Храбрая сердцем (fb2)

- Храбрая сердцем (пер. Т. А. Денисова) (и.с. disney. Любимые мультфильмы. Книги для чтения) 1.92 Мб, 67с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ирен Тримбл

Настройки текста:



Ирен Тримбл - Храбрая сердцем

Литературно-художественное издание

Для среднего школьного возраста


ЛЮБИМЫЕ МУЛЬТФИЛЬМЫ

Книги для чтения


BRAVE



Руководитель направления Т. Суворова

Ответственный редактор С. Мазина

Художественный редактор И. Успенский

Технический редактор О. Лёвкин

Компьютерная верстка М. Лазуткина

Корректор М. Козлова

Пролог

Солнце ярко светило над зелёной поляной, а густая трава склонялась и танцевала на ветру. Несмотря на то что вокруг стоял дикий лес, молодая счастливая семья устроилась под шатром, наслаждаясь беззаботным пикником на свежем воздухе. Неподалёку расположились несколько стражей. Король с королевой обожали свою маленькую принцессу и не стали бы рисковать её безопасностью.

Но сама девочка осторожностью не отличалась. Бойкая и своенравная шестилетняя малышка бегала по поляне, а её кудрявые рыжие волосы развевались у неё за спиной. Потом она, смеясь, нырнула за камень. Её мать, королева, сделала вид, будто не видит дочку, и принялась озираться по сторонам. Неожиданно она нагнулась к небольшому валуну и начала щекотать притаившуюся за ним девочку, которая тут же выскочила, заливисто смеясь. Принцесса вырвалась и бросилась бежать, их игра в прятки началась заново.

Король был крупным и грозным на вид мужчиной, и когда он вставал, то практически закрывал собой солнце. Но принцесса его не боялась. Она оживлённо скакала вокруг отца, и мужчина смеялся, глядя на дочурку. Он положил лук и стрелы на стол, и малышка подошла рассмотреть оружие поближе. Девочка нежно провела пальчиками по луку, любуясь его резьбой.

Мужчина наблюдал, как его дитя пытается поднять массивный лук, едва стоя на ногах под его тяжестью. Он погрозил ей пальцем, предупреждая, что лучше оставить эту затею. На разочарование в её взгляде было больно смотреть... пока король не вытащил другой лук. Он был сделан из светлого дерева, очень красивый, почти как настоящий, но меньше и легче. Принцесса восторженно ахнула. Неужели это для неё?

До конца дня девочка возилась со своей прекрасной новой игрушкой, изучая, как правильно ставить стрелы и с какой силой нужно натягивать тетиву. Наконец она сделала первый выстрел... Но стрела пролетела над мишенью и скрылась в чаще.

Принцесса побежала в лес, чтобы найти её. Она шарила по кустам и вдруг заметила мерцающий голубой огонёк. Он словно танцевал в воздухе, иногда яркий, а иногда еле заметный. Девочка была очарована. Потом, так же внезапно, огонёк исчез.

Король и королева находились неподалёку. Когда они нашли дочку, малышка рассказала им о голубом огоньке. Король рассмеялся и сказал, что это всё игры её воображения. А вот королева вдруг посерьёзнела. Она поведала, что этот блуждающий огонь – волшебное существо, которое может привести к твоей судьбе. Он может принести богатства и славу, а может – и погибель.

Однако семья недолго размышляла о значении этого огня. Тяжело переваливаясь с ноги на ногу и грозно рыча, прямо перед принцессой появился огромный медведь. Зверь встал на задние лапы. Он был гигантским – намного выше короля. И взгляд его был устремлён на девочку.

В одно мгновенье король закрыл собой жену и дочь, встав между ними и громадным зверем.

– Бегите! – приказал он своей семье.

Медведь злобно зарычал. Щёлкая зубами, чудовище направлялось к королю, но тот даже не дрогнул. Яростно сверкнув глазами, он вынул свой меч и встретил нападение медведя почти таким же звериным рыком.

Глава 1

Давным-давно, когда мир был ещё полон магии, горы Северной Шотландии населяли могучие, крепкие воины, сплочённые в кланы. Никто уже не помнит, почему эти гордые люди поселились на зелёном, обдуваемом ветрами нагорье, и лишь потёртые камни их величественных замков хранят историю этого народа. Но если бы эти камни могли говорить, они бы, без всякого сомнения, поведали удивительные сказки, полные волшебства и приключений.

Развалины замка Данброх могли бы рассказать побольше других. Именно здесь – в королевстве Данброх – много лет назад началась одна из величайших историй всех времён. А для юной девушки по имени Мерида мир в то время состоял из одних правил.

Эта шестнадцатилетняя девушка была принцессой королевства. Сколько Мерида себя помнила, мать готовила её к тому дню, когда она взойдёт на трон в качестве королевы. Этот титул несёт в себе обязанности и ответственность. Королева Элинор часто указывала дочери на то, что прежде всего королева должна обладать грацией и хорошей осанкой – двумя качествами, с которыми, по твёрдому убеждению Мериды, её мать просто родилась. Вот почему эта женщина в течение всего дня контролировала каждый шаг принцессы: она хотела сделать свою дочь похожей на... себя. По крайней мере, так казалось Мериде.

Но её не волновали грация и осанка. Она любила посмеяться вдоволь или послушать рассказы своего громкого, смелого отца – короля Фергуса. Этот грузный рыжебородый король был настоящим горным воином. О его бесстрашных боевых подвигах ходили легенды. Но теперь, в мирное время, от великого и блистательного прошлого у него остались лишь воспоминания, которые он без труда превращал в захватывающие истории.

Особенно он любил рассказывать о том, как потерял ногу в схватке с медведем Морду. Эта история произошла ещё в те времена, когда Мерида была совсем ребёнком. И, к большому удовольствию девушки и её трех младших братьев, король Фергус не упускал ни единой детали.

Мерида считала, что её лохматые братья-тройняшки – Хэмиш, Хьюберт и Харрис – были счастливчиками. По её мнению, им бы и убийство сошло с рук, и всё, чем они занимались, так это суетились вокруг своей няни Моди, не упуская случая как-нибудь напроказничать. Мерида называла их маленькими дьяволятами.

Иногда она смотрела в своё окошко, из которого открывался вид на живописное голубое озеро, где располагалась пристань Данброх, и вздыхала. Она-то не могла делать всё, что ей вздумается. Казалось, что будущее всего королевства зависит от Мериды. И поэтому королева нагружала её бесконечными уроками, а ожидания её были непомерно высоки.

Глава 2

Мерида пыталась усваивать всё, чему её учила королева Элинор. Однажды у них был урок ораторского искусства для публичного выступления. Он всегда проходил в большом зале, где подданные обычно собирались, чтобы послушать речь королевы. У дальней стены огромного зала на возвышении стояли троны королевы Элинор и короля Фергуса, а рядом с ними – небольшие, украшенные резьбой – для Мериды и тройняшек. Комнату согревал большой камин, над которым висел герб клана Данброх.

Мерида стояла перед троном своей матери, а Элинор находилась на балконе в противоположном конце пустой комнаты. Принцесса нервно откашлялась и начала декламировать:

– Ах, Робин, славный Робин, ты узнаешь обо мне.

Мерида посмотрела на мать в надежде на её одобрение.

– Громче! – воскликнула Элинор.

Сглотнув, девушка закричала:

– Ты! Узнаешь! Обо мне!

Элинор покинула балкон и направилась к дочери, качая головой.

– От-чёт-ли-вей. Всем в этой комнате должно быть понятно, что ты произносишь. Иначе твои усилия напрасны!

Принцесса закатила глаза и пробормотала:

– Они и так напрасны.

– Я тебя слышала, – рявкнула Элинор.

Бедная Мерида не знала, куда деваться от поучений матери. Когда она присоединилась к родителям во время соколиной охоты в окрестностях замка, это тоже обернулось очередной лекцией.

Королева стояла, выпрямив спину, и держала на руке, защищённой специальной перчаткой, сокола в шапочке.

– Принцесса наслаждается только элегантными занятиями, – заявила Элинор, когда они с королём отпустили своих птиц.

Внезапно сокол королевы врезался Фергусу прямо в лицо. Мерида украдкой захихикала, но, когда её отец всполошился и упал на землю, не удержалась и разразилась громким хохотом.

Элинор же никогда не теряла самообладания.

– Принцессе не подобает смеяться, хихикать или хохотать в голос, – спокойно сказала королева дочери. – Она смеётся глазами.

Элинор также настаивала, чтобы Мерида изучала географию и запомнила гербы всех кланов.

– Принцесса должна хорошо знать своё королевство, – как-то раз говорила она своей ученице, рассеянно рисовавшей что-то на краю пергамента.

Заметив это, мать выхватила у неё листок:

– Она не рисует каракули!

Даже когда Мерида, исключительно ради развлечения, дёргала струны своей арфы, Элинор сидела прямо, внимательно слушая её.

– Здесь будет си, дорогая, – говорила она, поправляя игру Мериды.

Принцесса чувствовала себя намного счастливее, когда могла расслабиться, проводя время со своим отцом. Они с Фергусом любили устраивать дружеские поединки во дворе. Король очень гордился умением дочери владеть мечом и луком. Девушка была почти так же хороша, как и он в свои юные годы. Однажды во время тренировки Мерида так сильно ударила его по деревянной ноге, что выбила её, отчего отец растянулся на земле. Она как раз плясала свой коронный танец по случаю своей победы, когда подоспела королева Элинор с готовым замечанием.

– Принцесса никогда не злорадствует, – сказала она, приблизившись к ним.

На следующий день на рассвете королева энергично откинула балдахин на кровати дочери и оживлённо произнесла:

– Принцесса встаёт рано!

Девушка с трудом открыла глаза и кивнула.

В тот день, как и всегда, вечерняя трапеза обернулась поучением. К тому времени, когда вся семья собралась в большом зале на ужин, Мерида проголодалась. Следуя примеру своего отца и братьев, она запихала в рот ломоть хлеба и кусок сыра.

– Принцесса не набивает рот, – чопорно сказала Элинор.

В очередной раз королева говорила дочери, что принцесса должна делать, а что нет.

Каждый день, с утра и до вечера Мерида слышала одни и те же слова снова и снова:

– Принцесса должна быть милосердной. Терпеливой. Внимательной! Аккуратной. И, кроме всего прочего... идеальной во всём!

Мериде казалось, что с каждым новым замечанием стена между ней и матерью растёт. Со временем эта стена стала такой же высокой и прочной, как стены замка Данброх.

Глава 3

Изредка у Мериды всё-таки выдавался денёк, когда ей, к большому её облегчению, не нужно было быть принцессой. В такие дни могло случиться всё, что угодно, а она могла ничего не делать и просто быть собой. Не было ни требований, ни нравоучений.

В один из таких дней девушка, едва проснувшись, схватила лук, подаренный отцом. Она промчалась через весь замок, торопясь поскорее добраться до конюшни к своему верному Ангусу. Это был крупный конь из породы тяжеловозов, почти вдвое выше Мериды. Его гладкая шерсть была чёрной как смоль, а широкие полоски над мощными копытами и пятнышко между большими карими глазами – белого цвета.

Мерида прошла в стойло и поприветствовала Ангуса, обняв его огромную голову. Она чувствовала, что они по-настоящему понимают друг друга.

Принцесса лихо запрыгнула ему на спину и галопом пронеслась через массивные ворота замка. Больше всего на свете эти двое любили свободу.

– Вперёд! – кричала Мерида, и её длинные рыжие волосы развевались на ветру, когда она скакала по каменному мосту, направляясь прямиком в дремучий мшистый лес, окружавший замок Данброх.

Пока Ангус мчался к соломенным мишеням, прикреплённым к деревьям на опушке леса, девушка вытащила свой лук. Она натянула тетиву и несколькими меткими выстрелами поразила их все. Принцесса улыбнулась. Она никогда не промахивалась.

Солнце начинало припекать, и Мерида отвела коня в тенёк. Затем она достала ножик и, прислонившись спиной к дереву, принялась вырезать на древке своего лука старинный кельтский символ в память об этом прекрасном дне. Внезапно раздался громкий орлиный крик. Мерида изумлённо посмотрела на огромного беркута, кружившего над её головой. Она сочла его появление хорошим знаком.

После отдыха принцесса вновь оседлала Ангуса, и они направились в глубь лесной чащи. Наконец перед ними предстал огромный вертикально стоящий камень, по высоте превосходящий даже башни замка Данброх. Согласно легенде, это место называлось Зубом Старухи.

Мерида обвела взглядом крутую скалу перед собой и улыбнулась. Ангус испуганно отступил назад. Похоже, он почувствовал, что замышляет его хозяйка.

Глава 4

Ангус с беспокойством наблюдал, как Мерида нашла в скале выемки для рук и ног и начала карабкаться. Переставляя одну руку за другой, она медленно поднималась по Зубу Старухи. Порой она оступалась, поскольку мелкие камешки сыпались у неё из-под ног, но принцесса не ослабляла хватку.

Забравшись достаточно высоко, Мерида увидела далёкие горы, прежде скрытые от неё густыми кронами деревьев, и – далеко внизу – пристань Данброх. Но только достигнув вершины, она поняла, что не только высота делает это скалу легендой. Когда солнце перевалило за гребни гор, солнечный луч упал на водопад, находившийся рядом с Зубом Старухи. Каков же был восторг Мериды, когда он внезапно превратился в сверкающий поток золотистых искр!

При виде такой необычайной красоты у принцессы перехватило дыхание. Девушка сложила ладони ковшиком и подставила их под струи воды, а потом, утолив жажду, окликнула стоявшего внизу Ангуса, чтобы поделиться с ним своей безграничной радостью. Это был Огнепад – водопад, о котором она слышала из старинных сказок и песен.

Мерида могла бы любоваться этим видом ещё и ещё, но солнце садилось, а значит, пора было возвращаться домой. Семья будет ужинать в большом зале, и её там ждут.

Принцесса миновала ворота и насквозь проехала деревню, расположенную в пределах замковой стены. Она слезла с Ангуса и отвела его в конюшню.

– Я умираю с голоду! Ты тоже? – спросила она коня. Перед тем как вернуться в замок, она принесла ему ведро овса.

После чего, всё ещё взволнованная своим приключением, Мерида повесила лук на плечо и через заднюю дверь вошла в замок. Оказавшись в кухне, она не удержалась и схватила с длинного деревянного стола несколько свежих булочек и печений. Откусив солидный кусок булки, девушка тихонько поднялась по лестнице, ведущей из кухни в большой зал, в надежде, что её опоздание останется незамеченным.

Семья собралась за круглым столом в центре просторной комнаты. До Мериды донеслись слова из истории, которую её отец рассказывал тройняшкам. Элинор же была занята целой кучей свитков и листов пергамента и, казалось, совсем не заметила Мериду.

Та тихонько села и положила лук на стол. Принцесса любила истории отца, хотя и слышала их уже множество раз.

Тройняшки с широко раскрытыми глазами внимали излюбленной легенде Фергуса о себе самом.

– И потом неизвестно откуда появился самый огромный медведь, которого я когда-либо видел! Вся его шкура была усеяна обломками оружия павших воинов, морда была покрыта шрамами, а одного глаза вовсе не было!

Чучела убитых на охоте медведей, выстроенные вдоль стен большого зала, делали историю Фергуса ещё более впечатляющей.

– Тогда я достал свой меч, – продолжал король, – и...

– Вжух! – воскликнула Мерида, взмахнув рукой. – Взмах – и меч разлетелся вдребезги, а потом р-р-раз – и отец остался без ноги! Она оказалась в пасти у монстра!

Тройняшки в ужасе затаили дыхание.

– О, это моя любимая часть! – произнёс Фергус, улыбаясь.

Принцесса продолжила историю, её голос перешёл на шёпот.

– С тех пор медведя Морду больше никогда не видели, – поведала она братьям, ловившим каждое её слово. – Но по сей день бродит он в лесных дебрях, ожидая удобного случая, чтобы отомстить. Р-р-р! – Мерида зарычала, вскинув руки с согнутыми пальцами, изображая когтистые лапы чудовища.

Мальчики разинули рты, но Фергус лишь пожал плечами.

– Пусть только попробует вернуться, – заявил король. – В этот раз я его точно прикончу.

Рассказчица улыбнулась и собралась приступить к еде... как вдруг королева Элинор произнесла, не отрывая взгляда от бумаг:

– Принцесса не кладёт оружие на стол.

Мерида вздохнула:

– О, мам! Это же просто мой лук.

Королева Элинор бросила на неё испепеляющий взгляд.

– По моему мнению, у принцессы вообще не должно быть оружия.

– Ох! Оставь её! – сказал Фергус жене. – Умение сражаться никому не повредит. Даже принцессе.

Девушка молча убрала лук со стола, а Элинор вернулась к своим свиткам.

– Мам, ты ни за что не угадаешь, что я сегодня сделала! – взволнованно произнесла Мерида несколько минут спустя.

– М-м-м? – донеслось из-за кипы бумаг.

– Я забралась на Зуб Старухи и выпила воды из Огнепада!

Королева не подняла взгляда, но на Фергуса и тройняшек услышанное произвело неизгладимое впечатление.

– Огнепада? – воскликнул потрясённый король. – Сказывают, что лишь короли древности были достаточно храбрыми, чтобы выпить огонь!

Мерида просияла, когда Фергус подмигнул ей и коснулся её подбородка своей огромной рукой. От похвалы отца принцесса преисполнилась гордости.

– Что ты сказала, дорогая? – отстранённо спросила Элинор.

– Ничего, мам, – ответила Мерида, уверенная в том, что не хочет ради матери повторять рассказ, который та наверняка не одобрит.

Королева подняла голову. Её взгляд упал на тарелку дочери.

– Так мы голодные, да? – сказала она, сердито глядя на гору булочек, лежащих перед Меридой.

Принцесса вздохнула:

– Мам...

Элинор внезапно оживилась.

– Потом будешь мучиться от ужасных болей в животе! – восклицала она. – О, Фергус, не мог бы ты взглянуть на тарелку своей дочери?

Король продолжал есть из своей тарелки, в которой лежало примерно такое же количество еды, как и у Мериды.

– И что? – произнёс король, пожимая плечами.

В этот момент в Большой зал ворвались две его любимые гончие. Огромные собаки запрыгнули Фергусу на колени. Всё это раздражало королеву Элинор. Никто в её семье не умел вести себя по-королевски. Она выплеснула своё недовольство на тройняшек, которые упрямо отказывались есть что-либо, кроме сладкого.

– Мальчики, ешьте свой хаггис [национальное шотландское блюдо из бараньих потрохов, сваренных в бараньем желудке]! – рявкнула Элинор.

Братья посмотрели на сероватое мясо, лежащее на тарелках, и их лица скорчились от отвращения.

– Как вы узнаете, что вам это не нравится, если не попробуете? – настаивала их мать, меняя тактику и переходя к уговорам. – Это просто желудок ягнёнка. Давайте ешьте, это вкусно!

В этот момент в Большой зал вошла Моди, няня маленьких упрямцев, и протянула Элинор три конверта. Королева с благодарностью их приняла. Казалось, её обрадовала возможность отвлечься от своей неуправляемой семьи. К тому же, когда она изучила содержимое конвертов, её лицо осветилось улыбкой. У неё были кое-какие планы, и эти письма могли иметь большое значение для их осуществления (а вместе с тем и для всего королевства), поэтому она с нетерпением ожидала их.

Глава 5

Элинор не обратила внимания на переполох, который происходил за обеденным столом, пока изучала письма. Собаки, сидевшие у Фергуса на коленях, уже ели с его тарелки.

– Эй, эй, эй! А ну, прочь от моей еды, жадные дворняжки! – смеясь, сказал король. Потом поднял свою деревянную ногу. – Жуйте это, грязные псы!

Мерида тайком передавала свои булочки братьям, которые отказывались есть хаггис. Сидя под столом, один из проказников-тройняшек взял длинное полотенце и привязал здоровую ногу отца к ножке стола.

Элинор оторвалась от чтения писем как раз в тот момент, когда мальчики заняли свои места, а Мерида поставила перед собой опустевшую тарелку.

– Фергус! – воскликнула Элинор. – Они все согласились!

– Кто на что согласился, мам? – спросила Мерида.

Лицо Элинор вдруг стало серьёзным. Она повернулась к тройняшкам.

– Мальчики, вы свободны.

Мерида закатила глаза. Весь её предыдущий опыт говорил о том, что, если братья «были свободны», это означало, что у неё были проблемы. Тройняшки мгновенно умчались из-за стола. Собаки сорвались с места и с лаем последовали за мальчиками.

Принцесса сидела, понурив голову.

– Ну, что ещё? Что я натворила на этот раз?

– Твой отец хочет кое-что с тобой обсудить, – сухо ответила Элинор.

У короля от удивления напиток брызнул изо рта. Супруга уверенно кивнула ему.

– Фергус? – сурово сказала она.

Мужчина нехотя прочистил горло.

– Мерида, – начал он.

Но Элинор не могла больше сдерживать свою радость.

– Лорды представят своих сыновей как кандидатов тебе в мужья! Тебя ждёт помолвка с одним из них, – сказала она с нотками триумфа в голосе.

– Что? – ошеломлённо произнесла Мерида. – Кандидатов в мужья?

– Кланы согласились, – сказала Элинор.

Мерида впервые слышала о помолвке и замужестве. Она обернулась к отцу:

– Пап?!

– Что? Я... эм... ты... – запинаясь, пробормотал Фергус. Потом указал на жену и произнёс: – Она, эм... Элинор!

Мерида сползла вниз по стулу и опустила голову на стол. Она понятия не имела, что собой представляла эта помолвка, но была абсолютно уверена, что не хочет в этом участвовать.

– Честное слово, – сказала Элинор, – я не понимаю, почему ты так реагируешь. В этом году в Играх Горцев представители всех кланов будут состязаться за твою руку.

Мерида стукнула кулаком по столу и закричала:

– Полагаю, принцесса всегда должна реагировать так, как ей говорят!

– Принцесса не повышает голос! – ответила Элинор. – Это то, к чему ты готовилась всю свою жизнь.

– Нет, – произнесла девушка, в упор глядя на свою мать, – это ты готовила меня к этому всю мою жизнь. – Мерида резко встала из-за стола. – Я на это не пойду! Ты не можешь заставить меня! – выпалила она и выбежала из Большого зала.

– Мерида! – закричал Фергус, вскакивая на ноги, чтобы остановить её. Но его нога была привязана, и мужчина с оглушительным грохотом перевернулся вместе со столом. По Большому залу разнёсся звон бьющихся тарелок.

– Мальчики! – завопил король, моментально вычислив преступников.

Глава 6

Мерида поднялась по каменной лестнице, ведущей из Большого зала в её комнату, и громко хлопнула дверью. Потом она взяла меч и выместила злость на пологе своей огромной кровати, искромсав его в клочья.

Всё ещё держа меч обеими руками, принцесса взмахнула им с силой, достойной дочери настоящих горцев, и нанесла мощный удар по столбику кровати. Затем она запрыгнула на постель, готовясь продолжить своё занятие, но, подняв голову, увидела, что в дверном проёме стоит Элинор и внимательно на неё смотрит.

Мерида замерла, уставившись на мать.

– Кандидаты? В мужья? – спросила она.

Элинор не ответила. Вместо этого она молча пересекла комнату, держа в руках шахматную доску, и села перед камином.

– Когда-то существовало одно древнее королевство, – начала она.

Мерида закатила глаза и плюхнулась на кровать.

– О мам, – произнесла девушка. При одной лишь мысли об очередной скучной лекции на неё накатила усталость.

Но Элинор осторожно поставила четыре шахматные фигуры – четыре коня, – формируя на столе квадрат. В центр она поместила короля и продолжила историю:

– Его название давно позабыто. Королевством правил мудрый и справедливый человек, которого все очень любили. Когда король постарел и не мог больше выполнять свои обязанности, он поделил своё королевство между четырьмя сыновьями, которые должны были стать опорой этой страны и поддерживать её в мире

Невольно заинтересовавшись, Мерида подвинулась к Элинор поближе и увидела, что её мать убрала короля из центра. Потом она аккуратно поставила доску на четырёх коней.

– Но старший сын захотел править страной один. Он выбрал путь одиночества и гордыни, и королевство пало в результате войны, хаоса и разрухи.

Элинор вытащила одного коня из-под шахматной доски, из-за чего та наклонилась и упала. Фигуры в беспорядке рассыпались по полу.

– Какая славная история, – вздохнула принцесса, демонстрируя равнодушие.

– Это не просто история, Мерида! – воскликнула Элинор, отчаянно пытаясь достучаться до дочери. – Легенды – это уроки прошлого. В них сокрыта истина.

Девушка повернулась к ней спиной и пробормотала:

– Ох, мама!

Королева сделала глубокий вдох и решительно заявила:

– Я бы посоветовала тебе смириться с этим. Кланы приедут, чтобы представить претендентов на твою руку.

Мерида начинала понимать, что у неё и в самом деле нет выбора.

– Это нечестно! – запротестовала она, чувствуя себя загнанной в угол.

Но терпение её матери уже подошло к концу:

– Мерида, это всего лишь брак! Это не конец света!

После этих слов Элинор покинула комнату, хлопнув за собой дверью.

Мерида не знала, как ей донести до мамы тот факт, что для неё потеря свободы намного хуже конца света.

Глава 7

Над Большим залом, сразу за спальнями семейства, находилась гобеленовая комната. Одну из стен занимал огромный гобелен, где был представлен клан Данброх в счастливые времена. Фергус в своём самом лучшем килте [традиционная шотландская одежда мужчин, представляющая собой юбку] гордо стоит в окружении семьи. Рядом с ним изображена Элинор, а между ними – их обожаемая дочка Мерида. Опрятные тройняшки хотя бы тут выглядят послушными.

Королева вошла в комнату и принялась вышивать, поглядывая на гобелен. Ей бы хотелось, чтобы управлять жизнью было так же просто, как вышивать картину.

В дверь заглянул Фергус.

– Ты разговариваешь сама с собой, – сказал он своей жене.

– Неправда, – ответила Элинор, не поднимая головы.

– Правда-правда, – произнёс он с улыбкой. – Милая, ты всегда бормочешь себе под нос, когда тебя что-нибудь беспокоит.

Королева не отрывала глаз от вышивки.

– Это ты виноват! – воскликнула она. – Мерида вся пошла в тебя.

Мужчина улыбнулся и вошёл в комнату. Он был вынужден признать, что дочь унаследовала свою тягу к приключениям от него, как и огненно-рыжие волосы.

– Я так понимаю, разговор прошёл не совсем удачно? – спросил Фергус.

Элинор вздохнула и прервала своё занятие. Она взглянула на мужа.

– Я не знаю, что делать.

– Поговори с ней, дорогая, – ответил Фергус.

– Я и говорю, но она меня не слушает, – произнесла Элинор.

Король взял стул и сел рядом с женой.

– Попробуй сейчас, – сказал он, надеясь при-ободрить её. – Давай, я притворюсь Меридой. Поговори со мной. Что бы ты сказала?

Элинор нахмурила брови.

– Ох. Я так не могу.

– Конечно, сможешь, – ласково произнёс Фергус.

Элинор взглянула в его большое открытое лицо, и к ней вернулось её королевское самообладание.

– Вот это моя королева, – похвалил жену Фергус.

Затем, пытаясь подражать дочери и надеясь, что королева втянется в эту игру, он запричитал тоненьким голоском:

– Я не хочу выходить замуж. Я хочу быть свободной, хочу скакать по долине, позволяя волосам развеваться на ветру, и выпускать стрелы навстречу закату!

– Мерида, – сказала Элинор, глядя мужу в глаза. – Мы потратили на твоё воспитание и обучение столько труда и времени, стремясь дать тебе всё то, чего у нас самих никогда не было. Я хочу спросить тебя: чего ты от нас ждёшь? Я понимаю, должно быть, сейчас жизнь кажется тебе несправедливой. Даже у меня были сомнения, когда пришло время моей помолвки.

– Что? – удивлённо произнёс Фергус.

– Но мы не можем забывать о том, кто мы есть, – продолжила Элинор. – Если бы ты только постаралась понять, что я делаю всё это из-за любви к тебе... – Она немного помолчала, раздумывая о чём-то, и наконец произнесла: – Я думаю, ты бы поняла меня, если бы только... выслушала.


* * *

В то же самое время Мерида находилась в стойле Ангуса. Она была занята тем, что устилала пол свежей соломой, но в основном просто разговаривала со своим конём, пытаясь выплеснуть всё, что накопилось в ней за последние часы.

Принцесса знала, что во власти её матери остановить всю эту чушь с помолвкой. Она посмотрела на Ангуса и притворилась, что разговаривает с Элинор.

– Разве, если ты отменишь встречу, это их убьёт? Ты – королева. Ты могла бы сказать лордам: «Принцесса пока не готова к этому важному шагу и, возможно, никогда не будет готова, вот такие дела. Хорошего вам дня! Ждём от вас объявления войны завтра утром».

Ангус наклонил голову, пытаясь её понять. Мерида посмотрела в его большие карие глаза.

– Я не хочу, чтобы моя жизнь закончилась вот так. Мне нужна свобода. Думаю, ты могла бы меня понять, если бы только... выслушала, – произнесла она, представляя лицо своей матери.

Ангус фыркнул и мотнул головой, возвращая Мериду в реальность. Она вздохнула и решительно заявила:

– Клянусь, Ангус, этого не произойдёт. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы не допустить этого.

Но несколько дней спустя Мерида проснулась от звука барабанов, доносящегося с кораблей, которые уже подплывали к пристани Данброх.

Её женихи прибыли.

Глава 8

Лорд Макинтош, одетый в килт с синим тартаном [клетчатый орнамент, его расцветка определяла принадлежность к определённому клану], гордо стоял на носу своей большой деревянной лодки. Люди его клана с разукрашенными синим цветом лицами повторяли: «Ма-кин-тош!», а бой барабанов на палубе помогал гребцам уверенно войти в гавань Данброх.

Лорд Макинтош был застигнут врасплох, когда лодка лорда Макгаффина внезапно пристроилась рядом. Молодой Макгаффин, один из претендентов на руку Мериды, начал скандировать в такт барабанам своего корабля: «Мак-гаф-фин! Мак-гаф-фин!». Вскоре весь его клан кричал: «Мак-гаф-фин!»

Потом к этим двум кораблям присоединился третий, принадлежавший клану Дингваль. Старый лорд Дингваль затянул свою речёвку, вскоре подхваченную его сыном и остальными представителями клана: «Динг-валь! Динг-валь! Динг-валь!»

Пока кланы состязались в том, кто сильнее гребёт и громче кричит, палочки одного из барабанщиков разлетелись в щепки. Но и он продолжал стучать двумя кривыми обломками. Это было соревнование, которое ни один из кланов не хотел проигрывать. Всем известно, что тот, кто прибудет первым, произведёт лучшее впечатление, и это могло повлиять на решение королевской семьи. Каждый из лордов стремился, чтобы именно его сын завоевал руку принцессы Мериды... и титул принца. Каждый из них мечтал о будущем наследнике, который однажды мог стать королём.

Тем временем в замке Данброх Мерида, стоя у окна, наблюдала, как корабли лордов лавируют по сверкающей глади бухты. Она в гневе отвернулась от окна. Её судьба и свобода находились сейчас в чьих-то руках. Она была словно пешка на шахматной доске, и казалось, этой игрой наслаждались все, кроме неё.

Мериде пришлось задержать дыхание, когда королева Элинор затягивала её в тугой корсет. Потом она натянула на дочь через голову длинное платье из голубого бархата. Королева расчесала сильно вьющиеся волосы Мериды и ловко затянула их в элегантный, плотно облегающий капюшон, называемый платом. Принцесса посмотрелась в зеркало. Она ощущала себя фаршированной связанной гусыней, которую собираются зажарить.

Элинор же, одетая в длинное струящееся платье зелёного цвета, ахнула:

– Ты выглядишь просто великолепно!

– Я... я не могу дышать! -– прохрипела Мерида.

– Ох! – восхищалась Элинор, игнорируя недовольство дочери. – Повернись-ка.

Мерида, покачиваясь, описала круг.

– Не могу двигаться, – простонала она. – Оно слишком узкое.

Но королева была в восторге.

– Идеально!

Принцесса умоляюще посмотрела в глаза матери. Женщина вдруг замерла. Казалось, она собирается сказать Мериде что-то ещё.

Но мгновение спустя Элинор отвела взгляд и произнесла лишь:

– Не забудь улыбаться.

Глава 9

Стражники, стоящие у дверей Большого зала, то и дело выглядывали наружу, чтобы не пропустить прибытие лордов в окружении их могучих кланов.

– О! Они идут! – прокричал один из стражников.

В Большом зале на невысоком помосте стояла королевская семья, готовая принимать гостей.

– По местам, все по местам! – скомандовала Элинор, знаками веля Мериде сесть на трон.

Принцесса заняла своё место, но демонстративно вытащила локон из-под плата, и теперь он свисал у неё между глаз. Элинор тут же засунула его обратно. Затем повернулась к богато одетому Фергусу и стала поправлять его красный клетчатый килт и пояс.

– Я отлично выгляжу, жена. Оставь меня в покое, – протестовал он. Но королева продолжала нервно суетиться вокруг него. – Да оставь меня, говорю! – прикрикнул Фергус и отмахнулся от её руки. Позади него Мерида снова вытащила свой локон.

Из другого конца Большого зала глашатай возвестил громким и чётким голосом:

– Мой господин, лорд Дингваль прибыл!

Но прежде чем он успел назвать имена других лордов, дверь Большого зала распахнулась, прижав его к стене, и внутрь хлынула толпа, состоящая из представителей трёх разных кланов.

Зал резко наполнился звуками волынки, а три лорда – Макинтош, Макгаффин и Дингваль – ввалились в комнату вместе со своими сопровождающими.

Когда они добрались до помоста с тронами короля и королевы, лорд Дингваль, который был ниже остальных лордов, прокричал: «Парень!» Тут же прибежал худощавый юноша со скамейкой для ног. Когда лорд Дингваль взобрался на эту скамеечку, чтобы быть одного роста с другими, его клан начал выкрикивать боевой клич. Другие кланы присоединились к ним, но тут Фергус, могучий и величественный, поднялся со своего трона. Комната сразу же погрузилась в тишину.

Король прочистил горло.

– Я... эм... – неуверенно начал он, обращаясь к толпе. Всегда, когда королю нужно было произносить речь на важных мероприятиях, слова тут же вылетали у него из головы. – Итак, эм... мы все здесь собрались, эм... все кланы.

Элинор стало неловко за мужа, и она закрыла лицо руками. Мерида была расстроена ещё больше. Принцесса сидела на троне, сгорбившись, и отчаянно пыталась придумать план. «Как мне из этого выпутаться?» – спрашивала она себя снова и снова, пока Фергус произносил своё неуклюжее приветствие.

– И... вот в-вы здесь. И теперь мы все вместе, – произнёс король. Он продолжал кивать головой, пытаясь подобрать слова, но Элинор не могла больше выносить его бормотание. Она резко встала и взмахом руки взяла инициативу на себя.

– Мы собрались, чтобы вы представили нам своих женихов, – спокойно сказала она.

Фергус улыбнулся, радуясь, что его выручили, и с энтузиазмом повторил:

– Да! Представить женихов!

Толпа зааплодировала, а Мерида закатила глаза.

– Клан Макинтош! – назвал Фергус, и худощавый лорд Макинтош вышел вперёд.

Клан Макинтош зашумел, а их лидер с важностью произнёс:

– Ваше величество, я представляю вам своего наследника. Мой сын доблестно защищал нашу землю от северных захватчиков, а своим верным мечом Кровопийцей он одолел ровно тысячу врагов!

Молодой Макинтош, отбросив волосы с глаз, подошёл к помосту, размахивая мечом. Мерида бросила взгляд на высокого заносчивого юношу и натянула на глаза плат.

Следующим Фергус назвал клан Макгаффин.

Теперь, пока широкоплечий лорд Макгаффин выходил вперёд, в зале то и дело выкрикивали его фамилию.

– Ваше величество, – начал он, – я представляю вам моего старшего сына, который потопил корабли викингов и голыми руками победил две тысячи врагов!

Мерида выглянула из-под плата и увидела здоровенного Макгаффина-младшего с огромным бревном в руках. Его клан бурно зааплодировал, когда юный воин с лёгкостью разломил его пополам.

Потом настала очередь клана Дингваль. Старый лорд Дингваль спустился со своей скамеечки и встал перед огромным мускулистым воином, превосходящим остальных женихов своими размерами. Элинор и Фергус были поражены. А Мерида пришла в ужас.

– Я представляю вам моего единственного сына. Он был окружён десятью тысячами римлян и в одиночку расправился с целой армадой!

Воин был настолько громадным, а на его лице застыло такое жестокое выражение, что Мерида почти поверила в россказни его отца.

Дингваль с гордостью продолжил:

– Одной рукой он... – лорд замешкался на мгновенье, глядя на гиганта, а потом из-за спины этого мускулистого воина он вытащил... своего сына. Мерида, Фергус и Элинор были в шоке, когда увидели Малыша Дингваля – тощего, низенького обладателя маленького, слабо развитого подбородка.

– Обманщики! – прозвучал чей-то голос.

– Что? Я всё слышу! – завопил лорд Дингваль, прыгая вверх-вниз в попытке найти в толпе того, кто выдвинул это обвинение.

Кланам только повод дай повоевать, а уж отомстить за такое серьёзное оскорбление было делом чести.

– Давайте! Скажите мне это в лицо! Что, струсили? Или слащавый выскочка боится испортить свою чудесную причёску? – лорд Дингваль, раззадорившись, кивнул в сторону молодого Макинтоша.

– У нас хотя бы есть волосы! – с усмешкой ответил лорд Макинтош.

– И зубы все на месте, – хихикая, добавил лорд Макгаффин. – И мы не прячемся под мостами, старые ворчливые тролли!

Толпа загудела. Даже Фергус не мог сдержать смех. Малыш Дингваль был вне себя от злости, но его отец хладнокровно скрестил руки на груди.

– Посмеяться захотелось, да? – самодовольно произнёс он. – Малыш Дингваль!

Лицо юноши внезапно исказилось яростью. С рычанием он кинулся на лорда Макинтоша и укусил его за шею. Все, включая Мериду, были глубоко поражены.

Старый лорд Дингваль захихикал от радости. Но тут обернулся молодой Макинтош и ударил старика прямо по лицу. Вот и всё. Фитиль войны был зажжён. Большой зал неожиданно превратился в арену сражения обезумевших горцев!

Глава 10

Под звуки волынки кланы набросились друг на друга. Их представители выли, кричали и стремились повалить друг друга на пол. Малыш Дингваль ударился о землю, но тут же вскочил и вцепился в ногу ближайшего воина.

Сидя на возвышении, Фергус с большим удовольствием наблюдал за дракой и то и дело подначивал её участников, пока Элинор не бросила на него суровый взгляд. Он неохотно встал и крикнул:

– Прекратите!

Бой сразу же стих, а волынка печально загудела и умолкла.

– Вы уже достаточно поколотили друг друга! – постановил король. – А теперь возвращайтесь в рамки приличия – больше никаких драк!

Никем не замеченные тройняшки высунулись из люка в полу и ударили лорда Дингваля дубинкой по ноге. Мужчина взвыл от боли, а из толпы появился гигантский кулак и вмазал ему по лицу. И вот уже снова играет волынка, а схватка продолжается с новой силой!

Малыш Дингваль взобрался на плечи одного из соклановцев и с раскрытым ртом пробивался через толпу, готовый в любой момент кусаться налево и направо.

Молодой Макгаффин схватил длинную скамейку и принялся широко ею размахивать. Шесть человек вмиг оказались на земле. Волынщики пригнулись, когда скамейка просвистела у них над головами.

Фергус был в таком восторге от боя, что не смог удержаться от того, чтобы броситься в толпу дерущихся горцев. Он спрыгнул с помоста и сбил одного воина с ног, другого поднял и подбросил в воздух. Мужчина приземлился рядом с тройняшками, которые незамедлительно огрели его дубинкой, отправив в нокаут.

Элинор больше не могла на это смотреть. Она встала, поправила платье и спокойно прошла в самую гущу этого переполоха. Толпа тут же расступилась, выставляя на всеобщее обозрение Фергуса и трёх лордов, которые всё ещё колотили друг друга, лёжа в одной куче.

– Хочешь ещё? – прорычал король, поднимая кулак. Как вдруг они заметили Элинор. Дерущиеся мужчины замерли.

Королева схватила Фергуса и лордов за уши, как нашкодивших мальчишек, и потащила их из толпы. Мужчины кричали и ойкали, пока она их не отпустила. Отряхнув руки, она вернулась на помост.

– Простите, – робко начал лорд Дингваль, обращаясь к королеве.

– Это не я начал, –- быстро произнёс лорд Макинтош. – Миледи, приношу вам мои глубочайшие извинения.

– Прошу прощения, ваше высочество, – добавил лорд Макгаффин. – Мы не хотели вас обидеть.

Фергус потупил взгляд и пробормотал:

– Прости, любовь моя, я не...

Королева прервала мужа взмахом руки и указала ему сесть на место. Склонив голову, Фергус подчинился, пробормотав: «Да, дорогая», после чего красноречивыми жестами принялся подавать Дингвалю сигналы о том, что разберётся с ним позже.

Элинор проигнорировала его поведение и обратилась к аудитории:

– Так на чём мы остановились? Ах да... Согласно нашим законам и традициям лишь первенцы великих вождей кланов имеют право сразиться за руку принцессы Данброх.

Мерида выпрямилась.

– Первенцы? – повторила она еле слышно, и внезапно к ней пришла идея. Она внимательно слушала, пока Элинор продолжала свою речь:

– Чтобы завоевать прекрасную деву, они должны принять участие в Играх и доказать, что достойны её, проявив свою силу или умение владеть оружием. По нашему обычаю, испытание будет выбрано самой принцессой.

Мерида вскочила с трона, с трудом держа себя в руках.

– Стрельба из лука! Стрельба из лука! – прокричала она. Но, поймав колкий взгляд матери, быстро пришла в себя. Принцесса скромно сложила руки и спокойно произнесла: – Я выбираю стрельбу из лука.

Элинор одобрительно улыбнулась, повернулась к толпе и сказала:

– Тогда давайте начнём Игры!

Глава 11

Знамёна развевались на ветру, а поляна, раскинувшаяся под стеной замка, была усеяна разноцветными шатрами, создававшими атмосферу праздника. Толпа хлопала в ладоши, глядя на то, как приезжие кланы соревнуются в различных традиционных играх. На одном конце поляны возвышалась платформа, чтобы королевской семье было лучше видно сегодняшнее состязание. Мерида, Фергус и Элинор наблюдали, как воины перебрасывают тяжести через высокую балку, которую постепенно поднимали всё выше и выше.

В другом месте две команды весьма ожесточённо играли в крикет. Внезапно мяч пролетел через поле и ударил Малыша Дингваля по голове. Молодой Макгаффин и молодой Макинтош не заметили, что их соперник пал. Они были заняты в соревнованиях по метанию: каждый из них бросал огромный камень так далеко, как только мог. Молодой Макгаффин кинул дальше молодого Макинтоша, который тут же затопал ногами и расплакался.

Шумная толпа поочерёдно освистывала и подбадривала участников. Все отлично проводили время! Под звуки волынки девушки плясали традиционные танцы горцев. Тут и там стояли палатки с едой, и по воздуху разносились приятные запахи.

Тем временем тройняшки, которые в ажиотаже носились в праздничной толпе, вдруг заметили свою няню с подносом, полным сладостей. Они тут же составили план действий. Свесившись с палатки, двое из братьев опустили третьего прямо над подносом Моди.

Она подняла голову, увидела перед собой болтающегося в воздухе мальчика и вскрикнула от неожиданности. Обнаружив, что их поймали с поличным, двое братьев, сидевших на палатке, отпустили третьего и удрали. Моди схватила оставшегося мальчика и, отставив поднос в сторону, принялась его отчитывать:

– Сколько раз говорила вам, что так делать нельзя!

Пока Моди была занята, читая нотации, двое других сорванцов выхватили поднос у неё из-за спины и сбежали. Миссия была выполнена!

Спустя несколько минут все три брата сошлись за палаткой и в один присест прикончили целый поднос сладостей, как и было задумано. А Моди, как это часто случалось, осталась стоять, почёсывая голову и гадая, что же сейчас произошло.

В этот момент все услышали гудение карникса – древнего горна кельтов, призывающего кланы собраться вместе. Звуку вторили дворовые псы, завыв с ним в унисон. Впереди ожидалось главное состязание!

Фергус вышел на сцену.

– Время пришло! – объявил он возбуждённой толпе. – Ну, вы же не просто так проделали весь этот путь, правда? – он улыбнулся и растерянно огляделся вокруг. – Эм, итак, эм...

Элинор встала и скомандовала:

– Лучники, займите свои позиции!

– Да! – повторил Фергус. – Лучники, займите свои позиции!

Толпа захлопала в ладоши, когда женихи встали под знамёнами своих кланов.

– И пусть вам сопутствует удача! – провозгласила Элинор.

Мерида улыбнулась и украдкой бросила взгляд на свой лук, который она тайком спрятала на краю платформы.

Глава 12

Мерида смотрела, как молодые лорды один за другим выходят вперёд. Она нагнулась к Фергусу, сидевшему на своём троне.

– Пап, ты думаешь, хоть один из этих безмозглых балбесов сможет попасть в цель?

Король захихикал. Молодой Макгаффин уверенно стоял с луком в руках, в то время как молодой Макинтош расхаживал с дерзким видом и прицеливался к мишеням. Малыш Дингваль, похоже, вообще не знал, для чего предназначен лук. Он держал его, словно арфу, и тупо дёргал за тетиву.

– Эй! Начинайте уже! – прикрикнул на них Фергус.

Молодой Макгаффин приготовился сделать первый выстрел. Толпа затаила дыхание, когда он выпустил стрелу.

– Ох! – разочарованно воскликнул лорд Макгаффин, когда его сын промахнулся мимо мишени.

Мерида наклонилась к отцу.

– Вот болван, – сказала она, хихикая. – Могу поспорить, он бы предпочёл метать брёвна!

– Или подпирать мосты! – добавил Фергус, смеясь. Элинор, услышав это, шикнула на них.

Следующим был тщеславный молодой Макинтош. Он с гордостью тряхнул своими длинными волосами и выпустил стрелу. Юноша попал в мишень, но далеко от центра. Парень начал топать и рыдать, недовольный тем, что не попал в яблочко. Толпа была озадачена столь бурной реакцией.

– Ты хотя бы попал в мишень, сынок! – прокричал лорд Макинтош. Но его отпрыска это не утешило. Он поднял лук над головой и ударил им о землю.

– Ох, как очаровательно, – прокомментировала Мерида, наблюдая, как молодой Макинтош подбирает свой лук с травы и со злостью швыряет его в толпу.

– А какие у него чудесные вьющиеся локоны, – со смешком сказал король.

– Фергус! – рявкнула Элинор.

– А что такого? – невинно произнёс её супруг.

Наконец пришла очередь Малыша Дингваля. По пути к мишени он рассыпал большую часть своих стрел. Парень вытащил одну из оставшихся в колчане и начал возиться с луком.

– Ох, ну что за ягнёночек, – вздохнула Мерида.

– Ну, давай, мальчик! Стреляй уже! – прокричал Фергус.

Вздрогнув от испуга, Малыш Дингваль случайно выпустил стрелу – и попал в яблочко! Толпа загудела! Малыш Дингваль смотрел на мишень с изумлением и радостью.

– Хорошая работа, малец! Вот это мой мальчик! – прокричал лорд Дингваль, отплясывая джигу.

Приблизившись к лорду Макинтошу и лорду Макгаффину, он повернулся к ним спиной, нагнулся и, задрав свой килт, прокричал:

– Вот вам, полюбуйтесь! – соперники стиснули зубы, пока старый Дингваль торжествовал столь неприглядным образом.

Фергус взглянул на небо.

– Ну, это просто великолепно, не так ли? – сказал он и вздохнул, размышляя о том, каково будет породниться с кланом Дингваль. – Угадай, кто придёт сегодня к нам на обед...

Король наклонился к трону Мериды.

– О, кстати, надеюсь, тебе понравится называться леди Дингваль.

Но его дочери там не было. На её месте сидела одна из гончих.

Внезапно внимание толпы переключилось на маленькую фигурку в капюшоне, направляющуюся в центр поля. Над толпой пронёсся удивлённый вздох, когда фигура скинула свой плащ и воткнула в землю шест с цветами клана Данброх. Это была Мерида. С луком в руке.

– Моё имя Мерида. Я – старшая наследница клана Данброх! – яростно выкрикнула она, гордо выпрямившись. – И я буду сражаться за свою руку!

Элинор была потрясена.

– Что ты делаешь? – прокричала она дочери.

Но принцесса не отступила. Она приложила стрелу к луку, но её узкая одежда затрудняла движения.

– Чёртово платье, – пробормотала Мерида, сделала глубокий вдох и изо всех сил натянула тетиву. Платье затрещало по швам. Толпа в замешательстве следила, как Мерида прицеливается к мишени молодого Макгаффина. Звон тетивы – и она попала прямо в центр.

– Мерида, прекрати это! – требовала Элинор.

Но девушка не обращала на мать никакого внимания. Она передвинулась к мишени молодого Макинтоша и снова с лёгкостью попала в яблочко.

Элинор сошла с королевского помоста, сердито приказывая дочери остановиться. Впрочем, её слов было почти не слышно из-за воплей молодого Макинтоша.

Мишень Малыша Дингваля была следующей. Каким-то чудом он умудрился попасть в яблочко. Мерида знала, что возможен только один выход. Она прицелилась и... Бац! Принцесса расколола его стрелу пополам. Она сложила руки на груди и улыбнулась.

Глава 13

Элинор тащила Мериду вверх по каменной лестнице, которая вела из Большого зала в гобеленовую комнату. Она захлопнула за собой дверь, чтобы никто из гостей не слышал, как она выплёскивает свою ярость.

– Терпению моему пришёл конец! – воскликнула королева, кипя от злости. – С меня довольно, дочка!

– Это ты... – начала Мерида, но сегодня с матерью невозможно было спорить.

– Ты опозорила их! Опозорила меня! Ты даже не представляешь, что натворила! – причитала Элинор, расхаживая по комнате. – Если не получится всё уладить, то разразится война!

– Просто выслушай меня! – умоляла Мерида.

Но женщина была слишком зла.

– Я – королева! Это ты должна меня слушать! – кричала она.

– А-а-агх! Это нечестно, – сказала Мерида, отвернувшись от матери, и начала возиться с мечом, находившимся на стойке.

– Нечестно? – переспросила Элинор.

– Этот брак нужен только тебе! – ответила девушка. – Ты хотя бы раз спросила, чего хочу я? Нет! Ты постоянно говоришь мне, что делать, а что нет, пытаясь сделать меня похожей на тебя! А я не собираюсь становиться такой же!

– Ох! – ответила Элинор, отмахиваясь от слов дочери, словно она несла полную чушь. – Ты ведёшь себя как ребёнок.

Теперь Мерида говорила со злостью.

– А ты – как чудовище! Вот ты кто! – принцесса с мечом в руке подошла к семейному гобелену. – Я никогда не буду такой, как ты! – выпалила она, проткнув гобелен остриём меча.

– Мерида! – предупредила Элинор. – Прекрати немедленно!

– Лучше уж умереть, чем стать похожей на тебя! – заявила её дочь. В порыве злости она разрезала семейный гобелен, проведя мечом длинную полосу между собой и матерью.

Королева пришла в ужас. Она подошла к Мериде, забрала у неё меч и отбросила его в сторону.

– Мерида, – сказала она, стиснув зубы. – Ты – принцесса, и я надеюсь, что ты будешь вести себя подобающе, – с этими словами Элинор выхватила у неё лук – тот самый, который Мерида получила в подарок от отца, когда была ребёнком, – и кинула его в камин.

Мерида ахнула. Из её глаз брызнули слёзы, и, вне себя от злости и обиды, она распахнула дверь и убежала. Ей хотелось поскорее покинуть замок.

В гобеленовой комнате Элинор задыхалась от ярости. Придя в себя, она увидела в камине лук своей дочери. Её гнев сменился ужасом, и она быстро достала оружие из тлеющих углей. Королева знала, как этот лук важен для Мериды, и не хотела, чтобы он пострадал.

Но принцесса не видела этого. Она уже добежала до конюшни и запрыгнула на спину Ангуса. Вместе они проскакали сквозь ворота замка.

Конь галопом мчался через непроходимый лес. Волосы Мериды цеплялись за ветки, пока Ангус скакал всё дальше и дальше от дома, в совершенно незнакомые им места.

Вдруг конь резко встал на дыбы, сбросив принцессу на землю. Она поднялась, отряхнула грязь и вытерла слёзы. И вдруг поняла, что находится в центре большого круга, образованного большими покрытыми мхом камнями. Ангус стоял за пределами этого круга и тревожно прядал ушами.

На землю опустился густой серый туман, но Мерида смогла разглядеть голубой огонёк, мерцавший между камнями. Девушка закрыла глаза, думая, что ей это мерещится. Но когда она снова их открыла, крошечный огонёк всё ещё сверкал в тумане перед ней. Казалось, будто он куда-то зовёт её, маня своим тихим мягким шёпотом.

Мерида пошла следом за голубым огоньком. Она медленно потянулась рукой, чтобы потрогать его, но свет исчез. Принцесса повернулась к Ангусу, который всё ещё дрожал, стоя за границей круга.

– Пошли, Ангус, – позвала она. Конь замешкался. Похоже, в этом месте он чувствовал себя очень неспокойно.

– Ангус! – снова окликнула его Мерида.

Конь внезапно отпрянул, спрятавшись за одним из валунов. Принцесса обернулась и снова увидела огонёк. Девушка последовала за ним, и он вывел её за пределы круга. Ангус обошёл камни, чтобы встретиться с Меридой. Когда он настиг хозяйку, то прижался к ней, и они вместе пошли на неверный свет призрачного проводника.

Внезапно огонёк присоединился к целому ряду крошечных собратьев. Вместе они образовали цепочку, ведущую сквозь тёмную чащу сухих деревьев, с которых свисал мох, на самую вершину холма. Мерида и Ангус последовали по этому пути. Наконец голубые огоньки привели их к старой покосившейся лачуге. Около этой двери огоньки растворились в тумане.

Охваченная любопытством, Мерида заглянула в тёмное окошко этого таинственного жилища. Ничего не увидев, она постучалась.

Старая тощая женщина, одежда которой была усыпана деревянной стружкой, медленно открыла дверь. У неё был большой нос и выпученные глаза, но в целом она выглядела вполне нормальной. Женщина пригласила Мериду войти, и в тусклом освещении её дома девушка увидела, что он весь уставлен деревянными фигурками медведей.

– Не желаешь купить чего-нибудь? – спросила старуха, показывая одну резную фигурку за другой.

Мериду не особо интересовали деревянные фигурки, но было в этом месте что-то необычное, что-то здесь вызывало у неё любопытство. Сначала ей бросился в глаза ворон, сидящий на голове одного из деревянных медведей; он был похож на чучело, но время от времени птица моргала. Потом принцесса заметила в углу комнаты метлу, которая сама подметала пол. Мерида была неглупой девушкой. Эта старая женщина – определённо ведьма... А ведьмы могут и помочь, когда человек не в силах справиться с какой-то проблемой самостоятельно.

Мерида собралась с духом.

– Если бы я только могла изменить мою маму, то жизнь стала бы намного лучше, – высказалась она. – Может, вы дадите мне какое-нибудь заклятье?

Старуха сердито глянула на гостью и подтолкнула её к двери.

– Если не собираешься ничего покупать, то уходи! – проворчала она.

В отчаянии Мерида предприняла последнюю попытку.

– А что, если я куплю все ваши фигурки? – предложила принцесса. – Дайте мне всего лишь одно заклятье – и я куплю у вас всё!

Женщина замерла и уставилась на неё. Потом она кивнула и вместе с Меридой вышла из лачуги. Они пробыли снаружи какое-то мгновенье, прежде чем старуха завела девушку обратно и захлопнула дверь. Всё изменилось! Деревянные фигурки исчезли. Ворон слетел из-под потолка и опустился на плечо ведьмы, а метла свободно кружила по всему дому. В центре комнаты стоял огромный котёл. Ведьма фыркнула и спросила:

– Так какое заклятье ты хочешь, дорогуша?

Глава 14

–А какие заклятия вы знаете? – нетерпеливо спросила Мерида.

– О-о! Я всё могу! – уверила ведьма и принялась закидывать в свой мешок самые разные предметы. Принцесса с волнением следовала за ней по комнате. – Сделать тебя выше, ниже, умнее, сильнее? Заставить кого-нибудь влюбиться в тебя? Может, хочешь научиться летать? Или заставить парить над землёй весь свой замок?

– Говорить с животными? – внёс предложение ворон.

– Это не в моём вкусе, – резко заметила ведьма и продолжила: – Дышать под водой? Как насчёт единорога? Хочешь что-нибудь из этого?

– Дело в моей матери, – объяснила Мерида. – Она живёт, чтобы портить мне жизнь. Всегда делай то, никогда не делай это... Пора вставать, дорогая! Пора выйти замуж за какого-нибудь глупого и неуклюжего сынка лорда, дорогая! Если бы моя мама была другой, если бы я могла изменить её...

Морщинистое лицо ведьмы вдруг приняло отрешённое выражение.

– Много лет назад я повстречала одного принца. Это был очень своенравный юноша.

– И очень привлекательный, – снова встрял ворон.

Ведьма злобно на него посмотрела и протянула свою костлявую руку к девушке.

– Он дал мне это кольцо, – сказала старуха. Мерида взглянула на золотой перстень с двумя окрещёнными топорами. – Он потребовал, чтобы я наделила его силой десяти человек. Это заклинание изменило всю его жизнь.

– И после этого он получил, что хотел? – спросила принцесса.

– Да, получил, – ответила ведьма.

Её ответ наполнил сердце девушки надеждой.

– Так я этого и хочу! – прокричала она. – Мне нужно заклинание, которое изменит мою мать. Я хочу повлиять на свою судьбу.

– Будет сделано, – сказала ведьма и быстро начала кидать что-то в свой котёл.

Глава 15

Мерида с интересом наблюдала, как старуха носилась по комнате, собирая сухие травы и кусочки гнилой древесной коры.

– Теперь мне нужно немного вот этого и ещё... а! – оживлённо бормотала старушка. Она слегка растёрла что-то двумя крючковатыми пальцами, принюхалась и бросила в котёл.

Ангус стоял за окном и в страхе следил за хаотичными перемещениями женщины, поглощённой своей ворожбой. Она добавила в зелье нечто склизкое и улыбнулась.

– Да, так пойдёт, – сказала она с довольным видом. – Чудесно!

Затем извлекла из банки тритона и опустила его туда же. Варево потихоньку начало закипать.

Ворон резко подлетел к Мериде, выдернул волос с её головы и бросил его в котёл.

– И немного вот чего, – пробубнила ведьма и добавила щепотку измельчённых в пыль корней. – Да! Этого достаточно.

Старуха забралась на табурет и начала помешивать зелье огромной ложкой. Когда она вытащила её, поражённая Мерида увидела, что большая часть ложки растворилась. Но ведьма просто отбросила её в сторону.

Она насыпала в котёл ещё несколько ингредиентов, а потом надела на себя и на ворона защитные маски. Лицо Мериды женщина прикрыла своей рукой. В ту же секунду зелье с оглушительным звуком взорвалось, а через окна и дымоход вырвалась вспышка света.

Лицо принцессы покрылось сажей, на которой отчётливо выделялся след, оставленный ладонью ведьмы. Откашлявшись, девушка заметила, что котёл засветился ярко-зелёным светом.

Старуха наклонилась к нему и пробормотала:

– О! Теперь посмотрим, что у нас тут вышло, – с помощью щипцов она достала из дымящегося котла аппетитный маленький кекс.

Она быстро смела со стола мусор и положила кекс на салфетку. Ворон начал клевать его.

– Кекс? – с удивлением спросила разочарованная Мерида.

Ведьма прогнала птицу.

– Ты забыл, что случилось в прошлый раз? – сказала она ворону.

– Человек! – закричал ворон. – Я был человеком!

– Глупая птица, – проворчала ведьма. Она указала на кекс. – Он тебе не нужен? – спросила она Мериду.

– Нужен! – быстро произнесла Мерида.

Но всё-таки добавила, просто чтобы быть до конца уверенной:

– Значит, если я дам его своей маме, моя судьба изменится, верно?

Ведьма кивнула.

Мерида вышла из лачуги с кексом в руках. Всё ещё ломая голову над тем, как же это зелье работает, она помедлила и повернулась обратно к жилищу ведьмы.

Но лачуга исчезла. Повернувшись в другую сторону, принцесса увидела круг камней. Он оказался намного ближе к Мериде и Ангусу, чем был раньше. Девушка моргнула – и вот они с Ангусом уже стоят посреди тумана, окружённые огромными валунами.

Глава 16

Ангус и Мерида поспешили в замок Данброх. Принцесса отвела свою лошадь в конюшню и тихонько вошла в замок со стороны кухни. Сперва она осторожно выглянула из-за двери, чтобы убедиться, что там никого нет. Удостоверившись, что на горизонте всё чисто, она развернула крошечный кекс. Ей хотелось, чтобы он выглядел наиболее аппетитно, и поэтому она пристроила его на подносе с чайником и свежим цветком.

– Мерида? – спросила Элинор, входя в кухню. Девушка подпрыгнула от испуга. – Где ты была? Я ужасно волновалась!

Принцесса сглотнула.

– Волновалась?

– Конечно, – ответила её мать. – Я не знала, куда ты ушла. Не знала, что и думать!

– Эм, Ангус сбросил меня в лесу, но я не пострадала, – сказала Мерида, выдумывая на ходу версию, объясняющую её долгое отсутствие и потрёпанный вид.

Элинор улыбнулась и сказала:

– Ну, теперь ты дома, так что всё в порядке.

– О, правда? – с надеждой спросила Мерида. Ей было интересно, не изменились ли планы, касающиеся помолвки.

– Конечно, я пока утихомирила лордов, – ответила Элинор, и Мерида потеряла всякую надежду. Королева двинулась в сторону Большого зала. – Твой отец там развлекает их.

В Большом зале на помосте стоял Фергус. Он пел «Балладу о Морду» бушующей толпе.

– Ух, он отведает клинка, раз ногу жрать горазд, – пел король, танцуя на своей деревянной ноге и размахивая мечом. – Морду найду наверняка и освежую враз. А голове его висеть над очагом у нас!

Толпа одобрительно зашумела, за исключением лордов: они до сих пор злились на то, что их сыновьям отказали, да ещё в такой форме. Они сидели с каменными лицами, пока Фергус и его слушатели от всей души распевали имя медведя: «Морду, Морду, Морду!»

Находясь в кухне, Элинор и Мерида могли слышать их пение.

– Ты же понимаешь, что нужно будет принять решение, -– сказала королева.

Мерида нахмурилась. Она чувствовала, что теперь у неё нет выбора. Девушка протянула поднос с кексом своей матери. Элинор удивлённо воззрилась на ароматный кекс.

– Это в знак примирения, – сказала Мерида. – Я приготовила его специально для тебя!

– Ты приготовила его для меня? – повторила Элинор и отправила в рот кусочек кекса. С тем, чтобы прожевать и проглотить его, возникли небольшие трудности, но королева справилась с собой, любезно улыбнулась и вытерла уголки рта.

Мерида смотрела на мать во все глаза.

– Как ты себя чувствуешь, мама? Иначе?

– Хм, необычный вкус, – ответила Элинор. – Что это? Такое кислое и отдаёт несвежим мясом. – Она выпила глоток чая, чтобы ей было легче проглотить угощение.

Мерида продолжала вглядываться в лицо матери.

– Что ты думаешь насчёт замужества и всего прочего?

Все надежды принцессы рухнули, когда мать похлопала её по руке и повела в сторону Большого зала.

– Я думаю, почему бы нам теперь не подняться к лордам и не положить конец всем этим разногласиям? – сказала Элинор.

Сердце Мериды сжалось.

– Ничего не получилось, – пробормотала она себе под нос.

Они были почти у дверей Большого зала, когда королева вдруг оступилась. Принцесса поймала её за локоть.

– Что-то такая слабость накатила, – произнесла Элинор. – Голова кружится. Ох! Как мне дурно!

Мерида подумала, что, возможно, это действие кекса.

– Так что ты думаешь о браке теперь? – с беспокойством спросила она.

Но королева лишь простонала в ответ:

– Мерида, просто отведи меня в комнату.

Девушка взяла мать под руку и повела её к лестнице. Ей было жаль Элинор, но в то же время она почувствовала облегчение от того, что встреча с кланами откладывалась, по крайней мере, на какое-то время.

Глава 17

В Большом зале воины передвигали одно из чучел медведей, добытых Фергусом на охоте, в середину комнаты.

– Немного левее! – давал указания Фергус, поднимая топор и целясь медведю в голову. – Вот так хорошо! А теперь уходите оттуда, парни. Не хочу, чтобы вы мешали моему броску.

Лорды заметили Мериду и Элинор, которые поднимались по лестнице, ведущей в спальни. Они тут же перехватили их.

– Миледи, – сказал лорд Макгаффин. – Мы терпеливо ждали вас.

– Да, – добавил лорд Макинтош. – Мы были уверены, что вы примете решение, когда принцесса вернётся.

Лорд Дингваль указал на Мериду:

– И вот она здесь!

Девушка почувствовала себя загнанной в ловушку. Её судьба могла решиться в любой момент.

Но Элинор была слишком слаба, чтобы принимать решения.

– Милорды, мне сильно нездоровится. Но вскоре вы получите свой ответ. А пока прошу нас извинить, – от внезапной боли в желудке королева согнулась пополам, и лорды отступили. Мерида помогала матери подниматься по каменной лестнице.

Фергус тоже заметил их и крикнул:

– Элинор, смотри! Это Морду!

– Пап, это чучело медведя, – сказала Мерида.

Король разглядел бледное лицо своей супруги и опустил топор.

– Ты в порядке, Элинор?

– Да, – ответила королева, слабо помахав ему рукой. – Я в порядке. Продолжай мстить за свою ногу.

Фергус пожал плечами и вновь обратился к своим зрителям.

– Да, вы слышали её, парни! – прокричал он и снова запел. В финале песни Фергус метнул топор и попал чучелу прямо между глаз.

Даже на верхнем этаже Мериде были слышны возгласы толпы. Она открыла дверь в комнату Элинор и изо всех сил пыталась дотащить её до кровати.

– Отдыхай, пока не поправишься, мама. Может быть, твоё мнение о браке за это время несколько изменится.

– Что было в том кексе? – судорожно спросила Элинор, укутываясь в одеяло, и застонала. Потом она резко скатилась с края большой кровати.

– Мам? – произнесла Мерида. – Так я скажу им, что свадьба отменяется?

Элинор протянула руку и схватилась за ножку кровати. Она заставила себя встать, но потом снова сползла на пол.

– Мам! – воскликнула Мерида, осторожно подходя туда, где лежала её мать.

Белые простыни, в которые была закутана Элинор, начали вздыматься. Принцесса уставилась на страшный силуэт под тканью, который уже был гораздо выше её матери и продолжал расти. Потом простыни упали – и вот девушка с ужасом глядит на огромного медведя.

– А-а-а-а! – закричала Мерида, когда животное двинулось в её сторону. – М-м-медведь!

Зверь обернулся, будто полагая, что Мерида смотрит на что-то за его спиной, но увидел там лишь свою тень. Казалось, вид собственного силуэта на каменной стене спальни вогнал медведя в панику. Он бросился на пол и, похоже, хотел что-то сказать, но из его пасти вырвался только рык.

Испуганная и растерянная Элинор-медведица дотронулась до своего горла... и поняла, что её руки превратились в медвежьи лапы! В ужасе она схватила с туалетного столика зеркало. Увидев в нём своё отражение, заколдованная королева заревела от потрясения. Она резко встала, ударившись головой о потолок, зацепилась за кровать и упала на туалетный столик.

До Мериды, наблюдавшей за этим, постепенно начало доходить, что собой представляет медведь, который в панике мечется по комнате.

– Мам? – произнесла девушка тихим голосом. Всё ещё ошарашенная своим открытием, она продолжила: – Ты стала медведем? – Мерида топнула ногой. – Почему медведь? – спросила она сердито. – Эта мерзкая старая ведьма подсунула мне не то заклятье!

Принцесса заметила, что выражение лица её матери стало резким, будто она спрашивала: «Ведьма?»

– Это не моя вина! – запротестовала Мерида. – Я не просила её превращать тебя в медведя. Я просто хотела, чтобы она тебя... изменила.

Девушка обхватила голову руками, когда осознала, как именно ведьма исполнила её желание.

Элинор тоже всё поняла и издала такой рык, который можно было услышать во всём замке.

Глава 18

Этажом ниже Фергус продолжал бросать в чучело медведя разные виды оружия, но вдруг замер.

– Вы это слышали? – спросил он, потянув носом воздух.

Все в комнате затихли. Лорд Макгаффин проглотил полный рот еды и спросил:

– Что это было?

– Что-то не так, – сказал Фергус, снова принюхиваясь, и двинулся в сторону лестницы.

Подходя к ней, он обнажил свой меч и прокричал:

– Все идите за мной и будьте начеку!

Кланы последовали за королём вверх по лестнице. Старые лорды нехотя плелись позади всех.

– Ну вот, начинается, – вздохнул лорд Дингваль. – Очередная «охота» по замку.

– Ага, а мы даже не успели доесть десерт, – выразил недовольство лорд Макгаффин.

А тем временем наверху Элинор-медведица продолжала ворчать на Мериду, рыча ей прямо в уши.

– Не злись на меня, я тут ни при чём, – оправдывалась Мерида, стараясь убедить в этом хотя бы саму себя. – Это всё ведьма виновата. Старая карга!

Но Элинор от её слов лучше не становилось. Она сердито нагнулась, нашла свою корону рядом с кроватью и надела её. Вся её одежда теперь была ей мала, поэтому она обернулась простынями и выбежала в коридор.

– Подожди! – прокричала Мерида. – Что ты делаешь? Тебе нельзя туда идти! Забыла, что папа Медвежий Король? Он ведь убьёт тебя, если увидит!

Принцесса побежала за матерью. Она слышала, как Фергус со своей оравой подходят ближе. Мерида затаила дыхание. Король вместе с оравой воинов приближался, но, к счастью, не заметил принцессу и её мать. Вскоре шумная толпа скрылась за углом.

Однако минуту спустя Фергус сделал ещё один глубокий вдох, снова учуял запах и повернул назад. Лорд Дингваль вздохнул, когда все они вновь последовали за ним. Вождей кланов начала утомлять беготня по коридорам.

– Лучше не перечить ему, – сказал Дингваль. – Он же всё-таки король.

Фергус подходил к Мериде и Элинор всё ближе и ближе. И в этот момент Элинор повернула за угол и своим огромным телом задела подсвечник. Король услышал грохот и поднял свой меч.

У него задёргался один глаз, но он улыбнулся и прошептал:

– Следуйте за мной.


* * *

Мерида плелась позади медведицы, которая продолжала идти вперёд как ни в чём не бывало. Наконец принцесса сорвала с матери простыню и прошептала:

– Остановись! Постой!

Элинор, оставшись в одной короне, тщетно пыталась прикрыть своё тело лапами. Мерида закатила глаза:

– Ты покрыта шерстью, мама, ты не голая. Да и никто тебя не увидит.

Они резко обернулись на звук чьих-то шагов. Это была Моди. Желая всё объяснить няне, Элинор зарычала. Но бедная женщина, увидев медведя, пронзительно закричала и кинулась прочь по коридору.

– Смотри, что ты натворила, – простонала Мерида.

Не переставая кричать, Моди бежала вперёд сломя голову, пока не наткнулась на Фергуса, держащего наготове обнажённый меч.

– Моди? – спросил король, но та была слишком напугана, чтобы ответить. – Просто успокойся, милая. Что случилось?

– М-м-м-м-м... – произнесла няня, заикаясь от испуга.

– Да говори уже, Моди! – закричал Фергус.

Наконец женщина смогла унять дрожь и завопила что есть мочи:

– Медведь!

– Так и знал! – торжествующе воскликнул король. Он оттолкнул Моди и ринулся вниз по коридору.

Мерида и Элинор услышали крики Фергуса и его свиты, несущихся прямо к ним.

– Быстрее сюда! – позвала мать Мерида, но, охваченные паникой, они разбежались в разные стороны.

Элинор оказалась в тупике, которым заканчивался один из коридоров замка. Загнанная в угол, она спряталась за гобелен, висевший на стене, и затаила дыхание. Толпа мужчин пробежала мимо, и вскоре их гомон затих вдали. Зато где- то поблизости раздался детский смех, и Элинор выглянула из-за гобелена.

Звук доносился из Трофейного зала. Элинор-медведица открыла дверь и упёрлась взглядом в головы животных, развешенные, как ей казалось раньше, высоко под потолком. Теперь же они располагались прямо на уровне её глаз. Элинор наклонила голову и увидела тройняшек, занятых созданием какого-то фантастического зверька из фрагментов основательно разобранных чучел различных животных.

Братья замерли. Похоже, они каким-то образом распознали в медведице свою маму, притом заставшую их за чем-то нехорошим. Мальчики робко встали, когда Элинор зарычала на них, призывая вернуть оленью голову на место.

Мерида услышала рёв и побежала в Трофейный зал. Тройняшки вопросительно уставились на сестру, и она на одном дыхании изложила краткую версию событий:

– Ведьма превратила маму в медведя! Это не моя вина. Мы должны выбраться из замка. Мне нужна ваша помощь.

Глаза братьев широко распахнулись от восторга. По их единогласному мнению, мама, превращённая Меридой в гигантскую медведицу, в любом отношении превосходила самого невероятного зверя, которого они могли собрать из кусков трофейных чучел. Тройняшкам не терпелось принять участие в предстоящих приключениях!

Глава 19

Когда Фергус и его люди пересекали балкон над Большим залом, по замку разнёсся громкий рёв.

– Вы это слышали? – спросил лорд Дингваль.

– Ш-ш-ш... – прошипел Фергус, украдкой двигаясь на звук. Вдруг на противоположной стене большого зала возникла тень огромного медведя. – Вон он! – прокричал король, и вся группа бросилась за ним.

Тройняшки захихикали. Прячась за выступом стены, они управляли тенью, используя в качестве марионетки курицу, которую стащили на кухне. Когда мальчики подносили её к огню под определённым углом, она отбрасывала тень, в самом деле похожую на медвежью! Отец с рёвом бросился в их сторону. Когда Фергус и его последователи приблизились к тройняшкам на опасное расстояние, те ловко спустились в люк в полу. Король со свитой растерянно оглядывались по сторонам.

– Может, нам его куда-нибудь загнать? – предложил лорд Дингваль.

– Может, лучше рот свой закроешь! – раздражённо ответил Фергус.

Чуть дальше по коридору тройняшки выскочили из-за гобелена и с помощью той же теневой марионетки повели короля и его людей на крышу. Распахнув дверь, мужчины осмотрели крышу и парапет. Там было пусто.

– Видимо, у него выросли крылья, – сказал лорд Дингваль, почесав свою лысую голову.

– Медведь в замке! – заявил лорд Макинтош. – Чушь какая! Он даже дверь открыть не сможет. У него же огромные лапы.

– Пойдёмте внутрь, – сердито сказал Фергус. Он дёрнул дверь и в недоумении уставился на неё. – Закрыто!

– Последним шёл Дингваль, – произнёс Макгаффин. Все укоризненно уставились на маленького коренастого шотландца.

– Я поставил подпорку, – промолвил он в свою защиту.

По ту сторону двери прыснули от смеха тройняшки, один из них поднял палку, о которой говорил Дингваль, и сломал её пополам.


* * *

В замковой кухне две горничные суетились вокруг Моди, которая всё ещё была жутко напугана.

– Ох, Моди, ради бога, – сказала одна из горничных и протянула ей чашку чая. – Расскажи нам, что ты видела.

– М-м-м-м... – ответила няня, пытаясь произнести слово.

В двух шагах от кухни один из тройняшек перехватил Элинор-медведицу и Мериду, знаками велев им подождать, пока на горизонте не будет чисто.

Тем временем Моди сделала глоток чая и глубоко вдохнула.

– Это был м... – начала было женщина, но до того, как она успела закончить, двое братьев вы-катились из дымохода, все покрытые сажей. Нервы Моди и без того были уже на пределе. Решив, что имеет дело с нечистой силой, Моди с визгом выбежала из кухни, а с ней и горничные.

Элинор и Мерида получили сигнал о том, что путь свободен.

– Давай, мам... быстрее, – поторопила принцесса, когда они проскользнули в кухню. Элинор увидела двух покрытых сажей, кашляющих мальчиков и явно забеспокоилась.

Мерида улыбнулась тройняшкам.

– С ними всё будет в порядке. Правда, мальчики? – она повела мать к двери. – Нам надо спешить. У нас не так много времени.

Пока Элинор протискивалась через дверь, девушка повернулась к братьям.

– Я скоро вернусь, – произнесла она с благодарностью. – В качестве награды можете съесть всё, что захотите!

Тройняшки принялись носиться по кухне, поглощая все сладости на своём пути... включая остатки маленького аппетитного кекса, который Мерида принесла для своей матери.

Глава 20

Тем временем на крыше замка Фергус и его люди решили, что единственный способ вырваться наружу – связать их килты в одну длинную веревку и спуститься по ней на землю. Правда, это означало оставаться голышом, пока все они не окажутся внизу. Дрожа от холода без одежды, с каждой минутой раздражаясь всё сильнее, мужчины помогали друг другу спускаться к главной двери замка.

– И, – произнёс лорд Макинтош, прыгая, чтобы согреться, – теперь-то мы можем зайти внутрь?

Фергус подбежал к парадной двери и дёрнул за огромное железное кольцо. К его удивлению, дверь не подалась.

– Она закрыта! – в недоумении воскликнул он.

Мужчины в конце концов надели килты и приготовились брать дверь на таран. От каждого удара содрогался весь замок.

Услыхав этот невообразимый шум, Моди отправилась выяснить, кто и зачем так колотит в дверь.

– Я иду! – крикнула она, спускаясь по лестнице ко входу.

Однако на полпути к дверям она заметила на полу дорожку из хлебных крошек и с подозрением уставилась на неё. Крошки вели в кухню. Моди тихонько открыла дверь и, как она и ожидала, застала там тройняшек, которые снова пришли за сладостями. Братья собрались вокруг тарелки на полу.

И тут мальчики повернулись к ней лицами. У всех троих были мохнатые усы и маленькие клочковатые бородки. Моди закричала и снова выбежала из кухни. Тройняшки пожали плечами и продолжили трапезу.

Мужчины наконец-то пробили дверь.

– Теперь мы можем войти? – спросил лорд Макинтош короля. – Я продрог до костей!

Фергус и лорды уже приготовились шагнуть внутрь замка, когда молодой Макгаффин прокричал:

– Эй! Мы нашли медведя!

– Где? – оживлённо спросил король.

Молодой Макгаффин выкатил чучело медведя из Большого зала. Фергус мгновенно сник, а все остальные рассмеялись.

– Глядите! – с рёвом произнёс лорд Макгаффин. – В замке всё-таки был медведь!

Но Фергус знал, что с коварным зверем шутки плохи и недооценивать его не следует. Ему было известно чувство, которое испытываешь, когда огромное животное угрожает твоей семье. И он помнил, что значит сражаться с существом, которое может повалить человека одним ударом лапы. Ему довелось столкнуться с жестоким чудовищем Морду, и его деревянная нога была тому доказательством.

Глава 21

Благодаря этой суматохе Мерида и Элинор смогли ускользнуть из замка. Принцесса знала, куда им нужно идти. Ужасное заклятие сотворила старая ведьма, так что она-то его и разрушит! Им срочно нужно её найти.

Поплутав по лесу, Мерида наконец снова наткнулась на круг камней. Они с Элинор прошли в центр круга и замерли в ожидании. Девушка оглянулась по сторонам.

– Где же блуждающие огни? – с беспокойством спросила принцесса. – Мы не можем ждать всю ночь. – Она всматривалась в туманную мглу. – Выходите, огоньки! Отведите меня к жилищу ведьмы!

Но в каменном кругу было всё так же темно и тихо.

Мерида повернулась к Элинор-медведице, которая нетерпеливо ворчала.

– Я стояла прямо на этом месте, а там появился огонёк! – объяснила Мерида, указывая за пределы круга. – Потом они образовали дорожку и привели меня в лес.

Медведица побрела в ту сторону.

– Так ты просто собираешься отправиться туда в надежде, что мы сами найдём ведьму? – спросила Мерида, рассердившись. Мать ей не ответила.

Девушка шла за Элинор через лес, но вскоре поняла, что её мать заблудилась. Принцесса покачала головой.

– Ты же понятия не имеешь, куда мы идём, да?

Однако, побродив так какое-то время, Мерида внезапно остановилась.

– Мам! – воскликнула она. – Я знаю это место! Мы почти пришли. Дом ведьмы должен быть прямо вон там, – она указала на маленькое строение вдалеке и побежала вперёд.

Элинор-медведица изо всех сил старалась догнать её, но двигалась она медленно, потому что упорно старалась идти на двух лапах. Когда они наконец добрались до ветхой лачуги, ведьмы там не оказалось. Дверь распахнулась, открывая вид на пустую комнату всё с тем же котлом посередине.

Пока они озирались по сторонам, из пара над котлом сформировалось очертание лица ведьмы. Оно заговорило её голосом:

– Если ты – та рыжеволосая девица, пожалуйста, добавь сюда зелье с полки.

Озадаченная Мерида схватила с полки порошок, стоящий на самом видном месте, и высыпала его в котёл. Содержимое в нём сразу же забурлило, и ведьма продолжила:

– Я кое-что забыла упомянуть, дорогуша, – произнёс туманный образ. – После второго восхода солнца заклятье заработает в полную силу, и отменить его будет нельзя... если ты не прислушаешься к этим словам: «Судьбу возможно изменить, проклятье можно снять. Гордыней порванную нить соедини опять!»

Лицо ведьмы исчезло.

– Что это значит? – сердито спросила Мерида. – Загадка? Должно быть что-то ещё!

В отчаянии она начала кидать в котёл другие зелья и порошки, и это очень быстро привело к перегреву: содержимое котла взорвалось, и всё вокруг заволокло белым дымом.

Когда дым рассеялся, Мерида и её мать увидели, что лачуга превратилась в руины.

Принцесса упала на колени и начала рыться в обломках.

– Может быть, она оставила что-то ещё. Книгу заклинаний или зелье...

С глазами, полными страха, Элинор-медведица тоже стала разгребать обломки дома. Пыхтя и фыркая, она перебирала разбитые банки и пустые чашки. Если ведьма действительно ушла, то шансы Элинор превратиться обратно в человека, возможно, растворились вместе с ней.

Её поиски стали ещё более отчаянными. Она принялась бездумно разбрасывать обломки во все стороны. Увлёкшись, королева ударилась головой о потолочную балку, которая всё ещё была прикреплена к последней оставшейся стене.

– Мама! – крикнула Мерида, надеясь, что мать прекратит разгром. – Пожалуйста! – Элинор-медведица взглянула в глаза дочери, и той показалось, что её мать ужасно измотана физически и морально. Несчастная королева опустилась на землю абсолютно без сил.

– Здесь ничего нет, – подытожила Мерида, когда на них начал капать дождь. Она быстренько соорудила маленький костёр, чтобы не замёрзнуть. – Мы разберёмся во всём завтра, – она погладила мохнатую лапу Элинор, пытаясь приободрить её.

Элинор-медведица рассеянно кивнула, свернувшись калачиком в сыром углу разрушенной лачуги.

На следующее утро Мерида проснулась от звона посуды. Она потянулась и отметила, что дождь прекратился. Повернув голову, девушка увидела, как её мать вытирает расколотые тарелки и ставит их на стол, который оказался не чем иным, как перевёрнутым котлом ведьмы.

Элинор-медведица что-то прохрипела и жестом пригласила дочь за стол. Мерида потёрла глаза.

– Эм, доброе утро! – произнесла она, села за импровизированный стол и положила на него лук. Затем взглянула на ягоды в тарелке. – Та-а-ак, и что всё это значит?

Элинор-медведица попыталась улыбнуться и произнести слово «завтрак». Потом перевела взгляд на лук Мериды и сердито рыкнула.

Девушка не сразу поняла, чего хочет её мать. Но потом вспомнила про манеры и убрала лук. Элинор-медведица осталась довольна и попыталась изящно разрезать ягоду веточкой. Ягода отскочила с тарелки и ударила Мериду в лоб.

После этого королева бросила свою затею и не столь изящно съела ягоды при помощи своих когтей. От кислого вкуса она поморщилась. Мерида покачала головой.

– Ты нашла их около речки, да?

Медведица улыбнулась и кивнула.

– Это волчьи ягоды, – сказала ей Мерида. – Они ядовитые.

Элинор-медведица тут же их выплюнула и протёрла листочком язык. Потом схватила кувшин с водой и налила немного в чашку. Королева осушила её до дна, пока Мерида вглядывалась в кувшин.

– Где ты взяла эту воду? В ней черви плавают, – скривилась принцесса.

Медведица сплюнула жидкость и отбросила чашку. Чувствуя себя побеждённой, она уронила голову на стол.

Мерида ободряюще улыбнулась и уверенно закинула лук на плечо.

– Идём! – сказала она матери и повела её к речушке, журчащей неподалёку.

Элинор-медведица восхищённо смотрела, как её дочь ловко выпустила стрелу в серебристую рыбку.

– Держи, – произнесла Мерида, протягивая матери сырую рыбину. – Кушать подано! – Однако в следующее мгновение она забрала рыбу обратно. – А, подожди. Ты же считаешь, что принцессе не подобает носить оружие.

Элинор-медведица упёрла руки в боки, всем своим видом пытаясь сказать: «Дай сюда». Но когда рыба зашевелилась, Элинор передумала и покачала головой. Мерида скрестила руки на груди.

– Как ты узнаешь, что тебе это не нравится, если не попробуешь? – не удержалась она, повторив слова матери, сказанные когда-то привередничавшим тройняшкам.

Девушка решила, что, возможно, её матери придётся по вкусу приготовленная рыба, и зажарила её на вертеле над огнём. Принцесса положила рыбу на тарелку и поставила перед Элинор.

Попробовав её, королева заурчала от удовольствия. Потом она вдруг агрессивно взревела и проглотила рыбу в два счёта. После этого она моментально успокоилась и промокнула рот листочком, как настоящая леди. Элинор знаками показала дочери, что не отказалась бы от добавки.

Мерида улыбнулась и указала на речку, давая понять, что, если королеве хочется ещё рыбы, она может наловить её самостоятельно. Пришло её время давать уроки.

Глава 22

Элинор-медведица спустилась за Меридой к реке. Корону она сняла и осторожно положила на землю. Королева на цыпочках вошла в ледяную воду.

Некоторое время она стояла в воде на задних лапах, а потом резко бросилась вперёд, пытаясь поймать рыбу, плывущую вверх по течению. Элинор тут же потеряла равновесие и плюхнулась в холодную воду. Она щёлкала челюстями, когда мимо неё одна за другой проплывали крупные, аппетитные рыбины, но так ничего и не поймала.

Медведица взревела от отчаяния. Тогда Мерида встала на четвереньки и продемонстрировала ей, как ловить рыбу ртом. Мать начала повторять её действия.

Спустя какое-то время блестящий лосось уже метался во рту у Элинор. Казалось, такая рыбалка начала даже приносить ей удовольствие. Она не ощущала холода сквозь свою густую шерсть и вылавливала одну рыбку за другой, бросая их дочери, стоявшей на берегу. Впервые в жизни они работали, как команда. Мерида чувствовала, что стена между ними стала понемногу исчезать.

Вскоре принцесса уже наблюдала, как довольная Элинор-медведица сидела в речке и жевала рыбу. Но вдруг Элинор поднялась и неторопливо пошла прочь от реки, забыв про корону, оставленную на берегу.

– Эй, куда ты? – крикнула ей вслед Мерида и побежала за ней. – Мама, вернись!

Королева уходила всё дальше и дальше, совершенно игнорируя свою дочь. Догнав её, Мерида протянула руку и дотронулась до мохнатой задней лапы матери. Элинор обернулась. Заглянув в её глаза, тёмные и холодные, девушка догадалась, что мать не узнаёт её.

– Мам? – в ужасе спросила она, отступая назад.

Элинор принюхалась и двинулась прямо на неё.

– А-а-а! – закричала Мерида, и королева пришла в себя. Она помотала головой, и взгляд её потеплел.

– Мама? Это ты? –- уточнила всё ещё напуганная принцесса. – Ты изменилась. Будто стала...

Элинор-медведица посмотрела на неё, словно пытаясь понять, что та имеет в виду.

– Будто ты стала медведем и внутри, – произнесла Мерида.

Королева села, вид у неё был очень обеспокоенный. Её дочь тоже заволновалась. И вдруг она заметила то, что могло всё изменить.

– Смотри! – закричала принцесса и показала на мерцающий голубой огонёк. – Блуждающий огонь!

Элинор подбежала и накрыла его своими огромными лапами, а когда раскрыла их, то увидела, что огонёк исчез. Она встала на задние лапы в поисках огонька, и он снова возник у неё над головой. Но когда она потянулась и дотронулась до него, он отлетел в сторону. Не сводя глаз с голубой точки, Элинор погналась за ней – и с разбега врезалась в дерево.

Медведица всё ещё держалась за голову, когда огонёк появился у неё за спиной. Она обернулась и принялась носиться за ним кругами, пока не упала на землю.

– Эй, проклятый трусливый огонёк, помоги нам, – в отчаянии произнесла Мерида.

Потом она встала позади своей мамы и успокаивающе сказала:

– Просто замри и прислушайся.

Элинор последовала совету дочери, и лес наполнился шёпотом множества блуждающих огней. Прямо у их ног начиналась мерцающая голубая дорожка, которая исчезала где-то в чаще.

– Они указывают нам путь, – объяснила Мерида, и они с мамой пошли сквозь туман по тропе, образованной огоньками.

Глава 23

Пока Элинор и Мерида пробирались всё глубже в окутанный туманом лес, медведица издавала беспокойное рычание. Заведя их в чащу, голубая цепочка неожиданно оборвалась, и лишь один крохотный огонёк манил их вперёд, дальше и дальше. Они следовали за ним до тех пор, пока из-за тумана не показались высокие чёрные железные ворота. Мерида заметила над воротами камень с гравировкой. Это был двойной топор – тот же символ, что и на старинном перстне ведьмы.

Когда они прошли через ворота, Мерида указала вперёд:

– Смотри, мам.

Перед ними лежали древние руины замка, его шероховатые каменные стены в некоторых местах почти сровнялись с землёй. Элинор испуганно зарычала. Развалины замка находились на вершине скалы, которая возвышалась над обмелевшим озером. С других сторон к озеру спускались пологие склоны гор.

– Понятия не имею, что это за место, – растерянно произнесла Мерида. Она увидела корпуса кораблей, торчащие из песка и похожие на сломанные рёбра какого-нибудь огромного зверя. – Почему огоньки привели нас сюда?

Они пробрались в руины и поднялись по осыпающейся лестнице внутри старого замка на вершину самой высокой башни. Посмотрев вниз, они увидели, как в озеро проскользнула огромная рептилия. Мерида и Элинор боялись даже представить, что это было за существо.

Принцесса начала исследовать башню.

– Кто бы тут ни жил, – сказала она, осматривая развалины, – они покинули это место давным... – Но, не успев закончить, она вдруг провалилась сквозь прогнивший пол.

Мерида с криком падала вниз. Наконец она приземлилась на груду обломков. От падения у неё перехватило дух, но девушка осталась цела. Она откинула волосы с лица и осмотрелась.

Свет из отверстия в потолке тускло освещал старинный Тронный зал. Половина комнаты была разрушена. Сквозь стены проросли древесные корни. Всё здесь было покрыто голубоватым инеем, а выдыхаемый Меридой пар мерцал на свету.

Элинор-медведица просунула свою большую голову в дыру и с явным беспокойством что-то прорычала.

– Я в порядке, мам, – прокричала ей Мерида, а затем встала и осмотрела комнату. – Это Тронный зал, – заключила она, глядя на четыре сломанных трона. – Думаешь, это может быть королевство из истории, что ты мне рассказывала? Той самой – про четырёх принцев?

Мерида заметила кусок огромной каменной плиты, на которой были высечены фигурки. Она сосчитала их. Изображений было три. Потом она увидела недостающую часть барельефа. Принцесса ахнула.

– Четвёртый! – воскликнула она. – Старший. Своенравный принц, который захотел обладать силой десяти человек!

Девушка провела рукой по линии разлома.

– Разделён на части, – сказала она сама себе, – как и наш гобелен.

Мерида закрыла глаза и с ужасом вспомнила тот момент, когда она разрезала гобелен своим мечом. Она представила, как своенравный принц взмахнул топором и расколол камень. Ей привиделось, как в порыве ярости он извергает проклятия, переходя на рык, а лицо его искажает звериный оскал. Мерида ахнула. Заклятье! Это случалось и раньше!

Отшатнувшись от камня, она услышала хруст под ногами. Принцесса посмотрела вниз и увидела, что весь пол усыпан костями животных. Каменные стены и колонны были покрыты следами когтей.

Мерида тяжело задышала. Сила десяти человек... Судьбу возможно изменить, проклятье можно снять... Наконец всё начало обретать смысл. История её матери о королевстве, которое распалось из-за эгоистичного принца, скрещённые топоры на кольце ведьмы... Это произошло прямо здесь.

– О нет, – произнесла Мерида, когда поняла, где она оказалась. – Тот принц стал...

Элинор оглушительно зарычала, когда позади её дочери сверкнули два красных глаза. Принцесса обернулась и увидела чудовищного медведя. Из пасти зверя свисал окровавленный кусок сырого мяса.

– Морду! – пронзительно закричала она.

Глава 24

Морду был в точности таким, каким его описывали легенды. Он встал на задние лапы и двинулся к насмерть перепуганной Мериде. Рост его достигал пяти метров, а голова была размером с бочку.

Тяжело дыша, принцесса достала стрелу из колчана и выпустила её. Она стреляла снова и снова, но Морду даже не дрогнул. Он выронил кусок мяса и бросился в атаку, размахивая на бегу своими гигантскими лапами. Один взмах – и он разорвёт девушку на части.

Мерида упала. Но тут же быстро вылезла из груды костей, встала на ноги и бросилась бежать, чудом ускользнув от несущегося на неё монстра.

Через несколько секунд Морду снова выскочил из темноты, рыча и размахивая лапами. Его когти рассекли воздух в нескольких сантиметрах от Meриды. Обезумевший медведь развернулся и снова бросился в атаку.

Принцесса поняла, что её стрелы бесполезны и бежать некуда. Она посмотрела наверх и быстро вскарабкалась на балку под потолком. Девушка почти достигла дыры в потолке, вокруг которой в панике металась её мама. Как только Мерида подобралась достаточно близко, Элинор-медведица протянула лапы и вытащила её. Мгновение спустя голова Морду протиснулась в дыру. Элинор двумя лапами подняла большой камень и швырнула его в медведя. Морду рухнул обратно в разрушенный Тронный зал.

Мерида не теряла зря времени. Она запрыгнула медведице на спину, и они поспешили покинуть проклятый замок. Теперь принцесса знала, куда им нужно идти.

Элинор-медведица заметила впереди круг камней. Она развернулась в ту сторону и побежала так быстро, что чуть не врезалась в одну из каменных глыб.

– Надо вернуться, – сказала Мерида, когда поняла, что они добрались до круга. – Мам, мы должны добраться до замка.

Элинор-медведица прорычала, как бы говоря, что они не могут вернуться туда.

Мерида умоляла её.

– Если мы не поторопимся, ты можешь... – у девушки не хватило духу сказать своей матери, что она может стать такой же, как Морду.

Но медведица поняла её и без слов и кивнула. Мерида погладила большую мохнатую голову матери.

– Я не позволю нашей истории закончиться так же, как это произошло с Морду, – произнесла она.

Принцесса была уверена, что знает, как разрушить заклятье, и рассказала матери о своей догадке.

– Это гобелен, – сказала девушка. – «Гордыней порванную нить соедини опять». Мы должны вернуться в замок!

Когда Мерида и Элинор вышли к опушке леса, они увидели, что на стенах замка Данброх стоит стража. Чтобы добраться до замка, им нужно было пересечь поляну незамеченными. Темнота ночи была им на руку, но Мерида всё равно подождала, пока охрана не посмотрит в другую сторону.

– Сейчас! – прошептала она матери.

Они побежали через поляну к стене замка и прислонились к ней, чтобы стражники сверху их не увидели. Но, пока они пытались отдышаться, рядом с ними появились двое охранников.

– Медведь! – закричали стражники, оповещая всех, кто находился в замке. – Это Морду!

Мерида и Элинор бросились бежать, стремясь вернуться в безопасный тёмный лес. Позади раздавались крики людей: «Медведь! Это медведь!»

Оказавшись под покровом леса, они взглянули на замок. Вся стража пришла в боевую готовность, запылали огни факелов.

– Мы не попадём туда! – простонала Мерида, чувствуя, что удача отвернулась от них.

В этот момент Элинор резко повернула голову, и принцесса увидела перед собой чёрные холодные глаза разъярённого дикого зверя. Элинор-медведица угрожающе зарычала на свою дочь.

Когда Элинор-медведица склонилась над ней, девушка издала слабый визг. Но королева, похоже, пришла в себя. Мерида посмотрела матери в глаза и увидела глубокую печаль в её взгляде. По телу медведицы пробежала болезненная судорога. Королева отшатнулась, ужаснувшись тому, что она чуть не натворила.

– Всё в порядке. Со мной всё хорошо, – твёрдо произнесла Мерида. Но Элинор-медведица покачала головой и бросилась в глубь леса. – Мама! – прокричала Мерида.

Стражники с факелами в руках стремительно приближались.

– Убить медведя! – кричали они.

Но когда охранники добрались до того места, где стояли Мерида и Элинор, тех уже и след простыл. Принцесса бежала по лесу, пока не догнала мать.

– Мам, постой! – прокричала она. – Мы вернём тебя в прежнее состояние. Мы же заодно, да?

Но Элинор-медведица отвернулась. Мерида обошла её, чтобы взглянуть в лицо.

– Ты – королева Данброха! Ты никогда ни перед чем не отступала! Моя мама никогда бы не бросила меня! И обещаю, что я тоже тебя не брошу!

Принцесса провела рукой по морде медведицы и ласково посмотрела ей в глаза.

– Можешь считать меня упрямой, – сказала Мерида с лёгкой улыбкой. – Но я унаследовала это от тебя.

Девушка потупила взор, обдумывая их положение.

– Правда, это не поможет нам пробраться в замок, – произнесла она.

Элинор-медведица задумалась на мгновенье, а потом выражение её морды изменилось. Мерида улыбнулась. Она знала, что у её матери появилась идея.

Глава 25

На стене замка охранники всё ещё в тревоге перекликались друг с другом.

– Нашли какие-нибудь следы? – прокричал один. – Проверьте деревья на севере!

Прямо под стеной Мерида и Элинор тихонько переплывали ров. Они добрались до ворот, которые соединяли его с колодцем в замке. Пока принцесса разглядывала железную решётку, преградившую им путь, Элинор-медведица просто сорвала её с петель.

Мерида улыбнулась.

– Что ж, и так пойдёт.

Через мгновенье девушка и медведица уже выглядывали из колодца внутри замка. Не обнаружив никого поблизости, они тихонько вылезли из воды. Элинор-медведица стряхнула воду с шерсти и последовала за своей дочерью в кухню. К счастью, там тоже было пусто.

– Идём, – сказала Мерида.

Через кухню они вышли в безлюдный коридор и добрались до подножия лестницы, ведущей в большой зал. Мерида посмотрела по сторонам.

– Всё чисто, – прошептала она. – И куда это все подевались?

Ни Мериде, ни Элинор никогда бы не пришло в голову, что кланы, которые считали, что Морду бродит где-то поблизости, станут сражаться друг с другом. Но когда они заглянули в Большой зал, то увидели, что из столов соорудили баррикады, а топоры и стрелы летали в воздухе.

– Больше никаких разговоров! – сердито орал лорд Макгаффин, высовываясь из укрытия. – Никаких традиций! Мы решим это прямо сейчас!

Лорд Макинтош кричал на Фергуса:

– Ты же король! Ты и должен решить, кто из наших сыновей женится на принцессе! – Топор пролетел по воздуху и врезался в его баррикаду.

– Ни один из ваших сыновей недостоин руки моей дочери! – прокричал Фергус, свирепо глядя на них.

– Тогда нашему альянсу конец! – завопил лорд Дингваль. – Это объявление войны!

Заиграла волынка, в воздухе засвистели стрелы – кланы устроили восстание. Мерида была шокирована.

– Они же поубивают друг друга! – сказала она Элинор. – Ты должна остановить их, пока ещё не слишком поздно!

Мерида осеклась, осознав, что её мать, которая парой предложений могла положить этому конец, теперь не в состоянии произнести ни слова. О какой дипломатии может идти речь, пока она находится в шкуре медведя? По её, Мериды, вине королева лишилась возможности проявить свой главный талант. Бедная Элинор-медведица беспомощно смотрела на дочь.

– Знаю, знаю, – произнесла Мерида, в панике схватившись за волосы. – И как нам пройти через зал и подняться в гобеленовую комнату, когда вокруг толпа неконтролируемых горцев?

Кланы всё ещё сражались, орудуя молотками, топорами и всем, что попадалось под руку, когда в самую гущу драки вышла маленькая фигурка. Воинственные крики затихли. Это была Мерида, и в её взгляде читалась уверенность. Потрясённый Фергус взглянул на дочь.

– Что ты тут делаешь, милая?

– Всё в порядке, пап, – сказала девушка, изо всех сил стараясь выглядеть по-королевски. – Я... эм... я... – взволнованно начала она. Принцесса видела, что угрюмые лица представителей всех кланов ожидают её следующего шага. Она сделала глубокий вдох. – Ну, понимаете... Я... Я беседовала с королевой.

– Правда? – прокричал лорд Дингваль, свирепо глядя на неё.

– Да, – ответила Мерида.

– Ну и где же она? – сердито спросил лорд Макгаффин.

Лорд Макинтош кивнул:

– Откуда нам знать, что это не какой-нибудь трюк?

Элинор наблюдала из-за двери. Она слышала, как возмущаются лорды, а их недовольство только растёт.

– Где королева? – настаивал лорд Макгаффин.

– Да! Приведи её! Хватит морочить нам голову! – воскликнул лорд Макинтош. Крики предводителей кланов были настолько громкими, что чуть ли не сотрясали стены Большого зала.

– ЗАМОЛЧИТЕ! – заорала Мерида так, что её голос заглушил все остальные.

Испуганные лорды замерли, и в Большом зале воцарилась гробовая тишина. Фергус усмехнулся.

Мерида прочистила горло, надеясь, что нужные слова сами придут в голову.

– Ну, я, эм... – начала она и снова сделала паузу. Девушка огляделась и увидела, что Эли-нор-медведица вышла из тени и стояла в дальнем конце зала.

Лорд Макинтош повернулся, чтобы посмотреть, куда был устремлён взгляд Мериды. Элинор замерла, встав на задние лапы, так что её ничего не стоило принять за одно из трофейных чучел Фергуса.

Не сводя глаз с Элинор, принцесса заговорила:

– Однажды существовало одно древнее королевство, название которого давно позабыто.

– Это ещё что такое? – заворчал лорд Макгаффин, теряя терпение.

Но Мерида сохраняла спокойствие.

– Это королевство пало в результате войны, хаоса и разрухи.

Лорд Макинтош закатил глаза, всплеснув руками:

– Ох! Все мы слышали эту сказку!

– Да, – ответила ему девушка, – но это правда! Теперь я знаю, как один эгоистичный поступок может повлиять на судьбу королевства.

– Чушь! – воскликнул лорд Дингваль. – Это просто легенда.

Мерида с уверенностью покачала головой.

– Легенды – это уроки. В них сокрыта истина. – Элинор узнала свои слова и почувствовала прилив гордости, а её дочь продолжала: – Наше королевство ещё молодо. Наши истории пока не стали легендами, но они связаны. В прошлом наши кланы враждовали. Но когда нам грозило нападение с севера, мы объединились, чтобы защитить наши земли. Вы все сражались плечом к плечу.

У Мериды появилась надежда, что ей удастся достучаться до своих слушателей.

– Вы всем рисковали друг ради друга, – сказала она им. Лорды медленно начали кивать в знак согласия. – Лорд Макгаффин, мой отец спас вам жизнь, остановив стрелу, когда вы бросились на помощь лорду Дингвалю.

– Да, – произнёс лорд Макгаффин. – И я никогда этого не забуду!

– Лорд Макинтош. Вы спасли моего папу, когда бросились в атаку на своём коне и сдержали вражеское наступление.

Макинтош кивнул, и Мерида взглянула на лорда Дингваля.

– И все мы помним, как лорд Дингваль прорвал оборону противника.

– Мощным броском копья! – восторженно воскликнул лорд Макинтош.

Лорд Дингваль повернулся к Макинтошу и произнёс:

– Ох! Я же целился в тебя, дубина!

Все дружно расхохотались, и старые воины принялись вспоминать былые времена. Мерида тоже улыбнулась.

– Это история могущественного королевства. Мой отец сплотил ваши войска, а вы выбрали его своим королём. Этот союз основан на храбрости и дружбе и существует по сей день.

Лорды и их люди зааплодировали. Мерида дождалась, пока они успокоятся, и продолжила:

– Но я была слишком эгоистична. Из-за меня произошёл большой разлад в ваших отношениях. Это полностью моя вина. И теперь я понимаю, что должна исправить свою ошибку и восстановить эту связь. И поэтому, – продолжала Мерида, глядя на мать, – что касается помолвки, я решила поступить, как должно, и...

Королева вдруг забыла о позе чучела и отрицательно покачала головой. Мерида не верила своим глазам. Она видела, как Элинор изображает лапами слово «разрушение».

– Эм, и нарушить традицию? – медленно произнесла принцесса. Фергус гордо улыбнулся, а вожди и их кланы обдумывали слова принцессы.

Элинор с любовью смотрела на неё, прижав лапу к сердцу. Она жестами показывала то, что Мерида должна была передать лордам.

– Моя мама, королева... чувствует... всем сердцем... что я... нет, что мы... должны быть свободными...

Элинор изобразила «писать» и «книга». Девушка восторженно кивнула.

– Мы должны быть свободными, чтобы написать свою собственную историю.

Королева дотронулась до своего уха, а затем положила лапу на сердце.

– Мы должны прислушиваться к нашим сердцам, – произнесла Мерида, – и найти любовь, когда придёт время.

– Прекрасно сказано, – промолвил лорд Дингваль, смахивая слезу.

Элинор издала радостный рык и тут же закрыла лапами рот.

– Поэтому мы с королевой оставляем решение за вами, милорды, – сказала принцесса. – Могут ли наши юноши сами выбирать, кого им любить?

Вожди кланов посмотрели друг на друга.

– Что скажем на это?

Лорд Макинтош неуверенно ответил:

– Это...

– Отличная идея! – воскликнул молодой Макинтош, к удивлению своего отца. – Дайте нам право самим решать свою судьбу!

Малыш Дингваль выступил вперёд.

– Да! Почему мы не можем сами выбирать?

Лорд Дингваль был потрясён.

– Но она же принцесса!

– Я её не выбирал. Это была твоя идея, – оправдываясь, произнёс Малыш Дингваль.

Лорд Макгаффин посмотрел на своего сына.

– А ты? Ты чувствуешь то же самое?

Молодой Макгаффин кивнул.

– Не по-мужски сражаться за руку девушки против её воли.

Лорд Макгаффин обнял своего громадного сына.

– Значит, вопрос решён! – объявил он толпе. – Дадим парням шанс завоевать её сердце, прежде чем они придут просить её руки!

Мерида улыбнулась, когда лорд Дингваль вышел вперёд.

– Я бы сказал, что у Малыша Дингваля есть все шансы на победу! – заявил он.

– Ну и ладно! – засмеялся лорд Макинтош. – Жениться-то не мне!

Все лорды рассмеялись вместе с ним.

Мерида вздохнула с облегчением. Катастрофа миновала. Она посмотрела на мать и улыбнулась. Элинор просияла, когда лорды повернулись к принцессе и поклонились ей. Фергус положил руки на плечи дочери.

– Ты вся в маму, – с гордостью произнёс он. – Бестия!

Девушка была польщена, но ей всё ещё нужно было вывести Элинор-медведицу из Большого зала, пока её не обнаружили. Идея пришла как бы сама собой, и Мерида прокричала:

– Все в винный погреб! Давайте откроем личные запасы короля и отпразднуем как следует!

Обрадованная толпа выбежала из Большого зала. Понимая, что эти дебоширы осушат весь его погреб, Фергус заговорщически поднял бровь и наклонился к слуге.

– Тсс, – прошептал он, – неси самые маленькие бокальчики.

Глава 26

Мерида радостно выпроводила последнего горца из Большого зала и закрыла за ними дверь. Наконец-то она могла расслабиться. Девушка взглянула на Элинор. У них получилось! В королевстве не разразится война из-за её замужества. Принцесса подбежала к матери и обняла её. Они стояли так какое-то время, но пора было заняться гобеленом.

В гобеленовую комнату мать и дочь пробрались без труда. Мерида оглядела сделанный ею разрез, всё так же разделявший их с мамой изображения. Девушка понимала, как ей повезло, что у неё есть шанс исправить свою ошибку.

– Гордыней порванную нить соедини опять, – сказала она про себя. – Нам только понадобятся швейные принадлежности.

Мерида повернулась к медведице. Та обнюхивала шкаф и скидывала вещи на пол.

– О мам, только не сейчас. Прошу, не сейчас! – умоляла принцесса, понимая, что Элинор снова превращается в дикого медведя.

Она замерла, когда существо с чёрными глазами, только что бывшее её матерью, приблизилось к ней и начало обнюхивать.

В то же самое время этажом ниже Фергус решил проведать Элинор. Она ведь неважно себя чувствовала, и ему не терпелось сообщить ей хорошие новости, касающиеся кланов.

– Элинор, дорогая, – сказал он, входя в комнату. – Ни за что не угадаешь, кто только что решил нашу маленькую проблему с женихами!

Увидев в комнате беспорядок, Фергус был потрясён. На ножках кровати виднелись следы от когтей, а его жена пропала. Её элегантное зелёное платье лежало на полу, разорванное в клочья.

Обезумев от увиденного, король выскочил из комнаты.

– Этого не может быть! Элинор! Ответь мне, милая! Элино-о-ор! – кричал он, нетвёрдой походкой бредя по коридору и опасаясь самого худшего.

Дойдя до гобеленовой комнаты, Фергус распахнул дверь и увидел, как над Меридой навис огромный медведь.

Принцесса заметила своего отца, задохнувшегося от ужаса. Она с плачем ринулась к нему.

– Папа, нет! Это не то, что ты думаешь! – но он оттолкнул её в сторону.

– Отойди назад, Мерида, – злобно произнёс Фергус, глядя в холодные чёрные глаза медведя. Зверь встал на задние лапы и зарычал. Король обнажил меч.

– Нет! Пап! Не причиняй ей вреда! – кричала Мерида, когда её отец взмахнул мечом и ранил медведицу.

Он ходил вокруг неё кругами, готовый прикончить, но зверь зарычал и ударил его лапой. Фергус упал на пол, а медведица моргнула, и взгляд её смягчился.

– Мам! – воскликнула Мерида, с облегчением заметив, что к её матери вернулся разум.

Но было слишком поздно. Все в замке уже услышали шум. До Мериды донеслись звуки шагов – лорды со своими людьми пересекали Большой зал.

Фергус застонал и начал медленно подниматься. Времени на то, чтобы забрать гобелен, не было. Мерида взглянула на сбитую с толку Элинор.

– Мама, беги! – прокричала она, услышав, как лорды несутся по лестнице. – Беги!

Глава 27

Предводители кланов с обнажёнными мечами ворвались в гобеленовую комнату, проскочив мимо медведицы, притаившейся в неосвещённой нише перед входом в неё.

– Мой господин! – воскликнул лорд Макинтош, увидев Фергуса, лежащего на полу. Они приблизились к нему, а тем временем в коридоре молодые лорды лицом к лицу столкнулись с Элинор.

– Медведь! – заорали они, а Элинор бросилась прочь, пытаясь покинуть замок. Пока большинство охранников всё ещё находились в Большом зале, она сумела достичь главных дверей. Оставалось преодолеть замковые ворота.

– Закрыть ворота! – скомандовал лорд Макгаффин.

Элинор-медведица видела, как опускаются тяжёлые решётки, и в последнюю секунду успела проскочить под ними.


* * *

В гобеленовой комнате Мерида подбежала к своему отцу, который всё ещё пытался встать на ноги. Фергус прижал её к груди.

– Хвала небесам, милая! Он чуть не сожрал тебя! Ты не пострадала?

Принцесса отрицательно помотала головой и сделала отчаянную попытку объясниться.

– Это была мама! Медведь – твоя жена Элинор!

Отец посмотрел на неё как на сумасшедшую.

– Что за чушь ты несёшь!

– Нет, это правда. Ведьма дала мне заклинание! Это не Морду!

Фергус не знал, при чём тут ведьма и её заклинания, но ему было известно, что в замке находится медведь.

– Морду это или нет, но я отомщу за твою маму. И я не собираюсь рисковать и твоей жизнью! – с этими словами он выбежал за дверь и запер Мериду в гобеленовой комнате.

Девушка понимала, что он делает это, чтобы защитить её. Она звала отца через маленькое окошко в двери, надеясь отговорить его от совершения роковой ошибки.

– Пап, просто выслушай меня! Ты не можешь этого сделать! Медведь – твоя жена Элинор!

Уходя, Фергус бросил ключ от комнаты Моди, стоявшей у подножия лестницы.

– Возьми его и не выпускай её оттуда!

Няня кивнула.

– Но что с медведем? – спросила она, боясь, что он всё ещё где-то поблизости.

– Просто оставайся здесь! – угрюмо ответил король. Он был полон решимости поймать медведя и избавиться от него раз и навсегда.

Мерида, не веря своим ушам, отшатнулась от двери. Она с трудом сдерживала слёзы. Пленница подняла стул и в отчаянии швырнула его в дверь. Ей нужно как-то выбраться отсюда. Она подошла к камину и схватила кочергу. Принцесса попыталась с её помощью сорвать массивные дверные петли, но те не поддавались. Она со злостью начала колотить в дверь кочергой.

А тем временем Фергус и его люди миновали главные ворота и оказались на поляне перед ними.

– Вперёд, жалкие увальни! – кричал Фергус, выстраивая кланы в боевом порядке.

Мерида выглянула из окна и увидела алый цвет факелов. Воины почти достигли опушки леса. У Элинор не было ни единого шанса. Девушка разбила окно кочергой и кричала, обращаясь в темноту:

– Постойте! Там мама! Стойте!

Она в отчаянии опустилась на пол. Потом посмотрела наверх, и взгляд её наткнулся на разорванный гобелен. Принцесса вспомнила, зачем пришла сюда, и поняла, что должна как можно скорее разрушить заклятье. Она дёргала гобелен, пока он не отвалился, упав на неё сверху.

Мерида выползла из-под тяжёлого полотна и что есть мочи принялась звать Моди. Она подбежала к двери и как можно дальше просунула голову в маленькое окошко.

– Моди! Ты нужна мне прямо сейчас!

Моди съёжилась у подножия лестницы, сжимая ключ. Она была слишком напугана, чтобы ответить. Внезапно Мерида почувствовала, что прямо за дверью кто-то есть. Она посмотрела вниз и увидела трёх маленьких медвежат; их мордочки были в розовых крошках. Она сразу поняла, кто это.

Оказавшись лицом к лицу с мохнатыми тройняшками, Моди пронзительно завизжала и попятилась назад. А потом сунула ключ себе за корсаж и побежала!

– Заберите ключ! – прокричала Мерида братьям, и они охотно помчались по коридору за бедной няней. Спасая свою жизнь, та сбила с ног двух горничных, которые поднимались по лестнице.

– Моди! – удивлённо воскликнула одна из служанок.

Женщина на бегу повернула голову в их сторону – и с громким стуком налетела на стену.

Моди осела на пол, и обе горничные поспешили ей на помощь. Они увидели ужас в её глазах. Вдруг на стене коридора возникла тень гигантского медведя. Все три женщины подхватили юбки и с криком бросились бежать. Тень начала стремительно уменьшаться, и вскоре из-за угла появился озорной медвежонок.

Глава 28

Мерида в гобеленовой комнате с беспокойством ждала, когда её братья вернутся с ключом. Она видела, как за окном начал накрапывать дождь. Принцесса мерила шагами комнату, бормоча: «Иголка с ниткой... Иголка с ниткой...»

Внезапно она вспомнила, где находится. Девушка подбежала к сундуку в углу комнаты и обнаружила, что он полон швейных принадлежностей.

– О! Прекрасно! – воскликнула Мерида, выбрав огромную иглу для гобеленов.

Тем временем внизу Моди бежала и бежала, пока не добралась до кухни. Тяжело дыша, она принялась таскать бочки и приставлять их к двери, чтобы медведи не смогли попасть внутрь. Она сооружала свою баррикаду из всего, что попадалось ей под руку, как вдруг запнулась обо что-то.

Женщина посмотрела вниз и увидела перед собой пару мохнатых медвежат. Моди ахнула и потянулась за тяжёлой сковородой. Она уже приготовилась к удару, как вдруг с тревогой подумала о местонахождении третьего. Подняв голову, женщина обнаружила, что он стоит на потолочной балке прямо над её головой. Моди выронила сковородку и издала оглушительный крик, когда медвежонок спрыгнул с балки прямо ей на грудь.

Наверху Мерида в поте лица трудилась над гобеленом. Она с усилием проталкивала иглу через плотную ткань и, далеко отводя руку, вытягивала толстую льняную нить то с одной, то с другой стороны. Рёв медвежонка, раздавшийся из-за двери, оторвал её от работы. Она подняла голову и увидела, как крошечная лапка протягивает ключ через окошко!

Мерида с благодарностью схватила его и открыла дверь. Гордые тройняшки-медвежата ждали сестру в коридоре. За спиной принцессы, словно огромная накидка, развевался гобелен. Девушка улыбнулась братьям, и они вместе поспешили в конюшню.

Дождь становился всё сильнее. Мерида с братьями оседлали Ангуса и поскакали в лес. Один из медвежат держал поводья, а принцесса сидела позади них, второпях дошивая гобелен.

– Ровнее, Хэмиш, – сказала она малышу, который держал фонарь, чтобы ей было лучше видно свою работу.

Они углублялись в лес в надежде догнать Фергуса и его людей до того, как они доберутся до Элинор-медведицы.

Но охотничий отряд был далеко впереди и стремительно приближался к своей цели.

В неверном вечернем свете король заметил Элинор-медведицу, стоявшую прямо за кругом камней. Завидев своих преследователей, Элинор побежала в центр круга.

– Вон он! – прокричал Фергус горцам.

Элинор споткнулась и упала. Поднявшись, она кинулась бежать, но, дойдя до границы камней, увидела всадников с копьями и стрелами. Королева развернулась и заметалась там от одного края круга к другому, пока не поняла, что её окружили.

– Попался! – воскликнул лорд Макинтош, когда воины начали всё теснее смыкать кольцо.

– Назад, назад! – завопил лорд Макгаффин.

Фергус спрыгнул с коня и вышел вперёд.

– Посветите на него! – приказал он.

Потом предупредил охотников:

– Если кто-то из вас окажется слишком прытким, я лично с ним разберусь! – король хотел убить медведя собственными руками.


* * *

Мерида продолжала шить, несмотря на то, что конь во всю прыть нёсся по лесу.

– Ангус! Полегче, дружок! – просила принцесса, изо всех сил пытаясь не выронить гобелен. Её братья вовремя подхватили полотно, и они продолжили путь. Мерида сделала последний стежок и улыбнулась.

– Готово! – произнесла она, и в ту же секунду Ангус резко встал на дыбы и остановился.

В клубах выдыхаемого лошадью пара вдруг появилась крошечная голубая точка.

– Ага! – воскликнула Мерида, узнав блуждающий огонёк. Потом стали загораться и другие огоньки, образуя мерцающий путь.

– Вперёд! – прокричала принцесса Ангусу, призывая следовать по тропинке из огоньков.

Пока Мерида, Ангус и медвежата приближались к кругу камней, лорды суетились, затягивая верёвку на шее медведицы и прижимая её к земле.

– Да, теперь мы тебя поймали! – сказал лорд Макгаффин, проверяя верёвки. – Ты сдохнешь, мерзавец!

Элинор-медведица в ужасе зарычала; её тело было оплетено тугими путами. Фергус торжествующе возвышался над зверем. Двумя руками король поднял меч над головой и приготовился нанести удар.

Но он не успел осуществить задуманное: оттолкнув меч в сторону, в клинок со звоном врезалась стрела. Лорды затаили дыхание.

Перед ними стояла Мерида.

– Всем назад! Это моя мама! – прокричала она, ворвавшись в круг верхом на Ангусе. Она сжимала лук в руке, готовая выстрелить в любой момент.

– Ты выжила из ума, милая? – заорал Фергус.

Мерида слезла с коня и встала между отцом и медведицей. Она посмотрела на свою мать.

– Ты не пострадала, мам?

Принцесса повернулась к отцу, приготовившись всё ему объяснить, но он оттолкнул её в сторону. Лорд Макинтош прижал девушку древком копья, пытаясь удержать её на месте.

Король снова занёс свой меч над Элинор. Мерида молниеносно схватилась за копье лорда Макинтоша и перекинула его через плечо. Затем выхватила меч у одного из охотников и подбежала к отцу, блокируя его удар.

Девушка заслонила собой Элинор и одним мощным ударом отрубила Фергусу деревянную ногу.

– Я не позволю тебе убить маму! – прокричала она.

Подоспевшие тройняшки прижали отца к земле. Мужчина закричал.

– Мальчики! – воскликнула Мерида, отзывая их.

Король взглянул в мордочки трёх маленьких медвежат.

– Мальчики? – произнёс озадаченный Фергус, ошеломлённый неожиданной догадкой.

Но в этот момент воздух сотряс оглушительный рёв ещё одного медведя.

– Морду! – ахнула Мерида. В круге появился чудовищных размеров зверь.

Король встал на свою единственную ногу и дал своим людям команду:

– Убить его!

Но громадный медведь лишь отмахнулся от них. Морду схватил одного из атакующих и, пока его соклановцы бежали ему на помощь, отбросил мужчину прямо на камни. Угольно-чёрные глаза уставились на Фергуса.

– Я расправлюсь с тобой голыми руками! – рявкнул король, пока Морду приближался к нему. Зверь схватил Фергуса и швырнул его о камни, а потом повернулся к Мериде.

Глава 29

Мерида стояла, готовая выпустить стрелу. Но Морду лишь выбил лук у неё из рук. Девушка закричала, когда огромный зверь набросился на неё, а его раскрытая пасть оказалась в нескольких сантиметрах от её горла.

Тут до слуха Мериды донёсся медвежий рёв, но он принадлежал не Морду и, казалось, звучал даже громче и яростнее.

– Мама! – воскликнула принцесса, когда Элинор-медведица с проснувшейся в ней невиданной силой скинула верёвки и кинулась на зверя.

Морду отвернулся от Мериды, и оба медведя встали на задние лапы друг напротив друга. Элинор-медведица оттолкнула Морду от дочери, а тот ударил её по носу своей огромной лапой. Оба медведя свирепо зарычали, и Морду прижал королеву к одному из камней.

Схватив Элинор за шею, чудовище стукнуло её об огромный камень. Она ударилась так сильно, что тот треснул. Но это натолкнуло её на мысль.

Элинор-медведица смотрела, как Морду поворачивается к Мериде. Она принялась с удвоенной силой колотить зверя, отвлекая его внимание на себя и пытаясь заманить в ловушку. Наконец Морду повернулся и в ярости бросился на неё. В последний момент Элинор-медведица отступила в сторону, и зверь врезался в треснувший камень. Земля содрогнулась, когда огромный валун упал, придавив собой медведя.

Элинор и Мерида зачарованно смотрели, как из тела Морду поднимается трепещущий голубой огонёк. Перед тем как исчезнуть, огонёк превратился в голубую туманную фигуру молодого человека. «Всё кончено», – подумала Мерида. Но потом она перевела взгляд на зашитый гобелен и на свою маму, которая всё ещё была медведем.

– Не понимаю, – произнесла принцесса. – Я же восстановила связь. Почему же ты не изменилась?

Элинор взяла гобелен и накинула его себе на плечи, думая, что это может сработать. Обе они замерли в надежде. Но ничего не произошло. Расстроенная Мерида упала на колени и заплакала.

– О, мама! Прости меня. Это всё моя вина. Я сотворила это с тобой. С нами. Ты всегда была рядом, всё для меня делала. Никогда не сдавалась. Я хочу, чтобы ты вернулась обратно, мама.

Элинор-медведица зарычала, и Мерида в ужасе увидела, что глаза её матери превращаются в уже знакомые безумные глаза медведя. Девушка закрыла лицо руками и заплакала, пока зверь обнюхивал её. Отбросив страх, Мерида обняла медведицу за шею, уткнувшись в мягкую шерсть.

– Я люблю тебя.

Фергус и его люди потрясённо смотрели, как шов в том месте, где Мерида заштопала гобелен, озарился светом и затянулся. Голубые огоньки мерцали в воздухе, пока принцесса крепко обнимала свою мать. Внезапно Мерида почувствовала, как чья-то ласковая рука бережно гладит её по волосам. Она отстранилась и увидела улыбающееся лицо матери, человеческое лицо, освещённое мягким светом. Девушка ахнула.

Элинор обняла свою дочь и поцеловала её.

– Мам, ты изменилась, – произнесла Мерида, протянув руку и дотронувшись до щеки матери.

– Нет, дорогая, это ты изменилась, – ответила Элинор. Они обнялись и засмеялись.

– Элинор? – Фергус попытался проскакать на одной ноге, но кувыркнулся и оказался прямо перед ними. – Ха! А-ха-ха! – счастливо рассмеялся король, снова поднимаясь. – О, Элинор! – он обнял и поцеловал свою жену.

Вокруг них собрались лорды и их люди.

– С возвращением, ваше величество! – сказал лорд Макинтош, и кланы от всего сердца поддержали его. – После увиденного я никогда больше не осмелюсь разгневать вас!

Элинор улыбнулась и вдруг поняла, что лишь гобелен, обёрнутый вокруг неё, прикрывает её наготу. Мерида тоже это заметила и покраснела.

– О, мама.

Королева повернулась к мужу со смущённой улыбкой и поплотнее закуталась в гобелен.

– Фергус, – настойчиво прошептала она, – вместо того чтобы таращиться на меня, сделай что-нибудь!

Король хмыкнул и повернулся к вождям.

– Отвернитесь, парни. Проявите уважение! – громко произнёс он.

Воины быстро отвернулись. Все искренне радовались воссоединению королевской семьи. В этот момент из толпы выскочили голенькие тройняшки, и родители немедленно поспешили заключить их в объятия.

Фергус радостно расхохотался. Вся его семья была в сборе.

Потом лорды, их кланы и королевская семья отправились обратно в замок. Когда они уходили, маленький голубой огонёк взмыл над камнями и растаял в воздухе.

Эпилог

Перед тёплым камином в гобеленовой комнате Мерида и королева Элинор вместе трудились над новым гобеленом. На нём были изображены Мерида и Элинор-медведица, они стояли друг напротив друга, держась за руки. Мать и дочь вышивали эту картину, чтобы навсегда запомнить то, чему они научились. Элинор всегда будет ценить храбрость и свободолюбие дочери, а Мерида – мудрость своей матери. Но самое главное – они поняли, что их любовь даёт возможность преодолеть все препятствия.

Король бодрым шагом вошёл в комнату и позвал их проводить лордов. Семья стояла на краю пристани и махала руками вслед отчаливающим лодкам трёх кланов. Вдруг Фергус заметил, что тройняшки куда-то пропали. Присмотревшись, он обнаружил своих мальчиков на раскачивающихся корабельных мачтах – по одному брату на каждом корабле. Малыши замахали им, а Фергус обхватил голову руками.

– Как такое могло произойти? – со вздохом вымолвил он. Теперь ему нужно будет их возвращать.

Чуть позже Мерида верхом на Ангусе уже скакала на вершину горы. В этот раз они были не одни: прямо за ней на другой лошади ехала её мать. Вместе они наблюдали, как корабли медленно исчезают вдалеке. Наконец-то им было друг с другом хорошо и спокойно.

Пока Мерида смотрела на суда в туманной бухте, над её головой, широко и свободно расправив крылья, пролетел орёл. Принцесса рассмеялась и тряхнула головой, а её непослушные рыжие волосы разметались на ветру. Да, когда-нибудь она, скорее всего, выйдет замуж и станет королевой Данброха, но это будет уже совсем другая история.

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Эпилог
  • Иллюстрации




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики