Телекин (fb2)

- Телекин [publisher: SelfPub] 3.56 Мб, 280с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алекс Орвар

Настройки текста:



Алекс Орвар Телекин

Пролог

Бывают такие дни, которые не задаются с самого утра. Стоит тебе только встать с кровати и тут же случаются нехорошие вещи: будь то мизинец, стремительно летящий на рандеву с тумбочкой, либо, к примеру, зубная паста, так не вовремя закончившаяся… В общем у кого как.

Сегодня я однозначно словил свой джекпот. Десять из десяти по моей личной шкале неудачливости. Так я думал, осторожно растирая многострадальный палец, одновременно пытаясь понять который час и не опаздываю ли я на свою горячо любимую работу.

Бросил взгляд на будильник – нет, не опаздываю! На часах семь утра и если не сильно растягивать утренние приготовления, то мне вполне хватает времени на дорогу до своего рабочего места (попросту говоря – уютной каморки местного сисадмина).

Опаздывать мне крайне не хотелось, не в последнюю очередь из-за того, что наше чересчур бдительное руководство еженедельно озвучивало ТОП 5 опоздавших прямо на общих собраниях. Естественно, почетное участие в этом ТОПе гарантировало, в том числе, отрицательное влияние на кошельки «финалистов».

Протопав на кухню, я открыл холодильник и обвел его внутренности мутным взглядом…не густо. Значит решено – варганю бутерброд.

Как следует залив получившийся бутерброд горячим кофе, я наспех оделся и выскочил на улицу, в суровую прохладу Питерской зимы. В действительности – в Санкт-Петербурге весь холод идет от моря, то есть высокого уровня влажности прибрежной полосы. Ну меня то эти мысли совершенно не утешали, поэтому я старался как мог ускорить свой путь до остановки общественного транспорта.

Итак – думаю, что мне пора все-таки представиться. Артем Новак – работаю системным администратором в одном из питерских банков, мне двадцать девять лет, и я все еще не женат. Хотя, если уж начистоту, посещать ЗАГС я особо и не стремлюсь, но об этом немного позднее. Рост чуть выше среднего – метр восемьдесят, телосложение самое обыкновенное, спортсменом меня точно не назвать. Живу я в своей собственной квартире, доставшейся мне от родителей по случаю окончания ВУЗа и сдачи государственных экзаменов; эта квартирка на каких-то 50 квадратов мне по-своему дорога, много воспоминаний связывают меня с ней, как хороших, так и не очень.

Сами же родители благополучно переехали в Ленобласть, где и живут сейчас в небольшом коттедже в одном из многочисленных дачных поселков. И я за них очень рад – родители всегда хотели сменить шумный мегаполис на тишину и уединение дачного поселка.

Ну а я осесть в подобном заповеднике пока не торопился – жизнь только началась и большой город как ничто другое дает в этом убедиться…

Суета и толкучка – именно так можно описать почти любую мою поездку в общественном транспорте. Мой понедельник только начинался, а мне отдавили ноги в автобусе (хорошо хоть кроссовки темно-синего цвета, уличная грязь на них не слишком то заметна), на меня пролили капучино (а лучше бы его пролили в меня) уже на подходе к офису моего банка, при этом я чуть не навернулся на «слегка» обледенелых ступеньках (как обычно, куда только смотрит наша клининговая компания? Так ведь и убиться можно!) и даже знакомый охранник на входе в офис решил вдруг тщательно проверить все мои карманы и рюкзак, что, в свою очередь, вызвало во мне прилив нехилого такого любопытства:

– Слушай, а что за секретность такая?

– Да у нас аудит службы безопасности проходит. Вроде как связано с приездом каких-то больших шишек из Финляндии. – нехотя ответил представитель нашей доблестной безопасности. – руки в стороны…пожалуйста.

– Да? Ладно, не знал, спасибо. – преувеличенно дружелюбно ответил я, разводя руками.

– Проверка закончена, спасибо за содействие – завершив осмотр охранник мгновенно потерял ко мне интерес и устремил свой бдительный взор на входные двери. Ну а я, в свою очередь, решил не напрягать лишний раз занятого человека и потопал в сторону лифтового холла.

В лифт набилось ну просто неприлично много народу и меня банально зажали в угол все эти современные менеджеры, продвинутые управленцы и прочие замечательные люди. Лифт пикнул, створки закрылись, и мы поехали прямиком на седьмой этаж.

Едем и едем… «Когда мы уже приедем, седьмой этаж не так уж и высоко» –пробормотал (или подумал?) я – мне внезапно стало не по себе, и я оперся спиной о заднюю зеркальную панель лифта.

Что-то странное происходило в этом лифте прямо сейчас, и я это чувствовал всеми фибрами души, хоть и не мог объяснить почему. Даже как следует осознать происходящее не мог. Есть у меня такая особенность – некое чутье, которое не раз уже помогало в самых курьезных ситуациях. Выражается оно в целом табуне мурашек, которые игриво пробегаются вдоль позвоночника, но это происходит только если я вдруг осознаю какую-то действительно правильную мысль, своего рода указатель верных решений. Вот только работает это чутье крайне избирательно. К примеру, один раз оно отлично сработало с выбором вагона в метро – собственно, именно так и я познакомился со своей бывшей пассией.

Так я и стоял как полуобморочный истукан: давление в висках нарастало, постепенно мое сознание уплывало в какие-то неведомые дали, а в моей голове тем временем раздался тихий, но невнятный шепот. Бред какой-то. Так и не смог разобрать ни слова из этого шепота. Понял только то, что голосов было несколько – разные интонации я уловить все-таки смог.

На какой-то краткий момент я даже потерял сознание, вроде как. Такие приступы у меня стали не то чтобы очень уж редким явлением после прошлогодней аварии, когда в один душный июльский вечер чей-то неудавшийся муж разом перечеркнул несколько жизней.

Сумасшедший маневр пьяного водителя-рогоносца в самом центре города. Маневр, который закончился смертью трех безвинных пешеходов и увечьями еще четверых «счастливчиков» … По какой-то странной прихоти судьбы я оказался из числа тех «счастливчиков», что стояли ближе к стальным опорам остановочного комплекса, то есть, мне просто повезло. Или не повезло, я до конца так и не понял – три месяца реабилитации, жуткие боли во всем теле, неоднократные переливания крови и странного вида физиотерапевты – к такому меня жизнь явно не готовила.

Как не готовила она меня и к тому, что моя девушка так просто со мной попрощается. В момент моей слабости, именно в тот самый момент, когда я больше всего нуждался в поддержке! Пусть мы и встречались всего лишь год, но, все-таки, думаю, что я заслужил чего-то помимо двух кратких визитов в больницу и финальной СМС через неделю после последнего ее визита – «Мне нужно двигаться дальше, прости. Катя». Отлично отдохнул на больничной койке, ничего не скажешь. Ну да это дела уже минувших дней.

Как мне потом рассказал лечащий врач – меня вообще спасли чудом и то только благодаря тому, что свободная машина скорой помощи проезжала буквально в полукилометре от места аварии и смогла оперативно отреагировать на происшествие. Судьба.

И да, по заверениям все того же врача, мучиться мне с такими приступами осталось недолго – каких-то полгода-год. Хоть какая-то позитивная новость (называть ее приятной не буду, уж не обессудьте).

Так вот, после того случая я стал сторониться женщин на совершенно ином уровне. Нет, я не стал женоненавистником, и даже не вступил ни в какое сообщество (восхваляющее пивную культуру и обличающее корыстную сущность женщин), но начал куда более трезво оценивать, как себя, так и знакомых девушек. С незнакомыми девушками я старался не заводить беседы (особенно в метро).

Размышляя о всех перипетиях судьбы и злоключениях отдельно взятого сисадмина, я ввалился в нашу сисадминскую каморку:

– Что за чертов день, слишком много впечатлений для заурядного понедельника. – недовольно пробурчал я на пути к своему рабочему столу.

– Артем, привет! Что, натерпелся в общественном транспорте? – участливо спросил мой напарник Игнат, а по совместительству еще и начальник нашего более чем скромного отдела, состоящего из целых двух сотрудников.

– Здорово, и не говори! Игнат, а что это у нас за переполох в офисе? Король умер, да здравствует король? Кого-то из чинов принудительно провожают в отставку? – живо поинтересовался я.

– А я тебе всегда говорил, пора брать себе авто, становиться независимым от подобных недоразумений! – судя по всему, Игнат решил продолжить свои пространные рассуждения на тему авто и их крайней необходимости для любого уважающего себя человека.

– Игнат, люди. В офисе. Много. У нас что, аудит в гости нагрянул? – постарался я перевести беседу в интересующее меня русло.

Игнат удивленно на меня посмотрел, нахмурился каким-то своим мыслям:

– А ведь точно, ты же только с отпуска! В общем слушай – к нам приехали высокопоставленные чины из финской корпорации «Вира», сейчас они вместе с нашим начальством обосновались в главной переговорке и, судя по всему, решают судьбы мира. – веселая ухмылка Игната в конце его рассказа почти дословно передала мне, что именно они там решают и где бы он их видал с такими решениями.

– Странно, какой смысл ехать в наш офис, который по сути на задворках Питера, если можно устроить встречу в головном офисе, буквально в двух часах езды отсюда? – нахмурил лоб я.

– Не знаю. Мне кажется в этом то и есть причина – наши северные гости не хотели слишком далеко отъезжать от границы. – задумчиво ответил Игнат. – Ну да ладно, наше дело маленькое, проследить чтобы по технической части не было никаких…

Невыносимо громкая трель телефонного звонка заставила Игната умолкнуть на полуслове, а меня болезненно поморщиться. С этим звонком вообще отдельная история вышла – раньше на звонке нашей службы поддержки стояла вполне безобидная, и даже где-то лиричная и успокаивающая Пятая симфония Бетховена (да простят меня истинные ценители классической музыки, к коим я себя не причисляю) … Однако, судьбу нашего рабочего звонка решил господин Случай.

Как-то раз, во время очередного обхода вверенной ему территории, наш дражайший и горячо любимый заведующий отделением решил проведать местные ИТ-кулуары и заглянуть к нам в каморку. И как назло, именно в это время нам решила позвонить Лена Бузаева, милейшей души человек и заодно операционистка нашего фронт-офиса (двух маленьких окон на первом этаже с отдельным входом для клиентов банка). На простой, в сущности, вопрос – почему звонок такой тихий и как мы его вообще слышим во время рабочего дня, мы с Игнатом почему-то достойно ответить в тот момент так и не смогли…

Вот с тех пор у нас и стоит на рабочем звонке сигнал… пожарной тревоги. Жуткие звуки, если уж на чистоту!

Моментально включив аппарат на громкую связь, Игнат ответил:

– Отдел информационного обеспечения, слушаю внимательно!

– Алло! Игнат? Артем? Срочно нужна ваша помощь в главной переговорке! – панически прошептала в трубку Анна Владиславовна. – И не злите меня! Срочно – это значит срочно!

Да, наша Аннушка та еще прелесть – заместитель заведующего отделением по вопросам офисного устройства. Иногда она позволяет себе кричать на нас, и даже приказывать, отчаянно требовать и беспощадно добиваться устранения любых технических проблем. Но при всем при этом, есть одно причина по которой мы ей прощаем все и разом – когда девушка из руководства с модельными пропорциями и чудными ярко-голубыми глазами приносит в комнату сисадминов горячий кофе и сладкие пончики, садится с вами, уплетает пончики и общается с вами на равных – это многого стоит!

–Что случилось? Аня, я там вчера перед уходом все проверял! Все должно быть идеально! – уверенно и вообще без какой-либо тени сомнений заявил Игнат.

– Идеально? Ты сказал идеально?! Не зли меня Борисович! Тут проектор не работает, совсем не работает! Срочно сюда! – мегерой прошептала-просвистела Анна.

–Ладно, сейчас Артем придет, без паники! Жди!

–Жду – кратко прошелестело в динамике телефона и связь оборвалась.

Горько вздохнув, я без особого энтузиазма начал собирать свою рабочую сумку. Даже кофе не дали попить, изверги!

– Я так понимаю, в чем именно проблема, наша Аннушка не удосужилась объяснить? – на всякий случай решил я мрачно констатировать факт.

– Да, да, обязательно захвати с собой запасную лампу, ее уже черт знает сколько не меняли – рассеяно ответил Игнат и полностью погрузился в свой монитор.

Ну спасибо, что хоть сам проектор туда тащить не надо.

Любопытно! Такой чистоты и прилежности на нашем этаже я еще не наблюдал. Тот же отдел корпоративного обслуживания – да у них у каждого первого на столе еды больше чем в местной кафешке на прилавках! Ладно, пусть я и слегка преувеличиваю, но в данный момент ни одна живая душа не хрумкала чипсами, не уплетала бутерброды и даже не потягивала газировку, что было совсем уж удивительно! Магия – не иначе!

Мне даже начинают нравится наши северные гости, меньше мусора за рабочим столом – меньше случаев капитального загрязнения клавиатуры или мыши. Кто-то вот даже умудряется в системный блок еды накидать. Неведомого компьютерного бога они там что ли кормят?

Кстати, именно так я и познакомился с Григорием Арсентьевым, своим закадычным другом, точнее на тот момент он был мне совсем даже не другом, а коллегой, который крайне неразумно относился к компьютерам в частности и к рабочей гигиене в целом. Но на удивление – Гриша оказался небезнадежен и со временем мне даже удалось привить ему базовую культуру обращения с электроникой и прочими ИТ-штучками (как он их называет).

Все это я отмечал по дороге к нашей главной достопримечательности – Переговорной комнаты номер ноль (у нас их всего три). Альфа и омега нашего офиса; место где, без преувеличений, вершатся судьбы корпоративов, где проходят ежедневные митинги разработчиков и ежеквартальные совещания руководства. Да и выглядела наша переговорка на миллион – оригинальная комната, оформленная в снежно-белом цвете и общем футуристичном стиле. С очень крутыми и удобными кожаными креслами. Мне бы на рабочее место такое кресло!

Резко выдохнув прямо перед дверью переговорки, я поспешно пригладил волосы, поправил воротник рубашки и вошел в переговорку.

Молчание. Первое, что я ощутил, войдя в переговорку – напряжённые взгляды и какое-то неестественное для деловых переговоров молчание. Что-то тут не так.

Анна Владиславовна, облегченно улыбнулась мне, и негромко, так чтобы услышал только я, произнесла:

– Артем, милый, тут какая-то чертовщина происходит, сделай что-нибудь с этим проектором.

Сурово выдвинув вперед челюсть, я распрямил плечи и мастерски передвинул тумблер питания на задней панели проектора.

– Анна Владиславовна, сзади есть специальная кнопочка для включения питания, запомни уже, пожалуйста. – шепотом отчитал ее я, пристально посмотрел в ее счастливые глаза, покачал головой и запустил проектор.

– Спасибо! С меня пончики, завтра же принесу! – Анна была просто вне себя от радости, но заметно это было только по ее глазам и восторженному шепоту.

Перед уходом я не удержался и все-таки бросил мимолетный взгляд на участников встречи: Антон Евгеньевич – наш заведующий отделением и по совместительству биг-босс местного розлива, всегда гладко выбрит и шикарно одет; Алевтина Сергеевна – заместитель заведующего по операционной деятельности, милая женщина пред пенсионного возраста и с не менее милыми повадками бывшего сотрудника контрразведки; двое наших менеджеров по работе с ВИП клиентами – Игорь Кравец и Валера Малинин; ну и Аннушка. Со стороны наших финляндских коллег все не так однозначно (для меня): седой мужчина в возрасте, на котором шикарный серый костюм смотрится не в пример лучше, чем на нашем заведующем; эффектная бизнес-леди (по другому и не скажешь); и самый колоритный персонаж из всей этой и без того занимательной троицы – мужчина средних лет, спортивного телосложения, которого не смог скрыть даже строгий деловой костюм, обладатель нестандартного, огненно-красного цвета глаз и рваного шрама от левого виска до подбородка. Как будто топором рубанули, вскользь.

– Молодой человек! У меня такое ощущение, будто мы с вами уже виделись. – неожиданно обратился ко мне тот самый спортивный мужик со шрамом на лице.

– Даже не знаю, что вам ответить. – вежливо сказал я. – У меня такого ощущения нет.

– О, что вы! Я понимаю! – куртуазно воскликнул мужчина. – Но, если вы вдруг что-то вспомните, обратитесь к своему руководству. Мы с вами свяжемся.

Я тихонько хмыкнул, удивленно качнул головой и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Ну и обстановка тут у них, я в такой компании тоже особо разговорчивым бы не был. Ну да не мое это дело, если честно.

Но вообще-то мужик странный! Если не сказать больше – жутковатый!

Быстро прошествовав на рабочее место, налил себе наконец полную кружку горячего кофе, устроился поудобнее и принялся за ежедневный разбор заявок от пользователей. Всяческие подозрительные личности со шрамами разом выпали у меня из головы.

В общем-то рабочий день так и пролетел незаметно, но от этого не менее продуктивно. Разобрал заявки, выслушал жалобы девочек с юридического отдела. Сходил к нашим любимым бухгалтерам и «починил» принтер (воткнул в розетку штекер питания). Все как обычно – рабочая суета офисного планктона.

…Так, на часах самое время сказать «прости, прощай» рабочему креслу! Короче – пора и честь знать. Дома меня уже дожидается свежий обзор на будущую премьеру горячо ожидаемого мной фильма! Однозначно – предстоит запастить соленым попкорном и прохладной газировкой.

Собравшись и попрощавшись с Игнатом (кстати, латентным любителем задерживаться лишний раз на работе), быстро прошел к лифтовому холлу, молясь про себя, чтобы хоть на этот раз обошлось без чудовищной давки в кабине лифта. Но нет, мои молитвы не были услышаны, народу в лифт набилось как сельдей в бочке и едва мы поехали, как моя голова тут же начала терять ощущение пространства, попросту говоря – кружиться.

Кое-как дотерпев я пулей выскочил из лифта, миновал пропускной пункт с суровым охранником и торопливо вышел на улицу. Даа, чистый воздух!

Как обычно, я не цеплялся за перила при спуске с лестницы и при этом спускался достаточно быстро, я бы даже сказал – опрометчиво быстро.

Фатальная ошибка! Внезапно, я почувствовал легкий толчок под правый локоть, одновременно с толчком кто-то тихо прошептал:

– Простите.

– Что…? – только и успел я сказать в ответ на это странное извинение, одновременно поскальзываясь и заваливаясь спиной назад. Я так и не смог закончить свою фразу, сознание померкло быстрее чем я смог издать из себя еще хотя бы один звук.

Чертов клининг, обязательно настрочу на них жалобу…когда очнусь.

1 глава. Первые признаки

Пробуждение было неприятным и тяжелым. Действительно тяжелым.

Начнем с того, что зрение работало странно, какими-то перепадами: то резко фокусируясь на объектах, то наоборот – полностью утрачивало фокусировку. Как будто «вертолет» перед сном словил. Только с открытыми глазами.

Пролежав некоторое время без движения и пялясь в идеально белый потолок (знакомая обстановка, не иначе – больничная палата), я кое-как совладал со своими зрительными причудами. Скосив глаза, я неожиданно понял и даже глубоко осознал, что зрение – это далеко не самая моя главная проблема.

Голова. Жутко болела тыльная часть головы, возникло такое чувство будто мне туда забили раскаленные гвозди. Много гвоздей. Ошалело оглядывая больничное помещение, в котором я каким-то образом оказался, я предпринял отчаянную попытку принять сидячее положение. У меня получилось.

– Пациент! Вам запрещено вставать – чей-то окрик подействовал на меня отрезвляюще, пришлось повернуть многострадальную голову к источнику раздражения.

– Вы кто? Где я нахожусь? – вяло полюбопытствовал я, всеми силами пытаясь сопротивляться головной боли.

– Вы в больнице, вас привезли сюда около двух часов назад с подозрением на сотрясение мозга, прошу вас все-таки принять горизонтальное положение. – ответил явно незнакомый мне мужчина в зеленой одежде. Это еще кто? Медбрат? Доктор?

– Что со мной случилось?

– Вы поскользнулись на лестнице и упали, при этом сильно задев голову.

– Поскользнулся? Там же был еще кто-то, мужчина, по-моему. – неуверенно пробормотал я.

– Свидетели сообщили экипажу скорой помощи, что вы поскользнулись сами, рядом с вами никого не было. Хотите, чтобы я сообщил в полицию? – сразу напрягся мужчина.

– Нет, не нужно никуда сообщать, спасибо конечно, но мне уже лучше. – торопливо ответил я. Мне лишние проблемы из-за моей рассеянности и торопливости явно ни к чему.

– Но вам не рекомендуется вставать до распоряжения от лечащего врача! – настаивал доктор (предположительный доктор). – А назначенный вам лечащий врач сейчас, к сожалению в отъезде. Но он уже в дороге и будет здесь к завтрашнему утру.

Вы только посмотрите на него, уже не рекомендуется, а буквально минуту назад заявлял, что запрещено! Да и что вообще за бред с назначенным врачом?! С чего бы мне тут лежать и ждать его? Не нравится мне это.

Надо отсюда сваливать, пока за меня тут не взялись всерьез. В сознание вроде пришел, руки-ноги слушаются, что еще нужно?

– Еще раз спасибо, а где моя одежда и… что это у меня на голове? – как-то спутанно спросил я, лихорадочно ощупывая повязку на лбу.

–Вам наложили небольшой шов и перевязали место удара. Одежда сзади вас, на стуле. – ответил мужчина.

– Ясно. В любом случае, я отлично себя чувствую, доктор! – решил я хоть немного успокоить предполагаемого доктора, одновременно напяливая на себя джинсы и застегивая рубашку.

– Силой удерживать вас я здесь не могу, но вот, пожалуйста, возьмите визитку и звоните в любое время, в вашем положении наплевательское отношение к здоровью неприемлемо. – предостерег медбрат и протянул мне визитку, после чего развернулся и вышел из комнаты.

Лоренцо Фауст, невропатолог, главный врач частной клиники «Возрождение». Это у меня по ДМС что ли такая клиника? Где-то я уже видел это запоминающееся название. Да уж, посещения разного рода клиник, лечебниц, больниц начинает входить у меня в привычку. Нехорошую такую привычку. Права была Катя – такими темпами все мои перспективы сведутся к прописке в больничной койке…

Так, стоп, мне срочно нужна большая, да что там большая – огромная доза кофеиновой терапии! А еще мне нужна тишина и покой, под тихий шелест компьютерных кулеров. В моей уютной квартире…

– Как же меня достала эта боль! – прорычал я.

Уже второй час моя голова подвергается настолько жутким болям, что я даже суп доесть не в состоянии. А суп хороший, как сказала бы моя незабвенная бабушка – нажористый! Суп надо доесть.

Так, а теперь перейдем к серьезному. Что мы имеем в сухом остатке прошедшего дня? В любом случае, я заполучил шов на свою голову (в прямом смысле слова), отменную головную боль и абсолютное непонимание случившегося – в смысле да, конечно я торопился! Но я всегда так тороплюсь и еще не разу не навернулся подобным образом чуть ли не на ровном месте! Я не могу вспомнить все детали, но, судя по всему, мне «помогли» упасть. Возникает закономерный вопрос – кому и зачем это надо? Да никому это не надо, я обычный сисадмин, а все мои догадки – это всего лишь дикие предположения напополам с паранойей!

Еще и как назло обезболивающих средств дома нет, как-то не запасся. Знал бы, где упасть – соломки бы подстелил!

От дикой боли я зажмурился и сжал виски пальцами. Все параноидальные и не очень мысли буквально выбило новой вспышкой боли. Мне казалось, еще чуть-чуть и голова растрескается как перезревший арбуз. Надо было послушать этого доктора в клинике «Возрождение» и остаться на лечение. Решено – на днях позвоню по номеру из визитки, которую оставил мне доктор, пройду тесты какие-нибудь что ли.

На этой мысли я неожиданно понял, что головная боль как-то слишком резко пошла на спад. Открыв глаза, я изумленно уставился на стол:

– Интересно! – озадаченно протянул я.

Мой недоумевающий взгляд уперся в тарелку с остатками воскресного супа. И все бы ничего, но тарелка то оказалась разбита на несколько частей, что явно не соответствовало ее состоянию еще несколько секунд назад.

Я попытался осознать, каким же это образом я умудрился незаметно разбить достаточно прочную на вид (и по заявлениям производителя!) тарелку.

Встав и вяло поморщившись от почти утихшей боли в голове, я вытряхнул последнюю сигарету из пачки и закурил, периодически бросая косые взгляды на то, что осталось от тарелки.

Внимательно осмотрев руки, пришел к выводу, что поломка в виду моей незаурядной "руковитости" исключается, руки были чистыми, следов борща не замечено. Наверное, сжал локтями во время одного из приступов боли? Чертовщина какая-то.

Пожав плечами и так и не придя к каким-либо более точным выводам, я затушил сигарету, взял в руки тряпку и пошел наводить чистоту и порядок… Как говорится, вывод – это место, где ты попросту устал думать. Вот и я лишний раз не хотел напрягать свою и без того пострадавшую «думалку».

Сидя за пустым столом я старался как следует напрячь память и вспомнить все события, предшествующие моему незапланированному визиту на больничную койку: вспомнилась лестница и мужик, с которым я столкнулся, а вот дальше ничего, темнота. Как не напрягал свою пострадавшую голову, я так и не смог вспомнить, что именно сказал мне этот мутный тип? Я помню только то, что его слова меня до крайности изумили. А может – это все бред сивой кобылы, и мне все привиделось? Не зря же свидетели утверждают, что никого рядом со мной, во время моего бесславного падения, не было.

Раздавшийся звонок оторвал меня от столь нерадостных мыслей. Кого еще там принесло на ночь глядя?

– Доброго вечера, сосед – сказал Толик, мой сосед по лестничной площадке.

– Привет. – а что мне ему еще сказать? Принесла же нелегкая…

– У тебя все в порядке? Я слышал крик.

Я сделал самую дружелюбную мину из всех возможных и кивнул:

– Толя, все в полном порядке, как раз собирался ложиться спать.

Толик как-то странно посмотрел на меня и вздохнул.

– Если что, обращайся. По-соседски. – произнес Анатолий с какой-то непонятной…жадностью?

– Конечно. Спасибо тебе, а теперь спокойной ночи. – каюсь, не слишком дружелюбно, но поставьте себя на мое место: больница, жесткие головные боли, да вон даже тарелку разбить умудрился!

Закрыв дверь на все замки, я выдохнул и решил все-таки отправиться на заслуженный отдых. Протопав до своей постели, я рухнул плашмя на кровать, подгреб под себя подушку и почти мгновенно вырубился. Засыпая, я еще успел подумал о том, что этот странный визит соседа так бы и вылетел у меня из головы, если бы не прощальный взгляд соседа.

Взгляд человека, которому известно больше чем мне. Взгляд, в котором напрочь отсутствовало показное соседское дружелюбие.

2 глава. Думай о хорошем

Утро начинается не с кофе. Это становится очевидно, когда ты просыпаешься рано утром с головной болью и посреди почему-то (или чем-то? А может кем-то?) полуразрушенной комнаты.

Совершенно обалдев от открывшейся моему сонному взгляду панорамы, я приподнялся на локтях и принялся внимательно осматривать свои родные пенаты: вон покореженная люстра чуть ли не рассыпалась в труху, а тут дверца шкафа решила самостоятельно прогуляться по направлению к свободе, то есть к окну (к слову, окно тоже изрядно пострадало, трещины маленькие и большие змеились почти по всей площади оконного проема). Одежда из шкафа так вообще раскидана по всей территории комнаты! Погром в общем.

– Компьютер! – первое, что вырвалось из моего пересохшего горла.

Резко вскочив и пошатнувшись от прилива крови к голове, я прыжком переместился к рабочему столу (откуда только силы взялись? Даже уже привычная боль отступила на второй план) и начал ощупывать и осматривать свое самое дорогое имущество в этой квартире. Очень странно: монитор как будто рывком передвинули к краю стола при этом оставив нехилую такую вертикальную трещину, края которой (вот уж чудеса) были слегка выгнуты наружу. Бесовщина!

Меня нагло прервал дверной звонок. Опять сосед, наверняка! Пришлось оторваться от жизненно важной миссии по реабилитации своего железного друга, пройти в коридор и посмотреть в глазок: и правда – опять Толик, он меня что, преследует?

– Все в порядке, здесь люстра упала! – проорал я сквозь закрытую дверь, развернулся и пошел обратно, не слушая невнятное бурчание с той стороны двери.

Да уж, ничего умнее я ответить соседу не смог, ну да мне простительно – слишком много всего свалилось за эти сутки.

Я чуть не потерял своего «железного друга», но сумел его реанимировать и сейчас с большим удовлетворением посматривал на фирменный логотип знаменитой операционной системы. Пусть даже и на треснувшем мониторе.

Глубоко вздохнув я еще раз осмотрел комнату, по которой будто татаро-монгольское иго прошло. Туда и обратно прошло. Выдохнул и, аккуратно переступая через образовавшиеся завалы, поплелся на кухню – кофе сам себя на заварит.

Сидя с кружкой ароматного и великолепного напитка я размышлял – первое, нужно звонить Игнату, попросить пару отгулов сейчас явно не помешает, а там чем черт не шутит, может и больничный возьму. Второе – что еще за чертовщина происходит вокруг моей многострадальной тушки? Квартира заперта изнутри на щеколду, живу я на девятом этаже, соответственно, делаю вывод, что в квартире ночью кроме меня никого не было. Тогда откуда эти разрушения? Окна?

Быстро осмотрев все оконные проемы в квартире и убедившись, что целостность внешних стекол никоим образом не нарушена, вернулся на кухню.

Может я лунатизмом приболел? А это вообще болезнь? Стоит прояснить вопрос.

Быстро достав свой смартфон, я вбил соответствующий запрос в поисковую строку и углубился в чтение…

Сомнительная теория, очень сомнительная, как минимум – на мне должны были остаться разнообразные синяки, ссадины и тому подобные следствия лунного погрома. После таких-то разрушений. Да и каким образом я бы так перекрутил железную люстру?

Тогда что? Если отбросить совсем уж бредовые идеи, связанные с магией и тому подобным мистицизмом, то вариантов попросту нет. Квартира сама себя разгромила!

Прекрасно понимая, что выгляжу сейчас как пятнадцатилетний фанат одного небезызвестного ситха, оказавшийся на отвязном фестивале косплееров, я вытянул руку по направлению к кружке кофе и попробовал ее…что? Сломать? Задушить? Да чем я тут вообще занимаюсь?!

Злясь на себя, на чертовы ступеньки той чертовой лестницы, на головную боль и даже на не в меру любопытного соседа, я прикрыл глаза и попытался успокоиться. Не успокоился.

Внезапный и громкий звук оборвал мои самоуничижительные размышления и заставил резко раскрыть глаза.

– Твою мать. – только и смог сказать я, это все, дальше уже нельзя. Дальше уже клиника. Точнее – психоневрологический диспансер, куда меня, судя по всему, в скором времени и поместят!

Кружка была разбита, даже не так – кружка была разбита на сотни маленьких осколков. Судя по осколкам, кружка каким-то малопонятным мне образом схлопнулась саму в себя, при этом осколки почти не разлетелись, а скорее аккуратно упали в радиусе примерно двадцати сантиметров от прежнего места дислокации кружки. Ровным таким кружком упали.

Однако, это не помешало содержимому кружки как следует расплескаться по столу.

Да черт с ним с этим кофе, потом ототру его со стола, стен и пола. Ну и с себя заодно. Важен ответ на вопрос – что сейчас произошло?

Начав анализировать порядок действий, приведший к такому однозначно странному результату, я почти сразу ухватил за хвост ровно две самые важные мысли: на момент мини-взрыва (ну или что там кружку разрушило) я был крайне зол на всех подряд, и у меня чертовски болела голова! Но уже после взрыва кружки она совершенно перестала болеть! Эмоциональный всплеск, головная боль и взрыв связаны между собой?

Бред сивой кобылы – вот так я бы и заявил такому фантазеру. Не будь я сам на месте этого самого фантазера. А если все-таки попробовать? Еще раз, только на это раз с открытыми глазами и скептическим выражением лица.

Придется повторить абсолютно все условия, но есть одна загвоздка – голова то пока не болит. М-да уж.

Решив заняться хоть чем-то полезным во время ожидания головной боли (кому сказать – не поверят), набрал номер своего начальника и после нескольких гудков он все-таки соизволил ответить:

– Игнат, у меня проблемы. – бодренько начал я.

– Да я уже в курсе, ты вчера умудрился на лестнице навернуться, мне передали. Ты как там, в порядке? – обеспокоенность Игната было слышно, что называется – невооруженным ухом.

– Голова болит, все кружится, возможно это сотрясение.

– Понятно все с тобой, отгул нужен?

– В точку! Спасибо! Два отгула на сегодня и завтра будет в самый раз, как раз в больницу схожу.

– Ну, предположим, к доктору ты можешь сходить и в один день. Сегодня, к примеру. – неуверенно протянул Игнат.

– А очередь? А предварительные талоны? –искренне возмутился я такой несправедливости.

Из трубки донесся горький вздох. Потом еще один. После чего Игнат все-таки ответил:

– Окей, два отгула, Артем. Выздоравливай, без тебя тут скучновато!

– Спасибо и пока, Игнат. – попрощался я, скривив страдальческую мину – головная боль начала потихоньку возвращаться.

Вовремя, тебя то я и ждал, родная.

На этот раз жертвой моего эксперимента была выбрана тарелка (у меня их ещё много, в отличие от кружек).

Убрав со стола все лишнее, я поставил одну единственную тарелку ровно посередине стола и отошел в противоположный от стола угол кухни.

– Нус, попробуем. – увлеченно прошептал я так, будто от громкости моего голоса зависела успешность эксперимента.

Вытянув сжатую в кулак руку в сторону потенциальной жертвы и прикрыв глаза, начал концентрироваться на боли в голове. Такой обжигающей, такой пульсирующей и беспощадной квинтэссенции моих страданий.

Постепенно нагнетая себя, взглядом я зафиксировал все изменения, которые произошли с тарелкой за все время эксперимента: сначала тарелка начала немного трястись, потом от края тарелки откололся и завис в воздухе осколок площадью в несколько квадратных сантиметров, но этот маленький осколочек не остался висеть! О нет, этот осколок резво метнулся к центру тарелки. Одновременно с этим, как будто только и ждала команды, тарелка начала рассыпаться вся и полностью, осколок за осколком. Самое интересное, что все эти осколки стремились к центру: таким образом, мы получили неровную, скрипящую от соприкасающихся осколков керамики, кучку осколков, зависшую в десяти сантиметрах от поверхности стола.

Боясь лишний раз пошевелиться, я задержал дыхание, и на выдохе резко растопырил пальцы в стороны.

Оп, вот этого я не ожидал, все осколки разлетелись по направлениям, которые указали мои пальцы, то есть по факту полетело во все стороны, кроме той стороны, где находилась моя тушка.

Так я и застыл, с приоткрытым ртом, выпученными глазами и растопыренной пятерней!

Вздрогнув от резкого стука в дверь, я оторвал взгляд от стола и поплелся в прихожую. Заглянул в дверной глазок, тихо выругался себе под нос, приоткрыл дверь и рыкнул:

– Что надо?

– У тебя все в порядке? Это Толик, сосед! – донеслось из-за двери.

– Да что тебе надо-то?! Ты уже третий раз ко мне ломишься! – не выдержал я, что-то нервишки пошаливают.

– Да я же просто спросить, ничего такого, ладно бывай! – соседская дверь настолько резво захлопнулась, что мне даже стало немного стыдно за такую отповедь.

Странно, как-то он слишком быстро пошел на попятную, плюс запомнился его прошлый прощальный взгляд. Надо присмотреться к этому соседу и, естественно, держать ухо востро. Благо тот же перцовый баллончик у меня всегда под рукой, не бог весть какое средство самообороны, но все же…Чертова паранойя.

Итак, я сделал невозможное! Ну, в моем понимании нашего мироустройства.

Если резюмировать в двух словах сделанное мной – сначала я разрушил керамическую тарелку и собрал осколки в одном месте (сжал кулак), потом разбросал осколки по всей кухне (разжал кулак). А теперь, перейдем к главному и самому вкусному – это был телекинез? Что-то очень на него похожее это точно. Читал я как-то про телекинез статью на просторах Интернета и, если я правильно все запомнил, телекинез – это воздействие на предметы на расстоянии силой взгляда и мысли.

Если рассматривать загадку (а ничем иным, на данный момент времени, для меня весь этот феномен не является) с этой точки зрения, то головная боль и эмоциональный настрой вполне могут подпадать под абстрактную «Силу мысли», ну а «Силой взгляда» я направлял все эти осколки. Тем не менее – мне решительно не хватает информации, нужно как следует провентилировать тему телекинеза, способов и видов его применения!

Но сначала – придется ка мне убрать последствия своих внезапно проснувшихся способностей.

Спустя полчаса уборки и трех часов активного серфинга Интернета я понял только одно – мне срочно нужна помощь профессионала… ну или помощь друга?

А почему бы и нет? Позвоню Грише, встретимся вечером, посидим в нашем любимом баре. Решив не откладывать эту приятную обязанность в долгий ящик набрал номер друга:

– Алло, Гриша, привет! Ты сегодня вечером занят?

– О, привет, пропажа! Нет, на сегодняшний вечер мой персональный календарь ориентирован исключительно на тебя. – весело ответил Гриша. – Повезло тебе, если по-простому.

– А почему пропажа то? – тут же полюбопытствовал я.

– Так я к тебе сегодня заходил, думал сам пригласить тебя аки красную девицу в самый модный бар на селе!

Я расхохотался – в этом весь Гриша, может поднять мое настроение парой самых, казалось бы, заурядных шуток. Отсмеявшись, решил подкинуть немного интриги в топку Гришиного любопытства:

– Да там интересная история получилась. Ладно, Гриш, все остальное не по телефону. Давай в семь вечера у «Очага».

– Заинтриговал, языкастый, отбой! – весело подтвердил Гриша готовность участвовать в питейных мероприятиях.

Невидимая планка-индикатор моего настроения сразу подпрыгнула вверх, и я чуть ли не физически ощутил, что внутренние пружины, державшие меня в напряжении с того самого момента как я очнулся в больничной палате, отступили на второй план.

А я ведь даже не замечал, насколько я напряжен в психологическом плане. Думай о хорошем, Артем, думай о хорошем!

3 глава. Первые проблемы

По традиции, в «Очаге» было по-домашнему уютно, тихо и…пусто. Ну а чего, собственно, еще ожидать от вечера вторника? Это только по пятницам и выходным дням тут полный аншлаг. Хотя, по сути – в любом более или менее приличном заведении в такие дни полно народа. А «Очаг» был действительно приличным заведением – начиная от более чем серьезного на вид меню (регулярно обновляемого, между прочим!) и заканчивая шикарными лампами накаливания, органично вписывающимся в общий антураж заведения. Мне этот бар нравился.

На ходу снимая теплую куртку, я прошел в зал и начал озираться в поисках своего друга. Долго искать, конечно, не пришлось – занято то было всего 3 столика. Ну да, Гриша как обычно выбрал столик в самом углу зала, как он любит говорить – «в углу открывается наилучший обзор». Фетишист хренов.

– Артемка, жив, чертяка! – поприветствовал меня Гриша.

– Ага, твоими молитвами! Вот взял пару отгулов, надо как следует осмыслить происходящее. – отмахнулся я, одновременно через стол пожимая здоровую лапищу Гришы. Пока что я еще не решил, стоит ли вообще впутывать друга во всю эту мутную историю с новоприобретенными способностями. Чем он сможет мне помочь? Дружеским советом – да, безусловно! Но не более.

А с другой стороны, кому еще я могу доверять, если не лучшему другу? Родителям такого не расскажешь (незачем им лишний раз нервничать, не тот у родителей возраст для таких вот откровений), да и не поймут они. Какие еще суперспособности? Не знаем никаких суперспособностей! И ты знать не должен!

– Давай присаживайся, я уже заказал нам графинчик светлого и сырную тарелку. – широким жестом провел рукой над столом Гриша. – Ну, рассказывай, в какой блудняк ты опять впутался?

– Это ты очень даже правильное слово подобрал, по-другому и не скажешь! – тяжко вздохнул я, одновременно наполняя свою кружку.

Вот так под пенное и ароматный сыр я и приступил к пересказу теоретической части: с момента столкновения с непонятно кем на лестнице, рассказал о своих экспериментах (с применением метода научного тыка) и их результатах; о странном соседе, который ломился ко мне после каждого применения телекинеза (да, чем бы не являлось это явление – для себя решил называть его именно так), причем ранее за соседом такой активности в принципе не наблюдалось, разве что поздороваться могли при случайной встрече. В общем, я рассказал другу все и без утайки.

– На первый взгляд это все, конечно, странновато. – осторожно заметил Гриша, опрокинул в себя остатки кружки, немного подумал и добавил. – Да и на второй, если уж на то пошло.

– Считаешь, что я тронулся умом на почве травмы головы? Отбегал Артем свое? – криво усмехнулся я.

– Да не, хрень все это, будь ты настолько болен я бы это увидел даже не сомневайся. – уверенно заявил Гриша. –Но! Согласись, что все это реально странно! Какой-то теле…телекин непонятный!

– А мне вот как раз все понятно!

Подозрительный взгляд Гриши поверх кружки ясно дал мне понять – нужно разрядить обстановку. Слишком абсурдные и нешаблонные вещи я на него вывалил.

– Что книг ты не читал соответствующих, неуч! – необидно рассмеялся я.

– Да ты ж наш начитанный! Окей, раз ты так уверен в этой своей…магии? Тогда покажи! – нервно озираясь горячо прошептал Гриша.

–Продемонстрировать тебе, жалкому смертному, мои способности? – задумчиво протянул я.

Хотя…а почему бы и нет? В первую очередь, мне самому лишний раз не помешает убедиться в том, что это все реально. Что это не моя буйная фантазия и, самое главное, что все происходящее – это не последствия травмы головного мозга.

– Хорошо, Гриш, солонку ко мне пододвинь, пожалуйста. – неожиданно даже для самого себя попросил я.

– У-у-у, момент! Сейчас еще один графин оформлю. – предвкушающее произнес Гриша, вскочил и шустро протопал в направлении барной стойки.

Дожидаясь друга я размышлял – действительно ли верно я поступаю, втягивая Гришу? Шутки шутками, но пока у меня нет даже примерного понимания происхождения этих способностей! Откуда они взялись? Да ударься я хоть трижды головой об каждую ступеньку этой роковой лестницы – ну не должны у меня были появиться способности! Не должны!

– Так, я принес нам топливо. – торжественно возвестил Гриша, прервав ход моих мыслей и плюхаясь обратно на свое место, одновременно пододвигая к себе наши кружки.

– Гриш… – осторожно начал я.

– Э-э, нет, друг, даже не начинай! Сказал же А, значит говори и Б! Я действительно хочу это увидеть! – проникновенно сказал Гришка и уставился на меня взглядом, не терпящим возражений. – Давай. Магичь!

– Да и черт с тобой, смотри! – в сердцах бросил я.

Ну что же, раз он так хочет – попробуем. Меня долго уговаривать не придется. Сейчас боль хоть ощущалась не столь ярко как утром или прошлым вечером, но, тем не менее, боль никуда не ушла.

Вперив взгляд в солонку, я положил сжатую в кулак руку на стол и сосредоточился на двух вещах: приглушенной пивом боли и той самой солонке. Старательно поднимая из глубин памяти ощущения, которые возникали у меня во время издевательств над тарелкой, я резко сжал кулак. До боли сжал.

– О-о-о. – только и произнес Гриша, глядя на треснувшее в двух местах стекло солонки, потом подумал секунду и залпом приговорил свою кружку. – Такого мне видеть еще не доводилось. Черт бы меня побрал, это же нереально круто! Но все равно странно!

– Вот и у меня примерно такая же реакция на все происходящее со мной в последние пару дней. – задумчиво ответил я другу на эту эпатажную речь. Решил сразу прояснить. – Это я про «странно» говорю. Ничего нереально крутого в том, что я отбил голову до состояния «телекинеза» не вижу.

– Шутишь что ли?! Да ты же уникум! Сколько людей ты знаешь с такими способностями?! – воскликнул Гриша, и со смехом прибавил. – Телекин! Телекинезнутый!

– Гриша! Звук убавь, а то ты сейчас всему бару растреплешь. – яростно прошептал я.

Внимательно осмотрев зал, пришел к выводу, что излишне громкие заявления моего друга остались без должного внимания. Ну и славно, ну и хорошо. Лишнее внимание мне сейчас точно ни к чему. Да тут и некому было обращать это самое внимание на такие абсурдные заявления: молодая парочка, расположившаяся на другом конце зала, была занята друг другом целиком и полностью; мужчина средних лет за барной стойкой так вообще молча накачивался алкоголем (каким именно я разглядеть не смог, да и не хотел особо); ну а персонал бара и не такое повидал.

– Ладно, поиграем в шпионов! Будь по-твоему. – поджав губы и произнес Гриша.

Обиделся что ли? Ну дает, взрослый же мужик, должен понимать последствия!

– Гриша, ну ты сам то подумай, что со мной произойдет, если узнают вот об…этом? А если правительство узнает, а? Сможешь меня вытащить потом из какого-нибудь научно-исследовательского института или, что еще веселее, закрытого военного объекта? – голосом жертвы паранойи произнес я.

Григорий призадумался. Примерно минуту ничего не нарушало благословенной тишины за нашим столом. Кивнув каким-то своим мыслям Гриша произнес:

– Хм, а ты ведь прав, друг. Это действительно не та тайна, которой можно поделиться с широкой общественностью. Да и с не широкой тоже.

– Вот-вот, рад, что ты меня понимаешь – облегченно выдохнул я.

– Ну, предлагаю выпить за понимание. – весело предложил тост Гриша и шепотом добавил – и за твои новоприобретённые возможности и способности!

Вечер пролетел незаметно: было много тостов и еще больше общих тем для обсуждения, но какую бы тему мы не выбирали, все неизменно сводилось к телекинезу.

Что это такое? Нет, понятно, что я воздействую на предметы силой разума (вот я и признал это…), но вот как именно происходит этот процесс? В общем нераскрытых вопросов вагон и маленькая тележка. Гриша даже попытался уговорить меня еще на один эксперимент с понятными одному ему целями, но я не поддался и выдвинул встречное предложение – поэкспериментировать завтра у меня дома (а что? Ну не на улице же это делать, на глазах у случайных и неслучайных прохожих). Гриша согласился.

Так мы и сидели, весело и непринужденно проводя время. Но, как всем известно, в хорошей компании время проходит столь же быстро. Уже стоя перед баром и ожидая такси успели немного пообщаться на отвлеченные темы и, напоследок, еще раз подтвердить завтрашнюю встречу. Пожал руку Григорию, после чего я молча (такси заказал через приложение, так что общаться с таксистом было вовсе не обязательно) загрузился в такси и укатил домой.

Возвращаясь в двенадцатом часу домой, я был почти счастлив, ведь был твердо убежден в своих перспективах и уверен в своем друге. Уже завтра мы будем изучать на практике пределы моих способностей. Осталось только посудой запастись.

Зайдя в лифт, я нажал кнопку своего этажа и расслабленно оперся о стенку. Лифт у нас не очень-то и современный, поднимает на этаж пусть медленно, но хотя бы без рывков и разного рода скрипов! Поэтому к девятому этажу я даже успел немного расслабиться и слегка задремать.

Каково же было моего удивление, когда на выходе из лифта я столкнулся нос к носу с Толиком.

– Сосед, привет… – как-то лихорадочно произнес Толик.

– Толик, не сейчас, я чертовски устал и хочу домой, давай завтра поговорим. – попытался отбрехаться от назойливого соседа я.

Промелькнула мысль взять его за шкирку и помочь ему принудительно спуститься с лестницы, но я тут же отогнал ее как несостоятельную. Толик, конечно, был тем еще подозрительным типом, однако ничего плохого мне пока не сделал. Посмотрим, что будет дальше.

– Ты…ты не понимаеш-ш-шь. – натурально прошипел наглый сосед и неожиданно схватил меня за левое плечо. Его глаза при этом говорили только об одном – о полной невменяемости хозяина. –Дай…мне…

Ну вот, накаркал. Резко сжав запястье вытянутой руки соседа и одновременно толкнув правой рукой его в грудь, я кабанчиком метнулся к двери, вставил ключ в замочную скважину (с первого же раза! Ох уж этот адреналин животворящий!), провернул ключ и резво заскочил в квартиру.

Ох-ре-неть! Это что сейчас было?

Оперативно запечатав дверь буквально на все замки и приникнув к дверному глазку, я увидел, как Толик стоя на месте ошеломленно тряс головой и что-то невнятно бормотал себе под нос. Что именно он там бубнил – этого я расслышать, к сожалению, не смог. Успокоившись, сосед бросил последний взгляд на дверь, за которой отважно спрятался я, и вернулся в свою квартиру.

Я, конечно, не трус, но это жесть какая-то, он же вообще неадекватный был! Послала же Судьба соседа!

Кое-как отдышавшись и уняв скачущее галопом сердце, я принялся нервно расхаживать по квартире: что ему было нужно от меня? Он что, каким-то образом узнал о моих способностях? Да откуда бы он узнал? Очень и очень неправдоподобно звучит.

Однако, другого объяснения попросту нет! И если подумать (как следует подумать!), то становиться ясно и очень даже понятно, что все эти странности с соседом начали происходить ровно в тот же день, в который я получил свой телекинез. На свою же голову.

И что с того? Ну узнал он об этом, но не кидаться же теперь с выпученными глазами на бедного телекинетика? Ну или кто я там – владеющий телекинезом? Повелитель силы разума? Ага, повелитель, блин, разума. Смех, да и только.

Решено – завтра нужно быть как можно более аккуратным на лестничной площадке, все выходы наружу вообще стоит свести к нулю: продуктов на день точно хватит, кофеин и никотин тоже присутствуют… А там глядишь и успокоится мой не совсем адекватный сосед.

Наконец смог успокоить себя до состояния «не боюсь, но очень опасаюсь» и пойти готовиться ко сну. Завтра ответственный день! Завтра мне предстоит узнать много нового о себе.

Но перед этим нужно как следует выспаться.

«И ведь даже голова не болит!» – такова была моя первая сознательная мысль этим замечательным утром. Нет, какие-то отголоски боли еще скребутся внутри моей черепушки, но это не идет ни в какое сравнение с позавчерашними болями.

Я был просто до краев заряжен позитивом, по самую макушку! Ничто не могло поколебать мой позитив этим утром!

В нетерпении вскочил с кровати и огляделся. Да уж, пожалуй, нужно будет вызвать оконных дел мастеров, с прошлой ночи окна как-то не удосужились зарастить трещины, хорошо хоть у меня современный тройной (точнее теперь уже двойной) стеклопакет стоит. Также, треснувший монитор тоже напрашивается на замену, но пока это не критично.

От инспекции своего кровного имущества меня отвлекла назойливая трель дверного звонка.

Прошествовав в прихожую, я предусмотрительно заглянул в глазок, рассмотрел столь раннего визитера, расслабился и открыл дверь, пропуская Гришу в квартиру:

– Гриша, 8 утра на дворе, ты чего такой ранний-то, как подснежник?

– И тебе доброго утра, гостеприимный ты наш! – саркастически ответил Гриша, стаскивая ботинки и пристраивая в угол прихожей пакет с чем-то звенящим, и тут же добавил, но уже серьезно. – Да меня тут внезапно накрыла умная мысль – чем раньше начнем, тем больше успеем узнать за сегодня!

– Да ты просто гений мысли! – фальшиво восхитился я, махнул рукой в сторону кухни. – ладно, пошли зарядимся кофе перед научным прорывом. Покурим.

Пройдя на кухню, я первым делом включил вытяжку на полную мощность (гудит она как трансформатор, но что поделать), поставил чайник на плиту и прикурил, только после этого развернулся к другу:

– Гриш, а ты почему не на работе то? Я тебе конечно не жена, да и нет у тебя жены, но в нашей конторе за прогулы карают строго. Тебе ли не знать.

– Ну ты прямо по больному режешь – жены у меня нет! Так ведь я под такое дело себе отгул выбил! – попытался сделать обиженный вид Гриша

– Надеюсь, в графе «Причина» ты указал не проверку телекинетических способностей лучшего друга? – скептически спросил я.

– Обижаешь! Я указал «Эксперименты с силой разума» – весело оскалился Гриша.

Ага, сейчас я тебе повеселюсь. Решив подколоть лучшего друга (по крайней мере попробовать), сосредоточился на кончике сигареты, которую Гриша неспешно достал из пачки, свернул пальцы в жесте «А-ля щелбан» и с щелчком выпрямил палец в направлении удерживаемой взглядом белой палочки…

– Ты бы хоть предупреждал что ли! – ошеломленно произнес Григорий, вылупив глаза и вертя в руках остатки сигареты. – А если бы в глаз мне заехал?!

– Но ведь не заехал же. – скромно ответил я, потихоньку краснея.

Действительно, надо поменьше пальцы… гнуть. Я ведь и правда мог запросто промахнуться, и кто его знает, к каким бы последствиям это привело!

К слову о последствиях. Вдруг вспомнился надоедливый (а может даже уже опасный?) сосед и я решил поведать о своих ночных приключениях Грише. Мало ли, вдруг что-то дельное посоветует.

–Странное поведение конечно. А ты ему денег случайно не задолжал? – решил такой незамысловатой шуткой разрядить обстановку Гриша. Получилось так себе.

Я решил промолчать – нечего мне было сказать другу. Нужно любой ценой изучить свои возможности, чутье подсказывало мне, что если сейчас их не освоить, то потом их будет попросту некому осваивать. Мрачноватые какие-то предчувствия.

Покачивая головой, Гриша пристально на меня посмотрел и внезапно спросил:

– Ты сам то как? Готов ко всему этому безобразию?

– Нет, но это уже не имеет значения. – с Гришей можно быть честным, поэтому и не стал его уверять в том какой я непробиваемый, малочувствительный, да и вообще супермен.

Гриша вздохнул, аккуратно положил фильтр от сигареты на стол, вышел в прихожую и спустя несколько секунд вошел обратно, но уже победно потряхивая звякающим на все лады пакетом:

– Прорвемся, друг! У меня тут одиннадцать древних тарелок и три штуки не менее раритетных чашек!

– Тогда приступим – я пожал плечами и принялся разливать кофе по кружкам. Телекинез телекинезом, а кофе налить не забудь. Как сказал один небезызвестный драматург: есть вещи, которые стоят того, чтобы им хранили верность.

4 глава. Антинаучные эксперименты

Если бы сегодня кто-нибудь зашел в мою квартиру, то первое что пришло бы на ум этому, вне всяких сомнений, храброму человеку – «Это все какая-то дикость».

И этот потенциальный «кто-нибудь» бы был абсолютно прав!

Двое молодых людей азартно швырялись друг в друга кусками посуды (по крайней мере, так это выглядело со стороны). При этом один из них довольно странно себя вел – вытягивал руку (а иногда и руки) в направлении летящего, стоящего, лежащего или любого другого куска посуды и начинал активно размахивать ими (в смысле руками). А те самые осколки разбитой посуды то тут то там валялись уже буквально по всей небольшой квартирке. А начиналось все так безобидно…

– Я тут подумал! – торжественно заявил мой друг Гриша, для убедительности поднимая указательный палец к потолку.

Скептически изогнув бровь, я выжидающе уставился на этого почти гениального почти придумщика.

– Смотри, для начала нам нужно выяснить можешь ли ты в принципе поднимать в воздух вещи? А если да, то какой вес для тебя будет максимальным? Верно же?

– Ну, предположим. – осторожно ответил я другу, не до конца понимая к чему он ведет.

– Что ты предположишь? Ну какой ты теле…телекин, если не можешь поднимать вещи в воздух? Да здравствует левитация! – изобразил неопределенное движение рукой Гриша и вопросительно посмотрел на меня.

– Да согласен я, давай уже тарелку! – махнул рукой я, мне и самому не терпелось начать. К чему затягивать?

– Блеск, значит, летающая тарелка, да? – заулыбался Гриша, одновременно ставя вышеуказанный предмет посуды на табуретку, которую мы заблаговременно разместили в центре комнаты.

– Именно. – спокойно подтвердил я, сейчас мне нужно быть максимально сосредоточенным.

Так, что-то подсказывает мне – привычный метод разрушения посуды (сжать кулак, разжать кулак) здесь не прокатит. Сейчас моя цель вовсе не сломать тот или иной предмет обстановки (хотя, так хотелось…), а всего лишь переместить его в пространстве! Вообще без проблем!

Вот если как следует растопырить пальцы и попробовать воздействовать на предмет как бы снизу? Как, собственно, и поднимают наполненную тарелку нормальные люди (если поднимать ее одной рукой). Тут то тарелка и шелохнулась. Совсем немного – примерно на сантиметр-полтора, но сдвинулась же!

– И что? Это все? – первый нарушил тишину Гриша, настала его очередь скептически изгибать брови, и, должен признать, у него это получается куда как театральнее.

– Да погоди ты! Это только начало. У меня даже голова не болит для таких телекинетических подвигов! – праведно возмутился я.

– Артем, а с чего ты так уверен, что тебе обязательно нужна эта самая боль? Ты мазохист и не приемлешь традиционных методов познания себя? – с полуулыбкой спросил Гриша.

– Гриша, какая нафиг уверенность? О чем ты? Я сейчас как слепой котенок в черной комнате! Без дверей! Да и ты тоже! Все, что я могу – это пробовать и ошибаться.

– Тогда давай, Гудини, отмочи по-взрослому! – с этими словами Гриша яростно ткнул пальцем в многострадальную тарелку.

Неодобрительно взглянул на друга, как следует поднапрягся, и… Вторая попытка привела к аналогичному результату. Ну разве что предмет сместился на сантиметр дальше первого рывка.

– Стоп! Хорошо, ты попробовал уже второй раз, что именно ты чувствуешь во время воздействия на объект? – по-деловому спросил Григорий.

– Ничего не чувствую, совсем ничего. – почесав голову ответил я.

– Ок, а что-нибудь ощущал во время вчерашних издевательств над солонкой в баре? – продолжал уточнять Гриша.

Пришлось крепко призадуматься. А действительно, что же я почувствовал в момент сжатия такой маленькой на вид солонки? Ответ был мне уже известен, и я не замедлил поделиться своими соображениями:

– Сопротивление, чтоб его!

– Что не так с сопротивлением? – удивленно и даже с какой-то опаской посмотрел на меня Гриша.

– Смотри – размер солонки, по сравнению с вот этой самой тарелкой, достаточно маленький, соответственно, площадь возможного воздействия снижается! Из чего следует простой до банальности вывод – чем меньше площадь соприкосновения ментальной руки (условной руки, конечно же, можно и ногой назвать, если кому-то так будет удобнее) с объектом, тем больше у меня шансов успешно воздействовать на него. И наоборот.

Правда, в эту теорию у меня не сразу уложилась моя самая первая разбитая тарелка. Однако, как следует пораскинув серым веществом, пришел к выводу, что в тот раз вполне могло быть некое точечное воздействие на небольшую площадь, вследствие чего тарелка и растрескалась вся. Много ли ей надо?

– Предлагаешь взять что-нибудь поскромнее? – нахмурился Гриша, потер переносицу и внезапно просветлел лицом. – а давай карандаш попробуем! Скромнее некуда же!

Ну, карандаш так карандаш.

– Почему нет. – пожал плечами я.

И, та-да, у меня получилось приподнять сей предмет аж на целых десять сантиметров вверх. На этом мои успехи закончились – удержать карандаш от падения я не смог и пары секунд. Силен!

– Не суетись, Артем! Самое главное – ты смог это сделать! Продолжаем! – решил замотивировать меня друг – судя по всему, моей кисло-соленой миной уже можно было текилу закусывать.

Тяжко вздохнув я размял лицо руками и кивнул. Шоу должно продолжаться.

В таком духе мы и провели весь день, изредка прерываясь только на кофе, еду и перекуры. Рабочая такая обстановка!

Даже попытались работать с живыми организмами (в качестве такого организма вызвался сам Григорий). Долго спорили, обсуждали теорию и всячески оттягивали момент практического применения телекинеза на человеке (тем более на друге!). Шутка ли – абсолютно неизвестно как себя поведет моя способность в таких условиях! Откромсает ему какую-нибудь часть тела, а мне потом жить с этим. Нехорошо.

Как оказалось – зря опасались. Как бы я не напрягался, но максимум что ощутил Гриша – это легкое покалывание в руке, на которую я и пытался воздействовать. Немного посовещавшись мы пришли к двум вариантам: либо слишком слаб мой телекинез (что, как в дальнейшем показала практика, временно), либо Гриша – бесчувственная скотина (а вот это уже не лечится).

Но шутки шутками, а в дальнейшем, возможно, я и смогу применять телекинез к живым организмам (органика, если угодно), но проверять то будет не на ком: как выяснилось, на себя я в принципе не могу воздействовать телекинезом, по крайней мере никаких ощущений во время таких попыток у меня не возникало. Ну да и не больно то и хотелось. Человеческий организм, как известно – штука хрупкая.

Итак, перечисляю итоги – день выдался до крайности странный и не менее плодотворный, мы выяснили много новых и очень даже интересных фактов: я не могу воздействовать телекинезом на других людей (включая себя); также, помимо площади воздействия мы отметили и возможность регулирования интенсивности воздействия; обнаружили, что без помощи взгляда и жеста (как бы это странно не звучало, с учетом того, что первые проявления телекинеза были как раз таки с закрытыми глаза и без всяких жестов) сдвинуть даже самый завалящий карандаш у меня не получалось, правда немного позднее я все-таки смог сдвинуть (всего лишь сдвинуть, даже не приподнять!) один из фломастеров при помощи периферийного зрения.

К слову – после почти каждой попытки (и в зависимости от приложенных…усилий?) мне требовалось некоторое время для восстановления сил (моральных сил? Энергии жизни? А может, всем известной маны? Мы так и не поняли тогда). После чего, мы вновь приступали к локальному истреблению предметов посуды, да и не только посуды.

Ну и, наверное, самый важный факт – мои способности прогрессируют! К примеру, если в начале дня я кое как мог приподнять пресловутый карандаш (и пару секунд удерживать в воздухе), то под конец наших изысканий смог поднять, без малого, полулитровую кружку (моя гордость) и продержать ее на весу ровно одиннадцать секунд. Не буду врать, я чертовски надеялся на возможность роста!

Покончив с экспериментами, мы оглянулись, пришли в ужас от открывшегося нашим взглядам комнатного хаоса и дружно прошли кухню за новой порцией напитка бодрости.

С уборкой мы закончили уже ближе к полуночи. Сидя на диване мы курили (на кухню идти уже было банально лень) и вяло перекидывались ничего не значащими репликами:

– Слушай, а как тебе Леночка из операционисток? – спросил вдруг Гриша.

– Которая Бузаева что ли? – в недоумении спросил я.

– Да! – яростный блеск в глазах Гришу подсказал, что шутить на эту тему сейчас не стоит.

Я удивленно на него посмотрел, подумал… Потом еще раз подумал и честно ответил:

– Да никак. Помню о ней только то, что она нас знатно подставила перед нашим биг-боссом.

– Это чем же она вас подставила? Где операционный отдел, а где вы? – прищурил глаза Григорий.

– Да проехали, ты к чему это спросил то, Гриш?

– А я вот на свидание хочу ее пригласить! В эти выходные! – мечтательно произнес Гриша.

– Погоди-ка! Ты же вроде встречался с Алиной из тех же самых операционисток? Их же там всего шесть девушек работает, включая их руководительницу! – наставительно произнес я.

– Ну и что? – непонимающе уставился на меня друг.

– А то, что они там уже все в курсе как твоих недостатков, так и твоих перспектив, уж не сомневайся. Получше тебя знают, на что ты способен, а чего от тебя ждать не приходится. – широко улыбаясь ответил я другу.

– Да? Не подумал. Это надо обмозговать. – нахмурился Гриша.

Минут пять мы сидели молча, думая каждый о своем и просто получая кайф от того самого чувства, которое нередко подбивает людей на разнообразные трудовые подвиги – чувства хорошо выполненной работы.

– И что ты собираешься дальше делать? – внезапный вопрос от Гриши смутил, и я не сразу нашелся, что же ему ответить.

– Полагаю, что стоит попробовать поискать людей…с похожими способностями, ну ты понял. – наконец задумчиво ответил я.

– Думаешь, что ты не один такой…странноватый?

Я посмотрел на Гришу. Гриша посмотрел на меня. Буквально через секунду в комнате раздался такой дикий смех, что не будь я на своем месте, то заподозрил бы некие психические отклонения у обладателя такого хохота. Ну а что поделать? Нервное напряжение последних дней дало о себе знать, хорошо хоть в столь безобидной форме удалось выплеснуть накопившееся.

Да и Грише тоже досталось, ну не готовит жизнь наших менеджеров к таким откровениям! Не готовит!

Смеялись мы еще минут пять, потом тихо подхихикивали примерно столько же времени.

– Ну а серьезно, что с планами, друг? – повторил вопрос Гриша.

Действительно серьезные вопросы Гриша задает. Хоть он и весельчак, даже временами балагур, но котелок у него варит!

– А я не шучу, попробую найти других таких же… Не верю, что такие возможности перепали только мне! Ну не верю и все тут! – категорично заявил я.

– Ладно, уговорил! Ну а дальше то что? – гнул свою линию Гриша.

– А там уж, друг мой Гриша, по обстоятельствам пойдет. Если что, я могу рассчитывать на тебя? – спросил я.

– Это ты сейчас так пошутил? Конечно я с тобой. Вместе начали, вместе и закончим эту историю! – с этими патетичными словами Гриша хлопнул мне по плечу своей в общем-то немаленькой лапищей. Больно.

– Справедливости ради – историю начал я один, точнее я и та проклятая лестница. – педантично заметил я, потирая плечо.

– Да ладно тебе! Пусть это и не я тебя на лестницу ронял, но, если бы я знал к чему приведет такой твой полет навстречу ступенькам…то даже не знаю, друг, даже не знаю. – ухмыльнулся Гриша.

Вот тут-то меня и пробрало! Я все гадал – а что это за мужик такой помог мне найти свою судьбу (и заодно способности к телекинезу) среди холодных и безжалостных питерских ступенек? Пусть я и не знаю кто именно это сделал, но, кажется, начинаю догадываться зачем. Мурашки, протанцевавшие вдоль позвоночника, ясно дали мне понять, что я на верном пути. Чутье не дремлет.

Я расширенными глазами посмотрел на Гришу, тот понял все правильно и сразу выдал кучу рекомендаций вперемешку с руганью:

– Черт бы тебя побрал, Артем! Ты же реально вписался в какой-то блудняк! Тебе сейчас нужно быть крайне осторожным! Не вздумай никому показывать эти свои фокусы с телекинезом! В офисе вообще не подавай виду, что у тебя в жизни что-то поменялось!

– Понимаю, не дурак. – кратко ответил я.

– Ладно, извини, переживаю за тебя. – почесал свою макушку Гриша.

Я махнул рукой. А что тут говорить? Прав Гриша, прав по всем статьям. Кто бы это не сделал, как минимум – он знает где я работаю (да и где живу, скорее всего тоже знает), как максимум – имеет какие-то свои планы (в моем воображении – всегда негативные) на меня и на мои способности.

Внезапно друг встрепенулся, посмотрел на свои наручные часы и весело подмигнул мне:

– Так, мне надо хотя бы попробовать выспаться, а то как же я буду обслуживать корпоратов не выспавшийся? Сейчас такси вызову да почешу к себе. Не унывай, дружище!

– И то верно. – мой широкий зевок как бы подвел итог сегодняшней встрече.

Меня самым наглым образом прервали на пике моего зевка (нелюди!). А именно – кто-то очень настойчивый и не обделенный дурной силушкой начал методично колотить по моей двери. Хорошо хоть дверь сейфового типа. Тревожно переглянувшись, мы бесшумно вышли в прихожую. А что, вдруг там за дверью секретные агенты какой-нибудь паранормально-секретной службы безопасности? И вот хрен же его знает, есть такая служба или это все мои бредовые фантазии.

Хм, какой-то мужик в тапках и халате стоял и нагло лупил мою дверь основанием кулака. Еще один неадекватный сосед? Не привыкать.

Что касается шума от ударов – так он был обусловлен габаритами предполагаемого соседа, неплохой такой кабан! Ростом где-то под метр девяносто пять, ширина плеч явно превосходит мою, хотя богатырской бы не назвал. Другое дело – живот, вот живот там был всем животам живот, уж не знаю на каких дрожжах он это все отъел, но выглядело внушительно.

Достав из кармана куртки перцовый баллончик (мало ли, я и так на нервах, а тут еще какой-то малоприятный амбал в дверь ломится), я было приготовился открывать дверь, как услышал насмешливое фырчанье Гриши:

– О великий маг, не зазорно ли вам, да с баллончиком? Как самому захудалому смертному?

– Ну хочешь иди сам разберись, умник нашелся, там рама как два меня. – огрызнулся я. Преувеличил? Да, но ненамного!

– Один момент, ваше магичество! Ваша воля моими руками! – заржал Гриша.

Вот тут следует пояснить, что наш Гриша не совсем простой менеджер. Наш Гриша любит и уважает бокс. Казалось бы, что в этом такого? Но есть один нюанс – телосложение Григория подходило под боксерское определение «супертяж». А еще, я бы не сказал, что Гриша придерживается альтруистичных взглядов на мир.

Гриша рывком открывает дверь и далее идет краткий диалог Гриши (Г) и соседа (С):

– Чего надо? – Г.

– Задолбали шуметь! – С.

– Слышь! – Г.

– Тебе что-то не ясно?! – С.

– Ты че сказал?! – Г.

Решив, что такой информативный диалог очень скоро выльется в не менее содержательный мордобой, я поспешил вмешаться:

–Так, стоп, мужики! – раненым лебедем проорал я, одновременно вклиниваясь между ними. Зачем? А затем, чтобы распахнуть пакет с кучей битой посуды прямо перед носом ошалевшего от такого вопля соседа (на что и был расчет). – Видишь? Раритетный сервис! Раритетный! Мы весь день осколки собирали, под конец уже задолбались в край! А это подарок был!

С этими словами я горестно опустил руки и трагично вздохнул. Пакет с посудой громко и выразительно звякнул.

– Ну, да ладно, мужики, че я не понимаю, что ли. – спустя несколько секунд смущенно пробурчал сосед, почесываю голову.

– Да мы тоже не правы! – Гриша тоже не стал строить из себя примадонну и протянул руку. – Гриша! А это мой друг – Артем!

– Коля! – сосед тоже оказался не из обидчивых и пожал протянутую руку.

Пришлось провожать соседа до его этажа. Как оказалось, Николай живет прямо подо мной, так что далеко мы втроем не ушли.

На обратном пути, уже открывая свою дверь я скорее почувствовал, чем услышал, какое-то непонятно шевеление за дверью ненормального Толика. Как будто кто-то (интересно кто же?) трется всем телом об дверь. Может, у него собака есть? Не видел ни разу, но вдруг?

Зайдя в свою крепость и закрыв дверь на все замки (это уже входит в привычку, с такими-то соседями!), я внезапно вспомнил, что так и не удосужился посетить ту самую клинику со странным названием – «Возрождение».

Хотя, а какой в этом смысл теперь? Головная боль весь день не давала о себе знать (как, в общем-то, и старые добрые приступы тошноты). Поэтому – к черту клиники, больницы и всевозможные оздоровительные учреждения! Пора наслаждаться жизнью!

5 глава. Новое старое знакомство

Ранним утром ничто не предвещало беды!

Я великолепно выспался, у меня не болела голова, да в конце концов даже на работу пришел заранее на целый час!

Стоически вытерпев лифтовую толкучку, я ввалился в нашу уединенную сисадминскую каморку, как обычно не глядя поздоровался с Игнатом (который уже был на рабочем месте, что не удивительно). Плюхнулся в свое кресло, потянулся за кружкой и поднял взгляд на своего начальника.

И вот на этом моменте моя челюсть медленно так поползла вниз…

– Дерьмо… – ошеломлённо выдохнул я, у меня аж глаз от неожиданности дернулся. Точнее от открывшегося мне зрелища.

– Ты что-то сказал, Артем? – встрепенулся Игнат и вопросительно посмотрел на меня.

Я молчал. Я старался. Честно, очень старался не брякнуть чего-нибудь такого, о чем потом могу пожалеть – это в конце концов мой единственный непосредственный коллега по отделу и, к тому же, мой руководитель. Но…к чему такой маскарад, спрашивается?

Игнат молча продолжал смотреть на меня. Я точно также молча смотрел на него.

– Игнат, да что за маскарад? Тебя как в таком виде пропустили охранники? – уже не в силах сдерживать свое любопытство спросил я.

Видок у Игната был, как говорится, не от мира сего (это я еще мягко выразился): свисающие чуть ли не до середины шеи мочки ушей; большие и круглые глаза, в глубине которых мягко переливалась золотистая радужка (это что, линзы такие? Никогда подобного не видел); плюс ко всему прочему – не поленился же измазать себе кожу какими-то серебристыми блестками напополам со светло-синим гелем. Может, на дворе Хэллоуин, а я даже не в курсе?

Глаза Игната стремительно начали увеличиваться. Хотя, мне казалось куда уж больше? Сантиметра четыре уже в диаметре, не меньше!

Так, надо брать дело в свои руки, а то коллеге, как мне кажется, дурно стало. Кто его знает, вдруг я задел какие-нибудь там чувствительные струнки его широкой души? Неотесанный мужлан же, что с меня взять?

–Игнат! Да ты не переживай, мы ведь живем в двадцать первом веке! – все-таки решил я с чего-то начать свою пропитанную толерантностью речь.

– Ты…

– Да говорю же – забей! Я тебя не видел, ты меня не знаешь! – про себя я подумал, что было бы забавно посмотреть, как Игнат завалится в таком вот виде в кабинет к нашему заведующему – достопочтенному Антону Евгеньевичу. Эпично бы получилось.

– Ты охренел совсем, Новак?! – возмущённо спросил Игнат.

– А я что? Хоть слово плохое сказал? Да я… – начал открещиваться от обвинений в расизме, сексизме и прочих нехороших вещах.

– Если я услышу еще хоть слово, хоть одно маленькое словечко о том, как ты меня понимаешь, то ты у меня лет пять еще отпуска не увидишь! – рыкнул Игнат.

О как, сильно бедолагу задело, если даже всегда меланхоличный коллега так реагирует… Однозначно – Игнат перенервничал. Раньше я его таким не видел (во всех смыслах этой фразы).

Шутливо подняв руки в жесте мира, я выдал свою самую дружелюбную улыбку и произнес:

– Значит я тебя не так понял.

– Ты, блин, умник, прижми свою задницу к креслу и слушай. – все еще сердито ответил Игнат.

– Но я же и так си… – попытался справедливо возмутиться я.

– Хватит! Я тебе тут не шутки шучу, Артем! – самым серьезным тоном из всех возможных произнес Игнат.

Для разнообразия (и из инстинкта самосохранения – кому захочется пять лет без отпуска батрачить?) я решил промолчать и посмотреть, что же будет дальше.

Горестно вздохнув, Игнат принялся наматывать круги вокруг своего рабочего места. Периодически кидал задумчивые взгляды в мою сторону, при этом вид у Игната был такой, будто он взвешивает меня и все мои прегрешения на одних ему известных весах.

Любопытно, что это он там обдумывает себе?

– Я – Лоран-Ра. – наконец нарушил тишину Игнат.

– Звучит по-сектантски. – индифферентно заметил я.

– Ничего ты не понял. – и все, принялся дальше расхаживать вокруг своего стола. Очень содержательно ответил.

– Без обид? – решил я на берегу прояснить данный момент.

Игнат резко развернулся ко мне с видом уже решившегося абсолютно на все человека (а человека ли?) и протянул руку к своему креслу. Кресло долго уговаривать не пришлось, и оно резво подпрыгнуло на метровую высоту и застыло прямо там же в воздухе. М-да. Вот так походя он одним усилием мысли поднял в воздух кресло, которое весит около пятнадцати килограмм! Если меня не обманывают глаза, и он таки сделал это при помощи телекинеза, то мне, очевидно, есть куда расти! Мало того, что он поднял очень тяжелое кресло (для телекинеза тяжелое), так он еще и удерживает его прямо над своим столом без каких-либо усилий!

– Ты видишь сквозь Покров! – то ли обвинительно, то ли утвердительно произнес Игнат. А может и то и другое одновременно. Я так и не понял.

Да у Игната сегодня прямо-таки день открытия каких-то сакральных истин! Вижу! Да еще и сквозь Покров! Ну что за бред…

– Игнат, как бы тебе сказать… – максимально вежливо я начал выстраивать свою защитную линию. Из говна и палок выстраивать. А почему так? Да потому что я совершенно не понимаю, о чем идет речь! Потому что у меня недостаток жизненно важной информации! В хронической форме недостаток!

– Но видеть сквозь Покров ты начал только недавно. Ты даже не понимаешь о чем идет речь. – не обращая внимания на меня продолжил Игнат. – Но это же невозможно!

– А почему? И что за Покров? – успел я вклиниться с очень даже интересующими меня вопросами. Да, собственно, для меня любые вопросы по теме моего дара были интересными!

– Да потому что такие способности у вас, то есть у людей, проявляются примерно до 10 лет включительно! Исключений нет и не было, насколько я знаю вашу историю. – уже вполне вменяемо и спокойно ответил начальник.

– Ну, где я, а где ваша история? Все меняется, Игнат. – резонно возразил я.

– Хм, хм. – пошевелил бровями мой начальник.

Игнат так и не нашелся что мне ответить. Немую сцену прервал звонок моего мобильного.

Вздрогнув от неожиданности, бросил быстрый взгляд на экран телефона. Гриша звонит, не очень вовремя он решил пообщаться, если честно.

– Да возьми ты уже трубку. – махнул рукой Игнат (хорошо хоть не той рукой, которой кресло удерживал). Вот вышел бы казус – прилети в меня 15 кило офисного кресла.

– Да…Гриша? – я честно попытался пересохшим горлом выдавить нормальное приветствие. Не получилось.

– Привет! Слушай, я по поводу того мужика, который тебя вроде как толкнул, но ты его не разглядел, помнишь? – энергично начал Григорий.

– Еще бы я не помнил, что с ним? – мгновенно насторожился я.

– Да я, собственно, не столько о нем думал, а скорее о той клинике, в которой ты очнулся… Как оказалось, клиника «Возрождение» является одним из наших ВИП клиентов и обслуживается мои хорошим…коллегой. – заговорщицки продолжил Гриша. Вот же шпион доморощенный.

– И что с того? Это не преступление. – скептически ответил я.

– Послушай! Так вот, я попросил коллегу показать мне сводную отчетность по этой клинике… – Гриша, судя по всему, решил меня еще немного помучить и продлить интригу.

– Гриша, не тяни кота сам знаешь за что!

– Да ты блин весь момент испортил – ладно, не буду рассказывать тебе чего стоило мне с ним договориться, а скажу лишь – с тебя простава!

– Ок, но может ты уже скажешь мне – в чем дело? – прорычал я в трубку.

Посмотрел извиняющимся взглядом на Игната и весь обратился в слух, потому что дальше…дальше действительно пошло самое интересное.

– А дело тут в ежемесячных транзакциях, Артем! Клиника «Возрождение» получает ежемесячно очень крупные суммы, настолько крупные, что ты такого количества нолей в одном месте ни разу не видел! И получает их в зеленом эквиваленте от некоей корпорации «Вира». Знакомое название, не правда ли? – победным тоном возвестил Гриша.

– Да ну нафиг. – ошеломленно произнес я.

– Вот именно, друг. Ладно, я пошел «копать» дальше. Свяжусь с тобой уже вечером. Бывай. – торопливо попрощался со мной друг.

– Пока. – немного заторможено ответил я.

Причина моей легкой заторможенности проста – мои мысли сейчас сделали резкий скачек в прошлое, ведь буквально в этот понедельник я нос к носу столкнулся с представителями этой самой корпорации. Вира, чтоб ее.

Если я прав, то сейчас я нахожусь под столь плотным колпаком, что мне попросту бессмысленно даже думать о том, чтобы выйти из всей этой истории целым и очень желательно невредимым. Черт.

– Игнат, ты случайно не в курсе, наши…гости из «Виры» еще в городе? – спросил я, истово надеясь на отрицательный ответ.

– Не знаю насчет города, но на завтра им уже подготовлена переговорка. Сам ее готовил, пока кое-кто головой стукался. – выразительно пошевелил синими бровями Игнат.

– Хреново… – протянул я

– А что? Какие у тебя дела с даар? – Игнат как будто бы даже насторожился.

– С какими еще даар? – ответил я вопросом на вопрос.

– Ну, вернее двумя даар и одним метаморфом, если быть точным. – внес уточнение этот достойный представитель каких-то там Лоран-Ра.

Я, наверное, около минуты молча смотрел на Игната, пытаясь понять – это он меня так изощренно стебет? Или на полном серьезе полагает, будто я знаю кто такие даар и метаморфы? Так ни к чему и не придя, отхлебнул из кружки свой кофе (уже остывший, между прочим!), устало откинулся на спинку кресла и произнес:

– Игнат, расскажи мне все, пожалуйста.

Рассказ получился содержательным. О чем тут говорить, если почти все время повествования (а Игнат умеет рассказывать красочно и, одновременно, по делу) мой рот был широко открыт, а мои глаза постоянно стремились покинуть орбиты? Но обо всем по порядку!

Итак – помимо старого доброго человека, гордого носителя самоназвания – homo sapiens, на нашей старушке Земле существует множество мифологических видов, о которых я мог слышать только в легендах и сказках, а о некоторых созданиях я не слышал вообще ничего: к примеру те же Лоран-Ра – радикально миролюбивые, гуманоидные существа, со странной кожей и глазами как будто из жидкого золота, отличаются феноменальными способностями к телекинезу и склонностью к уединенному образу жизни; ах да, чуть не забыл, правящей касты у них нет, зато у них есть некий коллективный разум, действующих по принципу сетевого соединения клиент-клиент, но с территориальным ограничением.

К примеру, когда один из питерских Лоран-Ра прибывает по делам в Москву – он подключается к новой ментальной сети (московская) и отключается от старой (питерская). На местах контролируют все это веселое дело некие Направляющие – самые старые и самые почтенные из Лоран-Ра. Но и это еще не все! Абсолютно все Направляющие соединены в ментальную сеть с Великим Лораном. Я так понял – это очень древнее существо, которое живет в добровольной изоляции и ненавязчиво координирует и помогает всему своему виду. По слухам, живет Великий Лоран где-то в Ирландии. Больше о нем никто ничего не знает, ну кроме Направляющих, скорее всего.

И это только вершина айсберга! Я уж не буду говорить о том, что между телекинезом и ментальными способностями присутствует, судя по рассказу Игната, самая что ни на есть прямая связь. Все это направление магии называется…Сила Разума. О-очень интересно, нужно будет поскорее провентилировать эту тему.

А вот еще метаморфы – сначала по описанию Игната я подумал, что это старые добрые оборотни, но не тут-то было! Как оказалось, они настолько же оборотни, насколько я скрипач-виртуоз. Метаморф просто может произвольно изменять свое тело. И все. Ни от каких лунных циклов, серебра и тому подобного метаморфы не зависят. Хорошо хоть их мало, и они все поголовно одиночки, уж не знаю почему. Зачастую устраиваются наемниками в крупные корпорации (да, да, в такие, как корпорация «Вира») и, надо сказать, являются там одним из самых ценных активов.

Ведь что может быть проще и результативнее чем заслать такого вот метаморфа к конкурентам в рамках осуществления промышленного шпионажа? Или исполнения чего похуже…гораздо хуже.

На этой мысли здоровые мураши пробежали вдоль позвоночника, очевидно сигнализируя, что в будущем меня ждет не очень-то и приятная встреча с одним из таких разведчиков.

И, как вишенка на торте, вид – даар. Самый многочисленный (после человечества, естественно) вид. Внешне почти не отличаются от нас, за одним маленьким исключением – у них вся верхняя часть лба покрыта мелкими пластинками, плавно переходящими в волосы. Чешуя, если по-простому.

– Даже не представляю, как это выглядит. – вырвалось у меня.

– Сходи да посмотри у рекламщиков в отделе. Там у нас одна даар работает. – пожал плечами мой руководитель.

– Ты сейчас серьезно? – недоверчиво переспросил я.

– Серьезнее некуда, Карина зовут, если что. – кивком головы Игнат подтвердил свои слова.

– Обязательно схожу, такое зрелище я точно не пропущу. – заверил я Игната. – Так что ты там говорил насчет даар?

Как оказалось, помимо отсутствия серьезных внешних отличий, у нас с даар и «внутри» то все было максимально схожее: те же устремления и побуждения, те же желания и слабости. Аналогичное стремление к коллективизму и сопутствующему созданию разнообразных кланов, орденов, корпораций, тайных сообществ и других ячеек общества.

При этом, что у людей, что у даар – создаваемые ими сообщества в основном состоят только из участников своего вида. Однако, существуют и исключения. Например, во Франции зарегистрирована фирма, где основной кадровый состав разделен между представителями даар и лютенами (по объяснениям Игната – это французское название таких мелких духов, проживающих в лесах, полях, речках и в прочих уединенных местечках). Как уж они там сосуществуют – без понятия. Но, очевидно, что такой симбиоз приносит пользу хотя бы одной из участвующих сторон.

Но вот одно отличие у нас все же нашлось, и это отличие – магия!

А точнее – предрасположенность к тем или иным видам магии.

И если у стандартного человеческого одаренного – это силы огня и ветра, то у аналогичного даар – это строго силы воды и земли. Как и почему матушка природа распределила именно так – загадка, в том числе для Игната.

– Игнат, скажи, а телекинезом те же даар владеть не могут, случайно? – задал я так интересующий меня вопрос.

– Ага, или люди, да? – понимающе улыбнулся Игнат. – Я о таком не слышал, но ты не расстраивайся. И того, что отвела вам природа – более чем достаточно!

На какой-то миг я даже представил, как одной рукой разгоняю фаерболами полчища врагов, а в другой руке… А что в другой руке? Какая вообще может быть в бою (как правило – скоротечном – я в фильмах смотрел) практическая польза от магии воздуха?

– Это ты зря, есть тысяча и один способ нанести тяжкие телесные повреждения при помощи магии воздуха. – судя по ответу Игната, последнюю фразу я произнес вслух.

Видать я задумался. Слишком большой пласт новой информации на меня вывалился.

Игнат как-то по-доброму улыбнулся, качнул головой и сказал:

– Нет, ты не задумался. Прости, но я обязан был проверить твои мысли на наличие угрозы для меня.

– Обалдеть! Мы уже семь лет вместе тут сидим, думаешь мне вот так вдруг захотелось подстроить тебе маленький несчастный случай? – возмущённо спросил я.

– Артем, я правда должен был это сделать, но больше такого не повториться. – мягко ответил Игнат. Подумал и добавил – Без твоего согласия, по крайней мере. Обещаю.

Я еще немного повозмущался, конечно, куда без этого. Но на самом деле я был готов пищать от счастья как хомячок, нашедший незапланированную прелесть в виде пары килограммов любимых зернышек. Чтение мыслей! Кто бы не мечтал о таком? Ух-х, заживем! Ведь если я все правильно уяснил, то там, где телекинез рядом отирается и ментальная составляющая Силы Разума.

Что же касается магии – в их мире (в мире даар, Лоран-Ра, метаморфов и прочих полумифических персонажей) она была распространена повсеместно. Магия (кто-то еще называет ее даром) бывает разная: магия стихий (как уже выяснилось – это вотчина человечества и даар), магия разума (которая, кстати, включает в себя телекинез), шаманизм и ритуализм (всяческого рода взаимодействие с духами, проведение ритуалов и прочее Вуду), магия жизни (преимущественно метаморфы, но также встречается и среди фейри, дриад) и магия тени (нежить, кровососы, встречаются редко). И это только то, что мне рассказал Игнат, а сколько всего он не смог рассказать? Или даже не захотел? В его глазах я, наверное, все еще простой смертный…

И вот тут мы подошли к одному из самых важных моментов – к Покрову и простым смертным. Покров – это то самое явление, которое скрывает всю эту паранормальную чертовщину от обыкновенных людей. Действует он просто – Покров воздействует на мозг человека таким образом, что встреться человек нос к носу с минотавром (к примеру), он будет видеть очень большого…человека.

Однако, есть и нюансы: во-первых, если одаренный начнет вдруг охаживать молниями (и такое возможно) направо и налево всех встречных на Невском проспекте, то рискует очень быстро демаскировать себя – эманации растраченной энергии (если она тратилась действительно в больших количествах) просто сметает этот барьер. Во-вторых, сильный выброс эмоций (действительно сильный, фактически – такие случаи очень редки) у человека тоже может вызвать срыв Покрова. Кратковременный срыв, но все же.

По факту, никто не знает, чем конкретно является этот Покров, ходят лишь предположения (и слухи) самого разного толка: кто-то считает, что это одна из стихий, наравне с землей и воздухом; другие считают, что это какой-то хитровымудренный ритуал, который провели чуть ли не в самом начале времен.

В общем, предположений много, и как часто бывает в таких случаях – каждый разумный отстаивает свою точку зрения. Проблему Покрова (как и многие другие вопросы этой новой для меня реальности) активно изучает исследовательский институт на базе Северного Альянса.

Тем не менее, из покрова вытекает еще одна тема и я бы ее веселой точно не назвал. Предельцы. Это такие милые создания, которые питаются самой сущностью чужого дара, при этом им все равно кто стоит перед ними – человек, даар, Лоран-Ра или какой-нибудь там фейри.

Как мне объяснил Игнат: предельцы – это поголовно бывшие люди, носители специального гена (очень редкого, хотя Игнат и сам в этом не особо разбирается), которые продолжительное время подвергались воздействию какого-либо дара (к примеру, мысли у них читали регулярно, ага). Если эти условия соблюдаются, то вероятность «рождения» предельца почти стопроцентная. Ну или есть еще один вариант – резкий выброс огромного количества магической энергии неподалеку от людей. В этом случае даже специальный ген не понадобиться! Только вот этот выброс еще пережить надо!

Вот за таким увлекательным рассказом я и не заметил, как пролетело время и наступил законный обеденный перерыв. А мне просто необходимо было передохнуть, я уже физически ощущал насколько переполнена моя голова.

И моя загруженность не укрылась от Игната:

– Ну у тебя и вид, коллега. – сочувственно покивал Игнат. – Знаешь ка что? Давай иди домой, я тебе еще один отгул выпишу, так уж и быть.

– Да я в норме. – вяло запротестовал я.

– Иди давай, тебе в любом случае нужно будет зайти в местный оплот Альянса. – как нечто самое собой разумеющееся произнес Игнат.

– Это зачем вдруг мне туда идти? Регистрироваться что ли? Как в военкомате? – настороженно спросил я. Мне и военкомата хватает, не надо мне никаких регистраций.

– Да при чем здесь военкомат? – изумленно спросил Игнат. – А заглянуть туда нужно, как минимум, чтобы иметь представление об окружающем тебя мире. Новом мире.

6 глава. Оплот Северного Альянса

– Оплот? Кто вообще мог додуматься до такого названия? Почему, предположим, не отделение номер такой-то? Головной офис, хотя бы? – причина моего раздражения на самом деле крылась не в названии сего…учреждения, а скорее в его месторасположении.

Да, находился этот самый оплот Альянса в юго-западной оконечности Санкт-Петербурга, что буквально в противоположной от моего офиса стороне! В итоге добирался я туда около трех часов, хорошо хоть захватил с собой маленький подшипник, найденный мной еще в не столь далеком студенчестве и помещенный на рабочее место рядом с пачкой стикеров. Вот такой вот незатейливый талисман.

Зачем мне подшипник? Все просто – я тренировался, перекидывал телекинезом его из руки в руку, подолгу удерживал в сантиметре от ладони и совершал тому подобные фокусы начинающего телекинетика.

На самом деле я стал замечать, что чем чаще пользуюсь своим даром, тем более развитым он становится. Поначалу, приходилось осторожничать и прикрывать свои усердные тренировки широким шерстяным шарфом (в общественном транспорте еду, в конце концов). Но где-то на исходе второго часа (я тогда уже пересел на автобус), свободных сидений оказалось достаточно, я примостился в самом углу, плюнул на все и положил руки себе на колени. Вот в такой позе я и мучил подшипник всю оставшуюся дорогу. И никто ничего не заподозрил.

Насколько я помню, есть распространенная теория на эту тему – если человек вдруг видит что-то сверхъестественное, но одновременно с этим до ужаса обыденное, то его сознание автоматически подстраивает наблюдаемое явление под свою картину мира. А что может быть более обыденным, чем подшипник?

А еще я вспоминал разговор с Игнатом, и пытался осознать, отчего же я не сказал ему про свой дар? Про то, что вместо положенного огня и ветра у меня в наличии только телекинез? Может, потому что Игнат был уж слишком уверен в том, что у людей не может быть никаких других способностей? Разбивать чужие парадигмы – то еще удовольствие, вот и я не захотел этим заниматься.

Вот так я и развлекался до самого оплота Альянса – размышлениями и «игрой» с подшипником, но когда я увидел его, я сразу же забыл о своем ворчании, как и о многочасовой поездке в общественном транспорте! Это действительно стоило увидеть!

Здание выглядело настолько же великолепно, насколько и несуразно. Ну скажите мне, откуда на окраине (и не самой благополучной) Питера взяться огромному сине-стальному шару, этажей так в пятнадцать?

Круто, стильно, прогрессивно, но, смотрится оплот Альянса здесь как нечто чужеродное. Как будто юная и аккуратная флейтистка пришла отужинать в спорт-бар в разгар чемпионата мира по футболу. Так же как и флейтистка, оплот Альянса смотрелся в окружающей обстановке…неуместно.

Медленно подходя к зданию, я фиксировал взглядом все больше и больше подробностей: темно синие светоотражающие стекла и стальные переборки между этажами; одновременно с этим, первые два этажа представляли из себя гранитный прямоугольник (на котором и стоял этот стеклянный гигантский шар). Такое чувство, будто все здание держится на нескольких опорах, магия что ли? Никогда такого не видел и даже не представляю, чего стоило архитекторам сотворить вот такое чудо.

Наконец оторвавшись от размышлений, я встряхнулся, выпрямил плечи и стремительно прошествовал мимо дверей в холл (охраны, кстати, не заметил), где с ходу огорошил весьма даже миловидную блондинку, стоящую за стойкой:

– Девушка, а почему оплот?

А это милое создание даже не почесалось! Ответила так, будто ежедневно только и отвечает на подобные вопросы (а может, так оно и было?):

– Оплоты Северного Альянса названы так еще со времен первых крестовых походов! Именно в оплотах процветала наука и магия, пока вокруг творились бесчинства, рушились империи, зарождалась инквизиция и, как следствие, именно в оплотах многие пережили последующую охоту на ведьм по всей Европе! А вы новичок?

– А это так заметно? – ну не хотел я прямо отвечать на это вопрос, не хотел и все.

– Вы задаете странные вопросы. Если вам не сложно, приложите, пожалуйста ладонь к этому камню. – мило улыбнулось это чудо, указывая мне пальчиком на какую-то каменюку, крайне подозрительного вида, между прочим. Такое чувство, будто кусок неотесанной породы впихнули прямо в белый (пластиковый, кстати), стол ресепшена.

Я промолчал. Что мне ей сказать на это? Да, я нуб? Новенький? А если они тут так называемых новеньких оперативно на органы растаскивают? Вон прямо за той дверью и растаскивают, что стоит за спиной этой очаровательной блюстительницы ресепшена.

Приглядевшись к девушке, я понял одно – какой же я слепой идиот. А ведь даже не обратил сперва внимания на то, что кожа у нее светло-древесного оттенка, и фактура кожи подозрительно смахивает на древесную. Дриада никак?

Неожиданно проявившее себя чутье (в виде мурашек вдоль позвоночника, конечно же) только укрепили мои подозрения насчет данного заведения в общем, и подозрительной каменюки в частности. Я сощурил глаза и отчеканил:

– Я не новенький! И руки свои совать никуда не буду.

И именно в этот момент у меня зашевелились волосы от накатившего предчувствия. Начав медленно разворачиваться, я уже слышал голос своего нового (и, судя по всему, крайне нежеланного, вот отчего сработало мое чутье, а не от невинной девушки-дриады и ее камня) собеседника:

– Право же, сударь, не стоит злоупотреблять гостеприимством оплота! Приложите руку к камню Силы, это пустые формальности, уверяю вас! – стоя напротив меня, прямо мне в лицо лучезарно улыбался один из высших чинов «Виры» – а именно, тот спортивного вида хлыщ из переговорки, который еще со здоровым шрамом в половину лица. Вот только теперь он предстал немного в другом свете – этот экземпляр оказался одним из даар: телосложение осталось тем же, что я видел и до моего прорыва сквозь Покров (именно этот термин постоянно использовал Игнат – прорыв сквозь покров), да и черты лица те же, в общем совпадает все кроме прически и верхней части лба: там у них растут то ли чешуя, то ли какие-то костяные наросты (хотя, вроде как, в некоторых случаях это одно и то же). А во всем остальном это остался прежний…хлыщ. Со шрамом.

Засада! Это что, слежка или я паранойю? И как мне выкрутиться из этой ситуации? Если корпорация «Вира» действительно связано со всеми моими злоключениями на этой неделе, то мне конец – я сам себя и выдал, когда пришел сюда. Но с другой стороны – а что если они не уверены в том, что я новичок в мире магии? Да и вообще – для чего именно нужен этот подозрительного вида камень? Что-то типа лакмусовой бумажки, но только для дара?

– Пожалуй, откажусь. – более чем прохладно ответил я, и добавил, не отводя взгляда от его физиономии. – А забавный у тебя шрам, кошка поцарапала?

Нужно было как-то отвлечь его от этого камня, а свести диалог к личностям – не самый проигрышный вариант, в данном случае. Но каким же взглядом он меня наградил! У меня чуть задница не вспотела – такой ярости в глазах я еще не видел. Направленной на меня ярости. Впрочем, незачем волноваться, насколько я понимаю – в этом месте он может только шипеть, но не кусаться. Гаденыш.

– О, хорошо, что вы спросили о шраме! А ведь этот шрам мне оставил один из вас, из магов-человечков! Видите эти слегка рваные края? Как думаете – какой именно формой своего дара этот маг оставил мне такой подарок? – вернув на лицо прежнюю маску дружелюбности воодушевленно спросил этот малоприятный незнакомец.

Я внимательно смотрел прямо ему в глаза и молчал. Главное я уже сделал – отвлек его. Остается досмотреть этот спектакль до конца…

– Что же, если вы затрудняетесь ответить, то я скажу сам – это была Магматическая капля! Представляете себе? Редкой силы был огненный дар у того человечка! Но самое интересное заключается не в этом! – воодушевленно продолжал он, и неожиданно сделав широкий шаг в моем направлении (я теперь смог рассмотреть светло-алые прожилки в его огненно-красных глазах. Жуть…) прошипел тихим, наводящим ужас, голосом. – Я распотрошил его на огромной глыбе льда. Как рыбу. И да, меня зовут – Юлиус Келлер. Запомните это имя…господин Новак.

– Что здесь происходит?! – внезапно раздавшийся вопрос адресовался нам обоим, и задан он был настолько ледяным тоном, что мне тут же расхотелось продолжать любые словесные дуэли в общем, и с этим мудаком Юлиусом в частности.

– А… – только и произнес я.

Если честно, я был в полнейшем шоке от угроз этого недочеловека. Мне никогда в жизни так не угрожали, а тут такое…

– Джайна! Вы как всегда великолепны! Снял бы перед вами шляпу, да чего нет, того нет! – с явной издевкой произнес Юлиус, отступая от меня на шаг и разворачиваясь лицом к новому участнику этого милого междусобойчика.

Ну, насчет великолепия он, положим, не преувеличил. Высокая и статная даар с длинными каштановыми волосами и породистым лицом аристократки из высшего общества. Гремучая смесь.

– Как и мозгов, судя по всему, у тебя тоже нет. – голосом Джайны можно было замораживать омаров на краю Марианской впадины, как мне кажется. – Здесь тебе не Финляндия, следи за своим поведением. А теперь будь любезен самостоятельно найти выход из оплота.

– Как и всегда – очаровательна, госпожа Ледяная смерть! – с этими словами Юлиус развернулся и направился в сторону выхода. – Не буду вас утруждать, не провожайте!

Ледяная смерть? Однако, любопытное у нее прозвище, прямо-таки радужно-оптимистичное. Интересно только – за что ей выдали такое вот прозвище?

Пристально проводив Юлиуса глазами до самого выхода, Джайна стремительно развернулась ко мне и кратко произнесла:

– За мной.

– Нет. – не менее кратко ответил я, безмятежно поглядывая по сторонам.

Чем, очевидно, поразил до глубины души всех здесь присутствующих, а зевак в холле набралось уже не мало. И каких зевак! Кого тут только не было: за столиками в дальнем конце холла сидели две таких же древесных девушки, а компанию им составили небольшие (около полуметра в высоту), комочки шерсти, домовые что ли? Небольшая компания даар застыла на полпути к выходу из оплота. Ближе к лифтам стояли и сидели Лоран-ра (этих я уже узнаю), еще один долговязый субъект застыл в дверях лифта. И все они удивленно смотрели на меня.

Вот интересно, а чем они тут занимаются? Работают? Живут? Нужно будет уточнить этот момент.

– Я только что спасла твой зад от больших неприятностей, парень, пусть и не на долго. Ты хоть в курсе кто это был? – немного раздраженно ответила эта госпожа.

– Мудак это был. – честно ответил на заданный вопрос я, немного подумал и добавил – Здравствуйте, кстати.

Легкая улыбка тронула ее, не побоюсь этого слова, прекрасные уста:

– Если называть мудаком одного из самых могущественных магов-даар Европейского сектора…

– Да откуда мне было знать, я только что пришел сюда в первый раз, а мне уже угрожали выпотрошить меня. Как рыбу. – нервно произнес я. Вся моя бравада куда-то моментально улетучилась. И неудивительно – теперь на меня точит клык чертов могущественный маг. Что еще принесет мне этот день?

Как оказалось, сюрпризы еще не закончились. Я все-таки решил сходить с этой Джайной. Мне катастрофически не хватает информации для понимания того самого нового мира, в котором я оказался на свою беду. И что-то мне подсказывает, что Джайна одна из тех людей (ну или даар) кто может мне ее предоставить.

– Значит, ты новичок. – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла Джайна.

Я ей не ответил – а смысл? И так все понятно. У меня сейчас было занятие поинтереснее, а именно – разглядывал во всех свои два глаза кабинет Ледяной смерти. На удивление кабинет был выполнен в теплых тонах, повсюду красное дерево и дорогой даже на вид бархат, тяжелые портьеры были задернуты примерно до середины гардины, благодаря чему в кабинете создавалась обстановка приятного полумрака, а на столе у нее стояла самая настоящая чернильница! И перо рядом! В последний раз, когда я видел чернильницу и перо дело было в паспортном столе – я тогда ставил свою закорючку в паспорт именно таким вот пером, ну или очень похожим.

– Меня, кстати, зовут Артемом, раз уж вы спросили. – отвлёкся я от изучения обстановки. –можно вопрос?

– Попробуй. – Джайна уже сидела за креслом и пыталась что-то найти в одном из ящиков своего стола.

– Ну, начнем с того, что я сегодня встретил здесь представителей разных видов, о которых раньше я даже в курсе не был. Что они все здесь забыли, в этом оплоте? Они тут живут? – мне действительно было интересно узнать о быте этих странных созданий.

– Кто-то живет здесь – для этого у нас оборудованы целые этажи, под нужды тех или иных народов; а кто-то приходит сюда периодически для самых разных целей, например, приносят сюда артефакты из старых эпох, или, приходят поделиться своей силой. Причин много.

– И что, вот так вот добровольно берут и делятся силой? – недоверчиво спросил я. Как-то не особо верилось.

– Естественно, этот оплот не раз спасал жизни многим из них. – кратко ответила Джайна.

Ответить то ответила, только мне яснее от этого ничего не стало, а Джайна уже продолжила копаться в своих, судя по всему, бездонных ящиках. Да что она там ищет то?

– Лови, Артем – насмешливо произнесла Джайна, выпрямляясь в кресле и подбрасывая в воздух маленький…камешек?

Ну, естественно, я его и поймал на автомате.

Наш девиз непобедим – сначала ловим, потом бдим. В смысле осторожнее себя надо вести, Артем, осторожнее! А если бы это граната была? Противопехотная?

Камушку явно пришлись не по вкусу мои нежные прикосновения. Настолько не по вкусу, что он даже начал рассыпаться в мелкую каменную крошку прямо у меня в ладони.

И что это сейчас было?

– Интересно. – своим фирменным ледяным тоном произнесла Джайна.

– Может объясните, зачем вы кидаетесь в меня камнями? – скептически спросил я, отряхивая руки от остатков камня.

– Это был один из камней Силы. И чтобы ты понял – я не ожидала, что ты его разрушишь. Это дорогостоящее удовольствие. – прохладно ответила Джайна Ледяная Смерть.

– Сама виновата. – неожиданно даже для себя решил перейти с этой винтер-леди на ты. Для убедительности пожав плечами. Рисковый я парень.

Не обращая внимания на мою нечаянную фамильярность, Джайна грациозно поднялась из-за стола, медленно подошла ко мне и взяла мой подбородок в свои цепкие пальцы.

– Какой у тебя дар? Это точно не огонь или ветер. – видя, что я не очень-то и горю желанием отвечать на этот вопрос, Джайна продолжила допрос. – Понимаешь, этот камень, как и все камни Силы, может вбирать в себя почти любой тип энергии. При этом камень приобретает черты той силы, которую в него влили. К примеру, если в маленький камень, подобный которому ты варварски разломал, передать достаточное количество моего дара, то он станет похож на небольшой кусок льда. А у тебя он просто рассыпался в пыль.

– Может дело в камне, бракованный попался? – кося глазами на ее руку ответил я.

– Не держи меня за дурочку, человек. – в комнате моментально стало градусов так на десять прохладнее. Хорошо хоть я в зимней куртке тут стою, а то отморозил бы себе что-нибудь.

Я зябко поежился, шагнул назад и отвел взгляд от ее неестественного ледяного взора. Мертвенно-синий свет, исходивший из ее глаз меня реально пугал!

Да уж. Не хотел бы я стать ее врагом. Поэтому почему бы и не ответить правду? К тому же, она явно не в ладах с одним из представителей корпорации «Вира», что мне однозначно на руку.

Трель телефонного звонка, раздавшаяся из кармана моей куртки, хоть и немного разрядила обстановку, но теплее в кабинете от этого почему-то не стало.

Ну а я, в свою очередь, не обращая внимания на Джайну, вцепился в телефон обеими руками и оперативно тыкнул пальцем на пиктограмму зеленой трубки. Сейчас я был готов разговаривать с кем угодно и о чем угодно (и даже оформить выгодную страховку…), лишь бы не смотреть в эти бездонные ледяные глаза…

– Гриша, привет! – радостно выдохнул я в трубку.

– Артем? Сегодня вечером у тебя, я зайду. – и все, после столь короткого монолога Гриша положил трубку. Предатель!

Шикарно. Мне опять не оставляют выбора. Подняв взгляд на Джайну, я смело (видимо, от безысходности) встретил ее ожидающий взгляд и по слогам произнес:

– Телекинез.

7 глава. Великолепно! Просто великолепно!

Молчание бывает разным. Бывает молчание влюбленных по уши друг в друга молодых людей – это хорошее и приятное молчание; или вот, к примеру: молчание двух закадычных друзей, но молчат они не потому что им нечего сказать, а потому что слова между ними излишни (в той или иной ситуации).

А еще молчание бывает таким: когда один из собеседников чувствует себя не очень комфортно (а если на чистоту – то очень даже некомфортно), а второй собеседник решает судьбу первого. Наш случай.

Чего я только не передумал за этот, в общем-то, короткий промежуток времени. Даже втихаря достал свой подшипник (не смешно). От которого в любом случае будет мало пользы, против такой-то снежной королевы. Но я хотя бы попытаюсь. Закину ей его прямо в лоб и дам деру отсюда. Хоть вон через окно, этаж то второй всего лишь. Глядишь и не переломаю себе ноги, хотя я бы на это ставки не делал.

Безусловно, я понимаю, что швыряться в даму подшипниками – это моветон! Однако, хочешь жить – и не так раскорячишься.

Так мы и стояли друг на против друга: я с дрожащими коленками и отважными помыслами и Ледяная смерть с задумчивым видом и нахмуренными бровями. Наконец, тягостное молчание было нарушено, что не удивительно нарушила его Джайна:

– Что, уже обдумываешь как будешь от меня отбиваться? – с легкой улыбкой спросила Джайна.

– Конечно, видишь это? – с этими словами я раскрыл ладонь, на которой тихо мирно покоилось мое ультимативное оружие (подшипник). – Вот с этим лучше вообще не связываться и по одной стороне улицы не ходить. Не провоцируй меня.

Ответом мне был заливистый смех Джайны:

– Мне еще не угрожали подшипником!

– Джайна, мой долг джентльмена – тебя предупредить. Ну а если серьезно – что будем делать дальше? – озвучил я самый интересующий меня момент.

– А дальше, Артем, мы с тобой пойдем в лабораторию. Ну или так у нас называют место обитания группки совсем уж отмороженных экспериментаторов. – отсмеявшись сказала Джайна.

– Зачем это? – с подозрением спросил я, одновременно с этим подшипник подпрыгнул с ладони на уровень глаз и начал там вертеться как сумасшедший. Да, я и так теперь могу.

Шутки шутками, но, возможно, этот маленький и бесполезный подшипник даст мне хотя бы одну лишнюю секунду, благодаря которой я успею отсюда свинтить. А может и не даст.

– Расслабься, убийца. На тебя там всего лишь посмотрят, пробу крови возьмут. Ну и в таком духе. Им виднее в общем. Пошли. – как-то даже пренебрежительно произнесла эта миссис Север.

После чего, Джайна развернулась и не оглядываясь на меня, направилась к выходу из кабинета.

– Раскомандовалась тут. – тихо пробурчал себе под нос…ну и пошел за ней, естественно. Деваться то все равно некуда. Разве что в окно прыгать.

Вообще, заметил странную и очень тревожащую меня тенденцию – в последнее время я иду в основном на поводу у других лю…созданий, у обстоятельств и так далее и тому подобное. Может я пока и не знаю, каким образом вновь обрести самостоятельность в своих решениях, но я обязательно этого добьюсь…в будущем. А пока что остается внимательно слушать и…смотреть.

Тем более посмотреть было на что! Уж не знаю, специально ли Джайна повела меня через самую сердцевину этого оплота, решив таким образом показать мне местные достопримечательности, но картина мне открылась действительно впечатляющая!

Я уж не говорю обо всех этих бесконечных анфиладах, залов с лужайками и самым настоящим лесом (и это в здании!). Нет, сейчас я говорю про самое сердце оплота, прибежище духов разных мастей и калибров – это было воистину эпохальное зрелище: причудливые магические контуры (а чем это еще могло быть я не знаю, поэтому пусть будет так) расположенные на стенах этой внутренней сферы тускло светились фиолетовым огнем, посреди самой сферы в воздухе медленно плавали островки тверди, и между всем этим богатством носились духи воздуха (как мне потом объяснили, сам то я их увидеть не смог). Все это создавало атмосферу настолько сюрреалистичную, насколько это вообще возможно.

А, да, лифт тут только один и он не ведет к нужной нам лаборатории, точнее на нужный нам этаж. Пришлось топать пешком с седьмого на четырнадцатый этаж. То еще удовольствие. Этажи то тут не как в панельной хрущевке, тут между этажами расстояние метров так с десять будет, навскидку.

Но любая дорога рано или поздно заканчивается, вот и наша тоже того…кончилась.

Зайдя в дверь, я сначала ничего не понял. И потом тоже не понял. И это местные ученые? На двух диванах сидели трое – дриада, которая сидела в позе лотоса и с закрытыми глазами; один даар, с увлечением читавший, судя по обложке, детективчик низкого пошиба (почему именно читавший? Да просто потому, что сейчас он нагло дрых, накрыв лицо как раз своим детективом); и человек, самый настоящий человек, который разложил прямо на диване свой поздний обед (или ранний ужин) и сейчас, по всей видимости, готовился придаться обжорству. Я уж думал и не встречу своих собратьев по приматам здесь. Но был рад увидеть, честно.

Вопросительно взглянув на Джайну, я стал ждать дальнейшего развития событий, и оно не замедлило явиться во всей красе – сухонький старичок из народа Лоран-Ра попросту вывалился из своей каморки, на ходу поправляя белый халат и направился к нам:

– Джайна, давно не виделись! – приветливо кивнул ей этот престарелый Лоран-Ра. – что привело тебя сюда?

– Мастер, я привела к вам вот этого таланта, его зовут Артем Новак. – представила меня Джайна. – Артем – это Мастер. Куратор нашего исследовательского отдела.

Старичок кивнул мне, ну а я кивнул ему. Все довольны.

– И в чем же его талант. – поинтересовался Мастер.

– О, как раз по вашей части, у него телекинез. – ответствовала Ледяная смерть.

– Что телекинез? У него руку сломало телекинезом? Телекинез головного мозга в конце концов случился? – ернически спросил этот странный Лоран-Ра, у которого даже имени нет. Ну или оно известно не всем, далеко не всем.

– Нет, Мастер, он владеет телекинезом! – терпеливо ответила Джайна.

Гробовая тишина наполнила эту комнату, иначе и не скажешь.

– Да неужели? – тихо и задумчиво произнес Мастер. Мне показалось или этот Мастер знает больше чем говорит?

По крайней мере – у него был тон человека, который не слишком то и удивлен произошедшим «обстоятельством». Скорее это было легкое удивление от того, что сам факт случился слишком рано… Ну, это все мои размышления и не более того.

– Да быть того не может! Это же фундаментальные основы. – сердито возразил…человек. Тот самый, которого мы оторвали от законного перекуса. А я-то наивно полагал, что как раз он будет на моей стороне.

– Не спеши вперед Мастера. – пропела-проговорила дриада.

Только даар никак не отметился в беседе, ибо спал.

Мастер исполнил неопределенный жест рукой в воздухе, подумал и сказал:

– А продемонстрировать свой дар молодой человек сможет?

Ну, меня дважды просить не придется. Выбрав целью огромный бутерброд незнакомца-человека, я взмахнул рукой и еле успел поймать резко скакнувшую ко мне еду. М-да, бутерброд слегка помялся, даже как-то стыдно стало.

Неловко улыбнувшись я потряс бутербродом и положил его на спинку дивана.

– В общем забирайте его себе. – подытожила Джайна краткую демонстрацию моих возможностей, после чего стремительно развернулась и вышла. Обидно, даже прощай не сказала.

Переведя взгляд с удаляющейся за…спины Джайны, я вопросительно посмотрел на Мастера. Мастер в ответ лишь молча кивнул. Настал час…исследований!

Первое, что значилось в сегодняшней исследовательской программе – ужин. Возражений у меня не возникло (как и у всего исследовательского состава), тем более – я чертовски проголодался за этот сумасшедший день. На работе то не засиделся и на обед там не пошел, а кофе с печеньками, употребленные мной прямо на рабочем месте, при всех их прелести на еду никак не тянут.

Да и вообще – одной информацией, которой только и кормили меня сегодня сыт не будешь.

За общим столом на кухне мы все и перезнакомились: Мастер – Направляющий всех Лоран-Ра Санкт-Петербурга; Сергей – мой соотечественник с неплохим даром к воздуху; Шея – дриада северных лесов (это самоназвание, не я так придумал); Михаил – даар водник, да, как оказалось, даар часто берут человеческие имена, ничего предосудительного в этом нет. Ну а вообще – первое впечатление положительное: они слегка чудаковатые, не без этого, но дружелюбные и открытые. Думаю сработаемся.

Ну и о себе я конечно же рассказал, родился в Санкт-Петербурге, вырос там же и даже отучился на высшее тоже в Санкт-Петербурге! Ах, да, о том, как приобрел себе головную боль в виде телекинеза тоже рассказал. В подробностях.

Вот такой веселой компашкой мы и сидели примерно с полчаса, потом я решил на всякий случай уточнить:

– Так, Мастер, ребята. – обвел я всех взглядом. – У меня напряг со временем, нужно примерно к восьми вечера все успеть сделать. Но если что, готов заехать завтра, на этой неделе я свободен.

– Тогда начинаем, господа бездари. – конструктивно подвел черту ужину Мастер.

И мы начали, да еще как, меня взвешивали, измеряли все мои конечности, просвечивали непонятно зачем радужку глаз, просветили руки какой-то странной лампой (похожей на ультрафиолетовую) и делали еще кучу странных вещей, в том числе взяли кровь на анализ. После крови Мастер сразу отослал Шею с образцами в их лабораторию, и мы наконец приступили к практической части.

Для затравки Мастер решил выяснить максимальный вес, который я смогу единовременно поднять телекинезом. Как оказалось – это целых пять килограмм и семьсот два грамма ровно.

– Великолепно! Просто великолепно! – удовлетворенно произнес Мастер. Что именно великолепно и почему он объяснить не удосужился. Сказал – результаты потом.

Далее пошли проверки на время удержания разнообразных предметов, здесь я тоже смог показать себя достаточно неплохо (особенно, если учитывать мои предыдущие результаты). Легкие предметы (типа того же бутерброда) я мог удерживать вообще сколь угодно долго, ну и смог приподнять диван за один край, продержал его в таком положении чуть дольше минуты, но все же уже неплохо!

Скорость срабатывания моего дара оказалась великолепной! Просто великолепной! Ну еще бы она не была великолепной – когда в тебя летят без остановки шарики для пинг-понга, разогнанные телекинезом Мастера, то приходится выкладываться по полной. Под конец этих издевательств я смог останавливать восемь из десяти подобных шариков. От остальных двух я успешно уворачивался.

Для себя я подвел следующий итог – с момента наших с Гришей экспериментов, сила моего дара выросла и выросла она прилично! Сейчас я и представить себе не мог, что у меня выйдут какие-либо трудности с поднятием посуды на несколько секунд…

На мой вопрос о том, какие у меня пределы развития, Мастер отреагировал просто – попросил заткнуться и не мешать им работать. Но для того чтобы этот несносный молодой человек уже наконец проникся важностью исследований он, в смысле Мастер, ответит на этот вопрос. А ответ такой: судя по прогрессии моего дара, потенциал именно к телекинезу у меня, дословно цитирую – просто великолепный!

Но на этом мои успехи и закончились. Судя по всему, больше никаких аспектов Силы разума мне не перепало, только телекинез – только хардкор. К примеру, мысли читать как Лоран-Ра я точно не мог, как не старался. А жаль – полезная способность.

Где-то через полчаса вернулась дриада Шея и о чем-то тихо пошепталась с профессором, при этом бросая на меня донельзя странные взгляды. Что это с ней? Что-то не так с моими анализами крови?

Потом было много расчетов, которые проводились уже без меня. А я пил кофе. У них тут даже кофе машина нашлась, так какого черта я должен отказывать себе в маленьких радостях жизни? Что может быть лучше, чем пить горячий крепкий кофе, полулежа на достаточно удобном диване и наблюдать за работой профессионалов своего дела?

Также, не забыл и отправить СМС Грише, с указанием примерного времени встречи у меня дома – не раньше десяти часов вечера.

Ближе к восьми часам Мастер махнул мне рукой как бы знаменуя, что они закончили со своими непонятными расчетами, и мы все вместе отправились за местный стол переговоров, то есть на кухню. Вот и настал момент истины!

– Итак – у нас уже есть первые результаты, что не может не радовать! Но также мы остаемся в полном неведении относительно твоих способностей к магии Разума в целом. И этот вопрос нам нужно обязательно решить, если не сегодня, то позже. – при этих словах Мастер выразительно посмотрел на меня, дождался моего кивка и продолжил. – На чем я остановился (ну-ну, как мне уже рассказали ребята, у этого профессора от магии идеальная память, как и у дриад кстати)? А, конечно же, первые результаты: твои способности к телекинезу прогрессируют, и если ты не преуменьшаешь силу своих изначальных способностей, то прогресс этот очень сильный. Очень! В связи с чем я рекомендую тебе дозировать свои занятия телекинезом и крайне внимательно следить за изменениями в организме!

– Хорошо, Мастер, конечно! Полностью с вами согласен. – кивнул я ему.

– Великолепно! Он со мной согласен! Скажи мне, молодой да горячий, а ты никаких изменений не примечал в последнюю неделю за собой? Со своим телом? – с хитринкой спросил этот Лоран-Ра.

– Н-нет, а что не так с телом? – вот тут я серьезно забеспокоился. У меня и так проблем выше крыши, если меня еще и мое же тело подводить начнет, то все, пиши пропало. И пиши быстро, ибо дописать тебе не дадут.

– Да с ним то все в порядке! А давайте мы лучше все вместе наглядно посмотрим кое-чего. – заулыбался хитрый дед.

Я пожал плечами, если мне что-то нужно узнать о своем организме, то…пусть уж лучше так узнаю.

– Шея, дорогая, выключи свет. – попросил Мастер свою ассистентку.

Так, темнота, и что Мастер хотел нам показать? Вижу только, что он немного светится. Забавно выглядит. Это все Лоран-Ра такие?

– Да, Артем, у нас кровь такая, если по-простому. – вежливо улыбнулся Мастер. Мысли читает? Да что ж за дедок то такой! – Артем! Ты сейчас не туда смотришь и не о том думаешь!

Я не понимая оглянулся на ребят, пытаясь найти хоть какую-то подсказку. В ответ получил тычок под ребра от Михаила и дельный, хоть и запоздавший совет:

– На руки посмотри!

Я посмотрел! Сначала подумал, что мне показалось, ведь глаза еще не отвыкли от свечения Мастера, пусть это свечение и было легким. Потом приблизил руки чуть ли не к самому лицу и понял – нет, не показалось.

– Да ну нахрен! – вырвалось у меня. Как такое вообще возможно?

Мастер слегка поморщился и произнес:

– Некультурно, конечно, но по сути ты прав. Сам догадаешься, что это значит? Или мне помочь?

Да куда уж тут помогать. Если я все понял правильно, то и анализы крови скажут то же самое – во мне течет кровь Лоран-Ра.

– И…как вы все это объясните? – слегка охрипшим голосом спросил я.

– Ну, одно могу сказать точно – ты не Лоран-Ра. – со всей ответственностью заявил мне местный гуру от науки.

– Серьезно? А я-то думал, прийти себе сейчас домой, к своей жене Лоран-Ра и начать делать детишек…тоже Лоран-Ра! – саркастически ответил я.

– Молодой человек! Вы сами не понимаете, о чем так глупо шутите! – внезапно обозлился Мастер.

Я от такой резкой реакции хлопнул глазами раз…другой и повинился:

– Прошу меня извинить, Мастер. По глупости брякнул.

– Да чего там! Ты ведь не мог этого знать. – отмахнулся Мастер.

Этого? Чего этого я опять не знаю? Что-то касающееся детей Лоран-Ра? Задавать этот вопрос вслух я конечно же не стал, не та ситуация сейчас. Сейчас вообще меня должно заботить только одно – каким образом так получилось? Как, скажите мне на милость, в моих жилах оказалась кровь Лоран-Ра?

– Ты полукровка. – прямо сказал Михаил. Без какого-либо осуждения, просто как факт.

– То есть, вы хотите мне сказать, что я скоро начну светиться как новогодняя гирлянда? Целиком синяя новогодняя гирлянда? – начиная потихоньку паниковать спросил я.

– Пока рано говорить о чем-то конкретном. – остудил наши головы Мастер. – Шея, что скажешь?

– Он человек, не полукровка, ведь детей от таких союзов быть не может в принципе. Нам куда проще предположить, что кровь Лоран-Ра каким-то образом занесли в Артема, как раз здесь ничего нереального нет! А нереальное же заключается в том, что эта кровь каким-то образом еще и смогла прижиться. – рассудительно сказала дриада. Походу эта конкретная дриада может общаться не только при помощи пения! – А еще более странным является тот факт, что Артем выжил после таких вот переливаний крови.

Итак – подведу свой собственный итог. У меня два варианта и пока что я затрудняюсь ответить какой из них более бредовый: вариант номер раз – я дитя забавного союза человека и Лоран-Ра (во что я не верю категорически!), вариант номер два – в меня залили кровь от Лоран-Ра, как бензин в машину. Дали машине прогреться…а вот дальше что? Почему машина поехала? Ведь вместо бензина, в нее залила самое что ни на есть подсолнечное масло (это я про кровь Лоран-Ра так невежливо). Ответа на эти вопросы у меня нет…

Великолепно! Просто великолепно!

8 глава. Поздние гости

Взяв с меня напоследок клятвенное обещание явиться завтра же в оплот Альянса, для проведения более детальных исследовательских мероприятий, меня наконец выпустили из цепких лапок местного научного отдела. И сопровождающего (точнее сопровождающую – дриаду) дали, а то я в этом лабиринте долго бы плутал.

А это вообще нормально, что мне визуально нравятся дриады? Они, вроде как, относятся к совершенно другому виду… Тем не менее, наслаждаться ее природной (в буквальном смысле) красотой мне это обстоятельство не помешало.

Шея же всю дорогу до лифта молчала как партизан и лишь на прощание пропела-напророчила:

– Будь осторожен, Артем! Плохой исход всегда возможен… Что бы не произошло, и кто бы это с тобой не сделал, они еще дадут о себе знать. Ведь Сила еще не пропела…

– Я – сама осторожность. – мрачно заверил я Шею. Коротко кивнул на прощание и зашел в лифт.

Заходить перед уходом к Джайне я не стал, зачем отвлекать занятого человека? Тем более, как мне сказали, она заведует охраной оплота. Да и телефон у нее мой есть, если будет нужно – позвонит.

Спустившись в холл я сразу такси в приложении и двинулся прямиком к стойке с блондинистой дриадой, хотелось уточнить еще один момент прежде чем я покину это замечательное место:

– Скажите, а действительно ли у всех дриад абсолютная память?

– Да! Это один из наших талантов, которые нам дает склонность к Силе Жизни. – с горделивыми нотками ответила дриада.

– Спасибо! Меня, кстати, зовут Артем! – решил представиться я.

– А меня Тисса! Рада знакомству! – улыбнулось это прелестное создание.

Вот и славно, вот и хорошо. Мне нужны новые знакомые, тем более работающие, насколько я понимаю, в одном из самых посещаемых одаренными мест. Да к тому же, обладающие абсолютной памятью – такие знакомые мне совсем не помешают.

Пообщались мы недолго – всего-то минут пятнадцать, но, к своей чести отмечу, что номерами мы все-таки обменялись. Хорошая девушка.

А потом за мной приехало такси.

Дорога вышла скорой, по всей видимости, сегодня все пробки рассосались до восьми часов вечера. Ну а я только рад этому, приеду, схожу в душ, заварю горячий, божественный кофе. Как раз немного времени до прихода Гриши у меня остается.

И каково же было мое «разочарование», когда, выходя из машины я заметил Гришу, стоящего около подъезда. Странно, пораньше пришел. И судя по его виду – значительно пораньше. Так не терпится поделится итогами своих разведывательных мероприятий?

– Давно меня тут ждешь? – поинтересовался я, подходя и протягивая руку Грише.

– Нет, недавно. – кратко ответил Гриша, с хрустом пожимая мою руку. Ау.

Ну, ладно, недавно так недавно, странный он какой-то сегодня. То звонит днем и фонтанирует информацией и идеями, то какой-то нелюдимый становится. Вот как сейчас.

Стоило только нам зайти в мою маленькую личную крепость, как я тут же, просто с непередаваемым наслаждением скинул с себя обувь и верхнюю одежду.

– Ты кофе будешь, Гриш? – проорал я топая на кухню.

– Не буду. – угрюмым тоном ответил мне Григорий.

– Ты не заболел, случайно? От кофе отказываешься, болтать не болтаешь. – удивленно спросил я.

– Все в порядке. – вот и весь Гришин ответ.

Пожав плечам, я отвернулся, прикурил и начал заваривать себе кофе. Краем глаза я заметил, что Гриша как стоял в проеме кухонной двери, так и застыл там как истукан. Да что с ним не так?

– Гриша, ну ты хотя бы начни рассказывать, что накопал по теме связи клиники «Возрождение» и корпорации «Вира»? – предложил я, продолжая искоса наблюдать за своим другом.

– Связи нет, это я могу сказать точно. – уверенным тоном ответил Гриша.

– Насколько точно? Ты же был уверен в том, что есть эта самая связь? Ну, когда звонил днем, помнишь? – недоуменно переспросил я.

– Я ошибся. Все ошибаются.

Что-то здесь не так. Но пока что к черту все предчувствия, сначала кофе и перекус! Возможно, именно это решение меня и спасло.

– Все-таки мне кажется, что ты был прав. Есть там связь. И эта связь не только финансовая. – решил я не отступать, уж слишком правдоподобную версию озвучил Гриша еще днем. Пусть и не всю целиком.

Достав колбасу и нож я уже было подумывал потянуться за хлебом, как буквально затылком почувствовал движение у себя за спиной. Резко дернувшись вниз и в сторону, я выехал головой прямо под раскрытую ладонь Гриши. Ну, повезло что не кулак, а то с Гришиной комплекцией мне бы и одного такого удара хватило чтобы прилечь поспать!

В итоге – колбаса с ножом выпали у меня из рук куда-то на пол, а я сползаю спиной по стенке, мотая головой из стороны в сторону и пытаясь прийти в себя. Судорожно вздохнув я очень захотел высказать все что думаю о нем и его тупых шутках:

– Гриша! Бл… – а дальше я сказать ничего не успел, меня начали душить. Без каких-либо преамбул – просто и не затейливо душить.

Выпучив глаза и вцепившись руками в пальцы Гришиных лап, я попытался отвернуть хотя бы один единственный палец – и не вышло, как будто арматуру пытаюсь погнуть! Да он же меня сейчас к праотцам отправит! Какого черта?!

В какой-то момент мое сознание сказало – ну все, мне тут не рады! И оно, то есть сознание, начало потихоньку меня покидать, и единственное, что я отчетливо заметил в тот момент – это блеск кухонного ножа, одиноко лежащего на полу (даже колбаса, глядя на все это непотребство, куда-то укатилась) …

Чуть ли не последним усилием ускользающей воли я мысленно сжал нож и отправил телекинезом его прямиком в своего друга. Хватка ослабла, точнее Гриша меня вообще отпустил – стоял сейчас в двух шагах от меня и покачивался в разные стороны, опираясь одной рукой о стол.

– Г…Гриша? – сказать, что я был в шоке – это не сказать ничего. Хотя бы потому, что раньше я не замечал за Гришей каких-то особых склонностей к ношению холодного оружия прямо…в черепной коробке.

Да какого хрена вообще происходит?! Я только что при помощи телекинеза (!) вогнал нож в голову своего лучшего друга (!).

Но как бы Гриша не был хорош в боксе и какой бы здоровый он не был – это все должно быть несущественно, когда в голове у тебя образовывается пара десятков закаленной стали! Должно быть…

Да вот только Гриша чувствовал себя вполне хорошо, только головой помахивал, да пытался нащупать своей клешней рукоятку ножа, в данный момент торчащую из его затылка. Какой-то бред сумасшедшего!

Если только…если это на самом деле Гриша! Вот на этом сюрреалистичном моменте моей биографии мне и вспомнились слова Игната – «…А точнее – два даар и один метаморф…». Один. Метаморф.

А что, нож в голове для них не такая уж и помеха? В настоящий момент времени, эта скотина уже предприняла несколько попыток вытащить кухонный нож из своей головы, что-то при этом яростно бурча и потихоньку отступая к окну. Ну ничего, сейчас тебе нанесут незапланированный визит в разные части тела еще с десяток-другой столовых приборов. Как минимум, два ножа еще у меня есть (купил их по распродаже, теперь они вот спасают мне жизнь).

Дыша как прокуренный паровоз и суча ногами в попытках принять хоть какое-то вертикальное положение, я все равно не отрывал взгляда от головы этого…метаморфа. Ну действительно, а кем еще может быть существо, лицо которого поплыло будто пластилин? Я оказался прав, Гриши сейчас рядом со мной не было.

Кое-как ухватившись за столешницу, я подтянулся, одновременно нащупывая ручку шкафчика со столовыми приборами и резко рванул ее на себя: на пол тут же посыпались вилки, ложки и, самое приятное, два стальных ножа. Недолго думая (а думать я вообще в тот момент старался по минимуму, ибо страшно), я подхватил оба ножа усилием воли и отправил в полет по направлению к этому метаморфу.

Интересно, у них даже крови нет. Откуда они такие вообще взялись? Не из людей же эволюционировали, правда?

Думая на такие немного отвлеченные, но тем не менее серьезные темы, я отправлял вилки одну за другой в полет к глухо ворчащему чудовищу. И сила моих выстрелов была такова, что вилки загонялись в студенистую массу (а теперь он больше походил именно на вертикально стоящий студень) метаморфа почти целиком. Однако и это не поставило точку в кухонной битве – метаморф смог-таки нормально ухватиться за самый первый полученный от меня нож и тут же дернул его в сторону. Нехорошо.

Успокаиваться это существо не собиралось. А столовые приборы, между прочим, уже почти закончились. Даже ложки.

От насущного вопроса – что же еще зарядить в этого плохо убиваемого метаморфа меня отвлек силуэт, стремительно метнувшийся мимо меня к метаморфу. Силуэт (любопытно, кто бы это мог быть?) с ходу кинулся на метаморфа, повалил его и начал совершать какие-то непонятные манипуляции, обнимает он там его что ли?

– Да какого хрена… – весь мой словарный запас, судя по всему, выдавил из моего горла своими лапами этот чертов метаморф.

Уж не знаю, кто именно забыл запереть входную дверь – я или чудовище, маскирующееся под моего друга. Но этим он оказал мне услугу.

Приглядевшись как следует к творящемуся на полу беспределу, я осознал сразу несколько вещей: силуэт, который так стремительно ворвался на мою кухню, тем самым автоматически присоединившись к великой кухонной схватке телекинетика и метаморфа, оказался никем иным как Толиком – моим слегка неадекватным (а скорее всего уже и не слегка) соседом. Но Толик не боролся с метаморфом! О нет, он его жрал! Точнее поедал субстанцию, из которой и состоит метаморф.

Судорожно сглотнув я отвел глаза и попятился к выходу с кухни. Пятясь и сжимая зубы, я думал только об одном, лишь бы сосед меня не заприметил. Это уже вообще ни в какие рамки не лезет. Сборище сраных психов на моей не такой уж и большой кухне – это перебор.

– Твою мать, Грише расскажу – не поверит же! – хихикнул я, закрывая кухонную дверь и опираясь спиной о нее же. Хихикнул? Кажется, у меня начинается истерика.

Решив не откладывать рассказ этой странной истории, а точнее – срочно позвонить другу и попросить политического убежища на ближайший месяц. В виду очевидной небезопасности моего жилья.

Достав смартфон, я быстро набрал Гришин номер и принялся слушать гудки. Постепенно осознавая какой же я тупой кретин, я тихо развернулся к кухонной двери и выронил телефон из ослабевших пальцев. Мелодия, которая стоит у Гриши на входящих – Битлы, если не ошибаюсь. И именно эта мелодия сейчас играла на кухне, прекрасная мелодия, сопровождаемая мерзким чавканьем соседа. Одна тварь пожирала другую, под похоронный гимн для моего друга.

– Я…вас…всех. – из-за охватившей меня ярости это были единственные слова, которые я смог произнести членораздельно. Но даже их мне приходилось выдавливать сквозь спазматически сжатое горло.

Не отдавая себе отчета, я пинком распахнул дверь, молнией влетел на кухню, вместе с этим подхватывая взбесившегося соседа телекинезом за шкирку и швыряя им в оконную раму. Рама, естественно, такого обращения с собой не потерпела и попросту вышла на улицу. Вместе с соседом. Замечательно, одной проблемой меньше.

Так я и стоял – с вытянутой и светящейся синим светом рукой, выпученными глазами и полнейшим сумбуром в голове. Надо прийти в себя!

Обшаривая кухню, мой яростный взгляд остановился на метаморфе, точнее на том, что от него осталось. Действительно не жилец. Сосед постарался. Тут то меня и прорвало – резко метнувшись к раковине, я начал судорожно дергаться и опустошать свой желудок. Как же мне хреново! Повсюду эта хренова слизь! Этот проклятый запах гниющей органики и (почему-то) паленой шерсти!

Нужно прийти в себя и найти в себе силы проверить одежду Гриши, его телефон именно там! Сейчас же!

Преодолевая отвращение, я все-таки смог сдвинуться с места и обшарить Гришину одежду. Имущества там оказалось мало: немного наличных, ключи от Гришиной квартиры (с брелоком в виде колокола, любит он им позвенеть иногда) и телефон. Проклятье!

Я все равно не поверю! Не поверю в смерть своего друга!

Внезапное озарение заставило меня перевести взгляд на найденные ключи. А ведь точно! Я сейчас поеду к нему на квартиру и там все выясню! Уверен, Гришу просто ограбили, а он и сидит сейчас без телефона и ключей, бедолага! Ну максимум дает показания в отделении полиции!

Решено – немедленно еду к Грише. Осталось только такси заказать и…хоть немного пол вытереть. А то настолько мерзостный запах за пару часов так провоняет всю квартиру, что потом хоть капитальный ремонт делай!

Во время ожидания такси я не находил себе места, метался по всему дому и пытался заново научится связно…мыслить.

Итак – в мою квартиру, под видом моего лучшего друга проникает некое создание – метаморф с достаточно определенной целью (придушить меня ко всем чертям или…к примеру, придушить и доставить мою безвольную тушу по нужному адресу?). Стоп. А что я вообще знаю о метаморфах? А знаю я всего лишь два факта (зато каких!): факт первый – метаморфы могут принимать произвольное обличие и часто промышляют наемничеством, факт второй – Игнат мне как-то сказал, что в той злосчастной переговорке, где я попался людям из корпорации «Вира» на глаза, один из присутствующих чинов «Виры» был как раз метаморфом…

Чертовы ублюдки!

Но не время отвлекаться, думаем дальше – а что было потом? Потом я дал отпор этой твари, пусть и не фатальный отпор, но дал. После чего, почти сразу в мою квартиру ворвалось еще одно существо. Почему сосед Толик стал вдруг существом? Да потому что про таких вот отморозков мне Игнат тоже рассказал!

Предельцы – так он их назвал. Те, кто пожирают саму сущность чужого дара. Жаль, что он не раскрыл эту тему подробнее, очень жаль.

Стук закрывшейся двери на лестничной площадке отвлек меня от анализа ситуации. Бегом проскочив коридор, я выбрался на лестничную площадку и вперил взгляд в дверь Толика.

Ну, я в общем-то и не сомневался, что полет с девятого этажа не сильно ему повредит. Нужно решать, что делать с этим созданием. Но, пожалуй, решать буду не я. Сдам его той же Ледяной смерти, к примеру.

Да и некогда мне что-то решать – приложение добросовестно доложило мне о том, что через пять минут к моему дому подъедет синий шевроле лачетти. Замечательно.

Быстро подскочив к гардеробному шкафу, достал свой старый-добрый рюкзак и начал лихорадочно собираться. Сюда я вернусь еще не скоро. Надеюсь…

До нужного адреса такси долетело примерно минут за сорок. Пришлось даже доплатить таксисту, для ускорения.

Пулей вылетев из машины я на ходу попытался вспомнить подъезд друга. Да, у людей так бывает: этаж помню, цвет двери помню и даже ее расположение на лестничной площадке тоже помню! А вот подъезд нет.

Ну да это не проблема, с ключом от домофона. Методом проб и ошибок я весьма быстро отыскал нужный мне подъезд. Как оказалось, Григорий проживает в третьем подъезде. Дожидаться лифта я не стал, да и этаж всего-то четвертый.

Уже перед дверью я попытался отдышаться, одновременно с этим вдавливая до предела кнопку звонка. Не помогло.

Что же, тогда я войду сам, провернув ключ в замочной скважине, я немного подержал руку на дверной ручке, как бы решаясь войти. Ну, перед смертью же не надышишься, так вроде?

Рывком распахнув дверь я оглядел прихожую, точнее попытался. Света не было и где он тут включается я не знаю. Точнее не помню. Пришлось включить фонарик на смартфоне.

Открывшаяся картина откровенно меня напугала – повсюду следы борьбы: осколки от разбитого зеркала устилали весь пол в прихожей; обувь раскидана, а у шкафа-купе проломлена дверь. Чертовски плохие признаки. Чертовски.

Аккуратно ступая по осколкам зеркала от шкафа, я достал припрятанный нож из кармана куртки и подвесил его в воздухе рядом с правым плечом, но так, чтобы периферийное зрение отчетливо фиксировало парящий нож. Практично получилось!

Вот так медленно продвигаясь я и обыскал все 3 комнаты и кухню. Ничего. Осталось дело за малым. Проверив туалет, я чуть выдохнул, втайне надеясь, что и в ванной я ничего не найду. Тогда это бы значило то, что Гриша все-таки покинул дом, возможно даже отправился в госпиталь, ну или в полицию. Придется обзванивать ближайшие учреждения и ехать к нему. Ну это уже частности!

Но уже поднося руку к двери в ванную комнату я отчетливо понял, не будет никакой полиции. Да и госпиталя тоже не будет. Предчувствие ясно дало понять – тебе туда ходить не стоит, Артем. Развернись и беги. Беги и размазывай слезы и сопли по щекам. Беги и будешь жить, Артем.

Сжав зубы до состояния «еще чуть-чуть и пора к дантисту», я медленно провернул дверную ручку… Чтобы тут же отшатнуться от нестерпимых запахов гари и жженой химии.

Дернувшись назад, я отошел в соседнюю комнату и открыл настежь окно. Свежий воздух…

Так и не поняв, чем это там так смердит, я задержал дыхание, прикрыл нос рукавом и прошел в ванную комнату…

От дикой вони у меня заслезились глаза и, наверное, поэтому я не сразу заметил то, что лежало в самой ванной.

– С-с-суки. – сдавленно прошипел я сквозь рукав. Да какой к чертям рукав?! Бросившись к ванной, я навел луч света из смартфона на то что…лежало…лежал? Рвотные позывы не замедлили явиться, но за неимением пищи в желудке им пришлось отступить.

В очередной раз судорожно дернувшись, я обессилено оперся рукой о ванну и смотрел… Смотрел на почерневшие от огня и сажи человеческие останки.

9 глава. Подготовка к войне

Я брел по ночному городу, совершенно не различая дороги перед собой. Провожая мутным, бессмысленным взглядом редких ночных прохожих, я пытался хоть как-то прийти в себя и начать мыслить трезво.

Чертовы ублюдки – и это был самый ласковый эпитет, которым я наградил всю корпорацию «Вира» в общем, и одного долбанного Юлиуса частности. В своих озлобленных фантазиях я рвал их телекинезом на куски, скидывал их с двадцатого (и выше) этажа и делал еще много разных и крайне неприятных для них вещей. Одним словом – я мстил.

По какой причине и какому праву они устроили такой беспредел? Для меня это непонятно! Неужели какая-то жалкая информация о связях корпорации с клиникой «Возрождение» стоит человеческой жизни?

Ах, денежные транши переводили в клинику «Возрождение»?! И что с того? Это же попросту смешно! Тогда в расход нужно пускать целую плеяду специалистов из нашего банка. И систему отчетности заодно!

Значит, все-таки, не только информацию о денежных переводах смог достать мой друг. Но тогда что именно он накопал?! Я выясню это сам. Ради памяти о Грише – хорошем человеке и надежном друге! Моем друге!

И я не забуду того, что они сделали с ним. Не забуду сгоревшей начисто эмали и оплавленных краев ванной, в которой моего друга сожгли заживо. Не забуду контур наручных часов, слитых теперь в одну стальную массу и застывших на его левой руке. Я нихрена не забуду!

Постепенно накручивая себя, я и не заметил, как ноги принесли меня к своему двору. А куда им, собственно, еще идти было, в отсутствии здраво работающей головы то?

Сейчас я стоял под падающими хлопьями снега, моргал и всматривался в свои окна. В одном из них не было оконной рамы в принципе – это я сегодня вечером отправил полетать с девятого этажа предельца Толика.

– Если что, твое окно вон там лежит, точнее то, что от него осталось. – грубоватым голосом заметили сзади.

Вздрогнув и обернувшись на голос я уже было приготовился к неприятностям, но это оказался всего лишь мой сосед снизу. Николай.

Молча кивнув ему, я вернулся к созерцанию своих окон, особенно присматривался к кухне. Это что, силуэты там мелькают? Кто-то уже проник в мой дом? Хрен разглядишь ночью, да еще и с выключенным в квартире светом.

– Я бы на твоем месте сейчас туда не ходил. – проинформировал меня Николай.

– Почему? – сухо спросил я. Мои мысли сейчас были заняты совершенно другими вещами. Например – как именно я буду откручивать головы всем причастным к смерти Гриши!

– Туда ввалилась куча народу. Я их заприметил, когда выходил на балкон покурить. И должен тебе сказать, что на ментов они совсем не похожи. – доверительно сообщил он мне. – Да они вообще хрен знает на кого похожи, если начистоту.

Помолчали. Идти или нет? Стоит пойти и назад я уже не сверну, и, с вероятностью в девяносто процентов (это я оптимистично прикинул), там же и останусь. Потому что я догадываюсь, кто именно сейчас шарит по моей квартире – прихлебатели корпорации «Вира» во главе с Юлиусом… Еще не время для таких встреч, Артем, еще не время.

– Что, так и будем стоять? Пошли уже, тут неподалеку есть круглосуточная забегаловка. Так себе местечко, но хоть что-то. Поговорить надо. – предложил Николай и развернувшись пошел в сторону выхода со двора.

Но прежде чем уйти, я решил попробовать разглядеть хоть что-то с помощью камеры смартфона. И каково же было мое удивление, когда я увидел в окне…Джайну. Те же длинные каштановые волосы, та же стать и хищная грациозность движений, и в легкой курточке синего цвета (и не холодно ей?). Хотя, с ее то способностями к Силе воды…

Я замер. Какого черта она забыла в моей квартире? И где остальные визитеры, о которых только что рассказал Николай? А, вот и они, двое мужчин, оба в пальто и одного из них я даже знаю. Юлиус…

Видимо, я настолько громко скрипнул зубами, что даже сосед, отошедший уже на десяток метров, все услышал.

– Не дури, Артем. Говорю же – пойдем отсюда, пока нас не заметили. – обеспокоенно проговорил Николай.

Кивнув сам себе, я сделал несколько быстрых фотографий всей этой шайки, после чего развернулся и быстрым шагом устремился вслед за Николаем.

И чего этому Николаю от меня надо? Предупредил зачем-то и даже караулил меня на улице. Нет, он конечно объяснил, что ему внезапно посреди ночи приспичило сходить за пачкой сигарет в круглосуточный ларек…

– В такой же круглосуточный как это заведение? – с иронией спросил я.

– М-да. А раньше работала. – почесав голову ответил Николай.

Дело в том, что если эта кафешка когда и работала, то это было сильно не сейчас и даже не вчера. А, скорее всего, во времена юности Николая.

– И? Куда пойдем на это раз, Николай? – спросил я.

– Никуда, сейчас такси вызову, что-то холодновато на улице. – буркнул сосед.

Вот так мы и стояли около заброшенного здания в ожидании волшебной кареты: Николай – сурово насупившись и поглядывая на меня, ну и я – озираясь по сторонам и по-тихому планируя чем буду отбиваться в случае нападения. Может, доской от заколоченного окна? Или вон, к примеру, ржавый кусок рельсы валяется, непонятно как здесь оказавшийся. Трамвайные пути тут что ли раньше были?

Но отбиваться мне не пришлось, такси приехало быстрее.

Уже в такси, достав смартфон и разглядывая запечатленные снимки я поражался своей наивности. Ну вот как? Как я повелся на этот спектакль, который Джайна устроила на проходной в оплоте? Эх, Джайна, Джайна, ты же мне почти начала нравиться. Почти.

Я ведь и правда думал, что она не в ладах с этим Юлиусом. А тут на те поглядите, преспокойно разговаривают. Судя по всему, обсуждают куда же делся этот…человечек. Юлиус даже лицо свое страшное скалит в улыбке. Сраные даар.

Ну ничего, мы еще посмотрим кто из нас последним улыбнется.

Выйдя из машины и расплатившись с таксистом (вот же ретроград этот Николай, предпочитает платить наличными), мы быстро прошли мимо вывески, из которой следовало, что мы заходим в лучшее круглосуточное бистро, как минимум, в этом секторе Галактики.

– О чем хотел поговорить? – напрямик спросил я Николая, одновременно усаживаясь за стул (пластиковый, кстати).

– Да погоди ты, не торопи. Давай хотя бы чай закажем. – отмахнулся Николай.

– Кофе. – поправил я Николая.

– Ладно, сейчас принесу. – кивнул он.

Достав из кармана свое смертоносное оружие (два кухонных ножа и подшипник), я разложил его на столе и принялся ждать своего соседа.

– Держи свой кофе. Не понимаю я этого напитка. – неодобрительно проворчал Николай. – И булочки принес.

– А я тебя не понимаю. Но не осуждаю же. – вежливо заметил я, отхлёбывая кофе из полулитровой кружки. Вот это я понимаю размер!

– В общем, чего спросить хотел. Какого хрена происходит у тебя? – не стал миндальничать Николай.

– А тебе, собственно, зачем чужие проблемы? – полюбопытствовал я.

– Не рассказывай мне про чужие проблемы! – рыкнул он. Остервенело откусил полбулки, запил чаем и продолжил. – Твои проблемы очень быстро могут стать моими проблемами! Какие-то непонятные вопли из твоей квартиры. Грохот, стоны. И как вишенка на торте – у тебя вырывает окно из оконного проема! Это была бомба? Отвечай!

– Ну во-первых – не ори. Во-вторых – это была не бомба, это был я. – спокойно ответил я.

– Ты? Да ты же…ну, в смысле, там же сила нужна. – как-то скомкано закончил Николай свою обличительную речь.

– Уверен, что действительно хочешь это знать? – спросил я.

– Да, черт тебя задери! Хочу! Я с семьей живу прямо под твоей квартирой! Жена и дочка! И я хочу быть в курсе того, что может угрожать мне или моей семье. – веско ответил Николай.

Ну что же, достойная причина.

На этот раз я решил попробовать поднять подшипник, не шевеля ни единым мускулом. Только взгляд и сила Разума.

– Э-э…это что? – икнул от неожиданности сосед.

– Это подшипник, познакомься. – невозмутимо ответил я.

– Я в курсе, что это такое! Какого хрена он тут летает?! – яростным шепотом прорычал Николай, и, беспрестанно озираясь попытался поймать его. Не тут-то было.

– Потому что я его заставил это делать. – пожал плечами я, вместе с тем перемещая подшипник как бы периферийным зрением. Не фокусируя взгляд на нем. Таким образом он перемещался в пространстве очень даже шустро. И нет ничего удивительного в том, что Николай так и не смог его поймать.

– Все, убери его, заметит еще кто-нибудь. – попросил Николай.

Вновь пожав плечами, я аккуратно опустил подшипник себе на ладонь и убрал его в карман.

Помолчали минут десять. Я уж не стал добивать Николая летающими тарелками – зачем? Человек и так, судя по его физиономии, пребывал в полнейшем офигевании от происходящего. Пусть переварит.

– А ножи зачем? – наконец с подозрением спросил сосед.

– На всякий случай. – коротко ответил я.

– Хорошо, тогда поправь меня, если я где-то ошибся – ты, чертов волшебник. Но самое главное не это, самое главное, что за тобой сегодня пришли точно такие же, мать их, колдуны? Я прав? – закипая начал Николай.

– Не совсем, скорее нас можно назвать одаренными. Ну, в крайнем случае – магами. – поправил я его.

– Да похрену мне кем вы там себя называете! Я всего лишь пытаюсь понять, что тут к хренам собачьим происходит?! – захрипел от возмущения Николай.

– Ну, если ты хочешь нормальных объяснений, то мне понадобится еще одна кружка кофе. – ответил я и выразительно посмотрел на свою уже пустую кружку.

Скрипнув зубами, Николай поднялся из-за стола и пошел к стойке с продавцом мне за топливом.

Именно при таких обстоятельствах я и поведал Николаю о своих злоключениях: попивая кофе ночью в бистро и периодически морщась от ругательств соседа, которые тот посчитал своим моральным долгом вставлять в те или иные места повествования (почти во все места, если быть точным).

– Хреново. – коротко подвел черту рассказу Николай. – Слушай, а я же помню Гришу! Нормальный парень! Он где сейчас? Так и вынюхивает для тебя информацию, судя из твоего рассказа?

Я сглотнул и прикрыл глаза. Гриша, Гриша. Про твою смерть я ему не рассказал, как-то обошел стороной. Нет у меня сил – вспоминать об этом сейчас, когда я только отошел от увиденного.

– Что? Я что-то не то сказал? – недоуменно спросил Николай.

– Он…мертв. – еле выдавил из себя я.

– Дерьмо. – емко и точно выразился сосед.

– Оно самое, Николай, оно самое. – удрученно кивнул ему я.

Вот тут-то он и призадумался. Крепко призадумался – стоит ли вообще со мной разговаривать. Вроде Николай мужик достойный, да и я сам не хотел ему жизнь портить (или того хуже – резко сокращать продолжительность его жизни), поэтому решил помочь:

– Слушай, Николай. Сейчас я допью кофе и выйду отсюда. А ты забудь обо мне и возвращайся к своей семье. Все просто, как два пальца об асфальт. Договорились?

– Колян. Называй меня Колян. – неожиданно сказал…Колян.

– Хорошо, Колян, мы дого..– договорить он мне не дал.

– Слушай сюда, Артем. У меня есть гараж, который находится на отшибе города. Тихое местечко. Можешь перекантоваться там, пока все это не уляжется. Деньги есть?

– Есть. – заторможено кивнул я. Вот не ожидал, честно.

– Хватай ключи, маг доморощенный. И записывай адрес…

Такси на этот раз приехали куда быстрее. Ну или мне показалось, ведь сейчас я сидел в тепле и с кружкой кофе, а не стоял ночью на холоде. В любом случае – попрощавшись со своим ночным собеседником я быстро сел в такси и попытался отрешиться от окружающего мира. Не хотелось думать! Не хотелось вспоминать все то, что я увидел в квартире лучшего друга.

– Ого, да тут даже диван есть. – обведя тусклым взглядом свой будущий штаб, равнодушно сказал я себе. Слишком устал, слишком много всего…даже не свалилось – обрушилось на меня. Прорва информации, как полезной, так и не очень. Метаморф и пределец. Смерть друга и преследование со стороны оплота Альянса (судя по всему) и корпорации «Вира». Явный перебор для простого системного администратора, работающего в региональном банке.

Первое, что я сделал в своем будущем штабе (координационный центр по препятствию планам корпорации «Вира», если угодно) – это нашел обогреватель. Электричество тут есть, так что проблем с жильем в ближайшее время не предвидится. Да я даже зарядку от телефона не забыл, когда из дома убегал!

Пододвинув включенный обогреватель поближе к кровати, я укрылся своей же курткой и почти моментально вырубился.

Снилась мне какая-то чушь: вспышки огня, крики сгорающих заживо людей и нелюдей. Еще помню, как падал в огонь – медленно и неотвратимо. Но смутило меня не это, хрен с этим огнем, а вот то, что я жаждал упасть в него – вот это было действительно странновато.

С воплем подскочив с дивана, я бешено заводил взглядом по гаражу и пытался осознать себя. Кто я? Где огонь? Почему я еще жив?!

– Приснится же… – выдохнул я, глянул на экран смартфона и застонал. Уже утро.

Да, с осознанием у меня проблем не возникло – меня зовут Артем и у меня ну просто охренительно большая куча проблем. Мотивирует.

Вспомнив обстоятельства, которые поспособствовали моему здесь появлению, я сделался еще более мрачным, чем обычно был по утрам. Мне нужно в ближайшее время позвонить Гришиным родителям, принести свои соболезнования и узнать дату и время церемонии похорон. Пусть я и не могу никому рассказать об обстоятельствах его смерти – родителей его посвящать я точно не стану, незачем им это знать. Полиции рассказать? А что я им скажу? Здравствуйте, Гришу сжег маг огня? Бред. Но у меня в любом случае есть и моральный долг перед другом.

Вздохнув от напирающих на меня негативных мыслей, я с сомнением оглядев обстановку гаража и пришел к выводу – кофе мне здесь точно не найти. А без кофе сейчас нельзя.

Придется идти в магазин. Ну что за жизнь? Хорошо хоть электрическая плитка и такой же чайник здесь есть в наличии. Быстро сбегав (без происшествий) туда и обратно за кофе и, естественно, печеньями, я с комфортом развалился на потрепанном диване и закурил, попивая горячий напиток богов.

И первое, что пришло мне на ум – месть, это, без сомнений, хорошо. Но мне нужен план. И оружие мне тоже нужно. Иначе, какой из меня мститель?

И если с планом для меня все более или менее было ясно – завалиться в клинику «Возрождение» и найти там главного, самого отмороженного доктора и выбить из него интересующую меня информацию.

План, конечно, такой себе, но какие у меня варианты? Пойти в оплот Альянса и сдаться Ледяной смерти? Не мой выбор. Вернуться на работу как ни в чем не бывало и попросить совета Лоран-Ра, а по совместительству еще и моего начальника? Ну это вообще суицидом попахивает – там то меня и будут ждать в первую очередь.

Но будут ли меня ждать в клинике? Не факт, далеко не факт! Поэтому нужно хотя бы попытаться проникнуть в эту чертову клинику. Возможно, под видом самого безобидного пациента на свете. Тем более – визитка того врача у меня все так же болтается во внутреннем кармане многострадальной куртки.

К слову об одежде и обуви – она знатно поистрепалась. Начиная от зимних кроссовок и заканчивая шапкой-вязанкой. Поэтому наряду с оружием у меня стоит вопрос о замене одежды. Потом.

А теперь перейдем к главному – оружие. Я уже обдумывал этот вопрос и даже составил список требований. Требование номер раз – оно должно быть незаметным, и требование номер два – эффективным. Все.

Под эти, в общем то нехитрые требования, идеально подходят только метательные ножи. Компактные, стальные, смертоносные – все как я хочу. Достав смартфон, я бегло изучил данный вопрос, наметил точку (торговый центр) на карте и принялся собираться в дорогу.

Ну, собираться в дорогу – это, конечно, громко сказано. Скорее умыл лицо из стоящей около дивана бутылки с водой. Накинул куртку и заказал такси. Вот и все сборы.

Уже по дороге в торговый центр я пришел к выводу, что наступательного оружия мне может и не хватить. А если пуля? На сделанных ночью фотографиях, которые я просматривал раз за разом, было отчетливо видно, что у второго мужчины (хрен его знает кто такой) оттопырено пальто слева, в районе груди. Возникает вопрос – каким таким волшебным образом я буду уклоняться от пуль? Телекинезом их останавливать? Не смешно, ведь я даже не уверен, что сами Лоран-Ра на это способны. Хотя телекинез – это как раз их врожденная способность.

Тогда что остается? На ум ничего кроме небольшого щитка не пришло. Тридцать на тридцать сантиметров. Но, если честно, в этой теме я не разбираюсь. Поэтому даже представить не могу, что за материал мне нужен. Хоть действительно тренируйся пули на лету останавливать!

Так и не придя ни к чему определенному (точнее «решив», что буду решать проблемы по мере их поступления), я поблагодарил таксиста за оперативную доставку и устремился в местный оплот…бутиков. Никогда не любил долгие походы по магазинам, но тут уже пришлось постараться.

А отвел я себе времени на старания ровно два часа. По итогам, которых, кстати говоря, я уже не выглядел как побитый жизнью припортовый бомж. Даже в парикмахерскую зашел (не в последнюю очередь из-за того, что там мне заодно и голову помыли). Парикмахерша, между прочим, оказалась дриадой, поэтому свою голову я ей доверил без колебаний. Нравятся мне эти милые и чуть-чуть своеобразные создания. Вот нравятся и все тут.

Вот в таком виде, приодетый, подстриженный и в общем то довольный я и зашел в магазин холодного оружия.

– Здравствуйте! Мне нужны метальные ножи. – с ходу расставил я приоритеты сегодняшней закупки колюще-режущих предметов.

– Добрый день, уважаемый. – вежливо поприветствовали меня. – Есть какие-либо предпочтения?

– Ну, особых нет. Разве что клинок должен быть широким. И их нужно два. Это возможно?

– У нас возможно все. – как-то уж слишком загадочно ответил продавец хладного железа.

Я в нетерпении кивнул ему и уставился на витрину. В последнее время, я не слишком то и люблю загадки.

Прождал я продавца около пятнадцати минут. Но, если честно, подождать однозначно стоило! На широком подносе он принес мне около двадцати экземпляров разнообразнейших метательных ножей!

Если не углубляться в теорию, то мы сошлись с продавцом на разновидности метательных ножей под названием – кунай. Как объяснил мне продавец, родина этих широких (на самом деле они бывают разной ширины, но конкретно в этом магазине были именно такие – кунаи с широкими клинками) ромбовидных ножей – Япония. Правда весят эти сравнительно небольшие посланцы смерти почти триста грамм. Слегка тяжеловаты, но для меня как раз подходят – все равно не руками же я их метать собрался. Купил набор из двух таких ножей и нагрудный чехол, выполненный из нескольких перепутанных (как мне показалось) кожаных полосок.

– Не возражаете, если я прямо здесь примерю эту…сбрую? – скептически поинтересовался я. Ну не верилось мне в удобство этой штуковины. Как бы красочно этот чехол не расписывал продавец.

– Зря сомневаетесь, но, конечно, примеряйте. – с улыбкой ответил продавец.

Напялил (при помощи продавца) этот с виду запутанный чехол, потом огляделся вокруг в поисках зеркала, хлопнул себя по лбу (не в магазин одежды же пришел) и скосил глаза вниз. А что, весьма неплохо смотрится! Два широких ножа отлично уместились на левой стороне груди и даже место еще осталось. А под верхней одеждой их вообще видно не будет.

А что насчет удобства? Размяв плечи, подергав руками в разные стороны и покрутив шеей (больше на ум мне никаких проверок не пришло), я пришел к выводу – да, это действительно удобно. Непривычно, конечно же, но удобно. Беру.

Из торгового центра я выходил с легкой улыбкой и далеко не самыми легкими помыслами. На груди умиротворенно покоились метательные ножи, а в душе бушевала буря!

Пора навестить моих «друзей» из клиники «Возрождение».

10 глава. Клиника «Возрождение»

Для начала, я все-таки решил не пороть горячку и не лезть в заветную клинику напролом. Сперва нужно съездить на разведку местности. Выяснить все, если можно так выразиться – нюансы проникновения в клинику.

Мысль, безусловно, дельная. Только вот разведчик из меня никакой. Уже девятый круг вокруг квартала с этой клиникой наматываю – и ничего. Вход на территорию всего один и тот охраняется. По периметру идет трехметровый кирпичный забор, по верху которого еще и кованые наконечники в ряд стоят. Повсюду камеры наблюдения. В общем – милое местечко.

Само же здание клиники представляет собой шестиэтажку с одним подъездом, точнее парадным входом. Стены клиники покрыты светло-коричневой облицовкой, установлены белые пластиковые стеклопакеты, в общем все стандартно – абсолютно ничем не примечательная клиника. Кроме пары автоматчиков на входе. Ну еще эта клиника отличилась наличием сомнительных транзакций (читай – связей с корпорацией «Вира»).

Так. Отираясь тут и мозоля глаза охране, я ничего не добьюсь. То, что я сюда смогу проникнуть только под видом пациента я и так знал. Мне нужен план! Но на этот раз не план действий, а план помещений клиники «Возрождение». Хотя бы примерный.

И я даже знаю куда мне пойти! Кажется, около метро я как раз видел одно из интересующих меня заведений. Интернет-кафе. Анонимность и конфиденциальность для меня сейчас в безусловном приоритете!

К слову, я принял решение избавиться от старого телефона (это помимо уже того, что я его вообще старался не включать). Он, без сомнений, верно мне служил, но я не могу быть стопроцентно уверен в том, что меня не прослушивают и не пытаются вычислить мое местонахождение. С помощью какой-нибудь триангуляции, к примеру. Ну или просто удаленно включив на телефоне GPS.

Решив не откладывать в долгий ящик решение столь насущных вопросов, напрямую касающихся моего выживания, я развернулся и быстрым шагом двинулся в сторону ближайшей станции метро. Меня ждет Ладожский вокзал.

Почему именно вокзал? Именно там я собрался приобрести себе как новый телефон, так и сим-карту к нему. Без лишних вопросов и документов. К сожалению, без лишних вопросов не вышло…

– Девушка! Ну я же вам объясняю – паспорт сейчас у моей подруги (сказал бы у жены, да кольца под рукой не оказалось), а мне нужно очень срочно ей позвонить, чтобы она как раз приехала сюда с паспортом. Вот, смотрите, видите телефон? Нет сим-карты! – для убедительности я потряс перед девушкой за стойкой своим новеньким китайцем, который я приобрел буквально минут пятнадцать назад, и постарался выдавить из себя максимально невинную улыбку.

Вроде получилось: девушка все-таки продала мне симку за наличные и без предоставления документов, однако взяв с меня клятвенное обещание при первом же выходе в сеть обязательно внести свои паспортные данные в личный кабинет пользователя. Ага, конечно внесу, конечно.

Мне и раньше то не особо нравился тот факт, что за мной можно легко проследить при помощи моих же собственных гаджетов (отследить мое местоположение, зафиксировать что я ем, с кем сплю и так далее по списку). А уж теперь, когда начался весь этот беспредел с новоприобретенными способностями – мне этот самый факт тотальной слежки не нравится вдвойне!

Наконец, облегченно вздохнув я двинулся к выходу с вокзала. Встал на эскалатор, едущий вниз и принялся с любопытством разглядывать прохожих.

Интересно у них тут на вокзале. Кого здесь только не встретишь! Про дриад (которых мало), даар (которых тут полно) и Лоран-Ра (здесь их вообще не видно, не любят вокзалы?) говорить не буду. С их существованием я уже более или менее свыкся.

Помимо трех уже известных мне видов, встречались тут и другие странные создания: полутораметровые девушки и парни, с заостренными к верху ушами и рудиментарными, прозрачными крылышками сзади – это что феи переростки?

А по эскалатору вообще поднимался крайне странный дедушка: у него были короткие (сантиметров по двадцать) рога и святящиеся зеленым светом глаза. Похож на лешего, вот честное слово!

Едем дальше, вот мимо меня стоя на эскалаторе проплывает двухметровый и серокожий гигант – это вообще кто такой? Метаморф?

Я призадумался, ведь если пораскинуть мозгами и слегка убавить уровень критического мышления, то можно прийти к выводу, что на свете есть не только те виды, которые размножаются известными нам, кхм, способами. Можно ведь хотя бы допустить такое? Что у некоторых созданий попросту нет механизма биологического размножения. А есть какой-то другой способ…мифический, что ли?

Как всегда – мне катастрофически не хватает информации. Была мыслишка написать Тиссе и пригласить ее в какое-нибудь приличное заведение. Была такая мысль, да всплыла. Сейчас поблизости от меня лучше вообще никому не находится. Чревато последствиями.

Мои мрачные мысли были прерваны забавным мальчуганом, державшимся за руку родительницы и стоящим чуть ниже меня по эскалатору:

– Мама! Смотри! У дяденьки руки светятся!

И это чудо тыкнуло пальцем в мою сторону. Я аж вздрогнул, но, хорошо хоть, что мозгов хватило не проверять руки у всех на виду. Делаем морду кирпичом!

– Максимка, дядя, наверное, на одном из концертов выступать будет. Не надо тыкать пальцем. Это невежливо. – поучающее сказала мама этого смелого Максимки.

Я внутренне ухмыльнулся «Ага, Снегурочкой буду».

Но руки свои все-таки убрал в карманы. Незачем ими лишний раз…светить.

Тоже тот еще вопрос. Эту непонятную синеву уже что, днем видно?! Да вроде я сам не особо замечал. Но я-то, вполне возможно, уже привык и не обращаю на это внимания, а вот люди…

Судя по всему, какие-то шестеренки все-таки решили встать на свои места в моей слегка стукнутой головушке, и я вспомнил одно, так сказать, обстоятельство.

Вспомнил, что мне говорил Игнат – Покров скрывает нас (теперь уже действительно нас) от внимания и глаз обыкновенных людей. А если быть еще более точным – он скрывает нашу внешность! Тогда, какого непонятного лешего (на этой мысли у меня слегка зачесалось между лопаток) тут произошло?

Мне что, теперь ходить запакованным по самые брови?! Не было печали…

– Эй! Мужик, не стой столбом! – буркнул один из посетителей вокзала, проходя мимо погрузившегося в тяжкие думы меня.

Недоуменно оглянувшись, я сразу же заметил, что стою чуть ли не на самом выходе с эскалатора. Да уж, задумался!

«Нужно пройтись, проветрить мозги не помешает» – мысленно дал я себе установку.

Неторопливо проходя мимо витрины одного из многочисленных магазинчиков на привокзальной территории, меня как будто обухом по голове ударили – на витрине были новогодние сувениры! Никогда не думал, что такие насквозь положительные вещи могут вызвать у меня столь неоднозначную реакцию. Мне как-то вдруг стало по-настоящему тоскливо: я не хотел всех этих проблем, не хотел смерти своего друга и даже способностей этих не хотел. А теперь еще и новогодняя атмосфера проплывает мимо меня. Блестяще, Артем, блестяще!

Встряхнув головой, я сделал единственное, что принесло бы мне хотя бы капельку умиротворения прямо сейчас. Купил новогоднего мишку.

Думаю, Тиссе он понравится. Информация как никак стоит денег. А ту информацию, которую я хочу выведать у дриады, вообще за деньги не купишь. Поэтому пусть будет мишка.

А вообще-то, я всегда любил этот семейный праздник – Новый Год, и в первую очередь за его особую атмосферу: люди за неделю-другую до праздника намного чаще улыбаются, ведь люди (а теперь и нелюди) в предвкушении салютов, подарков и шампанского. Те же запахи колы и мандаринов…

Так, что-то я уж слишком отвлекся! Пора бы уже наведаться в интернет-кафе, возможно, там мне удастся что-то нарыть по теме планировки здания клиники «Возрождение». Ну или не удастся, и тогда я поймаю огромную, чертовски неопрятную птицу с говорящим названием «обломинго».

А ведь информация действительно нашлась! Правда план этот оказался аж девяносто пятого года и к самой клинике «Возрождение» он вообще никакого отношения не имел.

Насколько я уловил суть – раньше это здание принадлежало одному из прогоревших банков, у которых еще потом лицензию отозвали. Но адрес здания совпадает! Да и с виду тоже вроде похоже. Те же контуры, тот же парадный вход, ну и этажей тоже шесть.

Ага! Вот то что я и ищу – задний проход здания. Или черный ход? Поди их разбери, этих архитекторов.

Но если не придираться к словам, то располагался черный ход в правой части здания и как я сильно подозреваю – использовался в качестве курилки напополам с подъездной для транспорта. Логистика и тому подобные вещи.

Черт! А ведь наворачивая круги вокруг клинки, я действительно видел, как на территорию въезжала какая-то газелька с закрытым кузовом с большой надписью на боку: медэкспресс, и зеленый логотип. На скорую непохоже, а значит – привозили медицинские товары, ну или что-то похожее. Но суть то не в этом!

Удовлетворенно хмыкнув, я почесал скрытую курткой перевязь с метательными ножами. Вот сидеть за столом в этой сбруе точно не удобно! Но не снимать же ее теперь…

Итак, перейдем к самому вкусному – мой, без сомнений замечательный дар, как раз и поможет мне в проникновении на этот закрытый объект. Осталось дело за малым – разузнать расписание маршрута этой прекрасной газельки и незаметно в нее проникнуть.

Хм, а я ведь тут уже целый час штаны просиживаю, нужно поторопиться. На всякий случай.

Пусть нужную информацию (расписание маршрутов) я заполучил и не сразу, но кое-что откопать мне удалось, а точнее – адрес склада, с которого отгружают товар.

Быстро собравшись и очистив кэш и историю браузера (сомнительное занятие, знаю), подхватил свою куртку с кресла и целеустремленным шагом покинул сие замечательное заведение.

Сегодня уже нет смысла дергаться в сторону клиники. Настало время вечерних тренировок моего прогрессирующего телекинеза. Тренироваться я планирую в гараже Николая, естественно.

На это раз решил добираться до своей временной «штаб-квартиры» с помощью наличных и вызова такси через набор одного из известных по всему городу номеров такси. Нет, я не ретроград как Николай, но в моей ситуации – чем меньше оставишь следов, тем дольше проживешь. А жить мне хотелось!

Таксист остановил машину примерно в трех кварталах от нужных мне гаражей, как я и заказывал. Паранойя? Не исключено! Но мне очень и очень не понравилось, что по моей квартире разгуливают могущественные одаренные вперемешку с вооруженными огнестрелом личностями.

Три квартала, мне нужно было пройти всего лишь три квартала! Но даже их я не смог преодолеть без приключений.

А в виде приключений у меня сегодня была троица мутноватого вида типов, подозрительно смахивающих на гопоту обыкновенную.

– Эй, мужик! – донельзя прокуренный голос донесся сзади.

– Мужик, а ну постой, спросить тебя надо! – вторил ему второй любитель «подойти из-за угла».

Мне вот интересно – на такие угрожающие вопли и правда кто-то останавливается?

– Да бл…

– Стоять! Нам поговорить надо! – впереди по ходу моего движения вынырнул еще один ночной житель. Проклятье!

Ситуация хреновая – меня зажали с двух сторон. Вернее, она была бы хреновой, если бы не мой телекинез. Но действовать нужно быстро. Действовать нужно прямо сейчас!!!

– Ну, привет вам что ли, господа утырки! – широко улыбнулся я, одновременно разворачиваясь к преследующим меня уголовным элементам и распахивая куртку. Пора проверить мое новоприобретенное оружие в действии! Они сами напросились.

Первый выпущенный мной клинок скользящим ударом прошелся по ноге впередиидущего гопника (чему он, как мне кажется, совсем не обрадовался), второй кунай свистнул в воздухе и попал чуть выше первого – в бедро следующему за ним отморозку. Как итог – оба тела извиваются на земле и пытаются зажать свои раны.

Резко разворачиваясь к третьему их собрату по бутылке, я выбросил обе руки (скорее от страха) и остановил его руку с поблескивающей заточкой буквально в полуметре от себя. Вместе со всем хозяином остановил.

Последний гопник судорожно задергался и захрипел. Телекинез держал его крепко. Да и мне его было отпускать попросту страшновато!

Гопник же поняв, что попал в ловушку, странным образом сморщил лицо и…заплакал. Самым, чтоб его, натуральным образом заплакал! И это гопник? Доблестный рыцарь ночных подворотен и темных переулков?!

Бить я его не стал – ему и так от жизни ничего хорошего не перепало. Просто оттолкнул его при помощи телекинеза на пару-тройку метров, после чего он довольно шустро поднялся и скрылся в неопознанном направлении. Сопровождая все свои телодвижения жуткими всхлипами плачущего разбойника. Жесть!

Это было…легко? Адреналин, конечно, еще плещется в крови и сейчас мне кажется, что даже сам Тихий океан мне будет по лодыжку. Пусть это и преувеличение, но не стоит отрицать очевидных фактов, мой дар – спас меня и сделал это настолько изящно и непринужденно, что…В общем я доволен.

И да, ножи то свои нужно собрать. Пусть они и замарались в крови, но не бросать же их теперь. Кстати, два клинка это, конечно, хорошо. Но три ведь всегда лучше? Хотя…есть у меня одна идейка. Но это позднее.

Сейчас мне нужно наконец дойти до гаража, налить себе кофе, покурить и приступить к тренировкам!

Хорошо хоть тут у гаража дверь стальная, сделанная еще году так в девяностом, если не раньше. Не дверь, а монстр! Чувствую себя защищенным в своем «штабе».

После обильных возлияний (это я про кофе так) я решил начать тренировку с самого интересного, а именно – поизображать из себя одного небезызвестного бога грома. Достал спрятанный под слесарным столом небольшой чурбан. Посмотрел по сторонам, подумал, да и поставил его на этот же стол, предварительно сгрёб все барахло со стола в угол и отошел в другой конец гаража.

Достал метательные ножи (уже не совсем грязные – отчистил в снеге), метнул один кунай в чурбан и попытался сразу же его вытащить. Не вышло.

Дальнейшие мои попытки приводили только к хаотичному перемещению этого несчастного куска дерева по столу.

– Да что за..? – возмущенно произнес я, подходя к чурбану. А, ну ясно, нож вошел в дерево по рукоять и его просто так оттуда сейчас не достать.

А если попробовать вот так? Одним усилием воли я схватил нож, а вторым охватил всю ту сторону чурбана, в которую был воткнут метательный нож. Давай, тянись уже!

С моим победным возгласом нож вышел из дерева и застыл ровно в том месте, куда я и хотел его переместить!

Экспериментируя дальше, я пришел к выводу, что для оперативного управления своими летающими клинками, мне нужно всегда держать их под мысленным контролем.

Что оказалось не так уж и просто! Особенно когда удерживаемых Силой воли предмета два. С одним я уже справляюсь более или менее – могу нанести бедному полену несколько колотых ранений в течении двух секунд. По-моему, весьма неплохо.

Так. А теперь пора потягать тяжести, тем более – видел я тут неподалеку остов полусгнившей копейки. На первое время пойдет.

Как я выяснил уже через полчаса – нет, не пойдет. Ибо я это как тяжесть не воспринимаю. Скорее, воспринимаю как легкую разминку. Только руки вон светиться еще сильнее начали. Черт бы побрал это свечение!

Пройдя обратно в гараж, я нашел маленькое и зачуханное в край зеркальце, разделся до нижнего белья, выключил свет и принялся себя разглядывать. И почти сразу же выдохнул с облегчением – на лице ничего подозрительно синего не было (кроме синяков под глазами). А на теле – почти все тело светилось тоненькими синими прожилками, но светилось не так сильно. Почти не заметно. В отличии от рук – вот те сверкали будь здоров. Придется еще и перчатки докупить.

Одеваться заново я не стал – обогреватель все равно работает не покладая залитого в него масла. Вместо этого, я взял свою куртку и отправился на боковую. Завтра будет тяжелый день…

– Да, да и еще раз да! Мы едем вот за этим автомобилем с логотипом медэкспресса. – терпеливо пояснял я не в меру любопытному водителю такси.

– Зачем кричишь? Я просто любопытный по жизни! – обиженно отвечал мне этот экземпляр питерского таксиста.

Дело в том, что мы уже примерно два часа наворачивали круги по городу – периодически нужная нам газель останавливалась (мы вслед за ней) и выгружала товар в ту или иную аптеку. Один раз даже к городской поликлинике маршрут завел.

Блин, если эти ребята в ближайшее время не поедут в клинику, то они меня попросту разорят! Мне пешком за ними что ли бегать?!

Но вот, о чудо! Они свернули на нужную мне улицу. Итак, пора приводить мой псевдогениальный план в действие:

– Слушай, Артур (этот разговорчивый таксист представился несколько раз, хоть я его об этом и не просил), плачу тебе пять тысяч наличными и без вопросов, а ты высаживаешь меня здесь, но с одним маленьким условием!

– Каким таким условием? – с подозрением спросил водитель такси.

– Тебе нужно аккуратно подрезать машину, за которой мы ездили все это время. Справишься? – спросил я, помахивая перед его лицом купюрой.

– Да без проблем, дорогой! – сразу же заулыбался Артур.

– Только нужно подрезать так, чтобы они остановились, хотя бы на пару минут. – предупредил я своего подельника.

– Ага! – все еще улыбаясь ответил он.

Вздохнув, я махнул рукой и протянул ему купюру. Понеслась.

Артур отработал свои деньги на все сто процентов! Да какие сто процентов – на всю тысячу! Мало того, что он в наглую подрезал газель так еще и заболтал водителя и грузчика потом! Минут пять им по ушам ездил, не меньше. Вот это талант!

Естественно, этого времени мне хватило, чтобы галопом доскакать до уехавшей вперед газели, немного помять заднюю дверь во время принудительного отпирания замка и тихо мирно проскользнуть в кузов машины. Бинго!

Крайне довольный собой я приник к дверям, одновременно придерживая одну дверь телекинезом (чтобы не распахнулась, замок то на ней приведен в негодность), и принялся ждать.

О! Мы только что остановились на местном пропускном пункте! Я отлично запомнил кафешку, которая стоит прямо напротив въезда на территорию клиники. Вот именно на нее я и смотрел сейчас сквозь маленькую щель между дверями.

Так, мы тронулись и поехали дальше. Значит скоро будем поворачивать за здание клиники, по идее газель должна затормозить перед подъездом к черному входу. Вот тогда-то я и сигану с машины.

Сказано – сделано. И даже успешно сделано.

После приземления я быстро огляделся по сторонам, и не заметив ничего подозрительного сразу же ломанулся ко входу.

Так, вижу пепельницу – угадал я с курилкой то. Самое практичное применение для черного хода в клинике.

Быстро зайдя внутрь клиники, я хотел уже пройти мимо второй входной двери, как чисто случайно заметил, что на крючках на двери (с внутренней стороны) висят несколько медицинских халатов.

Да это же то что доктор прописал! Мысленно ликуя, я напялил на себя халат (прямо на куртку) и пошел к следующей двери.

Заглянул за нее – увидел лестницу! Поднявшись на второй этаж я никого не обнаружил. Вообще никого не было и даже свет выключен!

«Ок, пойдем на третий» – оптимистично подумал я. Однако, и там картина была аналогичной! Что за дела?! Где весь персонал и посетители?

Потихоньку я начал понимать, что что-то пошло далеко не так, как я бы хотел. Но я все равно продолжил проверять этаж за этажом.

Вплоть до последнего этажа. Именно на последнем этаже (закон подлости в действии) мне наконец и улыбнулась удача – на этом этаже был свет, и я почти сразу услышал голоса людей. Ну наконец-то!

Поправив халат, я как следует ссутулил плечи, склонил голову и тихо вышел в коридор шестого этажа.

Тут даже таблички с именами владельцев кабинетов есть. Ну это вообще замечательно! А двери тут что, бронированные? Они даже на первый взгляд выглядят массивно и надежно, хоть и деревянные. Снаружи, по крайней мере.

Пройдя мимо усердно натирающей пол уборщицы, я медленно, но верно шел по коридору, краем глаза осматривая каждую дверь и не только – я старался зафиксировать все мелочи, которые могут мне пригодится во время экстренной эвакуации из данного учреждения: на окнах я не заметил решеток – это плюс. Правда окна эти находились на шестом этаже – это уже минус.

Что еще? Охраны я тут не заметил, что тоже вроде плюс. Но не факт, может тут весь персонал сплошные маги и метаморфы?

Табличку главного врача, некоего Лоренцо Фауста (как на той визитке, которую мне дал тот безымянный доктор), я обнаружил в самом конце коридора.

Я встал перед дверью и вздохнул поглубже. Что, вот так вот просто? Возьму и зайду туда?

А почему, собственно, не зайду? Вперед, Артем! Тебе нужны ответы, которые у него просто обязаны быть!

Достав ножи и крепко сжав их левой рукой, я дернул за ручку и резко распахнул дверь.

11 глава. Проект «Архимаг»

– А вы, собственно, кто? – не замедлил поинтересоваться маленький и плюгавый даар (эта шайка из одних даар, по-моему, и состоит), сидящий за деревянным столом, стилизованным под старину. Навскидку, этому самому Лоренцо Фаусту я бы дал лет 45 или около того; глазки маленькие, но умные и…опасные что ли. Да и весь его вид вызывал во мне резкое отторжение. Не знаю почему, но своему чутью я доверять привык.

– Человек, которому нужны ответы на вопросы. – просто ответил я.

К чему мне такие сложности? Я пришел за ответами, и я их получу. Даже если придется эти ответы выбивать из вот этого конкретного представителя расы даар.

– Хм.

Главный врач клиники «Возрождение», как мне кажется, крепко задумался над эффективностью своей охраны. Если даже такой дилетант как я смог обвести их вокруг пальца (а по мне сразу видно, что я не из спецотряда), то действительно стоит призадуматься.

– Ответы на вопросы, говоришь. Ну присаживайся. – пренебрежительно сказал Лоренцо, чтоб его, Фауст.

Я демонстративно пропустил мимо ушей такое обращение и прошествовал в центр комнаты к креслу для посетителей. Ну, началось.

– Для начала, меня интересует ваша связь с корпорацией. – невозмутимо начал я.

– С какой корпорацией, молодой человек? Корпораций у нас много! – очевидно насмехаясь ответил Фауст.

– Вы сами знаете с какой – «Вира». – охотно пояснил я и стал ждать реакции.

Главврач клиники ничего мне на это не ответил. Только посмотрел на меня секунды три, примерно. А потом начал давить меня. Как таракана. Без предисловий и без пощады.

– Что, гаденыш, не можешь пошевелиться? – прошипел мне в лицо этот псих.

– Какого…хрена…– по слогам еле выдавил я из себя.

Жуткое давление навалилось на меня, и я начал самым натуральным образом проваливаться в глубину кресла, попробовал пошевелиться – не вышло, разве что глазами и пальцами ног. Паника начала потихоньку накатывать на меня. Да что там потихоньку, я реально запаниковал!

– Это телекинез, маленький недоносок. Ты удивлен? Давно хотел испытать его по-настоящему! А тут как раз такая возможность! – визгливо ответил Фауст, заливаясь мерзким, шакальим смехом.

– Стой! У меня тоже…-с трудом произнес я – дышать я уже почти не мог, только судорожно всхлипывать, в отчаянных попытках урвать хотя бы еще один глоток воздуха.

Давление на тело внезапно спало. О, как же я был рад этому кабинетному воздуху! Как же чертовски рад! Но не время радоваться, время делать отсюда ноги. С этим долбаным психом договориться не получится. На что я вообще надеялся, приходя сюда?!

Вспомнив, что ножи держал в левой руке, соответственно, упали они на пол по левую сторону от кресла, я попытался перевалиться через подлокотник. Не вышло, мое тело все еще не слушалось меня и весь результат такой вот доблестной попытки – это мое тело, лежащее на полу в целом метре от оружия. Да уж, в данных обстоятельствах, метр – это непреодолимое для меня расстояние!

А тело все это время стонало на разные лады – хозяин, ты феерический идиот, куда ты привел нас? Надо сваливать, хозяин!

– Что у тебя тоже? Отвечай сейчас же! – крикнул Фауст, даже не обратив внимания на мою жалкую попытку предпринять хоть что-то.

Истеричка, блин. Лучше его не злить. Вот только что мне ответить? Правду? Телекинез – это мой козырь, и он не должен о нем знать. До поры до времени.

– У меня способности к Силе жизни! – брякнул я первое, что пришло в мою тугую голову. Дриады вспомнились…

Фауст рассмеялся:

– Голубчик, сдается мне, что ты хочешь нагло обмануть доброго дядюшку Лоренцо? – внезапно прекратив смеяться с зловещим присвистом спросил главврач.

А вот мне сдается, что ему не помешает слегка подлечиться. У него же крыша едет! Долбаный психопат!

– Хорошо, давай поиграем в эту игру – я отвечаю на твой вопрос, а ты отвечаешь на мой. Что скажешь, мальчик мой? – широко улыбаясь предложил Лоренцо.

– Согласен. – прошептал я. И вновь мне не оставили выбора.

– Задавай свой вопрос. – небрежно взмахнул рукой Лоренцо.

Одновременно с его словами в мою руку как будто пронзили тысячи маленьких, зубастых и охренительно злых демонят! Да этот урод мне руку ломает! Я вяло задергался, лежа на полу прямо перед этим садистом…

Остановился он только после того как моя левая рука сочно захрустела, сминаемая телекинезом.

Не помню на сколько я отключился, но очнулся я от сильного запаха нашатыря. Б-р-р. Дай мне только шанс, урод, один единственный шанс! Вслух я этого говорить не стал, естественно.

Устало приоткрыв глаза, я сквозь боль и слезы посмотрел на своего мучителя и вытолкнул из себя свой вопрос:

– Какого хера, вы, уроды, убили Гришу?

– Гриша, это тот здоровяк, который до последнего молил о пощаде? Юлиус рассказывал о нем! Надо же, сожгли в ванной! Вот потеха! – осклабилось это…животное.

Вот же мразь! Скрип моих зубов был, наверное, слышан и на пропускном пункте.

– Зачем? – по слогам спросил я.

– О, все просто, голубчик! Даже ты сможешь понять! – главврач многозначительно замолчал, но, видимо, понял, что я скоро опять могу вырубиться и продолжил. – Мы искали тебя.

– За…чем? – повторил я свой вопрос.

Ну вот и нахрена я им сдался? Да тут у всех, в кого не плюнь, телекинез есть! Ну какого черта меня то ловить?!

– Тебя ведь не должно существовать, голубчик! Не должно! Если ты еще не понял, то я поясню – ты получил свои способности по глупой случайности! Роковой случайности! Ты недостоин участия в проекте «Архимаг». – с ненавистью выплюнул из себя Фауст.

Блин, как бы он не захотел вычеркнуть меня из списка этого непонятного проекта прямо сейчас! Нужно сказать хоть что-нибудь!

– Что за проект? – ничего умнее я придумать не смог.

– Создание идеального мага! Я повторю – идеального! Того, кто овладеет всеми силами, доступными смертным расам! И сопутствующая возможность транспортировать дар из одного разумного создания в другое! – маниакально и с непередаваемым придыханием ответил Фауст.

Создание…армии? Да, смотрю и вижу – человек прямо-таки горит своим делом. Живет им. Фанатик, если по-простому.

– Но причем здесь я и…этот ваш проект? – не понимая спросил я.

– Ты случайность! Жалкая погрешность! У тебя не должно было проснуться никаких способностей. Я лично следил за твоей больничной картой. – ответил Лоренцо, и добавил. – хочешь расскажу тебе секретик? Он будет только нашим!

Кивнул. Хоть как-то отсрочить время своей бесславной кончины – уже неплохой результат!

Я уже ничему не удивлялся, вот правда. Болело только вот все тело, ну и левая рука конечно же. И, как назло, именно левая рука была со стороны моего оружия.

– Понимаешь, Юлиус…ты же знаком с Юлиусом, да? Так вот, это надменное ничтожество очень хотело заполучить в свои грязные лапы Силу Разума! Представляешь?! Ему и Силу Разума?! – презрение и ненависть так и сочились из рта Лоренцо Фауста.

Честно говоря, не представлял. Юлиус и так отбитый на всю голову (судя по моей последней встрече с ним – угрозами тогда он сыпал весьма…изощренными), а если еще и такие способности у него появятся… Нет, не представляю.

– Но у него не вышло! Ничего не вышло! Понимаешь меня, дерзкий мальчишка? Сила не приняла его! Но не Лоренцо! Лоренцо смог! – с выпученными глазами заявил этот субъект.

Ага, Лоренцо молодец. Лоренцо хороший. Поехавший только немного, ну да кто из нас не без греха?

– А этой бездарности достался только дар человечков. Огонь и воздух. – презрительная мина на лица Фауста ясно давала понять, как именно он относится к «человечкам» и их дару.

Так, что-то мне этот тон не нравится!

– А еще смог ты. – внезапно помрачнев продолжил Лоренцо Фауст.

– Ты сам сказал…случайность! – поспешил я заверить его.

– Случайны были обстоятельства, которые привели тебя год назад в эту клинику! И обстоятельства, которые позволили тебе вколоть плазму крови Лоран-Ра вместо человеческой, тоже были случайны! Ты после такого должен был загнуться в течении часа! В муках подохнуть! – истерично прокричал мне в лицо Лоренцо.

Пожалуй, мне стоит помолчать. Одно неверное слово и мне будет либо очень больно, либо уже все равно.

– Какие милые игрушки! Прелестно! – внезапно воскликнул Фауст стоя прямо надо мной и телекинезом притягивая к себе мои ножи.

– Не тронь. – отчаянно прохрипел я. А что мне еще оставалось? Играть роль безучастного наблюдателя?

– Как будет замечательно и символично, если я немножко изучу твои внутренности на операционном столе, прямо с помощью вот этих вот ножичков?! – не обращая на меня внимания продолжил Фауст, поднимая мои ножи на уровень своего лица и с мерзкой ухмылкой их разглядывая.

Вот оно! Это тот самый – мой единственный шанс!

Собрав в невидимый кулак всю свою волю, я зажмурился и резко выдохнул, одновременно с этим приподнимая правую руку по направлению к лицу этого морального урода. Мой телекинетический удар был настолько силен, что указующая рука на секунду вспыхнула синим огнем, передавая импульс силы прямиком на кунай, который Лоренцо так опрометчиво держал рядом со своим лицом.

Дикий вопль главного врача клиники «Возрождение» заметался между стенами его же кабинета! Тело Лоренцо повалилось на пол неподалеку от меня и начало там активно корчиться. И визжать!

Боже, как же он визжал… К слову о визге – мне один раз довелось побывать на забое свиньи. Так вот, во время забоя у человека может слегка дрогнуть рука и тогда свинья может успеть издать из себя визг. Дичайший визг (как мне тогда показалось)!

Но даже вот этот свинячий визг не шел ни в какое сравнение с тем визгом, который издал из себя Фауст.

Облокачиваясь правой рукой о стол, я кое-как поставил себя на ноги. Для меня промедление смерти подобно, ведь скоро сюда сбежится весь персонал вкупе с охраной клиники.

Нужно сваливать и срочно! И тут подал признаки жизни господин главный врач:

– Ты уже не жилец, мальчик мой. – закашлялся доктор Лоренц Фауст, демонстрируя мне свое располосованное и окровавленное лицо. – Так избавь же себя от мучений!

Избавить от мучений, говоришь? Хорошо! Я избавлю тебя от мучений, чертов ты маньяк!

С этими мыслями я, чтобы не передумать, быстро выбросил вперед правую руку, телекинезом подхватил его за галстук, отчего тот туго затянулся вокруг шеи и не дал доктору даже шанса на то чтобы вырваться, резко дернул галстук вверх с одновременным разворотом корпуса по направлению к окну. А галстук то шёлковый – даже не порвался от такого грубого обращения.

Тело Фауста, поддерживаемое моим телекинезом, на приличной скорости влетело в окно… Звон стекла и удаляющееся сипение главврача засвидетельствовали очевидный успех моего броска. Всего хорошего, хренов психопат.

Летел псих недолго – всего лишь шестой этаж, тем не менее, шлепок тела об асфальт я расслышал отчетливо.

К сожалению, в процессе аварийной эвакуации главного врача из здания, мне пришлось вдребезги разнести окно. А так как его кабинет окном выходил на лицевую часть клиники, то я на сто процентов уверен в том, что сейчас сюда спешит энное количество самых что ни на есть недоброжелателей. Чтобы поинтересоваться – а что тут, собственно, происходит? Почему главврачи вылетают из окон?

Бесчеловечно ли я поступил? Нет! Жестоко? Да нисколько! Для такого экземпляра это еще милостивая участь. Я избавил мир от безумного…архимага? И сколько их таких еще будет?

Ну, как минимум одного я уже знаю. Юлиус.

Выходя из кабинета уже бывшего доктора Фауста и плотно прикрывая за собой дверь, я вдруг с кристальной ясностью осознал одну простую истину – я пойду на все, чтобы остановить тех, кто вот так походя может заживо сжечь разумное существо. И совсем даже не важно, близкий тебе человек при этом пострадал или какая-нибудь незнакомая дриада.

Приоткрыв дверь и высунув наружу голову, я внимательно осмотрел коридор. В коридоре было пусто, даже уборщица куда-то слиняла.

Черт, дело плохо. Прихрамывая на обе ноги, я далеко не убегу!

Суматошно оглянувшись, я подскочил (вернее проковылял) к двери напротив и дернул ее за ручку. Ну наконец-то хоть в чем-то повезло! Дверь открылась, а за ней оказался абсолютно такой же кабинет, только зеркальный по отношению к кабинету главврача. Богато они тут живут. Сраные даар.

Ну, зато здесь хотя бы окно есть, которое не выходит на лицевую сторону здания. Уже хорошо. Пора воплощать мою безумную идею, зародившуюся еще в моей «штаб-квартире»? Страшно, блин.

А идея эта заключалась в следующем: хватаюсь я значит обеими (обеими!) руками за ножи, и начинаю перемещать ножи в пространстве, потихоньку опуская их (а вместе с ними и себя) к земле.

Не сказал бы, что идея хорошая, но разве у меня есть выбор? Правильный ответ – нет его.

И так как предплечье моей левой руки по консистенции сейчас больше напоминало пачку разваренных спагетти чем руку нормального человека, то пришлось мне цепляться за нож одной рукой. Вдвойне безумная затея!

Окно пришлось аккуратно открыть (а не так как я обычно окна открываю – человеческими телами), после чего я осторожно выглянул из-за карниза, убедился, что посадочная полоса свободна и схватился за нож.

– Дерьмо! – выдохнул я спустя секунду висения на одной руке – болело все многострадальное тело!

Но деваться мне некуда – из-за приоткрытой двери я уже слышу шум буцающих по ступенькам берцов. А это, как подсказывает мое чутье, явный признак надвигающихся неприятностей.

Вцепившись рукой в нож так, будто от силы хвата зависела моя годовая премия, я впился взглядом в нож и передвинул его вверх и в сторону окна. Работает, черт побери! Теперь главное – не разжать руку! Премия, Артем, годовая!

А еще желательно спускаться хоть немного побыстрее! Меня же так расстреляют ко всем чертям прямо в полете, как в тире! Парил я медленно, очень медленно. Ну, или мне так казалось. Не разжимать руку!

И вот только вися на уровне шестого этажа я понял, что я конкретно перемудрил со своей затеей. Как я приземлюсь то? Я же землю не вижу, а если я отведу взгляд он ножа, то землю я увижу (и даже встречусь с ней) настолько быстро, насколько мне бы крайне не хотелось! Твою массу!

Дело в том, что для перемещения объекта я должен видеть конечную цель, а если конкретнее – я должен видеть точку в пространстве, в которую хочу переместить предмет! Сейчас же я видел только бескрайнее небо, свою уставшую руку и мой верный кунай.

Хм, точка, точка, точка… Чутье пустило пару мурашей по позвоночнику. Точно! Точка зрения! Все зависит от точки зрения!

Под хруст позвонков я титаническим усилием вывернул шею и склонил голову на левое плечо. Больно, черт бы побрал эту боль! Но сработало!

Я увидел землю, одновременно с ней удерживая краем периферийного зрения нож (ох и заработаю я косоглазие). Увидел и удивился – а отлетел то от клиники я порядочно! Уже улетел за их кирпичные ограждения.

Вот и славно! Это мне и было нужно! А теперь медленно, потихоньку снижаемся в какой-нибудь переулок… Потихоньку, я сказал!

Как только мои ноги коснулись земли, я сразу упал на колени, радостно хлюпнул и приложил к асфальту свою уцелевшую руку, одновременно пытаясь свести глаза в кучу. Как же хорошо!

Но время единения с землей-матушкой для меня еще не настало (и, надеюсь, еще не скоро настанет), поэтому я встряхнулся, встал и поплелся в сторону от клиники. Как же болит рука!

Каким-то малопонятным чудом мой телефон, во время всех этих приключений, уцелел. Что меня несказанно обрадовало. Набирая номер одной знакомой дриады, я был занят сразу несколькими вещами: старался не сбавлять темп ходьбы, очень старался не хлопнуться при этом в обморок, и неимоверно старался не обращать внимания на эту чертову боль.

– Алло, Тисса. – прохрипел-провыл я в трубку.

– Артем, это ты? Что с тобой? – встревоженно ответила дриада.

Ого, приятно. За меня переживают. Мне всегда нравились дриады!

– Меня слегка ранили, если сможешь помочь… – хриплым голосом ответил я.

– Ты где сейчас? Сможешь добраться до метро? – перебила меня Тисса.

– Я в пяти минутах…ковыляния до ближайшей станции. – уточнил я свою дислокацию.

– Садись в метро и езжай до станции Проспекта Ветеранов! Тебя встретят! – командным тоном приказала дриада.

– Хорошо. – коротко ответил я и засунул трубку в карман. По-моему, я даже не выключил телефон. Да и плевать.

Дальше помню все урывками – вот я стою перед турникетом и вяло пихаю монетку в приемник жетонов. Каким образом я все-таки зашёл за турникет – неизвестно. Возможно, благодаря врожденной харизме. Ха.

Помню, как ввалился в вагон поезда, распугивая остальных пассажиров. Вероятнее всего они подумали, что я законченный наркоман в поисках очередной и, судя по моему виду, финальной дозы для отрыва от суровой реальности.

Стараясь не тревожить руку (хотя, куда там – любое движение отдавалось болью, хорошо хоть я с ней уже немного свыкся), я аккуратным образом приземлил свою избитую (полу раздавленную?) тушку на сиденье и отключился. Наконец-то.

Разбудил меня сотрудник метрополитена, при этом тряся меня за больную руку! Вот же мудак! Но прощу на первый раз, а второго уже не будет, надеюсь.

Вяло отмахнувшись от настырного работника метро, я встал и зашаркал к эскалатору.

Было бы хорошо, если бы меня там действительно встретили… В противном случае – я грохнусь обессилевший прямо на ступеньках выхода из метрополитена.

12 глава. Все те же, все там же

– Здравствуйте, мы вас не ждали. – пробормотал я себе под нос, заторможено разворачиваясь и пытаясь зайти обратно под свод метрополитена.

Дело в том, что встречать меня после доблестной вылазки в логово зла отправили… Джайну. Вот и доверяй после этого людям. Или дриадам.

– Да погоди ты, куда поволокся! – донесся сзади голос Джайны.

Ох уж этот бархатный голосочек этого ангельского создания! Аж в дрожь бросает – такое чувство, будто очнулся посреди промерзшей напрочь тундры и лихорадочно пытаешься найти заветную кружку с кофе. А ее нет – тундра же!

Устало привалившись стене, я стал плавно разворачиваться, активно помогая себе правой рукой. Живым не дамся.

– Полегче, убивец! Я же с миром пришла! Одна наша знакомая напела мне на ушко где тебя искать! – вскинула в успокаивающем жесте руки произнесла Джайна, сделав особый акцент на слове напела.

– А в мою квартиру ты тоже с миром приходила? На пару с Юлиусом? – насмешливо прохрипел я.

– Так вот в чем дело! Вот почему ты в оплот так и не явился, хотя и обещал! – понимающе произнесла мисс Ледяная королевна.

Я промолчал. Что ей надо от меня именно сейчас? Поговорить? Сдать меня на руки мудаку Юлиусу? Каких целей она добивается?

– К чему весь этот… – пафосно начал я, мысленно уже готовясь к экстренному обморожению разнообразных частей тела в ближайшие несколько секунд.

– Заткнись! И пошли в машину, ты еле на ногах стоишь! Боец! – прикрикнула Джайна, быстро ухватила меня за руку (хорошо хоть за целую) и потащила на стоянку рядом со станцией метро.

– Хренова командирша. Да кем она себя возомнила? – тихо возмущался я, идя за этой госпожой севера.

– Я все слышу. – невозмутимо бросила через плечо Джайна.

Ладно, придется пока что усмирить своего внутреннего анархиста. Временно.

Ледяная смерть, на удивление, ездила не на каком-нибудь шикарном автомобиле премиум класса немецкого производства, а на вполне себе понятном отечественном «патриоте». Для меня это было дико и странно, что такая во всех отношениях леди выбрала именно это авто, но, вынужден признать, в этот момент Джайна открылась мне с новой стороны.

В машину я завалился, ясен перец, на заднее сиденье, повернулся на правый бок, прижался к спинке сиденья и почти сразу вырубился. Организму нужен отдых.

Я не помню, как меня вытаскивали из машины и как транспортировали мое покалеченное тело в оплот Альянса, но результат на лицо – сейчас я лежу на кушетке в знакомой по прошлому визиту лаборатории Мастера. Руки не связаны, противной рожи Юлиуса я над собой не наблюдаю, а значит – меня все-таки не сдали. Уже хорошо.

Скосив глаза вправо, я заметил Шею, ковыряющуюся в своих пробирках (а она, насколько я понял, любит химичить).

– Пс-с, Шея. – шепотом просвистел я.

А почему, собственно, шепотом? Что за фигня с голосом, извиняюсь?

– Артем, ты очнулся! – радостно воскликнула дриада.

– Вроде того, сколько я провалялся тут? Ты чего так кричишь? – поморщился я от ее крика.

– Так ты почти неделю в бессознательном состоянии провалялся! Тебя все ищут, Артем. – все-таки сбавила тон Шея.

Чего это меня все ищут? Я им что – курица, несущая золотые яйца? Пусть нахрен пойдут, искатели емое.

– Шея, где Мастер? Где Джайна? – чем больше я говорил, тем быстрее мой голос превращался из сипения в нормальный человеческий голос. – С моим…телом все в порядке?

– Мастер подготавливает отчет…по изучению твоих анализов. – как-то странно посмотрела на меня Шея и залилась краской. – Ты здоров, даже слишком!

– Каких еще анализов? – с подозрением спросил я, одновременно с этим размышляя над ее словами на тему «лишнего» здоровья.

Черт! Да я же тут голый лежу! Хорошо хоть до пояса простыней накрыли, извращенцы! Но, судя по воздушности этой простыни, некоторые «элементы» физиологических реакций она скрыть в принципе не могла…

– Шея! Каких анализов? – переспросил я, предварительно прокашлявшись от смущения.

– Всяких! – ну теперь точно видно, что она покраснела…точнее потемнела ее древесная кожа.

После столь краткого и лаконичного ответа дриада выскочила за дверь и оставила меня одного. Засмущалась, бедолага.

Лежа на кушетке я проматывал в голове весь диалог с Лоренцем, мать его, Фаустом. А именно – что-то зацепило мой слух тогда, когда я лежал на полу в его кабинете – беспомощный и уже почти смирившийся со своей участью. Что-то, что касалось моего заклятого врага – Юлиуса.

Как же он тогда сказал? «А этой бездарности достался только дар человечков. Огонь и воздух.»! Точно! И если сопоставить садистские наклонности Юлиуса и обгоревшую ванную Гриши, то картина становится ясной. Именно он виноват в смерти моего друга. Или я спешу с выводами?

Ну, рано или поздно мы с ним в любом случае встретимся, и на этот раз разговорами он не отделается.

А пока что пора вставать – чувствую я себя вроде хорошо (еще бы, неделю ведь проспал).

На удивление легко поднявшись с кушетки я первым дело осмотрел свою левую руку: как новенькая! Даже пощупал ее для успокоения своих нервов. Вроде ничего не болит, да и выть от боли не хочется. Хорошие признаки.

Найдя на ближайшем стуле белую футболку и джинсы, я по-быстрому экипировался и вышел из лаборатории. Где все?

А, все те же и все там же? Попросту говоря – все оказались на кухне, и приближаясь к ней я даже смог расслышать голос Джайны:

–…уходить из оплота! И срочно! Пока за ним не пришли прямо в эту самую лабораторию! – экспрессивно заявляла мадам Айсберг.

–Джайна, мы еще не до конца изучили его! У него феноменальная толерантность организма! Ты хоть знаешь, насколько редко такое встречается? – непоколебимо заявлял Мастер.

– Мастер, вы видимо не понимаете… – на этих словах речь Джайны оборвалась – в дверях кухни появился я.

– Всем привет! Меня что, уже выгоняют? – широко улыбнулся я. Обвел взглядом собравшихся: хмурый Сергей (маг воздуха), Михаил (обладает силой воды), Шея (ну, она просто очаровательная дриада), Мастер (местный заправила народа Лоран-Ра) и Джайна, великолепная, опасная и…холодная как замерзший океан моих надежд.

Если честно, я и сам не хотел здесь засиживаться. В своем импровизированном штабе мне как-то уютнее. По крайней мере о нем никто не знает. Ну, кроме Николая.

– Очнулся? Там внизу тебя уже ждут. – холодно произнесла Джайна.

– Кто ждет? – спросил я уже догадываясь, кто именно меня может поджидать и из-за кого весь сыр-бор.

– Юлиус Келлер и его сопровождающие. – подтвердил мои догадки Мастер.

– Просто превосходно. – кисло ответил я.

Что-то холодновато станови́тся начало в помещении. Медленно поднимая глаза на Джайну, я уже чувствовал – сейчас будет больно. И госпожа Ледяная смерть не замедлила сделать это самое больно ближнему своему – то есть мне.

Стремительно вскочив из-за стола Джайна схватила меня обеими руками за грудки и, легко приподняв, с размаху прижала мое бренное тело к стене. Видок у нее был страшноватый: корка инея покрыла ее великолепное правильной формы лицо, а эти глаза! Глаза прямо-таки источали белый, мертвый свет.

Очаровывает, если честно. Ну или есть еще один вариант – мне все-таки окончательно отбили голову в ходе моих похождений.

– Джайна! – встревоженно и удивленно воскликнул Мастер.

– Что Джайна? Мастер, со всем к вам уважением, но этот…индивидуум! – сказала, как плюнула в лицо Джайна. – Он подставил весь оплот под удар! Они сейчас в своем праве! Этот отморозок проник в одно из их дочерних предприятий и вышвырнул тамошнего босса из окна седьмого этажа! Фатально вышвырнул!

– Этаж был шестым. – на автомате поправил я.

Во всем должна быть точность, не правда ли? Но судя по тому, что в опасной близости от моей шеи сверкнули остро отточенные ледяные когти Джайны – она придерживается слегка другого мнения на этот счет.

Обидно. Нет, не за себя! За правду обидно!

– Так, спокойно! Джайна, ты не можешь их развернуть? – вмешался в намечающийся конфликт Мастер.

– Кого я могу развернуть, Мастер? Высшего мага воды и пятерых его боевиков, которые сегодня утром прибыли из Финляндии? А может мне остановить отряд метаморфов, вооруженных огнестрельным оружием, которые прибыли два дня назад в аэропорт Пулково?! – прорычала Джайна.

– Не только воды. – брякнул я не сдержавшись.

Да что ж такое то, надо молчать, а я тут лезу со своими комментариями. Экий наглец.

Хотя…ну правда, сколько можно то стонать? Сделанного не воротишь, как говорится. Пора устремить свой взор вперед и двигаться дальше…и прочее бла-бла.

– Что ты имеешь ввиду, Артем? Что значит – не только воды? – тут же ухватился за возможность увести диалог в сторону от неприятной темы Мастер.

– То и значит, вы бы хоть спросили сначала – зачем я туда вообще залез и что я оттуда вынес? – и я выразительно посмотрел на руки Джайны, по-прежнему удерживающие меня на весу, как какого-то котенка.

– Я всю твою одежду обшарила – у тебя при себе ничего кроме телефона и паспорта не было. – недовольно произнесла Джайна, опуская меня на пол.

– Там еще батончик марса был. – педантично заметил я.

Взглянув Джайне в глаза, я торопливо принялся рассказывать о результатах своей деловой встречи с главным врачом клиники «Возрождение», встречи, которая стремительно переросла в схватку, из которой я чудом вышел победителем. И доктор Фауст тоже вышел, только через окно. А что касается смертности среди докторов, летающих с шестого этажа и выше – в данном случае, статистика сыграла в мою пользу.

– Ты хочешь сказать, что они нашли более чем фантастический способ присваивать способности…кому ни попадя? – подключился к диалогу Сергей.

– Перед вами живой пример того, что у них это действительно получилось. – развел руками я.

Все задумались. А подумать здесь действительно есть над чем! Особенно меня напрягли слова Фауста на тему возможности передачи абсолютно любого дара (точнее он говорил про силы, доступные смертным существам, но в эту область я лезть сейчас не хочу и не буду – ну его нафиг этих бессмертных созданий, кто бы они там не были) любому разумному существу. Это же, мать его, самый настоящий апокалипсис. Представьте, что будет, если профессиональным грабителям дать возможность становится невидимыми? А такое ведь возможно – Сергей, являющийся магом воздуха, это подтвердил!

– Джайна, насилием ты сейчас ничего не решишь. – тем временем мягко продолжил увещевать ее Мастер. – И если выдашь Артема на руки нашим финским коллегам, то сделаешь только хуже. Особенного с учетом уже известной нам информации.

– Ваши предложения, Мастер? – устало произнесла Джайна присаживаясь обратно за стол и откидываясь на спинку стула.

– Дельтаплан на верхнем ярусе. – кратко ответил на столь насущный вопрос Мастер.

Какой еще дельтаплан, к чертям собачьим? Я же не умею на нем…планировать! А приземляться я как буду? Лицом в асфальт? Или, может, в бетонную стену? Категорически не согласен! Я только собрался открыть рот, чтобы выразить в нескольких коротких тезисах, что я думаю о таких идеях вообще и о разнообразных планерах в частности…как меня перебили:

– Да ты успокойся, я с тобой полечу. Не нервничай. – обнадеживающе похлопал меня по плечу Сергей.

Я глубоко вздохнул, задержал дыхание и прикрыл глаза. Ну а что я теряю? Если здание оплота сейчас окружено (а судя по словам Джайны – именно так все и обстоит), то мне и так и так жить недолго осталось. Рискнем.

Наконец открыв глаза, я сурово кивнул моему извозчику, развернулся к Джайне и дерзко пошевелил бровями:

– Телефон и паспорт. Шоколадку можешь оставить себе.

Джайна закатила свои очи, сунула руку в карман таких обтягивающих брюк…и протянула мне требуемое.

Оперативно собрался в дорогу (только жаль свои клинки я посеял по дороге к метро) и уже на пути к планеру я решил-таки поинтересоваться: а почему, собственно, Юлиус и его кодла ведут себя настолько смело? Ведь это же оплот Северного Альянса! Да как он вообще смеет! Ну и все в таком духе. На что в ответ получил достаточно развернутую лекцию о мироустройстве в мире магии и силы.

Итак – начнем с официальных организаций (таких как Северный Альянс, и, к примеру, Башня Дракона), во-первых – эти организации действуют строго на своей территории, очень редко в сферу интересов таких организаций входят чужие страны. Во-вторых, они публичные, и, если ты захочешь попасть в одну из них – милости просим, только определенным критериям соответствуй и все. Для примера, у Башни Дракона критерий один – владение силами огня и воздуха. То есть, по сути – это исключительно человеческая организация (по крайней мере так считалось до сих пор).

С неофициальными организациями все не так просто. К таким можно отнести: Ложу Мастеров и Немезиду (самые опасные и влиятельные). Для начала – они, как правило, не придерживаются жестких территориальных рамок. У них есть свой закрытый кодекс, устав или еще какое-нибудь жизнеописание, малопонятное (а зачастую и неизвестное) всем остальным.

Возникает закономерный вопрос – а откуда все эти организации берут деньги, как они выживают то, в суровой капиталистической реальности? Ведь для меня пока не совсем понятно, какая именно валюта распространена среди магов и остальных… созданий. Как оказалось, с капиталистической реальностью они взаимодействуют посредством все тех же денег, драгоценных металлов и камней. Но есть одно исключение – камни Силы.

Тут стоит заметить, что любое разумное существо может использовать два типа энергии: из окружающей среды (сюда, в том числе, входят эти камни Силы), или из своего собственного источника. И если с окружающей средой мне все более или менее ясно (ну, к примеру, огненный маг черпает силы от включенной газовой конфорки, куда уж проще), то с внутренним источником посложнее, а именно – источник может быть очень слабым.

Настолько слабым, что такой маг даже спичку зажечь самостоятельно не сможет (если брать за пример все того же любителя побаловаться с конфорками). Однако! Если дать такому, казалось бы неполноценному магу, доступ к открытому огню ну или просто вручить ему камень Силы, до краев наполненный нейтральной или огненной энергией, то такой маг очень даже может дать прикурить. Очень даже.

Касаемо же упомянутой нейтральной энергии все просто – камень Силы выступает не только в виде накопителя энергии, но еще и своего рода фильтром для любой «влитой» в него энергии. И, со временем, накопленная в камне энергия (огненная, воздушная, ментальная – нужное подчеркнуть) постепенно преобразуется в нейтральную энергию, которой как раз и может воспользоваться любой разумный.

А в части взаимодействия между организациями все просто (в нашем случае): Юлиус принадлежал все к тому же Северному Альянсу. Как и Лоренцо Фауст. Вот так сюрприз! А руководство Альянса вообще в курсе, чем они тут занимаются? Точнее один то уже отзанимался, а второй пока все еще жив – караулит вон меня на улице со своими дружками. М-да уж.

Познавательный рассказ получился! Мне однозначно нужно чаще сюда наведываться и, так сказать, алчно черпать из кладезя знаний в лице Мастера.

Но, к сожалению, мы уже пришли на место моего скорого отбытия (надеюсь не из жизни, а всего лишь из здания оплота). Это было что-то вроде площадки десять на десять метров, выходящей одной стороной наружу, сверху нас закрывала полусфера из стекла, а слева, справа и сзади были внутренние стены оплота. Прямо по курсу стен, соответственно, не было.

– Знакомься! Это Стремительный! – горделиво произнес Сергей, поднимая руку в направлении…что это такое?

– То есть, ты сейчас хочешь мне сказать, что мы полетим…– медленно начал я, при этом постепенно бледнея лицом. – Вот на этой красной, извиняюсь, коляске? А крылья где?

– Да не нервничай ты так! Сейчас поставлю их!

Не нервничать? Мне и одного незапланированного полета хрен пойми на чем хватило! А тут еще один намечается. Да у этой тележки даже двигателя нет!

Последнее утверждение я адресовал напрямую Сергею, на что он беззаботно пожал плечами и ответил:

– А двигатель нам и не нужен. Уж поверь, я смогу управлять своим дельтапланом при помощи воздушных потоков, которые сам же и буду создавать.

– Ну, раз ты так уверен – тогда полетели. – сглотнув внезапно загустевшую слюну произнес я.

Напоследок я коротко, но тепло попрощался с Мастером. После чего развернулся лицом к дельтаплану и, внутренне сжавшись, медленно подошел к нему. Постоял немного, да и сел на заднее сиденье (переднее то уже было занято Сергеем).

За спиной начал медленно нарастать шум беснующегося ветра.

– Готов? – задорно прокричал этот сумасшедший маг воздуха.

– Нет! – яростно ответил я.

– Тогда полетели! – смеясь крикнул Сергей, и добавил, протягивая мне странного вида защитные очки. – Держи очки, пригодятся.

13 глава. Странная встреча

Да он реальный псих! Зимой! На дельтаплане! По окраинам Питера!

Но вот что удивительно – сам полет проходил вполне себе в тепле и комфорте.

Хоть уже и темнело, но Сергей отлично ориентировался в пространстве и прекрасно знал куда нам нужно лететь. То ли он настолько крутой маг воздуха, то ли они все так умеют. Откуда он тут брал теплый воздух не имею ни малейшего понятия. Но он был – мы фактически летели в струе этих теплых воздушных потоков.

– Ну что, нравится тебе, Артем?! – проорал с переднего сидения мой напарник по дельтаплану.

– Для меня это новый опыт! Страшно, но круто! – перекрикивая завывания ветра ответил я.

– Я бы даже сказал – страшно круто! – восторженно воскликнул этот адреналиновый наркоман.

Ох уж эти воздушники…

Насыщенная жизнь за Покровом оказалась у меня, ничего не скажешь. Даже не представляю, что будет, когда настанет пора возвращаться на работу в офис. Денежки то сами себя не заработают, ведь так?

А если серьезно, то чем мне заняться в новом мире? Не сидеть же по-прежнему в технической поддержке с моими «талантами»? Хотя, тот же Игнат вон сидит и всем доволен. Но я не Игнат.

Для начала мне следует подумать – а что я могу делать при помощи телекинеза? Крушить, ломать и депортировать неугодных из окна – это понятно! Но что еще? Возможно, я смогу и что-то создавать? Ага, Юлиусу только башку откручу и сразу же примусь…созидать. Созидатель хренов.

Устроится на должность какого-нибудь вахтера-охранника в одном из оплотов? Не мое.

Тогда что? Не так уж и много вариантов: либо идти на стройку, где я смогу без проблем транспортировать разнообразные тяжести в пределах видимости…либо другой вариант, куда менее прозаичный и честный – устраивать заказные мм… несчастные случаи?

Да не, бред какой-то. Я никогда не был убийцей и пока становится им не стремился! Ну, по крайней мере, точно не ради денег.

Ладно, над своим будущим, полным приключений и свершений подумаю чуть позднее. На текущий момент мое внимание целиком стал занимать один момент – момент посадки!

Адрес я, естественно, Сергею назвал (на этот раз всего в паре кварталов от гаражей), но вот как он там будет садится я пока не сообразил. А стоило бы подумать.

– Серега, а это вообще нормально, что мы тут по городу на дельтаплане зимой летим, да еще и садиться будем посреди спального района? Нас же видно издалека! – задал я напрашивающийся сам собой вопрос.

– А ты что, ничего не почувствовал, когда садился в дельтаплан? – удивленно спросил Серега, поворачиваясь ко мне.

– За дорогой следи! – нервно сказал я.

– Да там все отлично, пробок нет! – ощерился в улыбке этот камикадзе.

– Ну-ну! А что я должен был почувствовать то, при посадке? – скептически спросил я.

– Благоговение, дружище, благоговение! – заржал как сумасшедший Серега.

Если честно, я еле удержался чтобы не приласкать его парой великосветских словечек. Но удержался! Серега, в свою очередь видя выражение моего лица, не стал тянуть резину и все разъяснил:

– Этот аппарат зачарован ритуалами фейри. Видал уже таких?

– Это которые мелкие, тощие и с крылышками? Да, на вокзале видел. – подтвердил я.

– Ну так вот, этот дельтаплан простые люди не увидят, да и слабые маги которых, кстати, подавляющее большинство среди других рас, тоже не смогут нас рассмотреть. – кратко пояснил Серега.

– Любопытно… – протянул я. – И часто такие вот артефакты встречаются?

– Пф, да это разве артефакты? Скорее баловство! – пренебрежительно ответил Сергей. – Другое дело артефакты Древних эпох… но насчет них тебе лучше не со мной общаться. Спроси к Мастера, может он чего и подскажет.

– Спасибо, так и сделаю. При случае. – поблагодарил я Серегу и призадумался.

До сего момента я сталкивался только с прямыми свидетельствами проявления магии…никаких артефактов (ну кроме камней Силы) я не видел, а вот сейчас сам лечу в таком артефакте, если можно так выразиться.

И это еще одно свидетельство того, что я прискорбно мало изучил мир, в котором живу. И сейчас я говорю не про обычный мир, со всеми знакомыми телевизионными героями, переменчивым курсом рубля и трендовыми новостями гейм индустрии. Нет, сейчас я говорю о магах, волшебных созданиях и прочих незнакомых рядовому обывателю вещах.

Но и у меня есть обоснование своей неграмотности, и это обоснование – жизнь. Я чертовски хочу выжить во всех этих перипетиях судьбы и магии. Хочу отомстить убийце друга. А еще было бы неплохо развить свои способности и обрести их понимание на более глубоком уровне. Да много чего я хочу!

– О чем задумался, думаешь нас ждут большие перемены? – спросил через плечо Серега.

– С чего ты это взял? – искренне изумился я.

– А с того, Артем, что ты сам того не понимая, являешься одним из предвестников этих перемен. – грустно ответил Сергей и продолжил уже другим тоном. – Готовься, сейчас садиться будем!

Приземление прошло, что называется «как по маслу», как и в общем то весь полет. За что отдельная благодарность Сергею. Профессионалище!

Дружески простившись с Серегой, я потопал в направлении гаражей. Может зря я так шифруюсь? Вон даже Серега сказал, что почти никто не увидит летящий дельтаплан, зачарованный фейри. Почти.

Решив по дороге заглянуть в местный продуктовый ларек и прикупить чего-нибудь съестного (а заодно и кофейку), я свернул в направлении этого самого ларька и бодро потопал по снегу, в предвкушении скорого ужина и не менее скорой практики – ибо способности свои нужно оттачивать и совершенствовать, а с моим нынешним образом жизни крайне важно использовать любую возможность для этого самого совершенствования.

Никогда ранее я еще не был настолько заинтересован в учебе…

Осталось только как следует подкрепиться и приступить к тренировкам.

Однако, зайдя в магазин я откровенно опечалился – ассортимент продуктового ларька навевал грусть и тоску, но, за неимением лучшего, воспользуемся текущим, не правда ли?

– С вас двести десять рублей. – бодро доложила милого вида низенькая старушка.

– Минутку…

А где, собственно, мои деньги? Помню в кармане прошлых джинс у меня лежало рублей так с пятьсот сотенными купюрами. А еще у меня была карта, которая судя по моим пустым карманам тоже канула в Лету. Хреново…

– Что, милок, не хватает? – сочувственно поинтересовалась старушка.

Зыркнув на нее исподлобья, я чуть покраснел, невнятно что-то буркнул и начал активнее шарить по карманам. Проклятье, все просрал! И что мне теперь есть прикажете? Локти грызть? Крыс ловить по гаражам? Из оплота то меня выперли, что называется – не жравши! Вечер конкретно так перестал быть томным!

– Эх, юноша, юноша! Бери так, мне же не жалко, все разумные должны чтить древние законы и помогать друг другу по мере сил. – задушевно произнесла старушка за прилавком.

И все бы ничего, да только одно слово уж слишком резануло мой слух. Разумные? Откуда только таких слов нахваталась бабуля?

– Я не враг тебе, Синерукий! Не смотри так не бедную бабушку. – заулыбалась эта хитроватая старушенция.

Так вот оно что – для нее тоже Покров не помеха. Нужные вопросы буквально в считанные мгновения зародились в моей голове и, естественно, я не преминул их озвучить:

– Кто вы? Почему Синерукий? И что вам нужно от меня?

Ну насчет Синерукого то я догадывался. Сложно не догадаться, когда у тебя руки слегка подсвечиваются синим светом…

– А ты проходи, сынок, не стесняйся. Да дверь запри! Долгий разговор нам предстоит. – добродушно улыбаясь засуетилась эта низенькая бабуля.

Ну, а почему бы и нет? Бабуля эта для меня угрозы не представляет, слишком уж живы в голове воспоминания о моей эпической битве с доктором Фаустом. Что неслабо так добавляло мне уверенности в себе…или самоуверенности – тут только время рассудит.

– Хлопец, ты меня слушаешь, али о девчинах ладных да красивых задумался, неразумный? – полюбопытствовала бабушка.

Я слегка приуныл. Ох уж этот старорусский говор…

– Слушаю, слушаю…бабушка? Как вас зовут, говорите? – со вздохом спросил я.

– А я не говорила. – любезно отшила меня бабуля. – Но раз уж спросил, то вестимо скажу – Азамонда мне имя. Но ты можешь звать меня бабушка Ази.

Хрена себе имечко! С таким-то именем в царицах сидеть надо, а не в ларьке выпечкой да напитками торговать!

– Бабушка…Ази. Раз уж у нас разговор намечается, может покормите? Есть хочу, сил нет. И кофе бы не помешало. – открыто и честно выкатил я ей свои требования на данных переговорах.

Вот так и получилось, что во время рассказа бабули, я утрамбовывал в себя разнообразные пирожки и заливал всю эту роскошь быстрорастворимым кофе. Чем не сказка?

Тем более, что все что рассказывала бабушка Азамонда очень даже смахивало на самую настоящую сказку. А как иначе? По ее словам, выходило, что некая группа даар планирует совершить чуть ли не мировой переворот (забавно прозвучало), но хоть это и звучит как бред лютого сторонника теории заговора, но бабушка Ази все-таки начала приводить свою аргументацию:

– Понимаешь, Артемка, все члены данного ордена так и не смирились со своим местом в подлунном мире. Они завидуют людям.

– С чем же именно не смирились эти…создания? – удивленно спросил я.

Да с чем им вообще нужно мириться?! Как минимум, они с рождения невосприимчивы к Покрову и видят намного больше простого человека. Просто по праву рождения! Или в этом то и есть проблема?

– Со вторым местом, милок, со вторым. – ласково пояснила бабушка Ази.

– А на первом месте кто? – спросил я, уже заранее догадываясь каков будет ответ.

– Люди. – просто ответила бабуля.

– Да ладно? Почему же это люди на первом месте? – все-таки не поверил я.

– Потому что, милок, это именно они вынуждены скрываться от вас в тени. Именно они, а не вы. Именно вас они считают хозяевами мира, хоть и не признаются в этом даже себе. – ответила мне Азамонда.

И опять оговорочка. Не вы, значит? Так кто же ты странная бабушка, если ты не причисляешь себя к роду людскому? А выглядишь вроде как самая обыкновенная пожилая любительница сплетен и семечек.

– Хорошо, допустим я вам поверю, бабушка Ази. Поверю, что некая группа радикально настроенных даар считают себя крайне обделенными в правах и хочет, чтобы все даар вышли, так сказать в свет. Но на что они надеются? Что люди внезапно разучатся пользоваться оружием? Что они не станут заново отвоевывать себе место под солнцем? – взвешивая каждое слово, проговорил я. – И я уж не говорю про то, что сорвать Покров повсюду не реально, ведь так?

– И у меня есть ответы, касатик! – сверкнув глазами убежденно ответила бабушка Ази. – И один из моих ответов сейчас сидит прямо передо мной. Они раздадут силу всем и задаром. И вот это станет началом конца!

– Я – исключение, досадная ошибка, как мне сказал один из тех, кто непосредственно занимался проектом «Архимаг». – вспоминая слова Фауста ответил я. – И мне не показалось, что Фауст не очень-то горел желанием передавать способности кому-то помимо себя. Он сам жаждал власти и могущества. Так какой ему резон раздавать всем подряд Силу?

– Ты лишь первая ласточка, милок! – устало возразила Азамонда. – А Фауст…Фауст лишь ученый муж, который следовал чужой прихоти. И сейчас, я всего лишь рассказываю тебе грядущее будущее. Это свершится еще накануне праздника, который вы так неразумно кличете Новым годом.

– Тогда зачем вы меня предупреждаете, если ничего не уже не изменить? – недоуменно спросил я. Хотелось еще спросить про неразумность названия Нового Года, но…не все сразу.

– Попрошу у тебя лишь одного, Артемка. Когда все произойдет, встань на сторону слабых и нуждающихся, будь им светом маяка во тьме. – как-то даже жалостлива попросила бабушка Ази.

Ого. Нет, даже так – о-го-го. Она сейчас серьезно, что ли? Это что еще за сторона слабых и нуждающихся? И что, собственно, изменится от того, что я встану на эту сторону?

– Не понимаю, о чем вы. – честно признался я.

– Ты все поймешь, когда придет время. – с горькой улыбкой произнесла Азамонда.

– Я услышал вас, бабушка Ази, если кто-то будет нуждаться в той помощи, которую сможет оказать только скромный телекинетик…тогда я постараюсь помочь. – осторожно произнес я.

Бабушка Ази посмотрела мне прямо в глаза и благодарно кивнула. Слово услышано.

– А теперь, ступай, Синерукий, устала я, совсем не та уже что раньше. – как-то слишком по-старушечьи шлямпнула губами бабушка Ази, и добавила вдогонку мне. – И поищи себе другую кормежку, хлопец, завтра на этом месте вновь будет пустырь. Жену себе что ли завел бы, а то ешь что попало.

Смущенно хмыкнув я поблагодарил бабушку за поздний ужин и направился к выходу.

– Бабушка Ази, напоследок повторю один из своих вопросов – кто вы? – уже оборачиваясь от двери спросил я.

– Соколик, я всего лишь старая женщина, заботящаяся о том, что же мы, старики, оставим в наследство своим потомкам…жизнь или смерть? – загадочно ответила Бабушка Ази.

На этой не очень радужной ноте я и покинул бабушку Азамонду. Предварительно, меня как следует снарядили едой, напитками и даже сигаретами. Ну и, конечно же, пищей для дальнейших размышлений. Если все так, как говорит Азамонда – то мы все находимся на грани настолько необъятной задницы, что даже представлять такое страшновато!

Потрясение – это слово вообще никак не отображает сути того, что начнет твориться после массового срыва Покрова (ну или массовой инициации людей, или что там должно произойти). Но это ведь нереально, правда же? Покров, по словам тех же Лоран-Ра (которым у меня нет причин не верить) стоял себе тысячи лет и еще столько же простоит.

Каким образом они собираются распространить этот…вирус? Лекарство от вируса? Средство от хронического Покрова? Как вообще правильно называть ЭТО?

Задумавшись, я слегка замедлился и теперь шел, разглядывая придорожные сугробы, в которых так и искрился изумительной красоты лунный свет. И правда красиво! Луна сегодня в силе, иначе и не скажешь.

Внезапно, одна сплошная мурашина, размером приблизительно с конское копыто, прогалопировала вдоль всего позвоночника. Что не так?! Резко пригнувшись я быстро сошел с дороги и заозирался. Вроде все тихо, но чутье просто так не сработает, в этом я уже успел убедиться.

Бросив пакет со снедью под ближайший железобетонный столб подачи электричества, я рысью метнулся к гаражам. Так, где тут мой ряд? Ага, третий от дороги и восьмое место в ряду.

Какого хрена?!

Аккуратно и тихо подходя к своему гаражу я фиксировал взглядом все подробности: вот двери гаража стоят. Оплавленные, чтоб их, двери! Черт бы побрал этих даар, как они вычислили меня?!

Осторожно заглянув в гараж, я разглядел то, что и ожидал здесь увидеть – черный провал. Как будто в бездну смотришь! Голые и черные стены, тонна сажи повсюду. И произошло это не так давно – вонь от погоревшего гаража все еще витала в воздухе. Я похолодел.

Твою же мать! Николай!

Что делать? На такси я могу и не успеть добраться первым до своего дома. А тем временем Николая со всей семьей прямо сейчас могут сжигать заживо. Уроды!

Лихорадочно обшаривая взглядом этот несчастный гаражный переулок, я зацепился взглядом за метровый кусок ржавой арматуры, валяющийся рядом с одним из соседних гаражей. Вот то что мне нужно!

Хоть я и не любитель импровизированных полетов при помощи сподручных предметов, но я просто обязан успеть! Провались они в задницу, чертовы сектанты!

Протянув руку к арматуре я еще примерно с полминуты думал, как бы ее приспособить для полета, да поудобнее, желательно. По здравым размышлениям – решил расположить арматуру подмышкой, после чего поплотнее обмотал лицо шарфом и подпрыгнул на месте.

А вот и полет! Ну как полет – скорее дернулся вперед и вверх, и тут же кубарем покатился по дороге между гаражей.

Причиной моему бесславному падению было странное ощущение, возникшее сразу при взлете. Я даже затрудняюсь описать, что я почувствовал. Как если бы я измерял расстояния между объектами из своего окружения не своими собственными глазами, а каким-то шестым чувством (и, кстати, куда более точно измерял!). К примеру, во время моего краткого взлета я отчетливо понял, что расстояние между стоящими друг напротив друга гаражами равняется семи метрам и сорока сантиметрам (ориентировочно, в зависимости от места измерения). Обалдеть, это что, новая грань силы Разума?

К черту, некогда отвлекаться, нужно сосредоточиться на арматуре и расстоянии между ней и заснеженной дорогой. Резко поднявшись и вперив упрямый взгляд в арматуру, я даже не стал отряхиваться – каждая минута на счету. Я должен успеть!

Итак, попытка номер два!

Ну, на этот раз я аккуратно взлетел и даже не навернулся. Уже успех. С другой стороны, лететь теперь стало куда сложнее и если в прошлый раз я сделал все скорее на интуиции и адреналине, то на этот раз мне пришлось шаг за шагом заново осознавать, что такое трехмерное пространство и с чем его едят. И это было…увлекательно! У меня будто цифры с метровыми замерами в голове возникали! Очень удобно. Если привыкнуть.

Крепко вцепившись руками в свою проржавевшую арматуру и поджав под себя ноги (для большей незаметности), так я и полетел над гаражами, передвигаясь в воздухе скорее рывками, чем осознанным полетом разумного телекинетика.

Интересно, сколько людей меня заметит в темноте, а сколько еще и на камеры заснять успеет? Да уж, хорошо хоть лицо спрятал. Не хотелось бы становится местной знаменитостью под заголовками прессы: «Арматурный мститель», ну или к примеру «Летающий штык» …

А еще, во время полета я насквозь промерз. Холодина! Ну ничего, потом греться буду, сейчас главное – успеть. Я не прощу себе еще несколько ни в чем неповинных жертв на моем балансовом счете сгубленных жизней. Мой характер этого мне не простит, в конце концов!

Уже подлетая к своему дому, я всеми силами прислушивался к чутью – нет, вроде ничего. Я опоздал или наоборот?

Шлепнувшись в сугроб перед подъездом, я одним прыжком оказался у двери и застыл на месте, быстро шаря по карманам в поисках ключей.

Ага, нашел. Ключи то сплавились вместе со всем содержимым гаража!

Лихорадочно вспоминая номер квартиры Николая, я набрал первый попавшийся – сорок пятый номер. Не отвечают! Проклятье!

Сорок восьмой?

– Да? – из динамика домофона разделся чей-то недовольный голос, очевидно – это не Колян. Но мне плевать.

– Здравствуйте! Это ваш сосед, Артем! Откройте дверь, пожалуйста, ключи дома оставил! За сигаретами выходил!

Что-то недовольно буркнув, мужчина все-таки нажал заветную кнопку домофона и дверь пиликнула. Классный мужик! Рванув дверь на себя, я сумасшедшей молнией взлетел на восьмой этаж и забарабанил кулаком в дверь Николая…

14 глава. Зима и духи

Дверь содрогалась от моих ударов примерно с минуту, по истечению которой в дверном замке щелкнуло и дверь резко распахнулась вовнутрь. Ну а я так и замер с поднятой для очередного удара рукой…

– Ты охренел совсем, Артем? Чего долбишься? – рявкнул на меня Николай.

– Живой! – выдохнул я, ненавязчиво заглядывая ему через плечо. Действительно ли у него все в порядке?

– Что-то случилось? – мигом посерьезнел он, и посторонился. – Проходи на кухню, не в дверях же разговаривать. И арматурину свою около двери оставь!

Я не заставил себя лишний раз упрашивать, сбросил обувь и как был в куртке пошел на кухню. Проходя мимо коридора ведущего в зал, я расслышал женский голос, перемежающийся с задорным смехом ребенка. А я вот принес в этом дом очередные свои проблемы. Молодец.

– Гараж сожгли. Дотла. – мрачно выдавил я из себя, плюхаясь на кухонный диванчик.

– Как это произошло?! – еще больше напрягся Николай.

– Я без понятия, пришел туда, когда уже все случилось. – честно сознался я.

– За тобой никто не следил? – резко спросил Колян.

– Да вроде нет, я передвигался… – начал было отвечать я.

– Погоди, слышишь? – прервал меня сосед.

Теперь и я отчетливо услышал, как какая-то машина (в темноте марку особо не разглядеть) с мощным движком, въезжает в наш двор.

– Свет! – прошипел я.

Одновременно с моим паническим возгласом Колян метнулся в комнату к своей семье, а я начал искать выключатель на кухне. Нашел достаточно быстро – он распологался за кухонной дверью. В итоге, буквально за десяток секунд квартира Николая полностью погрузилась во тьму.

Из зала были слышны тихие переговоры Коляна с супругой и дочкой:

– …не беспокойтесь. Просто посидите немного в темноте, хорошо?

– Ты обещал мне больше не ввязываться в такие истории! – голос женщины был напряжен до предела.

Сокрушенно покачав головой и немного отодвинув оконную занавеску, я принялся внимательно следить за подъезжающей машиной. Если проедет мимо нашего подъезда – можно расслабиться и выдохнуть, если же нет…думать об этом не хотелось.

Мимо нашего подъезда машина так и не проехала. Твою же массу!

Вдобавок ко всему, из машины оперативно выгрузились четверо подозрительной наружности молодцев. Если не ошибаюсь, то как минимум двое из этой братии – метаморфы. Проклятье на их головы! Да и я тоже хорош! Конспиратор, блин! Подловили как студентку-первокурсницу!

Николай незаметно прокравшись ко мне, тоже выглянул в окно и задал сам собой напрашивающийся вопрос:

– Артем, идиот доморощенный, это за тобой?!

– Да, я пошел. Сидите тихо и не при каких обстоятельствах не высовывайтесь из квартиры! – прошептал я, подсвечивая себе фонариком путь до прихожей.

– И что ты собрался с ними делать? Арматурой бить? – скептически спросил Николай.

– У тебя есть ножи? Мне нужны все. – внезапная безумная идея забрезжила в моей голове. – Тащи их все и складывай в подъезде около своего порога, потом просто закрой дверь на все замки и жди.

Сам же я на ходу обуваясь выскочил на лестничную площадку и стремительно поднялся ровно на один этаж выше. Есть одна идея…

Мимолетным взглядом наградил дверь в свою квартиру (эх, как же давно я там не был), я подскочил к двери безумного предельца Толика и начал тарабанить также, как и по двери Николая десятью минутами ранее.

Давай же! Открывай ворота!

Замок двери щелкнул и она приоткрылась ровно на двенадцать сантиметров. Меня, конечно же, это не смущает, но он что, боится меня?

– Это…ты…? – удивленно донеслось из дверной щели.

– Помнишь ты у меня в квартире на метаморфа…мм…накинулся? Хочешь еще такого же? – перебил я его, старательно избегая словосочетания «помнишь, как ты жрал метаморфа у меня на кухне».

Из-за двери донеслось довольное урчание и короткое слово:

– Да…

Знал бы, что свяжусь с предельцем, заранее бы себя идиотом обозвал! Ну да ладно – хочешь жить и не так раскорячишься.

– Они внизу в подъезде. Сейчас. – отрывисто сказал я и сам пошел навстречу нашим общим гостям.

Проходя мимо двери Николая, я подхватил телекинезом ровно шесть ножей, которые он оставил, как я и попросил – перед порогом. Спустившись вниз на один пролет я присел и дальше уже передвигался настолько тихо, насколько я вообще был способен.

Так, седьмой этаж – чисто, но я уже отчетливо слышу звук от шагов ночных визитеров – неспешный и размеренный шум. Шаги, несущие рок на своих подошвах…

Остановившись на площадке между шестым и седьмым этажами, я постарался занять наиболее выгодную позицию (ну, в моем понимании) и принялся ждать. Вне всяких сомнений первыми пойдут метаморфы, как наиболее сложно убиваемые бойцы. А дальше маги, только чем они будут долбить здесь? Своих же заденут… Хотя, может им и без разницы, метаморфом больше, метаморфом меньше – кого это вообще волнует?

Внезапно показавшийся ствол пистолета меня, мягко говоря, обескуражил. Но не вывел полностью из строя, естественно. Первый нож свистнул в воздухе и воткнулся точно в руки метаморфа, удерживающие пистолет, от чего пальцы метаморфа непроизвольно сократились и на весь подъезд грохнул выстрел. Второй нож был выпущен почти одновременно с первым, но результаты я уже не увидел.

Не смотря на очевидное понимание того, что этот выстрел ушел в стену и даже рядом со мной эта пуля не пролетала, я все равно инстинктивно шарахнулся в сторону и потерял обзор нижнего пролета.

Снизу почти сразу забухали ботинки – кто-то поднимается ко мне, причем быстро!

Прижавшись спиной к стене, я боком стал подниматься наверх, держа оставшиеся четыре ножа направленными в сторону предполагаемого появления противника. До того, как я успел как следует осознать факт наличия цели в зоне видимости, рефлексы сработали как надо и отправили сразу два ножа в лицо очередного метаморфа. Оба попали в цель – метаморф издал понятное лишь ему одному урчание и скрылся из зоны поражения. По крайней мере один противник точно выведен из строя на ближайшие несколько минут!

Плохо только то, что у меня осталось лишь два ножа, арматура и полное отсутствие понимания что делать дальше.

Тем временем шевеление внизу как будто бы притихло. Но гармонию тишины нарушил голос с совершенно непонятным акцентом, озвучивший требование капитуляции (моей, естественно):

– Слыгшишь менья? Ты нужьен нам живьым! Сдавайхся сейчас и оставьим тебья цхелым и неврьедимым.

Ну еще бы я его не слышал, мы тут вообще-то в подъезде находимся. При всем желании от вас, утырков, тут не спрячешься.

– Катились бы вы отсюда, пока целые! – героически каркнул я.

– Ты сьам выбрьал! – с угрозой произнес голос снизу.

Сжав зубы и набравшись смелости, я выглянул из-за перил с одним из ножей и отправил его буквально на этот очаровательный голос. Услышав короткий вскрик, я тут же дернул голову назад. И вовремя – прогремевший выстрел отколол кусок от деревянных перил в месте, где еще секунду назад находилась моя голова. Метко стреляют, гадьеныши.

Немного отдышавшись я продолжил свое тактическое отступление вверх по лестнице и уже через несколько секунд опирался на перила седьмого этажа.

Здесь обзор будет получше, мягкий лунный свет отлично заливает площадку между шестым и седьмым этажами. А значит – есть шанс вернуть отправленное во врага оружие.

Первое, что ощутил метаморф, показавшийся на площадке – это нож в виске, что ему явно не понравилось. Настолько не понравилось, что он начал произвольно палить во все стороны. Быстро пригнувшись я на корточках отполз вглубь площадки, поближе к дверям в квартиры.

Вроде все, отстрелялся. Патроны закончились? А неприятности вот только начинались. Я совсем забыл про последнего оставшегося мага!

Резко выскочив на площадку между седьмым и шестым этажами этот даар вскинул руку, между его пальцев заискрились небольшие разряды, а потом…потом я чуть не ослеп. Но за мгновение до ослепления я все-таки успел отправить в полет свое единственное оставшееся оружие – арматуру.

Последнее, что я отчетливо увидел – сверкающая дуга из молний, которая прошла ровно по стальным опорам перил.

Вот же кретин, додумался бить молнией в замкнутом пространстве, да еще и через металл меня поджарить пытался! Чертов неуч!

Блин, как же тут светло! Надеюсь этот проклятый свет, заполняющий собой весь мир, сейчас развеется. Иначе будет худо.

Внезапно над головой грохнул очередной выстрел, и я окончательно потерял ориентацию в пространстве. Добегался…

Потихоньку приходя в себя, я пытался осознать жив ли я, или меня уже отправили на тот свет? Вроде жив, тогда кто же стрелял? И в кого?

Мои отстранённые размышления прервал дикий вопль прямо у меня над ухом:

– Ты в порядке?! Ты в порядке черт тебя дери?! Слышишь меня?

– Ка…какого хрена так орать то? – слегка заикнувшись спросил я.

– О! Не оглох! Вставай, Артем, пошли отсюда! – продолжал издеваться над моим слухом Колян.

– Погоди, там… – попытался я ткнуть рукой в сторону нижней площадки.

– Да нет там никого уже, свалили они! Только кровищи натекло! Вставай давай, нужно сваливать отсюда! – ответил Колян, возвышаясь надо мной с самым настоящим обрезом.

Кое-как поднявшись на ноги с помощью Коляна, я бросил быстрый взгляд на нижестоящую площадку и обалдел: копоть и кровь, вот что там было. И странные чавкающие звуки, доносящиеся с площадки этажом ниже (пределец Толик тоже решил внести посильную лепту в защите подъезда от нашествия метаморфов). А еще перила слегка дымились…

Поддерживаемый за плечо своим соратником я поднялся на восьмой этаж и устало привалился к стене около двери в квартиру Николая.

– Коля, ты же понимаешь, что вам нужно уезжать отсюда и как можно скорее? Уезжайте, возьмите отпуск, до Нового Года как раз неделя осталась. Съездите к родственникам, в конце концов. Я не поручусь за вашу безопасность, если сюда нагрянет еще один такой отряд. – предельно честно сказал ему я.

– Ты меня поучи еще, вояка. За свою безопасность сначала поручись. – буркнул Колян. – Мои уже собраны, ждут отмашку и выдвигаемся. Мой ниссан стоит на стоянке напротив дома. Тебя куда подбросить?

– Без понятия, я без денег, еды, и прочих нужных средств к существованию. – безразлично ответил я.

На меня вдруг накатила такая апатия, что хоть стой хоть падай. Все эти метаморфы и маги…а не пойти бы им далеко и надолго?

– Тогда с нами поедешь, ты в таком состоянии от них далеко не уйдешь. – ультимативно заявил Николай, тем самым отвлекая меня от апатичных мыслишек.

Я лишь пожал плечами. Он прав по всем статьям, на ближайшую неделю я точно навоевался. Нужно выдохнуть, привести в порядок и тело и душу.

Открыв дверь в свою квартиру Колян не стесняясь гаркнул:

– Девочки, нам пора! Автобус отходит!

Девушки не заставили себя долго ждать: уже одетые и обутые они выскочили в прихожую таща за собой баулы…с вещами? Женщины, что тут скажешь.

– Ирина, я же сказал, пойдем налегке. – тяжко вздохнув произнес Николай. – Артем, вот познакомься, моя жена Ирина и дочка Галя. Вся чета Баженовых.

– Очень приятно, меня Артемом звать. – дружелюбно кивнул я им, одновременно вытирая каплю крови упавшую со лба на куртку.

Ирина ничего мне не ответила, только тревожно взглянула на своего мужа и вышла из квартиры.

Дорога до «родственников» Коляна заняла около трех часов. Хорошо хоть в пробки мы в такое время не попали. А уж выкатив на трассу Колян вообще забыл о таком понятии как педаль тормоза. Но мне это было глубоко безразлично – я проспал почти всю дорогу.

Приехали мы в итоге в какое-то село мелкого пошиба. Тут, насколько я понял и проживала Анастасия Петровна – почтенная теща Коляна. Встретили нас радушно и…встревоженно.

Сразу чувствовалось, что Анастасия Петровна женщина хоть и в годах, но старческим маразмом или того хуже слабоумием, не страдает. По крайней мере в отмазки четы Баженовых о том, как они очень соскучились по зимней природе в Ленинградской области и решили взять себе выходной, она не поверила ни на грош.

Надеюсь, хоть тут получится спокойно переждать бурю, под названием Юлиус и его секта. Ну или что у него там? Орден? Плевать.

Теперь осталось только перекусить, сходить в душ и залечь в теплую деревенскую кровать, расположенную около горячей печи (почему-то деревенские кровати мне только так и виделись в моих фантазиях).

Комнаты нам распределили сразу, как только мы переступили порог сего гостеприимного дома. Мне досталась небольшая комнатушка в самом углу дома, с пружинной кроватью еще времен советского производства. Романтика.

Быстро переодевшись (точнее попросту скинув куртку и кофту) я вышел к столу, который вовсю уже накрывали силами двух опытных женщин. Колян же в это время сидел и пялился пустым взглядом на стол.

Пожалуй, присоединюсь к нему.

– Что дальше делать будешь? – устало поинтересовался Николай.

– Отдохну день-два, если вы не против. А дальше мне нужно успеть попасть в город до Нового Года. – размеренно и не менее устало ответил я.

– Зачем тебе возвращаться? – бросил на меня удивленный взгляд Колян.

– Коля, поверь, ты вот это точно не хочешь знать. – устало прикрыл глаза я.

Я совсем не хочу, чтобы Колян и дальше рисковал своей шеей. Сегодня был показательный случай – меня развели как лопуха. Гвардейцы Юлиуса отследили меня до «сообщника» и решили накрыть всю нашу «шайку» одним ударом.

– Ну как сказать. – недоверчиво буркнул Колян.

– Да тут как угодно не говори, а в эти дела лучше не влезать. У тебя семья, Николай. – напомнил я ему.

В наш вяло протекающий разговор вмешалась Анастасия Петровна:

– Так! Мужчины! Все дела потом, а сейчас вы будете есть, а потом и в баньку можно.

Вот всегда бы так, честное слово!

За ранним выходным завтраком, в соответствии с правилами приличия в настоящей русской деревне, мы с Коляном хлопнули по стопке забористого самогона, после чего сытые и довольные отправились смывать с себя кровь с грязью посредством отборных березовых веников. Утопия.

И лишь как следует попарившись и дойдя до отведенной мне кровати, я понял насколько же вымотался. Полеты, сражения, перестрелки, кровь и поверженные враги – кто меня к такому готовил? Да никто не готовил! Я обыкновенный сисадмин!

Вот на этой мысли меня окончательно сморило в сон.

Хоть ночью мне опять снился уже знакомый кошмар – я по-прежнему падал в огненную бездну, а вокруг все так же кричали сгорающие заживо люди. Но запомнилась и одна новая подробность – я смог разглядеть силуэт человека (ну или даар), раскинувшего руки в стороны и спокойно стоящего посреди этого огненного бедствия.

От таких ярких и жутких видений я раза три просыпался в поту и панике, после чего открывал окно в своей комнатушке чтобы покурить и немного прийти в себя.

Но не смотря на незапланированные подъемы я все-таки смог хоть как-то отдохнуть и выспаться. Окончательно проснулся я далеко за полдень – жутко хотелось съесть что-нибудь повкуснее и пожирнее. Пора вставать!

Сев на кровать, я размял руками лицо, стараясь побыстрее прийти в себя после сна, глянул на покрытое изморозью окно, встал с кровати и подошел поближе.

– Что за… – озадаченно пробормотал я, отодвигаясь от окна и поднимая телекинезом табурет (единственная мебель в комнате, помимо кровати).

Прямо на моих глазах на стекле формировалась улыбка из изморози. Улыбка. Из изморози.

Нервно оглянувшись в сторону комнатной занавески (межкомнатных дверей в этом доме не было) я приоткрыл форточку и впустил свежую струю прохладного воздуха в комнату. Внимательно оглядев окрестности я никого не заметил. Может, показалось?

Закрыв форточку я периферийным зрением заметил какое-то легкое движение на подоконнике и сражу же дернулся назад к кровати.

Внимательно приглядевшись я понял, что именно заставило меня так понервничать – это же ветерок! Только весьма странный ветерок: некое завихрение ветра со снегом диаметром сантиметров пятнадцать и такой же высотой.

Это что дух какой-то? Мне, конечно, уже рассказывали про них. Но единственное, что я запомнил – это то, что они бесплотны и этих духов существует огромное множество.

Хорошо, предположим, что это маленький дух. Ну и что ему от меня надо?

– Пс, дух? Ты ведь дух, я правильно понял? – спрашивал я, постепенно осознавая какой же я затупок. Очень сомневаюсь, что эфемерный дух, слепленный из снега и ветра, вообще понимает человеческую речь.

Так. И что дальше?

Он меня не понимает, как, собственно, и я его. Может попробовать потрогать его? А если руку мне отморозит? Ну или я его пришибу ненароком?

Вопросов как обычно много, а ответов не очень. Решившись, я аккуратно подошел к подоконнику, посмотрел на чуть шатнувшегося в мою сторону духа и протянул к нему палец.

Получилось прохладно, щекотно, но в целом терпимо. А дух тем временем начал потихоньку расти. Заметил я это пусть и не сразу, но когда все-таки увидел, то резко отдернул палец и застыл, пристально следя за этим прожорливым духом. Вообще-то, в моих планах на утро было самому поесть, а не кормить оголодавших духов!

Ну да и ладно, не жалко. А это что, дух на улицу просится? Судя по тому, что он подлетел вплотную к окну и начал вращаться около него, то да, дух погулять хочет.

Пожав плечами и распахнув окно, я проводил выскользнувшего из окна духа взглядом и прошептал:

– Еще свидимся, мелкий.

15 глава. Борщ и крыша

Попрощавшись с маленьким духом, я стремительно ворвался на кухню в поисках съестного, где был тут же усажен женщинами за стол и одарен свежеприготовленным, нажористым и еще горячим борщом. Блаженство!

Пока я уплетал борщ, волей-неволей сидя при этом на кухне, удалось послушать самые свежие и самые актуальные новости деревни Кузьминка:

– …А Митька то, Митька! Вот кто алкаш первостатейный! Не поверишь, давеча видели его спящим под забором у магазина нашего!

– Как же так, Анастасия Петровна! Зима же! – охнула жена Николая.

– Да что с ним станется то, родился в рубахе. Даже сопливить после того случая не начал, охламон! – отмахнулась Анастасия Петровна.

Ну, суп я доел, пора бы и отчалить с кухни. Легонько кашлянув в кулак, тем самым прерывая бесконечный женский обмен сплетнями, я поинтересовался:

– Девушки, а не подскажете – Николай то где сейчас?

– Так в сарае он, крышу чинит. Коли сможешь так и помоги ему сходи! – не стала чиниться супруга Николая.

– Да за такой борщ я ему весь сарай помогу переделать! – решил я подольстится лишний раз к такой кулинарке.

– От спасибо, мил человек! Будет тебе борщик вкусный, еще как будет! – просияла Анастасия Петровна.

Хорошая у Николая теща, повезло ему. Далеко не всем так везет, уж я-то знаю, наслушался историй в свое время. Да и моя потенциальная теща, когда я еще встречался с Катей, тоже дружелюбием не отличалась. Терпела меня – да, но не более. И при каждом удобном случае, эта мегера считала своим моральным долгом тыкнуть меня носом в мою «перспективность». Приходилось терпеть. Хоть иногда мне и хотелось слегка придушить старую перечницу!

Накинув куртку, я вышел на крыльцо и потопал по хрустящему снегу прямиком к сараю. Кайф! Где в большом городе сейчас можно найти вот такие белоснежные сугробы? Разве что на самых дальних окраинах города, которые уже пригородом считаются.

Открыв телекинезом дверь, я очутился в полутьме сарая, со стоящим внутри трактором и ковыряющегося Николая во внутренностях этой машины.

Интересно, а зачем Анастасии Петровне трактор? Этот вопрос я не замедлил задать Николаю:

– Коля, а зачем твоей теще трактор то нужен?

– О, привет, Артем! Анастасия Петровна любит летом на нем поездить. Мужикам с покосом иногда помогает. – подробно ответил Николай.

– Ладно, меня тут прислали помочь с крышей. Борщ вот отрабатываю. – с готовностью ответил я.

– Ну разве что ты разбираешься в устройствах тракторов советского производства! – с досадой произнес Колян. – Сдвинуть в сторону этот чертов трактор надо, а я завести его не могу.

– А он не на ручнике стоит? – потирая руки спросил я.

– Вроде нет. – немного неуверенно ответил Колян.

– Ну ка отойди в сторону. Сейчас мастер по ремонту тракторов покажет себя в деле. – грозно пообещал я. – Куда его передвинуть надо?

– Да вот в этот угол попробуй. – с этими словами Колян ткнул пальцем в дальний левый угол от входа. Попробуем приподнять!

От усилий у меня даже вены на лбу вздулись, а руки начали светиться синим. Вот блин, забыл же Коляну рассказать про них! Подумает сейчас что я тут дьявола призываю.

Трактор дрожал, стонал и кряхтел, но подниматься в воздух не хотел. Я так и не понял, но по «ощущениям» – масса трактора равняется четырем тоннам.

За точность этого самого ощущения не поручусь, ведь по идее, если принимать за данность, что массу объектов я могу определять все тем же чувством, что до этого помогало мне измерять расстояния – мне нужно поднять этот трактор в воздух, вот тогда я смогу точно сказать какая масса у данного объекта.

Трактор я поднять так и не смог, поэтому попросту отволок его в нужный угол.

– Силен, чертяка! – ухмыльнулся Колян, и задал ожидаемый вопрос. – А чего у тебя руки то светятся?

– Насколько я понял – это следствие проявления моей силы. Чем сильнее я ее использую – тем сильнее светится мое тело, в особенности руки. Как-то так. – объяснил я.

– В смысле насколько ты понял? Так ты недавний маг что ли? – недоверчиво спросил Колян.

– О, Колян, это история долгая. – присвистнув ответил я.

– Так мы вроде сегодня никуда не торопимся! Планы на весь день – пожрать борща и починить крышу сарая. Половину дела ты уже сделал, отволок трактор к месту течи – этот самый трактор у нас вместо стремянки будет. Так что давай рассказывай! – продолжал настаивать Николай.

Рассказ получился долгим. С момента наших прошлых ночных посиделок в бистро со мной произошло слишком много всего, начиная со встречи с бабушкой Ази и заканчивая прекрасной Джайной.

Почему-то сейчас в моем воображении Джайна была особенно хороша. Неужели недостаток женского внимания сказывается? Надеюсь, что нет…

Хотел бы я отмотать время назад, чтобы не попасть в ту судьбоносную аварию на автобусной остановке? Возможно. Но, как говорил мой дедушка – сделанного уже не воротишь, поэтому нужно идти строго вперед и до самого конца. А дедушка был у меня моряком, со своими принципами и убеждениями. И судя по всему какие-то из его убеждений я перенял.

Слушая мой фантастический рассказ, Николай ни разу не перебил меня – за что ему огромное спасибо, мне и так не просто было все это рассказывать. Но Колян…оказался отличным слушателем и лишь под конец моей истории он позволил себе выразить эмоции:

– Да это…жесть какая-то! Фантастика в чистом виде! – почесывая затылок высказался Николай.

– И не говори. – криво усмехнулся я.

– Тебе нужна помощь, друг. – не спросил, а заявил Колян.

– Ты меня не слушал?! – не сдержался я. – Гриша окончил свои дни в сраной ванне из-за меня!

– Я тебя внимательно слушал. – хмуро ответил Николай. – Но если все так как ты говоришь, со всем этим всемирным заговором, то я помогу. В конце концов в этом мире живет моя семья! И мне небезразлично их будущее.

Тяжело вздохнув я уставился в пол. Николай взрослый мужик и он сам решил мне помочь. Да и мне, если рассуждать по серьезному, не помешает его помощь…да мне любая помощь не помешает! Осталась всего неделя до того, как свершится непоправимое – уж не знаю каким образом они собрались устроить всю эту вакханалию со срывом Покрова и наделением людей теми или иными способностями (я даже не знаю какими), но я постараюсь успеть. Успеть выбить эти сведения из этого оборзевшего в край красноглазого финна.

– Ладно, давай крышу подлатаем да пойдем на ужин уже! – преувеличенно бодро сказал Колян.

Управились мы ориентировочно за час, как оказалось – телекинез шикарное подспорье в ремонтных делах: пока я держал тяжеленые доски – Николай приколачивал их к несущим опорам, после чего я в считанные секунды подбросил Николая и все необходимые инструменты на крышу.

Ну, в крайнем случае пойду в строительную бригаду работать. Это я так про свое будущее, которое, если честно, в последнее время меня не особо то и волновало. Нехороший признак.

Залатав крышу, мы с Коляном заглянули в дом и достаточно шустро пошли на запахи еды. Ох уж эта Анастасия Петровна, балует нас гастрономическими изысками! С поправкой на деревенский уклад, естественно.

На кухне все было как обычно – женщины смотрели на нас, мы смотрели на еду и так продолжалось примерно с минут двадцать. Пока, наконец, набив животы мы не откинулись на спинки стульев, сыто и понимающе переглянувшись. И тут Колян выдал:

– Дорогая, мы завтра уезжаем в город. Ненадолго, утром первого января буду здесь как штык.

Да чтоб тебя, Колян! Сейчас начнется!

Лицо Ирины налилось нездоровым красным цветом (ну еще бы, вроде не дура, да и слышала все, что происходило в подъезде во время сражения с метаморфами и магами Юлиуса). После чего сказала только одну фразу, зато громко и выразительно:

– Не пущу!

– Ирочка, все будет хорошо! Мой…друг нуждается в помощи и его дело правое! Помнишь, мы говорили с тобой об этом? – никогда бы не подумал, что вот этот здоровый мужик может издавать настолько просительные нотки в голосе. Ох уж этот прекрасный пол – что они делают с нами?

Спорили они долго и со вкусом. Позиция Ирины была проста – «не пущаю» и хоть ты тресни. Колян же, в своих доводах был несколько искуснее – в ход шли увещевания, подкупы (новая шубка, к примеру), клятвенные обещания вернуться живым и здоровым…

А я все это время сидел и краснел. А если Николая убьют? Я же приеду сюда, чтобы сообщить эту новость его родным, и как я вообще тогда буду смотреть им в глаза?

– …мы говорили гипотетически! Про твою чертову честь бывшего кадрового офицера! А про семью ты подумал? Если что-то с тобой случиться? Что нам делать? – выкрикнула Ирина.

Анастасия Петровна все это время тоже сидела молча, помалкивала и зыркала косым взглядом на меня.

И тут я осознал одну простую вещь – если сейчас Колян продавит свое решение, то их отношения в любом случае и при любом исходе нашей авантюры не останутся прежними. И мой долг как…друга? Мой долг – помочь ему не рушить мосты между ним и его семьей.

Ну, думаю я быстро, а делаю еще быстрее! Хлопнув ладонью по столу, я подскочил и гаркнул:

– Тихо!!!

Переглянулся с Коляном, дождался от него разрешающего (скорее обреченного) кивка и продолжил:

– А теперь смотрите.

И с этими словами поднял в воздух свою уже пустую тарелку (ну еще бы не пустую, в моей тарелке и раньше то мясное рагу не задерживалось, а сейчас и подавно…).

Клянусь, ради их лиц стоило это показать! Есть распространенное выражение – глаза по пять копеек. Так вот, оно даже на треть не отображало реального состояния их глаз!

Ну, зато я теперь знаю, что делать, чтобы произвести на девушку неизгладимое впечатление на первом свидании. Безотказный приемчик получится!

– К-как? – только и спросила Анастасия Петровна. Ну и Ирина отчаянно закивала ей вслед.

– Девушки, я скажу только одно – я маг и Николай помогает мне сохранить этот мир в том виде, в котором вы его знаете! – высокопарно провозгласил я.

Надеюсь они меня услышали, потому что девушки даже не подумали отрывать взгляд от парящей тарелки.

Поставив тарелку на место и обведя тяжелым взглядом всех присутствующих, я веско сказал:

– Информация не должна уйти за порог этого дома. Спасибо за ужин, Анастасия Петровна.

И ушел к себе в комнату. Стоит ли говорить о том, сколько вопросов обрушилось на Коляна? Я даже какое-то время порывался пойти помочь новоприобретенному другу, но сдержался. У меня сейчас другая задача, а если конкретнее – меня ждут бусы.

Да-да, еще утром я заприметил небольшую вазочку, стоящую на подоконнике и до краев наполненную небольшими бусинами. Уж не знаю, зачем они тут лежат, может декор такой.

Да мне и не важны причины по которым сюда поставили эту вазочку. А важно то, что сегодня вечером я собирался уделить внимание своей способности одновременно удерживать в воздухе несколько предметов. Мой практический максимум на текущий момент – шесть ножей, не больше и не меньше.

Вот и потренируемся. Тем более – это всего лишь бусины! Что может быть безопаснее бусин?

Ну, шесть бусин я поднял в воздух телекинезом без проблем, да и седьмую и восьмую тоже смог поднять.

А дальше никак! Нет, никакого блока на количество поднимаемых предметов не стояло, просто мое сознание как бы «размывалось» между всеми бусинами.

В следствии этого самого «размытия», я даже не мог сразу заметить, как девятая бусина выходила из под контроля моего телекинеза и падала на пол.

Но я не сдавался, ведь весь мой невеликий опыт жизни в этом новом мире говорил – чем больше ты знаешь и умеешь, тем большие у тебя шансы банально выжить.

Уж не знаю почему так, по моим наблюдениям и умозаключениям: ни Игнату, ни ребятам из оплота не приходилась прилагать столько усилий просто для того чтобы не откинуть копыта в какой-нибудь никому не нужной драке с метаморфами. Видимо, всему виной то, что я пробрался на корабль Магии самым что ни на есть зайцем. Образно выражаясь.

Ну, если я не помешаю планам тайной организации Юлиуса, то скоро все человечество проникнет такими вот метафорическими зайцами в мир Магии.

До сих пор не понимаю – какой план у даар? Открыть человечеству глаза и доблестно сдохнуть? В чем смысл? Или эта секта, в которой состоит Юлиус, рассчитывает на то, что сможет объединить всех даар под своей эгидой? Хм, но ведь тогда им вдвойне не выгодно усилять «человечков».

Если развить идею и предположить один вариант, в котором даар (под единым началом) доминируют, а человечество (соответственно – разрозненное) медленно погружается в пучину хаоса и саморазрушения. То в этом гипотетическом варианте каждому существу из расы даар присваиваются силы Разума, Стихий, Жизни, да и вообще всего подряд. По максимуму.

Ну а человечеству достается какая-нибудь рандомная Сила, и то в зачаточном состоянии.

Да только вот этот вариант пованивает откровенным бредом и сюрреализмом. Короче говоря – нереально звучит этот вариант.

Но, с другой стороны, а много ли я понимаю во всей этой катавасии? А может я являюсь знатоком механик и жизненных циклов разнообразных Сил Стихий, Жизни и так далее? Насколько я помню – нет, знатоком меня точно не назвать.

Достоверно (ну насколько это возможно, конечно же) я могу утверждать только то, что меня сделали таким (то есть телекинетиком) посредством переливания плазмы крови Лоран-Ра. И выжил я лишь чудом.

А вот что будет с остальными людьми – это вопрос вопросов!

Ну там видно будет. Если я не остановлю Юлиуса. Хотя очень сомневаюсь, что корень всего – этот надменный финский индюк. За ним стоит кто-то еще и это даже не вызывает сомнений.

А Юлиус – это всего лишь один из оперативников, которых послали зачистить все хвосты перед финальным аккордом крупномасштабной операции!

Осознание этого простого факта навело меня на мысль о том, что вопрос сейчас стоит не в том, успею ли я остановить этих психопатов. Нет – не успею. Слишком последовательно и методично все организовано, а как известно: один в поле не воин. Вопрос сейчас стоит в том, чтобы отрубить одну из самых мерзких голов «гидры» – Юлиуса.

Осознав это, я принялся практиковаться с бусами с удвоенным рвением (как бы курьезно это не прозвучало). И уже к позднему вечеру я…достиг успехов!

Если быть более точным – смог поднять и удерживать единовременно десять пластиковых бусин, вместо восьми. Налицо прирост в четверть эффективности. Ну все, теперь буду закидывать вражину маленькими пластмассовыми шариками. Мое маленькое ультимативное оружие, вместо утерянного подшипника.

К слову об оружии – мне чертовски нужно оружие! Настоящее, чтоб его, оружие! Подходящее для меня и моих способностей!

К тому же, требования к колюще-режущему у меня слегка изменились. Раз уж скоро все равно настанет звездец всему мироустройству, то я бы хотел обзавестись чем-то более внушительным, чем кинжалы, кухонные ножи, арматуры и тому подобные подручные средства.

В моей голове стала потихоньку вырисовываться картинка с этим самым оружием: вот, я доблестно стою на кургане из тел врагов… А если серьезно, то мне нужны два длинных клинка, каждый с лезвием длинною в метр. Но с возможностью сцеплять их между собой (в случае, если понадобится поразить большую площадь). Этакая импровизированная глефа.

Но помимо своих убойных качеств, мое оружие должно еще и обладать…заметностью. Да-да, именно так. Бой с метаморфами и магами наглядно показал, что вернуть телекинезом себе клинок в условиях боя не так уж и просто! Я попросту не успеваю его заметить на фоне всего происходящего. Я же не какой-нибудь там ястреб в конце то концов!

Соответственно, оружие должно чем-то выделяться на фоне…чего? На фоне разрубленных тел? Да уж.

К примеру, если оружие будет светиться синим цветом (к примеру, как мои руки), то для меня это будет очень даже удобно.

Эх…было бы хорошо, только где взять такие клинки? Лично я не имею ни малейшего понятия. Разве что идти к какому-нибудь кузнецу энтузиасту и желательно идти к тому, кто сможет сковать клинки с особыми…свойствами.

Только вот расплачиваться чем? Налички, как и карты безналичной оплаты, у меня нет – ибо потерял. Единственный вариант – это идти в банк, где на счету у меня лежит некая пятизначная сумма с семеркой в начале. Решено, так и поступлю: сначала ищем кузнеца, готовим тех. задание, договариваемся о цене и уже потом я топаю в банк.

Нашарив телефон, я на ходу вбивая запрос в поисковую строку подошел к окну. Потупив в пустую белую страничку, я наконец осознал – со связью здесь не так чтобы очень хорошо. Интернета не будет.

Отложив телефон в сторону, я устремил свой взор сквозь окно, во двор дома. Прекрасная картина! Вечерняя тишина органично разбавляла заснеженный, деревенский пейзаж и привносила определенную долю умиротворения в мою душу. Особенно хорошо этим любоваться, конечно же, когда сам сидишь дома: сытый и в тепле. Вот как я сейчас.

Оторвав взгляд от всего этого деревенского великолепия, я обратил внимание на быстро зарастающее инеем стекло. Что, опять мелкий прилетел? Ну, впущу, так уж и быть.

Улыбнувшись своим мыслям, я приоткрыл окно, дождался пока на подоконник залетит дух и приоткрыл рот от удивления. Он оказался не один! Привел с собой еще одного такого же!

Наклонившись на подоконник, я принялся внимательно изучать обоих духов, а кто из них мой знакомый, кстати? Ну, я точно могу сказать, кого из духов я до этого не видел – слева на подоконнике покручивался мини-смерчик из снега, и все бы ничего, но у него внутри крутилась сморщенная, красная ягода рябины. Приметная особенность.

И чего вам надо от меня, господа из снега? Опять похавать прилетели? Нагло, конечно, но, если судить по моей прошлой кормежке духа – много им не нужно.

Так что попробуем! Точнее они попробуют. Мою Силу на вкус.

Вытянув два указательных пальца (по одному на брата), я поднес их к духам и замер – теперь я хочу посмотреть, что же будет, если я отдам им немного больше Силы, чем в прошлый раз.

А ничего не будет, духи впитывали Силу примерно секунд двадцать, после чего просто отлетели от моих пальцев. Казалось бы, покормил в очередной раз нахлебников. Но! В последние несколько секунд единения с этими духами я кое-что ощутил…

Как будто вьюга проникла ко мне под кожу! Пусть звучит это изречение и излишне поэтично, но я действительно почувствовал ветер внутри себя! Ветер и снег!

Неожиданные впечатления, ничего не скажешь. Но мне понравилось.

Встряхнув головой, я приоткрыл окно и проводил взглядом скользнувших наружу духов. Надеюсь, я еще окажусь если и не конкретно в этой деревне, то в любой другой. Сомневаюсь, что подобные духи водятся только здесь.

Тем временем, жаркие словесные баталии у четы Баженовых перешли в стадию затишья…Готовятся к контрнаступлению?

– Арте-е-ем! Подойди, пожалуйста! – донесся с кухни крик Анастасии Петровны.

А, глядите-ка. Кажется, они уже пришли к определенному консенсусу. Ну что ж, пойдем и послушаем.

16 глава. Дорога в город

Выезжать решили ранним утром, чтобы успеть проскочить до час-пика на дорогах.

Скажу честно – мне не хотелось уезжать из этой уютной, тихой и мирной деревеньки. Но всему свое время, и сейчас как раз настало самое время чтобы пойти и надрать зад одному знакомому маньяку и его своре. Так я себя мотивировал.

Прощание вышло долгим, даже слишком. Но семью Баженовых можно понять – фактически они отправляют единственного мужика в семье чуть ли не на войну. С одним лишь обрезом и добрыми напутствиями наперевес. Я бы тоже на их месте нервничал.

Поэтому, понимая все чувства, которые их сейчас обуревают я тихо мирно попрощался с женщинами семьи Баженовых и проскользнул в машину. Незачем мне сейчас лишний раз маячить у них на глазах. И так чувствую себя последней скотиной, отрывающей мужа у семьи.

«Он сам вызывался!» – в очередной раз мысленно напомнил я себе.

Сам Колян тоже поддался натиску чувств – это было видно по тому, как резко он распахнул дверь в машину и положил слегка дрожащие руки на руль.

– Ты все еще можешь отказаться, просто подбрось меня до ближайшей остановки. – тихо и размеренно сказал я Николаю.

– Заткнись. Без тебя тошно. – огрызнулся Колян. – Все, поехали, назад дороги нет.

Молча кивнув Николаю, я откинулся на спинку сидения и уставился в окно.

А там было на что посмотреть! Духи, будто прознав что я уезжаю, решили как следует разукрасить боковое стекло с моей стороны. И это было зрелищно! Там были улыбки, большие звезды, круги и даже палец! Судя по всему – мой.

Да чего там говорить, даже Николай заметил все эти веселые узоры, о чем тут же сообщил мне:

– Это что еще за хрень? Ты что ли магичишь?

– Не я, духи это. – кратко ответил я.

– Что еще за духи и почему они портят мою машину? – с подозрением поинтересовался Колян.

– Снежные духи, насколько я понимаю. Они уже отстали, не переживай. – успокоил я всерьез озабоченного состоянием своей машины друга.

Хмыкнув, Колян ничего не ответил и уставился на дорогу. Скоро на трассу выедем. Там получится как следует разогнаться. Скорость – это то, что нам обоим сейчас нужно.

– Твою мать! А это что еще за хрен с горы?! – внезапно выругался Колян.

Встрепенувшись я посмотрел вперед и действительно увидел какой-то силуэт, стоящий прямо посреди дороги.

Сбросив скорость, Колян медленно подкатил автомобиль к…дедушке. Очень странного вида дедушке.

– Что ты видишь, Колян? – шепотом осведомился я у своего напарника.

– Да дед какой-то встал и стоит посреди дороги. – с этими словами Колян недолго думая вжал гудок автомобиля на полную.

– Да стой ты! Убери руку! Это не человек! – прошипел я.

Колян послушно отдернул руку от клаксона и замер, пристально глядя на деда.

– Пошли поговорим что ли. – предложил я идею на миллион.

Выйдя из машины, мы стали медленно подходить к этому странному дедку. Колян вышел из машины с ружьем, ну а я с верой в себя.

Да я же уже видел такого! Зеленые глаза, и как будто бы деревянные рога! На Ладожском вокзале было, насколько я помню.

– Синерукий. – проскрипел дед настолько жутким голосом, что мне сразу же захотелось драпать отсюда как можно дальше и быстрее или, на крайний случай, подороже продать свою жизнь.

Колян, судя по его реакции, полностью разделял мое мнение по данному вопросы. Аж лицо побледнело.

– Да. – коротко ответил я охрипшим голосом.

– Не нужно тебе в большой город, совсем не нужно. – предостерег дед, просвечивая меня насквозь своими светящимися зелеными глазами.

– А вы, собственно, кто? – вырвалось у меня.

– Все, кто не люд и не даарец, уже покидают город. Скоро там случится большая беда. Мы это хорошо чуем. – не обращая на меня внимания вещал дед.

Так, ладно, все относительно понятно. Люди (ничего не подозревают) и даар (которые все спланировали) остаются в городе. А всяким фейри, дриадам, Лоран-Ра, духам и еще фиг знает кому просто не хочется попадать под раздачу. Вот и бегут кто куда.

– Что именно произойдет, дед? – резко спросил его я.

– Тебе ли не знать, Синерукий? Вспомни, о чем разговор с Лесной Матерью был. – сверкнув глазами нетерпеливо проскрипел дедок.

– Какой еще Лесно… – начал я задавать свой вопрос, а потом умная мысль все-таки догнала мой язык. Разговор в продуктовом ларьке. Очень и очень странная бабушка Ази. Все сходится!

– Я лишь предупредил, остальное твоя забота. Прощай. – напоследок сверкнув глазами дедок буквально распался на кучу замерзших, темно-зеленых листов.

Переглянувшись с Коляном, мы еще с минуть пять стояли и смотрели на эти листья, которые уже частично были занесены снегом. Точно говорю – леший это был!

– Ладно, погнали. – буркнул Колян и полез в машину. Интересно, его вообще чем-нибудь можно смутить?

Дальнейший наш путь прошел более спокойно, на трассе Колян прибавил газа, чтобы наверстать время, упущенное при встрече с лешим (самое подходящее для него название, значит – будет лешим).

Ну а я поначалу отслеживал сеть на телефоне, а когда наконец-то появился доступ к всемирной паутине – сразу же начал искать так интересующие меня новости города Санкт-Петербурга. Нет ли каких-либо внешних проявлений готовящегося потрясения? Не объявляли ли даар свои требования человечеству? А что, вдруг будет как в дешевых фильмах: даар решили по-джентельменски предупредить человечество, прежде чем нанести по нему удар, от которого оно не факт, что сможет оправится.

Но нет! Интернет не смог удовлетворить моей жажды знаний, поэтому я принялся за поиск кузнеца, способного отковать нечто действительно стоящее.

– Коля, а у тебя случайно нет знакомых кузнецов? – с надеждой спросил я друга.

Тот косо глянул на меня, призадумался и отрицательно махнул головой:

– Неа, не припомню таких. А тебе зачем?

– На, посмотри и скажи, что думаешь? – попросил его я.

И я протянул Николаю накануне одолженный у него же блокнот. В котором я, в меру своих скромных художественных возможностей, попытался нарисовать требуемое оружие.

Пару раз хмыкнув и повертев блокнот в разные стороны, Колян выдал:

– А неплохо, особенно если ты собрался косить врагов пачками.

– Так что насчет кузнеца? – нетерпеливо повторил вопрос я.

– А что с кузнецом? Есть у меня кандидат на примете, сослуживец мой бывший. Везучий сукин сын и, вроде как, планировал заняться на гражданке как раз чем-то похожим. Ковкой вроде. – не совсем уверенно ответил Колян, и тут же поправился. – Но это вообще не факт! Нужно проверять на месте – чем он там сейчас занимается.

– Ну, тогда вези нас прямиком к своему сослуживцу. – попросил я.

И Колян повез. И даже пробки мы почти проскочили… Почти. Все-таки пришлось постоять с полчаса на Витебском проспекте. Но это скорее мелочи жизни – досадное недоразумение, не более.

Приехали на место мы уже ближе к одиннадцати часам дня. Само место оказалось интересным – частный сектор, причем отнюдь не из бедных, со своей охраной и понатыканными на каждом повороте камерами видеонаблюдения. А ведь неплохо устроился бывший сослуживец Николая!

Проехав пропускной пункт, мы еще с минут пять поплутали в поисках нужного нам адреса и остановились около зелено-золотых ворот, украшенных стальными орнаментами, пиками, завитушками и всяким подобным реквизитом настоящего кузнеца. Помпезно, однако!

Пройдя в калитку (которая, к слову, была открыта), мы вежливо постучались в дверь дома и стали ждать. Где-то минуты через две нам открыл дверь накачанный мужчина с лицом голливудской звезды на пике своей карьеры!

Уточню – нам открыл дверь…метаморф.

Судорожно дернув щекой, я прошипел что-то предостерегающее Коляну, одновременно поднимая руку в сторону этой пластичной твари. Но не успел я использовать свой дар, как метаморф молниеносным движением сбил руку в сторону и уже начал наклонять корпус ко мне для удара.

Моя вторая рука оказалась чуточку быстрее метаморфа – приподняв ее всего лишь на десяток сантиметров я все-таки смог ударить телекинезом по нему.

Метаморфа просто смело вглубь дома: пролетев, наверное, с десяток метров по прямой (дом оказался большой) метаморф с шумом влетел в диван, а потом и в расположенный за ним шкаф.

– Какого хрена, Артем! Это же Миша! – над ухом раздался отчаянный вопль.

Я вздрогнул и перевел непонимающий взгляд на своего соратника:

– Какой, к хренам, Миша? Это метаморф!

Так мы и стояли, и бодались с Николаем взглядами, не желаю уступать друг другу. Пока к нам не подошел, собственно, виновник этого вот всего. Михаил.

– Мужики, спокойно! Колян, сколько лет! – кося на меня взглядом поздоровался тот самый Михаил.

– Сколько зим, брат! – сразу заулыбался Колян. – Ты как, в порядке?! Летел ты далеко…

– Да что со мной случиться. Все в порядке! – с этими словами Михаил обнял Коляна.

Ну еще бы с тобой что-то случилось! Да метаморфу в голову очередь из калаша выпусти – все равно выживет!

– Что. Здесь. Происходит? – по слогам и явно слышимой угрозой произнес я.

Терпеть не могу этих скользких уродов. Ничего кроме попыток меня убить или взять в плен я от них не видел! И тут мой друг приводит меня к подобной твари!

Глубоко вздохнув и задержав дыхание, смог немного успокоиться и уже переводя взгляд со своего друга на метаморфа, я отчетливо понял – Колян сам не в курсе к кому меня привел. Любопытно.

– Михаил, сам ему расскажешь или мне помочь? – дружелюбно улыбнулся я, одновременно готовясь вдарить по метаморфу со всей доступной мне Силой. Пришлось даже немного сощурить глаза – настолько сильно засветились мои ладони.

Смерив меня неприязненным взглядом, Михаил развернулся и прошел в дом, буркнув напоследок:

– Проходите, в ногах правды нет. Я все сам расскажу.

Вот и отлично.

– Итак, с чего бы начать – задумчиво начал Михаил, после того как мы все расселись по диванам и креслам в гостиной.

– С самого начала. Например, расскажи ему о том, кто ты такой на самом деле. – любезно подсказал я ему.

– Миша, о чем это он говорит? – немедленно спросил мой напарник.

– Я не человек. – буркнул Михаил и опустил глаза в пол.

Ему что, стыдно?! Не ожидал, честное слово. Мне казалось, что с учетом их специфичного строения (это еще мягко сказано), у них чувство стыда за обман ближних своих отсутствует напрочь! Или это конкретно Михаил такой особенный метаморф? Ну-ну.

– А кто же ты тогда? Я же сам помню, как раненого тебя на себе волок! Человек ты, точно тебе говорю! – убежденно заявил Колян.

– Коля, скажи мне, а человек так сможет? – с этими словами Михаил отрастил еще один средний палец прямо из середины своей ладони.

Колян помрачнел. Я приготовился.

– Я передумал. Ты не человек, Миша, ты самое настоящее дерьмо! – выплюнул ругательство Николай.

– В какой-то степени так и есть. – горько улыбнулся Михаил и уже разворачиваясь ко мне спросил. – Ну что, Синерукий, ты доволен?

– Колян должен знать с кем мы имеем дело и, в особенности, кого именно он считает своим другом. – стальным тоном отчеканил я, развернувшись к Николаю я продолжил. – Помнишь бой в подъезде? Так вот, там двое нападавших были как раз метаморфами. Как Михаил.

Тишина накрыла гостиную комнату этого роскошного дома. Как бы я не относился к метаморфам в целом, но конкретно вот у этого экземпляра чувство вкуса точно есть!

Решив, что молчание уж слишком затянулось я вынес на голосование свое конструктивное предложение:

– Господа, раз уж мы тут не собираемся устраивать замес, предлагаю на время отринуть наши разногласия и обсудить некое дело, которое и привело нас в твой дом, Михаил.

– Согласен, но мы еще вернемся к этому разговору. – помолчав немного буркнул Николай.

– Ну, если Коля за, то и я не против. – решил подмазаться Михаил. Видать действительно чувствует за собой вину.

Достав из нагрудного кармана куртки свой блокнот, я сделал несколько шагов в сторону сидящего метаморфа, потом опомнился и передал ему свои зарисовки. Телекинезом, естественно.

Похмыкав с минут пять и тщательно рассмотрев каждый сантиметр моего корявого рисунка, Михаил выдал вердикт:

– Знаешь, кому другому я бы сказал, что вот эти каракули – это бред сумасшедшего, не стоящий моего внимания, но…я наслышан о тебе, Синерукий. Единственный человек, обладающий силой Разума! Ты уже одним только этим фактом доставил много проблем Немезиде!

– Кому я там проблемы доставил? – мигом насторожился я.

– Немезиде, кому же еще? – с удивлением посмотрел на меня Михаил.

– Ну да, ну да, конечно же. – пробормотал я и вернулся на облюбованное мной кресло возле огромного окна. Люблю окна, знаете ли.

Что за Немезида? Знакомое название. Уж не его ли тогда приводил в пример Мастер, когда рассказывал про самые опасные неофициальные организации…М-да. Ну вот какого хрена им то от меня надо?

– Ого! Так ты не знаешь кому ты перебежал дорожку и чью клинику разгромил несколько недель назад? – с ухмылкой произнес Михаил.

– Так расскажи. – угрюмо предложил я, откидываясь на спинку кресла и приготовившись слушать.

Немезида – довольно распространенная среди даар организация, активно пропагандирующая превосходство даар над людьми. Они и ранее не отличались особой адекватностью и щепетильностью в выборе средств для достижения своих целей. А уж сейчас…

Сейчас это огромная организация со своей четкой иерархией и вероисповеданием. За главного у них некий Наследник – все подчиняются ему, а вот кто он такой и где его искать не знает почти никто (знакомая история – тот же Великий Лоран тоже не любитель афишировать свое местоположение). По крайней мере, из присутствующих сегодня в доме Михаила, точно никто этого не знал.

К слову о вере, как оказалось у даар есть свой собственный божественный пантеон и состоит он в основном из обожествленных представителей земноводных. К примеру, богиня коварства Саали (по объяснениям Михаила, Саали похожа на змею), или бог плодородия и защиты Бормун (аналог черепахи). А еще есть бог-дракон Асторм – именно его в Немезиде почитают больше всех остальных.

– Да, еще стоит сказать, что в последнее время все даар, с которыми я имел дело, сами на себя не похожи. – медленно проговорил Михаил. – Стали слишком нервными и озлобленными. А буквально два-три дня назад они оборвали со мной всяческие контакты, а это примерно семьдесят процентов моей ежемесячной выручки. Вот и сижу теперь без заказов. А тут вы.

– А тут мы. – кивнул я и задал вопрос. – То есть, учитывая все тобой сказанное, можно сделать вывод, что они готовятся к войне?

Михаил утвердительно махнул головой.

Да уж. От всего этого сильно попахивает большими неприятностями. Катастрофически большими! Они что, собрались устроить побоище прямо в городе? Это же бред! Чего я не улавливаю?! Я прямо чувствую, что упускаю очень важную часть всей этой истории!

– Ходят слухи, что в больших городах скоро будет опасно находится. Что…что Немезида хочет уничтожить Покров. – осторожно произнес Михаил.

– Покров – это та штука, которая укрывает вас от простых людей? От нас? – вмешался в диалог Николай.

Теперь уже кивнул я. Не в силах сдерживаться я вскочил с кресла и принялся нарезать круги вокруг журнального столика – что я упускаю? Что?!

Краем уха я прислушивался к беседе двух старых друзей:

– Если тут начнется все это непотребство, в смысле эти ваши даар против людей, а люди против всех, то тебе срочно нужно сваливать отсюда, Миша. Срочно!

– Да куда мне уходить то? У меня здесь все! И связи, и бизнес, и друзья!

– Все это ты сможешь получить и на новом месте, а вот жизнь одна! Да вон хоть в Москву…

Думай, Артем, думай!

– А может они и не затевают ничего крупномасштабного? Может, они всего лишь хотят сделать заявление? Громкое, кровавое, но только лишь заявление? – озвучил я вслух свои мысли.

Мужики переглянулись, нахмурили лбы и принялись ворочать своими мыслями.

– То есть, они хотят, чтобы люди все знали. Знали и боялись? – медленно и с сомнением произнес Колян.

– Что-то вроде того. – кивнул я.

Нужно взвесить и упорядочить все известные мне факты. И с этим, пожалуй, мне отлично поможет Мастер. Пора мне наведаться в оплот Альянса, если там еще кто-нибудь остался.

– Ладно, вернемся к тому зачем мы пришли, что скажешь по поводу клинков? – спросил я Михаила, отвлекаясь от своих тяжких дум.

– Сделать – сделаю, в оплату попрошу два средних камня Силы. – оповестил меня Михаил.

– У меня нет камней Силы. – растерянно ответил я.

– У меня они есть, тебе нужно их всего лишь заполнить под завязку. – Михаил тут же нашел выход из ситуации. А у него тут все схвачено!

– Не проблема, но я предупрежу сразу: в прошлый раз, когда я коснулся такого камня – он рассыпался в труху прямо у меня в ладони. – предостерег я этого кузнеца-предпринимателя.

Удивленно хмыкнув, Михаил достал из кармана джинс два красных камешка и протянул их мне.

– Это что, рубины? Кстати, почему именно два? – заинтересованно спросил я.

– Ага, по десять карат каждый. – с гордостью ответил Михаил. – А два камня потому что один уйдет на зачарование твоих клинков, а второй в счет оплаты моих услуг. Мы договорились?

Немного поколебавшись я мотнул головой, подтверждая нашу сделку, взял камни из рук Михаила и принялся накачивать их своей Силой.

17 глава. Покинутый оплот

Процесс запитки камней Силы оказался не столько сложным, сколько…муторным.

Раз за разом я сжимал их в руках и сливал свою Силу в эти камни, прерываясь только на еду и восстановление сил (полчаса сливаешь Силу, и примерно час восстанавливаешь ее же – по словам метаморфа Михаила это какой-то нереальный показатель), но даже в таком бешеном темпе мне удалось полностью зарядить камни только к вечеру. Вместительные оказались.

Попутно мы с Михаилом все-таки разговорились (хоть доверять я ему и не стал – не заслужил еще, морда метаморфья) и принялись за обсуждение деталей моего заказа: ширину клинков, возможные механизмы сцепки клинков, наличие рукоятей для работы, так сказать, вручную и многое другое.

Уже сидя вечером в столовой (а помещение на сорок квадратов у меня язык не повернется назвать кухней) я решил затронуть вопрос сроков:

– Миша, когда сможешь все подготовить? Понимаю – работа весьма нетривиальная, но мне очень важно получить эти…средства самообороны в сжатые сроки.

– Если заказ настолько срочный, то могу и к Новому году успеть. – не замедлил с ответом Михаил.

– Заказ максимально срочный! –сделав упор на последнем слове сказал я.

– Тогда к утру тридцать первого клинки будут готовы. Четыре дня на все – это тот самый максимум, который я могу тебе дать. Заберешь их здесь же. – кивнув произнес Михаил.

– Договорились. – облегченно выдохнул я.

Я всем своим нутром чуял – клинки должны быть готовы к празднику. Ну вот чуял и все тут!

Повернувшись к своему напарнику спросил:

– Ты со мной в оплот или останешься здесь?

– Нам есть что обсудить с Мишей, поэтому… – и Николай посмотрел красноречивым взглядом на заерзавшего Михаила.

– Ок, не поубивайте тут друг друга, скорее всего вернусь завтра к утру. – кивнув ответил я.

– Постараемся. – независимо сказал Николай и зловеще улыбнулся. Бедный Миша…

На мой вопрос, не найдется ли у него какой-нибудь прочной и скругленной по краям деревяшки – Михаил ответил утвердительно и тут же притащил мне аж три штуки, на выбор.

– А тебе зачем? – не смогли сдержать любопытства мужики.

– На такси денег нет, вот и выкручиваюсь. – буркнул я.

Николай непонимающе посмотрел на меня и полез в карман за деньгами. Лишь Михаил, судя по его выражение лица, начал догадываться куда я клоню и тут же засыпал меня вопросами:

– И как ты собираешься это делать? А тебе обязательно видеть управляемый объект или ты как-то чувствуешь его без прямого контакта?

– Да я, блин, всего два раза делал это. Как-то не ко времени было экспериментировать с полетами. Так что даже не спрашивайте меня о том, как это все работает. – открестился я.

У меня, безусловно, были догадки и предположения…но, на данный момент времени я был не готов ими делиться.

– А ты попробуй, не видя вот этой деревяхи управлять ею! Чего тебе стоит? – настаивал Миша.

Неразборчиво что-то пробормотав на тему долбаных энтузиастов, метаморфов и (почему-то) лепреконов, я отвернулся от Миши и попробовал выдернуть у него из рук одну из деревяшек.

Ожидаемо – ничего не получилось. У меня даже сомнений не было в отрицательном результате!

– Как насчет корсета, Артем? А? – с горящими глазами спросил Миша.

Его к Мастеру надо определять, с такой-то тягой к экспирементаторству. Вот же докопался!

– Я тебе…леди что ли в корсете ходить? – уже рыча ответил я

– Да ты не понял! Это же из углепластика корсет! Он прочнее и легче стали! – принялся убеждать меня Миша.

Я недоверчиво прищурился, затем прикинул все варианты и кивнул:

– Тащи!

Дополнительная защита не помешает, ведь так?

В ожидании местного энтузиаста мы с Коляном закурили и предались светской беседе:

– Напомни, че за дела то у тебя в этом твоем оплоте?

– Не моем, но…не суть. Там местный всезнайка из народа Лоран-Ра сидит. Надо бы с ним переговорить на тему всего происходящего. Он многое знает. – охотно ответил я. – Тем более у него есть своя импровизированная сеть шпионов.

– Лоран-Ра? Сеть шпионов? – недоуменно спросил Николай.

– У них чуть святящаяся изнутри, светло-синяя кожа, большие золотистые глаза и заметно свисающие мочки ушей. – привел я достаточно поверхностное описание представителей Лоран-Ра. – А еще у них коллективное сознание, синхронизированное между представителями своей расы. Это к слову о шпионах.

– Дела-а. – озадаченно протянул Николай.

– И не говори, когда я впервые узнал обо всех этих Лоран-Ра, дриадах и прочих персонажах… – с легкой грустью вспомнил я.

Но минутке ностальгии не было суждено случится.

– Так! Держи, примеряй! – а это уже Миша ворвался в столовую.

– И что это? – скептически посмотрел я на так называемый корсет.

– Примеряй, примеряй!

Страдальчески вздохнув, я попытался самостоятельно напялить на себя эту более чем странную конструкцию. Не вышло.

Запросив помощь Михаила, мне все-таки удалось надеть эту штуковину, закрывавшую всю грудь спереди и сзади и немного не доходящую до поясницы.

– Весь прикол в том, что это единая конструкция, Артем! Попробуй взлететь! – с придыханием произнес Миша.

Уф, ну он и душный парень – этот Миша. Ему, как мне кажется, все это нравится даже больше чем мне. Ну, попробуем-с.

Разведя руки в стороны, я запрокинул голову и мысленно обхватил свой торс, а точнее корсет. Ну, потолки тут вроде высокие – три метра девяносто пять сантиметров ровно. Приподнимем ка корсет (а вместе с ним и мою тушку) на полтора метра строго вверх.

Спина хрустнула, потолок стал чуть ближе, а мои глаза чуть шире. Главное лицо не размазать по потолку!

– Он летит! Летит! – восхищенно закричал Миша.

– Да не ори ты, епт. – не менее восторженно сказал Колян.

Надо бы голову опустить, а то они там восторгаются чем-то, а я даже не в курсе чем. Обидно.

Медленно опуская голову, я принялся разглядывать удивленно-счастливые лица Мишы и Коляна. Потом перевел взгляд вниз и осознал, что мои ступни левитируют примерно на уровне груди Николая. Я смог!

На этой мысли я отвлекся и, ожидаемо, брякнулся вниз. Хорошо хоть без травм. Мужики сразу же подскочили и подняли с пола мою тушку, придерживая меня за локти.

– Ну ты даешь! Черт тебя дери, Артем! Ты же летал! –прокричал мне на ухо Колян.

– Да что ж вы орете то! А ну поставили меня на место! – возмутился я.

Мы вместе еще немного пообсуждали мой мини-полет. Для парней он был в новинку, поэтому они и радовались больше всех. Для меня же это третий полет, разница лишь в том, что сейчас я действительно левитировал без всех этих костылей в виде арматуры и так далее.

Итак – мой пробный полет в корсете из углепластика удался! И это меня чертовски радует! Осталось только обкатать этот способ на практике…

Попрощавшись с Николаем и Михаилом, я вышел во двор дома, расправил плечи, взглянул в вечернее небо и…пошел в дом за курткой.

Телекинез телекинезом, а холодно уже не по-детски. Надо одеться нормально.

И, наконец, закутавшись по самое не балуй, я повторно выскочил во двор и не замедляя шага взлетел.

Это было…страшно! Чертовски страшно! Особенно, когда мое бренное тело пролетало прямо над пиками, венчающими забор Миши. Если напорюсь на такую, то меня вообще ничего не спасет – намотаю кишки на пику и буду себе тихо мирно (то есть, я хотел сказать – визжа как поросенок) висеть на заборе и истекать кровью.

Это было…великолепно! Лететь над вечерним, предновогодним Петербургом! И лететь не каким-нибудь чартерным рейсом или, на худой конец, вцепившись в арматуру подмышкой. Нет – лететь, пусть медленно (ибо холодно), но свободно!

А кстати о моей свободе! Надо бы не слишком маячить на такой высоте, а то я уже превысил пятидесятиметровый уровень. Если меня увидят и запомнят, то есть нехилый такой шанс лишиться своей свободы.

Лечу себе и лечу, где-нибудь поближе к земле. Никому же не мешаю?

К сожалению, мой первый настоящий полет (как я считаю) занял всего полчаса, и я успел насладиться разве что видом окраин и лишь совсем чуть-чуть разглядеть пестреющий красками центр Города-на-Неве.

Ну ничего, уверен у меня еще будет возможность как следует полетать над Питером. Пусть даже и ночью.

А пока что я подлетаю к оплоту Северного Альянса и то что я вижу мне не особо то и нравится – пятнадцатиэтажный стеклянный шар оплота стоял безжизненный, словно пирамида Хеопса. Темно, мрачно и пусто – вот так я бы описал текущее состояние оплота. Только на первых двух этажах еще горел свет. Именно там должна быть Джайна.

Постепенно снижаясь я планировал зайти на посадку буквально в нескольких метрах от входа в вестибюль оплота. Правда поскользнуться я все-таки умудрился, но равновесие кое-как восстановил. С успешной посадкой меня!

Горделиво оглядев окрестности и стряхнув снег со штанов, я попытался разглядеть сквозь стеклянные двери что же там происходит внутри.

И ничего не разглядел –на первом этаже пусто, даже бессменной дриады Тиссы нет на входе перед огромным камнем Силы. Ну и ладно, мне первый этаж в общем то и не нужен.

Так, насколько я помню по своему первому визиту в оплот, кабинет Джайны находится на втором этаже: от лестницы направо по коридору.

Поднявшись по лестнице, я повернул в нужную мне сторону и бодро протопал к двери кабинета Джайны. Надо, наверное, постучать.

И только я поднял руку для вежливого постукивания (а с невежливым к Джайне лучше не соваться), как мои глаза выцепили явно чужеродные разводы на орехового цвета двери. Красные разводы, подозрительно смахивающие на кровь.

Не рассуждая и не думая о последствиях я телекинезом выбил дверь, взбешенным хорьком влетел в темный кабинет и заорал:

– Где она? Где она, суки?!

С учетом двери, которая крайне угрожающе покачивалась в воздухе над моим левым плечом, наверное, моя угроза смотрелась достаточно серьезно. Не знаю, Джайна не оценила.

Вместо слез благодарности и прочих милых сантиментов в духе «мой спаситель, теперь я твоя навеки», я получил в рожу целый град даже на вид острых сосулек! Вернее – почти получил.

Чудом разглядев опасность, я рывком сместил дверь между собой и стремительно летящей смертью. Булькнув что-то маловразумительное от неожиданности, я быстро отступил в коридор и затаился за стеной. Охренеть. Меня же чуть в решето не превратили!

Адреналин так и плескался в крови, а коленки дрожали как у припадочного. Вот это экстрим! Хочешь острых ощущений – застань врасплох своим воплем ледяного мага! Стоит только уточнить, что помимо острых ощущений ты еще получишь и равноценное количество отверстий в своем теле.

Все еще не до конца уверенный в том, что в кабинете затаилась Джайна (света то в кабинете не было), я чуть высунул голову из-за дверного косяка с целью осведомиться: кто это там шкериться во тьме? Но очень быстро передумал маячить своей дурной головой на фоне светлого проема.

Набрав в грудь воздуха, я проорал:

– Джайна, если ты там, то отзовись!

Наверное, с минуту мне никто не отвечал, и я уже почти решился брать этот несчастный кабинет штурмом, чтобы выбить из оккупировавшего кабинет Джайны мудака всю дурь.

– Артем? – ох уж этот голос Джайны, его можно узнать из тысячи! Прохладный, как ручеек в Альпах и колючий как колотая глыба льда.

– Ага, пришел тебя спасать. – с облегчением выдохнул я, одновременно выходя на свет.

– Ты? Пришел спасать меня? От кого? – пусть я и не видел сейчас Джайну, но вот прямо физически ощутил ту тонну скепсиса, которую она умудрилась мне отправить сквозь свой кабинет.

– Это у тебя надо спросить – чья кровь вот на этой вот двери, а? – с этими словами я для убедительности телекинезом потряс дверь.

Да-да, дверь я по прежнему держал телекинезом рядом с собой. На всякий случай. Мало ли что там этой дамочке в голову придет?

– Я принимала гостей и в твоей помощи не нуждалась. А ты мне еще и дверь вынес! – прикрикнула на меня Джайна.

– Хэй! Повежливее, барышня! Я от чистого сердца вломился к тебе в кабинет! – искренне возмутился я.

Махнув рукой Джайна отвернулась к окну и произнесла своим фирменным ледяным тоном потомственной стервы:

– Дверь поставь на место.

– Сама поставишь. – независимо ответил я и шлепнул дверь на пол прямо посреди кабинета.

Джайна даже не ответила на такую мою дерзость. Что это с ней? Подумав немного, спросил:

– Где здесь свет включают?

Взглянув в сторону куда Джайна махнула головой, я разглядел во тьме выключатель (ну или включатель, каждому свое) и щелкнул по нему телекинезом.

– Джайна… – только и произнес я.

Джайна была в крови фактически вся. С макушки до самых пяток сплошные потеки крови! Что за уроды это сделали?!

Дернувшись к ней, я вспомнил, что в каждом уважающем себя кабинете должна быть своя аптечка! Просто обязана! Посмотрев на Джайну, которая в этот момент обхватила себя за плечи и невидящим взглядом смотрела в окно, я понял, что лучше мне поискать аптечку самостоятельно и не задавать ей излишних вопросов.

Подскочив к шкафу, я принялся рыться во всех его безразмерных отсеках, и удача довольно скоро улыбнулась мне!

– Джайна. – тихо позвал я ее.

Ноль реакции. Значит, нужно действовать самому, на свой страх и риск.

На ходу доставая из аптечки жгуты, шприцы, обезболивающее и даже антибиотики я приблизился к Джайне и произнес сакральное:

– Я тебя…хочу осмотреть. Возражения?

Возражений у Джайны не было. И я принялся за осмотр, предварительно усадив ее в кресло. Сначала осмотрел лицо, потом руки с плечами, живот и затем ноги. Вроде все на месте. Незапланированных отверстий тоже не замечено. Тогда откуда кровь?

– Слушай, из меня хреновый доктор. Может, ты сама скажешь где болит? – с надеждой спросил я ее.

– Это не моя кровь. – с полуулыбкой произнесла Джайна и протянула ладонь к моей щетинистой щеке.

Так мы и застыли – Джайна, сидя на своем кресле и протянув ко мне руку и я, стоя перед ней на коленях со жгутом в руках, готовый прямо сейчас перевязать ее всю с головы до ног.

– К-хм. – кашлянул я, прерывая момент. Джайна тут же отдернула руку от моей щеки, и я продолжил. – Тебе нужно отмыться от этой дряни. У вас же тут есть душ?

Кивнув Джайна легко и грациозно поднялась с кресла и шагнула в сторону выхода из кабинета. Вслед за ней поднялся с колен и я, пусть и не столь легко и грациозно.

Хотя…а почему бы и нет? Я ведь могу летать не только на улице, но и вообще везде. К примеру на расстоянии десяти сантиметров от поверхности. Сказано – сделано, я взлетел ровно на десять сантиметров над полом.

Пижонство, конечно, но почему бы и не попробовать? Часа на полтора или два таких полетов моих запасов Силы должно хватить. Так что долечу до душа – не сломаюсь. Да и лишняя практика не помешает!

Окончательно убедив себя в весомости своих же доводов (да-да, я и так умею), я слегка подрыгал ногами над паркетом кабинета Джайны и полетел.

18 глава. Ни минуты покоя

Стоило мне только вылететь (в прямом смысле слова) из кабинета, как Джайна резко развернулась ко мне передом, и прищурившись уставилась на мои ноги.

– Все в порядке? – вежливо поинтересовался я у своей спутницы.

– Мне померещилось, или ты летать научился? – изогнув бровь спросила Джайна.

– А что? Тебя прокатить? – совсем уж расхрабрился я.

Смерив меня странным взглядом Джайна промолчала. Только развернулась и пошла себе дальше по коридору. Мне вот сейчас показалось или она стала чуть интенсивнее покачивать бедрами при ходьбе? Да не, показалось, наверное.

– Джайна, а у вас тут мужской душ есть? Мне бы тоже он не помешал… – задал я вопрос.

– Оно и видно. – саркастически ответила эта язва.

На грубости от этой фурии я уже попросту не обращал внимания. Ну бесится девушка, так что тут странного? Левитируя следом за Джайной я задумался о другом, а именно о том, что Джайна здесь осталась совсем одна и ей нужна помощь. Пускай даже только моральная помощь. И непрошенная.

Дойдя до противоположного конца коридора, Джайна свернула в ничем не примечательную дверь, бросив на ходу:

– Твой тот что слева.

– Да-да. Как вам будет угодно, миледи. – ернически пробормотал я ей вслед.

– Я все слышу! – донеслось из-за чуть приоткрытой двери. Внезапно.

Зайдя в импровизированную раздевалку, размером полтора на два метра с единственным стоящим стулом в углу и небольшим зеркалом, висящим неподалеку, я принялся с наслаждением снимать (а скорее сдирать) с себя одежду и зашвыривать ее на стул.

Единственная проблема возникла, когда дошла очередь до моего «полетного» корсета – тут мне пришлось как следует повертеться перед зеркалом, чтобы понять механизмы его крепления. В итоге – это оказались обыкновенные клипсы, расположенные по бокам. Правда, заметить их на закрытом корсете оказалось не так-то просто – сами клипсы сливались с основной конструкцией и выглядели как боковые швы.

В самом душе я пробыл без малого полчаса – когда еще удастся помыться всласть? Чую скоро мне будет совсем не до душа и даже не до баньки (что совсем уж ни в какие ворота не лезет). Вот я и отрывался как мог, натирая себя мочалкой до красноты и блаженно порыкивая от кайфа. Обожаю горячий душ.

По выходу из душа меня ждал сюрприз – все мои вещи, кроме телефона, паспорта и корсета, исчезли. Вместо них на синем пластиковом стуле лежали трусы, белые брюки и белая же футболка с логотипом «СА». Дайте угадаю – Северный Альянс? Вот же чудики, у них даже униформа своя есть…

Выйдя из душевого помещения, я огляделся в поисках мисс Айсберг. Правда долго искать не стал (ибо лень, после душа то), и просто позвал ее по имени:

– Джайна-а-а, выходи!

Голова девушки тут же высунулась из-за ближайшей двери, сверкнула глазами (это у нее прямо вот получается, гены что ли?) и язвительно сказала:

– Не ори, не в деревне! Пошли лучше сюда, здесь тепло и уютно.

О! Тепло и уют в компании симпатичной мне девушки – это прямо бальзам на душу. У меня в последнее время не так уж и много радостей осталось. А тут такой подарок!

Зайдя в комнату, я огляделся – два с виду удобных кресла стояли у электронного камина, между ними расположился сервированный вином и фруктами столик.

– Это наша местная комната отдыха, предназначенная для персонала оплота. – пояснила Джайна.

Кивнув я расположился в одном из кресел, вытянул ноги к камину и подхватил с подноса яблоко, чтобы тут же смачно вгрызться в аппетитную мякоть. А ничего такое – вкусное яблочко. Неплохо тут сотрудники оплота отдыхают, я бы сказал – душевно.

– Ну что, рассказывай, что у тебя тут произошло? – предложил я Джайне.

– На меня напали. – просто и без привычного холода ответила Джайна.

– А я-то думал ты… – только хотел я отмочить очередную шутку.

– Заткнись и не думай. – на этот раз голос Джайны был…теплым? Безмятежным?

Отлично, значит в себя потихоньку приходит. Затыкать умного (да и вообще со всех сторон замечательного) мужика – это излюбленная фишка той Джайны, которую я знаю. Но что-то наше молчание слишком затянулось, надо ее растормошить:

– И, чего молчим? Ты что, решила последовать своему же…совету?

В этот момент я отвлекся, созерцая причудливые переливы искусственного огня, за что тут же поплатился – десятисантиметровый «кусочек» льда буквально запрыгнул мне за шиворот! Ну что за шутки!

Чертыхнувшись я вскочил на ноги и комично задрыгал ногами, одновременно изгибая спину под немыслимыми для меня ранее углами. Холодно то как! Юмор у Джайны так себе – на троечку.

Наконец у меня получилось вытряхнуть все кусочки этого мерзопакостного льда, после чего я ожег Джайну гневным взглядом и молча присел в свое кресло. Мы еще сочтемся, дерзкая ледяная королева!

– Как тебе яблочко? – невинно осведомилась Джайна.

– Не хуже, чем твои брачные заигрывания. – огрызнулся я.

– Да брось, это всего лишь лед, ты его еще распробуешь. – томным голосом протянула она.

Да уж, несладко ей тут пришлось одной. Скоро кидаться на мужиков начнет.

– Джайна, почему ты не ушла из оплота? Зачем осталась? – решил напрямик спросить я.

– Артем…мне некуда идти. Этот оплот – мой дом. И пока я жива – я буду защищать свой дом. – без запинки отчеканила она.

Речь заранее готовила что ли? Вот вообще не поверил. Слишком быстро и слишком заскриптованно она ответила.

– И все-таки, у кого хватило скудоумия и отваги на тебя напасть? – продолжил я свой импровизированный допрос.

– Метаморфы. Четверо. – коротко ответила она.

Вздохнув я задумался над тем, как бы ее отвлечь от всех этих суицидально-патриотических мыслей (если они на самом деле были, в чем я несколько сомневался). Мне бы крайне не хотелось вернуться в следующий раз в оплот и застать здесь…обгоревший труп. Вздрогнув я отвлекся от своих мрачных мыслей и максимально убедительно произнес:

– Джайна, ты же знаешь, что именно здесь произойдет почти сразу после новогодних курантов. В городе начнется охота на ведьм, и для всех ты будешь одной из этих ведьм! Если тебя раньше не убьют ублюдки из Немезиды (а кому еще бы пришло в голову посылать в оплот метаморфов?), то за тобой рано или поздно придут уже люди. Пусть это и будут самые обыкновенные люди, но они будут вооружены до зубов! И их будет много!

– Знаешь, Артем. – встав с кресла Джайна подошла к камину. – я позвала тебя сюда совсем не за этим…

Это она о чем? Позвала меня попрощаться? Так я вроде никуда не собираюсь.

Подойдя к Джайне я уже знал какие доводы приведу – как позову ее с собой в путешествие хоть в какую-нибудь Камбоджу, лишь бы подальше отсюда! Она не должна здесь погибнуть. Только не в мою смену, черт побери!

Грациозно развернувшись ко мне, Джайна выдохнула горячим шепотом прямо мне на ухо:

– Помолчи…

А…нет, похоже, я и сам не против немного задержаться в оплоте…

Искра, буря, страсть – да, да и еще раз да. То, что между нами произошло ни в коем случае не было любовью. Скорее мы оба таким образом сбросили стресс. Да еще как сбросили! Поэкспериментировали мы на славу, да еще и моему телекинезу нашли применение. Как, собственно, и холоду Джайны, который успешно остужал наши разгоряченные тела…

Спустя примерно час (по моим внутренним часам, которые вполне могут приврать в данной ситуации) мы лежали на полу, укутавшись в плед и смотрели на мерно светящий искусственный огонь камина. Прямо сейчас нам было действительно хорошо вдвоем. Никогда бы не подумал, что вот эта вот замороженная особа может быть настолько страстной и чувственной. Скажу честно – ей удалось меня удивить.

– Пойдем со мной, Джайна! У нас еще много дел на этом свете, очень много! – горячо уговаривал ее я. Даже не знаю, какая собака меня укусила, но я будто задался целью спасти Джайну от всего и всех.

– Ты так ничего и не понял… – тихонько прошептала она.

– Да что я, к хренам, должен понять?! – взорвался я. – Что такого в этом сраном пятнадцатиэтажном шарике, ради чего ты свою жизнь хочешь положить? Это всего лишь здание! Постройка!!!

Помолчав я попытался восстановить свое душевное спокойствие и решил попробовать апеллировать к доводам разума. Джайна должна меня понять. Попросту обязана.

– Уходи. – отвернувшись от меня только и сказала Джайна.

– Да хрена с два я уйду! – рыкнул я. М-да, апелляция к доводам разума не удалась.

В комнате резко похолодело. А с четом того, что лежал я фактически в костюме Адама – находится в одном помещении с Джайной стало достаточно некомфортно.

– Джайна! Хватит! – просипел я и положил ей руку на плечо.

Да чтоб ее! И ее вздорный характер туда же!

– Просто уходи, Артем. Оставь меня! – мертвым голосом произнесла Джайна.

Меня попросту скрючило от дикого холода, вгрызшегося колючими зубцами, как мне казалось, почти во все мои части тела. Почти – это потому что я, как и любой мужик в моей ситуации, первым делом прикрыл свой самый уязвимый, так сказать, орган.

Нужно отступить для перегруппировки (ну и шмоток зимних подыскать не помешает).

– Хо…ро…шо. – зуб на зуб у меня уже явно не попадал.

После моих слов в комнате как-то резко потеплело, и я облегченно выдохнул изо рта облачко пара. Выжил!

Поднявшись с пола, я перетащил свое не в меру переохлажденное тело на кресло и пустым взглядом уставился в потолок. Мне вот интересно, для меня что, человеческие девушки уже приелись? Угораздило же…

О, а вот и сопли подъехали. Шикарно, не хватало мне еще простудиться!

Вот так мы и попрощались – я стоял и наматывал свои сопли на кулак, а Джайна лежала на полу и молчала. Романтика, что тут сказать.

Ну, в любом случае, далеко то я уходить все равно не собирался. И даже больше скажу – видел я в кабинете у миссис «всех заморожу, одна останусь» кофемашину! А это как раз то, что мне нужно прямо здесь и сейчас!

Вломиться в кабинет Джайны труда не составило – дверь то я самолично снял с петель. Хотя, пожалуй, сейчас стоит поставить ее обратно, я же не вандал какой-нибудь! С задачей я справился лишь частично – навесить дверь удалось только на верхнюю петлю, так как нижняя петля была попросту выбрала из дверного проема.

Пожав плечами (и так сойдет), я аккуратно прикрыл дверь и принялся за поиски провизии.

Обшарив повторно шкаф Джайны (на этот раз в поисках чего-нибудь съедобного), я обнаружил только вскрытую пачку крекеров и соус в упаковке к ним. В принципе есть можно. Пора заваривать кофе!

Включив кофемашину и кое-как заставив ее извергать из себя незамутненный американо, я принялся расхаживать по кабинету.

Итак, что мы имеем? Массовое бегство разумных рас из города – это раз. Два – на зачистку оплота отправили четырех метаморфов, что оказалось явно недостаточно для моей Джайны. Тогда зачем их было отправлять? В Немезиде сидят идиоты? Сомневаюсь.

Я скорее поверю в то, что это была местечковая инициатива одного не в меру агрессивного исполнителя…

Хм, не густо! Но даже основываясь всего на двух фактах можно сделать некоторые предположения! Во-первых, Немезида (ну и Юлиус заодно) сейчас чувствует себя крайне вольготно в пределах Санкт-Петербурга. Во-вторых, кавалерии (в смысле подкрепления), судя по всему, не будет. И тут возникает закономерный вопрос – почему этот пресловутый Северный Альянс ничего не предпринимает? Им просто плевать на Санкт-Петербург или…у них есть сейчас дела поважнее? Непонятно!

Внезапно раздавшийся шорох со стороны вроде бы прикрытой двери заставил меня насторожиться. Джайна пришла? А я тут поедаю ее крекеры и заливаюсь ее же кофе. Невелико преступление, конечно. Но бдительность терять все же не стоит.

Повторившийся шорох заставил меня конкретно так напрячься. Джайне нет смысла таиться и шебуршаться по темным углам. Не такой она человек. А что это значит? А это значит, что там совсем даже не Джайна сейчас отирается.

Тихо обойдя рабочий стол, я бочком двинулся вдоль стены, попутно обхватывая массивный шкаф Джайны телекинезом. Сегодня отсюда никто не уйдет. Это я вам обещаю, сучьи выродки.

Уж не знаю, откуда во мне проснулись такие кровожадные наклонности, но…они меня реально достали! Убили моего друга – это раз! Гонялись за мной по всему городу – а это два! В следствии чего, вынудили меня покинуть мой родной город (пусть даже на время) – это уже три!

Раздавшийся щелчок открываемой двери чуть не заставил меня метнуть в дверной проем шкаф! Хорошо хоть смог сдержаться – дверь то открылась не моя, а насколько я понял – открыли противоположную от моего кабинета дверь.

Вот только шкаф такого с собой обращения не стерпел и громко (я бы даже сказал – выразительно!) скрипнул. Твою то мать.

Раздавшиеся глухие хлопки я встречал уже лежа на полу и направляя монструозный шкаф Джайны навстречу его последнему приключению. В это же время многострадальная дверь слетела с единственной петли и в кабинет попытались ворваться трое неудачливых нападавших. Неудачливых настолько, что от летящего в них шкафа увернуться они не смогли. К их посмертному сожалению – горе-убийц просто размазало. Кого-то по стене, кого-то по полу, но в живых никого из них не осталось. Не выживают после такого. Даже метаморфы.

Сильно сомневаясь в том, что нападавших было всего трое я решил не церемониться и разнести тут все на молекулы! Гулять так гулять! А начать я решил со стены около дверного проема: собрав Силу в один пусть и небольшой по площади, но крайне ударный импульс, я долбанул им по стене слева от двери.

Эффект был неожиданный – части стены на уровне моего пояса попросту не стало, как и не стало всего что находилось за ней. К слову сил у меня после такого тоже почти не осталось. Я даже на ногах себя удержать не смог, так и свалился как кулек с семечками на пол.

Все, отвоевался. В таком состоянии меня даже спящий младенец ножкой запинает.

Перед своим бесславным свиданием с обшитым паркетом полом кабинета я все-таки успел разглядеть, что же именно я натворил. И будь у меня хоть капелька сил (не сил Разума, а обычных, человеческих сил) я бы как следует проблевался. Да меня бы на изнанку вывернуло! И причиной была не только метрового диаметра дыра в стене! Нет! Причиной были ноги, которые находились за этой дырой. Две пары ног, которые словно отрезали лазером от тел. Да вот только самих тел на наблюдалось. Только ноги.

Так я и валялся, периодически подергиваясь в конвульсивных спазмах и пытаясь убедить себя в том, что я не поехавший с катушек маньяк.

Я всего лишь защищался! Эти идиоты сами пришли в чужой дом и первые открыли пальбу!

Краем уха я расслышал приближающиеся шаги, однако, моих сил едва хватило на то чтобы просто приподнять голову от пола. Разглядев женский силуэт, я слегка расслабился и опустил голову на пол (точнее она сама брякнулась, как только мышцы шеи перестали ее удерживать).

Джайна склонилась надо мной, взяла мою голову за волосы и медленно доставая узкий кинжал, произнесла нежным шепотом:

– За твою голову не зря обещают золотом по весу.

Д-джайна?

Дернув головой, я попытался вырваться из ручонок этой осатаневшей фанатки желтого металла, но хватка у нее оказалась на удивление крепкой. Ну, по крайней мере, мои попытки к желаемому результату не привели.

Проклятье! Не думал, что все закончится вот так: лежа в каком-то кабинете, рядом с трупами пятерых разумных, да к тому же от руки какой-то маньячки…

Додумать мысль я не успел – события завертелись с сумасшедшей скоростью. Неопознанная женщина с садистскими наклонностями внезапно резко начала синеть и попыталась взмахнуть своим кинжалом. А я, в свою очередь, собрал оставшиеся у меня крохи Силы и остановил летящий к моей шее клинок. Почти остановил! Максимум, что я смог сделать в данной ситуации – это отклонить смертельный удар. Вернее, можно сказать и так – я сделал удар менее смертельным.

Клинок кинжала впился мне в левое плечо, отчего я зашипел как рассерженный кот и попытался оттолкнуть от себя убийцу, ударив здоровой рукой ее в грудь…

Лучше бы я этого не делал – нападавшая в буквальном смысле начала осыпаться на меня кусками…льда? Осознание этого факта оптимизма мне явно не прибавило и я, бешено завертев глазами, начал отползать в сторону от этого ужаса.

Я готов был забиться в любой темный угол, лишь бы не видеть всего этого дерьма. Не ощущать запах свежей крови, в избытке пролившейся сегодня ночью в этом сраном оплоте. Не чувствовать куски чужого тела, ворохом осыпающиеся на мое лицо, грудь и руки!

– Артем, ты жив?! – раздалось у меня над головой.

Что? Кто это? Какого хрена им всем надо от меня? Оставьте меня уже в покое!

Не обращая внимания на чужие крики, я планомерно полз по полу, уже и сам не зная куда и зачем я ползу. Мозги отключились и сейчас мне было абсолютно по барабану – кто там меня зовет и что ему нахрен от меня нужно. Как-нибудь без меня обойдутся.

– Артем, да вставай ты уже! Ты мне нужен!

Ага, золотом по весу нужен? Какую часть тела изволите? Филейку с ноги?

– Это я! Джайна! Очнись, Артем!

Джайна? Знакомое имя и, пожалуй, мне нравится, как оно звучит – Джай-на. Прелестно!

Широко раскрыв глаза, я остановил свой «стремительный» забег и развернулся:

– Джайна?

– Ну наконец-то! Ты как, в порядке? Нам нужно уходить отсюда! Срочно! – торопливо проговорила она.

Бросив взгляд на потихоньку оттаивающие куски человеческого тела, я судорожно сглотнул и повернулся к Джайне. Так вот она какая – моментальная заморозка живого тела.

Да, я все вспомнил и смог осознать себя и окружающую действительность: обороняясь я убил пятерых разумных, затем на обессиленного меня напала какая-то психопатка, с явным намерением отчекрыжить мне лишнюю часть тела (лишнюю, естественно, сугубо по ее мнению), но тут вмешалась подоспевшая Джайна и радикальным образом остудила пыл этой энтузиастке. Но удар мне вроде нанесли? Или я что-то упускаю?

При попытке поднять обе руки к шее я вскрикнул – да, удар действительно нанесли, только не в шею, а в левое плечо. От этого, конечно, легче не стало, но хотя бы я остался жив. Уже хорошо!

Приподнялся опираясь на стол, взглянул на Джайну (она целиком была покрыта странного вида ледяными наростами) и замученно кивнул:

– Уходим. Ты на машине?

– Да, иди за мной. Выйдем через запасной выход. – Джайна, не глядя на меня развернулась и вышла из бывшего кабинета начальницы службы безопасности оплота.

Стараясь особо не смотреть по сторонам, я вперил взгляд в один из наростов льда на спине своей спутницы и поплелся за ней.

19 глава. Погоня

– Ты ранен. Тебя нужно перевязать. – отстраненно заметила Джайна забираясь в свой патриот.

А то я сам не заметил! Крови из меня уже натекло порядочно. Особенно это было заметно на белой футболке.

– Я отвезу тебя к одному надежному…целителю. Он один из тех немногих, кто еще не сбежал из города. – продолжила она.

Вяло кивнув своей напарнице, я уставился в окно. Как бы я не старался отогнать от себя мысли о только что произошедшей бойне, живописные картинки все равно нет-нет да возникали у меня в голове. Ничего приятного в этом не было. Я бы вообще предпочел решить дело миром. К чему все эти лужи крови и горы трупов?

Я могу еще понять мотивы метаморфов – в конечном счете деньги всегда являлись отличным мотиватором не только для них. Но к чему все это дерьмо нужно даар? Рядовым чешуйчатолобикам так не терпится выпилиться из существующей реальности? Долбанные лемминги!

Единственную жизнь, которую я действительно хочу забрать – это жизнь Юлиуса. За все то, что он натворил. За боль и зло, причиненное им лично мне. Да много, в общем то, у меня причин хотеть его смерти.

– Только оставайся в сознании! – резко прикрикнула на меня Джайна. – И рану нормально зажми! Сильнее зажимай, говорю!

– Да я вроде и так…– не совсем уверенно ответил я.

Пусть перед глазами все и покачивалось, но я держался. Устал правда немного…совсем чуть-чуть.

– Артем! – крик Джайны привел меня в чувство. – Считай до десяти!

– Зачем? – меланхолично спросил я.

– За нами хвост. Сможешь сбросить его?! – перескочила на другую тему Джайна.

Я перевел свой равнодушный взор на ближайший фонарный столб и согнул его телекинезом почти у самого основания. Одним только взглядом, ибо руками шевелить я уже был не в состоянии. Вздремнуть бы.

– Отлично! Это хоть ненадолго их задержит. – бросила Джайна. – Сейчас вырулим на Таллинское шоссе и попробуем оторваться. Не смей засыпать!

– Угу. – разговаривать не хотелось. Хотелось спать, спать и еще раз спать.

Картинки за боковым стеклом так и мелькали, расплываясь в сплошную вереницу непонятных образов. Так и не скажешь, что за окном проплывает величественный Санкт-Петербург.

– Сзади два черных «мерина», следуют за нами от самой развязки! – проинформировала меня Джайна.

– Окей. Но здесь слишком много прох…проезжающих. – борясь со вдруг потяжелевшими веками произнес я.

– Артем, сейчас вообще не время для сантиментов! Сдвинь машины позади нас, в конце концов! Устрой небольшую аварию! – прорычала эта фурия.

– Сдвину, но не сейчас, а немного дальше по дороге, перед перекрестком. – спокойно ответил я.

Что бы там она себе не думала, но устраивать массовые побоища на дороге я не собирался. Догонят? И хрен с ними, разберемся. Надеюсь.

– Да какой же ты чертов упрямец! – воскликнула она то ли с восхищением, то ли с осуждением.

Это не упрямство, а скорее врожденный гуманизм вкупе с приобретенной эмпатией. Но говорить ей это я не стал. А зачем? У этой женщина совершенно другие ценности и другой взгляд на мир. Перевоспитывать ее я не собираюсь.

Я лишь хочу, чтобы ее стремление уничтожить врага и выжить не толкало ее на массовое истребление ни в чем не повинных сограждан. В противном случае, мне придется самому ее… остановить. Невинный и нежных чувств я к ней не испытываю.

Конечно же, я не являюсь великим альтруистом и могу различить свою выгоду и выгоду общую. Но вот так приговаривать к смерти и увечьям людей, просто потому что тебе нужно оторваться от каких-то там мудозвонов на двух «меринах» …Не мое это.

– Перед перекрестком притормози. – отчаянно натирая ладонью зенки пробормотал я.

Надеюсь, Джайна меня услышала, а то я сейчас слабо различаю свой голос и мысли, блуждающие в моей голове.

А вот на перекрестке я уже перестал миндальничать – Джайна все-таки притормозила, и я смог телекинезом сдвигать машины в стороны с нашего пути, и аналогичным же способом «склеивал» машины позади нас. Тем самым, я создал эпохальных размеров дорожно-транспортное происшествие, которое вот так запросто было уже не объехать. Постарался на славу, что тут сказать.

Хаос, начавшийся на этом отдельно взятом кусочке шоссе, словами было не описать! Вопли разгоряченных и ничего не понимающих водителей нужно было слышать! Все орали друг на друга (и цензурных слов там было ку-у-уда меньше, чем нецензурных!). Автолюбители выскакивали из своих машин, а затем орали еще громче. Ух, у них так и до мордобоя скоро дойдет! Ну, зато обошлось без жертв.

Выехав за первый ряд, мы с Джайной тихо-мирно дождались разрешающего движение сигнала светофора и вполне цивилизованно проехали многострадальный перекресток. В отличие от всех остальных – ибо первый ряд, стоящий сразу перед светофором, я напоследок решил спаять замертво, попросту развернув все автомобили боком к перекрестку и слегка пристукнув их друг об друга. Вышло забавно, и не будь я настолько обескровлен, то я бы даже улыбнулся.

Вот честное слово, даже затрудняюсь сказать, на какую сумму я только что попортил чужого имущества. Ну да это меня не особо то и волновало. Волновало меня то, что мне упорно не дают отдохнуть!

– Артем! Не спи! – прошипела рассерженной змеей моя спутница.

Да что – Артем, Артем?! Я и так сделал все, что смог в данной ситуации. А теперь пора на заслуженный отдых. Как же удобно мне тут, в этом патриоте…чертовски мягкое и комфортабельное сидение, знаете ли.

– Потерпи еще немного! Мы уже почти приехали… – откуда-то издалека донесся голос Джайны.

Угу, потерплю! Сейчас только устроюсь получше в таком мягком и обволакивающем сидении…

Пробуждение было отвратным – во рту пересохло, перед глазами все расплывалось, вдобавок ощущалась дикая слабость во всем теле, а мое пострадавшее плечо так вообще онемело! Ну просто полный набор положительных впечатлений!

Попытавшись повертеть глазами (и нихрена при этом не разглядев), я краем уха расслышал диалог Джайны с, судя по всему, тем самым обещанным врачом:

– Он скоро встанет на ноги?

– Госпожа, я сделал все необходимое. Остальное зависит только от него.

– Да чтоб тебя, Гулат! Ты можешь прямо ответить хоть на один мой вопрос?! – очевидно, это голос Джайны

– Неделя, может две. Он выносливый, но потерял слишком много крови, да и яд был не из простых.

Так эта маньячка еще и ядом свой кинжал смазала! Перед тем как пырнуть меня им. Очаровательно.

– Что за яд? – с напряжением в голосе спросила Джайна.

– Venenum in virtutibus! Если по-простому: «вертушка». Постепенно блокирует применение Силы почти у всех известных рас. Уверен, Госпоже это было известно и без меня. – подобострастно ответил собеседник Джайны.

Мне этот типчик уже не нравится. Какой-то он слишком…скользкий что ли? И это я его даже не увидел еще! Две недели лежать под его присмотром я точно не собираюсь.

Так, а корсет все еще на мне? Попробуем взлететь.

Хреново, взлететь и свалить отсюда красиво у меня почему-то не получилось. Корсета в окружающем пространстве (то есть в комнатушке, в которой я и лежал) нащупать не смог. Да я вообще ничего не ощущал! Нужно бы прояснить этот момент.

– Где…мое…– даже такие короткие, в общем то, слова, мне пришлось выталкивать из себя чуть ли не по буквам.

– Молодой человек, вам нужно отдыхать. – неожиданно появившись в поле зрения справа и заглядывая мне в лицо, произнес предполагаемый врач.

Это что еще за рожа?!

Увидев перед собой лицо, подозрительно смахивающее на крысиное, я сразу же попытался выразить свое негодование путем применения своих способностей. Но…способностей как будто и не бывало! А еще у меня чертовски закружилась голова – так вот почему «вертушка»? Пытаешься применять свой дар – получаешь в итоге головокружение.

– Артем, спи, ты у друзей. – а вот и Джайна всплыла слева от меня.

– Мало…времени. – напоследок только и сказал я.

Хотя, я же хотел отдохнуть? Вот, получите и распишитесь. Как же все…кружится!

За время своего вынужденного пребывания в этом лазарете, я еще два раза приходил в себя. Ненадолго.

Недолгими мои пробуждения были по достаточно тривиальной причине – после того, как я подавал хоть какие-то маломальские признаки жизни, мне тут же вкалывали какую-то дрянь в мое непострадавшее плечо, и я мгновенно вырубался. Даже не успевал поинтересоваться – а какого, собственно, хрена меня тут держат? Как я тут вообще оказался?

Ничего не помню! Помню только огромный затор, который я устроил на одном из шоссе в городе. А дальше как отрезали…

Но это все лирика. Конкретно сейчас я уже бодрствовал примерно с десять минут, и никто пока не спешил меня обкалывать снотворным. Вот что значит – не дергаться и лежать с закрытыми глазами!

И Силы ко мне вернулись в достаточном объеме. Достаточном для того, чтобы я смог просканировать комнату, в которой меня заперли. Ничего особенного – два на два с небольшим метра. Из мебели только кушетка (где лежало мое тело) и медицинский столик (где лежало то, чем пичкали мое тело). Интересно у них тут.

Сейчас задача наивысшей важности – понять каким образом они тут за мной следят. Что-то мне не особо хочется получить еще одну дозу снотворного (или что там они мне колят). Осталось внимательно ощупать пространство около стен и, в особенности, углов – ведь именно там может быть установлена камера или микрофон, к примеру.

Так и есть, в углу справа от двери я ощутил кругляш видеокамеры, плотно прицепленной к потолку.

И что дальше? Я, конечно, могу сейчас пустить в распыл эту видеокамеру, но какой в этом смысл? А если я сейчас не в состоянии нормально передвигаться? Так и буду лежать тут и никого к себе не подпускать. По крайней мере пока у меня не закончатся силы.

Проклятье! Жаль я не могу телекинезом воздействовать на объекты, отделенные от меня каким-либо препятствием. В данном случае в роли препятствия выступал стеклянный купол камеры видеонаблюдения. Не будь его, и я бы смог слегка сместить объектив камеры в сторону, к примеру. Но… чего нет, того нет, правильно?

Придется рискнуть. Хотя бы попробовать пошевелить голеностопом! Если уж и это заметят, то пошли они к хренам собачьим. Буду прорываться с боем! На кушетке!

Оп! А голеностоп то работает! Пусть и не так бодро, как хотелось бы, но все же!

Ну-с, тогда приступим. Резко поднявшись, я взглянул на камеру наблюдения, отчего та сразу скукожилась и, как я надеюсь, вышла из строя. Быстро осмотрел свое тело на предмет незапланированных в нем природой изменений, взглядом отметил повязку на левом плече и успокоился – вроде все в порядке, все на месте и ничего особо не болит. Ну вот и все, сейчас сюда прибегут хозяева этой «темницы» и начнется самое веселье!

Передвинув кушетку к противоположной от двери стене, я принял положение «полусидя» и стал ждать гостей. Раньше они реагировали более…оперативно.

Ну и где они? Мне самому что ли за ними бегать по этим катакомбам? И с чего я вообще взял, что нахожусь в катакомбах? Я и сам этого не понял, но, когда это меня обманывало предчувствие?

Ну ничего, сейчас эти ребята в белых халатах придут, тут то им и настанет белый пушистый зверек.

От выстраивания коварных планов мести меня отвлек вежливый стук в дверь.

– Войдите. – не менее вежливо ответил я.

А что такого? Зарядить по ним кушеткой я всегда успею, а вот нормально поговорить – это дорогого стоит!

В последнее время моя жизнь и так превратилась в сплошную череду боев с применением так называемых способностей. К слову, я уже достаточно сроднился со своим Даром. А дар у меня, как оказалось, весьма и весьма нетривиальный – сила Разума. Нетривиальный он потому, что до моего, скажем так «пробуждения», обладали этим даром только и исключительно представители народа Лоран-Ра.

К чему это я? Да к тому, что я многое переосмыслил за тот короткий промежуток времени после своей невольной инициации (головой об ступеньку). Например – мне крайне не хватает общения с себе подобными (с человеческими одаренными, ну или с Лоран-Ра). Я бы с удовольствием поступил бы в какое-нибудь учебное заведение для начинающих магов. Если бы оно существовало.

Вот в связи с этим я и был крайне удивлен стремлением моих пленителей просто поговорить. Да весь мой небогатый опыт кричал о том, что скоро тут будет кровавый замес! Да уж…

Пожалуй, пора заканчивать с догадками и подождать дальнейшего развития событий. Тем более в дверь уже вошли…вошло? Или вошел? В общем этот субъект был слегка низкоросел, чуточку волосат, с бледно-зеленого оттенка кожей и маленькой крысиной мордой. Да он еще и халат зеленый напялил, со стилизованной буквой «М» над нагрудным карманом. Интересно, что означает эта буква?

– Здравствуйте, Артем. – очень вежливым тоном поприветствовал меня…кто-то.

Вообще без понятия кто это, но первая ассоциация, которая пришла мне на ум – крысомордый. И точка.

– Ну и. – моя бровь поползла вверх. Играть с ним в куртуазность я точно не собираюсь.

К слову об информации, я еще несколько лет назад смекнул одно ее важное свойство – востребованность! А если точнее – информация нужна всегда и всем. В современном мире в принципе ценность информации не поддается никакому сомнению. И стоит накрепко запомнить одну простую истину – чем меньше ты скажешь, тем меньше люди смогут использовать против тебя.

Вот к примеру, обновляешь ты винду на всем парке персональных компьютеров в вашем офисе. Задача уже полностью распланирована, и ты прекрасно знаешь, сколько компов тебе нужно обновить в определенный день. Ок, все идет по плану и тут, внезапно, в твое сисадминское святилище вламывается какой-нибудь там замдиректора по ИТ. И задает примерно такой вопрос: сколько машин ты уже обновил?

И ты отвечаешь: пятнадцать из двухсот, Владимир Павлович!

Ну, Владимир Павлович не будь дураком задает следующий вопрос: а почему так мало? Когда остальные сто восемьдесят пять штук обновишь?

А вот если просто сказать, что обновил пятнадцать компьютеров…то лишних вопросов уже не возникнет. Ну пятнадцать и пятнадцать.

Это лишь банальный пример того, чем вредна излишня разговорчивость. Вот и я тоже решил в данной ситуации отталкиваться от принципа «меньше знаешь ты, крепче сплю я».

– Вы почти здоровы, судя по вашему боевому виду. – немного нервно заметил мой собеседник.

– Да. – кивнул я. Пускай понервничает. Будет знать, как пичкать транквилизаторами ни в чем не повинных телекинетиков!

Крысомордый помялся еще немного и все-таки сказал:

– В общем-то нам незачем больше удерживать вас здесь. Вы вольны идти куда вам угодно.

Да я прям кожей чувствую, что следом за этим щедрым предложением последует какое-нибудь не очень приятное НО. Для меня не приятное, естественно.

– Сразу после вас. – ответил я и махнул головой в сторону двери.

– Но…понимаете, с вами хочет поговорить одна госпожа. – промямлил крысюк.

– Верните мои вещи, тогда и поговорим. – вынес я конструктивное предложение. И пусть только попробует мне отказать, хренов Сплинтер. Я его наглую морду, не отходя от кассы, познакомлю со своей всесокрушающей кушеткой.

– Они уже ждут вас у госпожи… господин Синерукий. – запнулся при обращении ко мне.

– Веди. – стальным голосом «приказал» я.

Надо же, а я становлюсь популярной персоной. Не сказал бы, что всегда об этом мечтал, но, черт! А почему бы и нет? Я, в конце концов более чем заслужил свою небольшую толику признания. Хотя бы тем, что умудрился до сих пор выжить. Ох уж это тщеславие…

Пристроившись в хвост (в прямом смысле этого слова, у него был короткий и толстый хвостик) этого непонятного крысюка, я шел зорко поглядывая по сторонам и стараясь запоминать все увиденное мной.

К сожалению, мы шли по безлюдному коридоры, с обеих сторон которого с расстоянием в восемь метров располагались стальные однотипные двери. Мрачное местечко.

Тут коридор резко повернул направо и крысюк замедлил шаг, подходя к одной из дверей.

– Вам сюда, как зайдете сразу поздоровайтесь. Мастера любят вежливость. – шепотом проинструктировал он меня.

Изобразив скептическую морду лица, я расправил плечи (аккуратно, а то хрен его знает, что там с раной, повязку то я не рискнул снимать) и толкнул дверь.

– Ну привет, Ледяная смерть. – переступая порог комнаты произнес я.

20 глава. Провалы в памяти

Медленно зайдя в кабинет, я внимательно оглядел представителей самых разнообразных рас, собравшихся в кабинете (если это помещение вообще можно так назвать, скорее – подземная каморка с сидящими вокруг стола маньяками) и хмыкнул. Во главе стола гордо восседал ушастый и синекожий Лоран-Ра, а по правую руку от него сидела Джайна. А все остальные были мне малоинтересны. Собственно, она единственная кого я тут знал. Ну или думал, что знал.

– Артем, я понимаю, у тебя много вопросов…– успокаивающе начал незнакомый Лоран-Ра, очевидно, заметив, как медленно, но неотвратимо мои руки разгораются синим цветом.

– Да нет, вопрос то всего один. – невежливо перебил его я. – Какого хрена тут происходит?

– Прояви уважение, когда разговариваешь с главой Ложи Мастеров. – тоном, от которого повеяло арктическим холодом, произнесла Джайна.

Мне жутко хотелось брякнуть что-нибудь губительно-суицидальное (для меня), но я сдержался. Даже не знаю скольких седых волос мне это стоило, но я смог промолчать. Конечно же имею…уважение.

– Джайна, милая Джайна, не нужно так с нашим гостем. – мягко пожурил ее самый главный Мастер, судя по титулу.

Сверкнув на меня глазами, эта милая до невозможности Джайна отвернулась. И чего на меня взъелась то? Я ей при всем желании никак подгадить не мог, ведь я лежал все это время в той комнатушке! А вообще – чего стесняться? Так и спросим:

– Джайна, я что, был настолько плох?

Джайна молчала. Все молчали и смотрели только на нее. Сдержится или размажет букашку тонким слоем по железобетонным стенам этого бункера? Лицо Джайны искривилось в хищной усмешке, в комнате стало немного прохладнее, но, вроде как терпимо. Видимо действительно сдерживает свои эмоции.

Ну а чего она хотела? Проявить, в очередной раз, свой и без того непрезентабельный характер? Пусть проявляет, конечно, но только не в моем присутствии. Достало уже!

Сидящий рядом с Джайной беловолосый даар с серебристыми чешуйками на лбу что-то сказал на незнакомом мне языке и ласково взял ее за руку. Ах вон оно в чем дело. Это я удачно заглянул…

– Предлагаю всем успокоиться и присесть за стол…– с намёком для меня произнес Лоран-Ра.

Ага, спешу и падаю. Только мои седые волосы и колышутся на ветру!

Оставив его деликатное предложение без ответа, я еще раз обвел всех тяжелым (как я надеюсь взглядом) и предложил:

– Есть идея – вы молча покажете мне дорогу из ваших мрачных казематов, и мы тихо мирно разбежимся. Все в плюсе!

– К сожалению, по ряду причин мы не можем этого допустить. – слегка грустно произнес глава Ложи Мастеров.

Ну вот. Приехали. Именно с таких фраз и начинаются разного рода злодейства.

– Пока не расскажем вам зачем мы все здесь собрались. А потом идите куда вашей душе угодно. – дополнил он свою мрачноватую речь.

Ну уже хоть что-то, сразу не прибьют – и то хорошо.

Молча кивнув я присел за стол (прямо напротив главного мастера, или как его там).

– Позвольте представить моих спутников. – Лоран-Ра был сама куртуазность. – Слева от меня сидит Мастер Финит – сильнейший из известных мне магов земли! Сразу за ним расположился Мастер Владимир – искусник грома и молний, человек, как и вы! Мастер Алукар и Мастер Рингон – мастера Жизни и Смерти соответственно. И к вашим услугам я – Мастер над Мастерами. Ну а с Ледяной повелительницей вы уже знакомы, если я не ошибаюсь?

Очень мило! Мастер над Мастерами – это он сейчас серьезно? Назвался так дабы вообще никакого недопонимания при общении с ним не было?

Мастер! Над Мастерами! И никак иначе!

Но мне плевать, если уж по-честному. Пошли они нахрен, дружно и все вместе. Я сегодня не в настроении. Ледяная повелительница и Мастер над Мастерами, ага.

– Артем. И? – тряхнув бровью все-таки представился я.

– Что же, я вижу, что вы человек дела, господин Артем. – продолжил свою виртуозную речь Мастер над Мастерами. – Поэтому я не буду утруждать вас излишними словоизлияниями и перейду сразу к сути дела.

Да ты уже меня утомил, синий! Вот дальше уже некуда! Проклятье, как же я ненавижу замкнутые пространства! Гребаные подземелья!

В общем то комната, в которой находились вышеуказанные лица и так не особо отличалась размерами, а как только у меня в голове щелкнул тумблер включения ярости и страха – так комнатка вообще показалась крохотной, особенно когда мои руки залили ее синим цветом…

– Артем – предостерегающе вскрикнула Джайна.

Поздно, милая Джайна, или как тебя тут все называют – Ледяная повелительница. Пусть я и просто питерский сисадмин (в смысле не в плане способностей, а в плане воспитания), но кое чему я все-таки научился.

И я не стал не опрокидывать стол, либо каким-либо еще способ вредить здесь присутствующим. Нет, зачем мне это? Просто их стулья (которые кстати все были сплошь из железа) внезапно и крайне неприятно предали их, а если точнее – передние ножки стульев банальным образом обвились вокруг ног всей этой непонятной Ложи.

А я, пятясь назад, не сводил глаз с самого опасного существа в этой комнате – с Лоран-Ра.

А этот ушастик тем временем преспокойно поднялся из-за стола и зашагал в моем направлении, одновременно разводя руками и виновато улыбаясь:

– Значит, пойдем по быстрому пути.

Черт! Да где там эта чертова дверная ручка?!

Лихорадочно нащупывая свой пропуск из общества этой не совсем приятной компании, я уперся взглядом в золотистую радужку глаз Мастера над Мастерами…

Очнулся я сидя за все тем же столом.

Это что сейчас произошло? Мои воспоминания…их нет? Как я оказался за этим столом с незнакомыми мне людьми и не только?!

Внутренне чувствуя некий подвох размером с бронепоезд я все же решился не отмалчиваться и задать свой не совсем деликатный вопрос:

– А вы, собственно, кто?

Кто-то из незнакомцев посмотрел на меня с жалостью, кто-то с презрением. Лишь взгляд Джайны не отображал вообще никаких эмоций.

В голове какая-то путаница, я же помню, как мы с ней переспали! А она смотрит на меня как на кусок мяса! Несвежего и давненько протухшего мяса!

Ладно, мы с ней переспали…а дальше то что было? Ничего не помню. Мы же не прямо на этом столе сексом занимались, правда же?

– Артем! Ты в порядке? – участливо поинтересовался единственный Лоран-Ра, находящийся в этой комнате.

– Н-не совсем… – слегка заикаясь ответил я.

Заикаясь? Я же никогда не заикался! Или в этом деле никогда не поздно начать? Я в смятении…

– Артем, послушай меня, это очень важно. – внушительно начал Лоран-Ра, тем самым перебив ход моих и без того запутанных мыслишек. – во имя всеобщего блага, мы просим тебя оказать нам одну небольшую услугу.

Во имя чего, чего? Где всеобщее благо, а где я? Меня, очевидно, с кем-то перепутали. Да и вообще, пусть ясность мысли ко мне потихоньку и возвращалась, но я хоть убей не помнил – как именно оказался в этом помещении!

И почему они все на меня так смотрят? Я им что, корова расписная что ли? Что происходит?

Блин, я же все равно ничего не помню…или в этом то и есть разгадка? Ведь если как следует пораскинуть своими куцыми мозгами, то можно понять, что раньше я подобными провалами в памяти не страдал. Да и сейчас не должен, вроде как. Ну на крайний случай, я бы очнулся в какой-нибудь палате для умственно пострадавших, так сказать.

Но очнулся то я посреди странного совещания – где все участники смотрят на меня и, вдобавок, некий Лоран-Ра обильно вешает мне лапшу на уши.

Уж не знаю почему, но мне вся эта ситуация крайне не понравилась. Но чутье подсказывало мне – не здесь и не сейчас мне лучше выражать свое несогласие. Терпи, Артем, терпи.

Ну, я и терпел.

– Твоя задача – доставить это устройство к Александрийскому столпу. Завтра, ровно в полночь, когда пробьют новогодние куранты – это устройство должно быть на вершине столпа. – с этим наказом Лоран-Ра протянул мне причудливую сферу с заключенным внутри огромным сапфиром, при этом отлитую целиком из серебра и обильно украшенную непонятными мне символами.

Завтра что, тридцать первое?! Твою же мать! Юлиус! Мне нужно найти Юлиуса!

Столкнувшись взглядом с этим Лоран-Ра, я как-то сразу же успокоился, плечи мои поникли, и улыбка наползла на мои уста.

А почему бы и не сделать, так как просит этот замечательный представитель народа Лоран-Ра? Мне это ничего не будет стоить, а ему приятно!

– А теперь, мы прощаемся с тобой, Синерукий. Тебя проводит Джайна. – спокойно, но с той уверенностью, которая и отличает практически всех власть имущих, произнес Лоран-Ра.

Довольно улыбнувшись я развернулся по направлению к двери, сделал несколько шагов, дёрнул за ручку этой монструозной двери и…оказался у себя дома.

Что? Глупо хлопая глазами, я обвел взглядом свою полуразрушенную прихожую. Потом посмотрел себе под ноги, словно бы спрашивая у них – как же так, родные? Зачем вы меня сюда притащили?

Ноги, понятное дело, в конструктивный диалог со мной вступать не пожелали. Тогда что остается – я сам сюда пришел? Может я бухой в дымину? Ну-ка, согнем ладонь лодочкой и дыхнем на нее в непосредственной близости от лица…Нет, трезвый. Но зубы почистить бы не помешало.

И все равно я ничего не понял! Странное дело, а…а зачем я сюда вообще пришел? Меня тут уже не было с месяц, и я не собирался сюда возвращаться! Точно помню!

Все еще ничего не понимая, я медленно прошел на кухню – везде следы грязи, разрухи и прочих малоприятных прелестей покинутого жилья. В которому еще и метаморф помер, к тому же. Да и окно какой-то клеенкой заклеено. Ну, понятно, вместо выбитого мной (точнее предельцем Толиком) окна все-таки наклеили пленку. Без понятия кто это сделал, но спасибо ему огромное.

Находится здесь мне было неуютно, и я не желал проводить здесь ни одной лишней минуты. Разве что забрать какие-либо свои вещи? Помнится, была у меня заначка в спальне! Всего тысяч шесть, но все же!

Потирая руки, я зашел в спальню и принялся за обыск своего в край неблагополучного жилья.

По итогам получасового переворачивания, обшаривания и тотального опустошения разнообразных предметов мебели мой улов оказался таким: зарядка для телефона (пригодится!), пара чистых труселей (а когда я в последний раз был в душе?), та самая денежная заначка и запасная банка кофе. Резервная, так сказать.

Ну, помыть кружку и попить кофе мне же никто не мешает, правда? Вот и займусь своим излюбленным делом!

Насвистывая какую-то легкую мелодию, я поставил чайник кипятиться, а сам подключил зарядку к севшему телефону. Такс, посмотрим, что у нас тут?

Включившийся телефон выдал логотип производителя и тут же сменился экраном блокировки. Ого, уже полдень, тридцатого декабря. Что-то не сходится.

Зависнув я пытался осознать, что же именно меня так смутило? Вроде, у меня было какое-то дело на сегодня? На завтра то понятно, завтра я целиком занят задачей от моего друга… Лоран-Ра? Как же его зовут?

– Да и не важно. – прошептал я.

Друг – он всегда друг, независимо от того, как его зовут! Хорошо, значит завтра я занят. Ну а сегодня? Какое дело у меня сегодня? Думай, Артем! Тем более мурашки по спине ясно дают понять – ты на верном пути!

На этом моменте телефон полностью загрузился и выдал мне тридцать три пропущенных вызова. Вау! И кто же такой настырный?

Не обращая внимания на даты звонков, я принялся с интересом листать журнал вызовов…Так, большая часть звонков от Николая, есть еще пара звонков с незнакомых номеров (спам, наверное) и один звонок от мамы. Кому позвонить сначала?

– Алло, мам! – радостно поприветствовал я самую родную женщину.

– Сынок! А я тебе вчера звонила! – чуть сварливо ответила моя родительница.

– Да уже вижу, что звонила! У меня телефон был без батареи, не мог я ответить. – отчитался я перед мамой. – Как у тебя дела, мам?

– Как это – без батареи? – натуральным образом удивилась мама. – Вон даже у меня батарея есть, а у тебя нет!

– Имею ввиду, что телефон сел…разрядился. – терпеливо пояснил я ей.

– Ну хорошо, на этот раз выкрутился, но смотри мне! – шутливо пожурила она. – Хотела спросить, когда в гости приедешь к старикам то?

Хм, а интересный ведь вопрос! Наверное, сразу после Нового Года и приеду. Мы же договорились с моим синим другом – встретиться на Дворцовой площади! Какое хорошее место, а? Александрийский столп, опять же…

– Скоро уже приеду, после Нового Года. Кофе мне, как обычно, с собой везти? – задал я «очень» важный вопрос.

– Не надо мне сюда твой кофе везти. Цикорий пей! – возмутилась родительница.

Ну опять началось. Дело в том, что моя мама ярая противница кофе. А все потому, что однажды на работе (это когда она еще работала в бухгалтерии небольшой логистической конторы), ее коллега рассказала жуткую побасенку о том, как муж одной ее знакомой скончался от сердечного удара. И любил тот муж очень кофе заливаться, пил по пять чашек кофе в день! Да и чашки там были ого-го, полулитровые! И женским консилиумом тут же было постановлено – кофе и есть причина смерти бедняги!

Вот с тех пор моя впечатлительная мама и не любит кофе. Отцу она таки смогла привить отвращение к этому напитку (еще бы – выпьешь безобидную чашечку кофе за завтраком, а потом тебя пилят весь остальной день), но не мне! Я свою беззаветную любовь отстоять смог.

– Рад был тебя услышать, мам! – бодренько ответил я. – До связи!

– Сорванец. – донеслось напоследок из трубки.

Да, для наших родителей мы всегда останемся детьми. Пусть даже многие из нас совсем потеряли невинность и человечность…

Так, прочь невеселые мысли! На очереди звонок другу!

– Колян, при… – уже собрался я поприветствовать своего друга.

– Мудак! – рявкнул Николай в трубку.

– Почему? – оторопело спросил я.

– Мы тут уже почти неделю тебя ждем! Дома у Миши! – успокаиваясь проговорил Колян.

Ого, неделю ждут? А зачем? Миша, Миша, Ми…таморф, чтоб его! Вспомнил!

– Он сковал их? – живо поинтересовался я.

Первое, что пришло мне в голову в ответ на ассоциацию Михаил-Метаморф – это то, что он должен был отковать мне оружие!

– Ты где пропадал? Мы думали ты уже переселился на постоянное место жительство куда-нибудь под слой чернозема! – даже не подумал отвечать на мой вопрос Николай.

– Да я никуда не собирался, вроде. – промямлил я.

Даже не представляю, что ему ответить! Я и сам ничего не понимал. А тут он меня еще странными вопросами грузит.

Не хочу вопросов, без них хорошо и блаженно. Все что мне нужно – это поесть, попить кофе (кстати, чайник то закипел), как следует выспаться и…поместить завтра в полночь вот эту штуковину на самый верх Александрийского столпа.

С этими мыслями я достал из кармана сию странную сферу и зачарованно на нее уставился. Красивая сфера – серебро и сапфир…

– Алло, блин, пропажа! Ты тут еще? – ворвался в мое сознание рык Николая.

– Да-да. – отстраненно ответил я.

– Давай дуй к нам, примерять будешь! – в приказном порядке сказал Колян.

– Хорошо, уже еду. – чуть более заинтересованно ответил я и сбросил звонок.

Спрятав сферу во внутренний карман куртки, я набрал номер такси, одновременно помешивая ложкой кофе.

Так вот значит какое у меня дело на сегодня – ведь именно к сегодняшнему дню Миша обещал подготовить мои мечи. И как же я мог о таком забыть? Замотался, судя по всему.

Другого объяснения моей забывчивости я придумать не смог… Даже не смотря на орду воинственных мурашек, которая прокатывалась туда-сюда по позвоночнику с самого утра. Ну а что, разве предчувствие не может ошибаться?

Дождавшись такси и попутно выпив три кружки кофе (куда только влезло – про запас, наверное). Я шустро спустился во двор и уселся в поджидавшую меня карету.

А теперь поищем новости по Александрийскому столпу и Дворцовой площади на канун Нового Года. Так, так – вижу концерты, вижу запланированные народные гуляния. Ух, да там, судя по всему, будет масса народу!

Хорошо, что и я там буду, заряжусь позитивом от празднующих людей!

А тем временем водитель притормозил перед вычурным домом кузнеца Михаила-метаморфа. Расплатившись я покинул такси и зашагал к двери во двор Миши, прямо по хрустящему снегу. Кайф.

Встретили ребята меня бурно, даже полезли обниматься. Как будто год не виделись, честное слово!

– Ну, давай, заходи в дом. – предвкушающе произнес Михаил.

Улыбнувшись я кивнул, поднялся по крыльцу и зашел внутрь.

– Без преувеличений должен сказать тебе, что это мое лучшее творение! – торжественно возвестил Миша, стоило нам только пройти в его столовую.

И он был чертовски прав! Клинок, лежащий на огромном столе, попросту поражал! Темная поверхность клинка перемежающаяся синими, светящимися рунами по всей длине меча! Выглядит более чем великолепно, только вот есть один вопрос…

– А почему только один? – озвучил я кртящийся в голове вопрос.

Победно улыбнувшись, Михаил попросил у меня меч (который я уже успел захапать в свои загребущие руки), как-то по-странному дернул за рукоять меча и… сначала мне показалось, что меч треснул вдоль всего лезвия, но нет – меч аккуратно распался на две одинаковые половинки! Вот это ничего себе сюрприз!

– Обрати внимание на механизм сцепки. – деловито сказал Миша и тут же задал вопрос. – Как думаешь, для чего вот этот треугольный выступ около рукоятки одного из клинков?

– Без понятия, если честно. – растерянно пожал я плечами. – Если честно, я не большой специалист по колюще-режущим средствам отправки злодеев на тот свет.

– Ну ничего, скоро будешь специалистом! – обнадеживающе заявил Миша. – А выступ этот предназначен для нанесения дробящего урона. Кромка лезвия на этом выступе фактически затуплена. Учти это в дальнейшем.

– Звучит круто! Спасибо, Миша! – поблагодарил я кузнеца.

–Знал бы ты, каких усилий мне стоило создать этот выступ без ущерба для основной конструкции! – довольно улыбнулся Михаил.

Я с искренним интересом разглядывал две половинки одного целого меча и реально не понимал – как так вышло, что я даже не заметил зазора между клинками? Этот же вопрос я и озвучил Мише.

Довольный Михаил не замедлил поделиться секретом изготовления столь неординарного оружия:

– Понимаешь, Артем! Этот меч ковал не я один. Точнее ковал то только я, а вот видишь эти руны? – с этими словами он сунул мне под нос клинок. – Это рунный язык Гоблитванх! Эти руны наносил один мой знакомый гоблин! Мастер своего дела, между прочим! Здесь, как ты видишь руны уложены в два ряда, один из которых отвечает за свойства самой стали (к примеру, уменьшение веса, повышение прочности), а вот другой… другой ряд рун предназначен для эффективного соединения самих клинков!

На самом деле ничего такого я не видел, но расстраивать Мишу не хотел, поэтому и кивнул на всякий случай. А Миша разошелся не на шутку и продолжал разглагольствовать:

– Как вы оба уже заметили, у мечей есть возможность сцепить их вместе в один клинок. Он шире, тяжелее, да и вообще…убийственнее! Но! У мечей есть еще один вариант соединения! Смотрите!

И вот тут Миша соединил мечи в…аналог глефы. Да, все именно так, как я и хотел! Механизм сцепки позволяет зафиксировать клинки в положении «Глефа».

Пораженный я благодарно кивнул Михаилу и взял глефу в руки. Класс! Вот это ощущения!

– Кхм-кхм-кхм. – громко кашлянул Николай, чем, безусловно, привлек наше внимание. – А теперь давайте сядем за стол, и ты, засранец, нам все расскажешь. Все, Артем!

21 глава. Воспоминания

Синопсис: В этой главе ГГ рассказывает друзьям о произошедшем и тут всплывает его провал в памяти. Друзья советуют ему немедленно обратиться к любому Лоран-Ра, и Артем решается позвонить Игнату. Артем идет к Игнату.

– То есть, ты хочешь нам сейчас рассказать сказочку, про то что ты нихрена, извиняюсь, не помнишь? – недоверчиво произнес Колян.

Я легкомысленно пожал плечами. Ну не помню, и что тут такого? В жизни всякое случается. Даже вот такие вот трехдневные провалы в памяти – при этом настолько идеальные, что тут даже фраза «будто корова языком слизала» не совсем подходит.

К чему эти допросы, длящиеся уже битый час?

– Хорошо, Артем, давай еще раз повторим. – устало произнес Миша. – Ты вот, весь такой из себя, прилетаешь в местный оплот тем же вечером, что и улетел отсюда? Так?

Кивком подтвердив правдивость утверждения я уставился на свои мечи, покоящиеся у меня на коленях. Они идеальны! Я прямо чувствую мощь, которая исходит от них! А насколько они красивы внешне – это не описать словами!

– Артем, ау! – громко сказал Миша, перегнулся через стол и пощелкал перед моим лицом пальцами. – Сосредоточься, умоляю тебя! Это очень важно!

– Хорошо. – коротко ответил я и улыбнулся.

Колян не выдержал и бахнул кулачищем по столу:

– Какого хрена ты лыбишься? Издеваешься над нами? – прорычал он.

– Коля, не нервничай, у меня есть одна догадка. Но прежде всего, я хотел бы заново пройтись по истории Артема. – успокаивающе произнес Миша.

Буркнув что-то злое и неразборчивое, Колян достал сигарету и отошел к окну. Странный он сегодня какой-то – кричит, ругается, вопросы глупые задает. К слову, как и Миша.

– Продолжим! – преувеличенно бодро произнес Михаил. – После твоего торжественного прибытия что было? Вы сначала занялись сексом и потом пошли в душ?

– Наоборот: сначала душ, а уже потом секс. – охотно пояснил я.

Миша почесал затылок, посмотрел на меня с нездоровым любопытством и произнес:

– Ну, воля ваша! Значит, сразу после секса на вас напали неустановленные личности, которых ты затем успешно перебил?

– Не сразу. А немного позднее, я уже готовил себе кофе, когда нападавшие попытались ворваться в кабинет. – поправил я.

– Хорошо, но тем не менее – они напали, и ты их уничтожил. Сколько их было? – задал очередной вопрос Михаил.

– Пятеро. Нет! Их было шестеро – я пропустил одну сумасшедшую, которая кольнула меня кинжалом в левое плечо. Но потом Джайна слегка ее…заморозила. – вспоминая события той ночи поведал я.

Переведя взгляд на свое левое плечо, я задумался – это мое первое ранение от холодного оружия и, я умудрился так бездарно про него забыть? Не будь этой повязки, то я бы даже не вспомнил о той нападавшей и ее ядовитом кинжале.

– Уже лучше, теперь мы хотя бы знаем, откуда у тебя эта повязка. Тут-то мы и подходим к самому интересному…– воодушевленно начал Миша. – Ответь мне на простейший вопрос – кто именно наложил тебе повязку на твое пострадавшее плечо?

Кто, кто…Не знаю я! Я вообще не помню, чтобы меня перевязывали! Не понимаю, почему это так важно для них? Ну сделал какой-то добрый человек (или не совсем человек) не менее доброе дело – честь и хвала ему. А проблемы с памятью – это ведь так несущественно…

Судя по всему, Михаил прочел ответ на свой вопрос на моем лице, после чего задумчиво произнес:

– Хорошо, этого ты не помнишь. Тогда пойдем дальше по ниточке твоих воспоминаний.

Встав со стула, Михаил сделал несколько шагов по направлению к Николаю и протянул руку. Тот, в свою очередь, без слов все понял и достал сигарету и для Миши. Один я пока что не курю. И чего они так разнервничались?

– А дальше вы вместе с этой самой Джайной сели в машину и укатили в неизвестном направлении… – произнес Миша, расхаживая перед столом. Вдруг он остановился и задал мне быстрый вопрос. – Марку автомобиля помнишь?

– Нет. – отрицательно махнул головой я.

Скорчив слегка разочарованную гримасу, Михаил продолжил натаптывать пол столовой. Да что ему неймётся? Сел бы, посидел что ли.

– Да он нихрена не помнит, видно же по нему. – пробурчал Колян от своего окна.

– Спокойно, Коля, спокойно. Мы во всем разберемся. – с неисчерпаемым энтузиазмом произнес Михаил, и повернувшись ко мне продолжил. – Артем, а сейчас постарайся вспомнить последнее из того, что ты видел? Возможно, это были какие-то незнакомые люди? Или, к примеру, тебе запомнился определенный цвет?

Я честно напряг память и вспомнил только желто-зеленые огни, а потом ничего – пусто. Точнее потом я каким-то неведомым мне образом оказался в своей квартире. Ну еще помню, как с моим другом из народа Лоран-Ра договорились встретиться в куранты чтобы погулять по Дворцовой площади. Впрочем, это то точно к делу не относится…

Пересказав историю про разноцветные огни и нежданное попадание в свой дом друзьям, я откинулся на спинку стула и уставился на клинки. Как же они хороши…

– Артем! Последний вопрос и я от тебя отстану. – заговорщицки предложил Миша.

Я с готовностью вскинулся. Ну наконец-то! Долой расспросы!

– Ты не встречал в ближайшие несколько дней никого из «умников»? – озвучил свой вопрос он.

– Умников? – слегка удивленно спросил я.

– Ну да, мы их так называем. Лоран-Ра которые. – пояснил Михаил.

Вот тут я вздрогнул. Не знаю почему, но мне крайне не хотелось никому рассказывать про своего нового друга из Лоран-Ра. Ну не хотелось и все тут.

– Блин, я первый раз такое встречаю. – ошеломленно выдохнул Миша.

Николай тут же встрепенулся, отлип от окна и подошел к нам:

– Чего не так с этими умниками? Лораны или кто они там?

– Да все не так, Коль, все. – грустновато произнес Миша. – Вот, полюбуйся, сейчас мы вполне можем наблюдать жертву глубокого ментального вмешательства!

Какую-такую жертву? Это он про меня что ли?

– И че? – грубовато спросил Колян. – По-человечески расскажи.

Глубоко вздохнув, Михаил помассировал свои виски с видом великомученика и принялся за объяснения:

– Значит так, эти самые, как ты выражаешься – Лораны, обладают силой Разума. В том числе, они умеют читать мысли и корректировать поведение и память людей. Это я еще очень сжато и косноязычно о них рассказал! Понимаешь к чему я клоню, да? – с видом всезнайки задвинул речь Миша.

Ну, мне то он своими рассказами новую вселенную не открыл! И без него об этом знал. Ну или догадывался уж точно. Да и вообще, причем здесь все эти корректировки памяти…

– Понял! – радостно взревел Колян. – Хочешь сказать, у Артема кто-то знатно поколупался в голове?!

– Не так грубо, но да, вмешательство, что называется – на лицо! – радостно подтвердил он. – Вот смотри, у него большие проблемы с памятью – это раз, и ничуть не меньшие проблемы с концентрацией внимания! Да он даже осознать не может, что с ним приключилось что-то плохое!

– Дела-а-а. – озадаченно протянул Колян.

– И не говори. – поддакнул Миха.

А я от высказываний воздержался. Пусть я и начинал понимать, что что-то скверное произошло со мной за эти дни, но…какая, в сущности, разница? Сейчас же все хорошо, ведь так? Именно этот вопрос я и задал друзьям.

Миша, переглянувшись с Коляном, осторожно, будто взвешивая каждое слово, сказал:

– Тебе нужна помощь, Артем. Очень нужна. Желательно квалифицированная помощь!

Посмотрев ему в глаза, я осознал, что Михаил сейчас серьезен как никогда. Ну, по крайней мере – за время нашего недолгого знакомства первый раз вижу его настолько сосредоточенным.

– Хорошо, твои предложения? – хоть я и не совсем согласен, что мне нужна чья-то помощь, но…что-то такое витает в воздухе. Чутье тоже кричит об опасности, но как-то приглушенно кричит – я бы даже сказал его вообще почти не слышно.

– Нужно найти другого Лоран-Ра и, возможно, он сможет помочь тебе. Если захочет. У тебя есть знакомые синекожие на примете?

– Да, есть. – задумчиво ответил я, вспоминая своего коллегу Игната.

– Тогда собирайся, прокатимся с ветерком до него. – решительно сказал Николай и развернулся к Михаилу. – Миша, подбросишь?

В очередной раз пожав плечами, я убрал с колен свои клинки и потащился в коридор за друзьями. Раз хорошие люди просят, то почему бы и не сходить к Игнату? Тем более до места моей прежней работы отсюда не так далеко добираться…

Работа! Ох, и давненько же я там не появлялся! Интересно, по какой статье меня уволили? За неоднократные прогулы? Не столь важный вопрос на самом деле, скорее любопытство неожиданно проснулось. Пройтись по-нашему с Гришей этажу опять же…

Застыв прямо в дверном проеме, я слегка приоткрыл рот и выпучил глаза, причиной этому был мой лучший друг – Гриша! Точнее мой бывший лучший друг, ведь его безжалостно сожгли в собственной квартире.

И сделал это тот самый Юлиус, которому я обещал устроить веселую жизнь! Пусть я обещал и не вслух, да и вообще дал это обещание только себе, но как я мог о нем забыть?!

– Эй, Артемыч, ты там в порядке вообще? – с несвойственной ему осторожностью спросил Колян, оглядываясь на меня с ведущей к гаражу тропинки.

– Погоди, погоди ты! – тут же нарисовался рядом Миша. – Он вспоминает, кажется!

Так эти гвардейцы и стояли – молча и напряженно вглядываясь в мое лицо. Помотав головой, я взглянул на них и коротко сказал:

– Гришу вспомнил.

– Хреново. – подытожил Николай.

Миша непонимающе уставился на Коляна. Ну да, мы же ему не рассказывали…

Ну а Колян, недолго думая, взял его под локоть и повел к гаражу, одновременно нашептывая ему что-то на ухо. И я даже догадываюсь, что именно он ему решил поведать.

Ехали мы медленно – по всем правилам дорожного движения и в непривычной для этой компании тишине. Только Миша периодически бросал косые взгляды в зеркало заднего вида. За моим душевным равновесием что ли следит? Ну-ну.

К слову о душевном равновесии – оно посетило меня чуть ли не впервые с момента моей инициации. Уж не знаю кто и зачем мне залез в голову, но принес он не только вред. Хотя, может быть, мое спокойствие полностью соответствует плану неведомого любителя поковыряться в человеческих мозгах? Кто бы знал…

– Все, приехали, выгружаемся… – отрывисто скомандовал Николай.

– А вы куда собрались? – с интересом спросил я с заднего сидения. – Меня одного то туда вряд ли пустят. А уж с такими лбами как вы…

– Предлагаешь оставить тебя одного? – с недовольством вопросил Колян.

– Ну, с десяток метров то я как-нибудь и без вас пройду. – успокоил я его.

– Ладно, иди уже, мы тут на стреме…посидим. – проворчал Колян и захлопнул свою дверь.

Согласно кивнув я выпрыгнул из машины и бодро зашагал в направлении так мне знакомого подъезда.

А, ступеньки как я вижу по-прежнему раз в месяц чистят. Вообще то удивительно, почему на этих самых ступеньках, на которых я уже имел удовольствие «полежать», ежедневно не наворачивается парочка-другая «счастливцев»? Или я один такой кривоногий экземпляр? Ну это совсем уж возмутительно!

Решив не отказывать себе в такой малости, я навелся взглядом на эти ступеньки, да и содрал ко всем чертям ледяную корку с них! Ледяную…

Знакомое слово… Ледяная – Джайна? А что с ней то не так? Тоже ее забыл? Да вроде нет – отлично помню ее холодные глаза. И презрительный тон. И серые, бетонные стены вокруг. Стоп!

Застыв на полпути к двери в офис, я начал хаотично перебирать всплывающие образы моих воспоминаний. Так, что за серые стены такие и причем тут Джайна и…все эти люди? Это вообще люди? Вроде да, но не могу различить!

Только одно могу сказать точно – Джайна была там.

А вот еще картинка из памяти – рядом с этой отмороженной девицей застыло синее пятно. Тоже человек? О нет, это, чтоб его, Лоран-Ра.

И…и все. Больше ничего вспомнить не смог. Но уже что-то!

Значит, я могу сделать следующий вывод (на основании сумбурных картинок из памяти, ага) – Джайна как-то замешана в событиях, которые и привели меня вот к такому состоянию полузабывчивого овоща. Очень интересно.

Решительно подняв голову, я вошел в здание офиса и направился прямиком к охраннику, бдительно сторожившему свои турникеты.

– Вы по записи? – невозмутимо спросил меня этот доблестный страж офисного планктона.

– Конечно! Только я потерял свой телефон и не могу позвонить вашему сотруднику! – не менее невозмутимо наврал я с три короба.

Ну а что? На благое дело же вру. Не говорить ведь ему, что у меня слегка съехала кукуха, потерялась память и мне очень срочно нужна помощь одного знакомого Лоран-Ра? Как бы у него у самого после таких откровений чего не съехало…

– К кому именно пришли? – деловито спросил секьюрити, доставай из-за стойки стационарный телефон.

– Игнат Митрофанов! Скажите, что к нему Артем пришел. – моментально ответил я, про себя облегченно выдыхая.

Не спуская с меня взгляда, охранник быстро набрал нужный номер, о чем-то тихонько поговорил (я не стал подслушивать, обычно охранников это напрягает) и спустя минуту протянул мне пропуск. Белый пропуск, без каких-либо опознавательных знаков.

Ну да, все верно – это ведь гостевой пропуск.

Поднявшись на лифте на свой бывший (теперь уже бывший) этаж я привычно огляделся и пошел в сторону сисадминского помещения. Да, в офисе ничто не меняется, все та же суета и этот неизбывный гул десятков голосов – кто-то общается с клиентами, кто-то с коллегами, а некоторые сами с собой. В общем, все как обычно.

Стоило мне перешагнуть порог нашей каморки, как мне навстречу поднялся Игнат, дружелюбно раскрывая свои объятья:

– Артем, рад тебя видеть! Живого и здорового!

– И тебе привет, Игнат! – поздоровался я, похлопывая своего коллегу по плечу.

Игнат нерешительно потер переносицу и предложил:

– Может кофе?

– С удовольствием! – не стал я отказывать себе в такой малости.

И правда, больным людям просто необходим кофе! Он же чуть ли не исцеляет душевные раны!

Усевшись в свое кресло, я обеими руками держал горячую кружку кофе и осматривал свое рабочее место. Вроде ничего не поменялось, они что, еще не нашли мне замену? Об этом я и спросил Игната. Нужно же с чего-то разговор начать.

– А мы и не искали тебе замену. – благодушно улыбнулся Игнат. – Скажем так, для всех ты сейчас в…академическом отпуске. Сессия у тебя. Лучше скажи, как ты? Я все понимаю…новый для тебя мир, но уже месяц прошел.

– Да уж, вроде пообвыкся. – криво усмехнувшись ответил я.

– Вот и славно! – обрадовался Игнат.

– Слушай, а как же ты так всех убедил? – наморщив лоб спросил я.

– Думаю, что ты и сам догадываешься как. – слегка помрачнел Игнат. – Я совсем не горжусь таким своим поступком, но мне пришлось это сделать.

– Пришлось что? Говори, Игнат. – подтолкнул я его.

– Пришлось подделать отпускные ведомости. Прямо на рабочем компьютере нашего заведующего. – понуро опустил голову этот крайне странный представитель своего народа «умников».

– Да тьфу на тебя! – выругался я. – Я же подумал, что ты в головы им всем влез!

– Ты с ума сошел?! – в изумлении уставился на меня Игнат.

– А что такого? Скажешь, что это невозможно? – скептически спросил я.

– Ну, возможно то может и возможно. Да только не для всех и не всегда. – загадочно ответил Игнат.

Вот он сейчас серьезно? По-человечески что ли изъясняться не научился?

Видя выражение моего лица Игнат поспешно добавил:

– Не всем разумным существам можно привить ту или иную мысль. Если мысль в принципе несвойственна для человека, то разум этого, кстати замечу – гипотетического человека! Гипотетического!

– Да понял я понял! – замахал руками я. – Так что там с разумом этого самого гипотетического человека?

– Если внушаемая мысль полностью не соответствует психопрофилю человека, то его разум попросту отринет эту мысль. Как хомяк откидывает гнилые зернышки из своего улова. Понимаешь? – достаточно подробно ответил Игнат.

– Ну, примерно… – неуверенно ответил я.

– И уж поверь, мысль о внеурочном отпуске одного из двух сисадминов – это в принципе последняя мысль, которая только могла прийти в голову нашему «почтенному» заведующему. – усмехнувшись дополнил Игнат. – Так что я при всем желании не смог бы такое провернуть. Не настолько я силен для таких амбициозных «проектов».

А вот это уже похоже на правду. Наш заведующий и дополнительные отпуска для сотрудников – понятия несовместимые.

– То есть, если гипотетическому мне, влезут в голову, то я смогу защититься? Точнее мой разум сможет? – взвешивая каждое слово задал я вопрос Игнату. – А если влезть попробует кто-то…сильнее тебя?

– А что? На тебя пытались воздействовать подобным образом? – мгновенно насторожился он.

Догадливый у меня начальник, ничего не скажешь. Ну, собственно, за этим я сюда и пришел.

– Есть подозрение, что мне влезли в голову и переворошили там все. – как-то спутанно пожаловался я.

– И на чем основаны твои предположения? – полюбопытствовал Игнат.

– У меня из памяти начисто вывалились целых три дня. При этом очнулся я от беспамятства только когда переступил порог собственного дома. Как будто кто-то велел мне идти домой! Но я уже начинаю ловить свои воспоминания и собирать их в одну картинку… И в этой картинке есть один синий силуэт, подозрительно похожий на Лоран-Ра. – обстоятельно поведал ему я.

– Действительно, странно… – тихо пробормотал Игнат.

– Что странного? – подозрительно спросил я его.

–А? Ничего! Давай попробуем восстановить твою память! – встрепенувшись ответил Игнат.

С этими словами он подошел к моему креслу сзади, попросил меня слегка откинуться на спинку и возложил свои руки мне на виски.

Еле успев отложить кружку с недопитым кофе, я положил голову на спинку кресла и попытался расслабиться. Не особо то получалось, если честно. Но все мысли покинули мою голову – их будто сквозняком выдуло, едва лишь Игнат дотронулся руками до моей головы. А дальше наступила тьма…

22 глава. Изнанка Разума

Синопсис:

ГГ очнулся, Игнат измотан и рассказывает о результатах, но предупреждает, что не смог бы в любом случае вычистить все. Какой бы Лоран не сделал это – он чрезвычайно могущественный и беспринципный. Еще и отключился от всей сети. Потом ГГ идет к друзьям и вместе они едут в банк, дабы потом затариться шмотьем и чехлом для

Бр-р-р. Ну и ощущения! Что-то вроде бесконечного падения во тьму, что ли… Нормально это не описать – перед глазами во множестве всплывали черно-белые образы из самых разных периодов моей жизни, всплывали и почти сразу же рассыпались в прах, чтобы уступить место другим таким же образам.

А еще это чувство – чувство беспомощности! Я прекрасно осознавал кого и зачем я пустил в свою голову, но даже если вдруг (ну вот мало ли!) я бы передумал – я просто не смог бы сопротивляться этому жуткому хороводу черно-белых воспоминаний. И это злило меня больше всего.

Но всему приходит конец, вот и Игнат отлепил от меня свои руки и устало ковыляя поплелся к своему креслу, чтобы тут же обессиленно в него бахнуться. Судя по его виду, ему такой вояж по моему разуму тоже дался не так чтобы просто. Ну, хоть какое-то утешение.

Открыв глаза, я бросил взгляд на Игната и чуть не заорал от неожиданности. Я видел только черно-белый спектр цвета. Твою же мать!

– Игнат! Какого черта?! Я же цветов теперь не различаю! – в панике проговорил я, одновременно зажмуриваясь и растирая глаза пальцами. Как будто это могло чем-то помочь.

– Спокойно, Артем, не нервничай. Это всего лишь на полчаса. Временная особенность. Изнанка Разума накладывает свои…ограничения. – донельзя усталым тоном ответил Игнат.

– Ну, раз ты говоришь временно… Тогда у меня вопрос. Что еще за Изнанка Разума такая? Это ты сейчас подсознание так обозвал? – тут же полюбопытствовал я.

– А ты уверен, что хочешь знать это? – ответил вопросом на вопрос Игнат.

Что значит – уверен?! Конечно, черт побери, я уверен! Когда это я отказывался от информации, которая, вполне возможно, поможет мне выжить?

– Игнат, давай без загадок, пожалуйста. – чуть устало произнес я.

– Мое дело предупредить, твое дело проигнорировать, да? – улыбнулся Игнат.

Из запутанного (для меня) рассказа об изнанке Разума я вынес не так уж и мало полезной информации: первое (и самое простое) – подсознание, как и рефлексы/эмоции не имеют никакого отношения к Изнанке Разума, второе (и самое главное) – эта самая Изнанка Разума и формирует всю нашу личность, то есть – это набор поведенческих установок, ключевых воспоминаний и прочих малопонятных для меня вещей, и вот этот наборчик формирует некий каркас – жестко структурированный и абсолютно противоположный по смыслу подсознанию.

И этот каркас как бы определяет дальнейшее развитие личности! В взрослом возрасте корректируется этот каркас очень редко и лишь при значительном пополнении все тех же установок и ключевых воспоминаний. Отдельно замечу – корректируется он изнутри. Обычно.

Все это конечно замечательно и познавательно, но не только! Конкретно в моем случае все произошло примерно так: некий недоброжелатель (поймаю – вытрясу все кости из него) вторгся не в мой разум, который был надежно прикрыт привычками, моральными принципами и т.д. Нет! Этот неведомый гаденыш вторгся в Изнанку Разума и вот там он натворил бед: среди которых присутствуют множественные повреждения памяти в том числе! Также задело сигнатуры концентрации внимания и критического мышления (это не я придумал, это Игнат так сказал), да он даже чувство долга умудрился покалечить!

Приблизительно минут пять после окончания рассказа я еще молчал, попивал остывший кофе и старался не придаться панике. Хотя, паниковать то уже поздно. Нужно было паниковать, когда только связался с этим типом!

Ну, задним умом мы все хороши. Но, как я люблю говорить – за неимением лучшего, воспользуемся текущим.

– И какие шансы, доктор? Я еще смогу стать адекватным и здравомыслящим человеком? – наконец немного расслабившись спросил я.

– Если не будешь совать свой нос куда попало, то возможно и станешь. – философски ответил Игнат. – А что касается твоих проблем, то…я устранил почти все последствия вторжения.

Почти…

– Почти? – эхом вторя своим мыслям повторил я.

– Да. Я не смог нащупать инициатора этих изменений, точнее слепок его разума. А ведь он должен был остаться там! – расстроенно ответил мой коллега. – Разве что…

Да он, блин, издевается надо мной! Любитель загадок! Фух, надо выдохнуть, а то как наору на него сейчас. Некрасиво получится.

– Да-да, разве что? – натянуто улыбнувшись подтолкнул я этого доморощенного любителя интриги.

– Разве что некоторые изменения были внесены настолько искусно, что мне их попросту не распознать. – неохотно ответил Игнат.

– Насколько я понимаю – эти изменения в моей голове и являются ключевыми. – мрачно закончил я за него.

– Скорее, они являются ключевыми для того, кто напал на тебя. – сокрушенно помотал головой Игнат. – Вполне возможно, что это некая установка к действию, настолько маленькая, что ее попросту невозможно заметить, если заранее не знать, что именно нужно искать. Есть догадки? Какие-нибудь новые, незнакомые тебе идеи приходили в голову?

Отрицательно помотав головой, я задумался. И как я, собственно, должен отличить новые идеи от старых? Я же воспринимаю их все как свои! Хрень какая-то…

– Слушай, Игнат, а вот ты мне скажи – это же Лоран-Ра сделал? Так ведь? – спросил я.

– К сожалению. – кивком подтвердил мою догадку Игнат.

– Но как же так получилось, Игнат? Ты же сам мне говорил, что вы не прибегаете к таким методам и что все Лоран-Ра связаны в единую сеть…разума или как-то так? – продолжал допытываться я.

– Коллективное сознание. Эта «сеть» называется коллективное сознание. – поправил меня один из этих самых «коллективистов». – В действительности же у нас, как и у любой другой расы, есть отступники. Те, кто отринул могучее сознание Великого Лорана и предпочел идти своим путем. По тем или иным причинам. Не все из них заслуживают порицания.

– То есть, на меня напал один из вот таких вот отступников? Из как раз-таки тех, кто заслуживает хорошего пинка под зад? – уточнил я на всякий случай.

– Да, Артем. – грустно кивнул Игнат. – И от лица всего нашего народа я приношу тебе извинения за этот инцидент…

– Игнат, да проехали с извинениями! – отмахнулся я. – Ты лучше скажи мне, может ли кто-то вообще мне помочь с…очисткой моей Изнанки Разума?

– Я…я не знаю. Возможно, Мастер сможет помочь. – неуверенно ответил он.

– Это который в оплоте сидел? – решил я внести ясность.

– Да, все так! А откуда ты…– вопросительно начал Игнат.

– Давай я сначала расскажу свою историю, а потом выслушаю твое мнение. Идет? – перебил его я.

– Хорошо.

И я рассказал свою историю. В очередной раз. Но разница есть – сейчас мне самому требовалось сбросить груз лишних мыслей! Груз, который, между прочим, тяготил меня все сильнее и сильнее, ровно с того момента, как Игнат провел чистку моей Изнанки Разума (жаль, что полностью там все не вычистил, ну да чего уж там).

Рассказ выдался длинный, немного мрачный и абсолютно не героический. По факту – я просто носился по городу как оголтелый заяц с синими лапками, в отчаянных попытках выжить и сбить загонщиков со следа!

Про свои способности я тоже рассказал Игнату. На этот раз не стал скрывать ничего! И, проклятье на мой скудный разум, но я должен был сделать это давным-давно! Чем я думал? Когда в прошлую встречу утаил от Игната суть своих способностей? А?

А я сам себе отвечу! Жопой я думал!

Но сейчас…сейчас я немного поумнел (иначе бы просто не выкарабкался из стольких неприятных ситуаций) и рассказал Игнату вообще все. И как потом показала практика – это было едва ли не самое мое здравое решение за весь прошедший год.

– Зря скрывал от меня свой…телекинез. – улыбнулся Игнат по итогам моего рассказа.

– Да я уже осознал. – смущенно проговорил я.

– А раз осознал, то, пожалуй, я могу тебя немного поощрить! – заговорщицки выдал Игнат.

Заинтересованно на него посмотрев, я принялся ждать. Моральных сил выпытывать из этого фаната детективов еще одну порцию информации у меня не было. Сам расскажет.

– Что, даже не спросишь, чем я тебя поощрять собрался? – не выдержал и улыбнулся Игнат.

– Мне начинает казаться, что ты попросту тащишься, когда тебе задают глупые вопросы. Не удивлюсь, если именно поэтому ты пошел работать в техническую поддержку. – нейтрально заметил я.

– Я тебе не говорил, но когда-то давно, еще во времена славных социалистических республик получил педагогическое образование. – поделился со мной Игнат. – Но перейдем к моему дару тебе, Синерукий. Закрой глаза.

Ну, послушаем этого педагога и закроем глаза. Интересно, что там за дар такой?

Закрыв глаза я с несколько секунд пребывал в ожидании чего-то (сам не знаю чего). Однако, такое вот непонятное ожидание мне быстро надоело, и я расслабился, чтобы тут же вскрикнуть от неожиданности – мне в голову буквально закачивали новую информацию. Полезную информацию!

И если на той же Изнанке Разума я наблюдал всего лишь статичные, черно-белые образы, то тут все было чуть ли не наоборот. Сам процесс передачи информации (а ничем другим это нельзя назвать, Игнат будто напрямую подключился к моему сознанию и вбухивал в меня свои знания и свой опыт) был похож на обрывки видеоматериалов (в цвете!), мелькающие перед глазами и сменяющими друг друга каждые несколько секунд.

– Понимаешь теперь? – спросил у меня довольный Лоран-Ра. – Ты должен уметь обороняться и, вполне возможно, больше никто не доберется до тебя таким способом. Но! Потребуется много тренировок и еще больше времени, Артем. Отнесись к этому дару очень серьезно.

– С-спасибо! – выдавил я слово благодарности.

Чувствовал я себя слегка пришибленным, да и голова знатно так побаливала.

Впрочем, скажу так – это достаточно маленькая цена за полученные знания. Знания о том, как защищаться от ментальных атак! Да это же просто царский подарок!

– Ну что, опробуем твои знания в деле? – предложил Игнат.

– Давай, ты только не сильно…усердствуй! А то я как-то еще не совсем уверен в своих ментально-оборонительных способностях. – осторожно сказал я.

Итак – согласно представленным ммм… видео инструкциям, мне необходимо ассоциировать свой Разум с чем-то, что вызывает у меня чувства надежности и защищенности. Ну, к примеру, пусть будет кирпичная стена! Что может быть проще и надежнее?

Прикрыв глаза, я принялся выстраивать в сознании стену из красных кирпичей. На самом деле выстраивать – это громко сказано, скорее я представлял в своей голове некий кирпич, подвешивал его в воздухе, после чего «создавал» еще один такой же кирпич и пытался приспособить его к уже имеющимся кирпичам.

Потеряв счет времени я так и сидел в своем кресле и пытался составить более или менее ровную воображаемую стенку из кирпичей. Не получалось – кирпичи упорно не желали вставать ровно, а подгонять их друг к другу до миллиметра я попросту не смог. Без понятия почему, но факт остается фактом – стенка вышла кривоватая.

Решив, что для первого эксперимента я постарался достаточно, я открыл глаза и молча вылупился на дверь кабинета, находящуюся от меня на расстоянии руки. При этом сам я сидел на полу перед дверью в позе лотоса…Ну, зато весь спектр цветов теперь вижу. Нет худа без добра!

– Я так понимаю, мою защиту ты успешно обошел. – понимающе произнес я, вставая с пола и направляясь к своему креслу.

– Ты правильно понимаешь. – согласился мой нежданный наставник. – Скажу только то, что это было более чем легко. Настолько кривой и шаткой кирпичной стенки я еще не видел. Начинаем заново, только на этот раз давай без кирпичей, ладно? Сосредоточься и подумай, что вызывает в тебе чувства незыблемости, непоколебимости? Уверенности в хорошем исходе твоих начинаний?

Да что у меня может вызывать такие чувства? Дом – так он давно полуразрушен и заброшен мной же. Ни о каком чувстве защищенности там речи идти не может! Друзья – насколько я понял, представлять нужно неодушевленные объекты. Тоже не вариант в общем. Одежда – были бы у меня какие-нибудь там рыцарские латы, тогда можно было бы попробовать.

А если попробовать щит? Какой-нибудь средневековый, башенный и крайне мощный!

Принявшись воссоздавать образ этого со всех сторон замечательного щита, я и сам не заметил, как аккуратно сдвинул рабочие документы со своего стола, после чего зачем-то забрался на этот самый стол и уселся… в позу лотоса. Блин!

– Ладно, значит щит не подойдет. Тогда что? – вслух пробормотал я. Игнат бросил на меня веселый взгляд и не стал никак комментировать очередной мой провал. Вот и славно.

К слову о средневековой атрибутике, а что если использовать образ…

Меча! Моего изумительного меча, который на самом деле является двумя клинками, с возможностью трансформации этих клинков в глефу! Любое оружие может служить не только для нападения, но и для самозащиты, ведь так?

Воодушевленный я закрыл глаза, сосредоточился на образе своего меча и попытался воплотить его в своем сознании. Получалось вроде бы неплохо – сначала перед моим внутренним взглядом в темноте появился двойник моего меча, после чего я попытался придать ему тот же темный оттенок стали.

И я смог! Ну а потом я добавил к нему руны, светящиеся синим и органично дополняющие темную сталь клинка. Все как в жизни!

Оглядев получившийся результат, я остался более чем доволен и приготовился к ментальной атаке Игната.

Ее приближение я ощутил в виде нарастающего тепла в районе лба. А так и должно быть? Что-то мне это не нравится! Может, все дело в расположении клинка? Сейчас он висел перед моим внутренним взором боком ко мне. То есть, по идее – меч сейчас плашмя пытается сдержать атаку Игната! А если развернуть его острием навстречу угрозе?

Бинго! Тепло моментально ослабло, и я тут же услышал тихий вскрик Игната.

Резко распахнув глаза, я увидел Игната, медленно сползающего со своего кресла на пол. Подскочив к нему, я схватил тело под мышки и заново усадил в кресло, с тревогой вглядываясь в искаженное мукой лицо.

Что я натворил?!

– Игнат, ты как?! Блин, я не знал, не хотел… – сбивчиво принялся я оправдываться за содеянное.

– Все…в порядке. – еле слышно прошептал он.

Ну нихрена себе порядок у него! Да он же на разваренную тефтелю сейчас похож, вон даже кожа утратила свой прежний лоск и уже не подсвечивается изнутри. А если откинется мне тут?

Кажется, последний свой вопрос я все-таки задал вслух.

– Я в порядке. Просто не ожидал такого отпора. – повторил Игнат. – Надо же – защита в виде отточенной стали! Похвально!

– Давай кофе сделаю? – предложил я, стремясь хотя бы таким вот незатейливым образом загладить свою вину.

– Не помешало бы. – вымученно улыбнулся Игнат и откинулся на спинку кресла.

Сказано – сделано и уже через десяток минут мы оба наслаждались изысканным вкусом напитка из нашей кофеварки. Мой коллега вроде уже пришел в себя и больше не походил на жертву генных манипуляций, ну а я просто получал удовольствие от осознания того факта, что просто так ко мне в голову теперь никто не залезет. Кто к нам с мечом придет, тот по оралу и получит!

– А ты почему вообще пошел в техподдержку? – внезапно спросил Игнат, нарушая гармонию кофейной церемонии.

Странный вопрос. Сколько лет вместе работаем, а о причинах моего выбора профессии он первый раз спросил. К чему бы это?

– Всегда любил ковыряться в железках. С тех самых пор, как родители купили наш первый компьютер на мое двенадцатилетние. – честно признался я. – Да и людям я всегда старался помогать. Вот поэтому и техподдержка.

– Это точно, это точно. – пробормотал себе под нос Игнат.

Посидели, помолчали. Бросив взгляд на часы, я чуть не поперхнулся кофе – прошло уже около шести часов, с того момента как я оставил друзей на улице. Они там меня уже заждались, наверное. С другой стороны – взрослые мужики, не пропадут.

– Игнат, ответь честно. – внезапно сказал я. – Зачем ты вообще помогаешь мне?

– У всех нас своя роль в грядущих событиях – грустно ответил Игнат. – Твоя главная роль, твоя pelagus munus еще впереди, друг мой. Ну а моя…моя роль уже сыграна и в ближайшее время я покину Санкт-Петербург. Не думаю, что мы увидимся еще раз. Поэтому – прощай, Артем!

– Прощай, Игнат… – грустно произнес я, протягивая ему руку.

Рукопожатие получилось крепким и даже долгим. Пусть мы были всего лишь коллегами, но…по-своему успели сродниться. ИТ (прим. – информационные технологии) объединяет, знаете ли.

На обратном пути я забежал к нашим очаровательным операционисткам на первом этаже и переоформил себе карту безналичной оплаты взамен той, которая сплавилась в гараже Николая. Пригодится.

Выйдя на улицу с легким ощущением тоски по чему-то безвозвратно утраченному, я оглянулся в поисках машины Миши и заприметил ее припаркованной на другой стороне улицы, неподалеку от ярко-оранжевого ларька с блинчиками. Вот и славно – заодно и перекусим!

Что мы говорим отчаянной тоске, исподволь заполняющей наше сознание? Блинчик с грибами и ветчиной, пожалуйста!

Встряхнувшись я засунул руки в карманы своей уже порядком потрёпанной куртки и решительно зашагал к ларьку.

– О! Приперся! – радостно выдал Колян, стоило мне только открыть дверь в салон автомобиля.

– А вы, господа, случаем, не охренели – скидывать упаковки от блинов на заднее сиденье? – возмущенно поинтересовался я, забираясь на вышеуказанное заднее сидение. – Хоть бы мне приберегли пару блинов. В отличие от вас, тунеядцев, я там занят важными делами был.

– Слева от себя посмотри. – подсказал Миша.

– Да и не было тебя хрен знает сколько, мы уже и прокатиться по району успели. А ты знал, что совсем неподалеку от вашего офиса находится популярный стриптиз-бар? – заинтересованно спросил Колян.

Хмыкнув, я пробурчал что-то маловразумительное и вгрызся в блинчик. Пусть и остывший, но какой же, черт возьми, он вкусный!

– Дай человеку спокойно поесть. – попросил Миша.

– Ладно, ладно. Я чего? Я ничего… – протянул Колян.

Справившись с блинчиками и попутно пролив порцию остывшего кофе себе на многострадальную куртку, я кратко пересказал результаты своего визита в офис и предложил сразу же съездить мне за новой курткой. Ибо в этой ходить было уже стыдно.

23 глава. Стеклянная смерть

Как же хорошо – мчаться по вечернему центру Питера и наслаждаться открывающимися видами на город! Вернее на самую что ни на есть его историческую часть.

Давненько я не предавался вот таким вот обыденным радостям, доступным по сути каждому петербуржцу. И даже пробка на Литейном проспекте не смогла поколебать моего прекраснодушного состояния.

Свернув на Невский проспект, мы проехали мимо Казанского кафедрального собора в сторону Адмиралтейской станции метро. Обожаю этот район! Нет, серьезно – каждый раз проезжаю и любуюсь разнообразными куполами, шпилями, скверами и прочими достопримечательностями, на которые так богат центр Санкт-Петербурга! Красота!

Перегнувшись через заднее сиденье, я проверил на месте ли мои клинки, которые я успешно расположил в багажнике. Все в порядке, мое оружие со мной. К слову, в ТЦ я решил съездить не столько из-за куртки, сколько из-за чехла для своего меча. Разгуливать по городу наголо со светящимся синевой мечом я посчитал излишним. Думаю, у наших доблестных блюстителей закона сразу же возникнет ко мне несколько вопросов на тему ношения холодного оружия в публичных местах. Поэтому мне нужен чехол, и думаю, что смогу найти что-нибудь подходящее в местном оружейном магазине.

Споро выгрузившись из Мишиного автомобиля, мы недолго думая направились к парадному входу торгового центра. Господи, сколько же народу здесь! Хотя, чему тут удивляться? Вечер предпраздничного дня – это вам не шутки. Здесь выживают только выносливейшие шопоголики!

– Нужно за продуктами зайти, а то этот бизон мне весь холодильник вычистил за эти несколько дней. – обвинительно тыкнув пальцем в сторону Николая, Миша развернулся и направился в сторону местного супермаркета. Или гипермаркета – кто их разберет?

– А мне надо подарки прикупить домашним! – уверенно заявил Колян, хлопнул меня по плечу и скрылся в гомонящей массе людей.

Ну, понятное дело, что тут были не только люди. Всем же нужно отмечать Новый год, даже дриадам, даар, гоблинам и прочим представителям альтернативных цепочек эволюции. Это сейчас я их всех вижу сквозь невидимый, но от этого не менее действенный Покров. Еще месяца полтора назад я и подумать о таком не мог. А любого, кто бы мне рассказывал подобные байки заклеймил бы лжецом и вызвал ему наряд молодцев в белых халатах из ближайшего психоневрологического диспансера!

Путешествую по первому этажу я заходил в разнообразные магазинчики, разглядывал сувениры, приценивался к подаркам и так далее. В общем вел себя как рядовой житель современного мегаполиса.

Не сказал бы, что это были любимые мои занятия в прошлой жизни, но теперь я действительно был рад вот так вот пройтись по магазинам, перекинуться ничего не значащими фразами с продавцами, вслушиваться в этот беспрестанный гул от сотен людских голосов. Ох уж эти маленькие радости жизни!

«А это что еще за срань?» – промелькнула в голове мысль. Моргнув пару раз глазами, я убедился, что на одной из сторон каменной колонны по-прежнему пусто и двинулся дальше. Надо же такому померещиться – лицо даар, выступающее из камня колонны…

Так, а вот и оружейный магазин, замечательно! Зайдя внутрь я вежливо поздоровался с продавцом и медленно пошел вдоль прилавка, с интересом разглядывая разнообразное колюще-режущее оружие. Эх, не зря говорят – не смотря на цивилизацию, в каждом мужчине все еще живет охотник и, как следствие, жива та страсть к холодному оружию!

– Что насчет чехлов для мечей? – полюбопытствовал я у продавца, разглядывая особо приглянувшийся мне нож. Златоустовская сталь, однако! Не особо разбираюсь в видах стали, но судя по ценнику – это весьма и весьма хорошая сталь. Около тысячи вечнозеленых за не большой в общем-то кинжал…

– Здравствуйте! Осталась только пара чехлов, сейчас принесу. – кратко ответил он и удалился в подсобку.

Ну, а я тут пока что буду любоваться средствами экстренной доставки отточенной стали в организм противника. Прелестно!

От входной двери тренькнул колокольчик и в магазине как-то сразу стало тесновато. Еще бы, ведь сюда умудрилась втиснуться чуть ли не квадратная туша огромного мужика. Про таких еще говорят – поперек себя шире. Да даже Колян на фоне этого гиганта смотрелся как первоклассник на фоне студента выпускного курса аграрного техникума!

Вслед за этим громилой втиснулась стройная как жердь, затянутая в крокодилью кожу и накрашенная по самые брови (возможно и выше) блондинка, беспрестанно что-то тараторящая своему «кукусику».

Кукусик… Главное не заржать сейчас! Вот честно не понимаю – кто в здравом уме и твердой памяти позволит себя так называть на людях?! Тем более вот такая вот амбалообразная образина? Ох уж эта любовь, негодница…

– …понимаешь же, а-а? Ну кукусик, ну давай купим! – верещала эта особа на весь магазин.

Блин, да где там уже этот продавец?! Куплю себе чехол по-быстрому, да и свалю отсюда. Слушать эту сирену в мои планы на вечер точно не входило!

– Дак купим! Позжя только. – блондинка наконец добилась ответа от своего спутника.

– Мне правда-правда нужны эти сапожки! Тысяча евриков всего, ну кукус! – перешла на новую тональность эта ведьма в человеческом обличии.

Тут уж я не сдержался и фыркнул. Всего-то тысяча евро? Да фигня вопрос, сам такие ботинки покупаю каждый сезон! Вот не зажрались ли, а?

– А ты что-то имеешь против, нищеброд? – совершенно другим тоном спросила эта фурия. Из голоса напрочь пропали заискивающие нотки и сейчас предо мной предстала истинная сущность этой стервы. Хищная гарпия – так бы я назвал подобных людей.

Согласен, может и видок у меня сейчас еще тот, но разве это повод оскорблять человека? Тем более, если этот человек владеет телекинезом?

– Ничего не имеют против тебя и твоего спутника. В нос что-то попало. – миролюбиво ответил я.

– Андрюша! Ты посмотри он еще и издевается! Тыкает нам! – взвизгнула блондинка.

Андрюша же долго думать, судя по его реакции, не привык и сделал шаг в мою сторону, грозно выпирая свою впечатляющего вида челюсть. Вау! Да это даже не челюсть – это, как минимум, ковш от уменьшенной копии экскаватора!

– Андрюша, может не стоит? Предновогодний день как никак. – на всякий случай уточнил я.

Андрюша слушать меня не пожелал и попер на меня походкой бессмертного титана. Ну что же, я честно дал им шанс уйти на своих двоих. Кстати, насущный вопрос – а здесь камеры установлены?

Быстро обведя взглядом потолок помещения, я все-таки заприметил одну старенькую камеру, расположенную в углу сразу за стойкой продавца. Удовлетворенно кивнув сам себе, я бросил косой взгляд на «кукусика» и, одновременно с моей поднявшейся бровью, мысленно вздернул один из его ботинок вверх.

От удара такой туши об пол задрожали стеклянные витрины, лицо блондинки искривилось до неузнаваемости ну а Андрюша приглушенно хрюкнул от неожиданности.

– Оп, поскользнулся. – огорченно произнес я, сокрушенно покачивая головой.

– Ты, ты, да ты вообще знаешь кто мы такие?! – продолжало распаляться это блондинистое недоразумение.

– Дамочка, угомонитесь, вон лучше помогите своему мужу подняться. – ткнул я пальцем в сидящую уже на коленях жертву злостного телекинетика. Да уж, знатно головой приложился бедолага.

Провизжав еще пару ругательств, от которых я только поморщился, эта «леди» все-таки удосужилась помочь своему «кукусику» подняться.

Напоследок мужик бросил на меня крайне серьезный взгляд и вышел под руку со своей кудахтающей дамой сердца. Ой не нравится мне его многообещающий взгляд.

И тут наконец вернулся продавец наперевес с чехлами. Вовремя, ничего не скажешь.

Быстро купив у него чехол, который был подороже и попрочнее на вид, я развернулся и стремительно вышел из этого злосчастного магазина.

Так, теперь осталось найти замену своей потрепанной жизнью и магическими перипетиями куртке.

Поднявшись на этаж выше, я начал планомерно обходить нужные мне магазины. Долго это продлиться в принципе не могло, так как я небольшой любитель бесконечных примерок одежды. Погулять – да, можно. Но примерять раз за разом однотипные вещи – увольте.

Поэтому очень скоро я остановил свой выбор на утепленном пальто с капюшоном. Самое то для нынешней зимы. Хорошая защита от питерских ветров.

Тянуть до дома я не стал и надел пальто в том же магазине, предварительно опустошив карманы своей старой куртки. Поверх пальто накинул чехол с перевязью и зашагал на выход. Куртку, ясное дело, отправил в утиль тремя бутиками спустя (именно там находилась урна).

Ну вот, теперь и приличным человеком себя почувствовать можно! Загляну ка я в кофейню! Попью кофе в цивильных условиях. На девушек посмотрю, в конце то концов!

Оглянувшись в поисках хоть каких-нибудь указателей, которые помогут мне найти зону с кофейнями, я зацепился взглядом за еще одно выпирающее из стены лицо и тут же ощутил толпу мурашек на весь позвоночник. Да что за хрень? Это еще что за ниндзя каменнорылые?

Лицо тут же всосалось в стену, как и не бывало! Ну ладно, теперь еще и к стенам буду присматриваться. Вот уроды, не могут подождать до января что ли? Обязательно честным людям портить праздничные дни?

Ладно, надо парням кинуть СМС – предупредить их о каменнорылых и сказать куда именно я направляюсь, пусть тоже подходят. Когда еще так посидим? Тем более обстановка так и способствовало этому! Новогоднее настроение витало в воздухе и скрашивало суровую питерскую реальность. Возможно, именно поэтому никто из прохожих и не бросал удивленные взгляды на мои чуть светившиеся синим цветом руки. Ну светятся у мужика руки и что с того? Вон у нашего соседа так вообще морда светиться после обильных возлияний. И ничего, живет как-то.

Усмехнувшись своим мыслям и вглядевшись в свои руки, я с облегчением отметил – нет, кожа синеть не начала! В смысле не как у трупа синеть, а как у Лоран-Ра. Хрен с руками, пусть светятся сколько хотят, но вот если кожа лица посинеет…тут то и начнут мне задавать неудобные вопросы на предмет моего инопланетного происхождения. И задавать их будут не то чтобы хорошие и позитивные люди.

Набирая текст сообщения, я наугад выбрал дорогу и побрел в выбранном направлении, периодически спрашивая дорогу у проходящих мимо посетителей. Как оказалось, дорогу я выбрал правильно. Вот что значит чутье на кофе!

«Красота!» – первое, о чем я подумал, пройдя в местную зону фуд-корта.

Огромный зал (диаметром около ста метров) по периметру опоясывали сверкающие прилавки с фаст-фудом и нависающие над прилавками террасы небольших ресторанчиков. В центре фуд-корта на возвышении расположилась терраса еще одного ресторанчика (как видно самого удачливого, ну или самого дорогого), соединенная с террасами по периметру двумя мостиками. Повсюду сверкали новогодние гирлянды, ну и конечно же отличилась великолепная елка, которая возвышалась над всеми террасами метров на десять и стояла сразу за центральным рестораном.

А всю эту сказочную картину довершал величественный стеклянный купол, раскрывшийся над всем фуд-кортом и украшенный разнообразной иллюминацией. Круто смотрится, честное слово.

Вот именно туда я и пойду, обзор опять же хороший на все стороны света. Да и на елку полюбуюсь, так сказать, вплотную. В общем, хапну пачку новогодних впечатлений!

Решительно направившись в сторону центрального ресторана, я ввинтился в толпу народа, праздно шатающегося по всей территории под куполом. Но, к моему удивлению, я так ни с кем и не столкнулся. Да меня даже рукой случайно задеть не могли! Это в толпе то народу!

«Интересно получается» – подумал я и теперь уже осознанно начал толкаться в этой праздничной массе. Итогом моих дерзких экспериментов стало мое понимание того, что сам не обращая на это внимания я как бы корректировал движение окружающих меня людей легкими импульсами телекинеза. Однако, стоит мне только самому захотеть прикоснуться к человеку в толпе (нет, я не фетишист), как у меня сразу это получается. Странно. Пассивный навык что ли?

Задумчиво почесывая скулу, я все-таки поднялся на второй уровень и дошел до выбранного мной ранее центрального ресторанчика.

А ничего так, миленько у них!

Выбрав тот столик, который был ближе всего к елке, я стремительно прошествовал к нему, на ходу снимая с себя пальто и плюхнулся на деревянный стул. Так-так-так, а что у нас есть в меню?

Задумчиво перелистывая меню, выполненное в виде заснеженной елочки, я и не заметил, как к моему столику подошел официант.

– Готовы сделать заказ? – мои гастрономические размышления прервал вежливый голос официанта.

Заказав себе баварские сосиски и двойную порцию маккиато, я откинулся на спинку стула и принялся разглядывать нависающий надо мной купол фуд-корта.

Вот это махина! Он же реально огромный!

Переведя взгляд вниз, я заприметил кучку подозрительных типов в черном, собирающихся у подножия елки. Шесть, семь, восемь. О, а вот еще и девятый подошел.

Интересно, почему они все в черном? Не признают Новый год праздником?

Внезапно, один из этой мрачноватой компании поднял взгляд вверх и уставился прямо мне в глаза. Твою то массу! Даар!

Одновременно с этим, по четверо даар рванули в противоположные стороны, обходя возвышение, на котором и находился мой ресторан. И что-то подсказывает мне, что стремятся они попасть именно сюда. Блокируют мне выход на обоих мостиках, гаденыши!

Резко отодвинувшись от края террасы, я быстро встал, хватая и накидывая на себя пальто и рванул в сторону мостиков. Думал всех обхитрю, спрыгну прямо с террасы, но только в противоположной от елки стороне, пока эти недоумки ожидают меня на одном из мостов…

Ага, обхитрил. Быстро выглянув из-за края террасы, я тут же засунул голову обратно. Из-за двух, стоящих напротив ресторанчика колонн вышло еще по двое даар. И все бы ничего, да только вышли они прямо из камня. Так вот чьи каменные рожи я видел в стенах!

Теперь и с этой стороны меня поджидали еще четверо молодцев в черном, которых плавно обтекала толпа обычных посетителей этого торгового центра. Да сколько их тут? Тринадцать, как минимум! И это только те, кого я умудрился заметить (и то случайно).

Быстро бросив взгляд поочередно на оба мостика, я напрягся еще больше, по четверо с каждой стороны – как я и предполагал. Но даар стоят около выходов с мостиков и ничего не предпринимают. Чего-то ждут или решили устроить переговоры?

Ответ я получил очень скоро и…нет, переговоров они не хотели!

В какую-то секунду весь мир замер в оглушительной тишине, и я даже успел расслышать тревожное сердцебиение моего далеко не самого храброго сердца.

И тут грохнуло! Весь купол фуд-корта внезапно осветился ярким белым светом. Одновременно с нереальным и слепящим светом пришел и дикий грохот! Это же гром!

Я был полностью дезориентирован и мог лишь глупо хлопать глазами пялясь по сторонам. И такой тут был не я один! Да абсолютно все были примерно в таком же состоянии! Даже эти типы в черном, казалось не ожидали такого взрыва, ну или что там произошло. Тоже вон головами мотают туда-сюда.

– Смотрите…! – неожиданно заголосил один из посетителей ресторана. Обычный усатый мужичек, каких полным-полно тут прогуливается. И зачем это он тыкает рукой в стеклянный купол?

Подняв взгляд вслед за указующей рукой мужичка я от увиденного зрелища приоткрыл рот и чуть не выпал в прострацию. Стеклянный! Купол, чтоб его, был из стекла, которое в данную секунду стремительно трескалось по всей его площади!!!

Черт, черт, черт! Надо срочно убираться отсюда! Через несколько секунд тут наступит самый настоящий стеклянный ад напополам с кровавой расчлененкой!

Развернувшись к краю террасы я уже положил одну руку на поручень как вдруг увидел море людей, ошеломленно замершее там, внизу. Дети, женщины, старики и не старики. Тут были сотни людей! Где-то тут, возможно, ходили Миша с Коляном! И очень сомневаюсь, что хоть кто-то сможет сегодня отсюда выбраться целым и невредимым. Дерьмо!

Да какого хрена они тут встали и таращатся на купол?!

– Бегите! – во всю мощь легких прокричал я.

Бесполезно, за грохотом трескающегося купола я и сам себя то с трудом слышу! Что делать? Счет идет уже на секунды!

Думай, Артем, думай! Как остановить несущуюся на людей стеклянную смерть?

Остановить…остановить? А как я останавливал сегодня в толпе прохожих, которые должны были меня задеть? Я их отталкивал!

Все еще не понимая, что мне нужно делать, я перебирал в голове варианты ровно до того момента как услышал оглушительный шелест осыпающегося стекла…

В очередной раз подняв голову я осознал – это все, конец, сверху летят тысячи и тысячи острейших осколков, способных с одного удара убить незащищенного человека. А незащищенные тут были почти все! Это же гребаный торговый центр, а не поле боя для сумасшедших магов!!!

– Ублюдок, что сделал это, я убью тебя! Слышишь меня?! Я вырву твои жалкие кости и скормлю их твоим псам! – в ярости прокричал я непонятно кому – ведь никого из тех даар в черном я уже не видел, и тут же запрыгнул на барную стойку.

В самом ресторане никого уже не было, я остался здесь один, встречать летящий на меня стеклянный ад и наблюдать как гибнут сотни невинных. Ну уж…

– НЕТ! – в отчаянии выкрикнул я, зажмуривая глаза и посылая всю свою Силу, всю до последней капли, наружу. Даже физически я ощутил, как из меня во все стороны исходит Сила – одним мощным и неудержимым импульсом.

Раздался оглушительный хлопок, как будто откручиваешь банку с вакуумной крышкой. Одновременно с хлопком меня с силой вбило в барную стойку, которая, не выдержав таких переживаний, попросту треснула пополам, отшвыривая меня на пол ресторана.

Оглушенный я так и лежал на полу ресторана, отрешенным взглядом наблюдая за синими всполохами, мечущимися около моего тела. Наблюдал я за ними до тех пор, пока сознание окончательно не оставило меня…

24 глава. Последствия

– …вывих плеча! Нужно снять наручники! – чей-то голос проорал над ухом, развеивая блаженную дымку моего беспамятства.

– Делайте свое дело, но наручники мы не снимем! – ответил ему другой голос.

Что еще за голоса то?

Звуки пробивались ко мне как будто сквозь слой неравномерного тумана, то почти затихая, то вдруг усиливаясь во сто крат. К нестабильному слуху тут же прибавилась приглушенная боль и мне пришлось заставить себя не закричать.

Как же болит все тело! Но безусловный очаг боли засел в моем правом плече. Вроде как именно на него меня отшвырнуло на барную стойку, перед тем как я вырубился. Хорошо, вот он я, очнулся и страдаю – все как надо. Остался последний вопрос, что происходит вокруг меня?

Но как бы мне не было любопытно это узнать, глаза я все-таки не открыл. Знаем, плавали! Блин, да что там за шумы вокруг?

Кажется, орет надрываясь сирена, шелестят покрышки по асфальту и несколько незнакомцев переговариваются рядом со мной. Меня что, куда-то везут? Исходя из переговоров незнакомцев можно сделать единственно верный вывод – я в машине скорой помощи и меня приковали к лежанке наручниками. А, собственно, за что меня приковали?

– Еще раз вам объясняю – это опасный террорист, он чуть не отправил на тот свет свыше тысячи человек! Понимаете? Огромную прорву народа! И наручники с него я снимать не собираюсь, пусть хоть кровью здесь истечет! – яростно ответил любитель наручников.

Чего?! Да я же их спасти хотел, морда ты наглая! Так, спокойно, спокойно… Делаем выводы дальше – люди все-таки не пострадали, если я все верно понимаю. Уже хорошие новости!

Тогда на каких основаниях такого безобидного меня запечатали наручниками? Что еще за самодеятельность? Я ведь всех спас, так? Нихрена не понимаю! Конечно, я сталкивался с ситуациями, когда в ответ на добро приходилось получать зло, но чтобы вот так…

Итак, едем дальше. Везут меня, скорее всего в клинику. Ибо куда еще может везти автомобиль скорой помощи? У меня других вариантов нет. Что еще? Ах да, везут меня с сопровождением их двух-трех полицейских.

Якобы опасного террориста перевозят. Охренели совсем!

Так, опять я за свое! Потом буду возмущаться! Когда выберусь из этой малоприятной ситуации. Ну или если выберусь. Там уж как получится, а сейчас мне остается только одно – лежать и слушать.

– Да ты посмотри только как его руки светятся! Думаешь – это нормально?! Мы то с тобой знаем, что разнообразные дурманящие вещества так на организм не воздействуют! – громко заявил один из полицейских.

– Мы вообще ничего не знаем о нем! Это неисследованный фе-но-мен! – донельзя заумным голосом ответили ему.

– Ты мне поумничай тут еще, поумничай, Сема! Феномен! А насчет ничего не знаем – тут ты не прав, дорогой! Как минимум, у нас есть его паспорт! – победным тоном изрек все тот же полицай.

Проклятье! О своих руках то я и забыл совсем, точнее забыл о том, что они светятся синим! Вот и буду теперь…феноменом.

– Я вам так скажу, господа и…дама. В общем так – в клинику уже направили особый отряд из спецслужб. Для разбора, так сказать, ситуевины. – важным тоном заявил самый первый коп, который «любитель наручников».

– Да? А тебе то откуда знать? – с недоверием ответили ему.

– Между прочим в чине капитана служу! Оттуда и знаю! Связи, глупый ты врач, связи решают все!

Градус моего желания побыстрее скрыться в далекий закат нехило так подрос! Хреново то как… Я ведь не шпион, не рецидивист и даже не какой-нибудь там выживальщик! Я обычный житель мегаполиса, лишь по воле случая встрявший во всю эту кутерьму с погонями, магией и прочими прелестями! И что мне сейчас делать?

– Все равно не понимаю, чего вы привязались к парню, Петь. В руках что ли дело? Так я тебе скажу, что и не такие генные казусы встречаются! Что насчет женщин с тремя грудями? Тоже тащите их в свои застенки? – возмущенно спросил, судя по всему, тот самый глупый врач.

О, ну хоть кто-то встал на мою защиту! Спасибо тебе, добрый доктор! Всеми руками поддерживаю тебя!

– Ты давай это…книжки то свои фантастические поменьше цитируй! Никто паренька никуда не потащит! Поговорить с ним хотят, ну может еще анализы какие взять. – буркнул полицай.

Ну-ну. А потом мне сделают предложение, от которого невозможно отказаться. К слову, я тоже читал фантастические книжки… На этой мысли меня и убаюкало. Чему тут удивляться? Тотальное истощение организма – против такого врага с телекинезом не попрешь.

Очнулся я уже в больнице и сразу же рывком распахнул глаза. Краем глаза увидев отступающую с пустым шприцем от моей койки медсестру. Какого черта? Они мне что-то вкололи?!

Дернувшись из-за всех сил, я смог добиться только дикой боли в запястьях. Ах да, наручники!

– Успокойтесь, Артем Владимирович. Это всего лишь адреналин. – спокойно сказал один из пятерки окруживших мою койку мужчин. Полностью седой мужик со взглядом, который вот так просто не описать. Это даже не взгляд хищника. Это взгляд того, кто ест хищников на завтрак, обед и ужин!

Ну или мне попросту страшно. А как известно – у страха глаза велики! Как бы там не было, а Артем добегался. Серьезные дяди пришли, чтобы поставить Артема под ружье. Или на эксперименты разобрать. Или еще чего-нибудь малоприятное с ним сделать.

Нужно проверить свои силы! Срочно!

Сосредоточив взгляд на ближайшем подоконнике, я попытался немного сдвинуть горшок с растущим в нем кактусом. Не вышло. И сколько мне теперь ждать восстановления? Час, день, неделю?!

– Артем Владимирович, я повторюсь – вам ничего не угрожает!

А с чего он вдруг взял, что я чего-то боюсь? По мне это настолько заметно? И вообще – нужно определиться, играть мне и дальше в молчанку, в надежде на скорое восстановление способностей. Или вступить с ними в диалог?

Еще раз попробовав подергать горшок с кактусом, я пришел к выводу – разговора не избежать.

– Дайте попить. – хриплым голосом попросил я.

Медсестра тут же возникла около изголовья койки и поднесла к моим губам стакан с водой.

Напившись вволю и поблагодарив медсестру, я перевел взгляд на этого седого мастодонта и задал витающий в моей голове вопрос:

– С кем имею честь?

– Полковник Брянцев. Отдел сверхъестественных расследований. – по-военному отчеканил полковник. – А это мои коллеги по отделу, и доблестный капитан полиции, который и вывез вас с места происшествия.

Вот это я попааал. Серьезно, такой отдел существует? А я-то, наивный чукотский мальчик, полагал, что простые люди о нас даже не подозревают…

– Итак, Артем, сегодня мы все стали свидетелями некоего происшествия, носящего, скажем так – паранормальный характер. – начал свою речь полковник Брянцев. – Нами оперативно были установлены следующие факты: первое – в инциденте вы были одним из главных действующих лиц, второе – количество потенциальных жертв равняется двум тысячам наших сограждан. Отдельно замечу – двум тысячам ни в чем неповинных жителей Санкт-Петербурга.

Выждав небольшую паузу (как видно, для того чтобы я как следует проникся серьезностью рассказа), полковник продолжил:

– Перейдем к частностям – по словам очевидцев, в стеклянный купол ресторанной зоны ударила огромных размеров молния. В декабре. Как вы уже догадались, молния в декабре явление не совсем естественное и я бы даже сказал – совсем не совпадающее с нашей картиной мира. Так вот, вернемся к куполу! Который сразу после такой перегрузки начал стремительно деградировать и рассыпаться на части. Вот тут-то в игру и вступили вы – Артем Владимирович Новак. Двадцать девять полных лет. Не женат. Не судим и не привлекался. Имеет высшее образование и должность рядового ИТ-специалиста в одном из банков города.

– Звучит как какая-то небывальщина. – нашел я в себе силы улыбнуться.

Полковник тоже улыбнулся мне, понимающе так улыбнулся. У меня аж мороз по коже пошел.

– Понимаете, Артем, помимо того, что эта, как вы выразились «небывальщина», и есть наша работа, у нас есть еще и некая любопытная видеозапись, сделанная на смартфон одним сознательным гражданином. Предлагаю посмотреть видеозапись всем вместе. Как в кинотеатре. – с полуулыбкой закончил полковник.

Прижал меня полковник, что тут сказать! Я даже знаю, что увижу на этой видеозаписи.

Все собравшиеся быстро подошли к изголовью кровати и развернулись к полковнику, который тем временем устанавливал телефон на спинку койки, прямо напротив лежащего меня. Может ногой дернуть, чтобы телефон как следует брякнулся об кафельный пол сего гостеприимного учреждения? Да ну, ребячество же.

Нажав кнопку воспроизведения видео, полковник отошел к остальным и принялся наслаждаться просмотром этого фантастического боевичка.

Ну и я тоже смотрел, самому было интересно как это все выглядело со стороны. Запись была настроена на замедленное воспроизведение, поэтому рассмотреть все удалось во всех деталях.

Видео начинается ровно с того момента как какая-то неведомая хрень (теперь то известно, что это была сильнейшая молния) шваркнула об купол фуд-корта. И сейчас, когда оператор камеры поднял ее вверх я смог разглядеть то, что раньше не заметил – стальные балки и перекрытия купола сверкали красным цветом. То есть – что-то раскалило вот эти вот тонны метала, образующие каркас купола?!

Ну и что? Я-то тут причем? Ну валялся себе и валялся в центральном ресторане. Может я от страха в обморок шлепнулся!

Потом на видео повсюду начали раздаваться крики и ругань паникующих людей – самое интересное начинается. А оператор тем временем перевел кадр на центральный ресторан, на краю террасы которого стоял я собственной персоной. Стоял и пялился вверх выпученными глазами! Ну и физиономия у меня, честное слово…

Вот тут я дернулся к перилам, и даже успел схватить их одной рукой. А потом перевел свой выпученный взгляд вниз, на массу людей, не успевающих покинуть площадь поражения.

Да! Помню такое, а дальше то что было?

А дальше я как полоумный развернулся боком к камере, что-то яростно проорал на тему скорого возмездия и запрыгнул на барную стойку. Очуметь, да у меня же реально вид берсеркера! Вменяемость не то что во взгляде отсутствовала, да она вообще в тот момент меня за несколько метров обходила!

И вот тут-то и случилось то, что так привлекло внимание уважаемых господ, обступивших мою койку. А именно – я подлетел примерно на метр в воздух, выпятил грудь вперед и запрокинул голову (вот вообще этого не помню). Ну и бахнуло потом не слабо! Визуально это выглядело примерно так – из моей груди вверх вышла сферообразная вспышка синего света, устремившаяся во все стороны от моей груди.

Не очень заметно было саму вспышку, скорее какой-то синий ореол возник вокруг меня и очень резко расширился, заполняя купол фуд-корта. Зато отлично был заметен результат этой самой вспышки – камера зафиксировала срезанную верхушку елочки, стоящую рядом с рестораном и дождь из серебрящихся осколков стекла, внезапно резко поменявший направление.

Если сначала все осколки летели строго вниз, то после вспышки эти осколки плавно разошлись по краям купола и осыпались стеклянным дождем по периметру фуд-корта. То есть все осколки упали на террасы, которые к тому моменту напрочь опустели! Все-таки, обошлось без жертв…

Облегченно выдохнув я откинулся на белые и мягкие больничные подушки и заулыбался во все свои тридцать два зуба. Не зря! Не зря рисковал!

Но улыбался я преждевременно – видео еще не закончилось. И судя по этой записи, мое многострадально тело немногим позднее припечатало об барную стойку, после чего я безвольным мешком костей рухнул на пол. Жуткое зрелище, особенно, если знаешь, что смотришь на себя самого. Собственно, на этом видеозапись и оборвалась. Занавес.

– К нашему общему облегчению никто не погиб в этой суматохе, люди смогли организоваться и покинуть место происшествия. – продолжил рассказ полковник. – Но если бы не вы, Артем, то из здания торгового центра сегодня пачками выносили бы трупы, вперемешку с конечностями.

Кивнув полковнику, я уставился на свои руки. Ему ведь совсем не обязательно знать, что если бы не я, то этого инцидента вообще бы не произошло? Пришли то за моей тушкой. Гребаные даар.

– Однако, вот что интересно, уважаемый Артем! – продолжил свой монолог полковник. – этим же вечером камеры торгового центра зафиксировали пятнадцать неустановленных личностей, прошествовавших на территорию фуд-корта примерно в тоже время, в которое и случился инцидент, записанный на видео. Не находите этот момент любопытным, Артем?

Я молчал. Ну а что мне ему сказать? Что из-за одного могущественного маньяка на меня теперь открыта охота? Из-за которой чуть не погибла целая прорва народа? Вот-вот…

– Ну что вы, Артем! Если не находите это совпадение занимательным, то, возможно тот факт, что эти пятнадцать негритят окружили именно ваш ресторан, вам что ни будь все-таки скажет? – продолжал допытываться полковник Брянцев.

Ай, да к черту, расскажу все и гори оно синим пламенем!

Глубоко вздохнув я посмотрел полковнику прямо в глаза и спросил чуть ли не по слогам:

– Какие у меня гарантии?

– Гарантии чего, Артем? – полюбопытствовал Брянцев.

– Моей неприкосновенности. – уточнил я. Сознательность сознательностью, но жить то все равно хочется!

– Артем, сейчас у вас нет никаких гарантий. Абсолютно никаких. – ласково ответил вместо полковника один из стоящих слева от больничной лежанки мужчин.

– И все, что вы можете и должны сейчас сделать – это рассказать нам все, что вы знаете касаемо сегодняшнего инцидента. – дополнил полковник.

Зажали в углу, словно крысу. Придется рассказывать и рассказывать в подробностях – мне нужно растянуть свой рассказ до момента восстановления моих Сил. А вот тогда, господа офицеры, хрен вы меня тут удержите…

Приступив к рассказу, я старался активно перемежать его разнообразными покашливаниями, почесываниями, лирическими отступлениями и даже просьбами принести еще воды. Много воды.

В общем тянул время как мог, до того момента как полковник все не просек (а просек он в первые же полчаса моего рассказа). Матерый тип.

– Артем, вы же нам тут зубы заговариваете. Ждете чего-то. Не поделитесь? – дружелюбно предложил он.

Ага, спешу делиться – волосы назад.

В очередной раз попробовав сдвинуть этот злосчастный горшок с места я зафиксировал крохотные подвижки. Да! Сила возвращается!

Чуть не вскрикнув от радости, я немного расслабился и продолжил дальнейшее повествование, на этот раз без излишних затягиваний. К чему это сейчас? Когда я нанесу удар, мои визави не должны ничего подозревать.

Во время своего увлекательного повествования, я постарался обратить побольше внимания полковника и сопровождающих его людей на корпорацию «Вира» и на клинику «Возрождение». Единственное, чего я им не назвал – это имя Юлиуса Келлера.

Почему я этого не сделал? Потому что я лично откручу (если понадобиться – отгрызу) голову этому скользкому даар! Как я уже говорил – он очень и очень много задолжал мне.

К концу моего рассказа я уже не сомневался, что при необходимости (при очень и очень крайней необходимости) смогу покинуть это помещение с боем – Сила бурлила во мне, а руки чуть ли не целиком освещали больничную палату.

Хотя, мне, если честно, стоит трижды подумать – применять свои способности к офицерам отдела паранормальных (или каких там? Сверхъестественных?) расследований или нет. Если я все-таки решусь, то единственный вариант, который у меня останется после такого опрометчивого шага – бегство. Из города, а затем и из страны. Вот надо оно мне?

– И что же мы будем делать, Артем? Как считаете? – доверительно спросил полковник.

– Вы начальник, вам и решать. – ответил я и пожал плечами.

И был на сто процентов прав.

– Мудрый ответ, Артем Владимирович. Несмотря на ваши восстановившиеся силы. – полковник тыкнул пальцем в мои руки. – Один в поле не воин и вы это понимаете. Значит, мы сработаемся.

Угрюмо кивнув я отвернулся от полковника. Ну вот какого черта меня понесло в этот торговый центр? Ублюдок Юлиус и его шавки меня уже достали! Надеюсь, этот самый сверхъестественный отдел вплотную займется делами корпорации «Вира»!

– Так как говорите зовут главного злодея вашей истории? – небрежно спросил меня один из оперативников, стоящих рядом с кроватью.

Ну а чего я ожидал? Естественно, они задали этот вопрос!

– Что, думаете потащу вас сейчас на органы разбирать? – с усмешкой поинтересовался Брянцев.

Отрицательно помотав головой, я ответил, тщательно взвешивая каждое слово:

– Полковник, я думаю, что ваша организация хочет быть в курсе происходящего. Сильно хочет. Но есть одна причина, которая вам все и портит – это Покров. Помните рассказывал про него?

Утвердительно качнув головой полковник присел рядом на табуретку и принялся с интересом меня слушать.

– И еще думаю, что вам не помешают «свои» люди в…магическом мире. – вдохновленно продолжил я. – Я целиком понимаю вас и спешу заверить, что от меня проблем не предвидится. Я обыкновенный сисадмин и хочу таким и остаться. По возможности.

– А вот что предложу вам я, Артем. – прервал меня полковник Брянцев. – Должность внештатного консультанта нашего отдела. Хорошо оплачиваемая и не пыльная должность. Никаких боевых столкновений с противником. Только консультации.

Предложение, конечно, не на миллион, но все же лучше, чем попасть в закрытую лабораторию или отправиться на какую-нибудь там магическую войну. Ведь по сути полковник прав – один в поле не воин. Да весь мой образ жизни в последние полтора месяца об это кричит!

За мной уже посылают подготовленных боевиков, готовых к массовым жертвам среди мирного населения! А дальше что будет? Долбанут метеоритом по центру Санкт-Петербурга, где я случайно окажусь, к примеру, в баре?

– Я…подумаю. – с трудом произнес я.

– Отлично! Рад слышать это, Артем! – сдержанно ответил полковник. – Август, оставь Артему визитку нашего отдела.

Ого, да этот Август вообще какой-то резкий! Вот он только что стоял около окна и сканировал своим взглядом робота-убийцы прилегающую к больнице местность, а мгновение спустя он уже улыбается и протягивает мне визитку. Обалдеть.

– Артем, нам нужны люди с таким…даром как у вас. Звоните сразу же, как примете решение. Время для нас становиться неподъемной роскошью. Думаю, вы меня понимаете. – утвердительно произнес Брянцев. – Поэтому мы и вынуждены сейчас покинуть вас.

Кивнув, я принял визитку из рук этого странного Августа.

– И кстати, с наступающим Новым годом. – подмигнув напоследок, полковник развернулся и чуть ли не чеканным шагом покинул палату. Остальные визитеры потянулись за ним.

Кроме капитана полиции – тот подошел к моей койке и несколькими профессиональными движениями снял с меня опостылевшие браслеты, после чего молча удалился вслед за своими коллегами.

Я так поседею скоро!

Оглядев палату и так и не найдя своих вещей (верхней одежды и ее содержимого), я позвал медсестру. На мою просьбу принести мне мои вещи, медсестра зашла в соседнее помещение и тут же вернулась, неся в руках мое пальто и чехол от меча. А это еще что? Свежая белая рубашка и черные брюки, судя по всему, достались мне по воле полковника. Очень заботливо, что тут скажешь.

Кое-как одевшись я набрал номер Коляна и принялся слушать гудки, одновременно завязывая шнурки на ботинках.

– Жив! – проорал голос друга в динамике.

– Ну, вы тоже вроде живы. Вы сейчас где находитесь? – я действительно рад был услышать голос друга.

– У Михалыча уже сидим, водку глушим. Пригоняй, если сможешь. – в своей обычной манере ответил Колян.

– Что значит – если смогу? – поинтересовался я.

– Да тут о тебе подозрительные типы с ксивами спрашивали. Уж не знаю, почему они именно к нам прицепились, но факт. Вот мы и подумали, что тебя или уже загребли, или загребут в ближайшее время. – ответил Колян.

– Этот вопрос улажен, все в порядке. – успокоил я друга и тут же задал я интересующие меня вопросы. – Вы там сами как, в порядке? Вы где были то?

– Да мы только успели зайти в фуд-корт, как все пошло вразнос. Через задницу! – радостно поведал мне Колян. – Мы как раз приметили тебя на центральной кафешке и только мы устремились к тебе, как что-то бахнуло, сверкнуло и дальше ты уже знаешь! Ведь именно ты всех и спас! Красавчик, тебя все видели, кстати!

– Такая себе новость, если честно. – скептическим тоном произнес я.

– И не говори! – не замедлил согласиться Колян. – Ну а после светопреставления, минут через пять понаехали разнообразные службы и взяли все в оцепление. Тебя вообще одним из первых потащили в карету скорой помощи!

«Обалденно, оказывается меня видела вся эта толпа народа в две тысячи душ» – вот и все, что я смог надумать в данной ситуации. Спалился я конкретно!

– Выезжаю. – устало выдохнул я в трубку и сбросил вызов.

25 глава. Куранты бьют

Посидели мы перед сном не долго. Во-первых меня уже банально выключало, во-вторых лично я глушить водяру с друзьями отказался наотрез. Нет, не потому что язвенник, а потому что устал. Так я и объяснил мужикам свое странное (с их точки зрения) поведение.

Рассказывать про свою беседу с полковником Брянцевым и прочими серьезными личностями я пока не стал. Не в том они уже состоянии, чтобы нормально воспринимать поступающую информацию. Завтра с утра и расскажу.

Поднявшись на второй этаж, я нашел ту самую «третью от лестницы, ик, дверь слева». Долго возиться с приготовлениями я не стал – в душ, а потом сразу спать. Завтра много дел, на ту же Дворцовую площадь надо сходить.

Ночью мне опять снился этот уже порядком заезженный кошмар, где я раз за разом падаю в огонь, а огонь, в свою очередь, беспрестанно пытается пожрать мое тело. А еще эти душераздирающие крики – как будто целый адский хор навестил мои сны. Заколебало уже.

Встал я рано – досыпать под такие кошмары то еще удовольствие. Поэтому решил принять горячий душ и выйти во двор, подышать предновогодним воздухом.

– Хорошооо! – втянув носом воздух произнес я.

Тишина, солнце светит, снег искрится, да и в общем погодка не подкачала. Что еще нужно для счастья?

Внезапно тишину прервал легкий свист, как будто ветер завывает где-то в дали. Недоуменно оглянувшись я периферийным зрением засек движение слева у моих ног. Это что, еще один дух?

Да это же старый знакомый из деревни! Тот дух, который еще с ягодкой рябины был! Ну или просто похожий. Кто их знает?

Присев на корточки, я всмотрелся в столь нежданного визитера и нахмурился. Что-то было не так, в смысле с духом – его кручение то усиливалось и тогда рябина внутри этого мини-смерча металась из стороны в сторону как ошалевшая, то резко прерывалось и вот тут ягода рябину падала на снег. Да он никак болен?!

Не раздумывая и лишней секунды, я ткнул светящимся пальцем в нестабильный вихрь у себя под ногами и принялся ждать. Десять секунд…двадцать…

Только спустя две минуты вихрь стабилизировался и отлип от моего пальца. Переждав приступ нахлынувшей эйфории в виде ощущений тотальной свободы и приятной прохлады, я поднялся во весь рост и глянул сверху вниз на исцеленного духа.

Помнится, в прошлый раз ему чтобы «наестся» хватило двадцати секунд. Может, это на него так большой город влияет? Было бы логично, если бы такой дух комфортнее чувствовал себя на природе.

– Ну и чего прилетел, маленький обморозок? – ласково спросил я у духа.

Тот отвечать мне не стал (не в последнюю очередь ввиду банального отсутствия речевого аппарата), а попросту залетел мне на носок ботинка. Неожиданно, и что мне теперь с ним делать?

Встряхнув носком ботинка и придя к выводу, что так просто от навязчивого духа не отделаюсь, я пожал плечами и зашел в дом. Пора бы и кофе себе сварганить. Ну а дух…пусть себе болтается на носке, приятно холодя кожу (даже сквозь носки).

Загрузившись бутербродами и полулитровой кружкой с крепчайшим американо, я прошествовал в гостиную где и приземлился в теплое и удобное кресло.

А духа я все-таки согнал с ноги. Правда прогнал я его недалеко – настырный дух тут же взлетел на журнальный столик, стоящий рядом с креслом и принялся наворачивать круги по всей его поверхности. Ну что за неугомонное создание!

– Вот и сиди себе там. – пробубнил я, активно утрамбовывая в себя бутерброд.

– Ты кому это? – раздался сзади охрипший до неузнаваемости голос.

Чуть не поперхнувшись я резко развернул голову в направлении голоса и расслабился:

– А, это ты. Привет, алкаш! Как самочувствие?

– Ну-ну, поиздевайся еще… – проворчал Колян и плюхнулся в соседнее кресло. – Как же хреново то!

– Паленый продукт, не иначе! – поддакнул я.

– Так ты это…с кем тут говорил то? – продолжил свой вялый допрос друг.

– А ты на столик глянь. – сделал я ему подсказку.

– О… – только и сказал Колян, глядя на вихрь из снега и одной ягодки рябины. – Эт че?

Эх, кто бы мне сказал, что это такое и с чем его едят? Шучу, есть бедного духа я бы не стал. Не живодер же.

– А это у нас дух холода и ветра, наверное. – пусть я сам этого точно и не знал, но делать разного рода предположения мне это не мешало.

– Наверное? – своим малость припухшим сознанием Колян смог все-таки уловить за хвост важную мысль.

– Ну да! Встретил его еще у вас в деревне. Ну и сегодня вот обнаружил во дворе этого красавца. – пояснил я.

– Делааа. – озадаченно всхрапнул Николай.

Не найдя что ответить на столько содержательное высказывание, я вдавился поглубже в кресло и вытянул руку, как бы подзывая к себе этого мелкого надоеду. Чем он тут же воспользовался, чуть ли не прыгнув мне на руку!

Тут сверху послышалась Мишина тяжелая поступь и в скором времени его идеальное лицо метаморфа нарисовалось в гостиной.

– Как же хреново-то… – именно такой стон предварял явление Михаила народу.

Еще одна жертва синего змия. Ну вот зачем бухать как голодные волки, а потом стонать ходить? Непонятно.

– А по роже твоей и не скажешь. – недовольно заметил Колян.

– На себя посмотри…Рожа. – буркнул в ответ Миша, после чего подтащил стоявший в стороне диванчик к нашему журнальному столику.

– Вы там технический спирт вчера пили или как? – поинтересовался я.

– Да не, самогон одного знакомого моего. – поморщился Миша и добавил себе под нос. – Уж лучше бы технического спирту выпили.

– Ты глянь, у Артема новый питомец появился. – с этими словами Колян невежливо ткнул в вихрь пальцем.

– О, так это ж природных дух. – удивленно выдал Миша.

– Кто-кто? – мигом насторожился я. – Давай с этого момента поподробнее.

– Ну природный дух, ну вы чего? – обвел он нас непонимающим взглядом. – Ай, ладно не смотрите на меня так, расскажу! Природный дух – это такие мелкие сущности, образованные одной или несколькими стихиями, в данном случае, очень похоже на то, что этот дух образовался от Сил воды и ветра. В смысле снег и вихрь. Вот.

Словно выдохшись от столь долгих разъяснений, Миша тяжко вздохнул, быстро подхватил с подноса один из моих бутербродов и резво двинулся в стороны дивана.

– Любопытно. И что, никто не пробовал их приручать? – задал я актуальный для меня вопрос.

– А оно того не стоит – время жизни духа это по сути сезон. Закончится зима и этот славный и озорной малыш развеется без следа. – немного грустновато закончил вводный экскурс по миру духов Миша.

– Кстати, а разве Колян должен его видеть? – опомнился я.

– Он же его видит. – пожал плечами Миша.

Действительно. Хотя, вроде так и должно быть, если человек постоянно находится рядом с сильным источником Силы. К примеру, рядом со мной.

– Какие планы на сегодня? – прервал затянувшееся молчание Миша.

– На Дворцовую площадь сходить. – вырвалось у меня.

– За каким хреном? – чавкая поинтересовался Колян, нагло уплетая мой последний бутерброд. Предпоследний увел Миша.

Пожав плечами, я не нашелся что ему ответить. А действительно, зачем? Что я там, ни разу не был что ли? Дворцовая площадь…праздничная атмосфера…огромная толпа людей…

Пробежавшие по позвоночнику мурашки подсказали, что ход моих мыслей завел меня на верный путь, но…уловить главную мысль я так и не смог. Ну, не беда! На месте и разберусь!

– Просто чувствую, что сегодня мне нужно быть именно там. В полночь. – максимально честно ответил я.

– Брр, там же холодно будет! – обреченно простонал Колян.

– Живы будем – не помрем! – преувеличенно бодро ответил ему Миша и развернувшись ко мне спросил. – Ты свои клинки с собой брать будешь?

– Конечно. – утвердительно кивнул ему я.

Еще бы я их с собой не взял! Надоело уже чувствовать себя безоружным! Я, безусловно, понимаю, что я сам себе сейчас то еще оружие. Но одно дело – в бою лихорадочно искать подходящий предмет для нанесения тяжких телесных повреждений, и совсем другое дело, когда этот самый предмет у тебя уже под рукой и все, что нужно тебе сделать – это направить его в сторону врага.

Ну а я же…я собирался комбинировать оба этих метода – импровизацию и острозаточенную (да ко всему прочему еще и зачарованную) сталь. Вот такой вот хитровымудренный план.

– Тогда предлагаю разойтись и отдохнуть хотя бы до обе…ужина. – взглянув на часы поправился Михаил.

– Заметано. – бухнул Колян и начал осторожно выбираться из своего кресла. – Пойду досыпать.

Я лишь кивнул, поудобнее устраиваясь в кресле вместе с Рябинкой. Да, я решил дать духу имя и не вижу в этом ничего зазорного. Пусть Рябинка и проживет всего лишь до конца зимы, но… кто даст мне гарантию, что я проживу дольше?

На этой позитивной ноте я и провалился в объятия Морфея. В этот раз обошлось без кошмаров.

Проснулся я около восьми вечера сам, без посторонней помощи. Чему был безмерно удивлен – тело то все еще болело после моих недавних кульбитов на барной стойке.

Переведя взгляд на ладонь, я хмыкнул – настырного духа и след простыл. Ну что же, удачи ему там, куда бы он не улетел. Ладонь вот только немного чесалась.

– Эй, Артем! Ты там встал уже или как? – раздался сзади тихий шепот Миши.

– Агааа. – отчаянно зевая спросонья я поднялся с кресла и потрогал поврежденное накануне плечо. Вроде не болит – видимо, действительно был всего лишь вывих.

– Тебя по телевизору показывают, пошли смотреть. – ошарашил меня новостью Миша.

Всю сонливость как рукой сняло. Меня? Показывают по телевизору? Интересно же!

– Ты лыбу то не дави, Артемыч! Это всего лишь местный телеканал для сторонников теорий массового заговора и вторжений рептилоидов. – осек меня «добрый» Николай, стоило мне только зайти на кухню вслед за Мишей. – Сам понимаешь, нормальным каналам такое попросту запретили крутить.

– Включай уже. – отмахнулся я от него.

Николай прожал кнопку проигрывания, и мы уставились в экран.

– Чег…кхо? – от неожиданности закашлялся я, читая заголовок репортажа, расположенный снизу от не такой уж и миловидной телеведущей, вещающей что-то про мировой заговор магов и первых ласточек. Первая ласточка, насколько понимаю – это я. Очень лестно.

– Да, да, репортаж так и называется – «Великий Магиссимус спасает любителей фаст-фуда»! – скаля зубы в ехидной усмешке пояснил мне Колян.

– Ну, могло быть и хуже. – философски заметил я. – Хотя быы колдуном-самоучкой не обозвали. Уже хорошо.

– Слушайте, ребята, а вам не кажется, что нам пора делать ноги из города? – ненавязчиво напомнил о себе Михаил. – Поржать то конечно не грех над репортажем, но над ситуацией в целом… Понимаете, о чем я?

– Тут нужно быть кретином, чтобы не понимать, о чем ты. – мрачно ответил я.

Миша чертовски прав в своем стремлении смазать ласты из Санкт-Петербурга! Да только вот дело у меня осталось тут незавершенное. Нужно закрыть вопрос с Юлиусом. Раз и навсегда закрыть! Оторвать ублюдку голову! Насадить ее на клинок и…

Уф, что-то меня понесло.

– Вы как хотите, парни, но я остаюсь. – слегка выдохнув и успокоившись продолжил я.

– Что, своего Юлиуса все ищешь? – обреченно спросил Михаил.

– Он не мой. – максимально нейтрально ответил я…стараясь при этом не рычать как бешеный демон.

Горько вздохнув Миша без лишних слов утопал в гостиную.

– Может, все-таки поразмыслишь над предложением Михалыча? – осторожно поинтересовался Колян, дождавшись, когда звуки Мишиных шагов стихнут.

– Над чем мне поразмыслить, Колян?! – скрипнув зубами я резко развернулся к нему. – Над тем, как этот ублюдок заживо кремировал Гришу? Или, может, над тем, что из-за меня убогий маньяк чуть не угробил тысячи людей? Над чем именно мне подумать, Коля?!

Последние слова я чуть ли не выкрикнул ему в лицо, стоя буквально в полуметре от него и смотря ему прямо в глаза. Не отрываясь.

– Спокойно, спокойно, Артем! У тебя глаза вон горят! Жутковато выглядит, доложу я тебе. – отодвигаясь нервно сказал Николай.

– Ну и? Чего разорались тут? Уже девятый час вечера, если хотим успеть на Дворцовую площадь – пора бы уже и ножками пошевелить. Поедем на метро. – деловито заявил Миша и как ни в чем не бывало зашел обратно на кухню.

– И то правда. – буркнул Колян, потом посмотрел на меня и спросил. – Ну ты как, в норме? Мир?

Только сейчас заметив, что я в общем то даже дышать нормально от ярости перестал, я выпустил воздух сквозь сжатые зубы, постоял немного и произнес:

– Я готов.

Блин, вот умеют же люди радоваться жизни! Кто-то вон в самом центре города умудряется запускать самопальные фейерверки!

Шумные компании бродят по всему центру Санкт-Петербурга. Влюбленные парочки от них не отстают. В общем, все при деле.

О чем говорить, раз даже наша суровая троица поддалась общему праздничному настрою и весело прогуливалась по Невскому проспекту? Ну, конкретно в моем случае, все веселье заключалось в лепке снежков при помощи телекинеза, и закидывании этих снежков за воротники друзьям. И нужно не забывать делать это с невозмутимой мордой лица.

– А не купить ли нам шампусика, господа? – внезапно выкрикнул Миша.

И несколько человек из окружающей нас толпы весьма бурно выразили свое согласие по этому вопросу. Да и мы с Коляном ничего не имели против такого развития событий.

Шампанское так шампанское. Долго думать мы не стали (раньше долго не думали, и сейчас начинать не будем!), и забежали в ближайший супермаркет…

По пути на дворцовую площадь мы успели приговорить одну бутылку этой новогодней шипучки. Ну а вторую оставили на куранты. Не знаю правда, можно ли употреблять алкоголь прямо на Дворцовой площади…но, кого это вообще смущало? Явно не нас.

– Обалдеть тут народу. – присвистнул Колян, стоило нам только приблизиться к Триумфальной арке.

– Держитесь сразу за мной! – крикнул я друзьям и тут же ввинтился в толпу.

Так мы и шли – мне помогал расчищать дорогу телекинез, ну а парни просто пристроились сразу за мной и старались не отставать. В таком темпе мы достаточно быстро добрались до Дворцовой площади.

Уже стоя на самом краю Дворцовой площади, я непроизвольно запустил руку в карман пальто и легонько сжал сферу, доставшуюся мне непонятно от кого и начал пробираться сквозь плотно стоящую людскую массу. Словами не передать, насколько тут было тесно! Да даже мой телекинез все-таки не совсем справлялся с такой массой людей.

Спустя десять минут я стоял прямо перед ограждением у Александрийского столпа и смотрел. Смотрел, не отрываясь на этот маленький шар, с заключенным в нем сапфиром.

Я понимал, ЧТО я должен сделать на двенадцатом бое курантов, но не понимал ЗАЧЕМ. И эти противоречивые чувства чуть ли раздирали меня надвое: разум говорил, что именно мне нужно сделать, а все остальное мое естество вопило на все лады о том, что этого делать нельзя! Нужно бежать отсюда, бежать быстро и далеко!

Внезапный и оглушительный звон колокола спутал все мои мысли и, лишь отчасти, но вернул меня прежнего. Который тут же пришел в неописуемый ужас от того, что держал в руке! Это же чертов камень Силы! Под завязку накаченный той самой Силой, которая подозрительно смахивает на Силу Разума! Откуда он тут вообще взялся?!

– ОДИН!… – взревела толпа.

Твою же массу, и что мне с ним делать?! Сапфир в сфере все сильнее и сильнее разгорается, а вслед за ним начинают нестерпимо светиться символы, выгравированные на сфере! Это не к добру! Нужно что-то делать – только вот что?

Хотя… как же я мог забыть, мне всего лишь и нужно – разместить эту маленькую сферу на вершине Столпа. Все очень просто…

Куранты ударили повторно, но прежнего исцеляющего эффекта на мой разум больше не произвели. Я знал, ЧТО мне нужно сделать. И точка.

– ВОСЕМЬ!… – толпа неуклонно продолжала отсчёт последних секунд уходящего года.

В унисон со многими на Дворцовой площади я поднял вверх руку и отправил в полет сферу Разума.

– ДЕВЯТЬ!…

Осталось совсем немного, Артем. Потом ты сможешь отдохнуть, ты точно это знаешь…

– ДЕСЯТЬ!…

Сфера с мощнейшим зарядом Силы Разума застыла напротив ангельского креста и, как мне показалось, засияла еще ярче.

– Артемыч! Открываю шампанское! – внезапно бахнуло у меня над ухом.

Краем глаза следя за пролетающей пробкой я хлопнул глазами. Та невидимая пружина, державшая мою память о тех трех днях заточения в катакомбах Ложи Мастеров, наконец разжалась. Это было…странное ощущение.

Словно ты смотришь на человека и понимаешь, вот оно – вся недосказанность между вами прошла. Теперь вы знаете и понимаете друг друга с полуслова.

Вот только смотрел я не на человека, смотрел я внутрь себя. И это сработало!

– ОДИННАДЦАТЬ!

Внезапно полностью осознав где нахожусь и что тут происходит, я сделал то единственное, что еще успевал сделать – метнул сферу, напичканную смертоносной Силой, телекинезом вертикально вверх.

– С НОВЫМ ГОДОМ!!!

Не было никакого взрыва – ведь сфера Силы (а теперь я точно знал, как называется эта хреновина) это совсем не бомба. Это хранилище Силы. А что бывает, когда по напрочь переполненному хранилищу Силы бьют молотком (в роли молотка выступила моя собственная Сила Разума)? Правильно – хранилище разрушается, выпуская все накопленное в едином импульсе…

Так и вышло – вместо взрыва, сфера Силы испустила лишь одну-единственную волну Силы Разума. Титанических размеров волну, разошедшуюся на сотни метров вокруг.

Нас всех от неминуемой смерти спасло лишь то, что я, напрягая все свои силы, за секунду до детонации успел закинуть эту злосчастную сферу Силы на нужную высоту.

Однако, от последующего воздушного удара скрыться не смог никто – всех людей на Дворцовой площади (и я очень подозреваю, что и на сотню метров вокруг нее) попросту швырнуло об мостовую площади.

Даже Колян с Мишей безвольными кулями упали к моим ногам. Из всех находящихся на площади в тот момент, на своих двоих смог устоять только я. Очевидно, благодаря сродству Силы, заключенной в сфере, и Силы, которая наполняла меня чуть менее чем полностью – взрывной импульс частично нивелировался…других объяснений такой устойчивости у меня нет.

Уже понимая, что за дерьмо сейчас увижу, я поднял глаза на Александрийский столп, от которого прямо в этом момент отлетали десятки кусков его конструкции! Проклятье!

Судорожно ловя взглядом самые крупные куски разлетающегося Столпа, я успел затормозить и аккуратно опустить на землю около десяти самых больших и самых смертоносных снарядов! Но этого было явно недостаточно…

Перекрывая визгливые сирены скорой помощи и заполошные оповещения из мегафонов, возвышаясь над громким шелестом осыпающихся стекол близлежащих зданий, прозвучал дикий и многоголосый вопль боли и ужаса.

Десятки окровавленных тел в один миг устлали Дворцовую площадь. Я не успел!

Ошарашенно обведя взглядом Дворцовую площадь, я пошатнулся и медленно опустился на колени. Это конец.

26 глава. На крыше дома

– Да вставай ты уже! – проревело у меня над ухом. – Артем!!!

Что? Что этим двоим нужно от меня? Неужели нельзя оставить меня в покое?

– Хватай за руки его! Он не в адеквате, ты же видишь! – раздался еще один знакомый голос.

Внезапно земля покачнулась и резко отдалилась от меня. Это что сейчас было?

– Валим, валим, валим отсюда! – дико хрипел в левое ухо Колян.

– Поднажмем! – не отставал от него Миша, но он хрипел уже в правое ухо.

– Полиция! – левое ухо чуть не разорвалось от вопля Коляна.

– Да заткнись ты! Мы пострадавшие, выносим своего товарища из эпицентра! Запомнил?! – правому уху тоже не давали расслабляться.

– Руки, ммать его, руки светятся! Перчатки свои ему надень!

Что я наделал? Как я докатился до такого? Взрыв Силы в самом центре переполненного людьми праздничного Санкт-Петербурга… Пусть я и вспомнил, что сделал со мной Мастер над Мастерами, тот синий ублюдок, к которому у меня теперь длинный счет. Счет, состоящий из имен погибших на Дворцовой площади людей.

Но осознание этого факта не снимает с меня ответственности. Я конкретно облажался, когда доверился Джайне. И еще больше я облажался, когда не смог оказать даже малейшего сопротивления этому монстру ментального манипулирования. Наивный пацан! Прекраснодушный идиот!

– Сюда тащи его! Переулками уйдем! – решительно заявил голос слева, тем самым отвлекая меня от весьма важных дум.

– Да у тебя крыша протекла что ли?! Мы даже не километр от площади не отошли! Да тут весь центр города вверх дном перевернут этой ночью! – голос справа активно возражал такому плану.

Резкая вспышка боли ожгла всю правую щеку. Моя голова мотнулась туда-сюда, и я ошалело уставился на своих друзей. Какого хрена?!

– Да не очнулся он, сейчас еще пропишу ему на всякий случай! – задорно произнес Колян.

Ага, два раза. Себе пропишу оплеуху, умник!

Остановив телекинезом его руку, я потер свою пострадавшую щеку (и челюсть заодно, на всякий случай) и поморщился – прописал он по ней не слабо!

– Очнулся! – выдохнул с облегчением Миша.

– Мы уж думали в псих диспансер тебя тащить. – нервно пошутил Колян.

Оглянувшись по сторонам я понял – мы застряли в каком-то узком переулочке. А застряли мы, потому что эти два балбеса привели нас в тупик. Хорошо хоть свидетелей нет. Пока что.

– Идите отсюда, парни. Вас может еще не срисовали. – отстранённо произнес я, пялясь в стену напротив.

– Ты херню то не неси. – грубовато ответил Колян.

– Вы еще не поняли, что там произошло? Не поняли, кто угробил кучу народа? – голосом, полным вселенской усталости произнес я

– Судя по всему – ты. – пожав плечами ответил Михаил. – И одновременно не ты. Как-то так.

Изумленно взглянув на Мишу, я пытался понять шутит он сейчас или нет.

– Все же просто, для пытливого ума. Но это явно не про вас! – увидев мой взгляд вздохнул и начал рассказывать Михаил. – Первое – это твой тупой взгляд за пять минут до взрыва. Ты вообще ни на что не реагировал! Второе – тот синий огонек, который ты послал навстречу Александрийскому столпу. Насколько я понимаю, это накаченный по самое не балуй камень Силы, ведь так? Третье – я не смог даже пальцем тебя тронуть, каждый раз, когда я хотел тебя встряхнуть, какая-то Сила попросту отводила мою руку в сторону. Четвертое – сыграл свою роль фактор случайности, а именно – та пресловутая бутылка шампанского, которую мы оставили «про запас», спасла сегодня десятки тысяч жизней! Пятое – как только произошла детонация камня Силы, из тебя как будто стержень вынули…да и ко всему прочему, за несколько дней до этого тебе знатно поколупались в голове. Все сходится.

– И что же там сошлось, в твоей голове? – недоверчиво спросил Колян.

– Коля, ну блин, ну пораскинь мозгами сам! Желательно своими и не в прямом смысле фразы. – поучительно ответил Миша, потом все-таки смилостивился и ответил по существу. – Артемом воспользовались! Прислали его сюда, подняли его руку и запустили камень Силы к Столпу, а потом ба-бах. Как именно камень Силы там детонировал – без понятия. Но, самое важное – сделали все это при помощи Силы Разума. Теперь догнал?

Ну а я все это время смотрел то на одного своего друга, то на другого. Смотрел и ждал, когда же они скорчат лица в гримасах отвращения? Когда они развернутся и пойдут своей дорогой? Я же чертов убийца! Да меня тошнит сейчас от самого себя! Хотя…после речи Михаила уже тошнит поменьше. Признаюсь.

– Ясно теперь. – буркнул себе под нос Колян.

– Вопрос сейчас в другом – что делать-то будем, господа? – напряженно спросил Миша.

– Да я, к хренам собачьим, не знаю. – сразу честно признался Колян.

А вот я, кажется, знал, что нам делать.

– Сейчас я ломаю эту стену, и вы выбираетесь из центра со всей возможной скоростью. – с этими словами я ткнул пальцем в конец тупика. – Встречаемся у…станции Парк Победы. Сегодня в полдень. Все, идите!

– А ты…– Миша попытался было задать вопрос, но я тут же оборвал его:

– Миша, я полностью адекватен и у меня есть план!

Друзья переглянулись и синхронно кивнули. Вот и славно. Меньше споров – больше дела.

Направив руку в сторону стены, преграждающей моим друзьям путь из тупика, я немного напрягся и выдавил Силой эту несчастную стену. Кирпичная кладка, которая хоть и была на вид довольно свежей, но один ряд кирпичей мне уж точно не помеха…

А вот шум, раздавшийся от недовольных таким обращением кирпичей заставил меня настороженно озираться по сторонам. Вроде все спокойно, единственные нарушители спокойствия в данном конкретном переулке – это наша троица.

Так, Колян с Мишей ушли. Им можно теперь только удачи пожелать – не наткнуться на слишком бдительный патруль правоохранителей.

А вот мне теперь, когда я остался в гордом одиночестве, предстоит проверить одну свою догадку.

Мысль о том, что нас ведут не покидала меня еще с Невского проспекта. Сейчас же я был в этом железобетонно уверен! Ну скажите, какой смысл вбивать в голову левого человека установку на уничтожение тысяч разумных (по сути – лютый теракт, каких давно не видел свет), а потом отпускать его живым? Серьезно?

Вот сейчас и проверим эту мою догадку. И я совершенно не удивлюсь, если люди полковника Брянцева тоже меня пасли. Работа у них такая.

Выйдя из переулка я неспешным шагом направился в сторону ближайшей станции метро, всем своим видом показывая – я ошеломлен! Я потерян! Нихрена не понимаю! Для этого мне периодически требовалось запинаться и придерживаться рукой за фонарные столбы. Ну и рожу поглупее сделать. Это так вообще на ура получилось.

Одновременно со мной из центра повалили толпы людей. Никому не хотелось оказаться под ударом. Отовсюду были слышны крики – «Теракт!» «Магия!» «Спасайтесь!». И, чтоб я провалился, но они правы! Сейчас нельзя собираться в большие толпы, ведь кто знает, что именно придет в головы этих маньяков?

Итак, каким там образом можно вычислить следящего за тобой шпика? Ну, в первую очередь нельзя оглядываться, насколько я понимаю… А дальше что?

Хмуря лоб и стараясь не вертеть лишний раз головой, я мельком взглянул на зеркало заднего вида одного из стоящих неподалеку автомобилей. И тут меня осенила гениальная, как мне казалось, мысль – мониторить обстановку сзади с помощью специально созданного для этого дела приспособления!

Мысленно извинившись перед владельцем авто, я легким усилием воли вырвал боковое зеркальце из его уютного гнезда. Так, теперь осталось только разместить его поудобнее.

Возился я с этим зеркалом несколько минут, то резко задирая его вверх, то пытаясь приспособить его сбоку от себя (чему активно мешали прохожие), но все усилия окупились! Я смог заприметить одного типчика крайне подозрительной наружности: высокий, статный человек, в дорогущем (я даже отсюда почувствовал запах денег, которыми был смазан весь его образ) черном пальто, черных же брюках и ярко-фиолетовой рубашке. Шапку с шарфом он, судя по всему, не носил за ненадобностью. Говорю же – подозрительный тип.

Окончательно уверившись в своей правоте, я медленно развернулся, при этом активно пошатываясь и двинулся в сторону этой, как я полагаю – «мастерской» крысы.

Я старался не смотреть на него, честно старался! Но мой взгляд все-таки прошелся по нему. Этого хватило, чтобы этот троглодит молниеносно развернулся и бросился бежать, расталкивая встречных прохожих. Мое лицо искривилось в зловещей ухмылке.

– Ну что гаденыш, попался? – я и не заметил, как произнес это вслух.

Рванув со всей возможной скоростью вслед за шпиком, мне даже не понадобилось расталкивать людей – телекинез хранил меня и сам уводил их с траектории моего бега. Хотя почему телекинез? Телекинез – это часть меня! А значит – я сам себя хранил. Именно так и никак иначе.

Добежав до очередной боковой арки, я судорожно завертел головой.

Где он?! Неужто в арку забежал? А если там тупик?

– Вот и проверю! – рыкнул я сам на себя и устремился в непроглядную темноту арки.

Выбежав на другую сторону арки, я застыл. Во дворе, ровно в четырнадцати метрах от входа в арку меня поджидало три черных автомобиля представительского класса. Точнее автомобили то никого не поджидали, а вот люди, стоящие рядом с ними… Я успел насчитать семь силуэтов, прежде чем начал сбрасывать с плеча чехол со своими клинками. Настал их звездный час!

И клинки не подвели меня – даже со своего места я смог разглядеть гримасы боли, исказившие лица двух «силуэтов», пронзенных моими клинками. А потом события понеслись вскачь!

Пытаясь поскорее убраться из зоны видимости, я всей кожей ощущал нацеленные на меня недружелюбные взгляды. Вот это я заскочил на огонек!

Резко сорвавшись вправо вдоль стены дома, я перескочил низкий заборчик и на скорости, которой бы позавидовал сам Усейн Болт, метнулся к ближайшей машине. Какое-никакое, а все-таки укрытие!

Хорошо хоть почти весь внутренний двор был уставлен машинами, ох уж эти тесные Питерские дворики! На этот раз теснота в буквальном смысле спасла мне жизнь – застучавшие по корпусу автомобиля пули ясно давали это понять.

Стоп. Погодите, а где же маг…а, все понял, маги тоже решили подключиться к веселью! Ничем другим летящий в меня фаерболл я объяснить не смог.

Согнувшись в три погибели, я побежал дальше вдоль дома. Но тут выяснилось еще одно обстоятельство – двор-то не сквозной! Твою же массу! Здесь только один гребаный выход!

Блин, как же это сложно, стараться не попасть под пули и, одновременно, пытаться адекватно рассуждать!

Помогал тот факт, что двор действительно был перегружен машинами, за одни из которых я прятался, а другие сдвигал между собой и преследователями. Но это долго не продлится, машины рано или поздно закончатся. Ну либо я вымотаюсь и случайно дернусь не в ту сторону.

А у вражеских магов тем временем в ход пошла тяжелая артиллерия – били прессом! Ну или чем-то таким, от чего пространство примерно в двухметровом радиусе попросту вдавливалось в землю с жутким грохотом и скрипом. Не хотел бы я там оказаться, честное слово!

Остался только один выход – уходить по крышам. Приняв решение, я больше не колебался – резким движением сдвинув несколько автомобилей в сторону агрессоров, я бегом припустил к ближайшему подъезду.

Чуть не сорвав телекинезом входную дверь с петель, я запрыгнул в подъезд и как ошпаренная лошадь понесся к лестнице! Успел! Теперь осталось только подняться на крышу! Ну и желательно усложнить маршрут моим преследователям. К примеру, вот эти вот фигурные перила, мимо которых я сейчас пробегаю, очень даже неплохо будут смотреться посреди лестницы!

Выскочив на крышу, первое что я сделал – это обустроил уютненький завал на месте выхода. А ведь мне даже понравилось разрушать эти хрупкие кирпичные стены! Дополнительно – вырвал какую-то стальную трубу, торчащую посреди крыши и запихал ее телекинезом в общую кучу-малу. Для надежности.

Да уж, а во мне умер тот еще злостный вандал. Или не умер?

Дышал я так, словно не по двору пробежался, а как будто отработал полный марафон в какой-нибудь Кении. К примеру.

Метнувшись к краю крыши, я стал взглядом выискивать свои клинки. И тут как будто еще одна грань моего дара приоткрылась для меня! Я точно знал где находится мое оружие – ведь в нем была часть моей силы.

Вытянув руку в сторону, откуда исходило это странное ощущение, я вздохнул поглубже и попытался максимально четко представить клинки – вот они появляются из-за крыши, вот они подлетают поближе ко мне и замирают остриями вниз рядом с моей правой рукой. Есть! Сработало! Мы еще побарахтаемся!

От ликующих мыслей меня отвлек оглушительный треск, раздавшийся со стороны устроенного мной завала. Не нравится мне этот звук! Вот вообще не воодушевляет он меня!

Подбежав к выходу с крыши, я направил клинки точно на завал и принялся смотреть постепенно расширяющимися глазами на то, что происходило с завалом. А посмотреть там было на что! Кирпичи, сталь и дерево, из которых и состоял завал попросту превращались в лед. Не покрывались ледяной коркой, а именно что превращались в лед!

А мерзкий скрежет, услышанный мною ранее, раздался тогда, когда вся эта разномастная глыба льда начала преобразовываться в…ступеньки?

Первым по этим сюрреалистичным ступенькам попробовал подняться человек-маг. Судя по его горящим рукам, это несчастный жаждал приголубить меня огнем.

Не вышло. Трудно кого-то обжечь, когда твое горло насквозь прошивает сталь.

С силой удара я, конечно, переборщил – клинок, не задерживаясь попросту вылетел из мага Огня и воткнулся в бок созданного неизвестным магом прохода…

А навстречу мне, из этой ледяной дыры, по ступенькам величественно поднималась Джайна. Настоящая повелительница льда, с пяток до самой макушки закованная в ледяную броню!

– Артем, Артем! – пропела эта стерва.

Попытавшись достать телекинезом свой клинок из льда, я потерпел полное фиаско и начал потихоньку отступать назад. Какого черта клинок то застрял?!

– Что, не получается? – ласково спросила Ледяная смерть. – Оглянись вокруг, Артем.

Сводить с нее взгляд я понятное дело не стал. Не идиот же. Ну, по крайней мере – не совсем клинический кретин. Однако, даже периферийного зрения было достаточно, чтобы оценить глубину той задницы, в которой я оказался!

Вся крыша будто была накрыта непроницаемым белым куполом, состоящим целиком из снега и завывающего ветра. Дайте угадаю – это все чтобы моя драгоценная тушка никуда не свалила, пока ее будут разделывать? Очень льстит.

– Что тебе нужно? – резко спросил я Джайну.

– О, дорогой! Всего лишь малость – мне нужна твоя жизнь! – задорно засмеялась она.

Поехавшая сука! Ну вот какого хрена, а?!

Продолжая медленно отступать от Джайны, я лихорадочно пытался расшатать застрявший во льду клинок. Получалось плохо, но получалось! Нужно тянуть время! Если ей хочется поговорить, то поговорим!

– Зачем все это, Джайна? Чего вы добились своим…терактом?! – обведя рукой вокруг себя спросил я. Пусть расскажет мне свои сумасшедшие бредни. Время должно быть на моей стороне!

– Ты расцениваешь это теракт, а мы расцениваем это как неизбежные жертвы. – с невозмутимой улыбкой и ледяным тоном ответила Ледяная смерть.

– Жертвы? Во имя чего?! – от ярости я даже забыл о вызволении из плена своего второго клинка. Первый то я выставил между собой и Джайной. О нем при всем желании не забудешь.

– Во имя высшей цели, мой дорогой! – ответила Джайна, потихоньку подбираясь ко мне. Маньячка.

– Да поясни ты нормальным языком! Дорогая! – рявкнул я, стараясь, в свою очередь, держать между нами дистанцию.

Давай, давай, выговорись. Я знаю, ты хочешь поделиться со мной вашими дьявольскими планами! А я хочу вытащить наконец из льда свой клинок! Давай же, шатай тебя семеро!!!

– Если ты не способен понять даже этого…То я разочарована в тебе, Артем. – замогильным тоном произнесла эта отмороженная леди.

С этими словами из ее руки стремительно начал расти…ледяной меч. Хотя, чего еще от нее можно было ожидать?

Решив не давать ей форы (из нее такая себе леди получалась, да и я не джентльмен!) я ударил ее клинком в плечо и отпрыгнул в сторону.

Джайна небрежным взмахом ледяного меча отбила мой клинок и шагнула навстречу. Ну а я побежал, петляя как очумелый заяц. Ибо летящие заточенные куски льда из второй руки Джайны весьма способствовали развитию моих акробатических способностей!

Дерьмо! Ну вот за что мне все это? Разве я не заслужил чуточку счастья. И кофе? Я бы сейчас с удовольствием бахнул горячего напитка – на крыше дома температура, как мне казалось, вообще упала ниже плинтуса! Уже и от моих светящихся рук вовсю шел пар. Не к добру это, ой не к добру.

Все эти рефлексивные мысли ни в коем разе не мешали мне успешно уворачиваться от заточенных сосулек и бегать по крыше. А бегал я далеко не бессистемно. Конкретно сейчас – я плавно подводил сбрендившую магичку к застрявшему еще в самом начале нашей встречи клинку.

Внезапно остановившись я вскинул руки в жесте перемирия и прокричал:

– Джайна, стой!!! Прошу тебя! Да остановись же ты!

Джайна остановилась примерно в пяти метрах от меня и медленно опустила свою руку, из которой она и поливала меня кусками льда. Только после этого она скучающим тоном спросила:

– Ну чего тебе, Артем? Сдохни уже, и все будут счастливы.

– Все – это кто? Твой хозяин из Лоран-Ра? Как его там? Мастер над Мастерами… – усмехнувшись ответил я.

Видя, что она опять начинает поднимать свою «карающую» длань, я поспешно добавил:

– В любом случае, ты так и не сказала, зачем вы делаете…то, что делаете?

– Мертвецу эти знания ни к чему. – пожала плечами Ледяная смерть и атаковала меня.

Атаковала быстро и беспощадно, заранее зная, что на такой дистанции у меня просто нет ни малейшего шанса увернуться.

Струя сжиженного льда окатила меня с головы до ног. Я пошатнулся и упал на колени, про себя молясь, чтобы хруст, который я расслышал не означал того, что мое бренное тело попросту разваливается на куски. Я уже видел один раз такое, и запомнил на всю жизнь!

Не смотря на катастрофический минус, в который буквально окунули мое тело, я продолжал его ощущать! Да я даже шевелить конечностями мог! По крайней мере пальцами на обоих ногах я как следует пошевелил.

Это что получается – она не может меня заморозить? А может я уже умер и эти мысли – лишь остаточный след моего угасающего сознания? Хрен поймешь… Но, зато я знаю, как это проверить.

Сосредоточив все свои помыслы на все том же клинке, застрявшем еще в самом начале схватки. Я просто выдернул его. Один мощный рывок и вот меч уже летит к своему хозяину!

И так уж получилось, что Джайна стояла между мной и зачарованным клинком. Результат предсказуем.

Последствия этой схватки еще долго будут мучать меня в кошмарах, но они у меня хотя бы будут – эти кошмары!

Короткий вскрик показал мне, что клинок нашел свою цель.

И все замерло: Джайна, выгнувшая спину и застывшая, словно ледяная статуя молодой и в общем-то красивой женщины. С одним маленьким дефектом – острием меча, выпирающим из груди Ледяной смерти.

Я – который тоже застыл, но уже на коленях перед этой женщиной. И снег, что сплошным покрывалом падал прямиком на крышу.

Магия Джайны иссякла. Она мертва.

27 глава. Найти и уничтожить

В ушах звенело. Тело, по всем ощущениям, промерзло чуть ли не насквозь.

Но я все равно не давал расслабиться своему слегка примороженному телу, и методично вырывал из ледяного плена одну свою конечность за другой.

«Проклятые!» – хрустнул лед, освобождая мою правую руку.

«Ублюдки!» – а это уже не выдержал напора лед на левой руке.

Холод навалился на меня со всей своей свирепостью – у меня уже зуб на зуб не попадал. До боли стиснув кулаки, я воткнул яростный взгляд в оледеневшие ноги. Сантиметровой корке льда, покрывавшей ноги, мой взгляд явно не понравился. Лед начал крошиться и отпадать от ног.

«Что это?» – с удивлением подумал я и разжал свой правый кулак. На ладони замерла небольшая и уже оттаявшая ягода рябины. Так вот ты куда делся, маленький назойливый друг…

Выходит, природный дух спас мне жизнь? Защитил меня от той крио камеры, в которую меня чуть не окунула Джайна?

– Спасибо, Рябинка. – прошептал я и засунул ягоду рябины во внутренний карман пальто. На память.

Встав наконец с колен, я понял только одно – с этой злосчастной крыши нужно срочно убираться! Со стороны прохода, сооруженного Силой Джайны, донеслись звуки торопливых шагов. Очевидно же, что оставшиеся прихлебатели из Ложи Мастеров решили заглянуть на огонек к своей хозяйке. Бежать или принять бой?

Развернувшись к краю крыши, я притянул свои клинки к себе (при этом немного подпортив целостность статуи Джайны, ну да ничего – ей сейчас уже без разницы) и взглянул вниз. Дерьмово дело – здание уже оцепили. Полиция, МЧС, скорая помощь и даже пожарная машина!

Хмыкнув я отодвинулся от края и взглянул на выход с крыши. Пора встречать гостей! И у меня есть парочка неприятных сюрпризов для них. Один из которых я сейчас активно закручивал вокруг своей оси при помощи телекинеза.

– …он здесь! – донеслось до меня из провала.

– …спожа Джайна?! – вторил ему еще один любитель поорать на чужих крышах.

Тут же на крышу выскочили двое бритоголовых мужиков, после чего взглянули на остатки своей госпожи. Потом подняли свои взгляды на меня.

Мне, в свою очередь, подобные взгляды почему-то не понравились, и я отправил один из заготовленных сюрпризов прямиком к гостям. Ближайший ко мне бритоголовый увернулся (ну, почти) и смог отделаться лишь отсеченной рукой, а вот второго, идущего сразу за ним, попросту покромсало в фарш.

Жестоко? Да. Необходимо? Безусловно!

«Светает.» – отстраненно подумал я, стоя напротив выхода с крыши, покачиваясь и держа клинки в воздухе перед собой в ожидании остальных участников погони. Я точно помню, что их было больше. Заслышали сирены полиции и удрали? Возможно.

Нежданный стон со стороны, как я считал, покойника (как-то до этого я даже не предполагал, что можно почти сразу прийти в себя после принудительного отсечения руки), заставил меня резко повернуть голову к подающему признаки жизни бритоголовому.

Так, вроде не опасен. Смотрит на меня с каким-то суеверным ужасом и бормочет что-то.

– Помоги… – услышал я почти неразличимый шепот.

– Хорошо. – легко согласился я, подходя к этому «почти» покойнику.

А ведь это мой шанс! Мой шанс узнать, что именно затеяла эта Ложа Мастеров!

– Но сначала, ты должен мне рассказать, зачем вы устроили теракт на Дворцовой площади. В чем ваша конечная цель. – проникновенно заявил я, садясь перед ним на корточки.

Боялся ли я подставы? Нет. Не в последнюю очередь из-за того, что два мои клинка буквально нависали над ним. И он вряд ли бы успел даже дернуться в мою сторону. Думаю, он и сам это прекрасно осознавал.

Смотря на меня потухшим взором, он все-таки решился:

– Заявление…миру людей. – еле выдавил он из себя.

– Об этом я и так догадывался. – кивнул я, смотря ему в глаза. – А подробнее?

– Помо…

– Помощь будет только после ответов на мои вопросы. – отрезал я.

– Покров…был сорван…предел… – так и не смог выговорить до конца свою фразу бритоголовый. Сознание оставило его, помахав на прощание красным платочком.

Но это уже было не важно. Да, к чертям собачьим, все было не важно! Предел! Предельцы!

– Твою же массу!!! – выругавшись я вскочил и бросился к краю круши. Когда проходил мимо останков Джайны, невольно сглотнул возникший ком в горле.

Не хотел я такого вот исхода, совсем не хотел! Но эти соплежуйские мысли не должны были мне помешать, и они мне не помешали. Есть такое понятие – зло. Вот именно его творили Джайна и ее «сопартийцы». И пусть даже я не великий поборник сил света, добра и справедливости, но…сделаю что смогу!

А Джайна…ее я вынужден был остановить! По нескольким причинам – массовое убийство, сатанинские планы и, в конце концов, мой собственный инстинкт выживания тоже не стоит сбрасывать со счетов.

Вот так я себя и успокаивал, подходя к краю крыши.

Думаю, что высовываться сейчас из-за парапета – не самая блестящая идея. Так можно и пулю словить от наших доблестных правоохранителей.

Нужно найти уединенное местечко и как следует пораскинуть мозгами. А еще выспаться бы не помешало!

Крепко обхватив мечи руками, я плавно взлетел над крышей и потихоньку набирая скорость понесся вдоль парапета. Задача – проскочить расстояние между двумя рядом стоящими зданиями за минимальный промежуток времени. И я с успехом ее выполнил!

И понесся бы дальше, да вот только лицо было нечем прикрыть. А на дворе зима, между прочим.

Не знаю уж засекли меня или нет, но попробую укрыться в подъезде. Отогреюсь, после всех этих крышесносных приключений.

Выламывать с корнями дверь в подъезд я не стал – не вандал же. Просто смял замочную скважину вместе с замком.

Облегченно выдохнул я, только спустившись на лестничную площадку между третьим и четвертым этажами. Бдительно поглядывая на улицу (в подъездах тут были достаточно широкие окна), я умостился рядом с вычурной батареей, выкованной еще, наверное, во времена Петра Великого. Вот уж раритет. Даже как-то непочтительно сидеть тут рядом с ней, хлюпать носом и греться.

Но батарея то потерпит, а вот старушка, решившая с утра пораньше выгулять свою крайне озабоченную псинку (а по-другому я тойтерьеров не называю), терпеть не стала. Благообразно выглядящая бабушка, мигом выцепила меня взглядом из окружающей обстановки и устремилась прямо ко мне. Псинка же, когда увидела меня, зашлась в каком-то нездоровом, полуобморочном лае.

И что я ей сделал, спрашивается?

Бабуля, судя по всему, решила не отставать от своей псинки и незамедлительно сделала мне выговор:

– Молодой человек! Это приличный дом, попрошу вас покинуть наш подъезд! Иначе я буду вынуждена вызвать милицию!

Ого, какая вежливая бабушка. Вот честное слово – ушел бы, но мне нужно погреться. И поесть. И поспать. И подумать. Но для начала – хотя бы погреться. Пневмония в мои ближайшие планы точно не входила.

Озадаченно почесав нос, я попытался придумать причину, по которой мне очень нужно остаться в этом подъезде на ближайший час.

– Ох тебе! Синерукий, ты что ли? – расширенные глаза бабули ясно дали мне понять – она в теме.

– Ну, предположим. – осторожно ответил я. Что значит – я что ли? Я эту бабушку вообще знать не знаю.

– Ну жди здесь, голубь ты сизокрылый! Сейчас я Брутуса выгуляю, и сразу же приду. Никуда не уходи!

Это вот что сейчас было? Бабуля – маг? Хотя, собственно, а почему нет? Женщин, оперирующих силой, я уже поведал. На всю жизнь впечатлений хватит. А тут та же самая женщина, только постарше.

Кстати, мне показалось, или она назвала своего тойтерьера Брутусом? Чувствую, что с юмором у бабули все в порядке!

Выпав из реальности минут на десять и просто наслаждаясь теплом, идущим от батареи, я проморгал момент, когда бабуля подкралась ко мне со своей зверушкой. Я бы, наверное, так и продолжил блаженствовать с закрытыми глазами, если бы эта злющая собака не зарычала на меня. Сочно так зарычала, с огоньком!

Встряхнувшись, я кряхтя встал с пола и поплелся вслед за таинственной бабушкой. Долго идти не пришлось – поднялись мы всего лишь на пятый этаж.

– Проходи, проходи, Синерукий! – засуетилась бабуля. – Гостем будешь!

Гостем – это хорошо! Это по-нашему! Гостей обычно кормят.

– Бабушка, а вас как зовут то? – поинтересовался я, стаскивая пальто и оглядываясь в поисках вешалки. – Не страшно вот так гостя запускать?

– Я тебе не бабушка, внучек! – ернически ответила она. – Величай меня Кирой Ивлентьевной! Дипломированный маг Огня третьей категории!

– Артем, приятно познакомиться. – на автомате ответил я.

Стоп! Чего? Какой еще дипломированный маг..? Какой, какой категории?!

– По лицу твоему идиотскому вижу – не понял ты, о чем я тебе толкую тут. – вздохнув сказала Кира Ивлентьевна. – Ну да это и ожидаемо! Ходят слухи о тебе, Синерукий, ходят. Самоучка ты, как есть самоучка!

Согласно кивнув, я в нетерпении помахал перед Кирой Ивлентьевной своим пальто. Как бы прозрачно и ненавязчиво намекая – надо бы повесить.

Тыкнув пальцем в сторону шкафа (которому на вид лет эдак триста и я вообще сначала подумал, что это антиквариат такой), бабуля бодро просеменила на кухню и тут же загремела там своими непонятными кухонными принадлежностями.

Вообще не особо разбираюсь в этой теме. Приготовить яичницу и базовый, так сказать, борщ я еще в состоянии. А вот что-то посложнее – это уже дается с трудом. Нет во мне кулинарной жилки.

Весь в предвкушении сытной кормежки, я зашел на кухню и сглотнул слюну – меня уже дожидался исходящий паром борщ, кусок ржаного хлеба и сало. Много сала.

Ну, ладно, я не привередливый – съел все подчистую. Кира Ивлентьевна все это время терпеливо ждала и смотрела на меня, поглаживая прижавшегося к ее ноге Брутуса.

– Спасибо, бабу…Кира Ивлентьевна! Выручили! – от души поблагодарил я.

– Да уж не за просто так я тебя накормила, хлопец! Рассказывай давай. Да чтобы все по порядку! – решительно заявила Кира Ивлентьевна.

«Ну вот, опять» – лениво подумал я. Ну да мне уже и не привыкать, рассказывать свою историю новым знакомым. У меня скоро аллергия образуется на такие вот истории.

Пересказав бабушке слегка укороченную версию событий, я сделал особый акцент на своей главной проблеме – корпорации «Вира», Немезиде. И о Юлиусе тоже рассказал.

Сам не ожидал от себя такой откровенности, но что есть то есть.

– Значит, один из сильнейших магов Европы, говоришь. – прищурилась Кира Ивлентьевна.

Кивнув, я сдержал ругательства, которые так и просились на язык, при упоминании имени Юлиуса. Вдвойне обидно то, что моя «неотвратимая» месть до сих пор не свершилась! Да и вообще, о какой мести можно говорить, если я даже примерно не представляю где искать этого гаденыша?

Немного посомневавшись, все-таки рассказал про схватку на крыше и про информацию, полученную от одного из нападавших. И про взрыв и свое участие в нем тоже рассказал

– Хочешь сказать, что у взрыва на Дворцовой площади будут последствия, которые похуже всякий взрывов? Если люди, попавшие под удар и выжившие после него, поголовно станут предельцами… – задумчиво протянула Кира Ивлентьевна. – Слыхала я тут с утра сирены завывали, но не думала, что по твою честь, Синерукий!

– Про последствия взрыва – это не я хочу так сказать, это слова бритоголового из Ложи Мастеров! – внес я важное уточнение. – А, простите, но вам то какое дело до этого?

– Ты мне тут вопросики провокационные не задавай! Шапкой еще не вырос! – весело ответила эта ехидная бабуля. – Если не заметил, я вон тут живу, в получасах ходьбы от Дворцовки то!

– Не аргумент. – тут же возразил я. Ибо чувствовал, что это далеко не главная причина такого целенаправленного любопытства.

– Ой ли? Аргумент не аргумент! – смотря мне в глаза запутанно ответила бабуля. – Служила я когда-то. В нынешнем отделе паранормальных расследований.

– Интересно… – озадаченно произнес я. Бабуля то непростая оказалась…

– Лешкин номер то у тебя есть? – внезапно спросила Кира Ивлентьевна.

– Чей номер? – не сразу сообразил я. Да и откуда бы мне знать его имя? Разве что посмотреть на визитке, которую мне выдал один из его подчиненных… М-да.

– Чей, чей! Брянцева! С кем ты в больнице разговоры разговаривал. – осуждающим тоном произнесла бабуля.

Молча передав ей визитку, я оперся локтями о стол, навострил уши и принялся ждать.

Кира Ивлентьевна лишний раз сомневаться не стала и, достав свою старенькую нокию, принялась старательно вводить номер телефона.

– Алло, Лешка? Лешка Брянцев? – гаркнула бабуля-одуванчик в трубку.

Уж не знаю, что ей там ответил Лешка Брянцев, но голос Киры Ивлентьевны построжел раза так в два.

– Родных уже не узнаем, правильно я тебя понимаю? Хочешь сказать, что не узнал голос Киры Ивлентьевной?

Бубнение из трубки приобрело слегка извиняющийся оттенок. Насколько я смог расслышать, конечно.

– Ой, да будешь ты мне тут говорить! Помню я твои проделки, охальник! Ты мне вот что скажи, нужна мне информация по одному даар. Сможешь достать?

В общем – Алеша долго не сопротивлялся, судя по реакции Киры Ивлентьевной, она даже не думала, что он сможет ей отказать. Очень любопытно.

– Лешка, тебе, наверное, объяснять не надо… – тут Кира Ивлентьевна многозначительно примолкла. – Но я все-таки скажу – всех людей, бывших на Дворцовой площади, нужно считать потенциальными…предельцами.

И что, полковник Брянцев вот так запросто к ней прислушается?! Да ладно?

– А ты, случаем, не забыл где мой дом то находится? – весело спросила Кира Ивлентьевна. – Хотя о чем я спрашиваю! Конечно забыл!

Проговорив с «Алешкой» на отвлечённые темы еще с минут десять, Кира Ивлентьевна душевно с ним попрощалась и положила трубку.

– У меня только один вопрос – откуда вы его знаете? – чуть напряженно спросил я, стоило только Кире Ивлентьевне повесить трубку.

– Эх, соколик. – грустно ответила бабушка. – Когда-то все мы были одной большой семьей. Питерской семьей одаренных! Общиной! В то золотое времечко единственной нашей заботой было победить на соревнованиях точно такую же Московскую общину! Дружнее мы были, дружнее, Артемка! Все всех знали!

– Расскажите побольше об общинах, Кира Ивлентьевна! – попросил ее я. Мне действительно было интересно! Шутка ли – узнать, как жили до тебя самые настоящие маги советских времен! Такое в книжках не напишут!

Из краткого, но эмоционального рассказа я вынес следующее – раньше людей магии обучали! Ну вот самым натуральным образом учили в определенных учебных заведениях (строго секретных, конечно же)!

Вот в одном из таких заведений Кира Ивлентьевна и работала преподавательницей дисциплины Огня! Но, по словам старушки, вся эта образовательная инициатива прикрылась с развалом советского союза. Систематически обучают магии сейчас только в отделе полковника Брянцева. Даже в оплотах все не так просто – у них нет какой-либо общеобразовательной системы. Если найдешь себе учителя, то милости просим, учись сколько хочешь (и даже помещение под это дело выделят). Ну а если не найдешь учителя, то так и останешься неучем. Прямо как я.

– Спасибо за ответ, Кира Ивлентьевна. – церемонно ответил я, про себя думая, что еще не раз загляну к этой бабуле (преподавательница магии, надо же!). – И все-таки, вынужден спросить вас, что именно сказал полковник Брянцев?

– А ежели не отвечу, что будет то? – ехидно парировала бабуля. – Ладно, не боись! Лешка сказал, что позвонит сразу, как узнает что-нибудь по поводу твоего кровника.

– Спасибо вам! – искренне поблагодарил я ее.

Думаю, что под «кровником» она подразумевает кровного врага. Даже переспрашивать у нее не буду.

– Да еще не за что! Ты бы лучше шел пока поспал, вид то у тебя тот еще! Таким видом, знаешь, только рожениц пугать! Чтобы побыстрее дело свое делали!

Я уже говорил, что с юмором у нее все в порядке? Поправлюсь – с сарказмом!

Вздохнув, я вымученно улыбнулся и спросил у бабушки – где бы мне поспать можно было? На что она вполне недвусмысленно тыкнула пальцем в сторону гостиной и развернулась к раковине. Посуда-то сама себя не помоет.

– Кира Ивлентьевна, забыл совсем! Можно ваш телефон на пару минут? Позвонить бы мне. – с просительными интонациями в голосе произнес я.

– Да бери на здоровье, не жалко. – протянула она мне трубку.

Ух, какой раритет! Кнопочный! Ну, зато надежный, в отличие от моего. Мой то телефон приказал долго жить после диких перепадов температуры, которые Джайна мне активно устраивала на той злосчастной крыше.

Звонить я собрался друзьям. Нужно их предупредить что сегодня встретиться не выйдет. Не в том я состоянии, чтобы через пару-тройку часов выезжать куда-либо.

Трубку снял Колян, не выспавшийся и злой:

– Алло!!!

– Колян, это я. Встречу в полдень отменяем. Вы залегли на дно? – спросил я его.

– О, здорово! А чего так? Почему отменяем? – подозрительно спросил Колян.

– Поспать, блин, мне надо! Так что, у вас все под контролем? – обеспокоенно повторил я свой вопрос.

– Да, забурились с Михалычем в какой-то вшивый хостел. Миша то спит уже. Будить не буду. Потом ему все передам. – пояснил Колян.

– Хорошо. Возможно, сегодня у меня будет адрес Юлиуса. Наберу вам вечером. Ждите. – предупредил я свою команду в лице Коляна.

– Заметано, Артем! Ты там сам как? Цел?

– Более чем. Ладно, отключаюсь! Потом вам все расскажу. Обещаю!

– Бывай, друг!

Ну все, теперь на душе поспокойнее стало. Друзья все-таки смогли уйти из переполненного правоохранительными органами центра.

Все, пора как следует влепить лицом по подушке.

– И хлопец, еще кой-чего хотела сказать! – окликнула меня Кира Ивлентьевна, дождалась, когда я поверну голову и лишь тогда сказала. – Не кори себя за совершенное. Благое дело ты сегодня сделал. Там, на крыше.

Ничего не ответив я прошел в зал и бухнулся на диван. Мне нужно поспать. Если полковник Брянцев все-таки достанет мне адрес местонахождения Юлиуса…мне понадобятся все мои силы. Все до последней, самой завалящей капли…

Разбудила меня Кира Ивлентьевна собственноручно. Побряцав ложкой об сковороду у меня над головой. Не сказал бы, что это было пробуждение моей мечты!

– Вставай, Синерукий! Долг зовет!

Промычав нечто невразумительное, я поднял свою тушу с дивана и поплелся на кухню. Глядишь и опять накормят.

– На, ешь давай! Тебе полезно будет! – бабуля ультимативно пододвинула ко мне тарелку с пюрешкой и ароматной, исходящей паром котлетой.

– Не такой уж я и заморыш, Кира Ивлентьевна. – улыбнувшись ответил я.

– Поговори мне тут. – добродушно проворчала она, и тут же сменив тон резким тоном спросила. – Видел, чего по ящику то показывают?

– Нет, сегодня как-то вот не до этого было. Все больше по крышам бегал. – иронично ответил я.

– А зря! В розыск тебя объявили, бандита такого! – экспрессивно заявила бабуля.

– Кира Ивлентьевна, если бы вы и вправду считали меня бандитом, то скорее всего я бы проснулся в окружении бойцов из отдела сверхъестественных расследований. – вымученно произнес я. К чему эти словесные игры?

– Соображаешь. Может и выйдет из тебя толк. – причмокнув губами, бабуля развернулась и отошла к кухонной плите.

– Ну, спасибо. – удивленно ответил я, продолжая методично наворачивать пюреху.

– Звонил Лешка. – внезапно сказала бабушка и уставилась на меня. – Недоброе затеял? Говори, как на духу!

Ох уж мне этот «старинный» говор.

– На тот свет его проводить хочу, Кира Ивлентьевна. – не стал скрывать свои кровожадные планы я. – Друга он моего сжег живьем. Хорошего человека. За просто так.

Бабуля продолжала молчать и смотреть мне прямо в глаза. Она там что, душу мою разглядеть пытается?

– Может, слышали про инцидент на адмиралтейской? Купол взорвали на фуд-корте. – продолжил я. – Так вот – это были его люди. Они там чуть тысячи человек не угробили. Без причин. Просто потому что могли. Понимаете меня, Кира Ивлентьевна?

Поджав губы, бабуля так и продолжала меня сверлить взглядом. Но на этот раз и я не стал отводить глаза. Я прав. Юлиуса нужно остановить. И кому как не мне это сделать?

– Так тому и быть. – нехотя ответила она и сунула мне в руки маленький клочок бумаги со словами. – Сейчас он находится вот по этому адресу.

Я сжал в руке бумажку, опустил глаза и постарался унять свое сердцебиение. Не нужно Кире Лаврентьевне видеть, как загорелись мои глаза. Совсем не нужно.

– Доедай да иди. – махнула рукой она.

– Спасибо! Большое спасибо, Кира Лаврентьевна! – с чувством произнес я.

Сноровисто закинув в себя остатки снеди, я прошел в прихожую, достал пальто из шкафа и начал обуваться.

– Прощай, Синерукий! Надеюсь, свидимся еще! – своеобразно попрощалась со мной Кира Ивлентьевна.

– И вам не хворать, Кира Ивлентьевна! Прощайте! – решил я ответить ей в той же манере.

А меня ждет небольшая пешая прогулка. Адрес, указанный на клочке бумаги, находился буквально в нескольких кварталах отсюда!

Жди меня, Юлиус. Я иду.

Эпилог

Выйдя из подъезда, я было отправился прямиком по указанному на бумажке адресу…Но очень быстро изменил свой маршрут и перенаправил свои стопы в ближайший супермаркет. Телефона то у меня нет. Не идти же обратно к Кире Ивлентьевне, чтобы попросить позвонить с ее телефона? Смешно.

А звонок мне сделать все равно нужно и, вполне возможно, что именно от этого звонка и будет зависеть моя жизнь. Вот и реквизирую у кого-нибудь телефон. Естественно, всего лишь на один звонок. Мне чужое ни к чему.

Своей «жертвой» я избрал округлого парня лет двадцати на вид, отчаянно строчащего бесконечные СМС на своем смарте и периодически поглядывающего на прилавки, забитые мясными продуктами.

Вот, заодно и отдохнет немного парень от своего телефона! Глазам то тоже нужен отдых – по себе знаю.

Усилием воли вытащив телефон из потных ручонок парня, я направил его прямиком в свою руку. И лишь сжав телефон в своей ладони, я развернулся и пошел бродить между рядами с самыми разнообразными продуктами.

По памяти набрав номер Коляна, я принялся считать про себя длинные гудки. Раз гудок…Два гудок…Три…

– Да. – хриплый и нервный голос Коляна ни с чьим другим не перепутать.

– У меня есть адрес. – без лишних предисловий сообщил я.

– Записываем. Ты на громкой связи. – буркнул Колян.

Продиктовав адрес с клочка бумаги, я еще немного послушал сопение Николая и все-таки сказал:

– Если вы не захотите расковать своими жизнями, то я все пойму. Это все-таки моя месть.

– Михалыч, у него там опять приступ благородства случился. Скажи ему! – раздался приглушенный голос Коляна, судя по всему, обращавшегося к Мише.

– Артем. – вмешался в разговор голос метаморфа Михаила. – Я не буду говорить тебе всякие банальности типа «вместе начали и вместе закончим»! Но кое-что тебе скажу, точнее напомню. Напомню тебе, как ты спас наши (и не только) жизни там, под стеклянным дождем, устроенным даар Юлиуса.

– Так что закрой варежку и жди. Через час будем на месте. – подвел итог телефонным переговорам Колян.

Покачав головой, я завершил звонок и задумчиво уставился на полку с разнообразными печеньями. Значит, пойдем втроем.

– Кхм! – сзади раздалось усердное кряхтение.

Развернувшись я вперил взгляд в того самого парня, у которого «одолжил» телефон. Глядите-ка! Вычислил меня, не прошло и десяти минут!

– Держи, парень. И спасибо. – протягивая телефон толстячку сказал я.

– Дядя, а вы из этих? – робко спросил парень, сжимая в руке свой телефон.

Дядя? Да мне всего двадцать девять лет! Хотя…давно ли я смотрелся в зеркало? Что-то подсказывает мне, что если я сейчас подойду к зеркалу, то увижу там немного одичавшего, заросшего субъекта. Да еще и с настороженным взглядом.

– Из этих, парень, из этих. – невесело подтвердил я его догадку.

– Ооо… – восхищенно протянул толстяк. – А можете показать что-нибудь такое? Магическое, а?

– И зачем же мне это делать? – скептицизм в моем тоне зашкаливал.

– А… тогда я не скажу, что вы мой телефон украли! – нашелся паренек с ответом. Вот это он зря.

Смерив его взглядом, я придвинулся почти вплотную к толстяку, слегка наклонил голову к его левому уху и тихо, но очень внушительно сказал:

– Если ты кому-нибудь об этом скажешь, я из тебя всю душу вытрясу. Ты даже название своих любимых сосисок вспомнить не успеешь.

Потом отодвинулся, хлопнул его по плечу и весело подмигнул.

Лицо бедного толстячка нужно было видеть! На него как будто черно-белый фильтр наложили – настолько побледнел! Однако, впечатлительный юноша оказался…

Стремительно развернувшись я пошел на выход. Даже если приду пораньше назначенного срока, ничего страшного, можно походить неподалеку от адреса. Разведать обстановку.

– Помогите! Что делается то!!! – раздавшийся визг со стороны касс заставил меня замереть.

Какого хрена там происходит? Грабят что ли? Или избивают кого? В любом случае, не помешает проверить.

Резко ускорившись я выбежал к кассам и замер повторно. Твою то массу!

Продавщица, голос которой я услышал, спряталась за кассой, обхватила голову руками и что-то бормотала себе под нос. А перед кассой…один хомо сапиенс (в лице женщины в черном полушубке) присосался к шее другого!!!

Крайняя степень изумления не помешала мне выбросить руку в сторону этого непотребства и сдернуть одичавшую женщину с ее жертвы!

– Угомонись! – прорычал я ей в лицо, удерживая телекинезом ее за полушубок.

А потом я увидел ее глаза… Глаза предельца.

Уж не знаю, какими именно должны быть глаза этих…созданий. К глазам соседа Толика я как-то не приглядывался. Но то, что я наблюдал сейчас выглядело крайне жутко: радужки не было вообще, как и зрачков. Зато была чернота, перемежающаяся серыми кляксами.

И что мне с ней делать? Отправить ее навстречу предкам? На глазах у всего супермаркета? Да и вообще, какого хрена они на меня вылупились!

– Мужчине помогите! Он же кровью истекает! – заорал я на посетителей супермаркета. Да и на сотрудников тоже.

Пределец между тем времени не терял! О нет, она (или уже оно?) активно пыталась вырваться из норкового плена. Пока что шуба показала себя с лучшей стороны – крепкая!

Утешало только одно – теперь все внимание предельца было направлено исключительно на меня. Насколько я понимаю, она ориентировалась на Силу, излучаемую мной. Но почему тогда она напала на этого мужчину, истекающего сейчас кровью на холодном полу супермаркета? В нем тоже была Сила? Обожаю вопросы без ответов! Просто обожаю!

Перегнувшись через прилавок, но не сводя взгляда с предельца, я вежливо поинтересовался у икающей продавщицы (которая так и не рискнула высунуться из-за прилавка):

– У вас есть черный ход? Мне тут мусор надо вынести.

– Т-там! – ткнула она пальцем в сторону отдела с мясной продукцией.

– Благодарю. – кивнул я перепуганной продавщице и пошел в указанную сторону.

Предельца я конвоировал в воздухе в двух метрах перед собой.

Внезапно гробовую тишину, казалось прочно укоренившуюся в данном конкретном магазине, в клочья разорвал истошный женский вопль!

– Галя! Галочкааа! – с этими криками нам (в смысле мне и предельцу) навстречу выскочила еще одна любительница норковых шуб и попыталась схватить за руку мою, так сказать, ношу.

– Назад!!! – во всю мощь своих легких проревел я.

Мой вопль слегка затормозил эту сумасшедшую суицидницу. И даже заставил ее сделать несколько шагов назад. Она встала в метре от висящего в воздухе предельца и…начала на меня орать:

– Как вы смеете! Это моя сестра! Отпустите ее, сейчас же! Иначе я позвоню в полицию!!!

Ну вот какого, спрашивается, хрена?

– Ваша сестра сейчас опасна! Посмотрите ей в глаза и сами поймете! – гаркнул я. Не собирался я церемониться со всякими там истеричками.

– Галь? Галюнь? – с вопросительными интонациями обратилась она к предельцу.

Ну а пределец в ответ лишь прорычал что-то невразумительное. Вот и пообщались.

И тут меня нежданно-негаданно настигло очередное откровение. Дело в том, что появление родственницы предельца напомнило мне одну простую, но очень важную вещь! Предельцы – это бывшие люди!

Уж не знаю, виноваты ли события последних месяцев или я от природы такой…Но я на полном серьезе хотел сейчас отнести предельца к черному входу и тихо-мирно обезглавить.

Н-да уж! Ну а что с ней тогда делать? Разве что спеленать как следует, до приезда полиции. Или нацгвардии. Или еще кого-нибудь.

Сказано – сделано. Телекинезом вырывая металлические поддоны из прилавков, я в буквальном смысле обернул предельца с ног до головы в железные оковы! Правда, грохот при этом стоял невообразимый. И если раньше еще был шанс по-быстрому «укоротить» чудовище на одну голову и свалить до того, как окружающие люди очухаются…То сейчас я зафиксировал взглядом минимум три телефона, на которые любопытные свидетели снимали весь процесс «пеленания» предельца.

Ну, телефонами то они зря передо мной светили. Телекинез помог мне решить и эту проблему – попросту смяв все телефоны прямо в руках их владельцев. Надеюсь пальцы там никому не отдавил.

Сомневаюсь, конечно, что мне это особо поможет – сейчас принято снимать видео из специальных приложений, которые транслируют все онлайн (да еще и запись на облачные хостинги ведут). Ну да и ладно. Плевать я хотел.

Закончив с предельцем, я обвел тяжелым взглядом окруживших меня зевак и рявкнул:

– Полицию и скорую помощь вызывайте!

После чего рванул к черному выходу. Люди сами расступались передо мной, мне даже не пришлось использовать свои Силы.

Оказавшись на улице, я отряхнул свое пальто и как ни в чем не бывало потопал в нужную мне сторону. Ну столкнулся с предельцем и что? С кем не бывает…

А если серьезно, то я как-то даже не ожидал столь быстро столкнуться с последствиями взрыва на Дворцовой площади! Думал, что у предельцев есть хоть какой-то инкубационный период!

Ага, конечно. Два периода. Вон уже разгуливают по центру Санкт-Петербурга как у себя дома!

Сколько тысяч лю…предельцев теперь в Питере? Кто ответит на этот вопрос? А кто остановит всю эту орду монстров?!

Правоохранительные органы? Не смешите, предельцы показали себя крайне живучими тварями! Да я даже сбрасывал одного такого вот предельца с девятого этажа! А ему хоть бы хны – уже через несколько минут преспокойно поднялся к себе в квартиру!

От таких мыслей у меня волосы на затылке встали дыбом! Прямо какой-то филиал, мать его, апокалипсиса! Только Питерского розлива!

Между тем, на улице стемнело настолько что, свернув в нужный мне переулок я не сразу сообразил, какое именно здание мне нужно.

«Это что, ночной клуб?» – пронеслось у меня в голове.

Оглянувшись по сторонам, я пришел к логичному выводу – Юлиус засел именно там. Потому что в этом переулке больше ничего стоящего и не было – ночной клуб, парикмахерская, да еще и пара продуктовых магазинчиков.

Столпотворение молодежи около входа ясно дало мне понять – сегодня в клубе будет аншлаг.

Ну, думаю у меня то проблем со входом не возникнет, но надо дождаться друзей. Они уже скоро будут.

Вот жаль, что в свое время я не удосужился приобрести наручные часы! Полезное устройство, между прочим. Особенно, когда у тебя нет телефона.

Но не важно, все равно эти часы бы не пережили экстремального занижения температуры, которое обеспечила мне Джайна.

Подойдя к очереди (а это столпотворение оказалось ничем иным как очередью) я стал внимательно оглядывать молодых парней и девушек, стоящих в очереди. Простые, самые обыкновенные люди и даар. Пришли как следует отдохнуть и продолжить новогодние гуляния.

– Да ты глянь, че по новостям творится! Комендантский час объявляют с завтра! Прикалываешь?! – сумбурно высказался один из подростков, суя экран смарта под нос своей вряд ли совершеннолетней спутнице.

– Да не, дичь какая-то! – фыркнула цаца, с восковым лицом жертвы поистине огромного количества макияжа.

Заинтересовавшись я подошел к парочке поближе и заглянул через плечо паренька в экран его смартфона. И ведь действительно – в соответствии с указом губернатора, начиная со второго января все передвижения после восьми часов вечера разрешены только по специальным талонам. И так далее.

Там еще много чего было написано, но суть я уяснил сразу – дело швах. Если губернатор отдал приказ о введение комендантского часа на территории второго по значимости города страны (а в некоторых смыслах – первого по значимости), значит дело приняло очень и очень серьезный оборот! По всей видимости, не я один успел столкнуться с последствиями «Дворцового происшествия».

– Дядь, тебе чего?! – агрессивно пуча на меня глаза спросил парень.

«Брат твоего отца тебе дядя!» – раздраженно подумал я. Совсем молодежь берега не видит. Ну или я зарос мхом и уже не в курсе молодежного сленга. Может, он на меня так наехать хотел?

– Комендантский час, значит. – задумчиво протянул я, не обращая внимания на дерзкого паренька и его «восковую» спутницу.

– Ааа, так ты…вы про это хотели спросить. – облегченно протянул парень, взглядом ища поддержки у своей спутницы. Зря искал, кроме последней модели яблочной продукции и трендовых шмоток у нее, судя по всему, ничего в голове и не было.

Кивком подтвердив его догадку, я решил лишний раз не выделяться и отойти в конец очереди. Тем более очередь в клуб не такая уж и большая. Заодно и сплетни послушаю, вдруг чего интересного скажут?

–…да я точно вам говорю, не бывает такого! Что вообще за ересь со всеми этими магами не магами?! – разорялся один из парней (по виду – вылитый рэпер) в компании, стоящей в самом конце очереди.

Вот за этой веселой компанией то я и пристроился.

– Ну а как ты тогда объяснишь синюю сферу в небе над Дворцовой площадью? Вот обоснуй! – пылко возразила единственная девушка в компании.

– А че я буду обосновывать, Алинка? Мне это нафига упало? – «парировал» этот непризнанный мастер дискуссий.

– Вот и все! И мага там видели! Реального такого мага! – продолжала давить собеседника Алинка.

Да уж, содержательные беседы они тут ведут. Реальный маг и синяя сфера…прямо сюжет какой-то фантастической мелодрамы.

– Артемыч! – раздавшийся вопль Коляна было сложно не услышать.

Чуть ли не вся очередь синхронно повернула головы в нашу сторону. Вот так вот мы и не привлекаем к себе лишнего внимания. Как сказал бы один мой знакомый Лоран-Ра – великолепно! Просто великолепно!

– Колян, ну ты, блин, как сирена разорался. – яростным шепотом проговорил я.

– Да я так, рад тебя видеть…живым и адекватным. – смущенно ответил он, крепко пожимая мне руку.

Следующий в очереди на рукопожатия был Миша.

– Ну что, он там? – кивком головы Миша показал на вход в ночной клуб.

– Должен быть. – подтвердил я. – Сам туда еще не заходил, но источник информации о его местоположении сомнений не вызывал.

– Тогда чего ждем? – потер руки Колян.

– Ну, во-первый, очереди ждем. А во-вторых нам нужен план. – философски ответил ему Миша.

– Значит так – над планом я уже подумал. На рожон не лезьте, как только зайдем в клуб наша задача – выяснить действительно ли Юлиус там. Сколько с ним даар и…метаморфов. – вынес я свое предложение. – Как только найдем их – я выступаю вперед, вы же стараетесь зайти к Юлиусу сбоку. Если не выйдет – просто прикрывайте меня. Сами к нему не лезьте! Все что я о нем слышал, говорит о том, что этот сукин сын чертовски опасен!

– Все ясно, босс. – оскалившись произнес Колян.

Миша просто кивнул.

Все помолчали, собираясь с мыслями и готовясь к неизбежному – к схватке не на жизнь, а на смерть с одним из самых опасных магов Европы. И этот «титул» он заслужил еще до всей этой круговерти с корпорацией «Вира» и клиникой «Возрождение». После получения Сил Огня и Воздуха, он должен быть стать еще сильнее!

– И еще – он обладает Силами всех стихий и еще черт его знает какими силами! Помните, я рассказывал про проект «Архимаг»? Вот именно он и стал первым удачным…экземпляром. От него можно ожидать чего угодно, поэтому будьте так любезны – не дайте себя прикончить. – закончил я свою речь кривоватой шуткой.

Тем временем секьюрити пропустили в клуб компанию, стоящую перед нами, и беспристрастно вперили свои взгляды поверх наших голов.

– Кстати, а как мы мимо охраны с оружием то пройдем? – спохватившись задал Миша очень «своевременный» вопрос. – У Коляна вон обрез под мышкой зажат. У меня «глок» примерно там же обитает.

Да уж, что тут сказать – не учили меня организовывать вооруженные захваты ночных клубов. Как сказала бы моя бывшая преподавательница по мат. анализу – на лице присутствует досадный пробел в образовании.

– Есть идея. – шепотом ответил я на Миши насущный вопрос. И прибавил, распахивая пальто – Давайте сюда свое оружие.

Сама идея была достаточно простой – телекинезом пронести оружие прямо над головами охранников. Да и реализовать ее оказалось не так уж и сложно. Как только один из охранников подозвал нас подойти поближе, для проведения осмотра, все наше оружие (заранее размещенное прямо под вывеской ночного клуба) плавно перекочевало по потолку внутрь. В очередной раз чуть косоглазие себе не заработал, стараясь держать голову слегка опущенной и одновременно с этим перетаскивать оружие по потолку.

Было опасение, что кто-нибудь из очереди, стоящей за нашими спинами, все-таки сможет разглядеть мои светящиеся клинки (о «глоке» и обрезе речи не шло) на фоне вывески, но…обошлось.

Так что в сам клуб мы зашли без помех. Внутри же, сокрытию нашего оружия поспособствовала сама обстановка ночного клуба, со всем этим приглушенным светом в гардеробной зоне и яркими светоэффектами в зоне танцпола и бара.

– Ну все, парни, вперед! Заходим, тихо помогаем гаденышу покинуть нашу реальность. И так же тихо выходим. – убежденно заявил я, подходя к гардеробной и передавая пальто гардеробщику.

Вот так вот сразу мы Юлиуса найти не смогли – клуб оказался достаточно большим по площади, да еще и двухэтажным. Договорились сначала мелким ситом просеять первый этаж, после чего встретиться у лестницы, ведущей на второй этаж.

Поисковые зоны распределили следующим образом: Колян идет проверяет барную зону, Миша – ненавязчиво обыскивает чил-аут зону, ну а я иду к танцполу (ну а кому как не мне? У меня хотя бы телекинез есть, раздвигающий всю эту хаотично извивающуюся толпу с моего пути) и стоящей рядом с ним сцене.

И стоило мне только приблизиться к этой самой сцене, как я всеми фибрами своего давно молчащего чутья ощутил на себе крайне враждебный взгляд. Но откуда?!

Панически обшаривая взглядом местную вакханалию переплетенных тел, все-таки додумался посмотреть вверх…прямо на Юлиуса, опирающегося на перила второго яруса, возвышающегося прямо над сценой. Юлиус улыбался.

Ублюдок!

Клинки были при мне, моя ярость тоже. Резко выбросив руку по направлению к Юлиусу, я отправил один из клинков в молниеносный полет и…Юлиус играючи отбил его в сторону пучком огня, возникшим мгновением ранее вокруг его кулака. Клинок, чудом никого не задев, столь же стремительно улетел вбок, воткнувшись по самую рукоять в одну из колонн вокруг танцпола.

Как так вышло?! Огонь же нематериален!

Бросив лихорадочный взгляд по сторонам, я принял сразу два решения: отступить назад и отразить его удар с помощью куска колонны, который я успешно отодрал вместе с застрявшим клинком. И еще одно – провести принудительную эвакуацию тел, находящихся на танцполе.

Музыка нихрена не мелодично грохотала, люди вокруг меня кричали и разлетались в стороны под действием силы моего телекинеза, ну а на меня неслась огненная стрела, выпущенная небрежным взмахом руки Юлиуса.

Буквально спустя один удар сердца стрела врезалась в мой импровизированный щит и расплавила его за долю секунды! Хорошо, что заряд, выпущенный Юлиусом оказался не слишком силен. Иначе…даже не хочу думать об этом.

Окружающая меня какофония звуков внезапно пропала, оставив после себя оглушительную тишину. И тут же вспыхнул свет!

Я даже немного растерялся от такой перемены обстановки, поэтому и чуть не упустил момент подготовки нового удара.

Три огненных стрелы разом отправились в меня! Две из них я успел заблокировать клинками, а от третьей пришлось уходить быстрым перекатом.

Лишь когда позади меня раздалось шипение плавящегося пола я осознал, что и на этот раз Юлиус меня не испепелил.

– Ха-ха! Какая юркая обезьянка! – по-прежнему улыбаясь перекрикивая визжащую внизу толпу сказал Юлиус. – Ты пришел сюда умереть?

«Он что, курсы по пафосному диалекту проходил?» – мельком подумал я, потихоньку отступая и вскидывая ему навстречу свои безотказные клинки (на которых, кстати, даже копоти не появилось после встречи с огненными стрелами).

– Я пришел сюда за твоей тупой головой, даар. – с презрением выплюнул я.

Жуткая гримаса ненависти исказила холеное лицо Юлиуса:

– Ничтожество! Ты хоть знаешь – кто стоит перед тобой?

Могу бы и поумнее чего-нибудь придумать. Даже отвечать на такое не стану.

Юлиусу это не понравилось. Настолько не понравилось, что он в прямом смысле слова начал подгорать. Точнее – вокруг него возникла огненная сфера, хлещущая во все стороны небольшими протуберанцами.

– Я! Истинный! Дракон! – сумасшедшим голосом взревел Юлиус.

Вследствие высоких температур, одежда на нем испарилась за несколько мгновений! После чего стало видно, что Юлиус практически весь покрыт чешуей! Чтоб его!

Я могу поклясться, что единственные чешуйки, которые я встретил на теле Джайны, были в верхней части ее лба! Как и положено любому приличному даар!

Но что бы я там не думал о физиологии Юлиуса и его предполагаемых предках – это не помешало мне метнуть клинки прямо к шее этого змееныша! Только на этот раз я держал клинки своей Силой и пытался вдавить их в огненную сферу, окружающую тело врага.

Я должен пробить эту проклятую сферу! Должен!

От нестерпимого сияния своих же собственных рук у меня потекли слезы, но…Сфера держала мой напор!

«Метнуть бы в тебя, урода, пятиэтажкой!» – озлобленно успел подумать я, как вдруг какая-то волна прошла по сфере и мои клинки буквально отшвырнуло в разные стороны. Проклятье!

И тут же я заметил тела! Множество обгоревших тел! Гребаные протуберанцы от гребаной стены огня! И если до меня они дотянуться не смогли, то вот до людей, которые так и не покинули танцпол…

Отступив еще на несколько шагов, я притянул свои клинки к себе и стал выискивать взглядом оставшихся в живых людей.

– Артем, мы эвакуируем людей! Справишься с ним?! Задержи его хотя бы ненадолго! А потом сваливай! Этого монстра нам сейчас не завалить!!! – раздался истошный крик от барной стойки. Миша жив – уже радует!

Может и правда уйти? Отступить? Простить ему смерть Гриши? Простить смерти всех этих людей?

Хрен. Там. Был.

Ярость! Ярость кровавой пеленой заволокла мой разум, и я принялся разрушать!

– Держи! – рычал я, вырывая с корнем барную стойку и отправляя получившееся месиво в Юлиуса.

Я методично разрушал ночной клуб, меча в Юлиуса куски оторванных колонн, столы, стекла и вообще все, до чего мог дотянуться мой телекинез! Но ничто из перечисленного не смогло пробить эту проклятую огненную завесу! Которая к тому же начала расширяться!

– А как тебе это? – в неистовстве я сорвал с потолка одну за другой две стальные балки.

И лишь громкий скрип полуразрушенного мной потолка, напополам с бушующим повсюду на первом этаже пламенем привел меня в чувство! Если я не хочу сдохнуть прямо здесь и сейчас, то пора бы уже что-нибудь придумать! Весь первый этаж уже попросту полыхал!

Приняв решение, я подхватил одной рукой клинок и взлетел на второй этаж.

Не понял…так это не сфера? С высоты второго этажа мне стало видно, что Юлиус окружил себя не сферой, а скорее округлой стеной! А это значит, что в его обороне есть слабое место! Сверху его ничто не защищает!

В очередной раз быстро оглядевшись, чтобы оценить обстановку, я понял – мы остались одни. Только я и Юлиус.

Здесь все и решится.

И я даже знаю, как именно! Осталось только внутренне решиться на этот безумный поступок! Ну, долго сомневаться мне не пришлось – стена огня уже подбиралась к середине танцпола.

«Я чертов псих» – отстранённо подумал я, крепко обхватывая рукояти обоих мечей. У меня есть только один шанс – на максимальной скорости пролететь прямо над огненной стеной, вонзить клинок в эту ящерицу и пролететь дальше. И самое главное – затормозить перед стеной, в противном случае меня размажет тонким слоем по стене второго этажа этого ночного клуба!

Внезапная догадка озарила мой разум! Да это же мой сон! Тот самый, который про огонь и крики!

Не важно! Это уже не важно…Глубоко вздохнув я резко взлетел и устремился прямо на огненную стену.

И я смог! Пролетев буквально в нескольких десятках сантиметров над стеной, я резко опустил правую руку вниз, одновременно отпуская один из своих мечей и помчался дальше…навстречу уже другой, более материальной стене.

А вдогонку стремительному рейсу под названием «Артем-Стена» летел вопль дикой боли и ярости…

– Этот, кажись, жив! Не уголек! – раздался надо мной чей-то вопль.

Вот это сейчас было неожиданно! Внезапный крик настолько удивил меня, что я дернулся, пытаясь распахнуть глаза и посмотреть – кто же это так разорался?

– Лежи, лежи давай! Не шевелись! – рявкнул все тот же голос.

– База! Бригаду скорой сюда, срочно! Второй этаж! – вторил ему еще один незнакомый голос.

– …! Охренеть!

– Слухай, Жека, а как так-то? Да он же цел-целехонек! Ты на нем ожоги видишь вообще? – изумленно выдохнул первый голос.

– Вроде бы на животе вон че-то есть. Да не трогай ты его! Угрозы жизни нет – значит ждем бригаду! – рявкнул на него второй.

Что происходит? Где я? Помню только огонь. Море Огня! Нужно встать!

– Да мать твою за ногу! Куда ты собрался то…

– Мужик, ты бы прилег, у тебя вид, совсем не пышущий здоровьем!

Не обращая внимания на двух мчсников, активно рекомендовавших мне прилечь и не дергаться, я все равно встал. Сначала на колени, а потом смог и на ноги подняться (при помощи все те же мчсников).

– Мужики, а у вас…одежды не найдется? – прохрипел я.

Как-то я не подумал, что после моего стремительного и суицидального нападения, почти вся одежда на мне развеется прахом! Почти – это потому что кожаные ботинки на мне сохранились. А вот все остальное испепелилось.

Но не это сейчас главное!

– Где…тело? – откашлявшись в очередной раз задал я вопрос.

– Какое тело? Тут их много было. – резонно возразил мне один из них, при этом молча указывая напарнику на мои совсем чуть-чуть светящиеся руки.

Уже не обращая на спасателей никакого внимания, я взглядом нашел свой клинок, наполовину торчащий из пола и поспешил к нему. Не совсем поспешил, конечно. Скорее – поковылял, прихрамывая на обе ноги. Хорошо хоть ковылять нужно было всего каких-то десять метров.

Проклятье! Тела рядом клинком нет!!! Но тогда почему я еще жив?!

Обессиленно упав на колени перед мечом, я коленом ощутил какую-то железяку, больно впившуюся в кожу.

– Да сколько можно! – нервы уже не выдерживали.

Все это зря! Все эти смерти! Змееныш смог уйти и в этом виноват только один человек! Я!

Слегка дернув коленом, я опустил взгляд вниз и буквально онемел! На полу, среди гари и пепла, лежала чешуйчатая рука, аккуратно обрезанная по предплечье!

Дрожащими руками я поднял свою жуткую находку и всмотрелся в причину дискомфорта моего колена – в перстень.

Перстень, украшенный рубином и стилизованный по ободку изображением дракона!

– Так все-таки не ушел! – произнес я, потом посмотрел на кусок чужого тела у себя в руках, немного подумал и добавил. – Точнее – не весь ушел.


Оглавление

  • Пролог
  • 1 глава. Первые признаки
  • 2 глава. Думай о хорошем
  • 3 глава. Первые проблемы
  • 4 глава. Антинаучные эксперименты
  • 5 глава. Новое старое знакомство
  • 6 глава. Оплот Северного Альянса
  • 7 глава. Великолепно! Просто великолепно!
  • 8 глава. Поздние гости
  • 9 глава. Подготовка к войне
  • 10 глава. Клиника «Возрождение»
  • 11 глава. Проект «Архимаг»
  • 12 глава. Все те же, все там же
  • 13 глава. Странная встреча
  • 14 глава. Зима и духи
  • 15 глава. Борщ и крыша
  • 16 глава. Дорога в город
  • 17 глава. Покинутый оплот
  • 18 глава. Ни минуты покоя
  • 19 глава. Погоня
  • 20 глава. Провалы в памяти
  • 21 глава. Воспоминания
  • 22 глава. Изнанка Разума
  • 23 глава. Стеклянная смерть
  • 24 глава. Последствия
  • 25 глава. Куранты бьют
  • 26 глава. На крыше дома
  • 27 глава. Найти и уничтожить
  • Эпилог




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики