Крушение самолета МН17, Украина и новая «холодная война». Взгляд через призму катастрофы (epub)

-  Крушение самолета МН17, Украина и новая «холодная война». Взгляд через призму катастрофы  (пер. О. Ю. Семина) 1.9 Мб (скачать epub) (скачать epub+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Кейс ван дер Пейл

Книга в формате epub! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:






Кейс ван дер Пейл


КРУШЕНИЕ САМОЛЕТА МН17
УКРАИНА И НОВАЯ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»


ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ КАТАСТРОФЫ


 


КУЧКОВО ПОЛЕ


МОСКВА
2019


 


 



УДК 327


ББК 66.4(0)


П 24


 


Kees van der Piji
Flight MH17, Ukraine and the new Cold war.


Prism of disaster


Пейл, Кейс ван дер


П 24             Крушение самолета МН17, Украина и новая «холодная война»: Взгляд через призму катастрофы / пер. с англ. О. Ю. Семиной. — M.: Издательство «Кучково поле», 2019. — 416 с.: ил.


ISBN 978-5-9950-0964-1


Книга профессора политологии и международных отношений Сассекского университета (Великобритания) Кейса ван дер Пейла посвящена мировому геополитическому кризису, наиболее ярким проявлением которого стали события на Украине, а их кульминацией — гибель самолета МН17. На сегодня эта работа считается наиболее полным исследованием по этой теме. Ван дер Пейл не ставит перед собой задачу ответить: кто непосредственно виноват в уничтожении самолета, но он разрушает столь популярные сегодня стереотипы и дает ответ на значительно более важный вопрос: каким политическим силам была выгодна и жизненно необходима катастрофа?


Книга адресована как политологам, так и широкому кругу читателей, интересующихся современной политикой и геополитической ситуацией в мире.


УДК 327


ББК 64.4(0)


ISBN 978-5-9950-0964-1


© Kees van der Pijl, 2018


© ОOO «Издательство «Кучково поле»,


издание на русском языке, 2019


ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ


 


Это книга о том, как власти предержащие манипулируют общественным мнением, а точнее — о том, как эмоции, вызванные такой трагедией, как крушение пассажирского самолета в зоне военных действий в Восточной Украине в июле 2014 г., используются ради получения геополитической и экономической выгоды. В первую очередь меня волнует то, каким образом правительства западных стран и, в частности, правительство моей собственной страны, Нидерландов, продолжают использовать эту катастрофу в соответствии с проводимой НАТО политикой экономической и идеологической войны против России.


К манипулированию общественным мнением прибегают все правительства, однако в этом случае, как и во многих других, Запад недвусмысленно дал понять, что тон задает именно он. Можно было бы надеяться (возможно, наивно), что правительства других стран, в том числе России, попытаются использовать имеющуюся у них информацию, чтобы прорваться через пропаганду НАТО и просветить мировую общественность в этом вопросе и ряде других. Тем не менее мы вынуждены признать, что это не является прямой обязанностью властей. У них по определению есть другие приоритеты, и будет даже лучше, если сферу исторических расследований они оставят ученым и журналистам.


Когда же правительства и парламенты начинают предпринимать попытки определить на официальном уровне, что является исторической правдой, а что нет, то они неизбежно приходят к внесению этих положений в законодательство. Например, в ряде стран запрещено отрицать реальность систематических массовых убийств, имевших место в новейшей истории, независимо от того, называют их при этом геноцидом или нет, и т. д. В результате даже ученые, которые и не отрицали общеизвестные факты, будут тем не менее ограничены в своих выводах официальной версией исторической правды, что, по сути, нивелирует основные принципы научного исследования.


Применительно к возглавляемому Нидерландами расследованию крушения самолета МН17 это положение хорошо иллюстрирует принятый в 2010 г. законодательный акт, регулирующий работу Совета по безопасности Нидерландов (СБН), органа, которому было доверено расследование технического аспекта катастрофы. В статье 57 этого закона говорится, что не вся информация, собранная СБН, будет обнародована, или, иными словами, обнародованные им данные не обязательно будут содержать всю полученную им информацию. В частности, не будет разрешаться информация, способная нанести вред отношениям Нидерландов с другими государствами и международными организациями, либо информация, пагубная для экономических и финансовых интересов страны (статьи 57.2 a и b соответственно). В сочетании с предоставленным киевскому правительству правом вето на результаты уголовного расследования Объединенной следственной группы (ОСГ), которая в своей работе исходит из крайне спорных выводов, сделанных СБН, это значительно уменьшает достоверность любых результатов расследования.


За время, прошедшее с момента выхода книги, негативные последствия ограничений, наложенных законодательством на действия Совета по безопасности Нидерландов, и предоставления Киеву права вето стали еще более очевидными. Это наиболее ярко проявилось на второй пресс-конференции ОСГ в мае 2018 г., о которой я пишу в предисловии к английскому и немецкому изданиям книги. Две страны, входящие в состав ОСГ — Малайзия и Бельгия — отказались присоединиться к Нидерландам и Австралии, когда те приняли решение официально возложить на Россию ответственность за катастрофу, основываясь на имеющихся доказательствах (Украина решение ОСГ с удовольствием подержала бы, однако ей не дали такой возможности, опасаясь, что это может вызвать сомнения в обоснованности обвинений). После такого раскола уголовное расследование, по сути, зашло в тупик, чего нельзя сказать о расследовании политическом.


В этом отношении особого внимания заслуживает гибель украинского военного летчика Владислава Волошина 18 марта 2018 г. По словам механика с авиабазы, именно Волошин был тем пилотом Су-25, который вернулся с задания расстроенным и говорил, что стрелял «не по тому самолету», хотя Волошин упорно отрицал, что он вообще совершал вылет в тот день. То, что я говорю в книге об ограниченности возможностей Су-25, неактуально, если речь идет об использовании ракеты «воздух — воздух», и, уж конечно, неактуально, если ракета была выпущена модернизированным СУ-25КМ («Скорпион»), который производят в Грузии при содействии израильской компании «Elbit». Такой самолет может быть вооружен ракетами «Питон» класса «воздух — воздух», которые, как и ракеты советского образца Р-27 или Р-73, вполне могли нанести штыревые и осколочные повреждения, обнаруженные в обшивке кабины пилотов малазийского «Боинга».


Относительно обстоятельств смерти Волошина (так же, как и по вопросу о том, совершал ли он в тот день вылет) нет единого мнения: некоторые утверждают, что он был в подавленном состоянии, другие это отрицают. Его жена заявляет, что в таком состоянии он находился только после загадочного телефонного звонка, имевшего место за день до его гибели; с пистолета, из которого якобы застрелился Волошин, был удален серийный номер и т. д.


Еще одна важная нить, которую стоило бы распутать, это вопрос о том, почему после удара от фюзеляжа отвалилась кабина пилотов. Как я показываю в своей книге, СБН представил ложную информацию о наличии на борту МН17 большого груза литий-ионных аккумуляторов, основная часть которого находилась прямо за кабиной. По словам экспертов, даже значительно меньшее количество таких аккумуляторов, находившееся на борту другого пропавшего малазийского лайнера МН370, сделало самолет «летающей бомбой». В ходе дискуссии, разгоревшейся в Интернете относительно крушения МН17, Герман Розема, один из наиболее хорошо информированных экспертов по этому вопросу в Нидерландах (он также помогал мне в процессе работы над этой книгой), следующим образом прокомментировал версию о том, что перевозимые самолетом аккумуляторы могли взорваться после удара по кабине: «Нужно спросить об этом службу логистики Схипхола, этим должен был заниматься СБН... Уже в начале 2013 г. было известно, что такие аккумуляторы могут представлять серьезный риск для самолета в случае возникновения непредвиденных обстоятельств».


Я обозначил здесь два направления дальнейших исследований, которые, я надеюсь, помогут выяснить причины крушения борта МН17. Они показывают, что приведенные мной в этой книге материалы и аргументы могут быть использованы в качестве основы для того, чтобы сформулировать наиболее серьезные гипотезы. Дальнейшей разработкой этой проблемы могут заняться другие люди, обладающие необходимой для этого квалификацией, а также имеющие доступ к информации. Хочется надеяться, что прекращение гражданской войны на Украине положит конец не только кровопролитию и разрушению, но и умышленному искажению фактов.


А пока я могу лишь выразить благодарность всем, кто помог мне с изданием этой книги на русском языке: представителю Посольства России в Нидерландах Владимиру Найденову и Наталии Воронцовой (Нидерланды); профессорам Юрию Громыко и Евгению Еремченко (Москва); переводчику Ольге Семиной и, конечно же, Федору Андрееву и всему коллективу издательства «Кучково поле».


 


Амстердам, 28 ноября 2018 г.


 


 


ПРЕДИСЛОВИЕ


 


Идея этой книги сформировалась во время кампании перед референдумом в Нидерландах по вопросу о подписании Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС 6 апреля 2016 г. Наша группа OorloglsGeenOplossing.nl («Война — не решение») совместно с Центром геополитических исследований в Утрехте поддерживала тех, кто выступал против (в результате ассоциацию не поддержали почти две трети участвовавших в голосовании), пытаясь одновременно повысить качество дебатов между сторонниками двух основных позиций — за и против. Во время кампании, в ходе которой я выступал перед публикой в больших и маленьких городах, я все больше убеждался, что правительство и ведущие средства массовой информации сплошь и рядом нарушают право голландского электората быть всесторонне проинформированным об ассоциации Украины с ЕС. В условиях атмосферы, накалившейся после произошедшего два года назад крушения борта МН17, большинство жертв которого были из Нидерландов, демонизация президента России Владимира Путина еще больше затрудняла возможность вести нормальные дебаты.


Готовясь к выступлениям, я составил справочный документ, отражающий более объективную точку зрения. Как можно было игнорировать тот факт, что продвижение НАТО и ЕС вглубь территории бывшего соцлагеря и даже бывшего СССР, включавшее неприкрытые попытки заставить постсоветскую Грузию и Украину объединиться с Западом против России, в какой-то момент спровоцирует сильную реакцию со стороны Москвы? Как можно было игнорировать опасность, которой подвергается хрупкая государственность этих субъектов постсоветского пространства, учитывая этнические разломы, неизбежные после того, как Советский Союз, на территории которого проживало более 190 различных наций и этнических групп, распался на 15 независимых государств?


Именно поэтому я счел хорошей идеей представить такую интерпретацию событий, которая учитывала бы все эти факторы, а также пересмотреть подробности крушения рейса МН17, которое было главным поводом непрестанных нападок на Путина в голландских СМИ. Я также написал серию статей под названием «Станет ли МН17 нашим и сентября?» для сайта OorloglsGeenOplossing (на голландском и английском языках). Это укрепило мою убежденность в том, что книга по этой теме потребует всестороннего знакомства с историческим контекстом. В конце концов, нашему вниманию уже было представлено опубликованное на голландском языке журналистом Йостом Нимёллером непредвзятое исследование катастрофы как таковой, однако никакого общественного резонанса оно не имело из-за стопроцентного бойкота со стороны СМИ. Кроме того, рассматривая катастрофу МН17 как отдельно взятое явление, я бы оказался вовлечен в проблемы, которые неизменно остаются нерешенными, в то время как изучение исторического контекста и его изменений в течение последних десятилетий позволило мне оставить «конспирологические» аспекты там, где им самое место — среди других неразгаданных тайн.


Мероприятие, посвященное началу нашей кампании перед референдумом по ЕС и Украине, прошедшее 20 марта 2016 г. в дискуссионном центре «De Balie» в Амстердаме, только укрепило мою решимость в этом отношении. В дискуссии принимали активное участие двое из самых выдающихся международных специалистов по этому вопросу: Николай Петро из Университета штата Род-Айленд и Ричард Саква из Кентского университета; кроме того, голландский журналист Стан ван Хаукке, депутат от Левой партии в Бундестаге Германии и председатель парламентской группы по связям с Украиной Андрей Хунко, представитель Социалистической партии Нидерландов Тини Кокс. Крис де Плуг представил перевод на голландский язык своей фундаментальной работы об Украине, на которую я часто ссылаюсь на страницах своей книги. Хотя мы заблаговременно объявили об этом мероприятии в пресс-релизе, в котором особый акцент был сделан на участии этих международных специалистов, встреча прошла незамеченной, если не считать видео на сайте OorloglsGeenOplossing. С того самого дня я начал работать над этой книгой, написать которую меня поощряли и профессор Петро, и профессор Саква. Она начинается с обзора исторической ситуации, а затем шаг за шагом приближается собственно к событию, которое находится в центре моего внимания. Многие из ключевых аспектов происшествия остаются по-прежнему неясными, однако, перечисляя по возможности все известные детали, даже если на данном этапе установить их реальную значимость не представляется возможным, мы можем получить максимально четкую картину описываемых событий.


26 октября 2016 г. я представил некоторые предварительные тезисы на встрече с членами Комитета по международным делам нижней палаты голландского парламента, на которую нас пригласил Гарри ван Боммел, депутат от Социалистической партии. На встрече присутствовал еще один депутат, Питер Омтзигт от Христианской демократической партии, упорно критикующий реакцию правительства Нидерландов на кризисную ситуацию. Наша попытка предостеречь правительство от абсолютного доверия к крайне сомнительным результатам расследования Объединенной следственной группы (ОСГ), что провоцировало дальнейшее обострение напряженности в отношениях с Россией, по существу, провалилась. Тем не менее после того как о встрече рассказала голландская государственная телерадиовещательная корпорация NOS, у нас появились новые важные источники информации. В первую очередь в лице художницы и активистки в вопросах энергетической политики Бабетт Убинк ван дер Спек, которая предоставила важнейшую информацию о грузе, который перевозил самолет, и о роли связей России и ЕС в области энергетики, а также группа блогеров, пишущих о катастрофе МН17, чье знакомство с деталями очень помогло мне не попасть в ловушку пропагандистской войны. Я благодарю Гектора Ребана, Германа Розему и Макса ван дер Верффа, которые, помимо прочего, познакомили меня с Роджером Аннисом с канадского сайта NewColdWar.org. Роджер сделал множество важных замечаний как по содержанию, так и по оформлению книги.


Йоэль ван Дурен сыграл в этом предприятии большую роль и предоставил очень важные материалы, как и Ханс ван Зон, который также редактировал первую версию рукописи. Бас ван Бек из организации «Платформа настоящей журналистики» предоставил мне документы голландского правительства, имеющие отношение к Соглашению об ассоциации Украины с ЕС и полученные в соответствии с голландским Законом о свободе информации. В числе других людей, которым я признателен за помощь, Карел ван Брукховен, Эваут ван дер Хог, Вилли Клинкенберг, Хенк Овербек, Ян Схаке, Сес Вибес, Юлия Юрченко и несколько украинских корреспондентов, которые пожелали остаться неизвестными из страха преследования, поскольку обстановка в их стране стала очень опасной даже за пределами зоны боевых действий.


Этой версией текста я обязан Радхике Десаи, которая прочитала всю рукопись до последнего слова и сделала множество предложений по ее улучшению. Ее глубокое понимание моей аргументации в сочетании с проницательностью, заметной в ее собственной работе, в немалой степени способствовали тому, что книга приняла свою окончательную форму. Хотя я не изменил никаких существенных выводов по сравнению с изданиями моей книги, опубликованными на немецком языке издательством «PapyRossa» в Кёльне и на португальском языке издательством «Fino Traozo» в Белу-Оризонти (Бразилия), с точки зрения подачи материала это практически второе издание. За эффективную работу в процессе подготовки книги к печати благодарю Роба Байрона из «Manchester University Press» и команду издательства «Out of House Publishing».


С тех пор как рукопись была приведена к окончательному виду, не произошло никаких событий, которые бы потребовали внести в текст существенные изменения. Объединенная следственная группа, на которую было возложено расследование крушения МН17, 25 мая 2018 г. неожиданно провела пресс-конференцию в Нидерландах, как раз в то время, когда эта книга готовилась к печати. На этом основании правительства Нидерландов и Австралии официально объявили Россию ответственной за крушение, хотя предоставленная ОСГ информация о стрелковом расчете российского «Бука», основанная на расследовании группы «Bellingcat» (см. с. 302-303 настоящей книги), была отвергнута как неподходящая в качестве доказательства двумя годами ранее, а судебное дело даже не было начато. Тот факт, что ОСГ почти четыре года спустя после крушения снова призывает свидетелей помочь расследованию, позволяет предположить, что в ближайшее время суд по этому делу не состоится.


Никто из вышеперечисленных лиц не несет ответственности за сделанные мной выводы или за оставшиеся в тексте фактические ошибки, за которые несу ответственность я один.


 


Амстердам, июнь 2018 г.


ВВЕДЕНИЕ: ГРАЖДАНСКИЙ АВИАЛАЙНЕР НА ЛИНИИ ОГНЯ


 


17 июля 2014 г. в небе над Восточной Украиной за несколько минут до того, как войти в воздушное пространство России, был сбит самолет МН17 компании «Малазийские авиалинии», летевший рейсом из Амстердама в Куала-Лумпур. Катастрофа, в результате которой погибли все находившиеся на борту, произошла через полгода после того, как украинские ультранационалисты захватили власть в Киеве при поддержке Запада, тем самым спровоцировав отделение Крыма и военные действия в Донбассе (Донецкой и Луганской областях, см. карту 1) между сторонниками и противниками новой власти на Украине.


В этой книге я рассматриваю крушение МН17 как некую призму, преломляющую исторический контекст, в котором оно произошло, и позволяющую предельно четко расставить по местам его отдельные элементы и связи между ними. В число этих элементов входят резкое изменение расстановки сил в Европе и мире после распада СССР, восстановление под руководством Владимира Путина российской государственности и экономики настолько, чтобы противостоять давлению Запада; установление связей между Россией и ЕС в области энергетики; гражданскую войну на Украине, последовавшую за захватом власти националистами в феврале 2014 г., и попытку новой власти вновь превратить Россию во врага, легитимизируя агрессивное продвижение НАТО и ЕС и начало новой «холодной войны». Катастрофу МН17 ни в коем случае нельзя понимать как изолированный инцидент; суть не в том, чтобы установить непосредственные причины крушения или выявить, кто приказал сбить самолет, если это не было несчастным случаем. Охват анализируемого материала должен быть значительно шире — хотя бы потому, что многие решающие подробности либо неизвестны, либо скрыты туманом идеологической войны, разразившейся вскоре после крушения. Конечно же, нельзя расследовать катастрофу, ограничиваясь только криминалистической экспертизой или опираясь на записи телефонных разговоров, предоставленные разведслужбами киевского правительства, которое по любым стандартам следует рассматривать как одного из вероятных виновников произошедшего.


Прежде всего крушение самолета было, по словам одного исследователя, системным событием, включавшим действия расчета пусковой установки, который произвел удар по малазийскому «Боингу 777-200» (намеренно или по ошибке), а также «политические решения, в том числе разрешение Украины пассажирскому самолету совершать рейс над зоной боевых действий и согласие “Малазийских авиалиний” воспользоваться безрассудным разрешением украинских властей [сделать это]». Таким образом, «крушение МН17 вызревало в сетевом пространстве гражданской авиации (а это правительства, регулирующие органы, авиалинии, акционеры, потребители и т. д.) до тех пор, пока события 17 июля 2014 г. не стали “спусковым крючком” дальнейшего развития ситуации»1.


В свою очередь, триггерное событие1 было вероятным результатом конфликта, порождающего определенные представления и действия у еще большего количества участников, каждый из которых может способствовать срабатыванию «триггера».


 


 


Карта 1. Украина в 2014 г.:
области и областные центры, соседние страны


 


Это имело место, например, в сентябре 1983 г., когда «Боинг-747» компании «Корейские авиалинии» во время рейса Анкоридж — Сеул был сбит советским истребителем «Су-15».


«Боинг» на несколько сотен километров углубился в советское воздушное пространство примерно в то же время, когда в воздухе находился американский самолет военной разведки — возможно, его целью было проверить едва ли не самые чувствительные радары военных баз Советского Союза, расположенных на острове Сахалин и полуострове Камчатка. Самолет «Корейских авиалиний» не отреагировал на несколько предупредительных сигналов с призывом вернуться на нормальную траекторию полета и был сбит. Это также было не «изолированной катастрофой», а элементом более масштабной картины, включавшей воинственные речи президента Рональда Рейгана об «империи зла», сомнения советского руководства относительно здравомыслия американского президента, развертывание ракет «Першинг-2» в Европе, неизбежность проведенных НАТО крупномасштабных учений под названием «Опытный лучник». Все это породило в Кремле настоящий военный психоз, передавшийся и тому командующему, который отдал истребителю роковой приказ открыть огонь; единственное, что могла сделать Москва, это лишь неуклюже отрицать случившееся2.


Конфликт на Украине и крушение борта МН17 также имеют отношение к вызову, который бросает глобальному господству Запада существование неустойчивого, с самого начала являвшегося вынужденной мерой блока стран во главе с Китаем и Россией. Россия — наиболее серьезная в Евразии альтернатива неолиберальному ЕС, в то время как Китай явно занимает центральное место среди стран БРИКС (остальные страны — Бразилия, Россия, Индия и ЮАР). Еще одна опорная структура этого блока — Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), созданная в 2001 г. В период непосредственно перед крушением МН17 главы государств БРИКС под председательством президента Бразилии Дилмы Русеф (отстраненной от власти в мае 2016 г.) подписали декларацию о создании Нового банка развития в противовес Всемирному банку и Международному валютному фонду (МВФ), находящимся под управлением США и ЕС. Еще будучи в Бразилии, до отлета в Москву президент России Владимир Путин в кулуарах чемпионата мира по футболу 2014 г. также договорился с канцлером Германии Ангелой Меркель о заключении масштабной сделки «земля в обмен на газ». Первоначально среди условий сделки фигурировали нормализация статуса Крыма в обмен на меры активной экономической реабилитации и снижение цен на газ для Украины3.


Энергетические ресурсы России играли ключевую роль в этой сделке и, в более широком масштабе, в развитии взаимовыгодного партнерства с ЕС, в частности с Германией и Италией. В 2005 г. была достигнута договоренность о строительстве через Прибалтику газопровода «Северный поток», соединявшего напрямую Россию и Германию, а в 2007 г. с итальянским концерном «Eni» было подписано соглашение о строительстве его аналога через Черное море — «Южного потока», который предполагалось проложить по югу Европы до Австрии, причем также при участии немецких компаний. Дружественные отношения между Германией и Россией были установлены еще во времена Отто фон Бисмарка, а в начале XX в. появилась идея, что Англо-Америка — «срединная земля» (Хартленд) либерального капитализма и сторона, которая с наибольшей вероятностью останется за бортом таких дружественных отношений, должна сделать предотвращение таких отношений приоритетом своей политики в Европе. Сами размеры континентального массива Евразии (применительно к которому, собственно говоря, и был впервые употреблен термин «Хартленд»), не говоря уже о потрясающем сочетании, которое могли создать европейская промышленность и российские ресурсы, всегда заставляли рассматривать единство евразийских государств как угрозу для господствующего положения англоязычного Запада4.


Именно «энергетическая дипломатия» представляет собой наиболее вероятное объяснение санкциям, которые Соединенные Штаты наложили на Россию после переворота в Киеве; она же, возможно, объясняет и то, почему Вашингтон столь резко усилил карательные меры именно 16 июля, за день до того, как был сбит борт МН17, когда лидеры БРИКС были еще в Бразилии и когда Путин и Меркель согласились вместе работать над выходом из кризиса. Правда, эти санкции предстояло одобрить саммиту ЕС, и ожидалось, что не все пройдет гладко: некоторые страны ЕС были не в восторге от перспективы дальнейших проблем с поставками газа, экспортом сельскохозяйственной продукции и разрушения других экономических связей с Россией. Сомнения были развеяны только на следующий день, когда произошла авиакатастрофа. Переговоры по линии «земля в обмен на газ» были немедленно прекращены. Строительство «Южного потока», против которого уже выдвигались возражения в связи с нарушением правил конкуренции ЕС, было окончательно свернуто 1 декабря 2014 г. На смену ему пришло предварительное соглашение с Турцией о прокладке газопровода по альтернативному маршруту, но и его реализация была приостановлена в ноябре 2015 г., когда в небе над Сирией истребителем F-16 с авиабазы НАТО Инджирлик в Южной Турции был сбит российский самолет. Работа над газопроводом была возобновлена только после неудавшейся попытки переворота против правительства Реджепа Эрдогана в июле 2016 г. Напрашивается вывод, что мы имеем дело с борьбой международного масштаба между двумя конфликтующими видами общественного порядка: неолиберальным капитализмом Запада, который оказался в состоянии кризиса из-за спекулятивных финансов, однако продолжает оставаться их заложником, и управляемым капитализмом. Эта борьба, разворачивающаяся в ближнем зарубежье России, на Ближнем Востоке, в Южно-Китайском море и других регионах, как и все современные войны, проверяет на «жизнеспособность политические, культурные и экономические институты различных противников, и их исход всегда определялся состоянием этих институтов как минимум в той же мере, что и балансом военных сил»5. Например, в ходе конфликта из-за МН17 стало очевидно превосходство Запада над Россией в управлении новостями.


Это подводит нас к еще одному методологическому вопросу. Управление крупномасштабными политико-экономическими процессами всегда в конечном итоге включает формирование классов и классовую борьбу. Как следствие, для их анализа необходимо определить стратегически важные классовые факторы6. Поскольку не любое стратегически важное действие может быть открытым и прозрачным, классовый анализ должен непременно включать то, что Питер Дейл Скотт называет «глубинным политическим анализом». Глубинная политическая система или процесс, пишет он, это такая система или процесс, «который привычно прибегает к процедурам принятия решения и принуждения как внутри, так и снаружи тех [систем и процессов], что официально санкционированы законом и обществом». Глубинный политический анализ, поскольку его объект скрыт завесой секретности, «расширяет сферу традиционного структуралистского анализа, включая в нее неопределенности, аналогичные тем, которые изучаются теорией хаоса»7.


Анализ политического «подполья» нередко не принимают всерьез, называя его теорией заговора. Однако факт существования бесконечного потока примитивных теорий заговора не может служить достаточным предлогом, чтобы не заниматься изучением провокационных и манипулятивных действий криминальных или глубинных государственных структур — особенно после недавних откровений Сноудена, Ассанжа и Мэннинга на эту тему8. Что бы мы ни рассматривали — новую «холодную войну» с Россией, противостояние между Западом и странами БРИКС, гражданскую войну на Украине или собственно крушение борта МН17, — мы увидим, что политические и экономические участники событий зачастую действовали по «глубинным» каналам, существование которых обладатели легитимной государственной власти не признают и о которых, уж конечно, не рассказывают в обращении к аудитории ведущих СМИ9. Опять же, это сильно затрудняет поиск виновника.


Нашей задачей, следовательно, будет соединить макроконтекст глобальной политической экономики с его разделением на Хартленд и государств-претендентов с микроструктурой самого крушения борта МН17 в контексте гражданской войны на Украине. Помимо того что этот комплекс связей неизменно осложняется глубинной политикой, его объективному восприятию мешают противоречия, заблуждения и недостаточность доказательств. В конце концов, как говорил теоретик военного дела Карл фон Клаузевиц, «человек же вследствие своего несовершенства никогда не достигает предела абсолютно совершенного, и таким образом проявления недочетов с обеих сторон служат умеряющим началом»10. Каким именно образом человеческое несовершенство послужило умеряющим началом в глобальном соперничестве между охваченным кризисом Западом и переживающим подъем «остальным миром», добавив к уже начавшемуся на Украине кровопролитию трагедию крушения МН17, также будет объектом нашего изучения в этой книге.


Книга состоит из следующих частей. В первой главе я показываю, что в современной новой «холодной войне» с путинской Россией Запад действует исходя из перспективы, инспирированной концепцией готовности на крайние риски, основанной на доминирующей роли финансов в современном капитализме. По сути, постсоветское пространство стало испытательной площадкой для хищнической финансовой политики и бескомпромиссного авторитаризма, складывающегося на Западе. Финансовый кризис 2008 г. совпал по времени с первой пробой сил в конфронтации с Россией, когда при поддержке администрации Джорджа Буша-младшего Грузия предприняла попытку силой вернуть отколовшуюся от нее Южную Осетию. Европейский союз тем временем пытался привлечь бывшие советские республики к «Восточному партнерству» и подписанию Соглашения об ассоциации с Европейским союзом — это было плохо скрываемой попыткой расширения Североатлантического альянса на территорию бывшего СССР. Во второй главе я показываю, что разделительные линии, проведенные в результате расширения Украинской Советской Социалистической Республики в 1922 г. и присоединения к ней Крыма в 1954 г., остались актуальными и после получения страной независимости. Русско-украинское население юга и востока страны выступает за тесные связи с Россией; исторически сложилось, что ему противостоит украинское население западных областей. Потребностям этого хрупкого равновесия больше всего соответствует федерализм, и та часть олигархии постсоветской Украины, которая постепенно одержала верх в борьбе за контроль над распределением и транзитом газа из России в ЕС и Турцию, была федералистского толка. К 2004 г. в обществе начало нарастать недовольство бесконечным грабежом на фоне массовой бедности и лишений. В ходе «оранжевой революции», имевшей место в том году, менее выдающиеся олигархи попытались эксплуатировать народное недовольство по поводу фальсификации результатов выборов, чтобы отобрать контроль над газом и другими экономическими ресурсами у миллиардеров, связанных со сторонниками федерализма.


Решение президента Виктора Януковича не подписывать Соглашение об ассоциации с Европейским союзом в ноябре 2013 г. вызвало еще одну волну демонстраций. Для Украины это соглашение не имело бы серьезных экономических последствий, однако в глазах многих, особенно проживавших в городах представителей среднего класса, готовность Януковича принять контрпредложение от России стало упущенным шансом остановить грабителей-олигархов, в число которых к этому времени входила и семья президента. Как я показываю в третьей главе, вооруженный захват власти 22 февраля 2014 г. произошел на волне этих демонстраций, в результате чего государственная власть оказалась в руках украинских ультранационалистов и даже фашистов. ЕС, игравший роль посредника между президентом и оппозицией, был бесцеремонно отодвинут в сторону Соединенными Штатами, которые даже не являлись одной из сторон соглашения. Вместо этого посол США Джеффри Пайетт и другие западные дипломаты начали переговоры о возможности устранения Януковича силой с одним из основателей фашистской партии независимой Украины и командиром ее воинского формирования, Андрием Парубием. Парубий возглавлял вооруженные группировки во время Майдана (протестного движения, получившего название по площади Независимости в центре Киева, откуда в течение предыдущих месяцев координировались крупнейшие выступления против правительства) и поэтому нес ответственность за расстрел демонстрантов и полиции спецназначения — ответственность, которую на Западе привычно возложили на правительство. Переворот послужил толчком к отделению Крыма и началу военных действий в Донбассе. Важно подчеркнуть, что Парубий, после переворота назначенный на пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО), контролирующего все военные и разведывательные силы, сыграл ключевую роль в так называемой «антитеррористической операции», целью которой было подчинить мятежные области, и продолжал это делать в течение трех недель после крушения рейса МН17.


Запад сразу же поддержал захват власти в Киеве ультранационалистами и фактически встал на сторону тех, кто возглавил новое правительство (как выяснилось из просочившегося в прессу и получившего широкую огласку телефонного разговора между помощником госсекретаря США Викторией Нуланд и послом Пайеттом).


Как мы увидим в четвертой главе, письма из взломанной электронной почты командующего НАТО генерала Филипа Бридлава показывают, что американские советники напрямую оказывали влияние на захвативших власть в Киеве с тем, чтобы они максимально жестко отреагировали на выступления в восточных областях, исходя из явного предположения, что это очень удобный повод столкнуть Россию и Китай. Я утверждаю, что здесь в очередной раз внутренние и международные силы, стремившиеся к компромиссу, были отрезаны от участия в происходящем явными сторонниками войны — натовскими «ястребами» и украинскими «ультрас». Было ли уничтожение самолета МН17 осознанным шагом в этом контексте, установить невозможно, однако нет сомнений, что эта катастрофа позволила Европе отбросить колебания относительно поддержки нового пакета санкций, наложенных на Россию Соединенными Штатами за день до этого. Гражданская война на Украине с самого начала освещалась на Западе с позиций версии о вторжении России на украинскую территорию, и крушение самолета МН17 безупречно вписывалось в эту версию. Поэтому, когда через три дня после катастрофы госсекретарь США Джон Керри официально заявил: «Мы видели взлет. Мы видели траекторию, мы видели удар. Мы видели, как этот самолет исчез с экранов радаров. Поэтому нет никакой тайны в том, откуда был нанесен удар и откуда били орудия», — не возникло никаких сомнений, что он говорил о России11. На самом деле ни США и НАТО, ни ЕС, подхвативший их версию, не представили никаких доказательств для ее подкрепления. Она остается инсинуацией. В пятой главе я анализирую результаты официального расследования крушения борта МН17, которое Украина поручила Нидерландам. Обе страны серьезно дискредитировали себя тем, что предоставили новому киевскому правительству право вето на результаты расследования, какими бы они ни были — это беспрецедентное для истории расследования авиакатастроф явление, которое сочли позорным даже в самой Украине.


Иммунитет от уголовного преследования Парубию был предоставлен 7 августа, в тот день, когда он ушел с поста секретаря СНБО. Поскольку в тот самый день в Киеве, по улицам которого ездили танки, находился с кратковременным визитом генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, возникает вопрос: прибыл ли Расмуссен в Киев для того, чтобы выразить поддержку президенту Петру Порошенко, и не был ли иммунитет ценой предотвращения еще одного переворота? В конечном итоге уголовное расследование Объединенной следственной группы, представившей отчет по результатам своей деятельности в сентябре 2016 г., подтвердило вывод Совета по безопасности Нидерландов (СБН) о том, что самолет был сбит ракетой класса «земля — воздух» из установки «Бук» (СА-11). ОСГ добавила, что комплекс «Бук» был доставлен из России, совершил выстрел с занятой повстанцами территории, а затем был транспортирован обратно. Именно такова была первоначальная версия, запущенная министром внутренних дел нового киевского правительства Арсеном Аваковым и его пресс-секретарем Антоном Геращенко сразу после крушения самолета, чтобы возложить ответственность за случившееся на Москву.


Планам России по созданию Евразийского союза серьезно помешало отделение украинской экономики от системы разделения труда бывшего CCCР, как будет показано в завершении четвертой главы. Следовательно, с точки зрения России крушение рейса МН17 — всего лишь один из элементов общей картины, включающей и государственный переворот, и гражданскую войну, и более десяти тысяч погибших, и более миллиона беженцев. Тем не менее на протяжении всего этого времени Москва тоже занимала странную позицию, не внушающую доверия. Оказавшись полностью исключенным из обоих расследований, московское правительство так и не привело убедительных доказательств, которые бы позволили ему оправдать себя и/или украинских повстанцев. После пресс-конференции 21 июля, на которой представители военных сил ответили на выдвигаемые против них обвинения, российские власти высказывали неодобрение в отношении возглавляемого Нидерландами расследования главным образом при посредстве частных лиц, в частности, через компанию «Алмаз-Антей», которая производит комплексы «Бук».


Помимо нежелания раскрывать истинный масштаб и потенциал своей спутниковой и радиолокационной разведки единственным объяснением этим туманным намекам и неохотным откровениям может быть лишь то, что у Москвы на Украине и даже в отношениях с Западом есть более важные приоритеты, чем раскрытие правды о крушении МН17, — точно так же, как геополитические соображения стоят на первом месте для США и НАТО, которые так и не подкрепили доказательствами ни одно из своих заявлений относительно ответственности России или украинских повстанцев.


 


Примечания



Bennett S. A. Framing the МН17 disaster: more heat than light? // International Journal of Aviation, Aeronautics, and Aerospace. 2015. 2 (4). Scholarly Commons (online). P. 10. — Все онлайн-источники приводятся с указанием полного адреса в сети Интернет и с полной библиографией по следующим адресам:


https://sussex.academia.edu/KeesVanderPijl и https://der-abschuss.blogspot.nI/.



Goodman М. The «war scare» in the Kremlin, revisited: is history repeating itself? // CounterPunch. 2015. 27 October (online); Bennett S. A. Framing the MH17 disaster: more heat than light? // International Journal of Aviation, Aeronautics, and Aerospace. 2015. 2 (4). Scholarly Commons (online). P. 11.

Pagano M. Land for gas: Merkel and Putin discussed secret deal could end Ukraine crisis // Independent. 2014. 31 July (online); Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. — London: «I. B. Tauris», 2015. P. 171-172.

Mackinder H. J. The geographical pivot of history // The Geographical Journal, 1904. 23 (4). P. 421-437; cm. Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. — London: Pluto and New Delhi: Sage Vistaar, 2006. Ch. 7.



Kolko G. Century of War: Politics, Conflicts, and Society Since 1914. — New York: The New Press, 1994. P. XVII.      t

Cm. Pijl K. van der. The Making of an Atlantic Ruling Class. — London: Verso, 1984, new edn, 2012; PijlK. van der. Transnational Classes and International Relations. — London: Routledge, 1998.

Scott P. D. Deep Politics and the Death of JFK [with a new preface], — Berkeley: University of California Press, 1996 [1993]. P. XIII, XIV, XI-XII.

Cox R. The covert world // The Political Economy of a Plural World: Critical Reflections on Power, Morals and Civilization [with M. G. Schechter]. — London: Routledge, 2002; Government of the Shadows: Parapolitics and Criminal Sovereignty I E. Wilson ed. — London: Pluto, 2009.

Wolferen K. van. The Ukraine, corrupted journalism, and the Atlanticist faith // Unz Review. 2014. 14 August (online).

10 Clausewitz C. van. On War / trans. J. J. Graham; ed. and intro A. Rapoport. — Harmondsworth: Penguin, 1968 [1832]. P. 106.

11 Цит. no: Omtzigt P. MH17 en de radar // Jalta.nl. 2015. 23 October (online).


 


 


 


ГЛАВА 1.


ГЛОБАЛЬНАЯ ИГРА НОВОЙ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»


 


Крушение борта МН17 компании «Малазийские авиалинии» произошло в разгар новой «холодной войны» между Североатлантическим блоком и Россией и в значительной мере усугубило ее. В связи с этим для понимания причин трагедии нам также нужно поместить ее в контекст этого более масштабного противостояния между либеральным Западом и противостоящим ему непрочным блоком стран, состоящим из нескольких относительно разобщенных частей. В их число входит созданный по замыслу России Евразийский союз, а следующую ступень образуют БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР, которые вместе составляют половину населения Земли) и Шанхайская организация сотрудничества. МН17 был сбит в тот самый момент, когда человек, играющий важнейшую роль во всех этих трех структурах, президент России Владимир Путин, возвращался из Форталезы (Бразилия), где он и другие лидеры стран БРИКС подписали декларацию о создании Нового банка развития. Была ли здесь косвенная связь или это было трагическое совпадение, мы проанализируем позже.


Путин пришел к власти в 2000 г., потому что русские больше не желали мириться с политико-экономическими установками Запада, которые в 1990-е гг. фактически разрушили экономику России. Вашингтон с растущим страхом наблюдал затем, как в течение двух президентских сроков на фоне резкого повышения цен на нефть и газ Путин восстанавливал в России сильное государство, выражал евразийские чаяния и все больше сближался с блоком стран БРИКС1. В связи с этим в 2008 г. Запад приступил к более агрессивному проникновению на постсоветское пространство, чтобы взять Россию в еще более плотное кольцо с помощью как НАТО (саммит Альянса прошел в апреле 2008 г. в Бухаресте), так и ЕС, который в мае начал переговоры с рядом постсоветских республик по проекту «Восточное партнерство». Немного позже, в августе, произошло неудавшееся вторжение грузинской армии в Южную Осетию, в ходе которого Михаил Саакашвили при моральной и финансовой поддержке США и Израиля попытался силой вернуть в состав страны отколовшуюся провинцию. Все это происходило на фоне серьезного финансового кризиса с эпицентрами на Уолл-стрит и во Франкфурте. Транснациональный капитал и правительства отреагировали на него, подняв ставки в очередном раунде того, что покойный Питер Гоуэн называл «глобальной игрой»2. Это было начало эпохи беспрецедентной политической и экономической нестабильности, породившей у многих ассоциации с периодом перед Первой мировой войной.


В этой главе я концентрирую внимание на периоде перед началом кризиса 2008 г., так как для того, чтобы понять природу рисков и те позиции, с которых к ним подходит Запад, мы должны различать три четко определенных этапа «холодной войны». На современном ее этапе Украина представляет собой важнейший участок линии фронта, сравнимый с конфликтом в Сирии, однако еще более опасный из-за его близости к России3.


 


«ХОЛОДНЫЕ ВОЙНЫ» И ФОРМИРОВАНИЕ КЛАССА КАПИТАЛИСТОВ


 


Кризис 2008 г. означал не только финансовые потрясения, но и конец гегемонии либерального англоязычного Запада. Гегемония — это не просто превосходство над другими; это форма классового правления, основанного скорее на консенсусе, чем на принуждении. Такой консенсус является активным для групп, образующих исторический блок сил, объединенных единой концепцией управления, что дает им неписаную программу и «здравый смысл»4. Пассивным этот консенсус является для исключенных из него групп, неспособных изменить его и/или представить мир с другой точки зрения. Однако даже абсолютная гегемония не может обойтись без того, что Антонио Грамши называет «броней принуждения»5.


«Броню принуждения», защищающую либерально-капиталистический, или локкеанский (по имени его идеолога XVII в. Джона Локка) Хартленд, сначала обеспечивала Великобритания, а после переходного периода 1930-х гг. — Соединенные Штаты. В обязанности этих стран входило установление рыночной дисциплины и контроль за ее обеспечением. На сегодняшний день эта расстановка сил, включающая теперь, хотя и далеко не во всех случаях, Европейский союз, представляется очень неустойчивой. Ее элементы, основанные на общем согласии, постепенно исчезают, и на фоне все большего распространения насилия во всем мире становится очевидной «броня принуждения» PaxAmericana, то есть глобальной гегемонии США6.


Исторически лишь ограниченному количеству государств и социальных формаций удавалось отстоять свои интересы перед лицом этого превосходства либерализма. Такие государства я называю государствами-претендентами. Власть внутри государства-претендента обыкновенно удерживает государственный класс, в который сливаются обладающий собственностью правящий класс (в той мере, в которой он вообще существует), различные части административных и управленческих кадров, а также люди, облеченные военной властью. В случае стран Североатлантического договора, напротив, правящий класс воспроизводит себя независимо от государства и обладает влиянием на основании гегемонии, которая в первую очередь является социальной. Советский Союз с его государственным социализмом представлял собой идеальную историческую форму государства-претендента. Вопрос о том, может ли государственный класс Китая, сформировавшийся в сравнимых условиях, играть роль претендента, остается открытым, потому что в настоящее время складывается впечатление, что вся структура Хартленд/претендент распадается, как и экономическая инфраструктура глобализации капитала.


Таким образом, Запад постепенно утрачивает главенствующую позицию в глобальной политической экономике, а вместе с ней — и внутреннюю целостность. Хотя его соперники перешли к капитализму, они отказываются склониться перед превосходством и глобальным господством Запада. В результате они практически против собственной воли оказываются претендентами. Это утверждение, несомненно, истинно по отношению к возглавляемой Владимиром Путиным России. Отсюда и стремление к созданию спонтанных и в некоторой степени беспорядочных объединений — таких, как Евразийский союз, БРИКС и ШОС.


Далее, если говорить о новой «холодной войне» в связи с конфликтом вокруг Украины, необходимо определиться с тем, с какой «холодной войной» мы ее сравниваем. Термин «холодная война» изначально обозначал попытку Запада сдержать и откатить назад достижения, сделанные советским государственным социализмом в борьбе против нацистской Германии, избежав при этом «горячей войны» (хотя бы в Европе, если не на империалистической периферии), учитывая риски полномасштабного ядерного конфликта. Я разграничиваю далее три «холодных войны», в ходе которых Соединенные Штаты настойчиво старались одержать верх, пока кризис 2008 г. не ударил по торжествующему Западу и пока не «миновал момент однополярности»7. Каждая «холодная война» также представляла собой часть определенного этапа развития капитализма и определенной модели формирования транснационального класса, в которой ведущую роль играла только одна часть капитала (производительный, денежный или торговый капитал).


 


Первая «холодная война» и классовый компромисс в производстве


 


Первая «холодная война» началась после Второй мировой войны и завершилась в конце 1960-х — начале 1970-х гг. За этот период Запад был вынужден пойти на целый ряд компромиссов — с организованными в профсоюзы рабочими, с честолюбивой колониальной элитой, добивавшейся деколонизации, и, как ни парадоксально, с государственным социализмом советского образца. Западная концепция управления сложилась еще в 1930-е гг., когда американская экономика приобрела свой «фордистский» формат, включавший коллективный договор между ведущими работодателями и профсоюзами о распределении прибыли при увеличении производимой продукции. Аналогичными были пятилетние планы индустриализации в СССР, хотя роль профсоюзов была экспроприирована советским государственным классом8. После того как Ялтинское соглашение, заключенное в феврале 1945 г., разделило Европу на сферы влияния западных союзников и Советского Союза, американский фордизм и сталинское массовое производство (и свойственные каждому из них конфигурации классовых сил) распространялись на соответствующие сферы, причем обе стороны согласились не вмешиваться во внутренние дела друг друга.


Поскольку баланс сил в послевоенный период предопределял необходимость уважать «господство» капитала и труда, а в международных отношениях — двух противоборствующих лагерей, западный либерализм представлял собой либерализм корпоративный9. Либерализм — это стихийно возникшая идеология капитала. Англоговорящий Запад всегда в первую очередь ссылается на его политический аспект, свободу индивида, однако в основе либерализма лежит принцип формального равенства. Это позволяет либерализму скрывать эксплуатацию под видом равноценного обмена между индивидами10. Вместе с тем степень проникновения рыночной дисциплины в общество варьируется. Начиная с 1940-х гг. корпорации, профсоюзы, государства и политические блоки получили право действовать внутри, исходя из собственных принципов — будь то принципы либерализма или какие-либо иные. Дисциплинировать субъектов, которым предоставлена такая независимость, было одной из важнейших задач «холодной войны». Во время Великой депрессии американским капиталистам в финансовом отношении уже подрезала крылья администрация президента Франклина Рузвельта; профсоюзы тоже удалось приструнить — сначала с помощью военной экономики, а затем с помощью закона Тафта — Хартли 1947 г. и направленной против коммунистов «охоты на ведьм», которую вели силовые ведомства в годы маккартизма11.


Капиталисты и Запад были в относительно ослабленном положении после Великой депрессии и двух мировых войн. Чтобы возродить то, что Вольфганг Штреек называет «социальной лицензией» капитализма, и избежать возвращения к фашизму или ухода в плановую экономику советского образца, необходимо было пойти на определенные уступки12. В процессе деколонизации главных империй Европы легко различим все тот же этап оспаривания новых границ (революция, репрессии, война), предопределяющий конечный компромиссный исход. Как пишет Радхика Десаи в связи с идеей о том, что суверенное равенство и невмешательство были чистым притворством, они были «необходимым притворством, потому что империализм был в оборонительном положении»13. Фордизм совпал по времени с устойчивым разделением Европы на Запад и Восток и с достижением не столь устойчивого компромисса с государственным классом в странах Третьего мира. Здесь, за неимением аналогов Ялтинского соглашения, США унаследовали от европейских держав политику колониальных войн, не желая предоставить суверенное равенство претендентам, слишком далеко уходящим в левую часть политического спектра. Тем не менее неспособность США отстоять свою позицию во Вьетнаме еще больше ослабила Запад, дав новый толчок развитию антагонизма как в самих Штатах, так и во всем мире. Более того, как мы видим сегодня, то, что «холодная война» к началу 1970-х гг. перешла в разрядку напряженности по оси Восток — Запад и что Запад согласился вести переговоры со странами Третьего мира по вопросу установления нового мирового экономического порядка, обнажило глубинные компромиссы корпоративного либерализма. Отказ президента Ричарда Никсона в 1971 г. от «золотого стандарта» и вызванная этим инфляция продлили существование компромиссов по трем направлениям (с профсоюзами, странами социалистического лагеря и Третьим миром), позволив правящим классам замаскировать то, что Штреек со ссылкой на Юргена Хабермаса называет дефицитом легитимации, а грамшианская теория — утратой гегемонии14.


 


Вторая «холодная война» и ключевая роль финансов


 


Природа второй «холодной войны» была совершенно иной. По сути, ее цель состояла в том, чтобы ликвидировать независимость, предоставленную СССР и соцлагерю, странам Третьего мира и профсоюзам. Это было частью новой концепции управления — неолиберализма. За счет радикального перехода от корпоративного либерализма к неолиберализму Запад стремился установить абсолютное господство класса капиталистов, исторически сформировавшегося в англоговорящем локкеанском Хартленде. В связи со снижением доходности национальной промышленности корпоративный либеральный капитализм оказался неспособен одновременно продолжать накопление капитала и подавлять противостоящие ему силы: «Замедление темпов роста, начавшееся в 1970-е гг., назовем ли мы его кризисом фордизма или концом долгого подъема, представляло собой более глубокий кризис капитализма, чем считалось до сих пор15.


Капиталисты теперь приступили к навязыванию рыночного принципа формальной эквивалентности на территориях, которые доселе были независимыми, при первой возможности насильственным образом открывая для себя ранее огосударствленные экономики и рынки труда. Таким образом началась реструктуризация производства, перенос его из зон действия коллективного договора в новые зоны, зачастую за счет приватизации национальной промышленности или за счет других форм отчуждения собственности, причем как в странах Запада, так и за их пределами. Учитывая сопротивление — со стороны как классов, так и стран, — с которым эта стратегия должна была неизбежно столкнуться, правящие классы в более слабых звеньях капиталистической системы делали выбор в пользу нередко кровопролитной контрреволюции, причем как в крупных странах Третьего мира — от Бразилии и Индонезии до Чили и Аргентины, так и в Западной Европе — в Греции и Турции. Особняком в этом отношении стоит «стратегия напряженности» НАТО в Италии. Как примеры, наглядно показывающие, на что готов идти Запад и транснациональный капитал в использовании «брони принуждения» для сохранения своей власти, эти эпизоды до сих пор сохраняют свое историческое значение, поскольку могут служить ключом к пониманию современности16.


К 1979 г. вся совокупность компромиссов, лежавшая в основе корпоративного либерализма, была поставлена под сомнение. Закручивая гайки в отношении профсоюзов, буржуазия стремилась снизить налоговое бремя и свести на нет уступки, сделанные после войны17. Кульминацией этого контрдвижения стал «волкеровский шок» — решение председателя Федерального резервного банка США Пола Волкера выдавить инфляцию из экономики за счет повышения процентных ставок до 20%. Это решение перечеркнуло компромиссы предыдущего периода, приведя к высокому уровню безработицы в стране и к началу долгового кризиса стран Третьего мира. Страны соцлагеря, в особенности Польша и нейтральная социалистическая Югославия, испытывали серьезный кризис неплатежей, в связи с чем предпосылки окончательного распада СССР и социалистического блока в целом следует искать уже в начале 1980-х гг. Достаточно скоро стало ясно, что «волкеровский шок» стал более разрушительным для сил, противостоящих капиталистам и Западу, чем какая бы то ни было военная операция18.


В том же 1979 г. НАТО приняло решение обновить арсенал ракет, направленных на командные пункты стран Варшавского договора. Советник президента Джимми Картера по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский рекомендовал предоставить оружие афганским исламистам, выступающим против коммунистического режима в Кабуле, тем самым спровоцировав вмешательство СССР19. Силы, противодействующие Западу и капиталистам, одна за другой становились объектом атак. Был запущен продолжительный процесс нейтрализации (квази-)социалистических или любых других независимых режимов в странах Третьего мира. Александр Хейг, первый госсекретарь Рональда Рейгана, поставил под сомнение само понятие «Третий мир» и назвал борьбу за национальное освобождение «терроризмом»; его преемник Джордж Шульц в январе 1984 г. даже заявил, что послевоенный раздел Европы «так и не был признан Соединенными Штатами». Тем самым они давали понять, что международные компромиссы, на которых был основан послевоенный мировой порядок, больше не работают20.


Вторая «холодная война» также принесла конец разрядке напряженности между Западной Европой и Советским Союзом в экономической сфере. Нефть и газ, которыми сегодня Россия снабжает Европу, были обнаружены еще в 1960-е гг.; в 1964 г. был построен нефтепровод «Дружба», а когда советский газ начала закупать Западная Германия — трубопроводы «Союз», «Уренгой» и «Ямал»21. Кульминацией стал контракт на строительство газопровода из Уренгоя в Северной Сибири в Баварию, подписанный в 1980 г. консорциумом предприятий тяжелой промышленности во главе с «Deutsche Bank». Соглашение, рассчитанное на 25 лет, делало СССР крупным стабильным рынком для экспорта из Германии и других стран Европы. Все это было слишком для Вашингтона, и заместитель министра обороны Ричард Перл призвал сформулировать «хорошо продуманную программу экономических санкций, [которые] могут как помешать развитию экономики Советского Союза, так и замедлить рост его военно-промышленной базы»22. В 1982 г. на встрече «Большой семерки» в Версале был все же достигнут компромисс и было решено сделать кредит России еще более дорогостоящим, однако затем Вашингтон отдал распоряжение американским компаниям и владельцам лицензий прекратить всякое участие в сооружении трубопровода. Осуществление проекта было надолго приостановлено за счет использования разнообразных актов саботажа — как экономического, так и иного. Тем временем колоссальные расходы с целью финансировать широкомасштабное перевооружение армии США снова заставили Европу переключиться на другую сторону Атлантики; это требовало характерной для «холодной войны» дисциплины, из-за которой интересы, связанные с отношениями Востока и Запада, отходили на второй план23.


В то время как настроение немолодого уже московского руководства, неспособного подстроиться под интенсивные темпы второй «холодной войны», постепенно перерастало в отчаяние и ощущение неизбежного падения, силам государственного класса, стремившимся к приватизации государственной собственности, придавало уверенности в себе давление, оказываемое Западом24. На этот раз стороны действительно вели войну, это была не просто определенная позиция, основанная на совокупности компромиссов, причем неполной, а борьба до победного конца. Точно такая же ситуация складывается сейчас на наших глазах. Точно так же, как Михаил Горбачев был вынужден в 1991 г. подписать акт о капитуляции, целью современной «кампании Запада против Путина» является добиться полной капитуляции России, то есть прозападной смены режима в Москве; действия Дональда Трампа в должности президента по сути представляют собой продолжение этой линии.


Далее, точно таким же образом, как производительный капитал был доминирующим фактором первой, корпоративно-либеральной «холодной войны», финансы, или «денежный капитал», интересы которого на тот момент были возведены в ранг новой нормы, играл ключевую роль во второй «холодной войне». Финансисты оказались в сложном положении, когда закон Гласса — Стиголла, принятый в 1933 г., вынудил банки отделить связанные с риском операции по международным инвестициям от депозитных операций, необходимых для кредитного финансирования массового производства и торговли. В то же время, как отмечает Гэри Берн, в этот период финансовых репрессий денежный капитал в Лондоне просто находился в спячке25. Восстановив свое господство в дерегуляционистские 1980-е гг., он подорвал все, что было хотя бы отдаленно связано с коллективными ценностями, не говоря уже о социализме. Иными словами, ключевой для либерализма принцип формального равенства еще глубже проник в структуру общества, не оставив и следа от доселе присущих ему «внутренних» элементов социальной защиты и перераспределения благ.


Тем временем снятие ограничений, наложенных законом Гласса — Стиголла на банковские операции (сам закон был окончательно отменен правительством Билла Клинтона в 1999 г., спустя многие годы после того, как, по сути, перестал действовать), неизбежно повлекло за собой активизацию финансовых операций в сфере «денежных сделок»: инвестиций в финансовые активы, торговли валютой, торговли на фондовой бирже и т. д. Даже если Волкера и его соратников вдохновили на их решение нужды капиталистической системы, подъем так называемых доходов рантье тоже начался еще со времен «волкеровского шока» и скоро приобрел форму настоящей «мести рантье»26 — социальной группы, которую Кейнс в 1930-е гг. рекомендовал подвергнуть «эвтаназии», чтобы сделать жизнеспособным массовое производство и общенациональный классовый компромисс. Политика приватизации дала владеющему активами среднему классу возможность получить прибыль от резкого подъема фондового рынка, в то время как рост цен на активы, особенно на недвижимость, позволил ему брать займы под залог собственности. Рабочее движение раз за разом терпело поражения, а достигнутый после войны классовый компромисс в 1980-1990-е гг. сводился к компромиссу со средним классом собственников и высшим руководством государства27.В ходе последовавшего за этим процесса захвата государства было снижено налогообложение для лиц с высокими доходами, а затем правительства начали брать взаймы у тех, кто уже не облагался налогами, тем самым увеличивая государственный долг28. Конечно, пока существовал блок стран с государственным социализмом, нельзя было смягчать принятую в отношении системных противников политику, включавшую принципы (второй) «холодной войны». Тем не менее после восстановления государственного капитализма в Китае и особенно после распада СССР и социалистического лагеря, потянувшего за собой все страны Третьего мира с управляемой государством экономикой (что было отражено в концепции «конца истории» Фрэнсиса Фукуямы29), у капитализма и Запада не осталось системных внешних оппонентов. Были устранены оковы, сдерживающие спекулятивный капитал, и настало время эпохальной реструктуризации под знаком новой концепции управления, которую лучше всего описывает словосочетание «хищнический неолиберализм». Именно в соответствии с этой концепцией и ведется нынешняя, новая «холодная война». Но прежде всего давайте сделаем краткий обзор событий после Второй мировой войны и попытаемся разобраться в том, какие силы вырвались на свободу на постсоветском пространстве.


 


РАСПАД СССР И ПРОДВИЖЕНИЕ ЗАПАДА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ


 


Сущность второй «холодной войны», как и первой, раскрылась ближе к ее завершению. Точно так же, как скрытые компромиссы, лежавшие в основе первой «холодной войны», стали более очевидны в годы ослабления политической напряженности, «денежный» хищнический капитализм во всю мощь заявил о себе в отношениях с постсоветским пространством, ставшим первой территорией, на которой свободу действий получил не производительный, а спекулятивный денежно-торговый капитал, а сопутствующая ему политика авторитаризма заменила собой компромисс.


 


Неолиберальная «маневренная война» в России


 


На встрече «Большой семерки» в Лондоне в июле 1991 г. Горбачеву сообщили, что ему нужно будет осуществить политику радикальной шоковой терапии, предложенную гарвардским ученым Джеффри Саксом и впервые примененную в Польше в 1989 г., без дальнейших отлагательств и ускоренными темпами30. Пока Горбачев пытался уклониться от этого, дело неожиданно решила вялая и неуклюжая попытка государственного переворота в СССР, предпринятая в августе 1991 г. консервативными элементами, стремившимися вернуть прежний Советский Союз. Переворот, вероятно, был результатом того, что КГБ получил информацию о данном Горбачевым его сопернику, Борису Ельцину, обещании устранить консерваторов31. Вероятно, точно таким же образом западные разведслужбы использовали возможности, представившиеся в связи с обещанием Горбачева, предоставив Ельцину перехваченные разговоры между КГБ и Министерством обороны и позволив ему организовать то, что Дэвид Лэйн называет «эффективным контрпереворотом»32.


В декабре, после консультаций с лидерами Белоруссии и Украины, Ельцин согласился аннулировать Советский Союз и вынудил Горбачева уйти в отставку. Началась настоящая «маневренная война», целью которой было ликвидировать социальные гарантии. Как пишет Ричард Саква, «сама международная система, контролируемая Западом, особенно в форме международных финансовых организаций, взяла на себя роль, которую прежде выполнял Коминтерн, призывая слабые правительства новых национальных государств к более радикальным актам либеральной трансформации внутренней экономики»33. Странам была навязана разрушительная, хищническая экономическая политика, предложенная международными финансовыми институтами и идеологами (такими, как Джеффри Сакс из Гарварда или Андерс Ослунд из программы «Фонда Карнеги за международный мир»), которая в сочетании с жестоким авторитаризмом была прямым путем в экономическую и социальную бездну.


На всей территории бывшего СССР сколачивались целые состояния на продаже государственных запасов нефти и полезных ископаемых и приватизации государственных активов — это было то, что Миша Гленни называет «величайшим воровством в истории», за которым последовало «крупнейшее единовременное “бегство капитала”, которое когда-либо видел мир»34. Простые люди старались выжить в условиях резкого падения благосостояния из-за взлетевших до небес после либерализации розничных цен на предметы повседневного спроса. В то же время оптовые цены на существующие запасы товаров оставались замороженными на уровне советского времени, а цены на мировом рынке зачастую были в 40 раз выше. В результате за короткий срок были сформированы огромные бизнес-империи. В России, а чуть позже и на Украине такие криминальные процессы привели к появлению новых олигархов. Пострадали от этого простые люди: произошла глубокая дезинтеграция общества, резко увеличилось количество людей, оказавшихся за чертой бедности. «Для подавляющего большинства российских семей, — писал в конце десятилетия Стивен Коэн, — их страна была не в состоянии “перехода”, а в состоянии бесконечного упадка всего, что необходимо для достойного существования»35. Социальная драма хищнического обогащения и «шоковой терапии» в экономике, разыгранная на Западе в замедленном темпе, здесь была прокручена одним махом36. Неудивительно, что это вызвало противодействие. Российский парламент проголосовал за отмену специальных полномочий, предоставленных Ельцину в марте 1993 г. Президент незамедлительно объявил чрезвычайное положение, но Конституционный суд же отменил это решение. Когда парламент в следующий раз принял бюджет, отвергающий предложенные МВФ меры строгой экономии, Соединенные Штаты дали понять, что финансовая поддержка будет предоставляться только в случае увеличения интенсивности «реформы». Тогда Ельцин приостановил действие Конституции и направил против парламента верные ему войска. Уоррен Кристофер, первый государственный секретарь Билла Клинтона, поспешно отправился в Москву в знак поддержки со стороны США37. «Шоковая терапия» была возобновлена, а олигархи щедро отплатили Ельцину, договорившись в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе в 1996 г. профинансировать хорошо организованную избирательную кампанию. В сочетании с фальсификацией выборов это позволило Ельцину одержать победу над коммунистом Геннадием Зюгановым и вернуться в Кремль38.


 


Глобализация и «броня принуждения»


 


Хищнические инстинкты господствующего финансового капитала требуют в принудительном порядке открыть все государства для товаризации и эксплуатации, чтобы «ввести и интенсифицировать [...] молчаливое принуждение к рынку»39. Изменение правящего режима является логическим следствием этого, поскольку отток капитала на Запад40 не может восприниматься как нечто само собой разумеющееся, пока сохраняется государственный суверенитет. Следовательно, по словам Клода Серфати, «защита “глобализации” от тех, кто ей угрожает, должна [...] быть поставлена на первое место в повестке дня безопасности»41.


Как элемент доминирующей концепции управления, «защита глобализации» тоже требовала открытого выражения, и уже с 1991 г. она начала фигурировать в новых стратегических доктринах. Первая из них и, вероятно, основополагающая — доктрина Вулфовица, названная так в честь Пола Вулфовица, заместителя министра обороны Джорджа Буша-старшего, который в 1992 г. подготовил «Руководство по оборонному планированию» на 1994-1999 гг. В нем Соединенные Штаты провозглашаются единственной в мире сверхдержавой, которая в вопросе технологии производства вооружений должна оставаться впереди всех возможных претендентов и отказаться от принятия военного паритета, как это произошло в отношениях с СССР во время первых двух «холодных войн». Начавший вновь обретать уверенность в своих силах Европейский союз тоже был косвенно предупрежден, что выполнять роль мирового жандарма должны только Соединенные Штаты42.


Администрация Клинтона не отвергала доктрину Вулфовица, в том числе «одностороннее применение силы»43, но при этом опиралась еще на три доктрины, имевшие явно интервенционистский характер. Одна из них была сформулирована бывшим послом США Мортоном Абрамовичем, президентом «Фонда Карнеги за международный мир» в 1992 г. В публикации «Самоопределение в эпоху нового мирового порядка» он рекомендовал, чтобы Соединенные Штаты поддерживали «группы внутри государств [...] претендующие на независимость, большую автономию или свержение существующего правительства» и тем самым рискующие стать жертвами «гуманитарных бедствий»44. Это стало моральным оправданием для «гуманитарной интервенции», которая впоследствии имела место в Югославии и в ходе других операций по смене правящего режима, в том числе на бывшем советском пространстве.


Вторая — это печально известная «Война с террором». Эта концепция, которая обычно ассоциируется с атаками на «башни-близнецы» 11 сентября 2001 г., была фактически разработана уже в ходе серии совещаний в период с 1979 по 1984 г., проведенных по инициативе израильской партии «Ликуд» и с участием высокопоставленных англо-американских неоконсерваторов45. Ее целью было сделать оккупационную политику Израиля в Палестине и ее вторжение в Ливан частью (второй) «холодной войны». Хотя неожиданный распад СССР временно отодвинул концепцию на второй план, Сэмюэл Хантингтон возродил ее в своем «Столкновении цивилизаций» (1993 г.). Поместив Россию и Китай за пределы западной цивилизации наряду с исламским миром, Хантингтон возродил концепцию «логики столкновения», противопоставляемую чрезмерно оптимистичному тезису о «конце истории», согласно которому неограниченная вселенная глобального капитала свободна от борьбы и двусмысленности46. Хантингтон провел границу со славянской цивилизацией к востоку от стран Прибалтики, а Белоруссия и Украина (наряду с Румынией и Югославией) были охарактеризованы им как «расколотые страны», не подходящие для включения в состав НАТО («организации, обеспечивающей безопасность западной цивилизации»)47.


Это ограничение не признавал покровитель Хантингтона Збигнев Бжезинский — именно ему мы обязаны созданием третьей доктрины, принятой США после 1991 г. и представляющей собой развитие доктрины Вулфовица. В книге «Великая шахматная доска» (1997 г.) Бжезинский концентрирует внимание на Евразии, предлагая среди прочего разделить Россию на три отдельные республики. Украина, должным образом реформированная и интегрированная в центральноевропейскую «семью», где-то в период между 2005 и 2010 г. «должна быть готова к серьезным переговорам как с Европейским союзом, так и с НАТО»48. К 2010 г. будет сформировано «главное ядро безопасности Европы», охватывающее Францию, Германию, Польшу и Украину, дав Западу столь необходимую стратегическую и военную глубину для противостояния России, которая в прошлом в одностороннем порядке использовала это преимущество для того, чтобы выдержать и отразить два крупных наземных вторжения: наполеоновской Франции и нацистской Германии. Украина, по словам Бжезинского, уже продемонстрировала свой потенциал во время распада СССР «неожиданным навязыванием, похожим на переворот, украинского командования над подразделениями Советской армии, размещенными на украинской земле», что помешало «СНГ стать просто новым наименованием для более федерального СССР». С другой стороны, без Украины Россия станет «азианизированной», более удаленной от Европы. Поэтому особенно важно, чтобы Россия «четко и решительно» приняла отделение Украины от ее сферы влияния49.


Эти очень разные доктрины в различных сочетаниях влияли на мировоззрение разработчиков политики США, и в частности на их стратегии в отношении постсоветского пространства. Доктрина Вулфовица представляет собой общие постулаты; Абрамовиц, Хантингтон и Бжезинский добавляли к ней что-то в зависимости от региональных особенностей. Для целей данного исследования предложения последнего из них в отношении Украины, безусловно, являются наиболее существенными с точки зрения пренебрежения интересами России и проблемами безопасности. Когда занимавшая пост госсекретаря во время второго президентского срока Билла Клинтона Мадлен Олбрайт, последовательница Бжезинского (ей мы обязаны высказыванием о том, что Соединенные Штаты — «незаменимая нация»50), приехала в Киев в апреле 2000 г., она назвала Украину одной из четырех ключевых стран, с которыми Соединенные Штаты хотели бы углубить связи. Еще в 2007 г. помощник министра обороны Элисса Слоткин прогнозировала, что украинская армия в 2020 г. будет взаимодействовать с НАТО51. Конечно, эти сигналы обеспокоили (как и должны были) разработчиков стратегии в Москве.


 


Поворот Европейского союза на восток и расширение НАТО


 


Европейский военный и политический баланс был полностью разрушен, когда соцлагерь развалился, а Федеративная Республика Германия объединилась с Германской Демократической Республикой. Официально восстановив свой суверенитет, объединенная Германия снова заняла доминирующее положение в Европе и в недавно образованном ЕС, закрепленном Маастрихтским договором 1991 г., и переориентировала на восток основную ось европейской интеграции, которая в 1980-е гг. была направлена на юг (в 1981 г. в ЕС вступила Греция, а в 1986 г. — Испания и Португалия)52.


Маастрихтский договор и воссоединение Германии положили конец формату корпоративной либерализации, который с самого начала был характерен для процесса западноевропейской интеграции. На протяжении всего этого времени Франция успешно старалась сдерживать экономически более мощную Западную Германию, учитывая политические и/или экономические амбиции Бонна (которые в контексте «холодной войны» нередко получали одобрение со стороны Соединенных Штатов и Великобритании)53. Однако европейские капиталисты тоже хотели присоединиться к реструктуризации, избежав при этом классового и международного компромисса. Недавно основанный Европейский круглый стол промышленников (ЕКС) после кратковременного заигрывания с протекционизмом (что было отражением ослабления корпоративного либерализма, особенно во Франции при Франсуа Миттеране в 1980-1983 гг.) начал переориентацию на неолиберальный, «денежный» капитализм. Его стратегия отмены социального контракта с организациями трудящихся была сформулирована в отчетах ЕКС, в которых говорилось, что «негибкие рынки труда» мешают «конкурентоспособности»54. Это было правдой в том смысле, что исторические поражения рабочего движения в странах англоязычного Хартленда дали бизнесу в этих странах конкурентное преимущество; Соединенным Штатам, в частности, удалось радикально снизить уровень заработной платы и благодаря этому стать магнитом для иностранных инвестиций в период после «революции» Рейгана55.


С воссоединением Германии Франция не могла больше проводить политику сдерживания своего восточного соседа. В сложившейся ситуации Соединенные Штаты также выступали против любых отклонений от обязательств Североатлантического альянса в отношении «холодной войны». Обещания, данные Горбачеву госсекретарем Джеймсом Бейкером и другими, о том, что Восточная Германия не будет милитаризована, если объединенная Германия присоединится к НАТО, и что, когда Россия выведет из Восточной Германии свои 24 дивизии, Альянс не продвинется на восток даже «на один дюйм», вскоре были забыты56. Когда Франция в середине 1991 г. возродила идею независимой европейской военной силы как альтернативы НАТО, Вашингтон встретил эту идею «немедленным и однозначным протестом»57. Аналогичным образом, когда Германия отреагировала на давление центробежных сил в Югославии, поддержав стремление словенцев и хорватов к отделению, Соединенные Штаты, в соответствии с доктриной Вулфовица, перешли к сдерживанию амбиций Германии, поддержав государственность боснийских мусульман, а позже — косовских албанцев. Это было отчасти мотивировано необходимостью усыпить подозрительность мусульман, обусловленную Первой войной в Персидском заливе, а отчасти стремлением получить доступ к энергетическим ресурсам Центральной Азии, которые остались без защиты после распада СССР58.


На самом деле амбиции Вашингтона в отношении планов продвижения НАТО во главе с США на восток простирались еще дальше. В ноябре 1991 г. страны НАТО одобрили принцип операций вне зоны ответственности, и к концу первого срока полномочий Билла Клинтона необходимость фактического расширения НАТО ощущалась все сильнее59. За это выступали как нефтяные компании, изучавшие возможности в районе Каспийского и Черного морей, так и американская аэрокосмическая промышленность и банки Уолл-стрит, которые содействовали расширению, осуществив серию мегаслияний. «Комитет США по расширению НАТО» возглавлял директор по стратегическому планированию компании «Lockheed Martin». По словам представителя США в НАТО Роберта Э. Хантера, расширение должно было обеспечить влияние Запада и создать «надежных союзников, которые будут играть полноценную роль в безопасности континента»60.


В январе 1994 г. Североатлантический совет в Брюсселе расширил Альянс, включив в него Польшу, Венгрию и Чешскую Республику, а затем в течение года предпринял свою первую операцию вне зоны ответственности — против боснийских сербов. Готовность к этому рискованному отходу от первоначальной миссии НАТО, в конечном счете обусловленная усилением влияния спекулятивного капитала, вполне вписывается в концепцию миропорядка, которой придерживается Альянс. «С 1989 г. Альянс пытался институционализировать новые нормы и создать новую идентичность, — пишет Майкл Уильямс. — Как и на начальном этапе, НАТО сегодня работает над созданием новой “общественной реальности” — на этот раз реальности, которая поддерживает актуальную идею общества риска»61.


Расширение НАТО не закончилось на Центральной Европе. В 1994 г. Украина стала первым государством СНГ, которое присоединилось к «Партнерству во имя мира», недавно созданному «залу ожидания» для желающих вступить в НАТО. Президент Леонид Кравчук также отказался от ядерного арсенала страны в обмен на гарантию (со стороны Соединенных Штатов, Великобритании и России) «уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины»62. Инвестиционный банкир и дипломат Ричард Холбрук, которому было доверено портфолио Югославии в Государственном департаменте, в 1995 г. в своей статье в «Foreign Affairs», озаглавленной «Америка — европейская держава» написал об этом следующее: «Запад должен как можно быстрее распространиться в Центральную Европу как фактически, так и по духу, и Соединенные Штаты готовы взять на себя руководство»63.


Это утверждение также, по-видимому, было применимо к другим бывшим советским республикам. Чтобы усыпить беспокойство России, в главе IV Основополагающего акта, подписанного НАТО и Россией в 1997 г., оговаривалось, что НАТО не будет размещать ядерное оружие или дислоцировать регулярные войска на территории новых стран-членов НАТО64. Однако в том же году Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия образовали региональную организацию бывших советских республик (ГУАМ, по первым буквам названий этих стран) под эгидой США, Великобритании и Турции. В 1999 г. к ней присоединился Узбекистан, добавив к названию еще одну букву «У»; он вышел из состава организации в 2005 г. после неудавшейся «цветной революции», осуществленной при поддержке Запада65, но успел в апреле принять участие в конференции в Вашингтоне, посвященной 50-й годовщине НАТО. Конференция укрепила трансформацию Альянса из оборонительной организации в военную структуру западного капитализма, «броню принуждения» неолиберального мирового регулирования. Еще в 1999 г. члены ГУ(У)АМ — Украина и Азербайджан — продемонстрировали свою верность Североатлантическому альянсу, не позволив России снабжать сербскую армию и даже размещать собственные миротворческие подразделения в аэропорту Приштины в Косове66.


Югославия впоследствии стала образцом новой стратегии Запада по отношению к Восточной Европе; Соединенные Штаты как «европейская держава» работали над тем, чтобы объединить расширение на восток ЕС с аналогичным расширением НАТО. Маастрихтский договор был не только квазиконституцией экономического и валютного союза, налагающей жесткие экономические меры на участников договора, он предполагал также единство внешней и оборонной политики. В ходе Югославского кризиса ЕС обнаружил, что эта общая политика не может отличаться от политики НАТО; то же самое имело место и во время кризиса на Украине в 2013-2014 гг. Оглядываясь назад, можно сказать, что разделение Югославии было генеральной репетицией для последующих событий на Украине. Сербия играла роль России, а Армия освобождения Косова была прототипом украинских ультранационалистов и фашистов, захвативших власть в феврале 2014 г.67 Расширение НАТО также явно указало Евросоюзу на то, какими будут последствия конфронтационной политики Америки в отношении Москвы. Зависимость ЕС от российского газа и потенциал обширного экономического и культурного взаимодействия теперь фактически оказались заложниками интересов американской военной машины.


 


Новая роль России как государства-претендента


 


Владимир Путин сначала настаивал на стратегии сближения России и Европы путем продолжения курса на капитализм, и даже подчеркивал, что социально-экономическое развитие является средством восстановления роли России в мире. В своем «Послании тысячелетия» в 1999 г., с которым Путин выступил перед тем, как стать президентом, он открыто признал традиции России как государства-претендента. Как и Франция в насыщенном событиями XVIII в., и Германия, и Япония до 1945 г., и Советский Союз — все государства-участники исторически опирались для преодоления внутренних расколов и противостояния гегемонии Запада на сильное государство, контролирующее общество. Путин лишь подтвердил проверенное временем непременное условие суверенитета перед лицом западного либерального капитализма: «У нас государство, его институты и структуры всегда играли исключительно важную роль в жизни страны, народа». Год спустя он добавил, что эта директивная роль государства должна дополняться гибким обществом; как он выразился, требуется терпеливая работа, чтобы гражданское общество «стало полноценным партнером государства»68.


Новый президент и его окружение не предвидели (возможно, наивно), что это возвращение к исторически эффективно работавшему в условиях России комплексу государство/общество приведет к конфликту с Западом. В 2002 г., однако, в ответ на устойчивое усиление позиций Запада в странах Балтии и в других постсоветских республиках через ГУ(У)АМ и в продолжение первых попыток восстановления в той или иной форме общей организации безопасности с бывшими советскими республиками в Москве была создана Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). ОДКБ объединила Армению, Белоруссию, Россию, Киргизию, Казахстан и Таджикистан; в нее входила также Туркмения, однако в 2005 г. ее статус был понижен до статуса ассоциированного члена69. В соответствии с доктриной Вулфовица Соединенные Штаты с самого начала отказались признавать ОДКБ. Когда выяснилось, что генеральный секретарь НАТО датчанин Андерс Фог Расмуссен рассматривает возможность сотрудничества с ОДКБ, вмешался посол США в НАТО, поскольку ОДКБ рассматривалась как организация, противодействующая продвижению интересов США в бывших советских республиках70.


Первоначальное убеждение Путина (высказанное в «Послании тысячелетия»), что в новую эпоху именно экономическая, а не военная составляющая будет определять положение государства в мировом порядке, было жестоко опровергнуто англо-американским вторжением в Ирак в 2003 г. Сам президент России принял решение не демонстрировать излишнего недовольства властям вторгшихся в Ирак стран, но не преминул отметить, что «сильные, хорошо вооруженные национальные армии подчас используются не для борьбы с [этим] злом, а для расширения зон стратегического влияния отдельно взятых государств»71. Даже планы по расширению НАТО старались пока не афишировать из уважения к стратегическим интересам России, учитывая, что, как Путин не преминул подчеркнуть, десятки миллионов россиян живут в новых независимых постсоветских странах. Тем не менее Запад медленно, но верно отказывался от своих обязательств, в том числе и взятых им на себя в 1970-1980-е гг., которые касались контроля над вооружениями. Следует особо подчеркнуть, что в 2002 г. Соединенные Штаты вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны и начали строить планы по развертыванию системы ПРО в Чешской Республике, Польше и Румынии. Как следствие, Москва тоже стала менее охотно идти на уступки НАТО72.


Поскольку Россия снова примерила на себя роль государства-претендента, разрозненные элементы новоприобретенного капитала и государственной власти снова начали сливаться в единый государственный класс. Таким образом, появился ориентированный на капитализм государственно-олигархический класс, который объединился вокруг сильной фигуры президента. В результате «с 2004 г. идея сокращения роли государства была оставлена. Основной линией политики теперь стал перевод стратегически важных направлений экономики под контроль крупных организаций (многие из которых, по сути, принадлежали полностью или частично государству), управляемых людьми, близкими к Кремлю»73. Цены на энергоносители явно были на руку сильному централизованному государству, однако имущественные отношения в сфере управления российскими ресурсами также были неотъемлемой частью процесса возвращения России к позиции претендента.


С начала 2000 г. Путин начал ужесточать меры против «кланового капитализма», то есть прямого доступа олигархов к государственной власти, и прежде всего против тех, кто выступал против его политического проекта. Вследствие этого медиамагнат Владимир Гусинский в июне эмигрировал в Израиль, а Борис Березовский, заработавший миллионы, обескровив с помощью своей торговой сети компанию «АвтоВАЗ» (производителя автомобилей «Лада»), в ноябре ретировался в Лондон74. Энергетический олигарх Михаил Ходорковский (состояние в 2003 г. оценивалось в 8 млрд долл.), с другой стороны, попытался организовать оппозицию Путину, «скупая» членов Думы, чтобы обеспечить поддержку своих планов по строительству транссибирского трубопровода в Китай. Ходорковский также вел переговоры с корпорациями «ExxonMobil» и «Chevron» об участии США в его концерне ЮКОС, который он планировал объединить с «Сибнефтью», тем самым создав крупнейшую нефтяную компанию в мире. В 2005 г. Ходорковский был арестован по обвинению в мошенничестве, и ему был вынесен суровый приговор. ЮКОС был возвращен в собственность России при помощи продажи в связи с банкротством его активов государственным компаниям «Роснефть» и «Газпром» в рамках более широкого процесса подчинения экономики государству75.


Ранее в том же 2005 г. российское правительство объявило, что иностранные компании больше не имеют права участвовать в тендерах на месторождения нефти, газа, золота или меди. В конце 2006 г. компания «Шелл» была вынуждена продать «Газпрому» свою мажоритарную долю в проекте добычи природного газа под названием «Сахалин-2», а полгода спустя, в июне 2007 г., британско-российской холдинговой компании ТНК-ВР также пришлось продать «Газпрому» свои концессионные права на работу в Восточной Сибири76. Сращение «Газпрома» с российским государственным аппаратом, характерное для роли государственного класса в экономическом строе государства-претендента, существовало уже при Ельцине (например, через его премьера, Виктора Черномырдина). Дмитрий Медведев, председатель Совета директоров «Газпрома» (не путать с заместителем председателя правления Александром Медведевым) был премьер-министром при Путине и президентом России с 2008 по 2012 г.; его преемником в «Газпроме» стал бывший премьер-министр Виктор Зубков и т. д.


Как следствие, когда «Газпром» начал создавать альянсы, чтобы одновременно обеспечить себе европейский рынок, это имело непосредственные геополитические последствия. В 2005 г. «Газпром» достиг договоренности с правительством Герхарда Шредера о строительстве «Северного потока», трубопровода через Прибалтику непосредственно в Германию (для чего Берлин предоставил кредитную гарантию в размере 1 млрд евро). Для реализации проекта компании «E.On» и «Ruhrgas» начали сотрудничество с «Газпромом», a «Wintershall» (дочерняя компания BASF) — с «Уренгойгазпромом». Бывший канцлер Шредер стал председателем совета совместного предприятия «Ачимгаз»77. Это предприятие вполне вписывалось в стратегию создания государственных энергетических концернов для развития отношений с западным капиталом; количество альянсов «Газпрома» с европейскими компаниями в 2007 г. увеличилось до 66 по сравнению с 37 десятью годами ранее78.


В июне 2007 г. «Газпром» заключил соглашение с итальянской компанией «Eni» о строительстве «Южного потока» — трубопровода, пролегающего по дну Черного моря и позволяющего обойти ненадежную украинскую распределительную сеть, которая в январе 2006 г., а затем еще раз через год была отключена за задолженности по платежам. Как крупнейшие потребители российского газа в Европе, Италия и Германия были заинтересованы в налаживании прямых связей; однако на уровне ЕС свою роль играли и другие интересы, и вместо этого строились планы по строительству альтернативных трубопроводов в обход России: трубопровода ТГИ (по маршруту Турция — Греция — Италия), Транскаспийского газопровода (ТКГП) и находившегося в стадии планирования трубопровода «Набукко» (через Турцию). В действительности именно план ЕС по получению доступа к запасам каспийского газа через «Набукко» подтолкнул к разработке проекта «Южный поток» стоимостью 40 млрд долл., самого дорогого трубопровода в истории79. Планировалось, что «Южный поток» будет выходить из моря на болгарском побережье, а затем разветвляться по всей Юго-Восточной Европе вплоть до Австрии; в проекте вместе с российским правительством, державшим монополию на газ, должны были участвовать компании «Eni» (на 30% в собственности государства), «Electricité de France» и все та же «Wintershall». Романо Проди, премьер-министр Италии (и бывший генеральный директор «Фиат»), впервые обсудивший проект с Путиным в конце 2006 г., получил предложение стать председателем проекта. Он отказался — возможно, потому, что в свое время занимал пост президента Европейской комиссии и понимал, что этот проект станет спорным по ряду причин80.


С 2007 по 2008 г. Россия заключила ряд соглашений с Турцией (которой она уже поставляла газ по трубопроводу «Голубой поток» через Черное море), Болгарией, Грецией, Сербией, Венгрией, Македонией, Хорватией и Словенией., Это не только обеспечило основу для строительства соответствующих участков трубопровода «Южный поток», но и позволило установить более тесные связи между Россией и этими странами, некоторые из которых входили в НАТО и ЕС. В конце газопровода протяженностью 3300 км газ должен был попадать в австрийский распределительный центр в Баумгартене, первоначально предназначавшийся для иранского газа и входивший в энергетическую инфраструктуру проекта ЕС по развитию трансевропейских сетей (ТЕС). Благодаря партнерству с австрийской энергетической корпорацией «OMV» «Газпром» получил доступ на торговую площадку Баумгартена81.


Очевидно, что эта связь между ЕС и Евразией даже в большей степени, чем идея сотрудничества с ОДКБ, выдвинутая в определенный момент Расмуссеном, представляла прямую угрозу для системы мирового регулирования под руководством США. Укрепление российской государственности совпало по времени с планами по строительству евразийского экономического блока и с появлением на сцене БРИКС. На тот момент, когда эта аббревиатура была впервые употреблена, никто и не думал, что в конечном итоге эта организация станет структурой-претендентом: ее придумали экономисты из «Goldman Sachs» для обозначения потенциала «развивающихся рынков» Бразилии, России, Индии и Китая. Тем не менее по мере того как финансовый и внешнеполитический авантюризм Великобритании и Америки начал приводить к дестабилизации глобальной политической экономики, страны БРИКС постепенно приобрели статус претендентов, добавив в свои ряды ЮАР для региональной сбалансированности и «параллельно поменяв условия международного взаимодействия для других игроков — будь то государства, компании или международные организации»82.


С точки зрения Вашингтона новая роль государственных компаний в формировании транснациональной энергетической экономики вызывала в памяти расстановку сил периода разрядки напряженности, которую так хотел ликвидировать Рейган во время второй «холодной войны». Соглашение «Газпрома» с Национальной иранской нефтяной компанией и создание совместного предприятия с «Eni» для использования ливийского газа вызвало неподдельную тревогу в столицах ключевых стран НАТО. Сделка с «Eni» была заключена на встрече с премьер-министром Сильвио Берлускони, когда Путин вернулся из Триполи, где списал долг Ливии в размере 4,5 млрд долл83. Уже в мае 2006 г., после январского прекращения подачи газа на Украину, Сенат США единогласно принял резолюцию, призывающую НАТО встать на защиту энергетической безопасности своих членов и разработать стратегию диверсификации. Сенатор Ричард Лугар в своей знаменитой речи перед саммитом НАТО в Риге (Латвия) в ноябре 2006 г. высказался за то, чтобы рассматривать манипуляции с энергоснабжением как «оружие», которое может привести в действие статью 5 Устава НАТО (о коллективной обороне)84. Таким образом, Россия была определена как стратегический антагонист из-за своей роли поставщика энергии в Европу.


 


ТРЕТЬЯ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА» И СПЕКУЛЯТИВНЫЕ ФИНАНСЫ


 


Первая «холодная война» была элементом комплекса компромиссов, характерных для фордистского производства как доминирующей части капитала и регулируемых концепцией корпоративного либерализма. Поскольку эти компромиссы утратили актуальность, основой для второй «холодной войны» стал системный неолиберализм, стремившийся навязать рыночную дисциплину в ходе глобального реструктурирования. Движущей силой третьей «холодной войны» также является определенная коалиция, или исторический блок, с его собственной идеологией и методами. Этот блок сформирован вокруг спекулятивного, «денежно-торгового» капитала, он участвует в рискованных операциях как в экономической, так и в политической сферах и тесно связан с секторами обеспечения общественной и частной безопасности, которые играют для капитала роль «брони принуждения».


В отличие от концепции системных циклов накопления (волкеровская концепция 1979 г., в которой денежный капитал функционирует как «капитал вообще») денежно-торговый капитал или, выражаясь современным языком, «торговля финансовыми услугами», не имеет долгосрочной перспективы общественного порядка. Как форма товарно-торгового капитала, он только косвенно связан с производством прибавочной стоимости, которую он эксплуатирует извне, через процесс распределения прибыли. Следовательно, все аспекты, помимо скупки по низким ценам и продажи по высоким (такие, как научно-исследовательские работы, долгосрочные инвестиции, социальная стабильность, необходимая для его созревания), для его функционирования вторичны. Питер Гоуэн точно подмечает, что «торговая деятельность в данном случае означает не долгосрочные инвестиции [...] в ту или иную форму безопасности, а покупку и продажу финансовых и реальных активов для эксплуатации — и не в последнюю очередь за счет генерирования — разницы цен и изменения цен» («спекулятивный арбитраж»)85.


До 1991 г. нестабильность, неизбежная для такого подхода, сдерживалась необходимостью переупорядочить глобальную экономику, не допуская при этом, чтобы к странам соцлагеря примкнули социалистические движения, появившиеся в других странах, например, в Центральной Америке того времени. Тем не менее крах фондового рынка 1987 г. и последовавший за ним «пут-опцион Гринспена» (добавление ликвидности для того, чтобы сделать возможными дальнейшие спекулятивные операции) показали, что политика, заставляющая платить одних за неосторожную игру других («моральный риск») стала неотъемлемой частью системы. После краха государственного социализма дельцы, оперирующие товарно-торговым капиталом, используя в своих интересах новые правила бухгалтерской отчетности и лазейки в законодательстве, собрали союзников среди политиков и («микро»-)экономистов в целый сонм сил, по разным причинам желавших не отставать от тенденции и с идеологической точки зрения вооруженных обновленными теориями рынков капитала, которые рассматривались как способные к саморегуляции (например, «гипотеза эффективного рынка»)86. Хищнические схемы поглощения компаний и пенсионных фондов и использование деривативов в качестве обеспечения для увеличения займов теперь стали новой нормой. В 1994 г. Джон Меривезер, который первым начал в банке «Salomon Brothers» «торговлю ценными бумагами за счет собственных средств» (спекуляцию не только на комиссионной основе, но и используя собственные или заемные средства банка и депозитную базу), вместе с двумя лауреатами «Нобелевской премии по экономике» (премии Шведского государственного банка) создал собственный хедж-фонд «Long-Term Capital Management» (LTCM)87.


Трансформацию капитализма в похожее на казино общество риска продвигали и популяризировали Билл Клинтон в Америке и Тони Блэр в Британии, а также их коллеги в Канаде и Австралазии. Международная рабочая сила, численность которой после открытия Китая, Восточной Европы и других регионов выросла до более чем трех миллиардов (в два раза больше, чем прежде), с этой точки зрения стоила немногого. Она была сведена к незащищенной в конечном итоге человеческой массе, чья жизнь вращается вокруг бесконечного «выбора» в условиях структурной нестабильности88. Сбережения среднего класса тоже не считаются неприкосновенными для хищнического захвата. С другой стороны, для лучших игроков в этом казино государство становится страховой структурой; его роль — предоставлять экстренное финансирование спекулянтам в случае кризиса, вызванного их собственной деятельностью, и заставлять расплачиваться за это общество, вынужденное терпеть меры жесткой экономии и последствия слабого финансового регулирования.


Когда фонд LTCM в 1998 г. обанкротился, Федеральный резервный банк США предоставил ему финансовую помощь, подчинив государственную политику интересам игроков финансового рынка. Выполнение этой функции предусматривало недопущение участия конкурентов в процессе спасения от банкротства: когда в самый разгар Азиатского финансового кризиса (тоже в 1998 г.) Япония предложила Азиатскому валютному фонду помочь стабилизировать ситуацию, Вашингтон немедленно наложил вето на это предложение, и оно было отвергнуто, чтобы «МВФ [по-прежнему] играл самую важную роль в процессе вывода из кризиса»89. Мировое регулирование под руководством США, таким образом, превратилось в устойчивую схему страхования хищнического поглощения. Меры по выводу из кризиса всего лишь «позволяли финансовому хаосу преобразоваться в еще один пузырь на фондовой бирже или на рынке недвижимости», и этот процесс поддерживался приватизацией и дерегуляцией, которая, как отмечает Кристофер Руд, «не менее важна для поддержания мирового капитализма под властью США, чем роль, сыгранная [...] американской армией в Косове, Афганистане, Ираке и в других странах»90.


В отсутствие в обществе функционирующего социального компромисса возникла общая тенденция к авторитаризму, сопровождавшаяся загрязнением пространства общественной дискуссии недостоверной информацией и искажением фактов. Грамши считает, что это промежуточная фаза «коррупции/мошенничества» между согласием и принуждением, когда гегемония труднодостижима, а открытое применение силы все еще рискованно; это идеальная среда для появления правых популистских и даже неонацистских партий91. Ведущие средства массовой информации способствуют этой тенденции. Украинский кризис иллюстрирует, как демагогия и нагнетание паники затуманивают восприятие, мешая трезвой оценке состояния мира. Реальные опасности, такие как бесконечная спираль развития новых вооружений, торговля и распространение оружия, с другой стороны, в основном игнорируются; даже ухудшение биосферы превращается в объект спекулятивной выгоды за счет торговли токсичными отходами производства и других финансовых операций92.


 


Эксплуатация «Дикого Востока»: финансы и гражданское общество


 


На постсоветском пространстве неолиберализм стремился создать новый хищнический правящий класс из наиболее безжалостных элементов правящей элиты. По словам Гоуэна, Запад подталкивал тех, кому удалось накопить денежный капитал при коммунизме, к формированию ядра нового внутреннего капиталистического класса. Это были в основном люди, которые незаконно спекулировали валютой или торговали на «черном рынке», а также коррумпированные государственные чиновники, особенно в сфере импорта-экспорта. Такие люди занимались предпринимательством, пусть даже той его разновидностью, которая была уголовно наказуема93.


Гоуэн цитирует Джеффри Хау, бывшего министром финансов при Маргарет Тэтчер, ставшего советником украинского правительства в 1991 г. и предложившего построить на этой территории «бандитский капитализм» по модели американского капитализма «баронов-разбойников». Еще одним ключевым сторонником этого процесса был Джордж Сорос, эмигрировавший из Венгрии финансист, ставший символом хищнического неолиберализма. Он получил известность в 1992 г., когда заработал 950 млн долл., поставив 10 млрд долл. на падение британского фунта и вытеснив Великобританию из европейской валютной системы. Сорос вошел в совет директоров «Carlyle Group»: эта быстро растущая частная инвестиционная компания управляла активами, связанными с обороной, и в ней было занято немало бывших высокопоставленных политиков, таких как Джеймс Бейкер (уже упоминавшийся как государственный секретарь администрации Буша-старшего) и многие другие94.


Сорос выражал восхищение создателями неолиберального общества «Мон Пелерин» Фридрихом Хайеком и Карлом Поппером, причем не только за их взгляды на саморегулирующийся рынок, но и за радикальный отказ от защитной роли государства. Их идеи вдохновили его на создание фонда «Открытое общество», названного так в честь одной из книг Поппера, с целью активизировать «гражданские общества» в странах бывшего соцлагеря, свести на нет оставшиеся социальные гарантии и подорвать суверенитет этих стран. Сорос выделял крупные суммы оппозиционным группам через фонд «Открытое общество» и Фонд Сороса, а также другие неправительственные организации (НПО) еще до 1989 г., финансировал группы, принимавшие активное участие в сопротивлении консервативному коммунистическому перевороту против Горбачева, и оплачивал поездки Джеффри Сакса в бывшие страны соцлагеря. Открытый институт по исследованию СМИ в Праге; Центральноевропейский университет, в конечном итоге открытый в Будапеште, и другие организации, учрежденные при участии Сороса, сделали его ключевой фигурой в процессе «перехода». Как будет более подробно рассказано далее, он же создал отдельный фонд «Возрождение» для Украины. Излишне говорить, что в странах бывшего соцлагеря Сорос также приобрел новые активы, получив выгоду от тех возможностей, которые создались благодаря его усилиям95. Европейский консультативный совет фонда «Открытое общество» возглавляет Андреас Трейхль, генеральный директор австрийского банка «Erste Bank», одного из крупнейших кредиторов в Восточной Европе96.


Использование Соросом инструментов «гражданского общества» имеет официальный прецедент. В 1981 г. администрацией Рейгана под эгидой Совета национальной безопасности был создан проект «Демократия», а двумя годами позже Национальный фонд за демократию (НФД) был официально присоединен к Конгрессу как его «публичная», общественная структура. Главная идея заключалась в том, чтобы расширить вмешательство Запада, до сих пор ограничивавшееся скрытыми действиями разведки или военных, и подключить к нему гражданское общество, для чего американскими учеными были разработаны соответствующие доктрины. Эта концепция и институты, которые она породила, впоследствии доказали свою состоятельность в виде «цветных революций», прокатившихся по бывшим странам соцлагеря, не говоря уже о том, что их эффективность была продемонстрирована на Филиппинах и позже на Ближнем Востоке97.


Термин «гражданское общество» в данном случае относится к потенциально угнетенным и, что очень важно, пассивным и/или гибким силам (кроме рабочих и левых, конечно), которые могут быть использованы как предлог для гуманитарного вмешательства, как это определено в доктрине Абрамовича. Оно включает в себя, по словам Дианы Джонстон, «комплекс различных меньшинств, и, следовательно, защита прав этнических, религиозных или сексуальных меньшинств является плодородным полем для деятельности движений, способных ослабить поддержку центральных правительств».


Благодаря своему эмоциональному влиянию движения за самоопределение могут дестабилизировать правительства, никоим образом не препятствуя растущему доминированию финансового капитала при определении экономических и социальных отношений, как это могут сделать общественные движения с экономической основой. Гражданское общество является хорошей почвой для формирования самостоятельно избранных элит, подходящих для деятельность в условиях контролируемой США глобализации98.


Американские активисты гражданского общества уже консультировали литовскую оппозицию в 1990 г.; страны Балтии в конечном итоге стали членами НАТО и ЕС в 2004 г., причем зачастую это происходило при покровительстве политиков-эмигрантов, вернувшихся из Северной Америки99.


К 2003 г. внимание США вновь обратилось к Грузии и Украине, которые поддержали вторжение в Ирак и старались дистанцироваться от России и континентальной Европы, выразивших недовольство этим вторжением100. Культивирование прозападных элит в Грузии имело дополнительное преимущество: страна была промежуточным пунктом проектируемого трубопровода Баку — Джейхан, который должен был проходить из Азербайджана к турецкому берегу Средиземного моря, не говоря уже о ее стратегически выгодном расположении на черноморском побережье. Новый режим Михаила Саакашвили, получившего образование на Западе, был установлен в Грузии после «революции роз» в 2003 г., в результате которой от власти был отстранен бывший глава КГБ Грузии и министр иностранных дел в правительстве Горбачева Эдуард Шеварднадзе. Эти перемены, конечно же, вызвали беспокойство Москвы в связи с тем, что теперь Россию окружали недружественные государства, а также разожгли сепаратистские настроения среди россиян, оставшихся в этих государствах после распада СССР. С 2001 г. Израиль продавал оружие Грузии, финансируемой США, а его шпионские дроны совершали разведывательные полеты с территории Грузии над югом России, а также над Ираном (в порядке подготовки к возможной агрессии Израиля против этой страны)101. Тем временем теракты чеченских боевиков в России и очевидная готовность Великобритании и Соединенных Штатов предоставить убежище подозреваемым в этих преступлениях заставили Москву заострить внимание на том, что Запад имеет своей целью «разрушение России и заполнение ее огромной территории многочисленными дисфункциональными квазигосударственными образованиями»102.


На Украине отдельные лидеры, такие как ориентированный на Запад бывший директор Центрального банка Виктор Ющенко, избранный президентом в 2004 г., и широкий круг вернувшихся из эмиграции в Северную Америку украинцев, так называемых галицийских кузенов, принимали участие в переориентации страны на Запад. Первый посол США в Киеве Роман Попадюк помогал создавать на Украине акционерные общества; он создал филиал Американской торговой палаты (ACC-UA), сотрудники которой также были экспатриантами украинского происхождения103. Учитывая, что в одной только Канаде проживали 1,2 млн украинцев (это самая крупная диаспора за пределами Украины и России), можно представить, какая обширная аудитория была у ультранационалистских спекуляций вроде истории про голодомор, в которой злополучная коллективизация советского сельского хозяйства была представлена как сталинский геноцид, направленный исключительно против Украины104. Джордж Буш в 2001 г. посетил Киев и в совместном заявлении с польским президентом Александром Квасьневским подтвердил, что Соединенные Штаты поддерживают потенциальную интеграцию Украины в западные структуры. Украинско-американские организации, в частности Украинский конгрессный комитет Америки СУКНА), тоже организовывали параллельные мероприятия, такие как ежегодные круглые столы, посвященные статусу Украины как мононационального государства. Первый из таких круглых столов был проведен в ноябре 2000 г.; в нем участвовал Пол Вулфовиц, министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк, а также вышеупомянутые Ослунд и Бжезинский105.


 


Война против расширения НАТО


 


«Оранжевая революция» на Украине в 2004 г. будет предметом нашего рассмотрения во второй главе. Здесь мы должны отметить, что сразу после утверждения Ющенко в должности законного президента Соединенные Штаты, ЕС и международные финансовые институты поспешили извлечь выгоду из победы прозападных сил. Согласно информации, опубликованной позже на сайте WikiLeaks, помощник государственного секретаря США Дэниел Фрид отправился на Украину для того, чтобы выразить новому правительству поддержку США в том случае, если оно выступит против России, как это сделали Польша и Прибалтика. В случае если правительство решит продолжить рыночную реформу, ее желанию вступить в НАТО и стать частью Евроатлантического региона тоже будет оказана поддержка106.


Москва не могла этого не заметить. Россия сменила свое лояльное отношение к расширению ЕС и НАТО на политику «неоревизионизма». В своем выступлении в 2005 г. Путин подчеркнул право Москвы «самостоятельно определять для себя и сроки, и условия движения» к демократии, и предупредил против попыток дестабилизации наподобие «цветных революций» в Грузии и на Украине («неправовые методы борьбы»)107. На ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности в январе 2007 г. Путин вновь выразил разочарование России по поводу «продвижения демократии» как средства расширения влияния Запада. Он также предупредил, что превращение одного из ключевых столпов европейской безопасности — Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) — в инструмент внешней политики НАТО будет иметь негативные последствия. Поскольку ОБСЕ обеспечивала пребывание независимых наблюдателей на различных оспариваемых территориях, в том числе в Южной Осетии, а затем на востоке Украины (представители организации первыми посетили зону бедствия после крушения МН17), она должна держаться на расстоянии от НАТО. Российский президент также напомнил аудитории об обещаниях не расширять Североатлантический альянс и предупредил, что дальнейшие попытки расширения будут очень рискованными108. Однако НАТО и ЕС неумолимо продолжали продвигаться вперед при содействии блока сил, возглавляемого спекулятивным капиталом, и полагаясь на «броню принуждения». В числе главных призов, которые они надеялись получить в результате продвижения на восток, были контроль над энергетическими богатствами уже не существующего СССР и перспектива перевооружения войск бывших стран Варшавского договора.


В марте 2008 г. я присутствовал на конференции в Тбилиси под названием «Безопасность от Европы до Турции и Южного Кавказа», которая дала мне представление о различных силах, наиболее активно действовавших на тот момент. На мероприятии, организованном ассоциацией «молодых профессионалов» (иными словами, активистов демократии) при содействии Грузинского института стратегических исследований и Университета Едитепе в Турции, присутствовали польский представитель НАТО, рассказавший о том, что Грузия и Азербайджан уже получают финансирование на приобретение оборудования в рамках программы интеграции в НАТО, и британский представитель «British Petroleum» (BP), который говорил о трубопроводе Баку — Тбилиси — Джейхан. На самолете, летевшем в Тбилиси, были израильские военные, а на самой конференции было много разговоров о том, как Саакашвили разрешил Соединенным Штатам установить в Грузии современную радиолокационную систему и как российские реактивные самолеты проверяли, насколько она работоспособна2.


На саммите НАТО в Бухаресте месяц спустя, в апреле 2008 г., Украина и Грузия были выдвинуты кандидатами на членство в НАТО, несмотря на прописанный в конституции Украины нейтралитет. Хотя Франция и Германия, все еще заинтересованные в поддержании отношений с Москвой, не позволили администрации Буша инициировать процесс включения в НАТО109, Саакашвили, которому сторонники жесткой линии в Вашингтоне предоставили оружие и поддержку, в том же году начал свою военную авантюру по возвращению Южной Осетии. Во второй половине июля 2008 г. 1000 американских военнослужащих провели совместные учения с грузинской армией, а помощник вице-президента США Дика Чейни, Джозеф Р. Вуд, посетил Тбилиси незадолго до нападения на Южную Осетию. Израильскими поставками оружия (частично в обмен на использование аэродромов на юге страны) занимался министр обороны Грузии Давид Кезерашвили, гражданин Израиля. Его коллега, Темури Якобашвили, министр по реинтеграции Южной Осетии и Абхазии, бывший посол в Соединенных Штатах, также имеющий тесные связи с Израилем, открыто благодарил эту страну за военную помощь110.


В западных СМИ войну в Южной Осетии и Абхазии по-прежнему привычно называют «российским вторжением», хотя началась она с нападения Грузии в день открытия Олимпийских игр в Пекине 8 августа. Российская 58-я армия ждала на границе с Северной Осетией, и хотя ее фактические действия обнажили множество проблем, Миша Гленни совершенно справедливо выразил в журнале «New Statesman» удивление тем, как как «Саакашвили и окружающие его “ястребы” поверили в смехотворное предположение о том, что вооруженные силы Грузии могут вступить в схватку с военной мощью своего северного соседа и победить»111. В то время как Кезерашвили призывал Соединенные Штаты броситься на помощь Грузии в борьбе против «великой России», грузинская армия потерпела унизительное поражение; у Вашингтона явно пока не было никакого желания испытывать на себе последствия «кавказской игры». Как сообщал Арно де Борчграв, разбив грузинские войска, российские специальные подразделения также уничтожили два военных аэродрома на юге Грузии, предназначенных для использования израильскими истребителями-бомбардировщиками в случае нападения на Иран, забрав захваченные беспилотные летательные аппараты для изучения112. В настоящее время обещание секретаря Бейкера о том, что НАТО не продвинется «ни на один дюйм», ушло в прошлое, как показано на карте 2.


 



Карта 2. История расширения НАТО.


Источник: Википедия (СС BY-SA3.0. https://ru.wikipedia.org/wiki/NATO)


 


 


В интервью телеканалу Си-эн-эн 28 августа Путин обвинил уходящего в отставку президента Буша в том, что он подстрекал Грузию к этой авантюре, надеясь тем самым спровоцировать международный кризис и «создать конкурентное преимущество для одного из кандидатов, борющихся за пост президента США» — предположительно, республиканского кандидата Джона Маккейна, чей советник по внешней политике был лоббистом правительства Саакашвили, а жена Синди в то время находилась с визитом в Грузии113. Это было именно то, что Ричард Саква называет «войной против расширения НАТО». За этой неудачей последовали заявления Южной Осетии и Абхазии о независимости. Отныне каждая постсоветская республика, которая испытывала соблазн присоединиться к Североатлантическому альянсу, должна была считаться с тем, что Россия окажет поддержку группам, сопротивляющимся такой интеграции, независимо оттого, касается ли это собственно русских или любой другой из почти двухсот национальностей бывшего СССР и теперь Запад был настороже. Тем не менее сторонники расширения НАТО были непреклонны в своем намерении отрезать Украину от России114. В то время как война в Грузии продолжалась, министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд посетил Киев и пообещал Украине поддержку Великобритании — что бы это ни означало. Президент Украины, в свою очередь, посетил Тбилиси, чтобы подчеркнуть, что оформленная Россией в 1997 г. аренда Севастопольской военно-морской базы, где базировался российский Черноморский флот, истекает в 2017 г.115 Ющенко также подписал указ, требующий предварительного уведомления обо всех передвижениях российских военно-морских судов и самолетов из Севастополя116.


 


«Восточное партнерство» против Евразийского союза


 


Между тем Вашингтон и страны Балтийского региона во главе с Польшей и Швецией готовили полномасштабный ответ в духе «холодной войны» на новую позицию России в качестве претендента — «Восточное партнерство». Хотя официально партнерство было проектом ЕС, на самом деле это было предприятие Североатлантического альянса, а Европа высыпала лишь в роли подрядчика: и как только ситуация обострилась, а именно в феврале 2014 г., ЕС был бесцеремонно отодвинут на второй план.


Еще до провала грузинской авантюры администрация Буша скептически относилась к результатам «розовой» и «оранжевой» революций. Новые правители и олигархи в Тбилиси и Киеве, казалось, интересовались только личным обогащением. Поэтому американские специалисты по планированию начали разрабатывать способы конституционализации «рыночной демократии» в странах, переживших смену режима117. Госсекретарь США Кондолиза Райс, разочарованная недостаточной решительностью первого директора отдела политического планирования, в 2005 г. ввела в Государственный департамент ученого из Стэнфордского университета международных отношений Стефана Краснера. В своей новой Роли Краснер работал в сотрудничестве с Карлосом Паскуалем, бывшим директором Совета национальной безопасности по России, Украине и Евразии, который в 2000 г. был назначен послом США в Киеве. Именно заслугой Паскуаля считают то, что он убедил Киев присоединиться к вторжению в Ирак на фоне всеобщего одобрения этой преступной авантюры правительствами «новой Европы»118.


После возвращения в США в конце 2003 г. Паскуаль стал координатором по реконструкции и стабилизации Государственного департамента и вместе с Краснером разработал стратегию превентивного вмешательства в дела слабых государств (под «слабостью» понималось в том числе наличие этнических или религиозных противоречий) и свод правил стабилизации и реконструкции, в котором были перечислены меры, позволяющие установить «рыночную демократию»119. На этой основе был составлен список стран, которые могут «обрушиться в пучину конфликта»; для них были подготовлены «схемы реконструкции», даже если никакого «обрушения» пока не наблюдалось. Выступая в Джорджтаунском университете в октябре 2004 г., Паскуаль пояснил, что это не только позволит осуществить вмешательство с помощью команд быстрого реагирования, в качестве которых выступят частные компании, неправительственные организации и аналитические центры (экономия времени в данном случае составила бы «от трех до шести месяцев»), но также позволит «изменить саму социальную структуру нации» на основе таких договоров. Как сообщала Наоми Клейн, обязательство этого ведомства заключается не в том, чтобы восстанавливать старые государства... а в том, чтобы создавать «демократические и рыночные государства». Так, например, реконструкционные силы быстрого реагирования [Паскуаля] могут помочь с продажей «государственных предприятий, лежащих в основе нежизнеспособной экономики». Иногда термин «перестроить», пояснил он, означает «разрушить старое»120.


В рамках этой стратегии украинский газовый и нефтяной холдинг «Нафтогаз» оказался как раз таким «государственным предприятием» в условиях «нежизнеспособной экономики», хотя, как будет показано в пятой главе, попытка приватизировать его в конце концов потерпела крах, столкнувшись с сопротивлением олигархов. В целом, однако, правительства в несостоятельных странах «подчинялись хорошо»121. Это относится ко всем государствам — преемникам Советского Союза, в том числе к ельцинской России. Учитывая послужной список Паскуаля и антироссийские настроения в Вашингтоне, его рассуждения также послужили моделью для вмешательства в дела Украины, где продвижение демократии, экономическая война и применение военной силы слились воедино, образовав «новое искусство военной интервенции, основанное на временной оккупации и технократической реконструкции-восстановлении нелиберальных обществ»122. Предполагалось, что суверенитет государства, ставшего объектом такой интервенции, также будет ограничен или, как указывает Краснер, будет иметь место «общий суверенитет», «добровольное соглашение между признанными национальными политическими властями и внешним субъектом, таким как другое государство или региональная или международная организация»123.


Договор об ограниченном суверенитете для Украины, от подписания которого ее президент отказался в 2013 г., принял форму Соглашения об ассоциации с ЕС в сочетании с Соглашением об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (УВЗСТ). Это было предусмотрено «Восточным партнерством», созданным по инициативе стран Балтийского региона. «Партнерство», один из результатов реализации европейской политики соседства (2004 г.), стало частью «многоуровневых усилий по расширению так называемых европейских институтов, таких как НАТО, Европейский союз и все дополняющие их организации»124. Эти усилия были все больше сосредоточены на том, чтобы помешать формированию Евразийского экономического сообщества России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана, в котором Украина в 2002 г. получила статус наблюдателя. Его первый орган, Таможенный союз, должен был начать работу в 2009 г.125


«Восточное партнерство» было предложено министром иностранных дел Польши Радославом Сикорским. Он после учебы в Оксфорде получил британское гражданство и отказался от своего британского паспорта только в 2006 г., когда был назначен министром обороны. Его отношение к России четко характеризует сделанное им сравнение проекта «Северный поток» с участием «Газпрома» с заключенным в 1939 г. пактом Молотова — Риббентропа126. Благодаря своей жене Энн Эпплбаум, американской журналистке, Сикорский стал вхож в круг неоконсерваторов, который также включал в себя соучредителя проекта «Новый американский век» Роберта Кагана и его жену, помощника госсекретаря Викторию Нуланд. Нуланд была в команде Чейни в годы правления Буша и сохранила свое место при Бараке Обаме, а в итоге в феврале 2014 г. она стала одной из тех, кто срежиссировал государственный переворот в Киеве. Сикорский работал над проектом «Восточное партнерство» вместе с министром иностранных дел Швеции Карлом Бильдтом (неолибералом и главным соперником премьер-министра Олафа Пальме в 1980-е гг.), чтобы увеличить популярность проекта в ЕС и скрыть, что за ним стоит Североатлантический альянс127. Именно Бильдт определил Соглашение об ассоциации Украины с ЕС как договор о рыночной демократии, заявив, что оно требует полного пересмотра украинского законодательства в области собственности и конкуренции, что в свою очередь «в долгосрочной перспективе вызовет действительно коренные преобразования»128.


В мае 2008 г. вступление в «Восточное партнерство» было предложено шести бывшим советским республикам: Грузии, Украине, Азербайджану и Молдавии (четырем государствам ГУАМ), Белоруссии (которую совсем недавно называли «последней диктатурой Европы») и Армении. Официально партнерство было запущено на саммите ЕС в Праге в 2009 г. Понимая, что ключевыми целями в предполагаемом партнерстве, из которого Россию намерены были исключить, являются Украина и Черное море129, Москва выдвинула встречное предложение о формировании трехсторонней структуры с ЕС и Украиной с целью модернизировать газораспределительную сеть страны и тем самым предотвратить в будущем перебои с поставками газа в Европу (как это произошло в январе того же года). Однако это предложение принято не было130. Аналогичным образом были признаны неприемлемыми с точки зрения ЕС и российские предложения, направленные на изучение возможностей совместимости Евразийского таможенного союза и УВЗСТ. После российско-грузинского конфликта Германия и Франция перестали возражать против вступления Грузии в НАТО, а также начали срочные консультации с экспертами о мерах по установлению более тесных связей с Украиной131.


ЕС стал исполнителем этого, по существу, натовского проекта в то время, как давление США на Восточную Европу ослабело из-за финансового кризиса и президентских выборов и ожидалось, что характерное для эпохи Буша-младшего стремление к изменению режимов сойдет на нет. Кроме этого, ЕС отказался от консенсусного подхода в вопросе о принятии Конституции ЕС132. Хотя на референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 г. люди проголосовали против принятия этой конституции, в 2007 г. ЕС все же навязал ее в форме Лиссабонского договора почти без изменений (если не считать мелочей, таких как гимн Европы). Вступив в силу в 2009 г., этот договор требовал от стран-кандидатов не только открыть свои экономики, но и привести свою политику в области обороны и безопасности в соответствие с политикой НАТО133. Как будет показано в третьей главе, страны Балтийского региона наиболее активно старались убедить коллег по ЕС в необходимости привлечь в состав союза Украину, а администрация Обамы оставалась в тени, но только до 2012 г., когда она в ответ на возвращение Путина на пост президента России сменила тактику и фактически срежиссировала смену режима в Киеве.


С 2010 г. ЕС начал привязывать приглашенные в «Восточное партнерство» страны к лагерю Запада через договор об ограниченном суверенитете, включавший ключевые положения в сфере обороны. Тем не менее, как отметил Ричард Саква, это не могло не повлечь серьезных последствий, особенно что касается Украины: «фактическое слияние процесса интеграции ЕС в области безопасности с Североатлантическим сообществом безопасности означало, что ассоциация Украины] с ЕС [...] приобрела опасные коннотации с точки зрения безопасности [для России], а также поставила под вопрос собственные планы Москвы по экономической интеграции в Евразии».


ЕС оказался на пути геополитической конкуренции, к чему он не был готов ни институционально, ни интеллектуально. Соглашение об ассоциации было несовместимо не только с существующими соглашениями Украины о свободной торговле с Россией, но и с требованием Лиссабонского договора о том, чтобы Украина согласовала свою политику в области обороны и безопасности с ЕС. Это была потрясающая перестановка: вместо того чтобы остановить развитие конфликта, ЕС стал инструментом его воспроизводства в новых формах134.


Поскольку целью Соединенных Штатов в этой новой, третьей «холодной войне», как и во второй, была смена режима в Москве и одновременное сдерживание любых независимых действий со стороны Европы, они сделали ставку на «броню принуждения» во всех сферах, включая ядерное оружие.


 


Ядерная игра


 


Полномасштабное преимущество в военной сфере, включающее то, что Майк Дэвис называет «ядерным империализмом», было последней надеждой неолиберальной системы мирового регулирования135. Оно давало доминирующему государству свободу действий при осуществлении операций местного значения, таких как захват власти в Киеве в 2014 г., ставший кульминационной точкой расширения НАТО за период с 1991 г.


Нет сомнений в том, что Вашингтон давно и с нетерпением ждал наступления эпохи американского ядерного превосходства. Как выразились два эксперта в журнале «Foreign Affairs» в 2006 г., «вероятно, скоро для Соединенных Штатов станет возможным уничтожить ядерные арсеналы России или Китая большой дальности одним ударом [...]. Россия и Китай — да и весь остальной мир — будут жить в тени ядерного превосходства США еще много лет». Такой первый удар, по мнению авторов, был для США жизнеспособной стратегией благодаря тому, что российские средства военного сдерживания находились в плачевном состоянии136. Эта доктрина представляет собой опасную обновленную версию доктрины Вулфовица; она предполагает, что нельзя позволить сопернику снова загнать США в ядерный тупик, как это было в случае с доктриной взаимного гарантированного уничтожения во время предыдущих «холодных войн» с СССР.


Американские системы противоракетной обороны, развернутые НАТО в странах Восточной Европы после того, как в 2002 г. администрация Буша-младшего в одностороннем порядке вышла из Договора о противоракетной обороне 1972 г., играют здесь ключевую роль. Их задача заключается не только в том, чтобы отразить ракеты, выпущенные в ответ на первый удар США137. Поскольку капсулы противоракетных снарядов могут оснащаться новыми поколениями ударных ракет, они также могут участвовать в нанесении первого удара*. Долгосрочная программа США по модернизации ядерного арсенала обошлась стране в 1 трлн долл. В соответствии с ней США должны были получить структурное преимущество (если не считать последствий ядерной войны для человечества в целом) для проведения политики балансирования на грани в ходе вмешательств на местном уровне138.



* 20 октября 2018 г. президент США Дональд Трамп объявил о намерении выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заключенном в декабре 1987 г.


 


Начав открыто искать расположения Украины и Грузии, Запад тем самым начал очень рискованное вторжение в непосредственную зону безопасности России. После 2008 г. никто уже не делал вид, говоря об ассоциации и членстве Украины в ЕС, что речь идет о чем-то другом, кроме продвижения Запада. В то же время периодически между Соединенными Штатами и ЕС все же возникали очевидные разногласия, как, например, во время восстания на Майдане в 2014 г. на Украине, а также в период непосредственно перед катастрофой МН17 в июле того же года, но они никогда не были длительными.


В мае 2016 г. в Девеселу в Румынии был введен в эксплуатацию наземный ракетный комплекс «Aegis Ashore» — элемент американской системы противоракетной обороны, которая в 2018 г. была дополнена вторым таким комплексом в Редзиково в Польше. Общественное мнение в странах Запада было совершенно обезоружено формируемым средствами массовой информации восприятием любой реакции Москвы на провокации США и НАТО на ее границах как «российской агрессии» с элементами «войны в психосфере»139.


Возможно ли, что, после того как смена при поддержке США режима в Киеве спровоцировала гражданскую войну, в НАТО и/или среди представителей новой украинской власти остались силы, готовые ради комплексного решения Украинского кризиса сыграть на крупном конфликте с Москвой, чтобы подорвать российский евразийский проект, разрушить планы БРИКС, включая планы по образованию Нового банка развития, или даже расстроить начатые Путиным и Меркель переговоры «земля в обмен на газ»? Чтобы ответить на эти вопросы более подробно, мы должны сначала определить разделительные линии и разломы внутри Украины и пролить свет на политические взгляды и менталитет тех, кому помогли прийти к власти в феврале 2014 г.


 


Примечания


 



См. Hanson Р. An enfeebled economy // Giles К., Hanson Р., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge [Chatham House Report, June]. — London: The Institute of International Affairs, 2015.

Gowan P. The Global Gamble: Washington’s Faustian Bid for World Dominance. — London: Verso, 1999.


3      Отсюда название весьма ценной работы Ричарда Саквы: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. — London: I. B. Tauris, 2015. Саква назвал то, что Россия отразила вторжение Грузии в Южную Осетию, «войной вокруг расширения НАТО».


4      Bode R. De Nederlandse bourgeoisie tussen de twee wereldoorlogen // Cahiers voor de Politieke en Sociale Wetenschappen. 1979. 2 (4). P. 9-50. — Перевод на английский язык опубликован в 2018 г.: Transnational Capital and Class Fractions: The Amsterdam School Perspective Reconsidered I B. Jessop and H. Overbeek eds. — London: Routledge, 2018.



Gramsci A. Selections from the Prison Notebooks / trans, and ed. Q. Hoare, G. N. Smith. — New York: International Publishers, 1971 [written between 1929 and 1935]. P. 263.

Уже в «Трактатах» Локка есть тезис о чрезвычайном положении: Locke J. Two Treatises of Government / intro. P. Laslett. — New York: Mentor, 1965 [1690]. P. 421, 425.


7      Zon H. van. Globalized Finance and Varieties of Capitalism. — Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2016. P. 174.


8      Фордизм получил свое название в честь производителя автомобилей Генри Форда, который первым связал массовое производство и массовое потребление как форму обеспечения порядка в обществе. См. Rupert М. Producing Hegemony: The Politics of Mass Production and American Global Power. — Cambridge: Cambridge University Press, 1995; D’Encausse H. C. Le pouvoir confisqué: Gouvemants et gouvernés an U.R.S.S. — Paris: Flammarion, 1980. P. 26.


9      Cm. Pijl K. van der. The Making of an Atlantic Ruling Class. — London: Verso, 1984. P.90-94. Термин, конечно же, позаимствован у писавших о крупных корпорациях североамериканских авторов из числа новых левых.



10 Marx К. Grundrisse: Introduction to the Critique of Political Economy (Rough Draft) I intro, and trans. M. Nicolaus. — Harmondsworth: Pelican, 1973 [written 1857-1858]. P. 247.


11      Scott P. D. The American Deep State: Wall Street, Big Oil, and the Attack on U.S. Democracy. — Lanham: Rowman & Littlefield, 2015. P-135 and passim.



12 Streeck W. Gekaufte Zeit: Die vertagte Krise des demokratischen Kapitalismus [Frankfurter Adorno-Vorlesungen 2012]. — Frankfurt: Suhrkamp, 2013. P. 51.

13 Desai R. Geopolitical Economy: After US Hegemony, Globalization and Empire. — London: Pluto, 2013. P. 92.


14      Streeck W. Gekaufte Zeit. Die vertagte Krise des demokratischen Kapitalismus. P. 49-51; Habermas J. Legitimationsprobleme im Spatkapitalismus. — Frankfurt: Suhrkamp, 1973.



15 Desai R. Look back in hope? Reassessing Fordism today I K. van der Pijl ed. // Handbook of the International Political Economy of Production. — Cheltenham: Edward Elgar, 2015. P. 210.

16 Cm. Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. — London: Pluto and New Delhi: Sage Vistaar, 2006, ch. 5.

17 Cm. Davis M. Prisoners of the American Dream: Politics and Economy in the History of the US Working Class. — London: Verso, 1986 (в особенности часть II «The age of Reagan»); о Великобритании в эпоху Тэтчер см. Overbeek H. Global Capitalism and National Decline: The Thatcher Decade in Perspective. — London: Unwin Hyman, 1990. Chs 6 and 7.

18 Varoufakis Y. The Global Minotaur: America, Europe and the Future of the Global Economy [rev. edn]. — London: Zed Books, 2013 [2011]. P. 108.


19      Tripathi D. Imperial Designs: War, Humiliation and the Making of History / foreword J. Galtung. — Washington, DC: Potomac Books, 2013. P. 44-45.



20 Цит. no: PijlK. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq.


P. 231, 203.; см. также Halliday F. The Making of the Second Cold War. 2nd edn. — London: Verso, 1986 [1983].



21 Rutland P. Russia as an energy superpower // New Political Economy. 2008. 13 (2). P. 204.

22 Цит. no: Brownstein R., Easton N. Reagan’s Ruling Class: Portraits ofthe President’s Top One Hundred Officials. 2nd edn. — New York: Pantheon, 1983 [1982]. P. 459.

23 Подробности и источники информации см. Pijl К. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 228-237.

24 Doder D. Shadows and Whispers: Power Politics Inside the Kremlin from Brezhnev to Gorbachev. — New York: Random House, 1986; Kotz D. M., Weir F. Revolution from Above: The Demise of the Soviet System. — London: Routledge, 1997.


25      Burn G. The Re-emergence of Global Finance. — Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2006.



26 Morris J. The revenge of the rentier or the interest rate crisis in the United States // Monthly Review. 1982. 33 (8). P. 28-34. Cm. Epstein G., Power D. The return of finance and finance’s returns: recent trends in rentier incomes in OECD countries, 1960-2000 // Research Brief, Political Economy Research Institute (University of Massachusetts Amherst). 2002. November. №2.

27 Duménil G., Levy D. Neo-liberal dynamics: towards a new phase? // Global Regulation: Managing Crises After the Imperial Turn I Pijl K. van der, Assassi L., Wigan D. eds — Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2004. P. 30.

28 Chesnais F. Les dettes illégitimes: Quand les banques font main basse surles politiques publiques. — Paris: Raisons d’agir, 2011. P. 113.


29      Fukuyama F. The end of history? // The National Interest. 1989. 16. P. 3-18.



30 Mein N. The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism. — Harmondsworth: Penguin, 2007. P. 219.

31 Hersh S. M. The Wild East // The Atlantic Monthly. 1994. 273 (6). P. 4-6.

32 Lane D. The Rise and Fall of State Socialism: Industrial Society and the Socialist State. — Cambridge: Polity Press, 1996. P. 131.

33 Sakwa R. Russian political evolution: a structural approach // Rethinking the Soviet Collapse: Sovietology, the Death of Communism and the New Russia I M. E. Cox, ed. — London: Pinter, 1998. P. 189; Kotz D. M., Weir F. Revolution from Above: The Demise of the Soviet System. P. 165ff.


34      Glenny M. McMafia: Seriously Organised Crime. — London: Vintage, 2009. P. 71-73; Kotz D. M., Weir F. Revolution from Above: The Demise of the Soviet System. P. 185.



35 Cohen St. F. Russia: tragedy or transition // Rethinking the Soviet Collapse: Sovietology, the Death of Communism and the New Russia. P. 245.

36 Sossen S. A savage sorting of winners and losers: contemporary versions of primitive accumulation // Globalizations. 2010. 7 (1-2). P. 23-50.

37 Klein N. The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism. P. 226-230.

38 Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 354-355.

39 Muzio T. D. The «art» of colonisation: capitalising sovereign power and the ongoing nature of primitive accumulation // New Political Economy. 2007. 12 (4). P. 519, 531-532.

40 Starrs S. The chimera of convergence // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 81-96.

41 Serfati C. La mondialisation armée: Le déséquilibre de la terreur. — Paris: Textuel, 2001. P. 12.

42 Mann J. Rise of the Vulcans: The History of Bush’s War Cabinet. — New York: Penguin, 2004. P. 209-215; Defence Planning Guidance, 1994-1999 (16 April 1992, declassified 2008). Original photocopy.

43 Министр обороны Уильям Коэн цит. по: Apeldoorn В. van, Graaff N de. American Grand Strategy and Corporate Elite Networks: The Open Door Since the End of the Cold War. — London: Routledge, 2016. P. 133.

44 Цит. no: Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. — Petrolia: CounterPunch Books, 2016. P. 43-44.

45 См., напр.: Terrorism: How the West Can Win / B. Netanyahu ed. — London: Weidenfeld & Nicolson, 1986.

46 Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. 72 (3). P. 22-49; Coward M. The globalization of enclosure: interrogating the geopolitics of empire // Third World Quarterly. 2005. 26 (6). P. 868.

47 Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. — London; Touchstone Books, 1998. P. 161; карты на с. 159 и 166.

48 Brzezinski Z. The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives. — New York: Basic Books, 1997. P. 84, 121, 202.

49 Brzezinski Z. The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives. P. 92-93, 113, 119. См. карту «главного ядра».


50      Mann J. Rise of the Vulcans: The History of Bush’s War Cabinet. — New York: Penguin, 2004. P. 214.


51      M. Олбрайт цит. по: Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis) — University of Sussex, 2013. P. 164; Э. Слоткин цит. no: Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. — Atlanta: Clarity Press, 2017. P. 283.



52 Holman O. Integrating Southern Europe: EC Expansion and the Transnationalisation of Spain. — London: Routledge, 1996. P. 26-30; Holman O. Integrating Eastern Europe: EU expansion and the double transformation in Poland, the Czech Republic, and Hungary // International Journal of Political Economy. 1998. 28 (2). P. 12-43.

53 Cm. Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 50-60 and passim.

54 Apeldoorn B. van. Transnational Capitalism and the Struggle over European Integration. — London. Routledge, 2002. P. 67-68.

55 Varoufakis Y. The Global Minotaur: America, Europe and the Future of the Global Economy. P. 104-105.

56 Sarotte M. E A broken promise? What the west really told Moscow about NATO expansion // Foreign Affairs. 2014. 93 (5); Itzkowitz-Shifrinson J. R. Deal or no deal? The end of the Cold War and the U.S. offer to limit NATO expansion // International Security. 2016. 40 (4). P. 11-12.

57 Woodward S. L. Balkan Tragedy. Chaos and Dissolution After the Cold War. — Washington, DC: The Brookings Institution, 1995. P. 174.

58 Ibid. P. 159-160.

59 Fouskas V. K., Gokay B. The New American Imperialism, Bush’s War on Terror and Blood for Oil [foreword Peter Gowan]. — Westport: Praeger, 2005. P. 61-62.

60 Цитаты и подробности см. Pijl К. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 272-273.

61 Williams M. j. NATO, Security and Risk Management: From Kosovo to Kandahar. — Abingdon: Routledge, 2009. P. 25. Уильямс указывает на истоки общества риска в условиях «нового вида капитализма» (р. 5) и «безудержной глобализации» (p. 11). См. также: Nederveen-Pieterse J. Political and economic brinkmanship // Review of International Political Economy. 2007.14 (3). P. 467-486.

62 Соглашение (Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия, принятый Советом по международным отношениям 5 декабря 1994 г.; доступен online) было продлено в 2009 г. Все эти соглашения в конечном итоге были нарушены в 2014 г.: первые два в результате прозападного переворота, а третье — в результате присоединения Крыма к России после проведенного в республике референдума.


63      Holbrooke R. America, a European power // Foreign Affairs. 1995. (2). P. 42. О консенсусе среди американского руководства по этому вопросу см. Apeldoorn B. van, Graaff N de. American Grand Strategy and Corporate Elite Networks: The Open Door Since the End of the Cold War. P. 128-129.


64      Talbott S. Text: Talbott Speech on Nato Enlargement at Atlantic Council. 1997. 20 May (online).


65      Nazemroaya M. D. The Globalization of NATO / foreword' D. J. Halliday. — Atlanta: Clarity Press, 2012. P. 166.



66 Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 281.

67 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 98.

68 Цит. no: Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergence to confrontation // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J. and Wood A. The Russian Challenge. P. 3, 5.


69      Nazemroaya M. D. The Globalization of NATO. P. 169.



70 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 36.

71 Цит. no: Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergence to confrontation. P. 4.


72      Apeldoom В. van, Graaff N de. American Grand Strategy and Corporate Elite Networks: The Open Door Since the End of the Cold War. P. 179-180.


73      Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergence to confrontation. P. 6. Бонапартистский лидер — это лидер, жонглирующий интересами нескольких социальных групп, ни одна из которых не является достаточно сильной, чтобы стать доминирующей. Это обычно усиливает позиции лидера.


74      Sakwa R. Putin and the oligarchs // New Political Economy. 2008. 13 (2). P. 186-187.



75 Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 356-357, 353, table 10.2; Sakwa R. Putin and the oligarchs // New Political Economy. 2008. 13 (2). P. 187-90; Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergence to confrontation. P. 5.

76 Garibaldi I. NATO and European energy security. P. 3. О роли «Газпрома» как государственной монополии см. Rutland Р. Russia as an energy superpower // New Political Economy. 2008. 13 (2). P. 205.

77 Pijl K. van der, Holman O., Raviv Or. The resurgence of German capital in Europe: EU integration and the restructuring of Atlantic networks of interlocking directorates after 1991 // Review of International Political Economy. 2011.18 (3). P. 401.

78 Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC), напротив, была нацелена на Африку и Азию. Graaff N. de. Towards a hybrid global energy order: state-owned oil companies, corporate elite networks and governance (PhD dissertation). — Free University Amsterdam, 2013. P. 113, 118-120.

79 Baran Z. EU energy security: time to end Russian leverage // The Washington Quarterly. 2007. 30 (4). P. 139.

80 Baran Z. Security Aspects of the South Stream Project. — Brussels: European Parliament, October 2008. P. 25 (online). В том же году «Газпром» заключил соглашение с иранской компанией NIOC: Ibid. Р. 24; также см. Graaff N. de. Towards a hybrid global energy order: state-owned oil companies, corporate elite networks and governance. Chs 4, 5.

81 Baran Z. Security Aspects of the South Stream Project. P. 7, 18.

82 Armijo L. E. The BRICs countries (Brazil, Russia, India, and China) as analytical category: mirage or insight? // Asian Perspective. 2007. 31 (4). P. 9. (Англоязычная аббревиатура BRICS с прописной «S» относится ко всей группе стран, включая ЮАР, в случае BRICs имеются в виду только первые четыре страны.)

83 Baran Z. Security Aspects of the South Stream Project. P. 26.

84 Цит. no: Garibaldi I. NATO and European energy security. P. 4; Baran Z. Security Aspects of the South Stream Project. P. 30. Гарибальди bto время работал в Американском институте предпринимательства, Зейно Баран был директором Центра евразийской политики при Гудзонском институте; оба учреждения — крайне правого толка.

85 Gowan Р. Crisis in the heartland: consequences of the new Wall Street system // New Left Review, 2009. 2nd series (55). P. 9 (курсив мой).

86 Streeck W. Gekaufte Zeit. Die vertagte Krise des demokratischen Kapitalismus. P. 69.

87 Gowan P. Crisis in the heartland: consequences of the new Wall Street system // New Left Review, 2009. 2nd series (55). P. 9.


88      Wise R. D., Martin D. T. The political economy of global labour arbitrage // Handbook of the International Political Economy of Production / K. van der Pijl, ed. — Cheltenham: Edward Elgar, 2015. P. 70. Появляющиеся в результате типы людей в романах Мишеля Уэльбека см. Sand S. La fin de I’intellectuel français? De Zola à Houellebecq I trans. M. Bilis. — Paris: La Découverte, 2016. P. 207-222.



89 Financial Times цит. по: Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 319-320.


90      Rude C. The role of financial discipline in imperial strategy // American Empire and the Political Economy of Global Finance / Panitch L., M. Konings eds. — Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2008. P. 211, 199.


91      Gramsci A. Passage from the Notes on Machiavelli, in Selections from the Prison Notebooks. P.80, №49. Cm. Dizionario Gramsciano 1926-1937 / Guido Liguori G., Pasquale V. ed. — Rome: Carocci, 2009. P. 167. «Коррупция».


92      Cm. Newell P. Globalization and the Environment: Capitalism, Ecology and Power. — Cambridge: Polity Press, 2012. Особенно главу «Global finance and the environment: gambling on green».



93 Gowan P. The Global Gamble: Washington’s Faustian Bid for World Dominance. P. 230.

94 BriodyD. The Iron Triangle: Inside the Secret World of the Carlyle Group / foreword C. Byron. — Hoboken: John Wiley, 2003. P. 21 and passim.


95      Klein N. The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism. P. 235-236; см. также Pijl К. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 255n. Представители лагеря «да» во время кампании перед проходившим в Голландии референдумом по вопросу о подписании Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС также получили от Сороса пожертвование в размере 200 000 евро в марте 2016 г.: NOS. Amerikaanse miljardair sponsort “ja”— campagne Oekraïne-referendum. 2016. 22 January (online).



96 Изначально «Erste Bank» представлял собой австрийский сберегательный банк; сейчас ему принадлежат мажоритарные доли крупнейших банков в Чешской Республике, Словакии и Румынии, второго по величине банка Венгрии, третьего по величине в Хорватии ит. д.: Erste Bank AG. Expansion in central and eastern Europe. N. d. (online); Open Society Foundation // European Advisory Board, n. d. (online).

97 Pijl K. van der. The Discipline of Western Supremacy. Vol. Ill of Modes of Foreign Relations and Political Economy. — London: Pluto, 2014. P. 214-219. См. также: Robinson W. I. Promoting Polyarchy: Globalization, US Intervention, and Hegemony. — Cambridge: Cambridge University Press, 1996.

98 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 25 (курсив мой).


99      Среди этих прозападных эмигрантов были, как пишет Крис де Плег, президент независимой Эстонии, Т. X. Илвес, который в США работал на радиостанции «Свободная Европа», ведущей антисоветскую пропаганду; президент Литвы В. Адамкус, который также 30 лет был гражданином США и по большей части служил офицером военной разведки, и президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, выросшая в Канаде. (Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. P. 281.)



100 Cheterian V. Entre Union européenne, OTAN et Russie. Le pendule ukrainien // Le Monde Diplomatique. 2004. October. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn].

101 Borchgrave A. de. Commentary: Israel of the Caucasus // Middle East Times. 2008. 2 September (online).

102 Surkov V. цит. по: Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergence to confrontation. P. 6.

103 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 158-159.

104 Научный подход представлен в книге: Lewin М. The Making of the Soviet System: Essays in the Social History of Interwar Russia. — London: Methuen, 1985. P. 150-156.

105 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 165-166.

106 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 53.


107      Цит. no: Tsygankov A. P. Russia’s international assertiveness: what does it mean for the west? // Problems of Post-Communism. 2008. 55 (2). P. 39.



108 Цит. no: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 30-2, 34, 54; Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergence to confrontation. P. 8. Полный текст речи Путина в Мюнхене см. Tsygankov А. Р. Russia’s international assertiveness: what does it mean for the west? P. 40-44.

109 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 55.

110 В газете «Los Angeles Times» за 26 августа появился заголовок: «Почему человек Чейни появился в Грузии прямо перед началом войны?» Цит. по: Hyland J., Marsden С. Danger grows of NATO-Russian clash in Black Sea // World Socialist Website. 2008. 1 September (online); Borchgrave A. de. Commentary: Israel of the Caucasus // Middle East Times. 2008. 2 September (online).

111 Цит. no: Hyland J., Marsden C. Danger grows of NATO-Russian clash in Black Sea // World Socialist Website. 2008. 1 September (online); Mardirossian F. Géorgie-Russie les enjeux de la crise // Le Monde Diplomatique. 2008. August. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn].

112 Borchgrave A. de. Commentary: Israel of the Caucasus // Middle East Times. 2008. 2 September (online).

113 Hyland J., Marsden C. Danger grows of NATO-Russian clash in Black Sea // World Socialist Website. 2008. 1 September (online).

114 В 2006 г. появились данные о том, что членов украинской националистской организации УНА-УНСО в Эстонии обучают навыкам уличного боя. Dinucci M. The art of war: the new Gladio in Ukraine // Voltaire Network. 2014. 21 March (online).

115 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 55, 47; порт Феодосия на восточном побережье Крыма был сдан в аренду России по тому же самому договору. См. Pflimlin Е. Ukraine, une société bloquée: paix à I’extérieur, tensions à I’intérieur // Le Monde Diplomatique. 1998. May. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn].


116      Hyland J., Marsden C. Danger grows of NATO-Russian clash in Black Sea // World Socialist Website. 2008. 1 September (online).


117      О понятии «конституционализации» рыночной демократии см. GUI St. European governance and new constitutionalism: economic and monetary union and alternatives to disciplinary neoliberalism in Europe // New Political Economy. 1998. 3 (1). P. 5-26.


118      Schreiber T. Le rêve américain de la «nouvelle Europe»: Depuis la guerre froide jusqu’à I’élargissement de I’union // Le Monde Diplomatique, May 2004. Информация о Паскуале взята из статьи «Википедии» «Carlos Pascual».


119      Krasner St. D., Pascual C. Addressing state failure // Foreign Affairs. 2005. 84 (4). P. 156-157; см. La Jornada. LA JORNADA profiles Cuban-Am, Carlos Pascual, new ambassador to Mexico. 2009. 27 March (online).



120 Klein N. The rise of disaster capitalism: rebuilding is no longer the primary purpose of the reconstruction industry // The Nation. 2005. 14 April (online).

121 Ibid. Тем временем Паскуаль, согласно посвященной ему статье в «Википедии», сам начал заниматься энергетическим бизнесом, став директором «Centrica», холдинговой компании «British Gas».

122 Muzio Т. D. The «art» of colonisation: capitalising sovereign power and the ongoing nature of primitive accumulation // New Political Economy. 2007. 12 (4). P. 519, 517-518.

123 Krasner St. D. The case for shared sovereignty // Journal of Democracy. 2005. 16 (1). P. 70.

124 Nazemroaya M. D. The Globalization of NATO. P. 29.

125 Silvius R. Understanding Eurasian integration and contestation in the post-Soviet conjuncture: lessons from geopolitical economy and critical historicism // Theoretical Engagements in Geopolitical Economy I Desai R. ed. [Research in Political Economy, vol. 30А]. — Bingley: Emerald, 2015. P. 246.

126 Цит. no: Baran Z. Security Aspects of the South Stream Project. P. 12.

127 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 281; Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 15n. О Бильдте и Пальме см. Pijl К. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 240-241, 253.

128 Цит. no: Verceuil J. Aide russe ou plan du FMI, Kiev acculé par ses bienfaiteurs: Aux racines économiques du conflit ukrainien // Le Monde Diplomatique. 2014. July (курсив мой).

129 В партнерство также входила программа «Черноморская синергия», запущенная в Киеве в начале 2009 r. Nazemroaya М. D. The Globalization of NATO. P. 41-42.

130 Korosteleva E. A. Eastern partnership and the Eurasian Union: bringing «the political» back in the eastern region // European Politics and Society. 2016.17 (supl.). P. 67-81; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 36-37.

131 Цит. no: Hyland J., Marsden C. Danger grows of NATO-Russian clash in Black Sea // World Socialist Website. 2008. 1 September (online).


132      Cooper R. The Breaking of Nations: Order and Chaos in the Twenty-First Century, rev. edn. — London: Atlantic Books, 2004 [2003]. P. 59-61 (о прежней лояльности отношения EC).


133      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 30.


134      Ibid. P. 55, 41.


135      Davis M. Nuclear imperialism and extended deterrence //, Exterminism and Cold War / New Left Review ed. — London: Verso, 1982.


136      Lieber K. A., Press D. G. The rise of U.S. nuclear primacy // Foreign Affairs. 2006. 85 (2). P. 43, 50.


137      Ibid. P. 52.



138 Taylor D., Hoyle B. US starts $1 trillion upgrade to Cold War nuclear arsenal // The Times. 2014. 15 November. P. 30.

139 Crooke A. Pushing Russia towards war // Consortium News. 2016. 20 May (online); Kasonta A., Sakwa R. Taking the war out of Warsaw // AntiWar.com, 2016. 7 July (online).


 


 


 


ГЛАВА 2.


РАЗДЕЛЕННАЯ УКРАИНА


 


 


Результатом продвижения Запада на постсоветском пространстве стало вовлечение нескольких бывших советских республик в сферу влияния НАТО. В 1994 г. Украина присоединилась к программе «Партнерство во имя мира», своеобразному «залу ожидания» для желающих стать членами Североатлантического альянса, а также вместе с Грузией, Азербайджаном и Молдавией образовала объединение ГУАМ. Политика Америки по продвижению демократии принесла плоды в виде «цветных революций» в Грузии и на Украине в 2003 и 2004 гг. и, несмотря на неоднократно поступавшие от Москвы предостережения о том, что она не намерена далее терпеть авантюры НАТО у своих границ, побудила президента Грузии Саакашвили в 2008 г. попытаться силой вернуть в состав страны Южную Осетию. Хотя членство Украины и Грузии в НАТО по-прежнему откладывалось из-за возражений Франции и Германии, обе страны были приглашены стать участниками созданного ЕС проекта «Восточное партнерство» — плохо скрываемой попытки Североатлантического альянса удержать их от вступления в созданный по инициативе России Евразийский союз.


Для Украины риски, связанные с таким курсом, не ограничивались внешними связями с Россией, а распространялись также на ее внутреннее единство. Украинская Советская Социалистическая Республика еще с 1920-х гг. включала две доминирующие этнополитические формации и ряд национальных групп, обладавших значительно меньшим влиянием. Создание единой страны оставалось колоссальной, но посильной задачей, однако было очевидно, что необходимость выбора между Востоком и Западом не может не нарушить это хрупкое равновесие. Как заявил бывший президент Чехии Вацлав Клаус в обращении к Комитету по делам ЕС британской Палаты лордов, Украина — это «разнородная, разделенная страна, и [...] попытка насильственно и искусственно изменить ее геополитическую ориентацию неизбежно приведет к ее расколу, если не к уничтожению»1.


В этой главе мы обратим внимание на внутренние проблемы, которые привели в конечном итоге к расколу страны и гражданской войне. В начале главы мы сделаем краткий обзор ультранационалистического наследия, с которым оказалось тесно переплетено строительство национального единства на Украине после 1991 г. Тогда руководство страны впервые столкнулось с неоднородностью этнополитического состава населения. Силы, связанные с этим наследием, впоследствии проявили себя, взяв под контроль протестное движение на Майдане и захватив власть в Киеве в феврале 2014 г. До этого момента политические процессы протекали таким образом, что между украинским национализмом и русско-украинским федерализмом сохранялся баланс. Далее мы обратимся к капиталистической олигархии, которая экспроприировала богатство посткоммунистической Украины, взяв в свои руки ресурсы и рычаги управления советской эпохи. При покровительстве президента Леонида Кучмы (1994-2004 гг.) эти олигархи, занявшие ненадежное положение на рубеже между Восточной и Западной Украиной, стали наиболее влиятельной силой в стране. Самым важным источником личного обогащения на Укриане стали сети газоснабжения, в первую очередь компания «Нафтогаз Украины», которая номинально принадлежала государству, но по сути контролировалась частными лицами и была предметом ожесточенной борьбы. Из этой борьбы олигархия, связанная с российско-украинским федерализмом, вышла доминирующей экономической силой. Двумя ключевыми ее фигурами были владелец одной четвертой всех основных фондов Украины Ринат Ахметов и давний партнер российского «Газпрома» на Украине Дмитрий Фирташ. Их человеком на политической сцене был смещенный в 2014 г. президент Виктор Янукович. Десятью годами ранее Янукович и его сторонники переступили черту, организовав подтасовку голосов на выборах и тем самым спровоцировав «оранжевую революцию». Это событие сделало очевидным тот факт, что занимавшие изначально видное положение антироссийские олигархи (такие, как «газовая принцесса» Юлия Тимошенко) оказались способны остановить неуклонное укрепление российско-украинского федералистского блока только одним способом: присоединившись к народным восстаниям против хищников-олигархов — что они и сделали в 2014 г.


В заключительной части этой главы я рассматриваю балансирование Украины в экономической сфере между либеральным Западом и блоком претендентов в лице Евразийского союза / БРИКС и называю имена антироссийских олигархов, стремившихся добиться присоединения Украины к ЕС и НАТО. В их числе — зять Кучмы, газовый магнат Виктор Пинчук, поддерживающий связь с североатлантическим правящим классом через основанную им конференцию Ялтинская европейская стратегия (YES); Игорь Коломойский, основатель группы «Приват», интересы которой включают банковский сектор, энергетику и авиаперевозки; а также целый ряд менее выдающихся олигархов в области пищевой промышленности и сельского хозяйства, среди которых был и нынешний президент Украины, «шоколадный король» Петр Порошенко.


 


ДВЕ УКРАИНЫ И ДИНАМИКА НЕЗАВИСИМОСТИ


 


Украину описывают как «казачье анархо-демократическое полугосударство» с давними традициями религиозного и этнического многообразия, развитым чувством гражданственности и недоверия к власти, наглядно проявившимся в ходе двух Майданов (в 2004 и 2013-2014 гг.)2. Название страны означает «крайняя, пограничная»; населявшие ее казаки были воинами, оборонявшими южные окраины Российской империи и перенявшими у своих врагов кочевой образ жизни. Западная ее часть, Галиция, в свое время являлась приграничной областью Австро-Венгерской империи.


Приграничные земли издавна были зонами активного взаимодействия и взаимной адаптации оседлого населения центральной части империи и кочевых элементов ее периметра. Последние имеют определенное преимущество над первыми, поэтому именно в приграничных зонах нередко зарождались правящие элиты империй — например, в Риме, Китае и др.3 Следовательно, приграничные зоны нельзя было рассматривать просто как зависимые территории («внутренние колонии»); все это относится и к Украине4. Будучи советской республикой, Украина была далеко не второстепенной по значимости. Важно отметить, что после Гражданской войны, завершившейся в 1922 г., к Украинской Советской Социалистической Республике была присоединена часть Южной России, размером равная территории собственно Украины5. Индустриализация новой, юго-восточной части Украины привела к увеличению доли русского населения, а в 1954 г. руководитель СССР Никита Хрущев передал Украине Крым — вероятно, в награду за верность, проявленную республикой в годы Второй мировой войны*.



* Официально передача Крымской области Украинской ССР была обоснована «общностью экономики, территориальной близостью и тесными хозяйственными и культурными связями между Крымской областью и Украинской ССР».


 


 


Хрущев начинал свою политическую карьеру на Украине; его преемник Леонид Брежнев был партийным секретарем одной из ее восточных областей — Запорожской, представлявшей собой один из наиболее показательных образцов сталинской индустриализации. Восточно-украинские партийные кадры вообще составляли значительную часть московской партийной верхушки. В свою очередь, больше половины элиты Коммунистической партии Украины были родом из одного из важнейших центров страны, Днепропетровска6.


Накануне развала СССР украинцы и русские составляли соответственно 72% и 22% населения Украины. К 2001 г., когда была проведена первая перепись после получения Украиной независимости, количество русских снизилось на 5%; три четверти евреев, переживших геноцид со стороны нацистов и украинских фашистов в годы Второй мировой войны, эмигрировали в 1970-е гг., в результате чего их количество сократилось до 0,9%7.


В наследство от Советского Союза Украине досталась также сложная языковая ситуация. Практически все образованные украинцы говорят на русском языке (языке образования и СМИ, включая Интернет), а для многих этнических украинцев русский язык является родным. Хотя в ходе проведенного опроса подавляющее большинство респондентов назвали родным языком украинский (83% в 1996 г.), но только половина опрошенных ответили, что регулярно используют его8. Население восточной части страны в большинстве вообще не говорит на украинском языке. Таким образом, язык едва ли можно было использовать в качестве объединяющего фактора, однако, возможно, за неимением ничего лучшего, руководство страны после провозглашения независимости старалось продвигать языковое «национальное» единство, заявляя, что страна не будет единой, если сразу пойти на уступки русскоязычному населению9. Крым, будучи территорией с русским большинством, так и не сумел примириться со своим местом в составе независимой Украины. В 1991 г. население Крыма проголосовало против вхождения в состав Украины, в мае 1992 г. провозгласило независимость; полуостров получил особый статус и окончательно отделился в 2014 г. Тем временем русско-украинский юго-восток приспосабливался к своей новой государственной принадлежности через федерализм — устройство, позволяющее субъектам федерации осуществлять самоуправление в сферах культуры и образования, оставляя политику, оборону и национальную экономику прерогативой центрального руководства. Россия представляет собой федерацию, как и США, Канада, Германия и многие другие государства.


На карте 3 показано, как население территорий, присоединенных к Украине в 1922 и 1954 гг., голосовало на президентских выборах после провозглашения независимости в 1991 г. В областях, присоединенных в 1922 и 1954 гг., сторонник федерализма Виктор Янукович получил большинство голосов на выборах 2004 и 2010 гг., в остальных областях победу одержали националисты Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. Карта 3 отображает расстановку сил в 2004 г.


Таким образом, не было необходимости ни в каком «русском вторжении», чтобы восток и юг страны после захвата власти украинскими националистами в феврале 2014 г. начали оказывать сопротивление и даже взялись за оружие. Здесь уже и так жили русские или русскоязычные украинцы, составлявшие, по сути дела, половину населения страны. «Для многих в Восточной и Южной Украине, включая исторические регионы Донбасс, Новороссию, Слобожанщину и Крым, быть украинцем означает быть представителем отдельного народа, который очень близок к России, — пишет Николай Петро. — Они не хотят присоединяться к России, но они не желают, чтобы их силой заставляли отказываться от русской культуры, чтобы считаться истинными украинцами»10.


Необходимо напомнить, что даже в октябре 1989 г. только меньшинство электората (20,6%) выступало за самоопределение Украины. Для того чтобы за независимость проголосовали 90,3% украинцев, понадобились два переворота, совершившихся в России в 1991 г. (первый осуществили нерешительные консерваторы, второй — Борис Ельцин), а также националистическая пропаганда о финансовой поддержке, которую богатая Украина якобы оказывала Москве11. Разожженный на этом этапе огонь националистов впоследствии перекинулся на всех, кого можно было счесть недостаточно преданными своей стране, представить как чужеродный элемент, «пятую колонну» и т. д.


Стремление Украины к моноязычному единству отличало ее от России, которая в силу обстоятельств продолжала относиться к многочисленным этническим группам, проживавшим на ее территории в духе советской национальной политики, основанной на двух столпах — интернационализме и автономии — даже после прихода к власти Путина с его стремлением к централизации12. Украинская мечта о моноэтиничном государстве принесла плоды в феврале 2014 г., когда был введен националистический принцип jus sanguinis3, в результате чего «чужеродные» элементы подвергаются дискриминации или даже оказываются вне закона.


Разные представления России и Украины о соотношении понятий «государство» и «нация» всегда были источником разногласий по поводу статуса бывших советских республик. В отчете британского Королевского института международных отношений говорится о «латентном конфликте интересов между Западом и Россией по поводу статуса остальных постсоветских государств, недавно получивших независимость». Запад рассматривает эти государства как суверенные, «свободные определять собственную принадлежность без угроз или принуждения»; Россия придерживается другого взгляда, согласно которому бывшие советские республики в большей или меньшей степени исторически входили в состав России и приобрели независимость «стихийно», а не в результате официального соглашения об установлении нового миропорядка после окончания «холодной войны»; они тесно связаны с Россией огромным количеством личных и экономических связей и образуют так называемый периметр безопасности России. Следовательно, эти страны необходимо рассматривать как часть «сферы стратегических интересов» России и не позволять действовать в противоречии с ними13.


Тот факт, что примерно 25 млн русских теперь оказались не в России, а на территории 14 новых постсоветских государств, и роль, которую играл во всех этих государствах русский язык, с точки зрения Москвы исключали возможность перечеркнуть наследие СССР во имя государственного суверенитета, в то время как для Запада само понятие суверенитета подразумевало антироссийский выбор. Руководители Украины придерживались точки зрения Запада. Она подразумевала, что население юго-восточной части страны в лучшем случае могло рассчитывать на статус национального меньшинства.


 


Предшественники украинского национализма


 


Украинский национализм сформировался в результате долгой борьбы украинского этнического меньшинства за собственную национальную идентичность в составе Речи Посполитой, Российской империи и Советского Союза. По историческим причинам, связанным с дискриминацией, с которой еврейские общины столкнулись после распада Хазарского каганата, где наряду с другими религиями был распространен иудаизм, украинский национализм воспринял традиции антисемитизма4, направленного против евреев Украины, Южной России и Польши14.


 


 


 


Карта 3. Две Украины. Вверху: расширение территории Украины
в XVII-XX вв. Внизу: области с федералистским большинством
на выборах президента в 2004 г. Источник: Википедия (CC BY-SA 3.0.


https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=21511)


 


После крушения Российской империи в 1917 г. Киев оккупировали немецкие войска. При их содействии здесь было установлено антибольшевистское правительство, однако после ухода немцев оно потерпело крах, и в 1919 г. западная часть Украины отошла Польше. Теперь украинцы были самым крупным национальным меньшинством в Польше (4 млн человек), а антипольские настроения лишь слегка уступали распространенному повсеместно антисемитизму. На основании этого руководитель украинских националистов Симон Петлюра заключил с главой Польского государства Юзефом Пилсудским соглашение о том, что в случае отделения советской Украины от СССР польская Галиция образует независимое государство15. Поначалу большевики поощряли сохранение национальной самобытности Украины и ее языка, как и других советских народов, — это позволяло удовлетворить потребности революции в образованных кадрах. В то же время стремительная индустриализация по пятилетним планам, ставшая возможной благодаря насильственной коллективизации сельского хозяйства5, унесшей миллионы жизней в УССР и на юге России, повлекла централизацию и способствовала закреплению за русским языком особого статуса16.


Организация украинских националистов (ОУН) была основана в Вене в 1929 г. Как и все движения, жаждущие вернуть идеализируемое прошлое, она активно эксплуатировала характерные для фашизма темы, такие как национальное возрождение, «оздоровление» общества, элитизм и военные ценности17. В 1933 г. руководителем движения стал Степан Бандера. Он возглавил наиболее радикальное крыло, ОУН(б), которое в 1941 г. с восторгом восприняло вторжение Германии в СССР в надежде, что Гитлер вернет Украине независимость. Нацисты сформировали на Западной Украине дивизию войск СС «Галичина»; вступившие в дивизию добровольцы и члены ОУН совершали жестокие преступления против поляков, евреев, коммунистов и возможных их сторонников: были убиты сотни тысяч человек. Тем не менее немцы не доверяли Бандере, и большую часть войны он провел в концлагере Заксенхаузен. Он вышел на свободу только в 1944 г., когда нацисты решили использовать УПА, военное крыло ОУН(б), для противодействия наступающей Красной армии. Украинские националисты продолжили партизанскую войну и после поражения Германии18.


В 1946 г. решимость западных союзников наказать нацистских военных преемников ослабела, а ОУН/УПА и другие коллаборационистские вооруженные группировки встали на сторону Запада в «холодной войне»19. Комитет порабощенных народов, сформированный украинскими националистами в 1943 г. под покровительством нацистов, был восстановлен в 1946 г. при поддержке США в форме Антибольшевистского блока народов (АБН). Чтобы помочь организовать украинское правительство в изгнании, в США прибыл печально известный лидер фашистов Микола Лебедь, в военное время занимавший должность шефа разведки службы безопасности ОУН. Оставшимся в живых членам дивизии СС «Галичина» и их семьям помогли обосноваться в Канаде, Великобритании и США20. Тем временем на территории СССР продолжали действовать националистичесие партизанские отряды, прежде всего на территориях национальных республик. Их действия давали дополнительное пропагандистское преимущество, поскольку позволяли привлечь всеобщее внимание к репрессивному характеру действий советской власти. По данным Франка Виснера, главы секретных операций США, к 1951 г. на Украине членами ОУН/УПА были уничтожены десятки тысяч военнослужащих, милиционеров и партийных работников21.


К тому моменту вооруженные националистические формирования на территории СССР и в приграничных областях были ликвидированы, жаждущие мести националистические эмигрантские круги продолжали рассчитывать на реванш. Они заняли руководящее положение в Комитете порабощенных народов в 1959 г., когда Конгресс США дал официальный статус Неделе порабощенных народов; на этот раз в число «народов» были включены даже субъекты, созданные нацистами и якобы «порабощенные Россией». Председателем Комитета порабощенных народов в Соединенных Штатах была вторая жена Виктора Ющенко, ставшего президентом Украины после «оранжевой революции» 2004 г. Ее муж в 2010 г. все-таки реабилитировал Бандеру, однако Виктор Янукович сразу после своего вступления в должность президента отменил это решение22, потому что «герои Западной Украины для Восточной Украины — предатели»23.


 


Трансформация государственного класса и политические партии


 


Независимой Украине было непросто сразу уйти от своего советского прошлого. Глава Компартии Украины Леонид Кравчук продолжал занимать пост президента до 1994 г. Кадровая структура партии была преобразована в неономенклатуру, сконцентрированную в Киеве и Днепропетровске; должности занимали проверенные и заслуженные функционеры советского времени, политическое положение и связи которых остались практически в неизменном виде. Структура государственного класса воспроизводилась и на низших уровнях иерархии, а бюрократический аппарат разросся еще больше. В Запорожье количество чиновников муниципальных и областных органов власти за период с 1990 по 1996 г. увеличилось более чем в два раза. Ханс ван Зон и его соавторы характеризуют эту новую только что сформированную систему как квази-«феодальную», со сложной структурой «взаимных горизонтальных зависимостей, без четкого центра, но управляемую теми же людьми»24. Неудивительно, что даже в 2013 г. примерно 30% украинцев по-прежнему предпочитали плановую экономику капитализму. Хотя рыночная экономика и была сформирована, но от 40 до 45% населения считали необходимым сочетать ее с государственным регулированием25.


Партийная система тоже медленно уходила от своего советского прошлого; поначалу основной движущей силой этих изменений был возрождающийся национализм. Базу политической власти Кравчука составляла националистская партия, «Народный рух Украины» (НРУ), которая начала формироваться в западных областях Украины еще в 1980-е гг. Партия состояла не только из украинских националистов, но и из представителей федералистского звена, то есть либерально настроенных коммунистов26. Идеи радикального украинского национализма выражала Социал-национальная партия Украины (СНПУ), продолжавшая традиции Бандеры и ОУН. СНПУ была основана во Львове в 1991 г. Олегом Тягнибоком, Андреем Парубием и др. Партия использовала в своей символике нацистский знак «вольфсангель» («волчий крюк») и привлекала скинхедов и футбольных хулиганов в ряды своей полувоенной структуры «Патриот Украины», которую с 1998 по 2004 г. возглавлял Парубий27. Как мы увидим далее, Парубий в 2014 г. руководил вооруженными группировками на Майдане, а позже стал секретарем Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) — организации, контролирующей всю военную и разведывательную деятельность; этот пост он занимал с момента переворота и ушел с поста спустя три недели после крушения рейса МН17. Один из экстремистских добровольческих батальонов, сражавшихся под его командованием с русско-украинскими повстанцами восточных областей, батальон «Азов», поместил «вольфсангель» на свое знамя.


Альянс между украинским национализмом и Североатлантическим блоком, сложившийся еще в годы первой «холодной войны», приобрел новое значение после 1991 г. Некоторые члены ОУН, эмигрировавшие в страны Северной Америки, так называемые галицийские кузены, начали перебираться обратно на Украину, в то время как другие остались за границей, чтобы заручиться поддержкой Запада в борьбе украинского национализма против России. Примерно в это время ветераны ОУН вместе с различными националистами организовали Украинскую национальную ассамблею (УНА) и ее военизированное крыло под названием Украинская народная самооборона (УНСО). Это была одна из наиболее значимых крайне правых структур в стране28.


В 2004 г., когда состоялась «оранжевая революция», СНПУ была переименована в партию «Свобода». Парубий ушел из партии и из организации «Патриот Украины» и вступил в партию Ющенко «Наша Украина». «Свобода» остается антисемитской и антироссийской организацией, которая поддерживает союзнические отношения с другими крайне правыми и неонацистскими партиями. Ее лидер, Олег Тягнибок, получил место в парламенте как член партии «Наша Украина», однако был исключен из партии Виктором Ющенко за речь, в которой восхвалял геноцид, проводившийся во время войны военным крылом ОУН, и призывал к освобождению страны от «московско-жидовской мафии»29. В телеграмме из посольства США в Киеве, опубликованной на сайте WikiLeaks, партия УНА-УНСО названа фашистской. Сообщается, что ее члены, начиная с 1992 г. воевали на стороне правительственных молдавских войск в Приднестровье, на стороне Грузии против Абхазии, на стороне чеченских боевиков против федеральных войск России и на стороне сербов в Косово, а в 2004 г. поддерживали Ющенко на президентских выборах. Ющенко, в свою очередь, совмещал позицию неолиберального технократа с участием в украинском националистском крайне правом движении.


Что касается противоположной части политического спектра, здесь располагались постсоветские партии, в том числе Социал-демократическая партия Украины, основанная впервые в 1990 г. и заново сформированная в апреле 1996 г. под названием СДПУ(о), что значит «объединенная». Ее руководителем был Виктор Медведчук, политический лидер некогда влиятельной фракции киевской олигархии, глава администрации президента Леонида Кучмы и доверенное лицо российского правительства (значение всех этих достижений заметно уменьшилось после 2004 г.)30. Наконец, нужно назвать и Коммунистическую партию. Она сохраняла свое политическое влияние и около четверти голосов избирателей до середины 1990-х гг., после чего начала терять свое значение и, как и «Рух», была обречена на положение в оппозиции. После переворота 2014 г. Коммунистическая партия была запрещена. Другие партии, возникшие с увеличением роли олигархов, будут рассмотрены позже.


 


Украинская модель национального государства


 


Кравчук, а начиная с 1994 г. Кучма (познания которого в украинском языке были, к слову сказать, ограничены) для формирования новой нации избрали политику украинизации, рассчитывая сыграть на антисоветских и антироссийских настроениях. Кравчук считал, что, концентрируясь на этнонациональном единении, а не на экономических реформах, он сможет нейтрализовать влияние постсоветского государственного класса31. Конечно, Кучма делал дружеские жесты в сторону России, чтобы заручиться поддержкой на выборах русско-украинских избирателей, однако в 1996 г. он дал понять, что Украина стремится укрепить свою независимость по отношению к России, установив союзнические отношения с Западом. «Мы не Швейцария, — сказал он, имея в виду закрепленный в конституции нейтралитет Украины. — НАТО не должно быть закрыто ни для одного государства, а мы хотим сотрудничать с НАТО»32. В следующем году он подписал соглашение о сотрудничестве в кризисных ситуациях, но на этот раз подчеркнул, что Украина не намерена вступать в НАТО. Как упоминалось в первой главе, Украина в 1998 г. вступила в ГУАМ и во время кризиса в Косово блокировала российские поставки в Сербию.


В конституции 1996 г. Украина определялась как унитарное национальное государство с единственным государственным языком — украинским; русскому была отведена роль одного из языков национальных меньшинств. Повышение зарплаты учителям было привязано к переходу с русского на украинский язык, а в начале 1997 г. Запорожский государственный университет, например, упразднил факультет русского языка и литературы; преподаватели были переведены на другие факультеты, а количество студентов сокращено. То, что русский язык — язык науки и культуры — получил статус языка одного из национальных меньшинств, вызвало бурю негодования33. В то же время Запад всячески поощрял любые проявления такой антироссийской националистической политики. Поскольку украинский язык на современном этапе практически не развивался как самостоятельный, пришлось подключить националистскую пропаганду, чтобы перекроить историю Украины, понизить уровень информированности общества и превратить русскоязычное население в дискриминируемое меньшинство.


 


ФОРМИРОВАНИЕ КЛАССА И ОЛИГАРХИЯ


 


Приватизация экономики Украины, как и в других постсоветских государствах, привела к формированию олигархии, состоящей из миллиардеров и мультимиллионеров, поделивших между собой богатства страны. Если за ключевыми аспектами переворота 2014 г. и последовавшей за ним гражданской войны против русско-украинского населения с ее зверствами и военными преступлениями стоит фашистское прошлое украинского радикального национализма, то материальной подоплекой сложившейся ситуации было то, что олигархи стали на сторону националистов в борьбе против своих соперников с Донбасса.


Андерс Ослунд, директор Российско-евразийской программы Фонда Карнеги за международный мир, один из архитекторов «перехода» к неолиберальному капитализму и участник круглых столов Украинского конгрессного комитета Америки (УККА, см. главу 1), присоединился к хору голосов, оправдывающих олигархов: новые хозяева стали неприлично богаты [...] [но] поскольку их права собственности были сомнительными, эти новые предприниматели, которых называют олигархами, подстраховали свои права, подкупив политиков, судей и чиновников, что называется, коррупцией или захватом государства34.


Это показывает, насколько существенную роль играли олигархи в проекте Запада. Масштабы коррупции, этой своего рода «страховки», получаемой путем подкупа политиков и судей, как ожидал Ослунд, должны были пойти на спад, когда ее заменит законодательная защита прав собственности и официальное отделение политики от экономики, как это произошло в Соединенных Штатах. Однако в то время как в Соединенных Штатах в начале XX в. деятельность «баронов-разбойников» удалось взять под контроль благодаря популистскому, а затем и прогрессивному движению, с украинскими миллиардерами пока ничего подобного не произошло, как не произошло и повторной централизации государственной власти сверху, как в России при Путине. Народное недовольство вылилось в «оранжевую революцию» 2004 г. и в восстание на Майдане десятью годами позже, но поскольку в обоих случаях мелкие олигархи воспользовались случаем, чтобы отобрать власть у более влиятельных миллиардеров, ни то, ни другое событие не привело к свержению власти олигархов как таковой.


 


Первоначальное накопление капитала под покровительством постсоветского государственного класса


 


Первоначально границы между основными блоками украинской капиталистической олигархии проходили по линиям областных центров советской власти на Украине: Киев, Днепропетровск и Донбасс, основным узлом которого был Донецк. Изначально доминирующее положение занимали олигархи из Днепропетровска. Киевская группа некоторое время находилась на одном уровне с набиравшими вес восточными олигархами (во время второго президентского срока Кучмы). Донецкие олигархи, представленные в политике Виктором Януковичем, начали проявлять себя после 2002 г., спровоцировав «оранжевую революцию» в 2004 г. и захват власти националистами десятью годами позже. К тому времени антироссийские олигархи объединились с западноукраинскими националистами, пусть и не полностью35.


Рискуя излишне упростить сложную и изменчивую ситуацию, расставим основных представителей олигархии, о которых идет речь в этой главе, и их политических союзников по линиям «национализм — федерализм» и «Днепропетровск — Донецк» (см. табл. на с. 105).


За время пребывания у власти президента Кучмы (с 1994 по 2004 г.) в стране назрел переход от постсоветской неономенклатуры к олигархии. Кучма был членом Центрального комитета Коммунистической партии Украины и управляющим завода «Южмаш» в Днепропетровске, где производились советские межконтинентальные ракеты. Когда президентом был Кравчук, Кучма в течение года занимал должность премьер-министра, затем создал собственную партию, объединив честолюбивых представителей класса капиталистов. Некоторые из тех, кто поначалу поддерживал Кучму, включая нескольких премьер-министров, были вынуждены бежать из страны, чтобы избежать судебного преследования за экономические преступления. Самым показательным было дело Павла Лазаренко, который был премьер-министром в 19961997 гг.: он в 1999 г. бежал в США и там был осужден за мошенничество36. Поначалу нувориши были просто коммерсантами и торговали российским или туркменским газом, для которого Украина была главным транзитером. Широко известно высказывание 1998 г. одного из первых олигархов, Игоря Бакая, что «все по-настоящему богатые люди на Украине сделали состояние за счет газа»37.


Лазаренко, занимавший различные должности (губернатор Днепропетровской области, премьер-министр), способствовал восхождению еще одного днепропетровского олигарха, ставшего в конечном итоге премьер-министром, — Юлии Тимошенко. Как и другие постсоветские миллионеры, Тимошенко начинала свою карьеру в комсомоле, в годы начатой Горбачевым Перестройки. В 1991 г. Тимошенко с мужем учредили Корпорацию «Украинский бензин» (КУБ) — компанию, которая импортировала горюче-смазочные материалы из России для украинского сельскохозяйственного рынка. Позже Тимошенко переключилась на газоснабжение, чем в итоге и заслужила прозвище «газовая принцесса». Лазаренко помог компании Тимошенко стать на время крупнейшим на Украине импортером газа. Хотя Тимошенко была деловым партнером Лазаренко, ей удавалось избежать уголовной ответственности на Украине и в США до 2010 г., когда президентом был избран Янукович38.


Тимошенко и Лазаренко очень скоро наладили отношения между днепропетровскими олигархами, которые достигли пика своего влияния в период пребывания Лазаренко на посту премьер-министра, и украинскими националистами. В марте 1994 г. они учредили партию «Громада». Традиционен образ украинки, с которым ассоциировалась «фирменная» прическа Тимошенко с обвитой вокруг головы косой, явно пришелся националистам по нраву. В 1996 г. Тимошенко была избрана в парламент: на тот момент она еще поддерживала Кучму, сыгравшего, по-видимому, определенную роль в том, что его потенциальный соперник, популярный в народе Лазаренко, был вынужден покинуть страну39.


 


 


 


Основные разграничения внутри украинской олигархии при Кучме



 


 


 


Все эти события, однако, были лишь прелюдией. Приватизация украинской экономики по-настоящему началась только в октябре 1994 г., когда МВФ выделил стране кредит на структурные преобразования в размере 375 млн долларов. Ответственность за осуществление необходимых реформ была возложена на Виктора Ющенко, в то время возглавлявшего Национальный банк Украины (и попутно присвоившего часть доверенных ему средств МВФ). Девальвация украинской валюты позволила справиться с гиперинфляцией, которая снизилась с почти 5000% в 1993 г. до 10% в 1997 г.40 Помимо этого, она привела к снижению реальной заработной платы и резкому увеличению цен на хлеб, электроэнергию, общественный транспорт и топливо, результатом чего стал повсеместный дефицит продовольствия, а либерализация торговли привела к выбросу на украинский рынок излишков американского зерна и западной продовольственной помощи, который ударил по местным производителям сельхозпродукции, и без того находившимся в трудном положении из-за роста цен на транспорт и электроэнергию41.


Первоначальное накопление капитала и присвоение собственности всегда связаны с борьбой, а на постсоветском пространстве этот процесс сочетал криминальную приватизацию с движением капитала через офшорные зоны42. Он вполне соответствовал определению хищнического неолиберализма, который к тому времени становился доминирующей формой капиталистического правления на Западе. Учитывая, что Украина располагала обширной сетью газопроводов, по которым газ поставлялся как в регионы самой страны, так и дальше в Европу, «главным призом» был не только сам газ, но и производственная цепочка, соединяющая его с производством труб и черной металлургией43. Когда спровоцированные «шоковой терапией» инфляция и долговые дефолты ослабили экономику, сведя торговлю к бартеру, коммерческие компании начали искать разные выходы из сложившейся ситуации в зависимости от конкретного сектора. Газ, например, обменивали на ставшие непомерно дорогими трубы, предпочитая иметь дело напрямую с производителями. Виктор Пинчук, также начинавший в комсомоле, укрепил свой бизнес по продаже газовых труб, учредив на Кипре компанию «Interpipe»44.


В 1994_1995 гг. Тимошенко и Лазаренко привлекли Пинчука к участию в проекте по импорту газа из Туркмении для дальнейших поставок через украинскую газораспределительную сеть. Компания Тимошенко и Лазаренко была реструктурирована и заново зарегистрирована под названием «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ). Ключевым фактором в этом новом альянсе было покровительство Кучмы (в 2002 г. Пинчук женился на его дочери), и Пинчук, по сути, управлял цепочкой производства газовых труб вместе с Тимошенко и Лазаренко, пока последний не бежал в Соединенные Штаты. Еще одним игроком была компания «Итера», официально зарегистрированная во Флориде и занимавшаяся импортом туркменского газа на Украину по лицензии от российской компании «Газпром». Ключевую роль в компании «Итера» играл Дмитрий Фирташ, который, как считалось, был связан с «Газпромом» и, как следствие, имел отношение к пророссийским силам на Украине45.


Еще два олигарха из Днепропетровска, Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов, также поначалу были союзниками Юлии Тимошенко. В 1992 г., чтобы обеспечить опору для своих растущих деловых интересов, они организовали «Приватбанк», который впоследствии стал крупнейшим банком на Украине46. Коломойский наряду с Пинчуком оказался в рядах олигархической верхушки, которая выиграла от захвата власти в 2014 г.


Украинский клановый капитализм построен не просто на личном обогащении. В его основе лежит сохранение олигархами контроля над монополиями, которые номинально считаются государственными; именно они не единожды становились объектом ожесточенной борьбы. К ним в первую очередь относится компания «Нафтогаз Украины» — яркий пример «государственного предприятия», лежащего в основе «нежизнеспособной экономики»: именно так специалисты Госдепартамента США по планированию при Краснере и Паскуале описывали главную цель изменения экономического режима (см. главу 1). Однако у украинских олигархов были другие приоритеты, своих целей они добивались с помощью стратегических назначений, делавших возможным перенаправление денежных потоков. До 2015 г. «Приватбанк» Коломойского владел 42% компании «Укрнафта», дочернего предприятия «Нафтогаз Украины». Благодаря тому что Боголюбов занимал должность председателя совета директоров, Коломойский, по сути, контролировал «Укрнафту». Та же схема была использована и применительно еще к одному контрольному пакету акций, принадлежащему «Нафтогазу Украины» — компании «Укртатнафта». Компания управляла крупнейшим и единственным функционирующим на тот момент нефтеперерабатывающим заводом на Украине, расположенным в городе Кременчуге47.


Периодически предпринимались вдохновленные идеями неолиберализма попытки разрушить олигархические структуры, но все они оказались безуспешными. Так, после отставки Лазаренко с поста премьер-министра в 1997 г. блок реформаторов во главе с Сергеем Тигипко, банкиром-олигархом, бывшим в это время министром экономики, попытался построить рыночную экономику, но сдался уже через два года. Борьба за предприятия государственного сектора, и в первую очередь за «Нафтогаз», ради личной наживы разгорелась с новой силой48.


После отъезда Лазаренко в США Тимошенко основала собственную этнонационалистскую партию «Батькивщина», в то время как Кучма пошел на сближение с поднимавшимися донбасскими олигархами, чтобы обеспечить себе переизбрание на новый срок в 1999 г. Эти олигархи были заинтересованы в бизнесе, связанном с поставками газа, и Кучма удовлетворил их желание, устранив с газового рынка компанию Тимошенко ЕЭСУ. Активы ЕЭСУ были переданы другим лицам, в том числе Пинчуку, к которому затем присоединился связанный с компанией «Итера» Фирташ. Тимошенко теперь примерила на себя роль поборницы демократии и начала нападки на президента за его авторитарную манеру правления в период после конституционных изменений 1995 г., в результате которых президент был наделен новыми полномочиями. Чтобы выиграть время и собрать ресурсы, необходимые для противодействия Кучме, она даже предложила отложить выборы президента, вызвав тем самым негодование власть имущих, — была даже предпринята попытка (правда, безуспешная) лишить ее депутатской неприкосновенности и привлечь к ответственности.


Во время своего первого президентского срока Кучма сумел добиться баланса сил между различными кланами олигархов и за счет этого контролировать рост их влияния. Однако из-за того что ВВП Украины с 1990 по 1999 г. резко сократился с 81,5 до 31,6 млрд долларов, популярность Кучмы в обществе снизилась49. Ему пришлось обратиться к услугам московских специалистов политического пиара, которые помогли Ельцину вопреки всем ожиданиям одержать победу на выборах президента России в 1996 г. Являющиеся сторонниками Кучмы олигархи (в частности, Виктор Медведчук и зять Кучмы Пинчук) начали так активно скупать средства массовой информации, что слово «олигарх» в общественном сознании стало синонимом слова «медиамагнат»50. Благодаря помощи с их стороны, гибели двух конкурентов (бывшего главы Центрального банка В. Гетьмана, застреленного донецким бандитом в 1998 г., и пресс-секретаря партии «Народный рух Украины» в. Черновола, погибшего через год в результате подозрительной автомобильной катастрофы, по некоторым данным, организованной министром внутренних дел генералом милиции Юрием Кравченко) и расколу в НРУ, также организованному Кравченко, Кучме удалось победить своего соперника от Коммунистической партии51.


После победы на выборах Кучме пришлось искать способы повысить свою популярность и одновременно прикрыть тылы в Днепропетровске и на западе страны. Для этого он назначил Ющенко премьер-министром, а Тимошенко вице-премьер-министром по вопросам топливно-энергетического комплекса. Тимошенко занялась централизацией закупок газа украинским «Нафтогазом» и устранением посредников путем заключения прямых соглашений с «Газпромом», однако борьба за контроль над отраслью на этом не закончилась52. Днепропетровская группа олигархов, по сути, распадалась; вместо нее на стратегически важных направлениях доминирующую роль стал играть, по крайней мере до 2002 г., киевский — экономически более слабый, но в политическом отношении самый сильный олигархический блок. Виктор Медведчук, лидер Социал-демократической партии Украины, был главой Администрации президента во время второго срока Кучмы и одним из представителей так называемой Киевской семерки, в которую также входили братья Суркисы, Григорий и Игорь (владелец киевского футбольного клуба «Динамо»). Как уже отмечалось, Медведчук был тесно связан с российским руководством, и отношения между Киевом и Москвой в этот период улучшились53.


Недовольство хищнической олигархией в условиях экономической стагнации и растущей бедностью населения перешло в открытые выступления против власти в ноябре 2000 г., когда были обнародованы аудиозаписи, сделанные в кабинете Кучмы офицером президентской охраны Николаем Мельниченко. На записях слышно, как Кучма предлагает депортировать на родину в Грузию журналиста Георгия Гонгадзе, который в своих репортажах рассказывал о финансовых операциях Кучмы и его приближенных: «Пусть его похитят чеченцы и выкинут куда-нибудь». Гонгадзе был похищен в сентябре 1999 г., а его обезглавленное тело было найдено в окрестностях Киева два месяца спустя со следами ужасных пыток54. Позднее выяснилось, что министр внутренних дел Кравченко приказал генералу Алексею Пукачу похитить Гонгадзе и убить его. Пукач сознался в содеянном перед судом; сам Кравченко был убит накануне дачи показаний в марте 2005 г. Этот скандал, так называемый Кучмагейт, вызвал массовые протесты против правительства и требования отставки президента. Принадлежащие Пинчуку СМИ были вынуждены пускать в ход все свои возможности, чтобы защитить репутацию его тестя55.


Кассеты Мельниченко также дают представление о том, каким образом олигархи разделили между собой богатства Украины. На одной из аудиозаписей слышно, как Николай Азаров, глава Государственной налоговой администрации (а впоследствии премьер-министр в правительстве Януковича), говорит Кучме, что упоминавшийся выше Игорь Бакай, глава «Нафтогаза Украины», присвоил не менее 100 млн долл. США. Затем Азаров объясняет, что он сказал Бакаю скрыть все следы хищения. Кучма соглашается и добавляет, что он сам говорил Бакаю: «Мы все твою ж... прикрывать не будем»56. Но и «Кучмагейт» не помог взять под контроль олигархов. Фактически влияние олигархов на правительство стало еще сильнее, когда Кучма пошел на уступки конкурирующей донецкой группе, назначив премьер-министром ее представителя в политических кругах.


До получения политического убежища в США Мельниченко был офицером Службы безопасности независимой Украины — организации, чья преступная деятельность, как Пишет Миша Гленни, «стала суперклеем для слияния государственной власти и олигархии»57. Как бы ни менялся режим, СБУ оставалась сосредоточием преступности и коррупции, в числе ее деяний было даже похищение произведений искусства. Валентин Наливайченко, возглавлявший СБУ после «оранжевой революции», отправленный в отставку Януковичем, восстановленный в должности после переворота и снова отправленный в отставку в июне 2015 г., еще в годы своей дипломатической службы был обвинен в контрабанде антиквариата; позже служба была задействована в других вопиющих случаях похищения произведений искусства. Несмотря на то что ООН обвинила Службу безопасности Украины в неоднократном применении пыток, СБУ было позволено взять на себя руководство уголовным расследованием крушения рейса МН17 «Малазийских авиалиний», о чем будет более подробно рассказано в пятой главе58.


 


Первенство переходит от Днепропетровска к Донецку


 


Начиная с конца 2002 г. олигархия уже не просто периодически имела своих представителей в составе кабинета министров, а напрямую диктовала свою волю правительству. Переход к новому этапу завершился подъемом донецкой группы олигархов59. С этого момента борьба между олигархами все чаще принимала форму попыток менее влиятельных олигархов из Днепропетровска или с запада страны присоединиться к массовым протестным акциям, чтобы вытеснить своих соперников сначала в ходе «оранжевой революции» 2004 г., а впоследствии и во время Майдана, за которым в феврале 2014 г. последовал вооруженный государственный переворот.


Приватизация в Донбассе в гораздо большей степени была связана с насильственными преступлениями, чем в других регионах страны, где в основном имели место мошенничество и хищение. Насильственный характер первоначального накопления нашел выражение в увеличении уровня преступности на Украине в период с 1988 по 1997 г. в два раза; общий уровень смертности в результате убийств вырос с 9 на 100 000 человек в 1990 г. до 21 в 1995 г. В одном только Донецке в 1991 г. было совершено 55 заказных убийств, а в 1992 г. этот показатель увеличился до 5-6 убийств в неделю60. Если в первоначальном составе днепропетровской олигархической группы преобладали евреи (Лазаренко, Пинчук, Коломойский и др.), то в Донбассе это были татары. Из первого раунда борьбы победителями вышли Ахать Брагин (прозвище Алик Грек) и его пособник Ринат Ахметов. В1995 г. после серии заказных убийств, позволивших им расширить совместную бизнес-империю, Ахать Брагин сам был убит в результате взрыва в гостевой ложе футбольного стадиона, в результате чего единственным хозяином империи остался Ахметов. Добавив к ней дополнительные активы с помощью еще нескольких убийств в 1995 и 1996 гг., Ахметов консолидировал свои бесчисленные активы, создав финансово-промышленную группу «System Capital Management» (SCM)61. SCM контролировала крупные доли украинской угольной и сталелитейной промышленности, что составляло четверть всей украинской экономики, а Ахметов был самым богатым человеком в стране. Компания SCM официально зарегистрирована на Кипре, финансовый холдинг «Метинвест» — в Гааге (Нидерланды); кроме того, у компании Ахметова есть офисы в Лондоне и Женеве62.


В отличие от Днепропетровска или Киева, где олигархические блоки сформировались вокруг представителей бывшей советской политической элиты, в Донецке капиталистам пришлось вербовать новых политиков, которые могли бы представлять их интересы во власти. После убийства Ахатя Брагина Ахметов и его приспешник Борис Колесников выбрали на эту роль Виктора Януковича. Своим возвышением Янукович во многом был обязан тому, что в советские годы он был приговорен к тюремному заключению за преступление насильственного характера; отбывая срок, он хорошо ознакомился с работой органов безопасности изнутри. Выйдя на свободу, он проявил впечатляющие административные способности и поднялся до уровня начальника транспортного подразделения угольного предприятия, игравшего ключевую роль в двух из трех основных производственных цепочек Украины, и в этом качестве сблизился с Ахметовым и Колесниковым. В 1996 г. они добились его назначения губернатором Донецкой области63. В политике донецкую группу представляла партия «Межрегиональный блок реформ», основанная в конце 1993 г. и официально зарегистрированная в конце 1995 г. Она была предшественницей федералистской Партии регионов, которая оставалась партией власти до переворота в феврале 2014 г.64


Еще одна причина, по которой формирование донецкого олигархического блока происходило позже других, — тесная связь тяжелой промышленности Восточной Украины с экономикой бывшего СССР. Как отмечает Юлия Юрченко, 69% промышленных предприятий в Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Запорожской областях находились под контролем всесоюзных министерств, в частности Министерства обороны. Для Украины в целом этот показатель составлял 56%65. Чтобы помочь тяжелой промышленности оправиться после отделения от России, очень важна была электроэнергия, но она контролировалась Тимошенко и Лазаренко. Успех любого крупного промышленного предприятия в Донбассе теперь, в отсутствие защиты со стороны плановой советской экономики, зависел от дешевой энергии, поскольку потребление энергии для производства стали, например, здесь было в два раза выше, чем на современных заводах на Западе66.


Уже в 1995 г. донецкие отреагировали на создание Лазаренко и Тимошенко компании ЕЭСУ, учредив металлургическую корпорацию «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД). Ее возглавил приятель Ахметова Евгений Щербань, выходец из рядов криминальной группировки Брагина и Ахметова. Он, как и многие другие донецкие олигархи, был убит в середине 1996 г. после неудавшегося покушения на жизнь Лазаренко67. Несмотря на это, чтобы удовлетворить интересы Донецка, Лазаренко, занимавший в то время пост премьер-министра, назначил на одну из важных должностей в областной администрации Януковича. «Через год, в 1997 г., Янукович уже управлял областью, — пишет Сергей Лещенко. — За пять следующих лет клан Ахметова под покровительством Януковича накопил огромную финансовую и политическую мощь»68. Вскоре после отставки Лазаренко в 1997 г. ИСД, к тому времени управляемый помощниками Ахметова, Сергеем Тарутой и Олегом Мкртчаном, контролировал около 80% газового рынка Донецкой области, фактически вытеснив с него ЕЭСУ69.


Укрепление российской государственности при Владимире Путине также сказалось на поставках газа на Украину. Как было сказано выше, усиление роли президента при Путине было основано на ущемлении роли олигархов, сопротивлявшихся повороту в сторону государственного капитализма. Путин также заменил Рема Вяхирева во главе «Газпрома» своим бывшим коллегой по КГБ* Алексеем Миллером, и этот шаг вызвал большой резонанс на Украине. После того как Лазаренко в 1999 г. бежал в Соединенные Штаты, против Юлии Тимошенко и ее мужа выдвигались обвинения в мошенничестве в связи с их ролью в ЕЭСУ. В 2001 г. Тимошенко была вынуждена снова уйти в отставку с поста вице-премьер-министра, потеряв контроль над государственной монополией «Нафтогаз Украины». Активы ЕЭСУ были заново приватизированы и в конечном итоге в 2002-2003 гг. оказались в составе корпорации Ахметова SCM70.


 



*А. Б. Миллер был коллегой В. В. Путина по работе в Комитете по Внешним связям мэрии Санкт-Петербурга (председателем Комитета был Путин, Миллер — его заместителем). — Примеч. ред.


 


«Газпром» теперь также устранил базирующуюся во Флориде компанию «Итера» в качестве посредника для поставок газа на Украину, заменив ее в 2002 г. на «Евралтрансгаз» ЕТГ получил монополию на торговлю газом между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины». Обе компании находились в государственной собственности, но, как мы видим из анализа ситуации с «Нафтогазом», контролировались в частном порядке. ЕТГ была создана по заказу «Газпрома» как офшорное предприятие с юридическим адресом в небольшом венгерском поселении и группой номинальных владельцев71. Тем не менее, когда выяснилось, что ЕТГ представляет собой просто огромное предприятие по отмыванию денег, «Газпром» устранил компанию из цепочки торговли газом с Украиной, заменив ее в 2004 г. на «РосУкрЭнерго» — совместное предприятие «Газпрома» и «Центрагаз холдинга». Фирташ теперь перевел активы компании «Итера» в «Центрагаз» (еще одно офшорное предприятие, на этот раз в Австрии); вместе со своим ближайшим соратником, тогдашним главой «Нафтогаза Украины» Юрием Бойко, и советником Кучмы Сергеем Лёвочкиным он теперь, по сути, полностью контролировал поставки газа на Украину72. В ноябре 2004 г. Янукович в последние дни в должности премьер-министра в правительстве Кучмы подписал указ, предоставляющий «РосУкрЭнерго» монополию на торговлю газом на Украине73.


Деловые интересы Фирташа, по словам Славомира Маршака, отследить нелегко (в отличие от Ахметова или Пинчука); скорее всего, он представляет российский капитал. «РосУкрЭнерго» и образованная на ее основе финансовая группа РУЭ «считаются самой пророссийской группой внутри украинской политической и деловой элиты, поскольку ее представители неоднократно лоббировали интересы России»74. Это немаловажно, учитывая, что в преддверии Вильнюсского саммита ЕС в ноябре 2013 г. Соединенные Штаты оказывали максимальное давление на Фирташа, чтобы заставить Януковича подписать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, начав, а затем приостановив в отношении олигарха, который на тот момент проживал в Вене, процедуру его выдачи США.


В 2004 г. возвышение донецкого блока олигархов было на некоторое время приостановлено «оранжевой революцией», совершившейся после того, как выяснилось, что результаты борьбы между Ющенко и Януковичем в ходе президентских выборов были сфальсифицированы. Как уже отмечалось, для антироссийских и прозападных олигархов Украины и политических образований, находящихся под их контролем, единственным шансом блокировать рост влияния федералистских сил, базирующихся на российско-украинском юге и востоке и опирающихся на влиятельный Донецкий блок и на «РосУкрЭнерго» Фирташа, было попытаться примкнуть к протестным акциям и вернуть себе власть в стране. Именно такой сценарий был впервые разыгран в ходе «оранжевой революции».


Недовольство населения преступными методами правящей верхушки уже помогло партии Ющенко «Наша Украина» на парламентских выборах 2002 г. (она получила 24% голосов и 111 мест в Раде). Тем не менее и за ним тоже стояли олигархи, в числе которых был ставший впоследствии, в условиях гражданской войны, президентом Петр Порошенко. Премьер-министром был назначен Янукович, который тоже успел подняться достаточно высоко и за которым стоял Ахметов. К 2004 г., однако, все крупные олигархи стали опасаться, что неолиберальные реформы, пропагандируемые Ющенко, нанесут ущерб их интересам, и не решались оказать ему полную поддержку в предвыборной гонке. Даже Коломойский с его мощным медиахолдингом «Главред-медиа» держался в стороне от президентской кампании. Кучма тоже поддерживал Януковича не из чистого энтузиазма, а по тем же причинам, что и олигархи — из опасений, что он сам будет привлечен к ответственности в связи с «Кучмагейтом»75.


В ходе президентской кампании 2004 г. борьба беззастенчиво велась с помощью преступных группировок, находящихся под контролем олигархов. Здесь блок олигархов Донецка был в своей стихии. Ющенко был вынужден вести кампанию с лицом, обезображенным в результате вероятного отравления, а Янукович одержал победу в первом раунде выборов путем фальсификации результатов. Был применен стандартный дебютный ход всех «цветных революций»: две неправительственные организации оспорили результаты голосования на основе экзитполов. На этот раз был должным образом установлен факт фальсификации голосов, равно как и причастность к фальсификации избирательной комиссии. Юлия Тимошенко призвала своих сторонников выступить с протестом, и на центральной площади в Киеве — майдане Незалежности — под эгидой движения «Пора» собрались полмиллиона людей. Когда выяснилось, что единственный способ подавить протесты и обеспечить победу Януковича — это применение силы, некоторые олигархи Донбасса покинули лагерь Януковича, и в первую очередь стоявшие за ИСД Тарута и Мкртчан.


 


ЛИНИИ РАЗЛОМА УКРАИНЫ И ДИЛЕММА «ВОСТОК - ЗАПАД»


 


Донецкая олигархическая группа усиливала влияние, однако олигархия также испытывала действие центробежных сил, проходивших по линии разлома «Запад — Восток», а с точки зрения кланов олигархов — по линии Днепропетровск — Донецк. Это соперничество, пишет Юлия Юрченко, «стало основной причиной последовавшего за “оранжевой революцией” затяжного политического кризиса, который, в числе прочих событий, по сути привел к победе Партии регионов на парламентских выборах 2007 г.»76. Начиная с этого момента консолидация власти федералистского блока продолжалась вплоть до 2013-2014 гг., когда Янукович уже не мог справиться с ситуацией политического треугольника ЕС — Украина — Россия.


«Оранжевую революцию» называют «восстанием миллионеров против миллиардеров»77, и после избрания на пост президента Ющенко пообещал провести четкую линию между бизнесом и правительством. Тем не менее в состав своего первого правительства он назначил нескольких олигархов78. В январе 2005 г. он, как было согласовано до выборов, назначил Тимошенко премьер-министром. Она начала «войну с олигархами», то есть с другими олигархами: Ахметовым и Пинчуком, которые всего за 800 млн долл. приобрели «Криворожсталь», крупнейшую металлургическую компанию Украины, приватизированную в последние месяцы президентства Кучмы79. После «оранжевой революции» государство вернуло себе предприятие и продало за 4,2 млрд долл. Лакшми Митталу80. Колесников, помощник Ахметова, сторонник автономии Донбасса и на тот момент глава Донецкого областного совета, был арестован в связи с рейдерским нападением на бизнес-группу одного из сторонников «оранжевой революции». С другой стороны, группа Коломойского и Боголюбова «Приват», которая финансировала избирательную кампанию Тимошенко, не пострадала81.


Не пострадал и Порошенко, близкий друг семьи Ющенко, хотя он и не стал премьер-министром, как того ожидал. То, что вместо него была назначена Тимошенко, стало основой для затяжной вражды между ними. Будущий президент стал главой Совета национальной безопасности и обороны Украины и оставался на этом посту до сентября 2005 г., когда был снят с должности в связи с обвинениями в коррупции82. Порошенко приобрел свои капиталы в результате приватизации крупных советских предприятий, одно из которых носило имя Ленина (судостроительный завод «Ленинская кузница»), а другое — Маркса (Кондитерская фабрика имени К. Маркса). Второе в 1996 г. было переименовано в «Рошен», по фамилии нового хозяина. Обе компании вошли в состав его холдинга «Укрпроминвест». Порошенко — типичный политический оппортунист, или, если рассматривать с другой точки зрения, центрист. В политику он пришел в качестве депутата от Социал-демократической партии Медведчука (киевский блок олигархов), был одним из основателей федералистской Партии регионов (донецкая группа) Януковича, а в 2001 г. присоединился к националистическому блоку Ющенко «Наша Украина», выступив в поддержку оказавшейся недолговечной рыночной реформы премьер-министра83. После участия в «оранжевой революции» он был министром иностранных дел при Ющенко в 2009-2010 гг., а затем вернулся в лагерь Януковича, который тоже назначил его на министерскую должность (хотя и не столь значимую)84.


Тимошенко не смогла достаточно эффективно использовать положение премьер-министра в своих интересах. Она привела в правительство только одного из представителей своей партии — Александра Турчинова (после переворота он будет исполнять обязанности президента), который был назначен главой печально известной Службы безопасности — СБУ85. Нарастала и неприязнь между Ющенко и Тимошенко, однако на парламентских выборах 2006 г. партия Тимошенко добилась большего успеха, чем партия президента, число сторонников которого к президентским выборам 2010 г. сократилось до 5%.


В августе 2006 г. коалиция из Партии регионов, социалистов и коммунистов проголосовала за назначение Януковича премьер-министром; эту должность он продолжал занимать до досрочных парламентских выборов 2007 г. Все это способствовало новому возвышению донецкой группы и Партии регионов. Главным результатом выборов 2006 и 2007 гг. стала потеря влияния киевским блоком и представлявшей ее в политике Социал-демократической партией Медведчука86. Сторонники Тимошенко достигли успеха, снова добившись ее назначения на пост премьер-министра при поддержке Ющенко. На этот раз она оставалась в должности премьер-министра до марта 2010 г., после чего возобновила попытки получить контроль над газоснабжением. «РосУкрЭнерго», компания Фирташа, который пережил «оранжевую революцию» и укрепил свои позиции при Януковиче, была устранена из газовой торговли, из-за чего в 2009 г. Россия приостановила подачу газа на Украину87.


Соединенные Штаты были хорошо информированы о борьбе олигархов и с недоверием наблюдали за политическим усилением федералистского блока. Однако, как следует из обнародованных телеграмм, популистские предвыборные обещания Тимошенко тоже вызывали у США беспокойство. Фирташ теперь взял на себя роль серого кардинала — роль, кульминационным моментом которой стало Венское соглашение в марте 2014 г., когда Фирташ назначил президентом Порошенко, а мэром Киева — его единственного реального соперника, боксера Виталия Кличко. Поскольку предложения Кучмы об укреплении президентской власти так и не получили законодательного закрепления, больше внимания уделялось созданию парламентских коалиций, а в этом деле Фирташу не было равных. Его влияние оказалось более сильным, чем влияние Ахметова и в Партии регионов88. По данным телеграмм, опубликованных WikiLeaks, Фирташ сообщил послу США, что он помешал формированию коалиции между партией Тимошенко и Партией регионов и вместо этого добился образования коалиции Партии регионов с партией Ющенко «Наша Украина»89. Это укрепило Партию регионов, но вместе с тем отразило озабоченность олигархов (как в Соединенных Штатах, так и в Европе), что Тимошенко может зайти слишком далеко в своей борьбе против олигархии на Украине.


К 2009-2010 гг. два крыла «оранжевой революции», возглавляемые Тимошенко и Ющенко, открыто воевали друг с другом. Тимошенко поддерживали Константин Жеваго, богатейший олигарх в своем блоке, а также ряд более мелких бизнесменов; Ющенко поддерживал Порошенко. Другие олигархи, такие как Коломойский и Боголюбов, владельцы группы «Приват», поддерживали то одну, то другую сторону в зависимости оттого, что было для них выгодней. Поскольку блок сторонников Ющенко постепенно ослабевал, некоторые из поддерживавших его ранее олигархов перешли на сторону Тимошенко, например, владельцы ИСД Виталий Гайдук и Тарута90. В целом в руках 100 богатейших олигархов на этот момент находились активы, эквивалентные от 80 до 85% ВВП Украины91.


 


Между Хартлендом и новым блоком претендентов: Россией, странами БРИКС и Евразийским союзом


 


Распад СССР привел к экономическому хаосу; советская экономика была разрушена в результате раздела между бывшими республиками, ставшими независимыми государствами. После обретения независимости экономические отношения Украины с Россией начали ухудшаться, сначала постепенно, а после 1994 г. более стремительно. В 1994 г. 68% экспорта Украины приходилось на бывшие советские республики; к 1996 г. этот показатель сократился до 36%. Несмотря на создание зоны свободной торговли в СНГ, начали воздвигаться торговые барьеры, и в конце 1996 г. Кучма пожаловался на экономическую войну, когда Россия наложила двадцатипроцентную пошлину на украинский импорт, на что Киев ответил аналогичными мерами. Что касается положения внутри страны, появление возможности выбора альтернативных рынков в Европе привело к цепочкам банкротств после того, как поставщики советской эпохи были заменены другими92.


Перспектива 40-миллионного рынка первоначально привлекла на Украину ряд западных корпораций, в том числе несколько крупных американских производителей потребительских товаров. Однако уже к 1996 г. такие компании, как «Coca-Cola» и «Reynold’s Tobacco», ушли с украинского рынка, а доля США в прямых иностранных инвестициях (ПИИ) снизилась с 26,5% в 1997 г. до 6,7% в 2007 г. (объем немецкого капитала за тот же период увеличился с 12,8% до 26,5%). К этому времени инвестиции с Кипра и других офшорных территорий обошли все остальные и составили 34,6% ПИИ; в основном это были псевдоиностранные инвестиции украинских олигархов93.


Между тем унилатерализм эпохи Буша-младшего после 11 сентября запустил ответную реакцию со стороны государств-претендентов. 2003 г., когда началось вторжение в Ирак, ознаменовался первыми проявлениями недовольства со стороны крупных стран, не желавших подчиняться капризам Соединенных Штатов. Из этого разрозненного множества потенциальных противников «Вашингтонского консенсуса», то есть неолиберальной модели глобального регулирования, впоследствии сформировались две основные структуры, с которыми Украина поддерживала значительные экономические связи: в первую очередь Евразийский союз (таможенный союз, предложенный в 2007 г., учрежденный в 2011 г. и преобразованный в полноценный экономический союз в 2015 г.), а во-вторых, БРИКС, организованный без прямого участия Украины. Позже была создана ШОС, которая не имела непосредственного отношения к ситуации на Украине, но всегда играла немаловажную роль.


Создание Евразийского союза было единственным надежным долгосрочным планом путинской России, во многом определявшим ее политику по отношению к внешнему миру (а вовсе не восстановление СССР, как часто заявляли на Западе). Украина фигурировала в этом плане лишь из-за обширных экономических связей, унаследованных от советской эпохи. И все же политические классы России, Китая, Ирана и ряда менее значимых стран вовсе не ставили своей целью бросить вызов господству Запада и уж тем более капитализму, они в первую очередь хотели стать частью капиталистической мировой экономики. То, что они медленно и почти непроизвольно начали стягиваться в блок претендентов, было всего лишь следствием агрессивной политики Запада.


Все государства-претенденты еще с насыщенного событиями XVIII в. формировали вокруг себя крупные блоки союзников с целью мобилизовать людские и материальные ресурсы, необходимые, чтобы противостоять давлению Запада. На протяжении всего времени от Наполеоновской империи и континентальной блокады до нацистской Европы и японской Сферы совместного сопроцветания и далее до социалистического лагеря государственные классы каждого из основных претендентов изо всех сил пытались достичь уравновешенного межнационального единства внутри своих блоков, чтобы соответствовать концепции изначального, «органического» единства локкеанского Хартленда. Такая степень интеграции претендентов требует более или менее убедительной идеологии, обычно исходящей от главного государства-претендента. Именно в этом смысле следует понимать разнообразные идеологии эпохи Просвещения, фашизм и национал-социализм, азиатский расизм и марксизм-ленинизм. Политика неприсоединения как аспект коалиции нового международного экономического порядка конца 1960-х — начала 1970-х гг. в этом смысле также была идеологией претендентов94. В то же время новым блокам, выкристаллизовавшимся вокруг государств-претендентов нового тысячелетия, такой идеологии явно не хватает. Как было показано выше, они жаждут присоединиться к «международному сообществу», но не хотят подчиняться опасному сочетанию претензий на глобальное господство и военного авантюризма англоязычного Запада и его сатрапии — ЕС. Вот почему пересекающиеся друг с другом по составу блоки, которые государства-претенденты создали и до сих пор продолжают создавать, кажутся столь неуклюжими, раздробленными, лишенными энтузиазма и раздираемыми внутренними противоречиями.


Если бы у Евразийского союза существовала общая для всего блока идеология, это было бы евразийство, идея, возникшая в 1920-е гг. у «белых» — русских эмигрантов. Они рассматривали большевистскую и сталинскую революции как рычаги модернизации страны и считали, что, как только будет восстановлен консервативный порядок, Россия вернет себе законное положение мировой державы95. В 1990-е гг. эта идея получила новое признание в версии Александра Дугина, которого Чарльз Кловер характеризует следующим образом: «Правый представитель интеллектуальной богемы, вышедший из эпохи Перестройки 1980-х гг., один из главных националистов России». Опубликованные в 1997 г. «Основы геополитики» Дугина явились результатом дискуссий с российской Военной академией Генерального штаба ВС и различными правыми или националистическими кругами, в том числе — с Национал-большевистской партией Эдуарда Лимонова. В книге говорится о «Евразийской империи», для строительства которой нужно вытеснить из Евразии либерализм и ликвидировать американское влияние. Из многочисленных предложений по упорядочению постсоветского пространства в этом контексте особенно заслуживает упоминания предупреждение Дугина о том, что «Украина как самостоятельное государство с какими-то территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии»96.


Идеи Дугина, но в гораздо менее категорической форме, влияли на российскую политику через консервативный «Изборский клуб». Как пишет Ричард Саква, Сергей Глазьев, который позже стал ближайшим советником Путина по евразийской интеграции, взял на вооружение многие антизападные идеи, принятые «Изборским клубом», который также выступает за авторитарное руководство и государственный капитализм97. Эта версия идеологии государства-претендента пересекается с другой, футуристической и прогрессивной евразийской концепцией, получившей название «Трансевразийский пояс развития» (ТЕПР). Она предполагает образование новых городов вдоль важнейших магистралей транспортировки энергоносителей и содержит гораздо более позитивный подход к роли Японии, Германии и Италии в реализации этого проекта. Эти страны рассматриваются как источники ноу-хау и финансов, необходимых для реализации концепции, которая берет начало в российской фундаментальной философии (напр., теориях биосферы и ноосферы), но которой не хватает прикладного научно-технического измерения98.


Несомненно, были и попытки превратить идею Евразийского союза в «один из институциональных столпов» «Большой Европы», в новейшее воплощение голлистских призывов к созданию единой многонациональной Европы от Лиссабона до Владивостока (сходную концепцию общего европейского дома выдвигал Горбачев), но на Западе у этой идеи поклонников не было99. Хотя консенсус по вопросу о вторжении в Ирак в 2003 с. и создал кратковременную иллюзию возможности долгосрочного сотрудничества, уже через год от нее не осталось и следа. Канцлер Германии Герхард Шредер начал проявлять активность в вопросе строительства газопровода, связывающего Россию и Европу (проект «Северный поток»); остальные страны ЕС вскоре снова присоединились к НАТО. Уже через год после вторжения Франция и Германия договорились с Великобританией и Соединенными Штатами о списании довоенных долгов Ирака100.


Вскоре, однако, работа над реализацией Евразийского проекта стала пересекаться с происходившим в то же время укреплением БРИКС. По мере увеличения экономического влияния БРИКС постепенно превращался из детища банкиров в организацию с единым коллективным сознанием. Накануне финансового кризиса 2008 г. блок, включавший в себя половину населения мира, представлял собой реальную угрозу для Запада. С точки зрения паритета покупательной способности (ППС) экономика Китая теперь составляла три четверти от уровня экономики США, Индия занимала четвертое место (сразу после Японии), тогда как Бразилия и Россия следовали за основными государствами ЕС101. Янис Варуфакис утверждает, что за 2008 г. Соединенные Штаты из основного получателя мировых излишков денег и продуктов превратились в гавань для «беглого капитала». Теперь «глобальный минотавр» стоял на земле лишь одной ногой — это были иностранные вложения в облигации Казначейства США и другие безопасные активы102. По мнению Вольфганга Штреека, кризис также обозначил момент, когда все попытки западных правительств замаскировать «дефицит гегемонии», прикрывая деньгами бреши (инфляцию, государственный и частный долг), оказались исчерпаны103. Таким образом, основание гегемонии западных стран разрушалось изнутри, в то время как роль Запада в мировом регулировании становилась все более зависимой от силы, от «защиты глобализации».


Украина тоже переживала серьезный спад, а начиная с 2008 г. вокруг политико-экономической ориентации страны разгорелась ожесточенная борьба. Помимо газа, был еще один сектор украинской экономики, контроль над которым стремились укрепить и западный капитал, и как минимум два государства евразийского блока и БРИКС: сельское хозяйство; Украине принадлежит более 32 млн га плодородной пахотной земли, знаменитого чернозема, что эквивалентно одной трети всех сельскохозяйственных земель ЕС. Хотя сельское хозяйство Украины, несомненно, находилось в состоянии крайнего упадка из-за бесхозяйственности и чрезмерной эксплуатации, после получения независимости «большинство экспертов указывали на сельское хозяйство как один из основных активов страны»104. Тем не менее к концу 1990-х гг. децентрализация колхозов продвинулась ненамного, лишь около половины земель было распределено между фермерами или передано в аренду. «Сельское хозяйство [было] в глубоком кризисе, и на протяжении многих лет инвестиций практически не поступало. Урожайность постепенно снижалась из-за деградации почв, а также из-за организационных и финансовых проблем колхозов»105.


Несмотря на это Украина в 2008-2009 гг. была третьим по величине экспортером зерна в мире106. Поскольку одним из аспектов потрясения, вызванного финансовым кризисом, было распространение голодных бунтов во многих бедных странах, правительства со всего мира стремились инвестировать в потенциальных производителей излишков сельскохозяйственной продукции. Китай с его 14-15% мирового населения и всего 9% сельскохозяйственных угодий мира был готов потратить часть от своих 1,8 трлн долл. США в иностранной валюте на покупку или аренду сельскохозяйственных угодий или импорт продовольствия, производимого на сельскохозяйственных землях, арендованных транснациональным агробизнесом107. Украина для этого вполне подходила, а российский бизнес уже показал пример, инвестируя в сельское хозяйство своего южного соседа. В связи с этим устойчивая ориентация Украины на БРИКС и Евразийский союз была отличной возможностью, не говоря уже о вкладе, который делала ее тяжелая промышленность в экономику бывшего СССР в обмен на газ. Западные политики не сомневались, что продолжение экономических отношений между Украиной и Россией поможет осуществить намерение Москвы освободиться от роли одностороннего поставщика энергии, тем самым укрепив Евразийский союз и позиции России среди стран БРИКС. Именно поэтому после государственного переворота на Украине в феврале 2014 г. западные комментаторы не скрывали своего облегчения по поводу того, что было предотвращено присоединение страны к евразийскому блоку. По словам одного из авторов Королевского института международных отношений, «если бы Украина присоединилась, Евразийский союз расширился бы на запад до границ ЕС. Но теперь осуществление этой важнейшей части процесса формирования евразийского пространства в лучшем случае затормозилось, потому что поменялось фактическое положение дел»108.


Экономическое влияние России на Украине на этом этапе было очень неравномерным. Основным российским успехом, не считая косвенного влияния на газовый бизнес через Фирташа, был ИСД, единственный крупный конгломерат предприятий тяжелой промышленности Донбасса, оставшийся вне досягаемости Ахметова. Правда, у ИСД не было собственной железной руды для двух украинских металлургических заводов (и одного в Польше); украинская руда находилась под исключительным контролем ахметовского «Метинвеста», и поэтому группе пришлось импортировать дорогостоящую руду из Бразилии и России. В 2009 г. Гайдук продал свою долю, и холдинг был захвачен российскими инвесторами, действовавшими через офшорный швейцарский консорциум «Carbofer». Тарута и Мкртчан остались членом совета директоров и генеральным директором соответственно109. На какое-то время показалось, что русские получат контроль и над другими компаниями тяжелой промышленности, но украинское правительство предотвратило захват «Запорожстали», которая вместо этого оказалась в руках Ахметова, а после 2010 г. дальнейшие российские инвестиции были остановлены.


Украинские олигархи опасаются конкуренции со стороны русских бизнесменов, способных обойти их в борьбе за производственные активы Украины110. Из 100 крупнейших конгломератов («бизнес-кластеров») Украины почти две трети в 2010 г. были в руках украинских владельцев. Сорок пять из них находились в частной собственности; 19 — в государственной, хотя часто выгоду от их деятельности получали те или иные олигархи; 13 принадлежали западным хозяевам (включая «ArcelorMittal»), а еще четыре — русским (плюс ряд корпораций в совместном владении)111. То, что украинская экономика находилась под контролем олигархов, изолирующим ее от крупномасштабных вторжений иностранного капитала, само по себе предполагало, что положение между Западом и Востоком обеспечивало для них максимальную выгоду, одновременно гарантируя неприкосновенность их собственности, но только при условии, что они смогут сдерживать демократические силы. Действительно, даже в 2011-2012 гг. еще нельзя было говорить о значительном экономическом сдвиге в сторону Запада, а связи с бывшей советской экономикой оставались на том же уровне, что и в 1996 г. Как отмечает Славомир Матушак: «Когда весь экспорт рассматривается в целом, становится ясно, что никакого преобладающего направления нет — 38% украинских товаров продаются в страны Содружества Независимых Государств (в частности, продукты с высокой добавленной стоимостью), 26% — в ЕС, 36% — в другие страны»112. Иными словами, уход от постсоветского пространства, и в частности России, негативно повлиял бы в первую очередь на важнейшие промышленные предприятия Украины.


Экспорт рабочей силы также распределялся между Востоком и Западом примерно поровну. С января 2010 по июнь 2012 г. 1,2 млн украинцев, или 3,4% населения, работали за границей, и в первую очередь это были люди из более бедных западных областей, населенных этническими украинцами. По другим оценкам, их количество было намного выше. Распределение рабочих-мигрантов с Украины было следующим: первое место занимала Россия (43%), за ней следовали Польша (14%), Италия и Чешская Республика (по 13%)113. В 2012 г. денежные переводы, сделанные рабочими-мигрантами на Украину, составили в сумме 7,5 млрд долларов (на 1,5 млрд больше, чем чистые иностранные инвестиции; показатель резко вырос по сравнению с 2006 г., когда он составлял менее миллиарда). Помимо прочего, Украина является «одной из основных стран, граждане которой являются жертвами торговли [людьми] в Европе»114.


Тем не менее олигархи делятся на группы, и в конечном счете, как капиталисты, все они являются конкурентами, именно поэтому аргументация сохранения промежуточной роли между Востоком и Западом не может быть одинаково убедительной для всех. Лишь признав их представителями одного класса, конкурирующими между собой и находящимися в контексте, включающем транснациональный капиталистический класс Запада-Хартленда и политические классы государств-претендентов, можно реконструировать их индивидуальные стратегии в отношении стран ЕС и стран Евразии соответственно.


 


Североатлантические олигархи на Украине


 


Все украинские олигархи защищают свою собственность от контроля государства, выводя свои компании в офшорные зоны — на Кипр, в другие страны ЕС или куда-либо еще. Как показывают исследования Юлии Юрченко, 24 из 100 крупнейших корпораций, действовавших на Украине в 2010 г., принадлежали четырем трестам, зарегистрированным на Кипре. Крупнейшим из них была группа SCM Рината Ахметова, которая включала 14 корпораций и до 2014 г. была наиболее влиятельной (хотя у Фирташа были большие возможности влияния в Партии регионов). Второе место занимал ИСД, недавно оказавшийся в руках российских бизнесменов и включавший пять корпораций, за ним следовали Коломойский (группа «Приват») и Пинчук («Interpipe»), каждому из которых принадлежало по две с половиной корпорации (под половиной подразумевается половина их совместного предприятия). «Укрпроминвест», конгломерат Порошенко, включал две корпорации, входящие в топ-100115.


Ахметов, «король Донбасса», всячески сопротивлялся постепенной экспансии русского бизнеса на Украину, но и он нуждался в хороших отношениях с Россией как поставщиком газа. Фирташ, как говорилось выше, возглавлял самую пророссийскую группу — «РосУкрЭнерго». Его собственная группа DF, зарегистрированная на Виргинских островах, скорее всего, занимала аналогичную позицию. Большинство украинских олигархов явно стремились стать частью правящего класса Атлантики и уважаемыми бизнесменами, но, если не считать регистрации корпораций в офшорах и проживания за рубежом (Ахметов жил в Лондоне, Фирташ — в Вене, Коломойский — в Женеве), пока эта мечта оставалась недостижимой. Совсем иным было положение Виктора Пинчука, «трубного короля» и зятя Кучмы.


После 2004 г., уйдя из парламентской политики, Пинчук вышел на международный уровень. В рамках Ялтинской европейской стратегии (YES) его целью, как сказано на веб-сайте Фонда Виктора Пинчука, было управлять «международной независимой организацией, способствующей европейской и глобальной интеграции Украины. Ее ежегодные встречи стали основной платформой высокого уровня в регионе для обсуждения стратегий объединения “Широкой Европы”». В настоящее время председателем правления YES является бывший президент Польши Квасьневский. В состав правления также входят бывший президент французской компании «Rothschild Group», вице-президент французского медиа-конгломерата «Havas», а также Хавьер Солана (бывший генеральный секретарь НАТО и верховный представитель ЕС по иностранным делам), а также несколько менее известных деятелей ЕС116. Важно отметить, что Пинчук сыграл ключевую роль в начале политической карьеры Арсения Яценюка, которого американцы выбрали как человека, наиболее подходящего на роль премьер-министра в канун государственного переворота в феврале 2014 г.117


Фонд Пинчука был создан через два года после YES, когда закончился срок службы Пинчука в качестве члена парламента в Киеве. Фонд в сотрудничестве со Стивеном Спилбергом выпустил фильм о геноциде евреев на Украине, а также участвовал в реализации проектов по правам человека совместно с Джорджем Соросом и оказывал поддержку местным еврейским общинам. Также Фонд «поддерживает Глобальную инициативу Клинтона, образовательные программы Фонда веры Тони Блэра и Центра мира Шимона Переса»118, В 2007 г., перед самым началом финансового кризиса, Пинчук продал свой «Укрсоцбанк», один из крупнейших в стране, итальянской компании «UniCredit» за 2 млрд долл.119


Поскольку в рамках Ялтинской европейской стратегии ежегодно проводятся мероприятия, для участия в которых за его счет приглашаются ключевые фигуры НАТО, Пинчуку удалось создать целую сеть связей с выдающимися представителями североатлантического правящего класса120. Сразу после инаугурации Обамы он заручился поддержкой новой администрации. По данным «Wall Street Journal», в 2009 г. он пообещал «пятилетнее участие на общую сумму 29 млн долл, в Глобальной инициативе Клинтона [...] чтобы обучить будущих украинских лидеров “модернизации Украины”». Тот факт, что Пинчук возглавил список иностранных доноров фонда Клинтона, сигнализировал о его желании сделать Украину «успешной, свободной, современной страной, основанной на европейских ценностях»121. Этим его желанием было обусловлено и стремление сделать энергоснабжение Украины независимым от России. В 2007 г. Пинчук основал компанию «EastOne» со штаб-квартирой в Лондоне — холдинг, включающий около 20 компаний и крупномасштабных проектов. В 2012 г. «GeoAlliance», управляемый «EastOne», объединился с зарегистрированной в Голландии «Arawak Energy Ukraine BV» (дочерней компанией «Vitol», которая, в свою очередь, находилась в сфере влияния «Shell»), для разработки месторождений нефти и газа в Днепро-Донецком бассейне на востоке Украины. Эти 16 месторождений на тот момент находились в собственности «GeoAlliance». Как мы увидим в следующей главе, сама компания «Shell» вскоре присоединилась к эксплуатации перспективных энергетических ресурсов Донбасса, в частности, Юзовского месторождения в районе Славянска122.


В сентябре 2013 г., когда на Януковича оказывалось все большее давление с целью добиться подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (УВЗСТ) на встрече в рамках Ялтинской европейской стратегии присутствовали Билл и Хиллари Клинтон, бывший командующий войсками в Ираке и директор ЦРУ Дэвид Петреус, бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс, бывший глава Всемирного банка Роберт Зеллик, Карл Бильдт и Радослав Сикорский (архитекторы «Восточного партнерства»), президент Израиля Шимон Перес, Тони Блэр, председатель управляющего совета проекта «Северный поток» Герхард Шредер, опальный глава МВФ Доминик Стросс-Кан и многие другие. Присутствовал и сам Янукович, равно как и Петр Порошенко, который впоследствии занял его место в результате первых выборов после переворота. Билл Ричардсон, бывший министр энергетики США, говорил о революции в области сланцевого газа, с помощью которой Вашингтон надеялся уменьшить российское влияние и к которой, как ожидалось, Украина также должна была присоединиться за счет разработки собственных ресурсов сланцевого газа на востоке. Тем не менее предупреждение советника Путина по вопросам евразийской интеграции Сергея Глазьева о том, что, подписав Соглашение об ассоциации с ЕС и Соглашение об УВЗСТ, Украина увеличит дефицит бюджета и будет полностью зависеть от иностранного финансирования, долги по которому не сможет вернуть, по-видимому не оставляло мысли Януковича, когда он вернулся в Киев123.


Может быть, Пинчук и был «антипутинцем», учитывая его позицию по отношению к Североатлантическому альянсу, но он также был заинтересован в сохранении доступа к российскому рынку124. Единственным по-настоящему антироссийским олигархом был Игорь Коломойский. Получив контроль над компанией «Укртатнафта», которой принадлежал Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, Коломойский в 2008-2010 гг. вытеснил российских инвесторов, державших 55% акций компании. «Тат» в названии компании относится к Республике Татарстан, входящей в состав Российской Федерации. Именно властям Татарстана совместно с украинским правительством принадлежала «Укртатнафта» с момента ее основания в 1994 г. Четыре года спустя два российских инвестиционных треста получили часть доли украинского правительства (она сократилась до 43% и теперь стала подконтрольной компании «Нафтогаз Украины», также принадлежавшей Коломойскому). Киевский суд в 2008 г. объявил эти российские инвестиции незаконными и передал их группе «Приват». Год спустя он также выпустил постановление о незаконности прав собственности Татарстана, тем самым увеличив долю Коломойского до 47%, после чего управление компанией полностью перешло к группе «Приват». Татарстанская нефтяная компания «Татнефть», по-прежнему владевшая 10% предприятия, в знак протеста сократила поставки нефти, но теперь Коломойский, контролировавший транспортную компанию «УкрТрансНафта» (формально она была государственной, но на деле находилась, как и «Нафтогаз», под управлением Коломойского), переключился на азербайджанскую нефть125. Нужно отметить, что Кременчугский завод — единственное крупное нефтеперерабатывающее предприятие на территории Украины, с которого Коломойский впоследствии имел возможность поставлять, среди прочего, реактивное топливо для украинских ВВС во время гражданской войны.


У Коломойского был и еще один конфликт с русским бизнесом, в результате чего были испорчены изначально дружеские отношения с российским олигархом Романом Абрамовичем, проживающим в Лондоне и владеющим лондонским фубольным клубом «Челси». В определенный момент Коломойский продал Абрамовичу пять заводов по производству кокса и стали, получив за это миллиард долларов наличными и еще миллиард в акциях принадлежавшего Абрамовичу сталелитейного концерна «Евраз». Однако через некоторое время Коломойский избавился от своих акций и заявил о некомпетентности руководства «Евраза»126. Конфликт с Абрамовичем вылился в язвительную критику со стороны Коломойского и даже угрозы смерти, адресованные Путину (в ответ на них президент России назвал Коломойского вором), которые, по мнению некоторых источников, указывают на то, что Коломойский, вероятно, был причастен к крушению МН17: есть предположение, что самолет перепутали с бортом российского президента, который в то же самое время летел из Бразилии127.


Еще один факт, который необходимо упомянуть в связи с гражданской войной и ее последствиями, — это заинтересованность Коломойского в компании «Burisma», крупнейшей на Украине по добыче природного газа. В 2012 г. Национальное антикоррупционное бюро Украины выявило, что директора одной из государственных угольных шахт Донбасса, который хотел ее приватизировать, попросили сначала присоединить к шахте девять газовых месторождений, а потом, после приватизации (в 2011 г.), передать четыре из них «Management Assets Corporation» (МАСО). МАСО — холдинг семьи Януковича — возглавлял сын президента Александр Янукович, который в тот период скупал все, что только мог, в результате чего в кратчайшие сроки вошел в число 100 самых богатых украинцев. Тем не менее в этом случае пять других, намного более богатых месторождений газа были приобретены компанией Рнафтобурение», 90% которой принадлежали кипрской компании «Deripon Commercial Ltd.» Владельцем «Deripon» была зарегистрированная на Виргинских островах «Burrad Financial Corp.», находившаяся в сфере влияния группы «Приват» и Игоря Коломойского. Компания «Burisma» была основана в 2002 г. и зарегистрирована на Кипре в 2004 г., после «оранжевой революции».


Согласно заключению Антикоррупционного бюро, используя эти и другие схемы, «Игорь Коломойский сумел взять под свой контроль крупнейшие запасы природного газа на Украине. Тем не менее, учитывая аппетиты и возможности его соперников в бизнесе, Коломойский не сможет очень долго оставаться ведущим игроком»128. Конечно, если все эти соперники в бизнесе, и в особенности семья Януковича, не будут устранены совсем. В связи с этим возникала другая проблема: на значительно более крупное из двух главных месторождений газа на Украине, Днепровско-Донецкую нефтегазоносную область (менее крупное месторождение расположено в Галиции), приходится 95% производства компании «Burisma». Эксплуатация этих месторождений была поставлена под угрозу вооруженным сопротивлением, начавшимся в юго-восточных областях после государственного переворота 2014 г., как и принадлежащие «Burisma» лицензии на освоение Азово-Кубанского нефтегазоносного бассейна в Крыму. Это, как можно догадаться, не только усилило ярость Коломойского против повстанцев (и вообще против всего русскоговорящего населения Украины), но и заставило его нанять для «Burisma» американских директоров, имеющих связи с высшими уровнями администрации Обамы в Вашинпоне, чтобы заручиться поддержкой США в гражданской войне129.


Наконец, Коломойский был связан с крупнейшей в стране авиакомпанией, «Международные авиалинии Украины» (МАУ), через зарегистрированную на Кипре «Ontobet Promotions». В 2011 г., когда правительство Украины продало свой контрольный пакет акций украинской инвестиционной фирме и компании «Ontobet», последняя фактически стала ее владельцем. Компания является собственностью группы «Приват» (хотя МАУ это и отрицает). Помимо этого, группе «Приват» также принадлежала компания «Днеправиа», базировавшаяся в аэропорту Днепропетровска, и еще несколько небольших авиаперевозчиков, работающих в аэропортах Борисполя и Донецка, а также в Скандинавии, однако все они в 2012 г. стали банкротами130. Эти связи, как и связи с израильскими охранными компаниями, обслуживающими аэропорты по всей Европе, стали основой для утверждений, что Коломойский был замешан в крушении МН17, к чему мы вернемся в четвертой главе131.


Есть и еще одна категория олигархов, ориентированных на Запад и заслуживающих упоминания здесь: это ряд пищевых и сельскохозяйственных магнатов, не достигших (пока) уровня Пинчука и Коломойского (и уж тем более Ахметова или Фирташа). Их положение тоже зависело от кардинальных изменений в политической ориентации Украины — в данном случае на ЕС. Польский аналитический центр, исследовавший возможные перестановки в результате перехода к аграрной экспортной экономике на основе положений УВЗСТ, определяющих порядок доступа на европейский рынок, в 2013 г. указал следующих потенциальных выгодоприобретателей: кондитерский гигант «Рошен», принадлежащий Петру Порошенко, учитывая, что [его] продукция облагается в ЕС тарифами на импорт в размере около 35-40%. Отмена импортных пошлин также принесет пользу группе «Kernel», принадлежащей Андрею Веревскому, поскольку его компания экспортирует около 17% своего зерна и нефти в ЕС. Аналогичным образом крупная агропромышленная компания «Мироновский хлебопродукт», принадлежащая Юрию Косюку, могла бы выиграть от устранения как санитарных барьеров, так и импортных пошлин, увеличив экспорт своего мяса в ЕС, составляющий в настоящее время 5%132.


В 2013 г. эта группа экспортеров сельскохозяйственной продукции имела еще мало влияния на политику украинского правительства, за исключением разве что Веревского, который был союзником Януковича. Порошенко и Косюк, однако, после февральского переворота 2014 г. укрепили свои позиции и заняли высокие должности.


Таким образом, хотя с точки зрения внешнеэкономических отношений в период, предшествовавший февралю 2014 г., Украина находилась в положении неустойчивого баланса между Востоком и Западом, необыкновенная концентрация активов страны в руках украинских олигархов делала разногласия между ними по этому вопросу весьма существенными. Когда президент Виктор Янукович наконец принял нелегкое решение, отказавшись в ноябре 2013 г. подписать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, которое он хотел уравновесить присоединением к Евразийскому союзу, он вызвал негодование населения, которое все больше уставало от бесконечного произвола олигархов. Это мы рассмотрим в следующей главе.


 


Примечания


 



Цит. по: House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. 2015. P. 64-65 (курсив мой). Естественно, сам Клаус принимал непосредственное участие в разделе Чехословакии в 1993 г.

Sherr J. A war of narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R. Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge [Chatham House Report, June]. — London: The Institute of International Affairs,, 2015. P. 26.

Усиление влияния капиталистического Хартленда также можно проследить со времени его зарождения на границе западного христианства. См. Pijl К. van der. Nomads, Empires, States. Vol. I of Modes of Foreign Relations and Political Economy. London. — Pluto, 2007. Chs 3, 4.

Kuzio Т. Ukraine: State and Nation Building. — London: Routledge, 1998. P. 19-20.

Carrere d’Encausse H. Decline of an Empire: The Soviet Socialist Republics in Revolt /trans. M. Sokolinski, H. A. La Farge. — New York: Harper & Row, 1979 [1978]. P. 22.

Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. — Aidershot: Ashgate, 1998, P. 10-11: Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 81-82.


7      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 11, table 11.



Kuzio T. Ukraine: State and Nation Building. P. 171; Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 54, n. 9.

Kuzio T. Ukraine: State and Nation Building. P. 69 (цитирует Кравчука); Wilson А. цит. по: Kuzio T. «Nationalising states» or nation-building? A critical review of the literature and empirical evidence // Nations and Nationalism. 2001. 7 (2). P. 141.


10      Petro N. Political assistance: keeping the focus on Ukraine // The Sanctions on Russia / Adriel Kasonta ed. — Bow Group Research Paper. 2015. August (online). P. 82.


11      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 9; Lane D. The Rise and Fall of State Socialism: Industrial Society and the Socialist State. — Cambridge: Polity Press, 1996. P. 128; Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 49.


12      Kiryukhin D. Russia and Ukraine: the clash of conservative projects // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 442. О национальной политике социалистов см. Pijl К. van der. The Discipline of Western Supremacy. Vol. Ill of Modes of Foreign Relations and Political Economy. P. 34-41.


13      Lyne R. Russia’s changed outlook on the West: from convergence to confrontation // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J. and Wood A. The Russian Challenge. P. 7.



14 Koestler A. The Thirteenth Tribe: The Khazar Empire and Its Heritage. — New York: Random House, 1976.

15 Fischer L. The Soviets in World Affairs: A History of the Relation between the Soviet Union and the Rest of the World 1917-1929, abridged edn. — New York: Vintage, i960 [1951; 1933] P. 533_534. Петлюра был убит в Париже в 1928 г. Самуилом Шварцбардом. Убийство было местью за еврейские погромы: Werth A. Russia at War, 1941-1945. — London: Pan, 1964. P. 558.


16      Carrère d’Encausse H. Decline of an Empire: The Soviet Socialist Republics in Revolt. P. 25-36.



17 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 15.

18 Werth A. Russia at War, 1941-1945. P. 708-709.


19      Linklater M., Hilton l, Ascherson N. Het Vierde Reich: Het Barbiedossier / trans. G. Grasman. — Utrecht: Bruna, 1984. P. 46.



20 Bellant R. Old Nazis, the New Right, and the Republican Party, 3rd edn / preface C. Berlet. — Boston: South End Press, 1991 [1988]. P. 73; Simpson C. Blowback: America’s Recruitment of Nazis and Its Effects on the Cold War. — New York: Weidenfeld & Nicolson, 1988. P. 167, 180-181.

21 Simpson C. Blowback: America’s Recruitment of Nazis and Its Effects on the Cold War. P. 102, 140, 149.

22 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 19.

23 Mesherikov V. цит. по: Kuzio T. Ukraine: State and Nation Building. Р. 52.

24 Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 35-36.

25 Kiryukhin D. Russia and Ukraine: the clash of conservative projects // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 440.

26 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 23.

27 В годы Второй мировой войны «вольфсангель» был символом дивизии СС «Дас Райх» и голландской бригады «Ландсторм Недерланд». См. Ukraine Antifascist Solidarity. Who is Andriy Parubiy? Protest UK visit of Ukrainian politician with far right links. 2015. 13 October (online).


28      Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. P. 22-23; Wikipedia. Ukrainian National Assembly — Ukrainian People’s Self-Defence.



29 Цит. no: Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 23; cm. Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 21.

30 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. — Warsaw: Centre for Eastern Studies, 2012. P. 14-15, 25-26.


31      Kuzio T. Ukraine: State and Nation Building. P. 24.



32 Цит. no: Pflimlin E. Ukraine, une société bloquée: paix à I’extérieur, tensions à I’intérieur // Le Monde Diplomatique. 2008. May. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn].

33 Kiryukhin D. Russia and Ukraine: the clash of conservative projects // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 444; Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 50-52; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 58-60; Kuzio T. Nation-building, history writing and competition over the legacy of Kyiv Rus in Ukraine // Nationalities Papers. 2005.33 (1). P. 29-58.

34 Åslund A. Comparative Oligarchy: Russia, Ukraine and the United States. Working Paper, № 296. — Warsaw: Centre for Social and Economic Research (CASE), 2005. P. 15. В то время А. Ослунд был неисполнительным директором «Vostok Nafta Ltd.», офшорного шведского холдинга акций «Газпрома»; его рабочий отчет финансировался министерством иностранных дел Нидерландов.

35 Kuzio Т. Regime type and politics in Ukraine under Kuchma // Communist and Post-Communist Studies. 2005. 38. P. 170n3.

36 Лазаренко присвоил 200 млн долл, из государственных фондов: Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).

37 Цит. по: Åslund A. Comparative Oligarchy: Russia, Ukraine and the United States. Working Paper, № 296. P. 10. Во время второго Президентского срока Кучмы Бакая поймали на хищении более 100 млн долл. из государственной нефтегазовой монополии «Нафтогаз Украины».

38 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 15. По данным ФБР, Тимошенко перевела не менее 100 млн долл. в офшорную компанию на Кипре на счета Лазаренко; Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online)

39 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 14.

40 Pflimlin E. Ukraine, une société bloquée: paix à I’extérieur, tensions à I’intérieur // Le Monde Diplomatique. 1998. May. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn]; Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 131.

41 Hanly K. Ukraine and the TTIP // The Digital Journal. 2014. 27 March (online).

42 Palan R. The Offshore World: Sovereign Markets, Virtual Places, and Nomad Millionaires. — Ithaca, NY: Cornell University Press, 2003.

43 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 67. В числе других целей крупных игроков в новом бизнес-пространстве были цепочки, соединяющие производство угля, кокса и листового метала (в том числе металла для труб), а также производственная цепочка, соединяющая уголь, выработку электроэнергии и производство металла.

44 Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 24, 27, 39; Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 72, 82.

45 Glenny M. McMafia: Seriously Organised Crime. — London: Vintage, 2009. P. 96; Yurchenko Y «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 133.


46      Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 72.


47      Группе «Приват» принадлежало 42% «Укртатнафты», а в 2007 г. Коломойский полностью взял в свои руки контроль над деятельностью компании. См. Ukrtatnafta evaluated at $2 billion // Tatarinform. 2011. 31 March (online); Ukraine oil refineries // A Barrel Full. n. d. (online); cm. Wikipedia. Ukrnafta, Ihor Kolomoiskiy.


48      Дело закончилось отставкой министра юстиции С. Головатого, начавшего кампанию против коррупции. Pflimlin Е. Ukraine, une société bloquée: paix à I’extérieur, tensions a I’intérieur // Le Monde Diplomatique. 2008. May. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn]. P. 170n. С. Тигипко с 2002 по 2004 г. занимал должность главы Национального банка Украины.



49 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 51.

50 ÅslundA. Comparative Oligarchy: Russia, Ukraine and the United States. Working Paper, № 296. P. 9.

51 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 23; Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 101-102; Wikipedia. Kravchenko.

52 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 16; Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 104.

53 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 14-15. Владимир Путин и жена Дмитрия Медведева — крестные родители дочери Медведчука.

54 Glenny M. McMafia: Seriously Organised Crime. P. 102.

55 Koshiw I Victor Pinchuk: friend or foe of Ukraine? // Kyiv Post. 2016.14 October (online).

56 Darden K. A. Blackmail as a tool of state domination: Ukraine under Kuchma // East European Constitutional Review. 2001. Spring/Summer. P. 68.

57 Glenny М. McMafia: Seriously Organised Crime. P. 100-101.

58 Parry R. MH-17 probe trusts torture-implicated Ukraine // Consortium News. 2016, 13 June (online).

59 Kuzio T. Regime type and politics in Ukraine under Kuchma // Communist and Post-Communist Studies. 2005. 38. P. 169; Åslund A. Comparative Oligarchy: Russia, Ukraine and the United States. Working Paper, № 296. P. 8-9.

60 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 74, 76; Zon H. van, Batako A, Kreslavska А. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 102.

61 Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 132; Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 73, 76-77, table 3.1.

62 Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online); Wellens A. Stop het associatieverdrag: Oekranense oligarchen moeten yyk belasting betalen [925 Kamervragen] // 925.nl. 2016. 29 January (online).

63 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 51; Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 134

64 «Партия регионального возрождения Украины» была образована в 1997 г., а Партия регионовв 2000 г.: Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. №42]. P. 14.

65 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 73.

66 Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 57-58, 23.


67      Pflimlin Е. Ukraine, une société bloquée: paix à I’extérieur, tensions à I’intérieur // Le Monde Diplomatique. 2008. May. Archives 1954-2012 [CD-ROM edn].


68      Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).


69      Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 133.


70      Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 105.


71      Glenny M. McMafia: Seriously Organised Crime. P. 93-8; Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 138.



72 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies №42]. P. 18.

73 Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 133_134, 138; Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).


74      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies №42]. P. 18.


75      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. P. 20-22; Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).


76      Yurchenko Y. «Black Holes» in the political economy of Ukraine: the neoliberalization of Europe’s «Wild East» // Debatte: Journal of Contemporary Central and Eastern Europe. 2012. 20 (2-3). P. 126-127; Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 22.



77 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business ;Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 23. — Эта фраза приписывается А. Ослунду.

78 Åslund A. Comparative Oligarchy: Russia, Ukraine and the United States. Working Paper, № 296. P. 9. Упоминаются двое: Евгений Червоненко и Давид Жвания. Черновой вариант этого рабочего документа, на который я наткнулся в Интернете, также включал Петра Порошенко, но по какой-то причине в окончательном варианте его уже не было.


79      А. Ослунд утверждает, что эта сделка «создала значительную прибыль и была относительно прозрачной», хотя и соглашается с тем, что она не была «конкурентной»: Åslund A. Comparative Oligarchy: Russia, Ukraine and the United States. Working Paper, № 296. P. 11.


80      LeshchenkoS. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).


81      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 23-24.



82 Ibid. P. 109.

83 Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online); Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 110.

84 Chapman A. Ukraine’s chocolate king to the rescue // Foreign Policy. 2014. 22 May (online). В 2010 г. Порошенко приобрел судостроительный завод в Севастополе, один из крупнейших на Украине, обслуживающий также российский Черноморский флот. Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 108-110.

85 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 126. Тимошенко вскоре была отправлена в отставку, а ее место занял компромиссный кандидат (имеется в виду компромисс с Донецком) А. Мороз, лидер партии социалистов.

86 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 25-26.


87      В 2007 г. Д. Фирташ реорганизовал свою украинскую бизнес- империю и назвал ее «DF Group» (в честь себя). Она была зарегистрирована на Виргинских островах (Великобритания) и включала в себя различные компании, базирующиеся в Австрии и Швейцарии. Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 53-54, 62-63; Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 126, 133; Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).



88 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. P. 24, 33.

89 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 52-54, 64.

90 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. P. 26, 28-29. Автор не упоминает генерального директора Мкртчана.

91 Holoyda О. Ukrainian oligarchs and the «family», a new generation of czars — or hope for the middle class? // Scholar Research Brief. — Washington, DC: IREX, 2013. P. 2. Для сравнения, 100 самых богатых россиян контролируют 35% богатств страны: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 61.


92      Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 134-135.


93      Yurchenko X. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 140, 145 (table 5.1), p. 146 (table 5.2).


94      Cm. Pijl K. van der. Transnational Classes and International Relations. P. 79-84; Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 123-124.



95 Pijl K. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 353

96 Цит. no: Clover C. The unlikely origins of Russia’s manifest destiny // Foreign Policy. 2016. 27 July (online).

97 Sakwa R. How the Eurasian elites envisage the role of the EEU in global perspective // European Politics and Society. 2016. 17 (supl.). P. 14.

98 Gromyko Y. Beyond the «BRICS»: new patterns of development cooperation in the trans-Eurasian corridor // Handbook of the International Political Economy of Production / K. van der Pijl, ed. — Cheltenham: Edward Elgar, 2015.


99      Sakwa R. How the Eurasian elites envisage the role of the EEU in global perspective // European Politics and Society. 2016. 17 (supl.). P. 5.



100 Nazemroaya M. D. The Globalization of NATO. P. 36.

101 Armijo L. E. The BRICs countries (Brazil, Russia, India, and China) as analytical category: mirage or insight? // Asian Perspective. 2007. 31 (4). P. 12.

102 Varoufakis Y. The Global Minotaur: America, Europe and the Future of the Global Economy [rev. edn]. — London: Zed Books, 2013 [2011].

103 Streeck W. Gekaufte Zeit; Die vertagte Krise des demokratischen Kapitalismus [FrankfurterAdorno-Vorlesungen 2012]. — Frankfurt: Suhrkamp, 2013.

104 Fraser E. The Corporate Takeover of Ukrainian Agriculture / with Frédéric Mousseau (County Fact Sheet, December). — Oakland: The Oakland Institute, 2014. P. 2-3.

105 Вдобавок к этому, сразу после получения независимости Украину «наводнили продукты питания из Западной и Центральной Европы»: Zon Н. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. P. 78, 68.

106 Plank C. Ukraine: land grabs in the black earth: Ukrainian oligarchs and international investors // Land Concentration, Land Grabbing and People’s Struggles in Europe / J. Franco, Borras-jr S. M. eds. Amsterdam: Transnational Institute, 2013. P. 184.

107 Branford S. The great global land grab. Food and Democracy: Introduction to Food Sovereignty / M. Gerwin, ed. — Krakow: Polish Green Network, 2011. P. 79-80.


108      Nixey J. Russian foreign policy towards the west and western responses // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge. P. 36.


109      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 29-30; Sherr J. A war of narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge. P. 29. Тарута обанкротился в 2015 г.; Bloomberg. Company overview of ISD Corporation. 2016. 31 July (online).


110      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 30; Ministry of Foreign Affairs, the Netherlands. Doc. 21. 2012. 10 December // Factsheet Oekraïne. Документы получены no процедуре, предусмотренной законом о свободе информации, организацией «Платформа настоящей журналистики».



111 Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 170.



112 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 65.


113      International Organization for Migration, Mission in Ukraine. Migration in Ukraine. Facts and Figures, 2nd edn. — Kiev: IOM-MU, 2013. P. 4.



114 International Organization for Migration, Mission in Ukraine. Migration in Ukraine. P. 11-12. — Сумма включает переводы от представителей диаспоры, напр., в Северной Америке.


115      Yurchenko Y Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 171.



116 Victor Pinchuk Foundation, n. d. (online); Yalta European Strategy, n. d. (online).


117      Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 281; Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 47.



118 Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).


119      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. №42]. P. 30.



120 Moreira P Ukraine, les masques de la révolution, 2016 (online), Документальный фильм, впервые показанный по Canal+)

121 Ukraine oligarch «top cash contributor» to Clinton Foundation prior to Kiev crisis // Russia Today. 2015. 22 March (со ссылкой на Фонд Пинчука).

122 Vitol announces agreement to develop oil and gas fields in Ukraine with EastOne // Vitol. 2012. 29 August (online); cm. Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. — A Jinxee the Cat Publication, 2014. E-book, no pagination, ch. 3; также см. главу 3 этой книги.

123 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 145-146.

124 О зависимости Пинчука от российского рынка см. Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 70.

125 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 30-32.


126      Bershidsky L. Putin gets personal in Ukraine // Bloomberg View. 2014. 4 March (online); Madsen W. Coordinating with NATO // Political Vel Craft. 2014. 23 July (online).


127      Parry R. Was Putin targeted for mid-air assassination? // Consortium News. 2014. 8 August (online).


128      Anticorruption Action Center. Kings of Ukrainian gas. 2012. 26 August (online); In Ukraine, Joe Biden’s son mixes business with pleasure // Voltaire Network. 2014. 15 May (online).



129 «Burisma» presentation (online); Knox O., Shiner M. Why did an energy firm with big assets in Ukraine hire Joe Biden’s son? // Yahoo News. 2014. 14 May (online).

130 Wikipedia. Ukraine International Airlines; Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 106.

131 Madsen W. Coordinating with NATO // Political Vel Craft. 2014. 23 July (online).


132      Kościński P, Vorobiov l. Do oligarchs in Ukraine gain or lose with an EU Association Agreement? // PISM Bulletin. 2013. № 86, 17 August (online). P. 1.


 


 


ГЛАВА 3.


ОТ МАЙДАНА К СМЕНЕ РЕЖИМА


 


Поскольку события на Майдане были протестом против правления олигархов и коррупции, они незначительно отличались от произошедшей десятью годами ранее «оранжевой революции», однако у них были и свои особенности. Быстрому падению популярности президента Януковича также способствовало стремление его семьи и окружения к личному обогащению, но Майдан также продемонстрировал, что термин «Европа» уже стал восприниматься как кодовое слово, означающее возможность прекращения хищений и произвола олигархов. Поэтому, когда Янукович после долгих колебаний отказался поставить подпись под Соглашением об ассоциации Украины с ЕС, народное негодование резко усилилось. Как и в 2004 г., протестные акции дали прозападным олигархам, отброшенным на периферию набирающим силу донецким блоком, возможность вновь взять власть в свои руки. Янукович, которого в 2004 г. уличили в фальсификации результатов выборов, на этот раз без труда выиграл президентскую гонку, однако, вместо того чтобы обуздать олигархию, как это сделал Путин, он направил усилия на то, чтобы укрепить Партию регионов и стоящих за ней олигархов, сделав их доминирующей силой в стране1.


Новым решающим фактором стало вооруженное восстание украинских ультранационалистов, в результате которого фашисты получили контроль над ходом народных выступлений при тесном сотрудничестве с неоконсерваторами из американского правительства и НАТО и осуществили в феврале 2014 г. государственный переворот. Применив военную силу (использование которой организаторы переворота и западные СМИ ошибочно приписывают спецподразделениям полиции), украинские «ультрас» продемонстрировали готовность убивать своих же соотечественников для достижения собственных целей. По мере развития кризиса Запад разделялся на два лагеря. 20 февраля 2014 г., когда министры иностранных дел ЕС начали переговоры с Януковичем о возможности остановить насилие без участия представителя США, американский посол Джеффри Пайетт встретился с Андреем Парубием, на тот момент возглавлявшим ультранационалистов Майдана и командовавшим их боевыми отрядами, численность которых достигала 12 000 человек, чтобы обсудить судьбу украинского президента. Через два дня после захвата власти Парубий возглавил Совет национальной безопасности и обороны (СНБО), одну из важнейших структур в правительстве, подавляющее большинство которого составили украинские националисты (главным образом крайне правые элементы из партий «Свобода» и «Правый сектор»); во главе правительства оказался ставленник Виктора Пинчука, Арсений Яценюк. Как и пришедший к власти в результате переворота Турчинов, Яценюк был членом созданной Тимошенко партии «Батькивщина»; именно его сочла идеальным кандидатом на пост премьер-министра помощница госсекретаря США Виктория Нуланд. В этой главе я доказываю, что начиная с 2010 г. попытки Запада включить Украину и другие бывшие советские республики в сферу своего влияния («Партнерство во имя мира», ГУАМ, «Восточное партнерство», Соглашение об ассоциации с ЕС / УВЗСТ) начали сталкиваться с серьезной оппозицией на Украине в связи с укреплением экономической и политической власти блока федералистских сил. Янукович находился у власти уже около двух лет, когда президентом Российской Федерации вновь был избран Владимир Путин. Это еще больше сузило возможности Запада, одновременно ограничив пространство для маневра киевского правительства между ЕС и альтернативой в виде предлагаемого Москвой Евразийского союза.


США не просто заняли более агрессивную позицию по отношению к России; имеющиеся доказательства свидетельствуют о том, что западные институты на Украине, как правительственные, так и неправительственные, готовили почву для еще одного бунта «гражданского общества». Переворот, осуществленный при поддержке США, не только оправдал их вложения, но и позволил восстановить единство Запада, прекратив краткосрочный отход ЕС от североатлантического курса, — точно такую же роль сыграло в июле крушение МН17 в отношении санкций США. Когда по всей стране начали бесчинствовать вооруженные отряды украинских «ультрас», пророссийски настроенное русскоговорящее население, столкнувшись с угрозой утраты политических и языковых прав и экономической маргинализации, взбунтовалось в ответ. Парламент исторически принадлежавшего России Крыма организовал референдум о выходе из состава Украины и, учитывая, что важнейшая военно-морская база в Севастополе и другие стратегически важные объекты находились под защитой российских спецподразделений, попросил вернуть Крым в состав Российской Федерации. На фоне бури негодования, вызванной этой так называемой аннексией, кампания Запада против Путина перешла на уровень полномасштабной экономической войны, главной мишенью которой был проект трубопровода «Южный поток» и которая подразумевала, что ради генерального плана Америки придется принести в жертву и энергетическую безопасность ЕС, и экономику Украины.


 


ПРЕЛЮДИЯ К ВОССТАНИЮ


 


В январе 2010 г. Янукович победил Юлию Тимошенко во втором раунде президентских выборов, которые обнажили явный раскол между регионами, но были признаны легитимными как внутренними,


так и международными наблюдателями. Новый президент принялся укреплять государственность, восстановив имевшую место изначально президентскую систему правления и ликвидировав «оранжевую мутацию» в сторону парламентской системы. Он не только назначил губернаторов областей из своей партии, но и поручил ее председателю, Николаю Азарову, возглавить правительство2.


Победа Януковича дала Партии регионов и связанным с ней олигархическим группам — донецкому блоку и принадлежащей Фирташу компании «РосУкрЭнерго» — практически исключительную монополию на политическую власть. Сергей Лёвочкин, соратник Юрия Бойко и Дмитрия Фирташа, стал главой Администрации президента. Бойко был назначен министром энергетики, а Фирташ через него получил контроль над «Нафтогазом Украины» и несколькими дочерними компаниями, хотя Коломойский по-прежнему удерживал в своих руках ключевые объекты в сфере энергетики, в первую очередь нефтепереработки. В августе 2011 г. Юлия Тимошенко, влияние которой значительно ослабло без ее бывших союзников-олигархов, была осуждена на семь лет тюремного заключения в значительной мере благодаря давлению представителей «РосУкрЭнерго»3.


Янукович и двое его сыновей, Александр и Виктор, теперь представляли отдельную группировку олигархии, получившую название «Семья». Александр Янукович вскоре после того, как его отец вступил в должность, вошел в число 100 самых богатых украинцев4. Конкуренция между олигархами проникла в государственную структуру. Одной из осей этой конкуренции было соперничество между Януковичем-старшим и Ахметовым, который предпочел вступить в коалицию с Юлией Тимошенко, чтобы ограничить власть президента5. Компания «РосУкрЭнерго» тоже была объектом вожделения семьи». Как пишет Сергей Лещенко, «Фирташ сам признавал, что Янукович владеет 50% всего, что он, олигарх, приобрел с момента избрания Януковича президентом»6. Не стоит забывать, что такое олигархическое обогащение было не просто результатом «коррупции», а нормальной хищнической моделью накопления, характерной для торгово-денежного капитала в этот период. Украинские банки во главе с «Приват-банком» Коломойского вовсю вели операции по схеме «кэрри-трейд»6, занимая на Западе деньги под рекордно низкие проценты, а потом давая их в кредит под высокие проценты внутри страны7. Банки стран Прибалтики специализировались на безнаказанном отмывании ворованных денег фондов; председатель Парламентской комиссии по этим операциям был совладельцем одного из латвийских банков, замешанных в таком процентном арбитраже (утечка капитала при этом возвращалась в форме «инвестиций») в объеме нескольких миллиардов. Помимо Кипра, одним из ключевых звеньев в этом процессе были Нидерланды8. ВВП Украины тем временем застрял на уровне 1991 г.: это была единственная из бывших советских республик, помимо Киргизии, где имел место такой масштабный провал.


К 2012 г. у Партии регионов Януковича было 42% мест в парламенте, региональные отделения в 17 из 27 административных областей и 11 600 партийных организаций. При этой федералистской администрации русский язык вновь получил статус регионального; был также принят новый закон, в соответствии с которым любой язык, на котором в том или ином регионе говорит не менее 10% населения, должен был считаться государственным языком наравне с украинским. Русский язык получил этот статус в 13 из 27 украинских областей. Это не решило языковой вопрос на уровне центральной администрации или высшего образования, но все равно было существенным достижением9.


На выборах 2012 г. партия Тимошенко «Батькивщина» добилась неплохих результатов, в то время как неонацистская партия «Свобода» набрала 10,4% голосов, на что Европарламент отреагировал принятием резолюции, в которой партия была названа «ксенофобской, антисемитской и расистской». Всемирный еврейский конгресс в 2013 г. призвал страны Европы запретить «Свободу» наряду с венгерской партией «Йоббик» и греческой «Золотая заря»10. Тем не менее показательным стало то, что в 2012 г. во время принятия резолюции ООН против прославления нацистов и членов войск СС США, Канада и Палау проголосовали против, в то время как большинство стран ЕС воздержались11.


 


Путь к Соглашению об ассоциации с ЕС и обратно


 


Как уже говорилось в первой главе, в 2008 г. страны Балтийского региона — члены ЕС (Польша, Швеция и три страны Прибалтики) противопоставили евразийскому проект России свою программу «Восточное партнерство». В рамках этой программы Украина получила приглашение подписать версию Соглашения об ассоциации с ЕС и УВЗСТ, в результате чего страна оказалась бы под протекторатом Североатлантического альянса и могла бы сотрудничать в вопросах обороны с НАТО (в соответствии со статьями 4, 7 и 10 Соглашения), а положение нейтралитета по отношению к Североатлантическому блоку и России было бы, по сути, ликвидировано. В экономическом отношении целью соглашения было оторвать Украину от Российской экономики, Евразийского союза и БРИКС, укрепив право собственности олигархов12 и ограничив суверенитет Украины по позициям, разработанным отделом политического планирования Госдепартамента в Вашингтоне в 2005 г. и дополненным рядом положений об обороне.


Янукович столкнул лбами ЕС и Россию, вместе с тем опасно обострив внутренние противоречия Украины. В 2011 г., дав принципиальное согласие на предложение ЕС, он одновременно предложил формулу «3+1», которая дала бы Украине, а через нее и Европейскому союзу беспрепятственный доступ в Евразийский таможенный союз, который должен был быть создан в июле Россией, Белоруссией и Казахстаном. Учитывая, что на российский импорт в тот период приходилось примерно 30% всего объема украинской внешней торговли, можно было ожидать, что это поставит под угрозу не только те 30%, но и жизнеспособность всей украинской промышленности13. Хотя, несомненно, здесь имело значение сильное влияние со стороны России (в первую очередь в экономике, но также, например, в службе разведки, СБУ), Янукович был не столько пророссийски настроенным политиком, сколько олигархом и федералистом14. По совету Порошенко он даже нанес свой первый визит в должности президента не в Москву, а в Брюссель. Тем не менее занимать антироссийскую позицию он тоже не хотел, поэтому в апреле 2010 г. подписал в Харькове соглашение с президентом России Дмитрием Медведевым о продлении договора аренды военно-морской базы в Севастополе еще на 25 лет (до 2042 г.) в обмен на снижение цен на газ15. С другой стороны, с экономической точки зрения подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС в марте 2012 г. и УВЗСТ немного позже означало, что Украина «не сможет далее поддерживать тот же уровень [экономических] отношений с Россией»16.


В 2012 и 2013 гг. министр иностранных дел Нидерландов Франс Тиммерманс, который позже отличился своей театральной речью по поводу МН17 в Совете Безопасности ООН и еще через три месяца получил должность первого вице-президента Европейской комиссии, вел переговоры с Прибалтийскими государствами и другими бывшими странами соцлагеря по поводу ассоциации с ЕС стран «Восточного партнерства», и в первую очередь Украины. Здесь необходимо напомнить, что Нидерланды представляют собой популярную гавань для российских и украинских фиктивных компаний (опережает их в этом отношении только Кипр, а третьими за ними идут британские Виргинские острова), в которые выводятся активы на миллиарды долларов, затем возвращающиеся на родину в виде инвестиций. «Лукойл» оперирует своими активами в Европе через одну из 59 дочерних компаний в Голландии; «Новатэк», второй по величине в России производитель газа, управляет дочерней компанией в Голландии «Arctic Russia BV», стоимость активов которой составляет 800 млн евро17. Возможно, именно этим объясняется активность Гааги на территории бывшего СССР.


Документы, полученные организацией «Платформа настоящей журналистики» в соответствии с Законом о свободе информации накануне голландского референдума по вопросу о вступлении Украины в ЕС в апреле 2016 г., показывают, что уже в середине 2012 г. западные политики сомневались, сможет ли Янукович выполнить неолиберальный контракт с ЕС и Западом, учитывая его желание заключить трехстороннее соглашение18. Тем не менее российские дипломаты не сомневались в том, что ЕС и союз евразийских стран могут сосуществовать19.


Эти различия в оценке политических возможностей были более значительны, чем кажется на первый взгляд. В июне 2013 г. министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, разработавший совместно со шведом Карлом Бильдтом концепцию «Восточного партнерства», находился в Гааге. Значительная часть документов, касающихся того, что он обсуждал с Тиммермансом, засекречена, но нам все же известно, что они обсуждали Европейский фонд за демократию (который впоследствии был задействован в финансировании восстания на Майдане) и важнейшую роль Польши в «сотрудничестве в рамках НАТО и ЕС»20. Нам также известно, что в августе Тиммерманс сообщил министру иностранных дел Эстонии Урмасу Паэту, что Соглашение об ассоциации может быть не подписано, если Янукович останется у власти21. Все это заставляет задуматься о том, в какой степени ЕС рассматривал возможность смены режима.


Нет причин сомневаться, что ЕС намеревался трансформировать украинскую экономику в источник первичных ресурсов. Голландия, один из важнейших иностранных игроков на рынке Украины, специализируется в сфере производства сельскохозяйственного оборудования, семян, биотоплива и зерна, а также электроэнергии. В мае 2012 г. компания «Shell» выиграла конкурс на право заключения контракта на разработку Юзовского месторождения (запасы газа оцениваются в 4 трлн м3) под Славянском на востоке Украины и на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе 2013 г. в присутствии премьер-министра Нидерландов Марка Рюке и президента Януковича подписала соглашение на разработку сланцевого газа. За ней вскоре последовала компания «Chevron». В феврале 2011 г. «ExxonMobil» уже подписала соглашение с «Роснефтью» о разработке месторождений в Азовском море и Крыму22.


В то же время Запад не счел достойными внимания современные украинские компании, занятые разработкой аэрокосмического оборудования, вертолетов и морских двигателей, хотя для них возможность сотрудничества с ЕС имела бы огромное значение, то же самое касается и предприятий тяжелой промышленности, с которыми, по-видимому, предполагалось просто покончить. Что происходит, когда стареющая промышленная инфраструктура, зависящая от дешевой энергии, оказывается в условиях конкуренции, потеряв поставщика энергии в лице России, наглядно продемонстрировала судьба «АвтоВАЗа», украинского филиала производителя легковых автомобилей «Лада». В 1991 г. компания произвела 156 000 автомобилей (около половины производственной мощности), к 1995 г. эта цифра сократилась до 57 000, а в 1996 г. составила 7000, что привело к временному закрытию производства. В 1999 г. производство возобновилось, но на гораздо более низком уровне23. Это позволяло представить, что станет со всей украинской экономикой после вступления в силу положения о свободной торговле, предусмотренного Соглашением об ассоциации с ЕС и УВЗСТ.


Неудивительно, что Украина не скрывала своих сомнений: как свидетельствует заместитель генерального секретаря ЕС по внешним связям Педро Серрано, «“первые признаки” проблем с украинской стороной появились в сентябре 2013 г., когда президент [Янукович] сказал, что “ему будет сложно подписать УВЗСТ”»24. Основной проблемой явно была судьба украинской промышленности. Значение положений УВЗСТ о масштабной либерализации становится очевидным в контексте проходивших в это же время секретных переговоров по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (ТТИП)25. В преддверии подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, которое должно было состояться в Вильнюсе, Нидерланды, а также, вероятно, Германия поддержали сомнения Януковича, которые были предметом обсуждения в украинской прессе задолго до этого, но не были приняты во внимание ЕС26, и начали подумывать о том, чтобы не подписывать соглашение. В середине октября Нидерланды обратились к Берлину с просьбой поддержать их, выступив против ассоциации Украины, если Киев все еще не будет соответствовать критериям ЕС в области либерализации, имущественных и гражданских прав27. Балтийский блок стран, с другой стороны, не только был за ассоциацию, но и активно выступал за членство Украины в ЕС28.


Таким образом, в то время как Янукович предлагал провести «трехсторонние встречи с Россией для прояснения последствий УВЗСТ»29, ЕС предлагал откровенно неолиберальное соглашение, включающее существенные изменения в обороне и внешней политике. Генеральный секретарь НАТО Расмуссен не преминул заметить в январе 2014 г., что подписание Соглашения об ассоциации с Украиной было бы большим плюсом для «евроатлантической безопасности»30. Тем не менее, как отмечает Ричард Саква, это был первый случай в истории расширения ЕС (и НАТО), когда блок встретил сопротивление извне31. Армения уже закрыла для себя дорогу к членству в ЕС и НАТО, присоединившись в сентябре 2013 г. к Евразийскому союзу32. Не смущенный этим ЕС начал, по словам Елены Коростелевой, «умеренную, но плохо просчитанную кампанию, нацеленную на то, чтобы подтолкнуть или, возможно, склонить Украину к принятию решения [по Соглашению об ассоциации] на саммите в Вильнюсе»33. Даже требованию освободить Юлию Тимошенко, которая из своей тюремной камеры призывала Януковича подписать соглашение, по сути дела, не дали хода, потому что приоритетной задачей было включить Украину в сферу влияния Запада34. Углубление взаимосвязей в области энергетики между ЕС и Россией, которые вот-вот должны были укрепиться за счет строительства трубопровода на юге, лишь сделало эту задачу еще более актуальной, при этом обнажив разногласия ЕС с США.


 


Новая «Большая игра» за кулисами антипутинской кампании


 


Когда Владимир Путин в 2012 г. был вновь избран президентом России, неудовлетворенность Запада тем, чего удалось достичь за время правления Дмитрия Медведева, смешивалась с негодованием по поводу перспективы снова видеть в Кремле более жесткого противника. Считалось, что Медведев представляет более сговорчивую, потенциально в большей степени ориентированную на Запад часть государственного класса России. Москву уже пытались завлечь перспективой «перезагрузки» при первом госсекретаре Обамы, Хиллари Клинтон, которую, вероятно, смягчили пожертвования в Фонд Клинтонов от российской государственной атомной компании «Росатом». К 2012 г., однако, стало ясно, что период пребывания в Кремле бывшего председателя «Газпрома», по сути, совпал с углублением зависимости ЕС от российского газа (в декабре 2012 г. была начата работа над газокомпрессорной станцией с российской стороны «Южного потока»35), а между тем Россия «работала над расширением своего [...] военного присутствия в Центральной Азии [...] Это напоминало современную версию “Большой игры’’»36. Неудивительно, что впоследствии Хиллари Клинтон оценивала перезагрузку в отношениях с Москвой как проявление слабости.


Гроссмейстер современной «Большой игры» Соединенных Штатов Збигнев Бжезинский представил обновленную версию ее стратегии для команды Обамы в выпущенной в 2008 г. работе «Второй шанс» (после нескольких лет молчания после неудачи в Ираке и «войны с террором»). Здесь он снова приводил ту же аргументацию в пользу антироссийской политики, которую излагал в «Большой шахматной доске» десятью годами ранее. Бжезинский теперь высмеивал мучительную робость, проявленную Бушем-старшим в своей речи «Котлета по-киевски» в августе 1991 г. Речь, в которой президент США мудро предупреждал о том, что Украина может пойти по пути «самоубийственного национализма на основе этнической ненависти», Бжезинский противопоставляет предложению организовать тайную поддержку сепаратистского движения среди нерусского населения СССР, выдвинутому в годы его пребывания в должности советника президента Джимми Картера по национальной безопасности в конце 1970-х гг.37 В госдепартаменте Хиллари Клинтон задача реализовать идеи Бжезинского в рамках неоконсервативной повестки дня, сформулированной Вулфовицем, Краснером и Паскуалем и др.*, выпала на долю Виктории Нуланд. В докладе Европейскому парламенту в том же 2008 г. Зейно Баран, директор Центра евразийской политики при Гудзонском институте США, рекомендовала Европейскому союзу вместо поддержки строительства «Южного потока» оказать содействие либерализации и модернизации украинской газораспределительной сети. Напряженная обстановка в Черном море, заметила она без обиняков, может способствовать тому, что строительство газопровода будет прекращено совсем38.


 



* Имеется в виду муж Нуланд — идеолог неоконсерватизма Роберт Каган, вместе с Уильямом Кристолом работавший над нашумевшим «Проектом нового века Америки», ставшим основой мировоззрения, которое привело к «войне с терроризмом» и вторжениям Афганистан и Ирак. — Примеч. авт.


 


Очевидно, для того чтобы разжечь антироссийские настроения, особенно в Европе, следовало атаковать в первую очередь по линии «гражданского общества» и «демократии», а не газовой политики. В январе 2012 г. новый посол США в Москве уже устроил скандал, выйдя на встречу с демонстрантами, протестующими против якобы фальсифицированных выборов, а еще через месяц группа «Pussy Riot», образованная членами анархистской группировки под названием «Война», совершила кощунственное выступление у алтаря храма Христа Спасителя в Москве. Церковь подала на них жалобу в суд, и трое из участниц в июле того же года были осуждены по обвинению в хулиганстве. Очень скоро они получили статус узниц совести от организации «Международная амнистия», исполнительным директором которой только что стала Сюзанн Носсел, совсем недавно исполнявшая обязанности заместителя помощника секретаря в команде Хиллари Клинтон. Представители мирового шоу-бизнеса тоже поспешили на помощь. К этому моменту, как пишут Адриэль Касонта и Ричард Саква, «альянс из либеральных интернационалистов, неоконсерваторов, сторонников Глюксманна7, немецких “зеленых”, восточноевропейских реваншистов и просто сторонников единой Европы поддерживал расширение [ЕС и НАТО] как некую священную миссию по укрощению Востока»39. В пропагандистских роликах «Pussy Riot» кощунственная брань в адрес патриарха Православной церкви была заменена на антипутинские стихи, чтобы группу можно было выставить жертвой диктатуры. Онлайн-сообщество «Avaaz», занимающееся организацией протестов, тоже присоединилось к движению с призывами наложить санкции на «влиятельных приближенных Путина»40. В июле 2012 г. также состоялась первая встреча «друзей Сирии» после того, как Россия и Китай отказались поддержать мандат Совбеза ООН на изменение режима в этой стране по модели Ливии. Хиллари Клинтон предупредила их, что они поплатятся за свое упорство41. Правда, Белый дом не был согласен с призывами вмешаться в дела Сирии, но отношение к России резко ухудшилось после перевыборов Обамы в 2012 г. В одном из своих последних заявлений на посту госсекретаря Хиллари Клинтон назвала планы России по развитию Евразийского союза попыткой заново «советизировать» регион, и Соединенные Штаты должны попытаться замедлить этот процесс, а лучше вообще его остановить42. Когда принятая в 1974 г. поправка Джексона — Вэника, связывающая соглашения о торговле и контроле над вооружениями с СССР с еврейской эмиграцией, была наконец отменена в 2012 г., Конгресс незамедлительно принял Акт о верховенстве закона и подотчетности имени Сергея Магнитского (имелась в виду смерть российского адвоката Магнитского в тюрьме), чтобы продолжать оказывать давление на Москву43.


В мае 2013 г., сразу же после того, как сайт WikiLeaks обнародовал дипломатические телеграммы из посольств США по всему миру (весьма болезненно воспринятое событие, которое Хиллари Клинтон назвала «атакой на Соединенные Штаты и международное сообщество»44), Эдвард Сноуден представил разоблачительную информацию о международной деятельности АНБ и его партнеров в так называемых Пяти глазах8 (включая англоговорящий Хартленд)45. Когда Россия предоставила Сноудену убежище после того, как Соединенные Штаты отозвали его паспорт, чтобы он не смог выехать в Латинскую Америку, Вашингтон был крайне этим недоволен и не имел желания прислушиваться к опубликованной Путиным в сентябре 2013 г. в «New York Times» статье с призывом к совместной борьбе против джихадистов в Сирии.


Около 70% процесса сбора разведывательных данных в США передоверено частному сектору, результатом чего является наличие мощного блока сил, заинтересованных в продолжении военных действий и в сохранении полицейского государства. Прямо рядом со зданием АНБ в Форт-Мид (штат Мэриленд) есть бизнес-парк, где в рамках таких программ работают компании «Booz Allen Hamilton» (работодатель Сноудена), SAIC, «Northrop Grumman» и др.46 И это не считая секретных соглашений с такими компаниями, как Facebook, Yahoo!, Apple, Google и Microsoft, предоставляющих правительству США доступ к своим пользовательским базам. Социальные сети, которыми управляют эти компании, превратились в большую поисковую систему для отслеживания оппозиции и наряду с частными операторами и НПО составляют основу для манипуляций Запада с «гражданским обществом». Роль прикрытия играет прежде всего «сеть Сороса», включающая международный фонд «Возрождение», ориентированный конкретно на Украину.


Представители фонда «Возрождение» ожидали, что президентские выборы на Украине в 2015 г. станут «одновременно вызовом и возможностью». Вызов заключался в том, что «пропрезидентские политические силы, представляющие объединенные, а иногда и противоречивые политические взгляды крупного промышленного капитала, заинтересованного в европейском рынке, [сталкиваются] с ориентированным на Россию населением, в основном придерживающимся консервативных (неосоветских) взглядов касательно демократических реформ». Заполнять «ценностный и содержательный вакуум» в украинской политике популистскими концепциями было рискованно; вместо этого политику следовало трансформировать в «соревнование платформ», которое бы «сделало выборы и политическую борьбу привязанными к конкретным проблемам». Возможность заключалась в создании Форума гражданского общества «Восточного партнерства», который должен был стать «голосом гражданского общества в поддержку европейского выбора Украины», связанным с различными комитетами и платформами, распространяющими идею поворота в сторону Запада. Сопротивление российскому влиянию и предотвращение членства Украины в Евразийском таможенном союзе были для фонда «Возрождение» приоритетными задачами47.


Мобилизация различных меньшинств в обществе при содействии западных НПО получила долгожданный импульс в июне 2013 г., когда российский парламент принял продвигаемый его консервативными членами закон о запрете пропаганды «нетрадиционных сексуальных отношений» среди детей. Западные СМИ предпочли интерпретировать это как угрозу безопасности спортсменов-гомосексуалистов на зимних Олимпийских играх в Сочи в феврале 2014 г.48 Подписание Соглашения об ассоциации ЕС с Украиной теперь напрямую было связано с дестабилизацией ситуации в России и позиций президента Владимира Путина. Президент «Национального фонда демократии» в Вашингтоне Карл Гершман заявил в сентябре 2013 г., что Украина — «главный трофей», и если обеспечить ее преданность Западу, Путин «потеряет свои позиции не только в ближнем зарубежье, но и внутри самой России».


На саммите «Большой двадцатки» в сентябре 2013 г. в Санкт-Петербурге Соединенные Штаты выступили как явный оппонент России, призвав к бойкоту Олимпийских игр в Сочи. Кроме того, чтобы укрепить решимость Януковича и заставить его подписать соглашение в Вильнюсе, американцы затеяли игру с ордером на арест олигарха, от которого, как считалось, зависит президентское кресло, — Дмитрия Фирташа, проживавшего в то время в Вене. Когда Янукович выразил сомнение в необходимости подписания соглашения, Соединенные Штаты выдали ордер на арест Фирташа за взятки, якобы данные им в Индии. Действие ордера было тут же приостановлено, как только Янукович дал понять Виктории Нуланд, что соглашение все же будет подписано. После саммита в Вильнюсе Фирташ вновь был арестован и освобожден под залог; позже австрийский судья закрыл дело50.


 


СОБЫТИЯ ФЕВРАЛЯ 2014 г.


 


В течение как минимум последних двух лет было очевидно, «что если Янукович продолжит грабить страну, то ситуация может выйти из-под контроля»51. Поэтому, когда президент Украины за семь дней до церемонии подписания соглашения в Вильнюсе объявил, что он хотел бы его отложить, негодование народа олигархическим правлением достигло апогея и вылилось в массовые протесты, слившиеся с восстанием украинских националистов, сосредоточенных на западе страны. Весь 2013 г. велась работа по подготовке населения к повороту в сторону Запада. В своем документе по планированию на 2013 г. фонд Сороса «Возрождение» указывал на рост народного движения, обусловленный «стремлением граждан принимать участие в принятии решений на всех уровнях», что создало бы благоприятный ландшафт для НПО, стремившихся добиться демократизации через «активное гражданское общество». На практике, конечно, это означало ограниченный суверенитет и «рыночную демократию»: «В сочетании с давлением, создаваемым европейскими обязательствами украинского правительства, от которых зависит перспектива Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, это дает возможности для защиты и поощрения ценностей открытого общества»52. Посольство США в Киеве еще с весны готовило активистов к использованию социальных сетей для организации протеста. 20 ноября член парламента федералист из Днепропетровска Олег Царев, взяв слово в парламенте, заявил, что при поддержке и непосредственном участии посольства США осуществляется проект «ТехКемп», в рамках которого ведется подготовка к разжиганию гражданской войны на Украине. Проект «ТехКемп» направлен на подготовку специалистов по информационным войнам и дискредитации государственных институтов в современных медиа, потенциальных революционеров для организации протестных действий и свержения государственного режима. Проект находится под патронатом и кураторством посла США на Украине Джефри Пайетта53.


Эрику Зюссу удалось найти объявление посольства США в Киеве от 1 марта 2013 г., в котором говорилось о конференции «ТехКемп Киев 2.0 — повышение цифровой грамотности в гражданском обществе». Как сказал Царев в обращении к парламент, активистам-федералистам под видом специалистов по IT-технологиям удалось попасть на мероприятия «ТехКемп» и услышать, как американские инструкторы рассказывали об использовании социальных сетей и интернет-технологий для влияния на общественное мнение и активизации протестов, приводя примеры из Египта, Туниса и Ливии. «Всего было проведено пять мероприятий. Обучено около 300 человек, которые сегодня работают по всей Украине. Последняя конференция “ТехКемп” состоялась 14 ноября 2013 г. [...] на территории посольства США»54.


В выступлении перед бизнес-конференцией в Вашингтоне, организованной фондом «Украина — США» и компанией «Chevron» в декабре 2013 г., Виктория Нуланд рассказала, что США уже влили в Украину 5 млрд долл. на «продвижение демократии»55. Соединенными Штатами, в частности, было проспонсировано набравшее миллионы просмотров видео «Я украинец», созданное при участии Ларри Даймонда из Национального фонда за демократию и организации «Центр UA». Украинская зонтичная организация «Центр UA», объединяющая ряд НПО, была основана Олегом Рыбачуком, вице-премьером по вопросам европейской интеграции при Ющенко. Большую часть денежных средств организация получила от компании «Pact Inc.», финансируемой, в свою очередь, Агентством США по международному развитию, «стратегическим внешним партнером» фонда «Возрождение». Свой вклад внесли и Джордж Сорос, и Национальный фонд за демократию, и «Omidyar Network», компания основателя и владельца «eBay» Пьера Омидьяра56. Все это подтверждает, что предпосылки для смены режима начали готовиться задолго до того, как Янукович столкнулся в Вильнюсе со сложнейшим выбором и принял «неверное» решение.


ЕС тоже участвовал в этом процессе. Он выделил 496 млн евро для «передовых групп». По собственным данным Комиссии, в период с 2007 по 2014 г. Украине на научные исследования, разработки и смежные проекты было выделено 1,3 млрд евро. Европейский фонд за демократию, финансируемый ЕС, несколькими государствами-членами и Швейцарией, по словам его исполнительного директора, члена Европарламента графа Александра Ламбсдорффа, также поддерживал «гражданское общество», то есть блоги, информационные бюллетени и радиовещание, а также помощь в чрезвычайных ситуациях57. Британское посольство в Киеве в начале 2013 г. начало реализацию коммуникативной стратегии, направленной на то, чтобы склонить украинское население к вступлению в ЕС и, в частности, к подписанию Соглашения об ассоциации и УВЗСТ. 10 сентября в Киеве была запущена кампания «Сильные вместе», к реализации которой были привлечены деловые организации, НПО и посольства других стран ЕС. За ней последовала агитация за УВЗСТ и серия телепередач, в которых украинские экспатрианты рассказывали о прелестях жизни в ЕС58. Нидерланды также были одним из партнеров кампании «Сильные вместе», а также крупнейшим спонсором интернет-канала «Громадское телевидение», транслирующего видеозаписи с демонстраций и тем самым обеспечивающего постоянный приток новых участников протестного движения на площади во всех крупных городах59. Немецкий чиновник, с 2011 по 2014 г. возглавлявший Европейский центр современной Украины, институт, призванный сделать более безболезненным сближение Украины с ЕС, заявил что деньги Сороса, по сути, позволили людям на Майдане за две недели заработать больше, участвуя в демонстрациях, чем за четыре недели работы на западе Украины60.


 


Ультранационалисты и фашисты берут в свои руки контроль над протестным движением


 


Когда Янукович объявил, что не подпишет Соглашение об ассоциации с ЕС и вместо этого принял российское контрпредложение — 15 млрд долл. и льготные тарифы на газ, Арсений Яценюк, исполнявший обязанности главы партии Юлии Тимошенко «Батькивщина», призвал к протестам в Twitter (этот призыв стал известен как хэштег #Euromaidan). Ожидалось, что на президентских выборах 2015 г. легко победит оппозиция, кандидатом от которой, вероятно, будет боксер Виталий Кличко. Вашингтон, однако, был не в восторге от этой перспективы, потому что Кличко и члены его партии УДАР («Украинский Демократический альянс за реформы») тесно сотрудничали с близким к ХДС немецким фондом Конрада Аденауэра. Теперь, когда начались демонстрации протеста, Кличко присоединился к другим оппозиционным группам, среди которых была «Свобода» во главе с Тягнибоком (единственная настоящая партийная организация)61. На самом деле ключевые олигархи, стоявшие за Партией регионов, Фирташ (который контролировал 30 депутатов) и Ахметов (6о депутатов), тоже подстраховались и за несколько месяцев до переворота начали финансировать оппозицию. Дело было не только в охлаждении отношений с «семьей» Януковича. Государственный департамент США фактически угрожал обоим олигархам санкциями, если они не начнут сотрудничать62.


К концу месяца, когда первоначально бурные протесты уже начали утихать, киевская полиция неосмотрительно предприняла попытку очистить площадь от митингующих, что привело к обратной реакции. Начали распространяться слухи о том, что применить силу против демонстрантов приказал глава Администрации президента Лёвочкин, чтобы спровоцировать эскалацию напряженности; крупные телекомпании, принадлежавшие олигархам, освещали разгон митинга 30 ноября с точки зрения демонстрантов63. Несмотря на то, что оппозиционные политики знали о планах спецподразделений полиции, они решили не сообщать об этом, чтобы жестокость властей вызвала народное возмущение64. На Майдан снова вышла полумиллионная толпа, а на одной из центральных улиц города антироссийски настроенные экстремисты снесли статую Ленина. В противовес правительственным спецподразделениям «Беркут» начали формироваться вооруженные группы; самыми радикальными из них были украинские фашисты, которые в собственном военном снаряжении начали нападать на полицию65.


Насколько можно судить по документам Министерства иностранных дел Нидерландов, западные правительства внимательно следили за ходом демонстраций. В январе 2014 г. протесты уже не были такими масштабными, как в ноябре и декабре 2013 г., а массового восстания, необходимого для свержения избранного президента Украины раньше конца срока, не предвиделось66. После уличных столкновений в выходные 10 и 11 января Янукович, уверенный в силе Партии регионов, подписал законы, ужесточившие наказание за участие в митингах и сделавшие незаконными даже мирные демонстрации. Запад сразу же призвал Януковича не использовать вооруженные силы против демонстрантов67. Теперь, однако, «дальнейший ход протестного движения стал во многом определяться экстремистскими правыми группами»68. Большинство правых было сконцентрировано на Западной Украине; только 14% из более чем 3000 отдельных «акций протеста», зарегистрированных Владимиром Ищенко, состоялись в столице; две трети произошли на западе и в центре страны. Из эпизодов, включавших открытые столкновения или применение силы, на западные области приходилось столько же, сколько на центральный регион и Киев вместе взятые69. Эти центры восстания западных националистов «были не просто отдельными точками мобилизации людей для участия в киевских палаточных лагерях и митингах, — замечает Ищенко. — Не менее важна была организация народных выступлений против губернаторов областей, назначенных президентом, и членов областных советов из Партии регионов».


Именно в западных областях участники Майдана впервые захватили у местных правоохранительных органов большое количество оружия, которое впоследствии было использовано при столкновениях с полицией в Киеве. Именно на западе Украины, а не в Киеве Янукович в первую очередь утратил контроль. В конце января 2014 г. местные активисты, лидеры оппозиционных партий, члены местных советов (включая партию «Свобода») начали создавать «народные рады», захватывая здания администрации70.


Во Львове вооруженные люди взяли штурмом мэрию; были подняты нацистские знамена и разграблен военный арсенал. В Львовской, Волынской и Тернопольской областях были созданы новые административные структуры; во всех трех областях в 2009-2010 гг. партия «Свобода» получила большинство. Эти региональные центры восстания отправили подразделения на Майдан, что привело к еще большей эскалации насилия71. Существует мнение, что Янукович специально культивировал партию «Свобода» как фиктивную оппозицию, в надежде обеспечить собственное переизбрание на второй срок за счет мобилизации антифашистских настроений. Не вызывает никаких сомнений тот факт, что ультраправое движение на Украине было реальной и активно действующей силой начиная с 1991 г.72


В ночь с 19 на 20 января начались бурные уличные столкновения, в результате которых ситуация стала взрывоопасной. Теперь Янукович расширил действие поспешно выпущенного закона об амнистии, защищающего демонстрантов, таким образом, чтобы его действие распространялось также на спецподразделения полиции. Так же как и в России, был выпущен указ, которым НПО, финансируемые из-за границы, несколько запоздало были объявлены иностранными агентами. 24 января президент предложил отправить в отставку правительство Азарова, назначить Яценюка премьер-министром, а Кличко его заместителем, но оппозиция сочла, что этого недостаточно73. Через четыре дня парламент отменил большую часть антипротестного законодательства, а Азаров подал в отставку вместе со своим кабинетом. К этому времени демонстрации перешли в уличные бои; контроль над «революцией достоинства» (так она до сих пор именуется в западных СМИ) взяли в свои руки вооруженные фашисты, украинские ультранационалисты и футбольные хулиганы. «В численном отношении, — пишет Ищенко, — крайне правые были меньшинством, но они доминировали на политическом и идеологическом уровне»74.


К середине февраля силы, стремившиеся захватить власть, осмелели. Поскольку у оппозиции, по всей видимости, не было реального плана действий, на первый план стали выходить вооруженные группировки75. Вооруженные активисты были сведены в военизированные формирования — 42 отряда самообороны, каждый из которых назывался «сотня», и большинство из них подчинялись «комитету самообороны» под руководством Андрея Парубия. В обязанности «сотен» входила выдача пропусков, сопровождение демонстрантов и ликвидация так называемых титушек — молодых людей из низших слоев общества, которых правительство использовало в качестве провокаторов столкновений. Кроме того, «сотни» нападали с топорами и дубинками на представителей профсоюзов и анархистов среди митингующих76.


Четыре неонацистские вооруженные группировки на Майдане объединились в организацию «Правый сектор», которая начала формироваться уже через пять дней после первой демонстрации77. Главой всего «Правого сектора» стал Дмитрий Ярош, лидер организации «Тризуб» (укр. «трезубец», в честь военизированной организации Степана Бандеры; сцену на Майдане украшал большой портрет Бандеры). Остальные группировки — УНА-УНСО, «Белый молот» и Социал-национальная ассамблея, которую Гордон Хан называет «ультрафашистской»78. Организация «Патриот Украины», военизированное крыло партии СНПУ/«Свобода», тоже присутствовала на Майдане. Возглавлял организацию Андрей Билецкий, последователь Парубия (в дальнейшем он стал командиром печально известного батальона «Азов», унаследовавшего от СНПУ и «Патриота Украины» символ «волчий крюк»)79. В боях принимало участие также подразделение в стиле «Гладио», созданное из солдат израильской бригады «Гивати». Эти «голубые каски Майдана», возглавляемые человеком под псевдонимом Дельта, поселившимся на Украине под видом бизнесмена, действовали под руководством партии «Свобода»80.


Поворотным моментом, после которого демонстрации Майдана переросли в вооруженный переворот, стало 18 февраля. За четыре дня до этого правительство пошло на усилии, освободив из заключения 234 демонстранта и пообещав амнистию за все преступные деяния, совершенные во время протестных акций. Однако 18 февраля правые радикалы, пройдя маршем по Институтской улице, начали бросать «коктейли Молотова» в полицейские подразделения, охранявшие парламент, подожгли штаб-квартиру Партии регионов и убили одного из ее сотрудников. Основные силы протестующих не предпринимали никаких усилий, чтобы остановить радикалов, и теперь присутствие вооруженных фашистов имело для демонстраций большое значение81. Огнестрельное оружие у них появилось уже давно, а 18 февраля повстанцами во Львове был захвачен дополнительный арсенал из 1200 единиц орудия, включая автоматы Калашникова; часть из них вернули на место, остальные отправили в Киев82. С наступлением темноты были застрелены 28 человек, в том числе десять полицейских.


Официальная позиция Запада на протяжении всего этого времени была такова: демонстрантов застрелила полиция83. Тем не менее, судя по направлению выстрелов, они были сделаны со стороны здания Филармонии, находившегося под контролем Парубия. Кроме того, среди жертв не было ни одного активиста «Правого сектора»84. Два дня спустя насилие резко обострилось, когда по меньшей мере 39 протестующих и еще 17 полицейских были убиты снайперами из гостиницы «Украина» и других зданий, контролируемых отрядами самообороны Парубия. Обнародованный телефонный разговор министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта с Верховным представителем ЕС по внешней политике и политике безопасности Кэтрин Эштон позже (26 февраля) подтвердил подозрение, что снайперские выстрелы были сделаны представителями радикальной оппозиции85. В своем детальном исследовании Иван Качановский делает вывод о том, что бойня была провокацией, рационально спланированной и осуществленной с целью свержения правительства и захвата власти. [Следствием] были обнаружены различные доказательства причастности альянса крайне правых организаций, в частности организаций «Правый сектор» и «Свобода», и олигархических партий, таких как «Батькивщина». Снайперы и наводчики располагались в укрытиях по меньшей мере в 20 зданиях и местах, контролируемых Майданом86.


Одна из группировок, входящих в состав «Правого сектора», — «Белый молот» — позже заявила, что вышла из блока в знак протеста против стрельбы87. Помимо солдат спецподразделений полиции и спецназа снайперы также выбрали мишенями демонстрантов других национальностей, в частности поляков и евреев; на основе подробных данных Качановский делает вывод о том, что эти убийства были направлены на то, чтобы мобилизовать поддержку восставших националистов в Израиле, Польше и Соединенных Штатах88. Судебное разбирательство в июле 2015 г., в ходе которого предполагалось осудить двух сотрудников «Беркута» за убийство 39 демонстрантов 20 февраля 2014 г., рухнуло, когда брат одной из жертв, выступив в качестве свидетеля, заявил, что выстрелы были произведены не с позиций «Беркута», а из контролируемого оппозицией отеля «Украина». Калибр всех пуль, которыми были застрелены еще 16 жертв, был одинаковым89.


 


Меры, предпринятые США в ответ на посредничество ЕС, и переворот на Украине


 


В условиях эскалации насилия ЕС решил на время отступить от сценария Вашингтона, вмешаться в происходящее и попытаться прекратить вооруженные выступления. Нам известно, что 24 января министр иностранных дел Нидерландов Тиммерманс разговаривал по телефону со своим украинским коллегой, а также с Кличко. Из подготовительных записей для разговора между Тиммермансом и министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, состоявшегося накануне, нам также известно, что Германия и Нидерланды по-прежнему поддерживали контакты как с украинским правительством, так и с оппозицией и продолжали участвовать в «контактах между людьми» — это было условное обозначение для субсидий НПО и организациям «гражданского общества». Вместе с тем Берлин, как станет ясно позже, хотел мирного решения и очень не желал вступать в конфликт с Россией из-за Украины90.


Тиммерманс принадлежал к числу многих политиков ЕС, которые были ярыми сторонниками Майдана, как и предшественник Штайнмайера, Гидо Вестервелле, а бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт, как и президент партии «Либеральный интернационал», член Европарламента (крайне правого толка) голландец Ханс ван Бален, призывал протестующих двигаться вперед, к «победе». Уходящий президент Европейской комиссии Баррозу призвал демонстрантов «иметь мужество выйти и бороться»91. То, что на Майдан стекались в большом количестве неофашисты из стран ЕС, не смущало западных политических лидеров. Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт заявил на шведском радиоканале P1, что «Свобода» (партия, которую Европарламент в 2012 г. назвал «ксенофобской, антисемитской и расистской», а Всемирный еврейский конгресс потребовал запретить) — это «европейские демократы, которые стремятся к тем же ценностям, которые являются нашими»92.


Если не считать подобных высказываний, к этому времени стало очевидно, что ЕС был не готов к тому, что произошло после саммита в Вильнюсе. «Когда враждебное отношение России стало явным», прокомментировал позже Комитет по делам ЕС британской Палаты лордов, у ЕС было «очень мало возможностей для действия». Единственные действия, которые были предприняты, произошли в ночь с 20 на 21 февраля, когда министры иностранных дел Германии, Польши и Франции (Штайнмайер, Сикорский и Лоран Фабиус) прилетели в Киев, чтобы договориться о соглашении с Януковичем и не дать кризисной ситуации окончательно выйти из-под контроля93. Во второй половине дня 21 февраля они подписали соглашение, которое предусматривало немедленное прекращение огня, начало расследования по фактам насилия и отказ всех сторон от применения силы, после чего должно было последовать возвращение к Конституции 2004 г., формирование правительства национального единства и новые выборы. Соглашение подписали министры стран ЕС (за Фабиуса, который должен был находиться с визитом в Китае, его подписал один из французских дипломатов), Янукович, Яценюк, Кличко и Тягнибок. В качестве специального представителя президента России Путина присутствовал российский дипломат Владимир Лукин. Вопреки распространенным мифам о намерениях и действиях русских, по словам Сикорского, именно Путин убедил Януковича подписать соглашение94.


Представители США не участвовали в этих переговорах и не подписали соглашение, и это оказалось целой проблемой. Вездесущий американский сенатор Джон Маккейн был сфотографирован рядом с фашистским лидером Тягнибоком, а тем временем помощник госсекретаря Нуланд вместе с послом Пайеттом была занята организацией окончательного захвата власти. Нуланд была самым воинственным неоконсерватором в Администрации Обамы и часто общалась с приближенными главнокомандующего силами НАТО генерала Филипа Бридлава. В то время как посольство под управлением Пайетта занималось подготовкой активистов, Нуланд еще до начала массовых протестов три раза встретилась с Януковичем, чтобы убедить его подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, особо подчеркивая важность, которую придает этому Вашингтон. Когда Янукович отступил от своего решения в Вильнюсе, к делу приступила целая сеть НПО, обученная посольством США, и вооруженные «ультрас».


В перехваченном телефонном разговоре с Пайепом Нуланд говорит, что протеже Пинчука Яценюк («Яц») предпочтительнее в качестве преемника Януковича, и исключает возможность выбора Кличко («Клич»), с которым Яценюк «должен разговаривать четыре раза в неделю», но который тем не менее неприемлем с точки зрения Соединенных Штатов, как и Тягнибок. В этом разговоре Нуланд не только сделала скандальное замечание «f...k the EU» («нас...ть на ЕС»), наглядно демонстрирующее ее мнение о значении Европы в международных делах, но также сказала Пайетту, что представитель США в ООН Джеффри Фелтман поможет «склеить» ситуацию с переворотом. Фелтман, бывший коллега Нуланд (помощник госсекретаря по делам Ближнего Востока), помог подготовить лидеров арабских стран к смене режима в Ливии, осуществленному под руководством НАТО в 2011 г., и в июле 2012 г. был назначен заместителем генерального секретаря ООН по политическим вопросам. Таким образом, выходило, что докладывать генеральному секретарю Пан Ги Муну о ситуации на Украине должен американский дипломат95.


Пока министры ЕС работали над соглашением с Януковичем (на фоне всеобщей поддержки протестного движения), США готовили и режиссировали февральский переворот. Россия в этом не сомневалась. Как объяснил Путин в документальном фильме, показанном по новостному каналу «Россия-1» в марте 2015 г., за переворотом стояли американские спецслужбы; они же тренировали украинских «ультрас» на западе страны, в Польше и «в некоторой степени» в Литве96. Окончательное совещание по планированию, на котором вооруженным «ультрас» было дано разрешение действовать, состоялось в посольстве Германии в Киеве вечером 20 февраля. Таким образом, еще до того, как министр иностранных дел Штайнмайер начал переговоры с Януковичем, его собственный посол провел совещание с участием посла США Пайетта и других дипломатов НАТО, на котором также присутствовал глава вооруженного крыла восстания Андрей Парубий. Явившись на совещание в камуфляже и балаклаве, этот человек, ответственный за произошедшие в тот день и 18 февраля расстрелы, угрожал, что «если западные правительства не предпримут решительных мер против Януковича, происходящее может принять очень опасный характер»97. Это не была пустая угроза, потому что львовский оружейный арсенал уже был отправлен в Киев, хотя Парубий позже и утверждал, что ни одна из единиц этого оружия фактически не дошла до столицы. На самом деле разграбление военных арсеналов во Львове, Тернополе и Ивано-Франковске было одной из причин, по которой спецподразделения полиции отказывались продолжать сопротивление. Они «были готовы разгонять демонстрантов, когда те были вооружены палками, камнями и “коктейлями Молотова”, но они не были готовы умереть за Януковича»98-


Тем временем демонстранты на Майдане не были настроены идти на компромисс с Януковичем из-за массовых расстрелов, которые, как им говорили, были на совести правительства. Поэтому командир одного из отрядов Парубия, Владимир Парасюк, командир снайперского подразделения, которое как раз расстреливало демонстрантов и полицейских 20 февраля, смело заявил, что, если Янукович не уйдет в отставку к субботе, они свергнут его силой. Столкнувшись по возвращении с этими негодующими толпами, оппозиционеры, которых Сикорский в президентском дворце убедил подписать соглашение с Януковичем, радикально изменили свое мнение. Это и неудивительно: в то время как Парасюк потребовал, чтобы они отказались от соглашения, Ярош зачитывал перед собравшимися список оружия, с помощью которого протестующие намеревались подкрепить свое требование об отставке Януковича в субботу, 22 февраля99.


Полиция, которая уже потеряла 30 своих сотрудников в результате снайперских выстрелов, боялась, что, если захваченные во Львове автоматы Калашникова появятся в Киеве, начнется кровавая бойня. Она также опасалась заключения подготовленного ЕС соглашения, в котором было положение о расследовании убийств, подозревая, что готовый на все Янукович вполне может принести их в жертву, чтобы остаться у власти. Во второй половине дня 21 февраля командиры спецподразделений полиции обратились в Министерство внутренних дел за распоряжениями относительно дальнейших действий, но распоряжений не было. Вместо этого им предложили покинуть Киев вместе со своими людьми. Вскоре более 5000 сотрудников «Беркута», «Альфы» и других спецподразделений были вывезены из столицы в автобусах. Сикорский, выходя из президентского дворца, где было подписано соглашение с Януковичем, был поражен этим зрелищем100. На следующий день, в субботу, 22 февраля, повстанцы взяли столицу под свой контроль и заняли здание парламента. Памятники Ленину на западе и в центре Украины были снесены.


Янукович покинул Киев на вертолете вечером 21 февраля, чтобы присутствовать в Харькове на съезде Партии регионов, которая выступила с призывом к местным советам вернуть себе власть. Тем не менее российская разведка получила данные о том, что украинские «ультрас» планируют убийство Януковича. Как рассказал Путин в документальном фильме на канале «Россия-1» в марте того же года, он отдал приказ русским службам безопасности и Министерству обороны защищать жизнь президента Украины. Только когда Януковичу стало ясно, что его жизнь подвергается серьезной опасности, он согласился на защиту России (его личные вещи уже были отправлены в Россию). Он сначала отправился в Крым, а затем был доставлен в Ростов на частном самолете, принадлежащему по иронии судьбы конгломерату Порошенко «Укрпроминвест». Из Ростова он призвал Россию вмешаться и вернуть его к власти в качестве избранного легитимного президента. Поэтому если бы у Москвы было какое-либо намерение «вторгнуться» на территорию Украины, как не устает заявлять «партия войны» НАТО, это было бы идеальной возможностью, поскольку о вторжении просил сам законно избранный глава государства101.


Таким образом, кульминацией событий стала «безупречно проведенная смена режима», пишет Дайана Джонстон. Толпы протестующих, чьи требования так и не были четко сформулированы и потому в принципе не могли быть удовлетворены, стали «демократическим» предлогом для свержения избранного правительства, в то время как снайперы обеспечивали страх и смятение, необходимые для осуществления неконституционного переворота102.


Даже несмотря на это, отмечает Манлио Динуччи, вооруженный захват власти не имел бы шансов, если бы НАТО не привлекло на свою сторону значительную часть украинской военной верхушки, обучая ее в течение многих лет в колледже обороны НАТО и отрабатывая навыки на “мирных операциях”». Военные вняли предупреждению НАТО о необходимости сохранять нейтралитет, в результате чего оказались под началом Парубия, назначенного секретарем СНБО, и адмирала Игоря Тенюха, связанного со «Свободой» и ставшего министром обороны103. По словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, Обама сначала призывал Путина поддержать соглашение между Януковичем и оппозицией; теперь Россия тщетно призывала ЕС выполнить это самое соглашение. Брюссель и Вашингтон (который не участвовал в подписании соглашения, а вместо этого занимался подготовкой государственного переворота) незамедлительно признали новое правительство, как если бы произошла обычная легитимная кадровая перестановка105.


 


СМЕНА РЕЖИМА И ПЕРЕГРУППИРОВКА МЕЖДУНАРОДНЫХ СИЛ


 


22 февраля, когда правительство уже было свергнуто, а по залу заседаний расхаживали вооруженные повстанцы, киевский парламент сместил Януковича с поста президента, назначив исполняющим обязанности президента Турчинова. Яценюк, тоже представлявший партию Тимошенко «Батькивщина», стал премьер-министром. Учитывая его незначительный авторитет в глазах общественности106, можно сказать, что «Яц» оказался на своем новом посту только благодаря тому, что представлял интересы Пинчука, олигарха, к которому больше всего благоволили Запад и Соединенные Штаты. В любом случае, кроме партии «Свобода» с ее огромной базой сторонников на западе Украины, ни одна из политических группировок, принимавших участие в Майдане, не имела стабильной поддержки107.


Новое правительство было неконституционным сразу по нескольким причинам. Янукович еще не покинул страну и заявил по телевидению, что не собирается уходить в отставку; не было выполнено и конституционное требование об импичменте, за который должны были проголосовать три четверти Парламента в полном составе. Партия регионов оставалась разделенной на фракции Фирташа и Ахметова, хотя оба они в решающий момент явно отказались поддержать Януковича. Через два дня после назначения нового правительства парламент распустил Верховный суд. Как и следовало ожидать значительная часть юго-восточных областей, где проживало преимущественно русскоязычное население, отказалась признать законность передачи власти; то же самое можно было сказать о Крыме и Донбассе108. Партия регионов пребывала в замешательстве. «Внезапный отъезд Януковича и его сторонников привел партию к распаду на несколько фракций, связанных с крупными бизнес-группами, — пишет Сергей Куделия. — У каждой из этих групп были свои интересы в Донбассе; некоторые из них были более настойчивыми, чем другие, и заключили негласные альянсы с лидерами сепаратистов»109. В середине марта Фирташ был арестован в Вене по запросу об экстрадиции в США и освобожден под залог в 125 млн долл. (самый крупный в истории Австрии). Тем не менее в том же месяце он сумел пригласить Порошенко и Кличко в столицу Австрии и определить исход запланированных на май президентских выборов110.


Коломойский, как и Пинчук, был в числе олигархов Украины, больше всего выигравших от переворота, однако положение Коломойского было гораздо более ненадежным. В украинских СМИ были предположения, что Янукович хотел сделать Коломойского «украинским Ходорковским» после того, как правительство заблокировало его попытку перевести контролируемую «Ontobet Promotions» компанию «Международные авиалинии Украины» (МАУ) в свою полную собственность. На самом деле, несмотря на давление России, в собственности Коломойского остался Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, что говорит о том, что он каким-то образом достиг договоренности с Партией регионов111. При этом, когда начались массовые протесты, Коломойский бросил в бой все принадледжащие ему средства массовой информации, отчасти из мести за назначение одного из членов донецкого блока Ахметова губернатором Днепропетровска. «Региональные элиты, которые управляли Украиной в течение многих лет, восприняли это как оскорбление и искали возможности отомстить»112.


В новом кабинете министров Яценюка, состоявшем из 21 человека, только два министра были с юга и востока Украины — из той ее части, которая традиционно голосовала за кандидатов-федералистов. Таким образом, пророссийская половина страны фактически была лишена права голоса. Тимошенко вышла на свободу через два дня после переворота, а украинский Уголовный кодекс был незамедлительно изменен таким образом, что действия, за которые она была заключена в тюрьму, больше не являлись уголовными преступлениями, и теперь она могла в мае баллотироваться на пост президента113. Политик из партии «Свобода» Александр Сыч, который заявлял в феврале в Европарламенте, что «фашистская диктатура — лучший способ управления страной», был назначен вице-премьером114. Ультранационалистский и фашистский профиль государственного переворота стал еще более очевидным после того, как Кличко, чье имя уже вычеркнула Виктория Нуланд, поддержал новый кабинет министров, но отказался войти в его состав, опасаясь, что его партия УДАР может пострадать из-за принятых этим кабинетом решений. В результате «Свобода», имевшая лишь 8% мест в парламенте, получила 21 место в кабинете министров и пять губернаторских кресел, охватив одну пятую часть страны. Важнейшие должности в областях национальной безопасности и обороны, а также должность генерального прокурора достались «Свободе» и «Правому сектору»115.


Ключевые для экономики Министерства финансов и энергетики посты достались людям Коломойского; сам олигарх, одной из самых ценных идей которого было возведение стены между Украиной и Россией, был назначен губернатором Днепропетровской области. Экономическую программу новому режиму диктовал МВФ — включая сокращение на 5% расходов на социальное обеспечение и образование и на 7% расходов на здравоохранение — и это при том, что инфляция в 2014 г. составила 49%. Весной 2014 г. были сокращены 10% государственных служащих, пенсии были снижены, а детские пособия отменены. Средства, выделяемые на охрану окружающей среды, были сокращены почти вдвое, а минимальная заработная плата была заморожена и в реальном исчислении опустилась ниже прожиточного минимума116.


Сложно назвать более важный шаг, чем назначение Андрея Парубия на пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). Человек, занимающий должность, контролирует Министерство обороны, вооруженные силы, правоохранительные органы, службы госбезопасности и разведки. СНБО уже подвергся значительным изменениям при Януковиче, который назначил его секретарем донецкого олигарха Андрея Клюева117. Теперь во главе совета встал соучредитель фашистской СНПУ (предшественницы «Свободы»), командир ее военизированного формирования «Патриот Украины» и лидер вооруженного восстания, который 20 февраля вел с послами США и НАТО переговоры о захвате власти. Дмитрию Ярошу, руководителю «Правого сектора» (и группы «Правого сектора» в киевском парламенте), была предложена должность заместителя, но он отказался. СНБО формально возглавляется президентом, но по сути им управляет секретариат в составе 180 человек, включая специалистов в области обороны, разведки и национальной безопасности. Иными словами, Парубий являлся высшим должностным лицом, отвечающим за все аспекты национальной безопасности с момента захвата власти и до своего ухода в отставку три недели спустя после крушения МН17. Он покинул свой пост 7 августа 2014 г. якобы из-за разногласий по поводу нового соглашения о прекращении огня, в тот самый день, когда в Киеве в течение нескольких часов находился генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, о чем будет более подробно рассказано в пятой главе.


Арсен Аваков был назначен министром внутренних дел и командующим добровольческими вооруженными формированиями, составленными из отрядов самообороны Майдана. Аваков в 2010 г. вступил в партию Тимошенко «Батькивщина»; будучи главой Харьковской областной администрации, он стал известен тем, что для борьбы с противниками использовал футбольных хулиганов. В 2012 г. за мошенничество Италия включила Авакова в список лиц, разыскиваемых Интерполом, но, после того как он был избран в украинский парламент, ордер на его арест был отозван. Широко известен факт, что он нередко публикует оскорбительные комментарии на Facebook, а в бытность министром был заочно осужден за военные преступления постановлением российского суда от 9 июля 2014 г. И он, и его близкий друг и внештатный советник министра внутренних дел Антон Геращенко также являются членами СНБО. Впоследствии они первыми заявили, что Россия непосредственно причастна к крушению МН17118.


На волне захлестнувшего страну триумфа украинского национализма парламент 23 февраля принял закон, сделавший украинский единственным государственным языком как на федеральном, так и на региональном уровнях. Тем не менее, учитывая, что смена режима была уже осуществлена, западные политики не видели необходимости провоцировать население юго-восточных и восточных областей и убедили Турчинова не подписывать этот закон. Он отложил рассмотрение законопроекта до 28 февраля, но обратной дороги уже не было. Вооруженные банды громили кабинеты чиновников Партии регионов и Коммунистической партии Украины, а в Интернете мгновенно распространялись видеоролики, на которых чиновников бросали в мусорные контейнеры, избивали или делали с ними нечто еще более плохое, и чувство страха среди русскоязычного населения Украины неуклонно росло. Министр иностранных дел Эстонии Паэт рассказал Кэтрин Эштон об атмосфере запугивания, избиениях и ночных визитах вооруженных людей119. Тем не менее у ЕС были другие приоритеты.


«Партия войны» в США и НАТО интерпретировала захват власти как серьезный удар по евразийскому проекту России, и в том числе по энергетическим связям с ЕС, и теперь заставила Францию и Германию, правительства которых ненадолго отклонились от североатлантического курса, вернуться в строй. Об этом мы знаем из писем главнокомандующего силами НАТО Филипа Бридлава: его электронная почта была взломана, и информация появилась на сайте занимающейся разоблачениями компании «DCLeaks»120. В письме от 23 марта бывший вице-президент корпорации RAND и эксперт по воздушным силам Натали Кроуфорд сообщила Бридлаву о своей озабоченности несговорчивостью ЕС, добавив, что «отношения между ЕС и США полны трений по многим вопросам, сейчас это главным образом Россия, санкции, Украина, теперь говорят о балтийских странах»121. Колебания Франции и Германии 20-21 февраля в любом случае оказались недолговечными. Министр иностранных дел Польши Сикорский присутствовал на переговорах с Януковичем, и в участии Польши во внутренних делах своего соседа четко прослеживалась ее приверженность североатлантическому курсу. Поэтому, когда ЕС был поставлен перед свершившимся фактом переворота, причин для сомнений у него не осталось.


6 марта на саммите ЕС было решено, что политические разделы Соглашения об ассоциации с Украиной — преамбула, разделы I, II и VII — должны быть подписаны до выборов, чтобы украинский электорат не мог воспрепятствовать переориентации страны на Запад в политическом и оборонном отношении, хотя электорат остальных стран ЕС имеет эту прерогативу: голландцы в ходе референдума 6 апреля 2016 г. отвергли подписание Соглашения большинством в две трети голосов (правда, правительство Рютте этот результат проигнорировало). На этом «демократическая» часть проекта рыночной демократии заканчивалась122. Что касается «рыночной» части, Яценюку ясно дали понять, что Соглашение не будет разделено на две половины; УВЗСТ является неотъемлемой частью Соглашения, хотя оно будет подписано позже. Таким образом, не могло оставаться никаких сомнений по поводу того, что экономика страны будет открыта для Запада одним махом123.


После этого первоначального успеха ключевые силы ЕС начали добиваться полноценного членства страны в союзе. Так, еврокомиссар по вопросам расширения ЕС и политики добрососедства Штефан Фюле пояснил в интервью немецкому еженедельнику «Die Welt», что для настоящей трансформации Восточной Европы необходимо расширение124. Но зачем же тогда было давать бывшим советским республикам право голоса, которое подразумевало членство в ЕС, если можно было включить их в состав без этого права — в качестве протекторатов ЕС и НАТО?


 


Отделение Крыма от Украины


 


Скорость, с которой разгул фашистских банд охватил всю Украину, заставила Москву серьезно обеспокоиться о возможных последствиях для ее стратегически важной военно-морской базы в Крыму, в Севастополе, где базировался российский Черноморский флот. Обеспокоенность России только усилилась, когда 1 марта 2014 г. три бывших украинских президента, Кравчук, Кучма и Ющенко, призвали правительство, пришедшее к власти в результате государственного переворота, отменить Харьковские соглашения (согласно которым аренда Севастополя была продлена с 2017 по 2042 г.). Через четыре дня секретариат парламента в Киеве подготовил законопроект, в котором присоединение к НАТО вновь утверждаюсь в качестве национальной стратегии Украины. Кроме того, новый президент Турчинов выступил с заявлением о том, что Украина рассматривает возможность изменения своего нейтрального статуса125. Перспектива появления военно-морских подразделений НАТО в Севастополе уже была вполне реальна, поскольку ключевые должности, связанные с безопасностью, в новом правительстве были заняты антироссийскими украинскими националистами. Все шло к тому, что Черное море войдет в сферу влияния Запада. Планы России по трубопроводу «Южный поток», над которым Москва и «Газпром» работали совместно с европейскими странами и компаниями-партнерами уже более семи лет, тоже были бы поставлены под угрозу, если бы в Севастополе вместо России возможность разворачивать свои военно-морские силы получило НАТО.


Крым вовсе не был неотъемлемой частью Украины, в этническом отношении его население было преимущественно русским; принятое Хрущевым в 1954 г. решение передать его УССР было спорным. 93% граждан Крыма, проголосовавших на референдуме в январе 1991 г., высказались за отделение Республики Крым; независимость Украины в декабре того же года здесь поддержали без особого энтузиазма, а в мае 1992 г. полуостров принял декларацию о суверенитете, хотя референдум по поводу принятия этой декларации не проводился — отчасти благодаря сдержанной реакции президента Кравчука126. Созданные на этом этапе институты самоуправления были ликвидированы Кучмой в 1995 г., и хотя по Конституции 1996 г. Крым получал статус автономной республики, напряженность сохранялась. От Ельцина в годы его пребывания у власти постоянно требовали возвращения Крыма в Российскую Федерацию, однако он полагал, что в рамках СНГ будет продолжена оборонная и внешняя политика эпохи СССР с сохранением при этом превосходства России127. В 2008 г., во время грузинской военной кампании по возвращению Южной Осетии, опросы показывали, что 73% крымчан выступают за воссоединение с Россией128.


Захват власти в Киеве в 2014 г. усугубил ситуацию, а когда наметилась перспектива принятия нового закона о государственном языке, в парламенте Крыма было вынесено на обсуждение предложение провести референдум по отделению от Украины129. Чтобы предотвратить вторжение правительственных вооруженных сил или фашистских иррегулярных формирований, территорию полуострова блокировали российские специальные подразделения (контингент войск, дислоцированных на полуострове, насчитывал 12 500 человек — это всего лишь половина того количества военнослужащих, которое могло быть размещено на полуострове по договору аренды). Военнослужащие не носили знаки различия, чтобы их не могли сразу идентифицировать. 28 февраля они заняли два аэродрома, чтобы не допустить высадки на полуостров верных Киеву войск или националистических добровольческих подразделений. Соединенные Штаты отреагировали на эти действия, подключив Европейское командование вооруженными силами США (Eucom), дублирующее Верховное командование НАТО. Министр обороны Чак Хэйгел приостановил все связи с Россией в военной сфере, приказал начать совместные учения подразделений ВВС США в Польше и увеличил долю участия США в патрулировании силами НАТО воздушного пространства над Прибалтикой. Бридлав тем временем провел совещания с главами оборонных ведомств стран Центральной и Восточной Европы130.


Адмирал Игорь Тенюх, министр обороны нового украинского правительства, в 2008 г. осуществлял руководство неудавшимися операциями по блокированию доступа России к Черноморской военно-морской базе во время российско-грузинской войны за Южную Осетию и хорошо знал ситуацию. 12 марта он сообщил, что у Украины недостаточно средств для удержания власти над Крымом, и в докладе Турчинову описал боевую готовность армии в мрачных тонах, отметив, что только 10% или 15% ее военно-воздушных сил способны выполнять боевые задачи131. На следующий день, 13 марта, министр внутренних дел Аваков восстановил Национальную гвардию, упраздненную Кучмой в 2000 г., чтобы компенсировать жалкое состояние регулярной армии и иметь в распоряжении хорошо мотивированную военную силу, а также чтобы хоть как-то дисциплинировать многочисленные военизированные криминальные и фашистские элементы, в которые превратились вооруженные отряды Майдана132.


Чтобы предупредить военные авантюры со стороны Украины и/или НАТО, Россия развернула на Крымском полуострове береговые ракетные комплексы таким образом, чтобы они были видны с американских шпионских спутников, контролирующих территорию. В том случае, если Запад не поймет намека, сообщил Путин в марте 2015 г. в документальном фильме, показанном по каналу «Россия-1», Москва готова привести в боевую готовность ядерное оружие. До сих пор войска, защищавшие Крым, назывались «силами самообороны», но теперь, столкнувшись со стремлением Запада унизить Россию, Путин начал говорить без обиняков. Напомнив о соглашении 1994 г., по которому Украина обменяла свой ядерный арсенал на гарантию границ, президент России отметил, что защищать миллионы русских и русскоговорящих граждан — это обязанность и национальный интерес Киева, ключевой аспект территориальной целостности страны. Неспособность Киева защитить граждан от банд ультранационалистов, заявил Путин, заставила Россию пойти на решительные меры. «Учитывая этнический состав населения Крыма, насилие здесь было бы еще более жестоким [чем в Киеве]»133.


Дальше события развивались стремительно. На референдуме 16 марта большинство крымчан проголосовали за объединение с Россией, хотя оценки относительно реальной явки и большинства голосов варьируются134. 21 марта Крым присоединился к Российской Федерации, став 22-й республикой в ее составе, а Севастополь был добавлен в список городов федерального значения. Киев отреагировал на это, перекрыв подачу пресной воды на полуостров и оставив Крым в 2014 г. без урожая риса. 25 марта адмирал Тенюх был отправлен в отставку за то, что не сразу отозвал украинские воинские части с полуострова, результатом чего стало весьма показательное решение 14 500 из 18 800 украинских военнослужащих остаться на территории вошедшего в состав Российской Федерации Крыма и принять российское гражданство. Тенюх был заменен Михаилом Ковалем, командующим пограничными войсками Украины135. 2 апреля Россия разорвала соглашение о военно-морской базе, за которую к тому времени уже успела заплатить 45 млрд долл. В том же месяце Москва восстановила гражданские и языковые права татар в Крыму в соответствии с российским принципом федерализма, хотя Киеву и удалось создать среди татар экстремистскую группу136.


Вопреки навязчиво внушаемому западными СМИ мнению, что присоединение Крыма было (очередным) проявлением российского экспансионизма, это решение было весьма нестандартным для российской внешней политики. Москва пошла на этот шаг лишь после того, как накопилось достаточное количество прецедентов нарушения Западом своих международных обязательств: от признания Косово, несмотря на резолюции ООН, в которых подчеркивается целостность Югославии, и до смены режимов в Ираке и Ливии. Россия даже ссылалась на принятое Международным судом в июле 2010 г. решение о том, что в международном праве нет запретов на объявление независимости: это было постановление, которым суд отклонил жалобу Сербии на объявление независимости Косовом в одностороннем порядке. Обама, выступая в Брюсселе в конце марта, решил ответить на аргументы Москвы рядом заявлений о «тесном сотрудничестве Косова с Организацией Объединенных Наций и [своими] соседями». На самом деле не было ни референдума, ни сотрудничества, либо это было тайное сотрудничество с Соединенными Штатами137. Между тем ЕС выразил возмущение возвращением Крыма в состав Российской Федерации, одновременно игнорируя нарушения Конституции Украины, допущенные ее правительством, и роспуск Верховного суда. Главы государств и правительства выразили официальный протест против «незаконного референдума в Крыму, явно нарушающего Конституцию Украины»138.


 


Экономическая война Запада


 


Страны Запада поспешили наложить на Россию санкции. 6 марта, за 10 дней до референдума об отделении Крыма, президент Обама уполномочил министра финансов США после консультации с Госдепартаментом запретить въезд на территорию США и заморозить активы тех, кто «присвоил властные полномочия в Крымском регионе без разрешения правительства Украины». Эти люди якобы «подорвали демократические процессы и институты в Украине» — довольно смелое заявление, учитывая, что только что совершившийся захват власти в Киеве был осуществлен под руководством США. Встреча «Большой восьмерки», которая должна была состояться в июне 2014 г. в Сочи, была отменена, а Россия, как и следовало ожидать, была исключена из этой организации. Через день после референдума об отделении Крыма, прошедшего 16 марта, США, ЕС и Канада, премьер-министром которой тогда был неоконсерватор Стивен Харпер, ввели первый раунд специфических карательных мер в отношении ключевых лиц, связанных с нефтегазовой отраслью.


Несколько часов спустя Путин подписал указ о признании независимости Крыма. Натали Кроуфорд из корпорации RAND была недалека от истины, когда написала Бридлаву, что «это похоже на публичную международную [военную игру]. Это игра в шахматы, где игроки сидят друг напротив друга, но ни один из них не видит доску». Под этим она имела в виду, что ни одна из сторон конфликта не имеет «полного представления о том, что происходит, или о том, какая реакция может последовать на какое-либо из предпринимаемых действий, включая любое обострение ситуации»139. 19 марта Обама объявил, что Соединенные Штаты намерены направить объединенные усилия на то, чтобы изолировать Россию в экономическом и политическом отношении и сделать ее «государством-изгоем». Хиллари Клинтон, покинувшая должность госсекретаря, чтобы сосредоточиться на предвыборной гонке за пост президента США, а также в связи с разногласиями по поводу необходимости вмешаться в конфликт в Сирии из-за инцидента с газом в Гуте, сравнила возвращение Крыма России с тем, «что сделал Гитлер в тридцатые годы»140.


Дальнейшие действия Запада были нацелены на то, чтобы ликвидировать зависимость Европы от российского газа, и результатом их стало использование вопреки интересам Европейского союза его же собственных правил конкуренции. Уже в 2007 г., когда было подписано соглашение с итальянской компанией «Eni» о строительстве «Южного потока», Европейскому союзу было рекомендовано использовать свое антимонопольное законодательство, чтобы подорвать контроль «Газпрома» и «Транснефти» над строительством трубопровода через Черное море, что и было сделано в форме «Третьего энергетического пакета» в 2009 г. Украину и Румынию, в свою очередь, поощряли выдвигать против строительства «Южного потока» возражения, связанные с экологией и другими аспектами, — эта тактика ранее уже позволила приостановить строительство «Северного потока»141. Во время киевского переворота обозреватели задавались вопросом, в какой степени сланцевый природный газ (СПГ) из США может компенсировать поставки из России. Европа должна была стать основным рынком для предприятий по производству СПГ, создание которых было запланировано во Флориде и Мэриленде. Правда, с Россией было бы сложно конкурировать в ценовом вопросе, но Европа была более привлекательна для СПГ в качестве рынка для экспорта, чем Азия, а принятые в ЕС правила конкуренции могли дать США преимущество над «Газпромом»142. Когда 27 марта американский Сенат одобрил предоставление пакета экономической помощи новому киевскому правительству в размере 1 млрд долл., руководитель Комитета Сената по энергетике и природным ресурсам Мэри Ландрю отметила, что трубопровод «Keystone XL» даст Европе альтернативу российскому газу143. Поначалу администрация Обамы выступала против экспорта СПГ (и строительства трубопровода «Keystone XL») по экологическим соображениям, но отделение Крыма заставило ее пересмотреть эту политику144.


Когда «Северный поток» получил статус трансевропейской Энергетической сети (ТЕС), на него перестали распространяться требования «Третьего энергетического пакета», однако с «Южным потоком» этого не произошло, потому что «пакет», который был, в сущности, направлен против «Газпрома», не позволял производящей газ компании транспортировать его в Европу. Несмотря на то что большинство контрактов с «Газпромом» было подписано до того, как «пакет» вступил в силу в 2009 г. «Газпром» теперь был бы вынужден продать половину всего газа, проходящего через украинскую газораспределительную сеть, другим компаниям, чтобы этот газ смог попасть на территорию ЕС145. Естественно, олигархи, связанные с энергетическим сектором, такие как Пинчук и Коломойский, а также государственная монополия «Нафтогаз», находившаяся в их совместной (оспариваемой) собственности, были очень рады открывшимся перед ними возможностям, как и потенциальные западные инвесторы. Более того, Киев вскоре начал захват принадлежавших России энергетических предприятий на территории Украины. 22 апреля Министерство внутренних дел конфисковало третий по величине в стране нефтеперерабатывающий завод, расположенный в Одессе (объем производства — 70 000 баррелей в день), не работавший с февраля, когда украинская компания одного из приближенных Януковича (который приобрел ее у «Лукойла» в 2013 г.) не смогла выплатить кредит и была вынуждена уступить право собственности российскому банку ВТБ146.


17 апреля Европарламент принял рекомендательную резолюцию, в которой было высказано возражение против строительства газопровода «Южный поток» и рекомендовано начать поиск альтернативных источников газа. В том же месяце Россия направила жалобу в ВТО на экстерриториальное применение правил конкуренции ЕС с целью вынудить «Газпром» после завершения строительства «Южного потока» открыть доступ к трубопроводу конкурентам147. 28 апреля Соединенные Штаты опубликовали список из семи официальных лиц, которым запрещалось осуществлять сделки на территории США. В список попал Игорь Сечин, генеральный директор российской государственной нефтяной компании «Роснефть», а также Геннадий Тимченко, основатель компании «Gunvor», одного из крупнейших в мире энергетических трейдеров. Его компания «Volga Group» контролирует «Стройтрансгаз», компанию, ответственную за строительство болгарской части «Южного потока». «Черноморнефтегаз», крымская дочерняя компания «Нафтогаза Украины», уже подверглась санкциям ранее. Россия ответила на эти меры введением запрета на въезд для 22 граждан США в марте и для 89 граждан ЕС в мае148. Чуть позже санкционный режим перешел в полномасштабную экономическую войну, когда Москва завершила десятилетние переговоры с Пекином заключением крупного контракта на поставку газа (подписание контракта состоялось 21 мая)149.


В начале июня 2014 г. Болгария, уступив давлению, остановила работу над трубопроводом «Южный поток». Тремя годами ранее здесь было обнаружено месторождение сланцевого газа, якобы способное компенсировать связь с Россией через Черное море, и контракт на его разработку достался компании «Chevron», однако проект был закрыт из-за движения протеста против добычи газа методом разрыва пластов; в организации движения генеральный секретарь НАТО Расмуссен обвинил Россию с ее «изощренной кампанией по информированию и дезинформированию». В результате выборов, прошедших в 2013 г., и инвестиций в Болгарию, сделанных российскими корпорациями (включая банк ВТБ), новый премьер-министр Пламен Орешарски оказался между двух огней: с одной стороны, на него оказывали давление крайне правая партия — его пророссийский партнер по коалиции — и «Газпром»; с другой — ЕС и Вашингтон. Парламент одобрил проект «Южный поток» через две недели после присоединения Крыма к России; антимонопольное законодательство ЕС удалось обойти, назвав трубопровод «наземно-морской линией». Тогда Европейская комиссия приказала Болгарии прекратить работу над «Южным потоком» и прекратила столь необходимое финансирование регионального развития, объемы которого составляли десятки миллионов, в то время как посол США предупредил болгарские компании о том, что они не должны сотрудничать с Тимченко. Последним шагом, приведшим к закрытию проекта, стал визит американских сенаторов Джона Маккейна и Рона Джонсона в сочетании с загадочным массовым изъятием средств из банка, к которому проявлял интерес ВТБ150. Вся сеть проектируемых и уже существующих трубопроводов между Россией, Турцией и Европой, показанная на карте 4, явно оказалась под угрозой.


 



 


Карта 4. «Южный поток» и существующие газопроводы из России.


 


Когда Путин и его австрийский коллега Хайнц Фишер встретились в июне, чтобы утвердить сделку между OMV и «Газпромом», американское посольство в Вене сделало заявление, в котором говорилось, что Австрия должна «тщательно обдумать, будут ли сегодняшние события способствовать усилиям [по обеспечению трансатлантического единства и предотвращению дальнейшей агрессии со стороны России]».


Как прокомментировал эти события Эрик Драйцер, «“Южный поток” стал одной из основных арен боевых действий в экономической войне, которую Запад ведет против России». Санкции — это «всего лишь бутафория»151. В том же месяце киевский парламент принял законопроект, по которому до 49% газораспределительной сети могло быть продано иностранным инвесторам, что дало американским и европейским компаниям долгожданную возможность прибрать к рукам транспортную инфраструктуру газоснабжения Европы152. Тем не менее к 16 июля, когда Вашингтон объявил о введении нового раунда санкций, ЕС уже не был готов единодушно последовать примеру США. Преодолеть эти колебания позволило только событие следующего дня — крушение МН17.


 


Наконец, последним действием этой экономической военной кампании по предотвращению восстановления федерализма на Украине и/или ее сближения с Россией стала фактическая конфискация Соединенными Штатами украинского золотого запаса в начале марта. Рано утром 7 марта неопознанный грузовой самолет в киевском аэропорту Борисполь при усиленных мерах безопасности принял на борт золото, упакованное в 40 опечатанных ящиков. Информация об этом, изначально появившаяся на сайте Антимайдана в Запорожье, была сверена с источником в новом правительстве, который подтвердил, что по приказу исполняющего обязанности премьер-министра Яценюка украинский золотой запас действительно был перевезен в Соединенные Штаты. Всего за неделю до этого Яценюк обвинял Януковича в хищении украинского золота, общая стоимость которого, по оценкам Центральногобанка, Национального банка Украины, составляла 1,8 млрд долл. Теперь оказалось, что золото по-прежнему в стране и что его переправляют в США якобы под угрозой вторжения России153.


Сколько золота было переправлено, можно судить по другим данным о движении золота. В Федеральном резервном банке в Нью-Йорке хранят свои золотые запасы правительства более 60 стран. В конце 2014 г. эти депозиты были включены в общий объем активов Федерального резервного банка — 6000 тонн, что на тот момент оценивалось в 8,2 трлн долл.154 Этот факт приобрел особое значение в 2012 г., когда было высказано беспокойство по поводу немецкого золота (около половины золотого запаса Германии, оценивавшегося в 144 млрд евро, хранилось в США). Кризис евро и секретный доклад Федеральной счетной палаты вызвали сомнения относительно того, действительно ли движение золота правильно отражается в учете. В 2007 г. в здание была допущена немецкая делегация, а после напряженных переговоров в 2011 г. еще одна группа получила разрешение осмотреть одно из семи хранилищ, где находилось золото. Тем не менее та часть отчета, в которой говорится о результатах осмотра, в документе вымарана155.


В последующие годы обещание вернуть хотя бы часть золота из Нью-Йорка на родину было выполнено по минимуму. Единственный раз значительную сумму вывели, но не Германия, а Нидерланды в первой половине 2014 г. Причиной, по которой правительство Германии не оказывало давления на США по этому вопросу, были не логистические сложности, как можно было бы подумать, а, по словам немецких банкиров, дипломатические трения. За 2014 г. Нидерланды, с одной стороны, вернули в страну 122 тонны золота, а баланс Федерального резервного банка снизился лишь на 42 тонны, так что за год добавилось еще 80 тонн, которые вполне могли включать 51 тонну украинского золота. Тем не менее, когда руководство Федерального резервного банка спросили о том, действительно ли банк принял на хранение украинское золото, оно не подтвердило этот факт, поскольку такую информацию может разглашать только сам владелец вклада156


Мишель Чоссудовский, говоря об этой ситуации, добавляет, ссылаясь на Золотой антитрестовый комитет (GATA), что объем и местонахождение золотого запаса страны входят в число ее наиболее тщательно скрываемых тайн и что, по всей вероятности, золото Украины действительно в конечном итоге попало в Нью-Йорк. В свою очередь, Шанхайская фьючерсная биржа со ссылкой на новое киевское правительство сообщила, что 40 ящиков с золотым запасом Украины действительно были отправлены самолетом в США. Менеджер гонконгского хедж-фонда Уильям Кей в интервью отметил, что новый глава Национального банка Украины Степан Кубив был назначен на эту должность по приказу США, и первым его решением было отправить золото через Атлантический океан. Украинское золото, по словам Кея, можно считать, было конфисковано, как это произошло с Ираком в 2003 г. и с Ливией в 2011 г. По его мнению, «Украина [...] скорее всего никогда больше не увидит это золото»157.


Таким образом, переворот в Киеве в конце февраля 2014 г., осуществленный при тесном сотрудничестве с Госдепартаментом и посольством США, привел к тому, что суверенитет Украины оказался в зависимости от Запада. Результатом стало резкое повышение ставок в процессе стратегического окружения России, которое началось еще с момента распада СССР. Если военная кампания Грузии по возвращению Южной Осетии в 2008 г. и не спровоцировала военной конфронтации великих держав, то захват власти в Киеве определенно создал такую угрозу. В случае подписания Соглашения об ассоциации с ЕС политика Киева в области обороны и вооружений оказалась бы подчинена диктату НАТО, а его внешняя политика приведена в соответствие с политикой Запада по конфронтации с блоком стран-претендентов, то есть Евразийским союзом / БРИКС. Однако Янукович в конечном итоге отступил, и тогда эти цели были достигнуты силой, с помощью государственного переворота, пусть даже ценой раскола страны. Это приводит нас к украинской гражданской войне, которая разразилась в апреле — мае, и непосредственно к крушению рейса МН17 в июле.


 


Примечания


 



Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 132.

Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 55. Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 47 (co ссылкой на документы с сайта Wikileaks).

Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 71 также 50-51.

Yurchenko К. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 171.

Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 38.

Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May (online); cm. Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]. P. 41-42.

Yurchenko Y. Capitalist bloc formation, transnationalisation of the state and the transnational capitalist class in post-1991 Ukraine (DPhil thesis). P. 131.

Голландское посольство вызвало неоднозначную реакцию тем, что открыто рекламировало украинским олигархам возможность уклонения от налогов в Нидерландах: Bos W. Referendum associatieverdrag Europese Unie: Links en het Oekraïne-referendum // Solidariteit, 2016 (online); Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 90.

Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 56, 59

10 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 22, 72, 57; Niemöller J. MH17: De Doofpotdeal / preface K. Homan. - Amsterdam: Van Praag, 2014. P. 181.

11 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 61.

12 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 11.

13 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 54-55; Zon H. van. EU-Associatieakkoord verdeelt Oekraïne // Sargasso, 2016. January (online).

14 Sherr J. Awarof narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge [Chatham House Report, June]. — London: The Institute of International Affairs, 2015. P. 26-27.


15      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 65, 71.


16      House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015], 2015. P. 54.


17      The truth of MH17: unfilter 107 // Jupiter Broadcasting. 2014. 25 July (online); Wellens A. Stop hetassociatieverdrag: Oekranense oligarchen moeten yyk belasting betalen [925 Kamervragen] // 925.nl. 2016. 29 January 2016 (online).



18 Ministry of Foreign Affairs (MFA) the Netherlands. Doc. 8. 2012. 4 May (discussion points Benelux lunch); Doc. 26, 2013. 18 March (analysis for trilateral meeting with Bulgaria and Lithuania). Здесь и далее при ссылке на этот источник используется аббревиатура MFA с указанием номера документа, даты и заголовка. Номера документов присвоены Министерством иностранных дел в пакете документов, переданных «Платформе настоящей журналистики» по процедуре, предусмотренной Законом о свободе информации (WOB).

19 Korosteleva Е. A. Eastern partnership and the Eurasian Union: bringing «the political» back in the eastern region // European Politics and Society. 2016. 17 (supl.). P. 75-76.

20 MFA. Doc. 29. 2013. 12 June (core message lunch Sikorski).

21 MFA. Doc. 34. 2013. 19 August (core message lunch Paet).



22 Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. — A Jinxee the Cat Publication, 2014. E-book, no pagination, chapter 3; MFA. Doc. 39. 2013. 12 September (preparatory note for meeting prime minister Azarov).


23      Zon H. van, Batako A., Kreslavska A. Social and Economic Change in Eastern Ukraine: The Example of Zaporizhzhya. — Aldershot: Ashgate, 1998. P. 61-63, table 5.2; communication by Hans van Zon.


24      House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P.55.



25 В документах Министерства иностранных дел Нидерландов ТТИП неоднократно упоминается в период перед саммитом в Вильнюсе, однако подробности в них вымараны: MFA. Doc. 45. 2013. 23 September (instruction EU meetings).

26 House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 23-24. С учетом документов, полученных из Министерства иностранных дел Голландии, эта оценка вызывает сомнения.

27 MFA. Docs. 53, 54. 2013. 17 October, 4 November (discussion points German minister for Europe) and (notice for lunch with [European Commissioner for Enlargement etc., Stefan] Füle).

28 MFA. Docs. 48, 52. 2013. 25 September and 9 October (notices on Stockholm and Riga meetings, respectively). Сделанный мной здесь вывод основан на важных сведениях, которые в правительственных документах вымараны.

29 House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 56.

30 Цит. no: Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 111.

31 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 78.

32 MFA. Doc. 43. 2013. 19 September (discussion points Vilnius Summit).

33 Цит. no: House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 55.

34 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 57. Документы Министерства иностранных дел Голландии производят впечатление, что ЕС хотел, чтобы принцип верховенства закона был принят как универсальный, причем в первую очередь для защиты инвестиций, а вовсе не для того, чтобы добиться освобождения Тимошенко.


35      Lyne R. Russia’s changed outlook on the west: from convergent to confrontation // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge [Chatham House Report, June]. P. 9. На Украине также функционировало одно из дочерних предприятий «Росатома»; деятельность осуществлялась через помощников Фирташа и Юрия Бойко из «РусУкрЭнерго»: Schweizer Р. Clinton Cash: The Untold Story of How and Why Foreign Governments and Businesses Helped Make Bill and Hillary Rich. — New York: Harper, 2016 [2015]. P. 39-57; on Boyko. P. 51.



36 Цит. no: Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. — Petrolia: CounterPunch Books, 2016. P. 133 (курсив мой). См. Wikipedia. South Stream (online).

37 Brzezinski Z. Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Superpower. — New York: Basic Books, 2008. P. 60-61.

38 Baran Z. Security Aspects of the South Stream Project. — Brussels: European Parliament, October 2008 (online). P. 29, 32

39 Kasonta A., Sakwa R. Taking the war out of Warsaw // AntiWar. com. 2016. 7 July (online).

40 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 70-76.

41 Ibid. P. 75.

42 Clover C. Clinton vows to thwart new Soviet Union // Financial Times. 2012. 6 December.

43 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 219.

44 Цит. no: Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 20.

45 Greenwald G. No Place to Hide: Edward Snowden, the NSA and the Surveillance State. — London: Hamish Hamilton, 2014.

46 Scott P. D. The American Deep State: Wall Street, Big Oil, and the Attack on U.S. Democracy. — Lanham: Rowman & Littlefield, 2015. P. 124; Greenwald G. No Place to Hide: Edward Snowden, the NSA and the Surveillance State. P. 101; Ortiz C. Private Armed Forces and Global Security. — Santa Barbara: Praeger, 2010.

47 International Renaissance Foundation 2014-2017 Strategy Proposal Ukraine. 2013 (online). P. 2, 5, 7.

48 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 33-34.

49 Цит. no: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 74-75.

50 Zon Н. van. Oekrane: einde van het conflict in zicht? // Vlaams Marxistisch Tijdschrift. 2015. 49 (4). P. 43.

51 House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 54. В отчете об уровне восприятии коррупции за 2011 г., составленном центром Transparency International, Украина заняла 152-е место (по сравнению с 134-м местом в предыдущее отчете): Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. P. 60.

52 Pijl K. van der. Transnational Classes and International Relations. P. 2 (курсив мой).

53 Цит. no: Zuesse E. New video evidence of America’s coup in Ukraine: and what it means // Washington’s Blog. 2015. 8 February (online).

54 Олег Царев цит. no: Zuesse E. New video evidence of America’s coup in Ukraine: and what it means // Washington’s Blog. 2015. 8 February (online).

55 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 152.

56 Ploeg C. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 55-56; International Renaissance Foundation 2014-2017 Strategy Proposal Ukraine. 2013 (online). P. 10.

57 House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 56-57; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 90.

58 MFA. Doc. 40. 2013. 12 September (dossier discussion with the Prime Minister).

59 Zon H. van. Oekrane: einde van het conflict in zicht? // Vlaams Marxistisch Tijdschrift. 2015. 49 (4). P. 47.

60 Цит. по: Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 156.

61 Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 87 (2014). P. 12; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 82.



62 Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. P. 49.


63      Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 13.


64      Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 30.


65      Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt». 2015. № 1]. P. 7; Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 13; Ishchenko V. Far right participation in the Ukrainian Maidan protests: an attempt of systematic estimation // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 463.



66 MFA. Doc. 62. 2014. 13 January (Question/ answers situation Ukraine).

67 Lavrov S. [interview with Russian foreign minister S. Lavrov] // Mediterranean Dialogues. 2016. 2 December (online).

68 Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1). P. 7.

69 Ishchenko V. Far right participation in the Ukrainian Maidan protests: an attempt of systematic estimation // European Politics and Society. 2016.17 (4). P. 457-458; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 22, 57.

70 Ishchenko V. Far right participation in the Ukrainian Maidan protests: an attempt of systematic estimation // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 459 (курсив мой).

71 Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1). P. 7-8. В наибольшем количестве инцидентов была замешана партия «Свобода»: Ishchenko V. Far right participation in the Ukrainian Maidan protests: an attempt of systematic estimation // European Politics and Society. 2016. V (4). P. 460, fig. 3.

72 Shekhovtsov A. The Ukrainian far right and the Ukrainian revolution // N.E.C. Black Sea Link Program Yearbook 2014-2015. — Bucharest: New Europe College, 2015. P. 219-220.

73 MFA. Doc. 65. 2014. 27 January (preparatory notes for talks with the Rumanian foreign minister); Doc. 64. 2014. 27 January (discussion points and background Steinmeier visit).

74 Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review 2nd series. 2014. (87). P. 15.

75 Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 18. В первой главе я давал информацию о том, как украинские боевики УНА-УНСО проходили боевую подготовку в Эстонии: Dinucci М. The art of war: the new Gladio in Ukraine // Voltaire Network. 2014. 21 March (online).

76 «Открытое применение силы протестующими при негласной поддержке оппозиционных партий сняло главное ограничение, которое до этого удерживало политическую борьбу в Украине в мирном русле»: Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1). P. 9; cm. Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 29-30.

77 Информация о группировках приводится no Shekhovtsov A. The Ukrainian far right and the Ukrainian revolution // N.E.C. Black Sea Link Program Yearbook 2014-2015. P. 224. Этот автор преуменьшает фашистскую направленность «Правого сектора».

78 Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online) называет программу «Правого сектора» антикапиталистической, расистской и «сконцентрированной вокруг фюрера».

79 Who is Andriy Parubiy? Protest UK visit of Ukrainian politician with far right links // Ukraine Antifascist Solidarity. 2015. 13 October (online); cm. Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 83-84

80 Dinucci M. The art of war: the new Gladio in Ukraine // Voltaire Network. 2014. 21 March (online).

81 Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016.17 (4). P. 478;, Ishchenko V. Far right participation in the Ukrainian Maidan protests: an attempt of systematic estimation // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 460.

82 Higgins A., Kramer A. E. Yanukovych was defeated even before his ouster // International New York Times. 2015. 5 January.


83      В записи за 20 февраля в хронологическом отчете Королевского института международных отношений говорится, что «по сообщениям, за 48 часов в ходе столкновений полиции с протестующими в [Киеве] погибли по меньшей мере 88 человек». Sherr J. A war of narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge. P. 25.


84      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 88.



85 Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 20.

86 Katchanovski I. The «Snipers’ Massacre» on the Maidan in Ukraine. — Paper, American Political Science Association annual meeting, San Francisco. 2015. 3-6 September (online); Hall J. Estonian Foreign Ministry confirms authenticity of leaked phone call // MailOnLine. 2014. 5 March (online). To же самое описано в Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014., 23 September (online).

87 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 31.

88 Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016.17 (4). P. 53. О реакции Киева на эту информацию см. Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. P. 37-38.

89 Katchanovski I. Media silent on striking revelations in the Kiev sniper massacre trial in Ukraine // Russia Insider. 2015. 23 July (online); Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online).

90 MFA. Doc. 64. 2014. 27 January. Название страны вымарано, но это может быть только Германия, министр иностранных дел которой в это время находился с визитом в Гааге.


91      Баррозу цит. по: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 225. В 2016 г. он был назначен председателем совета директоров «Goldman Sachs International». Другие имена см. Niemöller J. МН17: De Doofpotdeal / preface К. Homan. — Amsterdam: Van Praag, 2014. P. 34; Ploeg С. K. de. Ukraine in the crossfire. P. 58-59.


92      Цит. по: Livesey B. Blind eye turned to influence of far-right in Ukrainian crisis: critics // Global News. 2014. 7 March (online).



93 House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 63-64.

94 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 88; Higgins A., Kramer A. E. Yanukovych was defeated even before his ouster // International New York Times. 2015. 5 January.

95 Полный текст см. Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 3; Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 61-63. О Фелтмане см. в Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 152.

96 Putin in film on Crimea: US masterminds behind Ukraine coup, helped train radicals // Russia Today. 2015. 15 March (online).

97 Цит. no: Higgins A., Kramer A. E. Yanukovych was defeated even before his ouster // International New York Times. 2015. 5 January.

98 Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 87 (2014). P. 20.


99      Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 39-40; Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 87 (2014). P. 21; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 89.



100 Higgins A., Kramer A. E. Yanukovych was defeated even before his ouster// International New York Times. 2015. 5 January.

101 Putin in film on Crimea: US masterminds behind Ukraine coup, helped train radicals // Russia Today. 2015. 15 March (online); Higgins A., Kramer A. E. Yanukovych was defeated even before his ouster // International New York Times. 2015. 5 January; Safcwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 206.



102 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 154.



103 Dinucci M. The art of war: the new Gladio in Ukraine // Voltaire Network. 2014. 21 March (online).

104 Lavrov [interview with Russian foreign minister S. Lavrov] II Mediterranean Dialogues.

105 Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P.479.

106 Рейтинг популярности Яценюка по результатам опроса, проведенного за три недели до захвата власти, составлял менее 3% по сравнению с 28,7% у Кличко. Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. P. 63.


107      Ishchenko V. Far right participation in the Ukrainian Maidan protests: an attempt of systematic estimation // European Politics and Society. 2016. P. 469.



108 Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1). P. 9; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 94-95; Hahn G. The Ukrainian revolution’s neofascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online)

109 Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1). P. 12.

110 Zon H. van. Oekrane: einde van het conflict in zicht? // Vlaams Marxistisch Tijdschrift. 2015. 49 (4). P. 43; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 138-139. Запрос США в итоге был отклонен австрийским судьей за недостатком улик.

111 Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. P. 56.


112      LeshchenkoS. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 2014. 45, 15 May 2014 (online).



113 Zuesse E. Oligarch Ihor Kolomoyskyi: Washington’s «Man in Ukraine» // Global Research. 2014. 18 May (online).

114 Sich цит. no: Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 40.


115      Shekhovtsov A. The Ukrainian far right and the Ukrainian revolution // N.E.C. Black Sea Link Program Yearbook 2014-2015. P. 223-224; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P.. 91, 95.


116      Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 74.


117      Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies № 42]. P. 37-38. Андрей Клюев был деловым партнером своего брата Юрия, тоже олигарха. Matuszak S. The Oligarchic Democracy: The Influence of Business Groups on Ukrainian Politics [OSW Studies. № 42]; Chossudovsky M. Two years ago: the U.S. has installed a neo Nazi government in Ukraine // Global Research. 2016. 4 March (online).


118      По данным сайта Wikipedia (статья «Avakov»), Россия внесла его в список лиц, разыскиваемых Интерполом за использование запрещенных методов ведения войны и за убийство. Kates G. Ukraine’s Minister of Facebook // Radio Free Europe I Radio Liberty. 2014. 3 July (online). Cm. Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 87 (2014). P. 33.


119      Снятые инциденты были показаны по каналу «Russia Today, RT», но не на Западе; кроме того, они фигурируют в документальном фильме французского «Сапаl+» Moreira Р. Ukraine, les masques de la révolution. 2016 (online); Паэт цит. no: Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 40-41; MFA. Doc. 68. 2014. 7 March (Steering note Benelux Kiev visit).



120 Fang L., Jilani Z. Hacked emails reveal NATO general plotting against Obama on Russia policy // The Intercept. 2016. 1 July (online); Breedlove’s war: emails show ex-NATO general plotting US conflict with Russia // Russia Today. 2016. 1 July (online); делаются ссылки на оригиналы писем на сайте DCLeaks.

121 Письмо Кроуфорд Бридлаву от 23 марта 2014 г.

122 MFA. Doc. 75. 2014. 31 March (discussion points ministerial visit to Japan).

123 MFA. Doc. 72. 2014. 23 March (discussion points meeting with Ukrainian prime minister). Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 87 (2014). P. 22.

124 Цит. no: MFA. Doc. 76. 2014. 3 April (Ukraine/Füle).

125 House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 57-58.

126 Kuzio T. Ukraine: State and Nation Building. P. 27.

127 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 101-102, 9, 50, 68.

128 Ploeg G K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 117.

129 Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 479.

130 Hagel, Dempsey outline U.S., partner approach to Ukraine // US European Command. 2014. 5 March (online).



131 Ukraine Air Force // Global Security.org. n. d. Биографию Тенюха см. на сайте Military.Wikia.com (online).

132 В конце марта один из наиболее ярых и расистски настроенных лидеров «Правого сектора» был убит в перестрелке с полицией. Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 97.

133 Putin in film on Crimea: US masterminds behind Ukraine coup, helped train radicals // Russia Today. 2015. 15 March (online). О бойне в Одессе и Мариуполе будет рассказываться в следующей главе в связи с гражданской войной.

134 Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 102-105, 106-107. Niemöller J. MH17: De Doofpotdeal. P. 35. В 2013 г. идею присоединения к России поддерживали 42% крымчан; в апреле 2014 г., через месяц после присоединения, их количество возросло до 54% (по данным опроса общественного мнения, проведенного исследовательским центром «Пью»), Sherr J. A war of narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge [Chatham House Report, June]. P. 26; значительно более высокие цифры приведены в работе Ploeg С. К. de. Ukraine in the Crossfire. P. 116-117.

135 Ukraine dismisses defence minister over Crimea // Yahoo News. 2014. 25 March (online).

136 Изменение статуса полуострова также поставило под угрозу заводы по производству титана и соды, принадлежавшие Фирташу; на них в совокупности приходилось 60% ВВП Крыма. Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 110-112.

137 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 168; о независимости Косова подробно рассказывается в Johnstone рр. 89-101.

138 Заявление от 20 марта 2014 г., цит. по: House of Lords. The EU and Russia: Before and Beyond the Crisis in Ukraine [EU Committee, 6th Report of Session 2014-2015]. P. 74.

139 Письмо Кроуфорд Бридлаву от 23 марта 2014 г.

140 Клинтон цит. по: Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 158; Обама цит. no: Ptoeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 9.

141 Baran Z. EU energy security: time to end Russian leverage // The Washington Quarterly. 2007. 30 (4). P. 141; Garibaldi I. NATO and European energy security // European Outlook. № 1 (March). — Washington, DC: American Enterprise Institute, 2008. P. 5.

142 Cunningham N. Can U.S. LNG break Russia’s grip on Europe? // OilPrice.com. 2014. 21 February (online); Venturini G. Pipeline geopolitics: from South Stream to Blue Stream // Countercurrents, org. 2015. 7 March 2015 (online).

143 Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 2.

144 Follett A. US to export liquefied natural gas for first time ever // The Daily Caller News Foundation. 2016. 12 January (online).

145 How the game is played: the life and death of South Stream // Stratfor. 2015. 17 September (online); Venturini G. Pipeline geopolitics: from South Stream to Blue Stream // Countercurrents, org. 2015. 7 March 2015 (online).

146 Ukraine court seizes Odessa refinery — ministry // Reuters. 2014. 22 April (online); cm. Ukraine oil refineries // A Barrel Full, n. d. (online).

147 Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 3; Wikipedia. South Stream.

148 Crozet M., Hinz J. Collateral Damage: The Impact of the Russia Sanctions on the Economies of Sanctioning Countries. Exports. CPII Working Paper 16. — Paris: Centre d’Etudes Prospectives et d’Informations Internationales 2016. P. 9; Wikipedia. South Stream; The truth of MH17: unfilter 107 // Jupiter Broadcasting. 2014. 25 July (online).

149 Russia signs 30-уеаг gas deal with China // BBC News. 2014. 21 May (online).

150 Yardley J., Becker J. How Putin forged a pipeline deal that derailed // New York Times. 2014. 31 December. P. A1; Draitser E. Waging war against Russia, one pipeline at a time // Russia Today. 2014. 27 June (online).

151 Draitser E. Waging war against Russia, one pipeline at a time // Russia Today. 2014. 27 June (online).

152 Whitney M. Pushing Ukraine to the brink // CounterPunch. 2014. 9 July (online).



155 Chossudovsky M. Ukraine’s gold reserves secretly flown out and confiscated by the New York Federal Reserve? The spoil of war and regime change // Global Research. 2014. 14 March (online); Brooks M. Ukrainian gold reserves loaded on an unidentified transport aircraft in Kiev’s Borispol airport and flown to Uncle Sam’s vault // Newswire24.com. 2014. 7 March 2014 (online). В последнем источнике высказывается предположение, что это был частный груз для Тимошенко, однако данная версия кажется менее правдоподобной.



154 Durden N. Federal Reserve confirms biggest foreign gold withdrawal in over ten years // ZeroHedge. 2014. 29 November (online).

155 Precious metal abroad: why Germany wants to see its US gold // Der Spiegel. 2012. 30 October (online).

156 Durden N. Federal Reserve confirms biggest foreign gold withdrawal in over ten years // ZeroHedge. 2014. 29 November (online). С Украины была вывезена 51 тонна золота; расчеты сделаны исходя из того, что одной тонне золота соответствуют 35 млн долл.

157 Цит. по: Chossudovsky М. Ukraine’s gold reserves secretly flown out and confiscated by the New York Federal Reserve? The spoil of war and regime change // Global Research. 2014. 14 March (online).


 


 


ГЛАВА 4.


ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И КРУШЕНИЕ БОРТА МН17


 


В результате смены режима в Киеве в феврале 2014 г. государственная власть оказалась в руках украинских ультранационалистов и антироссийских миллиардеров, которые были намерены вывести страну из зоны влияния бывшего СССР и переориентировать ее на Запад. «Мощный импульс, лежавший в основе Майдана, — стремление граждан к достойной жизни и эффективному государственному управлению, — пишет Ричард Саква, — был использован в своих целях радикалами, которые последовали монистическим путем до его логического завершения, позволив восстановить власть олигархов»1. Неизбежный распад страны не заставил себя долго ждать. Как и другие государства — преемники многонационального СССР: Молдавия (Приднестровье) и Грузил (Абхазия и Южная Осетия), Украина в результате давления Запада начала распадаться.


В этой главе я показываю, как режим, установленный в результате государственного переворота, при поддержке его сторонников в Вашингтоне и Брюсселе отреагировал на антимайданное движение русскоязычного населения юго-восточных областей с крайней жестокостью. Я доказываю, что анализ этих событий позволяет выявить ключевых игроков в Соединенных Штатах и НАТО, поднявших ставки в пробе сил между североатлантическим Западом, оказавшимся в условиях эпохального кризиса и в заложниках у спекулятивного капитала, вызвавшего этот кризис, и блоком претендентов БРИКС. Как говорилось в первой главе, чрезмерная склонность к принятию рисков является ключевой особенностью спекулятивного менталитета. При сужении круга возможностей в условиях кризиса на первый план выдвигаются варианты, включающие использование насилия.


Я подхожу к крушению борта МН17 с позиций именно такого понимания ситуации, в рамках которого сплетаются воедино новая «холодная война», борьба за энергетические ресурсы Европы и попытки киевской «партии войны» втянуть Россию в конфликт в Донбассе. Катастрофа была очень удобна для избранных США и НАТО целей: разрушить взаимозависимость ЕС и России, ослабить блок БРИКС и сорвать переговоры по линии «земля в обмен на газ» между Меркель и Путиным. Введение 16 июля нового раунда санкций против России в этом свете приобретает особое значение; санкции представлялись нескольким странам ЕС весьма необъективными и были приняты только после крушения самолета, произошедшего на следующий день. Я не могу со стопроцентной уверенностью заявлять, что мне известно, кто все-таки сбил борт МН17 и каким образом. Если это действительно была «хорошо спланированная, но плохо реализованная провокация», как утверждает генерал российских ВВС Пётр Дейнекин2, это вполне может соответствовать целям США по закручиванию гаек в отношениях с Москвой — то же самое нужно было и Киеву. Но ведь были и военные причины для того, чтобы поднять ставки. За неделю, о которой идет речь, Андрей Парубий и его сторонники из СНБО уже дважды пытались «повесить» крушение украинских военных самолетов на Россию. Если бы «Боинг» упал на терририи России, Москву тоже могли бы обвинить в намеренном уничтожении гражданского самолета, спровоцировав такую бурю негодования со стороны общественности, на которую у нее просто не было бы ответа, как в случае с самолетом «Корейских авиалиний» в сентябре 1983 г.3 В данном случае объяснение, предложенное СНБО (ракета, выпущенная ракетным комплексом «Бук» с территории России), и первоначальные комментарии Порошенко (формулировка «трагический инцидент», которая позже сменилась на «террористический акт»), были отброшены в пользу версии о том, что выстрел из «Бука», доставленного из России, сделали повстанцы с помощью русских, а затем зенитно-ракетный комплекс транспортировали обратно (именно такое объяснение дали Аваков и Геращенко в Министерстве внутренних дел)*.


 



* Четвертая версия, выдвинутая главой печально известной разведслужбы СБУ Валентином Наливайченко о том, что повстанцы пытались спровоцировать вмешательство России, сбив самоле «Аэрофлота», и по ошибке сбили не тот самолет, даже не заслуживает рассмотрения. — Примеч. авт.


 


В этой главе я сначала расскажу о том, как на зарождение антимайданного движения в областях с русскоязычным населением Киев после срочных консультаций с официальными лицами США и НАТО и американскими экспертами в этой области отреагировал «антитеррористической операцией» (АТО), названной так потому, что использование военной силы внутри страны может быть оправданным только под таким названием. Далее мы перейдем к тому, как решалась ситуация с гражданской войной на востоке страны и как НАТО обеспечивало этому прикрытие. Рассматривая далее обстоятельства падения самолета МН17, я ограничусь оценкой соответствующих систем вооружения, имевшихся у потенциальных виновников инцидента, деталями траектории полета и другой справочной информацией. Это позволит нам оценить правдоподобность разных версий, но не более того. Тем не менее реакция на падение самолета, в которой некоторое время фигурировало упоминание о возможном военном вмешательстве Запада, не оставляет сомнений относительно агрессивных намерении или, если это был несчастный случай, в решении эксплуатировать его таким образом, чтобы максимально навредить России.


 


ВОССТАНИЕ В ДОНБАССЕ И «АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ»


 


Среди русскоязычного населения Юго-Восточной Украины Майдан и государственный переворот вызвали стихийные возмущения и волнения. У жителей Донбасса были причины бояться новой киевской власти и особенно полувоенных формирований националистов4. По словам местного наблюдателя, «наличие активного сепаратистского ядра в сочетании с нейтральным отношением [к этому] большинства привело к созданию благоприятных условий для дальнейшей мобилизации сепаратистского движения»5.


Донбасс гораздо более важен для экономического выживания Украины, чем Крым: на него приходится 16% ВВП и 27% промышленного производства. Это также обусловило особый социальный характер антимайданного движения. Как подчеркивает Саква, это было движение низших классов, антиолигархическое, пророссийски настроенное, а кроме того, многонациональное — одним словом, очень отличное от движения сторонников Майдана — представителей среднего класса, поддерживающего украинский национализм6. Тем не менее название «народная республика», которое выбрали для себя мятежные Донецк и Луганск, не означало возвращение к государственному социализму. Новые субъекты придерживались в социальной сфере консервативной линии, а когда был поднят вопрос о национализации активов Ахметова, руководство Донецка отвергло это предложение. Несмотря на это, в мае олигарх обратился против мятежников и организовал на борьбу с ними рабочих своих предприятий, хотя и без особого успеха7.


Между тем смена власти в Киеве серьезно ослабила Украинское государство. Были сняты с должностей десятки тысяч чиновников, связанных с прежним режимом, а среди тех, кто пришел им на смену, мало кто был достаточно компетентен, поэтому государство осталось без средств эффективного проведения какой бы то ни было определенной политики. В конце мая киевский режим опубликовал «позорный список с именами 17 000 полицейских, которые примкнули к сепаратистам8. Точно так же, как отсутствие четкой программы привело к тому, что революционное движение с изначально гораздо более широкой платформой оказалось в руках вооруженных радикалов, ослабление государственной власти дало им и стоящим за ними олигархам несоразмерную власть, когда они оказались у руля, пусть даже при поддержке НАТО.


Как бы власти ни старались, они так и не смогли взять под контроль восточные области. По настоянию Юлии Тимошенко Игорь Коломойский был назначен губернатором Днепропетровской области, где располагалась часть наиболее ценных промышленных активов Украины, в том числе принадлежащий Ахметову «Метинвест» и «Interpipe» Пинчука (вероятно, именно поэтому Яценюк был не в восторге от этого назначения)9. На Коломойского были возложены обязанности по подавлению сепаратистского движения — как за счет финансирования военизированных подразделений и операций против русскоязычного населения, так и за счет использования собственного влияния в Одессе и Харькове10. Геннадий Кернес, мэр Харькова, изначально принадлежавший к клану Януковича, сумел продолжить политическую деятельность, примкнув к Коломойскому: олигарх заручился обещанием, что Кернес не допустит присоединения к восстанию против новой власти Харькова — второго по величине города в стране и ключевого центра тяжелой промышленности. В то же время, как позже отмечалось на сайте Observer Ukraine, Кернес не разорвал связей с бывшим губернатором Харькова, убежденным федералистом Михаилом Добкиным11.


Олигарх Сергей Тарута, еще один спонсор Яценюка (помимо Пинчука), был назначен губернатором Донецка. Чтобы разжечь националистские настроения, министр внутренне дел Аваков лично отправился в Донецк, где призывал футбольных хулиганов выступать против пророссийски настроенного населения. Тем не менее Донецк все же пришлось уступить повстанцам. Тарута потерял контроль и ретировался в Мариуполь, куда была временно перенесена областная администрация12.


 


Гражданская война, развязанная с помощью США


 


Переписка командующего войсками НАТО генерала Филипа Бридлава показывает, что «партия войны» Соединенных Штатов и НАТО еще в конце марта начала разрабатывать стратегию, в которой Украине отводилось место испытательного полигона для пробы сил между Западом, Россией и Китаем13. Отделение Крыма и его возвращение в состав Российской Федерации были использованы, чтобы возбудить страх перед российской экспансией, угрожающей сразу по нескольким фронтам. В конце концов Совет Федерации уполномочил Владимира Путина размещать войска за границей в ответ на иностранные угрозы, в основном для защиты Крыма от нового киевского режима (это разрешение было отменено 24 июня для установления перемирия). Бридлав, командующий войсками США в Европе (Европейское командование вооруженными силами — одно из девяти региональных военных командований США, охватывающих весь мир) и Верховный главнокомандующий объединенными силами НАТО в Европе, Рассматривал два возможных фронта противостояния: страны Прибалтики и Украину. Когда Натали Кроуфорд из корпорации RANd написала, что США «готовы сделать нечто важное, и они должны быть открыты для всех, включая страны Прибалтики», Бридлав ответил: «Я собираю “пакет” из воздушных, наземных и морских сил, чтобы дать прибалтам долгосрочную уверенность»14. Что касается Украины, 29 марта он написал, что ситуация на границе, по его мнению, «скоро станет опасной».


Из переписки 5-6 апреля между Филиппом Карбером и генералом Уэсли Кларком, бывшим главнокомандующим объединенными силами НАТО в Европе, становится ясно, что они уже предоставляли помощь киевским войскам в Восточной Украине до того, как в Донбассе началось собственно восстание. Карбер — бывший исполнительный директор авиакосмического консультативного центра BDM (изначально это было дочернее предприятие «Ford», проданное инвестиционным фондом «Carlyle» компании «Northrop Grumman»)15 и президент основанного им в Вашингтоне исследовательского фонда «Потомак». Одной из основных линий его деятельности была помощь бывшим странам соцлагеря в их стремлении стать членами НАТО, и киевское правительство также обратилось к нему за консультацией16. Мнение Карбера, бывшего морпеха, по поводу развертывания военных подразделений на «северо-восточном фронте» (где тогда еще никаких боевых действий не происходило) было однозначно положительным; «проблема» была в Киеве и Вашингтоне17. Прежние призывы США и ЕС к Киеву проявить сдержанность в ситуации, связанной с Крымом, теперь обернулись советами оказать мощное противодействие в событиях в Донбассе, писал Карбер Кларку. Госдепартамент готов поддержать переход к активным действиям, но Совет национальной безопасности Украины и Объединенный комитет начальников штабов США тормозят дело18.


6 апреля в Донецке и других городах повстанцами были заняты административные здания. Арсеналы оружия были тоже разграблены — это было словно эхо того, что некоторое время назад происходило на западе Украины. Некий Анатолий Пинчук из националистской организации «Информационное сопротивление» доложил о происходящем Карберу, поблагодарив его и Уэсли Кларка за предоставленную до сих пор помощь; он также обратился к ним с просьбой вмешаться в действия Киева и добиться конфискации активов Ахметова, подозреваемого в пособничестве сепаратистам. С точки зрения Анатолия Пинчука, захват административных зданий был «началом второго этапа сценарий российского вторжения в нашу страну» (под первым подразумевался Крым)19. Кларк уже через час передал информацию Нуланд и Пайетту. Таким образом, история о «российском вторжении» дошла до высших эшелонов «партии войны» Запада очень скоро и по сей день остается основой той концепции, с точки зрения которой интерпретируются события на Украине.


По сути, Донбасс отделился от Киева задолго до 12 апреля, когда местные ополченцы, возглавляемые пророссийски настроенным бывшим офицером ФСБ Игорем Стрелковым, взяли штурмом полицейский участок и штаб-квартиру СБУ в Славянске. После этого движение переросло в вооруженное восстание. Штурм возбудил у властей опасения по поводу «крымского сценария»: не исключался вариант, что восстание произошло при пособничестве России20. Киев немедленно отправил на переговоры Парубия и заместителя премьер-министра Виталия Ярему, чтобы те пообещали повстанцам возвращение к федерализму, но безрезультатно. Авакову удалось добиться большего успеха в переговорах с Кернесом в Харькове, а люди Коломойского проводили свою линию в Днепропетровске21. Чуть позже, 2 мая, настал черед Одессы.


Тем временем Уэсли Кларк написал Виктории Нуланд, что США должны сделать заявление о поддержке военной операции по возвращению правительству контроля над востоком страны; при этом он призывал Нуланд игнорировать все возражения, которые могут возникнуть у Германии. В тот же день, 12 апреля, он спросил Бридлава, не может ли главнокомандующий войсками НАТО подготовить заявление, в котором вина за насилие возлагалась бы на Москву, потому что «если украинцы потеряют контроль над изложением фактов, то русские воспримут это как открытую дверь»22. Далее Кларк дал подробное описание общей геополитической ситуации, которое позволяет лучше понять, почему «партия войны» США была уверена, что Украину нужно «удержать», и выбрала ее в качестве полигона для конфронтации с Россией и Китаем. Здесь даже не стали тратить время на рыночную демократию или «революцию достоинства». Кларк заявляет, что «Путин интерпретировал бездействие США в Грузии и Сирии как “слабость” США», и далее объясняет: Китай пристально следит. Если текущие тенденции продолжатся, то через пять лет у Китая будет четыре авианосца и доминирование в воздушном пространстве над западной частью Тихого океана. А если мы дадим Украине уйти, это определенно повысит риски конфликта в Тихом океане. Ведь Китай может спросить, не захотят ли Соединенные Штаты утвердить свою власть в Японии, Корее, Тайване, Филиппинах, Южно-Китайском море? Если Россия захватит Украину, Белоруссию, вступит в Европейский союз, и вуаля — Советский Союз (только под другим названием) снова перед нами. Ни Прибалтика, ни Балканы не смогут с легкостью справиться с политическими потрясениями, которые могут произойти под воздействием набирающей мощь России. И что толку в «гарантии безопасности» НАТО, если речь идет о внутренней диверсии? И тогда США столкнутся со значительно окрепшей Россией, рассыпающимся НАТО и серьезной проблемой в западной части Тихого океана. Гораздо проще [удержать] позиции сейчас, на Украине, чем потом и в других местах23.


Формулировки «политические потрясения» и «внутренняя диверсия» можно трактовать как указание на недовольство русского и русскоязычного населения (в Эстонии и Латвии оно составляет около четверти от общего количества). После переворота в Киеве и мер, принятых новым правительством против русского языка, отношение к подобным мерам в Прибалтике неизбежно стало более болезненным; в Латвии вышел новый закон, предписывающий средним школам с обучением на русском языке перейти на латышский; все громче высказывалась мысль о необходимости этнической чистки. При том, что между Польшей и Прибалтикой находится эксклав России, Калининградская область, клише «российское вторжение» было использовано для оправдания стратегии подстрекательства прибалтийских националистов к борьбе против таких сил, как партия мэра Риги Нила Ушакова «Согласие», выражающая интересы обездоленных в Латвии — одной из десяти стран в составе ОЭСР с наиболее ярко выраженным социальным неравенством24.


На выходные 13-14 апреля в столицу Украины прибыл глава ЦРУ Джон Бреннан. За ним приехали десятки консультантов ЦРУ и наемников компании «Academi» (прежнее название — «Blackwater»)25. Антитеррористическая операция началась сразу после визита Бреннана; Парубий 15 апреля опубликовал в «Твиттере» сообщение, в котором призывал участников Майдана присоединиться к борьбе26. В свое время НАТО призывало Януковича не применять силу против демонстрантов (даже вооруженных), поэтому теперь Москва обратилась к Североатлантическому альянсу с просьбой остановить киевские власти. Однако на это, по словам министра иностранных дел РФ Лаврова, последовал ответ, что «НАТО попросит их применять силу пропорционально»27.


Украинские военные тем временем не горели желанием применять силу против своих соотечественников. 25-я отдельная воздушно-десантная бригада, направленная в мятежный Краматорск, была встречена цветами и российскими флагами и не сделала ни одного выстрела. В мае была вновь введена всеобщая воинская обязанность, отмененная в 2013 г, однако украинцы (даже жители западных областей) не очень-то спешили записаться в ряды вооруженных сил. Как следствие, регулярная армия Украины в военных действиях против восставших ограничивалась артиллерийскими обстрелами, огнем из ракетных установок «Град» и воздушными бомбардировками с использованием самолетов поддержки сухопутных войск Су-15, что приводило к большому количеству жертв среди гражданского населения. Непосредственно бои с повстанцами вели полувоенные батальоны украинских националистов. В эти военизированные формирования были завербованы те, кто входил в состав вооруженных отрядов Майдана, а также добровольно поступившие на военную службу и иностранные наемники. В числе последних были грузины, румыны, сторонники идеи господства белой расы из Швеции и Германии, а также бывшие коммандос из числа израильских «голубых касок Майдана». Исламисты из Чечни тоже сражались на стороне Киева28.


Основным источником финансирования этих подразделений был Коломойский, который предположительно потратил 10 млн долл, на создание собственного батальона «Днепр-1» численностью 2000 человек, названного в честь днепропетровского футбольного клуба, и резервного подразделения численностью 20 000 человек. Он также оказывал поддержку батальонам «Азов», «Айдар» и «Донбасс», поставляя бесплатное топливо для украинских ВВС29. Всего было создано три десятка батальонов, в которых под ружье встали тысячи человек; зачастую это были радикалы, готовые действовать с крайней жестокостью. Обещанная Коломойским награда за поимку «русских шпионов» лишь усугубила ситуацию. Полицейский батальон «Торнадо», созданный Аваковым для Восточной Украины, стал печально известен тем, что его бойцы применяли жестокие пытки. Сам Аваков заявил в июне, что одним из «преимуществ войны является то, что она может оказывать “очищающее” воздействие на нацию»30. Некоторые представители «Торнадо» впоследствии подверглись судебному преследованию, но уже в мае 2016 г. группа инспекторов Подкомитета ООН по предупреждению пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания была вынуждена прервать свою поездку по территории Украины, потому что ей было отказано в доступе в подконтрольные СБУ места лишения свободы, в отношении которых были подозрения в бесчеловечном обращении с заключенными31.


Эти полувоенные формирования, как и возглавляемая Дмитрием Ярошем организация «Правый сектор», объединившая под своим руководством группировки Майдана, неизменно блокировали любые попытки примирения с населением юго-восточных областей, заводя страну все дальше в трясину войны.


Что касается восстания, командующий войсками НАТО Бридлав заявлял, что оно является частью «хорошо спланированной и организованной» военной операции под руководством российского правительства32; по данным отчета британского Королевского института международных отношений, бойцы Донбасса представляли собой «пестрое сборище из офицеров, находящихся на действительной военной службе в ФСБ или ГРУ РФ, остатков бывших “специальных” подразделений украинской полиции “Беркут”, личной охраны олигархов, казаков, чеченских сепаратистов, авантюристов и уголовников»33. На самом деле войскам, участвовавшим в киевской «антитеррористической операции», противостояли повстанцы, большинство из которых составляли местные жители, шахтеры и рабочие других предприятий, потерявшие работу из-за экономического кризиса. «Большинство этих ополчений изначально состояло из уроженцев Донбасса, — пишет Сергей Куделия. — Это подтверждает список жертв из числа добровольцев (в нем в основном украинцы) и база данных сепаратистов, созданная при поддержке украинских правоохранительных органов, из которой видно, что две трети сепаратистов — местные жители»34.


Когда стала очевидной угроза гражданской войны, представители России, ЕС и США встретились в Женеве 17 апреля в присутствии уполномоченных от нового украинского правительства, но без представителей Донбасса (их участие было заблокировано Киевом). 20 апреля было достигнуто соглашение об амнистии, выборах и внесении изменений в Конституцию — по сути, это были те же самые уступки, на которые Янукович согласился пойти в феврале35. Тем не менее на следующий день, 21 апреля, боевики «Правого сектора» под командованием Яроша атаковали безоружных жителей Славянка, убив пять человек. «Эта атака военизированного альянса Радикальных националистов и неонацистских организаций привела к резкой эскалации конфликта», — пишет Иван Качановский36. В дальнейшем, как только назревала возможность заключить мирное соглашение, эти силы при поддержке НАТО наносили очередной удар, чтобы помешать этому.


Администрация Обамы практически сразу после февральского захвата власти предоставила киевскому правительству кредитные гарантии на сумму 2 млрд долл. и почти 760 млн долл. на обеспечение безопасности. Канада, где проживает крупная украинская диаспора, направила на Украину военную технику на сумму 5 млн долл., в то время как неоконсервативное правительство Харпера выделило 49 млн долл. на антироссийскую пропаганду. Вице-президент США Джо Байден дважды приезжал в Киев и впоследствии жаловался, что чаще разговаривает с новым правительством Украины, чем с собственной женой37. Соединенные Штаты и НАТО принимали непосредственное участие в деятельности военизированных формирований. С батальоном Коломойского «Днепр» поддерживались такие тесные отношения, что его командир, полковник Юрий Береза, в конце 2014 г. несколько раз приезжал к Филиппу Карберу в Вашингтон, а Карбер встречал Рождество в штабе батальона «Днепр-1» рядом с линией фронта9. Батальон «Азов» (опора Социал-национальной ассамблеи, которую Гордон Хан назвал «ультрафашистской» организацией) также пользовался поддержкой американских консультантов и добровольцев. В декабре 2015 г. Конгресс даже отменил положение, которое ограничивало возможность предоставления ему помощи38.


 


Бойня в Одессе и Мариуполе


 


Чтобы не допустить присоединения к восстанию южных областей страны с русскоязычным населением, Киев отреагировал на проявления недовольства в Одессе, третьем по величине городе Украины, несоразмерной жестокостью. В отличие Донбасса, за которым стояла Россия, или Крыма, окончательно вернувшегося в состав РФ, Одесса — многонациональный черноморский порт — была сама по себе.


Операция в Одессе обсуждалась на встрече в высших кругах киевского правительства 24 апреля, через три дня после атак в Славянске, когда нигде больше никаких масштабных боев пока не велось. Эта встреча, восстановленная журналом «Oriental Review» по интервью с пожелавшими остаться анонимными офицерами правоохранительных органов, проходила под председательством пришедшего к власти в результате переворота президента Турчинова. Присутствовали также Аваков, глава СБУ Валентин Наливайченко и Парубий. У Авакова еще с того времени, когда он возглавлял Харьковскую областную администрацию, был опыт привлечения в своих целях футбольных хулиганов, и он предложил вновь прибегнуть к их помощи в Одессе, поскольку здесь 2 мая должен был играть харьковский футбольный клуб «Металлист». В операции был также задействован батальон Коломойского «Днепр-1», находившийся под временным командованием одесских правоохранительных органов, а сам олигарх, как сообщается, обещал награду 5000 долларов за каждого убитого «пророссийского сепаратиста»39. 29 апреля в Одессу приехал Парубий, чтобы провести оперативное совещание с офицерами местной службы безопасности, как указано в первоначальной версии отчета следственной комиссии, представленного киевским парламентарием Светланой Фабрикант (впоследствии эта информация была удалена из опубликованной версии отчета). По словам самого секретаря СНБО, «совещание оперативного центра продолжалось более двух часов; мы обсуждали все актуальные вопросы и приняли соответствующие решения по предотвращению дестабилизации ситуации в районе Одессы»40.


Судя по данным из имеющихся источников, в тот роковой день некоторые из боевиков «Правого сектора», переодевшись в штатское и притворяясь «сепаратистами», начали стрелять в футбольных фанатов, возвращавшихся с матча. Тогда фанаты двух футбольных клубов и вооруженные «ультрас» собрались на проправительственную демонстрацию. Палаточный городок активистов Антимайдана перед Домом профсоюзов был подожжен, занимавших его людей силой втолкнули внутрь, а здание подожгли, в результате чего погибло по крайней мере 48 человек. На сайте «Правого сектора» бойню торжествующе называли «светлой страницей в нашей национальной истории»41. 8 мая Турчинов назначил олигарха Игоря Палицу, приближенного Коломойского, губернатором Одесской области, сменив некомпетентного в делах миллионера Немировского. Палица должен был удержать город под контролем после бойни и предотвратить восстание сторонников Антимайдана42.


В Мариуполе, втором по величине городе Донецкой области, временно назначенном ее столицей, полиция 9 мая, в День победы Советского Союза над нацистской Германией, отказалась разгонять демонстрацию сторонников Антимайдана. В ответ на это недавно назначенный главой полиции города Валерий Андрощук вместе с командиром принадлежащего Коломойскому батальона «Днепр-1» начал перестрелку с полицией, в которой командир «Днепра» был убит, а Андрощук ранен. К тому моменту, как на место прибыли войска Национальной гвардии и боевики «Правого сектора» на танках и бронеавтомобилях, полицейский участок, где укрывались мятежные офицеры, был уже подожжен, и здесь тоже погибли десятки человек43.


К этому моменту страна начала скатываться к полномасштабной гражданской войне. Запад при этом оказывал не только финансовую поддержку: в попытках вернуть контроль над Славянском в начале мая были задействованы 400 наемников компании «Academi/Blackwater»; сообщается также, что новому украинскому правительству помогали советники из ЦРУ и ФБР44.


 


ОТ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ НА УКРАИНЕ К ПРОТИВОСТОЯНИЮ НАТО И РОССИИ


 


Президентские выборы 25 мая, которые были необходимы для легитимизации киевского правительства, западные наблюдатели, как и следовало ожидать, назвали свободными и честными. На самом же деле Фирташ, по-прежнему находившийся в Вене (он был освобожден под залог в ожидании запроса об экстрадиции его в США), еще в марте назначил на роль президента Порошенко. По-видимому, олигарх-федералист все еще имел достаточно большое влияние, чтобы обеспечить приход к власти того, кого американское посольство назвало «опозоренным олигархом, чья репутация запятнана убедительными обвинениями в коррупции»45. «Венское соглашение» также подразумевало предоставление иммунитета от уголовного преследования олигархам, которые поддерживали Януковича, и мирное решение ситуации на востоке страны. Кроме того, Кличко была предложена должность мэра Киева в качестве награды за отказ от президентства в пользу Порошенко46.


21 мая, накануне выборов, Парубий прибыл в брюссельский штаб НАТО на переговоры, а представитель вице-президента Байдена в Вашингтоне объявил, что союзники США и НАТО в июле намерены провести учения военно-морских сил в Черном море под кодовым названием «Breeze» («Бриз»), а также учения сухопутных войск под кодовым названием «Rapid Trident II» («Быстрый трезубец II»)47. Если Евросоюз и счел эту новость настораживающей, он не подал вида; выборы в Европарламент, обнаружившие явный рост популярности идей правых популистов, настроенных против Брюсселя, еще больше снизили его авторитет в международных Делах48. В экономической сфере происходило то же самое: финансовые институты, в которых доминирующую роль играли Соединенные Штаты, поддерживали киевский режим. МВФ в преддверии выборов предоставил Украине первые 3,2 млрд долл. в счет нового кредита, правда, на условиях строгой экономии, но без единого упоминания о гражданской войне, которая вообще должна была стать противопоказанием для какого бы то ни было участия МВФ. На более позднем этапе МВФ также поддерживал банковский сектор страны. «Приватбанк» Коломойского получил 40%, или 1,8 млрд долл. из почти 5 млрд долл., выделенных МВФ. Олигарх присвоил их себе через псевдоконтракты и вывел на офшорные счета, пока сам фонд делал вид, что ничего не замечает. Коэффициенты достаточности собственного капитала банков, в июне 2014 г. составлявшие 15,9%, в начале 2015 г. уменьшились до 13,8% вследствие крупных хищений49.


Поскольку Кличко был отправлен в Киев, Порошенко без труда выиграл президентские выборы, набрав в первом раунде 54% голосов, главным образом на западе Украины — при явке 60%. Тимошенко, которая сама снизила свои шансы угрозами ядерной войны с Россией, набрала всего 12,8%. Из оставшихся ультранационалистов пятипроцентный барьер преодолел, набрав 8,3% голосов, только Олег Ляшко, лидер «Радикальной партии» и создатель батальона «Украина»50. Фашисты Тягнибок («Свобода») и Ярош («Правый сектор») набрали по 1% каждый. Немногочисленные федералисты, отрезанные от своего электората, либо сняли кандидатуры с выборов, либо набрали совсем мало голосов. Олег Царев, который накануне переворота поведал о том, как американское посольство готовит активистов для смены режима, после угрозы расправой, полученной лично от Коломойского, бежал из страны51.


 


Июльское наступление и наблюдение НАТО


 


В период празднования Дня высадки союзных войск в Нормандии Порошенко согласился начать с Путиным переговоры о прекращении огня, для чего в Киев 8 июня прибыл российский эмиссар. 24 июня Совет Федерации РФ отменил предоставленные Путину в марте полномочия на развертывание российских войск на границе Украины. Кремль уже дал понять, что не хочет, чтобы восстание в Донбассе привело к его отделению, отказавшись признать итоги референдума по этому вопросу. Напротив, он сразу же признал результаты выборов президента Украины, чем вызвал возмущение Игоря Стрелкова и других командиров повстанцев52. Россия, однако, таким образом отреагировала на явно выраженное желание ЕС дать ей передышку. Киев 27 июня подписал Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, однако реализация УЗВСТ была отложена до декабря 2015 г.53


После того как Порошенко дал понять, что намерен продлить перемирие до конца июня, несмотря на данное после выборов обещание «ликвидировать [повстанцев] за считанные дни», в Киеве прошла воинственная демонстрация батальонов «Донбасс», «Айдар» и «Днепр-1», участники которой потребовали немедленного возобновления гражданской войны. Киевская военизированная группировка Авакова «Сотня 17+» также принимала участие в демонстрации54. Ее агрессивный настрой подхватила и «партия войны» США и НАТО. Постоянный представитель США в ООН Саманта Пауэр осыпала похвалами киевский режим и призывала Европу не уступать «российской агрессии». ЕС тоже присоединился к этой линии 27 июня, призвав «Путина принять меры по деэскалации насилия на Украине». Президент Польши Бронислав Коморовский даже предложил лишить Россию права вето в ООН55. Напрашивается вывод о том, что Запад не хотел допустить победы сторонников компромисса и вместо этого сделал ставку на продолжение гражданской войны.


30 июня после четырехчасового совещания СНБО с участием Парубия, Авакова и радикальных националистов и фашистов, протестовавших на улицах, Порошенко заявил, что перемирие будет завершено и начнется новое наступление. Валерий Гелетей, новый министр обороны (его предшественник Михаил Коваль был назначен заместителем секретаря СНБО), пообещал, что в Севастополе скоро пройдет парад в честь победы56. Обеспокоенные перспективой полномасштабной гражданской войны, министры иностранных дел Германии и Франции Штайнмайер и Фабиус 2 июля, через день после возобновления военных действий, созвали в Берлине экстренное совещание со своими коллегами из России и Украины, Лавровым и Климкиным. Им удалось достичь соглашения о возобновлении перемирия, продолжении переговоров и установлении наблюдения ОБСЕ на границе с Украиной. Последнее положение было особенно невыгодным для повстанцев, поскольку означало, что они будут отрезаны от линий снабжения. Тем не менее Соединенные Штаты вновь не приняли участия в переговорах и с негодованием осудили соглашение, назвав его «трусливой уступкой российской агрессии»57. Госдепартамент заявил, что «Россия продолжает снабжать [повстанцев] тяжелым вооружением и другой военной техникой и финансами, а также по-прежнему позволяет боевикам свободно въезжать на Украину»58.


4 июля в Черном море официально под эгидой Болгарии начались учения военно-морских сил НАТО «Бриз 2014», о которых было заявлено в мае. Кроме США в них принимали участие единицы военно-морского флота из Великобритании, Румынии, Турции, Греции и Италии. Важным компонентом учений было использование электронных средств ведения войны. Необходимо отметить, что Франция и Германия в маневрах участия не принимали, хотя в районе их проведения находились два французских судна, фрегат «Сюркуф» и разведывательный корабль «Дюпюи де Лом»59. В ответ на демонстрацию силы НАТО 20 кораблей российского Черноморского флота тоже начали учения, включая запуск ракет по учебным целям60. Была поднята тревога по поводу начинающегося российского вторжения, эту информацию подхватило и командование НАТО. Очевидно, целью было подготовить страны Запада к серьезным ответным действиям в том случае, если произойдет событие, свидетельствующее о применения силы Россией и/или украинскими повстанцами из юго-восточных областей, или интерпретированное как таковое61.


Новое наступление оказалось для Киева удачным. Центр газодобычи Славянск, где началось восстание, был взят правительственными войсками 5 июля. 7 июля пали Артёмовск и Дружковка. 10 июля был захвачен Северск, городок к востоку от Славянска и в 100 км к северо-востоку от Донецка, что означало, что городу угрожает взятие в кольцо. На следующий день Порошенко предупредил, что повстанцев в Донецке ждет «неприятный сюрприз»62. Было ли это блефом или провокацией? Учитывая, что в сентябре в Уэльсе должен был состояться саммит НАТО, фраза «российское вторжение» играла ключевую роль в сохранении жизнеспособности Альянса после фиаско в Афганистане. Именно поэтому стратегией «партии войны», по словам Майка Уитни, было «заманить Путина через границу и заставить ввязаться в конфликт, иначе план неоконсерваторов провалился бы — именно это и произойдет, если они не смогут представить его как “опасного агрессора”, который не заслуживает доверия в качестве делового партнера»63.


Выше я уже упоминал о приватизации американской разведки. Спутниковое наблюдение по большей части было отдано в руки корпорации «DigitalGlobe», которая стала единственным поставщиком подобных услуг, приобретя в 2013 г. своего единственного конкурента — «GeoEye». Корпорация обслуживает ряд клиентов, включая и одно из разведывательных сообществ — входящее в структуру Пентагона Национальное агентство геопространственной разведки (НАГР). По изображениям в высоком разрешении территории Восточной Украины, полученным со спутников, можно судить о том, что правительственные войска намеревались осуществить прорыв в зоне Дебальцева, чтобы отрезать Донецк от Луганска, а затем совершить обход с юго-запада и атаковать Донецк с тыла. Карты этой территории были позже обнародованы Российским географическим сайтом Neogeography.ru в рамках анализа обстоятельств крушения борта МН1764. 11 июля спутники «DigitaiGlobe» вели наблюдение в секторах к западу от Донецка и к северу от Дружковки, выше линии Дружковка — Артёмовск, взятой киевскими войсками тремя днями ранее. 12 июля была проведена съемка более обширной территории, частично захватывающей Луганскую область. Очевидно, картографирование этого сектора, обеспечивающего необходимую стратегическую глубину и надежное прикрытие с флангов, производилось для прорыва к Дебальцеву, за которое в мае уже велись ожесточенные бои. Тем временем Москва, похоже, не желала принимать непосредственное участие в боевых действиях, несмотря на серьезные потери повстанцев. Вновь процитируем Майка Уитни (запись от 9 июля): у Соединенных Штатов есть только «маленькое окошко для того, чтобы втянуть Путина в эту борьбу, именно поэтому можно ожидать новой провокации [...] Вашингтон сделает что-нибудь очень значительное и обставит все так, словно это дело рук Москвы»65.


Эта запись была опубликована за восемь дней до крушения МН17. Тем не менее десятидневные морские учения НАТО «Бриз 2014», начатые 4 июля, закончились без происшествий. 14 июля ракетный крейсер ВМС США «Велла галф», оснащенный ракетной системой «Иджис» и радаром AN/SPY 1, способным отслеживать цели на дальних расстояниях, покинул Черное море в соответствии с Конвенцией Монтрё о режиме Черноморских проливов, по которой на пребывание в Черном море единиц флота нечерноморских стран установлен лимит 21 день66. После ухода «Велла галф» другие корабли НАТО остались в Черном море и по-прежнему были там в день крушения МН17; в частности, там оставались итальянский фрегат «Авиере» и ряд кораблей электронной разведки и минно- тральных кораблей других государств НАТО (по-видимому, кораблей ВМС США среди них не было)67.


Кроме того, учения «Бриз 2014» включали «использование электронных средств ведения войны и самолетов электронной разведки, таких как самолеты дальнего радиолокационного обнаружения системы АВАКС “Боинг ЕА-18 Гроулер” и “Боинг Е3 Сентри”», и эти элементы были частью учений в течение всего предыдущего месяца68. 5 июня произошла опасная потеря радаром сигнала радиолокационных ответчиков* с более чем 50 пассажирских самолетов в Южной Германии, Австрии, Чешской Республике и Польше. Выяснилось, что этот инцидент был вызван необъявленными учениями НАТО на территории Венгрии под названием «Ньюфип». Когда то же самое произошло еще раз в том же месяце, вызвав задержки и отмены рейсов, правительство Германии было вынуждено осведомиться у авиационного командования НАТО в Рамштайне, не произошло ли это из-за учений с использованием электронных средств ведения войны, проходивших в период с 9 по 29 июня в Италии69.


 



* С помощью ответчиков гражданские самолеты возвращают радару сигнал, чтобы можно было идентифицировать их государственную принадлежность и эффективно управлять воздушным движением. — Примеч. авт.


 


 


Несколько дней съемка местности не велась или почти не велась, а 15 июля спутники «DigitalGlobe» возобновили наблюдение. Наблюдаемые секторы включали восточные окрестности Донецка, что опять же позволяет говорить о намерении взять город в кольцо. Передовые группировки войск АТО, занявшие территорию к востоку от линии Красный Луч — Снежное на восточной окраине Донецкой области, там, где она образует выступ в глубь территории России, почти сумели сомкнуть кольцо, но оказались отрезанными, когда повстанцы отбили Мариновку. Снежное 15 июля было подвергнуто массированному обстрелу; киевские войска также попытались восстановить связь с окруженными группировками, взяв с севера Нижнюю Крынку, населенный пункт к востоку от Донецка70. 16 июля на снимках «DigitalGlobe» был коридор примерно 100 км длиной, включающий в себя значительную часть Луганской области и часть территории России (карта 5).


 



Карта 5. Сектора, обследованные спутником DigitalGlobe 16 июля 2014 года.


 


Сайт Neogeography.ru заключает на основании этого снимка, что, поскольку зона наблюдения включала траекторию полета МН17, компания «DigitalGlobe» должна была получить точное и актуализированное изображение, на основе которого позже могло осуществляться автоматическое дистанционное зондирование из космоса. На следующий день над местом катастрофы как раз в то время, когда произошло крушение, проходил сверхсовременный американский спутник, так что этот вариант не стоит сразу отбрасывать. Кроме того, чтобы помочь попавшим в окружение войскам АТО, было начато наступление со стороны Амвросиевки на юг, мимо кургана Саур-Могила на границе с Россией (см. карту 5: справа от звездочки на карте, обозначающей место падения самолета). Для начала давайте проанализируем, какие существенные авиационные средства находились в этот момент в данном секторе.


 


Средства ВВС и ПВО и выполнявшиеся ими операции


 


В этом разделе я кратко перечислю виды техники, с помощью которой мог быть сбит самолет МН17, и, учитывая ее наличие, проанализирую вероятность того, что та или иная сторона могла ее использовать. Практически вся авиационная и зенитная техника принадлежала Украине; у повстанцев не было военной авиации, а из средств ПВО только легкие зенитные орудия, поэтому подозрение падает в первую очередь на киевское правительство, если не считать вероятности спецоперации повстанцев с привлечением военной помощи со стороны России.


Начнем с истребителей. После развала СССР в распоряжении Украины остался четвертый в мире по величине военно-воздушный флот после США, России и Китая. Тем не менее в марте 2014 г. адмирал Игорь Тенюх, назначенный сразу после переворота министром обороны, сообщил, что из 507 боевых самолетов Украины (плюс 121 штурмового вертолета) пригодны к использованию только 15%, и лишь один из десяти «способен выполнять боевые задания»71. В докладе командующему силами НАТО Бридлаву полгода спустя Филипп Карбер тоже упоминал около 120 самолетов. Истребителей самого важного типа, сверхзвуковых МиГ-29 («Фулькрум» по классификации НАТО) в украинских ВВС насчитывалось всего 200, из которых в 2014 г. пригодных к использованию было только 85; одну эскадру Украина потеряла в результате отделения Крыма. Они были сгруппированы в две бригады тактической авиации по 32 самолета в каждой (40-я БТА базировалась под Киевом, а 114-я в Ивано-Франковской области на западе страны). Еще 21 самолет был зарезервирован для выполнения особых задач. МиГ-29 оснащен пушкой и ракетами Р-27 класса «воздух — воздух». К октябрю 2014 г. два самолета были уничтожены в ходе гражданской войны. Сверхзвуковых истребителей других типов, Су-27 и Су-24, у Киева было на действительной службе 18 и 8 соответственно. По словам Карбера, Су-27 не использовался, а Су-24 использовался редко из-за недостатков вооружения и других проблем; один из самолетов был уничтожен в ходе гражданской войны72.


Еще один тип истребителя, который также интенсивно использовался, — Су-25 («Фрогфут» по классификации НАТО). Изначально у ВВС Украины таких самолетов было 44, однако осенью 2014 г. из них оставалось всего 8 в 299-й бригаде тактической авиации, размещенной на авиабазе Кульбакино в Николаевской области на юге страны; 5 или 6 самолетов к октябрю 2014 г. были сбиты, а 2 или 3 серьезно повреждены. Су-25 — дозвуковой штурмовик для поддержки наземных войск, оснащенный ракетами Р-60 с инфракрасным наведением и пушкой с бронебойными снарядами. Эти самолеты, которых на вооружении Украины было около десяти, лучше всего подходили для того типа военных действий, которые Киев вел на востоке. Во время пресс-конференции 21 июля российские военные спросили, почему в день катастрофы был замечен украинский истребитель, набиравший высоту по направлению к «Боингу» «Малазийских авиалиний»; по их словам, это был «предположительно Су-25». Таким образом, именно этот тип самолета фигурировал как альтернатива версии о том, что самолет МН17 был сбит из ракетного комплекса «Бук». В рамках пропагандистской войны, разразившейся после 17 июля, информация о том, что Су-25 мог действовать на высоте до 10 км, была поставлена под сомнение главным конструктором самолета (украинцем); эту информацию продублировали также несколько западных сайтов. Было заявлено, что потолок высоты самолета установлен на 3 км ниже73. С другой стороны, высшие офицеры российских ВВС утверждали, что самолет удавалось поднимать до 12 км. Все это отвлекало от значительно более правдоподобного предположения о том, что если МН17 и был сбит в результате атаки штурмовика, то скорее всего в этой атаке был задействован один или более сверхзвуковой МиГ-29 (отражающая поверхность, от которой зависит изображение на радаре, у Су-25 и у МиГ-29 одинакова). Су-25 мог выпустить ракеты, но в остальном самолет этого типа не обладает достаточной скоростью, чтобы догнать «Боинг», идущий на крейсерской скорости, и совершать вокруг него маневры; ракетный залп по столь быстро движущейся цели распределился бы по всей длине фюзеляжа74.


Это приводит нас к версии о том, что источником рокового выстрела могло быть средство ПВО, в частности, ракетный комплекс средней дальности СА-11 класса «земля — воздух» («Бук»); именно этой версии придерживаются Киев, НАТО и западные СМИ. После развала СССР многие ракетные комплексы «Бук-M1», которые использовались советскими пограничными войсками, остались в распоряжении Украины. Одна батарея «Буков» состоит из двух самоходных огневых установок (СОУ) и одной транспортно-пусковой установки (ТПУ); три батареи образуют батальон, в который также входят подвижный командный пункт и более современная радиолокационная станция. СОУ, имеющая встроенную радиолокационную станцию, сконструирована таким образом, чтобы продолжать вести огонь даже в том случае, когда отдельная РЛС выведена из строя. В полном составе комплекс «Бук» может обнаруживать и поражать цель в радиусе 140 км; радиус поражения отдельной СОУ ограничен 42 км75. После распада СССР на вооружении российской армии появились разные версии комплекса, «М1-2» и «M2», однако Украина тоже постаралась самостоятельно модернизировать оставшиеся у нее «Буки». Информация об этих модернизированных «Бук-M1» появилась на сайте украинского Министерства обороны в конце июня, когда они были введены в боевой состав войск76. В распоряжении Киева 27 батарей «Бук-M1», то есть девять батальонов, сгруппированных в четыре полка ПВО: 11-й, 223-й, 108-й и 156-й. «Буки», состоявшие на вооружении 156-го полка ПВО, который дислоцировался в Донбассе, были выведены оттуда уже в марте командиром подразделения, полковником Иваном Теребухой77. 12 июля 2014 г. все подразделения украинской ПВО были приведены в высшую степень боевой готовности. Официальный представитель АТО Владислав Селезнев в тот день объявил в Facebook, что «регулярные войска противовоздушной обороны Украины приведены в готовность номер один»; это заявление подтвердил Укринформ, упомянув при этом угрозу обстрела из ракетных установок «Град» со стороны повстанцев и России78. 17 июля приказ по-прежнему оставался в силе, что было подтверждено немецким правительством 9 сентября. В заявлении от 19 июля Министерство обороны России отметило, что 156-й полк ПВО дислоцировался в районе Донецка с включенными радиолокационными станциями «Купол-M1 9С18»79. На пресс-конференции 21 июля российские военные представили список, в котором подробно указывалось, радары каких из украинских «Буков» были включены в каждый из дней недели, предшествовавшей катастрофе.


С самого начала июльского наступления делались заявления о том, что у повстанцев тоже есть «Буки». На пресс-конференции 30 июня командующий войсками НАТО Бридлав утверждал, что повстанцев учат в России использовать «самоходные зенитные комплексы», но американцы «пока не замечали, чтобы эти комплексы транспортировались через границу на Украину»80. Эти слова были процитированы в опубликованном в апреле 2015 г. отчете Общей службы разведки и безопасности Нидерландов (AIVD). В отчете обобщались результаты деятельности НАТО и разведслужб стран Альянса с явной целью снять вину с голландских служб разведки за то, что они не предупредили об опасности для гражданских авиалайнеров. Систем ПВО, на которые ссылается Бридлав, говорилось в отчете, судя по всему, 17 июля на территории Украины по-прежнему не было. Да, 29 июня повстанцы захватили украинскую военную базу в Донецке, где находились ракетные комплексы «Бук-M1», но они были неисправны.


[Захват базы] широко освещался в прессе незадолго до катастрофы. Службой военной разведки также были получены разведданные по этому вопросу 30 июня и 3 июля 2014 г., а также в другие дни. В течение июля несколько надежных источников сообщили, что комплексы, находившиеся на этой военной базе, были не готовы к боевому использованию. Следовательно, они не могли быть использованы сепаратистами81.


Эта тема стала предметом обсуждения в связи с тем, что зенитным огнем ранее уже было уничтожено множество самолетов и вертолетов киевских войск. За недели, предшествовавшие 17 июля, Киев потерял еще два Су-25, пять вертолетов Ми-24 («Хайнд» по классификации НАТО) и два Ми-8 («Хип» по классификации НАТО), а также два типа тяжелых транспортных самолетов: Ан и Ил-76. Несмотря на это, некоторые международные авиакомпании по-прежнему совершали рейсы над Восточной Украиной. Одной из возможных причин, по которым украинская авиационно-диспетчерская служба продолжала направлять туда гражданские самолеты даже после того, как 8 июля над Луганском был сбит Ил-76, было то, что украинские летчики-истребители нашли новый способ маскировки: они следовали по траектории гражданских самолетов, чтобы укрыться от наземных радаров. Если это так, то вполне вероятно, что Киев направлял гражданские авиалайнеры через северный коридор именно по этой причине (а также ради сборов за перелеты над территорией страны)82.


В обзорном докладе голландской разведслужбы утверждалось, что в распоряжении у повстанцев были только легкие зенитные орудия, переносные зенитно-ракетные комплексы малой дальности (ПЗРК) и «возможно [...] самоходные зенитно-ракетные комплексы малой дальности». Только 16 июля Общая служба разведки и безопасности Нидерландов получила разведданные о том, что у повстанцев не было зенитных ракет средней дальности83. Так как же они могли сбивать тяжелые транспортные самолеты? Этот вопрос перерос в настоящую, и в свете последующих событий, имеющую большое значение дискуссию, когда повстанцы 14 июля сбили в окрестностях Луганска транспортный самолет Ан-26. Киевские власти заявили, что Ан летел на высоте, значительно больше дальности поражения имевшихся у повстанцев зенитных орудий, и обвинили русских в том, что это они сделали выстрел из «Бука». Согласно отчету компании «Bloomberg» от 16 июля, «у правительства Украины также есть “неоспоримые доказательства” того, что Россия замешана в крушении [Ан-26] [...] по данным главы разведывательной службы Украины, Валентина Наливайченко»84.


Это была явная попытка, предпринятая всего за три дня до крушения МН17, представить Москву как активного участника военных действий и превратить гражданскую войну в международный кризис. Киев заявлял о причастности России к происходящему, потому что, по данным украинской разведки, у повстанцев нет зенитных систем, которые могли бы поражать цель на высоте 6200 м. Тем не менее делались и встречные заявления, что Ан-26 не был сбит ракетами, выпущенными из мощного ракетно-зенитного комплекса, поскольку в этом случае он был просто взорвался в воздухе. По-видимому, самолет летел на значительно меньшей высоте после попадания снаряда в один из двигателей, возможно, из переносного ПЗРК или самоходного комплекса малой дальности; он совершил аварийную посадку, после чего его экипаж был взят в плен85.


В ответ на этот инцидент Киев направил извещение летному составу (НОТАМ10), ограничивающее воздушное пространство для гражданских авиалайнеров к востоку от Днепропетровска. О «новом уровне угрозы» были сразу извещены западные дипломаты (в том числе посол Германии и советник посольства Нидерландов), хотя обычно такая информация направляется военным атташе. Было ли это сделано намеренно, чтобы донести до высших дипломатических кругов идею о том, что по киевским самолетам стреляют из «Буков», чтобы обезопасить себя в случае подобного инцидента и подготовить почву для нужной реакции международного сообщества? Обозначенный в НОТАМ потолок высоты 10 000 м не имел смысла, если выстрелы действительно были сделаны из «Бука», который поражает цель на высоте до 22 км. Единственное, что нам известно — это что высота в 10 000 м является предельной для самолетов Су-25, которые предположительно маскируются от радаров, следуя чуть ниже гражданских авиалайнеров по той же траектории. Почему же тогда у западных дипломатов не возникло вопросов? Голландское правительство передало краткую запись брифинга, посвященного НОТАМ, Совету по безопасности Нидерландов, на который была возложена ответственность за расследование технических подробностей катастрофы, только через полгода, в январе 2015 г., уже после того, как СМИ и член парламента от Христианско-демократической партии Питер Омтзигт привлекли к этому вопросу внимание общественности86. В конечном итоге 17 июля (по сути, за несколько часов до крушения МН17) Киев пересмотрел свое решение и на этот раз заявил, что Ан-26 все же был сбит повстанцами87.


Тем временем 16 июля Киев потерял еще один самолет поддержки наземных войск Су-25. Правительство заявило, что он был сбит в ходе перестрелки с российским МиГ-29, который якобы вошел в воздушное пространство Украины и также подбил еще один Су-25. Как сообщила «New York Times», «представитель украинской службы безопасности пожаловался на российское вторжение на брифинге в четверг примерно в то самое время, когда борт 17 “Малазийских авиалиний” вылетел из Амстердама»88. Это была вторая попытка спровоцировать реакцию Запада против Москвы, которая отрицала инцидент, не говоря уже о предположении, что пилот Су-25 рискнул вступить в бой со значительно превосходящим его самолетом МиГ-29. Спорным остается и тот факт, что киевские ВВС вообще поднимались в воздух 17-го числа89.


Пока давайте только отметим, что в дни непосредственно перед крушением МН17 Киев предпринял две недвусмысленные попытки превратить гражданскую войну в международный кризис, эксплуатируя для этого инциденты со сбитыми самолетами; одна попытка была основана на заявлениях, от которых Киев позже отказался, а вторая — на сомнительном утверждении, которое не было подкреплено доказательствами. Можно ли было предположить, что крушение МН17 (вне зависимости от того, кто нес за него ответственность, и от того, был ли он сбит намеренно или случайно) не будет использовано для того, чтобы еще больше поднять ставки? Именно это и сделал 18 июля возглавляемый Парубием СНБО, заявив, что все три самолета были сбиты «с территории России», — что само по себе противоречило заявлениям Порошенко и украинского министра внутренних дел, сделанным накануне вечером (см. ниже)90.


Если для Киева и «партии войны» НАТО приоритетной задачей было втянуть Россию в конфликт, у Вашингтона были другие мотивы, ради которых стоило поднять ставки.


 


Возвращение Путина из Бразилии


 


И здесь мы подошли к самой сути — к вопросу о мотиве: если крушение самолета было не случайностью, то кому же могло понадобиться провоцировать крупный международный кризис? 17 июля президент России возвращался из Форталезы (Бразилия) в Москву на персональном самолете Ил-96, известном как «борт № 1». Он только что завершил шестидневный тур по Латинской Америке, начавшийся с Кубы, где президент списал 90% кубинского долга советских времен, а оставшуюся сумму поручил направить на совместные проекты. Он также сделал незапланированную остановку в Никарагуа, а затем отправился в Аргентину. Там и в Бразилии он подписал договоры о строительстве российской компанией «Росатом» ядерных реакторов на льготных условиях91. В Форталезе Путин также присутствовал на совещании пяти глав государств БРИКС, где был подписан устав Нового банка развития, или банка БРИКС.


Для Путина встреча в Форталезе стала кратковременной передышкой от бесконечной кампании демонизации российского президента, которая велась странами Запада. Страны БРИКС воздерживались от критики в адрес Москвы в связи с кризисом на Украине и вместо этого призывали все стороны к сдержанности, чтобы конфликт можно было разрешить мирным путем92. Будучи еще в Бразилии, Путин также договорился с Ангелой Меркель, прибывшей туда на финал чемпионата мира по футболу 2014 г., разработать предварительное соглашение «земля в обмен на газ», чтобы разрешить Украинский кризис. По пути обратно в Москву самолет президента пролетел над Варшавой примерно в 320 км (это примерно полчаса полета) ОТМН17, но потом взял курс немного дальше на север. Это дало основания для слухов, что МН17 перепутали с «Илом» российского президента. Однако сначала давайте проанализируем более значимые политические интересы.


Первый из них — банк БРИКС. Кризис 2008 г. сильно ударил по странам БРИКС и привел к замедлению роста экономики Китая, движущей силы этого блока. «По мере замедления темпов экономического роста Китая и промышленно развитых стран, — писал экономист из компании “Morgan Stanley” Ручир Шарма в 2012 г., — эти страны будут покупать все меньше у своих соседей, развивающихся за счет экспорта, таких как Бразилия, Малайзия, Мексика, Россия и Тайвань». Их экспортные показатели в период экономического бума выросли до примерно 6% от ВВП, но теперь вновь опустились до уровня ниже 2%, что предвещало тяжелые времена93. Тем не менее вскоре темпы экономического роста БРИКС восстановились, и к 2015 г. по объему ВВП Китай опережал США с точки зрения паритета покупательной способности (ППС), Индия оторвалась от Японии, а Россия и Бразилия уступали среди стран ЕС только Германии94.


В свете финансового кризиса обострились давние разногласия БРИКС с западной финансовой системой. В отличие от стран Запада или монархий Персидского залива с их патримониальными суверенными фондами благосостояния странам БРИКС денежный капитал нужен был в первую очередь для экономического развития, как инвестиционные банки в странах-претендентах с запоздалой индустриализацией (таких, как Франция или Германия в прошлом)95. Поэтому, когда Соединенные Штаты и ЕС отреагировали на кризис мерами по спасению банков от банкротства и снабжением их новыми запасами наличности («количественное смягчение»), чтобы снова приняться за хищнические финансовые практики, которые и привели к кризису, страны БРИКС не могли не попытаться защитить от этих действий свои инвестиционные фонды. Объемы частного финансирования инфраструктуры резко снизились после кризиса, а готовность банков к креди тованию (которая стала еще меньше после принятия третьего Базельского соглашения с его усиленными требованиями к капиталу) не увеличивалась, несмотря на массированное вливание ликвидных средств; суверенные фонды благосостояния и пенсионные фонды тратят на инфраструктуру относительно мало96. Банк развития БРИКС был призван заполнить этот пробел. Его проект был разработан на встречах в Дели и Дурбане в 2012-2013 гг.; комментируя эти события, Радхика Десаи написала, что «никогда со времен Движения неприсоединения и его борьбы за Новый международный экономический порядок в 1970-е гг. мир не видел, чтобы развивающиеся страны так организованно бросили вызов господству Запада в мировой экономике»97.


Поскольку их призывы к МВФ и Всемирному банку отойти от политики строгой экономии в сторону режима, в большей степени ориентированного на развитие, продолжали игнорироваться, страны БРИКС на встрече в Форталезе решили ускорить реализацию планов по созданию Нового банка развития98. Те, кто наблюдал за этим мероприятием со стороны, не могли не понять, какими могут быть «долгосрочные последствия для мирового порядка и развития»99. Создание эквивалента Всемирного банка с капиталом в размере 100 млрд долл. и таким же общим фондом валютных резервов (эквивалентным по размеру МВФ)100 заложило основу для образования блока государств-претендентов в мировой политической экономике, открыто бросающего вызов западному режиму жесткой экономии — по крайней мере, так это выглядело в тот момент. Путин также увозил с собой принципиальное согласие канцлера Меркель на соглашение «земля в обмен на газ», целью которого было стабилизировать границы Украины в обмен на помощь России в ее финансовом возрождении. Соглашение предусматривало трехсторонние переговоры между Россией, Германией и Украиной, а также важнейший пункт по газу — за него должен был отвечать Фирташ, который до сих пор был в Вене и оставался в списке лиц, разыскиваемых США. Как далеко зашли эти переговоры, остается неясным, но основная идея предполагаемого соглашения сомнений не вызывала. Пункт по газу должен был принести экономическое облегчение стране-банкроту; в обмен на это Порошенко должен был не настаивать на вступлении в НАТО, а Путин — оставить свои возражения против соглашения о свободной торговле с ЕС. Вдобавок к этому Россия должна была компенсировать Украине потерю доходов от русской аренды военно-морской базы в Севастополе. Правда, положение о том, что Крым останется в составе России, было встречено категорическим отказом со стороны Великобритании и США101.


Фактом является то, что, пока Путин был еще в Бразилии, 16 июля, США наложили на Россию очередные санкции. Вашингтон предоставил послам ЕС разведданные о поставках тяжелого вооружения из России повстанцам Донбасса. Интенсивные переговоры через Атлантику продолжались всю ночь с 16 на 17 июля. Меркель и Байден звонили Порошенко, Меркель также совещалась по телефону с Обамой. Сообщая об этом на следующий день, проправительственный украинский сайт с нетерпением отмечал: «Все ждут решения [Европейского совета] по поводу ужесточения санкций против Российской Федерации»102. Экстренное совещание Совета было на самом деле проведено еще 16 июля, но ограничилось лишь заявлением о намерениях ввести санкции из-за несогласия стран, заинтересованных в экономических отношениях с Россией и зависимых от ее газа. Более того, в коммюнике подчеркивалось намерение ЕС «продолжать трехсторонние переговоры об условиях поставки газа из Российской Федерации на Украину», чтобы «обеспечить бесперебойность поставок и транзита природного газа через Украину». На следующий день президент Совета Херман ван Ромпёей вновь признал, что консенсуса достичь не удалось103.


Крушение МН17 все изменило. Переговоры по линии «земля в обмен на газ» были сразу же приостановлены, а 22 июля Европа отбросила последние сомнения по поводу предлагаемого США пакета санкций. Как отметил в интервью год спустя Марк Леонард, основатель и директор Европейского совета по международным отношениям, «без МН17 было бы довольно сложно найти достаточную поддержку для ужесточения санкций против российской экономики»104.


 


КРУШЕНИЕ МН17


 


На вопрос «cui bonu»11 относительно катастрофы МН17 можно ответить с достаточной степенью уверенности в том смысле, что она подготовила почву для новой атаки Запада на союз претендентов (Евразийский блок и страны БРИКС), и Украина была основным полигоном. Другое дело, стоит ли рассматривать катастрофу как намеренный акт или как несчастный случай и кто все же нажал на спусковой крючок. Того, что у киевской «партии войны» имелись для этого и средства, и мотив, и послужной список доказанных актов жестокости, недостаточно, чтобы делать по этому поводу какие-либо однозначные заявления. В оставшейся части этой главы я доказываю, что детали, связанные с бортом МН17 и его крушением, подтверждают, что подозрение в первую очередь падает на Киев. Как будет показано в пятой главе, неоспоримым подтверждением вины киевского правительства стал фактический иммунитет от судебного преследования, которого потребовал и получил украинский режим от западных сторонников.


17 июля самолет МН17 вылетел из амстердамского аэропорта Схипхол в Куала-Лумпур. Детали полета, как и вся информация о международных перелетах, включая список пассажиров, должны были передаваться американской разведке в соответствии с соглашениями с ЕС по борьбе с терроризмом. Система расширенного досмотра пассажиров, используемая для обработки этой информации, была разработана израильской компанией «ICTS International NV» со штаб-квартирой в Схипхоле. Компания была создана в соответствии с голландским законодательством в 1982 г. бывшими членами израильской службы внутренней безопасности «Shin Bet» и агентами безопасности авиакомпании «Еl Аl». Председателем правления и владельцем контрольного пакета акций с 2004 г. является Менахем Ацмон, который, будучи одним из распорядителей финансов партии «Ликуд», до конца 1990-х гг. отвечал за распределение денежных средств из американских источников. Немногие компании могут похвастать столь тесным знакомством одновременно с террористической и антитеррористической деятельностью, как ICTS. Ее дочерняя компания «Huntleigh USA» принимала участие в обеспечении безопасности в бостонском аэропорту Логан, откуда 11 сентября 2001 г. вылетели два самолета, врезавшиеся в башни-близнецы в Нью-Йорке. Компания разорилась из-за многочисленных судебных исков по поводу халатности, а обеспечение безопасности в американских аэропортах взяло на себя Управление транспортной безопасности. Сотрудники компании ICTS также допустили инцидент, произошедший в аэропорту Схипхол на Рождество в 2009 г., когда студент из Нигерии Умар Фарук Абдулмуталлаб проскользнул через обычно строгую охрану аэропорта со взрывчаткой в нижнем белье и сел на самолет компании «Northwest Airlines», следовавший в Детройт105. В марте 2014 г. «Малазийские авиалинии» уже потеряли еще один «Боинг-777», борт МН370, летевший из Куала-Лумпура в Пекин. На самолете было несколько сотен килограммов легковоспламеняющихся литий-ионных аккумуляторов (это была часть партии электротоваров компании «Motorola» общим весом две с половиной тонны). При возгорании литий-ионные аккумуляторы выделяют взрывоопасные углеводородные газы; из-за этого уже не раз возникали трагические случаи с пожаром на борту самолета, последний (из подтвержденных) произошел на борту грузового самолета компании UPS в 2010 г. С этим связана и одна из теорий исчезновения рейса МН370106. Альтернативная теория, которую рассматривает Найджел Коуторн в книге «Flight MH37Q. The Mystery» («Тайна рейса МН370»), состоит в том, что причиной крушения стали военные учения США и Таиланда. Мы не будем вдаваться здесь в подробности, скажем лишь, что книга Коуторна важна для нас, поскольку указывает на многие детали, которые могут также иметь значение в истории с МН17, причем делает это без искажения фактов, характерного для пропагандистской войны. Учитывая растущую роль электронных средств ведения войны, к которым относится электронный захват самолетов, не стоит закрывать глаза на то, что бортовой ответчик МН370 был отключен в тот момент, когда самолет исчез, в то время как ответчик МН17 (он продолжал работать еще в течение целого дня после падения) отключился, а затем снова был включен107.


На борту МН17 тоже была партия литий-ионных аккумуляторов, в данном случае их вес составлял 1,38 тонны, почти 10% от общего груза (17 тонн), перевозимого самолетом. Это почти в шесть раз больше того количества, которое Федеральное управление гражданской авиации США считает предельным с точки зрения средств пожаротушения, имеющихся на пассажирском самолете108. Аккумуляторы были привезены в Схипхол компанией TNT из аэропорта Грас-Олонь рядом с городом Льеж, где расположен распределительный склад (дочернее предприятие британской компании). Поскольку такие аккумуляторы почти всегда производятся в Восточной Азии, маловероятно, что в Малайзию их перевозили для обычного использования в быту. Литий-ионные аккумуляторы все чаще применяются в военной области, в частности в противотанковых ракетных комплексах TOW, системах обнаружения химических веществ и, конечно, средствах связи109. Аккумуляторы на борту МН17 были упакованы в семь больших пакетов и сложены в три контейнера, большая часть находилась в переднем грузовом отсеке (остальные — в заднем отсеке), а в накладной была пометка «срочно». Самолет также перевозил сверхсовременный прибор для спектроскопии электрохимического импеданса, с помощью которого можно точно определить состояние аккумулятора. Наконец, на борту «Боинга» находился дипломатический пакет из посольства Малайзии, упакованный в аэропорту Схипхол компанией «VCK Logistics Airfreight» и помеченный в накладной как «чрезвычайно срочный груз; должен быть отправлен забронированным рейсом»110.


«Малазийские авиалинии» в финансовом отношении переживали не лучшие времена и делали все возможное, чтобы заработать, но и это нельзя считать ответом на все вопросы111. Вопросы касательно содержимого грузовых отсеков самолета, в частности, зачем на борту были аккумуляторы, имело ли место их возгорание и взрыв, а если нет, то что случилось с ними после падения самолета (и что случилось с дипломатической почтой), явно заслуживают более подробного рассмотрения, и до этого мы доберемся в пятой главе.


Учитывая, что «Малазийские авиалинии» потеряли уже два самолета, неизбежно должен был встать вопрос о стране авиаперевозчика. Малайзия принадлежит к категории стран, сопротивляющихся давлению неолиберального капитализма и англо-американской претензии на мировое господство, хотя сейчас и не так активно, как в то время, когда ее премьер- министром был Махатхир Мохамад112. В ноябре 2011 г. Малайзия вызвала гнев западных держав: трибунал по военным преступлениям в Куала-Лумпуре после двухлетних разбирательств единогласно принял вердикт, что Тони Блэр и Джордж Буш-младший виновны в преступлениях против мира, преступлениях против человечности и геноциде, совершенных во время вторжения в Ирак. Судьи постановили, что имена Буша и Блэра должны быть внесены в список военных преступников, который ведет Комиссия Куала-Лумпура по военным преступлениям, и что вердикт должен быть передан в Международный суд в Гааге113.


Малайзия также косвенно связана с БРИКС. У страны налажены связи с Россией в аэрокосмической сфере, включающие возможное приобретение пассажирских узкофюзеляжных самолетов МС-21, в перспективе способных составить конкуренцию самолетам «Аэробус-А320» и «Боинг-737». Также Малайзия заказывала гражданские версии вертолетов Ми-17 и Ка-32. В месяцы перед крушением МН17 Малайзия приобретала у России зенитные ракетные комплексы средней дальности «Бук-М2Е», наземные зенитные ракетные комплексы малой и средней дальности «Панцирь-C1», противотанковые ракетные комплексы, а также патрульные корабли разных типов114. Конечно же, Малайзия — не самое популярное государство с точки зрения западных дипломатов, поэтому если виновники происшествия, связанные с США и/или НАТО, намеренно сбили МН17, чтобы спровоцировать международный кризис и помочь Европе преодолеть сомнения, выбор «в пользу» «Малазийских авиалиний», а не «Сингапурских авиалиний» или «Эйр Индия», чьи самолеты пролетели по этой же траектории с разницей в десять и четыре минуты соответственно, вполне вписывается в систему ранжирования «свой-чужой». С другой стороны, если самолет перепутали с самолетом Путина и виновники случившегося находились в Киеве, то нужно отметить, что расцветка самолета «Малазийских авиалиний» больше всего похожа на расцветку президентского Ил-96115. И здесь нам стоит вспомнить о том, что мы имеем дело с «системным событием», очень сложной логической структурой, в рамках которой даже факторы, которые с высокой степенью вероятности могли бы стать причиной случившегося (например, стремление наказать Малайзию или убить Путина), также могли в тот или иной момент сыграть определенную роль в преодолении моральных или иных барьеров.


 


Кто видел самолет 17 июля?


 


Когда борт МН17 вошел в воздушное пространство Украины, его могли наблюдать натовские самолеты дальнего радиолокационного обнаружения системы АВАКС; возможно, морские радиолокационные станции НАТО в Черном море; наземные радиолокационные станции на Украине и в России, а также различные спутники, пролетавшие над этой зоной. Самолет также производил регулярные «рукопожатия» со спутниками, чтобы передавать технические данные в штаб-квартиру «Boeing» и изготовителю двигателей «Rolls-Royce» — это была обычная процедура116.


Самолеты АВАКС НАТО принимали участие в учениях в Черном море, и, как сообщило правительство Германии в ответах на вопросы от Левой партии 9 сентября 2014 г., два из них 17 июля поднялись в воздух, чтобы контролировать воздушное пространство Украины. Они базировались в Польше и Румынии после того, как в марте Североатлантический совет принял решение наблюдать за развитием событий117. Чтобы контролировать ход гражданской войны на востоке, самолетам необходимо было войти в воздушное пространство Украины, иначе их патрулирование не имело бы смысла. Радар АВАКС, согласно каталогу «Northrop Grumman», имеет режим «за горизонтом» (ВТН), в котором с помощью импульсной РЛС может видеть дальше, чем на 200 000 кв. миль (500 000 кв. км) вокруг самолета, или дальше, чем на 250 миль (400 км) во всех направлениях»118. Так что же они увидели?


18 июля правительство Германии запросило у НАТО данные с радаров самолетов за предыдущий день. В обращении к бундестагу от 9 сентября правительство заявило, что «рейс МН17 отслеживался по сигналам радара и по исходящим непосредственно от самолета сигналам бортового ответчика. Сигналы прекратились [в 15:52 по местному времени], когда борт МН17 покинул зону покрытия самолетов АВАКС»119. По данным Берлина, АВАКС засекли следующие сигналы: (1) сигналы с активных зенитных ракетных комплексов, классифицируемых как «СА-3», — сигналы, которые постоянно присутствуют в зоне боевых действий; (2) неидентифицируемый сигнал с радара (то есть без ответчика), что обычно означает военный самолет120. Тем не менее, разве благодаря функции «за горизонтом» АВАКС не могли бы и дальше отслеживать самолет с 15:52 до 16:20, то есть в те 28 минут, когда он был сбит? Этого мы не знаем, но опять же соответствующим образом проведенное расследование должно было бы проанализировать такие детали очень тщательно.


Наземные радары наверняка могли отследить всю траекторию полета. Украина должна была это сделать, более того, обязана по международным правилам авиации. Тем не менее ближайшая радиолокационная станция в Артёмовске была уничтожена во время боев, а следующая находилась слишком далеко. Первичная РЛС днепропетровской службы управления воздушным движением (УВД) тоже не работала. Единственная гражданская РЛС на востоке, в зону покрытия которой входило место крушения, расположенная в Чугуеве под Харьковом, была выключена предположительно на плановое техническое обслуживание121. С другой стороны, регулярные войска ПВО еще 12 июля были переведены в режим «боевой готовности номер один», что объясняет, почему были активированы радары СА-3, зарегистрированные натовскими АВАКС, и радары украинских «Буков» (17 июля была зарегистрирована активность девяти РЛС «Купол-M1», входящих в состав комплекса «Бук»)122. Тем не менее они не были интегрированы, чтобы компенсировать отключение днепропетровской первичной РЛС УВД. Киев отрицал факт активности военных радаров в тот день, однако это противоречит его приказу о боевой готовности, а также многочисленным фактам, которые свидетельствуют об обратном123.


Спутники «DigitalGlobe» 17 июля осуществляли съемку над городом Луганском и, опять же, над прилегающей российской территорией в северо-восточном углу тех секторов, в которых велось наблюдение накануне (см. карту 4). Спутник «GeoEye 1», по-видимому, также сделал снимок Макеевки, но он был удален из открытого каталога «DigitalGlobe» и всплыл только за несколько недель до отчета ОСГ в сентябре 2016 г.; правда, теперь было заявлено, что на нем видна автоколонна, транспортирующая «Бук»124. У американских военных также был на орбите собственный спутник, который российские высшие чины на пресс-конференции 21 июля описали как специально разработанный для обнаружения запуска ракет. «Американские официальные лица утверждают, что у них есть спутниковые снимки, свидетельствующие о том, что малазийский авиалайнер был сбит ракетой, запущенной ополченцами [то есть повстанцами], — заявили генералы. — Но до сих пор эти фотографии никто не видел. Насколько нам известно, 17 июля над Юго-Восточной Украиной действительно находился американский спутник [с 16:06 до 16:21]. Этот спутник является частью экспериментальной системы, предназначенной для отслеживания и контроля запусков ракет разной дальности». По стечению обстоятельств или по другой причине, но «американский спутник пролетал над Украиной в то самое время, когда разбился малазийский авиалайнер»125.


Речь здесь идет о спутниках с инфракрасным оборудованием, способных регистрировать запуск ракеты в любой точке мира и эксплуатируемых в рамках американской программы обеспечения ПРО. Несложно догадаться, зачем понадобились такие спутники, ведь как иначе управлять системой противоракетной обороны. 1 августа 2014 г. российское Министерство обороны подтвердило, какой тип спутника имели в виду военные: «В указанное время американский электрооптический разведывательный спутник серии “Кихоул” проходил над районом крушения»126. Поскольку целью наблюдения спутника «DigitalGlobe» 16 июля, согласно Neogeography.ru, было «получение точного актуализированного изображения для осуществления автоматического дистанционного зондирования из космоса», вполне возможно, что спутник «Кихоул» использовал эту информацию, но точно нам это неизвестно. Во всяком случае, Соединенные Штаты не ответили на вопросы, заданные на пресс-конференции российского военного командования, и не предоставили снимки, сделанные со спутника, хотя сразу же после катастрофы не замедлили предъявить спутниковые снимки российских войск, сосредоточенных на украинской границе, так что со способностью их спутников вести съемку с высоким разрешением все было в порядке.


Согласно плану полета МН17 самолет после входа в воздушное пространство Украины должен был пройти через северный коридор. Предполагалось, что он достигнет высоты 35 000 футов (10 600 м), однако днепропетровская служба управления воздушным движением приказала ему снизить скорость до 490 миль/ч (790 км/ч), чтобы оставаться на высоте 33 000 футов (10 км) с целью избежать пересечения с другими воздушными судами. Приказ оставаться на высоте 10 000 метров был подтвержден только полтора месяца спустя правительством Нидерландов, которое к тому времени отвечало за два расследования; голландские СМИ также умолчали об этом, превратив это невинное распоряжение в нечто подозрительное. Кроме того, самолет получил инструкцию отклониться от курса немного дальше на север из-за грозы127. Отклонение к северу составляло около 14 километров. Российское высшее военное руководство на своей пресс-конференции 21 июля отметило, что после того, как МН17 прошел над Донецком, «мы можем видеть, как самолет делает маневр, чтобы вернуться в коридор, но у малазийского экипажа не было возможности завершить маневр. В [16:20] самолет начал терять скорость, и в 16:23 он исчез с российских радаров»128.


 


Противоречащие друг другу версии в пропагандистской войне: версия с комплексом «Бук»


 


Сразу же после крушения самолета обе стороны гражданской войны на Украине и новой «холодной войны», частью которой она была, начали состязание в пропаганде, от которой в конечном итоге пострадало расследование катастрофы. Помня, что у нас нет решающих доказательств относительно того, кто же все-таки несет ответственность за катастрофу, я рассмотрю подробно обе версии: и с «Буком», и с истребителем. Главная проблема теорий, предполагающих выстрел из «Бука» намеренный или случайный, заключается в том, что повреждения обломков самолета указывают на более легкий снаряд — ракету класса «воздух — воздух», если учитывать высоту, на которой летел МН17. Тем не менее альтернативная версия с истребителем тоже вызывает целый ряд вопросов, к тому же с обеих сторон имели место явные искажения фактов. Давайте проанализируем каждую версию в отдельности.


Сразу же после возвращения в Москву Путин сделал телефонный звонок в Белый дом. Он выразил в разговоре с Обамой свое беспокойство по поводу нового раунда санкций, введенных накануне, и по поводу которых ЕС по-прежнему испытывал сомнения. В ходе напряженной беседы американский президент сказал своему российскому коллеге, что причиной было то, что Москва поставляет повстанцам оружие, включая средства ПВО. Через полчаса после начала разговора Путин упомянул о том, что только что ему доложили о крушении гражданского самолета129. Это было через три часа и десять минут после падения МН17. По словам Джона Хелмера, Обама не завел разговор о крушении самолета, потому что сам уже знал об этом, и за час до звонка Путина уже успел позвонить Порошенко и премьер-министру Малайзии Наджибу Разаку130. Сделанное Обамой упоминание о средствах ПВО, поставляемых Россией, конечно же, вписывается в версию с ракетой, выпущенной из «Бука» (хотя полученные впоследствии голландской разведкой данные опровергают факт таких поставок). Пресс-релиз Белого дома о разговоре Путина и Обамы начинается с признания, что «мы пока не располагаем всеми фактами». Учитывая, что вездесущая американская разведка постоянно вела наблюдение за границами России вообще и за Восточной Украиной в частности, это могло означать что угодно, в том числе то, что Белый дом проявляет осторожность в свете того, какими могут быть последствия прямого обвинения131.


Киевское правительство, напротив, не чувствовало себя стесненным подобными соображениями осторожности и выдало сразу три объяснения, из которых наименее правдоподобное было представлено в максимально агрессивной манере и в конечном итоге стало лейтмотивом всего проводимого под руководством Нидерландов расследования, как мы увидим в следующей главе. Порошенко сначала назвал случившееся трагическим происшествием, потом заявил о «террористическом акте», а опубликованное в Twitter сообщение СНБО, приведенное выше, гласило, что, как и в случае с двумя самолетами, сбитыми ранее на этой же неделе, по МН17 был нанесен удар с территории России. Учитывая, что упал лайнер на территории Украины, единственным способом сделать Россию замешанной в нанесении удара из «Бука» (при том, что разведка НАТО и Киев отрицали наличие у повстанцев этих зенитно-ракетных комплексов, а также, вероятно, в связи с тем, что два сделанных ранее заявления не стыковались между собой) было заявить, что ракетный комплекс прибыл с территории России, а затем был отправлен обратно132. Эту теорию первым озвучил пресс-секретарь киевского Министерства внутренних дел Антон Геращенко. Еще 17 июля Геращенко опубликовал на своей странице в Facebook ставшую широко известной фотографию следа из белого дыма на фоне ясного голубого неба (хотя небо на этом направлении в тот день было затянуто облаками133). Фотография сопровождалась следующим комментарием: «Путин! Тебе и твоим приспешникам не уйти от международного трибунала! Это фото инверсионного следа, оставленного после запуска ракеты ЗРК “Бук”. Сделано через несколько минут после запуска ракеты из 3 микрорайона города Торез с запада на восток. Тысячи людей могли видеть запуск и полет ракеты, которую вы любезно передали своим подшефным террористам!»134


Тем не менее никто из «тысяч людей», которые «видели запуск», не выступил в качестве свидетеля. Когда несколькими годами ранее в малонаселенной части Сибири упал метеорит, несколько человек успели сделать снимки падения, а на территории относительно густонаселенной Восточной Украины ни у кого, по-видимому, не оказалось наготове смартфона, хотя запуск ракеты «Бука» пропустить сложно, а инверсионный след остается в воздухе около десяти минут.


Во второй своей записи за тот же вечер Геращенко опубликовал фотографию ЗРК «Бук» с комментарием: «Вот еще одно доказательство для международного трибунала: установка “Бук” проехала через город Торез сегодня утром!» Голландский блогер Гектор Ребан называет и автора обоих снимков, и того человека, который передал их в Министерство иностранных дел, известными прокиевскими «инфовоинами»135. 18 июля Геращенко заявил, что комплекс «Бук» был доставлен обратно в Россию, чтобы «быть уничтоженным» — без объяснения, с какой целью это могло быть сделано136. На этот раз за сообщением последовала целая лавина фотографий и утверждений о том, что какой-нибудь одиночный «Бук» проехал или был транспортирован через тот или иной город или деревню, или стоял там. Непонятно и то, зачем для транспортировки «Бука» из России мог понадобиться ворованный грузовик с открытой платформой «Вольво», который можно видеть на некоторых из этих фотографий137.


Министр внутренних дел Аваков также опубликовал сообщение на своей странице в Facebook (его излюбленный способ взаимодействия с общественностью138), в котором говорилось о «ракетном комплексе на гусеничном ходу, который двигался в направлении через Краснодон к границе с Российской Федерацией» в 04:50 часов 18 июля. «Предположительно, это ЗРК “Бук”, из которого вчера был сделан выстрел по гражданскому самолету Амстердам — Куала-Лумпур»139. Даже несмотря на то что у комплекса «Бук», якобы «торопившегося вернуться в Россию», на преодоление этого небольшого расстояния ушло 12 часов, заместитель редактора англоязычной газеты «Kiyv Post» (который по совместительству является генеральным исполнительным директором интернет-канала «Громадское телевидение», еще одного СМИ, ориентированного на Запад и им же спонсируемого) назвал это «неопровержимым доказательством»140.


Не вдаваясь в подробности, отметим, что Соединенные Штаты и НАТО в целом поддержали заявления Министерства внутренних дел Украины, что имело долгосрочные последствия для пропагандистской войны. Чтобы устранить любые подозрения касательно возможной причастности любого из четырех украинских полков, на вооружении которых были «Буки» (156-й полк был дислоцирован в этом районе), посольство США сделало заявление о том, что в течение всей гражданской войны Украина не сделала ни одного выстрела из «Бука»141. Главнокомандующий НАТО генерал Бридлав в ответ на электронное письмо Натали Кроуфорд из RAND, в котором она упомянула о «трагедии», написал 18 июля: «На мой взгляд, не трагедия [...] преступление. Все указывает на Россию!!!» — правда, без дальнейших уточнений142. Хиллари Клинтон, выбравшая мишенью для своих нападок переговоры Меркель с Путиным «земля в обмен на газ», в телевизионном интервью 18 июля призвала к тому, чтобы заставить «Россию заплатить», как только будет доказана ее вина. В ее списке задач для ЕС были следующие: во-первых, «ужесточить санкции»; во-вторых, найти альтернативу «Газпрому»; в-третьих, «больше действовать сообща с нами, чтобы поддержать украинцев»143. Как упоминалось ранее, госсекретарь Керри утверждал, что «мы видели взлет. Мы видели траекторию, мы видели удар, ит.д.», но не смог предоставить подробную информацию ни тогда, ни потом. Представители Госдепартамента ссылались на социальные сети и «здравый смысл» как лучший способ противодействия «пропаганде и дезинформации» со стороны России144. 22 июля, в день, когда ЕС согласился присоединиться к санкциям Вашингтона, США обнародовали «оценку правительства США», которая включала в себя всего одно доказательство фотографию с коммерческого спутника, сделанную в 2010 г., на которой была в цвете дорисована предполагаемая траектория ракеты145.


К тому времени негодование против «Путина» в западных СМИ уже обеспечило устойчивую поддержку общественности заявлениям, что за случившимся стоит Москва. И все же, учитывая возможности американских систем разведки, нежелание Вашингтона раскрывать имеющуюся в его распоряжении информацию, по сути, является основанием для того, чтобы подозревать в случившемся Киев при непосредственном соучастии НАТО или без него.


Более правдоподобную версию запуска ракеты «Бук» озвучил голландский блогер, занимавшийся расследованием крушения МН17, Макс ван дер Верфф. По словам инженера по противоракетной обороне, полковника Национальной армии ГДР в отставке Ральфа Рудольфа, подразделение «Буков» из 156-го полка ПВО в роковой день 17 июля получило приказ провести учения, чтобы подготовиться к атаке Национальной гвардии и регулярных войск с целью освободить попавшие в окружение войска близ города Снежное Донецкой области (в рамках попыток пробить окружение с юга). В этой версии, подтвержденной анонимными источниками из киевского Министерства обороны, два Су-25 из 299-й бригады тактической авиации должны были действовать в качестве ложной цели. Один из них был захвачен радаром «Бука» как раз в тот момент, когда по той же траектории, только значительно выше, конечно же, следовал МН17. «Боинг», более крупный объект, отвлек на себя систему наведения. Вечером 17 июля, в 21:30 по местному времени, расчет «Бука», который по ошибке выпустил ракету, был взят под стражу СБУ, а позже появилась информация, что исчез диспетчер с авиабазы в Николаеве146. Функция автоматического переключения на более крупную цель была введена после того, как более ранние модификации «Бука» в 1982 г. входе войны в Ливане оказались неспособны опознать настоящие израильские самолеты, если перед ними следовали ложные цели. У менее современного радиолокатора СОУ улучшение не включало в себя функцию опознавания «свой-чужой» или опознавания разъединенных целей, которая позволила бы ему отличить гражданский «Боинг» от Су-25147. Так, может быть, это Су-25 был тем самолетом, набиравшим высоту по направлению к МН17, о котором говорили российские военные на своей пресс-конференции?


С другой стороны, в документальном фильме «Это был МиГ» полковник в отставке Сергей Балабанов, бывший начальник военной контрразведки СБУ по воздушным силам Крыма, рассказывает, как он в тот самый вечер позвонил своему давнему другу, полковнику Теребухе, командующему 156-м полком ПВО, и спросил: «Так это ты сбил малазийский самолет?» По словам Балабанова, Теребуха вел себя эмоционально, переходил с русского на украинский, однако категорически отрицал, что ответственность несут войска ПВО148.


 


Недостатки версии с «Буком» и ее альтернативы с истребителем


 


Несколько военных экспертов, знакомых с противовоздушной обороной с советских времен, официально заявили, что удар из «Бука» заставил бы «Боинг» взорваться, превратившись в огненный шар, имея в виду огромную кинетическую энергию поражающего элемента (мелких металлических осколков). Эти офицеры из Восточной Германии и Румынии, а также полковник Балабанов, слова которого процитированы выше, также отмечают, что части, на которые разбился «Боинг», кроме кабины, имели слишком незначительные повреждения для удара «Бука»149. Действительно, в 2001 г. украинские военные во время испытаний ракет «земля — воздух» по ошибке обстреляли самолет авиакомпании «Сибирь», который взорвался в воздухе; во всех десяти случаях, когда российские самолеты были поражены ракетами «Бук» в ходе войны 2008 г., все самолеты также были уничтожены в воздухе. Тем не менее у пилотов было время катапультироваться и приземлиться с парашютом, что позволяет предположить, что и у пилотов «Боинга» было бы немного времени на то, чтобы поднять тревогу, если «Бук» шел прямо на них, в лоб самолету (например, из занятого повстанцами Снежного, как утверждает Киев и лица, проводившие официальные расследования в дальнейшем)150.


Ракета ЗРК «Бук» взрывается на определенном расстоянии от цели (по разным данным, от 10 до 20 м), что позволяет нанести быстро движущейся цели максимальный урон, однако в финальном отчете Совета по безопасности Нидерландов говорится, что смертоносная боеголовка взорвалась в четырех метрах от МН17. В научно-исследовательском институте по авиационной технике Министерства обороны России заявили, что на самом деле расстояние составляло 1,5 метра151. 19 июля Министерство поставило под сомнение теорию «Бука» на основании нанесенных повреждений. «Почему сбитый самолет имеет повреждения оболочки, характерные [для] штыревых и осколочных боеголовок (системы «воздух — воздух») [...] ракет Р-27 (“Топор”) или Р-73, используемых на военных самолетах МиГ-29 и Су-27 на Украине?» — спрашивают представители министерства152. Ракета класса «воздух — воздух», например Р-27, имеет массу боеголовки вдвое меньше (30+ вместо 70 кг), а количество осколков в 14 раз меньше, чем у «Бука» (в ракете которого содержится 7800 или более осколков)155. В 1978 г. советский реактивный истребитель выпустил две ракеты Р-60 с тепловой системой наведения в пассажирский самолет компании «Корейские авиалинии», следовавший по маршруту Анкоридж — Сеул и по ошибке вошедший в советское воздушное пространство; одна из ракет ударила по крылу и фюзеляжу, в результате чего погибли два человека. В отличие от трагедии с самолетом «Корейских авиалиний» в 1983 г. в этом случае самолет сумел совершить аварийную посадку на замерзшем озере, и 107 пассажиров остались в живых154.


Вопрос о том, что по кабине «Боинга» мог быть сделан выстрел из пушки истребителя, поднимал также украинско-канадский наблюдатель ОБСЕ Майкл Бочуркив, одним из первых попавший на место катастрофы. По прибытии Бочуркив был доставлен к большой части самолета, упавшей в густо поросшей лесом местности; из 16 иллюминаторов были разбиты только два155. В кабине пилота, которую он осмотрел следующей, имелись отверстия, которые выглядели так, будто самолет попал под «шквальный пулеметный огонь» (то есть огонь из пушки истребителя), но они также могли быть ударными отверстиями от осколков из ракеты. Бочуркив также видел людей с инструментами, которые что-то делали с обломками. Другие наблюдатели ОБСЕ сообщали, что один из больших обломков самолета был разрезан пополам, а компания Би-би-си сообщала, что от обломков отпиливают куски156. На одном видеокадре видна прямоугольная доска, отрезанная от палубы самолета; кадр снабжен комментарием, что на ней содержатся доказательства использования фугасных зажигательных трассирующих снарядов калибра 23 мм157.


Военные эксперты, упомянутые выше, по собственному выбору или по умолчанию придерживались версии об истребителе, и, как видно из названия, той же версии придерживались авторы документального фильма «Это был МиГ». Российский союз инженеров в своем докладе от 8 сентября 2014 г., подписанном его вице-президентом И. А. Андриевским, также утверждает, что по кабине самолета был сделан выстрел неопознанным реактивным истребителем. Поскольку двигатели МН17 все еще работали, он в этом случае должен был продолжать движение на автопилоте, после чего в него попала одна из ракет истребителя158. Сомнения относительно удара из «Бука» и предположения по поводу возможности атаки истребителя также высказывались в репортаже русской службы Би-би-си. Очевидцы, снятые в этом репортаже, утверждали, что видели реактивные самолеты, кружащиеся вокруг «Боинга», после того как раздались громкие взрывы; подобные заявления делают свидетели и в документальном фильме «Это был МиГ». Учитывая, что небо было частично затянуто облаками, к этим свидетельствам, конечно, следует относиться скептически, как и к любым рассказам очевидцев. Но тот факт, что документальный фильм Би-би-си был удален с сайта телерадиокомпании, как и его версия на YouTube вскоре после этого, позволяет предположить, что он мог содержать доказательства, противоречащие версии Запада159. Основываясь на наблюдениях Бочуркива, репортаже русской службы Би-би-си и других свидетельствах, малазийское полуофициальное издание «New Straits Times» тоже поддержало версию с истребителем160.


Еще одну версию атаки истребителя, которая содержит важные детали, подкрепленные явно подлинными документами, предоставил некий россиянин немецкому частному следователю Йозефу Решу. 15-го числа некий самолет («Су», номер модели не указан, а регистрационный номер вымаран из документа) прибыл из Кировограда в Чугуев (Харьковская область); оба этих военных аэродрома располагались за пределами территории дислокации регулярных частей (именно в Чугуеве был отключен, предположительно на техническое обслуживание, гражданский радар)161. «Су» занял место одного из самолетов, назначенных на выполнение боевых задач 17 июля, с целью сбить воздушно-десантную мишень в треугольнике Снежное — Торез — Грабово. Прикрывать операцию должен был комплекс «Бук», но он не выстрелил. Все задействованные в операции пилоты были отправлены на другие базы; один из офицеров разведки был позже застрелен вне зоны боевых действий. Реш и его команда посчитали, что это зацепка, заслуживающая внимания, но анонимный клиент, предложивший за расследование 30 млн долл., не заинтересовался, возможно, из-за заявления информанта о мотиве (намерении сбить президентский самолет Ил-96)162. Действительно, в фильме «Это был МиГ» полковник Балабанов объясняет, что операция такого типа потребовала бы тщательного планирования с участием нескольких уровней командования. О том, что некий олигарх (он упоминает имя Коломойского) мог отправить самолет на это задание просто для того, чтобы свести личные счеты, не может быть и речи163.


Теории об истребителе, отброшенные по другим причинам, включают версию испанца, ставшего известным как Карлос. Его опубликованные в режиме реального времени сообщения в Twitter о самолетах, не входящих в состав регулярных воздушных сил Украины, представляются правдоподобными в свете других свидетельств, но утверждение о том, что он был диспетчером управления воздушным движением в аэропорту Борисполя, оказалось ложным164. Кроме того, был и механик с авиабазы в Днепропетровске (в данном случае механик действительно там работал), который рассказал о Су-25, вернувшемся с задания без боеприпасов; его пилот был расстроен и говорил «не тот самолет». Пилот, который несколько дней спустя получил награду за храбрость, яростно отрицал, что он вообще совершал вылет в тот день; к тому же, как говорилось ранее, Су-25 с наименьшей долей вероятности подошел бы для такого задания (и механик должен был знать разницу между самолетами)165. Наконец, бывший пилот «Lufthansa» Питер Гайсенко утверждал, что по «Боингу» стреляли и убили пилотов, а затем остальную часть самолета разорвало из-за декомпрессии. Об этом свидетельствует наличие входных и выходных отверстий с двух сторон самолета. Однако и Гайсенко говорил о Су-25 с 30-мм бронебойными снарядами, а это, опять же, маловероятно166.


Так почему же тогда российские власти не взяли под свой контроль изложение фактов вместо того, чтобы доверять военным и частным лицам отвечать на обвинения Запада? Может быть, для Москвы первоочередной задачей было избежать окончательного разрыва с Украиной или даже с США? Отчасти это объясняется явной неспособностью Москвы управлять новостями в той степени, в которой это умеет делать Запад. Озабоченность российского военного командования угрозами, которые представляли действующие и потенциально способные нанести первый удар зенитно-ракетные батареи в Румынии, возможно, также помешала ему предоставить какую-либо информацию о типе, местоположении, диапазоне и качестве имевшихся спутниковых и радиолокационных объектов. То же самое можно сказать и о Китае в случае с МН370167. «Раскрытие» радиолокационных данных, содержащихся на диске концерна «Алмаз-Антей», в таком случае могло быть одним из способов скрыть их истинное происхождение168. Даже российские военные на своей пресс-конференции 21 июля предпочли не делать категоричных заявлений, а задавать вопросы. В первую очередь эти вопросы относились к украинским подразделениям, вооруженным «Буками» и находившимся в этом районе, к их радарам и т. д.; затем генералы переключились на теорию с истребителем, спросив, что делал самолет на высоте 3-5 км от МН17. «Новый самолет удалось обнаружить в то время, когда он начал набирать высоту. Дальнейшие изменения в координатах авиационного объекта свидетельствуют о том, что он завис над местом крушения “Боинга-777”, чтобы проконтролировать ситуацию»169.


Как было сказано во введении, сложно не прийти к выводу, что у Москвы есть другие приоритеты в отношениях с Украиной, чем раскрытие правды об МН17; возможно, она заинтересована в том, чтобы сохранить связи на высшем уровне в Киеве. Возможно также, что Россия приберегает имеющуюся у нее информацию в качестве козыря в противостоянии с Соединенными Штатами и НАТО, которые заняли похожую позицию и даже на какой-то момент рассматривали возможность военной интервенции.


 


Вариант с военным вмешательством Запада


 


Было ли уничтожение самолета провокацией с целью вызвать международный кризис или его просто было удобно использовать в этих целях, нам неизвестно. Тем не менее нет сомнений в том, что возможность военного вмешательства в течение некоторого времени рассматривали Австралия и Нидерланды (страны, гражданами которых было наибольшее количество жертв катастрофы), по-видимому, при негласном руководстве США.


Появившиеся в голландской прессе 20 и 21 июля сообщения о предстоящей операции с территории Польши были опровергнуты Министерством обороны в Гааге, однако давление со стороны правительств стран — лидеров НАТО, а также Австралии с требованием занять более агрессивную позицию продолжало нарастать170. Великобритания и Австралия готовили резолюцию ООН, требующую немедленного предоставления доступа к месту крушения (в котором на самом деле отказано не было); в документах правительства Нидерландов говорилось, что премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и президент США призывают к введению суровых санкций против России, опять же «для обеспечения доступа». Обама присоединился к общему хору голосов, заявив, что самолет был сбит мятежниками при поддержке России, и призывая ЕС занять более принципиальную позицию в отношении Москвы171.



24 июля 2014 г., после траурной церемонии встречи останков жертв крушения в аэропорт Эйндховена, голландское правительство во главе с премьер-министром Рютте вернулось в Гаагу, чтобы обсудить военную операцию и подготовить проект обязательной процедуры информирования парламента в соответствии со «статьей 100». В тот же день министр иностранных дел Франс Тиммерманс прибыл в Киев, как и его австралийская коллега Джули Бишоп. Рюке тем временем вел телефонные переговоры с Порошенко в Киеве и с Путиным в Москве, но не с повстанцами, общение с которыми явно считалось неприемлемым. Никто не обратил внимания на то, что премьер-министр Малайзии Наджиб Разак двумя днями раньше побывал на месте крушения и получил черные ящики с самолета. Премьер-министр Австралии Тони Эббот отправил на Украину бывшего командующего вооруженными силами Ангуса Хьюстона и официально заявил, что Путин не возражает против резолюции ООН, разрешающей дислокацию войск в зоне крушения. Тем не менее собирался ли кто-то прислушаться к ООН, было неясно, и что бы Рютте или Эббок ни обсуждали с Путиным, сложно представить, что Москва согласилась бы на такую военную операцию. На самом деле Нидерланды уже принимали как должное, что одобрения Киева уже будет достаточно, чтобы отправить на Украину войска172.


25 июля популистская, но обычно хорошо информированная голландская газета «De Telegraaf» сообщила, что все отпуска в 11-й аэромобильной бригаде, численность которой составляла 4500 человек, отменены и что в выходные дни 26-27 июля бригада вылетаете двух своих баз в Нидерландах в Донецкую область в Восточной Украине. Кроме того, были отозваны войска специального назначения, находившиеся на тот момент в Мали. Хотя голландские правительственные документы подтверждают это намерение, Рютте отметил, что военная экспедиция все еще «не факт»173. На следующий день газета «De Telegraaf» уточнила, что голландские коммандос будут участвовать в совместной операции с австралийским специальным полком авиадесантной службы, однако это сообщение Министерство обороны в Гааге назвало «преждевременным» — и это было действительно так. 11-я аэромобильная бригада является частью дивизии быстрого реагирования двух государств, находящейся под командованием Германии, и Берлин наложил вето на отправление войск. В понедельник, 27 июля Рютте объявил, что план по развертыванию 11-й аэромобильной бригады снят с повестки дня. Это подтвердило и решение Кабинета министров, принятое на следующий день (с формулировкой «слишком рискованно»)174.


По словам Джона Хелмера, американцы и австралийцы продолжали планировать операцию и отменили ее только 5 августа. Премьер-министр Австралии Тони Эббоп (который оставил пост в сентябре 2015 г. и стал одним из международных советников Порошенко) позже подтвердил факт этих переговоров в радиоинтервью. 11 августа Эббок в сопровождении австралийских высших военных и полицейских чинов посетил Гаагу, и на этом все, за исключением сообщений о том, что в ходе предстоящего обсуждения военного бюджета Нидерландов будет выдвинуто предложение об увеличении расходов (с тех пор они действительно были увеличены)175. В самом деле, пропагандистская война, целью которой было обвинение России и, в частности, Путина, уже была выиграна, и теперь нужно было лишь закрепить успех. Все остальное: официальные запросы, дипломатические контакты между Востоком и Западом, стратегия НАТО и непрерывное освещение и комментирование событий в средствах массовой информации — в дальнейшем было подчинено исключительно этой цели.


 


Примечания


 



Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 131.

Генерал в отставке Пётр Степанович Дейнекин, бывший главнокомандующий дальней авиацией СССР и России, говорит о такой возможности в документальном фильме Брюса Гранта «It was a MiG» [МН17 Inquiry, 5th episode], 2016 (online).

Подробности и источники см. Pijl К. van der. Global Rivalries from the Cold War to Iraq. P. 236.

Sherr J. A war of narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J. and Wood A. The Russian Challenge. P. 26.

Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt», №. 1. 2015]. P. 10, 11.

Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 148-149

Ishchenko V. Ukraine’s fractures’ [interview] // New Left Review, 2nd series (87) 2014. P. 28.

Ploeg C. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 124.

Zuesse E. Oligarch Ihor Kolomoyskyi: Washington’s «Man in Ukraine» // Global Research. 2014. 18 May (online); Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 127-128.

10 Leshchenko S. Ukraine’s puppet masters: a typology of oligarchs // Transit. 45. 2014.15 May (online).

11 Kolomoisky’s fall undermines Poroshenko as well // Observer Ukraine. 2015. 27 March (online); Wikipedia. Mikhailo Dobkin.

12 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 48; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 150-151.

13 Имеются в виду оригинальные письма, опубликованные на сайте DCLeaks.

14 Электронное письмо Кроуфорд Бридлаву от 24 марта 2014 г., ответ Бридлава от 27 марта 2014 г.

15 Briody D. The Iron Triangle: Inside the Secret World of the Carlyle Group I foreword C. Byron. — Hoboken: John Wiley, 2003. R 35-37, 40.

16 Schult C., Wiegrefe K. Dangerous propaganda: network close to NATO military leader fueled Ukraine conflict // Der Spiegel. 2016. 28 July (online).

17 Электронное письмо Карбера Кларку от 5 апреля 2014 г., ответ Кларка от 5 апреля.

18 Электронное письмо Карбера Кларку от 6 апреля 2014 г., ответ Кларка от 6 апреля; см. Breedlove’s war: emails show ex-NATO general plotting US conflict with Russia // Russia Today. 2016. 1 July (online).

19 Электронное письмо А. Пинчука Кларку от 6 апреля 2014 г., ответ Кларка А. Пинчуку от 7 апреля 2014 г.; электронное письмо А. Пинчука Карберу от 8 апреля 2014 г. (курсив мой). «Первым этапом» было отделение Крыма.

20 Kudelia S. The Donbas rift / trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt». 2015. № 1]. P. 13-14; Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 123-124.

21 Ishchenko V. Ukraine’s fractures [interview] // New Left Review, 2nd series. 2014. (87). P. 25; Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt». 2015. № 1]. P. 14-15.

22 Электронные письма Кларка Нуланд и Бридлаву от 12 апреля 2014 г., курсив мой; электронное письмо Бридлава Кларку от 13 апреля 2014 г.

23 Электронное письмо Кларка Бридлаву от 13 апреля 2014 г. (курсив мой). О связях Кларка с Клинтонами см. Schweizer Р. Clinton Cash: The Untold Story of How and Why Foreign Governments and Businesses Helped Make Bill and Hillary Rich. P. 161-162.

24 См. ссылку на это в письме Карбера Бридлаву от 5 января 2015 г.; см. также Wikipedia. Russians in Baltic states; Yates M. D. Measuring global inequality // Monthly Review. 2016. 69 (6). P. 2, ch. 1.

25 Why CIA director Brennan visited Kiev in Ukraine: the covert war has begun // Forbes. 2014. 15 April (online).

26 «Сегодня утром резервное подразделение Нацгвардии, сформированное из добровольцев самообороны Майдана, было направлено на передовую линию», — написал Парубий 15-го числа. Цит. по: Kramer A. Е. Ukraine sends force to stem unrest in east // New York Times. 2014. 15 April (online); Madsen W. Coordinating with NATO // Political Vel Craft. 2014. 23 July (online).

27 Lavrov S. [interview with Russian foreign minister S. Lavrov] // Mediterranean Dialogues. 2016. 2 December (online).

28 Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt». 2015. № 1]. P. 17; Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 124, 138.

29 Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online); Zon H. van. Oekraïne: einde van het conflict in zicht? // Vlaams Marxistisch Tijdschrift. 2015. 49 (4). P. 45; Wikipedia. Ihor Kolomoiskiy.

30 Цит. no: Petro N. Ukraine’s perpetual war for perpetual peace // The National Interest. 2016. 7 September (online).

31 Parry R. MH-17 probe trusts torture-implicated Ukraine // Consortium News. 2016.13 June (online).

32 Цит. по: электронному письму Кроуфорд от 21 апреля 2014 г.

33 Sherr J. A war of narratives and arms // Giles K., Hanson P., Lyne R., Nixey J., Sherr J., Wood A. The Russian Challenge [Chatham House Report, June]. P. 27. Cm. Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society / 2016. 17 (4) 2016. P. 481.

34 Kudelia S. The Donbas rift/trans. Р. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt». 2015. № 1]. P. 19; Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 143-144. Cm. Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 162.


35      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 157.



36 Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 480; Vasovic A., Carbonnel A. De. Deadly gun attack in eastern Ukraine shakes fragile Geneva accord // Reuters. 2014. 20 April (online).

37 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 95; Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 226.

38 Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online); Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 481; Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 229.

39 Oriental Review цит. no: Zuesse E. Oligarch Ihor Kolomoyskyi: Washington’s «Man in Ukraine» // Global Research. 2014. 18 May (online); Larson A. Who was Maidan snipers’ mastermind? // Global Research. 2014. 5 June (online). См. также: Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 481; Kiev protégé allegedly behind Mariupol and Odessa massacres — leaked tapes // Russia Today. 2014.15 May (online).

40 «I Saw the Death»: The Book of Evidence of the Participants of the Events on May 2, 2014 in Odessa. — Odessa: privately published, 2015. P. 102. Парубий цит. по: Who is Andriy Parubiy? Protest UK visit of Ukrainian politician with far right links // Ukraine Antifascist Solidarity. 2015. 13 October (online), (курсив мой).

41 Zuesse E. Oligarch Ihor Kolomoyskyi: Washington’s «Man in Ukraine» // Global Research. 2014. 18 May (online); показанный по «Сапаl+» документальный фильм Paul Moreira «Ukraine, les masques de la revolution», 2016 (online); более подробно см. «I Saw the Death»: The Book of Evidence of the Participants of the Events on May 2, 2014 in Odessa; Wikipedia. 2014 Odessa clashes.

42 Kolomoisky’s fall undermines Poroshenko as well // Observer Ukraine. 2015. 27 March (online); «I Saw the Death»: The Book of Evidence of the Participants of the Events on May 2, 2014 in Odessa. P. 90.

43 Massacre in Mariupol: up to 100 people shot dead on day of victory over fascism // Ukraine Human Rights. 2014. 10 May (online).


44      Einsatz gegen Separatisten: Ukrainische Armee bekommt offenbar Unterstützung von US-Süldnern // Der Spiegel. 2014. 11 May (online); Dutzende Agenten von CIA und FBI beraten Kiew // Bild. 2014. №35807724 (online).



45 Документ с сайта Wikileaks цит. no: Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 48-49.

46 Zon H. van. Oekrane: einde van het conflict in zicht? // Vlaams Marxistisch Tijdschrift. 2015. 49 (4). P. 47, ссылка на «Kyiv Post». 2015. 8 October.

47 Parubiy visit to NATO headquarters // NATO Review. 2014. 22 May (online); Madsen W. Coordinating with NATO // Political Vel Craft. 2014. 23 July (online).

48 Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 160.

49 Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 47-48; Zon H. van. Oekrane: einde van het conflict in zicht? // Vlaams Marxistisch Tijdschrift. 2015. 49 (4). P. 45_46.

50 Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online).


51      Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 121-125. 152. Царева и вышеупомянутого Михаила Добкина украинские «ультрас» по пути на теледебаты с Тимошенко 29 апреля облили зеленкой: Kiev protégé allegedly behind Mariupol and Odessa massacres // Russia Today; Ploeg С. K. de. Ukraine in the Crossfire. P. 129-30.



52 Kudelia S. The Donbas rift I trans. P. Golub // Russian Politics and Law. 2016. 54 (1) [orig. in «Kontrapunkt». 2015. № 1]. P. 18; Poroshenko sworn in as Ukraine’s president // BusinessWeek. 2014. 7 June (online). О демонстрациях против Путина во время поездки российского президента в Нормандию в июне см. Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 78-81.

53 MFA. Doc. 68. 2014. 7 March (Steering note Benelux Kiev visit).

54 Hahn G. The Ukrainian revolution’s neo-fascist problem // Fair Observer. 2014. 23 September (online). Poroshenko цит. по: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 125.

55 Marchak D., Donahue P. EU readies Russia sanctions amid U.S. pressure on Ukraine // Bloomberg. 2014. 16 July (online); Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 162-164, 229.

56 Ukraine. Ministry of Defence // GlobalSecurity.org, n. d. (online). В администрации президента «куриный олигарх» Юрий Косюк был назначен ответственным за АТО.

57 Цит. по: Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands, p. 164-165.

58 Цит. no: Marchak D., Donahue P. EU readies Russia sanctions amid U.S. pressure on Ukraine // Bloomberg. 2014. 16 July (online); Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 482.


59      LaGrone S. U.S. cruiser leaves Black Sea, several NATO ships remain // UNSI News (US Naval Institute). 2014. 15 July (online).



60 NATO, Russia launch Black Sea drills // Radio Free Europe / Radio Liberty. 2014. 5 July (online).

61 NATO, Russia launch Black Sea drills // Radio Free Europe; Katchanovski I. The separatist war in Donbas: a violent break-up of Ukraine? // European Politics and Society. 2016. 17 (4). P. 482.

62 Цитируется на сайте Антимайдана: From the maidan to MH17: the litany of murders ordered by Arsen Avakov // Ваz2000. 2015. 15 February (online). Артёмовск позже был переименован в Бахмут, чтобы устранить ассоциации с советским прошлым.

63 Whitney М. Pushing Ukraine to the brink // CounterPunch. 2014. 9 July (online).


64      Eremchenko E. N., Klimenko S. V. Visual analytics: theory and practice [in Russian]. Paper, International Conference on Situational Centers and Information-Analytical System 4i Class for Monitoring and Security Tasks, November 21-24, 2015-2016 — Puschino, TsarGrad, 2016. P. 113-123. Cm. Marchak D., Donahue P. EU readies Russia sanctions amid U.S. pressure on Ukraine // Bloomberg. 2014. 16 July (online); Wikipedia. DigitalGlobe.



65 Whitney M. Pushing Ukraine to the brink // CounterPunch. 2014. 9 July (online), (курсив мой).

66 На сайте Navaltoday.com: USS Vella Gulf’s BlackSea ops // Naval Today. 2014. 28 August (online).


67      LaGrone S. Navy: no ship moves to Black Sea following airliner crash, plans could change // USNI News (US Naval Institute). 2014. 18 July (online); NATO Black Sea naval exercise // Black Sea Breeze B-Roll. 2014. 23 July (online).



68 Madsen W. Coordinating with NATO // Political Vel Craft. 2014. 23 July (online).

69 Gebauer M. Sicherheitsprobleme bei Flugsicherung Nato-Manüver lüste mysteriüse Radarstürungen aus // Spiegel Online. 2014. 17 July (online).

70 Война на юго-востоке онлайн, 17 июля // Голос Севастополя. 2014. 17 июля (онлайн). Marchak D., Donahue Р. EU readies Russia sanctions amid U.S. pressure on Ukraine // Bloomberg. 2014. 16 July (online); From the maidan to MH17: the litany of murders ordered by Arsen Avakov // Ваz2000. 2015. 15 February (online). Подробности относительно боевой обстановки в Донецкой области 16 июля любезно предоставлены Гектором Ребаном на основе местных сообщений о развитии событий.

71 Ukraine Air Force. N. d. // GlobalSecurity.org (online).

72 Электронное письмо Карбера Бридлаву от 21 октября 2014 г., основные места дислокации см. на Air Force Organization, n. d. II GlobalSecurity.org (online).

73 См. Wikipedia. Su-25 (как на английском, так и на немецком языках). В статьях максимальная высота была исправлена с «ок. 10 000» на «7000», и т. д.; См. Haisenko Р. Shocking analysis of the «shooting down» of Malaysian MH17 // AnderWelt.com. 2014. 30 July (online).

74 Could Su-25 fighter jet down a Boeing? Former pilots speak out on MH17 claims // Russia Today. 2015. 11 March (online); Полковник Сергей Балабанов в фильме Брюса Гранта «It was a MiG»; Turck W.C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to CivilAviation. Ch. 6.

75 Cenciotti D. What it’s like to be sitting behind a radar screen of an SA-11 Buk SAM system // The Aviationist. 2014. 20 July (online); Sweetman B. Buk missile system lethal, but undiscriminating // Aviation Week network. 2014. 23 July (online); Wikipedia. Buk missile system.

76 MH17 crash: Ukraine security chief says missile only Kiev has may be found at crash site // Russia Today. 2014. 10 October (online).


77      По словам полковника Балабанова в фильме Брюса Гранта «It was a MiG»; Air Force order of battle, n. d. // GlobalSecurity.org (online).


78      Цит. no: Reban H. Did the Ukrainians shoot down Flight MH17? // 2015. 18 June (online).


79      Цит. no: Some conclusions: did NATO try to murder Putin? // Pravda. 2014. 19 July 2014 (online); There was a BUK unit of the Ukrainian army day before downing of MH17 // YouTube. 2014. 26 July (online).


80      Цит. по: Review Committee on the Intelligence and Security Services. Review Report arising from the crash of flight MH17. The role of the General Intelligence and Security Service of the Netherlands (AIVD) and the Dutch Military Intelligence and Security Service (MIVD) in the decision-making related to the security of flight routes. № 43 (8 April 2015). P. 23.


81      Review Committee. Review Report arising from the crash of flight MH17. The role of the General Intelligence and Security Service of the Netherlands (AIVD) and the Dutch Military Intelligence and Security Service (MIVD) in the decision-making related to the security of flight routes. P. 23, 24 (курсив мой); Buk bases and units from GlobalSecurity.org «Air Force organization».



82 Первыми этот прием придумали израильские пилоты истребителей, см. Cawthorne N. Flight МН370: The Mystery. — London: John Blake, 2014. Р. 184; From the maidan to MH17: the litany of murders ordered by Arsen Avakov // Baz2000. 2015. 15 February (online); Vrijsen E. Passagiersvliegtuigen waren feitelijk menselijk schild voor Kiev // Elsevier. 2014. 24 July (online); Helmer J. Report; Australian government believes Ukraine used MH17 as «human shield» // Russia Insider. 2017. 20 March (online).

83 Review Committee. Review Report arising from the crash of flight MH17. The role of the General Intelligence and Security Service of the Netherlands (AIVD) and the Dutch Military Intelligence and Security Service (MIVD) in the decision-making related to the security of flight routes. P. 26.

84 Цит. по: Marchak D., Donahue P. EU readies Russia sanctions amid U.S. pressure on Ukraine // Bloomberg. 2014. 16 July (online).

85 Review Committee. Review Report arising from the crash of flight MH17. The role of the General Intelligence and Security Service of the Netherlands (AIVD) and the Dutch Military Intelligence and Security Service (MIVD) in the decision-making related to the security of flight routes. P. 24; «Jane’s Defence Weekly» заявляет, что использовались парашюты, см. Niemöller J. МН17: De Doofpotdeal I preface K. Homan. P. 75-76.

86 Duk W. CDA’er Pieter Omtzigt: «Kabinet moet VN vertellen dat MH17-onderzoek nietcompleet is. Waarom heeft OVV radarbeelden niet kunnen inzien?» // ThePostOnline. 2015. 3 November (online).

87 Malaysian Air Flug MH17: Die Geschichte eines Jahrhunder- tverbrechens. — Bonn: Hagena & Partner, 2015. P. 39-40, 45. Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 1. The MIVD did not receive any information regarding the reasons for this restricted airspace; Review Committee. Review Report arising from the crash of flight MH17. The role of the General Intelligence and Security Service of the Netherlands (AIVD) and the Dutch Military Intelligence and Security Service (MIVD) in the decision-making related to the security of flight routes. P. 24.

88 Baker Р. With jet strike, war in Ukraine is felt globally // New York Times. 2014.19 July (online); Niemoller J. MH17: De Doofpotdeal I preface K. Homan. P. 7.

89 Электронное письмо автору от голландского блогера Гектора Ребана. Обзор самолетов, потерянных Украиной, см. в Aviation Safety Network, цит. по: Bennett S. A. Framing the МН17 disaster: more heat than light? // International Journal of Aviation, Aeronautics, and Aerospace. 2015. 2 (4), Scholarly Commons. P. 26, appendix (online).

90 Випадок iз збитим Боïнгом вже третiй пicля того, як з росiйськоï територi ï було збито украïнськi вiйськовi лiтаки Ан-26 та Су-25 II NSDC tweet. 2014. 18 July (online) информация предоставлена автору Гектором Ребаном, перевод выверили Эваут ван дер Хуг и Ханс ван Зон.


91      Putin’s L. America «big tour», deals done // Russia Today. 17 July (online). Нужно отметить, что «Росатом» жертвовал большие суммы в Фонд Клинтонов. Schweizer Р. Clinton Cash: The Untold Story of How and Why Foreign Governments and Businesses Helped Make Bill and Hillary Rich P. 50-51.



92 Soto A, Boadle A. BRICS set up bank to counter Western hold on global finances // Reuters. 2014. 16 July (online).

93 Sharma R. Broken BRICs: why the rest stopped rising // Foreign Affairs. 2012. 91 (6). P. 6.

94 World development indicators: size of the economy // World Bank. Purchasing Power Parity figures (online). Экономика ЮАР, конечно, значительно меньше.

95 Schwartz Н. Political capitalism and the rise of sovereign wealth funds // Globalizations. 2012. 9 (4). P. 523-524.

96 Chin G. T. The BRICS-led development bank: purpose and politics beyond the G20 // Global Policy. 2014. 5 (3). P. 367-368.

97 Desai R. The Brics are building a challenge to western economic supremacy // Guardian. 2013. 2 April (online).

98 Soto A, Boadle A. BRICS set up bank to counter Western hold on global finances // Reuters. 2014.16 July (online).


99      Chen D. 3 reasons the BRICS’ new development bank matters // TheDiplomat.com. 2014. 23 July (online).



100 Pilling D. The BRICS bank is a glimpse of the future // Financial Times. 2014. 4 August.

101 Информацию предоставил британский дипломат. Цит. по: Pagano М. Land for gas: Merkel and Putin discussed secret deal could end Ukraine crisis // Independent. 2014. 31 July (online); Sakwa R. Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands. P. 171.

102 Anti-terrorist operation: daily summary for July 16, 2014 // BurkoNews.info. 2014. 17July (online). Европейский совет в оригинале no ошибке назван Советом Европы. См. Marchak D., Donahue Р. EU readies Russia sanctions amid U.S. pressure on Ukraine // Bloomberg. 2014. 16 July (online).

103 Информацию о соответствующих датах см. European Council. EU Restrictive Measures in Response to the Crisis in Ukraine // European Council, Timeline. 2017. 14 September (online).

104 Интервью Марка Леонарда голландской газете «Троув» 30 июля 2015 г., см. Boer M. de. Rusland rommelt aan de grenzen (online) (перевод с голландского); см. также European Council (Foreign Affairs Council). Council takes action following the downing of flight MH17 // European Council, Timeline. (22 July).

105 Madsen W. Coordinating with NATO // Political Vel Craft. 2014. 23 July (online); Wikipedia, ‘ICTS’.

106 Blodget H. Malaysia Airlines admits the plane was carrying flammable lithium-ion batteries as cargo // Business Insider. 2014. 22 March (online). Дополнительную информацию представил Герман Розема. О проведенной проверке см. Shipment containing lithium ion batteries not screened before loading on MH370: report // The Straits Times. 2015. 8 March (online).

107 Dutch MP Pieter Omtzigt in Duk. CDA’er Pieter Omtzigt: «Kabinet moet VN vertellen»; Cawthorne N. Flight MH370: The Mystery. P. 144-145.

108 Summary of FAA studies related to the hazards produced by lithium cells in thermal runaway in aircraft cargo compartments // Federal Aviation Administrate. 2016 (online).

109 Robinson J. Revealed: pet dogs and pigeons were among casualties of MH17 as documents show it was carrying everything from fresh cut flowers to helicopter parts // MailOnline. 2014. 19 July (online); Could the 1400 kg of lithium batteries have contributed to the downing of MH17? // WhathappenedtoflightMH17.com. 2016. 21 May (online); Pitt W. Designing Lithium-Ion Batteries for Military OEMs. — Paris: Saft SA, March 2010. Транспортная накладная была уже через несколько дней удалена с сайта «Малазийских авиалиний», но ее сохранила и любезно предоставила автору Бабетт Убинк ван дер Спек. Компания «Международные авиалинии Украины» (МАУ, контролируется Коломойским) также осуществляет грузовые перевозки в Грас-Олонь, но никаких значимых связей с МН17 мне обнаружить не удалось.

110 В источнике Robinson J. Revealed: pet dogs and pigeons were among casualties of MH17 as documents show it was carrying everything from fresh cut flowers to helicopter parts // MailOnline. 2014. 19 July (online) есть копия накладной на дипломатическую почту. Подробности относительно состава груза любезно предоставил автору Герман Розема в электронном письме.

111 Hodgson S., Haddad М. al, Zaabi S. al, Abdulrahim S. MH17: did safety come first? // Middle East Journal of Business. 2015. 10 (1). P. 27-38.

112 Gosling T. Why was MH17 flying through a war zone where 10 aircraft have been shot down? // Russia Today. 2014. 18 July (online).

113 Falk R. Kuala Lumpur tribunal: Bush and Blair guilty // Aljazeera. 2011. 28 November (online).

114 Malaysia potentially interested in Russian air defence systems // DefenceTalk. 2014. 16 April 2014 [RIA Novosti] (online); Malaysia will order Mi-17 and Ka-32 civil helicopters // Russian Aviation. 2012. 20 April (online); Boynton C. Russian Irkut MC-21S order backlog reaches 235 // AirTransport World. 2011. 15 November (online).

115 Parry R. Was Putin targeted for mid-air assassination? // Consortium News. 2014. 8 August (online). Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 5.

116 Cawthorne N. Flight MH370: The Mystery. P. 100, 155. Спутниковое наблюдение уже в 1980-е гг. функционировало независимо от погодных условий: Woodward В. Veil: The Secret Wars of the CIA 1981-1987. — London: Headline Books, 1988. P. 11, 259-260.

117 Deutscher Bundestag. Antwort der Bundesregierung auf die Kleine Anfrage der Abgeordneten Dr. Alexanders. Neu, Sevim Dağdelen, Dr. Diether Dehm, weiterer Abgeordneter und der Fraktion DIE LINKE. — Drucksache 18/2316 — Erkenntnisse über bewaffnete Aktivitäten in der Ostukraine. Deutscher Bundestag. Drucksache 16/2521 (9 September 2014)

118 AWACS Surveillance Radar: The Eyes of the Eagle. Northrop Grumman Brochure, 30 June 2003 (online).

119 Deutscher Bundestag. Antwort der Bundesregierung auf die Kleine Anfrage der... R 4. Все указания на время приводятся по местному украинскому времени, то есть GMT+2 часа.

120 Das Flugabwehrsystem wurde durch AWACS automatisiert als «Surface to Air-Missile» SA-3 klassifiziert, ein in der gesamten Region routinemäßig erfasstes Signal. Используемый на Украине комплекс СА-3 (обозначение «Бука» — СА-11) — это, скорее всего, модифицированная версия советской ракеты «С-125 Печора»; Niemöller J. МН17: De Doofpotdeal I preface К. Homan. P. 129-131.

121 Ukraine air traffic control likely did not have primary radar available at time of MH17 sho[o]t down // WhatHappenedtoFlightMH17.com. 2015. 27 December (online). Совет по безопасности Нидерландов в своем финальном отчете ошибочно заявляет, что с целью технического обслуживания были выключены три радара. Dutch Safety Board. Crash of Malaysia Airlines Flight MH17. Hrabove, 17 July 2014. — The Hague: Dutch Safety Board, 2015. P. 38.

122 10 more questions Russian military pose to Ukraine, US over MH17 crash // Russia Today. 2014. 21 July (online).

123 Storchevoy O. Letter to Tjibbe Joustra. Dutch Safety Board (facsimile on Fort Russ). 2016. 14 January (online).

124 Anti-Bellingcat. The Falsification of Open Sources About MH17: Two Years Later. By and For Citizen Investigative Journalists, 2016 (accessed via Russia Today. 2016 15 September, online).


125      10 more questions Russian military pose to Ukraine, US over MH17 crash // Russia Today. 2014. 21 July (online) (курсив мой).



126 Ministry of Defence of Russian Federation. Analysis of satellite imagery released on the Internet by the Security Service of Ukraine on 2014 July 30 (online).

127 Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 5. Niemöller J. MH17: De Doofpotdeal / preface K. Homan. P. 61.


128      10 more questions Russian military pose to Ukraine, US over MH17 crash // Russia Today. 2014. 21 July (online). Российские военные спрашивали, было ли это отклонение от курса намеренным, случайным или было предпринято по указанию днепропетровской диспетчерской службы.



129 Baker Р. With jet strike, war in Ukraine is felt globally // New York Times. 2014. 19 July (online); Niemöller J. MH17: De Doofpotdeal I preface K. Homan. P. 38-39.

130 Helmer J. MH17: inadmissible evidence for what cannot have happened // Dances with Bears. 2015. 16 September (online).

131 Пресс-релиз Белого дома цит. по: Helmer J. MH17: inadmissible evidence for what cannot have happened

132 Malaysian Air Flug MH17: Die Geschichte eines Jahrhundert- verbrechens. P. 36-38.

133 Все источники, включая Совет по безопасности Нидерландов, указывают, что 17 июля небо было затянуто облаками. Niemöller J. МН17: De Doofpotdeal I preface К. Homan. P. 70, 86-87. Турк говорит о «грядах серых и белых облаков»: Turck W. С. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 5. Дополнительную информацию о погоде см. в Anti-Bellingcat. The Falsification of Open Sources About MH17.

134 Цит. Ong L., Skorbach K. Anton Gerashchenko Buk missile photo? Ukrainian official posts «evidence» on Facebook, accuses Putin of sponsoring «terrorists» // Epoch Times. 2014. 17 July 2014 (online), курсив мой.

135 Reban H. The mystery of the two-faced launch plume. 2015. 6 September (online); Reban H. The trail that wasn’t a launch plume: a reconstruction. 2015. 19 September (online).

136 Reban H. Problems of the MH17 track-a-trail narrative: the images, videos, postings and intercepts. 2016. 23 November (online). Cm. Niembller J. MH17: De Doofpotdeal I preface K. Homan. Раздел с фотографиями начинается со с. 96.

137 По данным литовского сайта alfa.lt; Turck W. C. A Tragic Fate: Politics, Oil, the Crash of Malaysia Airlines Flight 17 and the Looming Threats to Civil Aviation. Ch. 1.

138 Kates G. Ukraine’s Minister of Facebook // Radio Free Europe / Radio Liberty. 2014. 3 July (online).

139 Доступ: MH17: the Lugansk Buk video // Human Rights Investigations. 2014. 5 August (online).

140 Gorchinskaya K. Avakov: «irrefutable evidence shows that Kremlin-backed separatists shot down Malaysian plane» // Kyiv Post. 2014. 18 July (online).


141      Цит. no: Niemöller J. MH17: De Doofpotdeal I preface K. Homan. P-77



142 Электронное письмо Бридлава Кроуфорд от 18 июля 2014 г.

143 Цит. по: Johnstone D. Queen of Chaos: The Misadventures of Hillary Clinton. P. 163.

144 Заместитель пресс-секретаря Мэри Харф цит. по: Helmer J. МН17: inadmissible evidence for what cannot have happened // Dances with Bears. 2015. 16 September (online).

145 Resch J. Gefahr ist mein Beruf, MH17, Pablo Escobar, Florian Homm — Deutschlands erfahrenster rivatermittler packt aus / written by H. Schüttelndreier. — Berlin: Econ, 2016. P. 257. Сделанную в 2010 г. фотографию см. Niemöller J. МН17: De Doofpotdeal / preface К. Homan. Раздел с фотографиями начинается со с. 96

146 МН17: lying for justice // KremlinTroll. 2015. 21 November 2015 (online); bases and units from GlobalSecurity.org «Ukraine Air Force».


147      Sweetman В. Buk missile system lethal, but undiscriminating // Aviation Week network. 2014. 23 July (online).



148 MH17 crash: Ukraine security chief says missile only Kiev has may be found at crash site // Russia Today. 2014. 10 October (online); Air Force order of battle. N. d. // GlobalSecurity.org (online); С. И. Балабанов цит. из документального фильма Брюса Гранта «It was a MiG».

149 Neues Deutschland: NVA-Raketenspezialist; Niemöller J. MH17: De Doofpotdeal / preface K. Homan. P. 108-110; С. И. Балабанов цит. по фильм