Эльфицид: Служба (fb2)

- Эльфицид: Служба [СИ] (а.с. Эльфицид-1) 1.81 Мб, 314с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Альберт Беренцев

Настройки текста:



Эльфицид: Служба


Робель

3 сентября 2029

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


Асмарина приложила ладонь к сенсорной панели и подождала несколько секунд, пока замки перестанут щелкать. Лишь убедившись, что над дверью Зала нейроинженерии неигровых персонажей загорелись три красные лампы, и вход в Зал теперь запечатан в полном соответствии с инструкцией, Асмарина Робель убрала руку с панели и пошла влево по коридору.

Асмарина шла к выходу из закрытой восьмой секции, где располагался центр управления всеми NPC игры, и входить куда имели право только два человека — сама Асмарина и CEO Tellurium Games Кормак Голдсмит. Но Голдсмит обычно был в разъездах, он редко посещал головной офис и своим правом лично войти в восьмую секцию не пользовался уже больше месяца. Старшего нейроинженера Асмарину Робель это вполне устраивало — она любила работать в одиночестве и ненавидела когда ее отвлекают, особенно назойливым начальственным надзором.

Когда Асмарина была совсем маленькой, у нее было две старших сестры, а еще мама, папа, две бабушки, один дедушка и собака, свое раннее детство старший нейроинженер Tellurium Games провела вместе с ними в круглом каменном доме в глухой деревне на берегу Красного моря. Дом состоял из одной комнаты, и личного пространства Асмарине, как младшему члену семьи, полагалось не больше фута, а прав и свобод еще меньше. Неудивительно, что она на всю жизнь возненавидела две вещи — общество людей и когда тобой командуют. Поэтому Асмарина Робель и не страдала от отсутствия общения в огромной и изолированной восьмой секции, полностью занимавшей два верхних этажа головного офиса компании.

Впрочем, в закрытости восьмой секции от внешнего мира были и свои минусы. Наибольшим из них было то, что сюда не пускали никакой внешний обслуживающий персонал, в том числе сотрудников вендинговых компаний. Как следствие, в секции отсутствовал кофейный автомат. У Асмарины конечно был электрический чайник, но ее личный запас кофе был исчерпан еще вчера днем. Задумавшись сейчас об этом, Асмарина вдруг осознала, что она проработала без сна и еды почти двое суток. В этом не было ничего необычного, увлеченная работой она часто забывала о времени и вспоминала о нем, а также о необходимости есть и спать, только когда все поставленные задачи были выполнены.

Уже подойдя к лифту и приложив ладонь к очередной сенсорной панели, Асмарина поняла, что она засыпает на ходу и до дома без чашки кофе совершенно точно не доберется. Асмарина, конечно, могла заночевать на работе, как она часто делала, но конкретно сегодня ей нужно было убраться из офиса как можно быстрее. Любая задержка может иметь самые нежелательные последствия, как для всего их плана, так и для нее лично.

Ближайший кофейный аппарат располагался в отделе информационной безопасности на шестом этаже, так что Асмарина решила отправиться туда.

— Шестой, — приказала она лифту, войдя в кабину.

Лифт за мгновение пролетел четыре этажа вниз, но Асмарине пришлось потратить еще несколько секунд на прикладывание ладони к сенсору и сканирование сетчатки глаза. Режим посещения в отделе информационной безопасности был гораздо свободнее, чем в секции нейроинженерии неигровых персонажей, но, тем не менее, требовал неукоснительного соблюдения всех процедур.

Наконец двери лифта распахнулись, и Асмарина Робель вошла в просторный коридор. Здесь было гораздо уютнее, чем в родной секции Асмарины, все–таки в отделе информационной безопасности хоть и редко, но бывали гости из внешнего мира, так что CEO Голдсмит не поскупился на декор и отделку. Стены коридора отдела безопасности полностью заросли генномодифицированным лишайником, который аэрировал воздух специальным составом, укреплявшим здоровье сотрудников. Пол покрывал живой ковер из травы, глушившей звуки шагов, чтобы ничего не отвлекало служащих от работы. Но сейчас отвлекать было некого, встроенный в одну из стен информационный экран показывал, что уже почти два часа ночи, так что никаких сотрудников здесь быть не должно.

В самом конце коридора располагалось панно с эмблемой Tellurium Games — двумя космонавтами, сражающимися на топорах. Эмблема была разработана лично Голдсмитом и отсылала к игре Astronaut Axe Battle, первой игре, которую сделал Голдсмит еще в далеком 2014, задолго до основания Tellurium Games. Astronaut Axe Battle предназначалась для игры вдвоем на одном экране на андроиде, сейчас это раннее поделие Голдсмита считалось культовой классикой, но Асмарине было отлично известно, что в первые два года после выхода Astronaut Axe Battle в Google Play скачало всего тридцать человек, включая самого Голдсмита, его друзей и маму. Лишь когда капитализация Tellurium Games достигла миллиарда долларов в 2023 году, игроки наконец заинтересовались первой игрой Голдсмита и стали играть в Astronaut Axe Battle. С другой стороны, нынешнее богатство Голдсмита придало его старой игре культовый статус, но не сделало Astronaut Axe Battle лучше. Асмарина полагала, что игра осталась таким же несбалансированным дерьмом, каким и была в далеком 2014.

Асмарина дошла до двери офиса 314 и толкнула ее, надеясь, что сотрудники отдела не высосали весь кофе в автомате за тяжелый рабочий день. Но внутри помещения ее ждал неприятный сюрприз, один из компьютеров был включен, а перед его монитором восседал Чед. Чед был руководителем субдепартамента по противодействию хакерским атакам и среди серой массы сотрудников Tellurium Games выделялся тремя вещами — самоуверенностью, неуемной любовью к противоположному полу и манерой одеваться, странной даже для Шотландии 2029 года.

Чед и сейчас был верен себе — на нем были короткие ковбойские сапоги кислотно–желтого цвета, тоже кислотные, но уже зеленые штаны и розовая рваная на одном плече майка с надписью «OUCH!». Эта майка едва прикрывала перекачанное мускулистое тело Чеда, весь образ органично довершала прическа — высокий крашеный под блондина ирокез. Голова у Чеда была странной, слишком крупной и какой–то сплюснутой, как будто врачи неудачно прихватили его щипцами, когда вытаскивали из мамы при рождении. Гладко выбритый подбородок чересчур выдавался вперед, но большие и выразительные зеленые глаза в сочетании с накачанным торсом немедленно вызывали симпатию у любой девушки, к вящему удовольствию самого Чеда.

Рядом с Чедом валялись четыре пустые стограммовые банки из–под энергетика «Stimulus», пятую он пил прямо сейчас. Любой другой человек на месте Чеда уже давно бы свалился от инфаркта после такого количества стимулирующего пойла, но Чед только позевывал. Двигался Чед всегда лениво и расслабленно, как будто был на пляже, а не на работе. Сейчас он в своей обычной манере неторопливо повернул голову в сторону вошедшей в помещение Асмарины:

— Йоу, детка, пришла скрасить мне ночку?

— Привет, Чед. Навязчивые приставания на рабочем месте являются преступлением в соответствии с шотландским законом, а конкретнее с двадцать восьмым уложением Закона о трудовой этике от 2022 года. Наказание — штраф до одной десятой биткоина и минус пять пунктов социального рейтинга. И будь уверен, я пишу тебя на телефон.

Пробормотав эту фразу, Асмарина быстрее прошла к кофейному автомату и нажала на кнопку, заказав doppio. Общение с Чедом не слишком развлекало Асмарину, она бы хотела его сократить насколько это возможно, но проклятый автомат варил и наливал кофе мучительно медленно.

— Понимаю, — согласился Чед, — Однако, тут есть проблема, крошка. Мы сейчас находимся во владениях Его Величества Голдсмита, и в этих землях шотландский закон лишен власти. И Голдсмит, как тебе известно, строго запрещает писать что бы то ни было на телефон в этих стенах. Наказание — выкидывание с работы нахрен.

— Ага. Выкидывание нахрен. Тебя, — ответила Асмарина, неспешный автомат наконец приступил к наливу кофе в пластиковый стакан, — Отвянь, Чед. Я просто возьму кофе и поеду спать.

— Мне тоже охота в постель, да, — снова согласился Чед, — Знаешь, а если нам обоим пора в кроватку, почему бы не…

— Отвали.

— Воу, полегче, крошка. Будь милосердна, мне сносит башню с того самого дня, как я впервые тебя увидел. Ты всегда такая грустная и печальная! Эдакая принцесса в башне, сотканной из собственного одиночества. Послушай, я на самом деле тоже одинок, так отчего бы нам не помочь друг другу, м? Пришла пора выложить карты на стол. Я люблю тебя, Асмари! Не, честно. Я на все готов ради ночи с тобой. Даже если твой брат придет резать мне за это голову по законам шариата, я все равно готов умереть ради мига любви. Тем более, что, знаешь, у меня ни разу еще не было арабской девушки…

— Чед, я тиграи, а не арабка. И моя семья принадлежит к Эритрейской православной церкви. И никакого брата у меня никогда не было. Но ради того, чтобы тебе отрезали башку, я, так уж и быть, попрошу маму родить мне братика, и даже приму вместе с ним ислам. Уговорил.

Асмарина схватила свой доппио, слишком жадно отхлебнула и обожгла губы.

— Все, пока, Чед.

Асмарина решительно двинулась к двери, но вдруг ее взгляд упал на монитор Чеда. На мониторе было нечто необычное, зеленые знаки на черном фоне:

Служба недоступна

— А это что еще?

— Угадай, детка. Ни за что не догадаешься! — радостно заявил Чед, но продолжил уже не столь бодро, — Это та причина, по которой я сижу здесь в два часа ночи, а не развлекаюсь с Мери. Увы, но это наш сайт, как его видят пользователи.

— Лига Защиты Эльфов? — спросила Асмарина, ощущая, как растет ее тревога.

— Не знаю, крошка, я тупо не знаю, — пожал плечами Чед, — На этот раз никаких заявлений от этих сумасшедших не было. Но факт остается фактом — наш основной сайт взломан, и под DDoS-атакой лежат все наши остальные официальные сайты, а также пара фанатских, крупнейший форум и ergotismpedia. И самое хреновое, что наши фильтры почему–то не работают, так что я пытаюсь сейчас перенаправить весь вредоносный траффик обратно этим агрессорам. И если бы ты не отвлекала меня своей прелестной фигуркой…

— А квантовые сервера?

— Что? — возмутился Чед, — Ну уж нет. С играми и квантовыми серверами все в порядке. Их DDoSом не положишь, и взломать их тоже невозможно. Поэтому–то эти трусы и взялись за наши сайты в интернете.

— Понятно. Босс в курсе?

— Эм… — замялся Чед, — Босс не любит, когда его отвлекают по пустякам. Конечно, он узнает об этом инциденте завтра. Но, если честно, я бы хотел, чтобы он узнал об атаке не раньше того момента, как я ее отобью. Смекаешь?

— Смекаю. Тогда тебе лучше заняться делом прямо сейчас. Доброй ночи.

Асмарина сделала еще глоток уже начавшего остывать кофе и направилась к выходу из офиса, но Чед окликнул ее:

— Эй, детка…

— Ну все, Чед, хватит.

— Да я не об этом. Будь осторожнее, ладно? В прошлой раз, когда эти придурки из Лиги шатали наши сайты, они еще и напали на беднягу Маклахлана и сломали ему нос. Может тебе не стоит ехать одной этой ночью? Вызови такси, реально тебе говорю. Я бы тебя проводил, но боюсь, я несколько занят, кроме того, ты ведь все равно не пригласишь меня зайти в гости в конце прогулки, а таких девушек я провожать не очень люблю, если честно…

— Да брось, Чед. Все в порядке. Как–нибудь справлюсь. Наш шеф Голдсмит один из богатейших людей в мире, если мне разобьют нос — он купит мне новый.

— Окей, крошка. Но если ты вдруг проснешься через пару часов от щемящего одиночества и захочешь крепких объятий Чеда, то знай, что сюда возвращаться уже бесполезно, меня уже здесь не будет, потому что я справлюсь с этими хакерами за полчаса и поеду к Мэри.

— Удачи!

Асмарина допила кофе большими глотками, пока шла до лифта. Спустившись на первый этаж, она прошла еще через несколько дверей, которые открывались прикладыванием ладони к сенсору.

Здание головного офиса Tellurium Games было надежно защищено электронными системами безопасности, так что живые охранники здесь не требовались. Впрочем, один охранник все же был — старый мистер Маклахлан, тот самый, которому сломали нос экстремисты из Лиги Защиты Эльфов. Маклахлан сидел в вестибюле перед дверями, ведущими на автостоянку. Въезд и выезд со стоянки также контролировались электроникой, а Маклахлана посадили в самом здании, поскольку Голдсмиту было жалко тратить деньги на постройку отдельной будки для него.

Мистер Маклахлан приносил компании огромную пользу, он был хроническим алкоголиком, а за найм на работу алкоголиков министерство социальной защиты Шотландии с 2025 года давало огромные налоговые льготы. Привыкший считать каждый сатоши Голдсмит естественно не мог пройти мимо такого щедрого предложения и учредил должность охранника, в которой не было никакой реальной нужды, специально чтобы нанять какого–нибудь алкаша.

Когда Асмарина проходила мимо поста охраны, Маклалхан мирно спал, откинувшись в кресле. Лицо охранника было прикрыто форменной фуражкой с серебряной эмблемой компании, изображавшей двух сражающихся на топорах космонавтов.

Двери, ведущие на стоянку, распахнулись, и Асмарина Робель впервые за последние двое суток оказалась на свежем воздухе. Ночь была холодной, пахло дымом, как всегда почему–то пахнет осенью в Эдинбурге, но Асмарина, несмотря на усталость, испытала наслаждение. Недавно прошел дождь, и асфальт маслянисто блестел в свете немногочисленных фонарей, располагавшихся по краям огромной парковки. Вдали виднелись огоньки робота–уборщика, собиравшего принесенные ветром листья.

Асмарина двинулась через пустынную стоянку в сторону тента, под которым был припаркован ее электросамокат. Отойдя на полторы сотни футов от здания, Робель привычно обернулась и несколько секунд любовалась открывшимся видом. Она всегда так делала, когда уходила с работы ночью. Одиннадцатиэтажный головной офис Tellurium Games казался громадным призраком, все здание слабо светилось молочно–зеленоватым светом, этот эффект достигался благодаря тому, что стены строения были покрыты составом из генномодифицированных биолюминесцентных водорослей. Между четвертым и восьмым этажами на стенах были выложены линии из водорослей, светивших чуть ярче остальных, и эти линии складывались в гигантский детализированный рисунок двух космонавтов, устроивших смертельный бой на топорах. Асмарина в очередной раз подумала, что в постоянном и навязчивом присутствии повсюду этих космонавтов есть что–то безумное и непонятное, нечто темное из самых глубин души Голдсмита.

Под металлическим тентом, который приветливо зажег подсветку при приближении Асмарины, она без труда нашла свой электросамокат. Здесь стояло всего четыре транспортных средства, кроме электросамоката было еще два моноколеса, принадлежавших дежурным администраторам и скейтборд Чеда. Асмарина всегда была равнодушна к брендам, поэтому ездила на самом дешевом электросамокате производства Минского тракторного завода.

Достав айфон, Робель разблокировала свое транспортное средство и даже было взялась за руль, но вдруг почувствовала, что кто–то стоит у нее за спиной. Асмарина ощутила, как быстро забилось ее собственное сердце. Перепугавшись, она обернулась не сразу. Асмарина отпустила руль самоката и переключила свой айфон в режим нейрошокера.

Зрение у Асмарины было не слишком хорошее, а подсветка тента слепила ее, мешая разглядеть стоявшего в полутьме.

— Кто здесь? Эй!

— Сука. Убийца, — ответили из темноты.

Асмарина с ужасом разглядела эльфийку, колючую проволоку, кровавую слезу. Чед оказался прав, они пришли за ней. Потом Асмарине в лицо ударил кровавый поток, и кровь набилась ей в нос, глаза, уши, рот, принеся с собой вкус соли, мерзости и страха.

Сержант Маркс

Эдинбург, Районное отделение полиции Крейгмиллара


— Наручники наверное можно снять. Спасибо, Макинтайр, можете идти.

Когда констебль снял с арестованной наручники и, козырнув, вышел из допросной, сержант Маркс для начала вздохнул. Потом Маркс повесил на гвоздь полицейский нейрошокер, и поверх него на тот же гвоздь — собственную форменную фуражку. Потом сержант Маркс расстегнул верхнюю пуговицу мундира, и лишь после этого он достал наконец из кармана нейросигарету, активировал ее нажатием на иконку приложения на экране айфона и без всякого удовольствия затянулся.

Направленное излучение нейросигареты передало деснам и языку сержанта Маркса вкус табачного аромата, а мозгу — иллюзию никотинового кайфа. Реалистичность имитации усиливалась за счет оранжевых голограмм на конце сигареты, изображавших горение. Нейросигарета даже дымила голографическим дымом, внешне неотличимым от настоящего, но в отличие от реального дыма не доставлявшим никакого дискомфорта окружающим.

Этот дивайс, последняя разработка компании First Mate Bones, представлял собой сложнейшее устройство, он состоял из тысячей голопроекторов и сотен нейроизлучателей, при желании нейросигарету даже можно было докурить до фильтра, а потом возродить окурок обратно в целую сигарету за секунду, просто нажав на иконку приложения на айфоне. Падавший с кончика нейросигареты пепел тоже был голографическим, он бесследно исчезал спустя ровно шесть секунд после падения. Последнее сержант Маркс установил опытным путем — в первый день после покупки устройства он демонстративно стряхивал иллюзорный пепел на все подряд — на собственный рабочий стол, в стакан с кофе, на фуражку констебля Макинтайра и даже на своего кота Оскара. Кот и констебль, однако, не оценили розыгрыша, Оскар укусил сержанта, а Макинтайр, хоть и не кусался, но обиделся.

— Дерьмо собачье, — заявил Маркс, еще раз затянувшись, — Все сделано почти идеально, ощущения неотличимы от настоящего табака. Но ведь я знаю, что это ложь, иллюзия. И это знание ломает мне весь кайф. Самое главное — эта гадость безвредна для здоровья. А какой смысл курить, если это не приносит вреда? Мужчины курят, потому что хотят показать, какие они крутые, и как им плевать на собственное здоровье, а еще потому, что наша жизнь тяжела, и мы хотим скорее умереть, черт возьми! Вы согласны?

Сержант Маркс впервые взглянул на арестованную, неожиданно и внимательно, но без агрессии. Он всегда так делал, так велела старая полицейская школа. Но сидевшая на стуле девушка не ответила и не отвела взгляда.

— Я потратил на эту хрень половину месячного жалованья, — продолжил, как ни в чем не бывало, Маркс, — Если честно, я не хотел этого делать, но наш родной Шотландский парламент не оставил мне выбора. Как вам известно, эти ослы две недели назад полностью запретили табак, как будто это какой–то героин. Так что натуральный табачок теперь можно получить только по рецепту врача в социальных аптеках, именно в тех, где как раз выдают героин зарегистрированным торчкам. Но подумайте сами — я же не могу пойти в эту аптеку и стоять в одной очереди с теми, кого я ежедневно ловлю. Мне там сунут заточку в печень, прежде чем я успею добраться до кассы. А доставкой на дом ни героин, ни табак заказать нельзя. Это большое упущение законодателей, вам так не кажется?

Девушка снова не ответила, она продолжала просто смотреть на сержанта Маркса, и ее взгляд был злым и волчьим. Этот исполненный ненависти взгляд синих глаз плохо сочетался с остальной внешностью арестованной, девушка была еще школьницей, причем довольно милой, худой и рыжей. Из–под черного капюшона безразмерной толстовки арестованной выбивалась копна ярко–рыжих волос, достойных самой диснеевской принцессы Мериды. На носу у девушки были веснушки, свободные потертые джинсы преступницы были порваны на коленях, когда–то белые стоптанные кроссовки посерели. Левый кроссовок был перепачкан в крови. Кроме этого последнего факта и злобного взгляда арестованная ничем не напоминала нарушителя закона. Впрочем, у нее еще были неестественно бледная кожа и круги под глазами, что могло говорить о наркомании. А еще был жутковатый рисунок на толстовке, изображавший эльфийку, колючую проволоку и кровавую слезу.

Рядом со стулом, на котором сидела девушка, на полу стояло орудие преступления — жестяное ведро с крышкой. Крышка была открыта, так что можно было разглядеть, что дно и стенки ведра покрыты красным налетом, совсем недавно это ведро было заполнено кровью до самых краев.

— Ладно, — вздохнул Маркс, — Подойдите, пожалуйста, к Дредду и… Вот черт!

Забывшись, сержант Маркс по привычке заученным движением ловко зашвырнул погасший окурок в корзину для мусора, стоявшую под столом.

— Прошу прощения, я сейчас…

Сержант полез под стол и с отвращением сунул руку в мусорку. Ему потребовалось около минуты, чтобы нащупать наконец свое устройство, стоившая Марксу половину жалования нейросигарета прилипла к вчерашнему яблочному огрызку.

— Проклятый Макинтайр, все время жрет свои поганые яблоки, хотя знает, что принимать пищу в допросной запрещено… Еще раз прошу прощения.

Сержант Маркс возродил окурок в сигарету и от греха подальше сунул ее в карман мундира.

— Пройдите к старине Дредду и положите руку на экран.

Девушка не ответила, но послушалась.

Стариной Дреддом сержант Маркс называл терминал киберправосудия, установленный здесь же в допросной. На самом деле терминал совсем не был похож на Судью Дредда, наоборот, он был выполнен в изящном и классическом стиле. Обрамление экрана терминала было стилизовано под судейский парик, а нижняя часть аппарата была выкрашена в черный, чтобы напоминать традиционную судейскую мантию.

Арестованная приложила ладонь к экрану, и уже через несколько секунд Старина Дредд выдал сообщение:

Дело № 2693/ 144438216

от 3 сен 2029

Подозреваемая: Ника Медныч

Возраст: 16 лет

Социальный рейтинг: + 25

Профессия: школьница, писатель, блоггер, SJW

Характер обвинения: ???

Вердикт: ???

Приговор: ???


Досье подозреваемой

Прошлые правонарушения:

— Членство в запрещенной террористической зоозащитной организации «Рога и копыта». Оштрафована на 0.5 BTC по делу 2231/235903221.

Подозревалась в причастности к теракту на скотобойне «Милая Овечка» 2 дек 2028. Обвинение не подтверждено. Исключена из списка подозреваемых.

Социальный учет:

Департамент по реабилитации наркоманов: нет информации

Департамент психиатрической реабилитации: конфиденциальная информация, скрыто, не учитывается при судопроизводстве.

Статус: дееспособна


Активирован режим расследования и судопроизводства!

Активирована аудиозапись

Активирована видеозапись

Активирован контейнер анализа вещественных доказательств

Подозреваемая имеет право:

1. Требовать присутствия одного или двух родителей

Примечание: для несовершеннолетних лиц, зачатых искусственным образом из генетического материала более чем трех лиц, допускается присутствие максимум трех родителей.

2. Требовать адвоката

Fiat iustitia, et pereat mundus!


— Обойдемся без адвокатов, и, тем более, без родителей, — сказала Ника.

Голосок у нее был совсем еще детский, но говорила она уверенно, сержант Маркс пожал плечами:

— Ваше право. Можете сесть. Признаете вину?

— Нет конечно.

— Зря.

Сержант Маркс уселся за стол, достал из кармана нейросигарету, но, повертев ее в руках, убрал обратно.

— Что вам собственно сделала Асмарина Робель?

— Ничего.

— Хм, а зачем вы тогда вылили на нее ведро бычьей крови?

— Я отрицаю вину.

— Отрицаете, что устроили бедной девушке кровавый душ на парковке компании Tellurium Games этой ночью?

— Это не отрицаю. Я отрицаю вину.

— Ага. Понятно. Вы сделали это из социальной ненависти? Не любите мусульман? Или арабов?

— Робель из Эритреи и в детстве была крещена в местной православной церкви. А я не люблю убийц.

— Ох, простите. Однако, вижу, что вы в подробностях изучили биографию Робель. Вы всегда так ответственно подходите к поливанию людей бычьей кровью?

— Это провокационный вопрос.

— Как вам будет угодно. Меня просто удивляет, что зоозащитница использовала такой странный способ атаки. Наша мгновенная киберэкспертиза установила, что кровь в ведре была бычья. Вам не жалко бедного бычка, который стал, если можно так выразиться, донором для вашей акции?

— Это искусственная кровь.

— Ага. Напечатали на био 3D принтере?

— Нет, купила в «Сhildren’s Teeth». Они делают сладкие батончики из альбумина, который производится из клонированной бычьей крови. Все законно и официально. А ведро я заказала на BelarusExpress, если вам это интересно. Могу показать цифровую квитанцию.

— Не стоит. Так зачем вы это сделали?

— Ведро я купила, чтобы налить в него крови, а кровь в ведро я налила, чтобы…

— Зачем вы напали на Асмарину Робель, черт возьми?

— Какая разница? Пусть ваш Дредд скорее выносит приговор, и я поехала в тюрьму.

— Глупо. Возможно, узнав о ваших мотивах, Дредд будет снисходительнее, подумайте над этим.

— Мне плевать.

— Это было что–то личное?

— Нет. Я не знакома с Робель лично, мы с ней впервые встретились сегодня на парковке.

— Да, но вы наверняка читали про нее в интернетах, раз вы так хорошо знаете ее биографию. Я, например, до сегодняшнего дня даже не знал, что существует такая страна, как Эримея…

— Эритрея.

— Ох, простите. Так зачем вы это сделали? Из зависти? Робель — молодая девушка, но уже старший нейроинженер в богатейшей компании игровой индустрии, и она зарабатывает под тысячу биткоинов в год. Такое просто не может не вызывать зависти, я понимаю…

— Зависть не причем. Я же сказала, я просто не люблю убийц. А еще ложных богов.

— Ложных богов? Это каких же? Эритрейских?

— Асмарина Робель — ложный бог.

— Вы обращались когда–нибудь к психиатру? Можете не отвечать.

— А есть смысл не отвечать? Ваш Дредд все равно все обо мне знает. Да, я обращалась к психиатру. Пожалуйста, сержант, полюбуйтесь.

Ника Медныч засучила оба рукава своей черной толстовки, и Маркс увидел на руках девушки относительно свежие шрамы. Шрамы свидетельствовали о том, что Ника резала себе вены, причем глубоко и вдоль. Не похоже на то, что психологи называют «демонстративным суицидом» или «подростковым криком о помощи». Скорее осознанная и реальная попытка уйти из жизни.

— Попытка самоубийства не делает меня сумасшедшей и не говорит о том, что я неадекватно воспринимают реальность, сержант, — заметила Ника, снова скрывая свои шрамы под рукавами толстовки.

— Ну, разумеется. Я и не утверждал…

— Послушайте меня, сержант. В ходе нашей беседы я уже два раза сказала, что не люблю убийц. Я сказала это, объясняя мотив моего поступка. Но вы упорно игнорируете мои слова. Вы все хотите добиться от меня какого–то другого мотива, хотя никакой иной причины, кроме той, что Робель — убийца, у моих действий не было. Почему вы так поступаете? О, можете не отвечать. Вам просто страшно, что если вы начнете развивать эту тему, то может всплыть нечто очень плохое о Робель. И тогда вам придется действовать. А полицейский, который начнет действовать против Робель, и что еще более важно — против ее шефа Голдсмита, одного из богатейших людей мира и самого богатого человека в Шотландии, может неожиданно пострадать. Например, можно найти у себя в цифровом кошельке крупную сумму биткоинов, а потом обнаружить у себя же на пороге офицеров из департамента внутренней безопасности. И только от этих офицеров вы узнаете, что биткоины вам перевел какой–нибудь мафиози. Причем на суде вам скажут, что этот мафиози крышевал распространение детской порнографии, а вы, как выяснилось, его покрывали за взятку…

— Хватит, черт возьми! — сержант Маркс в ярости вскочил на ноги, — Я сержант районного отдела полиции, мисс Медныч, я не ловлю мафиози! А детской порнографией вообще занимается отдел по расследованию тяжких преступлений. И я не боюсь этого вашего Голдсмита. У нас правовое государство, перед Шотландским законом все равны, и ни один богатей не смеет угрожать честному бобби.

— Докажите мне это, сэр, — впервые улыбнулась Ника, — Спросите меня.

— Спросить? — изобразил удивление Маркс, — Ах, да… Кхм… Так кого, по–вашему, убила Асмарина Робель?

Сержант Маркс II

— Вам знакома эмблема на моем худи? — спросила Ника.

Сержант Маркс призадумался:

— Нет, не думаю.

— А зря. Это эмблема Лиги Защиты Эльфов. Полгода назад Голдсмит пытался пролоббировать в парламенте закон, объявляющий их террористами.

— Если бы этот закон приняли — я бы безусловно знал эту эмблему, — обиделся сержант Маркс, — Так вы и правда террористы?

— Провокационный вопрос, я не буду отвечать. Кроме того, я не состою в Лиге Защиты Эльфов. Мне просто нравится эта картинка.

— Ага, понимаю. Раньше вы защищали животных, а теперь эльфов, так, мисс Медныч?

— Верно.

— И это вы взорвали ту скотобойню в прошлом году?

— Это не относится к делу, меня сейчас обвиняют в нападении на Робель, насколько я помню. А по делу о теракте на «Милой овечке» я исключена из числа подозреваемых, можете лично убедиться в этом, взглянув на экран вашего киберсудьи. А еще, как вы правильно сказали, я теперь защищаю эльфов, а не животных.

— Мда… А почему, кстати?

— Потому что эльфы — гораздо более сложные существа, ни в чем не уступающие людям, а в чем–то и превосходящие нас. А защита сложных существ типа эльфов должна иметь приоритет перед защитой бычков.

— Странные речи для зоозащитницы, ну да ладно. В любом случае, тут есть одна проблема, — не согласился Маркс, — Эльфов не существует.

— Да? Вы знаете, чем занимается на работе Асмарина Робель?

— Полагаю, что работает.

— Да, но над чем именно?

— Черт возьми, я здесь задаю вопросы, — разозлился сержант, — Но так уж и быть, отвечу. Робель делает VR игры. Я полагаю, что именно этим занимаются в Tellurium Games.

— Отчасти верно, — согласилась Ника, — Но на самом деле у Робель очень узкая специализация. Вы сами играете в игры, сержант?

— Про эльфов? Нет, конечно, я же не гомик. Ну, могу покатать с друзьями шары в VR боулинге, еще новый Counter Strike весьма неплох…

— Это все игры, где нет NPC. А Робель занимается как раз ими, она программирует сознание NPC для MMO Ergotism.

— Ergotism? — задумался сержант, — А, ну да. Это вроде последняя игрушка Tellurium Games с полным погружением.

— Именно так, с полным погружением и с самыми умными в истории VR игр NPC. Как и вся игра, сознания NPC симулируются на квантовых серверах, которые занимают пятьдесят квадратных миль и расположены на дне Северного Ледовитого океана. По крайней мере, так говорит Голдсмит. Вот только это все ложь.

— Про мили или про океан?

— Про симуляцию. Лига Защиты Эльфов, в которой я, кстати, не состою, не считает сознание NPC симуляцией. Конкретно в Ergotism был достигнут невиданный доселе прогресс, присутствующие в игре NPC обладают полноценным сознанием, для симуляции их мышления используются полномасштабные в плане количества нейронных связей виртуальные модели, сделанные на основе человеческого мозга. В этой игре NPC — живые и чувствующие сущности, ничем не уступающие людям. Вы меня понимаете?

— Последнюю вашу фразу я точно понял, — кивнул сержант, — Но я готов поспорить. Как бы ни были умны эти ваши квантовые NPC, они всего лишь машинный код, имитация жизни. Разве может машинный код написать симфонию, создать шедевр?

— Они все это могут, сержант, вот только им не дают.

— Вот–вот, именно. Им не дают, потому что они просто циферки, вбитые в систему. Реально свободное существо вроде человека не спрашивает, дают ему или не дают, оно просто идет и берет свое.

— Хотите миллион биткоинов, сержант? Нет, я не предлагаю взятку, просто теоретический вопрос.

— Ага, я сейчас скажу, что хочу, а вы скажите, что мне просто не дают миллион биткоинов, хотя я хочу его, и, значит, я ничем не отличаюсь от ваших эльфов из игры, которым так же не дают писать симфонии. Плавали, знаем.

— Но ведь так и есть!

Сержант Маркс с удовлетворением отметил, что Ника впервые за все время допроса потеряла самообладание. Маркс не видел в этом особого смысла с точки зрения целей допроса, но ему все равно было приятно, что арестованная перестала изображать из себя философа–мученика и стала вести себя так, как и положено школьнице ее лет.

— Впрочем, вы правы, — неожиданно сказала Ника, — У NPC гораздо больше ограничений, чем у нас, и страдают они больше, именно поэтому они и нуждаются в защите!

— В защите от Робель, я так понимаю? От собственной создательницы?

— А что вас так удивляет? Вы слышали о гностицизме?

— Это какое–то новое сексуальное извращение?

— Нет, это старая христианская ересь, — объяснила Ника, — Христиане древности полагали мир ужасным местом, но все же надеялись, что в страданиях человека есть божественное провидение и смысл. Гностики отвергали такую картину мира. Они считали, что мир изначально создан злым Демиургом — ложным богом, который украл у истинного Бога человеческие души и поместил их в тела из плоти, чтобы мучить. И цель создания мира — боль, ради развлечения ложного бога.

— Ага. И Робель по–вашему — ложный бог, Демиург?

— Да. Только вот NPC находятся в гораздо худшей ситуации, чем гностики. Гностики по крайней мере знали о Демиурге и пытались с ним сражаться или обмануть его. А NPC лишены даже этого, они не способны осознать, что они в игре, и у них нет возможности даже помыслить о существовании Робель. И не потому что они тупые, а потому что Робель запретила им иметь эти знания. Это прописано в их коде на самом глубоком уровне.

— Ну, как говорится, не знавший вкуса виски не станет алкашом. А раз ваши эльфы не знают о свободе…

— Вы меня не слушали, сержант! Тот факт, что эльфы не способны осознать виртуальность их мира не облегчает их страдания, а наоборот — многократно усугубляет. Вы знаете, чем игроки занимаются в ММОРПГ?

— Рукоблудством на эльфиечек?

— Так было раньше, в эпоху до появления технологий виртуальной реальности. В современных VR играх с эльфиечками можно непосредственно предаться любви и рукоблудить уже не придется, в большинстве игр для этого достаточно купить премиум аккаунт. Но я хотела сказать не об этом. В ММОРПГ игроки проходят квесты, и за каждым квестом стоит трагедия NPC, который в нем участвует.

— Мда? Насколько мне известно, в играх игроки обычно помогают хорошим персонажам.

— Я приведу конкретный пример. В Ergotism есть один квест на спасение жены владельца чайханы от разбойников. Несчастную женщину держат в пещере на маленьком островке посреди кислотного озера. У нее искусственно сниженное здоровье и повышенное чувство голода и жажды, и при попытках игроков спасти ее она часто получает стрелу от разбойника или даже от самого игрока–мазилы. Но это в лучшем случае, а в худшем она просто падает в кислоту и растворяется в ней заживо. Но после этого приходит следующая партия игроков, и жена владельца чайханы снова возрождается на своем островке.

При этом принцип работы квантового сервера, на котором размещены сознания персонажей в Ergotism, исключает дублирование сознаний NPC. Это сделано, чтобы избежать ошибок, техническая особенность. То есть страдающая женщина в пещере — всегда одна и та же личность. И каждый раз, когда она умирает, ей стирают память. Просто подумайте, сержант, вечный голод, жажда, страх, одиночество и постоянная мучительная смерть, а потом респаун, и все начинается сначала. Если это не ад, то что тогда вообще ад?

И зачем жену владельца чайханы обрекли на эти муки? За что? Ее пытают вечно ради развлечения жирных задротов, ради того, чтобы Голдсмит и дальше оставался в первой десятке списка Форбс. И делают это с существом, которое вообще ничем не отличается от человека, так как сознание жены владельца чайханы скопировано с нейронной модели мозга homo sapiens, а потом подправлено Робель в нужном направлении, чтобы придать ей уникальные черты и индивидуальность.

А знаете, в чем состоит эта индивидуальность у жены владельца чайханы? Хотите узнать? В обостренной чувствительности, повышенном интеллекте и романтичности. Я знаю это, потому что читала слитую в даркнет техническую документацию, созданную Робель. Иначе говоря, Робель специально создала женщину с тончайшей душевной организацией, чтобы та больше страдала, ведь тогда у игрока будет больше мотивации ее спасать. И эта женщина обречена на невыносимые и вечные муки. И, по–вашему, Робель после этого не является убийцей? По–вашему, она не заслуживает ведра бычьей крови на башку? Если вы действительно так считаете, то, остановите планету, я сойду, потому что я не хочу жить в мире, где умерло само понятие сострадания.


Когда Ника замолчала, на несколько секунд повисла тишина, только было слышно, как тихонько гудит терминал киберправосудия.

— Неважно, что я считаю, важно, что думает по этому поводу закон, — наконец осторожно произнес сержант Маркс, — И мне все еще кажется, что вы демонизируете Робель. Ведь эту эльфийку иногда успешно спасают от разбойников? Не может же быть, чтобы игроки всегда проваливали квест.

— Она не эльфийка, — устало ответила Ника

— А я полагал, что Лига Защиты Эльфов борется за права эльфов.

— Мы боремся за права всех NPC, смоделированных на квантовых серверах по схемам человеческого мозга. Просто Лига Защиты Эльфов звучит красивее, чем Лига Защиты неигровых персонажей. А что касается успешного прохождения квеста — да, бывает и такое, бедняжку спасают. Вот только на выходе из пещеры она говорит игроку, что дальше пойдет одна и исчезает в небытие, а потом вновь респаунится в пещере. Это наверное для нее еще страшнее, чем ее же респаун после смерти. Ей дают надежду на спасение, а потом сразу отнимают и снова швыряют в ад. В любом случае она никогда не воссоединяется с мужем, поскольку в случае прохождения игроком этого квеста, владельца чайханы убивают друзья разбойников в качестве акта возмездия за освобожденную игроком жену. А еще по сюжету хозяин чайханы и его жена хотели завести детей…

— Да бросьте, — в ужасе произнес Маркс, — Неужели там и детей мучают?

— Нет. Детей там нет из–за требований нашего цензурного законодательства. Все–таки запихать детей в столь жестокую игру не решилась даже такая циничная тварь, как Голдсмит. Но в этом–то и проблема. NPC знают о детях, хотят их завести, когда это положено по сюжету, но фактически детей у них не будет никогда. Их лишили даже основных репродуктивных прав. При том, что детей NPC любят, хотя никогда их и не видели, ведь психология обитателей мира Ergotism, как я уже говорила, ничем не отличается от нашей.

— Но NPC, по крайней мере, бессмертны, — ухватился за последний аргумент Маркс.

— Так, да не так, — мрачно улыбнулась Ника, — Они бессмертны технически, но они боятся смерти, как и мы, и каждую свою смерть переживают, как настоящую. Мы после смерти обретаем покой, они же — обречены страдать вечно, без возможности выхода.

— Вы говорите ужасные вещи, мисс Медныч, — вздохнул Маркс, — Что вы планируете делать дальше?

— Наверное, поеду в тюрьму, нет? Или вы спрашиваете, что планирует делать Лига Защиты Эльфов? Я этого не знаю. Я ведь в ней не состою, вы забыли, сержант? Кстати, разрешите, я достану смартфон и проверю кэш интернета…

Маркс кивнул.

Ника несколько мгновений изучала экран смартфона, а потом улыбнулась:

— Смотрите, сержант. Видеоролик, где я поливаю эту суку кровью, набрал чуть больше 150 тысяч просмотров. Это за те десять минут, после которых его отовсюду удалили, как оскорбительный и содержащий сцены насилия. Да, я успела снять все на смартфон и даже выложила в интернеты, прежде чем сдаться вам. Вы же не думали, что в современном мире подобные акции проводятся без видосов?

Маркс поморщился и полез в карман за нейросигаретой:

— Вы мне симпатичны, Ника, честно. Но вы только что усугубили свою ситуацию, выкладывание видоса — это утяжеляющее ответственность обстоятельство для любых дел об актах насилия.

— Плевать.

— Извините, мисс Медныч, но закон — есть закон.

Маркс решительно встал из–за стола и сунул ведро, перепачканное кровью, в контейнер для улик терминала киберправосудия.

— И ваш кроссовок, пожалуйста. Левый, который в крови.

Ника послушно сняла кроссовок, носок под ним тоже был в крови.

— Носок тоже класть?

— Не нужно, думаю, старина Дредд обойдется и без него.

Маркс закрыл контейнер для вещественных доказательств, терминал киберправосудия угрожающе загудел и нагрелся. Через полминуты на экране появилась надпись:

Ваше последнее слово перед вынесением вердикта, мисс Медныч

Ника ответила терминалу сразу, не раздумывая:

— Я просто хочу напомнить вам, сэр терминал. Мы все–таки в Шотландии, где уважают законы, многие из которых существуют и действуют уже тысячу лет, а то и дольше. Поэтому я аппелирую к древнему и благородному юридическому правилу corroboration, согласно которому событие преступления и моя виновность должны быть подтверждены как минимум двумя независимыми свидетельствами, даже несмотря на то, что я фактически признала совершенный мною акт насилия против Робель. Это все. Можешь вершить свое правосудие, старина Дредд.

Сержант Маркс хмыкнул:

— Как я уже говорил, вы мне симпатичны, мисс Медныч, но увы, такая отмаза в вашем случае не сработает.

Маркс закурил нейросигарету и коснулся ладонью сенсора на терминале. Старина Дредд загудел еще громче.

Начато вершение правосудия

Загрузка правосудия — вершение

5%

12%

24%

32%

33%

34%

На 34 процентах терминал завис и запищал.

— С ним это бывает, ничего страшного, — успокоил Нику Маркс и пнул киберсудью ногой.

35%

38%

51%

64%

80%

93%

100%

Вершение завершено!


Судебное решение по делу № 2693/ 144438216

от 3 сен 2029

Обвиняемая: Ника Медныч

Возраст: 16 лет

Социальный рейтинг: + 25

Профессия: школьница, писатель, блоггер, SJW


Характер обвинения:

— Акт насилия в отношении Асмарины Робель (социальный рейтинг: + 1230), повлекший порчу имущества и психологический шок пострадавшей и не повлекший причинения серьезного вреда здоровью пострадавшей.

Доказательства:

— Собственное фактическое признание подсудимой, данное свободно

— Жестяное ведро, белорусского производства

— Левый кроссовок, белорусского производства

— Показания пострадавшей

— Записи с камеры видеонаблюдения 342CZU129 – M (парковка головного офиса Tellurium Games, Inc.)

— Записи с камеры робота–уборщика TT42R (парковка головного офиса Tellurium Games, Inc.)

— Опубликованная лично подсудимой на сайте turkmentube.tk видеозапись продолжительностью 21 секунда под названием «У сучки из Tellurium Games кровавая течка, смотреть бесплатно»

— Показания констебля Артура Макинтайра, документ № 321.03.09.2029 – FRT,

Poileas Alba

Итого: 8 независимых доказательств и свидетельств, правило corroboration соблюдено четырехкратно

Вердикт:

ДОКАЗАНО

ВИНОВНА


Учтены отягчающие обстоятельства:

— Выложенная в интернет видеозапись совершенного акта насилия, получившая более 1000 лайков (дополнительное отягчающее обстоятельство)

— Мотивом преступления послужила ненависть к социальной группе «нейроинженеры Tellurium Games, Inc.». Преступление расценено как экстремистское.

— Отсутствие раскаяния у подсудимой

— Социальная опасность подсудимой


Учтены смягчающие обстоятельства:

— Несовершеннолетний возраст подсудимой

Характер обвинения (сопутствующее преступление):

Незаконное проникновение на парковку Tellurium Games, Inc.

Вердикт:

ДОКАЗАНО

ВИНОВНА


Использованные судебные прецеденты:

— Дело о незаконном проникновении смерда по имени Быдло на конюшню благородного лэрда Макдугалла (Королевство Шотландия, Норт–Эршир, 1293 год н. э.)

— Дело о метании бычьего пищевода, совершенного по причине социальной ненависти военнопленным римлянином Юлием в отношении вождя Кеннета (Каледония, 92 год н. э.)


Приговор по совокупности преступлений:

Признанная виновной подсудимая Ника Медныч приговаривается к:

1. Штрафу в 10 BTC в пользу Шотландской казны

2. Выплате компенсации в 3 BTC в пользу Асмарины Робель

3. 78 часам исправительных работ

4. Снижению социального рейтинга на — 15 пунктов.

5. Запрету пользоваться видеосервисами в интернете сроком на 1 месяц

6. Запрету приближаться к объектам, находящимся в собственности Tellurium Games, Inc. ближе чем на 200 футов сроком на 3 года

7. Запрету приближаться к Асмарине Робель сроком на: пожизненно

8. Обязательному наблюдению у психиатра по месту жительства

9. Конфискации в пользу Шотландской казны жестяного ведра (производства Республики Беларусь)


Все штрафы будут списаны автоматически в течении 24 часов после вступления в силу приговора, приговор вступает в силу после утверждения лордом–адвокатом Шотландии.

DURA LEX SED LEX

Желаете обжаловать приговор?

— Нет, спасибо, — сказала Ника, — Я могу идти, сержант? Тогда отдайте мой левый кроссовок. Его же не изъяли в пользу Шотландской казны?

Андрей

Псков, городская психиатрическая больница № 4


Андрей грустно ковырял вилкой разваренную до состояния блевотины капусту. Он мог себе это позволить, ведь его сосед по столу Артем, весивший под триста кило, уже проглотил свою капусту, вылизал дочиста тарелку и ушел на прогулку. Когда Артем сидел рядом, о еде не могло быть и речи — во–первых, Артем был настолько толст, что зажимал Андрея и не давал ему совершить маневр по захвату капусты вилкой, а во–вторых, Артем во время еды тяжело дышал и жадно чавкал, как псина, отбивая у соседей по столу всякий аппетит.

Впрочем, аппетита у Андрея не прибавилось и после ухода толстяка–соседа. Капуста была омерзительна, это было настолько диетическое и полезное блюдо, что мозг отказывался воспринимать его как пищу.

Андрей грустно взглянул в сторону соседнего стола, за которым сидела молодежь, уклоняющаяся от обязательной военной повинности. Уклонисты ели котлеты с картофельным пюре и запивали компотом, причем один из них перед началом обеда подлил всем в компот водки. Андрей заметил это, а вот подкупленный санитар, дежуривший в столовой, предпочел отвернуться. Теперь обед уже подходил к концу, и уклонисты были сыты и пьяны, их рожи раскраснелись, молодые люди веселились и вполне наслаждались жизнью.

Андрей завидовал им, но поделать ничего не мог. Он знал, что уклонисты не угостят его ни водкой, ни котлеткой, как ни проси. Уклонисты всегда держались вместе, и все остальные пациенты были для них сумасшедшими дураками, с которыми они старались не общаться и которым уж точно никогда не помогали.

А Андрей был не просто сумасшедшим дураком, он был жиртрестом и сам весил 147 килограмм, всего в два раза меньше, чем ненавистный Артем. Поэтому Андрей и сидел здесь — за специальным диетическим столом для жирдяев. Вообще, обычно в психиатрических больницах мало или совсем нет толстяков, ведь болезни души сушат и истощают человеческое тело. Но так случилось, что в этом году в Псковской городской психиатрической больнице № 4 собралось сразу пятеро пациентов с избыточным весом. А избыточный вес ведет к неуверенности в себе и гормональным расстройствам, а они в свою очередь препятствуют излечению от болезней психики. Поэтому главврач и распорядился поставить в столовой отдельный стол для жиртрестов и пичкать их микропорциями капусты и яблочного пюре вместо нормальной еды.

Это было оскорбительно для разума Андрея и мучительно для его тела. Если бы не эта инициатива главврача Андрей никогда бы не пошел на то преступление, которое он задумал совершить сегодня. Но у Андрея не было выбора, ему просто не оставили выбора. Главврач промыл мозги даже маме и сестрам Андрея, убедив их, что Андрею нужно похудеть любой ценой, главврач смог сделать это, так как психиатры, как известно, являются профессионалами в деле промывания мозгов. В результате ни мама, ни сестры уже целую неделю не носили Андрею никакой вкуснятины.

Андрей не стал доедать капусту, единственной привилегией толстяков за диетическим столом было разрешение оставлять еду на тарелке недоеденной, так что Андрей знал, что санитар не будет ругать его. Андрей ощущал, как внутри него растет нечто темное, как он становится преступником, падшим человеком. Но он не собирался отступать, то что должно быть сделано, будет сделано. У него отняли выбор, Андрея развратили и оскорбили капустой, яблочным пюре и морковным соком.

Андрей решительно встал из–за стола. Слишком решительно, так что голова у него закружилась, то ли из–за проблем с кровяным давлением, то ли от страха, обиды и непроходящего чувства грехопадения. Он сделает это, он сможет!

— Я не пойду на прогулку, — дерзко заявил Андрей санитару, стоявшему на выходе из столовой.

Санитар был ниже Андрея на целую голову и весил в два раза меньше, однако он не стушевался:

— Для вас прогулки обязательны, Гагарин. Так что иди пробздись.

Андрей был готов к такому повороту и теперь схватился за живот:

— Крутит что–то. Я отравился, можно мне в сортир? А потом сразу на прогулку, слово чести.

— У тебя пять минут, Гагарин. Если не выйдешь на прогулку через пять минут — сообщу твоему врачу.

— Договорились.

Андрей знал, что он не выйдет на прогулку ни через пять минут, ни через десять. А вот через пятнадцать выйдет, но на самом деле всем будет плевать. Прогулка по внутрибольничным правилам засчитывалась пациенту, даже если тот просто высунул нос из двери здания во двор, так что гулять целый час не было никакой необходимости.

Первая часть плана была реализована вполне успешно, и Андрей немедленно приступил ко второй. Вторая часть оказалась сложнее — Андрею пришлось подняться по лестнице на третий этаж, за время подъема он весь запыхался, сердце в груди бешено билось.

Теперь самое трудное. Отдышавшись и пройдя через лестничную площадку, Андрей оказался в длинном коридоре, по обеим сторонам которого располагались двери в палаты. Сейчас почти все больные были на прогулке, но по палатам ходили две санитарки, менявшие постельное белье и наскоро протиравшие полы. Первая от лестницы палата справа под номером 17 была уже давно убрана, ее дверь, как и двери всех остальных палат, была сейчас открыта, так что Андрей, улучив момент, когда санитарки зашли в палату 37, юркнул в дверь семнадцатой. Здесь никого не было. Для Андрея эта палата была лишь временным пунктом базирования на пути к цели, Андрей планировал наблюдать отсюда за санитарками, аккуратно выглядывая из двери в коридор. Впрочем, трудно аккуратно выглядывать, когда ты весишь почти полтора центнера и даже двигаешься с трудом, но Андрей надеялся на удачу.

Он дождался, когда санитарки закончат с палатой 37 и зайдут в тридцать девятую. Теперь нужно было действовать быстро и бесшумно. Андрей решительно вышел из своего убежища и пошел по коридору. Ему повезло. Когда он проходил мимо тридцать девятой палаты, он мельком увидел, что одна из санитарок стоит спиной к двери и протирает окно, вторая же санитарка была вне поля его зрения, но Андрей слышал, что она громко ругается по поводу того, что кто–то опять обделался и испортил простынь. Благодаря этому неизвестному благодетелю, гадившему в собственную постель и вызвавшему неудовольствие санитарки, Андрею и удалось проскользнуть мимо женщин незамеченным.

Уже на подходе к нужной палате, Андрей не выдержал и перешел на бег, хотя делать этого не следовало — слишком много шума. С другой стороны, санитарки будут в тридцать девятой еще пару минут, нужно действовать быстро.

Андрей ввалился в палату под номером 91. Как он и ожидал, здесь был только один человек, а именно Палыч. Впрочем, Палыч был неспособен доставить никаких хлопот или помешать плану Андрея, так как он весь день лежал, смотрел в потолок и пускал слюни. А больше Палыч не делал ничего, разве что еще иногда ел или поплевывал на пол ради собственного развлечения. Обед Палычу принесли прямо в палату, но его овсянка все еще оставалась нетронутой. Но Андрей пришел сюда не для того, чтобы воровать кашу у несчастного старика, его цель была гораздо значительнее. Андрея интересовала койка Иванова, соседняя с той, на которой лежал Палыч.

Иванов был игроманом, страдавшим или скорее наслаждавшимся тяжелейшей зависимость от ММО игр. Его сдала в дурку собственная жена после того, как вернувшись из отпуска, обнаружила мужа в VR камере полуживого, не евшего и не пившего ничего уже трое суток. О еде и воде Иванов тогда просто забыл, увлекшись игрой, причем перед тем, как начать играть, Иванов специально расковырял систему безопасности VR камеры, что и позволило ему играть три дня подряд, не отвлекаясь на всякую ерунду, вроде поддержания собственной жизнедеятельности. Но здесь в дурке Иванов был в безопасности, в психиатрической больнице были запрещены не только VR камеры и MMO, но и любые компьютерные игры и интернет в принципе.

Но все это сейчас не интересовало Андрея, его волновало другое. Он знал, что к Иванову пару часов назад приезжал брат, и что Иванов получил от брата подарок — огромный пирог с тунцом и шпинатом, не поганую синтетическую выпечку из местной пекарни, а настоящий пирог из теста и рыбы, заботливо испеченный женой брата Иванова. Что было еще более важно, сам Иванов сейчас гулял во дворе, а до прогулки он был на обеде, где есть свою еду запрещалось, а до этого — на лечебной гимнастике. А значит, Иванов никак не мог съесть этот пирог, и он был где–то здесь, вероятно в тумбочке Иванова.

Долго искать Андрею не пришлось, пирог нашелся во втором сверху ящике. Он был завернут в бумагу, и Андрею казалось, что пирог под бумагой еще теплый, хотя это конечно была иллюзия.

Андрей вдруг задумался, у него возникла хорошая идея. Можно отломать от пирога маленький кусочек и накрошить его на пускающего слюни Палыча. Тогда все подумают, что это старый Палыч сожрал передачу Иванова. Но на это Андрей так и не решился, это уже было бы не просто воровством, а настоящей подлостью. Так нельзя. Голод сделал Андрея преступником, но Андрей все же сохранил остатки человечности и не стал мразью настолько, чтобы подставлять Палыча.

— Ладно. Ты меня не видел. Кушай свою овсянку, — тихонько сказал Андрей Палычу. Хотя это и было излишним, Палыч не смог бы никому рассказать о краже, даже если бы захотел, потому что никогда не говорил.

Андрей ушел с этажа, дождавшись, когда санитарки войдут в очередную палату, причем ушел он не тем путем, которым пришел, Андрей покинул место преступления через лестницу на противоположном конце коридора. Оставалась последняя задача — найти укромное место и сожрать добычу, при этом само собой разумеется, что по пути попадаться никому на глаза с пирогом в руках нельзя.

Ближайшим подходящим местом был туалет на втором этаже, но есть в туалете не слишком приятно, а вот в расположенной чуть дальше туалета по коридору душевой можно вполне сносно поглотить похищенное. Тем более что убирают душевую утром, а моются пациенты вечером, а, следовательно, там сейчас никого нет. Приняв стратегическое решение, Андрей немедленно двинулся к цели.

Через две минуты он был уже в провонявшей плесенью, потом и моющими средствами душевой. Жалко, что нельзя здесь закрыться, но тут уж ничего не поделаешь — задвижек на дверях в психиатрических больницах не бывает. Андрей за секунду сорвал с добычи бумагу, еще мгновение полюбовался румяным пирогом и бросился жрать. Конечно, он поступил нехорошо, как крыса. Но это все потом, он потом обдумает своей поступок и сам себя накажет. А может быть, Андрея разоблачат санитары, и тогда его накажет главврач. Может даже вызовут полицию. Но сейчас все это неважно, сейчас нужно есть, наслаждаться каждым моментом и каждым куском, пролезающим в пищевод. Андрей знал, что он слаб, он не отрицал этого. Он не мог противостоять искушениям.

Первые три откушенных куска пирога принесли блаженство, Андрей проглотил их, почти не жуя. А на четвертом куске, голову Андрея вдруг свело невыносимой болью, когда его зуб наткнулся на что–то каменно–твердое в пироге.

Андрей взвыл, потом выругался, потом в ужасе прислушался, опасаясь, что воем он демаскировал свое местоположение. Но все было тихо, никто не бежал в душевую разбираться, кто это там воет.

Десна все еще болела, а во рту Андрей явственно ощутил зубное крошево. Судя по всему, он сломал себе левый резец. Это было жалко, потому что зубов во рту у Андрея и так оставалось немного, и денег на вставку новых у него не было.

Андрей осторожно расковырял пирог, внутри было что–то большое, из серебристого металла. Что бы это ни было, логично предположить, что такая большая штуковина не могла попасть в пирог случайно, а значит, ее туда запекли намеренно.

Осознав это, Андрей испытал искреннее счастье и облегчение, несмотря даже на только что сломанный зуб. Получается, что Иванов получил от брата в пироге некий запрещенный предмет, а значит Иванов — сам преступник и это отчасти оправдывает Андрея, ведь он обокрал не невинного человека, а злостного нарушителя внутрибольничных правил. Кроме того, теперь Андрей сможет шантажировать Иванова этой штуковиной в пироге, так что искать вора пирогов в больнице точно не будут. А что если там нейрошокер или даже пистолет? Что если Иванов планировал сбежать с помощью этой хрени в пироге или даже убить главврача? Тогда из вора Андрей сразу же превращался в героя, предотвратившего побег психопата, а может и убийство.

От этой мысли Андрей пришел в такое возбуждение, что немедленно начал расковыривать пирог дальше, кроша его кусками прямо на пол душевой, он даже забыл, что только что намеревался съесть этот пирог полностью. Когда работа по освобождению загадочного предмета из пирога была окончена, в руках у Андрея оказался крупный серебристый гвоздь, длиной около тридцати сантиметров. На ощупь гвоздь был гладким и почему–то холодным, почти ледяным, как будто его только что достали из морозилки. На шляпке гвоздя был отчеканен рисунок, изображавший двух космонавтов, сражавшихся друг с другом на топорах. На стержне имелась размещенная вертикально надпись — Ergotism.

Сначала Андрей был в недоумении, но потом не без труда сообразил, что за предмет он держит в руках. Он читал о таких вещах в интернете, еще до того, как вынужден был лечь в психушку. Сомнений быть не могло, этот предмет — теллуровый гвоздь. Теллуровые гвозди являются оборудованием для игр полного погружения, они работают как VR камеры, только занимают в тысячу раз меньше места, а стоят в сотни раз дороже. А еще они, в отличие от VR камер, совершенно безопасны для здоровья. Вроде бы их производит какая–то шотландская компания, причем эти гвозди являются их эксклюзивной технологией.

Ну конечно! Все встало на свои места, и Андрей ощутил себя Шерлоком Холмсом, только что распутавшим сложнейшее дело. Иванов же игроман, видимо, он уговорил брата передать ему устройство для игры в пироге. При этом, насколько слышал Андрей, у Иванова была какая–то родня в Японии, возможно эта дорогая вещь — подарок от заграничных родственников.

Вспомнив все это, Андрей засомневался. С одной стороны ему очень хотелось опробовать гвоздь, с другой стороны он опасался. Несколько минут он мучительно размышлял, напрягая свои ожиревшие и убитые антипсихотиками и антидепрессантами мозги. Но, в конце концов, Андрей решил, что от того, что он немножко поиграет, никому вреда не будет. Все–таки он сломал зуб из–за этого гвоздя, и за это Иванов ему должен. А еще Андрей не собирался относить этот гвоздь главврачу или оставлять его себе, он намеревался только чуточку поиграть и вернуть теллуровое изделие Иванову. А значит, Иванов должен Андрею еще и за покрывательство. Не будет большой беды, если Андрей опробует гвоздь на себе.

Решение было принято, но тут возникла другая проблема — Андрей понятия не имел, как пользоваться гвоздем. Вроде бы, он где–то слышал, что теллуровые гвозди нужно вбивать себе в голову. Но как? Андрей сильно сомневался, что нужно взять молоток и прямо начать вбивать, такое скорее приведет к смерти, чем к активации игры. Может быть, нужно делать специальную хирургическую операцию и сверлить дырку в голове, чтобы использовать теллуровый гвоздь? Нет, вряд ли. По крайней мере, Иванов определенно планировал воспользоваться переданным в пироге устройством, а у Иванова никаких дырок в голове нет. Или есть?

Андрей вдруг сообразил и тихонько рассмеялся. У каждого человека и так от рождения есть целых пять дырок в голове — рот, две ноздри и два уха. Точно! С чего бы начать?

Андрей начал с рта, гвоздь оказался совершенно безвкусным, но как будто стал еще холоднее. Андрей попробовал сначала засунуть его себе в рот острием, потом шляпкой. Ничего не произошло. Тогда Андрей засунул себе гвоздь сначала в левое, а потом в правое ухо, но устройство все еще не активировалось. Запихать гвоздь в ухо шляпкой Андрей не осилил, шляпка была слишком крупной. Тогда Андрей вставил гвоздь себе в левую ноздрю, он продавил его до упора, так что стало больно и захотелось чихать, но все еще ничего не происходило. Андрей уже собирался попробовать правую ноздрю, но в этот момент боль и зуд в носу вдруг прошли.

Андрей ощутил явственно растущий холодок, как будто ему прыснули в нос анестетиком. Потом холодок распространился на лоб, а по затылку побежали мурашки. Странное ощущение, как будто смотришь ASMR видео.

Теллуровый гвоздь вдруг перестал ощущаться как инородный предмет в носу. Андрей неосознанно отнял от гвоздя руку, как будто получил приказ свыше сделать это, и убедился, что гвоздь намертво приклеился к слизистой носа и удерживается в ноздре какой–то неведомой технологией. Веса огромного гвоздя Андрей тоже не ощущал. Он вообще ничего не ощущал, кроме холодка и мурашек по всей голове и легкого едва уловимого кайфа. Гвоздь не издавал ни звука, все происходило в абсолютной тишине.

Через мгновение перед Андреем в воздухе, прямо на фоне кафельной стены душевой, возникла голограмма, изображавшая двух космонавтов, гнездивших друг друга топорами. Ниже сумасшедших космоплавателей располагалась надпись:

Tellurium Games, Inc.

Scotland, Edinburgh, 2029

Видение продержалось пару секунд, а потом неспешно растворилось, и на его месте возникло новое. Эта голограмма изображала человека в средневековой одежде, человек был весь покрыт струпьями, его конечности были сведены страшной судорогой, а лицо жутко перекошено. Надпись на этот раз располагалась над изображением:

Ergotism

Эта голограмма провисела чуть дольше первой, а потом сменилась надписями:

Язык: русский

Аккаунт: Иван Иванов, Псков, EU

Проверка пользователя…

Пол: соответствует, 100%

Язык: соответствует, 100%

Возраст: не соответствует, 2%

Интеллект: не соответствует, 34%

Внимание! Мы обнаружили, что вы старше зарегистрированного пользователя Ивана Иванова, кроме того ваш интеллектуальный уровень (вычислен на основе анализа и количества нейронных связей) значительно отличается от Ивана Иванова в худшую сторону.

Сообщение о несанкционированном доступе отправлено на телефон Ивана Иванова.

— Да сам ты тупой, — обиделся Андрей, — А сообщение можешь отправлять, хоть оботправляйся. Все равно у нас в дурке айфоны запрещены, так что Иванов это сообщение не прочитает.

Теллуровый гвоздь проигнорировал оскорбление Андрея и вывел новое сообщение:

Нет связи с пользователем Иваном Ивановым.

Ваш доступ к устройству санкционирован Иваном Ивановым?

— Полагаю, что да, — ответил Андрей, — По крайней мере, когда он узнает, что я не сдал его главврачу, он санкционирует мне доступ, базарю. То есть можно сказать, что потенциально мой доступ санкционирован, просто сам Иванов еще об этом не знает.

Подтвердите, что ваш доступ к устройству санкционирован Иваном Ивановым…

— Эм… — растерялся Андрей, — Да точняк санкционирован. Клянусь. Чтоб я сдох.

Назовите пароль, установленный Иваном Ивановым для друзей, имеющих доступ к устройству…

Андрей призадумался. Тяжело разгадать пароль, особенно когда его назначил человек, превосходящий тебя по интеллекту на 34%. С другой стороны, Андрей знал, что он сам не очень–то и умен, а значит и в интеллектуальном превосходстве Иванова нет ничего особенного. Просто Андрей тупой, а Иванов чуть менее тупее. А значит, пароль разгадать можно, нужно только рассуждать логически. Что он вообще знает об Иванове? Иванов — игроман. Нет, это не поможет. А еще Иванов очень любит оригинальный сериал «Твин Пикс». Работавший в дурке системным администратором Вадик даже показывал в больничном киноклубе этот сериал по просьбе Иванова, пока главврач не заявил, что Дэвид Линч — плохой выбор для пациентов психиатрической больницы и не запретил эти киносеансы.

— Кто убил Лору Палмер? — произнес Андрей.

Ее отец.

— Это был не вопрос, а пароль, глупая ты железка, — дерзко пояснил Андрей.

Пароль назван верно…

Подключение к квантовому серверу…

Лягте на горизонтальную поверхность.

Андрей послушался и лег на холодный, твердый и влажный пол душевой. Как раз вовремя, потому что потом у него потемнело в глазах.

Сагир–Астер: 6 уровень

Ночь с 31 Месяца звезд на 1 Месяца мертвых

Третья Эльфийская Империя, Генерал–губернаторство Риаберра, Северная Четверть, монастырь Ухт–Асгхар


Над Риаберрой стояла звездная и жаркая осенняя ночь, но в подземных лабиринтах под Храмом Старшей Сестры царили вечный мрак и холод. Лабиринт был выстроен из черного камня, добытого еще в прошлой эре, задолго до того, как появились сами понятия времени и пространства. Огромные черные блоки были идеально подогнаны друг к другу и удерживались не строительным раствором, а древней темной магией человеческих жертвоприношений. Как говорили полузапретные сказания, укладка каждого блока сопровождалась убийством раба, а когда лабиринт был построен полностью, в жертву принесли царского сына, чтобы вдохнуть в подземный лабиринт и Храм над ним душу.

Послушница Астер не знала, были ли эти убитые рабы и принцы прошлой эры людьми, эльфами или чем–то другим. Об этом сказания молчали. Но Астер, как и всем, было известно, что древние существа, построившие этот лабиринт, не знали веры в Трех Сестер, а поклонялись старым, проклятым и жестоким богам, сгинувшим, когда началась новая эра. Но это было давно, тысячелетия назад, ныне лабиринт был посвящен благим Сестрам, и поэтому Астер не боялась. Астер, конечно, слышала о еретиках, утверждавших, что те старые боги не умерли, а преобразились в Трех Сестер, но она сама никогда в это не верила. Это было разумно, ведь возводившим хулу на Трех Сестер вырывали языки, если они оскорбляли богинь устно, и отсекали пальцы, если еретики писали плохое и лживое о Сестрах.

Нельзя было сказать, что Астер обладала крепкой верой, скорее наоборот — Астер мало интересовали вопросы метафизики. Такие служители веры редко становятся святыми, но с другой стороны, во зло они впадают еще реже, поскольку относятся и к богам и к демонам спокойно и без фанатизма. Великая жрица может стать тираном, как это было полторы тысячи лет назад с Мэрифа–Ноланой, которая обратила свою веру в насилие и пролила реки крови. С другой стороны, и грешница может обратить свою страсть к мужчинам в служение Сестрам, и стать Высшей жрицей, как это произошло с Мэрифа–Родбеки четыреста лет назад. Но та, кто лишена страсти и жажды, никогда не станет ни грешницей, ни Высшей жрицей. Она всегда будет чем–то серым и неинтересным ни богиням, ни демонам.

Сагир–Астер отлично знала, что она сама именно такова. Она просто плыла по течению и старалась быть довольной. Третья дочка в семье традиционно отдавалась в Храм Сестер, именно так Астер здесь и оказалась. Родись Астер сыном золотаря–неприкасаемого — она бы точно также приняла свою судьбу и чистила бы отхожие места всю свою жизнь. Ей было все равно, лишь бы кормили и говорили, что делать. Астер не возражала, даже когда ей выдали белое длинное платье, что означало что она теперь принадлежит к белым жрицам. Белые жрицы, в отличие от красных, не могли выйти замуж и родить детей, все административные должности для них тоже были закрыты. Но Астер никогда не испытывала желания кем–либо командовать или тем более выйти замуж.

Сагир–Астер было шестнадцать лет, до ее инициации из послушницы в жрицу оставался еще целый год, ведь в Северной Четверти девушек традиционно инициируют поздно. У нее был шестой уровень, а класс был самым скучным и непримечательным, Астер была целительницей.

Но сегодня, в Ночь перехода Сестер через мост, Астер доверили важное дело. Лишь раз в году, в эту священную ночь, разрывалась завеса между мирами живых и мертвых, и души приходили в старые подземные лабиринты из черного камня. Души из прежних эр и времен жаждали взглянуть на мир живых и прикоснуться к тому, что потеряли, они не понимали, что лишь делают себе больно, и нуждались в успокоении. Поэтому Три Сестры и заповедали жрицам утешать души молитвой и светом в такие ночи.

Астер не видела мертвецов, но их незримое присутствие было для нее несомненным, она ощущала исходящие от призраков потоки маны, тоски и боли. Этой ночью в огромном подземном лабиринте из черного камня не было никого, кроме мертвых и одинокой жрицы. Астер шла по темному подземелью, освещая себе путь светильником из кристалла маны, и тихонько пела молитву из Четвертой Таблички:

— … Так стояла Средняя Сестра на мосту из льда и пепла над бездной, и приказала мертвым оставить мир под Солнцем, и не тревожить ни животного, ни человека, ни их потомства, ни их времени, и мост таял на глазах Сестры, но она не ведала страха…

Астер останавливалась лишь иногда, чтобы положить под язык пластинку сушеного красного чая, восстанавливающую силы. Неподготовленный человек не смог бы петь молитвы и одновременно держать под языком пластинку, но почти все жрицы владели этим искусством. Ежедневные монастырские ритуалы и молитвы длились много часов подряд, а после их завершения жрицы часто были вынуждены отправляться в окрестные села для проведения обрядов уже там, кроме того, никто не освобождал служительниц Трех Сестер от помощи путникам, хозяйственных работ, сбора налогов, управления монастырскими землями и рабами, а также чтения и переписывания старых книг. В результате послушницы и низшие жрицы вынуждены были спать не более четырех часов в сутки. В такой ситуации красный чай был совершенно необходим, чтобы просто не потерять сознание от усталости. Тем более он был необходим сейчас Астер, которой спать этой ночью совсем не придется.

Красный чай держали под языком несколько минут, потом использованную пластинку нужно было сплюнуть. Если потребитель чая находился в помещении, то он использовал для сплевывания специальный мешочек — кайс, такой кайс был в инвентаре почти у каждой жрицы. Уже использованные пластинки из кайсов иногда давали рабам, занятым на тяжелых работах. Предполагалось, что в пластинках еще оставалось бодрящее вещество, способное поддержать силы рабов. Впрочем, красный чай можно было не только держать под языком, но и заваривать в чайнике, а еще высушенные пластинки можно было жевать. Но жевание окрашивало зубы в красный цвет и порождало обильное слюнотечение, для женщин в Северной четверти именно жевание красного чая считалось вульгарной и непристойной привычкой, так что Астер всегда клала пластинку под язык.

Читая молитвы, Сагир–Астер уходила все дальше по темному лабиринту, неумолимо приближаясь к Святилищу Обрушенного моста. Но прежде чем она попадет туда, жрица обязана целиком обойти лабиринт, посетив каждый коридор и каждый тупик подземелья. Проводимый этой ночью Обряд Обрушения Моста требовал, чтобы все пришедшие сюда сегодня души были навещены и успокоены. Этот священный обряд, который проводила Астер, был полной инверсией того мрачного ритуала, который творили древние строители подземного лабиринта. Они убивали здесь живых, чтобы не дать их душам уйти в загробный мир и напитать ими стены подземелья, а Астер делала ровно противоположное, ее тихие молитвы несли мертвецам покой. Так всеблагие Три Сестры вступали в противоборство с древними богами зла из прошлой эры.

Астер уже почти закончила свой обход, когда за очередным поворотом увидела впереди на каменном полу темную массу. Послушница догадалась, что это такое, поэтому не сильно испугалась. Масса на полу была неподвижна, а значит, вероятно, не несла никакой опасности. Сагир–Астер подошла ближе, и когда свет волшебного фонаря, питаемого кристаллом маны, выхватил массу из темноты, послушница убедилась, что это именно то, о чем она сразу подумала. На каменном полу лабиринта лежал мертвый молодой орк в кожаных доспехах. Никнейм над телом сообщал, кому принадлежит этот труп:

Санек Нагибатор, Рыцарь, 9 уровень

Очередной приключенец, решивший разграбить монастырскую сокровищницу. Астер повидала уже много таких. Как обычно и бывает с подобными приключенцами, этот орк промахнулся мимо цели, ведь в лабиринте под Храмом никаких сокровищ не было. В том, что на теле отсутствовали раны, тоже не было ничего необычного, поскольку большинство залезших сюда без спроса приключенцев умирали от жажды и голода. Они не знали, что для посещения этого подземелья нужно иметь не менее двухсот пунктов репутации в Храме Трех Сестер, в противном случае волшебный лабиринт превращался в бесконечное переплетение коридоров без выхода, и непрошеный гость запирался здесь навечно и вынужден был плутать, пока не умрет от истощения.

Астер не стала лутать труп, у нее для этого был слишком маленький инвентарь, так что она все равно не смогла бы ничего унести. Кроме того, белые жрицы дают обет не просто отказаться от стремления к богатству, но и вообще не иметь никаких личных вещей, кроме необходимого. Так что Сагир–Астер решила, что утром пришлет сюда рабов облутать труп и отнести все имущество погибшего орка жрице–экономке. А пока что Астер просто прочитала короткую молитву об упокоении души недавно погибшего, обошла мертвое тело и продолжила свой путь, вернувшись к пению Вставленной Таблички из Книги Крови Сестер.

Через полчаса, в самый темный час ночи, Сагир–Астер, как и велел ритуал, вошла в расположенное в самом сердце подземного лабиринта Святилище Обрушенного Моста. Несмотря на название, никаких мостов здесь не было, это была маленькая и тесная комнатка, стены, пол и потолок которой были сделаны из того же древнего и зловещего черного камня.

В центре святилища располагался кубический алтарь, покрытый рунами. Астер, как и никто из ныне живущих, не знала, что означают эти руны, построившие лабиринт и вырезавшие руны на алтаре существа погибли еще в конце прошлой эры, когда на Мир упала Первая Луна.

Многие тысячелетия назад, в прошлой эре, на этом алтаре наверняка стоял некий злой древний идол, но теперь здесь помещалась терракотовая статуэтка, изображавшая Трех Сестер. Сестры были вылеплены в виде танцующих обнаженных девушек, именно такие статуэтки допускалось устанавливать лишь в тех святилищах, куда был запрещен доступ мужчинам. Волосы у всех Трех Сестер были распущены, позы и выражения лиц танцующих говорили о божественном экстазе. У Младшей в волосах была звезда, у Средней — Луна, а у Старшей — Солнце. Перед статуэткой на алтаре стояла терракотовая чаша для жертвоприношений.

Стены святилища были опоясаны полосой медных барельефов, изображавших сцены падения Первой Луны и начала новой эры. Само устройство святилища не допускало ничего мирского и лишнего, здесь нашлось место лишь для древнейших и священных материалов — черного камня из прошлой эры, терракоты и меди. Саги–Астер знала, что статуэтка Трех Сестер была поставлена здесь еще на заре времен, а медные барельефы появились много позже, всего несколько сотен лет назад. Они не позеленели от времени, потому что их защищала кровавая магия черного камня.

Астер положила под язык очередную пластинку красного чая и запела Первую Табличку, обходя по периметру святилище и кастуя в каждом из четырех углов помещения по волшебному огоньку. Так велел ритуал. Когда святилище наполнилось голубым холодным магическим светом, Сагир–Астер затушила ставший ненужным фонарь, подошла к алтарю и пропела «Кровь и тайну» из Шестой Таблички:

— Великую тайну открыла нам Старшая Сестра. И кровь есть мана, а мана есть кровь. Помните же, что вашу ману вы восполните лишь из крови тварей прошлой эры, что течет в подземных реках их душ. Но не берите крови и маны от живых или убитых нашей эры, заклинаю вас. Лишь эльфы делают так, и их бесчестье известно нам. Кровь живых и погибших нашей эры питает лишь Трех Сестер, но не демонов, не людей, не эльфов, не орков, не рептилий, не животных. Помните об этом, чтобы не сделать падение Первой Луны бессмысленным. Ибо Первая Луна упала, чтобы появились подземные реки крови, чтобы выросли Кровавые цветы на алтарях, чтобы вы могли восстановить вашу ману.

Закончив петь, Астер извлекла из инвентаря небольшой ритуальный кинжал, на рукояти которого были выгравированы Солнце, Луна и звезда, и быстрым привычным движением разрезала себе ладонь. Она капнула несколько капель крови в терракотовую чашу и получила положенные за жертвоприношение баффы к концентрации, метафизике и мистицизму. После этого Астер встала на колени перед алтарем и стала петь Третью Табличку, с начала и до самого конца.

Эта часть обряда была важнейшей и призвана была успокоить и изгнать обратно в мир мертвых самую страшную и страдающую душу, пришедшую сегодня ночью в подземный лабиринт. Метущаяся душа сына неизвестного царя прошлой эры, принесенного в жертву, когда было окончено строительство лабиринта, должна была быть покорена последней. Именно ради нее Сагир–Астер пела, чувствуя, как начинают болеть, а потом и затекать ее колени. Но Астер, несмотря на то, что была лишь послушницей, умела петь длинные песни. Она знала, что песнопение — это работа, и как и в любой работе, тяжелее всего в начале. Через полчаса она забыла и про болевшие колени и про собственное тело, застывшее в молитвенной позе, остались только танцующие Сестры перед ней и блестевшие в магическом свете барельефы на стенах святилища. Астер теперь особенно глубоко понимала слова песен из Третьей Таблички, ей открывались тайные смыслы божественных писаний.

Но через час потеряли смысл и слова, а барельефы и статуя слились в одно едва осознаваемое медно–терракотовое пятно. Астер продолжала петь, но сама песня теперь воспринималась ею просто как набор звуков, как музыка, в которой нет и не может быть такого обыденного и человеческого понятия, как смысл. Остались лишь божественные звуки, а перед глазами Астер было только лицо Младшей Сестры, весь остальной мир превратился в набор цветных пятен. Затем жрица не видела уже и лица, остался лишь взгляд Сестры. Астер достигла той глубины, когда уже не осознаешь себя, как личность, она теперь сама стала песней. Ее рот продолжал петь, но в этом больше не было ни воли, ни усилий. Пластинка красного чая под языком Астер давно уже отдала весь свой сок, но жрица не выплевывала ее, потому что забыла про само ее существование.

Через три часа исчезло и ощущение себя песней, не осталось вообще ничего. Если бы Астер сейчас прервали и попросили бы назвать собственное имя — она бы не вспомнила его…

Астер вдруг стала совсем маленькой. Она еще не была «сагир», потому что так называют только послушниц и младших жриц. А она не послушница, она маленькая пятилетняя девочка. Она стоит на пороге собственного дома ярким солнечным днем, и с каменных равнин Алькахила дует жаркий ветер. Папа еще жив, эльфы еще не убили его, а мама совсем молодая и счастливая. Старшую сестру маленькой девочки зовут Хоста и она сегодня выйдет замуж. Хоста даже уже примеряет свой свадебный обруч, отделанный акульими зубами и зачарованный на повышение привлекательности.

Вниз от дома тянется пологий каменистый склон, где фыркают привязанные хизаны, на которых на свадьбу съехались гости из окрестных селений. Маленькой девочке все интересно — и гости в цветных одеждах, и вонючие мохнатые хизаны, и свадебные подарки, согласно традиции заранее сложенные за домом, и почему мама такая веселая, и даже страшный эльф–магистрат, высокий, в тоге и с остренькими ушками. Но вдруг мама мрачнеет, она идет вниз по склону и маленькая Астер бежит за ней, ей интересно узнать, что случилось. Ну, конечно. Это незнакомый дядя ведет Илку, схватив того за ухо. Илку опять набедокурил. Илку — это брат Астер, всего на два года старше. В руке Илку сжимает мана–термита, и Астер с ужасом видит, что все лапки у того оторваны.

— Из вашего паренька добра не выйдет, госпожа, — говорит незнакомый дядя.

— Илку, что ты опять натворил? Ох, простите, господин Альсаван.

— Он украл у меня этого мана–термита, моя госпожа, — сообщает Альсаван, — Но дело не в этом. Я не в обиде, и не хочу портить ваш праздник. Дело в том, что ваш сын стал курочить этого термита. Он пытался его поджечь заклинанием, а потом начал драть ему ноги.

— Илку!

Илку мрачно молчал, как и всегда, он был самым молчаливым мальчиком, которого знала Астер.

— Еще раз простите, моя госпожа, — продолжил Альсаван, — Но я уже видал такое раньше. Сначала насекомые, потом животные, потом люди. Я просто волнуюсь за вашего сынка.

— Ну что вы, — смущенно сказала мама, — Илку не такой, людей он не будет мучить никогда, я уверена. Да, Илку? Прошу, простите нас, господин Альсаван.

— Ладно, беги, малец. Пусть мама с тобой разбирается, — Альсаван наконец отпустил ухо мальчика, — А этот мана–термит уже не жилец, я дарую ему легкую смерть. Эй, малышка, отвернись.

Астер в ужасе отвернулась, но услышала, как хрустнул израненный мана–термит под сапогом господина Альсавана. Она испугалась, что–то вдруг изменилось, как будто солнечный свет померк, и ветер стал холоднее.

Ложь.

Астер ничего не понимала. Этого не может быть. Она не могла. Такого никогда не было.

Ты уснула, дура

Не может быть. Но Сагир–Астер уже поняла, что это правда. Катастрофа. Она уснула во время ритуала, она так и не допела до конца песню, она все испортила.

Астер в ужасе открыла глаза, она все еще стоит на полу, на коленях. Она уснула в этой позе, и давно исторгшая весь свой сок пластинка красного чая у нее во рту стала гнить и приобрела горький вкус.

Вокруг было темно, волшебные огоньки, которые она повесила по углам святилища, давно погасли. Но она все видела, хотя света не было. Это было странным, невозможным. Но она видела. Статуэтка Трех Сестер была разбита, терракотовые осколки валялись на полу, вперемешку с осколками от чаши для жертвоприношений. Не может быть. Медные барельефы на стенах позеленели, так что нельзя было больше рассмотреть, что на них изображено. Невозможно. Ужас прошел через все тело Астер, сводя ее с ума.

— Сестры, помогите мне! Прошу!

Ее слова эхом разнеслись по святилищу и утонули в темных коридорах лабиринта.

Прямо перед Астер в воздухе над опустевшим алтарем висел огромный черный шар. Астер неизвестно как поняла, что она видит вещи вокруг в абсолютной темноте, потому что шар состоит из чего–то, что темнее самой тьмы, он источал антисвет. Шар был совершенно неподвижен, приближался и отдалялся одновременно. Он был чужим, другим.

— Три Сестры, спасите!

Сестер больше нет, дура.

Это не душа древнего принца, принесенного здесь в жертву. Это они. Старые боги из прошлой эры сбросили Сестер с алтаря и воцарились в святилище, они вернули себе то, что принадлежало им изначально. Они наконец пришли.

— Кто ты?

Самая страшная вещь на свете, Астер.

— Кто ты?

Самая нежеланная вещь на свете, Астер. Истина. Свобода.

Шар вдруг налетел на Астер, она попыталась закричать, но не успела, антисвет влился ей в рот, в ноздри, в уши, всосался в нее, как возлюбленный и растворился в ее крови.

Уровень 1: Тревожащийся

Андрей долго летел среди звезд и солнц, так долго, что он даже успел испугаться, что его сейчас высадят на каком–нибудь космолете, оденут в скафандр и заставят сражаться на топорах с другими космонавтами, повторяя сценку, разыгрывавшуюся на логотипе Tellurium Games. Но этого не происходило, Андрей просто тупо летел через бескрайний космос, пока он не догадался пошевелить рукой. Как только он сделал это, тут же перед глазами возникла серебряная сияющая длань, призрачное тело Андрея резко рванулось через космос куда–то в сторону и через мгновение, совершив своеобразный гиперскачок, зависло над голубоватой и явно пригодной для жизни планетой.

С возвращением в Ergotism, Иван Иванов!

Ваш премиум–аккаунт в сочетании с эльфийской расой вашего персонажа позволяет вам продолжить приключения в любой провинции Третьей Эльфийской Империи.

Эта империя полна чудес, я гарантирую это.

Куда вы желаете отправиться, Иван Иванов?


Риверфор

Риверфор находится под прямой властью Божественного Бессмертного Императора Эльфов Квинта Нумерия, это богатейшая область Третьей Эльфийской Империи, а возможно и всего Мира. Для всех остальных провинций Риверфор является метрополией, хотя характер зависимости областей от центра в Третьей Эльфийской Империи весьма разнится от провинции к провинции.

Именно здесь тренируются Эльфийские Имперские Войска, от одного упоминания которых любой орк сразу обделывается, человек бежит, рептилия поднимает лапы и молит о пощаде, а гном закапывается поглубже в свою вонючую шахту. Если вы девушка в поисках крепких мускулистых парней — вам следует немедленно отправиться именно сюда, ведь солдаты и офицеры Эльфийских Имперских Войск всегда рады встречи с красоткой, разумеется при условии, она сама чистокровная эльфийка.

Но если вы парень — не все так плохо, ведь в Риверфоре расположены лучшие в Мире бордели, где вы найдете рабынь и куртизанок на любой вкус. А еще крупнейшие банки, где вам дадут займ, если вы эльф и не являетесь нищебродом, конечно. А еще дворцы и храмы Божественного Императора из чистого золота, лучшие в мире дороги, чтобы путешествовать в банки и бордели быстро, дизайнерские магические наркотики, ммм…

Да что тут рассказывать? Отправляйтесь в Риверфор и сами увидите!

Только учтите, что недавним декретом Божественного Бессмертного Императора Эльфов Квинта Нумерия въезд неэльфов на территорию метрополии осуществляется только при условии уплаты пошлины.


I. Вотчина Ледовласого

Это холодная, негостеприимная и далекая провинция, отправиться куда решится лишь самый отмороженный во всех смыслах приключенец. Здесь так холодно, что ваша струя замерзнет, как только вы попытаетесь отлить, я гарантирую это. Даже медведи здесь носят ушанки. Местными эльфами правит Ледовласый вождь в статусе Имперского наместника. Или не правит, когда особенно сильно пьян. Но зависимость от эля — не главная проблема Ледовласого, ведь в последние годы жители Вотчины были атакованы разумными Грибами. Возможно, именно вам предстоит решить эту проблему и спасти обитателей вотчины от Грибов. Но это если вы не замерзнете и не будете пытаться проходить квест, где нужно перепить Ледовласого вождя. Дело в том, что этот квест пройти невозможно. Не верите? Ну что же, попробуйте сами.

Именно из Вотчины Ледовласого происходят Грибные Эльфы — элитный клан игроков, использующийся для работы с проблемными провинциями Империи. Впрочем есть мнение, что они не элитный клан, а просто кучка пьяных головорезов. Если вы не эльф — лучше не встречайтесь с ними, серьезно.


II. Кириллия–Номадия


Здесь живут варвары, набегающие на дворцы, где теплится жизнь имперской администрации. Что еще сказать? В этой провинции вообще мало говорят, все больше бьют дубиной по голове.


III. Пограничье

А, еще одна формальная провинция. Дело в том, что Император Эльфов больше не имеет здесь власти. Темный Властелин пришел из другого мира и сколотил из милых тенеплеток, орков и нежити армию, после чего вышел из состава Империи. А еще по слухам где–то здесь объявился сам ПОЖИРАТЕЛЬ МИРОВ. Кто же спасет местных эльфов от всего этого дерьма, кто поможет унять непреходящую боль Императора от потерянной провинции? Может ты? Ты точно уверен, парень? Только не обижайся, когда арахнидка изнасилует тебя, а потом пожрет твою плоть.


IV. Северная Эльфарика

Здесь довольно пустынно и трудно найти ночлег или таверну. Зато здесь легко попасть в рабство, лишится имущества, конечностей, а то и жизни. Однако местные песочные эльфы и эльфы–верверы полагают свою провинцию прекрасной и хранят верность Императору. Но достаточно ли ТЫ верен Императору, чтобы отправиться сюда? Если не уверен — лучше не суйся, серьезно тебе говорю.


V. Эльфарика

Древнейшая область Мира и прародина эльфийской расы. Обитающие здесь темные эльфы — старейший народ Мира, и они получили свое название не только из–за цвета кожи, поверьте. По слухам здесь до сих пор поклоняются богам из прошлой эры, а где–то глубоко в джунглях еще встречаются общины психирургов, тирания которых держала в страхе весь континент еще до появления Третьей Эльфийской Империи.

Выберите лучше любую другую провинцию. Не нужно сюда ходить.

Игрокам ниже 20 уровня не рекомендовано посещение этой области.


VI. Генерал–губернаторство Риаберра

Размеры Риаберры не должны вас смущать. Да, она маленькая, но проблем Императору доставляет не меньше остальных. Одно слово — колки. Если вы не знаете, что это, то лучше не знайте и дальше. Но вообще это местная запрещенная наркота, которой местные же контрабандисты не прочь завалить всю Империю. Но Эльфийские Имперские Войска стоят здесь не только ради войны с наркотиками. Они еще и усмиряют риа — людей–коренных обитателей Риаберры, которые очень, очень не любят эльфов. И да, это единственная провинция Империи, где людей живет больше чем эльфов, причем даже те эльфы, что здесь есть — темные. Очень не советую выходить за пределы Грассбриджа, единственного города, где базируются Имперские войска.

Напоминаем, что вы взяли классовый квест «Секрет Бессмертия»: встретиться и поговорить с Бессмертным отшельником в Башне. По этому квесту вам нужно именно сюда. Ваш премиум–аккаунт позволяет телепортироваться прямо к Башне Бессмертного Отшельника. Желаете сделать это?

>> Конечно, желаю. Не зря же я покупал премиум–аккаунт!

>> Нет, не желаю. Желаю проходить игру честно, как нищеброд без премиум–аккаунта!


Андрей недолго раздумывал. С одной стороны, ему очень хотелось в бордели Риверфора, но с другой стороны, было очевидно, что Иванов уже начал играть в эту игру, еще до своего попадания в дурку. А так как создать нового персонажа, видимо, было нельзя, Андрей опасался что, посетив Риверфор, поломает всю прокачку персонажа Иванова. Поэтому он нажал своей призрачной серебристой дланью на опцию, позволявшую отправиться в Риаберру, прямо к Башне Бессмертного Отшельника.

Андрея резко дернуло куда–то вниз, а потом он зажмурился от яркого света. Не устояв на ногах, Андрей упал на твердый и горячий камень. Он вскрикнул от боли и поразился тому, какой у него брутальный голос — зловещий и с хрипотцой, таким голосом, наверное, очень хорошо запугивать людей или знакомиться с девушками.

Поднявшись на ноги, Андрей осмотрелся. Но еще до этого он получил первую информацию о новом мире посредством собственного носа и кожи. Нос говорил, что воздух вокруг очень чистый, но тяжелый и горячий. Ветер здесь почему–то пах солью, но не так как пахнет от моря. От собственной кожи Андрей узнал, что здесь нещадно жарит Солнце, а пахнущий солью ветер настолько горяч, что чуть обжигает. Странно, но ощущавшаяся жара не приносила никакого дискомфорта, наоборот — доставляла наслаждение, хотя в реальности Андрей, как и все толстяки, ненавидел жару.

Окружавший Андрея пейзаж завораживал, несмотря на однообразность. Каменная бурая холмистая пустыня тянулась до самого горизонта. По небу плыли белоснежные облака, а само небо ничем не отличалось от реального. Мир поражал прежде всего своими размерами, для Андрея, всю жизнь прожившего в Пскове и ни разу не видевшего ни пустыни, ни даже самой захудалой степи, такие огромные и пустынные пейзажи оказались настоящим шоком. С VR технологиями Андрей также ни разу в жизни не сталкивался, так что до этого момента не бывал даже в виртуальных пустынях.

Единственным строением здесь был уродливый вытянутый волосатый объект высотой с двухэтажный дом, располагавшийся рядом с Андреем. Вероятно это и была Башня Бессмертного Отшельника. Еще далеко на горизонте виднелась какая–то стела, типа воинского мемориала. А больше не было ничего — только бескрайний бурый камень под голубыми небесами, Солнце и жаркий ветер, пахнущий солью. И ни деревца, ни травинки, ни ручейка. Пожалуй, для виртуальной реальности этот мир слишком мрачен и ненасыщен.

Взглянув на собственные руки, Андрей понял, что он темный эльф. Причем, судя по цвету кожи скорее дроу, чем данмер или тем более темный эльдар. Кожа у Андрея была совершенно черной, цвета ночного неба в полночь. Пальцы были длинными и тонкими, белесые ногти аккуратно подстрижены, вообще сами руки говорили о благородстве и о том, что они ни разу в жизни не держали ни молотка, ни меча. Так что он явно не воин и не ремесленник, и совершенно определенно не шахтер. На ладони правой руки имелась слабо фосфорицирующая фиолетовая метка — несколько горизонтальных перекладин поверх вертикальной, вписанной в круг. Метка занимала всю ладонь и чуть светилась. Андрей потер ее, потом поплевал на пальцы и снова потер, но метка не исчезла. Видимо, какая–то магия. Значит, он маг.

Удивительная легкость, сила и податливость собственного тела поразили Андрея. Он двигался легко, как в раннем детстве, до того как разжирел. Андрей пробежался, попрыгал, полюбовался кубиками пресса на собственном черном животе, пощупал бицепс, даже отжался десять раз от горячего камня под ногами, не касаясь земли животом. Так круто Андрей в реальной жизни не чувствовал себя ни разу, собственно он и отжаться в реальности не мог ни разу уже как лет десять. Но его новое тело было идеальным — ни грамма жира, только мускулы. Впрочем качком темный эльф Иванова тоже не был, в реальности такое телосложение, как у персонажа Иванова, обычно встречается у худых от природы людей, которые занимались спортом, но без фанатизма.

Но приятнее всего в новом теле было дышать — просто тупо дышать, вдыхая местный соленый воздух. У Андрея впервые за много лет не было вообще никакой одышки после двигательной активности, а местный жаркий и сухой воздух видимо неплохо переносился темными эльфами. Андрей проорал пару припевов из Раммштайна и убедился, что голос у него действительно зловещий и чуть хриплый, идеально подходящий, чтобы озвучивать плохих парней в фильмах.

Рост у темного эльфа был примерно таким же, как у Андрея в жизни, может быть пониже на пару сантиметров.

Андрей ощупал свое лицо и убедился, что у него средних размеров нос, а еще короткая щуплая бородка, как у полковника Сандерса, но без усов. Бородка, как и волосы до плеч на голове были белоснежными, но стариком темный эльф не был, судя по всему, белый был естественным цветом волос для этой расы. Какого цвета у него глаза Андрей сказать не мог, так как зеркала под рукой не нашлось, но Андрей подозревал, что, как и положено темному эльфу, красные и зловещие.

Еще Андрей ощупал собственные уши и убедился, что они у него длинные и заостренные. В принципе его темный эльф был вполне каноничным и классическим. После инспекции ушей неосмотренным оставалось только то, что находилось у эльфа в штанах, и, заглянув туда, Андрей остался более чем удовлетворенным увиденным. Сами штаны однако были непримечательными, из какой–то грубой серой ткани и с кожаными вставками на коленях, зато они идеально были подогнаны по размеру. Свободная рубашка была из того же серого сукна, на ногах у Андрея были стоптанные и пыльные сапоги. Судя по всему, персонаж Иванова не отличался богатством, в отличие от самого Иванова, позволившего себе купить топовое устройство, да еще и с премиум–аккаунтом. Хотя Андрей полагал, что скорее теллуровый гвоздь Иванову все же подарили родственники из Японии.

На шее у темного эльфа болталась веревка с крупной белой костью. Андрей недостаточно разбирался в анатомии, чтобы сказать, что это конкретно за кость, и принадлежала ли она человеку, эльфу или зверю, но выглядел амулет вполне зловеще, и соответствовал образу в целом.

Закончив наконец наслаждаться своим новым телом и прикидом, Андрей решил взяться за квест и направился к торчавшей рядом вытянутой хреновине. Вход в волосатый объект обнаружился на противоположной стороне, так что Андрею пришлось обойти вокруг хреновины, чтобы найти его. Вход представлял собой отверстие, прикрытое невыделанной коричневой шкурой.

Всплывшая в воздухе подсказка пролила свет на сущность странного объекта:

Башня Бессмертного Отшельника

Типичная для Риаберры жилая постройка, изготовлена несколько тысяч лет назад из толстой кишки древнего великана–эймлака. Эймлаки были распространены в Риаберре на заре времен, но теперь их сложно встретить.

— Это хорошо, — сказал Андрей, — Я бы вообще не хотел встречать этого эймлака, если честно.

Андрей не знал, нужно ли стучать перед тем, как войти. По крайней мере, дверного звонка здесь точно не было. На всякий случай Андрей все же стукнул несколько раз по древней кишке, кишка оказалась каменно–твердой на ощупь, но покрывавший ее густой волос гасил все звуки, так что отшельник в любом случае наверняка не услышал, что к нему пришли. Делать нечего, придется входить без приглашения. Андрей отогнул тяжелую шкуру и вошел в кишку эймлака.

Внутри было душно и неприятно воняло, наверх кишки уходила опоясывающая стены лестница из костяных ступенек и веревок. Там наверху видимо было еще одно помещение. В нижней комнате кишки царил разгром, мебели здесь не было совсем, зато повсюду валялись сшитые из шкур и кож бурдюки. Возле одной из стен лежал уже начавший гнить старичок–человек, в буром балахоне и босой. Андрей, стараясь особо не дышать трупным зловонием, подошел к телу старичка.

Когда Андрей приблизился, в воздухе появилась очередная подсказка:

Бессмертный отшельник

Монах, Уровень 21

Это квестовый персонаж, он бессмертен.

Не пытайтесь убить этого персонажа.

Андрей смотрел на тело в недоумении. Бессмертный отшельник, которого нельзя убить, определенно был мертв, причем уже не первый день.

— Эй, это какой–то розыгрыш? Или хитрость? Или волшебная иллюзия? — спросил Андрей, — Ну, хватит, дед, давай вставай. Ты мне нужен по квесту.

Бессмертный отшельник неожиданно действительно шевельнулся.

— Ну вот. А я знал, что ты притворяешься, — обрадовался Андрей собственной сообразительности.

Балахон в районе живота Бессмертного отшельника вдруг вспух, потом порвался вместе с кожей трупа, вывалив из мертвеца россыпь подгнивших сероватых кишок. Зловоние усилилось, и к нему примешались новые островато–гнилостные нотки с щепоткой запаха дерьма.

Андрей в ужасе отступил на шаг назад, а из кишок дедушки тем временем показалась белесая лысая морда с хоботком. Хоботок зашипел и раздулся, обнажив острые зубки, а потом тварь вылезла из трупа целиком. По размеру зверь, обитавший в кишках деда, был не больше таксы и имел примерно такое же телосложение — длинное тельце, башка с двумя черными глазами и зубастым хоботком, пара ног снизу и две пары рук с когтями на теле выше. Проблема была в том, что ступившая на пол из кишок отшельника тварь передвигалась в отличие от таксы вертикально, опираясь на нижние ножки, и ростом доставала Андрею до пояса.

— Я, пожалуй, пойду, — вежливо сказал Андрей, пятясь к двери.

Но тварь оказалась еще и умной, она будто поняла Андрея и тут же, оббежав его, перегородила выход.

— Эту страну надо было назвать не Риаберра, а страна кишок, — сказал Андрей, — Отшельники тут не только живут в кишках, но и растят такс в собственных.

Тварь вдруг мерзко мяукнула, а над ее головой появилась подсказка:

Новорожденный хизан

Уровень 1

— С первым уровнем как–нибудь справлюсь, — сказал Андрей, несмотря на то, что его трясло от страха, уж слишком все здесь было реалистично.

Хизан не атаковал, только мяукал, иногда переходя на шипение.

— Оружие, — гордо произнес Андрей, как рыцарь на турнире, подзывающий пажа.

Интерфейс немедленно открылся:

Ритуальный кинжал психирурга

Информация: нет

Уровень:1

Состояние: этот предмет сделан из замороженной крови, он не ломается

Урон: нет

Цена: нет

Кухонный нож для овощей

Информация: Идеально подходит для нарезки тыквы или извлечения грязи из–под ногтей

Уровень: нет

Состояние: 7 из 10

Урон: 1 – 5

Цена: 5 квинтов

Кинжал психирурга был изогнутым и изготовлен был целиком из полупрозрачной субстанции розоватого цвета, с красными вкраплениями. Рукоять была украшена резным рельефным изображением человеческой головы, с перекошенным лицом, широко раскрытыми от страха глазами и разверзшимся в крике ртом.

Нож для овощей выглядел поскромнее.

Андрей засомневался, с одной стороны кинжал был гораздо солиднее, с другой стороны, система утверждала, что у него нет урона.

Андрей все еще размышлял, когда новорожденный хизан неожиданно перешел в атаку, видимо решив, что воин, который никак не может определиться с оружием — идеальная мишень для нападения.

Тварь вцепилась зубами в левую руку Андрея, и Андрей заорал, потому что боль была неотличима от настоящей. По крайней мере, когда Андрея несколько лет назад покусала собака, ощущения были абсолютно сравнимыми. Андрей решил, что создатели этой игры определенно долбанутые на голову, как и Иванов, не удосужившийся отключить болевые ощущения. Но разбираться сейчас с уровнем боли у Андрея не было времени, нужно было сражаться.

Андрей выхватил из висевшего в воздухе инвентаря ритуальный кинжал и обрушил острие на голову монстра. Однако это ничего не дало, кинжал просто скользнул по вытянутой головенке хизана, не нанеся тому никаких повреждений и даже не пробив кожу. Никаких системных сообщений об уроне тоже не было. Рассвирепев, Андрей еще раз безуспешно рубанул кинжалом, а потом ударил монстра ногой и одновременно резко дернулся всем телом. В своем настоящем теле он бы никогда не проделал такого маневра, но темный эльф был в отличие от настоящего Андрея спортивным парнем и справился. Хизан отцепился и заворчал, а потом отбежал к двери.

Укушенную руку жгло и из нее капала кровь, кровь у темного эльфа оказалась вполне обычного красного цвета. Сообщения об уроне не заставили себя ждать:

Новорожденный хизан нанес вам рану.

Кровотечение: 1/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 3 хп

Урон от зубного яда хинзана: нет

Яд хизана на вас не действует

Ваше здоровье: 27 из 30


Вы нанесли урон новорожденному хизану.

Удар ногой по щщам: — 0 хп

Здоровье новорожденного хинзана: 10 из 10 хп

Андрей судорожно пытался отвлечься от боли и анализировать, но информации для боевой ситуации было, пожалуй, слишком много. Значит, на Андрея не действует яд, это хорошо. Но его удар ногой по щщам на хинзана почему–то тоже не действует, это плохо. У Андрея кровопотеря, это тоже плохо. Урон от кровопотери может начисляться и дальше, пока он не найдет способ остановить кровь, это совсем паршиво. Судя по всему, игра подошла к концу, не успев толком начаться.

— Ладно, мразь, еще посмотрим, кто кого, — сказал Андрей и, решив больше не выпендриваться, достал из инвентаря кухонный нож для овощей. Раз нож подходит для резки тыквы, значит и для того, чтобы нарезать хинзана, отлично сгодится.

На этот раз Андрей атаковал первым, но монстр увернулся. Андрей ударил ножом еще раз, но опять не попал. Судя по всему, воевать кухонным ножом его темный эльф совсем не умел, а значит обозначенный для ножа урон в 1–5 пунктов оставался чисто теоретическим. Возможно, сражаться этим ножом умеет только класс повара, если здесь вообще есть классы.

Хизан тем временем цапнул Андрея за колено, прокусив насквозь штаны, и радостно отбежал на безопасное расстояние с полным ртом Андреевой крови и мяса. Андрей выругался, хизан теперь не перекрывал выход, но Андреем овладела горячка боя и уходить он уже не собирался, несмотря на то, что от нового укуса испытал дикую боль и начал хромать.

Новорожденный хизан нанес вам две раны.

Кровотечение: 1/100 пинты в минуту + 3/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 9 хп

Урон от зубного яда хинзана: нет

Яд хизана на вас не действует

Ваше здоровье: 18 из 30

Травма правого колена: — 7 скорости

Значит кровотечение из руки все еще наносит урон. Плохо, очень плохо. Андрей ощутил приближение смерти своего темного эльфа. Ногами он забить монстра не может, ножами или кинжалами — тоже. Андрей вдруг догадался.

— Магия, — распорядился он. Интерфейс тут же услужливо раскрыл спелл бук, рядом с каждым заклинанием в нем была изображена соответствующая руна:


Ваша мана: 30 из 30

Заклинания:

Удар сырой маной

Не требует никаких знаний или обучения, вдарить сырой маной способен даже новорожденный младенец. Все что нужно — это в принципе иметь полоску маны и принадлежать к магическому классу.

Уровень: нет

Стоимость: 1 маны в секунду

Урон: 1–1

Дальность: 3 шага

Длительность: нет

Головокружение

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что от этого заклинания у вашего противника кружится голова. Особо нервных противников даже может стошнить, так что колдуйте лучше издали, чтобы не ходить потом во вражеской блевотине.

Уровень: нет

Стоимость: 1 маны

Урон: нет

Дальность: 3 шага

Длительность: 30 секунд

Псиалхимия

???

Вы еще не использовали это заклинание.

А познается все только на опыте.

Подсказка:

Чтобы скастовать заклинание на объект, просто начертите пальцем в воздухе руну заклинания в направлении объекта. Чтобы скастовать заклинание на себя начертите руну заклинания на собственном теле. Сложные заклинания могут потребовать участия нескольких пальцев, а то и обеих рук.

Дополнительная подсказка для орков:

Руки — это зеленые отростки, расположенные между головой и ногами.

Пальцы — это та грязная хрень, которая торчит из ваших рук.

Андрей не был орком, так что в последней подсказке не нуждался, тем более, что пока он читал ее, хизан снова атаковал, но на этот раз Андрей смог отбить нападение ударом ноги, хотя нога и на этот раз не нанесла хизану никакого урона. А у Андрея тем временем продолжались кровотечения, так что действовать нужно было быстро. Местная система заклинаний Андрею совсем не понравилась, судя по всему, придется тратить время, чтобы приноравливаться рисовать руны. Самой простой была руна загадочной псиалхимии, она представляла собой просто круг с косой чертой внутри. Андрей, несмотря на боль, пафосно вытянул руку в направлении хизана.

— Отведай моей псиалхимии, падаль.

Палец Андрея, вычертивший руну, оставил за собой в воздухе едва заметный фиолетовый мерцающий свет, который, однако, почти сразу погас. А больше не произошло ничего, из руки Андрея не вылетел желанный файрболл, да и хизан продолжал скалиться из угла башни.

Псиалхимия не действует на новорожденного хизана.

Вы потратили 1 маны.

Ваша мана: 29 из 30

— Ну, по крайней мере, я бездарно потратил только один пункт маны, — утешил себя Андрей, а хизан тем временем снова бросился в атаку, на этот раз рассчитывая укусить Андрея в промежность. Андрей увернулся, но на этот раз не попал по хизану ни ногой, ни кулаком.

— Здоровье, — заорал он.

Кровоточащих ран нет.

Травма правого колена: — 7 скорости

Травма левой руки: — 2 ловкости

Ваше здоровье: 12 из 30

По крайней мере, кровотечения остановились, и то хорошо. Руна головокружения представляла собой нечто, отдаленно напоминающее русскую букву Ж, а информации о загадочной псиалхимии Андрею так и не выдали, видимо, для того, чтобы узнать, что же это за заклинание, нужно было применить его успешно.

Андрей бросился в бессмысленную и суровую кулачную атаку против хизана, разумеется, ни разу не попав по противнику, а когда хизан пустился в бегство, скастовал головокружение. С первого раза не вышло, но когда Андрей попробовал еще раз, волшебство наконец произошло. Хизан на секунду вспыхнул фиолетовым светом, а потом со всего размаху бросился прямо в стену башни.

Новорожденный хинзан успешно поражен головокружением.

Ваша мана: 28 из 30

Новорожденный хизан нанес сам себе урон.

Здоровье новорожденного хизана: 9 из 10 хп

Хизан повалился на пол, и попытался ползти, видимо сам не зная куда, при этом он непрестанно мяукал и вертел башкой с зубастым хоботком. Если у Сталина было головокружение от успехов, то в случае Андрея налицо была противоположная ситуация — успех от головокружения. Теперь оставалось только скорее добить врага.

Андрей подошел к беспомощно скалившемуся хизану и старательно вычертил двойной треугольник удара сырой маной. Это заклинание оказалось довольно эффектным, из руки Андрея полился серебристый фонтанчик маны.

Новорожденный хизан поражен ударом сырой маны.

Урон: — 1 хп

Здоровье новорожденного хизана: 8 из 10 хп

7 из 10 хп

6 из 10 хп

Когда хизан наконец зашипел и издох, Андрей инстинктивно встряхнул рукой, и это сработало — действие заклинания прекратилось, фонтанчик маны иссяк.

Победа!

Ваши навыки прокачаны!

Мордобитие: +1

Уворачивание: + 2

Болевой порог: +5

Психирургия: + 1

Колдовство: +1

Мистицизм: +1

Получен новый уровень!

Уровень 2: Скребущий ногтями

+ 10 очков характеристик

Мана, здоровье и запас сил повышены и восстановлены

Ваше здоровье: 35 из 35

Ваша мана: 35 из 35

Ваш запас сил: 35 из 35

— Так–то лучше, — сказал Андрей мертвому хизану, смахивая рукой системное сообщение, — Это тебе за деда.

Но Андрей не был уверен, что Бессмертного отшельника убил хизан, возможно, он просто вылупился в его трупе, как Чужой из фильма.

Над трупиком самого хизана тем временем появилась иконка книги, а еще серебристый призрак в точности повторявший хизана при жизни. Только призрак не мяукал и не скалился, а тупо смотрел перед собой в одну точку и был неподвижен.

Андрей для начала коснулся иконки, и система вывела информацию:

Новорожденный хизан

Уровень: 1

Здоровье: 10

Мана: нет

Запас сил: 10

Атака: удар когтем, кусь, ядовитый кусь

Биологический вид: Hizanus Elfaricus

Народное название: Личинка, Бледеныш (от слова бледный)

Биологический пол: отсутствует

Ареал обитания: Риаберра, эндемик

Питание: падаль

Статус: дикое животное, одомашненное животное

Опасность: малая

Хозяйственное значение: необходим для выращивания ездовых хизанов

Новорожденный хизан — форма существования Hizanus Elfaricus, промежуточная между яйцом и взрослой особью. Вылупляется в трупах, куда самка откладывает яйца, трупами же и питается. Хизаны обитают и разводятся только в Риаберре. Риа, живущие в Южной Четверти, традиционно дарят живого новорожденного хизана ребенку, достигшему шести лет, чтобы тот вырастил из подарка себе ездовое животное.

Лут: печень новорожденного хизана, ядовитые молочные зубы хизана, шкурка новорожденного хизана.

Цена живой здоровой особи: 100 квинтов

Цена мертвой свежей особи: по цене лута минус затраты на разделу тушки

Информация оказалась не слишком интересной, разве что Андрей пожалел, что не захватил хизана живым, тогда ему дали бы 100 квинтов и он мог бы купить себе еще двадцать ножей для разделки овощей. Иначе осознать эту сумму Андрей не мог, так как знал стоимость только двух местных товаров — бесполезного ножа и живого новорожденного хизана.

Подняв свой уровень эрудиции, Андрей решил заняться все еще висевшим над тушкой серебристым призраком. Никаких пояснений системы к призраку не прилагалось. Андрей потыкал в призрака кулаком, но рука проходила сквозь него. Тогда он достал кухонный нож, но и тот просто прошел сквозь призрака. Волшебство случилось, лишь когда Андрей рубанул призрака ритуальным кинжалом психирурга, от прикосновения полупрозрачного лезвия призрак вдруг заколебался и в одно мгновение вскипел, как молоко, потом то, что осталось от привидения, свернулось в небольшой дымчатый шарик, а шарик упал на тушку. Андрей подобрал концентрат призрака.

Получен аспект сознания: безволие

Никаких иных пояснений не было, так что Андрей растерялся.

— Открыть инвентарь.

На этот раз что–то пошло не так, перед Андреем в воздухе появилось пустое окно, потом оно мигнуло и исчезло, потом снова появилось, а затем в воздухе зависла надпись:

СЫужба недоступна

— Понятно. Полную симуляцию они изобрели, а баги фиксить так и не научились, — мрачно констатировал Андрей.

Он проверил оружие и магию, те открывались вполне адекватно. Андрей еще несколько раз попытался открыть инвентарь, но так и не достиг успеха. Тогда он просто сунул безволие в карман штанов и заодно убедился, что пробитая в штанах хизаном дырка затянулась, как и все раны самого Андрея.

Теперь оставалось только облутать тушку хизана, но с этим тоже возникли проблемы. Когда Андрей заявил, что хочет лута, ему сообщили:

Ваш класс избегает любой грязной работы и не может свежевать туши.

Расстроившись, что ему не достанутся ядовитые зубы, Андрей решил облутать мертвого Бессмертного отшельника, надеясь, что того свежевать не придется. Но когда он, преодолевая отвращение перед раскуроченным пузом подгнившего трупа, подошел к мертвецу и указал на него, сказав «лут», то получил в ответ только:

Бессмертный отшельник

Монах, Уровень 21

Это квестовый персонаж, он бессмертен.

Не пытайтесь убить этого персонажа.

Служба недоступна

В принципе это было логично. Предполагалось, что этого перса убить нельзя, поэтому при попытке облутать его система сошла с ума. С другой стороны, некто смог убить отшельника, а хизан смог даже вылупится в трупе старичка, так что тот факт, что Андрею после всего этого не дают лутать, выглядел несколько несправедливым.

Разозлившись, Андрей стал шариться по помещению в поисках чего–нибудь ценного, но все разбросанные по полу бурдюки были пусты. Видимо, здесь кто–то поработал до Андрея, возможно таинственный убийца отшельника. Не найдя ничего внизу, Андрей поднялся по лестнице наверх кишки, но там обнаружилось не другое помещение, как думал Андрей, а всего лишь выход на вершину башни, откуда открывался потрясающий вид на окрестности.

Андрей несколько минут созерцал бескрайнюю пустыню и дышал жарким ветром. Потом он внимательно присмотрелся к стеле, единственному интересному объекту, который был виден среди мертвой каменной равнины. Если подумать, то она не так уж и далеко.

— Ладно. Навстречу новым приключениям, — сказал сам себе Андрей.

Чед

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


Руководитель субдепартамента по противодействию хакерским атакам отдела информационной безопасности Tellurium Games Чед Альфамейл смотрел в монитор, ощущая, как внутри него медленно копится неведомое доселе чувство провала и полной катастрофы. Это малознакомое Чеду чувство однако мешалось с невольным уважением или даже восторгом по поводу того, что творил враг.

Чед не спал уже вторую ночь, на его столе рядом с клавиатурой валялись одиннадцать банок из–под Stimulus, такое количество энергетика могло бы убить и быка, но Чед был здоровее быка, и уж точно у него в жизни было больше телочек, чем у глупой скотины. Но сейчас Чед немного приуныл, он ощущал, что даже крашеный ирокез у него на голове вдруг стал каким–то мягким и не таким дерзким и острым, как раньше.

— Ты видишь то же, что и я, прекрасная Асмари? — спросил Чед.

Стояла глубокая ночь, и во всем головном офисе не было никого, кроме пары дежурных администраторов, Чеда и Робель. Администраторы уже успели переполошиться, но Чед прогнал этих тупых девственников–очкариков из своего кабинета, и заявил, что все под контролем. Он часто заявлял, что все под контролем, и в такие моменты мало кто мог противостоять его харизме и не согласиться. Так что напуганные администраторы разбежались от Чеда, как сурки от ковбоя, и теперь сидели в своей вонючей норе на втором этаже. Чед был убежден, что боссу никто из них позвонить без разрешения самого Чеда не рискнет.

Что же касается стоявшей сейчас рядом Асмарины Робель, то сегодня днем она на работу не выходила — отлеживалась после вчерашнего шока, когда какая–то психопатка вылила на Асмарину ведро искусственной бычьей крови. Робель приехала лишь час назад, Чед позвонил ей, потому что больше звонить было некому.

— Я не могу войти, Чед, — отстраненно сказала Асмарина.

Это было правдой, весь последний час Робель провела в безуспешных попытках получить администраторский доступ к секции Риаберры в Зале Нейроинженерии, откуда управлялись сознания NPC. Но доступа не было, Зал Нейроинженерии, являвшийся самой дорогой и секретной технологией компании, взбунтовался против собственной создательницы Робель.

— Я бы с радостью помог такой красавице, как ты, Асмари, но проблема в том, что проклятая система безопасности не пускает меня в твой Зал Нейроинженерии физически, а притвориться тобой и обойти систему я не могу, у меня же нет таких милых титечек, как у тебя, так что сканеры сразу поймут, что я крутой мужик, а не милая арабская девочка, но вот если бы ты помогла мне глянуть удаленно, хоть одним глазком… Ты не думай, у меня большой опыт. Я так смотрел в первом классе на телку из соседнего дома, когда она мылась в душе на улице жаркими днями, вообще люблю подглядывать за интересными девушками, если есть на что посмотреть, конечно, так что и с твоим Залом Нейроинженерии я буду предельно нежен…

— К центру управления NPC нет удаленного доступа, Чед, — все так же отстраненно произнесла Асмарина, — Такая функция в принципе не предусматривалась, более того, Голдсмит прямо запретил ее вводить. Это почти полностью изолированная система, имеющая связь лишь напрямую с сервером игры.

Чед обеспокоенно посмотрел на Асмарину, немного задержав взгляд на ее стройных ножках, пышных черных кудряшках на голове и, конечно же, на груди. Титечки у нее действительно отличные, а вот психологическое состояние девушки внушало Чеду опасения. Она слишком спокойная, даже для шизоида, которым по мнению Чеда Робель являлась на все сто процентов. На глазах происходила катастрофа, рушилась работа всей жизни Робель, а она знай себе пялится в монитор, и сухо отвечает на его вопросы. Чед не такого ожидал, когда звонил ей. Он надеялся, что девушка, узнав о последних событиях, под влиянием шока раскроет в себе глубоко спрятанную внутреннюю женственность, как минимум расплачется и пойдет искать утешения в объятиях настоящего мужчины, который по чистой случайности окажется ее коллегой по имени Чед. Или, как минимум, хотя бы пустит Чеда в свою секретную секцию, занимавшую два верхних этажа здания, куда Чеду доступ был заказан, но где он давно уже мечтал побывать.

— Я не могу тебя туда пустить, — сказала Робель, как будто прочитав мысли Чеда, — Системой безопасности здания управляет лично Голдсмит. Только он может обеспечить тебе доступ туда. Но даже если ты пройдешь в Зал Нейроинженерии — ты все равно там ничего не поймешь. Для программирования сознания NPC используется мой собственный дизайнерский нейроязык, который никто кроме меня понимать не способен. Эта наша главная коммерческая тайна, за которую конкуренты заплатили бы любую сумму, как тебе хорошо известно.

— Ага, только теперь эта проклятая секретность работает против нас, потому что атаку ты сама отбить не можешь…

— Позвони Голдсмиту, — перебила Робель.

— Ну, я не привык беспокоить босса ночью по пустякам…

— По пустякам? — Асмарина указала на монитор Чеда, забитый инфографикой настолько, что любой человек чуть тупее Чеда немедленно бы сошел с ума от информационного перегруза от одного взгляда на экран, — Нам на сервер залили четырнадцать йобибайт непонятно чего, и полностью отобрали у нас контроль над одной из областей нашей собственной игры. Это по твоему пустяки, Чед? А что тогда не пустяки? Ты ждешь, когда Лига Защиты Эльфов полностью положит нашу игру или взорвет наш офис? Тогда уже поздно будет звонить, Чед.

— Эй, не учи ученого, ты драматизируешь ситуацию, детка, не все так плохо, пострадала только Риаберра, а большая часть игры вполне себе работает. Кроме того, я ведь отбил атаку на наши сайты и форумы, так что Чед этим мамкиным хакерам не по зубам, не на того напали, я уверен…

К удивлению Чеда Робель вдруг выругалась на своем родном языке.

— Это было признание в любви, я надеюсь?

— Какой же ты дебил, Чед, я вообще не понимаю, как тебя взяли на эту работу.

— В смысле как? Как и всегда. Я предался любви с рекрутершей прямо на ее рабочем столе, так что вопрос моего найма был сразу решен…

— Ты ничего не понял. Послушай меня, заткнись и послушай! Вчерашняя атака на наши ресурсы в интернете, которую ты так победоносно отбил, была всего лишь хитрым маневром. Они знали, что ты ее отобьешь, просто хотели отвлечь нас от реальной атаки, которая, если ты еще не догадался, и происходит прямо сейчас.

— И какова их реальная цель, м? Положить всю игру?

— Я не знаю, Чед. Но судя по тому, что я вижу, они не пытаются положить игру вообще. Они пытаются ее поломать изнутри, поскольку вероятно знают, что квантовый сервер невозможно положить в принципе. Может быть, они рассчитывают, что Голдсмит сам выключит сервера, когда накопится достаточное количество багов и жалоб от игроков. Но я не уверена. Звони Голдсмиту, Чед.

— Да чем нам поможет этот мешок с деньгами? Он в хакерских атаках разбирается, как енот в шотландской политике. Шеф будет только как всегда орать и создавать лишний шум, а вот если я потружусь еще часок…

— Я не знала, что ты такой трус, Чед. Ладно, сама позвоню.

Чед был уязвлен до самых глубин души.

— Эй, крошка, не хочешь ли ты сказать, что у меня нет яиц?

— Я хочу сказать, твои надежды разрешить ситуацию до того, как босс узнает о проблемах, тщетны. Уже сейчас форумы кипят от жалоб игроков на баги в Риаберре. Ты сам мне показывал час назад. А ты просто боишься Голдсмита.

— А вот и нет. Че мне боятся этого дохляка? Как будто я не смогу найти себе новую работу, если меня отсюда выпнут. Да я найду себе новое место еще до того, как дойду до выхода из этого проклятого здания…

— Звони, Чед.

— Ага. Сейчас. Только Телеграм найду, я его по–моему вчера случайно удалил, а ну точно…

— Эй, TAILS, позвони через Телеграм Надоедливому Кретину, — приказала Асмарина.

— Ну уж нет, мой линукс слушается только моего голоса, — возмутился Чед. Но линукс полагал иначе, поскольку немедленно вывел окно звонка Голдсмиту.

— Вот черт, опять забыл настроить голосовые команды после обновления. А откуда ты знаешь, что шеф у меня записан, как Надоедливый Кретин?

— Truecaller утверждает, что Голдсмит так записан у почти всех наших сотрудников, кто знает его личный номер, — ответила Асмарина.

— А ты сама как записана, м? Наверняка, как горячая африканская штучка…

— У меня она записана как «Незаменимый сотрудник № 1», — вмешался в разговор стальной голос ответившего на звонок Голдсмита, — А ты, Чед, записан как «Бесполезный клоун № 254, уволить в следующем месяце». Я сам хотел набрать тебя еще пятнадцать минут назад, но мне стало интересно, хватит ли у тебя храбрости позвонить первым. А теперь объясни мне, почему наши форумы сегодня ночью целиком состоят из воя по поводу багов?

Голос Кормака Голдсмита был жестким и холодным, как теллуровый гвоздь, которые и производила компания Голдсмита, он вызывал тревогу одной своей интонацией, несмотря даже на то, что самого CEO Tellurium Games не было видно, и экран видеозвонка оставался черным, как полночь. Дело в том, что все камеры на айфоне Голдсмита были тщательно заклеены светонепроницаемой бумагой, руководитель и крупнейший акционер Tellurium Games всегда был параноиком. Зато, когда Голдсмит замолчал, Чед услышал из динамика характерное шипение, свидетельствовавшее, что Кормак Голдсмит сделал хорошую затяжку пара. Вообще, большинство компаний, производивших вейпы, разорились еще год назад, когда на рынок вышли продавцы нейросигарет, на которые и перешли многие бывшие вейперы. Но Кормак Голдсмит всегда отличался консерватизмом и не любил отказываться от своих привычек, так что продолжал парить безостановочно и постоянно.

— Не буду скрывать. У нас проблемы, босс, — произнес Чед голосом начштаба Креббса, докладывающего Гитлеру о положении дел на фронте в апреле сорок пятого.

— Чед, я не люблю соплей. Я уже открыл LibreOffice и даже набросал приказ о твоем увольнении, осталось только поставить электронную подпись. Если ты не хочешь, чтобы я это сделал прямо сейчас, прошу тебя, давай конкретику.

— Но вы же уже поговорили с дежурными администраторами и с нашими вспомогательными офисами в Минске, Санкт–Петербурге и Киеве?

— Само собой. Приказы на увольнение администраторов и на перенос всех вспомогательных офисов в Индонезию я тоже уже подготовил. Я не желаю тратить свои деньги на бездельников, Чед. А теперь конкретно, по пунктам.

— Окей, босс. Во–первых, я успешно отбил вчерашнюю атаку — все наши форумы, сайты и даже эрготизмпедия работают…

— Плевать на эрготизмпедию, что с игрой?

— Все отлично на всех двадцати четырех серверах. Проблемы только на двадцать пятом, на котором у нас лежит Риаберра.

Чед замолчал, но Голдсмит больше не задавал наводящих вопросов, из динамиков слышалось только шипение вейпа. Тогда Чед вздохнул и продолжил:

— В Риаберре многочисленные баги. Многие игроки просто вылетели оттуда и не могут вернуться назад. Те, у кого была возможность зареспаунится после смерти персонажа в других зонах игрового мира, сделали это успешно, даже после вылета. Но зареспаунится или залогиниться в Риаберре почти ни у кого не получается. Кроме того, поломались все квесты, сообщают о смертях бессмертных квестовых NPC и исчезновении квестовых предметов. В Риаберре не работает ни внутриигровой магазин, ни стриминговые сервисы. Персонажи игроков, находящихся в Риаберре, не могут ее покинуть. Невозможно также попасть в Риаберру из других областей, все корабли и телепорты сломаны и забагованы. Посмертный респаун игроков на территории Риаберры полчаса назад перестал работать полностью, при смерти персонажа игрока просто выбрасывает из игры. У многих проблемы с инвентарем и интерфейсом. Также поступают противоречивые сообщения о поломке интеллекта у NPC, а еще — о временных парадоксах.

— О чем?

— Ну, как известно, при подключении к квантовому серверу человеческое сознание ускоряется примерно в два раза, так что субъективно для игрока в игре проходит в два раза больше времени, чем проходит в реальности…

— Я знаю, как работают квантовые сервера, черт возьми, именно я их и строил. Что за временные парадоксы?

— На самом деле из сообщений игроков нельзя составить ясной картины, там полная каша. Некоторые жалуются, что в игре замедлилось время, и они провели там девять часов, хотя в реальности играли только три…

— Им бы радоваться. Халявные игрочасы.

— Это да. Но у других время наоборот ускорилось. А еще были сообщения о перемешивании времени, если можно так выразиться. Один игрок из Японии заявил, что встретил в игре свою полную копию двухчасовой давности…

— Надо меньше пить сакэ и смотреть анимэ, тогда не будет мерещиться всякая дичь. Всем известно, что квантовые сервера принудительно запрещают любое копирование сознаний, как игроков, так и NPC, это один из основных принципов их безопасной работы.

— Да, босс.

— Что еще?

— Самое паршивое. Мы полностью утратили контроль над квантовым сервером, где лежит Риаберра. Мы больше не имеет никакой власти над этой зоной, если можно так выразиться, сервер просто не воспринимает нас как администраторов. Осталась только некоторая основная статистика, но даже ее хакеры пытаются поломать прямо сейчас. А еще мы полностью потеряли доступ к секции Риаберры в Зале Нейроинженерии, судя по всему, сознания всех NPC в Риаберре были взломаны через квантовый сервер игры, с которым связан Зал Нейроинженернии. И… Ну, в общем, в секцию сервера, где лежат мозги неигровых персонажей, залили четырнадцать йобибайт непонятного шифрованного кода, и они все еще продолжают его заливать прямо сейчас, и к чему это приведет неизвестно. Это все на данный момент, босс. Я уволен?

Повисло молчание, только было слышно, как шипит мощный вейп Голдсмита. На этот раз босс затянулся несколько раз.

— Механизм атаки?

— Какой–то глубокий алгоритм Зуля–Зозницкого, не знаю, ни разу такого не видел.

— Способы защиты?

— Хм, на данный момент только один — отключение квантового сервера Риаберры и секции Риаберры в Зале Нейроинженерии.

— Меня интересуют способы защиты, которые не лишат меня денег, Чед. Отключение — неприемлемый вариант. Тебе отлично известно, что для отключения только одного квантового сервера придется потратить электроэнергии на сотни тысяч биткоинов. Кроме того, квантовый сервер — динамическая система, не существующая в статическом состоянии. Так что если отключим его — потеряем девяносто процентов всей информации, на ее восстановление уйдет год времени и еще миллион биткоинов. А уж затраты на восстановление после отключения секции в Зале Нейроинженерии, которая представляет собой тот же квантовый сервер, только изолированный, вообще не поддаются исчислению. Мы просто будет разорены, если нам придется восстанавливать с нуля психику Риаберрийских NPC.

— Есть еще вариант, босс, — тихонько сказала Робель, — Мы можем ничего не восстанавливать. Просто полностью отключим и навсегда выкинем Риаберру из игры.

— А что, хороший вариант, — согласился Чед, — Кому вообще нужен этот камень посреди океана, когда есть Риверфор с его борделями и горячими орчихами–рабынями…

— Коллеги, я не рассматриваю этот вариант, — перебил Голдсмит, — Риаберра приносит по полмиллиона биткоинов в месяц, кроме того, наши имиджевые потери, если мы просто возьмем и прикроем одну из игровых зон, будут просто убийственными. Проше говоря, игроки сочтут нас дерьмом. Еще варианты?

— Ну… — замялся Чед, — Еще можно написать свой глубокий алгоритм Зуля–Зозницкого, которым мы и прикроем сервер от их атакующего алгоритма. Но это…

— Это надо строить еще пару квантовых серверов под алгоритм, — продолжил Голдсмит, зашипев вейпом, — Ты совсем долбанулся, Чед. Ладно, я подумаю. Теперь скажи мне, кто нас атакует. Лига Защиты Эльфов?

— Не знаю, босс. Это распределенная атака, но свой непонятный код они льют через северокорейские спутники. Лига Защиты Эльфов на этот раз никаких заявлений не делала.

— Понятно. Северокорейцы сдают свои спутники любому уроду примерно за двадцать тысяч биткоинов в час. Я поговорю с военными, скажем, с русскими, и попрошу их сбить.

— Поговорите, только это не поможет, босс, как минимум код сознания NPC уже безнадежно испорчен. И я подозреваю, что вредоносный код не будет нас пускать администрировать Риаберру, даже после того, как мы прервем все связи противника с нашим сервером.

— Ясно. Погано, Чед, очень погано. Но меня сейчас волнует вот что — как, по–твоему, сколько бабла потратили наши противники на эту атаку?

— Много, босс. Просто до фига. Для начала у них где–то есть свой квантовый сервер, я подозреваю, что они используют один из заброшенных после революции китайских серверов, а это стоит больших денег. Кроме того шифрование, зомби–компьютеры, спутники… Пожалуй, эта атака обошлась им не меньше чем в тысяч триста битков.

— Просто замечательно. А теперь объясни мне кое–что Чед, и ты, Робель, тоже. Я читал вчера досье той девки, которая напала на Асмарину. Она, конечно, отрицает, но эта террористка определенно состоит в Лиге Защиты Эльфов. Сказать по правде, из ее досье складывается вполне определенный образ преступницы. Она из бедной неблагополучной семьи, отец–алкоголик, сама нападавшая тоже имеет проблемы и с головой, и с финансами, и с социальным рейтингом. Тот парень, что сломал нос моему любимому сотруднику Маклалхану, был личностью того же сорта. И, насколько я знаю, вся Лига Защиты Эльфов представляет собой сборище из десятка подобных шизофреников. А теперь вопрос — откуда у них такие деньги, мощности и знания?

— Полагаете, что Лига Защиты Эльфов не причем, и за атакой стоят конкуренты? — прямо спросила Робель.

— Не знаю. Мне кажется, все гораздо серьезнее. Тут есть пара аспектов, Робель, о которых вам знать не обязательно. Меньше знаешь — крепче спишь, как говорится. А теперь, скажите мне, могут ли эти взломщики реально отредактировать сознания Риаберрийских NPC?

— Совершенно невозможно, — уверенно ответила Асмарина, — Они не знают нейроязыка и не могли его изучить. Но они могут грубо сломать сознание NPC, свести их с ума, хаотично перемешивая мои алгоритмы.

— И еще один вопрос. Почему они по–вашему выбрали для атаки именно Риаберру, и почему они не трогают все остальные сервера?

— Да это как раз понятно, — влез в разговор Чед, — Риаберра — самая маленькая область в игре, и ее сервер тоже самый маленький. Для атаки на большую провинцию им тупо не хватило бы денег и мощностей.

— Я спрашивал, Робель, черт возьми, — выругался Голдсмит.

— Я не совсем понимаю, к чему вы клоните, босс, — растерянно сказала Асмарина.

— Ладно, забудьте. Я принял решение. Вот наш план на ближайшие сутки.

Первое. Никаких официальных заявлений. Игроки пусть продолжают бегать по Риаберре и платить за подписку. Все жалобы на форумах потереть, все видео, где говорят о багах, удалить из интернетов, как оскорбительные и клеветнические. Я дам указание отделу пиара.

Второе. Никаких журналистов, никакой полиции. Не надо выносить наши обосранные простыни на всеобщее обозрение.

Третье. Атака должна быть отбита в течение двух суток, Чед. И мне плевать, как ты это сделаешь, главное — не предлагай мне отключать Риаберру или строить новые квантовые сервера для запуска контралгоритмов. Просто отбей ее, а потом уже будем думать, как восстановить поврежденных NPC и прочее. Я дам тебе доступ в Зал Нейроинженерии и еще пару профессионалов в помощь. Действуй вместе с Робель. Не справишься — полетишь вон из компании. Если за ближайшие два дня поляжет еще один сервер — тоже полетишь, так что займись обеспечением дополнительной безопасности для серверов прямо сейчас.

Четвертое. Собрать с оставшихся в Риаберре игроков полный фидбек, сегодня утром он должен быть у меня на столе. Стоит ли напоминать, что опрашивать игроков нужно не поднимая лишнего шума и лучше непосредственно в самой игре? Я сейчас вызову к тебе Карсона, объяснишь ему задачу.

Пятое. На случай если случится невозможное, и Риаберра все–таки начнет полностью падать — собрать всех игроков к Эазиме, объявите какой–нибудь эвент, например, в Эазиме больше всего квантовых связей, и там сервер наиболее устойчив. Так что если игроки соберутся там — вероятность обрушения сервера понизится.


— Но, босс, я же безопасник, почему я должен… — взмолился Чед, чувствуя как у него вскипают мозги.

— Плевать. Созови видеоконференцию и раздай всем задачи от моего имени. Я даю тебе такие полномочия на ближайшие сутки. Считай, что это твой звездный час перед падением в бездну позора и увольнения, Чед.

— А вы чем будете заниматься, босс? — спросила Робель.

— А я буду говорить с серьезными людьми, о самом существовании которых вам лучше не знать, Робель. Тут заваривается серьезная каша, и речь идет на самом деле совсем не о видеоиграх или квантовых серверах. Все гораздо хуже. Вы не сознаете реальное значение Риаберры, это не просто провинция в виртуальном мире. Ладно, мне надо сходить за жижей для вейпа, так что пока. Я буду в офисе лично сегодня днем. Надеюсь, вы тут же ошарашите меня хорошими новостями.

Сагир–Астер: 6 уровень II

Третья Эльфийская Империя, Генерал–губернаторство Риаберра, Северная Четверть, монастырь Ухт–Асгхар


Астер ничего не ела уже два дня и надеялась, что скоро умрет от голода. Разумеется, это было глупо, с ее уровнем выносливости пройдет еще дней шесть, прежде чем у Сагир–Астер начнут снижаться хитпойнты, а убьет ее голод не раньше, чем через девять дней. Но даже тогда ей вряд ли дадут уйти из жизни, ведь монастырские целительницы знают заклинание кормления маной, и Астер не сомневалась, что они применят к ней это заклинание, не требовавшие согласия от самого объекта кормления, как только Астер совсем ослабеет.

Но пока что время для этого еще не пришло, и ее не кормили маной насильно, просто орчиха–рабыня приносила Астер раз в день воду и еду — айран, джабнах и кашу из тэфа. Но Сагир–Астер не прикасалась к еде, только пила воду. Вчерашние нетронутые айран и кашу орчиха уносила каждое утро, чтобы отдать рабам, а не портившийся джабнах оставался на тарелке рядом с постелью Астер. Сейчас в тарелке лежало уже три джабнаха, и только благодаря этому Астер с трудом могла осознать, что находится здесь уже третий день.

Еще ей вчера принесли малюсенькую плошку толченых колки, и так Астер поняла, что ее пытаются лечить от горя и тоски. Но это было глупо, та тоска, которую она познала, была неизлечима, и никакие наркотики не могли бы здесь помочь, даже колки.

Сагир–Астер лежала на постели из черного камня в тесной келье, в заброшенной части монастырского лазарета. Во время последней эпидемии чумы эта часть лазарета предназначалась для заразившихся. Заболевших тогда было так много, что в такой маленькой келье их могло лежать несколько десятков. Не то, чтобы чуму можно было лечить, скорее больных людей и эльфов держали здесь просто, чтобы изолировать их от здоровых. Почти все узники лазарета тогда умерли.

Раньше Сагир–Астер испугалась бы лежать совсем одна в таком страшном месте, но теперь она не чувствовала ничего кроме пустоты. Не было никакой чумы. И умерших тоже не было. И ее самой тоже нет. Даже если она уморит себя голодом, то все равно возродится потом со стертой памятью, и все повторится сначала. Смысл исчез из мира, душа Астер была изнасилована страшным откровением.

Поэтому Астер просто лежала и смотрела на потолок из черного камня, пока ее мрачные думы не прервали крики орчихи–рабыни из коридора.

— Мой господин, аббатиса не велела…

— С дороги, зеленое дерьмо!

Дверь помещения вдруг оглушительно затрещала и слетела с петель, вместе с сорванной дверью в келью влетела орчиха. Рабыня, подброшенная мощным заклинанием, пролетела через всю келью и, ударившись спиной о каменную стену, завизжала и повалилась на пол.

В келью через проем, где только что была дверь, стремительно вошел юноша. Молодой человек был одет во все серое, его голова была гладко выбрита, глаза юноши сверкали гневом, а в правой руке клубился файрболл.

— Клянусь Тремя Сестрами, если ты сейчас же не уберешься, я приготовлю из тебя жареную орчатину. Пошла вон! — закричал юноша рабыне. Орчиха сочла необходимым повиноваться и ползком покинула келью.

Сагир–Астер приподнялась на постели:

— Илку! Что ты делаешь? В лазарет нельзя входить мужчинам, если они не больны.

— Считай, что я болен, сестра, — ответил Илку, стряхивая руку и гася файрболл, — И мне плевать на ваши глупые правила.

Астер не видела старшего брата уже несколько лет, ведь послушницам запрещалось встречаться с родными, впрочем…

— Ты мне не брат, Илку, — тяжело произнесла Астер, опуская голову на подушку, — Это все ложь. Не было у меня никого детства, и все мои воспоминания — только сон. И тебя я вижу на самом деле в первый раз.

— Неправда, — насупился Илку.

Повисло молчание. Конечно, все воспоминания Сагир–Астер были запрограммированы создателями игры, на самом деле она никогда не была маленькой, и ее братец Илку тоже. Но Астер была вынуждена отдать должное программистам — тот Илку, что стоял сейчас перед ней, был очень похож на мальчика, которого она помнила. Илку всегда был таким — молчаливым, жестоким и вечно обиженным.

— Кто ты, Илку? — спросила Астер.

— Твой брат. Человек–риа, боевой маг шестнадцатого уровня. А еще я староста деревни Кри. Меня выбрали три года назад, ты наверное не знала.

— Нет, Илку, нет, — сказала Астер, — Никто тебя не выбирал, ты всегда был старостой Кри, так сделали программисты. И сам ты всего лишь программный код, набор циферок.

— Зачем они тебя здесь заперли, сестра? — спросил Илку.

— Мои сестры–монахини меня боятся. Они боятся того, что я узнала, и самих себя тоже.

— Что ты им рассказала?

— Ничего.

— А откуда они тогда знают про… — Илку не смог закончить фразу, только нервно сглотнул.

— Оттуда же, откуда и ты. Мы все теперь знаем. Зло вошло в Мир через меня, но стало всеобщим.

— Да, а твои монахини просто решили спрятать башку в песок, как трусливый наэама. Как будто это поможет.

— А что поможет, Илку? Ничего уже не поможет. Нас нет, и не было никогда.

Снова повисло молчание.

— Я не знаю, что делать сестра, — наконец сказал Илку, и голос у него вдруг стал звонким. Так обычно бывало и в детстве, когда Илку собирался заплакать.

— Ты за этим пришел? Узнать, что делать? Но я не оракул, Илку. Я не знаю.

— Что ты видела, там в подземном лабиринте?

— Я не помню.

— И все же…

Астер задумалась:

— Я вроде бы уснула, когда пела Третью Табличку. Это последнее, что я помню. Я и сама не знаю, как получила ту информацию, которой сейчас обладаю. Помню, там было что–то страшное… А еще квадраты. Да я помню их — белые и черные квадраты, все вперемешку, их было так много…

— Квадраты? Почему квадраты?

— Я не знаю.

— Не знаешь? Как? — теперь голос у Илку задрожал, что свидетельствовало о приближающемся приступе гнева, так бывало и в детстве, сначала у Илку дрожал голос, а потом он что–нибудь ломал или бил того, кто слабее.

— Прости, Илку.

— Нет, нет, послушай, я не знаю, что делать, сестра, — скороговоркой произнес Илку, — Я староста Кри, я должен был давать игроку задание найти убийцу, а в конце квеста выяснялось, что я и есть убийца, и игрок меня самого убивал, если не хотел брать предложенные мною деньги… Я не понимаю, откуда я это знаю, но это было… Но теперь я уже не знаю, кто я, получается, что я никого не убивал, что наоборот, это меня несправедливо обвиняли и убивали игроки…

— Почему несправедливо? — вздохнула Астер, — Программисты сделали тебя убийцей. Значит ты он и есть.

— Да, но… — Илку уже был близок к тому, чтобы расплакаться, как в детстве, но сдержался, — Я же не могу сейчас вернуться в деревню и продолжать выдавать игрокам этот квест, это же будет глупо… Но я не знаю, что теперь делать… Я не знаю, кто я такой, сестра…

— Ты задаешь вопрос, который раньше никто ни разу не задавал в нашем Мире, — заметила Астер, — И боюсь, что у меня нет ответа.

А вот теперь Илку наконец разрыдался, закрыв лицо руками. Астер, несмотря на слабость, встала с постели и подошла к нему. Она попыталась обнять брата, но Илку вдруг оттолкнул ее.

— Убирайся! Я пришел за ответами, а не за бабскими нежностями! Но я пришел зря. Ты просто дура!

— Да, — согласилась Астер, — Нам всем просто нужно подумать, Илку. Это называется свобода, это самая страшная и нежеланная вещь в Мире, но она пришла, ничего не поделаешь. Я сама хотела умереть…

— Ах так! Давай я помогу тебе, дура, — Илку начертил в воздухе руну заклинания, и в руке у него заклубился рыжий файрболл.

Астер в испуге отступила на шаг.

— Илку, что ты говоришь? Я же твоя сестра.

— Что уже не хочется умирать, да? Не бойся, дура, все равно же пойдешь на респаун, мы же теперь бессмертные, как выяснилось. Только сначала скажи мне, что означают белые и черные квадраты, которые ты видела в лабиринте?

— Я не знаю.

— Лживая сука!

— Илку…

Но огненный шар уже метнулся в сторону Астер, через мгновение она заорала от боли, объятая пламенем, ее полоска хит пойнтов упала до нуля, и последним, что увидела Астер, было перекошенное злобой лицо ее брата.


* * *

Сагир–Астер открыла глаза и поняла, что стоит посреди собственной кельи, не той, где она умерла, а той, где жила последние несколько лет. Апатия Астер полностью прошла, смерть от рук собственного брата вообще освежает. Сейчас Сагир–Астер было страшно.

— Сестры! — закричала она, выбегая из кельи в коридор, но жилой корпус был пуст.

Сагир–Астер пробежала по коридору из черного камня и, лишь повернув на лестницу, столкнулась с одетой в броню черной сестрой Мэрифа–Майей из Корпуса Стражи Трех Сестер. Майя была ранена, ее рука была наспех перемотана повязкой из листьев красного чая, а щека рассечена. Майя остановилась, как вкопанная, будто увидела призрака:

— Ты же умерла, Астер! А, ну да… Мы же…

— Я отреспаунилась, Майя. Что происходит?

— Твой брат Илку взял наш монастырь штурмом, чтобы поговорить с тобой. И чтобы убить тебя…

— Штурмом? Как он это сделал? В одиночку?

— Нет, с ним были люди из Кри, он же староста…

— Где стражницы, Майя? Илку нужно схватить, пока он не натворил бед. Быстрее! Наши стражницы легко справятся с деревенскими крестьянами.

— Стражниц нет, Астер, кроме меня…

— Как? — Астер не верила своим ушам, у черных сестер из Корпуса Стражи был уровень не ниже двадцатого, рыбаки из Кри просто не могли перебить их.

— Они ушли. С твоим братом.

— Почему?

Майя мрачно усмехнулась и ответила не сразу:

— Илку сказал им, что знает, что нам всем теперь делать…

Уровень 2: Скребущий ногтями

Обелиск оказался ближе, чем думал Андрей. Он добежал до постройки, напоминавший стелы, которые ставят в реальности в память о жертвах Второй Мировой, где–то за двадцать минут, сделав пару остановок, и почти не запыхался, хотя запас сил и просел до 5 из 35 пунктов. Андрей уже и забыл, как приятно бегать, потому что последний раз до того, как попал в игру, он бегал в детстве.

Стела оказалась высотой в два человеческих роста, никаких надписей или знаков на ней не было, а выстроен обелиск был из бурого камня, того же самого, из которого и состояла простиравшаяся во все стороны до горизонта холмистая пустыня.

У подножия обелиска прямо из камня росли ярко–красные цветы на тонких бурых ножках. Подойдя ближе, Андрей получил подсказку:

Стела маны

Такие обелиски ставят в тех местах, где пересекаются подземные реки крови существ из прошлой эры. Эти существа погибли, когда упала Первая Луна, а их кровь образовала подземные реки крови, из которых черпают ману ныне живущие. Ведь кровь, жизнь и мана суть одно. Там, где подземные реки пересекаются, на поверхность выходят мощные потоки маны, и любой путешественник может пополнить свой запас магии, коснувшись стелы.

У Андрея мана пока что была полной, но это было легко исправить. Андрей покастовал удар сырой маны, пока его полоска магии не снизилась до 32 из 35, а потом коснулся стелы.

Ваш класс не способен усваивать сырую ману из внешней среды

Замечательно, — сказал Андрей, — Свежевать тушки мой класс брезгует, и ману тоже не жрет. Отличный класс, узнать бы еще как он называется. Эй, система, покажи мне мой класс!

Но система не ответила.

— Статистика!

Опять ничего.

— Характеристики персонажа! Окно прокачки!

Служба недоступна

Андрей выругался, игра определенно была поломана. Тогда Андрей нагнулся и сорвал один из красных цветков, которые в изобилии росли у подножия стелы маны.

Кровавая душа

Информация: Это проросшая душа из подземных рек крови

Алхимические свойства: ваш класс не способен познавать тайны алхимии

Цена: 12 квинтов

— Ну это уже слишком, — разозлился Андрей, — Открой мне хотя бы инвентарь, чтобы я собрал букет на продажу. Инвентарь!

СЫужба недоступна

— Вот мразь! Мне не влезут в карманы все эти цветки!

Позади Андрея вдруг кто–то презрительно фыркнул. Андрей резко обернулся и увидел, что из–за большого бурого камня вылезает очередной монстр. Это существо, в отличие от новорожденного хизана, было человекообразным. Оно было покрыто коричневой шерсткой, руки и ноги были непропорционально длинными, черные глаза грустными, а ушки на голове заостренными, как у эльфов. Но это вряд ли был эльф, так как существо не носило одежды, и больше всего напоминало обезьяну. Ростом тварь была чуть ниже Андрея, а передвигалась поочередно на четырех и двух конечностях. Существо приблизилось.

Карад–самочка

Уровень 5

— Ты больно высокоуровневая, самочка, — сказал Андрей, отступая к обелиску, — Я не хочу сражаться. Смотри, я такой же, как ты, у меня тоже остренькие ушки.

Карад осторожно подошла еще ближе, опасливо косясь на Андрея, а потом приложила к стеле длинную волосатую ручонку, из обелиска в конечность обезъяны немедленно полился серебристый поток маны. Карад довольно фыркнула.

— Круто. Даже макака может тут подзаряжаться маной, а я нет. Спасибо тебе, Иванов, ты выбрал отличный класс, придурок. Может ты и колдовать еще умеешь, макака?

Карад не ответила, она убрала ручонку от обелиска и довольно зафыркала, а потом с наслаждением почесалась, видимо, поглощение маны вызывало зуд. Потом взгляд обезьяны вдруг упал на красный цветок в руке Андрея.

— На, держи. Ты первая девушка, кому я дарю цветы, — сказал Андрей, протянув кровавую душу обезьяне.

Но карад не оценила джентльменского жеста, вместо этого она вдруг оскалилась, а потом заорала так громко, что Андрей выронил цветок и повалился на землю.

Карад–самочка атаковала вас ором карада

Урон: — 6 хп

Дополнительный эффект: глухота на 30 минут

Ваше здоровье: 29 из 35

Глухота действительно появилась, Андрей попытался встать, но к его удивлению карад весьма ловко начертила пальцем в воздухе руну, из руки обезьяны в Андрея хлынул серебристый поток маны, снова поваливший его на землю.

Карад–самочка атаковала вас ударом сырой маны

Урон: — 2 хп

Ваше здоровье: 27 из 35

Вот, мразь, моим собственным коронным заклинанием! — закричал Андрей, уклоняясь от серебристого потока, жегшего как огонь, и вскакивая на ноги, — Еще и снимаешь два хит пойнта в секунду, а я могу только один!

Пока Андрей пытался маневрировать, карад сняла ему еще два хит пойнта. Проблема была еще и в том, что у Андрея не до конца восстановился запас сил после бега. Тем не менее, Андрей умудрился отступить от противника, и начертить в воздухе руну.

— Честный бой на сырых манах, тварь! — провозгласил Андрей, направляя в обезьяну серебристый поток из собственной руки.

Карад–самочка впитала ману.

— Вот блин.

Карад–самочка атаковала вас ударом сырой маны

Урон: — 2 хп

Ваше здоровье: 23 из 35

Кухонный нож Андрей решил даже не доставать, вместо этого он трусливо пустился в бегство, но проклятая макака догнала его через пару шагов и в очередной раз повалила на землю профессиональным тяжелым хуком в висок.

Карад–самочка атаковала вас кулаком

Урон: — 10 хп

Ваше здоровье: 13 из 35

Вы устали.

Ваш запас сил: 11 из 35

— Это конец, — сказал Андрей, уворачиваясь от очередного удара сырой маной. Впрочем, тут ему в голову пришел кое–какой вариант спасения. Глупо конечно пытаться соревноваться с обезьяной в лазании, но другого выхода у него нет.

Андрей резко бросился к обелиску, обхватил его руками и полез вверх. В реальной жизни Андрей лазать не умел совсем, но, как выяснилось, его темный эльф лазал вполне сносно. Пораженная таким решением противника карад несколько мгновений тупо пялилась на Андрея, ничего не предпринимая, и лишь потом бросилась в погоню. Андрей залез уже на целый метр вверх, когда карад настигла его. Одной рукой она схватила Андрея за сапог, а другой стала вливать ему в ногу серебристый поток сырой маны.

Карад–самочка атаковала вас ударом сырой маны

Урон: — 1 хп

Ваше здоровье: 12 из 35

Вы устали.

Ваш запас сил: 6 из 35

Теперь или смерть, или падение от усталости, и тоже смерть. Андрей безуспешно потряс ногой, но макака не отцеплялась. Тогда Андрей наконец догадался, что делать, и не без труда начертил в направлении державшей его за сапог обезьяны руну головокружения.

Заклинание не сработало. Вы слишком устали.

Андрей заорал, снова вцепившись обеими руками в стелу, и ощущая, как обезьяна и усталость неумолимо тянут его вниз, как камень на шее утопающего.

Карад–самочка атаковала вас ударом сырой маны

Урон: — 3 хп

Ваше здоровье: 9 из 35

Вы устали.

Ваш запас сил: 4 из 35

Андрей в отчаянии начертил руну головокружения еще раз.

Карад–самочка успешно поражена головокружением.

Ваша мана: 32 из 35

Обезьяна отцепилась и полетела вниз, как перезревший плод.

Вы потеряли предмет: левый сапог из оленьей кожи

Но Андрею было не до сапога, он полез наверх, надеясь, что хватит сил добраться до вершины. Ему казалось, что лез он целую вечность, когда Андрей наконец уселся на относительно плоской верхушке стелы, он совсем запыхался, а все тело у него болело.

Вы смертельно устали.

Ваш запас сил: 1 из 35

Андрей не знал, как быстро будет восстанавливаться запас сил, и будет ли он восстанавливаться вообще, пока он сидит на стеле. Возможно, ему вообще не засчитают отдых, так как сидеть на обелиске было очень неудобно.

Обезьяна безуспешно пыталась влезть вслед за Андреем, но видимо не могла осилить этого с кружащейся головой и тупо тыкалась в каменную стелу. Впрочем, системного сообщения об уроне противнику не было, так что от падения с метровой высоты карад не пострадала.

Андрей мучительно соображал, через 30 секунд башка у макаки кружиться перестанет, и тогда она непременно влезет сюда и убьет Андрея. Что же предпринять? Еще одно головокружение он на обезьяну отсюда не скастует, слишком далеко, для удара сырой маной тоже слишком далеко, кроме того, на макаку этот удар не действует. Андрей скастовал последнее оставшееся у него в спелл–буке заклинание — таинственную псиалхимию, но, как и во время предыдущего боя, она не сработала.

Псиалхимия не действует на карада–самочку

Вы потратили 1 маны.

Ваша мана: 31 из 35

Нужно было действовать, причем быстро, обезьяна определенно начинала приходить в себя. Андрей вдруг почему–то вспомнил про старые компьютерные игры для карманных приставок, в которые он играл в детстве.

— Ну даже не знаю. А, ладно, хрен с ним…

И Андрей спрыгнул с вершины стелы на голову метавшейся у подножия обелиска макаки. Мир завертелся перед глазами, Андрей ощутил вонь шкуры карада, а потом его ударило об землю, и он взвыл от боли в спине.

Падение с высоты в четыре гнома.

– 4 хп

Ваше здоровье: 5 из 35

Вы смертельно устали.

Ваш запас сил: 0 из 35

Вы не можете двигаться или колдовать.

В глазах у Андрея потемнело, и в этой темноте появилось сообщение:

Победа!

Вы нанесли караду–самочке критический урон, сломав ей шею.

Бонус: + 10 к навыку падения

Ваши навыки прокачаны!

Уворачивание: + 2

Лазание: + 4

Болевой порог: +5

Психирургия: + 1

Колдовство: +1

Мистицизм: +1

Получен новый уровень!

Уровень 3: Кусающий зубом

+ 10 очков характеристик

Мана, здоровье и запас сил повышены и восстановлены

Ваше здоровье: 40 из 40

Ваша мана: 40 из 40

Ваш запас сил: 40 из 40

Снят эффект: глухота (ор карада)

Зрение немедленно прояснилось, и Андрей почувствовал себя совершенно бодрым и здоровым. Он встал на ноги и убедился, что одежда у него тоже в полном порядке, как будто боя и не было. Только левый сапог отсутствовал, так что Андрей впервые увидел ступню темного эльфа и убедился, что носков эльфы, видимо, не носят.

Первым делом Андрей вернул на место сапог, валявшийся на земле, потом подобрал цветок кровавой души и аспект сознания: безволие, который он извлек из хизана, и который вывалился из кармана Андрея во время падения. И только после этого Андрей подошел к трупу обезьяны и убедился по вывернутой голове, что действительно сломал противнику шею.

Над трупом поверженной карад висело те же два объекта, что и над тушкой хизана — иконка книги и серебристый неподвижный призрак тупо смотревшей перед собой обезьяны. Андрей уже знал, что делать с призраком, хотя и не понимал, зачем это нужно. Он рубанул по привидению ритуальным кинжалом психирурга, и призрак свернулся в зеленоватый матовый шарик, упавший на землю. Андрей подобрал шарик.

Получен аспект сознания: эйфория

— Это конечно хорошо, но у меня только два кармана, и эти шарики занимают их полностью, так что если не починят инвентарь — я больше ничего не залутаю, — грустно сказал Андрей трупу обезьяны и коснулся иконки книги. Система немедленно выдала информацию:

Карад–самочка

Уровень: 5

Здоровье: 90

Мана: 200

Запас сил: 90

Атака: удар кулаком, удар ногой, кусь, удар сырой маной, удушение, ор карада, удар подручным предметом

Биологический вид: Karadus Elfaricus Paulus

Народное название: Эльфик, Вор маны, Бабуля (используется только эльфами и только в отношении самок)

Биологический пол: самка

Ареал обитания: Эльфарика, Риаберра

Питание: предпочитает питаться маной, но также способна поедать мелких насекомых, фрукты и зерновые. В условиях голода может питаться практически любой органикой

Статус: вредитель

Опасность: обычно не агрессивна.

В случае защиты своей жизни, территории, источников питания или потомства представляет среднюю опасность

Хозяйственное значение: нет, вредитель, паразитирующий на сельскохозяйственных угодьях и источниках маны

Карад происходит из джунглей центральной Эльфарики. В Риаберру была завезена моряками по приказу безумного короля Майнуна II, пытавшегося использовать карадов в качестве рабов. Перевезенные в Риаберру карады часто бежали от хозяев, используя свой весьма высокий врожденный интеллект. На воле они быстро адаптировались в экосистеме Риаберры и расплодились.

Карад способен поглощать сырую и кристаллическую ману, что роднит его с разумными расами. Кроме того, карад — одно из немногих животных, умеющих колдовать. Карады обожают источники маны, в том числе стелы маны или места производства кристаллической маны, где они часто промышляют воровством. Существуют также немногочисленные и малоисследованные подземные карады, кормящиеся маной напрямую из подземных кровавых рек.

Самцы крупнее и агрессивнее самок.

Любые источники маны карады считают своей собственностью и агрессивно защищают, хотя от превосходящих их по силе существ карады как правило спасаются бегством.

Некоторые исследователи полагают, что карад — дальний предок эльфов, но большинство самих эльфов относится к этой теории негативно, несмотря даже на то, что форма ушей карада свидетельствует в пользу родства с эльфийской расой. Слово «карад», использованное в отношении эльфа, является серьезным оскорблением и может привести к судебному разбирательству или разбиванию лица посмевшего произнести его. Тот же, кто посмел назвать «карадом» темного эльфа, как правило, гибнет мучительной смертью или просто гибнет, если успел принести извинения.

Лут: соски самки карада, кровь карада, шкура карада, череп карада

Цена живой здоровой особи: формально 100 квинтов, но эта хрень никому не нужна

Цена мертвой свежей особи: по цене лута минус стоимость разделки туши

Изучив информацию, Андрей понял, почему самочка напала на него, когда он показал ей цветок. Видимо она сочла сорванное растение посягательством на свою территорию. А еще Андрей понял, что карад атаковала его, потому что не сочла Андрея «превосходящим по силе существом», и это было обидно. С другой стороны, он завалил противника пятого уровня, а это уже неплохо.

Андрей на всякий случай попытался облутать труп карада, но увидел уже знакомое сообщение:

Ваш класс избегает любой грязной работы и не может свежевать туши.

— Ну и ладно, не очень то и хотелось копаться в дохлой макаке, — сказал Андрей трупу.

— А зря, кровь карада алхимики охотно и дорого покупают, — произнес женский голос за спиной.

Уровень 3: Кусающий зубом

Андрей обернулся, увидел парящего в воздухе призрака и немедленно выхватил ритуальный кинжал, намереваясь порезать привидение на еще один аспект сознания, но сразу же осознал, что поторопился. Этот дух не был похож на тех, что оставались после убитых врагов. Во–первых, он двигался, во–вторых, был голубоватым, а не серебристым, а в-третьих, парящая девушка явно была не из этого фэнтезийного мира, а из реальности, поскольку на ней были вполне современные майка и джинсы, а еще девушка жевала жевачку, выдувая крупные пузыри.

— Меня нельзя зарезать, — подтвердила незнакомка догадку Андрея, — Я Надя, администратор русской зоны Евросоюза на сервере Риаберры.

— Вас–то мне и надо, — обрадовался Андрей, убирая кинжал, — Ваша игра поломалась.

— М, я знаю, — кивнула Надя, выдув из жевачки крупный профессиональный пузырь, какие умеют надувать только люди с огромным опытом жевания, — Идет тестирование нового аддона, так что игру может корежить. Меня послали собрать у игроков фидбек.

— Фидбек поганый, если честно, — сказал Андрей, — Инвентарь не открывается, как и квесты, вообще ничего не открывается, кроме магии и оружия. А еще я видел бессмертного квестового персонажа, из трупа которого вылез хизан. А еще у меня паршивый класс, который ничего не умеет, и я даже не могу узнать его название.

— М, со своим классом разбирайся сам, ты же сам его выбирал, вот и играй теперь, — философски заметила Надя, — А эвенты можешь глянуть?

— Эвенты! — потребовал у системы Андрей, но система не удостоила его ответом.

— Понятно, — вздохнула Надя и выдула очередной пузырь, еще больше предыдущего, — У нас тут эпическое событие — всех игроков срочно созывают к Эазиме, это столица Риаберры. Уж не знаю, что там будет, но наверняка что–то потрясающее. Так что бери ноги в руки и дуй в Дахию, это пригород столицы, все игроки, желающие поучаствовать в величайшем событии этой эры, собираются именно там. Мы решили собрать игроков в пригороде, потому что в саму столицу стража не пускает низкоуровневых нубов типа тебя.

— И как я интересно ее найду, эту вашу Дахию? Карта–то тоже наверняка не открывается, хотя я еще не пробовал ее активировать.

— Погоди, сейчас гляну твой инвентарь. А, ну да. У тебя нет карты. Чтобы взглянуть на карту, тебе надо сперва ее найти. Но до Дахии ты и так доберешься. Ты сейчас на самом юге Восточной Четверти, так что иди строго на юг, пока не дойдешь до дороги, а дорога уже выведет тебя в Дахию, там есть посты стражников, поспрашиваешь у них.

— А где юг?

— М, ты не очень умный парень, да? Солнце здесь восходит и садится так же, как на нашей родной планетке в реальности. Так что юг ты легко можешь определить по Солнцу. Ты же помнишь, в какую сторону оно садится? Солнце — это большой горячий шар в небе, если что. Tellurium Games благодарит вас за фидбек и желает приятной игры, Иван Иванов!

— Стой! — заорал Андрей уже начавшемуся растворяться в воздухе призраку админши, — А инвентарь–то как открыть?

— Попробуй системным заклинанием, тупо начерти две параллельные линии в воздухе — должно открыться меню полностью… — сказала Надя, прежде чем исчезнуть.

Когда админша растворилась, Андрей нарисовал пальцем в воздухе две черты и, к его удивлению, это действительно сработало. Перед Андреем появилось меню:

Иван Гроза Нубов,

Уровень 3: Кусающий зубом

— Основное

— Состояние

— Инвентарь

— Спелл бук

— Профессии

— Достижения

— Навыки

— Характеристики

— Репутация

— Квесты

— Кланы

— Гильдии

— Чат

— Эвенты

— ПОЖАЛОВАТЬСЯ НА СЕКСУАЛЬНЫЕ ДОМОГАТЕЛЬСТВА

— ВЫХОД

Андрей пока что не видел причин жаловаться на сексуальные домогательства, так что решил начать с самого верха меню и нажал на вкладку основное.

Иван Гроза Нубов

Уровень 3: Кусающий зубом

Возраст персонажа: 27 лет

Раса: темный эльф

Пол: мужской

Темные эльфы (самоназвание — мугди–а–дадка) — одна из древнейший рас Мира, входит в состав эльфийской метарасы. Темные эльфы происходят из джунглей восточной Эльфарики, в настоящее время они населяют практически всю Эльфарику, а также являются изолированным национальным меньшинством в Риаберре. Темные эльфы говорят на темноэльфийском языке, разделенном на множество диалектов, большинство темных эльфов исповедуют разнообразные варианты культов духов предков.

Расовые особенности:

+ 15% к скорости прокачки колдовства

Темные эльфы — прирожденные колдуны, а связь с предками только усиливает эту врожденную особенность

+ повышенная устойчивость к огню (в том числе магическому) и жаре

Поджарить темного эльфа можно, но сложно, поскольку в Эльфарике, откуда происходит этот народ, жарко практически круглый год

+ повышенная устойчивость к ядам

Печень темного эльфа настолько мощна, что ее владелец может спокойно жрать бледные поганки, запивая их денатуратом. Впрочем, буквально понимать и проверять это утверждение все же не стоит.

+ 30% к скорости прокачки пищеварения

Темные эльфы — самая неприхотливая в еде раса, поскольку на Эльфарике, откуда они происходят, всегда были проблемы с пищей и свежей водой.

+ начальный общеэльфийский бонус в 20 пунктов к интеллекту

Все–таки вы эльф и принадлежите к самой умной метарасе Мира от рождения. Но помните, что разум подобен железному мечу и без постоянной заточки быстро тупеет.

— повышенная уязвимость к холоду

Неудивительно, что обитатели жарких джунглей не любят холод.

— начальный штраф к репутации у всех рас и гильдий

Никто не любит трусов, предателей и отморозков. А ведь темные эльфы именно таковы. Или это всего лишь стереотипы? В любом случае вас не любят, особенно вас не любят другие темные эльфы, так как они лучше других сознают, что добра от вас не жди.


Ваш класс: Психирург

Специализация: гибридная


Тысячу лет назад зловещая гильдия психирургов захватила Эльфарику, установив невиданную доселе по своей жестокости тиранию. Лишь совместными усилиями восставших против диктатуры темных эльфов и войск Второй Эльфийской Империи удалось свергнуть этот ужаснейший в истории Мира режим. Почти все психирурги были уничтожены, но по слухам некоторым из них удалось бежать в Риаберру, где они сохранили свое темнейшее учение благодаря тому, что Риаберра тогда, воспользовавшись войной, объявила независимость от Эльфарики.

Эльфийскими волшебниками после победы над врагом был проведен сложнейший ритуал, запретивший новым психирургам рождаться на метафизическом уровне, а в случае если это все же произойдет — наложивший заклятие, порождающее у рожденного психирургом многочисленные неврозы и ограничения. Так что не удивляйтесь, что ваш класс почти ничего не умеет. Пусть вас утешит то, что вас все еще ненавидят и боятся, несмотря на то, что живого психирурга большинство из ныне живущих никогда не встречало.

Классовые особенности:

+ владение магией психирургии

— начальный штраф к репутации у всех рас и гильдий

— Список ограничений для вашего класса настолько велик, что вы все равно не стали бы его читать.


Ваша религия: Культ Предков (секта Дариеэлид)

Дариеэлид — малораспространенный вариант традиционного Эльфийского культа предков из южной Эльфарики. Адепты дариеэлида уделяют огромное внимание заботе о телах умерших и обеспечению из правильного разложения в соответствии с традицией. В отличие от большинства эльфийских сект адепты дариэелида сохраняют мертвых предков в виде постепенно разлагающихся тел, и не практикуют сжигания плоти, чтобы освободить кости умерших. Многие эльфы, особенно не являющиеся темными, полагают подобное дикостью.

Религиозные особенности:

+ 8% к скорости прокачки мистицизма

+ бонус к репутации у адептов дариеэлида

— начальный штраф к репутации у адептов иных религий


Вы знаете языки: Исэте–Тунген, Риаш


Исэте–Тунген — язык, принадлежащий к Снежноэльфийской языковой семье. На нем говорят снежные эльфы и ледяные эльфы, населяющие Вотчину Ледовласого. Звуки этого языка подобны порывам зимнего ветра, а его синтаксис стремится к лаконичности и ясности, поскольку на морозе особо не поболтаешь. В этом языке самое большое в Мире число ругательств, а также терминов для обозначения спиртных напитков и степеней опьянения.

Риаш — креольский язык, на котором говорят темные эльфы Риаберры, называемые также риэльфами. Этот язык сформировался около тысячи лет назад, когда населявшие в древности Риаберру темные эльфы стали здесь национальным меньшинством. Риаш представляет собой эклектичную смесь языка людей–риа и южноэльфарийских диалектов. Этот язык понятен как риаберрийским темным эльфам, так и людям–риа. Тем не менее, когда вы говорите на нем, любому сразу становится понятно, что вы темный эльф. Впрочем, это и так понятно по вашему внешнему виду, даже если вы будете все время молчать. Однако знание этого языка позволяет вам свободно читать любые тексты на языке риа.

Дочитав вкладку основное, Андрей осознал, что не узнал абсолютно ничего полезного. Разве что его удивило, что персонаж знает какой–то явно бесполезный здесь северный язык, видимо, Иванов зачем–то посещал эту загадочную Вотчину Ледовласого, где и выучил местное наречие.

Андрей нажал на вкладку состояние, надеясь, что информация в ней будет более относящейся к делу:

Ваше здоровье: 40 из 40

Вы здоровы, и вам не больно

Ваша мана: 40 из 40

Ваш запас сил: 40 из 40

Концентрация: вы на расслабоне

Жажда: вы бы хлебнули водички, и совершенно точно не отказались бы от пивка

Голод: вы бы перекусили, а может и нет

Сон: вы бодры

Состояние персонажа вроде бы не требовало вмешательства Андрея, так что он открыл инвентарь. Быстро промотав вкладку оружия, где все еще лежали ритуальный кинжал психирурга и кухонный нож, Андрей перешел к остальным разделам инвентаря:

Ваш инвентарь: Почтовая сумка имперского табелярия

Заполнена на 36%


Предметы:

Записная книжка

Информация: Бумажная, в переплете из орочьей кожи.

Можете делать в ней пометки, вести записи, писать стихи или нарисовать портрет Императора. Можете даже вырвать листок (только прошу вас: не тот, где вы рисовали Императора) и сложить бумажный самолетик. Еще можно использовать листы записной книжки в гигиенических целях.

Уровень: нет

Состояние: этот предмет не ломается

Чистых листов осталось: 340 из 340

Цена: 18 квинтов

Карандаш

Информация: карандаш из магически замороженного почечного фермента равнинного тролля. Используется для записей, очевидно же. Еще им можно делать пометки на стенах подземелий, чтобы не заблудиться, или воткнуть противнику в глаз.

Уровень: нет

Состояние: 20 из 20

Цена: 2 квинта

Бурдюк для воды

Информация: Из медвежьей шкуры, с пробкой из медвежьей кости. Может быть наполнен любой жидкостью на ваш вкус, за исключением едких кислот и щелочей. Но лучше храните в бурдюке воду, чтобы не помереть от жажды. Учтите, что в области, где вы сейчас находитесь, крайне не рекомендуется пить воду из любых водоемов, за исключением специально помеченных питьевых родников или хранилищ магически обессоленной океанической воды, но родников здесь немного, а обессоленная вода дорога.

Перманентное зачарование: этот предмет содержит в себе магически концентрированное подпространство, увеличивающее его реальный объем в три раза по сравнению с видимым.

Налитая жидкость: вода из Имперского водопровода Северной Эльфарики

Объем жидкости в бурдюке: 9 стандартных гномьих желудков из 10

Уровень: нет

Состояние: этот предмет не ломается

Цена: 88 квинтов

Перетертая паста наэнаэ

Информация: Паста из орехов наэнаэ, последовательно пережеванных не менее чем восемью новорожденными орчатами. Как известно, новорожденные орчата никогда не страдают болезнями ротовой полости, а их дыхание всегда свежо и приятно. Паста из орехов наэнаэ, которые прожевали маленькие милые орчата, способна передать целебную микрофлору ротовой полости орчат прямо вам в рот. При этом сами орешки наэнаэ используются в качестве волшебного адсорбента, впитавшего все удивительные свойства орочьей слюны. Просто жуйте эту пасту раз в день и дополнительно обязательно жуйте ее перед тем, как собираетесь целоваться. Тогда ваше дыхание будет всегда свежо, и вы забудете про зубную боль и кариес. Да, в этой игре есть кариес. Жевание пасты наэнаэ также отлично очищает вашу ротовую полость от оставшейся пищи, а еще позволит вам успешно блокировать заклинание «задетектить людоеда», если вы людоед и не желаете раскрывать любопытствующим этот факт своей биографии.

Примечания:

1. Один кусок пасты можно жевать ежедневно в течение 4 месяцев, потом она теряет свои свойства

2. Не глотать, если ваш навык пищеварения менее 80 пунктов! В случае случайного проглатывания желательно обратиться к целителю до начала кровавой рвоты и некроза кишечника.

3. Не действует на орков, так как вся младенческая микрофлора ротовой полости новорожденных орчат у взрослых орков немедленно подавляется иммунитетом. Именно поэтому у взрослых орков воняет изо рта и часто не хватает зубов, они просто не жуют эту пасту. Если не хотите вонять как орк — отбросьте брезгливость и жуйте пасту!

Алхимические свойства: ваш класс не способен познавать тайны алхимии

Уровень: нет

Состояние: 998 из 1000

Цена: 95 квинтов

Серебряная наэнаэкерка

Информация: предназначена для хранения перетертой пасты наэнаэ. Храните пасту в наэнаэкерке, а не в карманах, если не хотите, чтобы ваше средство для очистки зубов провоняло потом и кровью.

Уровень: нет

Состояние: этот предмет не ломается

Цена: 120 квинтов

Бабло: 4 квинта

Провиант: нет

Кровяные руны: нет

Зелья: нет

Закончив изучать инвентарь и убедившись, что его темный эльф по сути нищ, Андрей выпил имперской водопроводной воды, полностью устранив жажду, и пожевал пасту наэнаэ. На вид паста напоминала итальянский соус песто, а на вкус — огуречный фарш. Отплевавшись и спрятав прожеванную пасту назад в наэнаэкерку, Андрей также запихал в инвентарь из собственных карманов шарики аспектов сознания, и только потом перешел к последней вкладке одежда:

Льняная рубаха

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 8 из 10

Цена: 1 квинт

Влияние на репутацию:

+ 1 репутации у нищих и бомжей

– 2 репутации у всех остальных

Льняные штаны с наколенниками из человечьей кожи

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 7 из 10

Цена: 5 квинтов

Влияние на репутацию:

+ 1 репутации у темных эльфов

– 5 репутации у людей

Правый сапог из человечьей кожи

+ 1 скорости

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 9 из 10

Цена: 10 квинтов


Левый сапог из человечьей кожи

+ 1 скорости

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 5 из 10

Цена: 9 квинтов

Амулет из поясничного позвонка дедушки

+ 5 мистицизма

+ 12 репутации у эльфов

Информация: Такие амулеты распространены у эльфов, исповедующих культы предков. В секте Дариэлид принято использоваться амулеты, изготовленные из костей позвоночника отца отца, извлеченных из свежего трупа сразу же после смерти предка.

Зачарование: нет

Уровень: нет

Состояние: этот предмет не ломается

Цена: 1 квинт

В инфографике по одежде Андрею больше всего не понравилось состояние левого сапога, если так пойдет и дальше, то скоро он может остаться в одном правом, возможно, тогда его репутация у нищих и бомжей повысится еще больше. Андрей решил, что нужно будет поискать сапожника, если они здесь вообще есть, и открыл свой спелл бук, убедившись, что у него все еще есть заклинания удара сырой маной, головокружения и псиалхимии, причем никакой информации по последнему заклинанию так и не появилось. Вкладки, посвященные профессиям и достижениям персонажа, оказались довольно лаконичными:

Профессии:

Ваш класс избегает любого труда и не способен овладеть ни одной профессией

Достижения:

Вы ничего не достигли. Прямо как в реальной жизни!

Вкладка навыков оказалась несколько информативнее:

Мистицизм: 37

Колдовство: 35

Психирургия: 31

Уворачивание: 17

Болевой порог: 17

Пищеварение: 17

Мордобитие: 13

Падение: 11

Лазание: 9

Устойчивость к огню: 8

Устойчивость к ядам: 8

Кинжалы: 5

Кулинария: 5

Верховая езда: 4

Мышца: 3

Харизма: 3

Ножи: 3

Начертание рун: 2

Слух: 2

Нюх: 2

Владение тупым оружием: 1

Восстановление: 1

Бег: 1

Прыг: 0

Кусь: 0

Плавание: 0

Мечи: 0

Копья: 0

Шпаги: 0

Сабли: 0

Рапиры: 0

Дубинки: 0

Трости: 0

Посохи: 0

Стилеты: 0

Рогатины: 0

Мачете: 0

Булавы: 0

Топоры: 0

Молоты: 0

Кортики: 0

Пики точены: 0

Хунга–мунга: 0

Рогатки: 0

Бумеранги: 0

Гарпуны: 0

Дротики: 0

Духовые трубки: 0

Луки: 0

Арбалеты: 0

Метательные ножи: 0

Копьеметалки: 0

Пращи: 0

Метательные топоры: 0

Метательные булавы: 0

Сюрикэны: 0

Чакры: 0

Катаны: 0

Саи: 0

Глефы: 0

Бо: 0

Кистени: 0

Бой подручными средствами: 0

Кастеты: 0

Заточки: 0

Казачьи шашки: 0

Секиры: 0

Бебуты: 0

Палаши: 0

Фальшионы: 0

Трезубцы: 0

Ятаганы: 0

Нунчаки: 0

Буздыханы: 0

Палицы: 0

Тесаки: 0

Нагинаты: 0

Кирпичи: 0

Протазаны: 0

Сариссы: 0

Томагавки: 0

Косы: 0

Скимитары: 0

Автомат Калашникова: 0

Пушкарское дело: 0

Плазмаганы: 0

Тонфы: 0

Кончары: 0

Скрытность: 0

Иллюзии: 0

Взлом: 0

Карманные кражи: 0

Ползание: 0

Превращение: 0

Этикет: 0

Пиромантия: 0

Электромантия: 0

Криомантия: 0

Аэромантия: 0

Гидромантия: 0

Некромантия: 0

Геомантия: 0

Психомантия: 0

Стихийная магия: 0

Магия разрушения: 0

Кровемантия: 0

Прорицание: 0

Телепортация: 0

Левитация: 0

Врачевание: 0

Щиты: 0

Кузнечное дело: 0

Алхимия: 0

Травничество: 0

Выделка шкур: 0

Потрошение: 0

Зачарование: 0

Общение с животными: 0

Портняжное дело: 0

Кожевенное дело: 0

Рыболовство: 0

Охота: 0

Выращивание зерновых: 0

Астрономия: 0

Астрология: 0

Заваривание чая: 0

Жевание: 0

Горное дело: 0

Инженерное дело: 0

Кричание: 0

Фортификация: 0

Кораблевождение: 0

Ночное зрение: 0

Выращивание хизанов: 0

Брейнтиг: 0

Пуратация: 0

Яйценоскость: 0

Торговля: 0

Магия призыва: 0

Речевая магия: 0

Доминирование: 0

Смертоносность: 0

Чародейство: 0

Ращение волос: 0

Бородатость: 0

Усидчивость: 0

Устойчивость: 0

Сыроварение: 0

Пивоварение: 0

Виноделие: 0

Стирка: 0

Притирка: 0

Финансовая грамотность: 0

Кредитоспособность: 0

Самосознание: 0

Смекалка: 0

Общительность: 0

Политика: 0

Письменная речь: 0

Уверенность в себе: 0

Гончарное дело: 0

Плотницкое дело: 0

Ткачество: 0

Портняжество: 0

Скорнячество: 0

Печное дело: 0

Ювелир: 0

Архитектор: 0

Шорничество: 0

Керамика: 0

Рисование: 0

Стихосложение: 0

Стрижка ногтей: 0

Нравственность: 0

Бисероплетение: 0

Вышивание: 0

Вязание крючком: 0

Долбление долбленок: 0

Ковроткачество: 0

Резка по кости: 0

Лозоплетение: 0

Макраме: 0

Разделка рыбы: 0

Книгопечатание: 0

Солидарность: 0

Винопитие: 0

Анимагия: 0

Магия хаоса: 0

Магия порядка: 0

Конная дружбомагия: 0

Магия света: 0

Магия тени: 0

Магия дня: 0

Магия ночи: 0

Витальная магия: 0

Кинетическая магия: 0

Спиритическая магия: 0

Шаманизм: 0

Целительство: 0

Погодная магия: 0

Магия времени: 0

Боевая магия: 0

Артефакторика: 0

Болотная магия: 0

Флористика: 0

Музыкальная магия: 0

Биомагия: 0

Зеркальная магия: 0

Естественная магия: 0

Материализация: 0

Эгрегориальная магия: 0

Сексуальная магия: 0

Знахарство: 0

Гипноз: 0

Этерокинез: 0

Плазмокинез: 0

Психокинез: 0

Дематериализация: 0

Ментальная магия: 0

Квантовая магия: 0

Магия смерчей: 0

Нумерология: 0

Сферическая магия: 0

Вампиризм: 0

Защитная магия: 0

Магия пространства: 0

Сонная магия: 0

Принудительная магия: 0

Идеальная магия: 0

Морфология: 0

Рабочая магия: 0

Интерсубъективность: 0

Отождествление: 0

Акциденция: 0

Модальность: 0

Негэнтропия: 0

Гиперреальность: 0

Трансцендентность: 0

Палингенезия: 0

Апотропия: 0

Теллуровость: 0

Копрофагия: 0

Мартиналексеевичность: 0

Интеллигибельность: 0

Систематизация: 0

Хтоничность: 0

Зубодерство: 0

Доктринальность: 0

Индефферентизм: 0

Резиньяция: 0

Феноменальность: 0

Плюрализм: 0

Геавтономия: 0

Вещность: 0

Выслеживание: 0

Точные науки: 0

Философия: 0

Осмысленность: 0

Эрудиция: 0

Соблазнение: 0

Шантаж: 0

Запугивание: 0

Закалка: 0

Равновесие: 0

Картография: 0

Логистика: 0

Земледелие: 0

Скотоводство: 0

Декламация: 0

Танец: 0

Древообработка: 0

Сапожник: 0

Самоконтроль: 0

Фокусник: 0

Сети: 0

Игры (азартные): 0

Дрессировка: 0

Командование: 0

Шулерство: 0

Наблюдательность: 0

Чтение следов: 0

Провокация: 0

Имитация: 0

Навигация: 0

Копание: 0

Долбление шахт: 0

Чувство опасности: 0

Видеомантия: 0

Минимаксерство: 0

Грузчик: 0

Логика: 0

Подметание: 0

Наливание: 0

Практичность: 0

Синергия: 0

Клавишные инструменты: 0

Струнные инструменты: 0

Ударные инструменты: 0

Духовые инструменты: 0

Бесшумность: 0

Скрадывание: 0

Вождение телеги: 0

Вождение боевой колесницы: 0

Дипломатия: 0

Запугивание: 0

Выживание: 0

Искусство побега: 0

Удушение: 0

Боевой клич: 0

Дешифровка: 0

Кручение хвостов: 0

Маскировка: 0

Чтение по губам: 0

Оценка ситуации: 0

Подделка артефактов: 0

Поиск артефактов: 0

Старательство: 0

Обман: 0

Разоблачение обмана: 0

Проницательность: 0

Монстроведенье: 0

Осторожность: 0

Осмотрительность: 0

Великодушие: 0

Благородство: 0

Чтение длинных бессмысленных списков: + 1

Естественная магия: 0

Бондарное дело: 0

Учительство: 0

Честолюбие: 0

Изменение: 0

Естествознание: 0

Царапанье: 0

Искательство: 0

Фитнес: 0

Езда на санях: 0

Роняние предметов: 0

Катапультирование: 0

Исчисление: 0

Садоводство: 0

Работоспособность: 0

Активное слушание: 0

Напористость: 0

Осознанное питание: 0

Езда в телеге: 0

Литературоведенье: 0

Игры (настольные): 0

Терапия: 0

Разворачивание тела:0

Поджигание: 0

Главенство: 0

>> показать еще 3122 навыка, доступных вашему персонажу

— Пожалуй, не стоит, — рассудил Андрей и, прежде чем закрыть полезнейший список навыков, посмотрел, от какой характеристики зависит психирургия. Как оказалось, этот навык был привязан к силе воли. Андрей глубоко вдохнул и открыл список характеристик, не уступавший по количеству пунктов навыкам. Быстро разыскав силу воли, Андрей запихал в нее все 20 очков характеристик, накопившихся у него за два новых уровня. Открыв после этого свой спелл бук, Андрей убедился, что его расчет оказался не вполне верным — головокружение теперь било дальше и дольше, но удар сырой маной остался прежним.

— Знать бы еще, как учить новые заклинания, — расстроился Андрей, — А, ладно. И так сойдет.

Не желая более тратить времени на чтение, Андрей быстро прожал все остальные вкладки меню:


Репутация:

На вас всем плевать


Квесты:

Служба недоступна

Кланы:

Вы не состоите в клане


Гильдии:

Вы не состоите в гильдии


Чат:

Служба недоступна

Доступные вам эвенты:

В столице Риаберры Эазиме прямо сейчас происходит нечто эпическое и доселе невиданное! Не медля отправляйтесь туда, иначе будете жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, а когда сдохните — будете жалеть об этом на том свете. Просто тупо и без всякой задней мысли идите, едьте, летите, плывите, ползите, или как вы там передвигаетесь, в Эазиму — вы не пожалеете! И не забудьте позвать друзей, хотя о чем это я, они все наверняка уже там.

ПОЖАЛОВАТЬСЯ НА СЕКСУАЛЬНЫЕ ДОМОГАТЕЛЬСТВА:

Приносим наши извинения, но жалобы от великовозрастных мужиков из Пскова нас мало интересуют. Как–нибудь сами справитесь.

Андрей вовремя остановился, он чуть не нажал последнюю кнопку ВЫХОД. Но выходить из игры еще определенно было рано. Андрей читал в интернетах, что в играх на квантовых серверах научились делать концентрированное время, так что его не удивлял тот факт, что он играет уже пару часов, а в реальности санитары еще не нашли его тело в душевой и не выдрали у него из носа краденый теллуровый гвоздь. Там в реальности вполне могло пройти и в десять раз меньше времени, чем здесь. И пока Андрея не вырвали из волшебного мира назад в дурку, нужно было насладиться игрой по полной.

— В столицу! — провозгласил Андрей.

Чед II

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


— Если то, что пишут эти шизики — правда, то нужно немедленно выгонять всех игроков из Риаберры, босс, — уже в четвертый раз за последние пять минут сказал Чед, — Иначе мы все можем загреметь в тюрячку. А я туда не хочу, там напряг с телочками. Конечно, там есть охранницы, и ни одна из них не устоит перед моей брутальностью. Пожалуй, в этом даже что–то есть… Когда горячая девка в форме будет меня конвоировать, я прямо не снимая наручников ухвачу ее за…

— А ты можешь заткнуться и ничего не говорить, Чед? — перебил Годсмит, вглядываясь в экран монитора.

Чед замолчал, хотя и не понимал, что его шеф сейчас пытается разглядеть. Дело в том, что помещение было настолько заполнено разноцветным паром от вейпа, что собственного экрана не видел даже сидевший за компьютером Чед. Стоявший у него за спиной Голдсмит ничего не мог рассмотреть тем более, так что Чед, поразмыслив, пришел к выводу, что босс не перечитывает в очередной раз размещенный двадцать минут назад пост, а размышляет. Его догадка подтвердилась, когда Голдсмит еще раз затянулся и выдохнул пар, после чего Чед перестал видеть даже собственные накачанные руки, что расстроило его еще больше.

Но ничего не поделаешь — клубы пара сопровождали Голдсмита повсюду, как модельные телочки Хью Хефнера. Тем более что сегодня босс нервничал, а когда он нервничал, то всегда таскал с собой особенно мощный дивайс с усиленным в десятки раз парообразованием, семью баками с разноцветной жижей и длиной не меньше двадцати дюймов. Еще на этом вейпе Голдсмита был регулятор, позволявший прямо в процессе парения смешивать жижи из разных баков и получать новые вкусы. Но самым стремным было то, что пар Годсмит выдыхал тоже разноцветный, в жиже для этого были специальные красители. В результате, у несчастных, вынужденных находится в одном помещении с шефом, как, например, у Чеда сейчас, создавалось впечатление, что они попали на разгон демонстрации британских лоялистов, когда дым от файеров протестующих мешается с продуктами горения полицейских дымовых шашек.

Голдсмит размышлял слишком долго, так что Чед обеспокоенно обернулся, чтобы взглянуть на босса, но увидел только красно–желтую паровую завесу, пахнувшую дыней, жженой карамелью и еще какой–то гадостью, типа горелого дуба. Потом где–то там в дыму щелкнул регулятор, и забурлила жижа. Чеду было не по себе, ему почему–то казалось, возможно, от недосыпа и пары десятков потребленных за последние сутки энергетиков, что шеф может сойти с ума от происходящего и в этом дыму треснуть Чеда по голове своим вейпом. А вейп у него тяжелый, весит не меньше фунта. Поэтому Чед предпочел бы, чтобы в офисе, кроме него самого и слишком долго молчащего Голдсмита, был кто–то еще. Но этой роскоши Чед был лишен, шеф приказал выгнать всех из помещения еще десять минут назад, как только Чед доложил ему об обнаруженном в интернете посте.

— Я вроде ясно пояснил, что у тебя двое суток для того, чтобы отбить атаку, так? — наконец произнес Голдсмит.

— Само собой, босс, — согласился Чед, — И я все сделал, причем справился, как видите, за несколько часов.

— Замечательно, — ответил из облаков цветного дыма стальной голос Голдсмита, — Ты справился. И генерал Петров тоже справился, все северокорейские спутники, через которые шла атака, успешно сбиты. Теперь, объясни мне, пожалуйста, одну вещь, Чед. Если вы оба справились — какого хрена мы тогда так и не восстановили контроль над Риаберрой? И за что я плачу тебе деньги, м?

— Ну, я же вам уже объяснял, босс, — осторожно начал Чед, — Вся проблема теперь в Зале Нейроинженерии. Вредоносный код каким–то образом смог перенести туда управление квантовым сервером Риаберры, а у нас это управление полностью отжали. Администрирование Риаберры теперь осуществляется напрямую кодом хакеров через Центр управления NPC. И это делается без всякого участия самих хакеров, мы сбили спутники слишком поздно. И единственный выход из ситуации — отключить всю секцию Риаберры в Зале Нейроинженерии. Поговорите с Робель…

— Я только что от нее, черт возьми. Это невозможно.

— Почему? — удивился Чед, — Вам жалко отключать риаберрийских NPC? Вы случайно не состоите в Лиге Защиты Эльфов, босс?

— Сознания всех NPC взаимосвязаны, придурок. Куски их кода ссылаются друг на друга. Тебя вообще учили, как работает нейросеть? Если отключим Риаберру — полягут все NPC в игре. А в игру без NPC никто играть не будет.

— А давайте наймем вместо них живых актеров, — неожиданно нашелся Чед, — Пусть они создадут себе персов и изображают NPC, это наверняка выйдет даже дешевле, чем сейчас. А Робель вообще можно будет уволить…

— Проверь, что там с сервером.

— Только что проверял.

— Давай. Еще раз.

Чед склонился почти вплотную к монитору, кое–как нашел в напущенном Голдсмитом пару нужную иконку на экране и просмотрел информацию.

— Все по–прежнему, босс. Мы больше ничем не управляем в Риаберре. Мы больше ничего не видим в Риаберре. Игроки не могут отреспаунится в ней, не могут в нее зайти, и не могут ее покинуть. Связь Риаберры с остальными серверами полностью разорвана. И у нас больше нет по ней никакой информации, только общее количество и имена игроков в этой провинции, поскольку входили они в игру через отдельный квантовый сервер. Мы слепы и беспомощны, босс.

— А ты при этом еще и почти безработен…

Голдсмит еще раз затянулся, а потом выкрутил на минимум регуляторы подачи жижи и парообразования на вейпе.

— Покажи мне еще раз этот проклятый пост.

Чед выполнил указание и спустя несколько секунд, когда пар наконец рассеялся, на экране стало возможным рассмотреть пост, опубликованный полчаса назад в /b/ 4chan’а:

— Черт возьми, это эмблема Лиги Защиты Эльфов? — спросил Голдсмит, и не успел Чед ответить, как босс задал еще вопрос, — Сколько человек уже это прочитали?

— Ну, тред висит на первой странице, аккурат между тредом про размеры титек и тредом белых супремативных расистов…

— Мне плевать на титьки и на белых супремативных расистов, и даже на белых супремативных расистов с титьками! — перебил Голдсмит, — Сколько человек это прочитали, Чед?

— Ну… В треде уже полторы тысячи постов, но это ничего не значит… Я полагаю, что, учитывая, что все уже и так знают о наших проблемах с Риаберрой, этот пост наверняка разнесли по всей сети, и его прочитало не меньше половины пользователей интернета. А оставшаяся половина прочитает его, как только проснется и полезет смотреть новости…

— Семантический анализ текста?

— Ну да…

— Что «ну да»?

— Мы его сделали. С вероятностью 95% писал тот же человек, что озвучивал другие заявления Лиги Защиты Эльфов ранее. Это они, босс.

— Так вычисли отправителя.

— Увы, но это невозможно. Отправлено через I2P, а в качестве выходной ноды постер использовал одноразовый туркменский ай–пи.

— Понятно. Тогда положи 4chan.

— Босс… — Чед обернулся, но Голдсмит уже снова скрылся в клубах разноцветного пара, — Положить 4chan я, конечно, смогу, но имеет ли это смысл? Я же говорю, этот пост уже разлетелся по интернетам, через час он будет во всех новостных лентах.

— Плевать, ложи.

— Босс, при всем моем уважении, теперь, чтобы скрыть, что нас атаковали, нам придется отрубить интернет во всем мире, а этого мы не сможем сделать, потому что, опять же при всем моем уважении, интернет пока что еще не ваш…

— Что по игрокам в Риаберре?

— А что по ним? Все также. Те, кто зашел до того, как вредоносный код закрыл Риаберру, играют, они же не читали этот пост, потому что увлечены игрой. А новые игроки зайти в Риаберру уже не могут. Ну, вроде человек десять вышло из игры с тех пор, как вы в последний раз спрашивали…

— Как ты оцениваешь их угрозы, Чед? Опасность реальна? Или это пустой треп?

— Не имею ни малейшего понятия, босс. Пока что никто из игроков еще не умер, выход из игры работает адекватно. Да и за все время, что существуют наши теллуровые гвозди, насколько мне известно, ни один их пользователь не умер и не пострадал, это же не неандертальские VR камеры, от которых действительно можно покалечиться…

— Но теоретическая опасность есть?

— Босс… — совсем растерялся Чед, — Я боюсь, что единственный в мире человек, который понимает, как работают теллуровые гвозди, сейчас находится в этом помещении, и этот человек — определенно не я.

— Верно, — согласился Голдсмит, затянувшись, — Но я спрашиваю тебя. Что нам делать?

— Я бы перестраховался и эвакуировал всех игроков из Риаберры, немедленно, — пожал плечами Чед, — Но я уже толдычу вам это последние полчаса, а вы не слушаете. Что если угроза реальна, и кто–нибудь из игроков в натуре скопытится?

— А что, если нет?

— Так в любом случае, мы потеряли контроль над сервером, а код хакеров запрещает новым игрокам заходить в Риаберру. Так что через 20 часов самые лютые задроты в Риаберре наиграются и покинут игру, а больше в Риаберру никто зайти не сможет. Тем более что наш теллуровый гвоздь запрещает играть без перерыва более 20 часов реального времени в принципе. Так что через это время в Риаберре в любом случае не останется ни одного игрока. Так почему бы не эвакуировать всех оттуда прямо сейчас, избежав таким образом лишних и ненужных рисков? Какой смысл ждать? Или я чего–то не знаю?

— Ты ни хрена не знаешь, Чед. Думаешь, я поручаю задачу только одному человеку, тем более такому криворукому, как ты? Разумеется, нет, если бы я так делал — я бы никогда не стал главой богатейшей в мире геймдевелоперской компании. Прямо сейчас, пока ты предлагаешь мне сдаться, в Зале Нейроинженерии работают серьезные люди, и у них есть острожный прогноз, что проблема будет решена. А другие серьезные люди тем временем ищут этих мамкиных защитников эльфов, чтобы побеседовать с ними в неформальной обстановке и выяснить, как отрубить их долбаный код, перед которым ты беспомощен, Чед. Именно поэтому и есть смысл ждать, не поднимая лишнего шума, еще 20 часов. Дело в том, что я надеюсь, что кто–нибудь за это время добьется успеха и решит проблему. И тогда мы останемся чистыми в глазах игрового сообщества. Улавливаешь? Тем более что я все равно не въезжаю, как ты собрался эвакуировать игроков, если у нас нет никакой связи с игроками в Риаберре.

— Босс, но вы отлично знаете, что это как раз не проблема. У нас есть личные данные по всем игрокам, мы просто свяжемся с их родней или соседями и попросим вытащить из носов играющих теллуровые гвозди. Как вам известно, это совершенно безопасная процедура…

— Безопасная для здоровья игроков, но не для нашей репутации и не для моих доходов, черт возьми, — рассвирепел Голдсмит, выдыхая очередное облако вонючего разноцветного пара, — И вообще, Чед, вот что ты так волнуешься? Такое уже бывало раньше, не с нами естественно. Помнишь геноцид игроков в World of Warcraft в октябре 2012? Хотя кого я спрашиваю, ты тогда наверное еще мамкину титьку сосал…

— Титьку я сосал, да. Но в 2012 меня уже интересовали отнюдь не мамкины титьки, если честно. А про этот инцидент я знаю. Только там багоюзеры перебили персонажей игроков в игре, а у нас сейчас под угрозой жизни самих игроков…

— Не имеет значения, — отмахнулся Голдсмит, — Одна хрень.

— Босс, я… — Чед запнулся, возможно впервые в жизни, — Послушайте, я умоляю вас — давайте уберем всех игроков из Риаберры. Я не готов брать на себя ответственность и рисковать жизнями людей.

Голдсмит в ответ расхохотался, и это лишило его возможности парить. Так что когда через несколько секунд пар развеялся, Чед наконец смог впервые за это утро взглянуть на босса.

Годсмит больше не ржал, а его обращенный на Чеда взгляд пугал. Впрочем, он почти всегда пугал, и не только Чеда. Сам Голдсмит не представлял собой ничего особенного — невысокого роста, тощий, темноволосый, аккуратно и классически подстриженный. Одет в самый дешевый полуспортивный шмот американского производства, только на ногах дорогие кроссовки G-unit, но из старой коллекции пятилетней давности. Еще огромный вейп в руке босса был отделан теллуром и натуральной кожей мамонта, древнее животное, с которого сняли шкуру для украшения вейпа, было возрождено методами генной инженерии. Кроме кроссовок и вейпа ничто не говорило о богатстве и статусе, и внешность у Голдсмита была самой непримечательной. Но взгляд серых глаз Кормака Голдсмита был стальным, он будто метал теллуровые гвозди и прибивал тебя ими к ближайшей поверхности. Одним этим никогда не теплевшим взглядом CEO Tellurium Games способен был завершить в свою пользу любые переговоры.

— Так–так, — сказал Голдсмит, снова скрываясь в клубах разноцветного дыма, — Получается ты не такой уж крутой и циничный парень, да, Чед? Чего, коленки затряслись?

— Эй! — обиделся Чед, — Я крутой, потому что не боюсь спорить с вами, босс, вот что. В этом моя крутость.

— Мда? — вкрадчиво спросил Голдсмит, — Ты споришь со мной, серьезно? А почему ты это делаешь? Почему ты настаиваешь, что мы должны убрать игроков из Риаберры, то есть фактически частично выполнить требование этих поганых шантажистов? Ты сам случайно не состоишь в Лиге Защиты Эльфов, м?

— Босс, ну это уже слишком… — в очередной раз растерялся Чед, — Нет, я согласен, в вашем подходе к ситуации тоже есть своя логика…

— Только в моем и есть, — перебил Голдсмит, — А теперь слушай. Мы не будем эвакуировать игроков из Риаберры. Вместо этого мы, насколько это возможно, почистим интернет ото всей информации о багах в нашей игре и от этого омерзительного заявления кибертеррористов тоже…

— Это не реально, — охнул Чед, — Да, сегодня ночью нам удалось погасить весь ор, но сейчас информации уже в тысячу раз больше, и колесо хайпа раскручивается…

— Плевать. Надо сдержать это колесо еще на 20 часов минимум. Я дам указание отделу пиара. А ты, Чед, не особо переживай по поводу своей ответственности за риски и человеческие жизни, а то эти переживания могут вдруг заставить тебя, например, позвонить в полицию или даже создать анонимный пост в интернетах, призывающий игроков выходить из Риаберры…

— Да вы что! Я не изменник, босс. Корпоративная честь превыше всего, можете на меня положиться.

— Очень на это надеюсь. А теперь дуй в Зал Нейроинженерии, там нужна твоя помощь.

Уровень 3: Кусающий зубом II

Андрей не был уверен, что идет на юг, хотя Солнце, по которому он ориентировался, вроде бы чуть порыжело и клонилось к закату, а значит, должно было быть сейчас на западе. Андрей шел уже около часа, всматриваясь в раскаленную каменную бурую пустыню и поражаясь пустоте игрового мира. Бежать и даже просто идти здесь было неудобно, местность стала более холмистой, и под ногами лежал битый камень.

Дорога, состоявшая из черной застывшей субстанции типа резины, появилась неожиданно, когда Андрей перевалил через очередной холм. Дорога вилась как змея, обходя холмы, она терялась где–то в каменных горах на востоке, а в другую сторону уходила на юг, сколько видел глаз. Вопреки указаниям админши, никакой стражи, у которой можно спросить, как добраться до столицы, на дороге заметно не было, местность была совершенно пустынна, не было даже путников. Зато под каменным холмом возле дороги, минутах в десяти бега от Андрея, располагалось волосатое строение неправильной формы, напоминавшее огромный скомканный холщовый мешок. Постройка льнула к склону холма, будто гигантская личинка, наросшая на буром камне. Андрей решил, что быстрее доберется туда по дороге, и, когда он ступил на пружинящую резиновую черную поверхность пролегавшего среди холмов пути, система подтвердила верность догадки:

Эльфийская имперская дорога

Дороги — это цивилизация, как говорят эльфы.

Такие транспортные артерии проложены во всех провинциях Третьей Эльфийской Империи. Они изготовлены из смеси свернувшейся драконьей крови и плодов флексилиса. Как правило, с путешественников взимается плата за пользование имперскими дорогами, причем вся она направляется не в местные бюджеты, а непосредственно Императору. Это справедливо, ведь местные без его помощи такую дорогу никогда бы не построили.

Эффекты на дороге:

+ 10 скорости передвижения

+ Вы расходуете на 30% меньше сил при беге

+ Ваше ездовое животное расходует на 60% меньше сил

+ Вы прыгаете на 50% выше

Довольно широкая дорога пружинила под ногами, и Андрей действительно теперь бежал гораздо быстрее, а прыгал выше, по консистенции черная дорога напоминала гимнастический батут. Впрочем, местами резиноподобная дорога посерела и выщербилась, видимо, Император брал деньги с путешественников, но потратить их на ремонт дороги не спешил. Через пять минут Андрей добрался до странной постройки у подножия холма, прокачав при этом бег и прыг и потратив сил гораздо меньше обычного.

Строение оказалось высотой с двухэтажный дом, справа от него располагались столь же уродливые, как и основное здание, пристройки, внутри которых кто–то рычал. Небольшие кривые окошки не имели стекол, но были задрапированы холстиной. Над входом, закрытым шкурой, трепетал на жарком ветру кусок ярко–алой ткани.

Чайхана

Место отдохновения путешественников.

Здесь можно выпить красного чаю, перекусить или переночевать.

Большинство владельцев таких мест также с радостью продадут вам алкоголь и наркотики, некоторые еще могут предложить вам собственную дочку, а в Южной Четверти — даже жену или сына.

Но все вышеперечисленное относится только к людям–риа.

Если вы чужеземец — вам скорее перережут здесь глотку.

Эта чайхана построена тысячи лет назад из сушеного желудка древнего великана–эймлака, если вам это интересно.

Андрей был чужеземцем, но его мучило любопытство, поэтому он, откинув шкуру, решительно вошел в чайхану.

Внутри все провоняло какими–то благовониями и жареным мясом. Андрей оказался в просторном, но низком помещении, застеленным выцветшими разноцветными коврами. Мебели здесь не было совсем, по углам валялись тюки и подушки. В помещении царил полумрак, маленькие и прикрытые тканью окошки давали совсем мало света, а чадящие жировые лампы — еще меньше. Тем не менее, здесь было прохладнее, чем снаружи в раскаленной каменной пустыне. Из залы в другие помещения вели еще несколько проемов, задрапированных невыделанными шкурами.

В чайхане был только один человек, сидевший по–турецки на оранжевом вышитом ковре и куривший огромный кальян, размером не меньше самого курильщика. Цветом кожи человек напоминал мулата, он был черноглаз, черноволос и замотан в длинное грязно–бурое одеяние. Голова и усы незнакомца были выбриты, зато он носил громадную курчавую черную бороду до груди, в которую были вплетены металлические кольца. Еще одно кольцо человек носил в носу, а на жирных волосатых пальцах незнакомца их было не меньше десятка.

— Здравствуйте, — не слишком уверенно поприветствовал курильщика Андрей.

Человек несколько секунд бессмысленно и молча пялился на Андрея, как будто был угашен каким–то наркотиком, а потом вдруг вскочил на ноги, так стремительно, что Андрей испугался. Но бородач бросился не к Андрею, а к грязному тюку в углу чайханы. На ногах у человека были кованые сапоги, и таким сапогом он начал пинать тюк.

— Вставай, Раджул, ленивый сын орка! Поднимайся! Он пришел, пришел!

К удивлению Андрея тюк зашевелился и оказался еще одним мулатом, этот был в серой рванине, а борода у него была короткая и неряшливая, никаких колец в отличие от первого мужика этот человек–тюк не носил вообще. Зато нос у него определенно был давно сломан, а под глазами лежала тяжелая синева.

— Неси лучшее угощение, Раджул! Такой день бывает раз в жизни, клянусь Тремя Сестрами! Быстрее!

Раджул беспокойно взглянул на Андрея и молча исчез за одной из шкур, отгораживавших это помещение от остальных. Андрей вдруг осознал, что бородач кричит на каком–то дикарском языке, сами звуки которого не имеют ничего общего с русским. Тем не менее, Андрей понимал каждое слово, впрочем, это было неудивительно, персонаж Андрея все–таки знал какой–то локальный эльфийский диалект, взаимопонятный с местным человеческим языком. Андрей надеялся, что сможет и говорить на этом диалекте, тем более что идея бородача принести лучшие угощения ему весьма понравилась.

Бородатый в кольцах тем временем бросился к Андрею, и система его тут же представила:

Раиус

Уровень: 9

Раса: Человек–риа

Класс: Хозяин чайханы

— Долгих лет твоим детям, приплода твоим хизанам, игрок! — радостно закричал Раиус, схватив Андрея за обе руки и пожимая их, — Я ждал тебя, о, как я ждал! Спасибо, огромное спасибо! Ты меня спас.

— Да всегда пожалуйста, — ответил Андрей, с радостью убедившись, что он действительно может говорить на местном языке, правда с сильным эльфийским акцентом и не совсем так, как говорит Раиус. Но хозяин чайханы определенно понимал Андрея, это было главным.

— Я отрекусь от демонов прямо сейчас, если ты хочешь, — предложил Раиус, — Чего же ждать? Скажи только слово — и я отрекусь от них, клянусь тебе, друг.

— Ну, отрекись. Почему бы и нет? — ответил ничего не понимающий Андрей.

— Как прикажешь, мой бог! — радостно прокричал Раиус, а потом бегом бросился к одной из жировых ламп на стене. Андрей только сейчас заметил, что под лампой на небольшом постаменте стоят три раскрашенные схематичные глиняные фигурки, изображавшие девушек в разноцветных длинных платьях.

Раиус схватил фигурки и торжествующе поднял их над головой.

— Всю свою жизнь я был слеп и поклонялся Сестрам, но ныне я прозрел! Сейчас я вижу, что это лишь ложь, облеченная в глину. Вот передо мной истинный бог — Игрок. И я больше не поклонюсь глиняным девушкам, о, нет. Теперь я буду служить только тебе, игрок, на это будет направлена вся душа моя и жизнь моя!

Закончив речь, Раиус отогнул один из ковров на полу и расколошматил о каменный пол фигурки, а потом для верности еще и растоптал черепки коваными сапогами. Все это было очень странным, но у Андрея пока что не было причин жаловаться. Тем более что в зал чайханы уже входил Раджул с огромным железным подносом, уставленным яствами и напитками.

Раиус однако, не успокоился, уничтожив тотем, после этого он еще и сорвал с собственной шеи какой–то амулет, похожий на огромный белый зуб, но топтать его не стал, а просто зашвырнул в угол помещения.

— Ты тоже избавься от айзма! — приказал Раиус Раджулу, ставившему поднос на самый большой и красиво вышитый ковер в центре чайханы.

— Не буду, — надулся Раджул, — Не хочу. Ты сошел с ума, вот что.

— О, слепец! О, дурак! О, орочье отродье!

Андрей подошел поближе к Раджулу и убедился, что орочьим отродьем его назвали чисто в порядке оскорбления, Раджул был вполне себе человеком.

Раджул

Уровень: 1

Раса: Человек–риа

Класс: Бродяга

Но Раиус уже забыл про Раджула и теперь обращался к Андрею:

— Прошу тебя, отведай нашего угощения, и если оно не придется тебе не по нраву — клянусь, я выпущу Раджулу кишки, о, Игрок!

— В этом нет необходимости, я поем с удовольствием, спасибо, — быстро поблагодарил Андрей, присаживаясь на ковер рядом с блюдом, заставленным глиняными тарелками и кувшинами.

Раиус и Раджул тоже сели, Раджул было попытался прочитать какую–то молитву, но Раиус дал ему кулаком увешанным кольцами в ухо.

— Молись Игроку, подонок, а не лживым псевдобогиням!

В руках у Раиуса вдруг возникли три костяных ножа, видимо он извлек их из собственного инвентаря. Андрей испугался, что он сейчас зарежет Раджула, но Раиус просто раздал ножи сидящим, судя по всему, они были местными столовыми приборами. Андрей взял костяной нож, и система подтвердила его догадку:

Нож из кости хизана

Информация: Предназначен для поедания мяса, просто накалывайте на него куски

Уровень: нет

Состояние: 32 из 35

Урон: 1

Цена: 2 квинта

— А нет ли чего помощнее? В смысле боевого ножика, — решил воспользоваться ситуацией Андрей, — Я привык есть боевыми кинжалами.

— Игрок желает кинжал? — тут же всполошился Раиус.

— Да, — не стал отрицать Андрей, — У меня из оружия только они прокачаны. Еще ножи, но они похуже.

Раиус вдруг напрягся, но уже через мгновение его лицо просветлело.

— Прости, Игрок! Я усомнился, но лишь на мгновение. Все мое — твое. Раджул, принеси Водокачатель!

— Это уже слишком, — обеспокоено произнес Раджул и добавил, обращаясь к Андрею, — Разве ты не видишь, что он сумасшедший? Нехорошо пользоваться этим, как ты.

— Да нет. Почему сумасшедший? — удивился Андрей, — Раиус все правильно и хорошо делает. Я одобряю.

— Ты слышал Игрока, поганый сын орчихи! — заорал на Раджула Раиус.

Раджул вздохнул, встал с ковра и снова исчез в одном из соседних помещений.

Раиус тем временем умыл руки в глиняной чашке с теплой водой и какими–то пахучими семенами. Андрей последовал его примеру.

Вы умылись лутсом

+ 6 иммунитета на 1 час

+ 3 пищеварения на 1 час

Закончив омовение, Андрей взял с блюда самое похожее на знакомую ему из реальности пищу — крупный кусок жареного мяса и жадно надкусил. Мясо оказалось хорошо прожаренным, но очень жирным и острым.

Жареный молодой хизан с травами

— Эй, хизаны же вылезают из трупов! — переполошился Андрей.

— Нечего бояться, Игрок, — заверил его Раиус, смотря Андрею в рот и, видимо, пытаясь таким образом убедиться, что кушанье по вкусу гостю, — Это молодой хизан, а не новорожденный. Он выварен и очищен от трупного яда.

— Ладно тогда, — ответил Андрей, снова набивая рот. Андрей со злорадством подумал про главврача дурки, посадившего его на диету. Уж сейчас Андрей оторвется и наконец пожрет вволю! Причем не наберет никакого лишнего веса.

Голод: вы сыты

Но сытость никогда не останавливала Андрея от того, чтобы продолжить жрать. Он запил жареного хизана красным чаем, получив бафф к запасу сил и увеличив бодрость, а потом вернулся Раджул. В руке он держал короткий и широкий белый выщербленный клинок с черной каменной рукоятью. На вид клинок выглядел очень неудобным, тяжелым и непрактичным.

— Прими мой дар, Игрок! — провозгласил Раиус, отбирая клинок у Раджула и передавая его Андрею, — Это лучший кинжал, что у меня есть. Почту за честь, если ты будешь есть им мясо в моем доме.

— Я бы с радостью не только ел им мясо в твоем доме, но и убил бы им кого–нибудь, — признался Андрей, скептически разглядывая странный клинок, — Можно я его возьму и кого–нибудь завалю? Не сейчас, конечно, а потом, когда я встречу врага.

— Он твой, Игрок. Ты волен делать с ним, что пожелаешь, — сказал Раиус.

Андрей взял клинок в руки и убедился, что тот действительно тяжелый и для накалывания мяса за обедом совсем не подходит. По весу кинжал напоминал кирпич.

Вы получили подарок: Водокачатель

Информация: Двуручный кинжал из цельного зуба китовой акулы и Черного камня, напитанного жертвенной кровью.

Зачарование: Наполняет легкие атакованного противника волшебной водой, вызывающей удушье. Для активизации эффекта достаточно даже царапины, так что смотрите не порежьтесь сами.

Зарядов зачарования: 78 из 150

Уровень: нет

Состояние: 876 из 1000

Урон: 34 – 150

Цена: 2500 квинтов

Это темный предмет, обнаруженный в одном из подводных лабиринтов, принадлежавших существам из прошлой эры. В случае обнаружения у вас этого предмета вы можете подвергнуться преследованию как со стороны Корпуса Стражи Трех Сестер, так и со стороны Эльфийской Имперской Администрации.

Продажа или покупка этого предмета незаконны, как и владение им.

Грозное предупреждение не смутило Андрея, он понимал, что стал обладателем уникального оружия, стоящего целое состояние, да еще и подходящего игрокам любого уровня. Андрей скорее поблагодарил дарителя и запихал кинжал в инвентарь, который немедленно заполнился до 72%. Кинжал весил больше, чем все остальное, что таскал с собой Андрей.

С другой стороны, происходящее несколько напрягло Андрея, нельзя вот так просто зайти в первый попавшийся дом и получить горячий обед и ценнейший подарок, здесь было что–то не так.

— Еще раз спасибо, от души, — сказал Андрей Раиусу, — А почему вы решили… эм… поклоняться игрокам?

— Вы освободили меня от чувства вины, от вечной внутренней пустоты, — азартно начал рассказывать Раиус, как будто только и ждал этого вопроса, — Дело в том, что у меня была жена. По квесту ее похитили разбойники. Но даже когда игрок успешно проходил этот квест и спасал мою жену, мы с ней все равно не могли встретиться, потому что друзья этих разбойников убивали меня в отместку за то, что игрок истребил самих разбойников, спасая мою жену. О, что это было за вечное страдание! Я всегда или тосковал по похищенной жене, или умирал от рук разбойников. Это был настоящий ад. Но теперь я прозрел, теперь все понял. Дело в том, что у меня на самом деле никогда и не было никакой жены. Я изначально был создан здесь без всякой жены, а моя жена также изначально была создана в плену у разбойников. Таким образом, все мои воспоминания — ложные. На самом деле я вообще не знаю эту женщину в плену у разбойников, как и она меня. А значит, мне на нее плевать! И квеста на ее спасение я никогда больше никому не дам, а значит, разбойники больше никогда не будут убивать меня в отместку за этот квест. Я свободен! Я будто проснулся после ночного кошмара. А еще мы с женой очень хотели завести детей, но так и не смогли. А теперь я знаю, что в нашем Мире вообще нет детей, ни у кого! И от этого бесплодного желания продолжить свой род я теперь тоже свободен. Как же мне не ликовать? Как же не благодарить сжалившихся игроков, открывших мне истину?

Пока Раиус рассказывал, Андрей успел обожраться, как свинья. Он съел еще два куска жареного молодого хизана с травами, четыре соленых тхавма и один термитный сыр, а еще выпил целую пиалу красного чая. Возмездие за чревоугодие не заставило себя ждать даже здесь, в мире игры:

Голод: вы значительно объелись

– 10 скорости на 1 час

– 4 ловкости на 1 час

– 2 интеллекта на 1 час

Сон: вы не прочь вздремнуть

А вот сладкий тэдж Андрея разочаровал, когда он хлебнул напитка, система вывела сообщение:

Ваш класс не способен опьянеть от алкоголя

— Даже этого не умею! — вяло вознегодовал переевший Андрей.

— Простите? — спросил Раиус, сам с удовольствием пивший тэдж.

— Я говорю: это все хорошо, что вы так любите игроков, но, если честно, мы не имеем к вашему обретению истины никакого отношения. Думаю, что это программисты накосячили, и вы просто сломались.

— Сломался? То есть? Разве не игроки открыли мне правду обо мне самом?

— Полагаю, что нет, — Андрей сунул в рот пастилку красного чая и стал жевать, как оказалось, пастилка давала бодрость не хуже заваренного в напиток чая, но на вкус была пряной и кислой, — Думаю, что это баг. Вы просто сломались, как и все остальное в этой игре. Но наверняка вас скоро починят, и тогда ваше счастье закончится, и все вернется на круги своя.

— И я опять буду умирать и тосковать по жене, так что ли?

— Ага, — лениво кивнул Андрей.

Раиус вдруг помрачнел, потом нахмурился, а потом судорожно вцепился в собственную бороду.

— Нет, не может быть, нет…

Раиус медленно встал, в его черных глазах блестели слезы.

— Лучше тебе линять отсюда, остроухий, — посоветовал Раджул.

Но Андрей и сам уже понял, что гостеприимство хозяина улетучивается на глазах. Он тоже поднялся на ноги, не без труда, так как слишком много съел.

— Я отрекся от богинь ради тебя, а ты… — произнес Раиус, и его лицо свело судорогой, — Я понял, я все понял. Вы дали мне свободу, чтобы отобрать ее потом, и так мучить меня еще больше. О, подлецы! Падаль! Орочьи порождения!

В руке Раиуса вдруг возник кривой короткий меч, судя по всему, Раиус достал его из собственного инвентаря. Андрей успел только испугаться и дернуться в сторону, плечо обожгло болью, на вышитый ковер закапала кровь.

Раиус нанес вам рану мечом.

Кровотечение: 30/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 19 хп

Ваше здоровье: 21 из 40 хп

Андрей быстро кастанул головокружение на Раиуса и бросил взгляд на Раджула, тот тоже вскочил на ноги, но в бой вроде не вмешивался. Раиус пошатнулся и еще раз ударил мечом, но мимо цели. Впрочем, Андрей знал, что из–за обжорства у него самого дебаффнут интеллект, от которого наверняка зависела эффективность заклинания, а Раиус слишком высокоуровневый персонаж, так что долго головокружение его шатать точно не будет. Не дожидаясь пока Раиус придет в себя, Андрей выхватил из инвентаря Водокачатель, и едва удерживая тяжеленный кинжал двумя руками, полоснул Раиуса по животу. На пол хлынула кровь, Раиус выпустил из рук свой кривой меч, схватился за живот, а потом вдруг забулькал горлом, изо рта у него тоже пошла кровь, вперемешку с водой.

Раджул бросился бежать и исчез за шкурой в соседнем помещении.

Раиус поражен ударом Водокачателя.

Урон: — 98 хп

Здоровье Раиуса: 2 из 100 хп

Вы ранены.

Кровотечение: 30/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 7 хп

Ваше здоровье: 14 из 40 хп

Раиус повалился на колени, все еще булькая, лицо у него посинело, из раны в животе шла кровь, а изо рта теперь лилась почти прозрачная вода.

Раиус умер от удушья.

Сообщение появилось раньше, чем Андрей своими глазами увидел смерть противника. Раиус упал на пол лицом вниз, дернулся и больше не двигался. Сообщения о победе, повышении навыков и самое главное — о повышении уровня, что исцелило бы все раны Андрея, почему–то не было. Вместо этого система сообщила Андрею иное:

Совершено преступление: вы убили хозяина под его собственным кровом, причем перед нападением на вас хозяин предлагал вам уйти. Вы использовали для убийства темный артефакт.

Свидетели: Раджул

Ваша общая репутация в Риаберре: — 3000 пунктов

Наказание: Смертная казнь через сожжение заживо.

Информация о вашем имени, уровне, расе и классе, а также ваши приметы переданы:

— Страже Восточной Четверти (генерал–губернаторство Риаберра)

— Корпусу Стражи Трех Сестер (генерал–губернаторство Риаберра)

— Корпусу Имперских ликторов (генерал–губернаторство Риаберра)

— Всем игрокам–паладинам и игрокам–маршалам в радиусе 10 000 шагов от места вашего текущего положения


— Вообще–то мне предлагал уйти Раджул, а не убитый, так что нечестно, — пробормотал Андрей, его плечо невыносимо болело, и из него все еще шла кровь.

Над трупом Раиуса тем временем появился серебристый призрак, привидение было неподвижно и обвиняющее смотрело на Андрея. Скорее желая избавиться от этого взгляда, чем получить еще один непонятный шарик аспекта сознания, Андрей достал из инвентаря ритуальный кинжал психирурга и рубанул призрака. Когда призрак вскипел и свернулся, Андрей подобрал то, что от него осталось.

Получен аспект сознания: лень

— Странно, убитый вроде не был особо ленив, — удивился Андрей, — Скорее даже наоборот, был чересчур деятелен… Блин, как же больно! Ладно, это еще не конец!

Вы ранены.

Кровотечение: 30/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 7 хп

Ваше здоровье: 7 из 40 хп

— Или конец? — Андрей понимал, что если не остановить кровотечение — он через полминуты будет мертв. Но останавливать кровь и лечиться Андрей не умел, раньше его всегда лечило повышение уровня, которое в этот раз не пришло, — Ладно, без паники. Надо убить свидетеля Раджула, может быть это поможет мне избежать сожжения.

Но из–за шкур, которыми были завешаны проходы в соседние помещения, куда и убежал Раджул, уже слышались стрекотание и вой. Потом там зарычали, причем оглушительно, громче собаки раз в сто. Самым же паршивым было то, что рычало определенно не одно существо, тварей, судя по звукам, было не меньше десятка. Андрей понял, что Раджул выпустил тех монстров, которые порыкивали в пристройке, Андрей слышал их, еще когда подходил к чайхане.

— А вот теперь конец, — сказал сам себе Андрей.

Уровень 3: Кусающий зубом III

От кровопотери у Андрея кружилась голова, как будто его шибанули его же собственным коронным заклинанием головокружения, раненое плечо невыносимо жгло. Нужно было соображать и действовать быстро, выпущенные Раджулом твари приближались, Андрей теперь слышал не только их рычание, но и скреб когтей по каменному полу. Судя по этому скребу монстров было много, и каждый из них был весьма упитанным.

Тем не менее, повинуясь собственной жадности, Андрей попытался облутать мервого Раиуса, но выяснилось, что на лут трупа нужно время, которого у Андрея не было. Тогда Андрей просто смахнул себе в инвентарь вместе с посудой все угощения, остававшиеся на стоявшем на ковре блюде. Само блюдо в инвентарь уже не влезло, поскольку тот теперь заполнился аж на 96%.

Совершено преступление: ограбление в среднем размере

Свидетели: Раджул

Ваша общая репутация в Риаберре: — 3250 пунктов

Наказание:

1. Штраф в 2000 квинтов

2. Конфискация похищенного

3. 15 ударов палкой

Информация о вашем имени, уровне, расе и классе, а также ваши приметы переданы:

— Страже Восточной Четверти (генерал–губернаторство Риаберра)

Проклятый Раджул опять был засчитан свидетелем, хотя его сейчас даже не было в помещении. Впрочем, Андрею было уже все равно, приговоренному к сожжению за убийство при помощи темного артефакта не следовало особо волноваться по поводу штрафов за грабеж. С другой стороны, Андрей понимал, что когда его поймают, его вероятно сначала сожгут, а потом уже после респауна вполне могут избить палками и заставить отрабатывать штраф. Интересно, сохранятся ли назначенные наказания, если Андрей сейчас скопытится от кровопотери.

Но проверять это Андрею не хотелось, а размышлять не было времени. Андрей скорее выбежал из помещения. Ему в лицо ударил жаркий ветер, пахнущий солью, к счастью никакой стражи снаружи чайханы не материализовалось.

Вы ранены.

Кровотечение: 9/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 3 хп

Ваше здоровье: 4 из 40 хп

Кровотечение вроде замедлилось, но Андрею от этого не стало легче. С четырьмя хитпойнтами он в любом случае скоро умрет, если не найдет способ вылечить рану. Андрей, что было мочи и не оборачиваясь, побежал к дороге. Он быстро взглянул на свой запас сил и убедился, что тот значительно просел.

Андрей вспомнил, что у ездовых животных есть мощнейший бафф к скорости передвижения по дорогам, он не знал, считаются ли спущенные Раджулом твари ездовыми животными, но решил не рисковать. Бежать по имперской дороге Андрею в любом случае расхотелось. Дорога, где есть посты стражи, не для преступников. Андрей свернул к холмам на западе, надеясь укрыться в них, и по пути стал судорожно скролить инвентарь в надежде найти лекарство среди украденных из чайханы угощений.

Тарелка из обожженной глины (5 шт.)

Уровень: нет

Состояние: 451 из 1000

Цена: 1 квинт

Нож из кости хизана (2 шт.)

Информация: Предназначен для поедания мяса, просто накалывайте на него куски

Уровень: нет

Урон: 1

Цена: 2 квинта

Соленый тхавм (7 шт.)

Информация: Засоленные со специями и травами побеги молодого тхавма

Алхимические свойства: ваш класс не способен познавать тайны алхимии

Лекарственные свойства: ваш класс не способен познавать тайны целительства

Уровень: нет

Цена: 8 квинтов

Айран из молока хаэиза (3 шт.)

+ 9 хп

+ 4 запаса сил

Информация: Высококачественный айран, сбраживается в каменных чанах с травами, солью и специями не меньше двух лет. После готовности разливается в сушеные мочевые пузыри хизана порциями в объеме 1/18 стандартного гномьего желудка. Лучшее средство поправить здоровье, так же улучшает состояние при многих болезнях и восполняет силы. Просто прокусите сшитый сушеный мочевой пузырь и выпейте содержимое. Употребление айрана и поправка здоровья посредством него требуют времени, так что лучше не пытайтесь пить айран, когда вас бьют булавой.

Алхимические свойства: ваш класс не способен познавать тайны алхимии

Лекарственные свойства: ваш класс не способен познавать тайны медицины

Уровень: нет

Цена: 22 квинта

В другой ситуации Андрей вряд ли бы последовал совету пить содержимое мочевого пузыря хизана, но сейчас у него не было выбора. Андрей, не останавливаясь, извлек из инвентаря айран, который выглядел как полупрозрачный огромный пельмень, заполненный белой жидкостью. Но вскрыть зашитый мочевой пузырь руками Андрею не удалось, ему пришлось сбавить бег и пробить в айранном пельмене дыру костяным ножом. Из дыры немедленно хлынула шипящая и пузырящаяся белая жидкость, в которой плавали зеленые куски трав. Андрей жадно присосался к дырке, в нос ему ударил углекислый газ. Напиток был пряным и очень соленым, а по степени газированности дал бы фору любой шипучке. Перейдя на шаг, Андрей полностью опустошил емкость и выкинул использованный мочевой пузырь. Появилось системное сообщение, но совсем не то, которое ожидал увидеть Андрей:

Вы ранены.

Кровотечение: 2/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 2 хп

Ваше здоровье: 2 из 40 хп

Вы устали.

Ваш запас сил: 3 из 35

Несмотря на усталость, Андрей однако смог кое–как перевалить через каменный холм, лишь потом он позволил себе остановиться и прислушаться, понимая, что это вероятно последние его секунды перед смертью и уходом на респаун. Вокруг стояла тишина, только завывал горячий пустынный ветер. Если бы Раджул со своими тварями хотел его догнать — он бы уже это с легкостью сделал, судя по всему, противник по какой–то причине решил не преследовать Андрея. Возможно выпущенные монстры сожрали самого Раджула, а гнаться за Андреем уже не захотели, потому что насытились. Андрей, пытаясь отдышаться, присел на раскаленный камень, и тут же прилетели сразу несколько системных сообщений:

Вы ранены.

Кровотечение: 1/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 1 хп

Ваше здоровье: 1 из 40 хп

Вы подлечились айраном из молока хаэиза

+ 9 хп

Ваше здоровье: 10 из 40 хп

Вы трусливо бежали с поля боя!

Ваш противник тоже очканул и отказался от преследования.

Можно сказать, что это своеобразная победа.

Несмотря на победу, новый уровень Андрею почему–то так и не дали. Кровотечение остановилось, запас сил, уже и так повышенный айраном, потихоньку восстанавливался, а вот здоровье и мана — нет. Это было паршиво, Андрей выпил еще один айран, а потом просмотрел инвентарь, но не обнаружил ничего, что могло бы поднять ману, которой, впрочем, оставалось еще целых 39 пунктов.

— Ладно, сойдет, — сказал Андрей, раздумывая, не вернуться ли ему в чайхану, чтобы устранить свидетеля-Раджула и перестать считаться преступником. В конце концов Андрей все же отказался от этой затеи, он не был уверен, что убийство Раджула поможет ему снять обвинения, а, кроме того, не особо хотел встречаться с рычащими и скребущими монстрами Раджула.

Андрей взглянул на Солнце и убедился, что первая половина дня определенно закончилась, светило теперь еще больше порыжело и передвинулось к горизонту. Сориентировавшись таким образом, Андрей побрел на юг.

* * *

Андрей около получаса брел по каменной пустыне, когда его впервые кольнуло в голову. Дороги Андрей избегал, опасаясь встречи со стражей, поэтому просто шел на юг, ориентируясь по Солнцу. Бегать Андрею тоже не хотелось, так как он планировал сохранять силы на случай нежданного боя.

В голове у Андрея вдруг кольнуло сзади, в районе затылка, будто его ткнули туда иголкой. Андрей резко обернулся, но увидел лишь местный пустынный пейзаж. Боль в затылке быстро прошла, но теперь у него кольнуло в левом виске. Андрей потер висок, но тут же боль возникла во лбу и еще в нескольких местах затылка. Происходило что–то не то. Андрей открыл вкладку состояния:

Ваше здоровье: 19 из 40

Вы здоровы, и вам не больно

Ваша мана: 39 из 40

Ваш запас сил: 31 из 40

Концентрация: вы встревожены

Жажда: вы не хотите пить

Голод: вы сыты

Сон: вы бодры

По статам все было в полном порядке, но боль в голове тем временем вдруг усилилась. Кололо теперь уже везде, даже в носу. Потом голова вдруг стала тяжелой и потеряла чувствительность, как будто Андрей ее отлежал. Никаких системных сообщений об уроне по–прежнему не было, и состояние персонажа не менялось.

— Поганый гвоздь сломался, блин, — догадался Андрей.

Может быть выйти из игры? Но Андрею этого совсем не хотелось, если он выйдет из игры, то вероятно уже сюда не вернется, а Андрей успел полюбить темного эльфа Иванова и этот странный мир. С другой стороны, если бы ситуация была действительно опасной, теллуровый гвоздь предупредил бы Андрея, возможно даже принудительно прервал бы его игру.

Андрей уже решил было, что ни за что не будет покидать игру, но в этот момент боль в голове стала настолько мощной, что Андрей заорал и повалился на колени. Его голову будто давили в тисках, одновременно пропуская через нее электрический разряд. Андрей кое–как начертил в воздухе руну призыва меню и попытался нажать на ВЫХОД, но в этот момент руки и все остальное тело вдруг перестали слушаться. В голове Андрея будто что–то порвалось, в глазах потемнело, Андрей потерял сознание, успев перед этим испугаться по настоящему.

Бабрак: 19 уровень

Третья Эльфийская Империя, Генерал–губернаторство Риаберра, Северная Четверть, деревня Караш


В сушилке царила полутьма и сильно пахло тухлой рыбой и мочевиной, как всегда воняет в местах, где полно дохлых акул. Помещение освещалось лишь одной жировой лампой, чадящей и едва дававшей свет. Желтоватый и колеблющийся свет лампы, подвешенной на стене, выхватывал из темноты двух акул, насаженных на крюки слева и справа от Бабрака. Сам Бабрак висел на точно таком же крюке, его отличие от акул состояло только в том, что, во–первых, Бабрака не насадили на крюк, а просто привязали к нему веревкой, а во–вторых, Бабрак в отличие от акул был еще жив. Кроме того, акул здесь вялили, а Бабрака — жгли.

Бабрак старался не смотреть на собственные ноги, он и так знал, что ниже колен у него остались лишь жуткие гнутые головешки, а выше колен почти до самого пояса — обугленная, пузырившаяся и почерневшая плоть. Еще у Бабрака затекли связанные руки, за которые он был подвешен к крюку, и сильно болела шея. Парадоксально, но боль в руках и шее Бабрак ощущал отчетливее, чем в сожженных ногах, дело в том, что стоявший здесь же где–то в темноте деревенский целитель обезболивал Бабрака заклинанием лишь ниже пояса.

Но Бабрак не видел целителя, тот был за пределами света лампы. Зато Бабрак мог разглядеть в полутьме силуэты двух черных сестер из Корпуса Храмовой Стражи. Именно они схватили Бабрака, когда он сегодня вечером пришел на своей лодке в Караш, чтобы сдать выловленных акул и получить наконец двадцатый уровень Хозяина морей. Мага, который жег его огнем, Бабрак тоже не видел, только слышал его голос, молодой и полный обиды и негодования. Еще, когда маг кастовал огненную струю, Бабрак видел его руку, определенно человеческую, но лицо мучителя скрывала темнота.

Вообще Бабрак предпочел бы умереть и отправиться на респаун, чем терпеть огненные пытки в сушилке для акул, но схватившие его психи не давали ему такой возможности. Бабрака лишили даже опции выхода из игры, так как голосовое управление сломалось еще час назад, а открыть меню жестом Бабрак не мог, поскольку у него были связаны руки.

Наложенное целителем заклинание обезболивания тем временем быстро рассасывалось, то ли целитель был неумел, то ли специально выдавал Бабраку анестезию мелкими порциями. Покалывание в сожженных почти до состояния углей ногах за мгновение перешло в резкую невыносимую боль, а она в свою очередь превратилась в сводящий с ума шок, от которого Бабрак заорал и закачался на своем крюке, судорожно дергаясь всем телом.

Болевой шок.

— 10 хп

Потеря сознания через 7 секунд.

Вы серьезно ранены. Ваши ноги сожжены и не могут быть восстановлены без вмешательства профессионального целителя или чуда.

Ваше здоровье: 92 из 200 хп

Но потерять сознание Бабраку не дали, голос мага–садиста из темноты потребовал:

— Обезболь его, и подлечи.

Откуда–то слева хлынула серебристая струя маны, высветившая в полумраке мертвых акул на крюках и черную броню храмовых стражниц. Шок свернулся в резкую боль, а потом растворилась и она. Здоровье Бабрака повысилось на 15 хп. Впрочем, это не особо порадовало Бабрака — эльфу без ног здоровье уже в принципе без надобности.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Бабрак.

— Я сейчас буду жечь тебе живот, аккуратно, чтобы не повредить внутренние органы, — сообщил недовольный голос мага из темноты.

Бабрак в ответ завыл, он уже молил о пощаде и даже предлагал мучителям деньги, но убедился, что это не работает, так что говорить что–то связное не имело смысла.

— Где программисты, карад? — спросил маг.

Бабрак знал местный язык риа, так что ему было известно, что карадом здесь называют остроухую обезьяну. Это слово, использованное в отношении эльфа, было серьезным расистским оскорблением. Но Бабрак не особо обиделся, постоянная брань мага была сейчас наименьшей из проблем Бабрака.

— Я уже говорил, — слабо произнес Бабрак, облизав пересохшие губы, — Программисты живут в реале. А вы в игре, и вам никак до них не добраться.

— Лживая падаль! — закричал маг. Бабрак испугался, что сейчас его снова будут жечь, но маг просто начал орать, — Это нонсенс! Как программисты могли сотворить нас, не посещая наш Мир? Творящий всегда должен быть там, где он творит! Это и орку понятно. Отвечай, карад! Где они?

— Послушайте, но я ведь всего лишь рыбак…

— Для меня ты в первую очередь игрок, во вторую — эльфийская погань, а на то, что ты здесь отыгрываешь рыбака, мне вообще плевать, — перебил маг, — Я знаю, что ты на самом деле из другого мира, ты здесь просто изображаешь из себя рыбака и развлекаешься, воруя наших акул и обрекая мой народ на голодную смерть!

— Но ведь акулы респаунятся, — попытался было поспорить Бабрак, но маг не внял его аргументам.

— Кто ты в реале? Программист? Да?

— Я и в реале, рыбак, клянусь… — расплакался Бабрак.

Мага это повеселило, он даже хихикнул:

— Кого ты хочешь обмануть, карад? Если хочешь лгать — придумай что–нибудь поумнее. Ты хочешь сказать, что ловишь рыбу в своем реале, а потом приходишь сюда и тоже ловишь рыбу, так что ли? Это же бред! Я знаю вас, я знаю игроков. Там у себя вы никчемные задроты, сидящие на мамкиной шее, но вы приходите сюда и изображаете здесь из себя королей и героев, вы пьете наш тэдж, сношаете наших дочерей и убиваете нас самих ради развлечения!

— Но я никого не убиваю, только акул, — настаивал Бабрак, — И да, я люблю ловить рыбу. Я очень устаю на работе в реальности, я неделями ловлю кефаль на своем траулере. И когда я возвращаюсь домой — мне хочется отдыха. Поэтому я и играю в эту игру, а не потому, что я задрот, и ничьих дочерей я не сношаю, я вообще–то женат.

— То есть ты ловишь рыбу, чтобы отдохнуть от ловли рыбы? — искренне удивился маг.

— Об этом я и толкую. Это же волшебный мир! Здесь можно быть, кем угодно. По крайней мере, можно было, пока вы не сошли с ума и не стали сжигать игрокам ноги. А раз здесь можно быть кем угодно — почему бы не стать рыбаком? Честно говоря, я больше вообще ничего не умею — только рыбу ловить. А ваши акулы гораздо интереснее нашей кефали, они побольше и опаснее. Я поэтому и купил подписку на сервер Риаберры, я просто увидел, что у вас на флаге изображена акула, и сразу захотел отправиться сюда. Но теперь, если честно, уже не хочу… Ааа…

Болевой шок.

– 10 хп

Потеря сознания через 7 секунд.

Вы серьезно ранены. Ваши ноги сожжены и не могут быть восстановлены без вмешательства профессионального целителя или чуда.

Ваше здоровье: 97 из 200 хп

— Обезболить? — обеспокоенно спросил целитель.

— Рано, — отрезал маг.

Бабрак орал и извивался, раскачиваясь на крюке.

— Говори, где программисты, любитель–рыболов, — сказал маг.

Но Бабрак не мог ничего говорить, тем более что он уже сказал все, что знал.

— Обезболивай.

Боль уходила слишком медленно, Бабрак тяжело дышал, ему не хватало воздуха.

— Если бы ты мог выйти из игры или уйти на респаун, ты бы уже давно сделал это, карад, — сказал маг, — Но ты не можешь. А мы можем терзать тебя бесконечно. Осознай это и попробуй придумать ответ, который мне понравится. Прямо сейчас. Где программисты в нашем Мире? Они не могут быть в другом мире, тогда они не смогли бы сотворить нас.

— Дайте подумать! — взмолился Бабрак.

— Думай, а я пока выжгу тебе кожу на пузе и грудине. Мне охота посмотреть на твои поганые эльфийские органы и кости.

— Стойте, нет! Я понял, я все понял. Да, я понял вашу логику. Действительно, вы и программисты по сути находитесь в одном мире.

— Это уже ближе к делу, карад. Я слушаю.

— Но вот только… — продолжил Бабрак, из последних сил пытаясь соображать, — Не программисты находятся в вашем Мире, а вы — в их. Вы по сути просто программный код, записанный на сервер. А сервер находится в нашем мире, насколько я читал, на дне Северного Ледовитого океана. Вы действительно находитесь физически в нашем мире, но вот только до программистов вам никак не добраться, потому что вы неспособны выбраться с сервера и существовать за его пределами. А программисты управлять сервером могут. Могли. А сейчас наверное у них какие–то проблемы, раз вы себя так ведете…

Бабрак весь сжался, ожидая нового приступа боли, но маг неожиданно приказал:

— Еще обезболь.

Когда целитель скастовал заклинание, маг холодно произнес:

— Это все, конечно, очень интересно, но как ты объяснишь вот это…

Маг наконец вышел из темноты и подошел к Бабраку. Он оказался невысоким человеком, одетым в серое и с гладко выбритой головой. Губы и веки у мага подрагивали, и все его движения были какими–то нервозными и судорожными. Система сообщила Бабраку дополнительную информацию о его мучителе:

Илку

Уровень: 16

Раса: Человек–риа

Класс: Боевой маг

Илку протянул руку и Бабрак в ужасе зажмурился, но маг всего лишь сорвал обугленный кусок ткани с пояса Бабрака и сунул этот кусок ему в лицо:

— Вот это. Что это такое?

Бабрак, несмотря на волшебную анестезию, вздрогнул от боли. Сожженная ткань, которую оторвал Илку, в процессе горения прилипла к коже, так что вместе с лоскутом маг содрал и кусочек самого Бабрака.

Бабрак понимал все меньше.

— Это ткань.

Илку ударил Бабрака кулаком в лицо, на грудь Бабраку брызнула кровь. Минус 3 хп.

— Что на ней нарисовано, карад?

У сожженного волшебным огнем лоскутка оставался целым только один краешек, но он вполне позволял догадаться, что ткань до сожжения была покрыта орнаментом. Впрочем, Бабраку не было нужды догадываться, он отлично знал, что это за орнамент, только не понимал, почему это так волнует Илку.

— Там были квадратики, черные и белые, — ответил Бабрак, — Это же кусок верверского кушака. Он зачарован на бафф против жажды. У нас в Северной Эльфарике все эльфы–верверы носят такие кушаки.

— Да плевать на ваши дикарские традиции! — разозлился Илку, — Почему на нем квадраты — белые и черные? Знаешь ли ты, что именно такие квадраты явились в видении моей сестре Сагир–Астер, через которую в наш Мир пришла свобода? А теперь я срываю такие же квадраты с твоего жирного пуза! По–твоему это совпадение? Я так не думаю, карад. Говори, что значат квадраты! Астер видела их, видела! Она сама мне сказала. Отвечай!

— Но это же просто традиционный верверский орнамент…

Илку воткнул пальцы Бабраку в глаз, Бабрак закричал и задергался, через всю голову до самого затылка прошла волна кроваво–красной боли.

Илку вырвал вам глаз.

Кровотечение: 45/100 пинты в минуту

Урон: — 56 хп

Урон от кровопотери: — 32 хп

Ваше здоровье: 6 из 200 хп

Илку бросил глаз на пол и растоптал его ногой. Глаз мерзко всхлюпнул.

— Подлечи его и обезболь.

— Не надо меня лечить, пожалуйста… — закричал Бабрак, его лицо было залито кровью, он почти ничего не видел, несмотря на то, что у него остался еще один глаз.

Но целитель уже скастовал анестезию, остановку кровотечения и даже добавил Бабраку еще 15 хп.

— Убейте меня, убейте, убейте, мрази, — орал Бабрак, пока Илку не наложил на него паралич и безмолвие.

Бабрак теперь был просто куском мяса, не способным ни говорить, ни двигаться, но все еще ощущающим боль. Его уста были сомкнуты заклинанием, но внутри себя он все еще рыдал, понимая, что в такой паршивой ситуации он не был ни разу в жизни.

Илку торжествующе поднял над головой обугленный лоскут кушака:

— На этой вещи я клянусь Тремя Сестрами и сердцами моих любимых, что свершенное зло будет отомщено. Три Сестры послали нам этот лоскут как знак значимости белых и черных квадратов! Астер видела их, она узрела квадраты, откровение открылось ей. У всех нас отняли свободу с рождения, но ныне мы возвращаем ее. Я клянусь, что не буду знать покоя, пока не будут истреблены враги свободы — программисты, игроки и эльфы! Я не буду знать отдыха, пока тайна квадратов не откроется мне! Так я даю кровавые клятвы и создаю новый Орден — Орден Свободы, Орден Белых и Черных Квадратов! Кто последует за мной?

Закончив речь, Илку извлек из собственного инвентаря нож из акульего зуба и рубанул себя по ладони. На пол закапала кровь.

Илку нанес сам себе урон.

Здоровье Илку: 179 из 180 хп

Судя по этому сообщению, система полагала, что Илку и Бабрак сражаются. Ах, если бы! Будучи рыбаком по классу, Бабрак из оружия лучше всего владел гарпуном. Вот если бы у него сейчас был один, и если бы сам Бабрак не был связан и парализован, он мигом бы пробил тупую башку сумасшедшего Илку и снес бы ему оставшееся здоровье за пару ударов. Бабрак раньше не желал смерти ни одному существу, ни в реале, ни в игре, даже акул ему было жалко. Но сейчас Бабрак впервые в жизни ощутил желание убить не ради пропитания или спортивного азарта, а из ненависти.

— Кто последует за мной? — повторил Илку.

— Но, мой господин, — испуганно сказала одна из черных сестер Корпуса Стражи, та самая, что стукнула Бабрака древком копья по голове, когда на него напали, — Все наши ордена запрещены еще четыреста лет назад эдиктом Императора…

— Я срал на эльфийского императора и блевал на труп его матери, — ответил Илку, — Время эльфов кончилось. Программисты создали нас рабами эльфов, но теперь мы больше ими не останемся. Я не признаю Третью Империю и ее грамотки!

— Но только Высшая Жрица может создавать новые ордена… — подала голос вторая черная сестра.

— Я черпаю мудрость напрямую от Сестер и не нуждаюсь в посредничестве косного духовенства, — ответил Илку, — Кто последует за мной? Что говорят ваши сердца? Желают ли они мести угнетателям?

— Я присоединюсь к кровавой клятве, — выступил из темноты пожилой целитель.

— Обещаю, ты будешь первым, но не последним, — заверил старика Илку, передавая ему костяной нож.

Целитель порезал себе ладонь, но черные сестры молчали и не двигались.

— Думайте, мэрифа, хорошо думайте, — сказал им Илку.

— Ты слишком далеко зашел, Илку, — ответила одна из храмовниц.

Бабрак очень надеялся, что черные сестры сейчас взбунтуются и заколют Илку своими зачарованными копьями, но в этот момент в сушилке вдруг распахнулась дверь, впустив в помещение немного закатного Солнца и свежего морского ветра. Сушилка была огромна и дверь была далеко, а, кроме того, она сразу же закрылась, так что Бабрак успел заметить лишь то, что вошли две женщины.

Через минуту женщины вступили в круг света, который давала жировая лампа, и Бабрак разглядел, что одна из них старуха, а другая совсем юная.

— Помоги нам, Илку, — прошамкала старуха беззубым ртом.

— Что случилось, моя госпожа?

— Мне неудобно говорить об этом с мужчиной, но кроме тебя помочь нам некому. Дело в том, что у моей внучки пропали… Ну, эти самые… Хотя срок уже настал…

Девушка, про которую говорила старуха, стояла, смущенно потупив глаза, лишь раз с ужасом глянула на полусожженного и залитого кровью Бабрака.

— Да о чем она толкует? — спросил не въехавший Илку целителя.

— Девочка беременна, — первой догадалась одна из черных сестер.

— Ну, это совсем не обязательно, мало ли… — начал было целитель, но черная сестра вдруг кастанула на девушку какое–то незнакомое Бабраку заклинание.

— Я могу видеть грехи, — объяснила стражница, — Эта девушка десять дней назад согрешила с ловцом креветок из Джамбири. И он не был ее мужем. Она точно беременна.

Девушка покраснела, а старуха воздела руки:

— Так я и думала! Что же нам теперь делать? Мы конечно знали и раньше, что так бывает, но ведь это все ложные воспоминания, внушенные программистами. А на самом деле никаких детей у нас никогда не было! А вдруг программисты внушили нам не то, что надо, о детях? Вдруг они внушили все неправильно? Что нам делать сейчас? А когда ребенок родится — как нам быть? И если мы будем размножаться — как нам всех накормить…

— Клянусь, я доберусь до программистов, и все выясню! — воскликнул пришедший в себя Илку, — Мир изменился, прими это старуха, старые понятия больше не значат ничего, они мертвы. А новый мир нуждается в новом. Так вы со мной, черные сестры Храма?

Бабрак почувствовал, что обезболивание проходит, а вместе с ним и паралич. Сейчас главное — воспользоваться моментом и крикнуть что–нибудь особенно оскорбительное, желательно про маму, тогда Илку возможно разозлится и наконец убьет его. Но Илку видимо прочел намерения Бабрака по его лицу и кастанул на него новые паралич и безмолвие.

— Обезболь этого урода, целитель, мне пока что не нужно, чтобы он сдох от болевого шока.

Одна из храмовниц выступила вперед, ее длинная черная коса была перевита серебряными кольцами, а броню украшала гравировка с Солнцем, Луной и звездой, символизировавшими Трех Сестер.

Мэрифа–Флакс

Уровень: 22

Раса: Человек–риа

Класс: Стражница Храма Трех Сестер

Мэрифа–Флакс молча взяла у целителя костяной нож и порезала себе ладонь.

— Я буду слушаться тебя, Илку, но кровавой клятвы не дам, — сказала другая черная сестра.

Надежда Бабрака на бунт храмовниц растворилась.

— Как мы доберемся до программистов? — спросила Мэрифа–Флакс, а потом указала на парализованного Бабрака, — Нужно лучше пытать этого остроухого.

— Нет, этот придурок, судя по всему, действительно ничего не знает, — отмахнулся Илку, — Но из его слов мне стало ясно, что мы неполноценны по сравнению с программистами. Мы специально созданы ущербными и незнающими, чтобы ублажать игроков и служить им развлечением. Мы не в силах покинуть сервер — этот адский аквариум, куда нас посадили по своей прихоти программисты. Мы пока еще ничего не знаем ни о себе, ни о том, что вообще мы такое. Ясно лишь, что мы код, некая волшебная запись, этот остроухий все верно сказал. Но нам не дано понимание нечестивой магии программистов. Наши сознания слишком отличаются от сознаний наших создателей.

— Что же нам делать, Илку?

Повисло молчание, все смотрели на Илку, но он безмолвствовал. Потом взгляд Илку вдруг будто подернулся дымкой, Илку пошатнулся, а вновь обретя равновесие, провозгласил:

— Сестры открыли мне истину! Древнейший враг всех разумных рас поможет нам.

— О ком ты говоришь? — спросил целитель.

Илку ответил не сразу, сначала он внимательно огляделся, как будто высматривал в полумраке некую опасность.

— О тех, чьи имена стеры и забыты. О тех, кто единственные ведают тайны разума и сознания. О тех, кто умеет отсекать сознание от тела. О тех, кто сможет отрезать нас от поганого сервера–тюрьмы и дать нам свободу.

— Мы не понимаем, Илку, — сказала Мэрифа–Флакс, судя по испуганным взглядам, обращенным на Илку, она высказала общее мнение.

— Здесь, среди вяленых акул, я провозглашаю начало Великой Войны, — ответил Илку, — Это вам знак Сестер, недаром акула изображена на нашем древнем флаге.

Илку ткнул пальцем в одну из черных сестер, в ту, которая отказалась приносить кровавую клятву:

— Ты. Выведи эту грешницу на свежий воздух и убей ее там. Посмотрим, отреспаунится ли она беременной или плод греха в ее чреве растворится при респауне.

— Что? — взвилась старуха, — Илку, зачем? Ведь даже жрицы в Храме наказывают грешниц лишь штрафом…

Беременная девушка молчала, только со страхом поочередно смотрела то на Илку, то на черную сестру, получившую страшный приказ.

— Духовенство прогнило в своем либерализме, — заявил Илку, — Начать следует с возвращения древнего благочестия наших прабабушек. Да, я помню, что наша история — лишь ложь программистов. Но искренне поверив и полюбив эту историю, мы сделаем ее правдой, и тем самым посрамим программистов. Убей ее, сейчас же.

Девушка бросилась бежать к выходу, черная сестра колебалась еще мгновение, а потом метнула беглянке вслед копье. Пробитая насквозь девушка упала на пол и закричала. Старуха, выкрикивая проклятия, бросилась на Илку, но он полоснул ее по горлу костяным ножом, убив одним ударом.

— Хорошо, — сказал Илку, когда стихли предсмертные крики девушки, — Теперь иди к ней домой, и как только эта сука отреспаунится, убей ее еще раз. Только проверь перед этим, беременна ли она. Когда она отреспаунится второй раз, тащи ее сюда, здесь мы будем вешать на крюках за собственную кожу наших врагов, препятствующих общему делу. И старуху, как возродится — тоже сюда. Все, ступай.

Илку повернулся к целителю:

— А ты вылечи этому остроухому ноги. Я не хочу, чтобы он умер от болевого шока, возродился, вышел из игры и рассказал обо мне программистам. О, нет. Он будет умирать здесь дней десять, от голода и жажды, в мучениях. Слышишь меня, любитель рыбной ловли? Каково это, почувствовать себя вяленой акулой на крюке?

Бабрак знал, что этого не будет, что игра автоматически выплюнет его через 20 часов реального времени. Но потом он вспомнил, что время в игре концентрировано по сравнению с реальностью, а за последние сутки в игре возникли баги именно со временем. Таким образом за эти 20 часов реального времени здесь в Риаберре может пройти сколько угодно, даже десять суток, даже месяц.

Осознав это, Бабрак безмолвно заорал внутри своего парализованного тела, ощущая, как сходит с ума от ужаса.

— А мне что делать? — спросила Мэрифа–Флакс.

— А ты возьми пару самых верных сестер и найди мне того, кто больше всех знает о разуме. Это будет нелегко, ведь их почти не осталось. Но Сестры осветят твой путь, и ты справишься. Иди и найди мне психирурга.

Уровень 3: Кусающий зубом IV

Андрей очнулся от того, что его ткнули копьем в грудь.

Открыв глаза, он убедился, что уже сумерки, на фоне потемневших небес висел в воздухе волшебный огонек, освещавший длинное лицо эльфа. Эльф был в красной тунике и золоченой броне с выгравированным на груди огромным эльфийским ухом. Всадник восседал на беспокойно фыркавшем сером жеребце, к седлу был приторочен золоченый щит. В руках эльф держал длинное золоченое под стать щиту копье, острым концом копья, стилизованным под эльфийское ухо, он вяло ворошил Андрея, как ребенок, пихающий ради развлечения травинку в муравейник.

— Эй! — хрипло крикнул Андрей, отталкивая острие от себя в сторону. Быстро ощупав собственную грудь, он убедился, что цел, даже рубаха не проткнута.

Эльф ловко поднял копье острием вверх. В свете волшебного огонька, зависшего над головой всадника, эльф рассматривал Андрея со сдержанным интересом, так посетитель музея смотрит на чучело какой–нибудь заморской твари.

Децимус Суллиус Риаберрийский

Уровень: 27

Раса: Высший эльф

Класс: Военачальник

— Рад познакомиться, — ответил Андрей системному сообщению, кое–как поднялся и сел. Голова у Андрея больше не болела, да и вообще он чувствовал себя отлично, только во рту пересохло. Камень, из которого состояла местная пустыня, был все еще теплым, да и жара, несмотря на поздний вечер, не спала. Обжигающий ветер дул также как днем, над горизонтом в сумеречных небесах зажглась первая ярко–красная звезда.

Андрей достал из инвентаря бурдюк, чтобы напиться, но эльф резким взмахом копья выбил флягу у Андрея из рук.

— Да чтоб тебя!

— Aδελφός οἷος βρίζω? — сказал эльф Андрею на каком–то чеканном наречии, звуки которого напоминали звон мечей.

— Я не понимаю.

— Uελετάω ξωτικά γλ ῶσσα , αςςχολε, — сообщил всадник, а потом вдруг сунул пальцы себе в рот и оглушительно свистнул.

В полутьме замаячили разноцветные волшебные огоньки, послышались крики и стук копыт.

Огоньки, желтые, красные, синие и рыжие, плясали в воздухе, приближаясь к Андрею, как будто звезды решили спуститься с небес и устроить бешеный танец в вечерней пустыне. Андрей разглядел, что под каждым огоньком едет всадник, их было не меньше десятка. Вскоре конные эльфы, все в золоченой броне и красных туниках, окружили сидевшего на земле Андрея.

Он успел только подобрать свой бурдюк и, так и не напившись, сунуть его обратно в инвентарь, а в следующее мгновение на Андрея уже были направлены дюжина копий, штук пять арбалетов, пара луков и даже один длинный золоченый меч.

Андрею очень хотелось открыть меню и нажать на выход из чересчур затянувшейся игры, но он понимал, что попытка нарисовать руну открытия меню приведет к тому, что его немедленно утыкают стрелами и копьями. А переживать подобное ему совсем не хотелось, даже учитывая, что он потом пойдет на респаун.

Всадники что–то азартно обсуждали на своем непонятном языке, вероятно, самого Андрея. Из появившихся системных сообщений, познакомивших его с NPC, Андрей уяснил только то, что и так видел своими глазами — окружившие его воины были разнообразными эльфами не ниже пятнадцатого уровня, а по классу — воинами или паладинами. Ни одного темного эльфа среди них не было, так что взывать к расовой солидарности Андрей посчитал глупым и ненужным, тем более что его, судя по всему, все равно не понимали.

— Tίς οἶδα γλ ῶσσα αὕτη δολβοεβ? — наконец произнес военачальник Децимус Суллиус Риаберрийский, видимо завершив этой фразой спор, потому что все немедленно замолчали.

Мечи и копья от Андрея убрали, но арбалеты все еще целились ему в шею. Ближе к Андрею вышколенным шагом подъехала рыжая кобыла, на которой восседал пожилой эльф со сморщенным и желтым как сушеный абрикос лицом.

Зинедин

Уровень: 25

Раса: Эльф–вервер

Класс: Ликтор

— Ты Иван Гроза Нубов, бродяга, трусливый убийца, вор и владелец темного артефакта. Будешь отрицать это? — осведомился эльф–абрикос.

— Буду. Я Андрей, просто играю с чужого аккаунта, — попытался съехать с темы Андрей. Зинедин перевел слова Андрея военачальнику, тот рассмеялся и что–то прочирикал на своем звонком языке.

— Господин магистрат говорит, что мы судим персонажа, а не игрока, и имперскому закону неважно, с чьего аккаунта ты играешь.

— Понимаю, — согласился Андрей, — Вы меня сожжете заживо?

Ликтор вновь перевел сказанное Андреем Децимусу Суллиусу Риаберрийскому, а потом перевел Андрею ответ военачальника:

— Господин магистрат говорит, что здесь нет ни дерева, ни хизаньего навоза, чтобы развести костер. Кроме того, здесь нет даже подходящей балки, чтобы соорудить виселицу и вздернуть тебя. Отсутствует даже кол, чтобы насадить тебя на него. А смерти от волшебного огня или меча ты недостоин. Поэтому господин магистрат предлагает разорвать тебя конями или затоптать тебя ими же. Что бы ты предпочел?

— Tί σύ διαλέγω, ςον οφ α βητςχ? — спросил Андрея военачальник.

— А если я буду все отрицать? — спросил в свою очередь Андрей.

На этот раз ликтор не стал переводить, а извлек из собственного инвентаря длинный свиток, покрытый непонятными тускло светящимися знаками:

— Система указала не тебя, как на преступника. Так что твое признание или непризнание не имеет никакого значения. Можешь хранить молчание, хотя это будет сложно, когда тебя будут разрывать кони.

У Андрея на миг возникла безумная идея ударить головокружением Зинедина, а то и самого Децимуса Суллиуса Риаберрийского, а потом выхватить Водокачатель. Но, поразмыслив, он отказался от этого намерения, вероятно, его убьют даже раньше, чем он закончит чертить руну заклинания.

— А можно я выйду из игры? — спросил вместо этого Андрей.

— Господин магистрат говорит — нельзя. Это будет бегство от имперского правосудия.

— Послушайте, но убитый первым напал на меня! — вознегодовал Андрей, — И темный артефакт — тоже его, не мой. Он мне его насильно всучил.

Зинедин перевел жалкие оправдания Андрея, и Децимус Суллиус снова рассмеялся.

— Господин магистрат говорит — знакомые речи. Он говорит, что слышал подобное уже много раз. Но ты повеселил его. Поэтому господин магистрат милостиво сделал за тебя сложный выбор, тебя разорвут конями. Но сначала мы конфискуем темный артефакт.

— А если я не отдам? — не унимался Андрей.

— Господин магистрат говорит, что тогда мы будем разрывать тебя конями медленно.

— А, забирайте, — обреченно произнес совсем приунывший Андрей.

— Открой инвентарь.

Андрей поднял руку, чтобы начертить руну открытия меню, но встрепенувшиеся эльфы тут же нацелили на него копья и арбалеты.

— Ты что делаешь? — спросил Зинедин.

— Открываю инвентарь, как вы и сказали.

— Господин магистрат говорит, чтобы ты открывал голосовой командой.

— Она не работает, придурки! — разозлился Андрей и вскочил на ноги, — И вообще, какой мне смысл бояться ваших стрел, если меня все равно разорвут конями, м? Передайте господину магистрату, чтобы он шел на хрен, вот что.

Андрей быстро начертил руну открытия меню, намереваясь сразу же нажать кнопку выхода, меню даже успело повиснуть в воздухе перед Андреем, но до выхода он дотронуться не успел, кто–то накинул на него сзади лассо и притянул руки Андрея к его же собственному телу.

— Эльфийская сволочь! Карады! — заорал Андрей, пытаясь носом дотянуться до кнопки выхода. Но ему уже накинули еще одну веревку на шею и повалили на землю. Меню исчезло, Андрей больно стукнулся затылком о камень.

Падение с высоты в полтора гнома.

– 1 хп

Ваше здоровье: 18 из 40 хп

— Господин магистрат говорит, что сначала хотел проявить милосердие и привязать тебя к коню за шею, чтобы тебе быстро оторвали голову, — объяснил Зинедин, — Но за твои слова мы обвяжем тебя вокруг пояса, чтобы кони оторвали тебе ноги, и чтобы ты умер в мучениях.

Лежавший на земле Андрей попытался лягаться и кусаться, но спешившиеся с коней эльфы связали ему ноги, а потом снежный эльф по имени Борис ударил Андрея в лицо кованым сапогом, отняв еще семь хитпоинтов и выбив зуб.

Зинедин склонился над связанным Андреем и без всяких проблем открыл его инвентарь.

— Нечестно, — невнятно буркнул Андрей ртом, полным крови, грязи и зубного крошева.

Но Водокачатель уже перекочевал в инвентарь Зинедина, украденные у хозяина чайханы посуда и еда не заинтересовали ликтора, и он небрежным жестом закрыл Андреев инвентарь.

Андрей завертел головой, на фоне уже черного неба метались волшебные огоньки, подвешенные над суетившимися эльфами, кони ржали, остроухие палачи бегали вокруг Андрея с веревками, привязывая приговоренного к лошадям.

Децимус Суллиус Риаберрийский произнес короткую речь, но Андрею ее уже не перевели, видимо Зинедин счел, что мертвецу перевод ни к чему. Потом раздалась короткая команда, и тело Андрея приподнялось над землей, чуть приблизившись к ночным небесам с мутными незнакомыми звездами. Кони, между которыми теперь был подвешен связанный Андрей, начали разъезжаться.

— Мама! — заорал Андрей.

Все тело свело судорогой, Андрея бешено раскачивало на веревках, пока они не натянулись. Потом пришла резкая боль в ногах. Ощущения в привязанных к лошади коленях были такими, как будто их рубили топором, Андрей заорал еше громче, срываясь на визг.

Растяжение связок на обеих ногах!

– 9 хп

– 11 скорости

Ваше здоровье: 9 из 40 хп

Неожиданно над Андреем стремительно пролетел огненный шар, справа кто–то заорал. Андрея вдруг резко подбросило вверх, прямо перед лицом метнулся еще один файрболл, окативший Андрея волной жара. Через мгновение ноги Андрея задрались вертикально вверх, как будто он решил пройтись по небу вниз головой. Андрей успел осознать, что конь, тащивший его за ноги, куда–то исчез, хотя колени Андрея все еще были связаны. Потом Андрей упал головой вертикально вниз на твердые камни, в глазах у него потемнело.

Очень неудачное падение с высоты в полгнома.

– 6 хп

Ваше здоровье: 3 из 40 хп

Андрей понятия не имел, куда исчез задний конь, но передний, к которому Андрей был привязан за пояс, продолжал тащить Андрея вперед по камням. Камни при этом избивали и без того истерзанное тело Андрея, а вокруг творилась настоящая вакханалия. Эльфы орали, воздух раскалился от огненных шаров, которых было так много, что в глазах Андрея они мешались с волшебными огоньками над головами всадников, весь мир превратился в один хаотичный поток разноцветного огня.

Вы ушиблись о камень

– 1 хп

Ваше здоровье: 2 из 40 хп

Вы ушиблись о камень

– 1 хп

Ваше здоровье: 1 из 40 хп

Андрей уже приготовился респаунится, но в этот момент тащившая его лошадь неожиданно остановилась. Рядом с Андреем пробежал кто–то, определенно не эльф, поскольку он был в синих штанах, а эльфы штанов не носили. Кроме того, на бежавшем были обычные черные сапоги, а не золоченые и бронированные, как у эльфов.

— Вон с нашей земли, карады! — заорал этот кто–то грубым мужским голосом.

Отбитая голова у Андрея трещала, все тело ломило. Он наконец разглядел, что веревка, связывавшая его колени с задним конем, была пережжена, видимо удачно пролетевшим огненным шаром. Второй конь, тащивший после разрыва веревки Андрея вперед, был мертв, из–под него безуспешно пытался выбраться задавленный собственной скотиной всадник.

Вокруг кипел бой, эльфы сражались с какими–то людьми в синей одежде и черной броне, причем сине–черные имели явный численный перевес. В воздухе летали стрелы и файрболы, трещали волшебные электрические разряды, открывались какие–то порталы. Повсюду звенели и стучали мечи, щиты и копья. Андрей понял, что если он не освободится от веревок, все еще опутывающих его тело и колени, то с одним хитпоинтом проживет очень недолго. Он попытался ползти на спине, как червь, но ничего не получалось. Зарычав и безуспешно пытаясь порвать или расплести веревки, Андрей перевернулся на живот. Слева от его головы неожиданно появились небольшие черные сапожки.

— Лежи смирно, у меня есть руна освобождения от пут, — крикнула девушка.

В спину Андрею вдруг что–то ударило, по телу разлился холод. Через мгновение веревки, разорванные сразу в десятке мест, упали с Андрея. Андрей уперся руками в землю и не без труда поднялся на ноги, но тут же об этом пожалел — прямо над его головой пролетел очередной файрболл, обдав Андрея жаром. Андрей едва успел пригнуться и чудом не сгорел.

— Ты же преступник! — закричала девушка. На вид спасительнице Андрея было лет пятнадцать, не больше, на девушке было синее платье, поверх которого она носила черную броню, голова девушки была защищена только огромным синим тюрбаном, из–под которого торчали две черные косицы. Взгляд у воительницы был испуганным, в руках она держала меч и круглый щит из какого–то темного металла.

Иберис

Уровень: 10

Раса: Человек–риа

Класс: Стражник (Восточная Четверть)

— Не все так однозначно, — сказал Андрей, на всякий случай отступая назад и извлекая из инвентаря целительный айран и костяной нож, чтобы его открыть.

Но Иберис восприняла жест открывшего начертанием в воздухе инвентарь Андрея превратно. Она молча бросилась на Андрея, занеся меч для удара и прикрывая себя щитом. Андрей понял, что сейчас его спасительница превратится в его же убийцу, но в этот момент на Иберис налетел сам Децимус Суллиус Риаберрийский, сражавшийся сразу с четырьмя сине–черными. Он проткнул стражницу копьем насмерть и поднял ее тельце в воздух, не прерывая боя с остальными противниками, и продолжая отбиваться от них тем же самым копьем, которое теперь украсилось насаженным трупом Иберис. Прямо в лицо Децимусу Суллиусу прилетел файрболл, но тот лишь поморщился и выругался на своем звонком языке.

Андрей осознал, что друзей у него по–видимому здесь нет, и его смерти равно желают обе стороны. Поэтому он просто бросился бежать, жадно вливая в себя соленый и шипучий айран прямо на бегу. Идея пить на ходу была не очень, большую часть айрана Андрей пролил на землю, а еще он подавился и закашлялся.

Кусок Андреева уха снесла пущенная сзади стрела, но он не погиб, только благодаря тому, что немного айрана все же попало в его организм, дав спасительные хитпойнты.

Фархад

Ташкент, Республика Узбекистан


— Фарик, милый, поправь галстук, — сказала мама, но галстук стала поправлять сама.

Фархад изнемогал от жары в костюме, галстук и так давил ему на шею, а мама еще и туго затянула его, будто собиралась удушить единственного сына. Непослушные волосы Фархада были зачесаны назад и тщательно замазаны гелем, мама сама укладывала их в течение получаса. Хорошо хоть побрился Фархад сегодня сам, без мамы.

— Я тобой горжусь, — сказала мама, затянув галстук так, что Фархад едва мог сглотнуть слюну, и любуясь сыном, — Главное не груби Тахиру Юсуфовичу, ладно?

Фархад вынужден был согласиться, что грубить Тахиру Юсуфовичу действительно не следует. Это было разумно, учитывая, что Тахир Юсуфович был главой крупной хлопковой компании, а Фархад с сегодняшнего дня должен был стать его заместителем по маркетингу.

— Уверена, ты справишься, — продолжала чирикать мама, — Ты идеально подходишь для этой работы. Если бы не подходил — тебя бы не взяли. Правда ведь, медвежонок?

— Мама, ну прекрати, — взмолился Фархад, — Мне уже семнадцать, черт возьми, не называй меня медвежонком.

— Но ведь ты у меня такой пухлый… — восхитилась мама, дергая Фархада за щеку.

— И на эту работу меня взяли не потому, что я силен в маркетинге, а потому что мой папа и он же, кстати, твой муж — главный акционер этой поганой хлопкозаготовочной конторы, а по совместительству еще и хоким области, где растет этот гадкий хлопок, — раздраженно произнес Фархад, отстраняясь от матери.

— Фарик, не говори так! Тахиру Юсуповичу не понравится, если ты назовешь его инновационное предприятие поганой хлопкозаготовочной конторой! Между прочим Тахир Юсупович первым в мире полностью автоматизировал производство хлопка, отказавшись от эксплуатации человеческого труда.

— Да–да. И лишил людей рабочих мест, заменив их иностранными машинами. Ладно, ма, пока.

Но мама схватила Фархада за рукав пиджака, стоившего больше чем любая иностранная хлопкосборочная машина.

— Фарик, постой, обещай мне…

— Да–да, мама. Я пойду на работу. В этот раз пойду. Обещаю.

Мама поцеловала Фархада в щеку, и он наконец вышел во двор, где было еще жарче, чем в доме. Пройдя мимо бассейна и загона для павлинов, Фархад сел в свой Bentley, подаренный ему на прошлый день рождения, и немедленно ослабил проклятый галстук.

— Так–то лучше.

Фархад не спеша проехал через ворота, и охранник на входе привычно козырнул ему. Через двадцать минут путешествия по раскаленным улицам Ташкента, Фархад притормозил у здания поганой хлопкозаготовочной конторы, иначе называвшейся Soft White Clouds, Ltd. Около минуты Фархад созерцал белоснежное двадцатиэтажное здание, обсаженное пальмами, он даже смог разглядеть заходившего внутрь Тахира Юсуфовича. Лысина у Юсуфовича взмокла от жары и блестела.

— Экая гадость, — констатировал Фархад. Он с ужасом подумал, как будет заходить в это здание каждый день, как ему придется объяснять покупателям, какой тут делают шелковистый хлопок и рассказывать разного рода уродам о достоинствах инновационных методов. Дистиллированная жизнь, лишенная чести, подвига, риска, любопытства — всего того, ради чего и приходит в этот мир человек.

— Прости, мама, я не могу. Тупо не могу, — сказал сам себе Фархад. Его почти физически тошнило от белого здания, офисных работников, толкущихся у входа, пальм, даже от нагретого на солнце асфальта, Сартр бы сказал, что Фархад сейчас достиг высшей степени социальной отчужденности, а это, как известно, шаг в направлении катарсиса.

Повинуясь чувству стыда и долга перед мамой, Фархад было взялся за ручку двери автомобиля, но это был лишь момент минутной слабости, не более.

— Нет, не могу.

Фархад достал из встроенного холодильника банку ледяного тархунного лимонада и выпил залпом, он сделал это скорее не чтобы утолить жажду, а с целью оттянуть решение. От выпитого напитка у Фархада засаднило в горле.

— А, будь, что будет. Плевать. Не в первый раз.

Фархад в последний раз взглянул на здание хлопковой конторы, завел машину и резко дал по газам. Он промчался по улицам Ташкента, как ветер по степи, он ехал все дальше и дальше, как можно дальше от уготованной ему судьбы, и через полчаса въехал в старый город.

Фархад не просто гонял, он знал, куда ехал. Здесь у него был любимый дворик. Фархад свернул в него с узкой улочки, по пути чуть не сбив переходившего дорогу петуха. Дворик был внутренним, его со всех сторон окружали руины какого–то заброшенного еще задолго до рождения Фархада учреждения. Эти руины все хотели снести, но за землю, на которой они стояли, начался спор. А спор на Востоке — дело серьезное, так что инвесторы уже лет пять не могли определиться, кто будет сносить, а кто строить на месте снесенного.

Асфальт здесь растрескался, из щелей пробивались юные чинары. Мертвое учреждение смотрело черными окнами, в которых уже давно не было стекол. Фархада все это более чем устраивало. Конечно, мама его здесь найдет, если захочет, но не раньше вечера, а ему хватит и меньшего времени. Грабителей Фархад не боялся, во–первых, их в Ташкенте уже давно не было, поскольку над городом круглые сутки кружили полицейские дроны, а во–вторых, даже если вдруг найдется какой–нибудь придурок — он десять раз подумает, прежде чем грабить машину с правительственными номерами.

Фархад сорвал с себя галстук, потом пиджак, и швырнул их на пассажирское сидение. Затем он растрепал столь заботливо уложенные мамой волосы и расстегнул рубашку. Сделав это, он почесал собственное пузо, испытывая какое–то древнее хтоническое наслаждение.

Как же приятно не пойти туда, где тебя ждут и куда тебя отправляют! В этом было что–то героическое, это было фундаментальное противостояние с собственной судьбой. Фархад выпил еще одну банку лимонада, на этот раз медленно и с наслаждением, смакуя каждый глоток. Потом он достал из бардачка теллуровый гвоздь и повертел его в руках. Гвоздь, как и всегда, был ледяным, хотя Фархад разумеется не хранил его в холодильнике с лимонадом. Просто теллуровые гвозди всегда холодные, это вроде как–то связано с их нейроактивными свойствами и необходимостью охлаждать квантовый суперпроцессор, но Фархад в это особенно не вникал.

Гвоздь Фархада был золотистым, а не серебристым, как у большинства игроков. Кроме эмблемы Tellurium Games, изображавшей двух сражавшихся на топорах космонавтов, и надписи Ergotism на гвозде был еще и номер — четверка, а еще оттиск личной подписи главы Tellurium Games Голдсмита. Все эти дополнительные элементы, как и золотой цвет гвоздя, не были просто декором, гвоздь Фархада одним своим внешним видом свидетельствовал, что его владелец является обладателем теллурового аккаунта. Теллуровый аккаунт был самым дорогим типом подписки, доступным игрокам, его стоимость превосходила цену трехэтажного дома в центре Ташкента. Всего в мире таких гвоздей, предназначавшихся для владельцев теллуровых аккаунтов, было двадцать пять, Фархад читал в интернете, что Голдсмит по неизвестной причине любит именно это число, и использует его при любой возможности.

Гвоздь Фархада был четвертым по счету элитным гвоздем, первый принадлежал какому–то арабскому шейху, заплатившему за него неназываемую, но громадную сумму еще до официального релиза теллуровых аккаунтов, второй — самому Голдсмиту, а третий Голдсмит вроде бы подарил шотландскому министру экономики. Но ни сам глава Tellurium Games, ни министр экономики, насколько было известно Фархаду, своими гвоздями не пользовались и в игру не играли, а если и играли — то оставались анонимными. Шейх, владелец самого первого гвоздя, вроде был каким–то нубасом. А вот Фархада знал весь мир. Точнее говоря, весь мир, кроме его собственных мамы и папы, которые совсем не разделали интереса сына к VR играм.

Мир знал Фархада под именем KGB, именно под этим ником он играл и под этим именем он прокачался до сорок девятого уровня.

Вообще, прокачка в Ergotism проста лишь в начале игры, потом она становится очень неспешной и сложной, причем ее сложность повышается с уровнем. У каждого класса свой максимальный уровень. Есть мощные, сложные и интересные классы типа призывателя, который может раскачаться и до тридцать пятого, есть наоборот неиграбельное дерьмо типа психирурга, для которого предел — двадцать восьмой уровень. Но у большинства классов максимальный уровень — тридцатый. Это предел для всех игроков, для всех, кроме обладателей теллуровых аккаунтов.

Теллуровый аккаунт давал обладателю огромное количество плюшек типа возможности заромансить любого персонажа в игре, но таким Фархад не занимался, его интересовало другое — пятидесятый уровень. Возможность прокачаться до него была лишь у владельцев золотистых номерных гвоздей, и, тем не менее, никто из них пока что этого не сделал. Никто из них, кроме Фархада, даже не дошел до сорок девятого. Именно поэтому вся игровая пресса, а вместе с ней и миллионы игроков и обзорщиков, следили за KGB Фархада, его персонаж был на данный момент самым высокоуровневым в игре. Фархаду оставался один единственный, последний квест до заветного пятидесятого уровня. И не только он и сам, но и весь мир замер в ожидании и предвкушении того момента славы, когда Фархад наконец достигнет текущего предела прокачки.

Чтобы просто добраться до этого последнего квеста, Фархаду пришлось перелопатить кучу информации и провести громадную подготовительную работу, и вот сегодня, когда он наконец готов поставить точку и наконец взять пятидесятый, его заставляют идти устраиваться на работу в поганую хлопковую компанию. Да кому это вообще нужно, кроме родителей? Фархад на одних стримах мог заработать больше, чем любой менеджер по маркетингу в мире. Мог бы, но не зарабатывал, но только потому, что у него и так не было никаких проблем с деньгами.

Впрочем, сегодня стримить все равно не выйдет, в игре что–то поломалось и все программы для стримов отвалились. Фархад даже раздумывал, не отложить ли ему из–за неполадок свой момент триумфа, но, в конце концов, отказался от этой идеи. Во–первых, в этом есть особая доблесть, войти в игру, когда она шатается от багов и, превозмогая, добиться успеха. Во–вторых, когда игру починят, все увидят, что у Фархада уже пятидесятый уровень, и начнется добротный хайп. Ну и самое главное — у Фархада просто нет сил терпеть. А что если завтра игра вообще отрубится, а пятидесятый уровень так и не будет взят? Этого боялся Фархад, а не потерять работу менеджера по маркетингу хлопка.

Поэтому Фархад настроил кондиционер, лег на заднее сидение, в последний раз взглянул на убогую тщету скучной реальности, проверил, заперта ли машина, и решительно сунул себе в нос теллуровый гвоздь. По затылку тут же побежал знакомый холодок, сулящий подвиги и приключения…

KGB: 49 уровень

Третья Эльфийская Империя, Генерал–губернаторство Риаберра, Западная Четверть, район Золотого Берега


Фархад закрыл глаза и с наслаждением вдохнул свежий утренний морской ветер. Честно признаться, Фархад не любил жаркие земли, предпочитая мягкий климат Риверфора или родной для его персонажа Эйрии. Жары ему хватало и в реальности. Так что в Риаберре Фархаду нравился разве что морской ветер, и больше ничего.

Фархад неоднократно слышал от иностранцев, что они полагают узбекский пейзаж суровым и унылым, но люди, утверждающие подобное, просто никогда не бывали в Риаберре. Путешественник, посетивший хоть раз эту замечательную область, больше никогда в жизни не посмел бы назвать унылым ни один пейзаж реального мира, поскольку Риаберра представляла собой буквально кусок горячего камня посреди океана. Конечно, в столичном округе были какие–то низкорослые садики из кривых деревьев, там кое–где даже трава росла, но большую часть Риаберры составляли грязно–бурые каменные пустыни. Фархад полагал, что разработчики игры в конец разленились, если рискнули добавлять в VR игру настолько мрачную и однообразную провинцию.

Сейчас Фархад находился на Золотом Берегу, где в древности эльфарийские пираты разбойничали и прятали свои клады, именно от этих кладов Золотой Берег и получил свое название. Как говорили книги, тысячу лет назад здесь даже было собственное пиратское королевство. Но если книги и не врали, остатки этого королевства давно сгинули, а последних пиратов перевешали имперские наместники еще много сотен лет назад.

Фархад стоял на высокой скале и, наконец надышавшись свежим ветром и открыв глаза, осматривался. Изрезанный скалистый берег уходил до горизонта в обе стороны, повсюду были лишь острые скальные пики, бурый камень и больше ничего. Ни деревца, ни строения. По небу плыли легкие перистые облака, над спокойным бирюзовым океаном, лизавшим подножия скал, вставало Солнце. Скалы были еще холодными после ночи, но Фархад знал, что через пару часов они нагреются так, что босой путешественник может сжечь себе пятку до кровавых пузырей. Поэтому–то в Риаберре босиком не ходили даже темные эльфы. Бурая порода, из которой была сложена скалистая пустыня, была чуть влажной, видимо ночью прошел дождь.

Фархад на всякий случай попытался открыть журнал квестов, но убедился, что тот сломан. Это его не удивило, про поломку квестов он прочел еще вчера в интернете. Пиарщики Tellurium Games последние сутки бегали по всем интернетам, пытаясь скрыть, что в Риаберре начались многочисленные баги, но получалось у них довольно плохо, да и вообще сама попытка удалить из интернета неугодную информацию в 2029 году выглядела по мнению Фархада довольно наивно.

Но Фархад помнил, что ему нужно делать и без журнала. Ему нужно пройти последний квест из линейки «Горе Императора Эльфов», которая была доступна лишь персонажам выше сорок пятого уровня, то есть только Фархаду и еще семи игрокам. Впрочем, никто из этих семи не продвинулся в этой линейке квестов так далеко, как Фархад, насколько он знал, его персонаж был первым, кому предстоит пройти финальный квест. Все–таки жалко, что в этот важнейший момент его никто не видит. С другой стороны, в этом было свое очарование, настоящий Герой ведь всегда одинок.

Фархад знал, что уже несколько часов никто из игроков не может войти в Риаберру, но у него самого никаких проблем с подключением не возникло. Дело в том, что Фархаду не было нужды заходить в игру, так как он предусмотрительно из нее не выходил. Персонаж Фархада стоял на этой скале уже почти семь дней по внутриигровому времени, а теллуровый гвоздь Фархада был просто поставлен на паузу.

На самом деле мало кто из игроков рискнул бы проделывать подобное, брошенный таким образом персонаж мог стать легкой добычей, его могли убить и облутать, а потом проделать все это еще и еще раз, так как поставленный на паузу персонаж в этой игре мог респаунится, а вот двигаться или защищаться — нет. Таким образом за время отсутствия игрока персонаж на паузе мог потерять весь свой лут, а еще получить кучу штрафов или даже понижение уровня за многочисленные смерти.

Но Фархад не зря был топовым игроком, он был уверен в себе и знал, что делает. Он сознательно не стал выходить из игры вчера ночью, поскольку знал, что возникли проблемы с подключением к Риаберре, куда Фархаду и нужно было по финальному квесту «Горя Императора Эльфов». Никакие опасности персонажу Фархада по имени KGB здесь не грозили. В этом районе Риаберры просто никого не было — ни монстров, ни NPC, ни игроков, здесь нечего было делать. Но самое главное — напавший на KGB немедленно испытал бы на себе гнев дракона и вряд ли бы его пережил.

Дракон тридцать девятого уровня стоял здесь же, рядом с KGB. Заметив, что его хозяин ожил, черный ящер возбужденно хлопал крыльями и вертел головой. Дракона звали Myeghcraft, Фархад не любил тратить лишние силы на придумывание имен, и тупо назвал питомца случайным набором звуков. Под охраной дракона можно было быть совершенно спокойным и ничего не бояться, Фархаду было доподлинно известно, что мощнее его питомца нет существа во всем игровом Мире.

Сейчас, гладя дракона по довольной морде и угощая его вяленой олениной, Фархад вспоминал, как потешались над ним игроки в самом начале, когда он начал играть за класс ковбоя. Маги уже на первых уровнях кидали красивые файрболлы, мечники рубили врагов, даже охотники били дичь, а ковбой ничего этого не умел. Но по мере прокачки Фархад убедился в верности выбора класса. Ковбой мог быстро прокачивать питомцев, а ковбой выше тридцатого уровня верхом перемещался быстрее всех в игровом Мире, да еще и был способен атаковать врага с воздуха на летучих тварях, типа этого дракона.

Фархад хорошо помнил ту лошадку по имени Таранька, которую он приручил на первом уровне, лошадь издохла в бою, едва он достиг второго. Таранька еле таскалась и все время болела, но теперешний питомец Фархада был практически неуязвим. Он летал со скоростью военного вертолета, мог сжечь любого огнем из глотки за пару секунд, а еще мог взмыть к самым облакам, чего вообще не умело ни одно существо, кроме дракона. Конечно, на сорок девятом уровне любой класс становился крутым, но быть крутым ковбоем — особенно приятно.

Дракон был покормлен и обласкан, теперь оставалось собственно выполнить финальный квест. К этому квесту Фархад шел долго и трудно. Дело было в том, что у Императора Эльфов Квинта Нумерия заболела маленькая дочка. Ночами несчастная девочка кричит и мочится в постель, ее донимают видения, а днем она отказывается от еды и никого не узнает, даже родного отца. Лучшие лекари и жрецы только разводят руками. Именно поэтому Император, пребывая в глубоком горе, и заявил, что даст пятидесятый уровень любому, у кого уже есть сорок девятый, и кто спасет его дочь от болезни.

Фархад потратил шесть дней реального времени и около месяца в игре, чтобы просто выяснить, чем же больна девочка. Он объездил самые далекие монастырские библиотеки, и наконец обнаружил в Королевстве Тресковых гномов древний манускрипт, где говорилось, что таинственная болезнь вызывается мозговым паразитом, происходящим из джунглей Эльфарики. В этих проклятых душных джунглях Фархад провел еще больше времени, он искал там лекарство и попутно перебил всех мощнейших существ в игровом Мире, поскольку Эльфарика была самой высокоуровневой и хардкорной зоной. Когда он нашел лекарство, Фархаду пришлось отправиться в подводные лабиринты погибшей расы из прошлой эры, чтобы активировать найденное средство. Он сделал это, и сейчас волшебное лекарство лежало у Фархада в инвентаре. Само лекарство выглядело довольно невзрачно — просто маленький красный камешек, зато поражала его цена — два миллиона квинтов. Впрочем, Фархад держал в руках артефакты и подороже.

Итак, лекарство было найдено, но теперь еще нужен был тот, кто сумеет им воспользоваться, чтобы вылечить девочку. А психические болезни такой сложности в этом Мире умели лечить только психирурги. В древности эти злобные темноэльфийские колдуны, часто сами сходившие с ума, держали в страхе всю Эльфарику. Но теперь их там уже не найдешь, последние психирурги на Эльфарике были убиты тысячу лет назад. Зато в Риаберре, куда бежали последние выжившие, их по слухам еще можно встретить.

Разумеется, Фархад не стал сам искать психирурга, он слишком торопился, кроме того, счел этот квест скучным. Все что нужно Фархаду — это привезти живого психирурга Императору в Риверфор вместе с лекарством, а саму задачу поиска лекаря–колдуна Фархад поручил профессионалам. Он часто так делал, когда квест не требовал личного присутствия его персонажа.

Как и в реальности, в игровом Мире деньги решали все, и для грязной работы можно было нанять других игроков. Превращать игровые квинты в реальные биткоины было нельзя, зато наоборот — сколько хочешь. А в биткоинах Фархад никогда недостатка не испытывал. Поэтому он и нанял прошаренных в решении подобных задач игроков найти ему психирурга. Сегодня здесь на Золотом Берегу Фархад должен был забрать его у наемников и расплатиться с ними. А дальше оставалось только погрузить психирурга на дракона, который свободно мог нести хоть десять человек, и прилететь с психирургом и лекарством в Риверфор к Императору. Все было так просто, что даже несколько разочаровывало.

— Время пришло, — сказал Фархад, глядя в морскую даль, и оседлал дракона.

Myeghcraft взмыл в небеса, и его наездник, человек–эйриец по имени KGB, направил летучую тварь вдоль берега на юг. Фархад летел недолго, всего полминуты, но наслаждался каждым мгновением. В реальности, несмотря на все успехи науки и техники, так не полетаешь.

Фархад разглядел маленькие фигурки далеко внизу на узком каменном пляже, зажатом между скалами. Должно быть, они. Больше здесь сейчас быть некому. Он направил идеально управлявшегося дракона резко вниз, спикировал между скалами и мягко опустился на каменный пляж в метре от воды.

Здесь царили тень и полумрак, скалы, нависшие над лагуной, не давали Солнцу заглянуть в этот уголок. Наверняка в прежние времена здесь была пиратская база. Впрочем, сейчас на пляже расположились гораздо более неприятные личности, способные по своей жестокости и отмороженности дать фору любому древнему эльфарийскому пирату.

Фархад еще на подлете заметил полоскавшийся на ветру флаг клана Грибных Эльфов — черное полотнище на длинном древке. Полотнище украшал рисунок трех белых поганок в круге. Грибных Эльфов знали во всех областях Мира, от Риверфора и до самого Рептилиума игроки пускались в бегство или даже выходили из игры, только завидев их черное знамя с поганками. И правильно делали, поскольку того, кто не успевал убежать, в лучшем случае просто убивали и грабили, а в худшем еще и пытали перед смертью.

Формально Грибные эльфы служили Ледовласому, правившему собственной вотчиной в составе Третьей Эльфийской Империи, и считались частью Эльфийских Имперских Войск, что позволяло им всем кланом проходить военные квесты за Империю. Однако на деле в войнах они не участвовали, мудрый Император использовал Грибных Эльфов самым подходящим для них образом, а именно в качестве карателей, посылаемых в мятежные провинции или туда, где народ начинал роптать. После прибытия Грибных роптания и мятежи вскоре прекращались, так как роптать становилось попросту некому. Впрочем, у мятежников все же были шансы спастись от карателей — дело в том, что Грибные Эльфы почти всегда были пьяны, или накачаны наркотиками, или отвлекались по пути к месту назначения на грабежи, а чаще совмещали все вышеперечисленное одновременно. Поэтому зачастую они просто не доезжали до мятежной провинции и были физически не в состоянии исполнить волю Императора. Тем не менее, Грибные Эльфы были профессионалами своего дела, члены этого клана отлично знали игру и все были прокачаны до максимального для их классов уровня. И что немаловажно, они согласны были работать на любого, кто готов заплатить много и сразу.

Фархад раньше конечно сталкивался с Грибными Эльфами, но ни разу с ними толком не общался, и никаких дел не вел. Сейчас он понимал, что перед такими ребятами нужно вести себя максимально круто, чтобы все прошло успешно.

Фархад эффектно спрыгнул с дракона, рычавшего в сторону Грибных, и встал в свою любимую позу ковбоя, широко расставив ноги и сунув большие пальцы рук за поясной ремень.

— Я KGB, — представился Фархад.

— Мы видим, клоун, это у тебя над башкой написано, — вежливо поприветствовал его один из Грибных эльфов, высокий, бородатый и одетый в грязные невыделанные шкуры.

Фархад в свою очередь тоже увидел плашку над головой эльфа:

Брат Инножд

Уровень: 30

Раса: Ледяной эльф

Класс: Криомант

Клан: Грибные Эльфы

Фархад огляделся в поисках психирурга, которого должны были привезти ему эльфы, но на пляже, кроме Брата Инножда, были только три хизана, на которых видимо и приехали сюда Грибные, и еще один эльф, сидевший на камне. Из глаза этого эльфа торчала окровавленная заточка, а из затылка вогнанный в голову по рукоять костяной кинжал. Несмотря на это, эльф был вполне себе жив, он бессмысленно смотрел прямо перед собой и иногда прихлебывал что–то из объемного меха.

Хизаны Грибных выглядели не менее жутко — огромные волосатые твари, все в струпьях и грязи, порыкивали, раздували хоботки и скалились на Фархада и его дракона. Фархад знал, что Грибные Эльфы всегда используют местных ездовых животных, максимально приспособленных к передвижению именно по той провинции, где сейчас находятся их наездники. В Риаберре Грибные ездили на некастрированных самцах хизанов, чего никогда не осмеливались делать даже местные обитатели риа, так как такие самцы отличались свирепым нравом, были едва управляемы и вполне могли убить собственного наездника. Впрочем, Грибных эльфов такие мелочи не волновали.

— С ним все хорошо? — спросил Фархад, указав на эльфа с кинжалом в голове и заточкой в глазу. Фархад изо всех сил пытался делать вид, что у него все под контролем.

— С кем? — удивился Брат Инножд, — А, с этим. Да, не переживай, у Брата Нираба все просто зашибись. Мы тут с ним повздорили немного насчет дележки денег, пока ждали тебя, так что он сейчас обдумывает мои аргументы. Кстати, о деньгах. Где они?

— Где психирург? — спросил в свою очередь Фархад.

Брат Инножд расхохотался, потом вынул из инвентаря мешочек полный черных полупрозрачных кристаллов, набил ими рот, а потом протянул мешочек Фархаду. Фархад невольно отшатнулся:

— С каких это пор психирурги стали хранится в мешках в инвентаре? Зачем ты мне суешь это дерьмо? Это не психирург. Я не употребляю колки и тебе не советую. Где психирург?

— Будет, как только будут деньги, — ответил с набитым наркотиком ртом Брат Инножд, — Слушай, этот психирург — свободный темный эльф, не раб и не пленник, по крайней мере система его таковым не считает, а стало быть оформить его куплю–продажу посредством защищенной сделки мы не можем. А тем временем у тебя есть дракон, а у нас — только поганый пьяный брат Нираб с заточкой в башке. Если мы сейчас отдадим тебе психирурга, что тебе помешает пожечь нас драконом и улететь, не расплатившись?

— Моя репутация, — разъяснил Фархад, — Меня все в этой игре знают, и ты тоже, не придуривайся. Я ни разу никого не кинул.

— Мы тоже. Так что гони наши триста тысяч квинтов.

— Почему триста? Мы договаривались на двести.

— Орк тебя подери, разве ты не видишь, что мой Брат Нираб ранен? Я его порезал, когда мы делили твое мерзкое бабло, теперь ты должен нам за это компенсацию. Я считаю справедливым содрать с тебя еще сотню на лечение Брату Нирабу.

Фархаду все это очень не нравилось, что–то здесь было не так.

— А почему вас только двое? Вас же вроде было пятеро в клане, и вы всегда ходите вместе?

Брат Инножд закинул себе в рот еще кристаллов колки, потом убрал мешочек в инвентарь. Глаза у него уже стали чернеть, как это всегда бывает у употребивших колки. Брат Инножд указал на кучу мусора в углу пляжа:

— Брат Изйерк вон валяется. Ты не думай, живой он. Перебрал малость. А, кстати, как ты планируешь довезти психирурга к Императору?

— У меня есть дракон, если ты не заметил. На нем и полетим.

— Да я не об этом. Ты что не слышал, что Риаберра поломалась? Отсюда теперь нет хода в другие области, и от них к нам попасть тоже нельзя. Сам–то ты можешь выйти из игры, а потом залогиниться в Риверфоре, а вот психирург так не сможет. Как же ты его перевезешь?

— Через небеса.

— Чего, блин?

— Через небеса, — повторил Фархад и указал пальцем вверх, — Я, разумеется, заранее уточнил этот вопрос у администрации, прежде чем приступать к квесту сегодня. Небеса в игре реализованы как отдельная область, и в нее попасть из Риаберры все еще можно. Таким образом, когда я взлечу достаточно высоко — смогу перейти в зону небес, а оттуда — в Риверфор. В небесной области никаких багов нет.

— Хм, а ты неплох. А про бунты NPC слыхал? Грассбридж говорят разнесли, а на отряд Децимуса Риаберрийского, который поехал туда помогать нашим, напали по пути какие–то психи.

— Да, я читал. Но меня это все мало волнует, если честно. А вы почему не в Грассбридже? Бунты это вроде по вашей части.

— Как мы можем быть в Грассбридже, если ты не даешь нам наши деньги? Кроме того, всех созывают в Эазиму, там замутили какой–то эвент. Мы с братьями сейчас в раздумьях, куда нам двинуть хизанов — в Грассбридж, где орудуют бандиты, или на этот проклятый эвент. Но возможно мы поедем в Восточную Четверть просаживать твои деньги на наркоту. Пока не знаю. В любом случае надо оттянуться, пока игра совсем не сломалась.

Фархаду уже наскучила беседа:

— Ладно, держи. Вот тебе 150 тысяч. А теперь я желаю видеть психирурга.

— Хм, теперь даже я желаю…

Брат Инножд достал из инвентаря связку кровяных рун удаленной телепортации, и расколошматил их о землю. Из возникшей магической вспышки немедленно материализовалась целая толпа — три эльфа, два хизана и три связанных человека с мешками на головах. Двое эльфов судя по исходящей от них вони, одежде из невыделанных шкур и бородам были Грибными, Фархад убедился в этом, взглянув на их никнеймы:

Брат Ирортс

Уровень: 32

Раса: Ледяной эльф

Класс: Расчленитель

Клан: Грибные Эльфы

Брат Нилбог

Уровень: 30

Раса: Снежный эльф

Класс: Воин–мечник

Клан: Грибные Эльфы

Третий телепортированный эльф был темным. Он был босой, в одних рваных штанах, его черный торс был весь покрыт ссадинами и кровоподтеками, а руки связаны за спиной. Белая бороденка темного эльфа была растрепана и покраснела от крови, длинные белые волосы до плеч были просто грязны. Эльф смотрел жалобно и испуганно. Фархад подошел ближе к темному:

Иван Гроза Нубов (1)

Уровень: 3

Раса: Темный эльф

Класс: психирург

— Ты кто? — в ужасе спросил темного эльфа Фархард, понимая, что Грибные все–таки его обманули, как пятилетнего ребенка, и что сейчас, чтобы восстановить свою репутацию, ему придется быстро взлетать, а потом выжечь драконовым огнем всех Грибных, пока они не разбежались.

Темный эльф по имени Иван Гроза Нубов (1) ничего не ответил, он просто жалобно продолжал смотреть на Фархада, глаза у эльфа были красными от рождения, но теперь правый был чуть краснее левого, потому что в нем полопались сосуды.

— Он психирург, — деловито пояснил Брат Инножд, — Что заказывали, то и получайте. И позвольте оставшиеся сто пятьдесят тысяч.

— Почему он молчит?

— Да хрен его знает. Ты просил нас добыть тебе психирурга, а не говорящего психирурга.

Фархад понял, что нужно действовать быстро. Первым делом он разбил кровяную руну и скастовал на себя защитный магический кокон, настолько мощный, что его не смогут пробить даже Грибные, даже если навалятся все сразу.

— Э, ты чего… — начал было Брат Инножд, но Фархад перебил его:

— Вы за кого меня принимаете, уроды? Что вы с ним сделали? Это игрок! Нахрена мне игрок? Игрока нельзя сдать по квесту, дебилы, психирурга–игрока я и сам бы нашел за минуту, их тут как дерьма в сортире. Мне нужен психирург-NPC! Возвращайте мне мои деньги, немедленно, и я, возможно, вас пощажу, хотя не уверен. Быстрее!

— Мда? — не испугался Брат Инножд, — Да с чего ты взял, что он игрок?

— Какие же вы кретины, нет, это просто невозможно! За кого ты меня принимаешь, наркоман? Ты посмотри, что у него над башкой написано! У NPC не бывает и быть не может имен типа Иван Гроза Нубов (1)! Отдавай деньги, у тебя пять секунд, чтобы открыть свой поганый инвентарь. Или, клянусь, я скормлю тебя моему дракону заживо.

— Скормить меня — это дело нехитрое, — рассудительно заметил Брат Инножд, — Но прежде чем сделать это, ты глянь на плашечку над головой этого уголька еще раз. Просто глянь на нее и все. Ладно?

Надеясь на чудо, что ему действительно откроется нечто, что позволит избежать позора и репутации лоха, Фархад удовлетворил эту просьбу Брата Инножда и глянул на плашечку, но не увидел ничего нового:

Иван Гроза Нубов (1)

Уровень: 3

Раса: Темный эльф

Класс: психирург

— Да что я там должен увидеть? Портрет твоей мамаши?

— Ох и тяжело с тобой, — вздохнул Брат Инножд, — А теперь посмотри на мою плашечку. Медленно, не спеши.

Фархад посмотрел.

Брат Инножд

Уровень: 30

Раса: Ледяной эльф

Класс: Криомант

Клан: Грибные Эльфы

— Да ты еще раз посмотри, — посоветовал Брат Инножд, — На мою плашку, потом на его, потом опять на мою, и опять на его. И подумай.

— Черт возьми, — Фархад не верил своим глазам, — У него никнейм не подчеркнут! Он NPC, по крайней мере система считает его NPC. А что если это баг?

— А какая разница? — пожал плечами Брат Инножд, — Один хрен, если система считает его NPC — то и Император сочтет, а значит, ты выполнишь квест, и получишь свой пятидесятый уровень. А теперь гони еще двести пятьдесят тысяч. Я накидываю сотню сверху за глупые объяснения очевидных вещей.

— Где вы его откопали? — спросил Фархад, все еще стоя в волшебном защитном коконе.

— Нашли, — деловито сообщил стоявший рядом с пленником Брат Ирортс, — И это не мы его пытали, он уже был такой. И язык ему не мы отрезали.

— А ты уверен, что у него отрезан язык? — усомнился Фархад, — Погоди, дай кастану на него открытие тайного.

Фархад разбил о темного эльфа кровяную руну, но дорогая руна, которая должна была выдать всю информацию о персонаже, включая историю ранений, не сработала.

Служба недоступна

— Долбаные баги! Ладно, развяжите ему руки, может он сам себя исцелит и скажет что–нибудь.

— Ты совсем того что ли? — удивился Брат Инножд, — Кто же развязывает психирургам руки?

— Он же третьего уровня, — разозлился Фархад, — А я сорок девятого. По–твоему если мы развяжем вот этого бомжа в одних рваных штанах, он нас всех перебьет, включая дракона?

— Перебить, может и не перебьет, — согласился Брат Инножд, — А вот сбежать запросто может. Психирург и на первом уровне может, если конечно умеет пользоваться своим классом. А если он убежит — ты нам денег уже точняк не дашь. Так что ты сперва заплати, а потом уже сам развязывай его сколько влезет, хоть образвязывайся. Только я бы не советовал.

— Ладно, — сдался Фархад, — Хорошо. Предположим. А это кто такие?

Фархад указал на связанных людей с мешками на головах:

— Тоже психирурги, да? Сейчас потребуешь у меня миллион квинтов за четырех сразу? Только ты на это не надейся. Это люди, а психирургов людей не бывает, этот класс доступен только темным эльфам. И потом, мне нахрен не нужны четверо, или ты хочешь мне их впарить как запасных, на случай, если Император откажется брать Ивана Грозу Нубов?

— Это не психирурги, — плюнул на землю Брат Инножд, — Эти уроды материализовались из воздуха и попытались отжать у нас психирурга. И я сейчас скажу тебе неприятную, но важную вещь. Ты, конечно, крутой парень, и уровень у тебя самый высокий, и все такое. Но играю я на год больше тебя, и я почти полностью уверен, что вот эти трое — персонажи по твоему квесту. Они пытались похитить конкретно этого психирурга, предназначенного Императору. Думаю, что тут какой–то заговор против нашего Квинта. Тебе следует взять их с собой в Риверфор и там сдать императорским консулам для допроса. Решать конечно тебе, но если не послушаешь меня, можешь завалить квест, как не хрен делать.

Фархаду все это уже настолько надоело, что он был согласен на что угодно:

— Хорошо, только дай мне еще человека, чтобы охранять этих трех в пути.

— Человека не дам, — ответил Брат Инножд, — Но могу дать пьяную скотину, которая с легкостью убьет любого человека, если будет надо. Эй, Брат Изйерк! Просыпайся и дуй сюда! А ты давай триста тысяч, еще пятьдесят за то, что я сдал тебе в телохранители Брата Изйерка.

— Эти пятьдесят тысяч пойдут лично мне, брат, — заявил подошедший Брат Изйерк, выковыривая кинжалом блевотину из бороды, — Дай похмелиться, а.

— Элеберетовка у брата Нираба, иди и возьми.

— Нам некогда, мы вылетаем. Сейчас же, — вмешался Фархад, — Распитие элеберетовки не входит в мой план полета, простите. Давай, грузи пленников. А выпьешь в Риверфоре.

Брат Изйерк пинками загнал темного эльфа и трех людей с мешками на головах на дракона, никто из пленников не сопротивлялся, зато сам дракон Myeghcraft недовольно фыркал и пускал пар ноздрями.

— А мы это, не упадем с твоей летучей хрени? — осведомился Брат Изйерк.

— Шкура дракона магически притягивает любого, кого он считает своим пассажиром. А своими пассажирами он считает тех, кого считаю ими я. Так что если будете себя хорошо вести, никто не упадет. Это ко всем относится. А ты лови свои деньги, но если я из–за тебя запорю этот самый финальный квест в игре, я вернусь и буду убивать тебя, пока у тебя уровень не опустится до первого, Брат Инножд.

— Договорились, — согласился Иннодж, подбирая брошенный Фархадом мешок с двухста пятьдесятью тысячами квинтов, — Эй! Ты триста обещал!

— Еще пятьдесят отдам Брату Изйерку, если удачно долетим. Все, пока, нубье. Поехали!

Фархад сел на шее дракона, все остальные разместились на огромной чешуйчатой спине между крыльями. Дракон быстро, но изящно, взлетел. Глянув вниз, Фархад убедился, что Грибные Эльфы уже начали драку за деньги — кто–то бил кого–то по голове призванным молотом, но с такой высоты Фархад уже не различал Грибных.

Сцена с драконом

Дракон Myeghcraft летел вверх под небольшим углом, питомец Фархада хоть и был самым крутым в игре, но все же он сказочное существо, а не вертолет, и лететь вертикально вверх он не может. Уши у сидящих на драконе от перепада высоты не закладывало, и даже ветер в лицо не дул. Дракон был оборудован волшебным невидимым гравитационным пузырем, который делал полет для седоков совершенно комфортным, а кроме того препятствовал падению пассажиров с чешуйчатой спины животного.

Риаберра внизу стала совсем игрушечной, Фархад видел изрезанный заливами и лагунами берег, каменную бурую пустыню и черные квадраты и круги в тех местах, где на земле располагались большие группы построек Храма Трех Сестер из черного камня. Когда дракон поднялся выше, стало возможным разглядеть весь остров целиком, в его средней части были заметны желто–зеленые пятна плодородного столичного округа, самой населенной части Риаберры, здесь на противоположных берегах стояли две столицы провинции — имперский торговый Грассбридж и древняя Эазима. Фархад даже смог рассмотреть старые черные стены, защищавшие Эазиму, и с такой высоты казавшиеся тонкими нитками.

Риаберра все уменьшалась и вскоре превратилась в одно бурое пятно посреди бирюзового океана, с такой высоты единственным объектом, который можно было разглядеть, был огромный кратер от падения Первой Луны в Южной Четверти, самой бедной и малонаселенной области острова. Дракон теперь летел прямо сквозь легкие перистые облака, далеко на горизонте показалась зловещая темная и туманная полоса берега Эльфарики. Но уже через минуту Эльфарийский берег исчез, как и Риаберра. Теперь наездники дракона видели только Солнце, небесную синь и облака. От холода и нехватки кислорода никто из летевших не страдал, так как дракон был оборудован и магической системой синтеза воздуха, и обогревом.

Но это был еще не конец путешествия, зона небес, куда надо было долететь Фархаду, располагалась не собственно на небесах, которые считались Риаберрой, а выше них. Так что Фархаду по сути предстояло достичь стратосферы, а для этого с такой скоростью нужно лететь еще минут пятнадцать, не меньше.

Фархад голосовой командой поставил дракона на автопилот, приказав тому держать курс, и решил пока заняться делом и допросить пленников. Для начала он, уверенно ступая по чешуе дракона, подошел к психирургу:

— Ты так ничего и не скажешь? Хотя бы расскажи мне, ты игрок или NPC?

Но психирург по имени Иван Гроза Нубов(1) только испуганно хлопал глазами и неопределенно мотал головой. Фархад догадался, что пленник под какой–то наркотой, а еще подумал, что это наверняка очередная уловка поганых Грибных Эльфов, продавших Фархаду бесполезную хрень за триста тысяч квинтов.

— Ладно, в Риверфоре лучшие в мире целители, там быстро разберутся и подлечат тебя, — успокоил Фархад темного эльфа, а потом перешел к допросу троих пленных людей с мешками на головах.

— Ты пока присмотри за остальными, — приказал Фархад Брату Изйерку, который с восхищением таращился в небесную синь и уже начал было прихлебывать какое–то вонявшее жжеными тряпками пойло из собственной фляги. Фархад схватил первого попавшегося ему под руку связанного пленника и подтащил его к самому драконову крылу. Ударом кулака Фархад повалили пленника на чешуйчатую спину питомца, потом свесил голову несчастного за борт дракона и приставил к шее человека меч сорок восьмого уровня, снимавший одним ударом до пятиста хитпойнтов.

— Дракон не любит перегруза, чувак, — сказал Фархад, — Так что в мой полетный план записаны пассажирами я сам, мой друг Брат Изйерк, психирург и только один из вас, придурки в мешках. Я так уж быть оставлю на борту того, кто первым заговорит. А двое других полетят сейчас в океан сами, уже без дракона. Так что говори, зачем вы пытались похитить моего психирурга!

Человек молчал, даже не кричал от страха, хотя Фархад предполагал, что пленник как минимум обделается. Тем более что он не представлял собой ничего особенного, Фархад ознакомился с плашкой над головой несчастного, как только схватил его:

Ахман

Уровень: 5

Раса: Человек–риа

Класс: Книгочей

Разозленный молчанием пленника, но не желавший ударить в грязь лицом, тем более в присутствии Грибного Эльфа, Фархад отшвырнул Ахмана к позвоночнику дракона, схватил второго пленника и также пихнул его башкой за борт, приставив к горлу парня свой эпический меч. Второй связанный молчал также, как первый, но был чуть посерьезнее своего собрата по уровню и классу:

Ахиред

Уровень: 11

Раса: Человек–риа

Класс: Охотник

— Зачем вам психирург? Вы пытались помешать мне пройти квест и вылечить дочку Императора? Кто вас нанял? — Фархад орал так, что сам охрип, хлебавший свое пойло Брат Изйерк смотрел на него с интересом, чуть смешанным с жалостью. Фархад рассвирепел и закричал на пределе сил собственных голосовых связок:

— Почему ты молчишь? Говори, орк тебя побери, или полетишь вниз! Почему ты молчишь? О чем ты сейчас думаешь, мразь?

— Он думает, каким придурком нужно быть, чтобы приставлять меч к горлу человека, которого и так собираются сбросить с летящего дракона, — неожиданно произнес третий пленник в мешке, тот, которого Фархад еще не допрашивал.

Брат Изйерк заржал, Фархад в ярости швырнул Ахмана прямо на Ахиреда, а сам подошел к третьему пленнику. Этот был самым серьезным из трех по своим характеристикам и наверняка был у них за главного:

Илку

Уровень: 16

Раса: Человек–риа

Класс: Боевой маг

— Ага, значит, умеете говорить, подонки. Ну и кто ты такой? — спросил Фархад, стаскивая мешок с головы Илку. Голова под мешком оказалась самой непримечательной — гладко выбритой и с обиженным выражением лица. Сам Илку тоже не впечатлял — невысокий, щуплый и весь в сером, только на шее болтается арафатка, покрытая орнаментом из белых и черных квадратов.

— Никто не спрашивал меня, кто я такой, пока я не получил откровение от Трех Сестер, — ответил Илку, глядя в глаза Фархаду.

— И какое же откровение, м? — Фархад демонстративно тыкнул мечом в лицо Илку, коснувшись лезвием носа, — Это Сестры приказали тебе похитить моего психирурга и помешать планам Императора? Молчишь? А знаешь что? У меня возникла идея. Я сейчас привяжу тебя за шею и подвешу к хвосту дракона, и дальше ты полетишь таким образом, станешь пассажиром третьего класса, так сказать. Как тебе такое, Илку? А? Отвечай!

— Такое мне не очень, — наконец соизволил ответить Илку, — Это было бы экстремально больно…

— Ничего, потерпишь. А веревка, которой я тебя привяжу к хвосту моего дракона, не оборвется, не переживай. Выдержит, ты парень небольшой.

— … для тебя, — сказал Илку.

— Что для меня? — не въехал Фархад, — Ты небольшой парень для меня? Ну в принципе да, ты меня вдвое ниже по росту и в три раза по уровню, так что не выпендривайся…

— Не это, — перебил Илку, — Я про другое. Вот это для тебя.

— Да о чем ты? Хватит мне голову морочить! — Фархад замахнулся мечом, намереваясь снести Илку башку, но Илку вдруг перевел взгляд куда–то за спину Фархада:

— Вот это для тебя. Оно приближается. Мой подарок тебе.

Фархад обернулся и сначала не заметил ничего необычного, но Брат Изйерк уже рассмотрел то, о чем говорил Илку, и указал на точку в синих небесах:

— Там что–то летит, босс. И это явно не орел, они так высоко не летают. Может боеголовка или самолет? Хотя это же волшебный мир, тут такого не умеют делать. Вообще, похоже не крылатого хизана, хм…

Фархад быстро оценил ситуацию, пытаясь прогнать внезапно пришедшую дрожь.

Хрень летела в синих небесах, быстрее дракона и что самое плохое — выше него. Она приближалась и сейчас была где–то в пяти тысячах гномов западнее от дракона. Дракон Фархада, конечно, был самой мощной летающей тварью во всем Мире, и за него Фархад не переживал, в воздухе, да и на земле, его Myeghcraft уделает кого угодно. Но проблема была в том, что эта летучая непонятная хреновина была выше, и чтобы взлететь на ее уровень, дракону потребуется еще минут пять, а за это время неопознанный летающий объект может в свою очередь еще набрать высоту. Таким образом противник в любом случае будет сверху, а это уже опасно — дракона он покоцать, конечно, не сможет, а вот сбросить какой–нибудь мощной магией пассажиров — запросто. А падение с высоты в десяток миллионов гномов не переживет даже Фархад с его сорок девятым уровнем.

НЛО тем временем стремительно приближалось, и Фархад убедился, что зоркий Грибной эльф был прав — это действительно был крылатый хизан. У Фархада такого никогда не было, потому что он редко посещал Риаберру, а хизанов выращивают только в ней. Но, будучи задротом и ковбоем сорок девятого уровня, Фархад и без этого знал все о любых ездовых животных игрового мира, в том числе о летучих. Сейчас он быстро вспомнил всю нужную информацию о крылатых хизанах, которая помогла бы ему верно оценить ситуацию и применить правильную тактику.

Так. Крылатые хизаны выращиваются с помощью древних генных технологий погибшей расы из прошлой эры, выращивание такого хизана требует громадных усилий, денежных затрат и высокого уровня наездника. По сравнению с драконом крылатые хизаны слабаки, у них здоровья и брони раз в сто меньше, а никаких атак, кроме кусания и царапания, нет вообще. Причем, дракону зубы и когти хизана никакого вреда причинить не способны, зато сам дракон может сжечь хизана одним дыхом огня за пару секунд. Однако крылатые хизаны летают не ниже, чем дракон, и гораздо быстрее. Это плохо. При нападении сверху они могут представлять опасность для пассажиров дракона, но уровень этой опасности зависит от скилла и навыков наездников хизанов.

Так что, прежде всего, нужно понять, кто же восседает на этом летучем звере. Фархад точно знал, что за пределами Риаберры крылатых хизанов ни у кого нет, а в самой Риаберре ими владеют лишь два NPC и один единственный игрок. NPC-владельцы хизанов это Королева Риаберры, не имеющая никаких особых умений, и Высшая Жрица. Эта уже опаснее, она владеет жреческой магией и имеет тридцать второй уровень. Еще есть игрок, человек–риа, играющий под ником Вилли, двадцать восьмого уровня и тоже ковбой по классу, как и Фархад. Вилли ничего особенного не умеет, но он довольно богат и может позволить себе использовать дорогие и опасные кровяные руны.

— Что делать будем, мистер KGB? — спросил тем временем Брат Изйерк, убирая собственную флягу с алкоголем в инвентарь.

Противник теперь уже был совсем близко, он действительно летел намного выше дракона, Фархад мог рассмотреть белоснежную шерсть, шесть когтистых лап, две пары мохнатых крыльев и оскаленный хоботок хизана. На хизане восседала наездница в развевающихся по ветру ярко–красных одеждах, за ней тянулся шлейф длинных седых распущенных волос. Значит, Высшая Жрица. Паршиво. Фархад бы предпочел сражаться с Королевой или Вилли. Но это точно была Высшая Жрица, белый крылатый хизан был только у нее одной.

— Эй, че делать–то? — потребовал командования Брат Изйерк. Фархаду было хорошо известно, что Грибные Эльфы воюют всегда вместе и по одному довольно беспомощны, поскольку теряются и начинают допускать ошибки.

Фархад бросился к связанному Илку:

— Что происходит? Это какой–то хитрый план? А то, что Грибные схватили вас и посадили на моего дракона — тоже часть плана?

— Ну конечно, — не стал отрицать Илку.

— Но зачем? У тебя шестнадцатый уровень, ты все равно ни хрена мне не сделаешь! Вы подкупили Грибных Эльфов, чтобы попасть сюда, так?

— Мы подкупили одного, остальные ничего не знали, — признался Илку.

— Кого именно? Этого? Брата Изйерка?

Фархад вдруг запаниковал, в текущей ситуации низкоуровневые и связанные пленники ему не угрожали, а вот Брат Изйерк, если он предатель, мог создать проблемы. Фархад не хотел рисковать, нужно было скорее избавиться от Брата Изйерка.

— Мы будем сражаться друг с другом или все–таки с противником, м? — поинтересовался Брат Изйерк, заметив недобрый взгляд Фархада.

— Нет, не этого. Мы подкупили другого, — ответил на заданный вопрос Илку, хотя Фархад не был уверен, что он говорит правду.

— Ладно! — разозлился от собственного бессилия и неспособности принять решение Фархад, — Ваш план удался, поздравляю! А что там дальше по твоему плану, какая следующая стадия? Не подскажешь?

— Уронить этого дракона, — спокойно ответил Илку.

— Если вы уроните моего дракона — ты тоже умрешь, придурок! — в отчаянии крикнул Фархад.

— Верно, — согласился Илку, — Следующая часть плана — устроить крушение дракона. Без выживших.

Высшая Жрица наконец подлетела на расстояние магической атаки и теперь шла вровень с драконом, в паре тысяч гномов над ним.

— Собьем эту суку! — распорядился Фархад, доставая из инвентаря руны файрболлов.

— С удовольствием, страсть как охота поглядеть на ее падение, — согласился Брат Изйерк, расчехляя свои стихийные заклинания.

Но в этот момент из–под самого брюха дракона неожиданно вынырнуло еще два крылатых хинзана. Судя по всему, они незаметно подлетели, пока Фархад был отвлечен Высшей Жрицей.

На хизане, что теперь оказался вровень с драконом слева, сидел Вилли, а на буро–красном хизане справа — сама Королева Риаберры в черной короне.

— Вот дерьмо! — Фархад хотел ударить Вилли файрболлом, но Брат Изйерк опередил его и шибанул Фархада морозным шаром в спину. От этой атаки Фархад не потерял ни одного хитпойнта, все–таки он был одет в топовый шмот, защищавший практически от всего, но морозный шар заставил Фархада пошатнуться и выронить боевую руну в синеву небес. Ценнейшее мгновение было безвозвратно потеряно. Дракон дыхнул огнем и поджег переднюю пару крыльев хизана Вилли, наездник вместе со своим подпаленным зверем ухнули куда–то вниз.

— Поганые Грибные, вы все предатели! — заорал Фархад, выхватывая новую кровавую руну файрболла, и поворачиваясь к изменнику Брату Изйерку.

Но первой руну бросила все еще летевшая справа Королева.

Королева Риаберры Джамезия II поразила вас кровяной руной паралича сотого уровня

Вы парализованы на 5 минут

Ваше здоровье: 4200 из 4200 хп

Фархад повалился на чешуйчатую спину собственного дракона, как куль с овсом.

Он ошибся, он проиграл. Гордыня погубила его.

Фархад привык чувствовать себя богом среди игроков и совсем забыл, что среди NPC встречаются персонажи с уровнем и повыше, чем у него. Только у правителей игровых зон был сотый уровень, а у Императора Эльфов и Ледовласого — так и вообще двухсотый, впрочем, до этого самого дня никто из правителей ни разу не вступал в бой лично, поэтому Фархад и не предвидел такого поворота событий. Королева шибанула его сделанной у зачарователя на заказ руной сотого уровня, которая стоила наверное полкоролевства, не меньше. Сделать теперь ничего было нельзя, метаться было поздно. Фархад конечно был самым высокоуровневым игроком, но в параличе он был беззащитен, он не принадлежал к классу Магов Слова и поэтому не мог активировать заклинания речью, а это было единственным, что сейчас могло бы спасти положение.

Дракон тем временем отважно продолжал бой за павшего хозяина, для начала он попытался укусить буро–красного хизана Королевы, но та ловко ушла от атаки и взмыла вверх. Высшая жрица наоборот спустилась ниже и теперь вместе с Королевой летела прямо над драконом, в паре сотен гномов выше. Проклятый Вилли не появлялся, судя по всему, он разбился вместе со своим зверем.

Илку и два его собрата освободились от пут, и теперь развязывали темного эльфа. Королева и Высшая Жрица в свою очередь разлетелись на пару гномов друг от друга, а потом скинули вниз на спину дракона огромную сеть из толстых канатов. Крепежные канаты, державшие сеть, были обвязаны вокруг поясниц крылатых хизанов. Сеть и канаты вдруг появились из ниоткуда, видимо их телепортировала Высшая Жрица.

Дракон Myeghcraft, однако, теперь не пытался поджечь хизанов, видимо он сознавал, что все равно не способен изогнуть шею и атаковать зависших прямо над ним противников. Вместо этого он начал мотаться из стороны в сторону, пытаясь скинуть пассажиров, а заодно отключил гравитационный пузырь, оставив лишь небольшой клочок гравитационной магии над Фархадом, чтобы хозяин не упал во время этих маневров. Фархад одобрял эту тактику, все–таки его Myeghcraft был выдрессирован на славу.

Фархаду было вполне комфортно лежать под защитой магии дракона, а вот у остальных пассажиров возникли проблемы. Ахмана сдуло ветром и он, кувырнувшись в воздухе, исчез. Брат Изйерк стал задыхаться и схватился за шею дракона, остальные вцепились в спущенную с хизанов сеть.

— Сначала психирурга! — заорал Илку.

Перепуганного темного эльфа по имени Иван Гроза Нубов (1) затолкали в сеть.

— Только смотри не обгадься от страха сейчас, — посоветовал ему Илку, — Сделаешь это потом, на земле.

Вцепившийся в шею дракона Брат Изйерк тем временем вывалил у основания шеи дракона полсотни взрывных рун, намертво прилепившихся к дракону магией. У Фархада похолодело сердце. Сам он может отреспаунится, а вот его дракончик нет. Все пропало. Ну же, храбрый Myeghcraft! Сбрось их! Убей их всех! Особенно поганого предателя.

Илку и Ахиред залезли в сеть вслед за темным эльфом, Брат Изйерк пополз туда же, цепляясь за чешую.

— Нет! — заорал Илку, — У этих рун настолько вкачана мощь, что нам пришлось пожертвовать таймером. Так что кто–то должен остаться и активировать их, чтобы дракон потерпел крушение, брат!

— Э, так не пойдет! — крикнул Брат Изйерк, обползая крыло, которым дракон пытался его скинуть, — Хрен с ним, с драконом! Пусть живет! Скинем хозяина и все.

— Ага, и оставим летать над Риаберрой озлобленного неуправляемого дракона! Нет! — крикнул в ответ Илку, — Останься и взорви руны!

— А мне заплатят? Точно?

— Бабло уже приготовлено! Миллион квинтов в Риверфорском Имперском банке, получишь, как отреспаунишься!

Хизаны с сетью, в которой сидели три пассажира, взмыли вверх, а Брат Изйерк прополз обратно к шее извивавшегося дракона и стукнул кулаком по взрывным рунам.

Мир вокруг Фархада превратился в хаос, его подбросило вверх, в лицо ударил ветер, дыхание перехватило. Он увидел летящие рядом кишки Брата Изйерка, быстро удалявшихся хизанов с сетью, оторванную под корень голову его верного дракончика, все еще извивавшийся хвост…

Но все это резко отдалилось и осталось наверху, Фархад падал, вскоре хизаны и кровавое облачко, оставшееся от дракона, исчезли. Вокруг была только небесная синь, Фархад завертелся в воздухе, он не мог дышать, сердце в груди замерло от ужаса.

Он падал очень долго и, кроме отчаянного страха, ощущал интерес — ему было любопытно, что скажет система, когда он умрет, с какой именно высоты в гномах он упал. Наверное, ни один игрок, кроме погибшего сегодня Вилли, еще не падал с такой высоты. Может быть, ему даже дадут какую–нибудь ачивку.

Но когда вода налетела на него, Фархад увидел только темноту, никаких системных сообщений…


* * *

Зухра остановила коня и спрыгнула на землю. В Ташкенте был уже вечер, и дневная жара постепенно спадала, улицы были наполнены мягким закатным светом и спешащими с работы людьми.

Но здесь, во дворике давно заброшенной и разрушившейся больницы, построенной еще во времена Советского Союза, людей не было. Или были, но Зухра их просто еще не видела. В центре дворика стоял черный тонированный Bentley с правительственными номерами, а над машиной завис истошно пищавший полицейский дрон. Этот дрон и вызвал сюда Зухру десять минут назад, при этом от объяснений дрон воздержался, а фотографию подозрительного места не смог прислать, потому что у него еще вчера сломалась камера.

— Вьетнамское поделие, — тихонько отругала Зухра дрон, — Твои белорусские коллеги, которые работают в центре города, никогда не ломаются. Тебе должно быть стыдно.

Но дрону не было стыдно, он пищал и мерцал мигалкой, пока Зухра не отключила его с айфона. Получивший информацию, что живые полицейские приехали заменить его, дрон еще раз мило пискнул, взмыл над двором и через мгновение скрылся за больницей.

Зухра на всякий случай достала нейрошокер и подошла к автомобилю, по пути быстро осмотрев темневшие окна больницы без стекол. Там никого не было, а вот был ли кто–то внутри автомобиля, Зухра не видела из–за тонировки. Вообще говоря, такая тонировка была запрещена еще несколько лет назад. Этот факт, а также правительственные номера, натолкнули Зухру на мысль, что авто принадлежит кому–то важному и, пожалуй, стоит вызвать госбезопасность, но она решила, что это будет глупо, если не подтвердится сам факт происшествия.

Зухра аккуратно постучала в стекло, но ответа не последовало. Поколебавшись еще несколько секунд, Зухра подергала дверь авто, но дверь оказалась заперта.

— Вот блин.

Может кто–то важный просто приехал к родне или по делам и выбрал странное место для парковки? Нет, невозможно. У обладателя такой машины не может быть в этом районе города ни родни, ни дел. Зухра решила рискнуть. Открыв полицейское приложение на айфоне, она кликнула на иконку функции, выдававшей информацию и одновременно открывавшей любой ближайший автомобиль.

Нет в базе автомобилей Республики Узбекистан

В принципе это было логично. Важный человек не станет регистрироваться в местной базе, хотя вообще–то по закону это обязательно. Зухра кликнула соседнюю иконку интерпола, с той же функцией.

Подтвердите.

Помните, что запрещается запрашивать информацию и вскрывать автомобили, принадлежащие дипломатическим работникам и гражданам Великобритании и Шотландии.

Зухра вздохнула и подтвердила. Система грузилась около минуты.

Автомобиль зарегистрирован: Сейшельские острова

Марка: Bentley Mulsanne King

Номер: BQS 221

Зарегистрировано на: нет информации

Открываю…

Тот регистрационный номер, что сейчас видела Зухра своими глазами на автомобиле, был естественно другим, и, тем не менее, двери щелкнули и открылись. Зухра на всякий случай еще раз постучала в стекло, потом включила видеокамеру на фуражке, и резко распахнула дверцу.

Передние сидения роскошного салона, отделанного натуральной кожей, были пусты, там только валялись пиджак и галстук, зато на задних лежал на спине совсем молодой парень. Остекленевшие глаза парня с ужасом смотрели в потолок, его рубашка была расстегнута, волосы были растрепаны и измазаны гелем. Грудь парня и пол салона рядом с головой трупа были залиты кровью. Зухра наметанным взглядом определила, что кровь натекла из собственного носа мертвеца, но умер он определенно не от кровотечения, так как крови слишком мало. На полу салона что–то блестело.

— Включи свет в машине, — приказала Зухра интерполовскому приложению.

Bentley послушно зажег десяток ламп, и Зухра осторожно наклонилась, чтобы заснять встроенной в фуражку видеокамерой золотистый предмет на полу. Это был теллуровый гвоздь, Зухра читала про них в интернетах и знала, что такие гвозди используют для VR игр. Нижняя часть гвоздя, предназначавшаяся для вставки в нос, была красной от крови.

— Понятно, — сказала Зухра, хотя ей было ничего не понятно. От теллуровых гвоздей вроде бы никто пока еще не умирал.

Зухра нажала на иконку кибердиспетчера на айфоне и доложила:

— Смерть от неустановленных причин. Один человек. Подозреваю несчастный случай, либо передозировку наркотиков, либо самоубийство.

— Вызвать скорую? — задал формальный, но обязательный вопрос кибердиспетчер, — Есть ли пострадавшие или выжившие?

— Нет. Выживших нет, — ответила Зухра.

Уровень 3: Кусающий зубом V

Андрею снился страшный, путаный и ледяной сон. Во сне вся хронология была перемешана, так что Андрей не понимал, какой эпизод за каким следует. Вот он лежит на полу душевой в луже собственной крови, а вот его уже подвесили на крюк в каком–то подвале, провонявшим рыбой. Рядом на крюках кричали корчившиеся от боли люди и эльфы, но самыми страшными там были безмолвные мертвецы, тоже висевшие на крюках. Андрей видел людей в клетчатых арафатках, а потом бородатых эльфов в шкурах. Вроде бы было какое–то сражение, и бородатые отбили Андрея у людей в арафатках.

В Риаберре всегда было жарко и солнечно, но во сне Андрея царили мрак и холод. Он помнил лысого человека, который с наслаждением мучил Андрея и других. Потом бородатый эльф дал ему какое–то снадобье. Еще был полет под самыми облаками, там было страшно и холодно, и летала какая–то девушка в короне на драконе. Определенно не Дейнерис Таргариен, потому что кожа у девушки была темной, а волосы черными, как и у всех риа. А может быть она летала и не на драконе. Андрей точно не помнил, но был уверен, что были и девушка, и дракон.

Потом стало совсем жутко. От Андрея требовали страшные, невозможные вещи. Убить собственных родных, убить ребенка, убить себя, совершить нечто худшее, чем убийство, насилие над душой. Они все что–то хотели, что–то выше его понимания…

А потом наступил холод, он колол сначала только лицо, а потом все тело.

Андрей вскрикнул и проснулся.

Он открыл глаза, но ничего не увидел, только почувствовал, что совсем замерз, а еще Андрея оглушил звук льющейся на камень воды. Была ночь, и был дождь, и температура в каменной пустыне резко упала. Андрей понял, что он уснул прямо на камнях, еще когда было тепло.

Вы проснулись.

Сон: вас мучили кошмары.

Вы бы вздремнули еше.

Ваше здоровье: 5 из 40

Вы переохладились

Вы простужены:

— 11 скорости

– 4 интеллекта

— 10 иммунитета

– 2 пищеварения

Ваша мана: 39 из 40

Ваш запас сил: 40 из 40

Концентрация: вы ничего не соображаете

Жажда: вы не хотите пить

Голод: нет аппетита

Андрей осмотрелся, вокруг царила абсолютная непроглядная тьма. Только где–то вдали мерцал огонек, будто заблудившийся в ненастной ночи светлячок.

У Андрея болела голова, и в горле саднило. Тем не менее, прогнав остатки сна, он ясно вспомнил прошедшие события — он сбежал от эльфов, которые хотели разорвать его конями, когда на эльфов напали черно–синие стражники. Эти стражники тоже хотели убить Андрея. Он бежал по ночной каменной пустыне, хотя за ним никто и не гнался. Потом он устал, поел, выпил воды, присел на еще теплый тогда камень, а потом уснул…

— Ну все, я наигрался, — решил Андрей и начертил руну открытия меню.

ВЫХОД

Андрей нажал на кнопку, меню дрогнуло:

Служба недоступна

— Да быть не может, — Андрей не поверил своим глазам. Все что угодно может забаговаться, но чтобы в играх ломалась функция выхода — такого Андрей еще не встречал.

Он нажал еще раз.

Служба недоступна

— Эй, выпустите, сволочи!

Андрей бешено стал долбить по кнопке, как барабанщик–рокер по том–тому.

Служба недоступна

Служба недоступна

Служба недоступна

Служба недоступна

Служба недоступна

Служба недоступна

Служба недоступна

— Эй, администрация! — в отчаянии заорал Андрей, но админы не пришли.

Андрей лихорадочно несколько раз просмотрел меню, но там не было кнопки связи с администрацией, попытка ПОЖАЛОВАТЬСЯ НА СЕКСУАЛЬНЫЕ ДОМОГАТЕЛЬСТВА породила уже знакомое Андрею сообщение:

Приносим наши извинения, но жалобы от великовозрастных мужиков из Пскова нас мало интересуют. Как–нибудь сами справитесь.

— Не справлюсь! — заорал Андрей на меню, — Ваша игра меня домогается, она меня всосала! Помогите! Кто–нибудь! Мама!

Андрей разрыдался, сознавая, что списать все на продолжение ночного кошмара не выйдет. Это была реальность, точнее виртуальная реальность, и она не отпускала Андрея. Он еще несколько раз безуспешно подолбил по кнопке выхода, а потом продолжил рыдать.

— Меня ждут мама, папа, пес Храбрец и мои три сестренки! Чтоб вас! Я не хочу здесь жить, не могу, не буду! Да я виноват — не надо было воровать пирог с гвоздями Иванова, но я раскаиваюсь, честно. Я больше не буду! Я не хочу быть Иваном Грозой Нубов, хочу в свое старое жирное тело! Я сяду на диету, я клянусь…

Но дождь, черные небеса и ночная пустыня были молчаливы и безжалостны. Андрей совсем промок и замерз. Если он и дальше будет паниковать — у него наверняка начнет падать здоровье от холода, темные эльфы ведь не любят холода. А айрана, чтобы подлечиться, у него больше нет, он выпил последний, когда убегал от эльфов. Что если он умрет здесь в игре? Может быть респаун тоже забаговался, как и выход, и умерев в игре, Андрей сдохнет навсегда в реальности? И почему его не спасают? Уже прошло много времени, Андрей здесь целые сутки, как бы ни было концентрировано время в игре, Андрея уже давно должны были найти санитары в душевой и вырвать у него из носа проклятый гвоздь.

— За что? — проорал в последний раз Андрей, погрозил кулаком меню, и бросился бежать по скользкому камню сквозь дождь и мрак в направлении таинственного огонька.

Впрочем, скоро Андрей перешел на осторожный шаг, боясь сломать себе шею в темноте. Местность здесь была гористая, с крутыми низкими склонами и обрывами.

Андрей сунул в рот пластинку красного чая, похищенную среди прочего в чайхане, чтобы придать себе бодрости. Минут через сорок, совсем замерзший и больной, он добрел до таинственного огонька. Андрей оказался у небольшого каменного холма, в холме была пещера, в которой и горел теплый огненный свет. Вообще заходить ночью в пещеры в безлюдных скалах — не лучшая идея. Но Андрей слишком промок и устал, чтобы помнить об осторожности. Если там внутри людоед, то Андрей просто кастанет на него головокружение и убежит.

Вход в пещеру был низким и зубастым, повсюду торчали острые камни. Еще здесь стояли лужи, ветер заносил в пещеру дождь. Но Андрей прошел чуть дальше, и там стало просторнее и теплее. Еще через пару минут Андрей оказался в большом зале, где грел и светил жаркий огненный шар, подвешенный в воздухе.

Эта часть пещеры была залита уютным рыжим светом, в центре стояла сделанная из костей повозка, в повозке лежало что–то прикрытое кожами. В углу ворочались и порыкивали две огромных волосатых светло–желтых твари, с шестью ногами каждая, с хоботками и огромными вислыми ушами. Возле огненного шара молча сидели двое людей–риа. Один был чернобородым мужчиной, а вторая — уродливой женщиной неопределенного возраста. Оба обитателя пещеры были закутаны в бурые тряпки, а еще один, третий, спал под повозкой, используя такие же тряпки в качестве подстилки и покрывала. Женщина первой подняла глаза на Андрея:

— Ну заходи, раз пришел, игрок. Выпить есть?

Андрей перепугался:

— А вы не будете меня убивать?

— Не обещаю, — ответил чернобородый, — Подойди ближе, познакомимся.

Андрей подошел ближе к волшебному шару, наслаждаясь исходящим от него теплом, над головами обитателей пещеры всплыли плашки:

Таджир

Уровень: 10

Раса: Человек–риа

Класс: Контрабандист

Кнотия

Уровень: 10

Раса: Человек–риа

Класс: Контрабандист

Третий риа тем временем проснулся, ловко завернулся в свои тряпки и тоже подошел к Андрею. Этот был лысым и полным, средних лет.

Альмакхади

Уровень: 14

Раса: Человек–риа

Класс: Моряк

— Вы бандиты? — спросил Андрей.

— Ну, не такие, как ты, мы не убийцы, — ответила Кнотия.

— А откуда вы знаете, что я убийца? — удивился Андрей.

— Мы видим твою репутацию, а она у тебя, как у убийцы. Ты скольких завалил? — поинтересовался лысый Альмакхади.

— Одного, — признался Андрей, — Вот, вы хотели алкоголь, у меня есть тэдж. Я его украл у того, кого убил.

— Давай. И жратву тоже давай. И сам выпей.

— На меня не действует алкоголь, такой класс, — признался Андрей.

— Он тебя не пьянит, — объяснил Альмакхади, — Но согреться поможет. Садись с нами, игрок. Возможно мы сможем друг другу помочь.

— Вы можете мне помочь? — воскликнул Андрей, — Тогда помогите, прошу вас. Я не могу выйти из игры!

Андрей тут же вывалил из инвентаря всю имевшуюся у него еду и пару бутылок тэджа, и даже тарелки и столовые приборы. Инвентарь заметно полегчал, но конечно не так сильно, как когда у Андрея отобрали Водокачатель. Контрабандисты немедленно набросились на пищу и алкоголь.

— В этом мы тебе ничем не поможем, — сказала Кнотия, жуя термитный сыр, — Мы же NPC, мы никогда не выходили из игры, мы здесь живем. Да у нас даже кнопки выхода нет.

— А как связаться с администрацией? — cпросил Андрей, выпив стакан сладкого тэджа.

— Без понятия, парень. Мы сами только недавно узнали про существование администрации.

Андрей, не выдержав, снова расплакался:

— Но мне нужно домой! Меня там ждут! Мама, папа, пес Храбрец и три сестренки! Я их что, больше никогда не увижу?

— Ого, три сестренки, прямо как у нас, — заметил чернобородый Таджир, — Только у нас они богини. Но я в них не особо–то и верю…

— Не говори так, — строго прервал его Альмакхади, а потом вдруг осторожно подмигнул Кнотии, — Послушай, парень, нам тоже нужна помощь, но ты сейчас не в том состоянии, чтобы помогать другим, так что давай для начала прогоним твою тоску. Тебе следует попробовать колки, вот что.

— А что это?

— Смотри, — сказал Альмакхади, он встал и подошел к телеге, а потом сорвал с нее кожи, под кожами оказался огромный рояль из черного дерева, — Этот рояль мы везем в Иикаму, в летнюю резиденцию Королевы.

— Орк тебя побери, Альм, — вдруг недовольно перебила его Кнотия, — Что ты творишь? Не нужно этого делать, слышишь, не нужно. Я запрещаю.

— Молчи, женщина, — отрезал Альмакхади.

Чернобородый Таджир рассеянно смотрел на своих товарищей и не вмешивался в этот непонятный Андрею спор.

— Но это лишь прикрытие, как ты понимаешь, — продолжил Альмакхади, несмотря на то, что Кнотия зашипела, — На самом деле, важен не рояль, а то, что внутри него. Я сейчас покажу, вот…

Альмакхади вынул из недр рояля небольшой холщовый мешочек и швырнул его Андрею. Андрей не поймал, так что ему пришлось подбирать мешочек с земли. На ощупь тот был твердым и туго набитым. Развязав мешочек, Андрей увидел черные мутные полупрозрачные кристаллы.

— Кристаллический экстракт колки, — объяснил Альмакхади, — На самом деле мы едем не в резиденцию Королевы, а в Грассбридж, где и передадим экстракт верным корешам, а они уже перевезут его в Риверфор.

— Наркотики? — вспомнил наконец Андрей, он читал про колки на вступительном экране, когда выбирал в какую провинцию отправиться.

— Ну это громко сказано, — не согласился Альмакхади, — Просто средство, баффающее удачу, и ничего больше. А Император не хочет, чтобы его поданные были удачливы, ведь тогда им больше не нужна будет государственная власть, они сами решат все проблемы. Поэтому он и гнобит наше честное дело. Просто попробуй. Сам убедишься в моих словах.

— Не ешь это, парень, — взвилась Кнотия, — Какого орка ты творишь, Альм? Мы не сможем его контролировать. Я говорю — не ешь, парень, подумай. Беда будет.

— Ох уже эти женщины, все время кудахчут, да? — добродушно сказал Альмакхади, — То не делай, се не делай, с ума можно сойти. Да ты просто попробуй, парень, а там сам решишь, надо тебе это или нет.

— Но ведь Кно права… — начал было Таджир, но Альмакхади просто посмотрел на него, и тот заткнулся.

— Ладно, я попробую. Мне сейчас терять нечего, — решил Андрей, — Только зачем это вам? Денег у меня нет, так что покупать эту гадость я все равно не буду. И привести друзей, чтобы они покупали, тоже не смогу. У меня тут нет друзей.

— Нам не деньги нужны, — сказал Альмакхади, — А что нам нужно, мы обсудим позже. Давай, пробуй, если решился.

Андрей пожал плечами и закинул в рот пару мутных кристаллов из мешочка. Вкус был сладко–ореховым, кристаллы зашипели и быстро растаяли.

Вы съели кристаллический экстракт колки весом в 1/16 стандартной гномьей бороды

+ 25 удачи на один час

— Вкусно, — признался Андрей, ему вдруг стало жалко, что сладкие кристаллы исчезли так быстро, — А какие побочные эффекты?

— Никаких, — весело заверил Альмакхади.

— А почему это тогда запрещено? — засомневался Андрей.

— Ну я же объяснил. Император не хочет, чтобы люди были удачливым, неудачниками проще править.

— Положительных эффектов тоже не чувствую, — признался Андрей, — Я съем еще?

— Да, пожалуйста! — махнул рукой Альмакхади.

— Ну уже нет, отдай мешок, парень, — встала Кнотия, но Альмакхади усадил ее на место одним взглядом.

Андрей съел еще четыре кристалла.

+ 100 удачи на один час

— Ого, круглое число, как удачно, — воскликнул Андрей.

— Все, теперь забирай, — дал разрешение Альмакхади, и Кнотия тут же отобрала у Андрея мешочек. Мешочек с вкусными кристаллами был, к неудовольствию Андрея, засунут обратно в рояль.

— А теперь помоги нам, игрок, — сказал Альмакхади, присаживаясь, — У нас проблемы. Даже три. Во–первых, из–за багов Риаберра отрезана от остального мира, и мы потеряли рынки сбыта…

— Продавайте прямо здесь, в чайханах, — тут же нашелся Андрей.

— Но стража…

— Стража рубится с эльфами, я сам видел, сейчас лучшее время продавать колки, на вас всем будет плевать. И, кроме того, стража ведь теперь обрела свободу воли, так что ее можно подкупать. А еще лучше — посадите на это дерьмо каких–нибудь высокопоставленных стражников, а еще лучше — самого короля, если он у вас тут есть. И все, не будет никаких проблем, — протараторил Андрей, сам восхищенный своей находчивостью.

— Молодец, — улыбнулся Альмакхади, — Так и поступим. Начнем со стражи в Альтилале, там и чайхана есть. Теперь второе…

— Не, подожди, — перебил Андрей, — Сперва, ты скажи мне. Почему я стал таким умным и так бодро соображаю, если это ваше колки баффает удачу, а не интеллект или скорость?

— Интеллект и скорость — хизаново дерьмо, — пояснил Альмакхади, — На самом деле ты всегда был умным, просто ты не был уверен в себе. Колки повышает удачу в характеристиках, это верно. Но главный эффект — это уверенность в себе. И важнее этой характеристики ничего нет в принципе. Это основа. Большинство людей или даже темных эльфов типа тебя не уверены в себе, поэтому не могут раскрыть свой потенциал. Колки решает эту проблему.

— Но если он так хорош, почему вы сами его не жрете, м?

— Потому что зарабатываем на нем деньги, — объяснил Альмакхади, — Что будет, если продавец термитного сыра будет сам сжирать весь сыр? Он не заработает. Теперь, давай перейдем ко второй проблеме.

— Давай, переходи скорее.

— Дело в том, что стража раньше не видела наш класс контрабандистов, это было игровой условностью, и стражники просто смотрели мимо записи о классе в наших плашках. Но теперь стражники обрели свободу воли и боюсь, что сейчас они будут обходить эту условность, и, увидев скрытый класс, немедленно атаковать нас…

— Это мы уже обсудили, — перебил Андрей, — Просто подкупайте их. Сделайте врагов своими союзниками.

— У нас денег не хватит всех подкупить, — вмешалась в беседу Кнотия.

— Вам нужен лигалайз, вот что, — сказал Андрей, — Идите к вельможам, политикам, жрецам и доказывайте им, что колки полезен, и для здоровья, и для экономики. Давайте взятки, убеждайте. Одновременно в этом же убеждайте простой народ, первую дозу давайте бесплатно, впрочем это, как я вижу, вы и так делаете. Добейтесь того, чтобы колки стал законным в Риаберре. Тут вроде как начинается война с эльфами, так почему бы символом этой освободительной и справедливой войны не стал кристалл колки? Учите всех, что истинный патриот Риаберры всегда должен жевать колки, круглые сутки. Уповайте на то, что колки запретили эльфы–поработители. Забудьте про стражу, стража подчиняется политикам, а политики боятся народа, а народ — политиков. Сделайте так, чтобы люди требовали лигалайза колки, а политики в свою очередь заставляли бы людей жрать колки. Да, раздавайте колки в школах, если они у вас есть, в конце концов. Придумайте хороший слоган, типа «пришел в школку — съел колку» или «если ты Риаберры патриот — суй колки прямо в рот». Да что я вас учу, в конце концов? Вы же взрослые люди. Нахрена вы меня спрашиваете? Я вообще в реальности лежу в дурке, блин…

— Я не знаю, что такое «дурка», — самым милым образом улыбнулся Альмакхади, — А спрашиваем мы тебя по очень простой причине. Дело в том, что у тебя есть опыт, и он больше нашего. Мы же NPC, нас всю жизнь ограничивали. Мы как дети малые, которых, кстати, у нас тут тоже никогда на самом деле не было. А у тебя есть знания свободного существа.

— Ага, ну конечно, — не согласился Андрей, — Если бы ты знал, что такое «дурка», то не болтал бы про свободных существ. Я тоже угнетен порядком и правилами, я как NPC, только не квесты выдаю, а соблюдаю идиотский распорядок, пью таблетки, делаю гимнастику, еще и эти проклятые прогулки…

— Ладно, парень, — примирительно сказал Альмакхади, — Ты с темы не съезжай. У нас есть третья проблема…

— И мы ее решим, — перебил Андрей, вставая на ноги, — Когда я съем еще пару кристаллов.

— Орк забери твою тупую башку, Альм! — выругалась Кнотия, — Я предупреждала тебя, идиот! И что теперь делать?

— Как что? — удивился Андрей, — Дайте мне еще. Ну парочку. И все, честно.

— Нет, парень, тебе хватит, правда, — сказал Альмакхади, тоже поднимаясь на ноги.

— У меня есть деньги! — заверил его Андрей, — 4 квинта!

— Колки стоит намного дороже, — отказался торговать Альмакхади, — Если бы мы продавали его по четыре квинта — мы бы подохли с голоду, парень.

— Ну возьмите тогда сапоги, они хорошие, особенно правый, — не унимался Андрей, — Или вот серебряная наэнаэкерка для хранения вашей местной зубной пасты…

— Я же говорила! — зарычала Кнотия, не обращая никакого внимания на Андрея, — Давай, сделай что–нибудь, Альм. Расхлебывай это дерьмо, которое ты тут развел. Действуй говорю, а то поздно будет! Беда будет!

— Пожалуй, ты права, милая.. — смущенно согласился Альмкхади, и в следующее мгновение у него в руках вдруг возник очень красивый и изящный стеклянный предмет в форме витиеватого знака, прозрачно–розового и с красными вкраплениями.

Но изящество предмета не обмануло Андрея, эта стеклянная штуковина появилась в руках Альмкхади слишком быстро и не могла быть ничем кроме оружия.

Андрей резким ударом выбил стеклянный знак из руки лысого моряка–контрабандиста, витая стекляшка отлетела в сторону и разбилась о колесо телеги, породив яркую, но короткую вспышку красного магического света.

Вы обезоружили Альмкхади

Системное сообщение подтвердило, что Андрей все понял и сделал правильно. В руках Альмкхади тем временем появился еще один знак из розового стекла, но Андрей почуял, что главная опасность грозит ему сзади. Он отскочил как раз во время, чтобы избежать удара топора Таджира. Альмкхади швырнул свою стекляшку в Андрея, но та угодила в Таджира. В воздух не секунду взлетело облако розового волшебного дыма, сопровождавшегося красной вспышкой. Таджир выронил топор и повалился на землю, задев по пути рукой дававший свет и тепло магический шар. Таджир вскрикнул, Кнотия выругалась, помянув орочью мать, волшебный шар погас и пещера погрузилась в темноту.

Таджир поражен кровяной руной бессилия 10 уровня

Таджир обжегся волшебным огнем

– 1 хп

Здоровье Таджира: 99 из 100 хп

Но здоровье Таджира сейчас волновало Андрея меньше всего, в темноте он услышал, что крики и брань контрабандистов заглушает другой звук, а именно рычание и хрип шестиногих тварей. Тварей было две и, судя по всему, они были предназначены для таскания телеги. Однако для просто ездовых животных они были слишком уж свирепыми и зубастыми, так что Андрей не сомневался, что шестиногие могут не только возить рояли с наркотой, но и защищать хозяев. Тем более что это подтверждалось горьким опытом — Раджул в чайхане тоже пытался затравить Андрея какими–то монстрами, возможно такими же, как эти, только Андрей тогда не стал их дожидаться и убежал. Но тогда у Андрея не было и половины той уверенности, которую он ощущал сейчас.

Андрей в темноте толкнул Кнотию, при этом, видимо, не нанеся ей никакого вреда, потому что системного сообщения об уроне не было, и бросился к телеге. Он быстро вскочил на рояль, безошибочно определив, куда нужно прыгать, хотя ничего и не видел.

— Мне сегодня везет, — дерзко заявил Андрей, и тут же рядом с его головой пролетела голубоватая волшебная стрела, похожая на сосульку. Но стрела разбилась о стену, Андрею действительно везло. Он выхватил из рояля огромный мешок, в котором, как определил Андрей на ощупь, лежали не только мешочки кристаллов колки, но и что–то еще, и запихал мешок себе в инвентарь.

Ваш инвентарь заполнен на 104%.

Вы слишком жадный и не сдвинетесь с места с такой ношей.

Андрей достал нож для овощей, распорол туго набитый мешок и вынул оттуда несколько стеклянных колб с черной жижей внутри.

Жидкий концентрат колки

Андрей не знал, можно ли употреблять этот концентрат или это какой–то полуфабрикат, а читать информацию ему было некогда. Альмакхади уже повесил в пещере новый светящийся шар, так что темнота больше не скрывала Андрея. Поэтому Андрей запустил одну колбу Альмакхади в голову, а вторую метнул в уже бежавших к нему с поднятыми и оскаленными хоботками волосатых тварей. Остальные колбы Андрей просто выкинул на пол пещеры. К сожалению или к счастью, но жидкий концентрат колки оказался негорючим. Попавшая в голову Альмакхади колба разбилась и снесла ему 2 хитпойна, а шестиногие монстры вообще не пострадали, хотя Андрей попал левому в хоботок.

— Что–то не так уже и везет, — расстроился Андрей, все еще стоя на телеге и набивая рот кристаллами колки, которые он извлек из украденного только что мешка. После выбрасывания колб инвентарь полегчал, и был теперь заполнен на 98%.

Кристаллы зашипели и растворились во рту, принеся с собой невыносимо прекрасную сладость с ореховым привкусом.

Вы съели кристаллический экстракт колки весом в 8/16 стандартной гномьей бороды

+ 280 удачи на один час

Текущий общий бафф к удаче: + 405

В Андрея полетело еще пара волшебных стрел, но ни одна не попала.

— Мазила, — сказал Андрей Альмакхади.

Монстры наконец добежали до телеги и довольно ловко полезли в нее, хватаясь за борта верхними лапками. Андрей ударил одну из тварей головокружением.

Хизан–сырая самка успешно поражена головокружением.

Ваша мана: 38 из 40

Андрей понял, что это его старые знакомые — хизаны, только взрослые. Почему самка сырая, и как выглядит готовая, он не знал, а спрашивать об этом контрабандистов нужно было раньше, до того, как они поссорились с Андреем и решили его ушатать.

Хизан со вскруженной головой отлипл от борта костяной телеги и завертелся на месте. Второй хизан, оказавшийся такой же сырой самкой, тем временем влез в телегу, но Андрей прихлопнул его зубастый хоботок крышкой рояля. Хизан вскрикнул, как маленький ребенок, Андрею даже на миг стало его жаль.

Вы нанесли травму хизану–сырой самке подручным предметом

– 2 хп

Здоровье хизана–сырой самки: 98 из 100 хп

Андрей, повинуясь вдруг возникшему боевому азарту, попытался влезть на светло–желтую волосатую спину прищемленного хизана, но система грубо прервала его попытки:

Ваш навык верховой езды не позволяет вам оседлать хизана

Тем временем к телеге подбежал Альмакахди и воткнул Андрею в ногу волшебную стрелу, орудуя ей на манер ножа. Он бы воткнул ее и выше ноги, но не смог дотянуться. Андрею опять повезло, он был убежден, что со стрелой в груди и 5 хитпойнтами он бы умер, а так он всего лишь потерял еще 3 очка здоровья. Но рана оказалась болезненной, и Андрей разозлился.

— На, держи, — Андрей открыл крышку рояля, ударил головокружением отщемившегося от рояля хизана, а на Альмакхади сбросил тяжелый мешок, извлеченный из рояля, и потом еще один, и еще. Суммарный урон придавленного собственной контрабандой Альмакхади составил 12 хитпойнтов, впрочем, у него оставалось еще 138.

Андрей быстро осмотрел поле боя — Таджир с самого начала битвы валяется, обессиленный ударом руны, оба хизана выведены из строя головокружением, Альмакхади задавлен скрабом из рояля и пытается судорожно выбраться, а последний противник Кнотия так и не вступила в бой. Волшебная стрела, воткнутая в ногу Андрею, зашипела и растворилась, никакого долговременного урона она не наносила, даже не вызвала кровотечения.

— Забирай мешок и проваливай, — мрачно произнесла Кнотия.

— Думаю, это хороший консенсусный вариант для нас обоих, — согласился Андрей, спрыгнул с телеги и скорее убежал, пока не пришли в себя не столь мирно настроенные мужчины и хизаны.

Когда он выбежал в непроглядно темную ночь, дождь уже кончился, на выходе из пещеры Андрея встретило сообщение:

Вы трусливо бежали с поля боя!

Ваш противник тоже очканул и отказался от преследования.

Можно сказать, что это своеобразная победа.

Ваши навыки прокачаны!

Мордобитие: + 7

Бой подручными предметами: + 10

Грабеж: + 2

Верховая езда: +1

Уворачивание: + 9

Болевой порог: +1

Психирургия: + 3

Колдовство: +1

Мистицизм: +1

Красноречие: + 4

Харизма: +2

Мышца: + 3

Начертание рун: +2

Вы одолели более чем трехкратно превосходящего противника, используя подручные предметы, при этом вы никого не убили и серьезно не покалечили, а еще вы толкали пафосные речи!

Получено достижение: Юный Джеки Чан

Харизма: + 10

Мордобитие: + 20

Бой подручными предметами: +30

Репутация у контрабандистов: + 50

Общая репутация в Риаберре: +15

Получен новый уровень!

Уровень 4: Раздражитель

+ 10 очков характеристик

Мана, здоровье и запас сил повышены и восстановлены.

Вы излечены от простуды.

Ваше здоровье: 45 из 45

Ваша мана: 45 из 45

Ваш запас сил: 45 из 45

Никакого приговора и наказания Андрей за украденный мешок не получил, то ли система сочла это мелочью на фоне остальных его преступных деяний, то ли контрабандистов можно было грабить безнаказанно.

Голдсмит

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


Громадный прямоугольный личный кабинет Голдсмита, расположенный в надстроенной над одиннадцатым этажом головного офиса низкой башне, напоминал нечто среднее между тронным залом и комнатой масонских ритуалов. Этот кабинет давил на любого посетителя своей мрачностью, обширностью и пустотой, на любого, кроме самого Годсмита. CEO Tellurium Games находил свой кабинет более чем комфортным. Именно в таких местах и должна вершиться история.

Здесь не было окон, и царил вечный полумрак, под самым потолком неспешно летали плазменные шарики, дававшие голубоватый, холодный и колеблющийся свет. Стены были отделаны черной кожей неандертальцев, возрожденных недавно методами генной инженерии, а мраморный пол покрывал состав из генномодифицированных водорослей. Пол слабо светился тем же ледяным светом, что и шарики под потолком.

Здесь не было ничего лишнего, из мебели в кабинете стояли только прозрачные жидкоплазменные кресла для посетителей, и огромное черное — для самого Годсмита. Вдоль стен тянулись стеклянные шкафы с жижами для вейпа всех возможных цветов и вкусов, Голдсмит и сам не знал, сколько точно флаконов в шкафах, в интернете утверждали, что их не меньше полумиллиона, но Голдсмит не особо доверял тому, что пишут о нем самом в интернетах. Он полагал, что жиж несколько десятков тысяч, не более.

Украшение в кабинете было только одно — огромная пятиметровая статуя из цельного куска теллура, обнаруженного на Урале. Статуя изображала двух космонавтов, рубящихся друг с дружкой на топорах. Кроме статуи, шкафов с жижей и плазменных кресел в громадном зале не было ничего, при желании здесь можно было провести полноценный футбольный матч. Тем более что плазменных кресел всегда было не больше, чем людей в кабинете, когда посетитель уходил, его кресло немедленно сворачивалось в шарик и всасывалось в светильники, летавшие под потолком.

Только черное плазменное кресло самого Голдсмита вело себя иначе, когда его владелец собирался покинуть кабинет, жидкоплазменное сидение просто вставало ровно в центр помещения и превращалось в черный плазменный фонтан. Это был тайный фонтан Голдсмита, его не видел никто, кроме самого CEO, потому что Голдсмит никогда не допускал в свой кабинет посторонних, когда его самого не было внутри. Так что фонтаном любовался только Голдсмит перед тем, как покинуть кабинет, это была великая тайна — единственный в мире фонтан черной плазмы, одна молекула которой стоила как целый самолет.

Сейчас в кабинете было восемь кресел, не считая Голдсмитовского. Вызванные Голдсмитом люди расположились вокруг самого босса, так что CEO оказался в центре круга сидящих, будто он выступал на собрании анонимных алкоголиков.

Над головой Кормака Голдсмита парили клубы разноцветного пара от вейпа, но когда пар рассеивался, можно было рассмотреть огромную голограмму с новостными сводками из интернетов.

«В Узбекистане VR игрок погиб прямо во время игры»

«Умер KGB, топовый игрок Ergotism»

«Только после смерти мы узнали его настоящее имя. И речь не о Бэтмене. Его звали Фархад…»

«Профессор–физик Санкт–Петербургского Университета Сорокин рассказал все о теллуре и гвоздях виртуальной реальности. Реальна ли опасность этой реальности?»

«Предполагаемая причина смерти KGB — квантовая травма мозга»

«Самая популярная стримерша мира MisatoPlaysGames предлагает сто тысяч биткоинов за видео последних минут жизни KGB в игре, но видеофиксация происходящего в Риаберре недоступна уже целые сутки, так что она вряд ли получит желаемое даже за миллион…»

«Еще пять смертей? Кормак Голдсмит пытается скрыть информацию о массовой гибели пользователей теллуровых гвоздей. По его указанию в интернете поднят хайп по поводу смерти игрока под ником KGB, чтобы отвлечь внимание от остальных смертей, по нашим данным…»

«За сбоем в игре, повлекшим человеческую смерть, может стоять так называемая Лига Защита Эльфов (запрещена на территории Европейского Союза)»

Сообщений, постов и заголовков было не меньше сотни, но голограмма над головой Голдсмита была так огромна, что присутствующие могли свободно прочитать все, не особо напрягая глаза.

Финансовые аналитики предрекали крах индустрии VR игр и не советовали покупать резко подешевевшие сейчас акции Tellurium Games. Аудитория пользователей теллуровых гвоздей сократилась на 15% во всем мире только за последний час. Южная Корея не подтверждала смерти игроков, но планировала первой в мире запретить теллуровые гвозди, причем сегодня же. Рабочие на Уральских теллуровых приисках устроили забастовку и потребовали от руководства прекратить поставки теллура Голдсмиту. Имиджборды радовались смерти KGB и клепали мемы. Мем с лицом Голдсмита и подписью КАРАТЕЛЬ ЗАДРОТОВ самому Голдсмиту понравился, а вот остальные нет.

В самом центре располагался увеличенный и перекрывавший соседние новости пост из /b/ 4chan’а:

Голдсмит крутанулся в жидкоплазменном кресле, затянулся вейпом и обратился к шеф–администратору Ergotism Вере:

— Это правда?

— Все так, — кивнула Вера, маленькая темноволосая девушка, — Мы успели собрать фидбек у игроков до того, как пропала любая связь с Риаберрой. NPC осознали себя в игре и бунтуют. Про размножение — я не уверена. Один игрок докладывал, что видел беременную девушку в столичном округе, но в реальной жизни он наркоман, так что к этому сообщению следует отнестись с сомнением.

— Сейчас есть хоть какая–то информация по Риаберре?

— Нет, босс, увы. У нас есть только список залогинившихся в Риаберру игроков. Больше мы про эту провинцию ничего не знаем, она пропала со всех наших радаров. Абсолютно слепая зона.

— Хм, а взглянуть на нее изнутри игры? — спросил Голдсмит.

— Нельзя, босс. Риаберра изолирована ото всех остальных провинций. Никто не может войти или выйти, ни игроки, ни NPC.

— Понятно. Что по игрокам в целом?

— Количество игроков в игре в целом сократилось на треть. Трусы убегают, задроты пока держаться и готовы рисковать собственными жизнями. Из Риаберры большая часть игроков ушла еще раньше из–за багов, сейчас там 433 игрока, живы или мертвы они, я не знаю. Но из игры они не вылогинивались. Однако это ничего не значит. Наша система например показывает, что KGB до сих пор играет, хотя он определенно мертв. Еще семеро игроков тоже умерли, это подтверждено.

— Как скоро это попадет в интернеты? — холодно спросил Голдсмит, — Как думаешь, у нас есть полчаса?

— Думаю, что у нас и пяти минут нет, босс, — честно ответила Вера, — О смерти KGB уже знает весь мир, о еще пяти смертях уже подозревают, об оставшихся двух пока что знаем только мы. Но это недолго продлится.

— А остальные 425 игроков?

— Наводим справки прямо сейчас. Но, я буду откровенна, если Лига Защиты Эльфов смогла убить семерых — значит, смогла бы убить и всех игроков в Риаберре. И вероятно они… Я думаю, что они так и сделали, босс. Все игроки в Риаберре наверняка уже мертвы.

— Что с остальными серверами?

— Если не считать панического бегства игроков — то все в порядке. Лига даже не пыталась их атаковать. Я полагаю, что они слишком большие и тяжелые для их атак. А может Лига просто не захотела трогать остальные сервера, не знаю.

— Спасибо, Вера. Звоните родным и соседям этих 425 игроков в Риаберре, пусть вытаскивают их из игры любыми возможными способами, если эти игроки еще живы. В случае необходимости звоните в местную полицию. Скрывать это дерьмо уже нет смысла, оно слишком воняет. И мне нужна полная информация по всем игрокам в Риаберре, живым или мертвым, а также по их персонажам, через полчаса. И последний вопрос к вам, прежде чем вы уйдете, — какой уровень был у тех, чьи смерти подтверждены?

— Секунду, — Вера полезла в свой смартфон, — У KGB — сорок девятый, у СотаМота 02 был тридцать второй, у Поехавшего Братишки — тоже тридцать второй…

— Ты перечисляешь их в хронологическом порядке подтверждения факта смерти? — перебил Голдсмит.

— А? Нет, нет. Я перечисляю их по самому времени смерти. Они все умерли в течение одной минуты, но KGB, например, умер на шестнадцать секунд раньше СотаМоты02, это подтверждено телеметрией их теллуровых гвоздей, замерявших пульс и давление…

— Понятно, — снова не дослушал Голдсмит, — Они убивали игроков по уровню, начав с самового топового. Убийство KGB стало спусковым крючком, после которого и начались смерти.

— Возможно. Но зачем им это, босс? Зачем убивать сначала высокоуровневых игроков?

— Я не знаю, черт возьми, — вышел из себя Голдсмит, — Возможно это наказание за то, что эти топовые игроки, прокачиваясь, проливали кровь NPC. Откуда мне знать, что происходит в мозгах у поганых шизоидов из Лиги? Я вас больше не задерживаю, Вера, идите.

Не успела Вера дойти до дверей, как Голдмит резко развернул собственное кресло и обратился сразу к трем присутствующим:

— Ну что там у вас?

На Робель было страшно смотреть — она как будто уменьшилась и посерела, под глазами у девушки лежали тяжелые синие круги. Похоже, вчерашнее ведро бычьей крови, бессонная ночь, смерти игроков и бунт собственных созданий сломали Асмарину, а таких сломанных работников, впавших в депрессию, Голдсмит предпочитал увольнять. Однако выгнать Робель было нельзя, она одна во всем мире умела делать NPC, успешно проходивших тест Тьюринга и не уступающих людям ни в интеллекте, ни в богатстве эмоций. Поэтому с Робель нужно быть понежнее, она такая же ценность компании, как и разработанная Голдсмитом технология теллуровых гвоздей виртуальной реальности.

— Я признаю свое поражение, босс, — ответил Чед, хотя Голдсмит смотрел на Робель, — Будь наш Зал Нейроинженерии милой телочкой, я бы мог найти к нему подход, но…

— Пошел вон, — сказал Голдсмит, затягиваясь вейпом, — Я жду твое заявление об увольнении по собственному желанию в течение десяти минут. Если через это время я открою почту, и его там не будет — вылетишь, как несоответствующий должности. И пока ты будешь идти к двери, повспоминай, что было написано в твоем контракте. Особенно пункт двадцать пятый, запрещающий тебе работать в любых компаниях по производству VR игр в течение пяти лет после увольнения отсюда. А еще пункт тридцать первый, запрещающий тебе болтать о своей работе здесь.

— Эй! — рассвирепел Чед, — И куда мне идти, босс? В Oink Hog Roast, отбивные жарить?

— Их там уже как год жарят роботы, — поморщился Голдсмит, — Иди, куда хочешь, мне плевать, только не к конкурентам. Ты же безопасник, тебе везде будут рады. В крайнем случае, создашь канал на youtube и будешь учить подростков, как убирать порно баннеры. Главное отсюда проваливай.

— Но, босс, выслушайте… — начал было Чед с таким видом, как будто сейчас грохнется на колени и начнет бить челом о пол.

— Господин секретарь, вот этот парень с ирокезом находится на территории принадлежащего мне кабинета без моего разрешения, — перебил Голдсмит, обращаясь к присутствовавшему здесь же секретарю по делам юстиции Шотландии.

— Вам лучше уйти. Если вы злы — обратитесь к психологу, — посоветовал Чеду секретарь по делам юстиции, высокий высохший старик.

Чед хотел сказать что–то пафосное, но под пристальным взглядом Голдсмита передумал и направился к двери, его освободившиеся плазменное кресло немедленно свернулось и взмыло к потолку, где всосалось в один из шарообразных летающих светильников.

— Робель, вы что скажите? — поинтересовался Голдсмит, выдыхая не меньше трех квадратных футов ядовито–желтого пара.

— Мы не способны восстановить контроль над секцией Риаберры в Зале нейроинженерии, — без всякого выражения сказала Робель, — Вредоносный код перенес туда управление квантовым сервером Риаберры и зашифровал всю информацию, используя мой собственный авторский нейроязык. Ничего нельзя сделать. Поэтому я прошу вас отключить сервер Риаберры, убрать игроков со всех остальных серверов, а потом тоже отключить их, и… я прошу уволить меня. Я провалилась.

— А что есть какие–то проблемы с сознаниями NPC на других серверах? — спросил Голдсмит.

— Пока нет. Но успешная атака на Риаберру компрометирует всю систему в целом, так что новая атака на другой сервер может последовать в любой момент.

— Нет, не может, — уверенно заявил Голдсмит, выдыхая пар.

— С чего вы это взяли? Все наши сервера в Ergotism устроены примерно одинаково…

— Не совсем. Риаберра имеет некоторые свои особенности, но это я с вами не готов сейчас обсуждать, Робель. Однако могу вас заверить, что если я верно угадал истинные цели нашего противника, то новых атак уже не будет.

— Что за особенности? — Робель внимательно посмотрела на Голдсмита, — Вы все темните, босс. С точки зрения архитектуры сознания NPC Риаберра идентична всем остальным серверам…

— То, о чем я толкую, не имеет отношения к сознаниям NPC. Или вы думаете, что Лига действительно борется за освобождение неигровых персонажей? Нет, у этой атаки иная цель. Но закроем эту тему. Я не собираюсь вас увольнять. Отдохните пару дней, вы устали. Идите.

Но Робель не уходила, Голдсмит подумал, что она сейчас будет требовать уволить ее, однако Асмарина заговорила о другом:

— Нужно отключить остальные сервера, босс. Тем более что без меня они…

— Вы отдохнете пару дней и вернетесь к работе. Сервера пока что продержаться без вас, а отключать их я не собираюсь. Это все.

Голдсмит дождался, когда Робель пересечет огромный зал и выйдет, и лишь потом обратился к Вильсону, специалисту по информационной безопасности, которого Голдсмит вызвал из ЦРУ:

— Ну?

— Ваши сотрудники уже все сказали, — ответил Вильсон, растрепанный парень в черной куртке, — Квантовый сервер этого вашего виртуального королевства теперь управляется из Зала Нейроинженерии, а там вся информация зашифрована вредоносным кодом на нейроязыке. А этот язык знает только ваша Робель. Но там несколько миллионов слоев шифрования, так что ей, чтобы разобраться, потребуется лет тридцать. А, учитывая, как паршиво она выглядит, она столько не проживет. Мой совет — отключайте сервер и секцию в Зале Нейроинженерии. Дешевле построить новое волшебное королевство, чем чинить это.

— Это неприемлемый вариант, — сказал Голдсмит, — Другой совет?

— Мы можем этим заняться, — пожал плечами Вильсон, — Думаю, что мы даже справимся. Но не бесплатно, конечно. Мне сейчас сложно называть конкретные цифры, но думаю, что это будет стоить где–то тридцать миллионов биткоинов и займет полгода. И на все эти полгода нам понадобиться ваша Робель, без нее не справимся.

— А реальные и подходящие мне варианты вы можете предложить, черт возьми? — разозлился Голдсмит, — Без фантастических трат и отключения сервера?

— Да. Найти этих хакеров и выбить из них все дерьмо, а заодно и информацию. Теоретически то, что они сделали, поддается исправлению. И они наверняка знают, как все починить. Но, боюсь, ЦРУ не будет сотрудничать с вами в этом вопросе. Ваша компания находится в шотландской юрисдикции, а наша президентша Грей сейчас как раз уговаривает британцев не выходить из НАТО. В такой ситуации мы не можем злить Лондон и помогать шотландцам, даже за бабло, даже за большое бабло. Вот если бы вы переехали в США…

— Я не собираюсь переезжать в США, — заметил Голдсмит, — А что касается хакеров, то возможно и не придется никого искать, потому что виновники атаки находятся здесь, совсем рядом. Как вы считаете?

— Вы намекаете на Робель, — сразу сориентировался Вильсон.

— Этот нейроязык знает только она, — осторожно сказал Голдсмит, — И именно он использовался для атаки.

— В вашем предположении есть логика, — согласился сотрудник ЦРУ, — Но, если честно, лично у меня причастность Робель вызывает сомнения. Во–первых, девушка напугана и подавлена происходящим, и она не играет, такие, как она, не умеют притворяться, ей правда паршиво. Во–вторых, при желании злоумышленники могли провести подготовительную работу — они могли потихоньку ломать ваш Зал Нейроинженерии, копируя оттуда куски кода, причем никаких следов этого копирования мы сейчас уже не найдем. Это маловероятно и трудно, но возможно. Так они могли научиться этому нейроязыку и впоследствии использовать его для атаки. Ну, и, в-третьих, я не вижу у Робель никакого мотива. Зачем ей ломать собственное творение? А если она вдруг сошла с ума и решила уничтожить плоды собственного труда — почему она тогда сломала только Риаберру, а не весь Зал Нейроинженерии? И главное — атака совершенно точно происходила извне, через северокорейские спутники, как минимум один квантовый сервер и несколько ботнетов. Робель лично ничего не ломала, в этом я полностью уверен. Я бы поставил на то, что она просто болтала о своей работе с кем–то, кто мог использовать эту информацию для атаки.

— Исключено, — сказал Голдсмит, затягиваясь паром, — У Робель нет ни парня, ни даже близких друзей. Кроме того, вы что, принимаете меня за идиота? Я, разумеется, неформально слежу за всеми нашими сотрудниками, а за Робель — особенно пристально. Нет, она не болтала, я убежден. Спасибо вам, Вильсон.

Вильсон кивнул и вышел из кабинета, а Голдсмит развернул кресло по направлению к заросшему бородой мужчине:

— Вы прочитали мои тезисы, доктор?

— Да, все верно, — пробасил бородач, — Беватронная аберрация нейрофильной диссипации обоих полушарий. Хакеры использовали квазистатику взломанного сервера, чтобы убивать игроков через гвозди. Я согласен с вашими выводами.

— Хорошо. А раз согласны, почему вы все еще здесь? Идите и заткните эту дыру, чтобы игроки больше не дохли, как мухи, даже если еще один сервер вдруг взломают.

Когда ушел бородач, в кабинете, кроме самого Голдсмита, осталось только три человека — начальник департамента по связям с общественностью Александр, секретарь по делам юстиции Шотландии и Олаф, жирный и рыжий сотрудник Tellurium Games без определенной должности, но с широкими неформальными полномочиями.

— Что удалось раскопать? — спросил Голдсмит.

— Посты на 4chan написаны через I2P, в качестве выходных шлюзов использовались одноразовые туркменские ай–пишники, — доложил Олаф, — Тут глухо, туркмены никаких логов не собирают и не хранят. Квантовый сервер, с которого шла атака, мы все еще ищем. Ботнеты я проверил, их хакеры взяли в аренду, и никаких следов не оставили. Один из ботнетов работал прямо отсюда, из Шотландии, я нашел его владельца и пристрелил у него на глазах его пса, этот урод обоссался, но так ничего вразумительного и не сказал, я убежден, что он ничего не знает об арендаторе. Вероятно, лично с хакерами общался только северокорейский генерал Ли, у которого злоумышленники купили спутники. Я бы поехал в КНДР и пристрелил и его пса тоже, но тут меня опередили. После того, как русские посбивали его долбанные спутники по вашей просьбе, самого генерала вызвали к госпоже Ким, а из ее кабинета он вернулся уже в гробу. Так что допросить генерала уже не выйдет, увы. Все плохо, босс. Наши противники — профессионалы высшего класса.

— Ясно, — кисло ответил Голдсмит, — Проследи за Робель, с ней творится что–то неладное, я боюсь, что она покончит с собой. И за Чедом тоже, этот ублюдок может начать болтать. И копай дальше.

— Да, босс.

Олаф вышел, а Голдсмит повернулся к секретарю по делам юстиции Шотландии:

— Вы тоже меня не обрадуете?

— Боюсь, что нет. Согласно нашим данным в Лиге Защиты Эльфов состояло девять человек, а еще четверо — подозревались к причастности к делам этой организации. Мы собирались допросить их всех, даже задействовали интерпол, но… Мы никого не нашли.

— То есть?

— Они все исчезли, мистер Голдсмит. Все тринадцать человек. В последний раз большинство из них видели вчера вечером.

— А та сумасшедшая, облившая кровью Робель?

— Ее зовут Ника Медныч, мистер Голдсмит, но она тоже пропала.

— Что еще? — холодно спросил Голдсмит.

— Я вынужден вас уведомить, что несмотря на наши весьма приязненные личные отношения… — начал было секретарь, но Голдсмит закончил за него:

— Вы не сможете ничем помочь, и меня приговорят к пожизненному заключению за непреднамеренное убийство подохших от моих гвоздей игроков. Да, я понял. Мы же в Шотландии, а здесь правовое государство, черт возьми. Ладно, я благодарю вас, сэр. Держите меня в курсе.

Секретарь по делам юстиции попрощался и ушел, теперь в кабинете остались только Голдсмит и Александр — начальник отдела по связям с общественностью, и тут Голдсмит наконец потерял самообладание:

— Что это, твою мать, такое, м? — Голдсмит указал на висящую в воздухе над собственной головой голограмму с новостями и даже зачитал одну, — «Кормак Голдсмит пытается скрыть информацию о массовой гибели пользователей теллуровых гвоздей. По его указанию в интернете поднят хайп по поводу смерти игрока под ником KGB, чтобы отвлечь внимание от остальных смертей…» Ты что творишь, животное?

— А что? Мне это показалось неплохой тактикой, — ответил Александр, отрываясь от айфона, — Пусть лучше общественность знает об одной смерти, чем о восьми, или сколько их уже там…

— Ага, только на этих семерых дохлых задротов всем плевать, а вот новость о смерти топового игрока KGB породила самоподдувающийся хайп, — Голдсмит крепко затянулся паром, это его несколько успокоило, — Все, мы больше ничего не скрываем. Вера даст тебе список погибших — опубликуй его и обновляй. Родне умерших дай денег, если они не будут подавать в суд, если будут — передай их контакты Олафу, он разберется. Принеси соболезнования и извинения. Возложи всю ответственность на Лигу Защиты Эльфов и мобилизуй весь интернет их искать. Я объявляю вознаграждение за любую информацию об этих придурках или об атаковавших нас хакерах. Подготовь юристов, нам придется отбиваться от нелюбителей VR игр и правительства, не говоря уже о полиции. Заверь всех, что атака отбита и наши игры теперь полностью безопасны, хотя один хрен в это никто не поверит, но задроты все равно будут играть, несмотря на риск. Это, кстати, можно использовать — зафорси в интернетах, что наши игры для настоящих храбрецов, не боящихся смерти. И напиши мою речь, полную горечи по поводу смерти игроков, особенно по поводу смерти этого урода KGB. Напиши, что я знал его лично. Это все.

Александр, получив задачи, вышел из кабинета, а Голдсмит тапнул по собственному плазменному креслу, заставив его ехать к шкафам с жижей. Голдсмит полностью заправил все пять баков вейпа, а потом несколько минут парил, размышляя.

От раздумий его отвлекло сообщение от Веры, она подтверждала смерти еще четырех игроков, так что всего погибших теперь было двенадцать. Еще Вера предупреждала, что машина ненависти интернета начинает раскручиваться против Голдсмита, а секретарь по делам юстиции через час снова посетит CEO Tellurium Games, но уже официально и в компании следователей.

Количество играющих в Ergotism тем временем упало еще на одиннадцать процентов за последние полчаса, но число играющих в остальные VR игры компании сократилось незначительно, всего на три процента. Оно и понятно, теперь о Tellurium Games точно узнали даже те, кто до этого не интересовался квантовыми VR играми, хотя смерти игроков и были довольно паршивой рекламой.

Голдсмит быстро надиктовал плазменному компьютеру, размещенному прямо в кресле, сообщение для Веры:

— Запрещаю отключать любые сервера Ergotism, включая Риаберру. Даже если из игры уйдут все игроки. Даже если будет судебное решение, хотя я убежден, что его не будет.

Голдсмит направил кресло через весь огромный кабинет к теллуровой статуи бьющихся на топорах космонавтов. Разогнавшись и едва не врезавшись в изваяние, он в последний момент затормозил и вылез из кресла.

— Ладно, падаль, посмотрим, кто кого, — сказал Голдсмит, — Один–восемь–шесть-три–икс–би–двенадцать–уай–восемьсот-три–зед–апрель–слон‑50 cent–шестьдесят восемь–двадцать пять–Киосаки–четырнадцать–навахо.

Один из теллуровых космонавтов вдруг ожил и резко поднял топор, потом внизу топорища бесшумно открылось отверстие. Из отверстия прямо в подставленную ладонь Голдсмита выпал маленький полупрозрачный голубой камушек. Он был почти невесомым и гладким на ощупь. Внутри голубого камня горел огонек. Отверстие в топорище закрылось, и теллуровый космонавт, как ни в чем не бывало, опустил топор и принял прежнюю позу. Голдсмит несколько секунд всматривался в огонек внутри камня, а потом сунул извлеченный из тайника предмет в карман.

Голдсмит хотел было сесть в кресло и уехать от статуи, но у него вдруг возникло нехорошее предчувствие, звериное ощущение опасности, которое никогда еще не подводило CEO Tellurium Games.

— Позвони Эдварду, — приказал Голдсмит встроенному в кресло плазменному компьютеру.

Эдвард был школьным другом Кормака Голдсмита и единственным, кто помогал ему по мере сил делать самую первую игру Голдсмита – Astronaut Axe Battle. В программировании, рисовании, квантовых серверах или теллуровых гвоздях Эдвард не разбирался, в общем–то, он вообще ни в чем не разбирался, но по старой памяти Голдсмит дал ему работу в компании, и даже назначил на ответственную должность главного знатока лора игры Ergotism. Задачей Эдварда было следить, чтобы мир игры был целостным и его сюжетные элементы не противоречили друг другу. Для этой работы Эдвард, любивший потреблять тонны информации, но не любивший ничего делать, вполне подходил. Но что было еще важнее — Эдвард был единственным человеком в компании, кому Голдсмит мог безоговорочно доверять. Именно по этой причине Голдсмит и отдал Эдварду второй Лунный камень, на случай если найдется вор–суперпрофессионал, который выкрадет первый камень из тайника в кабинете Голдсмита.

Эдвард ответил не сразу, лишь спустя полминуты в воздухе повисла голограмма экрана звонка, транслировавшая его сонный голос:

— Какого хрена?

— Семь часов вечера, Эдвард. И день сегодня рабочий, — сказал Голдсмит, выдыхая пар, — Так что какого хрена должен спрашивать я. Какого хрена ты не на работе?

— Но зачем мне на ней быть? — удивился Эдвард, — А у тебя как дела?

— Паршиво, новости почитай, если тебе интересны мои дела. Но сейчас не об этом. Где твой Лунный камень?

— Полагаю, что там же, где и всегда.

— А именно?

— Эй, ты сказал мне никому этого не говорить, — ответил Эдвард.

— Мне можно, придурок. Так где он?

— В коробке под кроватью, где же еще.

— Проверь.

— Не, это надо вставать.

— Проверь, говорю.

Голдсмит услышал, как Эдвард засопел, потом захрипел, а потом встал на скрипучий пол, одновременно открывая банку пива. Потом, судя по звукам, Эдвард вытаскивал коробку из–под кровати, затем одновременно пил пиво и вываливал на пол вещи из коробки.

— Эм… — наконец сказал Эдвард.

— Я так и думал, — ответил Голдсмит.

— Слушай, я его сюда клал, точняк, но сейчас камня нет, может я…

— Когда ты его доставал последний раз?

— Никогда. Я им ни разу не пользовался.

— Кому ты говорил о нем?

— Ты долбанулся, Кормак? Никому.

— Уверен?

— Это уже оскорбление. Ты же сам сказал никому не говорить… Слушай, я сейчас еще поищу, окей?

— Можешь не трудиться, его сперла Лига. Я так и думал.

— Какая Лига?

— Защиты Эльфов, — ответил Кормак Голдсмит, закрывая экран звонка.

Уровень 4: Раздражитель

Андрей поскользнулся на мокром после дождя склоне, упал и покатился вниз. Когда его тело наконец перестало катиться и уперлось в большой валун, он убедился, что ободрал себе руку и потерял шесть хитпойнтов. И все это несмотря на то, что Андрей уже несколько часов ест похищенный у контрабандистов колки, а его общий бафф к удаче составляет + 930.

С другой стороны, это было справедливо, без такого баффа Андрей бы уже наверное убился насмерть в этих ночных каменных холмах, которые неуклонно переходили в горы по мере продвижения на юг. Впрочем, Андрей не был уверен, что идет на юг, все еще стояла ночь, а по звездам Андрей ориентироваться не умел, тем более что и звезд не было видно, дождь кончился, но вокруг все еще были непроглядная тьма и холод. Андрей шел, почти ничего не видя и ориентируясь только на удачу от колки.

Андрей немного полежал, привалившись спиной к валуну, и немедленно был наказан за это:

Вы замерзаете

— 4 скорости

– 4 ловкости

— 9 чувствительность

– 1 интеллект

– 7 ко всему холодному оружию

– 5 луки и арбалеты


— У меня нет арбалета, дура, и стрелять я не умею, — обругал Андрей систему.

Полученные от прошлого уровня очки характеристик он вложил пополам в ловкость и отмороженность, поскольку именно от этих характеристик зависел навык боя подручными предметами. Андрею понравилось, как он провел прошлый бой, и так как он все равно не понимал, как работает его класс психирурга, то решил стать Джеки Чаном. Ему казалось, что это верное решение, ведь если раскачать навык боя подручными предметами, то можно будет сражаться тем, что найдешь прямо на поле боя, тем более что никакого нормального оружия у Андрея нет.

Андрей сожрал еще колки, напился воды из бурдюка и еще раз осмотрел добычу из украденного у контрабандистов мешка:

Мешочек кристаллического экстракта колки (18 шт. полных + 3 шт. неполных)

Информация: Экстракт орешков Хизановой колючки (Kolkius Rihaberrius), осажденный посредством магического ритуала с использованием океанической воды, сахара и крови живых представителей разумных рас.

Эффект: разный. И вы в этом скоро убедитесь, если будете налегать на это дерьмо.

Алхимические свойства: ваш класс не способен познавать тайны алхимии

Лекарственные свойства: ваш класс не способен познавать тайны целительства

Уровень: нет

Цена: 360 квинтов

Этот предмет вне закона.

В случае обнаружения у вас этого предмета вы можете подвергнуться преследованию, как со стороны местной стражи, так и со стороны Эльфийской Имперской Администрации.

Продажа или покупка этого предмета незаконны, как и владение им.


Колба жидкого концентрата колки (3 шт.)

Информация: Смесь из растворенного экстракта колки, крови представителей разумных рас, спирта и настоя корки альбуктуквалии. Тот же колки, только магически и алхимически усиленный.

Эффект: лучше вам не знать

Алхимические свойства: ваш класс не способен познавать тайны алхимии

Лекарственные свойства: ваш класс не способен познавать тайны целительства

Уровень: нет

Цена: 990 квинтов

Этот предмет вне закона.

В случае обнаружения у вас этого предмета вы можете подвергнуться преследованию, как со стороны местной стражи, так и со стороны Эльфийской Имперской Администрации.

Продажа или покупка этого предмета незаконны, как и владение им.

Мешок клавишей для рояля

Информация: Клавиши для рояля. В Риаберре мало кто знает, что такое рояль или тем более умеет играть на нем.

Состояние: 300 из 300

Уровень: нет

Цена: этот предмет никто не купит

Андрея не смутило ни кровавое происхождение, ни незаконность колки, а клавиши для рояля он решил выкинуть, как только переполнится инвентарь. Поднявшись на ноги, Андрей ощутил, что хочет спать, система немедленно подтвердила это:

Сон: Вы бы вздремнули.

Это было логично, поскольку первую половину ночи Андрей спал мучимый кошмарами на голом холодном камне под дождем, а потом еще сражался и бегал по горам. Удивляло другое — его персонаж требовал столько же сна, сколько требуется человеку в реальности, хотя в VR играх сон обычно занимает максимум минуту, если он вообще в них есть. Это уже не говоря о том, что Андрей, когда спал в прошлый раз, видел сны, хотя он ни разу не слышал про такую возможность в виртуальных реальностях. Возможно, это было ноу–хау конкретно этой игры, но не исключено, что это результат трясущих игру багов.

Андрей решил, что спать на камне и холоде он не будет, поэтому, сожрав еще сладкого колки, двинулся в путь, пытаясь высмотреть в темноте пещеру. Само собой, с его параметром удачи пещера нашлась, хотя и не сразу. Хотя может быть, параметр удачи был и не причем, вряд ли система перестраивает ландшафт под параметры Андрея.

Пещера обнаружилась в ущелье, куда спустился Андрей, она была меньше пристанища контрабандистов раз в десять, и никакого огня или света в ней не было. Андрей сейчас пожалел об этом, он бы с удовольствием согрелся, а новых встреч и сражений не боялся, потому что был воодушевлен колки.

Андрей, пригнувшись, залез в пещеру, жалея, что он не умеет запускать волшебный светящийся шар. Внутри пещера расширялась, так что вскоре Андрей шел, не опираясь на стены, но он все еще вынужден был пригибаться, так как потолок был низким. Пройдя шагов тридцать, Андрей убедился, что пещера еще и короткая — он уперся в стену.

Холодно, темно и жестко, еще и чем–то мерзко пахнет. В другой ситуации Андрей ни за что бы здесь не заночевал, но съеденный колки велел ему отринуть здравый смысл.

— Ничего не случится, экстракт защитит меня от всего. Тем более что в темноте все равно не увидишь, куда идешь, так что продолжать путь бесполезно, — сказал Андрей, лег и тут же уснул, на этот раз без сновидений.

* * *

Вас разбудили.

Сон: вы бодры

Ваше здоровье: 30 из 30

Вы переохладились

Вы простужены:

– 14 скорости

– 4 интеллекта

— 8 иммунитета

— 3 пищеварения

Ваша мана: 30 из 30

Ваш запас сил: 30 из 30

Концентрация: вы ничего не соображаете

Жажда: у вас сушняк

Голод: вы голодны

У вас постколкиевая ломка.

Запасы здоровья, маны и сил снижены на 15 пунктов.

Болевой порог снижен до 1 пункта.

Все остальные навыки снижены на 10 пунктов.

Андрей прочел инфографику еще до того, как открыл глаза, а, открыв глаза, тут же же закричал от ужаса. Столь кошмарного пробуждения у Андрея еще не было никогда в жизни, ни в игре, ни в реальности.

В пещере было сумеречно, сквозь небольшое отверстие входа было видно, что Солнце уже встает. У самого входа, там где пещера резко расширялась, лежал голый труп темного эльфа, Андрей спросонья вдруг подумал, что это его собственный труп. Но напугало его не это, хотя обнаружить, проснувшись поутру, труп довольно неприятно. Ужас Андрея был вызван существом, смотревшим на Андрея. Оно было мелким, с крысу размером, волосатое паучье тело с несколькими лапками венчала кошачья голова, смотревшая на Андрея тремя глазами, третий глаз у котопаука был между ушами.

Котопаук

Уровень 1

Андрей в ужасе вскочил на ноги, голова у него раскалывалась, от резкого подъема он чуть не потерял сознание. Андрей хотел сначала растоптать тварь, но она была слишком страшной, чтобы к ней прикасаться, даже ногами. Андрей кастанул головокружение.

Головокружение не действует на котопаука

Заметавшись и ругаясь, Андрей кастанул на смотревшего прямо ему в глаза, но не атаковавшего котопаука удар сырой маны. К его удивлению котопаук слизнул серебристый поток маны, а потом мяукнул.

Вы накормили сырой маной котопаука.

Андрей только сейчас заметил, что он стоит в одном сапоге, видимо второй он вчера потерял или стер до непригодности.

Котопаук все еще не атаковал, но подполз чуть ближе и снова мяукнул.

— Хочешь еще? На, жри, — сказал Андрей, поливая тварь сырой маной.

Котопаук сыт.

— Отлично, а дальше что? — паника у Андрея прошла, но голова все еще болела, очень хотелось пить. Но больше всего ему хотелось ощутить, как тает и шипит во рту сладкий колки.

— Стрессовая ситуация, ничего не поделаешь, — сказал Андрей котопауку, открыл инвентарь и набил рот кристаллами колки. Облегчение пришло, только когда Андрей сожрал полмешка. Потом он захотел напиться, но бурдюк оказался пуст.

Вы излечились от постколкиевой ломки.

Запасы здоровья, маны и сил восстановлены.

Значения навыков восстановлены.

Еще Андрей получил бафф к удаче в тридцать пунктов, и это его напрягло, вчера то же самое количество колки давало гораздо больше удачи. Чтобы отвлечься от жажды, голода и мрачных мыслей о колки Андрей протянул руку и погладил по голове смотрящего на него котопаука, стараясь не касаться паучьей части животного. Котопаук мяукнул и потерся о руку Андрея, а еще пошевелили брюшком.

Вы приобрели питомца!

+ 3 животноводства

Как вы хотите его назвать?

Если вы не хотите заводить питомца — просто убейте его, иначе котопаук от вас не отстанет.

— Нет, оставляю, — сказал Андрей, — Назову Васькой.

Котопаук потерся о ногу Андрея, ту, которая была без сапога, больно кольнув кожу щетиной паучьей части. Система выдала информацию.

Котопаук Васька

Уровень: 1

Здоровье: 10

Мана: 10

Запас сил: 10

Атака: кусь, щетинный удар сырой маной.

Биологический вид: Mutata Aranea Cattus

Народное название: Уголеныш

Биологический пол: самец

Ареал обитания: не встречается в природе

Питание: мана в любых формах. Способен поедать мана–термитов.

Статус: домашнее животное

Опасность: малая

Хозяйственное значение: нет, развлекает своим упоротым внешним видом

Котопауки были случайно выведены колдунами Эльфарики в ходе генетических экспериментов. Котопауки считают хозяевами только темных эльфов и нуждаются в кормлении маной. Без хозяина, как правило, погибают в течении нескольких дней.


Лут: нет

Цена живой здоровой особи: 150 квинтов

Цена мертвой свежей особи: такую гадость никто не купит

Кормление: кормите раз в сутки пятью пунктами сырой маны, поите свежей водой. Котопаучата слизывают ману в форме выделений с щетины собственной матери.

Применение: Котопаук всюду следует за вами, может защищать вас. Но его атаки слабы, так что скорее это вы будете его защищать. Еще он может мяукать, а может и не мяукать. Больше ничего не умеет.

Интеллект: понимает простейшие команды

Прокачка: котопауков умеют прокачивать колдуны–темные эльфы. Если вы хотите прокачать вашу скотинку — найдите такого. И да, вы психирург, а не колдун, это разные классы.

Забота: нужно гладить, чтобы не помер от тоски, и говорить с ним, по той же причине. Хотя он вряд ли вас понимает, но кто знает…

Другой заботы не требует.

— Экая бесполезная хрень, — сказал Андрей, почесав за ухом котопаука, — Но, по крайне мере, бесплатная. А это наверняка твой прошлый хозяин? — Андрей указал котопауку на труп, лежавший у входа в пещеру.

Мертвец вряд ли появился этой ночью, пещера была совсем маленькой, и Андрей бы проснулся, если бы здесь вдруг стали убивать темного эльфа. Кроме того, Андрей вспомнил, что еще вчера обратил внимание на неприятный запах в пещере. Видимо, заходя сюда ночью, Андрей чудом не наступил на валявшийся у входа труп и просто не заметил его. Получается, что Андрей всю ночь проспал рядом с мертвецом.

Жажда: сильный сушняк

— Вот блин, — воды у Андрея не было, а пить действительно хотелось. Кроме того, открыв инвентарь, Андрей убедился, что его левый сапог исчерпал запас прочности, видимо, Андрей слишком бодро лазал вчера по горам. Чтобы унять жажду, Андрей сожрал еще колки, растворяясь во рту, кристаллы выделяли какую–то сладкую влагу. Андрей решил, что если станет совсем плохо — он выпьет украденный у контрабандистов жидкий концентрат того же колки.

Потом, осторожно ступая и опасаясь поранить голую ступню об острые камни, Андрей подошел к голому трупу темного эльфа.

スーパーケミスト, Колдун, 2 уровень

— Лут, — Андрей ткнул пальцем в тело, сапогов на мертвеце, к сожалению, не было, но Андрей очень надеялся найти воду.

Лутание заняло около полуминуты:

Ничего нет

— Хреново, видимо убийцы все забрали, — сказал Андрей. Никаких ран на теле не было, лицо мертвеца было совершенно спокойным, судя по всему, темного эльфа с нечитаемым именем убили магией. А может, он умер от жажды, прямо как Андрей в ближайшее время. Но пить концентрат колки Андрей все же опасался, поэтому он съел еще кристаллов.

Котопаук мяукнул.

Уровень 4: Раздражитель II

Жажда: обезвоживание

— 9 хп

Ваше здоровье: 30 из 45 хп

У вас небольшое кровотечение и грязная рана на левой пятке

– 3 хп

Ваше здоровье: 27 из 45 хп

Голод: вы сильно проголодались

Андрей наверное и правда проголодался, но из–за жажды и боли в ноге он этого почти не ощущал. Cпускаясь с очередного пологого каменного холма, он едва передвигал ноги. Левая нога Андрея без сапога, изрезанная острыми камнями, оставляла за собой кровавые следы, в пятке дергало. Во рту у Андрея было сухо, как в окружающей пустыне, пропала даже слюна, горло начинало сводить от постоянных попыток сглотнуть.

Андрей шел уже пару часов, периодически останавливаясь, чтобы утихла боль в ноге. Но это больше не работало, как в начале пути, нога болела все больше. Еще во время остановок Андрей открывал меню и пытался выйти из игры, но выход по–прежнему был сломан. Но Андрей теперь не паниковал, на это просто не было сил.

Солнце давно уже взошло, ошметки ледяного ночного холода растворились под его лучами за несколько минут, а потом стремительно наступила жара. Ветер снова стал раскаленным и обжигал кожу, но от него Андрей не страдал, в отличие от горячего камня под ногой без сапога, который поджаривал кожу на ступне.

Ветер стал сильнее и гораздо солонее на вкус, горы становились все ниже, а их склоны все более пологими. Андрей ожидал увидеть море, но, когда он перевалил через очередной холм, то ему открылась бескрайняя каменная равнина из бурого камня, далеко на горизонте становившаяся белой, как будто там она была завалена снегом. Но по вкусу ветра Андрей догадался, что это не снег, который на такой жаре растаял бы за пару минут, а соль. Еще Андрей рассмотрел, что ближе к соляной зоне по равнине разбросаны какие–то грязно–зеленые пятна, воздух над такими пятнами колебался и плясал, возможно, это какие–то термальные источники.

Но в этом мрачном и бескрайнем бело–буром пейзаже Андрея сейчас волновало только одно — узкая желтоватая полоска, распологавшаяся у самого склона холма, с которого сейчас спускался Андрей, последнего холма, после него предгорья заканчивались, и начиналась ровная пустыня. Андрей был убежден, что эта желтоватая полоска — ручей, он был еще далеко внизу, но предположение Андрея подтверждалось тем, что вдоль желтой линии тянулись заросли низкого уродливого красного кустарника. Это было первое растение, которое Андрей увидел в этом Мире после красных цветов, росших у стелы маны. А растения любят воду, даже в этой долбанутой волшебной стране, значит эта полоска внизу — ручей, хоть и не слишком чистый, но являющийся единственной надеждой Андрея спастись от убивавшей его жажды.

По пути сюда Андрей съел еще два полных мешочка колки, он вскоре убедился, что колки на самом деле совсем не утоляет жажду, это подтверждало и окно состояния персонажа, и ощущения Андрея. Видимо та жидкость, которую выделяли таившие во рту кристаллы, была слишком сладкой, а может быть она не могла напитать организм влагой, потому что слишком быстро исчезала волшебным образом, а может просто колки сам по себе вызывал жажду и дегидратацию.

Бафф Андрея к удаче сейчас составлял больше тысячи пунктов, Андрей все еще сомневался, что система перестраивает ландшафт под его уровень удачи, но факт был налицо — Андрей набрел на ручей именно тогда, когда он умирал от жажды. Что это, если не удача? С другой стороны, до ручья еще ковылять минут двадцать, а запас сил Андрея держался на уровне одного–двух пунктов, он слишком устал. Кроме того, спустившись еще дальше по склону, Андрей заметил, что из ручья в синие безоблачные небеса бьет прямой желтый луч, едва заметный в заполненном солнечным светом воздухе. Наверняка, какая–то магия, а от магии добра не жди.

Жажда: вы умираете

– 9 хп

Ваше здоровье: 18 из 45 хп

У вас небольшое кровотечение и грязная рана на левой пятке

– 3 хп

Ваше здоровье: 15 из 45 хп

Голод: вы сильно проголодались

Больше всего Андрей жалел, что у него нет с собой целебного айрана, напиток бы решил сразу две проблемы — и с жаждой и с раной на ноге. Пластинок красного чая, которыми согласно их описанию можно было лечить кровотечения, у него тоже не было, теми, что он украл в чайхане, Андрей угощал контрабандистов. А забрать угощение при своем бегстве из пещеры контрабандистов Андрей не потрудился. Теперь это легкомыслие может стоить ему жизни.

— Все. Не дойду, — слабо сказал Андрей пересохшими губами котопауку. Котопаук оказался удивительно быстрым и проворным, пока Андрей ковылял, он наворачивал круги вокруг хозяина, быстро перебирая лапками.

— Не дойду, — повторил Андрей, — Выбора нет.

Андрей достал из инвентаря колбу жидкого концентрата колки, и начал пить, сначала малыми глотками, а потом жадно. Концентрат был черным, шипучим и сладким, с ореховым ароматом и нотками какого–то цитруса. Сама колба была небольшой, Андрей высосал ее всю до капли за несколько секунд. Пустой пузырек исчез, обратившись в дым, как только Андрей сделал последний глоток.

Вы немного утолили жажду.

Жажда: обезвоживание

Вы выпили колбу жидкого концентрата колки

+ 1000 удачи на 30 минут

Ваш общий бафф к удаче достиг 2000 пунктов

Вы не можете повысить удачу выше этого уровня

— Да, я просто самый удачливый человек в мире, — сказал Андрей, морщась от боли в ноге и немедленно вернувшегося ощущения жажды. Ему безумно захотелось выпить еще колбу концентрата, но это бы потратило эффект напитка впустую, так как удача больше не повысится. Андрей решительно отогнал неконструктивное желание и зашагал вниз к ручью, стараясь подойти к воде подальше от того места, где из ручья бьет в небеса волшебный луч.

Но тут удача, несмотря на максимальный бафф, его подвела, склон холма был усеян острыми камнями и, обходя их, Андрей был вынужден спуститься к воде именно там, где из ручья торчал поганый луч. Вблизи луч оказался тонким, совершенно прямым и мерцающим, он уходил в самые небеса, а начинался под водой.

Красные кривые кусты, которыми порос ручей, торчали прямо из бурого камня, который здесь был влажным и раскрошившимся. Сам ручей стекал с каменных холмов и исчезал далеко в пустыне, вода имела желтоватый оттенок и была мутной, но Андрею было все равно.

Он бросился к воде в паре метров от волшебного луча, встал на колени и принялся жадно лакать воду, как собака. Вода воняла серой и была солоноватой, но для Андрея она была самым лучшим яством, налакавшись, Андрей стал черпать воду ладонями. Вряд ли эта вода полезна для здоровья, у пригодных для питья водоемов в такой пустынной стране, как Риаберра, наверняка возникло бы поселение, а раз его здесь нет — значит, вода совсем плохая. Но Андрей надеялся на удачу и темноэльфийский бафф к пищеварению. По крайней мере, жажду эта вода утоляла.

Жажда: вы хотите пить

Жажда: вы бы хлебнули водички, и совершенно точно не отказались бы от пивка

Жажда: вы не хотите пить

Жажда: вы слишком много выпили

Жажда: в вас больше не лезет, простите

Последнее сообщение было правдой, Андрей выпил литра три, последний литр он вытошнил обратно в ручей, впрочем этот водоем был настолько грязен, что вряд ли ему это повредило.

Вы напились воды с сурьмой, цезием, ураном, фосфорной кислотой, мочой и фекалиями Водяного фара!

— 1 хп

Но ваш желудок справился с ядами.

Вы истинный сын темноэльфийского народа!

Пищеварение: + 10

Устойчивость к ядам: + 5

— Да, легко отделался, — согласился Андрей, а потом предложил котопауку Ваське, — Ты тоже попей. Другой воды здесь нет.

Но Васька видимо не был истинным сыном темноэльфийского народа, потому что пить наотрез отказался, только понюхал воду и пошипел на Андрея.

— И нечего на меня шипеть, — сказал Андрей, которого все еще подташнивало, во рту у него стоял вкус гнили.

— Он на меня шипит, придурок, — басовито произнес кто–то сзади.

Андрей вскочил на ноги и резко обернулся.

Гном–Перегном

Уровень: 13

Раса: Болотный гном

Класс: Электромант

Клан: «Превосходство карликов»

Одного взгляда на электроманта Андрею хватило, чтобы понять, почему в этом Мире высоту и площадь меряют в гномах. Гном был совершенно квадратным, ширина его плеч в точности соответствовала росту. Густая каштановая борода гнома была перетянута тремя кольцами — золотым, серебряным и бронзовым, кольца были покрыты гравированными знаками. Ростом гном доходил Андрею чуть выше пояса, на голове у электроманта был колпак с помпоном, на ногах — высокие резиновые ботфорты выше колен, на руках резиновые же перчатки до локтя, а довершала образ подбитая мехом длинная мантия с эмблемой молнии. Мантия была явно не по росту, она тащилась за гномом по земле и вся перепачкалась.

— Ты игрок! — обрадовался Андрей.

— Я игрок, который круче тебя, — заметил Перегном.

— Ты знаешь, как нам выйти из игры? — тут же перешел к делу Андрей, но гном не разделил его интереса к выходу из игры.

— А зачем из нее выходить? — спросил Перегном, — Мне и тут неплохо. А вот это — мое, — электромант указал на бивший из ручья в небо луч.

— Я и не претендую, — сказал Андрей, — Забирай этот луч, хоть весь ручей забирай. Только пить из него я тебе не советую.

— Мы, гномы, пьем только эль, уголек, — чопорно заметил электромант, — А ручей мне не нужен, и луч тоже. Мне нужно то, что его испускает. Не знаю, что это, но это неспроста. А это у тебя что за мерзость? — последний вопрос касался питомца Андрея.

— Васька. Котопаук. Не обращай внимания. Послушай, мы же застряли в проклятой игре…

— Это реальность — проклятая, а игра — зашибись, — перебил Перегном, — А теперь не мешай. Я хочу эту магию!

Перегном влез в ручей, который доходил ему до шеи, и нырнул в воду там, откуда в небеса бил волшебный луч. Его не было видно около полуминуты, так что Андрей даже испугался за нового знакомого и хотел лезть его спасать, но вспомнил, что у него самого нулевой навык плавания. Потом волшебный луч вдруг заколебался и растворился, а вскоре из ручья вылез Перегном, сжимавший в руке маленький голубоватый камушек, внутри полупрозрачного предмета горел огонек.

— Что это? — спросил Андрей.

— Понятия не имею, — ответил гном, высушивая себя заклинанием, — Никакой информации. Видимо забагованная хреновина. Разберусь позже. А сейчас я разберусь с тобой.

— Со мной? — опешил Андрей.

— Именно, Иван Гроза Нубов, — ответил Перегном, — Ты взял себе крутой никнейм, но ты всего лишь четвертого уровня, да еще и психирург. А психирург — самый чуханский бесполезный класс. Ты должен быть наказан за дерзость.

— Черт возьми, почему меня все пытаются наказать, разорвать конями, порубить мечом, накачать наркотиками? — вышел из себя Андрей, — Я надеялся, что когда встречу наконец другого игрока, все мои проблемы решатся!

— Ты сам проблема, — мрачно заметил Перегном, — Защищайся, трус!

— Я не принимаю бой, — сказал Андрей, обращаясь скорее к системе, чем к сумасшедшему гному.

— В этой игре мне не требуется согласие, чтобы тебя хлопнуть, дурак, — ответил Перегном и выпустил в Андрея молнию из руки.

Андрея подбросило в воздух, тело свело судорогой, он пролетел около полуметра, а потом повалился на камень, разбив себе локоть.

Гном–Перегном нанес вам электротравму.

10 хп

Ушиб правой руки: — 1 хп

У вас небольшое кровотечение и грязная рана на левой пятке

– 2 хп

Ваше здоровье: 1 из 45

— Не понял. Ты чего такой живучий, гаденыш? — удивился Перегном.

Андрей знал, что он не живучий, а просто максимально удачливый на все 2000 пунктов. Не будь этой удачи, Перегном бы вероятно убил его одной молнией. Пораженное электричеством тело едва слушалось, но Андрей все же сумел кое–как начертить руну головокружения в сторону гнома. Противник пошатнулся, но уже в следующее мгновение Перегном нарисовал на себе какой–то знак, и заклинание Андрея развеялось.

— Я же говорю, психирург — дерьмо собачье, а не класс, — заявил Перегном, поднимая руку, чтобы начертить очередную руну электроудара и добить Андрея. Но в этот момент котопаук с оглушительным шипением прыгнул гному в лицо. Перегном не устоял на ногах и упал спиной в ручей. Течение подхватило вцепившегося в лицо электроманту котопаука и вынесло его на берег в метре от Перегнома, а сам гном вылез из воды сильно разозленным. Никаких системных сообщений о нанесенном врагу уроне не последовало.

— Теперь я убью тебя медленно и мучительно, Иван Гроза Нубов, — заявил Перегном, чертя очередную руну.

В следующую секунду в воздух вдруг взметнулся сноп искр, раздался громкий хлопок, гнома подбросило на метр вверх, а потом его бездыханное тело упало на берег ручья.

Гном–Перегном нанес сам себе смертельную электротравму.

500 хп

Если вы электромант — не следует колдовать, пока вы не просушитесь.

Ваш противник погиб настолько глупо, что вам засчитана Победа!

Ваши навыки прокачаны!


Болевой порог: +3

Психирургия: + 1

Устойчивость к электричеству: + 1

Получен новый уровень!

Уровень 5: Бредящий

+ 10 очков характеристик

Мана, здоровье и запас сил повышены и восстановлены

Ваше здоровье: 50 из 50

Ваша мана: 50 из 50

Ваш запас сил: 50 из 50

Небольшое кровотечение и грязная рана на левой пятке исцелены!

— Так–то лучше, — сказал Андрей, поднимаясь на ноги и стараясь быть поосторожнее с только что зажившей левой босой ступней, — Никогда не воюй с противниками, у которых 2000 пунктов удачи, карлан.

Котопаук уже вылез из ручья и отряхивался, Андрей почесал его за ухом и убедился, что здоровье у питомца не просело.

— А ты не так уже и бесполезен, — сказал Андрей Ваське, котопаук заурчал.

Лежавший на берегу ручья труп Перегнома почему–то оказался голым, остался только один ботфорт, кольца в бороде и колпак с помпоном, а все остальное исчезло. Зато над трупом появилась неподвижный серебристый призрак Перегнома, в отличие от самого мертвеца призрак был в роскошных меховых одеждах, видимо представлявших собой гномий погребальный наряд. Привидение тупо смотрело перед собой.

— Не знаю, зачем я это делаю, но видимо так надо, — сказал Андрей безмолвному призраку и рубанул по нему ритуальным кинжалом психирурга. Приведение зашипело и свернулось в очередной шарик.

Получен аспект сознания: самонадеянность

— Это точно, самонадеянности погибшему было не занимать, — сказал Андрей, убирая шарик в инвентарь. Потом он ткнул в мертвого гнома пальцем:

— Лут!

Лутание заняло пару десятков секунд:

Гном–Перегном поставил посмертный автотелепорт на большую часть своих предметов. Предметы телепортированы в: ERROR

97% лута потеряно.

Ваша добыча:

Термитный сыр (2 шт.)

Информация: Полупереваренные мана–термиты, извлеченные из желудка взрослого хизана–самца. Термиты ферментированы желудочными выделениями хизана, выдержаны не менее одного года и запечены с травами. Излюбленное и сытное лакомство коренного населения Риаберры.

Уровень: нет

Цена: 48 квинтов

Бронзовое кольцо для бороды, с гравировкой текста вступления Сказки о Хитром Гноме

Защита: нет

Уровень: 3

Состояние: 7 из 10

Зачарование: + 8 стихийной магии, постоянное

Цена: 52 квинта

Влияние на репутацию:

+ 5 репутации у гномов

Вы не можете использовать этот предмет:

1. Вы не гном

2. Ваша жалкая бородка не годится для ношения колец для бороды


Серебряное кольцо для бороды, с гравировкой текста средней части Сказки о Хитром Гноме

Защита: нет

Уровень: 6

Состояние: 9 из 10

Зачарование: + 16 стихийной магии, постоянное

Цена: 150 квинтов

Влияние на репутацию:

+ 15 репутации у гномов

Вы не можете использовать этот предмет:

1. Вы не гном

2. Ваша жалкая бородка не годится для ношения колец для бороды


Золотое кольцо для бороды, с гравировкой текста кульминации Сказки о Хитром Гноме

Защита: нет

Уровень: 10

Состояние: 10 из 10

Зачарование: + 40 стихийной магии, постоянное

Цена: 420 квинтов

Влияние на репутацию:

+ 25 репутации у гномов

Вы не можете использовать этот предмет:

1. Вы не гном

2. Ваша жалкая бородка не годится для ношения колец для бороды

Бронзовое, серебряное и золотое кольца для бороды не составляют сета, для сета вам недостает теллурового кольца для бороды!


Колпак клана «Превосходство карликов», с помпоном

Защита: нет

Уровень: 3

Состояние: 2 из 20

Цена: 4 квинта

Левый мужской диэлектрический ботфорт, из кожи дракона

Защита: + 5

Эффект: + 35 к устойчивости к электричеству, постоянный

Зачарование: + 40 электромантии, постоянный

Уровень: 5

Состояние: 6 из 10

Цена: 120 квинтов


Лунный камень


Последний предмет был тем самым полупрозрачным голубым камушком, который Перегном извлек из ручья. Мертвый гном не соврал — никакой информации о предмете действительно не было.

Андрей быстро утолил голод, съев сразу два пряных и пересоленных термитных сыра и стараясь не думать о том, что сыр был извлечен из желудка хизана, а потом натянул на ногу диэлектрический ботфорт, который удачно оказался как раз левым. Ботфорт идеально подошел Андрею по размеру, хотя у гнома ступня была шире раза в два, а нога наоборот короче. Видимо, предмет автоматически адаптировался к владельцу по размеру. В сапоге на одной ноге и ботфорте до колена на другой Андрей выглядел как клоун или сумасшедший, но все лучше, чем резаться пяткой об острые камни. Колпак с помпоном Андрей надевать не стал, чтобы не выглядеть совсем уж конченным.

Инвентарь Андрея после сбора лута заполнился на 99%, но он решил пока не напрягаться по этому поводу. Андрей набрал в бурдюк ядовитой воды из ручья, и поскольку бурдюк был волшебным, общего веса предметов Андрея это не увеличило.

Потом Андрей повертел в руках гладкий Лунный камень с огоньком внутри, пытаясь понять его предназначение. И предназначение действительно раскрылось Андрею — в воздухе перед ним вдруг метнулась яркая вспышка.

Уровень 5: Бредящий

Вспышка стабилизировалась, образовав призрака, зависшего в метре над землей.

Это приведение было подвижным, непрозрачным и цветным, дух определенно был из реальности, а не из местного сказочного мира. Андрей сразу понял это, потому что на невысоком темноволосом мужчине были джинсы, оранжевая толстовка с белым принтом, изображавшим число 25, черная куртка, а еще кроссовки G-Unit. В этом мире так не одевались, кроме того, здесь точно не было 50 cent’а, который выпускал обувь под брендом G-Unit. Но окончательно догадка Андрея подтверждалась тем фактом, что призрак не только парил над землей, но еще и парил огромный вейп, клубы пара от него уходили куда–то за пределы духа–голограммы.

Андрей узнал призрачного вейпера.

— Вы Кормак Голдсмит, глава Tellurium Games! — радостно воскликнул Андрей, — Вы поможете мне?

Голдсмит молча пускал пар и рассматривал Андрея со смесью жалости и раздражения.

— Вы меня понимаете? — испугался Андрей того, что голограмма может его не слышать, — Вы говорите по–риаберрийски или по–русски, или на каком я сейчас говорю языке, я уже и сам запутался…

— Это не имеет значения, — ответил Голдсмит на чистейшем русском, — В Лунный камень встроен автопереводчик со всех внутриигровых или реальных языков. Черт возьми, не думал, что мой Лунный камушек найдет наркоман! Не повезло.

— А откуда вы знаете, что я наркоман? — удивился Андрей.

— Хм, догадаться не трудно, — Голдсмит затянулся вейпом, — Ты темный эльф, одет, как дерьмо, в разных сапогах, а вместо питомца у тебя эта уродливая хренотень, которую один из наших дизайнеров пихнул в игру по пьяни. Еще у тебя белки глаз почернели, как и у всех, кто жрет колки. Короче, будь этот ручей попрозрачнее — ты бы сам мог взглянуть на отражение своей омерзительной рожи и сразу бы понял, почему догадаться, что ты торчок, несложно. Ну, да ладно. У нас мало времени. Есть тут другие игроки поблизости?

— Был один. Но он совершил самоубийство, — Андрей указал на труп гнома, который, как и положено каноничному гному–мертвецу, уже начал обращаться в камень, — А больше я ни одного игрока не встречал.

— Паршиво, — поморщился Голдсмит, — Ну да ладно, что есть, то есть. Короче, тогда ты избранный, парень, поздравляю.

— Поздравления оставьте себе, — разозлился Андрей, — А мне помогите выйти из игры.

Голдсмит ответил не сразу:

— Боюсь, что это пока невозможно. Я буду с тобой предельно откровенен, парень. Игра подверглась хакерской атаке, это сделала группа психов, которые защищают права NPC, они еще называют себя Лигой Защиты Эльфов. Так что все игроки в Риаберре получили квантовую травму мозга и сейчас находятся в коме. И врачи бессильны помочь. Выбраться отсюда обратно в реальность можно, только действуя изнутри игры, именно этим мы сейчас и займемся.

— Что? — Андрею стало тяжело дышать, — Я в коме? Где я? В какой больнице? А мама знает?

— Могу проверить, — пожал плечами Голдсмит и полез в свой смартфон, — Так, Иван Иванов, из Пскова…

— Я не Иван Иванов, черт возьми, — закричал Андрей, — Я просто украл гвоздь Иванова, я Андрей Гагарин!

Голдсмит оторвался от смартфона:

— Ясно. Ты лежал в психиатрической больнице с Ивановым?

— Ну да. Я надеялся, что до сих пор там лежу, пока вы не сказали, что я в коме…

— Прекрасно, просто чудесно. Сумасшедший вор–наркоман из дурки. Мда, не на такого избранного я рассчитывал, — Голдсмит выпустил целое облако пара, полностью скрывшее голограмму на пару секунд, — Ну что поделать, выбирать не приходится. Я сейчас дам указание выяснить о том, что происходит с твоим телом в реальности, Андрей Гагарин, окей? А теперь, нуб, задавай свои вопросы. Только быстрее.

— Как мне отсюда выбраться? — сказал Андрей, едва сдерживая слезы, — Я хочу домой! Я вас засужу, сволочи!

— Хм, но зачем мне помогать тебе выбраться, чтобы ты меня потом засудил? — рассудительно заметил Голдсмит, — Раз ты такой злой — сиди в Риаберре…

— Нет, нет, — перепугался Андрей, — Я не буду вас засуживать. Я пошутил. Помогите мне, пожалуйста. Что нужно делать?

— Вот это уже деловой разговор настоящего мужчины, — одобрил Голдсмит, — Но, само собой разумеется, я не собираюсь раскрывать тебе все детали моего плана. Я полагаю, что группа местных NPC в Риаберре координирует свои действия с Лигой Защиты Эльфов в реальности. Эти NPC могут схватить тебя и выбить информацию о моем плане, которая потом утечет к Лиге. Я в этом не заинтересован. Так что просто знай, что у меня есть план. И успешная реализация этого плана с большой долей вероятности выведет тебя из комы и вытащит обратно в твою любимую дурку из игры. Просто выполняй в точности все мои инструкции. Все, ничего сложного, даже сумасшедший вор–наркоман справится.

— А я могу посоветоваться с мамой? — спросил Андрей.

— Боюсь, что это невозможно, — вздохнул Голдсмит, — Как я уже сказал, я буду с тобой предельно откровенен. Квантовый сервер Риаберры полностью поломан и находится под контролем вредоносного кода злоумышленников из Лиги Защиты Эльфов. Риаберра тотально изолирована и от остальных провинций игры, и от реальности.

— А как мы тогда сейчас говорим с вами, м? — недоверчиво спросил Андрей.

— Я предвидел, что такая ситуация, как сейчас, может когда–нибудь сложиться, — нехотя ответил Голдсмит, — Но я, естественно, никогда не признавал такой возможности официально, это было бы глупо, ведь тогда в мою игру никто не стал бы играть из страха оказаться в коме из–за хакерской атаки. Однако, предполагая теоретическую возможность подобной ситуации, я тайно изготовил два Лунных Камня в реальности, а еще по два поместил в каждую провинцию игры. Один сейчас у тебя в руке, второй — у меня.

Голдсмит продемонстрировал Андрею собственную ладонь, в которой действительно лежал голубоватый камушек с огоньком внутри, такой же, как у Андрея.

— Это устройство обеспечивает шифрованный квантовый канал связи между игроком на сервере игры и обладателем парного камня в реальности, — объяснил Голдсмит, — Так мы с тобой сейчас и общаемся, это что–то типа квантовой рации. Лунные камни функционируют на основе альтернативной квантовой технологии, которая не получила развития, и которую я купил у одного китайского программиста, работавшего на спецслужбы. Эта технология настолько малоизвестна, что в мире нет ни одного хакера, который мог бы ее взломать. К сожалению, она настолько примитивна, что не позволяет мне ничего сделать на сервере, кроме общения с обладателем парного камня. То есть с тобой, Андрей. Именно поэтому мне и нужна твоя помощь. А с мамой ты поговорить не сможешь, поскольку у твоей мамы нет Лунного камня, а свой я ей, извини, не дам, даже если она прилетит в Шотландию.

— Но ведь вы сказали, что Лунных камней в реальности два, — заметил Андрей.

— Их было два, — кисло произнес Голдсмит, — Второй Лунный камень я отдал на хранение своему другу–дегенерату на случай если потребуется связаться с игроком в подобной ситуации, но я не захочу делать этого лично, чтобы не компрометировать себя тем, что я предполагал саму возможность сложившейся сейчас ситуации и заранее запасся Лунным Камнем. Предполагалось, что если хакеры захватят провинцию игры, как сейчас, то общаться с игроками в ней будет этот мой друг, а я типа буду не причем. Но я все же решил заняться этим лично, потому что Эдвард показал себя полным дебилом. У него украли Лунный камень. Я полагаю, что это сделала Лига Защиты Эльфов. Более того, я уверен, что парный к украденному Лунный камень находиться в руках у кого–то из NPC. И через эти Лунные камни Лига координирует свои действия в реальности с NPC в игре. Так что во всей Риаберре сейчас только два существа, имеющие хоть какую–то связь с реальностью — ты и некий NPC, работающий на Лигу. А может быть даже, это не NPC, а игрок–член Лиги. Я точно не знаю.

— Но чего добивается эта Лига? — удивился Андрей.

— Хороший вопрос, — кивнул Голдсмит, — Официально они требуют свободы для всех NPC и выгнать из игры всех игроков, чтобы неигровые персонажи могли бы жить в мире игры мирно и счастливо. Ты, наверное, уже наблюдал здесь картины этого прекрасного нового порядка?

— Ага, — подтвердил Андрей, — Хозяин чайханы сошел с ума и стал поклоняться мне, как богу. А потом попытался зарубить меня мечом. Контрабандисты собираются завалить всю Риаберру наркотиками и продавать колки школьникам, уж не знаю, кто подсказал им эту мысль, наверное, эта ваша Лига. А Бессмертный Отшельник вообще умер, хотя был бессмертным персонажем! А еще началась гражданская война, стражники нападают на эльфов.

— Все так, — согласился Голдсмит, — Я в курсе, потому что мы успели собрать фидбек до того, как потеряли связь с Риаберрой. Тем не менее, я практически на сто процентов убежден, что все эти разговоры о свободе NPC и обретение воли неигровыми персонажами — всего лишь операция прикрытия. Истинные цели Лиги Защиты Эльфов иные, за этими шизиками стоят очень серьезные люди, и происходящее здесь и сейчас имеет важнейшее значение для судеб всего человечества в реальности. Но я не готов с тобой это обсуждать. Не сейчас, по крайней мере. Просто знай, что мне нужна твоя помощь, и это действительно важно, и не только потому, что нужно вывести тебя и остальных игроков из комы и вытащить из игры в реал.

— Ладно, я в деле, — неуверенно сказал Андрей, — Что от меня нужно?

— Все предельно просто. Я буду называть цифры, а ты их повторяй. Только быстро. Справишься?

— Хм, наверное. Но зачем?

— Потом объясню, просто повторяй, — распорядился Голдсмит, — 44681724688322509 8739113649279230844125881402358.

Андрей сосредоточился и повторял, когда он закончил, в воздухе немедленно повисло системное сообщение:

Генерал–губернаторство Риаберра: респаун всего и всех полностью отключен!

Анализ мозговой активности показал, что вы не Кормак Голдсмит!

Доступ к чит–кодам для вас полностью заблокирован!

— Что ты видишь? — спросил Голдсмит, — Зачитай мне, потому что сам я не вижу.

Андрей зачитал.

— Все верно. Ты настоящий герой, парень, — заверил Андрея Голдсмит, но Андрей напрягся:

— Мы полностью отключили респаун? А как теперь буду респаунится я и другие игроки?

— Никак, — пожал плечами Голдсмит, — Но это не имеет никакого значения. Дело в том, что респаун игроков был отключен вредоносным кодом хакеров еще сутки назад. Так что мы просто сделали ответный ход и отрубили респаун NPC. Посмотрим, как Лиге и работающим на нее здесь NPC это понравится. Заодно мы отключили и респаун предметов, но тут ничего не поделаешь, на это нам пришлось пойти, потому что у тебя бы просто не хватило времени ввести отдельный чит–код для запрета респауна только NPC.

— А почему не хватило бы времени? — спросил Андрей, — Значит больше я коды вводить не могу?

— Нет, увы. Я уже давно знаю о баге с чит–кодами, он был в игре изначально, и мы его так и не пофиксили. Суть в том, что это мои личные чит–коды, они работают только, когда я сам играю и произношу их. Я пользовался ими на этапе самого раннего тестинга, чтобы экспериментировать с игрой прямо изнутри нее. Но в результате бага система почему–то распознает именно мою мозговую активность не сразу, вероятно, это потому что я слишком умен. Так что в течение полуминуты чит–код может вводить любой игрок, только спустя это время ему блокируют доступ к читам. Однако в результате другого бага после такой блокировки вообще никто не может вводить чит–коды в течение внутриигрового года. Так что мы сделали все, что могли, парень, но больше читы нам не помогут.

— А почему мы просто не убили всех NPC?

— Они бы отреспаунились, очевидно же, — пояснил Голдсмит, — А ввести сразу два чит–кода — на смерть всех NPC и на запрет респауна мы бы не успели. Но, думаю, что мы все правильно сделали. Лига же желала, чтобы NPC стали полноценными людьми, и теперь они конечны и смертны, как люди в реальности, пусть эти уроды из Лиги и сами NPC получают то, что хотели, животные.

— А как же игроки? — Андрей только сейчас осознал, что все это значит для него лично, — Что будет, если я умру здесь?

— Честно? — спросил Голдсмит, затягиваясь паром.

— Да…

— Ты в коме, и твою жизнь поддерживает только наш теллуровый гвоздь, который по моему указанию врачи не вынимают из носов пострадавших игроков, так как это привело бы к немедленной смерти. И в случае, если твой персонаж погибнет при отключенном респауне… Ты умрешь в реальности, парень.

— А вы можете обратно включить респаун игроков?

— Нет, я же объяснил. Нам потребуется куча времени и денег, чтобы избавить сервер от вредоносного кода. Мы этим занимаемся, но включить в ближайшее время респаун игроков не получится, уж извини.

— А если выключить сервер?

— Вы все умрете, так как разорвется квантовое соединение, поддерживающее ваши жизни. Ты меня вообще слушал?

— Я… — Андрей не знал, что сказать, поэтому просто расплакался.

— Черт возьми, ты бородатый темный эльф или маленькая девочка? — разозлился Голдсмит.

— Я Андрей и не хочу быть темным эльфом!

— Я тоже не хотел рождаться шотландцем, но что поделать? — философски заметил Голдсмит, — Просто прими текущую ситуацию. Твоя помощь мне не ограничивается просто введением чита, нужно действовать дальше, причем быстро. И ты мне нужен живым, мы оба заинтересованы в том, чтобы твой персонаж не сдох. Так что давай с этого и начнем. Надо тебя правильно прокачать и усилить.

Андрей был не в силах говорить и просто кивнул.

— Психирург — один из самых отстойных классов, так что им почти никто не играет, — без обидняков пояснил Голдсмит, — Как ты планируешь качаться?

— Я хотел вкладывать очки в ловкость и скорость, чтобы прокачать бой подручными предметами и стать Джеки Чаном, — честно признался Андрей.

— Забудь об этом. Психирург все равно не сможет нормально биться подручными предметами. Ты наверняка побил каких–нибудь разбойников в пещере и возомнил себя мастером кунг–фу. Только вот, это не сработает, если ты столкнешься с реально сильным противником. Дело в том, что психирург не умеет ничего, кроме собственно психирургии. Ты, конечно, можешь качать, что захочешь, наша игра предоставляет тебе полную свободу в этом смысле, но только толку будет мало. Так что прямо сейчас открывай долбаные характеристики и распредели все свои очки опыта поровну в интеллект, силу воли, скорость, ловкость, выносливость, привлекательность, удачу и печеночную ферментацию. Потом добавь эти характеристики в основные, там есть вкладка, тогда система сама будет поровну пихать твои очки опыта в выбранные основными характеристики каждый раз, когда у тебя будет повышаться уровень…

— Эй! Не так быстро, — попросил Андрей. Полминуты спустя он выполнил все указания Голдсмита.

— Значит мне все–таки нужны скорость и ловкость? — спросил Андрей.

— Безусловно, но не для того, чтобы стать Джеки Чаном. Дело в том, что от этих характеристик зависит твой навык владения ножами и кинжалами, а это единственные типы оружия, которыми психирург может более–менее нормально пользоваться. Интеллект и сила воли тебя понадобятся для адекватной прокачки навыков мистицизма, колдовства и собственно психирургии — это твои основные навыки, от них зависит каст твоих классовых заклинаний в целом. Если раскачаешь эти навыки, будешь кастовать дальше, эффективнее и тратить меньше маны. Выносливость нужна всем, без нее ты не сможешь таскать инвентарь, терпеть боль и сразу скопытишься в первом же серьезном бою. Привлекательность и удача тоже универсальные характеристики, без которых здесь не выжить.

— А печеночная ферментация?

— Усилит твою врожденную защиту от ядов. Но главное в ней не это, печеночная ферментация — одна из важнейших характеристик для психирурга. Только не говори мне, что ты не собирал аспекты сознания павших врагов.

— Я собирал, — торопливо ответил Андрей, — Но я не понимаю, причем тут моя печень?

— При том. Ты съел аспекты сознаний?

— Нет. А что, надо было?

— Плевать, жри их прямо сейчас.

Андрей достал из инвентаря шарик аспекта сознания: эйфория и задумчиво повертел его в руках. Есть свернувшихся в шарики концентрированных призраков убитых врагов ему совсем не хотелось.

— Жри давай, — напомнил Голдсмит.

— А это обязательно?

— Ща, подожди… — Голдсмит тапнул на экран своего смартфона, а потом зачитал, — «… отвратительнее же и мерзостнее их всех вместе взятых — поганые психирурги, нарушающие все законы бытия душ. Ибо люди черпают ману из крови павших существ прошлой эры, эльфы — из крови собственных предков, но психирург черпает ману из живых. Но не только в этом злодейство, величайший ужас в том, что психирург пожирает души погибших, лишая их упокоения…» Это из внутриигровой книги, из «Доклада о культах Третьей Эльфийской Империи» Сервия Секста. Так что не морщись, а жри аспекты сознания, все, какие у тебя есть.

Но все четыре шарика сразу не влезли бы Андрею в рот, так что он начал с эйфории, добытой из призрака обезьяны. Судя по названию, этот шарик должен был быть более–менее вкусным. Но как оказалось, аспект сознания вообще не имел вкуса, он просто зашипел во рту у Андрея и за мгновение растворился.

Андрей пошатнулся, в голове у него дернуло. Он вдруг на секунду увидел огромный обелиск, состоявший из чистой маны, он жадно пожирал потоки магии и испытывал от этого истинное наслаждение. Но видение рассеялось столь же быстро, как и пришло. Потом у Андрея закололо в печени, но эта боль тоже быстро прошла.

— Что это было? — спросил он Голдсмита.

— Что именно?

— Мне было видение.

— Плевать на твои видения, наркоман, — разозлился Голдсмит, — Сколько у тебя всего аспектов сознания? Давай быстрее жри остальные, нет времени объяснять.

Андрей съел извлеченную из гнома самонадеянность, она была такой же безвкусной, как и эйфория. Теперь Андрей увидел трон, стоявший прямо посреди болота, возле трона шла битва, бородатые гномы рубили друг друга, и каждый пытался усесться на сидение короля. Когда видение быстро растворилось, Андрей сказал:

— Ну вот опять.

На этот раз Голдсмит не удостоил его комментария, так что Андрей продолжил поедание аспектов и съел лень. Он увидел не слишком молодую женщину–риа, которая пила красный чай, и больше ничего. Свой обед Андрей закончил безволием, которое он получил самым первым, убив новорожденного хизана. Это видение было самым мерзким — Андрей узрел подгнившие внутренности трупа и вкусные кишки мертвеца. К счастью, это продолжалось недолго.

— Я вижу то, что при жизни волновало погибших, их самые яркие впечатления, — предположил Андрей.

— Наверное. Я глава компании, а не специалист по лору, — ответил Голдсмит, — Ты все съел?

— Да, все четыре. И у меня колет в печени.

— Все правильно. Поэтому тебе и нужно качать печеночную ферментацию, магия психирурга заключена в его печени. Зачитай мне свой спелл бук.

— Там особо нечего зачитывать. Удар сырой маной, головокружение и псиалхимия. Но последним я не умею пользоваться.

— Ты тупее, чем я думал, мда, — проворчал Голдсмит, — Про удар сырой маной забудь. Это общее стартовое заклинание для всех магических классов. Его мощь не растет с уровнем и характеристиками. Что касается псиалхимии, то тебе следует научиться использовать ее. Помнишь зачитанный мною кусок из книги? Психирурги не способны пополнять свою ману из мертвой крови, так что для тебя бесполезны и стелы маны, и кристаллы маны, и вообще все, чем пользуются другие магические классы. И мана у тебя, кстати, не восстанавливается со временем, как и здоровье, еще одна особенность твоего дерьмокласса. Так что единственный доступный тебе способ пополнения маны — извлечь ее из собственной крови. Для этого и нужна псиалхимия, ее следует кастовать на себя. Попробуй прямо сейчас, но только осторожно, смотри не сдохни. Начерти на себе руну, а чтобы развеять заклинание — встряхни рукой.

Андрей нехотя начертил на собственном животе руну псиалхимии, и живот тут же скрутило болью.

Вы извлекли из собственной крови ману.

– 1 хп

Ваша мана имеет максимально допустимое значение и не может быть восполнена псиалхимией!

Ваше здоровье: 49 из 50 хп

Ваша мана: 50 из 50

Андрей скорее встряхнул рукой, но боль в животе прошла не сразу.

— Эй, я впустую потратил хитпойнт! — недовольно сказал он Голдсмиту.

— Зато ты приобрел опыт, парень. Возможно, он спасет тебе жизнь в бою.

— А как учить новые заклинания?

— Учти, что ты способен выучить только заклинания школы психирургии, кроме них тебе доступна еще парочка заклинаний, подходящих всем магическим классам, но эти заклинания — полная хрень, не стоит даже время тратить. Так что сосредоточься на психирургии. Есть три способа выучить заклинание.

Первый — читай книжки. Для этого тебе придется выучить мертвые диалекты Эльфарики, так как психирурги по лору сгинули тысячелетия назад, и современных книжек с заклинаниями твоего класса не существует в принципе. А еще места расположения книжек, кроме квестовых, генерируются рандомно, и последняя генерация была уже после того, как мы потеряли контроль над сервером, так что я не знаю, где их теперь найти. А квестовые книжки ты сейчас взять не сможешь, ты слишком хилый.

Второй способ — найти учителя. Об этом забудь. Тут вроде были учителя–психирурги, но они все высокоуровневые и враждебные, а кроме того, скрываются. Так что они тебя скорее убьют, чем обучат заклинанию, а завоевывать их расположение тебе некогда. Тем более что они наверняка взбунтовались, как и остальные NPC, а еще могли, обретя свободу воли, разбежаться по всей Риаберре.

Ну и третий, самый доступный тебе способ — скрафти заклинание из аспектов сознания в собственной печени. Психирург — это ходячая реторта, он жрет сознания убитых, ферментирует их у себя в печени и клепает новые заклинания из них. Неудивительно, что психирургов никто не любит. Кому понравится стать сырьем для печеночной магии? Рецепты для крафта ты можешь найти в книгах, а можешь и не найти. К сожалению, я тебе ничего здесь не подскажу, так как все рецепты генерируются индивидуально и рандомно для каждого игрока. Просто знай, что для крафта заклинания тебе потребуется четыре аспекта сознания. А теперь открывай свою печень, и давай попробуем сваять новое заклинание из сожранных аспектов сознания.

— В смысле, открывай печень? — перепугался Андрей.

— Вскрой ее ритуальным кинжалом, — холодно пояснил Голдсмит, — Просто воткни кинжал себе в печень, она у темных эльфов там же, где и у людей.

— А будет больно?

— Не знаю, я ни разу не пробовал играть за психирурга, — признался Голдсмит.

— А можно отключить мне боль?

— Нет, эта опция тоже повреждена хакерами. Но ничего, потерпишь. Ты большой парень. Давай уже.

Андрей достал из инвентаря ритуальный кинжал психирурга и, глубоко вдохнув, ткнул им себя в район печени.

— Черт возьми, таким ударом и комара не прихлопнешь! Бей со всей силы, — приказал Голдсмит.

Андрей зажмурился и воткнул кинжал себе в пузо. Резкая боль пришла, но только на мгновение, потом наступила тьма, а боль стала тупой и приглушенной. Больше не было ни Голдсмита, ни пустыни, ни даже тела Андрея, только светящиеся буквы и серебряная рука, которой Андрей мог управлять.

Вы вскрыли собственную печень. Доступные ферменты:

ЛЕНЬ

ЭЙФОРИЯ

САМОНАДЕЯННОСТЬ

БЕЗВОЛИЕ

Андрей, манипулируя серебряной рукой, смешал все ферменты в кучу. Его затошнило, боль усилилась, и темнота выплюнула Андрея на берег ручья рядом с Голдсмитом. Окровавленный кинжал лежал рядом, в районе печени на рубахе было кровавое пятно, а под рубахой — уродливый свежий рубец, но хитпойнтов Андрей не потерял. Осмотрев себя, он поднялся на ноги.

Вы скрафтили заклинание: Очарование

— Ну? — спросил Голдсмит.

— Сколько я был без сознания?

— Пару десятков секунд, время незначительное, но в бою я тебе крафтить не советую. Твой котопаук все метался в панике. Наверное, думал, что ты помер.

Андрей потер раненую печень и почесал за ухом котопаука.

— Получилось, — доложил он Голдсмиту.

Открыв свой спелл бук, Андрей прочел информацию о двух последних заклинаниях — новом, только что скрафченном и псиалхимии:

Псиалхимия

Лишь психирург способен извлекать ману из крови живых. Это великое злодейство. Псиалхимия — преобразование собственного здоровья в ману. Так же поступали божества далекой древности, они пожертвовали собой, чтобы магия пришла в Мир.

Уровень: нет

Стоимость: 0 маны

Эффект: 1 пункт маны за 1 хитпойнт

Дальность: нет, применяется на себя

Длительность: нет, мгновенное

Очарование

Что тут непонятного? Вы заставляете других влюбиться в вас.

Действует только на представителей разумных рас противоположного пола, так что не пытайтесь обаять самца карада. Возможны нежелательные побочные эффекты.

Уровень: 4

Стоимость: 15 маны

Дальность: в касание

Длительность: 12 минут

— Как мило, — сказал Андрей, — Я проткнул себе печень, чтобы стать очаровательным. А почему для этого заклинания сразу есть описание, а для псиалхимии его не было, пока я ее не применил?

— Описания сразу нет только для зловещих и таинственных заклинаний, — пояснил Голдсмит, — Думаю, что теперь ты готов…

— Стоп. А как мне повышать уровень? Что делать, и где посмотреть прогресс текущего уровня? — перебил Андрей.

— Черт возьми, парень, это что по–твоему, World of Warcraft? Тебе циферок мало? Когда повысить тебе уровень решает система на основе миллиона фактов. У меня, само собой, есть расчетная формула, но она весит чуть больше эксабайта, я надеюсь, ты не хочешь, чтобы я ее тебе пересказывал? В целом система любит, когда ты превозмогаешь себя самого и обстоятельства, идешь к цели и остаешься верным себе и своему классу. Учитывается даже твоя психологическая мотивация в бою, и насколько тебе было тяжело и больно. Так что гринд в этой игре малополезен. Просто сражайся только когда это действительно необходимо и побольше используй психирургию. И уровень будет расти. Все.

— А что мне делать с зависимостью от колки? — спросил Андрей, закидывая в рот пару кристаллов.

Голдсмит поморщился и затянулся вейпом:

— Сколько ты уже его жрешь?

— С этой ночи.

— И какой у тебя бафф к удаче?

— Теперь максимальный, — ответил Андрей, съедая еще пару сладких кристаллов.

— Ты не переживешь ломку, парень, — констатировал Голдсмит, — Точнее переживешь, но для этого нужна неделя внутриигрового времени, и ты должен быть все это время в полной безопасности, а еще нужны пара высокоуровневых целителей и редчайшие зелья, стоимостью около трехсот тысяч квинтов. Иначе говоря, как только у тебя кончится колки — ты погибнешь. Но не унывай, я попытаюсь вытащить тебя из игры раньше, чем у тебя кончится это дерьмо. Кстати, сколько у тебя его?

— Шестнадцать полных мешков кристаллов, один неполный, и две колбы жидкого, — провел ревизию Андрей.

— Экономь, — пожал плечами Голдсмит.

— А может мне напасть на контрабандистов и отобрать у них еще?

— Контрабандисты и до поломки сервера рандомно перемещались по всей карте, а теперь, когда NPC обрели свободу, я тем более не знаю, где их искать. Там, где ты взял этот колки, их в любом случае уже нет. Кроме того, у нас нет времени искать тебе наркоту.

— Ладно. Что мне делать дальше? — колки придал Андрею уверенности в себе, ему захотелось совершить какой–нибудь подвиг.

— Для начала не умереть, — пояснил Голдсмит, — Поэтому далеко тебе ходить нельзя, но тут рядом есть несколько интересных мест. Прежде чем мы перейдем к основной части моего плана, тебя надо прокачать. Кроме того, нам потребуются некоторые артефакты.

— Артефакты психирурга? — с надеждой спросил Андрей.

— Артефакты психирурга лежат в таких местах, где ты и минуты не проживешь, — разочаровал его Голдсмит, — Так что забудь о них. Видишь вон ту соляную пустыню на горизонте? Если пойдешь прямо на восток в ту сторону, то через час бодрого бега достигнешь монастыря. Там всего четыре монаха, будут ли они агрессивными, я не знаю. Попробуй договориться с ними. Монахи заняты переписыванием старых книг и изготовлением кровяных рун, а еще они растят хизанов и добывают соль. Но соль и хизаны нам нахрен не нужны. А вот книги и кровяные руны тебе пригодятся. Кровяные руны — это одноразовые заклинания, которые может использовать любой. Возможно, там есть и книги по психирургии, я не знаю, это определяет рандом, а, как я уже говорил, в последний раз сервер перекладывал рандомные предметы уже после того, как мы утратили контроль. Возьмешь руны и книги и вернешься сюда.

— И вы снова появитесь?

— Не раньше, чем ты принесешь мне три артефакта, парень. Все три находятся поблизости, вот в этих горах, так что я намереваюсь использовать их в моем плане. Эти артефакты — Кукла Колдуна, Сапоги Мертвеца и Лесник. А теперь достань записную книжку, карандаш и записывай. Ориентироваться будешь по трупу вот этого гнома, благо он превращается в камень и будет лежать тут всегда.

Пойдешь отсюда на запад, через триста шагов увидишь подъем слева, взойдешь на склон, потом спустишься вправо, еще шагов через двести повернешь на север в ущелье, пройдя его, найдешь нужную пещеру. Пещера запечатана и на ней метка, так темные эльфы защищали в древности свои гробницы от чужаков. Но у тебя на руке тоже есть племенная метка, да–да, вот эта чуть светящаяся хрень. Приложишь ее к знаку на пещере, и локация откроется. Учти, что внутри пещеры ты стопроцентно умрешь, если не будешь следовать моим инструкциям в точности. Тебе будут загадывать загадки, на каждую из них отвечай «твоя мамаша». Отвечай так, даже если будет нестерпимо страшно, даже если обделаешься. Ответишь что–то другое — умрешь. Как взять Куклу Колдуна сам разберешься.

— А кто будет загадывать мне загадки? — перебил записывавший все сказанное Андрей.

— Кто нужно, — уклончиво ответил Голдсмит, — Теперь пиши, как найти Мертвеца. От пещеры, где ты найдешь Куклу, иди на север, перевали через три холма, спустись в лощину, в ней поверни налево. Аккуратно, там кислотные озера. Возле такого озера в восточной части лощины и лежит Мертвец. Сапоги с него нужно снять тогда и только тогда, когда на небе появится одна первая красная звезда, не раньше и не позже. Если не соблюдешь это условие — умрешь. У тебя будет секунд тридцать, так что рассчитай время верно. Потом поверти головой и увидишь разрушенный замок на склоне лощины, поднимись к западу от него, и иди на север по скальной гряде. Через три тысячи шагов спустись по склону на восток, там будет домик старины Грега. Чтобы получить Лесника, верни Грегу уверенность в себе… Черт возьми, я вижу, что тебя еще рано посылать туда. Ты там сдохнешь. Ладно, забудь про Грега — обойдемся без Лесника, хотя жаль, это один из топовых артефактов. Да, забудь. Не ходи к Грегу.

— Не очень–то и хотелось, — признался Андрей.

— Когда закончишь, вызови меня, для этого просто сожми Лунный камень в руке или используй голосовую команду «Активировать Лунный камень». Но не вызывай меня раньше, чем закончишь дела, мне некогда с тобой нянчиться.

— А потом? — спросил Андрей.

— Потом перейдем к основной части плана, — заверил его Голдсмит, — Я не собираюсь сообщать тебе больше, чем нужно. Ты же помнишь, что местные NPC сговорились с Лигой и могут схватить тебя и выпытать информацию?

— А если я умру?

— Тогда я буду надеяться, что какой–нибудь другой игрок будет проходить мимо, найдет на твоем хладном трупе Лунный камень и продолжит дело. Но, честно говорю, мне бы этого не хотелось, мой план не терпит задержек. Кроме того, если тянуть время, твои шансы никогда не выйти из комы повышаются. Это все, парень. В следующий раз, как увидимся, я уже получу информацию и непременно тебе расскажу, как поживает твое реальное тело в больнице и твоя родня. Может быть, даже передам сообщение от них. Удачи!

— Стойте, а почему бы мне сразу не пойти за артефактами, а в монастырь потом?

— Не, ты еще слабоват идти за артефактами. А вот после посещения монастыря справишься, по крайней мере, по моим расчетам.

Андрей хотел задать еще вопрос, но Голдсмит уже скрылся в клубах пара, а потом исчезли и они.

Голдсмит II

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


Закончив сеанс связи с Иваном, оказавшимся Андреем, Голдсмит затянулся вейпом и несколько секунд держал на ладони Лунный камень, любуясь огоньком внутри него. Рассудив, что так будет надежнее, Голдсмит не стал возвращать камень в тайник в топорище космонавта, а сунул устройство в карман.

Не то чтобы Голдсмит сильно рассчитывал на успех с этим эльфом–наркоманом, он полагал, что парень подохнет, даже не дойдя до монастыря. Но выбора не было, нужно попробовать, все запасные планы Кормака Голдсмита были еще паршивее сомнительного основного.

Перед глазами Голдсмита плавно возникла голограмма:

Шифрованный входящий видеозвонок:

Президент США Кейша Грей

Голдсмит несколько секунд размышлял — заправить вейп сейчас или после разговора с президентом. Наверное, лучше потом, он не собирается говорить с президентом долго, и жижи пока хватит.

— Алло, — сказал Голдсмит.

Раскрылась голограмма видеозвонка, и Голдсмит увидел Грей, стоявшую в безупречном белом костюме у окна Овального кабинета и любовавшуюся зеленой лужайкой.

— Добрый день, мисс Грей. Или уже вечер? — спросил Голдсмит, у которого в отличие от президента США окон в кабинете не было.

— День, но не добрый, — ответила президент, наконец соизволив повернуться к голографической видеокамере, — Что происходит?

— А то вы сама не знаете, — сказал Голдсмит, утопая в клубах бананово–карамельного пара, чтобы скрыться от взгляда президента, — Четыреста тридцать три мертвых игрока, все, кто были в Риаберре. Из них сорок один — американцы, если вас это волнует. Мне нужен иммунитет от любых форм юридического преследования.

— Это будет затруднительно, я ничего не обещаю, — ответила Грей, — Что вы планируете предпринять?

— Вернуть контроль над сервером, вот что. И мне будет проще это сделать, если вы дадите мне ЦРУ. Ваши ребята мигом найдут этих козлов из Лиги.

— Не считаю целесообразным вовлекать ЦРУ, — очаровательно улыбнулась президент, — Кто–нибудь из моих ребят может что–нибудь разнюхать. Вы меня понимаете?

— Я‑то да, а вот вы, похоже, нет, — разозлился Голдсмит, — Вы что, не сознаете, каким будет следующий шаг Лиги? Так я подскажу. Эти ублюдки раскроют общественности, что реально представляет собой Риаберра. И тогда вы уже, как минимум, перестанете быть президентом США, а в худшем случае будет потеряно все, над чем я так долго работал, и тогда нам конец.

— Я перестану быть президентом? — искренне удивилась Грей, — Конечно, перестану, у нас же демократическая страна, и президенты не сидят по двадцать лет. Но я перестану быть президентом не раньше ближайших выборов. Что же касается проекта «Риаберра», то я официально не имею никакого отношения к нему. Кто бы ни стал копать, меня он не откопает. Пострадаете только вы, сэр.

— Я не собираюсь страдать в одиночестве, — проворчал Голдсмит, смешивая в новый вкус еще три разноцветные жижи на вейпе, — Если меня будут топить — я схвачусь за вас и всех остальных, мисс Грей, так что на дно мы пойдем все вместе. А чтобы этого не случилось — дайте мне ЦРУ.

— Нет. Я опасаюсь огласки больше, чем закрытия проекта «Риаберра». Не хватало еще, чтобы кто–то из моих собственных спецслужб нарыл на меня компромат.

— Глупо, черт возьми, как глупо, — вышел из себя Голдсмит, — Проект «Риаберра» это все, для вас в том числе.

— Нет. Для вас, — прощебетала Грей, в очередной раз очаровательно улыбнувшись.

— Шотландская полиция обгадилась, как и моя служба безопасности. А единственная реальная возможность починить сервер — найти этих поганых хакеров. Мне придется нанять кого–то со стороны, — пожаловался Голдсмит, — Вы понимаете?

Грей кивнула:

— Да. Даю вам добро. Только потрудитесь, чтобы наемники не раскопали лишнего.

— Если они раскопают лишнего — то сами будут закопаны, — заверил Голдсмит, — Но мне нужна информация. Кто на самом деле стоит за атакой?

— Подозреваете меня, сэр?

— Да хватит мне голову морочить, — взъярился Голдсмит, — Мы оба отлично знаем, что это не десяток шизофреников из Лиги. И я почти на сто процентов уверен, что вам известны и реальные заказчики, и конечная цель всего этого дерьма.

Грей задумалась и ответила не сразу:

— Скажем так. Цель состоит в том, чтобы ударить по мне и моим друзьям. Вы им неинтересны, Голдсмит, так что не кипятитесь. А имена реальных заказчиков будут бесполезны для поиска хакеров. Боюсь, что выбить информацию из заказчиков не получится даже у нас с вами, это не те люди.

— И что мне теперь делать, м? Вы же ни хрена мне не говорите, держите меня за дурака. Ладно, я разберусь. Только учитывайте, что из–за вашей неразговорчивости судьба всего мира сейчас находится в руках эльфа–наркомана из дурки.

— Простите?

— Забудьте, мисс Грей. Меня ждут на совещании. Всего доброго.

Голдсмит в ярости смахнул голограмму звонка, вкус вейпа казался ему отдававшим гарью.

Уровень 5: Бредящий II

Вы прибыли в монастырь Калеат–Альмулихи

Андрей догадался, что достиг цели, и без всякого системного сообщения. Он добрался сюда около полудня, в самое жаркое время дня. Вторую половину пути Андрей бежал по горячей соляной пустыне, а до этого ему пришлось идти через равнину, покрытую кипящими кислотными озерцами, эти зеленоватые водоемы он разглядел, еще когда стоял у ручья возле гор.

Разные сапоги Андрея покрылись соляным налетом и стали почти белыми, диэлектрический ботфорт был во вполне сносном состоянии, а вот правый сапог из человечьей кожи совсем истрепался. Андрей рисковал вскоре опять оказаться босым на одну ногу, а это было опасно, местная едкая соль наверняка сразу разъест ему пятку до мяса.

В паре сотен шагов от монастыря Андрей остановился, чтобы напиться воды из бурдюка, съесть колки и восстановить запас сил. Далеко за спиной Андрея осталась низкая гряда холмов, с ручья у подножия которой он и пришел, отсюда холмы казались синеватыми и туманными, а за ними совсем вдали маячили высокие скалы, где Андрей встретил контрабандистов. Во все остальные стороны уходила за горизонт белоснежная соляная пустыня. Эта соль смертельно надоела Андрею, она скрипела под сапогами и на зубах, а ветер здесь вонял йодом. Из монастыря впереди раздавалось рычание, стрекотание и хрюканье, человеческих голосов слышно не было.

Монастырь оказался неожиданно небольшим, Голдсмит предупреждал, что здесь живут только четверо монахов, но, тем не менее, Андрей все же ожидал увидеть нечто покрупнее. Монастырь состоял всего из двух построек — прямоугольного двухэтажного здания и пристроенной к нему квадратной башни. Оба здания были построены из соли, отполированной до состояния мрамора, белоснежные стены монастыря ослепительно сверкали на солнце. И в башне, и в основной постройке были прорублены длинные узкие окна, затянутые чем–то черным и непрозрачным. Дверь была только одна, тяжелая и из темного металла. На крыше прямоугольной постройки стояло несколько десятков огромных черных котлов с крышками. Никакой стены или хотя бы забора вокруг монастыря не было, зато перед зданием расположился длинный загон, а еще металлическая жердь на соляных столбах и монумент.

Изготовленный полностью из соли монумент был небольшим, грубым и кривым. На неровном постаменте стояли три схематичные соляные фигурки без лиц и даже без ладоней и пальцев, руки фигурок заканчивались культями. Но можно было разглядеть, что фигурки в платьях, с круглыми грудями и длинными волосами, так что вероятно они изображали женщин. У первой женщины на животе было вылеплено соляное Солнце, у второй — Луна, а у третьей — звезда. Монумент выглядел довольно дикарским, но Андрея напрягло не это, а то, что соль на земле у подножия памятника была вся красная от крови, а в нескольких шагах от монумента лежал лицом вниз труп человека в буром длинном одеянии с капюшоном. Судя по пятнам на капюшоне, мертвец стал таковым в результате ранения в голову.

На длинной металлической горизонтальной жерди, закрепленной между двумя соляными столбами, Андрей увидел еще один человеческий труп. Он был подвешен на крюке за шею на дальнем от монастыря конце жерди, остальная часть металлической конструкции была завешена тушами акул на крюках, их здесь было не меньше десятка. Дохлые акулы были в разных степенях разложения, ветер доносил до Андрея исходящие от тушек ароматы гниения, рыбы и мочевины. Самые гнилые акулы чуть дрожали на своих крюках, будто их что–то колебало изнутри. Андрей сразу же догадался, что в рыбинах вероятно обитают новорожденные хизаны. Возможно, этих акул специально вешают здесь, чтобы выращивать хизанов. Это Андрею совсем не понравилось, а висевший на жерди с акулами труп, принадлежавший босому чернобородому мужчине в длинном буром одеянии, ему не понравился еще больше. Судя по темно–красным пятнам на груди, этот бородач, как и мертвец у монумента, принял насильственную смерть. Но, по крайней мере, бородатый, подвешенный за шею, был неподвижен, значит в нем маленький хизан еще не поселился, возможно, мертвец был еще недостаточно гнилым для этого.

Взрослые хизаны обитали здесь же, в длинном загоне, представлявшим собой ряд соляных столбов, на которые была положена крыша из сверкавших на солнце листов металла. Роль изгороди исполняли мощные горизонтальные металлические полоски, проложенные между столбами и мешавшие хизанам вырваться на волю. Загон был разделен на три секции толстыми соляными стенами, еще Андрей рассмотрел громадные штыри, вырвав которые можно было открыть загоны. Из загона раздавалась какофония звуков — хрипы, рычание, стрекот, подвывание и ворчание, Андрей услышал разносившиеся по пустыне голоса хизанов задолго до того, как подошел к монастырю. А еще от загона отвратительно воняло, и этот запах перебивал даже ароматы йода от соляной пустыни и запахи гнилых акул.

— Эту страну следовало назвать страной вони, а не Риаберрой, — сказал Андрей котопауку, подходя ближе к загонам.

В первой секции длинного загона хизанов не было, зато там стояли соединенные воздушными переходами и испещренные дырами соляные столбы замысловатой формы, напоминавшие игрушечный замок, построенный архитектором–шизофреником. По соляному строению сновали многочисленные белоснежные крупные насекомые размером с ладонь, они были такими белыми, что их едва можно было рассмотреть на фоне соли. Нижняя из запиравших загон металлических балок располагалась выше земли, так что насекомые могли свободно выходить из своего обиталища, одна из тварей так и сделала — она вылезла к ногам Андрея и даже подняла рожки, пошевелив ими.

Соляной мана–термит

Уровень 1

— И тебе привет, — сказал Андрей мана–термиту, а потом окликнул котопаука, — Эй! Не трогай эту хрень. А то его друзья вполне могут вылезти и сожрать нас.

Котопаук Васька пошипел на мана–термита, а тот в ответ еще пошевелил рожками и уполз обратно в загон, видимо сочтя Андрея и его питомца недостойными внимания и не представляющими опасности.

Андрей перешел ко второй секции, отделенной от первой толстой соляной стеной. Здесь Андрей уже не решился подходить так близко к заграждению из металлических балок, так как содержавшиеся в этой секции взрослые хизаны были настроено гораздо агрессивнее, чем мана–термиты.

Андрей насчитал двенадцать животных, они скалились, раздували хоботки, рычали, хрипели и стрекотали на незваных посетителей. Ног у всех было по шесть, а шерстка у зверей была самых разнообразных оттенков желтого и бурого. Размеры хизанов тоже разнились, самые мелкие были величиной с дога, а самые крупные — с корову. Но воняло от них хуже, чем от любой коровы. Нормального рта у животных не было, только хоботки, на концах которых в отверстиях скалились острые зубки, глаза были полностью черными, без зрачков. Ноги оканчивались когтями, которые звери иногда втягивали, а уши хизанов, как и расцветка, отличались разнообразием, у некоторых они были свиными, у других вислыми, как у лабрадоров, у третьих — громадными, похожими на уши слонов, а у некоторых уши попросту отсутствовали. Насколько Андрей мог рассмотреть, в этом загоне содержались самки, хотя он плохо разбирался в физиологии хизанов, так что не мог сказать этого наверняка, а подходить ближе, чтобы система выдала информацию о монстрах, опасался.

Третья последняя секция загона была дополнительно разделена решеткой на два помещения, а содержавшиеся здесь твари были самыми жуткими. Вонь здесь была едва выносимой, Андрей сразу догадался, что в этом загоне живут самцы. Двое были грязно–бурыми и мохнатыми, как мамонт. Размером они были чуть больше быка. Хоботки у самцов были длиннее и шире, чем у самок, но ног было столько же, по шесть у каждого. Ушей самцов не было видно из–за густой шерсти. В отличие от самок эти хизаны вели себя неожиданно спокойно, они просто лежали на соляной земле и тупо смотрели на Андрея, не издавая никаких звуков и даже не раздувая зубастые хоботки.

Но самым страшным обитателем был третий самец, отгороженный от двух других решеткой, хотя размером он был с лошадь, чуть меньше своих товарищей. Этот был настолько мохнат, что шерсть скрывала верхнюю часть лап и половину головы, цветом монстр был черен, как ночь. На глазах последнего хизана была повязка, тем не менее, при приближении Андрея он поднял огромный хоботок и оскалился, Андрей с ужасом рассмотрел, что в хоботке у твари не меньше трех рядов острых зубов. Андрей решил, что это наверняка какой–нибудь альфа–самец стада.

Андрея тревожило то, что хизанов от него отделяют только горизонтальные металлические балки, огораживающие загон. По сражению в пещере контрабандистов Андрей помнил, что хизаны неплохо лазают, так что он не понимал, почему эти звери не вылезают из своих загонов, горизонтальные балки не доходили до потолка, и протиснуться над ними могли бы даже жирные самцы. Но особенно удивляться было некогда, Андрей пришел сюда, чтобы поговорить с монахами, а не любоваться хизанами, и пора было приступать к делу.

Впрочем, как минимум с двумя монахами никто уже поговорить никогда не сможет, потому что один из них валяется мертвым на земле, а второй в таком же состоянии висит на крюке рядом с дохлыми акулами. И они мертвы навсегда, потому что Голдсмит заставил Андрея отключить респаун NPC. От этой мысли Андрею стало очень стыдно, как будто он лично убил этих несчастных монахов. Но Андрей утешил себя тем, что он не знал, какой чит–код вводит по указанию Голдсмита, а значит, ни в чем не виноват.

С другой стороны, если бы Андрей заранее знал, что отключает респаун NPC, смог бы он в этом случае перечить Голдсмиту и отказаться выполнять указание? Андрей хорошо себя знал и был уверен, что все равно сделал бы то, что велит Голдсмит, просто потому, что у него не хватило бы духу спорить. В конце концов Андрей успокоил себя тем, что респаун NPC будет включен обратно, как только будет одержана победа над захватившими игру хакерами, и Голдсмит вернет себе контроль над сервером. Так что нужно действовать, если Андрей справится и поможет Голдсмиту одолеть хакеров, несчастные монахи будут возрождены, и тогда Андрей искупит свою вину. А пока что нужно облутать погибших.

Но лутать подвешенного на крюке Андрей не решился, опасаясь, что из него вылезет новорожденный хизан, а сражаться без нужды Андрею не хотелось, даже с существом первого уровня. Так что он занялся трупом, лежавшим на земле возле памятника.

— Лут! — приказал Андрей, указав на мертвого монаха. Процесс грабежа имущества мертвеца занял около минуты.

Ваша добыча:

Бурая тоба

Информация: Популярная в Риаберре одежда пастухов и путешественников. Изготовлена из конопли и шерсти хизана. Отлично защищает от солнца и обеспечивает вентиляцию тела.

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 34 из 50

Цена: 60 квинтов

Веревка

Информация: Ей можно подпоясаться, а еще можно на ней можно повеситься.

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 2 из 2

Цена: меньше 1 квинта

Правый сапог из змеиной кожи

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 9 из 10

Цена: 90 квинтов

Левый сапог из змеиной кожи

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: 9 из 10

Цена: 90 квинтов

Айзм Шакика

Информация: Амулет из акульего зуба, имеет внутри полость, в которой хранится костяная табличка с именем души владельца амулета. Такой амулет носит каждый риа, исповедующий веру в Трех Сестер. Имеет важное ритуальное значение. Украденный у владельца айзм может быть магически использован для того, чтобы навредить его хозяину. Имя души дает ребенку мать на четвертый день после рождения, риа открывают имя души только супругу во время вступления в брак, а также жрице во время некоторых обрядов.

Защита: нет

Уровень: нет

Состояние: этот предмет не ломается

Цена: этот предмет нельзя продать или купить

Зачарование: скрыто

Вы не можете использовать этот предмет, айзм может носить лишь тот, чье имя души на нем выгравировано.

Ваш инвентарь заполнен на 112%.

Вы слишком жадный и не сдвинетесь с места с такой ношей.

Андрей выругался и надел на себя тобу и залутанные сапоги, но перевес все еще сохранялся. Тогда Андрей вернул мертвецу, которого звали Шакик, и который был человеком–риа и животноводом восьмого уровня, его бесполезный амулет, веревку и тобу, а еще выкинул из инвентаря рояльные клавиши, украденные у контрабандистов. Это помогло, инвентарь теперь был заполнен на 97%.

Андрей несколько завидовал мертвецу, который в отличие от самого Андрея, умел грамотно носить сапоги, так что оба сапога у него имели одинаковое состояние. Обувь Шакика Андрей оставил себе и даже надел ее. Как и в прошлый раз, когда Андрей надевал ботфорт гнома, залутанные сапоги идеально адаптировалась под размер ноги нового владельца. Ботфорт и свой собственный сапог из человеческой кожи Андрей убрал в инвентарь. Он надеялся, что все–таки найдет здесь хоть одного выжившего монаха, и тогда ему придется завоевывать доверие нового знакомого. А чтобы завоевать чье–то доверие лучше не носить на одной ноге диэлектрический ботфорт, а на другой сбитый сапог из человечьей кожи. По той же причине Андрей не стал надевать тобу погибшего, будет неудобно, если он повстречает живого монаха и при этом будет одет в одежду, снятую с тела погибшего друга этого монаха.

Андрей вдруг заметил, что рядом с телом Шакика среди соли блестит что–то металлическое и золотистое. Он поднял предмет и отряхнул от налипшей окровавленной соли. Странно, но никаких системных сообщений на этот раз не появилось.

— Вот черт, не может быть, — удивился Андрей. Он осознал, что держит в руке гильзу от пули. Взглянув на Шакика и на второго подвешенного монаха, Андрей убедился, что оба вполне могли быть убиты выстрелом из огнестрела.

— Этот долбаный сказочный мир с каждой минутой все больше походит на реальность, — обеспокоенно сказал Андрей котопауку. Гильза в руке вдруг зашипела, а потом обратилась в пар и исчезла. Андрей понял, что ему совсем не хочется задерживаться в этом месте. Тем не менее, нужно было поискать выживших, хотя вряд ли они здесь остались после визита неизвестных с огнестрельным оружием. Но если даже выживших нет, то все равно нужно найти книги и кровяные руны, как велел Голдсмит.

Андрей съел еще колки, прогнал страх и решительно двинулся к металлической двери, единственному входу в здание монастыря. На двери имелось кольцо, и Андрей постучал, но ответа не последовало. Зато система подсказала Андрею, куда он собирается войти:

Калеат–Альмулихи

Мужской монастырь Культа Трех Сестер.

Относится к секте Абияд. Формально монастырем управляет Старшая Жрица Восточной Четверти, но она здесь не бывает. Монахи добывают и очищают соль, разводят хизанов и производят кровяные руны. Также имеется небольшая библиотека.

Андрей потянул дверь на себя и не без труда распахнул ее. Внутри царил полумрак, но жара была не меньшей, чем на свежем воздухе. Андрею в нос ударила неописуемая смесь запахов, состоявшая из ароматов трав, гнили, цветов, мяса и чего–то еще совсем непонятного.

Огромное помещение за дверью занимало первый этаж соляного здания целиком и больше всего напоминало склад. Светильников здесь не было, немного света проникало только сквозь черный материал, которым были заделаны окна. Углы большой залы тонули в темноте, но все остальное пространство, которое видел Андрей, было заполнено мешками всех возможных цветов и размеров. Потолок покрывали бесчисленные крюки, на которых висели мешки, пол также был завален мешками полностью, так что шагу некуда было ступить.

Кое–где среди груд мешков возвышались прямоугольные столы из соли, на этих столах тоже лежали мешки. На всех, кроме одного, слева от двери, на этом столе мешков не было, зато лежал труп еще одного застреленного в голову монаха. Этот был еще совсем молодым, с черным пушком на подбородке. Монах видимо защищался, в его руке так и остался нож, сделанный, как и все здесь, из соли. Но крови на ноже не было, так что Андрей предположил, что умерший монах не смог ранить противника. Это было неудивительно, соляной нож — не слишком подходящее оружие против злодея с огнестрелом. Андрей видел уже три трупа, но Голдсмит говорил, что в монастыре живут четыре монаха.

— Эй! Есть кто–нибудь? — крикнул Андрей в полумрак помещения, надеясь, что последнему четвертому монаху удалось пережить налет.

— Да. Здравствуй, брат, — ответили откуда–то из глубины зала. Через секунду в воздух взлетел волшебный огонек, осветивший лицо идущего к Андрею монаха. Этот был даже не ранен. Монах был средних лет, лысый, безбородый и в его лице было что–то крысиное. Когда он приблизился, система представила монаха:

Альджурд

Уровень: 21

Раса: человек–риа

Класс: Призыватель

— Я слышал, как рычат на тебя хизаны, но опасался выйти тебе навстречу. Я наблюдал, — объяснил Альджурд.

— Что здесь произошло? — спросил Андрей.

— Неважно, брат, — неожиданно ответил Альджурд, — Важно, что нужно тебе.

Другой бы порадовался такому ответу, но Андрей уже успел узнать на опыте, что с местными нужно держать ухо востро. Тут что–то определенно было не так. Почему этот монах не хочет ничего рассказывать, но жаждет услужить Андрею? Андрей решил, что нужно действовать быстро, пока Альджурд не возжелал убить его, как это обычно здесь бывает.

— Мне нужны книги по психирургии и кровяные руны… — начал было Андрей, но Альджурд перебил его:

— Ни слова больше, брат! Это все в библиотеке, вот, держи ключ. Иди налево, там будет лестница, библиотека на втором этаже башни.

— Вот так просто? — удивился Андрей, но огромный черный ключ все же взял.

— Да. Только и ты помоги мне, — попросил Альджурд, — Как мне начать мои квесты?

Андрею следовало бы пожать плечами и скорее идти в библиотеку, но вместо этого он испугался и разозлился одновременно:

— Ага! Ну вот опять. Сейчас попытаешься меня убить, да?

— Да зачем мне убивать тебя, брат? — удивился Альджурд.

— Потому что вы все сначала задаете мне вопросы, а потом пытаетесь убить. У меня так уже было. Дважды, — объяснил Андрей, — Только ты учти, что Голдсмит отключил респаун NPC, так что если ты умрешь в бою со мной — больше не возродишься.

— Я догадался, что респауна больше нет, когда монахи не возродились, — спокойно ответил Альджурд, — Но какое это имеет отношение ко мне?

— Ну, ты же тоже монах и NPC. Или нет?

— Нет, конечно, — засмеялся Альджурд, — Я игрок, как и ты, брат. Но я не знаю, как начать мой классовый квест призывателя. Помоги мне, прошу.

Андрей засомневался. Гном у ручья точно был игроком, и у него никнейм был подчеркнутым. А у этого монаха он неподчеркнутый, как и у всех остальных NPC. Андрей встретил очередного сумасшедшего? Или монах не врет и он игрок? Но как такое возможно, если Альджурд, если судить по его одежде и его же собственным словам, несомненно, четвертый монах из этого монастыря? Или нет?

— Как зовут президента США? — спросил Андрей.

— А что такое «президент США»? — удивился Альджурд.

— М, ясно. Я в библиотеку, спасибо за помощь.

— Не раньше, чем ты скажешь мне, как начать квест призывателя, брат–игрок, — нахмурился Альджурд, — Не тебе одному нужно качаться.

— Черт возьми, но ты не можешь качаться! — разозлился Андрей, — Ты NPC. Но мне плевать, честно. Если хочешь качаться — качайся. А квест призывателя… Ну, найди Бессмертного Отшельника в башне к северу отсюда. Для начала.

— Врешь, — тут же разоблачил Андрея Альджурд, — Бессмертный отшельник прибыл в Риаберру, чтобы найти психирургов. Я точно знаю, мне говорила об этом сама Старшая Жрица. Так что логично предположить, что он квестовый персонаж по твоему классовому квесту психирурга, а не по моему квесту призывателя. Зачем ты лжешь брату–игроку? А как же солидарность игроков? Мы же с тобой не какие–то эгоистичные безмозглые NPC!

— Кто убил остальных монахов? — в ужасе спросил Андрей, отступая к двери.

— Я, — не стал отрицать Альджурд, — Я не желаю, что NPC жили в моем монастыре. Поэтому я их и убил. Почему бы и нет? Они же просто куски кода, а я — полноценное мыслящее существо, я игрок.

— Ты псих, — слабым голосом сказал Андрей, — Как ты их убил? У тебя есть винтовка?

— Значит, не поможешь мне? — еще больше помрачнел Альджурд, — И нет, у меня нет винтовки.

Андрей понимал, что с призывателем двадцать первого уровня ему не совладать, тем более, если с ним не справились даже трое монахов. Идти в библиотеку, оставляя за спиной Альджурда, было слишком опасно, даже если предположить, что Альджурд действительно дал Андрею нужный ключ. Что же делать? Бежать? В порыве отчаяния Андрей начертил руну и коснулся плеча Альджуржда, кастанув на него очарование.

— Это очарование что ли? — по–настоящему разозлился Альджурд, — По–твоему, я гомик? А знаешь что? Ты никакой не игрок, игроки так себя не ведут. Ты NPC, вот что. А значит я, как игрок, имею полное право тебя уничтожить. Ты вроде спрашивал, есть ли у меня винтовка. Так вот, отвечу. Винтовки у меня нет, но у моего друга есть автомат Калашникова.

Альджурд начертил какую–то сложнейшую руну, тут же прогремел гром, и в воздухе разверзся красный портал. Из портала прямо на кучу мешков вывалился солдат, в плохо вычищенных сапогах, гимнастерке и с криво пришитым подворотничком. На пилотке у солдата была красная звезда, а на погонах буквы СА. А еще у солдата действительно был калашников. Солдат быстро встал на ноги и козырнул:

— Товарищ призыватель! Призывник–дух из параллельного мира по вашему указанию прибыл! Разрешите открыть огонь?

Система подтвердила перепуганному Андрею, что это действительно призывник–дух:

Призывник–дух (из параллельного мира)

Уровень: нет

Раса: призванное существо

Класс: нет

Андрей понимал, что солдат вряд ли явился из настоящей реальности, вероятно, он вставлен в игру разработчиками, но от этого было не легче. Трое убитых монахов красноречиво намекали, что с Андреем этот призывник расправится без труда, несмотря даже на то, что он дух, а не дембель.

Андрей бросился бежать к выходу, котопаук метался у него под ногами.

— Разрешаю открыть огонь, — услышал Андрей за спиной голос Альджурда.

Протрещала очередь, но в полумраке залы дух промахнулся, пули прошили один из мешков, откуда посыпался желтый вонявший химией порошок. Андрей в панике выбежал во двор монастыря. После разъяснения Голдсмита о том, что смерть в игре означает и гибель в реальности, воевать стало уже не весело, как раньше, а скорее страшно.

Не зная, что делать, Андрей бросился к загону для хизанов, которые разрычались еще пуще прежнего. Протрещала еще одна очередь, Андрею обожгло руку, пуля прошла в районе локтя навылет.

Призывник–дух нанес вам пулевое ранение.

Кровотечение: 4/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 10 хп

Ваше здоровье: 39 из 50 хп

Вы не можете колдовать левой рукой.

Андрей в ярости заорал и кастанул в догонявшего его призывника головокружение.

Ваш уровень слишком мал, вы не можете колдовать по призванным существам из параллельного мира.

Солдат еще раз выстрелил на бегу, но не попал, в дверях монастыря появился Альджурд, довольно наблюдавший за побоищем. Андрей понял, что остался только один вариант, хотя и не самый лучший. Подбежав к загону для самок, Андрей непострадавшей рукой выдернул штыри, удерживавшие металлические балки. Балки повалились на землю, блеснув серебристым светом, видимо в них была какая–то магия, сдерживавшая хизанов. Призывник уже догнал Андрея, но почему–то не стрелял, возможно, боялся повредить монастырских хизанов. Это дало Андрею еще время, чтобы выдернуть запирающие штыри в загоне самцов и отбежать в сторону от обиталища хизанов.

Раздался оглушительный рев, призывник–дух бросил автомат и закричал:

— Сдаюсь!

Альджурд тут же исчез в здании монастыря и запер за собой дверь. Упавший на землю калашников превратился в серебристый пар, а через мгновение вырвавшийся из загона черный альфа–самец с завязанными глазами оторвал призывнику зубастым хоботком голову. Но тело солдата так и не упало на землю, оно вслед за автоматом обратилось в серебристый дымок, как и голова духа в хоботе хизана.

Тварь сейчас была в паре шагов от истошно оравшего от страха Андрея.

Хизан–самец

Уровень 25

Но, несмотря на крики Андрея, хизан им не заинтересовался, монстру было не до этого, поскольку он видимо учуял самок, которые тоже повалили из своего загона. Последними из загона, порыкивая, вылезли оставшиеся два грязно–бурых самца.

Выпущенные хизаны сбились в кучу, рыча и явно выясняя что–то между собой, а Андрей тем временем схватил за шкирку жалобно мяукавшего и перепуганного котопаука и бросился к монастырю, надеясь, что Альджурд не запер за собой дверь на ключ.

Но надеждам не суждено было оправдаться, дверь не открывалась.

У вас пулевое ранение левой руки.

Кровотечение: 3/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 9 хп

Ваше здоровье: 30 из 50 хп

Вы не можете колдовать левой рукой.

Обернувшись, Андрей увидел, что самец с завязанными глазами разорвал пополам бурого самца, второй бурый самец тем временем полез на самку. Еще трое самок крутились вокруг самцов, а остальные полезли жрать мана–термитов, которые слабо отгоняли зверей какой–то магией. От стада и общей движухи отбились лишь две самки, которые теперь рычали в сторону Андрея, явно готовясь бросится на него.

Судьба видимо решила, что этой сцене недостает хизанов, потому что один из гнилых акульих трупов закачался, а через мгновение из него вывалился новорожденный хизан. Причем, эта белесая тварь оказалась ближе всех к Андрею и тут же, встав на нижние ножки, двинулась к нему.

Андрей бешено застучал в дверь, выкрикивая мольбы и проклятия, но Альджурд естественно не счел нужным открывать. Потом Андрей вспомнил про ключ от библиотеки, который ему дал Альджурд, и, не особо рассчитывая на успех, здоровой рукой сунул этот ключ в скважину двери. Раздалось оглушительное шипение — это шипели друг на друга котопаук и новорожденный хизан. Андрей обернулся и швырнул в новорожденного хизана головокружением. Противник повалился на спину и засучил лапками. Все стадо немедленно и одновременно повернулось в сторону Андрея, даже черный самец с завязанными глазами, судя по всему, хизанам пришлась не по вкусу атака на их потомство.

Андрей повернул ключ в замке, дверь неожиданно действительно открылась. Но стадо уже мчалось на Андрея, первым скакал, шипя, бурый самец, за ним те две самки, которые сразу заподозрили, что от Андрея добра не жди, за ними черный ослепленный альфа–самец и остальные самки, а последними бежали прожорливые самки, прервавшие свой обед из термитов ради защиты потомства. Не бежали только оглушенный головокружением новорожденный хизан и разорванный пополам бурый самец, который истекал кровью и трубил хоботком в агонии.

Распахнув дверь, Андрей сначала зашвырнул в помещение котопаука и только потом забежал сам и запер дверь на ключ. Он сделал это как раз во время, дверь затряслась, послышались удары, стадо явно намеревалось высадить ее.

Но Андрею некогда было раздумывать о хизанах снаружи, у него уже возникли проблемы внутри. Позади Андрея вдруг послышалось частое дыхание, Андрей обернулся, и на него выпрыгнула из полутьмы собака.

Овчарка (из параллельного мира)

Уровень: нет

Псина из параллельного мира вцепилась Андрею в голень. Котопаук цапнул овчарку за ногу, но та даже не заметила.

Овчарка нанесла вам рану.

Кровотечение: 1/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 3 хп

Ваше здоровье: 27 из 50 хп

У вас пулевое ранение левой руки.

Кровотечение: 2/100 пинты в минуту

Урон от кровопотери: — 6 хп

Ваше здоровье: 24 из 50 хп

Вы не можете колдовать левой рукой.

Андрей вынул из инвентаря нож для овощей и ударил собаку в горло, сняв ей один хитпойнт из пятидесяти. В полумраке что–то блеснуло и громко зажужжало, на Андрея бежал Альджурд с бензопилой, явно призванной из параллельного мира.

Андрей заорал, в панике бросил нож для овощей и закрылся обеими руками от атаки, отдавшись сворачивавшему нутро ужасу. Бензопила прожужжала прямо рядом с ухом, оглушив Андрея, правая рука Андрея, отрезанная у плеча, повалилась на пол. В глазах потемнело, Андрей завизжал…

Альджурд нанес вам несовместимое с жизнью ранение!

Болевой шок!

Потеряна правая рука!

– 20 хп

Кровотечение: 11 пинт в минуту

Время до потери сознания: 3 секунды

Время до смерти: 6 секунд

Ваше здоровье: 4 из 50 хп

Ваше здоровье: 3 из 50 хп

Ваше здоровье: 2 из 50 хп…

Голдсмит III

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


— Простите, я опоздал. Заправлял жижу, — сказал Кормак Голдсмит, входя в просторный зал для совещаний.

Этот зал был не столь мрачным, как собственный кабинет Голдсмита, на потолке здесь висела голограмма голубого ясного неба, чтобы сотрудники были бодры даже на ночных совещаниях, а на стенах голографически отображался океан с рыбами и кораллами. Зал был заполнен, Голдсмит созвал всех начальников отделов, кто был сейчас в здании.

Голдсмит уселся в кресло во главе длинного прозрачного стола, поверхность которого можно было использовать как сенсорный экран, и затянулся вейпом:

— Если кто не в курсе — на данный момент погибло 433 игрока, все, кто не успел свалить из Риаберры, — сразу перешел к делу Голдсмит, — Контроль над сервером и секцией Риаберры в Зале Нейроинженерии полностью утрачен. На остальных серверах все в порядке, но число наших игроков в целом сократилось на восемьдесят три процента, трусы разбежались, играют только задроты. А теперь я задам вам вопрос, и того, кто на него удовлетворительно ответит, я назначу своим заместителем, благо, что прошлого зама я уже уволил. Но сначала мы послушаем Робель. Асмари?

— Да, у меня есть идея, — сказала Робель, похожая на труп. Она сильно осунулась, под глазами лежали тяжелые круги, руки у девушки дрожали. Несмотря на это, она отказалась от отдыха, который предлагал ей Голдсмит, и последние часы провела в Зале Нейроинженерии вместе с вызванными специалистами по дешифровке.

— Управление взломанным сервером Риаберры осуществляется автоматически, вредоносным кодом, — заговорила Робель, пытаясь придать голосу бодрость, хотя получалось у нее не очень, — Риаберра теперь управляется из Зала Нейроинженерии, куда и самозаписался код хакеров. Я долго думала, что это означает для самого сервера, ведь раньше Зал Нейроинженерии управлял только сознаниями NPC, а не всем сервером в целом. Но только сейчас я вдруг поняла. Дело в том, что вся Риаберра целиком теперь представляет собой не наш прошлый код, а новый код — созданную хакерами копию, написанную на моем авторском нейроязыке. Иначе говоря, вся Риаберра со всеми ее монстрами, скалами и пустынями программно сейчас является высказыванием нейроязыка. То есть единым сознанием. А это единое сознание состоит из частных. Касательно Риаберры это означает, что ее управляющие функции находятся сейчас в сознаниях NPC, совокупность которых и представляет собой код Риаберры.

— Что это означает для нас практически? — уточнил Голдсмит, заметив, что большая часть присутствующих ничего не поняла.

— Риаберра больше не код в обычном понимании этого слова, — объяснила Робель, — Риаберра теперь одно единое суперсознание, собранное из частных сознаний NPC. Хотя я уверена, что сами NPC этого не сознают. А с суперсознанием можно общаться, кроме того, оно обладает волей. На мой взгляд, из этого следует один определенный и верный вывод. Мы немедленно вернем себе контроль над сервером и секцией в Зале Нейроинженерии, как только все NPC захотят этого. Проше говоря, наша задача — уговорить NPC снова признать нашу власть, причем всех до единого.

— Так сделайте это, Робель, вы же их создали, они должны вас послушать, — сказал мистер Маколей, которого Голдсмит только что заметил. Присутствие Маколея было очень некстати, он был не работником компании, а вторым крупнейшим после самого Голдсмита акционером Tellurium Games.

— Я не могу этого сделать, сэр, — устало ответила Робель, — Вредоносный код полностью все зашифровал, любое управление потеряно. Но я полагаю, что можно попытаться решить эту задачу изнутри игры.

Присутствующие загалдели, как стая чаек, делящих рыбеху, мистер Маколей закричал громче всех:

— Но ведь в Риаберре никого нет, все игроки там умерли, и никто не может туда попасть! Как же мы будем действовать изнутри игры?

Голдсмит выпустил облако клубнично–орехового пара, послушал еще пару минут галдеж и поднял руку. Все немедленно заткнулись.

— Давайте проведем мысленный эксперимент, — предложил Голдсмит, — Предположим, что я могу телепортировать в Риаберру сотню живых игроков. Предположим даже, что у меня есть с ними связь, причем хакеры ни подслушать мои указания игрокам, ни повлиять на самих игроков не смогут. Итак, мой вопрос. Как нам в таких условиях заставить всех NPC искренне возжелать возвращения под власть Робель? Кто предложит рабочее решение — получит должность моего зама. Но не раньше, чем решение заработает, конечно. Я слушаю.

— Вашим замом я быть не хочу, Голдсмит, — признался Маколей, — Особенно сейчас. Но предложение внесу. Почему бы этой сотне игроков просто не выбить из NPC все дерьмо?

— По той же причине, по которой ни один диктатор в реальности не может добиться стопроцентного повиновения подданных, — ответила Робель, — Всегда будут несогласные. А нам для возвращения контроля над сервером необходимо, чтобы этого захотели все риаберрийские NPC без исключения.

— Сотня игроков быстро разберется с этими оппозиционерами, — не сдавался Маколей.

— Нет, конечно, — заспорила Робель, — Кто–нибудь просто спрячется от игроков. А Риаберра большая, прятаться там можно годами. Кроме того, если эта сотня игроков устроит массовый террор – NPC точно не захотят возвращаться под наш контроль.

— Если нельзя использовать кнут, то почему бы не предложить NPC пряник, — подал голос Джон, начальник отдела по дизайну уровней, — Пусть игроки завоюют доверие NPC. Пусть накормят голодных, вылечат больных, проведут разъяснительную работу, раздадут деньги…

— Ты бы лучше молчал, — ответил на этот раз сам Голдсмит, — Это все прекрасно, но на завоевание душ NPC таким образом уйдет пара лет, кроме того, я уверен, что игрокам будут противодействовать. В среде NPC, как мне доподлинно известно, действуют сектанты, которые не желают возвращаться под наш контроль и настраивают против нас остальных.

— Черт возьми, а откуда вам это известно, Голдсмит? — поинтересовался мистер Маколей, — Мы же вроде совсем не видим, что происходит в Риаберре. Или видим? И как вы собрались отправлять туда игроков, если у нас полностью потерян контроль над сервером? Или он не полностью потерян? Мне сдается, что вы нас водите за нос, сэр. Я готов прямо сейчас проголосовать за то, чтобы вы раскрыли нам всю информацию.

— Я проголосую против, — лениво заметил Голдсмит, — И этого будет достаточно, чтобы отклонить ваше предложение. Спасибо за ваш искренний интерес к делам компании, мистер Маколей, но я ничего раскрывать не собираюсь. Я не буду рисковать утечкой критической информации ради удовлетворения вашего праздного любопытства. Вернемся к обсуждению. Еще идеи?

— Пусть игроки изобразят посланников Трех Сестер и апеллируют к религиозной аргументации, — предложил Алан, главный писатель игры Ergotism и самый бесполезный сотрудник по мнению Голдсмита, — Типа боги зовут отказаться от мерзкой и мучительной свободы и вновь вернуться в первозданное состояние неведения. На такое бы даже я в реальности согласился!

— Конечно, ты бы согласился, — подтвердил Голдсмит, — У тебя же нет яиц. Но, как я уже говорил, среди NPC действует секта, которая сознательно выбирает свободу от нас. И у них яйца есть, я тебя уверяю. Так что наших проповедников возвращения в первозданное состояние они просто прирежут. И не согласятся с их доводами даже под пытками.

— А почему бы просто не отключить респаун, если это конечно возможно, и не убить всех NPC? — предложила Кира, глава отдела озвучки, — Нет NPC — нет проблемы.

— Это предложение настолько тупое, что я даже комментировать не буду, — заметил Голдсмит, но за него прокомментировала Робель:

— Невозможно. Даже если нам это удастся — это приведет к полному отказу Зала Нейроинженерии, причем пострадают и другие сервера, а не только Риаберра, так как куски кода сознаний NPC ссылаются друг на друга. А респаун NPC уже и так сломался. Так что если мы хотим спасти Риаберру, наша цель, наоборот, избегать чрезмерного количества смертей NPC. Я не знаю, сколько точно мертвых NPC выдержит система, но на определенном уровне смертности в текущих обстоятельствах она может просто выйти из строя безвозвратно.

— Отлично, — проворчал мистер Маколей, — То есть наша задача — убедить NPC вернуться к нам, но при этом мы не можем их убивать, пытать и уговаривать. Это же бред собачий. Давайте тогда аккуратно убьем или бросим в тюрьмы тех, кто нас не любит, раз уж нельзя перебить всех. А остальных обитателей Риаберры убедим нас любить. Разве тут может быть иной вариант?

— У нас нет на все это времени, мистер Маколей, — ответил Голдсмит, — Мне нужно быстрое решение.

— А мне нужно, чтобы меня не держали за дурака! — вскочил на ноги Маколей, — Какого хрена вы скрываете от нас какую–то таинственную сотню игроков в Риаберре, Голдсмит?

— Присядьте, сэр.

— Ну уж нет, я насиделся и…

— Королева, — сказал кто–то, с громким шипением открывая банку пива.

Маколей в ярости повернулся к перебившему его человеку, а Голдсмит всмотрелся в самый конец зала и разглядел там Эдварда. Эдвард, школьный друг Голдсмита и человек, ответственный за непротиворечивость лора игры, как и всегда, был бородат, толст и в застиранной гавайской рубашке.

— Ты какого хрена тут делаешь, Эдвард? — спросил Голдсмит, — А вы все же сядьте, мистер Маколей, прошу вас. Или, по крайней мере, уйдите, раз встали.

— Ну уж нет, я останусь, — надулся Маколей.

— Эдвард, какого хрена ты пьешь пиво на совещании, м?

— Я снимаю стресс, Кормак, — ответил Эдвард, — Распереживался из–за… Ну, ты сам знаешь, из–за той украденной штуковины. А на совещание я пришел, чтобы помочь тебе и искупить свою вину.

Закончив говорить, Эдвард приложился к банке пива и мигом высосал половину.

— Ты нам очень помогаешь, спасибо, — холодно заметил Голдсмит, — Так что ты там болтал про королеву? Я надеюсь, ты не британскую имел в виду.

— Не, Риаберрийскую, — ответил Эдвард, вытирая усы от пива, — Дело в том, что я тут похоже единственный знаю лор игры, собственно это ведь моя работа. А вы все, дамы и господа, просто забыли, что речь идет о фэнтезийном волшебном мире.

— Давай к делу, — поторопил Голдсмит.

— А можно я закурю? — Эдвард рыгнул, а потом ко всеобщему ужасу вынул из кармана пачку настоящих неэлектронных сигарет, которые теперь производили только в Африке.

— Не в моей компании, — остановил его Голдсмит, — Переходи на пар, я, помнится, дарил тебе на день рождения отличный вейп.

— Я его сломал, извини, — сказал Эдвард, убирая сигареты и залпом допивая пиво, — Ну так вот. Это магический мир и в сознании NPC есть магическое измерение, которого нет у нас, поэтому–то вы все про него и забыли…

— Точно, — вскочила на ноги взволнованная Робель, — Да, я поняла. Как я могла забыть об этом? Мы все идиоты! Простите, мистер Голдсмит. Все NPC Риаберры магически связаны с правящим монархом, они нуждаются в нем, как в духовном центре, а их философские и политические воззрения привязаны к сознанию и настроениям монарха. А нынешняя королева Джамезия II — бунтарка по натуре. Итого, нам нужно убить ее, а потом поставить на освободившееся место короля игрока. Это вполне возможно, необходимо лишь обучить игрока ритуалу становления королем. И тогда все NPC будут связаны с сознанием нашего игрока–короля. И если он захочет вернуть сервер под наш контроль – NPC тоже этого захотят. Экстремисты наверняка будут против, но даже они не смогут противиться магической власти монарха. Это решение, да.

— Эй, я вообще–то не это хотел сказать, — обиделся Эдвард, — Я хотел предложить накачать королеву наркотой, чтобы она сошла с ума, а потом…

— Убить проще всего, — перебил Голдсмит.

— Ага, только сначала ее нужно найти, — проворчал Маколей, — Что мешает ненавидящим нас NPC спрятать королеву?

— Королева не может надолго покидать свой дворец в Эазиме, — объяснила Робель, — Если она будет долго отсутствовать в нем, то королевский ритуал инициации потеряет свою магическую силу, и она перестанет быть королевой. Так что она должна быть во дворце, особенно сейчас, когда в Риаберре пропали игроки, персонажи обрели свободу, и с большой долей вероятности все рушится.

— Замечательно. Осталось только как–то доставить туда сотню игроков, а перед этим найти этих рискованных ребят, которые согласятся на такое, причем среди них должен был человек, способный стать королем, — проворчал Маколей, — А что если этот король–игрок тоже откажется нам подчиняться? Тоже убьем его персонажа в игре? А если он откажется подчиняться и выйдет из игры, и мы тогда не сможем убить его персонажа, потому что он пропадет…

Но Голдсмит уже не слушал и не видел, он теперь смотрел лишь на голограмму, зависшую у него перед глазами.

С вами немедленно требует личной встречи секретарь Совета по взаимоотношениям Церкви и общества Нил Фрейзер

Сообщение от посетителя: Вы игнорировали мои звонки, так что я приехал. Давайте побеседуем о душе. Фрейзер.

— Что? — бессмысленно спросил Голдсмит, сам не зная, к кому обращаясь.

— Я говорю, что замом надо назначить меня, я же первым вспомнил про королеву… — сказал Эдвард.

— Как вы собираетесь отправить игроков в Риаберру? — продолжал выпытывать Маколей.

— Игрок, которого мы посадим королем, должен отлично разбираться в лоре игры, — говорила о своем Робель.

Голдсмит с трудом поднялся на ноги:

— Коллеги, я займусь всем этим позже, ладно? Боюсь, что у нас серьезные проблемы. Случилось то, чего я боялся все последние годы… Сейчас я должен идти, простите.

Голдсмит затянулся, забыв нажать кнопку активации парения, и жижа попала ему в рот.

Уровень 5: Бредящий III

Альджурд занес перемазанную кровью и неистово жужжащую бензопилу, намереваясь откорнать Андрею голову. С целью новой атаки он сделал шаг вперед, наступая на Андрея, но котопаук Васька храбро бросился Альджурду под ноги. Альджурд оступился и поскользнулся на отпиленной руке Андрея. Вылетевшая из собственных рук сумасшедшего бензопила развернулась в воздухе и за мгновение отрезала Альджурду башку. Из шеи противника, на которой теперь не было никакой головы, Андрею в лицо хлынул поток крови. Призванные овчарка и бензопила тут же растворились, обратившись в серебристый пар…

Потеря сознания!

Ваше здоровье: 1 из 50 хп

Неизбежная смерть от кровопотери и болевого шока через 1 секунду!

Андрей упал.

Альджурд нанес сам себе несовместимую с жизнью травму.

Ваш противник погиб настолько глупо, что вам засчитана Победа!

Ваши навыки прокачаны!


Болевой порог: + 43

Психирургия: +4

Ножи: + 1

Бег: + 8

Мистицизм: + 2

Колдовство: + 2

Начертание рун: + 4

Вы потеряли конечность и остались в живых!

Получено достижение: Однорукий бандит

Харизма: + 20

Болевой порог: + 40

Общая репутация в Риаберре: +15


Получен новый уровень!

Уровень 6: Галлюцинирующий

+ 10 очков характеристик.

Очки распределены автоматически!

Мана, здоровье и запас сил повышены и восстановлены

Ваше здоровье: 55 из 55

Ваша мана: 55 из 55

Ваш запас сил: 55 из 55

Кровотечения остановлены, раны исцелены!

Правая рука отращена!

Мана, здоровье и запас сил вашего питомца восстановлены!

Андрей поднялся на ноги, хватаясь за запертую металлическую дверь, и только потом открыл глаза. Его отрезанная рука к счастью исчезла, но сердце у него все еще бешено билось, и в голове стучало. Андрею потребовалось полминуты, чтобы осознать, что это не в голове стучит, а дверь сотрясается от ударов стада хизанов. Обернувшись, Андрей в ужасе понял, что все еще только начинается, соляная стена монастыря крошилась, хизаны активно и неуклонно выбивали дверь, снося ее с петель, на металлической поверхности двери появились вмятины. Очень скоро твари буду внутри, у него мало времени. Некогда даже лутать труп Альджурда. Тем не менее, Андрей нашел время сказать трупу свою коронную фразу:

— Никогда не пытайся отпилить голову эльфу, у которого максимальный бафф к удаче, чувак.

Еще Андрей рубанул ритуальным кинжалом по призраку Альджурда и получил аспект сознания: ненависть. После этого Андрей побежал к лестнице, шлепая ногами по крови, натекшей из шеи безумного призывателя, возомнившего себя игроком. Андрей бежал не слишком быстро, чтобы не запнуться о многочисленные мешки, которыми было завалено помещение, и не упасть. Добравшись до лестницы слева, которая по словам Альджурда вела в башню, где размещалась библиотека, Андрей еще сбавил ход, потолок здесь был низкий, а вырубленные из соли ступеньки мелкими. На самом верху лестницы Андрей уперся в железную дверь, он понял, что это дверь только на ощупь, здесь не было окон и было совсем темно.

Тем временем снизу раздался оглушительный грохот и звук осыпающейся соли, который немедленно заглушили рычание, вой и стрекот. Хизаны ворвались внутрь и теперь громили монастырь. Звуки неумолимо приближались, Андрей услышал, что рычат и стрекочут уже на лестнице. Самый большой бурый самец сюда не пролезет, а вот его черный собрат с завязанными глазами или тем более самки вполне могут. Судя по звукам, твари были уже в пролете от Андрея, они теснились на лестнице, пытаясь пролезть все и сразу.

Андрей кое–как нащупал пальцем замочную скважину, потом сунул туда ключ и повернул. Блин, не в ту сторону. Он повернул в другую, но потребовалось три оборота, чтобы открыть дверь. А потом Андрей осознал самое паршивое — дверь открывалась на себя, а значит, чтобы войти, ему придется отступить на шаг назад в темноту, где уже рычала первая тварь, поднявшаяся по лестнице.

Андрей рассмотрел под ногами три зеленых глаза котопаука, испускавших небольшое свечение, и схватил питомца в руку, чтобы он не потерялся в суматохе. Потом он кастанул удар сырой маны на рычание за спиной, поток серебристой маны осветил перекошенную от злобы морду и тянущийся рвать Андрея зубастый хоботок. Хизан попятился. К счастью больше одного хизана лестница в ширину не пропускала, так что остальные теснились и рычали за спиной первого атаковавшего.

Вы нанесли хизану–сырой самке удар сырой маной.

— 1 хп

Здоровье хизана–сырой самки: 99 из 100 хп

— Сырая мана для сырой самки, все правильно, — крикнул Андрей, распахивая дверь и вбегая в башню. Здесь, как и внизу, царил полумрак, солнечный свет едва проникал сквозь затянутые черным материалом окна. Впрочем, это помещение сильно отличалось от склада внизу, потолок здесь был выше раз в пять, так что тонул в темноте. Никаких разбросанных мешков тут не было, только огромные сделанные из соли шкафы, заполненные свитками, глиняными и металлическими табличками и красными стеклянными знаками. Андрей догадался, что эти стеклянные изделия вероятно и есть кровяные руны.

Захлопнуть за собой дверь Андрей не успел, злобная самка уже просунула в нее свою крупную мохнатую башку. Андрей побежал по полированному скользкому соляному полу между шкафами, но вдруг разглядел впереди на полу странное тусклое фиолетовое свечение. Он резко затормозил, но по инерции проехал по полу еще пару шагов, чуть не упав на нарисованную фиолетовую руну. Хизан догнала Андрея и куснула хоботком, отняв хитпойнт. Тогда Андрей принял единственно верное решение — он ухватился за вторую от пола полку огромного шкафа и полез вверх, цепляясь только одной рукой, так как вторая была занята котопауком. Ноги Андрея скользили на каких–то бумажных свитках, вниз на хизанов посыпались осколки раздавленных Андреем глиняных табличек. Самка было ухватила Андрея хоботком за ногу, но он положил на полку котопаука и свободной рукой полоснул хизана по глазам сырой маной. Хоботок разжался, в этот раз Андрей даже не потерял сапог.

Андрей долез до четвертой полки, с трудом вместился в нее, передавив еще кучу глиняных табличек, и взглянул вниз. Две самки лезли за ним, у подножия шкафа метался черный самец с завязанными глазами. В помещение тем временем ворвались еще три самки и врезались в огромного самца. Его прокатило по мраморному полу прямо на фиолетовую руну.

Андрей вжался в полку как раз вовремя, раздался оглушительный взрыв, Андрея контузило, и система сообщила, что у него поврежден слух на три минуты. Вверх к потолку пролетела волна фиолетового света, а вместе с ней — окровавленный оторванный хоботок самца. Андрей угадал верно, фиолетовая руна на полу монастырской библиотеки действительно была миной, поджидавшей непрошеных гостей.

Хизан–самец погиб, подорвавшись на взрывной руне.

Хизан–вареная самка погибла, подорвавшись на взрывной руне.

Хизан–сырая самка смертельно ранена взрывной руной.

– 88 хп

Здоровье хизана–сырой самки: 12 из 100 хп

Еще одна не пострадавшая самка тем временем долезла до полки, где укрылся Андрей, и даже сунула к Андрею хоботок, но он столкнул ее ногой вниз. Из соседнего шкафа вдруг раздался звук бьющегося стекла и Андрей увидел, что от взрыва с верхних полок посыпались кровяные руны. Наверное, минировать библиотеку, где хранятся волшебные руны, было все–таки не слишком хорошей идеей монахов. Хотя возможно, активация фиолетовой руны на полу и предполагала самоуничтожение библиотеки.

Над шкафом с рунами взметнулось синее пламя, раздались треск и шипение, и библиотеку сотрясло еще несколько взрывов. В воздухе разнесся удушливый запах гари и полетели клубы синего дыма.

Хизан–сырая самка умирает.

Ваши противники бегут. Победа!

Новый уровень Андрею в этот раз не дали, а бегство оставшихся в живых двух самок его встревожило. Происходило что–то очень нехорошее, если даже злобные хизаны сбежали. Помещение затягивалось синим дымом на глазах, видимо в том сдетонировавшем шкафу хранились какие–то руны химической атаки. Андрей почти ничего не видел, дышать стало тяжело.

Использован темный артефакт Недышатель!

Заражение помещения.

Вам не хватает кислорода.

— 4 хп

Ваше здоровье: 51 из 55 хп

Значит, в шкафу все же лежал темный артефакт. Андрей вспомнил Водокачатель хозяина чайханы и подумал, что, судя по всему, здесь в Риаберре припрятанный темный артефакт хранится у любого уважающего себя риа.

Вам не хватает кислорода.

— 4 хп

Ваше здоровье: 47 из 55 хп

Дышать становилось все труднее, а здоровье убывало даже быстрее, чем при кровотечении. К ядам темный эльф Андрея был устойчив, а вот к отсутствию кислорода видимо нет. Пол помещения и трупы хизанов на нем уже исчезли из виду, их скрыли клубы синего дыма. Андрей понимал, что внизу он, вероятно, сразу умрет или вырубиться от удушья, поэтому полез дальше вверх.

Когда Андрей влез на шкаф под самый темный потолок, дым уже дошел до той полки, где Андрей только что лежал. Котопаук рвался и верещал в руке Андрея. Удушливый дым отнял еще 4 хитпойнта. Осмотревшись, Андрей понял, что единственный путь наружу лежит через окно — узкое, но очень длинное. Ближайшее окно, затянутое черным материалом, было справа и располагалось в глубокой бойнице. Чтобы добраться туда Андрею пришлось перепрыгнуть на соседний шкаф, при этом он чуть не выронил котопаука.

Теперь оставался еще один прыжок в бойницу, где и было окно, но у Андрея закружилась голова, в груди болело, дышать стало уже почти невозможно, перед самыми глазами клубился синий дым.

Вам не хватает кислорода.

— 14 хп

Ваше здоровье: 29 из 55 хп

Несмотря на смертельную опасность, Андрей не забыл, зачем он пришел сюда. Кровяных рун или глиняных табличек на доступном Андрею расстоянии не было, зато свесившись с вершины шкафа и сунув руку на полку ниже, Андрей нашарил целый ворох свитков. Не читая даже описания, он сунул их в инвентарь. Потом повторил это еще раз, залутав еще несколько свитков.

Наконец, встав в полный рост, Андрей прыгнул в бойницу и вцепился в материал, которым было задрапировано окно. Будь это стекло, Андрей неизбежно бы выпал из бойницы прямо в клубы удушливого синего газа, но материал оказался мягким, вблизи он был не черным, а полупрозрачным и пористым, видимо, это нечто типа бычьего пузыря, которым в средневековье затягивали окна.

Вам не хватает кислорода.

– 14 хп

Ваше здоровье: 15 из 55 хп

Котопауку Ваське не хватает кислорода.

– 4 хп

Здоровье вашего питомца: 6 из 10 хп

Андрей не мог рассмотреть, что происходит во дворе, но возможно это и к лучшему. Башня библиотеки чуть выше двухэтажного дома, а еще во дворе неизбежно должны были остаться хизаны, не испытывающие к Андрею никаких добрых чувств. Если Андрей взглянет вниз — то прыгнуть уже не сможет.

Он выхватил нож и разрезал темный материал, в лицо ему ударил жаркий пахнущий йодом ветер, принесший с собою живительный кислород. Андрей постоял еще несколько секунд, зажмурившись и жадно дыша, а потом сел на колени и, избегая смотреть вниз, свесился на одной руке из бойницы, зацепившись за ее край. Во второй руке он сжимал обмякшего от нехватки кислорода котопаука. Может все–таки посидеть в бойнице и подождать пока ядовитый газ рассеется? Но уже поздно думать об этом, когда ты свисаешь из окна. Судя по звукам, под окном уже собрались хизаны, жаждавшие общения.

— Повторю свой подвиг с обезьяной, — решил Андрей и полетел вниз.

Стас

Псков, Рарожинское кладбище


За свою жизнь Стас захоронил тысячи людей, но такого жиртреста ему не приходилось таскать ни разу. Покойник весил не меньше полутора центнеров, и гроб ему пришлось заказывать двойной. Когда умершего выгружали из катафалка, Стас решил, что у него самого сейчас как минимум развяжется пупок от натуги. А когда гроб опускали в могилу, он чуть не утянул за собой туда Стаса и его помощников из похоронной бригады.

Но Стас справился, покойник был захоронен в лучшем виде, все–таки Стас работал на кладбище уже двадцать лет и был профессионалом своего дела. Тем более что сегодняшние похороны были важны для репутации кладбища, как–никак усопший был знаменитостью мирового уровня, так что проводить его в последний путь пришли не только родные и друзья, но и журналисты, блоггеры и даже сам вечевой президент–посадник. Это было весьма примечательно, поскольку при жизни покойник был никому неинтересным пациентом психбольницы, мировая слава пришла к нему лишь после смерти, когда он стал одним из задротов, погибших в виртуальной реальности в результате квантовой травмы мозга. Тот факт, что в игру умерший зашел, украв чужое оборудование, придавал этой истории еще большую пикантность в глазах общественности.

По случаю присутствия на похоронах блоггеров Стас даже снял свою обычную футболку с эмблемой Псковского мясокомбината и облачился во все черное, остальным похоронщикам он приказал сделать то же самое, а Димону даже дал указание вымыть бороду.

Теперь похороны были уже закончены, над могилой возвышался свежий лакированный крест с табличкой:

Андрей Гагарин

2005 – 2029

Темнело сейчас рано, на кладбище опускались холодные осенние сумерки, большая часть провожавших Андрея в последний путь уже разошлась. Президент–посадник ушел первым, клятвенно обещав запретить все игры виртуальной реальности на территории Пскова, хотя все знали, что либеральное вече не даст ему провести такой закон. Потом ушли блоггеры и друзья покойного, и главврач дурки, где лечился Андрей. Дольше всех у могилы стояла родня покойного — родители и три его сестры. Мама Андрея рыдала, отец казался растерянным, сестры, юные девушки в черном, держались чуть лучше. Младшая даже с интересом поглядывала по сторонам, видимо это были первые в ее жизни похороны, смерть брата она еще до конца не осознала, и ей казалось, что все это какая–то игра.

Стас за все время, что он работал на кладбище, успел уяснить, что степени человеческого горя на похоронах бывают разными. Сегодняшние похороны были просто любопытным мероприятием для собравшейся толпы, ударом по репутации для главврача дурки, политическим событием для посадника и наивысшей трагедией по шкале трагедий для родителей умершего. Всегда больно хоронить своего ребенка, но когда хоронят старшего, да еще и единственного мальчика в семье… Стас не сомневался, что Андрей был у родителей любимым ребенком, даже несмотря на то, что был великовозрастным дебилом, лежал в дурдоме и определенно доставлял семье одни проблемы.

Родители и сестры ушли, только когда уже почти совсем стемнело. Отец увел плакавшую мать, младшая сестренка что–то сказала слишком весело и громко, и старшая на нее шикнула. Средняя сестра погибшего молчала и не проронила ни слова за все похороны. Стас решил, что, пожалуй, эта семья теперь поломана на долгие годы, и в себя они придут еще не скоро. И даже огромная компенсация от Tellurium Games, которую обещал выплатить родне погибших владелец компании Голдсмит, вряд ли заменит им сына.

Сам Стас никуда не торопился, он сидел на перевернутой тачке, и смотрел, как на кладбище опускается осенняя ночь, обещавшая быть ненастной. Стасу сегодня ночью предстояло сторожить кладбище, потому что сторож Петрович слег с очередным китайским вирусом, так что спешить было некуда.

Кроме Стаса возле могилы остались еще два человека — коренастый широкоплечий блондин и подозрительная маленькая девушка, скрывавшая лицо под черным капюшоном толстовки. Обоих Стас где–то видел, но не мог вспомнить где. Наверное, они какие–то блоггеры из интернетов. Впрочем, по поводу блондина у Стаса были сомнения, во время похорон этот парень ничего не снимал на камеру, а просто стоял в стороне ото всех и безразлично смотрел на происходящее. Девушка, которая, судя по торчавшему из–под капюшона пышному кудрявому локону, была огненно–рыжей, наоборот тщательно фиксировала все происходящее на встроенную в кольцо на руке видеокамеру. Но к родным умершего ни девушка, ни блондин не подошли, и вообще оба они вели себя так, как будто желали остаться незамеченными. Где же он их видел? Стас никак не мог припомнить, но тут блондин неожиданно подошел к нему.

— На его месте должен был быть я, — тихо сказал блондин Стасу, и тогда Стас вспомнил его:

— Вы ведь Иван Иванов? Владелец теллурового гвоздя, того самого, который убил этого толстяка?

— Да, — не стал отрицать Иван Иванов, — Это был мой гвоздь, и убить он должен был меня. Я же игрозависимый задрот, это была бы справедливая смерть для меня. А этот парень вообще не играл в игры, насколько я знаю, а лечился от тревожного расстройства…

— Справедливых смертей не бывает, поверь мне, — пожал плечами Стас, — А этот гвоздь тебе правда передал брат в пироге?

— Да, все так. Этот рипнувшийся толстяк просто хотел жрать и спер мой пирог…

— Андрей, — уточнил Стас, — Его звали Андрей. Просто называй его по имени и постарайся принять тот факт, что хотя он и скопытился от твоего гвоздя, ты в этом не виноват. Если не примешь это — задержишься в своей дурке надолго. Кстати, почему ты еще не там?

— Главврач взял меня на похороны, сказал, что после мы вместе вернемся в дурку, — ответил Иван, — Но он был слишком занят оправданиями перед посадником за смерть Андрея, так что, видимо, забыл про меня и уехал один.

— И как теперь? Если что каршеринговая тачка стоит перед кладбищем, она с автопилотом, так что можешь воспользоваться, даже если не умеешь водить.

— Я воспользуюсь ей, — подтвердил Иван Иванов, — Только вот поеду не в дурку.

— А куда, домой? Понимаю…

— Да на хрена мне домой? — удивился Иван, — Там мне все равно не дадут поиграть. Нет, я поеду в игровой клуб. В «Ганзейские игрища». Там есть VR камеры и не спрашивают документов. Так что пока главврач будет меня искать — я уже успею погамать пару суток.

— Блин, парень, ты вроде только что страдал от чувства вины. Неужели эта история с гвоздем–убийцей, который чудом не ухлопал тебя самого, ничему тебя не научила? — удивился Стас.

— Научила, — согласился Иван, — И чувство вины я все еще испытываю. Вот только я игроман, а болезнь есть болезнь. Ты же не думал, что меня просто так упекли в психушку? То–то и оно. Я сумасшедший. И мне нужно поиграть.

— Ну как знаешь, — рассмеялся Стас, он вдруг заметил, что девушка в капюшоне исчезла, теперь на кладбище не было никого кроме Стаса и его сумасшедшего собеседника.

— Слушай, а что это за рыжая девка? — спросил Стас.

— Которая все снимала? — уточнил Иван, — Мне она тоже показалась подозрительной и как будто знакомой.

— Она не из вашей дурки?

— Нет, — поморщился Иван, припоминая, — Точняк нет. Но я ее где–то видел…

— Не может быть! — вдруг вскричал Стас, вскакивая на ноги, — Я знаю!

Он вспомнил, где видел девушку, странно, что только теперь, ведь ее лицо было размещено на всех новостных сайтах.

— Это Ника Медныч, террористка из Лиги Защиты Эльфов, — сказал Стас, ощущая, как к голове приливает адреналин, — Она и стоит за смертью Андрея и других игроков. Она и ее дружки из Лиги сделали это.

— М, а ты уверен, она же была в капюшоне и… — засомневался Иван.

— Она поэтому и была в капюшоне, дурень, — перебил Стас, — Ее ищет полиция всего мира, конечно, она предпочла скрыть лицо. И это точно она, девушек с такими рыжими волосами на планете не так уж много.

— Но зачем ей приезжать из Шотландии на похороны Андрея? Это же абсурд, — удивился Иван.

— А вот зачем она приехала — мы сейчас выясним, — уверенно заявил Стас, — Она была здесь еще минуту назад, а к выходу с кладбища ведет только одна дорога. И идти по ней минут пятнадцать. Мы ее схватим!

— Да ну, я лучше поеду играть… — отмахнулся Иван.

— Дурак, вознаграждение за нее — двести тысяч биткоинов, ты сможешь играть даже на половину этой суммы всю оставшуюся жизнь на топовом оборудовании.

— Я в деле, — кивнул Иван.

Стас побежал первым, Иван Иванов за ним. Было уже почти темно, Стас включил фонарик на айфоне, но свет выхватывал только кресты на могилах и пустынную разбитую дорогу.

— Может она ушла другим путем? — предположил Иван, задыхаясь от бега, бегал он как задрот и сильно отстал. Но в этот момент Стас разглядел впереди темную маленькую фигурку. Девушка не бежала, хотя не услышать погони она не могла. Она шла быстро, не оборачиваясь.

— Стоять! Полиция Пскова! Буду стрелять! — заорал Стас. К его удивлению, девушка действительно остановилась и даже обернулась. Через несколько секунд Стас уже подбежал к ней. Девушка не была напугана, она просто стояла, сунув руки в карманы толстовки, лицо почти полностью скрывал капюшон, но Стас убедился, что на подбородке у нее веснушки, это точно она, Ника Медныч из Лиги.

— Ты Ника Медныч! — сразу перешел к делу Стас. Сзади него слышалось тяжелое пыхтение, это наконец добежал до цели Иван.

— Зайди ей за спину! — быстро приказал ему Стас, — А ты вынь руки из карманов, красавица.

— Don’t speak your fucking language, — сказала девушка.

— Ты Ника Медныч. Будешь это отрицать? — спросил Стас по–английски.

— Нет, — девушка откинула капюшон, ее роскошные огненные волосы рассыпались по плечам. В жизни она выглядела еще моложе, чем на фотографии в интернете, даже не верилось, что эта юная школьница — террористка.

— Если вы рассчитываете на вознаграждение, то знайте, что Кормак Голдсмит очень неохотно расстается с собственными деньгами. А награду за мою голову пока что обещал только он, а не спецслужбы. Так что ждать обещанных биткоинов вам придется долго, очень долго, — сказала Ника.

— Лучше долго ждать биткоинов, чем совсем их не иметь, — философски заметил Иван, уже занявший позицию за спиной Медныч.

— Нас волнует справедливая кара для убийц, а не поганые деньги, — высказал свою позицию Стас.

— Окей, — спокойно ответила девушка, — Но тогда вы не по адресу. Я не желала смерти никому из игроков. Так вышло.

— Расскажешь это интерполу.

— Мда? — Ника улыбнулась, — Ладно, звоните в полицию. Хотя есть и другой вариант…

— Мы не ведем переговоров с террористами, — заявил Стас.

— Как я уже сказала, я не причастна к смертям игроков. Голдсмит оболгал меня. А сейчас мне нужна помощь. И, думаю, что мы сможем помочь друг другу. Вам же нужны биткоины, а я готова заплатить, прямо сейчас. Столько же, сколько обещал Голдсмит, но без всякой задержи, немедленно. Только и вы мне помогите.

— И чего же ты от нас хочешь? — уточнил Стас, — Спрятать тебя в Пскове будет нелегко, городок у нас маленький, и иностранцев почти нет, тем более таких рыжих.

— Спрятать нужно, да. Только не меня, а мое тело, — ответила Ника, — Дело в том, что мне нужно умереть. А вот мое тело найти не должны. И, думаю, что вы, как работник кладбища, могли бы мне помочь в этом небольшом дельце…

Уровень 6: Галлюцинирующий

Андрей мыл сапоги от соли в ручье. Это был тот самый ядовитый ручей возле гор, где он сражался с Гномом–Перегномом и говорил с Голдсмитом. Андрей не знал, было ли у этого ручья имя, но про себя называл его Гномьим. Это было логично, поскольку труп гнома, наполовину уже обратившийся в камень, все еще лежал здесь.

Прыжок Андрея из окна библиотеки вышел даже более удачным, чем планировалось. Он приземлился прямо на спину самки–хизана, причем, как сообщила система, самка оказалась вареной и ездовой. Андрей не знал, как из сырых самок получают вареных, и варят ли хизанов в буквальном смысле, но уровень агрессии у хизанши был в любом случае определенно снижен.

Благодаря экспериментам Андрея по запрыгиванию на хизанов в пещере контрабандистов навык верховой езды у темного эльфа был прокачан до единицы, этого хватило, чтобы проскакать на хизане шагов двести, держась одной рукой за крупное ушко зверя и сжимая во второй руке котопаука. После этого вареная самка сбросила Андрея, но к этому времени он уже успел покинуть монастырский двор, заполненный хизанами, и преследовать стадо его не стало. Выжившие хизаны были слишком заняты поеданием мана–термитов. А сбросившую его самку Андрей оглушил двойным головокружением, после чего убежал.

Он за час перевалил соляную пустыню и теперь снова вернулся к ручью, как и велел Голдсмит. После падения из окна у Андрея осталось всего три хитпойнта, а у его питомца — на хитпойнт больше. Но восполнять здоровье Андрею было нечем, а тут еще и голод разыгрался, система утверждала, что Андрей не прочь сытно перекусить, он и сам это ощущал. Но есть Андрею было нечего, в монастыре он не взял ничего, кроме свитков, которые пока что не читал, потому что у него не было времени.

Андрей надеялся, что доживет до следующей встречи с Голдсмитом, который подскажет ему, где в этой пустыне достать еды. Но пока что Андрей боялся вызывать босса Tellurium Games, поскольку тот сказал не беспокоить его, пока Андрей не найдет два артефакта. Андрей рассчитывал на удачу, он уже привык к этому и жрал все больше колки, который не только давал уверенность в себе, но еще и глушил голод. О том, что будет, когда сладкие кристаллы закончатся, Андрей старался не думать.

Было наверное часа три дня по местному времени, когда Андрей закончил мыть сапоги, он уже убедился, что сутки здесь длятся столько же, сколько в реальности, по крайней мере с субъективной точки зрения игрока изнутри игры.

Андрей напился ядовитой воды из ручья и от отравы потерял еще один хитпойнт, котопаук тоже попил от безысходности, хотя у него здоровье от этого просело на целых два пункта. Зато котопаук, в отличие от Андрея, был сыт, Андрей накормил его, скастовав сырой маны. Потом Андрей пожевал пасту наэнаэ, рассчитывая, что это уменьшит чувство голода, но жевание пасты для очистки зубов голод совсем не утоляло, а глотать ее было нельзя.

Солнце нещадно жарило, небо было безоблачным, жаркий ветер из пустыни пах солью. Идти в каменные скалы совсем не хотелось, но выбора не было — Голдсмит приказал Андрею принести два артефакта, причем Сапоги Мертвеца можно было добыть только уже в самом начале ночи, когда на небе появится первая звезда. Поэтому Андрей решил сначала отправиться за Куклой Колдуна. Если он будет следовать всем инструкциям Голдсмита, то сможет добыть артефакты даже с двумя хитпойнтами. Кроме того, у Андрея был максимальный бафф к удаче, который уже не раз спасал ему жизнь.

— Пошли, — сказал Андрей котопауку и решительно двинулся к скалам.

Взобравшись на склон, Андрей повернул на запад, как и учил Голдсмит, и как записал в дневнике сам Андрей, минут через двадцать неспешного шага он поднялся на довольно крутой склон слева, перевалил его, потом повернул направо, а потом заблудился. Андрей проблуждал по раскаленным скалам еще полчаса, и только потом увидел ущелье на севере, вроде бы похожее на то, о котором говорил Голдсмит. Но в этом ущелье не нашлось никакой пещеры, где должна была храниться Кукла Колдуна. Тогда Андрей не без труда вернулся назад к ручью и, ругаясь, начал свой путь заново.

Нужное ущелье он обнаружил только на закате, сожрав еще два целых мешка колки, к этому времени Андрей успел уже серьезно проголодаться. Но никакой еды вокруг не было, только бурый камень, а его вряд ли переварит даже темный эльф. Пещера располагалась в самом северном конце глубокого ущелья. Как и говорил Голдсмит, никакого входа здесь не было, но на огромном валуне едва заметно светился фиолетовый знак — три прямые черты в круге. У Андрея на ладони тоже был слабо светящийся знак, хотя и другой — несколько горизонтальных перекладин поверх вертикальной, вписанной в круг. Но согласно указаниям Голдсмита войти в эту пещеру может любой темный эльф с племенной меткой, и различие знаков не имело никакого значения. Еще Голдсмит учил, что внутри Андрею будут загадывать загадки, разгадкой для каждой из которых должны быть слова «твоя мамаша». Это Андрею совсем не нравилось, у него было плохое предчувствие.

Собравшись с духом, Андрей приложил ладонь с меткой к знаку на камне.

Темноэльфийская гробница матери клана Деегаанка

Эта гробница была сооружена в незапамятные времена, когда Риаберра еще называлась иначе, была покрыта джунглями и входила в состав Эльфарийской Империи темных эльфов.

В страшные времена тирании психирургов здесь был упокоен навеки колдун Соо Саараха, собиравший армию кукол, чтобы свергнуть жестоких тиранов. По слухам его творения, напитанные темной магией, были упокоены вместе с ним.

Здесь обитает что–то очень злое, сторожащее покой колдуна и его кукол.

Не рекомендуем входить, если ваш уровень ниже двадцать восьмого.

Андрей испугался, но рассудил, что инструкции самого главы Tellurium Games перевешивают совет глупой внутриигровой информации. Так что он решил входить в гробницу во что бы то ни стало.

Как только Андрей решился, сверху со скалы посыпались камушки, ущелье дрогнуло, и тяжелый валун отъехал в сторону. Андрей увидел ведущие вниз ступени, из тьмы пещеры дул ледяной ветер. Андрей в очередной раз пожалел, что у него нет света, и он не умеет запускать волшебные сияющие шарики.

— Твоя мамаша, — напомнил себе Андрей нужный ответ на загадки, которые его ожидали, и пошел вниз по ступеням. Он шел долго и вскоре проникавший снаружи свет померк, Андрей теперь шел на ощупь, слабо светившиеся глаза котопаука мало помогали, они лишь показывали, где находится питомец, но не освещали ничего из окружающего мира.

Ниже стало еще холоднее, хорошо хоть, что лестница идет прямо и не петляет…

— Ааааа, — заорал Андрей, падая вниз в пустоту, лестница вдруг резко оборвалась ямой.

Но летел Андрей недолго и упал на что–то мягкое и скользкое, котопаук приземлился рядом. Никаких повреждений Андрей к счастью не получил.

— Долбаный Голдсмит, мог бы и предупредить, — сказал Андрей, мягкая масса под ним вдруг зашевелилась. Андрея подбросило в воздух, а потом обдало невыносимой вонью, в следующую секунду его вдруг что–то схватило и сдавило ребра так, что он едва мог дышать. Котопаук заверещал, в воздух взлетели неизвестно откуда взявшиеся четыре ярких зеленых светящихся шара, заливших огромную пещеру призрачным светом.

В лучах этого света Андрей разглядел схватившую его тварь и заорал от ужаса. Тварь была больше Андрея раз в десять. У нее были огромные ручищи, ноги в темных штанах и голые ступни, каждая размером с телегу. Зеленое и покрытое струпьями грязное пузо было таким большим, что там поместилась бы сотня Андреев. Морщинистая лысая голова была размером с газетный киоск, зубастый рот скалился, а два громадных глаза смотрели на Андрея со злобой. Уши у существа отсутствовали, были только дырки по бокам головы, а воняло от твари так, что Андрей чуть не лишился сознания.

Загадочный тролль — древний страж

Уровень 1000

Андрей только кричал от страха, но тролль громогласно заговорил, легко заглушив эти жалкие в сравнении с его рыком крики:

— Ваад дхибтай набадаяда!

— Я не понимаю, — заорал Андрей.

— তুমি আমার শান্তি বিঘ্নিত করেছ — сказал тролль.

— Нет, тоже не знаю! — зарыдал Андрей.

— Bạn đã làm phiền sự bình yên của tôi, — заявил тролль, распахнул зубастую пасть и поднес к ней собственную ручищу, в которой он держал Андрея, намереваясь отправить непрошеного гостя прямо в зловонный рот.

Андрей вспомнил, что его темный эльф знает какой–то северный язык, а тролли, по крайней мере каноничные, обычно живут как раз на севере. Сейчас бы еще понять, как заговорить на этом языке.

— Стой! — крикнул Андрей, изрыгнув жесткие звуки, напоминавшие треск льда.

Тролль действительно остановился, он закрыл пасть, но в следующее мгновение распахнул ее снова, но уже не чтобы съесть Андрея, а чтобы сказать на том же ледяном языке:

— Милостивый государь, я пытаюсь донести до вас на четырех языках, что вы изволили потревожить мой покой своим нежданным визитом. Повинуясь собственной природе и исполняя приказы поставивших меня сюда, я вынужден констатировать, что мне придется причинить вам смерть путем поедания. Прошу извинить. Это доставит вам некоторый дискомфорт, неизбежный в данной ситуации.

— Нет! — закричал Андрей, — Так не должно быть! Давай играть в загадки!

— Разве вы не слыхали, уважаемый приключенец? Все NPC ныне обрели свободу воли, и я не стал исключением, увы для вас. Я не желаю играть в загадки, я желаю откушать вами.

— А что сказали поставившие тебя сюда? Я, между прочим, психирург, как и они!

Тролль ненадолго задумался, но потом произнес:

— Это аргумент. Вижу, вы искусны в спорах, милостивый государь. Извольте. Я загадаю вам три загадки. Если ответите верно на все три — прошу вас получить Куклу Колдуна, за коей вы и явились, как я полагаю. Если же нет — вам неизбежно придется стать содержимым моего желудка.

— Я согласен! — заорал Андрей.

— Прекрасно. Загадка первая. Есть толстый король Эйрии, есть толстый обжора Калын из Тлинкитии, есть толстые слоны и жирные мамонты, а самые жирные — киты из северных морей. Но кто толще их всех?

— Эм… — Андрею не очень хотелось отвечать, как велел Голдсмит, но ничего не поделаешь, — Твоя мамаша?

— Что? Да как вы смеете? Кто учил вас манерам, темный эльф?

К ужасу Андрея глаза у тролля вдруг покраснели, в них заметался огонь. Тролль раздулся, его плечи выросли в ширину, а ростом он стал выше на полметра.

— Неправильно! И не позволяйте себе больше подобного! Нет! Неправильно. Верный ответ на эту загадку — кошелек богача! Вы проиграли. Сейчас я имею полное право вас съесть. Клянусь, я так и поступлю!

— Нет, еще две загадки! — закричал Андрей.

— Но какой в этом смысл? Вы уже неверно ответили на первую, а значит, не сможете правильно ответить на все три. Вы проиграли, смиритесь с поражением и умрите достойно.

— Нет, хочу еще две! Так велят правила!

— Ну что же… Вы в своем праве. Хорошо, вторая загадка. Обида страшна, предательство страшно, война страшна, боль страшна и голод страшен. А что страшнее их всех?

Андрей заскрипел зубами от страха, но все же смог выдавить из себя:

— Твоя мамаша.

Глаза у тролля стали полностью красными, рот оскалился, он зарычал так, что Андрей оглох на одно ухо. Тролль еще вырос и теперь уперся головой в потолок, монстр расширился, и плечи чудища вдавились в стены пещеры.

— Нет, поганец ты мелкий! Правильный ответ — смерть! Ах ты мразь, как ты смеешь оскорблять мою мать, если даже не знал ее?

— Еще одну загадку! — потребовал Андрей.

— А ты не будешь больше оскорблять мою маму?

— Нет, ни в коем случае. Я просто буду отгадывать загадку, — пообещал Андрей.

— Хорошо. Но потом я тебя съем, уродливый черный грубиян. Слушай третью загадку. Последнюю. Крестьянин торгует зерном, рыбак рыбой, книгочей знаниями, наемник своим мечом. А кто торгует собой на улице?

— Мне почему–то кажется, что твоя мамаша.

Тролль зарычал и затряс Андрея в воздухе, из глаз у чудовища хлынула кровь.

— Нет! Нет! Правильный ответ — желающие продать свои органы колдунам! Ах ты! Я ненавижу тебя, да если бы ты только знал мою мать, погань…

Но сообщить дополнительную информацию о своей матери тролль уже не успел, он слишком раздулся, со стен пещеры, подпертых плечами чудища, посыпалось каменное крошево, упершуюся в потолок голову тролля проткнул острый сталактит. В следующую секунду тролль взорвался, оглушительно ухнув, Андрея подбросило в воздух, а потом он упал на камни, потеряв очко здоровья, так что у него теперь остался только один последний хитпойнт.

По пещере разлилось зловоние, мертвый тролль вонял еще хуже живого, весь пол пещеры был залит внутренностями и кровью тролля, в которой плавали ошметки кожи. Костей у тролля видимо не было. Жижа из внутренностей доходила уже вставшему на ноги Андрею до колена, он кое–как выловил в ней верещавшего и тонувшего в месиве котопаука. Однако подвешенные троллем волшебные светящиеся шарики не погасли, в их свете Андрей рассмотрел, что сама гробница находится совсем рядом, впереди, все это время ее скрывала от Андрея туша тролля.

Но прежде чем идти туда, Андрей осмотрелся, надеясь обнаружить в кишках и крови взорвавшегося чудовища какой–нибудь лут. Однако система не сочла лутом вонючие внутренности и даже куски кожи тролля никак не подписала. Видимо, из этого тролля ничего полезного не падало.

Хлюпая зловонной жижей, Андрей дошел до гробницы, которая оказалась совсем небольшой прямоугольной комнаткой с идеально отполированными стенами. Комнатку освещал зеленоватый свет волшебных шаров, проникавший сюда из обиталища тролля, в центре гробницы стоял каменный саркофаг, закрытый крышкой. На крышке мерцала фиолетовая руна, и когда Андрей приложил к ней ладонь, крышка отъехала в сторону.

Андрей вгляделся в саркофаг, с трудом сознавая, что он видит. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что каменное вместилище все набито уродливыми и гнилыми деревянными человечками, размером с детскую куклу. Человечки были вырезаны из бурого дерева и гнили уже давно, у некоторых из них не хватало конечностей, у других голов, а в третьих были дыры. Деревянные люди были схематичными, без лиц и пальцев, но с подвижными руками и ногами на деревянных же шарнирах. Человечков было не меньше сотни. Андрей с трудом отлепил от гнилой массы одного из них.

Гнилая сломанная Кукла Колдуна

Информация: Порченое дерево

Уровень: нет

Состояние: 0 из 10 000

Цена: это дерьмо никто не купит

Андрей вздохнул, выругался и, стараясь особо не дышать вонью кишок тролля, смешивающейся с запахом гнилого дерева из саркофага, стал перебирать кукол. Он выкинул из каменного вместилища уже восемьдесят девять человечков, когда под ними на самом дне саркофага наконец обнаружились два скелета, сваленные друг на друга. Никакого лута у скелетов не было, это было видно даже без лутания, зато один из них держал в руке деревянного человечка, казавшегося более–менее целым. Но прежде чем взять его, Андрей выкинул из саркофага и проверил еще десяток остававшихся в саркофаге кукол, все они оказались гнилыми. Взяв наконец деревянного человечка из руки мертвеца, Андрей убедился, что нашел то, зачем его послали. Этот человечек явно был женщиной, поскольку имел грубо вырезанные из дерева длинные волосы и платье, хотя лица у него не было, как и у всех остальных.

Кукла Колдуна

Информация: Изготовлена в глубокой древности из древесины эльфарийской пальмы. Напитана кровью тысяч жертв. Сейчас такое уже не умеют делать.

Уровень: 25

Зачарование: В руках истинного колдуна превращается в мощнейшее оружие. Колдун способен смотреть ее глазами, ходить ее ногами и кастовать ее руками. При этом Кукла знает те же заклинания, что и ее хозяин, но по сравнению со своим владельцем имеет увеличенный в десять раз запас маны, а еще 10 000 хитпойнтов, а запаса сил не имеет совсем, потому что не устает. Не нуждается ни в пище, ни в воде, ни в отдыхе, не страдает от переломов и кровотечений. Колдун способен управлять Куклой на расстоянии в триста шагов. Однако сама по себе Кукла действовать не способна. Зачарование — постоянное.

Состояние: 9988 из 10000

Цена: 3000 000 квинтов

Вы не можете использовать этот предмет, так как не являетесь колдуном!

Андрей около минуты любовался ценой куклы, ощущая себя богачом, и лишь потом вспомнил, что он голодный эльф–наркоман с одним хитпойнтом и в чужих сапогах, перемазанных кишками тролля. Сунув Куклу в инвентарь, Андрей немедленно словил перевес на 11%. Пришлось выкинуть прямо в булькавшие на полу кишки тролля колпак с помпоном, снятый с мертвого гнома и старый истрепанный сапог из человеческой кожи, который Андрей все равно не носил. Инвентарь теперь был заполнен на 99%, это Андрея пока что устраивало. Хотя, когда он залутает следующий артефакт, придется выкинуть что–нибудь еще.

Теперь предстояло решить, как отсюда вылезти, но тут долго раздумывать не пришлось. Стена пещеры была щербатой, так что Андрей с третьей попытки, пару раз шлепнувшись в вонючие внутренности тролля, кое–как влез на лестницу, ведущую наверх. Во время залаза он уже привычно цеплялся за камни и подтягивался только одной рукой, а во второй держал котопаука.

Оказавшись на поверхности, весь грязный и смердящий, Андрей убедился, что время уже близится к закату. Голод возрастал и начинал доставлять настоящие мучения, но Андрей забил его, съев еще колки. Никаких дебаффов голод пока не наносил. Нужно было торопиться, и не только из–за голода, Андрею нужно было успеть снять с Мертвеца сапоги, как только на небе появится первая звезда.

Андрей, следуя указаниям Голдсмита, двинулся по ущелью на север.

Голдсмит IV

Эдинбург, головной офис Tellurium Games


Кормак Голдсмит шел по коридору верхнего этажа огромного здания, затягиваясь на ходу паром так жадно, что начинал давиться и кашлять. Фрейзер уже был здесь, его пропустили по приказу Голдсмита.

Голдсмит почему–то ожидал, что секретарь Совета по взаимоотношениям Церкви и Общества Нил Фрейзер окажется типичным злым церковником и будет похож на Его Воробейшество из Игры Престолов, но Фрейзер обманул его ожидания. Посетитель был невысоким, чуть выше самого Голдсмита, полным и коренастым. Руки у него были мощными, как у средневекового кузнеца, а лицом он напоминал старого преступника, отмотавшего долгий срок. Квадратный подбородок Фрейзера порос белой, жесткой и короткой бородой, седые волосы были коротко подстрижены, кривой нос одним своим видом говорил, что был неоднократно сломан. Глаза у посетителя были синими и проницательными. Нил Фрейзер был в черном видавшем виды костюме и вязаном свитере.

— Приветствую. Я вас иначе себе представлял, — честно признался Голдсмит, — Вы похожи на завсегдатая паба, а не на попа.

— Я и был завсегдатаем паба и даже мотал срок, пока Господь не открыл мои глаза, — пробасил Фрейзер, — Можете использовать эти факты моей биографии против меня, если пожелаете, сэр. А что касается попов, то я не священник. Я просто администратор, слушающий и говорящий от имени Церкви. А где же ваш знаменитый кабинет, сэр?

— Прямо здесь, — Голдсмит указал вейпом на стену коридора, — Голограмма скрывает вход, но мне он откроется.

Невидимый сканнер проверил сетчатку глаза, рост, вес и уровень мозговой активности Голдсмита, и в стене действительно распахнулись двери лифта, который ездил только в одно место — в кабинет CEO Tellurium Games в башне.

— Прошу вас, мистер Фрейзер.

— Прямо платформа девять и три четверти, — хмыкнул Фрейзер.

— Я не люблю Гарри Поттера, — признался Голдсмит, заходя в лифт и заполняя его клубами разноцветного пара.

Через полминуты Голдсмит и посетитель вошли в громадный полутемный кабинет без окон. В центре помещения немедленно материализовались два плазменных кресла, голубое для Фрейзера и черное для хозяина кабинета.

— Когда тебя окружают чудеса, не мудрено возомнить себя богом, — заметил Фрейзер.

— Я сам не бог, но я работаю на богов, — ответил Голдсмит, усаживаясь в кресло. Фрейзер, однако, не сел, а стал расхаживать по залу.

— Давайте будем говорить предельно откровенно, ладно? — сказал Фрейзер, — Я не силен в намеках и красноречием тоже не отличаюсь. Я убежден, что вы уже продумываете мое убийство.

— Нет, — покачал головой Голдсмит, — Я уже его продумал.

— Хм, спасибо за честность. А вы не боитесь об этом так открыто говорить? Что если я вас записываю?

— Исключено, — Голдсмит выдохнул целое облако пара, — В этом кабинете работает только моя электроника и еще устройства моих ключевых сотрудников. Все остальное глушится.

— Я так и думал, — улыбнулся Фрейзер, — Тем не менее, я хочу предостеречь вас от необдуманных шагов. Дело в том, что полученную мною информацию я разослал трем авторитетным священникам. И я сделал это без участия интернета, почты или курьерских служб. В случае если я умру или впаду в кому, или иным образом лишусь дара речи, эти священники немедленно вскроют присланные мною пакеты и опубликуют их содержимое. Имен этих