Случайная жена, или Наследство в подарок (СИ) [Вероника Касс ] (fb2)

Вероника Касс Случайная жена, или Наследство в подарок

Пролог

— Когда уже все это закончится! — со стоном забежала в подъезд, скрываясь от удушающей жары.

Хотя мои медленные движения невозможно было назвать бегом. Даже с большой натяжкой. Я прислонилась спиной к стене, переводя дыхание и поглаживая огромный живот, который еще чуть-чуть и начнет доставать до моего подбородка. До родов было еще две недели, а я походила скорее на бегемота, чем на будущую мамочку. Подняла голову, с тоской оглядела ступеньки. Три лестничных пролета, и я попаду в квартиру, остуженную кондиционером.

Остался лишь последний рывок.

А потом у меня будет целых три часа, чтобы передохнуть, до очередного планового визита к врачу.

Уже у двери, как раз когда я, гулко дыша, выискивала в бездонном бесформенном рюкзаке ключи от дома, раздалась настойчивая вибрация телефона.

«Лишь бы это была врач. Вдруг она решила отменить визит», — малодушно подумала я, понимая, что чересчур сильно устала от обычного похода в ближайший продуктовый магазин. У меня попросту не осталось никаких сил. А телефон все звонил и звонил, сбивая меня с поиска связки ключей.

Наконец-то поймала круглый и гладкий брелок, все еще не обращая внимания на надоедливую стандартную мелодию. Опять настройки сбились, отметила я на краю сознания, привалившись к двери и засунув ключ в замочную скважину.

Звонить перестали, а я все же ступила в спасительную прохладу. Захлопнула за собой дверь и, достав затихший телефон, кинула рюкзак на пол. Разулась, не нагибаясь. Это было бы слишком тяжело. С каждым днем беременность становилась все труднее и обременительней. Я никогда не была стройняшкой. Но сейчас я действительно походила на бегемота, такого круглого, что ему с тяжестью давался каждый шаг.

Телефон опять задрожал от вибрации, и на экране появился неизвестный номер. Я, вытерев пот со лба, все же провела по дисплею, отвечая на вызов.

— Слушаю, — голос все еще сбивался, слишком уж я запыхалась, поднимаясь на третий этаж.

— Залесская Аврора Сергеевна? — в трубке раздался строгий голос, а я направилась в единственную комнату своей съемной квартиры.

— Сгибнева, — поправила мужчину и, прижав плечом телефон к уху, аккуратно присела на диван, держась одной рукой за поясницу, словно та без моей помощи сломается и я развалюсь на части: ноги отдельно, туловище отдельно, — а второй рукой придерживая огромный живот, следуя тому же принципу. Ведь ощущение, что без помощи мой огромный живот отвалится и даже дородовой бандаж никак мне не поможет, меня не покидало.

Вообще, мало что могло помочь таким бегемотам, как я.

— Хм, странно. В копии вашего свидетельства о браке написано, что вы взяли фамилию мужа.

— У вас устаревшие сведения, — переведя дыхание, ответила я неизвестному мужчине. Все же, стоило только сесть и даже жизнь начала видется в других, более ярких красках. — Я развелась и вернула девичью фамилию обратно.

Ну не стану же я рассказывать незнакомому человеку, что пробыла в браке столь мало, что даже паспорт сменить не успела, а потом это стало совершенно не нужно.

— Абсолютно точно, у меня последняя информация. Простите, что не назвался, Владимир Григорьевич — юрист, представляющий интересы семьи Залесских. В данном случае Богдана Залесского.

Дочка, словно отзываясь на имя своего папочки, как на позывные, толкнула меня пяткой в ребро, вызывая болезненный стон.

— Аврора Сергеевна, с вами все в порядке?

— Да-да, — заверила юриста, поморщившись.

Неужели Залесский за девять месяцев так и не оформил документы о разводе?

— Вы не могли бы приехать в мой офис? У меня к вам очень деликатный разговор.

Мужчина назвал адрес, а я, прикусив губу, погладила живот. Дочь разбушевалась, издеваясь над моими ребрами. Хотя именно сегодня утром она была на удивление тиха, лишь низ живота подозрительно тянуло уже третий день. Посмотрела на запястье: прием в женской консультации у меня назначен через три часа.

— Если только сейчас, — тихо отозвалась, понимая, что как раз успею. Если там какие-то проблемы с разводом, то скорее надо их решить. До родов.

Владимир Григорьевич был настолько рад моему согласию, что уверил: машина меня уже ждет. Сервис, мать его так. Куда бы деваться.

Тяжело вздохнула, поднимаясь, и одернула удлиненную футболку, медленно добралась до коридора и, подняв с пола рюкзак, поспешила на выход. На удивление, у подъезда уже стояла машина, из которой сразу же вышел красивый, представительный мужчина — Олег Залесский, старший брат Богдана.

— Здравствуйте, — неуверенно поздоровалась с ним, тогда как он уставился на мой живот во все глаза. Да, такое трудно было не заметить.

— Это то, о чем я думаю? — обычная вежливость изменила ему, раз он поинтересовался моей беременностью настолько бескультурно.

Я пожала плечами и ускорила шаг к машине. На самом деле лишь попыталась его ускорить — тяжело передвигаться быстро, когда ты весишь тонну. Хорошо-хорошо, если верить таблицам измерений, то сейчас я приближалась скорее к центнеру.

Как бы ни ругала меня врач, но я набрала недопустимые двадцать килограммов за всю беременность при начальных восьмидесяти, оттого сейчас было настолько тяжко. Видимо, заметив мое состояние, все же мужчина был врачом, Залесский больше не приставал ко мне с расспросами, просто открыл переднюю пассажирскую дверь. Слава богу, что его машина была хоть и красивой, но не настолько огромной, как у Богдана. Во внедорожник в своем нынешнем положении я бы просто не сумела вскарабкаться.


Всю дорогу до юриста мы молчали, мужчина задумчиво косился на меня, а я не спешила заваливать его расспросами. Надо будет — расскажут. Своего интереса такие люди точно не упустят. В этом я больше нисколечко не сомневалась.

Олег припарковал машину, вышел и, обойдя ее по кругу, помог выбраться мне. Так же молча подставил локоть, чтобы я за него схватилась, и повел в здание. Лишь у входа в нужный кабинет мужчина нахмурился и заговорил:

— Слушай, может, чтобы тебя лишний раз не волновать, потом с этим разберемся? У тебя когда срок стоит?

Долго же он решался.

— Нет уж, — упрямо ответила я, безумно злясь. Злясь не на Олега, а на его братца. Почему тот не занимался тем, чем должен? — Я хочу решить все до родов.

Пару секунд о чем-то поразмышляв, Олег все же кивнул и взялся за дверную ручку. В этот момент, словно вихрь, из лифта выскочила эффектная блондинка в черном. Стуча каблуками по плитке, она неуловимо приближалась к нам.

— Олег, не смей! — закричала женщина на весь коридор, а я узнала в ней бывшую свекровь, которую видела лишь на фотографиях. — Владимир мне все рассказал, — запыхавшись, продолжила она, подойдя к нам и окинув меня уничижительным взглядом. — Ты ни за что не позволишь этой непонятной девке претендовать на имущество моего мальчика.

— Она имеет полное право, — твердо ответил мужчина, глядя матери в глаза. Женщина ему не уступала, сверлила его таким же бескомпромиссным тяжелым взглядом, от которого я бы провалилась на месте. От страха.

— Она ни на что не имеет прав. Девка с улицы. Непонятно откуда взявшаяся, — даже не глядя на меня, била женщина словами — похлеще, чем ее сын когда-то. — Ещё надо выяснить, не причастна ли она к его гибели. — Залесская зло на меня посмотрела, а я пошатнулась.

— Ч-что вы сказали?

На удивление, получилось очень громко.

— А ты что, не знала? — Блондинка с точеными чертами лица задержала на мне взгляд и лишь тогда натолкнулась на мой живот. После чего нахмурилась, но мне было не до этого.

— Чьей гибели? Чего я не знала? Черт возьми, объясните мне кто-нибудь уже, что здесь происходит!

Голос сорвался, а в глазах появились слезы, мозг не верил в услышанное, но работал безотказно. И ответ уже крутился на языке, но я не могла в него поверить.

Нет же. Кто угодно, но не Богдан.

— Вы же не о нем? — голос внезапно сел, и я начала шептать, уже ничего не видя. Меня опять качнуло, и кто-то крепко схватил за руку, не давая упасть.

— Это… Это его? — раздался женский голос, но я совершенно ее не видела и не понимала, кого и о чем именно она спрашивала.

Сердце забилось с бешеной скоростью, словно забирая весь кислород на себя, не давая мне сделать и вздоха. В этот момент я почувствовала, как внутри меня что-то щелкнуло, словно маленький пузырек с воздухом лопнул, и трусы со штанами намокли.

Господи, не могла же я обмочиться от шока? Попыталась проморгаться и чуть двинулась от мужчины, но по ногам потекло ещё сильнее.

— Боже, — ахнула я и посмотрела вниз. Огромный живот загораживал весь обзор, но только не Залесской. Она опустила голову, проследив за моим взглядом, и громко ахнула.

— Ты что, рожаешь?

— Не знаю, — потерянно ответила, прислушиваясь к своему состоянию. Ничего похожего на схватки не было, ведь говорили, что они настолько болючие, что их ни с чем не спутаешь. А у меня лишь тянуло низ живота и что-то непонятное текло по ногам. Но тут же поясницу прострелило огнём, а меня всю так скрутило, что я с трудом прохрипела: — Кажется, да.

Глава 1. Одиннадцать месяцев назад

Что такое не везет и как с этим бороться — эта фраза могла бы по праву стать моим жизненным кредо. Особенно сегодня.

— Отпусти! — заорала я что есть мочи на пьяного придурка. От него так сильно воняло перегаром, что меня начало подташнивать.

— Да че ты кочевряжишься? Ну? Не девочка же уже. Дай мне хоть разочек. — Сын квартирной хозяйки попытался ущипнуть меня за пятую точку, но я, с трудом выпутав из его захвата руку, замахнулась. Мужик не вовремя повернул голову и вместо пощечины получил хороший подзатыльник.

Да, я была далеко не маленькой девочкой. Совсем не походила на выпускницу школы — со своим-то ростом метр восемьдесят, и килограммов во мне было столько же, только без метра. Так что сила в руке была. Только вот придурок словно протрезвел, и его глаза тут же загорелись обожанием.

— У-ух! Кровь с молоком. У меня таких никогда не было. — И полез ко мне целоваться.

Я, не особо размышляя, резко распахнула дверцу большого коридорного шкафа, он как раз стоял за спиной мужчины, и врезала этой самой дверью пьяному идиоту по хребту. Какой бы большой я ни была, по силе мне далеко до любого мужчины.

— Пошел вон, урод! — закричала я и начала выталкивать его.

Видимо, на эмоциях и от неожиданности он все же поддался.

— Фух. — Я закрыла дверь и медленно скатилась по ней.

Лишь тогда меня отпустило и одновременно накрыло осознанием, что я с трудом спаслась. Вот и снимай так потом квартиру по знакомству. Хозяйка была какой-то старой маминой подругой и брала с меня в три раза меньше, чем стоило такое жилье. Плечи начали чесаться — наверное, от нервов, — и мне до жути захотелось на улицу. Тут же подорвалась и побежала на кухню.

— Слава богу, — шепнула, заметив удаляющуюся спину этого алкаша. Проследила за тем, как он скрылся далеко за поворотом, и быстро прошлась расческой по непослушным рыжим волосам.

Мамина гордость, за которую я отдувалась. Ей-то и правда шел такой образ: белокожая дюймовочка с рыжей гривой. А я пошла в родню отца своим телосложением, все его сестры были далеки от Дюймовочек, скорее самые настоящие бой-бабы. От мамы мне достался цвет волос и такая же белая кожа, только вот с одной неприятной деталью, точнее, с тысячами таких деталей. Конопушки. Все мое лицо, плечи, руки и спина были ими усыпаны. Круглый год, а не только весной, как у некоторых счастливиц.

Надела кеды и оглядела себя в зеркале перед выходом. Не красотка, что уж тут, но выглядела я вполне прилично, вроде даже не по-деревенски. Да и не из деревни я была, а из маленького сибирского городка на двести тысяч населения. Но страх, что кто-то увидит во мне деревенскую клушу, не покидал меня с самого приезда в столицу.

Выбежав во двор, я пошла в противоположную от тех домов, за которыми скрылся сын хозяйки, сторону.

Я решила поехать в парк и хоть чуть-чуть погулять. День был на удивление солнечным, но не жарким. Перед тем как спуститься в метро, я подставила лицо солнышку, наслаждаясь, и поняла, что нужно искать новую квартиру.

Может, в хостел пойти? Мне бы до поступления продержаться, а там выдадут комнату в общежитии.

Шумные людские потоки в подземном транспорте меня воодушевляли. Может, потом, когда привыкну, начну ненавидеть это. Судя по печальным лицам многих москвичей, именно это они и делают — ненавидят дорогу. Но я была в восторге. Каждый был занят своими мыслями и куда-то спешил.

Движение — жизнь, так всегда говорила моя бабушка по папиной линии, та самая, в которую пошли все папины сестры и я.

Вот и в Москве было так — город движения и жизни. Он никогда не спал, и я не переставала восторгаться этим. Хоть я не из тех наивных девушек, что как бабочки на свет летели в столицу — покорять Москву.

Я не хотела ее покорять. Я просто хотела получить достойное образование и устроить свое будущее.

Баллы ЕГЭ у меня были хорошими, и я разослала копии документов в пять вузов столицы. Среди них был и такой топовый, как МГУ, который уже вывесил свои списки на портале, меня там, конечно же, не оказалось. Не то чтобы я надеялась… Но все же.

На самом деле моей мечтой был другой вуз, в который я также не поступлю, но просто не могла не попытаться. Зато в два самых простеньких я попала, осталось дождаться результатов еще в одном и, конечно же, в моей наивной мечте — в Высшей школе экономики. Как бы я себя ни настраивала на неудачу, ведь там такой конкурс, что мне и не снилось, но расставаться с мечтами всегда тяжело.

Выбравшись из метро и заглянув в карту, я решила чуть-чуть сократить. Прошла в арку между домами и зашагала вдоль подъездной дороги. Открыла мобильный браузер и по привычке открыла закладки, как раз таки сайт Вышки. И надо было им вывесить списки в этот момент.

Я так отчаянно пыталась себя найти, что перестала смотреть по сторонам и адекватно воспринимать все, что происходило вокруг меня. Сердце затаилось, словно и не билось вовсе, глаза заслезились, но я все искала и искала свою фамилию. Конечно же, головой я уже понимала, что бесполезно. Но все же расставаться с мечтами невыносимо трудно.

— Не поступила, — шепнула одними губами, и в этот момент почувствовала удар и адскую боль в руке.

Кажется, меня сбила машина. Из-за собственной же неуклюжести.

— Девушка, с вами все в порядке?

Ко мне подбежала красивая ухоженная брюнетка и протянула мне ладонь с аккуратными красными ноготками и красивыми кольцами на тоненьких пальцах.

— Все нормально, — ответила ей и попыталась принять помощь, но правая рука не желала разгибаться. — А-а-у, — всхлипнула я и протянула девушке вторую руку. Стоило мне только приподняться, как я оказалась выше ее на голову. — Кажется, что-то с рукой. Вы меня простите. — Я огляделась, пытаясь понять, как здесь вообще оказалась.

Я повернула в другие дворы, и девушка на очень красивой серебряной машине, наверное, просто не успела меня заметить. Хорошо, что она ехала на небольшой скорости.

— Ох, рука. — Она округлила глаза и, прикусив пухлую губу, закрутила головой. Поблизости никого не было. — Так, поехали-ка, я тебя к врачу отвезу, — строго сказала она и начала меня подталкивать к своей шикарной машине.

Я и опомниться не успела, как оказалась в салоне автомобиля. Внутри вкусно пахло ванилью. На панели лежали большие солнцезащитные очки с розовыми стеклами, которые девушка тут же надела, став похожей на стрекозу.

— Пристегнись, — коротко бросила она, переключая скорость.

Я по привычке подняла руку и вспомнила о боли. Словно до этого ее не чувствовала или просто не нужно было ей шевелить. Я застонала и другой рукой подхватила себя под запястье, именно там болело сильнее всего.

— Да блин же, — простонала брюнетка и наклонилась ближе, пристегивая меня ремнем безопасности. — Евгения, — отстранившись, произнесла она и все же надавила на педаль газа. — Слушай, будем надеяться, что ничего страшного, — быстро проговорила девушка, затем протянула ладонь, взяла гарнитуру с панели и, воткнув ее в ухо, начала кому-то звонить.

— Олежа, ты сейчас сильно занят? — ласково произнесла она, сменив интонацию, а я только сейчас поняла, что, представившись, Евгения даже не спросила, как зовут меня. Конечно, я могла бы и сама назвать свое имя, но по лицу девушки было видно, что она и слушать бы не стала. — У меня проблема. Большая-большая. Слушай, не перебивай, я была в гостях у Светланки, выезжала из двора, повернула и врезалась в девушку. — Брюнетка косо на меня глянула через розовые линзы очков. — Не сильно, но у нее болит рука. Я ее к тебе привезу, ладно?

— Не ладно! — вмешалась я в разговор, а девушка на меня лишь шикнула и продолжила со страдальческим выражением лица слушать мужчину. — Не надо меня ни к какому Олеже, — предприняла я еще одну попытку, волнуясь.

Хватит с меня на сегодня мужчин.

— Вот и поговоришь с ней, чтобы она не стала выдвигать никаких претензий. Я не могла там остаться! — выкрикнула девушка, и меня начало потряхивать. Боковым зрением посмотрела на двери: черт, они были заблокированы. Да и не выпрыгивать же на ходу из машины, в самом-то деле. — У меня не было с собой прав и остальных документов. Я забыла дома сумочку, — устало произнесла она и задержала взгляд на зеркале заднего вида, я обернулась и заметила розовую, как и ее очки, сумку. Возможно, другая? А может, она врет мужчине? Впрочем, не мое дело. ...

Скачать полную версию книги