Невеста драконьего принца (fb2)

Глава 1

— Отдаёшь ли ты себя во власть драконов?

Перепуганная девушка прямо передо мной вздрагивает и едва шепчет:

— Да, господин.

Повинуясь кивку темноволосого мужчины, она кладёт ладонь на шар в его руках. После небольшой паузы в том начинает клубиться зелёный дым.

— Ошибки нет. Поздравляю. Теперь ты по праву невеста небесных лордов.

Дракон даже имени её не называет. Как и имён ни одной из девушек до этого. Я бросаю взгляд на них — перепуганных, отчаянно жмущихся друг к другу. Не от большой любви и даже не из чувства единения. Просто на невыносимо длинном мосту, соединяющем скалу и врата драконьей цитадели, на полосе камня, которую с двух сторон окружает пропасть, совсем некуда отступать.

Впрочем, отступить не было шансов и раньше. Я проверяла.

— Следующая, — жёсткий взгляд дракона впивается в меня.

Внешне он похож на человека. Высокий, крепкий мужчина в чёрном. Только ртутные глаза с вертикальным зрачком смотрят хищно и опасно.

Мне хочется упереться. Хочется развернуться, подхватить платье и ринуться прочь — даже если я не пробегу и десяти шагов. Просто чтобы увидеть на окруживших меня надменных лицах чудовищ что-нибудь вроде удивления.

Но я знаю, что это невозможно. В прошлый раз они схватили меня, не моргнув и глазом. Заковали в волшебные цепи не поморщившись.

— Подтверди, что ты отдаёшь себя во власть драконов.

Меня он даже не спрашивает. Боится, что опять взбрыкну? Или просто показывает свою власть, надеется злым приказом вбить меня в землю? Гадать бессмысленно. Я сжимаю зубы, медленно делаю шаг вперёд. Заношу предательски подрагивающие пальцы над сферой. Ветер завывает, пронизывает моё летнее платье. Уже не знаю, от этого ли так холодно или от страха.

— Не стоит медлить, — цедит мужчина.

Мало сказать, что я не хочу быть драконьей невестой. Меньше всего на свете хочу стать одному из них бесправной, человеческой женой! Но перед драконами у нас нет выбора — я слышала это с детства.

Рука касается сферы, и я шепчу про себя: “Может, она меня всё-таки не признает? Может, в первый раз произошла чудовищная ошибка? Пожалуйста, пусть так будет!”

Сфера молчит несколько секунд, в которые моё сердце выдаёт глухие удары. А потом загорается бледно-зелёным. Как и у всех.

Слов я больше не слышу. Всё внутри падает. Меня предусмотрительно оттаскивает от сферы охранник — тоже дракон, тоже сильный и невозмутимый. Опустевшее место занимает следующая девушка, а я присоединяюсь к кучке уже прошедших последнюю проверку.

Сердце ещё колотится. В горле застыл колючий ком. Неужели я ещё на что-то надеялась?

Глупо, Илина. Ты должна была знать, что здесь и сейчас ничего не изменить.

Теперь людские девушки жмутся рядом со мной, переглядываясь и перешёптываясь. Многие ли из них рады стать жёнами драконов? Не знаю — некоторые выглядят весьма довольными, словно гордятся тем, что подошли нашим поработителям. Родные всегда говорили мне, что это великая честь — и когда вдруг выяснилось, что “честь” выпала мне, отдали меня без промедлений. С горящими глазами. Кланяясь и едва не целуя ноги вот этому гаду с ртутными глазами — драконьему вестнику.

Нас собрали здесь со всех уголков королевств, но даже пускать внутрь огромной, нависшей над скалами цитадели не спешат. Закончив со всеми двадцатью девушками — ни одну сфера не забраковала, — тот, кто называет себя вестником Игнаром, поворачивается.

— Итак, вы все признаны подходящими женщинами для нашего народа. Надеюсь, вы не забудете, что это великая честь.

Он забывает сказать, что мы станем первыми жёнами. Потому что многие драконы берут двух. Одну — человечку, которая родит сильных детей. И вторую — драконицу, по любви.

— Через пару минут вы войдёте во врата нашего дома, вам будут предоставлены удобства, но вы не должны забывать, что ваша цель — показать себя как можно лучше на смотринах. Именно они определят, какой выкуп получат ваши семьи, и ваше личное будущее.

Иными словами, мы все станем жёнами чужаков. Но кому именно достанемся? Это решим не мы, а драконьи лорды. Они будут нас оценивать, они распределят нас между собой.

Мысли обо всём, что предстоит, вызывают тошноту. Но вместе с тем — выжигают страх, боль и наконец придают решимости.

Словно смирившись с этой кошмарной второй проверкой, я вдыхаю свободнее.

Ещё ничего не закончено. Я обещала себе побороться, правда?

— Сложные дни нам предстоят, — шепчет Аиса, девушка, которая шла передо мной. С которой я успела совсем недолго поговорить утром.

— Как ты узнала, что подходишь им? — спрашиваю отрешённо. — Что делала в тот момент?

— Да ничего особенного. Вернулась с прогулки, думала, будет самый обычный день — а там драконий вестник, и сфера меня признала… а ты?

— Как в старых сказках, — горько улыбаюсь. — Собиралась выйти замуж.


***

Это было две недели назад — но мне кажется, что сегодня утром.

— Желаете ли вы, леди Илина, принять в мужья лорда Эдера? Желаете ли вы быть ему опорой в бедах и в радости и разделить с ним оставшуюся жизнь?

— Да. Всем сердцем.

Найтер, наш старый жрец, улыбнулся, разводя руки. Словно пытался обхватить ими зал большого храма. На потолочных балках покачивались пёстрые ленты, колонны были обвязаны ими, вокруг, под ногами, белели лепестки цветов. А я стояла, задержав дыхание среди этой красоты — и улыбалась мужчине, который сжимал мою руку.

Не менее потрясающему мужчине.

Синие глаза Эдера блестели. От него веяло радостью, надёжностью и новой жизнью, в которую мы вот-вот должны были вступить. Он держал меня уже несколько минут — пока мы входили в храм, пока улыбались сопровождающим, пока обменивались первыми клятвами перед служителем древних Богов.

— Да прибудет уверенность с вами и дальше.

Эдер понимающе кивнул и мягко развернул меня к сопровождающим. Здесь была только часть гостей, наши близкие. Друзья Эдера и его люди; мой отец, который недавно передал меня жениху и сейчас смотрел с гордостью.

Поздравления огласили зал.

Мы выходили обратно, приветствуя жителей города. В нас летели лепестки цветов и зёрна сахарного мака. Мы ехали обратно в замок, возвышающийся на вершине ближайшего холма. Впереди всей процессии, улыбаясь друг другу.

Я смотрела на Эдера и думала, как же мне повезло. Мы познакомились, когда он ехал к королю и остановился в наших землях. Помню, как впервые увидела его — красивого, статного, улыбающегося!

Конечно, мать с отцом сразу признали в нём выгодного жениха и притащили меня и Марису сесть с ним за стол. Конечно, нельзя сказать, что мы познакомились случайно. Но чувства между нами росли постепенно — и ещё через полгода он попросил моей руки.

А сейчас он держал меня за эту руку, и я почти стала его женой.

Наши традиции делят свадебное торжество на два этапа. С утра мы даём обещания, высказываем намерения. Днём празднуем и вычисляем по приметам, что сулит семейная жизнь. А уже вечером окончательно клянёмся друг другу в верности.

Ярко светило солнце, нас приветствовали во всём городе — разве что взгляды нескольких жителей показались мне встревоженными. Они смотрели в небо, что-то обсуждали. Но ничто не могло испортить этот день. Так я думала, пока мы не подъехали к воротам крепости.

— Отец! — звонкий девичий голос огласил площадку, на которой остановилась процессия. Моя сестра Мариса, подхватив яркое платье, бежала к нам.

— Что случилось? — отец выпрыгнул из экипажа первым, и его лицо показалось мне подозрительно сосредоточенным.

— К нам, там… к нам прибыл драконий вестник!

Отец как-то странно вздохнул. Все вокруг застыли — сидя в экипажах, стоя на земле. Только Эдер откинул ладонью светлые волосы, упавшие на лоб. А Мариса прикладывала руки к груди и едва не прыгала на месте.

— Когда, дочь?

— Полчаса назад, когда вы были в храме.

— Я видел тень, — шепнул кто-то из охраны сзади, но умолк под взглядом отца.

— Где он?

— В зале, с матерью. Отец, он прибыл для смотрин, ты представляешь?!

Взгляд отца стал ещё серьёзнее, он расправил плечи. Вернул себе уверенный и, как он всегда говорил, подобающий лорду вид. А я почему-то не могла поверить ушам.

Драконий вестник? Значит, пришло время новых драконьих смотрин? Щебет Марисы развеял все сомнения: она так волновалась, так тараторила о госте-драконе, что отец резковато попросил её вспомнить о приличиях.

— Неужели именно сегодня? — я не сразу поняла, что это мой голос разрезал тишину.

Отец остановился ещё на миг.

— Лорд Эдер, Илина, мне жаль, что высокий гость прибыл во время вашего праздника. Надеюсь, вы всё поймёте.

— Ничего, — Мой жених мотнул головой, не выпуская моей руки. — Не можем же мы не уважить дракона. Да и наверняка он постарается не беспокоить нас сильно.

Увы. Он побеспокоил.

Когда мы вошли в зал, всё внимание уже было приковано не к нам, а к высокому, широкоплеченму мужчине в чёрных одеждах. Он… походил на человека. Почти во всём. Его можно было бы принять за своего, если бы не рост и не какая-то сила, сквозившая в каждом движении.

И если бы его глаза даже в светлом зале не горели ртутным огнём.

А люди вокруг — моя мать, младший брат, знатные гости и простой народ — уже и не думали веселиться. Все подобострастно кланялись дракону. Мой отец и Эдер, едва войдя, поклонились тоже.

Да и я. С небольшим запозданием.

Я никогда не любила драконов. Может, потому что все вокруг с моих ранних лет боготворили их. Я не понимала, за что! Драконы завоевали нас три века назад и с тех пор правят нами. С тех пор мы платим им дань, и иногда… они забирают наших женщин.

Это происходит раз в три-четыре года, но никто не знает, когда случится точно. Мать одно время хотела дождаться для меня очередного драконьего отбора — но потом появился Эдер. Значит, меня минует участь стать женой кого-то из драконов. Я еле заметно выдохнула, вдруг понимая, как счастливо всего избежала. А вот другие девушки…

Селия, моя неплохая подруга, прибывшая сюда с семьёй, испуганно мялась на месте. Мариса то и дело поправляла косы. Она — из тех, кто драконами восхищался. Слепо!

Нет. Они тоже не попадут к ящерам. Шансы почти ничтожны. Каждый раз проверку проходят сотни знатных девушек со всех людских королевств — но только десяток-другой подходят.

Драконий вестник тем временем заговорил:

— Лорд Ангем, наконец-то я вас вижу. Леди и молодой лорд. — Он кивнул нам с Эдером. — Смотрю, я потревожил вашу свадьбу. Жаль. Впрочем, это может быть к лучшему. Как понимаю, я разом застал здесь нескольких подходящих леди. Развлечём их и всех наблюдающих, как считаете?

В его тоне сожаления не было. Только сухость и превосходство. Ртутный взгляд впился в меня, и я слегка дёрнулась в руках Эдера.

— Тише, милая, — шепнул жених мне на ухо.

— Конечно, — ответил отец поспешно. — Вы желанный гость на свадьбе моей дочери.

И все будто выдохнули: слово лорда — закон, а значит, волноваться не о чем.

— Сделайте нам честь, сядьте с нами за стол, — ожила мать.

— Буду рад, — голос дракона не изменился, только глаза засверкали ярче. — Но сначала проверка. Она не займёт много времени.

Мой лучший день превращался в какой-то фарс — это я поняла ещё тогда.

Конечно, дракону было всё равно. Он расположился у праздничных столов, не обращая внимания на еду и вино. Достал из-под полы расшитого серебром халата круглую сферу размером с кулак. А потом взмахнул рукой — и она полетела вперёд, застыла в воздухе.

По залу прокатился восхищённый шёпот. Все ахали, видя магию.

— Пусть все знатные девушки подходят по одной, — велел дракон. — Кладут руку на артефакт и не убирают, пока я не скажу. Остальное свершится само.

По спине пробежал холодок. Я смотрела на него, на окружающих и невольно думала: сколько гостей и слуг отца сейчас представляют, как этот мужчина с хищными глазами превращается в огромного ящера? В чудовище? Давит зазевашихся людей, сносит колонны крыльями и погребает нас под обломками?

Драконы слишком сильны. И жестоки. И высокомерны — в последнем я убеждалась с каждой фразой вестника.

Но Мариса уже выпорхнула вперёд. Ей девятнадцать, она старше меня на год, и мы никогда не были похожи. Мать всегда ставила её мне в пример: ведь Мар больше всего интересовало, как удачно выйти замуж. Они обе удивились, когда Эдер стал оказывать знаки внимания мне, а не сестре. Мариса обиделась жутко, но…

Теперь она, кажется, была просто счастлива, что ещё свободна.

За ней потянулись дочери лорда Даллена, наши знакомые. И Селия. Девушки возбуждённо переглядывались, тайком поправляли платья — будто их внешний вид мог что-то решить! Драконьи сферы выбирают женщин исключительно по скрытой магии, ведомой только нашим “владыкам” — определяют, способна ли человечка понести потомство от их рода и подарить сильного ребёнка.

Я пыталась успокоиться, но внутри всё звенело. Не все готовы слепо поклоняться драконам — например, жрец, мой друг и наставник, Найтер, вошедший вслед за нами, учил меня всю жизнь, что не стоит забывать себя! Сейчас он мрачно поглядывал на вестника. Ещё десятки человек вокруг откровенно боялись!

Но никто об этом не сказал.

— Кажется, все в сборе, — радостно пропела мать.

— Определённо не все, — взгляд дракона отлип от сферы и вдруг упёрся в меня. — Вы забыли невесту.

Я вздрогнула. Как и рука Эдера на моей. В тишине — потому что тишина воцарилась снова, плотная и всеобъемлющая.

Отец поднял брови.

— Лорд вестник, — мой голос раздался в этой тишине, глухой и неузнаваемый. — Кажется, вы что-то не так поняли. Сегодня я стала женой лорда Эдера.

— Разве стала? — сухие, безразличные ноты. — Вы ещё не подтвердили брачные клятвы, так? И уж точно не консуммировали брак.

Это… невозможно.

— Вы только заявили о своих желаниях, — продолжал вестник. — А значит, ты ещё можешь оказаться подходящей кому-нибудь из небесных лордов. Прошу, иди сюда и пройди ритуал вместе с остальными.

Тишина.

— Вы… вы требуете немыслимого, — голос Эдера звякнул над ухом.

— Лишь того, что прописано в законах. Ты что-то имеешь против, человек?

Воздух словно накалился. Напряжение хлынуло в него горячими волнами. И в то же время внутри всё сжалось, застыло от холода — так, что я не могла двинуться вперёд. Только обернулась к жениху. Нет. Что он сейчас чувствует? Эдер…

— Лина, подойди, — решил отец. — Проверка и правда краткая.

Несколько секунд я пыталась поверить.

Но отец смотрел твёрдо. Он никогда не терпел пререкательств — не любил, когда ему перечили. Разумеется, мы с Марисой пытались всё равно, но сейчас? Сёстра, мой младший брат Крис, которого мать держала за плечи, гости — все растерянно переглядывались. Многие вдруг решили отвернуться, делали вид, что ничего не случилось. Видимо, не желая оскорбить ни дракона, ни Эдера.

Возможно, мне стоило воспротивиться уже там.

Но я почувствовала, как Эдер отпустил мою руку — и кивнул.

Все боялись. Даже он не мог ничего сделать.

К сфере я шла на деревянных ногах, толком не соображая. В голове крутилось: “Все так и продолжат отворачиваться. Забудут это, как позорный эпизод, о котором нельзя говорить. Но ничего и не случится на самом деле. Это просто проверка, драконий закон — дурацкий, унизительный для нас, но не имеющий смысла!”

Драконам подходит одна из полусотни. Скорее всего, в этом зале такой нет. И я медленно шла к вестнику, глядя в ртутные глаза. Приблизилась, встала за Селией и стала ждать.

Весь зал ждал.

Первой стояла Мариса. Расправив плечи, улыбалась драконьему вестнику. Я вдруг почувствовала её эмоции кожей. Возбужденную дрожь, страх и радость. Дышала она часто и смотрела на сферу так, словно упрашивала снизойти до неё.

Может, Эдер ей нравился, но драконы всегда были чем-то особым. Ещё в детстве она рассказывала, какие они сильные. Сколько у них власти и богатств. Попадёшь к такому — и всю жизнь не будешь ни в чём нуждаться, палец о палец не ударишь! Всё это она явно взяла из сказок матери, но не раз бросала в ссорах, как здорово будет, если драконий артефакт выберет её и ей не придётся водиться с такой неудачницей, как я.

Она приложила побледневшую руку к сфере.

Несколько секунд ничего не происходило. А потом вспыхнул красный свет.

Он осветил волосы и фигуру Марисы. Осветил её всю — застывшую как статую. Она стояла на месте, я не видела её лица и не понимала, что думать.

Пару минут назад я бы порадовалась за неё, но сейчас…

— Достаточно. Увы, в тебе нет нужной магии, — прозвенел голос вестника. — Прошу, следующая.

Плечи Марисы дрогнули, и она сорвалась с места.

Сердце кольнуло, я закусила губу, но даже не смогла сосредоточиться на этом. Проверка продолжалась. После Марисы была Хелла — простовая дочь лорда Даллена. И её сёстра. И Селия — как ни странно, тоже поглядывавшая на дракона с надеждой! Только ответ все получали один: сфера никого не признавала, а я всё сильнее сжимала руки.

Это ерунда. Ерунда! Им повезло, даже если они этого не понимают, — и так же повезёт и мне. Потом нам с Эдером будет стыдно друг перед другом, зато мы поймём, что едва друг друга не потеряли — и это лишь сильнее нас сблизит.

С этими мыслями я коснулась проклятого шара, застывшего в воздухе.

Вопреки ожиданиям, никакая лавина чувств меня не накрыла. Поверхность драгоценного камня была холодной — не нагретой руками других девушек, а словно мёртвой. В первые мгновения. А потом я подумала, что какое-то тепло в ней всё же есть.

Жмуриться или мысленно сбегать я не собиралась. Я была зла, раздражена — и посмотрела прямо в жестокие глаза драконьего вестника.

Смотрела, пока под моей рукой не загорелся свет.

Зеленоватое свечение ворвалось в сознание, как чей-нибудь голос сквозь сон.

Я перевела взгляд на руку — и отшатнулась.

Сфере это не помешало. Она продолжала гореть, переливаться, в ней клубился дым. Зелёный, как болотная ряска, даже хуже — какой-то тошнотворный, кислотный, неестественный!

Я не могу сказать, что почувствовала.

Не помню.

Знаю, что стояла на месте, и где-то на краю разума колотилась мысль: этого не могло случиться.

Не со мной.

Нет!

Оглянувшись, я увидела лицо матери. Её руку, прикрывавшую рот. Широкие глаза отца. Брата и сестру — Крис, ещё слишком маленький для серьёзных действий, поражённо моргал, а Мариса пятилась. И её лицо исказила такая искренняя обида, что захотелось протереть глаза.

— Вот видите, — произнёс драконий вестник. — Ради этого я и следую законам. Могла произойти ужасная ошибка: леди Илину отдали бы в жёны человеку. Она никогда бы не прославила ваш род и не принесла бы вам богатства.

Он говорил — говорил что-то ещё такое же невозможно дикое! А я не могла слушать.

Каждые три-четыре года сотни девушек хотят стать невестами драконов, но… шанс почти ничтожен. И если бы он прибыл всего на день позже, я бы…

Я обернулась к Эдеру — абсолютно бледному, тяжело дышавшему и впившегося рукой в белый ворот, словно тот его душил.

— Это неправильно. Я вышла за…

— Слава великим драконам! — первой воскликнула, перебив меня, мать.

И зал подхватил:

— Слава великим драконам!

В этот раз они не ждали слов отца. Но я поняла, почему, лишь взглянув на него — потому что он приложил руку к груди и опустился на колено.

А следом на колено опустился и Эдер. И больше на меня не смотрел.

В других взглядах не было ни злости, ни поддержки. Из всего-всего зала только старый Найтер сжал губы с болью и нескрываемой горечью. Он же оказался последним, кто спросил меня, за кого я хочу выйти замуж.

Драконы не спрашивали.

Так я сюда и попала.

Глава 2

Врата цитадели раскрываются с грохотом, от которого закладывает уши. За ними — неожиданно светлые улицы и деревья.

Мы заходим в драконий город. Под конвоем. Измученные последними днями и надзором, маленькие рядом с драконьими мужчинами и особенно — с монументальными зданиями вокруг.

Они… просто давят. Первый же дом рядом напоминает размерами наш храм. Зелёные и синие крыши отражают солнце. Но ещё больше здесь белого и золотого: блеск эмали и узоров набрасывается со всех сторон, и мы вдруг тонем в невиданной роскоши.

Город драконов слепит. Девушки вокруг оживляются. Несколько восхищённо ахают, впервые за несколько часов заговаривают бойко — обсуждая узоры и развевающиеся на стенах полотна. Но долго смотреть на город и его жителей нам никто не даёт — охранники опускают пики, и нас очень быстро ведут прямо во дворец.

Он совсем не похож на замки людей. Огромный и рубленый, словно его вытесали прямо из белой горы — правда, с большим мастерством. Внутри встречает зал, потолок которого уходит так высоко, что у меня кружится голова.

— Говорят, они строят всё большим на случай, если кто-нибудь обернётся драконом прямо в здании, — шепчет Аиса.

— Мы отведём вас в покои для людей, — прерывает любые разговоры ненавистный мне вестник.

Покои оказываются на каком-то втором или полуторном этаже — я теряюсь в широченных коридорах, в переливах мрамора и мозаик. Решаю пока не думать, как буду находить здесь путь: разберусь позже! Сердце быстро стучит, по венам течёт ядовитая тревога — и я совсем не хочу любоваться роскошью вокруг. Восхищённые возгласы других девиц бьют по ушам.

Мы останавливаемся перед рядом не таких больших дверей.

— Вас приведут в порядок, — голос вестника звенит за моей спиной. — Не препятствуйте этому, не создавайте проблем. Если не хотите пожалеть, что явились к небесным лордам немытыми с дороги.

Девушки начинают разбирать комнаты — поразительно быстро. Я тоже решаю не тянуть — хочу хоть на минуту оказаться одна. Захожу в первые попавшиеся покои, отрешённо рассматриваю комнату, в которой буду жить в ближайшие недели.

Белая спальня. Рядом, кажется, ванная. Всё чистое и роскошное — но я не знаю, что чувствую на этот счёт.

Вдруг понимаю, что Аиса зашла следом за мной.

— Я… — тянет она как-то потерянно. — Как думаешь, мы можем посидеть немного вместе? Я слишком волнуюсь.

— Леди. Почему вас-с две? — вместе с шипящим голосом за спиной девчонки появляется женщина старше.

Она одета в какое-то полупрозрачное одеяние, в котором юбка отделена от лифа. На подоле и над голым животом позвякивают серебряные кругляши. И вся она вытянутая, худая. У неё очень острые черты и яркие змеиные глаза.

Нага.

Я не видела их раньше, но знаю, что их народ служит драконам. Можно сказать, что их тоже подчинили — только не войной, а силой и золотом. И в отличие от нас, их драконы немного уважают. Привозят в свои земли добровольно, платят за работу, а не за роль бесправных рожениц.

Может, потому что родить от драконов их женщины не могут.

Но у этой служанки есть змеиная ипостась. Может, и слабая магия. Неприятный холодок бежит по телу, когда я понимаю, что она будет мне помогать.

— Можно мне… побыть здесь? Я не хочу оставаться одна, — теряется Аиса.

— Не положено. Леди, идите в с-свои покои!

Уважения в её голосе мало. Как и у всех вокруг.

Всё, что я могу — послать Аисе взгляд, которым надеюсь её успокоить. Она опускает голову и вылетает из моей комнаты.

— Хорош-шо. Теперь вас, леди, я собираюсь вымыть и переодеть.

У наги холодные руки. Их не согревает даже тёплая вода, в которую я погружаюсь в ванне. Та большая, похожа на белый каменный бассейн. Когда я забираюсь в него, то отрешённо думаю о словах вестника.

Драконы чутки к запахам. Говорят, могут даже распознавать по ним чувства, как по лицам. И, конечно, аромат немытых человечек наверняка оскорбит их тонкий нюх.

Меня тошнит от мысли о них! От мысли о том, что происходит и ждёт впереди.

— Чудес-сно, — шипит нага, которая представляется как Сиида. — Всё хорошо. Вы крас-сивы. Глаза у вас ясные, фигура такая, как лорды любят. И волос-сы — это ваше главное богатство. Обязательно нужно его показать.

Она рассуждает обо мне как ремесленник о товаре, за который господа могут наградить или наказать. Тут же хочется найти ножницы и обрезать длинные, до пояса пряди, которыми я и правда всегда гордилась! Но я напоминаю себе: больше нельзя привлекать внимание. Отныне придётся действовать по-другому. Поэтому даже вымучиваю улыбку, когда нага промывает мои волосы, когда помогает вылезти из ванной и говорит:

— Теперь пойдёмте, подберём одежду.

Моё дорожное платье исчезло. Когда я спрашиваю, куда, служанка дарит мне прищуренный взгляд и уверяет, что оно больше не понадобится. Приносит из шкафа блестящий белый шёлк. Одеяние свободное снизу, открывает плечи, держится с помощью золотистого пояса на талии и обволакивает грудь.

Подчёркивает. Дразнит. Выставляет лучшие места товара напоказ.

Я закусываю губу, когда нага делает мне причёску — заплетает волосы лишь немного, оставляя большую часть стекать по спине. Пара прядей будут мешаться. Но я молчу.

— Прекрас-сно, — заключает змеиная женщина. — Так вы будете выглядеть каждый день. Теперь вы готовы встретиться с женихами.

Я моргаю.

— Уже сейчас?

— Небес-сные лорды не любят ждать, — по тонким, почти невидимым губам бежит усмешка.

Меньше всего на свете я хочу смотреть на драконов, которые всё это устроили. По воле которых нас всех схватили и принудили стать их игрушками. Но напряжение и злость никуда не делись, и после всех процедур во мне крепнет решимость.

— И правда.

Драконы не знают одного. Я подчиняюсь им вынужденно, но на самом деле не собираюсь становиться ничьей женой. По крайней мере, надежда выбраться отсюда поселилась в моём сердце — глупая, отчаянная и почти сумасшедшая.

Моя семья продала меня, жених от меня отказался.

Я здесь одна, но у меня есть… план.


***

Когда драконий вестник огласил мою судьбу, меня практически схватили. Наши же стражники, по велению отца — который раньше других понял, что я не собираюсь слушаться.

Это было… как удар ножом в живот. Я кричала в руках охранников, которых знала с детства. Я смотрела в лицо матери, которая поначалу сияла от радости, и лишь моя реакция её здорово испугала.

— Ты прославишь нашу семью! — цедила она, когда я металась в закрытой комнате. — Свой род! Ты обеспечишь сестру и брата, Лина! Подумай о них, как ты смеешь так себя вести?!

— Я вышла замуж за Эдера!

— Не вышла! — Она перешла на крик. — Одумайся, Илина, сейчас же! Ты же не хочешь навлёчь на нас гнев драконов? Не позорь нас, да в кого ты такая неблагодарная?! Мариса мечтает оказаться на твоём месте, она плачет сейчас в своей комнате, а ты получила всё. Как ты можешь не ценить такой подарок судьбы?

О Марисе я не могла думать. Совсем.

Меня уволокли в башню замка. И заперли там. Возможно, мне стоило отбиваться тогда, пока я была дома — но я ещё надеялась, пыталась найти какие-то слова, уговоры.

Глупо, наивно.

— Неужели нельзя найти какой-то выход? — спрашивала уже отца. — Неужели ты правда готов меня отдать?! Дай мне книги, свод их законов — там должна быть какая-то лазейка!

— Илина, есть долг, который гораздо выше нас! — лицо отца краснело на глазах. — Я знаю, что Эдер тебе нравится. Он достойный мужчина. Но таковы правила, которым мы подчиняемся — и ты подчинишься тоже.

С этими словами он захлопнул дверь.

Больше недели, пока драконьи вестники облетали другие земли, я сидела в этой башне. Мне приносили еду, которую я поначалу не трогала. Эдер? С ним мне даже не дали попрощаться. Я вспоминала старые сказки, в которых невест похищали в день свадьбы злые враги. Только наши, из людей. В которых лорды в чёрных доспехах хватали девушек, а благородные рыцари спасали, не взирая на преграды.

Мне хотелось, чтобы Эдер спас меня.

Глупо и слабо — но хотелось до слёз.

Только я не стала героиней такой сказки. Я не знала, скорбит ли мой бывший жених, покинул ли в ярости замок или пытался хоть поговорить со мной напоследок — но в любом случае, даже последнего он не сделал. Все твердили мне, что я должна принять выпавшую честь, одуматься или в крайнем случае смириться.

И лишь на пятый день заточения ко мне пришёл человек, который сказал другое.

Найтер появился в моей башне под вечер.

— Меня пустили сюда, надеясь, что я смогу вразумить тебя, — улыбнулся он горько, прикрывая дверь. — Как ты, Лина?

Его седые волосы были растрёпаны. Простая мантия висела на худощавом теле. Глаза… в глазах отражалось то, от чего горло перехватило спазмом.

Сочувствие. О котором я мечтала все эти дни.

Он с детства учил меня и Марису чтению, письму, истории. Позже сестра увлеклась другими занятиями, а вот меня очень привлекали древние книги и рассказы о прошлом нашего народа, которое Найтер будто олицетворял.

— Неважно, — призналась я глухо. — А ты собираешься меня вразумлять?

Он подошёл. Крепко обнял меня, привлёк — и держал, пока я отчаянно пыталась не заплакать.

А потом его голос упал до шёпота:

— Лина. Ты мне как дочь. И, может, это прозвучит грубо по отношению к твоему отцу, но я никогда бы не пожелал своей дочери такой судьбы. Выслушай меня сейчас внимательно — это важно, и я буду говорить тихо, чтобы не услышала охрана.

Я замерла, а он усадил меня на простой стул и сжал мою руку — нервно, почти лихорадочно.

Это заставило волноваться. Забыть о жалости к себе.

— Ты же помнишь всё, что я тебе рассказывал. Как когда-то мы были сильны. Владели магией и воевали с драконами, которые только появились в наших землях. Дольше века — до того как они всё-таки победили.

— Три столетия назад, — прошептала я.

Конечно, я помнила.

— Когда они захватили нас, магов истребляли. Но нельзя истребить и будущие способности к колдовству, — Найтер смотрел на меня пристально, запредельно серьёзно. — Ты знаешь, что их запечатывали — в каждом роду, в каждой знатной и простой ветви. Ты знаешь, что драконы ищут женщин, в которых есть эта скрытая сила. Она позволит тебе родить сильных наследников.

— К чему ты ведёшь?

— Когда ты попадёшь в земли драконов, эту магию в тебе… разбудят.

Я поняла, что моя рука лежит безвольно в его, сухих и старческих. И что я боюсь двинуться. Вдохнуть.

— Ты думаешь, она как-то поможет мне?

— Ты не сможешь использовать её так, как используют они, — Наставник по-прежнему не отводил взгляда, и его лицо казалось бледным. — Мы никогда не могли сравниться с ними в живом колдовстве. Но нам помогли наши прародители.

Те, кого мы называем Богами. Древними и ушедшими ещё до того, как мы проиграли войну.

Слова Найтера медленно складывались в голове в какую-то невероятную мозаику. Я правда вспомнила, что он рассказывал мне, что смутно знали некоторые другие — о том, как именно мы раньше дрались с драконами.

Да, мы не колдовали как они. Не могли поднять смерч в чистом поле, не могли двигать огромные камни и бросаться огнём во врагов с лёгкостью.

Но у нас были заклинания. Заклинания крови.

Кажется, в каком-то тумане я спросила Найтера, уж не о них ли он хочет завести речь, — и застыла столбом. Когда он не возразил.

— Все знания, все заклинания, которые у нас были, истреблялись так же тщательно, как и наши маги когда-то. Но что-то всё же осталось.

Сердце начало колотиться. Особенно когда Найтер откинул полу мантии, пошарил под ней рукой и протянул мне… Это была одна-единственная страница из кожи. Потемневшая от времени и дряблая. Несколько секунд я смотрела на неё.

А потом вцепилась, не дыша.

— Её передал мне мой собственный наставник, — хрипловато продолжал Найтер. — Можешь представить, как давно это было. Я мог бы переписать всё, что здесь сказано, но не решился. Что ещё? Тут описано заклинание, самое настоящее. Я не знаю, получится ли у тебя его использовать. Но…

— Что оно сделает? — спросила я слишком быстро.

— Подчинит дракона.

Несколько секунд я не могла даже моргнуть.

Со мной происходило что-то странное. Будто плита, которая придавливала меня к земле пять дней, треснула. В грудь хлынул воздух. Оковы на руках и ногах распались. Я не усидела на месте, вскочила, заходила по комнате. Рассматривая невероятное — древние письмена на древней коже.

“Подчинение”, - бесхитростно гласила строчка сверху.

Старый язык, ушедший из обращения, с трудом складывался в слова. Его отобрали у нас вместе с нашим былым величием — но всё же не истребили до конца. И Найтер учил меня ему.

— Несколько капель крови, — прошептала я медленно. — Несколько капель слёз. И острое, искреннее желание: принять цену, принять жертву. Найтер, ты уверен, что это всё…

— Может сработать?

Я повернулась к нему.

Он подошёл, пытаясь пригладить волосы.

— Я не могу быть уверен. Я даже не вижу магии, как и все мы нынче. Но ты её увидишь, и ты… можешь попробовать. Если поймёшь, что другого выхода не осталось.

— Если?

Его взгляд — какой-то болезненный, — заставил меня читать дальше и вспомнить о “жертве”.

Даже в сказках у заклинаний крови была жестокая цена.

— За заклинания чародей всегда платит жизненной силой, — тихо сказал Найтер. — Ты отдашь часть своей жизни — в данном случае несколько лет. И ограничения тоже есть всегда. Твоё заклинание может сработать только на дракона-мужчину. И только один раз.

— Почему? Я про ограничения. — Цена меня в тот миг не интересовала, я отмахнулась от неё как от прилипшей к лицу паутины.

— Не знаю, — руки Найтера подрагивали. — Это же магия крови. Кажется, она подействует на вас обоих, поэтому второй раз применить её не удастся. И я думаю, она как-то связана с инстинктами. Поэтому нужен мужчина — и лучше, чтобы он считал тебя привлекательной.

Я приложила пальцы к вискам — отчаянно стараясь думать.

Отбросить все сомнения, ворохом засыпавшие голову. Зачем, зачем они? Найтер не из тех, кто врал мне — и если он пришёл с этой страницей ко мне в самый трудный час, он верит в то, что говорит!

Мне просто нужно поверить тоже.

Один мужчина. Которого я подчиню. Вьющиеся строки описывали сложную процедуру — сначала мне нужно собрать кровь и слёзы, превратить их заклинанием во что-то вроде драгоценности. А потом выбрать дракона…

Лучше, чтобы я ему нравилась.

Лучше, чтобы он был слаб — тогда больше шансов, что моих сил хватит.

Лучше, чтобы это произошло тогда, когда он в одиночку сможет мне помочь.

И я не смогу сломать его волю полностью, не смогу изменить разум! Он просто вынужден будет делать так, как я скажу! Мне нужно очень-очень многое продумать. И ещё…

— Сначала придётся разбудить магию, — повторила я, стараясь не забыть главное. — Ты знаешь, как? Точно нельзя попробовать сейчас, околдовать проклятого вестника, когда он прилетит вновь?

— Совершенно точно. — Найтер прочистил горло. — И ответ на твой предыдущий вопрос… нет. Тебе придётся выяснить всё в драконьих землях — при том, что драконы скорее всего не захотят вам ничего рассказывать.

Меня пробирала дрожь — но не от страха. От возбуждения, надежды, собственной наглости. От мысли, какую дерзость я могу совершить!

Я снова заметалась по комнате, глядя и не глядя на наставника. А потом словно решилась — и подошла, схватила его сухие руки.

— Найтер, это… я не знаю, сказка или быль, но это лучший подарок, который ты только мог мне сделать! Но если я ошибусь? Если драконы узнают?

— Лина, они…

— Да плевать, что они сделают со мной, — заверила я зло. — Но их же боятся не зря. Что будет с тобой? С моей семьёй? С нашим городом?

Найтер улыбнулся как-то болезненно.

— Моя бесстрашная девочка… за себя волнуйся. Ты слышала, чтобы кто-нибудь перечил драконам? Вспомни. Но ты правда думаешь, что никто не пытался за два века? Они слишком дорожат страхом, который внушают. Они не позволят такому получить огласку. Не станут мстить. Просто тщательно найдут виновных. Твоя семья будет в безопасности, а я? Я своё отжил.

На меня накатывали волны страха, тонкой боли и какого-то благоговения — перед тем, как просто он это говорил.

В горле снова рос ком.

— Найтер, ты…

— Лина, — прошептал он, прижимая меня к острому плечу. — Я не знал, отдам ли кому-нибудь эту страницу. Я бы не стал и пробовать, не потребуй тебя драконы. Но сейчас… если у тебя получится противостоять им, девочка, если ты вырвешься и дашь надежду другим… Твоё счастье и эта надежда — лучшее, что я могу получить в старости. Они стоят любого риска.

Мы стояли, обнимаясь, молча. Слова не могли передать ни капли того, что творилось со мной.

— Я попробую что-нибудь ещё, — пообещала я наконец. — Сначала. Может, они не так уж хорошо охраняют невест! Может, мне удастся бежать от них?

Найтер лишь грустно покачал головой:

— Попробуй.

Он говорил дальше. Что мне нельзя забирать эту страницу с собой, что я должна выучить её содержимое наизусть, каждую строчку. И я смотрела на древние письмена — запоминая уже тогда.

— Я буду молить Древних, даже если они оставили нас, — прошептал наконец наставник. — Может, они не оставят тебя.

Я понимала — несмотря на его слова, — что он начал волноваться за меня. Но чем больше сомневался он, тем сильнее во мне разгоралось пламя.

В тот вечер я действительно выучила каждую строчку, более того — каждую букву.

Постаралась как можно лучше представить, каково это — пожелать отомстить кому-нибудь из драконов. За себя, за других похищенных девушек.

На следующий же день я перестала спорить с родными и принялась изучать все книги о драконьих обычаях, которые мне могли принести. А ещё через три дня, когда за мной наконец прилетел гонец, вышла к нему сама.

Больше не сомневаясь. ...

Скачать полную версию книги





MyBook - читай и слушай по одной подписке