Beautiful insanity (ЛП) [Wonder_Seeker] (fb2) читать онлайн

- Beautiful insanity (ЛП) (пер. (Nat_G)) 652 Кб, 134с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Wonder_Seeker)

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



========== 1. Дождливый осенний день ==========

Пока сильный проливной дождь лил с неба, он стоял прямо под ним. Весь промокший до костей, он стоял и ждал автобус, который никогда не прибудет. И это очень странно. Он стоял здесь до тех пор, пока его мама, наконец, не забрала его. Он не говорил мне, зачем он ждёт этот автобус, а я и не спрашивала.

История о том, как я встретила Дилана, странная и, в тоже время, красивая. Наша встреча произошла абсолютно случайно. Это был дождливый осенний день, и я рано возвращалась домой с бара, где работаю. В связи с ужасными погодными условиями, никто не хотел выходить из дома, чтобы выпить, поэтому я сказала, что пойду домой. Это была неплохая идея, у меня было полно времени, чтобы прогуляться прежде чем пробьёт три утра, а такое редко случается. Так что, я шла по улицам с чёрным зонтом над головой, застегнув молнию на куртке, так как было прохладно. Как только я подошла к автобусной остановке, то сразу заметила что-то странное в парне, который там стоял. Он не пытался спрятаться от дождя, вместо этого он предпочёл мокнуть под ним. Из-за ливня его тёмные каштановые волосы ровно лежали на голове, а футболка (и не только она) прилипла к его телу. Должно быть, он замёрз. Я кашлянула, чтобы привлечь его внимание. Он взглянул на меня без единого слова, и его глаза выражали полнейшее безразличие.

— Если ждёшь здесь автобус, то лучше бы тебе направляться домой, чувак. Автобусы не ходят здесь после девяти, — говорю я.

— Я подожду, — ответил он и опустил голову, переводя взгляд обратно на землю.

— Нет, парень, ты не понимаешь. Следующий автобус не прибудет до следующего утра.

Он вновь отвечает точно так же.

— Я подожду.

Я мысленно размахиваю руками в воздухе. Меня обеспокоило, что он совершенно не слушает меня.

— На улице грёбанный ливень! Не будь сумасшедшим.

После последней фразы он поднял голову, и его глаза вновь обратились ко мне. Их оттенок изменился. Они стали темнее, почти чёрными. И внезапно его взгляд перестал быть безразличным. Нет, он уставился на меня, и в его взгляде отражалась смерть. Сейчас любой другой человек в этой ситуации бы побежал, бежал без оглядки, чтобы спастись. Но не я. Я не могла смириться с мыслью, что этот бедняга продолжит стоять здесь один под дождём, ожидая автобус, который никогда не прибудет. Крепче ухватившись за зонт, я села на небольшую скамейку всего в нескольких дюймах от него. Сузив глаза, он наблюдал за каждым моим движением.

— Что ты делаешь? — спросил он.

— Жду автобус, — ответила я. Он отвёл взгляд и больше ничего не говорил. Так что, теперь я жду автобус вместе с ним. Минуты перетекали в часы, и странный парень за это время даже не шелохнулся. Он оставался замёрзшим на том же месте, держа руки в карманах. Я наблюдала за ним. Его спина и плечи, показались мне довольно накаченными, хотя его особо не назовёшь мускулистым. Дождь сделал его волосы тёмными и гладкими, и, мне кажется, что они скорее шоколадного оттенка, когда сухие. Тайно надеюсь, что он повернётся ко мне, чтобы я смогла изучить его лицо. Но этого не происходит.

Было немного позже полуночи, когда неизвестная машина подъехала к автобусной остановке. Из неё вышла немолодая женщина с тёмными каштановыми волосами и бежевом плаще, приближаясь в нашу сторону. Парень заметил её, но даже не вздрогнул, точно так же, как и при встрече со мной. Это продолжалось до тех пор, пока женщина не подошла к нему и не положила руки на его плечи, тогда он посмотрел на неё.

— Дорогой, пойдём домой, — произнесла женщина.

— Думаю, я пропущу автобус, — прошептал парень. Женщина, которая, как я поняла являлась его матерью, кивнула.

— Всё хорошо, Дилан. Завтра будет ещё один день, — она взяла Дилана за руку и, когда он сделал шаг вперёд, её взгляд внезапно поймал мой. — Садись в машину, дорогой, я буду здесь, — Дилан кивает и идёт к серому БМВ, а женщина подходит ко мне. — Надеюсь, мой сын не доставил слишком много проблем, — я отрицательно мотаю головой.

— Вовсе нет, мэм, — любезно улыбнулась я, затем сделала секундную паузу и решилась задать пугающий меня вопрос. — С ним всё в порядке? — женщина посмотрела на меня тем взглядом, которого я опасалась. В ней кипела злость. Она выглядела так, будто собирается наброситься на меня, так как я вмешиваюсь в то, что, очевидно, не моё дело, но секундой позже её лицо смягчается и она вздыхает.

— Нет, не в порядке, — она шепчет. — И прошло уже много времени с тех пор, когда он был… в порядке, — снова пауза. — Прости, это не твоя проблема, — она делает шаг назад, готовая обернуться и уйти. — Спокойной ночи, — сказала она.

— Спокойной ночи, — ответила я. Машина тронулась с места, а я так и не смогла ничем помочь, но примечательнее то, что всё-таки не так с этим парнем? Позже я узнаю, что думают о нём другие. Люди замечают в нём необычного и странного парня, окончательно съехавшего с катушек. Он сошёл с ума, обезумел. Но мне нравится это. Каким-то образом, он заинтриговал меня. Я не знаю почему. Возможно, я чокнулась, но за этими тёмно-карими глазами, я могу разглядеть насколько прекрасно его безумие.

========== 2. Криминальное безумство ==========

Начал дуть холодный ветер, дожди всё так же продолжали лить с неба, которое имело практически чёрный оттенок. Тёмные тучи сгустились над Лос-Анджелесом, хотя началась зима, и уже было довольно холодно. На протяжении недели после нашего небольшого столкновения, я задавалась вопросом, там ли он ещё, одиноко стоит под дождём в одной лишь футболке и больше ничего, что могло бы защитить его от матери природы. Однако эти мысли быстро перестали иметь для меня значение. Они начали пропадать, пока Дилан окончательно не исчез из моих мыслей. Если бы я только знала сейчас, что Дилан так просто не исчезнет. Он как кровопиец. Он хватает тебя и никогда не позволит уйти. Он причиняет боль и приносит наслаждение в одно и то же время. Но я не знала этого до того, как стало уже поздно бежать от него.

Прошёл месяц с тех пор как я познакомилась с ним, я даже успела забыть о нём. Повсюду веяло Рождеством, и бар, где я работала, был переполнен людьми, которые искали укрытие от холода. Мой брат владелец этого бара, я хочу сказать, что, в связи с этим, он является моим боссом, который орёт на меня, заставляя злиться. Он нервничал из-за большого количества посетителей, хотя я итак в курсе, что их много. Праздничная суета привела столько народу в Синюю птицу, что все сидячие места были заняты, так что некоторым приходилось стоять. Такое всегда происходит во время праздников, но Майк так и не научился справляться с этим. Так что, мне приходится метаться от столика к столику, от одной компании к другой и делать всё, что в моих силах, чтобы не забыть заказ или, не дай Бог, уронить стакан. Майк, тем временем, сидел, взявшись за голову и смотрел в никуда.

— Эй, чувак, — говорю я, забрав заказ у четырёх студенток. — Я знаю, ты слишком занят своими мыслями, но не мог бы ты приготовить заказ? Это было бы довольно полезно, — Майк глянул на меня и, наконец, поднял свою ленивую задницу.

— Прости, — пробормотал он, беря в руки листок, куда я записала заказ. Просканировав его глазами, он приступил к выпивке. Я заметила, что он вёл себя отстранённо, больше чем обычно, поэтому я положила стакан и приобняла его, кладя руки ему на плечи.

— Всё хорошо, Майк, — сказала я. — Через 6 часов они все свалят отсюда.

— Дело не в этом, — отвечает он, и я приподнимаю брови. — Расскажу тебе позже, — и после этих слов, мы возвращаемся к нашей работе. Он наливает выпивку, а я беру заказы, приношу их и мою стаканы. Вечером, в районе восьми, в бар вошёл до боли знакомый парень. Мои глаза расширяются, и я улыбаюсь, когда парень с тёмными, почти чёрными, волосами подходит ко мне.

— Алекс! — визжу я. Алекс был очень симпатичным. Он имел тёмные кудрявые локоны и пронзительные голубые глаза. Его тело являлось достаточно мускулистым, и он был невероятно умён. Алекс был самым весёлым человеком, которого можно только представить. Он прислонился ко мне и поцеловал в щёку.

— Привет, красавица, — поприветствовал он меня. Когда он отстранился, мои глаза легли на повязку вокруг его руки.

— Что с тобой случилось? — спрашиваю я, указывая на травму.

— Один из моих пациентов укусил меня, — проворчал он. Алекс являлся психиатром. Он был им на протяжении уже пяти лет и работал с больными преступниками.

— Снова? — вздыхаю я. — Это происходит уже в третий раз за этот месяц! — Он кивает.

— Да, я уже попросил Грея, — это его босс, — чтобы он перевёл меня в другой департамент. Мне нужно подумать о себе и о риске, который я на себя беру, — я киваю, терпеливо слушая. — Так что, вместо работы с преступными психопатами, они дадут мне лечить нормальных психов, — я засмеялась, и он тоже. — Это не то, чего я хочу, но так будет лучше… Эй, я ещё ничего не ел. Не хочешь поужинать со мной? — Я посмотрела на Майка, который на нервах стоял у барной стойки.

— Не уверена, если только Майк не против моего отсутствия, — пробормотала я.

— Ну, пожалуйста… — он закатывает глаза. — С ним всё будет хорошо. Это займёт всего час, — я киваю. Пока мы разговаривали, я подумала о еде и поняла, что ничего не ела с двенадцати часов.

— Эй, Майки! — крикнула я, и он посмотрел на меня. — Я быстренько поужинаю вместе с Алеком. Вернусь через час, — он кивает и отмахивается от меня. Затем я беру своё супер тёплое зимнее пальто за барной стойкой и вместе с тем свою шапочку. Алекс сопровождает меня до двери, и я следую за ним сквозь леденящий холод. Мы пришли в наш любимый бургер ресторан всех времён: Забегаловка Ленивый Буйвол. Готовят здесь великолепно. Вскоре нам приносят наши заказы, и мы оба наслаждаемся хорошим времяпровождением столько, сколько можем себе позволить.

— У меня новый офис, — сказал Алекс между трапезой. — Как думаешь, не поможешь мне завтра после полудня перенести мои вещи?

— Конечно, — говорю я, кивая головой. — В районе двенадцати?

— Звучит великолепно.

— Так… — я кладу бургер и пододвигаюсь ближе к столу. — Кто укусил тебя?

— Ты знаешь, я не могу сказать, — я закатываю глаза. Алекс был полон кондифенциальности, что означало, что он не может говорить ни о своих пациентах, ни об их условиях проживания или о том, что они вытворяют. Он не может назвать мне имён или как они выглядят. Но у Алекса была одна особенность, он не мог полностью удержать всех вещей в себе. Вот за что я цепляюсь. Он всегда всё мне рассказывает, даже если это означает нарушение правил. Я больше не спрашиваю его про укус. Я просто жду и наблюдаю за ним, пока он, наконец, не сломается и из него не польётся признание.

— Это была та женщина, что убила своего мужа и дочь, — наконец сказал он. Его голос понизился, и следующие слова были сказаны шёпотом. — Я попросил её рассказать мне о той ночи. Она начала нести несвязную чушь о голосах и, затем она неожиданно вспрыгнула со своего места и вонзила свои зубы в мою руку. Я завопил как девчонка, и прошла целая вечность, прежде чем я смог избавиться от неё, — я ахнула.

— А что насчёт охраны?

— Эти мачо ворвались в тот момент, когда я уже скинул её от себя.

— Ублюдки… — проворчала я. Охрана в больнице худшая. Эти гомофобные придурки никогда недолюбливали Алекса, и они делают всё, чтобы держаться от него так далеко, как только возможно. Алекс никогда не рассказывал о своей сексуальной ориентации на работе, но однажды Патрик, один из охранников, увидел его вместе с Эриком, бывшим парнем Алекса, за пределами больницы, и эта новость распространилась как огонь. С того дня они избегают его, а если они случайно сталкиваются с ним, то говорят ему неприятные вещи. Я ненавижу это. Я беру руку Алекса и слегка сжимаю её.

— Всё будет хорошо, — говорю я. — С завтрашнего дня ты будешь в большей безопасности.

Он усмехнулся.

— Я не уверен в этом. Я буду лечить людей, которые могут вытворять ещё более ужасные вещи. Не те, что они уже сделали, а воплотить свои извращённые планы, которые сидят в их голове.

— Ты рассматривал вариант с другой работой? — спрашиваю я.

Я знаю насколько Алекс ненавидит работу в больнице. Он ненавидел её с тех пор, как начал заниматься ей. Он всегда хотел работать с детьми. Быть доктором, но здесь не было такой возможности.

— На самом деле, — кивнул Алекс, — есть одна работа, которая была бы идеальной, но она в Денвере. Я не могу бросить Нану.

Нана бабушка Алекса. Она больна и нуждается в его помощи. Мать Алекса умерла, когда он был ещё совсем маленьким, и он никогда не знал своего отца. Нана всегда заботилась о нём, и он чувствует обязанность перед ней. И он жертвует своим счастьем, чтобы быть здесь и тоже заботиться о ней.

— В любом случае, как проходит учёба?

— Хорошо. Коллектив не плохой, но я не могу заставить себя учиться.

— Что ж, ты должна, если хочешь взять на себя бар, когда твой брат уедет, — я киваю. Он прав, но Майк не покинет это место ещё в течение пяти лет, так что у меня достаточно времени, прежде чем я возьмусь за собственный бизнес. Я хочу забрать у него бар, но я должна узнать пару вещей, чтобы запустить его в ход.

— Я лучше пойду, — пробормотала я. — Майк убьёт меня, если я не вернусь к девяти, — Алекс кивает.

— Я провожу тебя, — и мы оба выходим за дверь. Погода изменилась за прошедший час. Дождь превратился в мокрый снег, оставаясь на моей одежде и тая на лице. Я хватаюсь за Алекса и тесно прижимаюсь к нему, чтобы оставаться в тепле.

========== 3. Маска безумия ==========

Комментарий к 3. Маска безумия

https://69.media.tumblr.com/962ce822db185db035ffc36e10371065/tumblr_pr33s9hZte1she7ii_500.gif

Улицы покрывал первый снег, падающий с серого неба белыми хлопьями. Я укрылась от холода в теплейший свитер, который смогла найти, и надела ботинки. На часах две минуты двенадцатого, я обещала Алексу, что встречусь с ним в клинике в 12:30, чтобы помочь ему перенести старые вещи в новый офис. Я потянулась за своим большим пальто и вместе с этим взглянула на часы. Я споткнулась около порога, беря свою шапочку и ключи от машины. Ненавижу водить в метель. Было очень скользко и страшно, поэтому я старалась осторожно управлять транспортом, передвигаясь по дороге. Я ехала с небольшой скоростью, так чтобы, разумеется, не подскользнуться на льду, но это злило водителя позади меня. Он сигналил и сигналил, пока наконец не обогнал меня с ревущим двигателем. Я усмехнулась. Высокомерная задница.

После долгой поездки, я добралась до клиники и припарковалась в парке. Старый офис Алекса был на втором этаже, первая дверь справа. Я взглянула на свои часы, уже 12:28. Ненавижу опаздывать, поэтому начинаю идти немного быстрей.

Конечно же, моя огромная задница не удерживается, и я подскальзываюсь, падая лицом в снег. Я мысленно выругалась и поднялась. Мои лицо и пальто стали мокрыми, а снег попал под мой шарфик, оставляя мокрый след от моей шеи до нижней части спины. Я быстро начала мёрзнуть и дрожать, направляясь к клинике.

В холле божественно тепло, но моё тело по-прежнему дрожит. Когда я наконец нахожу дверь, где написано Алекс Корден, я стучусь и, как обычно, вхожу внутрь, что оказывается большой ошибкой. Я очутилась посреди сеанса Алекса и, зная, что он работает с криминальными психопатами, ты действительно не хочешь находиться там в это время. Парень, что сидел ко мне спиной, обернулся на звук открывающейся двери, и моя челюсть отвисла, когда я увидела эти знакомые карие глаза.

— И-извините, — пищу я и громко захлопываю дверь.

«О, Боже,» подумала я. «О, Боже мой, это был Дилан.»

Я узнала эти глаза, пустой взгляд, его острый подбородок и русые волосы, которые теперь были сухими. Что он здесь делает? Он пациент? Это означает, что он преступник. Что он натворил? Убил ли он кого-то или что похуже? Подвергала ли я себя опасности, пока стояла с ним на остановке? Все виды безумных мыслей ворвались в мою голову, и я не могла с этим ничего поделать. Я могла быть мертва. Он мог убить меня. Я знала, что с ним что-то не так, но, честно говоря, я не ожидала такого. Я ходила по коридору кругами и остановилась только тогда, когда услышала звук открывающейся двери. Вышел Дилан, а за ним и Алекс.

— Увидимся на следующей неделе, Дилан, — говорит Алекс. — Мой офис будет на третьем этаже под номером 309.

Дилан лишь кивает головой и проходит возле меня. Я уставилась в пол, так что мы не встретились глазами. И он снова был одет в чёрные джинсы и белую футболку. Даже в такой морозящий холод. Я жду, когда он исчезнет, прежде чем начать разговор, собирая отрывки мыслей в предложение.

— Какого чёрта он здесь забыл? Он твой пациент? Он сумасшедший? Он опасен? От чего ты его лечишь? Что он сделал? Может он прячется под маской, если ты вообще лечишь его. О, Боже, пожалуйста, скажи мне, что он здесь не потому, что болен. Он…

— Джесс, блять, да успокойся, — прервал меня Алекс, хватая меня за плечо. — Да, мистер О’Брайен мой пациент. Почему? Ты его знаешь? — он поднял бровь, смотря на меня.

— Я один раз столкнулась с ним, ничего особенного. Он… — я затихла.

— Сумасшедший? — я киваю. — Я не знаю… Это то, что я пытаюсь выяснить. Но в этом парне что-то есть. Так что прошу, Джесс, сделай мне и себе одолжение. Держись от него подальше.

— Не волнуйся, — ответила я.

— Хорошо. Теперь, пожалуйста, скажи мне, что с тобой приключилось? Ты выглядишь как утонувший котёнок, — он хихикает, а я закатываю глаза. Он берёт мои пальто, шарф и шапочку и затем помещает их на батарею в своём старом офисе. После он говорит мне, в которую коробку какие класть вещи. Запирает дверь, и мы начинаем собирать их. Ручки и блокноты мы складываем в коробку с офисными принадлежностями. Рамки с фото и маленькую скульптуру дельфина в коробку с украшениями. Я хватаю рамку с фотографией, где мы с Алексом позируем, обнимаясь и смеясь друг над другом. Не могу не улыбнуться.

— Так, Дилан… — начинаю я, и Алекс отрывает взгляд от коробки. — Он не преступник?

— Пока нет, — отвечает он. — Но вполне мог бы им быть.

— Но…

— Я не могу говорить об этом, Джесс. Ты знаешь, — я киваю и продолжаю складывать вещи.

Когда всё уже было в коробках, мы начали переносить их на другой этаж. Алекс предложил взять ту, что потяжелее. Он может и гей, но имеет чертовски великолепное тело, кому же, он безумно силён. Мы два раза поднимались и спускались, прежде чем все вещи не оказались наверху, и, когда всё было завершено, нам пришлось всё распаковать.

Его новый офис немного меньше, но здесь есть огромное окно с прекрасным видом, так что это плюс. Здесь был большой коричневый стул из натуральной кожи для пациентов и за письменным столом стул поменьше для Алекса. Большой тёмно-красный ковёр покрывал большую часть паркетного пола, также имелась длинная лампа, висящая на потолке. Я положила последнюю вещь на письменный стол (это были розовый и голубой ластики) и довольная разместила руки на бёдрах.

— Выглядит круто, — говорю я, и Алекс кивает, соглашаясь.

— Хочешь пообедать? — спрашивает он. Я смотрю на часы. Было немного позже двух.

— Прости, не могу. Я уже должна быть в баре. — Алекс понимающе кивает.

Я забираю уже высохшее пальто с батареи и надеваю. В нём стало безумно тепло, я в восторге. Приятная и тёплая ткань шапочки отлично ощущается на моих всё ещё холодных ушах. Я крепко обнимаю Алекса и целую его в щёку.

— Увидимся, — говорю я и махаю ему на прощание.

От клиники до бара не так уж далеко, поэтому я принимаю решение оставить машину на парковке и пройти этот путь пешком. Я уже заметила сформировавшиеся ледяные пятна на улице, потому как я не в настроении снова подскальзываться. Было холодно, но я должна справиться с этим. Улицы переполнены людьми, которые заняты своими Рождественскими покупками. Каждый магазин украшен маленькими Сантами, снеговиками и Рождественскими ёлками. Повсюду горели яркие огоньки, давая приятную и уютную атмосферу. Люди были счастливы, хоть и снаружи было паршиво.

Спустя двадцать минут, я наконец пришла в бар. Внутри было жарко, может немного жарче. Майк включил отопление, так что ему приходится работать в футболке. Я замечаю, что все клиенты либо полураздеты, либо ходят с закатанными рукавами своих рубашек. Я, как и остальные, снимаю свой свитер и кладу его за барной стойкой.

— Привет, Майки, — говорю я, — Чё там есть для меня?

— Этот пацан здесь, чтобы увидеть тебя, — говорит он.

— Кто?

— Хрен его знает. Он уже сидит здесь почти два часа, — он указывает на столик в задней части бара.

Здесь он и сидит, уставившись в стену. Рядом стакан воды. Всё в той же белой футболке.

— Он сказал чего хочет? — спрашиваю я, немного испугавшись. Майк отрицательно помотал головой.

— Он просто пришёл и спросил тебя. Я сказал, что ты вышла, а он ответил, что подождёт.

— О… Окей, — Майк, похоже, заметил, что я немного взволнована на счёт всей этой ситуации.

— Джесс, ты знаешь его? Если он тебя напрягает, то я вышвырну его за дверь.

— Нет, нет. Всё хорошо. Я знаю его. Это Дилан, — не знаю зачем произнесла его имя. Я подумала, что, возможно, это поможет мне звучать менее странно. Так что я делаю глубокий вдох и подхожу к нему. Моё сердце отдавалось в горле, а я начала немного потеть. Теперь, когда я знала, что он не совсем в своём уме, я почувствовала тошноту и начала нервничать. Я заверила себя, что всё будет хорошо. Здесь он ничего не сможет мне сделать. Я занимаю место за столиком прямо перед Диланом, и его глаза перемещаются от стены на меня. На его лице появляется усмешка.

— Привет, Джесс. Как ты?

========== 4. Бредовый разговор ==========

Комментарий к 4. Бредовый разговор

https://69.media.tumblr.com/cc55fdfb1fcb03d810da5df5e96ff647/tumblr_pr33s7WXoL1she7ii_250.gif

Затаив дыхание, я наблюдаю за Диланом. Я стараюсь скрыть то, как он пугает меня, но уверена, что выходит неудачно. Он тоже наблюдает за мной, выглядя сильным и уверенным. Он имел тёмные круги под глазами и одна сторона его губ изогнулась в злобной ухмылке.

— Ка-ак ты узнал моё имя? — я заикнулась. Молодец, Джесс. Заикнуться в процессе разговора совсем не означает то, что ты боишься его. Я мысленно закатываю глаза.

Дилан не ответил на мой вопрос, он просто продолжал молча сидеть и ухмыляться.

— Как ты узнал, где я работаю? — спросила я затем.

— Я следил за тобой, — он сказал это так, будто это самая нормальная вещь в мире.

— Как это возможно? Ты пришёл сюда раньше меня, — я скрестила руки на груди, не потому что я была зла на него. Я была напугана. Это своего рода защита от вреда, который он мог мне причинить.

— Я не говорил, что следил за тобой сегодня, разве не так? — вставил он.

Я подняла бровь и испуганно прижалась к спинке стула.

— Что? Чего тебе от меня нужно?

— Поужинай со мной, — неожиданно объявляет он.

Я в полном удивлении, и мой первый инстинкт заставляет меня выпалить «нет». Дилан, однако, не ожидал, что я откажусь и не собирался принимать мой ответ.

— Что, прости? — злобно говорит он, его голос низкий и хриплый. Он наклоняется, упираясь руками об стол.

— Я сказала нет, — я хочу звучать жёстко и уверенно, но мой голос дрожит так же, как и мои руки.

— Это не вопрос, милая, — повторяет он, стиснув зубы.

Я была напугана, и моё сердце с такой силой билось в груди, что я боялась, оно и вовсе выпрыгнет. Моё дыхание было учащённым и отрывистым. Мой взгляд опустился на стол, я боялась смотреть на него. Он, должно быть, заметил мой страх, потому что я почувствовала его палец, коснувшийся моего подбородка, поднимая вверх мою голову. Его прикосновение заставило меня дрожать.

— Смотри на меня, когда я говорю с тобой, — он пристально смотрел на меня, а я проглотила ком в горле.

— Я не знаю тебя, — говорю я.

— Именно поэтому нам нужно поужинать.

С меня хватит. Он не смеет приказывать мне. Я не собираюсь с ним куда-то идти. Поужинать вместе? Да я на 80% уверена, что он психопат, и его недавние действия никак не помогают с этим делом. Пойти с ним на свидание? Я лучше прострелю себе голову. Так что, я отстранилась от него и злобно помотала головой.

— Слушай внимательно. Ты, блядь, оставишь меня в покое или я позову своего брата, и он нахрен вышвырнет тебя отсюда, — прорычала я.

Я думала, что это заставит его хоть немного отступить, но он делал всё, кроме этого. Вместо того, чтобы быть потрясённым, он начинает смеяться.

— Этот парень? — он указывает на Майка. — Я не прочь посмотреть на то, как он пытается.

Я прикусываю губу изнутри. Господи Иисусе, этот парень полнейший псих.

— Уходи, — прошипела я.

Он поднял руки вверх, всё ещё смеясь.

— Хорошо, дорогая. Если это то, чего ты хочешь. Но не думай, что видишь меня в последний раз, — и с этим последним предупреждением, он встаёт со своего места и уходит.

Я выдыхаю, я даже не замечала, что задерживаю дыхание, пока он не ушёл. Запускаю руку в волосы и смотрю на пустое место напротив меня, стараясь забыть его образ. Моё сердцебиение успокаивается, а дыхание восстанавливается спустя пару минут. Я подпрыгиваю, испугавшись человека, занявшего место напротив. Это была какая-то блондинка.

— Привет, — говорит она. — Я не хочу вмешиваться, но я заметила тебя с Диланом О’Браеном и просто хочу предупредить, — я поднимаю бровь, не в состоянии говорить. — Он опасен. Ходят слухи, что он не боится испачкать руки. Я слышала, что однажды он разнёс весь бар голыми руками. Пятеро парней были доставлены в госпиталь.

— Но это просто слухи, так? — спрашиваю я, не уверенная зачем вообще защищаю его.

— Да, но это не просто слухи. При этом, он не слишком дружелюбен с дамами. Как-то он напал на мою подругу. Он продолжал трогать и целовать её, пока она ясно говорила «нет». Если бы всё происходило без свидетелей, я уверена, он бы изнасиловал её, — я пытаюсь сказать что-нибудь, но правда не знаю что.

Изнасиловал бы? Избил несколько мужчин? Да, он был сумасшедшим. Безумным. Полнейшим психопатом. Но был ли он способен на такие ужасные вещи?

— Всё что я хочу сказать: держись от него подальше. Он приносит неприятности.

— Не беспокойся, я не собираюсь снова с ним видеться.

— Отлично, — она берёт меня за руку, улыбается и уходит.

Господи, во что я ввязалась? Я желаю больше никогда не ждать с ним автобус на той остановке. Я заставляю себя встать из стола и вернуться к работе. Я беру ручку с блокнотом и начинаю записывать заказы. Я стараюсь работать настолько упорно, как могу. Я не хочу позволять себе думать о Дилане или о том, что он говорил. Но не имеет значения то, как упорно я работаю, его последние слова не уходят из моей головы. Я видела его не в последний раз. Он вернётся. Должна ли я звонить в полицию? Это то, что делают нормальные люди. Но что, если он узнает? Захочет ли он отомстить? Нет, я не буду звонить в полицию. Может, стоит сказать Майку? Но Майк, скорее всего, вызовет копов. Вычёркиваем этот план. Алекс? Алекс был единственным, кто знал Дилана. Он знал, что он из себя представляет, его историю и на что он был способен. Ради всего святого, он был его психиатром. Разве есть кто-то ещё, кто мог бы лучше рассказать мне насколько он может быть опасным? Ещё кое-что, если бы Дилан не был опасен, он бы никогда не увиделся с Алексом. Я схожу с ума, изводя себя этими мыслями. Блять. Я роняю полотенце на пол и вытаскиваю из кармана свой телефон, набирая номер Алекса. Спустя три гудка, он отвечает.

— Эй, сладкая, ты как? — спрашивает он.

— Алекс, мне нужна твоя помощь.

— Конечно. Всё хорошо?

— Не уверенна… — я делаю паузу. — Мне нужно, чтобы ты рассказал мне пару вещей о Дилане О’Брайене.

— Ты знаешь, я не могу, — отвечает он, и я слышу как он вздыхает.

— Я знаю, но поверь мне, это очень важно, — я жду, но, когда он ничего не отвечает, продолжаю говорить. — Когда ты начал его лечить и почему? — он снова вздыхает.

— Обещаешь, что это и вправду очень важно, как вопрос жизни и смерти, — я усмехаюсь тому, насколько иронично это звучит.

— Обещаю.

— Хорошо. Он пришёл ко мне месяц назад. Сказал, что в его голову приходят странные мысли. Он постоянно хочет ранить кого-то. Он чувствовал, что должен приносить разрушение, и был в постоянном поиске хаоса. Он сказал, что избивал сильнейших мужчин, каких мог найти, просто ради веселья. И это никогда его не беспокоило. Ему нравилось причинять боль, и он был не против этого. Но он сказал, что-то изменилось. Что-то заставляет его хотеть измениться, быть лучше.

— И что это? — спрашиваю я.

— Он сказал, что встретил кое-кого.

========== 5. Странно, страннее, очень странно ==========

Комментарий к 5. Странно, страннее, очень странно

Фото в профиле Дилана: https://69.media.tumblr.com/0a5283b3706f6204ae2bb709dd3aad5f/tumblr_pr33sa1Gcx1she7ii_500.jpg

Я сижу за столом напротив моей матери, поднося ложку с картофельным пюре ко рту. Моя мама делает лучшее картофельное пюре, поэтому я люблю навещать её по выходным, не только ради еды, конечно же, но она была просто божественна. Если вы когда-нибудь её попробуете, то согласитесь со мной. Майк сидит рядом со мной, он взял себе двойную порцию, как и я. Но Майк мужчина, поэтому ему нужнее.

Майк и я больше не живём в родительском доме. После окончания старшей школы, я приняла решение, что буду работать вместе с Майком в баре. Будучи зарабатывающей женщиной, я могла позволить себе немного больше, чем раньше. Так, я обзавелась собственной небольшой квартирой недалеко от бара. Когда я поняла, что со временем бар перейдёт ко мне, то вернулась в колледж, чтобы получить степень по бизнесу. Я входила в специальную группу для работающих студентов, поэтому появлялась на учёбе всего два раза в неделю. А Майк так и не закончил школу. Он открыл собственный бар с одним из своих лучших друзей Сэмом, и когда он ушёл, Майк полностью забрал бар себе. Теперь он тоже планирует уйти и открыть собственный джаз-бар в огромном городе Нью-Йорке. Конечно же, такое дерьмо стоит дохуя деньжищ, поэтому планы на него растянулись на 5 лет. Майк будет откладывать так много, столько сможет каждый месяц. Так что, пяти лет должно быть достаточно, чтобы накопить на свою мечту. Затем бар Майка перейдёт ко мне, и я рада этому. Единственное, придётся много работать.

— Как продвигается учёба? — спрашивает мама, и я знаю, что, на самом деле, она не хочет знать, как проходит моя учёба, она только хочет услышать, как я чертовски охриненно учусь. Что я учусь каждую ночь и никуда не выхожу из дома. Конечно, всё это не так.

— Хорошо, — говорю я и хочу, чтобы этот разговор был окончен.

— Когда у тебя экзамены?

— Через пару месяцев, — я засовываю в рот как можно больше картофельного пюре, чтобы больше не отвечать на её вопросы. Конечно, ей было на это плевать и она продолжала докапываться.

— Ты уже начала готовиться? Ты хотя бы раз должна убедиться, что хорошо знаешь предмет, прежде чем начнёшь сдавать экзамен Ты же знаешь это, так? Джессика, прекрати есть и ответь мне! — я смотрю на неё, глотая картофельное пюре.

— Я знаю, мам. И я работаю над этим, — я делаю паузу, мама смотрит на меня, хотя что-то сказать, но я останавливаю её. — Мама, я нормально учусь. Не беспокойся. А теперь прошу меня извинить, мне нужно сделать звонок, — я вытаскиваю свою задницу из стула, вставая, и иду в прихожую.

Слышу, как мама начинает доставать Майка на счёт бара, и закатываю глаза на то, какой надоедливой она всегда была. Затем я достаю свой телефон из кармана набираю номер Софии.

София моя ближайшая лучшая подруга. Мы вместе учимся, и она очень крутая. София уже замужем, она была на 2 года старше меня, сейчас ей уже 26. Майкл, её муж, был милейшим парнем во всём мире и, по словам Алекса, в то же время Майкл был гей. До сих пор слышу слова Алекса:

«О, Боже мой. Ты видела его великолепную попку. Господи, когда он поймёт, что не любит эту женщину.»

Я тогда спросила его, что он имеет в виду, и он ответил:

«Сладкая. Он такой гей, что даже Элтон Джон ему завидует.»

Я просто закатила на это глаза и отмахнулась. То, что Майкл гей, наименьшее из моих забот, но ради Софии я надеюсь, что это не так. Она рассказывала о том, что хочет иметь детей и разделять с ним различные вещи, но муж гей не лучший вариант для этого.

Прозвучало два гудка, прежде чем включился автоответчик. Привет, это София! Похоже, сейчас я не могу ответить на Ваш звонок, пожалуйста, оставьте сообщение, и я перезвоню. Бип.

— Привет, София. Это я, Джесс. Я буду рада, если ты захочешь потусоваться со мной сегодня вечером, выпьем вместе. Перезвони, пожалуйста, — я отключаюсь.

Мне действительно нужна девушка, чтобы выслушать меня прямо сейчас. То, что Алекс сказал мне по телефону, не выходит у меня из головы. Я не могу заснуть из-за того, что думаю об этом. Дилан встретил кое-кого. И поэтому он решил измениться. Очевидно, что первая мысль, приходящая мне на ум, была ли этим кое-кем я. Я не понимаю. Почему я? Может, он и не имел в виду меня, но вся ситуация складывается именно так. Он пришёл на сеанс к Алексу после того, как мы «встретились» на остановке, и теперь он просит, точнее, приказывает мне пойти с ним на свидание. Я, правда, не знаю, что чувствовать, и мне нужно, чтобы кто-нибудь сказал мне, что-либо я схожу с ума, либо я, мать вашу, абсолютно права. Я не рассказала об этом Алексу, потому что он скажет мне просто перестать волноваться на счёт Дилана, оставить все эти мысли и забыть о нём. Конечно, я не смогу просто это сделать. Я прислонилась к стене и глубоко вздохнула. Я даже успела забыть об этом парне, а затем мысли о нём всплыли в моей голове. Он был молод. Наверное, у него есть Фейсбук или Твиттер. Так что, я набираю его имя в поисковой строке на Фейсбук и нажимаю на первый всплывший профиль. Моя челюсть почти упала до пола от того, что я увидела. Да, это был он. Он выглядел, как он, но Дилан на фото не имел ничего общего с парнем, которого я встретила. Это было чёрно-белое фото Дилана вместе с девушкой. Она была абсолютно потрясающей. Но вещь, привлёкшая моё внимание, была именно в Дилане. Он улыбался. Он, на самом деле, улыбался подлинной улыбкой. У него не было синяков под глазами, он не выглядел депрессивным. Он выглядел… счастливым. Его глаза казались дружелюбными, и, если бы он ещё был тем парнем, я бы с удовольствием сходила с ним на свидание. Я прокручиваю его профиль вниз и смотрю на последнюю запись. 24 Марта 2014. Два года назад. Запись оставил парень по имени Тайлер Пози: Дилан, где ты, приятель? Давно о тебе ничего не слышно. Волнуюсь. Я поднимаю бровь. Это ещё не настолько странно. Я прокручиваю ленту ниже. Следующая запись была сделана 5 Января, здесь была фотография Дилана с той женщиной, что тогда забрала его с автобусной остановки, его мать, я полагаю, рядом с рождественской ёлкой. Счастлива иметь такого мальчика, как мой сын. Это всё так странно. Я прокручиваю ленту ниже и ниже, и всё, что я вижу, кажется вполне нормальным, если бы я только не знала каков Дилан сейчас. Что-то изменило его. Что-то произошло между Январём и Мартом 2014. И я очень хочу узнать что. Я смотрю на страницу его профиля. День Рождение: 26 Августа, 1991, значит ему 25. Работа и образование: не указано. Место проживания: Лос-Анджелес. Контакты: Спроси Дилана его номер. Спроси Дилана его и-мэйл. Отношения: не указано. Единственное, что здесь указано, дата его рождения и город. Мой телефон неожиданно зазвенел. София.

— Привет, девчонка, — громко говорит она. — Получила твоё сообщение. Я определённо выпью. Когда и где?

Я улыбаюсь.

— Можем пойти в Мэйсис, я буду там через 10 минут, — предлагаю я.

— Звучит неплохо. Могу я взять с собой Майка?

— Лучше не надо. Я нуждаюсь в женском общении, прости, — я чувствую небольшую разочарованность, говоря «нет», но, каким бы Майкл не был милым, он не должен знать о моей проблеме.

— Ничего страшного, дорогая. Увидимся там, — с этими словами она вешает трубку.

Я сую телефон обратно в карман и забираю с вешалки своё пальто. Затем открываю дверь на кухню. Мама и Майк по-прежнему сидят за столом, что-то обсуждая. Они подняли на меня глаза, когда услышали, как я вхожу.

— Я собираюсь уходить, — говорю я. — Спасибо за ужин мам, увидимся на следующей неделе, — я быстро чмокнула её в щеку и похлопала Майка по плечу. — Увидимся во вторник, братишка, — затем я ухожу.

Я завожу мотор и трогаюсь с места с одной лишь мыслью в своей голове: что же в этом мире случилось с Диланом?

========== 6. Призрачное ведение ==========

— Итак, ближе к сути, — говорит София, сделав большой глоток из своего розового коктейля. — Ты встретила его на автобусной остановке, и он пришёл в замешательство? — я киваю. — Затем ты узнаёшь, что он один из пациентов Алекса, — я снова киваю. — Который хочет стать лучше, потому что встретил кое-кого, и затем он просит тебя пойти на свидание.

— Да, всё верно, — София, сузив глаза, делает ещё один глоток и пытается сложить все вещи воедино. Она издаёт звук ‘хмм’, плотно сжимая губы.

— Мне кажется, что он действительно прилагает усилия, чтобы понравится тебе, — я смотрю на неё. Эта была первая позитивная вещь, которую я слышала на счёт всей этой ситуации. Я никогда не рассматривала её в этом ключе. Никогда не думала, что он пытается быть милым. Он делает это странно и конкретно лажает, но, как говорит София, что если он действительно пытается.

— Но он такой подлый. Он собственник и доминант. Он не просил меня идти с ним на свидание, он принуждал.

— Что ж, очевидно, если он видится с Алексом, то с головой у него немного не в порядке. Возможно, у него тяжёлые времена, и он проявляет влечение. Возможно, он находит лишь один способ показать эмоции через злость. Наверное, он не хочет показывать тебе свои чувства, и поэтому держит их под защитой, — я киваю головой. Это, вроде как, имеет смысл. — Так, кто этот парень?

Я держала его имя при себе. Просто потому что слухи о нём ходят повсюду, и я не хотела, чтобы мнение Софии основывалось на них. Но сейчас, когда она сказала все эти вещи, я уверена, не имеет значения, кто он такой.

— Дилан, — осторожно говорю я, но это имя, кажется, не вызывает у неё беспокойства. Прослушав, она продолжает пить розовую жидкость, пока её стакан полностью не опустошился. — Дилан О’Брайен, — добавляю я затем, и она резко поднимает голову.

— Что, прости? — она уставилась на меня. Её коричневые брови широкие и крупные. — Думаю, ты ошиблась. Уверена, ты не можешь быть вовлечена в дела, связанные с Диланом О’Браеном, так ведь? — я молчу. — Джесс, это не может быть правдой! — пищит она.

— Пару секунд назад ты говорила… — пытаюсь возразить я, но она меня обрывает.

— Я знаю, что я говорила, но если бы я с самого начала знала, что ты говоришь про Дилана О’Блядского Браена, я бы держала свой большой рот на замке. Этот парень урод! Как так получается, что его до сих пор не закрыли в психушку или в тюрьму, и он по-прежнему на свободе. Он сделал столько ужасных вещей и… — я перебиваю её.

— Эти вещи просто слухи. Скорее всего, половина из них даже неправда.

София вздыхает и накрывает своей рукой мою.

—Послушай, милая. Даже если хоть одна из них правда… Разве это делает его хорошим?

Я вздыхаю и хватаюсь за голову. Я не знаю, что делать. София права. Дилан не был хорошим. Ни для меня, ни для кого-либо ещё. И я знала, что не могу иметь с ним никаких отношений, но мне трудно от него избавиться.

— Знаю, я схожу с ума, — говорю я. — Но мама всегда учила меня, не судить книгу по её обложке.

— Верно, но ты же не будешь выбирать книгу с плохими отзывами, так? — я киваю. — Выбрось его из своей головы, дорогая, и, если он вернётся за тобой, дай понять, что не желаешь иметь с ним никаких дел. Если он не будет тебя слушать, звони в полицию, — я снова киваю. София хоть и была всего на пару лет старше меня, но она была намного мудрее.

Она поднимает руку и машет официанту.

— Можно мне ещё, точно такое же? — просит она, и парень кивает головой. — О, и что-нибудь покрепче для моей подруги, она в этом нуждается.

Что ж, ночь продолжается. Мы разговаривали и напивались до такой степени, что я даже не могла вспомнить его имя. Он был не более, чем приятной картинкой в моей голове. Красивой, чтобы смотреть, но опасной, чтобы трогать. Дилан, как дикая роза. Прекрасная, чтобы любоваться ею, но, если попытаешься её сорвать, она уколет тебя. Казалось, эта ночь продлится вечность. София и я не прекращали пить до тех пор, пока бармену не пришлось наконец выгнать нас. Не потому что мы плохо себя вели, а потому что он беспокоился, что мы не сможем самостоятельно дойти до дома. Так что, этот добрый мужчина вызвал нам такси, и мы потащили свои пьяные задницы на выход. Я знала, что снаружи было холодно, но я больше не чувствовала этого. Ветер не резал моё лицо, как обычно, и ещё мои мокрые из-за снега ступни не ощущались, как лёд. Мне нравится алкоголь. Не только потому что она заставляла меня чувствовать лёгкость, она также заставляла меня забыть о том, как его зовут. Жёлтое такси остановилось прямо напротив нас. Круглощёкий мужчина с усами немедленно вышел из машины, чтобы помочь нам забраться внутрь. Он был дружелюбен, хоть и имел дело с двумя напившимися двадцатилетними девушками.

— Куда едем? — спросил мужчина с иностранным акцентом. Итальянец, наверное. София невнятно произносит наши адреса, а я прислоняю голову к холодному окну, уставившись в темноту. Уличные фонари были тусклыми, едва освещая дорогу. Мы проезжали возле старой леди, выгуливающей свою собаку, что выглядело странно, потому как на улице за полночь. Я осторожно изучала салон такси и, когда мне стало скучно, снова уставилась в окно. Мы проехали улицу, покуда я обычно хожу домой, и что-то заставило меня почувствовать тревожный звоночек, раздавшийся в моей голове. Эта улица. Что в ней было такого, что заставило меня дрожать? Я ломала свою голову, но, как бы я не старалась, я не могла найти логическое объяснение тому, почему мурашки покрыли мои руки. Это продолжалось, пока мы проезжали через определённый участок улицы. Остановку. И пока мы проезжали через неё, клянусь Богом, я заметила мужскую тень. Это было лишь мгновение. Как только я его заметила, он тут же исчез. Но потом я вспомнила. Я вспомнила его лицо и имя, которое так старалась забыть. Я ощутила на себе это воспоминание, как пощечину. Дилан. Я избавляюсь от этих мыслей. Он нехороший человек. Я не хочу, чтобы он занимал все мои мысли. Так что, я приняла решение сделать то, что должна была месяц назад. Я отгоняю его образ из своих мыслей. Мне нужно закрыть ворота в этот сад. Потому что, может он и был розой, но совсем не обычной. В то время как все розы в саду имели ярко-красный цвет, он стоял среди них посередине, демонстрируя свой темнейший чёрный.

========== 7. Дюжина роз ==========

Комментарий к 7. Дюжина роз

https://69.media.tumblr.com/383abdd7f39163ffdd9a077004cec328/tumblr_pr33s60vnn1she7ii_500.jpg

На следующее утро я проснулась с неприятным привкусом во рту и больной головой. Я простонала и перевернулась на другую сторону кровати. Жизнь была абсолютно жалкой. Я пытаюсь вспомнить события прошедшей ночи. Я смутно помню, как мы пели и танцевали, общались со множеством парней. Хоть их лица я уже не могу вспомнить. Нет, одно лицо я могу вспомнить. Лицо Дилана. Его дьявольская красота продолжала мелькать перед моими глазами каждый раз, когда я закрывала их. Он воплощение тьмы, и я не знаю, почему не в состоянии забыть его. Я не хочу иметь с ним никаких дел, но по-прежнему не могу заставить себя не думать о нём. Такой я была жалкой. Я закатываю на это глаза и пытаюсь найти в себе силы встать с постели. Мыча и издавая стоны я тащу своё отравленное алкоголем тело в ванную. Я включаю горячую воду и снимаю с себя футболку, которую ношу, как пижаму, и штаны. Я ступаю под тёплые струи, и из меня слетает вздох облегчения, когда я чувствую, как вода очищает моё тело. Почему, объясните, я пью так много? Это причина, по которой я ненавижу себя сегодня, и ещё одна причина желать чаще слушаться свою маму. Повезло, что она не видит меня такой. Я выхожу из душа и оборачиваю полотенце вокруг груди. Расчёсываю свои спутанные волосы и затем заделываю их в мокрый пучок.

Я поменяла кое-что в своём распорядке дня, узнав, что сегодня у меня выходной. В отличие от некоторых людей, я люблю понедельники! У меня в планах валяться на диване и кусочничать большую часть дня, и, возможно, если похмелье пройдёт, я схожу на фитнес. Скорее всего не пойду, но неплохо иметь мысли об этом.

Я спускалась вниз по лестнице, когда неожиданно услышала шум. Будто открылась дверь. Я замертво остановилась на пути, а моё дыхание застряло в горле. О боже, о боже, о боже, это всё, о чём я думала. Мои мозги начали работать спустя некоторое время. Кто-то был в доме. Кто-то вломился в мою маленькую квартиру. Я начала волноваться. Застыв на месте, я стояла здесь, на лестнице и ждала. Когда я перестала что-либо слышать, то снова начала медленно спускаться. Я была очень напугана. Я услышала ещё один шум и, нихуёво испугавшись, подпрыгнула и побежала обратно вверх по лестнице. Это было, пока я не увидела жемчужно белую кошку, трущуюся об нижнюю ступень.

— Серафина, — проворчала я, — ты напугала меня до чёртиков, — я кладу руки на талию, а она мяукает. Я просто качаю над ней головой. Она правда была принцесской, но иногда она вытворяла какое-то странное дерьмо.

Я иду в гостиную, восстанавливаясь после прошедшей панической атаки, и затем вновь застываю на месте. Окей, вчера вечером я сильно надралась, но уверена, что не клала дюжину роз на свой стол. Я уставилась на кристальную вазу с розами кораллового цвета, оттуда торчал кусок белой бумаги. Осторожно я подошла туда и взяла записку.

Ужин.

— Д

Что за… Спустя несколько секунд я начала понимать, что Д, скорее всего, означает Дилан, и эти розы были его, значит он был внутри моего дома. Да ты, блять, издеваешься надо мной. С меня достаточно. Я беру цветы и подхожу к окну. Открываю его и сердито бросаю их наружу.

— Дилан, я знаю ты там! — закричала я, получая несколько непонимающих взглядов прохожих снизу на улице. — Не смей подходить ко мне, иначе я вызову чёртову полицию! — и с этими словами я захлопнула окно.

Кем он себя возомнил? Шизанутый маньяк. Я мотаю головой и направляюсь в гостиную. Коралловые розы. Коралловые. Коралловые? Почему коралловые? Из всех других нормальных цветов он решил выбрать коралловый. Соглашусь, Дилан не был обычным, но в тоже время, что-то мне подсказывало, что в этом есть какой-то смысла. Так что, я расположилась поудобнее и открыла ноутбук. Я села на диван вместе со своим Apple Macbook Pro и начала печатать. Значения цветов роз, набрала я. Я кликаю на первую ссылку и прокручиваю ленту вниз до кораллового цвета. Я просматриваю страницу, с опаской читая значение цвета. Желание. Я кликаю на другую ссылку и проделываю то же самое. Снова в описании сказано «желание». Везде значение гласит именно это, каждое из них. Желание. Желание. Мои глаза бегло просматривают страницы, и, по какой-то причине, у меня кружится голова. Я очистила поисковую строку гугла и начала вводить кое-что совершенно другое. Мои пальцы зависли над клавиатурой и, в конце концов, я нажала на кнопку Д. Дилан О’Браен. Поиск. Именно в тот момент, когда я была готова сделать клик, у меня зазвонил телефон.

— Говорит Джесс, — отвечаю я.

— Привет, Джесси, — говорит мой брат. — Знаю, сегодня у тебя выходной, но Кесси очень больна, и я вынужден отправить её домой. Пожалуйста, не могла бы ты помочь мне здесь?

Я вздыхаю.

— Когда мне прийти? — говорю я, против своей воли.

— Прямо сейчас.

Я ворчу.

— Я буду там, — без лишних слов соглашаюсь я, смотрю на свой ноутбук, закрываю его и встаю с дивана. Я быстро переодеваюсь в рабочую одежду и принимаю аспирин от головной боли. Ёбанная Кесси. Всегда рушит мой день.

Вечер прошёл быстро, в час ночи все клиенты покинули бар. Я сказала Майку, что закроюсь, так что, он может идти домой. Он хорошо поработал на протяжении всего дня. Моё похмелье почти прошло, поэтому я в состоянии поднять стулья на стол и выключить свет.

— Увидимся во вторник, сестрёнка, — бросает Майк. Он забирает своё пальто с вешалки и направляется к двери.

— Пока, Майк. Веди осторожно, — хоть я даже не вижу его лица, я просто знаю, что сейчас он закатил глаза. Он ненавидит, когда я включаю «мамочку». Он говорит, что не нуждается в том, чтобы о нём заботились, но, если честно, он бы не смог без меня. Я была тем, кто везёт его надравшуюся задницу в 4 часа утра домой, я была единственной, кто подменял его в баре, когда у него было похмелье, и я была единственной, кто убирал его беспорядок.

Я начала убираться в баре, когда неожиданно услышала, как дверь открылась, и холодный ветер забрался внутрь. Вошла тёмная фигура, и я застыла на месте.

— Привет, Джессика.

========== 8. Одно условие ==========

Комментарий к 8. Одно условие

https://69.media.tumblr.com/b7795347174509f9fe26a7961c232809/tumblr_pr33sbQ0Tx1she7ii_500.gif

Дилан стоял прямо напротив, весь промокший от дождя, и я инстинктивно начала пятиться от него назад. Он каким-то образом нашёл это очень смешным. Края его губ изогнулись в ужасной улыбке, а его взгляд говорил, что он здесь не ради дружелюбного разговора. Не осознавая этого, я схватила первую вещь, которую смогла найти для самозащиты, открывашку. Дилан заметил это, и его взгляд мерцал от меня к кусочку металла и снова возвращался ко мне.

— И чё ты собираешься делать с этим, Джесс? — спрашивает он низким и хриплым голосом. Но в большей степени это звучит как предупреждение, а не вопрос.

— Ты-ты вломился в мой дом. Я сказала тебе, чтобы ты больше не приближался ко мне, — произношу я.

— Я старался быть милым.

— Это не мило, ты больной! — неожиданно взрываюсь я. — Всё это просто жуть! — он сделал один шаг ко мне, и я схватилась за открывашку, предупреждая его не приближаться. — Держись от меня подальше! — закричала я.

— Хочешь увидеть мою жестокость? — прошипел он, сузив глаза. Я заметила как его грудь медленно поднималась и опускалась. Чёрт, теперь я реально его разозлила. — Так смотри, — прорычал он.

Затем он внезапно схватился за спинку одного из стульев обеими руками, поднял его и выбросил в воздух. Я пригнулась, хоть он даже не целился в меня. Стул раскололся с большим количеством шума с правой стороны бара, ломаясь на большие деревянные куски. Моё сердце пропустило удар, и я испуганно смотрела на него, а он смотрел на меня. Его дыхание было быстрым, как у животного.

— Сейчас ты выслушаешь меня? — прорычал он. Я лишь кивнула головой. — Ты и я. Завтра. В восемь часов. Ужинаем.

— А что, если я не появляюсь? — осмелилась спросить я. Он шагнул ближе ко мне, и я попятилась назад так быстро, как могла. Я была очень рада, что между нами стоял барный стол, так что он не сможет подойти ближе. Хотя его ничто не останавливает обойти его вокруг и прижать меня к стене. Но он делает по другому. Вместо этого он опирается руками об барный стол и наклоняется ближе. Он взглянул на меня, поджав губы.

— Просто скажу, что я не слишком обожаю геев.

Я ахнула. Алекс. Он заметил шок на моём лице и страх в моих глазах, и в это время он начал обходить бар. Он подошёл близко ко мне, слишком близко. Его пальцы притронулись к моему лицу, нежно касаясь кожи. Я могла чувствовать его дыхание на своих щеках и испуганно смотрела в пол.

— Ты не даёшь мне большого выбора, любимая… — прошептал он. Он положил одну руку мне на талию, а другой зарылся в моих волосах. — Я старался играть хорошо. Я пришёл сюда. Ждал. Пригласил тебя на свидание, но ты прогнала меня. Я попытался сделать романтический жест, но ты выбросила его из окна, — его рука затем взялась за мой подбородок, он подвёл свои губы ближе к моему уху, касаясь кожи. — Ты вынуждала меня быть мужчиной, я старался вести себя хорошо, — прошептал он.

Я дрожала. Слёзы застилали мои глаза. Я хотела, чтобы он ушёл. Я желала никогда его не встречать. Я вспомнила те вещи, что говорила мне девушка в баре пару дней назад. Он почти изнасиловал её подругу. И, если взять во внимание то, как он прикасается ко мне сейчас, боюсь признать, слухи о нём оказались правдой. Я больше не могу ему отказывать. Поэтому я киваю головой.

— Ладно, — произношу я. — Я пойду с тобой, — он отпускает меня и делает шаг назад. Я почувствовала, что наконец снова могу дышать. — Хотя у меня есть условие, — Дилан поднимает бровь.

— Ты реально не в том положении, чтобы выдвигать требования, — говорит он, с ноткой злости в своём голосе. Он скрещивает руки на груди, и я замечаю, каким сильным он сейчас выглядит. Будто он мог располовинить тебя голыми руками. Хоть он никогда не был слишком мускулистым, но сейчас выглядел иначе. И это возбуждает и пугает меня в одно и то же время.

— Просто выслушай меня, пожалуйста, — умоляю я. Он кивает головой, позволяя мне говорить. — Никакого насилия, — говорю я. — Никаких ругательств, называй меня только по имени. Любой акт психического или физического насилия, и я ухожу оттуда. Я хочу нормальное свидание. Ты должен держать себя в руках.

Дилан хихикнул. Очевидно он находит очень смешными то, что я боюсь его. Даже весёлым. Его губы вновь изогнулись в этой ужасной улыбке, и он сделал шаг вперёд. Мне бы хотелось отойти подальше, но я уже итак прижата к стене. Своей большой рукой он берёт мою маленькую ручку, смотрит на неё, а затем на меня.

— Хорошо, сладкий кексик, — это было ужасное прозвище. — У меня тоже есть одно условие.

— Я слушаю.

— Не публичное место.

Я поднимаю обе брови.

— Да ни за что на свете, — проворчала я. — На сколько я знаю, ты немного опасен. Я ни за что не останусь наедине с тобой.

— Мы и сейчас наедине, — защищается он. — И ты не мертва, не так ли?

— Ты кинул в меня ебучий стул! — кричу я.

— Я не целился в тебя.

— Ещё ты мог ударить меня. Не-а. Я хочу публичное место, — вижу как он делает глубокий вдох, успокаивая себя. Он отпускает мою руку и делает шаг назад, прикусывая нижнюю губу.

— Позволь мне тебе кое-что объяснить. Владельцы ресторана не особо меня долюбливают. Я уверен, что нахожусь в каком-нибудь чёрном списке или что-то вроде того. Так что, если они лишь увидят моё лицо, тут же вышвырнут меня наружу и, если честно, я мог бы пробраться туда, но я, правда, не хочу устраивать сцен, пока нахожусь на свидании. Так что, никакого ресторана означает никакого свидания. Никакого свидания означает, что я приму всю, абсолютно всю свою физическую силу против моего психиатра, — он угрожал мне. Он действительно угрожал мне. Как он только мог подумать, что мы с ним вообще можем стать… чем-то, если он собирается вести себя так всё время. Я просто смотрела на него не в состоянии произнести ни слова. — Но если ты дашь мне выбрать место для нас, я постараюсь быть идеальным парнем. Кроме того, мой психиатр после даст мне какой-нибудь хороший совет о том, как нужно себя вести, — он подмигнул мне, когда произнёс это. О, Господи, я уже ненавижу его всё больше и больше.

— Ладно, — проворчала я, — Пусть будет по твоему.

— Отлично. Я заберу тебя в районе восьми. Принарядись, — прежде чем развернуться и уйти, он сделал шаг ближе ко мне, оказавшись практически вплотную к моему телу, и оставил небольшой поцелуй ниже моего уха. Когда дверь закрылась, я наконец снова могла дышать. Я отошла от места возле стены и облокотилась руками об барный стол. Я едва верила в то, что со мной произошло. Я смотрела на пустой бар без единой мысли в своей голове, единственная вещь, которую я смогла произнести, была:

— Блять.

========== 9. Белые таблетки ==========

До восьми часов оставалось несколько минут. Нервничая, я сажусь на диван в своём обтягивающем голубом платье и кладу ногу на ногу, куда я надела туфли на каблуке. Время от времени я поглядываю на часы. Время идёт безумно быстро. Мне было страшно. Я не знаю чего ожидать. Я не знаю как будет проходить сегодняшний вечер, если бы я только могла вернуть время вспять. Параноидальные мысли переполняли меня, я прокручивала у себя в голове все виды сумасшедших вещей, которые могут произойти. Я положила в кошелёк карманный нож. Не потому что я когда-либо действительно буду способна ранить его, но так, на всякий случай. На тот случай, если он окажется убийцей или насильником. Прекрати это, Джесс! Я вздыхаю. Он будет здесь в любую секунду. Я нервно кусаю губы. Мои руки потеют и дрожат. Секундная стрелка на часах идёт слишком быстро. Когда она достигает ровно восьми часов, раздаётся звонок в домофон. Испугавшись, я подпрыгиваю и встаю с дивана. Взглянув на домофон, я дрожащими руками поднимаю трубку.

— Д-да? — спрашиваю я.

— Джесс. Это Дилан, — говорит его голос, он звучит немного электронно.

— Я сейчас выйду, — с этими словами я кладу трубку.

Я беру свой кошелёк и пальто с кухонного стола и затем закрываю за собой дверь. С каждым шагом я начинаю чувствовать тошноту. Мой желудок начинает болеть, а руки потеть. Держи себя в руках, Джессика, говорю я себе. Всё будет хорошо. Я открываю переднюю дверь своего жилого дома. Он стоит прямо здесь, пленяя меня своим взглядом. Он одет в тёмно-синий костюм, под которым была белая рубашка. Его волосы идеально уложены, вместо обычного беспорядка, кроме того, сейчас у него нет тёмных кругов под глазами. Я знаю, что он симпатичный парень, но сейчас он выглядел просто очаровательно. Сейчас он выглядит как парень на фото в своём профиле на Фейсбук. Что с ним случилось? Он улыбается и протягивает мне руку.

— Ты выглядишь великолепно, — говорит он.

Его глаза сияют, и сейчас он не смотрит на меня в вульгарном смысле. Я нервно кусаю губу и чувствую, как горят мои щёки. Я беру его за руку, и он помогает мне спуститься с лестницы. Я благодарю его за это. Высокие каблуки не дружат со льдом. Он ведёт меня к своей машине и вытаскивает ключи.

— Мне неудобно тебя просить… — начал он. — Не могла бы ты повести? — я поднимаю бровь. — Мне на самом деле нельзя, — объясняет он.

Я хочу спросить, что он под этим имеет в виду, но боюсь, что он может наброситься на меня, если я буду вмешиваться в его личную жизнь. Так что, я беру его ключи и сажусь на водительское место. Слава богу, я могу водить на каблуках. Умение, которое имеет не каждая молодая девушка. Дилан указывает мне дорогу, и я осторожно маневрирую сквозь улицы до тех пор, пока он не говорит мне остановиться у ряда домов. Он выходит, открывает для меня дверь и ведёт внутрь. Мы ничего не говорим друг другу. Я боялась начать разговор, а он… что ж, я, правда, не знаю в чём было его оправдание. Он ведёт меня вверх по лестнице и достаёт из кармана ключи от номера 34.

— Ты здесь живёшь? — спрашиваю я, интересуясь, где мы находимся. Всё это время я не особо пыталась представить, куда мы направляемся, пока мы не оказались напротив бледной зелёной двери.

— Да, — говорит он, и я не знаю рада ли тому, какое место он выбрал для нашего свидания.

Должна сказать, что это было лучше, чем лес или озеро. Если здесь что-нибудь случится, я могу закричать, и, возможно, кто-нибудь меня услышит. Но при этом у него были ключи от каждой двери в этом доме, так что, он с лёгкостью может запереть меня. Я закатываю глаза от своих мыслей. Почему я стала таким параноиком? Хорошо, Дилан не был совсем сумасшедшим, он никогда не делал того, что могло бы причинить мне боль. К тому же, он просто пытается быть милым по своему. Наконец он отпирает дверь и открывает её для меня. Я начинаю входить внутрь и неожиданно ощущаю его прикосновение. Он осторожно кладёт свою руку мне на спину, ведя меня внутрь. Это выглядит странно, но не даёт мне повода волноваться. Он приводит меня в маленькую прихожую.

— Можешь подождать здесь пару секунд? — спрашивает он. Я киваю головой. — Закрой глаза, — и я делаю, что он говорит.

Я слышу, как он удаляется, и терпеливо жду. Через пару минут он возвращается. Когда он осторожно берёт меня за руку, я инстинктивно открываю глаза.

— Нет, — говорит он. — Ещё рано. Закрой их, — я повинуюсь. Я слегка крепче сжимаю его руку, пока он ведёт меня дальше по коридору. Ненавижу ходить на каблуках, не зная, где я буду ходить.

— Ладно, прежде чем ты откроешь глаза, — начинает он, — дай мне знать, если тебе не понравится, просто скажи. У меня есть план Б.

— Хорошо, — шёпотом говорю я и затем медленно раскрываю глаза. Когда я увидела, что он сделал, улыбка приятного удивления тут же подкралась к моему лицу. Комната была тёмной, но одно место на полу было освещено кучей свечей. Он положил туда мягкое тёмное одеяло и пару подушек. — Дилан… — я затихаю.

— Бля, тебе не понравилось. Вот же, ебаный стыд! — проворчал он, прерывая меня. Он отпускает мою руку и начинает тушить свечи.

— Дилан, стой! — бросаю я. — Мне всё нравится. Это прекрасно. Всё просто волшебно.

— Правда? Ты так считаешь? — я киваю головой. — О… прости меня. Прошло некоторое время спустя, как я закончил с этим, и я боялся, что это может быть слишком.

Кто этот парень, и что он сделал с Диланом О’Брайеном? Парень, которого я знаю как пугающего, властного и плохого, боится быть слишком романтичным? Не могу поверить в то, что слышу.

— Всё идеально, — я улыбаюсь и, кажется, это успокаивает его нервы.

Он велит мне садиться, а сам исчезает в другой комнате. Я жду его, осматривая комнату. Это была небольшая обычная квартирка, не слишком отличающаяся от моей. Единственная вещь, которая здесь отсутствовала, фотографии. Я не заметила здесь ни единой рамки. Но прежде чем я смогла сложить всё воедино, Дилан уже вернулся с белой картонной коробкой в руках.

— Надеюсь, ты любишь пиццу, — говорит он, садясь на пол рядом со мной.

— А кто не любит?

Теперь наше свидание действительно началось. Мы сидели напротив друг к другу, пока он нарезал пиццу на восемь чётных ломтиков.

— Расскажи мне что-нибудь о себе, — просит он.

И прежде чем я кое-что узнаю, я пересказываю ему всю свою жизнь. Я рассказываю ему о том, что хочу забрать бар себе, после того как Майк уедет в Нью-Йорк. Я рассказываю ему про родителей, о том как они встретились и как мама забеременела Майком, когда ей едва исполнилось 18. Я рассказываю о том, что мой отец находится в военно-морском флоте, и поэтому возвращается домой через каждые шесть месяцев. Я рассказываю о своей учёбе и о своей подростковой жизни. Я рассказываю ему всё, что странно, но в данный момент выглядит нормально. Я говорю и говорю, а, когда я спрашиваю что-нибудь про него, он отвечает одно и то же:

— Сегодня мы говорим только о тебе. Мы не будем меня обсуждать.

Мне всё это надоело, поэтому на половине своей истории, я остановилась.

— Дилан?

— Да?

— Поговори со мной. Расскажи мне что-нибудь. В чём твоя история, — я вздыхаю, смотря на пустую коробку из-под пиццы.

— Видишь эту белую дверь? — я киваю. — Иди туда. Открой ящик с медикаментами и достань оттуда маленькую оранжевую баночку.

Немного смутившись, я встала с пола и подошла к двери, за ней была ванная комната. Я открыла ящик с медикаментами, между обезболивающими и другими видами лекарств стояла маленькая оранжевая баночка наполненная белыми таблетками. Этикетка была сорвана, поэтому я не смогла прочесть название лекарства. Я беру баночку и возвращаюсь к Дилану. Я отдаю её ему и сажусь на своё место.

— Эти таблетки мне прописали два года назад, — говорит он. — И за эти два года я принял всего две. Одну на мамин день рождения и одну сегодня.

— Как-как они действуют?

— Я должен принимать их каждый день. Они причина, по которой сейчас я такой, Джесс. Таблетки блокируют мой разум, заставляют меня ничего не чувствовать. Я не могу злиться или грустить. Я не счастлив и не испытываю нервозность. Я просто ничего не чувствую. Я смотрю на тебя, и не могу ничего почувствовать. Я не хочу причинить тебе боль и не хочу поцеловать. Я не могу ненавидеть и не могу любить. Таблетки аннулируют все мои чувства.

Я с трепетом наблюдаю за ним. Он впервые открылся мне сейчас, и я не знаю, что сказать. Так что, я подвигаюсь ближе к нему и беру его за руку.

— И мне это не нравится. Я хочу быть в состоянии, чтобы смотреть на тебя с вожделением. Я хочу сдерживать себя от того, чтобы не вцепиться в твоё лицо, чтобы поцеловать. Потому что сейчас я не могу сказать, что хочу тебя. Я не могу сказать, что ты привлекаешь меня, потому что, если честно, это не так.

— Тогда зачем ты принял их? — спрашиваю я.

— Чтобы не причинить тебе боль, — его глаза устремились в пол. — Я помню, как встретил тебя на остановке месяц назад. Я помню, как сильно хотел ударить тебя. Просто потому что ты сидела там. Я не мог допустить, чтобы это произошло сегодня. Я не могу позволить себе наброситься на тебя.

Потому как я не могла произнести ни слова, я обвила руками его шею и прижалась ближе к нему. Он казался таким хрупким, и единственное, что я могу сделать, это обнять его.

— Ну, ладно, — говорит он, отодвигаясь от меня. — Хватит. Я не хочу, чтобы ты жалела меня, — он встаёт и предлагает мне свою руку. — Хочешь посмотреть фильм?

Я киваю головой, и мы занимаем место на его диване. Я снимаю свои каблуки и располагаюсь поудобнее. Я села в паре дюймов от него. Я не смею прикасаться к нему, но хочу этого. Я хочу прижаться к нему. Хочу положить голову ему на плечо. Я хочу чтобы он обвёл меня своей рукой и прижал ближе к себе. Но я не смею. Так что, мы сидим в тишине, смотря фильм, название которого я забыла. Мои глаза вскоре устали, и я начала погружаться в сон, пока, в конце концов, случайно не дотронулась до него своей кожей. Моё плечо мягко коснулось его, и прежде чем я поняла это, я прислонилась к нему, а мои глаза медленно закрывались.

Я могла думать лишь о том, что он мне рассказал. Его история была странной и мутной, но, по крайней мере, она у него была. С ним что-то произошло, хоть я и не имею понятия, что именно. Я не понимала, что моя история уже началась. Как я могла предположить, что моя история начнётся со слов: Однажды я встретила парня и его звали Дилан О’Брайен.

========== 10. С любовью, Холланд ==========

Комментарий к 10. С любовью, Холланд

https://69.media.tumblr.com/bd0a79028c94a1d5fbae62c9c6fcbeb6/tumblr_pr33seNLnd1she7ii_500.gif

Мои глаза раскрываются от звука ревущего автомобиля. Я сердито ворчу, потому что водитель посмел меня разбудить, и вздыхаю. Я тру свои глаза, зеваю и начинаю оглядываться вокруг. Диван. Чёрный кожаный диван. Не мой. Проходит секунда, прежде чем я понимаю, что провела ночь у Дилана.

— Вот же блядство, — ворчу я.

Я принимаю сидячее положение и начинаю растягиваться. У меня ныла спина, а шею заклинило. Впервые я полностью осознавала, где нахожусь. Я начала рассматривать комнату. Дилана нигде не было видно, а его квартира была небольших размеров. Наверное, он ушёл чёрт знает зачем. Я встаю с дивана и лениво иду в ванную. Я плохо спала. Помимо больной спины, у меня раскалывалась голова. Я же, вроде, не пила слишком много, так? Нет, если я всё отчётливо помню. Мне нужно слегка освежиться. Так что, я поворачиваю кран и умываюсь. Расчёсываю волосы и затем открываю ящик с медикаментами, чтобы найти таблетки от головной боли. Прошло некоторое время, прежде чем я нашла обезболивающее среди других лекарств, тесно стоящих друг к другу в небольшом ящике. Случайно, я выронила пару бутылочек на пол, и оттуда вывалились таблетки. Я выругалась, и наклонилась, чтобы подобрать белые круглые таблеточки с пола. Они все выглядели очень похоже, поэтому я приложила все усилия, чтобы разложить их по своим бутылочкам. Наконец мне удалось принять найденное обезболивающее. Эти таблетки единственные, которые были упакованы в конвалюту, и я без всякого сомнения поместила одну на языке и проглотила, запив его большим глотком воды. Я взглянула на себя в зеркало. Я выглядела не лучшим образом, и если честно, я выглядела просто ужасно.

Я выхожу из ванной, закрывая за собой дверь, и иду в гостиную/столовую комнату. Вчерашний наш беспорядок исчез, и всё выглядело идеально чистым. Как он мог проделать всё это, не разбудив меня? Мне казалось, что через меня проехал поезд, может я всё ещё сплю? Всё выглядит слишком странно. Я неуверенно стояла посреди комнаты, размышляя, что делать дальше. Должна ли я дожидаться его возвращения? Но это займёт какое-то время. Поэтому я решаю, что будет лучше, если я пойду домой. Я оставлю ему записку.

Я осматриваюсь вокруг, чтобы найти что-нибудь, чем можно писать и на чём. Сегодня явно не мой день. Я открываю ящики, ища в них ручку и бумагу. Я шарилась по всем ящикам, пока мой взгляд не упал на кусочек белой бумаги. На нём уже имелась небольшая надпись, написанная аккуратным почерком. С любовью, Холланд. Этот кусочек бумаги привлёк моё внимание, и прежде чем я это поняла, записка оказалась у меня в руках. Я развернула его и, к моему удивлению, там была фотография Дилана и девушки. Это была та самая рыжеволосая девушка, как в его профиле на Фейсбук. Я признаю, что у неё была милая улыбка и сияющие глаза, но больше всего я признаю то, какой счастливой она выглядела рядом с ним. Холланд? Кем была эта Холланд? Я была так занята фотографией, теряясь в своих мыслях, что не услышала, как открылась дверь.

— Что ты здесь делаешь? — голос Дилана раздаётся по комнате, и я поднимаю свой взгляд. Он смотрит на меня, и я замечаю, как всё его лицо скривилось от злости.

— Дилан… — выдыхаю я. — Прости, я…

Он подходит ко мне, сбрасывая сумку, которую он держал, и затем хватает моё запястье одной рукой. Другой он забирает у меня фотографию. Когда он понимает, что я держала в руках, он теряет рассудок.

— Какого хуя ты здесь делаешь? — бросает он.

Он усиливает хватку на моём запястье и толкает меня назад, пока моя спина не ударяется об стену. Я сильно впечатываюсь в бетон позвоночником и стону от боли.

— Дилан, ты делаешь мне больно, — скулю я, но его это, очевидно, не волнует. Вместо того, чтобы перестать, он сильно ударяет кулаком об стену, и я визжу от страха.

— Твои родители не учили тебя, что нельзя брать чужие вещи? А? — кричит он. Он очень пугал меня.

— Дилан, пожалуйста… Вспомни наше свидание. Ты не можешь причинять мне боль.

Он смотрит на меня, и его взгляд навевает ужас. Он кривит нос, хмурит брови, а его верхняя губа дрожит.

— Это было вчера, — рычит он низким и хриплым голосом. — Теперь съебись из моего дома, пока я тебе все кости не переломал, — он ослабляет свою хватку, давая мне уйти, но я не хочу оставлять всё это так. Поэтому вместо того, чтобы уйти, как он приказал, я начинаю говорить.

— Послушай, Дилан, я правда извиняюсь. Я не хотела, чтобы… — но он не даёт мне закончить.

Нет, вместо этого он хватает моё лицо, располагая его между своими большим и указательным пальцами. Он подходит ближе. Так близко, что я могу ощущать его дыхание на своих губах и то, как его нос почти касается моего. Секунду он смотрит на меня, вроде как давая мне привыкнуть к неожиданному изменению положения, но затем он говорит.

— Слушай сюда, Джессика, — он выплюнул моё имя так, будто оно имеет ужасный вкус. — - Мне не нравятся люди, которые вмешиваются в мои дела. Ты посмела. И сейчас я сдерживаю себя изо всех сил, чтобы не причинить тебе настоящую и ужасную боль. Так что, если ты продолжишь болтать своим длинным языком, то я больше за себя не ручаюсь. Ты поняла меня? — я лишь кивнула головой. — Сейчас я досчитаю до трёх, и если ты вовремя не уберёшься из моего поля зрения, клянусь Богом, что ты не выйдешь отсюда невредимой, — я сглатываю ком в горле, и он отпускает меня из своей хватки. — Один… — начал он. Я тут же отхожу от него и направляюсь к выходу. — Два, — я забираю своё пальто с вешалки и, в то время как он досчитывает до трёх, я закрываю за собой дверь.

Я застываю на месте, находясь в длинном коридоре. Моя спина прикасается к зелёной двери. Всё моё тело дрожит, а из глаз хлынули слёзы. Я слышу громкий звук чего-то разбивающегося. Я слышу его рёв, сопровождающийся звуками битья и разрушения. Я села на пол напротив двери. По щекам текли слёзы, я позволила своим чувствам охватить меня. По ту сторону продолжалась война. Война между парнем и демонами внутри него.

========== 11. Сломан на части ==========

Когда на той стороне двери воцарилась полная тишина, я нашла в себе силы встать и уйти. Я несла своё дрожащее тело сквозь коридор и вниз по лестнице, и по какой-то причине я ощущала пустоту. Мой страх достиг черты, при которой я больше ничего не могла чувствовать. С каждым шагом моё тело всё больше походило на тряпичную куклу. Дилан застрял у меня в голове, но у меня не было конкретных мыслей о нём. Я увидела перевоплощение на его лице. Под действием лекарств он был приветливым и дружелюбным парнем, но без них превращался в злобное и безжалостное чудовище, каким и являлся. Но по какой-то причине, мне очень хочется спасти его, и этими мыслями я подвергаю себя сильной опасности. Я не знаю, на что он способен. Я не знаю насколько он далёк от правды про то, что он не хочет причинять мне боль. И даже со всей этой неопределённостью и страхом того, что может случиться, я всё равно чувствую, что он нуждается в моей помощи. Я хочу вытащить его из тьмы, в которой он утонул. Но прежде чем я смогу это сделать, я должна узнать с чего всё началось. И единственным ключом к разгадке была рыжеволосая девушка, фотографию которой он хранил.

Поэтому я пришла домой и открыла свой ноутбук. Насколько я знаю, Дилан связан с двумя людьми. С Холланд и Тайлером, который постил на его Фейсбук в 2014. Информации пока немного, но для начала сойдёт. Я напечатала имя Дилана в поисковой строке, и стрелочка моей мыши зависла над его лицом в профиле. Что с тобой произошло? Подумала я. Мои глаза затем метнулись в сторону лица Холланд. И кто она такая? Я перешла к списку друзей и набрала её имя, но ничего не получилось. Либо она не имеет Фейсбук, либо использует его под другим именем. Я терплю с ней неудачу, поэтому решаю перейти к Тайлеру. Я кликаю на его имя и перехожу на довольно яркий профиль. Этот парень определённо незнаком с настройками приватности, но я рада этому. Судя по его фотографиям, этот парень имел вполне отличную жизнь, но ни одна из них не показывала того, что Дилан всё ещё часть этой жизни. Он не был отмечен или упомянут ни в одном статусе или фото. Я вздыхаю.

— Кто же ты такой, Дилан О’Брайен? — прошептала я.

Я прикусила нижнюю губу, смотря на профиль Тайлера Пози. Я должна ему написать. Он моя единственная надежда, чтобы приблизиться к разгадке Дилана. Он мой единственный шанс узнать правду. Так что, я должна сделать это с целью выяснить, является ли Дилан действительно опасным или нет. Потому как, если я подвергаю себя опасности рядом с ним, я, хотя бы, должна знать об этом наверняка. Я нажимаю на иконку с сообщениями, после чего выскакивает окошечко с именем Тайлера сверху. Я вздыхаю и ругаю себя за то, что являюсь чертовски любопытной. Но я должна это сделать, и Тайлер может дать мне ответы. Я делаю глубокий вдох и начинаю писать.

Джессика: Привет, Тайлер, ты не знаешь меня, но я друг… Нет. Стереть. … в своё оправдание… Нет, это звучит странно. Я стираю весь текст. Мы раньше никогда не встречались, но я знаю твоего друга. Дилана О’Брайена. Хорошо, неплохое начало. Что теперь? Я стучу пальцами по столу, думая, как лучше сказать, чего я хочу, чтобы он не волновался или не отправил меня в чёрный список. У меня есть вопросы насчёт него, а у тебя могут быть ответы. Мне лучше обсудить это лично. Можем ли мы как-нибудь встретиться? Хорошо, это не звучит слишком странно. Ведь так? Я нажимаю «отправить», прежде чем успеваю всё обдумать. Сообщение появилось в окне, ожидая, когда его прочтут. Я перечитала его несколько раз, после чего закрыла ноутбук. Затем в комнату вошла Серафина, она мурлыкала и тёрлась об мою ногу, привлекая к себе внимание. Я начала гладить её белую шёрстку, а она прижалась головой к моей руке, благодарно виляя хвостиком.

— Эх, Серафина… — простонала я. — В какой беспорядок я себя втянула?

Она лишь смотрела на меня, не понимая ни слова, произнесённого мной. Я рассказала ей обо всём. Потому что только она одна не осудит меня за мой выбор. Она не будет говорить, что я должна или не должна делать. Она не скажет мне, каким плохим он был. Потому что она всего лишь кошка, которая ничего не понимает. Я встаю с дивана и решаю, что сейчас самое лучшее время, чтобы снять это обтягивающее голубое платье и пообедать. Я переодеваюсь в домашнюю одежду, включаю музыку и направляюсь на кухню. Я решаю устроить блинную вечеринку, поэтому достаю муку, сахар, молоко и яйца и начинаю всё это смешивать. Немного позже квартиру наполнил чертовски фантастический запах. Я наделала кучу самых вкусных блин и разложила их на тарелку. В это время, очень внезапно, раздался звонок. Я направилась к домофону, правда не зная, кого ожидать.

— Кто? — нерешительно говорю я.

— Это я, сестричка, — раздаётся слегка электронной голос Майка. Затем я резко вспоминаю, что сегодня среда. По средам мы с Майком всегда обедаем вместе перед работой.Я мысленно бью себя по лицу. Из-за этого сумасшедшего дня, проведённого с Диланом, я совершенно всё забыла.

— О, привет, Майк, — говорю я. — Поднимайся! — я нажимаю на кнопку, которая позволяет открыть дверь, и спустя несколько долгих секунд Майк находится в моей гостиной. — Эй, прости, я совершенно забыла, что мы должны были пообедать, — я сажусь, целуя его в щёку. — Но я сделала блинчики!

— Думаю, я ощутил их запах.

Я улыбаюсь и достаю ещё одну тарелку для Майка из шкафчик. Он садится на стул, и я кладу тарелку с двумя горячими блинчиками напротив него. Я беру порцию для себя, и мы сидим молча.

— Эй, Джесс, — неожиданно говорит он.

— Да?

— Вчера я убирался в баре и заметил, что одного стула нет, — я тут же прекращаю есть. — Я пошёл проверить мусорный бак, чтобы посмотреть там ли он, и действительно там он и оказался. Я не собираюсь делать из этого событие, но стул был сломан на части. Что вообще случилось с ним?

— Кто сказал, что я к этому причастна? — стараюсь защититься.

— Ну, это точно не я, а Кесси не было в баре на этой неделе.

— Я… — хорошо, как, чёрт возьми, я должна это ему объяснять. Я не могу рассказать ему о Дилане. Он взбесится. — Прости. Я уронила его, когда хотела поднять его на стол, и он сломался, — объясняю я.

— Ты его уронила? — Майк поднимает бровь. — Джесс, ты должна была уронить его как минимум с 20 футов, чтобы получить такой результат.

Я вздыхаю. Почему, чёрт возьми, его заботит этот сломанный стул? Честно говоря, это наименьшая из моих забот сейчас.

— Я уронила его, взбесилась и кинула его об стену, ясно. Просто оставь это, Майк.

— Взбесилась? Почему?

— Оставь это, — ворчу я. Я встаю и собираю наши тарелки, помещая их в раковину.

— Ты в порядке? — кажется, он действительно обеспокоен. Он встаёт, подходит ко мне и кладёт руки мне на плечи, но я отбрасываю их.

— Я в порядке, Майк. Просто у меня был плохой день. Ничего особенного. Я куплю новый стул.

Он отходит от меня, и на секунду становится тихо.

— Почему бы тебе не взять пару выходных? — неожиданно говорит он, и я разворачиваюсь к нему.

— Что, прости?

— Возьми пару выходной. Мы увидимся снова в понедельник.

— И оставить тебя одного в баре? Ты не обязан это делать. Я приду на работу. Всё в порядке.

— Завтра вернётся Кесси, я попрошу Аарона помочь мне сегодня. Прошу, Джесс. Ради меня. Отдохни, соберись и, кода почувствуешь, что тебе стало лучше, можешь вернуться на работу.

Я пытаюсь ему возразить, но он не слушает меня. Не имеет значения, сколько раз я ему говорила, что со мной все в порядке, он всё равно не пускал меня на работу. И это было не так уж и плохо. Мне нужно время, чтобы больше узнать о Дилане. Майк ушёл, и недолгое время спустя у меня завибрировал телефон. На экране выскочило имя Тайлера. Кажется, сам Господь благоволит тому, чтобы всё это сработало, к большому удивлению. Я открываю его сообщение, и улыбка подкрадывается к моему лицу.

Тайлер: С радостью. Когда и где?

Джессика: Сегодня я свободна. Кофе в King-Kong’s в 2?

Тайлер: Звучит здорово. Увидимся там.

========== 12. Парень, которым он был раньше ==========

Комментарий к 12. Парень, которым он был раньше

https://69.media.tumblr.com/a2871958eda1fd90286f183fd4d99c30/tumblr_pr33sc1nmo1she7ii_250.gif

Я сидела в кафе, ожидая Тайлера. Мои руки обвили горячую чашку кофе, и я, время от времени, попивала его. Я правда не знала, чего ожидать от сегодняшнего дня. Я не имела понятия, что именно я собираюсь разузнать и, если честно, мне было немного страшно. Кто знает, какую ужасную тайну хранит Дилан. Если бы Тайлер только знал ответы на мои вопросы. Я жду и жду, а время тянется слишком медленно. Через полчаса в бар неожиданно ворвался парень. Глазами он просканировал помещение и, когда его взгляд остановился на мне, он подбежал к моему столику.

— Привет, ты Джессика, ведь так? Прости, я опоздал. Всё из-за чёртовых пробок, — быстро говорит он и тут же снимает пальто и шапку, демонстрируя копну своих тёмных волос. У него была добрая улыбка, а глаза возбужденно сияли. Он выглядел как счастливый маленький щеночек.

— Привет. Всё в порядке. О, и, пожалуйста, зови меня Джесс.

— Джесс. Хорошо, я тебя понял, — он сел напротив меня и сложил руки на столе. Он заказал себе кофе и вновь обратился ко мне. — Я был так удивлён твоему сообщению. Ты знаешь Дилана? Как он? Как вы встретились? Прошло столько времени, что я уже забыл, как он выглядит. Так ты…

— Тайлер, — я прерываю его. Он резко останавливается и смотрит на меня. — Я отвечу на все твои вопросы, но прежде чем я это сделаю, я хочу услышать пару вещей от тебя, — Тайлер кивает головой. Я делаю глубокий вдох и начинаю задавать свои вопросы. — Каким был Дилан? Я имею в виду, когда он был твоим другом. — услышав мой вопрос, Тайлер поднимает бровь. Очевидно он нашёл в нём что-то странное.

— Он был моим другом и самым весёлым парнем, которого ты когда-либо встречала. Он всегда был счастлив. Ну что? Он в порядке? — я вздыхаю, потирая свои виски. О Боже. В какой-то степени, я не хотела услышать такой ответ. Я бы хотела, чтобы Тайлер сказал мне, что Дилан был несчастен на протяжении всего времени, что они знают друг друга. Потому что сейчас, когда я знаю, каким хорошим парнем он был раньше, я уверена, что что-то заставило его измениться.

— Дело в том… — я затихаю. — Нет. Он не в порядке. — Тайлер уставился на меня не в состоянии произнести ни слова, поэтому я продолжаю. — Я не знаю по какой причине, но Дилан, которого я знаю не весёлый или счастливый. Он скорее, жестокий и грубый. Поэтому ты мне нужен. Я хочу, чтобы ты рассказал мне, с чем связаны его внезапные изменения.

— Я не понимаю… — Тайлер выдыхает. Его счастливые глаза стали выражать грусть и недоверие. Я чувствовала себя ужасно, рассказав ему о том, что его когда-то лучший друг превратился в социопата, но кто-то должен был это сделать. И, если это единственный выход, чтобы узнать, что случилось с Диланом, то этому быть.

— Я полагаю, что-то произошло в марте 2014. Ты что-нибудь припоминаешь? — и снова наступает тишина. Я терпеливо жду его ответ, пока он всё обдумывает. Будто он разыскивал его в самых глубоких уголках своей памяти. Ответ, который я до смерти хочу услышать. Затем он говорит.

— Холланд… — произносит он, и это имя бьёт по моим лёгким и я выдыхаю. Снова она? Каждый раз, когда я нахожу что-нибудь о Дилане, связано с ней. Я смотрю на него сверху вниз, опираясь руками об стол. Я хочу, чтобы он продолжил говорить, мне нужно, чтобы он рассказал мне, что произошло. — Конечно. Я имею в виду, я больше не видел его, после этого. Я приходил к нему домой почти каждый день. Я писал ему и звонил, но мне так и не удалось с ним связаться. Должно быть поэтому. Это может быть причиной, почему он стал таким странным, — он больше разговаривал сам с собой, чем со мной, и я не понимала ни слова из того, что он говорит.

— Тайлер, что ты имеешь в виду? Что случилось?

— Холланд Родден. Она была любовью всей его жизни. Его лучшим другом. Она знала о нём больше, чем кто-либо другой. Пока все знали его, как парня, который всегда счастлив, она была рядом в его самые тяжёлые моменты. Он никогда не показывал никому свою печаль, кроме неё. Он любил её так сильно, что готов был умереть ради неё. И затем наступил этот ужасный день. Дилан, вроде как, должен был забрать её после работы, как и всегда. Но что-то случилось, и Холланд пришлось идти самой. Затем водитель, ослепленный солнцем, поехал на красный. Он не заметил её, а для Холланд было слишком поздно, она бы не успела увернуться. Машина сбила её, и они упала на дорогу. Её тело рухнуло в нескольких футов от машины. Спустя секунды она была мертва. Водитель никогда не поймёт того, что он натворил. Судья признал его невиновным, типа, это был несчастный случай, и всё, что ему нужно было сделать, это оплатить ущерб. Дилан потерял всё из-за этого человека.

Тайлер закончил свой рассказ. Я поднесла ладонь к губам. Я не могла поверить в то, что сейчас услышала. Любовь всей его жизни была убита. По этой причине Дилан стал таким. Он может стать лучше.

— Я собираюсь уходить. Мне нужно сложить все пазлы воедино. Но вот мой номер, — говорю я, записывая свой номер на бумажную салфетку. — Если у тебя будет что-нибудь, чтобы рассказать мне. Если что-нибудь всплывёт. Пожалуйста, позвони мне, — я встаю со своего места и надеваю пальто. — Большое спасибо, что помог мне разобраться в этом.

— Нет проблем. Увидимся.

— Пока.

Дома я плюхнулась на диван. Я не могла перестать думать о том, что рассказал мне Тайлер. Это волнует меня, но и даёт надежду в одно и то же время. Дилан не всегда был таким, это значит, что он может вновь стать парнем, которым он был раньше. Для него это надежда. Он просто нуждается в ком-то, чтобы ему помочь.

Было немного позже четырёх после полудня, когда мой телефон зазвонил. Я встала с дивана и взяла белый айфон лежащий на столике, а затем подвела его к уху.

— Привет, Джесс слушает, — говорю я.

— Это Джессика Уайтмор? — спрашивает мягкий женский голос в конце линии.

— Это она.

— Привет, дорогая. Я звоню из центральной больницы. Твой друг, Тайлер Пози, был доставлен сюда час назад. Твоё имя было указано в его экстренных контактах.

========== 13. Тёмный переулок ==========

Комментарий к 13. Тёмный переулок

https://69.media.tumblr.com/be85aca0a3c20281583fb3a7bba0f3e0/tumblr_pr33s5RRS41she7ii_400.gif

Моё сердце пропустило удар, а челюсть отвисла до пола. Мой обычный поток мыслей резко остановился, и всё, о чём я могла думать это: Боже. Какого хрена?

— О, нет! — взвизгнула я. — Он в порядке?

— У него сломана челюсть, и есть пара ушибов. Ничего серьёзного, со временем он поправится. Он спрашивал тебя. Сможешь ли ты прийти, чтобы увидеться с ним? — информирует меня женщина.

— Да, конечно! Я буду через двадцать минут, — звонок обрывается, и я начинаю собираться так быстро, как могу. Я надеваю обувь и пальто, затем беру свою сумочку и ключи с тумбочки. Какого чёрта с ним произошло? И почему я? Почему он зовёт меня? Я запрыгиваю в машину и выезжаю, оставляя за собой звук ревущего мотора. Я ехала по дороге, превысив скорость, но, если честно, мне было плевать. Я хочу попасть в больницу так быстро, как только возможно. Но где-то в глубине души, я ощущала облегчение. Потому что когда женщина мне позвонила, первое имя, которое пришло мне на ум, было имя Дилана. Каким-то образом я боюсь, что он может причинить себе вред, больше, чем он может причинить вред кому-то другому. Конечно же, я волновалась и за Тайлера тоже.

Я припарковала машину и побежала ко входу больницы, всё время поскальзываясь на льду. Я поспешила к стойке регистрации и заговорила с первым человеком, которого увидела.

— Здравствуйте. Кто-то мне звонил. Я здесь, чтобы увидеть Тайлера Пози. Он был доставлен со сломанной челюстью час назад.

Женщина посмотрела на меня сквозь очки, и затем обратилась к монитору компьютера, начав что-то печатать.

— Ах, да, дорогая. Ты сможешь найти его в отделении скорой помощи. Просто следуй за голубой стрелочкой.

Я благодарю эту леди и разворачиваюсь, чтобы последовать её указаниям. Коридоры были похожи на лабиринт поэтому пару раз мне пришлось возвращаться, потому что я сворачивала не в ту сторону. Наконец, я нашла эту комнату, которая была завешена голубыми шторами. Я начала сканировать помещение в поисках знакомой копны тёмных волос. Когда я увидела его, в моём горле застрял ком. Он выглядел просто ужасно.

— О, боже, Тайлер, — выдыхаю я, подходя к нему. — Что с тобой произошло?

— Дилан нашёл меня, — ему тяжело было говорить. Я ахнула, когда услышала эти слова. Его имя.

— Что?

— Я шёл домой через тёмный переулок. И неожиданно он возник прямо передо мной. Он был чертовски зол. Угрожал мне держаться от тебя подальше. Затем он начал избивать меня до потери памяти, — он прокашлялся и простонал от боли. Я поднесла ладонь ко рту. Моя голова забилась потоками мыслей. Дилан? Как? Как он нашёл его? Как это случилось? Затем я кое-что поняла.

— О, Боже… — я вздохнула, как только осознала, что произошло. — О, Боже, я просто идиотка. Я должна была понять.

— Что? Что ты имеешь в виду? — Тайлер попытался сесть, но я заметила, как тяжело ему даются эти усилия. Он простонал от боли, поэтому я тут же пришла к нему на помощь. Я взяла другую подушку и подложила её ему под голову, чтобы он наконец смог сесть.

— Дилан следит за мной. Я имею в виду, что как-то он сказал, что проследил за мной до бара, где я работаю. Но он знал обо мне задолго до того, как мы впервые заговорили. Он знал моё имя, где я работаю. Он знал, где я живу и моих друзей. Его психиатр, к огромному удивлению, мой лучший друг. Я должна была догадаться, что это было не в первый раз. Он повсюду следит за мной. Он никогда не отпустит меня из своей хватки, — как только я всё понимаю, это больно ударяет по мне, и я чувствую мурашки пробегающие по спине. Меня тошнит от осознания, что он следит и наблюдает за мной. И теперь, потому как я не поняла этого раньше, Тайлер оказался в больнице.

— Джесс… да он сталкер. Когда ты сказала мне, что он жестокий, я и подумать не мог, что всё так плохо. Джесс, он сумасшедший.

— Не называй его так, — умоляю я. — Ему нужна помощь. Он совсем один.

— Ты не можешь оправдать его за то, что он совершил. Он преследовал тебя. Он избивал меня, пока я не потерял сознание. Я должен подать на него жалобу, Джесс. Ему следует находятся в психиатрическом учреждении.

— Нет, Тайлер. Пожалуйста, не делай этого. Дай мне шанс поговорить с ним. Никто из нас не знает его историю. Мы должны дать ему шанс объясниться. Я уверена, он сможет измениться, если захочет, — я выглядела такой жалкой, защищая Дилана, но также я на восемьдесят процентов уверена, что его удастся изменить, и мне становится лучше от мысли, что я буду единственной, кто поможет этому случиться. Потому что прежний Дилан, звучит здорово. Он был счастливым и весёлым. Если совместить эти вещи с его выдающейся красотой, и ты получишь идеального парня. Я мысленно даю себе по голове, потому что в ней было слишком много мыслей. Каким бы великолепным он не был, Тайлер прав: он сумасшедший.

— Хорошо… — проговорил Тайлер, сделав глубокий вздох. — Но если он обидит тебя, или вновь посмеет ко мне прикоснуться, я пойду в полицию, — я киваю, соглашаясь с ним, хоть у меня и не было никаких идей, но это был единственный вариант, который у меня был. — Поверь мне, Джесс, мне всё это не нравится. Он был моим лучшим другом, братом. Но сейчас я его не узнаю. Он опасен для нас обоих, и если что-нибудь с тобой произойдёт, я всегда буду винить себя за это, потому что вовремя этого не предотвратил, — я положила свою ладонь ему на руку, его кожа была гладкой и тёплой, в отличие от моих холодных пальцев.

— Это может быть причиной, почему он выбрал меня, Тайлер. Из всех других девушек, что бродят по Лос-Анджелесу, он решил, что я составлю ему идеальную пару… — улыбаясь, сказала я, но уголки губ Тайлера изогнулись в страхе. Будто он увидел дьявола.

— …Или идеальную жертву.

========== 14. Серебряный ключ ==========

Когда я возвращалась из больницы, небо заполонили тёмные тучи. Я припарковала свою машину у дома и ступила на холодный снег. На улице всё ещё было холодно, и с каждым часом становилось ещё холодней. Дрожа, я скрещиваю руки на груди, чтобы согреться. Находясь в больнице, я потеряла счёт времени, поэтому я не знаю который сейчас час. С Тайлером всё будет хорошо, ему повезло. Ему необходимо остаться в больнице на пару дней, ему нужно время на восстановление, но с ним всё будет в порядке.

Я делаю большие шаги направляясь к двери моего дома. Но прежде чем я достигаю этого места, я застываю. На лестнице сидит парень, силуэт которого до боли мне знаком. Его руки были открыты, потому что он сидел в одной футболке, как обычно. Я осторожно подошла поближе к нему, и когда он заметил меня, то поднял голову вверх.

— Дилан? — я вздыхаю, не в состоянии поверить, что он действительно здесь. — Что ты здесь делаешь? — мне страшно, потому что я знаю причину, по которой он может быть здесь. Он пришёл поквитаться со мной за то, что я встречалась с Тайлером. Но к моему большому удивлению он говорит кое-что совершенно противоположное.

— Я пришёл, чтобы извиниться.

Я подняла обе брови, уставившись на него, будто он сошёл с ума. И это вполне правда.

— Ты сумасшедший? Как долго ты сидишь здесь? На улице холодно. Пошли, поговорим наверху, — дрожащим голосом говорю я.

Я не даю ему шанса ответить. Вместо этого я беру его за руку и помогаю ему подняться с лестницы. Затем я веду его за собой на второй этаж и отпускаю только в тот момент, когда мы добираемся до двери моей квартиры. Я поворачиваю ключ в замке и приглашаю Дилана войти внутрь. Когда я поворачиваюсь к нему лицом, то замечаю коробочку, которую он держит в своих руках.

— Для тебя, — говорит он.

Он улыбается, но эта улыбка кажется мне фальшивой. Будто он вынужден притворяться, чтобы быть счастливым. Я осторожно беру маленькую деревянную коробочку из его рук, немного сомневаясь в его содержимом.

— Что там? — спрашиваю я.

— Увидишь. Открывай.

Он ведёт себя так странно, так что я не могу избавиться от чувства тревоги. Я аккуратно открываю коробочку, молясь, чтобы в ней не оказалось ничего мерзкого или опасного. Но к моему удивлению всё, что я вижу, это серебряный ключ.

— Я-я не понимаю, — шепчу я.

Я смотрю на него и могу заметить, как он с трудом показывает мне свои эмоции.

— Это ключ, — следует пауза. — От моей квартиры.

Он почесал затылок, а я чуть не уронила коробочку из своих рук. Я уставилась на него с широко открытым ртом, не верят в то, что он только что объявил. Ключ от его дома? Он отдал мне ключ от своего дома? Да он издевается надо мной. Я сажусь на секундочку, чтобы подождать, когда пройдёт первый шок.

— Ты не можешь быть серьёзным, — наконец говорю я.

— Могу.

— Дилан, ты едва знаешь меня! — восклицаю я.

Это, блять, абсолютное сумасшествие. Почему он себя так ведёт? Почему он так мил? Почему он не выходит из себя из-за того, что я встретилась с Тайлером? Потому что он должен быть вне себя. Но вместо этого он ведёт себя, как идеальный джентльмен. Что-то в нём отключилось. Всё было неправильно.

— Слушай, мне очень жаль за произошедшее сегодня утром. Мне не следовало так набрасываться на тебя. Я ужасно себя чувствую после этого. Я лишь хочу дать тебе знать. Показать тебе, что мне можно доверять. И чтобы ты могла мне доверять, я должен показать, что я доверяю тебе. Вот для чего нужен ключ. Поэтому я здесь, предлагаю тебе свои самые искренние извинения и надеюсь, что ты снова пойдёшь со мной на свидание.

Я прищурилась. Слова, что выходили из его уст, не казались его словами. Он говорил ими, но они исходили не из его сердца. Затем я поняла.

— Дилан? Ты под таблетками? — спрашиваю я, и он кивает. — Почему?

— Потому что я не нравлюсь тебе, когда не принимаю их.

Мне практически становится плохо из-за него. Он не нравится мне, когда выглядит пугающим, но, если честно, я лучше знаю. Я знаю, что он стоит здесь, говоря мне все эти милые вещи, и всё это абсолютная брехня.

— Тогда перестань лгать мне, — ворчу я.

— Что? Я не лгу.

— Ты под таблетками, Дилан. Под теми же таблетками, из-за которых ты теряешь интерес ко мне, под теми таблетками, что отключают все человеческие эмоции внутри тебя. Ты сказал мне, что тебе жаль, что ты чувствуешь себя ужасно. Ты сказал, что хочешь понравится мне, но если честно, это не так. Не в этот момент в любом случае. Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой на свидание? Хорошо. Я пойду с тобой, Дилан, а не с тем безэмоциональным и безжизненным парнем, что сейчас стоит передо мной, — и именно это я имею ввиду. Я имею ввиду каждое сказанное мной слово. Я хочу узнать Дилана, действительно хочу. Потому что сейчас я не имею понятия, кем он является, единственное, что я знала, что он не пустышка, что сейчас стоит здесь. Дилан сохранял тишину. И я согласна с ним, слова , что он произнёс в самом начале, были отрепетированы, и теперь он не имеет понятия, что говорить. Он не был готов к этому. Я вздыхаю.

— Послушай. Как долго длится действие таблеток?

— Обычно около восьми часов.

— Хорошо. Иди домой, Дилан. Отдохни и завтра, когда ты снова будешь собой, я пойду с тобой на свидание.

— Я не понимаю, — говорит он. — Почему ты предпочитаешь пойти с тем парнем?

— Потому что тот парень хочет пойти со мной на свидание, — я улыбаюсь ему, а моё сердце отдаёт в горле. Я вела себя твёрдо и решительно, но внутри я умирала от страха. Я знаю, что он не собирается срываться на меня, просто потому что ему плевать. — Теперь иди домой. Увидимся завтра. Я приду к тебе. — говорю я, поднимая ключ.

Он кивает, оборачивается и выходит за дверь. Я начала дышать, я даже не заметила, что задерживала дыхание, и плюхнулась на диван. Хорошо, итак, я собираюсь пойти на свидание с Диланом, с реальным Диланом. С Диланом, который не так давно положил Тайлера в больницу. Я должна это сделать, правильно? Я вздыхаю из-за своего лучшего оправдания и достаю мобильник из кармана.

Джесс: Привет, Алекс! Как дела у моего белого пушистика? ;)

Я уставилась в телефон, ожидая ответа от лучшего друга. Проходит немного времени.

Алекс: Привет, пирожок! Всё отлично. Вообще, я сейчас на свидании.

Джесс: Уляля. Он красавчик?

Алекс: Ты знаешь, он из тех людей, кто лучше выглядит на фото, чем в реальной жизни.

Джесс: Оу…

Алекс: Нет, всё в порядке. Он всё ещё милашка и очень весёлый. Так, а ты как?

Джесс: Мне нужно с тобой кое-что обсудить. Мы можем встретиться завтра?

Алекс: Конечно, ты можешь заглянуть ко мне в офис во время ланча. О чём ты хочешь поговорить?

Я колеблясь набирала следующие слова, потому что знала, ему это не понравится.

Джесс: О Дилане…

Комментарий к 14. Серебряный ключ

Простите за длительные задержки. На лето я устроилась на подработку и нахожусь в 500-ах км от дома. С интернетом тут всё очень печально. Работа тяжёлая. Потерпите немного, через месяц я уволюсь, если не раньше, и прода будет выходить чаще.

========== 15. Разговор ==========

Было около двенадцати часов, когда я вошла в клинику. Я прошла через холл и поднялась по лестнице, то и дело вспоминая, что у Алекса теперь новый офис. Я уже не впервые вхожу не в тот кабинет. Я осторожно стучусь в дверь и жду, когда Алекс разрешит мне войти. Я не хочу снова прерывать его сеанс. Я слышу его грубый голос за дверью и опускаю дверную ручку. Я широко улыбаюсь симпатичному парню, сидящему на кожаном стуле.

— Я принесла сэндвичи! — радостно говорю я, тряся двумя пакетиками с едой в воздухе. Он смеётся надо мной, помотав головой на мой энтузиазм.

— Будет лучше, если ты не принесла сэндвичи с сыром.

— Принесла. Но он для меня, — я показываю ему язык и сажусь на удобный стул. Алекс присоединяется ко мне, подвигая свой офисный стул на мою сторону письменного стола. — Вот этот тебе, — говорю я, давая ему его сэндвич. — Полный зелени, — он скорчил лицо, а я засмеялась. Алекс поручил мне следить за его питанием. В последнее время он ел различную дрянь, и поэтому не дай Бог ему набрать лишний вес. Сейчас он питается только здоровой пищей и посещает тренажерный зал каждый день.

— Ты худшая, — ворчит он и разворачивает свой сэндвич, делая кусок здоровой пищи. Я лишь хихикаю.

— Честно, Алекс, тебе не нужно сбрасывать вес. Ты идеален сам по себе, — говорю ему я.

— И я гораздо идеальней, когда мой вес не составляет больше 200 фунтов.

Я лишь мотаю головой. Против его упрямства нет аргументов.

— Так… — наконец, говорит он. Я отвожу взгляд от сэндвича, глотая последний кусок. — Ты хотела поговорить со мной о чём-то, — я киваю головой. Я рада, что он первый начал этот разговор, так что мне не пришлось делать это самой. — Ты знаешь, я не могу говорить о своих клиентах, Джесс.

— Знаю, ты говорил мне об этом миллиард раз.

— Тогда зачем ты продолжаешь спрашивать?

Я делаю глубокий вдох. Я собираюсь рассказать ему обо всём. И я в буквальном смысле имею в виду абсолютно всё. Я больше не могу от него всё скрывать, не могу, потому что он единственный человек, который может сказать мне, подвергаю ли я себя опасности.

— Я была с ним на свидании, — говорю я и чувствую, как груз спадает с моих плеч. — Так что, сегодня мы собираемся на наше второе свидание, — Алекс смотрит на меня с широко открытыми глазами и с отвисшей челюстью. Я знаю, что происходит. Он собирается выйти из себя. У него всегда такой взгляд, когда он теряет терпение. Так что я терпеливо жду, когда это произойдёт.

— Нет, — говорит он, поднимаясь со стула. — Нет. Нет! Я запрещаю тебе.

— Ты не можешь остановить меня, Алекс. Ты, правда, не можешь.

— Джесс, ты понятия не имеешь, во что ты ввязалась. Я не хочу видеть тебя с этим парнем!

— Что ж, очень плохо, ты всё равно не остановишь меня, — отрезаю я и затем вздыхаю. — Пожалуйста, ты можешь просто присесть и выслушать меня?

Он послушался, и я рассказала ему обо всех стрёмных вещах, о которых он должен знать. Я рассказала ему о той ночи на остановке. Я рассказала о слухах и о том, что он преследует меня. Я рассказала ему о Холланд и о Тайлере. Я рассказала ему про таблетки и о том, что он в своей странной манере пытается проявить заботу ко мне. Я дала ему подробное описание всему, что он должен был знать, а он просто сидел здесь, уставившись на меня так, будто я схожу с ума.

— А теперь… — говорю я, завершая свой рассказ, — мне нужно знать, подвергаю ли я себя опасности. Могу ли я доверять ему или он просто играет со мной в игры. Мне нужно, чтобы ты был со мной честен, Алекс. Пожалуйста.

Он вздыхает, очевидно он не в восторге от этой ситуации, но я знаю, он поможет мне. Потому что он хороший парень.

— Окей, смотри. Дилан один из моих самых сложных пациентов. Я не могу его раскусить. Он говорит, что нуждается в помощи, но никогда не ведёт беседу. И если он не заговорит, эти слова не будут иметь смысла. Он пропускает большинство сеансов и не проявляет к ним никакого интереса, хотя я каждый раз ему говорю, что он может уйти, если не желает здесь находится, но он умоляет помочь ему.

— Так… — я затихаю. — Что ты хочешь этим сказать, что ты не знаешь? — спрашиваю я, поднимая бровь. Он кивает.

— Я не знаю опасен он или нет. Но я могу сказать тебе вот что, Джесс: он не в своём уме. Не один человек с его мышлением в нужном месте не будет действовать, как он… И я никогда не забуду то, что он сказал мне на первом сеансе. Он ищет хаос. Он жаждет причинять боль.

— Хммм… — выпускаю я, обдумывая то, что он сказал.

— Ты же слышала слухи, верно? Он был жесток с тобой. Это что-то значит, Джесс.

Хорошо, он поставил очень хорошую точку, я знаю это, но каким-то образом это меня не останавливает. Даже если бы он сказал, что Дилан абсолютно точно ебаный фрик, который, возможно, может убить меня, я бы всё равно пришла к нему. И Бог знает почему.

— Спасибо за разговор, Алекс, — говорю я, поднимаясь с места. Алекс следует за мной, вскочив со своего стула, чтобы схватить меня за запястье.

— Если что-нибудь, я имею в виду хоть что-нибудь случится с тобой, звони мне, хорошо? Я не хочу, чтобы он навредил тебе, — говорит он, в его голосе чистое беспокойство. Я киваю.

— Хорошо, Алекс.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Я надеваю обратно своё пальто и поднимаю с пола кошелёк. Затем целую Алекса в щёку, и мы прощаемся друг с другом. Но прежде чем я выхожу за дверь, я оборачиваюсь.

— О и, Алекс?

— Да?

— Мы никогда не говорили об этом, хорошо? Дилан никогда не должен знать, что я тебе рассказала, — говорю я и затем начинаю осознавать, что я в ужасе.

========== 16. Чёрный список. ==========

Комментарий к 16. Чёрный список.

https://69.media.tumblr.com/a1972d1ce8ff669cab3d9768bb1eb67f/tumblr_pr33sa6Pl51she7ii_400.jpg

Я нервно уставилась на прикреплённое к бледно-зелёной двери золотистое число 34. Я была готова постучать, и в то же время нет. Пока я поднималась по лестнице, то обыграла весь сценарий в своей голове около миллиарда раз. Дилан не имеет права решать, куда мы пойдём на свидание. И я до сих пор напугана, даже в ужасе от того, что что-то может пойти совершенно не так. Потому что я настояла на том, чтобы он не принимал никаких таблеток. Мне нужно, чтобы он был собой, что бы это ни значило. Я осмотрела дверь и, сделав глубокий вдох, сказала себе перестать быть размазнёй и просто постучать. Так я и сделала. Я делаю шаг назад, чтобы быть на достаточном расстоянии от двери. И затем жду. Дверная ручка поворачивается вниз и на безопасном расстоянии барьер между мной и Диланом исчезает. Когда дверь наконец открывается, за ней стоит очаровательный Дилан с ухмылкой на лице. Он надел белую футболку и тёмные джинсы, сверху на нём было длинное зимнее пальто. Его глаза просканировали моё тело от верхушки головы вниз до моего светло-серого платья.

— Знаешь, должен сказать, что ты выглядишь восхитительно в этом платье, но, если честно, я уже представил тебя без него, и эта картинка доставляет мне куда больше удовольствия, — ухмыльнулся он, и я почувствовала как вспыхнули мои щёки. Так это было именно то, что он имеет в виду? Его комментарий сексуального характера заставляет меня чувствовать себя так некомфортно? Что ж, я здесь, чтобы сделать ответный выстрел.

— Ты выглядишь не так и уж и плохо для самого себя, — отвечаю я. Он подмигивает мне и затем закрывает дверь.

— Так куда мы направляемся?

— Увидишь.

Мы вызвали такси, чтобы доехать до города. Дилан сел рядом со мной на заднее сиденье, и мы ехали, не сказав друг другу ни слова. Всю дорогу он пытался положить руку на моё обтягивающее платье, но я отстранилась от него, по-видимому, оставляя его в полном разочаровании. Водитель останавливается около ресторана, где я зарезервировала столик для нас с Диланом, и я плачу доброжелательному мужчине за такси. Дилан не ведёт себя как джентльмен, каким должен быть, но я и не ожидаю этого. Он не оплатил за такси и не придержал для меня дверь. Скажу вам вот что, свидание не похоже на кино, в особенности тогда, когда ты идёшь на свидание с животным.

— Так, мы идём в публичное место, а? — спрашивает он, смотря вверх на светящиеся буквы на лицевой стороне здания. — Ты знаешь, это может привести к серьёзным проблемам.

— Что ж, я использую свои шансы. Ты должен хорошо себя вести.

Я подхожу к входной двери и захожу в ресторан. Мужчина за стойкой ресепшен поднимает на меня взгляд, а на его лице появляется милая улыбка.

— Добрый вечер, Мисс, чем я могу Вам… — он замолкает, когда дверь вновь открывается и за ней появляется Дилан. — Прошу прощения, Мисс, — говорит мне мужчина и затем обращается к Дилану. Его взгляд становится злым и суровым. — Мистер О’Брайен, я должен попросить Вас покинуть это место немедленно, — пригрозил он.

— Я с ней, — говорит Дилан, указывая на меня. Мужчина переводит взгляд, не до конца осознавая, что происходит, а я лишь улыбаюсь.

— Да. Так что, мы бы хотели сесть за наш столик. Мисс Джессика Уайтмор, пожалуйста, — говорю я.

— Мне жаль, Мисс Уайтмор, Вам рады здесь одной, но не вам двоим.

— Простите? — огрызнулась я, чувствуя возмущение от того, что он только что сказал мне. Я знала, что что-то может пойти не так, Дилан предупреждал меня о проблемах.

— Мистер О’Брайен находится в чёрном списке. Я уверен он в курсе, мы имеем полное право отказать ему в посещении ресторана.

Я нервно посмеялась над этим. А Дилан? Он просто стоял здесь, терпеливо ожидая. Я делаю глубокий и злой вздох и наклоняюсь к стойке рецепшен.

— Мне бы хотелось взглянуть на правила, которые утверждают, что он не может войти, — прошипела я.

Я надеялась, что мужчина скажет, что здесь у них нет документов, но меня ждал провал. Он вытащил пачку бумаг из-под стола и передал их мне. На верху страницы жирным шрифтом было написано ЧЁРНЫЙ СПИСОК. Последовала серия имён тех людей, кому запрещено посещать ресторан. Я ищу ту часть, где объясняются правила: Любому человеку может и будет отказано в посещении заведения, поскольку они нанесли месту ущерб в прошлом. Владельцы имеют право отказать клиенту без необходимости судебного разбирательства. И так далее, и так далее. На каждой странице была подпись мэра, президента и владельца ресторана.

— Ох, ну же. Неужели это настолько имеет значение? — говорю я, возвращая мужчине документы.

— Боюсь, что так, Мисс. Теперь я должен попросить вас двоих уйти.

Злясь, я разворачиваюсь и хватаю Дилана за руку, ведя его за собой. Снаружи из меня вырывается крик разочарования.

— Я предупреждал тебя, — говорит Дилан, это была его версия ‘я же тебе говорил’.

Я оскалилась. Я была реально чертовски зла. Мы стояли здесь, нам некуда было идти, потому что нам отказано в посещении любого ресторана. Я была на грани, чтобы зареветь. Это всё абсолютно гребаная хуйня.

— Джесс, пойдём домой, — говорит Дилан, беря меня за руку.

— Нет, ни за что, блядь, я не пойду, — огрызнулась я. — Я хочу на свидание и не собираюсь идти домой, — я смотрю вверх на здание, в каменные стены которого нам запрещено входить. И затем одна мысль всплывает у меня в голове. — Дилан, ты был здесь раньше, так?

— Ага.

— Есть здесь терраса?

— Ага.

Улыбка подкралась к моему лицу, и я взяла Дилана за руку. Я собираюсь провести неплохое свидание и никто меня не остановит. Я практически толкаю дверь и ступаю внутрь. Я кладу руки на стойку ресепшен и смотрю на мужчину, злобная улыбка застывает на моём лице.

— Мы хотим занять свои места на террасе, пожалуйста, — говорю я, действительно гордясь собой, что у меня появилась такая мысль.

— Простите? — отвечает мужчина, поднимая бровь.

— Мы не можем находиться в здании, это описывается в правилах. Технично терраса не находится внутри здания. Так что, вы не можете нам отказать. Мы хотим занять столик снаружи, — мужчина уставился на меня, не веря моим словам. Я знала что он не сможет найти путь, чтобы выкрутиться из этого.

— Снаружи холодно, — попытался мужчина. — Будет бесчеловечно пускать вас туда.

— Что ж, тебе лучше позаботиться о том, чтобы нам было тепло и хорошо, — говорю я. Ухмылка на моём лице оставалась неизменной. Я играла грязно, но я была права. Он просто не может отказать нам. Мужчина вздохнул и вышел из стойки ресепшен.

— Ждите здесь… я подготовлю Ваш столик.

========== 17. Один шанс ==========

Комментарий к 17. Один шанс

https://69.media.tumblr.com/a35a5c748ea053311e0bc7dadef2d8d5/tumblr_pr33vdOrt51she7ii_250.gif

[В этой главе присутствует контент сексуального характера]

— Скажи мне, о чём ты думаешь? — выдохнула я, когда мы сели под освещённые огни террасы. Снаружи было безумно красиво, и хотя, администратору не понравилась эта идея, он всё же приложил к этому усилия. Нам включили отопление, так что мы не мёрзли, и мы оба были завёрнуты в покрывало. Терраса была покрыта снегом, и его блеск заполнял пространство.

Дилан поднимает взгляд, и его глаза встречаются с моими. Я чувствую дрожь, опускающуюся вниз по спине, и как что-то сходит с ума внутри моего живота. Растут ли во мне чувства к этому парню?

— Ты правда не хочешь знать, о чём я думаю, — говорит он с усмешкой.

— Очень хочу, — после того, как я произнесла эти слова, я пожалела о них. Потому что на его лице вновь появилась эта неприятная ухмылка. Он пробежался языком вокруг своих губ, а затем поместил нижнюю губу между зубами.

— Я думаю о всевозможных позах, в которых буду трахать тебя. Честно, мне наплевать на это свидание. Я лишь хочу прийти домой, нагнуть тебя на кухонном столе и иметь так жёстко, насколько я могу.

Если бы я сейчас пила воду, то выплюнула бы всё её содержимое. Я ощутила себя оскорблённой. Он будто уже держал меня в своей власти, когда ещё даже не касался меня. Несмотря на это, я не хочу показывать ему, что его слова делают со мной. Ему не нужно знать, что я в шоке от услышанного, потому что это именно то, чего он добивается. Он хочет, чтобы я ощущала неудобство.

— Что ж, а я действительно хочу быть на этом свидании, — отвечаю я. — Так, ты собираешься работать над собой?

— Ты хочешь меня, Джесс? — затем он неожиданно спрашивает. — Ты думаешь обо мне? — он опирается на стол, приближаясь так близко, что я чувствую его дыхание на своей ледяной коже. — Я могу осуществить твои мечты, малышка.

— Не называй меня так, — огрызаюсь я. — И сядь, блять, на место.

— Мне нравится, когда ты так грязно говоришь со мной, — он издаёт стон.

— Прекрати, Дилан. Не мог бы ты, пожалуйста, контролировать свои грязные мысли всего один гребаный день, — он смеётся надо мной, возвращаясь на своё место. — Я хочу нормальное свидание с тобой, — пробормотала я.

— Ты знала на что подписываешься, дорогая. Я могу дать тебе то, чего ты хочешь, но тем ни менее, я ужасно поехавший, грубый извращенец. Надеюсь, это не проблема.

Дилан старался хорошо вести себя большую часть вечера. Ну, почти. Он ничего не мог с собой поделать и продолжал делать мне комментарии сексуального характера. Говоря мне, как сильно он хочет сорвать с меня платье, или как моя грудь будет ощущаться в его руке. Я игнорировала большинство из этого, всё время меняя тему. Дело не в том, что я никогда не думала о занятии любовью с ним, к тому же, я не думаю, что это можно так назвать, когда речь идёт о Дилане. Он говорит только о ебле, и я уверена, что он не будет нежен со мной если у нас… будет секс. Но в то же время мне интересно, как выглядит его тело, и я не могу с этим ничего поделать. Как он будет обнимать меня или какие вещи говорить. Я всегда представляю себе это, как что-то романтичное, хорошее и нежное. Я представляю, как он мягко целует меня и тихонько кладёт на кровать. Но всё это не больше, чем фантазия, которая слишком хороша, чтобы быть правдой. Потому что в глубине души я понимаю, что он не будет относиться ко мне с уважением. Он будет беспощадным.

— Джесс? — голос Дилана выводит меня из потока неуместных мыслей. Я поднимаю на него взгляд. Я не услышала ни слова из того, что он говорил.

— Что?

— Ты уверена, что хочешь сделать это? — спрашивает он.

— Сделать что?

— Мы. Ты хочешь, чтобы это продолжалось?

— Я не понимаю, — я заикаюсь.

— Я даю тебе шанс уйти, Джесс. Но если ты выберешь меня, ты не сможешь от меня избавиться. Я не смогу справиться с ещё одним разбитым сердцем, — эти слова заставляют задуматься. Ещё одним. Скорее всего он говорит о Холланд, так как она была любовью всей его жизни. Но что он имел в виду под разбитым сердцем? Намекает ли он на то, что я единственная, кто может снова разбить ему сердце? Значит ли это, что он влюблён в меня? Возможно ли это? Я схожу с ума от этих мыслей. И затем передо мной стоит выбор, который я должна совершить прямо сейчас. Остаться или уйти. Я не готова сейчас уйти, пока нет. Сначала я должна разобраться с ним. Мне нужно узнать, кем он был, чтобы помочь ему исправиться.

— Я не уйду, — прошептала я.

Неожиданно он встаёт и подходит ко мне. Он берёт меня за руку и опускается на колени. Его глаза контактируют с моими, и я замечаю, как они становятся темнее.

— Ты должна выслушать меня, Джесс, — он выдыхает. — Я не хороший человек. Я причиню тебе боль, и не потому что у меня нет другого выбора, а потому что я этого хочу. Я хочу видеть, как ты мучаешься, в самом ужасном смысле этого слова, которое ты можешь себе представить. Я буду любить тебя, но мои прикосновения будут отравлять твою кожу, мои поцелуи будут обжигать твои губы. Твои слёзы будут подпитывать мою пропащую душу. Но тем не менее, я хочу, чтобы ты была моей. И это опьяняет и сводит с ума, но я знаю, в некотором отношении, ты тоже хочешь этого. Потому что, кто ещё во всём мире захочет тусоваться с психопатом, как я? Единственный человек, который способен на это, в своём роде, облажался так же, как и я, — и когда он произнёс последнюю пару слов, я не знала, что ещё сделать, кроме как поцеловать его. Потому что в этот момент я осознала, не имеет значения, как это ужасно, моё сердце бьётся только для него.

========== 18. Чего хочет сердце ==========

Комментарий к 18. Чего хочет сердце

https://69.media.tumblr.com/7e917097d1ac05f5806e90cd1bde52e4/tumblr_pr33vfiT6o1she7ii_540.jpg

Его вкус до сих пор остаётся на моих губах. Казалось, я не смогу избавиться от тепла его тела, более того, я не хочу от него избавляться. Пока мы целовались, и наши тела наконец соединились, я почувствовала, как что-то взрывается внутри меня. Его присутствие обжигало, и я знаю, именно в этот момент мне бы не хотелось когда-либо расставаться с ним. Он дал мне жизнь, причину для существования, он дал мне то, что я ищу. Он показал мне, кем я являюсь, и я буду помогать ему найти себя. Я совершила очень опасную вещь, когда поцеловала его, но это того стоило. И если он собирается разбить мне сердце, я определённо позволю ему это сделать.

Звонок моего мобильного прервал поток моих мыслей о Дилане и о нашем первом поцелуе. Меня разбудили от хорошего сна, в который я окунулась после нашего свидания. С уставшими глазами я начала искать телефон, который лежал на деревянной тумбочке напротив меня. Я прислонила его к уху и ответила на звонок сонным голосом.

— Говорит Джесс.

— Ох, Джесс, прости. Я тебя разбудил?

— Да. Кто это? — простонала я, переворачиваясь на другую сторону.

— Это Тайлер, — когда его имя достигает моих ушей, я вскакиваю, принимая сидячее положение.

— О, привет Тайлер. Прости, я не узнала твой голос.

— Прости, что разбудил, — его голос звучал взволнованно. — Впрочем, у меня хорошие новости. Меня наконец выпустили из больницы.

— О, это чудесно. Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, хорошо. Так, чем собираешься заняться сегодня? — спрашивает он.

Я встаю, надевая тёплые носки и одновременно держа телефон между плечом и головой.

— Я работаю после полудня. Ты всегда можешь заглянуть в бар, если хочешь, — говорю я, держа свой путь в ванную. В любом случае я уже проснулась, так что могу привести себя в порядок.

— Звучит круто.

— Хорошо, увидимся там.

— Увидимся.

— Пока, Тайлер.

— Пока.

Я вешаю трубку и кладу телефон возле раковины. Затем смотрю на себя в зеркало. Кожа моих губ была красная и покусанная в последствии непреодолимой страсти Дилана. Я не могу избавиться от представления нас вместе. Как я хватаю его за лицо и держу контроль или как он садит меня к себе на колени. Если бы мы не были в ресторане, наш поцелуй мог закончиться совершенно по-другому. И это пугало меня. Потому что, если он не может держать над собой контроль, пока целует меня, если он с такой жадностью впивается в мои губы, то какого будет заниматься с ним любовью? Это нечто гораздо более страстное, физическое и интимное, нежели небольшой поцелуй. Я вздыхаю, проводя пальцами по своим губам. Я просто надеюсь, что он будет в состоянии держать себя в руках, а я буду в состоянии стоять на земле. Потому что, когда дело касается Дилана, я слабею. Даже, если я держу контроль, я всё равно полностью в его власти.

На часах начался третий час, в это время дверь открывается и в бар заходит Тайлер. На его лице до сих пор можно увидеть ушибы и ссадины. Следы от ударов Дилана, всё ещё были там, но они уже проходят. Он улыбается мне, когда я выхожу к нему, его глаза очаровательно сияют. Каждая девушка, находящаяся в своём уме, посчитает его симпатичным, каким он и является. Но я не смотрела на него в таком ключе, потому что, когда я впервые увидела его, всё о чём я могла думать, что Дилан сделал ему и как его можно спасти.

— Привет, Джесс, — говорит Тайлер, занимая место на барном стуле.

— Что тебе принести?

— Пиво было бы кстати, но, к сожалению, из-за принятых таблеток мне нельзя пить алкоголь.

— - Дерьмово быть тобой, — шучу я, а он дерзко подмигивает мне. — Я могу сделать для тебя безалкогольный коктейль, если хочешь, — Тайлер начинает смеяться.

— Это глупо. Либо ты пускаешься во все тяжкие, либо не делаешь этого вообще. Так что, я просто возьму себе воды. Газированной, пожалуйста, — я встряхиваю головой, смеясь, и беру бутылку газированной воды из холодильника, наливая содержимое в стакан. — Так… — Тайлер затихает, когда я передаю ему стакан. — Уже слышала что-нибудь о Дилане?

— Ты не мог не спросить об этом… — я опускаю взгляд на стойку, и ничего не могу поделать со своей улыбкой.

— Что?

— Я встретила его возле дома, когда покинула больницу пару дней назад. Он снова позвал меня на свидание, так что…

— Ты ходила с ним на свидание? — он поднял бровь. — Зная, что он натворил? — я слышу в его голосе, что он не одобряет моё решение.

— Ему действительно было жаль, — пытаюсь оправдаться я, но, конечно же, это была слабая попытка, чтобы защитить Дилана.

— Слушай, Джесс, я не собираюсь говорить тебе, что нужно делать. Я просто предупреждаю тебя, он опасен.

— Он твой друг, — я защищаюсь. Я не могу поверить, что Тайлер говорит так, будто Дилан ему никто. Они были лучшими друзьями столько времени, а теперь он ничто для него.

— Был. Он был моим другом. Но когда он повернулся ко мне спиной, когда он позволил себе говорить насилием, а не словами, он потерял меня навсегда. Я не смогу простить его за то, что он сделал. Я завидую тебе за то, что ты всё ещё видишь в нём хорошее, потому что я не могу. Но, Джесс, пожалуйста, будь осторожнее рядом с ним. Ты не знаешь, на что он способен.

— Я доверяю ему… — шёпотом произношу я. Тайлер встаёт со своего места и даёт мне пять долларов, оплачивая свой напиток.

— Что ж, тогда я не знаю, сошла ли ты с ума, или просто очень глупа, — и он уходит, оставляя меня даже не попрощавшись. Но это заставляет меня задуматься. Прав ли он на счёт Дилана? Возможно. Прав ли он на счёт меня? Потеряла ли я рассудок? Я провожу рукой по волосам, смотря на пустое место напротив себя. На мои плечи опускаются чьи-то руки, и, испугавшись, я оборачиваюсь. Майк сочувственно смотрит на меня.

— Ты в порядке, сестричка? — обеспокоенно спрашивает он.

— Я не знаю, — вздыхаю я.

— Может ты вернешься к работе немного позже?

Я помотала головой.

— Нет, работа хорошо мне помогает. Она позволяет мне отключить свои мысли.

Майк кивает и оставляет меня. Я не знаю, что со мной происходит. Я в тупике. Все кричат о том, чтобы я держалась подальше от Дилана. Об этом говорят мои друзья, но даже когда он дал мне шанс уйти, я всё равно предпочла остаться. Я чувствовала, что тону в нём, это похоже на болезнь. Но я впервые в своей жизни позволила себе решать сердцем, а не мозгами, и хоть это было опасно, моё сердце выбрало его.

========== 19. Мучительное желание ==========

Я покинула бар после полуночи. Майк сказал, что сам наведёт порядок, так что я уже могу идти домой и отдохнуть. Сегодняшний день был сумасшедшим, я совершенно измотана. Надев пальто и завернувшись в шарф, я выхожу на улицу. Погода, на удивление, оказалась неплохой, в первые за всё время снежинки не падали с неба, как сумасшедшие. Снаружи всё ещё было холодно, но ветер на этот раз не резал кожу, а мокрый снег не оставался на лице. Нет, напротив, улицы были покрыты белым ковром, вокруг меня сияли Рождественские огоньки, напоминая, что я до сих пор не купила подарки для своей семьи. Я шла вниз по улице, минуя привычные дома и магазины: церковь, маленький книжный магазин, бар, который всегда закрыт, кофейню с забавным названием, магазин обуви, ещё один магазин обуви и, перед тем, как мне придётся завернуть на свою улицу, зоомагазин. Маленький пёсик, который сидел там напротив окна, исчез, и я счастлива, что кто-то наконец забрал его к себе домой. Я ищу ключи в сумочке и, когда поднимаю взгляд на парадную дверь своего дома, останавливаюсь, видя перед собой парня, сидящего на лестнице.

— Дилан? — произнесла я, улыбаясь ему. Он встал и подошёл ко мне. — Что ты здесь делаешь? — он не дал мне надлежащего ответа. Вместо этого он положил свою руку мне на спину и притянул к своей груди, чтобы прижать губы к моим. Он поцеловал меня, и я была более чем рада этому. Я соскучилась по вкусу его губ, хоть и прошёл буквально один день. Я не могу ничего с собой поделать и улыбаюсь, пока наши губы двигаются в такт. Затем Дилан отстраняется.

— Поцелуй со мной тебя веселит? — спрашивает он, поднимая бровь. Я мотаю головой.

— Я просто чувствую себя счастливой, — отвечаю я. Я беру его за руку и веду за собой вверх по лестнице. — Так… — говорю я, когда мы входим в квартиру. — Я бы сказала тебе снять пальто, но вижу, что ты его даже не надел, — я заставила его улыбнуться. — А если серьёзно, Дилан. Как ты можешь ходить раздетый в такой лютый мороз, не надев пальто? — он пожал плечами, вообще не заботясь об этом. Я сняла с себя верхнюю одежду и поместила её на стул. Дилан сел на мой диван и наблюдал за каждым моим движением. Я скинула с себя туфли и надела свои тёплые носочки. Затем я взяла свою резинку для волос и собрала волосы в высокий конский хвост. Я не обращала на него внимание, потому что в какой-то степени я нервничала. Я, правда, не знала, что сказать или, что сделать, поэтому я просто занималась обычными вещами, пока он наконец не остановил меня.

— Джесс, иди ко мне, — он смотрит на меня, протягивая мне руку. Я беру её, а он осторожно тянет меня ближе к себе, и таким образом я оказываюсь на диване. — Я хочу кое о чём тебя попросить, — его голос звучит очень искренне, и, в то же время, он немного нервничает. Он опускает взгляд на наши руки, и я замечаю, как он прикусывает нижнюю губу, делая глубокий вздох, прежде чем снова наконец начать говорить. — Мне бы хотелось, чтобы ты пришла в дом к моей маме в это Рождество, — произнёс он, но его слова прозвучали шёпотом.

— Что? — спрашиваю я, пребывая в лёгком шоке.

— Я не виделся со своей семьёй довольно долгое время, в большей степени потому что не могу находиться в одной комнате со своим отцом, но с тобой это может быть не так болезненно, — я не знаю, что сказать. Я не ожидала чего-то вроде этого.

— Когда? — спрашиваю я.

— На Рождество, — я прикусываю губу. Так уж вышло, что я свободна в это Рождество. Мы всегда праздновали Рождественский сочельник с Майком, так как он держал бар открытым 25-ого декабря. Но не слишком ли рано проводить этот день с Диланом и его семьёй? С другой стороны, это был отличный шанс узнать его поближе. — Я буду очень рад, если ты придёшь, — пробормотал он.

— Я приду, — говорю я.

Улыбка подкралась к его лицу, но прежде чем я поняла это, он вновь прислонил свои губы к моим. Одна его рука ласкала мою щёку, а другую он поместил мне на спину. Он осторожно поместил меня к себе на колени, и я обвила его шею руками. Понадобилось не так много времени, чтобы поцелуй стал более жарким, и я восприняла его, как сигнал к действию. Мои пальцы спускались ниже по его груди, пока не нащупали край его футболки. Я осторожно взяла ткань и начала поднимать футболку вверх. Дилан позволил мне снять её с себя, а затем кинул меня на диван, так что теперь я была снизу. Он навис надо мной, а я позволила своим руками скользить вниз по его горячей коже на груди. Это заставляло моё сердце пропустить удар. Его ногти впились в кожу моих плеч, и волна боли пробежалась по моему телу. Я проигнорировала это. Я знала, что это занятие с Диланом не будет протекать нежно. Он сжимал мои руки до тех пор, пока я не почувствовала боль, но даже это чувство я проигнорировала. Вместо того, чтобы обратить на это внимание, я целовала его ещё жёстче. Когда я достигла пуговицы на его штанах, что-то внутри него щёлкнуло. Потому что совершенно неожиданно он прекратил целовать меня, вместо этого он вскочил посреди гостиной.

— Я не могу, — сказал он. Он пробежался пальцами по своим волосам, и я почувствовала, как прилив моего счастья исчез.

— О, — произнесла я, ощущая себя более чем нежеланной. Потому что я сидела здесь на диване будучи полностью одетой, пока он уставился на меня без своей футболки, и я не знала, что думать. День назад он говорил мне как сильно хочет снять с меня одежду, как сильно хочет сделать это со мной, а теперь он говорит, что не может? Разве я отталкивала его? — Ты не хочешь меня, — пробормотала я, уставившись на свои руки. Секундой позже я ощутила, как его пальцы коснулись моего подбородка, поднимая мою голову.

— Я хочу тебя, Джесс. Не думай ни секунды, что я не хочу, потому что я должен воспользоваться всем, что есть внутри меня, чтобы бороться с желанием взять тебя. Но не могу. Я не хочу причинить тебе вред.

— Я не понимаю, — вздыхаю я.

— У меня есть такая… привычка, из-за которой я становлюсь действительно жестоким, когда дело касается секса. Обычно мне похуй, когда это происходит с какой-нибудь рандомной шлюхой, но с тобой… Я начал волноваться за тебя, Джесс, и я не могу допустить мысли, чтобы навредить тебе.

Я привстаю с дивана, так чтобы наши глаза оказались на одном уровне, и касаюсь рукой его щеки.

— Ты не навредишь мне.

— Я уже навредил, — прорычал он. Он схватил ткань моего свитера и потянул его вниз, оголяя мои плечи. Там были розовые и красные следы от его ногтей. — Это ничто по сравнению с тем, что я могу сделать. И я бы хотел совершить самую худшую часть. И совершил бы, но эта часть меня кричала о том, чтобы я остановился.

— Дилан я…

— Я лучше пойду, — он поднял свою футболку с пола и надел обратно. — Я позвоню, — и после этого он ушёл. Я села на диван и уставилась на то место, где он только что стоял. Моё дыхание сбилось, и в этот момент я была совершенно разбита, и слёзы побежали по моим щекам.

========== 20. Нежданный гость ==========

Комментарий к 20. Нежданный гость

Простите за такую долгую задержку, у меня возникли небольшие трудности именно в техническом плане, но сейчас всё хорошо. Знаю, многие ждут продолжения, поэтому я буду стараться обновлять главы чаще.

Приятного вам чтения, дорогие 💕

— Так, как идут твои дела с Диланом?

Я иду вместе с Алексом сквозь оживлённые улицы Лос-Анджелеса, одновременно ища взглядом торговые центры. Мне всё ещё нужно купить подарок для мамы. Сегодня уже сочельник, а я по-прежнему ничего ей не взяла. Майку я купила подарок ещё до того, как встретила Дилана, а подарок Алекса у меня лежит уже больше года. Просто я думала забежать в магазин как-нибудь после работы, чтобы купить ей подарки, но совершенно забыла об этом. Так что теперь я блуждаю по улицам, замечая практически пустые магазины, в надежде отыскать хоть что-нибудь. И в то же время мне казалось, будто я на допросе у своего лучшего друга. Я ещё не рассказала ему о том, что собираюсь праздновать Рождество с Диланом, и я не знаю, как ему об этом сообщить.

— Вообще-то, дела идут лучше. Он старается. Ему нелегко, но он старается.

— Так, он не трогал тебя? — я одарила его раздражённым взглядом. Я устала от этих вопросов. — Что? — он поднял вверх руки, защищаясь.

— Нет, Алекс. Он меня не трогал.

— Я всего лишь беспокоюсь о тебе, сладкая. Ты никогда не поймёшь.

— Я знаю, что это так… — я затихаю. Мой взгляд падает на маленький магазинчик, который стоял в ряду с крупными магазинами. Он был таким маленьким, но определённо кричал имя моей матери. — Здесь, — говорю я и хватаю Алекса за руку, ведя его за собой. Маленький магазинчик с белыми стенами имел зеркало, покрывающее одну сторону стены и большую картину, покрывающую другую. Посередине стоял стол, который был наполнен маленькими штучками. Ювелирными изделиями, конфетами, шарфами и тому подобным. Я подхожу прямо к шарфам и беру светло-синюю шелковую ткань в руки. Он такой красивый.

— Снаружи такой дубак, а ты присматриваешь себе самую тонкую ткань в мире, — говорит Алекс, стирая мой идеальный подарок в порошок.

— Что ж, зима не будет длиться вечно, не так ли? — съязвила я. Алекс обратил внимание на мой тон и взял меня за руку, разворачивая меня к себе лицом.

— Что происходит, дорогая? — спрашивает он спокойным и заботливым голосом. Я вздыхаю и опускаю взгляд на этот дурацкий шарфик. Все эти вещи происходят из-за Дилана, из-за которого я чувствую себя нервозной, раздражительной и временами действительно злой.

— Я устала и меня тошнит от тебя и Тайлера, потому что вы относитесь к Дилану, как к мусору. Он не такой плохой, понимаешь. Я забочусь о нем, — выражение лица Алекса из понимающего стало сострадающим. Он берёт меня в свои сильные руки, прижимая меня к своей твёрдой накаченной груди. — А он заботится обо мне.

— Да, я знаю, милая, — шепчет он в мои волосы. — Но как ты можешь винить нас в том, что мы пытаемся защитить тебя? Этот парень появляется с такой огромной, негативной репутацией и идёт следом за единственным человеком, который мне небезразличен. Он избил того, кто должен был быть его лучшим другом. Как по мне, он далеко не Прекрасный Принц, — я отстраняюсь от Алекса. Я знаю, что он говорит мне об этих вещах, потому что не хочет видеть нас с Диланом вместе, хоть он и старается сделать как лучше. Я вздыхаю и просто киваю головой.

— Я собираюсь купить этот шарфик, — говорю я, игнорируя наш предыдущий разговор.

Алекс кивает и ждёт меня, шарфик упаковывают, обертывая его в красный кусок бумаги и засовывают в фантастическую пластиковую коробочку. Затем мы с Алексом выходим из магазина снова на оживлённые улицы. Алекс таскал меня из магазина в магазин и не для того, чтобы купить подарки, а просто чтобы присмотреть для себя различные милые вещички. В конечном итоге, мы попали в большой магазин, который имел секции для всего. Для мужчин, женщин, детей, товары для дома и прочее. Я говорю Алексу, что собираюсь осмотреться в этом магазине, а он, вроде как, просто отмахнулся от меня. Я окончательно потеряла его в секции с кулинарными книгами. Алекс любит себя и кулинарные книги. Мои же кулинарные знания заканчиваются на яичнице и блинах. Я прохожу на первый этаж в секцию с канцелярией. Осматриваю различные ручки, цветную бумагу и мне становится довольно скучно. Пока мой взгляд не падает на кое-что интересное. Блокнот с чёрным кожаным переплётом с надписью из золотых букв: “Вещи, которые я не могу произнести вслух”. Я забираю блокнот со стеллажа и замечаю, что он здесь единственный. Я наклоняю голову немного вбок, пока пролистываю страницы. Внутри они были мягкими, бежевого оттенка, а на нижних правых углах стояли золотые цифры. Этот блокнот был идеальным. Идеальным для Дилана. Может он не говорил мне обо всём, что он чувствует, но, возможно, это поможет ему, и он сможет записать об этом. На обычном чистом холсте. Это способ сказать обо всех вещах, о которых он не может говорить.

Вместе с блокнотом в своих руках я направилась к кассе. Леди кладёт его в темно-синюю бархатную коробочку и завязывает вокруг него чёрный бантик. Я кладу подарок к себе в сумочку, пока Алекс спускается по лестнице.

— Что ты взяла? — спрашивает он. Я прикусываю нижнюю губу. Я не хочу говорить Алексу о том, что взяла подарок для Дилана, но каким-то образом я чувствую, что должна. Я не могу держать это в секрете. Я должна сказать ему, что собираюсь праздновать Рождество с Диланом, вместо того, чтобы сидеть дома и смотреть фильмы, едя пиццу, или вместо того, чтобы выпить вместе с ним.

— Это блокнот, — говорю я, шагая к двери. Алекс догоняет меня.

— Для кого?

— Для Дилана.

Я ожидала от Алекса любой реакции, но не той, где он был бы доволен тем, что я буду праздновать Рождество с Диланом. Поэтому я не была удивлена его следующим словам.

— Рождество - это праздник верующих, он священный, а ты собираешься провести его с дьяволом? — он был в ярости. Он сорвался на мне посреди оживлённой улицы. Он оскорбил меня, даже заставил плакать. В итоге он извинился, но я всё ещё не была уверена, что я чувствую по поводу его неожиданного срыва. Я передала ему подарок, который купила для него, и сказала, чтобы он не звонил мне пару дней, потому что мне нужно разобраться в некоторых вещах. Моим подарком для него были два билета на его любимый мюзикл “Злая”. Вернувшись домой, я плюхнулась на кровать и рыдала в подушку. Мне потребовалось добрых двадцать минут, прежде чем я смогла взять себя в руки. У меня осталось достаточно времени, чтобы подготовиться к ужину с моей мамой.

Прошло некоторое время, прежде чем я смогла почувствовать себя лучше, после всего происходящего, я совсем перестала заботиться о себе. Я была так занята, заботясь о Дилане, Тайлере и Алексе, что у меня не оставалось времени на себя. Но в этом светло-бежевом платье, я ощутила себя довольно милой. Ужин с моей мамой должен был начаться в шесть, но я, конечно же, была там уже в полшестого, в то время как Майк не спешил и прибыл немного позже половины седьмого. К тому времени, как он зашёл, ужин уже был готов.

— С Рождеством моих двух любимых женщин! — говорит он.

Майк целует меня в лоб и берёт маму на руки.

— С Рождеством, дорогой! — отвечает моя мама.

— Как дела у папы?

Мама опускает взгляд и хмурит брови. Это уже второе Рождество подряд, когда мой отец не приходит домой, и это всегда тяжело принять для нас, особенно для мамы. С Майком, работающим в Рождество и мной, что идёт к Дилану, она остаётся совсем одна.

— Твой отец обещал позвонить, когда сможет, — говорит мама. Она возвращается на кухню и приносит последнюю миску с едой, с картофельным пюре. — А сейчас садитесь и ешьте! — добавила она со смехом. — Поговорим о чем-то другом.

Моё Рождество не будет таким же, пока мой отец не вернётся домой. Он чувствует себя ужасно по поводу этого, конечно же и я сочувствую ему, потому что он вынужден провести Рождество без своих родных. У мамы, по крайней мере, есть брат и я. Мы старались не думать о грустных вещах и вместо этого сфокусировались на хороших, моя мама фокусировалась на моей учёбе, конечно же.

— Так, — начала она. — Как учёба?

— Хорошо, — говорю я. Всё было так. Я не училась так много, как планировала, но в любом случае я ничего не завалила. — Сейчас у меня Рождественские каникулы, две недели, затем начнутся финальные экзамены. Ещё 14 с лишним месяцев и я получу свою степень по бизнесу, — говорю я с улыбкой. 14 с лишним месяцев, если я не завалю ни один экзамен.

— А что насчёт тебя, милый? — моя мама посмотрела на Майка. Он суёт вилку полную картофельного пюре себе в рот, избегая вопроса. Но моя мама не сдаётся. Она терпеливо ждёт, пока он не проглотит еду.

— Всё немного сложнее, чем я ожидал. У меня слишком много затрат, о которых я не подозревал… — объяснил он.

— О, дорогой мой, я всегда могу помочь тебе с деньгами. Ты знаешь, — мама берёт его за руку и улыбается.

— Спасибо, мам, но я должен сам с этим разобраться.

Ужин проходил как обычно. Мы говорили о работе, семье, учёбе и хобби. Мы обменялись подарками, и прежде чем моя мама поставила шоколадный торт на стол, раздался звонок в дверь. Я посмотрела в сторону прихожей.

— Мы кого-то ждём? — спрашивает мама, смотря на нас обоих. Я хмурю брови, смотря на Майка, а Майк смотрит на меня.

— Я нет, — говорю я.

— Как и я, — отвечает Майк. Я встаю со своего места, но Майк останавливает меня. — Я проверю, — говорит он и исчезает в прихожей. Я слышу звук отворяющейся двери и мужской голос эхом раздающийся в прихожей. Секундой позже Майк снова появляется, а за ним я замечаю парня с копной темных каштановых волос и сияющей улыбкой. На моём лице можно прочесть удивление.

— Тайлер?

========== 21. Острая боль ==========

Я увела Тайлера обратно в похожую, после того, как мама вежливо предложила ему остаться на десерт. Я действительно не знаю, как реагировать на его внезапное появление. Наш последний разговор не закончился на хорошей ноте. И я боролась с мыслями об этом. Тайлер вообще не придавал этому значения. Но он единственный из всех людей, кто действительно знал Дилана, и то как он относится к своему бывшему лучшему другу, для меня просто отвратительно. Поэтому я сложила руки на груди и уставилась на него с нотками злости, замешательства и разочарования.

— Тайлер, что ты здесь делаешь? — прошипела я.

— Я пришёл, чтобы извиниться за своё поведение на прошлой неделе, — говорит он.

— Здесь? — я чуть ли не взрываюсь. Я стараюсь говорить тише. Ни моя мать, ни Майк не должны слышать этот разговор. — Ты не мог прийти ко мне, чтобы сказать это?

— Но тебя не было дома. Так что, я понял, что ты находишься здесь.

— Конечно, я здесь, Тайлер, это ебучий Рождественский сочельник , — я всё же повысила голос. — Разве ты не должен быть со своей семьёй? — прорычала я.

— Мы празднуем завтра, — объясняет он.

Хорошо, то что он не празднует сочельник означает, что он должен рушить мой праздник? Я трясу головой. Что мне сказать? Должна ли я выставить его за дверь? Тогда моя мать начнёт засыпать меня вопросами о том, почему этот прекрасный юноша не остался на десерт. Я увидела это в её глазах в тот момент, когда Тайлер только вошёл. Она пялилась только на него, наверняка находя его идеальным. И он был. Он был очаровательным и симпатичным с огромными щенячьими глазами и великолепной улыбкой. Идеальный зятек, сказала бы она. Это вызывает во мне тошноту. Понимание, что моя мать никогда не будет смотреть на Дилана так, как на Тайлера, раздражает и даже заставляет немного его ненавидеть. Ненавидеть, может быть, слишком сильное слово, но я, конечно, ненавижу всего лишь тот факт, что он ебучий идеал. Я задавалась вопросом, если я когда-нибудь приведу Дилана домой, что скажет мама? Она всегда была доброй и понимающей женщиной, но Дилан другой. Он не прост, и, конечно же, он не будет притворяться, что с ним всё хорошо и прекрасно, для меня и тем более для моей мамы.

— Послушай, Джесс, — начал Тайлер. Он взял меня за руку, но я отстранилась от него. — Мне действительно жаль за то, что я сказал о Дилане. Я был не прав, используя те слова или говоря о нём в таком ключе…

— Да, ты не был, — отвечаю я. Тайлер отвёл глаза, смотря вниз, а затем снова на меня. Он провёл рукой по копне своих каштановых волос.

— Всё, что я хотел сказать… — он остановился, делая глубокий вздох. — Я не против того, чтобы ты встречалась с Диланом, если это действительно то, чего ты хочешь. И если ты считаешь, что мы с ним должны снова общаться, я буду рад этому.

Я киваю головой, расслабляя свои плечи и опуская руки.

— Я принимаю твоё извинение. Ты можешь остаться, если хочешь, — я изображаю улыбку. Было гораздо легче дать ему остаться, чем выгонять. Теперь, когда я избегаю Алекса, мне действительно не помешает друг, к тому же, извинения Тайлера звучали искренно. — Но если ты снова решишь ворваться ко мне, хотя бы позвони.

Он кивает головой и улыбается мне.

Тайлер с мамой сразу находят общий язык. Когда он начал рассказывать о местах, где он путешествовал и что ему удавалось комбинировать это с учёбой, мне казалось, что моя мать влюбилась. Она уставилась на него с восхищением.

— Какие у тебя планы на завтра, Тайлер? — спрашивает она. — Может быть ты, Джесс и я могли бы отпраздновать Рождество вместе? Мы можем поужинать в Тони? Я слышала, что их улочка просто великолепна!

Я одарила свою мать смертельным взглядом, но она не обратила на это внимание.

— Я бы рад, но у меня уже есть планы со своей семьёй завтра. Я собираюсь повидаться с бабушкой в Нью-Йорке, так что я буду отсутствовать весь день.

Моя мама хлопнула в ладоши.

— О, как жаль! — восклицает мама. Затем она поворачивается ко мне. — А что насчёт тебя, дорогая?

Я чуть не подавилась тортом, когда она посмотрела на меня.

— Эмм… — начала я. — Вообще-то, у меня уже есть планы, — промямлила я.

— Оу? — моя мама приподняла бровь, смотря на меня вопросительными глазами. — С кем?

— С другом, — быстро говорю я, может, слишком быстро. Губы матери изгибаются в улыбке.

— С бойфрендом? — я слышу этот энтузиазм в её голосе. Хоть я и не ответила на её вопрос. Потому что, если я скажу нет, то в моих глазах появятся слёзы, а если скажу да, то это приведёт к большему количеству вопросов. Так что, вместо этого я решила уйти, что было, разумеется, абсолютно ужасным решением, чтобы избежать внимания.

— Извините меня, пожалуйста? — я прочистила горло, встала со стула и направилась в прихожую. Я услышала, как мама спрашивает у Майка, что она сказала не так, прежде чем дверь за мной закрывается. Я прислоняюсь спиной к стене. Хоть моё платье не было слишком тугим, мне казалось будто оно душит меня. Я пыталась успокоить своё дыхание, но это было бесполезно. Я чуть не сошла с ума. Почему меня это всё так расстраивает? Дилан не мой парень, даже если бы мне этого хотелось. Сейчас неподходящее время. Для начала он должен с собой разобраться, я должна разобраться с ним. Но я так тону в нём. Каждая его частица заманивает меня в особенно тёмные места. Я прислоняю голову к стене. Я и понятия никогда не имела, что любовь к кому-то может так сильно ранить.

Дверь открывается, заставляя меня посмотреть в её сторону. Тайлер просовывает свою голову внутрь.

— Ты в порядке? — спрашивает он. Он входит в прихожую и закрывает за собой дверь. Я киваю головой.

— Да… прости. Я не знаю, что со мной происходит, — Тайлер встал рядом со мной и так же приснился к стене. Он не смотрел на меня, когда говорил со мной, вместо этого его взгляд был прикован к стене напротив.

— Твои планы на завтра… — он затихает. — Они связаны с Диланом?

Я киваю.

— Я встречаюсь с его семьёй, — говоря эти слова, я почувствовала ком в горле. Говоря это вслух, я осознаю, как напугана завтрашним днём. Дилан сказал, что больше не ладит со своим отцом и идёт только потому что хочет увидеть маму. Я могу только представить себе вещи, которые могут пойти не так, если Дилан или его отец будут говорить что-то, что другому может не понравиться.

Я почувствовала, как Тайлер касается моей руки, сжимая её.

— Всё будет хорошо. Лиза и Патрик милейшие люди, которых ты когда-либо встречала. Они очень добры, — я поворачиваю свою голову, смотря на него.

— Ты знаешь их? — спрашиваю я.

— Конечно знаю. Дилан был моим другом, помнишь?

— Верно, — я смеюсь. Нервно смеюсь. — Я просто надеюсь, что они одобрят меня. Я надеюсь, они найдут меня достаточно хорошей для их сына, — Тайлер отстранился от стены и встал напротив меня.

— Ты можешь, пожалуйста, прекратить это? — говорит он, его голос звучит раздражённо.

— Что прекратить?

— Постоянно быть такой неуверенной в себе. Джесс, ты замечательный человек. Дилан должен упасть на колени и благодарить Господа Бога или, может, даже самого дьявола за то, что они подарили ему ангела. Если он неблагодарен за то, что у него есть ты, то он ещё более туп, чем я думал. И если его родители не одобрят тебя, то только потому что они не одобряют его, — слова Тайлера заставили меня задуматься о том, что он знал гораздо больше, чем рассказал мне вначале. Так что, я спросила его;

— Что ты имеешь в виду? — Тайлер вздыхает. Его глаза опустились в пол, а рот оставался закрытым. — Тайлер, — подталкиваю его я.

— Слушай, я действительно не тот человек, который должен рассказать тебе об этом… — он пытается, но мне нужно знать.

— Тайлер, пожалуйста, — произнесла я.

— Его отец выпер его из дома через месяц после случая с Холланд… — я ахнула, чувствуя как сердце отдаётся в моем горле. Мне хочется спросить почему, но я не могу. Когда Тайлер замечает мою тишину, он продолжает рассказ. — Всё, что я могу сказать, полиция получила звонок в 911 от мужчины, который был причастен к смерти Холланд. Когда они пришли в его дом, то нашли этого мужчину лежащим на полу полностью в крови. Он так боялся говорить и к ним никогда не поступала жалоба, но при том же…

— Они думают, что это сделал Дилан, — я вздыхаю. Я чувствую нарастающую слабость в коленях, и прежде чем я осознаю это, моё тело скатывается вниз по стене, и я оказываюсь на полу. Я берусь за голову, глубоко вдыхая и выдыхая. Тайлер опустился напротив меня.

— Его отец убеждён, что именно Дилан был тем, кто напал на мужчину. Дилан никогда не пытался себя защитить. Единственное, что я знаю, когда в один день я пришёл к нему домой, чтобы поговорить, отец Дилана сказал мне, что он там больше не живёт.

— Но ведь он не делал этого, так? Я имею в виду, ты сам говорил мне, что он был хорошим парнем.

— Я не знаю, Джесс… может, что-то внутри него щёлкнуло. Может, он окончательно потерялся. Дилан, которого я знал, не стал бы причинять боль кому-либо. Но в Дилане, которого я знаю сейчас, я так не уверен…

========== 22. Пламя ярости ==========

Комментарий к 22. Пламя ярости

https://66.media.tumblr.com/3b502b0d72848c5e36944ec2a622b3f1/tumblr_pr33v7zr411she7ii_540.gif

Мы с Диланом стояли рядом друг с другом, не держась за руки. Секундой позже он позвонил в звонок, и мы ждали, пока кто-нибудь не откроет дверь этого большого особняка. Я нервничала, мои ладони потели. А Дилан просто стоял, уставившись на деревянную дверь с пустым выражением лица. Он был аккуратно одет в тёмный костюм, а его волосы были идеально уложены. Вы могли бы заметить, что он действительно приложил усилия, чтобы выглядеть презентабельно для своих родителей. Когда дверь открылась, я увидела, как его тело напряглось. Я попыталась взять его за руку, но он вытащил свою руку из моей хватки. На пороге дома стояла молодая девушка с каштановыми волосами, её лицо похоже на Дилана, только добрее. Она улыбается, видя его, и незамедлительно бросается к нему в объятия.

— Дилан, — выдохнула она. Я увидела, как мускулы Дилана напряглись, когда девушка дотронулась до него, и как он сжал руки в кулак. Я поняла, что он не чувствует той же тёплой привязанности к ней.

— Привет, сестра, — говорит он, его голос низкий и хриплый. Девушка отходит от него, и её взгляд обращается ко мне. — Джулия, это Джесс, — сказал он, представляя меня своей сестре. Джулия раскрывает руки, чтобы тоже меня обнять. Она позволяет нам обоим зайти, и провожает нас в гостиную. Дом был великолепен. Винтажный с современными нотками. В гостиной находились два взрослых человека: женщина, которая стояла, смотря на нас с улыбкой на лице, и мужчина, сидящий на кресле, взгляд которого был обращён в монитор ноутбука. — Мама, — выдохнул Дилан. Я помню, Тайлер сказал, что женщину зовут Лиза. Она выглядела милой с большими карими глазами и дружелюбной улыбкой. Лиза поцеловала своего сына в щёчку. Было приятно видеть Дилана таким. Он изменился за секунду. Из пугающего и властного парня он превратился в любящего и заботливого сына, и всё это из-за двух близких женщин. Я не могла не задаться вопросом, было ли всё это игрой. Я заметила, что ни Дилан, ни его отец не могут найти время, чтобы поприветствовать друг друга. Дилан касается рукой моей спины, и неожиданно его прикосновение заставляет моё сердце пропустить удар. — Мама, я бы хотел представить тебе Джессику Уайтмор, — я улыбаюсь женщине и протягиваю ей руку.

— Я очень рада встрече, Миссис О’Брайен.

— Ох, пожалуйста, зови меня Лиза! — восклицает она. Она протягивает ко мне руки, одаривая тёплым материнским объятием. Когда она отпускает меня, то поворачивается к своему мужу.

— Патрик, — говорит она, её приятный голос становится немного строже. — Твой сын здесь, — мужчина поднимает на неё взгляд, но игнорирует каждый зрительный контакт с Диланом или со мной. Затем он встаёт с кресла, разворачивается и скрывается за закрытой дверью со словами:

— Он не мой сын, — он захлопывает за собой дверь. Лиза обращается к Дилану с извинениями, но Дилан останавливает её.

— Оставь это, мам… — говорит он, вздыхая. — Он никогда не забудет. Он никогда не простит.

Дилан, Джулия и я сели за стол, на котором лежали закуски и бутылки шампанского. Для Дилана было одно с газировкой. Дилан сказал, что ему и так достаточно сложно контролировать себя перед отцом в трезвом виде, так что он не хочет знать, что будет, если он напьётся. Его родители были на кухне, подготавливая еду, и Дилан с Джулией разговаривали. Дилан казался на удивление нормальным. Он не был слишком счастлив, но также не выглядел хмурым, каким он бывал обычно. Но даже под этим хорошим костюмом я могла заметить Дилана, которого я знаю. Я могла заметить это в его тёмных кругах под глазами, в том как он сжимает руки в кулак, и в том как он стискивает челюсть. Он старается, действительно старается, и я надеюсь всем сердцем, что он сможет добиться успеха.

— Дилан.. — шепчу я, дёргая его за рукав. Дилан посмотрел на меня, прекращая разговор со своей сестрой. — Я хочу в туалет, — говорю я.

— Прямо по коридору, вторая дверь слева, — объясняет он. Я киваю, встаю с дивана и выхожу в коридор. Выйдя за дверь, я невольно подслушала разговор миссис и мистера О’Брайен, которые были на кухне.

— Он даже галстук не смог надеть, — я услышала, как это сказал мистер О’Брайен. Я прислонилась спиной к стене, прислушиваясь к их словам. Я в курсе, что подслушивать не круто, но ничего не могу с собой поделать.

— Ты можешь хотя бы попытаться, Патрик. Он же пытается!

— А почему я должен? Он ничего для меня не значит.

— Он же твой сын, — умоляла Лиза.

— Он монстр. — Я чувствую боль Дилана, когда его отец говорит эти слова, как свою собственную. Я знаю, что это не первый раз, когда мистер О’Брайен называет своего сына чем-то вроде этого, и я могу только представить, что чувствует Дилан. Неудивительно, что Дилан стал таким, его собственный отец считает его мёртвым. — Они должны были закрыть его ещё много лет назад, Лиза, — он продолжил свою напыщенную речь. — Он опасен для социума, он опасен для нас, он опасен для той девушки, что он привёл. — Я отстранилась от стены. Я услышала достаточно. Мне кажется, что если бы я простояла там немного дольше, то начала бы плакать. Я захожу в ванную комнату и запираю за собой дверь. Мне бы хотелось умыть лицо, но я не в том настроении, чтобы портить свой макияж. Вместо этого я стояла напротив зеркала, уставившись на своё отражение. Я пыталась восстановить дыхание и остановить дрожащие руки. Я уже нереальное количество нервничала или находилась в панике с тех пор, как встретила Дилана. Я сполоснула свои вспотевшие руки холодной водой и вытерла их о бежевое полотенце, висевшее рядом с раковиной. Я делаю глубокий вдох. Сегодня мне предстоит чертовски тяжёлая работа. Я открываю дверь и возвращаюсь в гостиную, но как только я вхожу туда, то замечаю, как ад вырвался на землю. Эта картина промелькнула у меня на глазах, как пламя ярости. Я вижу как Дилан хватает отца за воротник его рубашки и впечатывает его тело в бетонную стену. Из носа Дилана течёт кровь, пока он душит своего отца правой рукой. Его сестра и мать ревут в страхе, а я стою в дверном проёме и чувствую, как моё сердце отдаётся в горле. Мне нужно действовать незамедлительно.

— Дилан! — кричу я. Я направляюсь к нему, беря его за руку, и оттаскиваю его от отца. — Пойдём, Дилан! — я увожу его сквозь коридор к выходу. Мы выбегаем на улицу, и я продолжаю тащить его за собой, пока мы не достигаем машины. Он спотыкается по пути, держа меня за руку. Затем я отталкиваю его к машине. Мои руки обхватывают его лицо. Кровь капает из его носа и остаётся на его белой рубашке. — Что случилось?— я выдыхаю. — Твой нос…

— Он ударил меня, — я ахнула, — Не волнуйся, ничего из того, что он не делал раньше, — он стирает кровь с лица рукавом. — Он может бить меня, когда захочет, но я не позволю ему называть тебя шлюхой. Вот почему я сорвался, — он задыхался. Я посмотрела на него пристальным взглядом.

— Он так сказал? — Дилан кивает.

— Он думает, что я обдолбанный наркоман, который заплатил проститутке, чтобы пойти с ней на встречу, — я прислонилась лбом к его. Я не знала, что ему сказать и в этот момент мы не нуждались в словах. Мне нужно, чтобы он просто знал, что я здесь ради него, и что я люблю его, хоть и не говорю этого вслух. Я почувствовала, как он коснулся моего подбородка и приподнял мою голову. Я смотрю на него. На его избитое лицо, гнев, который медленно исчезает в его глазах, челюсть, которая расслабляется. Затем он прижимает свои губы к моим. Этот поцелуй был страстным, но не грубым. Он не кричал о любви, но показывал, что заботится обо мне, что пытается быть ласковым. Когда он отстранился, то улыбнулся мне, чего я не ожидала. Конечно, не после тех вещей, которые произошли. — Так, — спрашивает он. — Какие планы на ужин?

========== 23. Любовное проклятие ==========

Есть ли что-нибудь более печальное, чем бродить по пустым улицам в Рождество в поисках еды? После того как мы с Диланом покинули его родительский дом, мы уехали в город, затем припарковали машину и вышли прогуляться. На часах уже десятый час, и мы оба проголодались. Довольно грустно, что в Рождество не так много открытых магазинов и ресторанов. Поэтому мы бродили по улицам, чтобы найти хоть что-нибудь. Мы много разговаривали, но не о тех вещах, о которых должны были поговорить. Мы не говорили о том, что стало с его отцом, и до сих пор не раскрыли тему о Холланд. Я знаю, что должна дать ему немного времени, но мне казалось, будто все эти секреты между нами медленно разрывают нас на части. И это было странно. С каждым днём мне кажется, что мы становимся всё ближе, но в то же время кажется, будто он становится всё дальше и дальше от меня. Если я собираюсь узнать его лучше, то я хочу узнать о нём всё. Мне хочется знать, кем он был два года назад. Я хочу знать, о чём он думает и что чувствует, но просто так он не покажет своих эмоций. Мне нужно дать ему время, и, когда он будет готов, он всё мне расскажет.

— Там! — неожиданно объявляет Дилан. Он хватает меня за руку и тащит за собой через улицы. Я поднимаю взгляд в том направлении, куда он нас ведёт, и замечаю небольшую будку, стоящую на углу улицы, наполненную ярким светом. Пока мы приближались к этому месту, я смогла прочитать слова на вывеске “Кебаб Сэми”. Дилан сделал остановку, очевидно, он был доволен собой, так как отыскал первое место, где кормили едой.

— Кебаб? — спрашиваю я.

— Все любят кебаб! — говорит Дилан, ведя меня дальше по улице. Мне нравится кебаб, когда я собираюсь напиться, но это не именно то, чего ты ожидаешь поесть в Рождество. Тем ни менее я счастлива, что мы нашли хоть что-нибудь поесть в первом же месте. Мы оба заказали себе кебаб, и, пока возвращались обратно в машину, начал падать снег. — Блять, — выругался Дилан. Он начал оглядываться вокруг, а я задалась вопросом, какого чёрта он делает. Я старалась делать всё возможное, чтобы защитить свой кебаб от снега. — Мы промокнем, пока будем идти до машины, — говорит он, — а я слишком сильно люблю этот кебаб и не позволю ему намокнуть. — Что ж, не думала, что услышу от него эту фразу. Дилан продолжает осматриваться вокруг, пока его взгляд наконец не падает на что-то. Дилан взял себе в привычку тащить меня за собой, вместо того чтобы говорить мне, куда мы направляемся. Так что, я перебирала ногами по улицам, держа в одной руке кебаб, а в другой его руку. Он потащил меня прямиком в пустую закрытую парковку. — Это, конечно, не модный ресторан, но, по крайней мере, мы сухие, — говорит он. Затем он занимает место на холодном бетонном полу, и я ничего не могу поделать, но мне становится жалко его красивый костюм. Мне немного неудобно. Платье, которое я надела, было чертовски дорогое, и мне бы не хотелось пачкать его об этот грязный пол. Дилан поднимает на меня взгляд. — Джесс. Садись, — требует он. Я прикусываю губу.

— Моё платье… — начинаю я. Он не даёт мне закончить. Вместо этого он начинает снимать свой пиджак и кладёт его на пол рядом с собой.

— Садись. — снова говорит он. Я улыбаюсь. Хоть он этого и не признает, но это был действительно милый, джентльменский жест. Я сажусь на его пиджак, скрещивая свои ноги, тем самым становясь уверенной, что моё интимное место прикрыто.

— Спасибо, Дил, — говорю я. Дилан дёргает головой.

— Как ты меня назвала?

— Дил? Прости, я просто…

— Всё нормально, Джесс. — Он улыбается мне, очень странно видеть его таким улыбающимся. — Прошло какое-то время, когда меня так называли. — Я опускаю взгляд, задаваясь вопросом, что однажды так его называла Холланд. Я откусываю свой кебаб, и рука Дилана неожиданно возникает у меня перед лицом. Я не знаю почему, но мне захотелось увернуться от него. Я заметила, как изменилось его выражение лица, в его глазах читалась боль. — Я не собирался причинить тебе боль, Джесс, — говорит он, его голос дрожит.

— Я знаю, ты этого не хотел. Прости. — я опускаю голову, но чувствую, как он касается моего подбородка, поднимая его. Он поглаживает пальцем мою кожу возле губ.

— У тебя там соус, — он мягко улыбается.

— Спасибо. — Я чувствую себя идиоткой из-за того, что подумала, будто он собирается меня ударить. Какое-то время было тихо, и я чувствовала себя ужасно. — Дилан… — говорю я спустя время. Я кладу наполовину съеденный кебаб на пол. Я потеряла свой аппетит. — Я тебя не боюсь, — говорю я. Он поднимает на меня взгляд.

— Ты должна, — отвечает он. — Ты должна бежать от меня подальше, потому что я не хорош для тебя, Джесс. Я не могу представить себе ни одну причину, почему ты хочешь остаться. — И затем слова просто срываются с моих губ.

— Потому что, я люблю тебя, — вырывается из меня.

— Почему? — спрашивает он. Он не говорит того же в ответ.

— Почему? — я усмехнулась. — Я не знаю почему, Дилан. Я не выбираю, кого любить, это так не работает. — Я чувствую раздражение. Будто он специально каждый раз, когда я открываю ему своё сердце, пытается сделать всё возможное, чтобы закрыть его обратно. Дилан молча поднимается с земли и протягивает мне свою руку. Я осторожно принимаю его жест, и он поднимает меня с бетонного пола. Он кладёт обе руки мне на лицо и глубоко всматривается в мои глаза.

— Но ты можешь выбрать, кого ненавидеть, — он вздыхает. — Ты слышала истории, слухи, правду и ложь. Ты видела, какие ужасные вещи я могу творить. И всё же, ты дала мне шанс и впустила меня. Кроме тебя этого не делал никто очень долгое время. Я не знаю, как ты делаешь это Джессика Уайтмор, но ты заставляешь меня чувствовать снова. Ты даёшь мне те чувства, которые я ненавидел, которые были мне отвратительны. Прошло много времени с тех пор, как я заботился о ком-то так сильно. Находиться рядом с тобой, как наркотик, и когда я стану зависим, я буду не в состоянии тебя отпустить.

— Так не отпускай. — Мои глаза устремились в пол, а затем снова на Дилана. Его губы никогда не были такими манящими, а его объятия никогда не казались такими безопасными. Он поглаживал мою щеку большим пальцем, и прислонил свой лоб к моему. Мне казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из моей груди, а мои колени ослабли. После моих слов и поцелуя, что затем последовал, я знала, что отдаю ему себя, и меня совершенно не заботило то, что это могло означать, что я продаю своё сердце дьяволу.

========== 24. Безумная страсть ==========

Комментарий к 24. Безумная страсть

https://66.media.tumblr.com/4a1f6ac1e3ced6708e131a4d91fe5130/tumblr_pr33v5jcxb1she7ii_250.gifv

Было немного за полночь, когда я припарковала свою машину у дома Дилана. Пока мы шли к входной двери, мои каблуки застревали в снегу. На улице стало слишком холодно.

— Не хочешь зайти? Выпьем немного, — спрашивает Дилан. Он опускает глаза, почёсывая затылок. Кажется, он нервничает.

— Мне нельзя пить, — говорю я. — Мне ещё нужно доехать до дома, — я прикусываю губу, смотря на него.

— Я сделаю чай, — он улыбается, а я киваю головой. Мне хочется зайти. Я не хочу, чтобы эта ночь заканчивалась. Я следую за ним вверх по лестницам и внутрь его квартиры. Он снимает с себя пиджак и вешает его на вешалку рядом с дверью, и затем предлагает мне забрать моё пальто. Мне нравится то, как он себя ведёт. Он был добр и вежлив, не принимая таблеток. Он наконец-то чувствовал себя комфортно рядом со мной.

Дилан предлагает мне сесть на диван, пока он будет готовить чай. И я жду. Я могла видеть, как он носится по кухне со своего места. Он закатил рукава своей рубашки так, что теперь её ткань туго обтягивала его руки. Его волосы были уложены в беспорядке, но это только делало его горячим. Мне нравилось, как он двигается, как напрягаются его мышцы и то, как он покусывает нижнюю губу. Я чувствовала странное покалывание внизу моего живота, пока наблюдала за ним, а мои щёки вспыхнули, когда моё воображение начало рисовать неуместные картины. Дилан возвращается, держа в руках дымящиеся чашки, и кладёт одну напротив меня на журнальный столик.

— Надеюсь, тебе нравится чай с ромашкой, — говорит он, и я киваю. Я делаю глоток напитка, обжигающего мои губы.

— Ох, Дилан, у меня кое-что для тебя есть, — говорю я, вспомнив о коробочке в моей сумке. Он смотрит на меня с небольшим подозрением. Я достаю из сумки бархатную коробочку и передаю её ему. — С Рождеством, — говорю я с улыбкой. Дилан берёт коробочку, смотря на неё, а затем поднимая взгляд на меня.

— Джесс, не стоило… — начинает он, но я прерываю его.

— Ох, просто открой! — прошу я. Дилан смеётся и начинает развязывать чёрный бант. Он поднимает крышку коробочки и смотрит на её содержимое. Медленно и осторожно он достаёт блокнот и его рука скользит по словам, написанным на обложке. Он не показывал своих эмоций, поэтому я не знала, о чём он думает, и начала паниковать. — Если тебе не нравится, то я могу вернуть его, — быстро говорю я. — То есть, ты не обязан держать его у себя. Ничего особенного, просто… — Дилан прерывает меня, положив свою руку на мою.

— Это идеальный подарок, Джесс. Спасибо, — я улыбаюсь ему.

— Я подумала, что ты мог бы написать о том, чего не можешь озвучить вслух, о вещах, которых ты не можешь рассказать мне. Может быть, если ты обо всём напишешь, о своих глубочайших желания и о боли, то когда-нибудь ты будешь готов поделиться этим с кем-то, и, возможно, этим кем-то буду я, — Дилан улыбается и приближается ко мне, целуя в лоб.

— Я чувствую себя засранцем, — говорит он. — Я ничего для тебя не приготовил.

— Ты ничего не должен, — говорю я, но он мотает головой.

— Конечно же, должен! — он встаёт с дивана и начинает ходить по комнате, думая о чем-то. Наконец, он снова садится рядом со мной. — Хорошо, выслушай меня. Ты мне нравишься, Джесс, ты знаешь, что нравишься, и ради тебя я готов измениться или, хотя бы, попытаться. Я обещаю тебе, что с этого дня, я буду стараться стать мужчиной, которого ты заслуживаешь. Я буду посещать все сеансы Алекса, и мы будем ходить на свидание раз в неделю!— он казался взволнованным своим планом, как и я. Тот факт, что он так сильно хочет измениться ради меня, звучит согревающе. Я обхватываю его шею руками и тяну его к груди. Я чувствую его руку на своей спине, его пальцы хватающиеся за ткань моего платья. — Но сначала… — он затихает, отстраняясь от меня. Его глаза скользят по моему телу, и он прикусывает губу. — Мне нужно, чтобы ты избавилась от этого платья, — его голос был низкий и хриплый, его глаза были полны желания. Я знаю, чего он хочет, и я тоже этого хочу, очень сильно. Но я помню его слова в последний раз, когда мы были в таком же положении, и я не была уверена, что он сможет пройти через это. Именно в тот момент, когда я подумала, что он собирается сорвать с меня платье, он отстраняется от меня, и я начинаю ощущать острую боль в груди. — Прости, — говорит он. — Я не должен был этого говорить. — Он снова встаёт с дивана, и на этот раз я встаю вместе с ним. Я устала от того, что он постоянно отстраняется от меня, после того, как вскружил мне голову безумным желанием. Я хочу его. Прямо здесь. Прямо сейчас. Поэтому я встаю с дивана, расстёгивая своё платье, и позволяю материалу упасть на пол. Дилан уставился на меня и на моё полуголое тело. На мне не было ничего, кроме кружевного чёрного бюстгальтера и трусиков. Я подхожу к нему, взяв контроль в свои руки, и прижимаю его к стене.

— Мне нужно, чтобы ты занялся со мной любовью, — рычу я. — Прямо сейчас, — я скольжу рукой вниз по его груди прямо до его промежности.

— Тебе будет больно, — выдыхает он. Затем я касаюсь губами его уха.

— Мне всё равно, — шёпотом произношу я. Всё выглядело так, будто я наконец-то дала ему разрешение, а он схватил эту возможность в обе руки. Он обхватил моё тело и поднял меня с пола, располагая меня в своих сильных руках. Он понёс меня прямиком в комнату, в которой я не была раньше. В свою комнату. Здесь было мрачно. Тёмные серые стены, на кровати лежало чёрное покрывало, а шторы были закрыты. Он положил меня на кровать, нависая надо мной. Я начала расстегивать его пуговицы, опускаясь ниже. Я положила руку ему на грудь, пока он стягивал с себя рубашку. Его губы ласкали мою кожу, а его ногти впивались в мою плоть, но я не чувствовала боли, лишь горящее желание почувствовать его ближе. Он перевернул меня, так что теперь я оказалась сверху. Он блуждал рукой по моему телу и остановился у бюстгальтера. Одной рукой он расстегнул его, а другую положил мне на щеку. Я наклонилась, чтобы поцеловать его. Обстановка быстро накалялась, немного времени спустя наши голые тела уже были прикованы друг к другу, и Дилан двигался во мне. Я выгибала спину, когда волна наслаждения растекалась внутри меня. Я не могла остановить стоны, срывающиеся с моих губ. Я сжимала ткань простыни в кулаке, пытаясь контролировать пылающее наслаждение, но то, что Дилан делал со мной, было неконтролируемым. Это было грубо, страстно.

Это было восхитительно.

========== 25. Чёрный и синий ==========

С наступлением утра посыпалось очень много извинений. Взглянув на меня одним глазом, он растерялся. Повреждения не были такими уж ужасными, если честно. У меня было пару ушибов между ног, один на моей правой руке, и немного болело запястье, это всё. Ладно, это не совсем нормально, когда у тебя появляются ушибы от занятия любовью, но я осознавала, что всё не будет происходить спокойно и нежно, когда начала это. Я знаю, что у него есть привычка к насилию, но он вёл себя, как идеальный мужчина большую часть времени. Тогда и сейчас, когда ситуация накалялась, и он применял немного больше физической силы, я сообщала ему, когда становилось больно, и затем он начинал контролировать себя. Занятие любовью с Диланом было самой ошеломляющей вещью, что я чувствовала за эти годы. Это было так страстно, так энергично, что я могла чувствовать это часами позже. Я не торопилась уходить из его квартиры, но Дилан собирался сдержать своё обещание и посетить сеанс у Алекса поздним утром. Поэтому мне пришлось вернуться домой, я приняла горячий душ и сменила своё чудное бежевое платье на легинсы и комфортный свитер. Мои мысли устремились обратно к той ночи и в сегодняшнее утро. Я вспоминала, как ощущалось его тело на моём, его нежные губы на моей коже и затем тот ужас, что он причинил. Боль в его глазах была реальной. Он смотрел на меня с отвращением, не я была ему отвратна, а то, что он сделал. Он не переставал извиняться. Он продолжал говорить, что мы не должны были этого делать. Он не имел понятия, насколько волшебно это было для меня. Если это возможно, то я влюбилась в него ещё больше, чем уже была. Я решила, что будет неплохо, если я дам ему знать, что всё хорошо. Поэтому я достала свой мобильный из кармана и начала печатать.

Джесс: Привет, Дил… Я просто хочу, чтобы ты знал, что вчера я отлично провела время, и я имею в виду не только финальную часть. Ты был идеален. Мне понравилось.

Я люблю тебя, хотелось бы мне написать, но я не делаю этого. Я уже говорила ему это однажды, но он не ответил мне тем же. Я перечитываю то, что написала и нажимаю кнопку отправить. Я смотрю в экран мобильного в течение пяти минут, но ответа от него не следует, поэтому я убираю телефон подальше.

Я переключала каналы какое-то время, пока в мою дверь неожиданно не постучали. Это напугало меня. Я с подозрением уставилась на входную дверь. Кто это мог быть? Есть только один способ узнать. Я встаю со своего комфортного места на диване и направляюсь к двери. Когда я открыла её, человек на той стороне медленно становился ясным.

— Майк? Как ты здесь оказался? — спрашиваю я. Я нашла странным то, что он не позвонил в домофон, как он обычно делает.

— Кто-то выходил из твоего дома, поэтому я смог войти и поднялся.

— О, — отвечаю я.

— Так, я могу войти или… — Майк затихает.

— О, да, конечно! Разумеется! Прости! — начала бормотать я. Я пошире открыла дверь, предлагая ему войти. Он вошёл, снимая с себя пальто, и бросил его на стул, как он делает обычно. — Эй, хм, Майк? — спрашиваю я. Он оборачивается, смотря на меня. — Что ты здесь делаешь?

— Что ж, я пришёл проведать тебя, чтобы узнать насколько сильно ты больна, или может даже мертва. — Я смотрю на него, не совсем понимая, что это должно означать. — Я не могу найти ни одного оправдания, почему вчера ты не показалась на работе и не ответила ни на один мой звонок. — Когда он произносит эти слова, осознание резко бьёт по мне. О, Боже. Я забыла о работе. Я была так занята Диланом, что это совершенно вылетело из моей головы. Но звонки? Какие звонки? Я беру свой телефон со стола. Никаких уведомлений. Я разблокировываю телефон и захожу в пропущенные звонки, действительно, там они и были. Шесть пропущенных. Наверное, я почистила уведомления, когда выключала телефон.

— О, Боже, Майк! — восклицаю я. — Я совершенно забыла, а мой телефон был в сумочке, поэтому я не слышала… — я вздыхаю. — Мне очень жаль.

— Что ж, ты заставила меня поволноваться всего на секунду, сестрёнка. Я думал, что что-то случилось. Я даже позвонил Алексу. — Я резко поднимаю голову.

— Ты звонил Алексу? — спрашиваю я. — И что он сказал?

— Он сказал, что ты на свидании, — отвечает Майк. О, какой же он гандон, у которого ебучий большой рот. Мне хотелось кричать и материться. Я была зла на Алекса, но я знаю, что Дилан был деликатной темой, и это абсолютно не то, что он бы обсуждал с другими людьми. И это делает меня ещё злее. — Я надеюсь, что свидание было чертовски особенным, потому что ты оставила меня одного с Кэсси в самый загруженный день в году, ты работаешь в канун Нового года, кстати. — Оно было чертовски особенным, хотела возразить я, но понимала, что сейчас не время умничать, поэтому держала свой рот на замке. — В любом случае, кто этот парень? Я не знал, что ты встречаешься с кем-то. — Как только всплывает этот вопрос, включается мой защитный механизм.

— Это не твоё дело, — огрызаюсь я.

— Что ж, я твой старший брат, для начала. Я должен знать, кого убить, когда тебе причинят боль, — он шутит, но это обижает меня. Я раздражённо взмахиваю руками в воздухе. Снова с этим причинением боли.

— Что с вами не так, ребята, с чего вы взяли, что мне причинят боль?! — кричу я. — Я взрослая, мать твою, женщина! Я, блять, могу справиться самостоятельно!

— Я просто пытаюсь защитить тебя от… — начинает он, но я прерываю его. Я была в ярости.

— От кого? Парней вроде тебя? Потому что, я не вижу ни одной причины, почему ты предполагаешь, что парень, с которым я встречаюсь жестокий засранец, когда ты вытворяешь такие же вещи! — кричу я. Хорошо, я зашла слишком далеко, но я была очень зла. И теперь я заставила его злиться тоже.

— Теперь слушай сюда! — взрывается он. Он схватил меня за руку, не так уж и сильно, но именно за то место, где был ушиб, поэтому я вздрогнула. Майк заметил. — Что… — он затих. Я стараюсь вырваться, но он не пускает меня. Вместо этого он притягивает меня ближе к себе, и берётся за рукав моего свитера, поднимая его вверх, так что теперь он может видеть, что причиняет мне боль. Когда его глаза замечают ушиб, он ужасается. — Джесс, откуда это у тебя? — он наполовину рычит, наполовину шепчет.

— Я упала, — промямлила я, вырывая руку из его хватки и опуская рукав обратно.

— На нижнюю часть руки? Это паршивое оправдание.

— Я думаю, тебе стоит уйти, — я забираю его пальто со стула и отдаю ему.

— Джесс, пожалуйста, поговори со мной. Мне нужно знать, в порядке ли ты. Ты не должна оставаться с ним, если он бьёт тебя. Он не заслуживает тебя, — его голос успокаивающий и нежный, но каким-то образом, это делает меня ещё более раздражённой. Я закатываю глаза.

— В последний раз говорю, он не причиняет мне боль. Если бы так и было, я бы надрала ему зад самостоятельно. А теперь, пожалуйста, уходи, — я почти умоляла его и начала толкать за дверь. — Увидимся в канун Нового года, — говорю я и захлопываю дверь. Наше небольшое столкновение вымотала меня, и с глубоким вздохом я плюхнулась на диван. Сейчас мне бы хотелось, чтобы этого разговора с Майком никогда не было. Я не могу рассказать ему правду. Я не могу рассказать ему, что Дилан другой, что он нуждается в том, кто укажет ему верный путь и, возможно, во время этого я буду получать ушибы. Но Майк этого не поймёт. Так же, как и Алекс не понимает и даже Тайлер, хоть он и старается. Чёрт, иногда даже я не понимаю.

Звук вибрации моего айфона на журнальном столике заставил меня поднять взгляд. Я беру его со стола, разблокировываю и смотрю на полученное сообщение. Оно было от Дилана.

Дилан: Я далёк от идеала, но я стараюсь быть идеальным для тебя.

========== 26. Новый год, новая мечта ==========

Шли дни, и я видела, как Дилан постепенно меняется. С каждым днём он всё больше и больше становился тем парнем, которым он был раньше. Для него это был напряжённый труд, я видела это. Я видела, как он старается не злиться из-за глупостей, я замечала, когда он кусал нижнюю губу, чтобы остановить себя от вырывающихся криков и ругательств. Его поведение становилось лучше, даже превосходнее, но он до сих пор не поговорил со мной по-настоящему. Он избегал каждую тему, которая была связана с его прошлым, а моё любопытство съедало меня изнутри. Я понимала, что толкать его на то, чтобы он рассказал хоть что-нибудь, не лучший выход для работы с ним. Мне нужно проявить терпение, и рано или поздно он откроется мне. Дилан держал своё слово. Он виделся с Алексом каждый день, и мы три раза ходили на свидание после Рождества. Это было мило, даже идеально. Дилан увёз меня из города, и спустя пару часов езды мы оказались у озера. Было холодно, земля была покрыта снегом, а деревья стояли голые. Он припарковал здесь машину и повёл меня вдоль озера. После, как мне показалось, часа прогулки на холоде Дилан остановил меня, закрыл мне глаза и повёл дальше по снежной тропинке. Когда я открыла глаза то увидела, крошечный маленький деревянный домик посреди леса.

— Это дом моего дедушки, — сказал он и провёл меня внутрь. Он рассказал мне, что на прошлой неделе проводил здесь время, прибирая это место, чтобы сделать его уютным и тёплым для меня. Мы провели здесь день, как сказочно влюблённые, выпекая вафли и сидя у огня. Это было замечательно, и я никогда не чувствовала себя настолько влюблённой. Но, как и всё, этот день подходил к концу.

Сегодня 31 декабря или другими словами: канун Нового года. В баре был сущий ад. Мы открылись в 9 часов вечера, и в 9:30 многие люди, находившиеся внутри, напились как свиньи. Это ещё один специфический день в году, который люди не вспомнят. Пока 99% клиентов заполняли свои тела ядовитой жидкостью, другой 1%, наверное, уехал, а мне приходилось работать. Но всё было хорошо. Я отключила мысли о Дилане. Он не захотел прийти в бар, чтобы отпраздновать Новый год. Он сказал, что, скорее всего, так будет лучше, потому что его репутация опережает его. Ему не хотелось создавать проблемы. Также в баре находился Тайлер с парочкой своих друзей. Он время от времени подходил ко мне, чтобы поболтать, но в основном держался с друзьями.

— Извините! — рыжеволосая девушка в костюме пчелы крикнула мне в ухо. Ах да, это была костюмированная вечеринка. На мне был костюм единорога. Радужная одежда и светящийся рог на голове. Я подняла голову, посмотрев на неё, и на её лице появилась пьяная улыбка. — Можно мне ещё один Космополит, пожаааааалуйста. — Я кивнула головой и начала делать ей напиток. Вечер проходил как-то так. В основном я стояла у бара и старалась себя чем-то занять. В районе 11 часов вечера дверь бара отворилась и высокий красавчик в костюме в стиле диско вошёл внутрь. Алекс. Он поспешил к бару и улыбнулся, когда увидел меня.

— Хорошо, послушай меня, сладкая, — начал он. Я уставилась на него. Я, как бы, по-прежнему немного злилась на него. — Мне очень жаль за то, что произошло на прошлой неделе. Можешь ли ты, пожалуйста, простить меня? — он улыбнулся самой доброй улыбкой, на которую был способен.

— Ты прекратишь поливать Дилана дерьмом? — спрашиваю я. Он кивает и кладёт свою руку на сердце.

— Клянусь.

— Тогда хорошо, — Алекс завизжал, обнимая меня через барную стойку, и растворился в толпе. В 11:59 Майк приглушил свет, и начался обратный отчёт. Я вышла из барной стойки и встала с остальными людьми, а мой взгляд, как и у остальных, был направлен на экран.

— 20! 19! 18…! — выкрикивал каждый из нас. Я заметила, как парни держат за руку своих девушек, как держатся за руки группы девчонок, и как пара парней обнимают друг друга, положив одну руку друг другу на плечо. — 10! 9! 8! 7! — Из неоткуда кто-то взял меня за запястье и обернул меня к себе. Когда я подняла взгляд на человека, я встретилась с лицом в чёрной маске, но эти глаза были очень знакомы мне. — 3! 2! — Я уже больше не считала. — 1! С Новым годом! — Когда толпа закричала, он притянул меня к себе, наши губы соприкоснулись, а глаза закрылись. Мы стояли здесь, Дилан и я, и, казалось, будто мы одни во всём мире.

========== 27. Четыре часа ==========

Комментарий к 27. Четыре часа

https://66.media.tumblr.com/7575538f46a01f2657c935a882fec0f7/tumblr_pr33v97j3G1she7ii_540.gifv

Как обычно бывает после Нового года, тренажёрный зал переполнен людьми. Я, как и многие другие, приняла после новогоднее решение работать над собой усерднее, очень хорошо зная, что в течение месяца я смогу сбросить вес. Но сейчас я всё ещё потная и задыхаюсь на беговой дорожке в своих штанах для йоги, которые очень обтягивающие, и спортивном лифчике, в котором моя грудь подпрыгивает. Если честно, я чувствую себя фантастически после тренировки, но попасть туда, как всегда, было труднее. Я имею в виду вытащить-свой-зад-из-дивана-и-засунуть-в-машину часть.

Я была более чем рада вернуться домой и встать под душ, после двухчасовой интенсивной тренировки. Я позволила воде смыть пот с моего тела и мыла голову. Неожиданно зазвонил телефон, заставляя меня выругаться и выпрыгнуть из под струи приятной, тёплой воды. Я оборачиваю тело полотенцем, вытираю руки и беру свой вибрирующий айфон с раковины, не обращая внимание на то, кто звонит.

— Привет, это Джессика, — говорю я.

— О, привет, Джесс! — звучит весёлый голос по ту сторону линии, я тут же понимаю, кому он принадлежит.

— Привет, Тайлер, — я улыбаюсь, хоть он и не видит этого, — Такое ощущение, что ты всегда звонишь мне в самый неподходящий момент, — я хихикаю.

— Вот, чёрт! Опять? Ты спала или была в душе?

— В душе, — отвечаю я. Действительно. Тайлер всегда звонил мне в тот момент, когда я либо спала, либо была мокрой. Мы смеёмся над этим, а я продолжаю вытираться одной рукой. — Так, как дела? — спрашиваю я.

— Да, так себе. Я буду рад, если мы потусуемся сегодня у меня, — я обдумываю его слова в течение секунды. Сегодня я не работаю, а Дилан на сеансе у Алекса, так что, скорее всего, он будет не в лучшем настроении, чтобы тусоваться. Он действительно усердно старается, и всё становится замечательным, но каждый раз, когда он возвращается с сеансов Алекса, он нуждается, чтобы его оставили одного. Для него это было слишком много, и иногда это высасывало из его тела всю энергию. Иногда он был зол, иногда грустным. Что бы это ни было, он просто нуждался, чтобы ему дали время для самого себя.

— Звучит неплохо, — говорю я, — Во сколько ты хочешь встретиться?

— В районе четырёх? У меня новая вафельница, так что мне хотелось бы опробовать её с тобой, — я почувствовала его ухмылку на той стороне линии.

— Лучше, только, если я смогу делать их, твои получаются слишком солёными, — он вздыхает.

— Мои божественные!

— Ладно, тогда сам делай свои вафли.

— Ладно, ладно, — ворчит он. — Будь здесь в четыре, — и отключается не попрощавшись. Все было хорошо. Мне нравилось дразнить его, так же как и ему нравилось дразнить меня. Мы с Тайлером стали хорошими друзьями. Он единственный к кому я шла, когда чувствовала себя подавленной с Диланом. Единственный, кто говорит мне продолжать улыбаться. Он сказал мне, каким весёлым и дружелюбным парнем был Дилан и то, что он на пути к тому, чтобы снова им стать. Мысли об этом заставляли моё сердце пропустить удар. Алекс и я разобрались с нашими отношениями, но так как он теперь часто занимается лечением Дилана, он не хочет говорить о нём ни слова. Поэтому Тайлер стал моим другом.

Я смотрю в свой телефон, чтобы проверить время. Показывало уже четвёртый час. До Тайлера не так долго ехать, но я всё равно не люблю опаздывать. Я буду ничем, если не буду пунктуальной. Я направляюсь к своему гардеробу и надеваю тёмные джинсы и тёплый серый свитер. Это не было каким-то модным аутфитом, но зато мне в этом было очень комфортно. После того, как я вытерла голову и нанесла немного макияжа, я спустилась по лестнице, надела пальто и туфли и вышла за дверь. Я посмотрела на часы в своей машине. Я подъеду к Тайлеру как раз в четыре часа.

Я, как обычно, паркую машину у его дома и направляюсь ко входу. И желаю, чтобы этого никогда не произошло. Потому что в четыре часа мой мир разрушился. Я увидела, как парень, к которому во мне росла любовь, избивал лучик дневного света, которого я называла другом. Тайлер был беспомощно прижат к стене, а Дилан ударял его снова и снова. Я даже не была уверена был ли он в сознании. Голова Тайлера каждый раз отскакивала от ударов Дилана по его челюсти. Кровь стекала из носа и губ Тайлера. Он просто пропускал все удары через себя, даже не отвечая тем же. Я закричала. Я даже не смогла выкрикнуть его имя. Я даже не могла попросить его остановиться. Я потерялась в словах. Что он делает? Почему? После всего через что мы прошли, после всех сеансов с Алексом он снова взялся за старое? Менялся ли он вообще? Он однажды уже напал на Тайлера, и я простила его за это. Я никогда не говорила с ним об этом и делала вид, будто мне плевать на то, что он побил тысячу мужчин. Но сейчас, когда Тайлер был ничем, но хорошим другом, который поддерживает меня, я больше не могу делать вид, будто это ничего не значит. Дилан обернулся на мой крик и ужас в его глазах стал очевидным.

— Джесс… — он выдыхает. Он отпускает Тайлера, который сползает на пол. Я чувствую, как меня переполняет ярость. Я сжимаю свои руки в кулак и смотрю на него с чистым отвращением. — Джесс, я могу объяснить, — пытается он, подходя ко мне.

— Я уверена, что можешь, Дилан! — я повышаю голос. — Наверное, он испытывал тебя, да? Это его вина, не твоя. Ты просто проходил мимо? — выплёвываю я. В это же время мои крики перекрывает другой звук. Сирены.

— Джесс, пожалуйста. Это не то, что ты думаешь, — умоляет он. Я уже устала выслушивать его враньё. Меня тошнит от того, как он приукрашивает то, что он натворил.

— Хватит, Дилан! — кричу я. — Я больше не хочу этого слышать. Это именно то, о чём я думаю. Ты просто не смог устоять перед мыслью, что я провожу время с другим парнем. Ты действительно такой ревнивый, что готов выбить всё дерьмо из моих друзей? Кто будет следующий? Алекс? Мой брат? Я?

— Я бы никогда… — пытается он, но я перебиваю его.

— Не причинил бы мне боль? — насмехаюсь я. — Ты сейчас так говоришь, но как я могу быть уверенной в том, что однажды ты не сорвёшься на мне так же, как сегодня? — Сирены, которые я слышала на фоне, стали громче и отчётливей. Машина остановилась прямо позади меня, и я заметила, что Дилан смотрит туда с болью в глазах. Я быстро оборачиваюсь, чтобы тоже взглянуть. Полиция. Они здесь, чтобы забрать его. И мне абсолютно плевать.

— Как ты можешь такое говорить, Джесс? — теперь злиться Дилан. Я сделала ему больно, я могу видеть это. — Ты знаешь, что я люблю тебя. Я скорее умру, чем причиню тебе боль, — рычит он. Я больше ничего не могу сказать. Я даже не могу посмотреть на него. То, что он сейчас сделал, что он снова натворил, было последней каплей.

— Сэр, — неожиданно заговорил мужской голос позади меня. — Отойдите от молодой леди, пожалуйста, — голос был требовательным и обращался к Дилану. Он не слушал. Он продолжал смотреть на меня.

— Джесс, пожалуйста, — умолял он.

— Сэр, — повторил голос. — Отойдите и заведите руки за голову. Офицер полиции оставался спокойным, пока Дилан отказывался его слушать.

— Джесс, я люблю тебя, — вздыхает он.

— Если ты, правда, любишь меня, то пойдёшь с ним, — пока я говорила это, мои глаза опустились вниз. Я так боялась, мне было так неловко смотреть ему в лицо. И Дилан послушал меня. Он завёл руки за голову и отошёл назад. Офицер полиции обошёл меня и взял Дилана за руки, надевая на него наручники. В тишине он посадил Дилана в машину и вернулся ко мне. Я всё ещё смотрела вниз.

— Мисс. Вы в порядке? — спрашивает мужчина. Я поднимаю на него взгляд. Офицер полиции на вид был среднего возраста, на его голове уже пробивалась седина. Он выглядел дружелюбно. Я могла лишь кивать головой, потому что ком в моём горле блокировал слова. — Он вас обидел? — я отрицательно помотала головой. — Хорошо. Скорая помощь уже в пути для него, — он указал на Тайлера. — Мне нужно, чтобы вы явились в офис для дачи показаний так скоро, как вы сможете. — Я снова кивнула. Мужчина улыбнулся, похлопал меня по плечу и исчез вместе с Диланом на заднем сидении.

========== 28. Заключенный ==========

Уже в который раз я нахожу себя сидящей на больничной койке Тайлера. Он был весь в ссадинах, побитый и полон боли. Доктор дал ему какое-то средство, чтобы он мог уснуть, и пока это работало. Но даже во сне его лицо корчилось от боли. Прошло ровно 24 часа с тех пор, как забрали Дилана, и всё, что я знала было то, что его арестовали за нападение и избиение и сейчас держат его под стражей. Я даже не представляю, когда его выпустят, если выпустят вообще. Я чувствовала странную пустоту. Будто мне уже всё равно. Я не могла себя понять. Я любила парня. Я так сильно старалась сделать из него хорошего человека. Я забывала и прощала, но, возможно, я была слишком слепа, чтобы заметить, что он никогда до конца не изменится, что всё, что он делал, когда был со мной, было всего лишь игрой. И по какой-то причине это больше не причиняет мне боль. Я была опустошена.

Я смотрела на настенные часы больницы, когда я наконец встала, то направилась в полицейский участок. Мне всё ещё нужно было дать показания. Я была в ужасе от этого. Вы бы давали показания против парня, за которого днём ранее отдали бы свою жизнь? Это было тяжело. Было почти невозможно поверить в то, что мне больше нет никакого дела, что всё, что я когда-либо чувствовала к нему, было всего лишь далёким воспоминанием. Но я должна. Я должна перестать любить сумасшедшего маньяка.

В полицейском участке было холодно и пусто, и прошло почти полчаса, прежде чем они отвели меня в комнату для допроса. Я сразу представила, как Дилан сидит на этом пластиковом стуле, с полным безразличием в глазах, не произнося ни слова.

— Мисс Джессика Уайтмор, спасибо, что пришли, — произнёс тот же офицер полиции, который вчера забрал Дилана, и сел на другой пластиковый стул. — Я офицер Джарвис, — он скрестил руки, смотря на бумаги, а затем снова на меня. — Вы здесь, потому что замешаны в деле, касающееся Дилана О’Брайена. Мне нужно, чтобы вы подписали это соглашение, в котором вы обязуетесь говорить только правду и ничего, кроме правды. — Он повернул ко мне листок бумаги и дал мне ручку. Я сделала то, что от меня требовалось, и подписала соглашение. — Спасибо, — сказал офицер Джарвис и убрал документ. — Хорошо. Не могли бы вы, пожалуйста, рассказать мне, что произошло вчера. Что вы видели?

— Я, правда, многое не увидела, — честно говорю я. — Я шла прямо к дому, когда увидела, как Дилан бьёт Тайлера.

— Вы видели, кто нанёс удар первым? — Я помотала головой. — Защищал ли себя мистер О’Брайен? — Я снова помотала головой.

— Тайлер уже едва был в сознании, — по какой-то причине я чувствовала себя предательницей. Я бросила Дилана, но я так долго за него боролась. Я не могу продолжать защищать его. Офицер Джарвис записывал мои слова.

— Что вы делали у дома мистера Пози?

— Он пригласил меня. Мы друзья и хотели посидеть вместе.

— Просто друзья? — Я подняла бровь из-за этой фразы.

— Простите? — я была оскорблена. — Вы подозреваете, что я была там, чтобы подцепить его?

— Я ничего не подозреваю, — он защищал себя. — Я здесь для того, чтобы просто задавать вопросы.

— Дилан был моим парнем. Я любила его и не сделала бы ему ничего плохого, — прорычала я. — Так что, да, я была там, как друг. Дилан знал это.

— Вы говорите, что мистер О’Брайен был вашим парнем. Как бы вы описали ваши отношения? — Я снова была оскорблена.

— Я не заметила, чтобы любовь моей жизни делала хоть что-то из этого, — я действительно не была в настроении, чтобы объяснять всё о Дилане и перевела тему. Я не понимала, какое это имеет значение.

— Послушайте мисс Уайтмор, мистер О’Брайен не чужой нам человек. Мы выпустили его однажды, потому что доказательства против него были недостаточно весомые. Теперь я хочу убедиться, что хорошенько его закрою, — голос офицера стал суровым, а его взгляд больше не излучал дружелюбие. Я бы могла сказать, что он устал. Но его слова шокировали меня. Хорошенько закрыть его? За то, что он дал парочке парням по лицу? Не было ли это слишком? Я вздыхаю.

— Да, у нас с ним были различия. Дилан не из лёгких. Он сильно пострадал от прошлой любви, и ему очень трудно доверять людям. С ним у меня не всегда были цветы или сердечки, но он старался. Он старался ради меня. Он неплохой человек. Он не преступник.

— Этот вопрос решит судья, — сказал офицер Джарвис, смотря на свои бумаги. — Хорошо, мисс Уайтмор. У меня всё, вы можете идти. — Я покинула полицейский участок с узлом в желудке. Это было неправильно. Они не могут его хорошенько закрыть. Его можно посадить на пару дней, чтобы его разум очистился, с этим я бы согласилась, или, может, назначили бы ему какие-нибудь социальные работы, но посадить его в тюрьму на остаток жизни было неправильно. Поэтому я направилась к единственному человеку, которого я знаю и который может мне помочь. Алекс. Он сидел за своим столом в офисе, когда я ворвалась.

— Они арестовали его! — кричу я и, впервые за долгое время, плачу. Солёные слёзы катятся по моим щекам, и я не могу их остановить. Я села на кожаный стул, а Алекс бросился ко мне. Он положил руку на мою щеку, вытирая слёзы.

— Я знаю, дорогая. Мне очень жаль, — я зарылась лицом в его шею и начала рыдать.

— Как ты узнал?

— Я его психиатр. Они уведомили меня. Я должен дать показания завтра, — я подняла на него взгляд, шмыгая носом.

— Это всё, что ты можешь для него сделать? Ты знаешь, что он не может помочь себе сам. Ты знаешь, что он не должен находиться в тюрьме. — Алекс вздыхает и выпрямляется.

— Я посмотрю, что смогу сделать, но Джесс… я не могу ничего обещать.

========== 29. Первый день весны ==========

Прошло два месяца. Два гребаных месяца, вы можете в это поверить? Все связи между мной и Диланом оборвались, и я чувствовала себя ужасно. Я чувствовала себя ужасно из-за того что сделала с ним, потому что бросила его. Но это было не моё решение. Дилана признали виновным в таких преступлениях, как нападение, избиение и изнасилование. Я не верила, что последнее обвинение было правдой. Он может быть злым, он может быть монстром, но у него нет такой черты, чтобы вредить женщинам в таком ключе. Благодаря Алексу он не в тюрьме, но я не уверена, что место, где его держат, намного лучше. Алекс защищал его, умоляя о приговоре, который был бы более подходящий для Дилана, исходя из его нынешнего психического состояния, поэтому его направили в психиатрическую больницу. Ему дали другого психиатра, так как Алекс имел ко мне отношение, его отстранили от лечения Дилана. И это будет продолжаться до тех пор, пока психиатр не убедится, что Дилан достаточно в своём уме, чтобы вернуться к социальной жизни, тогда его выпустят. Первый месяц Дилану было не разрешено принимать посетителей кроме медсестёр и психиатра. Его держали в изоляции, будто он был диким зверем. Каждую ночь я ложилась в постель, молясь о том, чтобы у него всё было хорошо, чтобы он выжил. Я надеялась, что будучи в заперти он не потеряет последний глас рассудка, который до сих пор был в нём. Алекс был первым, кто передал мне новость о том, что прошёл один месяц, и Дилана выпускают из изоляции. Каждый день я стояла на лестнице психиатрической больницы, уставившись на большую деревянную дверь. Я никогда не находила в себе смелости, чтобы войти. Я не знала, что ему сказать. Пока не наступил первый день весны. Деревья начали расцветать, и это было необычайно тёплое время года. Я сидела на балконе в квартире Тайлера, и попивала Мохито.

— Вчера ночью, мне приснился очень странный сон, — говорю я Тайлеру. Парень поднял на меня взгляд. — Мне приснилось, что мы были женаты, ты и я, и мы были счастливы. Мы были седыми и старыми, мы сидели на наших кресло-качалках и наблюдали за играющими внуками, пока неожиданно не пришёл почтальон. Он передал мне газету, — когда я произнесла эти слова, я заметила, что на самом деле не разговариваю с Тайлером. Я говорила сама с собой, переживая заново этот ужасный сон. — Страница была открыта на некрологе, который содержал в себе всего одну надпись. Никаких картинок, статей или стихотворений. Просто имя: Дилан О’Брайен. Он был мёртв, а я забыла обо всём, что с ним связано. Я прожила жизнь так, будто его больше не существовало, а затем он скончался, и рядом с ним не было никого, кто мог бы любить его. Никто не организовал его похороны, никто не пришёл, когда он был захоронен. — Тайлер положил руку на моё плечо. Затем я заметила, что начала плакать.

— Это просто сон, Джесс, — он пытался утешить меня.

— Нет, — вздыхаю я. — Это моё подсознание говорит мне идти. Нужно посетить его и поговорить, прежде чем станет слишком поздно. Прежде чем он подумает, что навсегда потерял меня.

— Что, если он не хочет с тобой говорить? — спрашивает Тайлер.

— А если хочет? Если я не приду, то никогда не узнаю, — я встаю со своего стула и поднимаю сумку с пола.

— Что, если он спятил ещё больше, чем был? — Тайлер побежал за мной, хватая меня за руку. — Что если он придёт в ярость, увидев тебя?

— Он не навредит мне.

— Но…

— Тайлер, я должна это сделать. Не важно, что случится, он единственный, кого я люблю. Мне нужно увидеть его.

Дорога к психиатрической больнице не была слишком долгой, я так много раз бывала здесь, не решаясь зайти. Я вновь стою на этой лестнице, уставившись на большую дверь. В любой другой день, я бы развернулась и уехала домой со слезами на глазах и с чувством вины в сердце, но не в этот раз. В первый день весны я нашла в себе силы войти в эти двери, и впервые я оказалась внутри, назад пути уже не было. Я шла, чтобы увидеться с ним, и я не была к этому готова, но, чёрт, я не хочу ничего другого. Я ждала слишком долго, осуждая себя и других за то, что случилось. Я слишком долго ненавидела его, любила и снова ненавидела. Выглядело так, будто я бегу по кругу. Я вновь возвращалась к одному и тому же выводу. Часть меня испытывала отвращение при мыслях о нём и о том, что он сделал, но побеждала часть, которая была увлечена им. Я знала, что не покажу ему этого. Пока нет. Не прежде чем я узнаю, каким хорошим мужчиной он стал.

— Здрасьте, меня зовут Джессика Уайтмор, — сказала я женщине за белой стойкой ресепшена. — Я хочу навестить вашего пациента. — Женщина подняла на меня взгляд.

— Имя, — её голос был низкий и безэмоциональный.

— Дилан О’Брайен, — она посмотрела на меня через очки и взяла со стола папку бумаг.

— Подпишите пожалуйста здесь. Часы посещения начнутся через пятнадцать минут. Вы можете подождать здесь, — я подписала бумагу, поблагодарила женщину и села на один из пластиковых стульев. Эти пятнадцать минут ощущались, как вечность. Время, когда я решала, что лучше, уйти или нет. Наконец в комнате прозвенел звонок, и женщина вышла из-за стеклянного окна. Она выглядела меньше, чем казалась, когда сидела на стуле. — Посещение длится один час. Пожалуйста, проследите за тем, кого вы посещаете. Говорите тихо, а свои действия сведите к минимуму. Некоторые из наших пациентов очень пугливые. Если что-нибудь случится, вы можете положиться на охранников, которые находятся внутри.

Двери открылись, и все посетители вошли внутрь. Мы сели за назначенный нам столик, где ждали, когда прибудут пациенты. Прошло немного времени, прежде чем комната наполнилась мужчинами и женщинами, одетыми в светло голубые одежды. Я ждала Дилана. Это заняло некоторое время. Я уже практически не надеялась, что он придёт. Возможно, он не хочет меня видеть. Возможно, Тайлер был прав. Но открылась дверь и два охранника привели внутрь тощего парня с каштановыми волосами. Его голова была опущена вниз, а глаза устремлены в пол. Я вскочила со своего места, а моё сердце билось в груди, как сумасшедшее. Парень поднял голову. Его волосы стали длиннее и у него появилась небольшая борода, но его глаза были всё теми же, и он был также красив, как я помню. Когда он увидел меня, то остановился. Он уставился на меня будто не веря, что я действительно здесь. На секунду мне показалось, что это не реально, что я сплю. Но я смотрю на него, живого и здорового. На Дилана.

Моего Дилана.

========== 30. Неловкое начало ==========

— Как ты? — напряжение между нами было болезненным. Он сидел так близко ко мне, но казалось, будто он в нескольких милях от меня. Он положил руки на стол. Они были такими осязаемыми, но, в тоже время, такими недостижимыми. Наблюдая за его отстраненностью, я чувствовала боль. Я не знала, рад ли он меня видеть или хочет ли вообще, чтобы я была здесь. Он совсем не разговаривает и не смотрит на меня. Было ли ему стыдно за то, что он сделал? Стыдился ли он меня? Я пытаюсь дотянуться до него, пытаюсь вывести его на разговор, но он просто убирает руки со стола. — Дилан, поговори со мной, — прошептала я.

— Прошёл месяц, — выдохнул он, и я почувствовала себя плохим человеком. Он снова садится на свой стул и смотрит на меня, будто я подвела его. — Я ждал тебя 29 дней. 29 дней я сидел в ожидании в своей комнате, когда они придут за мной и скажут, что у меня посетитель. Ты так и не пришла.

— Но сейчас я здесь, — он не ответил мне. Вместо этого он уставился на меня с пустым выражением лица. Осуждая меня. Ему было больно, я видела это, но мне тоже больно. — Ты не хочешь меня видеть, — я вздыхаю после того, как это осознание бьет по мне. Он не рад видеть меня здесь, по крайней мере, он раздражен. Я встаю со своего места, готовая уйти.

— Не смей, — говорит он, вскочив со своего места. — Не смей снова меня покидать, — я кусаю нижнюю губу. Слёзы наполнили мои глаза и его тоже. Я вижу, как дрожат его руки, пока он всеми силами старается не заплакать. Я сажусь обратно. Я снова тянусь к его рукам, и на этот раз он позволяет мне сжать их. Его кожа такая же тёплая и грубая, как я помню, это прикосновение заставляет меня разбиться на тысячи кусочков. Я больше не могу их сдерживать. Я начинаю плакать, как маленькая девочка. Его рука тянется к моему лицу, и он вытирает мои слёзы. — Не плачь, любимая. Я не могу это выносить.

— Прости, — шёпотом произношу я.

— Я просто хочу понять… Почему ты не пришла раньше?

Я пожимаю плечами.

— Я просто была зла, наверное, и Тайлер… — он перебивает меня.

— Тайлер? Пожалуйста, скажи мне, что не виделась с этим кретином, — его голос стал глубоким и хриплым. Он звучал безумно.

— Ну, да, — отвечаю я, не понимая, почему он выглядит таким напряжённым. — Он мой друг.

— Друг?! — теперь он в бешенстве, и когда он повысил голос, охранники начали движение. Он быстро унял свой пыл. — Он ничтожный грязный ублюдок, — я убрала от него свои руки.

— Дилан, ты не можешь говорить это всерьёз, — огрызаюсь я. — Что он такого сделал, что ты его так ненавидишь? Он был твоим другом, а ты набросился на него, выбив из него всё дерьмо, без всякой причины. — Дилана оскорбили мои слова.

— Это то, что он тебе сказал? Что я просто конченный псих? Что я избил его, потому что мне показалось это забавным? — он пытается не кричать, но я вижу, как он зол. — Джесс, я пришёл туда, чтобы поговорить с ним. Я не хотел, чтобы всё это произошло. Мне было нужно кое-что выяснить, но, когда я пришёл, было похоже, будто он уже ждал меня. Он не дал мне и секунды, чтобы поговорить, вместо этого он начал говорить мне омерзительные вещи. Он обрисовал мне картину того, как будет иметь тебя. Он в подробностях описал мне, как будет тебя трахать. Он говорил о тебе, будто ты какая-то кукла, его собственность, и да, это вывело меня из себя. Я говорил ему остановиться, но он продолжал говорить об этом снова и снова. Я никогда не хотел навредить ему. Это его вина. — Я уставилась на него, не веря, что его слова были правдой.

— Это не может быть правдой.

— Ты действительно думала, что после того, что произошло между нами, после нескольких недель стараний быть лучше, я просто брошу всё это из-за какого-то тупорылого парня? Джесс, я люблю тебя. Мне нужно было поговорить с Тайлером, чтобы разобраться. Чтобы я мог оставить прошлое позади.

— С чем разобраться? — мой голос дрожал.

— Мне нужно было узнать, зачем он рассказал тебе о ней, о Холланд. — Я напрягла свои мысли. Что он имеет в виду? Он уже “говорил” на счёт Холланд, он позволил разобраться с этим своими кулаками несколько недель назад.

— Снова? Ты хотел усмирить его, снова? — я пыталась говорить, но слова выходили отрывисто. Что-то было не так.

— Джесс, что ты имеешь в виду?

— Пару месяцев назад, когда я впервые встретила Тайлера. Ты пошел за ним. Ты был так зол, что он рассказал мне о ней, что избил его. Он лёг в больницу на три дня.

— Что? Нет! Джесс, я даже не знал, что твоим другом Тайлером был Тайлер Пози, пока Алекс не рассказал мне о нем. Я не видел его до того дня, пока меня не арестовали.

Как всё это было возможно? Как всё это произошло? Я никогда не говорила Дилану, что Тайлером на самом деле был Тайлер Пози, но я просто считала, что он знает. Говорит ли он правду? Действительно ли он встречался с Тайлером в тот ужасный день? Если это так, то это значит, что Тайлер лгал мне с самого первого дня, что мы познакомились, также это значит, что кто-то другой избил его в тот день.

— Дилан. Мне нужно, чтобы ты рассказал мне всю историю о Холланд целиком. — Он кивнул.

— Как много ты знаешь?

— Я знаю, что она была твоей девушкой, и что её сбила машина. Мужчину, который был ответственен за это, не признали виновным. Я знаю, что твой отец думает, будто ты избил его, — честно рассказала я.

— Что ж… всё немного сложнее.

========== 31. Правда будет сказана ==========

Комментарий к 31. Правда будет сказана

Сразу извиняюсь за то, что меня не было. Писала курсовую, это отнимало очень много времени. На этой неделе заканчивается семестр, так что главы будут выходить гораздо чаще. Кстати, до конца фанфика осталось совсем чуть-чуть. Всем приятного чтения 💕

— Я собираюсь рассказать тебе всю правду, Джессика, — говорит Дилан. — Но, прежде чем я тебе всё расскажу, я должен знать, что ты останешься. Я должен знать, что ты не испугаешься моего прошлого. Потому что я не смогу излить тебе душу, если моё сердце снова будет разбито.

— Я больше никогда не брошу тебя, — обещаю я. — Я люблю тебя. — Дилан кинул взгляд на наши переплетённые пальцы. Он собирался рассказать мне огромную историю своей жизни в тот момент, пока мы будем сидеть в психиатрической больнице, окружённые горсткой лунатиков и охранниками.

— В тот ужасный день, день инцидента с Холланд, я потерял больше, чем просто любовь своей жизни. Я потерял своего ребёнка. — Я смотрю на Дилана в полном замешательстве.— Как ты можешь заметить, она была беременна. Мы этого не планировали, но никогда не сомневались, что будем любить друг друга и растить нашего ребёнка, как семья. Срок был всего лишь месяц, когда она умерла, поэтому в отчёте о вскрытии они не обнаружили плод ребёнка. Никто даже не знал, что она в положении. Мы хотели подождать, пока не будем уверены, что ребёнок здоровый, и после её смерти я решил, что оставлю существование своего ребёнка в секрете.

— Дилан… это ужасно, я вздыхаю. — Мне так жаль… — я вижу, как сильно воспоминания ранят его.

— Судью, которого назначали на это дело, подкупили, как это бывает. Небольших денег от отца преступника и хорошего адвоката было достаточно, чтобы признать его невиновным. Я был опустошён. Моя семья была убита, а единственный человек, который в этом виновен не страдает из-за последствий. Через пару недель после похорон, я оказался в баре. Я часто туда приходил. Всякий раз, когда боль становилась невыносимой, я начинал пить. Клише, правда? — фыркнул он. — И затем одной ночью, когда я сидел в баре, туда зашли несколько парней. Они создавали много шума, смеясь и разговаривая. Они привлекали к себе внимание. Именно тогда я увидел среди них её убийцу, смеющегося и выпускающего шуточки так, будто ничего не происходило. Он вышел поразвлечься со своими дружками, пока она лежала в земле! — Я сжала его руки, пытаясь его успокоить.

— Дилан, если тебе нужно остановиться, то сделай это, — уверяю я. Я не хочу, чтобы он делал то, к чему он не готов, но он помотал головой.

— Это сделало меня таким злым, Джесс, видеть этого говнюка там. Поэтому, когда он покинул бар, я проследил за ним прямо до его дома. То, что я увидел, выбило меня из колеи. Через окно я увидел, как он целует свою жену и укладывает дочку в постель. Он имел всё, что я потерял. Мужчина с женой и ребёнком, и он ещё нашёл в себе мужество подкупить свой выход из тюрьмы. Меня от этого тошнило. Поэтому я сделал одну вещь, которая показалась мне разумной на тот момент. Ослеплённый гневом и болью, я купил пистолет и на следующий день снова пришёл к его дому. — Я ахнула, и рефлексорно убрала от него руку.

— Дилан, ты не…

— Нет. Я не сделал этого. Я купил пушку, чтобы напугать его, она даже не была заряжена. Когда его жена и дочь уснули, я пробрался в их дом. Я навёл на него пистолет, приказал ему молчать и выйти на улицу. Я сказал ему кто я, и то, что он отнял у меня, и знаешь что? Ему было плевать. Он даже не сказал, что ему жаль. Я был разъярён. Я не мог понять, как он может стоять передо мной без мельчайшего сожаления. Я впервые потерял свой рассудок в этот момент. Я никогда не был плохим парнем, но в эту ночь я выбил из него всё дерьмо. Я продолжал ударять и бить его до тех пор, пока ему не стало трудно дышать. И когда я взглянул на него, истекающего кровью и стонущего от боли у моих ног, я ощутил силу впервые за всё это время. Я ощутил власть. Это было прекрасное чувство. Я пригрозил ему, что пойду за его женой и ребёнком, если он сам не сдастся полиции. Он был достаточно напуган, чтобы согласиться со мной.

— А как же звонок в 911?

— Его жена позвонила, конечно же, когда увидела, что её муж валяется снаружи. Меня ни разу не преследовала за это полиция, потому что этому мужчине было страшно, что я причиню его семье такую же боль, какую он причинил моей. Я никогда не притрагивался к этой женщине или ребёнку, но мои угрозы говорили о том, что и они в моём списке. На следующий день он оказался в тюрьме. В эту ночь, когда я избил его, я не смог вернуться домой. Не с кровью на моей рубашке и разорванными костяшками. Поэтому я пошёл к своему лучшему другу, Тайлеру. Я рассказал ему обо всём, что произошло этой ночью, надеясь получить от него поддержку, но вместо того, чтобы быть настоящим другом и помочь мне, он разозлился. Он вышвырнул меня. Он сказал мне не возвращаться до тех пор, пока я не сделаю то, что было правильным. Пока я не сдамся полиции, он имел ввиду. Как по мне, я уже сделал то, что было правильным. Я отомстил убийце своего ребёнка и его матери. Я не мог вернуться домой, поэтому я шатался по улицам на протяжении пяти дней. Я спал в грязных мотелях и проводил большую часть ночей в баре. Я наконец отомстил, но по-прежнему чувствовал себя ужасно. Раны никак не заживали. Когда я наконец пришёл домой, то мои вещи уже стояли на улице. Мой отец слышал о звонке в 911, и сразу предположил, что это из-за меня. Конечно, он не ошибался, но он даже не дал мне шанса объяснить. Он назвал меня психопатом и монстром, и велел никогда не возвращаться домой. Я сошёл с ума. Можешь ли ты меня судить? Я потерял всё, и из-за того, что я отомстил, я оказался плохим парнем. Я никого не убивал, это он сделал. Следующие дни были наполнены многочисленными драками и морем алкоголя. Я чувствовал себя хорошо в драке, потому что я всегда выигрывал. Я стал сильнее, и власть над тупыми уродами, которые относились к своим женам, как к дерьму, вошла в привычку. Я наконец дал им то, что они заслуживают. Я пообещал себе, что никогда не влюблюсь снова, потому что это приносит невыносимую боль. А затем, я встретил тебя…

— И тебе вновь стало больно, — Дилан кивнул головой.

— Но я смирился с этим. Я смирился с этой болью, потому что ты была чем-то большим. Ты была надеждой. Ты сделала меня лучше. Ты единственная доверяла мне. Они, мои друзья, моя семья, им было плевать. Они вышвырнули меня, когда я нуждался в них больше всего. Они…

— Они сделали тебя таким, — закончила я. Он кивнул. Я снова беру его за руку. То что он рассказал мне, его история была душераздирающей. Не удивительно, что он выбрал темную сторону. Тех, кого он любил либо отняли, либо повернулись к нему спиной. Тайлер должен был быть с ним, когда Дилан нуждался в нём. Его семья должна была поддержать его, но они этого не сделали.

— Эта часть меня, монстр, которым я стал, всегда был внутри меня. Они просто не остановили этого, когда у них был шанс. Больше года я был совсем один. Впервые я увидел свою мать в ту ночь на автобусной остановке. В ту ночь, когда я встретил тебя. Ты знаешь, я был пьян той ночью и принял очень много обезболивающего. Кто-то увидел, как я стою там, и позвонил моей матери. Я не помню, как встретился с ней, всё, что я помню, как ты сидишь под проливным дождём, ждя часами вместе со мной. Это было такое неожиданное проявление доброты. В тот день я понял, что ты особенная. Когда я впервые взглянул на тебя, я знал, что должен стать лучше. Что я должен найти помощь.

— Поэтому ты пошёл к Алексу? — Дилан помотал головой.

— Я был одержим тобой, Джессика. Я мечтал о тебе даже тогда, когда не спал. Но мои мысли были такие извращённые, такие отвратительные, я знал, что, когда снова тебя увижу, я совершу большую часть ужасных вещей. Поэтому я пошёл в клинику, я был готов зарегистрироваться в этом богом забытом месте. Я знал, что попаду в психушку. И прямо в тот момент, когда я собирался это сделать, вошла ты, и мне стало очень любопытно. Я испугался, что ты тоже не в себе, как и остальные. Поэтому я проследил за тобой, изучил тебя и понял, что психиатр был твоим другом. Я решил убить двух зайцев одним выстрелом. Получать лечение от Алекса и сблизиться с тобой.

— Вот и конец истории, — теперь я знаю всё. Теперь я знаю, что случилось с ним до того, как мы познакомились, теперь я знаю что вело его за мной. Все эти годы никто не проявлял к нему и доли заботы, а затем я, какая-то незнакомка, прихожу и проявляю к нему доброту. — Чего я до сих пор не могу понять, — говорю я, — почему ты сейчас здесь? Как всё это произошло? Почему Тайлер лгал?

— У меня есть такое ощущение… — Дилан затих. — Что кто-то хочет избавиться от меня, очень сильно.

========== 32. Накал страстей ==========

Я покинула психиатрическую больницу с огромной дырой в моей груди. Мне трудно оставлять его в этом богом забытом месте. Мне казалось, что я бросаю его уже миллионный раз подряд. Благодаря истории Дилана, я стала лучше осознавать некоторые вещи. Я знаю, что он был честен в том, что Тайлер лжец. Он бы не изливал мне душу ради какой-то дурацкой лжи. Я знала, что он честен. И всё же, зачем Тайлер спровоцировал его? Почему он наговорил такие гадкие вещи? И ещё кое-что, почему Алекс нарушил своё обещание? Он поклялся, что никогда не будет говорить с Диланом о Холланд, не говоря уже о том, что он получил эту информацию от меня. Мне нужно расставить всё по местам. Мне нужно поговорить с Алексом.

Я стояла возле двери его квартиры спустя час, как покинула больницу. В моей голове было столько вопросов. С тихим скрипом открылись двери, и голова с заспанными глазами высунулась наружу.

— Джесси? — сказал он, наполовину зевая. Я со злостью ворвалась внутрь. Я была очень разозлена.

— Какого хрена, Алекс?! — выплёвываю я. — Ты хоть представляешь, что ты и твой большой ебучий рот натворили?! — он смотрит на меня скорее смущённо. — Из-за тебя Дилан в этой дурацкой больнице!

— Ну, да, я в курсе. У меня сложилось впечатление, что я оказываю ему услугу. Тебе было бы лучше, будь он в тюрьме?

— Это не то, что я имею в виду, — огрызаюсь я. — Ты рассказал ему о Холланд, когда я просила тебя не делать этого. Ты заставил его пойти к Тайлеру, и вот почему всё произошло!

— О чём ты говоришь, Джессика? — он подошёл ближе ко мне. Что-то в его голосе звучит не совсем верно.

— Тайлер спровоцировал Дилана избить его, а затем приехала полиция и… — как только я произнесла эти слова, я кое-что осознала. Приехала полиция.

— Ты говорила с ним? С Диланом? Ты его видела? — Алекс начал тараторить. — Этот парень не подходит тебе, Джесс, — я смотрю на него, а осознание причиняющее боль застревает у меня в голове.

— Приехала полиция, — я вздыхаю. — Как они узнали, что там происходит? — в его взгляде что-то изменилось. Его мускулы напряглись, и он отошел от меня на шаг.

— Кто-нибудь из соседей мог вызвать их, — его голос дрожал. Он лгал мне. Я начала мотать головой.

— Ты знаешь, Алекс, это невозможно. Это произошло не в квартире Тайлера, а снаружи никого не было, — когда я это произнесла, правда явила саму себя. — Всё было спланировано, — тихо произнесла я, едва себя слыша. Наконец, кусочки пазла встали на свои места. Я посмотрела на Алекса с болью в глазах. Я поняла, что он был ответственным за это. — Ты знал, что он пойдёт к Тайлеру. Ты вызвал копов.

— Джессика, я…

— Нет, — прорычала я. — Я не хочу ничего слышать.

— Я защищал тебя Джесс, — выпалил он, когда я повернулась к нему спиной.

— Защищал? Ты причина, по которой человек, которого я люблю, заперт в ебучей психиатрической больнице! — я начала всё переосмысливать. Звонок. Тайлер попросил зайти к нему в четыре. Это не могло быть совпадением. — О, боже… — выдыхаю я, прикрыв рот рукой. Я почувствовала тошноту, и из-за этого чуть не блеванула. — Ты заставил его сойти с ума и чертовски удостоверился в том, что я буду наблюдать за этим.

— Джесс, пожалуйста, — умолял он. — Дай мне объяснить. Ты нуждалась в том, чтобы увидеть, какой монстр он на самом деле. Он бы навредил тебе рано или поздно. Мы защищали тебя.

— Ты закрыл невиновного в психушке! — закричала я.

— Он не невиновный. Он избил Тайлера.

— Потому что Тайлер заставил его! Я… Я не могу даже смотреть на тебя! Ты можешь обосновать то, что ты сделал? Ты знаешь, что я люблю его. Ты один из остальный вдел, как усердно он старается быть лучше. Он сидел в твоём кабинете каждую гребаную неделю, подталкивая себя к результату. Он доверял тебе. Я доверяла тебе, но ты отправил его прямо в руки к настоящему монстру. Тайлер не друг. Ни мне, ни Дилану. Он высокомерный завистливый хуй, который спровоцировал его к насилию, поэтому только он может заставить его исчезнуть.

— Как ты можешь продолжать защищать человека, который причинил тебе боль? Он бил тебя, пока на тебе не появились синяки! — выплюнул Алекс. Сейчас мы были в такой горячей схватке, что, я уверена, соседи нас слышат. Откровенно, мне похуй.

— Что? Он никогда и пальцем меня не тронул! Почему ты так думаешь? Тайлер сказал, что Дилан побил меня? Это не правда, Алекс! — он опустил взгляд. Неожиданно сердце подскочило в моей груди. Я широко открыла глаза, и у меня отвисла челюсть. — Не Тайлер был тем, кто сказал тебе это, верно? — Алекс помотал головой. — Блять, — я разворачиваюсь и выбегаю из квартиры.

========== 33. Любовь брата ==========

— Скажи всем уйти, — прорычала я. Я стояла у барной стойки, а мои глаза были наполнены гневом. Он посмотрел на меня с замешательством. — Ты услышал меня, Майк,— я выплевываю его имя. — Скажи всем уйти. Закрой бар. Сейчас же. Мой братец осмотрел сидящих в баре посетителей за моим плечом. Их было немного.

— Я не могу этого сделать, Джессика, ты знаешь. — Я делаю глубокий вдох, на секунду закрываю глаза и разворачиваюсь к людям, сидящим за столиками.

— Все, слушайте сюда: мы закрываемся! Допивайте своё пойло и уёбывайте отсюда! — Они все посмотрели на меня, будто я сошла с ума, что ж, возможно, так и есть. — Выметайтесь! — закричала я, и все в спешке начали собирать свои вещи и выходить за дверь. — Видишь, это не было так уж и сложно.

— Джессика, что ты творишь?! — мой брат бросается на меня. — Ты с ума сошла?!

— Возможно. И что ты собираешься делать, братик? Хорошенько запереть меня в психушке? — Он смотрит на меня, прикусывая губу. Он ничего не говорит и тем самым подтверждает мои мысли. — Я расскажу тебе, о чем узнала, Майк, — говорю я. — Ты придумал какой-то извращенный план, чтобы вытеснить Дилана из моей жизни. Почему? Я не знаю. Но ты позаботился о том, что Дилан будет драться с Тайлером, а Алекс вызовет полицию. Тайлер же, в свою очередь, позаботился о том, чтобы я оказалась свидетельницей всего этого. Дилана отправили в тюрьму, а Алекс засунул его в психбольницу. Останови меня, если я не права. — Он сохранял тишину, уставившись на меня, стоя за барной стойкой и сложив руки на груди. — Я знаю, что этот план придумал не Алекс. Он слишком мягкий для такого. Он бы никогда не предал бы меня таким образом, если бы не считал, что поступает правильно. Если бы он не считал, что защищает меня. Поэтому ты сказал ему, что Дилан избил меня, и он купился на это. Сейчас, мой дорогой братец, мне бы хотелось узнать, почему ты посчитал необходимым рушить нашу с Диланом жизнь таким ужасным образом? — Майк сделал глубокий вздох и, по-прежнему находясь за барной стойкой, подошёл ближе ко мне.

— Ты не поймешь, — говорит он.

— Ну так, просвети меня!

— Я ненавижу его. Дилан О’ЖалкийУблюдокБрайен. Я работаю в баре, Джесс. Я слышу разные вещи. Я слышал, что он угроза для общества, в особенности для девушек. И этот ублюдок, жестокий насильник, начинает вертеться возле моей сестры. И ты такая ебанутая, что даже не замечаешь, что он с тобой делает. Я попытался остановить это, пока ничего не успело начаться. В тот день я увидел, как ты болтаешь с Тайлером. Я проследил за ним до самого дома. Я рассказал ему кто я, и что я боюсь, что Дилан обидит тебя. Он согласился подделать драку и рассказать тебе, что это был Дилан. — Я ахнула.

— Так это ты побил Тайлера?

— Я надеялся, что ты увидишь, каким монстром он является, но ты просто продолжала защищать его. Затем случился инцидент со стулом. Я знал, что ты врёшь мне, говоря будто ты сломала его об стену. Я понял, что ты просто боялась рассказать мне, что Дилан таким образом заплатил тебе за визит. Я старался игнорировать это. Я надеялся, что всё решиться само собой. Но нет, ты начала встречаться с ним. А затем я заметил на тебе эти ушибы…

— Поэтому ты взял ситуацию в свои руки.

— Я сделал это ради тебя, Джесс. — Я простонала и взмахнула руками.

— Нахуя! Когда вы, идиоты, прекратите пытаться помочь мне!? Ты не видишь, Майк? Пока ты отчаянно пытался вытащить меня из рук плохого парня, ты стал одним из них. Ты не знаешь его. Ты не знаешь какую боль ему пришлось перетерпеть и что он потерял! Он так усердно старался стать лучше! Он старался, потому что любит меня и теперь эта любовь наказала его! — я так сильно кричала, что почувствовала боль в горле. Я не могла понять, как он мог всё это сделать. Он стоял за всем этим с самого начала. Мой чёртов родной брат был причиной всей боли, что я испытываю. Боли, что испытывает Дилан. — Не то, чтобы это твоё дело, но он прошёл через чертовски многое. Он потерял свою девушку и ребёнка в автокатастрофе, и прошли недели, прежде чем убийцу посадили в тюрьму. Его выгнали из дома, а его лучший друг оказался негостеприимным. И это история насильника? Это просто ебучие слухи. Он потерял любовь всей своей жизни. Его девушка была всем для него, он бы никогда не обидел женщину таким образом.

— Джесс, я и понятия не имел…

— Нет, не имел. И у тебя не было гребаного права судить и наказывать его. Тебе следовало прежде всего поговорить со мной! — из моих глаз текли слезы, было трудно нормально дышать. — Ты всё исправишь. Все вы трое. Потому что он не заслуживает того, что с ним произошло. — Майк протянул руку, пытаясь дотронуться до меня, но я отошла назад. — Нет! — выплевываю я. — Пока я его не верну, мы с тобой больше не разговариваем. — Я развернулась к нему спиной и ушла.

Два шага вниз. Один, чтобы уйти.

Комментарий к 33. Любовь брата

Я вернулась ^_^ Как провели праздники?

========== 34. Предложение ==========

Разговор с Тайлером оказался не таким простым, как я ожидала. Он продолжал отрицать, что имеет ко всему какое-то отношение, даже когда я сказала ему, что Майк и Алекс мне уже всё рассказали. И когда он наконец пришел и признался мне во всём, что он сделал, о каждой своей лжи, он говорил с невозмутимым выражением лица. Он вообще ни о чём не сожалел. Я спрашивала его зачем он это сделал, и он сказал мне, что в первую очередь, чтобы гарантировать мою безопасность, потому что он знал, как Дилан изменился, и он знал, на какие вещи он был способен. Он знал, что Дилан купил пистолет и угрожал мужчине. Он знал, что Дилан был жестоким. А затем, когда мы с Тайлером начали больше проводить времени вместе, он заревновал. Потому что я была с парнем, который не знает, как правильно ко мне относиться, который не любит меня и не в состоянии обо мне позаботиться. В то время, когда он сидел со мной, разговаривал и заботился обо мне. Он не замечал тех вещей, которые Дилан делал ради меня. Он видел лишь то, как сильно я стараюсь сделать из Дилана хорошего человека, что не замечал того, как Дилан делает лучше меня, в то же время. Он не замечал, как мы любим друг друга.

Я убедила всех троих пойти со мной в полицию, чтобы дать показания. Я хотела, чтобы Дилана выпустили из этого места. Но новости, которые я получила оказались не такими, какими я их себе представляла. С болью в сердце я вернулась в психиатрическую больницу. Когда окрылись двери комнаты для посетителей, Дилан уже сидел там с улыбкой на лице. Всё это время я держала его в курсе всего, что происходит. Я пообещала, что его выпустят из этого богом забытого места. Он поцеловал меня в щёчку, когда я подошла к его столику, и взял меня за руку. Я была ужасно молчалива, я знаю это. У меня в горле застрял ком, который мешал мне говорить.

— Джесс, ты в порядке? — он выглядел обеспокоенно.

— Сегодня мы ходили в полицию, — сказала я, прочистив горло. Улыбка снова появилась на его лице, улыбка надежды. — Алекс, Майк и Тайлер дали свои показания о том, что подставили тебя… — я сделала паузу. Дилан внимательно за мной наблюдал. Его глаза спрашивали меня, умоляли узнать, когда его выпустят из этой психушки. -… Это не имело никакого значения.

— Что? — он был в шоке. Он отпустил мою руку и сел обратно на свой стул.

— Причина по которой ты здесь находишься, потому что ты избил несколько человек и потому что Алекс и другие психиатры считают, что тебе необходимо прочистить голову. То, что сделали ребята не было нелегальным. Они просто солгали. Ты не можешь посадить лжецов. Ты всё ещё сделал то, что сделал, они лишь помогли полиции тебя поймать. — Слова выходили шёпотом. Было тяжело это говорить. — Через пару недель будет суд, ты можешь выйти раньше. — Дилан провёл рукой по волосам.

— Блядь, — пробормотал он. Он хотел закричать, я это знаю, но крик мог обеспокоить охрану, которая бросила бы его обратно в клетку… или комнату, как только услышали бы его здесь. Он сохранял тишину какое-то время, оперев голову на руки. После, как мне показалось, вечности, он вновь поднял на меня взгляд, взял меня за руку и произнёс. — Я не подведу тебя, Джесс. Я отлично буду себя вести, чтобы они увидели, что я не сумасшедший. И как только мы выберемся, ты и я, мы уедем. Мы уедем в Лос-Анджелес. Мы начнём всё сначала.

— Уедем? — я ахнула. Эта идея радует меня и пугает в одно и то же время. Мне больше ничего не нужно, кроме как быть рядом с ним, но должна ли я оставлять всё позади?

— Ты не хочешь быть со мной?

— Конечно хочу, Дилан! Ты же знаешь это. Я бы убила за то, чтобы быть с тобой каждый божий день. — он хихикнул.

— Не делай этого. Я не хочу навещать тебя в тюрьме, когда я выйду, — мы оба посмеялись над этим, и, неожиданно, я вновь увидела того парня, о котором мне рассказывал Тайлер. Парень, которым он должен быть. Забавный, умный и милый. Даже когда его волосы были взъерошены, а его глаза усталыми, я смогла увидеть, как он медленно превращается обратно в того человека, которым он был два года назад. — Мне не нужно ничего больше, кроме как провести всю мою жизнь с тобой, Джессика. Ты вернула во мне свет. У меня больше нет желания причинять боль, всё чего я хочу — любить. Любить тебя. Я хочу начать всё сначала, Джесс, с тобой. Ты всё, что мне сейчас нужно, единственная вещь, которую я хочу, и как только я выйду отсюда, я хочу, чтобы ты вышла за меня.

========== 35. Любовь всё переживёт ==========

— Ты прошёл сквозь ад и вернулся обратно. Ты здесь из-за меня. Моя семья и друзья оказались теми, кто закрыл тебя в этой психушке, но, когда тебя выпустят на свободу, ты по-прежнему будешь со мной? После всего, что я тебе сделала? После всего, что сделали они? Ты хочешь войти в семью, которая превратила твою жизнь в ад?

— Я и до этого жил в аду, — ответил Дилан. — Но ты сделала горящую землю под моими ногами терпимой. Ты выпустила токсичный воздух из моих лёгких и нашла моё сердце под слоем пепла. Мне плевать на то, что сделал твой брат. Я не его прошу за меня выйти. Я прошу твоей руки, чтобы начать жизнь заново с женщиной, которую я люблю, чтобы оставить прошлое позади и снова стать тем парнем, каким я был прежде. Я не жду, что ты ответишь сейчас, но, если ты примешь меня, я буду только твоим. Навсегда. — Я ощутила, как слеза катиться по моей щеке, и как дыхание застряло в горле. Я люблю его. Боже, я люблю его. Он засунул руку в карман и что-то достал оттуда. Это что-то было маленькое и серебряное. Я посмотрела на него в замешательстве. Он улыбнулся. — Что? Ты думала, я буду делать предложение без кольца? — Когда он поднёс крошечный предмет ближе ко мне, то стало более ясно, что он держит в руках. Это действительно было оловянное кольцо ручной работы с вышитой тесьмой. — Когда я выйду, я куплю тебе более подходящее, но сейчас у меня есть только это.

— Дилан… — начала я, но он прервал меня.

— Подожди. Дай мне сделать это должным образом. — Он встал со своего места и подошёл ко мне, прежде чем встать на одно колено. Я почувствовала, как другие люди в комнате для посетителей смотрели на нас, затаив дыхание, а может и смех.

— Джессика Уайтмор, — начал он, сделав глубокий вдох. — Я знаю, это не самое романтичное место. И я знаю, что сейчас не самое подходящее время, но я не могу провести здесь ещё один день, не удостоверившись, что ты моя. Я давно хотел спросить тебя об этом, но я не имел понятия когда и как. И не знаю до сих пор. Сейчас, когда я стою перед тобой, я по-прежнему не уверен, как это сделать, но я знаю одно. Я люблю тебя и хочу быть с тобой до конца своей жизни. Ты блестящая женщина. Ты добрая и красивая. Ты видела свет во мне, когда все видели лишь тьму. Так что, Джесс, ты сделаешь меня самым счастливым мужчиной на Земле? Для меня будет великой честью, если ты дашь мне свою руку, чтобы я смог постараться делать тебя счастливой каждый день твоей жизни. — Я не смогла сдержать поток эмоций, которые нахлынули на меня. Я не могла сдержать слёзы, падающие на мои щёки. Вместо этого я вскочила со стула и припала к его рукам, начав рыдать в изгиб его шеи.

— Да, — прошептала я. — Я буду твоей. — Затем все начали аплодировать. Больные, здоровые, посетители и охранники. Все они. Я не могла прекратить улыбаться, когда Дилан надел металлическое кольцо мне на палец. Моё сердце пропустило удар.

Но все хорошие вещи когда-нибудь заканчиваются, так же, как и этот момент. Часы посещения не длятся вечность и после того, как я провела более пяти минут вместе с моим женихом, мне вновь пришлось покинуть его. Он вновь возвращается в клетку, чтобы есть ужасную еду и спать на неудобном матраце. Это было ужасно. Но до конца расследования осталось всего три недели, и, возможно, его выпустят раньше. Возможно, мы окажемся вместе скорее, чем можем ожидать.

========== 36. Дни минувшие ==========

Я никогда не думала, что буду сидеть в зале суда. Я никогда не думала, что буду наблюдать, как к единственному человеку, которого я люблю, относятся как к преступнику. Наблюдать за ним, стоящим там; опустошённым, истощённым от жизни… Казалось, что он собирается сдаться. Я знаю, что это не так. Потому что он обещал вернуться ко мне. Он дал мне это обещание, когда просил моей руки. И теперь, спустя три недели, мы здесь. Он прикован, как животное. Его кожа бледная, почти прозрачная, из-за чего его синие вены видны насквозь. Его тёмно-каштановые волосы были взъерошены, ложась на его голове в полном беспорядке. Из-за тёмных кругов под глазами он выглядел, будто не спал несколько дней. Возможно, так оно и было. Мне так ужасно его жаль. При виде его моё сердце сжимается от боли. Он стоит в наручниках, сгорбившись. Это напоминает мне день, когда я впервые встретила его на автобусной остановке. Он был наполнен алкоголем и медикаментами. До сегодняшнего дня я и не подозревала, кем он является, и что он станет настолько важным для меня. Если бы я только знала, что все это произойдёт, я бы не стала ждать. Я бы не поступила, как остальные. Не убежала.

Зал суда был почти пуст. Здесь были только я, София и несколько людей, которые пришли, чтобы поглазеть на его страдания. Алекс тоже присутствовал, но в качестве свидетеля и бывшего психиатра Дилана. Казалось, будто судебный процесс длится вечность. Столько вещей было сказано и столько вещей звучали не правильно. Он показывал им, что изменился, что он просто сорвался, исходя из своего психического состояния, а они всё ещё продолжали обвинять его в ужасных вещах, таких как нападение и изнасилование. Каждый раз, когда они говорили об изнасиловании, мой желудок хотел вывернуться наизнанку. Меня тошнило от мысли, как Дилан жестоко нависает над девушкой. Но он говорил мне со всей честностью, что никогда не трогал женщин таким образом, и я верю ему. Я должна верить ему, иначе, если бы между нами не было доверия, в чём смысл нашей помолвки? Судья прочистил горло и вывел меня из моих мыслей.

- Это моё окончательное решение, - сказал он, смотря прямо на Дилана. - Потому, как Вы показали хорошее отношение и хорошее поведение, я сокращу Ваш срок наполовину того срока, к которому Вы были приговорены. Поэтому 20 месяцев в психиатрической больнице сокращается на 9 месяцев, начиная с сегодняшнего дня. Вы выйдете до Рождества. Это мой окончательный вердикт, - он стукнул молотком по столу и суд закончился. Они немедленно увели Дилана. Они не позволили мне увидеться с ним или обнять его. Когда он обернулся, чтобы взглянуть на меня, охранник дёрнул его за руку и потащил через огромные деревянные двери. Всего на секунду наши глаза встретились, но этого было достаточно. Потому что в одном только взгляде мы могли сказать друг другу всё, что хотели. Я люблю тебя. Всё будет хорошо. Со мной всё будет в порядке. Это относилось к нам обоим.

Мне не разрешалось видеть Дилана тогда, когда я захочу. Только раз в неделю по понедельникам или средам. Я просила Майка, хотя скорее приказала ему, чтобы он освобождал меня по понедельникам. Он задолжал мне это, и даже больше. Потому что, если бы не мой братишка, то всё не было бы настолько печально. Я была счастлива видеть Дилана при каждой предоставленной возможности, и старалась не пропускать ни дня, даже минуты. Я всегда оказывалась первой в комнате ожидания и уходила последней. Время тянулось медленно, и, когда лето пришло и снова ушло, я знала, что осень окажется тяжелее. Летом, когда бар был забит туристами, я была слишком занята работой, чтобы думать о времени и о том, как долго ему ещё нужно просидеть там. Но как только пожелтеют листья и люди вернуться к своей скучной жизни, время остановится.

По какой-то причине сентябрь оказался самым худшим месяцем. Ещё не было достаточно холодно, но в то же время не было тепло. Снова началась учёба, и мне пришлось готовиться к тестам, которые должны закончится в ноябре. Я должна была сдать их за неделю до того, как Дилан вновь станет свободным человеком.

Время тянулось медленно. За прошедший месяц, после ареста Дилана, я больше сблизилась с Софией. Она единственная не предавала меня и была единственной, кому я могу доверять. Алекс всё ещё был моим другом, но теперь всё было по другому. Я знаю что он сделал то, что сделал, чтобы защитить меня. Он наивно доверился моему брату, и сделал всё это ради меня. И всё же, он не должен был так быстро судить. Кроме меня, он единственный находился ближе к Дилану. Он делал вид, что помогает ему, когда на самом деле просто заманивал его в ловушку. С Тайлером я больше не разговариваю. Меня тошнит от одного его вида. Мыслей о том, что я когда-то доверяла ему, что называла его своим другом, что я верила ему из-за Дилана, достаточно, чтобы меня начало тошнить. Время от времени он появлялся в баре, чтобы извиниться, чтобы сказать, что хочет всё вернуть. Но я выгоняла его каждый раз. Спустя какое-то время он больше не приходил. Было сложно простить Майка за то, что он сделал, но он был моим братом, моей семьёй и моим боссом. Я не могла просто стереть его из своей жизни. Так что, он проводил дни, чтобы всё исправить, и я старалась простить его и обо всём забыть.

Наступило 21 декабря. Снег вновь падал с неба и в городе, который я называю домом, наступили заморозки. Я была укутана в плотное теплое пальто и шарф и прислонилась к двери своей машины. Мой взгляд был устремлён на огромные часы, которые висели над большими деревянными дверьми психиатрической больницы. Время тянулось медленно. Секунда ощущалась, как час, а минута длилась, как день. Наконец-то часы пробили полдень и двери больницы открылись. Я отстранилась от машины и сделала шаг вперёд. Затем вышел он, прикрывая глаза от яркого солнечного света. Я улыбнулась и поспешила к нему и остановилась, когда оказалась в шаге от него. Было странно видеть его вне комнаты для посетителей в его обычной одежде, вместо синей униформы, которую они носили.

- Добрый день, миссис О’Брайен, - поприветствовал меня Дилан с нахальной улыбкой на лице. Он обернул руки вокруг моей талии и прижал к своей груди, мягко поцеловав меня в губы.

- Ещё нет, - отвечаю я, улыбаясь. Он усмехнулся, положив руку мне на плечи, и мы направились к машине. В этот момент я осознала, что никогда не была так счастлива. Мой багажник был заполнен моими с Диланом вещами. Неделю назад я сказала Майку, что не вернусь пока мы с Диланом не приведём нашу жизнь в порядок. Я собиралась выйти замуж за мужчину своей мечты, и начать жизнь подальше от всех людей, кто когда-либо обидел его или меня, и, казалось, что всё встаёт на свои места. Дилан смотрит на меня, прежде чем открыть дверь от машины, целует меня в лоб и говорит:

- Давай начнём всё сначала.

КОНЕЦ

Комментарий к 36. Дни минувшие

История завершена, пишите, что думаете об этом? Перевести ли мне еще один фанфик про Дилана данного автора? И… хоть на экране вы видите большими жирными буквами слово “конец”, впереди вас ждет ещё один эпилог. ❤

========== Эпилог ==========

Первые лучи солнца пробивались сквозь шторы нашего прибережного дома. Его тёплый свет мягко ласкал мою кожу. Я улыбнулась тому, как идеально началось субботнее утро. Руки Дилана обнимали меня, мякго прижимая к себе. Мне не хотелось открывать глаза. Мне хотелось сохранить этот момент настолько, насколько это возможно, потому что через час наш покой определённо нарушится. Я вдыхала его запах и улыбалась. Всё в нём заставляло меня чувствовать себя хорошо. Всё в нём ощущалось знакомым.

- Это было год назад, - прошептал его мягкий голос в мои волосы, который был хриплым от сна.

- Год? - спрашиваю я и чувствую, как он кивает головой, оставляя лёгкий поцелуй на моём плече.

- Год с тех пор, как ты забрала меня с порога психиатрической больницы, - следующий его поцелуй остаётся на щеке. - Год, как мы начали жить вместе. - Он осторожно повернул меня лицом к себе. Его глаза были уставшими, но счастливая улыбка висела на его губах. Он взял меня за руку и поцеловал её, одновременно пробегаясь большим пальцем по обручальному кольцу на безымянном пальце моей правой руки.

Мы с Диланом сказали “да” друг другу в тихом месте далеко от дома. Были только мы одни. У нас не было большого пира, или большой церемонии. Мы не женились в церкви, в основном, потому что мы оба не были католиками. Но в то же время, потому что репутация Дилана опережала его. Первые пару месяцев прохожие нервно вздыхали, когда мы проходили мимо. Девушки покидали бар, когда мы входили туда. Даже когда мы были так далеко от Лос-Анджелеса. Ни один священник не пустил бы демона в свою церковь. Поэтому мы нашли богослужащего, который не заботился о том, кто такой Дилан, чтобы поженить нас. Это была красивая небольшая церемония только для него и меня.

- Я люблю тебя, - шёпотом произношу я и прижимаюсь к его губам своими. - И если мне придётся, то я сделаю это снова.

- Я не позволю тебе снова проходить через всё это дерьмо, - говорит он, его голос неожиданно прозвучал довольно серьёзно. - Ты же знаешь это, так? - Я киваю. Он так сильно старался, чтобы оставаться в своём уме. Он по-прежнему посещал психиатра каждую неделю. Он говорил о том, как он себя чувствует, как он реагирует на то, что заставляет его злиться. Большую часть времени он вёл себя великолепно. Он был идеальным мужем. Но иногда старый Дилан брал над ним верх. Иногда он срывался, и я видела безумие в его глазах. Я никогда не боялась его, но мне нужно было найти ему профессиональную помощь, чтобы мы смогли жить в мире и любить друг друга.

Наш идеальный момент был нарушен плачем нашего одномесячного ребёнка, Ады.

- Если я сойду с ума, то она будет причастна к этому, - пошутил Дилан. Быть родителями оказалось тяжело для нас. Не поймите меня неправильно, мы любим нашего маленького ангелочка до смерти, но, так как мы впервые стали родителями, нам нужно ещё так много узнать. Я начала вставать с постели, убирая от себя одеяло, но Дилан остановил меня. - Я проверю её, - сказал он, вставая. Я улыбнулась.

- Спасибо.

Я переворачивала блины на сковородке, пока Дилан присматривал за нашей маленькой девочкой. Я тихо напевала и накрывала на стол для завтрака. Две тарелки с блинами и ягодами. Кофе для Дилана и чай для меня. С тех пор, как я была беременна, я больше не переношу запах или вкус кофе. Поэтому я всегда пью чай в тёплые летние дни и горячий шоколад в холодные зимние ночи. Я перенесла газету с кухонной тумбочки на стол рядом с тарелкой Дилана. Он любил читать новости по старинке, в то время как я пролистывала свой айпад, чтобы оставаться в курсе событий. Я закончила накрывать на стол и выглянула через кухонную дверь. Я смогла услышать, как Дилан поёт колыбельную для Ады, и не смогла сдержать глупой улыбки.

- Завтрак готов! - зову я.

- Спущусь через секунду! - кричит Дилан. Я оборачиваюсь, чтобы занять своё место за столом, но звук телефона меня останавливает. Было немного непривычно слышать этот звонок, разносящийся по всему дому. Нам никто не звонит на домашний телефон, обычно все звонят нам на мобильный. Поэтому я беру трубку немного нерешительно.

- Ало, - говорю я, ожидая ответа. И затем я слышу этот голос. Голос, который я не слышала в течение года. Голос, от которого у меня мурашки пробегают по спине.

- Привет, Джесс. Это Тайлер. - Моё дыхание застревает в горле, когда он произносит своё имя, а сердце начинает бешено стучать в груди. - Я скучал по тебе.