласково проводит рукой по моим волосам. Как будто боиться отпустить. Как будто последний раз видит. Как будто я ему дорога…

Длилось бы вечно это мгновение. Осталось бы все позади, только бы чувствовать его запах, только бы ощущать эту силу и безопасность!

— По-другому нельзя, девочка. — Услышала я спокойный голос и практически мгновенно притихла. — Так что я заслуживаю твоей ненависти!

С этими словами мужчина отстранился, беспощадно лишая меня своей защиты и направился к двери, рассеяно смахивая на ходу известку с кулака. А я так и застыла на месте, провожая его безжизненным взглядом.

Он обернулся у двери комнаты, которую мне суждено было видеть в последний раз и сухо произнес:

— Нам пора.

Глава 25

Картины отрывисто сменяли друг друга, намертво оставляя след в моем сознании, которое в этот момент было словно в вакууме. Я не помню, как спустилась с последней ступени, шаг за шагом следуя за Русланом к парадной двери. И ему не нужно было меня контролировать или подталкивать — он прекрасно знал, что я сама иду за ним! Я не помню, как впилась взглядом в Ларина, что уже ждал нас у двери в окружении своей свиты телохранителей…

— Надеюсь, вы успели попрощаться? — с холодным участием поинтересовался он, окинув нас испытующим взглядом.

Однако ответа не последовало, и в глазах мужчины, который слегка скривил плотно сжатые губы, отразился ядовитый блеск. Мгновенно вернув себе вид уверенности и спокойствия, он не спеша обернулся и взял из рук рядом стоящего телохранителя, кашемировое манто темно-бордового цвета. Уверенно приблизившись, бандит накинул на меня увесистое одеяние и с напускной заботливостью, запахнул на шее высокий воротник. От его близости я сжалась всем телом и задержала дыхание, не решаясь смотреть на мужчину. Однако в следующий момент, он насильно поднял мое лицо ладонью, и небрежно потрепал меня за щеку.

— Хватит портить свое милое личико, этой кислой миной. — Произнес он недовольно. — Не переживай, я о тебе позабочусь!

Переместив свою руку на мою шею сзади, Ларин подтолкнул меня к выходу, и я сразу оказалась под контролем грозной охраны. Лихорадочно оглянувшись, я позволила себе последний раз взглянуть на мужчину, который за это короткое время, стал для меня всем… Это время, которое заменило мне всю жизнь, стало частью моей жизни, теперь безвозвратно превращалось в куски воспоминаний. И все, что мне осталось, это горечь и тлеющий пепел надежд.

Я проглотила тяжелый ком глядя на него с дрожью и щемящей обидой в груди, которая обрушивалась на меня беспощадными волнами. Внутри мучительно медленно стягивался узел сдерживаемой боли и эмоций, но я заставляла себя держаться. Разочарование и презрение пропитывали меня, и теперь все, что было между нами, представало в ином свете — отрезвляющем и проходящим терновыми прутьями по сердцу.

Руслан перехватил мой взгляд. Стойко и терпеливо выдержал его, не проявляя безучастность, а напротив, будто понимая без слов все, что я чувствую. Все, что хочу сказать. Это было прощание понятное только нам обоим. Все что мне осталось, прежде чем он сам нарушил этот контакт, сделав короткий кивок, и я под контролем охраны покинула дом.

Оказавшись на ночной улице, я жадно вдохнула, ощутив запах весеннего дождя.

Все как во сне. В страшном сне, который кажется реальнее жизни…

Черный джип уже стоял прямо у входа, а следом еще один сопровождающий внедорожник, куда в этот момент рассаживалась охрана. Делая судорожные вдохи, я подняла глаза в небо, где сквозь плотные облака выглядывал лунный свет. В этот же момент, меня насильно впихнули в салон и с несдержанным рывком захлопнули дверь. Я прильнула к окну и прикоснулась щекой к холодной поверхности. Каждая секунда проходила для меня как маленький ядерный взрыв. Я осталась без защиты, без опоры, словно лист на ветру, который беспощадно оторвали с родного дерева и пустили на волю мощного потока…

Дождь заморосил, оставляя капли на окнах, и я прерывисто выдохнула, фантазируя, что это небо плачет со мной! Жалеет меня и участливо ласкает, рисуя дорожки на стекле.

Дверь с противоположной стороны так резко открылась, что я вздрогнула, наблюдая, как на сидение рядом опустился Ларин.

— Погнали. — Хмуро велел он, оправляя на себе дорогое пальто.

Стараясь не смотреть на мужчину, я забилась в угол джипа и напряглась всем телом, ожидая, что он в любой момент может приблизиться. Однако шла секунда за секундой, но бандит не делал никаких попыток даже повернуться в мою сторону. Он просто смотрел в окно, прищурив глаза и задумчиво проводя большим пальцем, по очерченной бороде.

Машина спустилась по подъездной дорожке, и на повороте к главным воротам я не смогла удержаться, чтобы не взглянуть на особняк, который становился все дальше. Закусив щеку до крови, чтобы сдержать внутренний тайфун эмоций я опустила глаза и покачала головой. Нет. Нельзя расклеиваться… нельзя, ломаться Юля! Я не могу быть врагом для себя, нужно собраться, нужно быть сильной… быть готовой к неизбежным испытаниям!

Глядя в темноту лесополосы я твердила это про себя как мантру и не давала отчаянию брать вверх. Заставляла себя глубоко дышать и держать страхи в руках. Мои мысли были напряжены, сердце билось через раз, а легкие не давали нормально дышать. Скоро меня начали слепить огни ночного города, и по телу прошел мандраж, пока я рассеяно смотрела в окно. В другой день, в другой час я бы оценила это волшебство света, которое наступало в темное время суток, но сейчас я видела пустоту… Все меркло и не имело значения. Все было не важно. Все потухло и казалось, умерло внутри, чтобы я могла испытывать какие-то впечатления.

В какой-то момент я непроизвольно сосредоточила внимание, отвлекаясь от своего состояния, когда перед глазами пронеслось что-то громоздкое. Отлепив голову от окна, я впилась напряженным взглядом в мелькающие ванты, которые косым стрелами уходили ввысь к пилонам, и с каким-то опозданием осознала, что мы едем по мосту! По Русскому мосту…

— Сорока на хвосте принесла, твое маленькое желание, — Тут же услышала я и осторожно обернулась. — Так вот, считай — это мой подарок. И запомни, я люблю баловать послушных девочек!

Я уставилась на мужчину, который явно был доволен своим жестом, как на больного психопата. Наверное, моя анти-благодарность слишком явно отразилась на лице, потому что его довольство мгновенно испарилось.

— Ты меня поняла? — жестким тоном спросил он, заставляя меня сглотнуть.

Опустив взгляд, я отрывисто кивнула и превозмогая внутреннее сопротивление, тихо выдавила:

— …спасибо.

Мы проехали до самого острова и сделав терпеливый разворот, по мосту вернулись обратно. Тишина, нарушаемая лишь редкими переговорами, давила на нервы, сердце заходилось вскачь, а каждый поворот казался последним. Смартфон Ларина периодически верещал, но он постоянно отклонял вызов, сосредоточенно изучая какую-то страницу на экране. И время тянулось как медленная смерть, которая неизменно наступит, но дразнит своей задержкой.

Когда машина замедлила ход, я впилась ногтями в ладони от приступа паники и лихорадочно пыталась разглядеть в темноте территорию, на которую мы заехали.

— Ну, вот и все, моя девочка… — Раздался голос Ларина. — Добро пожаловать домой!

Мужчина хрипло засмеялся, а я закусила дрожащую губу, не в силах справиться с болезненной волной отчаяния, от его садистского вкрадчивого тона.

Господи, сейчас… Это произойдет прямо сейчас!

— Не понял… — Неожиданно произнес бандит, сменив голос на грозный тон. — Это еще че за ху*ня!?

Я отстраненно уставилась на мужчину, который пытался что-то разглядеть через лобовое стекло. Его лицо было хмурым и сосредоточенным, а я пропустила болезненный импульс в груди, когда рука Ларина спустилась вниз, где под пальто, по всей видимости, находился пистолет! Затаив дыхание, в этот же момент я расслышала что-то похожее на хлопки, и метнула взгляд в окно. Мы подъезжали к трехэтажному кирпичному дому, с широким крыльцом и просторной парковкой. Во всех окнах, не смотря на очень позднее время, горел свет, а парковка была забита оживленными гелентвагенами, джипами и внедорожниками, возле которых группами стояли мужчины в темных одеждах.

Движение нашей машины, тем временем, прекратилось с визгом колес, и я не успела даже ничего понять, как глухой хлопок раздался прямо в салоне…

В воздухе разошелся запах гари и металла. Моргнув от испуга, я как завороженная уставилась на окно, со стороны водителя по которому растекалось что-то неестественное и темное. Мой немигающий взгляд опустился на дрожащие руки, которые были покрыты мелкими брызгами. Находясь в состоянии шока и оторвавшись от дрожащих ладоней в чужой крови, я подняла глаза и наткнулась взглядом на дуло пистолета, которое только что выстрелило в голову водителя, а теперь было направленно на Ларина.

— Ствол давай сюда! — раздался стальной голос.

Я впала в ступор, чувствуя, как пульсирует кровь в висках и осторожно повернула голову. Волчьим взглядом Ларин смотрел на мужчину в упор, и в выражении его лица не было ни капли страха, только сдерживаемая ярость и предостерегающий оскал.

— Ты че творишь, а Шипа? — с рыком протянул он, продолжая удерживать руку на кобуре.

Чувствуя, как будто оказалась в будке высоковольтного напряжения, которое может в любой момент шарахнуть, я лишь перемещала дрожащий взгляд с одного мужчины на другого. Находясь в этом замершем состоянии, я дернулась и чуть не упала, когда дверь с моей стороны резко открылась.

Мои внутренности сдавило спазмом, я впала в ступор, с ужасом глядя сквозь темноту на высокий силуэт мужчины, который силой вытащил меня из салона.

— Нет… нет! Не трогайте меня! — закричала я, когда крепкий незнакомец, ухватил меня за локоть и поволок за собой.

Уши заложило от разнородного шума, который окружил меня: суматоха, периодические выстрелы, рев мотора, мужские голоса… Я с ужасом оглядывалась по сторонам, рассеянно пытаясь что-то разобрать в этом хаосе полумрака. А перед глазами не проходящим отпечатком стояло окно в крови, и труп убитого водителя, которое с беспощадной точностью дорисовало мое воображение, ведь сидение не позволяло мне увидеть жуткую картину…

Одеревенелые ноги мешкали в юбке платья, пока меня вели в неизвестном направлении, крепко удерживая за руку. Все кружилось и плясало перед глазами: машины, фары со стрелами дождя, группы мужчин с различным оружием, дом, где происходило, что то нехорошее…

Я зажмурилась, когда меня ослепило ярким светом, и напряглась, увидев, что мы приближаемся к высокому автомобилю — наверняка очередному джипу. Я начала выть и сопротивляться, не давая затащить себя в салон, пока меня грубо не встряхнули и не приперли к холодному кузову автомобиля.

— Тихо ты! — рыкнул мужчина, обхватив ладонями мое лицо.

Я прерывисто всхлипнула и отчаянным взглядом уставилась на человека, который строго смотрел на меня своими голубыми глазами. В темноте я бы конечно не различила, но я знала, что они у него голубые!

Частое дыхание перехватило, а в сознании, будто ток прошел, когда я поняла кто передо мной. Кто охранял меня с самого начала. Кто носил мне подносы и исчез сразу после моей попытки побега. Это был мой конвоир! И теперь я окончательно растерялась в происходящем…

Мое обомлевшее тело, уже без всякого сопротивления усадили в салон, прежде чем я услышала грозное предупреждение:

— Сиди здесь, и не высовывайся — ты меня поняла?

Я медленно и неуверенно кивнула, поймав на себе сомнительный взгляд парня. Задумчиво поджав губы, он все же отстранился и закрыл дверь машины. Я тут же припала к окну, неотрывно наблюдая, как он направился в самую гущу происходящего хаоса. От пугающей неизвестности, тело лихорадило как при ознобе. Внутри было такое напряжение, что каждую секунду меня бросало в жар!

Закусив губы, я осторожно оглянулась в салоне и сразу наткнулась взглядом на водителя, который сосредоточил внимание на экране смартфона. В голове закралась мысль, что джип, в который меня спрятали, не просто так находился в затемненной стороне территории! Все происходило за гранью моего понимания…Я не могла разобрать кто друг, а кто враг и тревожное предчувствие не позволяло мне расслабиться!

Неожиданно дверь со стороны водителя открылась и по моим внутренностям пронеслась раскаленная волна, отчего испарина выступила на коже. Находясь в стрессовом напряжении, я теперь отовсюду ждала опасность, и казалось, сейчас опять кто-то выстрелит или кого-то убьют!

— Ты че там, в тетрис гоняешь? — раздался резкий мужской голос в темноте.

— Че хотел? — недружелюбно отозвался водитель, который тут же напрягся.

— Да ниче… — уступчиво огрызнулся незнакомец. — Че там с девкой…!?

Мужчина в возрасте, перехватил мой взгляд в зеркале заднего вида, прежде чем без резких движений нащупал между сидениями боевой пистолет и неожиданно вышел из салона.

— Ты не переживай. Гемор с девкой мы на себя берем… — донеслась до меня жуткая фраза водителя, прежде чем дверь за ним закрылась.

Кровь с болью запульсировала в висках. Я четко осознала, что попала в самый эпицентр очень опасных событий и надо мной теперь необратимо нависает угроза! И все что мне осталось — ждать…!?

Нет. Я больше не могла чего-то ждать…

Не сейчас!

Нужно было найти любую возможность, любой шанс бежать, прежде чем моя судьба окажется решенной на чужое усмотрение!

Мой взгляд опустился на ручку массивной двери, которая, по всей видимости, была не заблокирована. Неужели они так уверены, что я не посмею бежать!? Или сейчас это было в любом случае невозможно…!?

Периодически раздавались выстрелы, и было страшно решиться даже просто выйти, но другого шанса могло больше не быть! Впившись взглядом в окно, за которым мужчины напряженно вели разговор, я вжалась в сидение и считала удары сердца. Моя рука медленно потянулась к ручке двери, которая находилась с противоположной стороны. Нервно стерев слезы, я продолжала смотреть на мужчин, не давая себе времени сомневаться или о чем-то раздумывать. Мной управляли инстинкты, а не страхи. Мысленно перекрестившись, я с тихим щелчком открыла тяжелую дверь и распахнув ее совсем немного, осторожно сползла с сидения.

Прижимаясь к металлической поверхности высокого внедорожника, я тихо прикрыла двери, лихорадочно оглядываясь в поисках пути отхода. К счастью в этой части территории практически не было людей, но было много машин. Делая частые вдохи, я осторожно смотрела по сторонам, одновременно снимая туфли, одну за другой и вставая босыми ногами на мокрый, холодный асфальт. Убедившись, что нахожусь вне поля зрения, я в какой-то момент отлепилась от холодной стены и побежала к ближайшему автомобилю…

Грозного вида гелентваген стал моим укрытием и забежав за него, я остановилась на уровне колес, чтобы никто не мог увидеть моих ног. Адреналин расходился энергетической волной по венам, заставляя сердце с неестественной частотой биться о ребра. Ноги быстро начали замерзать, но я была не в том состоянии, чтобы обращать на это внимания! Передвигаясь на полусогнутых, от одной машины к другой, я напряженно вглядывалась в полумрак, пытаясь различить путь к воротам, как вдруг… хлопок раздался где-то совсем рядом.

Ахнув, я практически упала на асфальт, закрыв голову руками и вдохнув запах мокрого камня.

— Господи, господи… — шептала я отрывисто, боясь открыть глаза.

Каждая секунда била по нервам, уходящим временем и в конце концов, перешагнув дикий страх я осторожно подняла голову и оглянулась. Убедившись, что вокруг все тихо, я попыталась подняться на ноги, но они точно налились свинцовой тяжестью, заставляя меня опуститься на землю. Стоя на коленях, я всхлипнула, чувствуя слабость и дрожь во всем теле. Мои плечи затряслись от рыданий без слез и прячась между двумя джипами, я села прямо на землю опираясь о мощное колесо. Опустив голову, я зарылась руками в спутанные волосы, и мое лицо исказилось в отчаянном плаче…

Но пришел момент, когда я заставила себя собраться и глубоко дышать. Прижимаясь к железной опоре, я поднялась на ноги и дав себе несколько секунд, осторожно выглянула из своего укрытия. Мужчины с автоматами находились теперь опасно близко, и лихорадочно всматриваясь в обстановку, я вдруг застыла, пропустив удар сердца, когда увидела Ларина.

Это было похоже на бандитскую стрелку, разборки или на все что с этим могло быть связано… Он стоял в окружении нескольких мужчин, и с вызовом проходился по их лицам, несмотря на то, что его загнали в угол!

Хмуро глядя на происходящее я вдруг переместила взгляд, краем глаза заметив подъезжающую машину вдалеке. В голове вспышкой пронеслась догадка — там может быть главный въезд! Другими словами единственный выход, и теперь, мне нужно было как-то добраться до него, оставаясь при этом незамеченной…

Уговаривая себя быть смелее, я поймала момент, когда в мою сторону никто не смотрел и быстро оглянувшись, перебежала к следующей машине. Сердце бешено билось в груди, когда я припала к глянцевой поверхности инфинити, накручиваемая пульсирующей мыслью что меня увидели! Притаившись и справляясь с дыханием, я ждала, секунду за секундой что меня схватят… Но ничего не происходило.

Боже, хоть бы мне показалось!

Отсчитав до десяти, я набралась решимости двигаться дальше и начала осторожно перемещаться к багажнику автомобиля. Помедлив несколько мгновений, я очень аккуратно выглянула, и тут же замерла, забыв обо всем…

Теперь все было видно как на ладони. Место — освещенное мощными фарами машин, мужчины стоящие кругом, где в центре с гордо поднятой головой находился Ларин. И прямо в этот момент, с каменным выражением и немигающим взглядом, словно демон из темноты медленным шагом на арену вышел Руслан…

Глядя на него в упор, Ларин показательно сплюнул на асфальт и металлическим голосом произнес:

— Какой неожиданный сюрприз. Я то думал, на сегодня мы с тобой попрощались!

Руслан ничего не ответил, лишь замер в нескольких метрах от главаря, всем видом излучая хладнокровие и уверенность. Внутри пронесл