Литерный особой важности (fb2)

- Литерный особой важности [publisher: SelfPub] 3.01 Мб, 173с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Харламов

Настройки текста:



Литерный особой важности

Пролог

Все герои и события вымышлены,

любое сходство с реально существующими

людьми и событиями лишь плод авторского

воображения

Узловая ст. Чуйка

25 июля 2019 года

Капитан Лужин – комендант пограничной станции Чуйка закурил на длинном перроне, поглядывая на суетящихся возле состава вагонников. Недалеко прогуливался наряд местной полиции – двое молодых сержантов, которым на службу было глубоко плевать. Все свое дежурство два обалдуя посвящали разглядыванию проходящих мимо девушек в коротких мини-юбках и непрерывному сидению в интернете. В пору молодости Лужина такого не было…Люди были более ответственные, курсанты боязливее, а жизнь проще…Проще было жить, спокойнее…Хоть и принято сейчас хаять канувший в лету СССР, но ощущение какой-то стабильности, надежности, знания того, что за тобой стоит Великая Империя он давал. Теперь этого не было. Был полный бардак, бесконечное реформирование и оптимизация.

К власти пришли менеджеры нового поколения, в понимании которых огромный железнодорожный комплекс с его рабочими, сооружениями, производством и миллиардными перевозками является всего лишь очередным офисом, заставленным компьютерами, и стоит всего лишь переустановить программу с одного, сократив ее пользователя, на другой, и ничего не измениться. Всего лишь обязанностей станет у второго чуть-чуть побольше. Эту теорию ему рассказал дежурный по станции Хромов – работник с тридцатипятилетним стажем, всю свою сознательную жизнь отдавший железной дороге, горько сожалеющий о том, что творится сейчас в отрасли. В Союзе было жить проще…

Капитан Лужин затушил сигарету, бросив окурок в стоящий рядом мусорный бак. Жить было проще, легче и спокойней…Разве мог он – молодой лейтенант, только выпустившийся из военно-транспортного университета, что ему предстоит работать на границе с Украиной, что когда-нибудь возникнет угроза со стороны братьев славян, что молодчики Нео националисты будут спать и видеть, как провести диверсию, нагадив своим соседям? Жить было проще…

Наряд прошел чуть в стороне. Громыхнуло…Со станции понемногу разгоняясь, гремя автосцепкой на стыках двинулся грузовой поезд. Постепенно набирая скорость, вагоны двинулись в сторону границы.

– Закурить не найдется? – рядом с ним стоял, покачиваясь худой татуированный парень. Голова его была острижена наголо. Одет он был в потертый спортивный костюм, а запах, исходивший от него, с головой выдавал в нем обычного бомжа, коих возле вокзала обитало человек семь. Все они были знакомы капитану Лужину в лицо. Из чувства жалости он позволял им греться возле теплотрасс, питаться объедками из привокзальной столовой. Всех этих неблагонадежных элементов он знал в лицо, а некоторых, вроде Ленки-танцовщицы еще и по имени. Все они были людьми неплохими и безобидными, из-за своей глупости и слабохарактерности, попавшие сюда, но этого он видел впервые.

– Так дашь закурить?– нахмурился лысый, спрятав руки, густо исчерченные синими татуировками в карманы штанов, глядя прямо и открыто.

По инерции Лужин похлопал по карманам в поисках пачки дешевой "Короны". Сегодня была суббота. Он был в гражданке. Отвыкнув за столько лет от ношения обычной одежды, офицер в первый момент растерялся.

– Секундочку!– попросил вежливо капитан, ища пачку. Сигареты обнаружились в заднем кармане брюк, куда он их засунул, неодобрительно разглядывая наряд ППС. – Что-то я тебя раньше здесь не видел…– как бы, между прочим, спросил Лужин, подкуривая из своих рук сигарету. Это входило в его обязанности, проверять всех вновь появившихся подозрительных в районе станции лиц, по возможности находить с ними контакт, чтобы исключить возможность внедрения вражеских агентов. Где-то глубоко в душе, Лужин считал это абсолютным маразмом, но функции свои выполнял исправно, свято соблюдая военную истину, что командир всегда прав, а также инструкции, указания и уставы.

– Да, житуха, черт бы ее побрал…– грязно выругался его новый собеседник, жадно затягиваясь дымом.– Я тут недалеко на Городке жил с одной кралей, любовь, ля-ля, тополя…А она возьми и хахаля себе нового найди. Меня выставила, а мне идти куда? Куда идти, спрашивается? – лысый отвернулся к перрону, где, лениво махая веником бродила уборщица.– Сучка!– процедил он, сплюнув на асфальтированный перрон.

– Наверное…– согласился Лужин.– Значит обитаешь на вокзале?

– А где же еще?– удивился мужчина.– Хавчик иногда перепадает нормальный, спать есть где…Пока перекантоваться на время хватает! А там…Работу не найду, свалю за бугор!

– Куда?– закашлялся Лужин.

– К хохлам! Куда же еще? Там такой бардак творится, что ловким парням вроде меня там самое место!– он лихо подмигнул Лужину, выбрасывая окурок, докуренный до самого фильтра на асфальт, гордо проигнорировав урну.

Капитан оглянулся на наряд полиции. Метрах в ста от них, те весело переговаривались с помощницей дежурного по вокзалу, незамужней общительной Наденькой, возле которой все свободное население станции крутилось круглосуточно, как мухи возле меда. Молча, поднял окурок и достал удостоверение.

– Ну-ка, пойдем побеседуем!– предложил он лысому, прихватывая того за рукав, чтобы не сбежал. Что его смутило в этом незнакомом бомже? Что не понравилось? Может быть неосторожно брошенная фраза про Украину? Или аляповатые, словно нарочно выставленные напоказ уголовные татуировки? Лужин не знал. Просто в какой-то момент решил допросить этого парня более тщательно, чем простая беседа на улице.

– Ты вообще кто такой?– лысый резко дернулся в сторону, но пальцы капитана крепко держали его за рукав. затрещала синтетическая материя, готовая разорваться. Полицейские все-таки среагировали на шум. Посмотрели в их сторону, но узнав Лужина, спокойно продолжили беспечно болтать.– Мент что ли?

– Военный комендант станции капитан Лужин!– представился он, стараясь не выпустить из захвата скользкого, как уж незнакомца.– Сейчас пройдем в мой кабинет, и ты мне поведаешь, кто таков и откуда такой в нашем городке взялся!

Станция Чуйка славилась по России не только своим крупным железнодорожным узлом, но и своими тюрьмами. Подозрение о том, что лысый был одним из ее сидельцев, вышедших на волю по УДО или по истечению срока, было самым явным предположением, но все это стоило проверить еще раз.

Совсем недавно, на прошлой неделе, из штаба округа пришла шифровка об усилении мер безопасности по станции Чуйка. Мол, через нее будет переправляться какой-то особо важный и секретный груз и требуется…Требуется, требуется…

А что толку было требовать, если Лужин не имел в своем штате ни помощников, ни заместителей? Сам себе и начальник, и исполнитель…Усилить контроль! Усилим! Стал чаще ходить по перрону, встречая и провожая редкие электрички. Провести профилактическую работу среди местного населения! Провел…Пригласил к себе в кабинет Ленку-танцовщицу, раздавил с ней пузырь водки и попросил о том, чтобы стучала обо всем непонятном и неожиданном. Что там было еще в телеграмме? При выявлении подозрительных лиц и подозрительных предметов…Этот лысый, чем не подозрительное лицо?

– Не дергайся!– оборвал громкие стенания бомжа Лужин.– Запишу твои данные и свободен! Я не менты, мне твоя биография до лампочки.

Уже не радый, что стрельнул сигаретку, у этого хмурого мужика, лысый немного успокоился. Полицейских он чуял за версту, выработанным за годы долгой отсидки чутьем, и определял их на раз, по поведению, взгляду, манере держаться. Этот был хоть и явный сапог, но к ментуре никакого отношения не имел.

– Пойдем…– кивнул татуированный, смиренно прекращая попытки вырваться, всем своим видом показывая, что готов к сотрудничеству. – Не ссы, начальник, не убегу…

Капитан с сомнением посмотрел на лысого, но куртку все же отпустил.

– Тут недалеко,– коротко бросил бомжу, уверенный, что тот последует за ним, побрел по перрону к желтому зданию вокзала, в котором в небольшом пенале под лестницей притаился его кабинет со скромной табличкой "Военная комендатура". На входе зевал полусонный охранник. Сухо кивнул Лужину. пропуская внутрь. Синяя пилотка была сдвинута далеко на затылок, лысый крупный высокий лоб лоснился от пота. Сегодня было довольно жарко.

– Кого это ты нашел, Васильевич?– спросил он, кивая на понуро бредущего позади татуированного

– Да так…– отмахнулся Лужин, заходя в прохладное здание вокзала. Рамка металлоискателя привычно просигналила.

– Ничего запрещенного?– улыбнулась ему милая кореянка Ли, сидевшая за столом у входа.

– Как всегда!

Часы показывали полдень. У справочной громко ругалась какая-то бабулька с двумя объемными авоськами. Ей очень нужно было в Пермь, но поезда от станции Чуйка ходили только в одном направлении. Это ее не устраивало, и она с упоением скандалила, наслаждаясь тем, что ее терпеливо слушают, соглашаются с ней и не спорят.

– Привет, Надюх!– поздоровался Лужин с помощницей дежурного по вокзалу с темноволосой молодой девчонкой, выслушивающей с непроницаемым лицом весь это сказочный бред.

– Здравствуйте!– вежливо ответила девушка, даже не пытающаяся вставить хоть слово в бесконечный поток возмущения пассажирки. Лысый покосился на нее, но заметив этот взгляд, капитан уверенно подтолкнул его вперед.

– Давай, двигайся!

У входа в свой кабинет, Лужин застрял в поисках ключей. Огромная связка затерялась в карманах летних брюк и никак не хотела выуживаться оттуда.

– А сам откуда будешь?– спросил капитан, открывая заедающий замок. Сколько раз он писал своему руководству, что необходимо провести хотя бы элементарный ремонт! Сколько петиций и рапортов было подано, но все без толку. Дверь по-прежнему открывалась плохо, а по кабинету гуляли сквозняки.

– Да практически местный…– уклончиво ответил лысый, заходя в кабинет капитана и плотно прикрывая за собой дверь.

– Документы хоть какие-то есть?– Лужин прошел за стол, поправил сползшие на бок горы папок, бесконечных еженедельных отчетов, которые делали из него, неплохого офицера, какого-то офисного работника.

– А как же?– лысый воровато огляделся по сторонам. Кабинет коменданта станции находился в полуподвальном помещении. Узкое деревянное окно выходило на привокзальную площадь, где постоянно шумели двигатели подъезжающих и отъезжающих автомобилей. Толстые стены скрывали любые звуки, не выпуская их наружу.

– Так…– Лужин сел за стол и огляделся в поисках чистого листа бумаги.– ты не стесняйся, присаживайся! Немного с тобой побеседуем и пойдешь…Давай, документы!

Он протянул руку, но вместо удостоверения личности увидел перед собой черный зрачок глушителя. Прямо ему в грудь смотрел "Макаров" с накрученным на ствол самодельным глушителем.

– Что за…– протянул растеряно Лужин, по инерции сунув руку в стол, где обычно хранил оружие, но не успел на какие-то доли секунды. Глухо прозвучал выстрел. Тело капитана отбросило на стену. Он захрипел, хватаясь за грудь. Попытался подняться, но был опрокинут ударом ноги со стула. Молча, деловито, лысый сделал контрольный выстрел в затылок лежащему на спине коменданту, аккуратно положил рядом с убитым офицером оружие, вытерев чистым носовым платочком отпечатки пальцев. Его тонкие губы тронула легкая самодовольная улыбка от хорошо выполненного задания. Очень спокойно он толкнул дверь кабинета коменданта, выходя наружу.

– А Алексей Васильевич у себя?– спросила помощница дежурного по вокзалу, наконец-то, избавившаяся от сварливой тетки, у лысого.

– Да, девонька,– ответил татуированный с масляной улыбкой на лице, наглым и похотливым взглядом раздевая девушку,– но тебе ничего не светит, красавица…Ему какой-то начальник позвонил! Говорит надолго…Меня отправил, сказал завтра зайдешь…Может, и я тебе на что сгожусь?– он игриво подмигнул Надюхе, но та в ответ лишь зло фыркнула и удалилась в свою каморку.

1

Москва 26 июля 2019 г

ул.Гризодубовой

Штаб-квартира ГРУ

Кабинет генерала Старостина отличался от всех остальных в этом здании своей суровой аскетичностью и каким-то особым духом затворничества, даже на фоне нелюбящих особо выделяться и кичиться своей роскошью сослуживцев. Всю его обстановку составлял длинный стол для совещаний из обычного недорогого полированного дерева, несколько стульев и удобное кресло, являющееся здесь единственным предметом роскоши. Именно в нем, вот уже больше двадцати лет Леонид Петрович жил почти круглосуточно, всего себя отдавая работе, изредка выбираясь на дачу, где непременно начинал скучать, чахнуть среди рассады и теплиц, так дорогих сердцу его жене Валентине, давно уже махнувшей рукой на мужа, пропадающего на службе сутками, решившей посвятить себя детям и внукам, а так же саду и огороду.

Сегодня была суббота. Выходной для всех остальных трудящихся день, но не для ГРУ, где работа шла непрерывно. После непростого разговора с начальником отдела генерал-лейтенантом Корольковым Леонид Петрович позволил себе выпить немного коньяку, закурить, хотя не притрагивался к сигаретам уже больше полугода. Ситуация складывалась очень серьезная, и в случае провала операции полетят не только головы его сотрудников, но и тех, кто располагался этажом повыше, сняв с себя статус "Совершенно секретно".

Хороший армянский коньяк подействовал расслабляюще. Внутри потеплело, а мозг заработал с удвоенной силой. Немного подумав, Старостин набрал номер своего ближайшего помощника и заместителя полковника Белянкина.

– Валентин Рудольфович, зайдите,– коротко приказал он, зная, что его зам, как всегда на работе, трудится с докладными и объяснительными, взвалив на свои плечи не только оперативную работу, но и всю бумажную волокиту отдела. Ведь, это только в телевизионных фильмах специальные операции проходят быстро, слаженно, со стрельбой и шумом, а на самом деле, за каждый выстрел и потраченный патрон приходилось отписываться неделями, если не месяцами, объясняя применение в той или иной ситуации табельного оружия. Скучное планирование, бесконечные отчеты, карты, статистика – здесь Белянкин чувствовал себя, как рыба в воде.

Минуты через три раздался осторожный стук в дверь. Полковник всегда стучал именно так, на пределе слышимости, словно боялся побеспокоить своего руководителя, оторвать от каких-то важных дел. И всегда Старостин ворчливо ему отвечал одно и тоже:

– Входи, Валик! Не заперто! Скребешься, будто кот шкодливый…– это была традиционная фраза, как пароль и отзыв, взятая еще с тех времен, когда и Белянкин, и генерал работали "в поле", будучи обыкновенными лейтенантами.

Валентин Рудольфович был небольшого роста, крепко сложенным мужчиной лет сорока пяти. На лбу у него начали уже появляться широкие залысины, умные внимательные глаза почти всегда смотрели исподлобья враждебно, как будто в каждом встречном он искал врага. Но на самом деле, Белянкин был отличным офицером, добрым к друзьям, строгим к подчиненным и верным Отчизне. Вместе со Старостиным они прошли долгий путь службы в разных подразделениях разведки генерального штаба, были ровесниками, но в силу своего склочного характера и полного отсутствия гибкости, Валентин Рудольфович так и оставался полковником.

– Присаживайся, разговор будет долгим,– буркнул генерал, доставая из ящика стола еще одну рюмку и разливая остатки армянского конька.

– Начало уже неплохое,– хмыкнул Белянкин, занимая место по правую руку от своего начальника.

– Будем…– чокнулись.

– Ты знаешь, где находится станция Чуйка?– закусив порезанным лимоном, слегка поморщившись спросил Старостин, убрав рюмки и початую бутылку обратно.

– Чуйка…Чуйка…– задумался полковник, нахмурив лоб.– Что-то знакомое…Название такое интересное…Не припоминаю, Лёня!– покачал он головой. В субботу, в выходной день он мог позволить себе назвать своего старого товарища именно так, опустив звания и регалии.

– Крупный железнодорожный узел на границе с Украиной. Расположена в одноименном городе. Население около сорока тысяч человек, этнически русские и украинцы, небольшая армянская диаспора, но их слишком мало, чтобы брать в расчет,– напомнил генерал, доставая из стола папку с документами.– Я про нее теперь все знаю…

– Интересно…– Белянкин подтянул папку поближе к себе, развязывая тесемки. на сером картоне крупными черными буквами был выбит шифр, который стоял почти на всех бумагах у управлении разведки генерального штаба "совершенно секретно".– Решил поучиться географии, узнать получше свою родную страну?– улыбнулся он. рассматривая фотографии со спутников, сделанных по дате вчера. Ничего примечательного в городе не было. Крупная станция, являющая градообразующим предприятием, несколько заводов, узкие зеленые улочки, магазины, преимущественно частный сектор. Краткая справка, составленная аналитиками отдела, сообщала о том, что в городе расквартирована военная часть, управление таможни и пограничные пункты пропуска и четыре исправительных колонии, одна из которых строго режима.

– Чем же военную разведку заинтересовала эта станция Чуйка?– улыбнулся полковник, отложив бумаги в сторону и внимательно посмотрев на своего начальника. Ведь не просто так он завел этот разговор, не просто дал ему в руки эти архивные документы! Значит предстоит работа…

– Смейся…География, мать ее…– нахмурился Старостин.– Через эту станцию Чуйка пойдет состав литерный особой важности. Режим секретности первой группы…

– Ничего себе!– удивился Белянкин. Такие составы ходили редко. Присвоенная первая группа означал сверхсекретное назначение. На памяти полковника такое случалось лишь при перевозке особо опасных грузов, либо действующих первых лиц государства. – Неужели президенту захотелось посмотреть на то, как живет российская глубинка?– все же не потерял оптимизма он, хотя под ложечкой предательски заныло от предчувствия чего-то нехорошего.

– Мимо…– Леонид Петрович встал со своего места и прошелся по кабинету. – Мне только что звонил Корольков. В составе литерного планируют перевести двадцать боеголовок ядерного оружия под видом угля, в открытых полувагонах.

– Ничего себе,– присвистнул от удивления Белянкин. Перемещение такого рода вооружений было действительно секретным и очень ответственным мероприятием, не удивительно, что старый друг выглядел так, словно на иголках.– Мы весь свой ядерный боезапас перемещаем?

– Не ёрничай!– коротко отрезал Старостин.– Не знаю уж, какими соображениями руководствовались наши высшие умы, но случилось так, как случилось…Через станцию Чуйка пройдет этот литерный и нам необходимо обеспечить его безопасный пропуск.

– А можно мне сразу написать заявление на увольнение?– улыбнулся полковник.

– Валя!

– Что, Валя?– лицо Белянкина стало серьезным.– Родина сказал надо…Значит обеспечим. Все по стандартной схеме. Телеграмму-молнию в местную полицию, погранцам, военным, железнодорожникам. На станции есть комендант? Ему шифровку…Как будто первый раз!

– Так…Первый…– генерал сел обратно, перестав мерить шагами свой кабинет.– Есть информация, что наши заокеанские партнеры знают о перемещении ядерного оружия, и передали информацию украинским властям. Служба внешней разведки пытается определить утечку, но…

– Но это почти нереально…– согласился полковник. Чтобы найти глубоко законспирированного "крота" нужно было потратить уйму сил и времени, а результата могло и не быть.– Лёня, это осложняет дело, но не настолько сильно… Украинцы далеко не дураки. понимают, что с ядерным оружием шутки плохи. Им Чернобыля на всю жизнь хватило.

– Официальные власти может и понимают…– согласился Старостин.– Но по нашей информации, документы ЦРУ ушли "Правому Сектору".

– Чего?– глаза Белянкина округлились. Эти экстремисты были под запретом на территории России, отличались своим буйным нравом и неуправляемыми действиями, большая заноза в заднице у украинских политиков, с которой непременно приходилось считаться, так как она являлась реальной военной силой со своими добровольческими батальонами.

– Американцы совсем с ума сошли!

– Вот и я о том же…– грустно согласился генерал.– Более того вчера вечером в своем кабинете в здании вокзала был обнаружен комендант станции капитан Лужин.

– Мертв?– поникшим голосом уточнил Белянкин, хотя и сам знал ответ. Предчувствие его в очередной раз не обмануло. Перед их отделом вновь стояла почти неразрешимая проблема.

– Два пулевых. Одно в сердце, одно в голову…– Старостин, словно фокусник достал из своего стола фотографии убитого Лужина. Глаз удивленно открыты, а посреди лба и на груди рваные раны.

– Не повезло капитану…– покачал головой полковник.– Только даже, если это украинские националисты, то им не было никакого смысла убивать Лужина. Только внимание привлекать!

– Корольков предполагает, что Лужин что-то знал. И его ликвидировали, как неугодного свидетеля.

– А, по-моему, обычная бытовуха,– покачал головой Белянкин,– судя по справке, эта Чуйка – глушь несусветная! Капитан заскучал, забухал или с женой чужой переспал, может в карты кому проиграл, вот его и.…А с литерным связи я не вижу.

– Корольков видит.

– Много знает, Лёня, твой Корольков!– покачал головой полковник.

– Тем не менее, на расследование нам дали ровно пять дней. В следующий четверг я должен доложить, что убийцы найдены, а литерный может следовать без всяких ограничений по утвержденному маршруту.

– Или?

– Никаких или, Валя… Если мы проморгаем диверсию, то Чернобыль с его реактором покажется нам детской сказкой. Вся Европейская часть страны окажется под ударом.

– Да уж…

– Есть какие-то мысли?– Старостин облегченно выдохнул, переложив часть ответственности с себя на плечи своего помощника. Достал снова коньяк и наполнил рюмки.

– Агентуры, я так понимаю, у нас в этой Чуйке нет,– задумчиво проговорил полковник, наблюдая, как дорогое спиртное мягко переливается в падающих из окна лучах послеобеденного солнца.

– Откуда? Единственным контактом был Лужин.

– Мне нужны все документы, связанные с ним. Откуда родом, где крестился, где учился, с кем дружил…Все, что сумеешь достать через смежников,– попросил Валентин Рудольфович, разглаживая большим пальцем тонкие щегольски усики, в которых уже начала появляться первая седина.

– И?

– Есть у меня один оперативник…– не спрашивая разрешения полковник закурил, уставившись в одну точку, о чем-то сосредоточенно раздумывая.– Кажется родом он оттуда…Из местных…

– Кто?– нахмурился Старостин.

– Вишневский!

–Кто?!– генерал поперхнулся, закашлялся, пролив часть коньяка на полированный стол.

– Лейтенант запаса Вишневский. он, правда, в отставке…

– Валя! Это тот самый, который набил морду своему командиру в Грузии во время восьмидневной войны?

– Именно он!

– Но он же псих? Его и списали из ГРУ по справке.

– Других вариантов я не вижу,– пожал плечами Белянкин,– нам нужен результат, он нам его даст.

2

г. Чуйка

ул. Матросова 23

27 июля 2019 года

Я буквально ощущал на своей спине жгучий взгляд страхующих меня оперативников. Оглянулся назад. Так и есть…Их потрепанная десятка стояла метрах в сорока ниже по улице. Из полуоткрытых затонированных окон валил сизый табачный дым, слышался напряженный смех. Миша Карташ подвести не мог, все-таки одноклассники, за одной партой просидели десять лет бок о бок. А потом по выходу в отставку я ему помогал частенько в похожих ситуациях по доброте душевной. Он же, как тайному агенту полиции, изредка выписывал мне премию, которая на первых порах, после ухода из армии помогала мне выжить. В нашем нынешнем мире военным пенсионерам, если их списали из славных и доблестных рядов вооруженных сил приходится тяжеловато, особенно, если ты старший лейтенант, а в личном деле косым ученическим почерком начеркано "Уволен по состоянию здоровья". Можно было, конечно, податься в бандиты. Они в нашем маленьком городке, хоть и в зародышевом состоянии , но все же присутствуют, однако, после стольких лет в великой и могучей, нарушать закон, как-то не тянуло.

Железные обшарпанные ворота были закрыты. Я постучался, довольно громко, так, что в соседнем домовладении загавкала собака тяжелым хриплым басом. Алабай, что ли?

Сегодня мне предстояло раскрыть очередной наркопритон. По данным Мишки в этой хате торговали наркотой. Торговали, почти не скрываясь, подсадив на иглу большинство молодежи села. Сюда наведывались и стар, и млад. Продавали и на вынос, и кололи прямо по месту. Хозяйкой наркопритона была некто Марина – сама любительница курнуть травки, но вот на организаторшу такого беспредела явно не тянула. Несколько раз Миша со своими орлами наведывался в этот дом с обыском, но убитая в хлам хозяйка лишь только пожимала плечами, говорила, что ничего не знает, что все, что о ней говорят сплошной навет, а сама она принимает из наркотиков, лишь сильные антидепрессанты, которые ей прописал врач после смерти любимого дедушка в прошлом году, что тут же подтверждалось справкой из медицинского центра с авторитетной подписью врача и настоящей печатью. Предъявить Марине было нечего, весь товар заранее прятался, кто-то извещал дилеров о предстоящем налете оперов.

Сегодня вечером решили все-таки накрыть его. Для этого все детали держали в тайне. Участвовали лишь сам Мишка, начальник розыска майор Афанасьев и его родной брат. Ловить стали на живца, как вы уже поняли, это почетная должность досталась мне. По их плану, я должен был зайти в дом к Марине, купить у нее товар, а потом, вместе с лихими ребятами из уголовки, накрыть притон. На словах все выглядело логично и правильно, только шел я в неизвестность, сколько людей на хате было неизвестно, да и как поведет себя Марина, увидев нового покупателя не совсем понятно. Может пошлет меня куда подальше?

– Ты главная не бойся,– инструктировал меня Мишка, поправляя заплечную кобуру, из которой выглядывала рукоятка родного "ПМ",– если вдруг что пойдет не так, мы будем рядом! Только знак подай…

– Какой? Я же в доме буду?– пожал я плечами, выходя из машины. Одели меня соответствующе моменту. Старое тряпье висело на мне, словно на пугале. Специально небритая щетина с проблесками седины лоснилась от специального крема.

– Прорвемся, Вишневский!– хлопнул мне по плечу ободряюще майор Афанасьев.– Главное не бзди…

Легко сказать…Все равно боязно…

Никто не открывал. То ли не слышали, то ли хозяев смутила моя незнакомая морда. Немного потоптавшись у ворот, я легко перемахнул через невысокий палисадник, продрался сквозь заросли вишен и затарабанил в окно, придав своему лицо оглупевшее выражение конченого наркомана. Насколько хорошо у меня это получилось не знаю, но я старался, как мог.

– Марина!– заорал я, стуча кулаком по звеневшему стеклу старой деревянной рамы.– Маринка, бл…дь! Открывай!

Тишина. По ту сторону затаились. Краем глаза я заметил, что грязная шторка в крайнем окне еле заметно шевельнулась. Вряд ли виной тому был сквозняк. Скорее всего меня рассматривали, оценивали, как и любого непрошенного гостя.

– Маринка! Ты слышишь меня?– я потянулся за пазуху, выудив оттуда поллитровую бутылку крепкого пива, которым меня снабдили предусмотрительные опера.– А ну-ка, выходи! У меня пиво есть…– для пущего эффекта я пошатнулся, опрокинув в себя разом половину, облился. Пушистая пена потекла по подбородку и груди.– Будь человеком!

Шторка сдвинулась обратно. Решение скорее всего было принято. Хлопнула входная дверь, а потом за железными воротами раздались шаркающие шаги. Заскрипел ржавый замок. Одна из створок распахнулась и широком проеме показалась местная королева пиратов. Худая, бледная женщина лет пятидесяти, с черными кругами под красными глазами, в некогда розовом, а теперь засаленном махровом халате и редкими каштановыми волосами. Ее трясло…Она пыталась унять эту дрожь, обхватив свои тонкие плечи грязными ладонями с поломанными ногтями, непохожая на наркодилера ни при каких обстоятельствах.

– Тебе чего?– хрипло спросила она, и я успел рассмотреть ее желтые редкие кривые зубы, не добавляющие ее образу очарования.

– Я пива принес…– показал я почти оконченную полторашку, приподняв ее над забором.– А еще у меня есть вот это…– мне пришлось выбраться из палисадника и потрясти перед носом наркоманки пятисотрублевой купюрой.– У тебя есть чего?

– А ты вообще кто?– спохватилась Марина, жадно разглядывая красную бумажку.– Что-то я тебя раньше здесь не видела…

Расчет на то, что наркоманка проколола героином все свои мозги не оправдался. Остатки разума и подозрительности она все же сохраняла.

– От Коли я! Меня Колян послал,– назвал я первое пришедшее в голову имя.

Удовлетворенно кивнув, он побрела во двор, махнув мне следовать за ней. Пока все по плану, не считая некоторых шероховатостей. Мне почему-то не давала покоя чуть дернувшаяся шторка в самом крайнем окне. Меня явно разглядывали, оценивали прежде, чем впустить. Кто это был? Вряд ли Марина…Эта наркоманка выглядела так, будто только что приняла дозу, не способная на какие-то осмысленные действия. Значит в доме был кто-то еще…И это кто-то был явно трезви опасен, хотя бы потому что старался сохранить свое инкогнито.

Я шагнул за ворота, бросив последний раз на стоявшую поодаль "десятку" оперативников. Опера курить перестали, готовые к броску. Это хоть немного, да успокаивало.

– Пиво будешь?– по-джентельменски предложил я, дабы поддержать разговор, но Марина, будто сомнамбула следовала в дом. Споткнулась о порог на высоком деревянном крыльце. Громко заматерилась.

– Можешь не разуваться…– коротко бросила она, слегка обернувшись на меня, замершего у порога, готового снять свои порванные кроссовки.– У меня не прибрано…

Ну, не прибрано, это еще мягко сказано. В притоне царил такой бардак. которого я нигде и никогда не видел. Вокруг царила пыль, грязь. В углу были свалены какие-то немытые банки, склянки, домотканые половики сороковых годов прошлого века. Залапанный сотнями рук умывальник был завален горой посуды, которая уже покрылась сухой коркой и по ней ползали жирные зеленые мухи.

– Проходи!– позвала меня Марина в комнату, которая, видимо, была у нее нечто вроде зала. Посреди него стоял старый деревянный стол с облупившейся лакированной поверхностью, вокруг него четыре стула со следами чьих-то грязных ног и продавленный диван, накрытый рыжей от грязи простыню.

– Я спала, сразу не услышала, как ты постучал,– пояснила она, усаживаясь на стул.

Ну да…Конечно…Я скосил глаза в сторону. Проход в соседнею комнату был занавешен узкими шторками. Свет погашен, но интуиция подсказывала, что кто-то там все же есть.

– Пиво будешь?– повторил я свой вопрос, плюхаясь на диван позади наркоманки. Не хватало мне еще сесть напротив Марины, чтобы потерять из виду выход в другую комнату.

– Закурить есть?– я порылся в карманах, достав пачку дешевого "Опала". Мой "Мальборо" Мишка на время операции конфисковал, решив, что для наркомана и алкаша курить премиальные сигареты, значит полностью провалить захват. Вытащил одну из пачки, подал, щелкнув спичками. Марина закашлялась, глубоко, с надрывом, поперхнувшись крепостью табака.

– Теперь буду!– она потянулась за бутылкой, оставленной на столе, но я вовремя ее перехватил.

– А чего-нибудь покрепче? – игриво ей подмигнул, внутренне содрагаясь от презрения к таким людям, гробившим свою собственную жизнь неизвестно зачем и неизвестно почему.

– Да будет! Будет!– выпустив мне в лицо клубок дыма отмахнулась Марина.– Давай по глоточку…Сушит, не могу!

Бутылку я ей все-таки не отдал. Сработал рефлекс брезгливости. Закашлявшись, Марина навела меня на мысль, что уже давно болеет туберкулезом в открытой стадии. Рисковать пить с ней с одной посуды совершенно не хотелось.

– А стаканы у тебя есть?– уточнил я.– Что это мы, как будто бичары какие…

Хозяйка притона на секунду задумалась, видимо, вспоминая, как выглядит эта странная и давняя забытая кухонная утварь и есть ли она у нее. наморщив лоб. через пару минут все же изрекла:

– В мойке есть…Только они немытые давно…

– Сей момент!– искренне обрадовался я, рванув на кухню, прихватив за собой начатую полуторалитровую бутылку пива. Помощь помощью, но не Миша же меня будет за счет своего МВД лечить. Господи, главное, чтобы еще и переспать с ней не пришлось! Мелькнула в голове мысль…

Разгреб посудный завал, отбросив сразу в сторону металлические миски с облупившейся эмалью и знаком качества 1958 года. И где она нашла такой раритет? Пару минут пытался оттереть забрызганный чем-то розовым граненый стакан, потом махнул на него рукой, подумав, что скажу, что за дам гусары пьют из горлышка, а вот самим дама требуется потягивать пивко вполне себе культурно. Набулькал ей где-то половину и шагнул обратно в зал, замерев на пороге, ощутив, как в затылок уперся вороненый ствол пистолета.

– Дернешься, сука, завалю!– прозвучал за спиной мужской голос, ничуть не похожий на пьяный или окуренный. Вполне себе адекватный, строгий…Теперь понятно, кто меня разглядывал сквозь шторку. Вот кого я опасался и все же упустил. Позади меня стоял настоящий хозяин этого притона, который поставлял героин этой наркоманке, пользуясь ее домом, чтобы торговать белой смертью среди молодежи. План Миши удался. Он поймал его с поличным, на месте, только как быть теперь мне? Ведь знак подать я уже не могу…

– Помоги нашему гостю присесть за стол, Роман!– занавеска, закрывающая вход в соседнею комнату, шевельнулась и на пороге появился крупный цыган, одетый в настоящую кожаную жилетку, черный кожаные брюки, заправленные в военные уставные берцы. Красная свободная рубаха была заправлена за поясной ремень, на котором висели ножны от солидного ножа, рукоять которого выглядывала у ромалы из-за пояса. В руках он держал старенький наган, выкопанный и проданный этим балбесам черными копателями. Эхо войны, вашу мать…Сильный толчок в спину опрокинул меня вперед, я запнулся за скатанный палас и полетел головой вперед, прямо под ноги второму. Марина тихо взвизгнула, вжавшись в диван. Она испуганно водила глазами в разные стороны. абсолютно потерянная в пространстве, жалкая и глубоко несчастная. на какую-то долю секунды мне даже стало ее жаль, пока тяжелые ботинок цыгана – ее хозяина не влетел мне прямо под ребра, сбив дыхание, заставив взвыть от боли.

– Ну что, мусор? Доигрался в шпионов?– спросил с ехидной ухмылочкой второй. склонив усатую лоснящуюся от пота голову надо мной. Ох…если бы он знал, что всю свою сознательную жизнь после Ростовского учебного центра я только этим и занимался, что искал шпионов, то не был бы столь беспечен, а пристрелил бы меня сразу, особо не раздумывая.

– За что?– прохрипел я, делая вид, что мне ужасно больно, и толком придти в себя я не могу.– Я к Маринке…Пивка попить…Оттопыриться по-нормальному…

Первый у порога рассмеялся. Только сейчас я услышал, что говорит о с явным цыганским акцентом, вполне по-русски прилично, но слегка коверкая особо длинные слова.

– Ты дурочку тут нам не лепи!– хмыкнул он, поигрывая обычным травматом, что меня несказанно обрадовало. Все же не огнестрел!– Корешей Маринкиных мы всех знаем. Чмошники ходячие, за дозу маму родную на куски порежут, а ты интеллигент, стаканы моешь за собой…

Так вот, где я прокололся! Оказывается мое хорошее воспитание меня и подвело…Теперь все было понятно.

– Да я чего…Я, думаю, дай зайду! Пивка для рывка…Потом ширнемся и потрахаемся, как следует! Ведь так?– я повернулся к Маринки рывком, уже просчитав, что первым надо валить того, что с наганом. От травмата, я как-нибудь увернусь, а вот от пули…

– Стоять!– цыган с наганом дернулся, но было уже поздно. Моя ладонь крепко обхватила ножку табуретки, стоявшей у стола, и мне оставалось лишь докрутить поворот, разжимая ладонь. Острый угол стула врезался, как и я рассчитывал цыгану куда-то в область переносицы. Хлынула кровь, раздался мерзкий хруст ломаемых костей. Хрящевая перегородка не выдержала, дилер схватился за поврежденное лицо, отбросив оружие в сторону, громко взвыв, как раненый зверь.

– Мамочки…– Маринка мгновенно шмыгнула за диван, только грязные пятки сверкнули. Мне бы такую реакцию…Пуля из травмата чиркнула где-то рядом, скользнув по ботинку, уходя в сторону. Тонкое оконное стекло звякнуло. разлетевшись на мелкие кусочки. Сигнал подан! Теперь все решали секунды, которые Роман потерял, взглянув на своего стонущего компаньона, позволив мне взмыть из не самого простого положения вверх, в прыжке заплетая "будулаю" ноги. Тело изумленно взвыло, давненько я так над ним не экспериментировал, но мышцы, помнившие все сами, довершили начатое. Бросок…И короткий хлесткий удар по кадыку. Ромала захрипел и схватился за повреждённое горло. Прием хоть и грубый, но действенный. Теперь он не только забудет, как стрелять по хорошим людям из травматического оружия, но и как зовут его самого.

Удовлетворенно оглядев поверженных врагов, я небрежно отбросил носком ботинка травмат подальше.

– Цыц!– прикрикнул на стенающую за диваном Маринку и заглянул за шторку, которая вела в дальнюю комнату.

Ничего особенного там не было. Обычная лаборатория по производству синтетических тяжелых наркотиков. Что-то кипело в колбах, шипело на растопленной спиртовой горелке. Недалеко от этих лабораторных инструментов лежал, полуприкрыв глаза, третий. В такой же народной одежде, как и остальные. Длинные черные, как смоль волосы, стянуты в конский хвостик тугой резинкой на затылке. Рот полуоткрыт, с губ стекает липкая желтая слюна.

– Да ты гашеный…– я наклонился над ним и похлопал мужика по щекам. Голова, как у болванчика, заметалась из стороны в сторону, не подавая признаков жизни. На правой руке, чуть выше локтя под опустившимся рукавом рубашки я обнаружил тугой резиновый жгут, а на полу рядом с наркоманом пустой шприц с капельками крови на тонкой игле…

– Да уж…– привстал с колен, услышав, как дверь в Маринкин дом, рухнула, сорваная с петель могучим ударом оперативников.– А вот и кавалерия из-за холмов…Наша милиция, как всегда вовремя.

Вышел медленно из комнаты, чтобы свои, не дай Бог, в меня не шмальнули с перепуга. Сашка Афанасьев вязал травмированных мною красавцев. мишка пытался вытащить за жидкие волосы из-за дивана Маринку. А начальник оперов гордо осматривал место побоища.

– Ты раньше сигнал не мог подать?– зло бросил Карташ, все-таки доставая испуганную наркоманку из ее укрытия и матеря на чем свет стоит, потому, как она умудрилась со страху обделаться, запачкав новые туфли моему однокласснику.– Тебя ж грохнуть могли они?

Я пожал плечами, закуривая, все еще пытаясь унять бешено колотящееся сердце. А ведь могли, стервецы…На раз могли, будь я чуть менее расторопный. пуля мимо свистнула в миллиметрах.

Майор Афанасьев попросил сигарету, заглянул за шторку.

– Это ты его?– намекая на третьего, что лежал в лаборатории.

– Убитый чем-то…Если не передоз, то часа через четыре очнется,– пояснил я, выдыхая облако сизого дыма. На стрессе я даже не заметил, что продолжаю дымить проклятым "опалом".

– Серьезно тут все…– Лешка, как всегда. был немногословен. В голове он уже составлял правильный рапорт о сегодняшних событиях, повлекших задержание преступников и раскрытие нарколаборатории. "Палочки" ребята себе сегодня точно заработали, благодаря мне.– Миша?

Карташ поднял голову, отвлекшись от разглядывания старенького нагана. Крутнул барабан, проверяя есть ли патрон в стволе.

– Боевой!

– Припишем им еще и хранение!– кивнул майор.– Тут Вишневскому делать больше нечего…Отвези его домой! Можешь взять "десятку". По дороге к экспертам, привезешь Дениса, пусть весь этот бедлам оформит, как положено…Спасибо тебе, Саня, в очередной раз выручил!– в мой карман перекочевала зелененькая тысяча наших деревянных рублей.

– Всегда готов!– шутливо отдал я пионерское приветствие.– Обращайтесь, если что…

И проследовал за Мишкой, который уже ждал на улице.

– Ведь, правда вальнуть могли тебя…– укоризненно покачал он головой, виновато пряча глаза.

– Мишань, все нормально! Я же тоже не на педагога учился,– ушибленный копчик болел, но я мужественно улыбнулся, стараясь не потерять в глазах своего товарища статус местного рэмбо. Детский сад, конечно…

На улице смеркалось. Дома ждала старенькая мамка, которую я предупредил, что сегодня пойду на грузовой двор разгружать фуры с охлажденной птицей. То-то она удивилась бы таким цыплятам…

Всю дорогу молчали. Сказывалось напряжение последних часов. Говорить не хотелось. Наступило какое-то опустошение, словно гора с плеч. На прощание Мишка еще раз пожал мне руку.

– Завтра, заскочи в отдел,– попросил он,– надо будет бумажки оформить. Мы тебя и понятым сделаем!

– Да не вопрос!– отмахнулся я.– Часам к десяти устроит?– у меня, как всегда. был план выспаться, но со временем русско-грузинской войны, как-то не выходило. Будто действительно сумасшедший, я с ужасом вскакивал с криком посреди ночи, вспоминая последний свой бой в Цхинвале, когда мы выводили миротворцев из-под огня, группой из десяти человек. Именно тогда я сорвался, тогда не смог сдержать эмоций, от всей души врезав самодовольному паркетному полковнику, руководившему всей операцией, бросившему нас на произвол судьбы, решив, что мы погибли в окружении американских инструкторов и грузинских головорезов. Прошло одиннадцать лет…Мы вышли, выжили, спасли всех, кого нужно было…А рана осталась…В душе…

– Саша…– я, будто очнулся, выдернув себя из пелены воспоминаний, так некстати нахлынувших на меня на глазах друга.

– Конечно зайду, может быть и раньше…– спохватился я, выходя из машины.

Мой покосившийся заборчик, знакомые с детства соседские акации и заросли абрикос на высоком моем насыпном погребе встретили меня неясными тенями, еле шевелящимися в полумраке спустившимся на город сумерек. На лавочке возле ворот сидел, низко опустив, голову знакомый силуэт крепко сбитого небольшого роста мужчины. Эту лысину я бы узнал из тысячи! На звук моих шагов он поднял голову. В руках дымился его излюбленный "Кент".

– Ну, здравствуй, Саша,– поздоровался он, виновато косясь на меня.

– Здравствуйте, товарищ полковник,– поздоровался я в ответ,– не ожидал вас здесь увидеть…

Присел рядом, следом закуривая, стараясь на смотреть на человека, ставшего не только отцом-командиром, но и другом, учителем, наставником, предавшим в один момент своего лучшего ученика.

– Нам надо поговорить, старший лейтенант Вишневский.

– Давно уже просто Вишневский…– улыбнулся я слегка ехидно.

– Согласен, Саня, со вчерашнего дня приказом министра обороны капитан!– полковник Белянкин повернулся ко мне лицом, заставив взглянуть ему в глаза. И по его загадочной и хитрой улыбке я понял, что ничего хорошего мне его приезд не сулит.

3

г. Чуйка

26 июля 2019 года

Осмотревшись по сторонам в поисках автомобиля полковника. Не пешком же он ко мне заявился? Я присел рядом на лавочку и закурил. Помолчали. Валентин Рудольфович терпеливо ждал пока в мое голове осмысляется стремительное течение происходящих событий.

– Стране опять нужны герои?– после недолгого молчания произнес я, выпуская облако сигаретного дыма, окутавшего нас обоих непроницаемой пеленой, спасая от надоедливых комаров, жужжащих неподалеку и только и мечтавших о нашей с полковником ГРУ кровушки.

– Хорошо ты о себе мнения…– рассмеялся Белянкин, закуривая следом.

– Просто все происходящее напоминает сцену из дешевого голливудского боевика,– заметил я, улыбнувшись в ответ.

– Все намного серьезней, Сашка…– покачал головой мой бывший командир,– я бы сказал на порядок… Ты знаком с капитаном Лужиным?– неожиданно спросил он, повернувшись ко мне. его внимательные глаза прощупывали меня, будто металлоискателем.

– Алексей Васильевича? Леху? Коменданта? Конечно, знал…Он на станции нашей главный по военным железнодорожным перевозкам. Мы иногда с ним любили на рыбалку, пузыречек раздавить на двоих, поболтать о жизни. Душевный человек…

– Его вчера убили.

– Что?– я поперхнулся от удивления сигаретным дымом и закашлялся.

– Через неделю через станцию Чуйка пройдет спецсостав литерный особой важности, а коменданта вашей станции убивают в своем собственном кабинете, при чем убийца скрывается с места преступления при находящихся на месте военизированной железнодорожной и полицейской охране. Генерал Старостин считает, что это убийство, как-то связано с пропуском литерного. Начато расследование, но сам понимаешь…

– Понимаю…– кивнул я. В голове никак не укладывалось, что я больше никогда не увижу смешливого нескладного Леху, с которым мы действительно частенько общались, проводя время за бутылочкой чего-то горячительного. Наш город маленький, новости разносятся мгновенно, но в том-то и дело, что об убийстве в здании вокзала не было ни одного слова, даже мой одноклассник Миша на сегодняшней операции по обезвреживанию наркодилеров ни словом не обмолвился об этом событии, что в принципе, не означало, что он мне не доверял. Просто ГРУ установило тако й режим секретности на это дело, что Карташ побоялся этим делиться с безработным товарищем.

– Тебе надо найти убийцу и пропустить Литерный через Чуйку,– коротко подвел итог Белянкин.

– Всего-то? – ухмыльнулся я.

– Для этого мы восстанавливаем тебя в звании и назначаем комендантом станции вместо погибшего Лужина.

– А не проще было бы нагнать сюда спецов, прошерстить наш маленький тридцатитысячный городок вдоль и попрек, блокировать все выезды и получить результат через какие-то часа три?– немного подумав, уточнил я. Мне почему-то совсем не хотелось влезать в это более чем плохо попахивающее дело, от которого за версту несло неприятностями. К тому же работа коменданта – это бумажная работа, а я, как оперативник, терпеть не мог возиться с разного рода макулатурой.

– Поднять шумиху вокруг литерного? Всем объявить о спецоперации? Заставить нашего противника поменять планы и совершить диверсию в другом месте?

– Согласен…– кивнул я.– Глупое предложение…Контора так никогда не поступает. А кто же лапки к литерному протянул? Американцы?

– Их вассалы!– Белянкин кивнул в сторону российско-украинской границы. Думаю, что заокеанские партнеры вообще не догадываются, что задумали эти придурки из "Правого сектора". Иначе, давно бы их приструнили.

– А если слить им информацию?– предложил я.

– Чтоб само собой рассосалось?– рассмеялся Белянкин. – Нет…Надо искать убийц Лужина и выходить на террористическую группу.

– Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что…– задумчиво проговорил я.

– Как всегда у нас…Завтра к восьми на работу. Твой кабинет в здании вокзала,– полковник поднялся со скамейки, поправляя гражданскую рубашку, в которой смотрелся немного нелепо. Мундир ему шел намного лучше.

– А…

– Телефон для связи получишь смс-кой. Да, я отдал распоряжение прибраться там к твоему приходу…– Белянкин оглянулся по сторонам. В темноте у резкого поворота в конце улицы огромный черный внедорожник мигнул фарами. Заурчал сыто двигатель, машина медленно подкатилась к моим маленьким воротам, как я и предполагал, полковник не пришел ко мне пешком.

– Да…Саш, надо их обезвредить.

– Валентин Рудольфович,– ошарашенно протянул я.

– Смирно! Капитан Вишневский, отставить разговорчики!– рявкнул до боли знакомо полковник.– Выполнять приказ!

– Я…

– Разучился, как отвечать?– в спустившихся сумерках мелькнул знакомый взгляд пронзительных глаз моего командира.

– Есть, выполнять!

Всего за какие-то несколько часов я из обычного безработного, колымящего где придется, восстановился в армии, получил новое воинское звание и одновременно большие проблемы.

– Кстати…Я тебе помощницу выписал из отдела шифрования…Юля, кажется…Хорошая девочка, старший прапорщик! Ты ее береги, операция вам предстоит серьезная,– покачал головой на прощание Белянкин.

Как будто я без него этого не знал! Других в нашей конторе не бывало отродясь…Всю ночь я не сомкнул глаз. Уж такой человек…Все раздумывал, продумывал ходы, просчитывал…Ничего дельного в голову не приходило. От этого я мучился, часто выходил курить на крыльцо, пил кофе большими кружками, от чего к утру у меня во рту стоял кислый привкус пачки выкуренных сигарет и половины банки растворимого бразильского напитка, и голова раскалывалась на части, будто ее отбили молотком.

Часов в семь мое терпение лопнуло окончательно. Я быстро оделся, и пока на улице было прохладно, быстрым шагом направился на вокзал. Благо идти было недалеко…

По раннему времени прохожих было мало. Лишь один раз мне встретился хмурый небритый алкаш, живущий несколькими домами дальше, которого неимоверно трясло с бодуна, и он мелко дрожащей рукой потянулся угоститься ко мне за сигареткой.

– Помоги, браток…– прохрипел он. В такие моменты я стараюсь людям не отказывать. Хочет человек отравиться всякой гадостью, да, Бог с ним, пусть травится. На ходу подал ему сигарету и двинул дальше.

В вокзале было пусто. На перроне лениво прохаживались постовые. У входа курила РЖД охрана, подозрительно скосив на меня глаза, они все же не задали мне ни одного вопроса, молча пропустив внутрь.

– Где тут у вас комендант сидит?– спросил я у миловидной охранницы с ярко выраженными восточными чертами лица.

– Сидел,– поправила она меня вежливо. – Его, как день назад убили…Горе-то какое…– совсем по-бабьи покачала она головой, тоскливым голосом проговорив все это. от чего мне на какие-то доли секунды показалось, что она сейчас зарыдает, не вынеся такой потери.

– Какие дела творятся у вас…– поддержал я ее.– Кошмар! Куда страна катится…Кругом бардак! А что ж убийца? Нашли?

– Кого они найдут…– махнула рукой охранница,– он его прямо в кабинет и застрелил, посреди белого дня, а потом вышел через центральный вход спокойно и все… С концами! Хороший человек был Алексей Васильевич, упокой, Господь, его душу…

– А откуда вы знаете, что убийца через главный вход вышел?– словно ненароком поинтересовался я.

– Так смена моя ж была…– удивилась охранница, но потом спохватилась, что сболтнула лишнего, подозрительно прищурилась.– А вы кто такой будете, а? Документы свои предъявите!

И тут я понял, что начать расследование явно поторопился. Белянкин не удосужился выдать мне новое удостоверение, сказав, что весь пакет документов лежит у моей новой помощницы Юлии. Предъявить охраннице кроме паспорта мне было нечего…Я виновато пожал плечами и шагнул в сторону каморки коменданта, но грозный окрик храброй восточной красавицы остановил меня.

– А ну-ка стоять! Иначе сейчас полицию позову…

В более дурацкой ситуации мне быть еще не приходилось. И вроде, как начальник, и вроде как нет…

– Не двигаться!– девушка схватила дубинку и электрошокер, явно намереваясь все это применить на мне, но не вырубать же ее каким-нибудь эффектным болевым приемом? жалко девчушку, на работе ведь…Она сделала шаг ко мне, и на миг я позабыл о том, что в душе джентльмен. Мгновенно просчитал куда буду бить, чтобы нанести минимальный вред ее здоровью. Глупая. в таких случаях сокращать расстояния никак нельзя с преступником…

– Айгуль!– позади нас раздался звонкий женский крик. Охранница остановилась и посмотрела куда-то мне за плечо. – Айгуль не надо! Это наш новый комендант! Вот его документы…

Я обернулся назад, краем глаза держа воинственную девушку в поле зрения. Передо мной стояла худенькая стройненькая молоденькая брюнетка с длинными по пояс черными крашеными волосами и широко распахнутыми серо-голубыми глазами. В руках у брюнетки было мое новое служебное удостоверение с фотографией, взятой из личного дела. Там я был еще молодым семнадцатилетним пацаном, поступившим в УВЦ и грезивший о подвигах в стиле неуловимых мстителей или кого похуже. После первой же командировки мои иллюзии развеялись, оставив на лице совершенно другое выражение лица.

– Ты его знаешь?– вопросительно посмотрела Айгуль на брюнетку, что и говорить, помощницу мне Белянкин подослал…

– Только по фото! Старший прапорщик Лавоченко!– представилась девушка, мимолетно махнув перед моим носом красным служебным удостоверением.– Юлия Валерьевна,– тут же добавила она, вручив мне мой документ,– рада познакомиться, товарищ капитан.

– И я…– буркнул я, понимая, что инициатива уходит из моих рук, как песок сквозь пальцы.

– Пройдемте в кабинет,– она решительно двинулась обратно, где дверь в каморку коменданта была распахнута настежь. Оттуда веяло запахом хлорки и свежевымытого помещения. – Я случайно услышала крики Айгуль. Решила посмотреть, что случилось, а тут вы…Думаю, надо помогать, иначе нашей охранице новый начальник скрутит голову, как куренку! Она дежурила в день убийства Лужина. До сих пор девчонка на стрессе. Дергается от каждого шороха. Вы не против, я тут немного прибралась? – старший прапорщик повернулась ко мне, прикусив совсем соблазнительно нижнюю губу, что мысли о предстоящем расследовании окончательно выветрились из моей головы, уступив место вовсе уж чему-то непотребному.– Просто не очень приятно смотреть на чьи-то мозги, застывшие на противоположной стенке…Я и место себе и вам подготовила,– она указал на заваленный бумагами стол, где с трудом мог поместиться такой дядька, как я. Себя старший прапорщик не обделила. Кожаное кресло явно раньше принадлежало Лужину.

– Объявляю вам благодарность!– решил взять инициативу я в свои руки. Уселся на узкую табуретку и бегло пролистал первые попавшиеся бумаги.

– Там полиция принесла фото по запросу конторы. Где-то у вас на столе…– Юля щелкнула чайником и стала оперативно готовить кофе.– Вы будете?

– Буду…– кивнул я, хотя от кофе мне было уже плохо.– Ты ночью прибыла?

– Так точно! Квартиру мне сняли…Но Валентин Рудольфович сказал, что надо здесь порядок навести, что вы большой аккуратист.

Вот старый интриган…Специально же мне такую красотку отправил, чтобы вину свою загладить. Хотя почему интриган? Было бы хуже, если вместо этой девчушки была какая-нибудь старая страшная грымза с дулькой на затылке. Моя производительность упала бы в разы. А это вроде ничего…И ножки, и грудь…И смышлёная вроде. Спохватился я, понимая, что думаю совсем не о том, о чем нужно.

В нос ударил ароматный запах кофе. Что тут у нас…Я развернул пакет с подписью "Железнодорожный отдел полиции ст. Чуйка для капитана Вишневского". Капитан звучало непривычно, я вообще отвык от этого все за пять лет вынужденного отсутствия в славных рядах.

– Чего нам прислали полицейские…– я аккуратно вскрыл конверт, чуть не уронив на пол фотографии. На них мой друг и товарищ Алешка Лужин лежал прямо там, где я сейчас сидел, широко раскинув руки в сторону. на стене алело пятно крови с розовыми потеками. На груди и прямо впереди лба светились темным пулевые отверстия. Рот полуоткрыт, глаза удивленно распахнуты. Он явно не мог предугадать, что в него сейчас будут стрелять, а значит, либо посетитель вызывал доверие, либо был хорошо знаком коменданту.

Я повертел в руках снимки, отложив их пока в сторону. По оперативному запросу ГРУ были сделаны баллистическая и прочие экспертизы. Все это было аккуратно сложено в пакете отдельным файлом. Я быстро пробежался глазами по сухим казенным строчкам.

Так…Согласно пункту такому-то УК РФ была проведена…Это мы опустим. Перейдем сразу к выводам…

– Кофе готов!– прямо перед моим носом на стол плюхнулась огромная чашка ароматного напитка. Помощница стояла рядом, заглядывая мне через плечо с плохо скрываемым любопытством. В их возрасте смерть кажется чем-то далеким, эфемерным, даже интересным…Тем, что может случится с кем угодно, только с ними.

– И что экспертиза?– смутилась Юлька, отойдя к своей стороне стола.

– Наши эксперты утверждают, – я решил особо не отчитывать ее в первый день. Возможно, это ее первое дело, отсюда такой неподдельны интерес и почти детская непосредственность,– что капитан Лужин погиб от пулевого проникающего ранения сердца, а если точнее, правого предсердия…В момент смерти он был трезв и не находился под воздействием каких-либо препаратов. Оба выстрела произведены из оружия типа "ПМ", состоящего на вооружении почти сотни стран СНГ и Африки. Пули соответствуют оставленному около трупа пистолету.

– А зачем тогда надо было стрелять в лоб, если Лужин умер мгновенно?– неожиданно спросила помощница, чем несказанно удивила меня. Интересно, где Белянкин ее нашел? Что-то непохоже, чтобы девчонка шифровала в конторе, скорее она была похожа на журналистку.

– Контрольный выстрел…

– Как в кино!– ахнула Юлька, прихлебывая горячий кофе.

– Почти…Как ты считаешь. о чем это говорит?– прищурился я, дабы проверить ее.

– Ну…Наверное, о том, что убийца был профессионал,– немного подумав ответила помощница,– он хотел быть наверняка уверен, что Лужин убит.

– Верно…Теперь вопрос номер два. Откуда в нашем Богом забытом городке профессиональный киллер?

– Кто-то чужой?– то ли вопросительно, то ли утвердительно произнесла помощница.

– Именно! А значит у тебя есть отдельное поручение…

– Проверить всех прибывших в город в центральной гостинице, гостевом домике на стрелецкой и на съемных квартирах на авито?– понятливо кивнула Юлька.

– А ты неплохо знаешь наш город,– заметил я, допивая одним глотком кофе.

– Я готовилась!– улыбнулась помощница, не отрывая взгляда от телефона, в котором сосредоточенно что-то искала.

– А я пока пройдусь по станции…Познакомлюсь с нашими руководителями, оповещу их об особом режиме. Может кто чего видел, какие-то следы, малознакомые личности.

– Угу…– Юля абсолютно потеряла интерес ко мне, как к личности, уткнувшись в телефон.

Вздохнув над поведением современного поколения, которое все свои вопросы решает через мобильную связь, сидя в различных социальных сетях, я вышел из кабинета с твердой уверенностью, что познакомлюсь со знакомой с детства станциеей с точки зрения не обычного обывателя, а коменданта.

4

ст. Чуйка

В вокзале было прохладно. И наблюдалось полное отсутствие посетителей, по причине того, что все возможные пригородные электропоезда уже разъехались, а пассажирские с началом конфликта на Украине у нас поотменяли. Теперь даже в столицу нашей Родины, в Москву жителям Чуйки приходилось добираться с пересадкой через соседний район.

За столиком возле рамки металлоискателя одиноко скучала Айгкль. При виде меня девушка потупила свои чуть раскосые восточные глазки, но ничего не сказала, да и я был не настроен на продолжения общения. Все мои мысли занимало убийство Лужина и предстоящий пропуск литерного.

Для начала стоило поставить себя на место предполагаемых террористов. Чтобы я сделал, как бы поступил, если бы начальство поставило мне такую задачу? С чего начал было? С самого первого курса преподаватель противодиверсионных мероприятий полковник Морозов нам твердил, что железнодорожный путь взрывается в последнюю очередь. Его легко восстановить, движение открывается после взрыва через несколько часов, и толка от этой диверсии мало. Особое внимание необходимо уделять постам ЭЦ, мостам, тоннелям, пешеходным переходам и путепроводам. Все это я в свое время запомнил, как "отче наш". Но действия эти совершаются для парализации движения войск, крупных группировок, которые перемещаются рокадными, арьергардными и прочими маршами по линии фронта, а вот для обычного спецсостава, наполненного всякой радиацией, по-моему хватит и обычного изъятого из пути рельса, чтобы в ближайших двухсот километрах не осталось ничего живого. Так что путь исключать из версий тоже никак нельзя, более того, его необходимо принять, как основной замысел злоумышленников. Я бы на их месте действовал именно так. Искал слабое место по маршруту следования состава, закладывал заряд и… Стоило бы познакомиться с руководством местных путейцев и поговорить по душам…

Я докурил сигарету и направился по перрону туда, где располагалось их контора. Поднялся сильный ветер, из-за границы наползали синие, почти ливневые тучи, обещавшие плохую погоду на ближайшие дни.

Зачем убили Лужина? Спросил я сам себя, глядя, как нахохлившийся голубь плескается в дождевой лужи, оставшейся на перроне. Либо капитан имел к диверсии какое-то отношение, что маловероятно…Лично я знал Алексей Васильевича, как глубоко порядочного человека. Либо он что-то узнал о замыслах вероятного противника, и тот сработал на опережении, но и бытовая версия имела место быть. Лужин был мужиком любвеобильным, нравящимся женщинам…Мог какой-нибудь ревнивец засадить ему с "макарова" пулю в грудь? Конечно, мог, только вот контрольный выстрел не делал бы…В таких ситуациях люди обычно находятся на эмоциях, в состоянии аффекта, как говорят юристы, а значит мало задумываются о том, добить или не добить…Но все же! Мало ли кому перешел дорогу комендант станции? Может дело не в любовницах, а в его несговорчивости. Отказал в оформлении какого-то груза, а его наказали, своеобразно…Голова от всех этих размышлений пошла кругом. Я понял, что сам себя запутываю, что проблемы надо решать по мере их поступления. Все же я был оперативником, а не следователем, тут Белянкин просчитался. какой-нибудь майор юстиции тут горы бы свернул, столько экспертиз назначил, бумажную волокиту развел…А я? Да, будь, что будет. Вон, Юлька пробежится сегодня по адресам, проверит вновь прибывших в город, может кого и зацепит? Я искренне надеялся, что прежде, чем что-то предпринимать, у нее хватит ума позвонить мне.

Перрон шел вдоль путей, почти на всю длину станции. Поездов было немного, лишь десятый и одиннадцатый путь были заняты грузовыми составами, а так, Чуйка предстала передо мной во всей красе. Единственное, что меня смутило. так это полное отсутствие рабочих. Нигде, в пределах видимости, не было видно ни одной оранжевой жилетки. Либо мы дошли до уровня Европы в содержании пути, либо это было обыкновенное…

Именно потому, что я не встретил до этого ни одной живой души, этот железнодорожник меня и смутил. Едва я стал приближаться по перрону в его сторону. Он скосил на меня взгляд и споро запрыгнул под вагон, лишь ноги мелькнули в кроссовках. Ноги…Кажется, я слышал, что нынче работников ОАО "РЖД" одевают и обувают в спецодежду, да и лазать под вагон нельзя.

– Постойте!– прокричал ему я, спрыгивая с высокой платформы. Сердце екнуло от предчувствия чего-то нехорошего. До моего слуха донеслось жужжание какого-то станка. Искры мелькали под колесными парами с той стороны состава.

Рельсы режут! Решил я. В пути! Перепрыгивая через шпалы, я быстро двинулся в сторону того места, где скрылся увиденный мною товарищ. Жужжание стихло. Послышались голоса.

– Шухер!– отчетливо расслышал я за цистерной, которую как раз проходил. Вот вы где, голубчики!

Легко опустился на колени и полез под вагон, искренне надеясь, что поезд сейчас не тронется. Новые джинсы мгновенно покрылись масляными пятнами, руки скользнули по смазке, оставляя черные липкие полосы на ладонях.

– Шухер, пацаны!– мужской голос предупреждал своих подельников о моем появлении.– Менты!

Сейчас я вылезу… И посмотрим, что вы тут…Сильный удар ботинком в голову сокрушил меня окончательно. В глазах в одну секунду потемнело. Я жадно хватанул воздух, но провалился в блаженную тьму, несущую в себе спасение от пульсирующей боли в отбитой голове. Земля с небом поменялись местами, и потерял сознание. Последней мыслью моей было: "А не тронется ли состав? И какой я дурак!"

– Вытаскивай его шустрее! Поезд отправляет дежурная!

В голове оглушительно прогремел голос ДСП парка, объявляющей отправление:

– С десятого пути отправляется поезд на Пески. Будьте внимательны и осторожны! С десятого пути…– особо не церемонясь меня протащили по щебенке пару метров и бросили обратно на землю, оставив на локтях огромные красные ссадины. В голове шумело, во рту был отчетливый металлический привкус.

– Водичкой полей его!– над мной раздался давно знакомый, но плохо индефицируемый голос. Совсем недавно я его слышал. Только где? И кому он принадлежит?

– У меня, вот, минералка есть!– торопливо добавил кто-то рядом.– Ему, честно благородно, в больницу нашу обратиться. Висок рассадили, стервецы! Совсем совесть у людей кончилась

– Юрий Николаевич,– оборвал чью-то сочувствующую речь все тот же знакомый мужской голос.

– Лебедев!

– Я, товарищ капитан!

– Полей ему на голову…

На лоб полилась прохладная жидкость. Сразу стало немного полегче, и я даже смог продрать глаза. Надо мной возвышались двое привокзальных ментов и мой друг и одноклассник Мишка Карташ. Чуть левее него испуганно пялился на меня, как на восставшего из мертвых суетливый мужичок небольшого роста, с густыми белорусскими усами, аля Бульбаш, и красной лысиной, которую он старательно прятал под тремя длинными жидкими волосинами, зачесанными набок.

– Живой?– улыбнулся Михаил, давая знак постовому прекратить меня поливать.


– Не дождетесь, – кряхтя, я смог сначала приподняться на локте, а потом и вовсе сесть на обочине. рядом оглушительно лязгнул сцепкой товарняк, выкатываясь со станции.

– Как же тебя угораздило-то, Вишневский?– Мишка присел рядом на корточки.– Еще бы чуть-чуть, и собирали мы тебя по кусочкам, соскребая вот с этих шпал,– он кивнул на путь, где тарахтели на стыках вагоны, груженые рудой. – Скажи спасибо Лебедеву. Это он твои ноги торчащие из-под вагона заметил…

– Спасибо,– буркнул я сержанту, пытаясь отряхнуться.

– А я всем говорил, что под вагоны лазать нельзя!– торопливо добавил Юрий Николаевич.– Что стоит-то? Честно благородно, обойдите по пешеходному переходчику и все…Есть же мост! Немедленно дам распоряжение охране труда провести работу с местным населением. А то, третий случай за месяц уже! Я так до пенсии не доработаю у вас…

Карташ немного брезгливо посмотрел на мужичка, но ничего не сказал. Повернулся снова ко мне и уточнил:

– Слышал, что начальник ПЧ сказал? Нельзя пролазить под вагонами!

– Да знаю я!– отмахнулся от друга, окончательно приходя в себя. Руки саднили, но было терпимо, а голова почти прошла. Вид, наверное, у меня был, краше в гроб кладут, после всех злоключений. Не хило меня приложили.

– Я больше не нужен?– уточнил мужичок, поминутно поглядывая на телефон. – У меня просто селекторное с дорогой через полчаса, надо успеть подготовиться…

– Идите, спасибо за содействие,– кивнул благосклонно Мишка.

– А вы, товарищ, думайте в следующий раз, прежде чем так халатно относиться к своей жизни, нам же потом вас в морг и оформлять!– Юрий Николаевич погрозил мне волосатым пальцем и быстрым мелким шагом двинулся куда-то за кусты поодаль.

– Это, что за клоун?– кивнул я в его сторону. Из-за кустов слышался его оправдывающийся ломкий звонкий голосок:

– Да кушал я уже! Конечно, обедал! Зиночка, сейчас буду…

– Местный начальник всех путейцев Мизинцев Юрий Николаевич,– пояснил Карташ,– удивительный тип…

– Я заметил,– с трудом я смог встать на обе ноги,– Чем же меня шандарахнули-то, а?– осмотрелся вокруг в поисках ударного инструмента преступников.

– Шандарахнули?– глаза Карташа удивленно раскрылись.– Так ты что, не сам?

– Я придурок по-твоему?– огрызнулся я. – Ломом что ли…

– Лебедев!

– Я, товарищ капитан!

– Пойди, погуляй!

– Есть!

– Исполнительный хлопчик…– улыбнулся я.

– Ты ему, между прочим, жизнью обязан,– заметил Мишка.

– Да обязан, обязан! Расскажи толком, что тут было, пока я в отключке лежал!– попросил я друга, доставая из помятой пачки сигарету.

– Патрулирует наш Лебедев перрон. Обычно они сюда не заходят, так что тебе крупно повезло. Идет и видит, как из-под поезда две ноги торчат, решил. что порезало еще одного, вызвал меня, благо, я сегодня на сутках. Мы оперативно узнали у дежурной, что состав по десятому пути стоит с самого утра и никуда не трогался, а значит добрый молодец живой. Оперативно вызвали ПЧ и сюда. Представляешь, как я удивился, увидев здесь тебя…

– Представляю,– кивнул я, глубоко затягиваясь,– я бы удивился не меньше на твоем месте…Ты говоришь еще одного зарезало…Были еще какие-то случаи?– внимательно поглядел я на друга.

– Так…кажется, тебе пора домой, Вишневский,– Миша мгновенно свернул разговор, не желая распространять оперативную информацию. Ничего личного, я бы поступил бы точно так же.

– Миш, я теперь новый комендант станции,– остановил я его,– и у нас серьезные проблемы.

– Не хило тебя головой приложило,– съерничал Карташ.

– Миша!

– Да ладно, шучу я…Ориентировка на тебя еще вчера в отдел пришла. Знаю я о твоем повышении.

– Тогда…

– Пойдем, умоешься у меня,-Миша бросил короткий взгляд на прогуливающегося с телефоном Лебедева и потянул меня за рукав,– да и аптечка в отделе есть.

Я понятливо кивнул и, опираясь на его руку, медленно встал. Спина мгновенно взвыла от боли. Аккуратно хромая, я двинулся за одноклассником, раздумывая о том, что слишком много таинственных событий происходит на захолустной станции Чуйка. Слишком уже много крови намешано вокруг нее, в том числе и моей…Я вытер подбородок, поморщившись от боли. И вся эта возня мне очень напоминает какую-то большую игру, в которую по воли полковника Белянкина я опять оказался втянут.

5

город Чуйка

Адресов маленьком городе, где сдают квартиры посуточно оказалось не так уж и много. Несколько квартир, рассчитанных на командировочных военных. Одна комната в микрорайоне Соцгородок для влюбленных парочек, которым очень хочется, но негде. Ее, как ни странно, сдавала бабуля лет восьмидесяти, да гостевой дом на Стрелецкой, пользующийся довольно большим спросом у населения по причине уютной, почти домашней обстановки и включенного питания.

Обойдя все эти адреса, Юлия оставила себе напоследок центральную гостиницу. Выглядевшую после капитального ремонта прилично, но все еще внутри остающуюся пережитком советского прошлого со стенами покрашенными в бело-зеленый цвет, фикусами по углам, неисправной сантехникой и невежливым персоналом. Так выглядит умытая и причесанная неформалка. Вроде и наряжена она в приличное вечернее платье, но поведение остается таким же…Как говорила одна моя знакомая :" Из деревни девушку вытравить можно, а вот деревню из девушки никогда." Утверждение спорное, но как нельзя кстати подходящее под гостиницу в Чуйке.

Толкнув стеклянные двери Лавоченко оказалась в широком просторном вестибюле, отделанном коричневыми дубовыми панелями. За стойкой портье томилась круглолицая полноватая девушка, одетая в строгий пиджак и такую же, застегнутую на все пуговицу блузку. Ее темные волосы были стянуты на затылке в настолько тугой хвост, что казалось, что вместе с прекрасными кудряшками их хозяйка сняла себя и часть скальпа. При виде Юлии она попыталась изобразить приветливую улыбку, что в сочетании с необычной причёской дало эффект оскала какого-то дикого зверя.

– Добрый день!– поздоровалась администраторша.– Чем могу помочь? Желаете снять у нас номер? К вашим услугам представлены двух, трех и одноместные номера разной степени комфортности,– затараторила она заученную фразу почти без остановок.

– Меня интересуют ваши постояльцы…– Юлия перегнулась через стойку, не сводя глаз с хозяйки ресепшена.

– Мы информации никакой не выдаем!– решительно кивнула женщина, потеряв к Юльке всякий интерес, уткнувшись в монитор компьютера, где разыгрывалась очередная партия пасьянса.

– Думаю, мне можно…– Лавоченко раскрыла свое служебное удостоверение прямо перед носом администратора. Девушка внимательно его прочитала, потом удивленно подняла глаза на мою помощницу и с удивлением произнесла:

– Главное Разведывательное Управление Генерального Штаба Вооруженных Сил РФ, старший прапорщик Лавоченко. Шпионка что ли?

– Почти…– деловито кивнула Юлька, заходя за стойку.– Меня интересует информация о въехавших в вашу гостиницу лицах-иностранцах за последние две недели.

– А что…– заговорщицким шепотом уточнила администратор.– Среди них есть шпионы?

– Да…очень и очень опасные шпионы…– прошептала в ответ помощница, сворачивая пасьянс.

– Не зря у нас говорят, что нашим маслозаводом интересуются американцы…– поражённо проговорила девушка. – Везде пролезут гады! Даже в нашу Чуйку! Прав Соловьев! Прав!

Некогда было объяснять собеседнице разницу между промышленным и военным шпионажем. Да и вряд ли она поняла бы…Потому Юля вежливо кивнула и уточнила:

– Так что с информацией?

– Ой…Мамочки, что же делается-то…– всплеснула руками администраторша.– Сейчас…

Она начала активно щелкать клавишами, открывать какие-то списки, файлы один за другим.

– Так…Это за прошлый месяц, это март…Вот! – победоносно вскрикнула администратор.– Вот они…

Юлька быстро пробежалась глазами по строчкам. Список был небольшим, всего четыре фамилии. Видимо, город Чуйка спросом у туристов иностранных не пользовался. Первые двое – муж и жена из Украины, обоим за пятьдесят, приехали навестить могилы предков. Третий – инженер из Молдавии, прибыл в Чуйку в командировку, налаживать какое-то оборудование у местного бизнесмена, пробудет до следующего понедельника. И четвертый постоялец – девушка, журналист газеты "Спорт Экспресс", собралась брать интервью у отбывающих неподалеку наказание в колонии-поселении известных футболистов. Дата выезда не указана, потому как необходимо для посещения разрешение ФСИН. А наша уголовно-исполнительная система быстро только на посадку, все остальные ее действия – это работа неповоротливой бюрократической машины.

– Да уж…– недовольно проворчала Юлька.– И больше никого?

– Это все что есть,– испуганно пожала плечами ее собеседница, искоса поглядывая на строгое лицо моей юной помощницы.

– Негусто! И где живет этот строитель из Молдавии,– для начала старший прапорщик контрразведки решила проверить самого подозрительного из всей этой компании. А потом перейти ко всем остальным. Благо, их было немного. Журналистку из газеты она решила сразу исключить. Удостоверение и командировочное предписание, конечно же, оформить и подделать нетрудно, но вот на террориста корреспондентка не тянула явно, пожилая пара так же была под сомнением. Единственное, что мешало их с чистым сердцем исключить, так как это страна, из которой они прибыли. А вот одинокий мужчина средних лет, пусть и из дружественной нам Молдавии, вызывал подозрение.

– Постоялец занимает триста седьмой номер. Сейчас отсутствует. Ключи висят на полке,– торопливо объяснила девушка.

– А дайте-ка мне их…– немного подумав, попросила Юлия.

– Но…

– Я бы не советовала вам мне перечить,– коротко отрезала моя помощница, многозначительно нахмурившись. Что, что, а пыль в глаза она пускать умела. Администратор немного помялась. Ей не хотелось идти на явное нарушение всех возможных служебных инструкций, но все же медленно потянулась за ключами. Решив, что, если все же что-то произойдет внештатное, то всегда можно будет списать убытки на эту наглую девчонку.

– Позвольте ваше удостоверение еще раз,– попросила она Лавоченко, протянув через стойку руку. Две секунды, и старенький ксерокс выплюнул размытую копию Юлькиного удостоверения.

– Что вы…– возмутилась она, заметив, как администратор деловито подшивает ее копию ее корочки в какую-то папку.

– А если в номере, что пропадет? Кто отвечать будет? – возмутилась вполне искренне женщина.– Я? Нет уж…Где мне вас потом искать, когда явится хозяин номера и спросит, где его семь миллионов долларов?

– Каких миллионов?– не поняла Юлька.– Откуда у молдавского строителя семь миллионов?

– Да это я так…– отмахнулась женщина на ресепшне.– К слову…

– А…– понятливо протянула Лавоченко. Смахнула одним движением ключи себе в карман кофточки и торопливо пошла к лестнице Странные все-таки люди живут в этой Чуйке.– Триста седьмой это…– обернулась она у самой первой ступеньки.

– Триста седьмой – это третий этаж направо по коридору вторая дверь налево!– спохватившись, что вела себя довольно дерзко, и подстраховавшись копией удостоверения, администратор гостиницы стала слегка приветливей, чем раньше.

– Спасибо!

Сейчас она проверит номер строителя, потом придется спустится вниз и вскрыть номер пары из Украины, если они, конечно, не сидят в номере любуясь отечественным кабельным телевидением. Ну, а если, ни там, ни у молдаванина ничего подозрительного не обнаружится, то придется признать, что Вишневский взял неверный след, ищет не там, и они бессмысленно потеряли целый световой день на абсолютно бесполезные поиски.

Верить она в это не хотела…Хотя и не горела желанием заниматься столь нудным мероприятием, как обход гостиниц и постоялых дворов. Ей хотелось приключений, стрельбы, погони, всего того, что живо и ярко рекламировала отечественная пропаганда по телевидению в сериалах про шпионов. Посылая ее на задание в Чуйку, полковник Белянкин обещал, что все это непременно будет, только надо слушаться капитана, который по его словам был офицером грамотным, но отмороженным…Что означала последняя характеристик, Лавоченко даже боялась представить.

Триста седьмой номер обнаружился совсем не там, куда ее послала администраторша, то ли она не знала собственную гостиницу, то ли со страху перепутала сторонность. Нечетные все номера располагались не на левой, а на правой стороне. Юлька осмотрелась воровато по сторонам и сунула ключ в замочную скважину. Китайский механизм немного поскрипел, но все же поддался со второго раза, подчиняясь воли хозяйки. Дверь поехала в сторону, открывая ей небольшую уютную комнату, в углу которой стояла широкая двух спальная кровать, чуть правее высился дубовый трехстворчатый шкаф, на полуоткрытой створке которого висели несвежие рубашка и синие приталенные джинсы. Сквозь плотно зашторенное окно тяжелыми желтыми шторами еле заметно пробивался уличный свет, скупо освещая мягкое кресло в углу, матовый экран телевизора напротив и узкий невысокий холодильник.

Что-то нехорошее шевельнулось в душе у Юльки. В какой-то момент она почувствовала себя гадкой, скользкой воровкой, посягнувшей на что-то личное, интимное, но она тут же себя одернула: «Ты разведчица, а не воровка, дура! Нельзя спасать страну в белых перчатках. Это еще мудрый дедушка Феликс говорил!»

Лавоченко аккуратно шагнула в комнату, подавляя неосознанное желание достать из женской сумочки свое табельное оружие. Под ногами, у входа обнаружилась пара кроссовок, сандалии со стоптанными задниками. Пока ничего опасного или подозрительного выявить не удалось, но помощница не теряла надежды, искренне сомневаясь, что обыск номера супружеской пары даст хоть что-то…То есть, либо молдаванин, либо пан, либо пропал…Со вздохом она шагнула внутрь.

В углу под телевизором стояла огромная сумка. Ее она решила осмотреть в первую очередь. В такую спортивную тару можно не только взрывчатку, можно целый ракетный комплекс, разобранный по деталькам, засунуть при желании.

Оглянувшись, она нагнулась, аккуратно открывая молнию. Замок слегка заело. Он несколько раз дернулся, потом закусил подкладку и отъезжать дальше никак не хотел.

– Черт!– ругнулась Юлька, снимая с плеча свою сумочку.– Ну надо же было тебе…

– Не помешаю?– раздался позади нее мужской, чуть насмешливый голос. Сердце испуганно ухнуло в пятки, прячась от невидимой угрозы.

– Вы продолжайте! Не отвлекайтесь! Там замок вьетнамский, плохого качества, он постоянно заедает…Но если слегка дернуть подкладку на себя…Показать?

Сейчас он меня убьет…Мелькнула в голове Юльки паническая мысль. Чего ему стоит мне выстрелить прямо затылок, а труп расчленить и вынести по частям из гостинице в этой же проклятой сумке?

– Ну что же ты?– в нос ударил запах дорого мужского парфюма. Юлька подняла голову и, наконец-то осмелилась посмотреть на неизвестного, заставшего ее врасплох за столь непотребным занятием. Перед ней стоял, улыбаясь, слегка небритый молодой темноволосый человек приятной внешности. В руках у него, вопреки Юлькиным страхам, ничего кроме телефона не было. Да и тот, похоже, не был включен.

– Впервые вижу настоящую воровку,– ухмыльнулся парень. И оказалось, что улыбка у него тоже довольно приятная, как и он сам,– а мне мой работодатель говорил, что это довольно приличная гостиница!

– Единственная в городе,– недовольно буркнула Лавоченко, бросив взгляд на отставленную в сторону сумочку с пистолетом.

– Это не меняет дела. Может вы встанете с ваших прекрасных колен, и мы поговорим? Уверяю вас, что в ней кроме носков и пары трусов нет ничего ценного.

– Я не за ценностями…– недовольно буркнула Юлька, оправляя платье, вставая на высокую шпильку.

– Неужели ценитель мужских носков?– от парня не веяло никакой опасностью. Обычный мужчина, каких много, только с чувством юмора.

– Я – старший прапорщик ГРУ Лавоченко Юлия Валерьевна!– наконец-то решила взять беседу в свои руки моя помощница.– Мне необходимо досмотреть ваши вещи.

– Меня в чем-то подозревают?– карие глаза молдаванина округлились от удивления.

– Нет…но…

– Но у вас есть даже такая бумажка с кривым росчерком пьяного прокурора, называемая ордером?– прищурился парень.

– Нет…но…

– Тогда ничем не могу помочь!– пожал плечами Юлькин собеседник. Его абсолютно не пугала грозная аббревиатура ГРУ. Он всерьез ее не воспринимал и даже не думал подчиняться.

– Я…

– Шучу!– сел в кресло парень, закинув ногу за ногу. – Мне в городе еще предстоит работать, и проблемы с законом мне не нужны. Тем более такому очаровательному старшему прапорщику можно записаться и на личный досмотр. Молчу! Моя сумка и шкаф в вашем полном распоряжении.

Лавоченко кивнула, внутренне чувствуя себя полной дурой. Мало того, что позволила подойти к себе со спины, так еще и повела разговор так, что осталась в нем ведомой. Хотя все инструкции твердили совершенно противоположное. Немного поразмышляв, она решила не спорить. Разрешает его досмотреть, значит надо пользоваться ситуацией, пока не передумал. Она легко переместилась к шкафу, потянув за тяжелую створку. Слегка скрипнув, советский раритет мгновенно распахнулся, и на мою помощницу вывалилась гора вещей. Здесь были и носки, и нижнее белье, несколько скомканных футболок, и даже спортивный костюм, остальные полки шифоньера были пусты. Даже пыль была не смахнута по нашей российской традиции, по которой гостиничный сервис комфортом и чистотой не отличался. Юлька лениво пнула ногой свернутые кое-как джинсы.

– Это все?– улыбнулся парень, показав ей белозубую голливудскую улыбку, идущую в разрез с представлениями Юлии об облике гастарбайтеров из стран ближнего зарубежья. В ее голове это были грязные вонючие мужики в засаленных робах, с трудом разговаривающие на великом и могучем, но никак не обаятельные молодые парни.

– Еще сумка!– упрямо кивнула головой Лавоченко, передвигаясь к огромному баулу.

– Если вы позволите, то я вам помогу ее открыть. Замок китайский, постоянно заедает…Кстати, как вас зовут, если не секрет?– парень сделал несколько шагов вперед, заставив Юльку испуганно отодвинуться в сторону так, чтобы между ними была сумка.– Не думал, что в Главном разведывательном управлении России служат такие трусихи…– заметил хозяин номера, прищурившись и наклонившись над баулом, присев на корточки. Лавоченко старалась во все глаза рассмотреть все в мельчайших подробностях, чтобы ничего этому хитрому гастарбайтеру скрыть не удалось, даже, если бы он сильно этого захотел.

– И?– нетерпеливо проговорила она, когда голова парня закрыла от нее своими черными, как смоль волосами весь обзор.

– Секунду…– спина парня неожиданно напряглась, и Юлька была не готова к резкому рывку наверх, будто вулкан взорвался, выбросив гору пепла. Сильный удар кулака пришелся куда-то ей под ребра, заставив согнуться в три погибели. Боль пронзила до самых лопаток, перехватив дыхание.

– Я…– выдавил она из себя, поймав серьезный взгляд молдаванина, который им не являлся. Уж теперь-то она это прекрасно понимала. Незачем было обычному строителю молотить агента разведки кулаком по животу со всей, что есть. Дури.

– Прости, красотка, но так сложилось…– секундами, когда Лавоченко приходила в себя, он воспользовался, как настоящий профи, резким коротким джебом отправляя мою помощницу в глупой нокаут. Мир для нее вдруг перевернулся. Пол и потолок поменялись местами. Последнее, что запомнила Юлька перед тем, как потерять сознание, как деловито и неспешно враг собирал свои разбросанные вещи по комнате.

Когда сознание вернулось к Юльке, номер оказался пуст. Лишь на экране телевизора была на скотч прикреплена фривольная записка с надписью: « До скорой встречи…» Глухо простонав от боли в ушибленной скуле, Лавоченко стала набирать мой номер, чтобы доложить о своих приключениях.

6

станция Чуйка

Висок болезненно ныл, доставляя массу неприятных ощущений. Я плеснул в лицо холодной водой из-под крана, напряженно отфыркиваясь и смывая в белоснежную раковину свернувшуюся кровь. Рядом стоял Мишка, насмешливо наблюдая за моими действиями. Что-то в это во всем его определенно развеселило, хотя в происходящем я не находил и доли юмора.

– Удачно начался твой первый рабочий день!– оценил друг, раскрывая тайну своей излишней смешливости.

– Куда уж лучше…– ворчливо согласился я, рассматривая глубокую ссадину во всю левую сторону головы.

– Да брось…Говорил тебе, приходи к нам в ментуру. Нам такие люди нужны!

– Ага…И сутками не жить, как ты дома.

– Как будто ты сейчас будешь целыми днями торчать у себя на Герцена. Неизвестно, что еще хуже. Я, например, еще ни разу с разбитым лицом домой не заявлялся,– товарищ подал мне чистое полотенце, терпеливо ожидая, когда я приведу себя в порядок.

– Значит все у тебя еще впереди,– буркнул я, заканчивая с наведением красоты.

– Это точно! Что ты делал под поездом? Чем тебя заинтересовал этот состав?– как будто, между прочим поинтересовался Карташ, но я уже знал, что полицейский ничего просто так не спрашивает, и какой бы он мне друг не был, надо было тщательно фильтровать все фразы, которые я мог ему по своей неосторожности сболтнуть.

– Не хочешь, не говори…– пожал плечами Мишка, отталкиваясь от дверного косяка, на который стоял удобно опершись.

– Подожди…– я остановил его у самого порога. Оценивающе посмотрел на него, минуту раздумывая над тем, правильно ли я поступаю, раскрываю государственную тайну. В конце концов из старшего прапорщика Лавоченко помощник довольно слабый, а вот Карташ знает на станции все ходы и выходы, в курсе оперативной информации, и даже может ее поделиться, если поймет, что это может принести ему какую-то пользу. Осудит ли меня Белянкин, когда узнает, что я разболтал ЛОМовцам эту тайну? Ответа я не знал…Точно рад не будет, а может они рассчитывал на то, что я воспользуюсь старыми связями в полиции?

– У нас большие проблемы…– проговорил я после минутной паузы, за которую успел все взвесить и принять решение. Без опытного оперативника, без стукачей мне террористов найти будет практически нереально за оставшиеся четыре дня до прохода литерного. Мишка был мне необходим…

– Это ты уже говорил!– недовольно и даже слегка обижено пояснил друг.

– Понимаешь, я не могу…

– Не можешь, я пошел! У меня у самого дел выше крыши. Одни нарики чего стоят, активизировались к лету, подлецы. А начальник нормативов требует. Показатели отдела ему подавай…

– У нас готовится терракт!– выпалил я, пытаясь остановит капитана Карташа.

– Стоп!– глаза друга и одноклассника округлились. – Чего ты сейчас ляпнул, дурья твоя башка?

– Через четыре дня через нашу станцию Чуйка будет проходит литерный спецсостав. В его вагонах будет находиться радиоактивное топливо. Каким-то образом о переброске вагонов узнали украинские радикалы, решившие сотворить в нашем прекрасном городе новый Чернобыль. Больше никакой информации в ГРУ нет! Приходится работать с нуля. В сухом остатке мы уже имеем убийство капитана Лешки Лужина и нападение на меня. Где они, сколько их, где готовятся напасть на литерный неизвестно…

– Да уж…– проговорил задумчиво Мишка, потирая небритую щеку.– Ситуация…А, если этот литерный так опасен, может провести операцию, оцепить район, подключить военных, ФСБ, нас в конце концов!

– Ты же не посадишь на каждый километр по засаде! Да и спугнешь! Что им мешает просчитать дальнейший маршрут литерного и бомбануть его где-то чуть поодаль от Чуйки! Так мы хотя бы знаем, где планируется удар.

– Ну, знаешь ли!– пожал плечами Карташ.– Если мне придется выбирать у меня возле дома рухнут под откос цистерны с радиоактивным топливом или где-то под Пензой…

– Миш!

– Мы же без протокола говорим,– пожал плечами друг,– так и есть! Своя рубашка ближе к телу.

– Военные ждут команды, если не получится, то мы останавливаем состав и оцепляем его. Дальше уже не наша компетенция.

– Уж легче!

– Так ты со мной?– задал уточняющий вопрос я, хотя по блеску в глаза товарища уже давно догадался, что капитан заинтересовался этим делом.

– А есть варианты? Теперь, когда ты мне все рассказал, меня посадят в СИЗО, если я откажусь.

– Брось…Это все только между нами. Я тебе верю.

– Я сам себе иногда не верю, Саша,– покачал головой Мишка.

– Секунду…– в кармане завибрировал телефон. Надрывно, истерично, как не было уже давно.– Алло!

В трубке звучал встревоженный голос моей помощницы.

– Товарищ капитан, старший прапорщик…

– Стоп!– прервал я ее.– Есть новости?

Раз уж мы с Мишкой в одной лодке. То я решил от него ничего не скрывать и включил на громкую связь. Голос Юльки звучал, если не встревоженно, то определенно напряженно.

– Я проверила все адреса, где приезжие в вашем городе могут снимать жилье.

– И?

– В гостинице «Центральная» на меня совершенно разбойное нападение. Подозреваемый скрылся…– убитым голосом сообщила Лавоченко.

– Очень хорошо!– злым голосом бросил я.– Сама жива?

– Зубы качаются, а так…

– Будь на месте! Я скоро!

Я выключил телефон, зло выругавшись. Не знаю, что во мне было больше, злости на Белянкина, который вместо того, чтобы выделить мне на такое опасное дело мне толкового специалиста прислал практикантку, либо на саму старшего прапорщика, позволившую на себя напасть. Хотя, чего уж говорить? Сам хорош…

Взглянул на разбитый висок, затянувшийся красно-коричневой корочкой запекшейся крови. Сам лопух и помощница под стать…

– Что-то случилось?– встревоженно спросил Мишка.

– Я дал задание своей помощнице проверить все гостиницы и частные квартиры под съем! Только проверить! И выяснить, не заселялись ли последнее время в них украинцы или другие иностранцы.

– А она?

– А она, видимо, нашла одного из них и решила поиграть в самостоятельность!– со злости я стукнул кулаком по двери так, что та жалобно заскрипела.

– Сама хоть живая осталась?

– Говорит зубы качаются…– буркнул я, отряхивая одежду.– Миш, ты извини, но мне надо ехать в центр. Опросить всех…

– Я тебя подвезу!– спохватился товарищ.

– Не надо. Я вызову такси. Ты лучше меня знаешь местную железнодорожную элиту, мать ее. Не проведешь мне экскурсию среди них? Мне нужно поговорить с каждым!

– Да легко! С Мизинцевым ты уже познакомился.

– Это тот странный мужчина на платформе?

– Именно! Начальник ШЧ Аладьин Алексей Егорович – подпольная кличка Цыпа, ДС Безгодков…Кто еще нужен-то?

– Пока хватит. Как вернусь, так сразу и поедем в гости, а ты пока потряси своих сексотов вокзальских. Авось, чего-то кто-то слышал краем уха, видел кого подозрительного…

– Сделаю!– кивнул товарищ, выпуская меня из туалета в отделении.

– Тогда до звонка!

Мое сердце стучало от негодования. Если бы Лавоченко была бы передо мной в этот момент, то я непременно ее бы отчитал, как следует, но избитая помощница торчала в центральной гостинице, до которой еще надо было добраться не теряя времени. Я выскочил из отделения полиции прямо на перрон. Мимо меня по первому пути медленно и важно закатывалась местная электричка, как всегда полупустая. С приходом века автобусов и маршруток железнодорожный пригородный транспорт начал медленно умирать. Люди все чаще стали предпочитать грохочущему на стыках составу мерное покачивание на удобных сиденьях личных автомобилей, комфортабельных «Неопланов» и «Мерседесов».

Часы на здании вокзала показывали пять часов. В маршрутку, если я ее каким-то чудом дождусь, точно не влезу, а значит придется воспользоваться услугами такси. Почти бегом выбежал на привокзальную площадь. На противоположной стороне высилось синее современное здание автовокзала, несколько старых ларьков по правой стороне, возле которых с пластиковыми стаканчиками крутились, попивая кофе, местные бомбилы. Один мне сразу приглянулся какой-то серьезностью во взгляде и знакомыми чертами лица. Где-то я этого парня уже видел. Именно к нему, чтобы не терять времени я и направился.

– До центральной,– коротко бросил я, поймав на себе недоуменный взгляд таксиста. Он редко видел таких пассажиров, которые сразу занимали свое место не спрашивая стоимость проезда. Терять время было никак нельзя, а деньги…Деньги можно было потом выбить с Белянкина, объяснив транспортными расходами.

Пожав плечами, бомбила сел за руль своей новенькой «шевроле». Коротко взвизгнув шипованными колесами, автомобиль сорвался с места, как ужаленный. Видимо, легкая нервозность от меня передалась и на моего водителя.

Свернули на светофоре на Коммунистическую, ловко лавируя между оставленными на обочине машинами. Городок у нас маленький, и магазины не имеют возможности организовать нормальную стоянку. Вот и приходится местным автолюбителям изгаляться всячески, перекрывая большую половину проезжей части.

– К любовнице что ли торопишься?– подмигнул мне, пытаясь начать ничего не значащий разговор шофер, переключаясь между короткими передачами, искоса бросая напряженные взгляды по сторонам.

Я промолчал, напряженно обдумывая то, о чем поведала мне моя юная помощница. Оказалось, что сама того не понимая, старший прапорщик Лавоченко заглянула в пчелиный улей, подразнила пчел, так сказать…Ткнув пальцем в небо, мы неожиданно попали именно туда, куда нужно…Ну кто же мог догадаться, что экстремисты неожиданно решат пойти по самому легкому пути и открыто снят номер в центральной гостинице города, который намериваются превратить через четыре дня во второй Чернобыль? Я был почти на сто процентов уверен, что послал Юльку тянуть пустышку, а тут на тебе…

– Ко входу?– уточнил таксист.

– К выходу…– буркнул я, наблюдая, как наша машина заворачивает на стоянку, обслуживающую сразу и гостиницу, и местный православный храм.

Больше водила меня ни о чем не спрашивал. Резко завернул к тротуару, мигнув фарами.

– Сто пятьдесят…– коротко бросил он, отвернувшись в сторону.

– Это грабеж! Тут цена красная полтинник!– возмутился я, откровенному разводу.

– Надо было спрашивать, прежде чем садиться, вызвал бы через оператора и ехал за полтинник. Бомбила явно обиделся тому, что я не пожелал поддержать разговор.

– Ладно…– пришлось порыться по карманам, наскребая нужную мелочь. Я рассчитывал на другую сумму, благо от покупки сигарет у меня осталось несколько монет, чтобы добавить недостающую сумму.– Но в следующий раз…

– Иди уже!– отмахнулся водитель.

Я быстро, перепрыгивая через ступеньку, поднялся по лестнице в фойе, где уже топталась возбужденная Юлька, вокруг нее взволнованно ходила какая-то женщина и прилизанный до невозможности солидный мужчина в черном модном пиджаке, видимо, управляющий.

– Ну, наконец-то!– обрадовалась она, делая мне шаг навстречу.

– Где?– не обратил я внимания на ее эмоциональный порыв. Красивое юное личико пересекал кровоподтек через всю скулу. Негоже, молодым девочкам заниматься поисками террористов, не их это дело. Я неодобрительно покачал головой, шагая за помощницей.

– Я проверить номер, а тут он…– затараторила она, еще не отойдя от переизбытка эмоций.– Проверяй, говорит, что хочешь, а понаблюдаю…Строитель молдаванин, чертов!

Она вела меня полутемными коридорами нашей центральной гостиницы, в которой за всю свою долгую жизнь я был всего-то раза три, если не меньше. Позади нас шагали притихшие управляющий и администратор. Навела моя помощница тут шороха, конечно…

– Товарищ офицер,– мямлил управляющий,– мы не знали…Мы даже представить себе не могли, что это шпион! У него с документами все было в порядке, как положено…

– Шпион?– я резко остановился, будто бы запнувшись обо что-то. Строго поглядел на Лавоченко. Моментально потупившую свои голубые глазки.

– А что мне было говорить им?

– Но мы никому не скажем!– испуганно заверила меня администраторша. Не дураки! Понимаем, что такое государственная тайна!

– Ох и получите вы от меня…товарищ старший прапорщик,– зло процедил я, испепеляя Юльку взглядом. Теперь по городу поползут слухи, что ГРУ ищет в маленьком приграничном городке шпионов. Это только по названию наша Чуйка – город районного значения, а по факту, деревня деревней, где все друг друга знают, а сплетни распыляются с ужасающей быстротой.

– Где его номер?

– Секундочку…Мы все закрыли тут, чтобы…А то мало ли что…– заторопился управляющий, распахивая передо мной узкую почти картонную дверцу одной из комнат.

– Спасибо за оказанную помощь!– остановил я их у порога, намеревающихся ринуться в след за нами, сгорая от любопытства.– Родина вас не забудет. Сейчас тут будут проводиться следственные действия, которые…Сами понимаете…Вообщем, ключ мы занесем на ресепшен.

Кивнув, администратор и управляющий с явным сожалением, побрели обратно на первый этаж, а рывком затолкал в номер Юльку, плотно прикрыв за собой дверь.

–Ты чего им наплела?– рявкнул я.

– Что мы ищем промышленного шпиона…Иначе, они бы мне не дали досмотреть номер! Не объяснять же им, что это подозреваемый в терроризме? Ты сам говорил, что панику в городе поднимать нельзя!– возразила мне помощница.

– И то верно…– согласился я. – Теперь рассказывай…

Все Юлькино изложение событий уместилось в одну минуту. Когда она рассказала, что позволила молдаванину остаться за ее спиной, я тихо про себя ее обматерил. Глупость человеческая неискоренима.

– А очнулась я уже на полу…– закончила рассказ Лавоченко, потирая ушибленную щеку. Приложили ее хорошо. Ловко и профессионально, попав именно в ту точку, которая отключает сознание. Вряд ли, такому приему обучают молдавских строителей! Я коснулся ее ушибленного места, проведя аккуратно пальцами по щеке. Припухлость присутствовала, но ничего смертельного…

– Жить будешь!– резюмировал я, осматриваясь. Только сейчас старший прапорщик заметила и мой травмированный висок.

– Ой, а что это у тебя…То есть у вас…– смешалась она.

– Бандитская пуля!– отмахнулся я, прогуливаясь по комнате.

Все вещи были только гостиничные. Ничего лишнего. Молдаванин аккуратно все за собой прибрал, не дав нам никакого шанса. Не особо на что-то надеясь, я заглянул в полу распахнутый шкаф, пусто…Даже не поленился под диван.

– Да…Ниточку к террористам мы упустили…– подвел итог я.– Хотя есть и положительные стороны нашего сегодняшнего вояжа.

– Это какие же?– разочарованно протянула Юлька.

– Мы теперь точно знаем, что терракт – это не фантазия наших агентов. А суровая действительность.

– И что же теперь делать?– напряглась помощница.

– Искать…– пожал я плечами.– Активизировать все службы и искать…У нас еще в конце концов есть целых четыре дня.

7


Москва 28 июля 2019 г

ул.Гризодубовой

Штаб-квартира ГРУ

      За окном полночь. В кабинете генерал ГРУ горел приглушенный ламповый свет, оставляя на стенах неясные очертания окружающих его предметов. Леонид Петрович Старостин устало посмотрел на своего старого товарища, еще по военному училищу полковника Белянкина. Валентин Рудольфович задумчиво крутил в руках хромированную зажигалку, изредка добывая легким движением пальца огонь.

– Да брось ты играться, наконец!– рявкнул Старостин, не выдержав молчаливого напряжения, царившего в воздухе и плавающего вокруг густыми клоками.– не надоело еще?

Белянкин явно смутился и отложил зажигалку в сторону. Потер воспаленные веки, пытаясь вернуть себе бодрость.

– Чего ты кричишь-то?– возмутился он, позволяя себе один на один говорить с высокопоставленным генералом на «ты».– Все пока идет по плану…

– По чьему?– ехидно осведомился Леонид Петрович.– По плану террористов? Твой Вишневский упустил главного подозреваемого, вместе со своей помощницей! Где теперь прикажешь их искать?

– Чуйка – город маленький,– пожал плечами полковник,– розыск-дело времени…

– Которого у нас нет! – коротко отрезал генерал.– Время-это единственное чего у нас нет!

– Четыре дня очень много! Некоторые войны длились и того меньше. Иногда хватит нескольких минут, чтобы выполнить боевую задачу. Мне ли тебе рассказывать об этом, Лёня!– попытался успокоить друга Белянкин, плюнув на все условности и закуривая.

– Ты не понимаешь, что ли!– воскликнул горячо Старостин.– Если мы упустим террористов, дадим им подорвать состав, то нам кранты! Нас не то, что посадят, нас четвертуют с тобой!

– Не горячись…

– Необходимо срочно менять маршрут поезда, пустим его через другую станцию, в обход Чуйки!– генерал схватился за телефон, но на его крепкое запястье, поросшее густым черным волосом легла небольшая ладонь Белянкина.

– Лёня…Маршрут литерного менять необходимо в самый последний момент. Иначе стукачи националистов будут в курсе и смогут скорректировать свои планы. Дай время Вишневскому до вечера четверга, не паникуй! Он справится, я в нем уверен!

– Мне бы твою уверенность, Валя,– выдохнул устало генерал, стряхнув чужую руку со своей,– мне из Министерства каждый час звонят, спрашивают, интересуются…

– И что ты им говоришь?– улыбнулся Белянкин.

– Что работа ведется, что мы вот-вот поймаем супостата и примерно его накажем…Что в таких случаях принято говорить?

– Вот и говори дальше,– кивнул полковник, вставая.

– Ты…

– Я, Лёня, в них верю. Это мои два лучших ученика. Если они не смогут найти террористов, то не справится уже никто…

– Ты слишком веришь в это Вишневского, а между тем, я знаю, что он не выполнил боевой приказ, за что с позором был отправлен в отставку…

– Это другая история!

– Человек-то один…

– Один…– задумчиво проговорил Валентин Рудольфович, глядя в пространство куда-то мимо генерала, вспоминая события десятилетней давности, когда еще он еще подполковник подписал собственной рукой приказ группе Вишневского умереть в горах Грузии. Да…Тогда тоже было лето…Жаркое лето 2008…Август…

Гулкая сирена раздалась в штабе Северо-Кавказского военного округа, как гром среди ясного неба. Так бывает, когда откуда не возьмись, на безоблачном летнем небе неожиданно появляются стремительные пушистые тучи, проливаясь на землю дождями с грозой и молниями. Деревья клонятся к земле, сгибаясь под порывами ветра. Трещат столетние дубы, ломаются клены, а через пять десять минут снова светит солнце, и над Доном появляется яркая цветная радуга. Так и с тревогой…Только радуги что-то не было видно! В движение пришла огромная неповоротливая военная машина, затрещали ее шестеренки, загудели двигатели самолетов авиации, зашумела техника на аэродромах подлета. В штаб пришло тревожное сообщение о нападение грузин на Цхинвал и миротворческий батальон в Осетии.

Начальник штаба округа Шафиков, вызвал его посреди ночи и приказал готовить группу для вывода раненных из зоны боевых действий. Выбор мгновенно пал на лейтенанта Вишневского, находившегося на дежурстве. Терять время было никак нельзя. По звуку сирены их мгновенно подняли в транспортник, пообещав, что им необходимо выйти с ранеными в заданный квадрат, а там придет помощь…

– Сашка,– окликнул Белянкин Вишневского, сопровождающего свою группу в отсек самолета. Лейтенант остановился, обернувшись на своего куратора.

– Слушаю, товарищ подполковник!

– Твоя задача вывести оттуда всех транспортабельных раненых. Вывести их в двадцать четвертый квадрат и ждать наши вертушки.

– Я понял!

– Работать придется в сложных условиях. Грузины заняли значительную территорию Осетии. Идет постоянная переброска войск. Ополченцев зажали в Цхинвале. Ты с группой, считай, будешь в тылу врага.

– Не привыкать,– отмахнулся Вишневский.

– Тогда с Богом!– Белянкин ободряюще похлопал по плечу молодого лейтенанта, к которому всегда относился, как к сыну.

А потом…Потом планы нашего военного руководства поменялись. Нужно было уносить из Грузии ноги, пока не спохватилась мировая общественность. Группу Вишневского оставили в Осетии, потеряв почти половину личного состава и выведя всех раненных он сумел выбраться из пылающего Цхинвала. При первой же встречи он со всего маху зарядил своему учителю по лицу, сломав нос.

И если бы это произошло не при свидетелях, не на аэродроме Ростова в окружении остальных подчиненных, Белянкин бы простил своего лейтенанта, тем более сам прекрасно понимал, что поступил бы на его месте точно так же. По сути группу Вишневского бросили умирать в угоду мировым политическим интересам. Такое случалось в нашей истории довольно часто и не было чем-то удивительным, но вокруг были другие, которые мгновенно доложили куда следует. Вишневского командующий округом уволил, и только заступничество Белянкина помогла оформить вместо военного трибунала уход по собственному желанию.

Все это промелькнуло перед глазами полковника, словно было вчера.

– Валик…– тихо позвал друга генерал.

– Прости, немного задумался,– очнулся от воспоминаний Белянкин.

– Может в усиление к Вишневскому послать группу Кобелеву. Иван опытный оперативник, тем более, когда-то давно в учебном центре они оба прошли подготовку, были твоими замкомвзводами?

– Потерпим. Я верю в Сашку. Капитан справится,– кивнул уверенно полковник, выходя из кабинета Старостина.

8

город Чуйка

Этот район в городе, как и парк пользовался дурной славой. В лихие девяностые тут непременно случались драки с поножовщиной, кого-нибудь грабили, убивали, снимали дорогие норковые шапки, сходились район на район. Соцгородской парк был прибежищем наркоманов и алкоголиков, и обычные люди чаще всего старались обходить его стороной.

С приходом какой-никакой стабильности в начале двухтысячных парковую зону облагородили, вывезли горы использованных шприцов, пустых стеклянных бутылок из-под дешевого портвейна., установили новые скамейки и слегка вырубили кленовые заросли. Понемногу, со сменой поколений стала забываться жуткая слава, сопутствующая этому мрачному месту. Все чаще молодые мамочки с колясками стали прогуливаться по аккуратным, уложенным тротуарной плиткой садовым дорожкам, все реже стали появляться в парке небритые с красными глазами и трясущимися руками личности, ищущие, где бы раздобыть сотню другую на очередную дозу. Жизнь налаживалась, становясь тихой и спокойной, словно в болоте.

Вот и сегодня, несмотря на поздний вечер, недалеко от заросшего камышом пруда слышался детский смех, играли популярная музыка, медленно бродили влюбленные парочки, держась за руки под начавшим темнеть звездным ясным июльским небом.

Богдан Гончаренко был естественно никаким не молдаванином, и тем более не строителем. С ранних лет он выбрал себе стезю более сложную и опасную, став членом запрещенной в России националистической организации «правой сектор». Не сказать, что он был таким уж непримиримым националистом или искренне ненавидел русских. Просто в какой-то момент чувство адреналина, опасности, непременно присутствующие в жизни каждого боевика этой организации, стали для него своеобразным наркотиком. Он больше не хотел, не умел жить по-другому. Ему нравилось постоянное напряжение, чувство, когда ты находишься на краю пропасти, как артист цирка под куполом, готовый в любой момент сорваться вниз под восхищенный выдох разряженной и размалеванной публики.

Сегодня его чуть не раскрыли. Сегодня он снова прошел по кромке лезвия ножа и от этого ощущения парня немного потряхивало, оставляя в душе приятное ощущение пощекоченных нервов.

Девчонку, конечно же, надо было ликвидировать. Добить, чтобы в случае чего, она не могла его не описать, не узнать, но в последний момент он передумал. Пусть ищут строителя молдаванина из славного города Кишинева! Пусть носом роют землю, выдавая ориентировки патрулям на темноволосого парня лет тридцати! Это отвлечет от поисков основную массу спецов, а он тем временем…

Богдан щелкнул экраном телефона включая фронтальную камеру «Айфона». С экрана на него смотрел умудренный годами и глубокими морщинами мужчина лет сорока, худощавый, с крупными чертами лица и благородной сединой в волосах. Новый образ ему нравился. Этакий трудяга с завода, после смены решивший отдохнуть с пивком в парке культуры и отдыха, полюбоваться на короткие юбочки нынешней молодежи, и чем черт не шутит, найти себе развлечение на ночь… Благо силенок хватает, а до кризиса среднего возраста еще, ой, как далеко.

– У вас свободно?– с легким акцентом уточнил крепкий парень лет тридцати, подошедший бесшумно со спины, словно не ходил по земле, а парил. Богдан обернулся на мужчину, оценивающе осматривая связного.

– Конечно, присаживайтесь,– кивнул он после минутного разглядывания.

– Вам привет от Исы!– сообщил с улыбкой незнакомец, без спроса взяв бутылку пива и сделав из нее приличный глоток. Богдан поморщился. Он любил хамов, но со многими из них просто вынужден был работать.

– Как его здоровье? Как жена, дети?– ответил положенную фразу-пароль сквозь зубы Гончаренко.

– Слава Аллаху! Все хорошо…

– Как идет дядюшкин бизнес?– уже просто так уточнил Богдан. Ису он знал еще со времен второй чеченской компании. Отъявленный ваххабит Иса Мурзаев, поняв, что запахло жареным, когда федеральные войска загнали воинственных горцев в горы, мгновенно ушел в подполье, перешел границу Дагестана с материковой Россией, а оттуда поездом отправился в Чуйку, где его никто не знал и даже не догадывался о прошлом мирного чеченца, бежавшего от войны из своего родного Шатоя. Мурзаев мгновенно сориентировался на новом месте, организовал свой бизнес, торговал одеждой и фруктами, вскоре к нему приехала жена. И все бы хорошо…Если бы Богдан не знал, что вместе с фруктами и овощами хитрый чеченец занимается подпольной торговлей оружия, что именно через него на майдан достоинства было закуплено оружие и стреляли в «небесную сотню» именно его снайперы.

С Гончаренко они познакомились в конце двухтысячных. Тогда Иса Мурзаев командовал одним из полевых отрядов численностью до ста сорока человек. Это крупное соединение боевиков каждодневного приносило федералам неприятности, то колонну раздолбают, то организуют нападение на милицейский участок в крупном селе. Именно к нему молодые националисты ездили на «производственную» практику партизанской борьбы, уверенные, что рано или поздно им придется, как вольная Ичкерия, схлестнуться лицом к лицу с Россией. Так и произошло…

– Бизнес процветает,– кивнул племянник Исы,– бананы нынче в цене…

– Рад за вас…– кивнул Богдан.– Аллах пить запрещает спиртное,– не выдержал он и кивнул на почти опустошенную бутылку пива в руках парня.

– Так ночь…– улыбнулся тот.– Аллах спит уже!

Они оба рассмеялись, напряжение первого знакомства спало. Богдан позволил себе расслабиться. Парк опустел. Они были одни. Парень доказал, что прибыл от Исы. Да и наружки за ним не наблюдалось, а значит ему хоть немного, но можно было доверять – единственному в этом проклятом городе.

– Почему Иса не приехал?– спросил Богдан, выбрасывая пустую бутылку. В его родном Львове пиво было вкуснее, наваристей, что ли.

– Дела, да и годы берут свое. Здоровье уже не то…Горы дают о себе знать!– да…Чего-чего, а по горам Мурзаев успел поскакать, повоевав и 96-ом и 2000-ом. Подумал про себя Гончаренко.

– Дядя хотел знать, что хотел от него столь уважаемый человек?– безмятежно спросил парень, доставая из кармана настоящие мусульманские четки.

– Мне нужно оружие и взрывчатка!

– Много?

– Нет…Четыре автомата, два гранатомета, десяток пистолетов и противотанковые мины восемь штук.

– Все?– словно речь шла о поставке овощей, переспросил парень.

– СВД и пару-тройку людей. На всех противогазы,– немного подумав, добавил Богдан.

– Ты захотел сделать маленький переворот в этом Богом забытом городке?– рассмеялся собеседник националиста. Он был далек от войны. Все это казалось ему лишь игрой…Интересной и увлекательной, но лишь игрой. В его столь молодом возрасте и мертвые, будто в компьютерной игре, оживают, если перезагрузить программу.

– Почти…– хмуро буркнул Богдан. Ему не нравилась излишняя веселость племянника Исы.

– У военных сегодня какая-то проверка, а вот завтра…– немного подумав, настроился на серьезный лад, парень. – Ближе к обеду можно будет подъехать и посмотреть товар.

– Я подъеду, говори адрес!– прервал его Богдан, вставая со скамейки.

– Где магазин дяди знаешь?

Гончаренко кивнул. За то время пока он находился в Чуйке, он успел неплохо познакомиться с городом, чтобы в случае какой-то экстренной ситуации не плутать, теряя время. Нашел он и супермаркет Мурзаева.

– За ним склады ниже по улице. В два!– парень тоже встал, спрятав четки в карман. Только сейчас Богдан заметил, что под бравадой и напускной наглостью скрывается обычная трусость. У молодого человека подрагивали пальцы. Он его боялся!

– Привет, Исе!– украинский националист еще долго провожал взглядом торопящуюся нескладную фигуру племянника Мурзаева, пока тот не скрылся за поворотом. Потом вздохнул и взглянул на часы. Ему еще нужно было сделать одно очень важное дело. Оглядевшись, он мерно и не особо напрягаясь быстрым шагом пошел вверх к противоположному выходу из парка.

9

город Чуйка

Процесс осмотр комнаты молдаванина занял часа два. Пришлось перевернуть в номере все верх дном, чем вызвать недовольство администрации, но вслух возмутиться они не посмели, терпеливо ждали, пока мы с Юлькой закончим обыск, который, впрочем, ничего интересного нам не дал.

Наш противник был явно не из дураков. Пока Лавоченко была в отключке, он неплохо прибрался здесь, умудрившись даже стереть кое-где отпечатки пальцев. Старший прапорщик нашла какие-то следы в ванной, но были ли это следы подозреваемого или прошлого постояльца сказать точно было нельзя. Помощница собрала весь доступный генетический материал в прозрачный целлофановый пакетик, пообещав немедленно отправить его в Москву на экспертизу.

Я с горечь вздохнул, представляя сколько это займет нашего драгоценного времени. Сутки до столицы, сутки там и только к концу сорока восьми часов у нас на руках будет возможно хоть какая-то информация. До литерного останется всего лишь день. Я отряхнул брюки, вымазанные в пыли, когда я лазил под диван, проверяя не закатилось ли чего-нибудь туда. Нам было важно все…Взглянул в окно. На освещенную скупым светом желтого фонаря улицу.

– Сколько же сейчас времени?– удивился я. Для меня эти несколько часов пролетели незаметно. Я был в своей стихии, на любимой работе, не замечая, как влюбленные, безумно быстро летевших минут.

– Половина десятого…– устало моргнула заспанными глазами администратор, оставленная управляющим, укатившим домой, за старшую. – Может уже хватит? Понятно же, что тут ничего не найти…

– И, верно, товарищ капитан!– просительно взглянула на меня Лавоченко.– Ночь на дворе…Да и устали мы сегодня. День у обоих с самого утра не задался,– она с саркастической улыбкой кивнула на мой разбитый висок,– завтра с утра устроим мозговой штурм.

– Хорошо!– недовольно выдохнул я. В моей голове глухо отсчитывал удары незримый метроном, приближая с каждым своим ударом прохождение литерного.– Надо выспаться…

– Ну, и хорошо!– обрадовалась такой перспективе администраторша, доставая из кармана ключи от номера.– Завтра, если будут вопросы, милости просим…

По ноткам ее голоса было понятно, что она будет совсем не рады, если они у нас возникнут, но постаралась сохранить лицо.

– Спасибо вам!– поблагодарила ее Юлька, собирая свои щеточки, пушисты венчики и клейкую ленту.

– Да чего уж там…– отмахнулась та.

Втроем мы спустились вниз в вестибюль. Кивнув на прощание головой, администратор отправилась за стойку, чтобы уже спокойно сдать смену.

– Ты сейчас куда?– спросил я помощницу, поймав себя на мысли, что до сих пор, так и не спросил, где она устроилась. В воздухе стрекотали сумасшедшие кузнечики. Жара спала, уступив место приятной прохладе. Даже появился легкий ветерок, скользнувший по волосам Юльки еле заметной тенью.

– В кабинет…– пожала плечами помощница.– Отправлю найденные генетические образцы в контору, а потом спать.

– В кабинете?– округлились мои глаза. Я-то был свято уверен, что Белянкин на столь важную командировку не поскупился, оплатив частный дом или квартиру, но старый прохиндей и тут всех обманул. Заставив молодую девчонку жить на вокзале.

– Душ в комнатах отдыха, а на стульях вполне себе терпимо,– улыбнулась старший прапорщик,– я худенькая, замечательно умещаюсь!

Я оценивающе посмотрел на помощницу. Такая тростинка, и правда, уместится на стульях. Сволочь ты, Валентин Рудольфович…Хитрая и коварная сволочь! Подумал я про себя, тяжело вздыхая.

– Отставить кабинет! – выдавил я из себя, смущаясь и краснея. Не зная, прилично будет звучать то, что я собирался предложить своей помощнице.– Думаю, что удобнее будет переночевать у меня.

–Александр Сергеевич, товарищ капитан…– замялась девчонка.

– Никаких товарищ капитан! Мать будет рада гостям. Она у меня очень гостеприимная! К тому же мне нужная помощница завтра свежая и отдохнувшая, а не вареный измученный овощ. Как понят приказ, товарищ старший прапорщик?

– Есть!– улыбнулась Лавоченко, шутливо отдавая воинское приветствие.– Раз уж приказ, то ведите в свои хоромы.

Улыбнувшись, мы отправились по полутемному переулку к месту сбора местных таксистов. Пересекли центральную площадь, на манер московской, называемую Красной. Пахло какими-то цветами и почему-то скошенной травой.

– Как получилось, что такая хрупкая девушка стала старшим прапорщиком военной разведки?– чтобы не молчать, как последний остолоп, я задал, наверное, самый банальный вопрос из всех.

Улица была пуста. У наших ног, внизу растекался желтыми огнями маленький районный центр. Дымили трубы заводов, стрекотали кузнечики, где-то в районе Казацкой, в честь какого-то праздника ухал надрывно и глухо салют.

– Наследственность…Мой папа почти двадцать лет отслужил в органах, брат к в военной службе оказался не приспособлен вообще, и вот, отце решил самостоятельно решить мою судьбу, чтобы доченька была обеспечена работой и ранней пенсией,– улыбнулась Юлька, шагая рядом, сопровождая каждое наше движение цокотом длинных шпилек.

– Понятно…– кивнул я. Ноги сами несли нас вниз по городскому мосту, единственному в Европе расположенному под таким углом наклона, через некогда широкую и полноводную реку Чуйка, в честь которой и был назван наш город.

– А ты?– она впервые с такой простой, лишенной всякого официоза интонацией произнесла «ты». Я вздрогнул. В памяти снова всплыли горящие дома Цхинвала, крики раненных и страх, что тебе вот-вот убьют.

– Это долгая история,– отмахнулся я. Не рассказывать же этой молодой еще совсем девчонке, как в восемнадцать лет он попал на самую настоящую войну, как мечта стать профессиональным военным разбилась вдребезги, как пришло осознание того, что военная служба эта не привлекательная картинка в телевизоре, где у героя не кончаются патроны, а пули, пущенные его врагами, летят мимо? Не стоило…Жаловаться я не любил, тем более все это старательно все эти одиннадцать лет пытался забыть. Грязь, предательство, кровь, ужас – это война, а не то, что нам пропагандисты показывают по центральному телевидению. Война – это крики раненных детей, предсмертная агония стариков, это жажда жизни, это полная безысходность.

– И все же?– прищурилась Юлька.

– Не сегодня,– покачал я головой,– может быть как-нибудь в другой раз…Сегодня у нас был тяжелый день.

– Я читала твое личное дело,– неожиданно спокойно произнесла Лавоченко, отводя глаза в сторону,– прекрасные характеристики…Лидер, стрессоустойчивый харатер, спокойный, образованный…Один из лучших курсантов центра. Старший лейтенант ГРУ, командир спецгруппы, и неожиданно съездил по морде своему куратору?– она выжидательно посмотрела на меня.

– На то были причины,– настроение испортилось, продолжать разговор не хотелось. Романтическое исчезло. Даже цикады перестали стрекотать.

– Куратором был полковник Белянкин?– продолжала допрашивать меня Юлька.

– Подполковник…– поправил я ее, вспоминая, как вывел группу из окружения и на дороге встретил Валентина Рудольфовича, в новеньком камуфляже, чистенького и отутюженного, словно сошедшего с плаката «Вступай в ряды вооруженных сил». Вместо слов покаяния за откровенное предательство, просто произнесшего короткое «извини».

– И ты его…

– Юль…Давай так, я твой начальник, ты моя подчиненная. Негоже командиру отчитываться перед своими подчиненными. А ты меня сейчас буквально допрашиваешь…

– Я хочу понять…

– Не надо тут ничего понимать!– рявкнул я, поздно увидев, как в глазах моей помощницы заблестели прозрачные крупинки слезинок.

– Негоже подчиненным ночевать у своего начальника! Могут подумать невесть что…– еле сдерживаясь, проговорила мне Лавоченко с саркастической интонацией. Молча, развернулась и пошла вперед, игнорируя мои призывы остановиться. Вот остолоп! Обругал я сам себя. Никогда не умел разговаривать с девушками! А с такими молодыми и подавно. Сколько ей? Двадцать два? Три?

– Юль!– позвал я ее. Быстрым шагом догнал, схватил за руку, но тут же был взят на болевой прием, которого и не ожидал от такого хрупкого и ранимого сознания. Сухожилия на запястье обиженно затрещали. Я ойкнул и мгновенно скрючился от боли, пронзивших локоть до самого плеча.

– Извини…

– И вы меня извините, товарищ капитан,– она выпустила мою руку, ослабив захват,– пожалуй, я переночую в кабинет,– обиженно бросила она, направляясь в сторону вокзала.

– Дай, хоть провожу тебя! Ночь на дворе!– прокричал я ей вслед, но она меня уже не слышала или не хотела слышать. Ее тоненькая, как тростинка фигура уверенно двигалась по Коммунистической в здание вокзала. А мне оставалось лишь смотреть ей в спину и корить себя за излишнюю черствость.

10

станция Чуйка

Богдан стоял под часами на железнодорожном вокзале этого Богом забытого городка, изредка посматривая на крупный циферблат, показывающий без семи минут восемь. В век цифровых технологий, в крупных городах, когда все вокруг захватили микросхемы и платы, уже не встретишь такого раритета. Все вокруг цифровое, электронное и какое-то безжизненное. А ведь под такими часами по всей стране тысячи людей назначали свиданья, женились, разводились, встречались, любили, прощались навсегда, горевали…Вокзал помнит намного больше искренних слов, чем любое другое место. Вокзал видел намного больше чистых эмоций, чем ЗАГС. Вокзал для любого человека – это какой-то итог. Итог жизненного пути, этапа, одной, пусть и самой маленькой части его суетной и, в сущности, бесполезной жизни, где он на мгновенье может остановиться, чтобы оглянуться назад, подвести черту, определившись, что делать дальше.

– Сережа!– дверь в трехэтажное узкое, словно башня, здание открылась со звонким металлическим лязгом и выпустила под сгущающиеся сумерки красивую женщину лет сорока, со светлой стрижкой каре, округлыми, по-кукольному широко распахнутыми глазами, слегка крупноватым носиком, большой грудью, стройной талией и широкими бедрами. Одета она была в легкомысленную короткую служебную юбочку серо-мышиного цвета и светлую форменную рубашку с коротким рукавом, игриво расстегнутую слегка больше положенного, именно так, чтобы не казаться распущенной, но, чтобы мужские взгляды, то и дело, жадно пытались заглянуть за полупрозрачную ткань в поисках заветного плода, сгубившего ни одно поколение пола, называемого сильным.

Богдан вздрогнул и медленно повернулся на голос. Его задумчивое лицо мгновенно приобрело счастливое выражение. Тонкие губы тронула счастливая улыбка.

– Мариночка! Хотел сделать тебе сюрприз…– из-за спины он выудил огромный букет белых роз и большую плитку шоколада «Аленка».

– Ой, спасибо,– женщина подошла к Гончаренко и благодарно поцеловала его в щеку. Тяжелый пакет из рук женщины по-джентельменски перекочевал в крепкие ладони Богдана.

– Ты сам понимаешь…– затараторила она, шагая вслед за мужчиной, крепко взяв того под локоть.– Сейчас с этим поездом полный аврал на работе. Одно указание глупее другого! Иногда, кажется, что в управлении дороги все разом сошли с ума. Шлют телеграммы и шлют…А мы что? Мы люди подневольные…нам сказали, а мы исполняем. Правда, ради этого приходится задерживаться на работе.

– Вам компенсируют отгулами,– попытался подбодрить свою спутницу Гончаренко.

– Ох, если бы! Это в нормальных организациях так…А у нас…У нас только мы начальству должны! А оно все долги нам прощает великодушно,– рассмеялась вполне беззаботно женщина, чуть сильнее прижавшись к Богдану. Он ощутил ее мягкое податливое жадное тело, теплоту ее рук и аромат кожи, и помимо воли снова, как и несколько раз до этого ощутил острое возбуждение. Как не пытался Гончаренко себя убедить, что эта связь временно, что все их отношения всего лишь игра, необходимая для выполнения основной задачи, но каждый раз от прикосновений Марины терял голову, окунаясь с головой в водоворот ее бешеной энергетики, расходящейся волнами вокруг нее.

– Куда пойдем?– спросил он, когда они оказались за невысоким кованым заборчиком, отделяющим привокзальную площадь, отгораживающую закрытый мир железной дороги от остальной планеты. – Ты сильно устала?

– День и правда был суматошный,– кивнула женщина, прикусив полноватую губу, будто бы раздумывая над чем-то,– если честно, Сереж, то меня еле ноги держат…

Она грустно посмотрела на привокзальную площадь, окруженную с четырех сторон рядами торговых ларьков и павильонов, вокруг которых собиралась молодежь, чтобы вечером попить кофе и пообщаться. В ее голубых бездонных глазах промелькнула легкая грусть, как понимание того, что ее лучшие годы позади, что когда-то после двенадцатичасовой смены она могла плясать до утра до упаду, а потом еще вести детей в садик, прибираться дома, занимаясь хозяйством. Сейчас и дети уже выросли – два сына -оболтуса, изредка навещающие мать по большим праздником, да и здоровье уже не то…Если бы не встреча с Сережкой, милым мальчиком, в которого она влюбилась сразу же и безоглядно, то уже давно бы уже сидела дома, вяжа крючком теплые махровые носки, да смотря по телевизору очередной бессмысленный бразильский сериал.

– Марин…– Богдан аккуратно взял ее за руку и крепко обнял за плечи, глядя прямо в ее глаза, заблестевшие от накативших неожиданно слез.– Работа есть работа. Она выматывает, и я все понимаю…Тем более такая ответственная, как твоя. Поэтому, если не хочешь никуда идти, то я провожу тебя до дома, а потом пойду к себе…

– Я приготовлю ужин!– торопливо добавила женщина, смахивая длинным наманикюренным пальцем выкатившуюся из уголка подведенных черной тушью глаз предательскую слезинку. И по ноткам в ее голосе можно было легко понять, что одним ужин весь этот вечер не закончится.

– Хорошо,– облегченно выдохнул Богдан, которому после того, что случилось в гостинице идти было некуда. И вся надежда его была на эту миловидную даму – бальзаковского возраста. Надежда ли? Расчет? Или его просто тянуло к ней? Он и сам пока толком не мог разобраться в себе.

Познакомились они случайно, столкнувшись в супермаркете во время похода за продуктами. Интересная женщина в железнодорожной форме заинтересовала его. Привыкший из всего, чтобы не случалось извлекать хотя бы какую-то пользу, Богдан решил продолжить знакомство. И бойкую, шуструю и немного болтливую Марину предложил подвести в знак извинения до дома вместе с тяжелыми сумками покупок. Как ни странно это бы выглядело на первый взгляд, она согласилась без всякого жеманства и кокетства. Было заметно, что уставшая, замордованная бытом женщина давно живет без мужской помощи и внимания, привыкшая надеяться только на себя. За короткий путь от «магнита» до дома Богдан выяснил, что работает она на железной дороге дежурной по станции Чуйка, двое сыновей давно женились и редко заглядывают к маме, живет она одна, тяня на своих хрупких плечах дом, работу и хозяйство. Первый муж, за которого она вышла в студенческие годы, оказался гулящим, разошлись она чуть ли не в первый год совместной жизни, оставив о себе на память двухмесячного сына он пропал с экранов радаров, даже не явившись в суд для окончательного развода. Второго она застукала с его первой женой, когда он пошел проведать дочь от первого брака. С тех пор Марина жила одна, разочаровавшись во всем мужском поле поголовно. Все это Богдан узнал минут за пять, пока серые жигули «такси» не затормозили у синих деревянных ворот.

– Спасибо за все!– поблагодарила его Марина, выбираясь из автомобиля.– Было очень приятно поболтать. Болтать, как же! Говорила в основном она, но в каждом ее слове была своеобразная магия, которая дурманила голову, заставляла жадно ловить каждое брошенное слово. Сначала Богдан считал, что дело в необычном тембре, но потом стал уверен в том, что из могучей энергетики, перехлестывающейся через край у эмоциональной женщины.

Потом он ждал ее точно так же, как и сегодня возле работы, провожал почти две недели, довольствуясь лишь пустыми разговорами. И лишь спустя несколько дней, он впервые остался у нее, ни секунды, не пожалев о том, что между ними произошло.

– О чем ты задумался?– осторожно спросила его Марина, открывая ворота во двор. Надо же! За чередой воспоминаний Богдан и не заметил, как они пришли домой. На заднем дворе затявкал пес. Злобная псина никак не могла привыкнуть к нему, каждый раз надрывно облаивая его при каждом появлении.

– Да так…– пожал плечами он.– У меня тоже сегодня был непростой день,– перед глазами мелькнула картинка с рухнувшей грушницей, словно подкошенной. Убил ли он ее? Ищут ли его? Сможет ли девчонка его подробно описать?

– Проблемы на работе?– участливо спросила Марина, распахивая дверь в веранду.

– Не больше, чем у тебя,– приобнял ее за плечи Богдан, наслаждаясь теплотой и нежностью ее кожи,– начальство, телеграммы…

От его прикосновения Марина вздрогнула и подалась вперед, заплетая свои руки за спиной возлюбленного. Ее жадные губы нашли его, впиваясь в них страстным поцелуем. Они закачались, лаская друг друга руками. Женщина выгнулась, как кошка, глухо застонав.

– Я с работы…– прошептала она, пытаясь отстраниться, но возбужденный Богдан не дал ей этого сделать.

– Плевать!– жарко прошептал он, шаря по ее белой шелковой блузке в поисках пуговиц. Пальцы путались в складках одежды, а желание было столь велико, что терпеть не хотелось, да он и не мог. Ткань с треском разорвалась, обнажая большую грудь в тоненьких прожилках вен с розовыми крупными сосками. Пуговицы полетели вниз, стуча по деревянным половицам.

– Сереж…

Его язык коснулся ее мгновенно затвердевшего соска. Не силах сдержать стон, Марина почти закричал, ничуть не смущаясь своих эмоций. Как же она ждала этого момента! Как мечтала о мужчине, который бы смог вот так вот ласкать ее тело, не требуя ничего взамен. Боже…Как…

Молния на юбке разъехалась в сторону. Богдан целовал грудь женщины, теряя рассудок от аромата ее тела, от мягкости и нежности ее кожи.

– Сережа…Сережа…Милый…– стоны женщины становились все громче. Он подхватил ее на руки и понес в спальню. Они беспрерывно целовались до боли в губах, заставляя друг друга трепетать от предвкушения непередаваемого наслаждения, которое дарила им каждая близость.

– Родной мой…любимый…– уже в голос, не сдерживая эмоций простонала женщина, чувствуя, как нежно и аккуратно он вошел в нее, начал двигаться. Что-то огромное, жаркое, словно вулкан, разгоралось внутри нее с каждым его порывистым движением. Повинуясь жгучему желанию, Марина подалась вперед, отдавая всю себя навстречу этому сумасшедшему потоку огненной лавы, наполнившей ее изнутри.

– Да…– выдохнул он, содрогаясь всем телом, ощущая всем своим телом, что они испытали это счастье вместе, сгорая от своих глубоких желаний и чувств.

В голове плясали яркие звездочки. Богдан чувствовал себя опустошенным. Капелька пота скатилась по его груди. Рядом лежала, прижавшись к нему Марина. Ее дыхание было приятно ощущать у себя на плече. И на миг, задумавшись, Гончаренко понял, что будь эта другая ситуация, другая обстановка, то непременно остался бы с ней. Ему стало неудобно оттого, что всю эту сжигающую, всепоглощающую страсть он использует в сугубо прозаических целях, что вся его жизнь, это сплошной обман, театр масок, которые он вынужден надевать перед выходом на сцену. Вот и женщина, которая явно его любит, почему-то называет его Сергеем, будто чужая жизнь вокруг него, и он проживает ее, оставляя свою где-то далеко, и в ней нет ни радости, ни любви, ни заботы, ни простого человеческого счастья. А может плюнуть на все? Рассказать ей все? Признаться…Уехать из этой чертовой страны, забыв прошлое, как страшный сон?

Богдан привстал, опершись на локоть, не сводя глаз с расслабленной Марины, нежившейся на кровати после мощнейшего оргазма.

А так ли она его любит? Сможет ли простить обман? Стоит ли свобода многих его товарищей, соотечественников минутной слабости? Почувствовав его внимательный и изучающий взгляд, Марина вздрогнула и открыла глаза. Ее длинные ресницы затрепетали, пухлые губы приоткрылись, жадно ища его. Женщина изловчилась и достала его поцелуем куда-то в область шеи. Это прикосновение стало для Богдана, будто тока разрядом. Он пошевелился и отстранился, чувствуя себя подлецом, что с лишенным принципов националистом случалось довольно редко. Это чувство было для него ново и неприятно. Он скривился, опрокидываясь на спину. Очарование момента прошло. Гончаренко снова стал машиной, позабывшей о том, что есть настоящие чувства.

– Что-то случилось?– встревоженно спросила Марина, тотчас же почувствовав изменение настроения любовника. Между ними возникла некая ледяная стена отчуждения, о которую она уже ни раз обжигалась, словно милый Сережа допускал ее до определенной черты, до самим им выставленной границы, приближаясь к которой она не могла пройти дальше, чтобы заглянуть вглубь его души.

– Все нормально,– глухим осипшим голосом проговорил Богдан, вставая развороченной постели,– мне пора…

– Куда?– она укуталась в простыню, скрывая свою аппетитные формы.

– На работу…Там большой заказ…Мне нужно доделать кое-что…– замялся Гончаренко, чувствуя, что ведет себя, как мальчишка. Единственное место, где он мог бы сегодня ночью переночевать было именно здесь, у Марины. Об их связи никто не знал. И это было бы идеальным прикрытием, но что-то внутри него противилось этому. Что-то в область груди, а вот рассудок твердил обратное.

– Никуда я тебя не отпущу!– решительно встала с постели Маринка.– Подождет твоя работа, никуда не денется! Сейчас поужинаем, а потом если захочешь, то пойдешь. Негоже мужика голодным отправлять на ночь глядя…

Она быстро засобиралась. Ловко и оперативно собирая разбросанные вещи. Ничуть не стесняясь своей наготы, а Богдан любовался ею, чувствуя, как желание покинуть этот дом медленно проходит.

– Дай, мне пятнадцать минут,– попросила Марина, отправляясь на кухню, откуда тотчас же что-то заскворчало, запахло, дурманя обоняние аппетитными запахами. Гончаренко давно не ел домашней пищи. Последний раз в Виннице у тетки, когда навещал ее, будучи проездом в тех краях. Националистическое движение за свободную Украину имело именно в западной части страны большую поддержку, и Винница не была исключением.

С улыбкой вспомнив, ароматные пироги тетки Клавы, дурманящий запах огромного яблоневого сада, аккуратные чистые домики, он спокойно оделся и прошелся по спальни своей любовницы. Здесь он не был еще никогда. Узкий старенький трельяж, перед зеркалом которого были установлены несколько фотографий ее сыновей, стоял в самом углу. Напротив него примостился обшитый тканью невысокий табурет. Кресло, телевизор, кровать – все, как везде. Видно, что мужчина здесь не бывает. Розетка выпала, лампочка в люстре перегорела, освещая комнату лишь двумя другими. Отчего в углах спальни расползались широкие тени. Шторы постиранные, вокруг ни пылинки, ни паутинки. Марина была хорошей хозяйкой, даже несмотря на свой сумасшедший ритм жизни.

Богдан прошел босыми ногами по мягкому ворсистому ковру поближе к трельяжу. Посмотрел на фото. Оба парня были разными и похожими одновременно. Черты лица матери давали им сходство, как родным братьям, а вот цвет волос твердил о том, что они все же были от разных отцов. Один беззаботно улыбался, щурясь на солнце, а вот другой хмурился, подчеркивая этим свою серьезность. Он был явно младше и хотел казаться солиднее для своего возраста.

– Они редко ко мне приезжают. У каждого своя жизнь, и кому нужны долгие беседы об урожае, когда вокруг жизнь кипит и удивляет своими красками. Со временем, они пожалеют, что не скучали, не тратили свое драгоценное время, свою молодость, чтобы подарить матери счастье общения, поймут, когда будет поздно будет уже что-то исправлять…И мой телефон будет молчать, а они раз за разом посылать вызов, подписанный «мама»,– Марина подошла неслышно, обняла за плечи, заставив Богдана испуганно вздрогнуть.

– Как-то не жизнеутверждающе…– попытался улыбнуться Гончаренко, ставя фотографии на место.

– Зато честно…Сколько раз, будучи в командировке ты звонила своей матери? – неожиданно спросила Марина, убрав с лица улыбку, заставив задуматься.

– Наверное…

– Да ни разу! А ты попробуй, просто набери, подари ей всего минуту, поболтай ни о чем, послушай ее жалобы, сплетни, удели внимание…Поверь, ты сделаешь ее самой счастливой на свете.

– Просто работа…

– Работа, долги, споры, любовницы, жены, дети…А вот когда-нибудь, этот номер просто не ответит. И ты поймешь, как ошибался,– Марина встряхнулась, прогоняя от себя плохое настроение.– идем поедим…Все готово! Не обращай внимание, это возрастное.

– Ты прекрасно выглядишь!– Богдан попытался сгладить неловкость и обнял любовницу.

– Перестань мне льстит…

– Это правда!– возмутился Гончаренко, шутливо щипая ее за попу.

– Все остынет!– она вырвалась и прошла на кухню. На обеденном столе был накрыт ужин на две персоны, как в лучших ресторанах Киева. Пахло обалденно. Изголодавшийся за день Богдан, не тушуясь, приступил к трапезе.

– Ты говорила, что у вас дурдом на работе?– с набитым ртом завел он разговор, о котором давненько подумывал.

– Не то слово! Все, как с цепи сорвались!– отмахнулась Маринка, накладывая себе немного тушеных овощей.– Шлют указания одно за одним…

– И с чем это связано?– будто бы невзначай поинтересовался Богдан.

– Какой-то серьезный литерный через нас собираются пропускать. Очень уж важный! Секретный! Говорят, из-за него нашего коменданта,– она слегка понизила голос, словно их в доме мог кто-то лишний услышать,– капитана Лужина в своем кабинете застрелили…

– Ужас! Но ты-то этому не веришь?

– Не верю, Сереж!– улыбнулась Маринка.– Наш Лужин, Царствие ему Небесное, был бабник первой статьи. Вот, скорее всего какой-то рогоносец позора и не выдержал…По крайней мере так говорят.

Значит, мало кто связывает с литерным убийство коменданта, удовлетворенно подумал про себя Богдан. Все списали на банальщину с разборками между любовниками.

– А нового не прислали еще?– подмигнул он заигрывающе Гончаренко женщине. Молодой придет, красивый…

– Неужто ревнуешь, Сереж?– зарделась Маринка.– Назначить назначили, только вот представляться он будет завтра, что красивый не знаю…Девки говорят у него какая-то молоденькая красотка в помощницах, а мне милее тебя все равно нет…– она ловко перебралась к нему на колени и жадно впилась в губы. От поцелуя у Богдана закружилась голова. Тепло ее тела снова напомнило о том, что он ее безумно хочет. Руки сами скользнули по бедру, пробираясь в самое сокровенное.

– Ох…– выдохнула она, когда его пальцы скользнули по слегка набухшим губкам.

На сегодня Богдан решил забыть о долге, о все заботах, отдавшись этой опытной и чувственной женщиной с головой. Завтра будет день, завтра будет пища…Нужно обязательно посмотреть на этого нового коменданта с его помощницей. Встретиться с Исой. Что-то подсказывало ему, какое-то внутреннее чутье, что девка, которую он вырубил одним ударом в гостинице и помощница нового комендант – это одно лицо. Но это завтра…А сейчас….

– Идем скорее в спальню…– жарко прошептала ему на ухо Марина, наслаждаясь его ласками.

11

станция Чуйка

Поспать толком мне так и не удалось. Разные мысли лезли в мою голову, путаясь и мешая уснуть. С первыми лучами солнца я встал, потому как дальше тянуть было нельзя. И без того, голова была, словно налитая свинцом. Попил кофе и собрался на работу. Сегодня одевать мундир не стал. Хватит того, что вчера в нем целый день покрасовался. Для моей работы сейчас главное не выглядеть надутым павлином, разукрашенным аксельбантами и золотыми погонами, а тишина и неприметность.

Подводя итог наших вчерашних приключений. Я сделал для себя лишь один полезный вывод. Белянкин оказался, несомненно, прав в своей патологической привычке подозревать всех и вся. В нашем маленьком городке действует хорошо организованная террористическая ячейка, хорошо законспирированная и отлаженная. Проблема была в том, что они знали о нас многое, а мы о них практически ничего. И направление, где искать, кого искать, с чего начинать было довольно туманно и призрачно.

Я был по-прежнему уверен, что сплошное прочесывание, на котором настаивал Белянкин, ничего не даст. Все эти «неводы», «тралы» и прочие планы МВД работали только с уголовниками, да и то, с теми, кто менее опытен, матерые волчары легко обходили заставы, досмотры и прочую стандартную ерунду. Тогда как быть?

С этой простой и одновременно почти неразрешимой задачей я вышел из дома, наслаждаясь утренней прохладой. Июнь в городе выдался довольно жарким, наверное, как компенсация матушкой природой за холодную и позднюю весну. Еще чуть-чуть и в воздухе появится тяжелое липкое марево, земля начнет нагреваться, станет невозможно дышать, а пока по раннему времени было терпимо.

Бандитов мы спугнули. Точнее спугнула Юлька своим появлением в гостинице. Винить ее смысла в этом не было. Кто же мог предполагать, что, ткнув пальцем в небо, мы окажемся настолько везучими, что с первого раза найдем главаря. Зато, теперь террористическая ячейка станет во сто крат аккуратней и осторожней.

Что мы можем сделать в данной ситуации? Все по стандартной схеме…Оповестить стрелковые команды железнодорожной ведомственной охраны. Организовать круглосуточные обходы и осмотры пути и инженерных сооружений. Самые крупные из них оборудовать засадами. Со слов Юльки составить в ЛОМе портрет предполагаемого террориста. Расклеить все объявления по вокзалам, станциями и раздельным пунктам. Провести разъяснительные беседы с руководителями подразделений станции. Все по стандартной схеме, ничего другого в голову не приходило. Иногда самое простое оказывается самым действенным из всех. Но даст ли она нам нужный результат? Я боялся подумать, что будет, если мы все же допустим этот террористический акт…

С этими мыслями я зашел в вокзал. Сухо поздоровался с охранниками, скучающими у окна, мирно беседующими с постовыми из линейщиков. Прошел к себе в каморку под лестницей, немного замешкавшись перед запертой дверью. Стоило ли будить мою помощницу так рано или все же погулять по станции? Терзаясь сомнениями, я уже решил пойти обратно, как позади услышал ее слегка насмешливый, но вполне доброжелательный голос.

– Там открыто, товарищ капитан,– сообщила она мне.

Мне пришлось задрать вверх голову, чтобы рассмотреть старшего прапорщика, который сейчас выглядел вовсе не по-военному. Короткий халатик оголял стройные ножки до колен, черные недосушенные волосы были распущены и спадали черным водопадом на тонкие плечи. Юлька была в домашних тапочках на босу ногу, с какой-то косметичкой в руках и полотенцем.

– А я вот у дежурного по вокзалу взяла ключи от комнаты отдыха…Кто ж знал, что вам в шесть утра спаться не будет…– пояснила она, сходя вниз.

Чтобы не выглядеть законченным идиотом, я попытался извиниться, потом понял, что это будет выглядеть еще большей глупостью, так как я все-таки, как никак, ее начальник и кабинет это мой, покраснел и завозился в кармане, чтобы скрыть свое смущение, делая вид, что ищу ключи.

– Я же сказала, тут открыто…– Юлька толкнула дверь в кабинет, обдав меня стойким запахом какого-то сладкого шампуня и дорогих духов.

В углу стояла собранная раскладушка. Одеяло и подушка были свернуты в круглый тюк и убраны в сторону. На стуле рядом с моим столом висела верхняя одежда моей помощницы.

– Я тут немного похозяйничала без вас,– объяснилась Лавоченко,– извините уж, но мне пришлось вашим именем дать распоряжение начальнику вокзала, чтобы тот посодействовал с местом для ночлега.

– А почему не в комнате отдыха? – нахмурился я.

– Как ни странно, но даже в таком забытом Богом вокзале все места оказались заняты,– пожала она плечами,– сегодня ночью комната освободится и господин Штукин обещал выделить ее мне, намекая на то, что готов даже лично помочь с обустройством,– последняя фраза была сказана лично для меня, как укол опытного рапириста. Я скрипнул зубами и промолчал. В конце концов она взрослая женщина и может просить помочь с обустройством кого захочет. Жаль, что не меня…Но…

– Можете выйти?– попросила она меня неожиданно. Борясь с захлестнувшим меня приступом необъяснимой ревности, я даже не сразу ее услышал и понял.

– Что?

– Мне надо переодеться, товарищ капитан. Я, конечно, понимаю, что вы как мужчина предпочли бы видеть меня в халате, но, думаю, что остальные посетители вокзала, включая Штукина, слишком уж обрадуются такому повороту событий.

– Да…Да….конечно…– растерялся, заметался в поисках сигарет, потом вспомнил, что они у меня в кармане, засуетился, покраснел, мысленно разозлившись на проклятую девчонку, которая снова вогнала меня в краску.– Я покурю пока…Минут пять.

– Сорока пяти секунд будет достаточно!– шутливо отдала воинское приветствие Лавоченко.

– И все же…Потом обсудим план на сегодня. У нас много работы…

– Есть, товарищ капитан!– браво гаркнула старший прапорщик, запирая за мной дверь.

Повертев в руках сигарету, я засунул ее обратно в пачку. Подышал, приводя мысли и свои чувства в порядок. Откуда-то сбоку послышались осторожные шаги. В конце коридора, ведущего в производственные помещения вокзала появился Штукин, лысоватый круглолицый, крючконосый начальник вокзала. Одет он был в идеально отглаженную форму, а в его руках торчал букет ромашек. Увидев меня у двери комендатуры, он резко свернул в сторону к кассам, сделав вид, что направляется не в мою сторону. Ну-ну…Подумал я. Донжуан хренов, уже тут как тут…А у самого жена, дети…

– Товарищ капитан, можете заходить!– раздался голос Лавоченко из-за двери.

– Я…

– Да слышала я, что никуда курить вы не ходили,– отмахнулась помощница. Она уже была одета в джинсы и зеленую футболку, которая явно шла ей, прекрасно гармонируя со светлыми, почти голубыми глазами. За то короткое время, что меня не было, она успела причесаться, быстро накраситься и даже поставить чайник.– Я решила попить для начала кофе. Вы не против?

Я согласно кивнул, усевшись на своем место, вяло перебрал пальцами кипу бумаг, какой-то текучки, оставленной мне Лужиным в наследство. Плюнул на них, тем более кофе был готов и ароматно дымился прямо у меня под носом.

– И какие у нас планы на сегодня?– отхлебнув горячего напитка уточнила Юлька, закинув ногу за ногу, мгновенно сбив меня этим простым движением с мысли.

– План прост…– собрался я, старательно отводя взгляд в сторону.– Для начала надо провести стандартные противодиверсионные мероприятия, вроде оповещение всех причастных, стрелковых команд, линейщиков, усиление патрулей и тому подобное. Разослать письма во все инстанции в какие только можно…

– Уже сделано!– кивнула Юлька, доставая откуда-то из-под стола огромный бутерброд с вареной колбасой.– Я позавтракаю, если можно? – уточнила она на всякий случай, откусывая небольшой кусочек.

– Можно…А…

– Еще вчера, когда вернулась из гостиницы,– ответила на мой невысказанный вопрос старший прапорщик,– подумала, что это надо было сделать в первую очередь. Все причастные службы оповещены. На одиннадцать в красном уголке движенцев состоится собрание под вашим председательством…

– Чего?

– Вы хотели познакомиться с начальниками местными, так сказать железнодорожной элитой…Чем не повод?– подмигнула она мне, беспечно помахивая перед моим лицом бутербродом.

– Лавоченко…

– А я что?– глаза моей помощницы изумленно округлились.– Я вообще не причем. Вы сами им вчера ночью все разослали за своей электронной подписью.

– Ладно…– смилостивился я, понимая, что девчонка, в сущности, права. – А тебе придется посетить наше славное ЛОВД и набросать словесный портрет твоего молдаванина. Там тебя встретить мой друг и поможет во всем.

– Легко!– согласилась Юлька. Опухоль с ее ушибленной щеки чуть спала, оставив лишь легкое покраснение.– То есть, так точно, товарищ капитан!

– Ладно, хватит ерничать…– выдохнул я, чувствуя почему-то рядом с ней себя каким-то древним стариком, хотя был ненамного старше ее.– Есть еще бутерброды? А то я не ел со вчерашнего вечера?

12

станция Чуйка

Сегодня Маринка осталась дома. Смена была не ее, и его женщина пообещала накормить его незабываемым ужином, приправленным незабываемым сексом. Богдан клятвенно пообещал вернуться к вечеру, как можно пораньше и с самого утра отправился на склады к Исе. Оптовка под легкомысленным названием «Банановый рай» располагалась на самом выезде из города. По правую сторону от нее находилось местное ГАИ, напротив военная база. Часть, передислоцированная в Чуйку, с началом российско-украинского конфликта все никак не могла выехать с поля, так и проживая в палатках, по непонятным ни для кого причинам. Огромный военный городок был готов, последние строители оттуда уехали еще по весне, завершив окончательную отделку, но все так же на месте бывшего аэропорта кучковались палатки в грязи под открытым небом, стояла закрытая тентом техника, и лениво бродил у небольшого КПП со шлагбаумом провинившийся срочник, больше похожий в своей грязной замызганной форме на какого-то бича, которых часто видел Гончаренко в Киевском метро. Да и вообще, все встреченные им в Чуйке военные, мало походили на могучую и непобедимую российскую армию, о которой на каждом федеральном канале твердили без устали соловьи отечественной пропаганды. Немытые, порой даже небритые, в заштопанной и застиранной форме кроме жалости эти «головорезы» больше никакого чувства не вызывали. Богдан слышал, что их, как рабов в Средневековье, офицеры от лейтенанта до майора ссылали для полевых работ в местные подсобные хозяйства за смешную сумму. Те, что постарше торговали всем чем не попадя со складов, в том числе и боевым оружием, но поистине город стал раем для ротных старшин и прапорщиков зампотылов. Эти «Камазами» вывозили все, что можно было увести, а последнего, по слухам, поймала прокуратура «на горячем», когда тот пытался толкнуть почти цистерну бензина за сущие копейки. Все, как это обычно бывает в этой дикой России, списали на ни в чем неповинных солдатиков, а дело замяли, не дав ему дальше никакого хода.

– Да уж…– покачал головой Богдан, вылезая из такси, рядом со складами Мурзаева.– На его родине, в Украине ситуация складывалась не лучше. Гончаренко был уверен, что это последствия советского прошлого, когда всего было вдоволь, когда воровали все, что плохо лежит. Только сейчас в сознании настоящих украинцев начинает, что-то меняться, но до восприятия ими европейских ценностей должно было пройти еще очень много времени, а так…Так и украинцы оставались теми же самыми дикими азиатами, как и русские, за исключением некоторых областей, вроде Львова, Ивано-Франковска или Закарпатья.

Прямо за складами, уходя кухней куда-то вглубь жилого квартала, расположилась прямо напротив военного КПП небольшое кафе. По летнему времени прямо на дорожку были выставлены несколько пластмассовых столиков под широкими клеенчатыми зонтами. Неподалеку жарился шашлык, источая дурманящий аромат свежей баранины. За стойкой, протирая стаканы, скучал тот самый племянник Исы, с которым Богдан виделся в парке, в тени сидел сам Мурзаев, в национальной тюбетейке, светлой-голубой рубашке с коротким рукавом и светлых штанах, в неизменных туфлях с загнутыми острыми носами. Он лениво пил чай из круглой пиалы, лениво беседуя с расположившимся напротив круглолицым майором. Военный что-то горячо доказывал чеченцу, размахивая руками и активно жестикулируя. Его возмущенные возгласы были слышны далеко на улице.

– Это форменный грабеж, Иса!– кричал майор-пехотинец, стуча кулаком по столу.– Мы знаем друг друга же четыре года, а ты по прежнему пытаешься меня надуть…

– Никто тебя надуть не пытается, уважаемый!– отрицательно кивал седой головой ваххабит.– У тебя есть товар, у меня есть цена…Ты предлагаешь товар, я озвучиваю цену…– невозмутимо попивал чай Мурзаев. Чуть поодаль от него сидела компания молодых парней, несмотря на жару, томящихся в кожаных куртках, под полами которых легко можно было опытным взглядом определить заплечную кобуру. Майор обострять не хотел, искоса поглядывал на них, но упрямо стоял на своем.

– Ты же знаешь, чем я рискую!– привел он последний довод, но Иса был неумолим.

– Не хочешь бизнес делать, дорогой, не делай его!– подвел итог спора он.– Живи, как все, на одну зарплату…

– Я…

– Салам, Богдан!– старик наконец-то заметил Гончаренко, с улыбкой наблюдавшего за спором у самого входа в кафе. Встал, кряхтя, со своего места, и прошел ему навстречу.

– Алейкум асалам!– ответил украинец, шагнув хозяину заведения навстречу. Наглый и надменный чеченец убил своим движением сразу двух зайцев, со свойственной им всем восточной мудростью, показал майору, что спор окончен и дал понять всем, что пришел очень важный гость.

– Как сам? Как здоровье?– они обнялись, прикоснувшись щеками друг к другу.– С момента последний нашей встречи ты сильно поправился,– шутливо похлопал он Богдана по округлившемуся, но еще не выпирающему животу.

– Ты тоже постарел, Иса…

– Все мы не молодеем. Годы неумолимы! Старость, как и смерть мы победить не в силах…– согласился Мурзаев, на вид глубокий старик, но все еще сильный и цепкий, с волчьим внимательным взглядом, гениальными мозгами и острым умом. С ним необходимо было всегда держать ухо в остро, как с любым умным и расчетливым человеком. Будь, Иса проще, то уже давно бы лежал в земле или сидел в тюрьме, совершив столько убийств и преступлений, а он нет! Торгует своими бананами почти посреди страны, с которой долго воевал, не скрываясь и не прячась ни от кого.

– Мне нужна твоя помощь, мой друг,– начал издалека Богдан, намекая на то, что рассыпаться в восточных любезностях у него нет времени.

– Вы – люди Запада не умеет терпеть. Все куда-то спешите, летите, торопитесь, а все равно опаздываете. Восток, в этом отношении, мудрее…

– Несомненно!– торопливо согласился Гончаренко, опасаясь, что тут же выслушает длинную лекцию о извечной разнице между Востоком и Западом.– Тебе твой племянник передал мою просьбу?

– Магомед – мальчик исполнительный!– не ответил ни да ни нет старик.– Товарищ майор зашел к нам по тому же вопросу…– кивнул он себе за спину, указывая на хмурого офицера, который нервно мешал ложкой сахар в полупустой чайной пиале.

– И как?

– Говорит есть у него хорошие вещи на квартире…Именно те, которые тебе нужны. Вот только цену ломит заоблачную. Не по карману…– нахмурился Иса, на его лице промелькнула тень презрения к человеку, предавшему свою присягу собственной стране.

– За это можешь не переживать,– отмахнулся Богдан,– деньги не важны! Главное, чтобы дело было сделано! Единственное…Ты сильно расстроишься, если не сможешь с ним работать больше? – прищурился хитро Богдан, выжидательно посмотрев на старика. Чеченец задумался всего лишь на секунду, а потом брезгливо махнул рукой.– Там столько таких шакалов, что за этим очередь стоит…

– Вот и хорошо!– кивнул Гончаренко.– Ты меня с ним сможешь свести?

– Какой разговор, уважаемый?! Только…

– Что, Иса?

– У меня здесь племянник, сын с внуками живет. Хорошо живут…Богато…– начал обтекаемо чеченец.

– Жаль, что придется оставить это место,– кивнул Богдан сожалеюще,– говорят Грозный отстроили не хуже Лас Вегаса! Да и воздух горный чище…Для старых костей самое то!

– Я понял тебя, Богдан.

– И билеты до пятницы со скидками продают, я слышал,– глядя в сторону, тихо произнес Богдан. Он был уверен, что времени собраться старому ваххабиту хватит с головой. Он всю свою жизнь жил на пороховой бочке, наверняка, приучил к этому свою семью.

– Пойдем, брат…

Они шагнули в тень зонтиков, спрятавшись, наконец-то, от палящего, как сумасшедшее, летнего солнца. За соседними столиком молодые чеченцы слегка напряглись. Ближний к ним парень небрежно, словно бы невзначай положил правую ладонь на пояс, чтобы в случае чего оперативно вытащить оттуда пистолет. Иса предупредительно поднял руку, показывая всем своим видом, что пришли свои люди.

– Это покупатель, Андрей,– представил Богдана майору ваххабит,– его интересует твой товар. Деньги для него не проблема.

– Пять миллионов!– тут же поднял на него глаза военный, зло прищурившись.

– Пять так пять,– пожал плечами Богдан,– только кота в мешке я никогда не покупаю…Мне надо посмотреть на товар. Вдруг твои бананы просроченные или порченные?

Майор за столиком засуетился. Его руки нервно забегали по столу. Он никак не ожидал, что молодой мужчина так быстро согласится на все его условия. Офицер рассчитывал, что сейчас придется долго и нудно, как с Исой торговаться, да и цену он сказал специально в два раза завышенную, чтобы была возможность прилично скинуть. Но этот невзрачный темноволосый парень был явно серьезным человеком. При произнесении порядка цифр ни один мускул на его лице не дрогнул.

– Хорошо…Я тут неподалеку снимаю хату. Все там!– выдохнул майор. На его лице отчетливо проступила алчность и жадность. Глаза заблестели, лицо, и без того красное на жаре, стало почти пунцовым.– Только всем этим табором, там делать нечего,– кивнул он в сторону сидящих чеченцев,– только ты и я…

– Добро!– согласился покладисто Богдан, повернулся к Исе. Чтобы его поблагодарить и напомнить о еще одном незаконченном деле.

– Твой племянник передал тебе мою вторую просьбу?– уточнил он, нахмурившись.

– С этим сложнее,– замялся Мурзаев, сняв тюбетейку и промокнув носовым платком блестящую на солнце абсолютно лысую голову.

– Я надеюсь на тебя, друг,– обронил Богдан, уперев тяжелый взгляд в ваххабита,– твой гонорар тогда увеличиться втрое! Можешь проверить свой счет в Лейпциге…

– О чем это вы?– вмешался было майор, но поймав суровый блеск глаз чеченца тут же умолк.

– Завтра у ЦКР, только трое, больше нет…

– Хорошо…– кивнул Гончаренко. Для той операции, что он задумал этого было вполне достаточно.– А теперь пошли смотреть твои бананы!– позвал он за собой майора, выходя снова под палящее солнце Чуйки. Нехотя, офицер последовал за Богданом, лениво потягиваясь. Его красная, распаренная на солнце, как после бани шея, противно лоснилась от мгновенно выступившего пота. От мужчины пахло свежим перегаром. Гончаренко поморщился. Русские, как были свинья, так и остались. Далеко этим ребятам до продвинутой Европы. Все так же готовы продать ближнего своего подставить за копейки, все так же неповоротливы и алчны.

– Ну, где твои бананы?– нахмурился националист. Ему не хотелось находиться рядом с этим человеком больше, чем это нужно было для дела.

– Вот в этом доме все…– кивнул майор на неприметный участок, огороженный по всему периметру покосившимся шиферным забором, выкрашенным в темно синий цвет.– У одной из бабок местных эту хату снимаю именно для таких мероприятий.

– Так это не первое твое дело?– уточнил Богдан, следуя за офицером во двор, густо увитый виноградными лозами.

– А как же? Мы с Исой еще с Кавказа дружим…Я тогда еще лейтенантом зеленым был, вот он мне и предложил…

– Хватит!– оборвал его Гончаренко.– Мы не на вечере воспоминаний…Веди!

Они остановились перед высоким крыльцом, заросшим густым хмелем почти до самой земли. Сквозь немытые грязные окна еле заметно виделись красные занавески в белый горошек. Одна ступенька на крыльце провалилась, но никто и не думал ее ремонтировать, вместо этого под нее подставили кусок пеноблока. Дверь была советская, филенчатая. Майор со старым звонком провозился минуты три, кляня на чем свет стоит город Чуйку, его командование, пославшее такого перспективного офицера в эту глухомань, и бабку, сдавшую за непомерно высокую цен эту халупу. Спустя некоторое время замок все же поддался. Дверь мягко распахнулась. В лицо ударил запах сырости и нежилого помещения. Щекочущая нос пыль висела в воздухе. По углам таились паутины, а стол, застеленный старой грязной клеенкой, был заставлен пустыми пивными бутылками.

– Ты, извини за беспорядок…– пожал плечами майор.– Я тут изредка лишь перебиваюсь, когда увольнение припадает, а так больше в части…

– Ничего…– прошелся по комнате Богдан, спрятав руки в карманы. Старые половицы мгновенно откликнулись подозрительным жалобным скрипом.– Мы тут ненадолго…

Он кивнул вопросительно, намекая на то, что со вступительной частью может быть покончено, пора и честь знать.

– Ах, да!– спохватился майор, смахивая несвежим платочком пот со лба. Кинулся к кровати, застеленной поверх матраса грязной простыней в пятнах от кетчупа. Потом остановился, напряженно замерев. Его рука самопроизвольно легла на пояс, где висела пистолетная кобура.– А деньги? Деньги покажи…

Гончаренко улыбнулся, как можно спокойнее, без лишних движений, засовывая ладонь за пазуху. Всем своим видом показывая, что не желает зла русскому солдату. Очень осторожно он выудил из тонкой ветровки пачку долларов и небрежно бросил их на стол. Потом сделал несколько шагов назад, предлагая пересчитать, не спуская глаз с напряженного майора. Тот был на взводе, нервничал, хоть и говорил, что это была его не первая сделка. Потому не стоило его лишний раз нервировать.

– Считай…

Забыв про Богдана, тот бросился к столу. Жадно пролистал зеленые хрустящие бумажки, даже не думая, что в этот момент его было убить легче легкого.

– Не «кукла»!– обрадовался он, пролистывая пачку банкнот.

– Оружие где?– строго уставился на него националист, глядя, как тот суетливо прячет в нарукавный карман с шевроном сухопутных войск толстую пачку долларов.

– Сейчас…

Он шагнул к кровати и задрал вверх простыню. Под старенькой панцирной кроваткой обнаружились три широких ящика защитного цвета с маркировками вооруженных сил российской федерации. Торопливо он достал со скрипом один из них, недолго повозился с замками.

– Смотри…

На дне ящика хорошо смазанные, запакованные в промасленную бумагу лежали автоматы «калашникова» с отсоединенными магазинами. Во втором три противотанковые мины с отдельно упакованными взрывателями. В третьем семь пистолетов системы «макаров» в полной боевой готовности. Все было новенькое, чистенькое и ухоженное. Приглядевшись, Богдан удовлетворенно отметил, что все номера сточены.

– А гранаты? – полюбопытствовал он, проводя ладонью по матовой поверхности цевья автомата. Знакомый холодок приятно тревожил пальцы.

– Ты войну в Чуйке решил устроить, братишка?– ухмыльнулся майор, но наткнувшись на укоризненный взгляд Богдана тут же умолк. Повернулся к столу, распахнув ящик для кухонной утвари. В картонном ящике из-под сухпайка, переложенные сеном, блестело с десяток «Ф1».

– А запалы?

– Обижаешь!– майор немного поворошил сено, под котором обнаружились десяток запалов.

– И как ты не боишься, что хозяйка дома нагрянет с неожиданной проверкой и обнаружит все это богатство?– удивился Богдан. Он бы никогда не прятал весь арсенал в одном месте. Минимум три-пять точек, чтобы при случае не накрыли все…

– Отовремся!– махнул рукой офицер, аккуратно раскладывая на столе гранаты.– Бабка знает, что я военный. К тому же город этот страна не пуганных идиотов. Они здесь, как в другом времени живут…

– Угу…– буркнул Богдан, возвращаясь к автоматам. Взял один из них в руки, повертел немного, чувствуя, как поднимается настроение. Боевое оружие всегда действовало на него так.– Ты позволишь?– спросил, отщелкивая затвор.– Доверяй, но проверяй!

Не хватало только, чтобы вояки продали ему за столь огромную сумму денег учебные автоматы со спиленными бойками. Вот смеху-то было…Майор махнул рукой, мол, чего там смотреть, любовно поглаживая нарукавный шеврон. Его грела мысль о том, что он за какие-то пару часов сегодня сумел заработать свою месячную зарплату. С Исой они работали давно, но заказы были маленькие, не оптовые, кое-как хватало лишь на новенький автомобиль, да на любовницу из местных, которая оказалась на редкость алчной и требовала все больше и больше денег.

Богдан ловко передернул затвор, направив ствол автомата в потолок, уверенно нажал на спуск. Раздался сухой щелчок. Одним ударом ребра ладони выбил тонкий шомпол и снял затворную раму. Внимательно осмотрел боек, спусковой механизм. Русский не соврал, оружие было абсолютно новым, а значит сделку можно считать состоявшейся.

– А это, что такое?– воскликнул Гончаренко, ковыряясь шомполом в стволе.– Говоришь новые автоматы? Со склада? Лоха нашел, что ли?

Майор испуганно дернулся в сторону, словно покупатель в один миг мог у него отнять кровно заработанные доллары.

– Чего ты гонишь, братишка? Абсолютно новые автоматы! Только получили…

– Да, где они новые!– твердил свое Богдан.– Нагар на стволе! Нарезы куда зря! Сам посмотри!

Он протянул автомат майору, давая возможность лично убедиться в том, что тот толкает ему левый товар.

– Смотри в стволе…Так не увидишь! К свету стань!– он рывком развернул офицера в сторону окна, словно безвольную куклу. От напора покупателя тот растерялся, даже не пытаясь возразить что-либо…

– Не видно тут ни хера!– бросив взгляд в канал ствола, удивленно крикнул он.

– Это ты салажатам своим расскажешь!– рявкнул Богдан, беря в правую руку брошенный шомпол.– Смотри вот тут…

Он ухватился плотно ладонью за ствол, толкнув майора вперед. Тот пошатнулся, что и нужно было Гончаренко. Удар шомпола пришелся ему прямо в ушную раковину. Металл с треском вошел в ухо, впиваясь в мозг. Офицер дернулся несколько раз в крепких руках Богдана и затих, медленно сползая на пол. Чтобы не шуметь лишний раз, убийца аккуратно опустил его тело на пол. Быстро осмотрелся, не умудрился ли оставить где-то своих следов. Нет, все было чисто…Набрал номер Исы, уже ждавшего его возле ворот.

– Все готово! Грузимся…– спокойно произнес в трубку Богдан, забирая из кармана мертвого продажного майора пачку денег.

13

станция Чуйка

Знакомство с местной железнодорожной элитой я решил начать со святая святых управления движением, если проводить аналогии с военной терминологией, то комната дежурного по станции и кабинет ее начальника были неким не только оперативным штабом, но и штабом планирования. Именно здесь за пультом решалось куда какой состав принять, через какие стрелочные переводы отправить, сколько вагонов прицепить, сколько отцепить.

Дверь в дежурку была солидная, железная. На черном фоне огромными белыми буквами несмываемой краской была выведена надпись о том, что сюда посторонним вход строго запрещен. Я огляделся по сторонам. Узкий коридорчик разделял два помещение. Второе в Чуйке выполняло, скорее всего, функции зала ожидания. Оно было уставлено длинными сваренными железными скамейками, выкрашенными в современные корпоративные цвета ОАО «РЖД». Зал был почти пуст, лишь в самом дальнем его углу играли в телефон два молодых стрелка из железнодорожной охраны. После убийства Лужина в здании вокзала их обязали находится здесь постоянно, наряду с обычными чоповцами, торчащими на выходе напротив рамки с металлоискателем.

– Ребят,– обратился я к ним особо ни на что не надеясь. Ну, откуда им знать пароль от секретной двери, в которую входить могут только избранные? Да, и с какого перепугу им сообщать его незнакомому мужику, которого они первый раз в жизни видят?– Мне бы в дежурку попасть…– жалобно попросил я, состроив самую просительную из своих улыбок.

– Да, постучи просто! Они откроют изнутри,– посоветовал мне один из стрелков, на секунду отвлекаясь от игрушки в телефоне,– мы когда пить просим всегда так делаем…

И все…Финиш! Чуйка – край не пуганных идиотов, подумалось мне. Мало того, что я их совсем не заинтересовал, как посторонний, так они еще и подсказали мне, как попасть на пост управления. Отлично люди живут! У них на станции убили прямо под носом коменданта, а они даже в ус не дуют! Никаких повышенных мер безопасности, никакой нервозности…

– Спасибо,– поблагодарил я их, шагая в направлении металлической двери, обязательно дав себе зарок, что непременно поговорю с их начальником, сделав ему выговор.

– Не за что!– донеслось мне в след, густо приправленное звонким смехом.

Из-за двери не доносилось ни звука. Я помялся, настраиваясь, а потом уверенно постучал, попытавшись придать своему виду хоть немного солидности.

– Секундочку!– донеслось из-за двери. Щелкнул металлический запор, дверь скрипнула и отъехала в сторону. Ни здрасте вам, ни кто вы такой, ни покажите-ка удостоверение в глазок, расположенный где-то в середине с меня ростом…

На пороге стояла светловолосая, крашенная женщина, стриженная под каре, лет сорока. Нос с      горбинкой, в теле, но таком соблазнительном, что полнота ее не вызывала отторжения, а наоборот пробуждала в мужчине жгучее желание. На женщине были черные узкие шортики, заканчивающиеся чуть ниже талии – вполне себе легкомысленные, но безумно сексуальные. Белая форменная рубашка застегнута на три нижних пуговицы, открывая соблазнительную грудь, спрятанную под кружевным бюстгальтером.

Я поймал себя на мысли, что уже почти минуту таращусь, как дурак на эту женщину, рассматривая ее со всех сторон. Она была сексуальна, и она об этом прекрасно знала. С легкой усмешкой наблюдала за мной, дожидаясь какой-нибудь реакции.

– Добрый день…– промямлил я, совладав с собой. Из головы мгновенно выветрились все вопросы, все замечания, которые я хотел торжественно произнести, подготовив обличительную речь по поводу их беспечности.

– Утро еще!– с улыбкой проговорила она. Голос у нее оказался не менее сексуален. Таким, наверное, разговаривают женщины в конторах «интимных услуг по телефону», чуть с хрипотцой, энергичный.

– Марина, кто там?– за спиной дежурной показался молодой парень слегка за тридцать, начинающий лысеть, и от того стригущийся коротко, крепко сбитый, спортивный и подтянутый. Глаза небольшие, узковатые, темные, а под обычным среднерусским носом узкие начинающие прорастать усики. Его вид вернул мой деловой настрой, пропавший при виде дежурной.

– Я – новый комендант станции капитан Вишневский Александр Сергеевич, назначен на эту должность на место убитого Лужина. Вот…Пришел, так сказать…Познакомится…

– Проходите, конечно!– засуетился парень. Он вообще был немного суетлив в своих движениях, в каждом его жесте сквозила какая-то нервозность и неуверенность, боязнь сделать что-то не так. Это было настолько ярко выражено, что я почти сразу же определил в парне начальника станции, получившего эту должность на так уж давно и еще не совсем обвыкнувшегося с тем, что все вокруг называют его по имени отчеству.

Я шагнул внутрь дежурки, протиснувшись мимо встретившей меня женщины, так и оставшейся около двери. Невольно коснулся своей грудью ее, почувствовав, как тело прошило током разряда.

– Извините,– смутился я, потупив глаза, взгляд которых тут же упал на загорелые ножки в шортиках. Не станция, а бордель какой-то! Подумал про себя я, совладав со своими эмоциями.

– Начальник станции Чуйка Безгодков Алексей Владимирович,– представился парень, протянув мне крепкую мозолистую ладонь. А вот его уверенное рукопожатие говорило о том, что человек много и усердно трудится и не чурается любой, даже самой тяжелой работы.

– Капитан Вишневский,– снова повторил я, доставая служебное удостоверение.

– А это наша дежурная по станции Семенова Марина Робертовна,– представил женщину начальник без всякого подтекста, как и положено представлять начальнику своего работника.

– Очень приятно,– проворковала дежурная, хлопая глазками,– чай, кофе пьем?– быстро спросила она, щелкая чайником в небольшом закутке недалеко от пульта, где движенцы должны были обедать.

– Я…

– Вызов КВ!– сработала рация, расположенная на столе перед пультом управления станцией, выкрашенного в зеленый цвет. На нем мигали лампочки маневровых и входных сигналов, что-то светилось зеленым, что-то желтым, что-то было потухшим и безжизненным. Посередине пульта параллельными полосами шли пути.– Дежурный Чуйка!– старенький аппарат скрипел сквозь помехи, но даже так, через шумы можно было различить довольно чей-то встревоженный голос. В моем подсознании что-то екнуло. Заныло под ложечкой, обещая неприятности, которыми так богата стала моя жизнь, когда я вернулся на нашу нелегкую службу.

– Слушаю ДСП Семенова!– бросилась к аппарату с ложкой в руке Марина.

– Машинист поезда три четыреста четвертого у предвходного станции. В междупутье замечен непонятный пакет, из которого торчат провода. Повторяю, в междупутье главного пути на триста втором километре перегона Чуйка – Лениноканск обнаружен пакет неизвестного происхождения.

– Вас поняла, три четыреста четвертый!– Семенова отключилась, вернув рацию на место, зло и обиженно ответившую ей на это движение стрекотом помех.

Мы с начальником станции переглянулись. Что делать? Что за пакет? На чем мне добраться до этого треклятого триста второго километра? Машиной за все это время я так и не обзавелся…Звонить Юльке?

– Надо принимать какие-то меры…– первым нарушил молчание Безгодков, покусывая нижнюю губу. Сообщать по инстанциям, в МЧС, милицию…

– Ты на машине?– быстро спросил я. Решение созрело почти мгновенно. Нужно было отправиться туда, чтобы осмотреть этот триста второй километр.

– Я?– глаза Алексей удивленно открылись.

– Ну не я же!

– Ну, да…

– Иди заводи!– быстро приказал я, не давая ему опомниться.

– С-сейчас…– начальник станции ринулся из дежурки, на ходу застегивая жилетку с надписью «ДС».

– Где поезда? – повернулся я к Семеновой, так и замершей возле пульта с пустой чайной ложкой.

– Мы никому не собирались открывать пока что. Один поезд только пробует тормоза. А с Лениноканска будет грузовой только через сорок минут.

– Отлично!– обрадовался я.– Ни в коем случае без ведома моего ничего на перегон со станции не выпускать. И никому не говорить о сообщении машиниста!

– Но как же…– растерялась Семенова.

– Я сказал не говорить!– рявкнул я, привыкший, что меня слушаются и выполняют мои приказы беспрекословно. Повернул голову в окно, занавешенное молочными жалюзи. Безгодков уже подогнал машину ко входу и нетерпеливо мне сигналил, привлекая ненужное внимание к себе, но мало ли куда торопятся двое взрослых мужиков? Может у них пиво остывает? – Какой у вас номер?

– Мой?

– Дежурки, твою мать!– уже на пороге вспомнил я, что не знаю, как с ней связаться.

– Три сорок ноль три…

– Спасибо!

Я выбежал на крыльцо, поймав на себе напряженный взгляд лениво прогуливающихся по площади полицейских. Кивнул им, словно знакомым и прыгнул в автомобиль начальника станции.

– Ты хоть знаешь куда ехать?– спросил я его, когда машина тронулась, постепенно набирая скорость, ловко лавируя между пешеходами, не придумавших ничего лучше, как шагать по проезжей части вместо тротуара.

– Да, примерно!– отрывисто бросил Безгодков, наблюдая за дорогой. Его былая растерянность, проявившаяся в первые минуты после принятия сообщения от машиниста, куда-то пропала. Теперь он был собран. Губы сжаты, лицо сосредоточено. Машину он вел неплохо для любителя, где надо тормозил, где нужно набирал скорость, вроде бы и не нарушая, но и не едя по правилам.– Почему ты не хочешь, чтобы информация прошла дальше?– после минутного молчания уточнил он, бросая косые взгляды в боковое зеркало, обгоняя одну за другой попадавшиеся на нашем пути легковушки.

– С чего ты взял?– напрягся я.

– Это заметно…

– Понимаешь, Алексей Владимирович, это слишком секретная информация. Оно тебе надо?

– Надо!– сжал руль Безгодков. – Это моя станция, и я обязан знать все, что на ней происходит…

Этими словами, всем своим видом, тем что не струхнул и поехал со мной, он меня, признаюсь честно, подкупил. Не мог такой слишком правильный мужик быть «кротом». Не мог! Хотя…Можно же и не сказать всей правды.

– Ты про груз слышал?

– Конечно! Нам телеграмма еще давно пришла,– кивнул он, сворачивая куда-то в закоулки. Нас несколько раз тряхнуло. Мы перескочили через самодельно сделанный переезд через подъездные пути. Выехали в вотчину цыган и наркоторговли, именно здесь я еще совсем недавно, выполняя просьбу Мишки. Нашу машину провожали голые грязные цыганята, кривлялись, растягивая неумытые лица в ехидной недоброй улыбки, что-то кричал в след, сопровождая это неприличными жестами.

– Гетто просто…– вздохнул я.

– Так что с грузом?– не дал себя отвлечь Безгодков.

– Представляешь какой будет кипеш, сколько комиссий, ревизий, если мы заявим об этом?– пояснил я.– Нужно сначала все выяснить самим…

– А если там бомба?– вполне резонный вопрос задал начальник станции. Ухнула подвеска, не рассчитанная на наши колдобины. Асфальт кончился, и мы теперь мчались по хорошо накатанной проселочной дороге.

Если там бомба…Задумался я. Если бомба…Что делать тогда? Я вздохнул, вспомнив, как подполковник Малыченко – опытный взрывник заставлял нас на парах нудно заучивать типы взрывателей, мин, детонаторов…Как тогда это было скучно…И надо же, спустя столько лет могло пригодиться!

– Далеко еще?– спросил я Алексея, наблюдая за проплывающими мимо нас столбами линии электропередач.

– Почти приехали…– коротко бросил он, не отрываясь от дороги. Еле заметный съезд мы чуть все-таки не пролетели, проехав метров двадцать мимо.– Где-то здесь сигнал…– сообщил Безгодков, выбираясь из машины.

– Ты куда?– удивился, наблюдая за тем, как из машины тот достает набор отверток и плоскогубцы.

– С тобой! Или ты думаешь, что я в машине останусь?– рассмеялся Безгодков.

– Нет, но…У тебя мобильник с собой?– вспомнил я, выключая почти сразу свой.

– Конечно!

– Выключи! Некоторые взрыватели настроены именно на частоту мобильной связи. Тебе вдруг жена позвонит, чтобы узнать пообедал ты или нет, а тебя уже на куски порвало…

От нервов я стал слегка болтлив. Безгодков посмотрел на меня, но просьбу выполнил. Вдвоем мы стали подниматься на заросший пушистой амброзией и колючей акацией откос. Насыпь была невысокая, но неухоженная. Пришлось продираться сквозь ветки. Несколько раз мне ощутимо прилетело по щеке.

– Прямо на точку выехали!– обрадовался начальник, указывая на высокий мачтовый светофор, мерно горящий зеленым. Справа далеко впереди были отчетливо видны очертания нашей станции, а слева кривая уходила куда-то в сторону, прятавшись за поворотом из клена и акации.

– Вот он!– Безгодков тронул меня за рукав, указывая в сторону кривой. Пакет лежал в междупутье. Обычный «магнитовская маечка», каких в мусорках по городу валяются сотни, если не тысячи. Из нее ворохом выпирали разноцветные провода. Квадратная форма наводила на мысль об уложенных тротиловых шашках или пакетах чего покрепче, вроде гексогена. Сердце испуганно ухнуло куда-то в пятки и затрепыхалось там, не давая вздохнуть. Нужно было идти и осмотреть пакет, но страшно…Кому хочется умирать в столь молодом возрасте? Руки подрагивали, ноги мелко сводило. Я заставил себя шагнуть по щебенке в сторону пакета.

– Александр Сергеевич!– окликнул меня начальник.– Возьмите…

В его протянутой руке были отвертки и плоскогубцы, взятые из машины. Нашел сапера, блин! Я последний раз взрывное разминирование занимался еще в ВУЗе. Вспомнить теперь бы, хоть что-то из этого дурацкого курса…А подполковник Малыченко говорил…Учитесь, сукины дети! Учитесь!

Я шагал, словно на Голгофу, все ближе и ближе приближаясь к неизвестному пакету. Сердце, то испуганно замирало в груди, то бешено стучало, будто бы намереваясь пробить грудную клетку. Десять шагов…А если там таймер? И сейчас бахнет? Да меня на клочки должно разорвать! Одно радует, что сразу, без боли…Раз и все! Темнота! Что интересно там, по ту сторону? Пять шагов…Может ничего и нет? Или душа все-таки есть? Интересно же…

Последние три шага я делал огромным усилием воли, почти не дыша, стараясь не идти по щебенке, а концам шпал, чтобы случайно скатившийся камешек не спровоцировал взрыв.

Что тут у нас? Прозрачный, казалось бы, пакет, прозрачным не был. Единственное, что я сумел определить, что внутри располагается нечто прямоугольное, а из этого прямоугольного нечто торчит ворох разноцветных проводов. Аккуратно присел, выкинув все мысли из головы, продышался, унимая дрожь в руках.

– Перед началом разминирования,– говорил Малыченко,– ты должен быть, как скала, спокоен и недвижим.

Прав был, сто раз прав…Прислушался. Не тикает ли? Тихо, сейчас таймеры другие…Электронные, не то, что раньше были, будильники советские! Прогресс, мать их за ногу! Лучше бы будильник…

Пришел к выводу, что придется открывать. Как бы не страшно было, но придется. Вон, начальник станции не сводит с меня взгляда, буравит спину в ожидании чего-то…Чего? Что меня раздерет на мелкие запчасти?!

Протянул руку, поднимая мятые ручки. Медленно, чтобы не потревожить проводки. Господи…Зачем я согласился с предложением этого старого лиса Белянкина! Надо, Саша, надо…Приподнял край, заглядывая внутрь. Сейчас, как бахнет! Преподаватель рассказывал, что такими вещами баловались немцы во время войны. Минировали кошелек или портсигар и бросали на дороге. Малышня подбирала дорогую вещицу, а взрыватель срабатывал на открытие, на размыкание, так сказать…Сколько рук, пальцев и глаз оставили наши деды таким образом, не сосчитать!

Ручка медленно поползла вверх, открывая нутро пакета.

– Вот б…ть!– выругался я и более решительно дернул за ручки. Внутри что-то звякнуло. Рывком выдернул пучок проводов, за ними потянулись самые обычные лампы дневного света устанавливаемые на электровозах.– Долбаные машинисты…

Отпустило так…Что я невольно опустился на щебенку, истерически хохоча. Напряжение ушло, оставив после себя жуткую слабость и металлический привкус во рту. Дрожащими руками порылся в карманах, выуживая оттуда пачку сигарет. Прикурил, не чувствуя табака, просто чтобы успокоиться.

– Вот гады!– раздался надо мной голос начальника станции. Тот, видимо, видя мое состояние подошел поближе, решив, что там ничего опасного нет.

– Это ж ремонтировались в пути, а выбросить в кусты не догадались, обязательно надо было в междупутье бросить! Одни заявили, другие натворили..

– А третьи приехали разминировать!– со смехом добавил я, пиная ногой пакет с лампами.– Такого со мной еще не было…Куришь?– предложил я Алексею початую пачку. Тот отрицательно покивал головой, заглядывая в пакет.

– Их бы к суду привлечь за ложный донос…– зло бросил он.– У меня чуть сердце в пятки не ушло!

– А представь, если бы мы действовали, согласно инструкции? Вызвали милиции, скорую, МЧС, взрывотехников, оцепили район, остановили движение, то смеху было бы…

– А с другой стороны…

– А с другой стороны, Леш, – уже серьезно сообщил я начальнику станции, решив, что человеку, который пришел со мной умирать можно доверять всецело,– у нас большие проблемы…

– Из-за этого?– он лихо пнул пакет ногой.

– Из-за радиоактивного топлива,– пояснил я, поднимаясь со щебня,– украинские националисты готовят теракт. Когда, где неизвестно…Но информация точная!

– И что делать?– глаза ДС округлились.

– Искать…– вздохнул я, решив, что хотя бы одного руководителя можно из числа подозреваемых смело исключить.

14

город Чуйка

Старший прапорщик госбезопасности Лавоченко Юлия Валерьевна стояла у покосившейся оградки одного из свежих захоронений на протяженном местном кладбище, тянущимся по склонам меловых гор всюду, куда хватало глаз. Гранитные памятники, старые деревянные кресты поражали своим разнообразием и навевали какое-то внутреннее спокойствие, будто весь этот безумный мир на какое-то мгновение приостановил свое сумасшедшее течение, чтобы насладиться в полной мере царившим в этом месте покоем и дыханием вечности.

Юлька кладбища не любила. Атмосфера горести, невыносимой печали мгновенно ложилась на ее хрупкие плечи, едва она ступала на рыжую глиняную землю погоста. Вот и сейчас, стоя у могилы капитана Лужина, она чувствовала себя очень неуютно, кутаясь в тонкий платок под порывами сильного пронизывающего ветра.

Коменданта Чуйки похоронили в самой середине местного кладбища на одном участке с его бабушкой, счастливо улыбающейся с фотографии на старом деревянном кресте кое-как покрашенном синей краской. Крест давно было пора менять. Он покосился, у основания подгнил, но старушка все так же умиротворенно смотрела с фотографии своими чуть раскосыми глазами, там, наверху, на небе прощая все и всем.

Лавоченко аккуратно положила на высокий могильный холмик четыре гвоздики, купленные в единственном в городе цветочном магазине. Подожгла щелчком зажигалки затухшую небольшую свечку у самого основания креста, укрытого скромными венками. Пламя заиграло на ветру, задрожало, но не затухло.

– Я каждый день сюда прихожу, чтобы зажечь ее…– раздался позади девушки женский грустный голос. Напротив могилы с охапкой живых цветов стояла женщина средних лет в черной косынке. Ее серые и без того невыразительные глаза смотрелись какими-то выцвевшими от выплаканных слез. Похудевшее, осунувшееся лицо смотрела с недоброй неприязнью на Юльку, почему-то смутившуюся от столь пристального взгляда.

– Здравствуйте!– поздоровалась Лавоченко, медленно выходя из-за оградки.

– Я его жена,– женщина обошла ее стороной. Поправила несколько съехавших от ветра венков, уложила новые цветы, чуть сдвинув принесенные Юлькой гвоздики в сторону.– Ну, здравствуй, Алешка…

Она быстро наполнившийся слезами взгляд от фотографии с еще счастливым капитаном Лужиным в сторону, смахнув серебристую слезинку на впалой бледной щеке платком.

– Меня зовут Юлия…

Столь неприязненного взгляда Лавоченко на себе еще никогда не ловила. Казалось, женщина, если бы могла, то непременно испепелила бы ее.

– Елена…– выдавила он из себя, отворачиваясь.

– Я веду дело об убийстве вашего мужа,– добавила Юлька. Когда она пробовала с утра набрать домашний телефон Лужина, то долго никто не брал трубку, и лишь с седьмого раза ответила какая-то женщина, сообщившая ей, что Елену Константиновну Лужину можно найти в это время на кладбище. Именно сюда старший прапорщик госбезопасности и направилась. Не получив никаких других указаний от своего непосредственного начальника, она самостоятельно решила разрабатывать убийство коменданта станции. Может и там найдется какая-то ниточка, которая приведет их к таинственной террористической организации? Начать расследование Юля решила начать с опроса жены Лужина.

– Вы непохожи на следователя…– вяло улыбнулась с все тем же холодным взглядом Елена Константиновна.– Да и была у меня уже милиция!

– Я не из милиции,– оборвала ее девушка, доставая свое удостоверение из сумочки,– старший прапорщик госбезопасности Лавоченко Юлия Валерьевна.

Взгляд вдовы немного потеплел. Она повернулась к моей помощнице, заинтересованно глядя на нее.

– Вы, простите меня…Последнее время здесь объявилось много…– она смутилась, даже слегка покраснела.– Особ женского пола к нашей семье не имеющих никакого отношения, так сказать, даже наоборот…

Елена Константиновна всхлипнула и со злобой посмотрела на фото мужа. Это не преминула отметить Лавоченко, чувствуя, что спешить с распросами не надо, что убитая горем женщина, как придет время сама поделится всем с ней, нужно было только лишь подтолкнуть изнутри все то, что она долго держала в себе. Весь этот ком, сжирающий вдову, будто язва.

– Если хотите, я вас провожу?– предложила Юлька, ежась от холодного ветра.

– Да…пожалуй…– Елена Константиновна бросила последний взгляд на могилу мужа и медленно двинулась вслед за прапорщиком, с трудом перебирая ногами. Разговор она начала сама, как и предполагала Лавоченко, даже не пришлось задавать никаких вопросов. Острая боль, засевшая как заноза в груди вместе с бережно лелеемой женской обидой, требовала выхода. Чуйка – город маленький, сплетни разносятся быстро, а, значит и делится с кем-то было опасно своими горестями и переживаниями. Юльке эта ситуация была знакома. в свое время она сама выросла в скромненькой деревушке.

– Муж гулять начала рано. Наш брак был для него вторым,– начала она свой рассказ,– первый был ошибкой курсантской молодости, как он сам о нем говорил…Ну, вы знаете, как это бывает! Молодые люди встречаются, проводят вместе очень много времени. Он – курсант, она- студентка экономического факультета. Оба счастливы, беззаботны и красивы. Кажется, что это все навсегда, что это и есть любовь…безудержный секс, вечеринки до утра, прогулки под луной и весь конфетно-букетный период,– она улыбнулась, будто вспомнила что-то приятное из своей жизни,– почему это все не продлить до конца? Сыграли свадьбу, когда Леша был на последнем курсе училища.

– И конфетно-букетный период окончился?– уточнила Юлька.

– Не сразу…– хмыкнула Елена Константиновна. Выглядела она лет на сорок пять с хвостиком, но только сейчас Лавоченко заметила, что глаза и шея с руками выдают ее настоящий возраст. Она была лишь лет на десять старше ее, просто битая жизнью, измученная усталая женщина.– Для начала его распределили в дальний гарнизон на Дальнем Востоке. С трудом Алешке удалось переубедить ее перевестись на заочное и отправиться вместе с ним. Ну, а дальше…Думаю вы знаете, как заканчиваются такие отношения. Однажды Лужин пришел домой и нашел прощальную записку. Через месяц их развел суд.

– А вы познакомились с Лешей именно там?– поняла Юлька.

– Как вы догадались?

– Это моя работа…

– Да, мой отец был его командиром. Мама погибла много лет назад, а я всегда был генеральской дочкой! Кажется, что жила во все гарнизонах нашего севера вместе с беспокойным родителем.

– Потом жили Алексеем?

– Потом с ним,– согласилась Елена Константиновна,– мы влюбились сразу друг в друга без памяти. Да и как могло быть иначе, если на таком ограниченном пространстве собрались два одиночества. Мы не прошли бы мимо друг друга, даже если бы очень этого захотели…

– И все было хорошо…– участливо покивала головой Юля.

– Пока его не перевели сюда!– горячо заверила ее женщина. Они уже вышли из-за ворот кладбища и свернули на узкую асфальтированную дорогу, ведущую к старенькой, выкрашенной в зеленый цвет остановке. Лавоченко сняла с головы черный платок, спрятав в сумку. Глухо звякнул в женском клатче табельный пистолет. После случая в гостинице она предпочитала ходить с оружием.– Этот город изменил его, сломал…

– Почему вы так считаете?

– Всегда Леша был заботливым и внимательным мужем, но здесь…Здесь с ним произошли такие перемены, что волосы вставали дыбом. Он начал пить. С пьянками стали появляться непонятные друзья, барышни легкого поведения. Я не знала, как мне быть!– в ее голосе прорезалось отчаяние, от которого Юлька вздрогнула.

– Все было настолько плохо?– уточнила она.

– Все было просто ужасно…Он не приходил неделями, жил в других домах, с другими женщинами, объясняя, что находится на службе!

– Может он действительно там находился?– уточнила Лавоченко.– Знаете, у нас довольно непростая профессия, которая несколько отличается от обычных слесарей и работников общепита. Ночь, полночь мы можем находится на спецоперациях, выслеживать опасных преступников, редко возвращаясь домой.

– Да, бросьте!– отмахнулась Елена Константиновна от Юльки с плохо скрываемым раздражением.– Знаю я эти профилактические мероприятия…Пьянки, гулянки, бабы…

Старший прапорщик подумала о том, каково было приходить домой Лужину и каждый раз доказывать, что был на работе, а не в баре с очередной местной кокеткой. Такой, пожалуй, было бы это очень трудно доказать. Вообще, по впечатлениям Юльки, особа была истеричной и несколько скандальной, несмотря на весь свой траурный вид.

– А как вы узнали о смерти мужа?– решила сменить тему разговора Юлька, внимательно наблюдая за реакцией Елены Константиновной, которая слегка побледнела, и ее густо накрашенные губы некрасиво задрожали, лицо скривилось, испортившись, как несвежее яблоко.

– Мне позвонили из вокзала…– с трудом собралась женщина, промокнув красные от слез глаза платком. Кажется, это была дежурная по вокзалу…Надежда… я плохо помню этот день. Извините…

Шаг Елены Константиновны стал немного быстрее, она засеменила вперед, будто убегая от Юльки.

– Мне пора…

– Еще один вопрос можно?– поторопилась Лавоченко догнать ее. Слава Богу, сегодня она решила одеть туфли на плоской подошве. На шпильках старший прапорщик в такой ситуации точно бы выглядела бы нелепо.

Лужина остановилась, кутаясь в черный платок. Смотрела куда-то вдаль с высоты мелового обрыва на дымящиеся трубы Чуйки.

– Я вас слушаю…Только поторопитесь, у меня заказано такси на определенное время. А оно ждать не будет.

– Хорошо, спасибо. Я просто не поняла один момент, так кто же вам сообщил о гибели Алексея? Вспомните, пожалуйста, это очень важно!– Юлька сделала, как можно наивнее лицо, чувствуя всем своим сыскным чутьем, что разгадка смерти коменданта станции кроется где-то рядом, и стоит лишь потянуть за ниточку, и все будет понятно.

– Я же сказала!– начала злиться Лужина.– Кто-то из дежурных по вокзалу. По голосу я этих б…дей молодых различать не научилась! Они все крутили своими задницами под носом у моего Алешки! Кажется, она представилась Надеждой…– Елена Константиновна повернулась к Юльке, зло хмурясь. Как легко она смогла превратиться из убитой горем жены в настоящую мегеру! Даже будучи сама девушкой, Лавоченко удивилась такой метаморфозе. На дороге прошелестело такси, припарковавшись неподалеку. Водитель пару раз мигнул фарами, уточняя его ли это пассажирки.

– Это все, о чем вы хотели поговорить?– уточнила Лужина.– Простите, меня ждет такси…

Гордо выпрямив спину, она перешла через дорогу, так и не обернувшись на Юльку, оставив старшего прапорщика с мыслью, что все тут не так просто, как нам в начале с ней казалось. Покусывая нижнюю губу, он вертела в руках свой смартфон, раздумывая над слегка странным послевкусием после разговора с женой коменданта. Почему она так странно отреагировала на вопросы о том, кто сообщил ей о смерти мужа? Почему?

Бездумно щелкая по сенсору пальцем, Юлька вдруг поняла, что, начав расследование, мы сразу приняли за основную версию ту, в которой Лужина убили именно террористы. Мол, он им мешал, и его необходимо было устранить. А что, если проход литерного состава по станции Чуйка и смерть ее коменданта не звенья одной цепи, а лишь несчастливое совпадение, которое изначально повело нас по тупиковому пути следствия?

Немного подумав, Лавоченко нашла номер оперуполномоченного линейного отдела полиции, который выезжал на труп капитана. После пары длинных гудков Мишка взял трубку, словно держал телефон в руках.

– Здравствуйте,– поздоровалась Юлька,– старший прапорщик госбезопасности Лавоченко.

– Очень приятно!

– Михаил Сергеевич, а можно с вами где-нибудь встретиться и обсудить дело Лужина?

– Я в отделе, можете приехать сюда.

Таких удачных совпадений в жизни очень мало, обрадовалась Юлька, тут же вызывая местное такси. Она нутром чуяла, что находится на правильном пути. В шаге от разгадки гибели коменданта станции.

15

станция Чуйка

Богдан Гончаренко слегка поморщился при виде тех, кого ему в помощь прислал Иса. Он еще со времен Чечни не любил откровенных абреков, которые кроме гор и ослов в своей жизни ничего не видели и не знали. Эти были из таких…Трое до самых бровей заросших густой окладистой бородой горцев стояли прямо перед ним, жадно разглядывая новенькое оружие, аккуратно разложенное на покосившемся столе в гараже, который Богдан снял, загодя, по объявлению, только когда готовился к операции. Снял на другие документы, гражданина России, и никто не мог связать сейчас с ним эту полуразваленную ракушку, расположенную в самом дальнем конце города Чуйка.

Операция, которую разработал и осуществлял Гончаренко шла по плану, сбоев не было. Оставалось лишь нанести последний штрих к картине почти идеального террористического акта, в этом ему могли помочь односельчане Исы.

– Кто у вас старший?– спросил Богдан троих чеченцев после нескольких секунд взаимного разглядывания. Он нисколько их не боялся. Как бы воинственно не хмурились ваххабиты, как бы не испепеляли глазами светловолосого мужчину, который, согласно их представлениям, был из числа неверных.

– Я,– коротко бросил один из чеченцев, тот, что был пониже всех, с плохо скрываемым акцентом.– Наш общий друг попросил тебе помочь нас в одном деле…

– И эта помощь будет не безвозмездной,– кивнул Гончаренко, отходя к узкому верстаку, с наваленными на нем кучей какими-то ржавыми ключами, гайками и крепежами. Немного покопался за ним, разгребая хлам из картонных коробок. Через пару минут поисков откуда-то из тайника, спрятанного от чужих глаз в подполе, он выудил небольшой дипломат с кодовыми замками. Выложил его на стол, небрежно распахнув. В тусклом свете одинокой лампы мелькнули тугие пачки американских долларов, сложенных настолько плотно, что чеченцы хищно облизнулись при виде такого количества денег.

– Тут миллион самых реальных настоящих американских долларов,– кивнул Гончаренко на раскрытый дипломат,– его получите прямо сейчас, до выполнения задания. Еще один после…

– Это большие деньги, брат!– глаза старшего из чеченцев загорелись алчным огнем.– Очень большие…

– И работа соответствует оплате,– подтвердил Гончаренко, закрывая кейс и подавая его главарю,– вам необходимо взорвать мост через речку Палатовка в окрестностях Чуйки. Мост неохраняемый, небольшой, металлический…Длина его составляет около ста метров…

Богдан специально отвернулся, чувствуя, как получив на руки деньги, террористы напряглись, прикидывая, а не кинуть ли незадачливого работодателя прямо здесь в гараже, забрав первую половину, смотавшись в горы. Им и их семьям, этой суммы хватило бы до конца жизни. Бандиты это прекрасно понимали, просчитывали все. Он знал, они нападут, не могут не напасть, слишком велика жажда халявных денег, слишком ярок и насыщен их запах, дурманящий голову. Потому-то он и отвернулся от них, давая возможность поверить, что он простофиля, кабинетный работник, которого не грех и обуть, а труп…Труп в этом заброшенном гараже может лежать годами!

Сердце бешено ухало где-то в ушах колокольным глухим набатом. Он нарочно ковырялся где-то в ящиках, мысленно отсчитывая секунды до нападения. Пять…четыре…три…два…

Щелкнул взводимый курок. Чеченцы все-таки решились его кинуть. Ах Иса…Чертов горец!

Гончаренко медленно повернулся к бандитам. Как он и предполагал, они схватили оружие, которое было разложено для них на столе специально. У двоих в руках АКМ, старший держит уверенно старенький ПМ.

– Мы тут подумали, брат…– оскалился главарь.– Зачем рисковать, выполнять твое задание, если можно тебя грохнуть и забрать спокойно миллион?– он держал Богдана на мушке, целясь куда-то в голову. Страх ушел, осталось спокойствие и умиротворенность от хорошо просчитанного плана.

– Дело хорошее,– оценил Богдан, делая шаг вперед под прицелом пистолета,– а второй, значит, не хотите?– он грустно покачал головой, кивая на закрытый кейс.

– Как говорят русские, – улыбнулся чеченец,– лучше журавль в руках, чем синица в небе…Подай-ка, сюда свой дипломат…Только очень-очень медленно…– приказала горец, вытягивая вперед руку.

– А потом вы меня убьете?– придав голосу трагизма уточнил Гончаренко.

– Конечно убьем!– палец, поросший кучерявым черным волосом, дернулся на курке нажимая спуск. В тишине гаража гулко раздался щелчок. Еще ничего не понимая, его спутники стали пытаться выстрелить из автоматов.

Щелк…щелк…Магазины Гончаренко пришлось оперативно разрядить, зная взрывной нрав и алчность горцев заранее. Секунды тикали оглушительным перезвоном. Теперь терять время было нельзя. Он шагнул в сторону, уходя по привычке с линии возможного огня, и взмахнул дипломатом, выбивая пистолет из рук старшего из чеченцев. Молниеносно преодолел расстояние, разделяющее их, активно работая кулаками. Ошеломить, ошарашить, вывести из равновесия. Первому не повезло именно старшему. Мощный хук справа снес его с ног, словно кеглю в боулинге. Чеченец, отлетел в сторону, давая возможность развернуться Богдану в полную силу.

– Кумен…– начал говорить что-то по-чеченски ближний, все еще слепо надеявшийся, что автомат выстрелит. Серия ударов в голову опрокинула его в глубокий нокаут.

– Вах!– последний попытался воспользоваться автоматом, как бревном. Удало размахнулся, целясь куда-то в голову Богдану. Спасла отменная реакция. Украинец подсел под руку, коротким ударом в солнечное сплетение сбил дыхание, а потом уже на скрюченного горца обрушил силу сплетенных в замок рук. Чеченец что-то квакнул и рухнул на пол, как подкошенный.

– Ну, вот и все…– выдохнул Гончаренко, смахивая со лба крупные капли пота. Все ж не двадцать лет…Годочки тикают, как взбесившиеся часики. И дыхание уже не то, и вес лишний.

– Аллах…– глухо простонал старший, медленно переворачиваясь на спину. Губы его были разбиты, из их уголка телка тонкая струйка крови.

– Очухался, урод?– Богдан мгновенно оказался рядом, встряхивая чеченца за длинные волосы, намотав их на кулак. Голова еще не пришедшего в себя бандита трепыхнулась. От боли он открыл глаза.

– С-сука…– выдавил он, тут же получив оглушительную оплеуху.

– Я сука, урод? Я?– зло бросил ему в лицо Богдан, нанося еще один удар в ухо, скорее для острастки, чем для пользы дела.– Вы меня, козлы горные, кинуть на миллион хотели, а я сука?– еще со времен второй чеченской Гончаренко помнил, что эти вайнахи признают только силу, никаких уговоров, именно поэтому он и затеял весь этот спектакль. – Срок до вечера…Мост должен быть заминирован! Это ясно?– рявкнул он, потянув руку вверх, отчего волосы горца натянулись до предела. Тот шмыгнул разбитым носом и захрипел, взвыв от боли.

– Да! Да! Да, шакал!

– Кто?!– удар Гончаренко пришелся прямо в скулу, отчего та мгновенно покраснела, став пунцовой.

– Понял! Сделаем!

– Оружие и взрывчатка на столе в ящиках! Думаю, разберетесь,– он выпустил, наконец-то, волосы мужчины из своей пятерни и брезгливо вытер ладонь о черные полуспортивные брюки.– За работу получите по тысяче долларов…

– Но…– начал было старший.

– Я сказал тысячу!– пистолет оказался в руках Богдана, словно из воздуха. Щелкнул взводимый курок. Черный глазок ствола уперся бандиту прямо в лоб.– Иначе, я вышибу вам всем мозги прямо тут! У меня оружие заряжено…

– Хорошо! Мы сделаем все, брат!– примирительно поднял руки горец.– Только успокойся…

– Деньги в ящиках с тринитротолуолом! Заберете, когда я уйду…– спокойно произнес Богдан.– Попробуете опять кинуть, то найду и расстреляю! Ясно?

– Понятно, брат!

– Это хорошо, что понятно! А теперь буди своих козлопасов,– Гончаренко мельком взглянул на дорогие наручные часы, блеснувшие фосфорными стрелками в полумраке гаража,– для выполнения задания у вас осталось слишком мало времени.

Не спеша, он поднял дипломат, боковым зрением наблюдая за ваххабитом. Тот и думать мстить забыл, вытирая кровь, все еще текущую из разбитого носа.

– На деньгах в ящике со взрывчаткой мой телефон. Отзвонитесь, как выполните задание…– отдал последнее распоряжение Гончаренко, скрипнув дверью гаража. Он был почти уверен, что теперь горцы сделают все, как надо ему. После потемок внутри металлической ракушки – выкидыша советского градостроительства по глазам ударил яркий дневной свет. Богдан по широкой дуге обогнул кусты, росшие прямо перед дверью гаража, через спальные районы Черемушек вышел к ЦРБ, где бросил свою машину. Около урны с мусором остановился, огляделся по сторонам. Никого…Улица была пуста, лишь где-то далеко медленно брела в магазин старушку с палочкой. Никакого кода на кейсе не было. Он легко раскрылся от первого же движения пальцев. Пошарив внутри рукой, в слепую, украинский националист достал несколько верхних купюр. Остальные оказались лишь нарезанной бумагой, плотно перетянутой банковской упаковкой. Откуда у него миллион долларов? Его страна должна всем и каждому…Тугие пачки ссыпались в урну, почти наполнив ее. Раскрытый кейс отправился в кусты. Детвора найдет, пусть играется. И никто его не свяжет ни с террактом на мосту, ни с самим Гончаренко. Концы в воду…Хотя…Оставался еще один, последний штрих в этой идеальной операции. Богдан достал из кармана старенький телефон и по памяти набрал номер.

– Здравствуйте, девушка!– радостно произнес он, когда на том конце подняли трубку.

– …

– Как бы мне услышать, Вишневского Александра Сергеевича?

– …

– Что? Нет его?

– …

– Тогда передайте, что сегодня вечером те, кого он ищет, будут на железнодорожном мосту через речку Палатовка на 18 километре. Пусть поспешит.

– …

– Кто звонил? Передайте, что доброжелатель…– Богдан отключился, удовлетворенно жмурясь. Теперь точно все!

Щелкнул крышкой, извлекая из «нокиа» батарейку и сим-ку. Карту пришлось сломать, чтобы не сработал удаленный поиск. Разные части телефона полетели в стороны. Вот теперь точно все! Гончаренко удовлетворенно хмыкнул, садясь за руль. А дома ждет Маринка, а значит страстный секс и вкусный ужин. Двигатель сработал, как часы, заведясь с пол оборота. Аккуратно, чтобы не нарушить правила дорожного движения, Богдан вывернул на «1-ое мая», направляясь к дому своей сожительницы.

16

станция Чуйка

Юлька, уставшая, но пылающая желанием поскорее удовлетворить свое любопытство, встретилась с Мишкой – моим одноклассником и оперуполномоченным линейного отдела полиции в одном лице в моем кабинете ровно через тридцать минут после того, как они созвонились. Именно столько потребовалось Лавоченко, чтобы дождаться такси и переехать с одного конца города в другой. Чуйка – маленький районный центр, тут живут люди, которые свято верят, что пробки на дороге придумали зажравшиеся москвичи, а если маршрутку приходится долго ждать, то лучше пойти пешком, в какую бы точку города ты не направлялся. В больших, крупных городах такого нет…Огромные длинные очереди собираются на остановках, чтобы душные, переполненные, противно урчащие и воняющие бензином автобусы и троллейбусы довезли их до места назначения. Они – единственный способ, кроме такси, попасть в поликлинику, школу или детский сад для тех, кто пока не обзавелся собственной машиной, но таких, увы, становится в нашем мире сплошной цифровизации и автоматизации становится все меньше. Уходит романтика пеших прогулок, промокших насквозь ботинок и моря плащей, в которых когда-то утопали грязные не заасфальтированные улицы.

– Привет,– капитан зашел без стука, надеясь, что я нахожусь в кабинете вместе со своей подчиненной.

– Добрый день, товарищ капитан!– бодро отрапортовала Юлька, переодевшаяся для встречи с представителями власти в строгий форменный пиджак и такую же юбку-карандаш. Надо отметить, что форма была ей к лицу. Петличку блестели позолотой, а две одинокие звездочки на погонах придавали Лавоченко дополнительного шарма и возраста. Все же, при всех своих недюжих умственных способностях, она все еще оставалась внутри маленькой девочкой, капризной и упрямой.

– А где Вишневский?– Мишка огляделся по сторонам, усаживаясь на стул напротив Юльки

– Как всегда в бегах…– пожала плечами старший прапорщик, утыкаясь лицом в блокнот, где по студенческой привычке набросала примерный список вопросов, на которых предстояло ответить моему другу.

– Ясно…Дорвался наконец-то до работы!– рассмеялся Карташ, оценивающе поглядывая на мою помощницу.

– Вы, извините меня, но не он, а я хотела с вами побеседовать по поводу убийства капитана Лужина,– собравшись с мыслями начала Юлька,– вы выезжали на труп?

– Выезжал это громко сказано,– хмыкнул Карташ, попросив разрешения закурить. Лавоченко открыла окно, впустив теплый освежающий бриз, целый день бродящий по улицам Чайки, как последнее напоминание о том, что лето почти прошло,– от нашего отдела до вокзала пешком три минуты. Как только пришло сообщение, то мы сразу отправились на вызов.

– А кто сообщил вам об убийстве?– прищурилась Юлька. Для большей солидности она одела очки в черной квадратной пластмассовой оправе, но получила обратный эффект, став похожей на школьную учительницу начальных классов, только пришедшую из училища.

– Заявление поступило от дежурной по вокзалу Надежды Владимировны Анохиной, кстати, тоже нашей с Сашкой одноклассницы…Она забеспокоилась, что Лужин давно уже не выходит и своего кабинета, и пошла к нему, ну, а дальше…Дальше все по инструкции,– пожал плечами Карташ.

– Хорошо…-подытожила Лавоченко.– А вы помните, когда в здании вокзала появилась жена Лужина?

Мишка задумался. В спешке, которая сопутствует началу расследования, попытке задержать злодея по горячим следам, найти и опросить возможных свидетелей, забываешь о таких мелочах.

– Да почти сразу…Кажется, мы появились там вместе с бригадой чуть ли не одновременно с Леной.

– Одновременно?– прищурилась Лавоченко. Сердце ее затрепетало. Пока ее версия, сумасшедшая, сумасбродная, та, которую она даже себе боялась сформулировать, начинала косвенно подтверждаться словами свидетелей.

– Ну, или минут на десять позже!– нахмурился Мишка, туша в пепельнице окурок, закашлившись терпким дымом.– Я просто помню, что она припадала к его телу со слезами и воплями, а мы с Сашкой Афанасьевым ее оттаскивали. Ну, знаете, как это часто бывает7 убитые горем родственники теряют рассудок, кричат, плачут. Она была вся в крови его, уже засохшей почти, выглядела так, краше в гроб кладут, да и мешала эксперты нашему работать.

– И куда вы ее отвели?– уточнила Юлька, покусывая кончик карандаша, которым делала у себя на листочке пометки.

– В дежурку, к Надьке! Та ее немного отпоила валерьянкой…

– А после?

– После я не обращал на нее внимание, у меня своей работы по горло было!– немного ворчливо ответил Карташ.

– Спасибо, Михаил Сергеевич!– поблагодарила его Юлька, чувствуя, что ее собеседник начинает нетерпеливо ерзать на стуле, изредка поглядывать на часы, а значит куда-то спешит.– И последний вопрос…Где мне найти вашу одноклассницу…Это Анохину?– старший прапорщик мельком глянула в свои записи, вспоминая незнакомую фамилию.

– А что ее искать? Она сегодня дежурит,– Мишка махнул на дверь, засобиравшись,– вы, простите меня, милая Юлия, но через десять минут у нас начинается совещание у начальника отдела, и мне просто необходимо там быть.

– Спасибо за помощь,– поблагодарила его Юлька.

– Обращайтесь, тем более вы взяли на себя нашу работу!– улыбнулся Карташ, прикрывая за собой дверь.

Лавоченко задумчиво посмотрела в окно. Выходило, что Елена Константиновна примчалась на место убийства своего мужа, чуть ли не одновременно вместе со следственными органами. Со слов самой вдовы, ей сообщила о трагедии некто Анохина – дежурная по вокзалу Чуйка, которое вместо положенных по инструкции действий побежала звонить не в милицию и скорую, увидев труп Лужина, а доносить его жене. Иначе, как бы Елена Константиновна попала бы вместе с опергруппой на место преступления? Это ж надо вызвать такси, дождаться машины, доехать…Как ни крути, а десять минут минимум…Почему Анохина, о которой вдова коменданта высказывалась в слишком уж пренебрежительной манере, пошла на такое? Вывод напрашивался сам собой, тот самый, который забрел в светлую голову моей помощницы еще на кладбище, заставив на наше расследование посмотреть с другой стороны. Либо Анохина преступница, которая выждала время, а потом, спустя некоторую паузу сообщила в полицию о трупе капитана, либо вдова офицера знала куда и во сколько надо было ехать, чтобы оказаться вне подозрений. От этой простой и лаконичной мысли Юльку передернуло. Получалось, что или Анохина замешана в преступлении, или сама жена загулявшего капитана?

Нужно было срочно поговорить с этой Надеждой, чтобы расставить точки над «i». Старший прапорщик быстро схватила телефон, в справочнике найдя номер справочного бюро, где в Чуйке располагались дежурные по вокзалу. Капитан Карташ говорил, что их с Вишневским одноклассница сегодня дежурит, а значит просто обязана быть на месте.

– Алло, справочная!

– Справочная слушает!– в трубке раздался бодрый женский голос.

– Помощник военного коменданта станции старший прапорщик Лавоченко Юлия Валерьевна,– представилась помощница строгим менторским тоном,– мне необходимо услышать Надежду Анохину.

– Это я…– голос мгновенно перестал быть бодрым, слегка дрогнул, выдавая волнение. Это могло быть все, что угодно, от неподотчетного страха перед органами, который есть в каждом человеке, воспитанном в Советском союзе или чувство вины за содеянное преступление.

– Зайдите!– не дожидаясь ответа Юлька положила трубку, надеясь, что нагнала должного страха на допрашиваемую.

Буквально, через пару минут в дверь робко постучали. Смуглая женщина лет тридцати смотрела на нее небольшими, слегка раскосыми черными глазами.

– Можно?– уточнила она, шагая в кабинет.

– Проходите!– очки пришлось снять. После операции на зрении они вообще ей были противопоказаны, да и эффект на примере Карташа был совершенно противоположный. – Садитесь!– Лавоченко постаралась, чтобы ее голос слышался, как можно глуше и взрослее. Она нарочно сказала именно «садитесь», чтобы собеседница испуганно вздрогнула.

– Анохина Надежда Владимировна?– уточнила она, делая вид, что заполняет бланк допроса поозреваемого.

– Д-да…– чуть заикаясь произнесла дежурная. Она явно волновалась. Не могла куда-то деть свои руки с длинными наманикюренными ногтями, постоянно ломала пальцы, отводя взгляд. Женщина была из такой породы людей, которые врат, ну, совершенно не умеют…Лицо и жесты ее выдавали. Оставалось лишь чуть-чуть нажать, чтобы расколоть ее, как грецкий орех. Именно к этому Юлька и приступила, чувствуя, как в душе разгорается азарт охотника, вышедшего на след какой-то крупной дичи.

– Расскажите, о дне, когда вы обнаружили в этом кабинете труп капитан Лужина – военного коменданта станции Чуйка. Как это произошло?

– Но…Вы меня в чем-то подозреваете?– всхлипнула Анохина, доставая из кармана форменной юбки кружевной платочек.– Я же уже все рассказала вашим сотрудникам! Меня Ми…капитан Карташ опрашивал…

– Я не из милиции!– строго определила Лавоченко.– Мы из ГРУ.

– Откуда?– не поняла Надежда, вытирая красные, налившиеся слезами глаза.

– Главное Разведывательное Управление Генерального Штаба Российской Федерации. Еще есть вопросы?-нахмурилась помощница.

– Нет…

– А у меня есть! Как получилось, что, обнаружив труп Лужина вы не сразу, согласно инструкции, не стали сообщаться в полицию, а выждали какое-то время? Зачем? Чтобы дать уйти предполагаемому подозреваемому? С кем вы в преступном сговоре?– закричала Лавоченко, ударив по столу кулаков, от чего отсушила напрочь свою маленькую ладошку, но нужного эффекта добилась. Анохина вздрогнула. Заморгала сильнее чем обычно, готовая расплакаться.– Вы вообще знаете, что капитан Лужин был секретным офицером? Что за его смерть полагается расстрел?!

С расстрелом она, конечно, хватнула через край, увлекшись игрой « в плохого полицейского», но Анохиной этого хватило. Она вздрогнула, разрыдалась, пряча лицо в платок.

– Я не виновата ни в чем! Как только я нашла Алексей Васильевича…я сразу…Время ушло только добежать до дежурки…Клянусь! Я не понимаю…не понимаю… почему…

– Зачем вы позвонили жене Лужина? – объект сломался, теперь вопросы надо было задавать быстро, чтобы не дать опомниться.

– Я ей не звонила…

– Она утверждает, что именно вы сообщили ей о смерти своего мужа?

– Да не звонила я ей!– почти закричала Анохина.– Эта ревнивая бабища меня ненавидела, постоянно грязью поливала, уверенная, что я сплю с ее бесценным Алешей! За неделю до этого, вообще, драться кидалась!

– Драться?– глаза Лавоченко удивленно округлились.

– Да! Тут такой цирк был…С ума просто сойти! Она над Алексеем Васильевичем носилась, как с писаной торбой. Шагу без своего надзора ему не давала ступить! Контролировала постоянно, где они с кем! Все опасалась, что уведут у нее прямо из-под носа перспективного мужика. Он гулял, конечно, знатно! Бабник был еще тот! Но из семьи никогда уходить не собирался, а она боялась, следила за ним, скандалила, хотя у самой рыльце в пушку…

– Что вы имеете в виду?– напряглась Юлька, чувствуя своим внутренним чутьем, что вплотную подобралась к разгадке тайны гибели коменданта Чуйки капитана Лужина. Миром правят сплетни. Они главный источник информации, так их учили в разведшколе. Хочешь узнать что-то тайное про кого-то, пойди к бабушкам у подъезда и завяжи с ними душеспасительный разговор, они-то тебе все и выложат на блюдечке с голубой каемочкой, а коли дело происходит не в наших родных реалиях, то отправься в ближайший паб, поболтай с барменом, пожалуйся на жизнь, подводя аккуратно разговор к интересующей тебя теме. Люди становятся безумно болтливыми, если тема касается не их личной жизни. Почему об этом они не подумали с Вишневским с самого начала? Почему сразу уперлись, как бык в новые ворота в версию с террористами? Неужели, Лужина убили из-за обычной бытовухи, и все их поиски – всего лишь излишние опасения руководства.

– Так, что вы говорили про рыльце и пушок?– повторила свой вопрос старший прапорщик, нетерпеливо стуча кончиком карандаша по столу. Анохина приосанилась, стала чувствовать себя в этот момент чуть спокойнее, когда поняла, что никто ее заковывать в кандалы и тут же отправлять в Сибирь не собирается.

– Слухи ходили, что эта Елена Константиновна сама спуталась с каким-то молодым парнем, и Лужин уже ходит по станции, обвешенный крепкими увесистыми рогами, как новогодняя елка игрушками. Стерва еще та она…

– А откуда такие данные?– Юлька быстро сделала пометку на чистом листке, поставив напротив вдовы коменданта жирный знак вопроса.

– Видели наши девчата, как выходили они из Центральной гостиницы под ручку,– Анохина осмелела настолько, что даже бросив косой взгляд в висевшее на стене напротив зеркало начала вытирать платком потекшую тушь. С ней она была похожа на только что вылезшего из могилы упыря.

– А что за скандал она устроила перед гибелью Алексея!– Лавоченко уже не видела смысла запугивать не шибко умную дежурную по вокзалу. Та и без того, почувствовав себя в безопасности, развернуто отвечала на заданные вопросы.

– Я в тот день была в ночь, заступила, как положено в восемь, приняла смену. Алексей Васильевич задержался с бумагами, вышел около десяти часов, попросил кофейку…

– А обеспокоенная жена пришла проверить, где ее благоверный находится…– кивнула понятливо Лавоченко.

– Проверить!– хмыкнула Анохина.– Она налетела с криками, драками! Разбила кружку, облила кофе Лужина и бросилась на меня, даже, кажется, вот здесь…– девушка повернулась правой стороной лица к Юльке.– Клок волос мне выдрала, сука!

Нанесенного особого ущерба Лавоченко не заметила, но согласно кивнула, чтобы не потерять контакт с клиенткой, оказавшейся кладезем информации.

– Обозвала меня потаскухой, а его кобелем…– обиженно поджала тонкие губы Надежда.

– А еще чего говорила?– как бы, между прочим, поинтересовалась старший прапорщик.

– Я особо не слушала. Куда, когда волосы рвут наживую психопатки какие-то, но твердила, что за погубленную молодость Алешке отомстит.

– Даже так?– обрадовалась Юлька. Выходило, что ревнивая жена вполне могла попросить своего молодого любовника расправится с мужем, когда ей надоело терпеть постоянные измены. Это теория легко объясняла, как раньше полиции убитая горем вдова появилась на месте преступления, хотя ей о случившемся никто и не сообщал…

– Спасибо за помощь, можете идти, поблагодарила Юлька Анохину, махнув рукой в сторону двери. Сейчас она намеривалась ковать железо, пока горячо, не теряя времени отправится к Лужиной, чтобы допросить еще раз вдову коменданта, уже предъявив косвенные доказательства ее причастности к смерти мужа.

– Вы посадите эту, стерву?

– Обязательно!– улыбнулась натянуто Лавоченко, вставая со своего места и давая понят, что разговор окончен.– Хотя бы за ваши волосы…Лет на десять в Сибирь. Это же не просто так, это причинение тяжкого вреда здоровью. Статья…

Анохина кивнула радостно, так и не поняв сарказма моей помощницы. Поспешила к двери , где мы с ней и столкнулись.

– Извините…– пискнула она, прошмыгнув мимо меня, словно боялась, что я уже ее задержу сам, наградив вместо Лужиной путевкой в тайгу.

– Хорошего вам дня,– я скосил глаза на крутые, чуть полноватые, туго обтянутые форменной юбкой бедра дежурной по вокзалу, проводив их взглядом до самого угла, за которым скрывалась справочная.

– Тебе бы, товарищ капитан, все бы на молодых, да красивых пялиться…– укоризненно покачала головой Лавоченко, собирая в свою сумку бумаги и табельный пистолет с запасной обоймой.

– Я человек свободный…Могу и попялиться,– я устало упал на стул, обхватив руками нудно ноющую голову. Денек с этой ложной бомбой выдался у меня суматошным,– а ты я гляжу себе подружку нашла?– кивнул я на дверь, за которой скрылась Анохина.

– Вам бы все хиханьки, товарищ начальник…

– Еще бы бутербродов и кофе!– мечтательно протянул я, прикрыв глаза.

– Я спешу!– отрезала Лавоченко.

– Куда, если не секрет?

– По делу Лужина,– сообщила мне на бегу помощница.– Боюсь, что проблема тут была не в террористах, а ревнивой жене…

– Если можно подробности,– вскинулся я. У меня-то, в отличии от старшего прапорщика, вообще не было никаких подвижек в расследовании.

– Нельзя терять время,– накинула легкую курточку Юлька, подхватывая сумку на плечо,– бутерброды сами себе сделаете, а если все выгорит, то я…

Зазвонил телефон. Затрезвонил, задребезжал, больно ударив по ушам.

– Ты, если вдруг, что не так, особо не рискуй,– предупредил я,– нам с барского плеча Белянкина группу Кобелева перекинули.

– Ликвидаторов?– глаза Лавоченко округлились.

– С террористами не шутят! Возьми трубку…Лень вставать.

Помощница потянулась к телефону, недовольно скривив лицо.

– Здравствуйте, девушка!– радостно произнесли на том конце трубки.

– День добрый.

– Как бы мне услышать, Вишневского Александра Сергеевича?– голос был мужской и отдаленно знакомый. Его Юлька совсем недавно где-то слышала. Те же игривые нотки, тембр с легкой хрипотой.

– Его нет,– увидев, как я замахал отчаянно руками, показывая, что не хочу разговаривать, проговорила старший прапорщик. Сегодня я слишком сильно устал от общения.

– Что? Нет его?

– Что ему передать?

– Тогда передайте, что сегодня вечером те, кого он ищет, будут на железнодорожном мосту через речку Палатовка на 18 километре. Пусть поспешит.

– Что?– глаза Юльки округлились.– Кто это? Кто звонит?

– Передайте, что доброжелатель…– в трубке послышались короткие гудки, сообщавшие от том, что вызов прерван.

– Кто звонил?– беспечно протянул я, потягиваясь всем затекшим телом. Лавоченко молчала, так и держав в ладони трубку телефонного аппарата.– Чего замерла, Юль? Кто звонил-то?

– Террористы…кажется…– проговорила чуть более спокойно, чем нужно помощница.– Они на 18 километре мост заминировать собираются сегодня вечером…

В этот момент я чуть было не рухнул со стула, на котором так удобно расположил свое измученное тело. Да, Вишневский…Отвык ты от работы за время вынужденного безделья.

– Чего?– захлопал я ресницами, уверенный, что мне послышалось.

– Звонил какой-то доброжелатель,– терпеливо пояснила помощница,– он утверждает, что сегодня вечером будет минироваться железнодорожный мост на 18 километре.

Мы почти одновременно бросились к карте железных дорог, развешенной на обшарпанной стене бывшего кабинета Лужина. Карта была старая, облезлая, но вполне удачно гармонировала с общей обстановкой кабинета и прекрасно закрывала обвалившуюся часть штукатурки на стене.

– Ищи Чуйку!– нервно прикрикнул я, читая незнакомые названия разъездов и раздельных пунктов.

– Вот!– тонкий пальчик старшего прапорщика уткнулся в небольшую точку, отмеченную синим цветом.

– Пески…Украина…Так…– железнодорожный путь от нашего узла расходился в три стороны. – Принцевская…Нет это не туда…Платформа 6 км…Это должно быть где-то здесь! Между двумя станциями Сиверка и Катасоново, обозначенными на карте 13 и 35 километрами располагался этот чертов мост. В азарте поиска мы чуть было с Юлькой не столкнулись лбами. Ее черные, как смоль волосы, еле заметно скользнули по моему лицу, на миг перехватив дыхание. Оба смутились, а Лавоченко даже слегка покраснела, хотя я думал, что смущаться это не про нее.

– Где-то тут…

– Да…– старший прапорщик отстранилась, отвела взгляд.

– Он попадает в маршрут нашего Литерного?– уточнил я, совладав с собой, как можно беспечнее.

– Сейчас…– она порылась в ворохе бумаг на столе и выудила оттуда график движения секретного поезда. – Есть! ПЧ Чуйка Мизинцеву Ю.Н. для сопровождения спецпоезда министерства обороны выделить охрану на неохраняемых переездах и мостах, согласно установленным нормативам. Мост металлический железнодорожный, 18 километр пикет 7 первый главный путь перегона Сиверка-Катасоново.

– Это что?

– Телеграмма ГРУ на начальника дороги.

– Отлично!– потер я радостно руки.– Значит минируют мост сегодня, а завтра уже пойдет спецсостав! Скорее всего какой-то наблюдатель будет находится на какой-то контрольной точке, как только он подаст сигнал, террорист, оставшийся неподалеку от моста взорвет его вместе с радиоактивной гадостью, которую наши задумали специалисты перевозят по железной дороге. Ошибка в этом случае исключена!

– Я бы так тоже сделала!– кивнула Лавоченко.– Только кто этот неизвестный доброжелатель, сообщивший нам об этом? Какая у него с этого выгода ? Может это всего лишь ловушка? Или ложный след, чтобы отвлечь нас от главной линии?– предположила помощница.

Я задумался. В чем-то она была, конечно, права. Странен был этот звонок неизвестного, странен и нелогичен.

– Может это один из террористов, у которого взыграла совесть?– Юлька недовольно фыркнула.

– Ну, или кто-то из них сопоставил силу взрыва, просчитал возможные последствия и решил нам помочь, поняв, что если Литерный бабахнет, то под облучения попадут все, включая исполнителей…

– Тогда почему он не пришел к нам?– настаивала на своем помощница.

– Боится оказаться под подозрением,– я мельком глянул на часы,– половина пятого вечера. Завтра в это же время Литерный должен будет подать прощальный гудок на станции Чуйка и отправиться дальше, а сегодня…– Докладывай, Белянкину в Москву шифрограммой,– приказал я Юльке,– вышли на след террористов! Проводим вечером операцию по их задержанию. Маршрут следования поезда оставить прежним! Капитан Вишневский.

– Это очень опасно, Саша…– покачала головой Юлька укоризненно. Она меня не понимала! Совсем…Я не мог облажаться. Я должен был провести этот чертов поезд из пункта «А» в пункт «Б». Обязан! Почему? Чтобы доказать себе и полковнику из ГРУ, что тогда, летом 2008 года, я по делу надавал ему по морде, что уволили меня из спецназа зря, что я чего-то стою и что-то понимаю…Я не имел права не выполнить эту задачу!

– Отправить немедленно, товарищ старший прапорщик!– повысил я голос, хватаясь за трубку телефона. Нужно было позвонить моему товарищу Ваньке Кобелеву в гостиницу, чтобы тот готовил опергруппу на выезд.

Лавоченко покраснела и обиделась. Мало того, что незаслуженно на нее наорал, так еще и не заметил, что она меня назвала меня по-домашнему Сашей.

– Есть, товарищ капитан!– вытянулась она по стойке «смирно», сделав каменное лицо.

17

город Чуйка

Богдан взглянул в окно. За окном спускались грязно-серые сумерки. Небо затянутое синими беспросветными облаками давило своей мраморной тяжестью. Ветер слегка покачивал верхушки тополей, все больше и больше разгоняясь, будто стремясь согнуть их, сломать, прижать к земле. Будет дождь…Подумал Гончаренко, рассматривая погоду на улице. Дождь – это хорошо. Дождь – это самая лучшая погода для диверсанта. Именно в самый сильный ливень ослабляется внимание, часовым меньше хочется выходить из-под своего грибка и караулки, что дает шанс выполнить боевую задачу. А если у друзей Исы все получится? Мелькнула в голове шальная мысль. Если они заложат взрывчатку и спокойно уйдут? Что тогда?

Он прикрыл глаза, просчитывая возможные варианты. Голова его работала, как компьютер, несмотря на бешеную усталость. Все…Хватит! Это его последнее задание. За время его карьеры у Богдана скопилась на заграничном счету немалая сумма денег, еще почти столько же вложено в различные предприятия, в том числе и здесь…Ему хватит безбедно жить до конца своих дней. Нужно отдохнуть…Отвлечься!

А как же борьба? Национализм? Свобода Украины? Бред…Хватит…Наборолся…Теперь пусть другие борются…А все же если у парней Исы получится? Что тогда?

На оконное стекло упала капля дождя. Крупная, прозрачная, как слеза ребенка, она разбилась на множество маленьких, таких же хрустальных осколков и стекла грязными разводами по гладкой поверхности.

Пора уходить… А как же Марина? Что он чувствует к ней? То, что она не просто инструмент, понятно…Любовь? Он никогда не любил и не умел этого делать…Забрать ее с собой? Ей грозила тюрьма! Он не мог, не хотел, чтобы она провела остаток жизни за решеткой по его вине! Может это и есть любовь?

Богдан никогда не думал, что способен так рефлексировать и мучиться из-за невозможности сделать выбор. Пора уходить…Еще его учитель Крайко Иван Степанович говорил, что, когда начинаешь сомневаться, пора уходить…Значит действительно конец. Хватит!

– Сереж…– теплые руки Марины обвили его шею. Горячие губы коснулись мочки уха, сползая влажным поцелуем за щеку. Она была мягкая, близкая, такая нежная…

– Да, Марин?

– Я там ужин приготовила…

– Сейчас…– он прикрыл глаза, наслаждаясь близостью их тел, какой-то внутренней бешеной энергией, льющейся от нее к нему.

– О чем ты думаешь?– дождь пошел сильнее. Крупные капли тревожно забарабанили в стекло, будто стремясь о чем-то предупредить. Ветер утих.

– Все хорошо…– он обернулся к ней, сбросив с себя пелену сомнения. Богдан снова стал не рассуждающей машиной для убийства, идеальным солдатом, для которого выполнение боевой задачи было главной целью.– Просто…

– Что просто?– ее губы и глаза были совсем близко от его лица. На своих ресницах он ощущал ее жаркое дыхание и аромат духов.

– Просто ужинать будем чуть позже…– прошептал он ее, обнимая за талию и покрепче прижимая к себе. Его руки заскользили по ее спине, опускаясь все ниже. Теплый махровый халатик задрался вверх, обнажая крепкие широкие бедра женщины.

– Сережа…– простонала она, откидываясь назад под напором его губ, ласкающих ее шею.– Милый…

Он не мог терпеть, не мог сегодня быть нежным и ласковым. Он хотел ее, хотел до умопомрачения. Его пальцы больно впились в Маринкины руки куда-то выше запястья. Она вскрикнула, прикусив губу.

– Милый…Родной…– издав звериный рык, Богдан подхватил женщину на руки, усаживая на стол, стоящий неподалеку. Она обхватила его ногами, накрепко прижав к себе. Раздался хруст рвущейся ткани халата.

– Сумасшедший…– он не хотел быть сегодня ласковым, не мог, уже представляя, что никуда ее не возьмет после выполнения задания, что завтра все кончится, так и не успев начаться, что иллюзия эфемерного простого человеческого счастья, сопровождающая его все это время в Чуйке, рухнет под напором непреодолимых обстоятельств, как это было уже не раз в его жизни.

Глухо застонав, он вошел в нее, особо не думая о ней. Сильными грубыми точками он пытался вычеркнуть из памяти все то, что было связано с этой дежурной по станции, все то, что заставило его, пусть на мгновение, перестать быть стальным.

– Ммм…– ей нравилась эта боль. Она наслаждалась ее, каким-то женским чутьем предугадывая его настроение, своей внимательностью к мелочам, заставляя еще больше страдать, все сильнее ускоряя темп.

– Ах…– этот Маринкин то ли стон, то ли вздох был словно сигнал. Они закончили одновременно, мокрые насквозь и оглушенные счастьем, которое принесла им эта близость. Ведь каждый получил от нее в этот момент именно то, что хотел.

С трудом Богдан отстранился от женщины, замершей на столе со счастливой улыбкой на лице.

– Я тебя люблю…– нанесла она ему последний удар в спину, когда он уже собирался в ванну, а она, все еще кокетливо закинув ногу за ногу, располагалась на столе.

– И я,– выдавил из себя Гончаренко, впервые в жизни покраснев. Она любила Сережу, строителя из Молдавии, скромного, застенчивого мужчину, с которым Марина намеривалась построить оставшуюся жизнь. Богдан был ей чужой! И в этом он убеждал себя ни раз, но проклятое сердце опять не слушалось. Особенно сейчас…Особенно после этих слов, которые они никогда не говорили друг другу со времен знакомства.

– Хорошо-то как…– она сладко потянулась на стуле, полные груди качнулись под полуразодранным халатом совсем уж соблазнительно.

– Ты что-то говорила насчет ужина?– перевел на другую тему разговор Гончаренко.

– Душ…Ужин…Какие у тебя на завтра планы? Ты же помнишь, что я работаю в день? – женщина спрыгнула со стула, качая бедрам двинувшись к нему.

– Об этом я и хотел с тобой поговорить!– обрадовался Гончаренко, так и не придумавший, как перейти к интересующему его вопросу.– У меня завтра собеседование около двух в ПЧ. Хочу устроиться монтером пути к вам на железную дорогу. Не могла бы ты завтра рассказать хотя бы какие-то основы о вашей работе? А лучше показать на примере, чтобы я совсем уж глупым в глазах будущего начальства не выглядел?

– Наша работа несколько различается…Я из дирекции движения, а путейцы – это несколько другое…– замялась Маринка.

– Но знакомые-то среди путейцев у тебя есть?– спросил Богдан, вернувшись назад в комнату.

– Мастер по станции…

– Неплохо, если бы я к тебе заскочил на работу до собеседования и поговорил бы с ним! Знаешь же, что в кадрах говорят одно, а вот на практике оказывается совершенно другое. Я хочу, чтобы у меня была такая работа, чтобы ты ни в чем не нуждалась, моя милая!– он нежно поцеловал ее в щеку, коснувшись губами мягкого пушка волос около виска.

– Хорошо…Я попробую позвонить ему, – нерешительно согласилась Марина,– если он будет на месте, то я попрошу его поговорить с тобой…

– Вот и отлично!– отстранился Богдан от нее, проведя ладонью по распущенным крашеным волосам, словно маленькой девочке.– Ты у меня самая лучшая! Кстати, может ну, его, этот ужин? Давай сходим куда-нибудь, развеемся? У меня остались кое-какие сбережения, думаю, что нам хватит отдохнуть?

Женщина улыбнулась и согласна кивнула. Неужели, она все же дождалась своего принца на белом коне, простого человеческого счастья? Неужели, она теперь не будет засыпать ночами одна, вздрагивая от незнакомого шума за окном?

– Конечно, дорогой…Только все же сначала душ!

Маринка отправилась в ванную, а Богдан проводил ее долгим пронзительным взглядом. Он принял решение, нашел выход, как делал это много раз до этого, только не хотел, даже самому себе в этом признаться.

18


Москва

ул.Гризодубовой

Штаб-квартира ГРУ

Оперативный центр Главного разведывательного управления Российской федерации напоминал растревоженный улей. Литерный особой важности под номером 1313 вышел из пункта назначения, чтобы прибыть вовремя на заданную станцию. И теперь его всюду сопровождало внимательное и неотрывное око спутников, радиолокационных систем слежения, компьютерных программ и прочей новомодной техники, без которой специалисты разведки уже не мыслили свое существование.

Но не только системы ГЛОНАС наблюдали за безопасностью спецсостава. Сотни людей неотрывно контролировали путь литерного по всему маршруту движения. Огромный неповоротливый механизм все еще могучей железнодорожной магистрали страны был запущен для того, чтобы переправить радиоактивное топливо на одну из местных атомных электростанций. Десятки работников пути встречали состав на неохраняемых переездах и мостах, сотни вагонников непрерывно контролировали на каждой станции состояние вагонов, машинисты меняли бригады из числа самых подготовленных специалистов, а на дежурства по станциям ставили самых опытных ДСП. Приведены в полную боевую готовность стрелковые команды военизированной охраны, пожарные и восстановительные поезда. Счет работы людей пошел на вторые сутки. И весь этот непрерывный поток информации стекал сюда на улицу Гризодубовой в оперативный штаб ГРУ, которым руководил генерал Старостин Леонид Петрович, сидевший за столом своего кабинета, устало протирая покрасневшие от недосыпа глаза.

К черту эту работу! Думал он, снова принимаясь за очередной отсчет. К черту все! Вот проводить этот литерный и баста…На заслуженный отдых! Пенсия какая-никакая, а все же имеется, дачу построил, квартиру детям купил, пора и для себя пожить. Уверял он, но понимая, что все же так и не решится уйти из этой структуры, в которой была всей его жизнь. А за этой операцией будет новая, а за ней еще одна, а потом еще…И однажды его найдут именно тут, в собственном кабинет умершего от инфаркта или инсульта…

– Тьфу! Тьфу!Тьфу!– сплюнул Старостин через левое плечо суеверно, постучав на всякий случай по краю дубового стола.– И придет же такое в голову…

Сказывалось напряжение последних дней. Информации от капитана Вишневского никакой не поступала. Агент Белянкина рядом с ним тоже не подавал вестей, и Чуйка – захолустная станция на границе с Украиной по-прежнему оставалось самым больным местом по всему маршруту следования поезда.

Черт бы ее побрал, эту Украину! Жили себе спокойно, дружили, считали друг друга братьями! Нет, захотелось ей самостийности…И вот результат. Теперь ближайшего соседа, бывшего брата приходится подозревать в терракте. А ведь радиоактивное облако в случае чего и на них может пойти! Мало ли куда ветер повернет? Но кто там в рядах националистов думает об этом? Им чем хуже, тем лучше! Получать второй Чернобыль…Будто бы мало им одного.

В дверь постучали. Так стучал во всем управлении только лишь один человек, его близкий друг полковник Белянкин. Именно ему Старостин планировал оставить управление при уходе на пенсию. Мужик честный, грамотный, не без гонора, конечно, но может оно и лучше? Меньше в больших кабинетах ноги об него, как руководителя будет вытирать менеджеры и экономисты, ставшие во главе практически всех ведомств страны, безграмотные, узкоспециализированные, направленные лишь на получение мимолетной прибыли. Они поставили на колени почти всю, некогда великую, промышленность со своими бесконечными сокращениями и оптимизациями.

– Войди, Валентин Рудольфович!– откликнулся он, отложив в сторону кипу бумаг. Рука сама нырнула в ящик стола, чтобы достать оттуда крепкого выдержанного коньячку и пару рюмок.

– Сколько лет служим вместе,– полковник вошел в кабинет. Бросил косой взгляд на выставленное спиртное, улыбнулся, но промолчал,– все время удивляюсь, как ты определяешь, что за дверью именно я?

– Понимаешь, Валик,– разлил по хрустальным рюмкам Старостин шоколадного цвета ароматную жидкость, наслаждаясь французским ароматом,– на уровне пояса можешь стучат только ты…

Они рассмеялись. Белянкин был небольшого роста, примерно метр пятьдесят, но крепко сложен. В курсантские времена он сильно комплексовал по поводу невысоких габаритов, но приобретя определенный статус, добившись определенных успехов в жизни, относился к подколкам такого рода с юмором.

– А еще стук у тебя, Валя,– поднял рюмку генерал, наполненную до краев,– самый наглый, будто к себе домой ломишься… Будем! Чтоб этот чертов литерный проехал без приключений!

Они с удовольствием выпили коньяк. Выдохнули, наслаждаясь сладким послевкусием. Два крепких мужчины, офицера, они могли себе хоть иногда позволить расслабиться.

Старостин убрал спиртное и внимательно посмотрел на товарища.

– Я, собственно, по этому вопросу и пришел!– расправил усы залихватски Белянкин, доставая из недр своей коленкоровой папочки лист бумаги.– Посмотри внимательно…

Он подал служебную записку генералу с набранным на ней текстом шифрограммы. Он гласил: « Объект вышел на вероятного противника. Лужина убили не террористы. Проводим задержание сегодня ночью. Литерный может следовать по маршруту. Позывной Ведьма.»

– Твоя воспитанница?– кивнул на лист бумаги Старостин, закончив читать.

– Лучшая воспитанница!– рассмеялся Белянкин.– Я ее приставил к Вишневскому, чтобы тот из-за своей принципиальности чего-нибудь не напортачил. Она хвостиком повиляла, грудью поманила, а он и рад стараться ее слушать. Мужики ведь везде одинаковы…

– Говоришь, так как будто не мужик!– улыбнулся Леонид Петрович.

– Еще какой! У меня у самого иногда при виде нее слюнки текут, да стар я уже…

– Ну, не прибедняйся! Не надо, Валя…

– Но не только это меня останавливает, Лёня, а то, что у этой девочки несмотря на глупый кукольный вид в голове непрерывно работает компьютер похлеще твоего,– он кивнул на плоский монитор, развернутый к хозяину кабинета дисплеем.

– Вообщем, ставка на твоего Вишневского сыграла?– удовлетворенно откинулся на кресле Старостин. Коньяк, вкупе с хорошими новостями расслабили его окончательно. Лицо слегка покраснело. Он с удовольствием расстегнул тугой воротник рубашки, ослабил галстук.

– Как я и говорил! Пятнадцать минут назад Кобелев с группой ликвидации доложил мне, что к нему в гостиницу прибыл капитан и поднял их по тревоге.

– И где же братья славяне хотели подложить нам свинью?– нахмурился генерал.

– Металлический мост…Длина примерно около ста метров, относится к категории больших. Взрыв его под литерным привел бы к сходу подвижного состава, техногенной катастрофе и образованию радиоактивного облака, которое еще неизвестно, куда бы полетело…Белгородская область превратилась бы в пустыню.

– И как Вишневский вышел на бандитов?– поинтересовался Старостин.

– « Ведьма» об этом не пишет… Я так понял, что они находятся в жестком цейтноте, потому времени на более полный отчет нет.

– Да уж…– выдохнул генерал.– За такую радостную новость стоит еще раз выпить.

Он снова достал початую бутылку и рюмки, наполнил их до половины. Кивнул Белянкину.

– За твоих людей, Валик! За успех!– сладкий вкус шоколада остался на языке, компенсируя крепость. Старостин устало потер набрякшие веки, отгоняя сонливость, одолевшую его после спиртного.– Значит, даем движенцам приказ на то, чтобы готовили литерный к отправке на Чуйку?– уточнил генерал у своего товарища.

– Я думаю, что это просто необходимо сделать!– улыбнулся полковник, пряча шифрограмму в свою папку. – Такую работу провели…

– Сегодня я, наконец, как следует высплюсь,– мечтательно проговорил Старостин, откидываясь на спинку кресло.

Чтобы не мешать своему другу, полковник аккуратно встал, слыша, как дыхание генерала становится более размеренным. Военная служба приучила их засыпать быстро и в разных, порой самых невообразимых позах. Отошел к двери. Скрипнула ручка. Он обернулся на Старостина. По лицу резко уснувшего начальника бродила счастливая улыбка.

19

город Чуйка

Брать с собой Вишневский Юльку отказался. Объяснил, что опасно. На ее горячие возражения отмахнулся, даже не выслушав. Мол, там есть ликвидаторы, которые и займутся захватом террористов. Ему самому предстоит в сторонке стоять, да наблюдать за операцией. Врал, конечно…Непременно полезет в самое пекло, тем более командир группы захвата его старый сослуживец. Вместе они учились в центре, вместе воевали в Осетии. Уж он-то даст пострелять Вишневскому вволю. Она точно помнила из личного дела Сашки, которое читала перед отправкой в эту командировку. Снабдил ее им полковник Белянкин, да приказал внимательно приглядывать за Вишневским, уж больно своенравен.

Она-то рада стараться, благо начальник намекнул, что в случае чего, если все пройдет удачно, то Лавоченко непременно получить долгожданного младшего лейтенанта. Так что все складывалось, как нельзя лучше! Террористы почти пойманы, литерный идет согласно графика, осталось лишь одно незаконченное дело…

Юлька посмотрела на заваленный бумагами рабочий стол коменданта станции, ставший для нее за эту сумасшедшую неделю почти родным. С самого края лежало личное дело убитого капитана Лужина. Со старой, еще курсантской черно-белой фотографии на нее смотрел совсем молодой парень. Белозубая улыбка, бесшабашный взгляд карих глаз мог свести с ума любую девушку. Не зря его здесь считали знатным бабником, а жена ревновал к каждому столбу. На месте Елены Константиновны она поступала бы точно так же, только, наверное, не убила бы…

То, что к гибели капитана причастна его жена, Юлька была уверена почти на сто процентов. Никакие террористы коменданта станции Чуйка не убивали. Все произошедшее, литерный и прочее – всего лишь глупейшее совпадение, как это часто случается в нашей жизни. Алексея Васильевича сгубила пагубная страсть к противоположному полу и неуравновешенная женушка, решившая отчего-то действовать по принципу: «Так не доставайся же ты никому!»

Оставалось выяснить от самой заказчицы некоторые детали, да нажать на нее, чтобы она сама написала чистосердечное признание. Именно этим Юля и решила заняться, пока Вишневский устраивал засаду на террористов. Времени оставалось валом. Завтра в двенадцать они проводят литерный за пределы юрисдикции комендатуры и все…Чуйка станет лишь очередной страницей ее богатой профессиональной биографии. Она вернется в Москву, в главное управление, получит лейтенанта и забудет все, как страшный сон. Только забудет ли?

Она вспомнила смех Вишневского, его глаза, момент, когда они столкнулись лбами над картой местной железнодорожной линии, и что-то тугое, плотное, грустное заныло в ее сердце. Лавоченко никогда не была сентиментальной, но мысль о расставании с капитаном стала для нее неожиданно неприятной.

– Успокойся, дорогая!– выдохнув, произнесла она вслух сама себе. Поправила прическу, глядя в настенное зеркало.– Он всего лишь твое очередное боевое задание! Сколько таких будет? Сотни? Тысячи?

А дома в Москве ждет Руслан – добрый отзывчивый парень. Почти жених…Уверенный, что она работает в какой-то фирме по продаже компьютеров главным бухгалтером и сейчас заключает договора на очередную поставку. Русик…

Но ожидаемого отклика от почти родного имени не получилось. Лавоченко зло стукнула кулаком по столу, приводя себя в порядок. Хватит! Пора действовать! Распустила слюни, клуша! Ты старший прапорщик разведки, а ведешь себя, как обычная баба. Осталось сериалы начать смотреть!

Терапия помогла. Злость заменила собой мысли о Вишневском. Рука, уже тянущаяся к телефону, чтобы набрать ему и услышать его голос, остановилась на полпути.

– Займись делом, дура!– рявкнула она на себя, вставая из-за письменного стола. На ходу закинула кусок какого-то печенья, полистала дело Лужина, где был написан его домашний адрес. Уже через пару минут Лавоченко, собранная и готовая ко всему на свете, с заряженным боевым табельным оружием, садилась в местное такси, чтобы встретиться со вдовой коменданта.

Привыкшая с детства жить в крупном городе Юлька совсем не понимала ритма жизни провинциалов. То Чуйка оставалось совершенно пустой в выходной день, когда все люди дома, оживая лишь в утренние часы, когда работал местный рыночек, который можно было при большом желании обойти за двадцать минут, то улицы становились переполнены в разгар рабочего дня, когда жители должны были быть все на работе у заводских станков, транспортерных лент, в офисах и конторах. Вот и сейчас, они на десять минут, что для Чуйки было почти катастрофическим, они застряли в пробке на центральной улице города. Местные отчаянно давили на клаксоны, некоторые, потерявшие терпение разворачивались обратно, тормозя движение еще больше.

Водитель Лавоченко смиренно ждал, пока затор сам собой рассосется, барабаня пальцами по кожаной оплетки руля.

– Что-то случилось?– уточнила Юлька, когда мимо них просвистела мигалками машина полиции.

– Говорят в частном доме майора военного убитого нашли. Он снимал сарайчик у старушки, баб…то есть женщин туда водил по случаю, а вчера бабуля кинулась деньги за следующий месяц получать, пришла в домик, а там все настежь открыто, а майор окоченел уже с шомполом в ухе…

– С чем?– Юльке показалось, что она ослышалась.

– Шомполом,– сообщил таксист радостным голосом, счастливый тем, что смог наконец поделиться хоть с кем-то такой важной информацией,– это штука такая от автомата…Для…

– Я знаю для чего он,– оборвала шофера Юлька. Прикусив нижнюю губу. Все это было очень подозрительно. Мор какой-то в Чуйке на военных напал. Сначала убили Лужина, теперь неизвестного майора…

– Вот полиция и объявила план перехват. Там, говорят, уже прокуратура военная работает, следователей с самой Москвы приехало с десяток…

– Ясно…

– Ходит слух, что майор этот оружием со склада приторговывал…

– Оружием?– нахмурилась еще больше Лавоченко.

– Автоматы, пистолеты…Вот его и наказали!– самодовольно хмыкнул таксист. Мол, поделом ворюге.– Знамо дело, с кем-то не поделился…

– Не поделился…– проговорила, будто про себя, раздумывая над словами водителя, Юлька. Или с ним не захотели делиться? Если майор действительно торговал оружием, то вполне возможно на него вышли их с Вишневским террористы, сделали заказ, но офицер был слишком опасным свидетелем, от которого просто избавились сэкономив не только денежки, но и избавившись от человека, который при случае мог их легко опознать.

– Ты знаешь, где это случилось?– быстро уточнила она, несколько изменив свои планы.

– Да возле бывшего аэропорта на кордоне,– махнул рукой куда-то наверх таксист,– там весь район в кольце ментов, не прорваться.

– Нас пропустят!– решительно кивнула Лавоченко.– Вези меня туда!

Пожав плечами, словно его просили о чем-то обыденном, водитель свернул в сторону, объезжая длинную колонну автомобилей, замерзших в очереди, в ожидании своего досмотра. Нагло обогнул ее, остановившись возле гаишника в бронежилете и каске.

– Старший лейтенант Чуркин! Проезд запрещен! Ведется спецоперация!– представился он, махнув небрежно жезлом в сторону, мол, чего дорогу загораживаешь, вали отсюда, но Юлька останавливаться на половине пути не собиралась. Она показала в приоткрытую форточку свое удостоверение, и лейтенант вытянулся моментально в струнку, понимая важность такой персоны, как старший прапорщик военной разведки, мгновенно отдал воинское приветствие и пропустил.

После этого таксист старался лишний раз не болтать, искоса поглядывая на свою пассажирку с явным подозрением. Лавоченко была почти уверена, что следующему своему клиенту разговорчивый водила расскажет, как вез в своей машине саму секретную генеральшу, одним мановением руки лишающую звания местных полковников.

У дома, где было совершено убийство майора стояли несколько машин прокуратуры, полиция, скорая и два военных «уазика». Прибыли представители военной части, совсем недавно расквартированные в городе.

– Ведутся следственные действия!– остановили ее на пороге двое сержантов из ППС.

– Мне можно!– снова подействовало волшебное удостоверение. Сработал инстинкт подчиненного. Местные органы подспудно ждали, что появится кто-то из центра, из Москвы, чтобы раздать им всем на орехи, помахать шашкой и уехать, так что появление Юльки никто не оспаривал, все были уверены, что это именно она.

В домике воняло трупным ядом, царил полумрак, сладковато-мерзкий привкус разложения витал в воздухе. Лавоченко поморщилась. Но не отступилась…Вошла внутрь, с трудом привыкая к полутьме.

Вокруг трупа кружились несколько экспертов в резиновых перчатках, что-то измерявших у основания головы убитого, посиневшего майора, черты лица которого после смерти изменились до неузнаваемости. Криминалисты выясняли то ли длину шомпола, то ли насколько этот шомпол вошел в голову пострадавшего.

Чуть поодаль стоял полковник в военной форме и укоризненно кивал головой, рассматривая пустые оружейные ящики, вытащенные из-под старой панцирной кровати.

– Никогда бы не подумал…Столько лет беспорочной службы, всегда на хорошем счету.

– Старший прапорщик Главного Разведывательного Управления Лавоченко Юлия Валерьевна,– представилась моя помощница, лениво в очередной раз махнув удостоверением перед носом полноватого полковника,– вы командир части?

– Замполит…– представился офицер.– Губарев Валерий Яковлевич.

– Мне надо задать несколько вопросов…– прапорщик подхватила полковника под локоть и потащила на улицу. Тот сопротивлялся вяло, скорее для проформы, слишком был уж поражен увиденным трупом сослуживца.

– Но прокуратура…

– Вы же видели, что я из другого ведомства,– прервала его Юлька,– мне плевать, что вы там мутили с этим оружием, сколько толкнули на сторону. Этим пусть занимаются следователи! Мне важно знать, что было в этих конкретных ящиках? Кто делал последний заказ?

– Я…

– Товарищ полковник…– нахмурилась Лавоченко, сделав серьезное лицо.– Мы с вами не в бирюльки играем. Что было в ящиках?– она рявкнула так, что сама себя испугалась. Никогда не думала, что в столь худеньком тельце окажется столько командного голоса.

– В одних автоматы, в другой…

– Что? Говорите, быстро!

– В другой взрывчатка.

– Сколько?

– Много…

– Сколько?

– Не знаю!

– Кто делал заказ? Ну?– она тряхнула его, словно куклу, взяв за отвороты пиджака, даже не ожидая сама от себя такой совсем неженской прыти.

– Я не…

– Я вас посажу! Ну!

– Некий Иса…Местный авторитет чеченец. Мы…то есть покойный с ним часто работали.

– Для кого предназначалась взрывчатка? Говорите!

– Я не знаю, честно!– воскликнул, как маленький ребенок, полковник.

– Идите…– махнула рукой Юлька, устало присаживаясь на покосившуюся лавочку, притаившуюся в тени яблони, широко раскинувшей свои ветви до самой старенькой веранды. Выходило, что в истории с литерным завязаны не только украинские националисты, но и чеченцы, которых взяли исполнителями. Она достала телефон закрытой связи из сумки и набрала меня, торопясь и путая кнопки. Доложила о случившимся, предупредив о том, что скорее всего у террористов будет много при себе стрелкового оружия. Юлька сделала все что могла. Теперь дело оставалось за мной. Лавоченко бегло взглянула на часы. Оставалось светового дня еще прилично. Елена Константиновна должна быть дома, не ожидая ее визита. Почувствовав себя уверенно после разговора с замполитом местной части, Юлька была готова горы свернуть, не только расколоть свихнувшуюся от ревности жену капитана Лужина.

Поймать машину в маленьком городке, таком как Чуйка – это целая проблема! Бомбил, как таковых, тут нет, а все занимающиеся частным извозом чаще всего работают только по вызову от каких-то маленьких фирм, где может быть всего одна или две машины. После недолгих поисков в интернете Юлька нашла пятизначный телефон местного такси и вызвала машину, разглядев табличку с адресом дома в тени все той же яблони.

Пока ждала автомобиль, наблюдала за домом, где нашли убитого офицера. Следственные мероприятия понемногу сворачивались. Подъехал катафалк с хмурыми и неприветливыми работниками похоронной службы, погрузили труп, вокруг которого суетился заметно успокоившийся замполит. Видимо, именно на него были возложены организация похорон и улаживание прочих формальностей.

Следственный комитет на черной тонированной «Газели» уехал следом, беззвучно мерцая синими проблесковыми маячками. Оставались местные опера и «Скорая», которой должен был кто-то подписать акт осмотра.

– Вы такси заказывали?– перед сидящей на лавочке Юлей остановилась серебристая «приора» с московскими номерами.

Лавоченко кивнула, усаживаясь в машину, чтобы через тридцать минут оказаться возле дома Лужиных. Всю дорогу молчали, слушая негромкое радио, вещавшее про замечательный теплый вечер и великолепную летнею погоду, балующую жителей солнечными деньками. Юлька смотрела в окно, задумчиво прикусив губу, где-то на уровне подсознания переживая за Вишневского. Неужели, она влюбилась? Нет…Руслан ей намного ближе, роднее…И удобнее, что ли? Это определение, показавшееся ей грубым, больно резануло по сердцу. Удобнее…Будто это была софа или диван, а не человек, с которым они встречались уже почти два года! Удобнее…А Вишневский? Вишневский вспышка! Вспышка, которая исчезнет, едва она купит билеты в купейный вагон поезда Москва-Чуйка, чтобы навсегда перевернуть эту страницу своей жизни. Он тут же исчезнет. Как будто его и не было, останется лишь только удобный, такой милый и родной Руслан, только почему капитан не выходит у нее из головы? Почему все мысли последнее время сводятся лишь к нему?

– Приехали, барышня!– обернулся на нее таксист, притормозив у недавно отстроенного двухэтажного дома с черными затемненными окнами в пригороде Чуйки.

– Сколько?– недовольно поморщилась Юлька, с трудом возвращаясь из плена своих мыслей в реальность.

– Стольник или может просто дашь телефончик?– подмигнул из-за руль молодой парень в зеркало заднего вида.

Лавоченко ничего не ответила, не стала ставить водителя на место, махая своими удостоверениями. Она просто из дамской сумочки выложила свой табельный пистолет, уложив его на коленку, и лишь потом, выудила оттуда кошелек и стала искать нужную купюру. Парень на переднем сиденье примолк, став терпеливо ждать сдачи. Юлька с улыбкой наблюдала за тем, как изменилось выражение его лица, ставшее похожим на гипсовую посмертную маску.

– Спасибо,– улыбнулась она, запихивая оружие обратно.

Таксист кивнул, натянуто улыбнувшись. Он отчетливо определил, что оружие было боевое. И пусть! Юлька вышла на улицу, рассматривая высокие кованые ворота, украшенные затейливыми вензелями. Богато жил комендант Чуйки…Не бедствовал, решила она, шагнув к калитке в поисках звонка, который обнаружился чуть выше почтового ящика и оказался самым настоящим домофоном. Пропела незатейливая мелодия «подмосковных вечеров».

– Слушаю вас!– откликнулись по ту сторону забора. Интонации голоса мало напоминали убитую горем женщину, но Юлька сразу же узнала в них Лужину.

– Это из полиции,– ответила помощница, не став объяснять организацию, которую представляла,– по поводу гибели вашего мужа! Мы виделись с вами на кладбище. Меня зовут Юлия.

– Что-то новое появилось в деле?– спросила Елена Константиновна и в ее голосе промелькнуло нечто сродни ехидству, или Лавоченко это только показалось.

– Мы почти нашли преступника,– сообщила Юля,– только надо уточнить несколько деталей…

– У меня?– голос вдовы коменданта показался удивленным.

– Именно!

На том конце домофона замолчали. Лавоченко затопталась на месте, переступая с ноги на ногу. Она кожей чувствовала, что Лужина сейчас за ней внимательно наблюдает на экране и чувствовала себя неуютно.

– Войдите…– замок щелкнул, и дверь поехала в сторону, впуская мою помощницу в гости к убитом капитану.

Во дворе еще оставались следы большой стройки. Кое-где была сложены аккуратно строительные материалы, беседка стояла без крыши, а в уютной небольшой баньке, на крыльце громоздился утеплитель.

– Добрый вечер, Елена Константиновна,– поздоровалась Юлька, рассматривая хозяйку дома. Та вышла ее встречать по-домашнему, в черном шелковом халате, тапочках с помпонами и кружевном пеньюаре, соблазнительно выглядывающем из-под края халата. Слегка растрепана, будто со сна, но все так же пронзительно строга и собрана.

– Вы сказали, что нашли убийцу моего мужа?– переспросила она, пропуская Лавоченко в дом, который внутри был полностью закончен. Ремонт отдавал немного пошловатой роскошью из-за обилия позолоты и лепнины на потолке, а так все было прилично и дорого: новая мебель, бытовая техника, все по высшему разряду.– Проходите сюда…

Она опередила мою помощницу и распахнула ей с натянутой улыбкой дверь слева, которая вела в огромный зал, с невысоким журнальным столиком и огромным кожаным диваном возле него.

– Кофе?

– Нет, спасибо…– огляделась по сторонам Юлька. Даже в Москве не встретишь такого дорогого ремонта. Сколько же зарабатывал покойный комендант Чуйки, если отгрохал себе такой особнячок?

– Это все мои родители,– будто прочитав ее мысли, пояснила Лужина,– мой папа крупный бизнесмен, торгует лесом в Брянской области. Вот они с мамой и помогали нам, как могли…На Лешину зарплату сильно не разгуляешься! Да, что я вам объясняю, вы сами знаете, работаете в той же структуре.

– Это точно…– Юлька села аккуратно на диван, как школьница, сложив руки на колени и вытянув спинку.

– Так что с убийцей? Кто этот негодяй? Вы его уже арестовали?– засыпала градом вопросов ее Лужина, но где-то на уровне подсознания, после уже сделанных выводов, они показались Юльке лживыми и неестественными. Все казалось ей ужасно наигранным и неживым. Все эти истерики, слезы – всего лишь фальш, игра на публику умелой и ловкой актрисы.

– Убийцу мы не нашли,– посмотрела строго на Лужину Юлька,– тут я вам, увы, соврала. Нашли заказчика…А еще точнее заказчицу, надеюсь, она-то точно знает имя киллера.

– Ох, Лешка, Лешка…– покачала головой Лужина.– Я так и знала, что сгубят его бабы.

– Одна…Жена…– поправила ее Юлька, и та вздрогнула, выдав себя с потрохами.

– Что вы имеете в виду?– но быстро справилась с собой, справившись с первым потрясением.

– А то, что именно вы – Елена Константиновна являетесь заказчиком убийства вашего мужа капитана ГРУ Лужина Алексея Васильевича!– объявила Лавоченко, победно разглядывая вдову коменданта.– Именно вы, его жутко ревновали к каждому столбу, жутко пиля его, упрекая маленькой зарплатой. Именно вы в какой-то момент решили избавиться от него, придумали план, наняли киллера, чтобы избавиться от мужа. Тому есть много доказательств, пересказывать я их вам не буду…Я убеждена, что заказчика – вы! Сегодня я пришла выяснить, только лишь один вопрос…Зачем?

Лужина молчала, вперев взгляд Лавоченко куда-то в переносицу. Юлька даже позавидовала такому отличному самообладанию. Вдова лишь слегка побледнела, услышав такие серьезные обвинения в свой адрес, и только…

– Я не собираюсь вас тут арестовывать,– махнула импульсивно рукой моя помощница,– этим займется полиция. Мне просто интересно, зачем? Зачем надо было столько ревновать человека, превратив его жизнь в кошмар, чтобы потом заказать и убить? Пусть не своими руками, но все же…

Побледневшая Елена Константиновна встала и прошлась по комнате, даже не потрудившись запахнуть халат, обнаживший почти голое тело. Юлька не сводила с нее глаз, отметив краем глаз, что Лужина для своих лет выглядит довольно аппетитно.

– Зачем?– повторила ее вопрос Лужина, глядя куда-то в сторону. Ее плечи дрогнули, раздался надрывный, слегка истеричный всхлип.– Зачем он гулял со всеми этими молодыми блядями? Зачем мучил меня? Зачем я поперлась за ним в эту засратую Чуйку, когда мне светило прекрасное будущее в Москве? Зачем было это все? Зачем он сломал мне жизнь? Отнял у меня ту, которая должна была у меня быть?

Юлька молчала, боясь прервать эту исповедь, которая могла закончится чистосердечным признанием. Диктофон в сумочке, нарочно выложенной на стол писал звук, заполняя гигабайты электронной памяти.

– Мне было восемнадцать, когда мы познакомились. Он был офицер, красавец, любимец женщин. Против его обаяния я устоять не смогла. Через год мы поженились… К тому времени Лужин уже был в разводе, я была слишком молода, чтобы задумываться о том, почему его первый брак рухнул, как карточный домик, едва успев начаться. Родители были против, я разругалась со всеми своими близкими людьми, выбрав женское счастье, которое, увы, длилось совсем недолго…

Юлька решила ее не перебивать. Пусть выговорится, может случайно проговорится о том, что сама и заказала так горячо и беззаветно любимого мужа.

– В Брянске мы жили на съемной квартире. Денег, которых получал Алеша хватало лишь на то, чтобы оплачивать аренду и коммуналку. Я не работала, и нам помогал тайком отец, сердце которого все же растаяло. Он очень влиятельный человек в городе, имеет крупный бизнес, но даже он ничего не мог поделать, когда Лешу перевели из Брянска в это захолустье…Тут-то и начались все проблемы…Лужин начал пить, говорил, что повышение звание до капитана при таком переводе сравнимо понижению, а то и ссылке в Сибирь. Периодически ночами его не было дома, он говорил, что работает, но конечно же был со своими женщинами. Я не могла этого понять, вела себя глупо, следила, скандалила, но, как вы догадываетесь, это ни к чему не привело. Наша семья начала разваливаться на глазах. Чтобы хоть как-то нам помочь, мой отец начал строить этот дом, пригласил высококлассных строителей, дизайнера, но Лужину все было ни по чем. Он все так же кутил, перестал появляться дома, а я осталась одна…

Что было дальше Лавоченко уже примерно представляла, но все же ей хотелось дослушать исповедь женщины до конца. Как она стала к ней относится? Ей не стало ее жаль…Нет! Но хотя бы понять мотивы ее она уже могла.

– Прорабом на стройке был Матвей – крепкий молодой парень, который с самого начала оказывал мне знаки внимания. Именно с ним мы оставались наедине, планировали, скупали материалы, готовили сметы,– лицо Лужиной озарила счастливая улыбка,– именно он заставил меня изменить свое отношение к мужу…

– Лужина застрелил он?– уточнила Юлька тихим голосом.

– Я попросила его об этом…

– Зачем? Зачем, Елена Константиновна? Ведь можно же было бы просто развестись?

– Он должен был заплатить…– вдова коменданта станции повернулась к моей помощнице, уперев в нее тяжелый взгляд, в котором не было даже намека на раскаяние, только ненависть полыхала в них ярким огнем.– Заплатить за все! За мою молодость! За надежды! За мою жизнь…К тому же, этот дом мы строили, когда были в браке. Отец по документам не проходил нигде. Официально, эта вся роскошь появилась на Лешкину нищенскую зарплату. Он бы претендовал на половину.

Да уж…Задумалась Юлька. Большие деньги приносят большие проблемы, так же, как и большая любовь, которая, не находя выхода, становится большим злом, съедающим вокруг себя все. Именно жертвой перерожденной большой любви стал комендант станции Чуйка, а не как считали в главном управлении военной разведки погиб от рук коварных террористов. Любви и расчета…Любила ли его вообще эта женщина? Или просто, как в ситуации с домом, все продумала и считала военного неплохой партией?

– Зачем вы мне все это рассказали? Ведь теперь я буду просто обязана вызвать сюда полицию и посадить вас вместе с вашим Матвеем?– после долгой паузы, во время которой Лужина налила себе полный бокал вина, спросила Юлька.– Вы хоть понимаете, что убили человека?

– Понимаю,– кивнула вдова капитана.– только я теперь не смогу допустить, чтобы кто-то помешал мне моему счастью с Матвеем…

– Что?– приподнялась на диване помощница.– Что это значит?

Позади нее щелкнул взводимый курок охотничьего ружья. Она резко обернулась назад, глядя на парня, который целился ей в грудь с сосредоточенным лицом.

– А вот Матвей…– пораженно прошептала Юлька, в который раз обзывая себя мысленно глупой дурой, попавшейся опять в ловушку.– Елена Константиновна…Я вас прошу не делать этого! Вы понимаете, что будет, если вы сейчас застрелите сотрудника ГРУ? Или ты, Матвей, понимаешь, что вас будут искать и найдут? Найдут из-под земли! И никакие деньги папы из Брянска не спасут вас от наказания!

Юлька медленно сделала шаг в сторону, не сводя глаз с вороненного ствола ружья. Сердце бешено колотилось в груди. Она отчаянно искала выход.

– Кто знает о том, что вы тут?– с легкой грустной улыбкой уточнила Лужина.

– Все!– торопливо брякнула помощница, выдав себя с потрохами.

– А вот я, думаю, что никто…Вы молоды, девушка, азартны и ни с кем делиться славой не стали бы…– вдова капитана зашла за спину Юльке, даря ей шанс, даже не предполагая, что находится на одной с ней линией огня, и если этот Матвей действительно ее любит, то стрелять не станет, боясь, что попадет в хозяйку дома.– Так что, если мы вас здесь застрелим, а потом немного забетонируем, то никто не подумает на убитую горем вдову? Не так ли?

– Да пошла ты!– громко ругнулась Лавоченко, делая движение резко вниз и в бок, чтобы уйти с линии огня. Палец Матвея дернулся на крючке произвольно. Юлька была уверена, что стрелять парень не хотел. Гулко прозвучал выстрел. Тело Лужиной покачнулось. На черном пеньюаре в области груди стало появляться темное пятно. Она с трудом втянула в себя воздух, растерянно улыбаясь, еще не понимая, что ее только что убил собственный возлюбленный.

– Матв…– попыталась она что-то сказать, но рухнула на пол, опрокидывая журнальный столик с бокалом недопитого вина.

– Лена!– парень бросился к ней, забыв про Юльку. Его отчаянный крик разорвал тишину пустого дома, будто взрыв снаряда большой мощности. Он не видел ничего кроме Лужиной. Ее голова с разметавшимися по коленям Матвея светлыми волосами безжизненно смотрела на него мертвыми пустыми глазами, полными печали. – Лена…

Юлька аккуратно обошла их двоих и подняла ружье с пола. Так и есть…Заряжено оно было крупной дробью, не оставляющей шансов выжить при попадании в сердце. Ловко разрядив его, она отбросила оружие в сторону. Набрала номер Мишки Карташа – друга Вишневского, занимающегося убийством Лужина.

– Михаил Сергеевич, я нашла убийцу Лужина. Диктую адрес! Приезжайте с районными операми, тут, увы, еще и труп заказчицы…

Тихо она вышла из комнаты, плотно притворив за собой дверь. Почему-то она была уверена, что Матвей никуда не сбежит отсюда. Не дать им шанса побыть напоследок вдвоем, она не имела права. Видимо, это была действительно любовь. Именно та самая, о которой пишут в книжках, из-за которой начинают войны и гибнут целые государства, а Лужин в этой любви был лишь досадной помехой. Лавоченко вздохнула, прижавшись затылком к прохладной стене. Ей почему-то захотелось увидеть Вишневского, чтобы тот с его ехидной улыбочкой подначивал ее, успокаивал, ругал, да что угодно, лишь бы был рядом. А как же Руслан?…Тоскливо и грустно на душе…Мерзко, словно в чем-то грязном выкупалась. Тошно…

Где-то далеко по улице, на пределе слышимости ревели мигалки. Тошно…Слезы сами покатились из глаз, и она их старательно вытирала, чтобы не показаться слабой. Она не женщина, в первую очередь она старший прапорщик ГРУ, а они слабыми быть не могут. Противно…

20

18 км мост


Земля была теплой и приятно пахла какими-то ароматными травами. Я с наслаждением вдохнул этот пряный запах и обернулся на Ваньку Кобелева, лежащего рядом, с которым мы не один пуд соли съели за три года в учебно-тренировочном центре ГРУ под руководством Белянкина, тогда еще подполковника, потом был Кавказ, Грузия, поиски террористов, совершивших жуткий терракт на вокзале Волгограда, война в Осетии…Сколько они всего пережили вместе?

Сейчас старый сослуживец был рядом, внимательно осматривал в бинокль мост, который должны были заминировать бандиты, и подходы к нему. Чуть поодаль от них, весь увешанный маскировочными ленточками замер снайпер, разглядывающий дорогу к железнодорожной насыпи в прицел старой доброй СВД. Левее расположилось пять человек из группы Ивана. Их я не знал. Все молодые, собранные…Только набранные из учебно-военного центра. Кобелев говорил, что это их чуть ли не первая операция. Салажата…У них еще все впереди.

Этот факт меня волновал мало. Там, откуда они выпустились, если учат, то учат на совесть. Вот и я, если бы не знал расположение огневых точек, то вряд ли бы обнаружил засаду. Ни один листочек не колыхнется, ни одна веточка не дрогнет, словно мост действительно пуст…

– Волнуешься?– тихо спросил Ваня, переворачиваясь на бок и отложив бинокль в сторону.

– Не знаю,– пожал я плечами, так привычно обтянутых разгрузкой,– прошло много лет, когда я был на боевом выходе последний раз. Тело вроде все помнит, а вот голова…

– Они профи,– кивнул Кобелев куда-то в сторону,– сами упакуют террористов, как миленьких, нам и пострелять даже не придется…

– Я не о том…Раньше молод был, не думал, что могу погибнуть, а сейчас…Сейчас сердечко жмет, словно первый бой мой в жизни,– я пошарил на боку в поисках фляжки, жадно отхлебнул из нее холодной воды, предложив другу.

– Это, брат, и называется старость…Когда есть, что терять в своей жизни.

– Да, что мне толком терять?– хмыкнул я то ли с грустью, то ли с непонятным удовлетворением.– Семьи нет, детей нет…Старушка мать дома всплакнет, если погибну, а так…

– А, что с семьей?– поинтересовался Кобелев, перевернувшись ко мне лицом, внимательно вглядываясь в него, словно искал ответ в моих сосредоточенных чертах лица.

– Не вышло…– отмахнулся я, пряча старательно взгляд. Перед моим мысленным взором промелькнула Юлька – моя сумасбродная помощница. Вот, если бы с ней…– Глянь-ка!– окликнул я товарища, переворачиваясь на живот одним, еле заметным движением.

Друг тут же преобразился, вперился глазами в узкое русло маленькой речушки, которую при особом навыке и желании можно было бы перешагнуть. Со стороны густой, поросшей плотными кленовыми зарослями посадки появились две фигуры в камуфляже с автоматами на шее. Они внимательно осмотрели мост, подходы к нему и то место, где расположилась засада.

– Дозор передовой выпустили,– одними губами прошептал Ванька,– осторожные черти!– охарактеризовал он террористов.

Один из бородатых джигитов, появившихся, словно бы из неоткуда, что-то гортанно выкрикнул в сторону посадки, махнул рукой, подавая знак остальным.

– Пора…– дернулся Ванька, но я еле успел его остановить.

– Рано! Пусть все выйдут…

На поляну возле речушки вышли еще четверо. Все, как один на подбор бородатые, хмурые, увешанные оружием с ног до головы, словно не в мирной Чуйке происходило все, а где-то в горах Северного Кавказа. Двое тащили зеленый ящик из-под боеприпасов. Тара была тяжелая, носильщики матерились, густо перемешивая русские маты с нецензурной чеченской бранью.

– Вот теперь точно пора гасить вайнахов!– зло сплюнул Иван, снимая свой «Вал» с предохранителя и целясь в ближнего террориста, который неожиданно достал из нагрудного кармана разгрузки телефон и начал набирать номер.

– Подожди…Чего это он делает?– я попытался понять по губам, что говорит чеченец, но за густой бородой их плохо было видно, да и старенький полевой бинокль давал плохую резкость.

– Чего ждать, Саня?!– возмутился товарищ.– Ты хочешь, чтобы они взрывчатку тебе на мосту разложили?

– Информация была про хохлов,– чувствуя неладное, пробормотал я. Под ложечкой засосало, как в старые добрые времена, ощущая неправильность происходящего, но не могущее дать верную оценку,– Белянкин точно сказал, что террористы из ультра правого крыла Украинских Нацбатальонов! А это ИГИЛ какие-то…

– Тебе не без разницы?– повернулся ко мне, отвернувшись от прицела «Вала» Иван.– Ну, снюхались хохлы с чеченами по старой памяти. Тот же Белянкин рассказывал, что в первую чеченскую их в Грозном воевало до е…ни матери! Решили братьям по оружию помочь. Главное что, Шура? Чтобы твой паровоз прошел участок этот без происшествий! А на остальное, плевать с большой колокольни!

Я неуверенно кивнул, все еще сомневаясь. Что-то внутри меня, дотошное, педантичное не хотело мириться с этим. Это было неверно! Неправильно! Так не должно было быть! На Юльку в гостинице напал не чеченец, а молдаванин! Чеченец не мог выдавать себя за жителя Кишинева, а вот хохол запросто! Нападавший был явно связан с террактом, иначе ему не было смысла бить по голове Лавоченко. Тогда, где он?! Где этот молдаванин?

Сердце ухало, отбивая сумасшедший ритм, словно только что я пробежал стометровку за рекордные восемь секунд. Где этот чертов молдаванин? Где он? Может именно ему звонил чеченец, докладывая о том, что они готовы приступить к выполнению операции? А вдруг это всего лишь подстава? И ее легко сопоставить с анонимным звонком, который и подсказал им, где враг нанесет разящий удар. А вдруг это все фикция? Отвлекающий маневр?

– Вали их!– коротко приказал я, чувствуя, что тянуть больше нельзя. Иначе, чеченцы заминируют мост и тогда…– Вали! Бородатого стреножь…

Ванька коротко кивнул, махнул лежащему рядом снайперу, давая последние указания. Тот знаками подтвердил, что понял своего командира.

– Команда «шторм»!– рявкнул в рацию друг, нажимая одновременно на спусковой крючок. «Вал» в его руках слегка дернулся. В нос ударил знакомый до боли запах пороховой гари.

Тот боевик, что стоял поодаль от всех, наступив на крышку ящика со взрывчаткой, взмахнул руками, покачнулся, нелепо загребая воздух, и рухнул в траву, конвульсивно дергаясь.

– Аллах акбар!– рядом со мной ухнуло СВД. Бородача вместе с телефоном крутануло на месте. Телефон отлетел в сторону. На штанине защитного цвета мгновенно расплылось алое пятно. Он дико завопил, ухватившись за пробитую коленную чашечку, завертелся волчком, загребая жухлую листву грязными ладонями.

– Аллах…– со всех сторон защелкали выстрелы. Все было отточено и отработано на тренировках, все цели были заранее разобраны. Кобелев был прав, когда говорил, что парни отлично вымуштрованы. Боевики не успели сделать даже выстрела.

– Серьезно!– одобрительно кивнул я другу, намекая на отличную подготовку его подопечных.

– А то!– удовлетворенно кивнул Ванька.– Фирма веников не вяжет!

– Эй, бл…ть!– выстрел в небо раздался, как гром в наступившей оглушительной тишине. Стреноженный боевик, преодолев боль в простреленном колене, сумел подползти к ящику со взрывчаткой, стоявшему неподалеку.– Шакалы, вы меня слышите?

Только сейчас в его дрожащей от боли руке я увидел обыкновенную «эфку» с выдернутой чекой, опущенной почти к самому ящику. Глаза чеченца бешено вращались, словно готовые выпрыгнуть из орбит, а тело била крупная дрожь.

– Шакалы, мать вашу!– прокричал он снова, размахивая гранатой, будто это была какая-то безопасная игрушка.– Слышите меня? У меня в руках граната и почти двадцать кило тротила под ногами. Одно ваше неверное движение и от вас, и от этого чертового моста останется лишь груда металлолома!

– Твою ж мать!– сплюнул Кобелев, расстроенно глядя в прицел своего оружия. Его можно было понять. Так хорошо начатая операция, обещающая награды и почетные грамоты ее участникам, грозила обернуться полным фиаско, за которое лучшим наказанием было бы увольнение из рядов в связи со служебным несоответствием. На радостях мы совсем забыли о стреноженном бандите, а он решил цепляться за соломинку до последнего, поставив операцию на грань провала.

– Русский, выходи, русский!– с легким восточным акцентом проорал бородач, шаря взглядом по «зеленке».– Трусливый шакал, да? Ссышь?

– Я его сейчас,– дернулся Иван, но я опять его остановил.

– Погоди…

– Санек!

– Вали его, как только махну рукой,– быстро прошептал я, вставая из укрытия в полный рост.

– Ты больной?– зло прошипел друг где-то под ногами.

– У тебя семья, дети…Береги себя, Ваня…

– Вишневский! Я приказываю…

– Я здесь! – ноги слегка подкосились, когда поехали по щебенке, усыпавшей откосы высокой насыпи.– Чего хотел?

– Сколько вас?– оглядевшись, спросил чеченец, как загнанный в ловушку зверь.

– Много,– кивнул я, спускаясь к речушке,– очень много…Тебе не уйти отсюда! Чего ты хочешь?

Ноги идти отказывались, слегка подрагивая, но я упрямо шагал вниз к нему, огибая особенно колючий кустарник. Правая ступня на крутом склоне поехала под осыпающимся щебнем. Я забалансировал, как канатоходец при исполнении смертельного опасного номера, успев прочитать крайнее отчаяние в глазах чеченца.

– Стоять! Стоять где стоишь?– прокричал он отчаянно, выставляя далеко перед собой руку с гранатой.

– Спокойно…Спокойно…– проговорил я тихим голосом, искренне надеясь, что он звучит уверенно и мирно. Рубашка под разгрузкой взмокла, прилипнув к телу, неприятно холодя между лопаток. Я обливался ледяным потом, чувствуя, что боюсь, боюсь умереть, погибнуть, как тогда в Грузии, когда казалось, что надежды на спасение уже нет, что тебя бросили, оставили, предали, как ненужную, отслужившую свой срок вещь. А что там? Взрыв…Яркий всплеск и темнота? Или тоннель, о котором так любят болтать священники?

– Я капитан Вишневский,– ноги наконец ступили на топкую почву берега реки, у которого замер чеченец с гранатой,– поверь, выхода нет…Тебе отсюда не уйти! Лучше сдаться!

– И гнить в камере всю свою оставшуюся жизнь?– выкрикнул, истерично щерясь, бородач.– Чеченец никогда не будет жить запертым в клетке! Мы – свободный народ! Нас в кандалы не закуешь! Я лучше уйду красиво к Аллаху, прихватив с собой пару неверных…

– И тогда тебя будут ждать там гурии, сладости и беззаботная жизнь?– улыбнулся я, шаг за шагом, приближаясь к нему, стараясь заболтать. На мое движение он не среагировал, наблюдая внимательно за моими поднятыми вверх руками. Это новое, молодое поколение, выросшее в горной республике войну застало постольку поскольку, это старых волчар почти невозможно было провести. А этот бородач, наверное, даже университет закончил. Только забили ему голову всякой ваххабитской ерундой агитаторы всякие. Жалко было паренька, но себя и еще сильнее…

– Аллах все видит!

– Безусловно…– согласился я, искренне надеясь, что Кобелев не подведет, что как в старые добрые времена подстрахует, поняв мой замысел.

– Стоять!– между нами оставалось почти два метра, когда парень спохватился, что я почти вышел на позицию броска. Я уже легко мог разглядеть побелевшие от напряжения пальцы, сжимающие гранату, ее холодную ребристую поверхность, в доли секунды разлетающуюся на множество осколков, один из которых обязательно попадет в меня. Какой из них это будет? Вот это с облупившейся краской? Или выше него с маленьким сколом? Черт…Надо было бы одеть бронник…Спасает ли он при взрыве гранаты? Господи, какие глупости лезут в голову…

– Стоять! Иначе я бросаю гранату!– заревел отчаянно чеченец, как в замедленной съемке отпуская по одному пальцы.

– Да, бросай!– махнул я рукой, внутренне сходя с ума от страха, как и любой другой живой человек на моем месте, будь он хоть тысячу раз герой.– Валентин успеет ее подхватить! Валик, давай!– я посмотрел чеченцу за спину, будто там кто-то действительно был. Сердце ухнуло и будто бы совсем остановилось. Время стало липким и густым, словно трясина. Секунды стали минутами, оглушая звенящей тишиной…

Чеченец повелся на эту старую, как мир шутку, как младенец. Наверное, у меня получилось отменно сыграть с испуга, потому что он стал разворачиваться всем телом назад в поисках неизвестного Валентина, подкравшегося к нему со спину. Всего на мгновение, на половинку секунды он потерял меня из вида, дав возможность провести бросок, одновременно с которым прозвучал трескучий, неожиданно громкий выстрел из кобелевского «Вала». Я еще летел вперед, понимая, что не успею, а тело чеченца с пулевым отверстием в голове стало заваливаться назад. Рука с гранатой полетела безжизненной плетью вниз. Щелчок…Я видел, запал так близко, словно тот был под микроскопом.

– Ложи…– комок застрял в горле, не дав мне договорить.

Каким-то чудом я успел подхватить тело чеченца, насколько можно плотнее прикрываясь им, будто бы живым счетом…

– Раз…

Ухнуло так, что на миг показалось, что небо рухнуло прямо на меня, вместе со всеми звездами и астероидами, луной и солнцем. Тело террориста, доверху нашпигованное осколками, дернулось в моих руках, впечатав меня в землю. На лицо посыпалась взметнувшаяся вверх грязь, ил и вода.

Конец…Ребра стянуло тугим ремнем. Мир закачался, заполненный доверху ватой, сквозь которую слышались чьи-то встревоженные голоса. По носу стекала струйка крови, лившаяся из вайнаха, закрывшего меня от своей собственной гранаты. Откуда же она? Голова закружилась, во рту медленно появлялся противный металлический привкус.

– Саша! Саня!– чеченца отбросили в сторону. Наконец-то его выбитые мозги перестали мне стекать на лицо.– Саня!

Кобелев тряс меня так, словно хотел вытрясти остатки здоровья. Я вяло отмахнулся, очумело водя одними глазами по сторонам. Руки тряслись, отказываясь повиноваться. Только сейчас, когда незнакомые ребята из группы Ивана посадили кое-как меня на пятую точку, сердце с трудом, медленно и натужно стукнуло первый раз, потом робко второй, третий, а после забарабанило, словно сумасшедшее, выбрасывая накопившийся адреналин.

– Ты меня слышишь? Саня? Живой? Вишневский?– Кобелев особенно не церемонился, отпустив мне оглушительную оплеуху. Голова потерянно мотнулась из стороны в сторону, отозвавшись чугунной болью и звоном.

– Живой он…Живой, командир! Контузия сильная! Да руки посекло слегка…– друга и товарища

Я ошалело взглянул на свои ладони. Мелкие порезы и ссадины можно было не считать. Заживет до свадьбы…

– Вы меня слышите, товарищ капитан?– крепкий парень из группы Кобелева склонился надо мной, отодвинув Ивана в сторону, задрал мне веко, посветив фонариком в зрачок.– Живой!– вынес вердикт он.– В рубашке родился…Вы меня слышите? Капитан?

Его голос я слышал, будто сквозь вату…Но слышал! Живой…Это осознание пришло ко мне неожиданно вместе с по-детски звонким голосом спецназовца. Живой…Не будет никакого тоннеля, взрыва и темноты…Я живой! Живой, а враг мертв! Мне опять повезло! Повезло, как тогда в Осетии. Живой…

– Живой я,– мой охрипший голос слышался, как будто со стороны,– звони Белянкину, пусть отправляет литерный…

Силы все же меня оставили. Контузия дала о себе знать. Мир снова покачнулся и исчез за пеленой черного цвета, вспыхнувшей перед глазами.

– Позвоните…– прошептал я, потеряв сознание окончательно.

21

станция Чуйка

Я очнулся на чем-то жутко неудобном. Пружина старого матраца впивалась мне куда-то в бок, доставляя жуткую боль, от которой я, собственно, и проснулся. Голова была, словно залита до самого верха свинцом, а посеченные руки мелко зудели, затягиваясь.

Медленно открыл глаза и осмотрелся по сторонам, чтобы определить свое местонахождение. Такое ощущение, что я был с жуткого похмелья, случавшегося со мной почти так же редко, как в июне месяце выпадал в Чуйке снег.

Палата был рассчитана на несколько коек, но находился я в ней один. Следов пребывания остальных пациентов заметно не было. Пустые тумбочки настежь открыты, шесть кроватей, расставленных по периметру аккуратно заправлены. Видимо, расстаралось родное ведомство, уделив внимание невезучему коменданту Чуйки и договорившись с местными докторами. На ВИП я, конечно же, не заработал своим дурацким поступком, но вот для одиночной палаты вполне себе сойдет.

Заглянул под верблюжье одеяло, колко впивающееся в голые ноги. Я был в коротких шортах и футболке, вполне кем-то переодетые в вещи, явно новые, еще пахнущие целлофановой упаковкой. Это либо Иван, либо…

Мне пришлось осторожно, чтобы зазря не шелохнуть гудящую, как трансформаторная будка, голову повернуться к окну, слепящему блеском резвящегося во всю летнего солнца. На подоконнике белела бумажка серого цвета, что-то вроде забытого рецепта.

Ну-ка…Я все-таки встал и потянулся за ней. Что тут у нас? Крупным округлым почерком, чуть торопливым на, действительно, бумажке из-под рецепта мне было оставлено послание.

Товарищ капитан…Саш…Так вышло, что мы толком не успели попрощаться. Моя миссия в вашем городе закончена, меня отзывают в Москву в Центральный аппарат, чтобы отправить в очередную командировку. Поезд идет сегодня, и времени ждать, когда ты очнешься – нет. Прости меня за это!

Мы сумели выполнить задание! Ты нашел террористов, я отыскала убийцу капитана Лужина. Мы большие молодцы! Теперь литерный может спокойно следовать к месту своего назначения, а станции будет в безопасности! Белянкин передал приказ для тебя на присвоение внеочередного звания. Выздоравливай поскорей!

                                          Старший прапорщик Лавоченко

Далее текст был зачеркнут ручкой, многократно переписан, пока в конце не появилась приписка, которая в одно мгновение перевернуло все мое нутро с ног на голову. До этого момента, я никогда в жизни не думал, что ничем не обременительная фраза «я буду скучать» заставит мое сердце колотиться, словно сумасшедшее.

– Я буду скучать…– произнес вслух я, смакуя и пробуя на вкус эти такие простые и одновременно родные слова.– Скучать…

Сколько всего я не успел ей сказать! Сколько необоснованно ворчал, иногда грубил…Как же так? Почему мир настолько несправедлив! Она ведь сейчас уедет! Уедет навсегда! И я никогда уже не увижу ее звонкий смех, чуть прищуренный хитрый и проницательный взгляд, не почувствую запах ее волос! Она исчезнет из моей жизни, как тень, будто бы ее и не было вовсе! И мне Юльку не найти никогда! Даже если я попаду в Центральный аппарат, то, что я там спрошу? Дайте, мне номер старшего прапорщика Лавоченко? Да меня поднимут на смех там…Потому что совсем не факт, что Лавоченко ее настоящая фамилия! Бежать! Надо бежать…Куда? На вокзал и как можно скорее! Чтобы сказать ей такую же простую и избитую фразу, что без нее и жизнь не жизнь, а так…Глупое существование! Ну почему? Почему я не сказал ей этого раньше?

Я поискал глазами свои наручные часы. Сколько сейчас времени? Во сколько у нас отходит пассажирский на Москву? Черт…Голова болела и отказывалась соображать.

Телефон и часы лежали на тумбочке рядом с кроватью, аккуратно разложенные на какой-то полотняной салфетке. Я быстро набрал номер начальника станции.

– Алексей Владимирович, привет! Это Вишневский…Подскажи-ка мне во сколько у нас пассажирский на Москву уходит?

– …

– Что? Через полчаса…

– …

– Да нет…Ничего!– ужас от того, что я не увижу Юльку, дам ей вот так вот легко испарится из моей жизни, потряс меня сильнее, чем взрыв гранату, Слава Богу, что не отнял способность принимать решения…

Я встал, слегка пошатываясь с кровати, и двинулся к выходу, накрепко сжав в своем кулаке заветную записку. Ноги повиноваться отказывались, но я упрямо двигался вперед, стремясь успеть к отходу поезда. Знать бы в каком она вагоне…Было бы легче…

Дверь скрипнула, и я оказался в длинном больничном коридоре, выкрашенном в коричневый цвет.

– Молодой человек, вы куда?– юная медсестра выглянула из-за своего стола, встревоженно хлопая приклеенными ресницами. Такое у нас время настало…Ногти искусственные, ресницы наклеенные, губы на силиконе…

Я решил не отвечать. Молча, двинулся по коридору, преодолевая боль в поврежденном бедре. Где-то тут должен быть лифт…

– Молодой человек!– что-то на ее посту загремело, затарахтело, зазвенели разбитые склянки.– Я сейчас врача позову!

А вот и лифт…Я шел на автомате, забыв о боли в бедре. Единственное, что меня волновало сейчас, это блестящие глаза бывшей помощницы , которые я мог так и не увидеть больше никогда в жизни.

– Олег Александрович…Он вышел, как зомби! Я ничего не могла сделать…Побрел к лифту.

Кнопка засветилась красным. Значит сейчас будет…

– Александр Сергеевич, голубчик…– позади меня стоял раскрасневшийся и запыхавшийся доктор в идеально белом накрахмаленном халате с узкой чеховской бородкой и жиденькими усами под крупным носом.– Куда же вы? Вы контужены…У вас тяжелая форма сотрясения черепа…Нам еще анализы надо сдать…– со мной медик говорил ласковым, почти отеческим голосом, словно сумасшедшим. Может я и действительно сошел с ума, только причина тут не во взрыве.

– Док…– выдохнул я.– Мне очень нужно идти…правда…– слова мне давались с трудом. Дыхание сбивалось, а давление подскочило, наверное, просто до заоблачных высот. Жених, твою мать!

– Голубчик, а если вы по дороге туда куда вам надо, не дай Бог, помрете? Тогда что?– хитро прищурился он.– Кто тогда отвечать за вас будет? Никаких «надо» немедленно возвращайтесь в палату и прекращайте этот цирк!

– Она уедет! Слышите! Она уедет…

– Ничего вернется…Идемте!– он попытался взять меня за руку, но я лихо оттолкнул ее в сторону. От своего резкого движения покачнулся, словно пьяный, чуть не снеся фикус у подоконника.– Вы даже драться не можете толком!– укоризненно посмотрел на меня врач, а куда-то собираетесь идти…Не стыдно ли?

– Мне надо, док…Прошу! Очень надо к московскому поезду…– последний раз я плакал очень давно. Жизнь научила меня тому, что слезами горю не поможешь, но тут, что-то в моем организме сломалось.– Очень надо, док…Очень…Вопрос жизни и смерти!

Он замялся, будто раздумывая над моими словами. Бросил короткий взгляд на настенные часы и покачал головой.

– Настасья!– позвал он дежурную медсестру чуть осипшим от криков голосом.

Та, видимо, стояла за углом, наблюдая за бурной сценой моего неудачного побега, ожидая, чем все закончится, потому как появилась мгновенно.

– Олег Александрович…

– Я отъеду с пациентом ненадолго…Вы прикройте меня, если что!

– Конечно-конечно!– замахала руками девчушка.– Езжайте, хоть до завтра!

– До завтра, боюсь, этот герой любовник не протянет,– оценивающе посмотрел на меня из-под очков врач,– но до московского поезда…Может быть!

Как же я ему был благодарен в этот момент! Аккуратно по стеночке, я побрел к лифту. Закачался, ослабший после контузии, но крепкая рука доктора тут же подхватила меня за плечо.

– А вот геройствовать не надо! У тебя и без того после контузии голова дурная, не хватало еще, чтобы ты ее на ступеньках отбил окончательно,– рассмеялся врач.

– Почему?– поинтересовался я, когда лифт дернулся с места, опуская нас из травматологии на первый этаж центральной районной больницы.

– Почему?– прищурился доктор, выводя меня в фойе.– Потому что, когда-то я вот так же не успел на московский поезд…

22

станция Чуйка

Юлька топталась на перроне, нервно посматривая на старинные советские часы, висевшие на здании железнодорожного вокзала Чуйки. Локомотив под состав был уже подан, посадку объявили. Пассажиры с огромными сумками топтались на перроне, перекуривая, прощаясь с провожающими, весело перешучивались с проводниками. Солнечный день, теплая по-летнему погода не могли заставить людей зайти внутрь железного вагона, в котором от царившей внутри духоты была тяжело дышать. Это еще пока поезд разгонится на своем длинном пути, пока выедет за пределы станции, мирно гремя автосцепкой на стрелочных переводах, пока наберет установленную скорость, лишь тогда этот мир заживет своей, обособленной от остальной планеты жизнью.

Лавоченко закурила, оглядываясь по сторонам в надежде, что Вишневский все же появится. Не мог он ее не проводить, будь он хоть сто раз травмирован и ранен! Не мог! Они столько времени были провели вместе, столько раз были в шаге от смертельной опасности, что разъехаться вот так, даже не попрощавшись, было бы не по-человечески. Хотя она была даже не уверена, что хотели бы видеть капитана.

– Девушка,– громко позвала ее проводница, стоявшая у дверей вагона в серой форменной одежде,– вы будете садится или нет? Поезд через пять минут отправляется…

– Так скоро?– встрепенулась Лавоченко, покусывая нервно нижнюю губу. Он все же не смог, все-таки не пришел, и они расстанутся, разъедутся, так и не успев толком поговорить.

– Стоянку поезда сократили. Следом за нами идет Литерный особой важности. Ему требуется двухминутная остановка по первому пути,– пояснила проводница, осматривая перрон в поисках своих загулявших своих пассажиров.

– Ясно, спасибо!– улыбнулась Юлька, став рыться в сумочке в поисках билета. Как только контуженный Вишневский передал сообщение о захвате террористов, Лавоченко отзвонилась Белянкину и дала «добро» на пропуск этого самого литерного. Полковник ГРУ обещал им с Сашкой все возможные награды, чуть ли не до «Героя России», но старший прапорщик достаточно давно служила в этой системе, чтобы уяснить со временем одну простую вещь, что обещать-не значит жениться. Хмуро в последний раз, осмотрев привокзальную площадь, она шагнула к вагону. По оглушительно громкой связи женский голос объявил посадку:

– Скорый поезд номер 13 сообщением Чуйка – Москва отправляется с первого пути от вокзала, пассажирам просьба занять свои места, а провожающим выйти из вагонов!

– Не пришел…– грустно проговорила Лавоченко, подавая билет проводнице, крупной полной женщине с ярко накрашенными алым тонкими губами.

– Они мужики все такие…– кивнула ободряюще она.– Ждешь их все ждешь…

– Ой, извините, пожалуйста!– сильный удар в плечо покачнул худенькую Юльку, чуть не опрокинув вместе с проводницей под состав. Темноволосый мужчина со спортивной сумкой на плече, в черных солнечных очках и надвинутой низко на глаза кепке умудрился задеть старшего прапорщика госбезопасности своим объемным чемоданом.

– Ходят тут всякие!– закричала проводница, активно размахивая руками.– Глаза разуй, куда прешь! Не видишь, люди стоят! А если бы я ногу сейчас бы сломала? Ты бы моих шестерых детей кормил?– поносила она в след парню, который кроме извинений, даже не обернулся назад. Видимо, куда-то спешил, направляясь к зданию поста дежурного по станции. Ты смотри на него! Франт выискался!

Мужчина удалялся, и в его походке Юльке показалось что-то знакомое. Она никогда не жаловалась на память, но вот, где она видела похожую, увы, вспомнить не могла.

– У вас пятое место,– подала ей обратно билет разъяренная проводница,– прошу в вагон, иначе поезд уедет без вас…

Настроение женщины было испорчено, а значит и всем пассажирам. Лавоченко вздохнула и взялась за поручень. Не пришел, так не пришел…А она-то себе намечтала, чуть Руслана своего не послала далеко и надолго из-за него…

– Юля…– крик Вишневского, такого нелепого в медицинской пижаме, хромающего, кажется, на обе ноги, бегущего к ней через всю площадь, оборвал в груди и без того стонущее от тоски сердце. – Юлька!

Она обернулась, сойдя с подножки.

– Сашка…Успел…

Я хромал навстречу ей, позабыв о всем своем головокружении, периодически припадая на правую ногу. Успел…

– Юляш…

– Саша…Товарищ капитан…

– Я…

– Как вы?– мы стояли в шаге друг от друга, не в силах сделать его и признаться самим себе, что влюбились.

– Ничего…

– Ничего, это мягко сказано,– следом за мной к нам выдвинулся доктор – мой спаситель, чуть насмешливо, по-отечески нежно поглядывая на нас,– если быть точным, то ваш ухажер еле стоит!

Лавоченко улыбнулась ему.

– Я…

– Ничего не говори,– она прижала свой тоненький пальчик к моим губам и впилась в них долгим поцелуем. В ушах зазвенело теперь не от контузии, а от этого незабываемого чувства полета, которое мне подарило мне это прикосновение.

– Молодые люди…Поезд отправляется!– повысила голоса проводница, готовая поднять подножку вагона и закрыть двери.– Девушка вы едете или нет?

– Оставайся!– горячо попросил я ее, прижимаясь к Лавоченко всем телом, утопая в ее объятиях, как последний пионер, влюбившийся в свою одноклассницу и наконец-то получивший заветный поцелуй.– На день, на два…

– Будете его в больнице проведывать каждый день…– подхватил стоявший рядом доктор.– Ибо я его с такой контузией не выпишу!

– Оставайся!– я не слышал брюзжание старика, глядя в эти карие глаза, светящиеся искренней нежностью.

– Не могу…Сашка…

– Прошу…Юлечка…

– Молодые люди!– заворчала проводница.

– Сорвете стоп-кран, если что!– рассмеялся я.– В конце концов я комендант этой станции, если что спишем все на учения…Юляш, оставайся со мной…

– Стоп-кран нельзя, позади литерный!– улыбнулась Лавоченко, целуя меня в щеку. Ее ладошки нежно холодили кожу. Кажется, у меня еще поднялась температура.– Мне пора…Спасибо тебе!

Литерный…Словно в замедленной съемке перед ее глазами мелькнул тот парень, случайно толкнувший на перроне, а затем пазл сложился. Эта картинка наложилась на другую…Гостиница Центральная насмешливый голос «молдаванина» и удар по голове. Совпадало все, голос, фигура, даже походка, чуть прихрамывающая. Вот откуда Юлька ее помнила! Это был несомненно он! Тот самый, на след которого они напали в самом начале своего расследования. И голос…

– Литерный…– упавшим голосом пробормотала она вслух, заставив меня испуганно вздрогнуть.

– Что такое, милая моя?– встревоженно спросил я, поглаживая ее по роскошным черным волосам, спадающим чуть ниже плеч.

– Литерный идет…Он нас всех сделал!– Лавоченко бросила короткий взгляд на пост ЭЦ, где было сосредоточено все управления стрелками Чуйка пассажирская.– Он всех обманул…

– Да что такое?– гудок трогающегося локомотива вывел и меня из оцепенения, в которое привело меня ошарашенное бормотание девушки. Пассажирский медленно тронулся, звякнув сцепкой.

– Вы едете или нет?– уже зло бросила проводница.

– Сашка, он нас всех сделал!– пробормотала Юлька, не обращая внимания на призывы уезжающей в своем вагоне проводнице.

– Да кто?

– «Молдованин» из гостиницы! Именно его мы и не нашли после спецоперации! Я еще решила, что он лишь организатор акции, а он просто подставил нам этих глупых молодых чеченцев, чтобы мы успокоились, а сам…Надо бежать! Иначе нам всем конец!

– Да что случилось?– встревожился я.– Куда бежать-то? Ты можешь объяснить толком?

– Ему, девушка, бегать категорически противопоказанно!– покачал головой доктор, с открытым ртом слушавший наш разговор неподалеку.

– Этот «молдованин», он столкнулся со мной пару минут назад на перроне,– начал объяснять Юлька, оправившись от шока,– это был точно он, и направлялся он к посту дежурного по станции!

Мысль ее я ухватил почти мгновенно. Что делать террористу на посту ЭЦ? Если у него есть связи внутри, то его скорее всего спокойно пропустят внутрь, а там…Там в его распоряжении останутся все стрелочные переводы станции и право управления ими. Длинный гудок, заходящего на второй путь локомотива, тянущего цистерны с пропаном, заставил меня вздрогнуть. Если он сумеет перевести маршрут литерного на второй занятый путь, то столкновения не избежать, от удара пропан сдетонирует, а от взрыва произойдет сумасшедший выброс радиации, после которой не только в Чуйке, но и радиусе сотни километров вряд ли найдется что-то живое.

– Ты уверена?– быстро спросил я, все еще потерянно замершую помощницу.

– Я…

– Надо бежать! – принял решения я, ухватил ее за руку и двинулся к посту ЭЦ. Позади вяло попытался меня вразумить доктор, но сейчас мне было не до него. Миг от вселенского счастья, до почти такого же по масштабу ужаса был слишком короткий.

23

станция Чуйка

Семь минут до прихода Литерного

Пост ЭЦ

Жизнь напоследок подкинула удивительную штуку…На перроне, перед самым последним заключительным аккордом великолепно сыгранной пьесы, Богдан столкнулся с той самой молодой девчонкой, которая пыталась его задержать в гостинице «Центральная». Пришлось убегать от нее подальше, старательно пряча лицо под черными очками и низко надвинутой кепкой, которую раньше он терпеть не мог. Девчонка, слава Богу, его не узнала. Продолжала думать о чем-то своем, поглядывая на часы.

Гончаренко по пути на них тоже взглянул. Если литерный будет идти по расписанию, до громких фанфар останется несколько минут. Нужно было многое успеть сделать.

В дорожной сумке у него, перекинутой через плечо, лежал аккуратно сложенный ОЗК – костюм химической и радиационной защиты, приготовленный заранее и купленный у все тех же безалаберных российских военных, тянущих с базы все, что можно утянуть. Он великолепно провел эту операцию! Был, несомненно, доволен собой, но настроение портила Маринка. Как ни крути, а за это время он успел привыкнуть к ней, даже полюбить, будет грустно убивать ее. В сущности она баба неплохая…

Богдан поправил заткнутый за пояс пистолет с глушителем. Всю свою жизнь он предпочитал надежное австрийское качество. Тяжеленный «Глок» приятно холодил кожу и успокаивал.

Дверь, по идее, должная быть на магнитном кодовом замке на посту ЭЦ, распахивалась от легкого рывка. По-нашему славянскому обыкновению чинить ее было всем лениво, а открывать и закрывать каждый раз, когда кто-то хочет зайти, еще больше странно. О ней ему в прошлый его приход рассказала именно Маринка. Жаль ее…Жаль…

Легко перепрыгивая через ступеньку, Гончаренко поднялся на второй этаж. Пожарный выход, опять же по нашей всегдашней безалаберности был надежно заварен. Сквозь мутное, давно немытое окно виделся пешеходный мост, по которому сновали люди.

Перед черной металлической дверью он остановился, восстанавливая дыхание. Сверил часы и постучался.

– Кто?– из-за широкого простенка голос Маринки казался каким-то чужим, что подарило хоть мимолетное, но облегчение.

– Милая, это я…– Богдан постарался, чтобы голос его звучал, как можно беззаботнее.

– Подожди!– защелкали запоры на двери. Она скрипнула и открылась. В проеме показалась Маринка, выглядевшая еще более сексуальной в своей форменной парадной рубашке, застегнутой лишь на две средних пуговицы, не скрывавших ее прелестей, а наоборот подчеркивающих. Помимо воли Гончаренко ощутил жгучее желание, то самое, какое он испытывал всегда при виде этой женщины.

– Начальника совращаешь?– подмигнул он ей, справившись с собой.

– Он побежал на перрон встречать литерный вместе с ШЧ! Какой-то серьезный груз везет.

– Можно?– кивнул он ей, протискивая вместе с сумкой внутрь поста. Огромное табло светилось красными, желтыми и зелеными огнями, будто детская новогодняя игрушка. Никто не мог бы и предположить, что это сердце управления всеми перевозками по такому огромному узлу, как Чуйка.

– Ты как здесь? Что-то случилось?– Маринка бросила встревоженный взгляд на сумку, брошенную Богданом у порога. – Уезжаешь? Куда?

– Я об этом, собственно, с тобой и хотел поговорить…– замялся Гончаренко.– Но давай для начала кофе?– предложил он, вяло улыбнувшись.

Маринка кивнула, взглянула на пульт, и только убедившись, что поезд далеко, двинулась в маленький тамбурочек, гордо именуемый охраной труда комнатой приема пищи.

– Только закипел! Секунду…– прокричала она оттуда, мало обращая внимания на Гончаренко и давая ему возможность достать оружие.

– Тут вчера…– оборвала она свою речь на полуслове, уставившись на руку Богдана с направленным на нее пистолетом.– Сережа…Это шутка такая?– нерешительно спросила она, боясь сдвинуться с места.

– Боюсь, что нет!– покачала головой Гончаренко, нажимая на курок. Глухо ухнул «Глок» три раз выплевывая смерть. Тело дежурной отлетело обратно в тамбур, обрушив какую-то полку. На идеально белой рубашке расплывалось широкое алое пятно. Он не хотел ее мучить, слишком любил для этого, потому контрольный выстрел в голову был актом милосердия с его стороны.

– Прости меня…– Богдан мгновенно подобрался, лишь на долю секунды позволив себе погрустить над убитой им же любовницей.– Прости…

Время шло неумолимо. В голове настойчиво тикал бездушный хронометр, отсчитывая минуты до прихода литерного, и ему было наплевать на переживания участников этой драмы. Богдану необходимо было торопиться. Быстрыми движениями он начал облачаться в приготовленный комплект защиты. Отработанные еще в армии действия, он повторял с механической точностью, понимая, что от него зависит его жизнь и здоровье.

Когда не осталось ни одного участка неприкрытого тела, он сел за пульт, уложив перед собой пистолет. Несколько минут смотрел внимательно на табло, ища нужные кнопки.

– Так…– легким движением пальца он сумел привести огромный стрелочный комплекс станции Чуйка в движения. Где-то там, далеко внизу, на поле натужно загремели привода стрелок, застучали замыкатели, делая автоматически новый маршрут литерного. После этих манипуляций с пультом, Богдан удостоверился в том, что все сделал правильно и взял трубку поездной радиосвязи.

В ответ оттуда раздалось шипение, треск, но отдельные слова можно было разобрать. Большего ему нужно не было…

– Машинист поезда восемь четыреста четвертого следующего на станцию Чуйка у предвходного сигнала!

Сквозь непрерывные помехи машинисты, ведущие литерный особой важности через пару секунд отозвались.

– Принимаетесь на второй свободный путь с остановкой, светофор на выход Ч2 закрыт. Дежурная по станции Чуйка Семенова!– Гончаренко бросил грустный взгляд на тамбурок, из прохода которого торчали лишь ноги убитой им любовницы, мысленно попросил еще раз прощения.

– Понятно, дежурный! Принимаемся на второй свободный путь, литер Ч2 на выход закрыт! Машинист Рябчиков.

– Все верно! Выполняйте!– Богдан выдохнул и удовлетворенно откинулся в кресле. Все! Теперь задание выполнено. Дома ему заплатят огромные деньги, на которые он сможет безбедно жить несколько сотен лет. Пора…

Уже на пороге обернулся на Маринку. Немного помялся, но все же вернулся назад. Пальцами закрыл ей глаза с удивлением и укоризной смотрящие ему в след, оставляя жуткое впечатление.

– Прости…– прошептал он еще раз, рывком направляясь к двери.

24

станция Чуйка

Три минуты до прихода Литерного

Пост ЭЦ

Если честно, то никогда так не бегал. Даже во времена курсантской юности, когда из нас хотели сделать чемпионов мира по легкой атлетике, я отлынивал от этих занятий. А тут рванул так, как только позволяло пошатнувшееся здоровье. Следом торопилась Юлька, которая умудрилась уже снять шпильки и лететь босиком. Мысль о том, что все же надо было пустить ее на горловину, чтобы остановить литерный до стрелок, как всегда у меня бывает, пришла с опозданием.

У запертой двери мы затоптались. Несколько раз нажали кнопку вызова, но бесполезно. Сверху из стрелочного поста никто не отвечал. То ли «молдаванин» был уже там, то ли…Что то ли, мне додумать не удалось. Позади меня раздался настороженный голос милиционера, патрулирующего перрон.

– А ну-ка, вы кто такие?

Только этого нам не хватало! По инерции я потянулся за удостоверением, но вспомнил, что еще бегаю по городу в медицинской пижаме. Более странной парочки Чуйка еще не видела! Девушка яркая и неместная и псих в байковых подштанниках. Неудивительно, что ломовец обратил на нас свое пристальное внимание.

– Так, что вам там надо?– повторил свой вопрос постовой, поигрывая дубинкой.

– Понимаете, там террористы!– горячо заверила его Юлька.– Точнее один! Он захватил пост ЭЦ, чтобы пустить под откос литерный с радиацией. Надо спешить…

– Террорист…хм…– ухмыльнулся полицейский, посчитавший нас, верно, сумасшедшими.– А я Дональд Трамп тогда! А?– он весело подмигнул Юльке, легонько хлопнув ее по заднице.

Господи…лучше он бы этого не делал. Сильнейший удар в промежность заставил его сначала охнуть, потом зареветь, как раненного носорога, а потом всем телом рухнуть на асфальт, держась за поврежденное хозяйство.

– Твою…мать…да я вас…

– Как открыть дверь?

– Сейчас я вас…

– Дверь!– прокричала Юлька, показывая мне куда-то за спину.

Пост ЭЦ открылся сам, без нашей помощи. Дверь распахнулась от хорошего пинка, и на крыльце появился…Сначала я подумал о космонавте, потому что его одеяние было похоже на скафандр для космических полетов, потом я, словно в замедленной съемке, разглядел у него трубку противогаза и мгновенно все понял.

– Ложись!

«Молдаванин» среагировал быстрее. То ли опасен был он, как гремучая змея, то ли более опытен, то ли я со своей контузией потерялся в пространстве…Скорее все вместе. Пистолет он держал в руках с взведенным курком, два раза выплюнувшим смерть. Ломовец, лежащий на асфальте, даже не понял почему его сердце вдруг остановилось. Пуля пробила грудь, прервав отчаянный крик боли. А вот Юлька все же среагировала, но на долю секунды опоздала. Мощная пуля «Глока» бросила ее худенькое тело, как детскую игрушку в сторону, она дернулась и затихла.

Все это я наблюдал со стороны, не участвуя в происходящем. Время для меня, будто остановилось, став тягучим, словно варенье. Не знаю, почему бандит не стрелял в меня первым. Скорее всего виной тому стала дурацкая пижама, в которой я сбежал из больницы. Только сочтя меня самым безопасным противником, он сделал крупную ошибку. Испуг за Юльку. Страх смерти сделал свое дело. Я бросился вперед очертя голову, забыв о том, что когда-то давно учился рукопашному бою. Опрокинул террориста в ОЗК на пол и принялся с ним бороться, не давая возможности выстрелить. В голове работал таймер, отсчитывая последние секунды жизни Чуйки. Где-то далеко на пределе слышимости, я уже слышал гудок локомотива, тащившего на станцию самую настоящую смерть.

– Сука…– голос террориста из-под противогаза звучал приглушенно, но я легко разобрал его по интонации. Сильный удар в челюсть чуть не отправил меня в нокаут. В голове вспыхнули мириады звезд, заставляя зажмуриться от ощущаемой боли. – Сука!

Удары сыпались один за другим, и пока единственное что меня спасало, так это то, что нормально попасть сидящему на мне бандиту мешали резиновые перчатки.

– Сука!

За забором, на привокзальной площади собирались люди, кто-то истошно просил вызвать полицию, кто-то снимал на телефон.

Они умрут первыми…Мелькнула мысль. Что с Юлькой? Почему я ее остановил? Зачем? Надо было ее отпустить в Москву…А теперь, теперь что?

Я уже даже не мог уклоняться и защищаться. Разбитая в кровь голова болталась под пружинистыми ударами врага, смирившись со своей незавидной участью. Даже тут я умудрился не успеть…

Неожиданно «молдаванин» на мне покачнулся. Раздался звонкий треск, словно лопнул резиновый шарик. Тело террориста обмякло, сползая на меня. С трудом я смог перевалить его в сторону, выползая наружу.

– Как?– разбитые синие губы не слушались, выдавая вместо слов какое-то невнятное шипение.

– Беги, пациент, беги…– рядом с нами стоял встревоженный седой доктор из городской центральной больницы в руках его торчал обломок стеклянной бутылки из-под пива.

– Юля…

– Беги!– отмахнулся он, склоняясь над моей раненной помощницей.

Собрав остатки сил, я с трудом поднялся и побрел, держась за побеленную стенку. Бегом это не мог назвать, даже самый неисправимый оптимист. Все тело горело огнем, но я не мог опоздать.

В посту ЭЦ царил беспорядок. Из соседней комнаты, торчали ноги убитой дежурной. Из рации на столе доносились отчаянные крики машинистов литерного о помощи.

Успеть… Ноги подкосились, но я усилием воли сдержался, чтобы не потерять сознание.

– Чуйка! Дежурный! Машинист Рябчиков! Что вы делаете, блядь! Вижу впереди себя хвост наливного! Вижу хвост поезда! Второй путь занят! Принимайте меры…– в кабине литерного истерика. А как бы я вел себя на их месте?

– Чуйка! Дежурный! Машинист Рябчиков! Вижу впереди себя хвост наливного! Вижу хвост поезда! Второй путь занят! Принимайте меры…– твердил он сквозь помехи радиосвязи.– Вижу хвост наливного! Это п..ц!

– Сейчас, Рябчиков…Сейчас…– глаза, залитые кровью, с трудом разобрали нужные кнопки. Пальцы слушались плохо и пришлось приложить почти титанические усилия, чтобы нажать нужную комбинацию. Перед самым носом машинистов стрелки, ведущие по маршруту на второй занятый путь Чуйки, увели литерный на третий, более короткий, проходной, но без столкновения.

– Дежурный! Чуйка!

На пульте мелькнула красная линия, обозначающая то, что поезд занял третий приемо-отправочный путь. Все…

– Твою мать же!– отборный мат машиниста Рябчикова слышала вся линия, наверное, до самой Москвы. Я облегченно выдохнул. Поезд заехал на станцию, разминувшись с хвостом наливного…

– Твою ж мать…– повторил я за Рябчиковым, теряя сознание, счастливый от того, что в очередной раз сумел выжить.

Эпилог

Очнулся я от боли. Засохшие ссадины на лице стянули кожу так, что она напоминала теперь маску какого-то супергероя. Заплывшие от синяков глаза видели с трудом, но все же видели. Я был жив и, судя по всему, опять находился в Центральной районной больнице города Чуйки. А значит все было не зря! Мы спасли город, проводили Литерный, поймали террориста, только…

Я с трудом повернул голову вправо, откуда слышался приглушенный шепоток двух голосов. На соседней от меня кровати полулежала с телефоном в руках моя Юлька, а рядом с ней наш добрейший доктор. Левая сторона груди у помощницы была перевязана, но умирающей она не выглядела. Довольная грызла яблоко, о чем-то беседуя с доктором.

– Ну, наконец-то!– обрадованно воскликнул врач, заметив мой взгляд.– И здоровы же вы спать, молодой человек. Юлька улыбнулась мне так, что выздоравливать мне категорически не захотелось.

– Сколько я спал?– спросил я. Пить хотелось ужасно, но это я оставил на потом. Сначала надо было все точно узнать и войти в курс событий.

– Да сутки, если не больше,– бросил короткий взгляд на часы доктор,– вот ваша девушка уже и от наркоза отошла и операцию перенесла…А вы все дрыхните и дрыхните…

– Как ты?– глядя только на нее, уточнил я.

– В рубашке она у вас родилась…– вместо с Юльки ответил доктор.– Пуля плечо на вылет пробила. До свадьбы заживет!– он залихватски подмигнул мне, намекая на наши отношения.

– Что с Литерным?

– Ушел со станции, согласно графика!– кивнула Лавоченко.– Уже прибыл в пункт назначения, так что все в порядке.

– Это хорошо…

– Как вы решились мне помочь?– спросил я у врача, попытавшись встать, но тело отказывалось слушаться, намекая на то, что ему необходим отдых.

– Я еще с Афгана не очень люблю, когда при мне избивают русского офицера,– усмехнулся мужчина, вставая с Юлькиной кровати и направляясь к двери. – Ах да,– остановился он на пороге, обращаясь уже непосредственно ко мне,– хотел попросить вас, товарищ капитан, если вы в следующий раз захотите оставить вашу девушку рядом с собой, то выберете, пожалуйста, более мирный способ,– он подмигнул нам, оставив наедине. Мудрый человек…Ведь нам так много еще друг другу с Юлькой надо будет сказать.


Оглавление

  • Литерный особой важности
  •   Пролог
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8
  •   9
  •   10
  •   11
  •   12
  •   13
  •   14
  •   15
  •   16
  •   17
  •   18
  •   19
  •   20
  •   21
  •   22
  •   23
  •   24
  •   Эпилог




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики